sci_tech Техника и вооружение 2001 05-06

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

Выпуск полностью посвящен ракетным комплексам РВСН.

ru ru
FictionBook Editor Release 2.5, Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 11.10.2010 FBD-2A7430-17CF-9C4A-04B6-F3C3-1266-199EBA 1.0 Техника и вооружение 2001 05-06 2001

Техника и вооружение 2001 05-06

РАКЕТНЫЕ КОМПЛЕКСЫ РВСН

Михаил ПЕРВОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В XX веке человечество создало огромное количество нового оружия. Пожалуй, самое грозное из них – ядерные ракеты. Появившись в середине 1950-х годов одновременно в СССР и США, они стали настоящим символом устрашения и в то же время инструментом сдерживания. Постоянная боевая готовность, возможность нанесения сокрушительного ядерного удара практически по любой точке земного шара, малое время доставки ядерного заряда к цели сделали этот вид оружия привлекательным для политиков, но и чрезвычайно опасным. Справедливости ради отметим распространенное мнение о том, что именно это оружие позволило сохранить мир на планете и избежать Третьей мировой войны.

Автором предпринята попытка проследить историю развития отечественных серийных, опытных конструкций, их модификаций и боевой группировки наиболее грозного вида оружия – межконтинентальных баллистических ракет (МБР) – с момента создания первых образцов до настоящего времени.

В широком смысле слова межконтинентальной баллистической называется ракета большой дальности, часть полета которой осуществляется по баллистической траектории. С момента создания МБР в СССР и США считалось, что такая ракета должна иметь головную часть, оснащенную ядерным боевым зарядом, преодолевать расстояние между двумя странами, обладая дальностью не менее 8 ООО километров. Позже дальность полета была увеличена. Были созданы так называемые глобальные или орбитальные ракеты, обладающие практически неограниченной дальностью полета. Принято считать, что межконтинентальные баллистические ракеты, в случае необходимости, должны наносить удары по стратегическим объектам противника, расположенным в любой точке земного шара. Сегодня, в соответствии с международными договорами, межконтинентальной считается ракета стратегического назначения, имеющая дальность полета более 5 500 км, применяемая в ракетных комплексах наземного базирования.

Значение МБР было оценено не сразу. Изобретение атомной бомбы поставило перед политиками, учеными и конструкторами Соединенных Штатов и Советского Союза задачу создания стратегического носителя. Это был путь в неизведанное, так как ни один имеющийся в то время носитель не мог преодолевать расстояние 8-10 тыс. километров, неся при этом груз значительной массы и размеров, каковым являлся ядерный заряд.

Обе страны избрали одинаковый путь: создание летательных аппаратов различных типов с целью дальнейшего отбора. С начала 1950-х годов в Советском Союзе были развернуты работы по четырем главным направлениям:

1. Создание стратегического бомбардировщика;

2. Создание межконтинентальной баллистической ракеты;

3. Создание межконтинентальной крылатой ракеты;

4. Создание межконтинентального самолета-снаряда (первоначально за беспилотными летательными аппаратами, предназначенными для полетов с использованием аэродинамической подъемной силы, закрепилось название самолет-снаряд; позже это название традиционно присваивалось беспилотным летательным аппаратам, созданным преимущественно на основе конструкций самолетов. Беспилотные аэродинамические летательные а оригинальных конструкций стали называть крылатыми ракетами).

В 1951 году к разработке стратегических бомбардировщиков М-4 и ТУ-95 приступили конструкторские бюро Владимира Мясищева и Андрея Туполева. В 1953 году началось проектирование оперативно-стратегического беспилотного самолета-снаряда Ту-121. В 1954 году к созданию межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 приступило конструкторское бюро Сергея Королева. Одновременно с Королевым, в 1954 году, работу над стратегическими крылатыми ракетами "Буря" и "Буран" начали коллективы Семена Лавочкина и Владимира Мясищева.

Темы беспилотного самолета-снаряда и стратегических крылатых ракет были закрыты в 1957-1960 годах. Работы над стратегическими бомбардировщиками и межконтинентальными баллистическими ракетами были продолжены. В 1964 году к созданию межконтинентальной баллистической ракеты РСМ-40 для подводных лодок приступил главный конструктор Виктор Макеев. С принятием этой ракеты на вооружение в 1973 году образовалась так называемая стратегическая ядерная триада. За баллистическими ракетами наземного базирования закрепилось краткое название МБР. Морские баллистические ракеты для подводных лодок стали именовать БРПЛ. Наиболее распространенными названиями самолетов дальней авиации стали тяжелый бомбардировщик и бомбардировщик-ракетоносец, а основным их вооружением – крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ).

Аналогичная система стратегических вооружений – МБР, БРПЛ и КРВБ – сложилась и в США, после прекращения разработки межконтинентальных крылатых ракет "Снарк" и "Навахо" и принятия на вооружение стратегического бомбардировщика Б-52, межконтинентальной баллистической ракеты "Атлас-Д", баллистических ракет подводных лодок "Поларис" и "Посейдон". Сегодня межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования находятся на вооружении армий трех стран мира. Это Россия, США, и Китай.

Учитывая тот факт, что в силу особенностей географического положения СССР советское руководство традиционно предпочитало межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования всем другим видам ракет, сегодня группировка российских Ракетных войск стратегического назначения (именно этот вид войск имеет МБР на вооружении) является самой мощной и многочисленной в мире. Она – основа оборонного могущества и безопасности страны.

СТАНОВЛЕНИЕ, РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЯ В 1940-е – 1950-е ГОДЫ И СОЗДАНИЕ РВСН

Днем рождения современного отечественного ракетостроения принято считать 13 мая 1946 года. В этот день было принято постановление Совета Министров СССР о развитии реактивной техники и вооружения в стране. В соответствии с постановлением был создан Специальный комитет по реактивной технике при Совете Министров СССР. Возглавил комитет заместитель председателя Совета Министров СССР Георгий Маленков. Его заместителями назначены Иван Зубович и Дмитрий Устинов.

В Главном артиллерийском управлении Советской Армии было образовано 4-е управление реактивного вооружения. Начальником управления был назначен генерал-майор инженерно-технической службы Андрей Соколов. Были образованы также главные управления по реактивной технике в ряде министерств. Этим же постановлением было предусмотрено создание Государственного центрального полигона Капустин Яр и специализированных войсковых частей.

В период становления отечественного ракетостроения были созданы вновь или перепрофилированы конструкторские бюро и научно-исследовательские институты. На выпуск новой продукции переведены авиационные, авиамоторные, автомобильные, артиллерийские заводы, предприятия радиопромышленности, сельскохозяйственного машиностроения и ряда других отраслей. Отраслевого министерства ракетостроения СССР, в отличие от всех других оборонных министерств (авиационной промышленности, радиопромышленности, судостроения и др.), никогда не существовало. В силу исключительного значения отрасли для обороноспособности страны, а также ввиду сложности и новизны работ, связанных с деятельностью сотен и даже тысяч предприятий практически всех отраслей, с момента становления ракетной промышленности- координация была возложена на Специальный комитет по реактивной технике при Совете Министров СССР.

В постановлении от 13 мая 1946 года было отмечено, что Специальным комитетом контролируются все работы, выполняемые министерствами и ведомствами по ракетному вооружению. Никакие учреждения, организации и лица, без особого разрешения Совета Министров, не имеют права вмешиваться в процесс создания ракетного оружия. Этим же постановлением подчеркивалось, что головными по разработке и производству ракетного вооружения являются Министерство вооружения (ракеты на жидком топливе), Министерство сельскохозяйственного машиностроения (пороховые ракеты) и Министерство авиационной промышленности (реактивные самолеты-снаряды).

Основными смежными министерствами определялись Министерство электропромышленности (аппаратура управления и РЛС), Министерство судостроительной промышленности (гироскопы и морские системы управления), Министерство химической промышленности (жидкое ракетное топливо), Министерство авиационной промышленности (жидкостные ракетные двигатели и испытания ракет), Министерство машиностроения и приборостроения (стартовые комплексы и пусковые установки), Министерство сельскохозяйственного машиностроения (ракетные взрыватели и пороха).

Головное министерство ракетостро- ительного комплекса – Министерство вооружения СССР – было образовано 25 февраля 1946 года на базе упраздненного Народного комиссариата вооружения. В 1953 году на базе Министерства вооружения появилось Министерство оборонной промышленности СССР, которое просуществовало до 1957 года, после чего было преобразовано в Государственный комитет по оборонной технике.

В соответствии с постановлением правительства от 13 мая 1946 года на территории подмосковного артиллерийского завода № 88 (станция Подлипки) создан Научно-исследовательский институт N° 88 (НИИ-88) Министерства вооружения СССР, ставший первой в стране организацией по созданию серийной ракетной техники.

Артиллерийский завод № 8, выпускавший танковые, противотанковые, корабельные и зенитные орудия, осенью 1941 года был эвакуирован из Подлипок в Свердловск. Осенью 1945 года часть заводского коллектива вернулась в Подлипки. Тогда предприятие получило название Завод № 88 Народного комиссариата вооружения. 30 декабря 1945 года на заводе приказом Дмитрия Устинова образовано конструкторское бюро по новой технике. Возглавил КБ Павел Костин. На базе конструкторского бюро и завода и был создан НИИ-88.

16 мая 1946 года исполняющим обязанности директора НИИ-88 назначается бывший директор артиллерийского завода № 8 А.Калистратов, главным конструктором – Павел Костин. Вскоре директором стал видный организатор производства Лев Гонор, возглавлявший ранее один из артиллерийских заводов, главным инженером – Юрий Победоносцев, начальником специального конструкторского бюро (СКБ) – Карл Тритко. 30 августа 1946 года начальником отдела № 3 специального конструкторского бюро НИИ-88 назначен Сергей Королев (в это время он, в составе группы советских специалистов, находился в командировке в Германии). Отделу поручалось разработка баллистических ракет дальнего действия на основе трофейной немецкой ракеты ФАУ-2.

Первые сведения о немецкой баллистической ракете дальнего действия ФАУ-2 руководство СССР получило в сентябре 1944 года, когда в страну были доставлены отдельные части этих ракет. Выводы специалистов говорили о том, что немецким конструкторам удалось создать оружие, не имеющее мировых аналогов. Если лучшие военные образцы отечественных пороховых реактивных снарядов для систем залпового огня ("Катюша") М-13ДД имели дальность полета 11,8 км, то первая же боевая немецкая ракета ФАУ-2 покрывала расстояние в 25 раз большее – около 300 км. При этом она несла головную часть (ГЧ) весом 1000 кг, тогда как "тяжелый" советский реактивный снаряд М-31 имел ГЧ массой всего лишь 13 кг.

В 1944 году известный авиаконструктор Виктор Болховитинов сформировал в составе НИИ-1, в распоряжение которого и были переданы для изучения образцы ФАУ-2, группу "Ракета", в которую вошли Юрий Победоносцев, Михаил Тихонравов, Александр Березняк, Алексей Исаев, Василий Мишин, Николай Пилюгин, Борис Черток – впоследствии выдающиеся ученые и конструкторы отечественной ракетной техники.

Окончание Великой Отечественной войны внесло коррективы в деятельность группы "Ракета". В августе 1945 года, после завершения работы Потсдамской конференции, заместитель наркома вооружения Василий Рябиков сформировал Межведомственную техническую комиссию для изучения трофейной ракетной техники в Германии, куда вошли и специалисты группы "Ракета". В состав комиссии входило несколько групп, три из которых возглавили генералы Лев Гайдуков, Александр Тверецкий и Андрей Соколов. В конце августа, после формирования, группы отбыли в Германию и приступили к сбору документации и изучению техники в Берлине, Тюрингии и Пенемюнде. В сентябре 1945 года выехал в Германию бывший начальник отдела Реактивного научно-исследовательского института Сергей Королев.

СЕРГЕЙ КОРОЛЕВ родился в 1907 году. После окончания аэромеханического факультета МВТУ и защиты диплома под руководством Андрея Туполева Королев работал в ЦКБ на Московском авиазаводе имени В.Р.Менжинского, затем ведущим инженером ЦАГИ.

В 1931 году его, молодого энергичного специалиста, пригласил к себе ученый и изобретатель Фридрих Цандер. С этих пор и до самого конца жизнь Королева всецело посвящена ракетостроению. Цандер основал в Москве при Осоавиахиме Группу изучения реактивного движения (ГИРД) – одну из первых в стране и в мире организаций по созданию ракет – и привлек к сотрудничеству талантливых ученых и конструкторов, в числе которых были Михаил Тихонравов и Юрий Победоносцев. После смерти Цандера начальником ГИРДа был назначен Королев.

21 сентября 1933 года приказом начальника вооружения РККА Михаила Тухачевского два научно-конструкторских ракетных центра – московская Группа изучения реактивного движения (ГИРД) и ленинградская Газодинамическая лаборатория (ГДЛ) – объединены в Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ).

История ГДЛ началась в Москве, где была образована так называемая лаборатория Тихомирова. Инженер-химик Николай Тихомиров начал заниматься ракетами еще в 1894 году. Проведя серию удачных опытов с пороховыми ракетами, он в 1912 году направил свои отчеты на экспертизу. Экспертиза затянулась, а в 1917 году была прекращена.

3 мая 1919 года Тихомиров обратился к Ленину с просьбой предоставить возможность заниматься изобретениями реактивных снарядов. В марте 1921 года лаборатория Тихомирова была создана в Москве. Она считается первой отечественной организацией по разработке реактивной техники. В 1925 году коллектив сотрудников лаборатории переехал в Ленинград. Весной 1928 года организация под официальным названием Газодинамическая лаборатория (ГДЛ) вошла в подчинение Военно-исследовательского комитета при Реввоенсовете СССР. 15 мая 1929 года к работе в ГДЛ приступает Валентин Глушко. В 1932 году ГДЛ переходит в подчинение начальника вооружения РККА Михаила Тухачевского.

В 1930 году, после смерти Тихомирова, лабораторию возглавил Борис Петропавловский. При его непосредственном участии была начата разработка реактивных снарядов калибра 82 мм и 132 мм. Петропавловского на посту начальника ГДП сменил Николай Ильин, который пробыл в должности недолго. В 1932 году лабораторию возглавил Иван Клейменов.

В ГДЛ работали выдающиеся ученые и конструкторы Николай Тихомиров, Валентин Глушко, Борис Петропавловский, Владимир Артемьев, Иван Клейменов и Георгий Лангемак. Пользуясь тем, что ГДЛ вошла в состав Военно-исследовательского комитета начальника вооружения РККА, а ГИРД был учрежден общественной организацией Осоавиахим, подчинявшейся Техническому штабу начальника вооружений РККА, Тухачевский принял решение объединить усилия ученых по созданию перспективного вооружения и перевести оба коллектива под одну крышу, выделив здание строящегося на окраине Москвы, в долине реки Лихоборки, Института сельскохозяйственного машиностроения.

На пути к объединению встретились препятствия. 1 октября 1933 года ГДЛ преобразована в Ленинградское отделение РНИИ. Это было необходимым действием на промежуточном этапе. Не решив организационных проблем, Михаил Тухачевский в октябре 1933 года обращается к наркому тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе с просьбой о передаче РНИИ из ведения аппарата РККА в Наркомат тяжпрома. Орджоникидзе соглашается, и 31 октября 1933 года выходит постановление Совета труда и обороны "Об организации реактивного института". Часть средств для организации была выделена наркоматом Военно-морского флота. Позже в РНИИ были разработаны так называемые эрэсы – реактивные снаряды для прославленных в годы войны гвардейских минометов, более известных под названием "Катюша".

Еще 21 сентября 1933 года приказом Тухачевского Иван Клейменов был назначен начальником РНИИ, а Сергей Королев – его заместителем по научной части. В январе 1934 года Сергей Королев был освобожден от должности заместителя начальника РНИИ и назначен начальником отдела по разработке крылатых ракет. Впоследствии это решение вышестоящих органов спасет его от смерти. Заместителем начальника института был назначен Георгий Лангемак. Два руководителя РНИИ – Клейменов и Лангемак – стали жертвами репрессий 1937 года. Оба они были арестованы и расстреляны. Вероятно, не избежал бы этой участи и Королев, но приговоры в отношении начальников отделов были "более мягкими".

Сергей Королев был арестован 28 июня 1938 года, а 27 сентября этого же года Военной коллегией Верховного суда приговорен к десяти годам лишения свободы. Место отбывания – Колыма. В июне 1940 года дело Королева было пересмотрено. По новому приговору он получил восемь лет исправительно-трудовых лагерей и в сентябре направлен в тюремное ЦКб-29 при НКВД, возглавляемое авиаконструктором Андреем Туполевым (среди арестантов закрепилось название "шарашка"). Некоторое время Королев работал в бригаде Владимира Мясищева. Затем попал в бригаду Андрея Туполева.

В августе 1941 года Королев вместе с ЦКБ был эвакуирован в Омск, на авиазавод № 166, где принимал участие в организации выпуска бомбардировщика Ту-2. В декабре 1942 года он был переведен на Казанский авиамоторный завод № 16 и назначен заместителем начальника ОКБ завода Валентина Глушко по летным испытаниям ракетного двигателя РД-1 для пикирующего бомбардировщика Пе-2РД.

Аресты и репрессии против руководителей и ведущих конструкторов РНИИ затормозили развитие отечественной ракетной техники на несколько лет. Все эти годы Германия вела интенсивные работы в данном направлении. Можно с уверенностью сказать, что если бы не необоснованные вмешательства в деятельность РНИИ, к концу войны мы имели бы ракетную технику, аналогичную немецким ФАУ-1 и ФАУ-2, а, возможно, и лучшую.

В декабре 1934 года в Германии под руководством Вернера фон Брауна была запущена ракета А-2, оснащенная одним из первых вариантов двигателя малой тяги, – 300 кгс. В это же время в СССР под руководством Валентина Глушко был создан двигатель ОРМ-52, имевший такую же тягу, – 300 кгс. Как видим, в тридцать четвертом мы не уступали Германии. Как Брауну, спустя несколько лет, удалось значительно увеличить тягу двигателя и оснастить им баллистическую ракету дальнего действия, так и нашим ученым и конструкторам удалось бы создать баллистические и крылатые ракеты дальностью стрельбы в несколько сот километров.

В 1938-1939 годах, уже после ареста их создателей, проходили летные испытания крылатой ракеты 212 конструкции Сергея Королева, оснащенной ракетным двигателем ОРМ-65 конструкции Валентина Глушко. Позже был испытан раке- топланер Королева РП-318. Эти изделия стали исходными моделями последующих управляемых ракет.

27 июля 1944 года Королев был досрочно освобожден из заключения со снятием судимости, в августе покинул Казань и вернулся в Москву. В сентябре 1945 года он был вызван на прием к заместителю наркома вооружения Василию Рябикову и по его рекомендации включен в состав одной из групп Межведомственной технической комиссии по изучению трофейной ракетной техники и направлен в командировку в Германию.

Помимо Германии, разрозненные коллективы исследователей осели в Польше, Австрии и Чехословакии. Объем работ оказался поистине необъятным, и с целью повышения эффективности изучения сложной техники в марте 1946 года было принято решение об образовании на территории ракетного центра Пенемюнде научной организации – института "Нордхаузен". Возглавил институт генерал Лев Гайдуков. Своим заместителем и главным инженером он назначил Сергея Королева.

К августу 1946 года сотрудникам "Нордхаузена" удалось набрать достаточное для сборки двадцати ракет количество деталей. Примерно половина этих ракет была собрана в Германии и вывезена в СССР. Были вывезены также отдельные части ракет. Изучив конструкторскую документацию, группа советских сотрудников "Нордхаузена" и немецких специалистов в начале 1947 года покинула Пенемюнде.

Основной объем работ по созданию ракетной техники был возложен на НИИ- 88. Первоначально структура института была всеохватной. Институт имел в своем составе специальное конструкторское бюро (СКБ), группу научно-исследо- вательских и проектных отделов и опытный завод. Отделы СКБ занимались разработкой баллистических ракет (начальник отдела С.Королев), зенитных ракет (начальниками отдела были Е.Синиль- щиков, С.Рашков, П.Костин) и двигателей к зенитным ракетам (начальниками отдела были Н.Уманский, А.Исаев). Ученые института решали проблемы аэро- и газодинамики, топлива и материаловедения, прочности и систем управления…

После того, как были определены два основных направления, 25 апреля 1950 года в институте сформированы ОКБ-1 по баллистическим ракетам (главный конструктор Сергей Королев) и ОКБ-2 по зенитным ракетам (главный конструктор Карл Тритко). В 1951 году тематика зенитных ракет передается в Министерство авиационной промышленности. Институт и ОКБ Королева продолжают разработку основного конструкторского направления – баллистических ракет дальнего действия.

В 1955 году вновь созданный Специальный комитет при Совете Министров СССР, координировавший все работы по созданию ракетной техники в стране, возглавил видный организатор оборонной промышленности Василий Рябиков. В 1957 году Спецкомитет был преобразован в комиссию Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. Председателем комиссии назначен Дмитрий Устинов. Военно-промышленная комиссия – высший рабочий орган военно-промышленного комплекса – просуществовала вплоть до распада СССР. В разные годы ее возглавляли Дмитрий Устинов, Леонид Смирнов, Юрий Маслюков и Игорь Белоусов.

В декабре 1957 года Верховный Совет СССР в рамках реорганизации, проводимой Никитой Хрущевым, преобразовал министерства оборонных отраслей промышленности в Государственные комитеты Совета Министров СССР. Координация деятельности предприятий и организаций ракетно-космического комплекса возлагалась на Госкомитет СМ СССР по оборонной технике (ГКОТ). ГКОТ был образован на базе Министерства оборонной промышленности СССР. Комитет, просуществовавший до восстановления отраслевых министерств в 1965 году, возглавляли А.Домрачев, К. Руднев, Л. Смирнов, С.Зверев.

15 августа 1946 года на территории Германии сформировано первое соединение Ракетных войск – бригада особого назначения Резерва Верховного главнокомандования (БОН РВГК) под командованием генерал-майора Александра Тверецкого. Бригада подчинялась непосредственно командующему артиллерией Советской Армии. В августе 1947 года она передислоцирована в СССР, на полигон Капустин Яр.

До ноября 1950 года командование ракетными частями возлагалось на 4-е управление реактивного вооружения Главного артиллерийского управления (ГАУ) Советской Армии. В марте 1953 года создается Управление заместителя командующего артиллерией Советской Армии в составе ГАУ. Оно занималось управлением ракетными частями на основе принципов управления артиллерией. Общее руководство осуществлял командующий артиллерией СА Главный маршал артиллерии Митрофан Неделин.

МИТРОФАН НЕДЕЛИН родился в 1902 году. Участвовал в Гражданской войне в 1918 – 1920 годах, воевал в Испании. С 1939 года командовал артиллерийскими частями и соединениями РККА. В годы Великой Отечественной войны был заместителем начальника артиллерии армии, командующим артиллерией армии, заместителем командующего артиллерией Северо-Кавказско- го фронта, командиром артиллерийского корпуса. С 1943 года командовал артиллерией Юго-Западного фронта, 3-го Украинского фронта. После войны Неделин назначен командующим артиллерией Южной группы войск.

С 1946 года – начальник штаба артиллерии Вооруженных Сил СССР. С 1948 года – начальник Главного артиллерийского управления Вооруженных Сил СССР. С 1955 года – заместитель министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике. Митрофан Неделин – Герой Советского Союза. Погиб при испытании ракеты Р-16 на полигоне Байконур 24 октября 1960 года.

В марте 1953 года БОН РВГК переименованы в инженерные бригады РВГК. 18 апреля 1955 года создано Управление начальника реактивного вооружения. Начальником управления назначен генерал-майор Анатолий Семенов. В июне 1955 года создан штаб реактивных частей – основной рабочий орган заместителя министра обороны по спецвооружению и реактивной технике.

Вот как описывается обстановка того времени в книге "Военачальники Ракетных войск…":

"…В апреле 1953 года создается по отдельному штату аппарат Управления заместителя командующего артиллерией (УЗКА) Советской Армии, в который вошли штаб УЗКА и технические отделы. Начальником штаба УЗКА назначается генерал М.А.Никольский, за основу формирования штаба был взят личный состав 8-го отдела. И само Управление, и штаб по названию были закрытыми. Так, в штате штаба было положено иметь оперативную часть и строевую часть хотя это были оперативный отдел и отдел боевой подготовки ракетных частей. При назначении офицеры удивлялись, но, понимая необходимость режима секретности, мирились. Сложнее было при решении вопросов в главных и центральных управлениях Министерства обороны, где с трудом понимали, что это такое. Режим был строжайший, даже доклады в ЦК писались от руки, слово "ракета" не упоминалось (было – изделие 8А11, 8Ж38, 8К51 и т.д.)".(Военачальники Ракетных войск стратегического назначения. Изд. 2-е, испр. и доп. – ЦИПК, 1997. 20-21.).

В 1955 году, после введения в состав инженерных бригад батарей транспортировки боевых ракет и специальных топлив, были созданы отдельные инженерные дивизионы РВГК. В марте 1955 года образована должность заместителя министра обороны по специальному вооружению и реактивной технике. На эту должность назначили Митрофана Неделина. Непосредственное командование ракетными частями осуществляли управление начальника реактивного вооружения Министерства обороны и штаб реактивных частей.

23 ноября 1957 года образовано Главное управление по реактивному вооружению Министерства обороны (начальник – генерал-лейтенант В.А. Болятко). В 1958 году под руководством главного маршала Неделина начато формирование боевой стартовой станции "Ангара" под Плесецком. В 1958 году – создание соединений межконтинентальных баллистических ракет под условным наименованием "Учебный артиллерийский полигон" в Кирове, Тюмени, Владимире, Хабаровске, Омске и селе Раздольное на Дальнем Востоке.

В 1958 году формирование инженерных полков, вооруженных баллистическими ракетами, начато в Дальней авиации РВГК. К моменту создания РВСН в Дальней авиации было сформировано 18 инженерных полков.

В 1959 году вместо отдельных инженерных дивизионов РВГК образованы инженерные полки РВГК численностью до 1220 военнослужащих в каждом. Полк состоял из управления и двух инженерных дивизионов (четыре стартовые батареи).

17 декабря 1959 года Постановлением Совета Министров СССР был создан новый вид войск – Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). В состав РВСН вошли инженерные полки, ранее входившие в состав Главного артиллерийского управления и Дальней авиации РВГК. Первым вооружением РВСН стали ракеты средней дальности Р-5М, Р-12 и межконтинентальные ракеты Р-7А.

Приказом Министра обороны СССР 31 декабря 1959 года сформированы Главный штаб Ракетных войск, Главное управление ракетного вооружения, Управление боевой подготовки, Управление военно-учебных заведений и тыл Ракетных войск. В состав РВСН вошло также 12-е Главное управление. Штаб войск и командный пункт в феврале 1960 года были размещены в поселке Вла- сиха Одинцовского района Московской области, на месте, где в 1941 году находился штаб Западного фронта, осуществлявший руководство обороной Москвы. В июне 1960 года на боевое дежурство.

В 1960 – 1962 годах Главнокомандующим РВСН был заместитель министра обороны СССР, Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза Кирилл Москаленко.

КИРИЛЛ МОСКАЛЕНКО родился в 1902 году. Участник Гражданской войны, Москаленко после ее окончания был начальником штаба, командиром артиллерийского полка, начальником артиллерии бригады, дивизии. Участвовал в боевых действиях против Финляндии. С 1940 года – начальник артиллерии корпуса, командир противотанковой артиллерийской бригады. В годы Великой Отечественной войны был командиром корпуса, командующим танковой арми ей.

С 1948 года – командующий Московским военным округом ПВО. С 1953 по 1960 год – командующий войсками Московского военного округа. Кирилл Москаленко – дважды Герой Советского Союза. Скончался в 1985 году.

К 1 сентября 1960 года сформированы две ракетные армии. 43-я ракетная армия сформирована на базе 43-й воздушной армии Дальней авиации. Управление дислоцировано в г. Виннице. 50- я ракетная армия создана на базе 50-й воздушной армии Дальней авиации. Управление дислоцировано в г. Смоленске.

Вот как описываются события того времени в книге "Военачальники Ракетных войск…":

"В 1960 году одновременно формировалось более ста соединений и частей (помимо частей обеспечения и обслуживания). Принимались военные городки, десятки тысяч военнослужащих из других видов Вооруженных Сил. Гпавный штаб умело воспользовался проводимым тогда сокращением армии на 1 млн. 200 тыс. чел., добился передачи нам не только жилых городков, но и целых войсковых соединений: трех артиллерийских дивизий, двух танковых, трех авиационных, нескольких десятков отдельных бригад и полков различных родов войск в качестве организационного ядра формируемых ракетных соединений. Одновременно из состава ВВС принимались 18 инженерных полков и три управления дивизий, началось изучение возможных позиционных районов".(Военачальники Ракетных войск стратегического назначения. Изд. 2-е, испр. и доп. – ЦИПК, 1997. 24.).

В 1961 году Стратегические силы были созданы в США. Первая американская МБР создавалась в то же время, что и первая советская. Еще в конце войны американцы получили образцы немецких ракет ФАУ-2. Вместе с ними в США прибыл и главный конструктор Вернер фон Браун. Первый пуск трофейной ФАУ-2 был произведен 16 апреля 1946 года на полигоне Уайт-Сендз.

Заказ на разработку первой баллистической ракеты большой дальности полета, получившей впоследствии название "Атлас", американская фирма "Конвэр" получила в 1954 году. В 1956 году в США была принята на вооружение первая тактическая ракета с ядерной боеголовкой "Редстоун". Начались испытания ракет средней дальности "Юпитер" и "Тор". Весной и летом 1958 года обе ракеты поступили на вооружение. В этом же году очередная модификация МБР "Атлас-Б" во время испытаний преодолела расстояние 9 650 км, впервые достигнув межконтинентальной дальности. В сентябре 1959 года на вооружение ВВС США принята МБР "Атлас-Д". 14 августа 1959 года фирма "Мартин" вывела на летные испытания первую в мире тяжелую межконтинентальную ракету, позже получившую название "Титан-1". В 1961 году МБР "Титан-1" была принята на вооружение.

Стратегические наступательные силы США (СНС) включают МБР, БРПЛ и СБ. Межконтинентальные баллистические ракеты и стратегические бомбардировщики входят в состав Стратегического авиационного командования США, а баллистические ракеты подводных лодок включены в состав военно-морских сил.

В 1959 году советские ракетные части были впервые отправлены за пределы страны. Около полугода два дивизиона 72-й гвардейской инженерной бригады РВГК под командованием полковника Александра Холопова, вооруженные ядерными баллистическими ракетами средней дальности Р-5М, несли боевое дежурство на территории ГДР.

Выступая на сессии Верховного Совета СССР 14 января 1960 года, глава государства Никита Хрущев в речи, озаглавленной "Разоружение – для прочного мира и дружбы", впервые сформулировал ядерную военную доктрину страны. В ее основе лежало утверждение о том, что баллистические ракеты должны занимать центральное место в военной стратегии и стать решающим фактором как в европейских войнах, так и в войне с участием сверхдержав. В то время предполагалось, что новая война начнется массированным внезапным ударом с применением ядерного оружия.

В 1962 году произошел первый в истории сверхдержав ракетно-ядерный конфликт, получивший название "Карибский кризис". В ответ на размещение американских ракет на территории Турции, Италии и Англии, усиление американской блокады и угрозы военного вторжения на Кубу Никита Хрущев летом 1962 года дал указание разместить на Кубе советские баллистические ракеты. Так началась операция "Анадырь", в ходе которой советские ядерные баллистические ракеты второй раз были отправлены за границу.

В период Карибского кризиса 1962 года на Кубе были размещены полки 43- й ракетной дивизии генерала Игоря Стаценко, дислоцированной ранее под городом Ромны, а также приданные ей полки других ракетных соединений.

Всего на Кубу было доставлено 36 ракет Р-12. В день объявления Соединенными Штатами блокады Кубы, 22 октября 1962 года группировка РВСН СССР насчитывала 48 пусковых установок МБР Р-7 и Р-16, а также 543 пусковых установки РСД всех типов. США в этот период имели группировку из 151 пусковой установки МБР и 105 пусковых установок РСД всех типов.

После мирного разрешения кризиса Советский Союз получил стратегический плацдарм на острове Куба и гарантию ненападения на остров со стороны США. В результате реализации Соглашения между СССР и США по вопросам урегулирования Карибского кризиса в 1963 году американцы вывезли из Турции, а впоследствии из Италии и Великобритании 105 баллистических ракет средней дальности, представлявших значительную опасность для многих жизненно важных регионов нашей страны.

В 1950-е годы Советский Союз начал использование боевых баллистических ракет для проведения геофизических исследований и освоения космического пространства. На основе Р-1, Р-2, Р-5 и Р-7 были созданы ракеты-носители научных, космических аппаратов. С помощью носителя, созданного на основе межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, осуществлен первый в мире запуск пилотируемого космического корабля. Однако в первую очередь и главным образом руководство СССР заботилось о повышении обороноспособности страны на основе развития боевого ракетостроения.

Вот как вспоминает об этом академик Владимир Уткин:

"Когда я встал во главе КБ, то я приезжал к Дмитрию Федоровичу Устинову и говорил ему, что у нас не хватает сил, мол, не успеваем мы и ракетами заниматься, и спутники в космос пускать. Он мне ответил: "Если завалишь космос, то я тебя накажу. Но если ты не сделаешь новый боевой комплекс, то я тебя сниму с работы!".(Владимир Губарев. Южный старт. -М.: Некое, 1998. С. 25).

Р-1. 8А11

ФАУ-2 в полете

Из книги "Байконур. Королев. Янгель":

"- Весной 1947 года я был принят Сталиным, – рассказывает Королев, – у него в кабинете находилось несколько человек. Все сидели за столом… Сталин встал, поднял со стола объемный доклад, который был подготовлен в нашем КБ, страниц на восемьдесят, и спросил:

– Кто писал?

Все молчали хотя доклад был подписан мной. Сидевший рядом со мной Маленков (он тогда был председателем Специального комитета по реактивной технике при Совете Министров СССР) взял меня за локоть и тихонько сказал:"Поднимайся".

– Я встал, – продолжал Королев.

– Надо писать коротко, только выводы и Ваши предложения, – сказал Сталин".

(Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М. И. Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 72-73).

Некоторые исследователи утверждают, что после этой встречи со Сталиным Сергею Королеву была оказана серьезная поддержка со стороны Маленкова, а также Берии.

Помимо уже упомянутых мер, постановление правительства от 13 мая 1946 года предусматривало строительство испытательного полигона баллистических ракет дальнего действия. 27 июля 1947 года местом строительства определен участок, расположенный в междуречье Волги и Ахтубы, вблизи железнодорожной станции Капустин Яр Астраханской области в ста километрах от Волгограда (ныне центром полигона является город Знаменск). Первым начальником в июне 1946 года был назначен генерал-майор Василий Вознюк. Он был бессменным руководителем 4-го Государственного полигона до ноября 1973 года.

Пишет соратник Королева Борис Черток:

"В Германии силами института "Нордхаузен" и затем в НИИ-88 в Подлипках были подготовлены две серии ракет по десять штук каждая. Серия "Н" была собрана нами в Германии на заводе "Кляйнбодунген" и там же прошли горизонтальные испытания по технологии, принятой ранее на "Миттельверке". (Черток Б.Е. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение. 1995. С. 186).

Из книги "Однажды и навсегда":

"26 июля 1947 года было принято постановление Совета Министров СССР о проведении в сентябре-октяб- ре 1947 года опытных пусков двух серий ракет А-4, собранных в Германии и СССР из немецкой материальной части по восстановленной советскими специалистами технологии. Руководила пусками Государсгвенная комиссия под председательством маршала артиллерии Н.Д.Яковлева и при техническом руководстве С.П.Королева. В составе комиссии были В.П.Глушко, В.И.Кузнецов, Н.А.Пилюгин, М. С. Рязанский, В. П. Бармин в качестве заместителей технического руководителя. В испытаниях участвовали и немецкие специалисты. Было проведено 11 пусков (по другим данным, на первом этапе испытаний проведено 10 пусков – прим. авт.), из них только 5 успешных. Причинами аварий были отказы.двигателей и другие дефекты". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 448). Изделия "Т" были собраны в Подлипках на опытном заводе НИИ-88 из агрегатов и деталей, подготовленных нами в Германии. В октябре 1947 года эти ракеты доставили в Капустин Яр для проведения испытаний.

Пишет Борис Черток:

"Первый пуск был осуществлен 18 октября (1947 года – прим. авт.) в 10 часов 47 минут. Это была ракета серии "Т". Я при пуске находился в бронемашине и был лишен возможности впервые насладиться зрелищем стартующей ракеты, которое никогда и никого не оставляет равнодушным. Погода была вполне приличная, и полигонными средствами удалось проследить активный участок. Ракета пролетела 206,7 км и уклонилась влево почти на 30 км. На месте падения обнаружить большую воронку не удалось. Как показал последующий анализ, ракета разрушилась при входе в плотные слои атмосферы". (Черток Б.Е. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение. 1995. С. 192).

Во втором цикле испытаний были пущены десять ракет ФАУ-2, собранных советскими и немецкими специалистами в Германии на заводе "Кляйнбодунген". До цели дошли только пять, показав среднюю дальность стрельбы 274 км. Эти ракеты имели стартовую массу 12,7 т. и максимальную высоту полета 86 км. Одноступенчатые ракеты изделия "Т" и "Н" были аналогами ФАУ-2, имели неотделяемую головную часть, оснащались кислородно-спиртовыми ЖРД.

Пуски ракет на полигоне Капустин Яр осуществляла бригада особого назначения резерва Верховного Главнокомандования (БОН РВГК). Первоначально пуски ФАУ-2 планировалось осуществить в Германии с участием немецких специалистов-ракетчиков. С этой целью и была сформирована бригада. После приезда в Германию Государственной комиссии под руководством маршала артиллерии Н.Д.Яковлева планы были пересмотрены и дальнейшее изучение и пуски трофейной техники решено было провести на территории СССР.

БОН РВГК была сформирована 15 августа 1946 года вблизи деревни Берка земли Тюрингия восточнее города Зондерсхаузен в Германии на базе 92-го гвардейского минометного полка. Командиром соединения был назначен генерал Александр Тверецкий. В августе 1947 года передислоцирована на полигон Капустин Яр и получила наименование 92-я БОН РВГК. В декабре 1950 года соединение получило новое название – 22-я особого назначения Гомельская ордена Ленина, Краснознаменная, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада РВГК. В 1953

году под названием 72-я инженерная бригада РВГК она передислоцирована с полигона Капустин Яр в поселок Медведь Новгородской области. Одна из первых бригада получила на вооружение ракеты Р-2, а в 1957 году – ракеты Р-5М.

Завершив цикл испытаний изделий "Т" и "Н", Сергей Королев приступил к созданию первой отечественной баллистической ракеты Р-1 на основе конструкции ФАУ-2. Постановление правительства о начале разработки Р-1 вышло 14 апреля 1948 года.

Забегая вперед, отметим, что решения руководства страны по созданию ракетной техники зачастую выходили уже тогда, когда работы были начаты в том или ином конструкторском бюро, их целесообразность обоснована главным конструктором, подтверждена министерством и в основном одобрена военными. Постановления выходили иногда в разгар проектно-конструкторских работ, а испытания ракет начинались через несколько месяцев после принятия решения об их создании.

Традиционно это были совместные Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Предварительно они готовились специальными комиссиями или предприятиями-разработчиками. Предложения согласовывались в министерствах (включая Минфин и Минобороны), в Госплане, в отделах ЦК КПСС, затем визировались министрами и секретарями ЦК КПСС и подписывались высшими руководителями страны. После выходили Постановления Совета Министров СССР по конкретным вопросам, а затем – приказы руководителей отраслевых министерств по выполнению заданий предприятиями отрасли в установленные сроки. Данная схема была тщательно отработана. Сотни заводов, участвовавших в создании очередного боевого ракетного комплекса, были обязаны выполнять приказы,основанные на решениях высших партийных и государственных органов страны.

Ведущим конструктором ракеты Р-1 был назначен Александр Щербаков. В ее создании приняли участие 13 НИИ и КБ, а также 35 заводов. Многие вопросы приходилось решать впервые.

Из книги "Наземное оборудование":

"Головная часть ракеты была не- отделяющейся, поэтому до цели должна была долететь вся ракета. При этом корпус ракеты не должен был разрушиться на траектории при падении с высоты 80 км со скоростью на границе плотных слоев атмосферы 1400 м/с; при подходе к цели скорость равнялась 850-900 м/с. Нагрузки, возникающие при полете в плотных слоях атмосферы на ПУТ и действующие на конструкцию корпуса, были очень большими, значительно превышающими любые нагрузки на АУТ и при штатной наземной эксплуатации ракеты. Поэтому функции защиты ракеты при наземной эксплуатации от действия ветровых нагрузок на агрегаты наземного оборудования этого комплекса не возлагались". (Леонтенков А.А., Васильев Г.Ю., Кондаков В. И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/ Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М., 1997. С. 8).

Пишет Борис Черток:

"Работа в полную силу над первой отечественной ракетой Р-1 началась в 1948 году. И уже осенью этого года первая серия этих ракет прошла летные испытания… От первой отечественной ракеты требовалась точность попадания в прямоугольник 20 км по дальности и 8 км в боковом направлении". (Черток Б.Е. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение. 1995. С. 301).

Разработка маршевого двигателя РД- 100 была поручена ОКБ-456, которым руководил Валентин Глушко. С конструкцией немецкого аналога он познакомился еще в Германии.

Из книги "Однажды и навсегда":

"Этап работ включал изготовление материальной части по адаптированным к отечественному производству чертежам из отечественных материалов по уже освоенным технологиям с проведением стендовых и летных испытаний ракет Р-1. На этой ракете использовался двигатель РД-100 – копия немецкого двигателя, изготовленного из отечественных материалов. Работы по изготовлению такого двигателя были успешно завершены, и в конце 1947 года первый двигатель РД- 100 был готов к заводским испытаниям, а в мае 1948 года были начаты стендовые испытания". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 448).

ВАЛЕНТИН ГЛУШКО родился в 1908 году. В 1929 году окончил Ленинградский государственный университет. Практическая деятельность началась 15 мая 1929 года, когда он поступил на работу в Газодинамическую лабораторию (эта дата считается днем основания НПО Энергомаш) В ГДЛ Глушко разработал первые отечественные электрические ракетные двигатели (ЭРМ) и жидкостные ракетные двигатели семейства ОРМ (опытный ракетный мотор), наиболее отработанным из которых считается ОРМ-52.

В январе 1934 года, после объединения ГДЛ и ГИРД в Реактивный научно- исследовательский институт, Глушко переехал в Москву и продолжил работу в РНИИ. Он назначается начальником сектора двигателей (по воспоминаниям ветеранов, сектор назывался "Азотнокислотные ЖРД") отдела "Ракеты на жидком топливе". С 1934 по 1938 год Глушко разработал двигатели ОРМ-53… ОРМ-102. В 1936 году он приступил к созданию наиболее известного двигателя этого периода ОРМ-65 для ракетоплана РП-318 и крылатой ракеты 212 конструкции Сергея Королева. Двигатель работал на азотной кислоте и керосине.

23 марта 1938 года Глушко был арестован и в августе 1939 года приговорен к восьми годам лагерей. После вынесения приговора он работал на Тушинском авиазаводе №82. В 1940 году вместе с группой авиаконструкторов переведен в Казань на авиационный моторостроительный завод № 16, где создано КБ спецотдела НКВД, позднее переименованное в ОКБ-СД (Опытное конструкторское бюро специальных двигателей). Под руководством Глушко, главного конструктора этого КБ, были созданы вспомогательные самолетные ЖРД РД-1, РД-1ХЗ, РД-2, работавшие на азотной кислоте и керосине. Двигатели прошли испытания на самолетах различных типов. РД-1 был принят к серийному производству в 1945 году.

27 июля 1944 года Глушко был досрочно освобожден из заключения со снятием судимости и в августе 1945 года за создание двигателя РД-1 награжден орденом Трудового Красного Знамени. С июля по декабрь 1945 года и с мая по декабрь 1946 год он, в составе группы советских специалистов, выезжал в Германию, где изучал конструкцию двигателя баллистической ракеты ФАУ-2 и другой ракетной техники.

В июле 1946 года, после возвращения в Москву, Глушко был назначен главным конструктором ОКБ-456 Минавиапрома, образованного в подмосковных Химках на базе Государственного союзного завода № 456. Длительное время в открытой печати эта организация носила название ГДП-ОКБ. К концу 1946 года в Химки из Казани был переведен весь конструкторский коллектив Глушко.

Московский завод № 84 имени В.П.Чкалова для ремонта самолетов Гражданского воздушного флота был построен в Химках в 1932 году. Позже здесь под руководством главного конструктора Владимира Мясищева была освоена сборка лицензионного самолета "Дуглас" ДС-3, получившего отечественный индекс ЛИ-2. 30 октября 1941 года завод эвакуирован в Ташкент. На его производственных площадях остались авиаремонтные мастерские для восстановления фронтовых самолетов. 16 апреля 1942 года на базе мастерских создан Государственный союзный завод № 456. 19 января 1946 года завод становится филиалом опытного производства ОКБ авиаконструктора Сергея Ильюшина. Приказом министра авиационной промышленности от 3 июля 1946 года, изданного на основании постановления Совета Министров СССР от 13 мая 1946 года, завод был перепрофилирован на выпуск ракетных двигателей и стал производственной базой ОКБ-456 и его Опытного завода этого ОКБ.

Вот выписка из приказа министра авиационной промышленности Михаила Хруничева:

"В целях освоения двигателя ракеты А-4, создания и дальнейшего развития жидкостных реактивных двигателей для ракет дальнего действия приказываю:

1. Завод № 456 переоборудовать под производство жидкостных реактивных двигателей для ракет типа А-4. Установить задачей завода № 456 освоение двигателя А-4, его дальнейшее развитие и выпуск этих двигателей, а также создание жидкостных реактивных двигателей для самолетов.

2. Перебазировать ОКБ-СД с завода № 16 на завод № 456 с личным составом по списку главного конструктора тов. Гпушко…

3. Назначить: главным конструктором ОКБ завода № 456 тов. Гпушко В.П., заместителями главного конструктора – тов. Севру к Д.,Д., тов. Жирицкого Г. С."

(цит. по кн.: Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 439).

Из книги "Однажды и навсегда":

"Все монтажные и отладочные работы были закончены в апреле 1948 года, а 24 мая 1948 года на стенде № 1 было проведено первое огневое испытание двигателя РД-100 ракеты Р-1. Испытание прошло успешно, без особых замечаний. Гпушко поздравил испытателей, поблагодарил за напряженный труд и своим приказом премировал большую группу работников. Первое огневое испытание 24 мая 1948 года означало начало нового этапа в развитии отечественного ракетостроения – зарождение испытательной базы на предприятии и начало проведения больших научно-исследовательских работ". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 382).

Стендовая отработка двигателя была завершена в 1949 году. Комплекс наземного оборудования ракеты разработан в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина.

ВЛАДИМИР БАРМИН родился в 1909 году. В 1940 году он был назначен главным конструктором Московского завода "Компрессор". Завод выпускал самоходные пусковые установки прославленных "Катюш", и Бармин занимался разработкой документации для серийного производства. В 1941 году отдел главного конструктора и СКБ завода объединены в СКБ при заводе "Компрессор". Бармин был назначен начальником СКБ, а вскоре и его главным конструктором.

В 1946 году СКБ при заводе Компрессор преобразовано в Государственное союзное конструкторское бюро специального машиностроения (ГСКБ Спецмаш) Министерства машиностроения и приборостроения СССР, которое приступило к разработке наземного оборудования для ракеты Р-1. Предприятие стало головным в стране по созданию стартового, подъемно-транспортного, заправочного и вспомогательного наземного оборудования ракетных комплексов. Начальником и главным конструктором ГСКБ Спецмаш назначен Владимир Бармин. Позже конструкторское бюро переехало на новую площадку, расположенную вблизи Киевского вокзала столицы. В 1956 году КБ освобождено от дальнейших работ по боевым многоствольным пусковым установкам реактивной техники типа "Катюша".

Под руководством Владимира Бармина были сконструированы, переданы в серийное производство и приняты на вооружение стартовые комплексы для боевых баллистических ракет Сергея Королева и Михаила Янгеля, а также для космических ракет-носителей.

Первый испытательный пуск Р-1, собранной на опытном заводе НИИ-88 в Подлипках, состоялся 17 сентября 1948 года на полигоне Капустин Яр. Пуск оказался неудачным. Из-за отказа системы управления ракета отклонилась от трассы полета почти на 50°. Первый успешный испытательный пуск состоялся 10 октября 1948 года.

Вот как описывает пуск одной из первых ракет Р-1 на полигоне Капустин Яр очевидец события полковник в отставке Виктор Гавриленко:

"И тут произошло невероятное. Огромное пламя с раздирающим ревом охватило, казалось, всю степь. Ураганный вихрь пламени, рассекаемый конусом стартового стола, сносил все на своем пути. Ракета медленно стала подниматься из огромной массы огня, пыли и дыма. Установилась мощная, стабильная струя газового потока из камеры сгорания ракеты. Всем офицерам показалось, что поднимавшаяся над головами ракета остановилась. Все, затаив дыхание, ждали, что же будет дальше. Ракета начала заваливаться. Дрогнуло сердце. Оказалось, ракета взяла запрограммированный угол тангажа и быстро стала уходить в небо, извергая с раскатистым громом по степи фантастический поток раскаленных газов. Все смотрели на это чудо в состоянии оцепенения. Потом ракета далеко в небе зашла в солнечные лучи и превратилась в маленькую светящуюся звездочку". (Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С.61).

В 1948 году в рамках летно-конструкторских испытаний пущено 10 ракет. В 1949 году – 20 ракет. 25 ноября 1950 года баллистическая ракета Р-1 была принята на вооружение первого ракетного соединения – 92-й БОН РВГК, дислоцированной на полигоне Капустин Яр. Все первые ракеты изготовлялись на Опытном заводе НИИ-88 в Подлипках.

Постановление правительства о развертывании серийного производства ракет Р-1 на заводе №66 в Златоусте было принято в 1949 году. В этом же году в СКБ-385, тоже расположенном в Златоусте, начата разработка облегченного варианта Р-1 увеличенной дальности. В 1955 году задания по Р-1 с завода № 66 и СКБ-385 были сняты. 1 июня 1951 года, в соответствии с приказом министра вооружения, начата подготовка к серийному производству Р-1 на Днепропетровском машиностроительном заводе. Это было трудное для завода и для страны время.

Вот как рассказывает о периоде становления предприятия работавший в те годы начальником цеха двигателей Сергей Афанасьев:

"Я стал докладывать (имеется в виду доклад в Кремле Лаврентию Берии о ходе освоения ракетных двигателей на заводе – прим. авт.), рассказал о трудностях освоения новых материалов, испытательных стендах, которые отставали со строительством,оходе освоения деталей,сборки, изготовления оснастки, необходимых мерах и сроках. Все это я отлично знал и докладывал по памяти, без всяких бумажек. "Когда будет работающий двигатель и пойдет серия?" – спросил Берия. Я ответил, что по утвержденному плану подготовки производства двигатель будет через восемь месяцев. Это вызвало гнев Берии. Он стал кричать и материться, а потом заявил: "Чтобы двигатель был через два месяца".

Я ответил по молодости (тогда мне было 34 года), что это невозможно.

– Что необходимо, чтобы двигатель был через два месяца? – спросил Берия.

– Время.

– Мы вас уберем. Поняли? – сказал Берия.

Я оказался в тяжелом положении. Совещание закончилось, все стали выходить, и я вышел из кабинета в приемную. Секретарь Берии попросил, чтобы я остался. Я сел. Все проходили мимо меня, в том числе и Устинов. Последним вышел заместитель министра Иван Герасимович Зубович, который непосредственно вел ракетную технику, он подошел ко мне и сказал: "Пойдем". Но секретарь запретил мне уходить, сославшись на указание Берии.

Иван Герасимович, возбужденный, вернулся в кабинет. Дверь была немного приоткрыта, и я услышал разговор. Он сказал Берии, что Афанасьева нельзя убирать, у него все нити двигательного производства, и это приведет к провалу двигателей еще на два года минимум. Берия кричал: "Я тебя и твоего Афанасьева вместе обоих посажу". Иван Герасимович держался стойко. Мне все было слышно в этой матерщине. Иван Герасимович вышел из кабинета, схватил меня за руку и потащил на выход, сказав секретарю, что он договорился с Берией. В таком состоянии я вместе с Иваном Герасимовичем выбежал через Спасские ворота из Кремля. И.Г.Зубович предупредил меня, чтобы я не заходил ни домой (находясь на заводе, я не был дома почти год), ни в министерство, а ждал у храма Василия Блаженного машину и на этой машине, никуда не заезжая, отправился в Днепропетровск на завод.

На заводе был установлен жесточайший режим. Все специалисты жили в бытовках инструментального цеха. С территории выходить не имели права. За мной были закреплены два полковника КГБ. Они работали круглосуточно, посменно, и записывали каждое мое устное или письменное указание. Ночью спали по три – четыре часа…

Спустя годы я часто проходил в Кремле мимо дверей кабинета Берии, и в памяти всплывали подробности пережитого. Только позже понял, что я и сам был на волоске… Вот так создавалась ракетная техника".

(Паппо- Корыстин В., Платонов В., Пащенко В. Днепровский ракетно-космический центр. Днепропетровск. ПО ЮМЗ-КБЮ. 1994. С. 10-11).

В июне 1952 года на Государственном союзном заводе № 586 собраны и сданы заказчику первые ракеты Р-1 из узлов и деталей, изготовленных в НИИ- 88. Первый пуск двигателя 8Д51 проведен на испытательном стенде завода в Днепропетровске 15 августа 1952 года. Серийное производство ракет и двигателей из узлов собственного изготовления начато 28 ноября 1952 года.

Из книги "Днепровский ракетно- космический центр":

"Первые серийные ракеты, собранные на заводе, были отправлены на полигон Капустин Яр в июне. Первый успешный пуск изготовленной на заводе ракеты Р-1 произведен в ноябре 1952 года". (Паппо-Корыстин В., Платонов В., Пащенко В. Днепровский ракетно-космический центр. – Днепропетровск. ПО ЮМЗ-КБЮ, 1994. С. 13).

В состав ракетного комплекса Р-1 входили двадцать транспортных единиц, агрегатов и систем наземного оборудования. Перед пуском ракеты в бак с перекисью водорода подавался катализатор. В результате реакции образовывался парогаз, под давлением поступавший в турбонасос двигателя. Раскручиваясь, турбонасос подавал в камеру сгорания компоненты топлива – этиловый спирт и жидкий кислород. Воспламенение образовавшейся топливной смеси осуществлялось с помощью пиротехнического устройства.

Таким образом, для работы первой ракеты требовались четыре жидких компонента – этиловый спирт (горючее), жидкий кислород (окислитель), перманганат натрия (катализатор) и перекись водорода (пусковое горючее). Ракета не могла храниться в заправленном состоянии и необходимо было размещать емкости для жидких пожароопасных веществ неподалеку от боевых стартовых позиций.

Комплекс Р-1 имел техническую и стартовую позиции. На технической позиции ракета могла храниться в палатке или легком защитном сооружении. Общее время подготовки ракеты к старту – 6 часов. Из них 2 часа занимала подготовка на технической позиции и 4 часа – на стартовой позиции. Радиус разрушения городских зданий при попадании ракеты не превышал 25 метров. Круговое вероятное отклонение Р-1 от цели при полете на максимальную дальность составляло 1 500 метров.

В своей книге "Ракеты и люди" Борис Черток описал такой случай:

"Вспоминается высказывание одного из боевых генералов, который был приглашен на полигон для знакомства с ракетной техникой. После скромного банкета, организованного в спецпоезде по случаю окончания испытаний первой серии (имеются ввиду пуски Р- 1 на полигоне Капустин Яр – прим авт.), слегка подвыпив традиционного у нас "голубого Дуная", т.е. подкрашенного марганцовкой ракетного топлива, он доверительно, чтобы не услышали сидевшие невдалеке маршалы, обращаясь ко мне, Пилюгину и Кузнецову, сказал: "Что вы делаете? Заливаете в ракету более четырех тонн спирта. Да если дать моей дивизии этот спирт, она любой город возьмет схода. А ракета ваша в этот город даже не попадет! Кому же это нужно?"(Борис Черток. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение, 1995. С. 321).

В декабре 1950 года на полигоне Капустин Яр сформировано второе соединение, на вооружение которого поступили ракеты Р-1. Это была 23-я БОН РВГК. В январе 1951 года 23-я бригада передислоцирована в район города Камышин Волгоградской области. Бригады особого назначения, вооруженные ракетными комплексами Р-1, были также размещены неподалеку от городов Бело- коровичи на Украине, Шяуляй в Литве, Джамбул в Казахстане и Орджоникидзе в Северной Осетии, в районе села Раздольное Приморского края. Комплексы Р-1 были также на вооружении 77-й и 90-й инженерных бригад РВГК, дислоцированных в Львовской, Хмельницкой и Житомирской областях на Украине. В августе 1958 года 77-я и 90-я бригады переданы в состав Сухопутных войск.

Бригада Р-1 состояла из трех огневых дивизионов. В каждом дивизионе имелись две стартовые батареи с пусковыми установками ракет. Таким образом, на вооружении бригады было шесть ПУР-1.

В 1949-1950 годах под руководством Сергея Королева разрабатывался морской вариант ракеты Р-1 для вооружения подводных лодок. В силу технических сложностей проект не был реализован.

На базе боевой Р-1 были созданы геофизические ракеты. Первый пуск геофизической Р-1 А (В-1А) осуществлен 25 мая 1949 года. Позже разработаны и эксплуатировались ракеты Р-1 Б, Р-1 В, Р- 1Д, Р-1Е.

Ракета "Н"

Ракета Р-1 и ее компоновочная схема

Р-1. 8А11 [SS-1. Scunner]

P-1 – одноступенчатая тактическая баллистическая ракета (баллистическая ракета дальнего действия). Разработана в НИИ-88 под руководством Сергея Королева. Главный конструктор – Александр Щербаков. Разработка начата 14 апреля 1948 года. Испытания на полигоне Капустин Яр проводились с 17 сентября 1948 года по октябрь 1949 года. Комплекс принят на вооружение 25 ноября 1950 года.

Маршевый однокамерный ЖРД РД- 100 (8Д51) создан в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Компоненты топлива – этиловый спирт и жидкий кислород. Комплекс наземных средств разработан в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Стартовое устройство – стационарный наземный стол. Способ старта – газодинамический (старт осуществлялся за счет маршевого двигателя). Система управления – автономная, инерциальная. Разработана в НИИ-885 под руководством Николая Пилюгина и в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Транспортные агрегаты ракетного комплекса спроектированы Московским КБТМ под руководством Анатолия Гуревича. Установщик ракеты разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Лейкина. Топливные баки подвесные (ненесущие). Органы управления – воздушные и газоструйные рули. Ракета имеет моноблочную неядерную неотделяемую в полете головную часть. Производство ракет развернуто на Опытном заводе НИИ-88 в Подлипках. Серийное производство ракет Р-1 и двигателей РД-100 было развернуто в ноябре 1952 года на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске.

Максимальная дальность стрельбы, км  270

Максимальная стартовая масса, т  13,4

Сухая масса ракеты, т  4

Масса головной части, т  1

Масса боевого заряда обычного взрывчатого вещества, кг 785

Масса топлива, т  8,5

Длина ракеты, м  14,6

Максимальный диаметр корпуса , м  1,65

Тяга маршевого двигателя у земли, тс 27

Тяга маршевого двигателя в пустоте, тс 31

Удельный импульс тяги маршевого двигателя у земли -199 кгс с/кг.

Удельный импульс тяги маршевого двигателя в пустоте, кгсс/кг 232

Время работы маршевого двигателя, с  206

Масса маршевого двигателя, кг 885

Р-2. 8Ж38

К проекту ракеты Р-2 с вдвое увеличенной дальностью полета Сергей Королев в НИИ-88 приступил в 1948 году (по некоторым данным, разработка начата одновременно с Р-1 14 апреля 1948 года). Летно-конструкторские испытания ракеты на полигоне Капустин Яр начались в сентябре 1949 года. Первый пуск экспериментальной ракеты Р-2Э с целью проверки работоспособности систем будущей Р-2 состоялся 21 сентября 1949 года. Испытательные пуски и доводка конструкции продолжались около двух лет и завершились в июле 1951 года. 27 ноября 1951 года Р-2 была принята на вооружение бригад особого назначения РВГК.

В конструкции этой ракеты Сергей Королев впервые применил головную часть, отделяющуюся от корпуса после завершения активного участка траектории. Это позволило увеличить дальность стрельбы. Снижению массы ракеты способствовало применение несущего бака горючего, выполненного из легких алюминиевых сплавов.

Для увеличения тяги двигателя Валентин Глушко увеличил число оборотов турбины, повысил концентрацию этилового спирта и давление в камере сгорания.

"На базе ряда экспериментальных и расчетных работ в КБ Гпушко разрабатываются мероприятия по модернизации двигателя РД-100. Новый двигатель РД-101 обеспечивал потребную тягу в 37 тс при удельном импульсе тяги 210 кгс с/кг на уровне Земли. Кроме различий в энергетических характеристиках новый, в отличие от двигателя РД-100, имел уменьшенную в 1,4 раза массу, более совершенные пневмогидравлическую и электрическую схемы, па- рогазогенератор с твердым катализатором вместо жидкого… Стендовая отработка двигателя РД-101 велась одновременно с отработкой двигателя РД-100 в 1948-1949 годах. В июне 1950 года были успешно проведены официальные заводские испытания двигателя РД-101". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 452).

Комплекс наземного оборудования разработан в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина.

"Одной из главных задач, поставленных в это время В.П.Барминым перед коллективом своего КБ и смежными предприятиями, была задача создания унифицированного комплекса наземного оборудования, обеспечивающего подготовку к пуску и пуск как ракеты Р-1, так и ракеты Р-2… Это позволило В. П. Бармину выйти к заказчику и разработчику ракетного комплекса с предложением о создании унифицированного комплекса наземного оборудования для этих ракет. Такое предложение было одобрено и принято, что нашло свое отражение в Постановлении правительства от 14 апреля 1948 года".(Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 34).

Установщик ракет на стартовый стол разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения.

"Установщики типа лафетов 8У22, 8У24 (для ракет Р-1 и Р-2 – прим. авт.) имели ряд недостатков. К эксплуатационным трудностям можно отнести большое количество ручных операций, требующих значительного количества обслуживающего персонала (расчет стартового отделения состоял из 11 человек)… Также большие проблемы вызывала ненормальная работа сложной по кинематике ходовой части лафета при движении по грунтовым дорогам и бездорожью. Кроме того, на боевой расчет возлагалась большая ответственность одевания на ГЧ вертикально стоящей ракеты съемной поворотной площадки обслуживания. При неосторожном проведении этой операции не исключена была возможность задевания опорным кольцом площадки за взрыватель ГЧ, расположенный на вершине ее конуса, со всеми вытекающими отсюда последствиями". (Леонтенков А.А., Васильев Г.Ю., Кондаков В.И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/ Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М., 1997. С. 18-19). С целью повышения точности стрельбы коллектив под руководством главного конструктора Михаила Борисенко разработал систему боковой радиокоррекции.

"На ракете применялась комбинированная система управления, включавшая автономную систему стабилизации ракеты и определения скорости и радиосистему боковой коррекции полета ракеты. Назначением последней было уменьшение бокового рассеивания за счет устранения (или хотя бы снижения) параллельного сноса ракеты, к которому применявшаяся автономная система была нечувствительна. Для реализации радиоуправления требовалось размещать за стартовой позицией две РЛС, контролировавших нахождение ракеты в плоскости стрельбы. Это усложняло эксплуатацию и боевое применение комплекса". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 60). Применение системы радиокоррекции уменьшило рассеивание боеголовок. Тротиловый заряд увеличенной массы создавал при взрыве зону сильных разрушений площадью 950 м 2 .

30 ноября 1951 года вышел приказ министра вооружения Дмитрия Устинова об организации серийного производства ракет Р-2 на Государственном союзном заводе № 586. В июне 1953 года в Днепропетровске изготовили первые ракеты Р-2. На этом же заводе освоили серийное производство двигателей РД- 101 (8Д52).

Комплекс Р-2 имел техническую и стартовую позиции. На технической позиции ракета могла храниться в палатке или легком защитном сооружении. При проектировании ракеты было впервые исключено использование перманганате натрия и использован сухой катализатор перекиси водорода, что улучшило условия эксплуатации. В качестве источника рабочего тела турбины по- прежнему использовалась перекись водорода. Концентрация спирта была увеличена до 92%. В качестве органов управления ракеты использовались аэродинамические и газовые рули.

Время общей подготовки ракеты к старту осталось прежним – 6 часов. Боевое дежурство заправленной ракеты ограничивалось пятнадцатью минутами. После этого необходимо было либо пускать ее, либо переносить пуск на следующие сутки. Слив кислорода, горючего, проверка систем и повторная заправка требовали длительного времени.

После принятия на вооружение Р-2 были впервые выработаны требования, предъявляемые к перспективным боевым ракетным комплексам.

"Ракетные комплексы должны быть использованы для пуска ракет в любых географических и климатических условиях страны (при температуре эксплуатации от -40°С до +50°С, скорости ветра до 75 м/с), для маневра всех агрегатов комплекса должны использоваться любые дороги, существующие или прокладываемые в короткие сроки приданными ракетным частям армейскими подразделениями… Должно быть существенно сокращено время подготовки ракет к пуску и увеличена скорость передвижения РК…"(Леонтенков А.А., Васильев Г.Ю., Кондаков В.И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/ Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М., 1997. С. 14). К 1 июня 1952 года на полигоне Капустин Яр сформированы 54-я и 56-я бригады особого назначения РВГК, получившие на вооружение вместе с уже отработанными комплексами Р-1 новые ракеты Р-2. Через год на том же полигоне сформировали еще два ракетных соединения: 77-ю и 80-ю инженерные бригады РВГК. Позже инженерные бригады перевели на территорию Прикарпатского военного округа и сосредоточили вблизи городов Белокоровичи Житомирской области и Коломыя Ивано-Франковской области. Инженерные бригады, вооруженные ракетными комплексами Р-2, несли также боевое дежурство неподалеку от городов Медведь Новгородской области, Камышин Волгоградской области, Шяуляй в Литве, Джамбул в Казахстане и Орджоникидзе в Северной Осетии.

Бригада Р-2 состояла из трех огневых дивизионов. В каждом дивизионе имелись две стартовые батареи с пусковыми установками ракет. Таким образом, на вооружении бригады было шесть ПУ Р-2.

Первые учебно-боевые пуски Р-2 в войсках были проведены на сборах командного состава ракетных частей в 1952 году. Через год, по воспоминаниям участников тех событий, состоялись испытания ракет с головной частью, снабженной радиоактивной жидкостью "Герань" и "Генератор".

"На ракете Р-2 "Герань" была установлена головная часть, снабженная, по замыслу авторов, радиоактивной жидкостью. При высотном подрыве эта жидкость должна распыляться, оседая в виде смертоносного радиоактивного дождя. "Генератор" от Терани" отлича.пся тем, что та же самая радиоактивная жидкость размещалась в головной части ракеты не в общей емкости, а в большом количестве малых сосудов, каждый из которых разрывался над Землей самостоятельно". (Черток Б.Е. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение. 1995. С. 304). В 1954 году на базе боевой Р-2 разработана геофизическая ракета Р-2А (В- 2А).

6 декабря 1957 года принято постановление правительства о безвозмездной передаче КНР лицензии на производство Р-2, а также полного комплекта технической документации.

Ракета Р-2 устанавливается на пусковой стол

Р-2. 8Ж38 [SS-2. Sibling]

Р-2 – одноступенчатая оперативно-тактическая баллистическая ракета (баллистическая ракета дальнего действия). Создана в НИИ-88 под руководством Сергея Королева. По некоторым данным, разработка начата 14 апреля 1948 года. Испытания проводились на полигоне Капустин Яр с 21 сентября 1949 года по июль 1951 года. Комплекс принят на вооружение 27 ноября 1951 года.

Маршевый однокамерный ЖРД РД- 101 (8Д52) разработан в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Компоненты топлива – этиловый спирт и жидкий кислород. Комплекс наземных средств создан в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Стартовое устройство – стационарный наземный пусковой стол. Способ старта – газодинамический. Транспортные агрегаты ракетного комплекса разработаны Московским КБТМ под руководством Анатолия Гуревича, Установщик разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Лейкина. Автономная инерциальная система управления разработана в НИИ-885 под руководством Николая Пилюгина и в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Система радиокоррекции спроектирована под руководством главного конструктора Михаила Борисенко. Органы управления ракеты – воздушные и газоструйные рули. Бак горючего – несущий, бак окислителя – подвесной. Ракета имеет моноблочную неядерную отделяемую в полете головную часть.

Серийное производство ракет Р-2 и двигателей РД-101 развернуто на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске в июне 1953 года.

