sci_tech Авиация и время 2009 05

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 18.11.2010 FBD-D5C6A3-4228-B44E-A1B7-AE49-F30E-9118B5 1.0 Авиация и время 2009 05 2009

Авиация и время 2009 05

«Авиация и Время» 2009 № 5 (109)

ПАНОРАМА

3 сентября Президент Украины В.А. Ющенко во время посещения АНТК им. O.K. Антонова вручил двадцати девятисот: никам этого предприятия государственные награды и диплома о присвоении почетных званий. Генеральному конструктору Д.С. Киве был вручен орден Державы в соответствии с Указом Президента № 670/2009 от 21 августа 2009 г. о присвоении ему звания Героя Украины за весомые заслуги в развитии авиационной отрасли.

10 сентября ИТАР-ТАСС сообщил, что Украина подписала контракт на поставку на Ближний Восток шести Ан-32 на общую сумму около 80 млн. USD. Машины будут достроены на Киевском авиазаводе из имеющегося производственного задела и поставлены в Ирак.

28 сентября Европейское агентство по безопасности авиации (EASA) выдало Сертификат типа на Ан-26 и Ан-26Б, которые стали первыми самолетами советской разработки, получившими такой документ. Сертификат EASA позволяет продолжить эксплуатацию 17 машин этого типа, зарегистрированных в странах Евросоюза (Латвия, Литва, Венгрия и Польша). По мнению эксплуатантов, эти «Аны» прочно заняли место на рынке легких рамповых грузовых самолетов. В частности, они широко используются для срочной перевозки почты и грузов по контракту с DHL.

30 сентября отметил свой шестой «день рождения» Государственный музей авиации Украины. Его коллекция продолжает пополняться интересными экспонатами. Очень отрадно отметить, что музей получил летающую лодку Бе-6 (сер. № 4601403), которая когда-то стояла на постаменте в месте расположения бывшего 318-го противолодочного авиаполка (Донузлав, Крым), потом во время бури упала и едва не была отправлена в металлолом («АиВ» сообщал об этом). Тем не менее, машину удалось спасти и усилиями Евпаторийского АРЗ отреставрировать. Во всем мире это второй Бе-6, попавший в музей.

1 октября в Воронеже лизинговая компания «Ильюшин Финанс Ко.» (ИФК) и Воронежское акционерное самолетостроительное общество (ВАСО) передали Государственной транспортной компании «Россия» первый серийный Ан-148-100 (борт RA-61701). В церемонии приняли участие зампред правительства России С.Б. Иванов и др. официальные лица. Планируется до конца года поставить заказчику еще два Ан-148.

10 сентября в Киеве состоялась пресс-конференция, которая была посвящена объединению АНТК им. O.K. Антонова и КиАЗ «Авиант». От АНТК в ней приняли участие Генеральный конструктор Д.С. Кива и председатель профкома В.А. Буслаев, от «Авианта» – исполняющий обязанности Генерального директора М.С. Подгребельный и председатель профкома А.И. Коротенко. Во вступительном слове Д.С. Кива рассказал о результатах деятельности возглавляемого им предприятия, достигнутых в текущем году. В частности, он сообщил, что если за весь 2005 г. объем финансовых поступлений составил 428 млн. грн., то только за первое полугодие 2009 г. – более 900 млн. грн. Чистая прибыль превысила 100 млн. грн. Причем в этом году из государственного бюджета не поступило «ни копейки. Все, что мы получили, мы заработали сами, трудом 7-тысячного коллектива».

Диаметрально противоположная ситуация сложилась на «Авианте», который оказался на грани банкротства. Возглавляющий завод немногим более месяца М.С Подгребельный говорил о положении дел эмоционально, с надрывом. За несколько последних лет объем производства сократился более чем в 3,5 раза: в 2006 г. он составлял 407 млн грн впервом полугодии 2009г. – 114млн.грн.Задолженность по банковским кредитам превысила 346 млн. грн., кредиторская за-задолженностъ перед другими компаниями – 700 млн. грн., задолженность перед бюджетом – 35 млн. грн. Отставание по выплате зарплаты на заводе составило 3 месяца.

Такие «успехи» стали следствием некомпетентного руководства предприятием несколькими предыдущими «командами», в которые входило немало далеких от авиации людей. Если бы не вмешательство правительства, «та через несколько месяцев завод бы остановился окончательно, – продолжал свой рассказ М.С. Подгребельный. – Раскрыты факты разворовывания и, мягко говоря, нецелевого использования заводских средств». Например, предприятие не может отчитаться перед Минобороны о расходовании 100 млн. грн., выделенных в 2007 г. на постройку Ан-70. «Лизингтехтранс» заплатил 60% средств от необходимы» на постройку пяти Ан-148. Однако сегодня не собрана ни одна машина а денег на закупку необходимых комплектующих в заводской казне нет. Попросту украдено 84 т чугунного литья, 26 т алюминиевой плитки 210 т поковок из инструментальной стали. У сомнительной донецкой фирмы за 10 млн. грн. было закуплено более 300 наименований разных готовых изделий, а при проверке оказалось, что лишь 5 из них имеют хоть какое-то отношение к самолетам марки «Ан». Остальное можно применить где угодно: от истребителей до тракторов. В сентябре прошлого года у некого ООО за 49 млн. грн. вообще «воздух купили -и оборудования, которое нам и не надо было, ни денег..». При этом руководители «Авианта» за счет завода решали свои личные проблемы В частности, выдавались кредиты на строительство жилья, которые потом списывали за счет производства. Очень активно использовался для частных полетов заводской Ан-24РВ – по сравнению с размахом этих рейсов дело бывшего министра транспорта Николая Рудьковского кажется пустяком. Соответствующие материалы переданы в прокуратуру, однако удастся ли определить ответственных за фактический развал завода, покажет время.

Далее М.С. Подгребельный подчеркнул, что сегодня предпринимаются экстренные меры по стабилизации ситуации и «восстановлению былого уровня производства нашего завода». Стала эффективно работать правительственная программа поддержки авиапрома, благодаря которой, в том числе, решаются вопросы с возвращением банковских кредитов. На исправление сложившейся ситуации направлено и объединение с АНТК им. O.K. Антонова, поддержка которого уже начала действовать. Так по сообщению Д.С. Кивы, в августе в качестве финансовой помощи Авианту» было перечислено более 40 млн. грн.

Для возрождения завода необходимо сделать еще очень много. Например, предстоит решить сложнейший кадровый вопрос. Сегодня на «Авианте» из почти 4500 числящихся сотрудников только 750 основных рабочих. М.С. Подгребельный считает, что часть из уволившихся высококвалифицированных самолетостроителей в ближайшее время вернется на завод. Кроме того, в развертывании серийного выпуска новых самолетов примут участие специалисты АНТК.

Несмотря на все проблемы, участники пресс-конференции весьма оптимистично оценивали производственные перспективы. Так, предпринимаемые меры позволяют надеяться, что уже в этом году будет собран первый Ан-148. Благодаря помощи АНТК, удалось закупить закладные детали на 10 самолетокомплектов, и в следующем году сборочные работы должны будут идти на трех Ан-148 одновременно. Кроме того, для Воронежа необходимо построить не менее десяти крыльев. После подписания на МАКСе важных документов позитивные изменения произошли в развитии программы Ан-70. Прежде всего, сдвинулся с мертвой точки вопрос с поставками крыльев Ташкентским авиазаводом – уже подписан договор на два комплекта, без которых невозможно было произвести сборку первых серийных машин.

Отвечая на вопросы о статусе и названии «Авианта» в структуре АНТК, Д.С. Кива сказал, что предприятие останется серийным авиазаводом, а название будет общим – «Антонов». «Я думаю, что бренд «Антонов» не менее популярный чем, «Авиант», – резюмировал Д.С. Кива. ?

Р. Мараев/ «АиВ»

25 сентября исполнилось 80 лет с того дня, когда поднялся в воздух первый советский винтокрылый ЛА – двухместный автожир КАСКР-1 «Красный инженер», созданный на общественных началах Николаем Камовым и Николаем Скржинским. Конструктивно аппарат напоминал известную модель автожира С-8 Хуана де ла Сьервы и был построен с использованием фюзеляжа, шасси и силовой установки от самолета У-1. В первом полете машина, названная авторами «вертолетом», пролетела расстояние 250 м на высоте 2-3 м. Пилотировал ее Иван Михеев, в задней кабине находился Камов.

14 сентября исполнилось 70 лет со дня первого полета Игоря Сикорского на вертолете собственной конструкции Vought- Sikorsky VS-300. Полет осуществлялся на привязи в нескольких метрах от земли. Этот аппарат стал первым в мире вертолетом классической одновинтовой схемы с хвостовым рулевым винтом, на котором мог летать человек. 13 мая 1940 г. Сикорский совершил на нем полет по полному профилю, продолжавшийся более пятнадцати минут. В общей сложности вертолет налетал 102 ч 35 мин, после чего 8 октябре 1943 г. его передали в музей Института Эдисона.

2 октября исполнилось 70 лет со дня первого полета опытного самолета ЦКБ-55 (летчик-испытатель В.К. Коккинаки) – прототипа штурмовика Ил-2. самого массового боевого самолета мира. На трех авиазаводах до середины 1945 г. построили 36163 такие машины нескольких модификаций. Помимо СССР Ил-2 находился на вооружении ВВС Польши, Чехословакии, Болгарии. Югославии и Монголии. Последние штурмовики этого типа были сняты с вооружения в 1954 г.

15 октября отметил 70-летний юбилей Львовский государственный авиационно-ре- мон1ный завод (ЛГАРЗ). Свою историю он ведет от 133-х стационарных авиамастерских. До начала и во время Великой Отечественной войны их коллектив возвращал в строй самолеты разных типов, включая У-2, И-16. СБ, ТБ-3, Ла-5, Як-3, Ту-2, А-20, Ли-2. а также авиадвигатели. В сентябре 1946 г. мастерские стали именоваться 352-й авиационно-ремонтной базой, а в октябре 1953 г. она обрела статус завода Первым образцом реактивной техники, освоенным на предприятии, стал двигатель РД-10. Затем в ремонт начали поступать истребители МиГ-15. МиГ-17, а несколько позднее МиГ-21. Завод не только восстанавливал эти самолеты, но и переоборудовал их в летающие мишени. В наши дни ЛГАРЗ производит ремонт и модернизацию МиГ-21, МиГ-23, МиГ-27 и МиГ-29 различных модификаций по заказам Минобороны Украины и других стран. К юбилею на заводе открыли монумент (на фото).

20 октября исполнилось 50 лет со дня первого полета пассажирского самолета Ан-24 (экипаж летчика-испытателя Г.И. Лысенко). После завершения испытаний лайнер запустили в серию на Киевском авиазаводе, где он выпускался до 1979 г. Кроме того, самолеты этого типа строили Улан-Удэнский и Иркутский заводы. В общей сложности в ССС а выпустили 1337 серийных Ан-24. Было создано более 40 модификаций этой машины. Самолеты поставляли в 38 стран мира. В настоящее время в Китае производят вариант Ан-24 под обозначением Y7. В СССР эксплуатация «двадцать четверки» на регулярных авиалиниях началась в октябре 1962 г. К 1979 г. Ан-24 летали уже на 978 воздушных линиях Советского Союза и перевозили около 30 : : пассажиров Аэрофлота. По данным АНТК им. O.K. Антонова, сегодня в 26 странах продолжают работать более 430 Ан-24.

27 сентября первый серийный экземпляр транспортного самолета Ил-96-400Т (борт RA-96101. Вячеслав Саликов») впервые совершил коммерческий рейс, доставив груз из Москвы в Якутск Накануне этого события состоялась пресс-конференция, на которой Президент Объединенной авиастроительной корпорации А.И. Федоров сказал, что -у этого самолета была непростая судьба. Несколько раз он переходил от одной авиакомпании к другой Причина в том, что рынок грузовых авиаперевозок – очень сложный. Мы рады, что. наконец-то, авиакомпания «Полёт» вводит данный тип самолета в эксплуатацию. Это позволяет нам продемонстрировать возможности самолета на реальных маршрутах, привлечь к нему внимание потенциальных заказчиков». «Полёт» завершает процесс приемки от ИФК еще одного Ил-96-400Т (RA-96102. «Валерий Меницкий»), Вскоре будет передана и третья машина (RA-96103, «Станислав Близнюк»), Идут переговоры по переводу в твердый контракт опциона еще на три Ил-96-400Т.

2 октября Казанское АПО им. С.П. Горбунова передало авиакомпании «Трансаэро» третий Ту-214. Он выполнен в двухклассной компоновке и рассчитан на 184 пассажира Авиалайнер приобретен на правах лизинга через ОАО «Финансовая лизинговая компания». Два полученных ранее Ту-214 эта авиакомпания эксплуатирует как на внутрироссийских линиях, так и для полетов за рубеж. Например, на маршрутах, связывающих Москву с Новосибирском. Благовещенском, Хургадой (Египет), Фаро (Португалия). Как заявил технический директор «Трансаэро» Михаил Коробович: «За время эксплуатации у нас не было с Ту-214 никаких серьезных проблем – мы довольны. Только за предыдущий месяц один из самолетов Ту-214 АК «Трансаэро» установил своего рода рекорд по налету – 457 часов в воздухе, совершив 80 по- садои Это притом, что в среднем налет наших самолетов составляет 300-350 часов в месяц».

8 октября ОАО «Вертолеты России» объявило, что Кумертауское авиационное производственное предприятие изготовило первую партию противолодочных вертолетов Ка-28 (экспортный вариант Ка-27), предназначенную для ВМС Китая. Сейчас завершаются испытания первых трех вертолетов из девяти.

3 сентября журнал Flight International опубликовал информацию, что ВВС Италии завершают подготовку десяти легких штурмовиков АМХ для действий в Афганистане. Самолеты проходят модернизацию по стандарту ACOL. после чего все они смогут применять управляемое оружие класса воздух-земля». Находясь на авиабазе Неллис (США), итальянцы приняли участие в двух учениях. В том числе, отрабатывалось взаимодействие с американскими разведывательными БЛА. С двух АМХ по целям, обнаруженным «беспилотником» Predator В, были сброшены 4 управляемые бомбы GBU-12. Полностью модернизацию самолетов планируют завершить к концу года. Дата их отправки в Афганистан пока не определена.

16 сентября выполнил первый полет легкий ударно-разведывательный вертолет AH-6i. Он является экспортным вариантом машины AH-6S, которую «Боинг» намерен предложить и армии США в рамках тендера на новый разведывательный вертолет ARH. Интерес к AH-6i проявили 12 зарубежных заказчиков. AH-6i может оснащаться оптикоэлектронной инфракрасной системой переднего обзора МХ-15, а также способен нести вооружение, включая пулеметы, до 12 ПТУР Helfaire и блоки НАР.

С 23 по 26 сентября в Пекине прошла международная выставка Show News Aviation Expo/China 2009. На ней стало известно, что главным направлением гражданского авиастроения КНР на ближайшее десятилетие стал 150-местный среднемагист- ральный пассажирский самолет С919, разрабатываемый корпорацией СОМАС из Шанхая. Государство уже ассигновало на программу С919 30 млрд. юаней (4,4 млрд. USD), а всего планируется выделить до 200 млрд. юаней (29,3 млрд. USD). Первый полет самолета намечен на 2014 г.. а сертификация – на 2016 г. На тот же год запланирован его ввод в эксплуатацию. С919 будет оснащаться двигателями PW1000G. CFM International Leap-X Engine или усовершенствованным вариантом V2500. Также запланирована разработка вариантов увеличенной пассажировместимости до 190 человек и уменьшенной до 130.

17 сентября Харьковскому государственному авиационному производственному предприятию исполнилось 83 года. Настоящим подарком ко дню рождения авиазавода стал облет нового самолета Ан-74ТК-300 (третьей по счету машины такого типа), который был построен для авиаотряда правительства Лаосской Народно-Демократической Республики. 15 октября в присутствии посла ЛНДР в Российской Федерации и Украине состоялась церемония приемо-передачи самолета заказчику

13 сентября объединенный экипаж ВВС США и корпорации Lockheed Martin в ходе войсковых испытаний военно-транспортного самолета С-5М Super Galaxy установил на нем 41 мировой рекорд. В ходе полета были улучшены восемь существовавших мировых рекордов и установлены 33 новых рекорда в классе С-1 .S (для реактивных самолетов со взлетной массой от 250 до 300 т). С-5М имел взлетную массу 294594 кг, нес груз из 28 паллет типа 463L общей массой более 80 т и набрал высоту 12535 м за 23 мин 59 с

Владимир Ильин/ Москва

"Крокодилы" фронтовой авиации

МиГ-23Б

В 1960-х гг. основным советским истребителем-бомбардировщиком стал Су-7Б – первый отечественный сверхзвуковой самолет подобного назначения. По представлениям того времени, его важнейшим достоинством была способность нести атомную бомбу. Предполагалось, что с появлением тактического ядерного оружия произойдет отказ от нанесения одновременных ударов большими группами самолетов, а на первое место выйдут действия одиночных или небольших групп сверхзвуковых машин, поражающих цели ядерными бомбами или ракетами. Однако постепенно «атомная эйфория» начала спадать. Становилось все более очевидным, что от казавшихся еще совсем недавно архаичными обычных средств поражения отказываться рано. Соответственно, и тактическим ударным самолетам предстояло пройти обратный эволюционный путь: от сверхскоростных носителей «супербомб», предназначенных для поражения целей с заранее известными координатами, к «бомбовозам» с вооружением, мало изменившимся со времен Второй мировой войны.

В тот период в СССР регулярно проводили широкомасштабные войсковые учения с массированным использованием тактической авиации. Как оказалось, результативность атак с воздуха малоразмерных целей с использованием свободнопадаю- щих авиабомб и НАР быга далека от желаемой – зачастую летчики Су-7Б просто не успевали обнаружить и поразить назначенные им цели. Тут существенную роль играл такой недостаток Су-7Б, как плохой обзор из кабины летчика в направлении «вперед- вниз». Например эта -слепота» ярко проявилась на прошедших осенью 1967 г. маневрах «Днепр», в которых принимали участие несколько истребительно-бомбардировочных авиаполков вооруженных Су-7Б МиГ-21 и МиГ-17. Успешно поразить наземные цели сумели лишь пилоты устаревших МиГ-17…

Кроме того, советские военные отмечали слабое грицельно-навигационное оборудование Су-7Б его недостаточный боевой радиус действия, а также крайне низкие взлетно-посадочные характеристики (ВПХ). Как следствие Су-7Б требовал аэродромов значительных размеров с бетонированным покрытием. причем потребная длина ВПП для него была даже большей, чем для более тяжелого фронтового бомбардировщика Як-28, не говоря уже о неприхотливом Ил-28.

Нельзя признать удачным и ближневосточный дебют суховского самолета. В боях с израильтянами хорошо видевшие цель арабские летчики дозвуковых «МиГов» выполняли по 2-3 захода, в то время как для Су-7БМК повторный заход считался неприемлемым ввиду большего риска и допускался лишь при отсутствии зенитного огня МиГ-17 использовались в качестве истре- бителей-бомбардировщиков более интенсивно, чем Су-7БМК, и при этом их боевые потери оказались заметно ниже с июля 1967 г. по август 1970 г. были сбиты всего 4 египетских МиГ-17 и 16Су-7БМК.

Особенно блекло выглядел Су-7Е на фоне своего заокеанского современника – всепогодного истребителя-бомбардировщика F-105D «Тандерчиф» Например в состав БРЭО американского самолета входили доплеровская навигационная система AN/ ARN-131 с аналоговым вычислителем, система управления вооружением AN/AGS-19 с радаром NASARR R-14A. позволявшим обнаруживать крупные радиоконтрастные наземные цели (аэродромы, стратегически важные мосты, железнодорожные узлы и т.п.), а также определять наклонную дальность до цели, обнаруживать препятствия по курсу при полете на малой высоте.

В конце 1960-х гг. в СССР, под влиянием вьетнамского опыта американцев, а также исходя из потребностей нового, лишь формирующегося стратегического направления «Восток», резко активизировались работы по созданию фронтового ударного самолета нового поколения. Он предназначался для непосредственной поддержки войск, должен был иметь летные и маневренные характеристики, близкие МиГ-17, обладая при этом повышенной боевой живучестью и способностью брать на борт большое количество обычных средств поражения. Летом 1969 г., идя навстречу требованиям ВВС. МАП объявило конкурс на проект бронированного "Самолета-штурмовика», в котором приняли участие ОКБ С В. Ильюшина, А И Микояна, П.О. Сухого и А.С. Яковлева.

Представленный на конкурс микояновский штурмовик, известный под обозначением МиГ-27Ш и создаваемый на базе истребителя МиГ-21, предполагалось оснастить стреловидным крылом увеличенной площади. На 13 точках внешней подвески самолет должен был нести до 5500 кг различного вооружения. Характерный облик этой машине придавали боковые нерегулируемые воздухозаборники и приплюснутый «крокодилообразный» нос, обеспечивавший хороший обзор вперед-вниз. Весной был построен натурный макет этого полета В дальнейшем, основываясь на ; г: эма обнадеживающих результатах испы- -аний экспериментального МиГ-21 И, со- ланного в рамках программы Ту-144 и выполненного по схеме «бесхвостка» с оживальным крылом, было решено реализовать "одобную компоновку и на МиГ-27Ш. Самолет предполагалось оснастить двумя двигателями, мощным бронированием и большим числом узлов внешней подвески. Однако МиГ-27Ш так и остался на бумаге. Легкий боевой самолет-бесхвостка не нашел поддержки в ЦАГИ, да и сам Микоян более склонялся к крылу изменяемой геометрии, отработанному применительно к истребителю МиГ-23. Кроме того, создание фактически новой машины (а от исходного МиГ-21 на ней практически ничего не оставалось) требовало больших финансовых за- -рат. Не последнюю роль в судьбе проекта сыграло и то, что военные, остро заинтересованные в скорейшем доведении до требуемых кондиций МиГ-23, крайне негативно реагировали на работы, распылявшие силы ОКБ Микояна.

Модели двух вариантов штурмовика МиГ-27Ш на базе МиГ-21

Опытный самолет «23-11/4»

Следует сказать, что МиГ-23 – любимое детище П.С. Кутахова, прославленного ге- эоя Великой Отечественной войны, назначенного в 1969 г. Главкомом ВВС, с самого начала рассматривался как многоцелевой самолет. Успешному решению ударных задач должна была способствовать, в частности, новейшая автоматизированная бортовая аппаратура. Она частично разгружала петчика, избавив его от ряда рутинных задач, связанных с навигацией и пилотированием, и разрешая сосредоточиться на главном – поиске и поражении объекта атаки.

К 1969 г. отработка навигационного комплекса МиГ-23 была, в основном, завершена. КН-23 обладал высокой по тем временам эффективностью: совместно с САУ он позволял выполнять полет по заданному маршруту с тремя точками поворота (они же могли служить и целями), обеспечивал возврат к одному из четырех аэродромов посадки, стабилизацию пространственного положения самолета. Были предусмотрены режимы: приведение к горизонту», автоматического увода с опасно малой высоты, балансировки машины по крену и тангажу, демпфирования колебаний, вызванных турбулентностью атмосферы, и другими причинами, снятия усилий на ручке управления («триммерный эффект»), а также выполнения типовых боевых маневров, включая выход из атаки. Первоначально предполагалось, что единый МиГ-23 (как и американский «Фантом») будет использоваться в качестве как фронтового истребителя,так и истребителя-бом- бардировщика. Потом все же решили создавать специализированную ударную модификацию «МиГа», отличавшуюся от исходного истребителя, прежде всего, оборудованием при максимально близком планере.

Истребитель-бомбардировщик решили оснастить новинкой того времени – прицельной системой «Сокол-23», разработанной московским ЦКБ «Геофизика» и включавшей квантовый (лазерный) дальномер «Фон», сопряженный с оптическим прицелом и аналоговым вычислителем. Наклонная дальность до наземной цели могла определяться в диапазоне 400-5000 м. Нужно сказать, что «Фон» был одним из первых (если не первым) в мире устройств подобного типа, доведенным до серийного производства. Использование системы «Сокол-23» позволяло значительно повысить боевые возможности авиационного комплекса. Однако, как и вся «оптика», она могла работать только в ясную погоду, при отсутствии дыма, пыли, тумана и других помех. Были у нее и иные недостатки, неизбежные для выполненного на новых физических принципах изделия.

Прототип истребителя МиГ-23, опытный самолет «23-11/1», совершил первый полет 26 мая 1967 г. Четвертую по счету опытную машину, «23-11/4», выполнили в варианте истребителя-бомбардировщика и передали на летные испытания летом 1969 г. По конфигурации планера она была идентична истребителю, но вместо РЛС оснащалась еще не комплектной прицельной системой «Сокол-23», поэтому в носовой части не стали выполнять окно под лазерный дальномер.

Ударный вариант МиГ-23 предназначался, в первую очередь, для работы по неподвижным наземным целям в светлое время суток, а также для штурмовых действий с использованием пушки и неуправляемых ракет. Кроме того, он мог с применением пушки или ракет «воздух-воздух» с ТГС сам атаковать воздушного противника после применения или предварительного сброса «ударной» боевой нагрузки.

Однако новый самолет вызвал ряд серьезных замечаний заказчика. В частности, на «23-11/4» (как, впрочем, и на новой машине фирмы Сухого Су-17) не был устранен один из основных недостатков, присущих Су-7Б – неудовлетворительный обзор «вперед- вниз» (его угол составлял всего -8,5°). Кроме того, у машины, рассчитанной на 3000 кг боевой нагрузки и способной базироваться на полевых аэродромах, потребовалось усиливать конструкцию, что вызвало увеличение массы планера. Теперь тяги двигателя Р27Ф-300 (8000 кгс) оказалось недостаточно для обеспечения приемлемых ВПХ.

Стремление устранить выявленные недостатки привело к созданию нового ударного варианта МиГ-23. К концу 1969 г. в инициативном порядке ОКБ выпустило проект МиГ-23Ш (штурмовик), отличавшегося носовой частью фюзеляжа, форму которой выработали, основываясь на примененной в проекте МиГ-27Ш Окончательный облик носовой части определили, исходя из параметров оптического прицела АСП-17 (разработчик – ленинградский «Арсенал»), имевшего возможность «смотреть вниз» под углом до -18°. В ходе работы макетной комиссии предложенный вариант удовлетворил военных, которые особенно отметили отличный обзор из кабины летчика. 4 февраля 1970 г. последовало совместное Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР, «узаконивавшее» работы над ударным самолетом «нового облика» на основе проекта МиГ-23Ш. Главным конструктором машины, получившей обозначение МиГ-23Б (изделие «32-24»), был назначен Г.А. Седов.

Помимо АСП-17, на перспективный самолет решили установить прицел для бомбометания с кабрирования ПБК-3-23С, для точного применения тактического ядерного оружия со сложных видов маневра. Самолет должен был получить и другое усовершенствованное бортовое оборудование, в частности – полнокомплектную систему «Сокол-23С». Боевую живучесть МиГ-23Б предполагалось повысить за счет бронирования кабины летчика и наиболее важных агрегатов двигателя. Вводилось также заполнение топливных баков инертным газом.

