sci_history Лев Николаевич Гумилев Алтайская ветвь тюрок-тугю

В работе автор рассказывает о исторической судьбе тюркютов после падения Первого Тюркского Каганата.

ru
DVS1 (4PDA) Microsoft Word 09.09.2009 http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article64.htm#Article64note4 20090909152515 1.0 Журнал "Советская археология". – N 1 Москва 1959

Лев Николаевич Гумилев

Алтайская ветвь тюрок-тугю

1. Появление тюрок в горном Алтае

630-й год. Борьба тюркского каганата и Китая закончилась. Китай победил, а восточный тюркский каганат перестал существовать. Разбитые тюрки[1] частью сдались китайцам, частью подчинились сиеянто и другим телеским .племенам, но одна группа их, довольно многочисленная вырвалась из окружения и скрылась в горных долинах Восточного Алтая[2]. Ими руководил один из удельных князей, по имени Хубо, принявший титул Ичжу-Чеби-хан[3].

Войско Чеби-хана, по китайским сведениям, исчислялось в 30 тысяч человек раздела тöлöс[4], тогда как южное «ханство», составленное китайцами из захваченных тюркютов, насчитывало лишь «несколько сот разоренных юрт»[5]. Но необходимо отметить, что почти все члены ханского рода Ашина оказались на юге либо как китайские пленники, либо как перебежчики.

Чебин-хан сумел использовать Алтай как естественную цитадель и продолжал вести борьбу с исконными врагами тюркютов-сеянтосцами, с карлуками обитавшими на Черном Иртыше, и с киргизами, жившими по склонам Западных Саянов. Успех сопутствовал ему до той поры, пока он не столкнулся с Китаем. Военное преимущество танской армии[6] определило в 650 г. легкую победу экспедиционного корпуса Гао-Кханя, Чеби-хан был взят в плен и отправлен в Китай, а его народ переведен на жительство в горы Юйдугюнь[7], т. е. в Восточный Хангай[8]. Рассказ о переводе народа Алтая в Хангай содержит несомненное преувеличение, хотя бы потому, что весь поход, включая переход из Китая, через Гоби и 3ападную Монголию до Алтая, укладывается в один год.

Поверить в то, что Гао-Кхань за это короткое время сумел пленить весь многотысячный народ тюркютов, могли лишь китайские придворные, никогда не видевшие Алтая. Горные долины, отделенные друг от друга высокими перевалами, представляют собой естественные тайники, где можно укрыться от любого врага. Но на Алтае скотоводство возможно лишь по степным склонам долин, а их не так уж много. Поэтому при yвеличении поголовья скота и росте населения Чеби-хан должен был искать выхода в степь. Это его погубило, так как в степи танская конница не имела себе равных.

Возвращаясь к тексту источника, мы видим, что Чеби-хан был разбит на равнине и пойман в предгорьях Алтая, прежде чем успел укрыть в горах[9]. Очевидно, тогда Гао-Кхань и счел свою задачу выполненной, перевел захваченных пленников в Хангай и послал соответственное донесение в Чан-ань. В результате оказалось, что тюркюты, жившие в горах, уцелели, а жившие на равнине были уведены и впоследствии растворились среди своих соседей.

Алтайские тюркюты сохраняли самостоятельность до середины IX в., так как до этого времени от них приходили в Китай традиционные посольства. Но за 200 лет, проведенных в новой среде, народ не мог не измениться.

Тюркюты были издавна степным, скотоводческим народом. Загнанные в горы, они сохранили стада, но площадь пастбищ была ограничена северными склонами речных долин. Численность стад не могла не сократиться, и тюркюты вынуждены были заняться охотой, но не облавной, степной охотой, которая весьма эффективна, а трудоемкой, индивидуальной-лесной. Народ должен был приспособляться к новому типу хозяйства, которое к тому же обеспечивало его значительно хуже, чем прежнее. Не меньшей затраты сил требовала борьба с природными условиями алтайского нагорья, столь же суровыми, как и климат сибирского заполярья.