Максимальная дальность стрельбы, км 600

Максимальная стартовая масса, т  20,4

Масса головной части, т. 1,5

Масса боевого заряда обычного взрывчатого вещества, кг 1 008

Масса топлива, т  14,5

Длина ракеты, м  17,7

Максимальный диаметр корпуса, м  1,65

Тяга маршевого двигателя у земли, тс 37

Тяга маршевого двигателя в пустоте, тс 41

Удельный импульс тяги маршевого двигателя у земли, кгс-с/кг 210

Удельный импульс тяги маршевого двигателя в пустоте, кгс-с/кг 237

Масса маршевого двигателя, кг  1 178

Р -3.8А67

Р-З

Вспоминает Борис Черток:

"Уже в конце 1947 года (по уточненным данным – в апреле 1947 года – прим. авт.) под руководством Королева начались работы по плану Р-3. Имелось в виду провести широкомасштабные исследования по созданию ракеты на дальность не менее 3000 км. При этом к рассмотрению были приняты четыре основные конструктивные схемы ракет: БН – баллистическая нормальная (одноступенчатая), БС – баллистическая составная, КН – крылатая нормальная, КС – крылатая составная. Особое внимание уделялось работе по схеме БН". (Черток Б.Е. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение. 1995. С. 219).

Проект КН предполагал разработку одноступенчатой крылатой ракеты, проект КС – двухступенчатой крылатой ракеты. Анализ вариантов позволил Королеву окончательно утвердиться во мнении о целесообразности разработки баллистических ракет, рассчитанных на большую дальность полета. Для дальнейшей разработки он выбрал проект одноступенчатой баллистической ракеты БН. Этому выбору конструктор остался верен на всю жизнь. Попутно заметим, что сегодня конструкторы ракет вновь уделяют внимание атмосферным крылатым летательным аппаратам как стратегическим средствам доставки ядерного оружия.

Разработка двигателей для Р-З велась в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко и в НИИ-1 МАП (бывший РНИИ) под руководством Александра Полярного. Валентин Глушко разрабатывал новые кислородно-керосиновые двигатели.

"Шел поиск конструкций, схем, технологий для новых, более эффективных ракетных систем. В этом была суть стратегии: используя имеющийся опыт и возможности, искать новые пути развития. Так, уже в 1947-1954 годах делается попытка разработки новых двигателей РД-110 и РД-105 для проектируемой в КБ С.П.Королева ракетной системы Р-З (двигатели РД-110 и РД-105 возможно предназначались для ракеты Р-З – прим. авт.). Параметры двигателей по тем временам были очень высокие. Тягу предполагалось увеличить по сравнению с существовавшими тогда двигателями в три-четыре раза, давление в камере – более чем в два с половиной раза, удельная масса должна быть снижена почти вдвое. Но в связи с многими техническими проблемами работы по РД-110 были прекращены хотя были изготовлены образцы отдельных агрегатов". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 236-237). По проекту, двигатель РД-110 ракеты Р-З должен был развивать тягу свыше 120 тс при удельном импульсе тяги 243 кгс с/кг. В случае реализации проекта, это был бы первый отечественный кислородно-керосиновый двигатель для баллистической ракеты дальнего действия.

Комплекс наземного оборудования разрабатывался в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Система автономного управления с радиокоррекцией проектировалась в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского и Николая Пилюгина. Система управления создавалась также в НИИ-20 под руководством Бориса Коноплева (позже Коноплев перешел работать в НИИ-885, в 1959 году возглавил харьковское ОКБ- 692). Командные приборы (гироскопы) разрабатывались в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова.

В июне 1949 года проект ракеты Р- 3БН был завершен. 7 декабря 1949 года проект одобрен научно-техническим советом НИИ-88. Однако в начале 1950-х годов Королев настоял на его прекращении в пользу разработки межконтинентальной баллистической ракеты Р-7.

Р-З. 8А67

Р-3 – одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности (баллистическая ракета дальнего действия). Разработка велась в НИИ-88 под руководством Сергея Королева. Проектирование началось в апреле 1947 года. Разработка завершена в июне 1949 года. Проект прекращен в начале 50-х годов.

Маршевый однокамерный ЖРД РД- 110 создавался в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко. Компоненты топлива – кислород и керосин. Комплекс наземных средств разрабатывался в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Стартовое устройство – стационарный наземный пусковой стол. Способ старта – газодинамический. Система автономного управления с радиокоррекцией проектировалась в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского и Николая Пилюгина, а также в НИИ-20 под руководством Бориса Коноплева. Командные приборы (гироскопы) разрабатывались в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова.

Максимальная дальность стрельбы, км 3000

Длина ракеты, м  27

Максимальный диаметр корпуса, м 2,8

Тяга маршевого двигателя, тс 120

Удельный импульс тяги маршевого двигателя, кгс с/кг 243

Р-5. 8А62

Разработка ракеты Р-5 начата в конструкторском бюро Сергея Королева в НИИ-88 в 1949 году. Новая ракета должна была иметь дальность стрельбы, вдвое превышающую дальность Р-2. В октябре 1951 года был закончен эскизный проект. В 1952 году вышло постановление правительства о создании баллистической ракеты, обладающей дальностью полета свыше 1 000 км.

К созданию форсированного маршевого двигателя для ракеты приступил Валентин Глушко.

"Двигатель РД-103 по сравнению со своими предыдущими вариантами РД-100 и РД-101 претерпел существенные изменения. Для обеспечения полетной дальности ракеты Р-5 (порядка 1200 км) двигатель форсировался до тяги 44 тс на земле. Форсирование тяги обеспечивалось путем повышения давления в камере, что потребовало принятия мер по обеспечению прочности узлов и агрегатов двигателя и интенсификации охлаждения камеры. Существенным отличием двигателя РД- 103 от его прототипов явилось введение насосной подачи перекиси водорода. Это позволило отказаться от тяжелого стального торового бака с рабочим давлением 50 атм и заменить его алюминиевым баком с давлением 3,5 атм. Конструкторским изменениям подверглись и остальные узлы и агрегаты двигателя. Была модернизирована система и автоматика запуска и управления двигателем, введено регулирование тяги двигателя в полете". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 453).

Транспортные агрегаты ракетного комплекса разработаны Московским КБТМ под руководством Владимира Петрова. В ЦКБТМ под руководством Николая Лейкина был создан в единственном экземпляре лафет 8У211 для транспортировки, установки на стартовое сооружение и обслуживания ракеты, а также спроектирован и изготовлен установщик на гусеничном ходу 8У220 повышенной проходимости.

Комплекс наземного оборудования разрабатывался в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Ракета имела техническую и стартовую позиции.

Если ракета Р-1 считалась аналогом немецкой ФАУ-2, а Р-2 – модернизацией ФАУ-2, то в конструкцию ракеты Р-5 и двигателя РД-103 были внесены столь существенные изменения, что и ракету, и двигатель, по утверждению специалистов, уже можно считать оригинальными отечественными разработками.

Первый пуск ракеты осуществлен 15 марта 1953 года. Первый испытательный пуск на уменьшенную дальность состоялся 2 апреля 1953 года на полигоне Капустин Яр. В ходе первого этапа летно-конструкторских испытаний (ЛКИ) с апреля по май 1953 года было пущено 8 ракет. Первый успешный пуск на максимальную дальность проведен 19 апреля 1953 года.

В ходе второго этапа ЛКИ с октября по декабрь 1953 года произведено 7 пусков ракет на максимальную дальность. Третий этап ЛКИ проходил с августа 1954 года по февраль 1955 года. Было пущено 19 ракет. В 1954 году в ОКБ-1 на базе проходящей испытания Р-5 начата разработка баллистической ракеты Р-5М. Поданным, приведенным в брошюре "Памятные даты из истории НПО Энергомаш имени академика В.П.Глушко", ракета Р-5 принята на вооружение в 1955 году.

На основе баллистической ракеты Р- 5 разработаны геофизические ракеты Р- 5А, Р-5Б, Р-5В, которые применялись для исследования верхних слоев атмосферы, изучения Солнца, звезд, космических лучей и проведения медико-биологических исследований животных в космосе. В 1970-е годы в интересах социалистических стран – членов Совета экономической взаимопомощи – с помощью ракет, созданных на основе Р-5, проводились исследования космического пространства по программе "Вертикаль"

Р-5. 8А62 [SS-3. Shyster]

Р-5 – одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности (баллистическая ракета дальнего действия). Разработана в НИИ-88 под руководством Сергея Королева. Ведущий конструктор – Дмитрий Козлов. Проектирование началось в 1949 году. Постановление правительства о создании ракеты вышло в 1952 году. Испытания проходили на полигоне Капустин Яр со 2 апреля 1953 года по февраль 1955 года. В 1954 году на базе ракеты Р-5 начата разработка Р-5М.

Маршевый однокамерный двигатель РД-103 разработан в ОКБ-456 под руководством главного конструктора Валентина Гпушко. Компоненты топлива – этиловый спирт и жидкий кислород. Стартовое устройство – стационарная наземная пусковая установка – создано в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Способ старта – газодинамический. Система управления инерциальная с радиокоррекцией траектории полета. Инерциальная СУ разработана в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского и Николая Пилюгина и в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Система радиоуправления спроектирована в НИИ-20 под руководством Бориса Коноплева. Органы управления – газоструйные и аэродинамические рули. Ракета имеет моноблочную неядерную отделяемую в полете головную часть. Опытное производство ракет освоено на Опытном заводе НИИ-88.

Максимальная дальность стрельбы, км 1 200

Максимальная стартовая масса, т  26 (по другим данным, – 28,57 т).

Масса незаправленной ракеты, т  4,2

Длина ракеты, м 20,75

Максимальный диаметр корпуса, м  1,65

Масса ГЧ, кг  1 425

Скорость ГЧ при входе в плотные слои атмосферы на высоте – 90 км – около 3 км/с.

Тяга маршевого двигателя у земли, тс  44

Тяга маршевого двигателя в пустоте, тс  50

Удельный импульс тяги маршевого двигателя у земли, кгсс/кг 220

Удельный импульс тяги маршевого двигателя в пустоте,кгс с/кг 243

Время работы маршевого двигателя, с 219

Масса маршевого двигателя, кг ..870 кг

Р -5М. 8К51

12 августа 1953 года на Семипалатинском полигоне было проведено успешное испытание первого отечественного термоядерного малогабаритного заряда РДС-6 мощностью 400 кт. Испытание созданного на базе РДС-6 доставляемого варианта заряда ракеты произведено в октябре 1955 года. На его основе создан боезаряд ракеты Р-5М.

В 1953 году Сергеем Королевым в ОКБ-1 была образована группа конструкторов для разработки ГЧ ядерного заряда. Группу возглавил Виктор Садовый. 10 апреля 1954 года вышло постановление правительства о создании на базе проходившей испытания Р-5 ракеты, оснащенной ядерной боевой частью.

Первый испытательный пуск Р-5М (такой индекс получило новое изделие) состоялся на полигоне Капустин Яр 21 января 1955 года. На первом этапе с января по июль было пущено 14 (по другим данным – 17) ракет, имевших обычные головные части. Второй этап испытаний проходил с августа по ноябрь 1955 года. Было проведено 10 испытательных пусков ракет. Несмотря на то, что базовое изделие прошло отработку на полигоне, Королев провел цикл обширных испытаний с единственной целью – добиться последующих безаварийных пусков ядерных ракет.

11 января 1956 года начался заключительный (зачетный) этап летных испытаний. Проведена серия пусков ракет, оснащенных имитатором головной части. 2 февраля 1956 года в СССР произведен первый экспериментальный пуск баллистической ракеты Р-5М, оснащенной ядерной боеголовкой, с последующим атомным взрывом (операция "Байкал"). Стартовав со специальной площадки № 4Н полигона Капустин Яр, преодолев расстояние 1 200 км, ракета благополучно достигла цели в районе г. Аральска. После срабатывания ударного взрывателя произошел атомный взрыв мощностью 80 кт (по другим данным, мощность взрыва – 300 кт). Испытания ракеты были завершены в феврале 1956 года.

Маршевый ЖРД РД-103М на базе РД- 103 разработан в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко. Головным разработчиком комплекса наземного оборудования ракеты было ГСКБ Спецмаш, возглавляемое Владимиром Барминым. Транспортные агрегаты ракетного комплекса созданы Московским КБТМ под руководством Владимира Петрова. Установщик "портального типа" разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Кривошеина.

"В отличие от схемы установки на пусковой стол с помощью лафета, принятой для ракет Р-1 и Р-2, была разработана и предложена новая схема установки ракеты с помощью установщика и подъемно-транспортной тележки, приводящая к значительному сокращению времени и упрощению этой операции".(Корнеев Н.М., Неустроев В. Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 43).

21 июня 1956 года Р-5М принята на вооружение инженерных бригад РВГК. За создание ракетного комплекса Р-5М конструкторы Сергей Королев, Василий Мишин, Валентин Глушко, Владимир Бар- мин, Михаил Рязанский, Николай Пилюгин, Виктор Кузнецов и ученые Юлий Харитон, Яков Зельдович, Андрей Сахаров, Мстислав Келдыш были удостоены звания Героя Социалистического Труда.

В конце 1954 года на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске изготовили первые пять ракет Р-5М. В 1956 году на этом заводе развернули серийное производство ракет и двигателей РД-103М.

Конструкторам удалось автоматизировать процесс запуска (это было связано с наличием ядерного боезаряда на борту), но предстартовая подготовка была длительной. Первоначально для приведения ракеты в состояние боевой готовности требовалось 30 часов. Позже, за счет улучшения организации работы, время подготовки сократилось до 5-6 часов. Время предстартовой подготовки составляло 2 часа.

Ракета Р-5М

Оба топливных бака ракеты были несущей конструкции. Ракета не могла храниться в заправленном состоянии. Бак кислорода не имел теплоизоляции, повышенное испарение жидкого кислорода компенсировалось автоматизированной системой дозаправки, производившейся непосредственно перед стартом. Для пополнения постоянно выкипающего кислорода требовалось создание емкостей хранения в районах базирования ракетных частей.

Ракета оснащалась автономной системой управления дальностью полета и радиокомандной системой боковой коррекции. Управление полетом осуществлялось четырьмя газовыми и четырьмя воздушными рулями. Стабилизаторы, устанавливавшиеся на предшествующих Р-1 и Р-2, были заменены пилонами, на которых и крепились воздушные рули. Впервые на ракете было применено резервирование отдельных наиболее важных систем. В целом комплекс имел техническую и стартовую позиции.

Для эксплуатации ядерных головных частей сформировали специальные войсковые подразделения. Еще в 1949 году на базе Специального отдела Генерального штаба по руководству испытаниями специального оружия было образовано 6-е Управление Министерства Вооруженных Сил СССР. В 1956 году на полигон Капустин Яр поступили первые ядерные головные части ракеты Р-5М. На полигоне были сформированы первые войсковые подразделения (две воинские бригады) для подготовки к боевому применению ГЧ с ядерными зарядами. В 1957 году впервые осуществлена опытная сборка ядерной ГЧ ракеты Р-5М в войсковых условиях.

"В период становления Ракетных войск из-за отсутствия хранилищ хранение головных частей ракет в войсках и их подготовка к боевому применению производились во временно приспособленных сооружениях, в специальных железнодорожных вагонах, спецавтомобилях, палатках. Головные части для последующих пусков ракет подавались в РТБ из частей центрального подчинения. По мере ввода в эксплуатацию стационарных сооружений (первые сооружения, предназначенные специально для эксплуатации головных частей, были приняты в 1959-1960 годах) боезапас головных частей стал храниться в ртб". (Ракетные войска стратегического назначения / Под. ред .И.Д.Сергеева – М.: ЦИПК, 1998. С. 74).

23 ноября 1957 года для разработки, испытаний и эксплуатации ядерного оружия образовано 12-е Главное управление Министерства обороны СССР. В декабре 1959 года это управление включено в состав только что образованных РВСН. В 1959 году созданы первые воинские части, имеющие на вооружении ядерные головные части ракет. Они получили название – ремонтно-технические базы (РТБ Ракетных войск).

В мае 1963 года в составе 12-го Главного управления создано специализированное управление эксплуатации ядерного вооружения в видах Вооруженных Сил. Первым начальником назначен инженер-полковник А.Т.Сухарев. В 1965 году Ракетные войска перешли к содержанию определенного количества ГЧ ракет для наземных ПУ в спецхранилищах в полной готовности к боевому применению. Во всех шахтных пусковых установках головные части в это время находились только пристыкованными к ракетам.

В 1966 году, в связи с созданием ракетных комплексов одиночного старта, сформированы РТБ ракетных дивизий. В число их задач входило проведение регламентных работ, доставка ГЧ на пусковые установки, пристыковка их к ракетам, предстартовая подготовка. Проверка ГЧ стала осуществляться с помощью автоматизированной аппаратуры. В 1972 году, в связи со снятием с вооружения последних МБР наземного (открытого) старта, в соответствии с директивой Министра обороны СССР, весь боезапас ядерных головных частей РВСН переведен в состояние высшей степени боевой готовности. 28 ноября 1974 года 12- е Главное управление выведено из состава Ракетных войск, а вместо него в РВСН образовано 6-е управление.

В 1956 году боевые ракетные комплексы Р-5М были приняты на вооружение инженерных бригад РВГК. Это были 77-я и 80-я ИБ (сосредоточены под Бе- локоровичами в Житомирской области, в 1958 году 77-я ИБ передана в состав Сухопутных войск), 72-я ИБ (г. Медведь Новгородской области, в 1959 году ракетный полк переведен под г. Гвардейск Калининградской области), 73-я ИБ (г. Камышин Волгоградской области, в 1960 году бригада передислоцирована под г. Коломыя на Украине), 85-я ИБ (полигон Капустин Яр, в 1960 году бригада переведена под литовский город Шяуляй), 90- я И Б (в 1952 году, получив на вооружение тактические ракеты Р-11, передана в Сухопутные войска). Позже ракеты Р- 5М получила дивизия, расположенная в районе города Уссурийск и поселка Манзовка на Дальнем Востоке (в 1970 году дивизия передана в Дальневосточный военный округ).

Использование ракет предполагалось против европейских стран НАТО и некоторых стран Востока. В печати приводятся сведения о том, что всего было развернуто 48 ПУ Р-5М.

Бригада Р-5М состояла из трех огневых дивизионов. В каждом дивизионе имелись две стартовые батареи с пусковыми установками ракет. Таким образом, на вооружении бригады было шесть ПУ Р-5М. Полк Р-5М состоял из двух огневых дивизионов. В каждом дивизионе имелись две стартовые батареи с пусковыми установками ракет. Таким образом, на вооружении полка было четыре ПУ Р-5М.

В 1959 году предполагалось, что перед боевым применением полки с ракетами Р-5М будут выезжать с мест постоянной дислокации на полевые позиции и оттуда осуществлять пуск. Первый же опыт таких учебных действий с августа по октябрь 1959 года с выездом на места стрельб полков из городов и поселков Гвардейск, Симферополь, Славута, Манзовка показал ошибочность действий.

"Следует отметить, что в 1957-1958 годах международная обстановка была сложной и Генеральный штаб поставил задачу четырем полкам, вооруженным ракетами Р-5 (Р-5М в 1959 году – прим. авт.), занять стартовые позиции и нести боевое дежурство. Личный состав и ракеты разместились в специальных палатках, наземное оборудование – на открытых площадках. С наступлением осени пошли дожди, в лесу стало сыро и холодно, начались болезни, настроение личного состава стало падать. В более выгодном положении оказались офицеры полка, дислоцированного в г. Гвардейске (командиры дивизионов и полка, пользуясь небольшим удалением стартовых позиций, по несколько человек поочередно отпускали в город к семьям). В конце октября того же года полки были отозваны с боевого дежурства и возвращены в пункты дислокаций. Небольшой, практически трехмесячный опыт несения боевого дежурства по этому варианту показал все его недостатки. Офицеры штаба реактивных частей пришли к твердому убеждению, что ракетные части – это части постоянной боевой готовности". (Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С. 227).

10 мая 1959 года на боевое дежурство вблизи села Перевальное под Симферополем заступил первый в истории страны полк, вооруженный баллистическими ракетами Р-5М с ядерными боеголовками. Это было боевое дежурство с выездом на полевые позиции. Позже было принято решение о том, что боевые ракеты с ядерными головными частями должны нести постоянное боевое дежурство.

В начале 1960-х годов ракета Р-5М была снята с вооружения. Есть данные о том, что ракета была снята с вооружения в 1968 году.

Р-5М – первая отечественная ракета с ядерным зарядом, которая несла боевое дежурство за пределами СССР. В 1958 году инженерные бригады, вооруженные боевыми ракетными комплексами Р-5М, были дислоцированы вблизи ряда городов и поселков. В пределах досягаемости Р-5М были американские базы ракет "Юпитер" и "Тор" в Италии, Турции и ФРГ. Британские ракетные базы в Йоркшире и Суффолке были за пределами досягаемости Р-5М, обладавшей, как уже говорилось, максимальной дальностью стрельбы 1200 км.

Еще в 1953 и 1955 годах рекогносцировочные группы Министерства обороны СССР изучали возможность размещения баллистических ракет (Р-1, Р- 2 и Р-5) в ГДР, Румынии и Болгарии. 26 марта 1955 года было принято Постановление ЦК КПСС и Совмина, в соответствии с которым Министерству обороны в 1955-1956 годах предстояло направить 72-ю инженерную бригаду на территорию ГДР, а 73-ю инженерную бригаду на территорию Болгарии. В полном объеме постановление не было реализовано.

В январе 1959 года руководство СССР приняло решение о перемещении в ГДР частей 72-й гвардейской инженерной бригады РВГК под командованием полковника Александра Холопова, вооруженной ракетами Р-5М. План переброски дивизионов был разработан под командованием начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Василия Соколовского. Общее руководство операцией осуществлял лично Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Родион Малиновский.

72-я ИБ, сформированная в Германии и осуществившая первые испытательные пуски ракет Р-1 на полигоне Капустин Яр, была передислоцирована в село Медведь Новгородской области и получила на вооружение первые ядерные Р- 5М.

В феврале 1959 года бригада в полном составе начала движение из села Медведь в город Гвардейск Калининградской области. Однако в Гвардейске личный состав высадился из железнодорожных эшелонов, и выгружены вооружение и техника одного дивизиона. Два дивизиона отправились дальше – в ГДР.

После прибытия в ГДР дивизионы и управление бригады были размещены рядом со штабом 2-й гвардейской танковой армии и весной 1959 года заступили на боевое дежурство. 1-й отдельный ракетный дивизион подполковника Филиппа Евсеева расположился в лесу вблизи города Фюрстенберга. Управление бригады и дивизион подполковника Петра Уварова находились под охраной мотострелкового полка 25-й гвардейской танковой дивизии в лесном массиве недалеко от военного аэродрома Темплин. Позиционные районы простирались на большой площади северо-востока ГДР. Всего на территорию ГДР было переброшено 12 ракет. На боевом дежурстве находились четыре ракетных пусковых установки.

В августе-сентябре 1959 года дивизионы были возвращены в СССР и дислоцированы под Гвардейском. В это время в войска уже начали поступать первые ракеты Р-12, обладавшие дальностью стрельбы свыше 2 000 км, и необходимость размещения ракетных комплексов за пределами страны отпала.

1 октября 1959 года 72-я гвардейская инженерная бригада РВГК в полном составе заступила на боевое дежурство. В 1960 году на базе этой бригады создано Управление гвардейской ракетной Гомельской дивизии (г. Гвардейск Калининградской области). Длительное время на вооружении дивизии находились ракетные комплексы Р-12. В мае 1990 года дивизия была расформирована. Так закончился путь первого в истории страны боевого ракетного соединения.

Р-5М. 8К51 [SS-3. Shyster]

Р-5М – одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности (баллистическая ракета дальнего действия). Разработана в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева. Ведущий конструктор – Дмитрий Козлов. Разработка начата 10 апреля 1954 года. Испытания проходили на полигоне Капустин Яр с 20 января 1955 года по февраль 1956 года. Ракета принята на вооружение 21 июня 1956 года.

Маршевый однокамерный двигатель РД-103М создан в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Наземный стартовый комплекс разработан в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Транспортные агрегаты разработаны в КБТМ под руководством Владимира Петрова. Установщик ракеты спроектирован в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина. Автономная инерциальная система управления разработана в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского и Николая Пилюгина, и в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Система радиоуправления разработана в НИИ-20 под руководством Бориса Коноплева. Органы управления – воздушные и газоструйные рули. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Атомный боезаряд разработан в Арзамасе-16 под руководством Самвела Кочарянца: Средства подрыва атомного боезаряда созданы в Московском Филиале № 1 (ныне – ВНИИ автоматики имени Н.Л.Духова) КБ-11 (Арзамас-16) под руководством Николая Духова и Виктора Зуевского.

Серийное производство ракет и двигателей развернуто в 1956 году на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске.

Максимальная дальность стрельбы, км 1 200

Максимальная стартовая масса, т.. 29,1 (по другим данным – 28,61 т).

Масса головной части, т.. 1,35

Мощность ядерного боезаряда 300 кт (встречаются данные о боезарядах мощностью 80 кт и 1 Мт).

Масса незаправленной ракеты, т… 4,39

Масса топлива, перекиси водорода и сжатого воздуха, т   24,5

в том числе, масса жидкого кислорода, т 13,99

масса этилового спирта, т 10,01

Длина ракеты, м  20,75

Максимальный диаметр корпуса, м   1,65

Скорость ракеты в момент выключения двигателя, м/с 3 016

Вершина траектории, км 304

Время полета до цели, с. 637

Тяга маршевого двигателя у земли, тс  43

Тяга маршевого двигателя в пустоте, тс 50

Удельный импульс тяги маршевого двигателя у земли, кгс-с/кг 216

Удельный импульс тяги маршевого двигателя в пустоте, кгс с/кг 243

Масса маршевого двигателя, кг 870

Р-7. 8К71

13 февраля 1953 года принято постановление правительства об исследованиях по созданию двухступенчатой баллистической ракеты. В 1954 году НИИ-88 приступил к работам по теме "Т-1": "Теоретическое и экспериментальное исследование по созданию двухступенчатой баллистической ракеты с дальностью полета 7 000-8 000 км". Параллельно велось исследование темы "Т-2": "Теоретические и экспериментальные исследования по созданию двухступенчатой крылатой ракеты с большой дальностью полета". В силу новизны решаемых задач правительством страны было принято решение о параллельной разработке обеих тем. Темы прорабатывались тщательно. Их реализация была возможна лишь после решения целого ряда сложных научно-технических проблем.

В соответствии с проводимыми научно-исследовательскими работами 20 мая 1954 года ОКБ-1 Сергея Королева приступило к проектированию баллистической ракеты большой дальности (Р- 7). Задание на проектирование крылатых ракет большой дальности было выдано на конкурсной основе ОКБ-301 МАП Семена Лавочкина (ракета "Буря"), и ОКБ-23 МАП Владимира Мясищева (ракета "Буран").

Для разработки боевого ракетного комплекса Р-7 был сформирован Совет главных конструкторов. Председателем совета назначен Сергей Королев. Кроме него в совет вошли главные конструкторы основных систем. Проектированием ЖРД занимался главный конструктор ОКБ-456 Валентин Глушко. Стартовый комплекс на полигоне Байконур и на боевой позиции под Плесецком создавал главный конструктор ГСКБ Спецмаш Владимир Бармин. Командные приборы (гироскопы) разрабатывал главный конструктор НИИ-944 Виктор Кузнецов. Системой радиокоррекции траектории полета занимался главный конструктор НИИ-885 Михаил Рязанский. Автономной инерциальной системой управления – Николай Пилюгин, работавший главным конструктором того же института в другие годы (позже Пилюгин возглавил НИИ автоматики и приборостроения).

Валентин Глушко уже имел опыт разработки "большого" кислородно-керосинового двигателя РД-110. Для двигателей Р-7 вновь были выбраны эти же компоненты, а не применявшийся на первых БРДД спирт. В январе 1954 года на Совете главных конструкторов принято решение об использовании унифицированного ЖРД для всех блоков ракеты Р-7.

"Выбор топлива определился, во- первых, тем, что из известных и обеспеченных производственной базой окислителей, по которым был накоплен достаточный опыт эксплуатации, наибольший удельный импульс мог обеспечить только жидкий кислород. Во-вторых, горючее должно было быть более калорийным, чем спирт, при этом также хорошо освоенным. Таким был керосин. По термодинамическим характеристикам он позволял обеспечить достаточный уровень экономичности, но его использование в качестве горючего для ЖРД вызывало необходимость преодолеть серьезные трудности: температура продуктов его сгорания в кислороде почти на 1000 К выше, чем у водных растворов спирта, в то время как охлаждающие свойства намного хуже. А именно горючим приходится охлаждать стенки камеры, если в качестве второго компонента – окислителя – используется кислород. Задача охлаждения осложнялась еще тем, что для обеспечения оптимальных характеристик двигателя необходимо было поднять давление газов в камере по крайней мере в два раза по сравнению с достигнутым на спиртовых двигателях"'. (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 456- 457).

В. Кузнецов

М. Рязанский

Н. Пилюгин

Расчеты показали, что даже при использовании эффективного кислородно- керосинового топлива и при высоком коэффициенте удельного импульса тяги ракета должна быть по крайней мере двухступенчатой. Возникла проблема запуска двигателей второй ступени.

"Гпушко не мог запускать жидкостный двигатель второй ступени после сброса первой, а Королев боялся включать его до ее сброса. Компоновщики и конструкторы не знали, как можно защитить баки первой ступени от действия горячей струи двигателя второй ступени". (Гладкий В.Ф. "Как мы компоновали "семерку". Авиация и космонавтика. № 8, 1998. С. 33).

Так появился проект пакетной связки блоков первой и второй ступеней.

"При отсутствии в то время опыта запуска двигателей в пустоте на несамовоспламеняющихся компонентах топлива и наличии требования обеспечения исключительно высокой надежности необходима была такая конструктивная схема ракеты, при которой обеспечивался бы контролируемый запуск всех двигателей как первой, так и второй ступеней. Отсюда и родилась идея пятиблочной ракеты с продольным отделением боковых блоков – первой ступени – от второго блока – второй ступени…" (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 460- 461).

Первое стендовое испытание двигателей в составе пакета ракеты Р-7 состоялась в Загорске 20 февраля 1957 года. После проведения огневых испытаний на стендах загорского НИИ-229 приказом председателя ГКОТ в январе 1958 года производство ЖРД РД-107 и РД-108 для МБР Р-7 было передано с Опытного завода ОКБ-456 в Химках на Куйбышевский моторостроительный завод №24. Для конструкторского сопровождения серийного выпуска при заводе № 24 в 1958 году организован Приволжский филиал ОКБ-456. Первым руководителем филиала был Ю.Д.Соловьев.

"Создание жидкостных ракетных двигателей для ракеты Р-7 было выдающимся для того времени достижением в области ракетного двигателестроения и в значительной степени предопределило успех в разработке комплекса с первой отечественной МБР. Маршевые двигатели ракеты Р-7 имели высокие энергетические и массовые характеристики и, что особенно важно, – высокую надежность". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 82). Для управления полетом ракеты решено было впервые использовать рулевые двигатели с поворотными камерами. На старте рулевые двигатели включались одновременно с маршевыми.

"При топливе кислород с керосином из-за высокой температуры газов нереально обеспечивать управление полетом ракеты такими органами, как газовые рули, которые использовались на килородно-спиртовых двигателях. Кроме того, газовым рулям присущ серьезный недостаток: они создают потери тяги двигательной установки за счет торможения газового потока на рулях. Поэтому было решено для управления вектором тяги и соответственно полетом ракеты использовать рулевые камеры относительно малой тяги. При рассмотрении вопроса о том, какое КБ возьмет на себя разработку этих камер, была учтена просьба Гпушко, чтобы его КБ не отвлекалось на создание камер малой тяги параллельно с работами по основным двигателям, а также то обстоятельство, что в ОКБ Королева имелось подразделение во главе с М.В.Мельниковым, которое уже создало работающий прототип требуемой рулевой камеры и соответствующий стенд". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 461). На каждом из боковых блоков первой ступени было установлено по два однокамерных рулевых двигателя, на центральном блоке (второй ступени) – 4 нулевых двигателя. Следует отметить, что рулевые двигатели для МБР Р-7 и Э -7А разработали в ОКБ-1 под руководством Михаила Мельникова. Позже, в космических ракетах-носителях, созданных на основе Р-7, использовались рулевые двигатели, спроектированные в ЭКБ-456 под руководством Валентина Глушко. Позже в ОКБ-1 под руководством Михаила Мельникова был также создан двигатель принципиально новой схемы – с дожиганием рабочего тела -турбины в камере сгорания. Это был первый в мире ЖРД, выполненный по замкнутой схеме.

Первоначально Королев и Бармин остановили свой выбор на варианте сборки ракеты прямо на стартовой позиции, так как перевозить и ставить на стартовый стол все блоки поодиночке было гораздо проще, чем транспортировать и устанавливать собранную ракету. По воспоминаниям свидетелей событий, этот вариант Р-7 проектировался под ядерный заряд массой три тонны. Однако в конце 1955 года (по другим данным, в конце 1954 года) заместитель Председателя Совета Министров СССР Вячеслав Малышев, предложил Королеву оснастить "семерку" термоядерным боезарядом, испытания которого были успешно проведены на Семипалатинском полигоне. Королев согласился, но атомщики заявили о том, что расчетная масса нового боезаряда будет пять тонн. Королеву пришлось переделывать ракету, значительно увеличив ее стартовую массу. Требования к прочности корпуса тяжелой ракеты возросли, и стало ясно, что собирать ее на стартовой позиции в вертикальном положении будет невозможно – слишком велики нагрузки и слишком мал запас прочности. Единственный выход – горизонтальная сборка в монтажном корпусе неподалеку от стартовой позиции с последующей транспортировкой собранной ракеты по рельсам на пусковой стол.

"В октябре 1954 г. способ установки ракет на стартовую систему был принципиально изменен в связи с изменением схемы компоновки ракеты и выполнен так, что центральный блок подвешивался на боковые блоки, а не на стартовое сооружение. Поэтому установить центральный блок на стартовое сооружение было невозможно. Ракета должна была доставляться на стартовую позицию полностью собранной и устанавливаться на стартовое сооружение". (Леонтенков А.А., Васильев Г.Ю., Кондаков В.И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/ Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М., 1997. С. 41).

Впервые ракета не устанавливалась на стартовое сооружение, а подвешивалась за силовые пояса.

"Опыта работы у коллектива ГСКБ Спецмаш по созданию стартового комплекса для такой ракеты не было. Все привыкли, что ракета до ее пуска своим торцом опирается на опоры пускового устройства… Проведенные в ОКБ С.П.Королева проверочные прочностные расчеты такой ракеты, установленной на стартовую систему при воздействии на нее ветра до 15 м/с, показали, что из-за большой "парусности" собранного пакета ракеты (ширина пакета в хвостовой части составляла 10 м) в опорных элементах и ее хвостовой части возникали нагрузки, угрожающие свалить ракету с пускового стола. Для выхода из сложившейся ситуации при обсуждении ее на Совете главных конструкторов С.П.Королев предложил В.П.Бармину спроектировать вокруг стартовой системы стену для защиты ракеты от ветра… В результате проведенных сотрудниками ОКБ С.П.Королева дополнительных проработок было предложено создать на ракете силовой пояс в зоне стыка первой и второй ступени, через который обеспечивать наземными средствами удержание ракеты, находящейся на стартовой системе, и которым воспринимать приходящие на ракету ветровые нагрузки". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 82-83).

Из книги "Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин":

"Принятое принципиально новое схемное решение ракеты Р-7, предусматривающее подвешивание ее на стартовой системе, привело к необходимости создания уникальной стартовой системы, которая в исходном положении перед пуском ракеты удерживало ее в вертикальном положении посредством двух силовых поясов – верхнего и нижнего". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 84).

Для снижения воздействия ветровых нагрузок было решено задний срез ракеты опустить ниже нулевого уровня стартового сооружения.

"Поиск оптимального решения совместной работы принятых схем стартовой системы и ракеты привел к необходимости проведения установки ракеты в стартовую систему с опусканием ее нижней части корпуса в центральный проем стартового сооружения на глубину примерно 6,3 метра… На стартовом сооружении, помимо стартовой системы, были размещены перрон для агрегата, обеспечивающего подпитку ракеты жидким кислородом, элементы молниезащиты, железнодорожные пути для размещения на них агрегатов заправки ракеты компонентами топлива, перекисью водорода и установочного агрегата. В этом сооружении, выполненном в многоэтажном исполнении с газоотводящим лотком глубиной 41 м, размещалось оборудование технологических агрегатов и систем.

На расстоянии 200 и 350 м от стартового сооружения были размещены два подземных сооружения командного пункта с оборудованием, обеспечивающим дистанционную заправку ракеты компонентами топлива и газами, а также предпусковую подготовку и пуск ракеты. В отдельных сооружениях были размещены компрессорная станция и средства газообеспечения, дизельная электростанция, хранилище воды".

(Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 86-87). Разработка заглубленного стартового сооружения повлекла за собой ряд изменений в конструкции других стартовых агрегатов и систем.

"Необходимость обеспечения обслуживания всех двигателей ракеты на старте потребовала создания специального агрегата, подводимого в сечении, расположенном ниже срезов сопел двигателей, на котором мог бы работать обслуживающий персонал… То есть создание ракеты Р-7 со стартовой массой порядка 280 т потребовало коренным образом изменить принципы проектирования всего комплекса… Все наземное оборудование было установлено и эксплуатировалось на стационарных технических и стартовых позициях, соединенных между собой основными железнодорожными магистралями и шоссейными дорогами. Это позволило проектировать транспортно-установочные агрегаты на базе железнодорожного оборудования и исключить транспортные грунтовые тележки, то есть перегружать ракету непосредственно из железнодорожных вагонов на монтажные тележки в МИК, с них – на стапель и со стапеля на установщик в МИКе… Стационарно установленное стартовое сооружение позволяло разместить на нем или на незначительном удалении также стационарно агрегаты обслуживания". (Леонтенков А.А., Васильев Г.Ю., Кондаков В.И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/ Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М., 1997. С. 41).

Схема ракеты Р-7

Р-7 на стартовой позиции

Техническая позиция ракеты размещалась на расстоянии 2,5 км от стартовой и состояла из монтажно-испытатель- ного корпуса, стационарной компрессорной станции и других вспомогательных сооружений.

Транспортное и стыковочное оборудование ракетного комплекса разработано в КБТМ под руководством Владимира Петрова. Установщик 8У213, фермы обслуживания 8Т119 и кабины обслуживания 8У26 спроектированы в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством главного конструктора Николая Кривошеина.

Система автономного управления разработана в НИИ-885 под руководством Николая Пилюгина. Система радиоуправления создана в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского. Коррекция траектории полета производилась с Земли по каналам радиосвязи. Это повышало точность стрельбы, но делало систему громоздкой и уязвимой. Командные приборы (гироскопы) разработаны в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова.

В 1954 году создана специальная комиссия под руководством начальника полигона Капустин Яр Василия Возню- ка для выбора места нового полигона испытаний межконтинентальных ракет. За год работы комиссия пересмотрела различные варианты. Для окончательного решения были предложены участки на территории Марийской АССР, Дагестанской АССР, Астраханской области и Кзыл-Ординской области Казахстана, неподалеку от железнодорожной станции Тюратам. Последнее предложение, как наиболее приемлемое, было утверждено Советом Министров СССР.

Постановление правительства о начале строительства полигона вышло в феврале 1955 года. 2 июня 1955 года объекту присвоили официальное название 5-й Научно-исследовательский и испытательный полигон Министерства обороны (НИИП-5). Неофициально употреблялось название Тюратам. Позже, после первых космических запусков, закрепилось название космодром Байконур.

В мае (по другим данным, это произошло раньше) на станции Тюратам высадился первый отряд строителей Байконура.

"Маленькая станция железной дороги. Две с половиной тысячи километров от Москвы, тысяча – от Ташкента. Одноэтажное здание небольшого вокзала. Невысокая водонапорная башня. Два двухэтажных домика для железнодорожников, несколько мазанок и юрт – вот и вся станция. Направо и налево к горизонту убегают рельсы, и во все стороны – бескрайняя пустыня. Пассажирские поезда, за редким исключением, проносятся без остановки. Товарные ждут встречных или заправляют водой паровозы. Редко- редко на станции появится, сойдя с поезда, новый человек. Пару раз в неделю прибывает на станцию вагон-лав- ка. День похож надень, неделя на неделю, меняется только погода". (Гурович И.М. До первого старта. – М.: Издательство А.Д.В., 1997. С. 17). Начальником строительства полигона был назначен Георгий Шубников. Он прибыл на Байконур в мае 1955 года. В июле 1955 года развернулось строительство первых объектов. На площадке было сосредоточено уже более десяти тысяч человек. Строительно-монтажные работы на Байконуре шли многие годы. Напряжение и темпы были весьма велики. Даже крепкий организм начальника строительства не выдержал такой нагрузки. В 1965 году он тяжело заболел, ослеп и скоропостижно скончался. "Размещались люди в основном в палатках и землянках. Питались концентратами и сухарями. Воды не хватало даже для питья и приготовления пищи, не говоря уже о санитарных нуждах. Навесы, под которыми принимали пищу, плохо защищали от палящих лучей солнца, туч пыли и песка, полчищ мух. Песок скрипел на зубах, набивался в рот, пыль забивала глаза и уши. Бесспорно было, что главнейшей из всех задач являлось создание более или менее сносных условий пребывания людей длительное время в пустыне". (Гурович И.М. До первого старта. – М.: Издательство А.Д.В., 1997. С. 25). Под поля падения отработавших ступеней были отведены участки в Акмолинской области. Местами падения головных частей стали участки полуострова Камчатка.

"В августе 1955 года сформирована отдельная научно-испытательная часть с дислокацией в поселке Ключи Усть-Камчатского района Камчатской области – объект "Кура". Ее предназначение состояло в "приеме" головных частей межконтинентальных баллистических ракет, запускаемых в испытательных целях с полигонов Министерства обороны СССР. Начиная с 1963 года эта часть обеспечивала не только пуски ракет в интересах РВСН, но и пуски Камчатской военной флотилии, с 1970 года – Краснознаменного Тихоокеанского флота, с 1979 года – Северного флота".(Ракетные войска стратегического назначения / Под. ред. И.Д.Сергеева – М.: ЦИПК, 1998. С. 93).

Вспоминает Борис Черток:

"Максимальная дальность, которую можно было получить, оставляя следы на суше, ограничивалась Камчаткой. Поэтому в районе Елизова на Камчатке был сооружен наземный измерительный пункт НИП-6. Этот пункт на краю советской земли должен был измерять параметры летящих на него головных частей и принимать излучаемую передатчиками "Трала" (система радиотелеметрической аппаратуры для регистрации параметров летящей Р-7 – прим. авт.) телеметрическую информацию. Там же, на Камчатке, вскоре появился и второй измерительный пункт НИП-7 в районе Ключей". (Черток Б.Е.. Ракеты и люди. Фили – Подлипки – Тюратам. – М.: Машиностроение. 1996. С. 156).

При проектировании первой МБР рассматривались различные варианты боевых стартовых комплексов. Предлагалась, например, вырубка специальной ниши в скале, из которой ракета выдвигалась вместе со всеми стартовыми сооружениями после объявления боевой тревоги. Разрабатывался проект сверхглубокой шахты и другие проекты. Окончательно был принят вариант наземного стартового комплекса, защищенного по окружности земляным валом.

Помимо комиссии, занимавшейся выбором участка строительства будущего испытательного полигона, была сформирована еще одна комиссия, в задачу которой входило определение места дислокации боевых стартовых позиций. По результатам работы комиссии местом дислокации определена территория, расположенная неподалеку от железнодорожной станции Плесецк Архангельской области. Строительство боевой стартовой станции "Ангара" (всего предполагалось возвести четыре открытых стартовых комплекса) начато 11 января 1957 года. 9 февраля 1959 года объекту присвоено наименование Учебный артиллерийский полигон.

Перед началом летно-конструкторских испытаний Р-7 были проведены стрельбы экспериментальных ракет Р- 5МРД (модифицированная Р-5М с регулируемым двигателем) увеличенной дальности полета. Эти стрельбы на полигоне Капустин Яр позволили отработатъ некоторые наиболее сложные элементы будущей межконтинентальной ракеты.

В начале 1957 года на Опытном заводе ОКБ-1 в Подлипках изготовлены первые ракетные блоки Р-7. Ракета была продемонстрирована высшему руководству страны.

Вот как описывал знакомство с Р-7 Никита Хрущев в своих "Воспоминаниях":

"Устинов доложил мне, что конструктор Королев приглашает посмотреть на его баллистическую ракету. Мы решили поехать туда всем составом Президиума ЦК партии. На заводе нам показали эту ракету. Честно говоря, руководство страны смотрело на нее как баран на новые ворота. В нашем сознании еще не сложилось понимание того, что вот эта сигарообразная огромная труба может куда-то полететь и кого-то поразить взрывным ударом. Королев нам объяснил, как она летает, чего может достичь. А мы ходили вокруг нее как крестьяне на базаре при покупке ситца: щупали, дергали на крепость, чуть ли не лизали. Могут сказать, вот какие собрались невежды в техническом отношении. Увы, в те месяцы подобными невеждами оказывались не только мы, но и все люди, впервые сталкивавшиеся с ракетной техникой". (Никита Хрущев. Воспоминания. – М.: Вагриус, 1997. С. 448)

Первым начальником полигона Байконур был назначен генерал-лейтенант Алексей Нестеренко. Для проведения пусков ракет сформировали 39-ю отдельную инженерно-испытательную часть (ОИИЧ). Председателем Государственной комиссии по проведению испытаний стал Василий Рябиков. В марте 1957 года на полигоне завершили монтаж оборудования стартового комплекса. Центром полигона определили город Ленинск (в декабре 1995 года Ленинск был переименован в город Байконур).

3 марта 1957 года на Байконур с Опытного завода в Подлипках прибыла первая разобранная на блоки ракета под заводским номером М1-5. Вскоре был подписан акт Государственной комиссии о готовности первой очереди полигона.

15 мая 1957 года состоялся первый испытательный пуск первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. Во время полета на активном участке траектории, продолжавшегося 103 секунды, нарушилась герметичность магистрали горючего. Была дана команда аварийного выключения двигателей. Ракета разрушилась.

Второй пуск, намеченный на 9 июня 1957 года, не состоялся из-за выявленного в процессе подготовки к старту заводского дефекта. Следующий пуск проведен 12 июля 1957 года. Он также был неудачным – ракета разрушилась на активном участке траектории.

21 августа 1957 года проведен первый успешный пуск ракеты МБР Р-7. Преодолев расстояние 5 600 км, весовой макет боеголовки достиг цели на Камчатском полигоне Кура.

После первого успешного испытательного пуска "семерки" 27 августа 1957 года было распространено сообщение ТАСС:

"На днях осуществлен запуск сверхдальней, межконтинентальной, многоступенчатой баллистической ракеты. Испытания ракеты прошли успешно. Они полностью подтвердили правильность расчетов и выбранной конструкции. Полет ракеты происходил на очень большой, еще до сих пор не достигнутой высоте. Пройдя в короткое время огромное расстояние, ракета попала в заданный район". Летно-конструкторские испытания МБР Р-7 были завершены в июне 1958 года.

В 1958 году серийное производство Р-7 развернули на Куйбышевском авиазаводе № 1, выпускавшем ранее бомбардировщики ИЛ-28, ТУ-16 и перепрофилированном на выпуск ракетной техники. Для организации серийного производства в Куйбышеве был образован филиал ОКБ-1, который возглавил один из ближайших сотрудников Королева, ведущий конструктор Р-7 Дмитрий Козлов. 17 февраля 1959 года на полигоне Байконуре был проведен первый учебно-боевой пуск серийной МБР Р-7, собранной на Куйбышевском авиазаводе. 30 июля 1959 года на полигоне Байконур состоялся первый экспериментальный пуск Р-7, оснащенной водородным боезарядом.

Старт Р-7

Боеготовность первой отечественной МБР была невысокой. Вот что пишет об этом Борис Черток:

"Мы создавали Р-7 как оружие. Одним из важнейших показателей для ракеты, даже межконтинентальной, является время готовности, то есть длительность цикла подготовки от момента доставки на стартовую позицию до пуска. Для обеспечения первого пуска мы затратили на стартовой позиции почти 10 суток. Все отлично понимали, что дальше мириться с таким длительным циклом нельзя. Поэтому, кроме всех прочих задач, решили отрабатывать предстартовые испытания, строго нормируя время всех операций. Ракету номер шесть доставили на старт 5 июня, через 20 суток после первого пуска. Тогда такой интервал нам казался приемлемым с учетом большого числа доработок и дополнительных пневмоиспытаний… Подготовка и испытания на старте шли значительно быстрее, и уже через пять суток ракета была заправлена и готова к пуску". (Черток Б.Е. Ракеты и люди. Фили – Подлипки – Тюратам. – М.: Машиностроение. 1996. С. 175).

Заправка ракеты компонентами топлива происходила непосредственно перед пуском. При норме 170 тонн требовалось подвезти к ракете 400 тонн жидкого кислорода. Общее время подготовки к старту первоначально достигало двенадцати часов. Боеготовность ракетного комплекса сохранялась не более восьми часов.

Работники одного из КБ рассказали о том, что для исключения примерзания агрегатов двигателя в морозную погоду сотрудник обслуживающего персонала перед пуском ракеты должен был стоять возле нее и крутить ручку, похожую на рукоятку, которой в те времена заводили автомобили. Перед пуском ракеты сотрудник, получив команду-предупреждение, вытягивал ручку из отверстия в корпусе и быстро убегал в укрытие.

20 января 1960 года боевой ракетный комплекс Р-7 принят на вооружение. По информации, предоставленной мне академиком Василием Мишиным, ракета Р- 7 не ставилась на боевое дежурство.

Р-7. 8К71 [SS-6. Sapwood]

Р-7 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Разработана в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева. Ведущий конструктор – Дмитрий Козлов. Проектирование началось в 1954 году. Испытания проходили на полигоне Байконур с 15 мая 1957 года по июнь 1958 года. Ракетный комплекс принят на вооружение 20 января 1960 года, но не ставился на боевое дежурство.

Первая ступень (четыре боковых блока) оснащена четырьмя маршевыми че- тырехкамерными ЖРД РД-107 (8Д74) и четырьмя рулевыми двухкамерными двигателями. Вторая ступень снабжена четырехкамерным маршевым ЖРД РД- 108 (8Д75) и рулевым четырехкамерным двигателем. Маршевые двигатели РД- 107 и РД-108 разработаны в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Рулевые двигатели созданы в ОКБ-1 под руководством Михаила Мельникова. Компоненты топлива – керосин Т-1 и жидкий кислород. Стартовое устройство – стационарная наземная пусковая установка – разработано в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Способ старта – газодинамический.

Транспортные агрегаты комплекса спроектированы в КБТМ под руководством Владимира Петрова. Агрегаты наземного обслуживания разработаны в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Кривошеина. Система управления инерциальная с радиокоррекцией траектории полета. Система автономного управления разработана в НИИ- 885 под руководством Николая Пилюгина. Система радиоуправления проектировалась в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского. Командные приборы разработаны в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Органы управления ракеты – рулевые двигатели и воздушные рули. Комплекс электрооборудования разработан в НИИ-627 Министерства электротехнической промышленности (ныне – Всероссийский НИИ электромеханики) под руководством Андроника Иосифьяна. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Атомный боезаряд создан под руководством главного конструктора Самвела Кочарянца.

Опытное производство ракет велось на Опытном заводе ОКБ-1 в Подлипках. Серийное производство ракет развернуто в 1958 году на Куйбышевском авиазаводе № 1. Производство маршевых двигателей первой и второй ступеней осуществлялось на Куйбышевском моторостроительном заводе № 24 имени М.В.Фрунзе.

Максимальная дальность стрельбы, км  8 000

Максимальная стартовая масса, т 283

Сухая масса ракеты с головной частью, т  27

Общая масса заправленного топлива ракеты, т.. более 250

Масса головной части, т. 5,4

Мощность ядерного боезаряда, Мт  3 (5).

Длина ракеты, м  31-33

Длина центрального блока ракеты, м 19,2

Длина конической головной части, м  3,5

Максимальный поперечный размер собранного пакета, м  10,3

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, т  82

Тяга маршевого двигателя первой ступени в пустоте, т  100

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени у земли, кгс с/кг. 252

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени в пустоте, кгс-с/кг 308

Время работы маршевых двигателей боковых блоков (первой ступени), с  120

Масса маршевого двигателя первой ступени, кг 1 155

Тяга маршевого двигателя второй ступени у земли, тс 75

Тяга маршевого двигателя второй ступени в пустоте, тс 94

Удельный импульс тяги маршевого двигателя второй ступени у земли, кгс-с/кг   243

Удельный импульс тяги маршевого двигателя второй ступени в пустоте, кгс с/кг 309

Время работы маршевого двигателя центрального блока (второй ступени), с до 290

Масса маршевого двигателя второй ступени, кг 1 250

Р-7 А. 8К74

Задание ОКБ-1 на разработку МБР Р-7А утверждено правительством страны 2 июля 1958 года. Необходимо было увеличить дальность стрельбы.

"Максимальная дальность полета ракеты Р-7, которую мы наконец сдали на вооружение, определялась ее отделяющейся головной частью, в которой размещался термоядерный заряд. Этот заряд потребовал создания головной части общей массой более пяти с половиной тонн. С таким "полезным грузом" ракета никак не могла преодолеть дальность более 8000 км. При стрельбе со стартовых площадок полигона в Тюратаме этого было явно недостаточно. Сильно раздуваемая нашей пропагандой версия о потере США преимуществ ядерной недосягаемости была устрашающей для американцев, но фактически Р-7 не могла дотянуться до многих стратегических центров США. Для того, чтобы Р-7 стала действительно межконтинентальным оружием, требовалось увеличить ее дальность до 12000 -14 000 км, то есть более чем в полтора раза". (Черток Б.Е.. Ракеты и люди. Фили – Подлипки – Тюратам. – М.: Машиностроение. 1996. С. 228).

Для увеличения дальности решено было оснастить головную часть ракеты ядерным боезарядом облегченного типа.

"На основе заряда РДС-37, в результате длительных исследований, конструкторских разработок и натурных испытаний заряда, в 1957 г. был создан термоядерный заряд 46А, который хорошо компоновался в головную часть ракеты Р-7 (скорее всего, ракеты Р-7А, так как Р-7 в 1957 году уже вышла на испытания – прим. авт.) и удовлетворял, помимо массо-габаритныххарактеристик,всем траекторным воздействиям и эксплуатационным требованиям". (Ю.Харитон, А.А.Бриш "Ядерное вооружение" в кн. "Советская военная мощь от Сталина до Горбачева". – М.: Издательский дом "Военный парад", 1999. С. 158).

Первый испытательный пуск Р-7А состоялся 24 декабря 1959 года на полигоне Байконур (в печати часто приводятся данные о первом пуске, состоявшемся 24 декабря 1958 года, однако в этот день начались испытания космической ракеты-носителя, созданной на базе Р-7). Из-за неисправности двигателя пуск был аварийным. Всего в рамках ЛКИ провели восемь пусков ракет. Четыре ракеты достигли цели на камчатском полигоне Кура. В июле 1960 года испытания закончились. В ходе ЛКИ была достигнута дальность стрельбы 9 500 км.

В соответствии с постановлением правительства от 2 июля 1958 года в головной организации – ГСКБ Спецмаш – под руководством Владимира Бармина начата доработка стартового комплекса для ракеты Р-7А. Предусматривалась возможность после доработки комплекса проведения пусков как ракеты Р-7, так и ракеты Р-7А.

Р-7А – первая отечественная ракета, для которой было спроектировано и построено стационарное стартовое сооружение (предыдущие ракеты имели полевые возимые стартовые устройства). Из-за габаритных размеров ракета на полигон доставлялась железнодорожным транспортом в разобранном виде (поблочно). Сборка с последующими испытаниями проводилась на специально построенном техническом комплексе. Собранная и проверенная ракета транспортировалась на стартовую позицию на специальном транспортно- установочном агрегате по рельсовому пути с помощью тепловоза. Заправка компонентами топлива проводилась с подвижных заправочных агрегатов, прибывающих на старт вслед за ракетой.

Транспортные агрегаты комплекса созданы в КБТМ под руководством Владимира Петрова. Разработка усовершенствованных агрегатов наземного обслуживания начата в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Кривошеина в мае-июне 1957 года. Агрегаты были смонтированы на полигонах Плесецк и Байконур в конце 1959 года. В начале 60-х годов инженерное сопровождение работ на технической позиции Р-7А было передано главным конструктором ГСКБ Спецмаш Московскому КБ "Мотор".

В ноябре 1959 года строительство первого стартового комплекса на боевой стартовой станции "Ангара" было в основном завершено. Комплекс сдан во временную эксплуатацию. В 1960 году этот комплекс принят на вооружение. К июлю 1961 года все пять доработанных стартовых комплексов МБР Р-7 и Р-7А – четыре в Плесецке и один на Байконуре – приняты на вооружение.

"Формирование соединения было закончено к концу 1958 года, а уже летом 1959 года с высоким результатом был осуществлен первый в истории нашей страны самостоятельный учебно-боевой пуск межконтинентальной ракеты Р-7 частью полковника Г.К.Михеева. По случаю этого замечательного события в районе стартовой позиции был проведен митинг. Руководитель государственной комиссии К.Н.Руднев, главный конструктор С.П.Королев, маршал артиллерии М.Н.Неделин тепло поздравили М.Г.Григорьева и весь личный состав, участвовавший в пуске. Это было началом закладки фундамента стратегической мощи ракетно-ядерного оружия. В декабре 1959 года первая боевая стартовая позиция полковника Г.К.Михеева заступила на боевое дежурство". (Военачальники Ракетных войск стратегического назначения. Изд. 2-е, испр. и доп. – ЦИПК, 1997. 46).

31 декабря 1959 года ракетный комплекс с МБР Р-7А поступил на боевое дежурство (часть полковника Г.Михеева). Это – первый отечественный комплекс с межконтинентальной баллистической ракетой, поставленный на боевое дежурство. 12 сентября 1960 года МБР Р-7А была принята на вооружение. С 1957 по 1962 год командиром первого в стране соединения МБР (соединение образовано до поступления ракет) был Михаил Григорьев.

Боевой офицер, участник Великой Отечественной войны Михаил Григорьев прошел путь от командира артиллерийской батареи до командира гвардейской минометной бригады РВГК. С 1946 ода, изучая ракетное оружие, он работал старшим научным сотрудником штаба артиллерии Советской Армии. В 1950 -оду назначен командиром ракетного соединения – 23-й бригады особого назначения РВГК, сформированной на полигоне Капустин Яр и вооруженной рантами Р-1.

В 1951 году бригада передислоцирована под город Камышин Волгоградской области и в 1953 году получила наименование 73-я инженерная бригада РВГК. С 1956 года Григорьев – заместитель, затем первый заместитель начальника высшего артиллерийского инженерного училища. В 1957 году он назначен командиром первого соединения межконтинентальных баллистических ракет. С 1962 года служил первым заместителем командующего, с 1966 года – командующим Винницкой ракетной армией. В 1968 году он стал первым заместителем главнокомандующего РВСН. Михаил Григорьев скончался в 1981 году.

Первый стартовый комплекс МБР Р-7 и Р-7А был построен на площадке № 41 объекта "Ангара" под Плесецком и получил название "Лесобаза". С 11 сентября по 21 ноября 1962 года, в самый напряженный период Карибского кризиса, стартовый комплекс находился в состоянии боевой готовности к пуску ракеты, оснащенной ядерной боеголовкой. Готовность к пуску составляла, по данным различных источников, от 8 до 12 часов. Боевое дежурство на комплексе площадки № 41 продолжалось до 1963 года. За это время произведены учебно-боевые пуски двух МБР Р-7А. 2 января 1963 года принято решение правительства страны о строительстве космодрома Плесецк. Началась реконструкция комплекса с целью последующих запусков космических ракет-носителей. 17 марта 1966 года с реконструированного стартового комплекса состоялся первый запуск ракеты-носителя с космическим аппаратом "Космос-112". "Космическая" эксплуатация продолжалась до 1989 года. С 1989 по 1997 год комплекс был "заморожен". В 1998 году начался демонтаж оборудования. В 1999 году первый отечественный стартовый комплекс межконтинентальных баллистических ракет прекратил свое существование.

15 апреля 1960 года на втором стартовом комплексе заступила на дежурство часть полковника Н.Тарасова с ракетами Р-7А. Второй комплекс объекта "Ангара" построен на площадке № 16. В конце 60-х годов его оборудование было демонтировано и отправлено из Плесецка на Байконур для восстановления разрушенного сгоревшей ракетой "гагаринского" старта.

Строительство стартовых сооружений Р-7А под Плесецком продолжалось. 15 июля 1961 года на боевое дежурство на стартовых позициях № 3 и № 4 заступили новые части. Третий и четвертый стартовые комплексы были построены на площадке № 43. К 1968 году все четыре стартовых комплекса боевых ракет Р-7А под Плесецком сняты с боевого дежурства. После реконструкции с третьего и четвертого комплексов осуществлялись запуски космических ракет- носителей.

16 июля 1960 года стартовая станция в Плесецке произвела два учебно-боевых пуска. В ходе эксплуатации время подготовки Р-7А к пуску было уменьшено до семи-восьми часов. Усовершенствованная система радиоуправления ракеты позволяла использовать компактную наземную аппаратуру.

На боевое дежурство в Плесецке был поставлен один полк (боевая стартовая станция, состоящая из четырех пусковых установок), вооруженный МБР Р-7А. В случае необходимости, один стартовый комплекс мог быть также использован для пуска боевой ракеты с ядерной боеголовкой на Байконуре.

На вооружении полка с ракетами Р-7А для наземных стартовых комплексов имелись четыре пусковых установки. Первоначально позиционный район полка носил название боевой стартовой станции. Отдельно располагался пристартовый городок.

В 1968 году МБР Р-7А снята с вооружения.

В начале 60-х годов были проведены летно-конструкторские испытания модификации ракеты Р-7А, оснащенной легким боезарядом уменьшенной мощности. Дальность стрельбы увеличилась до 12 000 км. Модификация не поступала в серийное производство.

На основе МБР Р-7 и Р-7А создана самая массовая в мире серия космических ракет-носителей "Восток", "Восход", "Молния", "Союз" и их модификаций. Это – ракеты-долгожители. С начала их эксплуатации в 1957 году по 1999 год с космодромов и полигонов страны произведено свыше 1650 успешных запусков.

Р-7 А. 8К74 [SS-6. Sapwood]

Р-7А – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Разработана в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева. Ведущий конструктор – Дмитрий Козлов. Проектирование началось 2 июля 1958 года. Испытания на полигоне Байконур проходили с 24 декабря 1958 года по июль 1960 года. Ракетный комплекс поставлен на боевое дежурство 31 декабря 1959 года. Принят на вооружение 12 сентября 1960 года.

Первая ступень (четыре боковых блока) оснащена четырьмя маршевыми че- тырехкамерными ЖРД РД-107 и четырьмя рулевыми двухкамерными двига гелями. Вторая ступень оснащена четырехкамерным маршевым ЖРД РД-108 и рулевым четырехкамерным двигателем. Маршевые двигатели РД-107 и РД-108 разработаны в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Рулевые двигатели созданы в ОКБ-1 под руководством Михаила Мельникова. Компоненты топлива – керосин Т-1 и жидкий кислород. Стартовое устройство – стационарная наземная пусковая установка – разработано в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Способ старта – газодинамический. Транспортные агрегаты комплекса спроектированы в КБТМ под руководством Владимира Петрова. Агрегаты наземного обслуживания разработаны в ЦКБ тяжелого машиностроения по руководством Николая Кривошеина. Система управления инерциальная с радиокоррекцией траектории полета. Система автономного управления создана в НИИ-885 под руководством Николая Пилюгина. Система радиоуправления разработана в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского. Командные приборы проектировались в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Органы управления ракеты – рулевые двигатели и воздушные рули. Комплекс электрооборудования разработан в НИИ-627 Министерства электротехнической промышленности (ныне – Всероссийский НИИ электромеханики) под руководством Андроника Иосифьяна. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Атомный боезаряд создан под руководством главного конструктора Самвела Кочарянца.

Серийное производство ракет развернуто на Куйбышевском авиазаводе № 1. Производство маршевых двигателей первой и второй ступеней осуществлялось на Куйбышевском моторостроительном заводе № 24 имени М.В. Фрунзе.

Максимальная дальность стрельбы, км  9 500

Максимальная стартовая масса, т 276

Масса головной части, т. 3,7

Мощность ядерного боезаряда   3 Мт.

Масса топлива, т 250

Длина ракеты, м 31,4

Максимальный диаметр пакета корпуса, м 10,3

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, тс 82

Тяга маршевого двигателя первой ступени в пустоте, тс 100

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени у земли, кгс-с/кг  252

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени в пустоте, кгс с/кг  308

Масса маршевого двигателя первой ступени, кг  1 155

Тяга маршевого двигателя второй ступени у земли, тс 75

Тяга маршевого двигателя второй ступени в пустоте, тс 94

Удельный импульс тяги маршевого двигателя второй ступени у земли, кгс с/кг 243

Удельный импульс тяги маршевого двигателя второй ступени в пустоте, кгс-с/кг 309

Масса маршевого двигателя второй ступени, кг 1 250

Р-12. 8К63

Преимущества ракет Р-1, Р-2, Р-5 и Р-7, оснащенных кислородно-спиртовыми и кислородно-керосиновыми двигателями, заключалось в том, что все эти компоненты не агрессивны и относительно дешевы в производстве. Производство ко времени разработки ракет уже было освоено отечественной промышленностью. Этим и определялся выбор компонентов топлива на первом этапе развития ракетостроения в СССР.

Разработкой азотнокислотных двигателей Валентин Глушко занимался еще в тридцатые годы. Тема была знакомая. Азотная кислота позволяла хранить ракету в состоянии боеготовности. Но эксплуатация изделий, работающих на этом окислите, была связана с рядом отрицательных моментов.

Говорит академик Владимир Уткин:

"Азотная кислота – среда очень агрессивная, а потому потребовалось изменить и соединения, и клапана, и очень многое… Однако теперь машина могла стоять на дежурстве, готовая к пуску. А у предыдущих ракет был кислород, это сложная и долгая подготовка с старту". (Владимир Губарев. Южный старт. -М.: Некое, 1998. С. 41).

Разработка ракеты Р-12 на высоко-кипящих компонентах топлива была начата в НИИ-88 под руководством Сергея Королева.

Вот что рассказал мне академик Василий Мишин:

"Эскизный проект ракеты был сделан ведущим конструктором Янгелем в период его работы в ОКБ Королева. Сергей Павлович и я были против использования токсичных компонентов топлива в ракетах, однако в рамках научно-исследовательских работ все-таки провели разработку данной темы. Уже тогда Королев выступал за использование твердого топлива, но Устинов, рассмотрев проект Янгеля, одобрил этот проект и позже принял решение перевести Янгеля в Днепропетровск".

По свидетельствам современников, создавая филиалы своего конструкторского бюро в Златоусте, Красноярске, в Куйбышеве, Королев хотел сделать филиалом и Днепропетровское КБ. Однако Дмитрий Устинов перевел в Днепропетровск Янгеля и добился выделения его конструкторского бюро в самостоятельное предприятие.

"9 мая 1951 года вышло секретное постановление Совета Министров СССР "О передаче Министерству вооружения СССР Днепропетровского автомобильного завода…. о прекращении на заводе выпуска автомобильной техники и об организации серийного производства ракет". С 1951 года завод именуется предприятием П/я 186, а его полное закрытое название – Государственный союзный завод № 586". (Паппо-Корыстин В., Платонов В., Пащенко В. Днепровский ракетно-космический центр. – Днепропетровск. ПО ЮМЗ-КБЮ, 1994. С. 7).

В феврале 1952 года на заводе № 586 в Днепропетровске создается отдел главного конструктора. Начальником и главным конструктором отдела назначен заместитель Сергея Королева Василий Будник. 13 февраля 1953 года заводскому отделу под руководством Будника поручена разработка проекта баллистической ракеты Р-12. Научно-исследовательские работы по ракете, выполненные в НИИ-88, переданы в Днепропетровск. 10 апреля 1954 года отдел главного конструктора преобразован в ОКБ- 586 Министерства оборонной промышленности СССР. ОКБ-586 выделено из состава завода.

Несколько месяцев обязанности начальника ОКБ исполнял директор завода Леонид Смирнов. 9 июля 1954 года главным конструктором и начальником ОКБ назначен Михаил Янгель. Ему поручена разработка баллистических ракет на высококипящих компонентах топлива для армии и флота.

Судя по воспоминаниям ветеранов, к эскизному проекту Р-12 Михаил Янгель в НИИ-88 приступил во второй половине 1951 года, после того, как были начаты работы над первой ракетой на высококипящих компонентах топлива – Р-11 (тактическая ракета Р-11, разработка которой была продолжена под руководством Виктора Макеева, позже поступила на вооружение Сухопутных войск).

МИХАИЛ ЯНГЕЛЬ родился в 1911 году. В 1931 году поступил в Московский авиационный институт. С 1935 года работает конструктором в ОКБ Николая Поликарпова. В 1938 году, после завершения служебной командировки в США, был назначен помощником Поликарпова, а в 1940 году стал заместителем директора опытного завода этого ОКБ. В марте 1944 года Янгель переведен на должность исполняющего обязанности главного инженера авиазавода ОКБ Артема Микояна. В январе 1945 года назначен ведущим инженером ОКБ Владимира Мясищева. В мае 1946 года перешел на работу в аппарат Министерства авиационной промышленности. С 1948 по 1950 год был слушателем Академии авиационной промышленности.

