science Эдуард Якубовский Быстроконные девы ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:12:41 2007 1.0

Якубовский Эдуард

Быстроконные девы

ЭДУАРД ЯКУБОВСКИЙ

БЫСТРОКОННЫЕ ДЕВЫ

I

Давайте представим себе необычную встречу...

Париж. Начало ХVII века, на троне Людовик ХШ. Лето. Пестрая уличная толпа, крики торговцев, грохот каретных колес по булыжной мостовой. И в этой сумятице большого города выделяется высокий юноша, одетый в лохмотья, но идущий по Парижу с непринужденной осанкой аристократа.

Его бронзовое лицо обращает внимание прохожих, внимание быстротечное. В эти годы ничем парижан не удивишь - Франция обзавелась своими колониями, усердно "пощипывала" испанские в Новом Свете. Не только арабы, турки, но и негры были не в диковинку в столице одной из могущественнейших держав мира. А что тут какой-то бронзоволицый юноша.

И шумела, шумела толпа, пока над всем ее рокотом не раздался удивительный, перекрывший весь гам крик. Кричал юноша, и крик этот был услышан. По чьей-то команде кучер осадил лошадей кареты с гербом на дверцах, они тут же распахнулись, а выскочивший на улицу важный господин стал оглядываться по сторонам. Не ослышался ли он - ведь в Париже прозвучал боевой клич одного из бразильских племен?

Так или не так состоялась эта встреча, но она произошла на улице, юноша подошел к карете, и Жан де Моке дружески обнял его, усадил рядом с собой. И что покажется удивительным - юноша вскоре получил аудиенцию у Людовика ХШ. Король не просто принял гостя, он долго и обстоятельно беседовал с ним, слушал его рассказы вместе с придворными. Кем был этот странный юноша, заинтересовавший короля?

Он рассказал о себе - сын касика (вождя) племени тупинамбо из Бразилии. Там находился маркиз де Рассили (под его командованием и служил ранее офицер Жан де Моке). Любознательному юноше, выучившемуся французскому языку, дал маркиз поручение - съездить во Францию и передать весть о нем. Капок, так звали молодого индейца, отправился в путь, был захвачен пиратами, освободился из плена и все же разыскал маркизу.

Но долго в поместье юноша не прожил. Для маркизы он был чем-то вроде слуги - индейца пытались заставить трудиться, и не просто заниматься каким-то знакомым ему делом, а выполнять довольно-таки грязную работу. Сын вождя молча собрался и ушел в Париж.

Ну, вероятно, королю это тоже было интересно, но заинтересовал понастоящему его вот какой факт. Рассказывая о себе, юноша, как само собой разумеющееся, упомянул о том, что он сын вождя, но... Не сын его супруги. И что в племени тупинамбо существует испокон веков довольно странный для европейцев обычай. Каждую весну мужчин этого племени приглашают в соседнее племя, состоящее... из одних женщин. Если после этих визитов там родятся девочки - они остаются в женском племени. Если мальчики -их отдают отцу. Так и отдали вождю его сына - Капока.

Вот этим-то рассказом и был захвачен король, наградивший индейца деньгами. Так, значит, есть на свете амазонки! И живут теперь они в Бразилии...

В те, уже так далекие для нас годы дворяне, как правило, получали домашнее образование. Позже такой тип полученных знаний стали звать "классическим", пристал этот эпитет и к русским гимназиям. Почему?

Меньше всего в этой -системе было математики, физики - подобная специализация точных наук появилась позже. А вот то, что мы сейчас называем гуманитарными дисциплинами, составляло едва ли не весь курс наук.

Кстати сказать, само слово "гуманитарный", хоть и имеющее латинский корень, пришло к нам именно из французского языка. Обозначает оно вот что: человеческая природа, образованность. В круг гуманитарных предметов, то есть в то, что воспитывает в человеке лучшие чувства, делает его образованнее, входили и входят сейчас история, филология.

Хорошо воспитанный человек того времени мэг не знать формул, математических правил. Но большинство не только читало и писало на родном языке, но знало и языки соседних стран, и уж в любом случае латынь, а часто и древнегреческий язык. Отсюда и понятие о "классическом" образовании - оно основывалось на произведениях (латинское "классикус" образцовый) Гомера, Плутарха, Цицерона.

Конечно, получив подобное образование, король и большинство его придворных знали об амазонках. Сведения об этих удивительных воинственных женщинах (они даже лишали себя одной груди, чтобы та не мешала стрелять из лука, отсюда и общее название от "а" - отрицание и "мастоо" - грудь) можно было получить из трудов едва ли не большинства античных авторов.

