sci_tech Авиация и космонавтика 2003 11

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 31.10.2010 FBD-1A1020-152E-834E-69A0-47C4-72B0-047AE7 1.0 Авиация и космонавтика 2003 11 2003

Авиация и космонавтика 2003 11

Дмитрий СОБОЛЕВ

ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ – НЕ ПРОСТО УДАЧА

К 100-летию первого полета самолета

Американские механики-самоучки Уилбер (1867-1912) и Орвилл (1871- 1948) Райты заинтересовались авиацией в последние годы прошлого века. Это было время стремительного технического прогресса. Однако до осуществления одной из самых дерзновенных идей человека – построить машину для полета по воздуху – было, как казалось тогда, еще очень далеко. Неудачей закончились испытания самолетов с паровыми двигателями, построенных А. Ф. Можайским в России, К. Адером во Франции, X Максимом в Англии. Трагическими оказались эксперименты первых планеристов: в 1896 г. в Германии разбился во время полета на самодельном балансирном планере О. Лилиенталь, три года спустя та же судьба постигла его английского последователя П. Пильчера. Одним из немногих, кто продолжал интересоваться планером в конце XIX века, был американский инженер О.Шанют. Он усовершенствовал конструкцию балансирных планеров Лилиенталя, сделал ее более рациональной. Но большинство энтузиастов авиации направили свои усилия на создание воздухоплавательных летательных аппаратов.

К счастью, прогресс основан на том, что отдельные неудачи не могут окончательно остановить развитие перспективной идеи и, в конце концов, она побеждает. Именно гибель Отто Лилиенталя (точнее, сообщения об этом событии в прессе) зародила в братьях Райт интерес к авиации, что через несколько лет напряженной работы привело к созданию первого удачного самолета.

Первое время Уилбер и Орвилл Райты, жившие в небольшом городе Дайтоне, штат Огайо, и работавшие механиками в собственной велосипедной мастерской, просто читали все, что им удавалось достать из авиационной литературы, а потом подолгу обсуждали, какой должна быть будущая «летательная машина», как избежать ошибок их предшественников.

Наконец в 1900 г. братья Райт занялись конструированием летательных аппаратов. Надо сказать, что в это время их замыслы не распространялись далее освоения планерных полетов. Крыло своего будущего планера они решили сделать по образцу американского планера-биплана О. Шанюта, но на этом сходство между аппаратами заканчивалось. Планер братьев Райт не имел хвостового оперения, пилот располагался лежа на нижнем крыле, принципиально иным был метод управления. Выступая на заседании Западного общества инженеров в Чикаго в 1901 г., У. Райт так объяснял эти нововведения: «После долгих размышлений мы в конце концов пришли к выводу, что хвостовое оперение скорее является источником неприятностей, нежели помогает, и решили поэтому совсем отказаться от его применения. Логично предположить, что если планериста расположить в полете горизонтально, а не вертикально, как на аппаратах Лилиенталя, Пильчера и Шанюта, то аэродинамическое сопротивление может быть очень заметно уменьшено… Кроме того, используемый Лилиенталем метод управления который перемещении тела летчика, казался нам недостаточно эффективным; поэтому после длительных обсуждений мы придумали комбинацию, сoстоящую из двух больших поверхностей, как но планере Шанюта, и меньшей поверхности, размещенной на небольшом расстоянии впереди в таком положении, что действие ветра на нее будет компенсировать влияние перемещения центра давления основных поверхностей. Благодаря этому изменения в направлении и скорости ветра будут оказывать небольшое возмущающее воздействие и от планериста потребуется только управлять машиной, что достигается изгибом передней поверхности вверх или вниз».

Плонер-моноплон О Лилиенталя после катастрофы, в которой погиб его конструктор

Планер О Шанюта, 1896 г.

О. и У.Райт испытывают свой первый планер. Китти-Хоук, 1900 г

Однако важнейшим новшеством в конструкции летательного аппарата, о котором Уилбер не упомянул в докладе, была система поперечного управления за счет перекашивания крыла Увеличение угла атаки на одном конце крыла и одновременное его уменьшение на другом создавало управляющий момент, необходимый для выравнивания кренов и для маневрирования в полете Это был прообраз современного элеронного управления.

Данный способ управления планером братья Райт «подсмотрели» у птиц. «Мои наблюдения за полетом сарычей привели меня к убеждению, что они восстанавливают боковое равновесие в случае, когда порыв ветра нарушает его, с помощью крутки концов крыльев. Если задняя кромка конца правого крыла закручивается вверх, а левая – вниз, птица становится как бы живой мельницей и сразу же начинает поворачиваться вокруг оси, представляющей собой линию от ее головы к хвосту», – записал У. Райт в своем дневнике.

Прежде чем применить новый способ управления на планере, Райты испытали его на воздушном змее и остались довольны действием системы перекашивания крыла.

Первый планер братья Райт построили летом 1900 г. Он имел размах 5,2 м и весил 22 кг. Основным материалом его, как и всех последующих конструкций Райтов, была сосна, обшивка – полотно Двухлонжеронное крыло имело своеобразный профиль, сильно искривленный впереди и почти плоский сзади. Это, как полагали конструкторы, позволяло придать большую стабильность положению центра давления.

Стрела прогиба профиля составляла 1/23 длины хорды.

Испытания планера проходили осенью 1900 г. в уединенном местечке Китти Хоук на побережье Атлантического океана. Мягкая песчаная почва и постоянно дующие ветры делали его очень удобным для полетов. Аппарат с человеком на борту должен был запускаться на привязи, как воздушный змей. Благодаря такому методу испытаний братья Райт надеялись получить хорошую практику в управлении, не подвергая себя при этом опасности.

Однако этим планам не дано было осуществиться Подъемная сила крыла оказалась значительно меньше, чем ожидалось, и силы ветра было недостаточно, чтобы поднять человека в воздух. Поэтому аппарат испытывался почти всегда беспилотно, управляемый с земли Непродолжительные полеты с человеком удавались только при планирующих спусках с возвышенностей после предварительного разбега навстречу ветру. Так как пилот лежал на крыле и поэтому не мог участвовать в разбеге, планер разгоняли до скорости отрыва два ассистента, поддерживающие аппарат за крыло.

Из-за недостаточной подъемной силы крыла общее время нахождения братьев Райт в полете за «полевой сезон» 1900 г. составило всего около 2 минут. Этого было, конечно, слишком мало, чтобы сделать окончательные выводы об особенностях летательного аппарата и приобрести необходимые навыки пилотирования Поэтому в 1901 г Райты построили новый планер, больших размеров. Площадь его крыла равнялась 27 м 2 , размах – 6,7 м, вес – 45 кг. Кривизна профиля была увеличена до 1/12. Система управления осталась той же, за исключением того, что перекашивание крыла осуществлялось теперь не отклонением ручки, а перемещением вбок деревянной рамки, управляемой движением бедер лежавшего на крыле человека.

Испытания нового планера начались в Китти Хоук в июле 1901 г. На этот раз аппарат испытывался только в свободном полете. Как и при экспериментах предыдущего года, достигнутые результаты были намного хуже ожидаемых. Угол снижения в полете составлял 10-13° вместо 3° по расчетам. Кроме того выявился ряд серьезных недостатков в управлении. Одним из них была малоэффективность, а иногда и реверс действия переднерасположенного руля высоты. Кок выяснилось, это было вызвано аномальным перемещением центра давления крыла сильно изогнутого профиля на малых углах атаки (назад, по мере уменьшения угла атаки). Данный дефект удалось устранить уменьшением кривизны профиля.

У Райт в полете на планере образца 1901 г.

Иногда случались аварии, но благодаря небольшой высоте полетов и мягкой песчаной почве все оканчивалось благополучно

Третий, самый удачный планер братьев Райт

Другим труднообъяснимым явлением была обратная реакция планера на перекашивание крыла. «Мы обнаружили, – писал У Райт О. Шанюту в августе 1901 г., – что наш аппарат ни при каких обстоятельствах не поворачивает в сторону опущенного крыла. Этот очень неожиданный результат опрокидывает все наши теории о методе выполнения разворотов». В данном случае братья Райт впервые столкнулись с хорошо известным сейчас эффектом неблагоприятного момента рыскания при отклонении элеронов или перекашивании крыла. Он объясняется возникновением на конце крыла с увеличенным местным углом атаки дополнительного аэродинамического сопротивления, стремящегося развернуть аппарат в нежелательном направлении.

За время опытов 1901 г. Райты, поочередно пилотируя планер, выполнили несколько сотен полетов! Максимальная дальность планирования составила 118 м Однако изобретатели были еще далеки от окончательного успеха. Несмотря на все меры, принятые для улучшения планирующих свойств и управляемости планера, летательный аппарат 1901 г. не обладал заметными преимуществами перед балансирными планерами прежних лет.

Первый по-настоящему удачный планер был создан братьями Райт в 1902 г. Его постройке предшествовали интенсивные исследования профилей и формы крыла в сконструированной ими же аэродинамической трубе. Это позволило сделать ряд усовершенствований, повысивших аэродинамическое качество нового летательного аппарата. Важнейшим из них было применение крыла значительно большего удлинения (6,4 вместо 3, как на планерах 1900 и 1901 гг.), а также изменение профиля крыла. В результате аэродинамическое качество возросло примерно в полтора раза.

Большое значение имело и усовершенствование системы бокового управления. Убедившись в невозможности контролировать направление полета только с помощью перекашивания крыла, Райты установили на новом планере за крылом вертикальное оперение. Первоначально оно было неподвижным и состояло из двух плоскостей, расположенных параллельно друг другу. Вскоре, однако, выяснилось, что эта мера не устраняет нежелательный момент рыскания при перекашивании. Поднятое крыло по-прежнему противодействовало повороту, усиливался крен и возникала реальная опасность неуправляемого скольжения; в одном из полетов О. Райт потерпел из-за этого аварию.

Выход был найден в замене неподвижного вертикального стабилизатора подвижным, кинематически связанным с системой перекашивания крыла так, что руль направления автоматически поворачивался в сторону крена. Благодаря этому скомпенсировалась разница в сопротивлении опущенного и поднятого крыла и появилась возможность совершать правильные развороты с креном. Данное техническое решение было запатентовано братьями Райт в марте 1903 г.

На планере с усовершенствованной системой управления братья Райт в 1902 г. выполнили около 1000 полетов Общее время нахождения в воздухе составило 4 часа. Лучший полет имел дальность 190 м и продолжался 22 секунды. В следующем году рекордная продолжительность полета была увеличено до 70 секунд. Несмотря на большие размеры (размах крыла 10 м, площадь 30,5 м 2 ), планер надежно управлялся даже при сильном ветре. О. Шанют, присутствовавший при полетах, отметил превосходство аппарата братьев Райт над всеми построенными ранее планерами.

Следующим логическим шагом было создание на основе планера самолета. В конце 1902 г. братья Райт поделились этим замыслом с Шанютом. Они писали: «Мы намерены в следующем году построить значительно большую и примерно вдвое более тяжелую машину, чем наш настоящий аппарат На ней мы будем изучать проблемы старта и управления тяжелым аппаратом, и, если найдем его хорошо управляемым в полете, мы установим на нем двигатель». Вскоре, однако, было решено сразу строить самолет, не теряя времени на испытания его безмоторного варианта.

Решение о создании самолета наложило заметный отпечаток на характер деятельности изобретателей. Если вначале Райты относились к полетом на планерах как к спорту и регулярно знакомили общественность со своими достижениями, то, начав работу над самолетом, они постарались по возможности засекретить сведения о его конструкции, понимая, что первенство в решении проблемы моторного полета принесет им известность и состояние. По этой причине они уклонились от обсуждения деталей своей конструкторской деятельности с американским ученым и изобретателем С. Ленгли, также занимавшимся строительством самолета, отказали в визите в Китти Хоук французскому планеристу Ф. Ферберу.

Двигатель самолета братьев Райт

Небольшая поломка самолета Райт 11 декабря 1903 г.

Двигатель и пропеллеры для самолета были изготовлены в Дайтоне в течение зимы и лета 1903 г. Короткий срок создания силовой установки объясняется тем, что Райты, в отличие от своих предшественников, не ставили перед собой задачи сконструировать какой-то особенный сверхлегкий мотор. Построенный по их заказу четырехцилиндровый бензиновый двигатель водяного охлаждения мощностью 12 л. с. представлял собой облегченный вариант обычного автомобильного двигателя и весил 90 кг. Его удельный вес – 7,5 кг/л. с. – был даже больше, чем у паровых двигателей самолетов Адера и Максима. Тем не менее, по расчетам братьев Райт, он обладал мощностью, требуемой, чтобы поднять их самолет в воздух. (По оценке братьев Райт, потребная для полета их самолета мощность равнялась 8 л. с. В действительности этой мощности было бы недостаточно (при k= 7, ηпроп= 0,66, ?ηтрансм= 0,95, v= 11 м/с, Nпотр = 10 л.с.), и только счастливая случайность (реальная мощность двигателя оказалась больше, чем ожидалось) позволила получить требуемую для полета энерговооруженность.

При создании пропеллеров использовался опыт аэродинамических экспериментов в трубе, проведенных Райтами зимой 1901 – 1902 гг. Рассматривая воздушный винт как вращающееся крыло и подбирая для каждого сечения наивыгоднейший профиль, братьям удалось изготовить пропеллер с отличным для своего времени КПД – 66%. Винты соединялись с двигателем с помощью цепной передачи, уменьшавшей число оборотов пропеллера втрое. Общий вес пропеллеров и трансмиссии составлял 41 кг.

Самолет был сконструирован по образцу планера 1902 г., но в связи с возросшим весом аппарата размеры крыла были увеличены. Увеличена была и площадь органов управления – одинарные поверхности рулей заменили сдвоенными. Как на планере, руль направления автоматически отклонялся при перекашивании крыла. Под крылом установили полозья для посадки на песчаную почву.

Окончательная сборка самолета производилась осенью 1903 г., после прибытия к месту испытаний, в Китти Хоук. Самолет представлял собой биплан с двумя толкающими пропеллерами, вращающимися в противоположных направлениях. Двигатель находился на нижнем крыле, сбоку от летчика. Как на аппаратах прежних лет, человек размещался в полете лежа и управлял перекашиванием крыла боковым движением бедер. Впереди имелись две рукоятки, одна – для управления рулем высоты, вторая – для включения и выключения двигателя. Взлетный вес равнялся 340 кг, площадь крыла – 47,4 м2 , размах – 12,3 м, длина самолета – 6,4 м, диаметр пропеллеров – 2,6 м.

При наземных испытаниях выяснилась недостаточная прочность валов пропеллеров. Устранение дефекта заняло много времени, между тем наступила зима, начались холода, ненастная ветреная погода. Тем не менее братья Райт решили не откладывать окончательное испытание самолета на год.

Из-за большого веса самолета Райты были вынуждены отказаться от прежнего метода старта, когда добровольные помощники из числа местных жителей помогали аппарату взлететь, поддерживая его за крыло. Кроме того, этот метод мог вызвать сомнения, был ли полет осуществлен только за счет мощности двигателя. Поэтому решили, что самолет будет взлетать без какой-либо помощи со стороны. Разбег должен был происходить по деревянному рельсу длиной 18 м, верхняя поверхность которого обшита железом. Самолет мог катиться по рельсу на маленькой тележке, отделяющейся после взлета. Для уменьшения длины разбега старт должен был производиться строго против ветра.

Исторический полета самолета братьев Райт 17 декабря 1903 г.

Первые летные испытания «Флаера», как назвали свой самолет братья Райт, состоялись 14 декабря. Ветер был слабый, и, чтобы укоротить разбег, рельс расположили на склоне песчаного холма под углом 9° После 16-метровой пробежки под уклон с работающим двигателем самолет поднялся в воздух, но через несколько мгновений резко скабрировал и упал на крыло с высоты около 5 м на мягкий песок. Повреждения конструкции были невелики, пилот – Уилбер Райт – не пострадал. Как показал хронометр, самолет находился в воздухе всего 3,5 секунды. Авария была вызвана слишком резким отклонением руля высоты (как вскоре выяснилось, он был неправильно сбалансирован).

17 декабря состоялись повторные испытания самолета. В этот день дул достаточно сильный ветер, и взлет производился с горизонтально лежащего рельса Вот выдержка из дневника Орвилла Райта с описанием полетов: «После прогрева двигателя в течение нескольких минут, чтобы добиться его устойчивой работы, я в 10.35 начал первое испытание. Ветер, по данным нашего анемометра, дул в это время со скоростью немного более 20 миль, 27 миль в соответствии с показаниями правительственного анемометра в Китти Хоук (1*). Освободившись от троса(2*), машина устремилась вперед с увеличивавшейся скоростью, достигшей примерно 7 или 8 миль. Аппарат отделился от тележки, как только достиг четвертого рельса (3*). М-р Даниэльс( 4*) сделал фотоснимок сразу после отрыва машины от земли. Я обнаружил, что управлять передним рулем очень трудно из-за того, что он был сбалансирован слишком близко к центру и в связи с этим имел тенденцию самопроизвольно поворачиваться во время взлета и отклонялся слишком сильно в одну или другую сторону. В результате машина внезапно поднялась примерно на 10 футов и затем, при отклонении руля, так же резко устремилась к земле. Этим закончился полет, когда было пройдено около 100 футов от конца рельса. Его время составило около 12 секунд (точная величина неизвестна, так как секундомер не был вовремя выключен). Рычаг включения двигателя был сломан, и треснул полоз, расположенный снизу от руля высоты.

После ремонта, в 11.20, Уилл( 5*) сделал второй опыт. Траектория, как и в моем случае, была волнообразной, вверх и вниз, но дальность была больше, хотя время то же самое. Дистанция не измерялась, но ее можно примерно оценить в 175 футов. Скорость ветра была не так велика С помощью присутствующих сотрудников станции мы подняли машину и вновь отнесли ее к стартовому рельсу. Примерно в 11.40 я произвел третье испытание. Когда я пролетел то же расстояние, как Уилл, слева налетел сильный порыв ветра, который поднял левое крыло, и накрененная машина заметно повернула вправо. Я немедленно повернул руль, чтобы снизиться, и затем применил концевое управление( 6*) . Совершенно неожиданно для меня машина коснулась земли левым крылом. Это показывает, что эффективность бокового управления на новой машине намного больше, чем на прежних наших аппаратах. В тот момент, когда это произошло, машина находилась на высоте 12 или 14 футов. Сразу же после полудня Уилл отправился в четвертый, и последний, полет. Машина делала скачки вверх и вниз, как прежде, но к моменту, когда она пролетела 300 или 400 футов, Уилл почувствовал, что она управляется намного лучше и движется замечательно ровно. Это происходило до тех пор, пока аппарат не достиг небольшого пригорка, находившегося на расстоянии около 800 футов от места старта. В это время вновь началась килевая качка, и машина внезапно устремилась к земле. Рама переднего руля была сильно повреждена, но главная рама (конструкция крыла – Д. С) не пострадала совсем. Расстояние над землей в 852 фута было пройдено за 59 секунд».

Вскоре после того, как самолет в четвертый раз перенесли на исходную позицию, сильный порыв ветра подхватил аппарат и опрокинул его. Было сломано крыло, сильно повреждена трансмиссия. Из-за непогоды братья Райт не стали восстанавливать самолет и вернулись в Дайтон.

Испытания 17 декабря 1903 г. были первыми в истории авиации полетами самолета. Правда, ранее на самолетах Адсра во Франции, Максима в Англии и Ято в Германии удавалось выполнять короткие «подлеты», но это были лишь неуправляемые прыжки по воздуху на несколько десятков метров, заканчивавшиеся авариями. «Флаер» братьев Райт в течение одного дня несколько раз поднимался в воздух, управлялся в полете. Это был первый летательный аппарат тяжелее воздуха, способный совершать продолжительный установившийся полет.

Успех, достигнутый братьями Райт, был обусловлен верным подходом к проектированию самолета. «Проще прибавить двигатель к хорошо изученной скользящей летательной машине (планеру. – Д С), нежели сесть на машину, которая никогда не летала с человеком», – писал в 1898 г. Н. Е. Жуковский. Этого же принципа придерживались братья Райт. Последовательно и методично совершенствовали они свой летательный аппарат, переходя от беспилотной модели к планеру, от планера – к самолету. При этом они удачно сочетали в себе качества ученых- исследователей, инженеров-проектировщиков, механиков и летчиков-испытателей

1* В Китти Хоук размешалась метеорологическая станция Установленный там анемометр измерял скорость ветра но высоте 1.0 м

2* До старта самолет с работоюшим двигателем удерживался но месте тросом – Д С

3* Применяемый для взлета рельс состоял из четырех частей по 4,5 м. укладываемых одно за другой. – Д С.

4 * Один из служаших расположенной вблизи водной спасательной станции, пришедший посмотреть на испытания – Д. С

5* Уилбер Райт. – Д. С.

6* Имеется в виду перекашивание крыла

(Окончание следует)

А. ПАШКОВ

В НЕБЕ КАВКАЗА (ЧАСТЬ II)

Окончание Начало в №10

АВИАЦИЯ В ХОДЕ ВОЙСКОВОЙ ОПЕРАЦИИ «ПЕРВОЕ РАЗОРУЖЕНИЕ ЧЕЧНИ»

В ходе начавшейся войсковой операции действия авиации в Чечне требовали от летного состава высокого мастерства и мужества при работе в высокогорных условиях, где на каждом шагу их подстерегала смертельная опасность. Среди основных трудностей для авиации, в первую очередь, были сложные погодные условия и отсутствие точных карт местностей автономной области.

Конец лета 1925 года (на момент начала войсковой операции) выдался в Чечне пасмурным и дождливым. Из-за густой облачности на вершинах гор (порой этих гор не было видно совсем) невозможно было совершать полеты. Военные летчики летали, используя для своих маршрутов ущелья и излучины рек. Движение в узком ущелье самолеты осуществляли, держась друг от друга на минимальном расстоянии. При этом ведомый самолет ограничивал возможности ведущего в случае обнаруженного им препятствия. Существовала большая угроза при выполнении какого-либо маневра врезаться в стену ущелья. С набором высоты вихревые потоки воздуха начинали прижимать машину к вершинам гор, грозя в густом тумане неминуемой «встречей». Такие условия работы требовали от летчиков большого нервного напряжения и самообладания, а от летчиков- наблюдателей – удвоенного внимания за окружающей обстановкой. Устаревшие карты местности, имевшие значительное количество неточностей и ошибок, не позволяли оперативно ориентироваться в горах. Это часто ставило под угрозу выполнения боевой задачи. Несмотря на вышеперечисленные сложности, по данным штаба ВВС Северокавказского военного округа, за время операции летчики только в пяти случаях не смогли выполнить поставленные перед ними задачи. Основной причиной были плохие погодные условия.(01*) Так, 1 сентября 1925 года 3-й авиационный отряд силами четырех самолетов пытался провести бомбометание района аула Ошни (возле аула Итум-Кале) и аула Шарой, а также установить связь с 82-м стрелковым пол ком войсковой группы комдива И Р. Апанасенко(02*) в южном районе Чечни. Но из-за сильной облачности выполнение боевой задачи было сорвано. Такая же ситуация сложилась и 9 сентября, когда из-за плохих метеоусловий оказалась безуспешной попытка установить связь с частями Кавказской Краснознаменной Армией, преграждавшим возможный отход бандформирований на территорию Грузии.