12 апреля 1950 года Янгель был назначен начальником отдела систем управления конструкторского бюро Сергея Королева в НИИ-88. В 1951 году стал заместителем главного конструктора. В это время Янгель приступил к разработке своей первой ракеты Р-11 на высококипящих компонентах топлива. В мае 1952 года он назначен директором НИИ- 88, но вскоре переведен на должность главного инженера института.

По свидетельству современников, Янгель был замечательным конструктором, талантливым организатором, интеллигентным и добрым человеком. Вот как описывают стиль работы Янгеля конструкторы наземного ракетного оборудования Всеволод Соловьев и Николай Кожухов:

"Импонировал своеобразный характер ведения совещаний Михаилом Кузьмичем: основное сообщение по рассматриваемому вопросу подвергалось всестороннему обсуждению с поддержкой и критикой, причем сам он ограничивался отдельными репликами и никто его мнения еще не знал. Все это проходило в живой творческой атмосфере, без надрыва и диктата. Участники не были подавлены его авторитетом, не боялись высказывать свое мнение. Совещание заканчивалось конкретным мотивированным заключением или решением, которое Янгель формулировал лично". (Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. Комплексы наземного оборудования ракетной техники. 1948-1998 гг./ Под. ред. докт. техн. наук проф. Бирюкова Г.П. – Москва, 1998. С 51). В октябре 1955 года в ОКБ-586 был завершен эскизный проект ракеты. Первый испытательный пуск Р-12 состоялся 22 июня 1957 года на полигоне Капустин Яр. Летные испытания проводились в три этапа с 22 июня 1957 по 27 декабря 1958 года. Всего было испытано 25 ракет. 4 марта 1959 года ракета Р-12 для наземных стартовых комплексов была принята на вооружение только что созданных Ракетных войск стратегического назначения. Она стала первой отечественной ракетой, оснащенной термоядерным боезарядом, а также самой массовой отечественной ракетой. По данным, приведенным в книге "Однажды и навсегда…", за все годы производства было изготовлено 2300 единиц Р- 12. Ракета находилась на вооружении 5олее 30 лет – с марта 1959 года по июнь 1989 года.

13 августа 1955 года вышло постановление правительства об организации серийного производства ракет Р-12 на заводе № 586. В соответствии с постановлением правительства 1958 года серийное производство Р-12 развернули на Машиностроительном заводе № 586 ; Днепропетровске, Пермском заводе № 72 (Пермский машиностроительный завод имени В.И.Ленина, ныне – АО "Мотовилихинские заводы"), Оренбургском заводе № 47 (ПО "Стрела") и Омском авиазаводе № 166 (ПО "Полет").

Серийное производство ракет Р-12 и Р-12У на Пермском машиностроитель- ом заводе имени В.И.Ленина осуществлялось до 1967 года. На Пермском заводе химического оборудования ПЗХО) с 1967 года осуществлялась доработка серийных ракет Р-12 для оснащения их опытными системами ложных боеголовок и постановщиками помех. С этой целью для Р-12 были изготовлены изделия "Лист" (8К63Э), "Кактус" (8К63К), "Верба" ("8К63В), "Крот" 8К6ЗКр) и другие.

"Работы в ОКБ-456 по двигателю для ракеты Р-12 начались в 1952 году по техническим предложениям, разработанным под руководством В. С. Будника. С приходом М.К.Янгеля в проект Р-12 были внесены существенные изменения, в корне изменившие ранее разработанный проект. Эти изменения коснулись и двигателя, так что уже имеющиеся проработки двигателя пришлось в значительной мере переделывать заново". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 501).

ЖРД РД-214 был разработан в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко. Двигатель имел четыре камеры и один турбонасосный агрегат. Компоненты топлива – углеводородное горючее ТМ-185 и окислитель АК-27И (смесь 27% азотного тетраоксида и 73% азотной кислоты). Для запуска использовалось пусковое горючее ТГ-02.

В марте 1957 года были проведены огневые испытания двигателей в составе четырех ракет на стендах Загорского НИИ-229. Серийное производство двигателей РД-214 развернуто в 1958 году на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске, Пермском моторостроительном заводе № 19, Омском моторостроительном заводе № 19 имени П.И. Баранова и Красноярском машиностроительном заводе № 1001. Конструкторское сопровождение изготовления двигателей с 1959 года вел Камский филиал ОКБ-456, расположенный в поселке Новые Ляды под Пермью и являвшийся одновременно филиалом Пермского моторостроительного завода № 19. Филиалом руководил Юрий Плаксин.

Передвижной (возимый) грунтовой наземный стартовый комплекс и наземное оборудование разработаны ГСКБ Спецмаш совместно с кооперацией предприятий под общим руководством Владимира Бармина. Разработка начата 13 февраля 1953 года.

"В эскизном проекте, разработка которого проходила в КБ в 1953 году, было реализовано предложение B. П. Бармина о создании для этой ракеты передвижного комплекса, обеспечивающего пуски ракеты из любого подготовленного места. Это подготовленное место предусматривало выполнение небольшого объема подготовительных работ, а именно, бетонирование и закладку фундаментальной плиты под пусковой стол, подготовку аппарели для ресиверных машин, дизельных передвижных электростанций и пускового оборудования системы управления ракеты". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. C. 40).

После принятия в 1959 году стартового комплекса в составе ракетного комплекса Р-12 на вооружение начата разработка стационарных наземных стартовых комплексов, которые были созданы в небольшом количестве.

Транспортно-установочное оборудование и агрегаты для летной отработки ракет разработаны в КБТМ под руководством Владимира Петрова. Для установки ракеты на стартовое сооружение в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Кривошеина был разработан установщик портального типа 8У210, выполненный в виде полуприцепа к одноосному тягачу МАЗ-529В.

Р-12 на стартовой позиции

Ракета несла боевое дежурство с пустыми баками. Гарантийный срок хранения – 7 лет. Время подготовки к пуску из незаправленного состояния – 60 минут. В заправленном состоянии ракета могла находиться один месяц. В этом случае боевой расчет производил пуск через 30 минут после получения приказа.

Система боеготовности включала четыре степени:

"Готовность № 4 (постоянная). Ракета находится в проверенном состоянии на технической позиции. Гироприборы не установлены. Головная часть хранится отдельно. В такой готовности ракета могла храниться (при условии проведения периодических проверок) в течение всего гарантийного срока (7 лет). Минимальное время до пуска – 205 минут.

Готовность № 3 (повышенная). Ракета на технической позиции. Приборы установлены, головная часть пристыкована. Время возможного нахождения в этой готовности 3 г., время пуска – 140 мин.

Готовность № 2 (повышенная первой степени). Ракета на боевой позиции, установлена на стартовом столе. В систему управления введены необходимые для пуска данные, система проверена. Рядом с ракетой находятся машины-заправщики топлива. Время нахождения в готовности – до трех месяцев, пуск возможен через 60 минут.

Готовность № 1 (полная). Заправлены основные (кроме ТГ-02) компоненты топлива. Произведено прицеливание. В готовности № 1 комплекс мог находиться в течение месяца, пуск производился через 30 минут".

(Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 71).

Отделение головной части ракеты осуществлялось с помощью пневматического толкателя после разрыва пиро- болтов. Ракета имела четыре стабилизатора, органами управления были графитовые газоструйные рули. Система управления ракеты – автономная, инер- циальная. Масса приборов системы управления – 430 кг.

15-16 мая 1960 года первые ракетные полки Р-12 наземного типа заступили на боевое дежурство под населенными пунктами Слоним, Новогрудок и Пинск (Белоруссия), Плунге (Литва), Гезгалы (Казахстан) и Советск (Калининградская область).

Полк ракет Р-12 для наземных стартовых комплексов состоял из двух или трех стартовых дивизионов. В каждом дивизионе имелись две батареи с пусковыми установками ракет. Таким образом, на вооружении полка было четыре или шесть ПУ Р-12.

12 и 16 (по другим данным – 10 и 12) сентября 1961 года произведены первые экспериментальные пуски ракет Р- 12, оснащенных ядерными ГЧ. В рамках операции "Роза" с полевых позиций, оборудованных в районе Салехарда, были пущены ракеты по условным целям ядерного полигона на Новой Земле. Подрывы ядерных боезарядов произошли в районе губы Черная и губы Митюшиха.

О первом испытательном пуске ядерной Р-12 вспоминает генерал-лейтенант в отставке, бывший испытатель полигона Байконур Алексей Калашников:

"Правительством было принято решение впервые провести пуски ракет Р-12 (с ГЧ, оснащенными ядерными боевыми зарядами) с целью определения их фактической мощности и эффективности. Приказом министра о бороны председателем комиссии был назначен генерал Федор Петрович Тонких, которого я знал еще по фронту, а его заместителями – генерал-лейтенант Михаил Александрович Никольский, в то время главный инженер 12 ГУМО, и я. В состав комиссии входил от войск генерал Леонид Стефанович Гарбуз. Для проведения пусков были выделены техническая и стартовая батареи ракетного полка, который впоследствии был направлен на Кубу. Для подготовки боевого расчета были привлечены распоряжением Главного штаба РВСН офицеры полигона во главе с подполковником М.М.Катери- ничем. Эта операция проводилась под кодовым названием "Роза". Полевая стартовая позиция была выбрана в районе восточнее г. Воркуты, место падения головной части – на острове Новая Земля…" (Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С. 121).

В июле 1962 года, в рамках операций К-1 и К-2, с полигона Капустин Яр проведены испытательные пуски ракет Р- 12 с целью проверки функционирования радиолокационных средств ПРО на полигоне Сарышаган. Часть источников указывают на то, что в ходе операций были осуществлены высотные ядерные взрывы, часть источников указывают на то, что ракеты Р-12 не были оснащены ядерными ГЧ.

В октябре – ноябре 1962 года, в рамках операций К-3, К-4 и К-5, с полигона Капустин Яр произведены пуски ракет Р-12 с последующими ядерными взрывами на высотах 300 км, 150 км и 80 км с целью изучения воздействия поражающих факторов ядерного взрыва на радиолокационные средства системы ПРО и систему управления противоракет.

Ракетам средней дальности Михаила Янгеля довелось сыграть главную роль в Карибском кризисе 1962 года. По плану советского командования на кубинской территории должны были разместиться три полка Р-12 (24 наземных пусковых установки) и два полка Р-14 (16 наземных пусковых установок). К концу октября на Кубу были скрытно доставлены 36 ракет Р-12 и ядерные боеголовки. Половина ракет была подготовлена к заправке топливом и стыковке с ядерными головными частями. Из-за американской морской блокады ракеты Р-14 доставить на Кубу не удалось, но и имеющиеся Р-12 представляли значительную угрозу. Суммарная мощность ядерных боезарядов эквивалентна мощности четырех тысяч атомных бомб, подобных сброшенной на Хиросиму.

Ракеты Р-12 были сняты с вооружения в июне 1989 года. С июня 1989 по 21 мая 1990 года, в соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, были уничтожены 149 ракет (65 из них находились на боевом дежурстве, остальные – в арсеналах), а также пусковые установки. Ликвидация ракет Р-12 проходила на базе Лесная в Белоруссии.

Под руководством Михаила Янгеля разрабатывался вариант железнодорожного базирования ракеты Р-12. Однако этот проект не был реализован. В начале 1960-х годов разрабатывался также вариант Р-12 с химической боевой частью "Туман" кассетного типа.

Техническая документация ракеты Р- 12 была передана КНР.

На основе боевой Р-12 созданы двухступенчатые космические ракеты-носители 8К63С, 11К63 "Космос", пуски которых производились со стартовых площадок наземного и шахтного типа на космодромах Капустин Яр и Плесецк.

Спустя восемь лет после ликвидации ракет тема Р-12 вновь появилась в прессе. В январе 1998 года западные источники распространили информацию о том, что Россия продала Ирану избежавшие уничтожения по договору РСМД ракеты Р-12. По официальным заявлениям властей, Россия полностью соблюдает режим контроля за нераспространением ракетных технологий.

Р-12. 8К63 [SS-4. Sandal]

Р-12 – одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности для наземных стартовых комплексов. Разработана в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля. Разработка в НИИ-88 под руководством Янгеля начата в 1951 году. Разработка передана в Днепропетровск 13 февраля 1953 года. Работа в ОКБ- 586 под руководством Михаила Янгеля продолжена с 9 июля 1954 года. Постановление правительства о разработке ракеты принято 13 августа 1955 года. Испытания на полигоне Капустин Яр проходили с 22 июня 1957 года по 27 декабря 1958 года. Комплекс принят на вооружение 4 марта 1959 года. В сентябре 1959 года произведен первый испытательный пуск ракеты из экспериментальной ШПУ на полигоне Капустин Яр. Комплекс поставлен на боевое дежурство 15 мая 1960 года.

Ракета оснащена маршевым ЖРД РД- 214, спроектированным в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Компоненты топлива – углеводородное горючее ТМ-185 и окислитель АК-27И. Стартовое устройство – стационарная наземная пусковая установка – разработано в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Способ старта – газодинамический. Система управления автономная, инерциальная. Органы управления – графитовые газоструйные рули. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть.

Серийное производство ракет развернули в 1958 году на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске, Пермском машиностроительном заводе № 172, Оренбургском машиностроительном заводе № 47 и Омском авиазаводе № 166. Серийное производство двигателей запущено в 1958 году на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске, Пермском моторостроительном заводе № 19, Омском моторостроительном заводе № 29 имени П. И. Баранова и Красноярском машиностроительном заводе № 1001.

Максимальная дальность стрельбы, км 2 100

Максимальная стартовая масса, т 41,75

Сухая масса ракеты без ГЧ, т 3,15

Масса топлива, т  37

Масса головной части, т 1,3-1,6

Мощность ядерного боезаряда  2,3 Мт

Масса топлива, т 37

Длина ракеты, м  22

Длина ракеты без ГЧ, м. 20,3

Максимальный диаметр корпуса,м   1,65

Тяга маршевого двигателя у земли, тс  65

Тяга маршевого двигателя в пустоте, тс 73

Удельный импульс тяги маршевого двигателя у земли, кгс с/кг 230

Удельный импульс тяги маршевого двигателя в пустоте, кгс с/кг 259

Давление в камерах сгорания, атм 44,5

Время работы маршевого двигателя, с  140

Масса маршевого двигателя, кг 645

Р – 12У. 8К63У

Из книги "Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин":

"Созданные ранее наземные стартовые позиции для баллистических ракет обладали малой защищенностью, так как штормовое крепление ракет было рассчитано лишь на восприятие ветра на ракету не более 30 метров в секунду. Для того, чтобы взрывом одного ядерного заряда противника было бы выведено из строя не более одной позиции, такие ракетные позиции должны были быть отнесены друг от друга на расстояние несколько десятков километров. При этом большой состав крупногабаритных грунтовых агрегатов наземного оборудования ракетных комплексов для развертывания агрегатов в боевое положение на стартовой позиции и для подготовки ракеты к пуску требовал суммарно несколько часов. Такие комплексы в новых условиях становились уязвимыми при использовании стратегической авиации и баллистических ракет вероятным противником". (Кор- неев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 47). Из книги "Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США":

"Серьезным недостатком комплексов с ракетами Р-12 и Р-14 была низкая живучесть в условиях возможного (главным образом, ядерного) воздействия противника. Защищенность ракет по отношению к воздействию ударной волны при открытом старте составляла всего около 0,02 Мпа (0,2 кгс/см2 – прим. авт.). Это означало, что ракета будет уничтожена, если взрыв заряда мегатонной мощности произойдет на расстоянии порядка 5 км от ракеты".(Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М. : РВСН, 1996. С. 74). Уязвимость первых ракетных комплексе наземного старта привела к необходимости разработки шахтных пусковых установок. Как уже говорилось, различные варианты защищенных сооружений предлагались для первой МБР Р-7. В силу ряда причин, в первую очередь экономических (хотя, важную роль играл « фактор времени строительства), эти варианты не были реализованы в середине 1950-х годов. Конструкторы вернулись к ним в конце 1950-х.

Первоначально разработчиками шахтных пусковых установок был предложен вариант так называемого одиночного старта. Однако сразу возник вопрос: где хранить боезапас? В наземных арсеналах нельзя – слишком уязвимая цель. В подземных арсеналах бессмысленно – зачем перекладывать ракеты из одного подземного хранилища в другое (то есть з шахту). Так появился проект группового старта. В соответствии с этим проектом все ракеты дивизиона должны были находиться в подземных шахтах. Считалось также, что массовое строительство групповых шахтных комплексов будет не столь обременительным для экономики страны, как массовое строительство одиночных стартов.

Прежде всего, необходимо было убедиться в том, что пуск ракеты с работающим двигателем из шахты возможен. В начале 1959 года ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля приступило к разработке унифицированной ракеты Р- 12У, предназначенной для несения боевого дежурства как на наземных стартовых сооружениях, так и в ШПУ. В июне 1959 года началось строительство экспериментальных шахтных пусковых установок "Маяк" на полигоне Капустин Яр.

ШПУ "Маяк" была разработана в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Позже комплексы "Маяк-2" использовались для запуска малых космических аппаратов с помощью двухступенчатых ракет-носителей 63С1, созданных на базе Р-12. В сентябре 1959 года из экспериментальной шахты "Маяк" был произведен первый пуск Р-12. Результаты испытаний подтвердили расчеты конструкторов о возможности пусков ракет из ШПУ.

14 июня 1960 года вышел приказ Государственного комитета по оборонной технике о создании шахтных пусковых установок "Двина", "Чусовая", "Шексна" и "Десна" для ракет Р-12, Р-14, Р-16 и Р-9. Конструкторы и ракетчики ласково прозвали эти пусковые установки речками. ШПУ для ракеты Р-12 получила названия "Двина". Разработка была поручена ГСКБ Спецмаш Владимира Бармина.

В состав группового шахтного стартового комплекса 8П763 "Двина" входили четыре ШПУ, размещенные по углам прямоугольника размером 80 х 70 м. Командный пункт, хранилища окислителя, горючего и сжатого газа, блок электроснабжения размещались в одном сооружении – технологическом блоке. В состоянии полной боевой готовности комплекс мог находиться не более 30 суток.

Для подвоза ракеты к шахтному столу, подъема ее в вертикальное положение, для опускания ракеты в шахту и установки ее на пусковое устройство в ЦКБ ТМ под руководством главного конструктора Николая Кривошеина разработан установщик. На этом же установщике перевозилось специальное приспособление для пристыковки головной части ракеты. В ЦКБ ТМ разработано и защитное устройство, состоящее из подвижной части (крыши) и неподвижной части (механизмов подъема и передвижения). Крыша куполообразная, окантована стальной рамой железобетонной плиты, которая для открывания и закрывания шахты перемещается по рельсам с помощью канатно-лебедочного механизма.

Разработкой заправочного оборудования ракет и ракетных комплексов первых отечественных шахтных пусковых установок "Двина", "Чусовая", "Шексна" и "Десна" занималось Московское Конструкторское бюро транспортно-химического машиностроения (КБТХМ).

Летно-конструкторские испытания Р- 12У проходили на полигоне Капустин Яр с декабря 1961 года по декабрь 1962 года. В 1963 году начато строительство ШПУ "Двина" в будущих позиционных районах Р-12У. 15 июля 1963 года ракеты Р-12У, Р-14У и Р-16У приняты на вооружение. Первый полк Р-12У заступил на дежурство в под городом Плунге в Литве.

Недостатком группового шахтного комплекса была возможность поражения всех его пусковых установок одной ракетой противника, оснащенной ядерным боезарядом большой мощности и имеющей приемлемую точность стрельбы. Однако групповые старты были шагом вперед – защищенность шахтных комплексов по сравнению с наземными значительно возросла.

Группировка Р-12 была одной из самых многочисленных. К середине 1960- х годов СССР развернул максимальное количество этих ракет – свыше 600 единиц. Они были нацелены на европейские страны НАТО и некоторые страны Дальнего Востока.

Боевые ракетные комплексы Р-12 и Р-12У несли боевое дежурство в дивизиях, дислоцированных вблизи городов и поселков Орджоникидзе в Северной Осетии, Хабаровск, Советск и Гвардейск Калининградской области, Остров Псковской области, Манзовка и Раздольное Приморского края, Белокоровичи, Коломыя, Луцк, Ромны, Первомайск и Хмельницкий на Украине, Джамбул, Гезгалы и Сарыозек в Казахстане, Валга в Эстонии, Кармелава и Плунге в Литве, Слоним, Новогрудок, Пинск, Мозырь и Поставы в Белоруссии.

Полк ракет Р-12У для шахтных стартовых комплексов состоял из двух или трех стартовых дивизионов. В каждом дивизионе имелись четыре батареи с пусковыми установками ракет. Таким образом, на вооружении полка было восемь или двенадцать ПУ Р-12У. Дивизион занимал групповую шахтную позицию с четырьмя ПУ, на вооружении каждой батареи находилась одна ПУ. Первоначально в составе дивизии было пять полков.

В 1978 году началась замена ракет Р-12 и Р-12У комплексами "Пионер".

Как уже говорилось, последние ракеты Р-12 были уничтожены к 21 мая 1990 года в соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Р-12У. 8К63У [SS-4. Sandal]

Р- 12У – одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности, унифицированная для наземных и шахтных групповых стартовых комплексов. Разработана в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля. Проектирование начато в 1959 году. Летно-конструкторские испытания Р- 12У проходили на полигоне Капустин Яр с декабря 1961 года по декабрь 1962 года. Комплекс принят на вооружение 15 июля 1963 года.

Основные характеристики ракеты Р- 12У аналогичны характеристикам ракеты Р-12.

Р-14. 8К65

Разработка ракеты Р-14 в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля была начата в соответствии с постановлением правительства от 2 июля 1958 года. Эскизный проект разработан в декабре 1958 года. Ракета должна была обладать дальностью стрельбы, достаточной для поражения любого военного объекта на территории Западной Европы, включая базы США в Испании.

"КБ Глушко специализировалось на мощных двигателях с использованием как криогенных компонентов на основе жидкого кислорода в качестве окислителя, так и высококипящих (т.е. жидких в нормальных условиях), дол- гохранимых. Несколько меньший удельный импульс тяги, обеспечиваемый высококипящими компонентами ракетного топлива, и свойственная им, как правило, токсичность, компенсировались при проектировании ряда комплексов такими положительными факторами, как возможность длительного пребывания ракет в заправленном

состоянии, большая боеготовность, самовоспламенение компонентов… В конце пятидесятых годов по инициативе Гпушко началось освоение нового азотсодержащего горючего: несимметричного диметилгидразина (НДМГ). С азотнокислотными двигателями это горючее обеспечивает на 6-8 с больший удельный импульс тяги, чем широко применяемые нефтепродукты (в частности, керосин). Расчеты были подтверждены экспериментально".

(Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 478-479). Несимметричный диметилгидразин (НДМГ) был разработан учеными Ленинградского Государственного института прикладной химии (ГИПХ). К началу 60- х годов удалось освоить технологию промышленного производства этого горючего.

Маршевый двигатель РД-216, состоящий из двух двухкамерных модулей РД-215, разработан в ОКБ- 456 под руководством Валентина Глушко. Каждый модуль имел турбонасосный агрегат, газогенератор и агрегаты автоматики. Компоненты топлива – горючее НДМГ и окислитель АК-27И. Газогенераторы работали на основных компонентах топлива, что позволило исключить перекись водорода. Впервые в ракете применялись только два жидких компонента, что улучшало ее эксплуатацию в войсках.

Подвижной стартовый комплекс и наземное оборудование разработаны в Московском ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Разработка начата в соответствии с решением правительства от 2 июля 1958 года.

"При создании этого комплекса агрегатов особое внимание В.П.Барминым было уделено отработке схемы обеспечения заданных доз заправки ракеты с помощью системы контроля уровня (СКУ), по сигналам которой заправочные агрегаты автоматически переходили на заданную производительность или прекращали заправку; вопросам электротермостатирования боевых частей ракеты в процессе ее нахождения на старте; реализации принятой схемы подвода к пусковому столу заправочных коммуникаций и кабелей и защите их от воздействия газовой струи двигателя ракеты, а также вопросам работы агрегатов и комплекса в целом с новым высокотоксичным компонентом топлива".(Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 44).

Р-14 на стартовой позиции

На первом этапе работ для Р-14 в ГСКБ Спецмаш совместно с кооперацией предприятий под общим руководством Владимира Бармина был создан подвижной (возимый) грунтовой наземный стартовый комплекс. Этот стартовый комплекс в составе ракетного комплекса был принят на вооружение в апреле 1961 года. Позже в КБТМ под руководством Владимира Петрова начата разработка стационарных наземных стартовых комплексов, которые были созданы в небольшом количестве. В КБТМ разработано также транспортно- установочное оборудование. В ЦКБТМ под руководством главного конструктора Николая Кривошеина разработан установщик 8У224. Пусковой стол ракеты перевозился на отдельной автомашине.

Огневые стендовые испытания двигателя ракеты начаты в Загорском НИИ- 229 28 марта 1960 года. Летно-конст- рукторские испытания ракеты Р-14 на полигоне Капустин Яр начались 6 июня 1960 года. Район падения головных частей находился неподалеку от Братска. В декабре 1960 года испытания завершили. Поданным НПО "Энергомаш", 12 апреля 1961 года подписан приказ председателя Госкомитета по оборонной технике о завершении летно-конструкторских испытаний ракеты Р-14. Поданным ГКБ "Южное", 24 апреля 1961 года Р-14 для наземных стартовых комплексов была принята на вооружение. По данным НПО "Энергомаш", ракета принята на вооружение в мае 1961 года.

Для автономной инерциальной системы управления ракеты была впервые разработана гиростабилизированная платформа. Торможение корпуса в конце активного участка траектории осуществлялось с помощью трех пороховых ракетных двигателей, размещенных снаружи приборного отсека. Органами управления являлись газоструйные рули. Гарантийный срок хранения заправленной ракеты – 30 суток.

В 1960 году серийное производство Р-14 освоено на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске и на Красноярском машиностроительном заводе № 1001. На Южмаше изготовлялись также двигатели РД-216.

В 1962 году, в связи с загруженноетью КБ "Южное", документация Р-14 и разработка ракет, созданных на базе Р- 14, была передана в Красноярское КБ- 10 (НПО прикладной механики), возглавляемое Михаилом Решетневым, где проводилась доработка ракеты и ее головной части. Позже КБ Решетнева передало конструкторскую документацию и право на авторское сопровождение в производстве и эксплуатации ракеты в КБ Омского ПО "Полет" (головное предприятие по сборке космических ракет- носителей, созданных на базе Р-14, прежнее название – авиазавод № 166). Главным конструктором КБ ПО "Полет" был А.С. Клинышков.

В декабре 1962 года первые полки Р-14 приступили к боевому дежурству на Украине и в Латвии. Вспоминает полковник запаса Николай Монахов:

"В декабре 1962 года мне пришлось участвовать в постановке на боевое дежурство 1-го дивизиона Приекульского полка (полк Витебской ракетной дивизии, дислоцированный вблизи латвийского города Приекуле – прим. авт.)- Дивизион был вооружен первыми пусковыми установками ракет Р-14, которые могли решать стратегические задачи на всю глубину Западного ТВД, включая военно-морские базы ПЛАРБ "Поларис". С неуязвимостью этих грозных ядерных средств было покончено". ((Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С. 193).

В сентябре 1962 года с полевой позиции, расположенной вблизи железнодорожной станции Ясная под Читой, по условной цели на ядерном полигоне Новая Земля произведен первый успешный пуск Р-14, оснащенной термоядерным боезарядом.

Вспоминает генерал-лейтенант в отставке Григорий Лысак:

"Весной 1962 года (подготовка к операции была начата весной – прим. авт.) мне было поручено руководить работами по развертыванию полевой стартовой и технической позиции южнее г. Читы для проведения испытаний ракеты Р-14 с ядерной головной частью. Предстояло выполнить небольшой объем строительных работ, а также подготовить несколько аэродромно-гаражных помещений для испытания ракет и головных частей. Председателем комиссии по испытаниям был назначен генерал Ф.П. Тонких, я был утвержден его заместителем и ответственным за подготовку всего комплекса… В очень короткий срок нам удалось провести подготовительные работы, принять прибывшие с запада необходимые ракетные подразделения с техникой и обеспечить их всем необходимым… Запуск ракет по полигону Новая Земля прошел успешно, что оказалось чрезвычайно полезным для дальнейшей практической работы войск". (Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С. 150).

Полк ракет Р-14 для наземных стартовых комплексов состоял из двух стартовых дивизионов. На вооружении каждого дивизиона имелось четыре пусковые установки ракет. Таким образом, на вооружении полка было восемь ПУ Р- 14.

В 1978 году начата замена ракет Р- 14 комплексами "Пионер". Ракета снята с боевого дежурства в 1981 году. В соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности последние шесть ракет Р-14 были уничтожены к 21 мая 1990 года.

На базе ракеты Р-14 созданы двухступенчатые космические ракеты-носи- тели 8К65С, 8К65М, 11К65, 11К65М "Космос-3", "Космос-ЗМ" и "Интеркосмос", пуски которых осуществлялись с полигонов Капустин Яр и Плесецк. Под руководством главного конструктора Михаила Решетнева разработана модификация К65М-Р для испытания головных частей. Пуски К65М-Р производились со стартовых комплексов 11П865М, разработанных Московским КБТМ и размещенных на полигоне Капустин Яр.

Р-14. 8К65 [SS-5. Skean]

Р-14 – одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности для наземных стартовых комплексов. Создана в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля. Разработка начата 2 июля 1958 года. Испытания проходили на полигоне Капустин Яр с 6 июня 1960 года по декабрь 1960 года (по другим данным – по 12 апреля 1961 года). Комплекс принят на вооружение 24 апреля 1961 года (по другим данным – в мае 1961 года). В сентябре 1962 года проведены испытания Р-14 с ядерным боезарядом. Комплекс поставлен на боевое дежурство в декабре 1962 года.

Маршевый двигатель РД-216 (8Д514), состоящий из двух двухкамерных модулей РД-215 (8Д513), разработан в ОКБ- 456 под руководством Валентина Гпушко. Компоненты топлива – горючее НДМГ и окислитель АК-27И. Стартовый комплекс спроектирован в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Способ старта ракеты – газодинамический. Система управления автономная инерциальная. Органы управления – газоструйные рули. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Производство ракеты было развернуто на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске и Красноярском машиностроительном заводе № 1001.

Максимальная дальность стрельбы, км 4 500

Длина ракеты, м 24,3

Длина ракеты без ГЧ, м. 20,2

Наибольший диаметр заднего торца конического хвостового отсека,м  2,8

Диаметр цилиндрической части корпуса, м 2,4

Максимальная стартовая масса, т  86

Сухая масса ракеты без ГЧ,т 5,2

Масса головной части, т. 1,5

Масса топлива, т  79,3

Мощность ядерного боезаряда . 2,3 Мт

Тяга маршевого двигателя у земли, тс 138

Тяга маршевого двигателя в пустоте, тс  173

Удельный импульс тяги маршевого двигателя у земли, кгсс/кг 243

Удельный импульс тяги маршевого двигателя в пустоте, кгс с/кг 286

Время работы двигателя, с 131

Масса маршевого двигателя, кг  1 325

Р-14У. 8К65У

Разработка ракеты Р-14У, унифицированной для наземного и шахтного видов базирования, начата в ОКБ-586 под оуководством Михаила Янгеля в 1960 г.

ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина приступил к разработке ШПУ группового старта "Чусовая" 8П764 после выхода уже упоминавшегося приказа ГКОТ от 14 июня 1960 года о создании шахтных пусковых установок для ракет Р-12, Р-14, Р-16 и Р-9.

В состав шахтного комплекса "Чусовая" входили три ШПУ, расположенные на расстоянии менее 100 метров друг от друга. Командный пункт, хранилища окислителя, горючего и сжатого газа, блок электроснабжения размещались в одном сооружении – технологическом блоке.

Установщик ракеты и защитное устройство разработаны в ЦКБ ТМ под руководством главного конструктора Николая Кривошеина. Их конструкции аналогичны конструкциям установщика и защитного устройства ракеты Р-12У, но имеют большие весовые характеристики.

12 января 1962 года начаты летно- конструкторские испытания Р-14У с наземного старта на полигоне Капустин Яр. 11 февраля 1962 года произведен первый испытательный пуск ракеты с шахтной пусковой установки.

Ракета Р-14У, вместе с ракетами Р- 12У и Р-16У, принята на вооружение 15 июля 1963 года. Первые шахтные Р-14У поставлены на дежурство вблизи латвийского города Приекуле (управление дивизии находилось вблизи Шяуляя в Литве) в 1964 году.

Характеристики Р-14У в основном аналогичны характеристикам Р-14. В состоянии полной боевой готовности комплекс мог находиться не более 30 суток. Группировка Р-14 и Р-14У численностью около 100 пусковых установок достигла апогея в 1965 году.

Боевые ракетные комплексы Р-14 и Р-14У несли дежурство в соединениях РВСН, дислоцированных под городами и поселками Нерчинск и Ясная (Оловянная) Читинской области, Джамбул в Казахстане, Глухов и Белокоровичи на Украине, Кармелава в Литве, Приекуле в Латвии.

Полк ракет Р-14У для шахтных стартовых комплексов состоял из двух стартовых дивизионов. На вооружении каждого дивизиона имелись три пусковые установки ракет. Таким образом, на вооружении полка было шесть ПУ Р-14У.

В 1978 году начата замена ракет Р- 14 комплексами "Пионер". Ракета снята с боевого дежурства в 1981 году. В соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности последние шесть ракет Р-14 были уничтожены к 21 мая 1990 года.

Р-14У. 8К65У [SS-5. Skean]

Р- 14У – одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности, унифицированная для наземных и шахтных групповых стартовых комплексов. Создана в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля. Разработка начата в 1960 году. Испытания на наземном старте начаты на полигоне Капустин Яр 12 января 1962 года. Первый пуск с ШПУ произведен 11 февраля 1962 года. Комплекс принят на вооружение 15 июля 1963 года. Поставлен на боевое дежурство в 1964 году.

Основные характеристики ракеты Р- 14У аналогичны характеристикам ракеты Р-14.

Р-16. 8К64

По данным КБ "Южное", 17 декабря 1956 года вышло постановление правительства "О создании межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 (8К64)" с началом летно-конструкторских испытаний в июне 1961 года. Разработка этой первой МБР на высококипящих компонентах топлива поручена ОКБ-586, возглавляемому Михаилом Янгелем. Эскизный проект выполнен в ноябре 1957 года. В январе 1958 года эскизный проект был одобрен правительственной экспертной комиссией во главе с академиком Мстиславом Келдышем.

25 августа 1958 года было завершено строительство завода № 586 в Днепропетровске. Завод принят в эксплуатацию. 28 августа этого же года постановлением правительства ОКБ-586 поручено в кратчайшие сроки завершить работу над Р-16.

13 мая 1959 года для ускорения разработки межконтинентальной Р-16, а также ракеты средней дальности Р-14 ОКБ- 586 освобождено от выполнения тематики Военно-морского флота, а завод № 586 – от изготовления морских ракет. Ранее завод был также освобожден от серийного производства зенитных и авиационных крылатых ракет. Все силы ОКБ и предприятия были брошены на создание нового ракетного оружия.

В августе 1960 года начаты огневые стендовые испытания двигателей первой и второй ступеней Р-16 в Загорском НИИ-229. В сентябре 1960 года на полигон Байконур для проведения летно-конструкторских испытаний прибыла первая летная ракета. К этому времени на полигоне было завершено строительство наземных стартовых и технических позиций на площадках № 41 и № 42. При подготовке ракеты к первому испытательному пуску 24 октября 1960 года произошла катастрофа.

Во время подготовки к пуску была обнаружена неисправность в электросхеме. 24 октября истекал срок, в течение которого заправленная ракета могла находиться на стартовом столе. В случае переноса времени пуска топливо из ракеты надо было сливать, саму ракету увозить со старта для переборки и нейтрализации, и о пуске к празднику 7 ноября уже не могло быть и речи. Поэтому было принято решение устранить неисправности на установленной на стартовом столе, заправленной и находящейся в готовности ракете.

Вопреки инструкциям, на стартовой площадке собралось более ста человек: испытателей, конструкторов, военных. Бортовая автоматика ракеты включила отсчет времени запуска второй ступени и в 18.45 выдала соответствующую команду. Факел работающего двигателя разрушил топливные баки первой ступени. Начался пожар. Ядовитые компоненты топлива вылились на землю.

В этой катастрофе погибли Главнокомандующий РВСН, Главный маршал артиллерии Митрофан Неделин, главный конструктор НИИ-692 Борис Коноплев, заместитель председателя ГКОТ Лев Гришин, заместитель начальника полигона Байконур Александр Носов, заместители главного конструктора ракеты Василий Концевой и Лев Берлин. Главный конструктор Михаил Янгель чудом уцелел. За несколько минут до взрыва он, заядлый курильщик, отошел за укрытие на перекур.

"В огне погибли 74 человека… 49 человек получили ранения различной тяжести". (Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М.И.Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 115).

84 солдата и офицера, погибшие в момент катастрофы и умершие позже от ран, похоронены в братской могиле городского парка Байконура.

Наверное, только после этой трагедии специалисты стали представлять опасность, которую таит заправленная ракета. По свидетельству очевидцев, Митрофан Неделин имел привычку садиться на стул неподалеку от ракеты и наблюдать за подготовкой к старту. Вот как описывает один из эпизодов генерал-лейтенант в отставке, бывший испытатель полигона Байконур Алексей Калашников:

"Я вспоминаю случай, когда во время подготовки ракеты Р-14 к пуску на 21-й стартовой площадке находился маршал артиллерии М.И.Неделин. Он сидел на стуле недалеко от ракеты, стоящей на пусковом устройстве. Как правило, в таких случаях рядом с ним находилась группа офицеров, генералов, представителей главных конструкторов и ведомств, не имеющих прямого отношения к подготовке ракеты к пуску. По окончании комплексных проверок ракеты Р-14 мы с Михаилом Кузьмичем (Янгелем – прим. авт.) подошли к М.И.Неделину. Я доложил результаты комплексных испытаний и предложил заправлять ракету и проводить пуск. С этим предложением маршал согласился. Я дал команду: "Подготовиться к заправке!" А затем снова подошел к М.И.Неделину и попросил его оставить стартовую позицию. Он выразил неудовольствие. Михаил Кузьмич, который стоял рядом, меня поддержал: "Митрофан Иванович, требовательность Алексея Сергеевича правильная. Заправка ракеты всегда таит в себе неприятности…" Маршал взял стул, на котором сидел, и ушел со стартовой площадки, а за ним последовала и вся группа". (Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С. 117-118).

Летно-конструкторские испытания Р- 16 были отложены на несколько месяцев. Первый после аварии успешный испытательный пуск состоялся 2 февраля 1961 года с площадки № 43 полигона Байконур. Завершились ЛКИ в феврале 1962 года. По данным НПО "Энергомаш", решение о постановке ракеты на боевое дежурство принято 20 октября 1961 года. Поданным ГКБ "Южное", МБР Р-16 для наземных стартовых комплексов была принята на вооружение 15 июня 1963 года.

Двигатель первой ступени РД-218 ракеты Р-16 состоял из трех двухкамерных модулей РД-217. Рулевой двигатель первой ступени имел четыре поворотных камеры сгорания. Вторая ступень оснащалась двухкамерным двигателем РД-219. Рулевой двигатель второй ступени – четырехкамерный. Каждый дви- гатель-модуль имел один ТНА, газогенератор и автоматику. Запуск маршевого двигателя второй ступени осуществлялся при достижении расстояния между разделившимися ступенями 10 – 15 м. Маршевые ЖРД разработаны в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко. Двигатели изготовлялись на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске, Омском моторостроительном заводе и Красноярском машиностроительном заводе.

"Первоначально стартовый комплекс на базе МБР Р-16 проектировался как наземный подвижной, однако проработки показали, что этот вариант крайне сложен и громоздок. Было принято решение о создании комплекса наземного стационарного базирования. Именно в таком варианте комплекс и был принят на вооружение в 1961 г. Наземный стартовый комплекс для МБР Р-16 (условное обозначение "Шексна-Н") включал в себя боевые стартовые позиции, на которых располагались по два стартовых устройства с общими командным пунктом и хранилищем ракетного топлива. Для комплекса были установлены готовности, в основном подобные тем, что применялись для комплексов с ракетами Р- 12 и Р-14. Высшей степенью боевой готовности являлась полная готовность. Только при этой степени готовности ракета заправлялась компонентами ракетного топлива". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 114).

В состав наземного стартового комплекса "Шексна-Н" входили два открытых стартовых устройства, командный пункт, ремонтно-техническая база и хранилища компонентов топлива. Транспортно-установочное оборудование ракетного комплекса разработано Московским КБТМ под руководством Владимира Петрова.

Система управления разработана под руководством главного конструктора НИИ-944 Виктора Кузнецова. В разработке СУ принимали участие главные конструкторы НИИ-692 Борис Коноплев и Владимир Сергеев.

Р-16 – это первая МБР, оснащенная двигателями на высококипящем хранимом топливе и автономной системой управления. Ракета имела гарантийный срок хранения в заправленном состоянии 30 суток. Для торможения корпуса второй ступени ракеты при отделении ГЧ использовались пороховые ракетные двигатели.

Поданным РВСН, 1 ноября 1961 года первые два ракетных полка Р-16 с пусковыми установками наземного типа поставлены на боевое дежурство в Юрье Кировской области, один полк – под Нижним Тагилом и боевая стартовая станция на Байконуре. В этом же году под Плесецком началось строительство наземных боевых стартовых комплексов для МБР Р-9А и Р-16. На вооружении полка с ракетами Р-16 для наземных стартовых комплексов имелись три пусковые установки. Первоначально позиционный район полка носил название боевой стартовой станции. Отдельно располагался пристартовый городок.

К 1972 году последние боевые ракетные комплексы Р-16 наземного старта были сняты с боевого дежурства.

Р-16. ВК64 [SS-7. Saddler]

Р-16 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для наземных стартовых комплексов. Разработана в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля. Проектирование начато 17 декабря 1956 года. При подготовке ракеты к первому испытательному пуску 24 октября 1960 года произошла катастрофа. Первый успешный испытательный пуск проведен на полигоне Байконур 2 февраля 1961 года. Испытания завершены в феврале 1962 года. Комплекс для наземного старта поставлен на боевое дежурство 1 ноября 1961 года. Принят на вооружение 15 июня 1963 года.

Первая ступень оснащена маршевым двигателем РД-218 (8Д712), состоящим из трех двухкамерных модулей РД-217. Вторая ступень оснащена двухкамерным маршевым двигателем РД-219 (8Д713). Двигатели спроектированы в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Рулевой двигатель первой ступени имеет четыре поворотных камеры сгорания. Рулевой двигатель второй ступени – четырехкамерный. Стартовое устройство – стационарная наземная пусковая установка – создано под руководством главного конструктора КБ Новокраматорского машиностроительного завода В.И.Капустинского и главного конструктора Ленинградского ЦКБ-34 Евгения Рудяка. Способ старта – газодинамический. Компоненты топлива – горючее НДМГ и окислитель АК-27И. Автономная инерциальная система управления разработана в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова и в НИИ-692 под руководством Бориса Коноплева и Владимира Сергеева. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Ядерный боезаряд создан под руководством Самвела Кочарянца. Серийное производство ракет развернуто в 1961 году на Государствен- ном союзном заводе № 586 в Днепропетровске и Омском авиазаводе № 166.

Максимальная дальность стрельбы с "легкой" ГЧ, км 13 000

Максимальная дальность стрельбы с "тяжелой" ГЧ, км  10 500

Максимальная стартовая масса, г 140

Масса топлива, т 130

Масса приборов системы управления, кг 440

Масса головной части, т 1,4-2,1

Длина ракеты, м 34,3

Максимальный диаметр корпуса первой ступени, м 3

Максимальный диаметр корпуса второй ступени, м 2,7

Тяга маршевой двигательной установки первой ступени у земли, тс 226

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени у земли, кгс-с/кг 246

Время работы маршевого двигателя первой ступени, с 90

Тяга маршевого двигателя второй ступени, тс 90

Удельный импульс тяги маршевого двигателя второй ступени, кгс-с/кг 293

Время работы маршевого двигателя второй ступени, с 125

Р-16У. 8К64У

Разработка МБР Р-16У, унифицированной для наземного и шахтного способов базирования, начата в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля 30 мая 1960 года. Первый пуск на полигоне Байконур Р-16У с наземного старта произведен 10 октября 1961 года.

Разработка шахтной пусковой установки группового старта "Шексна" начата в ЦКБ-34 под руководством Евгения Рудяка после выхода приказа ГКОТ от 14 июня 1960 года о создании шахтных пусковых установок для ракет Р-12, Р-14, Р-16 и Р-9.

ЕВГЕНИЙ РУДЯК родился в 1908 году. Его трудовая деятельность началась в 1932 году в КБ Ленинградского завода "Большевик" (в прошлом и ныне – "Обуховский завод"). В 1937 году он был назначен руководителем проекта самоходной артиллерийской установки Б-23, а в 1939 году – главным конструктором заводского проектно-конструктор- ского отдела.

В начале войны конструкторский отдел Евгения Рудяка эвакуируется в Сталинград, но сам главный конструктор остается в Ленинграде, чтобы закончить разработку крайне необходимых городу железнодорожных артиллерийских установок. В ноябре 1941 года, закончив работу, Рудяк уезжает в подмосковные Мытищи, где работает главным конструктором машиностроительного завода. Из Подмосковья его направляют в Сталинград. Рудяк назначается главным конструктором КБ-2 завода "Баррикады", где были собраны эвакуированные конструкторские коллективы завода "Большевик" и Ленинградского металлического завода.

Спустя некоторое время коллективы конструкторов были переведены в Юргу, где на строящемся заводе № 75 созда

ется Конструкторский отдел морского вооружения. Из Юрги в 1943 году группа Евгения Рудяка переезжает в Подлипки, где создается Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ) Василия Грабина. В 1944 году Рудяк возвращается в Ленинград и приступает к работе в Морском артиллерийском центральном конструкторском бюро (МАЦКБ) под руководством главного конструктора Ильи Иванова.

В середине 1950-х годов, по решению правительства страны, КБ Рудяка приступает к разработке стартовых установок баллистических ракет подводных лодок, морских крылатых и зенитных ракет. В 1960 году начинается разработка шахтных пусковых установок МБР.

"Принятые в период 1945-1961 годов на вооружение Военно-Морского Флота артиллерийские и стартовые установки, главным конструктором которых являлся Е. Г. Рудяк, по своим тактико-техническим и эксплуатационным характеристикам не уступали лучшим мировым образцам и длительное время находились в эксплуатации на флоте".(Б.Г.Лисичкин "Евгений Георгиевич Рудяк". "Невский бастион", Вып. 5. 1998).

МБР Р-16

Занимаясь разработкой ШПУ для Р- 16У, Евгений Рудяк впервые предложил установить в шахту пусковой стакан. Это давало возможность во время старта ракеты через специальные отверстия между шахтой и пусковым стаканом отводить наружу газовую струю работающих двигателей.

Ракета в шахте подвешивается на пружинах, что позволяет сохранить ее боевое состояние при сейсмическом воздействии ударной волны ядерного взрыва, произведенного в непосредственной близости. Сверху шахта закрывается крышей, также обеспечивающей защиту от ударной волны. Основные принципы конструкции ШПУ, разработанной Евгением Рудяком, были впоследствии использованы в конструкциях ШПУ, созданных в других конструкторских бюро.

Групповая шахтная стартовая позиция "Шексна" 8П865 состояла из трех пусковых установок с ракетами и подземного командного пункта котлованного типа. Первый испытательный пуск Р-16У из ШПУ состоялся 13 июля 1962 года на полигоне Байконур (по другим данным – в этот день проведен пуск образца ракеты Р-16). В мае 1963 года произведен одновременный пуск трех ракет из ШПУ на полигоне Байконур.

В 1961 году были проведены пуски ракет на максимальную дальность в акваторию Тихого океана. Вспоминает генерал-майор в отставке Александр Савельев:

"Боевые расчеты полковника Харченко на полигоне успешно сдали зачеты и были допущены для пуска усовершенствованной ракеты Р-16У. Этот боевой пуск впервые в Советском Союзе в акваторию Тихого океана был осуществлен в июле 1961 года".(Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны-ракетчики рассказывают. – М.: ЦИПК, 1996. С. 176).

Для наблюдения за пусками ракет использовалась группа судов, получившая название Тихоокеанская гидрологическая экспедиция (ТОГЭ-4).

В конце 1950-х годов в Финляндии были закуплены четыре рудовоза, которые впоследствии были переоборудованы в корабли наблюдения за пусками ракет. В 1961 году на кораблях установлены РЛС дальнего обнаружения "Кливер", разработанные в Московском ОКБ "Салют" и выпускавшиеся Московским заводом "Салют" Минсудпрома. Позже в СССР были построены специальные корабли "Маршал Неделин" и "Маршал Крылов" проекта 1914, разработанного в Ленинградском ЦНИИ имени академика А.Н.Крылова.

"Ракетные войска для обеспечения пусков ракет на максимальную дальность в район "Акватория" привлекают измерительные средства бригады кораблей измерительного комплекса из состава Тихоокеанского флота, дислоцируемого в г. Петропавловск-Камчатский. В настоящее время в состав бригады корабельного измерительного комплекса входят: два корабля – "Сахалин" и "Спасск" постройки 1959 года, находятся на за вершающем этапе своего жизненного цикла; два корабля – "Чижма" и "Чумикан" постройки 1963 года; два корабля – "Маршал Неделин", "Маршал Крылов" введены в эксплуатацию в 1987 и 1990 годах соответственно. Планируемый срок эксплуатации – 20 лет". (Ракетные войска стратегического назначения /Под. ред. И.Д.Сергеева – М.: ЦИПК, 1998. С. 94).

25 ноября 1961 года принято решение правительства о постановке ракет Р-16У на боевое дежурство. Однако оно не было выполнено. В 1962 году завод № 586 приступил к серийному производству ракет. После проведения серии летно-конструкторских испытаний в

1963 году первые полки первых отечественных шахтных МБР были поставлены на боевое дежурство. По данным ГКБ "Южное", 15 июля 1963 года Р-16У в ШПУ группового старта "Шексна-В" приняты на вооружение. По данным НПО "Энергомаш", 15 июня 1963 года принята на вооружение Р-16У для наземных и шахтных пусковых установок.

МБР Р-16 и Р-16У несли боевое дежурство в ракетных дивизиях, дислоцированных вблизи городов Бершеть Пермской области, Верхняя Сапда (Нижний Тагил) Свердловской области, Выползово Тверской области, Итатка Томской области, Йошкар-Ола Марийской АССР, Новосибирск, Шадринск Курганской области, Юрья Кировской области, а также на Байконуре и в Плесецке.

На вооружении полка с ракетами Р- 16У для групповых шахтных стартовых комплексов имелись три пусковые установки. Групповые шахтные комплексы были разнесены на расстояние 8-10 км друг от друга.

Максимальное количество ракет Р-16 и Р-16У было развернуто к 1965 году. В это время на боевом дежурстве находились 183 пусковых установки МБР обеих модификаций. В 1974-1977 годах 210 пусковых установок МБР Р-16У и Р- 9А были сняты с боевого дежурства, демонтированы или уничтожены.

Р-16У. 8К64У [SS-7. Saddler]

Р-16У- двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета, унифицированная для наземных и шахтных групповых стартовых комплексов. Создана в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля. Разработка начата 30 мая 1960 года. Испытания с наземного старта на полигоне Байконур начаты 10 октября 1961 года. Первый пуск с ШПУ произведен 13 июля 1962 года. Испытания завершены в 1963 году. Комплекс принят на вооружение 15 июля 1963 года. Поставлен на боевое дежурство в 1964 году. Основные характеристики ракеты Р- 16У аналогичны характеристикам ракеты Р-16.

Р -26. 8К66

23 мая 1960 года постановлением правительства ОКБ-586, возглавляемому Михаилом Янгелем, поручена разработка ракеты Р-26 (8К66) с ампулизи- рованными топливными баками. Это был один из первых проектов ампулизированной МБР. Предполагалось размещение ракет на наземных стартовых комплексах и в шахтных пусковых установках группового старта. Летно-конструкторские испытания должны были начаться в декабре 1961 года. Разработка ЖРД первой и второй ступеней поручена ОКБ-456 Валентина Глушко и КБ-4 ОКБ-586 Михаила Янгеля.

Р-26

Вспоминает полковник в отставке Георгий Смысловских:

"В феврале 1962 года на вновь построенной площадке № 41а (полигон Байконур – прим. авт.) была сформирована стартовая группа для планируемых испытаний и пусков ракеты Р-26. Я был назначен начальником группы, заместителем по НРС Н.Ф.Сысуев. На технической позиции был смонтирован испытательный участок, велись работы с электрическим макетом изделия Р-26. На площадке № 41а построили старт, командный пункт, было смонтировано проверочно-пусковое оборудование, проведены примерочные испытания макета изделия". (Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны-ракетчики рассказывают. – М.: ЦИПК, 1996. С. 204). В апреле 1962 года правительством страны принимается решение о начале разработки МБР Р-36 для одиночных стартовых комплексов. 9 июля 1962 года в связи с приоритетом в создании ракеты Р-36 работы по МБР Р-26 прекращены. 7 ноября 1964 года ракета была показана на параде в Москве.

Максимальная проектная дальность стрельбы, км 10 500

Длина ракеты, м  24,3

Максимальный диаметр корпуса первой ступени, м 2,7

Максимальный диаметр корпуса второй ступени, м 2,4

Стартовая масса ракеты, т 87

Р-38

В 1962 году ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля разработало два варианта проекта малогабаритной межконтинентальной баллистической ракеты Р-38 двухступенчатой и одноступенчатой схем.

"В 1960-1961 гг. НИИ-88 на основании системных исследований, подкрепленных моделированием, выступил перед заказчиком и Госкомитетом по оборонной технике с предложением, наряду с развитием направления больших и тяжелых межконтинентальных ракет, разрабатывать малогабаритную межконтинентальную жидкостную баллистическую ракету с малым зарядом. Ракетный комплекс получался компактным, удобным в эксплуатации, в обеспечении его живучести и, естественно, экономичным. Поначалу военному руководству он показался непривлекательным, поскольку в эпоху бурного развития мощности спецзарядов создание такого комплекса как бы означало движение назад. Однако ОКБ-586 М.К.Янгеля поддержало предложение института и инициативно выпустило в 1962 г. два варианта проекта малогабаритной баллистической межконтинентальной ракеты одноступенчатой и двухступенчатой схем". (Ю.А.Мозжорин "Ракетное и космическое вооружение" в кн. "Советская военная мощь от Сталина до Горбачева". -М.: Издательский дом "Военный парад", 1999. С. 228-229).

В результате обсуждений проектов малогабаритной МБР Р-38 и легкой МБР Владимира Челомея 8К84 был принят к реализации проект 8К84. Разработка Р- 38 была прекращена.

Р -9. 8К75

В апреле 1958 года главные конструкторы ракетной техники направили в правительство предложение о разработке новой ракеты Р-9 на кислородно-керосиновых двигателях. 13 мая 1959 года было принято постановление правительства об ускорении сроков разработки МБР Р-16 в ОКБ-586 Михаила Янгеля на высококипящих компонентах топлива и о создании МБР Р-9 в ОКБ-1 Сергея королева на переохлажденном кислороде. По свидетельству исследователей и очевидцев, в то время у руководства страны еще не было определенного мнения о том, какой конструкции следует отдать предпочтение: МБР на низкокипящих или МБР на высококипящих компонентах топлива. Видимо поэтому, было принято решение о параллельной разработке двух проектов. Эскизный проект ракеты Р-9 с двигателем РД-111 Валентина Глушко завершен в октябре 1959 года.

"С 1959 г. разрабатывалась МБР Р- 9, для которой предусматривался только наземный открытый старт. После 1960 г. в проектные материалы были внесены изменения и начата разработка модернизированной МБР Р-9А. пригодной для пуска как с наземных стационарных, так и из шахтных пусковых установок". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 125).

Р -9А. 8К75

Разработка двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты Р- 9А на низкокипящих компонентах топлива, унифицированной для наземных и групповых шахтных комплексов, начата з ОКБ-1 под руководством Сергея Королева после входа постановления правительства от 30 мая 1960 года и приказа Госкомитета по оборонной технике от 22 ноября 1961 года. Большой вклад в разработку ракеты внес заместитель главного конструктора ОКБ-1 Василий Мишин.

Вспоминает Борис Черток:

"Мишин первым высказал революционную идею об использовании переохлажденного жидкого кислорода. Если вместо минус 183°С, близких к точке кипения кислорода, понизить его температуру до минус 200°С, а еще лучше – до минус 210°С, то, во-первых, он займет меньший объем и, во-вторых, резко уменьшатся потери на испарение. Если такую температуру удастся поддержать, можно будет осуществить скоростную заправку: кислород, попадая в теплый бак, не будет бурно вскипать, как это происходит во всех наших ракетах от Р-1 до Р-7 включительно". (Черток Б.Е.. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. – М.: Машиностроение. 1997. С. 27).

Мишин предложил также использовать вакуумную изоляцию и целый ряд других оригинальных решений, в результате применения которых потери кислорода при транспортировке, хранении и заправке сократились в 500 раз!

"Для ракеты Р-9А были разработаны три варианта боевых стартовых комплексов: наземный стационарный

– "Десна-Н", полуавтоматизированный

– "Долина" и шахтный

– "Десна-В" (названия "Десна-Н" и "Десна-В" встречаются в литературе, но в данных, приводимых ГСКБ Спецмаш, применяется только название "Десна" – прим. авт.). Основной задачей при создании ракетных комплексов на базе МБР Р-9А было возможно большее повышение их боеготовности и для этого было сделано все, что можно было сделать при использовании топлива на основе жидкого кислорода. Наземный полуавтоматизированный стартовый комплекс "Долина" имел в своем составе две пусковые установки (каждая со стационарным установщиком), заглубленный командный пункт управления, обвалованные хранилища горючего и окислителя, хранилища ракет и при- стартовый пункт радиоуправления".(Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 125). Головной организацией по разработке незащищенного наземного стартового комплекса стало ГСКБ Спецмаш, возглавляемое Владимиром Барминым.

"На первом этапе работ предложения В. П.Бармина о создании полностью автоматизированного стартового комплекса для этой ракеты приняты не были. Была поставлена задача – создать в кратчайшие сроки экспериментальный стартовый комплекс для обеспечения быстрейшей отработки ракеты с максимально возможным использованием агрегатов из других ракетных комплексов. В сжатые сроки была разработана экспериментальная пусковая установка в составе 28 агрегатов и устройств, которая в конце 1962 года была введена во временную эксплуатацию на космодроме Байконур".(Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 49).

МБР Р-9А

Первый наземный стартовый комплекс "Десна-Н" был построен на площадке № 71 Байконура. В его состав входили две пусковые установки, командный пункт, хранилища ракет и топлива. Вскоре он был разрушен при аварийном пуске ракеты.

Следует отметить, что разработчиками стартовых комплексов Р-9А предлагались самые различные варианты. В частности, рассматривались укрепленный наземный, траншейный, мобильный на морской барже, контейнерный и другие варианты.

В соответствии с приказом ГКОТ от 14 июня 1960 года о разработке шахтных пусковых установок для ракет Р-12, Р-14, Р-16 и Р-9 коллектив ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина приступил к созданию ШПУ "Десна" 8П864.

"После конструкторских проработок и расчетов, а также с учетом результатов, проведенных в НИИ-88холодных и горячих продувок газодинамических моделей шахт, В.П.Барминым в качестве основного для дальнейших работ был принят для всех ракет вариант шахты с кольцевым газоходом и стартом ракет из шахты без направляющих… Исходя из того, что ракеты Р-12, Р-14 и Р-9А, созданные для запуска их с наземных стартовых комплексов,не могли храниться в шахтах в заправленном виде, а также учитывая на том этапе достигнутые боевые возможности ракетно-ядерного оружия вероятного противника по поражению незащищенных комплексов, заказчиком было принято решение о создании и строительстве групповых стартовых комплексов для этих ракет с защищенностью от воздействия ядерного взрыва в несколько кг/см² ". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Ге- неральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 54). Групповой шахтный стартовый комплекс "Десна" состоял из трех ШПУ, размещенных в линию. Пусковой стол был расположен на глубине 25 м. Командный пункт, хранилища окислителя, горючего и сжатого газа, блок электроснабжения размещались в двух сооружениях технологического блока. Все сооружения были заглублены и сообщались ходами. Автономное питание осуществлялось от дизель-электростанций. Время приведения Р-9А в ШПУ "Десна" в состояние боевой готовности доведено до двух часов. Первый шахтный комплекс был построен на площадке № 70 Байконура.

Параллельно в ОКБ-1 Сергея Королева при участии ГСКБ Спецмаш Владимира Бармина разрабатывался наземный автоматизированный стартовый комплекс "Долина". Комплекс "Долина" был построен на площадке № 75 полигона Байконур.

"В результате проведенных работ был разработан и предложен для серийного производства автоматизированный стартовый комплекс, предназначенный для длительного содержания 8 ракет Р-9А в состоянии боевой готовности, подготовки ракет к пуску и их последовательного пуска с двух пусковых установок. В этом предложении предусматривалось, что ракеты на таком стартовом комплексе хранились на самоходных подъемно- транспортных тележках в хранилищах при каждой пусковой установке. При подготовке ракеты к пуску она дистанционно, с управлением из командного пункта, транспортировалась на этой тележке к пусковому устройству. Тележка при наезде на установщик автоматически стыковалась с ним. Производились подъем ракеты в вертикальное положение, установка ее на пусковое устройство с автоматической стыковкой заправочных коммуникаций, подстыковка кабелей и прицеливание. После заправки ракеты компонентами топлива и сжатыми газами в автоматическом режиме дистанционно производились предпусковые операции и пуск ракеты". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 50).

Эффективное устройство для установки Р-9А на пусковой стол за тридцать секунд разработали конструкторы ЦКБ тяжелого машиностроения. Вот как происходила установка ракеты Р-9А на наземное стартовое сооружение:

"На стрелу по рельсовым путям наезжает тележка с ракетой и фиксируется на стреле. Стрела поднимается в вертикальное положение вместе с тележкой и ракетой. Ракета вместе с тележкой опускается вертикально вниз с помощью гидрофицированного привода, и ракета устанавливается на стартовый стол. Стрела с тележкой перед стартом отсоединяется от ракеты и опускается в горизонтальное положение, после чего тележка убирается со стартовой позиции, а установщик приводится в состояние хранения". (Леонтенков А.А., Васильев Г.Ю., Кондаков В. И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/ Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М., 1997. С. 68).

Вот как описал мне процесс подготовки ракеты к старту с комплекса "Долина" академик Василий Мишин:

"Последовательно производились следующие операции: заправка ракеты компонентами топлива, включение системы раскрутки гироскопов, вывоз ракеты на старт, установка ракеты на пусковой стол. После нажатия оператора на кнопку "пуск" производилась заправка ракеты компонентами топлива. Все операции производила АСПС – автоматическая система производства старта. Вмешательства людей не требовалось. Это была для своего времени довольно совершенная система. Время боеготовности комплекса исчислялось со времени начала заправки".

Было значительно снижено время предстартовой подготовки. "… Удалось довести время готовности Р-9 к пуску, считая от горизонтального положения, до 20 минут. Неожиданно оказалось, что дальнейшее сокращение цикла готовности определяет не процесс заправки, а время раскрутки гироприборов до номинального числа оборотов – 60 000 в минуту. На этот процесс требовалось 15 минут. Как же американцы ухитряются доводить готовность до двух-трех минут? Вскоре мы получили информацию, что на американских ракетах роторы гироприборов вращаются непрерывно в течение всего дежурства". (Черток Б.Е.. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. – М.: Машиностроение. 1997. С. 58). Стартовые комплексы "Долина" (наземный) и "Десна-В" (шахтный) были приняты на вооружение, комплекс "Десна-Н" (наземный) на вооружение не принимался. Комплексы "Долина" были первыми в СССР автоматизированными боевыми стартовыми комплексами.

Перед принятием на вооружение развернулось строительство ШПУ в будущих позиционных районах. Вот как описывает инспектирование строительства ракетных шахт заместитель главного конструктора Сергея Королева – Анатолий Абрамов:

"Приехали на одну из шахт (имеется в виду строящаяся шахта Р- 9А – прим. авт.), где основные бетонные работы были закончены и шел монтаж внизу. Устинов (в то время – председатель Военно-промышленной комиссии – прим. авт.) сразу же захотел посмотреть, как идет монтаж. Спуститься вниз можно было либо забравшись в бадью, которую кран опустит вниз, либо опуститься по скобам, забетонированным в стенку шахты. Болтаться в бадье Дмитрий Федорович признал не солидным и устремился к краю шахты, приглашая последовать за ним желающих генералов и полковников. Последовало замешательство. Командиры, потупив глаза, тоскливо посматривали на свои солидные животики и не слишком мозолистые и мускулистые руки. Но дисциплина и гордость взяли верх, и 2-3 человека начали спускаться. Минут через сорок группа вернулась. Вид у них был, как говорят, не позавидуешь: мокрые, бледные, тяжело дышащие. Если отбросить шутки, то эти немоложавые мужчины проявили большое мужество, ведь глубина соответствовала десятиэтажному дому". (Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны-ракетчики рассказывают. М.: ЦИПК. 1996. С. 21). Первоначально разработкой маршевого кислородно-керосинового двигателя первой ступени НК-9 (8Д717) для Р- М занималось Куйбышевское ОКБ-276, возглавляемое Николаем Кузнецовым. Ныне предприятие возглавляет Евгения Гриценко). Его конструкторское бюро специализировалось на разработке мощных турбовинтовых двигателей. В частности, здесь был разработан двигатель НК-12 для стратегического бомбардировщика ТУ-95.

Позже к работе был подключен колектив ОКБ-456, возглавляемый Валентином Глушко. В его конструкторском бюро был создан маршевый четырехкамерный ЖРД РД-111, который и был установлен на первой ступени ракеты.

"По сравнению с двигателями комплекса Р-7 были приняты следующие решения: отказаться от перекиси водорода как источника рабочего тела для турбины, обеспечив нужные параметры за за счет сжигания в газогенераторе части основных компонентов топлива с избытком горючего; отказаться от наддува баков азотом и следовательно, от азотной системы на борту ракеты. Наддув баков обеспечивать нагретыми газами: бак окислителя – кислородом, отбираемым поле насоса, испаряемым и подогреваемым в теплообменнике; бак горючего – газами, отбираемыми за газогенератором и охлаждаемыми до нужного уровня в том же теплообменнике. Теплообменник – агрегат двигателя; отказаться от рулевых камер и соответствующих агрегатов, впервые разработать компоновку мощного двигателя с качающимися четырьмя основными камерами при неподвижном относительно ракеты ТНА…". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. М.: Машиностроение, 1998. С. 495).

Маршевый двигатель второй ступени РД-0106 и рулевой двигатель второй ступени РД-461 разработаны в КБ химавтоматики под руководством Семена Косберга.

СЕМЕН КОСБЕРГ родился в 1903 году. В 1930 году, после окончания Московского авиационного института, работал в Центральном институте авиационного моторостроения, где прошел путь от инженера до начальника исследовательского отдела. В 1940 году он был назначен заместителем главного конструктора агрегатного конструкторского бюро (АКБ) Московского авиационного карбюраторного завода № 33. 13 октября 1941 года назначен главным конструктором Опытно-конструкторского бюро, созданного на базе АКБ авиазавода N9 33. Эта дата считается днем основания Конструкторского бюро химической автоматики.

В годы войны предприятие было эвакуировано в Бердск, где получило название ОКБ-296. В период эвакуации разрабатывало агрегаты непосредственного впрыска топлива авиационных моторов для истребителей ЛА-5, ЛА-7, бомбардировщиков ТУ-2, торпедоносцев ТУ-2Д.

В 1945 году ОКБ-296 переведено на Воронежский моторостроительный завод № 154. В послевоенный период разрабатывало топливную аппаратуру и агрегаты турбореактивных и турбовинтовых двигателей. С 1946 года – ОКБ-154 Воронежского механического завода.

В 1954 году самостоятельное ОКБ- 154 приступило к созданию авиационных ЖРД. Были разработаны двигатели Д-1, РД-0101 для истребителя Е-50А и РД-0102 для истребителя ЯК-27В. РД- 0102 является первым в стране кислородно-керосиновым ЖРД многоразового использования. С 1957 по 1960 год ОКБ, возглавляемое Косбергом, вело работы по созданию ЖРД РД-0200 и РД- 0201 для зенитных ракет.

В 1958 году началась совместная деятельность двух выдающихся конструкторов – Сергея Королева и Семена Косберга. Первая работа была выполнена в невероятно короткий срок. За девять месяцев для третьей ступени космической ракеты, созданной на основе Р-7, был разработан кислородно-керосиновый ЖРД РД-0105. Позже был разработан кислородно-керосиновый ЖРД РД-0109 для третьей ступени РН "Восток".

В 1959 году КБ приступило к разработке более мощного четырехкамерного кислородно-керосинового ЖРД РД- 0106 для второй ступени межконтинентальной баллистической ракеты Р-9А. Двигатель выполнен по открытой схеме с одним турбонасосным агрегатом. Камеры сгорания двигателя второй ступени установлены неподвижно, роль рулевых двигателей выполняли поворотные сопла, работавшие на отработанном тур- богазе. На базе этого двигателя разработаны модификации РД-0107 и РД- 0108 для третьих ступеней космических ракет-носителей "Молния", "Восход", а также РД-0110 для третьей ступени РН "Союз".

