antique_ant Эсхил Орестея. Плакальщицы ru Вячеслав Иванович Иванов sld FictionBook Editor Release 2.6 29 November 2010 C28F8E71-0CEE-4384-A5BC-33659E40508A 1.0

v.1.0 - текст импортирован из http://lib.ru/POEEAST/ESHIL/eshil_plac.txt - ноябрь 2010

v.1.0.1 - отредактирована структура элементов и оформление, текст вычитан - ноябрь 2010

Эсхил. Трагедии. Наука М 1989

ОРЕСТЕЯ

ТРАГЕДИЯ ВТОРАЯ

ПЛАКАЛЬЩИЦЫ (ХОЭФОРЫ)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Эгисф Клитемнестра Орест Электра Пилад Килисса, Орестова мамка Хор плакальщиц (хоэфор), невольниц царского дома, совершающих надгробные возлияния и поминальные обряды Дворцовый Вратарь Раб Эгисфа

ПРОЛОГ

В стороне от орхестры могильный курган Агамемнона; за орхестрою — дворец Атридов. На кургане стоит Орест; у подножия кургана — Пилад, юноша, на вид немного старше Ореста. Орест вооружен мечом; Пилад держит в руке два легких копья. Орест Подземный Гермий, отчих опекун державств, Спасителем явись мне и споспешником! В отечество пришел я, и глашатаем Над сим курганом кличу: я пришел, отец! Ты слышишь ли? Первину от кудрей моих Взял Инах быстротечный: постриг мужества Потоку предку. Вот другая прядь — отцу Дань скорби! Не стенал я по тебе с семьей, Руки не поднял к мертвому на выносе… Склоняется в безмолвной молитве. Потом сходит с кургана. 10 Но что я вижу? Шествие унылое! Выходят в покрывалах черных женщины, Обряд какой-то правят. Горе ль новое И похороны в доме? Плач творят. По ком?.. Иначе загадаю: тень отца идут Ущедрить миротворным возлиянием? Конечно, так! И в сонме не сестра ль моя, Электра?.. Всех печальней, безутешная!.. Дай помощь сыну-мстителю, воздатель Зевс! Небесным поборай мне изволением! 20 Пилад, отступим в сторону, чтоб видеть нам И слышать их: о чем творят моление? Оба отступают в сторону.

ПАРОД

Шествие плакальщиц-рабынь, предводимое Электрой, в одежде рабыни, приближается к кургану. Строфа I Хор С дарами на царев курган Шлет плакальщиц царица. В перси бить рукой Она велит и до крови Ногтями избраздить лицо. Но солью слез давно, Сердце, ты пресытилось! В лохмотья горе лютое На теле растерзало лен. 30 В клочьях висят, неулыбчивой скорбью раздранные, Складки черных покрывал. Антистрофа I Вошел в царицын терем Страх, И встали дыбом волосы в ночи слепой, Когда из царской спальни вопль Прислужниц поднял на ноги. Царице сон предстал, Гость ночной, ужасный зрак! И с клятвою гадатели Вещали весть недобрую: 40 Яростно кто-то гневится в подземной обители На живых своих убийц. Строфа II И вот зачем обида этих жертв тебе, Земля-Мать, кормилица! Жена богопреступная Дарами гнев Мнит смягчить. Но как скажу: "Спи в мире, царь! Будь милостив!" Не смею! Кровь Земля впитала: мира нет. 50 Увы, очаг безрадостный! Подкопанный проклятьем дом! Пал мертвым царь, Пал на живых Мрак, и солнце потухло! Антистрофа II К склоненью безглагольному, невольному Не слово властителя, Но сердце принуждало нас. Державцев чтить Ныне страх, Не совесть учит подданных. 60 Что суд людей? Успех им бог, И больше бога. Правды суд Порой вершится в свете дня, Порою медлит: в сумерках Должны мы ждать. Прежде суда Ночь иных настигает. Строфа III Но там, где крови черной напилась Земля, Кормилица, — уликой въелась в землю ржа. А Рок… — Рок медлит: Ждет, пока греха недуг, 70 Cозрев для жатвы, колос даст. Антистрофа III Как пояс девства — кто расторг — расторг навек, Так всем потокам, слившимся в одно русло, Не смыть сих страшных Вековечных клейм, и рук Не убедить убийственных. Эпод Но я должна Если рок Мне судил, Безродной, есть Рабий хлеб, в неволе, В чужой край Поятой, Меча добычей, На все царям Молвить: "да", Добро ль творят, 80 Иль деют зло, Спесь смирив И ненависть глотая, А слезы о доме пить, Закрывшись густой фатой, И хладом скорби тайной цепенеть без слов.