Самолет получил новый двигатель. Было решено установить на нем ТРДФ 3-го поколения АЛ-21Ф, созданный ММЗ «Сатурн» под руководством A.M. Люльки специально для ударных самолетов. Этот одноконтурный одновальный «мотор», оптимизированный для условий скоростного полета на малых высотах, разрабатывался с 1965 г. Первоначально его тяга составляла 8900 кгс, что также не могло удовлетворить создателей нового истребителя-бомбардировщика. Однако в марте 1970 г. был изготовлен первый экземпляр форсированного АЛ-21Ф-3, тяга которого возросла до 11215 кгс, что, по расчетам, обеспечивало МиГ-23Б достаточно высокие летные характеристики. По сравнению с лучшими отечественными двигателями 2-го поколения АЛ-21Ф имел повышенную на 23% удельную тягу, удельные расход топлива и масса были ниже, соответственно, на 17 и 30%. Производство новых двигателей организовали на Московском заводе «Салют», затем и на Омском моторостроительном заводе им. П.И. Баранова. Так как АЛ-21Ф-3 уже стояли на Су-17М и Су-24, то вместе с МиГ-23Б это обеспечивало унификацию силовых установок парка ИБА и ФБА. Однако переход на АЛ-21Ф-3 сулил не только преимущества, но и создавал серьезные проблемы. Первоначально этот двигатель имел сравнительно низкую надежность. Кроме того, он был сложен и дорог в производстве (цена одного АЛ-21Ф-3 почти в 4 раза превышала таковую Р27Ф2-300).

Взлетная масса с нормальной боевой нагрузкой, возросшая до 15450 кг (с перспективой дальнейшего увеличения), потребовала доработки шасси МиГ-23Б. В результате самолет получил новые колеса с пневматиками низкого давления размером 570x140 мм и 840x290 мм. Чтобы вписать их в фюзеляж створки ниш основного шасси приобрели небольшую выпуклость. Одновременно давление в шинах основного шасси снизили с 12.5 кГс/см2 до 11.0 кГс/смг , что улучшало проходимость «МиГа» по грунтовым аэродромам.

Второй опытный экземпляр истребителя-бомбардировщика МиГ-23Б

Первый опытный экземпляр истребителя-бомбардировщика МиГ-23Б. Вверху – во время Государственных испытаний, внизу – в экспозиции музея на Ходынке

Су-7Б имели практическую дальность (без ПТБ) немногим более 1100 км. У Су-17 этот показатель вырос всего до 1300 км, что, учитывая увеличение пространственного размаха прогнозируемых армейских операций, представлялось уже явно недостаточным. Перед создателями МиГ-23Б была поставлена задача – довести дальность полета самолета с 1 т бомб, как минимум, до 1500 км. Для этого потребовалось, по сравнению с МиГ-23С, существенно увеличить запас топлива во внутренних баках, добавив в хвостовой части фюзеляжа, по примеру МиГ-23УБ, дополнительную емкость. Еще один бак на 225 л разместили непосредственно за кабиной летчика. А в отсеке между стенками воздушных каналов удалось сформировать третий дополнительный бак на 435 л (что стало возможным из-за отсутствия на МиГ-23Б более габаритного «истребительного» БРЭО). В результате общий объем топлива на борту возросло 4600 кг. Под фюзеляжем мог устанавливаться подвесной топливный бак на 800 л. В результате существенной перекомпоновки самолета потребовалось сместить хвостовое оперение назад.

В январе 1970 г. началась постройка опытного МиГ-23Б, а 18 февраля 1971 г. (через 71 день после смерти Генерального конструктора Артема Ивановича Микояна) машина с бортовым номером 231, пилотируемая шеф-пилотом фирмы Героем Советского Союза А.В. Федотовым, впервые поднялась в воздух. Позже к участию в испытаниях подключились летчики: Остапенко, Балбеков, Орлов, Меницкий, Фастовец, Щербаков, Рындин, Абрамович, Казарян.

Как и МиГ-23С, первый опытный МиГ-23Б был оснащен отъемными частями крыла т.н. «первой редакции», с ровной передней кромкой и с предкрылком. На втором и третьем опытных экземплярах истребителя-бомбардировщика (бортовые «232» и «233»), также завершенных постройкой в 1971 г., были применены консоли крыла «2-й редакции» (с «клыком»), имевшие большую на 5 м 2 площадь. Это крыло было оснащено узлами для подвесных топливных баков, что позволило довести общее число ПТБ до трех и увеличить дальность полета почти на 40%. Однако пилоны были неподвижными, из-за чего в систему поворота крыла потребовалось включить специальный механизм блокировки, препятствовавший складыванию консолей при подвешенных под ними ПТБ. После выработки топлива эти баки можно было сбросить вместе с пилонами, «освободив» крыло перед атакой или разгоном.

Забегая вперед, следует сказать, что в дальнейшем, по опыту эксплуатации серийных МиГ-23Б, самолет было рекомендовано оснастить крылом с отклоняемым носком, улучшавшим срывные характеристики и устранявшим «раскачку» на малых скоростях. Новая консоль крыла «3-й редакции» получила четырехсекционный носок, занимавший по длине 2/3 передней кромки. Он отклонялся на 20' синхронно с закрылком. Взлетные и посадочные скорости МиГ-23Б с новым крылом оказались на 20-30 км/ч ниже, чем у значительно более легкого МиГ-21бис. Второй и третий опытные самолеты (в отличие от первого) несли полный комплект БРЭО, включая САУ-23Б, навигационный комплекс КН-23, прицельную систему «Сокол-23С», систему индикации и радиовысотомер РВ-5Р. Пушечное вооружение МиГ-23Б включало 23-миллиметровое двуствольное орудие ГШ-23Л с боекомплектом 200 патронов и скорострельностью до 3200 выстрелов в минуту. Эта пушка стреляла 180-граммовыми снарядами, пробивавшими броню до 15 мм. могла достаточно эффективно использоваться для поражения легких бронированн = * целей типа БТР, БМП. На внешних подвес.-ах можно было разместить 2 контейнера УПК23-250 с такими же пушками.

В состав вооружения самолета вошли также практически все средства поражения «воздух-поверх- ность», имевшиеся тогда на вооружении фронтовой авиации. В частности, под крылом и фюзеляжем можно было подвесить до четырех блоков УБ-16-57УМП или УБ- 32А, каждый из которых вмещал, соответственно, 16 или 32 ракеты С-5 калибром 57 мм. Другой вариант вооружения включал 4 тяжелые 240-мм НАР С-24 массой по 235 кг. Они могли комплектоваться ударным взрывателем В-24А или радиовзрывателем РВ-24 «Жук», который срабатывал в воздухе над целью. Позже в арсенал самолета вошли блоки Б-8М (до четырех штук), каждый из которых снаряжался двадцатью мощными 80-мм НАР С-8. Самолет мог нести до 3000 кг бомб на двух подкрыльевых и четырех подфюзеляжных узлах подвески (два дополнительных узла были размещены в хвостовой части, за нишами основных опор шасси). Важным новшеством, внедренном на МиГ-23Б, стали многозамковые балочные держатели, разработка которых началась в СССР в 1967 г. на основе анализа опыта американцев, полученного во Вьетнаме. На МиГ-23Б использовали держатели МБДЗ-У2Т-1 под авиабомбы калибром до 500 кг, а также МБД2-67У для меньших боеприпасов. В результате самолет получил возможность нести шесть 500-кг авиабомб или восемь по 250 кг. или 18 «соток».

Наибольшим нововведением в области ударного вооружения, внедренном на МиГ-23Б. стали управляемые ракеты класса воздух-поверхность». Следует сказать, что в середине 1960-х гг. развитие авиационного ракетного вооружения в СССР шло достаточно быстрыми темпами. Но если разработку ракет класса «воздух-воздух» вели несколько ОКБ, то класса «воздух-поверхность» – лишь ОКБ-2-155 в Дубне. К тому времени для бомбардировщиков Ту-16, Ту-22 и Ту-95 им было создано несколько типов крылатых ракет, по своей массе сравнимых с некоторыми истребителями. О вооружении самолетов фронтовой авиации такими «царь-ракетами», естественно, не могло быть и речи.

Основные опоры шасси и обтекатель пушки ГШ-23Л самолета МиГ-23БН.

Внизу: передняя опора шасси и ниша правой основной опоры шасси

Американцам еще в 1957 г. удалось создать УР AGM-12 «Буллпап», имевшую радиокомандную систему наведения. Эта ракета успешно применялась во Вьетнаме для поражения малоразмерных, хорошо защищенных целей. В начале 1966 г., когда перед МАП СССР встал вопрос, кому поручить разработку «советского «Буллпапа», выбор пал на КБ калининградского завода № 455 (будущее КБ «Звезда» ПО «Стрела», ныне – головное предприятие корпорации «Тактическое ракетное вооружение»), которое уже осуществляло инициативные исследования в данном направлении. УР, получившую обозначение Х-66, сконструировали рекордно быстро, а после успешного окончания Госиспытаний она в 1968 г. была принята на вооружение, став первым управляемым средством поражения класса «воздух-поверхность» фронтовой авиации ВВС СССР. Однако новое оружие не получило сколько- нибудь существенного распространения, так как могло применяться самолетами, оснащенными РЛС, а таковым был лишь МиГ-21 ПФМ.

30 апреля 1965 г. вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР, предусматривавшее создание для самолетов типа МиГ-23 (предназначавшихся для замены «всего и вся») тактической ракеты Х-23 с радиокомандной системой наведения. Головным разработчиком Х-23 определили КБ завода № 134 МАП. Однако в тот период оно было загружено другой тематикой, да к тому же не располагало опытом работы над ракетами класса «воздух-поверхность». Сроки реализации программы затягивались, что грозило оставить советскую фронтовую авиацию без массового высокоточного оружия. Поэтому в 1967 г. работы по Х-23 передали в ОКБ 455-го завода. Там за прототип взяли ракету Х-66, заменив аппаратуру наведения по радиолучу приемной аппаратурой «Дельта Р1М» радиокомандной системы.

Х-23 предназначалась для поражения пусковых установок ракет, танков и бронемашин, железнодорожных эшелонов, кабин РЛС, малотоннажных кораблей и т.п. Ракета несла 108-кг комбинированную боевую часть, обладавшую как кумулятивным, так и осколочно-фугасным действием. При прямом попадании Х-23 гарантированно уничтожала любую бронетехнику, включая тяжелые танки с броней до 250 мм. А град из полутора тысяч готовых осколков кубической формы вызывал сплошное поражение слабозащищенных объектов в радиусе 40 м. Обнаружение цели летчик производил визуально, после чего строго выдерживал направление на нее. Стрельба выполнялась только одиночными ракетами при дальности до цели 3-10 км с горизонтального полета или с пикирования под углом до 40', с высот от 80 до 5000 м при скорости полета 600-1000 км/ч. Когда ракета после схода с пускового устройства появлялась в поле зрения летчика, он с помощью кнюппеля на ручке управления самолетом должен был удержать наблюдаемую по трассеру Х-23 на линии «носитель-цель» до момента ее встречи с целью.

Первый десяток опытных Х-23 подготовили в конце 1967 г. Заводские испытания затянулись до конца 1969 г., а Госиспытания начались в марте 1970 г. Они проходили с привлечением самолетов МиГ-23Б, МиГ-23С, МиГ-23М и Су-17. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 9 января 1974 г. и приказом министра обороны система Х-23 «Гром» была принята на вооружение. К ее мелкосерийному производству Калининградский машиностроительный завод (КМЗ) приступил еще в 1968 г., а крупносерийный выпуск развернул в 1974 г. Через 2 года завод перешел на производство более совершенной Х-23М. Последние УР этого типа были сданы заказчику в 1983 г. Следует сказать, что достаточно низкая стоимость ракеты позволила вооружить ею не только МиГ-23 и МиГ-27, но и практически все советские тактические самолеты 3-го поколения.

После принятия МиГ-23Б на вооружение для его самообороны стали использовать ракеты малой дальности Р-ЗС класса «воздух-воздух» с ТГС.

МиГ-23Б оснастили весьма мощными для своего времени средствами РЭБ. Станция индивидуальной защиты СПС-141 служила для создания помех радиоэлектронным средствам, срывая наведения ракет двух наиболее распространенных в НАТО ЗРК «Хок» и «Найк-Геркулес», а также ракет с радиолокационной системой самонаведения класса «воздух-воздух». Фиксируя облучение вражеской РЛС, станция автоматически определяла ее рабочую частоту и мощность, а затем ставила уводящие помехи. Эхо-сигнал от самолета скрывался среди ложных отметок, срывая наведение. Приемные антенны СПС-141 располагались в каплевидных обтекателях в нижней части фюзеляжа, а передающая антенна находилась над окном лазерного дальномера.

Для предупреждения об РЛ-облучении из задней полусферы служила СПО-Ю «Сирена-ЗМ». Она была разработана омским ЦКБА в 1965-66 гг. и отличалась от своей предшественницы СПО-3 новой элементной базой. Истребитель-бомбардировщик имел и новую аппаратуру предупреждения об облучении «Барьер», обеспечивавшую не только обнаружение работы РЛС противника в передней полусфере, но и выдававшую точное направление на источники излучения. Антенны «Барьера» размещались в низу носовой части фюзеляжа под большой радиопрозрачной панелью.

В ходе испытаний, включая Государственные, МиГ-23Б показал весьма высокие характеристики. Так, его перегоночная дальность с тремя ПТБ на оптимальной высоте 10 км составила 2860 км – отличный показатель на фоне зарубежных аналогов. Высокие возможности самолета продемонстрировал А.В. Федотов, пролетевший на нем из Москвы в Ахтубинск (а это более 1000 км!) на высоте всего 600 м с топливом только во внутренних баках. Для сравнения, в подобной конфигурации и на тех же высотах дальность ближайшего зарубежного аналога – истребителя-бомбардировщика SEPECAT «Ягуар» – не превышает 850 км, а F-16A – 700 км. Практический радиус действия МиГ-23Б с тремя ПТБ-800 и 1000 кг бомб (две ФАБ-500М-62) на высоте 200 м составлял 610 км, а с 3000 кг (шесть «пятисоток») – 400 км.

Прототип истребителя-бомбардировщика МиГ-23БН

Шеф-пилот микояновской фирмы А.В. Федотов (в центре) во время посещения строевого авиаполка

Приземляется серийный МиГ-23БН

Серийное производство МиГ-23Б началось в 1971 г. За два следующих года Московский машиностроительный завод «Знамя труда» сдал заказчику 24 истреби- теля-бомбардировщика этого типа. Большую часть этих машин передали ВВС, а остальные – МАП для исследовательских целей.

На серийных самолетах были установлены модернизированные двигатели АЛ-21Ф-3 (изделие «89») в компоновке «Б» т.е. специально оптимизированные для МиГ- 23Б. В процессе серийного производства МиГ-23Б получил предусмотренное техническим заданием, но отсутствовавшее на опытных машинах, бронирование кабины летчика. Предварительно отрабатывались различные варианты ее бронезащиты: из стали, титановых и алюминиевых сплавов, а также многослойные комбинации из различных материалов. В конечном итоге была выбрана 9-мм стальная броня, обеспечивавшая удовлетворительную защиту от пуль стрелкового оружия и имевшая хорошую технологичность. Броневые плиты крепились к внешней поверхности фюзеляжа болтами с потайными головками, что позволило ограничиться минимальными конструкционными изменениями. Защиту силовой установки обеспечивали литые крышки технологических люков. Следует сказать, что по боевой живучести МиГ-23Б опережал любой отечественный или зарубежный серийный боевой самолет своего времени. Лишь в конце 1970-х гг. он уступил пальму первенства штурмовикам Су-25 и А-10.

Первые три МиГ-23Б поступили в 760-й смешанный авиационный полк (САП) липецкого 4-го ЦБПиПЛС 30 мая 1973 г. Примерно через месяц в «город металлургов» прибыл еще один такой истребитель-бомбардировщик. Освоением новой техники занимались п-к Желтков из Управления боевой подготовки ВВС, а также летчики Центра – м-ры В.Д. Беспалов, В.К. Аникеев и Е.А. Фленов.

Несмотря на то, что внешний вид МиГ-23Б тогда являлся секретным, появление новых самолетов сразу же отметили жители города, обратившие внимание на проплывавшие у них над головами пестро раскрашенные истребители с необычной формой носа, обильно обвешанные гроздьями бомб. Аэродромная общественность, оценив «характерное выражение лица» этого самолета, быстро окрестила его «Крокодилом Геной».

В составе 4-го Центра МиГ-23Б находились до 1977 г., после чего были заменены на более современные МиГ-27. В 1973 г. МиГ-23Б получил 722-й отдельный истреби- тельно-бомбардировочный авиаполк в Сму- равьево (ЛенВО), которым командовал подп- к Чесноченко. Этот полк остался единственным в ИБА. куда поступили МиГ-23Б.

ВВС восприняли новый истребитель- бомбардировщик, в целом, положительно, что приятно контрастировало с истребителем МиГ-23С, который вызвал множество нареканий. Были отмечены продуманность и эргономичность кабины, высокая степень автоматизации, отличный обзор с рабочего места летчика, централизованная заправка топливом, которая в наших ВВС появилась значительно позже, чем в США и других странах НАТО.

Самолет обладал высокими взлетно-посадочными характеристиками. Если у Су-7Б длина разбега и пробега составляла 1450 м и 1000 м, соответственно, то у МиГ-23Б она сократилась до 700 м и 800 м. Существенно меньшей была посадочная скорость: 255 км/ч против 300 км/ч. По сравнению с Су-7Б (особенно с его более тяжелыми модификациями) самолет был проще в пилотировании и маневреннее, имел лучшую управляемость. МиГ-23Б легко выходил на сверхзвук. У земли он мог разгоняться до 1350 км/ч, а с максимальной боевой нагрузкой в 3000 кг был способен лететь на предельно малой высоте со скоростью до 1000 км/ч. В обслуживании МиГ-23Б оказался значительно проще, чем Су-7Б. Он имел более низкую «посадку», что облегчало доступ к большинству агрегатов с земли. Большие съемные панели обеспечивали удобные подходы к блокам БРЭО.

Проблемы доставляли, в основном, недоведенные двигатели и новое, еще «сырое» БРЭО. К минусам «МиГа» летчики относили более тесную кабину по сравнению с самолетами ОКБ Сухого. В целом по характеристикам МиГ-23Б несколько уступал Су-17М. Он также оказался более сложным в пилотировании, чем Су-17.

Приборное оборудование кабины пилота МиГ-23БН. Справа – самолет индийских ВВС

Сопло двигателя, правый нижний тормозной щиток и подфюзеляжный гребень в сложенном положении

Следует отметить, что на базе МиГ-23Б разрабатывали двухместную учебно-боевую модификацию «32-24УБ». Однако этот проект остался на бумаге, и в качестве единого учебно-боевого самолета для истребительной и истребительно-бомбардировочной авиации был принят МиГ-23УБ («23-51»).

МиГ-23БН

Незначительное количество построенных МиГ-23Б было связано с острым дефицитом двигателей АЛ-21Ф-3. Несмотря на налаживание выпуска АЛ-21Ф-3 в Омске, объем производства этих двигателей оказался недостаточным. 8 итоге было решено обеспечить ими Су-17М и Су-24, а на МиГ-23Б вернуть двигатель КБ «Союз». К тому времени в этом коллективе под руководством К.Р. Хачатурова создали «двенадцатитонник» Р29-300, предназначенный для модернизированного истребителя МиГ-23М. Его серийный выпуск развернули на московском заводе «Красный Октябрь», а затем к производству «движка» подключили и Уфимское моторостроительное ПО.

Хотя Р29-300 был менее экономичным, чем АЛ-21Ф (удельный расход топлива на «максимале» составлял у него 0,95 кг/кгс-ч по сравнению с 0,88 кг/кгс-ч у двигателя Люльки), он отличался лучшими ресурсными характеристиками, простотой, неприхотливостью в эксплуатации,относительной доведенностью, а главное – мог поставляться в требуемых количествах. Кроме того, если АЛ-21-3 обеспечивал унификацию силовых установок фронтовых ударных самолетов, то Р29-300 позволял унифицировать аналогичным образом машины семейства МиГ-23.

«Ремоторизированный» истребитель- бомбардировщик получил обозначение МиГ-23БН («32-23»). В состав его оборудования вошли модернизированная прицельная система «Сокол-23Н», речевой информатор (впервые внедренный на МиГ-25), женским голосом оповещавший летчика о нештатной ситуации на борту или о выходе самолета на опасные полетные режимы (откуда и неформальное название этого устройства «Рита»),

Серийный выпуск МиГ-23БН начался в 1973 г. на заводе «Знамя труда». Изменения, вносимые в конструкцию самолета в процессе производства, были относительно невелики. Так, на машинах, выпускаемых с 1 июля 1977 г., была модернизирована система аварийного сброса фонаря и установлено более надежное катапультное кресло КМ-1М. Причиной «консерватизма» МиГ-23БН являлась действительно хорошая конструкция самолета, не требовавшая (за некоторым исключением) каких-то существенных улучшений, а также вполне естественное нежелание серийного завода ломать высокую степень унификации ударного «МиГа» с истребителем МиГ-23, выпускаемым параллельно.

Среди элементов конструкции, требовавших «лечения» на всех ранних модификациях МиГ-23, следует выделить трещавший бак-отсек № 2, являвшийся основным силовым агрегатом фюзеляжа (к нему крепились крыло и шасси). Анализ показал, что появление трещин было вызвано двумя основными причинами: некачественным материалом толстостенных элементов с высоким содержанием водорода, а также структурными изменениями в зоне термического влияния сварных швов. В результате потребовалось пересмотреть всю технологию изготовления таких деталей. Была усилена и конструкция бака-отсека: увеличена толщина стенок шпангоутов, панелей воздушного канала, боковых панелей и т.п. Более технологичную роликовую сварку стенок шпангоутов пришлось заменить аргонно-дуговой. Произвели и другие изменения конструкции для повышения ее прочности.

Был также доработан двигатель, имевший первоначально ряд эксплуатационных ограничений, усовершенствовано САУ-23Б, расширен состав вооружения. В целом МиГ-23БН стал значительным шагом в качественном развитии отечественных ВВС. Несмотря на ряд присущих ему недостатков, этот самолет в начале 1970-х гг. был, пожалуй, сильнейшим легким тактическим ударным самолетом в мире.

Не удивительно, что МиГ-23БН стал наиболее массовым среди истребителей-бомбардировщиков ОКБ Микояна. Он строился до 1985 г., был «растиражирован» в 624 экземплярах, большая часть которых пошла на экспорт.

9 июля 1974г. четыре серийных МиГ-23БН получил 760-й САП из 4-го ЦБПиПЛС. В Липецке эти машины эксплуатировали до сентября того же года, после чего их передали в 722-й полк. К концу 1974 г. «МиГи» полностью заменили там Су-7Б. Еще одной частью, получившей МиГ-23БН, стал 642-й авиаполк истребителей-бомбардировщиков (АПИБ) в Вознесенске (ОдВО). В 1975 г. оба полка пересадили на МиГ-27, а старые ист- ребители-бомбардировщики передали в другие части. Известно, что «бывшие в употреблении» самолеты этого типа получили 122-й полк в Талды-Кургане (Казахстан) и 58-й в Степи (Забайкалье). В 1988 г. эксплуатация всех МиГ-23Б и БН в советских ВВС была прекращена.

Зарубежные поставки МиГ-23БН начались в 1975 г. Первыми их получили Болгария, ГДР и Чехословакия. Кроме того, такие истребители-бомбардировщики поставляли в Алжир, Египет, Индию. Ирак, на Кубу, в Ливию, Сирию и Эфиопию. С учетом требований зарубежных заказчиков уходившие на экспорт самолеты получали всевозможные экзотические варианты окраски. Своей «живописностью» особо выделялись «МиГи» арабских стран с преобладанием в окраске «горных» и «пустынных» тонов, а две эскадрильи МиГ-23БН для Кубы получили яркий тропический камуфляж, наводящий на мысли о карнавале в Гаване.

Серийный МиГ-23БМ с четырьмя подвешенными блоками НАР УБ-16

МиГ-23БН из состава ВВС Индии. На самолете подвешены 18 бомб ОФАБ-100-120

Первые МиГ-23БН, прибывшие на Кубу. Авиабаза Сан-Антонио под Гаваной. 1978 г.

Хотя появившиеся позднее МиГ-27 имели более совершенное вооружение и оборудование, МиГ-23БН продолжал оставаться весьма привлекательным экспортным продуктом. Он явно превзошел на этом поприще более мощные МиГ-27. которые приобрела лишь Индия. Дело в том, что МиГ-23БН имел регулируемый воздухозаборник и практически полностью сохранил летные характеристики фронтового истребителя, что позволяло использовать его для решения задач по завоеванию господства в воздухе в дополнение к МиГ-23СМ и МиГ-23МФ. В то же время более тяжелый МиГ-27 был, в первую очередь, ударной машиной. И если советские ВВС, имевшие на вооружении тысячи боевых самолетов, могли позволить себе узкоспециализированные авиационные комплексы, то страны «третьего мира» с их ограниченным самолетным парком отдавали предпочтение «универсалам».

В начале 1980-х гг. существовал проект модернизации МиГ-23БН в вариант «32-28», предусматривавший замену аналогового «борта» на цифровой. Однако инозаказчики интереса к этому проекту не проявили, как, впрочем, и советские ВВС, имевшие незначительное количество МиГ-23БН.

В 1998 г. АНПК «МиГ» разработал очередную программу модернизации эксплуатируемых в зарубежных странах МиГ-23БН. Машину, получившую обозначение МиГ-23Б-98, предполагалось оснастить рядом новых систем, в т.ч. бортовой автоматизированной системой управления и диалога с летчиком, включавшей цифровые вычислители с платой коррекции от спутниковой навигационной системы, многофункциональный цветной ЖК- дисплей и многофункциональный пульт, интегрированные по международному стандарту MIL/STD-1553В. Планировали существенно пополнить арсенал самолета. Например, в него включали УР класса «воздух-воздух» Р-73Э, «воздух-поверхность» Х-29Т, Х-29Л, Х-31П и Х-31А, а также корректируемые бомбы КАБ-500КР и КАБ-500Л. Среди других основных опций предлагалось произвести снижение радиолокационной заметности, установить систему дозаправки в воздухе, усовершенствовать комплекс боевой живучести. Однако к концу 1990-х гг. самолеты семейства МиГ-23 считались уже весьма устаревшими, и, по- видимому, тратиться на их модернизацию посчитали нецелесообразным.

На этом МиГ-23БН (борт 722) 20 марта 1991 г. дезертировал с Кубы в США майор Орестес Лорензо

Обслуживание МиГ-23БН из 28-го авиаполка ВВС Чехии, июнь 1993 г.

МиГ-27

Вслед за«аналоговыми»МиГ-23Б и МиГ-23БН, во многом являвшимися «переходными» самолетами, способными удовлетворить лишь часть требований заказчика к ударному авиационному комплексу 3-го поколения, последовал модернизированный истребитель-бомбардировщик со значительно более совершенным цифровым бортом, расширенным составом вооружения и рядом других усовершенствований. Главным конструктором нового самолета. получившего обозначение МиГ-23БМ (изделие «32-25»), остался Г.А. Седов. Его первым заместителем назначили переведенного с МАПО М.Р Вальденберга (впоследствии – главный конструктор МиГ-29К). Изменения по самолету и двигателю учитывали опыт эксплуатации ударных «МиГов», а также всего семейства «двадцать третьих», достигшего к тому времени определенной «зрелости».