Отсутствие какой-либо возможности совершить вынужденную посадку в случае неисправности мотора, требовало от специалистов авиационных отрядов тщательной и кропотливой работы по поддержанию техники в исправном состоянии. Именно от их труда всецело зависела жизнь и безопасность членов экипажа. Но, все же в одном случае по техническим причинам летчикам пришлось с большим риском для себя приземлиться возле аула Чишки. После замены отдельных частей мотора они смогли вновь присоединиться к основным силам авиаотряда и участвовать в проводимой операции.(03*)

Наличие лишь одного аэродрома в республике, как и в ходе Тамбовской операции (1920 – 1922 гг.), значительно осложняло боевую работу летных экипажей, ввиду большой удаленности объектов и армейских групп, задействованных в операции. В результате, командованием военного округа штабу ВВС была поставлена задача по поиску нового места для строительства аэродрома в горных районах Чечни. Для ее решения на самолете «Фортри» («Форман» с мотором Сальмсон 160) в качестве летчика-наблюдателя вылетел лично И. Петрожицкий. В районе села Шарой им были обнаружены две подходящие площадки, которые с определенной натяжкой могли использоваться в качестве полевых аэродромов. Но малая их площадь, недостаточная длина полосы для разбега самолетов, а главное – значительная разряженность воздуха (Шарой находился на 1350 метров выше г. Грозного) заставило командование ВВС отказаться от этой идеи, о чем 4 сентября И. Петрожицкий доложил командующему войсками Северокавказского военного округа.

До 2 сентября 1925 года в войсковой операции первоначально было задействовано лишь 4 сомолета английского производства типа «Де Хэвилленд» D.H. 9 (с мотором Либерти 400 л.с.), захваченных в свое время у белых войск на юге России. На вооружении самолета имелись 1 синхронный пулемет системы «Виккерс» и 2 турельных пулемета «Льюиса». Бомбовая нагрузка самолета примерно составляла 200 кг.

Позднее к действующей авиации был добавлен временно прикомандированный из Авиахима самолет французского производства «Фарман». А уже к 4 сентября авиационный отряд смог привлечь к боевой работе все имеющиеся у него 8 летательных аппаратов.

В связи с высокой боевой нагрузкой, имеющаяся в отрядах авиационная техника постоянно требовала ремонта. Это положение усугублялось тем обстоятельством, что на самолетах стояли старые изношенные моторы, собранные из разных частей и различной комплектации. Поэтому каждый полет аппарата был связан, в первую очередь, с проверкой работоспособности мотора и устранением обнаруженных неисправностей.(04*) Иногда к поломкам машин приводили и иные обстоятельства. Так, 6 сентября 1925 года, при посадке на аэродром г. Грозного после выполнения боевого задания 2 самолета авиационной группы из-за сплошного дыма от горевших рядом нефтяных отходов потерпели аварию. Один из них налетел на бугор, другой – на пробегавших мимо лошадей.(05*) К счастью это был единственный случай с таким печальным исходом.

Привлечение авиации непосредственно к силовому воздействию на мятежные районы Чечни имело в ходе операции особое значение. Появление в горах самолета в то время было большой редкостью, а для многих местных жителей – просто диковинкой. Несмотря на то, что самолеты, при наличии незначительного бомбового запаса, не могли нанести существенного поражения бандитам и их пособникам, их воздушные удары приводили зачастую к возникновению паники в блокируемых войсками населенных пунктах и способствовали к началу проведения мирных переговоров. Так, днем 29 августа 1925 года экипажи трех самолетов из состава 3-го авиаотряда в целях подавления сопротивления бандформирования под руководством шейхов М. Ансалтинского и Кайма Ходжи (ближайшего сподвижника Ансалтинского) и силового воздействия на местных жителей, осуществили бомбометание аула Дай. В результате на мятежное селение было сброшено 352 килограмма бомб. Пять попаданий были признаны удачными. Утром того же дня артиллерийскими расчетами армейской группы комдива А.Д. Козицкого(06*), осуществлявшим разоружение донного населенного пункта, был нанесен огневой удар по селению. По аулу было выпущено 18 снарядов. В итоге авиаартиллерийской атаки в селении было разрушено 20 домов, 4 человека убито и 5 ранено. Шейх М. Ансалтинский был вынужден скрытно покинуть блокирующие войскам селение и уйти в горы.

Фактор устрашения сыграл свою положительную роль. Если 28 августа местными жителями было сдано всего 20 винтовок, то к вечеру следующего дня в распоряжение частей Красной Армии было передано 64 винтовки, 5 револьверов и … 6 бандитов. Особое впечатление на население Дай оказали самолеты, которые воспринимались ими, как дьявольское оружие, от которого не было никакого спасения.

К сожалению, из-за сильного тумана первоначально авиационному удару ошибочно подверглось соседнее с аулом Дай селение Чубахкимерой (по другим данным – Нахчукелой). Одна авиабомба упала в самом населенном пункте, две – на ближайшие с ним хутора, остальные – в горы. Находившиеся на склонах гор пастухи открыли по одному из самолетов ружейный огонь, не причинив при этом ему никакого вреда. Но произошедшее настолько поразило местных жителей, что они во избежание дальнейших карательных мер со стороны частей Красной Армии, сами добровольно сдали кросноармейцам все имевшееся у них оружие.(07*)

В дальнейшем, 8 сентября, такая же участь постигла и аул Ансалты, расположенный на территории Дагестана. В ходе проведенного руководством ВВС округа служебного расследования были установлены следующие обстоятельства. Получив задачу от начальника штаба ВВС по бомбардировке селения Макажой, экипажи 2-х самолетов 5-го авиационного отряда(08*) (имевшие на борту по 4 бомбы каждый) вылетели для ее выполнения. Первоначально предполагалось, что правильное направление на населенный пункт по кажет с помощью специальных сигналов (полотнищ) находящийся поблизости 83-й стрелковый полк из состава войсковой группы комдива Козицкого. Но от него этой информации не поступило. Поэтому летчикам пришлось самим выходить на выбранную цель. Руководствуясь старыми картами в условиях сильной облачности, летчик-наблюдатель Качура ошибочно принял аул Ансалты за Макажой. В результате последний подвергся бомбовому удару.(09*) Из 8 сброшенных бомб, 5 упали непосредственно на территорию аула, остальные – возле него. В ходе непреднамеренной бомбардировки были разрушены две сакли и убито несколько голов скота.(010*)

Несмотря на эти досадные ошибки, в основном бомбометание с самолетов осуществлялась по точно выбранным объектам. Так, в течение двух дней (27-28 августа) экипажи 3-го авиационного отряда осуществляли активное бомбометание Зумсоевского района, где у армейской группы комдива И.Р. Апанасенко возникли проблемы по разоружению аула Зумсой.

Зумсоевское общество, руководимое родом одного из видных главарей чеченского бандитизма Атаби Шамилева, для обороны своего аула даже распродавало весь свой скот, чтобы приобрести на вырученные деньги оружие и боеприпасы. Местные жители определенно ждали репрессивных мер со стороны военных, так как за ними имелись различного рода преступления, включая убийства и грабежи.

Масло в огонь подливал сам А. Шамилев, призывая односельчан к открытому сопротивлению войскам. Помимо Зумсоя он активно агитировал и другие общества Шотоевского округа, привлекая для этой работы своих ближайших родственников. В результате, по оперативным данным, под знамена А. Шамилева прибыло до 100 человек, остальные, решив не рисковать, заняли выжидательную позицию. Все ожидали скорейшей развязки, от которой зависел успех всей войсковой операции в Чечне.

Несмотря на то, что зумсоевцы упорно распускали слухи о неприступности своего селения и широкой поддержке их соседними аулами, в эту авантюру не верил даже Н. Гоцинский. Он специально прислал письмо А. Шамилеву, в котором предупреждал его о возможности полного окружения селения войсками и предлагал ему вовремя скрыться в горах. Советское командование подтвердило тот факт, что Н. Гоцинский имел в нагорной Чечне разветвленную разведывательную сеть и здраво оценивал складывающуюся обстановку.

Готовясь к обороне, жители Зумсоя, все же предпринимали попытки договориться с военными. С этой целью к комдиву И.Р. Апанасенко прибыли старейшины Зумсоевского общества, обещая уладить все спорные вопросы мирным путем. Но позиция советского командования была жесткой – сдача всего имевшегося оружия и выдача бандитов (согласно заранее составленным списков), в том числе скрывавшихся в близлежащих горах. Не добившись в ходе переговоров каких-либо уступок, жители Зумсоя стали сознательно затягивать время в выполнении выдвинутого ультиматума. Во второй половине дня 27 августа началась сдача оружия, но она шла крайне медленно и вяло.

Примерно в это время над селением, представлявшим собой цепь хуторов раскиданных на расстоянии почти 3-х километров, появились 3 самолета, вылетевшие из г.Грозного в помощь армейского группе Апанасенко. Не получив от нее никаких целеуказаний, летчики приняли самостоятельное решение атаковать аул. Бомбардировка хуторов осуществлялась по усмотрению самих экипажей. Это обстоятельство настолько поразило местных жителей, что многие из них стали склоняться к мысли о невозможности какого-либо сопротивления войскам. Но переломный момент пока не наступил. В связи с чем, к утру 28 августа, населением Зумсой была сдана лишь незначительная часть имевшегося оружия. Командование армейской группы было вынуждено перейти к устрашающим методам воздействия, и по аулу ударила артиллерия. Одновременно с артиллерийским обстрелом в небе снова появились 3 самолета, которые незамедлительно подключились к бомбардировке селения. Всего ими в этот день было сброшено 144 килограммов бомб.

Завершением этого огневого удара стали действия саперов, которые подорвали и сожгли почти все дома бандитов и тех, кого посчитоли таковыми. Представители Зумсоевского общества окончательно поняли, что шутить с ними никто не будет. В результате аул к концу дня сдал частям Красной Армии до 136 единиц огнестрельного оружия. Но, победа была омрачена отсутствием в селении главного действующего лица – Атаби Шамилева, который сумел во время скрыться и, по имевшимся данным, отправился в аул Химой.

Для его поимки был сформирован 1-й Чеченский Революционный отряд под командованием Джуакаева(011*), который поступил в распоряжение начальника оперативной группы ОГПУ С.М. Миронова.

К 29 августу советским военным руководством были подведены первые итоги операции по разоружению Чечни. Было отмечено, что в настроениях горной части автономной области (за исключением района аула Кий) наметился положительный перелом. Местные жители повсеместно стали отказываться от открытого сопротивления войскам, а бандитские формирования укрылись в горах и ждали ухода из области частей Красной Армии. В дальнейшем было принято решение армейским группам активно действовать одновременно в широкой полосе, не допуская при этом каких-либо поражений от повстанцев и бандитов Основными объектами разоружения стали: Итум-Кале, Денкаль и Шатой, где планировалось разместить крупные воинские гарнизоны (включая ранее занятые аулы Зумсой и Дай), а также поимка основных главарей бандитизма и сепаратизма.

"Фарман" F 30

Между тем авиация действовала в соответствии с запросами командования армейских групп и отрядов. Так, 30 августа 3 самолета из состава 3-го ОРАО выполняли боевые задачи в интересах Владикавказского отряда на юго-западе Чеченской автономной области. В соответствии с боевым заданием первоначально была запланирована бомбардировка селений Кереты и Никорой, но, убедившись, что они уже заняты войсками, летчики нанесли удар по другим аулам: Тагир Хой и Акки Боуги.

В начале сентября авиация была частично переориентирована на поиск и поимку главного лидера сепаратизма на Северном Кавказе имама Н.Гоцинского. В связи с этим ее действия были полностью переключены на юг республики, где по имеющимся агентурным сведениям непосредственно скрывался имам.

По имеющимся сведениям Н Гоцинский вместе со своими ближайшими сторонниками скрывался в одной из пещер около села Хакмадой. К этому времени духовный лидер Северного Кавказа был уже тяжело болен, морально подавлен и мог передвигаться только с помощью телохранителей. Учитывая возможность своего пленения, он неоднократно просил своих сподвижников не допустить этого позора и просто его застрелить.

Население близлежащих аулов в отношении вопроса выдачи имама не могло занять единую позицию. Одни выступали за то, чтобы выдать Н. Го- цинского советским органам и избежать тем самым возможных репрессий со стороны войск. Другие, особенно мужская часть населения, придерживалась мысли, что имама выдавать нельзя, даже если будут расстреливать взятых ранее заложников. Здесь необходимо обратить внимание на один из способов действий военного руководства в ходе проводимой операции. Так, с целью ускорения поимки основных главарей вооруженной оппозиции и бандитизма на территории Чечни активно пропагандировался институт заложничества из число близких родственников бандитов или местных жителей, активно их поддерживающих. К сожалению, иные методы, применяемые командование армейских групп и органов ОГПУ в Чечне больше соответствовали военной обстановке на территории чужого государства. Часть взятых ранее заложников из числа местных жителей Хакмадой было отпущено для участия в поисках Н. Гоцинского и переговоров с ним о возможной сдаче. В противном случае военные обещали подвергнуть селение бомбардировке.

31 августа в районе аула Химой отрядом С.М Миронова был расстрелян двоюродный брат имама, пытавшийся в качестве проводника помешать движению чекистов к району, где скрывался его родственник.(012*)

С целью устрашения местного населения аулов Хуландой, Хакмалой и Кий, в районе которых предположительно укрывался Н Гоцинский, первоначально предполагалось провести их бомбардировку с воздуха. Но, по указанию командования Владикавказского отряда бомбардировку временно отложили. Вначале предполагалось, что задачу по пленению имама удастся выполнить силами наземных войск, без привлечения авиации. Но, вследствие невыполнения ультиматума о выдаче Н. Гоцинского, от этой идеи пришлось отказаться.

Рано утром 4 сентября авиагруппа из 3-х самолетов провела бомбометание аулов Химой и Хакмадой, сбросив на них до 160 килограмм бомбового запаса. Вслед за тем из близлежащих аулов было взято 40 заложников, часть которых тут же направлена на поиски имама. Уже к 8 часам того же дня был созван сход, на котором население, наконец-то согласилось выдать Н. Гоцинского и вступило с ним в переговоры о добровольной его явке представителям военного командования.

В ходе совершенного 4 сентября авианалета 2 аппарата получили незначительные повреждения (неисправность цилиндра мотора и бензоводной трубки), но смогли до конца завершить выполнение поставленных задач.

Находившийся в этом районе начальник ВВС Северокавказского военного округа И И Петрожицкий связался и вел переговоры с сигнальным постом воздушной связи 82-го стрелкового полка войсковой группы комдива И.Р. Апанасенко. По его мнению, командование группы было полностью уверено, что Н. Гоцинский плотно взят в кольцо и его поимка только дело времени.(013*) И они не ошиблись.

5 сентября в одной из пещер около села Хакмадой специальная оперативная группа в составе бывшего заместителя начальника Дагестанского ОГПУ Л. И. Когана, начальника Чеченского отдела ОГПУ С.М.Миронова, его заместителя Г. Графта и других арестовала имама Н. Гоцинского и еще 150 человек его ближнего окружения. Среди них: шейхи М. Ансатинский и Джаватхан, руководитель ингушских отрядов А. Шамилев, один из основных вербовщиков и сторонник Гоцинского бывший председатель Ножаюртовского окрисполкома М.Гебюертиев, военный советник турецкий полковник Хусейн Эфенди, телохранители Гоцинского братья Ш. и М. Мусаевы и такие видные руководители движения, как Ума Умаев, Атаби Шамилев, Наид Беков (убит), Эстемиров Алитбупат (убит):(014*)

Необходимо отметить, что на окончательное решение Н Гоцинского о сдаче оказал демонстративный полет в блокируемом районе 5 самолетов, направленных в район Шароя, с целью морального воздействия на скрывающихся в горах повстанцев и бандитов. Как отмечали свидетели: «…до их появления имам несколько роз выходил из своей пещеры и возвращался обратно, но появление «синих птиц» окончательно убедило его сдаться».(015*)

Это был большой успех в ходе проводимой войсковой операции, заметно сокративший ее временные сроки (предполагалось полное разоружение Чечни провести к 10 – 14 сентября) В связи с этим обстоятельством Полевым штабом, учитывая завершение разоружения горной Чечни, было принято решение о начале заключительной части операции на территории равнинного района автономной области.

К 18.00 5 сентября Полевой штаб прибыл из Шатоя в г.Грозный и приступил к координации действий войск по ликвидации бандитских групп в центральной и северной части Чечни.

В этот период происходит значительное увеличение авиационной группировки, задействованной в проводимой войсковой операции. Из Севастополя в г Грозный дополнительно прибыл 5-й Отдельный разведывательный авиаотряд. В результате была создана сводная авиагруппа под командованием военного летчика Краснощекова,(016*) имевшего большой опыт военных действий но Северном Кавказе.

Это позволило увеличить количество привлекаемых для боевой работы самолетов, особенно там, где это требовала обстановка. Среди наиболее сложных районов продолжала оставаться юго-западная часть республики. Там войсковой группе Владикавказского отряда под командованием Г.А. Буриченкова(017*) пришлось действовать в чрезвычайно трудных условиях. В связи с распространяемыми слухоми о масштабном сопротивлении войскам в Шатоевском районе, местные жители большими группами уходили в горы и готовились к затяжным военным действиям. Только в округе аулов Кий и Кереты к концу августа собралось до 280 вооруженных повстанцев, 100 из которых даже попытались атаковать взвод дивизиона ОГПУ, размещенный в селении Кереты.

Не лучшая картина складывалась и в отношении армейских частей. Красноармейцы почти повсюду встречали активное сопротивление со стороны местных жителей. Так, при разоружении аула Нижний Кий, чость армейской группы, проводившей разоружение, была обстреляна с окрестных гор. В районе аула Кереты в окружение попало подразделение под командованием начальника штабо отряда Тасуй. Только благодаря активности подоспевшего взвода кавалерии отряд смог вырваться из кольца и избежать больших потерь.

При разоружении населенных пунктов района приходилось везде прибегать к огневому поражению. Вследствие трудных местных условий командование отряда было вынуждено отказаться от использования артиллерийских орудий, имевшихся в их арсенале (2 горных орудия) и обратиться за помощью к авиации. Так, 7 сентября для подавления активного сопротивления частям Красной Армии самолеты авиационной группы осуществили бомбометание аулов Нижелой и Рагехой, на которые было сброшено 96 килограмм бомб. Одновременно по вышеназванным населенным пунктам подошедшей войсковой группой комдива Козицкого был нанесен артиллерийский удар.

На следующий день авиация также была подключена к поимке видных лидеров бандитизма на равнинной части Чечни во главе с шейхом Вела Хаджи. В результате по населенным пунктам Урус-Мартан и Ножай-Юрт, где были блокированы бандитские формирования, с целью их выдавливания из аулов с самолетов было сброшено до 320 килограммов бомб. Этот удар был значительно усилен артиллерийским огнем. В бомбардировке селения Урус-Мартан, проводимого по сигналу Штаба войсковой группы Король, принимало участие 3 самолета. В результате территория аула была поражена 12 бомбами, 11 из которых упали на южную его часть. Только одна авиабомба стала причиной легкого ранения 5 человек, воздействие остальных носило лишь устрашающий характер.(018*)

В авиационном налете на населенный пункт Ножай-Юрт участвовало 2 аппарата. 8 «пудовых бомб» было сброшено на выбранные цели.(019*)

После такого активного «воздействия» руководство аулов пошло на уступки, обещая к 9-му сентября сложить оружие и выдать трех шейхов во главе с Бела Ходжи. Что затем и было сделано.

Для исключения лишних жертв среди местного населения руководство Полевого штаба объединенных сил (020*), отвечающего за проведение войсковой операции в Чечне, указывало на необходимость осуществления демонстративных полетов авиации в районах, где имеется наибольшая поддержка бандитам. С этой целью 5~6 сентября самолеты провели такие полеты в Шароевском районе, а также над группой населенных пунктов: Урус-Мартан, Ст.Атаги, Ведено, Беной, Зандак и Аллерой. Одновременно летчики разбрасывали воззвания к населению аулов.

За ограниченное использование авиации против населенных пунктов высказывалось и руководство Штаба РККА. Так, в указаниях оперативного управления Штаба начальнику штаба Северокавказского военного округа (№014665 от 20 августа 1925 г.) говорилось: «…при проведении намеченной Вами операции в Чечне необходимо к бомбометанию с воздуха прибегать исключительно в крайних случаях, когда все остальные средства воздействия окажутся недействительными».(021*)

Такой же позиции придерживолся и начальник Полевого штаба Г.В. Зиновьев (начальник оперативного отдела Штаба СКВО).(022*) В связи с этим им были даны указания командиру отряда Кавказской Краснознаменной Армии Джапаридзе о нежелательности бомбардировки аула Хуландоя, где скрывались бондиты. Первоначально предполагалось предъявить ультиматум местным жителям о добровольной сдаче имеющегося у них стрелкового вооружения и вытеснения из аула лиц, запятнавших себя участием в бандитском движении. Только в случае отказа и не выполнения ультиматума аул Хуландой должен был подвергнуться воздушному удару.(023*) К сожалению, из-за не выполнения аулом вышеуказанных требований на него были сброшены авиабомбы.

Если этого требовала обстановка, Полевой штаб стремился ограничивать возможность активного применения авиационных средств по мятежным селениям. Так, 8 сентября Штаб отказал командиру войсковой группы Шувано- ву, действовавшему в восточной части Чечни, в высылке самолетов для бом

бардировки населенных пунктов Бильти и Антимохк. В этот же день была удовлетворена просьба представителей оперативной части села Шали воздержаться от бомбардировки центра вышеназванного населенного пункта, так как там имелась больница и детский дом.(024*) И таких примеров было немало.

В ходе войсковой операции силами 3 ОРАО (с 6 сентября – и 5 ОРАО) были нанесены бомбардировочные и штурмовые удары по нижепоименованным аулам: Сильденерей, Ганжа, Бичах, Дай, Хакмадой, Хуландой, Зумсой, Химой, Ригахой, Нижелой, Макажой, Урус-Мартан, Тагир Хой, Акки Бауга и Ножай- Юрт. Всего воздушным ударом подверглось 16 населенных пунктов Чечни, на которые было сброшено в целом 1664 (но некоторым данным – 1696) килограмм бомб.(025*) Для сведения, в период проведения операции на территории Чеченской автономной области по 101 аулу из 242, оказавших в зоне военных действий, в связи сопротивлению войскам был применен ружейно-пулеметный и артиллерийский обстрел.

Помимо бомбардировочных вылетов авиация осуществляла воздушную разведку по установлению дислокации частей Красной Армии, участвовавших в операции, а также в передаче им указаний и распоряжений командования Северокавказского военного округа и получения от них донесений о боевой работе. Для этого были широко использованы сигнальные посты воздушной связи, получившие свое рождение еще в ходе Тамбовской операции по уничтожению повстанческого движения под руководством А.С. Антонова и других различных бандитских формирований. Создание вышеуказанных постов обеспечило возможность ведения переговоров между войсковыми частями и экипажами самолетов, а также во многом облегчили работу авиации по разведке расположения своих войск и доставке им распоряжений и донесений вышестоящего командования. Широкое использование сигнальных постов воздушной связи в ходе войсковой операции Красной Армии в Чечне было осуществлено впервые в отечественной истории.

Всего в составе штабов, армейских групп и отрядов, задействованных в операции, был создан 31 пост воздушной связи. Каждому посту был присвоен индивидуальный опознавательный знак и порядковый номер, в соответствии, с которым определялось местонахождение того или иного воинского подразделения Красной Армии.