"Позднее в ОКБ-456 и в КБ химавтоматики были разработаны классификации индексации двигателей.

"Группа РД-100 и далее – кислородные двигатели;

группа РД-200 и далее – азотнокислотные и азотнотетраоксидные двигатели;

группа РД-300 и далее – фторные двигатели;

группа РД-400 и далее – ядерные двигатели (по данным, приведенным в книге "Однажды и навсегда…", в 1956 году вышло постановление правительства о разработке в СССР ракеты дальнего действия с ядерным двигателем. Главным конструктором ракеты был назначен Сергей Королев, главным конструктором двигателя – Валентин Гпушко, научным руководителем работ по созданию реактора для двигателя – Александр Лейпунский – прим. авт.);

группа РД-500 и далее – перекись- водородные двигатели;

группа РД-700 и далее – трехкомпонентные двигатели.

КБХА решило использовать разработанную Глушко классификацию обозначений двигателей…, но в качестве отличительного "фирменного" признака двигателей КБХА начинать численное обозначение с цифры "0"… Так появились обозначения двигателей КБХА – РД-0122 и др." (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 502). Система управления разработана в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина, командные приборы разработаны в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова, система радиоуправления – в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского.

"За несколько десятков секунд до конца активного участка полета бортовая аппаратура системы радиоуправления вступала в связь с наземным пунктом и начиналось управление полетом ракеты по направлению с помощью радиосистемы". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 124).

Управление полетом ракеты на участке работы двигателя первой ступени осуществлялось с помощью качающихся камер сгорания маршевого двигателя. Для ракеты разработаны два типа головных частей, имеющих ядерные заряды с различным тротиловым эквивалентом.

Первый испытательный пуск ракеты с наземной пусковой установки (вероятно, "Десна-Н") состоялся на полигоне Байконур 9 апреля 1961 года. ЯКИ комплекса "Десна" завершены 14 февраля 1963 года. 22 февраля 1963 году проведен первый пуск Р-9А с наземного комплекса "Долина". Первый пуск из шахтного комплекса "Десна" проведен 27 сентября 1963 года (по другим данным, пуск проведен в 1962 году). Всего в рамках летно-конструкторских испытаний проведено 54 пуска ракет. В феврале 1964 года летно-конструкторские испытания были завершены.

ЛКИ ракеты затянулись в силу ряда причин. В частности, потребовалась длительная доработка двигателя коллективом Валентина Глушко, который столкнулся с труднообъяснимым явлением высокочастотных колебаний в камере сгорания. Проблему удалось решить лишь со временем.

Первоначально серийное производство ракет предполагалось развернуть на Красноярском машиностроительном заводе. Позже серийное производство было развернуто на Куйбышевском заводе "Прогресс".

Во время испытаний ракеты Р-9А на полигоне Байконур произошла катастрофа.

"23 октября 1963 г. в шахте "В" произвели заправку учебной ракеты Р-9. В основном она прошла нормально. Однако было неосторожно пролито горючее – керосин. Загазованность шахты была примерно 32% кислорода при норме не более 21%. На следующий день в 11 ч местного времени расчеты стали спускаться в шахту "В" для работы. Они спустились на лифте на восьмой этаж. На отметке тридцать метров при входе в телеметрическую комнату заметили, что перегорела электролампочка. Лейтенант Щербаков стал ввертывать новую. Искра в электропатроне вызвала вспышку, и начался пожар. Щербаков, одежда которого была сильно пропитана кислородом, сгорел дотла; от него остались только каблуки сапог. Лейтенант Соннов и сержант Гудимов лежали на полу задохнувшиеся. В соседней комнате погиб представитель промышленности Иван Иванович Кулагин. Узнав о пожаре, начальник группы подполковник Николай Васильевич Жарков, не задумываясь о смертельной опасности и взяв с собой сержанта Соловьева и лифтера рядового Муртазина, захватив огнетушители, сел в лифт и стал спускаться на восьмой этаж для спасения людей. Немного ранее о пожаре узнал инженер-испытатель майор Первого научно-испытательного управления, который уехал с восьмого этажа, не доложив о случившемся Жаркову как начальнику объекта, и приказал дежурному электрику снять напряжение с лифта, в котором спускались Жарков, Соловьев и Муртазин. Лифт остановился между третьим и четвертым этажами, где они и погибли, сильно обгорев, из-за чего опознать их было чрезвычайно сложно. Капитан Николай Котов проводил работы на нулевой отметке шахты. Почувствовав запах гари и дыма, он по аварийному выходу, расположенному в коробе, где были проложены кабели, по лестнице-трапу добрался до оголовка шахты. Когда ему помогли подняться, он глотнул свежего воздуха и умер". (Байконур. Королев. Янгель/ Автор-составитель М.И.Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 66-67).

Трагедия произошла 24 октября 1963 года. Напомню: ровно за три года до этого, 24 октября 1960 года, произошла катастрофа при подготовке к пуску ракеты Р-16. Этот день на Байконуре называют "черным днем полигона". На этот день не планируется работ, в этот день не проводятся испытания ракетно-космической техники.

В декабре 1964 года воинские части с наземными и шахтными ракетными комплексами Р-9А заступили на боевое дежурство под Козельском, Омском и Тюменью. Стартовые комплексы боевых Р-9А были также в Плесецке и на Байконуре. 21 июля 1965 года МБР Р-9А в наземном и шахтном вариантах была принята на вооружение. Группировка насчитывала 27 пусковых установок. На вооружении полка с ракетами Р-9А для шахтных стартовых комплексов имелись три пусковые установки.

Вот что пишет о ракете Р-9А бывший начальник Главного управления ракетного вооружения генерал-лейтенант Николай Смирницкий:

"Значительным успехом при проектировании последнего на низкокипящем окислителе ракетного комплекса Р-9А является обеспечение полной автоматизации подготовки к пуску без участия боевых расчетов (включая такие трудоемкие операции, как заправка компонентами топлива). Полная автоматизация указанных процессов и применение в этом комплексе переохлажденного жидкого кислорода и средств поддержания его неснижаемого запаса в постоянной готовности к заправке позволили обеспечить достаточно высокую боевую готовность Р-9А (порядка 10 минут), обусловленную временем заправки ракеты компонентами топлива в форсированном режиме. К сожалению, по разным объективным и субъективным причинам высокосовершенный в конструктивном отношении ракетный комплекс Р-9А не был широко внедрен в войска". (цит. по ст. "Непростая судьба невезучей девятки". Авиация и космонавтика, № 1, 1999 г. С. 30). Из книги "Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин":

"Следует отметить, что в США при создании в это же время шахтных пусковых установок для ракет "Юпитер", "Атлас" и "Титан" не смогли найти решений, обеспечивающих возможность их пуска непосредственно из шахты. Их шахтные стартовые комплексы предусматривали только хранение ракет в шахтах, а для пуска ракеты поднимались лифтовой установкой на поверхность земли". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 60).

Из книги "Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США":

"МБР Р-9А представляла собой выдающуюся по своему совершенству ракету на низкокипящем окислителе. При создании этой ракеты был использован ряд прогрессивных технических решений, в результате чего она имела довольно высокий для первых МБР показатель энергомассового совершенства. .."(Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 126).

К 1972 году последние боевые ракетные комплексы Р-9А наземного (открытого) старта были сняты с боевого дежурства. В 1974 – 1977 годах , в соответствии с Договором ОСВ-1, в СССР были сняты с боевого дежурства и ликвидированы 210 пусковых установок МБР Р- 16У и Р-9А. Всего поданным, приводимым в печати, отечественной промышленностью было выпущено более 70 ракет Р-9А.

Р-9А. 8К75 [SS-8. Sasin]

Р-9А – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Разработана в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева. Ведущий конструктор Хомяков. Проектирование началось 30 мая 1960 года. Первый испытательный пуск с наземного старта на полигона Байконур состоялся 9 апреля 1961 года. Первый пуск из ШПУ – 27 сентября 1963 года (по другим данным – в 1962 году). ЛКИ завершены в феврале 1964 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство в декабре 1964 года. Комплекс для, наземных и шахтных ПУ принят на вооружение 21 июля 1965 года.

Первая ступень ракеты оснащена маршевым четырехкамерным ЖРД с качающимися камерами РД-111 (8Д716). Двигатель разработан в ОКБ-456 под руководством Валентина Гпушко. Вторая ступень ракеты оснащена маршевым четырехкамерным ЖРД РД-0106 (8Д715). Двигатель второй ступени создан в ОКБ-154 под руководством Семена Косберга. Компоненты топлива – керосин и жидкий кислород. Опытный стартовый комплекс наземного типа и шахтная пусковая установка "Десна" спроектированы в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. Наземный автоматизированный стартовый комплекс "Долина"разработан в ОКБ-1 Сергея Королева при участии Валентин на Глушко. Способ старта – газодинамический. Система управления разработана в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина, в НИИ-885 под руководством Михаила Рязанского и в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Система управления инерциальная с радиокоррекцией траектории полета. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Атомный боезаряд создан под руководством Самвела Кочарянца.

Серийное производство ракет развернуто на Куйбышевском заводе "Прогресс" (это новое название авиазавод № 1 получил в 1961 году).

Максимальная дальность стрельбы, км свыше 10 000

Максимальная стартовая масса, т.. 80,4

Масса головной части, т 1,6-2

Масса топлива, т  71

Масса незаправленной ракеты, т 9

Длина ракеты, м  24,3

Максимальный диаметр корпуса, м   2,68

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, тс 141

Тяга маршевого двигателя первой ступени в пустоте, тс 163

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени у земли, кгс с/кг 270

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени в пустоте, кгс ¦с/кг  311

Время работы маршевого двигателя первой ступени,с 105

Масса маршевого двигателя первой ступени, кг 1 480

Тяга маршевого двигателя второй ступени, тс  31

Время работы маршевого двигателя второй ступени, с 165

Р-9Б. 8К76

В 1958 году в адрес руководства страны Сергеем Королевым было направлено предложение о том, что возглавляемое им ОКБ-1 может приступить к разработке двух проектов новой МБР: Р-9А на низкокипящих компонентах топлива и Р-9Б на высококипящих компонентах. Позже, по свидетельству очевидцев, Королев сам отказался от проекта Р-9Б, отдав предпочтение ракете Р-9А с двигателями на освоенных кислороде и керосине.

" Буря". ЛА-350

В 1954 году в НИИ-88 велась разработка темы Т-2 "Теоретические и экспериментальные исследования по созданию двухступенчатой крылатой ракета с большой дальностью полета". В соответствии с постановлением правительства от 20 мая 1954 года в ОКБ-301 МАП под руководством Семена Лавочкина начаты работы по созданию межконтинентальной крылатой ракеты "Буря" (в печати приводятся названия 1А-350, В-350 и Изделие 350). Эскизный проект ракеты закончен в 1955 году.

Летные испытания на полигоне Капустин Яр начаты 1 июля 1957 г. С 1959 -ода пуски ракет проводились на полигоне Владимировка. До 16 декабря 1960 года в рамках ЛКИ произведено 17 пусков. Три пуска были аварийными. В ходе испытаний ни одна ракета не достигла проектной дальности полета.

Предсерийное производство развернуто на Куйбышевском авиазаводе N9 18. Всего было изготовлено 19 ракет.

Транспортные агрегаты для ракеты разрабатывались в КБТМ под руководством Владимира Петрова. Предполагалось, что пусковая установка ракеты может быть размещена на железнодорожной платформе. ГЧ должна была оснащаться ядерной боеголовкой. На ракете была впервые в нашей стране испытана система астронавигации.

Разработка ракеты прекращена в декабре 1960 г. По свидетельству специалистов, в случае завершения разработки межконтинентальная крылатая ракета "Буря" была бы принята на вооружение РВСН.

"Буря"

"Буран"

"Буря". ЛА-350

"Буря" – двухступенчатая межконтинентальная крылатая ракета. Разработка начата 20 мая 1954 года в ОКБ-ЗОІ МАП под руководством Семена Лавочкина. Летные испытания проходили на полигонах Капустин Яр и Владимировка с 1 июля 1957 года по 16 декабря 1960 года. Работы прекращены в декабре 1960 года.

Первая ступень (два ускорителя) оснащена ЖРД С2.1100, разработанным в КБ химического машиностроения под руководством Алексея Исаева. Вторая (маршевая) ступень оснащена сверхзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем РД-012, разработанным в ОКБ-670 МАП под руководством Михаила Бондарюка.

Проектная максимальная дальность стрельбы, км  8 000 (по другим данным – 8 500 км)

Стартовая масса, т  96

Масса ГЧ, кг  2 500 (по другим данным – 2 190 кг)

Длина ракеты, м 19,9

Скорость полета, чис. М 3

Высота полета на марше, м 17 500

Высота полета при подходе к цели, м 25 000

Тяга двигателя первой ступени, тс 68,6

Длина корпуса второй ступени, м  18

Диаметр корпуса второй ступени, м 2,2

Крейсерская тяга двигателя второй ступени, тс 7,6

" Буран" М-40

Разработка межконтинентальной крылатой ракеты наземного базирования "Буран" М-40 в соответствии с исследованиями, проводимыми в НИИ-88 по -теме Т-2, начата в соответствии с постановлением правительства от 20 мая 1954 года в ОКБ-23 МАП под руководством Владимира Мясищева. Главный конструктор ракеты – Г.Н.Назаров, ведущий проекта – Д.Ф.Орочко.

Ракета имела астроинерциальную систему управления. ГЧ ракеты должна была оснащаться ядерным боезарядом, Предсерийное производство начато на Машиностроительном заводе имени М.В.Хруничева. Для проведения летных испытаний были изготовлены два опытных экземпляра ракеты. В августе 1957 года начата подготовка к испытаниям ракеты. В ноябре 1957 года, перед началом летно-конструкторских испытаний, программа "Буран" была закрыта решением правительства страны.

По свидетельству специалистов, в случае завершения разработки межконтинентальная крылатая ракета "Буран" была бы принята на вооружение РВСН.

"Буран". М-40 "Буран" – двухступенчатая межконтинентальная крылатая ракета стационарного наземного базирования.

Первая ступень (четыре боковых ускорителя) оснащена жидкостным ракетным двигателем. Компоненты топлива – кислород и керосин. В некоторых источниках указывается, что двигатель разрабатывался в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко, однако найти подтверждения этому не удалось. Вторая (маршевая) ступень оснащена сверхзвуковым прямоточным ВРД РД-018А, разработанным в ОКБ-670 под руководством Михаила Бондарюка.

Максимальная дальность стрельбы, км 9 150 (по другим данным – 8 500 км)

Стартовая масса, т 125

Длина ракеты, м  24

Максимальный диаметр корпуса, м. 2,4 м.

Размах крыла, м  11,6

Масса полезной нагрузки, т 3,4

Скорость полета, чис.М  3

Крейсерская высота полета, км 18,2

Тяга двигателя первой ступени, тс 55 (общая тяга двигательной установки – 220 тс).

Длина корпуса первой ступени, м 19,1

Диаметр корпуса первой ступени, м 1,2

Крейсерская тяга двигателя второй ступени, тс 10,6

Длина корпуса второй ступени, м  23,3

Диаметр корпуса второй ступени, м 2,4

РВСН И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЯ В 1960-Е ГОДЫ

В 1960 году на базе инженерных бригад РВГК сформированы управления дивизий РВСН в городах и поселках Гвардейск Калининградской области, Уссурийск Приморского края, Коломыя, Луцк и Хмельницкий на Украине, Шяуляй в Литве, Пружаны, Поставы и Мозырь в Белоруссии, Валга в Эстонии.

В 1961 году сформированы управления дивизий и бригад РВСН в городах и поселках Кострома, Йошкар-Ола, Орджоникидзе, Новосибирск, Томск (в 1962 году управление переведено в поселок Гладкая Красноярского края), Нерчинск Читинской области (в 1965 году управление переведено в поселок Дровяная), Тюмень (в 1964 году управление переведено в Алейск Алтайского края), Биробиджан (в 1964 году управление переведено в Татищево Саратовской области), Выползово Калининской области, Юрья Кировской области, Шадринск Курганской области, Свободный Амурской области, Козельск Калужской области, Остров Псковской области, Верхняя Сапда Свердловской области, Оловянная Читинской области, Бершеть Пермской области, Тейково Ивановской области, Итатка Томской области, Ромны, Белокоровичи и Первомайск на Украине, Лида в Белоруссии, Джамбул в Казахстане, Кармелава в Литве.

В 1965 году сформированы управления дивизий и бригад РВСН в городах и поселках Домбаровский Оренбургской области, Ужур Красноярского края, Кар- талы Челябинской области, Державинск, Жангизтобе и Сарыозек в Казахстане.

В 1960 году начинает функционировать Центральный узел связи Ракетных войск, создается управление начальника войск связи. Разворачиваются работы по созданию космической связи и автоматизированной системы боевого управления войсками (АСБУ РВСН).

В 1964 году для охраны боевых стартовых позиций устанавливаются огневые сооружения, электрифицированные и минно-взрывные заграждения, технические средства обнаружения. Вместо караулов, осуществлявших охрану ракетных войск, создаются специальные подразделения. Вводится новая система технического обслуживания ракетных комплексов – единые регламенты. В это время была определена одинаковая периодичность обслуживания всех боевых стартовых позиций с групповыми пусковыми установками.

В ноябре 1966 года были поставлены на боевое дежурство первые полки, вооруженные ракетными комплексами Р-36 (Ужур) и 8К84 (Дровяная, Гладкая и Бершеть) для ШПУ одиночного старта. Комплексы были приведены в состояние высшей боевой готовности: пуск всех ракет БРК осуществлялся дистанционно в считанные минуты. Были созданы дежурные силы ракетной части, способные, после получения приказа, решать весь комплекс задач, включая подготовку и проведение пуска. В состав дежурных сил включены автоматизированные системы управления.

С 1962 по 1963 год Главнокомандующим РВСН был заместитель министра обороны СССР, Маршал Советского Союза Сергей Бирюзов.

СЕРГЕЙ БИРЮЗОВ родился в 1904 году. В годы Великой Отечественной войны был командиром стрелковой дивизии, начальником штаба армии, фронта. С 1944 года – командующий 37-й армией, главный военный советник при Болгарской Народной Армии. В 1963 году назначен начальником Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. К сожалению, талантливый военачальник Бирюзов трагически погиб в авиакатастрофе 19 октября 1964 года. Сергей Бирюзов – Герой Советского Союза.

В 1963 году принято решение об образовании еще одного испытательного полигона МБР – Плесецка. После окончания строительства ему было присвоено наименование Научно-исследовательский испытательный полигон ракетного и космического вооружения Министерства обороны НИИП-53. "В 1964 году был создан полигон Плесецк на базе боевого объекта "Ангара", сформированного в 1957-1958 годах. 1966 год поистине стал годом становления полигона как научно-ис- следовательского учреждения Министерства обороны СССР. Наряду с несением боевого дежурства ракетными частями, вооруженными ракетами Р-7, Р-9А и Р- 16У, главными задачами, которые решал полигон, стали научно-испытательные работы". (Ракетные войска стратегического назначения / Под. ред. И.Д.Сергеева – М. : ЦИПК, 1998. С. 94).

Период развития отечественных МБР середины 1960-х годов характеризуется созданием первой "тяжелой" ракеты Р-36, первой массовой "легкой" ракеты 8К84 и первой твердотопливной РТ-2. Межконтинентальные ракеты Р-36, 8К84 и модифицированная РТ-2П были первыми МБР, оснащенными комплексами средств преодоления противоракетной обороны противника (КСП ПРО). Межконтинентальные ракеты Р-36П и УР- 100К были первыми МБР с разделяющимися головными частями (эти РГЧ еще не имели систем индивидуального наведения). Все ракеты размещались в шахтных пусковых установках одиночного старта.

В 1960-е годы были разработаны глобальные или орбитальные ракеты Р-36- О, ГР-1 и УР-200А. Одна из них – Р-36-0 – была принята на вооружение. В этот же период создавались так называемые сверхтяжелые ракеты Н-1, Р-56 и УР-700. Из них только проект Н-1 доведен до стадии летно-конструкторских испытаний, но был закрыт в связи с началом разработки универсальной ракеты-носителя "Энергия". Краткие данные об истории создания Н-1 и Р-56 включены в книгу, так как, по утверждению специалистов, существовали проекты оснащения этих ракет ядерными боезарядами большой мощности.

Помимо основных разработчиков МБР – конструкторских бюро Сергея Королева и Михаила Янгеля, – к созданию межконтинентальных баллистических ракет были подключены ОКБ-52 Владимира Челомея (вместе с филиалами), Ленинградское ЦКБ-7, возглавляемое Петром Тюриным, СКБ-172 Пермского машиностроительного завода имени В.И.Ленина, возглавляемое Михаилом Цирульни- ковым, и Коломенское Конструкторское бюро машиностроения, возглавляемое Борисом Шавыриным. Разработка жидкостных МБР была поручена Владимиру Челомею, разработка твердотопливных баллистических ракет для мобильных и морских комплексов – Петру Тюрину, разработка твердотопливной шахтной МБР – Михаилу Цирульникову, разработка МБР с твердотопливным прямоточным двигателем – Борису Шавырину.

В 1963 году на вооружение армии США поступила легкая твердотопливная МБР "Минитмен-1Б", разработанная фирмой "Боинг". Это была первая массовая МБР. Ракета обладала высокой точностью стрельбы. В этом же году фирмой "Мартин" была разработана тяжелая жидкостная МБР "Титан-II", оснащенная ядерным боезарядом большой мощности. Для повышения защищенности МБР были разработаны групповые шахтные пусковые установки. Повышение точности стрельбы американских МБР и принятие на вооружение ракеты "Титан-И", оснащенной ядерным боезарядом большой мощности, привело к разработке в конструкторских бюро СССР ШПУ одиночного старта и ШПУ повышенной защищенности.

В 1967 году на вооружение РВСН принята массовая ампулизированная МБР 8К84. К ее производству были подключены три крупных ракетных завода. Ракеты размещались в шахтных пусковых установках одиночного старта. Одновременно строились сотни ракетных шахт, подземные командные пункты, наземные сооружения. Закладывались городки ракетчиков, велось сооружение специальных автодорог с железобетонным покрытием, прокладывались коммуникации, линии связи и управления. Все это требовало больших затрат.

Однажды у первого заместителя Председателя Совета Министров СССР Дмитрия Устинова, курировавшего военно-промышленный комплекс, обсуждался вопрос строительства шахтных пусковых установок. В кабинет был вызван один из заместителей Королева, который доложил о высокой степени уязвимости групповых шахтных комплексов. Устинов, зная каких значительных средств требует строительство этих сложных сооружений, спросил, едва сдерживая эмоции: "Что ты предлагаешь?". Собеседник ответил: "Строительство одиночных стартов". Одиночные старты – еще более дорогостоящие сооружения. Устинов взорвался: "Ты что! Всю страну без штанов хочешь оставить?!"

14 октября 1964 года Никита Хрущев был освобожден от занимаемых должностей Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР. Высшие должности страны заняли Леонид Брежнев и Алексей Косыгин. Началась реорганизация органов управления, в ходе которой были упразднены Государственные комитеты и восстановлены отраслевые министерства.

Деятельность предприятий оборонной промышленности координировали девять министерств. Вопросами разработки и производства межконтинентальных баллистических ракет занимались три министерства. Образованное в январе 1965 года Министерство общего машиностроения отвечало за состояние ракетной и ракетно-космической техники. Министром был назначен Сергей Афанасьев. Минобщемаш (MOM) координировал разработку и производство жидкостных межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок, крылатых ракет класса "земля-земля", жидкостных и твердотопливных ракетных двигателей, систем управления и телеконтроля,технических и стартовых комплексов…

Министерство оборонной промышленности, возглавляемое Сергеем Зверевым, занималось твердотопливными баллистическими и противолодочными ракетами, противотанковыми управляемыми реактивными снарядами, другими комплексами вооружения.

К Министерству авиационной промышленности относилось конструкторское бюро Владимира Челомея. Однако уже в 1965 году оно было переведено в Минобщемаш. Минавиапром координировал разработку и производство зенитных управляемых ракет, противоракет, авиационных и крылатых ракет.

Министерство машиностроения обеспечивало снаряжение ракетных двигателей твердым топливом и поставляло обычные взрывчатые вещества. Министерство среднего машиностроения поставляло ядерные боезаряды. Министерства промышленности средств связи, радиопромышленности и электронной промышленности поставляли оборонному комплексу средства связи и радиопротиводействия, электронные вычислительные машины, радиолокаторы… Разработкой командных приборов (гироскопов) занимались предприятия Министерства судостроительной промышленности.

В 1969 году группировка отечественных МБР сравнялась по численности с группировкой МБР США. В это время на боевом дежурстве в СССР находилось 1010 пусковых установок с ракетами Р-16, Р-9А, 8К84 и Р-36. Количество ПУ МБР 8К84 составляло свыше 600 единиц. В это же время в США несли боевое дежурство 1054 МБР. Наиболее значительной из них была группировка МБР "Минитмен-1 – 800 единиц.

В 1969 году президент США Ричард Никсон впервые официально признал наличие ядерного паритета СССР и США.

Р-36. 8К67

Р-36 с "тяжелой БЧ" на параде

Разработка Р-36 начата в ОКБ-586 (с 1966 года – ОКБ "Южное" MOM) под руководством Михаила Янгеля после выхода постановления правительства "О создании образцов межконтинентальных баллистических и глобальных ракет и носителей тяжелых космических объектов" от 16 апреля 1962 года. В соответствии с постановлением в ОКБ разрабатывались ракеты Р-36, Р-36 орбитальная и Р-56 космическая.

МБР Р-36 – первая отечественная ракета тяжелого класса. Р-36 и 8К84 являются первыми ампулизированными ракетами, оснащенными комплексами средств преодоления ПРО и размещенными в ШПУ ОС.

"Межконтинентальная двухступенчатая управляемая баллистическая ракета Р-36 была предназначена для поражения важнейших стратегических объектов, а также наиболее крупных административно-политических и военно-промышленных центров противника, защищенных средствами противоракетной обороны". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 130).

В начале разработки проект ракеты не имел ампулизированных топливных баков, ракета оснащалась системой радиокоррекции и создавалась для групповых ШПУ. 12 января 1965 года вышел приказ ГКОТ "О развертывании работ по ампулизации ракет Р-36 и Р- 36-0". Если время нахождения в состоянии полной боеготовности первых баллистических ракет на низкокипящих компонентах топлива (Р-1, Р-2, Р-5) не превышало 30 минут, время нахождения в состоянии полной боевой готовности ракет на низкокипящих переохлажденных компонентах топлива (Р-9А) не превышало 24 часов, а время нахождения в состоянии полной боеготовности первых ракет на высококипящем топливе (Р-12, Р-14, Р-16) – 30 суток, то первые ампулизированные ракеты на высококипящем топливе (Р-36 и 8К84) могли находиться в состоянии полной боевой готовности значительно большее количество времени. Первоначальный гарантийный срок ракеты Р-36 составлял пять лет. Позже он был увеличен до семи с половиной лет.

Ракета перевозилась с железнодорожной станции на стартовую позицию.

Установщики опускали ее в шахту, заправщики заправляли компонентами топлива. После этого с помощью ампулизации достигалась полная изоляция ракеты. Ракета долгие годы сохраняла состояние полной боевой готовности.

"Продолжающееся в то время развитие ракетно-ядерной техники в Советском Союзе и США привело к возможности увеличения прицельной точности попадания по поражаемым объектам, увеличения мощности ядерных зарядов, доставляемых в заданные районы баллистическими ракетами. Увеличению точности поражения также способствовало проведенное уточнение привязки континентов Земли, осуществленное с помощью космических аппаратов. В связи с этим начала складываться ситуация, когда ранее созданные в Советском Союзе боевые ракетные комплексы в неполной мере могли противостоять возрастающему ракетно-ядерному потенциалу США и НАТО, поскольку у них могла появиться возможность одной ракетой уничтожить несколько наших ракет, стоящих на боевом дежурстве". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 63). В 1965 году вариант размещения ракет в групповых ШПУ был отвергнут. На Байконуре начаты испытания одиночных стартов.

МБР Р-36 с "легкой" БЧ

Модель шахтной ПУ Р-36

"Новые комплексы предполагалось размещать в позиционных районах с одиночными шахтными пусковыми установками (типа "ОС"), разнесенными на такие расстояния, чтобы две пусковые установки не могли быть поражены одним ядерным взрывом". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 127).

Разработка маршевых двигателей ракеты в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко начата в 1962 году. В качестве окислителя впервые был использован азотный тетраоксид (AT).

"Принято считать, что эта ракета является лидером семейства ракет, которое характеризуется оснащением более тяжелыми и мощными зарядами, повышенной точностью стрельбы, сокращением времени боеготовности (у Р-16 это время составляло часы, а у Р-36 – несколько минут), увеличением времени нахождения в заправленном состоянии и т.п. Обеспечению последней характеристики наряду с конструкторскими достижениями по герметизации стыков в гидравлической системе ракеты во многом способствовало использование в качестве окислителя AT, менее агрессивного по сравнению с АК. Начиная с проекта Р-36 на всех последующих ракетах азотнокислотного типа, а соответственно и двигателях этих ракет, использовался только AT". (Однажды и навсегда. .. Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 507).

Двигатель первой ступени РД-251 состоял из трех двигателей-модулей РД- 250. Первая ступень оснащалась также рулевым двигателем с четырьмя поворотными камерами сгорания. Для торможения при разделении ступеней в хвостовом отсеке первой ступени устанавливались четыре пороховых ракетных двигателя. Вторая ступень оснащалась двигателем РД-252 и рулевым четырехкамерным двигателем. Внутри хвостового отсека размещены пороховые тормозные двигатели второй ступени. Каждый двигатель-модуль имел две камеры, один ТНА, газогенератор и пироавтоматику. Двигатель РД-252 имел высотное сопло с большой степенью расширения. Серийное производство двигателей ракеты Р-36 было развернуто на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске (с 1966 года – Южный машиностроительный завод Минобщемаша).

В связи с тем, что ГСКБ Спецмаш, возглавляемое Владимиром Барминым, было перегружено заказами, разработка стартового комплекса ракеты поручена ЦКБ-34. Главный конструктор комплекса – Евгений Рудяк.

Пишет Владимир Степанов, бывший главный конструктор КБ специального машиностроения (в 70-е годы Ленинградское ЦКБ-34 получило название КБ специального машиностроения):

"В 1963 году наше конструкторское бюро (ЦКБ-34 в г.Ленинграде, начальник А.М.Шахов) под руководством Е.Г. Рудяка приступило к разработке боевого стартового комплекса для МБР Р-36. К этому времени в наш коллектив… влился коллектив опытных конструкторов (из ОКБ-43, присоединенного к ЦКБ-34)… Боевой стартовый комплекс состоял из шести рассредоточенных на 8-Ю км друг от друга шахтных пусковых установок, дистанционно управляемых в технологическом и боевом режимах из единого подземного командного пункта". (Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны-ракетчики рассказывают. – М. : ЦИПК, 1996. С. 220). Первоначально допускалось использование некоторого количества менее дорогостоящих групповых шахт, но вскоре от этой идеи отказались.

Проектирование стартового комплекса ОС-67 в ЦКБ-34 главного конструктора Евгения Рудяка начато в 1963 году. На каждой из шести рассредоточенных боевых стартовых позиций комплекса размещалась одиночная ШПУ. Вблизи размещался КП котлованного типа, связанный системами управления со всеми стартовыми позициями. Глубина ШПУ – 41,5 м, диаметр ствола шахты – 8,3 м, диаметр пускового стакана – 4,64 м. Стакан шахты был неповоротным, что упрощало конструкцию ПУ. Ракета выходила вертикально, затем осуществлялся ее разворот системой управления полетом. Комплекс должен был выдерживать давление 2 кг/см².

Комплекс оборудования наземного старта для проведения испытаний на полигоне Байконур разработан в КБ транспортного машиностроения (КБТМ) под руководством Владимира Петрова и Всеволода Соловьева (ныне КБ возглавляет Геннадий Бирюков).

Вот как описывают разработку ракетного комплекса создатели наземного стартового оборудования Всеволод Соловьев и Николай Кожухов:

"Необычной была и общая обстановка, в которой шло его (комплекса 8К67 – прим. авт.) создание. Во-пер- вых, продолжалась борьба за приоритет создания шахтных или наземных боевых стартовых комплексов. Во-вторых, шла острейшая конкуренция с аналогичной работой Челомея В.Н. (ракета УР-200). А ГСКБ (имеется в виду КБТМ – прим. авт.) предстояло создать связанный единой технологической задачей комплекс со стационарными системами, смонтированными в сооружениях, стартовым оборудованием и набором передвижных агрегатов. При его создании КБ впервые пришлось вплотную осваивать работы, связанные с проектированием строительных сооружений с оснащением их общетехническим и специальным технологическим оборудованием, энергетикой, средствами термостатирования и связи, наземной аппаратурой управления и другими средствами. В основу принципиально новой технологии СК 8П867 заложен перенос на техническую позицию (в МИК) основной части работ по подготовке и проверкам ракеты, сохранив на стартовой позиции только самые необходимые операции, автоматизировав при этом технологические процессы и максимально исключив присутствие людей у ракеты во время подготовки к пуску".(Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. Комплексы наземного оборудования ракетной техники. 1948-1998 гг./ Под. ред. докт. техн. наук проф. Бирюкова Г.П. – Москва, 1998. С 51). Для наземного комплекса 8П867 в КБТМ было разработано пусковое устройство 8У255, транспортно-установочный агрегат 8Т178 и другое уникальное оборудование. Впервые на стартовом комплексе применена автоматическая система подготовки старта, создана система скоростной заправки больших объемов компонентов топлива методом вытеснения.

"И хотя не все задуманное удалось реализовать, комплекс, благодаря проектным и техническим решениям, стал прообразом будущих автоматизированных стартов для ракет-носителей головного ракетного КБ, возглавляемого академиком М.К.Янгелем, а затем В.Ф.Уткиным". (Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. Комплексы наземного оборудования ракетной техники. 1948-1998 гг./ Под. ред. докт. техн. наук проф. Бирюкова Г.П. – Москва, 1998. С 53).

Автономная инерциальная система управления разработана под руководством главного конструктора харьковского НИИ-692 Владимира Сергеева. Первоначально, для повышения точности стрельбы, было принято решение о разработке для ракеты, кроме автономной СУ, радиосистемы. Радиокомандная система управления была создана под руководством Михаила Борисенко. Первые пять испытательных пусков ракеты проведены с ее использованием. После этого она была исключена из состава комплекса, так как автономная система обеспечивала приемлемую точность стрельбы. Ядерный боезаряд для ракеты разработан конструкторами Челябинска-70. Серийное производство ядерных боезарядов освоено на Пензенском заводе № 592 (ПО "Старт").

В июне 1963 года для Р-36 был разработан эскизный проект самой мощной в мире ГЧ 8Ф675. По различным данным, приводимым в печати, варианты ракеты оснащались ядерными боезарядами мощностью 5 Мт, 10 Мт, 18 Мт и 25 Мт.

О разрушительной силе ракеты, оснащенной мощным боезарядом, можно судить по отрывку из книги воспоминаний Бориса Чертока.

"В 1957 году в США вышел справочник по действию ядерного оружия, позволяющий любому желающему рассчитать действие поражающих факторов ядерного взрыва в зависимости от тротилового эквивалента. Таким образом, тщательно охраняемые нашими атомщиками секреты стали доступными для всех ракетчиков. Из этого справочника следовало, что заряд в одну мегатонну вполне достаточен, чтобы, угодив в центр Вашингтона, полностью лишить США его столицы". (Черток Б. Е.. Ракеты и люди. Фили – Подлипки – Тюратам. – М.: Машиностроение. 1996. С. 230).

В феврале 1963 года началось строительство наземного стартового комплекса 8П867 для Р-36 на Байконуре. Наземная отработка ракеты проводилась на площадке № 67. Пункт радиоуправления построен на площадке № 68. 28 сентября 1963 года произведен первый пуск ракеты с легким моноблоком со стартовой площадки № 67. К сожалению, пуск был неудачным. Ракета взорвалась на старте. Площадка разрушилась. После проведения восстановительных работ наземный стартовый комплекс 8П867 был принят в эксплуатацию. 3 декабря 1963 года произведен второй пуск Р-36. Он был успешным. В 1964 году произведено шестнадцать пусков, четыре из которых были аварийными. Всего с комплекса 8П867 было произведено 20 испытательных пусков ракет.

В 1964 году построена групповая шахтная установка на площадке № 80 Байконура. Первый пуск ракеты произведен 14 января 1965 года. Он был аварийным. Ракета взорвалась. Вскоре от групповых стартов отказались.

Для дальнейших испытаний на Байконуре были построены шесть одиночных стартов и командный пункт. С целью осуществления пусков на полигоне 39-я отдельная инженерно-испытательная часть (ОИИЧ) была разделена на две отдельных инженерно-испытательных части: 25-я ОИИЧ осуществляла пуски Р-36 из ШПУ ОС, 43-я ОИИЧ осуществляла пуски МБР Р-16 и Р-16У.

"Первый пуск ракеты Р-36 из шахты ОС с площадки N° 140 успешно состоялся 27 апреля 1965 года. Безусловно, это было большим достижением в нашем ракетостроении. Далее пуски продолжались из ОС с площадок 102, 141, 103, 109, 142. В 1965-1966 годах было проведено 20 пусков, которые позволили сделать вывод о принятии на вооружение ракетного комплекса ОС Р-36. Таким образом, на этом комплексе впервые в мире был осуществлен пуск по кабелю на расстояние более 10 км. Затем было проведено испытание по установлению интервала, с каким можно было производить пуски с КП всех ракет боевого ракетного комплекса (БРК)". (Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М. И. Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 162).

В ходе испытаний выяснилось, что необходима замена дистанционных переключателей (ДП).

"Надо было срочно проводить доработку на ракетах, заменяя ДП. Министр С.А.Афанасьев был на полигоне, но узнав об этом, приехал во второе управление и попросил рассказать ему суть доработки. Подъехали к шахтной пусковой установке, в которой стояла ракета, подошли к оголовку шахты, крыша уже была открыта, и начальник управления полковник А. С. Матренин стал объяснять, какие работы необходимо проводить, показывая рукой на приборный отсек, где находится прибор с ДП. Министр перебил его и попросил показать этот прибор на ракете. Матренин стал отговаривать Афанасьева, поскольку это небезопасно, надо лезть вниз по шахте, делая неудобные переходы, держась за ограждение кольцевой площадки. Сергей Александрович, огромный мужчина двухметрового роста, за сто килограммов, уверенно преодолел этот непростой путь к приборному отсеку второй ступени. Чувствовалось, что ему не раз в его непростой жизни приходилось преодолевать куда более сложные преграды. Матренин рассказал о технологии доработки, успокоив министра тем, что она несложная. "Я все понял, – поблагодарил министр за пояснения, – теперь я знаю, кого надо пощекотать и сколько дать времени". (Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М. И.Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 163).

В июле 1965 года начаты летные испытания комплекса средств преодоления ПРО "Лист" на ракете Р-36. Средства преодоления ПРО разрабатывались в ОКБ-586 и в Московском НИИ-108.

4 июля 1943 года был образован Совет по радиолокации при Государственном комитете обороны. Этот же день считается днем основания Научно- исследовательского института N° 108, который возглавил выдающийся советский ученый Аксель Берг.

В годы Великой Отечественной войны учеными НИИ-108 созданы аппаратура телевизионной связи для истребителей, самолетная РЛС предупреждения о нападении для бомбардировщиков, экспериментальный образец самолетной станции помех. В послевоенные годы разработаны прибор слепого бомбометания и навигации, радиолокатор разведки наземных целей, станция предупреждения летчика о секторе действия радара противника, самолетная аппаратура помех "Смальта" и другие системы. В настоящее время образованный на базе НИИ-108 Государственный центральный научно-исследовательский радиотехнический институт (ГосЦНИРТИ) является головным разработчиком средств радиоэлектронной борьбы наземного, воздушного, морского и космического базирования.

В разные годы в институте работали выдающиеся ученые академики Владимир Фок, Александр Расплетин, Михаил Леонтович. Институт возглавляли Николай Емохонов, Петр Плешаков, Юрий Мажоров. С 1987 года ЦНИРТИ возглавляет Алексей Шулунов.

В 1958 году для разработки систем защиты головных частей баллистических ракет от поражения противоракетами противника на базе лаборатории, которой руководили академики Борис Введенский, Михаил Леонтович и Владимир Фок, в НИИ-108 был создан специальный сектор № 3.

В начале 1961 года НИИ-108 под руководством директора института генерала Петра Плешакова начал выполнение сразу трех экспериментальных работ под условными названиями "Верба", "Кактус" и "Крот". Требовалось дать ответ на главный вопрос: можно ли вообще защитить головные части межконтинентальных баллистических ракет от противоракет противника?

Занимаясь темой "Верба", начальник одной из лабораторий НИИ-108 Павел Погорелко разработал надувные и дипольные отражатели. Надувные отражатели представляли собой пакеты из тонкой пленки, на которую наносился тончайший слой металла. На земле пакеты складывались в коробочки. Сотни таких пакетов размещались в головной части ракеты. В космосе пакеты раскрывались, принимали различные формы, в том числе, форму боеголовки и, разлетевшись на десятки километров в разные стороны, заслоняли собой от радаров противника основную цель.

Эту же роль играли дипольные отражатели – небольшие куски проволоки, также предварительно укладывавшиеся в головную часть ракеты. В нужный момент, в космосе, до полумиллиона диполей разбрасывались вокруг боеголовки, образуя сплошное металлическое облако. Надувные и дипольные отражатели "прикрывали" боеголовку от излучения радиолокаторов на внеатмосферном участке траектории и в верхних слоях атмосферы.

Тему "Кактус" разрабатывал начальник сектора института Виктор Школьников (после него работу продолжил Алексей Данилов). Школьников и Данилов предложили использовать для защиты радиопоглощающие материалы. На боеголовку ракеты конструкторы надели "чехол", обладающий поглощающими свойствами. Энергию радиоволн радара этот чехол превращал в тепловую энергию, делая боеголовку почти невидимой. Эффективная поверхность рассеивания снижалась в десять и более раз.

В рамках темы "Крот" руководитель работ Виталий Герасименко и технический руководитель проекта Юрий Спиридонов создали миниатюрный космический аппарат – станцию активных помех. На земле ракета комплектовалась станцией активных шумовых помех. В космосе станция отделялась от ракеты и летела в отдалении от боевого блока, создавая помехи и подавляя радары противоракетной обороны противника.

Испытания проходили в 1962 и 1963 годах. Сначала на стендах, затем на полигоне были произведены пуски головных частей, оснащенных средствами защиты. В конце шестьдесят третьего года в комплексной научно-исследовательской работе "Купол", научным руководи телем которой был Николай Алексеев, были обобщены результаты летных испытаний по темам "Верба", "Кактус", "Крот", а также проведены системные исследования, позволившие впервые сделать вывод о принципиальной возможности защиты ракет с помощью средств радиоэлектронного подавления.

С 1965 по 1988 год это направление в институте вел главный конструктор комплексов, лауреат Государственной премии СССР Виталий Герасименко. В 1988 году главным конструктором комплексов средств преодоления ПРО был назначен заместитель генерального конструктора института Юрий Спиридонов. Заместителем главного конструктора и научным руководителем работ с 1963 года является Николай Пономарев.

Коллективом НИИ-108 под руководством директора института Юрия Мажо- рова и руководителя работ Виталия Герасименко совместно с КБ "Южное", НПО машиностроения и Московским институтом теплотехники были разработаны комплексы средств преодоления ПРО "Лист", "Пальма", "Береза", "Каштан", "Магнолия", "Лавр", "Вяз", "Кипарис" и другие. Сотрудниками института Юрием Банниковым, Игорем Легким и Геннадием Бородиным были разработаны так называемые тяжелые ложные цели (ТЛЦ). В отличие от легких ложных целей, они не сгорали при входе в плотные слои атмосферы, а выдерживая высокую температуру, "прикрывали" боевые блоки почти до самой земли.

Как уже говорилось, разработку "Листа" для Р-36 вело руководимое Янгелем ОКБ-586 в Днепропетровске. НИИ- 108, возглавляемый Петром Плешаковым (после перехода Плешакова в министерство радиопромышленности институт возглавил Николай Емохонов) также принимал участие в работе. В институте темой непосредственно занимался Николай Пономарев. Серийное производство "Листа" было развернуто на Южном машиностроительном заводе.

Серийное производство ракеты Р-36 развернуто в декабре 1965 года на Южном машиностроительном заводе под руководством директора завода Александра Макарова. Летно-конструкторские испытания ракеты были завершены в мае 1966 года. 7 ноября 1967 года ракета была показана на параде в Москве.

Для строительства ШПУ ОС МБР Р- 36 было выбрано шесть новых позиционных районов. По данным РВСН, 5 ноября 1966 года неподалеку от города Ужур Красноярского края первые ракетные комплексы Р-36 поставлены на боевое дежурство. 21 июля 1967 года новый боевой ракетный комплекс был принят на вооружение в ШПУ одиночного старта.

В 1978 году Р-36 снята с вооружения.

В 1967 году под руководством Михаила Янгеля на основе МБР Р-36 была разработана двухступенчатая космическая ракета-носитель "Циклон-2А" 11К67. С 1967 года по 1969 год было произведено восемь пусков этой ракеты. Созданы также космические ракеты-носители "Циклон-2" 11К69 и "Циклон-3" 11К68.

Р-36. 8К67 [SS-9. Scarp]

Р-36 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для ШПУ ОС. Разработана в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля. Проектирование начато 16 апреля 1962 года. Первый пуск с наземного старта на полигоне Байконур проведен 28 сентября 1963 года (аварийный пуск). Первый успешный испытательный пуск с наземного старта состоялся 3 декабря 1963 года. Первый пуск из групповой ШПУ проведен 14 января 1965 года. Первый пуск из ШПУ ОС – 27 апреля 1965 года. Испытания завершены в мае 1966 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 5 ноября 1966 года. Комплекс принят на вооружение 21 июля 1967 года.

Первая ступень оснащена маршевым двигателем РД-251 (8Д723), состоящим из трех двухкамерных модулей РД-250, а также рулевым двигателем РД-68М с четырьмя поворотными камерами сгорания. Вторая ступень оснащена двухкамерным маршевым двигателем РД- 252 и четырехкамерным рулевым ЖРД РД-69М. Маршевые двигатели разработаны в КБ Энергомаш под руководством Валентина Глушко. Компоненты топлива – НДМГ и азотный тетраоксид (AT).

ШПУ ОС разработана в ЦКБ-34 под руководством Евгения Рудяка. Способ старта – газодинамический. Наземный стартовый комплекс создан в КБТМ под руководством Владимира Петрова и Всеволода Соловьева. Стационарный установщик разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Кривошеина. Система заправки спроектирована в КБТХМ. Система прицеливания разработана под руководством главного конструктора Киевского завода "Арсенал" Сергея Парнякова. Автономная СУ спроектирована НИИ-692 под руководством Владимира Сергеева. Гироскопические командные приборы созданы в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Комплекс бортового электрооборудования разработан под руководством Николая Лидоренко. Комплекс средств преодоления ПРО разработан в КБ "Южное" и в НИИ- 108 под руководством Николая Пономарева. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть.

Серийное производство ракет и двигателей развернуто на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске в декабре 1965 года.

Максимальная дальность стрельбы с легкой ГЧ, км 15 200

Максимальная дальность стрельбы с тяжелой ГЧ, км 70 200

Максимальная стартовая масса ракеты, т 184

Масса незаправленной ракеты, т  17,7

Масса головной части, т 3,9 – 5,8

Масса топлива, т 166

Длина ракеты, м 31,7

Максимальный диаметр корпуса, м  3

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, тс 241

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени, кгс с/кг … 270

Время работы маршевого двигателя первой ступени, с 120

Тяга маршевого двигателя второй ступени, тс 96

Удельный импульс тяги маршевого двигателя второй ступени, кгс-с/кг ..317

Время работы маршевого двигателя второй ступени, с 125-160

Первоначально установленный гарантийный срок, лет 5

Р-36-О. 8К69

В 1962 году в СССР была начата разработка трех проектов так называемых -глобальных или орбитальных ракет – Р- 36-0 в ОКБ-586 Михаила Янгеля, ГР-1 в ОКБ-1 Сергея Королева и УР-200А в ОКБ-52 Владимира Челомея. На вооружение была принята только Р-36-0 (в печати приводится также вариант названия Р-36 орб).

Разработка ракеты в ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля начата 16 апреля 1962 года после выхода постановления правительства "О создании образцов межконтинентальных баллистических и глобальных ракет и носителей тяжелых космических объектов". "Орбитальные ракеты по сравнению с баллистическими обеспечивают следующие преимущества:

неограниченную дальность полета, позволяющую поражать цели, недосягаемые для баллистических межконтинентальных ракет;

возможность поражения одной и той же цели с двух взаимно противоположных направлений;

меньшее время полета орбитальной головной части по сравнению со временем полета головной части баллистических ракет (при пуске орбитальной ракеты по кратчайшему направлению);

невозможность прогнозирования района падения боевого заряда ОГЧ при движении на орбитальном участке;

возможность обеспечения удовлетворительных точностей попадания в цель при очень больших дальностях пуска.

Основное преимущество орбитальной ракеты Р-36 Орб. заключалось в ее способности эффективно преодолевать противоракетную оборону противника". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 135).

Энергетические возможности ракеты Р-36 позволяли выводить ядерную боеголовку в космос на низкую орбиту. Масса ГЧ и мощность боезаряда снижались, но достигалось важнейшее качество – неуязвимость для систем ПРО. Ракета могла нанести удар по территории США не с северного направления, где сооружалась система противоракетной обороны со станциями предупреждения о ракетном нападении, а с южного направления, где у Соединенных Штатов системы ПРО не было.

Эскизный проект двухступенчатой орбитальной ракеты разработан в декабре 1962 года.

"В орбитальном варианте (ракета 8К69) в состав орбитальной головной части (ОГЧ) ракеты кроме боевой части входит отсек управления. Здесь размещены двигательная установка и приборы СУ для ориентации и стабилизации головной части (ГЧ). Тормозной двигатель ОГЧ – однокамерный. Его турбонасосный агрегат (ТНА) запускается от порохового стартера. Двигатель работает на тех же компонентах топлива, что и двигатели ракеты. .. Стабилизацию ОГЧ по тангажу и рысканью на участке активного торможения при спуске с орбиты выполняют четыре неподвижных сопла, работающие на выхлопных газах турбины. Подача газа в сопла регулируется дроссельными устройствами. Стабилизацию по крену осуществляют четыре тангенциально расположенных сопла. Система ориентации, управления и стабилизации (СУОС) ОГЧ – автономная, инерциальная. Она дополнена радиовысотомером, который контролирует высоту орбиты дважды – в начале орбитального участка и перед подачей тормозного импульса.

Тормозной двигатель установлен в центральной части отсека управления внутри тороидального топливного модуля. Принятая форма топливных емкостей позволила сделать компоновку отсека оптимальной и снизить массу его конструкции. Внутри топливных емкостей для надежности запуска и работы двигателя в состоянии невесомости установлены разделительные сетки и перегородки, обеспечивающие надежную бескавитационную работу насосов двигателя. Тормозная двигательная установка создает импульс, переводя ОГЧ с орбитальной траектории на баллистическую. ОГЧ при боевом дежурстве хранится,как и ракета,в заправленном состоянии". (Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М. И.Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 180).

Первая ступень ракеты оснащена маршевым двигателем РД-261, состоящим из трех двухкамерных модулей РД- 260. Вторая ступень оснащена двухкамерным маршевым двигателем РД-262. Двигатели разработаны в КБ Энергомаш под руководством Валентина Глушко. Компоненты топлива – НДМГ и азотный тетраоксид (AT).

Агрегаты стартового оборудования наземного комплекса для проведения испытаний ракеты на полигоне Байконур разработаны в КБТМ.

"С созданием комплекса (стартового комплекса – прим. авт.) 8П867 работы на площадке № 67 Байконура не завершились. Когда подоспела очередная ракета 8К69 ОКБ Янгеля, для обеспечения ее летной отработки была реконструирована вторая стартовая площадка этого комплекса. Новый стартовый комплекс получил индекс 8П869. Схожесть параметров и технологии подготовки ракет 8К69 и 8К67 потребовали создания относительно небольшого количества новых стартовых агрегатов, семь из которых были разработаны ГСКБ (КБТМ – прим. авт.) и семь – смежными предприятиями. В основном наземное оборудование было доработано и унифицировано для обеих ракет. Новый комплекс прошел испытания, был принят в эксплуатацию и в период 1965-1966 гг. обеспечил подготовку и пуск 4-х ракет 8К69". (Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. Комплексы наземного оборудования ракетной техники. 1948-1998 гг./ Под. ред. докт. техн. наук проф. Бирюкова Г.П. – Москва, 1998. С 55). Первоначально ампулизация Р-36-0, как и ракеты Р-36, не была предусмотрена. Работы по ампулизации начаты после выхода приказа ГКОТ от 12 января 1965 года.

Р-36-О на пусковой установке

В конце 1964 года на Байконуре началась подготовка к проведению испытаний. Первый пуск Р-36-О произведен 16 декабря 1965 года. Испытания завершены в мае 1968 года.

Вспоминает полковник в отставке Георгий Смысловских:

"Испытания ракеты Р-36-О начались в конце 1965 года. Председателем государственной комиссии по испытаниям ракеты был назначен заместитель начальника Военной академии имени Ф.Э.Дзержинского генерал- лейтенант Федор Петрович Тонких. Первый пуск ракеты Р-36-0 16 декабря 1965 года был аварийным. Во время окончания заправки 2-й ступени горючим, в ресиверной, из которой шел наддув емкостей горючего азотом, началась утечка азота. Учитывая, что запас азота был на две заправки, мы могли бы закончить заправку при травлении азота, но руководитель испытаний направил в ресиверную специалистов управления, при работе которых по поиску травления азота прошла ложная команда на отстрел наполнителей 2-й ступени. Наполнители отстыковались, горючее с высоты хлынуло на бетон, от удара воспламенилось, и начался пожар". (Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны-ракетчики рассказывают. – М.: ЦИПК, 1996. С. 210). В 1966 году было проведено четыре успешных испытательных пуска.

"Следует отметить тот факт, что в декабре 1965 г. (дата нуждается в уточнении – прим. авт.) был произведен пуск глобальной ракеты 8К69. Ракета стартовала с НИИ-5 МО, вывела на круговую орбиту высотой 150 км и наклонением 65 0 орбитальную головную часть, которая, совершив один виток вокруг Земли, попала в заданный район с отклонениями от расчетной точки падения по дальности и направлению, соответствующими заданным по тактико-техническим требованиям Министерства обороны (ТТТ МО)". (Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М. И. Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 181).

Постановлением правительства 19 ноября 1968 года орбитальная ракета Р- 36-0 принята на вооружение. Комплексы в ШПУ ОС поставлены на боевое дежурство на полигоне Байконур 25 августа 1969 года. Серийное производство развернуто на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске.

18 пусковых установок орбитальных ракет Р-36-0 с ядерными боеголовками были развернуты к 1972 году в единственном позиционном районе – на полигоне Байконур.

Ракетная бригада для эксплуатации Р-36-0 была сформирована в октябре 1969 года. К июлю 1979 года на базе управления бригады, а также управлений отдельных инженерно-испытательных частей, осуществлявших пуски ракет Р-36 и Р-16, на Байконуре было сформировано управление отдельных инженерно-испытательных частей (ОИИЧ).

В 1982 году полигон Байконур передан Главному управлению космических средств Министерства обороны (ГУ- КОС). В январе 1983 года в соответствии с договором ОСВ-2 ракетный комплекс Р-36-0 был снят с боевого дежурства. К 1 ноября 1983 года управление ОИИЧ на Байконуре расформировано.

Р-36 П. 8К67П

Проектные разработки разделяющихся головных частей начаты в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля в ноябре 1967 года. Первоначально были созданы РГЧ, не имевшие системы индивидуального наведения. Цель разработки – увеличить зону поражения ядерными боезарядами уменьшенной мощности.

В августе 1968 года на Байконуре начаты летно-конструкторские испытания экспериментальной РГЧ на ракете 8К67П. В 1970 году испытания ракеты, оснащенной РГЧ с тремя боевыми блоками, завершены.

26 октября 1970 года постановлением правительства ракета 8К67П принята на вооружение. В декабре 1971 года

первая МБР Р-36П, оснащенная РГЧ, поставлена на боевое дежурство. Серийное производство развернуто на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске.

Р-36П имела дальность стрельбы 10 200 км. Гарантийный срок хранения – 7,5 лет. Система управления ступени разведения боеголовок была разработана в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина.

Группировка Р-36П росла до 1974 года, после чего начата их замена более совершенными МБР, оснащенными РГЧ ИН.

Боевое дежурство Р-36 и Р-36П в ШПУ ОС несли в ракетных дивизиях, дислоцированных вблизи городов

Алейск Алтайского края (30 ШПУ), Карталы Челябинской области (46 ШПУ), Домбаровский Оренбургской области (64 ШПУ), Ужур Красноярского края (64 ШПУ), Державинск (52 ШПУ) и Жангиз-тобе (52 ШПУ) в Казахстане. Эти новые позиционные районы были выбраны специально для дислокации дивизий тяжелых МБР. Максимальной численности – 308 пусковых установок – группировка достигла к 1977 году. Полк Р-36 имел на вооружении шесть пусковых установок одиночного старта и командный пункт. Дивизии в Картапы, Домбаровском, Ужуре, Державинске и Жангизтобе имели по одному полку с десятью пусковыми установками.

ГР-1. 8К713

ГР-1 на параде

Проектно-исследовательские работы по трехступенчатой глобальной ракете в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева велись с 1961 года. Постановление правительства о начале разработки ракеты вышло 24 сентября 1962 года. Вспоминает Борис Черток:

"…Королев предложил обсудить график проектирования новой "сверхдальней" ракеты, которую он назвал глобальной. Идея заключалась в том, что ракета Р-9 дополнялась третьей ступенью. При этом дальность полета не ограничивалась. Третья ступень была способна даже выйти на орбиту искусственного спутника. Система управления последней ступенью и ее ядерным "полезным грузом" предполагала использование астронавигации. Предложение было, как сказал Королев, восторженно встречено Хрущевым. Однако доведению глобальной 8К713 до этапа летных испытаний помешало решение Королева поставить на первую ступень вместо двигателей Гпушко двигатели Кузнецова. А этих двигателей в то время просто еще не было. Кроме того, вскоре были приняты международные ограничения, запрещающие вывод в космос ядерных зарядов". (Черток Б.Е.. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. – М.: Машиностроение. 1997. С. 26).

Ракета должна была обеспечить вывод головной части с ядерным боезарядом на орбиту высотой около 150 км. Полет боеголовки должен был выполняться по заданной программе. После ориентации в пространстве и коррекции происходило торможение. Боеголовка сходила с орбиты и устремлялась к цели. Глобальная ракета имела практически неограниченную дальность полета.

В первоначальном варианте ГР-1 представляла модификацию ракеты Р- 9А, оснащенную третьей ступенью с ЖРД, создаваемым в ОКБ-1 под руководством Михаила Мельникова. Позже были начаты работы над проектом ракеты с маршевыми двигателями первой и второй ступеней главного конструктора Куйбышевского ОКБ-276 Николая Кузнецова.

В соответствии с поздним вариантом проекта, первая ступень ГР-1 оснащалась четырьмя качающимися ЖРД НК-9, (8Д717) конструкции Николая Кузнецова. Вторая ступень имела один качающийся в двух плоскостях двигатель НК-9 также разработанный под руководством Николая Кузнецова. Третья ступень оснащалась одним качающимся в двух плоскостях ЖРД С1 -5400 конструкции Михаила Мельникова.

Производство ракет планировалось развернуть на Куйбышевском заводе "Прогресс". Разработка ракеты прекращена в 1965 году.

Ракеты были продемонстрированы в Москве во время парада на Красной площади 7 ноября 1965 года.

ГР-1. 8К713

ГР-1 – трехступенчатая глобальная ракета. Разработка велась с 1962-го по 1965 год в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева.

Первая ступень оснащалась четырьмя маршевыми ЖРД НК-9 (8Д717). Вторая ступень имела один маршевый ЖРД НК-9В (НК-19). Маршевые двигатели первой и второй ступеней разработаны в Куйбышевском ОКБ-276 под руковод-

(Прим OCR – в печатном первоисточнике пропущен текст)

УР-200. 8К81

К разработке ракеты УР-200 с аэро- баллистической головной частью АБ-200 ОКБ-52 под руководством Владимира Челомея приступило в 1960 году. Постановление правительства о начале разработки ракеты вышло 16 марта 1961 года. В создании ракеты принимал участие Филиал № 1 ОКБ-52, образованный 3 октября 1960 года на базе ОКБ- 23 авиаконструктора Владимира Мясищева. Руководителем филиала был Виктор Бугайский.

ВЛАДИМИР ЧЕЛОМЕЙ родился в 1914 году. В годы Великой Отечественной войны, будучи начальником группы Центрального института авиационного моторостроения (ЦИАМ), он занимался разработкой пульсирующих воздушно- реактивных двигателей. После смерти авиаконструктора Николая Поликарпова Челомей возглавил его опытный завод, где приступил к разработке аналога трофейного немецкого самолета-снаряда ФАУ-1. Работы продолжались около десяти лет, однако представители ВВС отказались от самолета-снаряда. Опытный завод был передан авиаконструктору Павлу Сухому.

Челомей предложил принципиально новую разработку – крылатую ракету П- 5 – представителям Военно-морского флота. Ему удалось привлечь внимание заинтересованных ведомств и получить заказ. После этого он возглавил вновь образованное ОКБ-52 и получил в распоряжение небольшой механический завод, расположенный в подмосковном городе Реутове.

За первой П-5 последовала целая серия крылатых ракет морского и сухопутного базирования. КБ выросло и превратилось в мощную научно-конструкторскую организацию. В 1959 году Владимир Челомей приступил к разработке универсальных ракет, предназначенных для доставки на орбиту Земли средств противокосмической обороны, глобальной морской разведки, а также для доставки на территорию противника ядерных боезарядов.

О Челомее рассказал мне бывший заместитель главного инженера ОКБ-52 по испытаниям Александр Шехоян:

"Это был настоящий ученый, прекрасный организатор и великий дипломат. Решая сложную проблему, он вызывал в кабинет по одному всех своих подчиненных и задавал им один и тот же вопрос. Выслушав мнение всех до одного, он принимал решение. Решения Владимира Николаевича всегда были взвешенными и продуманными".

Челомею удалось создать целый ряд проектов унифицированных ракет: УР- 100 – УР-200 – УР-500 – УР-700 условно легкого, среднего, тяжелого и сверхтяжелого классов. Это была масштабная, глубоко продуманная и проработанная в деталях уникальная программа комплексного развития стратегических наступательных вооружений. Две ракеты – УР- 100 и УР-500 были приняты, освоены в серийном производстве. Первая долгое время находилась на боевом дежурстве, вторая – в варианте космической ракеты-носителя – успешно эксплуатируется до сих пор.

"Первой МБР, разработанной в КБ, была универсальная ракета-носитель УР-200, которую предполагалось использовать для решения ряда задач. К ним относились: выведение на орбиту вокруг Земли средств противокосмической обороны и глобальной морской разведки, доставка баллистических ядерных средств поражения к цели на дальность в 12 000 и 14 000 км и выведение маневрирующих авиационно – баллистических средств поражения на опорную орбиту". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 138).

Разрабатывая проект УР-200, Владимир Челомей предложил применить в конструкции разделяющиеся головные части. Использовать РГЧ позволяла энергетика мощных двигателей.

В 1961 году в КБ химавтоматики под руководством Семена Косберга начата разработка двигателя РД-0202 для первой ступени и двигателя РД-0205 для второй ступени УР-200. Оба ЖРД выполнены по прогрессивной замкнутой схеме с дожиганием газогенераторного газа. В состав двигательного блока РД-0205 второй ступени входил также рулевой ЖРД РД-0207, выполненный по открытой схеме, разработанный в этом же КБ.

УР-200 проектировалась как для комплексов наземного старта, так и для ШПУ. Наземный стартовый и технический комплексы для подготовки и запуска ракеты на полигоне Байконур были разработаны в Филиале № 2 ОКБ-52 (ныне – ГНИП "ОКБ Вымпел") под руководством главного конструктора Владимира Барышева. Оборудование, созданное для подготовки УР-200 на техническом комплексе, обеспечивало разгрузку блоков в монтажно-испытательном комплексе, проведение пневмоиспытаний, сборку ракеты-носителя, комплекс электрических проверок и пристыковку полезной нагрузки.

УР-200

УР-500

"…4 ноября 1963 года с полигона Байконур был произведен первый пуск ракеты УР-200 с открытого старта. В период 1963-1964 годов было проведено девять пусков ракеты, подтвердивших заданные характеристики. Работы над ракетой УР-200 явились основой для дальнейшего развития идеи создания универсальных ракет со сменными головными частями. Коллективы приобрели богатый опыт в проектировании, отработке и изготовлении изделий ракетной техники". (Государственный космический научно-производственный центр имени М.В.Хруничева. 80лет. – М.: Военный парад, 1996. С. 57-58). До 1964 года в рамках летно-конст- рукторских испытаний на полигоне Байконур произведено 9 пусков ракет. Производство ракет на Московском Машиностроительном заводе имени М.В.Хруничева прекращено в 1964 году. В 1965 году разработка ракеты прекращена.

На базе МБР УР-200 разрабатывалась ракета-носитель УР-200К, предназначавшаяся для вывода на орбиты космических аппаратов "ИС" ("Истребитель спутников") для перехвата и уничтожения космических целей противника.

УР-200А. 8К83

Параллельно с ракетой УР-200 в ОКБ- 52 под руководством Владимира Чело мея разрабатывался проект глобальной ракеты УР-200А (8К83) с орбитальной боеголовкой, оснащенной ядерным боезарядом. Приводятся данные о том, что разработка начата в 1962 году. В 1965 году правительством страны был сделан вывод о нецелесообразности дальнейших работ над этой ра кетой.

"Урал" УР-500. 8К82

Разработка тяжелой универсальной МБР УР-500 начата в ОКБ-52 Владимира Челомея в соответствии с постановлением правительства от 24 апреля 1962 года. Ракета должна была оснащаться ядерным боезарядом мощностью 150 мегатонн.

"Межконтинентальная ракета УР- 500, разработанная в ОКБ-52, возглавляемом В.Н.Челомеем, имела тактико-технические данные, значительно превышающие данные всех существовавших в то время ракет-носителей в Советском Союзе и за рубежом. Эту боевую ракету предполагалось создать как средство возмездия в случае нападения на Советский Союз вероятного противника.

Ракета УР-500 была выполнена в двухступенчатом варианте. Первая ступень ракеты состояла из центрального блока диаметром 4100 мм и шести боковых блоков диаметром 1600 мм, размещаемых вокруг центрального блока. Каждый боковой блок имел в своем составе двигатель с реактивной тягой 150 т, Вторая ступень состояла из одного блока такого же диаметра, как и центральный блок первой ступени. Ракета заправлялась на стартовом комплексе агрессивными компонентами топлива, где окислителем был азотный тетраоксид, а горючим – несимметричный диметилгидразин (НДМГ). Стартовый вес ракеты составлял около 600 т, а полезный груз, выводимый на орбиту полета, – 14 т". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 100).

Расчеты показали, что при заданных параметрах габаритные размеры корпуса первой ступени не позволят осуществлять его перевозку железнодорожным транспортом. Заказчик же настаивал на том, что перевозка должна осуществляться только по железной дороге. Тогда Челомей принял решение о разработке уникального проекта: баки с горючим первой ступени пристыковывались к баку окислителя, образуя своеобразную пакетную схему. Такая компоновка устроила военных и была принята за основу.

"После сборки максимальный поперечный размер первой ступени равен 7,4 м… Вторая ступень диаметром 4,1 м и длиной 9,62 м имела общую моноблочную схему с хвостовым отсеком, баковый отсек с совмещенным днищем и приборный отсек. Общая длина собранной ракеты-носителя без полезной нагрузки равнялась 30,68 м, а масса сухой ракеты-носителя УР-500 равнялась 12,2 т. Нагрузка размещалась внутри обтекателя диаметром 4,1 м. Суммарная длина ракеты с полезной нагрузкой равнялась 37 м. Таким образом, ракета-носитель УР-500 была тяжелее любого варианта РН, созданной к тому времени на базе ракеты Р-7". (ЛеонтенковА.А., Васильев Г.Ю., Кондаков В. И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/ Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М., 1997. С. 67). Разработка двигателя первой ступени ракеты начата по постановлению правительства от 26 мая 1962 года. Первая ступень ракеты оснащена шестью однокамерными маршевыми ЖРД РД-253 общей тягой у земли 882 тс. Двигатели разработаны в ОКБ-456 (с 1966 года – КБ Энергомаш) под руководством Валентина Глушко. Для второй ступени в КБ химавтоматики под руководством Семена Косберга разработаны маршевые двигатели РД-0210 и РД-0211. Компоненты топлива маршевых ЖРД – азотный тетраоксид и НДМГ. Космическая ракета-носитель УР-500К оснащалась третьей ступенью с двигателем РД-0212, разработанным под руководством Косберга.