ЭПИСОДИЙ ПЕРВЫЙ

Электра Вы жены-полонянки, дома царского Рачительницы, ныне ж соучастницы Моих молений, будьте мне советчицы: С каким творить мне словом возлияния, И что примолвить мертвому угодное? Скажу ль: "От милой милому дары несу, 90 Cупругу от супруги"? Ибо мать их шлет. Но духа не хватает мне притворствовать, Струю священной смеси на курган лия. Скажу ль простое слово, всем обычное: "За мирное даянье воздаянье ждут Податели?" — возмездье крови вымолю!.. Хранить безмолвье? Кто зарыт без почестей, Того и жертвой чествовать безгласною? Дар выплеснуть, подобно даням, коими Мы скверну в землю гоним, а самой уйти, 100 Cосуды бросив за спину, не глядя вслед?.. Совет мне дайте, милые! Связует нас Одна и та же ненависть. Не бойтеся Открыть, что в мыслях держите! Всех рок ведет — И вольных, и живущих под чужой рукой. Поведай же, что знаешь, коль умней меня. Предводительница хора Курган сей как святыню, как алтарь я чту; На все отвечу, коль велишь, по совести. Электра Скажи, что страх пред мертвым вложит в мысль твою. Предводительница хора Лия дары, за верных, за друзей молись. Электра 110 Но кто ж из ближних, присных эти верные? Предводительница хора Не ты ль сама? И каждый, кто Эгисфу враг. Электра Молиться о себе лишь, да еще о вас? Предводительница хора О ком еще молиться, знаешь ты сама. Электра Кого ж другого в нашем назову полку? Предводительница хора Ореста, брата, вспомни, хоть далече он. Электра Ореста? Хорошо ты надоумила. Предводительница хора Убийц царевых словом помяни к тому ж. Электра Но что про них скажу я? Научи меня. Предводительница хора Чтоб демон посетил их, из людей ли кто. Электра 120 Cудьей ли правомощным и воздателем? Предводительница хора Прямей скажи и проще: кто б убийц убил. Электра Угодно ль это слово пред лицом богов? Предводительница хора 123 Нам свыше нет запрета — злом за зло платить. Электра ступив на могильный курган 165 Великий вестник, небо с преисподнею 124 Связующий, подземный Гермий! Что скажу, 125 Поведай ты незримый, чтоб услышали Мою молитву отчие радетели; И пусть сама услышит Мать-Земля, что все Родит, питает, семя же берет назад. Отшедшим эту влагу лью, отца зову, 130 Отцу молюсь усердно: пожалей меня, Отец, отец! Ореста приведи домой! Нас продали. Без крова, без приюта мы. Нас мать с порога гонит. Мужа в дом взяла. Эгисф — нам отчим, недруг и губитель твой. Служу я за рабыню. На чужбине брат, Ограбленный, опальный. На роскошество Пошло их спеси, что стяжал трудами ты. Молю! Ореста, чудом или случаем, Родимый, возврати мне, милосердствуя! 140 Дай чище быть мне, быть святей, чем мать моя, Чтоб рук не запятнала кровь преступная. За нас моленья эти. А враги твои И наши пусть увидят день возмездия! Отмститель твой предстанет и взыскатель правд, Убийц убьет! Во благо нам заклятие, А ворогам на пагубу проклятие! Добро же да прозябнет на лицо земли Из недр могильных, где живешь с богами ты, С великой Геей и с победной Правдою. Лию с такой молитвой возлияния. 150 А вам уставным плачем увенчать мольбу: Пеан хвалебный — скорбный плач усопшему, Электра, взошед на курган, совершает возлияния, между тем как Хор поет плачевную песнь Хор Громко восплачьте плач! Лейте слез ручьи! Пусть их пьет Земля: Взят и царь Землей. Где ты, где, мой оплот В горе и в радости? Плач по тебе творим, Рушим заклятие, Той, чей льется дар, Гоним наитие. Сквозь покров дремы Слышишь? Крушимся мы! Горе горькое! Царь, мой царь!.. 160 Кто с копием в руке, Сильный муж, придет Вызволить царский дом? Скифский сгибая лук, Кто с тетивы тугой Спустит пернатую? На рукопашный суд Кто позовет врага? Электра 164 Сосудов влагу выпила Земля, и дар 166 Отцу ниспослан… Новое скажу я вам. Предводительница хора Что, что случилось? Трепет охватил меня. Электра Оставил на кургане кто-то прядь волос. Предводительница хора Мужские ль это кудри, или девичьи? Электра 170 Загадана загадка немудреная. Предводительница хора Меня, старухи, вижу, ты догадливей. Электра Опричь меня, кто прядью б одарил отца? Предводительница хора Те, кто могли бы, — вороги покойнику. Электра И разве не подобен завиток густой… Предводительница хора Чьим, — говори же, — чьим кудрям? Я знать хочу. Электра Моим, рабыни! Тот же вид. Нет разницы. Предводительница хора Так это, мнишь, Ореста потаенный дар? Электра Кого ж другого? С братней эта прядь главы. Предводительница хора Но как сюда, изгнанник, он прийти дерзнул? Электра 180 Cыновней жертвой юную прислал он прядь. Предводительница хора Опять меня печалишь. Никогда ль ему На эту землю, скажешь, не ступить ногой? Электра А я сама не плачу? Как увидела Тот завиток я, — захлебнулась горечью, — Грудь, как стрелой, кольнуло, — градом жадные Посыпалися слезы. Переполнено Больное сердце скорбию… Но кто б другой Из граждан дар заветный посвятил отцу? Не мать же, не убийца ж отдала волос 190 Cвоих початок! Матерью зову ее, Но матернего чувства нет в безбожнице К родимым детям… Брат мой, свет очей моих, Кудрей твоих ли вижу я волну? Еще Не смею верить, но надежда шепчет: да. Увы, когда бы голосом звучащим вы, Власы, сказали, что мне возвещаете, Чтоб надвое, смущаясь, не гадала я! Коль враг железом вас отсек, отринула б Я льстивую отраду; коль постриг вас друг, 200 В родной печали я б нашла участника. Предводительница хора Но веруем, что знают боги, ветр какой, Какие волны утлый наш кидают челн. Спасти хотят, — все будет ко спасению, И корень длинный пустит семя малое. Электра Следы!.. Еще улика!.. Очертанием Моей стопе подобен отпечаток ног. Кто здесь ходил? Но двое их взошло на холм: Тут был он сам; тут некий спутник вслед ступал. Ступни же мера — мера и моей ступни, 210 Как будто сняли слепок точный с ног моих!.. А сердце ноет, вихрь безумный мысль крутит… Орест выступая вперед Твои молитвы — видишь, как доходчивы: Молись, чтоб остальное тож исполнилось. Электра Но что же ныне боги ниспослали мне? Орест Кого так долго ты ждала, тебе предстал. Электра Кого звала я из людей, тебе как знать? Орест Орестов образ ты в мечтах лелеяла. Электра Но как же ныне голод мой насытился? Орест Вот — я! Другого брата не найдешь, сестра! Электра 220 Коварство, чужеземец, на уме твоем. Орест Тогда кую я ковы на себя же сам. Электра Над горем беззащитной издеваешься. Орест Так над своим же горем издеваюсь я. Электра Ты, ты — Орест? Орестом назову тебя? Орест В лицо глядишь мне — и не узнаешь меня; А прядь увидев, взятую с главы моей, И ног моих измерив след своей стопой, Душою воскрылилась и поверила! Возьми же прядь и к этим приложи кудрям 230 (Твоим они подобны ль?): здесь вилась она. А плащ мой не узнала, что сама ткала? А сих зверей узоры выткал кто на нем? Электра 238 Желанный мой, любимый! Ты четырежды Оплот мой и надежда; рок и счастье! 240 Отца ты заменил мне! Ты же стал за мать Безматернему сердцу, сиротливому! И за сестру закланную один ты мне 243 Остался, верный! Брат мой, государь ты мой! Орест 233 Приди в себя! Забыться в ликованьях Нельзя нам: зорки вороги домашние. Электра 235 Семьи родимой лучшее сокровище, Болезная надежда дома отчего! 237 Над ним ты воцаришься, витязь доблестный. 244 За нас и Мощь, и Правда. Третьим будь за нас 245 В союзе крепком сам благий, всесильный Зевс! Орест Зевс, Зевс всезрящий! Будь сих дел свидетелем! Воззри на сирый выводок отца-орла! Ехидны лютой кольцами задушен он; Орел — змеи добыча. А голодные 250 Птенцы не оперились: не под силу им Отцовскую ловитву унести в гнездо. Тебе мы таковыми предстоим, о Зевс, Сестра и брат, сироты, дома отчего Изгнанники, без крова и без племени. Служил тебе отец наш, много жертвовал. Погибнем — сгинет с нами пресловутый род: Кто царственные дани вознесет тебе? Коль род орлиный вымрет, ты кому вручишь Свои перуны-знаменья являть земле? 260 Коль этот ствол иссохнет, — кто, как мы, богат, Чтоб жертвами прославить торжества твои? Упал наш дом, унижен; но из малых сих Останков сам, великий, вознеси его! Предводительница хора О дети, стражи пламени родимого, Безмолвствуйте! Услышат вас разведчики, — Язык найдется: в тот же час все ведомо Владыкам станет. Их же приведи мне бог Увидеть на кладнице смоляной в огне. Орест Свершится, не обманет слово Локсия. 270 Он сам вещал мне, строго заповедуя, — Идти на все! Грозил он, — и от тех угроз Кровь стыла в жилах: горе мне, когда с убийц Я платы равноценной не взыщу мечом. Не буду знать, куда мне деться, мучимый Проклятьем, что пристанет, как свирепый бык. Страданьем безысходным возмещу я сам Невзысканную пеню за прощенный грех. Когда гневятся мертвые, — открыл мне бог, — Живущих посещают язвы лютые. 280 Коростом хворь насядет и вгрызется в плоть, Гнилым источит зубом человечий вид, Оденет кости белыми лохмотьями. Но язвы ль только? Вылетят Эринии Из крови отчей: их налет еще страшней. Горя во мраке, ищет неотводный взор Ослушника: так, если не искуплена Родная кровь, убитый мучит родича Стрелой ночною. Смута и безумие Его одержат; призраки кружат над ним, 290 И гонит отщепенца медножалый бич. Нет части в общей чаше таковым; и нет Им части в возлияньях; но незримый гнев Отеческий их гонит от алтарных плит. Опального кто примет гостем, общником? Так заживо умерший, чахлый остов, он Влачит до гроба, всеми проклят, свой позор. Таких вещаний кто бы не послушался? Не верь, пожалуй: действовать обязан ты. Меня к решенью все толкает, все сошлось: Божественная воля; по отцу недуг Тоски неутолимой; нищета, нужда… А город отчий, славный по лицу земли! Венец похитив Трои древней, рабствовать Двум женам будет гордый Аргос?.. Иль Эгисф Мужчина? Ладно! Испытаем мужа мощь!