По итогам этой и других операций, за самоотверженность и героизм, проявленные в ходе борьбы с бандитскими формированиями на территории областей Северного Кавказа и Закавказья многие летчики Северокавказского военного округа были удостоены высоких правительственных наград. Ток, приказом Реввоенсовета СССР от 7 июля 1926 года № 446/27 орденом Красного Знамя были награждены военные летчики 3-го Отдельного разведывательного авиационного отряда: А.Г. Добролеж(026*), А.А. Колосов, Ф.А. Колосов, П.А. Джибелли(027*) и летчик-наблюдатель А.Н. Нестеров. Начальник ВВС Северо-Кавказского военного округа И.И. Петрожицкий «за ряд отличий летом 1925 года при проведении крупной операции по ликвидации контрреволюционного и бандитского движения» был удостоен второго такого ордена.

Среди награжденных летчиков оказался военный пилот П.А. Джибелли, человек удивительной судьбы. В середине 20-х годов ему пришлось неоднократно участвовать в ликвидации бандитских групп на Кавказе и даже пленить одного из английских инструкторов, являвшегося военным советником у дашнакских банд в Закавказье. Его дальнейшая судьба является примером для подражания последующим поколениям российских летчиков. Он является прототипом главного героя художественного фильма «Мужество», очень популярного в СССР в довоенные годы. При выполнении интернационального долга в республиканской Испании самолет П.Джибелли был сбит и летчик в тяжелом состоянии попал в плен. После мучительных пыток он погиб. Обезображенный труп советского летчика, в качестве устрашения, был сброшен с фашистского самолета в расположение республиканских войск.

«За образцовое выполнение специальных и труднейших заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный в этом деле героизм» Постановлением ЦИК СССР от 31 декабря 1936 года П.А. Джибелли был удостоен высокого звания Героя Советского Союза (посмертно).

В целом, несмотря на активные действия со стороны военно-политического руководство страны по ликвидации бандитизма на Северном Кавказе общая обстановка в регионе продолжала оставаться сложной и потенциально взрывоопасной. Это давало почву для последующих антиправительственных вооруженных выступлений, которые приобрели, в дальнейшем, систематизированный характер. В течение последующего периода времени авиации Северокавказского военного округа приходилось неоднократно наносить воздушные удары по бандитским формированиям, которые систематически возникали на территории Северного Кавказа и выступать для них своеобразным разящим мечом.

ССЫЛКИ И СНОСКИ:

01* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309, л. 1.

02* Апанасенко Иосиф Родионович [15.04.1890 – 5.08.1943] – советский военачальник, генерал армии (1941). На военной службе с 1911 голо, в Красной Армии с 1918 года. Окончил Военно-академические курсы (1923 г.), Военную академию им. М.В.Фрунзе (1932). Участник 1-й мировой войны. За боевые заслуги получил звание прапорщика, к концу войны командовал пулеметной ротой. В период Гражданской войны: командир партизонского отряда (1918), затем командир бригад 2-й Ставропольской пехотной дивизии, 4-й стрелкой дивизии, 1-й Ставропольской кавалерийской дивизии В марте – ноябре 1919 г. (с перерывами) и с августа 1920 г. – начальник 6-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии. Отличился в боях при освобождении Воронежа, под Касторным, Ростовом-на-Дону, Егорлыкской, Бродами и Львовом. С ноября 1920 г. 6-я кавалерийская дивизия под командованием И.Р.Апанасенко участвовала в прорыве Чонгарских укреплений в Крыму. После войны командовал 5-й (1924 – 1929) и 4-й (1930) кавалерийскими дивизиями. Принимал активное участие в ликвидации крупных бандформирований на Северном Кавказе (1925). С 1932 г. командир-комиссор 4-го кавалерийского корпуса Среднеазиатского военного округа. В 1935 – 1938 гг. – заместитель командующего войсками Белорусского военного окру- го, с 1938 г. командующий войсками Среднеазиатского военного округа. В январе 1941 г. нозночен командующим Дальневосточным фронтом. С июня 1943 г. заместитель командующего Воронежским фронтом. В боях под Белгородом был смертельно ранен (1943).

03* РГВА, ф.4,оп.2, д. 128, л. 12.

04* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309. л.37.

05* РГВА, ф 4, оп.2, д. 128, л.53.

06* Козицский Александр Дмитриевич [1891 – 1937] – советский военачальник, комдив. Участник 1-й мировой войны, подполковник. В годы Гражданской войны: начальник штаба командующего войсками Могилевской губернии, начальник оперативного отдела 2-й революционной армии, начальник штаба Рославльского отряда, начальник Орловской, 1-й Украинской советской, 42-й дивизии, начальник сводного отряда 13-й армии, начальник 3-й, 28-й стрелковых дивизий. После окончания войны: командир 1 -й Кавказской стрелковой дивизии, помощник командира 45-й стрелковой дивизии, помощник и врид комондира 30-й, 80-й стрелковых дивизий, командир 28-й Горской дивизии. Принимал активное участие по подавлению антигосударственных выступлений на Северном Кавказе (1921-1926). После окончания Курсов усовершенствования высшего начальствующего состава – начальник Орджоникидзевского Краснознаменного пехотного училища. Репрессирован в 1937 году. Реабилитирован в 1957 году (посмертно).

07* РГВА, ф.25896, оп.9, д.286, л. 17.

08* Ведущий самолет (экипаж: летчик Иванов, летчик-наблюдатель Качура), ведомый самолет (экипаж: летчик Мель, летчик-наблюдатель Волков). РГВА, ф.25896, оп.9, д.309, л.5.

09* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309. лл.3-6.

010* РГВА, ф.25896, оп.9, д.286, л.46.

011* 29 августа 1925 г. в селе Шатой сформирован 1-й Чеченский Революционный кавалерийской отряд в количестве 105 человек под командованием председателя Шотоевского Революционного исполнительного комитете Джуакоево. Отряд принимал активное участие в поимке известного бандита Атаби Шамилева. После выполнения поставленной задачи в сентябре того же года, в соответствии с постановлением Реввоенсовета Северокавказского военного округа, он был расформирован.

012* РГВА, ф.25896. оп.9, д.286, л.26.

013* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309, л.35.

014* РГВА, ф. 25896, оп.9, д.284. л.8 (8 об.).

015* РГВА, ф.25896, оп.9, д.286, л.39.

016* Краснощеков [?-?]- советский военный летчик. Командир 34-го разведывательного овиационного отряда (1921 -1922), позднее – 10-го авиационного (1924) и 3-го Отдельного разведывательного авиационного отрядов (1925). Активный участник подавления антисоветских выступлений но территории Кубани и Чечни.

017* Буриченков Георгий Андреевич [1894 – 1953] – советский военачальник, генерал-май- ор. Участник 1-й мировой войны. В годы Гражданской войны: комиссар 24-го Сибирского полка, командир 1 -го Костромского советского образцового полка(1918). В 1919 – 1920 гг. комондир полка и бригады 21-й сд. Участвовал в подавлении антисоветских выступлений на Северном Кавказе В дальнейшем на командных должностях В годы Великой Отечественной войны – помощник командующего войсками военного округа.

018* РГВА, ф.25896. оп.9, д.286, л.45.

019* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309, л.л. 11-12.

020* Полевой штаб обьединенных сил для проведения войсковой операции по разоружению Чечни (1925) вначале размещался в селе Шатой, а затем, с переносом боевых действий в равнинную часть Чечни, переведен в г. Грозный.

021* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309, л 44

022* Зиновьев Георгий Васильевич [20.11(2.12)1887 – 26.04 1934] – советский военачальник. Окончил Севастопольскую военную школу летчиков (1917), Военно-академические курсы высшего комсоставо (1923). Участник 1-й мировой войны (военный летчик, ст. унтер-офицер). В Красной Армии с 1918 годо. В годы Гражданской войны: начальник Смоленского гарнизона (1918) командующий Оренбургским, Актюбинским и Орско-Актюбинским участками фронта (1918 – 1919), Оренбургской стрелковой дивизией (1919), командующий 1-й армией (1919-1920). Член РВС Туркестанского фронта (1920-1921). Начальник военно-учебных заведений ВВС (1923). Затем начальник ВВС Лен ВО, пом. командующего войсками ряда военных округов. С 1928 г. начальник Военно-строительного управления РККА, с мая 1932 г. начальник и комиссар Военно-инженерной академии.

023* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309, л. 10.

024* РГВА, ф.25896. оп.9. д.309. л.23.

025* РГВА, ф.25896, оп.9, д.309, л.1.

026* Добролеж Александр Георгиевич [? – ?] – советский военный летчик. Принимал активное участие в ликвидации повстанческих и бандитских движений на Северном Кавказе. В дальнейшем командир 19-й авиационной бригады в составе Особой Краснознаменной Дальне-Восточной Армии (1932).

027* Джибелли Примо Анджелович [1893 – 1936] – советский военный летчик, Герой Советского Союза (1936, посмертно). Один из создателей Коммунистической партии Италии. С 1921 г. в эмиграции в Советской России. В Красной Армии с 1921 г. Принимал активное участие в борьбе с бандформированиями на Украине (1921-1922). Окончил школу военных летчиков. Старший летчик, командир авиазвена. Принимал непосредственное участие в уничтожении повстанческого и бандитского движения в Зокавказье и но Северном Ковка- зе. Награжден орденом Красного Знамени и почетным оружием. С 1933 г. в составе НИИ ВВС. Один из первых советских добровольцев-летчиков на стороне республиканской Испании. Попал в плен и трагически погиб (1936).

ПРИКАЗ войском СКВО № 413/77

«l5» августа 1925 г. т. Ростов-на-Дону

I .

В развитии и дополнении приказа моего от 4-го сего августа за №376/66, на авиационные средства возлагаю задачи содействия наземным войском и выполнения ими заданий путем разведки оперирующих частей, поддержания связи между ними, морального воздействия на население района операции, и, если обстоятельства потребуют, то и выполнения боевых заданий.

II .

Для чего приказываю:

1 / Начальнику Воздушных Сил выделить 3-й Отдельный разведывательный авиационный отряд в составе всех действующих самолетов. Отряд снабдить всем необходимым для выполнения возлагаемых на него задач.

2/ 3-й Отдельный разведывательный авиационный отряд перебросить к 23 августа с.г. ст. Грозный самолеты летом, бозу отряда по железной дороге и расположить в районе участка большака ст. Грозный – Воздвиженская (вкл.). К работе изготовиться к утру 24-го сего августа.

3/ Руководство работой авиационными средствами Начальнику Военных Воздушных Сил принять на себя, для чего войти в состав Полевого Штаба.

4/ Для обеспечения связи с помощью авиационных средств Командующим групп, командирам отрядов и отдельных и отдельно действующих частей, входящих в состав групп и отрядов, сформировать посты Воздушной связи, согласно ведомости и инструкции сигнальным постам, прилагаемых к сему приказу.

Приложение №1.

5/ Начальнику Воздушных Сил и Начснабу Округа по взаимному соглашению заготовить необходимую принадлежность для авиа-постов связи.

6/ Имущество, заготовленное для авиа-постов, распределить и доставить по принадлежности распоряжением Начальника Военных Воздушных Сил, по согласовании вопросов с подлежащими Начальниками.

7/ Сигнальным авиа-постам точно руководствоваться прилагаемым к сему приказу правилами сигнализации полотнищами, руководством для выбора площадки для посадки самолетов, кодом сигналов и таблицей опознавательных знаков.

Приложение: №№ 2,3,4 и 5.

8/ Ввиду того, что постановка связи помощью самолетов ставится в широком масштабе в СССР впервые, необходимо особое внимание обратить к нуждам постов; обращая внимание начальников, имеющих приданными авиа-посты, предлагаю обеспечить постом возможность бесперебойной работы.

9/ Инспектору Связи для укомплектования личным составом постов Воздушной связи использовать контингент обучающихся авиационной сигнализации при 3-м Отдельном разведывательном авиационном отряде связистов, распределив их по постам, совместно с Начвоздухсил, организовать подготовку недостающего персонала на местах.

III.

Ввиду недостатка авиационных средств для выполнения поставленных задач, в связи с обширностью территории операции, разбросанности действующих частей, чрезвычайно трудных условий работы самолетов (как следствие характера местности, так и метеорологических данных), использование самолета для переговоров разрешаю:

1 / По инициативе летчика, имеющего задание связаться с данным постом.

2/ При наличии у части, коей придан авиа-пост, чрезвычайно экстренных донесений и не терпящих обстоятельств донесений.

Начальникам групп отрядов, имеющих авиа-посты, надлежит помнить, что задерживать самолет в воздухе для целей связи оправдывается лишь при наличии серьезных к этому оснований и при отсутствии других видов связи.

ВРИО командующего войсками СКВО Алафузо

Член РВС Володин

Начальник штаба Зиновьев

П Р И Л О Ж Е Н И Е №1а к приказу Командующего войсками СКВО от 15 августа 1925 г. №413/77

ВЕДОМОСТЬ

Постов Воздушной связи войсковых частей и соединений. Привлеченных к операции в Чечне с описанием присвоенных опознавательных знаков

N« Наименование частей или Описание on- В какую поста соединений, выставляющих ознавательных группу или посты знаков отряд входит

1. 1-я группа тов. АПАНАСЕНКО Белый круг и цифра I

2. 2-я группа тов. КАЗИЦКОГО II

3. 3-я группа тов. ШУВАНОВА 111

4. 4-я группа тов. КОРОЛЬ- IV

5. Владиковкаэский отр. т. ВОЛОДЬЗКО V

6. Ботлихский отр. т. АТАЕВА VI

7. Общий резерв – VII

8. 1-я бригада 5-й Ков.дивизии Кросно-белый 2-я группа прямоугольник и цифра I

9. 2-я бригада 5-й Ков.дивизии II Общий резерв

10. 3-я бригада 5-й Ков.дивизии III 1-я группа

11. Владикавказский Дивизион IV Владикаввойск ГПУ казский отряд

12. 25-й Кав. Полк 5-й Ков.дивизии Красно-белый 2-я группа квадрат и цифра I

13. 26-й Ков. Полк 5-й Кав дивизии II 2-я группа

14. 27-й Кав. Полк 5-й Ков.дивизии III Общий резерв

15. 28-й Кав. Полк 5-й Ков.дивизии – IV тоже

16. 29-й Ков. Полк 5-й Ков.дивизии V 1-я группа

17. 30-й Ков. Полк 5-й Ков.дивизии – VI 1 -я группа

18. Северо-Кавказский Нац.Кав.Школа VII Владикавказский отряд

19. 82-й Стрелковый Полк Белый полукруг и цифра I 1-я группа

20. 83-й Стрелковый Полк- II 2-я группа

21. 84-й Стрелковый Полк- III 1-я группа

22. 37-й Стрелковый Полк- IV 1 -я группа

23. 38-й Стрелковый Полк- V 1-я группо

24 39-й Стрелковый Полк- VI 3-я группа

25. 66-й Стрелковый Полк- VII 4-я группо

26. Владикавказская – VIII Владикавпехотная школа казский отряд

27. Эскадрон 1-й Бригады Красно-белый 3-я группо 5-й Кав. дивизии треугольник и цифра I

28. Ков.эскодрон 22-й дивизии II 4-я группо

29. Ков.эскодрон 13-й дивизии III Ботлихский отряд

30. Даг.Нац.Ков.эскадрон- IV Ботлихский отряд

31. Ков.эскодрон – V Владикав казский отряд

ПРИМЕЧАНИЕ: Пост не меняет своего номера в течение всей операции без особого приказа, хотя бы он и переходил из одной группы в другую.

Начальник Воздушных Сил СКВО

Военлет Петрожицкий

Начальник Штаба

Летнаб Космо-Демьянский

П Р И Л О Ж Е Н И Е №lб к приказу Командующего войсками СКВО от 15 августа 1925 т. No413/77 ИНСТРУКЦИЯ сигнальным постам

1. НА ОБЯЗАННОСТИ АВИА-ПОСТА ЛЕЖИТ:

А/ Наблюдение за появлением самолетов и ведение журнала наблюдений.

Б/ Розведение дымового костра для привлечения внимания самолета.

В/ Вкладывание опознавательного полотнища, затем ориентировочного и раскладывание сигнальных полотнищ согласно кода и правил.

Г/ Прием сбрасываемых с самолета вымпелов и доставка их в Штаб.

Д/ Наблюдение за сигнолом с самолета.

Е/ Отыскивание площадок, пригодных для посадки самолетов, выкладывание на них посадочного «Т», роскладывание на них костров для показания самолету силы ветра, выкладывание на границах площадки полотнищ, указывающих ее размеры.

2 АВИА-ПОСТ СНАБЖАЕТСЯ:

А/Опознавательным полотнищем Штаба белого цвета площадью 8 – 10 кв. м.

Б/ Ориентировочным полотнищем красного цвета ввиде квадрата со сторонами в 3 м.

В/ Четырьмя сигнальными полотнищами размерами 3 на ? м.

Г/ Опознавательным полотнищем Штабов соединений, входящих в состав своей группы.

Д/ Картой с нанесенными квадратами и районами.

Е/ Кодом сигналов и правилами сигнализации.

Ж/ Журналом наблюдений и журналом авио-грамм.

3/ Часоми.

И/ Циркулем.

К/ Бумагой и химическим карандашем.

3. Авиа-посты располагаются вблизи Штаба по возможности на открытой площади, желательно на солнечной стороне на фоне травы и связаться со своим Штабом надежной связью.

Авиа-пост привлекает внимание зажигая дымовой костер при всяком пролете самолета вблизи его расположения. Костер тушится после начала переговоров с самолетом.

Авио-пост свертывает сигналы по сигналу самолето «ПОНЯЛ» (красная ракета или красный фложок, высовываемый с самолета).

Нач. Воен Возд. Сил Начальник Штаба

Сев. Кав. Воен. Окр. Военлет Летнаб

/Петрожицкий/ /Космо-Демьянский/

ПРИЛОЖЕНИЕ№2 к приказу Командующего войсками СКВО от 15 августа 1925 т. No413/77

ПРАВИЛА

авиационной сигнализации полотнищами для частей, привлекаемых для участия в маневрах СКВО

1. Посты Воздушной связи вводятся для поддержания связи с самолетами. Пост связи обязан при появлении самолета привлекать его внимание раскладыванием костра с дымовым составом и выкладывать свой опознавательный знак.

2. Вызов самолета постом.

Авиа-пост, чтобы войти в связь с пролетающим самолетом и указать ему себя, привлекает внимание самолета дымовой шашкой и когда самолет подлетит к этому месту и сделает над ним круг или выпустит белую ракету с парашютом, авиа-пост выкладывает свой опознавательный знак, о затем начинает разговор.

«Опознавательный знак» поста составляется из опознавательного полотнища, присвоенного войсковому соединению, имеющему этот пост, и римской цифры, присвоенной данному посту, выкладывается рядом с опознавательным полотнищем. Увидев опознавательный знак, самолет дает сигнал «ПОНЯЛ» или выпуском красной ракеты или высовыванием красного флажка из кабины наблюдателя, если обстановка позволит самолету достаточно снизиться, чтобы был виден флажок.

По отзыву самолета «ПОНЯЛ» – опознавательный знак убирается и заменяется ориентировочным знаком – полотнищем кроеного цвета в форме квадрата.

3 Вызов самолета с земли.

Если пост Воздушной связи почему-либо не обозначается сом, самолет его вызывает описанием нескольких кругов на расположенной но местности или двигающейся частью. По этому вызову пост Воздушной связи обязан, где бы он не находился во чтобы то ни стало обозначиться (показать себя дымом или выложить опознавательный знак).

Если положение авиа-поста не позволяет вести разговора (пост в густом лесу, пост на узкой тропе, на обрыве, вблизи противник), то он после выкладывания опознавательного знака выкладывает знак «КОНЕЦ РАЗГОВОРА».

В противном случае разговор ведется, согласно нижеустановленных правил.

4. Если самолет не имеет для данного поста авиа-депеш, он дает сигнал – две красные ракеты или дважды показывает красный флажок.

В противном случае сбрасывает вымпел или требует донесения соответствующим сигналом – две белые ракеты (без парашюта).

5. При выкладывании опознавательного знака на сигнальной площадке не должно быть никаких других сигналов и полотнищ.

6. По отзыву самолета «ПОНЯЛ» – опознавательный знак убирается и заменяется ориентировочным знаком – полотно красного цвета.

7. Ориентировочное полотнище является:

а/ началом фразы, от которого слева направо читаются выкладываемые сигналы;

б/ фоном для выкладки служебных сигналов

8. Сигнальные знаки разделяются:

а/ служебные сигналы, которые выкладываются на ориентировочном красном полотнище белыми сигнальными полотнищами;

б/ сигналы, передающие содержание донесения, приказания или сообщения. Сигналы выкладываются посредством 4- х узких полотнищ белого цвета и справа от ориентировочного полотнища (красного) непосредственно на грунте.

9. Передача самолету составляется соответствующим Штабом применительно к понятиям, выраженным сигнального кода и должна сводиться к коротким, ясным по смыслу фразам.

Начальник поста, получив авиа-грамму, немедленно изображает ее знаками кодо, устраняя возможности неточного истолкования смысла сообщения подлежащего передачи.

10. Для учета передаваемых самолету авиа-грамм Начальник поста Воздушной связи ведет особую книгу, в которую заносит точный текст полученный из соответствующего Штаба для передачи авиа-граммы на левой странице книги, на правой – изображение ее сигналами условного кода со всеми необходимыми сигналами, располагаемыми в той же последовательности, в какой должна быть произведена выкладка их при передаче их на сигнальной площадке

11. Ввиду того, что большинство сигналов авиа-постов в равной степени могут относиться, как к действиям своих войск, так и противника, для избежания неясности толкования необходимо придерживаться следующего порядка:

1 / прежде всего необходимо выявить кому в данном донесении принадлежит активная роль (например, наши войска атакуют противника или противник атакует наши войска) и активно действующего ставить на первое место;

2/ в чем эта активность или действие выражается.

В зависимости от этих двух причин и надлежит строить донесение поста. Например, фраза – противник окружен ношими войсками – должна быть написано в данном случае таким образом.

но это может быть прочтено – противник окружил наши войска, т.е. при таком расположении знаков фроза имела бы значение диаметрально противоположное тому, который хотели выразить:

12. Приказание самолету передать распоряжение или сообщение какой-либо части или соединению обозначается путем выкладки соответствующего служебного сигнала но красном полотнище и справа от него опознавательного знака части адресата.

Например, передайте приказание 5-й Кав. Бригаде атаковать пехоту противнико у деревни Н. (что в левом углу 5-го квадрата):

13. Сигналы, обозначающие время, передаются перед выкладкой цифр, определяющих количество времени. Например, 2 часа 37 минут:

14. Каждый выложенный сигнал убирается лишь после отзыва самолета «ПОНЯЛ» (красная рокета или красный флажок, высовываемый из самолета).

15. При необходимости запросить повторения знака самолет выпускает одну белую (без парашюта) ракету, что означает – «НЕ ПОНЯЛ, ПОВТОРИТЕ».

16. Правило пользования картой.

Карта района действий делится на 7 частей. Каждой части присваивается особый N9… Каждая часть в свою очередь разбивается на 12 прямоугольников. Каждому прямоугольнику также присваивается определенный No…

Для обозначения какой-либо точки внутри прямоугольника применяются оси координат этого квадрата, выкладываемые постом Воздушной связи в токой последовательности – сначала цифра по оси абсцисс, потом – ординат.

Если Штаб хочет дать самолету задание связаться с постом или произвести разведку вне расположенных линий участка своей группы, то после буквы «К» (координаты) посту придется выкладывать опознавательное полотнище и No поста группы, на территорию которой посылается самолет, а затем указывает с кем там надлежит связаться.

После этого выкладывает букву «К», затем No квадрата, затем число делений по оси абсцисс, затем ординат и таким образом определяется нужная точка.