Так воинственные кочевые скотоводы со временем превратились свободолюбивых оседлых скотоводов. Властители Халхи и Согдианы стали хозяевами Башкауса и Чулышмана. Короче говоря, тюркюты стали телесами, и переход этот падает на середину IX в. Однако небольшой народ телесов еще мог постоять за себя. Несмотря на то, что найманы охватили владения телесов с востока и запада, им не удалось овладеть восточной частью горного Алтая. Это видно из того, что в «Юан-чао-би-ши» телесы упоминаются в числе суверенных племен, покоренных в 1207 г. ханом Джучи[10]. На этом самостоятельность телесов прекратилась, но свою этнографическую самобытность они сохранили и под властью монголов, и под игом ойратов. Однако потеря самостоятельности не могла пройти бесследно, и с XIII в. начинается новый медленный процесс превращения телесов в теленгитов[11].

Таков ход событий, восстановленный по скудным и отрывочным данным письменных источников. Чтобы заполнить многочисленные пробелы последних, мы должны привлечь новый материал и таким, в первую очередь, будет материал археологический.

2. Тюркютские погребения горного Алтая как исторический источник

Несмотря на то, что горный Алтай служил пристанищем самым разнообразным племенам и народностям, не представляет никакой трудности выделить тюркютские погребения из числа прочих археологических памятников. Тюркютская культура весьма оригинальна и отлична от прочих кочевнических культур. Кроме того, китайские анналы сохранили весьма подробное описание тюркютского погребального обряда. Так как эти подробности позволят дать истолкование деталям погребений, то необходимо привести это описание полностью. «Тело покойника полагают в палатке. Сыновья, внуки и родственники обоего пола закалывают лошадей и овец и, разложив перед палаткою, приносят в жертву; семь раз объезжают вокруг палатки на верховых лошадях, потом перед входом в палатку ножом надрезывают себе лицо и производят плач; кровь и слезы совокупно льются»[12]. В точности сведений китайского автора можно не сомневаться, так как этот обычай описан также мечником Валентином, который на похоронах Истеми-хана в 576 г. принужден был, «согласно обычаю», царапать себе лицо ножом[13]. Возвращаемся к китайскому тексту: «Потом в избранный день берут лошадь, на которой покойник ездил, и вещи, которые он употреблял, вместе с покойником сжигают, собирают пепел и зарывают в определенное время года в могилу. Умершего весною и летом хоронят, когда лист на деревьях и растениях начнет желтеть и опадать; умершего осенью или зимою хоронят, когда цветы начинают развертываться. В день похорон, так же как в день кончины, родные предлагают жертву, скачут на лошадях и надрезают лицо. В здании, построенном при могиле, ставят нарисованный облик покойника и описание сражений, в которых он находился в продолжении жизни. Обыкновенно, если он убил человека, ставят один камень. У иных число таких камней простирается до ста и даже до тысячи»[14].

И эти сведения находят подтверждение на этот раз в орхонских надписях. На высоком камне, в ряду камней, тянущихся от могилы Бильге-хана, обнаружена надпись: «Этот каменный балбал шада тöлöсов»[15]. В самих надписях неоднократно встречаются упоминания именных балбалов (памятников); например, во главе ряда камней, поставленных на могилу Кутлугу Эльтерес-хану (Гудулу), был камень, изображающий токуз-огузского Баз-кагана[16], а на могилу его брата, Капаган-хана (Мочжо), – такой же камень, изображающий хана кыргызов[17]. Итак, мы вправе констатировать, что сообщение китайской летописи соответствовало истине, и принять его за основу при установлении даты и принадлежности памятника. Что же касается «нарисованного облика покойного», то точность китайского источника подтверждается параллельным известием тюркского историка XVII в. Абуль-Гази Багадур-хана, использовавшего для своей компилятивной работы 18 древних рукописей[18]. В первой главе «Родословия тюркского племени» он пишет о древних тюрках-язычниках: «Когда у кого умирал любимый кто-либо, то сын, или дочь, брат делали похожую па него статую и, поставив ее в своем доме, говорили: это такой-то ш наших ближних; оказывая к нему любовь, первую часть от кушанья клали перед ней, целовали ее, натирали мазями лицо, глаза и кланялись ей»[19].

(Любопытно, что память об установке изваяний сохранялась тюрками, уже свыше 500 лет исповедовавшими ислам).

Могильники, отвечающие вышеописанному погребальному обряду, на Алтае отысканы и изучены: в южной части, по р. Чуе С. В. Киселевым и Л. А. Евтюховой в 1935 г., а в северной, по рекам Башкаусу и Улагану, – Н. М. Ядринцевым в 1878 и 1880 гг., Адриановым в 1881 г. и автором этих строк в 1948 г.