Основной модернизации подверглась прицельная система самолета. Головным разработчиком новой аппаратуры являлось НПО «Электросила». Использование бортовой цифровой вычислительной машины (БЦВМ) создавало условия для расширения диапазона решаемых боевых задач, организации информационного поля в кабине, автоматизации процессов прицеливания, а также заметного повышения точности применения оружия. Бортовой компьютер позволял совместить решение навигационных и боевых задач, включая стрельбу и бомбометание, а также применение управляемого оружия в рамках интегрированной системы. Она имела индикаторы, визирные и вычислительные устройства, датчики информации, устройства управления и систему управления оружием. Т.е. был сформирован прицельно-навигационный комплекс 1-го поколения, получивший обозначение ПрНК-23. В его состав вошли: цифровая вычислительная машина «Орбита-10», навигационный комплекс КН-23, оптическая визирная головка С-17ВГ, лазерный дальномер Фон», датчики воздушных параметров.

ПрНК-23 обеспечивал решение 11 задач в т.ч. полет по заранее запрограммированному маршруту, возврат на аэродром вылета или один из четырех запасных аэродромов. выполнение предпосадочного маневрирования. навигационное бомбометание вне видимости земли и ряд других функций. Архитектура комплекса строилась вокруг ЦВМ. обрабатывавшей текущую информацию и в автоматическом режиме обеспечивавшей непрерывное решение навигационных и прицельных задач. В память компьютера перед полетом вводилось до 43 параметров, включая координаты аэродрома вылета. Задавались маршрут полета с шестью поворотными точками (или целями), данные о метеоусловиях на маршруте, а также баллистические характеристики используемых боеприпасов. В воздухе компьютер реализовывал программу полета, рассчитывая и запоминая параметры пути, счислял и корректировал текущее положение самолета на маршруте, выдавая САУ управляющие команды, а также служил вычислителем прицела. Комплекс навигации КН-23 обеспечивал БЦВМ навигационной информацией, а также выполнял роль резервной навигационной системы на случай отказа компьютера (при этом обеспечивалось и решение задач самолетовождения, правда, в значительно усеченном виде).

Использование ПрНК-23 не только повышало точность атак и расширяло диапазон режимов боевого применения, но и упрощало работу летчика Передав часть функций автоматике, он получал возможность сосредоточиться на пилотировании машины, поиске целей и боевом маневрировании.

Однако под новое, более громоздкое оборудование пришлось существенно перекомпоновать носовую часть «МиГа», изменив : расположение шпангоутов. При этом размещение люков обслуживания радиоэлектронного оборудования удалось сохранить практически прежним.

Наиболее заметным внешним отличием МиГ-23БМ от предшественников из своего семейства стали новые нерегулируемые воздухозаборники, сделанные проще и легче (почти на 300 кг). Они были оптимизированы для дозвуковых скоростей, более характерных для истребителя-бомбардировщика, но сохраняли работоспособность и на «сверхзвуке» (вплоть до М = 1,6-1,7).

Модернизация планера затронула и конструкцию шасси: самолет приобрел новую «посадку» с уменьшенным стояночным углом. Это позволило уменьшить аэродинамическое сопротивление и, как следствие, несколько сократить длину разбега.

Масса пустого МиГ-23БМ по сравнению с МиГ-23Б возросла более чем на полтонны, что потребовало усилить стойки шасси и амортизаторы, а также изменить крепление рычажной подвески стоек. Самолет получил и новые колеса основных опор, ширина которых была увеличена с 290 до 360 мм. Они стали выступать за контуры ниш шасси, что обусловило и некоторое изменение обводов фюзеляжа, получившего характерные выпуклости. Для лучшего охлаждения ступицы колес оснастили электрическими вентиляторами с двумя режимами работы – «зима» и «лето».

Подверглась усовершенствованиям система управления самолетом. САУ-23Б1 получила перекрестные связи в каналах тангажа и крена. Это и внедрение нового автомата загрузки АРЗ-1А 5-й серии позволило улучшить поведение машины на больших углах атаки, а также характеристики демпфирования и сваливания. Ручку управления самолетом оснастили ограничителем хода с толкателем, который препятствовал выводу машины на опасные углы атаки. При энергичном взятии ручки на себя шток толкателя двигал ее вперед, причем скорость его хода зависела от темпа нарастания угла атаки, что устраняло возможность динамического заброса на больший угол.

Второй опытный самолет МиГ-23БМ

Серийный МиГ-27 с подвешенными под крылом ПТБ и зачехленными блоками УБ-32

Характерная особенность всех вариантов МиГ-27 – пушка ГШ-6-30А

Принципиальным усовершенствованием истребителя-бомбардировщика стало новое, значительно более мощное артиллерийское вооружение. Вместо довольно слабой 23-мм пушки (уступавшей американскому «Вулкану» М61) самолет получил 30-мм шестиствольное орудие большой мощности. Его появление было в какой-то мере обусловлено развитием бронетанковой техники в США. Основной танк американской армии М1 «Абрамс», принятый на вооружение в 1981 г., имел мощнейшую защиту лобовых деталей башни и корпуса, затруднявшую борьбу с ним существовавших в то время советских танков Т-55, Т-62, Т-64 и Т-72 ранних модификаций, а также наземных противотанковых средств. Однако толщина верхнего и частично бортового бронирования допускала поражение этого «монстра» 30-мм бронебойными снарядами автоматических пушек. Кроме того, в войсках НАТО заметно возросло количество БТР, БМП и САУ, для поражения которых также хорошо подходили 30-мм снаряды.

Но для того, чтобы сделать попадание такого снаряда в верхнюю проекцию танка или в борт «самоходки» статистически вероятным, требовались высокая кучность и скорострельность, измеряемая тысячами выстрелов в минуту. Это могла обеспечить лишь шестиствольная 30-мм установка АК-630, созданная тульским КБП под руководством А.Г. Шипунова для ВМФ СССР (она предназначалась, главным образом, для «достреливания» противокорабельных крылатых ракет в непосредственной близости от корабля). Собственно, первоначально предлагалось несколько иное решение – разработать авиационную пушку нового типа калибром 45 мм, использовавшую активно-реактивный снаряд повышенной бронепробиваемости. Однако такая работа требовала времени и больших затрат. В результате был сделан выбор в пользу уже отработанного 30-мм калибра. Нужно отметить, что его сторонником был заместитель министра обороны по вооружению генерал армии В.Я. Шабанов, отстаивавший унификацию оружия и боеприпасов для ВВС, ВМФ и СВ.

Переход с 23 на 30 миллиметров давал более чем двукратное повышение массы снаряда (с 175-185 г до 400 г), а улучшенная баллистика не только обеспечивала бое- припасу хорошую бронепробиваемость, но и значительно улучшала точность огня, а также позволяла разработать снаряды новых, более эффективных типов. Однако корабельный автомат был тяжел, громоздок и явно избыточен по мощности для тактического ударного самолета. В результате орудие пришлось подвергнуть существенной модернизации,направленной, в первую очередь, на уменьшение его габаритов и массы. Новая пушка, названная ГШ-6-30Аи принятая на вооружение советских ВВС в 1975 г., весила 145 кг – на 60 кг меньше ее корабельного прототипа. Она имела темп стрельбы 5500-6100 выстрелов в минуту, начальная скорость снаряда составила 850 м/с, а боезапас включал 300 патронов с осколочно-фугасно-зажигательными (ОФЗ), осколочно-фугасно-зажигательно- трассирующими (ОФЗТ), фугасно-зажигательными (ФЗ) или бронебойно-разрывны- ми (БР) снарядами. Эффективная прицельная дальность огня по наземным целям равнялась 1200-1600 м, а по воздушным – 200-600 м.

Новое орудие установили там же, где на МиГ-23Б и МиГ-23БН размещалась ГШ-23Л. Однако если «двухстволка» располагалась под обтекателем, то новую пушку, имевшую весьма солидные размеры, установили открыто, что обеспечило удобство монтажа и обслуживания, а также хорошее охлаждение блока стволов при стрельбе (естественно, ухудшая при этом аэродинамику). ГШ-23Л комплектовалась сравнительно небольшим патронным ящиком, а размещение боекомплекта новой пушки требовало значительно большего объема. Для этого пришлось упразднить топливный бак № 1. В то же время отказ от системы регулирования водухозаборников и ликвидация системы автоматического управления клиньями УВД-23 позволили увеличить бак № 1А, частично компенсировав потери, обусловленные установкой ГШ-6-30А. Следует сказать, что «штурмовой» потенциал МиГ-23БМ мог быть усилен за счет подвески на внешних узлах пушечных контейнеров с подвижными в вертикальной плоскости орудиями ГШ-23.

Боевая нагрузка самолета увеличилась до 4000 кг. Для удобства снаряжения боеприпасами узлы внешней подвески из-под фюзеляжа перенесли под каналы воздухозаборника и оснастили балочными держателями БДЗ-УМК, рассчитанными на бомбы калибром до 500 кг. Еще один такой держатель мог монтироваться вместо центрального подфюзеляжного топливного пилона.

Прототип истребителя-бомбардировщика МиГ-27К с ракетой Х-29Л

Воздухозаборники МиГ-23БН (слева) и МиГ-27М. Батарея ложных тепловых целей на центроплане МиГ-27М (справа)

В результате число точек подвески вооружения возростало до семи. Теперь самолет был способен поднимать в воздух до семи «пятисоток», девять 250-кг бомб или 22 «соток». Для самообороны от истребителей и борьбы с неманевренными самолетами, а также вертолетами противника (начавшими представлять серьезную угрозу для сухопутных войск) «МиГ» получил также ракеты малой дальности Р-Зс, а в дальнейшем – модифицированные Р-13М.

В арсенале самолета сохранили уже проверенную на МиГ-23БН ракету Х-23 (Х-23М) класса «воздух-поверхность. Модернизации подверглась аппаратура ее управления, переведенная на современную полупроводниковую элементную базу. Антенну станции наведения «Дельта-НМ» расположили в обтекателе на правой кромке неподвижной части крыла, а не под ней, как на МиГ-23Б. Перенос антенны был обусловлен особенностями установки подкрыльевых многозамковых держателей МБДЗ-У2Т-1, при подвеске которых обтекатель старой «Дельты» мешал и его приходилось снимать.

Два первых опытных МиГ-23БМ переоборудовали из МиГ-23Б с двигателями АЛ-21Ф-3. 17 ноября 1972 г летчик-испытатель Валерий Меницкий поднял в воздух самолет «32-25» (борт 351). Вскоре к нему присоединилась вторая опытная машина, также оснащенная двигателем АЛ-21Ф-3 (борт 52). В испытаниях, помимо В.Е. Меницкого, при- -имали участие А.В. Федотов, Б.А. Орлов, А Г Фастовец и другие летчики-испытатели ОКБ Микояна и ЛИИ. В 1973 г. новый истребитель-бомбардировщик передали в серийное производство на Иркутский авиационный завод. Серийные самолеты оснащались двигателем Р29Б-300. Исключением стали лишь две машины, собранные в комплектации с АЛ-21Ф-3 и предназначенные для сравнительных испытаний.

Выпуск МиГ-23БМ продолжался до 1977 г. В общей сложности было изготовлено 360 истребителей-бомбардировщиков этого типа. Официальное принятие на вооружение этого самолета состоялось в феврале 1975 г. Тогда же ему присвоили новое обозначение МиГ-27.

Нужно сказать, что МиГ-27, как и истребитель МиГ-23, проявил себя не совсем «благополучной» машиной в отношении штопора. Это был весьма рискованный режим, в ходе которого самолет легко переходил из неустойчивого вращения в плоский штопор (причем очень энергичный, с большими перегрузками). Мог он попасть и в аэроинерционное вращение с большой потерей высоты. Поэтому объем испытаний на штопор потребовал значительного времени, программу удалось завершить только к 1980 г.

Первыми строевыми авиачастями, получившими МиГ-27, стали уже знакомые читателю 722-й и 642-й АПИБ, имевшие богатый опыт освоения МиГ-23Б и МиГ-23БН. Переход на новый истребитель-бомбардировщик проходил без каких-либо серьезных проблем и оказался легче, чем переучивание на МиГ-23БН. В значительной мере этому способствовал опыт, который накопили летчики и техники из Смуравьево и Вознесенска, эксплуатируя предыдущие истребители- бомбардировщики ОКБ Микояна.

МиГ-27 практически сразу получил признание в войсках. Он привлекал летчиков простотой пилотирования, неплохими (для машины такого класса) маневренными качествами, хорошими динамическими характеристиками. Прицельно-навигационный комплекс давал возможность резко поднять боевую эффективность.

Истребитель-бомбардировщик позволял выполнять почти все фигуры простого и сложного пилотажа, причем пилотаж мог выполняться с большинством вариантов подвески. Исключением оставался штопор, запрещенный для строевых летчиков МиГ- 27 (впрочем, подобное ограничение имели и другие сверхзвуковые машины, например американский «Фантом»),

В ходе серийного производства в конструкцию истребителя-бомбардировщика был внесен ряд изменений. В частности, хвостовые держатели вооружения получили замки ДЗУ-1А (вместо ДЗУ-1), на которые разрешалась подвеска авиабомб массой до 500 кг. В результате максимальное число «пятисоток» на борту МиГ-27 достигло восьми.

МиГ-27К, М и Д

Быстрое (если не сказать – стремительное) развитие авиационных лазеров позволило уже к началу 1970-х гг. разработать оборудование, обеспечивавшее не только получение информации о величине наклонной дальности до цели, но позволявшее подсвечивать саму цель, осуществляя тем самым полуактивное наведение высокоточных средств поражения. Первым носителем такого оборудования в СССР стал МиГ-27К (МиГ-23БК, изделие «32-26»), совершивший первый полет 30 декабря 1974 г. Его основным отличием от предшественников был значительно более совершенный и сложный прицельно-навигационный комплекс ПрНК-23К с БЦВМ «0рбита-20», а также с уникальной, не имевшей в то время зарубежных аналогов оптико-электронной прицельной станцией «Кайра» и оптическим визирным индикатором «Зрачок».

«Кайра», интегрированная в бортовой вычислительный комплекс, обеспечивала все виды стрельбы и бомбометания, а также применение управляемых ракет с лазерной и телевизионной головками самонаведения. Оптическая система станции и встроенный телеканал позволяли обнаруживать и распознавать цели на большой дальности, а интегрированный вычислитель давал возможность автоматически сопровождать выбранную цель и выдавал целеуказание ракетам типа Х-25, Х-29Л, Х-29Т и корректируемым авиабомбам КАБ-500, которые могли применяться с горизонтального полета.

В станции «Кайра» нашла применение оптическая схема с «развязанной» линией визирования, которая для управления положением прицельного перекрестия не требовала высокоточного пилотирования носителя. Станция была сформирована вокруг оптико-телевизионного визирного устройства, обеспечивавшего индикацию телевизионного изображения визируемого участка местности или цели на экране телевизионного индикатора ИТ-23 (размер экрана 23 см по диагонали), установленного с правой стороны приборной доски и защищенного от солнечной засветки массивным тубусом, заметно портившим интерьер кабины. Углы визирования вычислялись БЦВМ и отрабатывались оптическим устройством, стабилизированным по крену и тангажу.

Прототип МиГ-27М позднее использовался для испытаний нового ракетного оружия

МиГ-27М из 559-го ДПИБ готовится к возвращению в Россию. Германия, аэродром Финштервальде, 22 марта 1993 г.

Носки фюзеляжей самолетов (слева направо): МиГ-23БН, МиГ-27К и МиГ-27М

Измерение наклонной дальности и подсветка цели осуществлялись с помощью лазерного канала, направление излучения которого было оптически совмещено с направлением визирного луча. Телевизионный канал станции имел «телеавтомат», обеспечивавший захват изображения цели и автоматическое слежение. При работе со стан

цией предварительное визирование выполнялось посредством визирной головки. Максимальная дальность применения оружия, наводимого «Кайрой», составляла 7-8 км, углы визирования в вертикальной плоскости достигали -160', а в наклонной плоскости ±35'. Станция имела широкое и узкое поля зрения, а интервал измеряемых лазерным дальномером дальностей составлял 200-7000 м. Весила «Кайра» 125 кг.

При проектировании этой станции разработчики реализовали новые технические решения и алгоритмы, которые в дальнейшем успешно применяли в других более поздних изделиях. Особо нужно отметить работы по внедрению в аппаратуру станции телевизионного канала с адаптивными средствами полутоновой коррекции, способного работать в сложных условиях освещенности, а также телевизионного автомата сопровождения целей. Впрочем, у «Кайры» были и недостатки, самым существенным из которых стало ограничение по условиям применения – только днем и при хорошей видимости.

Усовершенствованная вычислительная машина «0рбита-20» обеспечивала новые режимы, например, корреляционное слежение за целью с автоматическим переходом на программно-корректируемое слежение. Ввод в БЦВМ исходной информации (включавшей баллистические данные оружия, координаты вынесенного ориентира, промежуточных пунктов поворота маршрута и др.) производился при помощи перфокарт.

В индикаторе «Зрачок» прицельная информация, сформированная на экране электронно-лучевой трубки, при помощи специальной оптической системы воспроизводилась в поле зрения отражателя (т.е. ИЛС). Управление индицируемой информацией осуществлялось посредством компьютера.

В состав вооружения модернизированного истребителя-бомбардировщика вошли новые высокоточные средства поражения. О создании этого оружия, принципиально изменившего облик истребительно-бом- бардировочной авиации, следует рассказать особо.

Основным недостатком командного метода наведения, примененного в ракете Х-23, являлось чрезмерное увеличение нагрузки на летчика. Летчику приходилось непрерывно удерживать трассер ракеты на линии «самолет-цель», продолжая при этом пилотировать свою машину, одновременно следить за воздушной обстановкой и вести боевое маневрирование, уклоняясь от атак самолетов противника и зенитного огня. Для повышения эффективности авиационных управляемых ракет требовались кардинально новые принципы их наведения, позволявшие разгрузить летчика. Важным этапом на этом пути стала проведенная в конце 1960-х гг. комплексная научно-исследовательская работа (НИР) с участием ОКБ КМЗ, московских Машиностроительного завода «Кулон» (ОКБ Сухого). НИИ Авиационных систем и ЦКБ «Геофизика». В ходе нее определялись пути создания станции подсвета цели с использованием лазеров на базе стекла, активированного неодимом, а также чувствительных элементов ГСН, способных воспринимать сигнал станции подсвета, отраженный от различных подстилающих поверхностей на дальностях до 8 км. Был проработан и облик ракеты с осколочно-фугасной боевой частью, вопросы размещения ее на самолете типа Су-7Б, принципы демпфирования луча станции подсвета цели, обеспечивавшие удовлетворительную точность удержания его на цели в режимах пикирования и горизонтального полета самолета. НИР показала, что новый вид оружия дает существенный прирост эффективности действия фронтовой авиации по сравнению не только с неуправляемыми боеприпасами, но и с ракетами, имевшими радиолучевую или радиокомандную системы наведения.

Два МиГ-27 из 899-го АПИБ во время летной смены. Аэродром Лиелварде, Латвийская ССР

В декабре 1970 г. было принято решение 06 оснащении таким оружием самолетов Су-7БМ и Су-17М. Согласно этому же решению, ОКБ КМЗ стало головным разработчиком ракеты Х-25 (изделие «69»). Лазерную головку самонаведения 24Н1 и самолетную станцию подсвета «Прожектор-1» создавало ЦКБ «Геофизика».

Ракету Х-25 разрабатывали на базе Х-23. От своей предшественницы она унаследовала аэродинамическую схему, рули, двигатель. Однако аппаратура наведения (лазерная ГСН) размещалась теперь в носовом отсеке. Стартовая масса УР составляла 320 кг, максимальная дальность пуска – 7 км, максимальная скорость – 700 м/с, средняя скорость (при дальности 7 км) 400-500 м/с. В феврале 1976 г. Х-25 и систему вооружения «Прожектор» приняли на вооружение ВВС. Система предназначалась для поражения самолетами фронтовой авиации Су-17М2 малоразмерных слабоза- щищенных подвижных и неподвижных целей типа пусковые установки ракет, железнодорожные эшелоны, кабины РЛС, малотоннажные корабли и суда в условиях визуальной видимости. При использовании данной системы самолет нес одну или две ракеты Х-25 и съемный контейнер со станцией подсветки «Прожектор-1».

Вскоре на смену «Прожектору» пришли более совершенные системы «Кайра» и «Клен», позволявшие новым носителям МиГ-27К и МиГ-27М брать до четырех ракет Х-25. «Кайра» производила автоматическое слежение за целью лазерной станцией подсвета, генератор которой имел значительные углы прокачки в вертикальной и горизонтальной плоскостях, что давало возможность самолету осуществлять маневрирование. Новые системы позволяли запускать ракеты с горизонтального полета и малых высот. В ходе испытаний отрабатывалась также подсветка целей с земли, однако в дальнейшем этот способ применения Х-25 не получил распространения.

Ракета Х-25 серийно производилась в 1975-83 гг. на КМЗ (с 2 ноября 1976 г. – Калининградское производственно-конст- рукторское объединение «Стрела», а с 7 августа 1978 г. – Калининградское производственное объединение «Стрела»).

Несколько позже МиГ-27К получил в дополнение к Х-25 значительно более тяжелую и мощную ракету Х-29Л с полуактивной лазерной системой самонаведения и Х-29Т с телевизионной системой самонаведения. Самолет одним из первых в СССР стал оснащаться и корректируемыми авиабомбами КАБ-500Л и КАБ-500Кр с лазерным и телевизионным наведением, соответственно.

Другим новым оружием МиГ-27К стали противорадиолокационные ракеты. 15 августа 1972 г. вышло решение Комиссии Президиума Совмина СССР по военно-про- мышленным вопросам о разработке легкой противорадиолокационной ракеты Х-27. Ее головным разработчиком назначили ОКБ КМЗ. Там пошли уже изведанным путем, и взяли за основу конструкции новой УР предыдущее изделие Х-25. Однако ограничиться установкой новой ГСН на старой ракете не удалось: для борьбы с РЛС требовалось значительное увеличение дальности пуска, для чего нужно было разработать новую двигательную установку, а также новые системы энергообеспечения и управления.

Стартовая масса ракеты составила 310 кг. Для подготовки УР к пуску, а также выдачи в ее бортовую систему управления команд и сигналов для формирования траектории полета к цели, определения дальности до цели и нахождения самолета- носителя в зоне разрешенного пуска омское ЦКБА создало аппаратуру «Вьюга».

Зимой 1975 г. прошли заводские летные испытания ракеты на специально оборудованном МиГ-23Б. Программа Государственных совместных испытаний опытной ракеты Х-27ПС в составе вооружения самолета МиГ-27 была выполнена к июню 1977 г. В сентябре 1980 г. приказом министра обороны СССР ракету Х-27ПС приняли на вооружение самолетов фронтовой авиации.

Новое оружие предназначалось для вывода из строя РЛС зенитно-ракетных комплексов «Хок», «Усовершенствованный Хок» и «Найк Геркулес», а также радаров управления огнем зенитной артиллерии. Оно вошло в систему вооружения самолетов МиГ-27К, МиГ-27М и МиГ-27Д. Каждый истребительбомбардировщик нес одну или две Х-27ПС на пусковых устройствах АПУ-68УМЗ, при этом под фюзеляж подвешивался контейнер с аппаратурой «Вьюга». Поиск излучения РЛС осуществлялся ГСН ракеты под управлением аппаратуры «Вьюга», хотя не исключалось первичное целеуказание от бортовых средств носителя. При появлении в кабине летчика сообщения об обнаружении излучения РЛС он разворачивал самолет на нее и осуществлял захват цели ГСН ракеты. Х-27ПС могла применяться днем и ночью в любых метеоусловиях. Пуск одной или двух ракет выполнялся с пикирования, кабрирования или горизонтального полета на дальностях до 40 км при скорости полета носителя 700- 1250 км/ч и высотах от 50 до 12000 м. Ракета наводилась на цель своей ГСН, и после ее схода с пускового устройства самолет мог выполнять любой маневр. Поражение цели осуществлялось подрывом фугасной боевой части от контактных датчиков.

Для борьбы с воздушным противником МиГ-27К получил ракеты ближнего боя с тепловой ГСН Р-60 (Р-60М), являвшиеся в то время самыми эффективными в своем классе.

Серийное производство МиГ-27К началось в Иркутске в 1976 г. и завершилось в 1982 году. Было построено 200 истребителей-бомбардировщиков этого типа.

На базе МиГ-27К создали опытный самолет, который должен был применяться в составе разведывательно-ударного комплекса, получая внешнее целеуказание в масштабе времени, близком к реальному. Но до принятия этого комплекса на вооружение дело так и не дошло.

МиГ-27К, несмотря на все свои достоинства, оказался «элитарным» самолетом, слишком сложным и дорогим для массового применения. В результате было принято решение о разработке упрощенного варианта этого авиационного комплекса с ПрНК-23М, не имевшего телевизионного канала. Такой самолет получил обозначение МиГ-27М

Истребитель-бомбардировщик МиГ-27 во время буксировки

В состав его оборудования включили БЦВМ «Орбита-10-15-23М» (модифицированная «0рбита-20»), а также функционально связанные с ней лазерный дальномер- целеуказатель«Клен-ПМ» и визирную головку С-17ВГ-1. При решении боевых задач использовалась информация о параметрах движения самолета, поступавшая от соответствующих датчиков (системы воздушных сигналов, радиовысотомера, инерциальной курсовертикали и др.). Датчиком наклонной дальности являлась станция «Клен-П», которая выполняла дальнометрирование и лазерный подсвет цели, отслеживая положение визирного луча головки по обоим каналам: угломерному и азимутальному.

От летчика МиГ-27М требовалось удерживать подвижную марку (следовательно, и ось оптического генератора) стрелкового прицела на цели при помощи кнюппеля на ручке управления, пилотируя самолет так, чтобы лазерный луч не потерял цель. БЦВМ обеспечивала программно-корректируе- мое слежение за целью без вмешательства летчика.

Самолет мог нести практически всю номенклатуру вооружения «воздух-поверхность», используемую МиГ-27К (исключение составляла лишь КАБ-500Л). Применение ракет Х-25МЛ и Х-29Л обеспечивал «Клен-ПМ», а противорадиолокационных Х-27ПС и Х-25МП – аппаратура «Вьюга», размещенная в подвесном контейнере. Ракеты с радиокомандным наведением, как и на МиГ-27, управлялись посредством системы «Дельта-НГ», а изображение, получаемое с телевизионных головок ракет Х-29Т и корректируемых авиабомб КАБ-500Кр, воспроизводилось в кабине летчика на телевизионном индикаторе ИТ- 23М (который избавили от нелепого тубуса, и он стал выглядеть более эстетично).

Первый МиГ-27М («32-29Л») поднялся в воздух в 1976 г. Серийно самолет выпускали в 1977-84 гг. на заводе в Улан-Удэ, где построили 165 экземпляров.

В 1986 г. производство МиГ-27М по советской лицензии было освоено в Индии. Самолеты, получившие обозначение МиГ-27МЛ («32-29Л») и собственное имя «Бахадур» (витязь, храбрец), строили на заводе корпорации HAL в г. Насик частично с использованием советских комплектующих, поставляемых из Иркутска. Выпуск «Бахадуров» завершился в 1996 г. после постройки 165 экземпляров.

С 1984 г. на иркутском заводе, а также на авиаремонтных предприятиях ВВС по образцу МиГ-27М начали дорабатывать ранее построенные МиГ-27 («32-25»), которые после модернизации получили обозначение МиГ-27Д («32-27»). В общей сложности доработку прошли 500 самолетов.