Нач. Воен Возд, Сил Начальник Штаба

Сев. Кав. Воен. Окр. Военлет Летнаб

/Петрожицкий/ /Космо-Демьянский/

Приложение №3 к приказу Командующего войсками СКВО от 15 августа 1925 г. No413/77 Выбор площадки для посадки самолетов

Площадка для посадки самолета должна иметь минимально 300 х 300 метров при условии открытых воздушных подходов, т.е. отсутствия ближе, чем за 200 метров от площадки высоких деревьев, строений, телеграфных линий, могущих помешать постепенному приземлению самолета.

Грунт площадки должен быть твердый, уклон незначительным.

На поверхности не должно быть густой высокой травы, т.к. трава может запутать колеса и вызвать его поломку.

Поверхность площадки не должна иметь никаких неровностей.

Для принятия самолетов на середине посадочной площадки выкладывают посадочное «Т», таким образом, чтобы его стойка лежала в плоскости ветра, а общий вид «Т» представлял бы собой, если смотреть сверху как бы копию самолета, стоящего носом против ветра.

Кроме посадочного «Т», в стороне на краю площадки надо, в то время как летчик будет кружиться над площадкой, зажечь костер, подбавив в него травы, чтобы было больше дыма для показания летчику силы ветра.

Самолет садится всегда против ветра, поэтому определив направление ветра и положив посадочное «Т», надо на этом направлении показать самолету размеры посадочной площадки, для чего на крой, пригодной для касония колесами самолета площадку, надо положить полотнища поперек направления ветра, то же сделать и на другом конце.

Если почему либо явилась необходимость запретить посадку самолета, то из двух полотнищ посадочного «Т» склодывоют «КРЕСТ», что обозначает запрещение самолету садится – тогда он садится не будет.

Нач. Воен. Возд. Сил

Сев. Кав. Воен. Окр. Военлет /Петрожицкий/

Начальник Штаба

Летнаб /Космо-Демьянский/

ПРИЛОЖЕНИЕ№4 к приказу Командующего войсками СКВО от 15 августа 1925 г. №413/77 Код сигналов самолету с земли для составления донесений о наземных войсках своих и противника

СЛУЖЕБНЫЕ СИГНАЛЫ, ВЫКЛАДЫВАЮТСЯ НА ФОНЕ КРАСНОГО ОРИЕНТИРОВОЧНОГО ПОЛОТНА

МиГ-23БН поздних серий на заводском аэродноме в Луховицах

В. Марковский И. Приходченко

Продолжение. Начало в № 9,10

ИСТРЕБИТЕЛЬ- БОМБАРДИРОВЩИК МИГ-27

В 1971-1972 годах на базе МиГ- 23Б разрабатывался, но не был реализован проект фронтового разведчика МиГ-23Р с аэрофотоаппаратами в носовой части фюзеляжа. В закабинном отсеке планировалось размещать сменное разведывательное оборудование – станции радиотехнической, тепловой или телевизионной разведки.

Еще до окончания испытаний МиГ- 23Б началась подготовка к серийному производству. Его наладили на Московском заводе "Знамя Труда", где строили истребители МиГ-23.

Предприятие, основанное в 1893 году акционерным обществом "Дукс", занималось авиационной продукцией еще до революции, в советское время существовало как Государственный авиазавод №1 (ГАЗ №1), затем завод №1, завод №30 и, после проведенного в 1965 году переименования большинства объектов оборонной промышленности, получило название Московский Машиностроительный Завод (ММЗ) "Знамя Труда". Самолеты ОКБ Микояна завод строил с 1962 года, когда на нем наладили выпуск истребителей МиГ-21Ф, а затем и его модификаций, в том числе экспортных и "спарок". Всего завод произвел более 3200 МиГ-21, завершив их выпуск в 1974 году. С 1969 года ММЗ строил истребители МиГ- 23С, а затем и другие одноместные модификации "двадцать третьего" (учебно-боевые спарки выпускались на заводе в Иркутске). Директором завода был П.А.Воронин, один из влиятельнейших руководителей авиапрома, представителем ОКБ на заводе – М.Р Вапь- денберг, работавший с Микояном с 1951 года.

Освоение МиГа-бомбардировщика в производстве прошло без особых проблем. Основные технологии, материалы и конструктивные новшество были отработаны в ходе выпуска истребителей МиГ-23С, сходных по планеру. В огрегатно-сборочных цехах добавились только стапеля сборки новой носовой части и общей сборки фюзеляжа, а также баков №1А и №4, которых истребители ранних серий не имели (одновременно бак-отсек Nq4 внедрялся на запускаемом в производство МиГ-23М).

В 1972-73 годы завод построил небольшую серию истребителей-бомбардировщиков МиГ-23Б. Большая часть самолетов была сдано ВВС, несколько машин оставались в распоряжении ОКБ и ЛИИ, где они служили для разнообразных испытаний, связанных с доводкой новых систем и агрегатов Причиной ограниченного выпуска стал дефицит двигателей АЛ-21Ф-3. К производству двигателей помимо московского завода "Салют", подключили Омский моторостроительный завод им. П.И.Баранова, но в первую очередь АП- 21Ф-3 шли на Су-17М и, особенно, бомбардировщики Су-24, пользовавшиеся особым приоритетом. Объемы производства все еще были недостаточны. Из-за ограниченного поначалу ресурса и выявленных в эксплуатации дефектов двигатели часто приходилось менять Их постоянно нехватало и доходило до того, что самолеты в строевых частях простаивали без двигателей. В конечном счете заместитель Генерального Конструктора Г Е.Лозино-Лозинский настоял на возобновлении оснащения МиГ-23Б "проверенными* силовыми установками "Союза".

МИГ-23БН: с новым двигателем

К этому времени МКБ "Союз" довел свой двигатель Р29- 300 и его производство развернули на Московском заводе "Красный Октябрь" (до 1963 года – завод №500). В послевоенные годы завод выпускал турбореактивные двигатели ВК- 1 для МиГ-15бис и МиГ-17, Р11Ф-300 для истребителей МиГ-21, а затем – Р27Ф2-300 для МиГ-23. Заводское КБ приказом МАП №175 от 30 апреля 1966 года было переименовано в ТМКБ "Союз", о его главным конструктором стал К.Р.Хачатуров. Новому КБ передали для доводки и совершенствования все материалы по семейству двигателей Р29-300, проектированием которых занимались в КБ- 300 под руководством С.К.Туманского. Для увеличения выпуска производство Р29-300 наладили также на Уфимском моторостроительном заводе.

Двигатель Р29-300 получил новый 11-и ступенчатый компрессор увеличенного диаметра с измененным профилем лопаток 1-й и 2-й ступеней, что обеспечило увеличение степени сжатия до 13,1 и расхода воздуха до 110 кг/с. Для повышения надежности турбины, лопатки соплового аппарата 1-й ступени получили конвективно-пленочное охлаждение, за счет чего рабочая температура газов перед турбиной была повышена до 1423° К. Удельный расход топлива на полной форсажной тяге, достигшей 12500 кгс, удалось снизить – по сравнению с 2,10 кг/кгсч у Р-27Ф2М-300 он составил 2,0 кг/кгс ч. На "максимале" удельный расход ровнялся 0,95 кг/кгс ч, ощутимо уступая "продвинутому" АЛ-21Ф-3, у которого этот параметр был существенно ниже – 0,88 кг/кгс ч. Однако двигатели "Союза" производились серийно на двух заводах ("Красный Октябрь" в Москве и Запорожский моторостроительный завод, бывший. № 29) и имелись в наличии. Они уже использовались на истребителях МиГ-23М, о давнее и налаженное партнерство двух КБ позволяло рассчитывать на оперативность доводки силовой установки.

Р29Б-300

Крыло 1-й редакции МиГ-23Б

Крыло 3-й редакции МиГ-23БН

Носовая часть МиГ-23БН со световым окном лазерного дальномера "Фон"

В пользу Р29-300 была его менее сложная и дорогая в производстве и обслуживании конструкция с большим ресурсом, а преемственность схемы облегчала освоение двигателя, как промышленностью, так и эксплуатирующим организациям В расчет принимался также конъюнктурный интерес: АЛ- 21Ф-3 в те годы считался секретным и не подлежал поставкам в большинство зарубежных стран, в то время как новый МиГ предполагался к широкому экспорту и заказчик получал пару унифицированных машин – 23-й истребитель и ударный самолет (забегая вперед, скажем, что это предложение себя полностью оправдало). Большинство остальных "паспортных данных" АЛ- 21Ф-3 и Р29-300 были близкими, хотя последний отличался большим диаметром за счет более объемистой форсажной камеры – 912 мм против 885 мм и был почти на 100 кг тяжелее.

С учетом особенностей истребителя-бомбардировщика, большинство полетов выполняющего на дозвуковой скорости и низких высотах, в конструкцию двигателя внесли изменения. Модификация Р29Б-300 ("бомбардировочный") была оснащена небольшой форкамерой с укороченным реактивным соплом взамен прежнего всережимного. Форсажная тяга уменьшилась почти на тонну, составив 11500 кгс, за счет чего улучшалась экономичность, и удельный расход топлива на полном форсаже снизился до 1,80 кг/кгс-ч (меньше, чем у АЛ-21Ф-3 где он составлял 1,86 кг/кгс ч). При крейсерской тяге в 4200 кгс расход топливо составлял 0,78 кг/кгс ч, что мало отличалось от соответствующего параметра АП-21 Ф-3 (0,76 кг/кгс ч).

Истребитель-бомбардировщик имел хорошо зарекомендовавшее себя крыло с отклоняющимся носком и включал ряд новшеств конструкции, соответствовавших накопленным в производстве изменениям по сериям МиГ-23. В первую очередь, это относилось к узлам из высокопрочной стали ВНС-2, технологии обработки и сварки которых нуждались в совершенствовании. Дорабатывалась конструкция центрального бака-отсека №2, как наиболее нагруженного и ответственного агрегата планера. Его производство, требовавшее множества сложных и специфичных техпроцессов и оснастки, было организовано на Тушинском машиностроительном заводе (ТМЗ), имевшем известный опыт работ со стальными конструкциями и сваркой. На ТМЗ собирались опытные образцы сверхзвукового бомбардировщика Т-4 ОКБ П.О.Сухого, имевшего цельносварную конструкцию с широким использованием стали и титана. Полученный опыт и технологии сварки конструкционных сталей были использован при освоении сварных секций фюзеляжа МиГ-23. Получившим задание директору ТМЗ С.А Звереву и главному инженеру А.В. Потапову досталась нелегкая работа: дело шло трудно, потребовалось пересматривать и улучшать техпроцессы обработки и сварки агрегатов, а все выпущенные силовые отсеки проходили обязательный рентген-контроль. На ТМЗ попытались внедрить изготовление сварных отсеков МиГ-23 из титана, но технологически сложный материал не дал удовлетворительных результатов. Сварная титановая конструкция под нагрузкой поражалась трещинами еще сильнее, и единственными титановыми деталями остались хвостовой шпангоут и прикрывавший сопло хвостовой кок, сваренный из листового титана. При сварке деталей из титана ноблюдалось также "наводороживание" что приводило к потере прочности и герметичности сварного шва. В результате терялась прочность конструкции. Сворку баков из ВНС-2 в конце концов освоили и на заводе "Знамя труда". Сейчас в заводском музее стоит центральная бак-секция МиГ-23, первая из изготовленных на заводе, которая успешно прошло военприемку.

Самолет получил модернизированную прицельную систему "Сокол-23Н", что отразилось в его наименовании МиГ-23БН. В остальном оборудование и вооружение практически не претерпели изменений. В состав оборудования самолета добавился речевой информатор, голосом оповещавший летчика о нештатной ситуации на борту при выходе на опасные режимы. Он использовался на большинстве военных самолетов и вертолетов, но изо всего семейства "двадцать третьих" им комплектовались только ударные модификации, а истребители его так и не получили. В носовой части самолета сохранялся отсек станции предупреждения об облучении РЛС противника с радио-прозрачным обтекателем, однако аппаратура по-прежнему не отличалась надежностью и не устанавливалась. Из- за этого с одной из производственных серий самолета пластиковую крышку под ее антенну заменили обычной дюралевой панелью на винтах, служившей для доступа к дальномеру "Фон".

Установка многозамкового балочного держателя МБДЗ- У2Т-1

Хвостовой держатель с замком ДЗУ-1 для авиабомб массой до 250 кг

МБДЗ-У2Т-1

МБД2-67у

БДЗ-60-2ЭК1

БДЗ 60-23Ф1

Подфюзеляжный пилон под ПТБ-800

Крыльевой пилон под ПТБ-800

Помимо станции активных помех, в качестве пассивных средств РЭБ на самолете могли применяться НАР типа С-5П с помеховой боевой частью. Каждая ракета несла три пакета с волокнами металлизированного стекловолокна, служившими дипольными отражателями радиолокационного излучения. Залп ракет в ответ на облучение мгновенно образовывал перед самолетом завесу помех, прикрывавшую его от обзорных РЛС противника и державшуюся в воздухе до получаса. Производя пуск несколькими последовательными залпами с постепенной "разгрузкой" блоков, можно было продлить время постановки завесы и под ее прикрытием уйти из зоны действия РЛС, а снаряжение ракет диполями разных типов позволяло перекрыть широкий спектр частот РЛС (всего имелось семь видов ДОС, различавшихся длиной "соломки" и, соответственно, дававших засветки РЛС с разными рабочими диапазонами).

Производство МиГ-23БН началось на заводе "Знамя Труда" в 1973 году, где сменил МиГ-23Б. Минимум изменений в конструкции позволил использовать ту же оснастку и стапеля, и переход на новую модификацию прошел практически без перерыва в производстве. С 1974 года завод "Знамя Труда" был преобразован в Московское Авиастроительное Производственное Объединение (МАПО), тремя годами позже получившее имя П.В.Дементьева в память о выдающемся организаторе авиационной промышленности, в течение четверти века возглавлявшем отрасль. В МАПО также вошли агрегатный завод в Калязине и Луховицкий машиностроительный завод, где размещалась летно-доводочная база предприятия. МиГ-23БН стол наиболее массовой машиной в семействе истребителей- бомбардировщиков и выпускался дольше других модификаций, оставаясь в производстве до 1985 года, когда был уже свернут выпуск истребителей МиГ- 23 и полным ходом строился МиГ-29 За это время были построены 624 самолета МиГ-23БН, большая часть которых предназначалась на экспорт. Поставки зарубежным партнерам и были причиной такого долгожительства машины, продолжавшей выпускаться без особых изменений более десяти лет.

Заказчиков, в большинстве своем из стран "третьего мира", вполне устраивали возможности МиГ-23БН в качестве ударного самолета, как и условия его поставок.

За редким исключением самолеты поставлялись в кредит, и главную роль играли соображения политического характера в духе "поддержки дружественных государств", для которых стоимость техники в итоге не играла определяющей роли. Уровень целевого оборудования и вооружение МиГ-23БН и в 80-е годы делали его достаточно эффективной машиной, особенно на фоне "менее удачливых" соседей, довольствовавшихся "обносками" из арсеналов западных стран.

Особенностью экспортной политики СССР было предоставление странам "третьего мира" техники с оборудованием не самого современного исполнения и упрощенным ассортиментом вооружения, как по ценовым соображениям, так и с учетом более высокой надежности отработанных систем (обеспечить сопровождение эксплуатации за рубежом для новейшей техники, зачастую недостаточно доведенной, было проблематично, а рекламации могли подорвать доверие к экспортеру). Естественной была и предосторожность в отношениях с изменчивыми в настроениях партнерами, которых не торопились вооружать "слишком хорошим" оружием.

Визирная головка оптического прицела АСП-17. На козырьке слева – указатель углов атаки

Размещение антенн радиотехнического оборудования в подфюзеляжном гребне МиГ-23БН

Экспортные МиГ-23БН производились в исполнении, отличавшемся от самолетов для отечественных ВВС. Для стран Варшавского договора выпускались машины в так называемой комплектации "А", практически неотличимой от своих советских собратьев. Они поставлялись в Болгарию, ГДР и Чехословакию. Для стран третьего мира была освоена комплектация "Б". Эти самолеты комплектовались упрощенным составом вооружения и оборудования, иной системой госопознавания и поставлялись в Алжир, Египет, Индию, Ирак, Кубу, Ливию, Сирию и Эфиопию.

МиГ-23БН для стран социалистического лагеря сохраняли возможность использования ядерного оружия и несли соответствующую арматуру, балочный держатель БДЗ-23-66Н (под фюзеляжем вместо левого БДЗ-60-2ЭФ1) и управление в кабине. К самим боеприпасам союзнический персонал доступа не имел, но проходил курс спецподготовки по роботе с ядерным оружием и в случае войны их самолеты могли участвовать в нанесении ядерного удара, предоставляя свои "средства доставки" под бомбы, хранившиеся на складах советских групп войск на территории Европы Увеличение числа носителей повышало шансы на прорыв к целям и позволяло рассчитывать, что и при не сомом благоприятном варианте начала боевых действий должное число самолетов все же прорвется к своим целям. Конкретная комплектация самолетов экспортного заказа зависела от пожеланий получателя, условий договора и отношений с заказчиком. Некоторые серии МиГ-23БН несли иные ответчики и системы опознавания, обходились без управляемого оружия. Эксплуатационные надписи на кабинном оборудовании и трафареты могли исполняться на английском и французском языках, в соответствии с принятым языком, в стране заказчика.

За годы серийного выпуска в конструкцию МиГ-23БН вносились новшества, внедрявшиеся но новых модификациях и в ходе производства истребителей МиГ-23. Так, на машинах выпускавшихся с 1 июля 1977 года была изменена система аварийного сброса фонаря и установлено доработанное кресло КМ-1М В то же время радикальным изменениям самолет не подвергался, хотя параллельно производившийся в Иркутске МиГ-27 непрерывно и существенно модернизировался. Причинами тому отчасти были достаточно скромные требования зарубежных заказчиков, а также заинтересованность завода в сохранении отлаженной в производстве конструкции, где все изменения старались ограничивать рядовыми рационализаторскими предложениями касающимися только технологии основного и вспомогательного производства, не затрагивающими конструкцию и эксплуатационные свойства деталей или узлов самолета.

Появление МиГ-27 с качественно новым оборудованием и вооружением не сказалось на привлекательности МиГ-23БН в эксплуатационном отношении. МиГ-27 был, в первую очередь, ударной машиной для действия по наземным целям, и истребителем мог выступать в ограниченной роли, что было очевидно и создателям, и заказчикам.

Конструктивные изменения сказались на высотных, скоростных и разгонных характеристиках МиГ- 27, оптимизированного для характерных для такого самолета режимах с дозвуковыми скоростями и малыми высотами.

Странам-получателям привлекательнее было иметь многоцелевой самолет, способный, пусть и с ограниченным бортовым оборудованием, выполнять как функции истребителя, так и ударного самолета. Сохранивший автоматическое регулируемые воздухозаборники МиГ-23БН легко разгонялся до сверхзвуковой скорости и мало уступал МиГ-23М по высотности, скороподъемности и маневренности, в то время как "двадцать седьмой" имел ограничения на пилотаж, на большой высоте становился маломаневренным, вялым и инертным в управлении, испытывая сложности при выходе на сверхзвук. Для небольших ВВС выгодной оказывалась также универсальность истребителя-бомбардировщика, который мог выполнять разнообразные задачи, в том числе и в группе однотипных машин, часть которых могла выступать в роли истребителей сопровождения, прикрывавших ударные самолеты.

БОРЬБА ЗА НАДЕЖНОСТЬ

Наиболее значительным изменениям в ходе производства подвергалась конструкция основного силового агрегата фюзеляжа – бака-отсека №2. Агрегат, несущий узлы поворотных консолей, основные стойки шасси, хвостовую и переднюю чости фюзеляжа, подвергался многотонным нагрузкам и выполнялся сварным из стали ВНС-2, высокопрочной, но чувствительной к усталостному погружению и концентрации напряжений, неизбежных в сложной конструкции, объединявшей множество штампованных узлов и деталей Свою долю вносили проблемы сварки толстостенных диафрагм, шпангоутов, панелей и, особенно, верхних "крестовин" – поясов отсека, испытывавших большие внутренние напряжения в многослойных сварных швах. Эти дефекты были общими для всего семейства самолетов на базе "двадцать третьего" и изживать их пришлось долго и упорно.

Анализ показал, что трещины и усталостное разрушение вызваны двумя основными причинами: некачественным материалом толстостенных элементов штамповки и проката с высоким содержанием водорода, приводящим к повышению хрупкости стали, и структурными изменениями в зоне термического влияния шва.

Внедрение в структуру металла молекул атмосферного водорода (наво- дороживание) существенно снижало его механические характеристики, в первую очередь, – усталостную прочность, а иногда приводило к образованию раковин. Потребовалось пересмотреть всю технологию изготовления таких деталей, ввести их сварку в среде нейтрального газа в отсутствие атмосферного водорода и внедрить прогрев стальных узлов после сварки, способствовавший "изгнанию" подвижных молекул водорода из кристаллической решетки металла.

Испытания носовой стойки шасси нового образца но вибрационном стенде. Шасси новой конструкции нашло применение на МиГ-23МЛ

Бак-отсек №2

Повышая прочность, на самолетах провели комплекс мероприятий: в конструкцию бака-отсека №2 ввели усиления, увеличив толщину стенок шпангоутов, панелей воздушного канала, боковых панелей, стенок, ребер и панелей узлов поворота. По поясам и стенкам шпангоутов, кроме того, установили усиливающие ленты, накладки и кницы в местах связки боковых панелей и проушин крепления ПЧК Роликовую сварку стенок шпангоутов заменили аргонно-дуговой. Усиленная конструкция прошла ресурсные испытания, на основании которых ввели ряд дополнительных усиливающих лент, книц и накладок, а на новых самолетах рекомендовалось внедрить усиленные несущие элементы.

Комплекс конструктивных мер был введен на машинах с серийного номера №4001. На них по баку-отсеку №2 взамен внешних накладок увеличили толщину сечений силовых элементов, особенно, верхних и нижних несущих панелей, стенок, ребер и поясов траверс шпангоутов и панелей узлов поворота. Также усилили боковые стенки шпангоутов. Детали стали делать из штамповок, прошедших обезводораживание.

Улучшение конструкции дало удовлетворительные результаты, повысив усталостную прочность бака. Однако новые повторно-статические испытания узла показали, что на техническом ресурсе бака могут сказаться места, слабые по выносливости – "крестовины" бака и стенка заднего шпангоута №20, а также гофрированная для повышения жесткости стенка шпангоута №18, где развивались трещины по началу гофров, верхние панели отсека, работающие на сжатие, и сами сварные швы. По результатам испытаний для дальнейшего увеличения ресурса с машины №5506 усилили траверсы шпангоутов, утолщив их стенки и ввели полировку поверхностей в районе "подмышки" по сопряжению панелей поворотного узла с боковиной бака для устранения концентраций напряжений и повышения выносливости.

Следующим этапом стала установка дополнительного стального гофра на стенках шпангоутов при доработках и увеличение его толщины в производстве вместе с дальнейшим утолщением самой стенки Изменения внедрялись, начиная с самолета №7601. Боковую верхнюю панели также усилили, делая ее из трех частей разной толщины и добавив накладку. Радикально решить проблему все же не удалось и после установки усиливающих профилей по панелям воздушного канала и изменений по их приварке к шпангоутам, внедренных с самолета №9211. Усталостная прочность усиленного в производстве отсека улучшилась, но на доработанных машинах трещины у "крестовин" по гофрам и сварным швам продолжали появляться, требуя в эксплуатации регулярного контроля.