Саяно-Алтайская археологическая экспедиция 1935 г.[20] провела большие разведочные и раскопочные работы по всему Чуйскому тракту и Курайской степи обнаружила каменные курганы VII-VIII вв., что с полной несомненностью удостоверяется сосудами с орхонскими надписями. Однако трупы здесь не сожжены, и это заставляет отказаться от мысли, что захоронения принадлежат собственно тюркютам. Очевидно, их следует связывать с остатками племен Чуюе и Чуми, хотя и близких к тюркютам, но все же не тюркютов. Против отождествления каменных курганов VII-VIII вв. с тюркютскими говорит и факт нахождения их в долине Урсула, где теленгитов не было. Хотя в одном из урсульских курганов обнаружен сосуд с орхонской надписью, но содержание надписи объясняет нам этот факт.

На дне серебряного сосуда написано: «Тюрк-ша серебро подать (дар)»[21], т. е. сосуд попал в виде подарка, что свидетельствует только о связях аборигенов долины Урсула с тюрками.

Более соответствует вышеописанному тюркскому погребению другой тип памятников – «каменные площадки», или «оградки»[22]. С ними связаны как «каменные бабы», так и вереницы врытых вертикально необработанных камней. Под каменной насыпью всегда находится круглая яма, заполненная обожженной галькой, тленом от дерева и золой с углями. Из находок попадаются единичные кости лошади или барана. С. И. Руденко, копавший эти памятники, находил под насыпью железные ножи; те же находки были сделаны А. А. Гавриловой на р. Чулышмане в 1948 г.

Отсутствие в оградках человеческих костей заставило Л. А. Евтюхову (не сомневающуюся в тюркской принадлежности каменных изваяний) предположить, что эти площадки являются «местом поминальных жертв, своеобразными алтарями, сооруженными в память погребенных в соседних курганах»[23]. Однако это мнение кажется менее убедительным, чем мнение С. И. Руденко, считавшего их могилами с обрядом сожжения Вместе с тем Л. А. Евтюхова затрудняется дать точную датировку вереницам необработанных камней и считает необходимыми дальнейшие исследования.

Поэтому будет вполне уместно перейти к анализу наблюдений, сделанных нами на реках Башкаус и Улаган во время работ Горно-алтайской экспедиции 1948 г.

Между Чуйской долиной, в которой проходили работы Саяно-Алтайской экспедиции 1935 г., и Улагапским аймаком лежит высокий, длинный и труднопроходимый перевал.

За перевалом течет р. Башкаус, приток Чулышмана; в нее впадает неболыпая речка Улаган. Обе реки текут в широких долинах, окаймленных пологими горами с травянистыми склонами. Но уже на 7 км выше и настолько же ниже Башкаус зажат лесистыми утесами. Долина Улагана широка и удобна для скотоводства. Лишь в 40 км выше устья начинается ущелье с крутыми берегами.

Летовки теленгитов находятся на водоразделе этих рек.

Примечательно, что древние могильники расположены лишь в тех местах, где ныне находятся или ранее находились теленгитские зимовья, т. е. по степным склонам речных долин. Ни в лесу, ни на горах, ни даже в лесостепных нагорьях нет ни одной могилы. С этим необходимо сопоставить то, что теленгиты и теперь хоронят только в районах своих зимовок; труп человека, умершего на летовке, обязательно перевозят в долину, по алтайским дорогам это отнюдь не легко.

Очевидно, так же поступали и древние обитатели Алтая, населявшие те же районы, что и нынешние (как видно из распространения могильников).

Переходя к описанию самих могильников, отметим, что, кроме больших древних курганов (культуры Пазырык) и каменных кругов неизвестного назначения, в исследованном районе зафиксированы два типа памятников: небольшие круглые каменные курганы, содержащие единичные погребения с конем[24], и четырехугольные площадки, огороженные вертикально врытыми плитами. Круглые курганы имеют диаметр от 2 до 8 м (редко больше) и высоту от 0,1 до 0,6 м. По форме они повторяют в миниатюре большие курганы пазырыкской эпохи; расположены они так же, цепочками по пять-шесть курганов, вытянутыми в меридиональном направлении; наконец, материал, из которого они сложены, ломаный камень, точно такой, как и на больших пазырыкских курганах. Единственным отличием между ними могла бы являться величина, но в самой долине Пазырык имеются круглые курганы, значительно меньшие, чем остальные, по вещам и обряду погребения, несомненно, принадлежащие к пазырыкской культуре.

