prose_classic humor_prose nonf_criticism Оноре де Бальзак Как случается, что шпоры полицейского комиссара мешают торговле

Очерки Бальзака сопутствуют всем главным его произведениям. Они создаются параллельно романам, повестям и рассказам, составившим «Человеческую комедию».

В очерках Бальзак продолжает предъявлять высокие требования к человеку и обществу, критикуя людей буржуазного общества — аристократов, буржуа, министров правительства, рантье и т.д.

1831 ru fr Р. И. Линцер
DVS1 (4PDA) Microsoft Word 01.11.2010 DVS1 (4PDA) 20101101141925 1.03 Оноре Бальзак. Собрание сочинений в 24 томах. Том 23 Правда Москва 1960

Оноре де Бальзак

Как случается, что шпоры полицейского комиссара мешают торговле

Странная вещь страх; он изменяет характер людей и течение дел. Храбреца он делает трусом, а самым нерешительным придает отвагу. Под его влиянием люди в двадцатиградусную жару спускаются в погреб, рискуя схватить насморк, а карлисты терпеливо дожидаются, пока вся Франция начнет призывать Генриха V. Проявления страха поразительно разнообразны; г-н Жоффруа Сент-Илер отметил как особую ненормальность страх Croupionisa, проявляющийся в результате больших политических потрясений у представителей наций, которые до того времени говорили во весь голос и шагали с высоко поднятой головой.

Что касается меня, то по мне уж лучше страх г-на Мушине, владельца лавки, в которой я покупаю табак. Страх его откровенен и чист, как табак «макуба», точен, как его весы, обоснован, как монета в пять су.

Впрочем, судите сами.

Это было 19 числа сего месяца, когда император Николай при официальном содействии г-на Жиске[1] преследовал уцелевших польских повстанцев даже в городке Бержер.

Господин Мушине вышел из дому несколько минут назад вместе со своим соседом-бакалейщиком. Уходил он с таким самодовольным видом, словно сказал удачный каламбур. Вдруг он прибегает обратно; взор его блуждает, костюм в беспорядке, шляпа съехала набок, рукоятка зонтика обращена к земле. А когда зонтик г-на Мушине опущен рукояткой вниз, это значит, что его владелец испытывает душевное потрясение необычайной силы.

— Жена, — закричал он прерывающимся голосом, — жена, нам грозит ужасное несчастье!

— Что случилось, котик? — спрашивает растерянная г-жа Мушине. — Боже мой! Можно ли так пугать невинную мать пятерых младенцев? Банкир, которому мы доверили свои двадцать тысяч франков, обанкротился?..

— Нет, нет.

— Уж не собирается ли господин Дюшателье открыть магазин нюхательного табака рядом с нашей табачной лавкой?

— Да нет же.

— С нашей малюткой, которую мы отправили к кормилице, приключился родимчик?

— И того хуже. Тащи скорей мериленд, гаванские сигары и турецкий табак и все прячь в ту дыру, что мы проделали в стенке погреба. Снеси туда же серебро и ценные вещи. Погоди-ка, вот мои часы и брелоки!.. Теперь я выложу табак попроще, и клади на прилавок второй сорт: пять ящиков дешевого табаку; это их, может быть, смягчит, этих кровопийц!

— Господи! Республиканцы хотят разграбить нашу лавку! Элеонора, неси в погреб пенковые трубки и ящик с табакерками!

Тут в лавку входит молодой человек с козлиной бородкой и в кожаной шляпе[2].

Молодой человек. Четвертку мерилендского табаку, пожалуйста.

Господин Мушине. Сейчас такого нет: остался только обыкновенный табак, сударь...

Молодой человек уходит.

— Боже мой! Видишь, жена, он хотел меня прощупать, этот негодяй! Но я тоже здорово провел его!

— Да скажи, наконец, Мушине, в каком квартале бунтуют?

— Бунт еще не начался, женушка. Но все-таки приготовь мой мундир, а то, дай им только волю, они, чего доброго, назначат на вечер собрания выборщиков и провозгласят республику при свете факелов!

— Как, Мушине, ты связался с этими безнравственными поджигателями?..

— Э, душечка, я всего лишь торговец табаком, но сегодня утром я был у полицейского комиссара, чтобы получить патент для бакалейщика из угловой лавки, и...

— А! Комиссар сказал, что ожидаются беспорядки?

— Нет.

— Он составлял правила общественного порядка для рабочих?

— Да нет же.

— Так что же тогда? Говори, я вся иссохла от страха!

— Так вот, женушка... на сапогах полицейского комиссара были шпоры!

«Карикатура», 29 декабря 1831 г.


Примечания

1

Жиске — префект полиции в период Июльской монархии.

2

...молодой человек... в кожаной шляпе. — Кожаные шляпы носили в то время сторонники республики.