КОММОС

Предводительница хора Три великих сестры, три вкруг Зевса Судьбы, Нас ведите путем, Где пристанет попутчицей Правда!.. "Да злословит язык злоязычью в ответ!" — 310 Вопиет она так, во услышанье всем, О возмездии равном ревнуя. "Чей смертелен удар, тот смертельный удар Заслужил. Что другим причинил, претерпи!" — Трижды древнее слово нас учит. Строфа I Орест Словом каким наговорных чар, Жертвой какой, страдалец, Тебя сын твой вызвать бы мог, Сон отогнать могильный? Разронены свет и тьма; 320 Но опочившим предкам Живых память — угодный дар: Славы Атридов пойте! Строфа II Хор Усопших помысл Немощна, мой сын, пожрать Плотоядная пасть костра: Гнев покажет отшедший. Восстенает он, востужит, — Обнаружит преступленье. Плач окрест, окрест смятенье, 330 Возмущенье за страдальца: Врага сыщет обида кровных. Антистрофа I Электра Слышишь, родимый, дочерний стон, Слезную песнь кручины? Сирот двое, в два голоса, Плачут над гробом дети. Бездомным один приют: Отчий курган могильный. Им нет радости в жизни; бед Им не осилить, юным. Предводительница хора 340 Заунывный ваш гимн вдохновляющий бог Вам иную внушит и сладчайшую песнь. Эти пени, сменив, увенчает пеан И веселья прольет новосмешанный хмель В стародавние царские чаши. Строфа III Орест Если б под Троей ты В бранной сечи, в лихом бою От вражьих пал ликийских копий, — Твоя бы нам честь была наследьем. Спешил бы прохожий 350 Почтить нас поклоном. Что ты под заморским курганом, Под насыпью спишь огромной, — Не было б нам обидой. Антистрофа II Хор В дружине верной Славную приявших смерть, И за гробом он всех славней, Царь великодержавный, Сокровенных преисподней Сопрестольников наместник. 360 Ибо был царем при жизни Поколенью днесь отшедших И скиптр власти держал десницей. Антистрофа III Электра Но и под Троей пасть Ты б не должен, не должен был, С толпой бойцов, копьем сраженный, Почить под холмом, у струй Скамандра. Твоим лучше было б Полечь как убийцам!.. Когда б твое имя в преданьи 370 Cтрастной не мрачилось долей, Памятью смерти лютой! Предводительница хора О, дитя! О счастливой ты доле поешь, Превосходнейшей злата и вящей блаженств Той обители гиперборейской! Ты права. Но увы, я двойного бича Слышу свист роковой. Глубоко под землей Спят заступники. Держат убийцы Оскверненной рукою державу земли, — Лиходеи царя, 380 Cиротам его вороги вдвое. Строфа IV Электра Речь твоя слух мой насквозь Острой пронзила стрелой. Зевс, Зевс, из недр земных Ату Позднюю встать зовущий За грех рук нечестивых! Отчей, Боже, взыщи с них возмездье крови. Строфа V Хор Восторга подняла б я дикий вопль, Видя, — когда ж увижу? — Как издыхает ворог, Как и врагиня гибнет. Не затаить мне в сердце, 390 Что вырваться хочет на волю: Пред кораблем мрачной души Дует злобы ярый ветр. Антистрофа IV Орест Зевс, уравнитель судеб, Руку наложит свою, Бог прав, — и две главы срубит Мздою обетной граду. Ищу, кровник, кровавой пени: Слушай, Земля, и собор глубинный! Предводительница хора 400 То глубинный закон, чтоб не канула кровь, Черных капель другой за собой не влача. Пролитая бежит, громогласно крича, И, Эринию тьмы разбудив от дремы, На губителя гибель накличет. Строфа VI Электра Увы, о властодержцы нижних царств! Вы, Проклятья мертвецов, Гнев отцов! Воззрите вы, — есть ли честь Атридам днесь? Остаток их — сколь презрен!.. 410 Беспомощным где главу склонить, Зевс? Антистрофа V Хор Так сердце и захолонет, едва Горький твой плач заслышу! Вдруг упадет надежда, Мраком душа затмится, Стон твой едва заслышу! Когда ж ты воспрянешь, унынья Прочь отогнав облак густой, — Вера шепчет: радость ждет! Антистрофа VI Орест Какое слово скажет: что обид От родимой претерпеть нам пришлось? 420 Напрасна лесть: лаской их покрыть нельзя! Как лютый зверь, хищный волк, Немилостив дух ее и злобен. Строфа VII Хор Я в грудь бия, творила жен арийских плач, Обряд киссийских воплениц. Ударов частых сыпала на перси дробь, В отчаяньи, нещадно, с дикой силою, Куда попало. Голову с размаха я Разила тяжко. Бил меня ужасный дух. Электра 430 О, мать моя, злая мать, Ты смела вынос обратить в бесчестие! Без граждан, без друзей, Без плача, без молитв, 434 Безбожница, в прах зарыть владыку! Хор 439 Без почести ль только был зарыт царь? Нет! — все узнай: был он искалечен! На жизнь твою тем навесть Укор и тень мнила мать. Ты слышишь ли отчий срам последний? Антистрофа VII Электра Вот что с отцом творили. Я ж, презренная, Что деялось, не ведала: Собаке злой подобно, под засовами Сидела в конуре я и бессильными Слезами втихомолку обливалася. 450 И дочери бесчестье запиши, судья! Хор Все слышал ты. В мысль твою Пусть эта повесть медленный проточит путь И ляжет в памяти. Так было. Ждем, чему 455 Рок быть велит. Мощь сбери пред битвой. Орест 435 Все горе ты, весь позор сказала; Но отчее не сойдет бесчестье Ей даром с рук. Все свершит Моей рукой суд богов. 439 Убив ее, пусть и сам погибну. Предводительница хора 476 О, блаженный собор, в преисподней живой! Умоленью внемли, укрепленье пошли Агамемнона чадам к победе. Строфа VIII Орест Тебя зову: с нами будь, отец, отец! Электра С рыданьем дочь брату вторит: с нами будь! Предводительница хора И купно все, царь, взываем: с нами будь! Хор Услышь мольбу: на свет восстань! 