Иначе говоря, у нас нет никаких оснований отрывать маленькие курганы от больших; скорее всего, они указывают на этапы развития того древнего народа, который в VII в. был покорен тюркютами.

Позволю себе высказать гипотетическое предположение, что это были бо-ма[25] китайских летописей, в первые века нашей эры обитавшие на Алтае. Остатки их были покорены западнотюркютским Иби-Дулу-ханом около 641 г. Поэтому нет ничего удивительного в том, что С. В. Киселев и Л А. Евтюхова обнаружили в круглых курганах комплекс вещей VI– VII вв.[26], так как насельники Южного Алтая всегда находились в тесном культурном взаимодействии со степью и не было никаких причин, мешавших им использовать достижения более высокой техники.

Короче говоря, хотя мы можем часть круглых курганов датировать тюркским временем, но, учитывая особенности погребального обряда, расположение на местности, внешний вид и прочие детали (о чем было сказано выше), мы вправе отказаться от мысли, что эти погребения принадлежат тюркютам.

Зато квадратные «оградки», или «площадки», в точности соответствуют китайскому описанию тюркского погребального обряда.

Во-первых, в них часто находят пепел и золу[27] – остатки сожжения трупа. Отсутствие человеческих костей не показательно, так как труп в продолжении полугода высушивался и сгорание, очевидно, было полным, Вереницы необработанных камней, врытые вертикально, балбалы и, наконец, каменные изваяния (открытые нами), связанные с квадратными площадками, дополняют картину.

Квадратные оградки распространены значительно шире, чем круглые курганы. В верховьях Улагана, выше аила Тушагар, на широкой террасе располагается целое кладбище из оградок, хотя ни одного круглого кургана нет. Любопытно, что там встречен вариант оградки-четыре плиты, с вереницей балбалов, но без каменной засыпки в середине. Этот факт весьма примечателен, так как он, с одной стороны, опровергает приведенное выше мнение Л. А. Евтюховой, будто квадратные площадки являются местом поминальных жертв в память погребенных в соседних курганах, а с другой стороны, указывает на то, что каменная наброска необязательна. В самом деле, когда площадка расположена вблизи кургана, то, чтобы закрыть ее, легче всего взять готовые камни и забросать ими пепел.

Ниже аила Тушагар, на высоко поднятой над Улаганом террасе, разведочным маршрутом обнаружен третий вариант квадратной могилы. В центре небольшой оградки (1,0 Х 1,85 м) вместо каменной засыпки установлены два монолитных каменных обелиска высотой в 1,0 и 0,85 м. К ним примыкает еще меньший квадрат 1,0 Х 1,0 м, в котором стоял один такой же обелиск, ныне поваленный. Разведкой обнаружено всего три таких погребения на Улагане и одно на Башкаусе, несколько выше слияния Башкауса с Улаганом. Башкаусское погребение несколько большего размера и засыпано камнями. Оно, собственно говоря, является промежуточным между обычными и вновь найденными оградками, что дает основание причислять те и другие к одному типу. Пристальное изучение обычных оградок установило, что на некоторых из них встречаются камни – остатки разбитого обелиска. Тюркюты, как мы знаем, имели родовую знать, наследственно занимавшую государственные должности[28], и вероятно, что социальное положение учитывалось при сооружении надгробного памятника. А если так, то понятно, почему эти могилы помещены отдельно: погребения знатных людей стремились отделить от остальных погребений. Необходимо отметить и четвертый вариант тюркютского погребения. К некоторым из круглых курганов поставлены балбалы. мною отмечены 31 подобный случай и четыре случая, когда балбалы поставлены, к большим курганам в долине Пазырык. Это, на первый взгляд, может говорить о принадлежности и круглых курганов тюркютам или о большой древности обычая выставления балбалов, однако внимательное рассмотрение этих курганов показало наличие там квадратов, выложенных на поверхности круглых курганов из того же камня. Следовательно, квадратные могилы перекрывают круглые, в насыпях которых следовало бы искать впускное погребение, если бы оно состояло не из одной золы-Необходимо также учесть, что современные теленгиты хоронят своих покойников в каменной кладке древних курганов, о значении которых они настолько не имеют представления, что обычно называют их просто «корум» (каменная россыпь).