Следует сказать, что МиГ-27 и его модификации стали первыми в СССР истребителями-бомбардировщиками, способными выполнять бомбометание с пространственного маневра, а также допускавшими режимы навигационного бомбометания. На них впервые установили аппаратуру видеозаписи.

О последовательном повышении боевых возможностей ударных модификаций самолета МиГ-23 свидетельствует таблица приведенная ниже.

В начале 1980-х гг. самолеты МиГ-27К. М и Д первыми получили новую модульную ракету Х-25М со сменными системами наведения, заменившую сразу три типа УР: Х-23М, Х-25 ИХ-27ПС.

Эта ракета имела четыре варианта комплектации, допускавшей трансформацию одного в другой непосредственно в строевых авиачастях. Х-25МП имела максимальную дальность 40 км и оснащалась пассивными противорадиолокационными головками самонаведения ПРГСН-1ВП или ПРГСН-2ВП, отличавшимися частотами РЛС, на которые они были «заточены». Х-25МЛ и Х-25МР обеспечивали поражение целей на дальности до 10 км. Первая имела полуактивную лазерную систему наведения, вторая – радиокомандную. В дальнейшем концепция создания новых ракет на основе модульного агрегатирования стала традиционной при разработке российских авиационных средств поражения различного назначения.

Испытания ракеты проходили в 1979-81 гг. на самолетах МиГ-27К, а серийное производство началось в 1982 г. на ПО «Стрела». Оно велось в достаточно больших масштабах, превосходивших объемы выпуска подобного оружия в других странах (сказывались потребности афганской войны). Во второй половине 1980-х гг. среднемесячный объем производства составлял почти 3000 ракет (из них несколько десятков приходилось на Х-25МП, а остальные примерно поровну – на Х-25МЛ и Х-25МР). Серийное производство Х-25МР и Х-25МП свернули к 1993 г., а через два года выпустили последнюю партию Х-25МЛ.

Во второй половине 1980-х гг. самолеты семейства МиГ-27 составляли основу советской истребительно-бомбардировочной авиации. По данным заслуженного военного летчика Героя России п-ка Г.И. Штерна, в ее составе на 1 января 1988 г. из 40 полков 22 были вооружены этими машинами различных модификаций. Дислоцировались такие авиачасти по всей территории СССР, а также за его пределами. Например, 899-й АПИБ (аэродром Лиелварде, Латвия), 224-й АПИБ (Озерная Падь, Хабаровский край), 129-й АПИБ (Талды-Курган, Казахстан), 58-й АПИБ (Степь, Читинская обл.), 18-й ГвАПИБ (Галёнки, Приморский край), 991-й АПИБ (Бранд, ГДР).

В России карьеру МиГ-27 прервал развал еще недавно казавшегося нерушимым Советского Союза. В 1993 г. началось массовое списание МиГ-27. Самолеты перегоняли на базы хранения в Липецке, Тамбове, Степи, Чибеньках и Славгороде. Хотя большинство машин имело хороший запас ресурса, на хранении они быстро утрачивали не только боеспособность, но и пригодность к полетам. Предписанное регламентом обслуживание с периодическими проверками систем, «гонкой» двигателя и облетом производить было некому и не на что (и строевым полкам топлива не хватало)…

События в Чечне на короткое время вернули интерес российских военных к истребителям-бомбардировщикам, которых уже собирались «ликвидировать как класс». Опыт боевых действий показал, что бомбардировщики Су-24М недостаточно эффективны для ударов по небольшим мобильным группам противника, оснащенным легким оружием, а штурмовики Су-25 имеют ограниченные возможности прицельно-навигационной аппаратуры, а также обладают малым радиусом действия. Тогда командование ВВС решило срочно вернуть в строй часть МиГ-27. Однако комиссия РСК «МИГ» во главе с главным конструктором МиГ-27 А.С. Поповым, направленная на базы хранения ВВС, оценила состояние имевшихся там истребителей-бомбардировщиков, как совершенно неудовлетворительное. После нескольких лет безангарного «хранения» у них помутнело остекление фонарей кабин, потеряли герметичность баки и топливная арматура, коррозия поразила многие важные элементы конструкции, покрытие обшивки стало шероховатым. В результате от идеи реанимации МиГ-27 пришлось отказаться.

В настоящее время самолеты этого типа находятся в составе ВВС Индии и Казахстана (которому они достались после распада Советского Союза), а -акже Шри-Ланки, закупившей несколько «бывших в употреблении» «МиГов». Предполагается, что в этих странах при принятии своевременных мер по продлению ресурса и модернизации они могут прослужить еще не один десяток лет.

Майор О. Дацкив возле разукрашенного МиГ-27М из 707-го инструкторского АПИБ. Аэродром Михайловка, 1990 г.

Снаряжение блока Б-8 неуправляемыми ракетами С-8

Вариации на тему

В 1970-е гг., в рамках программы создания советского авианосца, конструкторы прорабатывали семейство самолетов корабельного базирования, включавшее истребитель МиГ-23АИ, разведчик-целеуказатель МиГ-23АР, а также ударный МиГ-23АБ. Позже разрабатывали фронтовой разведчик МиГ-27Р («32-35»), оснащенный широким и достаточно эффективным для своего времени набором разнообразных разведывательных средств. В отличие от других МиГ-27, этот самолет должен был иметь регулируемый воздухозаборник, позволявший получить более высокие летные характеристики.

В 1980-х гг. рассматривали значительное число вариантов модернизации МиГ-27, в т. ч. связанных с установкой новых оптико- электронных систем, включая «Рябину», взаимозаменяемую с «Кленом», но имевшую телевизионный канал, работавший при низких уровнях освещенности. Предполагалась возможность установки оптико-электронной аппаратуры в контейнерном исполнении, малогабаритных РЛС, имевших режимы повышенного разрешения или режимы работы по морским целям.

Последней новой системой вооружения, интегрированной в комплекс МиГ-27, стала ракета нового поколения Х-31 (изделие «77»). Ее противорадиолокационный вариант Х-31П являлся первой в мире серийной тактической авиационной ракетой с комбинированной двигательной установкой на основе прямоточного воздушно-реактивного двигателя и твердотопливного ускорителя, которая обеспечивала ракете высокую сверхзвуковую среднетраекторную скорость полета (750 м/с). Максимальная скорость ракеты достигала 950 м/с. Стартовая масса Х-31П. не превышавшая 600 кг, позволяла использовать ее на авиационных комплексах различных типов. Кроме МиГ-27М, являвшегося основным самолетом-носителем в ходе Госиспытаний, успешные пуски прошли и с более тяжелого Су-24М.

Пуск ракет мог производиться с дальности до 110 км. Обычно он осуществлялся с горизонтального полета, одиночно или залпом, в простых и сложных метеоусловиях. После старта Х-31П выполняла программный набор высоты и по достижении заданных траекторных параметров переключалась на самонаведение.

Серийное производство Х-31 П началось на ПО «Стрела» в 1987 г. и продолжается до настоящего времени. Новая ракета по характеристикам превосходила лучший зарубежный аналог – американскую противо- радиолокационную ракету AGM-88 HARM, однако на строевых МиГ-27М так и не использовалась. Принятая на вооружение в 1988 г. в составе авиационного комплекса МиГ-27М, она применяется сегодня на других, более современных самолетах.

Такая же судьба постигла и планы оснащения МиГ-27М противокорабельной ракетой Х-31 А. Она отличалась от Х-31П системой самонаведения (активная радиолокационная), типом БЧ, имела существенно меньшую дальность пуска в 50 км. Эта ракета также прошла Госиспытания, и в 1988 г. была принята на вооружение в составе комплекса МиГ-27М, но в дальнейшем пополнила арсеналы совсем других самолетов.

Многозамковый балочный держатель МБДЗ-У2Т-1

Бомбовые держатели: фюзеляжный ДЗУ-1А и подкрыльевой БДЗ-УМК2

Управляемая ракета Х-29Т

Неуправляемая авиационная ракета С-24

Управляемая ракета Х-25МЛ

Корректируемая бомба КАБ-500Л

В целом к концу 1980-х гг. интерес к дальнейшей модернизации МиГ-27 у ВВС СССР иссяк. К тому времени уже разрабатывались ударные самолеты нового поколения: С-37, Су-27ИБ, МиГ-29Ш и другие, имевшие, как тогда казалось, значительно лучшие перспективы.

МиГ-27 широко использовали в качестве летающих лабораторий для отработки новых технологий и перспективных технических решений, предназначенных для воплощения на истребителях 4-го поколения.

К идее модернизации МиГ-27 вернулись в середине 1990-х гг., на сей раз применительно к самолетам зарубежных ВВС. На выставке «Аэро Индия – 95» в г. Бангалоре демонстрировалась предлагаемая россиянами кабина МиГ-27М с новой системой индикации и современной архитектурой построения бортового комплекса на базе мультиплексных каналов связи и цифровой техники, отличавшаяся на порядок более высоким вычислительным потенциалом. Для самолета предлагались новые виды вооружения, средства РЭБ и навигации. Близкая по идеологии схема модернизации была проработана и для МиГ-23БН.

Практические работы в данном направлении удалось начать только в XXI веке. РСК «МИГ» несколькими годами ранее предла гал ВВС Индии произвести «большую мо дернизацию» парка МиГ-23БН и МиГ-27МЛ однако индийцы решили обойтись, в основ ном, своими силами, с частичным привле чением французских и израильских фирм которые прочно обосновались на индий ском рынке и обзавелись друзьями i Министерстве обороны этой страны. В ре зультате самолет получил новое навигац!/ он ное, прицельное и связное оборудование, г также средства РЭБ индийского, французского и израильского производства, что за метно повысило его боевые возможности.

Но индийцы, даже при помощи французов и израильтян, не смогли устранить один из главных недостатков этой машины – заменить устаревший, недостаточно экономичный и мощный двигатель Р29Б-300 Тогда в HAL вспомнили о МиГ-23Б, оснащенном более подходящим для ударногс самолета, по мнению индийской стороны ТРДФ АЛ-21, который серийно производился в Омске для бомбардировщиков Су-24М Вскоре последовало индийское предложение о возвращении этого двигателя на истребители-бомбардировщики Микояна.

Однако в РСК «МИГ» выдвинули встречное предложение об установке на «Бахадур» значительно более нового и совершенногс ТРДДФ АЛ-31Ф, к тому времени уже устанавливаемого на серийные Су-30МКИ. которые поступали в индийские ВВС. Разумеется, двигатель пришлось соответствующим образом доработать. В первую очередь это коснулось коробки приводов, получившей нижнее расположение. Имелись и другие различия. В целом, общность вариантов «мотора», предназначенных для одно- и двухдвигательных машин, составила чуть более 70%.

В сентябре 2003 г. состоялась «примерка» макетного образца АЛ-31Ф с нижним расположением коробки приводов на вылетавшем ресурс МиГ-27М. В марте следующего года на стенде завода «Салют» начались испытания нового «мотора». Вскоре к нему присоединился и второй двигатель этого типа. АЛ-31Ф оказался значительно (примерно на 16-20%) экономичней Р29Б-300, при этом его тяга на 1000 кгс больше. Новый ТРДДФ легче и компактней своего предшественника. Для того, чтобы сохранить приемлемую центровку самолета, его пришлось сдвинуть назад. В результате сместились и узлы крепления двигателя, что потребовало разработки специальной переходной вставки, позволившей обойтись минимальными изменениями конструкции самолета. Следует отметить устранение термоэкранов, не нужных для более «холодного» двухконтурного АЛ-31Ф.

В настоящее время в России проходит летные испытания истребитель-бомбардировщик МиГ-27МЛ, оснащенный двигателем АЛ-31Ф. Летную программу ведет заслуженный летчик-испытатель Герой России О.В. Антонович. Успешно завершен ее первый этап, включавший 12 полетов. Они показали, что характеристики истребителя- бомбардировщика заметно выросли. Так, его скороподъемность увеличилась на 4-14%, ускорение установившегося виража – на 2-6%, взлетная дистанция сократилась до 15%, дальность у земли возросла на 7-8%, а на высоте 11 км – на 10%. Работы продолжаются.

Помимо Индии, имеющей сегодня на вооружении 130 МиГ-27МЛ, другими потенциальными заказчиками модернизации самолетов этого семейства могут стать Казахстан и Шри-Ланка. Ведется проработка установки «люльковского» двигателя на серийные МиГ-23БН, находящиеся в больших количествах во многих странах. По оценкам, в течение ближайших 10-12 лет Россия может получить доход от модернизации этих самолетов около 1 млрд. USD.

«МиГи» в боях*

* Раздел дополнили Александр Котлобовский (Киев) и Симон Ватсон (Лондон).

Истребители-бомбардировщики Микояна стали участниками всех сколько- нибудь серьезных локальных воен 1970-80-х гг. Ряд этих конфликтов получил широкий международный резонанс и активно освещался мировыми СМИ, другие оказались менее известными, и в прессу о них просочились лишь отрывочные сведения, представлявшие собой пеструю смесь правды и вымыслов. Поэтому сегодня вряд ли удастся составить сколько- нибудь цельную и объективную картину боевого применения МиГ-23БН и МиГ-27 (как, впрочем, и других самолетов, участвовавших в войнах новейшего времени). Можно более-менее подробно остановиться лишь на отдельных, наиболее ярких фрагментах «боевой биографии» этих самолетов.

Бомбы ОФАБ-100-120 на многозамковых держателях

Индийский МиГ-23БН с малокалиберными бетонобойными бомбами ВАР-100

Не характерный для МиГ-27 вариант вооружения,включающий только ракеты «воздух-воздух» Р-60М

МиГ-27К с подвешенной подвижной пушечной установкой СППУ-22-01

Под крылом самолета – противорадиолокационная ракета Х-31П

Первой войной, в которой приняли участие истребители-бомбардировщики ОКБ Микояна, стала война в Ливане 1982 г. Сам конфликт достаточно подробно освещен в литературе, как с арабской, так и с израильской точек зрения. Причем если и арабы, и израильтяне достаточно противоречиво трактуют результаты воздушных боев истребителей над долиной реки Бекаа, то в оценке деятельности сирийских истребителей-бомбардировщиков они куда более единодушны…

Первые МиГ-23БН прибыли в Сирию в 1974 г., а к лету 1982 г. Дамаск располагал тремя авиационными бригадами истребителей-бомбардировщиков. 34-я имела на вооружении Су-22М и МиГ-23БН (авиабаза Насрийя), 68-я была оснащена Су-20, Су-22М и МиГ-23БН (авиабаза Хомс), 17-я включала по две эскадрильи МиГ-23БН и МиГ-23МФ (авиабаза Сигаль).

6 июня 1982 г. израильтяне начали операцию «Мир для Галилеи», перейдя ливанскую границу. Вторжение на контролируемую сирийцами территорию быстро вызвало ответную реакцию Дамаска. В результате развернулись полномасштабные боевые действия на земле, на море и в воздухе.

Нужно сказать, что в первые дни боев сирийские истребители-бомбардировщики не задействова- лись. Два радиолокационных поста, развернутых сирийцами в Ливане, из-за сложного рельефа местности имели крайне низкие информационные возможности и не могли обеспечить управление действиями авиации на высотах менее 200 м. В то же время, самолеты ДРЛО Е-2 «Хокай», беспрепятственно барражировавшие над Средиземным морем, а также многочисленные радиолокационные посты на Голанских высотах обеспечивали израильтян практически полной информацией о воздушной обстановке над южным и центральным Ливаном. В этих условиях Дамаск не спешил посылать в бой свою истреби- тельно-бомбардировочную авиацию, вполне справедливо опасаясь, что в сложившихся условиях это может привести к неоправданно высоким потерям.

Однако положение на фронте продолжало осложняться. Против сирийских сил, эквивалентных двум полнокровным дивизиям, наступали пять дивизий израильтян, имевших более 1000 танков. В этих условиях только мощные удары с воздуха могли изменить ситуацию в пользу арабов. Использовать истребители-бомбардировщики для непосредственной поддержки сирийцам не позволяла слабость боевого управления сказались нарушение связи, мобильный характер боев и отсутствие подготовленных авианаводчиков). Оставалось лишь наносить удары по заранее намеченным целям – главным образом, скоплениям танков и мотопехоты, а также выдвигавшимся резервам и узлам коммуникаций.

Сирийским истребителям-бомбардировщикам не приходилось рассчитывать на помощь своих истребителей, которые оказались не способны эффективно прикрыть их вне собственного радиолокационного поля. Свои особенности добавлял и сложный характер местности, над которой предстояло воевать. Исходя из этих условий и необходимости действовать на малых высотах, каждой эскадрилье МиГ-23БН было назначено 2-3 маршрута к выбранным районам ударов. Они были заранее (насколько позволила обстановка) просчитаны с учетом данных о радиолокационном поле противника. Удалось провести и тренировки в схожих условиях над своей территорией. При этом полеты выполнялись с огибанием рельефа местности на скоростях 850-900 км/ч.

В боевых условиях блоки НАР УБ-16, которыми вооружена эта пара МиГ-27, оказались недостаточно эффективными

МиГ-27Д из состава ВВС Казахстана

На стоянке 19-го ГвАПИБ. Германия, аэродром Лерц, сентябрь 1992 г.

8 июня поступила информация, что в районе селения Джезин обнаружена крупная группировка израильских танков и мотопехоты, прорывавшаяся к стратегически важному шоссе Бейрут-Дамаск. Для удара по противнику с аэродрома Сигаль вылетела восьмерка МиГ-23БН, возглавляемая м-ром Мунибом. В командирском звене самолеты первой пары несли по 6 «пятисоток», второй – по 8 ФАБ-250, а все самолеты второго звена – по 16 ОФАБ-100-120.

Восьмерка на высоте 100 м направилась к цели. Практически сразу же из-за сильных помех со стороны израильтян прервалась радиосвязь. Плотная облачность выше 500 м позволяла рассчитывать на скрытность, но затрудняла заход на цель. Через 9 минут после взлета «МиГи» вышли к объекту удара, закрытому плотной завесой дыма и пыли. Однако цель все же удалось обнаружить, и самолеты, «подскочив» на 1200 м, развернулись для удара. Бомбометание выполнили с пологого пикирования. Выйдя из атаки, командир решил повторить заход, используя оставшиеся бомбы. Это была ошибка, дорого стоившая Мунибу. Израильская ПВО пришла в себя и сбила его самолет. Летчик катапультировался. Самолет ведомого также получил повреждения, но его пилот сумел привести машину на свою территорию и уже там покинул ее, воспользовавшись катапультой. Во время второго захода огнем с земли был сбит еще один самолет группы. Летчику и на этот раз удалось спастись. Несмотря на высокие потери, удар МиГ-23БН оказался весьма эффективным: было уничтожено около 20 танков и две роты израильской мотопехоты.

9 июня истребители-бомбардировщики ВВС Сирии не использовались, однако 10 июня израильтяне вышли к южным окраинам Бейрута и грозили вновь перерезать шоссе на Дамаск. Для удара по их группировке в районе Маасаф-Шуф с аэродрома Сигаль взлетело звено МиГ-23БН. Полет проходил на предельно малой высоте, однако на маршруте «МиГи» едва не столкнулись с сирийскими вертолетами «Газель», также наносившими ракетный удар по израильским танкам. Уклоняясь от столкновения, летчикам «МиГов» пришлось кратковременно увеличить высоту, что позволило противнику преждевременно обнаружить их. В результате, когда истребители-бомбардировщики выскочили из горного распадка и собирались с набором высоты довернуть на цель, они наткнулись на уже поджидавших израильских F-16. Первая пара «МиГов» энергичным разворотом с пятикратной перегрузкой вышла из-под удара (хотя израильтяне и выпустили по ней свои «Сайдвиндеры»), При этом сирийские летчики успели обнаружить внизу неприятельские танки с яркими оранжевыми кругами на крышах – знаками быстрого опознавания. «МиГи» всем звеном быстро скрылись за близлежащей горой и вновь зашли на цель с другой стороны. Первой паре удалось атаковать внезапно, а вторая, задержавшись с выполнением маневра, была уничтожена над целью.

Вскоре для удара по танкам противника по тому же маршруту ушла еще одна пара МиГ-23БН. Связь с ней была быстро потеряна. С задания истребители-бомбардировщики не вернулись.

Еще одна пара взлетела следом, направившись в район Эль Ауди для бомбардировки группы танков. Подходя к цели на бреющем полете, летчики по сигналам системы предупреждения СПО-10 обнаружили работу РЛС израильских истребителей. Оставалось только 20 секунд полета до расчетной точки, и сирийцы начали строить свой маневр. Уже на боевом курсе прошло оповещение о захвате – противник был готов к стрельбе. Атаковать с пикирования помешала плохая видимость (в воздухе висели гарь и пыль, поднятые огнем и гусеницами десятков боевых машин), из-за чего бомбы пришлось сбросить «с горизонта», без особой надежды на попадание. Командир звена уклонился от зенитной трассы, но тут же заметил впереди выходящий в атаку самолет противника. Летчики легли на обратный курс, огибая горную гряду, над которой неожиданно появились еще два израильских истребителя. Чтобы оторваться, сирийцы включили форсаж, переложили крыло на угол максимальной стреловидности и стали энергично выполнять противоракетный маневр. Однако противник шел вдогонку, и уже после выхода на свою территорию ведомый ощутил удар сзади: разрыв ракеты повредил двигатель. Летчик все же дотянул до аэродрома Меззе и сумел посадить машину. Однако на пробеге дымящийся «МиГ» загорелся. Перед тем, как выскочить из кабины, пилот успел «заглушить мотор» и включить систему пожаротушения, но его самолет все равно сгорел на полосе. Ведущий вернулся на свой аэродром без приключений.

Взлетает МиГ-23БН из 221-й АЭ «The Valiants» ВВС Индии. Авиабаза Хальвара, декабрь 2008 г.

МиГ-23БН ВВС ГДР. Авиабаза Коттбус- Дрейвиц, 28 августа 1990 г.

МиГ-23БН ВВС Кубы. Авиабаза Санта- Клара, август 2006 г.

МиГ-23БН ВВС Эфиопии. Стоянка ЛГАРЗ, 1995 г.

МиГ-27Д с ракетами Х-29Л ВВС Казахстана. Ориентировочно октябрь 2008 г.

МиГ-27МЛ из 22-й АЭ «Swifts» ВВС Индии. Авиабаза Хасимара, 11 июня 2006 г.

МиГ-27К из 559-го АПИБ ВВС России. Германия, авиабаза Бранд, февраль 1992 г.

МиГ-23БН ВВС Болгарии. Авиабаза Садово-Чеснигирово, 20 июня 1996 г.

В Анголе успешно применялись кубинские МиГ-23БН

Во время подвески бомб ОДАБ-500

Вечером с аэродрома Сигаль на ту же цель был совершен еще один вылет. Два МиГ-23БН, каждый из которых нес по 4 блока УБ-32, на малой высоте направились по старому маршруту. Один из этих самолетов был сбит над трассой Бейрут-Дамаск попаданием ракеты ПЗРК «Ред Ай» (израильские зенитчики выпустили две ракеты, одна из них прошла мимо, а вторая поразила цель).

Таким образом, за два дня в 18 боевых вылетах 17-я авиабригада потеряла 10 самолетов: противник оказался на высоте, быстро сумев обнаружить два шаблонно использованных сирийцами горных прохода, по которым ударные группы выходили в долину реки Бекаа. На пути к цели потерь у «МиГов» не было – укрываясь в распадках, они успевали преодолеть горный хребет до того, как израильтяне принимали меры противодействия, поэтому бомбы все же падали на головы противника. Однако на выходе сирийцев ждали маневренные F-16

10 июня к боевой работе приступила эскадрилья МиГ-23БН с авиабазы Насрпйя Если относительно действий 17-й бригады трудно подобрать другое определение кроме короткого слова «разгром то 34-я действовала значительно более грамотно и успешно. Вечером того дня с небольшим интервалом на задания ушли 5 пар истребителей-бомбардировщиков. Первая вылетела для нанесения удара по танкам и мотопехоте в районе Кфариа. На этот раз самолеты несли более подходящее в сложившейся ситуации оружие: по настоянию советских специалистов под каждый «МиГ» подвесили по 6 бомбовых кассет РБК-250 с противотанковыми суббоеприпасами ПТАБ-2,5. На предельно малой высоте, используя горный проход, пара вышла в район цели севернее озера Карун. Вражеские истребители уже поджидали их, но сирийцы успели сбросить РБК с горизонтального полета, после чего благополучно вернулись на свой аэродром.

Вторая пара направилась на бомбардировку израильской группировки у Раше- вальди. Самолеты также несли РБК-250. Выйдя на цель, летчики выполнили горку, после чего внезапно обнаружили истребители F-15. Умело выполнив маневр уклонения, арабы сбросили бомбы «с горизонта», ушли на предельную малую высоту и вернулись на базу.

Третья пара с боевой нагрузкой, состоявшей из восьми ОФАБ-250-270, ушла на цель следом за второй, но по измененному маршруту. При подходе к объекту удара сирийцы применили ложный отворот, зайдя на цель с неожиданного направления. Не встретив противодействия, «МиГи» успешно отбомбились и благополучно вернулись на свой аэродром.

Для повторного удара в район Кфариа направили четвертую пару. Каждый самолет нес по 16 ОФАБ-100-120. Пара шла по тому же маршруту, что и первая, однако противник уже был наготове. Тем не менее, сирийцы сумели выйти к цели и нанести прицельный бомбовый удар. На выходе из атаки самолеты разошлись. Отставший от командира ведомый получил сигнал СПО-10 о захвате его самолета РЛС противника, но сорвал захват энергичным резким разворотом. В этот момент он заметил впереди пару F-16, быстро сближавшуюся с ведущим. Один из израильтян выпустил ракету, после чего подбитый МиГ-23БН пошел на снижение (на аэродром он не вернулся). Второй F-16 после атаки прошел рядом с ведомым. Сирийский летчик хотел в упор расстрелять его из пушки, но очереди не последовало – он забыл перевести переключатель «пушка» в рабочее положение. Поднырнув под истребитель противника, МиГ-23БН был тут же атакован еще одной парой F-16. Однако сириец вновь сумел вывернуться из «клещей», уклонившись от двух «Сайдвиндеров» упреждающим разворотом, и, оторвавшись от противника, благополучно возвратился на базу.

Вскоре в район Рашевальди ушла еще одна пара, несшая по четыре блока УБ-32 с ракетами С-5К. Она шла у самой земли, на высоте 50-100 м. Летчики успешно отработали по цели с пикирования и избежали зенитного огня, но на отходе были перехвачены F-16. Включив форсаж, сирийцы крутым разворотом навстречу противнику ушли из- под удара – «Сайдвиндеры» пронеслись рядом. Оба МиГ-23БН возвратились домой.

11 июня израильтяне оказались у шоссе Бейрут-Дамаск и вышли к городским кварталам ливанской столицы. Для ударов по противнику вновь были задействованы МиГ-23БН с авиабазы Насрийя. Утром на бомбардировку танковой колонны в районе Кублияс вылетела очередная пара истреби- телей-бомбардировщиков. При выходе на боевой курс летчики обнаружили F-16, выходившие в атаку сразу с нескольких сторон. Сирийцы все же сбросили бомбы, но потеряли друг друга при выполнении противоракетного маневра. Ведущий сорвал атаку противника крутым разворотом и, маскируясь на фоне земли, оторвался от преследования. Связь с ведомым пропала из-за помех, на аэродром он не вернулся.

