science Георгий Арнаудов Виталий Смирнов Синяя Борода не злодей, а жертва ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 01:48:37 2007 1.0

Арнаудов Георгий & Смирнов Виталий

Синяя Борода не злодей, а жертва

Георгий Арнаудов

В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВСЕ БЫЛО НАОБОРОТ!

В жизни прототип Синей бороды был не злодеем, а романтиком, умерщвленным братьями его последней жены-злодейки, а скромная шоколадница с картины Лиотара - расчетливой хищницей, окрутившей легкомысленного герцога...

ИЗ ЗАСТЕНЧИВОЙ ШОКОЛАДНИЦЫ НАНДЛЬ ЕАЛЬЦАУФ

В ПРИНЦЕССЫ АИТРИХШТАЙН

Дрезденская картинная галерея скромна по сравнению с нашим Эрмитажен, но и в ней есть шедевры живописи мирового зна-- чения. Полюбоваться на них ,втихие залы Дрезденской ;алереи приезжали Гете, Тургенев, Достоевский и многие другие знаменитые люди. Посчастливилось недолго любоваться дрезденскими шедеврами и москвичам: в 1957 году советское правительство устроило показ картин, спасенных нашими солдатами в годы войны и отреставрированных нашими специалистами, перед тем, как передать эти трофеи Германской Демократической Республике.

Среди картин дрезденской коллекции особой популярностью пользовалась "Шоколадница" - картина швейцарского художника Жана-Этьена Лиотара (1702-1789).

На его картине изображена застенчивая скромная девушка в чепчике служанки, держащая на подносе стакан воды и чашку горячего шоколада. Она молода, полногруда, мила и сосредоточена. Кажется, больше всего она боится оступиться и думает только о том, как бы пройти комнату мелкими шажками и не забыть сделать книксен перед тем, как подать гостю шоколад...

Спросите у любого, кто знает эту картину, как звали скромную шоколадницу - и практически каждый ответит: "Не знаю". Но оказывается, историкам австрийского искусства хорошо известно не только имя этой девушки, но и ее удивительная судьба, полная испытаний и приключений. Однако прежде, чем говорить о ней, необходимо рассказать кое-что о герцоге Дитрихштайне - дальнем родственнике австрийской эрцгерцогини Марии-Терезии, при дворе которой он беспечно околачивался более четверти века.

Происходил герцог из древнего, но захудалого рода, представители которого издавна обретались на второстепенных ролях: вояками они были никудышными, царедворцами ленивыми, а советниками и совсем никчемными.

Сам герцог объяснял это тяжелыми наследственными болезнями в роду. И, глядя на него, в это можно было поверить. Он любил поврать о своих подвигах в духе барона Мюнхгаузена, покейфовать на диване с трубкой, покуривая турецкий табак, пофантазировать о крестовых походах для отвоевания земли обетованной. При венском дворе он считался обжорой, пустобрехом и безвкусным фанфароном, могущим явиться на дворцовый маскарад в тунике Нерона, на которую были нацеплены его австрийские ордена.

Дитрихштайн жил в куртуазном XVIII веке и, хотя на словах и проклинал неверных - турок и мавров, - сам следовал их изнеженным и распущенным нравам, устроив в своих покоях настоящий гарем наподобие бусурманского. В этот-то гарем и попала лиотаровская шоколадница.

Итак, ее звали Нандль Бальдауф, она происходила из семьи дворцовых слуг и сама служила камеристкой у самой эрцгерцогини. Она была не робкого десятка, хитра, упорна и самолюбива, знала несколько расхожих фраз на французском языке, участвовала в придворных интригах, заигрывала с герцогом, который, как оказалось, испытывал слабость к особам с пышными формами...

Когда прославившийся в Европе Лиотар в 1745 году приехал в Вену ко двору Марии-Терезии, тщеславный герцог лукаво нашептал ему, что приглянувшаяся художнику камеристка-шоколадница еще девственница. И вдохновившийся Лиотар задумал именно с нее написать свою знаменитую картину - воплощение стыдливости, робости, застенчивости и чистоты. Увы, художник даже представить себе не мог, что произойдет с миловидной натурой всего через несколько лет...