"В конструкции двигателя первой ступени УР-500 Гпушко решил реализовать свои взгляды на ЖРД начала шестидесятых годов: мощный однокамерный двигатель тягой не менее 100 тс, работающий по схеме с дожиганием генераторного газа, что позволяет поднять давление в камере сгорания до 150 атм и обеспечить на компонентах AT + НДМГ удельный импульс тяги у Земли не менее 285 кгс с/кг. Эти предложения были приняты ОКБ Челомея, ив 1961 году (постановление правительства вышло в 1962 году – прим. авт.) была начата разработка двигателя РД-253". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 531).

Первое огневое испытание двигателя РД-253 было проведено в ноябре 1962 года. В 1963 году конструкторская документация была передана в Камский филиал ОКБ-456 – на Пермский моторостроительный завод N9 19 (позже переименован в Пермский моторостроительный завод имени Я.М.Свердлова).

Постановлением правительства от 29 апреля 1962 года общее руководство разработкой стартового и технического комплексов для МБР УР-500 возложено на ГСКБ Спецмаш, возглавляемое Владимиром Барминым.

"Впервые наземный стартовый комплекс был предложен по схеме, в которой на двух одинаковых пусковых установках (ПУ), удаленных друг от друга на расстояние 600 м, было рационально размещено большое количество агрегатов и систем для проведения подготовки к пуску и пуска ракеты. В группе сооружений, находящихся между ними, размещены технологические и технические системы, обеспечивающие выполнение работ на обеих ПУ. Взаимные расстояния между ПУ и сооружениями были выбраны с учетом защиты их от возможного аварийного взрыва ракеты". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 107). Предусматривалось создание как наземного, так и шахтного вариантов стартовых комплексов. В дальнейшем работы по шахтному стартовому комплексу были прекращены.

Технический комплекс подготовки ракеты разработан в Филиале № 2 ОКБ- 52 под руководством главного конструктора Владимира Барышева. Оборудование, созданное для подготовки УР-500 на техническом комплексе, обеспечивало разгрузку блоков в монтажно-испытательном комплексе, проведение пневмо- испытаний, сборку ракеты-носителя, комплекс электрических проверок и пристыковку полезной нагрузки. Для сборки пакета УР-500 был разработан уникальный стапель. После завершения комплексных проверок ракета перегружалась на транспортно-установочный агрегат и транспортировалась на стартовый комплекс.

Установщик стационарного типа 8У260 и агрегаты обслуживания 8Т135 разработаны в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина.

В начале 1964 года были начаты работы по монтажу технологического оборудования наземного стартового комплекса на Байконуре. Первый пуск ракеты с использованием наземного оборудования состоялся 15 мая 1964 года.

Проект межконтинентальной баллистической ракеты УР-500 был прекращен в 1964 году.

На основе проекта двухступенчатой МБР УР-500 была создана двухступенчатая космическая ракета-носитель, позже – трехступенчатая космическая ракета-носитель УР-500К (8К82К). Так как во время испытаний были запущены космические аппараты "Протон", то за двухступенчатой ракетой-носителем закрепилось название "Протон", за трехступенчатой – "Протон-К". Конструкция была удачной. После прекращения программы "Энергия-Буран" эта ракета оказалась единственной космической ракетой-носителем тяжелого класса.

Н-1. 11А52

В 1960-е годы в СССР разрабатывались три проекта так называемых сверхтяжелых ракет – Н-1 в ОКБ-1 (с 1966 года – ЦКБ экспериментального машиностроения) под руководством Сергея Королева, Р-56 в ОКБ-586 (с 1966 года – КБ "Южное") под руководством Михаила Янгеля и УР-700 в ОКБ-52 (с 1965 года – ЦКБ машиностроения) под руководством Владимира Челомея. Долгое время считалось, что все три проекта были космическими, ракеты-носители предназначались для доставки автоматических аппаратов или пилотируемых кораблей на поверхность Луны. Последние исследования позволяют говорить о том, что в конструкторских бюро первоначально разрабатывались проекты боевых вариантов двух из этих ракет.

По свидетельству очевидцев, замысел сверхтяжелой трехступенчатой ракеты Н-1 возник у Сергея Королева в 1956 году. В различных источниках название расшифровывается как "Носитель-1" и как "Наука-1". 15 июля 1957 года первые предложения по ракете были представлены Королевым Совету главных конструкторов. 23 июня 1960 года вышло первое постановление правительства о создании ракеты. 13 мая 1961 года и 13 апреля 1962 года подписаны второе и третье постановления правительства, в которых уточнялись задачи и сроки проектирования.

"Проект сверхмощной боевой ракеты (подчеркнуто мною – прим. авт.) на компонентах кислород + керосин в ОКБ Королева постепенно перерос в проект космической ракеты для экспедиции двух человек на Луну". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 530). Эскизный проект предусматривал создание трехступенчатой ракеты стартовой массой около 2 200 тонн, оснащенной кислородно-керосиновыми двигателями. Ракета должна была выводить на околоземную орбиту 75 тонн полезного груза. Предполагалась установка на первую ступень двадцати четырех ЖРД, на вторую ступень восьми ЖРД, на третью ступень – четырех ЖРД.

24 сентября 1962 года вышло очередное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о разработке тяжелой ракеты-носителя для доставки пилотируемого корабля на поверхность Луны с последующим возвращением на Землю. Стартовая масса ракеты была увеличена до 2 400 тонн. Создание маршевых двигателей всех трех ступеней поручено ОКБ-276, возглавляемому Николаем Кузнецовым. В 1962 году Кузнецов приступил к разработке двигателя НК-15.

3 августа 1964 года постановлением правительства было предусмотрено завершение разработки ракеты в 1967 году к 50-летию Октября. Для осуществления лунной экспедиции потребовалось увеличить грузоподьемность ракеты до 95 тонн. В 1965 году было принято решение о размещении на первой ступени не двадцати четырех, а тридцати двигателей. Стартовая масса была вновь увеличена.

В окончательном варианте комплекс Н-1 – Л-3 был оснащен двигателями:

блок А (первая ступень) – 30 ЖРД НК- 15 (24 по периферии и 6 в центре) тягой у Земли 147 тс, разработанный в ОКБ Николая Кузнецова (позже двигатель модифицирован в многоразовый НК-33), блок Б (вторая ступень) – 8 ЖРД НК- 15В, разработанный в ОКБ Николая Кузнецова (позже двигатель модифицирован в многоразовый НК-43),

блок В (третья ступень) – 4 двигателя НК-9В (НК-19, разработанный в ОКБ Николая Кузнецова (позже двигатель модифицирован в многоразовый НК-31 или НК-39),

блок Г (лунный ракетный комплекс) – двигатель Д-57, разработанный под руководством главного конструктора Московского Машиностроительного завода "Сатурн" Архипа Люльки,

блок Д (лунный орбитальный комплекс) – двигатель 11Д58 разработки главного конструктора КБ химического машиностроения Алексея Исаева,

блок Е (лунный корабль) – двигатель разработан под руководством главного конструктора КБ-4 "КБ Южное" Ивана Иванова.

Стартовый комплекс разработан в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина и построен на площадке № 110 Байконура. Производство ракет развернуто на Куйбышевском заводе "Прогресс". Всего, поданным начальника и генерального конструктора ГНПРКЦ "ЦСКБ-Прогресс" Дмитрия Козлова, выпущено девять ракет Н-1.

С 21 февраля 1969 года по 23 ноября 1972 года проведено четыре испытательных пуска ракеты. Все пуски были неудачными. 15 мая 1974 года вышло решение правительства о временной приостановке работ над Н-1. Василий Мишин был освобожден от занимаемой должности главного конструктора ЦКБ экспериментального машиностроения (ЦКБЭМ). На эту должность назначен Валентин Глушко.

В 1976 году проект Н-1 был прекращен. В НПО "Энергия", образованном на базе ЦКБЭМ, под руководством генерального конструктора Валентина Глушко началась разработка многоразовой ракетно-космической системы "Энергия – Буран".

Н-1, пожалуй, самый значительный проект выдающегося конструктора Сергея Королева. О напряженном и драматичном периоде разработки этого ракетного комплекса свидетельствуют воспоминания главного конструктора ЦКБ ТМ Бориса Аксютина:

"Вспоминаю совещание, которое собрал С.П.Королев после полета в Пицунду к Н.С.Хрущеву, находившемуся там в это время на отдыхе. Этот полет был необходим для решения вопроса об ассигнованиях для работ по комплексу Н-1 (экспедиция на Луну). По возвращении из Пицунды он собрал совещание главных конструкторов у себя в кабинете. Все собрались, а его нет. Мы в недоумении ждем. Анатолий Петрович Абрамов, его заместитель, говорит, что Сергей Павлович в своем кабинете, сейчас должен прийти. Через некоторое время входит Сергей Павлович, ссутулившийся, рассеянно кивает головой, подходит к столу, садится, берется руками за опущенную голову, сидит молча некоторое время и как бы про себя говорит раздумчиво, тихим голосом: "Упустим время, не наверстаем", затем поднимает голову, видит сидящих, встряхивается и произносит: "Я пригласил вас, чтобы рассказать об итогах встречи с Никитой Сергеевичем. Он сказал: "У нас большие успехи в освоении космического пространства, наши боевые ракеты стоят на дежурстве. Мы никогда не жалели денег на эти дела. Сейчас есть и другие заботы. Нужны средства для подъема сельского хозяйства и животноводства. Вам надо поэкономить". Мы должны продумать мероприятия по удешевлению комплекса Н-1."…Как-то вечером ехали мы с Сергеем Павловичем на машине со второй площадки на десятую (имеется в виду площадка №110 полигона Байконур, на которой был построен стартовый комплекс Н-1 – прим. авт.). Он сидел на переднем сиденье рядом с шофером, а я на заднем. По обыкновению он использовал такие поездки для разговоров о делах. Но в этот раз молчал, погруженный в какие- то свои думы. Был вечер, вдали мерцали огни многочисленных объектов. И вдруг он говорит как-то раздумчиво, как бы про себя: "Да, много мы тут понастроили всего, а вот умру и все может рухнуть". Я оцепенел, но потом сказал: "Сергей Павлович, почему такие мрачные мысли?" Он нехотя что- то невнятно произнес и далее молчал всю дорогу". (Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С. 33-34).

МБР Н-1

Разработка МБР 8К84 в ЦКБ машиностроения под руководством Влади мира Челомея начата в соответствии с постановлением правительства от 30 марта 1963 года. В печати часто приводится индекс ракеты УР-100. Однако, по данным НПО машиностроения, этот индекс боевой ракете не присваивался. В приведенных в книге цитатах индекс УР- 100 сохранен за МБР 8К84. Предстояло создать легкую ампули- зированную массовую ракету на высококипящих хранимых компонентах топлива. МБР 8К84 должны были размещаться только в шахтных установках одиночного старта. Ракета должна была иметь гарантийный срок эксплуатации не менее пяти лет и сохранять высокую боевую готовность на протяжении всего срока эксплуатации. Комплекс должен быть простым и надежным, шахта прочной и живучей, управление пуском должно осуществляться дистанционно.

Первоначально Владимир Челомей предполагал использовать ракету в вариантах МБР, противоракеты и морской баллистической ракеты для подводных лодок и надводных кораблей. Проект противоракетной системы "Таран" был закрыт в 1964 году. Проект морского варианта УР-100М разрабатывался в 1963-1964 годах. Ракета должна была размещаться на судах, морских пусковых установках и подводных лодках. Этот проект также не был реализован.

"Решение о начале работ по РКД- 9 с ракетой межконтинентальной дальности РСМ-40 принималось непросто. Несмотря на одобренный ВМФ проект, при его обсуждении на Совете обороны в июле 1964 г. после доклада В.П.Макеева выступил генеральный конструктор В.Н.Челомей. Он высказал сомнение в возможности достичь требуемой точности БР при запуске ее с ПЛАРБ, находящейся в океане, даже с астрокоррекцией по направлению, и предложил в качестве альтернативы свою ракету УР-100 с радиоуправлением, разместив при этом пункты радиоуправления на всем побережье. Старт ракеты производить с надводных кораблей или ПЛ в надводном положении, находящихся вблизи своих берегов. Сравнительная дешевизна обеспечивалась унифицированностью ракеты, а точность – за счет радиоуправления… Руководство флота и Минобороны хотя и не поддержали, но согласились оценить этот вариант. Н.С.Хрущеву идея понравилась. Он высказал пожелание изучить и береговые варианты базирования. Однако институты ВМФ пришли к выводу об их нецелесообразности".(Ф.И.Новоселов "Вооружение Военно-морс- кого флота" в кн. "Советская военная мощь от Сталина до Горбачева". -М.: Издательский дом "Военный парад", 1999. С. 339).

Разработка маршевого ЖРД на высококипящих компонентах топлива для первой ступени 8К84 начата в КБ хи- мавтоматики под руководством Семена Косберга в 1963 году. После смерти Косберга работы продолжены под руководством Александра Конопатова (ныне КБ возглавляет Владимир Рачук). Для первой ступени были созданы двигатели РД-0216 и РД-0217. Двигательная установка первой ступени состояла из четырех автономных однокамерных ЖРД с поворотными соплами и турбонасосной системой подачи компонентов топлива. Число оборотов турбины – 31 000 об/мин. Каждый двигатель мог отклоняться для управления полетом ракеты.

Однокамерный маршевый неподвижно установленный ЖРД 15Д13 второй ступени и рулевой четырехкамерный ЖРД 15Д14 созданы главным конструктором Ленинградского ОКБ-117 Сергеем Изотовым.

АЛЕКСАНДР КОНОПАТОВ родился в 1922 году. В 1945 году окончил Московский авиационно-технологический институт. С 1946 года работает в Конструкторском бюро химической автоматики инженером, ведущим конструктором, начальником КБ, первым заместителем главного конструктора. В 1965 году назначен главным конструктором КБ. В этой должности проработал до 1993 года.

СЕРГЕЙ ИЗОТОВ родился в 1917 году. После окончания в 1941 году Ленинградского политехнического института работал конструктором, заместителем начальника конструкторского отдела Уфимского авиазавода № 26 (Уфимское моторостроительное ПО). В 1946 году назначен заместителем главного конструктора Владимира Климова в Ленинградское ОКБ-117. С 1960 года – главный конструктор ОКБ-117, возглавляемого генеральным конструктором Климовым. В 1963 году назначен генеральным конструктором ОКБ-117 (с 1975 года – НПО имени В.Я.Климова). Под его руководством разработан ряд реактивных двигателей для самолетов и вертолетов. С 1963 года Сергей Изотов за нимался разработкой маршевых и рулевых ЖРД для межконтинентальных баллистических ракет Владимира Челомея.

Для разделения ступеней на первой и второй ступенях ракеты размещались тормозные пороховые ракетные двигатели. Двигатели разработаны под руководством главного конструктора КБ-2 Московского завода № 81 Ивана Картукова.

В апреле 1963 года постановлением Правительства ГСКБ Спецмаш, возглавляемое Владимиром Барминым, было назначено головным разработчиком шахтной стартовой позиции ракеты 8К84. Впервые было определено:

"В целях достижения оптимального решения по ракетному комплексу в целом не только наземное оборудование должно создаваться с учетом исходных данных разработчика ракеты, но и конструкция ракеты должна также разрабатываться с учетом встречных обоснованных требований к ней разработчика стартового комплекса". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 66). Из книги "Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США":

"Стартовый комплекс для ракеты УР-100 состоял из 10 рассредоточенных боевых стартовых позиций, на каждой из которых размещалась одна шахтная пусковая установка. Вблизи одной из боевых стартовых позиций размещался командный пункт боевого ракетного комплекса, связанный кабельными линиями системы боевого управления и связи со всеми стартовыми позициями". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 151).

Из книги "Государственный космический научно-производственный центр имени М.В.Хруничева":

"С командного пункта проводились постоянный и периодический контроль технического состояния ракеты и систем пусковой установки и управления пуском ракет, при этом предстартовая подготовка к пуску проходила в автоматическом режиме от автономных источников электроснабжения. Ракеты, для обеспечения их высокой боеготовности, находились в заправленном состоянии. Применение жидких ракетных топлив на ракете УР-100 потребовало решения сложнейшей проблемы обеспечения длительного – в течение 7-10 лет – нахождении ее в заправленном состоянии". (Государственный космический научно- производственный центр имени М.В.Хруничева. 80 лет. – М.: Военный парад, 1996. С. 58). Из книги "Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин":

"Предусматривалось проведение не реже одного раза в год регламента технического обслуживания пусковой установки с привлечением боевого расчета и подвижных средств позиционного района. Процесс боевого дежурства пусковой установки и ракеты, а также пуск ракет осуществлялся без присутствия на них боевого расчета. Предложенная пусковая установка представляла собой сооружение, состоящее из шахтного ствола и оголовка, закрытых сверху откатывающейся крышей защитного устройства. В ней размещались технологическое оборудование и спецтехничес- кие системы, обеспечивающие длительное содержание, подготовку к пуску и пуск ракеты. В стволе шахты были размещены: пусковое устройство, элементы стыковки кабельных и газовых коммуникаций с ракетой, элементы га- зоотводящего аппарата, средства откачки грунтовых вод и другое оборудование. В оголовке пусковой установки была размещена аппаратура для подготовки ракеты к пуску и ее пуска, элементы системы дистанционного контроля и управления, аппаратура электроснабжения спецтоками, средства снабжения ракеты сжатыми газами и другое оборудование". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 67).

Командный пункт котлованного типа разработан в ЦКБ-34 под руководством Евгения Рудяка. Защитное устройство и установщик разработаны в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина. Защитное устройство для ШПУ имело время открывания 30 секунд и было выполнено в виде сдвижной железобетонной плиты, открывающейся по наклонным рельсовым путям. Установщик был предназначен для бескрановой перегрузки контейнера с ракетой в шахтное сооружение и установки на пусковое устройство.

Транспортно-пусковой контейнер ракеты разработан в Филиале N9 2 ОКБ- 52 (ныне – ГНИП "ОКБ Вымпел") под руководством главного конструктора Владимира Барышева. Разработка начата в январе 1965 года. Основной задачей конструкторов было обеспечение решения главного принципа Челомея: "завод – пусковая установка". Выполнение этой задачи во многом и определялось созданием транспортно-пускового контейнера.

Контейнер герметизировался специальной пленкой. Автономный комплекс постоянно находился в состоянии полной боевой готовности. Шахта выдерживала давление до 2 кг/см2 . Это равнозначно энергии взрыва ядерного бо- еприпаса мегатонной мощности, произведенного на расстоянии 1 300 метров.

Система управления разработана в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина, командные приборы – в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Первые пять испытательных пусков с наземных стартов на Байконуре проведены с использованием радиокомандной системы управления, разработанной в НИИ- 885 под руководством Михаила Рязанского. Позже от нее отказались. После дующие испытательные пуски ракет происходили с использованием автономной инерциальной системы управления.

8К84, вместе с Р-36, была одной из первых МБР, оснащенных комплексом средств преодоления ПРО. Ракета оснащалась комплексом средств преодоления противоракетной обороны противника "Пальма". Комплекс разработан в НИИ-108 (ныне – ЦНИРТИ) под руководством Виталия Герасименко.

Ядерное оснащение 8К84 впервые создавалось не в Арзамасе-16, а в НИИ- 1011 (Челябинск-70, ныне – Российский федеральный ядерный центр – ВНИИ технической физики, г. Снежинск Челябинской области). Научные руководители работы – Е.Н.Забабахин, главные конструкторы – Б.В.Литвинов, А.Д- .Захаренков, О.Н.Тиханэ.

Первые пуски 8К84 по программе летно-конструкторских испытаний на полигоне Байконур проводились с наземной пусковой установки. В 1964 году начато строительство ШПУ ОС. Для испытаний на полигоне были построены десять шахт глубиной 32 метра и один командный пункт. Первый пуск с наземной ПУ проведен 19 апреля 1965 года. Первый пуск из ШПУ – 17 июля 1965 года. Всего по программе ЛКИ произведено 60 пусков. Испытания завершены 27 октября 1966 года.

В 1964 году Московский Машиностроительный завод имени М.В.Хруничева приступил к производству МБР 8К84. Серийное производство было также развернуто на Омском авиазаводе № 166 (ПО "Полет") и Оренбургском авиазаводе № 47 (ПО "Стрела").

Для строительства одиночных стартовых комплексов в будущих позиционных районах выбраны места дислокации РСД и МБР группового старта, а также один новый позиционный район под Татищево. Предполагалось строительство более тысячи шахтных пусковых установок.

Вот как описывает работу рекогносцировочной группы специалистов, производивших выбор позиционных районов РВСН, генерал-лейтенант в отставке Евгений Евстигнеев:

"О работе рекогносцировочного отряда (группы) Минобороны на территории военного округа знал только командующий, а из местного руководства – первый секретарь обкома (крайкома) КПСС и председатель КГБ области (края). Продолжительность рекогносцировочных работ составляла от трех до шести месяцев, так как они включали в себя и инженерно-геологические изыскания. Эти отряды (группы) Минобороны строго легендирова- лись под различные гражданские геологические партии и строительные отряды. Выезжая для контроля работ рекогносцировочных отрядов с общесоюзным паспортом в кармане и в соответствующей гражданской одежде, я также испытывал массу трудностей, связанных с режимом секретности. По легенде был я и начальником геодезического отряда, и начальником геолого-разведывательного управления, и заместителем управляющего Уралгаз, и даже пчеловодом-консультантом. Ездил в поездах в общих вагонах, на попутных машинах, добирался на лошадях, ночевал в Доме колхозника – и нигде не мог сказать, что я генерал из Москвы".(Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994. С. 87).

8К84

В 1965 году началось массовое строительство шахт в будущих районах дислокации МБР 8К84.

"О громадных объемах работ, затратах материальных и людских ресурсов только за два первых года строительства ракетных комплексов УР-100 и Р-36 красноречиво свидетельствуют следующие официальные сравнительные данные по состоянию на июль 1967 года: произведено около 120 миллионов кубометров земляных работ (на Красноярской ГЭС – 5, Днеп- рострое – около 3 миллионов кубических метров)… Стоимость строительства стартовых позиций для ракет УР- 100 и Р-36 (по состоянию на июль 1967 года) составила около 1 миллиарда рублей, что соизмеримо со стоимостью строительства Куйбышевской и Красноярской ГЭС… В работах по строительству, доставке, монтажу оборудования и вводу в эксплуатацию ракетных комплексов УР-100 и Р-36 участвовало более 650 тысяч рабочих, конструкторов, ученых, военнослужащих. Полная программа строительства этих ракетных комплексов была выполнена только к 1973 году". (Ракетные войска стратегического назначения России/Под. ред .И.Д.Сергеева. – ЦИПК, 1998, с. 102-103).

24 ноября 1966 года первые полки с МБР 8К84 в ШПУ ОС поставлены на боевое дежурство под населенными пунктами Дровяная Читинской области, Бершеть Пермской области, Татищево Саратовской области, Гладкая Красноярского края. 21 июля 1967 года ракетный комплекс 8К84 принят на вооружение.

Учебно-боевые пуски ракет производились с позиционного района дивизии, дислоцированной в Бершети. Позже было решено все пуски производить только с полигона Байконур, так как траектории полетов ракет, запускаемых из- под Перми, пролегали над населенными пунктами.

Разрабатывая МБР 8К84, Владимир Челомей применил в конструкции ряд новшеств. Главными особенностями ракеты были ее постоянное содержание в транспортно-пусковом контейнере и ампулизация. Газодинамический старт производился из транспортно-пускового контейнера, который защищал ракету от высокой температуры газовой струи работающих двигателей. О сложности проведенных работ по ампулизации ракеты говорит лишь одна цифра – на протяжении всех лет хранения под влиянием крайне агрессивных компонентов топлива должны были находиться более двадцати тысяч (!) разъемных соединений различных типов. К решению проблемы были привлечены десятки крупнейших научно-исследовательских и конструкторских организаций страны.

Первоначально был установлен гарантийный срок дежурства ракеты с заправленными и ампулизированными топливными баками пять лет. Позже он увеличен до семи, затем – до десяти лет. В ходе эксплуатации первоначально установленный срок был увеличен более чем в два раза.

Следует отметить еще одно качество ШПУ МБР 8К84. Стоимость ее создания, по свидетельству специалистов, значительно ниже стоимости ШПУ американских ракет "Минитмен", разработанных в то же время, построенных в большом количестве и имевших равную степень защищенности.

"В процессе проектирования и разработки МБР УР-100 были реализованы научно-технические конструкторские идеи и решения, которые позволили создать уникальную для того времени ракету, значительно отличавшуюся от конструкций межконтинентальных ракет, как принятых на вооружение, так и находившихся в стадии разработки".(Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 143).

8К84 [SS-11. Sego]

8К84 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для ШПУ ОС. Разработана в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея, а также в филевском Филиале № 1 ЦКБМ под руководством Виктора Бу- гайского. Проектирование начато 30 марта 1963 года. Первый пуск с наземной ПУ на полигоне Байконур произведен 19 апреля 1965 года. Первый пуск из ШПУ состоялся 17 июля 1965 года. Испытания завершены 27 октября 1966 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 24 ноября 1966 года. Принят на вооружение 21 июля 1967 года.

Первая ступень ракеты оснащалась маршевыми двигателями РД-0216 и РД- 0217. Двигательная установка состояла из четырех однокамерных ЖРД с поворотными камерами сгорания. ЖРД разработаны в КБ химавтоматики под руководством Семена Косберга и Александра Конопатова. Серийное производство развернуто на Воронежском механическом заводе. Однокамерный маршевый ЖРД 15Д13 второй ступени и рулевой

четырехкамерный двигатель 15Д14 созданы главным конструктором Ленинградского ОКБ-117 Сергеем Изотовым. Компоненты топлива – НДМГ и азотный тетраоксид. Тормозные двигатели разработаны в КБ-2 завода №81 под руководством Ивана Картукова. Стартовое устройство создано в КБ общего машиностроения (КБОМ) под руководством Владимира Бармина. Способ старта – газодинамический. ТПК спроектирован в Филиале № 2 ЦКБМ под руководством Владимира Барышева. Система автономного управления разработана в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Командные приборы изготовлены в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Атомный боезаряд разработан в НИИ-1011(Челябинск-70).

Серийное производство ракет развернуто в 1963 году на Московском Машиностроительном заводе имени М.В.Хруничева, в Омском ПО "Полет" и Оренбургском ПО "Стрела".

Максимальная дальность стрельбы, км 10 600

Максимальная стартовая масса, т  42,3

Масса головной части, т 0,8 – 1,5

Длина ракеты, м  16,8

Максимальный диаметр корпуса, м  2

Длина ТПК, м 19,5

Наружный диаметр ТПК, м 2,9

Внутренний диаметр ТПК, м 2,7

Масса ТПК, т 14,4

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, тс 80

Тяга маршевого двигателя первой ступени в пустоте, тс 87

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени у земли, кгс-с/кг  274

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени в пустоте, кгс-с/кг  306

Удельный импульс тяги маршевого двигателя второй ступени, кгс-с/кг 320

8К84М (PC-10)

Разработка модифицированной ракеты 8К84М с улучшенными тактико-тех- ническими характеристиками была начата 9 декабря 1969 года. По данным НПО машиностроения, приводимый в печати индекс УР-100М принадлежал только проектировавшейся морской баллистической ракете. МБР 8К84М его не имела. Летно-конструкторские испытания на полигоне Байконур были завершены в 1971 году. Проведено двенадцать успешных испытательных пусков. Комплекс принят на вооружение 3 октября 1972 года.

Коллективу конструкторов ЦКБ машиностроения, возглавляемому Владимиром Челомеем, и филевскому Филиалу № 1 ЦКБМ, возглавляемому Виктором Бугайским, удалось увеличить дальность стрельбы. Ракета имела продленный срок эксплуатации. Все доработки были проведены на ракетах, находящихся в войсках.

"Ракета была принята на вооружение и отличалась от базового варианта: наличием уменьшенной по массе моноблочной головной части с улучшенными летно-техническими характеристиками и способной более эффективно преодолевать противоракетную оборону противника; использованием автономной инер- циальной системы управления с расширенными возможностями по переприцеливанию ракеты, что улучшало оперативную управляемость ракетным комплексом, а также уменьшенным временем проведения предстартовых операций при подготовке и проведении пуска ракеты; улучшенными характеристиками проверочно-пускового оборудования, автономной системы энергоснабжения и технических систем".(Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 154).

Командный пункт котлованного типа разработан в Ленинградском ЦКБ-34 под руководством Евгения Рудяка. Защитное устройство и установщик разработаны в ЦКБТМ под руководством Николая Кривошеина. Транспортно-пус- ковой контейнер разработан в Филиале N9 2 ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Барышева. Ракеты размещались в ШПУ, разработанных для МБР 8К84 в КБ общего машиностроения под руководством Владимира Бармина.

Первые полки 8KS4M были поставлены на боевое дежурство в ракетной дивизии под городом Хмельницким.

8К84М (РС-10) [SS-11. Sego]

Основные характеристики ракеты 8К84М аналогичны характеристикам ракеты 8К84.

УР-100К. 15А20 (РС-10М)

Модифицированная МБР УР-100К разработана в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея и в филевском Филиале № 1 ЦКБМ под руководством Виктора Бугайского.

Разработка УР-100К начата в 1967 году. Летно-конструкторские испытания на полигоне Байконур завершены в 1971 году. Комплекс принят на вооружение 28 декабря 1972 года. Конструкторам удалось повысить точность стрельбы, мощность ядерного боезарнда, увеличить ресурс работы маршевых двигателей. Баки ракеты вмещали увеличенное количество топлива. Стартовая масса ракеты увеличена до 50,1 тонны. Масса полезной нагрузки – до 1 200 кг. Дальность стрельбы возросла до 12 000 километров. Автономная система управления разработана в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова.

Ракета была оснащена тремя боевыми блоками, не имевшими системы индивидуального наведения на цель. Наряду с МБР Р-36П, ракета УР-100К была одной из первых МБР, оснащенных РГЧ.

После окончания работы второй ступени пироболты освобождали боевые блоки и они по программе расталкивались пиромеханизмом в разные стороны. Удаление блоков от точки прицеливания в момент подлета к земле составляло примерно 1,5-2 километра.

"Для стыковки второй ступени ракеты с моноблочной и разделяющейся головными частями использовались специально разработанные для каждого типа ГЧ передние отсеки… Во внутренних объемах отсеков располагались средства преодоления противоракетной обороны противника – ложные цели. Выброс ложных целей производился по команде от системы управления ракетой в конце активного участка траектории полета перед отделением головной части". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 157).

Транспортно-пусковой контейнер разработан в Филиале № 2 ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Барышева. Ракеты размещались в ШПУ, разработанных для МБР 8К84 в КБ общего машиностроения под руководством Владимира Бармина.

Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина. Сегодня предприятие возглавляет Александр Леонтенков

АЛЕКСАНДР ЛЕОНТЕНКОВ родился в 1934 году. Окончил Московский энергетический институт. На предприятии трудится с 1960 года. Работал ин- женером-конструктором, ведущим инженером, заместителем начальника отдела, начальником отдела, заместителем главного конструктора. С 1988 года – начальник и главный конструктор, а с 1997 года – генеральный директор и генерапьный конструктор Государственного предприятия "Конструкторское бюро тяжелого машиностроения".

Об особенностях конструкции этого КП рассказал мне Александр Леонтенков:

"Для первых отечественных межконтинентальных баллистических ракет были созданы подземные КП так называемого котлованного типа. Степень их защищенности от поражающих факторов ядерного взрыва была невелика, и это сводило на нет усилия конструкторов ракетных шахтных пусковых установок по их защите: при поражении командного пункта ядерным взрывом уцелевшие более защищенные ракетные установки не могли произвести пуск из-за нарушения управления. Строились котлованные КП долго – до трех лет, так как все оборудование монтировалось на месте строительства.

Военных не устраивали существующие КП, и главный заказчик – командование Ракетных войск стратегического назначения – объявил конкурс на лучший проект. Нашей организации удалось выполнить одно из главных требований заказчика о размещении командного пункта не в котловане, а в шахтной установке, подобной ракетной, с более высокой степенью защиты.

Такое конструктивное решение позволяло также производить монтаж и испытания оборудования не на стройплощадке, а на заводе-изготовителе. Это привело к сокращению сроков строительства в три раза.

После победы нашего проекта в конкурсе мы стали головной организацией по разработке командных пунктов. К моменту создания наш унифицированный КП был предназначен для управления ракетными комплексами PC-10, РС-20А, PC- 16А, позже – PC-18, РС-20Б и их модификациями.

После введения ограничений на строительство новых шахтных пусковых установок американцы обратили внимание на то, что количество ШПУ в СССР превышает обусловленное договором. Наша сторона заявила, что превышение объясняется наличием шахтных КП. Тогда американцы устами государственного секретаря и помощника президента по национальной безопасности Генри Киссинджера попросили нас доказать, что это действительно шахты КП, а не ракетные. Мы представили им перечень, на основа нии которого можно было бы отличить шахты командных пунктов от шахт ракетных с помощью средств их национальной разведки. Американцы, убедившись в том, что СССР не нарушает договор, приняли наши доказательства, однако сделали замечание о том, что при желании наша страна может заменить в шахтных установках КП на ракетные ПУ. В то время ничего, кроме вежливых замечаний, американцы сделать не могли. Мы вежливо приняли их замечания к сведению и продолжали заниматься шахтными КП.

Практически же переоборудование КП на ПУ было невозможно из-за необходимости больших материальных затрат.

При разработке унифицированного КП был использован целый ряд изобретений, оригинальных технических решений, уникальных технологий. О некоторых, пожалуй, можно сказать в общем виде.

К одному из интересных решений относится новая система амортизации пластического типа. Она защищает КП от сейсмического воздействия ядерного взрыва.

Работоспособность этой системы амортизации подтвердили специальные испытания, проведенные в семи- десятых-восьмидесятых годах на Семипалатинском полигоне. Шахтный КП выдержал воздействие, имитирующее ядерный взрыв.

Можно вспомнить также историю создания аккумулятора холода, который должен обеспечить теплосьем с работающего оборудования командного пункта после ядерного взрыва.

Много споров было вокруг идеи создания защищенных антенн командного пункта, автоматизации процессов управления командным пунктом и пусковыми установками. Все эти вопросы были успешно решены".

В ЦКБТМ разработаны установщик и защитное устройство. Конструкция установщика позволяла поднимать транспортно-пусковой контейнер с

ракетой большего веса. Защитная крыша имела ряд особенностей. При открывании приподнималась одна сторона крыши, взламывая возможный завал. Далее крыша поворачивалась вокруг своего приподнятого положения и открывала шахту."

МБР УР-100К

На боевое дежурство было поставлено 420 шахтных пусковых установок МБР УР-100К. Ракеты несли боевое дежурство до конца 1990-х годов, после чего были сняты с вооружения.

УР-100К. 15А20 (PC-10М) [SS-11. Sego]

УР-100К – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для ШПУ ОС. Оснащена РГЧ с тремя боевыми блоками. Разработана в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея и в филевском Филиале № 1 ЦКБМ под руководством Виктора Бугайского. Проектирование начато в 1967 году. Летно-конструкторские испытания на полигоне Байконур завершены в 1971 году. Комплекс принят на вооружение 28 декабря 1972 года.

Унифицированный командный пункт шахтного типа создан в ЦКБТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина. Автономная система управления разработана в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова.

Максимальная дальность стрельбы, км  12 000

Стартовая масса ракеты, т 50,1

Масса топлива, т 45,3

Длина ракеты, т 19

Максимальный диаметр корпуса,м  2 Масса ГЧ, кг 1 200

УР- 100У. 15А20У (PC- 10М)

По данным НПО машиностроения, разработка МБР УР-100У была начата в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея и в филевском Филиале № 1 ЦКБМ под руководством Виктора Бугайского 19 августа 1970 года.

В 1969 году был проведен конкурс на создание лучшей ШПУ для ракет Челомея. Конкурс выиграл Филиал № 2 ЦКБМ (ныне – ГНИП "ОКБ Вымпел"). Главному конструктору филиала Владимиру Барышеву удалось создать ШПУ повышенной защищенности и контейнер оригинальных конструкций. Они обеспечивали надежную защиту всего ракетного комплекса.

Вот что рассказал мне генеральный директор и генеральный конструктор Государственного научно-инженерного предприятия "ОКБ Вымпел" Дмитрий Драгун:

"Победе в конкурсе предшествовала длительная проектная, опытно-конструкторская, исследовательская и экспериментальная работа. Созданная система амортизации не имеет аналогов в мире и защищена более чем пятьюдесятью авторскими свидетельствами и патентами.

При разработке комплексов были решены вопросы отработки газодинамических процессов старта и тепловой защиты конструкции транспортно-пускового контейнера с целью обеспечения безаварийного старта ракеты в условиях высоких газодинамических и тепловых нагрузок, вопросы ампулизации заправочных магистралей, слива компонентов топлива, герметичности. Решены проблемы обеспечения температурно- влажносгного режима, решены задачи защиты от воздействия факторов ядерного взрыва. Для отработки параметров амортизации и подтверждения стойкости стартового оборудования филиалом создан и установлен в ЦКБ машиностроения универсальный ударный стенд, не имевший аналогов. Шахты повышенной защищенности имели мощный железобетонный ствол, аппаратурный отсек и поворотную крышу".

По оценке американских источников, стартовые комплексы ракет УР-100 различных модификаций стали самыми прочными в мире.

Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Николая Кривошеина. В этом же КБ разработаны установщик ракеты и защитное устройство ШПУ.

В 1971 году на полигоне Байконур осуществлен первый пуск УР-100У, оснащенной РГЧ. Испытания были завершены в январе 1973 года. По данным НПО машиностроения, 26 сентября 1974 года ракетный комплекс УР-100У в ШПУ повышенной защищенности был принят на вооружение. На вооружении полка находились 10 ШПУ ОС, расположенных в шахматном порядке, и командный пункт. Всего на боевое дежурство было поставлено 120 ШПУ МБР УР-100У.

В конце 1990-х годов МБР УР-100У была снята с вооружения. После снятия с боевого дежурства ракет УР-100У в доработанных шахтах были размещены ракеты УР-100Н, а также часть ракет УР-100Н УТТХ. Позже все шахты повышенной защищенности были переоборудованы в шахты высокой защищенности.

Серийное производство ракет УР-100 различных модификаций на Московском Машиностроительном заводе имени М.В.Хруничева продолжалось с 1964 по 1974 год. Ракеты серийно выпускались также Омским производственным объединением "Полет" и Оренбургским производственным объединением "Стрела". Модификации УР-100 были самыми массовыми МБР в СССР и в мире.

Всего за период испытаний и эксплуатации проведено 162 успешных пуска УР-100 всех модификаций. Из них – 67 летных пусков с различным боевым оснащением, 52 пуска защиты партии и 43 учебно-боевых пуска. Это говорит о высокой надежности комплекса.

Двенадцать дивизий РВСН, вооруженных комплексами УР-100 всех модификаций, дислоцировались вблизи городов и населенных пунктов Кострома, Свободный Амурской области, Оловянная и Дровяная Читинской области, Бершеть Пермской области, Тейково Ивановской области, Гладкая Красноярского края, Татищево Саратовской области, Козельск Калужской области, Выползово Новгородской области, Хмельницкий и Первомайск на Украине.

Всего на вооружение было поставлено более тысячи пусковых установок МБР УР-100 всех модификаций.

РТ -1. 8К95

Разработка первой твердотопливной баллистической ракеты РТ-1 начата в ОКБ-1 Сергея Королева в августе 1959 года. Ведущим конструктором ракеты был заместитель Королева Игорь Садовский.

В это время ОКБ-1 вело большой объем работ по различным направлениям. Завершались испытания МБР Р-7, завершалась разработка МБР Р-7А и Р- 9А, напряженной была космическая программа, реализуемая ОКБ, – пилотируемый полет, групповой полет, выход человека в открытый космос, полет к Луне, полет к Марсу, создание космической связи, разработка первых аппаратов космической разведки… И все же, Королев приступил к созданию первой баллистической ракеты большой дальности, оснащенной твердотопливными двигателями. В перспективности разработки он был уверен. Позже соратники Королева не раз приводили мне его высказывание: "Космические ракеты должны быть на кислороде, а боевые – твердотопливными".

"Разработка твердотопливных ракет в США началась примерно с 1947 г. Однако в середине 50-х годов первые баллистические ракеты США так же, как и у нас в стране, начали разрабатывать с использованием жидкостных ракетных двигателей (ЖРД) в связи с общим более низким уровнем развития РДТТ После проведения обширного комплекса теоретических и экспериментальных исследований жидкостные баллистические ракеты в США начали вытесняться твердотопливными, и в настоящее время они полностью заменили ракеты с ЖРД, занимая теперь монопольное положение в этом классе вооружения США. Интенсивные исследования и опытно-конструкторские работы по созданию и использованию твердотопливной техники как средства вооружения начались в нашей стране с 1958 г. Идея создания твердотопливных ракетных комплексов принадлежала академику С. П. Королеву, им же были сделаны первые практические шаги по созданию их".(Конструкции ракетных двигателей на твердом топливе/ Под ред. Л.Н.Лаврова – М.: Машиностроение, 1993. С.З).

По мнению зарубежных специалистов, первые комплексы с жидкостными ракетами имели ряд недостатков: относительно невысокую боеготовность, низкий уровень защищенности пусковых шахт, сложную систему эксплуатации и боевого управления, трудности транспортировки в заправленном состоянии, токсичность топливных компонентов… Эти недостатки снижали боевую эффективность ракетных комплексов. Поэтому и в СССР, и в США были сделаны выводы о целесообразности развертывания работ по созданию твердотопливных ракет.

По сравнению с жидкостными, твердотопливные ракеты имели преимущества. Они позволяли создавать мобильные железнодорожные и грунтовые комплексы, обладающие высокой степенью боеготовности. К концу 1950-х годов в США были развернуты работы по созданию шахтных пусковых установок твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования "Минитмен" и стратегических твердотопливных ракет "Поларис" для подводных лодок.

В ОКБ Сергея Королева была создана инициативная группа специалистов, которой была поставлена задача изучения перспектив создания твердотопливных ракет средней и межконтинентальной дальности полета с использованием разработанных баллиститных топлив.

К июлю 1958 года в ОКБ была сформирована программа, которая предусматривала опытно-конструкторскую разработку твердотопливной ракеты, имеющей дальность 2 000 км, и проведение исследований по выявлению возможности создания твердотопливной МБР. Для подтверждения выводов исследований необходимо было создать экспериментальную твердотопливную ракету.

20 ноября 1959 года вышло постановление правительства о разработке ракеты, обладающей дальностью полета 2500 км, с использованием твердотопливных зарядов из баллиститных порохов при массе полезной нагрузки около 0,8 т. Эта ракета под индексом 8К95 стала родоначальницей серии "РТ" (ракеты твердотопливные).

На начальном этапе работ был создан Совет главных конструкторов, который принимал наиболее важные технические решения и обеспечивал необходимое взаимодействие всех организаций различных министерств и ведомств многих отраслей промышленности. По мнению специалистов, решающее значение имели авторитет Королева и его стремление к достижению цели.

Вспоминает Борис Черток:

"Твердотопливная РТ-1 была трехступенчатой, рассчитанной на дальность порядка 2500 км. Этот проект разрабатывался под руководством Игоря Садовского, которого Королев в августе 1959 года назначил своим заместителем по ракетам на твердом топливе. В нашей стране это был первый реальный проект баллистической ракеты дальнего действия на порохах, изготовлявшихся по новой технологии. Эта работа, с некоторых пор очень активно поддерживаемая Королевым, была показательна как еще одно свидетельство его загадочной для многих интуиции". (Черток Б. Е.. Ракеты и люди. Фили – Подлипки – Тюра- там. – М.: Машиностроение. 1996. С. 341).

Твердотопливный двигатель ОПРД-1 для ракеты РТ-1 был разработан в НИИ- 125 под руководством ученого и конструктора Бориса Жукова. "Каждая ступень ракеты состояла из четырех односопловых РДТТ, связанных в единый блок и работавших на баллиститном твердом топливе. Сопловые блоки РДТТ устанавливались неподвижно. Заряды твердого топлива представляли собой цилиндрические одноканальные пороховые шашки с бронировкой по внутренним и внешним поверхностям. Управление полетом ракеты обеспечивалось поворотными автономными рулевыми РДТТ на первой и третьей ступенях и аэродинамическими рулями, расположенными на второй ступени". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 161).

БОРИС ЖУКОВ родился в 1912 году. С 1937 года, после окончания МХТИ имени Д.И.Менделеева, работал в Московском НИИ-6 (ныне – Федеральный центр химии и технологий). Разработал дибутилфталатный порох и пороха для артиллерийских выстрелов, которые широко применялись в годы Великой Отечественной войны. В 1941 году, в период эвакуации пороховых заводов, разработал специальный пироксилиновый порох и заряд для реактивных снарядов "Катюш". В 1951 году назначен директором НИИ-125 (позже – Люберецкое НПО "Союз", ныне – Федеральный центр двойных технологий "Союз"). В 1959 году в НИИ-125 под руководством Жукова создан первый двигатель на баллиститном порохе ОПРД-1 для баллистической ракеты Королева РТ-1. Участвовал в создании первой отечественной твердотопливной МБР РТ-2. Разработал смесевые топлива и заряды для ракет "Темп-С", "Пионер", "Пионер УТТХ", межконтинентальных баллистических ракет "Темп-2С", "Тополь", "Курьер", а также заряды пороховых аккумуляторов давления (малогабаритный твердотопливный ракетный двигатель, с помощью которого осуществляется минометный старт ракеты) МБР Р-36М, МР-УР-100.

РТ-1 в полете

В институте, которым Жуков руководил 38 лет, разработаны единственная в мире непрерывная технология получения нитроэфиров, изготовления баллиститных пороховых масс и формования зарядов шнековым способом, изготовлены первые в мире крупногабаритные заряды, первые ракетные корпуса из композиционных материалов, первые плазменные твердые топлива, синтезирован окислитель аммоний динитронид (АДН), позволивший создать ракетные топлива, не имеющие аналогов в мире.

Ныне дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий, академик РАН, академик Российской академии ракетно- артиллерийских наук, Российской инженерной академии, Международной академии наук, Международной академии информатизации Борис Жуков является советником генерального директора ФЦДТ "Союз".

Вот что рассказал мне Борис Жуков:

"6 сороковые годы никто не знал, как сделать заряд большого диаметра. Не было опыта, конструкционных материалов для ракет, не были разработаны технологии, не знали как делать отсечку топлива. Некоторые конструкторы пришли к выводу о необходимости дальнейшего развития ракетной техники на базе жидких топлив.

Однако мы верили в твердое топливо и его нераскрытые возможности. Во- первых, на единицу своего объема порох выделяет такое количество энергии, которое не выделяет ни одно вещество. Во-вторых, порох и ракетное твердое топливо – это еще и конструкционный материал. Ему можно придать любую форму, необходимую конструктору. Наконец, в третьих, твердое ракетное топливо – это теплозащитный материал.

Занимаясь порохами, мы создали двигатель для ракеты, которая могла преодолеть расстояние не 10 километров (дальность стрельбы "Катюш"), а 1 000 километров. В снаряде "Катюши" на 1 килограмм пороха приходилось более 2 килограммов конструкционных материалов. Мы шутили: такой снаряд может носить лишь сам себя. Но усовершенствовать конструкцию оказалось непросто. Необходимо было понять все законы горения, использовать все свойства пороха.

ОПРД-1 – опытный пороховой реактивный двигатель. Большой вклад в его создание внес профессор Юрий Александрович Победоносцев. Нам удалось создать заряд диаметром шашки один метр. Это – очень крупный пороховой заряд. Энергия его горения велика – большие температура и давление… В составе пороха – нитроцеллюлоза и нитроглицерин. Создателем пороха был профессор Александр Семенович Бакаев.

Нашу разработку поддержал Сергей Павлович Королев. В его КБ была создана первая твердотопливная баллистическая ракета дальнего действия РТ- 1. На всех трех ее ступенях Королев установил двигатели ОПРД-1 на баллиститном порохе. Впервые была использована отсечка топлива. Во время испытаний на полигоне Капустин Яр ракета показала дальность стрельбы 2 500 километров. А ведь летала она на порохе той же энергетической системы, что и эрэсы "Катюш". В РТ-1 на один килограмм пороха уже приходилось всего 150-200 граммов конструкционных материалов. Уже нельзя было сказать, что двигатель нес сам себя. Он мог доставить полезную нагрузку на огромное по тем временам расстояние".

4 апреля 1961 года было принято постановление правительства о разработке серии ракет РТ-1, РТ-2, РТ-15 и РТ-25 на твердом топливе. По замыслу Сергея Королева, использование принципа унификации маршевых двигателей трехступенчатой РТ-2 в различной комплектации позволило бы с минимальными затратами времени и средств создать несколько ракет различной дальности полета на твердом смесевом топливе. Предполагалось, что РТ-2 должна иметь дальность 10 000 и более километров, РТ-15 с использованием второй и третьей ступеней РТ-2 – 2 000 – 2 500 км, РТ-25 с использованием первой и третьей ступеней РТ-2 – 4 000 – 4 500 км. При этом ракеты РТ-2 и РТ-25 планировались для шахтных комплексов, РТ-15 – для подвижных грунтовых комплексов и подводных лодок.

Разработка РТ-2 была начата в ОКБ- 1 под руководством Сергея Королева. Разработка РТ-15 для грунтовых комплексов начата в ЦКБ-7 под руководством Петра Тюрина. Разработка РТ-15 для подводных лодок начата в СКБ-385 под руководством Виктора Макеева. Разработка РТ-25 начата в СКБ-172 под руководством Михаила Цирульникова.

Стендовая отработка двигателей РТ- 1 была успешно проведена в 1961 году. В марте 1962 года состоялся первый испытательный пуск твердотопливной РТ-1 на полигоне Капустин Яр на промежуточную дальность с наземного стартового комплекса. 28 апреля 1962 года – первый пуск на максимальную дальность. Летные испытания завершились в июне 1963 года.

В июне 1963 года разработка ракеты РТ-1 была прекращена в связи с началом разработки ракет на смесевом твердом топливе.

В 1963 году была создана модифицированная экспериментальная ракета 8К95-63 (РТ-1-63) для решения различных задач в реальных условиях. Летные испытания этой ракеты представляли собой первый этап отработки третьей ступени ракеты РТ-2 с моноблочным двигателем на твердом смесевом топливе, разработанным в Пермском СКБ- 172 под руководством Михаила Цирульникова. Испытания были завершены в 1965 году.

РТ-1. 8К95

РТ-1 – трехступенчатая твердотопливная баллистическая ракета средней дальности. Разработана в ОКБ-1 под руководством Сергея Королева. Ведущий конструктор – Игорь Садовский. Разработка начата в августе 1959 года. Постановление правительства вышло 20 ноября 1959 года. Первый испытательный пуск на полигоне Капустин Яр состоялся в марте 1962 года. Испытания завершены в 1963 году. Разработка прекращена в июне 1963 года.

Твердотопливный двигатель ОПРД-1 на баплиститном порохе для оснащения трех ступеней ракеты разработан в НИИ- 125 под руководством Бориса Жукова. Система управления разработана в НИИ-885 под руководством Николая Пилюгина. Стартовое устройство – наземная пусковая установка. Способ старта – газодинамический.

Максимальная дальность стрельбы, км 2 000 – 2 500

Максимальная стартовая масса, т. 35,5-36

Масса головной части при стрельбе на максимальную дальность, т 0,8

Масса головной части при стрельбе на промежуточную дальность, т 0,5

Длина ракеты, м  18,3

Максимальный диаметр корпуса,м   2

Длина первой ступени, м 4,6-4,8

Диаметр первой ступени, м 1,6

Длина второй ступени, м 3,9-4

Диаметр второй ступени, м 1,5

Длина третьей ступени, м 2,8

Диаметр третьей ступени, м 1,4

РТ-15. 8К96

Пусковая установка РТ-15

Разработка комплекса РТ-15 начата в ЦКБ-7 под руководством Петра Тюрина в соответствии с постановлением правительства от 4 апреля 1961 года. Спустя два года по постановлению правительства от 16 июля 1963 года разработка была приостановлена и отсрочена до получения положительных результатов по отработке МБР РТ-2. Работы по комплексу возобновились в 1965 году после выхода постановления от 25 декабря 1964 года и проводились в соответствии с тактико-технически- ми требованиями Министерства обороны СССР от 24 сентября 1964 года.

ЦКБ-7 (ныне Федеральное государственное унитарное предприятие "КБ Арсенал имени М.В.Фрунзе" возглавляет Борис Полетаев) было образовано постановлением правительства от 21 ноября 1949 года и занималось разработкой морских орудий, а затем – пусковых установок для корабельных ракетных и зенитных ракетных комплексов. В 1957 году ЦКБ-7 вело работы над темой, получившей индекс Д-6, в которой впервые в отечественном ракетостроении была поставлена задача создать твердотопливную баллистическую ракету для подводных лодок, используя существующие баллиститные пороха или разработав для этой цели специальные смесевые твердые топлива. Одним из главных вопросов тогда было создание твердого топлива для двигателей ракеты, которое в общем и решало основную проблему.

Первая разработка, по признанию главного конструктора Петра Тюрина, не удалась. Предложенный вариант ракеты, созданной на базе пакетов двигателей первой и второй ступеней с баллиститным топливом с невысокой для таких топлив энергетикой, имел большие габариты и вес. Разработка же смесевых топлив сильно отставала, и к моменту создания ракеты еще не были отработаны их рецептуры, поэтому вариант лодочного базирования твердотопливной ракеты был временно отложен.

Коллектив ЦКБ-7 во главе с Петром Тюриным приступил к проекту создания подвижного грунтового ракетного комплекса с двухступенчатой твердотопливной ракетой РТ-15 среднего радиуса действия. В основу разработки комплекса было заложено решение о комплектовании первой и второй ступеней ракеты РТ-15 двигателями второй и третьей ступеней ракеты РТ-2 с модернизацией их под оптимальный режим работы на старте и в полете.

На первых десяти летных ракетах РТ15 применялся двигатель первой ступени разработки главного конструктора Петра Тюрина с зарядом из топлива на основе бутилкаучука Алтайского НИИ химической технологии (АНИИ XT) и двигатель второй ступени разработки главного конструктора СКБ-172 Пермского машиностроительного завода имени В.И.Ленина (позже – КБ машиностроения, НПО "Искра") Михаила Цирульникова с зарядом из топлива на основе полифурита разработки Пермского НИИ полимерных материалов (вторая ступень ракеты РТ-25).

Одновременно ЦКБ-7 вело отработку еще двух вариантов двигателя второй ступени собственной конструкции на смесевых топливах разработки Ленинградского Государственного института прикладной химии (ГИПХ), возглавляемого Владимиром Шпаком, и разработки АНИИ XT, возглавляемого Яковом Савченко.

Окончательно в составе ракеты был выбран вариант двигателя второй ступени разработки Петра Тюрина с зарядом из топлива на основе бутилкаучука, разработки АНИИ XT, как обладающим по сравнению с другими вариантами зарядов большей эластичностью и обеспечивающий безотказную работу заряда и двигателя.

В состав комплекса РТ-15 входили:

шесть самоходных пусковых установок на гусеничном ходу (на базе тяжелого танка Т-10), оснащенных ракетами РТ-15 в транспортно-пусковых контейнерах;

подвижной командный пункт (ПКП), состоящий из машины боевого управления, машины подготовки позиции, двух дизель-электростанций и подвижного узла связи "Рельеф". Все машины ПКП выполнены на колесном шасси высокой проходимости на базе MA3-543.

Маршевые двигатели первой и второй ступеней – четырехсопловые, с моноблочными зарядами на смесевом твердом топливе. Разработаны в ЦКБ-7 под руководством Петра Тюрина. Заряды твердого топлива двигателей разработаны Алтайским НИИ химической технологии, возглавляемым Яковом Савченко. Система управления – автономная, инерциальная, разработана в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Стартовая установка и транспортно-пусковой контейнер созданы в Ленинградском КБ Спецмаш под руководством Всеволода Чернецкого. Система дистанционного управления пуском создана в КБ "Импульс" под руководством Тараса Соколова. Самоходная гусеничная установка на базе танка Т-10 создана в КБ-3 Ленинградского Кировского завода под руководством Жозефа Котина.

В конструкции ракеты был применен ряд приоритетных решений: разрезные управляющие сопла двигателей первой и второй ступеней, прочно скрепленные с корпусом двигателя и изготовленные методом литья под давлением топливной массы непосредственно в корпус двигателя. Сама ракета в период всего срока эксплуатации находилась в герметизированном обогреваемом стеклопластиковом транспортно-пусковом контейнере. Все погрузочно-разгрузочные работы при эксплуатации ракеты выполнялись бескрановым способом,что упрощало технологию работ, обеспечивало удобство и безопасность обслуживания.

Пуски ракеты РТ-15 в составе подвижного боевого ракетного комплекса (ПБРК) проводились на полигоне Капустин Яр. В общей сложности в период летных испытаний с ноября 1966 года по март 1970 года было проведено 20 пусков, из них два двухракетных залпа. Испытания ракеты РТ-15 завершились в марте 1970 года.

ПБРК с ракетой РТ-15 был рекомендован для укомплектования одного полка с целью отработки специальных задач в соответствии с постановлением правительства от 6 января 1969 года (в составе полка – шесть самоходных пусковых установок и подвижной командный пункт). Этим же постановлением в январе 1969 года серийное производство ракет РТ-15 было прекращено. Комплексы в составе полка находились в эксплуатации до 1971 года.

ПУ БР РТ-15 на стартовой позиции

РТ-15

РТ-15. 8К96 [SS-X-14. Scapegoat]

РТ-15 -двухступенчатая твердотопливная баллистическая ракета средней дальности для подвижного боевого ракетного комплекса (ПБРК). Разработана в ЦКБ-7 под руководством Петра Тюрина. Проектирование начато 4 апреля 1961 года. Испытания начаты в ноябре 1966 года и завершены в марте 1970 года.

Маршевые четырехсопловые двигатели первой и второй ступеней (15Д27 и 15Д28) с моноблочными зарядами на смесевом твердом топливе созданы в ЦКБ-7 под руководством Петра Тюрина. Заряды твердого топлива двигателей разработаны Алтайским НИИ химической технологии, возглавляемым Яковом Савченко. Система управления – автономная, инерциальная, спроектирована в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Стартовая установка и транспортно-пусковой контейнер созданы в Ленинградском ЦКБ-34 (КБ Спецмаш) под руководством Всеволода Чернецкого. Система дистанционного управления пуском создана в КБ "Импульс" под руководством Тараса Соколова. Самоходная гусеничная установка на базе танка Т-10 создана в КБ-3 Ленинградского Кировского завода под руководством Жозефа Котина. Ракета оснащена моноблочной ядерной головной частью.

Производство ракет РТ-15 было налажено на Ленинградском Машиностроительном заводе № 7 имени М. В. Фрунзе.

Серийное производство ракет прекращено в январе 1969 года.

Максимальная дальность стрельбы, км 2 500

Стартовая масса ракеты, т 16

Масса головной части, т. 0,5

Длина ракеты, м  11,74

Максимальный диаметр корпуса, м 1,49

РТ-25. 8К97

Разработка твердотопливной ракеты РТ-25 начата в соответствии с постановлением правительства от 4 апреля 1961 года в СКБ-172 Пермского машиностроительного завода имени В.И.Ленина под руководством Михаила Цирульникова. СКБ было поручено создание ракетного комплекса, включающего баллистическую двухступенчатую управляемую ракету РТ-25 с маршевыми двигателями на смесевом твердом топливе и комплекс наземного оборудования.

Разработку возглавил конструктор артиллерийского вооружения и ракетной техники старейшего уральского артиллерийского завода Михаил Цирульников.

Опытно-конструкторские работы проводились в СКБ-172 (позже – КБ машиностроения, ныне – НПО "Искра"), научные – в Пермском НИИ-130 (позже – НИИ полимерных материалов). Производственной базой по изготовлению твердотопливных зарядов был Пермский завод имени С.М.Кирова (позже – НПО имени С.М.Кирова).

Предполагалось, что ракета будет иметь дальность стрельбы – 4 000-4 500 км. Особое внимание при ее создании было уделено проектированию и отработке крупногабаритных двигателей. С 1961 по 1963 год было проведено 10 огневых стендовых испытаний двигателей второй ступени и 13 огневых стендовых испытаний двигателей первой ступени.

В 1963 году СКБ-172 была поручена разработка маршевых двигателей первой и третьей ступеней ракеты РТ-2. Это стало продолжением работ над маршевыми РДТТ ракеты РТ-25, так как двигатели были унифицированы. Работы по ракете РТ-25 прекращены. Силы конструкторских коллективов были сосредоточены на создании первой отечественной твердотопливной МБР РТ-2.

Вторая ступень ракеты РТ-25 использовалась в качестве второй ступени проходившей испытания ракеты РТ-15 Петра Тюрина. В 1966-1967 годах на полигоне Капустин Яр были произведены десять испытательных пусков РТ-15, оснащенной двигателем Михаила Цируль- никова. Позже двигатель был исключен из конструкции РТ-15 и заменен двигателем Петра Тюрина.

В целом под руководством Михаила Цирульникова был создан ряд уникальных ракетных систем: двигатель третьей ступени экспериментальной ракеты 8К95-63, двигатель второй ступени опытной ракеты 8К96, двигатели первой и второй ступеней ракеты 8К97, двигатели первой и третьей ступеней ракеты 8К98, двигатели первой и третьей ступеней ракеты 8К98П.

Первая ступень с двигателем на смесевом твердом топливе устанавливалась на три ракеты – 8К97, 8К98, 8К98П. Две последние из них были приняты на вооружение.

"Гном"

Модель ПУ МБР "Гном"

Наряду с другими темами, Коломенское Конструкторское бюро машиностроения (КБМ), возглавляемое Борисом Шавыриным, совместно с ЦИАМ и ЦАГИ в инициативном порядке вело разработку твердотопливных двигателей для малогабаритных зенитных управляемых ракет.

Учитывая опыт, накопленный конструкторским коллективом в ходе работ над твердотопливными двигателями, Дмитрий Устинов в начале 1960-х годов поручил Борису Шавырину разработку межконтинентальной баллистической ракеты, оснащенной твердотопливным прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Главное преимущество такой ракеты заключалось в ее легкой конструкции. При этом двигатель обеспечивал высокие энергетические возможности.

Вот что рассказал мне начальник научно-технического направления – главный конструктор направления КБМ, лауреат Государственной премии, член-корреспондент РАРАН Олег Мамалыга:

"В начале 1960-х годов вышло постановление правительства о создании МБР наземного базирования общим весом комплекса с пусковой установкой на гусеничном ходу не более 60 тонн. Предусматривалось создание мобильного варианта на гусеничном ходу и шахтного варианта. Был объявлен конкурс на лучший проект. В конкурсе участвовали Конструкторское бюро машиностроения и Московский институт теплотехники. Борис Иванович Шавырин создал большую группу конструкторов для изучения опыта создания твердотопливных ракет. Члены группы разъехались по конструкторским бюро Королева, Янгеля, Тюрина и Цирульникова….

Первоначально свой прямоточный двигатель Шавырин предложил Янгелю для его ракеты 8К99. Однако позже конструкторы отказались от этой идеи. Наше КБМ приступило к созданию собственной межконтинентальной баллистической ракеты и стало головной организацией.

Был разработан и успешно защищен на межведомственной комиссии эскизный проект ракеты. Позже были разработаны рабочие чертежи. В конце октября 1965 года, через несколько дней после смерти Бориса Ивановича Шавырина, состоялся первый запуск прямоточного ВРД на стенде в Тураево. Максимальный расход воздуха при работе двигателя был очень высокий – 1 200 килограммов в секунду. Всех мощностей стендов в Тураево не хватало, чтобы обеспечить работу двигателя на максимальном режиме. Пришлось монтировать дополнительное оборудование. При запуске в окрестных домах из окон вылетали стекла. Никто в мире никогда не делал и не испытывал таких двигателей. Это был уникальный проект… К сожалению, вскоре было принято решение о закрытии темы".

"Гном" – трехступенчатая баллистическая ракета с ускорителем. Ускоритель – четырехсопловой РДТТ на смесевом топливе – размещался внутри прямоточного двигателя. Ракета стартовала после запуска ускорителя, который разгонял ее до скорости 1,75М. Отработав, ускоритель отделялся и включалась первая ступень с твердотопливным прямоточным ВРД. Ракета выходила на полетную траекторию. Двигатель первой ступени работал 60-70 секунд, до достижения ракетой скорости 5,5М. После отделения прямоточного ВРД включалась вторая ступень, а затем – третья ступень. Вторая и третья ступени были оснащены двигателями на твердом смесевом топливе.

Твердое топливо для двигателя первой ступени было разработано в НИИ ПХ под руководством Николая Силина. Твердотопливные заряды ускорителя разработаны в АНИИ XT под руководством Якова Савченко. Смесевые твердотопливные заряды второй и третьей ступеней разработаны в НИИ-125 под руководством Бориса Жукова.

Ракета оснащалась пороховым аккумулятором давления. Размещалась в полуконтейнере, который стыковался с камерой сгорания (корпус камеры сгорания ВРД составлял часть конструкции контейнера). Это позволило снизить массу. В случае принятия на вооружение, в составе боевого ракетного комплекса предполагалось иметь 10 самоходных пусковых установок МБР "Гном".

"Гном" – это единственная межконтинентальная баллистическая ракета, оснащенная твердотопливным прямоточным двигателем.

"Гном"

"Гном" – трехступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета, оснащенная прямоточным твердотопливным маршевым двигателем первой ступени, твердотопливными ускорителем и двигателями второй и третьей ступеней. Проектирование велась с начала 60-х годов в КБ машиностроения (г. Коломна) под руководством Бориса Шавырина. Разработка прекращена в конце 1965 года.

Самоходная пусковая установка размещалась на шасси тяжелого танка. ПУ разработана в КБ-3 Ленинградского Кировского завода под руководством Жозефа Котина. Шахтная пусковая установка разрабатывалась в ЦКБ-34 под руководством Евгения Рудяка. Комплекс средств преодоления ПРО создавался в НИИ-108. Автономная инерциальная система управления была разработана в ЦНИИ автоматики и гидравлики (ЦНИИ АГ) под руководством Ильи Погожева. Стендовый двигатель для отработки в Тураево имел металлический корпус. Позже в хотьковском ЦНИИ специального машиностроения был разработан стеклопластиковый корпус.

Дальность стрельбы, км 11 000

Масса ракеты, т  29

Масса ракеты в контейнере, т 31,2

Масса самоходной пусковой установки в полном снаряжении, т 60

Длина ракеты, м  16,14

Максимальный диаметр корпуса, м 2,6 Диаметр двигателя, м 2,6

Среднетраекторный удельный импульс двигателя первой ступени,кгс с/кг 250

Гарантийный срок хранения,лет 10

РТ-20П. 8К99

ПУ РТ-20 на параде

Эскизный проект комбинированной двухступенчатой баллистической ракеты разработан в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля в декабре 1964 года. Постановление правительства о начале разработки ракеты РТ-20П вышло 24 августа 1965 года. Ведущий конструктор – Василий Будник.

Предполагалось, что ракета будет оснащена первой ступенью с двигателем на твердом топливе и второй ампулизированной ступенью, оснащенной ЖРД. При такой схеме обеспечивались требуемые стартовая масса ракеты и точность стрельбы. Как известно, важнейшим параметром, влияющим на точность стрельбы, является скорость ракеты при выключении двигателя последней ступени. К началу разработки РТ-20П достаточно эффективного механизма отсечки тяги в момент выключения твердотопливного двигателя ступени еще не было разработано. Конструкция жидкостных ракетных двигателей была отработана. Поэтому Янгель принял решение о создании комбинированной ракеты.

Проектно-поисковые работы по твердотопливным ракетам были начаты в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля в ноябре 1960 года. В 1963 году для производства твердотопливных двигателей и ракет был образован Павлоградский механический завод. В 1964 году для разработки твердотопливных двигателей на территории завода создано конструкторское бюро.

"В составе ПО ЮМЗ (Южный машиностроительный завод – прим. авт.) особое место занимает Павлоградский механический завод (ПМЗ). Образованный в декабре 1963 года как специализированный производственный объект завода № 586, ПМЗ за короткий срок превратился в базовое предприятие отрасли по изготовлению, сборке и отработке двигателей и ракет на твердом топливе. С 1965 года по настоящее время заводом руководит В.М.Шкуренко, ранее работавший начальником цеха главной сборки головного завода.

В январе 1964 года в составе ОКБ- 586 на территории ПМЗ для конструкторской разработки первого крупногабаритного двигателя было образовано КБ-5 во главе с Г.Д.Хорольским. В феврале 1966 года КБ-5 реорганизуется в проектно-конструкторское бюро по разработке и экспериментальной отработке твердотопливных двигателей, которым в течение почти тридцати лет руководил главный конструктор В.И.Кукушкин.

В тесном содружестве были созданы твердотопливные двигатели для первого подвижного ракетного комплекса (РТ-20П) и ракеты морского базирования".(Паппо-Корыстин В., Платонов В., Пащенко В. Днепровский ракетно-космический центр. – Днепропетровск. ПО ЮМЗ-КБЮ, 1994. С. 25).

Твердотопливная двигательная установка первой ступени РТ-20П была разработана под руководством главного конструктора КБ-5 "КБ Южное" Владимира Кукушкина. Она имела четыре поворотных сопла. Твердотопливный заряд разработан в НИИ-125 под руководством Бориса Жукова.