460 Будь на врага союзник! Антистрофа VIII Орест Да с Гневом Гнев, с Местью Месть завяжет бой! Электра Свой правый меч дайте нам, воздатели! Предводительница хора От этих клятв трепет в сердце мне вошел. Хор Давно предназначенье ждет: Рок да придет на вызов. Орест и Электра всходят на курган. Строфа IX Хор О, родовой недуг, Вечно живая рана! Крови напев немолчный, — Увы! Давний напев нестройный, — Увы! 470 Неусыпимый веред! Антистрофа IX В язвину вложит кто Зелий целебных силу? "В дом не придет чужой врач. Раздор Сам себя съест в потомках". Богов Слышу напев подземный. Предводительница хора О блаженный собор, в преисподней живой! Умоленью внемли, укрепленье пошли Агамемнона чадам к победе. Орест и Электра сходят с кургана. Орест Отец, умерший смертию не царственной, 480 Cвой дом и царство мне верни, наследнику, Электра Меня ж, молю, родитель, в мужнин дом введи, Когда Эгисфу гибель уготоваю. Орест Тогда устроят пиршества уставные Тебе живые; ныне ж, на чужих пирах, Тебя не поминают, возжигая тук. Электра И я, в день свадьбы, из надела дочери, Творя усопшим предкам возлияния, На гроб твой, всех обильней, расточу дары. Орест Земля! Отца воздвигни — стать за мной в бою! Электра 490 Одень, о Персефона, в светлый зрак его! Орест Воспомни о купели роковой, отец! Электра Воспомни покрывало смертоносное! Орест Некованые путы, крепче медных уз! Электра Коварной паутины ткани плотные. Орест Обиду вспомнив, грозный, не воспрянешь ли? Электра Главы ль не приподымешь над холмом, отец? Орест Пошли нам Правду мстящую в союзницы, Иль сам восстав, соделай битву равною: С тобою одолеем одолевших нас. Электра 500 Услышь мой вопль последний, вопль отчаяния! Твои птенцы стенают на холму твоем: Сестру и брата вместе пожалей отец! Не дай иссякнуть семени Пелопсову, Чтоб ты в потомках новых и по смерти жил. Зане усопших имя и дела звучат, Живые в детях: пробки так пловучие Спасают невод, в глубь морей закинутый. Отец, не за себя лишь, — за тебя скорбим: Спасая нас, не сам ли ты спасаешься? Предводительница хора 510 Многоречивый не был неуместен плач: Вы холм почтили, долго не оплаканный. Но сердце ты на подвиг укрепил, Орест: За дело ж, с богом! Время испытать судьбу! Орест Пора! Но прежде, — мой вопрос не в сторону С пути меня отводит, — изъясни ты мне: Зачем она немого духа почестью Тревожит поздней? Боль неисцелимую Будить дерзает? Смысла в том не вижу я. Не стоят возлиянья преступления: 520 Хоть все пожертвуй, крови ты, что пролил сам, Не выкупишь, напрасна трата, кончено! Открой же, если знаешь, что мне должно знать. Предводительница хора Все знаю, сын мой, — ведь сама все видела. Злодейка с перепуга возлиянья шлет, Затем что сон зловещий ей пригрезился. Орест Дословно мне царицын передай рассказ. Предводительница хора Приснилось ей, что змия родила она… Орест Что дальше ей помнилось, чем все кончилось? Предводительница хора И будто спеленала, как дитя, его. Орест 530 Какой же пищи стал детеныш требовать? Предводительница хора Ей мнилось, будто кормит змия грудию. Орест Разинул рот змееныш, укусил сосцы? Предводительница хора И млеко кровью брызнувшей окрасилось! Орест И вправду, мнится, нечто знаменует сон. Предводительница хора Царица с громким криком пробудилася. Мы бросились лампады догоревшие Глубокой ночью спешно возжигать. Она ж На гроб нас отряжает с возлияньями, Чтоб отвратить дарами злое знаменье. Орест 540 Молю, земли сей ради и могилы сей, — О мне то сновиденье да исполнится! С моей судьбой, — толкую, — все в нем сходится: Из недр, меня родивших, вышел змий на свет; Моими пеленами был повит; грудей, Меня питавших млеком, он хватал сосцы — И вместе с млеком высосал родную кровь. Вскричала мать от боли и от ужаса: Судьба ей, видно, — выкормив чудовище, Насильственною смертью умереть. И я — 560 Тем змием обернулся! Вот что значит сон. Предводительница хора Скажу: да будет! В добрый час гадателем Тебя признаю. Ныне ж дай наказ, где быть, Кому что делать, где чего не делать нам. Орест Наказ мой прост: Электра пусть домой идет; В строжайшей тайне умысел держите вы. Царя коварством вороги осетини: Пусть их самих осетят ковы хитрые. Царь Аполлон мне то же прорицал о них, А ведь поныне Локсий не обманывал. 560 Прикинемся гостями, в виде путников У двери постучимся — я и мой Пилад, Семье по хлебу-соли, по оружью друг. Нас примут за парнасцев по наречию: Обоим свычен выговор фокейский нам. Недобрым взглядом встретят нас привратники, Затем что злою силой одержим весь дом. Мы ждать у входа будем; и, приметив нас, Прохожий скажет: "Как же так? Гостей Эгисф, Молящих о ночлеге, не пускает в дверь? 570 Не слышит, что ли? Отлучился ль из дому?" Когда же я заветный перейду порог И мне в глаза метнется восседающий На отчем троне недруг, иль предстанет мне, Навстречу вышед, — так, как ты, — лицом к лицу: И молвить не успеет: "Кто ты, гость?" — как мой Меч-скороход уложит навсегда его. Потом ненасытимая Эриния И третьей крови выпьет чашу пьяную… Электра! неприметно наблюдай, чтоб все 580 Шло в доме ходом, мною предусмотренным. А вас увещеваю ограждать уста, — Не выронить бы слова не ко времени! Оставим остальное направлять тому, Кто меч вложил мне в руку и ведет меня. Орест и Пилад удаляются. Электра входит в чертог.