Двадцать пять лет Нандль была первой любовницей в гареме герцога-повесы. Но далеко не печальной и забитой его жертвой.

Напротив, ворчанием, истериками, надутыми губками, слезами она гнула и гнула свою линию, педантично пилила своего рассеянного любовника и в конце концов достигла поставленной перед собой цели: распутный богдыхан сдался на уговоры и согласился жениться на коварной камеристке: лиотаровская шоколадница превратилась в принцессу Дитрихштайн! Как говорили злые языки, шоколад оказался с примесью приворотного зелья... А другие добавляли,как бы новоиспеченная принцесса от мужа голубых кровей не родила бы негритенка - уж больно долго они с ним пили темный шоколад!

Детей у новобрачных, конечно, не было. Муженек к моменту свадьбы растолстел, обрюзг, перешел с вина на содовую воду, ибо страдал от множества болезней, среди которых не последнюю роль играли благоприобретенные недуги, полученные от гаремных игр. Принцесса поневоле превратилась в сиделку, кухарку и служанку, ухаживавшую за мужемразвалиной. Но крестьянская жилка в ней не дремала: она сумела хитростями и угрозами отобрать ценные подарки у прежних фавориток мужа, навела порядок в его поместьях, уволив вороватых управителей и бездельниковслуг. Но несмотря на все эти заботы, Дитрихштайн протянул недолго. Нандль пережила своего супруга, но хотя она вела размеренный бюргерский образ жизни, умерла она от тех же коварных болезней, что мучили и его, - от увеличения печени и отложения солей. Видать, барская еда отнюдь не всегда полезна для здоровья.

Доведись Лиотару встретить свою модель через четверть века, он содрогнулся бы, увидев, во что превратилась Нандль Бальдауф, которая на его картине навеки осталась чертовски милым созданием.

* * *

Виталий Смирнов

СИНЯЯ БОРОДА НЕ ЗЛОДЕЙ, А ЖЕРТВА

Героя Шарля перро Синюю бороду весь мир считает извергом, убившим одну за другой шестерых своих жен. В действительности жены истязали несчастного романтика Синюю бороду, и братья последней из них в конце концов умертвили страдальца...

На кого только не примеривали Синюю бороду исследователи!

Среди кандидатов в Синие бороды были и король Англии Генрих VIII. и русский царь Иоанн Грозный, и английский лорд Уильям Даррел по прозвищу Свирепый, и португальский аристократ граф Мануэль Гоши, и римский дворянин Франчески Ченчи, и чуть ли не все мужские представители флорентийского рода Медичи. В конце концов остались только двое: знатный бретонский сеньор Жиль де Лаваль барон де Ре, маршал Франции, соратник Жанны л'Арн, и богатый французский дворянин Берна? де Монрагу. Почему-то большинство историков сошлись на том, что прототипом Синей бороды был именно барон Жиль де Ре. О нем написаны тома исторических исследований, второй же кандидат удостоился лишь небольшой работы "Семь жен Синей бороды", автором которой был Анатоль Франс.

Дело Синей бороды и по сей день таит немало загадок, завесу тайны над которыми мы и постараемся приоткрыть.

Соратник Орлеанской девы

Аристократ Жиль де Лаваль барон де Ре из рода Монморанси родился в Бретани в 1396 году. Он был храбр, красив, достаточно образован и очень богат. Рано начав воевать, он на полях феодальных сражений снискал славу великого рыцаря и расположение своего сюзерена герцога Бретонского Жана V. Позже, в суровое для Франции время, он поступил на службу к дофину Карлу, будущему королю Франции Карлу VII.

Действуя со своим отрядом против англичан в составе армии, которой командовала Жанна д'Арк, он прошел с французской героиней весь боевой путь от Орлеана до Парижа. В 1429 году после коронации Карла VII Жилю де Ре было присвоено звание маршала Франции.