На второй ступени ракеты использовался двигатель 15Д12, разработанный под руководством главного конструктора КБ-4 КБ "Южное" Ивана Иванова. Топливо – AT и НДМГ. Позже модернизированный двигатель 15Д12, получивший индекс 15Д169, был установлен на вторую ступень ракеты МР-УР-100.

Разрабатывались шахтный, подвижной грунтовой и железнодорожный варианты боевого ракетного комплекса. В качестве окончательного варианта выбран подвижно-грунтовой комплекс. Пусковую установку решено было разместить на шасси тяжелого танка Т-10М, разработанного в КБ-3 Ленинградского Кировского завода под руководством Жозефа Котина.

Ракета размещалась в транспортно- пусковом контейнере. Впервые для ракеты наземного базирования был отработан минометный старт (способ старта, при котором маршевый двигатель первой ступени включается на высоте 20 – 30 метров над верхним срезом пусковой установки с целью снижения разрушительного воздействия газовой струи работающего маршевого двигателя на стартовые агрегаты) из транспортно-пускового контейнера с помощью порохового аккумулятора давления.

"Павлоградцы первыми в стране освоили в производстве мощные пороховые аккумуляторы давления, что в немалой степени способствовало успешному внедрению минометной схемы старта". (Паппо-Корыстин В., Платонов В., Пащенко В. Днепровский ракетно-космический центр. – Днепропетровск. ПО ЮМЗ-КБЮ, 1994. С. 25).

Предусматривалось оснащение двумя типами головных частей: тяжелой и легкой. Первоначально разрабатывалась ракета, оснащенная "тяжелой" ГЧ мощностью 1,5 Мт. Расчетная дальность ракеты – 5 000 км. Позже разработан проект с использованием более легкой головной части. При этом мощность боевого заряда уменьшилась до 550 кило- тонн. Однако появилась возможность достижения межконтинентальной дальности полета.

"Если бы ракета была создана, она была бы самой "легкой" МБР из существующих (напомню: стартовая масса разрабатывавшейся МБР "Гном" была 29 тонн – прим. авт.) при вполне удовлетворительном значении массы полезной нагрузки к стартовой массе. Вместе с тем разработка ракеты "комбинированной" (ЖРД и РДТТ) схемы подтвердила, что еехарактеристики будут промежуточными между характеристиками ракет жидкостных и твердотопливных". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 171). Комбинированная баллистическая ракета РТ- 20П была оснащена автономной инерциальной системой управления.

МБРРТ-20П

В октябре 1967 года начаты испытания ракеты на полигоне Плесецк. В рамках ЛКИ проведено восемь (по другим данным – двенадцать) пусков. В октябре 1969 года разработка боевого ракетного комплекса РТ-20П прекращена. Ракета была показана на параде в Москве 7 ноября 1965 года.

РТ-20П – это единственная комбинированная межконтинентальная баллистическая ракета, оснащенная твердотопливным и жидкостным ракетными двигателями.

РТ-20П. 8К99 [SS-X- 15. Scrooge]

РТ-20П – двухступенчатая комбинированная баллистическая ракета. Разработана в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля. Ведущий конструктор – Василий Будник.

Эскизный проект подготовлен в декабре 1964 года. По- становление о начале разработки ракеты принято 24 августа 1965 года. Испытания на полигоне Плесецк проводились с октября 1967 года по 1969 год. Работы прекращены в октябре 1969 года.

Твердотопливная двигательная установка первой ступени ракеты создана под руководством главного конструктора КБ-5 "КБ Южное" Владимира Кукушкина. Твердотопливный заряд двигателя первой ступени разработан в НИИ- 125 под руководством Бориса Жукова. Вторая ступень ракеты оснащена ЖРД 15Д12, спроектированным в КБ-4 КБ "Южное" под руководством Ивана Иванова. Самоходная пусковая установка разработана в КБ Спецмаш под руководством Б.Г.Бочкова. Пусковая установка размещена на шасси тяжелого танка Т- ЮМ, разработанном в КБ-3 Ленинградского Кировского завода под руководством Жозефа Котина. Способ старта – минометный из ТПК, при помощи порохового аккумулятора давления (ПАД). Система управления автономная, инерциальная.

Ракета выпускалась на Павлоградском механическом заводе.

Максимальная расчетная дальность стрельбы с "легкой " ГЧ, км 7 000

Максимальная расчетная дальность стрельбы с "тяжелой" ГЧ, км 5 000

Длина ракеты, м  18

Диаметр корпуса, м 1,6

Стартовая масса ракеты, т 30

Масса "тяжелой" ГЧ, кг 1 410

Мощность ядерного боезаряда "тяжелой" ГЧ, Мт 1,5

Мощность ядерного боезаряда "легкой" ГЧ, Мт 550

РТ -21. 15Ж41

Проект ракетного комплекса с твердотопливной трехступенчатой межконтинентальной баллистической ракетой шахтного и железнодорожного базирования разрабатывался в первой половине 1960-х годов в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля. Проект не был реализован. Во второй половине 1960-х годов на его основе разрабатывался проект железнодорожного ракетного комплекса РТ-22, который также не был завершен.

РТ-2. 8К98 (pc-12)

Разработка трехступенчатой твердотопливной МБР РТ-2 была начата в ОКБ- 1 под руководством Сергея Королева в соответствии с постановлением правительства от 4 апреля 1961 года. Ведущий конструктор – заместитель главного конструктора ОКБ-1 Игорь Садовский. После смерти Королева работы были продолжены под руководством Василия Мишина (с 1966 года новое название ОКБ-1 – ЦКБЭМ).

Наиболее сложной для отечественной науки и промышленности была проблема разработки высокоэнергетического и высокоэластичного твердого смесевого топлива и создания крупногабаритных топливных зарядов, формуемых непосредственно в корпус двигателя и жестко скрепленных с его стенками.

Смесевое топливо содержит до десяти и более компонентов, основными из которых являются окислитель (обычно, перхлорат аммония), энергетическая добавка (порошок алюминия), а также горючее связующее вещество (полиуретан, полибутадиен, бутилкаучук и другие), которое создает из механических частиц плотную монолитную массу.

К разработке и производству первых отечественных смесевых твердых топлив приступили Ленинградский Государственный институт прикладной химии (ГИПХ), возглавляемый Владимиром Шпаком, и завод имени Морозова, Пермский НИИ-130 (НИИ полимерных материалов), возглавляемый Леонидом Козловым, и Пермский завод N2 98 (Пермский завод имени С.М.Кирова; позднее НИИПМ и завод имени С.М.Кирова объединены в НПО имени С.М.Кирова), Люберецкое НПО "Союз" (ЛНПО "Союз"), возглавляемое Борисом Жуковым, и позднее был подключен Алтайский НИИ химической технологии (АНИИ XT), возглавляемый Яковом Савченко.

К 1963 году в ГИПХ было создано топливо на основе связующего полиуретана, в Пермском НИИ-130 – топливо на основе связующего полифурита. Эти топлива не обладали требуемой эластичностью, но позволяли провести стендовую отработку двигателей всех трех ступеней ракеты РТ-2.

Люберецкое НПО "Союз" к 1965 году разработало смесевое твердое топливо со связующим низкомолекулярным полибутадиеном. Заряд этого топлива из-за низкой эластичности мог быть выполнен только в виде вкладной конструкции, что утяжеляло двигатель и снижало надежность работы, в связи с чем работы с этим топливом были прекращены на этапе стендовой отработки.

К середине 1965 года Алтайским НИИ химической технологии была решена крупнейшая научно-техническая задача – впервые отработано высокоэнергетическое отечественное смесевое твердое топливо на основе связующего бутилкаучука. Это топливо позволяло создавать эффективные и надежные твердотопливные двигатели со скрепленным зарядом и было принято в качестве окончательного варианта для первой и второй ступеней ракеты РТ-2.

Еще более сложной оказалась проблема серийного производства крупногабаритных зарядов и стеклопластиковых корпусов. Необходимо было в кратчайшие сроки создать целую сеть заводов химической промышленности, оснащенных современным высокотехнологичным оборудованием.

На всех трех ступенях РТ-2, проходивших испытания, были применены твердотопливные заряды, разработанные в Пермском НИИ-130. На полигоне Капустин Яр были проведены первые семь испытательных пусков ракет, оснащенных этими двигателями.

В окончательном варианте на первой ступени серийной РТ-2 установлены двигатели с твердотопливными зарядами, разработанные Алтайским НИИ химической технологии совместно с Пермским СКБ-172 (КБ машиностроения). На второй ступени – двигатели с твердотопливными зарядами, разработанные Алтайским НИИ химической технологии совместно с Ленинградским ЦКБ-7. На третьей ступени – двигатели с твердотопливными зарядами, разработанные Пермским НИИ-130 совместно с Пермским СКБ-172.

Шахтная пусковая установка одиночного старта и командный пункт котлованного типа разработаны в ЦКБ-34 (КБ Спецмаш) под руководством Евгения Рудяка и Всеволода Чернецкого.

"Первоначально для ракеты PC-12 разрабатывались проекты двух типов шахтных стартовых комплексов – группового и одиночного, а также железнодорожный стартовый комплекс. В процессе разработки был выбран вариант размещения МБР PC-12 в шахтных ПУ типа "ОС". РК состоял из 10 рассредоточенных пусковых установок и отдельно расположенного командного пункта". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М. : РВСН, 1996. С. 162).

Установка первой и второй ступеней МБР РТ-2 в шахту

Была создана уникальная конструкция шахтной пусковой установки. Ракета подвешивалась на шахтных амортизаторах над емкостью с водой. При запуске маршевого двигателя первой ступени горячая газовая струя ударялась о воду. Вода закипала и превращалась в пар. Пар давил на днище ракеты и выталкивал ее из шахты. Нагрузки и температура, действовавшие на корпус ракеты и шахту, были значительно ниже, чем при обычном газодинамическом старте.

Командный пункт котлованного типа имел ограниченную защищенность от ядерного взрыва и предполагал длительные сроки строительства (до трех лет). Сборка КП происходила на месте. Однако для своего времени это был совершенный командный пункт.

Транспортное оборудование ракетного комплекса разработано в КБТМ под руководством Владимира Петрова.

Автономная инерциальная система управления и система дистанционного управления и контроля разработаны в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина.

"Пилюгин развернул работу по системе управления уже на своей новой базе на юго-западе Москвы. Получив задание разработать полностью автоматизированную систему подготовки пуска с временем готовности не более трех минут, он решил захватить и необязательную для его организации тематику: СДУК – систему дистанционного управления и контроля (в окончательном варианте для РТ-2 была принята на вооружение система дистанционного управления пуском, разработанная в Ленинградском НПО "Импульс" под руководством Тараса Соколова – прим. авт). Эта система должна была охватить контролем, диагностикой и выдачей команд все шахты и связать командные пункты всех разрозненных районов со штабом РВСН". (Черток Б.Б. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. – М.: Машиностроение. 1997. С. 116). В конструкции ракеты применены четыре решетчатых аэродинамических стабилизатора. Для управления полетом использовались также разрезные управляющие сопла РДТТ. Сопло маршевого двигателя состояло из неподвижной и подвижной частей. На боевую стартовую позицию доставлялись в контейнере отдельно первая ступень и отдельно пристыкованные вторая и третья ступени. Ракета оснащалась моноблочной ядерной отделяемой в полете головной частью.

9 мая 1965 года ракета РТ-2 была показана на военном параде в Москве.

Первый испытательный пуск РТ-2 на полигоне Капустин Яр 5 февраля 1966 года осуществить не удалось. За двести секунд до старта произошел сбой в работе одной из систем. Следующий пуск 25 февраля вновь закончился неудачей. Ракета не взлетела. 26 февраля 1966 года произведен первый успешный пуск первой советской твердотопливной МБР.

Испытания ракеты были перенесены на новый полигон Плесецк, где для РТ-2 уже были построены стартовые комплексы. В октябре 1968 года программа испытательных полетов была завершена. К моменту принятия ракеты на вооружение в Плесецке было проведено 18 испытательных пусков ракеты. Во время испытаний в Плесецке использовались ракеты с двигателями, снаряженными серийными твердотопливными зарядами.

Серийное производство ракет РТ-2 начато в 1966 году в цехах специального производства Пермского машиностроительного завода имени В.И.Ленина (завод № 172). В сентябре 1967 года спецпроизводство завода выделено в филиал, который 6 октября 1967 года преобразован в Пермский завод химического оборудования (ПЗХО). На ПЗХО продолжен выпуск ракет РТ-2, двигателей первой и третьей ступеней этих ракет – 15Д23 и 15Д25, а также головной части 15Ф1.

МБР РТ-2

18 декабря 1968 года комплекс РТ-2 был принят на вооружение. В 1971 году первый полк РТ-2 поставлен на боевое дежурство под Йошкар- Олой. Всего под Йошкар- Олой развернуто шесть полков, каждый из которых имел на вооружении 10 ШПУ ОС и командный пункт. Группировка РТ-2 не превышала 60 ПУ.

С момента принятия на вооружение и до 1987 года включительно ракеты проходили послегарантийную эксплуатацию по различным исследовательским программам Министерства обороны СССР. Программы завершались летными пусками ракет с полигона Плесецк. Пуски неизменно подтверждали высокую надежность ракеты, в том числе при сроках эксплуатации от 15 до 17 лет.

В середине 1970-х годов началась замена комплексов РТ-2 модернизированными комплексами РТ-2П.

РТ-2. 8К98 (PC-12) [SS-13. Savage]

РТ-2 – трехступенчатая твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета для ШПУ ОС. Разработана в ОКБ-1 (ЦКБЭМ) под руководством Сергея Королева и Василия Мишина. Ведущий конструктор Игорь Садовский. Проектирование начато 4 апреля 1961 года. Испытания проходили с 5 февраля 1966 года по 3 октября 1968 года на полигонах Капустин Яр и Плесецк. Комплекс принят на вооружение 18 декабря 1968 года.

Ракета оснащена маршевыми твердотопливными двигателями 15Д23 первой ступени, 15Д24 второй ступени, 15Д25 третьей ступени. Двигатели первой и третьей ступеней созданы в Пермском КБ машиностроения, двигатель второй ступени – в Ленинградском ЦКБ-7. Заряды двигателей первой и второй ступеней разработаны Алтайским НИИ XT, заряд двигателя третьей ступени разработан Пермским НИИ-130 (НИИ полимерных материалов). Шахтная пусковая установка одиночного старта и командный пункт спроектированы в ЦКБ- 34 (КБ Спецмаш) под руководством Евгения Рудяка и Всеволода Чернецкого. Автономная инерциальная система управления разработана в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Система дистанционного управления пуском создана в ОКБ "Импульс" под руководством Тараса Соколова. Серийное производство развернуто в 1966 году на Пермском машиностроительном заводе имени В.И.Ленина. В 1967 году выпуск продолжен на Пермском заводе химического оборудования (ПЗХО).

МБР РТ-2П в шахте

Максимальная дальность стрельбы, км 9 400

Максимальная стартовая масса, т 51

Масса топлива, т 43,9

Масса головной части, т. 0,6

Длина ракеты, м 21

Длина первой ступени, м 9

Диаметр первой ступени, м 1,84

Масса заряда первой ступени, т 30,8

Время работы первой ступени, с 75,37

Тяга двигателя первой ступени, тс.. 97

Длина второй ступени, м… 8

Диаметр второй ступени, м 1,5

Тяга двигателя второй ступени, тс 44

Длина третьей ступени, м.. 4

Диаметр третьей ступени, м 1,06

Масса заряда третьей ступени, т 3,6

Время работы третьей ступени, с 49

Тяга двигателя третьей ступени, тс 22

РТ-2П. 8К98П (PC-12)

Решение о создании модернизированной ракеты РТ-2П, оснащенной комплексом средств преодоления ПРО, было принято правительством 18 декабря 1968 года в связи с появлением у США систем противоракетной обороны и предусматривало замену ракет РТ-2 на существующих боевых стартовых комплексах ракетами РТ-2П. Научное руководство проектом осуществлял главный конструктор ЦКБЭМ Василий Мишин. Ракета РТ-2П создавалась в ЦКБ-7 под руководством Петра Тюрина.

К тому времени коллектив ЦКБ-7 накопил достаточный опыт экспериментальной отработки элементов конструкции и двигательных установок твердотопливных ракет на смесевых топливах, разработанных в ГИПХ, АНИИ XT, ЛНПО "Союз", НПО имени С.М.Кирова. В ЦКБ была создана и прошла летные испытания двухступенчатая твердотопливная ракета РТ-15.

Все это позволило ЦКБ-7 в течение трех лет разработать и представить на вооружение трехступенчатую баллистическую ракету РТ-2П на твердом топливе. По своим габаритно-массовым и геометрическим характеристикам ракета РТ-2П аналогична ракете РТ-2, но по тактико-техническим данным значительно превосходит последнюю.

Впервые на твердотопливной МБР внедрен комплекс средств преодоления ПРО противника, обеспечивающий в полете радиомаскировку и искажение ее радиолокационных характеристик, программированный увод отработанной третьей ступени ракеты, выброс многочисленных комбинированных ложных целей.

За счет повышения энергетических характеристик двигателей увеличена на 400 км максимальная дальность стрельбы. Более чем в два с половиной раза расширен сектор стрельбы с дистанционным выбором одной из двух целей. При пусках на максимальную дальность точность стрельбы повысилась более чем на 20 процентов. На ракете применена головная часть с повышенной мощностью боевого термоядерного заряда при меньшем весе. Предусмотрена возможность разделяющихся (до восьми) головных частей. На третьей ступени топливо, созданное на основе полифурита, заменено на топливо, созданное на основе бутилкаучука, которое отличалось возможностью длительного хранения.

Состав смежников, принимавших участие в создании ракеты РТ-2П, сохранился. Автономная инерциальная система управления разработана в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина. Комплекс средств преодоления ПРО "Береза" разработан в ЦНИРТИ под руководством Виталия Герасименко. Топливные заряды двигателей трех ступеней разработаны в АНИИ XT во главе с Яковом Савченко. Спецзаряд и спецавтоматика подрыва разработаны во Всесоюзном НИИ экспериментальной физики (Арзамас-16) под руководством Самвела Кочарянца.

"Модернизированные ракеты имели стартовую массу 51 тонну. Новая система инерциального управления, созданная в пилюгинском НИИАПе, имела прецизионную гироплатформу с троированными поплавковыми акселерометрами и вычислительную машину, обеспечивавшие КВО не более 1500 метров. Для РТ-2П была разработана совершенно новая головная часть. Главный конструктор из Арзамаса- 16 Самвел Кочарянц создал более компактный ядерный заряд… В 1973 году началась передача документации и технических прав главного конструктора ленинградскому "Арсеналу"… Первоначально гарантированный срок службы ракеты РТ-2 был определен в семь лет. В процессе отстрелов стоявших на дежурстве ракет была проверена их надежность после пятнадцати лет хранения! (Гарантийный срок был продлен – прим. авт.). Всего за период отработки и регулярных отстрелов по 1994 год было пущено на промежуточные и полные дальности 100 ракет".(Черток Б. Е.. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. – М.: Машиностроение. 1997. С. 122-123). Изготовление опытных образцов ракеты проводилось на Ленинградском Машиностроительном заводе "Арсенал". В 1969 году, после ввода в эксплуатацию сборочно-комплектовочной базы, к освоению, а затем серийному производству ракеты РТ-2П, а также двигателей первой и третьей ступеней этой ракеты (15Д23П и 15Д94) приступил Пермский завод химического оборудования (ПЗХО). Серийное производство ракет на ПХЗО осуществлялось до 1981 года.

Первый испытательный пуск РТ-2П состоялся 16 января 1970 года на полигоне Плесецк. Всего по программе летных испытаний было проведено 15 пусков. Испытания в Плесецке завершены в январе 1972 года.

28 декабря 1972 года комплекс РТ- 2П, оснащенный средствами преодоления ПРО, принят на вооружение и поставлен на боевое дежурство.

Под Йошкар-Олой, в позиционном районе дивизии со стартовыми комплексами снимаемых с дежурства РТ-2, было развернуто шесть полков РТ-2П. Каждый полк имел на вооружении 10 ШПУ ОС и командный пункт. Группировка РТ-2П достигла апогея в 1973 году и не превышала 60 ПУ.

В 1994 году модернизированный комплекс РТ-2П был снят с вооружения по условиям договора СНВ-1. Ракеты снимались с боевого дежурства с 1991 по 1994 год, а двигатели всех трех ступеней после выработки ракет ликвидировались методом огневых испытаний. Эксплуатация ракет в период боевого дежурства и результаты испытаний при ликвидации двигателей подтвердили высокие летно-технические и эксплуатационные характеристики ракет. Твердотопливные двигатели сохраняли работоспособность после восемнадцати с половиной лет эксплуатации. Первоначально же тактико-техническими требованиями Министерства обороны СССР был определен гарантийный срок эксплуатации ракеты не менее семи лет.

Твердотопливные МБР РТ-2 и РТ-2П были первыми и положили начало серии твердотопливных баллистических ракет наземного и морского базирования, которые по своей эффективности ненамного уступали ракетам с ЖРД, а по живучести и эксплуатационным характеристикам существенно превосходили последние.

РТ-2П. 8К98П (PC-12) [SS-13. Savage]

РТ-2П – трехступенчатая твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета для ШПУ ОС, оснащенная комплексом средств преодоления ПРО. Научный руководитель проекта – главный конструктор ЦКБЭМ Василий Мишин. Разрабатывалась в ЦКБ-7 под руководством Петра Тюрина.

Проектирование начато 18 декабря 1968 года. Испытания проходили с 16 января 1970 года по январь 1972 года на полигоне Плесецк. Комплекс принят на вооружение 28 декабря 1972 года.

Ракета оснащена маршевыми твердотопливными двигателями 15Д23П первой ступени, 15Д24П второй ступени, 15Д94 третьей ступени. Двигатели первой и третьей ступеней созданы в Пермском КБ машиностроения, двигатель второй ступени – в Ленинградском ЦКБ- 7. Заряды двигателей трех ступеней разработаны в Алтайском НИИ XT под руководством Якова Савченко. Шахтная пусковая установка одиночного старта и командный пункт разработаны в ЦКБ- 34 (КБ Спецмаш) под руководством Евгения Рудяка и Всеволода Чернецкого. Автономная инерциальная система управления спроектирована в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Система дистанционного управления пуском создана в ОКБ "Импульс" под руководством Тараса Соколова. Ядерный боезаряд разработан под руководством Самвела Кочарянца.

Серийное производство ракет осуществлялось на Пермском заводехимического оборудования (ПЗХО) с 1969 по 1981 год.

Максимальная дальность стрельбы, км 9 800

Максимальная стартовая масса, т 51

Масса ГЧ, кг 470

Длина ракеты, м 21,32

РВСН И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЯ В 1970-Е ГОДЫ

В конце 1960-х – начале 1970-х годов группировка отечественных МБР росла высокими темпами и в начале 1970-х годов достигла своего апогея. 1398 шахтных пусковых установок МБР несли боевое дежурство в двадцати шести ракетных соединениях Советского Союза. Позиционные районы находились вблизи населенных пунктов:

Алейск Алтайского края – ШПУ тяжелых МБР,

Бершеть Пермской области – ШПУ Р- 16У и легких МБР,

Нижний Тагил (Верхняя Салда) Свердловской области – ШПУ МБР Р-16У,

Бологое (Выползово) Тверской области – ШПУ МБР Р-16У и легких МБР,

Гладкая Красноярского края – ШПУ легких МБР,

Домбаровский Оренбургской области – ШПУ тяжелых МБР,

Дровяная Читинской области – ШПУ легких МБР,

Итатка Томской области – ШПУ МБР Р-16У,

Йошкар-Ола Марийской АССР – ШПУ МБР Р-16У и твердотопливных МБР,

Карталы Челябинской области – ШПУ тяжелых МБР,

Козельск Калужской области – ШПУ легких МБР,

Кострома – ШПУ легких МБР,

Новосибирск – ШПУ МБР Р-16У,

Ясная (Оловянная) Читинской области – ШПУ легких МБР,

Омск – ШПУ МБР Р-9А,

Свободный Амурской области – ШПУ легких МБР,

Татищево Саратовской области – ШПУ легких МБР,

Тейково Ивановской области – ШПУ легких МБР,

Тюмень – ШПУ МБР Р-9А,

Ужур Красноярского края – ШПУ тяжелых МБР,

Шадринск Курганской области – ШПУ МБР Р-16У,

Юрья Кировской области – ШПУ МБР Р-16У,

Державинск, Казахстан – ШПУ тяжелых МБР,

Жангизтобе, Казахстан – ШПУ тяжелых МБР,

Первомайск, Украина – ШПУ легких МБР,

Хмельницкий, Украина – ШПУ легких МБР.

Начиная с 1976 года количество ПУ МБР неуклонно сокращалось, хотя число боеголовок продолжало расти до 1991 года. Это связано с увеличением МБР, оснащенных РГЧ, а также возрастанием количества РГЧ, размещаемых на каждой ракете.

Головные части ракет с последовательным прицельным разведением неуправляемых боевых блоков (РГЧ ИН) были впервые созданы американской фирмой "Боинг". В августе 1968 года в США начались испытания первой в мире МБР с РГЧ ИН "Минитмен-ІИ". В 1970 году ракета, оснащенная тремя боевыми блоками, была принята на вооружение.

В Советском Союзе разработка новых МБР, оснащенных РГЧ ИН, была поручена конструкторским бюро Михаила Янгеля и Владимира Челомея. Разработка многозарядной ракеты средней дальности "Пионер" – конструкторскому коллективу Александра Надирадзе.

В 1975 году приняты на вооружение Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н, оснащенные разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Число боеголовок ракет резко увеличилось и уже в 1976 году составило около 2500 единиц. Если моноблочная МБР могла поразить одну цель, а более поздняя модификация с РГЧ – одну цель с рассредоточенными объектами, то новая ракета с РГЧ ИН получила возможность поражения нескольких целей, расположенных на значительном удалении друг от друга.

Все три принятых на вооружение ракеты размещались в ШПУ ОС, были ам- пулизированными и оснащались двигателями на высококипящих хранимых компонентах топлива. Их применение позволило увеличить гарантийный срок, повысить боеготовность комплексов и в целом боеготовность группировки РВСН.

В эти годы СССР и США начали первые переговоры об ограничении стратегических ракетно-ядерных вооружений. В марте 1970 года вступил в силу Договор о нераспространении ядерного оружия. В 1971 году Договором о морском дне запрещено развертывание ядерного оружия на морском и океанском дне. 26 мая 1972 года СССР и США заключили Договор об ограничении систем противоракетной обороны. В этот же день подписано Временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). Начата подготовка договора ОСВ-2.

Временным соглашением (ОСВ-1) запрещалось строительство дополнительных стационарных пусковых установок МБР наземного базирования. Их уровень фиксировался по состоянию на 1 июля 1972 года для каждой из сторон. На ближайшие пять лет (договор действовал до 3 октября 1977 года) все ракеты должны были устанавливаться в уже имеющиеся шахты. Как уже было сказано, СССР имел 1398 ШПУ для ракет условно легкого и тяжелого класса. Основу составляли ШПУ ОС для массовых "легких" ракет УР-100 и "тяжелых" ракет Р-36.

По числу боеголовок группировка наземных МБР США уступала группировке СССР. Однако Соединенные Штаты имели большее количество баллистических ракет подводных лодок и стратегических бомбардировщиков – носителей крылатых ракет. На вооружении США находились 1054 пусковые установки МБР наземного базирования. Их количество не увеличивалось с 1968 года, когда американцы приняли программу развертывания МБР, оснащенных РГЧ ИН.

В ноябре 1974 года состоялась встреча Брежнева и Форда во Владивостоке, в ходе которой были определены основные положения договора ОСВ-2. При заключении Договора ОСВ-2 в 1975 году каждая из сторон обязалась не создавать, не испытывать и не развертывать мобильные пусковые установки тяжелых МБР. Тяжелой МБР было принято считать ракету, превосходящую по стартовому или забрасываемому весу ракету, именуемую в США SS-19 (УР-100Н, стартовый вес -105,6 т, забрасываемый вес – 4,35 т).

В протоколе к договору каждая сторона обязалась не развертывать пусковые установки МБР и не проводить летные испытания МБР с таких пусковых установок. СССР обязался также в период действия договора не испытывать, не производить и не развертывать мобильные ракеты и пусковые установки, именуемые в США SS-16. Тем не менее, 21 февраля 1976 года первые ракетные полки мобильных МБР "Темп-2С" заступили на боевое дежурство.

Ракеты Р-36М, МР-УР-100 иУР-100Н – первые в стране МБР с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Все ракеты размещались в ШПУ одиночного старта. МР-УР- 100 и УР-100Н размещались в переоборудованных ШПУ снятых с вооружения УР-100 различных модификаций.

Ракеты Р-36М и МР-УР-100 созданы в конструкторском бюро Михаила Янгеля. После его смерти работу продолжил главный конструктор Владимир Уткин. Это первые серийные ракеты так называемого холодного (минометного) старта.

С 1963 по 1972 год Ракетные войска стратегического назначения возглавлял заместитель министра обороны СССР маршал Советского Союза дважды Герой Советского Союза Главнокомандующий РВСН Николай Крылов.

НИКОЛАЙ КРЫЛОВ родился в 1903 году. В годы Великой Отечественной войны был начальником оперативного отдела штаба, начальником штаба Приморской армии. С сентября 1942 года – начальник штаба 62-й армии, с июня 1943 года командовал 21-й армией, 5-й гвардейской армией, которые участвовали в Белооусской. Восточно-Прусской операциях и в разгроме Квантунской армии в период советско-японской войны. Николай Крылов – дважды Герой Советского Союза. Скончался в 1972 году.

В 1969 году произошло знаменательное событие в истории РВСН. Была принята на вооружение первая Автоматизированная система управления Ракетными войсками (АСУ РВ). Введение этой системы было жизненно необходимо в связи с появлением пусковых установок одиночного старта, находящихся на большом удалении друг от друга, а также в связи с сокращением времени подготовки ракет к пуску, которое измерялось уже минутами и секундами.

Разработкой системы управления РВСН занимались предприятия Министерства радиопромышленности СССР, возглавляемого Валерием Калмыковым. В 1962 году был объявлен конкурс на лучшую систему АСБУ. Победу в конкурсе одержало ОКБ Ленинградского политехнического института, возглавляемое Тарасом Соколовым.

В 1967 году это конструкторское бюро предъявило на государственные испытания Комплекс средств автоматизации Центрального КП и АСУ (дистанционного типа) РВСН. В 1969 году система дистанционного управления была принята на вооружение для МБР РТ-2. Система позволяла за десятки секунд довести приказ от ЦКП РВСН до пунктов управления ракетных полков и дивизионов и непосредственно до аппаратуры автоматического запуска ракет на пусковых установках.

В 1968 году ОКБ Тараса Соколова приступило к модернизации системы. Надо было создать унифицированную для трех типов ракет Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н систему дистанционного управления. Так была разработана АСУ РВСН (УСДУ "Паук"). В 1974 году система принята на вооружение. Автоматический запуск ракеты с ШПУ осуществлялся по приказам с центральных КП без участия дежурных сил. Впервые унифицированная система дистанционного управления ракетами,разработанная в Ленинградском ОКБ под руководством Тараса Соколова, была применена в ракетных комплексах Р-36М.

В 1976 году была поставлена на дежурство принципиально новая АСБУ с аппаратурой радиоуправления. Система обеспечила доведение приказов на пуск ракет до каждой пусковой установки из центра по радио.

В 1970-е годы ОКБ Ленинградского политехнического института получило название ОКБ Импульс", затем – НПО "Импульс" Министерства общего машиностроения. Предприятие возглавляет Борис Михайлов.

"В настоящее время АСБУ РВСН базируется на сети основных, дублирующих и резервных трактов боевого управления, обеспечивающих гарантированное доведение приказов на боевое применение ракетного оружия в любых условиях обстановки". (Ракетные войска стратегического назначения / Под. ред .И.Д.Сергеева – М.: ЦИПК, 1998. С. 31).

При подписании всех международных договоров об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений системы боевого управления ядерными силами обеих стран неизменно оставались за рамками соглашений. Процессы сокращения вооружений АСБУ не затрагивают. Система управления является основой боеспособности стратегических ядерных сил России.

В 1970 году РВСН переходят с корпусной и армейской на армейскую орга- низационно-штатную структуру. К сформированным в 1960 году 43-й ракетной армии с управлением, расположенным в Виннице, и 50-й ракетной армии с управлением, расположенным в Смоленске, прибавились сформированные на базе корпусов четыре новые ракетные армии.

Гвардейская ракетная Витебская армия. Управление армии расположено в городе Владимире.

Ракетная армия с управлением, расположенным в городе Оренбурге. В состав армии вошли Оренбургский и Кировский ракетные корпуса.

Гвардейская ракетная Бориславско- Хинганская армия. Управление армии расположено в городе Омске.

Ракетная армия с управлением, расположенным в городе Чите.

"Темп-2С" 15Ж42 (PC-14)

К началу 1970-х годов ни один стратегический мобильный комплекс с твердотопливной ракетой не был принят на вооружение. Единственной твердотопливной МБР была стационарная РТ-2. Задача создания мобильной МБР вышла на первый план.

"Обеспечение живучести мобильных РК базируется в основном на создании для противника неопределенности в знании местоположения пусковой установки с ракетой на момент нанесения им удара по районам базирования РК. Поэтому в отличие от стационарных для подвижных РК особое значение приобретает их скрытность от разведки противника. Это достигается проведением маскировочных мероприятий (использованием штатных средств и естественных маскировочных свойств местности), а кроме того, реализацией таких режимов функционирования подвижных агрегатов (частота и время смены точек стоянки, выбор расстояния между ними, организацией маршрута движения), при которых космическая разведка противника будет не в состоянии точно и оперативно отслеживать их местоположение". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 237).

В 1965 году коллектив Московского НИИ-1 Министерства оборонной промышленности под руководством Александра Надирадзе завершил работу над мобильным комплексом оперативно-тактического назначения "Темп-С" на смесевом топливе. Это была мобильная твердотопливная оперативно-тактическая ракета. Вскоре коллектив конструкторов начал работу над новым проектом – "Темп-2С".

НИИ-1 Министерства сельскохозяйственного машиностроения был образован Постановлением Совета Министров СССР от 13 мая 1946 года на базе Государственного центрального конструкторского бюро № 1 Народного комиссариата боеприпасов (ГЦКБ-1), расположенного в Москве неподалеку от Белорусского вокзала. Институту предписали разработку реактивных пороховых снарядов для Сухопутных войск, Воен- но-воздушных сил и Военно-морского флота.

В 1947 году институт расширился и переехал на новую площадку, расположенную во Владыкино, к северо-восто- куот Москвы. Во Владыкино находилось небольшое авиаремонтное предприятие, занимавшееся восстановлением самолетов ЛИ-2. Здесь же, возвратившись из эвакуации в Казань, обосновался в 1944 году со своим КБ авиаконструктор Владимир Мясищев. Вскоре Мясищев переехал на Ходынку, а корпус его КБ передали филиалу НИИ-1 Минавиапрома для разработки пороховых снарядов. Эта территория и была отдана будущему МИТу.

Целое десятилетие должность главного конструктора НИИ-1 отсутствовала. Руководил институтом директор, а главными конструкторами утверждались ведущие специалисты того или иного проекта. Возглавил институт видный организатор оборонной промышленности Сергей Бодров.

В прежние годы Бодров работал заместителем министра сельскохозяйственного машиностроения и был знаменит тем, что получил личный выговор от Сталина и был снят с должности прямо в его кремлевском кабинете. Некоторое время он преподавал в МВТУ имени Н.Э.Баумана, а после смерти Сталина возглавил НИИ-1. Под руководством Бодрова в НИИ-1 были созданы реактивные противолодочные системы, принятые на вооружение Военно-морского флота страны.

В 1958 году институт реорганизовали. Часть его многочисленных разработок передали другим конструкторским бюро. За институтом закрепили главную тему – баллистических управляемых ракет на твердом топливе. Главным конструктором баллистических ракет НИИ- 1 (с 1967 года – Московский институт теплотехники Министерства оборонной промышленности СССР) стал Александр Надирадзе.

АЛЕКСАНДР НАДИРАДЗЕ родился в 1914 году в грузинском городе Гори. В 1936 году после окончания Закавказского индустриального института приехал в Москву. Поступил в Московский авиационный институт. Уже в 1938 году талантливого студента приглашают работать в ЦАГИ, где он вскоре становится руководителем группы по проектированию шасси на воздушной подушке. Позже он перешел работать в КБ-2 Минсельхозмаша. 15 октября 1951 года постановлением правительства КБ-2 Мин- сельхозмаша (впоследствии ГСНИИ- 642) поручена разработка радиоуправляемых авиационных бомб. Главным конструктором назначен Александр Надирадзе, занимавшийся также зенитными управляемыми ракетами.

В конце 1957 года Московский ГСН ИИ-642 объединяется с реутовским ОКБ-52. Надирадзе становится заместителем главного конструктора Челомея. В 1958 году он переходит работать в НИИ-1 ГКОТ. В 1961 году он был назначен директором и главным конструктором предприятия.

Долгое время коллектив, возглавляемый Надирадзе, был самым засекреченным даже среди разработчиков ракетного оружия. Зарубежная печать публиковала сведения о том, что это конструкторское бюро находится в городе Бийске Алтайского края, а близкие знакомые главного конструктора считали, что именно Надирадзе является преемником Сергея Королева.

О Надирадзе рассказал мне ветеран предприятия Владимир Гужков:

"Это был увлекающийся человек, конструктор от бога! Текущие, черновые вопросы всегда решали его заместители. Надирадзе брал на себя решение самых главных вопросов и казавшихся подчас фантастических проектов. Издали даже посвященному человеку могло показаться, что он витает в облаках. И только значительно позже становилось ясно, насколько прав был главный конструктор, выбирая необычайно смелое решение. А в облаках… в облаках и высоко над ними уже витали его боевые ракеты. Удивительно, но он никогда не отдыхал. Лишь после инфаркта взял свой первый отпуск".

По решению правительства страны Министерство обороны организовало конкурс на лучший проект мобильной МБР. Конкурс выиграл коллектив Александра Надирадзе. 6 марта 1966 года НИИ-1 МОП была поручена разработка твердотопливной МБР для подвижного грунтового комплекса. Проекту присвоили имя "Темп-2С" – вторая ракета "Темп-С" на смесевом топливе.

Приступая к созданию, Надирадзе отверг гусеничные проекты, хотя именно на танковых шасси базировались прежние опытные мобильные комплексы.

Справедливо считая, что приборы системы управления просто не выдержат танковой тряски, принимая во внимание другие доводы, Надирадзе обратился к проблеме создания колесного тягача.

Тяжелый ракетовоз мог быть разработан в КБ спецпроизводства колесных тягачей Минского автозавода. Надирадзе обратился к главному конструктору Борису Шапошнику, который согласился с его предложением. В этом КБ был создан пятиосный ракетовоз МАЗ-547, способный по бездорожью доставить на стартовую позицию трехступенчатую ракету массой 32 тонны.

Однако уложиться в расчетные весовые параметры не удалось. Вес МБР увеличился до сорока с половиной тонн. Шапошник создал новый более мощный тягач – шестиосный МАЗ-547А.

В эти годы сложилось сотрудничество Надирадзе и разработчика ракетных топлив Бориса Жукова. Возглавляя Люберецкий НИИ-125, Жуков создал смесевое топливо и твердотопливные заряды, обладающие уникальными характеристиками.

Вот что рассказал мне Борис Жуков:

"Перед нами возникла проблема разработки корпуса. Температура горения большого твердотопливного заряда – три тысячи градусов. Такой нагрев приводит к разрушению конструкции, поэтому первые корпуса ракет пришлось бронировать. Но ракета – не танк. Она должна быть легкой. В нашем институте были впервые разработаны стеклопластиковые корпуса – легкие, прочные, теплостойкие.

Конструкторское бюро Александра Давидовича Надирадзе разрабатывало тактическую ракету "Темп" для мобильного комплекса. Мобильная ракета должна быть легкой и удобной в эксплуатации. Бронированные корпуса не годились. Мы разработали баллиститное топливо, заряды и стекло- пластиковые корпуса для этой ракеты. Но для увеличения дальности стрельбы необходимо было создать еще и новые – смесевые топлива. Над ними работали ученые нашего института, коллективы НИИ-4 Министерства обороны, Московского НИИ-6 (ныне – Федеральный центр химии и технологий), Алтайского НИИ химической технологии в Бийске (ныне – НПО "Алтай"), Пермского НПО имени С.М.Кирова.

Так было создано смесевое топливо для новой ракеты "Темп-С". Для "Темпа-С" мы разработали также заряды и корпуса. Это была совместная работа большого количества организаций и крупнейших в стране специалистов. Позже появился "Темп-2С". Для этой ракеты мы совместно с КБ Надирадзе разработали двигатели всех трех ступеней".

Первый пуск ракеты из ШПУ произведен в 1971 году. 14 марта 1972 года комплекс "Темп-2С" вышел на испытания, в ходе которых было произведено тридцать пять пусков ракет. Вспоминает Владимир Лапыгин, бывший генеральный конструктор и генеральный директор НПО автоматики и приборостроения:

"На первый пуск "Темп-2С" съехалась тьма народа… Доклад на госкомиссии: СУ к пуску готова! Вопросов, естественно, к нам нет (хотя в комплексных испытаниях перед пуском все наши три канала СУ "разбежались" в разные стороны, но были "живы"!). Перед самым пуском подошел с А.Д. Надирадзе к пусковой установке, к колесам, "освятили" на удачу и пустили. Пуск был прекрасным по всем параметрам, в т.ч. и по точности". (Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны-ракетчики рассказывают. – М.: ЦИПК, 1996. С. 130). Об испытаниях ракетного комплекса вспоминает в прошлом министр оборонной промышленности Борис Белоусов:

"Мне довелось бывать с ним (с директором Воткинского завода Садовниковым – прим. авт.) и на полигоне на первых пусках новых стратегических ракет ("Темп-2С" – прим. авт.). Все работы проводились в режиме особой секретности. Первый же пуск показал отличные результаты и Владимир Геннадьевич не выдержал – пошел на почту и дал телеграмму главному инженеру завода, поздравив его с "днем рождения". Информация не осталась незамеченной, и все получили соответствующую выволочку".(След на земле. Воспоминания соратников, друзей и близких людей о Владимире Геннадьевиче Садов- никове. – Издательство Удмуртского университета, 1997. С. 16). Испытания на полигоне Плесецк продолжались более двух с половиной лет и были завершены в декабре 1974 года.

Темп-2С

Пусковая установка и машина обеспечения разработана в ОКБ Волгоградского ПО "Баррикады" (ныне – ЦКБ Титан) под руководством Георгия Сергеева. Серийное производство ПУ развернуто на Волгоградском ПО "Баррикады". Система управления первоначально разрабатывалась в ЦНИИ автоматики и гидравлики. В окончательном варианте была разработана автономная инерциальная система управления в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина. Система прицеливания разработана под руководством главного конструктора Киевского завода "Арсенал" Серафима Парнякова. "При создании первого отечественного подвижного грунтового комплекса с твердотопливной управляемой баллистической ракетой, способного проводить пуск с маршрута патрулирования с минимальной продолжительностью предстартовой подготовки при высокой точности решения навигационных задач, потребовалось создание СУ на базе цифровой вычислительной машины высокой надежности, точности и быстродействия. Такая система имела два автономных блока: бортовой и наземной СУ. Наземная СУ решала задачи управления автоматикой СПУ, подготовки исходных данных и расчета полетного задания. Бортовая СУ имела гиростабилизированную платформу с высокоточными акселерометрами, ориентированными по трем направлениям при оптической связи с наземной системой прицеливания, бортовую цифровую вычислительную машину (БЦВМ). Для достижения высокой надежности при недостаточной надежности элементной базы БЦВМ в СУ было реализовано "троирование" каналов, что, естественно, привело к утяжелению аппаратуры СУ. Для снижения массы приборы были выполнены в негерметичном исполнении исходя из их размещения в герметичном приборном отсеке (ГПО). Для упрощения расчета полетного задания при функциональном методе наведения для всего диапазона дальностей использовали единую систему семейства гибких программ угла тангажа". (Московский институт теплотехники. Труды. Том 1. Наука. Техника. Производство. 1995. С. 27).

Подготовка к производству ракет на Боткинском заводе начата в 1971 году. Серийное производство развернуто в 1974 году на Боткинском заводе под руководством Владимира Садовникова.

Ракета имела три маршевых ступени и боевую ступень с двигательной установкой малой тяги. Дальность пусков регулировалась отсечкой тяги посредством поперечной рубки корпуса двигателя третьей ступени. В каждой из маршевых двигательных установок использовалось по два твердотопливных заряда: большой крепился к цилиндрической части корпуса, малый – к переднему днищу, чтобы корпус большую часть времени был защищен от нагрева несго- ревшим топливом. Сконструированы органы управления верхних ступеней, использующие вдув струи газа в закрити- ческую (расширяющуюся) часть сопла, для чего создано безметальное твердое топливо, в состав которого введен гексоген, так как конденсированные окислы алюминия, входящего в состав основного топлива, могли засорить клапаны вдува. Для первой ступени применили раскрывающиеся решетчатые аэродинамические рули и газовые рули из тугоплавкого вольфрама, используемые на начальном участке полета.

В конструкции ракеты применены центральные управляющие сопла, стеклопластиковые высокопрочные корпуса двигательных установок. Разработана так называемая холодная схема разделения ступеней, при которой последующие ступени запускались только после отхода предыдущих на безопасное расстояние. Боевая ступень оснащена твердотопливной двигательной установкой. Ракета весь период эксплуатации находилась в герметизированном транспортно-пусковом контейнере, выполненном для облегчения из стеклопластика с толстым слоем теплоизолирующего пенопласта.

Сложнейшей была проблема освоения производства пластиковых мотаных корпусов. В 1960-е годы в нашей стране были разработаны первые баллистические ракеты с двигателями на твердом топливе. Это были ракеты средней и межконтинентальной дальности РТ-1 и РТ-2 Сергея Королева, РТ-20П Михаила Янгеля, РТ-15 Петра Тюрина, а также оперативно-тактические ракеты "Темп" и "Темп-С" Александра Надирадзе. Все они были оснащены моноблочными или многоблочными двигателями с четырьмя подвижными управляющими соплами.

Многосопловая конструкция двигателя не позволяла добиться необходимой степени расширения сопел и, следовательно, необходимых высоких характеристик двигателя и ракеты. Поэтому в начале 1970-х годов был осуществлен переход на моноблочные односопловые конструкции двигателей (сопловой блок с одним центральным соплом проще и надежнее многосоплового). Родоначальницей семейства таких ракет была МБР "Темп-2С". Композиционные пластмассовые конструкции ракеты и ее контейнера изготовлены в хотьковском ЦНИИ специального машиностроения под руководством Виктора Протасова.

Холодный (минометный) старт осуществлялся непосредственно из контейнера с помощью специального порохового аккумулятора давления. Маршевые двигатели включались на высоте, благодаря чему пусковая установка сохраняла работоспособное состояние.

21 февраля 1976 года два ракетных полка "Темп-2С" в районе Плесецка приступили к боевому дежурству.

Вот что рассказал мне заместитель генерального конструктора Московского института теплотехники Лев Соломонов:

"Темп-2С – это комплекс. О нем уже нельзя сказать так, как говорили о первых опытных мобильных комплексах на гусеничном ходу: вот это – танк, а это – ракета. "Темп-2С" – это единый организм. До Надирадзе создать такой комплекс не удалось никому. Надирадзе сумел решить сложнейшую проблему. Комплекс успешно прошел испытания в Плесецке и был развернут. Военные получили то, о чем мечтали – бери и стреляй". Как рассказывают очевидцы тех событий, эксплуатация комплексов "Темп- 2С" проходила в условиях сверхсекретности. Офицерам было запрещено употреблять словосочетания "боевое дежурство" и "командный пункт".

Считалось, что ракеты находятся на длительном хранении. При выезде ракетовоза из гаражного укрытия все находящиеся поблизости солдаты обязаны были по команде повернуться спиной к гаражу и стоять по стойке "смирно" до тех пор, пока ракетовоз не скроется в тайге. Выезд ракетовозов из гаражей осуществлялся в перерывах между пролетами американских спутников над Плесецком. Бывали ошибки, но они быстро исправлялись. В этих случаях вышедшие из гаражей ракетовозы тут же возвращались обратно.

Количество полков ракетной дивизии, дислоцированной под Плесецком, было доведено до семи (по воспоминаниям ветеранов, в дивизии насчитывалось от 38 до 40 пусковых установок). На вооружении каждого полка имелось шесть пусковых установок. Были также полки уменьшенного состава. Мобильные комплексы исколесили тысячи километров тайги в период ходовых испытаний.

Снятие ракет началось через десять лет после заступления на дежурство – в 1986 году. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанный в 1987 году, впервые официально квалифицировал PC-14 как неразвернутую систему.

" ТЕМП-2С". 15Ж42 (РС-14) [SS-16. SINNER]

"Темп-2С" – мобильный грунтовой комплекс с трехступенчатой твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой. Разработан в НИИ-1 МОП под руководством Александра Надирадзе. Проектирование начато 6 марта 1966 года. Первый пуск на полигоне Плесецк состоялся 14 марта 1972 года. Испытания завершены в декабре 1974 года. Комплекс заступил на боевое дежурство 21 февраля 1976 года.

Маршевые твердотопливные двигатели разработаны в НИИ-125 под руководством Бориса Жукова. Пусковая установка и машина обеспечения созданы в ОКБ Волгоградского ПО "Баррикады" (ныне – ЦКБ "Титан") под руководством главного конструктора Георгия Сергеева. Способ старта – минометный. Серийное производство ПУ развернуто в Волгоградском ПО "Баррикады". Автономная система управления спроектирована в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Система прицеливания разработана под руководством главного конструктора Киевского завода "Арсенал" Серафима Парнякова. Шестиосный вездеход МАЗ-547А разработан под руководством Бориса Шапошника. Ракета имеет моноблочную ядерную головную часть.

Максимальная дальность стрельбы, км 10 500

Максимальная стартовая масса, т 41,5

Масса головной части, т 1

Длина ракеты, м 18,5

Максимальный диаметр корпуса, м 1,8

" Пионер". 15Ж45 (РСД-10)

На основе документации и образцов ракет Р-12, переданных советским руководством КНР, китайские конструкторы разработали ракету средней дальности "Дун-1". В 1970 году ракета была принята на вооружение Китайской Народной армии. В 1971 году Китай начал летно- конструкторские испытания баллистической ракеты "Дун-2", дальность полета которой была увеличена до 4 000 километров, что позволяло поражать стратегические объекты, расположенные в глубине СССР.

В том же, 1971 году, в число ракетно- ядерных держав вошла Франция. На вооружение ее армии была принята ракета S-2, обладавшая дальностью полета 3 000 км. Комплексы S-2 были развернуты на плато Альбион.

"Дун-1", "Дун-2" и S-2 были приняты на вооружение Китая и Франции, против которых ответное применение МБР или тактических ракет было бы нецелесообразным или невозможным. Принятые на вооружение в СССР в 1959-1961 годах наземные и в 1964 году шахтные варианты Р-12 и Р-14 морально устарели. РТ-15 и РТ-20П не были приняты на вооружение. Со всей очевидностью встал вопрос о разработке мобильного ракетного комплекса средней дальности на колесном ходу с твердотопливной ракетой, оснащенной РГЧ ИН. К созданию комплекса, получившего название "Пионер", приступил Московский институт теплотехники.

Разработка комплекса "Пионер" под руководством Александра Надирадзе начата в 1971 году. Постановление правительства вышло 28 апреля 1973 года. Было принято решение об оснащении ракеты тремя разделяющимися боеголовками индивидуального наведения.

"Начатые 21 сентября 1974 г. летные испытания ракеты с полигона Капустин Яр прошли исключительно удачно. Они завершились 9 января 1976 г. двадцать первым, успешным, как и все предшествующие, пуском ракеты, и Постановлением от 11 марта 1976 г. ракетный комплекс "Пионер" был принят на вооружение. Летом того же года впервые в истории РВСН на боевое дежурство был поставлен подвижной грунтовой комплекс с твердотопливной управляемой баллистической ракетой с дальностью до 4500 км, обладающий высокой выживаемостью, малой продолжительностью предстартовой подготовки, возможностью пуска с любой из плановых точек маршрута патрулирования, простотой и надежностью в эксплуатации". (Московский институт теплотехники. Труды. Том 1. Наука. Техника. Производство. 1995. С. 30). Твердое смесевое топливо и заряды двигателей ракеты разработаны в ЛНПО "Союз" под руководством главного конструктора Бориса Жукова. Пусковая установка разработана под руководством главного конструктора ОКБ Волгоградского ПО "Баррикады" (ныне – ЦКБ "Титан") Валериана Соболева. Автономная инерциальная система управления разработана в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина и Владимира Лапыгина. Композиционные материалы и контейнер разработаны и изготовлены в ЦНИИспецмаш под руководством Виктора Протасова. Рулевые гидроприводы ракеты и гидроприводы самоходной пусковой установки разработаны в Московском ЦНИИ автоматики и гидравлики. Система прицеливания разработана под руководством главного конструктора Киевского завода "Арсенал" Серафима Парнякова.

БГРК "Пионер"

"Пионер" мог иметь несколько полетных заданий, данные о которых хранились в наземной ЭВМ. Одно из заданий передавалось в бортовой компьютер ракеты непосредственно перед стартом. Время готовности к пуску – около двух минут.

Ракета выполнена по принципу главного конструктора Надирадзе: "Никаких жидкостей на борту". Система разведения РГЧ приводится в действие с помощью твердотопливных двигателей. Весь период эксплуатации ракета находится в транспортно- пусковом контейнере, выполненном из стеклопластика. Аэродинамический обтекатель головной части отсутствовал.

Специально для "Пионеров" были спроектированы и построены гаражные укрытия с открывающейся крышей. В этих укрытиях находились пришедшие с боевого патрулирования и проходящие техническое обслуживание машины. В случае необходимости они могли осуществлять боевой пуск прямо из гаража с раздвижной крышей.

Ракета выбрасывалась из контейнера с помощью порохового аккумулятора давления. Маршевый двигатель включался тогда, когда струя раскаленных газов уже не могла повредить стартовый комплекс и ракетовоз. После этого ракета набирала высоту и выходила на заданный курс. Для комплексов "Пионер" разработан подвижной командный пункт.

В 1973 году начата подготовка производства ракет на Боткинском заводе. Серийное производство развернуто в 1976 году. В августе 1976 года под городом Петриков в Белоруссии приступили к дежурству первые полки, вооруженные комплексами "Пионер", а через год начались массовые поставки ракет в боевые части. Организационно боевые ракетные комплексы "Пионер" были объединены в полки, которые имели на вооружении девять пусковых установок.

Ввод в эксплуатацию и постановка на боевое дежурство комплексов "Пионер" осуществлялись с 1976 по 1986 год. Часть комплексов была дислоцирована в старых позиционных районах ракет средней дальности. Созданы также три новых позиционных района для комплексов "Пионер" под Барнаулом, Иркутском и Канском.

РСД "Пионер"

Пуск РСД "Пионер "

"Пионер". 15Ж45 (РСД-10) [SS-20. Saber]

"Пионер" – мобильный грунтовой ракетный комплекс с двухступенчатой баллистической ракетой средней дальности. Разработан в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе. Проектирование в КБ начато в 1971 году. Постановление правительства вышло 28 апреля 1973 года

Испытания на полигоне Капустин Яр проходили с 21 сентября 1974 года по 9 января 1976 года. Комплекс принят на вооружение 11 марта 1976 года.

Ракета оснащена маршевыми твердотопливными двигателями трех ступеней. РДТТ разработаны в НИИ-125 под руководством Бориса Жукова. Автономная система управления создана в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина и Владимира Лапыгина. Шестиосный вездеход МАЗ-547А изготовлен под руководством Бориса Шапошника. Пусковая установка разработана в Волгоградском ЦКБ "Титан" под руководством Валериана Соболева. Серийное производство пусковых установок – в Волгоградском ПО "Баррикады". Ракета имеет разделяющуюся головную часть с тремя ядерными боевыми блоками индивидуального наведения.

Серийное производство ракет развернуто на Воткинском заводе в 1976 году.

Максимальная дальность стрельбы, км 5 000

Максимальная стартовая масса ракеты, т 37

Масса головной части, т. 1,7

Длина ракеты, м 16,5

Максимальный диаметр корпуса, м 1,8

Длина первой ступени,м 8,58

Максимальный диаметр корпуса первой ступени, м 1,79

Масса первой ступени, т 26,7

Длина второй ступени, м 4,4-4,6

Максимальный диаметр корпуса второй ступени,м 1,47

Масса второй ступени, т. 8,6

Масса самоходной пусковой установки с ракетой, т 83

Масса самоходной пусковой установки, т 40

Масса ракеты с транспортнопусковым контейнером, т 43

Масса транспортно-пускового контейнера,т 6

"Пионер УТТХ". 15Ж53 (РСД-10)

Ракетный комплекс "Пионер" был предназначен для уничтожения военных объектов: пусковых установок ракет, хранилищ ядерного оружия, авиационных и морских баз, пунктов управления вероятного противника. Цели противника, как правило, находятся на значительном удалении друг от друга. Размер зоны разведения боевых блоков ракеты "Пионер" составлял десятки километров. Перед конструкторскими коллективами была поставлена задача создать новую двигательную установку боевой ступени, улучшить систему управления, усовершенствовать блок разведения, значительно увеличив размеры зоны разведения боевых блоков ракеты "Пионер".

"В первом варианте ракеты "Пионер" использовали ДУ боевой ступени, заимствованную от ракеты "Темп- 2С", где запас топлива этой ДУ определялся задачей пространственного разведения ББ (боевых блоков – прим. авт.) и ложных целей. Район разведения ББ РГЧ ракеты "Пионер" не удовлетворял заказчика – при планировании полетных заданий не всегда удавалось подобрать для ракеты цели, находящиеся на близком расстоянии друг от друга. Для увеличения района разведения была разработана новая ДУ (двигательная установка – прим. авт.) боевой ступени. При увеличенном запасе топлива основные конструктивные решения соответствовали ранее примененной ДУ. Под ДУ с увеличенным запасом топлива разработали новый отсек, а СУ (систему управления – прим. авт.) разместили во вновь разработанном приборном отсеке большего диаметра. В соответствии с изменившейся конфигурацией отсеков боевой ступени были разработаны новые обратные обтекатели ББ, рама и местные обтекатели сопловых блоков ДУ. Ракета "Пионер УТТХ" успешно прошла летные испытания 10-ю пусками с 10 августа 1979 г. по 14 августа 1980 г. и была принята на вооружение постановлением от 23 апреля 1981 г.". (Московский институт теплотехники. Труды. Том 1. Наука. Техника. Производство. 1995. С. 30).

Разработка комплекса "Пионер" с улучшенными тактико-техническими характеристиками началась в соответствии с постановлением правительства 19 июля 1977 года. Испытания комплекса проходили на полигоне Капустин Яр. 23 апреля 1981 года "Пионер УТТХ" принят на вооружение РВСН. Дальность стрельбы была увеличена до 5500 км. Первый полк был поставлен на боевое дежурство вблизи поселка Юрья Кировской области.

Численность "Пионеров" всех модификаций росла быстрыми темпами. В 1981 году насчитывалось 180 пусковых установок комплексов. В 1983 году их количество превысило 300, в 1986-м году – 405 единиц. К 1987 году на боевом дежурстве и в арсеналах находились шестьсот пятьдесят ракет. Примерно две трети из них были предназначены для уничтожения объектов в Европе и на Ближнем Востоке, примерно одна треть – для уничтожения объектов в Азии и США. Все ракеты могли запускаться как с маршрутов боевого патрулирования, так и во время стоянки из хранилищ с раздвижной крышей. Степень их боевой готовности была очень высокой.

Комплексы "Пионер" состояли на вооружении ракетных дивизий, дислоцировавшихся в районах городов и населенных пунктов Иркутск, Новосибирск, Канск Красноярского края, Барнаул Алтайского края, Остров Псковской области, Юрья Кировской области, Верхняя Салда (Нижний Тагил) Свердловской области, Дровяная Читинской области, Ромны, Белокоровичи и Луцк на Украине, Лида, Мозырь (Петриков), Поставы и Пружаны в Белоруссии.

8 декабря 1987 года Президент СССР Михаил Горбачев и Президент США Рональд Рейган подписали Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Это было первое в истории двух держав соглашение об уничтожении ракетно-ядерных комплексов (договоры, заключенные ранее, лишь фиксировали достигнутый уровень вооружений и не позволяли его превышать; при сокращении каких-либо типов ракет, группировка других типов непременно наращивалась), в результате которого обе стороны лишались целого класса вооружений.

Договор о РСМД вызывал и продолжает вызывать неоднозначные оценки в нашей стране. СССР лишился самых современных и эффективных вооружений, так как ликвидированные баллистические ракеты "Пионер" (РСД-10), "Темп-С" (ОТР-22), "Ока" (ОТР-23), а также созданные, но не развернутые крылатые сухопутные ракеты большой дальности РК-55, являлись наивысшим достижением советской научно-технической мысли. Отметим, что американцы тахже лишились своих лучших в техническом отношении баллистических ракет "Першинг-І", "Першинг-ІІ" и крылатых ракет наземного базирования "Томагавк", правда, в меньшем количестве.

Договор был подписан, ратифицирован и вступил в силу. Советскому Союзу предстояло уничтожить 728 ракет "Пионер". Из них 650 боевых (405 были развернуты в позиционных районах, 245 находились на хранении в арсеналах), 42 инертные учебные ракеты, а также 36 ракет, находящихся в стадии производства. Уничтожались 405 развернутых и 104 неразвериутых пусковых установки.

С 26 августа по 29 декабря 1988 года методом пуска из позиционных районов Дровяная (Читинская область) и Канска (Красноярский край) были ликвидированы 72 ракеты. При ликвидации ракет методом пуска управление осуществлялось с ЦКП, расположенного во Власихе. С момента отдачи приказа до момента пуска проходило не более двух минут.

Остальные ракеты, как это и предусматривалось договором, были подорваны на полигоне Капустин Яр. Пусковые установки ликвидировались на базе Сарны (Украина). Ядерные боезаряды сняты и отправлены на хранение. Ликвидация закончилась 12 июня 1991 года. В ходе исполнения договора впервые на советские базы и полигоны были допущены американские военные инспекторы.

При выполнении договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности расформировано 58 полков, в которых находились 405 развернутых пусковых установок.

Конструкция комплекса была исключительно надежной. За пятнадцать лет эксплуатации комплексов "Пионер" не было ни одного случая разрушения или аварии ракеты. Семьдесят два ликвидационных пуска прошли без замечаний. За время эксплуатации комплексов "Пионер", в рамках испытательных, учебно- боевых пусков и пусков в связи с уничтожением ракет, было отстреляно 190 ракет. Все пуски проведены успешно.

В Национальном аэрокосмическом музее США в Вашингтоне полноразмерный макет ракеты "Пионер" и сегодня занимает свое место рядом с ракетой "Першинг-ІІ.

"Пионер УТТХ". 15Ж53 (РСД-10) [SS-20. Saber]

'Пионер УТТХ" – мобильный грунтовой ракетный комплекс с двухступенчатой баллистической ракетой средней дальности и улучшенными тактико-техническими характеристиками. Разработан в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе. Разработка начата 19 июля 1977 года. Испытания на полигоне Капустин Яр проходили с 10 августа 1979 года по 14 августа 1980 года. Комплекс принят на вооружение 23 апреля 1981 года.

Серийное производство ракет раз вернуто на Воткинском заводе.

Максимальная дальность стрельбы – 5 500 км.

Основныехарактеристики комплекса "Пионер УТТХ" аналогичны характеристикам комплекса "Пионер".

" Пионер-3"

В 1986 году проходила испытания третья модификация боевого ракетного комплекса "Пионер", разработанная в Московском институте теплотехники. Для этой ракеты была создана более совершенная пусковая установка. На новую ступень разведения конструкторы установили новые более эффективные и точные боевые блоки. В КБ Минского автозавода был разработан ракетовоз с более удобными и уютными кабинами для личного состава. Испытания комплекса прервались во время переговоров о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Серийное производство ракет развернуто не было.

Р -36М. 15А14 (РС-20А)

Постановление правительства о разработке ракетных комплексов Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н, оснащенных РГЧ ИН, вышло 2 сентября 1969 года. Разработка Р-36М и МР-УР-100 начата в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля.

"Преимущества РГЧ с прицельным разведением неуправляемых ББ объясняются, главным образом, тем, что:

прицельное разведение ББ позволяет наилучшим образом распределить имеющиеся Б Б по объектам поражения (между отдельными целями, по площадям крупных целей и т. д.), повышая возможности и обеспечивая гибкость планирования ракетно-ядерных ударов;

РГЧ позволяют формировать эффективную пространственно-временную структуру ракетно-ядерных ударов, имея более широкие возможности по построению рациональных боевых порядков из ББ и элементов комплекса средств преодоления ПРО и др.;

с использованием РГЧ достаточно просто решается проблема модернизации и универсализации стратегического ракетного вооружения по отношению к различным вариантам и условиям боевого применения МБР и др.".

(Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 199). В отличие от Владимира Челомея, решившего использовать отработанный газодинамический способ старта ракеты, Янгель предложил минометный старт, "апробированный" на ракете РТ-20П Однако РТ-20П была "легкой" ракетой.

Концепция тяжелой ракеты холодного (минометного) старта была разработана Михаилом Янгелем в 1969 году. Минометный старт позволял улучшить энергетические возможности ракет без увеличения стартовой массы. Главный конструктор ЦКБ-34 Евгений Рудяк не согласился с этой концепцией, считая невозможной разработку системы минометного запуска для ракеты весом более двухсот тонн. После перехода Рудяка на преподавательскую деятельность в декабре 1970 года Конструкторское бюро специального машиностроения (бывшее КБ-1 Ленинградского ЦКБ- 34) возглавил Владимир Степанов, который положительно отнесся к идее "холодного" запуска тяжелых ракет с помощью порохового аккумулятора давления.

Главной проблемой, с которой столкнулся Степанов, была проблема амортизации ракеты в шахте. Раньше амортизаторами служили огромные металлические пружины. Вес Р-36М не позволял их применить. Степанов предложил использовать в качестве амортизаторов сжатый газ. Газ мог удержать и больший вес, но встала проблема: как удержать сам газ высокого давления на протяжении всего срока службы ракеты – десять – пятнадцать и более лет? Коллективу КБ Спецмаш под руководством Владимира Степанова удалось решить эту проблему и доработать шахты Р-36 под новые более тяжелые ракеты. К выпуску уникальных амортизаторов приступил Волгоградский завод "Баррикады".

Параллельно с КБСМ Степанова доработкой ШПУ для ракеты занималось Московское КБТМ под руководством Всеволода Соловьева. Для амортизации ракеты, находящейся в транспорт- но-пусковом контейнере, КБТМ была предложена принципиально новая компактная маятниковая система подвески ракеты в шахте. Эскизный проект был разработан в 1970 году, в мае этого же года прошла успешная защита проекта в Минобщемаше.

"Дальнейшие работы по реализации проекта потребовали проведения большого объема специальных расчетов, наличия серьезной экспериментальной базы, опытных специалистов соответствующего профиля и организации эксплуатационных служб. Подобные возможности у КБТМ отсутствовали". (Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. Комплексы наземного оборудования ракетной техники. 1948-1998 гг./ Под. ред. докт. техн. наук проф. Бирюкова Т.П. – Москва, 1998. С 67). В окончательном варианте принята доработанная шахтная пусковая установка Владимира Степанова.

В декабре 1969 года разработан проект ракеты Р-36М с четырьмя видами боевого оснащения – моноблочная легкая ГЧ, моноблочная тяжелая ГЧ, разделяющаяся ГЧ и маневрирующая ГЧ.

В марте 1970 года разработан проект ракеты с одновременным повышением защищенности ШПУ. В августе 1970 Совет обороны СССР одобрил предложение КБ "Южное" о модернизации Р-36 и создании ракетного комплекса Р- 36М с ШПУ повышенной защищенности.

МБРР-36М

"В заводских условиях, в цехах готовые ракеты устанавливались в транс- портно-пусковые контейнеры (ТПК), на которых размещалось и оборудование, необходимое для пуска ракеты. Все необходимые проверки и испытания проводились на контрольно -испытательном стенде завода. Затем в старый ствол шахты (шахта, в которой ранее размещались отслужившие свой срок и снятые с дежурства МБР Р-36 газодинамического старта – прим авт.) вставлялся металлический силовой стакан с системой амортизации и другим оборудованием ПУ, а вся укрупненная сборка на полигоне, грубо говоря, сводилась лишь к трем (поскольку пусковая установка состояла из трех частей) дополнительным сварным швам на нулевой отметке стартовой площадки. При этом выбрасывались из конструкции пусковой установки оказавшиеся ненужными при минометном старте газоотводящие каналы и решетки. В результате защищенность шахты увеличилась чуть ли не в 50 раз… Эффективность технических решений была подтверждена на ядерном полигоне в Семипалатинске". (А.Д. Брусиловский "Братья Уткины – создатели отечественной ракетно-космической техники", "Невский бастион", выпуск 5). Ракета Р-36М оснащена маршевым двигателем первой ступени, разработанным в КБ Энергомаш под руководством Валентина Глушко.