Помимо инструментального контроля, использовался метод красок: жидко разведенная краска наносилась но поверхность, затекая в трещины и после смывки выявляла их. Периодические проверки назначались и на самолетах с конструктивными усилениями. Внушавшие подозрение элементы проходили обработку заводскими бригадами, использовавшими специальную тепловую установку для обезводороживания металла. Поверхность агрегата зачищалась от лакокрасочного покрытия и тут же на стоянке прогревалась мощными лампами. После прогрева металл приобретал характерный золотистый оттенок. Чтобы избежать царапин, забоин и коррозии на поверхности конструкции, которые могли стать концентраторами напряжений и дать трещины, инструкция рекомендовала при уходе за планером самолета "удалять пыль мягкой ветошью или волосяными щетками, периодически промывать обшивку раствором жидкого мыла, а затем чистой водой с помощью мягких щеток и вытирать насухо салфетками".

Эпопея с доработками "двадцать третьих" заняла много времени и усилий, усугубляясь тем, что самолет являлся массовой машиной в ВВС, и обьем работ по всему их парку требовал соответствующих расходов.

Вопрос о "трещавшем" изделии постоянно находился на контроле у руководства МАП и ВВС. В Главкомате ВВС проблемой повышения надежности МиГов занимались начальник Научно-технического комитета генерал-лейтенант Г.С.Кириллин и заместитель Главкома по вооружению генерал-полковник М.Н.Мишук, известные как люди с хорошим инженерным образованием. Мишук, славившийся своей дотошностью, детально разбирался в технических особенностях вопроса, не раз посещал ОКБ и заводские цеха, общаясь не только с руководством, но и непосредственно с разработчиками и производственниками. Устранение дефектов, влиявших на боеготовность МиГов, являлось задачей государственного значения. О ней постоянно напоминал стоявший на столе Мишука макет злополучного бака-отсека, отполированный до золотистого блеска. Принимая ми- кояновцев, генерал не упускал возможности попенять им на недоработку: "Ваши изделия стране дешевле было бы делать из чистого золота!"

(Продолжение следует)

ФОТОКОЛЛЕКЦИЯ Миг-21 ВВС Словакии

F-111

Михаил НИКОЛЬСКИЙ

F-111 Истоки

«Система оружия, разработанная под требования конкретного вооруженного конфликта, должна не менее эффективно применятся в конфликтах иного типа», – писал в конце 50-х годов аналитик Рэнд Корпорейшн Джэймс Шлессинжер Меморандум Шлессинжера отнюдь не с легкой руки министра обороны Макнамары лег в основу требований к самолету TFX – будущему F-111. В конце 50-х годов ВВС и авиация ВМС США разработали ТТЗ к двум абсолютно различным самолетам, но многим, прежде всего политической верхушке США, захотелось «слить два в одно».

Программа ВВС

Тактическое авиационное командование считало необходимым приступить к разработке бомбардировщика-носителя ядерного оружия, способного стать преемником сомолету F-105. Характеристики совсем недавно принятого на вооружение «Тандерчифа» не полностью отвечали требованиям господствовавшей в тот период доктрины массированного возмездия. ВВС в 1959 г сформировали пять ключевых пунктов технического задания:

1) способность нести во внутреннем бомбоотсеке ядерный боеприпас;

2) способность пересекать Атлантику без дозаправки в воздухе;

3) возможность базирования на передовых аэродромах Европы с короткими ВПП;

4) обладать скоростью не мене М=2,5 но большой высоте;

5) обладать способностью осуществлять длительный полет на большой дозвуковой скорости у земли;

6) основной профиль полета на боевое задание – малая-малая-большая высота.

Уже первые весовые расчеты показали, что такой аэроплан потянет тонн на 50 с гаком. Между тем, самолету предстояло базироваться едва ли не на грунтовых аэродромах. Требование эксплуатации на аэродромах с короткими ВПП и способность пересекать Атлантику диктовали использование крыла умеренной стреловидности и большого размаха. Поход за 2,5 Маха, наоборот, предполагал значительный угол стреловидности крыла. Выход виделся в использовании крыла изменяемой стреловидности. Требуемую дальность должен был обеспечить двухкон- турный турбореактивный двигатель, имеющий меньший по сравнению с ТРД расход топлива. Ни подвижное крыло, ни ТРДД на серийном боевом самолете не ставил еще никто.

В исследовании крыльев изменяемой стреловидности американцы сильно продвинулись вперед благодаря работам НАСА, которые велись под руководством профессора Джона Стэка. Краеугольной считалась проблема смещения фокуса крыла в зависимости от изменения угла стреловидности. Продувки в аэродинамических трубах сотен моделей различных компоновок заняли почти 18 000 часов. Исследования позволили установить, что смещение фокуса крыла можно ограничить за счет использования сужающегося в плане крыла и выноса шарниров за пределы фюзеляжа. Однако решение одних проблем влекло появление других. Так для сохранения путевой устойчивости самолета с разнесенными шарнирами крыла требовалось вертикальное оперение большей, чем обычно площади. Много сил потребовали исследования по отработке конструкции шарнира подвижной части крыла. Окончательный вариант компоновки, обеспечивающей минимальное смещение фокуса при изменении стреловидности крыло, был отработан в НАСА в 1960 г. Создание самолета массой пустого порядка 30 т с изменяемой стреловидностью крыла стало реальным делом.

В 1959 г. Стэк сумел заинтересовать в результатах своих исследований командующего ТАК ВВС США генерала Ф Эвереста. Тот, что называется, проникся. ВВС уточнили требования к самолету с крылом изменяемой стреловидности в отношении дальности полета:

– 3300 миль (5310 км) без дозаправки;

– 800 миль (1280 км) в полете по профилю большая-малая-большая высота;

– 400 миль (643 км) в полете у земли с околозвуковой скоростью;

В отношении боевой нагрузки требования не менялись – А-бомба на внутренней подвеске, вариант обычного вооружения рассматривался лишь «в принципе». Зато изменилось значение максимальной скорости у земли: не М=0,9, а М=1,2. Изменение данного «пунктика» фактически определило облик будущего самолета и послужило в будущем поводом для многочисленных споров. Не имело большого смысла поднимать скорость на малых высотах с околозвуковой до сверхзвуковой. Требование скорости М=1,2 со стороны ВВС являлось чистой воды пропагандой, призванной подчеркнуть более высокие характеристики перспективного самолета по сравнению «Тандерчифом». Военные обоснованно опасались, что конгресс просто не выделит ассигнований на «замену» истребителя-бомбардировщика F-105, которая будет отличаться от «Тандерчифа» лишь дальностью полета и размерами. Гонка за призраком скорости всегда будоражит воображение… Специалисты НАСА немедленно проинформировали ВВС – обеспечить сверхзвук у земли можно только за счет дальнейшего увеличения массы и размеров летательного аппарата. ВВС мнение ученых проигнорировали. Волюнтаризм – это не ругательство, волюнтаризм – это даже не символ политики любителя кукурузы. Волюнтаризм – девиз проектирования истребителя-бомбардировщика F-111. Слишком часто в истории его создания в сугубо технические вопросы вмешивались волюнтаристы-политики, с самыми добрыми намерениями, конечно. А добрыми намерениями, известно, куда дорога вымощена.

Истребитель-бомбардировщик F-105 "Тандерчиф"

Министр обороны США Роберт Макнамара

Официально ТЗ было оформлено в июле 1960 г. как Specific Operational Requirement Number 183 (SOR-183). Тогда же ВВС объявили о начале работ по программе TFX.

В феврале 1961 г. требования SOR-183 официально одобрил министр обороны Макнамара. ТТЗ предусматривало разработку самолета с максимальной скоростью М=2,5 на большой высоте и М=1,2 у земли, возможность эксплуатации наспех подготовленных аэродромов ограниченных размеров, взлетная и посадочные дистанции – не более 3000 футов, 914 м) и дальностью полета в 4000 миль (6437 км). Самолет следовало проектировать как стратегический комплекс с возможностью перебазирования в течение 24 суток с континентальной территории США в любую точку планеты.

ВМС

Флот, в свою очередь нуждался в самолете, способным оказывать поддержку с воздуха десанту. В еще большей степени ВМС требовался барражирующий перехватчик для обороны авианосных соединений от советских дальних бомбардировщиков, оснащенных противокорабельными ракетами. Именно нужда в перехватчике привела к появлению концепции «ракетной платформы» – не слишком скоростного и маневренного самолета с большой продолжительностью полета и максимально совершенной системой управления оружием, вооружение – дальнобойные ракеты воздух-воздух.

У моряков, впрочем, шли нешуточные дебаты по вопросу максимальной скорости «платформы». Нашлись специалисты, отстаивавшие сверхзвук: «Дозвуковой самолет устареет сразу после принятия на вооружения». Большинство все-таки склонялось в пользу не сверхзвукового самолета, а в пользу сверхзвуковых ракет. В отношении сверхзвуковой скорости (не только у земли) один адмирал выразился образно: «…нет нужды пробивать дыру в небе». Еще бы, ведь дыру в небе уже пробил принятый на вооружение флотской авиации сверхзвуковой «Фантом». Дозвуковой самолет имел бы более простую конструкцию и большие внутренние объемы для размещения сложного электронного оборудования перехватчика-носителя ракет воздух-воздух большой дальности. Разработку именно такой машины и заложила в военный бюджет 1960 финансового года администрация президента Эйзенхаура. С фирмой Дуглас ВМС подписали контракт на создание «ракетной платформы» – перехватчика F-6D «Миссайлер». Фирма Бендикс уже работала над ракетами и бортовой электроникой.

Специфика требования авиации ВМС была такова, что с сухопутным проектом TFX не пересекался не только перехватчик, но и ударный самолет. Огромная дальность морякам не требовалась – незачем гнать палубный самолет через всю Атлантику, если в Европу плывет авианосец. Внутренний бомбоотсек годился лишь для ядерной бомбы, его размеры не позволяли разместить там сколь-нибудь приличное количество обычных боеприпасов – нужна внешняя подвеска, против которой резко возражали ВВС.

Точка перегиба

К концу 1960 г. ВВС и флот окончательно определились с формальными требованиями к своим перспективным «игрушкам». Более того, финансирование программ создания ударного самолета, предназначенного для замены «Тандерчифа», и палубного перехватчика «Миссайлер» уже было прописано в бюджете. Однако НИОКР «волюнтаристским» решением приостановили. Эйзенхауэр досиживал в Белом доме последние недели, поэтому по-джентльменски решил не навязывать новой администрации дорогостоящие военные программы: придет Кеннеди, который сам разберется что и как делать. Так и вышло. Пришел Кеннеди, вместе с ним пришел новый министр обороны Роберт Макнамара, после чего началось такое! Куда там нашему поручику.

Роберт Макнамара – человек, в историю, по крайней мере историю авиации, влипший, но не вошедший. Между тем, личность эта – весьма неординарная и неоднозначная.

Клерки из министерства обороны пребывали в шоке, узнав, что министр лично читает документ, причем не только читает – но и вникает, словно он не министр, а инженер какой-то. Старожилы говаривали, что Макнамара чуть ли не первый министр обороны в истории США, который прежде чем поставить подпись прочитывал документ. При Макнамаре-Кеннеди произошел решительный пересмотр военной доктрины с «массированного возмездия» на «гибкое реагирование». При Эйзенхауре говорили: «..атомное оружие малой мощности, тактическое оружие, теперь рассматривается в качестве обычного типа вооружения». Макнамара же заявил, что ядерные вооружения сокращаться не будут, но качество и количество обычных систем оружия должно возрастать. При Эйзенхауэре каждый вид вооруженных сил не безуспешно пытался иметь в своем распоряжении весь арсенал средств, способных выполнить все или почти все задачи, стоящие пред этим видом. В результате ряд систем оказался дублированным. Макнамара был решительно настроен с таким дублированием бороться. Предварительные оценки давали экономию в 1 млрд. долл. в случае принятие на вооружение ВВС и авиации ВМС одного типа боевого самолета.

Новый министр обороны создал специальную комиссию, перед которой поставил задачу провести ревизию существующих программ и выработать рекомендации по развитию вооруженных сил на перспективу. Уже через три месяца после начала работы комиссии, в апреле 1961 г. появились первые рекомендации: провести модернизацию «Тандерчифов» с целью улучшения их возможностей в качестве носителей обычного не ядерного вооружения. В конце года Макнамара вообще прикрыл программу F-105, поскольку самолет явно дублировал палубный «Фантом». ВВС настоятельно порекомендовали принять на вооружение F- 4.

Казалось, из-под ног еще не построенного TFX выбили фундамент. Самолет-то подавался как преемник «Тандерчифа». Журнал «Авиэйшн Уик» отреагировал следующим пассажем: «…самолет (TFX), предназначенный для доставки тактического ядерного оружия, может не понадобиться». Обозреватель авторитетного издания ошибся. Еще в феврале комиссия Макнамары предложила начать разработку многоцелевого «единого» истребителя-бомбардировщика, оптимизированного для использования в военных конфликтах ограниченной интенсивности. Немедленно начался анализ программ закупки самолетов для авиации флота и ВВС. Министра вдохновил проект самолета с крылом изменяемой стреловидности и двухконтурными двигателями, проект TFX. ВВС поставили задачу определить насколько проект соответствует новой военной доктрине, одновременно велась оценка возможности разработки палубной модификации. Теперь TFX рассматривался как преемник не только «Тандерчифа», но и «Фантома». 14 февраля флот и ВМС официально приказали изучить возможность создания единого самолета на основе проекта TFX и выработать к нему общее техническое задание.

Первый самолет с изменяемой стреловидностью крыла Белл Х-5, полетевший в 1951 г.

Крыло Х-5 на максимальной и минимальной стреловидности

Опытный самолет Грумман XFIOF-I "Ягуар" с крылом изменяемой стреловидности. Первый полет совершил 19 моя 1952 г. Его испытания выявили серьезные проблемы с с управляемостью. Позже фирма Грумман оказывола Конвэр посильную помощь.

Флот дал ответ меньше, чем через месяц: «самолет ВВС мало подходит или не подходит вообще для решения задач, стоящих перед авиацией ВМС и корпуса морской пехоты. Большой, дорогостоящий и сложный самолет не годится для использования в войнах малой интенсивности, так как предназначен прежде всего для доставки ядерного оружия». Под нажимом политиков ВВС и ВМС пытались прийти к компромиссу. К маю всем стало совершенно очевидно, что TFX для решения задачи авиационной поддержки десанта действительно не годится Макнамара, скрепя сердцем, разрешил делать «отдельный» самолет VAX – будущий А-7. В апреле министр «зарубил» проект «Миссайлер», поэтому теперь борьба пошла за скрещивание TFX и барражирующего палубного перехватчика. Адмиралам не оставалось иной альтернативы как согласиться на совместную с ВВС программу – «свой» перехватчик им все равно делать не дадут.

Борьба пошла уже не за сам самолет, а за его характеристики. Флот не устраивали размеры, масса и скорость, сильно смущало ядерное вооружение. Дискуссии шли все лето, однако компромисса достигнуть никак не удавалось. Программа единого самолета оказалась под угрозой срыва еще не начавшись. В «Меморандуме 1 сентября» Макнамара, опять же волюнтаристским путем, обязал положить в основу требований спецификацию SOR-183 Флоту удалось все же особо оговорить продолжительность полета в пять- шесть часов без дозаправки, скорость отрыва не более 115 миль/ч (185 км/ ч) и посадочную скорость не более 90 миль/ч (145 км/ч). «Универсальный» тактический истребитель для ВВС, ВМС и армии стал любимым детищем министра, который немедленно получил прозвище Роберт TFX Макнамара.

Удивительная сложилась ситуация. Министр пробил одну свою идею-фикс – отказ от дублирования, но забыл про вторую – доктрину гибкого реагирования. Спецификация SOR-183 предполагала разработку самолета-носителя ядерного оружия, а не многоцелевой машины. «Атомное происхождение» послужило предлогом для сворачивания производства «Тандерчифов», в то время как TFX уцелел Впрочем, в «Меморандуме 1 сентября» оговаривалась необходимость размещения на самолете обычного вооружения массой 10 000 фунтов (4536 кг) на подкрыльевых узлах подвески. Официальный запрос предложений(7*) ведущим авиастроительным фирмам США был выдан 1 октября 1961 г. Фактически 1 сентября 1961 г. был объявлен конкурс на разработку «единого» многоцелевого самолета для ВВС и ВМС США.

Шесть предложений по проекту самолета TFX представили восемь фирм: Боинг, Локхид, Макдоннелл, Норт Аме- рикэн, а также объединившиеся в пары Дженерал Дайнемикс/Грумман и Чэнс Воут/Рипаблик. Конкурс проектов занял один год и проходил в четыре этапа. На первых двух этапах из шести претендентов на победу отсеялись четверо: Боинг и Дженерал Дайнемикс.

ВВС и ВМС больше устраивал проект Боинга. Что неудивительно. Инженеры фирмы подошли к проектированию машины с традиционных позиций, стараясь максимально учесть пожелания двух разных заказчиков. Результатом стали по сути два, а не один, проекта. Их общность составляла 60%. Конкуренты с фирмы Дженерал Дайнемикс отталкивались при проектировании от идеи общности конструкций, их варианты отличались друг от друга только на 15%. Как вы думаете, какой проект выбрал Макнамара? Министр уже успел объявить, что самолет TFX стонет единственным тактическим истребителем Америки в 70-е годы!

Первый проект фирмы Боинг представлял собой самолет с изменяемой стреловидностью крыла, оснащенный двумя ТРД Электрик MF-295-A. Двигатель являлся дальнейшим развитием ТРД YJ-93, установленного на бомбардировщике ХВ-70. И ВВС, и флот предпочитали видеть на перспективном самолете ТРДД Пратт-Уитни TF-30-P-1. Именно такие движки изначально предусматривались в проекте фирм Дженерал Дайнэмикс/Грумман. Фирма Боинг оперативно переработало свое предложение под двигатель TF-30. Вообще, конкурентам пришлось перебрать по доброму десятку вариантов, прежде чем удалось достичь компромисса с заказчиками. Официальным заказчиком («ответственным исполнителем») с сентября 1961 г. являлись ВВС США. Руководство программой осуществлялось управлением по разработке авиационной техники Командования систем оружия ВВС. Флот еще с 1960 г. отвечал за работы по созданию и доводке двигателя TF-30-P-1. Весной 1962 г. этот двигатель отобрали из трех претендентов.

7* Запрос предложений – официальный документ, рассыпаемый авиастроительным фирмам с предложением рассмотреть возможность постройки летательного аппарата согласно заданным требованиям. Министерство обороны <гзапрашивает» проекты

Шутливый взгляд журналистов но "универсальность" F-l 11

Сенатор-демократ от Арканзаса Джон Маккелан

Окончательный выбор в пользу проекта фирмы Дженерад Дайнэмикс/ Грумман Макнамара сделал 24 ноября 1962 г. Решающим фактором стало достижение максимальной общности между модификациями для ВВС и для авиации ВМС. Главным подрядчиком выступала фирма Дженерал Дайнемикс, на долю которой достался весь объем робот по проектированию и изготовлению крыла, передней и средней секции фюзеляжа, а также за окончательную сборку самолета. Фирме Грумман досталась хвостовая часть фюзеляжа, шасси и агрегатная сборка.

Решение министра присудить первый приз фирме Дженерал Дайнемикс(8*) вызвало бурю критики. Министр отбивал нападки, упираю не только на любимую им универсализацию, но и на более реалистичные оценки стоимости программы, приведенные фирмой Дженерал Дайнемикс. О том насколько эти оценки были близки к реализму речь еще пойдет, но интересен сам факт – главным критерием стали не тактико-технические параметры, а экономические. Добрый старый Боинг сего новшества не понял. Все это время флот под тем или иным предлогом порывался выйти из игры, то бишь – из программы. Чтобы убедить ВМС Макнамара привлек негосударственных экспертов. Эксперты дали противоречивый ответ – дескать ассигнования снизить получится, как того и хотел министр обороны, но массу палубной модификации удержать в допустимых пределах удастся вряд ли. Таким образом, первый звоночек в отношении перетя- желенности варианта авианосного базирования прозвучал еще до начало проектирования самолета. Политики отмахнулись от расчетов технарей. Решение было принято и обсуждению де-факто не подлежало.

Еще в 1963 г. четко проявились различия в требованиях к самолету для ВВС и самолету авианосного базирования. ВВС отстаивали необходимость разработки прежде всего носителя ядерного оружия с размещением последнего во внутреннем отсеке. Носитель должен был обладать способностью совершать 15-минутный сверхзвуковой бросок на малой высоте. ВМС требовался носитель обычного оружия, причем сверхзвуковая скорость на малой высоте считалось излишней.

Обычное вооружение размещать следовало не внутри, а снаружи – больше помещается. Объединение требований привело к необходимости иметь на самолете внутренний бомбоотсек и пилоны для внешней подвески боевой нагрузки. Флот для решения своих задач считал возможным ограничить максимальную скорость на малой высоте значением М=0,9 (ВВС требовали М=1,2). Вопрос о максимальной скорости приобретал особое звучание. Речь шла не только о самом самолете. Боезаряды существовавших в то время обычных авиабомб начинали приобретать текучесть при температуре 93 град. С (200 град, по Фаренгейту), в то время как даже в бомбоотсеке через 15 минут полета на сверхзвуке температура приближалась к 98 град С (240 град по Фаренгейту). Ядерный заряд оказался более стабильным. Кроме того, не была решена проблема сверхзвукового бомбометания с малых высот. Сработает ядерный заряд при контакте с поверхностью или после рикошета - по большому счету разница не велика, другое дело заряд фугасный. Преодоление всех проблем, связанных со сбросом обычных бомб не могло не отразиться на стоимости программы разработки самолета в целом.

Флот критиковал сверхзвук на малой высоте, в свою очередь ВВС не устраивала двухместная кабина, выполненная по образу и подобию кабины палубного штурмовика А-6 «Интрудер». Летчики, «облетавшие» макет, отметили исключительно плохой обзор влево с правого кресла и вправо – с левого. Представитель ВВС даже меланхолично отметил, дескать если самолет не подойдет для нанесения ударов по наземным целям, то может быть из него получиться трехмаховый перехватчик. Максимальная скорость в М=3 – это как раз то, чего явно не хватало в ТТЗ на самолет TFX! ВВС нуждались прежде всего в ударной машине, флот – в «длинной руке», способной перехватить бомбардировщики противника как можно дальше от авианосного соединения.

8* Проектирование велось на отделении Конвзр фирмы Дженерал Дайнемкис, из-за чего F-l 11 иногда считают разработкой фирмы Конвзр)

Выкатка первого F-111

Борцов против F-111 в том виде, в каком его пропихивал Макнамара, возглавил сенатор-демократ от Арканзаса Джон Маккелан. Маккелан при каждом удобном случае не уставал повторять, что выбор главного подрядчика – решение сугубо политическое, технически не обоснованное. И ведь Маккелан был прав! Фирма Дженерал Дайнемикс испытывала финансовые трудности. Над авиационным заводом в Форт-Уорте, шт. Техас, в 1962 г. нависла угроза закрытия, а ведь именно в Форт-Уорте предстояло вести полномасштабное проектирование и серийное производство «единого» самолета. Не получи фирма контракт – завод закроют, увеличится безработица, власть предержащие потеряют голоса на выборах. Какое до этого дело Макнамаре? Возможно никакого. Зато проблемы Форт-Уорта близко к сердцу воспринял техасец Линдон Джонсон, вице-призидент США Наверное, Джонсон нашептал чего-нибудь но ушко министру обороны. Да чего там простой ковбой Джонсон, сам Кеннеди занялся поисками финансовых доноров для фирмы Дженерал Дайнемикс. Какая техническая сторона дела, какой Боинг, когда такие фигуры приняли пристрастное участие в определении победителя в конкурсе. Официальное заключение специалистов (а не политиков) министерства обороны было сделано в пользу проекта фирмы Боинг как более реалистичного и технически проработанного. Маккелан развил бурную деятельность в сенате, его всячески поддерживали ВМС, но сенатор смог организовать лишь слушания, которые не дали ровным счетом никакого реального эффекта.