Сразу после взлета первой пары, когда о дежурящих над целью F-16 сирийцам еще не было известно, для удара по той же цели вылетели еще два МиГ-23БН. Самолеты шли по тому же маршруту, но удалось ли им сбросить свои 32 ОФАБ-100-120, осталось неизвестным: связь была вскоре потеряна, а оба «МиГа», по докладам наземных наблюдателей, атакованы и сбиты.

В целом, результаты боевой работы МиГ-23БН в Ливане выглядели следующим образом: в 30 вылетах сирийцы потеряли 14 самолетов, т. е. практически каждый второй «МиГ» не вернулся из боя. Причины этих потерь крылись не столько в качествах истребителей-бомбардировщиков и в квалификации их летчиков, сколько в просчетах в организации и обеспечении применения ударной авиации (прежде всего это касается командования 17-й бригады, действия которого по управлению вверенными силами не выдерживали никакой критики). Не прошли испытания войной имевшиеся у сирийцев средства боевого управления, считавшиеся до того времени вполне современными. Проблемы со связью, наведением и целеуказанием вынуждали сирийских летчиков обнаруживать себя набором высоты при самостоятельном поиске цели. Не имели МиГ-23БН и какого-либо истребительного, а также радиотехнического прикрытия. В результате пилоты оставались предоставленными сами себе, обнаруживая истребители противника визуально и полагаясь при встрече с ним лишь на высокие маневренные и скоростные характеристики своего самолета, а также на 23-миллиметровую пушку. Из всех средств радиоэлектронной борьбы на сирийских «МиГах», имевших экспортную комплектацию, использовались только СПО-10 (к слову сказать, работавшие вполне надежно).

Перед отправкой в Афганистан на МиГ-27 устанавливали системы выброса помех ВП-50-60

МиГ-27 из 134-го АПИБ рулит мимо афганских Ми-8, Шинданд, осень 1988 г.

Позже, проводя анализ радиолокационного поля, организованного израильтянами над районом боевых действий, советские специалисты установили, что неприятель обнаруживал сирийские самолеты, следовавшие на высоте 100 м (а ниже, как правило, летать было невозможно по условиям рельефа), на расстоянии 30-40 км до цели. И даже в худшем случае, с учетом «человеческого фактора», израильские истребители и расчеты армейских средств ПВО получали целеуказание за полторы-две минуты до того, как МиГ-23БН выходили на рубеж атаки. В этих условиях высокие потери были просто неизбежны. Трудно предположить, что другие ударные самолеты того времени («Ягуар», «Кфир» или А-7) понесли бы меньшие потери в подобной ситуации.

На Африканском континенте успешно применялись в Анголе кубинские МиГ-23БН для ударов по наземным целям, в частности, по боевым позициям и коммуникациям войск ЮАР и УНИТА. Один МиГ-23БН был сбит ПВО противника в конце 1985 г., еще два истребителя-бомбардировщика были уничтожены в 1987 г. также огнем с земли.

Во время ирако-иранской войны 1980-88 гг. истребители-бомбардировщики МиГ-23БН использовались для нанесения ударов по отдаленным нефтяным терминалам и морским целям в Персидском заливе. Боевые возможности иракских самолетов еще более увеличились после оснащения их неубираемой штангой для дозаправки в воздухе, аналогичной установленной на истребителе «Мираж»Р 1EQ, а также контейнером с оптоэлектронной системой слежения и целеуказания ATLIS французского производства, что позволило увеличить дальность пуска ракет Х-29Л с 8 до 14 км.

Особенно интенсивно иракские «МиГи» применялись в 1986-87 гг. во время т.н. «нефтяной войны» (нефть была главным источником валюты для Ирана, не имевшего собственной развитой оборонной промышленности и вынужденного для продолжения борьбы прибегать к закупкам техники и оружия за рубежом, в частности, в Китае, Северной Корее, США и Израиле). Так, 12 августа 1986 г. иракцы нанесли бомбовый удар по острову Ширри, где были расположены нефтяные поля и терминалы. 25 ноября 1986 г. бомбардировке был подвер-нут новый нефтяной терминал, лишь недавно выстроенный на о. Лорак в Ормузском проливе. Иранцы считали, что из-за большой удаленности от аэродромов противника их сооружения окажутся в безопасности, однако Ирак применил МиГ-23БН. дозаправлявшиеся в зоздухе от специально дооборудованных Ан-12. В результате действий иоак- ской авиации по объектам нефтяной промышленности Ирана общий ущерб составил 18,6 млрд. USD, что заметно ограничило возможности противника по ведению наступательных действий и, в конечном счете, способствовало прекращению войны.

В ходе Афганской войны советские истребители-бомбардировщики МиГ-27 использовались ограниченно. Только 25 октября 1988 г. на аэродром в Шинданде был переброшен 134-й АПИБ из Жангизтобе во главе с п-ком В. Маркеловым (40 самолетов, включая 4 МиГ-23УБ).

Как пишет уже упоминавшийся Г.И. Штерн, «в Шинданд прибыли самолеты с доработанными по энергоемкости шасси, позволившими увеличить скорость отрыва до 405 км/ч, а посадочную – до 360 км/ч. Они также были оснащены системами выброса помех ВП-50-60. вмещавшими по 60 инфракрасных ловушек.

Тактические приемы ведения боевых действий летчикам МиГ-27 приходилось изобретать самим. Запрет снижаться в районе горных целей ниже 5000 м заставил увеличить высоту ввода в пикирование с углами 30-45° до 8500 и более метров. Это затрудняло обнаружение и распознавание целей «математикой» ПрНК. Пришлось пересчитывать по баллистическим таблицам или определять экспериментально углы прицеливания для бомб различных калибров и типов. Для ударов использовали 100, 250 и 500-кг бомбы. Наиболее эффективными и «любимыми» летчиками были ФАБ-250М-62 и ФАБ-500М-62, которые при сбросе с пикирования с больших высот почти не имели относа, летя подобно ракетам. Надежно поражали живую силу в фортификационных сооружениях объемно- детонирующие ОДАБ-500 и ОДАБ-500П. Наиболее распростаненными вариантами подвесок на самолетах были: подфюзеляжный 800-л ПТБ, 4 ФАБ-500 или 6 ФАБ-250. Для минирования подходов к аэродрому и караванных троп использовали 100-кг авиабомбы. За 1 боевой вылет полк забирал 100 бомб калибром 500 кг или 150-180 калибром 250 кг, суточный расход боеприпасов составлял 100-150 т».

Потерь МиГ-27 в Афганистане не было, а сам самолет в целом заслужил весьма высокую оценку, хотя летчики отмечали его недостаточную энерговооруженность. 134-й АПИБ вывели в СССР 4 февраля 1989 г. Начался «наш уход из Кабула», за которым последовали, как в свое время писал Редъярд Киплинг по поводу совсем другой войны, только «брод и темнота».

Индийские ВВС получили первый из 95 закупленных МиГ-23БН 20 января 1980 г. Новая техника поступила сначала в 10-ю эскадрилью «Крылатые кинжалы», отличившуюся еще в Кашмире в 1948-49 гг. Затем МиГ-23БН были поставгены в 31-ю, 220-ю и 221 -юАЭ.

В боевую обстановку первыми попали самолеты 221-й эскадрильи в ходе конфликта в районе ледника Сиачен. 4 апреля 1984 г. это подразделение перебросили в Северный Ладакх, на самую высокогорную в мире авиабазу Лех (3150 м над уровнем моря). МиГ-23БН оказался единственным ударным самолетом индийских ВВС, способным действовать с полной боевой нагрузкой в подобных условиях. Летчики совершали патрульные вылеты днем и ночью, однако применить оружие им так и не довелось.

Таким увидел МиГ-23БН, уничтоженный на авиабазе Таллил в ходе операции «Свобода для Ирака», американский художник Харли Копик

Индия использовала свои МиГ-23БН и МиГ-27МЛ в приграничных конфликтах с Пакистаном

«Крещение огнем» МиГ-23БН из все той же 221-й АЭ прошли в мае-июле 1999 г. во время очередного индо-пакистанского конфликта, на сей раз разгоревшегося в Каргиле – одном из районов штатов Джам- му и Кашмир. С 26 мая по 15 июля эти самолеты совершили 155 боевых вылетов -30% от таковых, выполненных всей индийской ударной авиацией в той войне. Для поражения объектов противника применялись 57-мм и 80-мм НАР, а также 500-кг бомбы, которых сбросили 130 т – 28% всей боевой нагрузки, обрушенной индийскими летчиками на врага. Потерь 221-я АЭ не понесла.

Индийские ВВС эксплуатировали МиГ-23БН до 6 марта 2009 г. К тому времени общий налет самолетов данного типа составил 154000 ч, в авариях и катастрофах было потеряно 14 машин.

В Каргильской войне приняло участие и звено МиГ-27МЛ из 9-й АЭ. Первый боевой вылет «Бахадуры» совершили 26 мая в секторе Баталик. Каждый из четырех истребителей-бомбардировщиков нес по сорок 80-мм НАР Они нанесли удар по горным позициям пакистанцев. Затем выполнили второй заход, в ходе которого обстреляли противника из 30-мм пушек. Им пришлось встретить ожесточенный огонь с земли. На втором заходе на машине флайт-лейтенан- та К. Начикеты вспыхнул двигатель. Летчик катапультировался и попал в плен (был возвращен через 2 недели). Исламабад заявил, что самолет сбила ПВО, однако индийская сторона отрицала это и списала потерю на отказ двигателя. Больше в боевых вылетах «Бахадуры» потерь не понесли, однако в ходе повседневной эксплуатации, в авариях и катастрофах ВВС Индии лишились двадцати одного МиГ-27МЛ.

Куда с большим напряжением МиГ-27 применялись в ходе гражданской войны в соседней Шри-Ланке, где правительственные войска вели ожесточенную вооруженную борьбу против сепаратистской организации Тигры освобождения Тамил Илама (ТОТИ). Летом 2000 г. правительство приобрело партию из шести украинских МиГ-27М и одной «спарки» МиГ-23УБ с Львовской базы хранения. Поначалу машины включили в состав 5-й АЭ, где они несли службу наряду с китайскими F-7, а в конце 2007 г. из «МиГов» сформировали новую 12-ю эскадрилью. местом базирования которой стал аэродром Катунаяке, расположенный рядом со столичным аэропортом.

Реанимированные «МиГи» неожиданно проявили себя крайне эффективными самолетами, быстро заставившими «тигров» спрятать свои зубы Среди наиболее важных объектов, уничтоженных ими, следует отметить разгром телекоммуникационного центра ТОТИ в области Килиноччи Очень успешно действовали летчики МиГ-27 и против малоразмерных быстроходных катеров. В целом за 5 месяцев интенсивных боев МиГ-27М сбросили на различные цели более 700 т бомб, что в значительной степени способствовало победе правительственных войск. Это отметила и местная официозная газета «Санди Репортер», писавшая: «Самолеты «МиГ» сыграли выдающуюся роль в разгроме терроризма ТОТИ».

На прибывших из Украины машинах летали летчики-волонтеры из ЮАР и Европы, часть которых ранее служила в ВВС стран НАТО. По их отзывам, МиГ-27М оказался превосходным самолетом, по многим параметрам превосходившим западные аналоги Ягуар и «Торнадо». Повоевали «МиГи» и в одном строю со своими бывшими противниками – израильскими «Кфирами» С.2/С.7 (7 таких машин также приобрела Шри-Ланка). Причем ПрНК-23М оказалась на практике более совершенной, чем израильская система IAI/Элбит, поэтому МиГ-27М применялись как лидеры, возглавляя группу «Кфиров».

В воздухе ланкийские ВВС не потеряли ни одного «МиГ». Однако диверсионная группа «тигров» сумела 24 июля 2001 г. провести дерзкий рейд на базу Катунаяке, где вывела из строя два МиГ-27М и один МиГ-23УБ.

Эпизодически применялись МиГ-27 и в многочисленных конфликтах на территории бывшего СССР. Однако сколько-нибудь ярких страниц в биографию самолета эти события не добавили.

Вместо эпилога

Оценивая роль МиГ-27 в истории советской авиации, нужно признать, что ОКБ Микояна сумело создать довольно удачный, соответствующий требованиям времени боевой самолет. Следуя за «лидером» – значительно «сырым» истребителем МиГ-23, он избежал многих трудностей, сопровождавших доводку и освоение «двадцать третьего». Микояновский истребитель-бомбар- дировщик поступил на вооружение в нужное время, «почти без запозданий», завоевал у летчиков и наземного персонала если не любовь, то, во всяком случае, твердое уважение.

МиГ-27 стал своеобразным катализатором, подстегнувшим конкурировавшее с микояновцами ОКБ Сухого на совершенствование своего, первоначально не имевшего особых перспектив истребителя-бомбардировщика, который за 20 лет был превращен из простенького Су-17 в весьма совершенный Су-17М4. Советские ВВС получили два быстро эволюционировавших фронтовых ударных самолета, имевших близкие, но не совпадавшие боевые возможности. Машина ОКБ Сухого обладала более высокими летными характеристиками, но несла менее сложное БРЭО и более слабый комплекс защиты, являясь чистым истребителем-бомбардировщиком. МиГ-27 отличался большей «монументальностью», и в конце эволюционного пути его можно назвать «бомбардировщиком- истребителем».

Трудно привести относительную оценку этих самолетов: сколько людей, столько и мнений. На взгляд автора, чаша весов в «конкурсе симпатий» среди летчиков все же склоняется на сторону самолета «Сухого». В то же время, «технари», как правило, голосуют за «МиГ».

Интерес представляет сравнение МиГ-27 с ближайшими зарубежными аналогами. Однако эта тема заслуживает отдельной статьи, которая будет помещена в следующем номере «АиВ».

Самолеты МиГ-27М и МиГ-23УБ из состава ВВС Шри-Ланки. 10 декабря 2002 г.

Краткое техническое описание истребителя-бомбардировщика МиГ-27К

МиГ-27К – авиационный ударный комплекс 3-го поколения, предназначенный для поражения стационарных и подвижных, в том числе малоразмерных целей со средних, малых и предельно малых высот в условиях их визуальной видимости, а также невидимых целей с известными координатами и работающих РЛС противника.

Самолет представляет собой одноместный однодвигательный высокоплан с крылом изменяемой стреловидности, цельноповоротным дифференциально отклоняемым стабилизатором и убирающимися в полете шасси. Планер самолета цельнометаллической конструкции, изготовлен в основном из алюминиевых (Д19, В95, АК4, АЛ9 и др.) и магниевых (МЛ5, МА14 и др.) сплавов, а также сталей (ВНС-2, ВКП-3, ЭИ-703 и др.).

Фюзеляж полумонококовой конструкции, разделен технологическими разъемами на три секции – носовую, центральную и хвостовую. В переднем отсеке носовой секции размещаются оптоэлек- тронная система «Кайра», включающая лазерный дальномер-целе- указатель и телекамеру, а также станция наведения ракет «Дельта-НЗГ», антенна которой находится над окном лазерного дальномера под радиопрозрачным обтекателем. Далее располагается герметичная кабина пилота, а под ней – ниша убранного положения передней опоры шасси. Кабина закрыта фонарем, состоящим из неподвижного козырька и откидывающейся назад крышки. Лобовое стекло козырька защищено от обледенения электротепловой ПОС. Обзор назад обеспечивается при помощи смотрового прибора ТС-27АМШ, закрепленного на крышке фонаря. Открытие крышки производится пневмоцилиндром, а ее аварийный сброс – пиротехнической системой. В кабине установлено катапультное кресло КМ-1М, обеспечивающее покидание самолета на скорости свыше 130 км/ч во всем диапазоне высот. Борта кабины снаружи защищены стальными бронеплитами. За кабиной пилота размещаются бортовое оборудование, боекомплект пушки и передний фюзеляжный топливный бак. Снизу на носовой секции фюзеляжа закреплена пушка ГШ-6-30А, а по бортам – воздухозаборники двигателя. Воздухозаборники – дозвуковые, нерегулируемые, прямоугольного поперечного сечения. Каждый из них отодвинут от борта фюзеляжа на 80 мм, образуя щель для слива пограничного слоя. За носовой секцией находится фюзеляжный топливный бак-отсек № 2 – основной силовой отсек центральной секции фюзеляжа, к которому крепятся кессон центроплана крыла и основные стойки шасси. Далее центральную секцию занимают ниши убранного положения основных опор, а за ними – двигатель и топливный бак. По продольной оси этой секции проходит к двигателю цилиндрический воздушный канал. К хвостовой секции фюзеляжа крепятся киль стабилизатор и подфюзеляжный гребень. Внутри этой секции находятся форсажная камера и топливный бак, а на ее внешней поверхности установлены четыре тормозных щитка (два – над консолями стабилизатора и два – под ними).

Крыло самолета состоит из неподвижного центроплана и двух поворотных трапециевидных консолей. На передней кромке каждой консоли имеется вихреобразующий «клык». Угол стреловидности центроплана по передней кромке 70'. Консоли могут быть установлены в трех фиксированных положениях: с углом стреловидности по передней кромке 18,5* (взлет, посадка и полет на дальность); либо 47,5' (боевое применение со сложных видов маневра и ведение ограниченно маневренного воздушного боя); либо 74,5* (полет на сверхзвуковой скорости). Конструкция крыла двухлонжеронная, кессонного типа. Кессоны центроплана и консолей являются топливными баками-отсеками. Кессон центроплана выполнен из стали и приварен к силовому отсеку центральной секции фюзеляжа. Кессон консоли присоединен к кессону центроплана посредством поворотного узла. Изменение стреловидности консолей производится специальной системой СПК-1 посредством двух гидромоторов и шариковинтового привода. Каждая консоль оснащена четырехсекционным отклоняемым носком и трехсекционным закрылком. Конструкция закрылка – трехслойная с сотовым заполнителем. На наружных поверхностях внутренних секций закрылка закреплены стальные ленты, по которым перемещаются бобышки прижимных щитков. Эти щитки закрывают вырезы в фюзеляже, в которые входит крыло при увеличении его стреловидности. На верхней поверхности каждой консоли установлен двухсекционный ин- терцептор. Элероны на крыле отсутствуют. Поперечное управление самолетом осуществляется путем выпуска интерцептора на одной консоли с одновременным дифференциальным отклонением стабилизатора. Управление механизацией крыла осуществляется гидроцилиндрами

Хвостовое оперение состоит из цельноповоротного стабилизатора. киля с рулем направления и подфюзеляжного гребня. Стабилизатор '.'ожет работать в двух режимах. В режиме продольного управления обе его консоли синхронно отклоняются в одну сторону на угол от -28.5 до +8,5*. В режиме поперечного управления консоли стабилизатора отклоняются в разные стороны на одинаковые углы не превышающие ± 6,5* (при максимальной стреловидности крыла либо ±10'. Киль двухлонжеронной конструкции. Панели между лонжеронами фрезерованные. Конструкция руля направления и хвостовых частей стабилизатора – трехслойная с сотовым заполнителем, подфюзеляжный гребень при выпуске шасси складывается вправо. В основании киля располагается контейнер с тормозным парашютом ТП-10370-65.

Шасси трехопорное с носовой стойкой. Передняя опора двухколесная. основные – одноколесные. Пневматики колес – бескамерные. Носовое колесо размером 520x140 мм, основное – 840x360 мм. Колеса оснащены дисковыми тормозами. Система торможения пневматическая. Передняя опора полурычажного типа, убирается по полету в нишу под пилотской кабиной. Она оборудована рулевым механизмом МРК-30 и центрирующим устройством. Управление передней опорой осуществляется педалями. Основная стойка состоит из поперечной балки, поворотного узла, консольной полувилки с выносным амортизатором и механизмом ее доворота. Стойка убирается посредством гидроцилиндра, который в выпущенном положении является ее подкосом. Уборка производится по направлению к оси самолета в фюзеляжный отсек. При этом шток гидроцилиндра поворачивает вверх балку относительно оси ее крепления и одновременно происходит доворот в противоположном направлении полувилки с колесом.

Силовая установка включает один ТРДФ Р-29Б-300 с максимальной тягой 8000 кгс/ с форсажом – 11500 кгс. Двигатель выполнен по двухвальной схеме, имеет одиннадцатиступенчатый осевой компрессор (5 ступеней низкого и 6 ступеней высокого давления), кольцевую камеру сгорания, двухступенчатую турбину, форсажную камеру и двухпозиционное реактивное сопло. Система запуска двигателя – автономная от турбостартера ТС-21, который рассчитан на непрерывную работу не более 60 с. В полете двигатель запускается от авторотации. При этом на большой высоте используется система его кислородной подпитки. Маслосистема – циркуляционная, замкнутого типа, все ее агрегаты смонтированы на двигателе. Топливо размещается в фюзеляжных и крыльевых баках-отсеках. Суммарная емкость внутренних баков – 5400 л. Заправка этих баков – централизованная под давлением. Кроме того, могут использоваться подвесные топливные баки емкостью по 800 л: один фюзеляжный (на центральном пилоне) и два крыльевых (под консолями). Подвеска крыльевых ПТБ возможна только под крыло, установленное на минимальный угол стреловидности. При необходимости эти баки сбрасываются в полете вместе с пилонами.

Гидравлическая система состоит из двух автономных систем: основной и бустерной. Каждая система имеет насос переменной производительности НП-70А-3 с приводом от маршевого двигателя. Рабочее давление – 210 кг/смг . Бустерная система обслуживает одну из камер двухкамерных бустеров стабилизатора и интерцепторов, а также правый гидромотор системы поворота крыла СПК-1. Основная гидросистема обеспечивает питанием однокамерный бустер руля направления, вторую камеру бустеров стабилизатора и интерцепторов, левый гидромотор СПК-1, а также выпуск и уборку шасси, закрылков и тормозных щитков, работу механизмов поворота носовых колес и складывания подфюзеляжного гребня. Дополнительными источниками энергии являются шаровые гидроаккумуляторы, установленные по одному в каждой из систем. При отказе двигателя гидронасос бустерной системы работает от аварийного привода.

Воздушная система состоит из основной и аварийной. Основная система обеспечивает герметизацию и открытие фонаря, прижим крыльевых уплотнительных щитков, торможение колес шасси, выпуск тормозного парашюта. Аварийная служит для аварийного выпуска шасси и складывания подфюзеляжного гребня, аварийного торможения основных колес шасси В качестве баллонов воздушной системы использованы полости основных стоек шасси. Система управления тормозным парашютом имеет отдельный воздушный баллон.

Вооружение. Артиллерийское вооружение самолета включает шестиствольную 30-мм пушку ГШ-6-30А с боекомплектом 260 снарядов. Кроме того, могут устанавливаться подвесные пушечные контейнеры СППУ-22-01 или УПК-23-250 с 23-мм пушками ГШ-23. Самолет несет широкую номенклатуру бомбового и неуправляемого ракетного вооружения. В частности, могут быть подвешены 22 бомбы калибром 50 или 100 кг, либо 9 бомб калибром 250 кг, либо 8 бомб калибром 500 кг, либо четыре блока УБ-16-57 или УБ-32А с реактивными снарядами С-5 калибром 57 мм (до 128 шт.), либо четыре блока Б-8М с 80-мм снарядами С-8 (80 шт.), либо четыре реактивных снаряда С-24 калибром 240 мм.

Используются также бомбовые кассеты РБК-250, унифицированные контейнеры КМГ-У, баки с зажигательной смесью ЗБ-500. На передних подфюзеляж- ных держателях предусмотрена подвеска тактических ядерных бомб мощностью до 30 кТ. В арсенал применяемого на МиГ-27К управляемого вооружения входят: корректируемые бомбы КАБ- 500Л и КАБ-500 Кр, ракеты «воздух-земля» Х-23М, Х-25МЛ и Х-25МП, Х-27ПС, Х-29Л и Х-29Т, а также самонаводящиеся ракеты «воздух-воздух» малой дальности Р-13М либо Р-60 (Р-60М). Самолет может нести до 4-х ракет Х-25МЛ или Р-60 либо до 2-х других УР. При использовании противорадиолокационных ракет Х-25МП и Х-27ПС под фюзеляж подвешивается контейнер с аппаратурой управления «Вьюга».

Максимальная боевая нагрузка – 4000 кг.

Вихреобразующий «клык» на правой консоли крыла

Кабины самолетов: МиГ-27, МиГ-27МЛ и его модернизированного варианта

Ростислав Мараев/ «АиВ»

В воздухе – тяжелый истребитель Су-35 и пассажирский самолет Ан-148-100

MAKS против кризиса

Российская публика впервые увидела в полете лайнер Super Jet 100, а также истребитель Rafale Р

В этом году открытию авиасалона в Жуковском предшествовала трагедия. 17 августа во время тренировочного полета столкнулись Су-27 и Су-27УБ знаменитой пилотажной группы «Русские витязи». В результате погиб ее командир Игорь Ткаченко, а два других летчика Игорь Куриленко и Виталий Мельник были госпитализированы. Самолеты упали на дачный поселок, где пострадали 5 человек, и позднее одна женщина скончалась в больнице. Это печальное событие не могло не отразиться на проведении салона. Выступления «Витязей», которые в прежние годы служили украшением МАКСа, пришлось отменить (лишь в завершающий день четверка этой группы прошла над Жуковским). Трагические ноты прозвучали и в речи премьер-министра России Владимира Путина, открывавшего работу авиационного форума. Но «шоу должно продолжаться»…

И оно состоялось с традиционным размахом, зрелищностью и многолюдьем. С 18 по 23 августа на летном поле аэродрома Раменское в павильонах и под открытым небом свою продукцию представили 735 компаний из 34 стран, в том числе 507 – из России (по сравнению с МАКС-2007 общее количество участников снизилось почти на 7%, что, вероятно, стало следствием мирового финансово-экономического кризиса). На стоянках и в воздухе было продемонстрировано 189 летательных аппаратов (150 российских и 39 зарубежных). Состоялся 241 демонстрационный и показательный полет, в которых приняли участие 84 самолета, вертолета и воздухоплавательных аппарата. Среди них российская публика впервые увидела в полете отечественный региональный лайнер Super Jet 100В и французский истребитель Rafale D. Очень эффектно выглядел пилотаж российских летчиков на МиГ-290ВТ, Су-30МКИ, Су-35, Ми-28Н, Ка-52 и др. Неизменно вызывали аплодисменты зрителей выступления итальянской пилотажной группы «Фречче Триколори» и французской «Патруль де Франс».

Деловая программа включала более 70 мероприятий, в т.ч. Второй Европейский конгресс по транспортной авиации и Десятую Международную конференцию по аэродинамике и управлению течениями и методам их исследования FLUCOME-2009. Как заявили организаторы салона, на нем побывали более 550000 человек, из них около 65000 представляли деловые круги 80 стран.

Безусловно, на МАКСе доминировали российские компании. Прежде всего, выделялись экспозиции, представленные крупными авиастроительными структурами, такими как Объединенная авиастроительная корпорация (OAK), «Вертолеты России», Объединенная двигателестроительная корпорация. При этом было заметно, что входящие в их состав знаменитые авиационные фирмы не утратили своей аутентичности. Наибольший деловой успехо сопутствовал холдингу «Сухой». На авиасалоне был подписан контракт на поставку ВВС России до 2011 г. 64 тяжелых истребителей (48 Су-35С, 12 Су-27СМ и 4 Су-30М2). Кроме того, предусмотрена закупка необходимого оборудования и вооружений. Оценочная стоимость этого арсенала составила около 6 млрд. USD – 60% цены всех контрактов, заключенных в этом году на МАКСе. В результате, по стоимости подписанных сделок нынешний салон превзошел два предыдущих вместе взятых.

