sci_history Луис Ламур Железный шериф ru ч ч LibRusEc kit, FictionBook Editor Release 2.6 2013-06-11 Tue Jun 11 17:38:08 2013 1.1

v.1.1 +валидация, +оглавление, — ошибки


Ламур Луис

Железный шериф

Луис Ламур

Железный шериф

Перевод Александра Савинова

Глава 1

Жестокий пинок в ребра выбросил Шанаги из состояния глубокого сна, и он вскочил на ноги. Нападавший, явно железнодорожный охранник, отступил и вытащил револьвер.

— Даже не пытайся, — посоветовал он. — Просто прыгай вниз.

— Прыгать? Сейчас? Ты с ума сошел! На такой скорости я разобьюсь.

— Туда тебе и дорога. Или прыгай сам, или я стреляю.

Шанаги бросил взгляд на револьвер. — А-а, чего с тобой спорить. За два цента я его могу отнять и засунуть тебе в глотку. Но я прыгну.

Он повернулся, перелез через борт открытого железнодорожного вагона, повисел секунду, чтобы примериться к скорости, и разжал руки. Он упал на согнутые колени и кубарем покатился по насыпи. Поднявшись на ноги в туче пыли, Шанаги услышал исчезающий крик: — И забери свои грязные шмотки.

Из вагона вылетел куль и упал в нескольких сотнях футов впереди. Затем пронесся мимо последний вагон, и Шанаги посмотрел вслед удаляющемуся по поющим рельсам поезду.

Он выплюнул пыль и выругался.

— Ладно, парнишка, — сказал он с горечью, — когда-нибудь придет и на мою улицу праздник.

Бормоча проклятия, он прочистил от песка глаза и уши и медленно огляделся.

Шанаги стоял на насыпи рядом с рельсами посреди широкой и пустой равнины, на которой не было ничего, кроме колышащейся под ветром травы. Она напомнила ему океан, который он видел, пересекая Атлантику из Ирландии в Америку.

Ему хотелось есть, ему хотелось пить, он был зол на всех и вся. Кроме того, болели свежие синяки, полученные в добавок к старым. Он снова осмотрелся. По крайней мере, его здесь не найдут. Шанаги зашагал по насыпи.

Он неожиданно вспомнил выброшенный из вагона тюк. Грязные шмотки? У него не было одежды, кроме той, что висела на нем, все остальное он оставил, когда убегал.

Он скрывался и не мог встретиться с друзьями перед тем, как прыгнуть на грузовой поезд. Он не видел своих преследователей, но слышал, что они бегут за ним. У него не было оружия, и проходящий мимо грузовой состав был его единственным шансом на спасение. Он вскочил в ближайший вагон и как только сел, сразу заснул. На рассвете проснулся и опять заснул, потому что смертельно устал. Поезд был в пути почти два дня и две ночи, так куда же его занесло?

Подойдя к тюку, он постоял, глядя на него, тот валялся в сорняках и молодой поросли кустарника у нижнего края железнодорожной насыпи. Брезентовый мешок и скатка одеял. У него никогда не было ничего подобного.

Шанаги скатился по насыпи и поднял мешок. Тяжелее, чем он ожидал. На какую-ту секунду он хотел бросить его, но все решили одеяла. Пройдет день, и опустится ночь, а до ближайшего города еще идти и идти. Хотя охранник назвал тюк грязными шмотками, одеяла были удивительно новыми и чистыми. Встав на колени, он открыл мешок. Первое, что он обнаружил, был кусок бекона, завернутый в водонепроницаемую бумагу, затем небольшой пакет кофе. "Наверное, принадлежал какому-то Богом забытому покойничку" — сказал он себе, но потом передумал. В мешке лежала пачка писем, записная книжка с чистыми, засунутыми туда листами и карта.

Под письмами он нашел тщательно сложенный костюм из черной шерстяной материи, две чистые рубашки, воротничок, запонки и пуговицы для воротничка. Там также лежала пара нижнего белья, прямо с прилавка, бритва, мыло, кисточка для бритья, расческа, ножницы и немного лосьона для лица.

Но самое главное, на дне он обнаружил револьвер 44-го калибра и коробку патронов. Шанаги проверил револьвер. Тот был заряжен.

Затянув мешок, он повесил его через плечо и тронулся в путь.

День только начинался, наступил первый послерассветный час. Шанаги шел, как он считал, со скоростью две-две с половиной мили в час рядом с полотном железной дороги, чтобы не шагать по неравномерно расположенным шпалам.

По дороге он заметил много кроликов, змею и нескольких стервятников. Больше он не заметил ни одной живой души. Ни деревца, ни животного, ни даже какой-нибудь большой скалы. И так до полудня, когда он одолел почти двадцать миль, только тогда местность начала меняться. Дважды железная дорога пересекала по эстакаде ущелья и в конце концов он подошел к мелкому оврагу, который, сужаясь, упирался в скалу. Шанаги спустился с насыпи и отправился вдоль оврага, миновал утес и оказался перед крохотной впадиной, где росли несколько тополей и ив.

На ровном дне впадины зеленела трава, был выложен неровный круг почерневших от жара и дыма камней для костра, лежала куча хвороста. Шанаги набрал мелких веток и сухой коры и развел костер. Затем нарезал бекон и поджарил его на палочке над огнем.

Он отрезал еще несколько ломтиков и приготовил их одновременно осматривая свое убежище. Местечко было удобным и даже уютным. На какое-то время еды хватит, вода здесь вкусная, он мог отдохнуть и расслабиться. Шанаги не имел представления, где находится, знал лишь, что к западу от Нью Йорка. Он ни разу не видел карты Соединенных Штатов и с того времени, как приплыл из Ирландии в возрасте одиннадцати лет, не выезжал западнее Филадельфии. Он хорошо знал Нью Йорк и провел две недели в Бостоне.

Здесь преследователи его не найдут, хотя поиски не бросят. Ну и пусть себе ищут.

Никто никогда не называл Тома Шанаги хорошим человеком. В детстве он был крепким парнишкой с тяжелыми кулаками, наставившими немало синяков. Начиная с шести лет он помогал отцу работать в кузнице, где подковывал лошадей, чинил коляски и выполнял любую другую работу, которую ему поручали.

Его отец, соблазнившись наличными, которые выплачивали записавшимся в армию, стал кузнецом в кавалерийском полку и уехал в Британскую Индию. Оттуда пришли вести, что его убили. Том с матерью решили эмигрировать в Америку, но мать умерла на пароходе, и Том высадился в Нью Йорке один, без друзей и без денег.

Он попал с корабля на бал, если балом считать неприятности. Мальчик примерно его возраста, стоявший на причале с группой других ребят, обозвал его "грязным Миком", и Шанаги ответил единственным способом, который знал. Он пошел махать кулаками. Его первый удар свалил обидчика, второй сбил с ног стоявшего рядом мальчишку, однако в следующую минуту они всем скопом навалились на Тома.

Он был один, а их было семь или восемь. Том дрался остервенело, бил руками и ногами, кусался и душил, потому что был один. Неожиданно рядом с ним оказался еще один мальчик, которого он видел на пароходе, но не знал даже его имени.

Им здорово доставалось, когда раздался грубый голос: — Стойте, черт вас побери! Пусть эти парни встанут!

Начавшие драку ребята поднялись на ноги, бросили один взгляд на подошедшего и кинулись врассыпную.

Мужчина был крупным и плотным, около шести футов ростом, крепко сбитый. У него были загибающиеся вниз усы и сломанный нос. Костяшки пальцев покрывали старые, зарубцевавшиеся ссадины.

Он вынул изо рта сигару.

— Как тебя звать, парень?

— Шанаги, сэр. Том Шанаги.

— Ты отличный драчун. Отличный боец. Ты держишь удары так же хорошо, как и раздаешь их. — Мужчина резко повернулся и посмотрел на второго мальчика. — Ну, а ты кто?

— Пендлтон, сэр. Ричард Пендлтон.

— Ага. Ты тоже неплохо дерешься. Вы с Шанаги друзья?

— Не совсем. Мы приплыли на одном корабле, но не были знакомы. Его крепко били, сэр. По-моему, это несправедливо нападать кучей на одного, поэтому я заступился. Мне не нравится смотреть на такие драки, где стороны не равны.

— Мне тоже… если только перевес не на моей стороне. Ты хороший мальчуган. А теперь оба сматывайтесь отсюда. Здесь не место для таких как вы.

Шанаги вытер кровь со ссадины над глазом. — Сэр, вы, должно быть, важный человек, это видно с первого взгляда. У вас нет друзей, которым требуется крепкий парень? Я остался один, потому что моя мама умерла на корабле.

Мужчина вынул изо рта трубку, его глаза заблестели циничным юмором. Ты хитрый малый, знаешь, как подлизываться. — Он вынул из кармана кусочек бумаги и написал на нем несколько слов. — Вот тебе название улицы и номер дома. Спросишь Клэнси. Скажешь, что тебя послал Моррисси.

— И моего друга тоже возьмут?

Моррисси хотел было что-то сказать, но Ричард Пендлтон прервал его. Нет, спасибо. За меня беспокоиться не надо. У меня есть, куда пойти, к тому же меня встречают.

Моррисси ушел, и два мальчика поглядели друг на друга. Шанаги был крепко сложен, с темными волосами и голубыми глазами, с россыпью веснушек вокруг носа. Пендлтон был сухощавым, со светлокаштановыми волосами, немного повыше.

— Спасибо, — сказал Том, — ты хорошо дерешься, ты мне здорово помог сегодня, иначе мне бы досталось.

— Это мистер Моррисси нам помог. Ты заметил? Мальчишки его боятся. Он только заговорил, и они разбежались.

— Он сильный.

— Он больше, чем сильный. По-моему, это Джон Моррисси, боксер и игрок.

— Никогда о нем не слышал.

— Мне о нем рассказывал отец, да и не только он. Моррисси был чемпионом в тяжелом весе в кулачных боях.

Мальчики пожали друг другу руки и разошлись, Шанаги отправился искать работу.

Он подошел к ресторану, который одновременно служил салуном, увидел там с дюжину мужчин и справился, где найти Клэнси.

— Вон он, у двери, но лучше разговаривай с ним повежливей, он сегодня в плохом настроении.

Том пересек зал и встал перед Клэнси. — Меня зовут Том Шанаги. Я пришел получить работу.

— Ты пришел получить работу? Проваливай, парень. У меня нет ни работы, ни времени для разговоров с уличным отребьем.

— Мистер Моррисси сказал, чтобы я вам передал вот это. — Шанаги протянул Клэнси клочок бумаги. Стоящий рядом с хозяином высокий худой человек тоже заглянул в записку.

— Ты знаком с Моррисси?

— Знаком.

— Клэнси, не спорь с парнишкой. Это каракули Старика Моррисси. Никто не пишет хуже, чем он. У тебя нет выбора.

— Ладно, — раздраженно сказал Клэнси. — Помогай. — Он резко повернулся и вышел.

Высокий улыбнулся. — Все нормально, малыш. Клэнси не любит, когда ему диктуют, что надо делать, и меньше всего, когда приказывает Старик Моррисси. Тем не менее работа у тебя будет. — Как бы что-то вспомнив, он добавил: — Я его партнер… Генри Локлин. Иди на кухню и помоги мыть тарелки, убери мусор. Работы здесь полно, и не беспокойся насчет Клэнси. Он не такой злой, как кажется.

Так началась его жизнь в Нью Йорке. Он мыл тарелки, подметал полы, чистил картошку и выполнял мелкие поручения.

Через неделю возле него остановился Генри Локлин. — Ты хороший парень и хорошо работаешь. Как я понимаю, тебе уже приходилось работать?

— Да… Мой отец был кузнецом, сэр. Мы подковывали лошадей всех благородных господ в округе, иногда мне даже разрешали выступать на скачках.

Локлин с удивлением посмотрел на него. — Ты выступал на скачках?

— Да, на скачках простых и с препятствиями, и в стиплчейзе. Первый раз я участвовал в соревнованиях, когда мне исполнилось девять лет. А всего я выступал одиннадцать раз, сэр.

— Ирландские лошади породистые.

— Лучшие в мире, сэр. Самые лучшие.

— Ты когда-нибудь выигрывал?

— Три раза, сэр, и семь раз занимал призовые места.

— Ты слишком маленький для рослых ирландских лошадей.

— Я сильный, мистер Локлин. Я помогал отцу работать, да и сам не раз подковывал лошадей.

Локлин кивнул. — Как-нибудь загляни к Маккарти. У него кузница, и ему нужен помощник.

Маккарти оказался приятным стариком и хорошим кузнецом. Шанаги сразу же оценил его умение и с удовольствием наблюдал за работой. Его отец тоже был хорошим кузнецом, иначе ему не разрешили бы подковывать господских скакунов, но Маккарти не уступал ему в мастерстве.

— Если собираешься жить как надо, ты должен стремиться быть лучшим, сказал ему однажды Маккарти. — В Нью Йорке много кузнецов и больше двухсот тысяч лошадей. Двести тысяч! Ты задумывался над этим? Каждая лошадь дает двадцать пять-двадцать шесть фунтов навоза в день, и почти в любом квартале Манхеттена есть конюшня. Подумай об этом. Придет время, когда в городе не потерпят ни конюшен, ни лошадей. Вот увидишь!

— А как люди без них обойдутся?

— Что-нибудь придумают. Может паровые автомобили.

— Ну а что будет с вами?

— А-а. В Манхеттене три-четыре тысячи кузнецов, и все утверждают, что умеют ставить подковы, однако на самом деле лошадей будут доверять только лучшим. — Он пристально посмотрел на Тома. — Твой отец был кузнецом? Что с ним случилось?

— Он уехал с солдатами в Индию. Ему сказали, что он там нужен. Отец пропал без вести после атаки, и все решили, что он погиб. В тот день многие погибли и наверное он тоже. В жаркую погоду трупы для опознания долго не держат.

— Да, это война. Уходит на нее много людей, возвращается мало, а что случается с некоторыми, никто не занет. — Маккарти взглянул на Шанаги. — А чего ты хочешь добиться в жизни? Быть официантом в салуне? Это не так уж много, парень. Лучше займись ремеслом своего отца и поезжай на запад.

— Запад? Где он?

— За нами лежат широкие земли. Запад — далекая, прекрасная страна. Там, говорят, полно золота, серебра и всякой всячины. В основном свободные пастбища: захотел — бери.

— И дикари.

— Да, там есть дикари. Но и в городе тоже немало дикарей. — Он помолчал, держа в руке молот. — Город — суровое место, где тебе придется тяжело работать. В большинстве своем здесь живут никчемные женщины, а среди мужчин много воров или даже еще хуже. Это не то место, которое я бы выбрал для собственного сына.

— Кроме города, у меня ничего нет. Кроме того, за мной присматривает мистер Моррисси.

— Да… когда он в настроении и когда достаточно трезв. Пойми меня правильно, мне нравится старик Джон, но он слишком жестокий, пробивал себе дорогу в жизни кулаками и головой, и сейчас ходит среди богатых. Некоторые из них за его спиной смеются, но только за спиной. Они его боятся, и когда подходит время выборов, он может собрать все голоса, которые пожелает. А что, — добавил он серьезно, — говорят, даже мертвые оживают и голосуют, когда он им приказывает, и это вполне может оказаться правдой, потому что в избирательных списках встречал имена тех, кто скончался вот уже три года назад. Однако они все же голосуют!

Том Шанаги засмеялся, качая головой. — Он хитрец!

Маккарти сплюнул. — Да, но нельзя ничего добиться обманом. Поезжай по прямой тропе и ты доедешь дальше и будешь чувствовать себя лучше и не беспокоиться каждый день, что могут открыться кое-какие твои грешки. Лжецы обманывают все, обманут и тебя, когда им будет выгодно, они продадут тебя с потрохами. Если живешь среди таких, не доверяй ни одному человеку, а в особенности не доверяй женщинам.

Шанаги пожал плечами. Кто такой Маккарти, чтобы вести подобные разговоры? Он работает в кузнице, которая ему не принадлежит. У Моррисси есть салун, ресторан и Бог знает, что еще. Люди уступают ему дорогу и разговаривают с уважением.

Он вспомнил, что его мать говорила совсем как Маккарти, но что она понимала? Его мать никгода не выезжала дальше трех миль от родной деревни, пока они не попали на пароход. Прекрасная женщина, честная женщина, но она не имела представления о настоящей жизни.

Шанаги вспоминал детство, пока разбивал лагерь. Он отнес одеяла под деревья в самую глубокую тень. Ему нравилось находиться рядом с огнем, однако он немного побаивался. В Нью Йорке иногда говорили о Западе и об индейцах, поэтому Шанаги знал, что индейцы — великолепные охотники, у него не было желания попадаться им ночью.

Он развернул одеяла и обнаружил в скатке разобранное ружье. Там же лежал чехол, набитый патронами. Шанаги собрал ружье и зарядил.

Лежа на спине, заложив руки под голову, Том Шанаги слушал шелест листвы и смотрел, как медленно затухает огонь костра. Сегодня в первый раз за долгое время его мысли вернулись в Ирландию.

В той зеленой, прекрасной стране жилось хорошо. Голодно после того, как уехал отец, но хорошо. Сперва отец присылал немного денег, а потом пришли вести, что он пропал без вести.

Потом он почти двенадцать лет прожил в Нью Йорке, там ему с самого начала приходилось трудно. Почти каждый день он дрался со сверстниками, а они — крепкие уличные мальчишки — были так же привычны к дракам, как и он, однако у них отсутствовала его врожденная быстрота и сила, приобретенная в работе с кузнечным молотом и тяжким фермерским трудом. Он отколошматил их всех.

Всех, кроме Пегана Райса, парнишки постарше, который избил его четыре раза. Но Тома били не напрасно, он учился уличной драке. У Пегана была привычка опускать левую руку после удара, которая сослужила ему плохую службу. Однажды Том во время драки улучил такой момент и ответил правой. Удар пришелся Пегану в подбородок. Расчет оказался верным: противник Шанаги рухнул, как подкошенный. Пеган встал, Том сделал ложный замах, Райс обманулся и ударил левой, а Шанаги снова пробил его оборону и попал в лицо. После этого Пегана Райса он больше не видел.

Шанаги стал посыльным у Джона Моррисси, разнося приказы игрокам и игорным домам, уличным женщинам и букмекерским конторам, где тратил деньги народ попроще.

И все же два-три раза в неделю час или два ему удавалось поработать с Маккарти, а иногда и целый день. Несмотря на тяжелую работу, а может быть благодаря ей, в кузнице ему нравилось. И нравился Маккарти. Старый ирландец был честным и прямым человеком, не тронутым царившим в городе разложением нравов.

Когда он не работал с Маккарти, Шанаги часто посещал салуны и притоны.

Такие люди как Моррисси, которые контролировали голоса ирландцев, были важными персонами в Таммани-холле, а Моррисси, обладая врожденной хитростью, старался стать самой важной персоной. Он был вызывавшим восхищение кулачным бойцом и политиком, занимавшимся делами ирландских эмигрантов. Он находил им работу, улаживал проблемы. Его головорезы или, как их называли, "толкачи" наводили страх на голосующих за оппозицию, охраняли собственных избирателей, подделывали бюллетени и занимались разными темными делишками.

Все решала личная популярность Моррисси.

Шанаги исполнилось тринадцать лет, когда он повстречал старого занакомого. Он шел по Файв Пойнт, шагая по середине мостовой, как и положено хозяину района, когда увидел Мейд O'Килларни. Кобыла была запряжена в повозку мясника.

Он подошел к обочине и остановился. Стараясь не обращать на себя внимания, Том внимательно осмотрел лошадь. Тот же шрам над копытом, тот же окрас. Это она.

Спокойно стоящая лошадь вдруг сделала шаг вперед и вытянула морду к нему. Том погладил ее, а когда из дома вышел посыльный, развозивший мясо, прокомментировал: — Хорошая лошадка.

— Проворная, — сказал посыльный. — Слишком проворная.

Шанаги запомнил название фирмы, написанное на борту повозки, помахал на прощание рукой и отправился дальше. Но завернув за угол, бросился бежать.

Он знал, что Моррисси сидит в своем игорном доме и поспешил именно туда.

Том вошел в комнату и увидел, что Моррисси сидит за столиком в компании незнакомых людей, перед ним стояла кружка пива, в кулаке зажата сигара.

— Сэр? Мистер Моррисси? — Старик Моррисси не любил, когда его прерывали. Он резко обернулся, однако увидев Тома, смягчился. — В чем дело? Что-нибудь случилось?

— Мне надо поговорить с вами, сэр. Как можно скорее.

Моррисси изумленно уставился на Тома. На протяжении полутора лет, с тех пор, как он впервые увидел мальчишку, тот никогда не осмеливался заговорить первым. Он не путался под ногами, делал, что велено, и держал язык за зубами.

— Что такое?

— Наедине, сэр. Я должен поговорить с вами один на один.

Моррисси отодвинулся от стола. — Надеюсь, вы извините меня, джентльмены.

Взяв пиво в одну руку, сигару в другую, он проводил Тома к уединенному столику, уселся и знаком показал Шанаги, чтобы тот занял место напротив. Так в чем же дело, малыш? Как ты знаешь, я занятой человек.

— Сэр, я только что видел Мейд O'Килларни.

— Кого? Что это за Мейд? Или кто это?

— Лошадь, сэр. Скаковая лошадь. Она развозила мясо в Файв Пойнт.

Моррисси вставил сигару в рот. — Скаковая лошадь тянет мясницкую повозку? Должно быть, она не так уж хороша. Может сломала что-нибудь?

— Не думаю, сэр. Она выглядела прекрасно, только неухоженная. Я хорошо ее знаю. Она необычайно резвая, и даже если находится не в лучшей форме, от нее можно иметь жеребят, сэр.

— Ладно, парень. Не торопись и расскажи мне все подробно.

Как давно это было? Шанаги, подложив руки под голову, смотрел на шелестящую вверху листву. Десять лет назад? Давно, очень давно.

Медленно и подробно он рассказал Джону Моррисси о Мейд, как присутствовал при ее рождении, как объезжал ее на тренировках и участвовал в первых скачках.

— Мейд выиграла, — объяснял он, — потом опять выиграла. Она победила еще дважды с другим жокеем, затем ее владелец проигрался в карты. Он потерял Мейд и ее продали какому-то американцу.

Моррисси стряхнул пепел. — Ты не ошибся?

— Уверен. Первые подковы ей выковал мой отец. Я играл с ней мальчишкой. Нет, я не ошибаюсь, да и она меня вспомнила.

— Сколько ей сейчас?

— Пять лет… чуть больше.

Через два дня Моррисси его вызвал.

— Том, мой мальчик, как тебе понравится ездить на мясницкой повозке?

— Как скажете.

— Тогда считай, что у тебя новая работа. Будешь развозить мясо и проверишь лошадь. Как я понимаю, все доставки должны быть закончены к полудню. Когда освободишься, отведешь лошадь к Фенвею. Завтра суббота. Утром выведи ее на дорожку и немного поработай. Легонько. Понаблюдай, как она двигается, не случилось ли с ней чего. Там будет Локлин, он хорошо разбирается в лошадях. Он будет за вами присматривать. Сейчас никаких рекордов, потому что жила Мейд в плохих условиях и обращаться с ней надо заботливо. Но не вздумай ее вычесывать и скрести. И ни слова никому, ты понял? Ни слова!

Воскресное утро было холодным, с привкусом тумана в воздухе. Он вывел Мейд на дорожку, и Локлин ободряюще махнул рукой.

— Один круг, парень. Посмотрим, как она двигается. Может мы что-то имеем, а может нет.

Когда они выехали на дорожку, Мейд вспомнила. Голова ее вздернулась, она закусала удила. — Не сейчас, малышка. Успокойся… Успокойся!

Мейд пустилась в галоп и прошла один круг. Когда Шанаги натянул поводья возле ворот, его уже ждал Локлин.

— Хорошо идет. Немного застоялась, вот и все.

Том сделал еще один круг, на этот раз чуть быстрее. Мейд натягивала поводья, стремясь пуститься вскач, и ему приходилось сдерживать кобылу.

— Как она себя вела? — спросил Локлин, когда они вернулись к началу дорожки.

— Она боец, мистер Локлин. Она любит выходить из-за спины, и если в ней что-то осталось от прежних времен, она сможет мчаться, как вихрь.

С неделю он развозил мясо на повозке, запряженной другой лошадью, очень похожей на Мейд. После полудня он работал на ипподроме. У Мейд было врожденное желание к соперничеству, она любила скачки и любила побеждать. Шанаги не знал, что задумал Моррисси, но догадывался, что тот задумал заработать на этой лошади кучу денег.

— Том, — сказал однажды Моррисси, — некоторое время не показывайся на Барклай-стрит. — Он прикурил новую сигару. Туда приходит играть один человек, который мнит себя знатоком лошадей. У него есть своя кобыла. Этот человек хвастается, что она лучшая в мире, а мой друг хочет поймать его на слове.

Как-то утром Том должен был доставить мясо на Барклай-стрит. Он остановился, чтобы взять пакеты с мясом из повозки, когда увидел Моррисси. С ним было несколько человек, и Том услышал, как один из них сказал: — Что? Да моя кобыла выиграет у любой из них. Повторяю: у любой!

В голосе говорившего слышались высокомерные нотки, однако Шанаги не обернулся, хотя ему очень хотелось.

— Боб, — произнес другой голос, — ты все время болтаешь о своей драгоценной кобыле. Мы слышим от тебя много, но ничего не видим. По-моему, ты просто треплешься.

— Ничего подобного! Она выиграла шесть последних скачек и выиграет следующие шесть! Если хочешь поставить на кого-нибудь другого, выбирай себе лошадь!

— Ба! — в голосе Суини сквозило презрение. — У меня нет лошади, и ты это прекрасно знаешь. Однако мне кажется, что кроме слов и тебя ничего нет. Могу спорить, что эта дохлятина перескачет твою кобылу.

— Что?

Мейд, в шорах и с сеткой от мух, с поникшей головой стояла в ожидании Тома и вяло подгребала копытом дорожную пыль.

— Не будь идиотом, Суини, — запротестовали остальные, — эта кляча свое отбегала. Во любом случае такое животное вряд ли сможет перейти даже на рысь. Все, что она может, — это тянуть повозку.

Из игорного дома вышел Локлин. — Что такое? Что происходит?

— Суини только что поспорил, что вот эта водовозная кляча победит Уэйд Хэмптон Боба Чайлдерса. Он, конечно, шутит, но…

— Какие, к дьяволу, шутки, — сердито сказал Суини. — Я совершенно серьезно! Боб болтает о своей кобыле, будто это единственная лошадь в мире. По-моему, с его стороны это пустые разговоры.

Локлин пожал плечами. — Ты же не станешь утверждать, что эта кобыла победит скаковую лошадь! Ты, должно быть, свихнулся, но если ты серьезно, я ставлю двадцать к одному, что Уэйд Хэмптон выиграет.

— Двадцать к одному? Согласен.

Суини в нерешительности замялся. — Ну… Не знаю…

— Пошел на попятную, Суини? — спросил Боб Чайлдерс. — Сам же говорил, что все это пустые разговоры.

— Будь я проклят, если откажусь от своих слов! Я сказал, что спорю, значит, спорю! Двадцать к одному. У меня есть тысяча долларов, которая утверждает, что эта лошадь выиграет.

— Тысяча долларов? — В разговор впервые вступил Моррисси. — Это большие деньги, Суини.

— У меня они есть, и я их ставлю, — упрямо повторил Суини. — Боб, ты с Локлином можешь либо принять пари, либо заткнуться.

— Подумай, что ты делаешь, Суини. Ведь у Боба скаковая лошадь, а ты поставил на старую, закостенелую дохлятину. Черт возьми, если она когда-то и бегала, то только в далекой юности. Брось этот спор.

— Он слелал ставку, и я ее принимаю, — сказал Локлин. — Я ставлю все, что у меня есть, но с одним условием: скачки состоятся завтра. — Локлин повернулся к Чайлдерсу. — Боб, — сказал он мягко, — это будут самые легкие деньги, которые мы заработаем. Я знал, что Суини дурак, но не знал, что его дурость дошла до таких пределов. Я получу тысячу за вложенные двадцать, и все это в течение нескольких минут. — Он помолчал. — Сколько поставишь ты, Боб? Можешь взять с него сколько угодно, потому что он слишком упрям, чтобы отказаться. Ты знаешь Суини, он только и делает, что проигрывает.

— Ну… — нахмурился Чайлдерс, — я должен подумать.

— Со Суини мы с тобой сдерем кучу денег, такой уж он бестолковый. Другого такого шанса у нас не будет. Думаю, его можно расколоть тысяч на двадцать-тридцать. Я могу достать еще двадцать, а если ты выложишь шестьдесят, мы его обчистим. Это не спор, а конфетка.

— Это уйма денег, — пробормотал Чайлдерс.

— Конечно. Нам за год столько не получить. Черт возьми, ты зарабатываешь столько же у себя в салуне за три года. Если человек дурак, давай отберем у него деньги, пока это не сделали другие.

— А как Моррисси? Он с нами?

Локлин пожал плечами. — Пока он ни с кем. Бьюсь об заклад, что когда он увидит, сколько мы имеем, ему тоже захочется разбогатеть на дармовщинку, но Джон не игрок. Он заправляет игорными домами, но сам никогда не садится к столу.

Это было десять лет назад или даже больше. Шанаги вспомнил день скачек. Он выехал на Мейд, нарочно забросанной пылью и неухоженной, словно это и вправду была тягловая лошадь. Но Шанаги нервничал, потому что скрыть ее породу было невозможно.

Уэйд Хэмптон стартовала хорошо и на дальнем повороте обгоняла Мейд на три корпуса. Затем Том перестал сдерживать Мейд, и она радостно, предвкушая победу, понеслась вперед. Когда они прошли под финишной лентой, Мейд выигрывала полкорпуса.

Моррисси предупредил его: — Слушай, парень, если станешь выигрывать, не давай ей показать себя полностью, понял? Мы используем ее еще раз.

Мейд выиграла, и Суини, Локлин и Миррисси поделили между собой шестьдесят тысяч долларов.

Шанаги рассказал о скачках Маккарти, и старый кузнец бросил работу и выпрямился.

— Да, я слыхал об этом. Значит, ты тоже приложил сюда руку? Как тебе не стыдно? Это же чистое надувательство. Вам всем должно быть стыдно. Если б только об этом узнали их старухи-матери!

— Но мистер Локлин тоже потерял много денег, — запротестовал Шанаги.

Маккарти сплюнул. — Если ты в это веришь, ты, должно быть, еще больший простак, чем я думал. Ты видел деньги Локлина? А кто-нибудь вообще их видел?

— Все закладные были у Галлагера. Он сказал…

— Как же, Галлагер! Он сам один из них! Поверь, парень, Локлин был приманкой, он уговаривал Чайлдерса. Локлин много говорил, однако на деле был в доле с остальными. А что касается Моррисси, то он-то все и придумал. Они сделали вид, что Моррисси здесь не при чем, поэтому его никто не подозревает. Это хитрый мужик, не забывай это. Выставил свою кандидатуру в сенат штата, и можешь быть уверен, его изберут. Не связывайся с ним, парень, не то попадешь за решетку!

За подготовку Мейд и скачки Моррисси дал ему пятьсот долларов. Это было больше денег, чем его бедный отец видел за всю свою жизнь. На эти доллары Шанаги приоделся и снял хорошую комнату. Три сотни он положил в банк, который порекомендовал Маккарти.

Он скакал на Мейд еще три раза прежде чем стал слишком тяжелым для жокея. К шестнадцати годам он был ростом пять футов девять дюймов — таким он и останется на всю жизнь — весил около ста шестидесяти фунтов, но выглядел сухим и жилистым. Иногда он проводил тренировочные бои с самим Джоном Моррисси, и старый ирландец был в бою беспощаден. Шанаги имел преимущество в росте и длине рук, однако ему пришлось учиться уходить от ударов, входить в клинч и легко перемещаться по рингу.

Хотя Шанаги был средневесом, удар его по силе не уступал тяжеловесу, и несколько раз его выставляли на бой с ничего не подозревающими деревенскими парнями, превосходящими его по комплекции и росту. Конечно, Шанаги побеждал.

О Бобе Чайлдерсе и его семье он ничего не слышал, однако через несколько месяцев, выходя на Файв Пойнт, увидел похожего на Боба юношу и решил, что это его сын. Тот стоял на углу вместе с двумя спутниками.

— Тот самый, — сказал один из них, показывая на Тома. — Он был жокеем.

Плотный парень, который был похож на Чайлдерса позвал его: — Эй, ты! Иди сюда!

Шанаги помедлил. Он понимал, что на них не следует обращать внимания, но что-то в тоне этого парня показалось ему оскорбительным. — Хочешь поговорить, — ответил он, — подойди сам.

— Я подойду, и будь ты проклят!

Теперь Шанаги был уверен, что это сын Боба Чайлдерса. Это был крепкий и сильный молодой человек, намного превосходивший по весу Тома. Шанаги стоял и ждал, не выпуская из поля зрения двоих его друзей. Когда Чайлдерс приблизился, Том заметил, Что эти двое тоже двинулись к нему. Значит, предстоит драка не с одним, а сразу с тремя. Чайлдерс ступил на тротуар.

— Вы все — шайка воров, — сказал он, — сейчас я тебя проучу!

— Твой отец ставил на скаковую лошадь и проиграл, — сказал Шанаги. Он сам напросился. Нечего было бахвалиться.

— Бахвалиться? — Парень угрожающе поднял увесистый кулак. — Я проучу…

Шанаги давно понял принцип, который гласил: "Если собираешься драться, не трать время на разговоры". Когда молодой Чайлдерс подошел к нему почти вплотную, Шанаги быстро сделал шаг вперед и ударил левой в голову, а правой в живот. Удар поймал противника на встречном движении и оказался для него совершенно неожиданным. Физически сильный, Чайлдерс мало дрался и всегда много говорил, прежде чем поднять кулак. На этот раз он произнес лишь "у-уф", зашатался и сел. Шанаги развернулся, нырнул в переулок, добежал до конца и, резко свернув, поднялся по пожарной лестнице на последний этаж ближайшего дома.

Этот район он знал хорошо. Выскочив на крышу, Шанаги пробежал по ней, перепрыгнул через узкое пространство, отделяющее один дом от другого и помчался дальше. Скоро он был в нескольких кварталах от места стычки. С последней крыши он спустился к себе домой.

Через несколько дней он встретился с Джоном Моррисси.

— Да, парень, сказал Джон, — попали мы в переделку. Мало того, что у Боба тупая голова, оказывается часть денег принадлежала его брату, Эбену, а это совсем другое дело. Эбен Чайлдерс — хитрая и подлая тварь. А ты подрался не с сыном Боба, а с сыном Эбена, так что ты нажил себе врага.

Шанаги не придал этому значения. Ну, нажил он себе врага, ну и что? У него были враги и до этого случая. Тем не менее тогда он мало знал о Эбене Чайлдерсе, поэтому и не беспокоился. Драгой больше, дракой меньше — какая разница? Он дрался пол-жизни и ничего, кроме этого как следует делать не умел.

— Запомни, что Эбен ненавидит всех. Он потерял много денег, но, хуже того, из него сделали посмешище, а он этого не любит, очень не любит.

Прошел слух, что Чайлдерс нанимает людей для беспощадной войны против Моррисси, у Чайлдерса было для этого достаточно влияния в городе. Неожиданно Моррисси обнаружил, что перед ним закрылись двери, которые до того были гостеприимно распахнуты, однако Шанаги почти ничего не знал, кроме обычных, услышанных в баре сплетен.

Но однажды, когда он возвращался из Бауэри, из подворотни выскочили несколько человек и бросились к нему. — Переломайте ему ноги! — закричал кто-то. — Переломайте ему ноги и пальцы!

И опять они не учли его близкое знакомство с городом. Том неожиданно побежал не от них, а на них, и его железный кулак повалил первого нападавшего. Перепрыгнув через упавшего, Шанаги метнулся к пожарной лестнице и, взбежав на один пролет, ухватился обеими руками за верхнюю ступеньку и каблуками разбил лицо ближайшему бандиту. Тот грохнулся вниз, увлекая за собой остальных. Шанаги снова ушел по крышам.

Когда Том с опаской спустился на тротуар невдалеке от своего дома, он тихо постоял в дверном проеме, оглядывая улицу в оба конца. Он устал. Шанаги хотелось лишь добраться до комнаты и упасть на кровать, но обстоятельства заставляли быть осторожным.

Том хотел уже выйти из укрытия, как заметил движение в ночной тени подъездной арки напротив входа в свой дом. Был ли это безобидный пьянчужка или поджидающие его люди Чайлдерса?

Рисковать он не решился и опять поднялся на крыши. Почти через квартал он спустился к кузнице Маккарти. Она была закрыта, поэтому он забрался в стоящий рядом фургон, натянул на себя запасной брезент и заснул.

Шанаги разбудил звон молота Маккарти. Он сел, потирая глаза. Высокие борта фургона закрывали двор и кузницу, Том не видел, что там делается. Том встал и одним прыжком перемахнул через борт. Как только его ноги коснулись тротуара, он услышал за спиной топот бегущих ног. Шанаги мгновенно прошмыгнул под фургоном и оказался на другой стороне.

Один из нападавших кинулся за ним под фургон, и Шанаги ударил его ногой по голове, повернулся и оказался лицом к лицу с двумя противниками, обежавшими фургон с обоих концов.

— Вот он! Хватай его! — заорал один.

В дверях кузницы вдруг возник Маккарти с молотом в руке.

— По одному! — крикнул он. — Иначе разобью кому-нибудь черепушку!

Первым бросился на Шанаги плечистый "бык" из команды Чайлдерса. Он был огромного роста, широкий, со светлыми волосами и цветущим лицом. В ту же секунду, как "бык" поднял две, смахивающие на окорока руки, Том понял, что тот возможно и хорош в уличной драке, но понятия не имеет о боксе. Парень кинулся, широко замахнувшись правой, целясь Шанаги в голову, однако Том легко нырнул под удар, сделал шаг вперед и нанес два удара снизу в живот.

Оба аперкота были выполнены безукоризненно. Правой в живот, левой в живот и правый перекрестный в подбородок, и "бык" упал. Он попытался было подняться, затем окончательно рухнул в грязь.

Резко повернувшись, Шанаги нанес удар другому прежде, чем он успел подготовиться к защите. Тот согнулся, и Том двинул его коленом в лицо.

Из-за фургона выполз первый с залитой кровью головой. Он поднял руки. — Нет! Не надо! Я сдаюсь!

— Тогда убирайся, — приказал Шанаги, — и больше не попадайся мне на глаза.

Когда нападавшие исчезли, Шанаги зашел в кузницу и, накачав из колодца воды, разделся и вымылся до пояса, затем смочил волосы и причесался.

— Ну, — сухо сказал Маккарти, — похоже, драться ты умеешь, но они тебя все равно поймают.

— Да, они и вчера ждали меня у дома, еле ушел. — Том вытер руки. Кажется, надо платить им той же монетой.

— Будь осторожен, парень. Эбен Чайлдерс — подлый человек. Жестокий и бесчувственный. А его люди… Тебя ловят шестерки. У него есть другие, похуже.

Маккарти наблюдал, как Том надевает рубашку. — Почему бы тебе не уехать на запад? Там полно свободной земли, для любого есть возможность выйти в люди.

— Зачем мне земля? Я не фермер, Мак.

— Да, ты не фермер. Ну а кто ты? Шестерка Моррисси? Уличный бандит? Посмотри на себя, парень, хорошенько посмотри. Скажи мне точно, кто ты такой? Славный образчик человека, который ничего из себя не представляет… Ничего, ты слышишь? И если останешься здесь и не прекратишь ошиваться с бандитами, картежниками и всеми прочими, в один прекрасный день очутишься сточной канаве.

— Осторожней, старик, — гневно сказал Шанаги.

— Значит, старик? Я-то уже стал стариком, а ты им станешь? Ты закончишь с проломленным черепом в каком-нибудь вонючем переулке и тебя закопают в безымянную могилу. Что у тебя есть, чего нет у любого уличного бродяги? В Файв Пойнтс десять тысяч таких, как ты, они все сдохнут, и от них ничего не останется. Ты молод, земля широка. Зачем тебе нужен этот город, где ты почти наверняка не выживешь? Почему ты не хочешь уехать на запад? Ты сможешь учиться наукам, учиться всему, чему пожелаешь, ты сможешь сделать из себя человека.

— Я и так человек. — Том согнул руку в локте. — Вот, смотри. Объем бицепсов — восемнадцать дюймов. Кто скажет, что я не человек?

— Да, ты сильный, что еще? У тебя есть мозги, которые Господь дает каждому человеку? Или осталась лишь голова, пригодная только для бодания, как у козла? Если человек хочет что-то значить в этой жизни, хочет стать просто человеком, ему нужны не только мускулы. Он должен стараться получить честную работу, кусок земли, свой дом, будь он хоть из дерна. Здесь друзья хлопают тебя по плечу и разрешают угостить себя выпивкой, но когда ты станешь старым, толстым и неряшливым, они тебя бросят. Такие люди, как ты, рождаются, чтобы их использовали и отбросили в сторону… если ты позволишь сделать это с собой.

— Ты кто? Проповедник? Когда ты стал поучать других, Мак?

— Это просто небольшое предостережение, вот и все. Ты хороший парень, так зачем становиться тем, кем ты постепенно становишься? Мир больше и шире, чем любые трущобы, и люди остаются в них, потому что у них не хватает смелости выбраться. На свете есть другие люди, другие места, ты можешь приобрести там новых друзей, настоящих друзей.

Шанаги смотрел на Маккарти с отвращением. Он взял пиджак и перебросил его через плечо. — Спасибо за помощь, — сказал он и вышел на залитую восходящим солнцем улицу.

Шанаги направился в ближайший салун Моррисси "Джим". Он Шагал, разговаривая сам с собой, придумывая сердитые ответы Маккарти, которые он не успел или не сумел произнести. Однако звучали они беззубо и пусто.

Кто же он, в конце концов? Участвовал в нескольких скачках, но стал слишком много весить для жокея. Выиграл несколько боев на ринге, но не хотел становиться профессиональным боксером. Выполняет мелкие поручения Моррисси и Локлина, которые считались в округе большими людьми. Но он, Шанаги, кто же он сам?

Том раздраженно потряс головой. Сейчас у него не было желания размышлять об этом. А Маккарти… что он понимает? Что он из себя представляет, чтобы так с ним разговаривать?

И тем не менее, даже думая над этим, Том отдавал себе отчет, что Маккарти никто не будет поджидать у дверей дома, когда он возвращается с работы, и спит Мак крепким, беззаботным сном. И что никому не кланяется за деньги, которые получает. Маккарти делал свою работу, делал ее хорошо, получал честно заработанные деньги и шел домой.