Судите сами: Плутарх - в "Тесее", в "Сравнительных жизнеописаниях", Овидий - "Героини", Вергилий - "Энеида". Это художественные произведения, взятые наугад. Мало? Тогда историки - Геродот, Гиппократ, Лисий, Страбон, Диодор Сицилийский... легенды об- амазонках вдохновляли скульпторов Фидия, Поликлета, Кресилая, сцены битв с ними изображены на гробнице Мавзола (от которой пошло слово "мавзолей") и на Парфеноне.

Рассказывая о воительницах, древнегреческие авторы уточнили и вопрос, как амазонки продолжают свой род. Оказывается, время от времени они приглашают к себе мужчин из других племен. Дочери, родившиеся от такой связи, остаются у матерей. С сыновьями же бывает разное.

Иногда их отдают отцам, а иногда...

Можно понять любопытство короля и его придворных, наяву увидевших сына амазонки. Правда, прибыл он из Бразилии, но и там, как уверяли некоторые путешественники, были воинственные женские племена.

Реальность юноши опровергала многое -в том числе и отношение к амазонкам. Ведь сколько лет все сообщения о них относились к мифам, созданным богатым воображением древних греков.

II

Для древних греков амазонки были вполне реальными людьми. Не менее реальными, чем для нас нынешние жители Судана, Эфиопии, Лаоса. С самых ранних лет ребенок слышал рассказы, в которых великие герои Греции встречались с амазонками, воевали с ними и если и побеждали, то с большим трудом. Величайшим из великих и в этих боях был Геракл, сын Зевса верховного бога Эллады.

Напомним, что по своей "земной линии" Геракл был внуком царя Микен, выдавшего свою дочь Алкмену за Амфитриона. Молодую женщину увидел Зевс, влюбился и однажды, приняв облик Амфитриона, пришел к ней. Алкмена родила близнецов, одним из них был сын Зевса - Алкид, позже названный прорицательницей Гераклом.

Супруга Зевса -Гера явно не поощряла увлечений своего мужа Эта нелюбовь распространилась и на его сына от земной женщины. Вот почему такой нелегкой выдалась судьба Геракла.

С амазонками связан девятый подвиг героя. Но сначала хочется сказать о седьмом. О том самом, когда Геракл добывал для Эврисфея критского быка. Это неуемное животное носилось по острову, все сокрушая на своем пути. Геракл поймал быка, отвел его к царю, но тот отпустил его на волю. Бык помчался в Аттику, где и был убит Тесеем. В этом эпизоде еще нет амазонок, но есть Тесей, позже тоже связанный с ними. Кстати, сам Тесей тоже был сыном бога - Посейдона.

Теперь девятый подвиг. Геракл отправился в страну амазонок за поясом царицы Ипполиты. Захотелось дочери Эврисфена иметь необычный пояс (Ипполите его подарил бог войны Арес), и все -героя послали на край земли. Как иначе назвать дальние берега Эвксинского Понта - нашего Черного моря? А именно там в городе Фемискире жила царица амазонок.

Ипполита, похоже, не очень удивилась требованию Геракла, в котором даже внешне угадывалось божественное происхождение. Но тут в дело вмешалась Гера (помните - разгневанная супруга Зевса), принявшая облик амазонки. Она стала возбуждать воинственных женщин против Геракла, Закипел бой. Геракл взял в плен двух амазонок - Меланиппу и Антиопу. Меланиппу он обменял на пояс, а Антиопу отдал Тесею. Так и Тесей оказался связанным с амазонками.

До добра это не довело. Амазонкам не давала покоя мысль, что Антиопа в плену, а над ней, наверное, издевается чужак, увезший их подругу в Грецию. Амазонки вторглись в Аттику, осадили Афины, потом заняли и город. Жители нашли спасение на Акрополе. И не знали амазонки, что Антиопа полюбила Тесея, что ей радостно в его доме. В трудную для афинян минуту Антиопа вместе с мужем встала на защиту Афин.

В решающем бою кто-то из подруг, не узнав Антиопу, сразил ее. И тут битва прекратилась - скорбили и афиняне, и амазонки...

Вот так начинался для маленького грека урок истории и географии, связанный с амазонками. Он узнавал, где они живут (Эвксинский Понт), каковы главные черты характера -независимость, воинственность. И пусть герои Эллады побеждают - это дано ведь немногим, а в целом борьба с амазонками дело трудное, но весьма почетное.

И не только Геракл и Тесей занимались этим. Был, к примеру, еще один герой - Беллерофонт, сын Главка, внук Сизифа. Служил он царю Ликии, а тот тоже посылал его против амазонок. Вот ведь какое значение имели воинственные женщины - борьба с ними засчитывалась древним героям в качестве подвигов!