Наиболее значительные договора в области гражданской авиации подписала лизинговая компания «Ильюшин Финанс Ко» (ИФК). В том числе, она заключила твердые контракты с авиакомпанией «Атлант-Союз» на 1,2 млрд. USD, предусматривающие поставку 15 лайнеров Ту-204СМ ульяновской постройки и тридцати Ан-148 нескольких модификаций воронежской сборки. ИФК подписала на МАКСе еще несколько соглашений, включая опционы, что в общей сложности позволяет рассчитывать на постройку в России более девяноста гражданских самолетов. При производстве Ан-148 найдется много работы и для украинских предприятий.

На этом фоне весьма скромно выглядели достижения «Гражданских самолетов Сухого», подписавших лишь один твердый контракт на два SSJ-100 для авиакомпании «Якутия».

Заметного успеха добились «Вертолеты России», заключившие сделку с компанией Airfreight Aviation из ОАЭ (базируется в аэропорту Шарджа) на поставку двадцати Ми-171, которые построит Улан-Удэнский авиационный завод. Входящие в «Вертолеты России» фирмы развивают целый ряд своих направлений. Так, во время одной из презентаций специалисты МВЗ им. М.Л. Миля рассказали о проектах глубокой модернизации вертолетов семейства Ми-171/172, развитии программы Ми-38, которая после «кончины» компании «Евромиль» вернулась под крышу родной фирмы. Немало внимания было уделено и современному состоянию программы Ми-28Н. В частности, стало известно, что уже 10 серийных машин, построенных в Ростове-на-Дону, поставлены в строевой вертолетный полк, который базируется в Буденовске (Ставропольский край).

Среди перспективных проектов российского авиапрома выделялся пассажирский

Боевой вертолет Ми-28Н

Летающая лаборатория для отработки радиоэлектронного оборудования на базе Ил-114 и один из серийных истребителей МиГ-29СМТ

авиалайнер МС-21. первый экземпляр которого должен подняться в воздух в 2014 г. Предполагается создать несколько вариантов самолета, предназначенных для полетов как на ближних авиалиниях, так и на магистралях средней протяженности Различные модификации МС-21 будут вмещать от 168 до 230 пассажирских мест. Работы над этой машиной ведутся с 2003 г. и сегодня сосредоточены в рамках корпорации «Иркуг». Программа находится на стадии эскизного проектирования. Заняты им, прежде всего, конструкторы ОКБ им. А.С. Яковлева, а также ТАНТК им. Г.М. Бериева. Какими двигателями будет оснащен лайнер, до сих пор не определено. В списках претендентов на их поставку фигурируют самые известные мировые производители, включая Pratt amp; Whitney и Rolls-Royce. Ранее считалось, что специально для МС-21 в Перми создают двигатель ПД-14. Однако на своей пресс-конференции президент ОАО «Корпорация «Иркут» Олег Демченко заявил, что эта разработка ведется в рамках целевой федеральной двигателестроительной программы и конкретно к МС-21 не привязана.

Немало перспективных проектов представили небольшие компании. Среди них выделим реактивный УТС с крылом обратной стреловидности CP-10 московского КБ «Современные авиационные технологии» и легкий двухдвигательный вертолет продольной схемы с активной системой сгасения пассажиров RUMAS-245, натурный макет которого выставила на своем стенде совместная российско-украинская компания «КБ Маслова».

В общем «громадье» салона как-то затерялись разработчики СЛА. Однако если кому из посетителей МАКСа доставало желания заглянуть в их угол, то в глаза бросалось большое количество выставленных автожиров, среди которых выделялись аппараты различного назначения компании «Гирос» из Жуковского.

Мировые гиганты авиастроения, в том числе Boeing, EADS, Lockheed-Martin, ограничили свое участие «демонстрацией флага», представив лишь стендовые экспозиции. В отличие от них австрийская компания Dia mond Aircraft Industries, специализирующаяся на разработке и производстве легких самолетов из композиционных материалов, выставила 5 натурных образцов своей техники. Среди них были двухмоторные машины семейства DA42, включая беспилотный вариант.

Участие Украины в работе салона оставило двоякое впечатление. С одной стороны ведущие предприятия: АНТК им. О.К.Антонова. ОАО «Мотор Сич», ГП «Ивченко- Прогресс» были представлены достойно и достигли важных деловых успехов. С другой так называемый украинский национальный павильон, не вмещавший экспозиции лидеров отечественного авиапрома, выглядел весьма жалко. В основном там находились как-то странно оформленные крохотные стенды, на которых иногда можно было повстречать явно неадекватных личностей. Но не будем о грустном, в конце концов, в целом для Украины МАКС прошел весьма удачно. Были подписаны важные документы, позволяющие ряду предприятий, включая производителей двигателей, авиационных систем и агрегатов, рассчитывать на получение очень привлекательных заказов.

Прежде всего, нужно назвать Протокол о внесении изменений в «Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о дальнейшем сотрудничестве в обеспечении создания, совместного серийного производства и поставок в эксплуатацию оперативно-тактического военно-транспортного самолета Ан-70 и транспортного самолета Ан-70Т с двигателями Д-27», который вечером 18 августа подписали и.о. министра обороны Украины В.В. Иеащенко и министр обороны России А.Э. Сердюков. Этот долгожданный документ призван вдохнуть новую жизнь в развитие многострадальной программы Ан-70. В частности, он открывает дорогу к ее финансирова

нию из бюджета РФ, и, возможно, это наконец-то позволит завершить испытания самолета и развернуть его полномасштабное производство на кооперационной основе предприятиями двух стран.

На следующий день в судьбе «семидесятки» произошло еще одно немаловажное событие. Генеральный конструктор АНТК им. O.K. Антонова Дмитрий Кива и президент группы компаний «Волга-Днепр» Алексей Исайкин подписали соглашение о намерениях по выведению на рынок гражданского Ан-70Т. В соответствии с ним, «Волга-Днепр» выступит заказчиком первой партии таких самолетов.

В тот же день вице-президент OAK Виктор Ливанов, Дмитрий Кива и Алексей Исайкин подписали технические требования на разработку модернизированного варианта «Руслана». Такую работу запланировали провести в рамках возобновления серийного производства Ан-124. Как заявила фирма-разработчик самолета, его дальность полета при грузоподъемности 150 т будет доведена до 4000 км. Глубокой модернизации подвергнется бортовое оборудование машины, что позволит сократить ее экипаж до 3 человек и улучшить эксплуатационные характеристики.

У представителей нашего журнала работа на МАКСе была наполнена многочисленными встречами и переговорами. К стенду постоянно подходили наши старые друзья и читатели, недавно впервые открывшие страницы «АиВ». Главное впечатление, вынесенное из этих встреч, – журнал развивается в правильном направлении, что позволяет рассчитывать на дальнейшие внимание и поддержку читателей. Эти факторы – залог успеха любого издания во все времена, а в период экономического кризиса они становятся воистину бесценными!

Легкий самолет DA42

Макет вертолета RUMAS-245

Модель авиалайнера МС-21-200

Фото М. Брянского, А. Михеева и автора

Сергей Дроздов/ Борисполь, Киевская обл.

Фото П. Аджигильдяева

Воздушные пираты Страны Советов

Окончание. Начало «АиВ>, №№ 2-4'2009

Начало девяностых – разгул угонщиков

В 1990 г. угоны воздушных судов в СССР стали практически рядовыми событиями. В тот год произошло 33 таких инцидента, и страна выбилась в «лидеры» среди европейских стран по этому печальному показателю. А начался этот всплеск 18 апреля 1990 г. Один из 76 пассажиров Ту-134 (СССР-65862), который следовал из Москвы в Ленинград, потребовал лететь в Каунас, угрожая привести в действие пронесенное на борт биологическое (!) оружие. Командир корабля Замышляев решил приземлиться в Вильнюсе, где угонщик (осветитель одного из столичных театров И. Кулагин) и был задержан. Вспоминает начальник охраны вильнюсского аэропорта: «Как только была произведена посадка, сразу же самолет был блокирован. Начались переговоры с преступником. Кулагин согласился покинуть самолет, получив обещание о доставке его к В. Ландсбергису(1*). Он был посажен в машину. После осмотра небольшого багажа оказалось, что никаких опасных предметов в нем нет». По словам угонщика, целями акции были: обратить внимание мировой общественности на политические события в Литве, встретиться с В. Ландсбергисом и провести пресс-конференцию для зарубежных журналистов.

7 июня пассажир Ту-154, выполнявшего рейс Грозный-Москва, угнал самолет в Турцию. Местный спецназ застрелил воздушного пирата. Больше никто не пострадал. Через день пассажир летевшего из Минска в Мурманск Ту-154 (СССР-85593), угрожая зажатой в руке гранатой, потребовал следовать в Стокгольм. Командир корабля С.П. Брилев решил не испытывать судьбу и посадил лайнер в столице Швеции, где угонщик сдался. Им оказался учащийся одного из техникумов г. Жодино 17-летний Д. Семенов. Его граната была муляжом. Парня выдали СССР, где его приговорили к 5 годам заключения с выплатой 1224 руб. 74 коп. Белорусскому УГА.

18 июня снова «отличились» авиаторы. В тот день бывший пилот гражданской авиации 29-летний В.Ю. Лапин, воспользовавшись прежними знакомствами, оказался на измаильском аэродроме возле готового к вылету Ан-2. Он беспрепятственно проник в кабину самолета, запустил двигатель и уже через несколько минут на предельно малой высоте пересек границу с Румынией. Увидев, как его машина исчезает за горизонтом, командир угнанного Ан-2 чуть не получил сердечный приступ – его совсем недавно восстановили на летной работе после почти двухгодичного отстранения из-за «нарушения трудовой дисциплины». Было от чего переживать и второму пилоту, ведь на борту остался вожделенный костюм «Адидас», который он с таким трудом достал… Лапин проскочил над территорией Румынии, прошел вдоль болгарского побережья над Черным морем, никем не преследуемый достиг турецкого мыса Кефкен, где произвел благополучную посадку и сдался местным властям. 25 июня турки вернули самолет советской стороне. На костюм «Адидас», к радости второго пилота, никто не позарился.

На следующий день объектом угона стал Ту-134 (СССР-65799), летевший из Риги в Мурманск. Среди его пассажиров находился саратовский художник-оформитель О.В. Козлов, который особым образом подготовился к этому полету. Он купил 3 большие свечи, обернул их фотобумагой – чем тебе с виду не толовые шашки? Вскоре после взлета Козлов передал через стюардессу командиру экипажа Ю.Ф. Кузьмину записку, содержавшую требование следовать в Швецию и угрозу взрыва самолета. Угонщик все время смотрел на часы и жестами показывал, что у него есть сообщники в салоне. Экипаж решил не рисковать и развернул лайнер в сторону Швеции, хотя он не располагал необходимыми навигационными данными.

Их удалось получить по радио от самолета, летевшего из Хельсинки, где и было решено выполнить посадку. Там угонщика ждал холодный прием «горячих» финских полицейских. Попав в местную тюрьму, Козлов неожиданно оказался в центре общественного внимания. С чьей-то легкой руки его объявили «борцом с тоталитарным режимом в СССР». Выдавать угонщика никто не собирался, несмотря на подписанные международные договоры. Но советские власти оказывали активное давление на финскую сторону, Козлов об этом узнал, нервы у него не выдержали, и он захватил заложника в тюрьме. Финны решили больше не церемониться со столь беспокойным клиентом. Вскоре он оказался на родине, где получил 5 лет строгого режима.

Сообщение о «подвиге» Козлова попало в советскую прессу, и пока тянулась тяжба с выдачей угонщика, у него нашлись последователи. Уже 24 июня почти по такому же сценарию действовал 21-летний пассажир Ту-134 (СССР-65112), следовавшего из Таллинна во Львов. Экипаж (командир Белявцев) тоже посадил самолет не в Стокгольме, куда требовал лететь возмутитель спокойствия, а в Хельсинки. У попросившего политического убежища пирата взрывных устройств и оружия не было обнаружено. 30 июня отличился 19-летний выпускник одного из львовских ПТУ А. Ми- хайленко, желавший во что бы то ни стало уклониться от службы в Советской Армии. Купив билет на рейс Львов-Ленинград, он также приобрел боевую гранату, которую выменял за две бутылки водки у солдата. Парень без проблем прошел предполетный контроль и стал одним из 152 пассажиров Ту-154 (СССР-85334). Когда лайнер находился над Белоруссией, Михайленко потребовал лететь в Швецию, угрожая взрывом гранаты. Сначала стюардесса и другие члены экипажа, который возглавлял Бухаров, приняли требование за глупый розыгрыш, но вскоре стало ясно, что юноша не шутит. Полет завершился благополучной посадкой в Стокгольме, где угонщика арестовали. Интересно, что сотрудники шведского аэропорта при досмотре нашли в багаже других пассажиров этого Ту-154 газовый пистолет и штык-нож от автомата Калашникова! 31 июля Михайленко бодали советским властям. Судили его в родном Львове, и местные представители Фемиды вынесли весьма благодушный приговор – 3 года лишения свободы условно.

В том месяце еше один пэтэушник 17-летний Ю. Капирушев пытался угнать Ту-154 CCCP-85184), летевший из Краснодара в Оренбург. 28 числа он. угрожая капсулой с «отравляющим» веществом потребовал изменить курс и следовать в Турцию. Самолет все-таки совершил посадку в Оренбурге, якобы для пополнения запаса топлива. Чтобы угонщик мог наблюдать за дозаправкой экипаж открыл входную дверь, но едва Капирушев подошел к порогу, как получил сильный пинок (вот он, радикальный способ борьбы с угонщиками!) и оказался на бетоне, где был задержан. В его капсуле оказалась обычная хлорка.

4 июля испытать себя в роли угонщика попробовала женщина. Продавщица книжного магазина Р. Маевская находилась со своей двухлетней дочерью среди пассажиров Ту-134 (СССР-65771), следовавшего из Адлера в Ростов-на-Дону. Она достала из ручной клади сверток с торчавшими проводами, заявила, что это бомба и потребовала лететь в Турцию. Командир корабля Суров решил все же следовать на аэродром, определенный расписанием. В Ростове у «похулиганившей» работницы советской торговли вместо взрывного устройства обнаружили завернутые в газету нож и молоток. По словам Р. Маевской, на угон самолета ее подвинули череда жизненных неудач, а также проблемы с соседями по коммунальной квартире.

На следующий день очередной пэтэушник продолжил скандинавскую эпопею. 19-летний М. Мокрецов передал экипажу летев-

1* лидер движения «саюдис», выступавшего за независимость литвы, с марта 1990 г. возглавлял верховный совет литвы.

Самолет Ту-134 (бывший CCCP-65771), который 4 июля 1990 г. попыталась угнать продавщица книжного магазина Р. Маевская. Снимок сделан в 2008 г. во время взлета лайнера из московского аэропорта Внуково

шего из Ленинграда во Львов Ту-154 (СССР-85101) записку: «Требую изменить курс на Стокгольм, в противном случае самолет будет взорван. Не советую делать глупостий, со мной сообщник». Командир корабля Одинокий решил подчиниться и повел самолет к «варягам». Пассажиры оставались в полном неведении о происходившем, но один из них, пожилой бывший летчик заподозрил неладное и заметно занервничал. И было от чего. Он уже побывал в роли заложника, когда 30 июня летел к друзьям в Ленинград, а оказался в Стокгольме. Теперь он хотел вернуться домой во Львов, но все равно летел в Стокгольм!… Самолет без осложнений приземлился в аэропорту шведской столицы, где угонщика арестовали, оружия и взрывчатки при нем не обнаружили. После этого случая один местный журналист с раздражением написал в своей газете: «Советские самолеты внутренних авиарейсов под угрозой угонщиков начинают сыпаться, как град с неба, в аэропортах соседних стран…» Шведы держали Мокрецова в своей каталажке, где он и узнал о решении вернуть его на родину. От отчаяния он прямо в камере вскрыл себе вены осколком стекла электролампочки. Это вызвало бурную реакцию местной общественности. и судил Мокрецова все-таки шведский суд, приговоривший его к четырем годам лишения свободы.

Угоны воздушных судов в СССР продолжались с пугающей частотой. С 7 июля по 13 августа были захвачены 7 самолетов: Ан-2, L-410, Ан-24 (СССР-47825), два Ту-134 (СССР-65886, СССР- 65706), два Ту-154 (СССР-85346 и, по данным некоторых источников, СССР-85101, то есть, возможно этот лайнер угоняли дважды за 5 дней!). Правда, все э~и случаи завершились благополучными посадками на советских аэродромах. Наиболее тяжелые последствия мог иметь инцидент, произошедший 12 июля с Ту-154 (СССР-85346) во время выполнения рейса Ленинград-Мурманск. На борту находились 110 пассажиров, и один из них, 17-летний юноша под угрозой взрыва потребовал следовать r Швецию Командир экипажа Федоров запросил «землю» о данных предполетного досмотра и получил заверение, что ничего опасного на борт никто не пронес. Тогда он решил возвратиться в Ленинград. Однако наземные службы ошиблись – взрывное устройство, причем боеспособное, в самолете находилось! К счастью, членам экипажа и нескольким особо отважным пассажирам удалось отобрать бомбу у угонщика, и взрыва не последовало. Тут же одна бдительная пассажирка указала на другого молодого человека, с которым угонщик активно общался перед вылетом Ее наводка оказалась «в точку» – это и впрямь был сообщник. После приземления оба «воздушных пиэата» были задержаны, а затем осуждены на 6 лет и 2 года лишения свободы соответственно.

19 августа был захвачен очередной Ту-154. Борт СССР-85325 (по другим данным, СССР-85323) взлетел рано утром из аэропорта Нерюнгри (южная Якутия) с 85 пассажирами, в число которых входили 6 подследственных, 9 осужденных (которых почему- то перевозили без наручников и с личными вещами в сумках), а также 3 конвоира. Самолет не успел набрать высоту, как один из этапируемых преступников В. Евдокимов подозвал стюардессу Т. Шарфгалиеву и негромко сказал ей: «Передайте командиру., взорвем все… только без паники…». Оказалось, что вооружены были не только конвоиры – их подопечные умудрились пронести на борт обрез и некое взрывное устройство! Шарфгалиева метнулась в кабину экипажа и по поручению командира корабля A.M. Листопадова вернулась выяснить требования преступников. Один из конвсиров заподозрил неладное и вскочил, передернув затвор автомата. Тут же перед ним возник с обрезом в руках подконвойный А. Исаков, заоравший: «Брось автомат!!… Взорвем все!» Встал со своего места и В. Евдокимов, державший в руках два оголенных провода. Так они и стояли напротив друг друга почти 5 минут, пока 8 салон не вышел бортинженер А. Камошин, который оценил ситуацию и быстро убедил конвоира бросить автомат. Пришлось разоружиться и двум его коллегам, в результате к угонщикам попали 2 автомата Калашникова, 4 магазина к ним и пистолет Макарова.

По требованию преступников самолет вернулся в Нерюнгри. Там угонщики согласились обменять находившихся на борту женщин и детей на оружие, бронежилеты, парашюты (!) и двух своих «корешей», которых пришлось освободить из местной тюрьмы. Покинули Ту-154 и 6 подследственных, наотрез отказавшихся участвовать в угоне. Теперь на борту остались 7 членов экипажа, 30 пассажиров, включая трех разоруженных военнослужащих внутренних войск, и 11 угонщиков с арсеналом из четырех автоматов, трех пистслетов и обреза (бомба была муляжем). По их требованию самолет вылетел в сторону Пакистана. Перед взлетом угонщики сказали командиру экипажа: «Мужик, не волнуйся. Выполняй наши команды – останешься жив. Чуть-чуть отлетим и выпрыгнем». Но экипаж объяснил «десантникам», что с Ту-154 с парашютом не прыгают, поэтому те решили продолжить полет в салоне. Для дозаправки лайнер в 15.45 приземлился в Красноярске, а в 20.42 – в Ташкенте. Там обеим стюардессам разрешили покинуть самолет, но они отказались это сделать, решив остаться со своим экипажем. Ночью группа московского спецназа попыталась штурмовать самолет, однако преступники обнаружили выдвигавшихся бойцов еще на дальних подступах, стали стрелять в воздух и в Сетон, требуя немедленного вылета, а когда это не помогло, пригрозили расстрелять часть пассажиров. «Земле» пришлось дать «добро» на вылет, и утром 20 августа захваченный Ту-154 снова поднялся в воздух.

В 12.40 по московскому времени он приземлился в пакистанском Карачи. Уже через 5 часов самолет улетел в СССР, а добившиеся своего угонщики оказались в местной тюрьме. Только тут они узнали, что в Пакистане за угон самолета предусмотрена смертная казнь! Исламские дознаватели и судьи остались безучастными к политическим заявлениям «вырвавшихся из СССР борцов за свободу», и все 11 воздушных пиратов были приговорены к повешенью. Спасло их лишь приближение мусульманского праздника, в честь которого в марте 1992 г. казнь заменили пожизненным заключением. Впрочем, условия содержания в пакистанских тюрьмах превзошли самые худшие ожидания бывших советских зеков. Как сказал один из них: «Знал бы, что в Пакистане действуют такие законы, лучше отсидел бы на сибирских нарах». Трое заключение не перенесли: один умер от туберкулеза, двое покончили с собой. В 1998 г. шестерых выдали России, где они и продолжили отбывать наказание (15 лет). Двое к тому времени приняли ислам и остались сидеть в Пакистане.

9 июня 1990 г. 17-летний учащийся техникума Д. Семенов угнал этот Ту-154 в Швецию. Самолет сфотографирован на перроне минского аэропорта в 1992 г.

30 августа 1990 г. в СССР был совершен весьма необычный захват Ан-2. Самолет выполнял рейс Ливны-Орел, когда не совсем трезвый и не совсем психически здоровый пассажир, угрожая ножом и пистолетом, потребовал лететь… в Воронеж. Воистину, желания угонщиков неисповедимы. Совместными усилиями одного из пилотов и пассажиров странного террориста обезвредили. Его пистолет оказался деревянным Самолет вернулся в Ливны, а заигравшийся в пистолетики горе-пират в конечном итоге угодил на принудительное лечение.

В тот же день была предпринята попытка угона Як-42 (СССР- 42321), вылетевшего из Москвы в Воронеж. Один из его 33 пассажиров потребовал следовать в ФРГ, но был очень не убедителен, и полет завершился на аэродроме, указанном в расписании. При задержании несостоявшегося угонщика ничего представлявшего угрозу при нем не обнаружили.

Таким образом, за 3 летних месяца угонщики 19 (!) раз посягали на самолеты Аэрофлота, при этом в 8 случаях им удалось заставить экипажи приземлиться за границей СССР. И в дальнейшем происшествия подобного рода происходили весьма часто, но интенсивность их все же снизилась.

3 сентября 16- и 15-летний подростки перелезли через ограждение киргизского аэродрома Пржевальск (ныне – Каракол) и захватили Ан-24 с 17 пассажирами на борту, который должен был вылететь во Фрунзе (ныне – Бишкек). Угрожая ножами и якобы имевшимся у них взрывным устройством, они потребовали следовать во Фрунзе, где предоставить им Ту-154 для вылета в Китай. По сигналу «Набат» прямо из дому прибыл и.о. начальника горот- дела милиции, который даже не успел переодеться в форму и получить оружие. Очевидно, поэтому угонщики согласились вести переговоры именно с ним. Войдя в салон, милиционер оценил ситуацию и нейтрализовал одного из угонщиков, державшего в руках стеклянную банку с «бомбой». Второго скрутили ворвавшиеся следом оперативники. В банке оказался муляж взрывного устройства..

24 сентября была предотвращена очередная попытка угона Ту-134 в Швецию. 43-лений пассажир рейса Ленинград-Архангельск, к тому времени уже дважды пытавшийся (на поезде и пешком) незаконно пересечь госграницу и оба раза отбывавший наказание за это, теперь решил попробовать счастье на воздушном транспорте. Вскоре после взлета он передал записку с требованием следовать в Швецию и традиционной угрозой взрыва. Под предлогом дозаправки самолет приземлился в Архангельске, где беглеца-не- удачника уговорили освободить пассажиров и стюардесс, а вскоре он добровольно сдался.

3 октября некий Гаврилов предпринял неудачную попытку угона самолета, следовавшего из Перми в Котлас. Ни тип ЛА, ни другие подробности происшествия автору выяснить не удалось.

На второй день после этого события Як-40 (СССР-87575), вылетевший из Новгорода в Ленинград с 21 пассажиром на борту, оказался в Финляндии. Примерно на середине маршрута стюардесса принесла командиру экипажа В. Меркулову записку: «Начальник! Меняем курс на Стокгольм. При посадке на любой другой аэропорт взорвем самолет. Пусть птаха не порхает по салону: кореша голодные». Угонщик отказался разговаривать с вышедшим к нему бортинженером, всячески демонстрировал решимость своих намерений, и Меркулов не стал рисковать… Перед посадкой в аэропорту финской столицы угонщик, увидев силуэты кораблей, спросил: «Стюардесса, что за город?», – и, услышав в ответ: «Хельсинки», потянулся к сумке. Побледневшая бортпроводница быстро пролепетала: «Командир просил передать, что мы можем сесть только здесь. До Стокгольма не хватит топлива!» «Пусть садится…», – милостиво бросил угонщик. На земле финские полицейские выяснили, что переполох учинил 41-летний инвалид второй группы, состоявший на учете в психоневрологическом диспансере. Взрывного устройства при нем не обнаружили. После двух месяцев пребывания в стране Суоми нервного «клиента» выдали советским властям, которые отправили его на принудительное лечение.

Не прошло и полутора месяцев, как 15 ноября другой пациент психлечебницы, 31-летний пермяк, угнал в Хельсинки Ту-134 (СССР-65872), выполнявший рейс Ленинград-Москва. Инцидент очень походил на предыдущий случай, причем снова ничего взрывоопасного на борту не обнаружили.

На следующий день один из 64 пассажиров Ту-134 (СССР- 65759), следовавшего из Таллинна в Москву, угрожая пистолетом, потребовал лететь в Швецию. Связавшись с «землей» и оценив обстановку, командир экипажа решил вернуться на аэродром вылета, где группа захвата задержала угонщика. Его пистолет оказался пластмассовым.

2 декабря спецназ штурмовал захваченный Ту-154 и обнаружил у арестованного угонщика боеспособное взрывное устройство. А вот 24 декабря очередной доморощенный террорист безуспешно пытался угнать самолет с помощью «бомбы», под которую замаскировал завернутые в целлофановый пакет произведения В.И. Ленина.

21 января 1991 г. Ту 154 Украинского УГА (командир экипажа A.M. Мул) со 150 пассажирами на борту, следовавший по маршруту Грозный-Одесса, по требованию угонщика этнического немца Ганна был развернут в сторону Турции. Однако в связи с отказом властей этой страны принять самолет, посадку пришлось совершить в Болгарии на аэродроме Бургас где воздушный пират сдался без сопротивления.

4 марта произошел захват Ан-24 (СССР-46614) с 25 пассажирами на борту, летевший из Котласа в Ленинград. Угонщик требовал лететь в Швецию, «о согласился совершить посадку для дозаправки в Ленинграде. С ним начались переговоры, в результате которых удалось добиться освобождения всех пассажиров в обмен на полетную документацию и штурмана-лидировщика, необходимых для полета в Швецию. Затем последовало очередное предложение сдаться, но в ответ в салоне Ан-24 прогремел взрыв, единственной жертвой которого стал сам угонщик. В тот раз спецназ и не пригодился, но 29 апреля захваченный Ту-154 все-таки пришлось брать штурмом.