Если наше предположение правильно и теленгиты действительно потомки тюркютов, то погребальный обряд должен был пережить следующую эволюцию.

1. Тюркюты раздела тöлöс в 631 г. приходят на Алтай как отступающая армия. Они лишены и имущества и рабов. Расположившись в долине Улагана, они, чтобы не заниматься тяжелой, непривычной работой (ломкой камня), используют для погребений готовый камень с древних курганов. Погребальные памятники этого времени – каменные площадки.

2. С середины IX в. тюркюты становятся телесами-алтайским народом. Древняя традиция постепенно становится анахронизмом, и сложный обряд погребения упрощается. Вместо того чтобы перетаскивать камень, его просто перегруппировывают в древнем кургане над прахом умершего.

3. Монгольское завоевание 1207 г. не могло не вызвать интенсивного проникновения шаманской идеологии в среду телесов и ранее синкретичных. А это должно было повлечь за собой упадок древней религии и, следовательно, отразиться на обряде погребения. Самое сложное в последнем было полугодовое высушивание трупа и сожжение, ибо оно требует не только массы сухих дров, но и соответствующей вентиляции, иначе труп не сгорит. Сожжение заменяется обожжением трупа и последующим его захоронением в каменной россыпи.

4. Телесы окончательно растворились среди алтайских аборигенов и превратившись в шаманистов-теленгитов, утративших даже память о своих предках, тюркютах.

Теленгиты лишь в небольшой мере потомки тюркютов, в значительно большей степени они потомки аборигенов Алтая, с которыми тюркюты-тöлöсы смешались. Отсюда понятно, что теленгитское погребение с конем более сходно с погребением в каменных курганах, чем с тюркютским сожжением. Превращением телесов в теленгитов исчерпывается и наша тема.

В рассмотренной нами эволюции погребального обряда тюркютов только 1-й, 2-й и 4-й этапы нашли свое отражение во внешнем виде могил. Установить 3-й этап удалось благодаря раскопкам пазырыкского кургана N 3 (1948 г.). В центре насыпи под каменной кладкой, но на разнойглубине обнаружены четыре скелета. Засыпанные тяжелыми камнаями костяки деформированы, лишь самый нижний, лежавший на слое погребенного гумуса, в промерзшем песке, сохранился. Руки скелета закинуты на голову, ноги раздвинуты, под поясницей – большой камень, проломивший трупу позвоночник. От второго скелета сохранились лишь ноги, череп раздавлен камнями. Третий скелет сплющен наваленными на него глыбами, так что ноги находились рядом с головой. Последний лежал на спине, с руками, сложенными на животе. Все скелеты ориентированы в разные стороны, что указывает на небрежность захоронения. Полная обезжиренность и плохая сохранность костей говорят о их сравнительной древности (теленгитский период исключается), а то, что скелеты лежат на разных горизонтах, показывает разновременность их захоронения. Заполнение могильной ямы содержит большое количество углей и крупных камней. Кроме того, к кургану поставлены четыре балбала из серого-песчанника.

Присутствие угля позволяет реконструировать обряд погребения следующим образом: трупы засыпались горящим углем и затем заваливались камнями из кладки кургана. Это захоронение вполне отвечает намеченному выше 3-му этапу (захоронение в чужом кургане с имитацией сожжения). Предположительно мы можем датировать это погребение XIII в., исходя из того, что в это время телесы уже утратили большую часть культурной традиции, но еще не усвоили новой.

Раскопками Алтайской экспедиции Эрмитажа в 1939 г. было открыто аналогичное, но более раннее погребение в пределах Усть-Канского аймака[29]. Там, под курганной насыпью, в небольшой ямке, лежал долбленый ящик с перегоревшими костями человека и предметами из железа.

Аккуратность захоронения при неполном сожжении заставляет отнести его к телесской эпохе (середина IX-начало XII в.), что вполне согласуется с датировкой, предложенной М. П. Грязновым.

Таким образом, мы вправе констатировать, что предложенная схема развития погребального обряда, отражающая постепенное изменение общественного устройства и культуры тюркютов-телесов, находит свое подтверждение в данных, полученных археологией.