О начале полномасштабного проектирования самолета TFX, получившего обозначение F-111, было объявлено в декабре 1962 г., как раз в разгар инициированных Маккеланом слушаний. Трепитесь парни – караван идет! Ответственность за проектирование самолета поделили следующим образом: ВВС достались планеры обоих модификаций (финансирование работы шло также из бюджета ВВС), флоту – двигатель TF-30 и ракеты «Феникс» (ракеты предназначались только для палубной модификации). В проектировании самолета принимало участие от 4000 до 6000 гражданских специалистов и 200 военнослужащих ВВС.

Оценка макета самолета завершилась в сентябре 1963 г. В октябре были выпущены первые рабочие чертежи, к январю нового 1964 г. удалось подготовить 20% всех чертежей, к июню – 90%. Постройка первого прототипа началась задолго до полной готовности конструкторско-технологической документации – в октябре 1963 г. В июне 1964 г. «живой» самолет стал обретать форму – процесс изготовления перешел в стадию окончательной сборки, которая завершилась к октябрю.

Согласно принятой программе для ВВС планировалось закупить 1491 самолет F-111, для авиации ВМС – 235. Объемы закупок регулярно пересматривались. Ниже приведены сведения о пересмотре программы закупок:

Таблица I

С целью максимального «сжатия» сроков летных испытаний предусматривалась постройка необычно большого количества прототипов – 23 опытных и предсерийных самолета: 18 в варианте для ВВС (F-l 11А) и пять для ВМС (F-l 11В) В частности, самолеты 1-й и 12-й предназначались для исследования флаттера, 2-й и 14-й для исследований устойчивости и управляемости, 3-й – для отработки БРЭО. 4-й – для испытаний с боевой нагрузкой, 5-й – для испытания системы следования рельефу местности.

Вообще, буквольно все мероприятия были направлены на возможно скорейшее принятие на вооружение нового авиационного комплекса Так для изготовления прототипов намечолось использовать оснастку и инструментарий серийного производства, то есть подготовка серийного производства начиналась раньше постройки опытной партии. Запуск в серию планировался до окончания летных испытаний, с началом поставок серийных самолетов ВВС в 1967 г. Во многом именно такая «сжатая» программа предопределила многочисленные проблемы, с которыми столкнулись конструкторы самолета и двигателя в ходе летных испытаний. Времени на детальное изучение последствий принятия того или иного решения просто не оставалось.

(Продолжение следует)

САМОЛЕТЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ

В-24 «ЛИБЕРЕЙТОР»

(Продолжение. Начало в № 10/03)

В-24А командования воздушных перевозок ВВС США

ПЕРВЫЙ ОПЫТ БОЕВОЮ ПРИМЕНЕНИЯ

Именно сомолеты модификации B-24D впервые применили в значительных масштабах на фронтах Второй мировой войны. Первыми операциями кок для английских, так и для американских «Либерейторов» стали полеты но поиск подводных лодок в Атлантике. Самолет хорошо подходил для выполнения этой задачи Большая дальность и продолжительность полета, значительная бомбовая нагрузка, возможность нести глубинные бомбы рекомендовали его наилучшим образом. Экипажам удалось потопить несколько субмарин и даже сбить несколько самолетов, следивших за передвижением конвоев через океан В одном случае В-24 был атакован шестью немецкими Ju88. Защищаясь, стрелки «Либерейтора» сбили один «юнкерс» и повредили еще три. По их свидетельству одному из этих трех вряд ли удалось дотянуть до базы.

B-24D впервые применили по целям в Европе летом 1942 г. Полковник Хэлверсон возглавил наспех собранную группу экипажей, получившую новенькие самолеты Первоначально ее готовили к налетам на Японию с территории Китая. Но ухудшилась военная обстановка в Северной Африке. Корпус Роммеля продвигался к Суэцкому каналу. Группу Хэлверсона (она не имела никакого официального номера) переадресовали в Египет. В начале июня 1942 г. ее самолеты приземлились на аэродроме Файид, а уже 12 июня они отправились на первое задание Целью являлся нефтепромышленный комплекс в Плоешти (Румыния) – важнейший центр добычи топлива для Германии.

Из 13 В-24, отправившихся в полет, дюжина успешно отбомбилась по назначенным объектам, но только семь машин добрались до предписанного места посадки в Ираке Потери были очень велики – почти 50%. Но следовало учесть хорошо организованную противовоздушную оборону г. Плоешти, защите которого придавалось и немцами, и румынами очень большое значение.

Другую, 93-ю бомбардировочную группу направили в Англию. 9 октября 1942 г ее самолеты бомбили Лилль. Затем в течение семи месяцев основными целями для нее стали базы подводных лодок и верфи в Лорионе, Бресте, Сен-Назере и Вильгельмсгафене 17 моя 93-я и 44-я группы (обе на «Либерейторах») совместно атаковали Бордо. Удалось разбить ворота шлюза но Гаронне и сделать несколько прямых попаданий в цеха моторостроительного завода.

Примерно в это же время «Либерейторы» появились в Китае. Первый боевой вылет самолетов 436-й группы состоялся 21 октября 1942 г. из Ченгту. Значительный радиус действия позволил достичь целей, ранее считавшихся недосягаемыми. Так, 4 мая 1943 г. 18 В-24 пересекли Тонкинский залив и нанесли удар по острову Хайнань.

В-24А доставил на Ближний Восток комиссию генерала Бреттон для проверки положения с поставками и обслуживанием американских самолетов для британского союзника Большой американский флаг на борту – опознавательный знак пока еще нейтральной страны

Массовое производство В-24 на зоводох Форда в Долласе

B-24D из состава американской 8-й воздушной армии в Великобритании

Типичная бомбовая нагрузка В-24 – пять 454-кт бомб (Великобритания, осень 1942 т.)

B-24D на Гуодалканале, Тихий Океан. 1942 г.

Эксплуатация тяжелых бомбардировщиков в Китае была очень сложна – горючее, боеприпасы, запчасти доставлялись только по воздуху через Гималаи.

22 декабря 1942 г. 26 B-24D полковника Мотени совершили неожиданный для японцев рейд на остров Уэйк. Самолеты отбомбились практически при отсутствии зенитного огня – обратно на всю группу привезли всего две пробоины. Позднее «Либерейторы» на этом театре поддерживали десанты на Маршалловых островах. Бомбоми крупных калибров они выводили из строя укрепления противника. Многократно В-24 летали бомбить Рабаул но острове Новая Британия – главную базу японцев в окрестностях Новой Гвинеи 12 октября 1943 г. его атаковали одновременно две группы В-24, группа В-25 и истребители с бомбами.

В октябре 1942 г. на Ближний Восток прибыла 376-я бомбардировочная группа, тоже вооруженная B-24D Она поглотила все, что осталось от группы Хэлверсона. Эту часть разместили в Лидде, в Палестине. В конце месяца на Средиземноморский театр направили еще одну группу «Либерейторов» – 98-ю. Ее базой стала Хайфа. Эти две группы в ноябре включили в состав 9-го бомбардировочного командования и поставили перед ними задачу атаковать пути, по которым снабжались немецкие и итальянские войска в Африке. Самолеты стали бомбить узлы дорог, мосты, склады и порты.

Весной 1943 г. в рамках подготовки к высадке на Сицилии 9-е командование начало операции над южными районами Европы Так, 98-я и 376-я группы совершили из-под Бенгази несколько налетов на Неаполь и Мессину, а позднее - на Рим.

Работа нефтеперегонных заводов Плоешти по прежнему не давало покоя генералам в штабах союзников Но теперь по ним решили нанести гораздо более мощный удар. Летом 1943 г из состава американской 8-й воздушной армии в Англии временно передали на Ближний Восток три группы, летавшие на «Либерейторах» – 44-ю, 93-ю и 389-ю. Это позволило собрать необходимые силы. Все дело в том, что нефтеносные поля Плоешти были довольно сложной целью. На большой площади располагались семь нефтеперегонных заводов и многочисленные хранилища. Две группы, 93-я и 98-я, получили в качестве целей по два завода, остальные – по одному.

После предыдущего налета группы Хэлверсона ПВО Плоешти усилили. Заводы и нефтехранилища прикрывали многочисленные батареи зенитных орудий калибром от 20 до 150 мм, эскадрильи немецких и румынских истребителей. Генерал Бреретон оценивал предполагаемые потери своих бомбардировщиков до 50%.

Японский склад с боеприпасами, взорванный В-24 на островах Гилберта

B-24D 5-й воздушной армии во время ремонтных работ

Подготовка В-24 к налету на Плоешти

Северная Африка В-24 выруливают но старт Цель – нефтеперегонные заводы Плоешти

Налет наметили на 1 августа 1943 г Пяти группам В-24 предстояло после вылета из Северной Африки пролететь более 3000 км – 14 часов в воздухе Чтобы обеспечить внезапность, лететь решили очень низко.

В 7 утра 1 августа от взлетной полосы на площадке Берка-2 оторвался бомбардировщик «Вонго-Вонго» – лидер 376-й группы и всего соединения. Неприятности преследовали «Либерейторы» одно за другой. Пилот головного самолета, «Вонго-Вонго», совершил неосторожное движение и машина врезалась в волны. С ней погиб весь экипаж, включая флаг-штурмана соединения. Бомбардировщик с дублером главного штурмана вообще не вылетел с базы из-за поломок В спешке начали решать, кто поведет соединение дальше Кандидатуру нашли, но кок потом выяснилось, не очень удачную.

После пересечения береговой черты Греции бомбардировщиков засекли немецкие посты наблюдения Истребители начали подниматься в воздух, но зенитных батареях расчеты выбегали по тревоге.

Погода над Грецией оказалась отвратительной Соединение сломало строй и разбрелось. Вдобавок новый лидер совершил ошибку – произвел смену курса не в той точке. Из-за этого самолеты вышли прямо на Бухарест. Зенитные батареи, прикрывавшие румынскую столицу, тут же открыли яростную стрельбу.

Около двух часов дня «Либерейторы» наконец-то появились над Плоешти. Но вышли они не с тех курсов, которые были запланированы Заранее расписанный порядок атаки целей был нарушен. Подразделения и отдельные экипажи начали выбирать цели сами – попросту бомбили то, что подвернулось.

В-24 над заводами Плоешти

В-24 в огне нефтепромыслов

Этот B-24D потерял крыло над Плоешти не от зенитного снаряда, а от удара тела мертвого пилота, выпавшего из летящего выше самолета

Сбитый румынскими ВВС B-24D стал трофеем и использовался позже для тренировок румынских пилотов- истребителей

Зенитный огонь разрушил остатки строя, эскадрильи потеряли своих командиров. Началась полная самодеятельность. Выбранная для бомбометания высота 80-100 м привела к поражению самолетов всеми видами оружия. Отмечались случаи когда стрелки «Либерейторов» вступали в перестрелку с расчетами зенитных батарей. От горящей нефти пламя и дым поднимались выше летящих самолетов Бомбардировщики шли сквозь них и выходили закопченными.

Всего 27 минут прошло от сброса первой бомбы до падения последней. Затем последовал долгий путь домой в сопровождении вражеских истребителей, атакующих со всех сторон.

Потери 9-го командования оказались огромными, хотя и не дотягивали до пессимистической оценки Бреретона. Из 164 самолетов, поднявшихся утром в воздух, 53 были сбиты или разбились по пути, 23 вынужденно сели в разных местах, 88 вернулись на свои базы. 98-я группа полковника Кейна потеряла 21 из 38 машин. Сам Кейн вынужденно сел на Кипре, разбив бомбардировщик. 55 самолетов из числа вернувшихся имели повреждения

Из семи заводов в Плоешти два разрушили, два вывели из строя по крайней мере на полгода, двум нанесли небольшой ущерб, а в один вообще не попали ни разу. 9-е командование потом еще не раз возвращалось к мысли нанести удар по Плоешти. Но для этого ему понадобилось вновь накопить достаточную мощь. Когда те же пять групп в середине августа атаковали Винер-Нейштадт в Австрии, им удалось поднять в воздух всего 68 машин.

«ЛИБЕРЕЙТОР» III

Такое обозначение получил B-24D в английских ВВС. Англичанам поставили 366 самолетов данного типа Эти машины несли смешанное вооружение из пулеметов калибров 12,7 и 7,69 мм Последние располагались в носу и парами по бортам. Сверху монтировалась турель Мартин А-3 с двумя крупнокалиберными пулеметами Самолеты поставляли с кормовыми турелями Консолидейтед А-6, но в Англии их снимали и ставили свои «Боултон-Пол» с четырьмя 7,69-мм пулеметами.

На некоторых «Либерейторах» англичане крепили спереди небольшие плоскости с пусковыми балками 5-дюймовых ракет HVAR – по четыре с каждого борта. Под правым крылом эти машины несли прожектор «Ли лайт» в пять миллионов свечей. Такие «Либерейторы» Береговое командование применяло для охоты зо подводными лодками.

B-24D но Алеутских островох (слева) и над вулканом Везувий в Италии (справа)

"Либерейтор" III

Установка ракет HVAR на "Либерейторе" III (вверху и справа)

"Либейрейторы" V протиоволодочной эскадрильи Берегового командования Великобритании (внизу)

В 1942 г., когда союзники вели активную борьбу с немецкими субмаринами в Атлантике, США дополнительно передали англичанам 11 обычных B-24D. Эти машины, сохранявшие исходное американское вооружение, именовались «Либерейтор» НА.

Несколько B-24D в Великобритании оснастили радиолокатором ASV в обтекателе под носовой частью или в в убирающемся контейнере на месте шаровой турели. Такие самолеты обозначали «Либерейтор» GR V 19 машин этого типа передали канодским ВВС, которые тоже использовали их для патрулирования над Северной Атлантикой.

«КРЕЙСЕР» ПО-АМЕРИКАНСКИ

В 1942 г ВВС армии США не располагали истребителями, способными сопровождать тяжелые бомбардировщики на полный родиус их действия. Поскольку американцы бомбили цели днем, то это существенно увеличивало потери от истребительной авиации противника. Поэтому американские генералы пришли к идее эскортировать бомбардировщики бомбардировщиками же. Только самолеты сопровождения бомб не несли, о взамен оснащались дополнительным оборонительным вооружением и защищались броней. Они должны были идти по краям строя и отгонять вражеские истребители стеной огня.

Опытный ХВ-41

В-24Е

Таким образом американцы возродили идею «крейсера», активно разрабатывавшуюся в СССР в конце 20-х – начале 30-х годов. Тяжелобомбардировочные бригады ВВС РККА тогда включали «крейсерские эскадрильи», укомплектованные самолетами Р-6 (позднее Кр-6) Они должны были охранять соединения ТБ-3 в дальних рейдах. Проектировались и другие «крейсера», включая огромный четырехмоторный ТК-4, вооруженный пушками, пулеметами и реактивными снарядами. Последним советским «крейсером» стал ЦКБ-54, он же ДБ-ЗСС. Этот самолет на базе бомбардировщика ДБ-3 изготовили всего в двух экземплярах.

В начале 40-х годов подобную машину создали в Японии конструкторы концерна «Мицубиси». Ее даже выпустили малой серией. Но американцы впервые построили «крейсера» на базе тяжелых бомбардировщиков. Боинг и Консолидейтед параллельно работали над проектами ХВ-40 (на базе В-17F) и ХВ-41 (на основе B-24D).

Единственный опытный ХВ-41 переделали из серийного бомбардировщика в Форт-Уорте. 29 января 1943 г. его перегнали на аэродром Эглин-филд во Флориде. Вооружение увеличилось с 10 пулеметов до 14. На фюзеляже появилась вторая турель типа А-3 – ближе к хвосту. Первую турель переделали так, что она могла приподниматься, увеличивая сектор обстрела, или втягиваться в фюзеляж, уменьшая лобовое сопротивление в походном положении. В бортовых установках, теперь механизированных, смонтировали спаренные пулеметы. Во время испытаний левую установку прикрыли прозрачным блистером, но он стал искажать обзор, и блистер сняли. Самолет нес в общей сложности 12420 патронов, в том числе 4000 в запасных коробах в переднем бомбоотсеке. Бронезащиту экипажа существенно усилили. Дополнительный вес брони, пулеметов и боеприпасов поднял взлетный вес до 28600 кг – это примерно на три тонны больше, чем стандартного B-24D.

Испытания на базе Эглин-филд шли всю зиму и лето 1943 г. 16 марта командование ВВС одобрило переделку, но уже неделю спустя, 21 марта последовал приказ закрыть работу. Дело в том, что «Боинг» успела раньше и малая серия YB- 40 даже попало на передовые аэродромы в Англии. И там вскрылся основной недостаток «крейсеров»; пока бомбардировщики шли с бомбами, они еще могли держаться с ними в одном строю, но после сброса бомб бомбардировщиками, «крейсера», вес которых не изменился, начинали отставать, становясь легкой добычей вражеских перехватчиков. То же самое было свойственно их советским и японским предшественникам. Опытный ХВ-41 переименовали в TB-24D и использовали как тренажер для обучения механиков.

МОДИФИКАЦИИ Е И G

Американская фирма Форд мотор компани начала делать B-24D но своем заводе в Уиллоу-Рэн с середины лета 1943 г под обозначением В-24Е «Фор- довские» самолеты соответствовали поздним сериям, выпущенным в Сан-Диего, и несли три пулемета в носовой кабине Но на В-24Е не устанавливались турели «Бендикс» или «Сперри», на всех них монтировался 12,7-мм пулемет в нижнем люке. «Форд» также обеспечивала некоторыми узлами заводы в Форт-Уорте и Талсе. Всего выпустили 791 В-24Е.

В Англию эти машины должны были отправляться как «Либерейтор» IV, но реально королевские ВВС ни одного самолета этого типа не получили.

Завод фирмы Норт Америкэн в Далласе стал собирать B-24D с марта 1943 г под маркой B-24G. Поначалу темпы производства там были довольно низкими, но к январю следующего года из цехов каждый день выходил новый бомбардировщик. Машины из Далласа являлись почти точной копией поздних B-24D. Они имели шаровую турель «Сперри» и три носовых пулемета. Правда, некоторые источники утверждают, что шаровой турели на ряде машин не было. Построили всего 25 B-25G.

(Продолжение следует)

Анатолий ДЕМИН

КНИЖНЫЕ СТРАДАНИЯ НА МАКСЕ-2003

Прежде чем начать свой ставший уже традиционным обзор книг и брошюр по истории авиации, «долетевших» до авиасалона МАКС-2003 и 16-й Московской международной книжной ярмарки, просто необходимо дать несколько «вводных», которые рука не поднимается назвать иначе как «страданиями». Итак…

Страдание первое, организационное. Смена руководства ЗАО «Авиасалон» и попытки «новой метлы замести все по-новому» с широковещательными заявлениями, что «теперь все будет иначе и лучше», накануне салона лишь добавил «головной боли». Слава Богу, у устроителей в конце концов хватило ума (после нескольких попыток «перетягивания каната») оставить практически все по- прежнему, отчего хуже не стало, за исключением того, что стоимость торговых мест резко возросла, о это в конечном итоге не могло не сказаться на количестве торговых точек и ассортименте книг.

Страдание второе, метеорологическое. В отличие от предыдущих МАКСов, когда дождь казался скорее экзотикой, чем реальностью, нынешний салон просто заливало. Трудно сказать, чем руководствовались устроители, «обеспечившие» погоду к открытию и визиту президента, но дальше у них, похоже, до погоды просто руки (или деньги) не доходили. Вот и получилось, что один из шести дней (четверг) полностью просто «выпал в проливные осадки», а в объявленный «общенародным» уик-энд все три дня дождь прямо кок по заказу начинался сразу после 16 часов (во время «наибольшего благоприятствования» для книжной торговли). Поэтому распространители литературы на всех точках вынужденно руководствовались известной стратегией ресторанных ансамблей эпохи «развитого социализма»: «зачехлить» – «расчехлить» О настроении книгопродавцов, мрачно наблюдавших за бегущими мимо них под зонтиками людскими толпами, и зачастую безуспешно пытавшихся спасти литературу от потопа, лучше «всуе не упоминать».

Страдание третье, социально- экономическое. Но не только погода испортило радужные надежды книгоиздателей Гораздо более удручающей оказалась отчетливо наблюдаемая тенденция к снижению интереса к книгом. В настоящее время цены на книги у нас «упираются» в полиграфические затраты (по мировым ценам), а возможности их приобретения у старшего поколения (еще сохранившего интерес к книге) уменьшаются прямо на глазах. Наоборот, у среднего и молодого поколения, по официальной статистике живущего все лучше, наблюдается явное отсутствие интереса к чтению чего бы то ни было (кроме этикеток).

В этих условиях попытки издателей за счет увеличения тиражей уменьшить себестоимость книги просто бессмысленны. Растет общая стоимость тиража, соответственно возрастают неликвиды.

В таких условиях книги уже не «улетали с салоно вместе с самолетами», как это было на прошлом салоне, а достаточно медленно, хотя и «с чувством собственного достоинства» «уходили». Поэтому продажу нескольких десятков экземпляров можно с полным основанием считать хорошим результатом, хотя перед МАКСом можно было ожидать гораздо большего, особенно при значительном сокращении ассортимента.

В итоге лишь два издательства мощным залпом «выстрелили» по МАКСу, но прежде чем перейти к их книгам, еще одно вынужденное отступление.

В год столетия мировой авиации вышел в свет библиографический указатель «История авиации» (М.: «Янус-К», 2003. Составители А.А. Демин, Б.С. Коган, Д. А. Соболев, объем 23,5 уч.-изд. п л.), содержащий примерно 7,5 тыс. книжно-журнальных публикаций по истории авиационной науки и техники, вышедших в свет в период с конца XIX века по середину 2003 г. Библиография состоит из нескольких разделов, охватывающих методологические вопросы истории авиации, работы по всеобщей истории авиации, включая Россию (СССР) и другие страны, историю авиационной науки, техники и авиапромышленности (НИИ, КБ, авиапредприятия), а также персоналии, куда вошли пионеры авиации, изобретатели, ученые и конструкторы, летчики-испытатели.

Вместе с тем в библиографию по ряду причин не попали некоторые разделы, такие как воздушно-космические системы, экранопланы и экранолеты, авиаремонтные предприятия, а также многочисленные различные применения авиации, как военные, так и гражданские. Это нашло свое отражение и в персоналиях, куда не вошли многочисленные военные и гражданские летчики, полярники и т.п., не имевшие отношения к летным испытаниям, видные организаторы авиапромышленности и т.д. Все эти разделы планируется включить во вторую часть библиографии.