Шанаги очень хорошо запомнил разговор с Маккарти. В тот день он в раздумье остановился на углу. Да, он не был фермером, однако на Западе тоже есть города, и если он туда отправиться, то со своими знаниями и умением может стать важной птицей, такой же важной, как Моррисси, а может и еще важнее.

Он покрутил эту идею в голове и решил, что она ему нравится.

Что это за город, про который он недавно слышал? Сан Франциско? Говорят, там нашли золото.

Может быть… Он подумает.

Через два дня Шанаги подошел к Моррисси. — Мистер Моррисси, у вас есть для меня какая-нибудь работа? Я имею в виду постоянную работу.

Моррисси перекатил во рту сигару и сплюнул. — Есть. — Он помолчал. Ты стрелял когда-нибудь?

— Из ружья? — Шанаги покачал головой. — Нет, не стрелял.

— Можешь научиться. У меня есть тир. Человек, который там работал, спился. Научишься стрелять — будешь получать одну пятую с выручки. Моррисси снова замолчал. — Попытаешься воровать — я с тебя шкуру спущу.

— Я никогда ни у кого не воровал, — запротестовал Шанаги.

— Это я знаю, мой мальчик. Это я знаю. Я давно к тебе присматриваюсь. Честные люди в наше время — редкость. Таких среди моих немного.

Моррисси вынул из кармана листок бумаги. — На, возьми. Пойдешь по этому адресу. Я пошлю в тир человека, который научит тебя стрелять. Тренируйся, сколько угодно, а когда научишься, будешь выигрывать деньги у клиентов.

Тир находился в Бауэри среди дюжин других подобных заведений, лавок ростовщиков, низкосортных гостиниц, танцевальных залов, салунов и дешевых магазинчиков. Недалеко от Принс-стрит стоял "Оперный дом" Тони Пастора, а ниже по улице — "Старый театр Бауэри". Между ними толпились всевозможные надуваловки и обдуваловки, целая армия шулеров, попрошаек и карманных воришек, готовых обобрать любого зазевавшегося прохожего.

Одни выстрел стоил пять центов. Тому, кто попадет в десятку три раза подряд, полагался приз: двадцать долларов. Мишенью служил жестяной трубач, если ему в сердце попадала пуля, трубач выдавал из своей трубы ужасающее сипение.

Шанаги нравились шум и суета. Он познакомился со многими жуликами, а с некоторыми даже здоровался. То же самое относилось и к девушкам, которые прохаживались по улице.

На третий день утром в тир вошел старик. Он был худым и жилистым, с седыми волосами и холодными серыми глазами. — Сколько стоит выстрел?

— Пять центов. Приз двадцать долларов, если попадете в десятку три раза подряд.

Старик усмехнулся. — Сколько раз я могу выиграть двадцатку?

Шанаги хотел было ответить: "Столько, сколько попадете", но веселый взгляд старика насторожил его. — Один раз, — сказал он, — если попадете три раза.

— В соседнем тире мне позволили выиграть три раза, — сказал старик.

— Девять раз подряд? — Недоверчиво хмыкнул Шанаги. — Вы шутите.

Старик взял револьвер и выложил на стойку три пятицентовые монеты.

— Я готов, молодой человек. — Он выложил еще пятнадцать центов. Револьвер заряжен шестью патронами? — спросил мягко, и прежде чем Том успел ответить, нажал на спуск. Первая пуля попала в трубача, который издал пронзительный звук. Несколько человек обернулись в их сторону. Старик немедленно выстрелил снова — еще один сигнал трубы.

— Теперь, — сказал он, — я выиграю деньги себе на завтрак.

Казалось, не глядя на мишень, он всадил три пули прямо в десятку. Вот. Я забираю твою двадцатку.

Шанаги расплатился, а вокруг них уже собиралась толпа.

— У вас слишком большие мишени, мальчик. Сегодня я заработал самую легкую двадцатку в жизни! — Он обратился к собравшимся зевакам: — Не понимаю, как ему удается получать прибыль с этого заведения. Это самая легкая двадцатка, которую я заработал! — Человек повернулся и подмигнул Шанаги. — Когда мне опять понадобятся деньги, я вернусь, сынок.

Люди сгрудились вокруг стойки, желая заработать. Больше часа он был занят тем, что перезаряжал ружья и раздавал их клиентам. Лишь однажды зазвучал горнист, и уличный мальчишка выиграл призовой нож. Работа кипела, но Шанаги в мыслях возвращался к старику… Он ни разу не видел, чтобы кто-нибудь так стрелял — вроде бы даже не целясь. Старик просто взглянул на мишень и выстрелил… Это было неправдоподобно.

На третий день тот же старик вернулся в тир и подошел к стойке, когда вокруг никого не было.

— Привет, сынок. У меня кончились наличные.

Шанаги, который вдруг обнаружил, что старик начинает ему нравиться, сказал: — Я ждал вас раньше.

— Да? Так вот, сынок, нельзя убивать гуся, который несет золотые яйца. Все, что мне нужно, — это деньги на пропитание, а вы, ребята, можете мне их дать. Чтобы жить так, как меня устраивает, мне надо двадцать-тридцать долларов в неделю, а я могу заработать их за один раз. В Бауэри четырнадцать тиров, я захожу в каждый тир один раз в две недели. Но на сей раз мне срочно нужны наличные. — Он помолчал. — В соседнем тире мне не пришлось даже вытаскивать револьвер. Там знают, что я смогу это сделать, поэтому мне просто заплатили.

— Но я так не сделаю, — усмехнулся ему Шанаги. — Мне нравится смотреть, как вы стреляете. Никогда в жизни не видел, чтобы так стреляли.

— Там, откуда я уехал, лучше уметь стрелять как следует.

— Как вы оказались здесь? Там, откуда вы уехали стало слишком шумно?

Взгляд старика похолодел. — Мне нигде не шумно, сынок. У меня здесь сестра. Я приехал ее навестить, но делать ничего не умею, кроме как стрелять. У себя дома я ковбой, а одно время был техасским рейнджером. Надо же как-то зарабатывать на жизнь. А здесь я обнаружил эти вот тиры. Не хочу отнимать у вас сразу много денег, поэтому иногда захожу в то один, то в другой.

— Приходите сюда, когда хотите, — сказал Том. — Вы способствуете бизнесу, а мне нравится смотреть, как вы стреляете. Я бы все отдал, чтобы тоже научиться так стрелять.

— Надо просто немного поучиться у других, а потом самому тренироваться до седьмого пота.

Старик положил обе руки на стойку. — Для меня это легкая жизнь. Мой отец выдавал мне четыре-пять патрона и на каждый я должен был принести добычу, иначе он сдирал с меня семь шкур за пустую трату пороха. Когда учишься таким вот образом, все получается как-то само собой. Ты не стреляешь, пока ясно не видишь цель и уверен, что не промахнешься. Так учились стрелять многие мальчишки на границе обжитых территорий. Их отцы обычно были заняты работой на ферме, поэтому они ели только мясо, которое приносили с охоты их сыновья, а иногда и дочки. У нас была соседская девчонка, которая из винтовки стреляла лучше меня, но револьвер для нее был слишком тяжел.

— И вы никогда не промахивались?

— Бывало, конечно… Одно время отец часто спускал с меня шкуру.

— Здесь вы ни разу не промахнулись.

— На таком расстоянии? Как можно! Человек должен знать свое оружие. Все револьверы чем-то отличаются. Один посылает пулю вправо вверх, другой влево вниз. Ты должен все вычислить и дать поправку. Но человек, который научился чувствовать оружие, стремится достать себе получше, пока не получает то, что ему нужно. На свете больше винтовок, которые хорошо стреляют, чем людей, которые хорошо стреляют, хотя некоторые из тех джентльменов на западе действительно умеют это делать. Многие переделывают оружие по руке — либо меняют ствол, чтобы оно стреляло точнее, либо убирают свободный ход спуска. Хотя, надо сказать, выражение "нажать на спуск" неправильное. Никто из тех, кто умеет стрелять, никогда не "нажимает на спуск". Его надо легко потянуть на себя, как ты потянул бы к себе руку девушки. Иначе промахнешься. Больше всего промахов. когда "нажимают на спуск".

— Я слышал, что краснокожие совсем не умеют стрелять.

— Ерунда. Некоторые стреляют так же хорошо, как любой белый. И они ужасно хитрые. Индейцы не видят смысла подставлять себя под пулю, поэтому стреляют из-за скал или деревьев.

В то лето Шанаги научился стрелять.

Глава 2

Шанаги проснулся в холодные часы рассвета. Какой-то момент он лежал, не шевелясь, стараясь вспомнить, где он и как сюда попал. Он вспомнил, как его выкинули из грузового вагона, затем в мыслях снова вернулся в Нью Йорк.

Джон Моррисси уехал из города по каким-то своим политическим делам, и Шанаги, теперь занимавший должность одного из помощников Моррисси, зашел в салун, проверить финансовые дела. Здесь он встретился с Локлином, и едва они уселись за стол, как бармен Коган просунул в дверь голову.

— Мистер Шанаги, сэр. Пришли люди, которые могут принести нам неприятности.

Оставив Локлина за столом, Шанаги выглянул в зал и быстро оглядел его. Четверо парней стояли у бара, еще несколько рассеялись по залу. Все они спокойно пили пиво, но было в них что-то…

Бар был переполнен, но каким-то образом люди, о которых предупредил Коган, выделялись из толпы, а один из них… Шанаги резко повернулся.

— Локлин! Берегись! Это парни Чайлдерса!

Он быстро закрыл дверь и вышел в зал. Том начал обходить бар, когда один из вновь прибывших нарочно опрокинул стакан пива на одного из каменщиков, стоявшего у стойки. Рабочий повернулся, чтобы к парню, и тот ударил его. Затем люди Чайлдерса начали разносить салун на мелкие кусочки.

Шанаги нырнул под чей-то кулак, ударил в солнечное сплетение ближайшего хулигана, двинул по коленной чашечке другого. Вдруг распахнулась входная дверь и в салун ворвались несколько человек, вооруженных дубинками. Их было слишком много!

— Коган! Мэрфи! Бегите!

Шанаги опрокинул стол на пути наступающих, и когда несколько человек упали, он ударил их сверху стулом. Том нырнул под стойку и, вооружившись бутылками, стал швырять их с безошибочной точностью.

Еще один нападавший с криком упал. В дюйме от Шанаги разбилась бутылка, и он бросился в заднюю комнату в поисках Локлина. Тот уже убежал. Том смахнул со стола деньги, которые должен был пересчитать и выскочил через черный ход.

Коган, присоединившийся к нему, подпер дверь палкой, и они кинулись по коридору к переулку. Противников было слишком много, их не одолеть.

Они почти добежали до задней двери, когда раздался выстрел и в коридор ввалился шатающийся и окровавленный Локлин.

— Быстро наверх, — сказал им Шанаги. — Будем уходить по крышам!

Он остановился и, подняв одной рукой Локлина и зажав в другой мешок с деньгами, побежал вверх по ступенькам, благословляя годы, проведенные у кузнечной наковальни. Они выбежали на крышу и забаррикадировали за собой дверь.

Небо было покрыто облаками, начинался дождь.

Рядом с ними вдруг оказался Мэрфи, еще один помощник Моррисси.

— На Кенделл-стрит ждет упряжка, — задыхаясь, сказал он.

Неожиданно из-за парапета крыши появилась группа парней. Шанаги насчитал шестерых. Обернувшись, он увидел, что еще столько же шли по соседней крыше в их направлении.

— На этот раз вы не уйдете! — заорал кто-то.

Шанаги бросил мешок с деньгами и из кобуры у пояса выхватил короткоствольный револьвер.

— Я предупреждаю: уходите или кто-то из вас умрет.

— Ха! — закричал огромный верзила, сжимая в одной руке дубинку, а в другой обломок кирпича и готовясь к броску. — На этот раз вы у нас в…

Людей убивали палками и камнями за миллионы лет до изобретения огнестрельного оружия, и Том Шанаги не колебался. У него была хорошая школа: в течение четырех лет, когда он заправлял тиром, он упражнялся в стрельбе ежедневно.

Он поднял револьвер и выстрелил, не дожидаясь, пока верзила договорит. Револьвер был 44-го калибра и Шанаги нажал на спуск три раза.

Парень вскрикнул и покачнулся, еще один упал, а потом они разбежались.

Каким-то образом Шанаги и его людям удалось добраться до Кендалл-стрит, сесть в упряжку и умчаться. Он никогда не забудет эту дикую ночную гонку по темным, мокрым от дождя улицам.

"Куда мы едем?" — подумал Шанаги. Его собственную квартиру знали, там будет небезопасно. Холостяцкая комната Локлина тоже будет под наблюдением. И тем не менее было одно место, которое Моррисси держал около Бродвея. Том направился туда.

В спальне Моррисси стоял вделанный в пол сейф, и именно в него Том положил деньги. Он взял несколько ассигнаций, торопливо составил расписку и опустил бумажку в сейф вместе с остатком денег.

"Выдано Когану и Мэрфи по сто долларов на побег из города. Они будут прятаться в Бостоне, вы знаете где. Я беру себе пятьсот долларов и оставляю пятьсот долларов тяжелораненому Локлину, но приглашу Флорри, чтобы она за ним ухаживала. Будьте осторожны.

Шанаги."

Он отдал деньги и сказал Когану, чтобы тот пригласил Флорри ухаживать за Локлином. Затем Том перезарядил револьвер и открыл ящик письменного стола Моррисси. Там лежали еще два револьвера, и он взял себе один из них.

Он уложил Локлина в постель и как мог перевязал его рану. Локлина ранили в бок, он лежал без сознания, его одежда вымокла в крови.

Пришла Флорри. и Том отдел ей деньги Локлина. — Никому не говорите, что он здесь и старайтесь не показываться на людях. Во всяком случае, будем надеяться, что люди Чайлдерса вас не знают.

— А что будете делать вы?

— Во-первых, мне надо увезти отсюда эту лошадь и поставить ее в конюшню. Если они ее увидят, то проследят Локлина до этой квартиры. После этого подумаю о себе.

Он вылез через кухонное окно и спустился по задней лестнице. На улице было темно и тихо. Вдали громыхал гром и временами мелькала молния. Когда Шанаги вышел из переулка, лошадь стояла, повесив голову, там, где он ее оставил. Том осторожно осмотрелся, затем перешел улицу и, развернув лошадь, залез в повозку. Откидной верх и высокие борта задерживали дождь. Он вытер правую руку об одежду и ощупал револьверы.

Там, на крыше он убил человека… возможно двух. Но они нападали на него и наверняка убили бы. Его выстрелы спасли жизни друзей… наверное.

Он ехал по темным улицам.

Джон Морриси был человеком, который постоянно жил в ожидании беды. В ее предвидении он подготовил несколько комнат, где мог окопаться, пока не прошли бы тяжелые времена, и конюшни, где можно было спрятать лошадей. В такое место Шанаги сейчас и направлялся.

На улице было темно и тихо. В конюшне стояло две лошади и было несколько свободных денников. Шанаги завел свою лошадь внутрь, насухо вытер ее и насыпал корма. Повозку он убрал с глаз долой в сарай и прошел в ближайший дом. Там за чашкой кофе он обдумал ситуацию.

Эбен Чайлдерс все спланировал хорошо. Очевидно он знал, что Моррисси нет в городе. На ресторан на Барклай-стрит, наверное тоже напали, парни Чайлдерса сейчас всюду на улицах. Не время там показываться.

Моррисси узнает, что случилось, в течение нескольких часов, однако Шанаги, хорошо зная этого человека, сомневался, что он что-нибудь предпримет, пока атака Чайлдерса не потеряет силу. Зная своих врагов, Шанаги был уверен, что через несколько часов, когда победа будет казаться полной, они начнут пить. Некоторые просто пойдут отдыхать, некоторые разбегутся по девочкам. И вот тут-то настанет время ответного удара.

Сидя один в пустом доме в комнте, освещаемой стоявшей на столе керосиновой лампой, Том Шанаги рассчитывал ситуацию грядущих дней. Ему надо связаться с Бойнтоном и Финлайсоном, они соберут для него ребят для ответного удара.

Он расхаживал по комнате, что-то бормоча про себя, стараясь сплпнировать контратаку так, как спланировал бы ее Моррисси, стараясь ничего не упустить их виду и предвидеть все, что нужно сделать.

Прежде всего он должен предупредить Джона. Затем, когда Бойнтон и Финлайсон соберут парней, надо выбрать цели и ударить.

В конце концов уствший от дум, Том уснул. Он проснулся при свете холодного дождливого дня и оделся. Проверив револьверы, Шанаги вышел на улицу. Там было пусто, но он и не ожидал никого увидеть. Это был тихий район, и сегодня было воскресенье.

Бойнтон должен был быть в "Файв Пойнтс". Шанаги пешком прошагал до Бродвея и там нанял экипаж. Когда он назвал "Файв Пойнтс", кучер отказался наотрез: — Нет, сэр, туда я не поеду. Ни за какие деньги. Да там у меня украдут коронки с зубов! Я вас довезу и высажу, не доезжая одного-двух кварталов, и все!

Ничто не могло убедить кучера, и Том его не винил.

Он нашел Бойнтона отсыпающимся после попойки, и тряс его, пока тот не проснулся. Шанаги приготовил кофе и заставил сопротивляющегося здоровяка выпить пару чашек. Медленно, чтобы тот понял, он рассказал Бойнтону о событиях прошлого вечера. — Ты должен достать двадцать надежных парней… крепких парней.

Том тщательно все спланировал. Они соберутся в трех назначенных местах, а потом ударят — быстро и крепко.

У Джона Моррисси были враги, и Чайлдерс был связан с некоторыми из них. В основном, это были последователи покойного "Мясника" — Билла Пула, единственного человека, который побеждал Моррисси в драке. Некоторое время спустя Пул был застрелен Лью Бейкером. Это произошло в 1855 году, и похоронная процессия была самой большой, какую только помнил город.

Процессию возглавляли несколько сотен полицейских, за ними шли две тысячи членов "Асоциации Пула" — политической фракции. За ними следовали почти четыре тысячи членов "Ордена объединенных американцев" и пожарные команды из Нью Йорка, Бостона, Балтиморы и Филадельфии. Гроб сопровождали две роты милиции, названные в честь Пула: "Гвардия Пула" и "Легкая гвардия Пула".

Когда были отданы все почести, процессия разделилась, но "Гвардия" и "Легкая гвардия" остались вместе. Был уже вечер, когда они дошли до Бродвея и Кэнел-стрит. Там незаметно собралась фракция Моррисси. "Настоящие гончие" и толпа "толкачей" Моррисси ждали, пока люди Пула подойдут поближе, и тогда осыпали из градом камней. Несколько человек упали, но люди Пула были лучше вооружены, и они пошли в атаку на фракцию Моррисси с примкнутыми штыками.

Ребята Моррисси разбежались по переулкам и крышам. Но убежали не все. Позже ночью люди Пула напали на электростанцию, где прятались некоторые из "Настоящих гончих", разнеся здание на кусочки и заставив противника ретироваться.

Несмотря на победу, люди Пула так и не смогли набрать своей былой силы. Некоторые из них, ведомые ненавистью к Моррисси присоединились к банде Чайлдерса.

Хотя Моррисси имел интересы в стром салуне "Джем", он уже не владел им. Он сосредоточил свои средства в огорных домах на Барклай и Энн-стрит.

Из дома Бойнтона Шанаги направился на поиски Финлайсона. Сухощавый, жилистый мужчина, Финлайсон уставился на Шанаги и покачал головой: — На этот раз Джон проиграл, — сказал он, — проиграл подчистую! Они подождали, пока он уехал, и ударили. У них слишком много сил.

— Если ты поверил этому, ты поверишь чему угодно, — ответил Шанаги. У старого Джона много сил там, где у Чайлдерса нет ничего, к тому же ему поможет Таммани… если потребуется. Но если мы будем действовать быстро…

— Не то время, — возразил Финлайсон. — Они делают так, как надо им. Если бы только Джон был здесь…

— Так ты не поможешь?

— Не то время. — Финлайсон покачал головой. — Тебя убьют. Я…

— Ладно, забудем об этом. — Шанаги видел, что Финлайсон перепуган, его уверенность поколеблена. — Обойдемся без тебя.

Он ушел очень быстро. Почти бегом. Том нашел О'Брайена, потом Ларри Айкена и Линна. Они были готовы помочь и не скрывали, что рады, что хоть кто-то что-то предпринимает.

— Собираемся в десять, — сказал Шанаги Айкену. — Не жди меня. Сразу начинай. К этому времени большинство из них будут или пьяными, или отсыпаться после пьянки.

На листе бумаги он нарисовал план, по которому должен действовать каждый. Он и не догадывался, что сам не примет участия в контратаке. Но Ларри Айкен был хорошим человеком и крепким парнем.

Он хорошо помнил ту ночь. Уйдя от Айкена, он вышел на улицу и направился к конюшне. Сейчас ему нужна была упряжка. В одном месте на острове он мог достать оружие. Если Том не ошибался, все люди Чайлдерса будут вооружены.

Он нанял повозку. Когда он запрягал лошадей, конюх прошептал ему: Парень, я друг Маккарти, поэтому предупреждаю — берегись! Эбен готов выложить пятьсот долларов тому, кто доставит тебя живым. — Конюх помолчал, осторожно оглядываясь вокруг. — Они охотятся за тобой, парень. Чайлдерс хочет искалечить и ослепить тебя. Он прямо так и сказал.

— Я буду осторожен, — сказал Шанаги. Он сел в повозку и собрал вожжи. — Открывайте дверь. И спасибо вам. Я не забуду. Моррисси тоже.

Он выехал на улицу и повернул в сторону окраин. "Сейчас нельзя спешить", — сказал он себе. — "Спокойно. Пятьсот долларов? Этого достаточно, чтобы настроить против меня весь "Файв Пойнтс" и кроме того много других". Том тихо, с горечью выругался. На кого он может положиться?

Он проехал Деланси-стрит и почувствовал себя лучше. Он ехал с такой скоростью, которая не привлекала бы внимания. Том положил руку на револьвер. Тот был на месте. Он потрогал второй… его не было! Наверное, выпал из кармана, когда он запрягал лошадь. Том снова тихо выругался.

Ну, ничего. Если он сможет добраться до того человека на Двадцать четвертой улице, у него будет много револьверов.

Почти через час, объехав вокруг квартал и никого не увидев, он остановился в переулке и вышел из повозки. Неожиданно Том почувствовал неуверенность. Он знал об этом источнике оружия, так почему о нем не могли знать Чайлдерсы?

Было темно и тихо, на улице слышался лишь шопот дождя. Он положил руку на плечо коня. — Жди, малыш. Я скоро вернусь.

И все же он не двинулся с места. Булыжники мостовой мокро блестели. Он увидел темную пасть переулка, открывающегося к северу, и за ним ряд домов, каждый со ступеньками и железными перилами. Он снова, раздражаясь на самого себя, потрогал револьвер. Когда он полагался на оружие? И тем не менее, если врагов будет слишком много, он обязан был на него полагаться.

Том внимательно изучил дом, куда должен был зайти. Из-за ставней пробивался слабый свет. Как звали того человека?

Шнайдер… Том быстро обошел коня и поднялся по ступенькам. Восемь степенек и перила с каждой стороны. Под этой лестницей была другая, ведущая вниз.

Он постучал, не слишком громко. Внутри послышалось движение. По спине Шанаги пробежали мурашки. Сзади прозвучали шаги или ему почудилось? Он резко обернулся — никого.

Внутри что-то зашуршало, затем кто-то спросил сквозь дверь: — Кто там?

— Шанаги, — сказал он.

Загремела цепь, и дверь открылась — не на щелочку, но неожиданно широко распахнулась.

За дверью стояли трое! Они поймали его… "Нет, клянусь…"

Сзади послышались бегущие шаги, но Шанаги сделал то, чего от него не ожидали. Вместо того, чтобы повернуться и убежать, он бросился вперед.

Он был ниже, чем любой их трех, но он был сильнее. Он кинулся на стоящих за дверью и, взмахнув кулаком, ударил ближайшего и сбил его на пути остальных. Затем Том выдернул револьвер и выстрелил.

Раненый закричал. Резко обернувшись, Шанаги выстрелил в черную массу набегавших сзади людей, затем рванулся вперед по коридору. Он вломился в первую дверь, увидел испуганную блондинку, схватившую одеяло и прижавшую его к груди, пробежал мимо нее и швырнул в окно стул. Он выскочил на пожарную лестницу, повисел секунду на руках, затем прыгнул через отделяющее соседние дома пространство и проломил окно дома напротив.

Комната была пуста. Он промчался через нее, постарался угадать лучший путь и побежал по коридору. За спиной кто-то закричал, дверь распахнулась. — Стой, вор! — завопила сзади женщина.

Он бросился вверх по лестнице, развернулся на лестничной клетке и опять побежал наверх. В конце коридора он увидал окно, а за ним — скат соседней крыши. Крыша была мокрой и скользкой. Позади он услышал крики и проклятья. Он подступил к оконной раме и прыгнул, схватившись за край стока. Сток переломился с одного конца, и Том изо всех сил уцепился за металл, прогибающийся к земле. Он спрыгнул, когда до земли оставалось десять футов и пробежал переулок, отделяющий здания, затем пересек улицу, промчался по другому переулку и свернул на улицу, ведущую на север. Один раз он остановился и прислушался. Люди Чайлдерса преследовали его. Они разбились на группы в поисках беглеца.

"Думай… ты должен думать."

Подъездные пути железной дороги со стоящими на ней вагонами… там должно быть темно. Он побежал.

Несмотря на тяжелую работу, Том был в хорошей форме, может быть в лучшей форме, чем все его преследователи, если только среди них не было бегунов. Бег становился популярным видом спорта, и бегунам хорошо платили.

Он перебежал еще один переулок и свернул на улицу, усаженную деревьями. Том остановился, затем пошел шагом, переводя дыхание. Он пощупал револьвер.

Его не было…

Он, должно быть, выпал из кармана где-то там, в переулке. Шанаги надеялся, что преследователи не нашли его, не узнали, что он безоружен.

Кто-то сзади пересек улицу, и Том нырнул в переулок… тупик!

Он повернул назад и пошел вверх по улице, но они уже были ближе. Они вытягивались в цепь, наступая на него. Впереди оказалась низкая изгородь, и Том почувствовал запах мокрого угольного дыма. Затем он увидел вагоны. Впереди стоял паровоз, задумчво пыхтя, ожидая своего времени. Он легко перепрыгнул через изгородь, съехал вниз по насыпи и потерялся в темноте.

Засвистел поезд, и Том услышал "чух-чух" отъезжающего паровоза. Кто-то выстрелил, и пуля срикошетила впереди от отъезжающего вагона.

Он нырнул под соседние вагоны и увидел перед собой движущийся состав. Он побежал, поймал конец лестницы, подбросил себя вверх и перевалился через борт открытого вагона.

Поезд набирал скорость.

За собой он услышал крики. Преследователи искали его. Задыхаясь, он упал и оперся спиной о борт вагона.

Боже, как он устал!

Поезд засвистел, Том взглянул вверх и увидел проносящиеся крыши зданий. Дождь пошел сильнее.

Глава 3

Когда Шанаги снова проснулся, он некоторое время, задумавшись, тихо лежал. До него доносилось лишь журчание воды и пение птиц, кроме этого он не слышал ни звука. Птицы заливались на все голоса. Шанаги подумал, что ничего не знал о птицах.

Через некоторое время он сел, обхватив руками колени, и огляделся. Он не знал, что утро может быть таким тихим… Нет, знал: когда мальчишкой в Ирландии шел на верхние пастбища, чтобы забрать лошадей. В Ирландии тоже выпадали тихие утра.

Шанаги встал и подошел к ручью. Сняв рубашку, он умылся по пояс в холодной воде. Это ему понравилось. Затем он скатал одеяла и, найдя несколько тлеющих углей, раздул костер и сварил бекон.

Потом он еще раз осмотрел оружие. Револьвер был хороший и явно совершенно новый. И кстати, чьи у него вещи? Том нацепил оружейный пояс с кобурой, попробовал несколько раз выхватить револьвер, заодно проверив его балансировку. Она показалась ему превосходной.

Шанаги подумал, что надо возвращаться в Нью Йорк. Это означало, что ему следовало вернуться к железной дороге и найти город или водонапорную башню. Любое место, где останавливается поезд. Ему обязательно надо вернуться, он был нужен Моррисси.

Шанаги подошел к свернутой скатке одеял, но вместо того, чтобы поднять их, сел на землю. Проклятье, как же здесь было хорошо! Только тишина и покой. После беспокойной жизни, которую он вел…

Звук копыт показался Тому знакомым. Какой-то момент он надеялся остаться сидеть, лишь вслушиваясь в давно забытые звуки, потом все-таки встал, убрал скатку одеял за дерево, чтобы ее не было видно, и прислонил ружье к стволу. Револьвер хорошо прятался под пиджаком.

Шанги подошел к костру. Теперь он, возможно, сможет узнать, где находится и как далеко лежит ближайший город.

Их было четверо, и они ехали по склону холма к ручью, сбившись в кучу, но один на серой лошади держался позади.

— Эй! — услышал Том голос одного из них, — там чей-то лагерь.

Они проехали ручей и остановились в двадцати футах от него.

— Погляди-ка, сказал один из четверых, — это новичок-пилигрим.

— Здравствуйте, — сказал Шанаги, видите ли…

— Это ирландский пилигрим, — сказал другой. — Надо же такому случиться!

Трое из них были примерно одного возраста с Томом. Четвертый был худым, жилистым стариком в помятой узкополой шляпе, поношенном сером пиджаке и домашних, залатанных брюках. Он держал руки за спиной.

Шанаги присел на корточки перед костром, он расшевелил пепел, подбрасывая новые сухие веточки.

— Я иду в город, — сказал он как бы между прочим. — Сколько до него?

Веточки занялись.

Самый крепкий и широкоплечий из всадников снял с седла лассо и вытряхнул петлю. Он подъехал к ближайшему тополю. — Как насчет этого? предложил он остальным.

— Погоди, — отозвался другой, — а что с ним?

Третий из подъехавших, человек в замшевой жилетке еще не произнес ни слова, он просто сидел на коне и смотрел на Шанаги. Потом он медленно улыбнулся. — Лучше повесить двоих, чем одного, — сказал он.

Широкоплечий верзила удивился: — Но мы его даже не знаем. Он ведь нам ничего не сделал.

— Откуда мы знаем? Он, похоже, много грешил. — Он перевел взгляд на Шанаги. — Где твоя лошадь?

— У меня нет лошади. — Шанаги держался настороже. Он, кажется, попал в неприятность, но в чем эта неприятность заключалась, он не знал и даже не понимал, о чем идет речь. — Я спрыгнул с поезда.

— Здесь? Ты сошел с ума! Сорок миль до ближайшего города!

— Я могу дойти пешком.

— Дойти пешком? Теперь я точно знаю, что ты сумасшедший.

Человек в замшевом жилете снова заговорил: — Ему не повезло. Он оказался не в то время не в том месте.

Шанаги все это начинало надоедать. — По мне это хорошее место, сказал он. — Оно мне нравится.

— Слышали? — спросил Замшевый жилет. — Он сказал, что оно ему нравится.

Некоторое время все молчали, затем старик сказал: — Я всегда знал, что ты подлый шакал, Драко.

— Басс? — Драко взглянул на человека с лассо в руках. — Возьми его.

Шанаги никогда не видел, как ловят бычков, но его старый приятель, который учил его стрелять, кое-что ему рассказывал. Том увидел, как взлетело лассо, как помчалась к нему петля, и в тот момент, как лошадь напряглась, чтобы компенсировать натяжение петли, метнулся к дереву, стоявшему футах в шести, и обежал вокруг ствола.

Петля, как он знал, поймает его, но когда лошадь прыгнула, чтобы потащить его по земле, он уже один раз обернулся вокруг дерева, потом второй. Лошадь с силой рванула лассо, и подпруга седла лопнула. Лошадь помчалась прочь, а человек вместе с седлом и другим концом лассо грохнулся на землю.

Драко выругался, а третий потянулся к револьверу.

Шанаги даже не осознал, как все случилось. Когда лопнула подпруга, он скинул петлю, а когда третий потянулся к оружию, Том выстрелил в него.

Он целился в корпус, но человек двигался, и пуля попала в левый локоть, перебив его.

— В следующий раз, — подстраховал свой промах Шанаги, — я сломаю тебе другую руку. Теперь убирайтесь отсюда… все!

— Мистер? — Старик с руками за спиной говорил тихо, с отчаянием. Мистер, я в жизни никогда ничего не просил, но…

До Шанаги дошло, что руки старика связаны.

— Оставьте этого человека здесь, — сказал Том. — Отвяжите веревку, на которой вы ведете его лошадь, и оставьте его здесь.

— Да будь я проклят, если сделаю это! — завопил Драко.

— А если не сделаешь, то будешь трупом, — ответил Шанаги. — Я сижу и занимаюсь своими делами, а вы вламываетесь и пытаетесь откусить слишком большой кусок, чем можете проглотить. Если вам суждено увидеть закат, вы должны понять, что лучше вам убраться, а если вернетесь, получите по заслугам.

— Не сомневайся, мы вернемся!

Драко бросил веревку, связывавшую пленника, и развернул лошадь. Можешь быть уверен, мы вернемся!

Шанаги смотрел им вслед, потом подошел к связанному старику и разрезал веревки. — Не знаю, за что они с тобой так обошлись, дружище, но это плохая компания.

Старик растер запястья. — Вы здесь человек новый, — серьезно сказал он. — Они хотели повесить меня. Если бы не вы, я был бы уже мертв.

Шанаги подошел к дереву, где он спрятал скатку одял и ружье, и поднял их.

— Меня зовут Том Шанаги, — сказал он.

— Джош Лунди, — отозвался старик, затем добавил: — У нас только одна лошадь. Нет смысла убивать ее, нагружая двойным весом. Вначале поедете вы, потом я.

Лунди потянулся было к одеялам, и вдруг остановился, увидев ружье. Затем медленно взял скатку и привязал ее за седлом.

— Вы все время ездите с ружьем? — спросил он. Что-то в его тоне привлекло внимание Шанаги.

— Нет… А что?

— Так просто.

И все поведение Лунди изменилось. Исчезло дружелюбие, голос стал холодным и отчужденным.

— Вы издалека? — неожиданно спросил он.

— Из Нью Йорка.

— Вы сказали, что приехали на поезде?

— Ага. Железнодорожный детектив выкинул меня из вагона в нескольких милях отсюда. Я немного прогулялся пешком, потом увидел этот ручей и дошел по нему до места ночевки.

— У вас хорошее снаряжение. Я и не знал, что у вас в Нью Йорке есть такие хорошие вещи.

— Там нет таких вещей.

— Вы здорово стреляете, — сказал Лунди. — Никогда не видел, чтобы человек так стрелял.

— Меня научил один старик. Я мало стрелял. Там, Откуда я приехал, дерутся обычно на кулаках, а если упадешь, добивают ботинками.

Том Шанаги быстро шагал, поддерживая разговор со стариком. Он был озадачен всем, что произошло, и надеялся, что Лунди кое-что объяснит ему, однако старик, похоже, не собирался этого делать. По существу, после того, как Лунди увидел ружье, он сказал очень мало.

Шагая, Том оглядывал местность. Насколько хватало глаз, кругом простиралась покрытая травой равнина, единообразие которой нарушала колея железной дороги да цветущие вдоль нее цветы.

Он неожиданно остановился. — Лунди, скажите, ради Бога, что здесь делают с землей. Ведь тут совсем нет ферм.

— Это скотоводческий край, — ответил Лунди, — кругом лежат пастбища. Раньше здесь паслись бизоны.

Вдали что-то мелькнуло — отблеск рыжевато-красного цвета, пойманного в лучах солнца, затем — белого, и все исчезло.

— Что это было? Коровы?

— Антелопы, — сказал Лунди. — Их тут великое множество.

— Кому они принадлежат?

Лунди бросил на него взгляд. — Никому. Или Богу. Они дикие.

— На них можно охотиться?

— Ага. Хотя у них и не самое вкусное мясо. На самом-то деле ничего, но бизон или олень получше. — Он молча вел лошадь несколько минут, затем спросил: — Что вы теперь собираетесь делать?

— Я? Доберусь на поезде до Нью Йорка. Я залез в тот вагон в спешке, к тому до смерти устал. Я и не думал, что уеду так далеко. — Он заколебался, потом задумчиво спросил: — А, кстати, сколько отсюда до Нью Йорка?

Лунди пожал плечами. — Понятия не имею. Может тысяча миль, может больше.

Шанаги встал, как вкопанный. — Тысяча?.. Не может быть!

— Может. А может и больше. Это штат Канзас. — Лунди показал вперед. Прямо вон там Колорадо. Вы, должно быть, действительно были совсем плохой, когда сели на этот поезд.

— Ну… мне пришлось поработать. И спал я мало, это точно. Измучен был зверски. — Том сердито нахмурился, вспоминая. — Я временами просыпался, но мне казалось, что поезд все время ехал. Один раз я выглянул из-за борта и увидел четыре-пять домов и несколько всадников. Не знаю, что это было за место.

— По крайней мере вам повезло, что у вас оказались эти вещи.

Шанаги не ответил. Он становился все подозрительнее. Самое лучшее, что он мог сделать, — это попасть на станцию и купить билет до Нью Йорка. Там, по крайней мере, он знал, что надо делать.

— Те парни, — спросил он вдруг, — за что они хотели вас повесить?

— Я украл лошадь. За это здесь вешают. Но эту я украл после того, как ее украли у одной девчушки. Драко очень хотелось заиметь ее.

— Теперь вы вернете лошадь девочке?

— Ага.

Шанаги посмотрел на седло. — Тяжелая штука. Я имею в виду седло.

— Ковбойское. Рабочее седло. Тому, кто весь день работает с полудиким скотом, нужно хорошее, удобное седло. А это — одно из лучших. Большинство ковбоев проводят на них большую часть жизни. Я видел восточные седла… они — что твои почтовые марки. В них можно провести час-полтора, но ковбой сидит в седле от шестнадцати до восемнадцати часов. Он ловит бычков при помощи лассо, поэтому ему нужна высокая лука, где он может быстро завязать свободный конец или обернуть его вокруг; это зависит от того, где его учили и где он рос. Седло — это рабочее место ковбоя.

Лунди остановился. — Ваша очередь, хотя сам я не ходок.

Шанаги забрался в седло и устроился в странном для него сооружении. Ему было удобно. Седло следовало естественным линиям тела, и хотя стремена были длиннее, чем Том привык, он не укоротил их.

— Скоро покажется город, — произнес через некоторое время Лунди. Револьвер держите под рукой, Драко может быть где-то рядом. Банда у них дурная, они не любят, когда кто-то вмешивается в их дела.

— А как же вы?

— Когда подъедем поближе к городу, я потихоньку уеду. У меня есть друзья, которые одолжат мне оружие. Мне не нужны неприятности. И вот что, незнакомец… будьте осторожны. Я слышал вы на Востоке улаживаете споры кулаками. А у нас, как на Юге. Мы решаем свои вопросы оружием.

Когда они въехали в город, тени уже удлинились. Шанаги к тому времени опять сидел в седле. Он спешился. — Вот ваша лошадь, Лунди, — сказал он. До встречи.

— Шанаги? — Лунди секунду поколебался, словно ему не хотелось говорить. — Лучше не показывайте это ружье. Кто-нибудь может узнать его.

— Узнать? Что это значит?

— Не знаю, как оно попало к вам, — сказал Лунди, — но это ружье знают в этих краях, по крайней мере, в двадцати городах. Оно принадлежало шерифу Ригу Барретту.

— Ни разу в жизни о нем не слышал.

— Ну, а здесь о нем знает каждый. Риг был армией сам по себе. Когда он куда-нибудь приезжал, люди знали, что он там. Он чистил города от всякого сброда: от жуликов, бандитов, грабителей поездов — от всех, кто не подчиняется закону. И он никогда никому не позволял трогать свое оружие.

— Ну и что?

Джош Лунди собрал поводья и забрался в седло. — У шерифа Рига Барретта было много врагов, Шанаги. И у него много друзей, которые будут задавать вопросы и ждать на них ответы.

Лунди посмотрел на затемненную сумерками улицу. Ему надо было ехать, но он ждал. — Шанаги, — тон его стал резким от раздражения, — неужели вы не понимаете? Все захотят узнать, откуда у вас ружье Рига. Они убеждены, что единственный способ заполучить это ружье — убить Рига, и они просто не поверят, что какой-то пилигрим с востока может убить Рига в честном поединке.

— Но я не убивал его. Я его даже не видел.

— Кто этому поверит?

— Никому и не надо верить. Я уеду из города на ближайшем поезде. Этот городишко меня вообще больше не увидит.

— Если люди увидят это ружье и решат, что вы убили Рига, у вас не будет никакой возможности уехать. Они повесят тебя, мальчик. Они используют ту веревку, которую готовили для меня.

— Вы знаете этот город. Когда отправляется следующий поезд?

— Ни одного поезда до завтрашнего полудня, а тот, что идет, направляется на Запад. Поезд на Восток будет завтра вечером, примерно часов в девять.

Лунди развернул лошадь и уехал. Когда он отошел футов на пятидесяти, он окликнул Тома: — На вашем месте я не стал бы ждать завтрашнего вечера.

Том Шанаги стоял один на пыльной улице и медленно, с горечью ругался. Затем он развернул одеяла, положил в них ружье и снова завернул.

Вначале он купит что-нибудь поесть, потом — билет на поезд и место в гостинице.

Глава 4

В городе было время ужина, и улицы были почти пустыми. Город был совсем небольшим — два ряда магазинчиков, салунов и игральных заведений, да отель или два, вытянувшиеся вдоль улицы с обеих сторон. Здесь и там виднелись коновязи, у большинства домов были сколочены деревянные тротуары.

Шанаги подошел к тому, что было похоже на лучший отель и вошел внутрь. Клерк, высокий молодой человек с желтоватым лицом и впалыми щеками, пододвинул к нему регистрационный журнал. Том написал: "Том Шанаги, Нью Йорк", и отодвинул его обратно.

— С вас пятьдесят центов, мистер Шанаги. Вы к нам надолго?

— До восточного поезда завтра вечером, — сказал Шанаги.

— Если вас интересует игра по-маленькой, — предложил клерк, — у нас в отеле в задней комнате как раз играют.

— Спасибо. — Дома Шанаги сам помогал обдирать простаков и просто так на обман не поддавался. — Я не играю.

— Нет? Значит, наверное…

— Девушку я тоже не хочу, — сказал Шанаги. — Я хочу что-нибудь поесть, отдохнуть и почитать нью-йоркскую газету, если она у вас есть.