Получив от своего деда по материнской линии огромное наследство, де Ре бросил службу и удалился на родину, в Бретань. В своем родовом замке Тиффож Жиль де Ре вел жизнь, сравнимую по роскоши только с жизнью владетельных дворов Европы. Он сорил деньгами направо и налево и очень скоро серьезно расстроил свое состояние и начал постепенно распродавать земли.

Именно к этому времени относится появление темных и страшных слухов, которые народная молва связывала с обаятельным и щедрым аристократом. На землях де Ре стали пропадать дети.

Шепотом передавались из дома в дом пугающие рассказы о том, что детей похищают люди из свиты маршала и что его эмиссары ездят по городам Бретани и уговаривают бедных ремесленников, имеющих красивых сыновей, доверить своих детей барону, который якобы желает принять их в число своих пажей и обеспечить их будущее. Те же, кто имел глупость поверить этим посулам, больше никогда не видали своих чад.

В это же время в Тиффоже поселяется итальянский алхимик Франческо Прелати. Помимо алхимии, Прелати грешил некромантией (раздел черной магии, в котором для достижения власти над демоническим миром используются человеческие трупы и части тел). Бароном и его приближенными заинтересовалась инквизиция.

В течение некоторого времени Жилю де Ре удавалось избегать преследования. Он был богат, знатен и влиятелен. Но в 1440 году он имел неосторожность испортить отношения со своим сюзереном герцогом Бретонским, и тот дал "зеленую улицу"инквизиционному расследованию.

Челядь барона допросили со всей строгостью, были произведены обыски во всех замках маршала. В Тиффоже и особняке ЛаСюз в Нанте, принадлежавшем маршалу, обнаружить ничего не удалось, слуги де Ре успели замести следы. Но в двух других замках маршала - Шантосе и Машкуле - было найдено 140 детских трупов и скелетов.

Маршал де Ре был судим одновременно двумя судами: светским и церковным. Светский суд судил маршала за похищения, убийства, противоестественные сексуальные преступления (красавец барон, от взгляда которого млели придворные красавицы, оказался гомосексуалистом, садистом и педофилом), а церковный суд судил маршала за вероотступничество и связь с демонами. Оказалось, что алхимик Прелати обещал маршалу, постоянно нуждавшемуся в наличных деньгах, изготовить с помощью философского камня сколько угодно золота. Работая над поиском волшебного эликсира, алхимик якобы вступил в сговор с дьяволом, который в обмен за помощь потребовал человеческих жертвоприношений. Занимаясь своими инфернальными экспериментами, алхимик и маршал умертвили множество детей.

В начале процесса маршал вел себя гордо и высокомерно. В лучших традициях черных магов он трижды отказался принести присягу, ибо оккультисты того времени считали, что черный маг, поклявшись именем Бога, лишается покровительства своего нового хозяина - дьявола. Но после четырехчасовой беседы с вице-инквизитором Жаном Блоненом, который предъявил ему показания Прелати и его помощницы некой Мэффрэ, маршал пал духом, раскаялся и признал все преступления. Особо следует подчеркнуть, что маршала не пытали.

Многие исследователи считают, что Прелати и Мэффрэ получили от инквизиторов свободу в обмен на показания, изобличающие маршала. Это неверно. Старая ведьма Мэффрэ, дав показания, скончалась в тюрьме после пыток, а Прелати умер еще до ареста де Ре. Смерть алхимика официально считается естественной, но весьма вероятно, что он был убит по приказу де Ре как опасный свидетель. В руки же инквизиции попали записки алхимика. Старик оказался большим педантом и все свои дьявольские опыты тщательно записывал.

Жиля де Ре признали виновным по всем пунктам обвинения и 25 октября 1440 года казнили в Нанте с двумя его ближайшими сообщниками.