30 августа 1990 г. этот Як-42 (бывший СССР-42321) пытались угнать в ФРГ. Снимок сделан в 2007 г.

Остальные попытки угонов, произошедшие с ноября 1990 г. по июнь 1991 г., напоминали одна другую до мелочей: взлет, передача записки экипажу с требованием лететь в указанном направлении, связь экипажа «с землей», получение информации об отсутствии опасных предметов на борту, посадка на территории СССР и арест единственного угонщика (однажды угонщицы). Все случаи обошлись без жертв В общей сложности в этот период воздушные пираты покушались на 19 самолетов: 7 Ту-154 4 Ту-134 по 2 Як-42, Ан-24, Ил-86, 1 Як-40. тип еще одного самолета автору не известен.

Затем до ноября в угонах наступил перерыв Объяснялось это, очевидно продолжавшимся ухудшением положения в Стране Советов, что уменьшило число авиапассажиров и упрощением правил выезда граждан СССР за его пределы.

Прервал паузу Шамиль Басаев, который с двумя сообщниками захватил 9 ноября Ту-154, выполнявший рейс из Минеральных Вод в Екатеринбург. На борту находились еще 168 пассажиров. К их счастью, Басаев только начинал свою террористическую «карьеру» и не стремился пролить кровь невинных – он ограничился требованием следовать в столицу Турции. В Анкаре угонщики выпустили всех пассажиров в обмен на возможность сделать политическое заявление для прессы. На следующий день они отбыли на том же Ту-154 в Грозный, где уже действовал «новый» порядок и никакое наказание им не грозило.

Последняя попытка угона воздушного судна в истории СССР была предпринята 13 ноября 1991 г. Угонщик сначала требовал, чтобы Ту-154, следовавший из Иркутска в Санкт-Петербург (историческое имя возвращено 6 сентября 1991 г.), приземлился на любом военном аэродроме НАТО. Затем он уточнил, что лететь следует в Великобританию Однако экипаж решил приземлиться в пункте назначения. После посадки в северной столице угонщик был обезврежен сотрудниками МВД. По другой версии, это сделали члены экипажа еще в воздухе.

В целом, угоны начала 1990-х гг. зеркально отображали ухудшение общей ситуации в СССР. Следует отметить, что в то время суды резко смягчили наказания за совершение таких преступлений: если раньше преступников расстреливали или приговаривали к длительным срокам заключения, то теперь они получали либо небольшие сроки (иногда – условно), либо вообще отделывались админарестом на 15 суток. Бросается в глаза значительное количество попыток угонов, предпринятых учащимися ПТУ и техникумов. Объяснить это можно «игрой молодой крови», склонностью к внутреннему протесту против окружающего мира, а также тем, что молодежь наиболее подвержена влиянию извне (например, информации СМИ про угоны).

Итак, «советский» период в истории угонов воздушных судов закончился. Основными причинами, по которым граждане СССР совершали такие преступления, были: сложности с официальным выездом за пределы СССР на постоянное проживание; попытки уйти от уголовной ответственности; корысть (получение выкупа для дальнейшего безбедного существования).

Угоняли воздушные суда все: и криминальные элементы, и обычные граждане самых мирных профессий, и военнослужащие, и инвалиды, и ученики средних школ, и сами авиаторы… В общей сложности решились пойти на такие преступления 187 человек. Действовали они как в одиночку, порой спонтанно, так и группами численностью свыше 10 человек после тщательной предварительной подготовки. В 9 случаях угонщики использовали боеспособные взрывные устройства, в т. ч. гранаты, в одном – бутылку с зажигательной смесью, в 17 – огнестрельное оружие, в 9 – холодное. В двух третях случаев они просто блефовали, угрожая муляжами взрывных устройств, макетами пистолетов или просто упоминая о них. Для 98 членов экипажей и пассажиров, а также для 17 угонщиков захваты ЛА обернулись гибелью. Многие авиаторы и сотрудники спецслужб, проявившие мужество в противостоянии с воздушными пиратами, были удостоены высоких государственных наград, в т.ч. шестеро стали Героями Советского Союза (из них двое – посмертно).

По географии угоны распределились примерно в равных пропорциях между северными и южными регионами СССР. На севере, в большинстве случаев, требовали лететь в Скандинавию, на юге, в основном, – в Турцию. Изредка предпринимались попытки угона на Дальнем Востоке, в направлении Китая. В 1989-91 гг. перечень стран, куда пытались угнать самолеты Аэрофлота, расширился и в нем появились такие страны, как США, Великобритания, Франция и даже Швейцария. Как видно из соответствующей таблицы, наибольшей популярностью пользовалась нейтральная Швеция, где угонщики могли относительно легко получить политическое убежище. Однако после того, как эта страна начала выдавать воздушных пиратов, они несколько «охладели» и к ней. Зато Турция, у которой были весьма натянутые отношения с СССР, неизменно оставалась привлекательной для угонщиков.

Подходил к концу 1991 год, а вместе с ним – и история страны под названием СССР. И, сами того не ведая, его народы вступали в новое, неизведанное образование под названием СНГ. А там, в числе прочего, были и свои воздушные пираты…

Сергей Комиссаров/ Москва

Самолеты для воздушной акробатики

Окончание. Начало в «АиВ», №2, 3'2009

На смену Як-18П приходит ПМ

В ходе эксплуатации Як-18П в 1961-64 гг. у советских летчиков-спортсменов накопился достаточный опыт, чтобы оценить как сильные, так и слабые стороны этого самолета. В феврале 1965 г. группа спортсменов – мастера спорта В. Мартемьянов, В. Овсян- кин, В. Пискунов, В. Почернин, Д. Терегулов – выступила в журнале «Крылья Родины» с критической статьей о Як-18П. Называя его «прекрасной машиной», авторы в то же время отмечали: «Поперечное V делает Як-18П слишком устойчивым в прямом пилотаже, но неустойчивым в пилотаже перевернутом… Самолет необходимо усилить, повысить его прочность. Ведь некоторые фигуры высшего акробатического пилотажа могут выполняться на Як-18П почти на пределе запаса прочности.

Конструкция самолета позволяет отнести кабину пилота немного назад. Это необходимо сделать, чтобы улучшить ориентировку в пространстве, особенно на вертикалях. Можно, конечно, модернизировать Як-18П, но, вероятно, выгоднее пойти по другому пути – создать совершенно новый спортивный самолет…».

Подобные соображения еще ранее нашли отражение в отчете об участии сборной команды СССР в III чемпионате мира по высшему пилотажу (1964 г.). В нем выдвигалось предложение: «Принять самые срочные меры по созданию нового спортивного самолета, как дальнейшей модификации существующего самолета Як-18П. При невозможности этого принять срочные меры о внесении ряда изменений в конструкцию Як-18П…».

К сходным выводам пришли и в ОКБ А.С. Яковлева. В 1964 г. группа молодых инженеров ОКБ начала инициативную работу над проектом нового спортивного самолета «Акробат». Руководство фирмы поддержало эту инициативу. Однако вскоре объективные обстоятельства заставили избрать иной путь, а работа по «Акробату», по свидетельству Ю.И. Янкевича, не вышла за рамки предварительных прикидок и принципиальных решений. В начале 1965 г. ОКБ Яковлева получило заказ на создание нового пилотажного самолета, с которым советская команда смогла бы выступить на чемпионате мира по высшему пилотажу в 1966 г. Учитывая сжатые сроки, руководство ОКБ решило пойти по пути модификации Як-18П. Результатом этой работы стало создание варианта, названного Як-18ПМ, в котором были учтены многие пожелания авиационных спортсменов.

3 марта 1965 г. для выполнения работ была создана группа в составе: В.К. Андреева, С.П. Борисова, В.Н. Львовой, В.П. Макарова, С.А. Яковлева, Ю.И. Янкевича. Позднее из нее вывели Львову и включили Л.В. Стаурина, С.В. Неунылова и В.П. Пришкольника.

Летом 1965 г. на опытном производстве ОКБ приступили к изготовлению двух экземпляров Як-18ПМ – летного и для статиспытаний. В летный опытный Як-18ПМ (фото на заставке) переделали Як-18П зав. № 1160610 выпуска 1961 г. Вместо штатного двигателя АИ-14Р на нем установили форсированный АИ-14РФ в 300 л.с. В документах ОКБ с 1967 г. этот двигатель значился уже как АИ-14РФП) Максимальная скорость горизонтального полета при этом увеличилась до 320 км/ч, скороподъемность – до Юме Кабину летчика перенесли назад на 1200 мм Это позволяло пилоту в полете видеть крыло на фоне линии горизонта и землю за задней кромкой крыла. Последнее важно для контроля за местонахождением машины при выполнении комплекса фигур над площадкой ограниченных размеров. При этом на 4-5: i переместилась и центровка самолета, что благоприятно сказалось на его управляемости и маневренности.

Тормозной щиток опытного Як-18ПМ

Мотоустановка опытного Як-18ПМ

Для повышения устойчивости самолета в перевернутом полете и при выполнении обратного пилотажа поперечное V крыла уменьшили до 2'. Расширили диапазон допустимых перегрузок: от +9 до -6, в связи с чем потребовалось усилить конструкцию. Доработали пульты в кабине пилота и управление двигателем. Более удобным сделали устройство управления триммером руля высоты. Был поставлен новый масляный радиатор, более эффективный, чем на Як-18П.

Еще одним нововведением на Як-18ПМ стала замена большого посадочного щитка на маленький воздушный тормоз (площадь всего 0,3 м2 ). Выпуск тормозного щитка должен был улучшить характеристики Як-18ПМ на нисходящих фигурах, давая летчику возможность притормозить самолет. Однако на практике это новшество не прижилось. Летчики предпочитали не пользоваться воздушным тормозом. Поэтому на серийных Як-18ПМ тормозной щиток не устанавливали. Зато полностью себя оправдали два других изменения: уменьшение угла поперечного V и изменение центровки на более заднюю. Обе эти доработки позволили улучшить управляемость самолета за счет снижения запасов устойчивости.

Ведущими инженерами по Як-18ПМ были С.А. Яковлев и В.Л. Пришкольник, ведущим летчиком-испытателем – В.С.Кирсанов. В мае 1966 г., после заводских испытаний и доводок, опытный Як-18ПМ начали облетывать спортсмены, входившие в сборную команду страны. В конце июня 1966 г., за месяц до открытия чемпионата мира, им передали еще пять Як-18ПМ. Эти машины были построены силами ОКБ в сотрудничестве с авиаремонтным заводом ДОСААФ путем переделки пяти серийных Як-18П с наименьшим налетом. Самолеты этой партии сохранили закругленные законцовки крыла, характерные для Як-18А и Як-18П.

4-15 августа 1966 г. в Москве состоялся IV чемпионат мира по высшему пилотажу. Главная борьба развернулась между спортсменами, пилотировавшими Як-18ПМ и чехословацкие «Злины» разных модификаций, на которых летали летчики из девяти стран. Советская команда выступила блестяще, завоевав все 24 медали – золото, серебро, бронзу, лавровые венки чемпионов, кубок П. Нестерова за командное первенство. В личном зачете чемпионами стали Г. Корчуганова и В. Мартемьянов.

Иностранным спортсменам предоставили возможность полетать на Як-18ПМ. Вот некоторые их отзывы Капитан французской команды Марсель Шаролле: «Отличная машина. Очень легкая в пилотировании и акробатическом полете Очень послушная и удобная. Создает впечатление большой надежности Не вызывает никаких сложностей при обратном пилотаже Вертикальные фигуры выполняет очень легко Самолет производит огромное впечатление». Член спортивной делегации США Боб Гувер Выдающийся акробатический самолет Летать на нем приятно и абсолютно безопасно». Испанец Т. Кастаньо. абсолютный чемпион предыдущего первенства: «Отличная машина, послушная и удобная в управлении». Журнал Air Pictorial подчеркивал, что Як-18ПМ был единодушно признан лучшим самолетом этого чемпионата. Журнал Aero Modeller писал, что Як-18ПМ «стал бесспорным «королем» среди пилотажных самолетов. Были, правда, и критические замечания. Иностранные летчики отмечали, что Як-18ПМ «уступает другим самолетам в выполнении медленных или штопорных бочек». А капитан английской команды Нил Уильяме позже на страницах издания Королевского аэроклуба заявил, что по пилотажным свойствам Як-18ПМ уступает «Злину». Однако он признавал, что ВМГ «Яков» «действительно очень хороша. На всем протяжении полетов винтомоторная группа работала безупречно, и это составляло одну из самых сильных сторон самолета».

Летом 1967 г. Як-18ПМ продемонстрировали на авиасалоне в Ле Бурже. Через год советская команда отправилась с Як-18ПМ в Магдебург (ГДР) на очередной чемпионат мира по высшему пилотажу. Нужно сказать, что ресурс этих самолетов был к тому времени почти исчерпан, и они лишь ограниченно использовались в тренировках перед чемпионатом.

По ряду причин выступление советской команды в Магдебурге оказалось неудачным. Команда выступила ниже своих возможностей, лишь молодому спортсмену И. Егорову удалось стать чемпионом мира по произвольному комплексу. Руководители ДОСААФ усмотрели причину этого в недостатках морально-воле- вой подготовки команды и в промахах тренерского состава, готовившего ее Последовали оргвыводы – новым главным тренером команды был назначен К.Г. Нажмудинов.

Вскоре после чемпионата в Магдебурге эксплуатацию Як-18ПМ пришлось прекратить по причине израсходования ресурса, и в течение всего 1969 г. спортсмены советской сборной были лишены возможности тренироваться на самолетах этого типа. Чтобы поправить положение, в начале 1970 г. на заводе в г. Арсеньеве организовали выпуск небольшой серии Як-18ПМ. Головной серийный Як-18ПМ № 700102(2*) с двигателем АИ-14РФП и винтом ВИШ В-530-Д35 прошел совместные контрольные испытания к середине июня 1970 г. До конца года построили еще 4 машины, в 1971 г. и 1972 г. – по 10 самолетов.

Таким образом, в общей сложности выпустили 25 серийных Як-18ПМ. К сожалению, доступные документы не дают ответа на вопрос, почему серия была столь не велика. Почти все Як-18ПМ пошли на нужды сборной команды СССР (известно, что Як-18ПМ эксплуатировался в Киевском аэроклубе). Рядовые аэроклубы не получили замены списанным в 1970 г. Як-18П.

Самолеты Як-18ПМ арсеньевской постройки отличались от первых шести машин. Во-первых, на них упразднили тормозной щиток. Во-вторых, были «срезаны» законцовки крыла, получившие угловатые очертания. Благодаря этому удалось повысить эффективность элеронов за счет уменьшения демпфирующего эффекта концевых частей крыла. Размах крыла уменьшился до 10174 мм, а площадь – до 16,66 м2 (по сравнению с 10600 мм и 17,0 м2 у первых экземпляров Як-18ПМ). Площадь элеронов осталась такой же, как у серийного Як-18П – 1,94 м2 . «Арсеньевские» Як-18ПМ приняли участие в мировом чемпионате 1970 г. в Англии вместе с новым вариантом Як-18ПС.

2* В начале заводских номеров серийных Як-18ПМ вместо числа 116, обозначавшего ранее № завода, стояли две цифры по году выпуска.

ЯК-18ПС – последний из могикан

После неудачи в Магдебурге в ОКБ А.С. Яковлева начали разработку нового, усовершенствованного варианта пилотажного самолета на базе Як-18ПМ. Вот что писал по этому поводу С.А. Яковлев: «Учитывая важность психологического настроя летчиков на победу, необходимость внушения им уверенности в высоком уровне нашей техники, в ОКБ было решено к следующим соревнованиям подготовить улучшенную модель самолета. На этот раз модернизация проводилась по линии снижения массы машины, т.е. уменьшения удельной нагрузки на крыло. Так родился Як- 18ПС – пилотажный специальный».

В Як-18ПС переоборудовали три Як-18ПМ. Принципиальная конструктивная схема самолета осталась без изменений, однако шасси выполнили с хвостовой опорой, а основные опоры – убирающимися с поворотом назад. В связи с установкой нового шасси доработали фюзеляж и центроплан. Вместо двух основных топливных баков поставили один, расположенный в центре тяжести самолета. Применили новый маслорадиатор 1734 вместо 1070. Радиостанцию «Перо» заменили на «Зяблик» На руле направления установили аэродинамический компенсатор. В итоге взлетная масса самолета уменьшилась на 110 кг по сравнению с Як-18ПМ.

В соответствии с распоряжением МАП №3/908 от 10 февраля 1970 г. в ОКБ Яковлева переделали Як-18ПМ № 700103 в Як-18ПС.

Серийный Як-18ПМ в полете. Справа: Як-18ПМ (борт 07) – участник чемпионата мира в Халлавингтоне. 1970 г.

Як-18ПС (борт 04) на траве тушинского аэродрома

Ведущим инженером по самолету назначили Ю.И. Янкевича, ведущим летчиком-испытателем – Ю.В. Петрова. В период с 20 по 28 июня 1970 г. состоялись совместные летные испытания Як-18ПС с участием ОКБ Яковлева, ДОСААФ и ЛИИ. Всего было выполнено 18 полетов с общим налетом 9 ч 00 мин. Полеты выполняли летчики: Ю.В. Петров и М.С. Дексбах (ОКБ), И.Н. Егоров, А. Пименов и В.А. Пономарев (ДОСААФ), В.И. Лойчиков (ЛИИ).

Итогом этой работы стал «Отчет49-70-7 по результатам совместных испытаний опытного самолета Як-18ПС № 700103 с двигателем АИ-14РФП». В частности, в нем говорилось: «По отзывам летчиков, управление и маневренность самолета, особенно на вертикали, значительно улучшились». В своих выводах Лойчиков отмечал, что Як-18ПС легче в управлении, чем Як-18ПМ. Уменьшились усилия на ручке управления при создании единицы перегрузки и при создании единицы угловой скорости. Заметно уменьшились усилия на педали. За счет уменьшения веса Як-18ПС по сравнению с Як-18ПМ имеет меньшие скорости сваливания как в прямом, так и в перевернутом полете. На нисходящих фигурах потеря высоты у Як-18ПС меньше, на восходящих фигурах набор высоты больше. Пименов, Егоров и Пономарев писали: «…самолет Як-18ПС выгодно отличается от самолета Як-18ПМ, имея большие возможности маневра по высоте и по месту». В целом, было констатировано, что машина успешно прошла летные испытания и «может быть рекомендована в качестве тренировочного спортивно-пилотажного самолета ДОСААФ и для участия в чемпионатах мира по высшему пилотажу». 8 августа 1970 г. самолет передали в эксплуатацию ДОСААФ.

Согласно «Формуляру самолета типа Як-18ПМ № 700105 с двигателем типа АИ-14 РФП» эту машину к концу мая 1970 г. переделали на опытном производстве ОКБ в Як-18ПС (борт 05). Ему установили начальный ресурс в 150 летных часов, но не более 12000 фигур прямого и обратного пилотажа. В 1974 г. после ремонта ресурс продлили до 250 летных часов и 15000 фигур высшего пилотажа.

Борт 05 участвовал в VI чемпионате мира по высшему пилотажу, проходившем 13-26 июля 1970г. в Халлавингтоне (Великобритания). Как пишет С.А. Яковлев: «Ведущиелетчики сборной команды СССР, полетав на Як-18ПС, однозначно высказались за эту машину. Но, учитывая малое время, оставшееся для тренировок, приняли решение готовить для чемпионата одновременно и новый Як-18ПС, и хорошо освоенный Як-18ПМ». В итоге, на этом первенстве абсолютными чемпионами мира стали С. Савицкая, летавшая на Як-18ПМ, и И. Егоров, выступавший на Як-18ПС. Успех Егорова стал подтверждением отличных пилотажных качеств самолета. Командное первенство выиграла очень сильная американская команда, сборная СССР заняла второе место, ЧССР – третье.

В отчете советской делегации, в частности, отмечалось: «Самолеты Як-18ПМ и Як-18ПС отвечают требованиям чемпионата мира. Появление новых самолетов в других странах требует улучшения конструкции и аэродинамики наших спортивных самолетов. Учитывая трудности в создании нового спортивного самолета, к VII чемпионату мира надо до конца доводить самолет Як-18ПС, особенно необходимо улучшить его штопорные качества».

18-31 июля 1972 г. в Салон де Прованс (Франция) состоялся VII чемпионат мира, на котором Як-18ПС (борт 02) стал основной машиной советской сборной. Обратимся еще раз к рассказу С.А. Яковлева. На этот раз «и в командном, и в личном зачете победили американцы. Наши спортсмены сумели завоевать только две серебряные – А. Пименов и Л. Морохова и одну бронзовую – Л. Леонова – медали в личном первенстве. Очень хорошо выступивший И. Егоров был бесспорным лидером соревнований, но во время выполнения последнего упражнения забыл включить секундомер на приборной доске своего Як-18ПС. В результате он на 15 секунд превысил время, отведенное на полет. Начисленные за эту ошибку штрафные очки отбросили его назад, лишив первого места и чемпионских наград».

Як-18ПС (борт 05) на чемпионате мира в Халлавингтоне. 1970 г.

Як-18ПС (борт 02) на чемпионате мира в Салон де Прованс. 1972 г.

Самолеты Як-18ПМ из собраний Музея ВВС в Монино (слева) и Государственного музея авиации Украины в Киеве

В 1974 г. Як-18ПС получил возможность последний раз проявить себя на международной арене в ходе соревнований на кубок Бьянкотто во Франции. Как вспоминает Нажмудинов, на этой машине очень красиво выступил в произвольной программе Виктор Лецко.

Резюмируя роль пилотажных вариантов самолета Як-18 в развитии нашего авиационного спорта, К.Г Нажмудинов говорил в беседе: «Хочу еще раз сказать, что Як-18П нас очень выручил, он нам позволил серьезно поднять наш авиационный спорт. Потом Як-18ПМ с задней кабиной и т.д. – обеспечили еще один шаг вперед. А на ПС – там сыграло свою роль существенное снижение веса. Оно обеспечивало высотные характеристики самолета. Летчики могли уже не бояться, что не хватит высоты для выполнения всего комплекса фигур – это важный психологический момент». Сильной стороной пилотажных Як-18 было и то, что они хорошо смотрелись в воздухе, а это существенно влияло на общее впечатление.

По мнению Нажмудинова, развитие вариантов П-ПМ-ПС проходило шаг за шагом, с частичным улучшением базовой конструкции под давлением все более усложнявшихся программ международных состязаний и появления более совершенных машин у конкурентов. Сдерживали улучшение самолета некоторые унаследованные от базового УТС свойства, прежде всего значительный вес и недостаточная прочность конструкции. Получилось так, что на пилотажных Як-18, да и на более позднем Як-50, летчики могли делать больше, чем позволял самолет по условиям прочности, но пилоты вынуждены были подчиняться возможностям самолета. Наши самолеты проигрывали западным конкурентам в способности выполнять быстрые вращения Нужно иметь в виду, что успех того или иного спортивного самолета на международных чемпионатах зависит не только от его летно-технических характеристик. Огромное значение имеют уровень мастерства спортсмена, его волевые качества, да и тактика выступлений. Кроме того, представители западных команд старались добиться в рамках ФАИ принятия таких программ, которые можно было выполнить лучше на их самолетах.

В этих условиях благодаря усилиям ОКБ А С. Яковлева, советских авиационных спортсменов и тренеров были созданы заслужившие признание пилотажные самолеты на базе Як-18 и завоеваны многочисленные награды. Этот бесценный опыт послужил основой для создания новых, более совершенных машин в ОКБ им. А.С. Яковлева и П.О. Сухого. Сложилась самобытная советская школа высшего пилотажа, традиции которой живут и ныне.

Что осталось для истории

Пилотажные варианты Як-18 представлены в музейных коллекциях России небогато. Экземпляр Як-18ПМ хранится в ангаре- запаснике Центрального музея ВВС в Монино. Есть в Монино и размонтированный серийный Як-18П. Будет ли он когда-либо восстановлен, неизвестно. К сожалению, в российских музеях нет ни одного Як-18ПС.

Отдельные экземпляры пилотажных Як-18, находившиеся в аэроклубах союзных республик, оказались за пределами России после распада СССР. Так, один Як-18ПМ (зав. № 700110) стал экспонатом Государственного музея авиации Украины в Киеве. В советский период один Як-18П был экспонатом ВДНХ в Киеве; Як-18П в 1982 г. красовался на пьедестале перед зданием Янгиюльской образцовой автошколы ДОСААФ в Узбекистане. Дожили ли они до наших дней, неизвестно. Один Як-18ПМ оказался в запаснике Музея авиации Литвы на аэродроме Алексотас близ Каунаса. Согласно зарубежному справочнику, это Як-18ПМ № 700102 (борт 01 желтый).

За рубеж пилотажные Як-18 не поставлялись, хотя, по свидетельству журнала Flight International от 1 июня 1967 г., на проходившем в том году авиасалоне в Ле Бурже Як-18ПМ предлагали по цене 10000 фунтов стерлингов. Тем не менее, некоторые самолеты этого семейства попали за пределы бывшего СССР. Там было предпринято несколько попыток восстановить их до летного состояния. Например, в марте 2005 г. некто Рой Бликсен обратился в ОКБ им. А С. Яковлева за содействием в восстановлении Як-18ПМ и Як-18ПС, приобретенных им через вторые руки. О дальнейшем ходе этого дела сведений нет. Интересно, что в октябре 2005 г. самолет Як-18ПС № 700105 (борт 05 желтый) был выставлен на продажу на ежегодном авиашоу в аэропорту Салинас (штат Калифорния, США). Самолет сохранил первоначальную окраску и обозначения ДОСААФ. Владельцем и пилотом значился Джеймс Селби. В 2008 г. он по-прежнему предлагал этот Як-18ПС на продажу через интернет. Самолет зарегистрирован как N118RU. За рубежом оказался опытный Як-18ПМ зав. № 1160610. В ноябре 2005 г. некто Виктор Владовский обратился в ОКБ им. А.С. Яковлева за технической информацией, необходимой для восстановления этого самолета, который, по его заявлению, находился «в клубе Русских самолетов за границей». Где сейчас этот самолет, неизвестно.

Автор считает своим долгом высказать большую благодарность Ю. Засыпкину. К. Нажмудимову, Ю. Янкевичу и Е. Гордону за ценное содействие в подготовке данной статьи. При ее написании были использованы документы ОКБ, архивные материалы J АРФ и РГАЭ (фонды ДОСААФ и МАП), публикации в авиационных журналах и .мемуары советских летчиков-спортсменов.

Анатолий Демин/ Москва

Фото из архива автора

Воздушные драконы Поднебесной

Часть 3. Советские добровольцы вступают в бой

Продолжение. Начало в «АиВ>, №№ 4-6'2007, 3, 4'2008, 3, 4'2009.

Представленный цикл статей является журнальным вариантом соответствующих разделов книги А. А. Демина «Авиация Великого Соседа М.. 2008

Японская операция на Янцзы началась 8 июня 1938 г., и уже 10 июня корабельная артиллерия и авиация полностью разрушили г. Датун. На следующий день японцы при поддержке 17 военных кораблей высадили десант и повели наступление. Для движения кораблей вверх по реке они при помощи авиации, указывавшей кораблям и саперам места заграждений и бомбившей плавучие мины, расчистили фарватер. 12-14 июня японцы захватили Аньцин.