Он не очень понравился клерку. Тот ткнул пальцем в сторону двери, из-за которой доносился звон тарелок. — Можете поесть вон там. — Затем клерк ткнул в противоположную дверь. — А там есть салун. Что же касается нью-йоркской газеты… — Он пошелестел газетами, лежавшими на стойке, по виду читаные-перечитаные. — Боюсь, у нас нет ни одной. Время от времени коммивояжеры оставляют их в фойе, можете посмотреть сами.

Шанаги подумал и решил, что не стоит. Он взял ключ, посмотрел на клерка, взял одеяла и пошел к лестнице. Может статься в газете ничего не будет о войне банд. Всегда были и будут драки, стычки между группировками и убийства, и газеты сообщали лишь о малой их части. Джон Моррисси был, конечно, популярной фигурой, но Эбен Чайлдерс едва ли был известен за пределами Файв Пойнтс, Бауэри и парой мест по соседству с Бродвеем.

Обстановка комнаты была скудной. Окно, выходящее на улицу, кровать, кресло, кресло, трюмо с овальным зеркалом, а на трюмо — белый таз и кувшин с водой. Рядом на вешалке висело полотенце.

На полу лежала истертая ковровая дорожка. Шанаги снял пиджак, закатал рукава, умылся, смочил волосы и причесался.

Он критически осмотрел себя в зеркало. Пять футов девять дюймов, чуть выше среднего роста, сильнее, чем большинство людей благодаря тяжелой работе в кузнице. Девушки всегда говорили ему, что он симпатичный, но все это была ерунда. Они знали, что он друг Моррисси, а имя Моррисси означало в том мире, который он покинул, деньги и власть, поэтому ему всегда старались польстить. Нельзя сказать, что он часто знался с девушками… Он всегда занимался только черновой работой, был на побегушках.

Сбив с пиджака пыль, Шанаги взял шляпу и спустился вниз. Ресторан был открыт. Том вошел, заказал мясо с бобами и начал потихоньку расслабляться.

Официант оказался полным человеком в полосатой рубашке с резинками на рукавах и с прилизанными волосами. Он налил Шанаги чашку кофе, пролив немалую порцию на блюдце.

Окно на улицу, затянутое мелкой сеткой, было открыто, и Шанаги услышал звон кузнечного молота.

— Поздновато он задержался, а?

открыто, и Шанаги услышал звон кузнечного молота.

— Поздновато он задержался, а?

— Много работы. — Официант поставил на стол кофейник. — Скоро начнется перегон скота, а перед этим всем надо подковать лошадей. В такое время он всегда занят.

Официант отошел. Шанаги медленно расслаблялся. Ему нравилось просто сидеть, ничего не делая. Уже несколько дней подряд, а в действительности недель, он работал без перерыва. До завтрашнего вечера ему делать нечего. Лучше, наверное купить билет на поезд прямо сейчас: если что-нибудь случится, билет, по крайней мере, будет у него в кармане, а когда он попадет в Нью Йорк, все пойдет нормально.

Что может случиться? В ответ на свой собственный вопрос Том пожал плечами и поднял глаза на возвращавшегося с тарелкой официанта.

— Если захотите добавки, дайте знак, — сказал официант. — Мы привыкли, что у нас едят хорошо.

Шанаги наполовину закончил ужин, когда дверь с улицы открылась, и, звеня шпорами, вошел какой-то человек. Он подошел к столу, где уже сидели двое, и упал на стул рядом с ними.

— Его не видно, — сказал вновь вошедший. — Он опаздывает на три дня. Это не похоже на Рига.

Шанаги в это время резал мясо и, услышав имя, застыл.

Риг? Риг Барретт?

— В последний раз он дал о себе знать из Канзас-сити. Это было на прошлой неделе.

— Может, он уже здесь? Разведывает обстановку? Тебе же известно, какой он, никогда не поднимает шума.

— Я беспокоюсь, судья. Вы же знаете, что сказал Винс Паттерсон, а Винс не будет зря бросаться словами. Я слыхал, он нанимает ковбоев около с Увальде, крепких ребят. Несколько дней назад приехал Джоэль Стронг, он говорит, что у Винса уже двадцать пять человек. Зачем ему столько? Чтобы пригнать стадо в две с половиной тысячи голов ему не надо и половины, так к чему нанимать так много ковбоев?

— Может быть боится индейцев?

— Винс? Да он пойдет против всех адских сил в одиночку и с ведром воды! Нет, в этот раз он рассчитывает расквитаться. Когда убили его брата, Винс пообещал вернуться.

— Он не может винить за это весь город.

— Однако винит. Винс крепкий парень и никогда не зря не болтает. Его мог бы остановить только Риг Барретт. Вы знаете и я знаю, что Винс не послушает никого другого.

Судья отпил кофе, затем закурил сигару.

— Да, я знаю Винса, он тяжелый человек. То, что сделал он, знаете и я знаю, что Винс не послушает никого другого.

Судья отпил кофе, затем закурил сигару.

— Да, я знаю Винса, он человек с характером, и то, что сделал он, может сделать только человек с характером. Приехал из Кентукки и начал отлавливать и клеймить одичавший скот. Подружился с индейцами, которые хотели подружиться, воевал с теми, кто хотел воевать, но построил себе ранчо. Первые два года все делал сам. Потом приехал его брат и работал и воевал с ним бок о бок. Этого брата убил Драко.

Драко?

С этого момента Том Шанаги слышал лишь обрывки разговора, как ни пытался что-нибудь услышать. Естественно, ему стало любопытно. Наверное, Риг Барретт хотел доехать на том грузовом поезде на запад, но потом почему-то сошел, оставив вещи. Но зачем шерифу ехать на грузовом поезде? Чтобы незаметно заявиться в город? Возможно, но Риг, похоже, не был человеком, который стал бы беспокоиться, что его кто-то заметит. Скорее, ему было выгодно, чтобы горожане узнали, что он вернулся.

Так что же с ним произошло? Шанаги пожалел, что этим вечером не было поезда на восток. Прямо сейчас. Он почувствовал, что попал в западню. Его старый друг из тира много рассказывал о нравах на Западе. Если ты убил человека в честном поединке, вопросов не было. Если же ты убил его в спину или прикончил еще каким-то нечестным способом, тебя могли повесить. У тебя был выбор — бежать или быть повешенным.

Если Шанаги найдут с ружьем и одеялами Рига, его сочтут виновным.

Он допил кофе, встал и расплатился. Двадцать центов… Неплохо. И еда хорошая.

Воздух на улице был свежим и прохладным, людей было немного. Звук кузнечного молота привлекал Тома, он прошелся по улице.

Двери в кузнице были распахнуты настежь. Огонь в горне тлел неярким красным цветом, вокруг наковальни были развешаны лампы, чтобы рассеять темноту. Когда Том шагнул в дверь, кузнец взглянул на него.

— Поздно работаете, — сказал Шанаги. — Угостить вас выпивкой?

— Не пью.

— Ну, я тоже. Так, иногда. — Том немного понаблюдал за работой кузнеца. — Делаете отвал? Я его не делал несколько лет. Правда, часто видел, как их делает мой папа.

— Вы кузнец?

— От случая к случаю. А вот папа был хорошим кузнецом.

— Хотите работу?

Шанаги заколебался. — Я завтра вечером уезжаю, но если у вас слишком много работы, могу помочь. А что надо делать?

— Подковывать лошадей, ковать ободы для фургонных колес, иногда литье.

— Это я умею. Я не очень много работал с плугами и отвалами, потому что живу в Нью Йорке, а там главное — уметь подковывать тягловых или ездовых лошадей, ставить ободы на повозки.

— Приходи в шесть часов, поработаешь денек. Жаль, что не можешь остаться. У меня достаточно работы для трех человек, и всем надо срочно. Кузнец смахнул пот со лба. — Пора отдохнуть. — Он вытянул из-под верстака старую табуретку. — Сядь, посиди. Нью Йорк, а? Я там никогда не был.

— У вас есть машинка для сворачивания ободов?

— Слыхал о них. Ничего работает?

— Некоторые ничего. До прошлого года я и сам о них не знал, но кузнец, с которым я работал в Нью Йорке, его зовут Маккарти, купил себе одну. Ему понравилось.

— Может, мне тоже надо себе такую достать. Сэкономит время.

— Давно вы здесь кузнецом?

— Давно? Черт возьми, да я закладывал этот город! Человек, который живет дальше по улице, увидел мой инструмент, когда я проезжал на фургоне мимо его лагеря, и попросил согнуть обод. Я сделал для него четыре фургона, а потом начали приводить подковывать лошадей. Здесь народ сам подковывает лошадей, но работа оставляет желать лучшего, большинство делает это тяп-ляп. Ну, я проработал недели две, а потом перебрался сюда, под этот тополь и поставил себе хибару. Потом приехал старик Гринвуд с фургоном, полным виски и тоже остановился здесь и начал продавать выпивку прямо с фургона. Я потребовал с него четвертую часть прибылей, поскольку он был на моей земле. Я ему так и сказал, а он не стал спорить и стал платить. Потом приехал Холмструм, узнал, где кончается моя земля, занял соседний участок и поставил магазин. Так и получился город. Сегодня у нас здесь склады и железная дорога, поэтому в городе сейчас живет восемьдесят человек.

— Много проблем?

— Бывают. Эти Драко часто затевают неприятности. Они поселились к западу отсюда. Один старик и четверо ребят. Буйные. Вот они какие, буйные. Гринвуд, Холмструм и я хотим, чтобы здесь был город. Понимаешь, город. Хотим построить церковь и школу, пусть даже в одном доме, пока не сможем построить большего. Мы с самого начала сделали ошибку: выбрали шерифом Берта Драко, он выгнал бродяг… одного убил. Потом это вроде как запало ему в голову. Это все после убийства. Он стал думать, что он здесь король. Он и его сыновья. Они начали думать, что город принадлежит им, а нам это не нравится. Совсем не нравится. Этот городишко основали мы. Собрались четверо или пятеро и организовали комитет. Посадили деревья, в свободное время копаем колодец — городской колодец. — Он встал. Ну, пора за работу. Если не передумал, приходи завтра. Я буду здесь сразу после рассвета.

Том Шанаги прошел обратно и некоторое время постоял перед отелем, осматривая темную, тут и там освещенную оконным светом улицу справа и слева.

Он недоверчиво покачал головой. И это город? Это же ничто, просто скопище хибар и каркасных домов вдоль железнодорожных путей в голой прерии. И тем не менее кузнец говорил с гордостью, он, похоже, действительно любит это место. Как, удивился Шанаги, можно любить эту землю?

Что же касается самого Тома, то понятия "быстро убраться из этого города" для него не существовало, потому что ему хотелось еще быстрее. Завтра он пойдет работать в кузницу, поскольку работа поможет скоротать время, и кроме того ему нравилось держать в руках хороший молот, нравилось ощущать жар от раскаленного сияния горна, нравилось что-то лепить, что-то делать своими руками. Может быть и эти люди любили свой город, потому что построили его своими руками.

Он поднялся в комнату, лег и сразу заснул под легкий шум дождя, который пошел словно для того, чтобы облегчить ему сон и охладить ночь. Проснувшись утром, Шанаги вспомнил о письмах и бумагах в связке одеял. Он должен взглянуть на них, поскольку там может находиться ключ к тому, что случилось с Ригом Барреттом.

Солнце еще не взошло, хотя в окно уже пробивался смутный серый свет. Некоторое время он лежал, не шевелясь, собираясь с мыслями. Чувствовал он себя немного неуютно. Постель была достаточно хорошей и свежей, воздух прерий — прохладным и приятным. Он осознал, что причина его беспокойства лежала в нем самом, но что это за причина, он не знал.

Странно, но Нью Йорк, в который он скоро вернется, казался ему очень далеким. Каждый раз, когда он пытался представить его, тот расплывался, и это чувство раздражало его.

Шанаги умылся, оделся, собрал вещи и спустился позавтракать. Горожане ели дома, и в ресторане отеля сидели такие же приезжие, как и он. Этим утром здесь был только один человек — молодая женщина в сером дорожном костюме, казавшаяся очень холодной и сдержанной. Она один раз взглянула на Тома и больше его не замечала.

Она была довольно хорошенькая — пепельная блондинка с очень правильными чертами лица. Явно ожидая кого-то, она проявляла нетерпение и часто посматривала на крохотные часики, которые носила в сумке. Шанаги заинтересовался и не торопился, с любопытством думая, кого она ждет и что такая девушка делает в таком месте.

Он почти не знал женщин, а тех, кого знал, были девочки с Лайн или те, кто прохаживался по улицам в Бауэри. Да и с теми-то он знакомился в танцзалах Моррисси, когда приходил туда за деньгами. Такие женщины, как эта обычно вставали намного позже. Она родом из этих мест? Вряд ли. Сошла с поезда? Еще не прибыл и первый.

В ресторан вошел худощавый, темноволосый мужчина в длинном сюртуке и широкополой шляпе. Одет он был аккуратно, серый жилет его был безукоризненным, серые брюки в полоску прикрывали начищенные до блеска ботинки.

Шанаги изучающе посмотрел на него. Хотя он ни разу не видел этого мужчину, он знал его тип — мошенника и картежника. Он был приятной наружности, с вкрадчивыми манерами, с лицом, на котором все линии были правильными и тем не менее, что-то отсутствовало.

Девушка хотела было подняться, но затем опустилась обратно в кресло. Джордж! Кого я вижу!

Она как будто удивилась, но Шанаги был уверен, что она ждала именно его. К чему тогда игра?

Том снова налил себе кофе. Кузнец мог подождать еще немного.

Глава 5

Что бы ни происходило, было не его делом, но Шанаги видел, что девушка, несомненно, происходит из хорошей семьи. Мужчина — нет. Он просто пижон, который внешне похож на джентльмена. Шанаги почувствовал, что должно что-то произойти.

Стремясь не обращать на них внимания, он взял у вчерашнего официанта тарелку с мясом и яйцами. Едва официант отошел, Том услышал, как Джордж сказал: — Не беспокойтесь, мэм. Я обещал вам, что он больше здесь не появится, и он не появится.

— Что если они возьмут кого-нибудь другого?

Мужчина пожал плечами. — Другого нет. Барретта уважали все, он знал, как улаживать подобные ситуации. Без него это случится, как мы и планировали.

После этого Том разобрал только пару слов, но ничего не понял. Барретт — это, должно быть, Риг Барретт, но почему Джордж уверен, что Риг не появится?

Парочка неожиданно повернулась, чтобы посмотреть на него, но он, казалось, был поглощен завтраком и не обращал на их разговор никакого внимания. К тому же они не знали, достаточно ли громко говорят, чтобы он услышал их. Во всяком случае, одет он был как приезжий.

Несмотря на это, он был озадачен. Кто эти люди? Почему для них важно, чтобы Рига Барретта здесь не было? С какой стати Джордж так уверен, что Риг не появится? Может быть, он сам, собственными руками…

Убийство? А почему бы и нет, если ставки достаточно высоки? Но какие ставки могут быть здесь, в таком месте? И все же… Шанаги не знал. Этот край был для него новым, он просто не имел понятия, где лежат деньги.

Скот, сказал кто-то. Пастбища. В восточных штатах не хватало говядины. Он слышал разговор об этом. И если это скот, то где он? И зачем понадобилось убирать Барретта?

Том Шанаги был циником и скептиком. Мир, в котором он жил, был миром, где царствовал доллар. Если у людей и была какая-то цель, то это иметь деньги или недвижимость, которую можно обратить в деньги. Такая девушка не встречалась бы с таким мужчиной, если бы здесь не были замешаны деньги. Без сомнения, она думала, что он действует в ее целях, а он, возможно, думал, что она действует в его целях.

Скот из Техаса. Винс Паттерсон гнал скот из Техаса в этот город. Он хотел отомстить за брата городу, где Драко был шерифом.

Следовательно, не исключено, что девушка связана с Паттерсоном, или надеялась получить прибыль от его пребывания в городе.

Жаль, что он уезжает в Нью Йорк. Хотел бы он видеть, что здесь произойдет.

Том встал, расплатился за завтрак и зашагал по улице к кузнице. Кузнец раздувал мехами огонь.

— Надо поставить обода на пару колес, — сказал он. — Фургон Хэнка Драко. Он пригнал его на прошлой неделе и жутко разозлился, когда я тут же не поставил обода. Теперь я знаю, почему у Хэнка так быстро ломаются обода. Приезжая сюда, он пересекает три ручья и в одном из них всегда останавливается, чтобы напоить лошадей, а пока они пьют, колеса впитывают воду. Нельзя ставить обода на мокрые колеса, надо подождать, пока они полностью высохнут, и я сказал ему, что придется подождать. Он здорово разозлился по этому поводу. — Он указал молотом. — Вот колеса. Обода я сделал. Надо их поставить.

Шанаги снял пиджак и рубашку и повесил их на гвозди, вбитые в стену. Затем разжег на дворе круглый костер в том месте, где его разводили раньше. Когда костер разгорелся, он положил в него обод, а сверху накидал веточек, чтобы жар распространялся равномерно.

Через минуту он попробовал железо маленькой палочкой, а еще через несколько минут попробовал снова. На этот раз палка скользнула вдоль обода, будто смазанная жиром, и от нее поднялась тонкая струйка дыма.

Том положил колесо на жернов, вставив ступицу в центральное отверстие. Поставив обод на колесо, Шанаги сжал его щипцами и добавил несколько увесистых ударов шестифутового молота. Обод встал на место, дерево задымилось от горячего железа, дерево потрескивало и постанывало от того, что обод остывал и сжимался. В кузнице стоял ушат с водой и пазами, через которые поворачивалось колесо, пока железо не сжималось до предела. Когда он проворачивал колесо, вода в ушате плескалась и шипела.

Шанаги был занят со вторым колесом, когда услышал, как подъехал всадник. Он продолжал работать, ощущая на себе чужой взгляд, и только поставив обод на место и добавив для порядка несколько ударов молотом, обернулся.

Худой узкоплечий человек с ниспадающими усами сидел на пегой лошади и наблюдал, как он работает. На нем была старая голубая рубашка, брюки из ткани домашней выделки, заправленные в сапоги и оружейный пояс с револьвером. В руках он держал винтовку. Узкополая шляпа была изрядно потрепана.

— Я тебя здесь раньше не видел, — сказал он.

— На то есть причина.

— Что такое? — Человек, которому не понравился тон Шанаги, чуть привстал в седле.

— Меня здесь раньше не было.

Человек уставился на него, а Шанаги вернулся к работе. Ему надо было сделать несколько дверных петель.

— Ты тот пилигрим, который повздорил с моим сыном?

Шанаги взглянул на него. Он чувствовал, что кузнец наблюдает за ними. И пара человек, остановившихся на деревянном тротуаре на другой стороне улицы.

— Если это был ваш сын, — произнес Шанаги, — скажите ему, чтобы не делал то, что не надо. Я занимался своим делом, пусть занимается своим.

— Мой сын — мой помощник. И тот человек, которого ты ранил.

— Помощник? Вам нужны помощники, чтобы наводить порядок в городишке такого размера? — Шанаги оторвался от наковальни и выпрямился. — Если это так, то вы мало на что годитесь.

— Что такое? — Драко угрожающе провел лошадь вокруг него. — Ты хочешь сказать, что я мало значу?

— Мистер, — ответил Шанаги, — если бы я один не смог навести порядок в этом крохотном городе, я бы ушел с работы. И еще: на вашем месте я бы рассказал вашему сыну, что вешать человека без суда — это убийство, и неважно кто это делает.

Шанаги думал, что достал Драко, в то же время понимая, что рискует. Но к неожиданному повороту событий он приготовился. С детства Тому приходилось сталкиваться и вступать в споры с подростками, а потом и со взрослыми, многие из которых были крутыми и неуступчивыми, другие же только думали, что были крутыми. Драко ему нравился не больше, чем его напыщенный сын, но Том никогда не уходил от драки. Он давно понял, что стремление уладить спор миром такие люди, как Драко расценивают как слабость, а это приносит еще большие неприятности.

Так или иначе, ему было все равно. Через несколько часов он будет в поезде, направляющемся в Нью Йорк, где и без того его ждало немало неприятностей.

— А ты не выбираешь слова, — сказал Драко.

— Мистер, мне надо работать. Если вы приехали, чтобы затеять ссору, слезайте и начинайте без проволочек. Если не ищете неприятностей, поезжайте себе дальше, пока целы.

У Шанаги в руке был легкий молоток, и он знал, что можно им сделать. Он давно уже выучился очень точно метать топор или молоток. Прежде чем Драко успеет положить руку на оружие, Том метнет молоток и тут же кинется на Драко. Это была рискованная затея, но он рисковал всю жизнь.

Драко заколебался, потом развернул коня. — Мы еще увидимся! — заорал он и умчался.

— Давай, давай, — крикнул вдогонку Шанаги. — В любое время, в любом месте.

Когда Драко скрылся из вида, кузнец облегченно вздохнул. — Я думал, он тебя застрелит.

— Меня? С молотком? Я бы двинул ему прямо промеж глаз.

— Это хорошо, что ты уезжаешь, — сказал кузнец, — хотя я буду жалеть. Ты отличный работник. У тебя, должно быть, в Нью Йорке девушка, если ты туда так рвешься.

— Девушка? Нет у меня никакой девушки. — Однако это напомнило ему о молодой женщине в сером дорожном костюме.

— Кстати о девушках… — начал Шанаги, потом описал ее кузнецу. — Вы не знаете, кто она?

— Точно не могу сказать, хотя знаю, что она не с поезда, как ты думаешь. Она приехала верхом и очень рано, поэтому вряд ли ехала издалека. — Он помолчал. — Она красивая. Понравилась?

— Не слишком. Хотя любопытно, кто она и где нашла мужчину, с которым разговаривала.

Они вернулись к работе. В полдень Шанаги повесил кожаный фартук и вымыл руки. Вытирая их, он думал о девушке, Драко и Барретте.

— Послушайте, — спросил он, — этот Барретт, за которым послали, что если он не покажется?

— Черт знает, что будет. Винс Паттерсон жестокий человек, и как мы слышали, он гонит скот в сопровождении целой армии. Кроме войны, у нас нет способа остановить его. Он знает, сколько у нас человек, и привет еще больше.

— А Риг Барретт смог бы его остановить?

Кузнец пожал плечами. — Кто знает? Если бы кто-нибудь и смог бы, то только он. Риг бывал здесь раньше, и они это знают. Он крутой человек, и Винс понимает, что если начнется пальба, то кто-нибудь умрет. Кто-нибудь и так может умереть, но если стреляет Риг, то это уже не игра. Мы надеемся, что он будет здесь, ведь только он сможет остановить Винса. Барретт известное имя.

Позже, когда Шанаги подошел к открытой двери, чтобы остыть на легком ветерке, он посмотрел вдоль улицы на город и с удивлением покачал головой.

Это же ничто. Просто скопище хижин, хибар и каркасных домиков посредине пустой равнины и все же люди готовы были драться за этот городишко. Он вынул свои тяжелые серебряные часы и посмотрел на время. До прихода поезда оставалось еще несколько часов.

Кузнец вышел и встал рядом.

— Здесь совесем немого, — сказал Шанаги.

— Это все, что у нас есть, — ответил кузнец. И это дом.

Дом! "Сколько лет у меня не было собственного дома", — спросил себя Шанаги. Он вспомнил каменный коттедж на краю болот в Ирландии, вспомнил утренние прогулки в тумане, когда он ходил на верхние пастбища, чтобы привести лошадей. Как давно это было! Он повернулся, чтобы не видеть пыльную улицу и пошел обратно к горну.

Однако мысли о доме изменили его настроение. Он закончил сваривать обод колеса и вернулся к петлям, но вдруг почувствовал себя потерянным и одиноким, когда на память ему пришли зеленые холмы Ирландии и долгие беседы со своим отцом у кузнечного горна. Его отец, вдруг понял он, был странным человеком — полупоэтом, полумистиком.

— Человек, — сказал однажды его отец, — должен быть как железо, а не как сталь. Если сталь слишком нагреть, она становится хрупкой и ломается, в то время как железо — это великая сила, мой мальчик. Но все-таки его можно ковать и менять его форму, если правильно бить молотом и правильно нагревать. Хороший человек именно такой по характеру.

Интересно, каким был Риг Барретт?

Шанаги взял пробойник и сделал дыры в петлях, думая о Барретте. Кузнец остановился, выпрямившись и положив руку на поясницу.

— Этот Барретт, — сказал Шанаги, — расскажите мне о нем.

Кузнец помолчал, раздумывая. — Он не был большим человеком, — наконец сказал он. — Во время войны с Мексикой ездил с техасскими рейнджерами, дрался с команчами, провел караван по тропе Санта Фе. Мальчиком на Востоке, говорят, гонял то ли индюшек, то ли свиней на рынок по дороге в 100 или больше миль. Он раз или два перегонял скот. Все знают, что он честный человек и не потерпит никого на своей дороге. Мы думали, что если кто-то и сможет вразумить Винса Паттерсона, то только он. Кузнец посмотрел на Тома. — Ты хороший помощник, почему бы тебе не остаться? Что у тебя в Нью Йорке такого важного?

— В Нью Йорке? Черт возьми, это мой город! Я… Шанаги замолчал. Кого он дурачит? Нью Йорк не был его городом. Может быть, его уже забыли. В сельском городишке, таком как этот, если человек пропадал, как например, Риг Барретт, о нем помнили. Там, в Нью Йорке, если кто-то из ирландских громил уходил или терялся, другой занимал его место и никто о нем не вспоминал.

Но о нем может вспомнить Маккарти. Может подумать даже Моррисси.

— Вот что, — неожиданно сказал кузнец, — ты хороший парень. Если не хочешь работать на меня, я могу продать тебе половину интереса в кузнице.

Шанаги улыбнулся. — Не стоит. Мне не очень нравится ваш городишко, к тому же я выходец из большого города. Я люблю огни и толчею. Кроме этого, если разговоры о Винсе Паттерсоне правда, то городу, может быть, осталось не так уж много жить. Тот человек, который разговаривал с молодой женщиной… Этим утром я услышал часть их разговора. У меня создалось впечатление, что он считает, что Риг здесь не объявится.

Кузнец стоял лицом к горну, но при этих словах резко обернулся. — Что это значит?

— Ну, — неуклюже ответил Шанаги, — я точно не могу сказать. Может они говорили о ком-то другом, но мне показалось, что они говорили о Риге. Я думаю, они уверены, что он не приедет.

Кузнец снял фартук. — Будь здесь, Шанаги. Мне нужно увидеть одного человека. — Он удалился почти бегом.

"Что же ты наделал?" — спросил себя Шанаги. — "Ты и твой глупый язык. Ты ничего не знаешь, только предполагаешь. И почему они так беспокоятся?"

Однако факт оставался фактом — горожане беспокоились. Что бы ни замышляли девушка с мужчиной из ресторана, им было не все равно, что произойдет с Ригом Барреттом. Они не хотели, чтобы он приехал сюда, когда появится Винс Паттерсон. Шанаги вынул большие серебряные часы. До прихода поезда оставалось еще несколько часов. Проблемы города, если эту кучку домов можно было назвать городом, его не касаются.

Он взял другую пару петель, положил их на наковальню и начал все сначала. Ему нравилось держать в руке кузнечный молот, нравилось работать над металлом, распознавая его температуру по цвету — от ярко-желтого до темно-красного.

Шанаги подошел к двери и окинул ее взглядом. На ней стояли две пролетки и фургон, у коновязей ждали несколько оседланных лошадей — обычное зрелище, предположил он, в это время суток.

Неожиданно на улице появился человек, по имени Джордж, которого Том видел в ресторане. Он взглянул направо и налево, потом медленно двинулся по улице, заглядывая в магазины, останавливаясь здесь и там. Дойдя до кузницы он остановился, вынул из кармана тонкую сигару, прикурил и взглянул на Шанаги.

— Где кузнец? — спросил он.

— Где-то здесь.

— Скоро вернется?

— Скоро. Могу я вам чем-нибудь помочь?

Джордж улыбнулся. Его зубы были белыми, улыбка приятной. Но улыбался он одними губами, глаза при этом оставались холодными и расчетливыми.

— Я не знал, что у кузнеца есть помощник.

— Иногда есть.

— Вы из этих мест?

Шанаги пожал плечами. — Из этих мест здесь нет никого. Это новый город, мистер. Каждый, кто здесь живет родом из других мест. Как и вы. А вы откуда?

Джордж бросил на него резкий, тяжелый взгляд. — Я думал, что это вопрос, который на Западе не задают.

— Вы же меня спросили.

— А? Ну да, спросил. Я из Начеса, что на Миссиссиппи.

— Город игроков, — прокомментировал Шанаги. — По крайней мере Начес-андер-хилл. Говорят там полно темных личностей и мошенников… и больше картежных шулеров, чем где-то еще.

В глазах Джорджа появился тяжелый, неприятный блеск. — Похоже, вы много знаете о Начесе. Вы там были?

— Слышал о нем.

— Вы слышали слишком много.

Вдруг Шанаги почувствовал прилив сил. Он не знал почему, может быть в предвкушении хорошей драки или просто потому, что ему не нравился Джордж.

Том посмотрел на него и улыбнулся.

Джордж рассержено повернулся, но не сделал и двух шагов, как Том заговорил.

Он не знал, что заставило его это зделать. Гораздо умнее было бы оставить все как есть, но слова сами слетели у него с языка.

— В действительности не так уж важно, приедет Риг или нет, — сказал он. — Все уже готово.

Глава 6

Джордж остановился так резко, что чудом не упал носом в пыль. Он медленно обернулся, и некоторое время они молча смотрели друг на друга.

Шанаги чувствовал, что не понравился Джорджу, но тон этого человека оставался спокойным. — Я не ослышался? Вы что-то сказали про Рига?

— Риг Барретт, — сказал Шанаги, — осторожный человек. Никогда не полагается на случай.

Он не представлял, о чем говорил, но их с игроком, или кто он там, была взаимной, и Шанаги считал, что его замечание было сделано только с целью разозлить Джорджа. Тем не менее, в их разговоре было больше, чем простая игра словами, потому что горожан беспокоил Винс Паттерсон, а Том подозревал, что Джордж каким-то образом связан с тем, что должно было произойти.

Большинство людей, которых он знал в Нью Йорке, сделали преступление своей профессией. В Бауэри, Файв Пойнтс и нижней части Бродвея таких было много и почти все верили, что все честные люди — глупцы. Они, как правило, были сверхоптимистичными в том, что касалось их будущего, верили, что им не может не повезти. И они не понимали, что рискуют жизнями или, по крайней мере, несколькими годами свободы за деньги, которые ни в коей степени не могли заплатить за будущие потерянные годы, за будущие потерянные удовольствия.

Человек по имени Джордж был одним из них, твердо убежденных, что он умнее всех остальных. И даже когда кто-то будет использовать его в своих интересах, он будет уверен, что сам использует противника. Но кто же эта девушка? Какую роль она играла в происходящем?

— Риг Барретт? Не думаю, чтобы я его знал. — Левая рука Джорджа расстегнула пиджак. — Он отсюда?

— Я думал, вы его знаете, — без обиняков ответил Шанаги. — О нем все знают. Здесь ждут неприятностей, когда погонят скот, и считают, что Риг их уладит. То есть, если он сюда приедет. Лично мне кажется, что Риг просто выжидает, а когда будет надо, вот тут-то он и появится. Ведь Риг не тот человек, чтобы кого-то подвести.

Джордж пожал плечами и отвернулся. — Иногда бывает, что человек не в силах что-то сделать.

Шанаги снова поднял свой молот и подошел к горну. Посмотрев на разогревающуюся там заготовку, он положил молот, взял щипцы и вынул заготовку из огня.

— Такой человек как Риг, — произнес он, — если не сможет приехать сам, обязательно пришлет кого-нибудь вместо себя.

Джордж ушел, не обратив внимания на его замечание, и Шанаги, рассмеявшись, продолжил работу. Он пробивал дырки в петлях, когда через улицу перешел мужчина и остановился в дверях.

— Где Карпентер?

— Карпентер?

— Кузнец.

— А! Я не знал, что его так зовут. Просто называл кузнец.

Мужчина кивнул. — Многие так и делают. — Он прошел в кузницу, протягивая руку. — Меня зовут Холструм.

Шанаги протянул свою. Она была черной от гари. — Извините. Меня зовут Том Шанги. Я просто пришел помочь на несколько часов.

— Рад, что вы к нам заехали. Нам нужны хорошие люди.

— Драко все еще шериф?

— Да.

— Тогда лучше выгоните его, если именно за ним охотится Винс Паттерсон. Вам бы надо найти человека, за которым встал город.

— Риг Барретт выгонит Драко. Тогда не будет никакой драки. Нам не нужны драки.

— А если Риг сюда не доберется?

Холструм помолчал, обдумывая эту не слишком приятную мысль. Потом с непроницаемым лицом посмотрел через улицу. — Я это сделаю. Это нужно сделать перед тем, как прибудет Винс Паттерсон. Может быть если убрать Драко, это будет означать конец неприятностям, а если нет — пусть их решает Драко. Он сам заварил эту кашу.

— Предположим, — задумчиво сказал Шанаги, — Риг оставил кого-нибудь вместо себя?

— Нет. Никто, кроме него, не решит этой проблемы. Возможно Хайкок…* [* — реальный исторический персонаж, знаменитый ганфайтер] Не знаю.

Шанаги прошел обратно к мехам и начал раздувать их, поднимая температуру пламени. — Никто не знает, что может случиться, мистер Холструм. А вдруг Барретт не приедет? Вам лучше поскорее избавиться от Драко и выбрать другого шерифа.

Холструм покачал головой. — В этом-то все дело. Здесь есть смелые парни, но ни у кого нет опыта в таком деле. В случае чего все наши возьмутся за оружие, но нам не нужна драка. Если будет стрельба, будут убийства. Чем сильнее стрельба, тем больше убийств. Это работа для Рига Барретта. — Он помолчал. — Нам не нужны неприятности, потому что кроме стада Винса придут другие стада, это сулит хорошие сделки. Город наш молодой, нам необходимы эти сделки.

Холструм тоже подошел к горну и стал смотреть на горящие угли, на то, как нагревается железо. — Покупатели скота приедут в город на полуденном поезде, они будут покупать приходящие стада. За следующие несколько недель за скот будет уплачено двести-триста тысяч долларов, и скотоводы расплатятся с ковбоями. Многие из них будут покупать одежду, еду, выпивку в наших магазинах. Эти деньги поставят город на ноги. Мы сможем построить церковь и школу.

Шанаги взял заготовку щипцами и подошел к наковальне. Он ударил по ней молотом. Потом еще раз. Потом остановился. — Двести-триста тысяч? Где такой городок возьмет столько денег?

— У нас самих не так уж много. Совсем немного. Но мы послали за деньгами, и они будут здесь. Мы должны расплатиться со скотоводами и погонщиками, понимаете? Покупатели будут обменивать чеки на наличные и…

— Двести или триста тысяч? Они должны прибыть поездом?

— А как еще? Они будут здесь, и с ними едет Риг Барретт. Я же вам говорю: не должно быть никаких неприятностей.

Холструм ушел, а Шанаги продолжал работать. Банка в городе не было, хотя и стояло здание, на котором какая-то честолюбивая персона вывела: "Банк", вывела, без сомнения, с самыми добрыми намерениями. Так называемым банковским делом в городе наверняка занимался сам Холструм или Гринвуд. Ясно, что деньги для оплаты чеков покупателей скота будут или у одного, или у другого.

Карпентер не возвращался, и Шанаги продолжал работать в одиночестве. Ему нравилось думать во время работы. Если знаешь свое дело, работаешь автоматически, и оставалось время поразмыслить.

Кузнец умело обращался с инструментом — не так умело, как Маккарти или его отец, но достаточно умело. Он хорошо распределил работу, и Шанаги выковал еще два обода и прибавил несколько петель к уже сделанным.

В углу кузницы он обнаружил прикрепленный к стене измызганный листок бумаги со списком первоочередных дел. Он изучил его, затем начал делать то, что требовалось, однако мысли его постоянно возвращались к девушке в ресторане и Джорджу. Что они замышляли? Что им было нужно? Естественно, эти двое не могли быть… нет… кто бы она ни была, она все же женщина не того типа. Мелкое мошенничество — возможно, проституция — нет.

Чем дольше он размышлял над ситуацией, тем уверенней становился, что Джордж придумал, как избавиться от Рига Барретта, когда Паттерсон пригонит сюда скот.

Неужели Барретт мертв? Даже самого хитрого и опытного из ганфайтеров можно подстрелить из засады в спину — особенно в неожиданном месте или в неожиданное время. Том опять подумал о письмах и карте в своем рюкзаке. Они, несомненно, что-нибудь ему подскажут.

Причем здесь карта?

У Шанаги не было готового ответа. Неожиданно его охватила тревога. Он должен взглянуть на эти письма.

Почему же он не прочитал их раньше? Том недолго колебался над ответом, потом признал, что ему не хотелось лезть в чужую жизнь, открывать чужие секреты.

Отец однажды ему сказал, что джентльмен не читает чужую почту. Что бы там ни было в этих письмах, адресованы они были не ему, а Ригу Барретту… И все же Риг так и не появился или ждал своего часа, а ситуация требовала срочных действий. Том мало знал о Барретте, за исключением того, что слышал о нем, но постарался поставить себя на место Рига.

Что сделал бы Риг? Что сделал бы Джон Моррисси? Что сделал бы его отец?

Они Прочитали бы письма и соответствующим образом спланировали свои действия. "Поближе взгляни на ситуацию" — сказал себе Шанаги. Город ждет Барретта. Он не приехал. Джордж считает, что он вообще не приедет. Но у Шанаги есть одежда Барретта, его одеяла и знаменитое ружье.

— Черт побери, — выругался он тихо. — Где же ты, Карпентер?

Он работал, думая, куда же подевался Джордж и та девушка, думая о стаде с двадцатью пятью крепкими ковбоями, которое двигается на север и миля за милей подходит все ближе и ближе к неотвратимому часу кровопролития.

А как насчет Драко? Он и его сыновья тоже знают об этом. Что они будут делать? Бежать или драться?

Драться, решил он. Они были слишком гордыми или слишком глупыми, чтобы бежать. Но им нужна помощь… возможно, они знают, к кому за ней обратиться.

Наконец, пришел Карпентер, с ним был Холструм.

Шанаги снял передник. — Мне нужно кое-куда зайти, — сказал он, — я скоро вернусь.

— Подожди минуту, — сказал Карпентер. Он повернулся к владельцу магазина. — Холструм, скажи ему.

— Шанаги, мы вас не знаем, за исключением того, что вы неплохой кузнец и хороший работник. Карпентер сказал, что вы переспорили Драко.

— Не совсем так. Я бы сказал, что Драко любит знать, с кем имеет дело, а я для него неизвестный. Он не испугался. Он просто хотел все продумать. Шанаги помолчал. — Все равно я не думаю, что Драко такой уж крутой, как ему хочется думать или убедить в этом других.

— И все же вы остановили его, он не выдержал, когда вы показали, что готовы драться. Мы ждем Рига Баррета, но что-то случилось, и он до сих пор не объявился.

— Скорее всего и не объявится, — сказал Шанаги.

Оба собеседника вдруг внимательно посмотрели на него. Том слишком поздно вспомнил о предупреждении Джоша Лунди.

— Я слышал, как Джордж говорил девушке, что Барретт не приедет. — Это был слабый довод, и Шанаги понимал это. Теперь в их глазах светилось подозрение.

— Как он мог это знать?

— Наверняка не мог… если только сам в этом не удостоверился. Шанаги повесил фартук и натянул рубашку. Карпенетр и Холструм наблюдали за ним, пока он не надел пиджак. Наконец, Холструм произнес: — Шанаги, я вас вовсе не знаю, но Карпентер говорит, что вы хороший парень, ему понравилось, как вы осадили Драко. Ну… если Риг не приедет, вы возьметесь за эту работу? Риг был известным человеком, а это уже половина выигранной битвы. Вам будет гораздо сложнее.

Шанаги улыбнулся. Что бы сказал на это старый Джон Моррисси? Моррисси, неожиданно подумал он, согласился бы и встал прямо там, на улице, чтобы остановить Винса Паттерсона. Старик Джон никогда не отступал. "И если подумать, я тоже" — мелькнула мысль. Пару раз ему пришлось убегать, но нападавших тогда было гораздо больше, и он знал, что вернется.

— Спасибо за предложение, — сказал Шанаги, — но у меня билет на ночной поезд. Я еду обратно в Нью Йорк, где у меня достаточно неприятностей и где ждет пара долгов, по которым я обязан уплатить.

— Шанаги, — запротестовал Холструм, — у нас большие неприятности. Паттерсон может сжечь город. Он обещал его сжечь.

— Извините. Когда поезд отойдет от перрона, я буду на нем.

Он пошел по улице. Черт побеои, это не его драка! За кого они его принимают? Он просто приехал в этот город и… Что, в конце концов, они о нем знают? А если бы даже знали, что с того? Он был, как сказал Маккарти, ничем — шпаной с Бауэри. Предложили бы они работу, если бы слыхали об этом?

Шанаги поднялся в свою комнату и развязал рюкзак и взглянул на рубашки. Они ему были малы, обшлага потертые и обтрепанные. Мистер Риг Барретт, будучи представителем закона, зарабатывал мало, потому что все вещи принадлежали бедному человеку. Только оружие было аккуратно смазано и вычищено.

Если бы Риг Барретт не был честным человеком, он носил бы шелковые рубашки — те что надевали карточные шулеры или, по крайней мере, некоторые из них.

Шанаги вынул пачку писем, записную книжку со сложенными в ней листочками бумаги и карту. Он положил их на кровать, затем запер дверь. Сев на кровать, он вынул револьвер и положил рядом с собой.

В пачке было четыре письма. Том отложил их в сторону — ему не хотелось читать чужие письма. Вначале он проглядел отдельные листки.

Первой ему попалась схема города со списком салунов, магазинов и контор. Под ней он увидел краткие характеристики нескольких людей:

"Паттерсон, Винсент, 36 лет, рост 5 футов 10 дюймов, шатен, глаза карие. Мать: Марселла Дрейпер, 2 сына, 1 дочь. Отец уехал в Техас с Мозесом Остином. Мексиканская война — 1 год службы; техасские рейнджеры — 2 года. Ветеран нескольких сражений с индейцами. Держит около 6 тыс. голов скота. Пьет редко. Сильный, упрямый, бесстрашный. Никогда не оставляет работу недоделанной. Честный, заставляет своих людей много работать, но и кормит их хорошо. У него всегда лучший повар в районе. Отличные лошади. Если он в настроении, с ним можно договориться. Если что-то вбил себе в голову, не остановишь.