Нетрудно заметить, что вся эта история имеет очень мало общего с историей Синей бороды. Кстати, борода у маршала де Ре была не синяя, а светло-русая. Да и жен у него было не семь, а одна. Ее звали Катрине де Туар, она намного пережила своего мужа, который ею, впрочем, не очень интересовался, испытывая тягу к мальчикам. Но, несмотря на это, большинство исследователей от Стендаля до Парнова считали и считают Жиля де Ре прототипом сказочной Синей бороды.

Вечный муж

Около 1650 года в замке Гийет между Компьенем и Пьерфоном жил богатый дворянин Бернар де Монрагу. Был он человеком знатным, но лишенным какого-либо честолюбия. Несмотря на то, что многие его предки занимали высокие должности при французском королевском дворе, сам Бернар предпочитал соблазнам и блеску светской жизни простые и естественные радости жизни деревенской. Будучи мужчиной видным и красивым, Монрагу был невероятно робок с женщинами. Робость эта препятствовала ему сближаться с женщинами скромными и честными, но делала его легкой добычей женщин дерзких и предприимчивых.

Отвергнув несколько достойных его партий, Монрагу женился на цыганке Колетте Пассаж, которая зарабатывала себе на жизнь тем, что водила по ярмаркам дрессированного медведя.

Колетта была девушкой красивой и доброй, но очень скоро она затосковала в роскошном замке по прежней бродячей жизни. В один прекрасный день она попросту исчезла, прихватив с собой своего медведя, грустившего на цепи в подвале. Так закончился первый, но не последний брак сеньора де Монрагу.

Второй его избранницей стала Жанна де Ла Клош, дочь компьенского судьи. Каков же был ужас Монрагу, когда после свадьбы он понял, что его жена алкоголичка.

Целыми днями, растрепанная и неумытая, она шаталась по замку, пьяно распевая песни или изрыгая страшные ругательства и богохульства. Монрагу пытался прятать ключи от винного погреба, но жена ухитрялась окольными путями добывать дешевое пойло из кабаков. Однажды в пьяной ярости она бросилась на мужа с ножом и нанесла ему рану, от которой он едва не умер. Конец Жанны де Ла Клош был печален - в приступе белой горячки она утопилась в пруду.

Через полтора месяца после этой трагедии господин де Монрагу женился на некой Жигоне Треньель, дочери своего фермера. Девица была несколько простовата, но недурна собой и хорошая хозяйка. Единственным ее недостатком было бешеное тщеславие. Она постоянно приставала к мужу, понуждая его оставить Гийет и ехать в Париж ко двору.

Вероятно, дочка крестьянина мечтала о славе светской львицы. Впрочем, с этим недостатком Монрагу легко мирился, и, возможно, они были бы счастливы.

Но, увы, несчастная Жигоне заболела гепатитом и умерла.

Горе сеньора Гийета было неподдельно, и, возможно, он больше не избрал бы себе новой супруги, но его сама избрала своим мужем некая разбитная девица Бланш де Жибоме, дочь кавалерийского офицера из Брабанта.

Она была умна и очень хитра. Она постоянно обманывала мужа, наставляя ему рога чуть ли не со всеми окрестными дворянами.

Она изменяла ему в его замке, буквально на глазах слуг. Конец ее был весьма печален. Однажды один из ее любовников застал ее во время свидания с другим дворянином и заколол обоих шпагой.

Потерпев фиаско в четвертом браке, Бернар де Монрагу от потрясения занемог так, что родственники стали опасаться за его жизнь. И врачи не придумали ничего лучшего, как объявить больному, что исцелить его может только новый брак.

Пятой женой де Монрагу стала его кузина Анжель де Ла Гарандин. Этот брак закончился чудовищным, позорным скандалом.

Анжель изменяла мужу с кем попало и где попало, даже не скрывая этого. Изменяла не по распущенности, а по крайней глупости.