В результате получилось, что большинство книг, изданных в конце 2002 г. – первой половине 2003 г. и ранее обычно попадавших в наш ежегодный обзор, отмечены и в библиографическом указателе, поэтому в нынешнем обзоре информационно-справочная часть, занимавшая значительный объем, опущена, и основное внимание сосредоточено но довольно ограниченном количестве изданий, представленных на МАКСе и ММКЯ Остановлюсь также на тех издателях, кого обойти вниманием просто невозможно

Итак, книжными фаворитами МАКС- 2003 стали «Полигон-Пресс» и «Русавио». «Полигон» точно к салону выпустил два небольших фотоальбома по Су- 24 и Ту-95Ду-142, монографию по Ту-160 (первую на русском языке) и объемистый фолиант «Двигатели Сатурна». Автором всех изданий (кроме фактически анонимных «Двигателей…») является Е.И Гордон. Если к этому добавить, что на одном из стендов выставили еще около двух десятков его англоязычных монографий по советским самолетам, то нельзя не признать, что сериал получился более чем внушительным и, безусловно, привлекательным. Единственное, что отпугивало многих (и меня в их числе), это цена; выложить 600 р. за книгу объемом около 100 стр. для нашего массового читателя пока неприемлемо.

В «Двигателях» прослежена многолетняя история (с 1916 г) двух моторостроительных предприятий – московского «Люлька – Сатурн» и «Рыбинских моторов», ныне фактически слившихся. В книге описаны поршневые двигатели, начиная с М-17 (лицензионного BMW-VI) и до самых современных ТРДД последнего поколения), а также краткая информация о самолетах, где они использовались.

Издательство «Русавиа» точно к салону выпустило фотоальбом и две монографии, что свидетельствует о серьезном расширении «фирменного» чисто самолетостроительного репертуара Оно представило еще две книги, изданные в начале 2003 года, так что сериал получился если не такой внушительный по количеству, то по содержанию гораздо более разнообразный.

Внушительный по объему двуязычный фотоальбом «История русской авиации в фотографиях 1885-1945» (Автор идеи и составитель – Д А Соболев, авторы отдельных разделов – А.А Демин, Ю.О. Дружинин, В.И. Кондратьев, А.П. Красильщиков, М.И. Павлушенко, Г.Ф. Петров, ДБ. Хазанов) – это едва ли не первый фотоальбом по истории отечественной авиации В него вошли более тысячи архивных фотографий из государственных и частных коллекций, большинство из которых публикуются впервые. Все фотографии прошли очень строгий отбор по качеству и степени «незатасканности». Хотя не все наиболее значимые события истории нашей авиации и воздухоплавания в альбоме оказались отражены с желаемой степенью детальности (сказались и «весо-габаритные» ограничения, и просто отсутствие фотоинформации). Тем не менее можно с большой долей уверенности утверждать, что это издание наиболее значимо среди книг 2003 г.

Две других «салонных» книги «Русовиа» – монографии «Истребитель МиГ- 3» (200 с , авторы А Н. Медведь, ДБ Хазанов, М.А Маслов) и «Истребитель И- 15бис» М.А Маслова (56 с.) – свидетельствуют о том, что наконец-то и «Русавиа» обратилась к наиболее «модному» в последние годы жанру монографии. И при этом обязательно следует отметить, что монографии изданы «не просто гак», а со «значением». Реплика И-15бис летает уже второй салон, ожидалось, что на МАКСе-2003 полетит и воссозданный МиГ-3, но это важное для нашей истории событие пока откладывается.

Следует обратить внимание всех потенциальных читателей, что «И-15бис» – новая работа, а не переиздание прежней монографии того же автора, напечатанной спецвыпуском журнала «Полигон» в 2001 г.

Монография по МиГ-3 – несомненно, событие в мире авиационно-исторической литературы. Хотя это далеко не первая работа по легендарному истребителю, неизменно привлекающему большое внимание любителей авиации, интерес к книге, проявленный но МАКСе, позволяет включить ее в число наиболее продаваемых изданий, если не бестселлеров.

Впервые история самолета неразрывно увязана с историей создания двигателя АМ-35. В ней показано, что и достоинства, и недостатки машины в значительной степени определялись доводкой мотора. Очень интересны разделы, в которых на архивных данных практически полностью изложено скрупулезно воссозданная история боевого применения истребителя – как в процессе серийного выпуска, так и после его окончания. Описаны опытные высотные истребители, создававшиеся как развитие МиГ-3, но так и не дошедшие до серии. Весьма интересным и несомненно очень важным в книге является последний раздел с описанием истории восстановления самолета в настоящее время.

Монография сразу же вызвала большой интерес и у любителей авиации, и у специалистов, которые, однако, вместе с положительной оценкой ряда разделов обратили внимание и на многочисленные неточности в изложении, что довольно странно, учитывая высокую квалификацию и авторитетную репутацию авторов.

Так, уже в самом начале (с. 5) утверждается, что «И-153 единственный в мире серийный истребитель-биплан с убирающимся шасси». (Почему-то забыли про Кертисс «Хоук III», кстати, в 1939-1940 гг. воевавший в Китае в одних авиачастях вместе с «Чайкой» буквально «крылом к крылу»). Много путаницы в подписях под фотографиями. Так, подпись под фото но С. 71 гласит, что «первые победы ст. л-т А И. Покрышкин одержал на МиГе». В этом никто и не сомневается, только в отмеченных в ссылках на с. 130 мемуарах «Под нами – Черное море» их автор, летчик-истребитель К.Д. Денисов утверждает, что на этом фото он сам, с чем, по- видимому, надо согласиться, несмотря на архивную надпись на этом же фото: «Герой Советского Союза С.Ф. Алексеев. Черноморский флот, 1942 г.» Похоже что авторы монографии выдвинули и свою версию. И, тем не менее, как обычно пишут в отзывах на диссертации, «указанные недостатки не снижают…»

В начале 2003 г. наше знаменитое ОКБ «Ил» отмечало свое 70-летие К юбилею «Русавиа» выпустило книгу «Самолеты ОКБ С В Ильюшина», куда впервые вошли не только все самолеты, но и практически все проекты. Автором текста, написанного на основе материалов фирмы, является главный конструктор ОКБ Ю А Егоров.

Параллельно по заказу фирмы издательский дом «Авиамир-2000» выпустил двухтомник «Ильюшинцы – люди и самолеты». В первый том «Самолеты «Ил» – защитники и труженики Отечества» (авторы – Г В. Новожилов, В В. Ливанов, ЮА Егоров, Н Д Таликов, И Я. Катырев) вошла значительно сокращенная версия текста Ю.А. Егорова. Второй том «Ильюшинцы – жизнь в работе» значительно больше по обьему и посвящен замечательному коллективу ОКБ.

В мае 2003 г. свой 110-летний юбилей отметил первенец отечественного авиастроения завод «Дукс» (бывший ГАЗ № 1 им. Авиахима, з-д № 32, No 43, ММЗ «Коммунар» и ныне вернувший свое славное первоначальное имя – ОАО «Дукс») К юбилею по заказу фирмы издательство «Русавиа» выпустило небольшую книгу-фотоальбом «ОАО «Дукс». Страницы 110-летней истории» (Авторы А.А. Демин, В В. Макаров, объем текста – 5,5 п.л., более 250 фотографий, около половины цветных).

Книга включает в себя 7 разделов – 7 этапов деятельности предприятия и по существу представляет собой хорошо проиллюстрированный каталог продукции фирмы – от первых велосипедов до последних самых совершенных изделий.

Как известно, завод «Дукс» в Тверской-Ямской слободе в начале 1930-х годов поменял свой профиль, из самолетостроительного превратившись в завод по выпуску авиационного вооружения При этом тематику и номер завода передали на новую территорию у Боткинской больницы, что и сейчас порождает немало путаницы, даже у специалистов В течение нескольких десятилетий «Дукс» являлся прародителем целого ряда авиационных фирм, в результате в начале 1990-х годов на «брэнд» «Дукс» стали претендовать сразу несколько предприятий в Москве, Самаре и Кирове. В связи с этим в книге специально помещена генеалогия фирмы «Дукс» за 110 лет, поясняющая, как шло создание, развитие и преобразование заводских территорий и конструкторских коллективов.

У этой книги есть один серьезный недостаток: она заказная и при почти 2000- м тираже не предназначена для свободной продажи, т.е. недоступна любителям авиации, которые уже начали выражать недовольство по этому поводу.

Тем не менее, появление книг «Двигатели Сатурна», «Ильюшинцы…» и «ОАО «Дукс» как нельзя лучше свидетельствует об оживлении нашей авиапромышленности, пережившей период обнищания и уже имеющей возможность проплачивать тиражи юбилейных изданий. Так держать!

По тематическому плану «Русавиа» до конца 2003 г. должна появиться книга о творчестве нашего выдающегося авиаконструктора «Н.Н. Поликарпов и его самолеты». Нельзя не отметить, что это издательство (в отличие от ряда других) в основном выполняет «озвученные» планы, хотя и они иногда подвергаются корректировке. Так, весной 2003 г. появился дополнительный (исправленный) тираж «Истории самолетов мира», поскольку первый тираж 2001 г. уже распродан. В то же время рукопись «Авиация в Курской битве» к 60-летнему юбилею грандиозного сражения до издательства в срок так и не добралась.

В прошлогоднем обзоре упоминалась первая часть мемуаров полярного летчика В.М. Перова «Полярными трассами» («Русавиа», 2002). К МАКСу издоли вторую часть «От Арктики до Антарктики», но уже не в «Русавиа», о в ИД «Вестник Воздушного флота».

К сожалению, «арктический триллер» не нашел своего читателя. Любителям полярных приключений книга в «добротном» исполнении (твердый переплет, фото на меловке) показалась довольно дорогой (100-150 руб.), а постоянных читателей «фирменных» самолетостроительных книг «Русавиа» эти мемуары не заинтересовали.

В новой книге учли эту явную маркетинговую ошибку, в мягкой обложке при тираже 5000 экз. розничная цена составляет всего 50 руб. Но… при ознакомлении возник ряд вопросов гораздо более серьезных.

В предисловии автора значительную часть составляют многочисленные благодарности целому ряду известных и уважаемых должностных лиц, включая Министра культуры и Министра по делом печати, ТВ и СМИ, зампреда Госдумы, президента ассоциации полярников и авторский коллектив полярников, сотрудников Института Арктики и Антарктики, издателя и т.д. и т.п.

В результате «под крышей» обычных мемуаров появился некий сборник по истории полярных исследований, включающий целый ряд информационно-исторических разделов, с основной темой связанных лишь косвенно. Эти разделы разбросаны по всей книге – в начале, в середине, в конце – даже появилась мысль, что они призваны «залатать бреши» в авторском изложении.

Однако, когда продравшись через эти первые «присказки», доходишь до основного авторского текста (начиная со стр. 15), впечатление такое, что описание аварийной посадки Ил-12 с поломкой основных стоек шасси на «великом и могучем» более всего напоминает тренажер- имитатор – при чтении сознание трясет так, что «крыша едет».

Прочтите сами (основные стойки от удара о бугор уже отлетели): «На удивление передняя стойка ноги вынесла колоссальную нагрузку, продолжала движение по полосе, пахая передней ногой взлетно-посадочную полосу, делая глубокую траншею в галечно-диабазовом покрытии, опираясь одновременно на хвостовую часть фюзеляжа, искрившуюся при трении о твердый грунт» (с. 16). На стр. 18 появилась и настоящая чеховская классика из серии: «Подъезжая к станции и любуясь природой в открытое окно, у меня с головы слетела шляпо» в новом прочтении: «Прибыв на остров Средний всей группой самолетов, севернее мыса Молотова было большое пространство открытой воды и полеты на одномоторных самолетах в этих случоях запрещались». В тексте чуть выше Ан-2 мог летать «при полной заправке дополнительным баком». При этом стиль повествования меняется четко через предложение – то от первого лица, то от третьего. И от этого голова при чтении действительно идет кругом. Сделав над собой определенное усилие, продолжил чтение и далее был «вознагражден»: «В дальнейшем было выяснено, что погрузка такого большого и тяжелого самолета, как Ил-12, в Калининграде невозможна. Его надо перегонять в Пелау (Балтийск – А.Д.), где такие возможности были. Однако вскоре мы узнаем, что «Обь» взяла на борт не только Ил-12, но и два Ли-2, Ан-2 и даже Як-40 (!!!) и 27 октября 1957 г. вышла из Калининграда, и затем «очень медленно двигалась вдоль канала от Калининграда к Балтийску». Но чудеса на этом не закончились: в переходе через Атлантику и экватор «Як-40» заметно уменьшился и превратился просто в… «маленький самолет Як» (с. 69).

Такие «трансформации» переполнили чашу терпения, и сразу возник ряд вопросов – нет, не к автору, а к его многочисленным «благодетелям»: Зачем понадобилось так подставлять очень заслуженного и очень пожилого человека, вся беда которого лишь в том, что в силу возраста он сам уже контролировать процесс издания не может. Неужели среди выделенных в рамках Федеральной целевой программы «Культура России» на печатание книги нескольких тысяч долларов нельзя было потратить еще хотя бы 100- 150 на квалифицированного литературного и технического редактора? Когда автор красивой обложки еще и технический редактор – это неплохо, но почему тогда он не отслеживает, что «авторский коллектив полярников» в своих виршах вносит дополнительную долю авиационного бреда типа: «Двухмоторный АНТ-6 И. И. Черевичного в 1941 г.» и «газотурбинные Ан-2» в 1980-е – это от «капитана дальнего плавания и Президента региональной ассоциации полярников Германа Буркова». А вот член Союза писателей России О.В. Михайлов отметился совершенно «новым словом» в динамике вертолетов: «Командир резко добавил обороты, но не погашенный малым винтом правый кренящий момент перевернул вертолет».

Если первая «Арктическая» часть в смысле литературной обработки просто идеально и прекрасно читалась, то нынешняя «Антарктическая» своим надругательством над «великим и могучим» русским языком выглядит скорее издевкой и над «Федеральной культурой России», и над автором со всеми «соавторами». Стало обидно и за «всеядность» и «непритязательность» очень уважаемого мною издательского дома «ВВФ».

Значение квалифицированной литературной обработки, особенно в «книгах для чтения» чрезвычайно велико, и это наглядно продемонстрировали «Записки кремлевского пилота» В. Сажина (Владимир, изд-во «Маркарт», 2003). Хотя после редактора И. Щегольково и корректора Н. Лосевой остался ряд синтаксических огрехов и нестыковок в согласовании времен, тем не менее, книга одного из руководителей правительственного 235-го отряда (ныне – авиакомпания «Россия») читается но одном дыхании, поскольку раньше никакой информации на эту тему просто не печаталось. И только закрыв последнюю страницу, понимаешь, что собственно истории авиации здесь не так уж много, о большая часть книги посвящена описаниям встреч с интересными людьми, полетом с «пассажирами № 1».

Однако и в этой книге встречаются «открытия» на ниве отечественного авиастроения: «Но именно Ут-2 с первых дней появления в небе признали идеальным аппаратом для первоначального обучения военных летчиков» (с. 57). Доже сам незабвенный А С. Яковлев в многочисленных переизданиях собственных мемуаров не решился на столь явную рекламу.

Наверное, на подобные многочисленные «мелочи», принявшие ныне систематический характер, не стоило вообще оброщать внимание, поругивая немногочисленных технических редакторов и корректоров, если бы не одно но… Все мы – ветераны авиации, историки и просто любители выросли, если можно так выразиться, «из под пера Шаврова». Отсюда понятно естественное стремление «соответствовать» и при описании вещей интересных, но далеких от истории самолетостроения, упоминая какой-нибудь тип летательного аппарата, сказать о нем «пару ласковых». Но человеческая память несовершенна. И не случайно стало классическим выражение историков «Врет, как очевидец!». Поэтому и возникают подобные «ляпы», как в вышеуказанных изданиях. Снять их – задача редакторская. Всем же потенциальным авторам стоит принять во внимание, что ныне подавляющее большинство потенциальных читателей знают труды Шаврова практически «назубок», и «просвещать» их подобным образом на тему «истории конструкций» уже не требуется, кроме как в специализированных изданиях – справочниках и монографиях.

Сборник «Созвездие», выпущенный в «Авико Пресс» под редакцией Президента АССАД В.М. Чуйко, одновременно является и «книгой для чтения» и справочником Здесь собраны более полутора десятков творческих биографий выдающихся отечественных конструкторов авиадвигателистов. Среди персонажей и «патриархи» – А.А. Микулин, В.Я. Климов, А Д Швецов, Н.Д. Кузнецов, С.К. Туманский, П.А. Соловьев, А.Г. Ивченко, С.П. Изотов, A.M. Люлька – и менее известные широкому кругу читателей С.А. Гаврилов, Н А. Дондуков, Ф.А. Короткое и др. Особый интерес вызывает и то, что около трети очерков принадлежат перу патриарха авиационной журналистики и известного специалиста по авиамотором Л.П. Берне. Из других авторов наиболее известны Д Боев, Д. Изотов, А. Крикуненко.

«Созвездие» заявлено лишь как первая часть, и хотелось бы увидеть продолжение (но об этом ниже). Оно засияло лишь после МАКСа, а на салоне продавалась лишь одна книга «Авико Пресс» – «Отечественные авиационные двигатели – XX век» (авторы Берне Л.П., Боев Д А., Ганшин Н.С., обьем 207 е.). Это, по существу, малогабаритный справочник по отечественным авиадвигателям, так необходимый широким слоям читателей, поскольку литературы по авиадвигателестроению в предыдущие годы у нас издавалось явно недостаточно.

Появление на МАКСе «Штурмовой авиации Красной Армии» (Т. 1. «Суровая школа», авторы В.И. Перов, О.В. Растренин), вызвало массу недоуменных вопросов, поскольку в начале 2002 г. в «Авико Пресс» вышел первый том «Штурмовиков Красной Армии» (Т. I. «Формирование облика») тех же авторов. С глубоким прискорбием вынужден проинформировать всех интересующихся, что проект многотомника «Штурмовики Красной Армии» в «Авико Пресс» лопнул, как, впрочем и многое другое, ранее широко разрекламированное.

Что касается «Штурмовой авиации…», то небольшое изменение названия совершенно адекватно отражает существенное изменение содержания. В донном издании речь не идет об эволюции штурмовика как типа боевого самолета в 1920-е – 1930-е годы, как это было в «Штурмовиках…», где упоминались практически все проекты и опытные самолеты конца 1930-х годов Том «Суровая школа» посвящен вопросам боевого применения Ил-2 и штурмовой авиации ВВС РККА в целом в начальный период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.). Истории проектирования и создания машины как таковой в книге вообще нет, а развитие и совершенствование самолета в этот период неразрывно связано с анализом боевого применения. Отрадно, что описаны боевые действия штурмовых авиачастей, воевавших не только на Ил-2, но и на других типах самолетов.

В книге, содержание которой значительно отличается от ранее общепринятого «бинарного» изложения, многие сведения публикуются впервые. Читатели сразу отреагировали на это издание, и хотя на салоне продали всего одну пачку из напечатанных 500 экз., к началу октября (т.е. менее чем за два месяца) разошлось около половины тиража. Сомнений в публикации запланированных второго и третьего томов у меня в настоящее время нет.

Издательство «РА Интервестник» в последние годы "метко стреляет одиночными". Так, на МАКСе была представлено очередная книга А. Фомина «Су-33: корабельная эпопея». В ней не только описан новый перспективный палубный самолет знаменитого семейства «Су», но и достаточно подробно прослежена история развития отечественной корабельной авиации с 1950-х годов, начиная с вертолетов Н.И.Камова.

В предыдущих обзорах неоднократно отмечалось, что «план по валу» обычно выполняют российское издательство «АСТ» в компании с «Астрелью» и минским «Хорвестом». В этом году маркетинговая политика «АСТ» значительно изменилась, вместо «покетбуков» началось печатание «фолиантов» – справочников альбомного типа. Так появились «Американские…» и «Английские самолеты второй мировой войны», «Боевые самолеты люфтваффе», вышедшие под редакцией Д. Доналда и Дж Марча и представляющие собой авторизованный перевод английских изданий.

Специально «блох» в этих книгах я не выискивал, о при беглом пролистывании впечатление очень благоприятное. Здесь, но мой взгляд, удалось оптимизировать приемлемую для нашего читателя цену и качество полиграфии, неплохие в основной массе фотографии и относительно подробный текст. Подобными справочниками периодически приходится пользоваться всем, и появление их на русском языке вовсе не лишнее.

Альтернативой переводным фолиантам стали авторские книги «Самолеты Германии…», «Самолеты США…» и «Самолеты СССР второй мировой войны», а также «Реактивные самолеты СССР и России», где издателями выступают либо «АСТ» – «Харвест», либо один «Харвест», а автором текста В Н. Шунков. Вопросов дублирования (или банальной конкуренции между издательствами) за неимением информации касаться не буду, что касается текста, то по западным самолетам он явно компилятивный, а по нашим без детального изучения судить не берусь Кстати, потомки Н.Н. Поликарпова отметили, что лишь теперь в книге появилась приемлемая с их точки зрения и правдоподобная версия причин «затирания» И-180.

Еще одну книгу В.Н. Шункова «Крылья третьего рейха» выпустил «Харвест» в серии «Военно-историческая библиотека». Несмотря на обилие в последние годы литературы по данной теме, здесь содержится интересная информация не только по боевым самолетам, но и по самолетостроительным фирмам, ранее практически не публиковавшаяся. К недостатком следует отнести явную нестыковку в ряде случаев публикуемых иллюстративных материалов с полным отсутствием указаний на них в тексте (судите сами – самолет есть, боковик есть, а описание отсутствует).

Серия «Военно-историческая библиотека» также претерпела явно маркетинговые изменения. Если раньше под одной обложкой спаривали две западные книги («штукаря» Руделя объединили с английскими бомберами, а «безногого» английского аса Р. Бадера – с его коллегами), то теперь эти книги в «Харвесте» изданы «соло». Почему? – не зною На МАКСе всех этих изданий «невооруженным глазом» просто не было видно, а на ММКЯ среди прочих книг издательства «АСТ» – лишь некоторые.

Что касается других изданий про асов, то в минувшем году появилась переводная книга о «Красном бароне» Манфреде фон Рихтгофене. Издательство «Патриот» после долгой 'спячки' выпустило мемуары летчика-истребителя Н. Ильина «Трудная дорого в небо».

Издательство «Молодая гвардия» в серии «ЖЗЛ» к 90-летию со дня рождения нашего выдающегося аса напечатало книгу «Покрышкин». По некоторым данным, половину тиража сразу отправили на родину Трижды Героя в Новосибирск, и найти книгу в Москве сейчас уже довольно трудно. Хочется надеяться, что в недалеком будущем «Молодая гвардия», в последние годы активно пополняющая свой «репертуар», все-таки повернется лицом к авиаторам. Предыдущие книги «Антонов» и «Ильюшин», но мой взгляд, оказались малоудачными, но остаются еще «неохваченными» многие выдающиеся авиаконструкторы – Поликарпов, Григорович, Туполев, Мясищев, Сухой, Яковлев и другие. Новую книгу В.М. Михеева об И.И. Сикорском вместо «ЖЗЛ» печатает (и довольно долго) Санкт-Петербургская «Политехника». Обещали выпустить в октябре, но «декабрь уж близится, Сикорского все нет…».

Издательский центр МБОФ «Победа – 1945 год» переиздал документальные рассказы известного историка раннего этапа отечественной авиации В И Лавренца. Новый вариант стол двухтомным и называется «На заре русской авиации и практической космонавтики». Первый том по сравнению с вышедшим три года назад по существу не изменился, а во второй вошли новые работы об известном летчике И В. Смирнове, династии Гризодубовых, С П. Королеве, В.П. Глушко, М.К. Янгеле, В.Н Челомее. Рассказы о корифеях нашей космонавтики особенно интересны, так как написаны на основе личных воспоминаний,которых у Всеволода Ивановича, долгие годы проработавшего одним из заместителей В.П. Глушко, более чем достаточно. Особый интерес двухтомнику придает и значительное по обьему приложение, куда вошли «краткие сведения об аэроклубах, воздухоплавательных обществах, летчиках, конструкторах, ученых (до ноября 1917 года)», а также историках авиации и космонавтики указанного периода.