Драко, Генри, 41 год, рост 5 футов 11 дюймов, волосы черные, с проседью. Носит усы, часто небрит. По слухам, разыскивается в Западной Виргинии за конокрадство. 3 сына: Уин, Дэнди и Уилсон. Ребят за нарушение закона не арестовывали. Подозреваются в конокрадстве. Скотокрады. Семья не сидит на одном месте: Западная Виргиния — Огайо — Иллинойс; участвовал в междоусобице в Блэкхоке — неприятности с человеком по имени Сакетт, чью лошадь Драко "позаимствовал". Сакетт вернул лошадь, предложил им убраться. Уехали. Шериф убил брата В. Паттерсона. Жертва, очевидно, находилась под воздействием алкоголя.

Пендлтон, Альфред Ред. Саффолк, Англия. 44 года. Рост 6 футов. Волосы светлые, глаза голубые, строен; 1 сын, 1 дочь. Вдовец. Покупает скот, откармливает, отправляет. Иногда покупает у Паттерсона. Уин Драко подозревается в краже телок у Пендлтона. Спокойный человек, избегает неприятностей. Сын, Ричард, сильный, атлетически сложенный, посещал 2 года колледж. 25 лет, хорошо ездит верхом, стреляет. Пендлтон потерпел убытки в связи с засухой и кражами скота".

Там были также краткие сведения о Карпентере, Гринвуде, и Холструме, которые не сказали Шанаги ничего нового. На других листках были записаны сведения о других бизнесменов, и в конце:

"Лунди, Джош, ковбой, рост 5 футов 8 дюймов, 29 лет, стройный. Род. в Техасе. В настоящее время работает у Пендлтона. Свидетель того, как Уин Драко крал скот. Утверждает, что лошадь Драко украдена с ранчо Пендлтона и принадлежит Джейн Пендлтон."

Это, наверное, та самая лошадь, в краже которой обвинили Лунди. Он сказал, что украл лошадь, чтобы вернуть ее настоящему хозяину.

"Отец Лунди убит индейцами, когда тому было 12 лет, содержал мать и трех сестер, работая ковбоем, выращивая свой скот. Ранен в стычке с индейцами. Снова ранен в стычке с бандитами. Перегонял скот на восток, переплывал Миссиссиппи. Сломал правую руку, упав с лошади. Хорошо стреляет из винтовки. Больной рукой может стрелять и из револьвера. Надежный".

Риг Баррет явно не был дураком и полагался только на себя. Он хотел знать, с какими людьми ему придется иметь дело.

Пендлтон… Почему это имя привлекло его внимание? Наверное его упомянул Лунди, когда говорил об украденной лошади. Джейн Пендлтон и была очевидно той девушкой, которую он видел в ресторане.

Следующий листок содержал записи о расходах на питание, патроны и другие мелочи. Там же была запись о пятидесяти долларах, посланных какой-то Мэгги.

Следующий был началом письма:

"Дорогая леди!

Я взял в руки перо, чтобы сообщить о моем местонахождении и цели путешествия. К сожалению, городок в прериях, куда я направляюсь, предлагает работу только на два месяца, поэтому я не смогу послать за Вами, дорогая леди. Я поеду по тропе, на которую должен выйти мистер Паттерсон, прежде чем въехать в город. Возможно, мы достигнем взаимопонимания.

Неприятности, которые я предвижу, исходят не от него. В этом деле есть детали, которые и объясняют мое присутствие в Канзас-сити. Будьте уверены, что когда задание будет выполнено, я немедленно вернусь к Вам в Сент-Луис.

Помните мистера Пендлтона? Того джентльмена, который в поезде одолжил Вам свой носовой платок? Он здесь, в городе, и, боюсь, у него крупные неприятности.

Я напишу Вам сно…"

Письмо кончалось на этом месте, и Шанаги положил его рядом с другими. Он не узнал ничего нового, за исключением того, что Баррет не предвидел трудностей при разговоре с Паттерсоном. Его беспокоило что-то, на что он наткнулся в Канзас-сити, или что-то, что привело его туда.

Что же это?

Шанаги просмотрел остальные письма, но ни одно из них не было важным. Они были от друзей и деловых партнеров и не отвечали на вопрос, какие проблемы Барретт улаживал в Канзас-сити.

Было еще одно незаконченное письмо, которое Риг так и не отправил неизвестному адресату:

"Я не поеду в купе, как делал это раньше. На сей раз я поговорю со знакомым кондуктором и договорюсь, что в город я поеду в служебном вагоне на товарном поезде. Таким образом я смогу появиться незамеченным…"

Шанаги положил письма и посмотрел на записную книжку. Вероятно там ничего нет, но пролистать ее надо. Вся штука в том, что он был голоден. С рассвета на ногах, хорошо поработал в кузнице… И тем не менее он сидел, раздумывая.

Том Шанаги никогда не считал себя умным человеком. Он даже не думал об этом. Он выжил в жестком и жестоком мире Бауэри и Файв Понтс и считал себя в какой-то мере хитрым. Большую часть своих проблем он решал с помощью кулаков, но в данном случае они не очень-то годились.

Так как насчет Рига Барретта? Он должен был приехать, но не приехал. Однако Барретт был человеком слова. Следовательно, он мог быть здесь и не хотел, чтобы его видели. Либо его здесь не было. Значит, он физически не мог приехать. А это, в свою очередь значит, что или его держали где-то взаперти, что маловероятно, или он ранен, или мертв.

Его вещи лежали в открытом вагоне, где ехал Шанаги. Это означало, что он положил их туда сам и не смог поехать, или их туда кто-то бросил.

Конечно, Барретт мог сесть на поезд, а потом по какой-либо причине сойти. Но Вряд ли бы он так поступил, поскольку договорился ехать в служебном вагоне.

— Похоже, пробормотал Шанаги, — что Барретт направлялся к служебному вагону, когда кто-то его подстерег. Наверное, ему двинули по башке, а вещи швырнули в проходящий мимо поезд, надеясь, что когда найдут тело, его никто не опознает. И значит мистер Риг Барретт не приедет в город, и тот, кто замышляет что-то нехорошее, сможет провернуть свои дела без помех.

В дверь резко постучали. Шанаги встал и открыл ее.

В коридоре стояли четыре человека, все они держали в руках оружие. Одним из них был Холструм.

— Говорят, — сказал владелец магазина, — что у вас ружье Рига Барретта.

Шанаги переводил взгляд с одного лица на другое. Ему не надо было говорить, что он попал в переделку. Точно как предупреждал его Лунди. Он двинулся было вперед, но их револьверы поднялись. У одного через плечо была перекинута веревка.

Глава 7

Том Шанаги попал в переделку, но он бывал в переделках и раньше. Он неожиданно улыбнулся, подумав, что может вспомнить совсем немного случаев, когда его не поджидала бы неприятность.

— Точно, — весело ответил он, — у меня есть его ружье. Когда Риг узнал, что я собираюсь сюда, он сказал, что оно может мне пригодиться.

Это, конечно, была ложь, но сейчас ему нужно было уйти от веревки, а для этого все средства хороши. Ему уже предлагали занять место Рига Барретта, так что же может быть лучше сказки, что Барретт сам послал его?

— Риг послал вас? Вы его знаете?

— Давайте скажем так: Риг Баррет не приехал, а я приехал. Вам нужен человек на его место. Я согласен. Вы хотите выгнать Драко — я могу это сделать и сделаю.

Шанаги улыбнулся — уж это-то он сделает с удовольствием.

— А остановить Винса Паттерсона вы в состоянии?

— Я беспокоюсь не о Винсе Паттерсоне, джентльмены, и не о нем беспокоился Риг Барретт. Риг был уверен, что сможет поговорить с Винсом и урезонить его. Я попытаюсь сделать то же самое.

— Если Рига не беспокоил Винс, — требовательно спросил Холструм, тогда что же?

Тут Шанаги попался. Барретт поехал в Канзас-сити, чтобы прояснить какое-то подозрение, но что это за подозрение, Шанаги не знал. Он ухватился за первую попавшуюся соломинку, и как только мысль пришла к нему, он понял, что именно эта соломинка его спасет.

— Его беспокоило… Шанаги помолчал, затем решил держать рот на замке, — совсем другое, но я не свободен… я не могу выдавать его секреты. Но не волнуйтесь, я все устрою.

И все это время Шанаги думал о восточном поезде, который увезет его из городка. Придет ли поезд вовремя? Отпустят ли его отсюда?

Как бы там ни было, теперь пришедшие не настолько уверены в его вине. Поэтому он убежденно заговорил: — Ну, джентльмены, сейчас я хочу поесть и вернуться в кузницу. Но вы не спешите, а если хотите видеть меня шерифом этого города, дайте мне знать. А пока меня ждут дела.

Шанаги хотел было пройти дальше, но вдруг его осенила идея. Он обратился к Холструму: — Вы кое-что знаете о железной дороге. Железнодорожные детективы постоянно ездят на товарных поездах?

— Никогда не слышал о такой вещи. Из товарных обычно не крадут, у нас тоже.

Когда они ушли, Шанаги сложил свои вещи на кровать, затем спустился вниз. Здесь оставаться не стоило, особенно если вдруг появится Риг Барретт.

А тот человек, который скинул его с поезда, кем был он?

"Шанаги, — сказал он себе, — ты стал обладателем чьих-то секретов. Тебя выкинул из вагона не железнодорожный детектив, а кто-то, кто хотел убрать тебя с поезда из опасения, что ты окажешься нежелательным свидетелем. Что же я мог увидеть? Что?"

Кем бы ни оказался тот человек, Шанаги ему задолжал. Но его грызла мысль, что вокруг происходит что-то такое, о чем он не имел представления. Мог ли лже-детектив быть связанным с Джорджем и таинственной девушкой?

В ресторане Шанаги увидел Карпентера. Кузнец помахал рукой и Том сел за его столик. — Жена болеет, — объяснил тот, — я ем в ресторане. А знаешь, прямо тут, где мы сидим, я убил бизона. Это было прошлой весной. Тут же и снял с него шкуру. В те времена куда ни кинь взгляд, кругом колыхалась под ветром трава. Теперь Холструм выращивает кукурузу, а моя жена завела огород. Я тебе точно говорю: скоро этим городом можно будет гордиться! Несколько лет назад нашу местность называли Великой Американской пустыней. Они просто не знали, какая здесь почва! Вот на этой канзасской земле будет расти самая лучшая в мире кукуруза, пшеница и ячмень! Запомни мои слова, сынок, когда-нибудь эта прерия, где паслись только бизоны, будет кормить пол-мира. Мы убиваем бизонов. Пусть они великолепны, но человек должен определиться со своими ценностями, а там, где пасутся бизоны, не встретишь ничего. Их не остановит никакая изгородь. Мои родители приехали из Европы, у них не было ни клочка земли. Они во всем зависели от лорда, но когда отец умер, у него было больше земли, чем у самого лорда. Сейчас в городе нет ничего, кроме нескольких десятков хибар, но дай нам время. Раньше мы посылали на восток шкуры и кости бизонов, а сейчас начинаем посылать коров. Дай нам несколько лет, и мы будем выращивать и посылать зерно. — Он ткнул указательным пальцем в Тома. — Шанаги, нам здесь нужны молодые люди, такие как ты.

— Как я? — Усмешка Шанаги была кислой. — Что вы обо мне знаете?

— Все6 что нам нужно будет узнать, мы у тебя спросим. Главное, что ты честно работаешь и гордишься тем, что делаешь. Человек, который работает с металлом так, как ты, не может быть плохим.

Им принесли еду, и когда официант ушел, Карпентер сказал: — Ты сделал прекрасные колеса для Драко. Ты хороший мастер, Том! Хороший мастер!

Шанаги почувствовал, что краснеет. Никто еще не называл его мастером, и он был в восторге.

— Ты гордишься своей работой. Да и работать так с раскаленным железом может только мастер. Я тебе точно говорю, Том, человек, который никогда не гордился сделанным — пустой человек.

Они поели, потом выпили кофе. Слова Карпентера заставили Шанаги задуматься. В конце концов, почему бы и не остаться здесь?

Что он должен Моррисси или любому из них там, на востоке? Моррисси дал ему работу, когда Том в ней нуждался, но он честно отплатил своим трудом. Он дрался с врагами Моррисси и в результате заработал собственных врагов, но что из того? Все, что он заработал, это немного денег в банке.

И уж точно, ни одна душа не будет жалеть о нем больше недели. Другие тоже исчезали или уезжали, и Том помнил, как мало о них вспоминали.

Он сам за морем травы, бьющейся на ветру, почти забыл Бауэри.

Карпентер положил вилку и нож. — Холструм сказал, что ты взялся за работу шерифа, и что тебя послал Риг Барретт.

— В каком-то смысле, — ответил Том. — Боюсь, Риг не появится ко времени. Я сделаю то, что собирался сделать он — я выеду встретить Винса Паттерсона.

— Ты вроде бы сказал, что не это беспокоило Рига. Тогда что же?

— Сейчас я не уверен. Я пока ни на кого не могу положиться — кроме вас.

— Ты не уедешь на вечернем поезде?

Том долго молчал, затем сказал: — Не сейчас. Может быть позже. — Он посмотрел на кузнеца. — Мне на несколько дней будет нужна лошадь.

— У меня в корале стоит вороной жеребец. Есть и уздечка.

Затем они вернулись в кузницу, а когда пришел поезд, Том стоял у дверей и смотрел, как он останавливается. Он знал, что время еще есть. Он еще может уехать. Какую-то секунду он колебался, потом вошел в кузницу и снял фартук.

— К югу от города, — спросил он Карпентера, — есть какое-нибудь ранчо?

— Ничего по эту сторону Техаса. У Холструма ранчо в семи-восьми километрах к юго-востоку. Там нет ничего, кроме домика, сарая и кораля. Холструм держит несколько голов скота и несколько лошадей.

— Кто ухаживает за лошадьми?

— У него есть работник, но скот не разбегается, потому что у Холструма лучшая трава и вода в округе. Он ловкий человек. У меня тоже есть земля, но не такая хорошая, как у него. — Карпентер помолчал, раздумывая, потом добавил: — Ближайший поселок — милях в десяти к западу. Крошечный салун и три-четыре землянки. Драко со своими парнями живет в трех милях к югу от поселка.

— Кто сделает меня шерифом? — спросил Шанаги. — Мне на всякий случай лучше иметь значок.

— Гринвуд. Иди к нему. Именно он предложил Рига Барретта. У Гринвуда есть опыт работы в крутых городишках. Он выдвинул кандидатуру Барретта, а я его поддержал.

— Как насчет Холструма?

— Он боялся, что нас ожидает нечто худшее, чем Драко. Я его понимаю, потому что Драко достаточно плох.

Когда Шанаги вошел, Гринвуд стоял, облокотившись на стойку бара в пустом салуне. Он был приятным человеком лет сорока. Увидев Шанаги, Гринвуд слегка улыбнулся. — Они вас все-таки уговорили? Я надеялся, что так и будет.

Шанаги взял нагрудный знак, который по стойке бара подтолкнул к нему Гринвуд, и нацепил его на карман рубашки. — Первый раз одеваю что-либо подобное, — сказал он.

— Ты будешь носить его с гордостью, сынок. Я встречал людей твоего типа. — Гринвуд улыбнулся.

— Моего типа? — Шанаги посмотрел на него. — Мистер Гринвуд, я был "толкачом" у Джона Моррисси.

— Тогда ты тертый парень, а это то, что нам нужно. Я никогда не имел счастья знать Старика Моррисси, но один раз видел, как он дерется. Жестокий человек, тяжелый и хитрый, когда дело касается выборов, но я не слышал, чтобы он отступал от своего слова, и знаю, что ты будешь таким же. Если тебе понадобится помощь, дай мне знать.

Шанаги заколебался. — Я не знаю, на кого можно положиться.

— На кого ты полагался в Нью Йорке?

— Ни на кого… Может быть на Маккарти, старого кузнеца.

— Тогда и здесь ни на кого не полагайся, даже на меня. Сынок, в работе, которую ты берешь на себя, ты будешь стоять на собственных ногах. У тебя не будет ни помощников, ни благодарностей, ведь большинство людей хотят, чтобы восторжествовал закон, но они же и боятся его. Если тебе нужно будет организовать погоню или собрать группу вооруженных людей, они пойдут к тебе в помощники, однако это придется им не по вкусу. Многие в городе умеют пользоваться оружием, а некоторые в этом деле специалисты. Но шерифу не нужны люди, которые хорошо владеют оружием, он должен уметь обращаться с людьми. Помяни мое слово, сынок, шериф ценится не количеством трупов, а количеством крутых парней, которых он усмирил без оружия и даже без насилия.

— Не знаю, смогу ли я.

— Сможешь. Положись на свое знание людей и ситуации. Ты должен брать на себя ответственность и принимать решения.

— Мне кажется, я знаю, кто…

Гринвуд поднял руку. — Не говори мне. Не говори никому. Держи все при себе. Собирай факты и действуй на основании их так, как считаешь нужным. Если ошибешься, тебя могут за это распять. Это работа.

— Спасибо.

— Давай, я угощу тебя, — предложил Гринвуд.

Шанаги покачал головой. — Я не пью.

Гринвуд усмехнулся. — Я тоже, — сказал он. — Я продаю выпивку тем, кто пьет, и я совсем не против выпивки, но сам не пью.

Том Шанаги вышел на улицу. Он стал шерифом города, хотя не имел ни малейшего понятия, сколько ему должны платить. Ему было все равно.

Он стоял, осматриваясь. Как делается работа шерифа? С чего начать? Шанаги посмеялся над своей неосведомленностью. Он вспомнил, что у него есть дело — надо выгнать Драко, но это может подождать, пока бывший шериф не объявится в городе сам.

Это первое. Затем он должен выехать навстречу Винсу Паттерсону и поговорить с ним прежде, чем он приедет в город. И он должен, если сможет, убедить Драко, чтобы тот держался подальше от города, пока не убралась команда Паттерсона.

Его мысли вернулись к Джорджу. Тот остановился в том же отеле, что и он сам, но где девушка?

Шанаги направился к железнодорожной станции. Здание вокзала состояло из трех соединенных между собой комнат. В комнате ожидания стояли четыре скамейки, затем шла касса (кассир был также телеграфистом и приемщиком грузов) и склад, где держали грузы до отправки или до востребования, если он прибыл. По одну сторону вокзала располагалась грубо сколоченная дощатая платформа футов шестидесяти длиной, уже потемневшая от дождей и непогоды.

Шанаги вошел в здание и подошел к кассе. Кассир обернулся. На нем был черный жилет, белая рубашка с зажимами для рукавов и зеленый солнечный козырек.

— Чем могу помочь? — спросил он, потом заметил нагрудный знак в виде звезды. — А-а, вы новый шериф. Что с Драко?

— Я его не видел с тех пор, как мне его вручили. Как только он появится в городе, я ему сообщу, что он больше не шериф.

Кассир подошел к окошку и поставил локти на стойку. — Я вам не завидую. Он подлый мужик, да и ребята его не лучше.

— Я с ним встречался, и с одним из сыновей тоже.

— Надо же, только получили работу, и вдруг должен приехать Паттерсон. Нет, я вам не завидую. Сов-сем!

— На этой ветке работают железнодорожные детективы?

— Не-а. Зачем? У нас не было никаких неприятностей.

— Если приходит ценный груз, как вы с ним обращаетесь?

Кассир пожал плечами. — Как и с остальными грузами. Он приходит и стоит на складе, пока его не заберут. Наверное, если это будет очень ценный груз, я буду при оружии, и его заберут тотчас же.

— Так у вас есть оружие?

— Есть. — Кассир усмехнулся. — Честно говоря, я ни разу не выстрелил за всю свою жизнь.

— Тогда оставьте его дома, — посоветовал Шанаги. — Вы можете подстрелить не того, кого нужно.

Том вышел на платформу и посмотрел на железнодорожную линию. Ничего, кроме двух рельс, исчезающих в далеком мареве. Он сомневался, что кассир знал об ожидающемся прибытии денег, а спрашивать его об этом означало пустить по городу слухи.

Когда привезут деньги, надо будет поставить охрану.

Но тут же в его голову пришла другая мысль: а что если бандиты решат остановить поезд до того, как он прибудет в город? По всей видимости, деньги будут перевозить в почтовом вагоне, и охранять их будет только один человек.

Шанаги догадался, что Риг Барретт тоже опасался возможного ограбления, лишь несколькими часами раньше. Когда все жители города будут заняты приготовлением к стычке с Паттерсоном, бандиты спокойно похитят деньги, предназначенные для оплаты скота и расчетов с ковбоями.

Барретту, поскольку он был человеком известным, могли даже подсказать о плане нападения.

Сколько человек в банде? Каковы их роли? "Спланируй все сам, — сказал себе Шанаги, — и подумай, как это сделал бы ты. Ты достаточно долго был связан с преступниками, чтобы знать их методы работы".

Чем меньше человек участвует в ограблении, тем больше доля каждого и тем менее возможность попасться. Что если тот "железнодорожный детектив" был бандитом? Участвует ли в этом девушка? И Джордж?

Том Шанаги направился к кузнице и сразу же увидел Драко, стоявшего возле своей лошади. На груди у него висел значок шерифа.

Глава 8

Шанаги подошел и встал напротив Драко. Тот хотя и улыбалася, но был настороже.

— Носишь значок шерифа? Какого черта ты его нацепил?

Шанаги часто бывал в таких переделках, начиная с того момента, как сошел с парохода в Нью Йорке.

— Меня назначили городским шерифом, — сказал он. — Одного шерифа для города достаточно. Сдайте мне свой значок, Драко.

— Думаешь я тебе так просто его отдам?

— Власть шерифа — это не значок, а голосование членов городского совета. Они выбрали меня шерифом. Сдайте мне значок, Драко.

— Ну, ладно, — Драко поднял руку, чтобы отстегнуть значок, и в тот же момент Шанаги понял, что тот сделает, потому что на его месте сделал бы то же самое.

Драко отстегнул значок, переложил его в левую руку и кинул. — На! Лови!

Шанаги, не обращая внимание на летящую железку, выхватил револьвер и оказался на секунду быстрее. Драко бросил значок, опустил руку к револьверу, но на него уже глядел черный зрачок оружия Шанаги.

Рука Драко застыла, сжимая рукоятку. Он явно не ожидал такого поворота. Большой палец Шанаги оттянул курок, и медленно, осторожно Драко отпустил рукоятку револьвера и взялся за луку седла. — Думаешь, ты хитрый? Посмотрим, какой ты хитрый, когда сюда подъедет Винс Паттерсон.

— Он едет за тобой, а не за мной. И он знает, где тебя найти.

— Может и так.

— Что касается тебя и твоих ребят… Можете приезжать в город в любое время, но только без оружия.

— Ты сошел с ума?

— Именно. Можете оставлять оружие в салуне, но если появитесь с ним на улице, я брошу вас в тюрьму.

— Какую тюрьму? У тебя нет никакой тюрьмы!

— Моей тюрьмой будет вон та коновязь. Я привяжу вас к ней и вы будете там сидеть в дождь и холод, пока не уплатите штраф.

Драко некоторое время удивленно смотрел на Шанаги, потом резко развернул коня и повел его к выезду из города.

Том поднял из пыли нагрудный значок шерифа и положил его в карман. Он оглянулся и увидел, что за ним наблюдают Холструм и Карпентер. Гринвуд стоял в дверях своего салуна. Шанаги не обратил внимания на остальных и подошел к Карпентеру. — Я буду занят несколько дней. После этого помогу вам.

— Мое предложение остается в силе. Ты можешь купить часть моего дела.

— Может быть… позже.

Шанаги поднялся в свою комнату, проверил ружье и зарядил его дробью.

Сидя на кровати, он обдумал ситуацию. Первым делом надо узнать, как далеко от города находится Паттерсон. На перегоне, конечно, но где именно и как быстро он движется.

Как он позволил втянуть себя в это дело? Совсем недавно он ждал поезд до Нью Йорка, готовил планы мести, и что теперь? Шериф в городишке, на который свалились все мыслимые неприятности. Стало быть, это и его неприятности. Что он знает про работу шерифа?

Кто-то сказал: "Мошенника может поймать только другой мошенник". Но он не был мошенником, хотя знал их достаточно много и знал, как они действуют.

Он обвел взглядом комнату. Кровать, стул и маленький столик с лампой вот и все. В углу умывальник с тазом и кувшином. Рядом со столиком висела тряпка, сходившая за полотенце, а в конце коридора ванная.

Прежде всего ему надо пойти купить себе кое-что из одежды. Вся его одежда — на нем, а это мало. Надо купить несколько рубашек, новый костюм и пару брюк, которые здесь носят. Может быть шляпу…

Расстаться со своей городской узкополой шляпой? Никогда!

Драко будет мстить. Шанаги был уверен в этом. Этот человек не из тех, кто отступает просто так, да и сыновья его поддержат. Том знал, что от них надо ожидать неприятностей, и скоро.

Но больше всего его беспокоило, каким образом неизвестные преступники собирались похитить деньги. Барретта, судя по всему, это тоже волновало. Как бандиты думали провернуть свое дело, и сколько человек в нем участвует?

Он не верил, что та модно одетая молодая женщина могла быть причастна к ограблению, но зачем же тогда она встречалась с Джорджем? И кто же она, в конце концов?

Том Шанаги дошел по улице до магазина Холструма. Там был еще один покупатель, но Холструм сам вышел обслужить нового шерифа. — Вы взялись за тяжелую работу, шериф, но мы вам поможем по мере сил.

— Спасибо. Мне нужно купить кое-что из одежды. Когда я отправился на запад, почти ничего с собой не взял.

— Оплачивать будете в кредит?

Шанаги улыбнулся. — Наличными. Я всегда плачу наличными, мистер Холструм. Не люблю иметь долги.

К счастью в магазине нашлось несколько рубашек. — Большинство женщин сами шьют рубашки своим мужьям, — объяснил Холструм. — Здесь рубашки покупает только Пендлтон и еще несколько человек.

Шанаги купил рубашки, две пары брюк, толстый кожаный пояс и сапоги. Подумав, взял сто патронов для револьвера 44-го калибра, винчестер и пятьдесят патронов для ружья.

— Думаете, будет война? — спросил, любопытствуя Холструм.

— Нет. Но если что-то случится, я буду наготове.

— Риг Барретт, должно быть, уверен, что вы справитесь с работой. Правда, я никогда не слышал, чтобы он посылал кого-нибудь вместо себя.

— Риг держал свои дела при себе, — ответил Шанаги. — Я буду делать то же самое.

Шанаги на миг подумал о своем прошлом. Он участвовал в драках, поножовщинах и перестрелках. Не проходило и недели, чтобы он с кем-нибудь не подрался.

— Патроны — только предосторожность, — сказал Том. — Не думаю, что случится что-то серьзное.

Отнеся купленную одежду в отель, Шанаги спустился в ресторан для позднего ужина.

Джорджа он не увидел, но за одним из столиков сидела та самая молодая женщина. Она взглянула на него, и ее глаза остановились на звезде шерифа. Она некоторое время не отрываясь смотрела на нее, затем подняла глаза, и их взгляды встретились. Шанаги показалось, что он прочел в ее глазах то ли гнев, то ли нетерпение.

— Как поживаете, мэм? — Он снял шляпу. — Добро пожаловать в наш добрый город.

Она холодно посмотрела на него, потом просто отвернулась, не обращая на Шанаги внимания. Неожиданно сзади слева раздался другой голос, и Том быстро обернулся. За столиком в углу сидела другая девушка — моложе и симпатичнее. — Вы ведь сами приезжий, не так ли, шериф?

— Так, и меня нагрузили работой прежде чем я успел пару раз моргнуть. Но в этом городе все жители живут не надолго дольше меня.

Дувушка протянула ему руку. — Меня зовут Джейн Пендлтон, я хочу поблагодарить вас.

— Подождите, пока я что-нибудь сделаю. Я всего лишь шериф.

— Вы спасли от веревки Джоша Лунди, а он мой очень хороший друг.

— Я сделал это по необходимости, — сказал Том. — Они собирались и меня повесить за компанию только потому, что я оказался поблизости. У меня достаточно длинная шея без того, чтобы ее растягивали веревкой.

— Все равно спасибо.

— Разрешите к вам присоединиться?

— Прошу.

Шанаги сел там, откуда мог видеть другую женщину. Она выглядела раздраженной, и это было ему приятно. Он положил шляпу на свободный стул и заказал ужин. Разнообразием меню не отличалось, но он привык к простой пище и всегда ел много и с удовольствием.

— Я рад, что вы получили свою лошадь обратно, — сказал он Джейн. Жаль, что в округе много конокрадов. Никогда не мог понять, почему человек — мужчина или женщина — ворует. Они никогда не получат столько, сколько теряют. Возьмем, к примеру, женщину. Предположим, она воровка и попала в тюрьму. Там ее заставляют много работать, там у нее нет возможности ухаживать за собой. А когда она вышла на волю, она не только постарела, но и потеряла свою привлекательность.

Молодая женщина на другой стороне комнаты взглянула на него, и их взгляды встретились. Том улыбнулся, а она зло поджала губы.

— Самое неприятное в том, чтобы быть вором и мошенником, — это то, что тебе приходится общаться с себе подобными, — добавил Шанаги. — На месте здешних воров я бы умчался из города с первым же поездом.

Джейн удивленно посмотрела на него, ее глаза метнулись в сторону элегантно одетой и хорошо держащей себя молодой женщины. Она сменила тему.

— Вы долго собираетесь пробыть с нами, мистер Шанаги?

— Думаю, долго, — ответил Том, — хотя некоторые надеются на обратное.

Молодая женщина холодно взглянула на него. — Разве в вашей профессии не самая короткая продолжительность жизни?

— Короткая. Но пока я жив, продолжительность жизни тех, кто нарушает закон, будет еще короче.

Шанаги отвернулся от нее завел с Джейн Пендлтон разговор о лошадях, ее ранчо, о Джоше Лунди. — Вы знаете мистера Паттерсона? — вдруг спросил Том, вспомнив, что ее отец когда-то покупал у того скот.

— О, конечно! Дядя Винс прекрасный человек! Наверное он может быть и сердитым, и суровым, но я его никогда таким не видела. Когда он приезжает, он всегда живет у нас. Дядя Винс рассказывает такие замечательные истории! Он подарил мне мою первую лошадь.

— Ту, что украли?

— Да, ту самую. Я рада, что Джош вернул ее прежде чем приехал дядя Винс, потому что он пришел бы в ярость.

— По-моему, он уже имеет зуб на Хэнка Драко?

— Да. — Джейн посмотрела на него серьезными глазами. — Мистер Шанаги, вам нельзя допустить, чтобы случилось что-нибудь нехорошее. Отец говорит, что дядя Винс может сжечь город. Он говорит, что все ответствены за смерть его брата.

— Он не сожжет его, — сказал Том. — В городе не будет никаких неприятностей.

Молодая женщина тихо рассмеялась, и Шанаги почувствовал, что краснеет. Но прежде, чем он успел ответить, Джейн прервала его: — Мой отец в городе. Я уверена, что он будет рад с вами познакомиться. Он захочет поблагодарить вас за Джоша.

В это время вошел Пендлтон и сел за их столик. После непродолжительного разговора Шанаги спросил между прочим: — Мистер пендлтон, вы знаете многое из того, что здесь происходит. Не слышали ли вы о каких либо грузах, пришедших за последние два дня?

Продолжая говорить, Шанаги краем глаза следил за молодой женщиной. Он заметил, что при словах о грузе ее вилка остановилась в воздухе на полпути к тарелке. Какой-то момент она сидела неподвижно, затем снова принялась за еду.

— Каких грузах?

— Я точно не знаю, но думаю, что это будет не совсем обычный груз. И отправят его кому-нибудь не слишком известному в этих краях.

— Боюсь, не слышал. Но я ведь не так много времени провожу в городе. Что вы имели в виду?

Шанаги завел разговор о грузах только затем, чтобы понаблюдать за реакцией молодой женщины. В чем же все-таки дело? Почему было так важно ссадить его с поезда?

Или… Мысль пришла неожиданно. Что если на поезде кто-то прятался? Что если тем, кто прятался, не хотелось, чтобы какой-то бродяга, выискивающий себе место, их увидел?

Должно быть, так оно и было.

Альфред Пендлтон говорил с выраженным британским акцентом. Хотя ирландцы не испытывали особой любви к англичанам, акцент звучал настолько по-домашнему, что Шанаги прислушивался к нему с удовольствием. Пендлтон спросил, откуда Том родом, и он ответил: — Из Килларни.

— Приятное место, мы там однажды отдыхали.

— А теперь встретились в Канзасе, — сказала Джейн.

— В этом нет ничего странного, — заметил ее отец. — На Запад ведут всего две железные дороги, и большинство приезжающих останавливаются рядом с одной или другой. Я постоянно встречаю знакомых из Англии или восточных штатов. Быстрее всего развитие будет идти, естественно, вдоль железных дорог, там же открываются лучшие перспективы. — Пендлтон взглянул на Тома. — Кажется, вы встретили своих старых друзей, не так ли?

Старых друзей? Какие друзья Шанаги поедут на Запад? Ему говорили, что Эбен Чайлдерс умел ненавидеть, его люди могут догадаться, что он ускользнул на товаоняке, отправлявшемся на Запад. После этого найти его будет нетрудно. — Никаких старых друзей, и, надеюсь, врагов тоже.

Несколько минут Пендлтон говорил о будущем Канзаса и о том пути, по которому идет страна, а затем добавил: — Думаю, вы сделали правильный выбор, поселившись здесь, мистер Шанаги. Карпентер говорит, что вы отличный кузнец и что вы можете купить долю в его деле.

Вот опять! Каждый считал само собой разумеющимся, что он останется здесь навсегда. Шанаги вспоминались Джон Моррисси и Бауэри, хотя воспоминания эти постепенно таяли в жарком канзасском солнце и заботах новой работы. При мысли о работе он оглянулся. Молодой женщины не было.

— Она ушла несколько минут назад, — ехидно произнесла Джейн.

— Мне интересно, кто она и чем здесь занимается.

— Я так и подумала. Она очень привлекательна, вы не находите?

— Я не думал об этом, но она определенно привлекательна.

— Если вас интересует, кто она, можете проверить регистрацию в отеле, — преложил Пендлтон.

— Она не зарегистрирована.

— Не зарегистрирована? Тогда где?..

— Вот именно. Где она остановилась? Она не разбила лагерь в прериях, и никто не видит, как она приезжает и уезжает. Хотя один раз Карпентер видел, как она въезжала в город.

— Вам очень интересно, не так ли? — спросила Джейн.

— Да, мэм. Когда городу грозят неприятности, моя работа разузнать как можно больше. Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал.

Шанаги отодвинул стул от столика. У вас есть, что передать Винсу Паттерсону? Я еду ему навстречу.

Пендлтон покачал головой. — Если хотите отговорить его, забудьте об этом. Мы пытались. Он слишком упрямый и твердолобый. Но для нас он хороший человек, не дурак.

— Я обязан попытаться.

— Передайте ему привет и скажите, что я его люблю, — сказала Джейн.

Это слово что-то в нем перевернуло. Шанаги вдруг захотелось стать лучше.

— Мисс, если его не остановит это, то его ничего не остановит.

Шанаги резко повернулся и вышел, удивляясь, почему его вдруг залила краска смущения.

Завтра утром он выедет навстречу Паттерсону. Но неожиданно ему захотелось остаться. Ему не хотелось никуда ехать.

Когда за Шанаги закрылась дверь, Пендлтон взглянул на свою дочь. Интересный молодой человек, — прокомментировал он.

— Он хороший, — сказала она. — И сильный, очень сильный.

— Естественно. Он же кузнец.

— Я не это хотела сказать, — ответила Джейн. — Возможно, мне надо было сказать "крепкий" или "твердый". По-моему, он пока не знает, чего ищет в жизни, но когда узнает, он получит все, чего желает.

Глава 9

Конь, на котором ехал Шанаги, был чалой масти — мустанг с белым пятном на груди. Как только Том сел в седло, он понял, что это настоящий конь. Чалый рысью выбежал на улицу, и едва у него появилась возможность, он тут же стал брыкаться.

Шанаги, ездивший верхом почти всю жизнь, с мустангами столкнулся впервые. Он не знал, каким чудом остался в седле, но тем не менее остался. И когда, наконец, он галопом умчался из города, то услышал приветственные возгласы зевак, которые с интересом за ним наблюдали.

Карпентер дал ему последний совет. Стадо Паттерсона двигалось со скоростью 12 миль в день, сейчас наверное меньше, потому что трава была сочной, и он перед продажей захочет откормить скот.

Казавшаяся ровной прерия оказалась совсем не такой, когда Шанаги выехал из города. Она состояла из переходящих один в другой невысоких холмов и неглубоких ложбин между ними. Отъехав достаточно далеко, Том остановил коня и огляделся.

Везде, куда ни кинь взгляд, колыхалась под ветром трава. Это были знаменитые равнины бизонов, но сейчас их не было видно, лишь вдалеке он заметил небольшое стадо антилоп. Не было слышно ни звука, кроме тихого шороха ветра.

Несколько минут он сидел, не шевелясь, ощущая ветер на своем лице. Воздух был свежим, небо ясным, и постепенно мягкий ветерок и свежесть прерий вытеснили все его проблемы.

И все мысль пришла снова. Что делать с той молодой женщиной? Кто она?

Ясно, что в городе она не жила и вряд ли станет жить у Хэнка Драко. Она просто не такого склада.

Возможно она поселилась где-то к западу, однако она выглядела слишком свежей, когда утром въезжала в город. Значит, место, где она живет, находится недалеко, там она может ухаживать за собой и держать одежду в порядке.

Недалеко… Но где?

Размышляя над этим вопросом, Шанаги ехал строго на юг, над ним раскинулось широкое небо, вокруг расстилалось бескрайнее море травы. Постепенно охватывавшее его напряжение стало спадать. Впервые за несколько дней он почувствовал себя расслабленным и отдохнувшим. Он разговаривал с чалым, и конь двигал ушами, явно довольный звуками голоса Шанаги. Том всегда любил лошадей, а этот конь ему особенно нравился. Он увидел родничок, подвел к нему мустанга и позволил напиться, сидя в седле и изучая местность.

Том отъезжал от родника, когда в глаза ему бросились отпечатки копыт. Он не умел читать следы, но разобрал, что здесь по крайней мере три лошади направлялись к роднику. Развернув коня, он поехал по следам и скоро обнаружил место, где всадники спешились и некоторое время чего-то ждали. Там были следы лошадей и валялось несколько окурков. Затем он нашел следы четвертого всадника, подъехавшего с северо-востока. Шанаги задумчиво изучил следы. Хотя следопыт из него был никудышный, он достаточно знал о подковах и подкованных лошадях, чтобы понять, что работу выполнял Карпентер.

Всадник не спешился, а остался в седле, поговорил с остальными, повернул и поехал обратно по своим старым следам.

Может быть это была случайная встреча ковбоев, которые остановились перекурить?

К ночи Шанаги проехал расстояние, которое стадо проходит за три дня. Он разбил лагерь под тополями в низине, где нашел остатки старого костра. Он постепенно учился и узнавал, что в большинстве мест, годящихся для лагеря, уже останавливались до него. Здесь была вода, тень, топливо для костра и трава — все, что нужно любому путешественнику.

Рассвет он встретил в седле. Из того, что сказали Карпентер и Пендлтон, он понял, что стадо находится не более, чем четырех — пяти днях пути от города. Том ехал, часто поглядывая на горизонт, выискивая облако пыли или другие признаки движущегося стада.

На закате второго дня он выехал на невысокий холм и увидел их.

До стада все еще оставалось несколько миль, но он уже различал темную линию стада и несколько точек — ковбоев. Через пару миль он въехал в длинную узкую долину и увидел кухонный фургон и тонкий дымок от костра. Значит, здесь стадо и заночует.

Пока Шанаги по длинному склону рысью спускался к костру, он увидел, как повар — человек в когда-то белом переднике и помятой шляпе — вынул из фургона винчестер и положил его на откинутый задний борт.

Подъезжая, он натянул поводья и медленно подвел коня к костру. — Я ищу стадо Паттерсона.

Повар, хмурый человек с отвисшими усами, заметил шерифскую звезду на рубашке Шанаги, но посмотрел на нее без одобрения. — Ты его нашел.

— Можно мне подождать?

— Слезай и подсаживайся к костру. — Затем, помяв кусок теста, лежавшего перед ним на борту фургона, повар спросил: — А где Риг Барретт?

— Я приехал вместо него.

Повар кинул на него сердитый, недружелюбный взгляд. — Теперь принято посылать детей, чтобы они выполняли мужскую работу?

Том Шанаги сдвинул шляпу на затылок. — Я выполнял мужскую работу с двенадцати лет, — ответил он спокойно, а немного погодя добавил: — Вы наверное лучший повар на перегоне?

Человек выпрямился. — Я просто делаю свою работу. С чего вы взяли, что я лучший повар?

— Мне сказали, что у Винса Паттерсона все самое лучшее.

— Ну, — голос повара стал чуть добрее, — я делаю, что могу. Ведь там, позади, едут голодные ребята.

— Надеюсь, что-нибудь останется для голодного шерифа, — сказал Шанаги.

Он оглянулся и увидел, что в лощину въехали двое. Один из них, догадался Том, был Винс Паттерсон. Другой очевидно был старшим на перегоне.

Шанаги встал. Он давно уже решил, что не сможет выиграть драку с Паттерсоном. Один взгляд на владельца стада показал, что решение его было правильным. И в то же время он слышал, что Паттерсон был разумным человеком, хотя и упрямым.

— Мистер Паттерсон? — сказал Том. — Меня зовут Том Шанаги. Мне нужна ваша помощь.

— Помощь? — удивился Паттерсон. Он ожидал предупреждения не появляться в городе или вызов на поединок. — Что означает ваша просьба?

Он спешился, сопровождавший его ковбой тоже. Этот второй был стройным, крепким человеком небольшого роста, но жилистым и… опасным. Шанаги тут же это почувствовал. Ковбой был ганфайтером, может быть нанятым специально для этой работы.

— Когда Риг не смог приехать, — сказал Шанаги, — я был вынужден взяться за это дело. Но Риг не был дураком, черт побери, и сразу понял, что есть нечто большее, чем простая драка между перегонщиками скота и городом.

— Что вы хотите сказать?

— Риг догадался — и я с ним согласен — что кто-то хочет использовать вас в своих целях.

Паттерсон замер. — Использовать меня? Будь я проклят, если меня кто-нибудь использует! О чем вы говорите?

— Вы имеете зуб на Хэнка Драко, и правильно. Я слышал, что вы собираетесь сжечь город, где убили вашего брата. Ну, этому-то я не очень поверил, потому что вы слишком разумный человек, чтобы наказывать множество невинных людей за то, что сделал один чертов дурак. Но есть такие, кто поверил, что вы попытаетесь выполнить угрозу и что город будет занят войной с вами. Вообще-то, в случае чего город, конечно, будет защищаться…

— Ну и что?

— А то, что эти люди решили во время драки украсть деньги, предназначенные для уплаты за ваш скот. Правда, я еще точно не знаю, кто они.