Многие даже высказывали предположение, что она сумасшедшая. Однажды она попросту сбежала из дома со странствующим монахом-францисканцем, который поманил ее за собой, пообещав, что в ближайшей роще их ждет архангел Гавриил, который подарит ей подвязки, вышитые жемчугом. Вся провинция хохотала, узнав об этой истории. Таким образом, пятая жена сеньора де Монрагу затерялась на просторах Франции, поскольку предпринятые мужем и его друзьями поиски ни к чему не привели.

В шестой раз сеньор Гийета женился на юной сироте знатного происхождения Алисе де Понтальсен, которая по вине опекуна лишилась состояния и собиралась поступить в монастырь. Увы, девица оказалась с большими странностями. Она упорно отказывала мужу в физической близости. Целыми днями она сидела, запершись в комнате, плакала и молилась. Промаявшись некоторое время, Монрагу обратился в Ватикан, и брак был расторгнут как не состоявшийся. После этого сеньор с почтением выпроводил из замка неудавшуюся жену, щедро наградив ее деньгами и подарками.

С ТОЧНОСТЬЮ ДО

наоборот

Если история о первых шести браках сеньора де Монрагу, несмотря на весь драматизм, несет в себе некий юмористический элемент, то его седьмой брак оказался кровавой трагедией, коварным, хладнокровно подготовленным преступлением.

Через два года после того, как де Монрагу избавился от шестой жены, в двух лье от поместья Гийет в замке ЛамоттЖирон появились новые хозяева.

Это было семейство вдовы Сидони де Леспуас. Откуда приехала вдова, никто не знал. Одни говорили, что ее покойный муж занимал какие-то высокие должности в Савойе или Испании. Другие утверждали, что он был крупным колониальным чиновником в Вест-Индии. Одно можно утверждать более или менее уверенно - род вдовы имел какое-то отношение к Испании, ибо фамилия Леспуас является переделанной на французский лад испанской фамилией Леспес.

У вдовы было два сына, Пьер и Ком. Ком де Леспуас служил в драгунах, а Пьер де Леспуас - в полку черных мушкетеров. Кроме них, у мадам де Леспуас были две дочери - старшая Анна, пересидевшая в девах, и младшая Жанна на выданье. Семейство вело роскошную жизнь, не имея за душой ни гроша. Аренда замка, обстановка, лошади, кареты и даже одежда и драгоценности были приобретены в долг на деньги парижских ростовщиков.

По мадам де Леспуас плакала долговая тюрьма, и единственным способом избежать ее было выгодное замужество одной из дочерей.

Богатый и простодушный Бернар де Монрагу сразу же привлек внимание охотниц за женихами. Жанна де Леспуас без особого труда увлекла робкого, но влюбчивого Бернара, и очень скоро была сыграна свадьба.

После чего вся семейка Леспуасов перебралась в замок Гийет.

При этом молодая жена прихватила с собой своего любовника, шевалье де Ла Мерлюса, которого она выдавала за своего молочного брата. Жизнь семейства протекала в празднествах и развлечениях на средства обезумевшего от счастья мужа.

У кого из Леспуасов появилась мысль избавиться от Монрагу и присвоить его состояние, точно сказать трудно, но Анатоль Франс не без оснований предполагал, что душой заговора была старшая сестра Анна.

План преступников был невероятно прост.

Предполагалось, что Жанна, находясь наедине с мужем, должна была поднять крик, будто он ее убивает, а стоящие за дверью наготове братья и шевалье де Ла Мерлюс должны были ворваться в.комнату и убить сеньора де Монрагу, якобы спасая от смерти Жанну.

Этот план едва не сорвался.

Когда юная мадам де Монрагу начала вопить, что муж ее убивает, на ее крики явился только Мерлюс, который прятался в стенном шкафу. Братья попросту струсили. Когда шевалье бросился на хозяина со шпагой, тот тоже вытащил оружие и стал обороняться. В это время Жанна кинулась бежать по галерее замка с криком: "Братья, спасите моего возлюбленного!"