В это время одной из основных целей китайских бомбардировщиков стало судоходство на Янцзы. Японцы отметили резкую активизацию ВВС Китая, насчитав с 14 июня по 28 июля 49 налетов на суда и войска на побережье. Японские истребители, в основном, сопровождали свои бомбардировщики, атаковавшие Ханькоу. Учан и Наньчан, поэтому лишь в отдельных случаях им удавалось вовремя перехватывать подходившие к реке СБ.

Успех выполнения боевых заданий в немалой степени зависел от грамотных действий ведущих групп бомбардировщиков. Так, 10 июня группа СБ получила задание бомбить корабли между Уху и Аньцином. Летели на высоте 5000 м на максимальной скорости. У цели встретили облачность, не давшую точно выполнить задание. Тогда ведущий развернул группу, перестроил в колонну по одному и зашел с севера по узкому ущелью реки Сунхо – притока Янцзы. В результате удалось потопить 2 японских корабля и вернуться без единой пробоины.

25 июня во второй половине дня на задание отправились две группы СБ. За 6 км до цели самолеты попали под огонь зениток девяти кораблей. Бомбы были сброшены в 16.22. За минуту до этого 2 истребителя Ki-10 атаковали группу сзади. После бомбометания 3 японских истребителя преследовали СБ В 16.30 один Ki-10 попытался атаковать сверху-спереди. Бомбардировщики в схватке с устаревшими истребителями избежали потерь и благополучно произвели посадку. Согласно донесению штурмана А Пушкина они потопили 4 корабля.

В последующие дни группы СБ взлетали на рассвете, пока не «очухались» японские истребители. Например, 27 июня отряд Подолякина взлетел в 6.35 и взял курс точно на север При подходе к цели встретили зенитный огонь семнадцати кораблей. В донесении штурман Гудков указал, что «разрывы сильно разбросаны, неточны по высоте и скорости». На цель заходили с боевым курсом 120', бомбометание произвели в 7.46 и через час были уже на своем аэродроме. «По наблюдению радистов, бомбы упали в цель. Атак истребителей не было».

Поздно ночью шесть СБ перелетели на аэродром Циань. Ранним утром 28 июня они отправились с грузом бомб ФАБ-100 на очередное задание. Цель оказалась закрыта облаками, и звенья производили бомбометание с различных высот. Атаке подверглись 4 корабля. По наблюдениям стрелков, потопили 2 из них.

Заметного успеха – повреждения авианосца «Рюдзю» водоизмещением 14 тыс. т – добилась 3 июля группа Т.Т. Хрюкина, в которую входили 10 СБ. Как следует из отчета, после взлета самолеты «собрались в две пятерки Пошли бомбить Аньцин. Не дойдя до цели примерно 100 км. встретили облачность Над ней шли на высоте 5700 м. Над Аньцином было окно, но аэродром [был] закрыт. Возле города заметили скопление кораблей и авианосец. При развороте на цель вторая пятерка шла снизу-сзади. Не видя истребителей, командир решил бомбить с высоты 3000 м на средней скорости. В момент выхода на боевой курс подверглись атаке 24 истребителей.. Звено японских истребителей атаковало, заняв место между двумя пятерками СБ, не давая стрелкам и штурманам обеих пятерок стрелять. В итоге убит один стрелок и сбит один бомбардировщик(3*). Сами сбили один истребитель».

Впоследствии из Шанхая сообщили: «Японский авианосец «Рюдзю» с 40 самолетами действительно был разбит китайскими воздушными силами в верховьях р. Янцзы 3.7.38 г., разбиты палуба и машинное отделение». Он срочно ушел в Японию на ремонт. 22 июля в вышедшем в Гонконге новом газетном сообщении подтверждались сведения из Шанхая о повреждении японского авианосца. Несмотря на это, до сих пор официальная военная историография Страны восходящего солнца не признает фактов повреждения или уничтожения японских боевых кораблей китайской авиацией.

70 лет тому назад зарубежная пресса неоднократно доносила сведения об успехах китайской авиации в борьбе с японским флотом. Например, 6 июля английская газета «Дейли Ньюс Свимери» сообщила, что японское военно-морское министерство «предприняло специальное расследование» по факту значительных потерь флота от действий китайской авиации. Газетчики, «ничтоже сумняшеся», даже предположили, «что китайские самолеты применяют новое советское изобретение, позволяющее самолетам сбрасывать бомбы на избранную ими мишень с большей точностью, чем обычно». 15 июля гонконгский корреспондент газеты «Дейли Геральд» написал, что «большинство налетов на японские суда за последние две недели совершено китайскими летчиками Однако имеются сведения, что в налетах принимают участие также иностранные, в частности, русские летчики».

До середины 1938 г. наши бомбардировщики летали в Китае, в основном, на средних высотах (2000-4000 м) и без истребительного прикрытия. Но появление у японцев более совершенных истребителей Накадзима Ki-27 («тип 97»), к тому же атаковавших СБ большими группами, вынудило поднять высоту бомбометания до 7500-8500 м. Однако многие экипажи были недостаточно подготовлены к действиям на таких высотах, и учиться им приходилось во время боевых вылетов. Свои сложности добавляла местная специфика. Китайские технические части не имели кислородных станций, и кислород закупали в частных мастерских. Нередко он был сомнительного качества, влажный, с большим количеством разных примесей. Не исключалась возможность саботажа и диверсий. На высоте трубки и маски часто замерзали, нередки были случаи потери сознания у отдельных членов экипажей.

Один из первых высотных налетов состоялся 10 июня 1938 г Возле г. Датун на Янцзы скопилось 22 японских корабля (12 среднего тоннажа и 10 мелкого), стоявших на якорях у преграды из затопленных судов, образуя на реке прямоугольник 800x2000 м. Семерка СБ нанесла удар с высоты 8000 м по диагонали под углом 45". Находившиеся в 500-600 м от реки представители китайского командования сразу сообщили: 3 корабля утонули, 4 повреждены.

Высотные полеты, как правило, чередовали с обычными на средних высотах. Как следует из отчета, тщательно подготовленные экипажи взлетали на рассвете и выполняли задания на высотах 4-5 км. Неприятельских истребителей, как правило, они не встречали, а зенитчики запаздывали с открытием огня. Во второй половине дня бомбардировщики совершали еще один вылет, уже на больших высотах.

3* Это был последний из четырех пропавших без вести во время операции «Z» экипажей СБ Остальные пропали: 14 февраля в районе Уху, 17 февраля в районе Бенпу, 24 мая над Байкалом на территории СССР.

Китайские экипажи СБ готовятся к боевому вылету. 1939 г.

Обычно кислорода хватало всего на 1 ч 45 мин, а полеты нередко длились более четырех часов. Поэтому до цели шли на средних высотах и лишь за 80-100 км поднимались до 7-8 км.

Как вспоминал С.В. Слюсарев, «…как правило, вопреки нормативам мы открывали кислородный кран наполовину, тем самым увеличивая радиус действия самолета на высотах». Сам Слюсарев во время налета на группу кораблей у г. Хукоу 18 августа 1938 г. установил кислородный кран только на одну треть, и когда осколок зенитного снаряда перебил кислородную трубку, на обратном пути потерял сознание. Очнулся он через час, когда самолет снизился. Из-за выработки горючего пришлось произвести вынужденную посадку в предгорье у г. Ян (пров. Цзянси). Экипаж остался жив, но самолет был разбит.

Летая на боевые задания на больших высотах, советские летчики нередко добивались «хорошего эффекта бомбометания". В качестве примера в одном отчете приведен боевой вылет 3 августа, когда звено СБ (Слюсарев, Котов и Анисимов) совершило налет на корабли в районе Аньцина. Бомбы сбросили с высоты 8200 м, потопив большой корабль. При уходе от цели осколок зенитного снаряда попал в нагнетатель мотора на самолете Слюсарева, пришлось снижаться. На высоте 7 км группу атаковали 12 истребителей (в основном, А5М, но были и старые A4N). Звено СБ сомкнуло строй и начало отбиваться. Воздушный бой продолжался 50 минут, стрелки доложили о сбитии четырех истребителей. СБ обошлись без потерь, хотя на аэродроме в машинах насчитали по 50-70 пробоин. Легкое ранение в ноги получил один стрелок, который «после ранения исключительно хорошо отражал атаки истребителей и сбил один истребитель».

В тот же день другой боевой вылет принес тяжелые потери. Смешанная пятерка СБ (два советских экипажа и три китайских) атаковала корабли вблизи Аньцина с высоты 8000 м. На обратном пути начали снижаться, не заметив 22 японских истребителя, внезапно атаковавших их на высоте 6,5 км. Один китайский СБ сразу загорелся, штурман спасся на парашюте, пилот и стрелок тоже выпрыгнули, но погибли. Затем японцы сбили и остальные 4 бомбардировщика. В общей сложности погибли 9 членов экипажей.

В целом бомбардировки японских кораблей на реке Янцзы летом 1938 г. проходили в тяжелых условиях: практически ежедневные вылеты, в том числе на больших высотах, сильное противодействие истребителей. Тем не менее, СБ действовали успешно. Как указывает один из архивных документов: «Бомбардировочные налеты китайских скоростных бомбардировщиков на японские корабли… нанесли большие потери японскому флоту, потопив и выведя из строя до 70 судов различного назначения и тоннажа…». Это замедлило японское продвижение по р. Янцзы.

Летом 1938 г. китайские «бомберы» не могли проводить массированные налеты из-за своей малочисленности. Наиболее распространенный строй – пара, звено, пятерка и девятка. Изредка – десять пар. В условиях высотных полетов или в плохую погоду, при постоянных атаках вражеских истребителей управление группами бомбардировщиков представляло непростую задачу для их ведущих. Ситуацию усугубляли несовершенные средства связи и применение противником радиопомех. Поэтому весьма часто громоздкие радиостанции попросту снимали с СБ для экономии веса, а управление группами в воздухе осуществляли с помощью визуальных команд (покачивание крыльями, сигнальные ракеты и т.п.). Все это нередко приводило к срыву боевых заданий. Например, однажды Т.Т. Хрюкин растерял в облаках всю свою группу из 12 СБ, совершивших затем вынужденные посадки в разных местах. По счастью, кроме мелких поломок, все обошлось благополучно.

Ошибку ведущего, из-за которой чуть не произошла катастрофа, описал ст. л-т Гай- даренко. На высоте 8700 м командир группы решил обойти очень большое облако и стал выполнять разворот строя бомбардировщиков, но не рассчитал его радиус. СБ внутреннего ведомого А.С. Пальчикова потерял скорость и сорвался в штопор. Самолет провалился в облака, и утративший пространственную ориентировку летчик не смог сразу вывести машину из опасного положения. Выводить он стал лишь, когда СБ вывалился из облаков. В этот момент штурман решил сбросить бомбы, но три «сотки» вышли из бомболюка, а три застряли. Лишь после 15 витков на высоте 1300 м самолет удалось вывести из штопора. В дальнейшем Пальчиков стал летчиком-испытателем, в 1950-е гг. он работал на Казанском авиазаводе, сдавая ВВС реактивные бомбардировщики.

Успех в воздушных боях с японскими истребителями во многом зависел от слетанности группы бомбардировщиков и действий всех экипажей. Так, 25 августа 1938 г. девять СБ направились на бомбежку аэродрома Уху. В 180 км от своего аэродрома они встретили три А5М и плотно сомкнули строй. Не приближаясь, те обстреляли «бомберы» метров с 800, но на большее не решились. Впрочем, такое поведение было нехарактерно для самураев.

В другом случае девятка СБ в сопровождении 10 И-16, пилотируемых китайскими летчиками, вылетела на бомбежку скопления кораблей. Недалеко от цели в воздухе были замечены 12 Ki-27, которые атаковали бомбардировщики уже на отходе от цели. Они сразу подбили левого ведомого крайнего звена (где в это время находились китайские истребители, неясно). Затем один японский истребитель подошел к поврежденному СБ на дистанцию около 50 м и попытался добить его. На помощь подоспел экипаж правого ведомого бомбардировщика: летчик сбросил газ, сблизился с отставшим подбитым СБ и дал возможность своему стрелку-радисту в упор расстрелять японца. Тот сгорел на глазах всей эскадрильи. Тем временем несколько Ki-27 с разных сторон атаковали ведущего девятки, причем один сумел зайти к нему в хвост. Однако он тут же был уничтожен огнем с борта ведущего СБ правого звена. Бой длился 27 мин. Единственный получивший серьезные повреждения бомбардировщик совершил вынужденную посадку на своей территории. Результаты бомбежки: потопили 2 корабля и 4 повредили.

Летние бои 1938 г. принесли наибольшие утраты советских бомбардировщиков в Китае. В июле общие безвозвратные потери китайских ВВС составили 162 машины, в т.ч. 53 СБ и 3 ТБ-3 В одной из директив отмечалось: «В июле 1938 г. резко возросли потери бомбардировщиков, сбитых японскими истребителями над целью. За 12 дней июля сбито и безвозвратно потеряно 7 самолетов и 3 серьезно повреждены пулями, в то время как за вторую половину июня сбита только одна машина… за это же время результативность бомбометания снизилась вдвое, а потери возросли в 7 раз все это объясняю неправильной тактикой действий с нашей стороны…».

Впрочем, «неправильную тактику действие нередко определял противник. В одном из индивидуальных докладов прибывший из спецкомандировки летчик описал всего 2 будничных дня, 15 и 16 июля, на Ханькоуском аэродроме, где дислоцировались истребительная и бомбардировочная эскадрильи. В частности, он сообщал, что на рассвете 15 июля, когда японцы совершили первый налет, матчасть из-под удара вывести не успели. По счастью, бомбил противник плохо, и повреждений не было. Позднее состоялся второй налет. Сообщение от ВНОС запоздало, и два последних самолета взлетели, когда уже рвались бомбы. В наборе высоты бомбардировщики взяли неверный курс и подверглись атаке японских истребителей. Два СБ были сбиты у своего аэродрома.

По данным м-ра Ушакова, за май, июнь и первую половину июля на аэродром Ханькоу было совершено «15 бомбовых налетов без большого ущерба для наземных сооружений и самолетов. Бомбы, как правило, падали вне аэродрома». Однако в конце июля в расположенные в районе Аньцина части японских ВВС прибыли немецкие и итальянские летчики-инструкторы, и точность бомбометания существенно улучшилась. Возможно, что инструкторы сами летали ведущими.

Японский летчик Асано Хиточи в кабине своего Ki-27. Он заявлял, что в 1939 г. сбил в Китае русский самолет

Линейка прибывших в Японию истребителей Не 112. Вероятно, один из них советские добровольцы встретили в бою б октября 1938 г.

К сентябрю 1938 г. для наступления на Ухань японцы сконцентрировали более 600 тыс. солдат (22 дивизии). Однако наступление по южному и северному берегам Янцзы, в направлении Синьаньчжоу шло медленно, японцы несли большие потери. Обе стороны стремились захватить стратегическую инициативу и при этом активно использовали авиацию.

С захватом японцами Лошаня (40 км восточнее Синьаньчжоу) создалась угроза выхода японцев на линию железной дороги Чжэнчжоу-Ханькоу. Китайское командование при подготовке контрнаступления решило для подавления артиллерии противника привлечь авиагруппу в составе семи СБ и девяти И-16. Так как основные аэродромы китайской авиации в то время находились в 615 км от района налета, 26 сентября самолеты перелетели из Хайчжоу на аэродром подскока Ханькоу. Там их дозаправили, а на СБ подвесили по шесть 50-кг фугасных и двенадцать 12-кг осколочных бомб. Для координаций действий с наземными войсками выслали представителя авиагруппы, связь с которым держали по телефону. Утром следующего дня самолеты поднялись в воздух. На позиции противника бомбы были сброшены точно согласно плану в 7.00. Они накрыли не только позиции артиллерии, по и поднявшуюся в тот момент в контратаку японскую пехоту, нанеся большие потери После бомбежки противник отошел на 16 км.

2, 5 и 6 октября бомбардировщики продолжали поддерживать китайские войска под Лошанем. Так, утром 6 октября группа бомбардировщиков нанесла удар по японским позициям в 2-3 км западнее этого города. Из-за плохой погоды заходить в атаку пришлось под облаками на высоте 2200 м. На боевом курсе самолеты обстреляла зенитная артиллерия, а в момент отхода от цели – атаковали две группы по 9 истребителей, в основном А5М. В завязавшемся воздушном бою бомбардировщики маневрировали и стремились уйти в облака. При этом строй рассыпался, связь с ведущим была утеряна, и экипажи действовали самостоятельно, следуя в направлении на Ханькоу. Японские истребители преследовали их в течение пятидесяти минут, атакуя бомбардировщики, пытавшиеся вынырнуть из облаков. Один СБ был подбит и скапотировал во время вынужденной посадки. Его штурман погиб. Ответным огнем удалось сбить 2 японских истребителя. 5 экипажей СБ заблудились в облаках и сели на промежуточные аэродромы, при этом один самолет разбили. В этом бою советские летчики впервые отметили появление у противника нового истребителя – моноплана с убирающимся шасси, по скорости превосходящего А5М. (Можно предположить, что это был Не 112, небольшую партию которых немцы поставили в Японию. – Ред.).

Поддержка контрнаступления китайских войск у Лошаня стала одной из последних операций, в которых участвовала группа Слюсарева. Здесь советские добровольцы летали под прикрытием китайских И-16. Как видно, бомбили, в основном, пехоту и артиллерию, поэтому подвешивали до 70% осколочных бомб.

12 октября японцы заняли стратегический пункт Синьян, перерезав железную дорогу Пекин-Ханькоу и создав серьезную угрозу Уханю. 24 октября Чан Кайши приказал оставить Ухань.

К октябрю 1938 г. моторы СБ вновь выработали свой ресурс, и самолеты опять стали перегонять в Ланьчжоу, где фактически образовалась рембаза. Для перегонки из Иркутска новых СБ использовали экипажи группы Слюсарева. К весне 1939 г. они доставили в Китай еще около 60 самолетов. Из первоначального состава группы в 60 человек на Родину вернулось всего 16, остальные либо погибли, либо продолжали воевать. После этого количество советских экипажей, воевавших на СБ, резко уменьшилось, поскольку начали активно воевать китайцы. Так закончился второй этап действий советских добровольцев, продолжавшийся с мая- июня до конца 1938 г. По сложности он не уступал первому, а по ожесточенности воздушных сражений даже превосходил.

В начале 1939 г. главные авиабазы ВВС Китая пришлось передислоцировать в Чунцин (новую столицу Китая), Чэнду и Ланьчжоу. Здесь советские авиаторы-добровольцы сочетали участие в боевых действиях с подготовкой новых китайских экипажей.

Общее количество японских боевых самолетов в тот момент превышало 700. а в ВВС Китая в то время оставалось менее 100. Позже за счет поставок из СССР оно возросло до 200, но из-за потерь к концу года осталось около 160-170 машин

Тем временем японская авиация начала крупномасштабные налеты на Чунцин. Одной из важнейших задач этих атак являлось разрушение аэродромов. Причем японские двухмоторные бомбардировщики, обладая запасом горючего на 12 ч полета, действовали с удаленных от линии фронта авиабаз, атаковать которые китайской авиации становилось не под силу.

В 1939 г. боевое крещение в китайском небе получили дальние бомбардировщики ДБ-3, которые могли достать до тыловых японских авиабаз. Первой группой из 12 ДБ-ЗА командовал к-н Г.А. Кулишенко, за ней последовала вторая, тоже из 12 ДБ-ЗА, под командой Н А. Козлова. Базой для обеих групп стал аэродром Тайпинсы в Чэнду, где находился основной учебный центр китайской бомбардировочной авиации.

Крупнейшим успехом группы Кулишенко стал налет на аэродром Ханькоу, находившийся тогда в глубоком тылу японцев. Дотянуться до него «за тысячу верст» СБ не могли, и противник не ожидал такого «коварства». На пустыре японцы разместили аэродром морской авиации, обозначенный как «база W». Ее использовали и летчики армейской авиации. По агентурным данным, 3 октября на авиабазе готовили торжественную встречу новых самолетов, прибывавших из Японии. Там собрались представители командования флота и городские власти.

Девятка ДБ-3 плотным клином скрытно подошла к цели, соблюдая радиомолчание. В момент атаки на аэродроме как раз проходила торжественная церемония. Самолеты стояли в четыре ряда крылом к крылу. С высоты 8700 м на них обрушились 100-кг фугасные, осколочно-фугасные и зажигательные бомбы. По наблюдениям экипажей, большинство бомб упало на стоянки самолетов, которых взрывами раскидало в разные стороны. Многие загорелись. Зенитные орудия молчали. Лишь один истребитель взлетел из огромного костра внизу. На нем поднялся знаменитый впоследствии японский ас Сабуро Сакаи, но он не смог догнать уходящие налегке ДБ-3. Потом он так описывал последствия этой бомбардировки: «Из двухсот наших бомбардировщиков и истребителей, стоявших крылом к крылу на длинных взлетных полосах, большая часть горела. Огромные языки пламени вырывались из взрывавшихся топливных баков, наполняя воздух клубами густого дыма. Из оставленных осколками пробоин на фюзеляжах пока еще не загоревшихся самолетов вытекало горючее. Огонь быстро распространялся с одного самолета на другой, и языки ослепительно яркого пламени метались по длинным рядам бомбардировщиков и истребителей. Бомбардировщики взрывались, словно петарды, а истребители вспыхивали, как спички… Трудно описать открывшиеся моему взору по возвращении на базу ужасные разрушения, произведенные всего лишь двенадцатью вражескими бомбардировщиками. Почти все наши самолегы были уничтожены или повреждены. Командир базы потерял левую руку, несколько его заместителей, пилотов и авиатехников погибли или получили серьезные ранения».

Советские авиаторы, отличившиеся в Китае. Слева направо: Л.С. Пальчиков, Г.А. Кулишенко, А. Пушкин

Падает сбитый китайский самолет

Китайские крестьяне у подбитого СБ

Японцы идентифицировали незнакомые самолеты как СБ и были очень удивлены их появлением на таком удалении от линии фронта. По китайским данным, на аэродроме сгорели и получили повреждения 64 самолета, погибли 130 человек, ранения получили около 300. Японские источники говорят о потере 50 машин. Погибли 7 высших офицеров, 12 были ранены, включая командующего авиафлотилией контр-адмирала Цукахара. В Японии объявили траур, коменданта аэродрома расстреляли.

Налет повторили 14 октября. На цель вышли 12 ДБ-3, ведомые тем же Кулишенко. Но сразу после сброса бомб их настигли японские истребители, повредившие 3 бомбардировщика. Раненый Кулишенко дотянул на своем подбитом самолете до г. Вансянь и приводнился на поверхность Янцзы в 100-150 м от берега. От полученных ран летчик скончался. В Китае Г.А. Кулишенко стал национальным героем, в 1958 г. в Ваньсяне ему соорудили памятник, позднее превращенный в целый мемориальный комплекс. По советским данным, в том налете удалось уничтожить 36 японских самолетов, по китайским – более 50. Любопытно, что японцы признали даже большие потери: около 40 морских и 20 армейских машин. Китайские источники говорят о еще одном налете на Ханькоу, после которого японские потери достигли 136 самолетов.

31 октября полным провалом закончилась попытка разбомбить аэродром Юньчэн. Он находился на севере в среднем течении реки Хуанхэ, всего в 20-30 км от линии фронта, но на пределе радиуса действия ДБ-3, вылетевших из Чэнду. По агентурным данным, в Юньчэне скопилось до сотни японских самолетов. Цель казалась очень «аппетитной», и старший советник по авиации П.И. Анисимов принял решение нанести удар всеми боеготовыми ДБ-3 обеих групп без предварительной воздушной разведки. Он лично полетел вместо стрелка на самолете Козлова. Из-за плохой погоды штурманы потеряли ориентировку, и к Юньчэну никто не вышел Информацией о запасных площадках на маршруте экипажи не располагали. Уже в сумерках, израсходовав запасы горючего, они совершили где попало вынужденные посадки. Точных данных о потерях обнаружить не удалось, но по отосланным в Москву заявкам на запчасти можно сделать вывод, что серьезно пострадали не менее восьми машин.

Одновременно с боевой работой советские авиаторы переучивали на ДБ-3 китайские экипажи. Первыми на задание на таких бомбардировщиках стали летать китайские штурманы и стрелки в составе смешанных экипажей, затем китайцы стали действовать полностью самостоятельно. С февраля 1940 г. на ДБ-3 начала воевать 10-я эскадрилья. В мае советские добровольцы сдали 6-й эскадрилье последние 11 ДБ-3.

В конце 1939 г. вместе с истребительной эскадрильей Г. Воробьева на юг Китая перебросили бомбардировочную эскадрилью СБ к-на Зотова, в составе которой были 3 полностью китайских экипажа. Эскадрилья активно бомбила морские десанты и скопления войск противника на побережье недалеко от Гуанчжоу. Летали ночью и в плохую погоду, избегая встречи с истребителями противника. Днем прятали свои машины в пещерах возле аэродрома Гуйлинь. Китайские источники весьма высоко отзываются о действиях этой эскадрильи. В частности, они сообщают, что в начале 1940 г. в битве за Гуйнань «13-й авиаотряд советских добровольцев» в составе 31 СБ пятью группами бомбил японский аэродром в Наньнине, и «результаты были успешными».

С июня 1939 г. по май 1940 г. в Китае снова активно действовали 4 эскадрильи советских бомбардировщиков, которые за это время произвели до 10 удачных налетов на базы Ханькоу, Лоян, Нанкин, бомбили скопления японских войск в 4-м и 5-м военных районах. На аэродромах было уничтожено до 60 самолетов противника, погибло около 230 человек летного состава.

Воевавшие на СБ советские добровольцы наносили удары и в других районах. Например, в январе 1940 г. они совершили 4 налета на аэродром Наньнин и позиции японских войск на юге Китая. 3 апреля 8 советских экипажей и 2 китайских совершили из Чэнду налет на занятые противником южные провинции. Они подожгли 1 корабль, 2 железнодорожных вагона и 5 автомашин. В тот же день другая группа из 7 СБ (ведущий Уваров) с аэродрома Вэньцзян бомбила аэродром Юньчэн (пр. Шаньси). 2 мая пятерка Уварова атаковала позиции японских войск в Чжунсяне.

Такими, по свидетельству китайских историков, стали последние боевые вылеты советских добровольцев в Китае. О дальнейшем их участии в боевых вылетах сведений не обнаружено. Так в середине 1940 г. завершился третий этап боевых действий наших бомбардировщиков, окончание которого совпало с постепенным свертыванием боевых действий бомбардировочной авиации и отъездом летчиков- добровольцев на родину.

На начальном этапе войны (1937-39 гг.) советские добровольцы составляли основу летного состава китайской бомбардировочной авиации Им пришлось столкнуться с чрезвычайно сложной обстановкой, обусловленной практически полным уничтожением китайской авиации и господством в воздухе японской. В тяжелых боях советские экипажи переломили ситуацию в свою пользу. Они нанесли значительный ущерб сухопутным войскам и флоту противника, заставили японцев отвести авиацию подальше от линии фронта, вынудили вражеские истребители действовать с большей осторожностью.

Продолжение следует

Один из ранних СБ 2М-100 ВВС Китая. Предположительно аэродром Ханькоу, март 1938 г.

Этот СБ 2М-103 был захвачен японцами в августе 1939 г.

Fiat BR.20 из 12-го авиаполка Императорских ВВС Японии. Маньчжурия, август 1938 г.