Паттерсон уставился на Шанаги, потом повернулся к повару. — Фред, налей нам, пожалуйста, кофе. — И обратился к Шанаги: — Садитесь. Я хочу поговорить с вами.

Усевшись, Паттерсон холодно осмотрел Шанаги с головы до ног. — Я вас не знаю.

— И не можете знать. Я приехал недавно, как наверное и каждый второй в этой округе. В городе решили, что я гожусь на должность шерифа.

— А что с Хэнком Драко?

— Он здесь, его сыновья тоже. — Подумав, Шанаги добавил: — Мне сказали, чтобы я его выгнал с должности, я так и сделал.

— Вы выгнали Хэнка Драко?

— Да.

— И он спокойно это воспринял?

— Ну, должно быть, это ему не понравилось.

Паттерсон пристально посмотрел на Шанаги, и Том знал, что его тщательно оценивает боец, который знал свое дело. Это было хорошо. Такие люди, как Паттерсон совершали меньше ошибок, чем самоуверенный юнец или будущий "крутой" парень, который хочет показать всем на свете, какой он плохой.

— Риг догадался, что готовится ограбление. Он поехал в Канзас-сити разобраться, и там с ним что-то случилось. Мне пришлось взяться за его работу.

Паттерсон не спускал с него взгляда. — Риг знал, что вы справитесь?

— Шанаги пожал плечами. — Вон там, у седла, ружье Рига.

Любым путем он должен завоевать доверие этого человека, чтобы тот поверил в его историю. Он обязан заставить Винса Паттерсона подумать и при желании помочь городу, по крайней мере удержать его от набега и мести. Том Шанаги решил использовать любые средства.

— Между прочим, мистер Паттерсон, меня просили передать вам пару слов.

— Пару слов? Кто?

— Одна очень симпатичная молодая леди просила передать вам привет и сказать, что она очень любит своего дядю Винса.

Скотовод покраснел. — Похоже на Джейн. — Голос его стал мягче. Вы знакомы с Джейн?

— Я разговаривал с ней, — спокойно ответил Шанаги. — Я не знаю ее так хорошо, как хотелось бы, и наверное никогда не узнаю.

Паттерсон и его старший перегона внимательно поглядели на Шанаги, и он залился густой краской. — Она красивая молодая леди, а я всего лишь простой ирландский парень, который получил работу шерифа, только потому, что за нее никто не брался.

Несколько минут все молчали. Ковбой начал скручивать сигарету. Наконец, Паттерсон сказал: — Если за работу никто не брался, зачем же вы за нее взялись?

— Во-первых, потому что ее надо выполнять. Во-вторых, потому что мне кажется, я смогу ее выполнить. Я чертовски хорошо понимаю, что могу положить одного вашего человека, если повезет — двух или трех, но не смогу положить всех. Однако я рассчитывал на то, что сказал Риг.

— И что же он сказал?

— Что вы упрямый, твердолобый человек, но при этом честный и разумный. Он хотел сделать то, что сделал я: выехать вам навстречу и поговорить.

— А если я не послушаюсь?

— Тогда я буду защищать город всеми доступными средствами. Если выиграю я, то потеряю несколько прекрасных людей. Если выиграете вы, то погибнет хороший город, который только-только начал вставать на ноги. И тогда вам придется гнать стадо сто пятьдесят миль на другой рынок через земли, где нет пастбищ. И пока будет идти война, бандиты похитят деньги, и получается, что мы с вами им помогли. Я знаю, что вы честный человек, мистер Паттерсон, и как бы вы ни ненавидели наш город, вы не захотите помочь банде воров украсть деньги, которые предназначены для вас и ваших людей.

В долину вливалось стадо, и ковбой кинулся в седло, чтобы помочь развернуть его. Паттерсон задумчиво прихлебывал кофе, и Том Шанаги замолчал.

Наконец Паттерсон сказал: — Кто входит в банду?

— Мистер Паттерсон, — медленно сказал Шанаги, — я работаю над этим, но сейчас ничего не знаю. Кажется, мне удалось распознать троих, но где они прячутся и сколько человек участвует в деле, мне не известно. Знаю, что одна из них женщина.

— Женщина?

— Да, сэр. И наше преимущество заключается в том, что она считает нас сборищем идиотов.

— Может быть она права, — пробормотал Паттерсон. — Может быть так оно и есть.

— Я не собираюсь отдавать им эти деньги, сэр. Ни единого ржавого цента.

— Вы сказала, что нужна моя помощь. В чем она заключается?

— Здесь густая и сочная трава. Трава вокруг города и к западу и востоку от него не так хороша. Я хотел попросить вас, чтобы вы задержали… откормили стадо, пока я не разберусь с этим делом. Все, что мне нужно — это пара дней.

— Мне кажется, — добавил Шанаги, что у них все расписано по минутам. Они должны примерно знать, когда вы прибудете в город. Наверняка они собираются спокойно, быстро и умело начать операцию как только вы ворветесь в город, чтобы разнести его на кусочки. Пока вы воюете с горожанами, они забирают деньги и быстро сматываются. А потом мы за них будем отдуваться. Если вы задержите стадо здесь, то произойдет следующее: ваш скот откормится, их план сорвется, а у меня будет возможность поработать над делом. Лично я думаю, что если вы не появитесь вовремя, они что-нибудь предпримут.

Паттерсон снова наполнил их чашки. — Как вас угораздило впутаться в это?

— Сын Драко с приятелями собирались повесить Джоша Лунди, а за компанию и меня. Я убедил их не делать этого. И конечно, кто-то должен был занять место Рига Барретта.

— Где сейчас Хэнк Драко?

— Скорее всего на своем ранчо. Ваши отношения с Драко — не моя проблема. Мне он показался полукойотом-полушакалом. По-моему, он способен убить всякого, кто не может оказать сопротивление. Но если вы будете выяснять отношения, не делайте этого в городе.

— Вы диктуете мне законы?

— Да, сэр. Вы диктуете законы на своем ранчо. Я делаю это в городе. То, чем вы занимаетесь за пределами города, — не моя забота. Меня наняли охранять порядок не во всем штате Канзас, а только на территории города.

Винс Паттерсон допил кофе и взглянул на свое стадо. Некоторые коровы уже лежали, другие щипали траву. Несколько его ковбоев ехали к костру. Скоро сядет солнце.

— Вы переночуете с нами? — спросил Паттерсон.

— Если позволите, сэр.

Паттерсон внимательно посмотрел на Тома. — Вы всегда разговаривает так уважительно?

— Шанаги усмехнулся. — Нет, сэр. Но вы джентльмен, а это тот аргумент, против которого не годятся ни мои кулаки, ни мой револьвер.

Паттерсон с минуту не сводил с него взгляда, а затем рассмеялся. Ладно, черт возьми, оставайтесь на ночь. Утро вечера мудренее. — Он протянул руку. Никаких обещаний я давать не буду, но, дьявол вас побери, Шанаги, вы мне нравитесь.

Глава 10

К лагерю медленно подъезжали ковбои — одни, чтобы лечь спать, другие, чтобы после быстрого ужина вернуться к стаду. Приблизившись к костру, все задумчиво рассматривали Шанаги, вначале замечая шерифскую звезду, затем городскую узкополую шляпу.

Один отчаянный парень, бросил через костер взгляд на Тома и сказал: Это не шляпа, а сплошное искушение. Ее когда-нибудь сбивали с тебя выстрелом?

Шанаги сдвинул шляпу на затылок и весело улыбнулся. — Пока нет. Может быть из страха, что я не буду знать, в кого метили — в меня или шляпу.

Ковбой зачерпнул похлебки. — В любом случае, это пустая трата свинца. Я покупал револьвер не для того, чтобы стрелять по шляпам.

Шанаги минуту ел в молчании, а затем заговорил: По-моему городского шерифа надо оценивать по количеству улаженных неприятностей, а не по количеству людей, убитых в поединках. После того, как я получил работу, первым делом постарался узнать, сколько в городе оружия и сколько человек умеют с ним обращаться. Оказалось, что у нас тридцать семь винтовок: девять "пятидесяток" для бизонов, две снайперские винтовки Бердана, пять винчестеров, семь "спенсеров" 56-го калибра и четырнадцать винтовок разных систем — от Хокена до Балларда. Кроме того у каждого мужчины и почти у каждой женщины есть револьвер.

Потом я начал считать тех, кто умеет стрелять. Пятеро жителей города во время Гражданской войны служили на той или другой стороне снайперами, а девять — просто воевали. У нас есть один старый охотник с гор и шесть ветеранов стычек с индейцами. В городе только два человека не участвовали в перестрелках, но они дымятся от желания доказать, что они ничем не хуже других.

Задолго до того, как я приехал, поселению грозило нападение индейцев, поэтому город выстроили без "слепых" зон обстрела. Все хранят оружие заряженным на случай всяких неприятностей. Большинство горожан любят свой город и хотят жить спокойно. Они считают, что у таких команд, как ваша, должны быть деньги, они хотят торговать со скотоводами. Жители настроены очень дружелюбно. Я всего-навсего бродяга и не вижу, почему город им так нравится, но он для них дорог. Когда вы, ребята, к нам приедете, я хочу, чтобы вы оставили оружие в салуне Гринвуда.

Какой-то рыжий ковбой хмыкнул — немного мрачновато. — Шутите, мистер? Я никому не отдам свой револьвер.

— Ну и ладно, — беззаботно ответил Шанаги. — Я вам все это говорю, чтобы вы знали. Понимаете, меня беспокоите совсем не вы, а двое-трое наших горожан, которые чуть что — нажимают на курок. Взять этих снайперов, я замучился их убеждать, что это не война до победного конца. Они согласились не стрелять и сидеть тихо, но если кто-нибудь из гостей от полноты чувств надумает разрядить свой револьвер в чистое небо, главная улица превратится в кровавую бойню. Ведь все эти парни и девушки будут сидеть за деревянными или кирпичными стенами и обстреливать открытое пространство, где и спрятаться-то негде.

Том Шанаги удрученно покачал головой. — Одно хорошо — в это время года улица сухая и пыльная, а потому легко впитывает кровь.

Ему никто не ответил, и Том в молчании доел похлебку. Выплеснув из кружки кофейную гущу, он направился к своим одеялам.

Винс Паттерсон все это время сидел в сторонке и прислушивался к рассказу Шанаги. Он чиркнул спичкой о брюки, прикурил сигару и подошел к Тому. — Это была идея Рига? — мягко спросил он.

— Да, и идея правильная. Народ в городе нуждался в организации, но они будут заниматься своими делами, как обычно, если ничего не случится.

— Но это может оказаться блефом.

— Да, сэр. Может. Но если выяснять, то это может обойтись слишком дорого. К тому же все карты у меня на руках, в том числе и козыри.

— Козыри?

— Которые сравняют наши шансы. У вас преданные, крепкие парни. Если в городе начнется заварушка, может что-нибудь случиться со стадом, тогда половина ваших ребят должны будут кинуться к нему на помощь.

— А что может случиться со стадом?

Шанаги пожал плечами. — Ну, несколько дней назад в наших местах появились индейцы киова. По крайней мере, так утверждают ветераны. Я-то не отличу одного индейца от другого. Это киова к северу отсюда напали на поуни, получили по носу и немного обиделись. Мы их накормили, и я предложил, чтобы они остались поблизости и держались подальше от чужих глаз. Я также сказал, что если они услышат пальбу, их будет ждать много трофеев.

Паттерсон внимательно смотрел на него.

— Каких трофеев?

— Если они услышат пальбу, они разгонят ваше стадо.

Паттерсон выругался.

— Да, сэр. Разгонят по всей прерии.

Паттерсон снова выругался. — Но у нас в руках вы, шериф. Вы бы потеряли одного-двух, пытаясь взять меня, но это ничего не изменит. Мой план сработает без дополнительных команд. Теперь я им вообще не нужен. В последнее время в городе стало скучно. Никаких серьезных драк, и ребята стали беспокойными, вроде как на взводе, если вы понимаете, о чем я говорю.

— Вы, кажется, подумали обо всем.

— Я старался. Я слышал, что ваши парни преданы вашему клейму. А город — это мое клеймо. Меня наняли сделать работу, и я делаю все, что в моих силах.

Через некоторое время Шанаги лежал на одеялах и смотрел на звезды. Он, конечно, солгал. Его планы не были такими тщательными, как он дал понять. Однако планы были хорошие, и он бал намерен воплотить их, как только вернется… если вернется.

Если он избежит неприятностей и своими выдуманными историями спасет несколько жизней, все будет хорошо. По крайней мере он вселил в ковбоев некоторое сомнение. Никому не хотелось быть застреленным. Пусть то, что он сказал, не было правдой; это было возможным, а правда это или нет, знал лишь он один.

Шанаги поднялся6 услышав в лагере оживление. Посмотрев на большие серебряные часы, он увидел, что еще не было и четырех утра, но лагерь уже проснулся. Том выбрался из-под одеял, надел шляпу, потом брюки и сапоги.

Никто не обращал на него внимания, и Том подошел к костру за завтраком вместе с остальными. У костра сидел Паттерсон. Он взглянул на Шанаги, коротко кивнул ему и продолжал есть.

Воздух был чистым и прохладным, он пах пылью и коровами. В стороне ковбой, вскочив в седло, позволил своему мустангу выбрыкаться, прежде чем начать работу. Все ели молча. Шанаги взял кружку и направился за кофе.

Рыжий ковбой ему усмехнулся. — Шериф, ты рассказываешь интересные сказки, но мы подумали, что ни одна из них не стоит и кучки лошадиного навоза.

— Знаешь, что я вырежу на твоем надгробии? — спросил Шанаги.

— Что?

— "Он просил, чтобы ему показали; мы ему показали".

— Эй, — сказал Рыжий, — это неплохо. Я видел, как хоронят с куда меньшими почестями.

— По правде говоря, — сказал Шанаги, — я лучше угощу тебя выпивкой, чем застрелю.

— Ну-ну, — весело сказал Рыжий, — я это тебе припомню, шериф. На сколько ты раскошелишься?

— Черт, — воскликнул Шанаги, — я угощу всю команду. Вы хорошие парни. — Он допил кофе. — Кроме того, у вас отличный повар.

Том начал седлать коня. Когда он затягивал подпругу, подошел Винс Паттерсон. — Не ждите нас раньше, чем через четыре-пять дней, шериф. И если вам нужна будет помощь, чтобы справиться с грабителями, дайте мне знать. Мы поедем с вами.

Шанаги протянул ему руку. — Риг точно вас описал. Он сказал, что вы честный и разумный человек.

Они пожили руки. — Шанаги, — сказал Паттерсон, — по моему, Джейн Пендлтон самая лучшая девушка на свете, но она может выбрать себе в женихи парня намного хуже, чем вы.

Том покраснел. — Ошибаетесь, мистер Паттерсон, — сказал он, — ведь я для нее не тот человек, я знаю, что она обо мне и не думает. Да и с какой стати? Мы виделись всего один раз.

— Я женился на девушке после второй встречи, — сказал Паттерсон, — и у нас позади было двадцать лет счастья.

Том Шанаги повернул коня и уехал.

Он проехал совсем немного, когда его окликнул Паттерсон. — Что насчет Хэнка Драко?

— Хэнк со своими сыновьями будет искать меня. Если найдет, у вас будет одной проблемой меньше. Если вы найдете их первыми, делайте, что хотите, лишь бы за пределами города.

Том ехал быстро. У него было много дел и мало времени, и он не думал о Джейн Пендлтон. По крайней мере, старался не думать.

Когда Шанаги въехал на улицу, город спокойно лежал под послеполуденным солнцем. Он отвел коня в конюшню Карпентера, расседлал его и хорошенько выскреб, думая о своих будущих действиях. Затем он взял седельные сумки и пошел к кузнице.

Крпентер оторвался от работы и посмотрел на него. — Заходил Холструм. Хотел узнать, где ты.

— Драко был здесь?

— Не появлялся. — Карпентер положил молот. — Хватит на сегодня. Он снял свой кожаный фартук. — Ах да, между прочим! Заходила та молодая женщина, которой ты интересуешься. Хотела подковать коня… Сегодня.

— Вы подковали?

— Ага. У нее другой конь. Иногда я удивляюсь народу с востока. Они думают, что все лошади выглядят одинаково.

— Пендлтон был здесь?

— Нет, но был его сын. Спрашивал тебя.

Шанаги не интересовал молодой Пендлтон. Его мысли были заняты ограблением. Или он видит призраком там, где их нет? Что у него есть, кроме подозрений?

Незнакомая молодая девушка, находящаяся в городе без видимой на то причины, держащаяся обособленно. Другими словами, она просто не вмешивалась в чужие дела.

Ее странная связь с человеком, который выглядел, как начинающий карточный шулер, и загадочное местонахождение.

Человек на поезде, которого Шанаги принял за железнодорожного детектива и который им не был.

Подозрения Рига Барретта насчет ограбления, чему Шанаги был склонен верить.

И тот факт, что кто-то, похоже, постарался устранить Рига до того, как тот успел приехать в город.

И куча денег, возможно четверть миллиона долларов золотом и банковскими билетами, которая на днях прибудет сюда.

Кто об этом знал? Почти каждый городской житель, а кто не знал, тот вполне мог догадаться. И множество людей за пределами города. В конце концов за скот надо расплачиваться большими деньгами. В городе таких не было, значит, их должны привезти.

Этот человек на поезде, подумал Шанаги, не был с запада. А почему он должен быть с Запада? Он, Том Шанаги, тоже приехал сюда с востока.

Дело с Винсом, кажется, улажено, но об этом, кроме него, никто не знал. Том решил, что никто и не должен знать.

Он повернул в сторону отеля и остановился. Навстречу ему на рыжем коне ехал человек.

— Привет! — Это был Джош Лунди. — Помнишь меня?

— Помню.

— Я подумал, что тебе понадобится помощь. Мой босс дал мне несколько выходных, и вот я здесь.

— Тебя могли убить.

— В тот день возле ручья опасность тебя не беспокоила.

— Я спасал собственную шкуру.

— Неважно.

Шанаги нравился этот ковбой, и он вспомнил, что писал о нем Риг. Джош был крепким и крутым человеком, хорошо знавшим местность и ее обитателей, с которыми Шанаги так и не успел познакомиться. — Поехали к Гринвуду, я угощу тебя пивом.

Они сели там, откуда можно было видеть улицу. В салуне было тихо, и они могли спокойно поговорить.

К их столику подошел Гринвуд. — Будь осторожней, Шанаги. Говорят, Драко с сыновьями собирается в город за твоим скальпом.

Он отходил, когда Шанаги спросил: — Кто вам это передал?

— Холструм. Наверное, что-то услышал в магазине.

Они сидели, потягивая пиво. Осторожно, не торопясь, Шанаги рассказал Джошу Лунди о своих подозрениях насчет ограбления.

Ему вспомнились отпечатки копыт возле родника. — Кто-нибудь выращивает скот к югу отсюда? — Том объяснил, почему интересуется.

— Скорее всего бродяги. У Драко останавливается много странных людей. — Лунди помолчал. — Ты сказал, четверо?

— Мне показалось, им что-то передали. Четвертый не спешился, просто немного поговорил и уехал.

— В основном, догадки, шериф.

Вдруг Лунди сказал: — Это та женщина, о которой ты говорил, шериф?

Да, это была она. Молодая женщина ехала верхом по улице. Потом остановилась напротив ресторана и спешилась.

Шанаги встал. — Джош, я собираюсь поговорить с ней. Прямо сейчас.

Глава 11

В ресторане было прохладно и тихо, в этот час он был пуст, на что она, безусловно, рассчитывала. Когда вошел Шанаги, она взглянула на него и зарделась, в ее глазах промелькнул блеск раздражения.

Том через весь зал подошел к ее столику и сказал: — Разрешите присесть?

Молодая женщина подняла глаза. Она, конечно была прекрасна, но лицо ее было настолько холодным6 что казалось высеченным из мрамора. — Не разрешаю. Я хочу побыть одна.

— Извините, мэм6 но у меня есть к вам несколько вопросов.

— А у меня нет ответов. Я сейчас вызову менеджера.

— Если желаете.

Она с презрением посмотрела на него. — Если хотите воспользоваться своей властью, задавайте свои вопросы. Я решу, отвечать мне или нет.

— Справедливо. Не возражаете, если я спрошу, сколько вы здесь живете?

— В этом городе? Чуть больше недели.

— Чем вы здесь занимаеьесь?

По выражению лица женщины можно было понять, что терпение ее подходит к концу. — Я ищу землю под ранчо. Мой отец не смог приехать, а наши финансовые интересы совпадают. Мы ищем хорошую траву и постоянный источник воды.

Шанаги почувствовал себя дураком. Конечно, что могло быть более вероятным?

— Нашли что-нибудь подходящее?

— Нет. Есть два возможных места, и это все. У вас есть еще вопросы?

— Вы долго намерены здесь пробыть?

Женщина резко поставила чашку на стол. — Шериф, или как вас там… Я объяснила причину своего приезда. Я не нарушаю закон. Я не та женщина, которая рассчитывает, что к ней начнет приставать шериф захудалого городишки с преувеличенным чувством собственной важности. Если у вас нет других обвинений в мой адрес, я предпочла бы, чтобы вы ушли — сейчас же.

Шанаги встал. — Извините, мэм.

Молодая женщина не ответила.

Том повернулся, хотел было выйти, но затем сел за столик, откуда мог наблюдать за улицей. Эта женщина заставила его почувствовать себя дураком, а это чувство ему не нравилось. Причина ее приезда звучала разумно и логично. Конечно, у любого хитрого вора была своя легенда. О не раз слышал, как обсуждались эти легенды. Воры считали его своим и говорили без стеснения. Но в ее истории не было ничего, за что можно было зацепиться.

Одну вещь он не удосужился спросить: где она жила. Несомненно, и для этого вопроса у нее был приготовлен хороший ответ.

Официань принес кофе, и Шанаги сел поближе к выходу. Допустим, он сам планирует подобную операцию. Как ее провести?

Во-первых, привлечь как можно меньше людей, чтобы и разговоров было меньше. Во-вторых, спрятать налетчиков от посторонних глаз или привлечь людей, у которых была причина находиться в городе.

Баррет думал, что заговорщики, если таковые имеются, начнут действовать как только Винс Паттерсон нападет на город.

Шанаги тихо выругался, и женщина взглянула в его сторону. Ему вдруг пришло в голову, что воры точно знали дату прибытия денег, а это означало, что кто-то информировал их.

Как будет выглядеть ограбление? Налетчики могут ударить как только груз начнут снимать с поезда. Они нападут тихо, оглушат или передушат охрану, потом погрузят деньги обратно на поезд и выйдут где-нибудь подальше.

Это первый способ. Второй заключался в том, чтобы иметь поблизости повозку или фургон. Деньги перегружают и увозят пока продолжается перестрелка с ребятами Паттерсона. Несомненно, что находящиеся в городе скотоводы тут же уедут. Налетчики могут уехать вместе с ними.

Был и третий способ — прятать деньги в городе до тех пор, пока все не успокоится.

Если их спрячут в городе, то где? И как незаметно провезти деньги по городу в то время как там идет война, на которую бандиты очень надеются?

А если деньги увезут с вокзала на повозке, то куда?

Когда обнаружат пропажу, немедленно будет организована погоня… или нет? Кто будет их преследовать? Кто первый поймет, что золото похищено?

Предположим — только предположим — что о золоте не знал никто, кому этого знать не следует. Знали Карпентер, Холструм и Гринвуд, но допустим, во время перестрелки их убивают или каким-то образом выводят из строя. Тогда у налетчиков в запасе несколько дней. Если Карпентера, Холструма и Гринвуда должны убить, то и он сам тоже попал в этот список.

Когда их должны убить? Или во время ограбления, или сразу перед ним, скорее всего под прикрытием нападения Винса Паттерсона на город.

Допустим, что в деле участвует человек, работающий на Паттерсона. Скотовод взял с собой несколько ганфайтеров, среди них может оказаться один или больше, кто непосредственно вовлечен в ограбление.

Пока Шанаги обдумывал все, что могло случиться, к ресторану подъехал всадник и спешился на другой стороне улицы, домом левее. Он неловко спрыгнул с седла, словно провел в нем долгое время. Всадник шляпой сбил пыль с одежды, затем повернулся, чтобы ослабить подпругу.

В это время другой человек перешел улицу, ступил на дощатый тротуар позади всадника и повернулся. Это был Джордж.

Рядом с ковбоем Джордж остановился, чтобы прикурить сигару, и на несколько секунд он сложил ладони, чтобы прикрыть спичку от ветра. Он что-то говорил? Через мгновение Джордж загасил спичку, бросил ее пыль и пошел дальше.

Слева от себя, там, где сидела женщина, Шанаги услышал, как громко звякнула о блюдце чашка, словно ее поставили в раздражении или сердясь.

Шанаги обернулся и с улыбкой посмотрел на нее. Ее губы сжались, и молодая женщина отвела взгляд. Без сомнения она была сердита.

Он снова посмотрел на улицу. Всадник шагал в сторону салуна Гринвуда. На его лошади стояло одно из клейм, которыми пользовался Винс Паттерсон.

Когда Шанаги снова посмотрел налево, женщины уже не было. Через секунду он услышал цоканье каблучков на дощатом тротуаре. Том встал, оставил на столе деньги и вышел на улицу, держа чашку с кофе в руке.

Кто был этот всадник? Он действительно разговаривал с Джорджем? Рассердилась ли молодая женщина потому, что все случилось на его, Шанаги, глазах? Был ли всадник кем-то послан? Если да, то кем? Знал ли Паттерсон, что в город приехал его человек?

Шанаги посмотрел в сторону салуна. Он сказал, что в городе нельзя носить оружие. Это означало, что он должен отобрать у ковбоя револьвер, и немедленно.

А может быть, ковбой был просто приманкой, в которую надеялись заманить Шанаги? Может быть его хотят убить сегодня? Том Шанаги слишком долго работал на Моррисси, чтобы не предусмотреть такой возможности.

Если ковбой был приманкой, рядом с ним будут другие. Глупо доверять такую работу одному, если только тот не был очень, очень хорошим и быстрым стрелком.

И даже в этом случае его должны подстраховать. Им нужно действовать наверняка. Что означало, что есть еще по меньшей мере один стрелок.

Джордж?

Несколько минут Шанаги размышлял. Молодая женщина пошла не по противоположной стороне улицы, иначе он ее увидел бы.

Том допил кофе и вышел через кухню в заднюю дверь… но только после того, как посмотрел направо и налево и убедился, что на заднем дворе никого нет.

На углу он постоял, глядя в сторону салуна. Отсюда он хорошо видел половинки раскачивающихся дверей. Ковбой был из команды Паттерсона, а Шанаги вручил им свои условия — никакого оружия в городе. Этот человек въехал в город с револьвером. Это проверка или прямой вызов?

А может быть ковбой зашел в салун, чтобы оставить там револьвер?

Если нет, подумал Шанаги, он должен принять вызов. Прямо сейчас.

Из салуна противоположный тротуар улицы просматривался в оба конца6 но если пересечь ее под углом, можно подойти к салуну незамеченным. Шанаги быстро переходил улицу, когда заметил двух лошадей, привязанных в переулке рядом с магазином Холструма. Том поднялся по ступенькам и вошел в салун.

Справа за столиком сидели двое незнакомцев. Ковбой Паттерсона стоял у бара. Гринвуд посмотрел Шанаги в глаза, но Том промолчал.

Шанаги подошел к бару. — Извини, дружище, сказал он с улыбкой, — но в городе не разрешается носить оружие. Сними оружейный пояс, мистер Гринвуд о нем позаботится.

— Снять револьверы? — Ковбой сделал полшага назад. — Если хочешь получить их, попробуй-ка отобрать сам!

Этот человек был готов к схватке, двое других за столиком — тоже. — Ну и ладно, — весело ответил Шанаги, — если тебе так хочется… — Он отвернулся к стойке, словно ни о чем больше не беспокоясь.

Разочарованный в своей попытке спровоцировать поединок, ковбой опустил руки, отведя их от револьверов, и в этот момент Шанаги ударил его.

Это был сокрушительный удар обратной стороной ладони в лицо, но едва он достиг цели, как Том схватил ковбоя за воротник и развернул его под жестокий боковой левой в живот. Ковбой обмяк, а Шанаги, ступив ему за спину, выхватил оба его револьвера и направил их на двух человек за столиком.

— Встать! — сказал он резко, но спокойно. — Встаньте и расстегните оружейные пояса!

— Послушайте, вы не имеете…

— Ну! — Том подтолкнул задыхающегося ковбоя в их сторону и взвел оба курка. Угрожающие щелчки прозвучали неожиданно громко.

— Ладно, — сказал незнакомец, который был поменьше ростом, — похоже, вы…

И вскинул револьвер. Шанаги выстрелил, и пуля прошла через кисет, высовывающийся из левого кармана незнакомца. Он рухнул на пол, а левый револьвер Тома, смотревший на второго, даже не дрогнул.

С пожелтевшим лицом и ужасом в глазах тот медленно, осторожно поднял руки.

— Опусти их, — сказал Шанаги, — и расстегни оружейный пояс. Если чувствуешь, что счастье на твоей стороне, можешь попытаться свалять дурака, как твой напарник.

Он толкнул ковбоя к столику. Ковбой держался за бок, на лице его была написана боль. — Будь ты проклят, — сказал он. — Ты сломал мне ребро.

— Только одно? Этот удар рассчитан на три. Однажды мне повезло, и я сломал пять ребер, но в тот раз противник на меня набегал.

Не поворачивая головы, он обратился к Гринвуду: — Посмотрите, чем можно помочь тому парню. Он ранен, но не убит. — Том засунул левый револьвер за пояс. — Суд не собрался, поэтому я сам с вами разберусь. Пятьдеся долларов или пятьдесят дней тюрьмы.

— Черт возьми, откуда я возьму столько денег?

— Если у тебя есть друг, который может за тебя заплатить, — весело ответил Шанаги, — лучше попроси его об этом не откладывая. Шагай на улицу.

Коновязью у кузницы служили два бревна приличного размера, которые соединяла дубовая перекладина. Том приковал наручниками к перекладине обоих пленников.

— Сколько ты собираешься нас здесь продержать?

— Шанаги больше не улыбался. — Пятьдесят дней, если не заплатите штраф.

— Пятьдесят дней? Ты сошел с ума! Что если пойдет дождь?

— Ну, — сказал Шанаги, — если дождь пойдет с той стороны, вас защитит скат крыши. Если с другой, то похоже, вы промокните. То же самое могу сказать и о солнце.

Шанаги сдвинул шляпу на затылок. — Вы, ребята, сами напросились. Может, человек, который вас послал, заплатит штраф. — Он неожиданно усмехнулся. — Но я чувствую, что он вас бросит. Вы ему больше не нужны.

— Когда я освобожусь…

Шанаги укоряюще покачал головой. — Из-за этого ты и попал в переделку. Мой тебе совет — собирай свое барахло и сматывайся отсюда.

— Где это человек в городской шляпе научился так обращаться с револьвером?

Том улыбнулся. — У меня был хороший учитель и куча времени для тренировки.

Он вернулся в салун. Там было пусто, Гринвуд мыл пол.

— Как он?

Гринвуд пожал плечами. — Если ему повезет, будет жить. Если бы твоя пуля прошла на дюйм или два ниже, он бы не добрался до врача.

Гринвуд отнес тряпку и ведро в заднюю комнату и возвратился, вытирая руки. — Ты не любишь долго церемониться, верно?

— Нет. В такие моменты делаешь только то, что должен сделать.

Шанаги отпил пива и вспомнил про лошадей. Оставив пиво на стойке, он быстро вышел и поспешил к магазину. Том повернул за угол и остановился.

Лошадей не было.

Глава 12

Шанаги некоторое время стоял, пока до него дошло, что лошади принадлежали не тем людям в салуне, а кому-то другому. Но если так, то чьи же это лошади?

Он посмотрел на отпечатки копыт. Следы подков одной из лошадей напоминали отпечатки, увиденные им у родника, где встречались неизвестные всадники.

Повернувшись, он зашагал обратно. Если лошади принадлежали людям из салуна, они еще находились в городе… Никто из города не выезжал, потому что в этой открытой всем ветрам местности невозможно незаметно приехать и уехать, исключая темное время суток.

Он подумал и вернулся к Гринвуду.

— Вы знаете кого-нибудь из этих людей? — спросил он владельца салуна.

Гринвуд пожал плечами. — Они мне незнакомы, Том. В ту же секунду, как они вошли, я понял, что неприятностей не избежать. Человек моей профессии хорошо разбирается в таких делах.

— Моей — тоже.

— Ты действовал так, словно знал, что делаешь.

На этот раз пожал плечами Шанаги. — Я с 16 лет работал вышибалой в барах Бауэри, а там ребята крутые. Я прошел через это пару сотен раз.

— С оружием?

— Иногда с оружием. Но чаще с дубинками или перьями… то есть ножами. Первым надо брать самого подлого. После этого остальные теряют к этому интерес. Этот ковбой, — добавил он, — начал бы ссору, а двое других пристрелили бы меня.

— Даже Риг Барретт не сделал бы лучше.

Шанаги посмотрел на Гринвуда. — Нет? Ну, может быть и сделал бы. Он наверняка бы уже во всем разобрался и знал, кто за этим стоит.

— Ты думаешь, есть такой человек?

— Рассудите сами. Эти ребята не из города. Ограбление планировалось не в городе. Ригу это было известно. Так откуда же бандиты узнали, что придет крупная сумма денег? Или их собрал кто-то из местных, или они получили информацию из банка, который посылает деньги.

— Жаль я не видел тех лошадей, — задумчиво произнес Гринвуд.

— Почему?

— Я бы узнал, чьи они. Черт побери, Том, любой на Западе знает лошадей.

Шанаги неожиданно выругался. — Дьявол! Это, должно быть, то, что имел в виду Карпентер!

— Что имел в виду?

— Недавно он сказал, что для человека с востока все лошади одинаковые, или что-то вроде этого. По-моему, он узнал лошадь, на которой ехала та молодая женщина.

— Ты ведь не думаешь всерьез, что она к этому причастна? Она же леди.

— Всем хочется иметь много денег, и мне встречалось несколько хорошеньких хладнокровных леди. Я видел их на петушиных и собачьих боях. Это были настоящие приличные леди, они наслаждались каждой секундой кровавого зрелища.

Шанаги снова вышел на улицу. В эту минуту он пожалел, что у него нет друга. Он пожалел, что не может поговорить с Маккарти или Стариком Моррисси или с тем ветераном, который научил его пользоваться револьвером. Ему нужен человек, с которым мог бы поделиться мыслями, однако Том не имел понятия, можно ли положиться на местных.

Шанаги подумал о Холструме, но владелец магазина был человеком спокойного, флегматичного склада и вряд ли помог бы ему.

Карпентер?.. Он повернул в сторону кузницы, и тут до него дошло, что оттуда давно не доносится звона молота.

Он ускорил шаг и увидел у кузницы незнакомую женщину. Она повернулась и посмотрела в его сторону, прикрыв ладонью глаза от солнца.

— Вы Том? — спросила она, когда он подошел. — Я миссис Карпентер.

— Я ищу вашего мужа.

— Я тоже. Я принесла ему перекусить, а его здесь нет. Горн почти холодный. Не представляю…

— Куда он может пойти?

— Может быть к Гринвуду? Он говорил, что надо с ним побеседовать. Она помолчала. — Шериф, вы не посмотрите в салуне? Леди неприлично показываться в таком заведении.

— Он не у Гринвуда. Я только что оттуда.

— Шериф, мне страшно. Это на него не похоже. Он… он такой пунктуальный человек… во всем. Если бы он куда-нибудь собрался, он бы меня предупредил.

— Мэм? Карпентер говорил что-нибудь о лошадях? Я хочу сказать, он говорил что-нибудь о лошади, которую недавно узнал?

— Нет… нет, я не помню. Он ходил озабоченный, а это на него не похоже. Мне кажется, что-то его волновало.

— Нас всех что-нибудь волнует, мэм. Всех. — Шанаги помолчал, потом продолжил: — Мэм, вы можете мне помочь.

Жена Карпентера была приятной, симпатичной женщиной. Если бы кто-то спросил ее, чем она занимается, она бы ответила "домохозяйка" и была бы горда этим.

— Вы знаете жителей этого города, а я здесь еще чужой. Во всяком случае, женщины более восприимчивы. В городе что-то происходит. По-моему, кто-то хочет украсть деньги, которые привезут в город для уплаты за скот и расчета с ковбоями. В банде собрались чужие люди, но мне кажется, что в деле замешан кое-кто из горожан. В таком маленьком городе мало секретов, и я просил бы вас подумать над тем, что я сказал. А пока я поищу вашего мужа. Если он вернется, дайте знать Гринвуду.

— Вы ему доверяете? Он же владелец салуна.

— Я никому не доверяю. Даже вам. Но по-моему, Гринвуд честный человек.

— Многие честные люди соблазняются деньгами. Для кого-то их нужно побольше, для кого-то поменьше, вот и вся разница. Последний год муж работал очень много и заработал семьсот долларов. Это достаточно хорошо. Вряд ли мистер Холструм или мистер Гринвуд заработали больше, поэтому я представляю, что такое двести пятьдесят тысяч долларов.

— Мэм? Большую часть своей жизни я общался с преступниками, но честные люди, которых я знал… Не думаю, чтобы кто-нибудь их них продался даже за большую цену. Мне не верится, что ваш муж польстился бы на нечестные деньги.

Она хотела повернуться, но задержалась.

— Шериф, кто та молодая женщина, что живет в отеле? Она часто ездит верхом.

— Она говорит, что ищет землю под ранчо. Они с отцом хотят купить здесь землю. — Он помолчал. — Но живет она не в отеле.

— Не в отеле? А где же?

— не имею понятия, мэм. Она всегда аккуратна, ее одежда не пыльная, всегда свежая и чистая. Но живет она не в отеле.

Холструм стоял за прилавком своего магазина. Он, близоруко щурясь, посмотрел на Шанаги и улыбнулся. — А вы зашли в мой магазинчик, шериф? Что я могу для вас сделать?

— Я ищу Карпентера.

— Карпентера? Нет, по-моему, сегодня я его не видел. — Он махнул рукой. — Но кто знает? Мы видимся часто, а один день так похож на другой. Он не в кузнице?

Шанаги покачал головой. Ему нравился магазин и приятный запах сухих продуктов, ветчины, свежеотрезанных кусков жевательного табака, новой кожи седел и уздечек и кофе из кофемолки.

— Иногда, шериф, мне кажется, что вы слишком уж беспокоитесь. Когда придут люди Паттерсона, поговорите с ним, может быть он вас послушает.

— Может быть. — Том выглянул в окно на пустынную улицу. Дунул ветер, закрутил пыль, затем осторожно опустил ее на дорогу. Шанаги подошел к огромной круглой головке сыра под стеклом, поднял ее и, отрезав для себя кусочек с края, подошел обратно к прилавку.

— Наверное мне надо уехать в Нью Йорк, — пробормотал он. — С тех пор, как я здесь появился, думаю не о себе, а о других. Я становлюсь мягкотелым.

— Наш городок маленький, — согласился Холструм. — И развлечений маловато.

— Откуда вы родом, Холструм? Из такого же городишки?

— С фермы, — ответил тот. — На ферме я родился. На ферме жил. Я работал, много работал — утром, днем и вечером, и всегда думал о местах, где живется лучше, чем на ферме. Думал о женщинах, о мягких, теплых, прекрасных, надушенных женщинах. На ферме я не видел таких женщин. Моя мама умерла прежде, чем я запомнил ее лицо. Остались одни мужчины. Отец заставлял нас работать. Мы только и делали, что работали.

— Поэтому вы перебрались на Запад?

— Я работал на барже, потом приехал в Чикаго и опять работал. Скопил немного денег. Я всегда обращал внимание на обеспеченных людей и всегда им завидовал. Я старался попасть туда, где бывали они, и смотрел на них. Это богатые люди. Их женщины мягкие и теплые, и когда они выходили из карет и проходили мимо меня, я чувствовал запах их духов. Поэтому я сказал себе, что когда-нибудь…

Он прервал себя. — Мальчишеская глупость, вот что это. Теперь у меня есть хорошее дело. Скоро я буду богатым человеком.

— Что случилось с фермой? И вашими братьями, которые там остались?

Холструм пожал плечами. — Отец умер. Ферму поделили на пятерых. А братья мои хорошо преуспели. У одного магазин, как и у меня. У другого банк.

Шанаги доел сыр. — Если бы вы остались, то могли бы стать банкиром. Но вы бы не увидели всего этого. — Он взмахнул рукой.

Холструм пристально посмотрел на него. — Мне все это не нравится. Когда-нибудь я открою большое дело в большом городе. Вот увидите.

Шанаги усмехнулся. — И быть может найдете надушенную женщину… или уже нашли?

Холструм опустил голову и взглянул на шерифа поверх очков. С минуту он смотрел на Шанаги, потом покачал головой. — Когда-то я думал, что встретил такую женщину. Ей захотелось пойти в какое-нибудь приличное место, поэтому я надел свой новый черный костюм и отвел ее в ресторан. Мы ели и разговаривали, не помню о чем — много о вещах, о которых я не имел ни малейшего представления. — Холструм помолчал. — Я никуда ее больше не водил. А ужин, — добавил он, — стоил столько же, сколько я зарабатывал за неделю. Один ужин! Когда-нибудь будет по-другому. Я буду часто ужинать в ресторанах и не думать о цене. У меня будет много таких женщин, и они не будут плохо обо мне думать.

— А та подумала плохо?

— Я никогда ее больше не видел. Когда я приходил, мне говорили, что ее нет дома. Или что она "не принимает".

— Не повезло, — сказал Шанаги. — Это может случиться с каждым. — Он подумал о Джейн Пендлтон. Каким же дураком был Холструм! Но с ним так не выйдет. Ни за какие коврижки! Он не даст сделать из себя дурака.

К ужину весь город знал, что Карпентер исчез. Все лошади были на месте. Седло висело на месте. Револьвер, винтовка, ружье — все было на месте. Но Карпентера не было.

Когда Шанаги вошел в ресторан, судья сидел за одним из столиков. Том запомнил его с того самого вечера, когда какой-то человек пришел сказать, что Риг Барретт не приехал. Увидев Шанаги, судья кивнул и протянул руку. Шериф? Я судья Макбейн. То есть судья по необходимости. Когда-то в Иллинойсе я действительно был судьей, а здесь — всего лишь адвокат, пытающийся заработать себе на жизнь.

— Нам нужен судья, и нам нужен суд. Ближайший суд — в нескольких милях отсюда.

— Наверное вы правы. Иногда я думаю, что чем меньше законов, тем лучше. Мы, американцы, любим жить по заведенному порядку, хотя другие нации о нас другого мнения.