СТАСИМ I

Строфа I Хор Злых зверей, лютых змей Мало ль ты родишь, Земля? Страшных чад, мрачных гад Хляби вод Питают: Кишат моря Чудищами. Грозные 590 Рыщут в небе пламени. Птицы воздушные, Твари ползучие Знают, Как крутится черный смерч. Антистрофа I Но твоих дерзких дел Где предел, бесстрашный муж? Где узда, где закон Страсти жен? Семейных Ей нет святынь; Ата ей союзница! Женское владычество, — 600 Власть вожделения, Брака растление, — Горше, Чем страшилища пучин Строфа II Ведай, — Кто заботы суетной Снял с души бремя, — Как погиб Алфеи сын. Мстя за братьев, мать сожгла Головню, Что со дня, как первый крик Издал сын, Жар храня, Дивно рдела. Знала мать, что такой удел 610 Дан от Мойр Мелеагру: Жить, пока головня жива, И догореть с истлевшей. Антистрофа II Скилла, Ниса дочь, за смерть отца Проклята в былях: Пал от козней Скиллы Нис. Критским златом дочь прельстил Царь Минос, Ожерелье дать в обмен Ей сулил За волос Отчих злато. Спал беспечно кудрявый Нис; 620 Кудри бессмертья Скидла Тихо с отчей главы сняла: Душу уводит Гермий. Строфа III Увы! К чему Память черных дел будить? Что терпим здесь, Стародавних дел черней! Проклят дом. Поруган брак. Злокозненность Мысли женской верх взяла Над латником, мужем слав, Пред кем в бою Страх обуевал врага. Мы чтим очаг Охладелый; чтим жены, 630 Чья доблесть — нрав змеи, державу. Антистрофа III Лемносский грех — Всем грехам грех, молвь идет. Там женщины Истребили пол мужской. Всеми проклят этот грех! Подобие Не его ли вижу здесь? Не так же ль здесь гибнет род Проклятием Святотатственной вины? Не так же ли Богомерзкий дом презрен? Что в этой речи, мнишь, — чрезмерно? Строфа IV Насквозь разящий острый меч До сердца Пронзает грудь. За правду Скорблю душой. Низвергнут в прах Божий страх. Растоптан стыд. Надменье преступило грань: 645 Что возмнит — содеет. Антистрофа IV Но все ж незыблем Правды столп, И ковщик Оружья, Рок, ко сроку Булат отточит, и кровей 650 Древних чадо в дом введет. Бездонна мысль Эринии: Ей, ночной, возмездье!