3. Балбалы и каменные изваяния на реках Улаган и Башкаус

Балбалы, составляющие, неотъемлемую часть тюркютских могил, на берегах Улагана и Башкауса весьма многочисленны и разнообразны. Высота их варьирует от 0,1 до 1,9 м, но подавляющее большинство – от 0,5 до 1,0 м. Детальному обследованию подверглись два скопления могил: 1) в старом русле Башкауса, около автомобильной дороги и 2) на правом берегу Улагана, от места впадения в него речки Балыктыюл до урочища Пазырык (см. рис. тюркютских магил на берегу р. Улагана).

Обследование дало следующие результаты. Башкаусский могильник содержит 55 оградок; из них 13 имеют балбалы; общее число балбалов – 87. Если верить китайскому источнику, отождествляющему число балбалов с количеством убитых покойным врагов, то на одного тюркютского воина в среднем приходится шесть-семь убитых врагов.

Могильник Усть-Балыктыюл содержит: 139 оградок без балбалов; 72 оградки с балбалами; 31 круглый курган (с впускным погребением) с балбалами и две цепочки балбалов без могил. Последние, видимо, либо вросли в землю и задерновались, либо камень с них растаскан на дорожное строительство. Общее количество балбалов – 486, т. е. на одногот тюркютского воина-четыре-пять врагов. Если же откинуть редкие количества балбалов (например, у одной могилы 51 балбал), то наиболее частым числом будет три-четыре балбала. Могилы без балбалов, вероятно, содержат пепел женщин и детей; они многочисленнее мужских могил. Это вполне понятно, если учесть, что при поражении увезти труп павшего товарища очень трудно и далеко не все мужчины-воины попадали после смерти на приготовленные для них «оградки».

Балбалы имеют две резко отличные формы: островерхие и плоские, со стесанной верхушкой. Если учесть вышеприведенные свидетельства орхонских надписей о том, что каждый балбал изображал определенного человека, то такое деление нельзя считать случайным. Скорее здесь учтен важный этнографический признак-головной убор (островерхий малахай, характерный для степняков, и плоская, круглая шапочка алтайцев).

Когда тюркюты в VII в. пришли на Алтай, то их врагами были, с одной стороны, аборигены– алтайцы, а с другой – степные карлуки. Очевидно, тюркюты в VII-IX вв. вели борьбу на оба фронта, и это отразилось в изображении балбалов. Если это справедливо, то мы можем отметить, что борьба со степью была более удачной, так как из 486 балбалов 329 остроголовы, а 157 плоскоголовы.

Не менее важно расположение балбалов. Все они, как правило, вытянуты в восточную сторону, но азимут их колеблется: чаще всего это юго-восток, реже – восток и иногда северо-восток.

Разгадка этого имеется в той же китайской летописи.

В числе предметов, обоготворяемых тюркютами, названа «страна солнечного восхождения»[30].

Рис. 2. Тюркютские могилы на берегу р. Улагана

Очевидно, тюркюты, как и многие другие народы, ориентировались при совершении погребального обряда не на само солнце, а на первые лучи зари, которые весной, действительно, появляются на северо-востоке, а осенью и зимой– на юго-востоке.

При учете всех этих фактов установка балбалов в северо-восточном направлении становится понятной и закономерной.

Кроме балбалов, около квадратных могил обнаружены каменные изваяния; по-теленгитски «киши-таш», т. е. «человеческий камень».

Всего их найдено три-два на Башкаусе и одно на среднем Улагане.

Первое изваяние изображает мужчину с ярко выраженной, даже подчеркнутой монголоидностью. В правой руке он держит чашу, левая лежит рукояти прямого меча. Материал – черный сланец. Второе изваяние – герма, сделано из серого песчаника. Изображению также приданы черты монголоида, что подтверждается узким разрезом глаз и прямой, но невысокой спинкой носа. Хорошо различим головной убор – клобук, характерный для азиатских степняков, но не горцев. Третья фигура – из красного мергеля, обладает теми же расовыми признаками. Она более похожа на юношу или молодую женщину. Оружия на ней нет. Чашу она держит в левой руке, а правая лежит на поясе.

В заключение необходимо отметить аналогичные статуи из Курайской степи и из Канской степи (фрагмент), хранящиеся в Бийском краеведческом музее. Они также монголоидны, и курайская статуя снабжена традиционной чашей и мечом, характерными для всех фигур этого типа.