Макбейн был небольшим, коренастым мужчиной с выпирающим животиком и густыми усами, закрывавшими верхнюю губу и большую часть нижней. Жилет пересекала массивная золотая цепочка, на которой в качестве брелков висели золотой самородок и лосиный зуб. — Я слышал, пропал наш кузнец?

— Ну, его не видно. Но в городе не исчезло ни одной лошади.

Судья пригладил указательным пальцем усы, вначале справа, потом слева.

— Он ко мне заходил, — сказал как бы между прочим судья. — Утверждал, что лошади тех людей, которых вы привязали на улице, исчезли.

— Да.

Судья Макбейн взглянул своими слегка выпуклыми глазами на Шанаги. Мне кажется, — продолжил он тихим голосом, — что шериф, разыскивающий пропавшего человека, должен осмотреть каждую конюшню в городе. Если он не найдет Карпентера, то может найти этих лошадей. Их клеймо ему что-нибудь да скажет.

Шанаги вспыхнул. — Конечно! — Он с сожалением покачал головой. — Для меня это дело новое, судья, но почему же я сам не додумался до такой простой вещи?

— У меня постоянно получается так же, — с улыбкой ответил Макбейн.

Шанаги неожиданно встал. — Судья? Вы меня извините?

Позже он подумал: "Как это я вспомнил, что нужно извиниться?"

Шанаги не подозревал, что в городе так много конюшен, но там где много ездят на лошадях, должно быть место, где их держать.

В девятой по счету конюшне, стоявшей возле заброшенного кораля, Шанаги обнаружил свежий навоз и денники, где недавно стояли лошади. Теперь их не было.

Он уже поворачивался, чтобы уйти, когда заметил носок ботинка. Он виднелся из-под кучи сена, которым второпях закидали труп.

Том Шанаги знал, кого найдет еще до того, как разворошил сено.

Карпентера.

Глава 13

Его ударили по голове, потом по меньшей мере три раза ударили ножом. По голове, похоже, били сзади.

Шанаги подумал о миссис Карпентер и тихо, с горечью выругался. Ему придется все ей рассказать, и не откладывая. Это его обязанность.

И все же вначале он должен осмотреть место преступления. Тот, кто убил Карпентера, зашел в конюшню вместе с ним или подкрался сзади. Вряд ли кузнеца стали бы убивать в другом месте, а потом волочь сюда. Карпентер несомненно нашел лошадей, и тогда его убили. Убили потому, что по клейму на крупе можно определить хозяина. Но из того, что он узнал, поблизости не было ферм со своими клеймами. Кроме того, фермеры не держали коров, если не считать молочных, которых держали в коровниках или пасли неподалеку от дома.

Шанаги выпрямился и некоторое время стоял в раздумье. Он хотел зажечь вторую спичку, когда послышался тихий шорох. Снаружи? Внутри?

Осторожно, чтобы не шуметь, он попятился и в деннике присел на корточки.

Двойные ворота конюшни были открыты. По одну сторону находились четыре денника, разделенные горизонтально лежащими жердями и столбами от пола до крыши. Яслями служило простое корыто, протянувшееся через все четыре денника.

По другую сторону была обыкновенная стена. В ней были вбиты гвозди, на которых висели куски старой упряжи, цепи и прочий ненужный хлам. Возле стены стояло деревянное ведро и лежали вила. На полке между двумя столбами Том увидел скребницу, щетку и большие, тяжелые ножницы.

В задней стене конюшни находилось окошко. Тут и там в щелях стен светились огоньки города. Ближайший дом стоял ярдах в пятидесяти, кораль был по другую сторону от города.

Кто-то пришел сюда с Карпентером или следом за ним. Возможно ждал его. И Карпентер умер.

Снова легкий шорох. Шанаги снял ременную петлю с курка револьвера. Он услышал слабый скрип и повернул голову. Одна створка ворот конюшни медленно закрывалась!

Он начал подниматься. Это западня? Или всего лишь ветер?

Том притаился в четвертом, последнем деннике. Он резко встал и направился к воротам. В ту же секунду они захлопнулись, и он услышал, как стукнул металлический засов.

Подбежав к воротам, Шанаги толкнул створку, но ворота держались крепко. Он знал, что запор не может быть очень крепким. Шанаги отошел, заколебался, не решаясь стрелять, и снова кинулся на преграду.

Ворота не поддавались. Он быстро повернулся к окошку. Оно было слишком маленьким!

На какое-то мгновение Шанаги стоял не шевелясь. Это глупо? К чему его запирать, ведь он в любом случае скоро выберется — сейчас или утром, когда на улицу выйдут люди.

Если останется жив…

Он скорее угадал, чем почувствовал запах дыма.

Пожар!

Огонь уничтожит не только его, но и тело Карпентера со следами ножевых ранений.

Шанаги был достаточно умен и хладнокровен, чтобы тратить время на бестолковую беготню. В ближайших домах находятся магазины, ночью они пусты. Его крики не привлекут ничьего внимания, и даже выстрелы могут принять за развлечение пьяного ковбоя.

Дым сочился из щелей с северной стороны, невидимой из города. Судя по запаху, горело сено. От сена много дыма, оно долго тлеет, прежде чем займется пламя, но при пожарах гибнут в основном от дыма. Шанаги знал это от пожарных, работавших в добровольных командах Моррисси.

Ему надо выбираться и вытащить тело Карпентера. Дверь он высадить не успеет.

Дым густел. Подбежав к Карпентеру, Том закашлялся. Он поднял тело и понес к задней стене конюшни.

Сеновал! Маленький сеновал, где хранилось сено на случай плохой погоды. Туда можно было забраться по лестнице и перекладин, прибитых к столбу.

Чем выше, тем хуже будет дым. Не важно. Это единственный выход. Подняв тело Карпентера, Шанаги перевалил его через плечо. Придерживая труп одной рукой, другой он обхватил столб с перекладинами и забрался наверх.

Пять ступенек. Том опустил тело на остатки сена и, кашляя и задыхаясь, стал разбирать соломенную крышу.

Почти не дыша, со слезящимися глазами он рвал и ломал жерди и лежащую на них солому. Сверху посыпалась труха и грязь. Хрипя от раздирающего легкие кашля, Том раскидывал крышу. Вдруг его рука прорвалась наружу, он почувствовал, как в дыру льется свежий воздух. Внизу раздался треск пламени.

Разбросав ветки о солому, Шанаги ухватился за жердь и, жестоко напрягшись, сломал ее. На него снова посыпалась грязь, но свежего воздуха стало больше.

Нагнувшись, он ухватил тело Карпентера за вортник и выполз через дыру на крышу. Позади полыхали языки огня. Его еще не было видно снаружи, хотя дым валил вовсю.

Спустившись на правый скат крыши, Шанаги выпустил из рук тело и прыгнул следом, быстро упав на бок с револьвером в руке.

Никого… Убийца сбежал, боясь, что его увидят вблизи горящей конюшни.

Том Шанаги поднял Карпентера и медленно зашагал. Позади костром вспыхнула конюшня, из города донеслись крики. Дом Карпентера находился недалеко — ярдах в ста, и Шанаги направился к нему.

Жена Карпентера стояла на ступеньках, глядя в сторону пожара. Она увидела приближающегося Шанаги и, поправив на плечах белый платок, пошла ему навстречу.

— Шериф? Мистер Шанаги? Это он?

— Да, мэм. Его убили.

— Занесите его, пожалуйста, внутрь, шериф. — Она помолчала. — Что происходит, мистер Шанаги?

— Я нашел его тело, но меня заперли в конюшне, потом ее подожгли.

Она указала на кровать, и он осторожно уложил на нее Карпентера. Мэм? Убийцы закидали его сеном, но больше всего тело пострадало, когда я вытаскивал его через дыру на крышу.

— Даже там, в огне, вы все-таки вынесли его. Шериф, я…

— Не надо, мэм. И не волнуйтесь. Я найду того, кто это сделал. Я найду их, чего бы мне этого ни стоило.

На пожар сбежались люди, боясь, что огонь может перекинуться на другие дома, хотя конюшня стояла в отдалении. Шанаги посмотрел на нее в окно и вышел на улицу, остановившись на минуту, чтобы стряхнуть пыль со шляпы.

На улице все еще стояли несколько лошадей и одна повозка. Какой-то мужчина отвязывал лошадей и повернулся на звук шагов Тома. Это был Пендлтон.

— Уезжаете, мистер, Пендлтон? Не остаетесь, чтобы посмотреть пожар?

— Я видел достаточно пожаров, шериф. — Англичанин повернулся к нему. Что случилось?

— Убили Карпентера. Я едва обнаружил тело, как кто-то поджег конюшню. Попытался уничтожить и меня, и улики.

— Но вы выбрались. А тело?

— Я вынес его. Джейн с вами?

— В такое время?

— Я надеялся, что она приехала с вами. Кто-нибудь, лучше женщина, должен побыть с миссис Карпентер. Джейн могла поддержать ее.

— Я привезу дочь. Но вон там, в пансионе, живет миссис Мэрфи. Она тоже может помочь.

Шанаги в недоумении смотрел вслед отъезжающей повозке. Было поздно, почти полночь, — вряд ли удобное время, чтобы отправляться в поездку. Города на Западе — это не Нью Йорк. Здесь вставали на рассвете, или даже раньше, и работали весь день. К вечеру они уже спали.

Шанги еще раз взглянул на удаляющуюся повозку и направился к отелю.

Карпентера убили, хотели убить и его, поэтому хватит играть в игрушки. Кто-то следил или за конюшней, или за ним. Скорее всего последнее.

Из своей комнаты в отеле Шанаги посмотрел вниз на улицу. Огонь в комнате не горел, поэтому его силуэт не был виден в окне, зато он мог видеть все, что делается на улице. Шанаги был озадачен.

Он всегда остерегался слежки. Эта привычка выработалась с тех дней, когда он работал в Файв Пойнтс, потому что тот район кишел бандитами. Там грабили даже дети, нападая многочисленной бандой, сваливая человека подножкой или накидываясь на него так, что он падал под тяжестью детских тел. Шанаги был уверен, что за ним не следили. И все-таки кто-то знал, что он зашел в ту конюшню. Кто-то бросил все дела, чтобы осторожно следить за ним, значит, этот кто-то очень беспокоился.

Во-первых, его попытались убить в салуне Гринвуда, во-вторых, в горящей конюшне. Что дальше? То, что его скоро снова постараются убрать, Шанаги знал наверняка.

Он положил шляпу на столик, снял сапоги и сел на край постели.

Что же в действительности ему известно? Он считал, что будет сделана попытка похитить деньги, которые, по последним данным, должны прибыть послезавтра.

Он считал, что к этому причастна таинственная молодая женщина. Он считал, что так называемый железнодорожный детектив также причастен к подготовке ограбления.

Тот, кто разрабатывал план ограбления, живет в городе или около него и имеет местный источник информации.

Этот человек или эти люди спрятали лошадей и попытались убить его.

Шанаги вспомнил о своих арестованных. Он принес им еду и воду. Но его обеспокоило то, что вели они себя безмятежно спокойно.

Убежать им не удастся. Столбы врыты на совесть, а перекладиной служило толстое, крепкое бревно. Звук пилы или топора разнесется по всему городу. Выкопать столбы и подавно нелегко.

Может быть им пообещали, что о них позаботятся?

Шанаги раздраженно встал и начал расхаживать по комнате. Скоро привезут деньги. Если бы в городе не должен был появиться Винс Паттерсон, Грабители придумали бы какой-нибудь другой отвлекающий маневр. Как можно тише Шанаги передвинул кровать к окну, положил в изголовье две подушки и сел, глядя на улицу. Со своего места он видел двух прикованных наручниками к коновязи бандитов. Они, похоже, спали. Улица была пуста.

К этому времени заговорщики видимо узнали, что Паттерсон не станет нападать на город. Во всяком случае, он обязан так думать и не закрывать глаза на то, что может случиться.

Вдруг Шанаги выпрямился. Один из прикованных к коновязи поднял голову и внимательно вглядывался в противоположный, невидимый Шанаги конец улицы.

Шанаги встал, натянул сапоги и надел пиджак. Надвинув шляпу, он спустился по лестнице в пустынный холл. Над столом портье тлел слабый огонек, все остальное было погружено в темноту. Том подошел к широкому окну, откуда, прислонившись к колонне, он хорошо видел оба конца улицы.

Вдруг он увидел, как вскинулась рука одного из бандитов, словно тот что-то хотел поймать. Затем он нагнулся и принялся что-то искать в пыли.

Шанаги быстро повернулся и быстро прошел через холл. У задней двери он остановился, медленно приоткрыл дверь и выскользнул в ночь. В ту же секунду он увидел удалявшуюся между домами темную фигуру человека.

Шанаги не узнал человека, он лиши уловил неясный силуэт тени и кинулся за ней, стараясь бежать по мягкому песку. Но какой-то звук все же долетел до человека, потому что тот оглянулся и Шанаги заметил бледные очертания испуганного лица. Затем он бросился бежать, исчезнув за углом. Шанаги остановился, ожидая западни, и услышал стук копыт. Он выскочил на улицу только для того, чтобы увидеть едва различимое в темноте движение и услышать затихающий топот скачущей лошади.

Он выругался и сплюнул. Вот невезуха! Еще шаг-другой, и он бы поймал ночного незнакомца.

Шанаги устало вернулся в отель и лег. Его не особенно интересовало, что бросили тем двоим у коновязи. Он был достаточно уверен, что это была отмычка. В данный момент это не беспокоило его, потому что если они сбежали, ему придется меньше остерегаться, когда придет время действовать.

Шанаги проснулся в холодном свете рассвета не отдохнувшим, раздраженным и уверенным, что события вышли из-под его контроля.

Скоро здесь начнется светопредставление, а он не знал, что следует предпринять.

Позавтракав, он стал обходить дома, стараясь организовать жителей так, как он обрисовал это Паттерсону. Некоторые ворчали, но другие с удовольствием соглашались с его планами. В городе было слишком спокойно, и некоторые горячие головы соскучились по событиям, по любым событиям.

В кузнице накопилось много работы. Сняв пиджак и рубашку, Том надел кожаный передник и принялся за работу. Во всяком случае, ему всегда думалось лучше, когда руки были заняты. Физическая работа помогала ему четче мыслить.

Он выполнил заказ на каминную решетку, сделал две пары петлей и подковал двух лошадей. И когда чистил копыта второй, его осенило. Шанаги закончил работу, привязал лошадь рядом с кузницей и минуту постоял, разглядывая улицу. В городе было несколько мест, откуда можно было наблюдать за жизнью всего города. Одно из них — салун Гринвуда.

Том повесил фартук, оделся и вышел из кузницы.

Глава 14

Шанаги постоял у магазина Холструма, потом подошел к коновязи, у которой сидели неудачливые ганфайтеры. Том проверил замки наручников и сказал им: — Вам, ребята, надо кое-что понять. Если бы ограбление удалось, сколько бы вы получили? Чем меньше участников, тем больше доля. — Он столкнул шляпу на затылок. — Если бы планировал я, то уж точно позаботился бы, чтобы вы освободились перед самой перестрелкой. Во-первых, вы отвлекли бы нас, а во-вторых, в результате оказались бы мертвыми.

Шанаги слишком долго общался с ворами, чтобы не знать, что те постоянно друг друга подозревают. — Вы хорошо знаете людей, с которыми работаете? — спросил он мягко. — Я бы посоветовал вам убираться отсюда.

— Я не понимаю, о чем он говорит. А ты, Турки?

Тощий, костлявый парень пожал плечами. — И я тоже. Мы просто приехали в город немного выпить.

Шанаги засмеялся. — Это городишко с обманчивой наружностью, — сказал он. — Например, бьюсь об заклад, что вы и не думали, что у меня по всему городу свои люди. Если что-то начнется, они будут палить из окон из ружей и крупнокалиберных винтовок. — Он махнул рукой. — Ребята, на этой улице нет ни дюйма, не простреливаемого по крайней мере с пятидесяти ярдов. А в основном она простреливается с двадцати ярдов из ружей и винтовок. Вы окажетесь прямо посреди бойни.

Турки раздраженно зашевелился. — Ты это к чему?

— А вот к чему: если вам повезет и вы освободитесь к началу заварушки, сматывайтесь побыстрее.

— Ты говоришь, как будто все знаешь… что бы это ни было.

Шанаги кивнул. — Так оно и есть — знаю. А вот знаете ли вы, почему я вам все это говорю? Потому что вы решили быстро и легко заработать. Я не думаю, что вы совсем уж плохие. И нам не нужны лишние два трупа. Это плохо отразится на бизнесе. Мы-то сами, естественно, выроем большую канаву, покидаем в нее всех вас и забудем.

По улице к магазину шел Холструм. Шанаги кивнул ему. — Доброе утро, мистер Холструм. Кажется, денек будет хорошим. Я как раз хотел накормить этих ребят.

Холструм поглядел на них поверх очков. — Похоже, это плохие парни. Если вам нужна помощь…

— Они не такие уж плохие, мистер Холструм. Просто бедные, обманутые ребята, которых скоро с нами не будет. Я их хорошо покормлю, мистер Холструм. Ведь должны же они в последний раз поесть как следует. Бедные парни, им еще так рано умирать.

— Вы собираетесь их повесить? — спросил Холструм.

— О, нет! — Шанаги выглядел очень опечаленным. — Это совсем не обязательно. Но когда кто-то становится не нужным… Вы знаете, как это бывает, мистер Холструм? Когда человек не справился с заданием или знает слишком много?..

Холструм снова посмотрел на его поверх очков. — Да, мистер Шанаги, у вас доброе сердце. Ну ладно, накормите их как следует. Если в городском совете откажутся принять счет, я подтвержу его.

— Давай, Турки, — сказал Шананги. — Ты первый.

Плотный, темнобородый напарник Турки выпрямился. — Ты не собираешься кормить нас вместе?

Шанаги улыбнулся. — Это было бы рискованно, так ведь? Нет, ребята. По одному. Знаете старую поговорку: "Двое — уже компания"? С глазу на глаз разговор пойдет лучше.

— Я не хочу есть, — сказал Турки.

— Плохо, потому что ты все равно пойдешь со мной.

Шанаги отцепил наручник от коновязи и сомкнул оба браслета на его руках. — Пошли, Турки. А ты… — он оглянулся через плечо на второго, отдохни. Мы с Турки потолкуем, и я приду за тобой.

Когда они сели за столик и заказали завтрак, Шанаги налил кофе. — Мне вас жаль, ребята, — сказал он, — в конце концов вы просто хотели зашибить деньгу. Вы и понятия не имели, во что влезли.

У Турки было узкое лицо со змеиными черными глазами. Он раздраженно повернулся к Шанаги. — Почему бы тебе не заткнуться?

Шанаги улыбнулся. — Эх, парень, не стоит ругаться с человеком, который не желает тебе зла. Но так уж получается. Никогда не угадаешь, на кого можно положиться.

— Знаешь, это западня, — сказал Том, продолжая разговор. — Откуда, вы думаете, я все знаю? Меня предупредил человек, у которого есть план внутри вашего плана, — тихо прошептал Шанаги. — Вы думаете, что получите все деньги. На самом деле это двойной обман. Ваши хозяева, которые думают, что надуют вас, сами останутся без гроша.

Шанаги фантазировал. Он старался подорвать уверенность Турки, ослабить его позиции и может быть вытянуть кое-какую информацию. Но чем больше он говорил, тем больше сомневался, не напал ли он на верное решение.

Эти двое, как и многие другие, были всего лишь пешками. Но кто главный? И как они надеялись провернуть свое дело?

Турки угрюмо ел. Вдруг он бросил вилку и выругался. — Отведи меня обратно, черт тебя подери!

Шанаги встал. — Каждый может забраться в щель, — сказал он, — но только умный оттуда вылезет.

Он отвел Турки обратно, приковал к коновязи и повел завтракать второго. Когда они уселись, Том позволил ему заказать еду, что тот сделал с неохотой.

— Что тебе сказал Турки? — требовательно спросил крепыш, его глаза светились подозрением.

— Турки? Совсем ничего. И не думаю, что вы много знаете. В конце концов вас сюда прислали пошуметь и успокоиться. — Шанаги улыбнулся. — Вы поднимите пыль, а ваши хозяева удерут с деньгами.

— С какими деньгами? Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Ты ешь, — сказал Шанаги. — Я знаю все, что мне нужно.

Он не задавал вопросов, не делал хитрых подходов, и это явно беспокоило крепыша больше, чем все вопросы, вместе взятые. Наконец Шанаги сказал: — Ты не похож на ковбоя, — хотя парень определенно был похож. — Чем ты занимаешься? Работаешь на железной дороге?

— Черт, — с неприятностью сказал крепыш, — что ты знаешь о ковбоях? Я работал на одном из самых больших ранчо в Техасе. Да спроси любого, и тебе ответят, что Коуэн…

— Ладно, Коуэн, ты утверждаешь, что работал на ранчо, но по-моему, любой ковбой знает, что запомнить клеймо лошади, на которой ты едешь, легче легкого, а узнать по клейму хозяина и того легче. А вы оставили лошадей прямо на улице, где все их видели.

— Что ты понимаешь в клеймах? Во всяком случае, лошадь можно одолжить.

— Конечно, — Шанаги вспомнил, что так и нашел пропавших лошадей. В неразберихе, когда он нашел труп Карпентера и чуть не сгорел сам, он забыл о них. Но где их прячут? Ему осталось проверить всего две или три конюшни.

— Как он? Как Сл… — Коуэн спохватился. — Ну, вы знаете… Тот парень, которого ты ранил. Худощавый.

— Пока живой. Но до сих пор без сознания. Надеюсь, когда придет в себя, то заговорит.

Коуэн сердито посмотрел на него из-под густых бровей. — Черт побери, у тебя на уме одни разговоры. Ищи, ищи, шериф. Все равно ничего не найдешь.

Коуэн допил кофе и вытер рот ладонью. — Сколько ты собираешься нас там держать?

Шанаги пожал плечами. — Пока ваш босс не освободит вас, чтобы потом прикончить. Зачем расходовать деньги на суд, если вас так или иначе убьют? Когда начнется стрельба, они о вас позаботятся.

— Кто "они"?

Твои дружки. Те, которые вас в это втянули и не хотят расплачиваться. В городе каждый ребенок знает, что как только начнется стрельба, вас прикончат. — Шанаги встал. — Пошли назад. Ты мне ничего не сказал, поэтому если останешься в живых, я свалю на тебя всю вину. — Том весело усмехнулся. — Знаешь, Коуэн, мне нужен будет козел отпущения. Кого-то из наших наверняка убьют, а за организацию беспорядков полагается веревка. Кроме того, у местных давно не было возможности кого-нибудь повесить.

Приковав Коуэна к коновязи рядом с Турки, Шанаги снова зашагал по улице. Если он заставит поволноваться этих двоих, кто-то из них обязательно заговорит. Ну, а если окажутся на свободе, то наверняка убегут. Однако он ничего не достиг, может быть посеял в них сомнение — вот и все.

Утро было теплым и приятным. По голубому небу было разбросано несколько легких пушистых облаков. Шанаги постоял на улице и вспомнил Нью Йорк.

С тех пор, как он оттуда уехал, прошло всего несколько дней, но образ города стал для него неясным и расплывчатым. Неожиданно он пожалел, что не может посоветоваться с тем ветераном Запада, который научил его стрелять, пожалел, что того здесь нет. То был хитрый старик. И Моррисси. И Локлин.

Что с Локлином?

А Чайлдерс? Что случилось после того, как он уехал? Насколько он помнил, у Чайлдерса были какие-то связи на Западе. Он поставлял крутых ребят, чтобы провернуть темное дело с землей вдоль железной дороги.

Том увидел миссис Карпентер и перешел улицу. — Мэм? — Она остановилась. — Я немного поработал в кузнице, закончил кое-что из того, что хотел сделать ваш муж. Если не возражаете, мэм, когда все это кончится, я или выкуплю у вас кузницу, или ее половину. И лошадей тоже, — добавил он.

— Муж не стал бы возражать, мистер Шанаги. Он всегда говорил, что вы отличный кузнец, что это ваше призвание.

Шанаги покраснел. — Мэм, у меня нет призвания. У меня вообще нет ничего стоящего, кроме одного желания.

— Желания?

— Да, мэм. Желания быть лучше, чем я есть сейчас. А сейчас я никто. Может быть если начать с кузницы…

— Мы поговорим, когда все кончится, шериф. — Она помолчала. — Мистер Шанаги, я всегда считала себя христианкой, но теперь мне хочется только одного — чтобы убийца моего мужа был пойман и наказан.

— Он будет наказан. Только не говорите это сейчас. Мэм, кто-то в городе работает на бандитов. Я не знаю, кто.

Шанаги смотрел ей вслед. Карпентер был хорошим человеком, слишком хорошим, чтобы умереть такой смертью. Он направился было к железнодорожной станции, потом остановился. Навстречу ему ехал Джош Лунди.

— Думал, что смогу тебе помочь.

— Ты приехал один?

Джош посмотрел на него с седла сверху вниз. В уголках его глаз появилась улыбка. — Ну, я выехал рано. От ранчо до города далеко.

— Так ты один приехал? — продолжал настаивать Шанаги.

— Пендлтон, можно сказать, занят. Правда, он предупредил, что может подъехать попозже. Его сын ловит разбежавшихся лошадей.

Том Шанаги понял, что Джош больше ничего не скажет, и спросил: — Ты умеешь читать следы?

— Немного. Одно время я жил с индейцами поуни. Немножко научился. Какие следы ты хотел посмотреть?

— Отпечатки пары лошадей. — Шанаги рассказал о трех всадниках, появившихся в городе, и о том, что один из них сидел на коне с клеймом Паттерсона.

— Не беспокойся. Винс оставил здесь пару лошадей… то есть оставил его брат. Когда его убили. Видно, кто-то их держал.

— Ладно, привязывай своего и пойдем в ресторан. Надо кое о чем поговорить.

Джош кивнул. — Хорошо. Ты иди, я тебя догоню. Только отведу коня в кузницу и…

— Карпентер мертв. Его убили.

— Что ты говоришь! Но это не удивительно. Он был хорошим человеком.

Шанаги вошел в ресторан и снял шляпу. Он прошел ползала, прежде чем увидел ее.

Джейн Пендлтон сидела лицом к нему и улыбалась. — Доброе утро. Вы удивлены?

— Джош не сказал…

— И не скажет. Мне нужно было с вами повидаться. — Она кивнула, и Том отодвинул стул и сел.

— Зачем? — Шанаги чувствовал приятное волнение.

— Я слышала, у вас неприятности, — сказала она.

— Да, мэм. Небольшое. Вначале я пожалел, что вас здесь не было, чтобы побыть с миссис Карпентер. Знаете, когда рядом женщина…

— Думаю, ее поддержал брат. Я бы была ей не нужна.

— Брат?

— Да, разве вы не знали? Он работает на станции. Телеграфистом.

Глава 15

В маленьком кафе было спокойно. Люди приходили и уходили, но Шанаги их почти не замечал. Неожиданно для самого себя он рассказал Джейн о своем детстве в Ирландии, о событиях, которые помнил, о лошадях, на которых ездил, и… о Мейд О'Килларни.

— Вы собираетесь возвращаться в Нью Йорк? — спросила Джейн.

Шанаги помолчал, обдумывая вопрос. — Не знаю, ответил он наконец. Возможно останусь здесь. В городе нет кузнеца. Это хорошее дело, но не то, что я хотел.

— А чего вы хотели?

— Не знаю, мэм. Я…

— Зовите меня Джейн.

Он взглянул на нее, и на секунду их глаза встретились. Он смутился. Меня зовут Том.

— Я знаю, как вас зовут. Я знаю о вас больше, чем вы думаете.

— Не знаете. Если бы знали, вы бы со мной даже не здоровались.

Вошел Джош Лунди. Он огляделся и подошел к их столику. — Извините, что прерываю, но мне надо поговорить с шерифом.

— Говори. А почему ты не сказал, что приехал вместе с Джейн?

Джош широко раскрыл глаза. — Шериф, да я и не подозревал, что тебе это интересно. Собираешься ее арестовать?

— Садись, Джош. Если бы я смог найти повод, я бы приковал тебя к коновязи вместе с теми двумя.

— Дай мне хоть возможность рассказать, что я нашел, — ответил Джош. Я обнаружил лошадей. По крайней мере обнаружил место, где их держали, добавил он и указал на юг. — Там есть небольшой овражек. В нем стоит кораль и шалаш. В корале — те же следы, что и в переулке, где их привязывали.

— Чей это кораль?

— Ничей. Его построил для своего табуна какой-то торговец скотом. Овражек всего в ста ярдах, но туда никто не ходит, кроме мальчишек, которые играют в индейцев. Одна из лощадей была тесно-серой — необычная масть. Я собрал несколько волосинок с жердей кораля, где она чесалась.

Шанаги задумался. Наверное не стоило задавать этот вопрос. И все же он его задал. — Джош, ты знаешь, чья это лошадь? Темно-серая?

— Знаю. — Он взглянул на Джейн и опустил глаза. — По-моему, все знают.

— Это лошадь моего брата, — сказала Джейн.

Шанаги почувствовал, что у него на лбу выступил пот. Он не знал, что сказать, но Джош заговорил, прежде чем он нашел слова.

— Это не значит, что он приехал на нем в город. Наши лошади пасутся на свободе. Любой мог заарканить лошадь и оседлать ее. Это происходит часто, в основном по необходимости. Здесь это не считается воровством, если только на лошади не пытаются уехать из нашей округи или оставить ее себе. Конечно, человеку, который пользуется чужими лошадьми, лучше иметь подходящее объяснение. Я и сам, когда очень спешил, ловил и седлал чужих лошадей.

— На маленьком пастбище рядом с ручьем пасется с полдюжины лошадей Дика, — сказала Джейн. — Отец недавно говорил, что они, должно быть, куда-то забрели, потому что когда он недавно проезжал мимо, не увидел ни одной.

— Одна из них — маленькая вороная кобыла?

— Нет, — улыбнулась Джейн. — А что, она ездит на ней?

— У Холструма есть черная кобыла с двумя белыми носками, довольно маленькая.

— Похоже на ту, что я видел.

Шанаги решил, что картина постепенно проясняется. Допустим, в город приехало несколько чужаков, которым нужны лошади. Они могли поймать тех, что паслись на свободе, использовать их в своих целях, а потом опять отпустить их.

— Наверное мне надо проехаться по округе, — произнес он.

— Хочешь, я проедусь, — предложил Джош. — Если меня заметят, никто не удивится. Я все время разъезжаю, разыскивая отбившихся коров и прочую живность.

— Хорошо… но будь осторожен. Тот, кто все это придумал, не собирается сдаваться. Они попытались устроить мне западню в салуне Гринвуда, они убили Карпентера. По-моему, он что-то выведал.

— Он был моим другом, — спокойно сказал Джош. — Он был самым близким мне человеком.

— Джош, — сказал Шанаги, — расскажи-ка мне о здешних людях. Я о них ничего не знаю. Все, что тебе известно: кто, откуда, какие связи.

— Мы, например, из Англии, — с вызовом сказала Джейн. — Выращиваем скот. Отец его покупает, а потом продает. Брат работает вместе с ним.

— Основное ты знаешь, — сказал Джош. — Город основали Холструм, Карпентер и Гринвуд. Они до сих пор владеют большей частью земли. У Пендлтона хорошее место для ранчо. У Холструма и Гринвуда — тоже. Они любят город. Другие — нет. Эти трое постарались, чтобы железнодорожную ветку протянули именно сюда. Сейчас они пытаются добиться в столице штата, чтобы город сделали окружным центром. Судья Макбейн и Пендлтон их в этом поддерживают. Если получится, цены на землю возрастут.

— Том, — неожиданно серьезно сказала Джейн, — что вы собираетесь делать? Я слышала, что завтра дядя Винс пригонит стадо.

— Я говорил с ним. Он не будет устраивать нам неприятностей.

— Могут устроить некоторые из его ковбоев. Когда пригонят стадо, их работа закончится. Одни отправятся обратно в Техас за следующим стадом, другие останутся. Как только дядя Винс с ними рассчитается, он им больше не хозяин.

— Придется действовать по обстановке. — Шанаги посмотрел на нее поверх чашки с кофе. — Я подумываю о том, чтобы купить кузницу. Она даст мне возможность здесь обосноваться. Что-то вроде начала.

— Не предлагайте слишком много. Миссис Карпентер очень осторожна в том, что касается денег. Когда она что-нибудь продает, она получает свою цену. Папа о ней рассказывал. Она очень сердилась, когда Карпентер в первый раз продал землю. Она говорила, что нужно сдать ее в аренду.

— Холструм хотел купить ее собственность6 — сказал Лунди.

— Ты имеешь в виду ее дом?

— К югу от города у нее есть земля. Она граничит с ранчо Холструма, он хочет купить эту землю, но миссис Карпентер ее не продает. Они несколько раз подолгу разговаривали, но она никак не соглашается. По-моему, Холструм сдался. Карпентеры заявили ее как пастбище, однако большая часть земли плодородная почва с Хорошим источником и небольшим ручьем.

— Они заявили на нее права? А что это вообще такое? — спросил Шанаги.

— Нужно вырыть колодец, распахать часть земли, а потом на ней жить. Карпентеры там не живут, лишь время от времени наезжают. Иногда оба, но чаще ездит она одна. Карпентер был занят в кузнице.

— Они что-нибудь построили на своей земле?

Лунди пожал плечами. — Как обычно, ничего особенного. Кто-то давным-давно вырыл землянку. Она ее немного переделала, а потом парень, который присматривает за землей Холструма приехал и построил глинобитный домик.

— Никогда таких не видел.

— Из глины лепят кирпичи, выкладывают стены и кроют жердями. Зимой, когда его засыпает снег, получается теплое, уютное местечко. Но построить такой домик труднее, чем можно подумать. Надо знать как.

— А человек Холструма? Он хорошо строит?

— Говорят, да. Его зовут Мурхауз. Хорошо знает скот, но чертовски необщительный. Вроде как хмурый, всегда чем-то недоволен. Он приезжает в город примерно раз в месяц.

Все то время, пока Шанаги сидел в кафе, его преследовало чувство, что в загадке что-то отсутствует, что события развиваются так, как он и не подозревал, что он взялся решать зачачу, справиться с которой ему не по силам.

Джош извинился и ушел, Том и Джейн некоторое время сидели молча. Наконец Джейн сказала: — Жаль, что я не могу помочь.

— То, что вы здесь — уже помощь, — признался Шанаги. — Я не знаю, что делать. Надо ждать и смотреть, что будет дальше.

— Вы и не можете многого сделать. — Она помолчала. — Том, если люди дяди Винса не нападут на город, что предпримут те, другие?

— Похоже, грабители предусмотрели и такой вариант. Может быть они попытаются освободить тех людей, которых я приковал к коновязи. Может быть придумают что-то еще. Когда придет поезд и золото начнут разгружать…

— А что если его не станут разгружать?

Эта мысль тоже приходила ему в голову. — Вы имеете в виду, что его оставят на поезде?

— Все спланировано очень хорошо, поэтому что если грабители снимут золото с поезда в каком-нибудь другом месте? Что если их где-нибудь будут ждать лошади или фургон? Что если в городе начнется стрельба, и поезд не остановится?

— Но они должны его снять. Где они могут это сделать?

— Пойдемте возьмем лошадей. Я покажу вам где. Здесь недалеко.

Они быстро ехали по прерии, где протяжные ветры колыхали бизонью траву, где тут и там распустились луговые цветы. Они спугнули зайца, потом маленькое стадо антилоп. Слева лежала железная дорога — рельсы ярко блестели на солнце.

Шанаги и Джейн спустились в ложбину и шагом поднялись на ее дальний склон. Девушка хорошо ездила верхом, она знала, как обращаться с лошадьми. Ведь она, как и он выросла рядом с ними.

Джейн остановилась на вершине небольшого холма.

— Вот! — сказала она. — Я думаю, здесь.

Сарайчик строителей железной дороги, штабель шпал, бак с водой, установленный на вышке…

— Это место зовут Холструм. Перед тем, как в городе установили водокачку, паровозы заправлялись здесь водой и сгружали строительные материалы. Мне его показал папа, — добавила Джейн. — Мы с Диком ездили сюда, чтобы напоить лошадей и отдохнуть. Видите, — показала она, — там есть тропа на юг и еще одна на северо-запад.

— Что там? — Шанаги махнул рукой на юг.

— Земля Холструма. Поэтому это место так и назвали. Он владеет большей часть земли, лежащей вдоль железной дороги. У него там уютная маленькая хижина. Когда мы с Диком были помоложе, то часто проезжали мимо нее. Но с тех пор, как там поселился этот Мурхауз, мы туда больше не ездим. Дик даже взял меня слово, что я не буду ездить туда одна.

— Вы неодобрительно о нем отзываетесь. Какой он из себя?

— Он очень высокий и сильный. Большой. Он носит усы и всегда небрит. Он носит комбинезон, одевается не так, как здесь, и ужасно грязный. Однажды я видела, как он поднял целую бочку уксуса и погрузил ее на фургон.

— Бочку уксуса? Да она весит фунтов пятьсот!

— Я знаю. Когда мы привезли бочку домой, ее едва подняли двое сильных мужчин. Он тогда помогал мистеру Холструму в городе.

— Вы хорошо знаете Холструма?

— Да, наверное, — ответила Джейн. — Он хороший человек, но по-моему, одинокий. Он все еще думает обо мне как о маленькой девочке. Мне было бы ужасно неудобно, если бы он так не думал, судя по тому, как он смотрит на других девушек. Но… не знаю. Несколько месяцев назад в город приехала одна девушка, не очень симпатичная. Похоже, она работала в салунах и подобных местах. Она пыталась заигрывать с мистером Холструмом, а он не хотел и слышать о ней.

Шанаги засмеялся. — Он метит повыше. Ему нужна леди, настоящая леди. Он как-то рассказывал мне об одной девушке, которая пользовалась дорогими духами, держалась, как леди и…

Он осекся и посмотрел на Джейн.

— Том, ты думаешь, это возможно? Та женщина… Та, которую ты видел в ресторане. Она похожа на леди, и у нее очень хорошие духи. То есть…

— Джейн, не оглядывайся и не останавливайся. Продолжай ехать, но понемногу сворачивай к северу.

— Что случилось?

— У водокачки кто-то есть. Он наблюдает за нами!

Глава 16

Водокачка находилась не более, чем в двухстах ярдах. Человек, стоявший рядом с ней, следил за ними в подзорную трубу. Шанаги заметил отблеск солнечного света от линзы. К счастью, они ехали не к водокачки, а чуть в сторону, рассчитывая повернуть на север, когда доедут до железной дороги.

— Кто это может быть? — спросила Джейн.

— Хотел бы я знать, но по-моему, сечас не время проявлять любопытство.

— Если бы вы были одни, вы поехали бы прямо к водокачке, запротестовала Джейн.

— Может быть… Но мне нужна вся банда, а не один человек. Мне нужен тот, кто убил Карпентера.

— Если это мужчина.

— Что? — Том внимательно посмотрел на нее. — Что вы этим хотите сказать?

— Женщины тоже могут совершать преступления. Карпентер кому-то мешал. Не думаю, что его убили только потому, что он обнаружил лошадей. Он кому-то мешал.

Шанаги, не поворачивая головы, скосил глаза в сторону водокачки. Человек держал в руках уже не подзорную трубу, а винтовку.

Поднявшись по небольшому склону, они подъехали к тропе и повернули на север, оставив водокачку позади. Шанаги отчаянно хотелось обернуться, но он заставил себя смотреть только вперед. По тропе ездили редко, в последний раз — давно, значит, люди, спрятавшиеся у водокачки, приезали по железной дороге или с юга.

— Давайте прибавим шаг, — сказал он. Как далеко они отъехали? На триста ярдов? Нет, не так далеко.

Они поднялись на холм, с него спустились в ложбину, по которой протекал ручей. На другом его берегу, рядом с зарослями ивняка на камне сидел человек.

Он был старым и бородатым, на нем была съеденная молью енотовая шапка, штаны из оленьей кожи с бахромой и черно-белая клетчатая рубашка. В руках он держал винтовку, а за спиной у него висел мешок, поверх которого были привязаны одеяло и пончо.

— Привет, ребята! Хороший денек сегодня! — Его взгляд упал на шерифскую звезду. — Ха! Шериф? Ну, пора бы тебе, парень, увидеть их следы.

Они подъехали. — Чьи следы?

— Хочешь сказать, что не заметил их? Я имею в виду ту банду у водокачки. Счистье, что здесь есть ручей, а то бы человеку и напиться не дали.

— Что вы о них знаете?

— Что знаю? Да все, что мне нужно. Это плохие парни. Убьют и глазом не моргнут. Они в меня стреляли.

— Когда?

— Три-четыре дня назад. Какой-то городской пижон там, у водокачки, сказал, чтобы я убирался и больше не возвращался. Я ему говорю, вы что, мол, с железной дороги, а он говорит, нет, но якобы от ее имени. Я его спрашиваю, он что, от Большого Мака, а он говорит, нет, но это неважно, мне, мол, надо уезжать. Я ему говорю, Большой Мак сказал, чтобы я брал воду, сколько захочу, а он говорит, нет, нельзя. Ну, тут до меня дошло, что он не знает Большого Мака, и он точно был не с железной дороги, я ему так и сказал. А он вынимает револьвер и приказывает мне проваливать. Я так и сделал.

Вот тогда я и понял, что дело плохо, потому что Большой Мак управляющий этой веткой, и все его знают. Все, кто работает на дороге, не станут плохо о нем отзываться, потому что он с них живьем шкуру сдерет. А Мак — мой друг. Наши отцы вместе мыли золото. Поэтому я ошивался возле водокачки, и они меня заметили. Я же не прятался. Не было у меня причины прятаться. И один из них махнул, чтобы я уезжал, а этот городской — мои глаза еще хорошо видят — этот городской поднял винтовку и убил моего мула. Он убил моего старого Бастера. Мы с Бастером были вместе девять или десять лет. Так он его убил. И меня поцарапал. Так вот, шериф, я не собираюсь уезжать. Не уеду, пока не прикончу одного из них. Надеюсь, это будет тот городской. Я позавчера поймал его прямо на мушку, и тут между нами появляется эта женщина. Она…

— Какая женщина?

— Которая иногда привозит им еду. Пару раз я видел, как она приезжала, иногда на повозке, иногда верхом.

— Молодая, красивая женщина?

— Вроде этого. Зависит от того, что считать красивым, а что молодым. Но симпатичная, я бы сказал, здорово симпатичная.

Старик пристально посмотрел на Шанаги. — Вы — тот самый новый парень, о котором я слышал. Приехал и тут же стал шерифом.

— Никто не брался за эту работу.

— Еще бы! Особенно, когда Рик ранен.

Шанаги собирался было отъехать, но слова старика остановили его. — Вы говорите, что Рик ранен? — Он изучающе поглядел на старика. — И вы знаете, где он?