Любопытную энциклопедию «Асы Сталина: 1918-1953» (авторы Т. Полак и К. Шоурз К. / Пер. с англ. А.К. Ефремова) в 2003 г. выпустило издательство «Эксмо». В книгу вошли краткие биографии более 1000 летчиков-асов (не менее пяти побед), а также сведения о советских авиаполках. Не забыты и летчики других стран, сражавшиеся плечом к плечу с советскими братьями по оружию: испанцы, французы, чехи, поляки, болгары. (Почему-то забыты китайцы, хотя в Корее у них также появились асы).

По объему (656 с.) книга значительно превосходит биографические книги-справочники известного нашего историка Н Г. Бодрихина «Сталинские соколы» и «Советские асы», что касается содержания и его достоверности – не хочу делать опрометчивых заявлений. В переводе лондонского издания 1999 г. нет никаких указаний на источники, которыми пользовались авторы. Узнать мнение сомого Н.Г. Бодрихина пока не удалось, он занят выпуском мемуаров ветерана Корейской войны летчика-истребителя С. Кромаренко «В небе двух войн».

По-видимому, настало время «помянуть» и «издателей-аутсайдеров». К таковым следует отнести «медленно, но верно» сдающие позиции смоленский «Русич», «Машиностроение», «Воениздот», РИЦ «Авиантик» и… еще одно-два в этот список включать не хочу (как аванс). Надежда умирает последней!

«Русич» в конце 2002 г. выпустил «Воздушные битвы XX века» (первая часть, до 1945 г.), альбом весьма привлекательный, но явно компилятивный. О его достоинствах и недостатках хотелось бы поговорить подробно после выхода второй части, но на ММКЯ продемонстрировали лишь макет обложки. А такое «макетирование» уже начинает превращаться в систему, поскольку «50 знаменитых истребителей второй мировой» готовы достаточно давно, но подобный макет обложки «выступает» на ММКЯ уже второй раз. О «50 бомберах» и говорить бессмысленно. «Русичи», понимая, что «поезд ушел» (учитывая появление подобных изданий у «друзей-соперников»), даже договор с «автором-компилятором» еще не заключали.

Возможно, я пристрастен к «Машиностроению», но, по-моему, такому известному и авторитетному издательству не к лицу жить прошлыми заслугами. И на МАКСе, и на ММКЯ на стендах только «прошло-» и «позапрошлогодние» книги по истории авиации. Новым стал лишь двухтомник по ракетно-космической промышленности, внимательно изучать который, если откровенно, никакого желания не было: опять «круто» заретушированные известные фотографии Явное нежелание издательства отказываться от «пещерных» технологий обработки иллюстраций «с помощью фотохудожника» – едва ли не главная причина отказа ряда авторов сотрудничать с «Машиностроением». По моим сведениям проект четвертого тома «Истории конструкций…» заглох именно «по вине» авторского коллектива.

Конечно, печатание научных и наукообразных изданий за счет авторов, вернее их фирм, является удобным средством безбедного существования издателей, но игнорировать интересы постоянных читателей тоже не стоит.

О «Воениздате» и его перспективных планах данных нет, а то, что было представлено на стендах ММКЯ, выделяется «полным отсутствием» литературы по истории авиации. Очень жаль!

РИЦ «Авиантик», издав в 2001 г. в компании с ИД «Т – М» первую часть монографии М.Б. Саукке «Ту-2», никак не разродится второй частью. Не многовато ли загубленных проектов?

Но вернемся все же к опубликованным монографиям. Уже ставший традиционным сдвоенный выпуск (NoNo 5-6) журнала «Авиация и космонавтика» в текущем году посвящен «летающему дредноуту» ТБ-3 – эпохе в отечественном самолетостроении. Не хочу ничего говорить о монографии В.Р. Котельникова, ее надо просто прочитать. Специально к МАКСу появился новый справочник «Военная авиация России» (No 8/2003), неизменно пользующийся спросом у посетителей салона.

Еще одним бестселлером салона стал спецвыпуск журнала «Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра…» (№ 6 и 7/2003) «Зенитные ракетные комплексы ПВО сухопутных войск.

ОНТИ ЦАГИ продолжило выпуск Авиационного сборника. Вышедший No 17 «Истребители США» – уже пятая часть, в которой систематизированы справочные данные о всех американских истребителях. В этом выпуске речь идет о реактивных самолетах, начиноя с Рипаблик F-105 «Тандерчиф» и до знаменитого Дженерал Дайнемикс F-l 11. Издание чрезвычайно интересное, ибо столь значительный обьем информации дает полную картину деятельности американской авиапромышленности.

Среди многочисленных справочников по самолетам других издательств уместно выделить очередной «подарочный» фолиант из серии «Оружие России» – «Военно-воздушные силы». Словно специально для контраста рядом с ним на прилавке выкладывали справочник-«малышок» «Военные самолеты мира» (Сост. С.А. Петренко. Под. ред Н.Н. Новичкова, Информ. агентство АРМС-ТАСС. 2003).

За минувший год на рынке авиационно-исторических изданий стал активно восстанавливать утерянные позиции журнал «Моделист – конструктор» Не ограничиваясь традиционной рубрикой в самом журнале и его спецвыпусками, началось издание еще одного специализированного приложения «Авиаколлекция». По форме оно однотипно с уже известными «Морской…» и «Бронеколлекцией». Каждый выпуск приложения представляет собой небольшую монографию об одном летательном аппароте. К настоящему моменту вышли три номера: «Истребитель МиГ-19» (автор текста Н.В. Якубович), «Бомбардировщик В-25» (В.Р. Котельников), «Вертолет UH-1 «Ирокез» (М.Н. Никольский).

К недостаткам «Авиаколлекции», по- видимому, следует отнести явно недостаточный объем (32 е.), заставляющий авторов предельно сжимать излагаемый материал. зачастую с потерей информации, а также завышенную цену номера, в 1,5 раза выше сложившихся но нашем книжном рынке цен.

Помимо «Авиаколлекции», «Моделист – конструктор» продолжил выпуск серии справочников «Самолеты второй мировой войны» в рамках спецвыпусков журнала. Это существенно переработанные и дополненные сборники по истребителям, бомбардировщикам, гидросамолетам, разведчикам и штурмовикам, ранее изданные как приложение к журналу «Мир авиации». В новых публикациях значительно увеличены объем текста и количество иллюстраций. За это пришлось заплатить цветными рисунками самолетов и боковиками. Предыдущий сериал так и не был закончен, теперь появилась возможность дождаться и ранее неизданных выпусков.

На поразившей «авиационной бедностью» ММКЯ лишь два издательства – «Экспринт» и ИД «Т – М» – по «полной программе» продемонстрировали свои авиационные достижения. «Экспринт» в новом формате стереотипно переиздал монографию В. Марковского и И. При- ходченко «Истребитель-бомбардировщик Су-17». Следующим выпуском стал «Бронированный штурмовик Ил-2», с которым возник достаточно «щекотливый» вопрос. Монографию под таким же названием издали в «Армаде» – «Экспринте» в 1997 г., а новую со стереотипной обложкой (хотя и со ссылкой на старую) все, в том числе и работники издательства восприняли как стереотипное издание. На мой недоуменный вопрос: «А что, теперь уже стали допустимы стереотипные переиздания с новыми авторами? – поскольку автором книги 1997 г значится Е. Черников, а 2003 г. С. Кузнецов – «квадратные глаза» сделали издатели, но внятных разъяснений не последовало. Так что рекомендую всем ради интереса сличить тексты. Ток, на всякий случай.

ИД «Т – М» в 2003 г. среди прочих выпустил три интересных авиационно-исторических издания журнального формата. Среди них монография М.А. Мас- лова «И-180, И-185», продолжающая «распутывать» запутанный за более чем полвека клубок из достоверных и не очень фактов, сложившихся мифов и заблуждений, спорных, тенденциозных и объективных утверждений, сопровождающих заключительный период творчества нашего выдающего авиаконструктора. «Бесхвостки» над морем» И. Кудишина представляют собой исторический обзор морских летательных аппаратов нетрадиционных схем, включая сведения об их создании, описание конструкций, фото, чертежи.

«Халхин-Гол. Война в воздухе» В Кондратьева представляет собой достаточно подробное описание боевых действий авиации в советско-японском вооруженном конфликте 1939 г. При всем моем уважении к автору и полном отсутствии претензий к изданию, все же свои комплименты хочу адресовать другому изданию по аналогичной ныне весьма актуальной и популярной теме.

Фолиант С В. Абросова «В небе Испании. 1936-1939 годы. О советских летчиках-истребителях, воевавших в Испании», на мой взгляд, в настоящее время является наилучшим приближением к идеалу, к которому следует стремиться при подготовке фундаментальных публикаций об участии нашей авиации в войнах и конфликтах XX века. Сухая и очень краткая аннотация – «приводятся данные о летчиках-истребителях, описание боевых действий в воздухе и характеристики самолетов, принимавших участие в войне» – ни в коей мере не отражает того подробнейшего массива архивной информации, который автор многолетним подвижническим трудом сумел обнаружить в РГВА и довести до «товарного» вида. Можно лишь дискутировать, что лучше – составлять хронику из оригинальных архивных сводок, или их предварительно литературно обработать, как это сделано в книге, но принципиально это ничего не меняет. Представляет большой интерес раздел «Судьбы «испанцев», выдержки из стенограмм бесед вернувшихся летчиков с руководством РККА и авиапрома в начале 1937 г. и т.д. Ознакомившись с книгой, «белой завистью» позавидовал испанской «авиаторсиде», вот бы такую книгу и по Китаю, и не только…

Хочу надеяться, что монография С. Абросова не единичное явление, а «первая ласточка» новой волны «конфликтных» монографий, и ее по праву вместе с вышеупомянутым фотоальбомом стоит считать наиболее значимым изданием года.

Завершить обзор хочу изданием, по тематике плохо вписывающемся в остальные разделы, хотя, к большому сожалению, неразрывно с ними связанным. Речь идет об авиакатастрофах, число которых, увы, в последнее время не уменьшается. Московское издательство «Вече» в серии «100 великих» выпустило книгу «Сто великих авиакатастроф» (Авт.-сост. И А. Муромов.). При оценке этой книги могут возникнуть разные мнения – от дифирамбов до уничижительного разгрома. Судя по некоторым знаковым событиям, неоднократно освещавшимся, материал собран, проанализирован и систематизирован достаточно тщательно. Сделана попытка отобразить и разнообразные версии одного и того же происшествия, что можно только приветствовать В то же время есть и откровенные огрехи. Впрочем, от издателей, постоянно выбрасывающих на книжный рынок все новые и новые сотни великих «…дворцов» и «…любовниц», «…изобретений» и «…кораблекрушений», «…полководцев» и «…музеев», трудно ожидать профессионального подхода к истории авиации.

Вот и все на сегодня. Очень надеюсь, что через год на объявленных на МАКСе и всех заинтриговавших «Раритетах мировой авиации» мы обязательно встретимся с новыми интереснейшими книжными новинками. А тех, кого "всуе' забыл упомянуть, прошу извинить. Все-таки Вас очень много, а я пока один, всегда недовольный и крепко ругающийся, но только по-дружески

Памяти экипажа Ту-160 «Михаил Громов»

Дейнеко Ю. М.

18 сентября 2003 г. экипаж гвардии подполковника Дейнеко Ю.М. в составе помощника командира корабля гвардии майора Федусенко О.Н., штурмана корабля гвардии майора Колчина Г.Н., штурмана-оператора гвардии майора Сухорукова С.М. выполнял облет авиационной техники после замены 4-го двигателя. Программа облета была выполнена в полном объеме При выполнении снижения с высоты 2100 м до высоты 1200 м предположительно в результате сильного не выявленного воздействия, начал разрушаться планер самолета с последовательным срабатыванием сигнализации пожара на трех двигателях, отказа в системах гидро-, энергопитания и управления самолетом. Аварийная ситуация возникла неожиданно без видимых предварительных признаков, развивалась лавинообразно с нарастанием в течении крайне ограниченного времени – 12 с.

В сложившейся критической обстановке гвардии подполковник Дейнеко Ю.М. проявил высочайший профессионализм и самообладание: оценил ситуацию и принял решение отвернуть самолет от лежащего впереди по курсу крупнейшего в Европе газохранилища в поселке Степное. Были приняты меры по тушению пожара и восстановлению управлением самолета.

Убедившись в тщетности попыток сохранения бомбардировщика при стремительном уменьшении высоты полета, командир предупредил экипаж о готовности у Аварийному покиданию самолета и привел в действие систему экстренного катапультирования членов экипажа. Система катапультирования сработала штатно, но малая высота и большая скорость и большая вертикальная скорость снижения с наложением очередного взрыва на борту не позволили членам экипажа сохранить жизнь.

Расшифровка записей переговоров и действий командира корабля показала, что подполковник Дейнеко Ю.М. принял в конкретной аварийной ситуации единственно правильное решение при полном отсутствие нервозности и паники на борту самолета. Экипаж до последнего боролся за спасение самолета.

Командир корабля гвардии подполковник Дейнеко Юрий Михайлович за заслуги перед государством и народом, связанные с совершением геройского подвига, представлен к званию Героя России, а члены экипажа: гвардии майор Федусенко О Н., гвардии майор Колчин Г.Н., гвардии майор Сухорукое С.М. представлены к награждению орденом Мужества.

НОВОСТИ МИРОВОЙ АВИАЦИИ

Белоруссия

Первый полет истребителя МиГ-29БМ

В июле 2003 г. на аэродроме 558-го авиаремонтного завода в Барановичах, Белоруссия, состоялся первый полет модернизированного самолета МиГ-29 (изделие «9-13»), получившего обозначение МиГ-29БМ Работы по модернизации велись в кооперации с РСК «МиГ». Модернизация направлена на повышение боевой эффективности истребителя по поражению наземных целей. НА самолете установлено новое бортовое электронное оборудование, в частности многофункциональные индикаторы в кабине, оптоэлектронные датчики и БЦВМ, а также система дозаправки в воздухе. Предполагается, что в вариант МиГ-29БМ будут доработаны все истребители МиГ-29 ВВС Белоруссии. В первом полете на самолете были подвешены противоштопорные ракеты.

Россия – Польша

Кооперация в области серийного производства учебно- тренировочного самолета МиГ-АТ

Переговоры между объединением РСК «МиГ» и польской фирмой PZL-Мелец. завершились подписанием 30 августа 2003 г базового соглашения о совместном серийном производстве учебно-тренировочных самолетов повышенной подготовки летчиков МиГ-АТ Доля фирмы PZL-Мелец в производстве самолетов может составить 70%. Самолет рассматривается в качестве преемника устаревших учебно-тренировочных самолетов PZL TS-11 «Искра», состоящих на вооружении ВВС Польши. Как ожидается, официально тендер на реактивный учебнотренировочный самолет повышенной подготовки летчиков для ВВС Польши будет объявлен в 2004 г.

Реализация соглашения между РСК «МиГ» и PZL-Мелец значительно усилит позиции самолета МиГ-АТ Стоимость самолета МиГ-АТ оценивается примерно в половину стоимости самолета ВАе Системз «Хок» Мк.100 ВВС Польши требуется порядка 50 реактивных учебно-тренировочных самолетов повышенной подготовки летчиков. Польша остро нуждается в современном учебно-тренировочном самолете повышенной подготовки летчиков в связи с предстоящей передачей снятых с вооружения ВВС Германии 23 истребителей МиГ-29 и поставкой в 2006-2008 г. 48 истребителей Дженерал Дайнемикс F-16.

Летом 2003 г. ознакомительный попет на самолете МиГ-АТ продолжительностью около часа совершил заместитель начальника академии ВВС Польши полковник Марек Былинка. Полет выполнялся в районе аэродрома производственного комплекса РСК «МиГ» в Луховицах, Московская область. Полковник Былинка оценил МиГ-АТ как «самолет супер». Полковник Былинка имеет квалификацию летчика-инструктора, его общий налет на разных типах самолетов составляет около 4000 ч.

Подготовка серийного производства самолетов МиГ-АТ ведется на Производственном центре им. Воронина, в настоящее время в разной стадии готовности находится 15 комплектов. Два прототипа проходят летные испытания К лету 2003 г. оценочные и тренировочные полеты выполнили 45 летчиков ВВС России и 36 пилотов иностранных государств, включая Францию, Грецию, Колумбию, Венесуэлу, Израиль, Алжир, Индию.

Россия – Индонезия

Поставки истребителей Су-27СК

Первый истребитель Су-27СК доставлен на авиабазу Исвахуджи 27 августа 2003 г После сборки самолета российскими специалистами первый полет на Су-27СК с индонезийского аэродрома выполнил 14 сентября летчик-испытатель ОКБ им. Сухого полковник Пуленков. Полет над восточными районами острова Ява продолжался 40 мин. Контрактом предусмотрена поставка ВВС Индонезии двух самолетов Су-27СК и двух Су-27МК. В дальнейшем вероятна закупка дополнительного количества истребителей, поскольку текущей программой строительства вооруженных сил Индонезии предусмотрено формирование к 2010 г. четырех новых истребительных эскадрилий. Так не исключена закупка в 2004 г. четырех одноместных истребителей Су- 27СК и двух спарок Су-27МК. Программа облета двух ранее поставленных самолетов Су-27МК завершена к 16 сентября 2003 г. Истребители поступят на вооружение 11-й эскадрильи ВВС Индонезии, которая базируется на аэродроме Хасануддин, о. Сулавеси. Ранее на вооружении эскадрильи состояли самолеты А-4Е/ТА-4Н/ТА-4 J «Скайхок», которые длительное время находились в не пригодном к полетам состоянии из-за отсутствия запасных частей.

Россия – Индонезия – Индия

Поставки вертолетов Ми-35 и Ми-17

В Индонезию самолетом Ан-124 авиакомпании «Волга-Днепр» 15 сентября 2003 г. доставлены два боевых вертолета Ми-35П Вертолеты имеют маркировку и окраску авиации армии Индонезии (бортовые коды «HS-7129» и «HS-7130»). Тем же самолетом прибыли проходившие обучение в России восемь летчиков и 18 техников Вертолеты поступят на вооружение эскадрильи Serbu-1 (1-я ударная эскадрилья). На вооружении эскадрильи состоят вертолеты Белл 205 и Белл 412. Эскадрилья дислоцируется на авиабазе Ахмад-Яни, о. Ява. Сборка вертолетов после доставки осуществлялась российскими специалистами. Индонезия также заказала в России четыре транспортно-боевых вертолета Ми-17, поставка которых ожидается в феврале 2004 г. В перспективе не исключено, что транспортные и боевые вертолеты российского производства полностью заменят вертолеты западных типов в армейской авиации Индонезии.

Правительство Индии планирует закупку шести вертолетов Ми-17 для авиации пограничной охраны. Поставка первого ожидалась в сентябре 2003 г., остальных трех – в 2004 г. Вертолеты будут действовать в пограничных с Пакистаном районах штата Джамму и Кашмир

Македония – Украина

Модернизация вертолетов Ми-8 и Ми-17 ВВС Македонии

В конце 2003 г. ожидается отправка вертолетов Ми-8 (бортовой код «VAM- 304») и Ми-17 (бортовой код «VAM-308») ВВС Македонии на авиаремонтный завод АВИАКОН-Конотоп, Украина, для поведения ремонта и модернизации. Контрактом на сумму 2 млн. долл. предусмотрен ремонт и модернизация четырех вертолетов Ми-8/17 ВВС Македонии, 500 000 долп за один вертолет, что на 200 000 долл. меньше, чем запросила за аналогичный объем работ чешская фирма LOK (Letecke Opravavne Kbely). Два вертолета с македонскими экипажами после проведения ремонта и модернизации намечено использовать в составе миротворческих сил в Ираке и Афганистане.

На вертолетах будет установлено радиотехническое и радионавигационное оборудование, совместимое с радиообородованием НАТО, а также приемники спутниковой навигационной системы GPS. Аналогичный комплект оборудования был установлен на вертолетах Ми-8 MODER ВВС Словакии в ходе их ремонта и модернизации словацкой фирмой LOT (Letecke Opravavne Trencin). Не исключается возможность установки на вертолеты Ми-8/17 ВВС Македонии бортового оборудования (в том числе цветных жидкокристаллических многофункциональных индикаторов) израильской фирмы IAI Лахав. Специалисты фирмы IAI Лахав дважды, в июле и августе 2003 г. посещали Македонию с целью изучения возможности модернизации вертолетов

Индия – Великобритания

Учебно-тренировочные самолеты ВАе Системз «Хок» для ВВС Индии

После двух десятилетий колебаний и переговоров комитет 3 сентября 2003 г. в качестве реактивного учебно-трениро- вочного самолета повышенной подготовки летчиков выбран самолет ВАе Системз «Хок». Вариант для Индии получил обозначение «Хок» Mk. 115Y, представляющий собой развитие самолета «Хок- 100». На самолете «Хок» Mk.l 15Y предполагается установить двигатель Роллс- Ройс «Адур-871». Приборное оборудование будет выполнено по принципу «стеклянной кабины», большинство наиболее необходимых переключателей намечено разместить на основных органах управления – ручке и РУДе.

Контрактом на сумму порядка 1 млрд. долл. предусматривается закупка 66 самолетов, в сумму контракта входит оплата ежегодного, до начала поставок, обучения 25 индийских летчиков в Имперской школе летчиков-испытателей ВВС Великобритании в Боскомб-Дауне. 24 самолета будет изготовлено на заводе фирмы ВАе Системз в Бру, графство Во сточный Йоркшир, остальные 42 машины будут собраны на заводе фирмы Хинду- стан Аэронотикс в Бангалоре, Индия. Поставка первого самолета ожидается через 35 месяцев после заключения контракта, весь контракт будет выполнен в течение шести лет.

Как ожидается, закупка современных учебно-тренировочных самолетов позволит повысить уровень подготовки летчиков ВВС Индии и снизить высокий уровень аварийности истребителей. За период с 1991 по 2003 г.г. ВВС Индии потеряли в авариях и катастрофах 273 истребителя, главным образом МиГ-21. В настоящее время повышенная подготовка летчиков-истребителей индийских ВВС ведется на самолетах PZL TS-11 «Искра» и МиГ-21 У/УМ. Конкурентами самолета «Хок» являлись российские учебно-тренировочные самолеты МиГ-АТ и Як-130.

Китай

Первый полет истребителя Ченгду JF-17

Первый полет истребителя Ченгду JF- 17 состоялся 25 августа 2003 г., через два дня прототип выполнил второй полет Разработка истребителя является совместной китайско-пакистанской программой. Индекс «17» по мнению западных, экспертов, обозначает, что «самолет является более современным, чем истребитель F-16». Макет истребителя JF-17 демонстрировался на выставке «Азиан Аэроспейс», проходившей в 1998 г. в Сингапуре. В разработке бортового оборудования истребителя принимали участие западные фирмы, в частности французская фирма SAGEM. Двигатель – российский РД-93. ВВС Пакистана требуется 150 истребителей для замены самолетов «Мираж», но первая партия истребителей JF-17 видимо не будет превышать 50 машин. На вооружение ВВС Китая самолет скорее всего не поступит, поскольку ставка сделана на истребители Су-27 и J-10. Интерес к истребителю JF- 17 проявляют ВВС Ирана

МиГ-27

На 1-й и 2-й страницах обложки фото Ф. Розендаала