Преодолевшие страх, понукаемые сестрой Анной, Пьер и Ком ворвались в комнату, когда Монрагу уже обезоружил Мерлюса и повалил его на пол. Подбежав сзади, братья пронзили хозяина замка двумя шпагами и еще долго в остервенении кололи безжизненное тело.

У Бернара де Монрагу не было наследников, и все его состояние перешло жене-убийце.

Часть его она отдала в приданое сестре Анне, некоторую часть употребила на то, чтобы купить братьям патенты капитанов. Сама же она очень скоро вышла замуж за своего возлюбленного и стала мадам де Ла Мерлюс.

Попытки произвести расследование смерти сеньора де Монрагу были нерешительны и закончились ничем. Анатоль Франс видел анонимное ходатайство в суд Компьеня с требованием возбудить дело против Жанны де Монрагу. Автором ходатайства, судя по всему, был кто-то из слуг Бернара де Монрагу, желавший отомстить за своего сеньора.

О дальнейшей судьбе участников этой драмы сведений почти нет. Неизвестна судьба вдовы Сидони де Леспуас и четы де Ла Мерлюс. Почти все архивные документы, касающиеся хозяев поместья Гийет, утеряны в годы Французской революции, но известно, что в 1748 году поместье Гийет числилось за королевской казной как выморочное имущество.

По непроверенным слухам, Анна де Леспуас вышла замуж за дворянина гугенота из СенМало, и вскоре они эмигрировали в Голландию.

Неизвестна и судьба Кома де Леспуаса, а вот Пьер де Леспуас оставил свой след в скандальной хронике Парижа. Через пять лет после трагедии в замке Гийет он имел неосторожность чемто оскорбить лейтенанта швейцарской гвардии Максимилиана Цивилиса, считавшегося тогда лучшим фехтовальщиком Парижа. Цивилис вызвал его на дуэль и заколол на тридцатой секунде поединка.

У читателей, вероятно, возникнет вопрос: а как же обстояло дело с синей бородой сеньора де Монрагу? Ответ прост.

Бернар де Монрагу не носил бороду. Он носил муш а-ля Мазарини (небольшая короткая прядь на подбородке), а щеки тщательно брил, и, как у многих жгучих брюнетов, его бритые щеки имели синеватый оттенок.

Прозвище "Синяя борода" крестьяне употребляли без страха и отвращения, а скорее с добродушной насмешкой.

Есть своя история и у "страшной" комнаты, в которой сказочный Синяя борода держал тела убитых жен. Бернар де Монрагу, несмотря на свою простоту, был большим поклонником итальянского искусства, и в замке Гийет был кабинет, на стенах которого неизвестный флорентийский мастер изобразил трагические сцены из античной мифологии.

Здесь были изображения Дирки, привязанной к рогам быка; Ниобеи, оплакивающей своих детей, убитых стрелами богов; Прокриды, пронзенной дротиком Кефала, и т.п.Комнату эту называли "кабинетом злосчастных принцесс". Эта комната в определенном смысле сыграла роковую роль в судьбе обитателей замка. Именно в ней ревнивый любовник заколол Бланш - четвертую жену сеньора де Монрагу, и именно в этой комнате назначала свидания шевалье де Ла Мерлюсу неверная жена Жанна.

Следует развеять ошибочное мнение, будто Шарль Перро положил в основу своей сказки народное предание. Свое произведение Перро писал около 1660 года, по горячим следам трагических событий, а бретонская сказка "Синяя борода" сложилась позже, скорее всего, уже в XVIII веке. Об этом свидетельствуют некоторые детали и обстоятельства дела, которых в народной сказке нет и быть не могло. Перро правильно называет имя сестры своей героини, в народном варианте она заменена "прекрасной пастушкой"; обозначает полки, в которых служили братья, и даже упоминает о том, что братья приобрели капитанские патенты. Не народную сказку положил в основу своего произведения Шарль Перро,а клеветническую сплетню, распущенную самими убийцами для обеления себя в глазах общества.