— Я-то? Конечно знаю. Лучше меня никто не знает! — Старик засмеялся. Он тут беспокоится и мучается, а я ему все втолковываю, чтобы он не волновался, что ситуация у тебя в руках!

— Где он?

Старик скосил голову. — Где? Ты, конечно, хотел бы знать. Да и те парни у водокачки много бы отдали, чтобы узнать, где он. — Старик с довольным видом снова засмеялся. — Он был у них в лапах. Прямехонько у них в лапах. Весь спеленутый, как рождественская посылка, а я залез и вытащил его! Тебе бы на них тогда поглядеть! Носятся туда-сюда, как обезумевшие куры! А та женщина бесилась так, что ее впору было связывать. Вот уж она им показала!

Шанаги затаил дыхание. Он покосился на Джейн. Ее глаза были широко раскрыты, она медленно поглаживала шею лошади и теребила гриву. — Мне нужно его видеть, — сказала она. — С ним все в порядке? Я хочу сказать, он не тяжело ранен?

— Не тяжело? Конечно, черт подери, тяжело. Они думали, что убили Рика, но не хотели, чтобы его нашли. Они хотели, чтобы он вроде как исчез. Наверно, чтобы все думали, что он где-то здесь. Тогда в городе никого не наняли бы на его место. Тебя, например. — Старик опять засмеялся. — Это их огорчило! Ты являешься ниоткуда, а ведешь себя, будто тебя послал Рик. — Он внимательно посмотрел на Шанаги. — Не могу понять, почему тебя до сих пор не убили.

— Они пытались.

— Еще бы! — Старик покивал головой. — Если доживешь до завтрашнего рассвета, благодари судьбу за счастье. Раньше они валяли дурака. Теперь им надо от тебя избавиться.

Он повернулся к Джейн. Вы хотели повидать Рика Барретта? Я вас отведу.

— Спасибо, — сказал Шанаги. — Я как раз хотел попросить…

— Эй! Погоди-ка! Я не говорил, что возьму тебя. Я ее возьму. Она справилась о здоровье Рика, она о нем беспокоится. Ее возьму. А тебя — нет.

— Но…

— Ничего, Том, — сказала Джейн. — Все будет в порядке.

— В порядке? Еще бы! — Старик пристально поглядел на Шнаги. Ревнуешь, а? Ревнуешь к старому Еноту? Ну и не удивительно. Несколько лет назад девушки ко мне так и липли! Никто не танцевал Фанданго лучше старого Енота Адамса. Девушки! Да они бегали за мной табуном! Я не говорю, что я красивый. Нет. Но у меня есть класс. Да, сэр! У меня есть класс! — Он повернулся к Джейн. — Поехали со мной, леди. Я отвезу вас к Рику. Этот ваш шериф пусть делает все, что захочет. Но пусть поостережется, потому что все решится сегодня ночью. Сегодня они его убьют. Они не потерпят, чтобы им кто-то мешал. А Рик сейчас не в форме.

— Енот, — серьезно сказал Шанаги, — мне нужно поговорить с Риком. Мне нужен его совет. Послушайте, я не знаю, что мне делать.

— Ты делаешь то, что нужно. Только не полагайся ни на кого. Ни на кого, слышишь?

Они отъехали. Шанаги смотрел им вслед, обуреваемый сомнениями. Молоденькая прекрасная девушка уезжает с грубым, грязным на вид стариком куда?

Развернув коня, он направился в город. По дороге Том тщательно перебрал в уме то, что знал, и то, о чем лишь догадывался.

План ограбления разработал кто-то из города, тот, кому было известно о прибытии денег. Шанаги достаточно много знал о преступлениях и преступниках, чтобы понимать, что никакая информация не бывает по-настоящему секретной. Всегда находится кто-нибудь, кто не умеет держать язык за зубами. А если заговорит один, то заговорит и другой, и третий.

Четверть миллиона долларов — большие деньги. Винс Паттерсон выручит за свое стадо примерно шестьдесят тысяч долларов, но на подходе были и другие стада. Наличные будут нужны, чтобы оплатить чеки, рассчитаться с ковбоями, чтобы продолжало крутиться колесо торговли. Большую часть денег потратят в городе… если их не похитят.

Сколько человек участвуют в деле? У водокачки он видел одного, но наверняка там были и другие. Джордж, человек на товарном поезде, двое у коновязи и… женщина.

И еще кто-то в городе. Чужаку не удалось бы так быстро вывести из города лошадей.

Повернув коня, Шанаги поехал через прерии в сторону от железной дороги, направляясь на северо-запад. Привстав в стременах и оглянувшись, он не увидел ни Джейн, ни старика. Они исчезли, словно их и не было.

Шанаги въехал в город с севера. Он увидел миссис Карпентер, которая стояла на крыльце и, прикрыв глаза ладонью от солнца, смотрела на него. Но когда он направил коня к ней, она вошла в дом и закрыла дверь.

Человек, в котором Том узнал рабочего лесопилки, поджидал его на улице. Шанаги остановился. — Что-нибудь случилось? — спросил он.

— Миссис Карпентер нужен ее конь. Тот, на котором ты приехал.

— Его одолжил мне Карпентер. Он сказал…

— Может и сказал. Но кузнец умер, как ты знаешь. Этот конь принадлежит миссис Карпентер, и он ей нужен. — Человек явно не был настроен дружелюбно. — Она хочет получить его обратно, и немедленно.

— Я оставлю его в конюшне.

— Мистер, я сказал, что он ей нужен сейчас же. Здесь и сейчас.

Удивленный и раздраженный Шанаги спешился. — Конечно. Хотя я не понимаю, почему она так спешит.

— Не понимаешь? Мистер, люди спрашивают себя, как получилось, что Карпентер умер, а ты обнаружил тело и все такое прочее. Ты появляешься из ниоткуда и начинаешь работать в кузнице. Ты видишь, что дело это прибыльное. Начинаешь ездить на его коне, в его седле, ты даже работаешь в кузнице, когда его нет, получая за работу деньги. И вдруг Карпентер, у которого и врагов-то не было, умирает. — Его глаза смотрели холодно и обвиняюще. — А нашел его ты… И утверждаешь, что убежал

из горящего сарая, который кто-то поджег. Какой в этом смысл? Кому нужно тебя запирать и поджигать сарай? Кому нужно убивать Карпентера? Кому это выгодно?

— Ты ошибаешься друг, — сказал Шанаги. — Мне нравился Карпентер, мы нашли общий язык, мы…

— Это ты так говоришь. А кому это было выгодно? Ты тут единственный кузнец. Я слыхал, ты уже подъезжал к миссис Карпентер. Мистер, можешь думать, что ты тут большая шишка, ходишь с шерифской звездой и все такое прочее. Так вот, что я тебе скажу…

Шанаги подавил сердитый ответ. — Отведи коня к миссис Карпентер и поблагодари ее. Кажется, мне придется искать другого.

— Только не в этом городе.

Шанаги сердито направился к отелю. Что случилось? Они сошли с ума?

Человек, стоявший напротив магазина Холструма, резко отвернулся, когда Шанаги поравнялся с ним, а другой нарочно перешел на другую сторону улицы.

Шанаги распахнул дверь и вошел в холл, собираясь подняться в свою комнату. Вдруг он остановился. Его вещи — или, вернее, вещи Рига и его купленная здесь одежда — лежали у ступенек.

Он поднял голову и увидел, что портье ядовито улыбается. Этому портье он не нравился с самого начала.

— Извините, мистер шериф, сэр. Нам нужна ваша комната. Вам придется подыскать жилье в другом месте. — Портье подался вперед. — Здесь не нужны такие, как вы, мистер. Я советую вам убираться прочь, пока можете. Пока не доказано убийство, но оно будет доказано. И тогда вас повесят. Повесят! Слышите?

Глава 17

Шанаги вышел на улицу, потрясенный неожиданным поворотом событий. Он постоял минуту-другую, поставив рядом вещи, и попытался обдумать положение.

Его предупредили, что его попытаются убить, и возможность такого исхода оставалась. Но то, что с ним делали сейчас, было во много раз действеннее — так ему показалось. Горожане, которым он старался помочь и которых защищал, отвернулись от него. Они считали его убийцей, и Тому пришлось признать, что с их точки зрения такое допущение было вероятным.

Теперь у него не было ни лошади, ни места, где можно было бы переночевать, и Том сомневался, что его где-нибудь накормят. Кто пустил слух? К тому времени, как он это узнает, будет поздно. Что бы ни должно было здесь случиться, произойдет в течение ближайших часов.

Подняв вещи, он зашагал по улице к магазину Холструма. Войдя в магазин, Том увидел, что там никого нет, за исключением самого Холструма, который пристально посмотрел на него поверх очков.

— Мне нужно где-нибудь остановиться, — сказал Шанаги, — меня выгнали из отеля.

Лавочник пожал плечами. — Мне нечего вам предложить. — Тон его был прохладным. — Советую уехать из города… пока есть возможность. Вас здесь не любят. С тех пор, как вы приехали, случилось многое, здесь думают, что это вы убили бедного мистера Карпентера. Советую уехать, пока мужчины не собрались повесить вас.

Секунду Шанаги колебался, но Холструм уже отвернулся. Прихватив вещи, Том снова вышел на улицу.

Это невозможно и тем не менее случилось. Кто пустил слух? И зачем?

Может быть это лишь воображение переутомленной работой и горестями женщины. А может быть идею ей подпл кто-то, кто увидел возможность уничтожить Тома… или по крайней мере убрать его из города.

Шанаги вдруг подумал о своих пленных. Он, должно быть, прошел мимо них, не заметив. Он оглянулся.

Их не было.

Гринвуд… Он пойдет к Гринвуду.

Когда он вошел в салун, там был лишь один человек, допивавший свое пиво. Увидев Шанаги, человек положил монету на стойку и вышел.

Шанаги подошел к бару. — Как насчет выпивки? Или вы тоже мне откажете?

Лицо Гринвуда было бесстрастным. — Что будете пить?

— Пиво.

Гринвуд налил пива и поставил стакан перед Томом. — У нас маленький город, а слухи ползут быстро. Карпентера убили. Народ начал спрашивать, кто от этого выгадал, и ваше имя всплыло первым. Карпентера любили. У него до этого не было никаких неприятностей. Вы приезжаете в город, работаете в его кузнице, и вдруг он умирает. Вы находите его тело, но конюшня, где его убили, сгорает, а с ней — все улики. — Гринвуд взглянул на Шанаги. — Вы что-нибудь ели?

— Нет… и я голоден.

— У меня здесь почти ничего нет, но могу угостить вас миской чили с сухарями. — Он наложил еду в миску. — Много лет назад я жил в Тусоне. Все, что можно было получить в те дни, — это чили, чили с бобами или мясом. Можно подумать, что мне это надоело до смерти — ан нет.

Гринвуд поставил на стойку миску с дымящимся чили и миску с сухарями. — Хотите знать, что я думаю? Я не верю, что вы убили Карпентера. Я знаю, что вы ему нравились, и, по-моему, он вам тоже.

— Мы много разговаривали. Мне он действительно нравился.

Гринвуд закурил сигару. — У вас есть враги, и если я вас стану кормить, они станут моими врагами.

— Я буду держаться подальше.

— Не надо. — Гринвуд задумчиво попыхтел сигарой. — В данном случае ваши враги должны стать моими врагами. Я имею в виду не тех, кто ошибается, а настоящих врагов. — Гринвуд взял со стойки стакан с пивом и долил его. Это отчасти и мои деньги, что приедут на поезде.

— Сколько ваших?

— Много. Там моих сто пятьдесят тысяч. У других городских бизнесменов — еще тысяч пятьдесят. Немного денег Карпентера, немного Холструма.

— Не понимаю, почему вы вложили так много.

— Нам нужен скотоводческий бизнес, а я мог раздобыть больше наличных, чем остальные. Хорошие условия кредита. Поэтому я согласился взять на себя большую часть.

Шанаги задумчиво посмотрел на Гринвуда и продолжал есть. Он был голоден, а чили вкусное, очень вкусное. Однако его не покидало чувство, что он что-то пропустил, и ощущение неминуемой опасности.

— Гринвуд, — вдруг сказал Шанаги, — на вашем месте я закрыл бы лавочку и держался подальше от посторонних глаз. Мне кажется, подошла ваша очередь.

— Моя очередь?

— Вы только что признались, что большая часть денег — ваша. Приехавздесь, я нарушил планы бандитов. Не думаю, что они собирались кого-то убивать. Может, они не хотели… кроме Рига. Потом, когда появился я, они решили убрать и меня тоже. Ну, пока они этого не сделали, но попытаются. Теперь им пришло в голову, что легче выгнать меня из города. Мне негде есть, негде спать, они забрали мою лошадь. Бьюсь об заклад, что не смогу купить даже билет на поезд, хотя они будут рады видеть, что я уезжаю.

— Тогда в чем же дело?

— Кто-то здесь, в городе, замешан во всю эту историю. Вот что я вам скажу: у них все было продумано, но Риг почувствовал дурной запашок. Шанаги помолчал, потом спросил: — Чья была идея нанять Рига?

— Моя. Судья Макбейн поддержал меня, Карпентер тоже. Холструм вначале согласился, но потом начал беспокоиться, что этот страж порядка будет хуже прежнего. В конце концов он голосовал против.

— Карпентер — за?

— Да.

Шанаги доел чили и допил пиво. — Вам лучше спрятаться. Пока не могу вам сказать, где я буду, но из города им меня не выгнать. Найде где-нибудь коня…

— У меня их несколько. Выбирайте. И все, что вам нужно — там, в задней комнате. — Гринвуд нагнулся и достал из-под стойки ружье. — У меня есть вот эта штука, и если я вам нужен…

— Оставайтесь здесь. Мне может понадобиться помощь.

Шанаги помолчал, глядя на безлюдную улицу. Слишком безлюдную, и это его беспокоило. — Гринвуд, вы хорошо знаете миссис Карпентер?

Владелец салуна посмотрел на залитую солнцем улицу, где ветер разгонял пыль. — Не очень. — Он говорил неохотно, словно чевек, которому не нравится обсуждать женщин, по крайней мере, приличных женщин. — Она живет особняком. В гости много не ходит. Народ ее любит, но она очень сдержанная. Карпентер был другой. Он любил общество, любил разговаривать с людьми. Хотя он был серьезным человеком и знал, что ему надо от жизни. Иногда, — Гринвуд заколебался, — иногда мне казалось, что она думает, что слишком хороша для всех нас, включая Карпентера.

— А ее брат?

— Они очень близки. Много видятся, но он тоже не любит общаться с людьми. Время от времени он заходит ко мне, покупает бутылку. — Гринвуд сердито нахмурился. Хотя, если подумать, в последнее время он покупает больше. Иногда дае-три сразу.

— Начинает пить?

— Я никогда не видел его пьяным. Нет, не думаю.

— Как насчет других вещей? Продуктов, например?

Гринвуд пожал плечами. — Нет. Единственный, кто может знать об этом, Холструм.

— Интересно… Может, он покупал виски для кого-то другого, кто не хотел показываться в городе?

Шанаги встал. Гринвуд сполоснул виски и стакан, потом вытер руки о фартук. В маленьком салуне было прохладно и уютно. Шанаги посмотрел на улицу. Дома уже выглядели потрепанными и старыми. Солнце, ветер и песок сделали свое дело. В прериях города стареют очень быстро.

Ветер поднял пыль, понес ее, потом опустил. Лошадь, привязанная у коновязи, переступила с ноги на ногу и всхрапнула. Шанаги скучал по звуку кузнечного молота.

Карпентер был хорошим человеком. А теперь он мертв, и как раз в то время, когда старался помочь. Может быть это и есть причина его смерти? Может быть, он кому-то помешал?

Шанаги обеспокоенно, раздраженно пошевелился. Он занимался не своим делом. В конце концов, что же здесь происходит? Он вдруг вспомнил Нью Йорк и Моррисси. Там он по крайней мере знал, кто его враги. Теперь же все это казалось таким далеким!

Когда он приехал сюда, он не хотел никаких неприятностей. Едиственным его желанием было сесть на поезд и уехать. Он даже купил билет… он все еще может купить обратный билет, сделать это завтра же — если кто-то его предаст.

Неожиданно он уловил едва заметное движение впереди. Перед грузовой конторой, в самой густой тени под тентом стоял человек. В руках он держал винтовку.

Шанаги минуту-другую наблюдал за ним, его глаза медленно ощупывали каждый предмет, его мысли метались. Они приготовились. Они готовы убить его, воспользовавшись настроением честных горожан, убедив их, что именно он убил Карпентера.

Лезть в западню было не в его привычках. Шанаги оглянулся на Гринвуда. — Закройтесь, спрячьтесь и не пускайте никого, кроме меня. — Том с минуту помолчал. — Гринвуд, я начинаю понимать их игру. Вас выбрали жертвой с самого начала. То есть, может быть у них и были другие идеи, но им нужны ваши деньги. Я возму одну из ваших лошадей и выскользну из города. Поеду за помощью к Паттерсону.

Гринвуд переложил ружье из одной руки в другую, медленно кивнул. Хорошо, Шанаги, я сделаю, как вы сказали. Но ради Бога, возвращайтесь обратно. — Гринвуд положил ружье на стойку и вытер пот со лба. — Они не выпустят вас из города. Сейчас они наблюдают за моими лошадьми. Они могут подумать, что вы бежите, но захотят действовать наверняка.

Том Шанаги тоже так думал. Он смотрел на улицу6 пытаясь соединить в единое целое все, что знает. В городе должен быть кто-то… Кто?

Мысль, которая неоднократно приходила ему в голову, не имела смысла, однако все сходилось. По крайней мере отчасти. Если бы он знал, кто его враги, то мог бы планировать свои действия.

— Как насчет Холструма? — неожиданно спросил он.

Гринвуд пожпл плечами. — Он тоже потеряет. Но не представляю, чтобы он мог все это придумать.

— Некоторые из крупных, флегматичных людей чертовски хитры, — сказал Шанаги. — Не стоит из недооценивать. — Он смотрел на улицу и думал. У них оставалось не так много времени.

Том с горечью выругался. — Самое неприятное в том, что там, снаружи, есть хорошие, но ошибающиеся люди. Я не хочу убивать никого, кто этого не заслуживает. — Он оглянулся. — Гринвуд, та молодая женщина замешана в грабеже, и этот Джордж как его там — тоже. Но кто настроил город против меня? Это не они. Это должен быть местный. Это должен быть кто-то кого люди будут слушать.

— Кто же?

Шанаги повернулся и посмотрел на него. — Они будут слушать вас, Гринвуд.

Хозяин салуна пожал плечами. — Это не я. Как вы сказали, большая часть денег моя. Я потеряю все. Я разорюсь, если мы потеряем эти деньги, останусь без нитки.

— Судья?

— Он? Никогда в жизни! Он настоящий человек, честный человек. Если и есть кто-нибудь в городе… — Гринвуд помолчал. — Шанаги, эта молодая женщина, о которой вы рассказывали… Та, что встречалась с игроком. Вы, кажется, говорили, что она въезжает в город с южной стороны?

— Да, и это было то, о чем я хотел поговорить с Карпентером. Я уверен, что он узнал ее лошадь.

Гринвуд налил пива себе и Шанаги. Он положил руки на стойку и облизал губы. Потом неохотно сказал: — У Холструма там земля.

— Знаю. Я уже думал об этом. И Холстум голосовал против того, чтобы нанять Рига Барретта.

Шанаги наблюдал за улицей. Теперь там стояли двое и следили за входом в салун. У него было ощущение, что позади салуна его тоже ждали. Он взглянул на часы. Почти час здесь, но что он мог сделать? Попытаться выбраться отсюда означало быть застреленным. Бандиты выиграют. Как он мог быть таким дураком, чтобы подумать, что сможет все довести до конца. Какой у него есть опыт, чтобы занять место Рига Барретта? Но кто еще, кроме него?

Он подумал о Джейн. Она уехала с этим странным стариком, якобы навестить Рига. Где? Знают ли ее отец и брат, куда она ездила? И где Джош Лунди? С кем он? Шанаги в беспокойстве ходил взад-вперед, наблюдая за каждым окном и каждой дверью. На улице никого не было. Как по сигналу, жизнь в городе замерла. На улице не стояло ни одной повозки.

Для бандитов нет лучших условий. Теперь все было так, как они хотели, даже лучше, чем планировалось. Никакого столкновения между городом и Винсом Паттерсоном не будет, но Шанаги, единственного стража порядка, загнали в салун и без союзников. Боясь перестрелки, горожане порятались по домам. Поэтому, когда придет поезд, золото выгрузят на платформу и поезд поедет дальше. Деньги окажутся в руках грабителей.

Гринвуда, который должен был принять груз, тоже загнали в угол. Вместо нескольких минут в распоряжении бандитов было неограниченное время. Эта мысль раздражала Шанаги. Они уверены, что он побежден.

Побежден ли?

Он снова чертыхнулся, хотя не был склонен к крепким словечкам. Он посмотрел на пустую улицу. Поезд придет, золото сгрузят, поезд пойдет дальше. Но что они сделают с золотом? Куда отвезут?

— По-моему, Холструм в этом замешан, — вдруг сказал он. — По моему, он замешан с самого начала. Может быть даже это его идея.

Гринвуд ничего не ответил. Он перевел взгляд на свой стакан, затем отпил пива.

— Это из-за женщины, — сказал Шанаги. — Это из-за нее. Или может быть Холструм устал от всего. Может быть он хочет уехать.

— Сначала ему здесь было плохо, — согласился Гринвуд. — Он основал город, но дело шло не слишком быстро. Мне кажется, он надеялся, что город будет расти быстрее, цены на землю поышаться. К тому же в городе не было того, чего он хотел.

Шанаги опять взглянул на часы. Прошло только пять минут. Он подошел к стойке и допил пиво.

Что на его месте сделал бы Моррисси? Шанаги не знал, но подозревал, что Моррисси вышел бы и самим своим присутствием взял бы ситуацию под контроль. Как и Риг Барретт.

В раздумье он посмотрел на свой пустой стакан и неожиданно подумал о водокачке. Почему те люди никого к ней не подпускали? Какое место занимала водокачка в их планах?

Допустим, никто и не предполагал привозить золото в город. Допустим, его собирались разгрузить у водокачки и грабители надеялись увезти его оттуда, пока в городе царит смятение. Эту мысль подсказала ему Джейн.

Если Холструм замешан, это имело смысл. Его ранчо находилось недалеко, у него были лошади и, возможно, телега или фургон.

— Мне это не нравится. — Том повернулся к Гринвуду. — Там что-то происходит. В деле слишком много людей. Некоторые из них слишком жадные и вряд ли поделятся с остальными. — Он в раздражении покачал головой. — Да, я понимаю, что это может оказаться лишь игрой воображения. Я не знаю всего! Но я чувствую, потому что пол-жизни общался с им подобными. У них есть план. Но он мне не нравится, потому что мне кажется, что у кого-то есть другой.

— Том! — Гринвуд указал пальцем на улицу. — Смотри!

Шанаги резко обернулся. Там спешивался молодой человек в белом замшевом жилете.

Уин Драко!

С ним был Басс, он привязывал коня рядом. Басс оглянулся через плечо в сторону салуна и что-то сказал Уину Драко.

Дверь одного из домов отворилась, и вышел сам Драко.

— Вот будет, что вспомнить, — тихо сказал Том Шанаги, — если кто-нибудь выживет.

— Они приехали за тобой, — сказал Гринвуд.

— За кем еще!

— Их трое.

— Да! Об этом стоит подумать. Трое!

— Это койоты, — с презрением сказал Гринвуд. — Они не показывались, пока не узнали, что весь город против тебя, тогда они приехали.

— Да, но у меня есть преимущество, — сказал Шанаги. — Они дураки.

— У тебя преимущество? Ты спятил?

— Нет, Гринвуд, — сказал Шанаги. — Человек, который один, сильнее, потому что знает, что ему не на кого опереться. Когда их больше, каждый будет надеяться на другого. Каждый держится немного позади в надежде, что его не тронут. — Он улыбнулся. — Это одолжение, которое они мне сделали, Гринвуд, настоящее одолжение. Поэтому я надеюсь выбраться из этой переделки целехоньким. Те, другие, не вмешаются. Они будут наблюдать, как Драко убьют меня.

— Хочешь ружье?

— Оставьте себе. Оно вам еще пригодится, а я сделаю все6 что нужно, револьвером. Однако мне понадобится второй, если он у вас есть.

— Ты на самом деле выйдешь к ним?

— Да. — Том взял у Гринвуда револьвер, проверяя патроны, прокрутил барабан. Да, я выйду к ним и буду идти вперед, пока не закончу этого дела, и только тогда вернусь в Нью Йорк.

Положив руку на задвижку, он немного подождал. Тое на улице стояли вместе, переговариваясь, время от времени поглядывая на салун.

— Я написал Моррисси, чтобы он не подумал, что я сбежал, поэтому он меня ждет. Будьте осторожны, Гринвуд. — Том поднял задвижку.

На улице трое мужчин разделились и зашагали к салуну.

Глава 18

Наверное он должен был бы бояться — но не боялся. Наверное ему следовало бы быть осторожнее, но он не осторожничал. Трое мужчин, шагавшие к нему, приехали убивать. Их единственной целью было убить его.

Тома беспокоило, что страх так и не пришел, потому что здравый смысл говорил, что он должен бояться. Трое на одного. Шансы не равны.

Неожиданно он вспомнил. У Драко есть еще два сына — Дэнди и Уилсон. Том не встречался с ними, но слышал о них. И в тот же момент он понял, что попал в настоящую переделку, переделку намного худшую, чем он предполагал.

Эти трое — только витрина, они отвлекали его внимание. Другие находятся рядом в засаде и ждут.

Пятеро… слишком много. На лбу Тома выступил пот, и все же он не боялся. Шанаги почувствовал странное радостное возбуждение. С этой ситуацией он может справиться. По натуре он не был интриганом или заговорщиком. Ему нравилось стоять с врагами лицом к лицу, с ними он мог действовать в открытую.

Магазин Холструма… По крайней мере один будет ждать там. Краем глаза он уловил едва заметное движение. Том сделал три шага вперед и в сторону. Теперь колья, поддерживающие навес, находились слева от него. Он был в тени, трое перед ним — на ярком солнце. Затем Шанаги увидел еще одного человека, стоящего на ступеньках отеля. У него в руках была винтовка, и он понимал ее.

Человек в магазине Холструма неожиданно вышел на улицу. Шанаги краем глаза заметил парня в черном жилете, с красным шейным платком, и схватился за оружие.

В тот же миг он услышал резкий окрик справа и дальше по улице. Уин! — Это был голос Джоша Лунди.

А затем Шанаги начал стрелять. Через голову Драко он выстрелил в человека с винтовкой на крыльце отеля и тут же развернулся и выпустил пулю в парня на ступеньках магазина.

Он действовал быстро и совершенно неожиданно для противника, потому что эти двое думали, что его внимание сосредоточено на подходящей к нему троице. В тот же момент он услышал яростную перестрелку справа и слева и увидел, что Уин Драко лежит в пыли, а Басс бежит с поднятыми вверх руками.

Драко глядел на него, поднимая револьвер. Но с ним было что-то не так — слишком медленно он поднимал оружие. Еще один выстрел слева, и Драко повернулся и упал.

Где-то вдали засвистел паровоз.

Шанаги увидел, как с винтовкой в руках на улицу вышел Джош Лунди и осторожно подошел к двоим лежащим. С другой стороны вышел высокий молодой человек в черной шляпе и пиджаке, человек, которого он не знал.

Он подошел к Шанаги, переложив винтовку в левую руку. Он протянул Тому правую. — Я всегда буду выручать тебя из беды?

Шанаги уставился на него. Что-то знакомое есть, но…

— В последний раз мы виделись на пирсе в Нью Йорке, — сказал молодой человек. — Мы тогда были мальчишками, а Джон Моррисси спас нас от трепки.

— Будь я проклят!..

— Я Дик Пендлтон. Брат Джейн. Давненько мы не виделись.

Снова засвистел поезд, ближе.

Шанаги схватил Пендлтона за руку, и вдруг все встало на свои места.

— Дик! В другой раз! — Том подбежал к коню Драко, рывком развязал узел и вскочил в седло.

Водокачка! Конечно, все сделают там, и бандитам совсем не обязательно появляться на станции. Только после того, как он выехал из города, он понял, что его ждет.

Их будет несколько. Эта женщина… женщина? Почему он подумал о ней? Потом он понял, что в деле должны быть замешаны две женщины. Иначе ничего не получалось.

Там могут быть две женщины. Там будет Джордж, а Джордж наверняка умеет обращаться с револьвером. Во всяком случае, привык на него полагаться. Там будет человек, изображавший из себя железнодорожного детектива, а его Шанаги очень хотел увидеть, ведь тот заставил его спрыгнуть с поезда в темноту. Шанаги не нравилось убивать, и того человека с поезда он тоже не хотел убивать, но был бы рад дать ему попробовать его собственное лекарство.

Том натянул поводья. Через минуту он увидит поезд.

Он забыл спросить Дика Пендлтона о Джейн. Дома ли она? В безопасности? Забывчивость наполнила его чувством вины. А тот старик, который хотел выстрелисть в пижона с Востока. Где он?

Поднявшись на вершину холма, Шанаги увидел поезд. Он остановился у водокачки, заполняясь водой. Вокруг никого не было.

Неужели его предположение неверно? Неужели придется поворачивать обратно и снова мчаться в город?

Шанаги съехал с холма и остановился, разглядывая поезд. Он был длиннее, чем обычный — по меньшей мере восемь вагонов. Почтовый вагон, багажный, пассажирский и пять грузовых, не считая тормозного.

Том проверил револьверы и покраснел от смущения. Он забыл их перезарядить.

Шанаги зарядил револьверы. В кожаном чехле у седла лежала винтовка. Чем был вооружен Уин? Он не мог вспомнить. Все случилось так быстро, что не оставалось времени думать и даже что-то примечать.

Эти двое, в которых он стрелял. Оба упали, они наверное сыновья Драко.

На другой стороне поезда что-то происходило. Он услышал, как кто-то выругался и как зазвенела упряжь. Сердце Тома забилось сильнее. Когда поезд отъедет…

Сколько там человек? Слишком много.

Неожиданно появился кондуктор и дал сигнал. Паровоз засвистел, стукнули вагоны. Паровоз медленно запыхтел. На той стороне поезда фургон тоже двинулся.

Том вытащил револьвер.

Винтовка, должно быть, была заряжена и готова к стрельбе, но он чувствовал себя увереннее с револьвером. Поезд тронулся, и Шанаги направил коня вперед. Он был готов. Вдруг поезд начал подавать назад. Паровоз попятился на дюжину ярдов, остановился и удовлетворенно запыхтел.

Ругаясь, Шанаги поехал к хвостовому вагону, надеясь объехать поезд сзади. Паровоз снова начал подавать назад. Том развернул коня, проехал вдоль поезда и уцепился за лестницу вагона. Он поднимался по лестнице, когда поезд резко остановился, потом дернулся вперед, прокрутив колесами.

Шанаги побежал по крышам вагонов. Вдруг рядом с его ногами чиркнула пуля. Ее выпустили из кабины паровоза. Том выстрелил в ответ и услышал щелчок пули, когда она ударилась обо что-то в кабине.

Еще одна пуля прсвистела мимо, и Том упал на крышу вагона, крепко держась свободной рукой. Он снова выстрелил, вскочил, побежал и спрыгнул в тендер на кучу угля.

Машинист в одной руке держал револьвер, другая сжимала рычаг управления.

— Бросай оружие! — скомандовал Шанаги. Мгновение машинист колебался, затем отпустил револьвер.

Шанаги подобрал его. — Теперь назад, осторожно и медленно.

— Это что, ограбление?

— Ты хорошо знаешь, что это.

Он взглянул на дорогу на юг. Насколько он мог видеть, дорога была пустой. Конь Уина Драко щипал траву рядом.

— Вот что, — сказал Том машинисту, — когда приедешь в город, пойдешь к Гринвуду и расскажешь, что произошло и что ты сделал.

Машинист уставился на него неверящим взглядом. — Думаете, я действительно к нему пойду?

— Пойдешь, — улыбнулся Шанаги, и улыбка его была не из приятных. Пойдешь. А если нет, или если попытаешься удрать, я тебя найду.

Машинист пожал плечами. — Пока что у вас не все получилось. Может я не боюсь.

— В городе спросишь, что у меня получилось, а что нет. Но я тебя не уговариваю, мистер. Мне наплевать, что ты сделаешь, но если мне придется тебя искать, пожалеешь, что не застрелился.

Том соскочил на землю и направился к коню. Тот покосился на него и начал отходить. Шанаги мягко заговорил. Конь остановился, снова косясь на Тома, и он схватил поводья и вскочил в седло.

Следы фургона остались на дороге, если ее можно было так назвать. Потому что это была лишь колея, ведущая к югу. Фургон не мог уйти далеко, но он все еще не имел представления, сколько человек его сопровождали. Однако когда он въехал на следующий холм, фургона он не увидел.

Фургон с грузом исчез!

Впереди него лежала открытая дорога, просматривающаяся примерно на милю, с несколькими пологими местами. На дороге никого не было. Сама дорога и прерия были пусты. Он поехал дальше, немного быстрее, спустившись в сухое русло с осыпавшимися берегами, затем выехал из него.

Ничего.

Примерно в пятидесяти ярдах от того места, где он нашел фургон, виднелись отпечатки копыт. Он нашел следы, но больше ничего существенного.

Он не был следопытом и не пытался читать следы. Он поехал к домику Холструма, где жил человек по имени Мурхауз.

Там стояли небольшая хижина, конюшня и кораль. В корале было несколько лошадей, и насколько понимал Том, недавно под седлом они не были. Когда он остановился во дворе, дверь хижины открылась и на пороге появился человек. Он был огромен.

Человек вышел из дома, подтянув на плечах подтяжки. — Кого-нибудь ищешь?

Шанаги показал на звезду шерифа на груди. — Мне надо обыскать это место.

Человек вышел на середину двора. — Ни черта тебе не надо. Убирайся, если знаешь, что тебе на пользу!

— Извините, мне надо обыскать это место, мистер Мурхауз.

— Знаешь мое имя, да?

— Конечно. Представители закона должны знать такие вещи.

— Тогда ты должен чертовски хорошо знать, что твоя жестяная бляха ничего не значит за пределами города. Да и в городе стоит немного.

Шанаги улыбнулся. — Мне не хотелось бы сажать вас за решетку за сопротивление представителю закона.

Мурхауз хрипло рассмеялся. — Ты арестуешь меня?

— Точно. — Шанаги продолжал улыбаться. — Но вначале я осмотрю конюшню.

— Мистер, — сказал Мурхауз, — выбирай. Или ты сейчас же уносишь отсюда ноги, или от тебя останется столько, что не собрать и губкой.

Шанаги снова улыбнулся. — Знаете, мистер Мурхауз, вы мне нравитесь. А теперь я обыщу это место, а если вы мне помешаете, я вас арестую. У нас нет суда6 нет муниципалитета, но я скую вас по рукам и ногам, и я сделаю то, что обещал. Может быть на следующей неделе я выберусь узнать, как у вас дела, но я могу и забыть.

Мурхауз направился к нему. Шанаги выбросил ноги из стремян и спрыгнул на землю. Он двигался так быстро, что удивил Мурхауза. Тот остановился, хотел было повернуться, когда Шанаги ударил его.

Удар был крепким, да и Том мог бить, но Мурхауз даже не пошатнулся. Он сильно, размашисто ударил. Том нырнул под руку и сцепленными кулаками саданул противника по ребрам.

Мурхауз схватил его за рубашку и жилет и отбросил футов на шесть. Том вскочил на четвереньки и броском вцепился в ноги гиганта, который грохнулся на землю.

Шанаги первым оказался на ногах. — Выбирайте, мистер Мурхауз. Говорят, вы крепкий мужик. Или вы разрешите обыскать все, или продолжаете эту ерунду и остаетесь побитым.

— Никто меня еще не бил, — сказал Мурхауз и пошел на Шанаги.

Том сделал ложное движение и ударил правой по ребрам. Он отступил, снова сделал ложный замах и начал удар правой. Мурхауз бросился вперед, размахивая обеими руками. Он поймал Тома с левой, который почти сбил его с ног, и тут же последовал разящий правый, от которого Шанаги упал на колени. Том быстро вскочил, снова послал боковой в корпус, и Мурхауз схватил его своими громадными ручищами и бросил через колено. — Сейчас я сломаю тебе спину, — спокойно сказал он.

Шанаги выкручивался, выворачивался и пытался освободиться, но огромные руки крепко его держали. Позвоночник прошила пронизывающая боль. Том выдернул руку и ударил гиганта по лицу. Он бил снова и снова, но Мурхауз казался невосприимчивым к ударам. Затем он приподнялся и стал давить на Шанаги сильнее.

Стараясь освободиться, Том высоко выбросил ноги, потом еще выше. Ему удалось просунуть одну ногу Мурхаузу под подбородок и прижать ее к горлу.

Он ударил коленом по кадыку. Хоть он и не достал, но гигант убрал одну руку, чтобы освободить горло. Шанаги дернулся изо всех сил и вырвался.

Шатаясь, он поднялся на ноги, и Мурзауз бросился на него. Шанаги ударил сзади по шее и послал на землю. Мурхауз встал, размашисто ударил, а Шанаги сделал шаг вперед, вгоняя жестокие удары в незащишенный живот гиганта. Мурхауз покачнулся и отступил. Том прямым ударом попал ему в подбородок.

Удар был точен, и Мурхауз упал на колени.

Том Шанаги отступил на шаг. — Вставай. Ты хотел драться. Давай начнем.

Мурхауз посмотрел на свои ободранные костяшки пальцев. — На сегодня хватит, — злобно сказал он.

— Тогда я обыщу дом.

— Ищи, будь ты проклят. Там ничего нет. — Мурхауз повернулся к нему своим окровавленным, избитым лицом. — Они тебя провели, — сказал он. — Ты проиграл. — Он улыбнулся, показав сломанный зуб и окровавленные губы. — А теперь они убьют тебя. Я слышал, как они говорили, что убьют тебя даже если это будет последнее, что они сделают.

Глава 19

Короткий обыск дома не дал ничего, кроме того факта, что там жила женщина. Шанаги нашел сломанную расческу, несколько светлых волос и почувствовал едва различимый, слабый запах духов.

Когда он вышел, Мурхауз сидел на ступеньках, опустив голову на рука. Он поднял глаза, держа в руках окровавленный платок. — Ты бьешь крепко, неохотно произнес он.

— Ты сам напросился.

— Это точно. Никогда не думал, что кто-нибудь сможет это сделать.

— Стыдиться нечего. Я в свое время много дрался на ринге.

— Так и думал. Я тоже бросил. Нет смысла играть против крапленых карт.

Шанаги сел рядом с ним. — Эти люди твои друзья?

— Ничего подобного. Эта женщина… Она слишком высока и далека. Гоняла меня, как раба. Единственный, с кем она разговаривала — это он.

— Холструм?

— Да. Похоже, она с ним договорилась… только по-моему, она его тоже не любила. Они все что-то замышляли.

— Они украли груз золота, которым в городе должны были расплатиться за скот и с ковбоями. Большая часть золота принадлежала Гринвуду.

Гигант молчал, прикладывая платок к разбитому рту. — Мне приходилось убивать, но я не вор. Я в этом не участвовал.

— Я и не думал об этом. Сколько их?

— Он… то есть, Холструм, эта женщина, что жила здесь. Потом Джордж Алкотт, Пин Броди, еще двое, чьих имен я знаю. Они сюда приезжали всего раз или два.

— Они сейчас все вместе?

— Да.

— Ты имеешь представление, куда они направляются?

— Думаешь, они со мной разговаривали? Да они не сказали бы мне, сколько сейчас времени. На твоем месте я бы догадался, что они направятся на восток. Двое или трое из них — с Востока, а та, которая всем этим заправляла, хотела туда уехать.

— Женщина, которая здесь жила? Она всеми командовала?

— Нет, не она. Другая. Я никогда ее не видел. Она пару раз приезжала, но ночью. Похоже, она встречалась с ними где-то на равнине. Время от времени я слышал разговоры. Вот я и подумал, что она была быком в стаде… то есть главной. Она живет где-то на западе. Приезжала оттуда и туда же уезжала, а судя по тому, что она пару раз сказала, я подумал, что у нее там дом.

Шанаги хорошенько все это обдумал. Сейчас они были на лошадях и ехали на юг, но у него возникло чувство, что Мурхауз возможно прав и что они направлялись на восток.

Холструм искал "леди", классную женщину с Востока. Теперь он ее нашел, у него были деньги и он тоже уедет на Восток. По крайней мере, он так рассчитывал.

— Тебе нравился Холструм?

— Мурхауз пожал плечами. Он платил мне вовремя и никогда не жаловался. Он просто хотел, чтобы люди держались отсюда подальше, особенно когда приехала эта женщина. Он не хотел, чтобы ее здесь увидели. Да и без этого никто сюда не приезжал.

— Мне кажется, они хотят убить его.

— Что? — Мурхауз провел рукой по лбу. — Я этого боялся. Ясно, что он думал, что главный — он, однако на самом деле все было иначе. Это та женщина, а после нее Джордж. Холструм всем приказывал, и все его вроде бы слушались, но за его спиной готовили другие планы. Я слышал.

Вся банда уехала, у них была хорошая фора. Шанаги потерял время, разыскивая следы фургона и во время драки с Мурхаузом, но обладая информацией, он сможет нагнать упущенное. Не в его характере было принимать решения сходу, поэтому сейчас о тщательно продумал ситуацию.

— Послушай, Мурхауз, что находится к югу отсюда?

— Ничего на многие мили. Ничего, кроме прерии и антелоп. Иногда бизонов. Поэтому я и подумал про восток. На западе — тоже ничего, кроме ранчо той женщины, а она вряд ли поведет их туда, судя по тому, как она не хотела, чтобы ее увидели и всему прочему.

Значит, на восок. Шанаги старательно думал. В Канзас-сити Холсьрума знали. Если бы Шанаги направился за ними, то в погоне он загнал бы своего коня, а их могли ожидать свежие лошади. Таким обазом, его заставили бы выйти из игры.

Том встал. — Никуда не уезжай. Я могу к тебе наведаться.

— Ты меня не арестуешь?

Шанаги усмехнулся и протянул руку. — Ты слишком хороший человек, чтобы валяться в тюрьме. К тому же ты уже помог.

— Ну, как я говорил, мне приходилось убивать, но я не вор. Мама меня хорошо воспитала.

Том Шанаги вскочил в седло. Его костяшки пальцев были разбиты и болели, рубашка порвана. Он повернул коня и поехал обратно в город.

В городе все было спокойно. Том спешился у конюшни и увидел, как из салуна вышел Гринвуд и облокотился о коновязь у здания. К нему присоединился судья Макбейн.