ЭПИСОДИЙ ВТОРОЙ

Орест и Пилад стучатся в дворцовые двери. Орест Эй, отрок! Слышишь в двери стук, в срединные? Стучусь вторично. Вратарь! Есть ли в доме кто?.. Опять стучусь и кличу, в третий раз! Эгисф, Знать, слуг не надоумил отворять гостям? Вратарь Довольно, слышу! Кто такой? Откуда ты? Орест Скажи владыкам дома, что с вестями гость Пришел, и тотчас видеть их нужда ему. 660 Проворней! Колесница Ночи близится: Пора гостям торговым якорь в пристани До утра бросить, — путникам войти под кров Странноприимцев щедрых. Госпожу зови, Иль пусть хозяин выйдет, — то приличнее. В беседе стыд и робость — что бельмо в глазу; Прямей, свободней к мужу держит слово муж, Рассказ живее, явственней свидетельство. Из дворцовых дверей выходит Клитемнестра с толпою слуг. Клитемнестра Скажите, гости, в чем нужда вам. Путник здесь Найдет прием, достойный дома царского. Ждут теплые купели, ложа мягкие, Услужливой заботы око зоркое. Когда ж важнее помысл на душе у вас, Мужское это дело, — позову мужчин. Орест Я гость фокейский, родом из Давлиды я. С походною сумою, по своим делам, Держал я путь на Аргос. Повстречался мне Дорогой незнакомец, в разговор вступил, Поведал, как идти мне и откуда сам. Он Строфием, фокейцем, назвался, и так 680 Наказывал: "Коль в Аргос попадешь, земляк, На совести держи ты, не забудь сказать Родителям Ореста: умер юноша. Домой вернешься, заповедь мне дашь от них: На родину ль останки захотят вернуть, Навек ли гостем спать ему в чужой земле. Оплакан был покойник с честью многою, И свято собран пепел в урну медную…" Я все, что слышал, слово в слово передал; Но тем ли, коим весть важна, — не ведаю. 690 Родителям Ореста это нужно знать. Клитемнестра Увы! До основанья дом наш рушится! Проклятье родовое, неотступное, Далече стережешь ты, что спасает нас, И метко целишь в наше упование! Судьба мне, сирой, слезы лить над милыми! Казалось, на чужбине будет цел Орест, — Не ходит он над этой топью гибельной; Надежда врачевала нас — на светлый пир Возврата… Обманувшей запиши ее! Орест 700 К странноприимцам, столь богами взысканным, Хотел бы я с иною, лучшей вестию В палаты постучаться и желанным быть Для них пришельцем. Гостю что отраднее, Чем дружество хозяев? Но безмолвствовать О первом и главнейшем я за грех почел, Обет прияв и вами с лаской принятый? Клитемнестра Не менее радушным будет наш прием Гостей достойных, сам же ты не менее Семье приятен. Коль не ты, другой бы нам 710 Поведал то же горе. Но за долгий день Усталым пешеходам отдохнуть пора. Веди в мужскую храмину, где стол накрыт, Почтеннейшего гостя с другом-спутником. О всем, что им потребно, попечение Имей всемерно: мне за то ответствуешь. Иду домовладыку о случившемся Уведомить. Есть в доме, с кем совет держать, Друзей опора есть мне в тяжком бедствии. Клитемнестра, Орест и Пилад входят во дворец. Предводительница хора Рок идет, и пора, сонм царева двора, 720 О победе добра, Об Оресте молиться усердно! О святыня Земли! О священный курган, Что над мертвым царем, корабельным вождем, Поднялся, словно мыс, где пристал мореход, — В этот час нам внемли, поборая за нас! Умышленье, Пейто, соучастница, ты В этот час поверишь, а владыка ночной, А подземный Гермес знак подаст роковой К состязанию мощи булатной. 730 Знать, гость лихое что-то во дворце творит! В слезах выходит пестунья Орестова. Куда, Килисса, шествуешь из дома ты С печалью новой, спутницей непрошенной? Из дворца выходит Килисса. Килисса Эгисфа неотложно госпожа велит К захожим чужеземцам на беседу звать, Чтоб с глазу на глаз все доточно выспросить, О чем пришли поведать. На глазах у слуг Она убита горем, а во взгляде смех Под хмурой бровью прячется. Удача ей, 740 А дому плач и пагуба конечная, — Что гости возвестили речью явственной. А как, услыша новость, возликует он, Как будет он утешен!.. Ах, я горькая! Уж мало ль раньше сердцем я крушилася О всех злосчастьях, воедино смешанных Судьбою гневной в кубке чад Атреевых: Но такового горя не знавала я! Терпела все, крепилась… Ныне силы нет! Орест, душой к тебе я прилепилася! 750 Орест, новорожденным повила тебя! Ночами крик твой слушала младенческий! Труды мои, тревоги ни во что пошли. Ребенок неразумен: как зверька, питать Его должны мы. Верно то! Угадывать, Он есть ли хочет, пить ли, иль еще чего. Малютка ведь не скажет, в чем нуждается. Желудок детский — сам себе хозяин он. Порой смекнешь, что нужно; проглядишь порой, Меняй пеленки сызнова; без устали 760 То пестуешь питомца, то полощешь холст. Рукомесло двойное правя весело, Наследника владыке воспитала я. И что же ныне слышу? Нет в живых его! И шлют меня же вестью той порадовать Врага, что осрамил нас, разорил, сгубил. Предводительница хора А как прийти велела госпожа ему? Килисса Про что ты? Невдомек мне. Повтори слова. Предводительница хора С почетной стражей? Одному ли, запросто? Килисса С отрядом царских копьеносных стражников. Предводительница хора 770 Про то не говори ты ничего ему, Проклятому! Пусть мнит он, будто просто зван Гостей послушать мирных. Веселей гляди! Творится замысл тайный словом вестника. Килисса Какое ж тут веселье при таких вестях? Предводительница хора А если Зевс все беды повернет к добру? Килисса С Орестом и надежда дом покинула. Предводительница хора Дурной тот прорицатель, кто так думает. Килисса Что ты сказала? Слышала ль иную весть? Предводительница хора Неси известье. Делай, что приказано. 780 О чем богам забота, сами сделают. Килисса Пойду, как ты сказала, и послушаюсь. Пусть к лучшему вершится воля божия.

СТАСИМ II

Строфа I Хор Ныне, наш Зевс, отец Вышних сил, Дай удачу, дай успех, Правой воле правый верх, — Правды ради, я молю! Все я сказала, Зевс, Что велит Правда мне; Сохрани, Помяни Моленье! Кто вошел в дом, пред врагом стал, 790 Ты ему, Зевс, пришлецу, Зевс, Над врагом дай перевес сил! Дважды и трижды рад твой дар Он возместить дарами. Антистрофа I Сирый сын — Словно конь Молодой: В тяжком упряге судьбы В первый раз ристает он. Дикий бег уздой умерь! С топотом звонким пусть Ровный скок легких ног Каждый миг Близит цель Ристанья! (Кто вошел в дом, пред врагом стал, Ты ему, Зевс, пришлецу, Зевс, Над врагом дай перевес сил! Дважды и трижды рад твой дар Он возместить дарами.) Строфа II 800 Духи недр, домовой царский клад В склепах стерегущие, Родичей печальники, К вам клич! Смойте встарь соделанных Дел кровь Кровию последнею! Старик Раздор, Не роди ты новых чад! А ты, живущий В тайнике крепкозданном, Благоприятствуй, Царь, воздвиженью дома! 810 Дружеский взор твой из тьмы Гробного свода земле Светит лучом вожделенной воли. Антистрофа II Майи сын, общик нам, Гермий, будь Ветра бог попутного В смелом предприятии! Бог тайн, Ты являешь скрытое; Бог тайн, Ты срываешь явное. Глаза затмить Ты умеешь в свете дня. (А ты, живущий В тайнике крепкозданном, Благоприятствуй, Царь, воздвиженью дома! Дружеский взор твой из тьмы Гробного свода земле Светит лучом вожделенной воли.) Строфа III Мы ж с градским сонмом жен, 820 C хором дев подымем вопль, Духов злых гоня из стен, — Громкий клик, гам и вой, полный чар Чистительных, спасительных: "Приливай, прибыль, мне! прибыток, мне! Прочь от милых, прочь, напасть!" Как придет час опустить меч И вскричит мать: "Пощади, сын!" — Об отце лишь вспомяни ты — И не страшись разить: дерзай 830 Бремя приять проклятья! Антистрофа III Сердцем ты будь Персей! Как Персей, секи, руби! В сени гроба плачущих И живых в свете дня ты спасешь. Во внутреннем убежище Разыскав, встреть грозой Горгоны зрак! Вражью силу истреби! Как придет час опустить меч И вскричит мать: "Пощади, сын!" — Об отце лишь вспомяни ты И не страшись разить: дерзай Бремя приять проклятья!