"Проектировщики скомпоновали первую ступень ракеты Р-36М в составе шести однокамерных двигателей, а вторую ступень – из одного однокамерного двигателя, максимально унифицированного с двигателем первой ступени – отличия были только в высотном сопле камеры. Все как и прежде, но… Но к разработке двигателя для Р-36М Янгель решил привлечь КБХА Конопатова… Новые конструкторские решения, современные технологии, усовершенствованная методика доводки ЖРД, модернизированные стенды и обновленное технологическое оборудование – все это мог КБ Энергомаш положить на чашу весов, предлагая свое участие в разработке комплексов Р-36М и МР-УР- 100… Гпушко предложил для первой ступени ракеты Р-36М четыре однокамерных двигателя, работающих по схеме с дожиганием окислительного генераторного газа, каждый тягой по 100 тс, давление в камере сгорания 200 атм, удельный импульс тяги у земли 293 кгс.с/кг, управление вектором тяги путем отклонения двигателя. По классификации КБ Энергомаш двигатель получил обозначение РД-264 (четыре двигателя РД-263 на общей раме… Предложения Глушко были приняты, КБХА была поручена разработка двигателя второй ступени для Р-36М". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 570-571). Эскизный проект двигателя РД-264 был выполнен в 1969 году.

"К конструктивным особенностям двигателя РД-264 следует отнести разработку агрегатов наддува баков окислителя и горючего, состоявших из окислительного или восстановительного низкотемпературных газогенераторов, корректоров расхода и отсечных клапанов. Кроме того, этот двигатель имел возможность отклонения от оси ракеты на 7 градусов для управления вектором тяги…" (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М. : Машиностроение, 1998. С. 573). Сложной была проблема обеспечения надежного запуска двигателей первой ступени при минометном старте ракеты. Огневые испытания двигателей на стенде начаты в апреле 1970 года. В 1971 году конструкторская документация передана на Южный машиностроительный завод для подготовки серийного производства. Испытания двигателей проводились с декабря 1972 года по январь 1973 года.

В ходе летных испытаний ракеты Р- 36М выявилась необходимость форсирования двигателя первой ступени на 5 процентов. Стендовая отработка форсированного двигателя была завершена в сентябре 1973 года, и летные испытания ракеты продолжены.

С апреля по ноябрь 1977 года на стенде "Южмаша" была проведена доработка двигателя с целью устранения причин выявленных высокочастотных колебаний при запуске. В декабре 1977 года вышло решение Министерства обороны о доработке двигателей. После доработки двигатели были признаны одними из самых надежных двигателей боевых ракет.

Маршевый двигатель второй ступени Р-36М разрабатывался в КБ химической автоматики под руководством Александра Конопатова. К разработке ЖРД РД-0228 Конопатов приступил в 1967 году. Разработка была завершена в 1974 году.

После смерти Янгеля в 1971 году главным конструктором КБ "Южное" был назначен Владимир Уткин.

ВЛАДИМИР УТКИН пришел работать в КБ Днепропетровского машиностроительного завода в 1952 году после окончания Ленинградского военно-механического института. Прошел путь от инженера конструктора до руководителя крупнейшего в стране предприятия военно-промышленного комплекса. В 1961 году назначен заместителем главного конструктора КБ. С 1967 года работал первым заместителем главного конструктора. 29 октября 1971 года назначен начальником и главным конструктором КБ "Южное". С ноября 1979 года он – генеральный конструктор КБ. В ноябре 1990 года Владимир Уткин переведен на должность директора ЦНИИ машиностроения (г. Королев Московской области).

Система управления МБР Р-36М разработана под руководством главного конструктора харьковского НИИ-692 (НПО "Хартрон") Владимира Сергеева. Комплекс средств преодоления ПРО разработан в ЦНИРТИ. Твердотопливные заряды пороховых аккумуляторов давления разработаны в ЛНПО "Союз" под руководством Бориса Жукова. Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина. Первоначально был установлен гарантийный срок хранения ракеты 10 лет, затем – 15 лет.

"Большим достижением новых комплексов являлась возможность дистанционного перенацеливания перед пуском ракеты. Для такого стратегического оружия это новшество имело огромное значение". (Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М. И. Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 173). В 1970-1971 годах в КБТМ были разработаны проекты двух наземных стартовых комплексов для обеспечения бросковых испытаний (бросковые испытания – часть испытаний, проводимых с целью отработки отдельных систем ракеты) на площадке № 67 полигона Байконур. Для этих целей использовалось основное оборудование стартового комплекса 8П867. Монтажно-испытательный корпус построен на площадке № 42. В январе 1971 года начались бросковые испытания ракеты для отработки минометного старта. Для исследования минометного старта проведены 9 пусков ракет.

"Суть второго этапа бросковых испытаний (БИ-2) состояла в том, чтобы отработать технологию минометного старта ракеты из контейнера с помощью порохового аккумулятора давления (ПАД), который выбрасывал ракету, заправленную щелочным раствором (вместо реальных компонентов) на высоту более 20 м от верхнего среза контейнера. В это же время три пороховых ракетных двигателя (ПРД), расположенных на поддоне, отводили его в сторону, так как поддон предохранял двигательную установку (ДУ) первой ступени от давления газов ПАД. Далее ракета, потеряв скорость, падала недалеко от контейнера в бетонный лоток (корыто), превращаясь в груду металла". (Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М. И. Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 169). Первый пуск по программе летно-кон- структорских испытаний Р-36М в 1972 году на полигоне Байконур оказался неудачным. После выхода из шахты она поднялась в воздух и вдруг упала прямо на стартовую площадку, уничтожив пусковую установку. Аварийными были второй и третий пуски. Первый успешный испытательный пуск Р-36М, оснащенной моноблочной ГЧ, проведен 21 февраля 1973 года.

В сентябре 1973 года вышел на испытания вариант Р-36М, оснащеннной РГЧ ИН с десятью боевыми блоками (в печати приводятся данные о варианте ракеты, оснащенной РГЧ ИН с восемью боевыми блоками).

Американцы внимательно следили за испытаниями наших первых МБР, оснащенных РГЧ ИН.

"Корабль ВМС США "Арнольд" во время пусков ракет находился у берегов камчатского полигона. Над тем же районом постоянно барражировал четырехмоторный самолет-лаборатория В-52. оснащенный телеметрической и другой аппаратурой. Как только самолет улетал на дозаправку, на полигоне проводился пуск ракеты. Если же пуск во время такого "окна" осуществить не удавалось, то ждали до следующего "окна" или применяли технические меры по закрытию каналов утечки информации".(Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М.И.Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 172). Закрыть эти каналы было невозможно. Например, перед пуском ракет Камчатка предупреждала по радиосвязи своих гражданских летчиков о недопустимости полетов в определенный промежуток времени. Осуществляя радиоперехват, американские спецслужбы анализировали метеорологическую обстановку в районе и приходили к выводу, что единственной помехой полетам могут быть предстоящие пуски ракет.

В октябре 1973 года постановлением правительства КБ поручена разработка самонаводящейся ГЧ "Маяк-1" (15Ф678) с газобаллонной ДУ для ракеты Р-36М. В апреле 1975 года разработан эскизный проект самонаводящейся ГЧ. В июле 1978 года начаты летные испытания. В августе 1980 года испытания самонаводящейся ГЧ 15Ф678 с двумя вариантами аппаратуры визирования местности на ракете Р-36М завершены. Эти ракеты не были развернуты.

В октябре 1974 года вышло постановление правительства о сокращении типов боевого оснащения комплексов Р- 36М и МР-УР-100. В октябре 1975 года завершены летно-конструкторские испытания Р-36М в трех видах боевой комплектации и РГЧ 15Ф143.

Разработка головных частей продолжалась. 20 ноября 1978 года постановлением правительства принята на вооружение моноблочная ГЧ 15Б86 в составе комплекса Р-36М. 29 ноября 1979 года принята на вооружение РГЧ 15Ф143У комплекса Р-36М.

В 1974 году Южный машиностроительный завод в Днепропетровске приступил к серийному производству Р-36М, головных частей и двигателей первой ступени. Серийное производство боевых блоков 15Ф144 и 15Ф147 было освоено на Пермском заводе химического оборудования (ПЗХО).

25 декабря 1974 года ракетный полк вблизи города Домбаровский Оренбургской области заступил на боевое дежурство.

Ракетный комплекс Р-36М принят на вооружение постановлением правительства от 30 декабря 1975 года. Этим же постановлением были приняты на вооружение МБР МР-УР-100 и УР-100Н. Для всех МБР была создана и впервые применена унифицированная автоматизированная система боевого управления (АСБУ) Ленинградского НПО "Импульс".

Вот как осуществлялась постановка ракеты на боевое дежурство.

"По проекту была предусмотрена схема "завод-старт", т.е. ракета транспортировалась с завода-изготовителя прямо на шахтную пусковую установку. Такой порядок был применен впервые, и была подтверждена высокая надежность систем ракеты. При этом во много раз было сокращено время на хождения ракеты в незащищенном состоянии: только в пути следования. Таким образом, во время проведения ЛКИ технология подготовки ракеты к пуску заключалась в следующем:

1. С железнодорожной платформы контейнер перегружался на транспортную тележку (была применена бес- крановая погрузка: контейнер перетягивался с платформы на тележку). Затем контейнер транспортировался на стартовую позицию, где аналогичным образом перемещался на установщик, который загружал контейнер в ШПУ на вертикальный и горизонтальный амортизаторы. Это позволяло перемещать его по горизонтали и вертикали, что повышало его защищенность (точнее – защищенность ракеты – прим. авт.) при ядерном взрыве.

2. Проводились электрические испытания, прицеливание и ввод полетного задания.

3. Начиналась заправка ракеты – одна из трудоемких и опасных операций (одной из самых опасных операций считается производство заправки ракеты, а не только ее начало – прим. авт.). Из подвижных заправочных емкостей в баки ракеты заливалось 180 т агрессивных компонентов. Работать приходилось в средствах защиты, частенько при температуре более 30°С.

4. Пристыковывались головная часть (РГЧ или моноблок). Затем приступали к заключительным операциям. Закрывалась поворотная крыша, все проверялось, опечатывались люки, и ШПУ сдавалась под охрану караулу. С этого времени несанкционированный доступ в ШПУ исключен. Ракета ставится на боевое дежурство, и с этой секунды ею может управлять только боевой расчет командного пункта".

(Байконур. Королев. Янгель/Автор-составитель М.И. Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж", 1997. С. 174).

Отметим, что боевой расчет (дежурная смена) не "управляет ракетой", а исполняет приказы вышестоящих звеньев управления и следит за состоянием всех систем ракеты.

Боевые ракетные комплексы с МБР Р-36М размещались в ракетных дивизиях, имевших ранее на вооружении ракеты Р-36, и находились на вооружении до 1983 года.

С 1980 по 1983 год ракеты Р-36М заменены ракетами Р-36М УТТХ.

Р-36М. 15А14 (РС-20А) [SS-18. Satan]

Р-36М – двухступенчатая-межконтинентальная баллистическая ракета. Оснащалась моноблочной ГЧ и РГЧ ИН с десятью боевыми блоками. Разработана в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля и Владимира Уткина. Проектирование начато 2 сентября 1969 года. ЛКИ проводились с 1972 года по октябрь 1975 года. Испытания ГЧ в составе комплекса проводились до 29 ноября 1979 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 25 декабря 1974 года. Принят на вооружение 30 декабря 1975 года.

Старт Р-36 с тяжелой ГЧ

Первая ступень оснащена маршевым двигателем РД-264, состоящим из четырех однокамерных двигателей РД-263. Двигатель создан в КБ Энергомаш под руководством Валентина Глушко. Вторая ступень оснащена маршевым двигателем РД-0228, разработанным в КБ химической автоматики под руководством Александра Конопатова. Компоненты топлива – НДМГ и азотный тетраоксид. ШПУ ОС доработана в КБСМ под руководством Владимира Степанова. Способ старта – минометный. Система управления – автономная, инерциальная. Спроектирована в НИИ-692 под руководством Владимира Сергеева. Комплекс средств преодоления ПРО разработан в ЦНИРТИ. Боевая ступень оснащена твердотопливной двигательной установкой. Унифицированный КП разработан в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина.

Серийное производство ракет развернуто на Южном машиностроительном заводе в 1974 году.

Максимальная дальность стрельбы с "легкой" моноблочной ГЧ, км…. 16 000

Дальность стрельбы ракеты с "тяжелой" ГЧ, км 11 200

Дальность стрельбы ракеты с РГЧ ИН, км 10 200

Максимальная стартовая масса, т 211

Масса головной части, т. 7,3

Длина ракеты, м 34

Максимальный диаметр корпуса, м 3

Масса топлива, т 188

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, тс 400

Тяга маршевого двигателя первой ступени в пустоте, тс 450

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени у земли, кгс.с/кг 293

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени в пустоте, кгс.с/кг 312

Давление в камере сгорания маршевого двигателя первой ступени, атм 200

Внутренний диаметр железобетнного ствола ШПУ, м 5,9

Гпубина ствола ШПУ, м 39

Боеготовность ракеты, с. 30

Р -36М УТТХ. 15А18 (РС-20Б)

Постановление правительства о разработке Р-36 с улучшенными тактико- техническими характеристиками вышло 16 августа 1976 года. Разработка начата в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина. Эскизный проект ракеты завершен в декабре 1976 года.

31 октября 1977 года на полигоне Байконур начаты летно-конструкторские испытания комплекса Р-36М УТТХ (в печати часто приводится индекс Р- 36МУ). Испытания ракеты с ГЧ 15Ф183 успешно завершились в ноябре 1979 года.

18 сентября 1979 года первые ракетные полки были установлены вблизи городов Домбаровский и Ужур в России и Жангизтобе в Казахстане.

17 декабря 1980 года МБР Р-36М УТТХ в варианте, оснащенном десятью ядерными боевыми блоками индивидуального наведения, принята на вооружение. По сообщению средств массовой информации, МБР Р-36М УТТХ в моноблочном варианте не выпускалась. Благодаря оснащению усовершенствованной системой управления была повышена точность стрельбы. Увеличена максимальная дальность стрельбы.

В 1998 году гарантийный срок МБР РС-20 был продлен до 23 лет. Последний по времени учебно-боевой пуск ракеты проведен 15 апреля 1998 года на полигоне Байконур.

21 апреля 1999 года в рамках российско-украинской программы "Днепр" проведен запуск конверсионной ракеты- носителя, созданной на базе МБР РС-20, находившейся на боевом дежурстве 20 лет и 9 месяцев. С помощью ракеты- носителя выведен на орбиту космический аппарат с научной аппаратурой. По сообщению средств массовой информации, после этого успешного пуска гарантийный срок ракет РС-20 будет продлен.

Р-36М УТТХ. 15А18 (РС-20Б) [SS-18. Satan]

Р-36М УТТХ – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Разработана в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина. Оснащена РГЧ ИН с десятью боевыми блоками. Разработка начата 16 августа 1976 года. ЛКИ проводились на полигоне Байконур с 31 октября 1977 года по ноябрь 1979 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 18 сентября 1979 года. Принят на вооружение 17 декабря 1980 года.

Серийное производство ракет развернуто на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске.

Максимальная дальность стрельбы – 11 500 км.

Первоначально установленный гарантийный срок хранения – 10 лет.

Основные характеристики ракеты Р- 36М УТТХ аналогичны характеристикам Р-36М.

" Воевода" Р-36М2. 15А18М (РС-20В)

Из книги "Однажды и навсегда":

"КБ "Южное" под руководством академика В.Ф.Уткина выдвинуло в рамках стратегии сдерживания предложение разработать новый БРК, обладающий повышенной живучестью в условиях ядерного взрыва и имеющий технические возможности преодоления ПРО США. Этот БРК, получивший впоследствии наименование Р-36М2, предполагалось создать путем модернизации БРК Р-36МУ". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 581). Тактико-техническое предложение по ракетному комплексу Р-36М2 разработано в июне 1979 года. Разработка проекта завершена в июне 1982 года. Разработка комплекса начата в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина в соответствии с постановлением правительства от 9 августа 1983 года.

Предложение модернизировать двигатели для Р-36М2, обеспечив форсирование тяги и повышенную стойкость к поражающим факторам ядерного взрыва, поступило в КБ Энергомаш, возглавляемое Виталием Радовским, в 1980 году (ныне предприятие возглавляет Борис Каторгин). Техническое предложение по разработке двигателя РД-263Ф вышло в декабре 1980 года. В марте 1982 года выпущен эскизный проект на разработку модернизированного двигателя первой ступени РД-274 (четыре двигательных блока РД-273). Предполагалось повысить давление газов в камере сгорания до 230 атм, увеличить частоту вращения ТНА до 22 500 об/мин. В результате доработки тяга двигателя возросла до 144 тс, удельный импульс тяги у поверхности Земли увеличился до 296 кгс с/кг. Доводочные испытания завершены в мае 1985 года. Серийное производство двигателей было развернуто на Южмаше.

Двигательная установка первой ступени имеет четыре автономных однокамерных ЖРД, выполненных по замкнутой схеме и шарнирно закрепленных на раме. Управление осуществляется отклонением двигателей.

Однокамерный маршевый двигатель второй ступени РД-0225, выполненный по замкнутой схеме, был разработан в 1983-1987 годах в Конструкторском бюро химавтоматики под руководством Александра Конопатова. Рулевой двигатель второй ступени состоит из четырех поворотных камер сгорания и одного ТНА.

Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ ТМ под руководством Бориса Аксютина. Заряды пороховых аккумуляторов давления ракеты разработаны в ФЦДТ "Союз" под руководством Бориса Жукова.

Летно-конструкторские испытания Р- 36М2 с РГЧ 15Ф173 начаты 21 марта 1986 года. При первом пуске произошла авария. В процессе минометного старта не прошла команда на наддув баков первой ступени, двигатель не запустился. Ракета, выйдя из шахты под действием порохового аккумулятора давления, упала обратно в ствол шахты.

Пишет Владимир Степанов, бывший главный конструктор КБ специального машиностроения:

"Летно-конструкторские испытания полны неожиданностей. В апреле 1986 года (вероятно, в марте – прим. авт.) – пуск ракеты РС-20В из шахтной пусковой установки на площадке № 101. Ракета нормально стартует, но только выйдя из ствола шахты, вдруг начинает в нее обратно опускаться… Взрыв 200 тонн топлива ракеты внутри шахты был мощнейшим: 100-тонная защитная крыша улетела как перышко, обломки пусковой установки усеяли округу. На месте пусковой установки образовалась воронка, как кратер после извержения вулкана. Жертв не было".(Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны- ракетчики рассказывают. – М.: ЦИПК, 1996. С. 240).

Старт Р-36М2

Испытания ракеты, оснащенной ГЧ 15Ф173, завершены в марте 1988 года. В сентябре 1989 года завершены летные испытания ракеты, оснащенной "легкой" ГЧ. 11 августа 1988 года постановлением правительства комплекс Р-36М2 с ГЧ 15Ф173 принят на вооружение. 23 августа 1991 года принят на вооружение ракетный комплекс Р-36М2 с головной частью 15Ф175.

В декабре 1988 года комплекс поставлен на боевое дежурство. Первые ракетные полки, имеющие на вооружении Р-36М2, заступили на боевое дежурство под городом Домбаровский Оренбургской области. До 1990 года комплексы поставлены на боевое дежурство в дивизиях, дислоцированных под городами Ужур и Державинск.

Масса полезной нагрузки МБР Р- 36М2 – 8,8 тонны – почти вдвое превышает массу полезной нагрузки американской МБР MX. По сообщениям средств массовой информации, для ракеты Р-36М2 разрабатывались платформы разведения, способные нести до двадцати и до тридцати шести боевых блоков, однако международные договоры накладывают ограничения, в соответствии с которыми число боевых блоков не может быть более десяти. Ракета Р- 36М2 оснащена новым, более совершенным комплексом средств преодоления ПРО и способна прорвать систему СОИ в случае, если эта система будет развернута в США.

"Десять боевых блоков, прикрытые сбрасываемым в полете обтекателем, размещены на специальной раме в два яруса. Двигательная установка разведения представляет собой четырехкамерный ЖРД с поворотными камерами сгорания, которые выдвигаются в рабочее положение в полете". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: РВСН, 1996. С. 217).

Ракета имеет повышенную стойкость к поражающим факторам ядерного взрыва. Конструкторы предусмотрели возможность пуска Р-36М даже после нанесения вероятным противником ядерного удара по позиционному району ракет. Вот что пишет об этом главный конструктор Станислав Ус:

"Ракета была покрыта темным теплозащитным покрытием… Она не только обладала повышенными характеристиками по точности, боеготовности, мощности…, но у нее была и повышенная защищенность от факторов ядерного взрыва. Пусковая установка выдерживала сто килограммов на квадратный сантиметр, ракета преодолевала зону воздушного ядерного взрыва… Как только ракета входила в зону ядерного взрыва, то чувствительные датчики, которые измеряли нейтронное и гамма-излучение – разные факторы взрыва, выключали систему управления. Двигатели работали, но система управления была застабилизирована. Как только ракета выходила из опасной зоны, датчики включали систему управления, она анализировала пройденный путь и выводила ракету на нужную траекторию.,. Чтобы ракете проходить через пылевое облако, образовавшееся после ядерного взрыва, ее и покрывали теплозащитным покрытием. И когда ракета выходила из пусковой установки, особенно в лучах восходящего солнца на фоне голубого неба она выглядела зловещей…" (Владимир Губарев. Южный старт. -М.: Некое, 1998. С. 373-374).

В мае 1986 года изготовление комплексов средств преодоления ПРО ракет Р-36М2 передано смежным организациям России. В июле 1987 года российским предприятиям передано изготовление управляемого боевого блока 15Ф178 ракеты Р-36М2. В апреле 1988 года в Россию передано изготовление ступени разведения ракеты Р-36М2.

Первые полки Р-36М заступили на боевое дежурство в 1975 году. Позже началась их замена комплексами Р-36М УТТХ. Группировка достигла своего апогея в 1983 году, когда количество пусковых установок Р-36М всех модификаций составило 308 единиц. В 1988 году началась замена ранних модификаций на Р-36М2. Общее количество пусковых установок при этом осталось неизменным, что соответствовало советско-американским соглашениям. Комплексы поздних модификаций размещались в ШПУ ОС, разработанных для ракеты Р- 36М.

Дивизии, оснащенные комплексами Р-36М различных модификаций, дислоцированы в позиционных районах под городами:

Карталы Челябинской области (46 ШПУ),

Домбаровский Оренбургской области (64 ШПУ),

Ужур Красноярского края (64 ШПУ), Алейск Алтайского края (30 ШПУ), Державинск в Казахстане (52 ШПУ), Жангизтобе в Казахстане (52 ШПУ). После распада СССР ракетные комплексы, находившиеся в дивизиях под Державинском и Жангизтобе в Казахстане, были сняты с боевого дежурства. В августе-сентябре 1996 года завершено извлечение ракет РС-20 из ШПУ в Казахстане. Ракеты отправлены на утилизацию в Россию.

В 1999 году боевое дежурство в дивизиях российских РВСН, дислоцированных вблизи городов Алейск, Карталы, Домбаровский и Ужур, несли комплексы РС-20, размещенные в 180 ШПУ.

В соответствии с договором СНВ-2, в случае ратификации его российским парламентом, ракеты РС-20 всех модификаций, попадающие в число тяжелых МБР с разделяющимися головными частями, должны быть уничтожены. В любом случае их производство не может быть возобновлено на территории Украины.

"Воевода" Р-36М2. 15А18М (РС- 20В) [SS-18. Satan]

Р-36М2 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Оснащалась РГЧ ИН с десятью боевыми блоками и моноблочной ГЧ. Разработана в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина. Техническое предложение разработано в июне 1979 года. Разработка начата 9 августа 1983 года. ЛКИ проводились с марта 1986 года по март 1988 года. Комплекс принят на вооружение 11 августа 1988 года. Поставлен на боевое дежурство в декабре 1988 года.

Р-36М УТТХ

Р-36М2

Первая ступень оснащена маршевым двигателем РД-274, состоящим из четырех автономных однокамерных двигательных блоков РД-273. Разработан под руководством Валентина Гпушко и Виталия Радовского. Вторая ступень оснащена однокамерным маршевым двигателем РД-0225, выполненным по замкнутой схеме. ЖРД разработан в КБ химавтоматики под руководством Александра Конопатова. Рулевой двигатель второй ступени имеет четыре поворотных камеры сгорания и один ТНА. Компоненты топлива – НДМГ и азотный тетраоксид. Автономная инерциальная система управления разработана под руководством главного конструктора харьков- ского НИИ-692 (НПО "Хартрон") Владимира Сергеева. Унифицированный КП

разработан в ЦКБ ТМ под руководством Бориса Аксютина. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО противника.

Серийное производство ракет развернуто на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске.

Максимальная дальность стрельбы ракеты с РГЧ ИН, км 11 000

Дальность стрельбы ракеты с "легкой" ГЧ, км 15 000

Максимальная стартовая масса, т.. 211

Масса головной части, т.. 8,8

Длина ракеты, м 34,3

Максимальный диаметр корпуса, м …3

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, тс 144

Удельный импульс тяги маршевого двигателя первой ступени у земли, кгс.с/кг 296

Первоначально установленный гарантийный срокхранения – 15 лет.

МР-УР-100. 15А15 (РС-16А)

В 1967 году, после принятия на вооружение комплексов 8К84 и Р-36, конструкторские бюро Михаила Янгеля и Владимира Челомея занялись проработкой проектов модернизации этих комплексов. Предполагалось размещать будущие ракеты в шахтах, которые будут высвобождаться после снятия с боевого дежурства выработавших гарантийный срок ракет 8К84 и Р-36.

Для модернизированных УР-100Н Владимир Челомей предложил использовать традиционный газодинамический (горячий) способ старта. Михаил Янгель предложил использовать минометный (холодный) способ старта.

На сторону Владимира Челомея встали главные конструкторы Владимир Сергеев, Владимир Бармин, Владимир Барышев и Виктор Кузнецов. Их поддерживали министр обороны Андрей Гречко и министр общего машиностроения Сергей Афанасьев. За предложение Михаила Янгеля выступили директор ЦНИИ машиностроения Юрий Мозжорин, заместитель министра общего машиностроения Георгий Тюлин, главные конструкторы Валентин Глушко и Николай Пилюгин. Эту группу поддерживали секретарь ЦК КПСС Дмитрий Устинов и председатель ВПК Леонид Смирнов.

Для решения вопросов была образована комиссия во главе с Президентом АН СССР Мстиславом Келдышем. Комиссии не удалось выработать окончательное решение, и вопрос был вынесен на заседание Политбюро ЦК КПСС, затем на Совет Обороны. Решением проблемы пришлось заняться лично Леониду Брежневу. Итоговое совещание Совета Обороны СССР состоялось 28 августа 1969 года на бывшей даче Сталина неподалеку от Ялты.

Было принято паллиативное решение. Разработка ракеты УР-100Н с газодинамическим стартом поручена коллективу Владимира Челомея. Разработка ракеты МР-УР-100 с минометным стартом поручена коллективу Михаила Янгеля.

Постановление правительства о разработке ракетных комплексов Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н, оснащенных РГЧ ИН, вышло 2 сентября 1969 года. Главным конструктором ракеты МР-УР-100 был назначен Владимир Уткин. Ракета, оснащенная четырьмя боевыми блоками, должна была иметь массу и габариты, близкие к моноблочной 8К84, и размещаться в шахтах этих ракет, созданных в ГСКБ Спецмаш'под руководством Владимира Бармина. ШПУ СМ-СП-30 ракеты МР-УР-100 разработана в Ленинградском КБ Спецмаш под руководством Алексея Уткина и Б.Г.Бочкова.

В августе 1970 года Совет обороны СССР одобрил предложение КБ "Южное" о модернизации ракетных комплексов и создании МР-УР-100 с последующим размещением в ШПУ повышенной защищенности. В сентябре 1970 года вышел приказ MOM о разработке комплекса с МБР условно легкого класса МР- УР-100.

Вот что пишет о роли МБР легкого класса ведущий конструктор КБ "Южное" Станислав Ус:

"Параллельно в КБ (КБ "Южное" – прим. авт.) шли ракеты "легкого класса", тоже жидкостные – 15К15. Они также были оснащены разделяющимися головными частями. Но дальность у них средняя. Подобные ракеты создавались и в КБ Челомея. Таким образом, существовала конкуренция, точнее – конкурсность. Как всегда, шла борьба… Но тем не менее обе ракеты были приняты на вооружение, поставлены на боевое дежурство. Вместе "легкие" и "тяжелые" ракеты перекрывали все зоны ядерного поражения земного шара… Мы могли стрелять по морским целям, по промышленным целям, по портам, по ракетным полигонам, по зонам боевого дежурства американских ракет…" (Владимир Губарев. Южный старт. -М.: Некое, 1998. С. 371). Бросковые испытания ракеты с целью отработки минометного старта начаты в январе 1971 года. Летно-конструкторские испытания комплекса МР- УР-100 начаты на полигоне Байконур 26 декабря 1972 года. Испытания были завершены 17 декабря 1974 года.

В октябре 1974 года вышло постановление о сокращении типов боевого оснащения комплексов Р-36М и МР-УР- 100. В 1973 году Южный машиностроительный завод развернул серийное производство ракет. 30 декабря 1975 года комплекс МР-УР-100 принят на вооружение в варианте, оснащенном РГЧ ИН с четырьмя боевыми блоками, а также в моноблочном варианте.

Первые полки, дислоцированные вблизи поселка Выползово Калининской области, заступили на боевое дежурство 6 мая 1975 года. Размещавшиеся здесь ранее МБР УР-100 были сняты с боевого дежурства.

Как и Р-36М, МР-УР-100 была первой шахтной МБР так называемого холодного или минометного старта. Маршевый двигатель первой ступени запускался в воздухе, после того как ракета выходила из шахты под действием избыточного давления, создаваемого пороховым аккумулятором давления.

Ракета оснащена маршевым однокамерным неподвижно установленным двигателем первой ступени РД-268, выполненным по замкнутой схеме. Двигатель разработан в КБ Энергомаш под руководством Валентина Глушко.

МБР МР-УР-100

"Для ракеты МР-УР-100 был предложен двигатель РД-268, являющийся форсированным по тяге вариантом двигателя РД-263: тяга у земли -117 тс, давление в камере сгорания – 230 атм, удельный импульс тяги у земли 296 кгс.с/кг". (Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 571). Эскизный проект двигателя был выполнен в 1970 году. Первое огневое испытание двигателя произведено в марте 1971 года. Первая ступень оснащена также рулевым двигателем с четырьмя поворотными камерами сгорания.

С апреля по ноябрь 1977 года на стенде филиала Пермского моторостроительного завода имени Я.М.Свердлова была проведена доработка двигателя РД-268 с целью устранения причин выявленных высокочастотных колебаний при запуске. Последнее стендовое испытание проведено 19 августа 1980 года. Серийное производство двигателей РД- 268 осуществлялось на Опытном заводе КБ Энергомаш.

Двигатель второй ступени – однокамерный, неподвижно установленный 15Д169 – разработан в КБ-4 КБ "Южное" под руководством главного конструктора Ивана Иванова. Это – модернизированный ЖРД 15Д12, который в свое время был установлен на второй ступени комбинированной ракеты РТ-20П. Управление второй ступенью обеспечивается вдувом газа в закритическую часть сопла ЖРД и четырьмя рулевыми соплами.

Для ступени разведения боевых блоков использованы РДТТ конструкции КБ "Южное". Первоначально было три боевых блока, затем удалось увеличить их количество до четырех.

КБТМ в 1970-1971 годах разработаны проекты двух наземных стартовых комплексов для обеспечения бросковых испытаний МБР Р-36М и МР-УР-100 на площадке № 67 полигона Байконур. Для этих целей использовалось основное оборудование комплекса 8П867. Мон- тажно-испытательный корпус построен на площадке № 42. В 1971 году с комплекса в рамках программы бросковых испытаний было проведено пять пусков ракет МР-УР-100.

Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Ак- сютина. Автономная инерциальная система управления разработана в НПО АП под руководством Николая Пилюгина.

Шахтная пусковая установка разработана в Ленинградском КБ специального машиностроения под руководством Алексея Уткина. Гироскопические приборы разработаны в НИИ прикладной механики под руководством Виктора Кузнецова. Твердотопливные заряды пороховых аккумуляторов давления разработаны под руководством главного конструктора ЛНПО "Союз" Бориса Жукова. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО, разработанным в ЦНИРТИ.

На вооружении полка находилось 10 ШПУ и командный пункт. Максимальное количество пусковых установок МР-УР- 100, находившихся на вооружении, не превышало 150 единиц. В 1982 году началось сокращение ракет и их замена на МР-УР-100 УТТХ. К 1984 году последние МР-УР-100 были сняты с боевого дежурства.

MP- УР-100. 15А15 (PC-16 А) [SS-17. Spanker]

МР-УР-100 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Оснащалась РГЧ ИН с четырьмя боевыми блоками и моноблочной ГЧ. Создана в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля и Владимира Уткина. Разработка проекта начата в 1967 году. Постановление правительства вышло 2 сентября 1969 года. Летно-конструктор- ские испытания проводились с 26 декабря 1972 года по 17 декабря 1974 года на полигоне Байконур. Комплекс принят на вооружение 30 декабря 1975 года. Поставлен на боевое дежурство 6 мая 1975 года.

Пусковая установка спроектирована в Ленинградском КБ специального машиностроения под руководством Алексея Уткина. Способ старта – минометный. Унифицированный КП повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина. Первая ступень оснащена маршевым однокамерным неподвижно установленным ЖРД РД-268, выполненным по замкнутой схеме. Рулевой двигатель имеет четыре поворотных камеры сгорания. Маршевый ЖРД первой ступени создан в КБ Энергомаш под руководством Валентина Глушко. Вторая ступень оснащена однокамерным неподвижно установленным двигателем 15Д169, разработанным в КБ-4 КБ "Южное" под руководством Ивана Иванова. Управление второй ступенью обеспечивается вдувом газа в закритическую часть сопла и четырьмя рулевыми соплами. Компоненты топлива – НДМГ и азотный тетраоксид. Разведение боевых блоков осуществляется с помощью твердотопливного ракетного двигателя. Система управления автономная, инерциальная. Разработана в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Гироскопические приборы разработаны в НИИ прикладной механики под руководством Виктора Кузнецова. Твердотопливные заряды пороховых аккумуляторов давления созда – ны под руководством главного конструктора ЛНПО "Союз" Бориса Жукова. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО, разработанным в ЦНИРТИ. Для ракетных комплексов МР-УР-100, Р-36М и УР-100Н Ленинградским НПО "Импульс" была разработана унифицированная автоматизированная система боевого управления.

Серийное производство ракет развернуто на Южном машиностроительном заводе в 1973 году.

Максимальная дальность стрельбы ракеты с РГЧ ИН, км 10 200

Максимальная дальность стрельбы ракеты с моноблочной ГЧ, км 70 300

Максимальная стартовая масса, т 71

Масса головной части, т. 2,5

Длина ракеты, м 21

Максимальный диаметр корпуса первой ступени, м 2,25

Максимальный диаметр корпуса второй ступени, м 2,1

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, с 117

Удельный импульс тяги двигателя первой ступени у земли, кгс.с/кг 296

Первоначально установленный гарантийный срок, лет 10

МР-УР- 100 УТТХ. 15А16 (PC- 16Б)

Разработка МБР МР-УР-100 с улучшенными тактико-техническими характеристиками начата в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина в соответствии с постановлением правительства от 16 августа 1976 года. Эскизный проект разработан в декабре 1976 года. Первый испытательный пуск на полигоне Байконур состоялся 25 октября 1977 года. В ноябре 1979 года завершены испытания комплекса МР-УР-100 УТТХ с головной частью 15Ф161. 15 декабря 1979 года испытания в целом были успешно завершены.

17 октября 1978 года комплекс МР- УР-100 УТТХ поставлен на боевое дежурство. 17 декабря 1980 года комплекс был принят на вооружение. Ракета была оснащена усовершенствованной системой управления, обладающей повышенной надежностью. В модернизированной головной части были размещены ядерные боезаряды увеличенной мощности. Улучшены динамические характеристики. Возросла точность стрельбы.

Количество пусковых установок МБР МР-УР-100 всех модификаций не превышало 150 единиц. Все ракетные комплексы были на вооружении двух дивизий, дислоцированных под Костромой и Выползово Тверской области.

В 1994 году последние комплексы МР-УР-100 УТТХ сняты с вооружения. Ракетная дивизия, дислоцированная под Выползово, приняла на вооружение комплексы "Тополь". В ракетной дивизии, дислоцированной под Костромой, заступили на боевое дежурство боевые же лезнодорожные ракетные комплексы

МР-УР-100 УТТХ. 15А16 (PC-16Б) [SS-17. Spanker]

МР-УР-100 УТТХ – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Оснащалась РГЧ ИН с четырьмя боевыми блоками и моноблочной ГЧ. Разработана в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина. Разработка начата 16 августа 1976 года. Летно-конструкторские испытания проводились с 25 октября 1977 года по 15 декабря 1979 года на полигоне Байконур. Комплекс поставлен на боевое дежурство 17 октября 1978 года. Принят на вооружение 17 декабря 1980 года.

Основныехарактеристики ракеты МР- УР- 100 УТТХ аналогичны характеристикам МР-УР-100.

УР-100Н. 15А30 (РС-18А)

Постановление правительства о разработке ракетных комплексов Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н, оснащенных РГЧ ИН, вышло 2 сентября 1969 года. МБР УР-100Н разработана в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея и в филевском Филиале № 1 ЦКБМ, возглавляемом Виктором Бугайским.

Разработка проекта ракеты, оснащенной РГЧ ИН с шестью боевыми блоками, начата в 1967 году (по другим данным, проект модернизации ракеты УР- 100 был впервые предложен Челомеем в 1968 году). Постановление правительства о создании УР-100Н с размещением в ШПУ ОС повышенной защищенности вышло 19 августа 1970 года.

"Концепция Челомея основывалась на необходимости иметь на боевом дежурстве большое количество относительно дешевых в изготовлении и простых в эксплуатации ракет среднего класса УР- 100Н. Главный мотив – количество через дешевизну, которая обеспечивается простотой конструкции ракеты и пусковой установки. Эффективность такого подхода объяснялась тем, что в этом случае вероятный противник при нанесении опережающего удара не сможет подавить многочисленные пусковые установки (шахты), а при ответном массированном ударе противоракетная оборона противника не справится с обрушившимися на нее многочисленными боеголовками. При кажущейся внешней простоте концепция Челомея имела глубокую проработку с учетом военной доктрины вероятного противника и экономического положения СССР".(Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Глушко. – М.: Машиностроение, 1998. С. 568).

Из книги "Государственный космический научно-производственный центр имени М.В.Хруничева":

"Новый комплекс являлся дальнейшим качественным развитием комплексов семейства "соток" и обладал существенно более высокими тактико-техническими и эксплуатационными характеристиками. Наряду с принципиальным новшеством – применением разделяющейся головной части индивидуального наведения на цели

– впервые использовалась бортовая вычислительная машина. ТПК с ракетой был подвешен в ШПУ на системе амортизации, что наряду с усиленным шахтным сооружением обеспечило высокую защищенность комплекса от поражающих факторов ЯВ. Комплекс отличался повышенной живучестью и высокой боевой эффективностью в сравнении с комплексами второго поколения".

(Государственный космический научно-производственный центр имени М.В.Хруничева. 80 лет. – М.: Военный парад, 1996. С. 64).

Для МБР УР-100Н в Конструкторском бюро химической автоматики под руководством главного конструктора Александра Конопатова разработан комплекс двигателей всех ступеней. Для первой ступени были созданы однокамерные маршевые двигатели РД-0233 и РД-0234, выполненные по замкнутой схеме. Их энергетические показатели были существенно улучшены за счет значительного повышения давления в камере сгорания. ДУ первой ступени состоит из четырех поворотных однокамерных ЖРД.

Для второй ступени созданы двигатели РД-0235, выполненные по замкнутой схеме, и РД-0236, выполненный по открытой схеме. Маршевый однокамерный двигатель неподвижно закреплен на корпусе второй ступени. Управление осуществляется с помощью рулевого двигателя с четырьмя поворотными камерами сгорания.

Для боевой ступени разведения боевых блоков в КБ химавтоматики под руководством Александра Конопатова разработан двигатель РД-0237 с вытес- нительной системой подачи топлива.

В систему разделения ступеней и отделения боевой части входят тормозные пороховые ракетные двигатели, разработанные в КБ-2 завода № 81 под руководством Ивана Картукова.

ШПУ ОС повышенной и высокой защищенности разработаны в Филиале № 2 ЦКБМ под руководством Владимира Барышева. Защитное устройство для ШПУ было разработано под руководством главного конструктора Центрального КБ тяжелого машиностроения Бориса Аксютина. Система управления разработана в харьковском НИИ-692 под руководством Владимира Сергеева. Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина. Ядерные боезаряды МБР УР-100Н разработаны в НИИ-1011 (ныне Российский федеральный ядерный центр – ВНИИ технической физики, г. Снежинск Челябинской области). Научные руководители работы – Е.Н.Забабахин, главные конструкторы – Б.В.Литвинов, А.Д.Заха- ренков, О.Н.Тиханэ.

9 апреля 1973 года состоялся первый испытательный пуск ракеты на полигоне Байконур. Испытания ракеты были завершены в октябре 1975 года после проведения 25 пусков. 30 декабря 1975 года комплекс УР-100Н принят на вооружение.

26 апреля 1975 года первый полк боевых ракетных комплексов с МБР УР- 100Н Нижнеднепровской дивизии был поставлен на боевое дежурство неподалеку от города Первомайска на Украине. 18 декабря 1976 года приступил к боевому дежурству возле города Тати- щево Саратовской области ракетный полк УР-100Н в ШПУ повышенной защищенности. 6 ноября 1979 года приступил к боевому дежурству полк с усовершенствованными МБР УР-100Н под городом Хмельницким на Украине.

УР-100Н первоначально размещались в ШПУ повышенной защищенности, разработанных Филиалом № 2 ЦКБ машиностроения(ныне – ГНИП "ОКБ Вымпел"), возглавляемым Владимиром Барышевым. Позже все имеющиеся шахты повышенной защищенности были переоборудованы в шахты высокой защищенности, разработанные этим же предприятием под руководством Владимира Барышева. Всего было построено 360 шахтных пусковых установок высокой защищенности (ШПУ ВЗ). Они размещались в позиционных районах дивизий, дислоцированных под городами Пер- вомайск (90 ШПУ ОС), Хмельницкий (90 ШПУ ОС), Татищеве (110 ШПУ ОС) и Козельск (70 ШПУ ОС).

МБР УР-100Н

Серийное производство МБР УР- 100Н было развернуто в 1974 году на Московском Маши- ностроительном заводе имени М.Хруничева. Выпуск маршевых двигателей первой ступени был освоен Воронежским механическим заводом и филиалом Пермского моторостроительного завода имени Я.М.Свердлова. Маршевые двигатели второй ступени и рулевые двигатели выпускались Ленинградским машиностроительным производственным объединением "Красный Октябрь". Двигатели блока разведения изготовлял Усть-Катавский вагоностроительный завод. Компоненты системы управления собирали на Киевском радиозаводе, заводе имени Тараса Шевченко и Харьковском НПО "Хартрон". Блок разведения боеголовок и система управления производились в Оренбургском производственном объединении "Стрела".

Весь период эксплуатации в войсках ракета находится в заправленном состоянии в транспортно-пусковом контейнере, который обеспечивает температурный режим. Заправка компонентами топлива производится в шахте. Приборы системы управления и двигатель разведения боевой ступени размещены в головной части ракеты. Шесть боевых блоков размещены на специальной платформе. Боевой стартовый комплекс УР- 100Н включает 10 ракет в ШПУ ОС, командный пункт и ремонтно-техническую базу.

26 октября 1977 года на полигоне Байконур начались испытания модификации ракеты УР-100Н. Завершились испытания 26 июня 1979 года, после чего 5 ноября 1979 года модернизированная ракета была принята на вооружение.

К 1985 году ракеты УР-100Н заменены ракетами УР-100Н УТТХ.

Всего за период разработки и эксплуатации проведено 68 пусков МБР УР- 100Н. Из них 42 летных пуска с различными вариантами боевого оснащения, 16 пусков защиты партии и 10 прочих пусков.

УР-100Н. 15А30 (РС-18А) [SS-19. Stilleto]

УР- 100Н – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Оснащена РГЧ ИН с шестью боевыми блоками. Разработана в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея и в Филиале № 1 ЦКБМ под руководством Виктора Бугайского. Разработка начата 2 сентября 1969 года. Испытания проводились на полигоне Байконур с 9 апреля 1973 года по октябрь 1975 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 26 апреля 1975 года. Принят на вооружение 30 декабря 1975 года.

Стартовый комплекс ШПУ ОС разработан в Филиале № 2 ЦКБМ (ГНИП "ОКБ Вымпел") под руководством Владимира Барышева. Способ старта – газодинамический. Первая ступень оснащалась четырьмя маршевыми однокамерными поворотными ЖРД РД-0233 и РД-0234. Двигатели выполнены по замкнутой схеме. Для второй ступени были созданы маршевые однокамерные ЖРД: РД-0235, выполненный по замкнутой схеме, и РД- 0236, выполненный по открытой схеме. Маршевый двигатель второй ступени устанавливается неподвижно. Маршевые ЖРД первой и второй ступеней и ЖРД боевой ступени разработаны в КБхимав- томатики под руководством Александра Конопатова. Управление второй ступенью осуществляется с помощью рулевого двигателя с четырьмя поворотными камерами сгорания. Компоненты топлива – НДМГ и азотный тетраоксид. Тормозные двигатели разработаны в КБ- 2 завода №81 (МКБ "Искра") под руководством Ивана Картукова. Автономная инерциальная система управления разработана в Харьковском НИИ-692 (НПО "Хартрон") под руководством Владимира Сергеева.

Серийное производство ракет развернуто в 1974 году на Московском Машиностроительном заводе имени М.В.Хруничева.

ШПУ УР-100Н

Максимальная дальность стрельбы, км 10 000

Длина ракеты, м 24,3

Максимальный диаметр корпуса, м 2,5

Стартовая масса, т 105,6

Масса головной части, кг 4350

УР-100Н УТТХ. 15А35 (РС-18Б)

Постановление правительства о разработке ракетного комплекса УР-100Н с улучшенными тактико-техническими характеристиками вышло 16 августа 1976 года. МБР УР-100Н УТТХ разработана в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея и в филевском Филиале № 1 ЦКБМ, возглавляемом Виктором Бугайским.

В связи с увеличением точности американских межконтинентальных баллистических ракет требовалось повысить степень защищенности шахтных пусковых установок, а также применить новый комплекс средств преодоления противоракетной обороны противника.

Серия испытательных пусков УР-100Н УТТХ проводилась с декабря 1977 по июнь 1979 года на полигоне Байконур. 17 декабря 1980 года комплекс был принят на вооружение. В январе 1981 года первые полки УР-100Н УТТХ заступили на боевое дежурство. Всего было поставлено на боевое дежурство 360 ШПУ МБР УР-100Н УТТХ.

После смерти Владимира Челомея, в декабре 1984 года НПО машиностроения возглавил Герберт Ефремов.

ГЕРБЕРТ ЕФРЕМОВ пришел в ОКБ- 52 в 1956 году после окончания Ленинградского воєнно – механического института. Работал инженером, старшим инженером, заместителем начальника отдела, заместителем начальника конструкторского бюро. С 1964 года он – начальник конструкторского бюро ОКБ-52 Министерства общего машиностроения, а с 1971 года – заместитель главного конструктора ЦКБ машиностроения. С 1983 года он занимает должность заместителя генерального конструктора предприятия, одновременно являясь главным конструктором комплексов.

В декабре 1984 года Герберт Ефремов назначен генеральным конструктором НПО машиностроения Министерства общего машиностроения. В 1963 году ему присвоено звание Героя Социалистического Труда. Он – лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, профессор. В настоящее время Герберт Александрович Ефремов является генеральным директором и генеральным конструктором – начальником ЦКБ машиностроения Научно – производственного объединения машиностроения.

Серийное производство ракет УР- 100Н УТТХ на Московском Машиностроительном заводе имени М.Хруничева продолжалось до 1985 года. Это была последняя МБР, выпускавшаяся на предприятии. После этого машиностроительный завод имени М.В.Хруничева полностью перешел на выпуск космической техники.

Пуск УР-100Н

УР- 100Н на транспортере

Часть ракет УР-100Н УТТХ первоначально размещалась в ШПУ повышенной защищенности, разработанных Филиалом № 2 ЦКБ машиностроения (ныне – ГНИП "ОКБ Вымпел"), возглавляемым Владимиром Барышевым. Часть ракет размещалась в ШПУ высокой защищенности. После переоборудования всех 360 ШПУ повышенной защищенности в ШПУ высокой защищенности все УР-100Н УТТХ размещаются только в ШПУ высокой защищенности.

Ракета имеет новую систему управления, которая была разработана в харьковском НИИ-692 под руководством Владимира Сергеева. Система управления имеет шесть полетных заданий. Перед стартом одно из заданий передается в бортовую систему управления.

К 1984 году в ракетных дивизиях под Татищево Саратовской области (110 ШПУ), Козельском Калужской области (70 ШПУ), Первомайском (90 ШПУ) и Хмельницким (90 ШПУ) на Украине были поставлены на дежурство ракетные комплексы УР-100Н всех модификаций. В 1988-1990 годах в ракетных дивизиях, дислоцированных под городами Первомайск и Татищево, поставлены на боевое дежурство последние модификации МБР УР-100Н УТТХ.

Учебно-боевые пуски ракет проводились с позиционного района дивизии, дислоцированной под Татищево. Позже решено было все пуски проводить только с полигона Байконур, так как траектории полетов ракет пролегали над населенными пунктами.

До 1999 года проведен 81 пуск УР- 100Н УТТХ. Из них 27 летных пусков, 25 пусков защиты партии и 29 прочих пусков.

В ходе регулярно проводимых учебно-боевых пусков МБР УР-100Н УТТХ проводятся исследования, по результатам которых осуществляется продление гарантийного ресурса. В ноябре 1994 года был проведен учебно-боевой пуск ракеты, простоявшей на боевом дежурстве более 18 лет. 10 июня 1997 года с полигона Байконур стартовала ракета, находившаяся 20 лет на боевом дежурстве в дивизии, дислоцированной под Козельском. Результаты испытаний подтвердили высокую надежность ракетного комплекса и возможность продления срока эксплуатации на несколько лет. Последний по времени испытательный пуск УР-100Н УТТХ на полигоне Байконур проведен 7 октября 1998 года. Ракета находилась на боевом дежурстве 22 года.

О ракете рассказал мне начальник отдела НПО машиностроения Леонид Шелепин:

"Конструкция PC-18 очень надежная. В 1999 году планируется довести срок эксплуатации до двадцати пяти лет. В перспективе этот срок

может быть продлен до тридцати лет. Гарантийный надзор за эксплуатацией успешный. Сейчас малые регламентные работы проводятся раз в три месяца, большие регламентные работы – раз в три года".

Учитывая намерение коллектива НПО машиностроения довести срок гарантийной эксплуатации ракеты до 25 лет, ее боевое дежурство может продолжаться до 2010 года.

На момент распада СССР на вооружении дивизий 43-й ракетной армии, дислоцированных под городами Хмельницкий и Первомайск на Украине, находились 130 ШПУ МБР РС-18. В соответствии с международными соглашениями, все ядерные боеголовки ракет были вывезены на территорию Российской Федерации. Уничтожение оставшихся на Украине ракет начато 29 августа 1996 года. В феврале 1999 году уничтожена последняя ракета РС-18, из числа находившихся на Украине. Шахтные пусковые установки ликвидировались. По состоянию на сентябрь 1998 года на Украине ликвидировано 120 ШПУ РС-18.

В 1999 году на боевом дежурстве РВСН Российской Федерации находились ракеты РС-18, размещенные в 160 ШПУ ВЗ. Дивизии дислоцированы под городами Татищево (90 ПУ) и Козельск (70 ПУ).

Всего на вооружении российских РВСН находится 180 ШПУ высокой защищенности. 70 из них размещены под городом Козельском (УР-100Н УТТХ), 110 размещены под городом Татищево (90 ШПУУР-100Н УТТХ, 10 ШПУ РТ-23,10 ШПУ "Тополь-М").

На базе МБР РС-18 в ГКНПЦ имени М.В.Хруничева разрабатывается конверсионная космическая ракета-носитель "Рокот", запуски которой могут проводиться с космодромов Плесецк и Байконур. В НПО машиностроения разрабатывается конверсионная космическая ракета-носитель "Стрела", запуски которой можно будет проводить из универсальных ШПУ космодрома Свободный.

"Периметр" 15А11

Разработка эскизного проекта командной ракеты системы "Периметр" начата в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина в соответствии с постановлением правительства от 30 августа 1974 года. В декабре 1975 года был разработан эскизный проект ракеты.

В декабре 1977 года был разработан эскизный проект командной ракеты 15А11 с головной частью 15Б99 системы "Периметр". В декабре 1979 года проведены первые пуски ракет 15А11 для отработки и выдачи команд запуска ракет в особый период. В марте 1982 года летно-конструкторские испытания ракеты были завершены.

РВСН И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЯ В 1980-е – 1990-е ГОДЫ

По мнению ученых, конструкторов, работников промышленности и военных, ВПК Советского Союза в период руководства Леонида Брежнева развивался особенно быстрыми темпами. В этот период были разработаны, внедрены в производство и приняты на вооружение стратегические комплексы с межконтинентальными баллистическими ракета ми, оснащенными РГЧ ИН, созданы уникальные, не имеющие аналогов в мире мобильные грунтовой и железнодорожный ракетные комплексы и многое другое. 18 июня 1979 года Леонид Брежнев и Джимми Картер подписали Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2). Каждая сторона могла иметь не более 2 250 стратегических носителей (МБР, БРПЛ и стратегических бомбардировщиков).

Договор предусматривал сокращение ракет-носителей с разделяющимися головными частями индивидуального наведения и бомбардировщиков, оснащенных крылатыми ракетами, до 1 320 единиц для каждой стороны. Договор запрещал строительство новых стационарных и создание мобильных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет и разрешал проведение летных испытаний и развертывание только одного нового типа легких МБР с количеством боеголовок, не превышающим 10 единиц. Конгресс США отказался ратифицировать этот договор, хотя он был ратифицирован Верховным Советом СССР. Однако реально стороны соблюдали основные положения договора ОСВ-2.

После того как Советский Союз снял с вооружения и ликвидировал 210 ШПУ Р-9А и Р-16У, количество шахтных пусковых установок сохранялось на уровне 1398 единиц. С 1978 года все они были оснащены тремя типами ракет раннего поколения УР-100 различных модификаций, Р-36, РТ-2П и тремя типами новых ракет Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н.

К 1986 году СССР имел на вооружении пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет, часть из которых была оснащена моноблочными ракетами УР-100 различных модификаций, РТ-2П, "Тополь", часть – ракетами с РГЧ ИН Р-36М, МР-УР-100, УР-100Н.

К 1988 году двадцать восемь ракетных соединений РВСН, имеющих на вооружении боевые ракетные комплексы МБР в ШПУ, а также на железнодорожных и грунтовых пусковых установках дислоцировались неподалеку от городов и населенных пунктов:

Алейск Алтайского края (ШПУ Р-36М), Барнаул (ПУ "Тополь"),

Бершеть Пермской области (ШПУ УР- 100),

Верхняя Сапда (Нижний Тагил) Свердловской области (ПУ "Тополь"),

Выползово (Бологое) Тверской области (ШПУ МР-УР-100, ПУ "Тополь"),

Гладкая Красноярского края (ШПУ УР-100),

Домбаровский Оренбургской области (ШПУ Р-36М),

Дровяная Читинской области (ШПУ УР-100),

Иркутск (ПУ "Тополь"),

Йошкар-Ола Марийской АССР (ШПУ РТ-2П, ПУ "Тополь"),

Канск Красноярского края (ПУ "Тополь"),

Карталы Челябинской области (ШПУ Р-36М),

Козельск Калужской области (ШПУ УР-100 и УР-100Н),

Кострома (ШПУ МР-УР-100, ПУ РТ-23), Новосибирск (ПУ "Тополь"),

Ясная (Оловянная) Читинской области (ШПУ УР-100),

Свободный Амурской области (ШПУ УР-100),

Татищево Саратовской области (ШПУ УР-100Н),

Тейково Ивановской области (ШПУ УР-100, ПУ "Тополь"),

Ужур Красноярского края (ШПУ Р- 36М),

Юрья Кировской области (ПУ "Тополь"),

Лида, Белоруссия (ПУ "Тополь"),

Мозырь, Белоруссия (ПУ "Тополь"),

Поставы, Белоруссия (ПУ "Тополь"),

Державинск, Казахстан (ШПУ Р-36М),

Жангизтобе, Казахстан (ШПУ Р-36М), Первомайск,

Украина (ШПУ УР-100Н, ПУ РТ-23),

Хмельницкий, Украина (ШПУ УР- 100Н).

В апреле 1972 года заместителем министра обороны СССР – главнокомандующим РВСН назначен Главный маршал артиллерии Владимир Толубко. На этом посту он находился до 1985 года.

ВЛАДИМИР ТОЛУБКО родился в 1914 году. С 1933 года – помощник командира взвода, с 1934 года – командир танка, с 1937 года – командир танкового взвода и взвода разведки. В августе 1941 года Владимир Толубко назначен начальником отделения штаба соединения, а в октябре этого же года – начальником штаба 21-й танковой армии. После лечения ранения с февраля 1943 года он преподавал тактику в Военной академии бронетанковых и механизированных войск. С апреля 1944 года – вновь на фронте: начальник оперативного отделения штаба 4-го гвардейского механизированного корпуса, начальник оперативного отдела штаба 3-й гвардейской танковой армии. В сентябре 1946 года назначен начальником штаба 4-й гвардейской мотострелковой дивизии. В марте 1951 года, после окончания Военной академии Генерального штаба, назначен командиром 19-й гвардейской механизированной дивизии. С сентября 1956 года Толубко – начальник управления боевой подготовки Группы советских войск в Германии. С апреля 1957 года – командующий 8-й гвардейской танковой армией, с марта 1960 года – первый заместитель главнокомандующего Ракетными войсками. Владимир Толубко – Герой Социалистического Труда. Скончался в 1989 году.

С 1985 по 1992 год Ракетными войсками стратегического назначения командовал генерал армии Юрий Максимов.

ЮРИЙ МАКСИМОВ родился в 1924 году. В годы Великой Отечественной войны – командир пулеметного взвода, роты. После войны был на штабных и командных должностях Советской Армии. С 1957 года – командир полка, дивизии. В 1969 году назначен первым заместителем командующего общевойсковой армией. С 1973 – первый заместитель командующего, с 1979 года – командующий войсками Туркестанского военного округа. В сентябре 1984 года назначен главнокомандующим войсками южного направления. Юрий Максимов – Герой Советского Союза.

В 1974 году было образовано Научно-производственное объединение "Энергия". Коллектив НПО "Энергия" под руководством Валентина Глушко приступил к разработке универсальной космической ракеты-носителя "Энергия".

Во второй половине 1980-х годов в СССР продолжали разработку межконтинентальных баллистических ракет три головные организации: КБ "Южное" в Днепропетровске, возглавляемое Владимиром Уткиным, НПО машиностроения в Реутове, возглавляемое Гербертом Ефремовым и Московский институт теплотехники, возглавляемый Борисом Лагутиным.

В 1970-е – 1980-е годы выпуск боевой ракетной техники обеспечивали несколько сот предприятий промышленности. Окончательную сборку межконтинентальных баллистических ракет вели семь крупнейших машиностроительных объединений. МБР Р-36М, МР- УР-100 и их модификации выпускало Производственное объединение "Южный машиностроительный завод" в Днепропетровске, УР-100, УР-100Н и их модификации – Московский Машиностроительный завод имени М.В.Хруничева, РС-12М – Боткинский завод, РТ-23 – Павлоградский механический завод ПО "Южмаш". Серийное производство МБР УР-100 было также налажено в Омском производственном объединении "Полет" и Оренбургском производственном объединении "Стрела". Серийный выпуск МБР РТ-2П вел Пермский завод химического оборудования (до этого сборка ракет РТ-2 велась на Пермском машиностроительном заводе имени В.И.Ленина).

В течение 1982 года СССР осуществил около 150 испытательных и учебно-боевых пусков МБР. В конце 1980-х годов промышленность страны

выпускала свыше двухсот пятидесяти боевых ракетных комплексов МБР ежегодно. Около половины из них производило НПО "Южное". В США разрабатывались межконтинентальные баллистические ракеты MX в шахтном стационарном и железнодорожном мобильном вариантах и "Мид- житмен" в шахтном и мобильном грунтовом вариантах. На вооружение была принята только шахтная МБР MX. В конце 1970-х годов в США были разработаны модифицированные твердые топлива, обладающие по сравнению со сме- севыми топливами большей эффективностью. Модифицированное двухосновное твердое топливо типа NEPE (нитро- лан) используется в двигателе третьей ступени МБР MX.

Решение о разработке новой ракеты было принято президентом США Джимми Картером в июне 1979 года. Предполагалось, что ракета будет оснащаться РГЧ ИН с десятью боевыми блоками и иметь стартовую массу около девяносто тонн. Программа получила название MX, ракете был присвоен индекс LGM-118A "Пискипер". Головным разработчиком стала фирма "Мартин-Мариэтта". В СССР за ракетой укрепилось название MX. В 1986 году после завершения испытаний ракета в ШПУ была принята на вооружение. В 1988 году Соединенные Штаты развернули группировку, состоящую из пятидесяти МБР MX.

В начале 1981 года появились первые сведения о разработке американской малогабаритной МБР, которая позже получила название "Миджитмен". Программа "Миджитмен" MGM-134A после проработки ряда вариантов была развернута в 1983 году. Головной организации – фирме "Мартин-Мариэтта" – предстояло создать ракету для шахтных пусковых установок и для мобильных комплексов, оснащенную моноблочной ядерной головной частью, обладающую дальностью полета свыше 10 000 км. При этом новая МБР должна была иметь стартовую массу не более 15-17 тонн.

Проект американской МБР для мобильных грунтовых комплексов отличался от советского. Предполагалось не монтировать пусковую установку на ракетовоз, а возить ракету сзади тягача на тележке. Полуприцеп с пусковой установкой имел высокопрочную защитную крышу, которая закрывала ракету. На огневой позиции полуприцеп опускался на грунт, крыша частично уходила в землю. Такая конструкция могла выдержать воздействие мощной ударной волны произошедшего неподалеку ядерного взрыва. Американцы произвели один испытательный пуск ракеты. В 1990 году по указанию президента Рональда Рейгана все работы по программе "Миджитмен" прекращены.

В 1989 году в США разрабатывался проект железнодорожного мобильного комплекса с ракетой MX. Следует сказать, что первые экспериментальные пуски МБР "Минитмен" с железнодорожной платформы в США провели еще в 1960-е годы, а в 1970-е годы испытан самолетный вариант ракеты. Испытания железнодорожного варианта MX были наиболее успешными, они продолжались два года. Программа предусматривала развертывание 50 железнодорожных МБР MX к 1994 году. Однако подписание договора СНВ-1 остановило ее осуществление. Железнодорожный комплекс не был принят на вооружение, хотя результаты испытаний позволяли определенно говорить о достижении высоких результатов в создании нового оружия.

Разрабатывались в США и другие варианты базирования МБР MX. Некоторое время американцы изучали вариант комплекса, который мог бы передвигаться по рельсам в закрытой траншее. Разработка была прекращена после того, как выяснилось, что комплекс в траншее можно обнаружить с помощью новых типов магнитометров, размещаемых на космических разведывательных аппаратах.

Рассматривался вопрос о создании MX с большим количеством укрытий. Предполагалось разместить на авиабазе Уоррен значительное число шахт, а вокруг каждой шахты с боевой ракетой построить 14 ложных шахт. Эти проекты не были реализованы.

1990-е годы останутся в истории благодаря событиям исключительной важности. Распался Союз Советских Социалистических Республик. Прекратила существование организация Варшавского договора. Независимыми государствами стали Россия и четырнадцать бывших республик СССР. Чехия, Венгрия и Польша – бывшие члены организации Варшавского договора – стали членами НАТО. После распада СССР и Варшавского договора возможность обеспечения безопасности России с помощью обычных средств вооруженной борьбы снизилась. В связи с этим значительно возросла роль ядерных стратегических сил сдерживания.

За пределами России к моменту распада СССР находились 90 ШПУ РС-18 под городом Хмельницкий на Украине, 40 ШПУ РС-18 и 46 ПУ РС-22 под Первомайском на Украине, 52 ШПУ РС-20 под Державинском и 52 ШПУ РС-20 под Жангизтобе в Казахстане, по 27 пусковых установок "Тополь" находились вблизи городов Лида, Мозырь и Поставы в Белоруссии. На территории этих республик находятся также арсеналы РВСН, полигон Байконур, Семипалатинский ядерный полигон, крупнейшее ракетос- троительное КБ "Южное", ряд конструкторских и промышленных предприятий ракетно-космической отрасли. Производство боевой ракетной техники прекратили Государственное предприятие "Южный машиностроительный завод" в Днепропетровске и Павлоградский механический завод.

В России прекратили серийный выпуск межконтинентальных баллистических ракет и ракет средней дальности Московский Машиностроительный завод имени М.В.Хруничева, Куйбышевское ПО "Прогресс", Омское ПО "Полет", Оренбургское ПО "Стрела", Красноярский машиностроительный завод и Пермский машиностроительный завод имени В.И. Ленина.

В Российской Федерации в 1990-е годы остались два предприятия окончательной сборки твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования – Государственное производственное объединение "Боткинский завод" и Пермский завод "Машиностроитель".

В 1992 году определены базы утилизации жидкотопливных МБР (бывшие арсеналы РВСН) – Пибаньшур в Удмуртии (РС-10 и РС-18) и Суроватиха в Нижегородской области (РС-16 и РС-20). Местом утилизации твердотопливных ракет может стать площадка ГПО "Боткинский завод".

Серия реорганизаций произошла в руководстве военно-промышленным комплексом страны. 14 ноября 1991 года упразднено союзное Министерство общего машиностроения. 28 ноября 1991 года учреждено Министерство промышленности Российской Федерации, в составе которого образован Департамент общего машиностроения.

В 1992 году на базе Министерства промышленности создан Госкомоборонпром – Государственный комитет РФ по оборонным отраслям промышленности. 8 мая 1996 года Госкомоборонпром преобразован в Министерство оборонной промышленности. 17 марта 1997 года Министерство оборонной промышленности ликвидировано, его подразделения переданы в состав Министерства экономики РФ. Ракетостроительные предприятия переданы Российскому космическому агентству (РКА). РКА было образовано 25 февраля 1992 года. Генеральным директором является Юрий Коптев. Часть предприятий бывшего Ми- ноборонпрома остались в составе Министерства экономики РФ.

В 1994 года Россия и Казахстан подписали соглашение об использовании космодрома Байконур. Ежегодная арендная плата России Казахстану составила 115 миллионов долларов. В этом же году космодрому Плесецк присвоено название 1-й Государственный испытательный космодром Плесецк. 1 марта 1996 года образован 2-й Государственный испытательный космодром Свободный. Он расположился в Амурской области на территории ликвидированной базы межконтинентальных баллистических ракет УР-100.

31 июля 1991 года президенты СССР и США Михаил Горбачев и Джордж Буш подписали Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Договор предусматривает сокращение советских тяжелых межконтинентальных баллистических ракет РС- 20 с 308 до 154 единиц. Количество развернутых мобильных МБР не может превышать 1 100 единиц. Каждая сторона обязалась сократить к 1997 году количество стратегических наступательных боезарядов до 6 000 единиц. При этом количество стратегических носителей (МБР, БРПЛ и СБ) не должно превышать 1 600 единиц с каждой стороны.

Договор накладывает определенные ограничения на порядок перемещения мобильных пусковых установок "Тополь" в позиционных районах. В ракетных дивизиях БЖРК количество железнодорожных комплексов, находящихся на маршрутах боевого патрулирования, не может превышать пятидесяти процентов от их общего количества. Договор СНВ-1 ратифицирован парламентами обеих стран.

3 января 1993 года президент РФ Борис Ельцин и президент США Джордж Буш подписали Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). В соответствии с этим договором стороны ограничивают количество стратегических боезарядов на МБР, БРПЛ и СБ числом в 3 000 – 3 500 единиц. Уничтожаются тяжелые многозарядные МБР. США должны ликвидировать все пятьдесят межконтинентальных баллистических ракет MX, а также разгрузить МБР "Минитмен-Ш", переоборудовав ракеты в моноблочные.

Российская Федерация может иметь на вооружении моноблочные межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования. МБР с разделяющимися головными частями РС-20 и РС-22 должны быть ликвидированы. На вооружении России к 2003 году должны остаться 105 пусковых установок моноблочных МБР РС-18 (боевые ступени разведения не уничтожаются). Часть шахтных пусковых установок, оставшихся после ликвидации ракет РС-20, РС- 22 и отслуживших срок РС-18 могут быть после переоборудования, заряжены новыми ракетами "Тополь-М". Продолжат боевое дежурство мобильные комплексы "Тополь".

26 сентября 1997 года министр иностранных дел России и госсекретарь США подписали "Протокол к Договору между Россией и США о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ- 2) от 3 января 1993 г.". Протоколом продлены и уточнены некоторые сроки реализации договора СНВ-2, в частности, сроки ликвидации тяжелых МБР. Сроки ликвидации или разгрузки многозарядных МБР отодвинуты до 31 декабря 2007 года. К этому времени передвинут и срок снижения числа стратегических боезарядов до 3 500 единиц.