Литература о каменных изваяниях Алтая, Монголии и Восточного Казахстана очень обширна[31], но ныне уже не представляет интереса, так как вопрос о их назначении, принадлежности и эпохе разрешен. Они представляют собой портретные изображения тюркютов, пепел которых погребен в квадратных могилах, всегда находящихся при каменном изваянии[32]. Этот обычай также отмечен китайским описанием тюркютского погребального обряда, хотя там сказано, что ставится «нарисованный облик покойного»[33]. Это не только не противоречит данным современной науки, но, напротив, объясняет, почему на 1000 тюркютских погребений обнаружено только три каменных изваяния.

В китайском сообщении «нарисованный облик» фигурирует как обязательный аксессуар погребения, но везде и всегда каменные надгробья были достоянием людей состоятельных.

Надо думать, что тюркюты победнее ставили на могилах деревянные или глиняные раскрашенные изображения, которые, конечно, не сохранились. Таким образом, каменные изваяния следует считать исключениями из общего правила, и малое их количество не должно смущать или удивлять исследователя. Решающим аргументом в пользу этого соображения является положение статуи относительно могилы. Она всегда стоит спиной к «оградке» и смотрит на ряд балбалов. Если бы статуя сама являлась балбалом, то она смотрела бы на прах своего победителя. Кроме того, в китайском описании погребального обряда точно указано, что для обозначения убитого врага ставят просто камень, тогда как «нарисованный облик» принадлежит покойнику.

Обычай ставить портретный надгробный памятник сохранился у самой западной ветви древнейших тюрок – у чувашей. На могиле мужчины ставится дубовый столб, а женщины – липовый. Грубо вырезанный треугольник изображает лицо. Этот памятник носит название «юба»; его считают «домом покойника», т. е. вместилищем его души[34]. Очевидно, чуваши принесли этот обряд на Волгу из мест своего древнего обитания, когда их предки были соседями предков тюркютов[35].

Итак, каменные изваяния с чашей датируют квадратные могилы так же хороню, как и сообщения письменных источников, и мы имеем возможность видеть тюркютов такими, какими они представлялись сами себе. Исследование надгробных памятников дало возможность восстановить общий ход истории алтайской ветви древних тюрок.


Примечания

1

Пельо восстановил звучание слова, переданного иероглифами ту-цзиу, как: тюркют, т. е. «тюрк» с суффиксом множественного числа монгольского языка. Ввиду того, что термин «тюрк» изменил свое значение, а двойное название «тюрки-тугю» очень громоздко, я считаю целесообразным ввести чтение «тюркют» для тюрок, основавших первый тюркский каганат. См. Р. Реl1iоt. L'Origine de T'ou-kieu, nom chinois des turcs. T'oung Pao. 1915, отд. оттиск.

2

В Таншу написано: «Чеби ушел на северную сторону Золотых гор (Алтая. – Л. Г.). Золотые горы с трех сторон состоят из отвесных утесов; только с четвертой есть проход, по которому можно проехать конному и на телеге. Земли ровные и Чеби занял их... Он покорил на западе Гэлолу (Карлуки.– Л. Г.), на севере Гегу (киргизы – Л. Г.)». См. Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, т. I, стр. 22-263.

Указание на то, что местность была окружена со всех сторон горами, а «земли ровные, т. е. степные, доказывает, что Чеби-хан занял не северные склоны Алтая, покрытые лесом и неудобные для скотоводства, а долины внутреннего Алтая. Туда действительно ведет единственный проход – Сайлюгем. Основная часть владений Чеби-хана, очевидно, располагались между Телецким озером и р. Катунь, а на востоке он, вероятно владел частью бассейна Кобдо, как полагает Г. Е. Грумм-Гржимайло. См. Г. Е. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926, стр. 277.

3

Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 263-264, 397; Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926, стр. 277.

4

Тöлöсами называлось восточное крыло тюркютской военно-политической системы.

См. Клюкин. Новые данные о племени телесов и тардушей. Вестник Дальневосточн. Отдела АН СССР, N 1-2, 1932, стр. 97.

5

Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 264.

6

Л. Н. Гумилев. Статуэтки воинов из Туюк-Мазара. Сб. МАЭ, XII, Л. 1949, стр. 232-253.

7

Н.Я.Бичурии (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 264.