ЭПИСОДИЙ ТРЕТИЙ

Эгисф За мною посылали: я на зов пришел. Явились, слышу, путники с известием, 840 Отнюдь нам не желанным: будто нет в живых Ореста. Если то не ложь, — тяжелая Обуза дому эта смерть. Еще народ От смут недавних болен, не оправился. Почесть ли новость правдой? Вероятна ль весть? Иль это — басни, глупых женщин россказни, Мечты пугливой облак, быстро тающий? Быть может, ты что скажешь достоверное? Предводительница хора Мы слышали известье. Сам пойди к гостям И толком допроси их. В передатчиках 850 Cвидетельства что пользы, коль свидетель тут? Эгисф Пойду, увижу вестника, спрошу его, Глазами ль видел мертвого, с молвою ли Гулять пускает небылицы по свету? Меня ж он не обманет: есть глаза во лбу. Уходит во дворец. Предводительница хора Что сказать, как начать мне моление, Зевс? Как тебя заклинать, милосердный отец? Переполнена грудь: Не найти соразмерного слова! Во мгновение ока решится судьба… 860 Обнажились мечи, окровавлен булат… Миг один — и падет Агамемнона дом, Иль на празднике воли пресветлой Возгорится огонь на святых очагах И воздвигнется скиптр стародавних державств С родовым стародавним богатством. Вот за что на двоих подымает один Беззаветную брань богоравный Орест, И его да вершится победа! Голос Эгисфа из внутренних покоев. О!.. О!.. Настал конец! Хор 870 Чу, крик!.. предсмертный стон! Что в стенах Рок творит? Кто убит? Предводительница хора Отступим дальше, как бы нас в сообщницы Содеянного в доме не зачислили! Единоборство кончено. Свершилось все. Хор отступает в сторону с середины орхестры. Из средних дверей выбегает Раб. Раб Увы мне! На смерть ранен господин, увы! Увы! — взываю в третий раз: убит Эгисф! Громко стучит в дверь женского терема. Живее разомкните двери терема! Засовы прочь! Нужна здесь помощь крепкая, — Увы, не властелину: с ним покончено… 880 Тревога! Эй!.. Глухим кричу, взываю к спящим попусту! Где ж Клитемнестра? Чем позадержалася? И ей, сдается, удалую голову Сложить на плаху скоро: разгулялся кат! Царица появляется в дверях женского терема. Клитемнестра Беда ли приключилась? Что ты поднял шум? Раб Ожив, живого умерщвляют мертвые. Клитемнестра Увы, мне ясен смысл речей загадочных. Нас губит хитрость, как губили хитростью Мы сами. Эй, секиру мне двуострую, 890 Мужеубийцу! Мы ль осилим, или нас Осилит враг, увидим. На краю стоим. Раб уходит в дверь терема. Серединная дверь распахивается. Из нее выступают Орест и Пилад. За, порогом виден окровавленный труп Эгисфа. Орест Тебя ищу я. Твой черед. Он взял свое. Клитемнестра Увы, ты умер, мой Эгисф возлюбленный! Орест Его ты любишь? Рядом будешь с ним лежать, В одной могиле, мертвому навек верна. Клитемнестра обнажая грудь Ни с места, сын мой! Бойся эту грудь разить! Она тебя кормила. Ты дремал на ней, А сам в дремоте деснами сосал ее. Орест Пилад, что делать? Устыдиться ль матери? Пилад 900 Но где ж глаголы Локсиевы ясные, Орест-ослушник? Где присяга крепкая? Пусть все врагами станут, — был бы другом бог. Орест Твоя победа! Ты предостерег меня. Обращается к матери. За мною следуй: ляжешь подле милого. Милей при жизни был он, чем отец, тебе; Супруга ненавидя, ты с любовником Хотела жить: я смертью сочетаю вас. Клитемнестра Тебя вскормив, с тобой хочу состариться. Орест Отца убийца, с сыном будешь кров делить? Клитемнестра 910 Мой сын, Судьбина в деле том виновница. Орест На казнь Судьбина та же обрекла тебя. Клитемнестра Проклятия родимой не боишься ты? Орест Мать с детства сына с бедствием сосватала. Клитемнестра Был отдан ты к надежным кунакам в семью. Орест Позорно продан, сын отца свободного. Клитемнестра Но где ж цена, за сына мною взятая? Орест Сказать стыжуся прямо, что в обмен взяла. Клитемнестра Коль так, ведь и отец твой прегрешал равно. Орест Ты, дома сидя, не кори воителя. Клитемнестра 920 Разлука с мужем женщине тяжка, мой сын. Орест Своих домашних кормит муж, уйдя на труд. Клитемнестра Сын, матереубийство замышляешь ты? Орест Не я убийца: ты казнишь себя сама. Клитемнестра Смотри: разбудишь свору мстящей матери! Орест А отчей как избегну, отпустив твой грех? Клитемнестра Живая, мнится, с плачем бьюсь о гроб немой. Орест Как ветр, тебя к могиле отчий рок несет. Клитемнестра Увы, я змия родила, взлелеяла. Орест Так! Вещим был, воистину, твой страх ночной. Влачит Клитемнестру во дворец. 930 Ты страшный грех свершила; претерпи же грех! Дверь затворяется. Выступает на середину оркестры Хор. Предводительница хора Гляжу я с сокрушеньем на двойной сей рок. Ряд длинный преступлений повершил Орест, И цепь замкнул бестрепетно. Одна мольба: Да не угаснет свет его, — и дом спасен.