В 1994 году Россия присоединилась к программе "Партнерство ради мира". Это программа сотрудничества в военной области, в которой участвуют 16 стран НАТО и 27 других государств.

В российских Ракетных войсках стратегического назначения произошли изменения. В 1990 году расформирована 50-я ракетная армия с управлением, расположенным в г. Смоленске. В 1992 году управление 43-й ракетной армии в г. Виннице передано Украине. К 1995 году сняты с вооружения сразу три типа МБР – УР-100, РТ-2П и МР-УР-100.

1 ноября 1997 года в целях совершенствования структуры Вооруженных Сил Российской Федерации завершена интеграция РВСН, военно-космических сил (ВКС) и выделенных из состава войск ПВО войск ракетно-космической обороны (РКО). При этом остальные части войск ПВО объединены с Военно-воздушными силами.

С августа 1992 по май 1997 года Ракетные войска стратегического назначения возглавлял генерал-полковник Игорь Сергеев.

ИГОРЬ СЕРГЕЕВ родился в 1938 году. С 1960 года, после окончания Черноморского высшего военно-морского училища имени П.С.Нахимова, проходил службу в Ракетных войсках на различных инженерно-командных должностях. С 1973 года, после окончания командного факультета Военной академии имени Ф.Э.Дзержинского, командовал ракетным полком, ракетной дивизией. В 1980 году окончил Военную академию Генерального штаба и продолжил службу в РВСН. Был начальником штаба ракетной армии, начальником оперативного управления главного штаба РВСН, первым заместителем начальника главного штаба. С марта 1989 года по август 1992 года он – заместитель главнокомандующего РВСН по боевой подготовке. В мае 1997 года Игорь Сергеев назначен министром обороны России, ему присвоено звание Маршала Российской Федерации.

В июле 1997 года главнокомандующим РВСН назначен генерал-полковник Владимир Яковлев.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ родился в 1954 году. Службу в Ракетных войсках стратегического назначения начал в 1971 году. Был инженером, командиром группы пуска, начальником штаба, командиром ракетного полка, командиром ракетной дивизии, начальником штаба ракетной армии. С 1994 года по 1997 год Владимир Яковлев командовал ракетной армией.

К 1997 году завершен вывод ядерных боеприпасов с территории Украины, Казахстана и Белоруссии. Вывод в Россию ядерных боезарядов из Казахстана был завершен в апреле 1994 года. Вывод ядерных боезарядов с Украины – к июню 1996 года. Вывод последних ракетных комплексов "Тополь" из Белоруссии – к ноябрю 1996 года.

23 сентября 1998 года, при посещении одной из частей ПВО, Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о том, что все стартовые позиции вывезенных из Белоруссии в Россию комплексов межконтинентальных баллистических ракет будут сохранены и не подлежат уничтожению.

С 1958 по 1999 год Ракетными войсками страны осуществлено свыше 400 учебно-боевых пусков МБР и РСД с боевых стартовых позиций и полигонов. В 1999 году на вооружении российских РВСН находилось более 750 пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. Они несли боевое дежурство в девятнадцати ракетных дивизиях страны, дислоцированных под городами и населенными пунктами:

Алейск Алтайского края (шахтные ПУ Р-36М),

Барнаул (грунтовые ПУ "Тополь"),

Бершеть Пермской области (железнодорожные ПУ РТ-23),

Верхняя Салда (Нижний Тагил) Свердловской области (грунтовые ПУ "Тополь"),

Выползово (Бологое) Тверской области (грунтовые ПУ "Тополь"),

Гладкая Красноярского края (железнодорожные ПУ РТ-23),

Домбаровский Оренбургской области (шахтные ПУ Р-36М),

Дровяная Читинской области (грунтовые ПУ "Тополь"),

Иркутск (грунтовые ПУ "Тополь"), Йошкар-Ола (грунтовые ПУ "Тополь"),

Канск Красноярского края (грунтовые ПУ "Тополь"),

Карталы Челябинской области (шахтные ПУ Р-36М),

Козельск Калужской области (шахтные ПУУР-100Н),

Кострома (железнодорожные ПУ РТ-23),

Новосибирск (грунтовые ПУ "Тополь"),

Татищево Саратовской области (шахтные ПУУР-100Н, РТ-23 и "Тополь-М"),

Тейково Ивановской области (грунтовые ПУ "Тополь"),

Ужур Красноярского края (шахтные ПУР-36М),

Юрья Кировской области (грунтовые ПУ "Тополь").

27 декабря 1998 года под Татищево Саратовской области на боевое дежурство заступил 104-й ракетный полк 60- й Таманской ордена Октябрьской революции Краснознаменной ракетной дивизии 27-й ракетной армии в составе десяти ШПУ МБР "Тополь-М".

РТ-23. 15Ж43

13 января 1969 года был подписан приказ министра общего машиностроения "О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23". Сразу после прекращения разработки РТ-20П

Конструкторское бюро "Южное", возглавляемое Михаилом Янгелем, приступило к созданию железнодорожного комплекса. Вскоре были разработаны эскизные проекты. Впервые с подвижным ракетным ком плексом ФАУ-2, смонтированным на железнодорожных платформах и размещенным в железнодорожных вагонах, советские специалисты познакомились в Германии в 1945 году.

В конце 1950-х годов в СССР разрабатывапись первые проекты железнодорожных ракетных комплексов. В ОКБ-301 под руководством Семена Лавочкина прорабатывался вариант размещения межконтинентальной крылатой ракеты "Буря" на железнодорожной платформе. В ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля разрабатывался вариант железнодорожного базирования ракеты средней дальности Р-12. Состав должен был включать двадцать вагонов, шесть из которых имели пусковые установки ракет. Оба проекта не получили дальнейшего развития.

В 1960-е годы разрабатывалось несколько железнодорожных вариантов. В ОКБ-1 под руководством Сергея Королева велись работы над проектом твердотопливной МБР РТ-2 железнодорожного базирования. В ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля разрабатывались железнодорожные комплексы РТ- 21 и РТ-22. Эти проекты также не были реализованы.

Мобильный железнодорожный комплекс, обладая характеристиками грунтового комплекса, имел важное преимущество. На железнодорожную пусковую установку можно было разместить ракету, имеющую большую стартовую массу и обладающую возможностью доставки к цели большей полезной нагрузки. Однако создатели первого в мире БЖРК столкнулись с большими проблемами.

В октябре 1975 года на Павлограде- ком механическом заводе началось строительство корпуса сборки твердотопливных двигателей для МБР РТ-23 и БРПЛ Р-39.

РТ-23. 15Ж43

РТ-23. 15Ж43 – боевой железнодорожный ракетный комплекс с твердотопливной трехступенчатой межконтинентальной баллистической ракетой. Разработка велась в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля в соответствии с приказом министра общего машиностроения "О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23" от 13 января 1969 года. В октябре 1975 года на Павлоградском механическом заводе началось строительство корпуса сборки твердотопливных двигателей для МБР РТ-23.

РТ-23. 15Ж44

Учитывая сложности, возникшие при разработке боевого железнодорожного ракетного комплекса РТ-23, правительство страны 23 июля 1976 года приняло постановление о разработке в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля шахтного варианта РТ-23 под индексом 15Ж44 с моноблочной головной частью.

Первый эскизный проект шахтной ракеты с моноблочной ГЧ был завершен в марте 1977 года. 1 июня 1979 года вышло постановление правительства о разработке для ракеты РГЧ ИН. Второй, доработанный, эскизный проект ракеты с РГЧ ИН 15Ф143 и повышенной энергетикой был выполнен в декабре 1979 года.

Летно-конструкторские испытания шахтного варианта начались в декабре 1982 года. 10 февраля 1983 года решением Совета Обороны СССР ракета РТ23 (15Ж44) не принята на вооружение.

РТ-23. 15Ж44 – твердотопливная трехступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для шахтных пусковых установок. Разработка велась в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля в соответствии с постановлением правительства страны от 23 июля 1976 года.

РТ-23. 15Ж52 (РС-22)

РТ-23 в транспортно-пусковом контейнере на железнодорожной платформе

Новое постановление правительства о разработке железнодорожного ракетного комплекса РТ-23 вышло 6 июля 1979 года. В КБ "Южное" разработка железнодорожного варианта ракеты 15Ж52 велась одновременно с шахтным вариантом 15Ж44. В июне 1980 года разработан эскизный проект БЖРК РТ- 23.

"Постановлением правительства в 1983-1985 годах предусматривалось оборудование трех маршрутов движения для БЖРК с местами стоянок. В итоге в головном позиционном районе был оборудован в инженерном отношении и подготовлен к эксплуатации маршрут протяженностью около 2000 километров". (Ракетные войска стратегического назначения / Под. ред. И.Д.Сергеева – М.: ЦИПК, 1998. С. 105). 10 февраля 1983 года решением Совета Обороны СССР ракета РТ-23 (15Ж52) железнодорожного базирования принята в опытную эксплуатацию. Испытания ракеты на полигоне Плесецк проходили до апреля 1985 года.

Весь период эксплуатации ракета находится в транспортно-пусковом контейнере. Контейнеры размещены на пусковых установках в специальных железнодорожных вагонах. РГЧ ИН оснащена десятью боевыми блоками, размещенными на платформе разведения в один ярус.

Первая ступень МБР РТ-23 унифицирована с первой ступенью баллистической ракеты для подводных лодок Р- 39 главного конструктора Виктора Макеева. Разработка двигателя первой ступени морской ракеты Р-39 была возложена на КБ "Южное" в сентябре 1973

года. Огневые испытания двигателя ЗД65 в составе ракеты были начаты в январе 1980 года. Серийное производство первых ступеней ракет РТ-23 и Р- 39 развернуто на Павлоградском механическом заводе. Серийное производство двигателей третьей ступени 15Д291 развернуто на Пермском заводе химического оборудования (ПЗХО).

Автономная система управления разработана в Московском НИИ автоматики и приборостроения под руководством Владимира Лапыгина. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО. Смесевое топливо и твердотопливные заряды для ракеты РТ-23 разработаны в НИИ-125 под руководством Бориса Жукова.

Командный модуль для управления пусковой установкой БЖРК РТ-23 разработан в ЦКБ ТМ под руководством Бориса Аксютина и Александра Леонтенкова.

Вот что рассказал мне генеральный директор-генеральный конструктор Государственного предприятия "ЦКБ тяжелого машиностроения" Александр Леонтенков:

"При создании командного модуля БЖРК (главный конструктор комплекса – академик Владимир Федорович Уткин, главный конструктор ПУ – Алексей Федорович Уткин) мы столкнулись с целым рядом научно-технических проблем. Надо было обеспечить связь в условиях сложной электромагнитной обстановки, связанной с электрификацией железных дорог. Необходимо было также обеспечить магнитную совместимость различного рода электронного оборудования, находящегося в сравнительно небольших объемах. Все эти проблемы были нами решены.

Для обеспечения средств связи собственными антенными устройствами мы разработали выдвижные, встроенные антенны и антенны, размещаемые под радиопрозрачной крышей вагона".

Александр Леонтенков:

Пишет академик Владимир Уткин:

"Нужно много "Першингов", чтобы уничтожить ракетный поезд. Это схватка не один на один, как при шахтном варианте, а соотношение совсем иное… А потому это, конечно же, уникальный боевой комплекс. Американцы тоже хотели сделать нечто подобное, но их остановили, во-первых, частные железные дороги и, во-вторых, отсутствие разветвленной железнодорожной сети. Вспомним, они пережили трудные времена с железнодорожным транспортом, и лидерство захватили авиация и автотранспорт. Ну а наша страна настолько огромная, что затеряться на наших железных дорогах с нашими поездами легко, а, следовательно, для потенциального противника задача поиска таких ракетных комплексов усложняется, что и требуется". (Владимир Губарев. Южный старт. -М.: Некое, 1998. С. 66).

Из книги "Днепровский ракет- но-космический центр":

"Разработка и создание впервые в мире боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК), находящегося и поныне на боевом дежурстве, позволяет при внезапном нападении сохранить ракетно-ядерный потенциал и нанести ответный удар".(Паппо-Корыстин В., Платонов В., Пащенко В. Днепровский ракетно- космический центр. – Днепропетровск. ПО ЮМЗ-КБЮ, 1994. С. 19).

РТ-23. 15Ж52(PC – 22)

РТ-23.15Ж52 – твердотопливная трехступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для БЖРК. Оснащена РГЧ ИН с десятью боевыми блоками. Разработана в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля и Владимира Уткина. Проектирование начато в 1976 году. Постановление правительства вышло 6 июля 1979 года. Комплекс принят в опытную эксплуатацию 10 февраля 1983 года.

Автономная система управления разработана в Московском НИИ автоматики и приборостроения под руководством Владимира Лапыгина. Пусковая установка создана в Ленинградском КБ Спецмаш под руководством Алексея Уткина. Способ старта – минометный. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО. Смесевое топливо и твердотопливные заряды изготовлены в НИИ- 125 под руководством Бориса Жукова. Командный модуль разработан в ЦКБТМ под руководством Бориса Аксютина и Александра Леонтенкова.

Серийное производство ракет было развернуто на Павлоградском механическом заводе. Железнодорожная пусковая установка серийно выпускалась Юргинским машиностроительным заводом.

Максимальная дальность стрельбы, км 10 000

Максимальная стартовая масса, т 104

Масса ракеты в ТПК, т. 126

Масса головной части, т 4,05

Количество ядерных боевых блоков -10.

Длина ракеты, м 22

Максимальный диаметр корпуса, м 2,4

"Молодец" РТ-23УТТХ. 15Ж60 (РС-22)

Эскизный проект ракеты РТ-23 с улучшенными тактико-техническими характеристиками разработан в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина в ноябре 1982 года. 9 августа 1983 года вышло постановление правительства о начале разработки комплекса "Молодец" РТ-23 УТТХ с единой ракетой для трех видов базирования – шахтного, железнодорожного и грунтового.

В сентябре 1984 года разработан эскизный проект комплекса 15Ж60. В ноябре 1984 года начаты огневые стендовые испытания РДТТ 15Д305 с поворотным соплом, имеющим разъем в дозвуковой части. Для шахтного комплекса, в отличие от железнодорожного, был использован вариант двигателя первой ступени с одним поворотным управляющим соплом. Маршевый двигатель второй ступени имеет одно центрально расположенное сопло, снабженное выдвижным насадком. По конструкции маршевый РДТТ третьей ступени схож с двигателем второй ступени.

Автономная инерциальная система управления шахтного варианта ракеты разработана в НПО "Хартрон" под руководством Владимира Сергеева. Смесевое топливо и твердотопливные заряды двигателей разработаны в ЛНПО "Союз" под руководством Бориса Жукова. Десять боевых блоков размещены в головной части ракеты в один ярус.

Испытания шахтного варианта ракеты проходили на полигоне Плесецк с 31 июля 1986 по 26 сентября 1988 года. 19 августа 1988 года первый полк РТ- 23УТТХ поставлен на боевое дежурство в шахтные пусковые установки под украинским городом Первомайск. Комплекс РТ-23 УТТХ в ШПУ ОС принят на вооружение 28 ноября 1989 года.

Серийное производство ракет налажено на Павлоградском механическом заводе. С 1983 по 1991 год двигатели третьей ступени 15Д291 ракет 15Ж60 изготовлялись на Пермском заводе химического оборудования (ПЗХО). В мае 1986 года изготовление комплексов средств преодоления ПРО ракеты 15Ж60 передано с Украины смежным организациям России.

РТ-23

В 1980-е годы в ГНИП "ОКБ "Вымпел" под руководством Олега Баскакова начаты работы по переоборудованию ШПУ высокой защищенности снимаемых с дежурства ракет УР-100Н для размещения в них ракет РТ-23 (15Ж60). Всего было переоборудовано 56 шахтных пусковых установок. Из них 46 ШПУ переоборудованы под Первомайском, 10 ШПУ – под Татищево. На вооружении полка шахтных РТ-23 находятся шесть или десять пусковых установок.

К 1997 году все 46 шахтных ракет, находившихся в ракетной дивизии под Первомайском на Украине, сняты с боевого дежурства. В 1999 году на вооружении российских РВСН находилось десять шахтных пусковых установок с ракетами РТ-23УТТХ. Все они расположены в ракетной дивизии, дислоцированной под Татищево.

"Молодец" РТ-23УТТХ. 15Ж60 (РС-22) [SS-24. Scalpel]

РТ-23 УТТХ – твердотопливная трехступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для трех видов базирования. Оснащена РГЧ ИН с десятью боевыми блоками. Разработка комплекса "Молодец" РТ-23 УТТХ начата в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина 9 августа 1983 года. Испытания шахтного варианта 15Ж60 на полигоне Плесецк проходили с 31 июля 1986 года по 26 сентября 1988 года. Комплекс в ШПУ ОС поставлен на боевое дежурство 19 августа 1988 года. Принят на вооружение 28 ноября 1989 года.

РТ-23 УТТХ

ШПУ создана в ГНИП "ОКБ Вымпел" под руководством Олега Баскакова. Способ старта – минометный. Автономная система управления разработана в НПО "Хартрон" под руководством Владимира Сергеева. Смесевое топливо и твердотопливные заряды изготовлены в ЛНПО "Союз" под руководством Бориса Жукова. Система температурно-влажностного режима и отвода тепла создана в Московском КБ транспортно-хими- ческого машиностроения. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО.

Серийное производство ракет было развернуто на Павлоградском механическом заводе. Производство прекращено в 1991 году.

Максимальная дальность стрельбы, км 10 450

Длина ракеты в ТПК, м.. 22,4

Длина ракеты полная, м 23,3

Максимальный диаметр корпуса, м 2,4 Стартовая масса, кг 104,5

Первоначально установленный гарантийный срок – 10 лет.

"Молодец" РТ-23 УТТХ. 15Ж61 (РС-22)

В соответствии с договором ОСВ-2, требования которого соблюдались сторонами, СССР не мог создавать, испытывать или развертывать мобильные пусковые установки тяжелых МБР. При этом тяжелой считалась ракета, стартовый или забрасываемый вес которой превышает вес ракеты УР-100Н. То есть стартовый вес РТ-23 УТТХ не мог быть более 105,6 тонн, а забрасываемый – более 4,35 т. Конструкторам удалось уложиться в эти параметры.

Испытания ракеты проходили на полигоне Плесецк с 27 февраля 1985 по 22 декабря 1987 года. После ряда доработок по результатам испытаний, в декабре 1988 года БЖРК поставлен на боевое дежурство. 28 ноября 1989 года боевой железнодорожный ракетный комплекс РТ-23УТТХ был принят на вооружение. Ресурсные испытания поезда П-450 для БЖРК завершены в декабре 1991 года.

В 1983 году началось оборудование трех маршрутов движения БЖРК с местами стоянок. В короткие сроки было проведено обустройство пунктов постоянной дислокации. В головном позиционном районе началось оборудование и подготовка к эксплуатации маршрута протяженностью свыше 1 500 километров.

Серийное производство ракет было развернуто на Павлоградском механическом заводе. Железнодорожная пусковая установка выпускалась серийно Юргинским машиностроительным заводом и Волгоградским ПО "Баррикады". В мае 1986 года изготовление комплексов средств преодоления ПРО передано с Украины смежным организациям России. Производство ракет остановлено в 1991 году.

Конструкторам пришлось решать целый ряд проблем, связанных с созданием железнодорожного комплекса. Требовалось обеспечить устойчивость вагона, имеющего вместе с пусковой установкой и ракетой в контейнере массу более 200 тонн. Нагрузка от колесной пары пускового вагона в полтора раза превышала предельно допустимую нагрузку, установленную Министерством путей сообщения.

Для решения проблемы избыточной массы был сконструирован трехвагонный сцеп. При старте ракеты, когда нагрузки очень велики, соседние вагоны с помощью специальных устройств "поддерживают" пусковой, обеспечивая его устойчивость. После пуска ракеты, когда вагон в одно мгновение становится легче более чем на сто тонн, боковые вагоны также с помощью специального устройства "догружают" пусковой, прижимая его к железнодорожному полотну.

Железнодорожная ПУ РТ-23

Ракета состоит из трех ступеней и головной части. Первая ступень имеет маршевый РДТТ, хвостовой и соединительный отсеки. Маршевый двигатель коконной конструкции с одним центрально расположенным неподвижным соплом.

Вторая ступень имеет маршевый РДТТ с одним центрально расположенным соплом, которое снабжено выдвижным насадком, позволяющим увеличить удельный импульс двигателя на больших высотах, а также соединительный отсек. Корпус РДТТ коконной конструкции.

Третья ступень имеет маршевый РДТТ, аналогичный второй ступени, и переходный отсек.

В головной части ракеты размещены десять боевых блоков индивидуального наведения на цель с ядерными зарядами. Блоки размещены в один ярус. Ступень разведения блоков имеет двигательную и силовую установки. Головная часть прикрыта аэродинамическим обтекателем изменяемой геометрии – такая конструкция обусловлена ограничением длины железнодорожного вагона.

Пуск ракеты осуществляется из вертикального положения после отвода контактных электропроводов (для этого создана специальная система), открытия крыши и выхода из вагона транспортно-пускового контейнера.

Конструкторами была решена сложная задача отклонения вышедшей из контейнера ракеты перед запуском маршевого двигателя. Из контейнера ракету выбрасывает маломощный ракетный двигатель – пороховой аккумулятор давления (ПАД). ПАД обеспечивает подъем ракеты на двадцать-тридцать метров. После окончания действия ПАДа включается маршевый двигатель первой ступени. Для того чтобы факел работающего двигателя первой ступени не повредил вагон и пусковую установку, была разработана система управления, позволяющая отклонять ракету после старта так, чтобы струя раскаленных газов не касалась жизненно важных систем пускового вагона, а прошла мимо него. Отклонение ракеты до включения маршевого двигателя осуществляется за счет отклонения головной части.

Для ракеты были созданы специальные пусковые вагоны с распашной крышей. В состав комплекса вошли три пусковые установки (боевых модуля), командный пункт, вагоны для систем жизнеобеспечения и личного состава ракетчиков. Всего 17 вагонов. Боевое дежурство в автономном режиме комплекс может нести в течение одного-двух месяцев. Маршруты боевого патрулирования железнодорожных комплексов простираются на 1 500 километров от мест базирования. Стрельба может производиться как с любой точки на маршруте патрулирования, так и непосредственно на станции базирования во время стоянки. Полк железнодорожных РТ- 23УТТХ имеет три ракеты на пусковых установках в составе эшелона.

Повышенная выживаемость комплекса может быть достигнута не только за счет его мобильности, но и за счет укрытия состава в период опасности в одном из скальных железнодорожных тоннелей, расположенных на маршрутах боевого патрулирования.

По мнению специалистов, существование боевых железнодорожных ракетных комплексов с местами стоянок и оборудованными маршрутами боевого патрулирования протяженностью в несколько тысяч километров по всей стране способствовало сохранению единой системы Министерства путей сообщения России после распада СССР.

Железнодорожная пусковая установка разработана в Ленинградском КБ Спецмаш под руководством Алексея Уткина. Система управления разработана в НИИ АП под руководством Владимира Лапыгина. Система температурно- влажностного режима и отвода тепла создана в Московском КБ транспортно- химического машиностроения (КБТХМ). Командный модуль для управления пусковой установкой БЖРК разработан в ЦКБТМ под руководством Бориса Аксютина и Александра Леонтенкова.

Всего было выпущено более двухсот ракет РТ-23 всех модификаций. В 1999 году 36 ракетных комплексов на железнодорожных ПУ несли боевое дежурство в ракетных дивизиях на станции Василек под Костромой (12 ПУ), под Гладкой Красноярского края (12 ПУ) и Бершетью Пермской области (12 ПУ).

С 1991 года комплексы находятся в пределах станций на пристанционных путях на удалении 20 километров, однако периодически меняют пункты своих стоянок.

В соответствии с договором СНВ-2, в случае ратификации его российским парламентом, комплексы РТ-23 УТТХ подлежат ликвидации, а производство ракет не может быть возобновлено на Павлоградском механическом заводе, расположенном на территории Украины.

Пуск РТ-23

"Молодец" РТ-23УТТХ. 15Ж61 (РС-22) [SS-24. Scalpel]

РТ-23 УТТХ – твердотопливная трехступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для трех видов базирования. Оснащена РГЧ ИН с десятью боевыми блоками. Разработка боевого железнодорожного ракетного комплекса "Молодец" РТ-23 УТТХ начата в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина 9 августа 1983 года. Испытания ракеты 15Ж61 для БЖРК проходили с 27 февраля 1985 года по 22 декабря 1987 года на полигоне Плесецк. БЖРК поставлен на боевое дежурство в декабре 1988 года. Принят на вооружение 28 ноября 1989 года.

Пусковая установка создана в Ленинградском КБ Спецмаш под руководством Алексея Уткина. Способ старта – минометный. Автономная система управления разработана в НИИ АП под руководством Владимира Лапыгина. Смесевое топливо и твердотопливные заряды изготовлены в ЛНПО "Союз" под руководством Бориса Жукова. Система темпе- ратурно-влажностного режима и отвода тепла создана в Московском КБ транспортно -химического машиностроения (КБТХМ). Командный модуль разработан в ЦКБ ТМ под руководством Бориса Аксютина и Александра Леонтенкова. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО.

Серийное производство ракет было развернуто на Павлоградском механическом заводе. Производство остановлено в 1991 году.

Максимальная дальность стрельбы, км 10 100

Длина ракеты в ТПК, м.. 22,6

Длина ракеты полная, м 23,3

Максимальный диаметр корпуса, м 2,4

Стартовая масса ракеты, кг 104,5

Масса ГЧ, т 4,05

Масса ракеты с пусковым контейнером, т 126

Масса первой ступени, т 53,7

Длина первой ступени, м 9,7

Диаметр корпуса первой ступени, м 2,4

Масса пускового вагона, т, более 200

Длина железнодорожной ПУ, м 23,6

Ширина ПУ, м 3,2

Высота ПУ, м 5,0

Первоначально установленный гарантийный срок ракеты -10 лет

"Тополь" РТ-2ПМ. 15Ж58 ( РС-12М)

Разработка проекта стратегического мобильного комплекса с трехступенчатой межконтинентальной баллистической ракетой "Тополь" начата в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе в 1975 году. Постановление правительства о разработке комплекса вышло 19 июля 1977 года. После смерти Надирадзе работа была продолжена под руководством Бориса Лагутина.

БОРИС ЛАГУТИН родился в 1927 году. После окончания в 1949 году МВТУ имени Н.Э.Баумана был направлен на работу в аппарат Министерства оборонной промышленности СССР. Однако научную деятельность не оставил и продолжал заниматься в аспирантуре родного вуза. В 1956 году он успешно защитил кандидатскую диссертацию.

В начале 1960-х годов Лагутина направляют в НИИ-1 МОП, возглавляемый Александром Надирадзе. Здесь он руководит конструкторским отделом, затем специальным конструкторским бюро, одновременно являясь заместителем директора по научной части и проектированию. В 1987 году Лагутина назначают генеральным конструктором – директором Московского института теплотехники. Более тридцати пяти лет до ухода на заслуженный отдых Борис Лагутин занимался разработкой подвижных грунтовых ракетных комплексов с твердотопливными управляемыми баллистическими ракетами.

Мобильный "Тополь" должен был стать ответом на повышение точности американских МБР. Требовалось создать комплекс, обладающий повышенной живучестью, достигаемой не строительством надежных укрытий, а созданием упротивника неопределенных представлений о месте нахождения ракеты. Предполагалось, что группировка "Тополей"будет значительной по численности.

СПУ МБР РС-12М

В феврале 1983 года ПГРК "Тополь" вышел на испытания. Первый пуск состоялся 8 февраля 1983 года на полигоне Плесецк. Этот и два последующих пуска были произведены из переоборудованных шахт стационарных ракет РТ-2П. Один пуск закончился неудачно.

В декабре 1984 года основная серия испытаний была завершена. Однако произошла задержка в разработке некоторых элементов комплекса, не связанных напрямую с ракетой. Вся программа испытаний была успешно завершена в декабре 1988 года.

В 1976 году Боткинский завод приступил к освоению производства ракет. Решение о начале серийного производства комплексов принято в декабре 1984 года. Серийное производство развернуто в 1985 году.

В 1984 году началось строительство сооружений стационарного базирования и оборудование маршрутов боевого патрулирования мобильных ракетных комплексов "Тополь". Объекты строительства размещались в позиционных районах снимаемых с дежурства межконтинентальных баллистических ракет РТ-2П и УР- 100, размещавшихся в ШПУ ОС. Позже начато обустройство позиционных районов снимаемых с вооружения по договору РСМД комплексов средней дальности "Пионер". 23 июля 1985 года первый полк мобильных "Тополей" заступил на боевое дежурство под Йошкар- Олой на месте дислокации ракет РТ-2П. Позже "Тополя" поступили на вооружение дивизии, дислоцированной подТей- ково и имевшей ранее на вооружении МБР УР-100.

28 апреля 1987 года на боевое дежурство под Нижним Тагилом заступил ракетный полк, вооруженный комплексами "Тополь" с подвижным командным пунктом "Барьер". ПКП "Барьер" имеет многократно защищенную дублированную радиокомандную систему. На подвижной пусковой установке ПКП "Барьер" размещена ракета боевого управления. После запуска ракеты ее передатчик дает команду на пуск МБР.

МБР PC- 12М

27 мая 1988 года на боевое дежурство под Иркутском заступил первый полк МБР "Тополь" с усовершенствованным ПКП "Гранит" и автоматизированной системой управления. 1 декабря 1988 года БГРК "Тополь" принят на вооружение РВСН.

Ракетный комплекс "Тополь" обладает уникальными качествами. При его создании применены высокие технологии, новейшие разработки отечественной науки и техники.

"Как и ранее созданная МБР, ракета "Тополь" была выполнена по схеме с тремя маршевыми и боевой ступенями. Для обеспечения высокого энергомассового совершенства во всех маршевых ступенях было применено новое топливо повышенной плотности с удельным импульсом, увеличенным на несколько единиц по сравнению с наполнителями ранее созданных двигателей, а корпуса верхних ступеней впервые были выполнены непрерывной намоткой из органопластика по схеме "кокон". Сложнейшей технической задачей оказалось размещение на переднем днище корпуса верхней ступени узла отсечки тяги с восемью реверсивными раструбами и "окнами", прорубаемые ДУЗами (ДУЗ – детонирующий удлиненный заряд – прим. авт.) в органопластиковой силовой конструкции". (Московский институт теплотехники. Труды. Том 1. Наука. Техника. Производство. 1995. С. 32-33). "Тополь" оснащен комплексом средств преодоления ПРО. Управление полетом ракеты осуществляется за счет поворотных газоструйных и решетчатых аэродинамических рулей. Созданы новые сопловые аппараты твердотопливных двигателей. Для обеспечения скрытности разработаны камуфляж, ложные комплексы, средства маскировки. Как и прежние мобильные комплексы Московского института теплотехники, "Тополя" могли стартовать как с маршрута боевого патрулирования, так и во время стоянки в гаражных укрытиях с раздвигающейся крышей. Боеготовность с момента получения приказа до пуска ракеты была доведена до двух минут. Для новых комплексов были разработаны подвижной и стационарный командные пункты.

Автономная, инерциальная система управления разработана в НПО автоматики и приборостроения под руководством Владимира Лапыгина. Система прицеливания разработана под руководством главного конструктора Киевского завода "Арсенал" Серафима Парнякова. Пусковая установка разработана в Волгоградском ЦКБ "Титан" под руководством Валериана Соболева и Виктора Шурыгина. Пусковая установка смонтирована на шасси семиосного тягача МАЗ-7912 (позже – МАЗ-7917) Минского автозавода с двигателем Ярославского моторного завода. Главный конструктор ракетовоза Владимир Цвялев. Подвижной командный пункт боевого управления МБР "Тополь" размещен на базе четырехосного автомобиля МАЗ- 543М. Твердотопливные заряды двигателей разработаны в Люберецком НПО "Союз" под руководством Бориса Жукова (позже объединение возглавил Зиновий Пак). Композиционные материалы и контейнер разработаны и изготовлены в ЦНИИ специального машиностроения под руководством Виктора Протасова. Рулевые гидроприводы ракеты и гидроприводы самоходной пусковой установки разработаны в Московском ЦНИИ автоматики и гидравлики. Ядерный боезаряд создан во Всесоюзном НИИ экспериментальной физики под руководством главного конструктора Самвела Кочарянца.

Пуск МБР PC- 12М

Первоначально был установлен гарантийный срок эксплуатации ракеты 10 лет. Позже гарантийный срок продлен до 15 лет.

Ракетные дивизии "Тополей" были дислоцированы вблизи городов Барнаул, Верхняя Салда (Нижний Тагил), Выползово (Бологое), Йошкар-Ола, Тейково, Юрья, Новосибирск, Канск, Иркутск, а также у поселка Дровяная Читинской области. Девять полков (81 пусковая установка) были развернуты в ракетных дивизиях на территории Белоруссии – под городами Лида, Мозырь и Поставы.

После распада СССР часть "Тополей" остались за пределами России, на территории Белоруссии. 13 августа 1993 года начат вывод группировки РВСН "Тополь" из Белоруссии. 27 ноября 1996 года вывод группировки из Белоруссии был завершен.

В 1999 году на вооружении РВСН находилось 360 ПУ ракетных комплексов "Тополь". Они несли дежурство в десяти позиционных районах. В каждом районе базируется по четыре – пять полков. На вооружении каждого полка – девять автономных пусковых установок и подвижной командный пункт.

Ежегодно производится по одному контрольному пуску ракеты "Тополь" с полигона Плесецк. О высокой надежности комплекса говорит тот факт, что за время его испытаний и эксплуатации было произведено около пятидесяти контрольно-испытательных пусков ракет. Все они прошли безотказно.

В настоящее время БГРК "Тополь" является основой потенциала ответного удара РВСН. В начале следующего столетия "Тополь" будет основой группировки российских РВСН. На базе МБР "Тополь" разработана конверсионная космическая ракета-носитель "Старт". Пуски ракет "Старт" осу ществляются с космодромов Плесецк и Свободный.

"Тополь" РТ-2ПМ. 15Ж58 (PC- 12М) [SS-25. Sickle]

"Тополь" – боевой грунтовой ракетный комплекс с трехступенчатой твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой, имеющей моноблочную головную часть с ядерным боезарядом. Комплекс разработан в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе и Бориса Лагутина. Проектирование начато в 1975 году. Постановление правительства вышло 19 июля 1977 года. Испытания на полигоне Плесецк проводились с февраля 1983 года по декабрь 1988 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 23 июля 1985 года. Принят на вооружение 1 декабря 1988 года.

Система управления – автономная, инерциальная. Создана в НПО автоматики и приборостроения под руководством Владимира Лапыгина. Система прицеливания разработана под руководством главного конструктора Киевского завода "Арсенал" Серафима Парнякова. Пусковая установка создана в Волгоградском ЦКБ "Титан" под руководством Валериана Соболева и Виктора Шурыгина. Пусковая установка смонтирована на шасси семиосного тягача МАЗ-7912 (позже – МАЗ-7917) Минского автозавода с двигателем Ярославского мотор

ного завода. Гпавный конструктор ра- кетовоза Владимир Цвялев. Подвижной командный пункт боевого управления МБР "Тополь" размещен на базе четырехосного автомобиля MA3-543M. Твердотопливные заряды двигателей разработаны в Люберецком НПО "Союз" под руководством Бориса Жукова (позже объединение возглавил Зиновий Пак). Ядерный боезаряд создан во Всесоюзном НИИ экспериментальной физики под руководством главного конструктора Самвела Кочарянца.

Серийное производство ракет развернуто в 1985 году на Боткинском заводе. Серийное производство пусковых установок развернуто в Волгоградском ПО "Баррикады".

Максимальная дальность стрельбы, км 10 000

Длина ракеты, м 21,5

Стартовая масса, т 45

Масса головной части, т 1

Масса снаряженной первой ступени ракеты, т 27,8

Длина первой ступени, м 8,1

Диаметр корпуса первой ступени, м 1,8

Диаметр корпуса второй ступени, м 1,55

Диаметр корпуса третьей ступени, м 1,34

Диаметр транспортнопускового контейнера, м…. 2

Площадь района боевого патрулирования комплекса – 125 000 км2 .

"Целина-2"

Постановление правительства о разработке единой ракеты для шахтного, железнодорожного и грунтового видов базирования вышло 9 августа 1983 года. Разработка проекта боевого грунтового ракетного комплекса с трехступенчатой твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой с РГЧ ИН начата в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина.

Проект предусматривал размещение пусковой установки МБР на двенадцатиосном колесном тягаче МАЗ-7906. Двенадцатиосный ракетовоз должен был состоять из двух сочлененных шестиосных тягачей. Предполагалось размещение на пусковой установке сочлененной из двух блоков трехступенчатой МБР. Стыковка блоков должна была производиться перед пуском ракеты.

Разработка проекта была прекращена.

" Икар"

Проект межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса. Разработка ракеты велась в начале 1990-х годов в КБ "Южное". Главный конструк тор – Станислав Ус.

Работа над проектом начата после завершения разработки МБР "Воевода" Р-36М2. Предусматривалось создание многозарядной МБР тяжелого класса. Вскоре разработка была прекращена.

"Альбатрос"

Разработка ракетного комплекса "Альбатрос" была начата в соответствии с постановлением правительства от 9 февраля 1987 года в НПО машиностроения под руководством Герберта Ефремова. Комплекс должен был стать ассиметричным ответом СССР на разработку в США программы СОИ. Летные испытания были проведены в 1991 – 1992 годах.

"Скорость"

Разработка твердотопливной баллистической ракеты средней дальности "Скорость" начата в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе в 1982 году.

Разработка была завершена в 1986 году. Летно-конструкторские испытания начаты на полигоне Капустин Яр 1 марта 1987 года. Произведен один испытательный пуск ракеты. 7 марта 1987 года разработка прекращена.

Ракета предназначалась для вооружения РВСН и Сухопутных войск с целью использования на Европейском театре военных действий. Обладала максимальной дальностью стрельбы 4 000 км. Могла оснащаться как ядерным, так и неядерным боезарядом. В создании уникальной системы управления участвовали Московское НПО автоматики и приборостроения, возглавляемое Николаем Пилюгиным, позже – Владимиром Лапыгиным, и Свердловское НПО автоматики, возглавляемое Николаем Семихатовым.

"Курьер"

Разработка малогабаритной межконтинентальной баллистической ракеты "Курьер" начата в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе в 1981 году. Эскизный проект закончен в 1984 году. Завершена разработка под руководством Бориса Лагутина. Летные испытания должны были начаться в 1992 году, однако были отменены в силу причин политического и экономического характера.

"Курьер" – малогабаритная твердотопливная ракета мобильного грунтового комплекса на колесном ходу. Стартовая масса ракеты – около пятнадцати тонн.

" Тополь-М". РТ-2ПМ2 (РС-12М2)

Разработка ракетного комплекса с универсальной межконтинентальной баллистической ракетой для шахтного и мобильного грунтового видов базирования "Тополь-М" в Московском институте теплотехники и возглавляемой им кооперацией российских предприятий начата в 1991 году. Указ Президента РФ о создании комплекса вышел в феврале 1993 года. Разработка начата под руководством Бориса Лагутина. В 1997 году директором – генеральным конструктором Московского института теплотехники назначен академик Юрий Соломонов. Он продолжил программу "Тополь-М" после ухода Бориса Лагутина на заслуженный отдых.

ЮРИЙ СОЛОМОНОВ родился в 1945 году. В апреле 1971 года после окончания Московского авиационного института и службы в армии начал работать инженером в Московском институте теплотехники. Был начальником сектора, отдела, отделения. Возглавляя Научно- технический центр "Комплекс", занимался разработкой космических ракет "Старт" и "Старт-1", созданных на основе технологии РСД "Пионер" и МБР "Тополь". В 1995 году назначен первым заместителем генерального конструктора.

В марте 1997 года Юрий Соломонов возглавил Государственное предприятие "Московский институт теплотехники". Он – лауреат Государственной премии, действительный член Инженерной академии РФ и Международной инженерной академии, профессор, доктор технических наук.

Первый успешный испытательный пуск ракеты состоялся 20 декабря 1994 года из шахтной пусковой установки на полигоне Плесецк. В 1995-м – 1996-м годах произведены второй и третий испытательные пуски. 8 июля 1997 года проведен четвертый успешный испытательный пуск. 22 октября 1998 года проведен пятый испытательный пуск. К сожалению, этот пуск был аварийным. 8 декабря 1998 года произведен шестой успешный испытательный пуск ракеты.

27 декабря 1998 года на боевое дежурство под Татищево заступил полк МБР "Тополь-М" в составе десяти ШПУ ОС.

О ракете "Тополь-М" рассказал мне генеральный конструктор Юрий Соломонов:

"Жизненный цикл существующих ракетных комплексов "Тополь" составляет от 10 до 15 лет, где-то он может быть пролонгирован на более длительный срок путем продления гарантийных сроков эксплуатации, но процесс их морального устаревания уже необратим. Группировка МБР требует периодического обновления исходя из жизненного цикла ракетных систем. И этот 10-15-летний цикл обновления как раз и пришелся на конец 80-х годов. Именно тогда закладывался ракетный комплекс "Тополь- М". Он закладывался, естественно, в Советском Союзе как конкурсная разработка нескольких фирм, к числу основных из которых относились Московский институт теплотехники и Конструкторское бюро "Южное" из Днепропетровска. Почему в этой кооперации? По причине идеи создания РК в соответствии с принципом внутривидовой унификации – как комплекс двойного базирования.

Первый вариант – возможность эксплуатации РК "Тополь-М" на базе подвижной пусковой установки по аналогии с существующим "Тополем". Это направление исторически было прерогативой Московского института теплотехники. Второй вариант – шахтный, традиционный для Конструкторского бюро "Южное" (г. Днепропетровск). В рамках этой совместной работы комплекс и создавался. С распадом СССР в 1991 году программа "Тополь-М" была полностью переведена под эгиду Московского института теплотехники по обоим вариантам базирования". Серийное производство ракет "Тополь-М" развернуто в ГПО "Боткинский завод".

ГПО "Боткинский завод" – старейшее уральское предприятие, основанное в 1759 году. Поначалу здесь освоили переработку чугуна и изготовление морских якорей. Позже выпускались пароходы, баржи и морские шхуны. В конце прошлого века завод перешел на изготовление паровозов, сельскохозяйственных машин, комплектов металлоконструкций для речных мостов.

Самой разнообразной была продукция предприятия в начале нынешнего столетия. В его цехах собирали драги, железнодорожные краны, экскаваторы. Перед Великой Отечественной уральцы освоили выпуск противотанковых пушек. Более пятидесяти тысяч знаменитых ЗИС-2 и ЗИС-З дали фронту труженики прославленного завода за годы войны. Позже был осуществлен переход на выпуск ракетной техники.

"В 1958 году по постановлению правительственных органов началось перепрофилирование производства с артиллерии на выпуск ракетной техники. Этому решению, сыгравшему огромную роль в дальнейшем развитии завода и города, предшествовало посещение в 1957 году правительственной делегации во главе с выдающимся руководителем оборонного комплекса страны Д.Ф.Устиновым. Дмитрий Федорович знал Боткинский завод еще со времен Великой Отечественной войны и хорошо представлял производственные мощности и потенциальные возможности его людей. Он дал указание командировать специалистов завода на предприятия, которые раньше приступили к освоению первых в стране оперативно-тактических ракет, для изучения нового производства и разработки мероприятий по его организации. Это было началом новой эпохи в развитии Воткинского завода, определившей его судьбу на многие десятилетия". (Боткинский завод вчера, сегодня и завтра. – Издательство Удмуртского университета, 1998. С. 81- 82).

В 1958 году в Воткинск из Златоуста было передано производство ракет Р- 11 (8А61). Это были первые неядерные тактические ракеты Сергея Королева. Уже через год завод освоил производство ядерной модификации Р-11М (8К11). В это же время коллектив приступил к освоению новой тактической ракеты Виктора Макеева Р-17 (8К14), серийное производство которой продолжалось четверть века. В 1962 году началась подготовка к выпуску первой твердотопливной оперативно-тактической ракеты "Темп-С" главного конструктора Александра Надирадзе. Так началось длительное и плодотворное сотрудничество завода с Московским институтом теплотехники.

"В середине 7960-х годов завод получил новое, еще более сложное правительственное задание: организовать выпуск твердотопливной ракеты стратегического назначения для подвижных грунтовых ракетных комплексов разработки Московского института теплотехники. В то время это было новейшее направление в развитии ракетной техники… Период освоения и организации серийного производства этих ракет связан с именем выдающегося организатора ракетостроения Владимира Геннадьевича Садовникова, назначенного директором завода в 1966 году". (Боткинский завод вчера, сегодня и завтра. – Издательство Удмуртского университета, 199В. С. 87).

ВЛАДИМИР САДОВНИКОВ родился в 1928 году в Татарии. После окончания Казанского авиационного института работал на машиностроительном заводе № 586 в Днепропетровске, где занимался авиационными ракетами. В 1958 году, в связи с переводом тематики на Ижевский механический завод, Садовников направляется работать на этот же завод В 1960 году его назначают главным инженером предприятия. Боткинский завод он возглавлял с 1966 года до самого ухода на заслуженный отдых в 1988 году. Под его руководством были освоены в серийном производстве комплексы "Темп-2С", "Пионер", "Тополь", "Ока", "Точка" и другие.

В 1973 году началось освоение нового изделия – ракеты средней дальности "Пионер". В 1979 году с заводского конвейера сошли тактические ракеты "Ока", несколько позже – "Точка" и "Точка-У" Коломенского Конструкторского бюро машиностроения. В 1985 году на заводе освоено серийное производство межконтинентальных баллистических ракет "Тополь".

Несмотря на спад в экономике, который больнее всего отразился на предприятиях ВПК, а также разрушение кооперации ракетостроителей Советского Союза, в тяжелейших условиях 1990-х годов коллективу Государственного производственного объединения "Боткинский завод" удалось освоить серийное производство межконтинентальной баллистической ракеты "Тополь-М". Эта работа была проведена под руководством опытного организатора производства, генерального директора ГПО "Боткинский завод" Виктора Толмачева.

ВИКТОР ТОЛМАЧЕВ родился в 1951 году. Пришел на завод после окончания Куйбышевского авиационного института. Работал мастером, заместителем начальника цеха, заместителем начальника отдела, директором завода. В 1995 году назначен генеральным директором Государственного производственного объединения "Боткинский завод".

Об МБР "Тополь-М" рассказал мне генеральный конструктор Юрий Соломонов:

"При проектировании ракеты "Тополь-М" нам необходимо было создать конструкцию, которая впервые в отечественной и мировой практике позволила бы решить ряд сложнейших задач. Требовалось разработать универсальную по отношению к видам базирования ракету, которая имела бы: одинаково высокие боевые качества как в составе стационарного шахтного комплекса, так и в составе подвижного грунтового комплекса на базе самоходной колесной пусковой установки; высочайшую точность стрельбы и возможность длительного боевого дежурства в различных боевых готовностях; уровень стойкости к воздействию поражающих факторов в полете выше, чем у любой из ранее созданных МБР; адаптивность к развертыванию возможным противником систем противоракетной обороны различного состава.

Несмотря на ограниченное финансирование, низкую заработную плату, потерю доли квалифицированных кадров, перешедших на заработки из государственного в частный сектор, износ оборудования и станочного парка, трудовые коллективы Московского института теплотехники и смежников, сохранившие главные качества – чувство высокого гражданского долга и профессионализм, сделали, казалось бы, невозможное: создали уникальный комплекс, на много лет вперед утвердивший свой приоритет. Удалось значительно улучшить один из основных показателей боевого оружия – точность стрельбы, снизить степень уязвимости ракеты при воздействии на нее средств ПРО, повысить стойкость двигателей и других частей ракеты в полете к воздействию поражающих факторов различных видов оружия, включая ядерное, обеспечить повышенную ядерную взрывобезопас- ность. Гарантийный срокхранения новой ракеты больше, чем у созданных ранее.

Была решена еще одна важная задача: комплекс, от разработки и изготовления до поставки в войска, создан российской кооперацией. На всех этапах кооперация работала слаженно и выполнила намеченные планы и требования заказчика. Хочу привести один пример. В целях экономии средств была широко применена ресурсосберегающая технология. Это особенно проявилось при использовании существующих шахтных пусковых установок. Без доработок оставлены их защитные устройства с приводами открытия, аппаратурный отсек, ствол, входной люк и вводные устройства. С минимальными доработками, по результатам переосвидетельствования, используется система амортизации. Такой подход был реализован при разработке всех элементов комплекса, включая системы жизнеобеспечения и жизнедеятельности личного состава, дислоцированного в позиционных районах, на технических базах".

Для размещения МБР "Тополь-М" были переоборудованы 10 шахтных пусковых установок высокой защищенности снимаемых с дежурства МБР УР- 100Н. Работы по переоборудованию проводились ГНИП "ОКБ Вымпел" под руководством генерального директора и генерального конструктора Дмитрия Драгуна.

ДМИТРИЙ ДРАГУН пришел работать на предприятие в 1963 году после окончания МВТУ имени Н.Э.Баумана. В 1990 году назначен заместителем главного конструктора НПО "Вымпел", в 1992 году – 1-м заместителем директора и главного конструктора ГНИП "ОКБ Вымпел". С 1995 года он – директор и главный конструктор предприятия. В 1996 году назначен генеральным директором и генеральным конструктором ГНИП "ОКБ Вымпел". Командный пункт повышенной защищенности от ядерного взрыва разработан в Центральном конструкторском бюро тяжелого машиностроения под руководством Александра Леонтенкова.

Вот что рассказал мне генеральный директор и генеральный конструктор Государственного предприятия "ЦКБ тяжелого машиностроения" Александр Леонтенков:

"Командный пункт для МБР "Тополь-М" является дальнейшим развитием КП шахтного типа и отличается от предыдущих. Он оснащен аппаратурой и средствами нового поколения. Это увеличивает защищенность от поражающих факторов ядерного взрыва и улучшает характеристики каналов доведения информации. Повышена экологическая безопасность КП. В процессе боевого дежурства контролируется большое количество параметров ракеты в пусковых установках, что обеспечивает повышение ядерной безопасности. Все оборудование изготавливается российскими предприятиями, тогда как в предыдущих командных пунктах три четверти оборудования изготавливалось предприятиями Украины, Белоруссии, Латвии.."

В создании комплекса принимал участие ряд предприятий российского ВПК. Автономная инерциальная система управления и система прицеливания разработаны в НПО автоматики и приборостроения под руководством Владимира Лапыгина и Юрия Трунова. Твердотопливные заряды разработаны в ФЦДТ "Союз" под руководством Зиновия Пака и Юрия Милехина. Стеклопластиковые корпуса, транспортно-пусковой контейнер, многие графитовые и пластмассовые детали разработаны в ЦНИИ специального машиностроения в Хотьково под руководством Виктора Протасова и Вячеслава Барынина. Автоматизированная система боевого управления разработана в НПО "Импульс" под руководством Бориса Михайлова. Рулевые гидроприводы ракеты разработаны в ЦНИИ АГ под руководством Виктора Солуни- на. Ядерный боезаряд разработан в РФЯЦ-ВНИИ экспериментальной физики под руководством Георгия Дмитриева.

"Тополь-М" – это ракета, способная маневрировать в полете, что затрудняет или даже делает невозможным использование против нее средств противоракетной обороны вероятного противника. "Следует заметить, что жидкотопливная ракета СС-18 имеет сравнительно продолжительный участок разгона (порядка 5 минут) и участок разведения боеголовок (5-8 минут), там где она наиболее уязвима. В случае выхода США из договора по ПРО и создания противоракет космического базирования вероятность уничтожения ракет СС-18 на этих участках будет довольно велика. Поэтому будущее МБР принадлежит твердотопливным ракетам, в частности, "Тополь-М". (Договор СНВ-2 и будущее стратегических ядерных сил/Под общей редакцией А.И.Подберезкина. – М.: РАУ-Корпорация, 1999. С. 33). Отвечая на вопрос о возможности оснащения ракеты РГЧ ИН, генеральный конструктор Юрий Соломонов сказал: "Вопрос о трансформации (моноблочной ракеты в многозарядную) – это вопрос времени и средств. Больше ничего. Если будут сняты ограничения по договору (договор СНВ-2 – прим. авт.), а также выделены соответствующие финансовые средства и соответствующее время, "Тополь-М", безусловно, может быть превращен в ракету, оснащенную РТУ". (Независимая газета, 24 февраля 1999 г.). Следует отметить, что договор СНВ-2 не запрещает сторонам вести разработку МБР с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. "Тополь-М".

РТ-2ПМ2 (PC- 12М2) [SS-27]

"Тополь-М" – универсальная трехступенчатая твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета для шахтного и мобильного грунтового видов базирования. Оснащена моноблочной ГЧ. Разработана в Московском институте теплотехники под руководством Бориса Лагутина и Юрия Соломонова. Разработка начата в 1991 году. Указ Президента РФ вышел в феврале 1993 года. Испытания начаты 20 декабря 1994 года. Комплекс в варианте для ШПУ ОС поставлен на боевое дежурство 27 декабря 1998 года.

Шахтная пусковая установка разработана в ГНИП "ОКБ "Вымпел" под руководством Дмитрия Драгуна. Пусковая установка мобильного варианта создана в ЦКБ "Титан" под руководством Виктора Шурыгина. Автономная система управления спроектирована в НПО автоматики и приборостроения под руководством Владимира Лапыгина и Юрия Трунова. Твердотопливные заряды созданы в Федеральном центре двойных технологий "Союз" под руководством Зиновия Пака и Юрия Милехина. Стекло- пластиковые корпуса, транспортно-пус- ковой контейнер, графитовые и пластмассовые детали разработаны в ЦНИИ специального машиностроения под руководством Виктора Протасова и Вячеслава Барынина. Командный пункт разработан в ЦКБТМ под руководством Александра Леонтенкова. Автоматизированная система боевого управления разработана в НПО "Импульс" под руководством Бориса Михайлова. Рулевые гидроприводы ракеты разработаны в ЦНИИ АГ под руководством Виктора Солуни- на. Ядерный боезаряд разработан в РФЯЦ-ВНИИ экспериментальной физики под руководством Георгия Дмитриева.

Серийное производство ракет развернуто в 1998 году в ГПО "Боткинский завод".

Максимальная дальность стрельбы ракеты….. 10 000 км

Длина ракеты 22,7 м

Длина ракеты без ГЧ.. 17,5 м

Максимальный диаметр корпуса 1,86 м

Стартовая масса 47,1 т

Масса головной части… 1,2 т

"Тополь-М" (мобильный вариант)

О мобильном комплексе рассказал мне генеральный конструктор Юрий Соломонов:

"Процедурная часть создания комплекса мобильного варианта базирования, имеется в виду демонстрация в рамках Договоров по СНВ общего вида ракеты и пусковой установки американской стороне, уже проведена. Мы уже предъявили американцам пусковую установку и ракету. В настоящее время пусковая установка проходит натурные испытания".

При проектировании подвижного грунтового ракетного комплекса "То- поль-М" ставилась задача повысить боеготовность к пуску и точность стрельбы по сравнению с БГРК "Тополь".

Пусковая установка мобильного варианта "Тополь-М" размещена на вось- миосном ракетовозе МЗКТ-79221 разработки и производства Минского завода колесных тягачей. В Волгоградском ЦКБ "Титан" под руководством Виктора Шурыгина разработана автономная подвижная пусковая установка. Гидроприводы самоходной пусковой установки разработаны в ЦНИИ АГ под руко водством Виктора Солунина. Серийное производство пусковых установок для мобильного комплекса осваивается в Волгоградском производственном объединении "Баррикады" под руководством Николая Аксенова.

Мобильный вариант "Тополя-М"

ЛИТЕРАТУРА

Алемасов В. Е., Дрегалин А.Ф., ТишинАП. Теория ракетных двигателей/ Под ред. В. П.Глушко. М : Машиностроение, 1989.

Асташенков П. Т. Академик С.П. Королев. – М.: Машиностроение, 1969.

Байконур. Королев. Янгель/Автор-соста- витель М. И. Кузнецкий. – Воронеж: ИПФ "Воронеж"', 1997.

Балабух Л.И., Алфутов Н.А., Усюкин В.И. Строительная механика ракет. М. : Высшая школа, 1984.

Баллистическая ракета на твердом топливе/A.M.Синюков, Л.И.Волков, А.И.Львов и др.; Под ред. А.М.Синюкова. – М.: Воениздат, 1972.

Ветераны-ракетчики вспоминают. – ЦИПК, 1994.

Вехи 50-летнего пути КБТМ. – КБТМ, 1998.

Биницкий A.M. Ракетные двигатели на твердом топливе. М.: Машиностроение, 1973.

Военачальники Ракетных войск стратегического назначения. Изд. 2-а, испр. и доп. – ЦИПК, 1997.

Волков Е.Б. Сокращение стратегических наступательных вооружений. – М.: ВА им. Ф.Э.Дзержинского, 1993.

Волков Е.Б., Дворкин В.З., Прокудин А.И., Шишкин Ю.Н. Технические основы эффективности ракетных систем. – М.: Машиностроение. 1990.

Волков Е.Б., МазингГ.Ю., Сокольский В.Н. Твердотопливные ракеты: История, теория, конструкция. – М.: Машиностроение, 1992.

Волков Л. И. Проблемы стратегической стабильности. – М.: Инженерная академия РФ. 1993.

Волковский Н.Л. Энциклопедия современного оружия и боевой техники. В 2-х томах. – Спб.: Полигон-Аст, 1997.

Боткинский завод вчера, сегодня и завтра. – Издательство Удмуртского университета, 1998.

Генеральный конструктор академик В.Н.Челомей. – М.: Воздушный транспорт, 1990.

Голованов Я. К. Королев: факты и мифы. -М., 1994.

Государственный космический научно- производственный центр имени М.В.Хруничева. 80лет. – М.: Военный парад, 1996.

Гпушко В. П. Развитие ракетостроения и космонавтики в СССР. – М.: Машиностроение, 1987.

Губарев Владимир. Южный старт. -М.: Некое, 1998.

Гурович И.М. До первого старта. – М.: Издательство А.Д.В., 1997.

Договор СНВ-2 и будущее стратегических ядерных сил/Под общей редакцией А.И.Подберезкина. – М.: РАУ-Корпорация, 1999.

Дороги в космос. Воспоминания ветеранов ракетно-космической техники. В 2-х томах. – М МАИ, 1992.

Дорнбергер В. Кто создал ФАУ-2? – Рос- тов-на-Дону.: Изд-во Ростовского университета, 1993.

Из истории отечественной пороховой промышленности: создание первой твердотопливной межконтинентальной ракеты. – М.: ЦНИИНТИКПК, 1997.

Информационный сборник Ракетных войск стратегического назначения. Специальный выпуск. – ЦИПК, 1995.

Информационный сборник Ракетных войск стратегического назначения. Специальный выпуск. – ЦИПК, 1998.

Каманин Н.П. Скрытый космос. Книга первая. 1960-1963 гг. – М.: Инфортекст, 1995.

Карпенко А.В. Подвижные ракетные комплексы стратегического назначения. – Спб.: Невский бастион, 1996.

Карпенко А.В., УткинВ.Ф., Попов А.Д. Отечественные стратегические ракетные комплексы. – Спб.: Невский бастион – Гангут, 1999.

Келдыш М.В. Ракетная техника и космонавтика: Избр. труды. -М., 1988.

Князьков B.C., Рожков В.В. Боевые ракеты. – М.: Воениздат, 1977.

Кобелев В.Н., Милованов А.Г. Ракеты-носители. – М.: Московский государственный авиационный технологический университет, 1993.

Кожухов Н.С., Соловьев В.Н. Комплексы наземного оборудования ракетной техники. 1948-1998 гг./ Под. ред. докт. техн. паук проф. Бирюкова Г.П. – Москва, 1998.

Колесников С.Г. Стратегическое ракетно- ядерное оружие. – М., 1996.

Конструкция и проектирование жидкостных ракетных двигателей. – М.: Машиностроение, 1989.

Корнеев Н.М.. Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999.

Космонавтика: Энциклопедия/ Гп. ред. В. П. Глушко. -М., 1985.

Кузнецов К.А. Ракетное и управляемое оружие второй мировой войны. 1. Ракеты класса "Земля-земля". – М., 1996.

Куприянов В.К., Чернышев В.В. И вечный старт… – М.: Московский рабочий, 1988.

Лей В. Ракеты и полеты в космос. – М.: Оборонгиз, 1961.

Леонтенков А. А., Васильев Г.Ю., Кондаков В. И. и др. ЦКБТМ 50 лет. Наземное оборудование/Под. ред. докт. техн. наук профессора В.Н.Кобелева. М„ 1997.

Макнамара Р. Путем ошибок – к катастрофе/Пер. с анг. – М.: Наука, 1988.

Максимов Ю.П. Записки бывшего главкома стратегических. – РВСН, 1994.

Маликов B.C. Шахтные пусковые установки. – М.: Воениздат, 1975.

Мальков М.Н., Наровлянский Н.С., Зава- лишинА.П., Вымекаев В. В. Байконур продолжается. – М.: Издательство А.Д.В., 1997.

Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/Под. ред. Е.Б.Волкова. -М.: РВСН, 1996.

Мир без ядерного оружия. Насколько он желателен и осуществим? Нобелевское издание. – М.: Машиностроение, 1996.

Михайлов В.Л., Назаров Г.А. Развитие техники пуска ракет/ Под. ред. В.П.Бармина. – М.: Воениздат, 1976.

Мишин В. П. От создания баллистических ракет к ракетно-космическому машиностроению.: М. ИИЦ "Информ-Знание", 1998.

Морозов К. В. Ракеты-носители космических аппаратов. – М.: Машиностроение, 1975.

Московский авиационно-космический салон. – М.: Афрус. ИПТК "Логос", 1995.

Московский институт теплотехники. Труды. Том 1, часть 1. Наука. Техника. Производство. – М., 1995.

НенаховЮ.Ю. Чудо-оружие третьего рейха. – Минск: Харвест, 1999.

НПО "Энергомаш" имени академика В. П. Гпушко. Рекламный буклет.

Однажды и навсегда… Документы и люди о создателе ракетных двигателей и космических систем академике Валентине Петровиче Гпушко. – М.: Машиностроение, 1998.

Оружие России. Каталог, т. IV. Вооружение и военная техника Ракетных войск стратегического назначения. – М.: Военный парад, 1997.

Первый космодром России. – М.: "Согласие", 1996.

Памятные даты из истории "НПО Энергомаш имени академика В.П.Гпушко"/Сост. В.С.Судаков, Р.Н.Котельникова, Л.Д.Перыш- кова. НПО Энергомаш, 1999.

Паппо-Корыстин В, Платонов В., Пащенко

В. Днепровский ракетно-космический центр. Днепропетровск. ПО ЮМЗ-КБЮ, 1994.

Первое Михаил. Межконтинентальные баллистические ракеты СССР и России. – М.: ПФ "Красный пролетарий", 1998.

Пионеры ракетной техники: Кибальчич, Циолковский, Цандер, Кондратюк: Научные труды. – М„ 1959.

Полигон особой важности. – М.: "Согласие", 1997.

Ракетно-космическая корпорация "Энергия" имени С.П.Королева, 1996.

Ракетные войска стратегического назначения /Под. ред. Ю.П.Максимова. – ЦИПК, 1992.

Ракетные войска стратегического назначения. – ЦИПК, 1994.

Ракетные войска стратегического назначения России/ Под. ред .И.Д.Сергеева. – ЦИПК, 1998.

Романов А. П., Губарев B.C. Конструкторы. – М : Политиздат, 1989.

Романов А.П. Королев. – М.: Молодая гвардия, 1996.

Российское ракетное оружие 1943-1993 гг.: Справочник/Под. ред. А.В.Карпенко. – Спб.: Пика Ltd, 1993.

След на земле. Воспоминания соратников, друзей и близких людей о Владимире Геннадьевиче Садовникове. – Издательство Удмуртского университета, 1997.

Советская военная мощь от Сталина до Горбачева. – М.: Издательский дом "Военный парад", 1999.

Современная политическая история России (1985-1998 годы). Том 1. Хроника и аналитика (изд. 2-е, доп. и переработ). – М.: РАУ-Корпорация, 1999.

Создатели ракетно-ядерного оружия и ветераны-ракетчики рассказывают. – ЦИПК, 1996.

Стратегические ракеты иностранных государств. – ГОНТИ-1, 1977.

Стратегическое ядерное вооружение России/Под ред. П.Л.Подвига.: М. ИздАТ, 1998.

Стромский И. В. Космические порты мира. – М : Машиностроение, 1996.

Технические основы эффективности ракетных систем / Е. Б. Волков, В. 3.Дворкин, А.И.Прокудин, Ю.Н.Шишкин; Под. ред. Е.Б.Волкова. – М.: Машиностроение, 1989.

Точность межконтинентальных баллистических ракет. Л.И.Волков и др. -М.: Машиностроение, 1996.

Федеральное государственное унитарное предприятие "Конструкторское бюро транспортного машиностроения", 1998.

Феодосьев В.И., Синярев Г.Б. Введение в ракетную технику. – М. Оборонгиз, 1961.

Хроника основных событий истории Ракетных войск стратегического назначения / Под. ред. И.Д.Сергеева. – ЦИПК, 1996.

Хрущев Никита. Воспоминания. – М.: Ваг- риус, 1997.

Хэмфрис Дж. Ракетные двигатели и управляемые снаряды. – М.: Иностранная литература, 1958.

Черток Б.Е. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение, 1995.

Черток Б.Е. Ракеты и люди. Фили – Подлипки – Тюратам. • М.: Машиностроение, 1996.

Черток Б.Е. Ракеты и люди. Горячиедни холодной войны. – М.: Машиностроение, 1997.

Ядерная энциклопедия. – М.: Благотворительный фонд Ярошинской, 1996.

Ядерное вооружение СССР / Т.Кохран и др.; Пер. с анг. – М.: Изд-во AT, 1992.

Ядерный архипелаг. – М.: ИздАТ, 1995.

50 лет Московскому институту теплотехники. Центр информации МИТ. – М., 1996.

100 лидеров промышленности и науки Содружества. -М,: ПО "Пресса-1", 1999.

СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АСБУ – автоматизированная система боевого управления, АУТ – активный участок траектории, ББ – боевой блок,

БГРК – боевой грунтовой ракетный комплекс,

БЖРК – боевой железнодорожный ракетный комплекс,

БОН – бригада особого назначения,

БРДД – баллистическая ракета дальнего действия,

БРК – боевой ракетный комплекс,

БРПЛ – баллистические ракеты подводных лодок,

ВВС – Военно-воздушные силы,

ВМФ – Военно-морской флот,

ГАУ – Гпавное артиллерийское управление,

ГКОТ – Государственный комитет по оборонной технике,

ГПО – Государственное производственное объединение,

ГРАУ – Гпавное ракетное артиллерийское управление,

ГЧ – головная часть,

ДУ – двигательная установка,

ДУЗ – детонирующий удлиненный заряд,

ЖРД – жидкостный ракетный двигатель,

КВО – коэффициент вероятного отклонения,

КРВБ – крылатые ракеты воздушного базирования,

ЛКИ – летно-конструкторские испытания,

МАП – министерство авиационной промышленности,

МБР – межконтинентальная баллистическая ракета,

МПК – монтажно-испытательный корпус,

MOM – министерство общего машиностроения,

МОП – министерство оборонной промышленности,

МСМ – министерство среднего машиностроения,

НПО – научно-производственное объединение,

ОКБ – опытно-конструкторское бюро,

ОС – одиночный старт,

ОСВ – ограничение стратегических вооружений,

ПВО – Войска противовоздушной обороны,

ПГРК – подвижной грунтовой ракетный комплекс,

ПЛАРБ – подводная лодка атомная ракетного базирования,

ПУ – пусковая установка,

ПУТ – пассивный участок траектории,

РВГК – резерв Верховного Гпавнокомандования,

РВСН – Ракетные войска стратегического назначения,

РГЧ ИН – разделяющиеся головные части индивидуального наведения,

РДТТ – ракетный двигатель твердого топлива,

РК – ракетный комплекс,

РЛС – радиолокационная станция,

РСМД – ракеты средней и меньшей дальности,

СБ – стратегический бомбардировщик,

СК – стартовый комплекс,

СКБ – специальное конструкторское бюро,

СНВ – стратегические наступательные вооружения,

СПУ – самоходная пусковая установка,

СУ- система управления (ракеты),

СЯВ – стратегические ядерные вооружения,

ТВД – театр военных действий,

ТНА – турбонасосный агрегат,

ТПК – транспортно-пусковой контейнер,

ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт,

ЦКБ – центральное конструкторское бюро,

ШПУ ОС – шахтная пусковая установка одиночного старта.

Транспортно-пусковая установка, разработанная для мобильного комплекса МБР РТ-20 (8К99)

Вариант транспортно-пусковой установки для ракеты PT-15 (8К96) из состава мобильного грунтового комплекса

Транспортно-пусковая установка мобильного грунтового комплекса «Тополь» с ракетой РС-12М

Транспортно-пусковая установка с ракетой РСД-10 мобильного ракетного грунтового комплекса Пионер»

В работе использованы фото М.Дюрягина и Е.Булакевича, схемы А.Карпенко, рисунки А.Шепса, а также фото и схемы из архива автора, и предоставленные конструкторскими бюро.