Оставив коня, Шанаги медленно пошел по улице. Гринвуд взлянул на его порванную рубашку. — Кажется, у тебя были неприятности.

— Я бы не отказался от пива.

— Что случилось?

— Мурхауз не хотел разговаривать. Мы немного поспорили, и он заговорил. Неплохой человек.

— Они захватили золото, — сказал Гринвуд. — Нам сказали, что его принял за городом кто-то с бумагами, подписанными Холструмом и Карпентером.

— Карпентером? Он мертв.

— Да, но откуда это знали в почтовом вагоне?

Шанаги взял пиво, снял шляпу и положил ее рядом на стойку. Новость Гринвуда не была для него неожиданностью.

— Машинист приходил?

— Машинист? С какой стати? Поезд остановился на несколько минут и тут же отъехал. Похоже, он был рад убраться отсюда.

Минуту-другую царило молчание. Шанаги отхлебнул пива. Ему очень хотелось пить. Пиво было холодным и вкусным.

— Драко мертв, его сыновья тоже, — сказал Макбейн. — Ты, сынок, метко стреляешь.

— Мне пришлось. У меня не было выбора. — Шанаги отпил из стакана. — Но у меня были помощники, а я им даже спасибо не сказал.

— Джош сводил свои счеты.

— Правильно. Уин Драко как-то собирался его повесить. — Том выпрямился. Дик Пендлтон еще в городе?

— Между прочим, нет. Джош сказал ему, что ты попал в переделку, и он появился, чтобы помочь. Он уехал обратно на ранчо, куда-то спешил.

— А Джош? Он бы мне пригодился. — Том допил пиво. — Спасибо, Гринвуд. Очень вовремя.

— Ну, ты пытался хоть что-то сделать. — Гринвуд положил руки на стойку. — Если хочешь, пей еще. Я все равно разорен.

— Не думаю, — спокойно сказал Шанаги. — Я совсем так не думаю.

Гринвуд неверяще уставился на него.

Шанаги улыбался. — Я могу ошибаться, но не думаю, что вы разорены. Если я ошибаюсь, вы все потеряли, но если я прав…

— Если ты прав, что тогда?

— Мы все вернем. — Шанаги поправил пояс с револьвером и патронами. Холструм здесь?

— Он закрыл магазин, когда началась стрельба. Холструм никогда не любил выстрелы. Вернется, когда все будет спокойно. Поверь, он не впервые закрывает магазин. При первых признаках неприятностей он прячется.

Том Шанаги подумал о Джейн. Дик спешно уехал из города. Зачем? Том не видел Джейн с тех пор, как оставил ее со стариком.

Он повернулся к судье Макбейну. — Вы знаете человека по имени Енот Адамс?

Макбейн улыбнулся, глаза его заблестели. — Неужели ты его видел?

— Я его встретил.

— Не знал, что Старый Енот все еще здесь. Он охотник на волков. Промышлял мех в горах, потом работал на паре ранчо — уничтожал хищников.

— Где он живет?

Макбейн рассмеялся. — Вот это вопрос! Сказать по правде, я сомневаюсь, чтобы его кто-нибудь когда-нибудь задавал. Енот — один из тех, кто крутится поблизости. Приезжает и уезжает. Сегодня — здесь, завтра — там. Он не тот человек, который станет рассказывать о себе.

— Кто-то убил его осла, — сказал Шанаги.

Выражение лица Макбейна изменилось. — Тогда да поможет тому Бог.

— Мне нужно поговорить с ним.

— Поезжай туда, где видел его в последний раз, и разожги костер. С дымом. Енот такой же любопытный, как все дикие звери, и бьюсь об заклад, он подойдет к тебе. Маколифф, суперинтендант железной дороги, хорошо его знает и может тебе помочь. Телеграфируй ему.

Маколифф… Большой Мак? Может быть.

— Судья, здешние люди все еще думают, что я убил Карпентера?

— Боюсь, что да. До меня еще до завтрака дошел этот слушок, мне его рассказали, как главу из Священного Писания. Должен сказать, что я ни на секунду не поверил.

Открылась дверь, и вошел Джош Лунди. В руках он держал винтовку. Услышал, что ты вернулся. Они ушли?

— Еще нет.

Лунди осторожно взглянул на него. — Есть идеи? Если я могу помочь, рассчитывай на меня.

— Ты уже помог, но все равно ты мне нужен. Мне нужно больше людей.

— Я с тобой, — сказал Гринвуд.

— И я, — вклинился судья Макбейн. — Что у тебя на уме?

Шанаги вкратце рассказал, как поезд пятился, мешая погоне, потом описал свой приезд на ранчо Холструма и что он узнал от Мурхауза.

— Судья, мне нужно ваше разрешение на обыск магазина и дома Холструма. Если он там, то по крайней мере половина моих выводов неверна, но держу пари, что он удрал. А в этом случае, — добавил Том, — всем нам приедтся сесть на вечерний поезд и отправиться на Восток.

Макбейн покачал головой. — Шанаги, я не могу разрешить обыскивать частную собственность на основании одних лишь подозрений.

— Допустим, мы просто постучим в дверь? Если он ответит, я больше не буду настаивать. Если не ответит, то я хочу обыскать дом. Если ошибаюсь, добавил Том, — вы можете выгнать меня с работы и успокоить город.

— Не могу поверить, что в этом деле замешан Холструм, — сказал Макбейн.

— Судья, он человек с мечтой. Он большой, неуклюжий, близорукий человек, но всю жизнь он мечтал о молодых, изысканных женщинах. Вдруг появляется такая женщина, и заставляет его поверить, что будет принадлежать ему. Он считает, что ключ к этому — деньги.

— Хотите сказать, что он придумал эту операцию? — спросил судья.

Шанаги пожал плечами. — Вряд ли. Он мог дать повод или как-то предложить. Не сразу, наверное. Я не знаю, как все случилось. Я даже не знаю, прав ли я, но мы проверим.

Он повернулся к двери. — Судья, не хотите пойти со мной? И ты Джош?

Том Шанаги дошел до магазина. Его шаги отдавались эхом, когда он шел впереди Макбейна и Джоша Лунди. Он подождал их у двери, на которой висела табличка "Закрыто".

Такая же табличка, как всегда, заметил Джош.

Том постучал в дверь, и звук пусто отозвался внутри. Он подождал, прислушался, ничего не услышал и снова постучал.

— Его комната позади магазина. Сбоку есть дверь.

Опять Шанаги шел впереди. Его преследовало гнетущее чувство. Втайне он надеялся, что найдет Холструма дома. Он не хотел понапрасну взваливать вину ни на одного человека, и хотя все указывало на Холструма, он мог ошибаться. Он надеялся, что ошибается. Том знал, что такое смерть мечты и какая пустая мечта была у этого человека. Еще хуже для Холструма было бы, если бы его мечта стала явью, поскольку что могут сказать друг другу двое таких людей? Что они вместе могут сделать? Иногда полезнее иметь мечту и забыть про явь.

Шанаги постучал в заднюю дверь, но ответа не последовало. Джош прошел на конюшню.

— Его лошади нет, — прокричал он.

Шанаги взялся за ручку двери и заколебался. Ему претило входить в чужой дом без приглашения. Тем не менее он толкнул дверь плечом, и слабенький замок сломался.

Им открылась комната со скромным убранством. На полу — ковер, два стула и старая кожаная софа. На стенах — две картины с мистическим, неземным сюжетом, словно воплощение фантазий Эдгара По — явно оригиналы.

В комнате было немного книг, несколько сборников стихов, но разрезаны были только первые страницы, как будто их хозяин дочитал до этого места и бросил. Стояла полупустая бутылка виски со стаканом и чуть отпитая бутылка сухого французского вина.

Постель была прибрана и аккуратно застелена. Одежда в шкафу аккуратно развешана. Ящики были наполовину выдвинуты, словно Холструм собирался в спешке.

Все ящики были пустыми, кроме одного: там лежал воздушный носовой платок, обшитый кружевами — возможно память о девушке, с которой Холструм виделся давным давно. Шанаги вынул его, взглянул и опустил обратно в ящик. Он вспомнил, что говорил ему то ли Холструм, то ли кто-то другой о том, как он смотрел в окно на элегантно одетые танцующие пары. Ну, Холструм до сих пор смотрел в окна и до сих пор стоял снаружи.

Шанаги тихо чертыхнулся, и Макбейн посмотрел на него. — Он опять опоздал на свой праздник. Жаль, что он ни разу не успел.

— В тебе есть сострадание, сынок. Трудно найти его у блюстителя порядка.

— Чаще, чем вы думаете, — сказал Шанаги.

— А может Холструм на этот раз успел.

— Нет. — Шанаги медленно покачал головой. — Я знаю тот тип людей, с кем он связался, а он — нет. Он думает о ней и о том, что они будут делать в каком-нибудь большом городе. Она думает только об этих деньгах и о том, что сможет на них сделать. А Джордж думает о деньгах и как бы звладеть всеми или большей их частью. А я думаю о другом человеке, по-моему, это тот, которого зовут Макбрайд. Я думаю, он собирается заполучить все деньги и знает, как это сделать. И они все ошибаются, если я остановлю кое-кого здесь.

— Здесь?

— Нам нужно взять билеты.

Шанаги закрыл за собой дверь, притворив ее как можно плотнее. По переулку они шли вместе. Теперь на улице стояли люди, некоторые разговаривали, показывая туда, где разыгралась перестрелка.

Шанаги остановился. — Так говоришь, я убил их?

— Обоих, — сказал Джош. — Точно в яблочко. Я не видел стрельбы точнее. Уилсон Драко стоял здесь на ступеньках. Он упал прямо сюда, а Денди, который работате в отеле…

— Клерк — из семьи Драко? Тот, с винтовкой?

— А ты не знал? Конечно, он из семьи Драко. Он тебя ненавидел.

Они остановились на деревянном тротуаре напротив салуна Гринвуда.

— Судья, Джош, мы поедем недалеко. Но в конце будет стрельба, а когда на карту поставлены такие деньги, им все равно, кого они убьют или сколько.

— В далеком детстве вместо погремушки у меня был револьвер, — сухо сказал судья. — Я дрался с индейцами, когда был безусым юнцом, и четыре года воевал на Гражданской войне. В перестрелке я могу выстоять, как и любой другой.

— Хорошо. — Шанаги помолчал. — Судья, мы поедем на вечернем поезде. Джош, пойди купи билеты. Не говори, куда мы едем, просто возьми билеты до Канзас-сити. — Шанаги вынул из кармана деньги. — И прежде всего не говори этому железнодорожному агенту или любому, кто едет с нами. Если будут приставать, скажи, что покупаешь билеты для Пендлтонов.

— Думаешь, он тоже замешан? — спросил Макбейн.

— Да.

— А машинист? А кондуктор?

— По-моему, им сунули несколько долларов, чтобы они ничего не замечали. А если кто-нибудь вмешается, загородили дорогу. Они все верно рассчитали. Мне кажется, они тренировались в загрузке фургона, и их ожидали лошади. Наверное они гнали до ранчо Холструма, а там пересели на свежих. Сейчас они поворачивают обратно к железной дороге.

— А что если нет?

— Тогда я остался без работы. Но взгляните на это с другой стороны. Некоторые из этих людей с Востока. Железную дорогу они знают. На лошадях им придется ехать очень долго, прежде чем они куда-нибудь доберутся. Они не имеют представления, что мы разгадали их план, и думают, что мы здесь рыщем кругами. Когда подойдет поезд, и они захотят на него сесть, мы будем их ждать. Если повезет, мы их схватим без стрельбы, но на это нажды мало.

Это был рискованный ход, и Шанаги это знал. Он проверил револьверы.

Судья, — Том увидел, что возвращается Джош с билетами. — еще одна деталь. Может я понял ее правильно, а может нет. Кто-то однажды сказал: "Нужен вор, чтобы поймать вора". Ну, я не вор, но в Нью Йорке я их много знал. Мне кажется, мы имеем дело с самым паршивым тройным обманом, который мне когда-нибудь приходилось видеть.

— Пойдем на станцию, — предлжил Гринвуд.

— Подождите. Услышим свисток и пойдем. Здесь меньше ста ярдов. То, что происходит сейчас, началось, когда вы собрались и решили привезти деньги, чтобы расплатиться за скот. Я не знаю, чья это была идея. Может она возникла сразу у двух-трех, но я знаю, что есть человек, который не только хотел получить все деньги, но был к тому же злым и мстительным. Они думают, что выиграли. Деньги у них или пока у них. Остается одно: убить человека, который причинил им столько неприятностей, и сделать это без риска.

— Без риска? Тебя? — воскликнул Джош. — Ты рехнулся! Я видел, как ты стреляешь и ни один…

— Правильно, — спокойно сказал Шанаги, — значит…

По улице в их сторону шла миссис Карпентер.

Глава 20

Она была в модном аккуратном платье для путешествий, с маленьким чепчиком на волосах. В руке она держала сумочку.

— Вы сошли с ума! — сказал Гринвуд. — Зачем?..

— Ходят слухи, что я убил ее мужа. Она — убитая горем вдова. Кто еще здесь, на Западе, может убить человека и остаться безнаказанным? И даже получить благословение большинства горжан?

— Хочешь сказать, что она тоже в этом участвует?

— Наверное не с начала, но можете ставить последний цент, что план разработала она. И теперь, если она убьет меня, то сядет на поезд богатой женщиной, не разделив награбленное ни с кем, кроме брата.

— Но золото увезли!

— Возможно, но я сомневаюсь. По-моему, золото так и не сгрузили с поезда.

Миссис Карпентер шла к ним, и ее рука скользнула в сумку. Она остановилась. На ее худом, довольно привлекательном лице обозначились неожиданно суровые морщины.

— Шериф, вы плохой человек! Вы убили моего мужа! Убили и попытались сжечь.

— Конечно, мэ, — сказал Шанаги, — но вы чуть опоздали. Все кончено. Мы знаем, что произошло и как это произошло. Мы знаем, что именно вы убили своего мужа, что именно вы закрыли двери конюшни и подожгли ее. Вы вместе с братом хотели украсть все золото.

Уголки ее глаз сузились, рот поджался. — Не имею понятия, о чем вы говорите…

— Миссис Карпентер, у меня нет ни малейшего желания быть грубым с женщиной — даже с той, которая убила мужа, а возможно и других. Поэтому… Не пытайтесь вынуть оружие из сумки, потому что я…

Ее рука начала подниматься из сумки, но почти нехотя Шанаги выбил сумку левой рукой, а правой поднял ствол направленного на него револьвера, выкрутив его в сторону и вверх. Она вынуждена была отпустить его или остаться со сломанным пальцем. Она отпустила. Шанаги передал револьвер судье Макбейну.

— Все кончено, миссис Карпентер. Ничто не помогло.

Она оставалась очень спокойной. Суровое выражение лица стало тенью в ее глазах, его заменило насмешливое презрение. — Вы такой ничтожный человечек, шериф, вы так довольны, что отняли оружие у женщины. Мистер Холструм покажет на суде…

— Мистер Холструм мертв.

Макбейн резко повернулся, а Джош смотрел на него широко раскрытыми глазами.

— А если нет, то я буду очень удивлен. Понимаете, миссис Карпентер, другие думали точно так же, как и вы. За пределами города нужда в Холструме отпала, так зачем с ним делиться? Бьюсь об заклад, что они убили его где-нибудь между его ранчо и той маленькой станцией в тридцати милях к востоку, где они решили вновь сесть на поезд. — Том улыбнулся. — Сесть с тем, что они считают золотом.

— Ты хочешь сказать, что его у них нет? — воскликнул Гринвуд.

— Как я уже говорил, оно осталось на поезде. То, что они сняли у водокачки, — "кукла", несколько специально подготовленных ящиков. Брат миссис Карпентер, как служащий станции, сумел подменить документы. Ящики с деньгами отвезли обратно в Канзас-сити, где их забрала бы миссис Карпентер.

— Ты утверждаешь, что их уже отвезли обратно?

— По-моему, они вчера уехали на запад, а сегодня будут на вечернем поезде, на который мы сядем.

Миссис Карпентер стояла, не шевелясь, ее руки сжимали сумочку, глаза невидяще смотрели в пространство. Однако, хоть она и была потрясена, узнав, что все ее хитроумные планы провалились, Шанаги подозревал, что ее мозг лихорадочно работает в поисках выхода.

— Я хочу домой, — вдруг сказала она.

Шанаги покачал головой. — Вы плохо соображаете, миссис Карпентер. Вы арестованы. Но вам бы надо подумать о своих друзьях, если их можно так назвать.

Она непонимающе поглядела на него.

— Если они уже не обнаружили, что у них нет золота, они обнаружат это очень скоро. И когда они поймут, что случилось, они начнут искать вас. Конечно, вы планировали к этому времени сидеть в безопасности в поезде, направляющемся на Восток. Но вы туда не поедете, и они тоже. — Том помолчал. — Поэтому я вас запру до нашего возвращения.

Она посмотрела на него с презрением. — Вы прикуете меня к коновязи, как тех, других?

Он покачал головой. — Нет, миссис Карпентер. У Холструма была кладовая, где мы вас и оставим. Надеемся, вам недолго придется ждать нашего возвращения.

Вдали засвистел паровоз.

— Гринвуд, — сказал Шанаги, — вы запрете ее? И, если хотите, оставайтесь здесь. Сегодня приедет Винс Паттерсон с ребятами, они захотят выпить. Найдите Винса и расскажите ему все, что произошло. Расскажите ему все.

Они направились к станции. Паровоз снова засвистел, но все еще вдали. Джош залез в карман.

— Между прочим, это письмо пришло к вам в отель. Я увидел его, когда мы выносили клерка. Ну, Денди Драко. Я подумал, оно вам нужно.

Шанаги взглянул на письмо. Он узнал почерк. Оно было от Джона Моррисси. Но у Тома не было времени прочесть его. Ничего, подождет до более спокойных времен. Он положил письмо в карман рубашки.

В первый раз он обратил внимание на свою внешность. Рубашка была сильно порвана. Лицо болело и в некоторых местах онемело от нескольких полученных от Мурхауза ударов. Он даже не помнил их. После драки ничего не помнишь, кроме, пожалуй, самых сильных ударов.

Поезд приближался. Станционный служащий вышел на платформу. Он посмотрел на них, остановился и хотел было вернуться обратно.

— Не надо этого делать, — спокойно и как бы между прочим сказал Шанаги. Тот посмотрел на Тома и облизал неожиданно пересохшие губы. Он пытался решиться на что-то, и Том Шанаги вспомнил, что у станционного служащего было оружие, вполне возможно, что в конторе.

— Он не шутит, Берт, — сказал Джош Лунди. — На твоем месте я бы не дергался.

— В чем дело? Я не понимаю, что происходит.

— Поехали с нами. Поймете.

— С вами? Я не могу оставить свой пост. Вы меня не заставите…

— Это не надолго. — Шанаги улыбнулся. Как-нибудь на днях нам придется сесть и поговорить о вашей сестре. Она интересная леди. Вот тот разговор займет у нас гораздо больше времени.

— О Хелен? То есть о миссис Карпентер?

— Да.

— Не представляю, чего вы от меня хотите, шериф. Послушайте, мне надо в контору принять сообщения и передать, что утренний поезд прошел мимо станции.

— Потом. А сейчас мы немного проедемся и встретим ваших друзей. Если они еще не обнаружили, что вы двое их обманули, им надо погрузить на поезд тяжелые ящики. А если обнаружили, они будут искать вас с сестрой.

Лицо Берта приняло болезненный вид. — Шериф, я не знаю, о чем вы говорите.

— Знаете. — Шанаги смотрел, как останавливается поезд. — Обыщи его и посади на поезд, — сказал он Джошу. — Я только схожу проверю машиниста.

Поезд вел другой машинист — плотный, крепкий мужчина с седыми волосами и красным лицом.

— Меня зовут Шанаги, — сказал Том. — Я шериф этого города. У нас кое-что случилось, и мы поедем с вами. Примерно в тридцати милях на полустанке вас будет ждать несколько мужчин и вероятно одна женщина. Остановите поезд и ложитесь на пол, наверное придется пострелять.

Войдя в вагон, Шанаги обратился к Джошу: — Предупреди меня, когда будем подъезжать к полустанку. Я хочу поговорить с Бертом. — Том посмотрел на судью Макбейна. — Судья, вы не хотите принять участе в разговоре? Вероятно, если мы найдем правильные вопросы, ему удастся остаться в живых.

— Мне удастся остаться в живых? — Берт хотел встать, но Шанаги толкнул его на место. — Что это значит?

Шанаги улыбнулся. — Ну вот что! Вы с сестрой обманули своих подельников. Вы же не думаете, что им это понравится? Вы имеете дело с довольно крутой компанией, Берт, и теперь, когда ваши планы провалились, они будут подозревать вас и никого другого. Они будут ждать на полустанке, но если вы заговорите и расскажете все, что знаете, мы, вероятно, сможем вас спасти.

— Меня не надо спасать, — запротестовал Берт. — Мне нечего…

— Тогда вы не будете возражать, если мы ссадим вас на следующей остановке, где вы встретитесь с Джорджем и Пином? Они ведь будут там.

— Поезд не остановится, — снова протестующим тоном сказал Берт. — У вас ничего не выйдет. Я послал указания.

— Конечно послаи. Я только что отменил их. Я знаю, что вы с сестрой рассчитывали быть на этом поезде и пролететь мимо своих старых друзей, оставиви их стоять на платформе. Так ведь было задумано? Золото было бы у вас, а у них — всего лишь несколько тяжелых ящиков. Ну, теперь мы там остановимся, но лишь для того, чобы высадить вас.

Берт взмок, на лбу у него выступили капли пота. Его лицо приобрело еще более болезненное выражение, а глаза широко раскрылись. — Шериф, вы не сможете этого сделать! Вы не сможете высадить меня! Да это будет чистое убийство!

— Хотите сказать, что я сделаю с вами то же, что сестра сделала со своим мужем? Что ваши сообщники сделали с Холструмом?

— Холструм? Он мертв?

— Мы точно не знаем, но он уехал с ними и с той женщиной, к которой питал слабость, но бьюсь об заклад, что как только они решили, что награбленное у них в руках, он перестал быть им нужным. Ну, вы знаете, как это бывает. Они будут делать точно так же, как вы с сестрой. Вы хотели получить все.

— Где она?

— Она у нас. — Шанаги вынул из кармана большие серербряные часы. Осталось недолго. Джош, ты что-нибудь видишь?

— Еще рано.

Шанаги встал. — Судья, вы не поговорите с этим человеком? Нам осталось примерно миль двадцать, и если он к тому времени ничего не скажет, я просто выкину его на полустанок. Уговорите его, если сможете, а я пока схожу в грузовой вагон.

В следующем пассажирском вагоне ехоли только трое. Шанаги прошел через него и открыл дверь в багажный.

Кондуктор, казалось, испугался, когда вошел Шанаги, но вздохнул с облегчением, увидев его шерифскую звезду. — чем могу помочь, офицер?

Шанаги осмотрелся, не зная, где искать золото. — Я хочу осмотреть ваш самый тяжелый груз, сказал он.

— Самый тяжелый? — задумчиво протянул кондуктор. — У нас их несколько. — Он показал на крепко сколоченные ящики. — Вот тут самые тяжелые.

— Где их погрузили?

Кондуктор пожал плечами. — Когда я принял вагон, они уже лежали здесь. — Он взглянул на ярлыки, привязанные к ящикам. — Канзас-сити, Х.Р. Карпентер. На ящиках тоже так написано.

— Это краденый груз, — сказал Шанаги. — Если проверите документы, то увидите, что такой же груз был отправлен вчера Гринвуду, Холструму и Карпентеру. Все сойдется.

— Вы заберете его?

— Заберем от имени адресатов. Я дам расписку. Со мной судья Макбейн.

— Не знаю, смогу ли я это сделать, шериф. Может мы…

— Оставьте это нам. И еще: когда позд остановится, ни в коем случае не открывайте двери. На вашем месте я бы лег на пол за этими ящиками и не вствал бы, пока поезд не тронется.

— Будет стрельба?

— Если я не ошибаюсь, будет, но мы тоже примем в ней участие.

Поезд замедлил ход. Шанаги быстро пробежал через вагоны обратно.

Джош стоял у двери с вичестером, рядом с ним был другой человек. — Это Джоэль Стронг. Он ехал на поезде, а когда узнал, что происходит, вызвался помочь нам.

— Я его помню. Он разговаривал с судьей в то утро, когда я приехал в ваш городок. Ладно, считайте себя полноценным помощником шерифа.

Шанаги подошел к Макбейну. — Ну, Берт, у вас есть, что нам рассказать?

Он признался, — сказал Макбейн. — У нас есть все улики.

Поезд замедлял ход для остановки на полустанке. Шанаги вынул из кобуры револьвер и еще раз проверил его. Потом второй.

Джордж… Он должен уметь обращаться с оружием, он знал это. Макбрейд был человеком, который заставил его спрыгнуть с идущим полным ходом поезда. Если бы все вопросы можно было бы решить без стрельбы, было бы прекрасно. Но Шанаги в это не верил.

Макбейн стоял рядом с ним. — Это началось, когда Гринвуд и Холструм поехали в Канзас-сити договориться о перевозке золота, — сказал он. — Та блондинка — я точно не разобрал ее имени — обедала с друзьями и услышала о том, как они заходили в банк и договаривались о переправке золота. Раньше она была богатой и мечтала разбогатеть снова. Ей пришла в голову идея. Она знала Джорджа, знала, что он игрок и кое-что похуже.

это очень холодная и рассудительная женщина. Она знала наверняка, что ей нужно, и верила, что сможет о себе позаботиться. Она как бы случайно познакомилась с Холструмом и подыграла ему, согласившись приехать посмотреть наш город, а приехав, тут же стала рассказывать, какие приятные местечки есть в Чикаго и Нью Йорке и что там можно сделать, если у тебя есть деньги.

Она не сблизилась с Холструмом, и это раздразнило его еще больше. Кажется, завоевать его было до боли просто. Он сказал, чтобы она не появлялась в городе, когда прибудут деньги, потому что Винс Паттерсон и его люди могут попытаться сжечь город до тла.

Именно она предложила воспользоваться случаем и украсть деньги. Кто бы потом нашел виновного? Ей все время помогал Джордж, он же нашел других.

Миссис Карпентер услышала о перевозке золота от своего мужа. Некоторая часть денег — небольшая — принадлежала ему. К этому времени ей не нужны были ни муж, ни городок.

Она видела в городе блондинку, видела, как Джордж что-то с интересом обсуждает с Холструмом, и она не была дурочкой. Она женщина, которая никому не доверяет и всех подозревает. Зная о золоте, она стала подозрительной. Она поговорила с Бертом о грузе, когда он прибудет и что с ним сделают. Сколько времени золото простоит на платформе и, если кто-нибудь собирался его украсть, как это можно сделать.

Берт испугался, но она его преследовала. Преследовала вопросами и наконец спросила, зачем вообще его сгружать. Если его собирались украсть, почему бы не поменять место назначения и не отправить его в другой город? И чем больше он об этом думал, тем соблазнительней казалось дело.

Берт клянется, что не пошел бы на это, если бы не думал, что золото все равно украдут. О том, что золото можно разгрузить у водокачки, он не догадался.

Том Шанаги подошел к двери вагона. Полустанок представлял собой снятый с колес вагон с деревянной платформой перед ним. Он увидел несколько лошадей под седлом и несколько вьючных.

На платформе находился только один человек. Рядом с ним стояли несколько аккуратно сложенных ящиков. По всей видимости грабители не узнали, что их обманули. Когда поезд остановился, человек шагнул вперед.

— Открывайте! — закричал он. — У нас груз!

Никто не ответил. В нетерпении человек шагнул ближе. — Эй, там! Открывайте!

Том Шанаги посмотрел на вагончик без колес, служивший станционным зданием. У него было одно маленькое окошко и одна дверь, из которой можно было выходить только поодиночке.

— Джош, — сказал он, не поворачивая головы, — если начнется стрельба, всади пулю в то окошко.

Шанаги вышел на платформу. — Я могу чем-нибудь помочь? — спросил он.

На его шерифской звезде заиграло солнце, и человек потянулся к револьверу. Тут же в дверном проеме появился еще один. Это был Джордж Алкотт.

Шанаги в одно мгновение выхватил револьвер и выстрелил в Джорджа, который, как он подозревал, владел оружием лучше остальных. Второй выстрел достался человеку у ящиков.

Джош спрыгнул на платформу, стреляя в окошко вагончика. Изнутри послышался крик, и все кончилось так же быстро, как и началось.

Джордж лежал в двери вагончика. Человек, стоящий рядом с ящиками прижимал к груди окровавленную руку, его револьвер валялся у его ног.

Том Шанаги подошел к двери вагончика и сказал: — Вы, внутри, выходите с поднятыми руками.

С минуту они колебались, и Шанаги сказал достаточно громко: — Если вы воображаете, что эти стены вас прикроют, я вам вот что скажу: пуля 44-го или 45-го калибра пробивает шестидюймовую сосновую доску. Здесь толщина стен примерно дюйм. Выходите с поднятыми руками, или мы сделаем из этого вагона решето.

Они вышли — внчале еще один незнакомец, потом молодая женщина и последним Пин Макбрайд.

— Где Холструм? — спросил Шанаги.

Никто не ответил. Лицо женщины было осунувшимся, губы поджаты. Она испуганно и сердито смотрела на Тома.

Переступая через тело Джорджа, она сжалась и подхватила юбку. Она даже не взглянула на человека, сидящего на ящиках. Он прижимал руку к груди и тихо, монотонно ругался.

Шанаги подошел к Макбрайду и вынул из кобуры его револьвер. Макбрайд с ненавистью смотрел на него. — Будь ты проклят! Мне надо было убить тебя!

— Ты мог убить меня, заставив спрыгнуть с поезда, — ответил Шанаги. Если тебе будет приятно, то могу сообщить, что заставив меня спрыгнуть с поезда и выбросив вслед мне вещевой мешок, ты сорвал весь спектакль.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Во-первых, ты меня разозлил. Во-вторых, шмотки, которые ты выкинул с поезда, принадлежали Ригу Барретту. Его оружие было заветнуто в одеяла. Том улыбнулся. — Понял? Если бы не твой дурацкий гонор, ваш план мог был и сработать.

Глаза молодой женщины пылали яростью. — Чем, по-вашему, вы занимаетесь? — требовательно спроила она. — Я всего лишь ждала поезд.

— Вот и хорошо. — Том улыбнулся ей. — Он стоит перед вами. Но прежде чем посадить вас на поезд, нам бы хотелось взглянуть на эти маленькие красивые ящики. Так вот, в этих ящиках должно находиться тысяч двенадцать двадцатидолларовых золотых монет и около десяти тысяч серебром.

Молотком, взятым у машиниста, Шанаги отбил пару досок. Он приподнял их и разорвал матерчатую упаковку. — Взгляните все.

Макбрайд сердито отвернулся. — Не надо мне ничего показывать! — Его голос прервался, и он уставился на ящики, постепенно бледнея.

Они были забиты гайками, болтами и шурупами.

Глава 21

Заметив его выражение лица, блондинка обернулась. Когда она увидела содержимое ящиков, Шанаги на мгновение показалось, что она сейчас заплачет. Потом ее лицо приняло тяжелое, безобразное выражение.

— Если ты жулик, — мягко сказал Шанаги, — то часто приходится иметь дело с нечестными людьми.

— Кто это сделал? — требовательно спросил Макбрайд. — Какого дьявола?..

— Похоже, вас, ребята, надули, — сказал Шанаги. Он повернулся к Джошу. — Вы с Джоэлем свяжите всех, включая леди. Послушайте меня и приглядывайте за ней в оба.

Молодая женщина продолжала сжимать в руке сумочку, поглядывая на поезд. Том протянул к сумочке руку, но блондинка не хотела ее отдавать, и ему пришлось выдернуть ее. Открыв сумочку, он обнаружил там небольшой двуствольный пистолет 44-го калибра. Он показал его Стронгу и Джошу. Опасно быть неосторожным.

— Что случилось с золотом? — опять спросил Макбрайд.

— Если история попадет в газеты, оттуда и узнаете, — сказал Шанаги. Он повернулся к Джошу. — Грузите их.

— Куда мы едем? — спросил от двери судья Макбейн.

— Обратно в город, — ответил Том. — Я поговорю с машинистом.

Состав начал пятиться по рельсам. Шанаги пошел вперед к почтовому вагону. Когда он открыл дверь, кондуктор покачал головой. — Ну и испугали вы меня своей пальбой.

— Не волнуйтесь. Кажется, все кончено.

Шанаги посмотрел на груз и направился в вагон, где ехали арестованные. Несмотря на робкие протесты, Макбейн пересадил остальных пассажиров в другой вагон, а в этом остались только они и арестованные грабители.

Джош выбрал место в одном конце вагона напротив бандитов, а Джоэль Стронг — на другом. Двух бандитов посадили вместе. Макбрайд сидел отдельно, так же, как и молодая женщина.

Шанаги устал. Сказывались дни, когда он только и делал, что думал и переживал. Он остановился рядом с Макбрайдом. Вы тот, кто застрелил осла старика-охотника рядом с водокачкой?

Макбрайд взглянул на него снизу вверх. — За это мне тоже будет предъявлено обвинение?

— Нет, — сказал Шанаги. — Думаю, что попытки украсть золото и убийства Холструма для вас достаточно. К этому прибавьте нападение на Рига Барретта, вооруженное сопротивление при аресте и еще многое другое. Однако вот вам мой совет: если вам выпадет случай бежать, не пользуйтесь им.

— Что это значит?

— Тому старику, чьего осла вы убили, не надо ничего, лишь бы пострелять в вас. Если убежите, я даже не поеду вас искать, он сам все сделает.

— Этот старый сморчок? Надо было пристрелить и его, и осла.

— Ну, теперь поздно говорить, а старик этот — крепкий орешек. И очень любил своего осла. Он сильно переживает.

Когда поезд задом подал на станцию, на платформе стоял Гринвуд. Он смотрел, как из вагона вывели арестованных и вынесли тело Джорджа.

— А Холструм? — спросил он.

— По-моему, они его убили. Они ничего не говорят, поэтому я сам поеду его искать. Во всяком случае, я его не видел.

Шанаги сам помог разгрузить ящики с золотом. — Вот, Гринвуд, — сказал он, — теперь вам хватит денег, чтобы расплатиться со скотоводами.

Гринвуд посмотрел на ящики и покачал головой. — Том, будь я проклят, если знаю, что ответить. Ты спас город и наши деньги тоже, и хорошо же тебе за это отплатили.

Устройте меня обратно в отель, больше я ни о чем не прошу.

— Нет проблем. Теперь все знают, кто убил Карпентера, и большинство сожалеет о том, как они вели себя. — Он помолчал. — Кстати, в город приехали твои друзья, по крайней мере, они про тебя справшивали.

— Друзья? Я никого здесь не знаю.

Гринвуд закурил сигару. — Они, похоже, не отсюда. Я бы сказал, что они с Востока. Их четверо.

С Востока? Кто? Вдруг Шанаги вспомнил про письмо Джона Моррисси. Он нащупал его в Кармане и распечатал.

"Дорогой Том,

тебе не обязательно приезжать обратно, если не хочешь. То, что ты начал при отъезде, сработало прекрасно, и людей Чайлдерса больше нет — их вычистили. Однако на твоем месте я бы поостерегся: Чайлдерсы все еще крутятся здесь, и единственный, кто им нужен, — это ты.

Локлин чувствует себя хорошо и передает привет.

Мой совет: оставайся на Западе. Ты слишком хороший парень для этой жизни, ты мог бы выбрать себе место в той новой стране, как сделал это я, приехав в Нью Йорк."

Внизу стояла размашистая подпись: "Джон Моррисси".

Пока он читал, Гринвуд наболюдал за ним. — Что там? Плохие новости?

Шанаги сложил письмо и убрал его в карман. Семья Чайлдерсов была родом с Запада или Северо-запада и поэтому могла знать эту округу. Найти его нетрудно, особенно если кто-нибудь присматривал за почтой Моррисси. Это письмо, вероятно, было написано в тот же день, когда Джон получил его записку. Даже если не принимать его в расчет, на Запад вели всего две железные дороги, а поезд — единственный путь к бегству с Востока.

— Может быть и плохие, — согласился Том. — Те люди, которые меня разыскивали, возможно старые враги из Нью Йорка.

Глядя на улицу, он коротко все объяснил. Улица была оживленной, люди входили и выходили из магазинов, потому что сегодня суббота, всегда большой день в городе.

— Если они те, кто я думаю, — сказал Шанаги, — это касается только меня. Они охотятся за мной и ни за кем больше.

— Вы наш шериф, — мягко возразил Гринвуд, — и мы не любим, когда посторонние люди суются в наши дела. — Он усмехнулся. — Я не про вас.

— Знаете, — сказал Шанаги, — из них всех мне жалко только Холструма. У него была мечта. Может глупая, может нет. Кажется, это все, что он хотел от жизни.

— Нам будет не хватать Карпентера. Он был хороший человек.

— Да, — сказал Шанаги. Он наблюдал за отелем. Где гости? Знали ли они, что он вернулся? Он огляделся, выжидая.

Подошел судья Макбейн. Мы заперли ваших арестантов. Эта молодая женщина хочет с вами поговорить.

— Хорошо. — Том направился вслед за Стронгом.

Ее заперли в отдельной кладовой в магазине Холструма, там, где он держал мешки с мукой, сахаром и семенами.

Когда он вошел, она быстро поднялась. — Шериф, вы можете мне помочь. Мне надо выбраться отсюда.

— Что вы хотите сказать?

— Мне нужно выпутаться из этого дела. Я и не представляла… То есть, я не хотела, чтобы это случилось! Это невозможно! То есть, моя семья, мои друзья…

— Об этом надо было думать раньше.

— Как? Я не представляла…

— Вы не представляли, что вас поймают, так? Вы не представляли, что попадете в тюрьму, что вас будут судить за попытку грабежа и убийство?

— Убийство? — Она застыла от ужаса. — Вы же не думаете, что я имею отношение к убийству!

— Начали все это дело вы, мэм. Вы были вдохновительницей, и как таковая, виновны больше всех. Вся штука в том, мэм, что никто не совершал бы преступлений, будь он уверен, что его поймают. Каждому преступнику кажется, что он останется безнаказанным.

— Но раньше я ничем подобным не занималась! Шериф, это мое первое нарушение закона, и, поверьте, оно будет последним. Разве это не считается?

— Я буду относиться к вам так же, как вы отнеслись к Холструму.

— Но он мертв!

— Правильно, мэм. Мистер Карпентер тоже. И все потому, что жадная, эгоистичная женщина хотела получить больше, чем имела. Если вы сможете оживить их, мэм, приходите просить меня о помощи. Каждый мужчина и каждая женщина должны оценивать последствия своих поступков, а сами поступки надо оценивать до того, как они совершены, а не после. Рыдания вам не помогут, мэм.

Умоляющий, удрученный взгляд исчез. Вместо него Шанаги увидел неприкрытую ненависть, но не стал больше ни говорить, ни слушать.

Когда он закрыл за собой дверь, он почувствовал себя лучше. Неожиданно ему захотелось, чтобы все скорей закончилось. Ему хотелось сесть и спокойно пообедать, выпить чашку кофе, но больше всего ему хотелось увидеть Джейн.

Грабителей увезут судить куда-нибудь на Восток. Несомненно, его вызовут свидетелем, как и Гринвуда, судью Макбейна и других. И Берта, который оказался главным свидетелем обвинения.

Когда Шанаги вышел из магазина Холструма, напротив салуна Гринвуда стоял Джош Лунди с судьей Макбейном и Джоэлем Стронгом. Гринвуд вышел, когда появился Шанаги. Все были вооружены.

— Что такое? — спросил Том. — Еще одна война?

— Может быть. Там Чайлдерсы. Они говорят, что ищут тебя.

— Спасибо, джентльмены, но это моя проблема.

— Не только, если их четверо, а ты — наш шериф.

Том Шанаги не сделал и пары шагов6 когда услышал за спиной движение и мягкий топот копыт. Мимо него проехали несколько всадников. Другие выезжали из проулков, медленно окружая отель. На крыльце он мельком увидел людей Чайлдерса, потом их загородили по меньшей мере двадцать человек на конях.

Шанаги остановился и увидел за крупами коней, как людей Чайлдерса выпроваживают к станции человек десять всадников, все с винчестерами.

Один из них повернулся и подъехал к нему. Шанаги узнал Реда, ковбоя Винса Паттерсона, с которым он разговаривал около походной кухни. — Мы только вежливо проводим их на станцию. Мы ведь не можем допустить, чтобы подстрелили человека6 который обещал угостить всех выпивкой, так ведь?

— Это была моя драка, возразил Шанаги.

— Какая драка? — невинно спросил Ред. — Ладно, ирландец, не кипятись. Пошли-ка лучше вон в то питейное заведение.

Шанаги повернулся и направился обратно к салуну. Едва он подошел к бару, как в салун шагнул Винс Паттерсон.

— Все в порядке, шериф?

— Конечно, все в порядке. Угощайтесь. Как напомнил мне Ред, я плачу за всех.

— С удовольствием. — Винс Паттерсон взял стакан и сказал: — Пара моих ребят нашла труп вашего лавочника в нескольких милях к югу. Мы его привезли. Его застрелили в затылок с близкого расстояния.

— Нам пришлось тяжело, — признался Шанаги. — Очень тяжело.

— Мои ребята рады быть здесь, — заверил его Винс, — и я уверен, из-за них скандалов не будет.

— Ред, — сказал Шанаги, — вы с парнями оставите здесь оружие, пока находитесь в городе?

Ред пожал плечами. — Похоже, у нас нет другого выхода. — Он усмехнулся. Я не хочу6 чтобы меня расстреляли ваши разъяренные горожане.

Том Шанаги допил и вышел вместе с Винсом.

— Почему бы нам не проехаться к Пендлтонам? — предложил Винс. — Я слышал, там есть молодая леди, которая страстно желает вас видеть. И, добавил он, — у нее на руках джентльмен, выздоравливающий после серьезного ранения, человек по имени Риг Барретт, который захочет выслушать из первых рук доклад своего заместителя, о котором он никогда не слышал.

Шанаги въехал в город, когда солнце давно уже село; на улице его встречал Джош Лунди. — Пин Макбрейд сбежал, — сказал он. — Кто-то открыл дверь и выпустил его.

Шанаги спешился и передал коня Джошу. — Поставь его, пожалуйста в конюшню. Мы найдем труп утром.

— Труп?

Риг Барретт у Пендлтонов. Джейн попросила Енота Адамса помочь перевезти его к ней, там они смогут лучше за ним ухаживать.

— Как насчет Пина?

— Никак. Я уверен, что мы найдем тело к востоку от города недалеко от водокачки. Найдем останки мертвого осла. Пин будет лежать рядом.