8

Г. Е. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926, стр. 277.

9

Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 263.

10

Г. Е. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926, стр. 417; С. А. Козин. Сокровенное сказание. Л., 1941, стр. 175.

11

Теленгиты – потомки телесного племени доланьгэ, обитавшего в VII в. к западу от р. Орхона. На Алтай они попали при разгроме ойратов манчжурами и включили в свой состав остаток телесов, сохранившихся в их среде как «кость» (сёок) среди прочих сёоков.

12

Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 230.

13

Менандр. Византийские историки. Пер. Дестуниса СПб., 1860, стр. 421-422.

14

Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 228, 229.

15

В. В. Радлов и П. М. Мелиоранский. Древнетюркские памятники в Кошо-Цайдаме. Сборник трудов Орхонской экспедиции, т. IV, СПб., 1899, стр 68.

16

П. М. Мелиоранский. Памятник в честь Кюль-Тегина. СПб., 1899, стр. 68.

17

П. М. Мелиоранский. Памятник в честь Кюль-Тегина. СПб., 1899, стр. 70.

18

Н. И. Березин. Библиотека Восточных историков, т. III. Казань, 1854, стр. 34.

19

Н. И. Березин. Библиотека Восточных историков, т. III. Казань, 1854, стр 10.

20

Л А Евтюхова и C. В. Киселев. Отчет о работах Саяно-Алтайской археологическои экспедиции в 1935 г Тр ГИМ, вып XVI, 1941.

21

Л А Евтюхова и С. В. Киселев. Отчет о работах Саяно-Алтайской археологическои экспедиции в 1935 г Тр ГИМ, вып XVI, стр. 113.

22

Л. А Евтюхова. Каменные изваяния северного Алтая. Тр. ГИМ, вып XVI, стр 130.

23

Л. А Евтюхова. Каменные изваяния северного Алтая. Тр. ГИМ, вып XVI, стр 131, 132.

24

Сообщено С. И Руденко

25

Бо-ма (оло чже или би-це) населяли Алтайско-Саянское нагорье (см. Г. Е. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926, стр. 51). Они были народом смешанного динлинско-сяньбийского происхождения.

26

Л А.Евтюхова и С. В. Киселев. Отчет о работах Саяно-Алтайской археологическои экспедиции в 1935 г Тр ГИМ, вып XVI, 1941, стр. 114.

27

Необходимо учесть, что при плохой или поврежденной засыпке дождевая вода выщелачивает золу.

28

Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 229.

29

М. П. Грязное. Раскопки на Алтае Сообщения Гос. Эрмитажа, Л, 1940, стр. 18.

30

H. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 230.

31

Н. И. Веселовский. Современное состояние вопроса о «каменных бабах» или «балбалах». ЗООИД, т. XXXII, Одесса, 1915.

32

Л. А. Евтюхова. Каменные изваяния северного Алтая. Тр. ГИМ, вып XVI, стр. 133; В. В. Бартольд. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью. СПб., 1897, стр. 19; Г. Е. Грумм-Гржимайло считает этот обычай заимствованным у динлинов (см. Г. Е. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926, стр. 61-67. См. также М– Грязнов и Е. Шнейдер. Древние изваяния Минусинских степей. Этнографический отдел Русского Музея, т. IV, вып. II, Л., 1929; А. Н. Бернштам. Археологический очерк Северной Киргизии. Фрунзе, 1941, стр. 63 и табл. X; W. Коtwiсz. Les tombeaux dits «Kereksur» en Mongolie. Rocznik Orientalistyszny, t. VII (1928), Lwow, 1929; его же. Quelques remarqucs sur les statues de pierre dites «baba», «femmes en pierre». Bulletin international de 1'Academie Polonaisi des Sciences et des Lettres, 1928, Cracowie.

33

Н.Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, стр. 230.

34

В. К. Магнитский. Материалы к объяснению старой чувашской веры. Казань, 1881, стр. 180; II. В. Никольский. Краткий конспект по этнографии чуваш. ИОАИЭ, т. XXVI, вып. 6, Казань, 1911, стр. 579.

35

Т. А. 3емляницкий. Чуваши и монголы. Доклад, прочитанный в Общ. Арх. Ист. и Эта. при Самарском Гос. Ун-те 20 января 1927 г. Гос. Архив ЧАССР, Опись I, фонд 446, N 29, 1929.