СТАСИМ III

Строфа I Хор Час наступил, — пришла Правда в Приамов дом, Месть беспощадная. Час наступил, — вошел В дом Агамемнона Двуглавый лев, двойной Арей. Пифией посланный, 940 Cтяжал беглец — свыше был Роком отмечен он — Пальму ристания. Вскликните дружно в лад, Громко ликуй весь град: Славься, державный дом! Полная чаша ты! Нет ни скверн в тебе, ни тли, Нет воровской четы! Антистрофа I Час наступил, — пришла Месть под личиною Тайную брань ковать. Час наступил, — бойца Руку направила Дочь Зевса: Правдою 950 Именовать ее Наставлены свято мы. Гневом губительным Дхнула в лицо врагам! (Вскликните дружно в лад, Громко ликуй, весь град: Славься державный дом! Полная чаша ты! Нет ни скверн в тебе, ни тли, Нет воровской четы!) Строфа II Локсий, парнасский бог, Горных теснин жилец, Так из глубин вещал: "Ковы старинные Будут нарушены, Будут наказаны Ковами новыми". Кровь застарелую Свежею кровию Смыть заповедал бог. К злым он немилостив. Бога послушайся! 960 Богу послушны мы. Свет проблеснул из тьмы. Иго великое С дома скатилося: Славный, воздвигнись, дом! Долго в развалинах Лежал ты, стоптан с прахом. Антистрофа II Скоро залечит все, Твой перешед порог, Время, целящий врач. Только бы сила зла Прочь с очага сошла, Скверну извергли вон Благоухания Жертв очистительных: Счастьем улыбчивым 970 Весь озаришься ты. Пойте ж, взывайте: "Вон, Дома присельники! Гоним вас вестью мы: (Свет проблеснул из тьмы!" Иго великое С дома скатилося: Славный, воздвигнись, дом! Долго в развалинах Лежал ты, стоптан с прахом.)

ЭКСОД

Серединные двери отворяются. За порогом видны два трупа. Орест выступает из дворца. Служители несут за ним огромное пурпуровое покрывало. Орхестра наполняется народом. Орест Взгляните на вчерашних повелителей, Цареубийц и дома разорителей! Четой они сидели, величаяся, На месте царском; мертвые, четой лежат, Храня и в смерти свой обет взаимности. Клялись они владыку сообща убить, Совместно и погибнуть: слово сдержано. 980 Взгляните также, страшных очевидцы дел, На сей снаряд убийства, — путы рук и ног, — Тенета, в коих мой отец запутался. Развернутую окрест обнесите ткань И людям покажите: ловят витязей В какие мрежи! Матери моей дела Отец пусть видит, — мой отец? — нет, общий всем, Всезрящий, Солнце!.. Солнце, будь свидетелем, Что право поступил я, смертью мать казнив!.. Эгисфа нет нужды мне поминать: давно, 990 Как ложа осквернитель, заслужил он смерть. Но та, что эту западню расставила, — И на кого ж? — на мужа, от которого Имела сына… некогда любимого… Потом — ее убийцу… — кто она? Жена ль? Мурена ль? Иль ехидна, чье касание Мертвит и без укуса?.. Столь нагла и зла!.. 1005 Пусть мне не приведется жить с такой женой: Нет, лучше мне бездетным умереть в роду. Хор 1007 О, улика вины! Злодеянье жены! Сколь ужасную смерть ты приял, царь! (На багрянце бледны, следы крови видны!..) Ждать умей — и страдание цвет даст. Орест 1010 Повинна ль в злодеяньи, неповинна ль мать? Улика — парус, пятнами поблекнувший, Где меч гулял Эгисфа… Краску медленно 1013 Съедает кровь: от крови пурпур вылинял. 997 Как мне, нехульным словом, заклеймить позор? Что эта ткань? Капкан ли? Зверолова ль сеть? Иль с головою тело пеленающий 1000 Могильный саван? Путы ли на пленника? Такой накидкой был бы запастись готов Грабитель придорожный, мирных путников С мошной набитой ловом промышляющий: 1004 разбойничал бы лихо, с ней орудуя… 1015 Гляжу на роковую пелену, скорбя О жребии отцовском и о роде всем. 1014 И подвиг свой хвалю я, и кляну зараз 1017 Победы незавидной скверну черную… Хор Неповинным весь век не прожить никому, 1019 Не прожить и без горькой печали. Увы, увы!.. Раньше скорбь к одному, 1020 А к другому поздней постучится. Орест Но знайте… Чем я кончу, сам не ведаю… С ристалища метнулись кони разума И понесли возницу… Мыслей бешеных Не удержать мне… К сердцу подступил и песнь Заводит Ужас; рвется в лад подплясывать Той песни сердце. Слушайте ж, друзья, пока Я в разуме! Казнил я правосудно мать, Отца убийцу, мерзкую в глазах богов. А смелость влил мне в душу — величаюсь тем — 1030 Вещатель Локсий. Он пророчил: нет вины В сыновней мести; если ж неискупленной Кровь отчую оставлю, карой бог грозил… Какой? О том ни слова! Нет стрелы лютей… И ныне — вот я, — в путь готов. Ветвь маслины Беру с тесьмою белой. Держит к Локсию Свой путь паломник, — в пустынь ту, где пуп земли, Где светит огнь неугасимый, — вымолить От крови, от родимой очищение. Других же не велел мне очагов искать 1040 Владыка Локсий… Знайте ж, о аргивцы, все Как было, чтоб могли вы дать свидетельство. Всю жизнь опальным странником скитаться мне, Опальным и по смерти меж людей прослыть. Предводительница хора По правде поступил ты. Запрети ж устам Порочить меч твой. Зло прикличет наговор. Ты весь народ аргивский свободил, срубив Единым махом двум драконам головы. Орест А!.. А!.. Кто эти жены в черном рубище? Клубятся змеи в их власах… Горгоны ли?.. 1050 Нельзя при них на месте оставаться мне. Предводительница хора Орест, сын отчий — больше всех сынов земли! То бред и морок. Муж победы, мужествуй! Орест Не бред, не морок — это палачи мои: Угадываю свору мстящей матери. Предводительница хора Еще багряны руки кровью свежею: Вихрь мыслей, смута, ужас — от нее в душе. Орест О Феб — владыка! Множится их сонмище… Из глаз их кровь сочится и поганый гной… Предводительница хора Одно тебе целенье — сила Локсия: 1060 Его коснись: от муки разрешит тебя. Орест Врагини вам незримы; я же вижу их. Нельзя мне медлить! Гонятся! Бегу, бегу! Убегает по дороге к морю. Предводительница хора Ступай же с богом! Он да соблюдет тебя, Ведя тропой страстною ко спасению. Хор удаляясь с орхестры Уж и третья гроза всколыхнула чертог Стародавний царей, — И пахнуло живым дуновеньем!.. Как впервые над ним разразился удар: То Фиестов был пир плотоядный. 1070 А второй был удар, — это страсти царя, Что водил за моря всеахейскую рать И в купели погиб. А и третий пришел — избавитель иль жрец Рокового конца?.. Вновь затишье — доколь? И куда приведет, И замрет ли проклятие рода?