Вернемся теперь к Гераклу, возвращающемуся с поясом Ипполита, На обратном пути его корабль пристает к Трое. На берегу герой находит дочь местного царя Гесиону, прикованную к скале. Она принесена в жертву чудовищу, которое вот-вот покажется из воды. Геракл предложил освободить девушку, а взамен попросил трех Зевсовых коней, находившихся в царской конюшне. Чудовище было убито, но коней царь не отдал и прогнал героя. Геракл уплыл, но в душе затаил обиду.

Проходят годы. Геракл собирает своих друзей-героев, приплывает к Трое и захватывает ее. Освобожденную ранее им Гесиону отдает своему другу Теламону. Чтобы как-то скрасить этот шаг, Геракл предложил Гесионе из числа пленных выбрать одного, который тут же получит свободу.

Выбор молодой женщины пал на младшего брата - Подарка. Увидев это, Геракл потребовал выкуп - ведь Подарок не просто брат, он член той самой семьи, которая когда-то оскорбила героя. Гесиона сняла с себя покрывало и отдала Гераклу. В Трое остался единственный из бывшей царской семьи, впоследствии тоже царь. А поскольку за него дали выкуп, то царя стали звать "купленным" - Приамом.

Так цикл сказаний о Геракле оказался связанным с троянским циклом. Из последнего до нас дошли две поэмы Гомера "Илиада" и "Одиссея". Исследователи же знают, что поэм, описывающих битву за Трою, было больше. И различные сюжетные линии из них вошли в ряд произведений греческих и римских авторов.

Интересная деталь - корабли греков, направлявшихся в Трою отвоевывать Елену, пристали к берегам Мидии. А там правил Телеф, сын Геракла. Греки звали его с собой, при этом, наверное, не раз поминали подвиги отца и то, что тот уже брал Трою. Телеф отказался вот по какой причине - он был женат на... дочери Приама. Того самого Приама, которого выкупила Гесиона и чей сын похитил Елену. Вот ведь как переплетаются судьбы людей и героев.

В самый разгар осады Трои на помощь своим соседям пришли амазонки. Царица Пенфесилея привела опытнейших воительниц. Удар был так силен, что греки отступили к кораблям. Положение спасли Ахилл и Аякс Теламонид, ранее не принимавшие участие в битве. Ахилл убил Пенфесилею. Тела ее и еще 12 павших в бою амазонок были переданы троянцам.

Еще интересная деталь. На стороне троянцев был бог войны Арес, он же помните? - подарил пояс Ипполите. Это говорит как о воинственности амазонок, так и о том, что территориально они жили в зоне досягаемости троянцев и, судя по всему, имели общего покровителя. Контакты были разными - сам Приам вспоминал, что даже сражался с амазонками на берегу реки Сангарий. Но перед лицом угрозы троянцам со стороны пришельцев амазонки решили прийти на помощь соседям, еще раз подтвердив мнение о себе как о бесстрашных воительницах.

А где находилась река Сангарий? Давайте возьмем карту Турции - ее северная часть ограничена южным берегом Черного моря, Эвксинского Понта. Так вот, река (ныне она зовется Сакарья) впадает в Черное море с юга, отгораживая северо-западную часть Анатолийского плоскогорья, где расположена Троя, от Понтийских гор. А за этими горами лежит Кавказ.

Тот самый Кавказ, вблизи которого греческие историки помещали царство амазонок.

Прежде чем перейти к сведениям, которые сообщили нам древние историки, хочется заняться не очень сложными вычислениями. Археологам удалось датировать те слои холма Гиссарлык, которые, по их мнению, являются остатками приамовской Трои. Говорится это с легкой оговоркой, ибо ряд специалистов до сих пор считает Троянскую войну выдумкой древних рапсодов. Мысль эта проникла и на страницы советских журналов (см., например, статью Л. Клейна в "Знание - сила", № 3, 1986). Но классической остается датировка десятилетней осады 1194-1184 годами до н. э. Вот и подсчитаем.

Исходя из того, что к концу осады Приаму лет 80, а выкуплен он был сестрой как самый юный член царской семьи, значит, событие это произошло примерно этак лет 70 назад. Тогда Геракл брал Трою где-то в 1260 году до новой эры. Но между девятым подвигом и нападением на город прошло какое-то (и немалое) время. Надо было разобраться с остальными подвигами, побывать в рабстве у Омфалы - на все это требовались дни и годы.

Так что первая временная привязка к сведениям об амазонках - это 1280-1270 годы до н. э. К этим годам можно снова дописать слово "примерно" - поступки древних героев, да к тому же сыновей Зевса, могут не уложиться в рамки нашей датировки. Но, беря за основу реально исчисленную дату, вошедшую в учебники истории, мы тиожем с достаточной точностью отталкиваться от нее и реконструировать временные границы девятого подвига, а следовательно, первого упоминания в мифах о женщинах-воительницах с берегов Эвксинского Понта.

III

Итак, XIII век до новой эры - время начала начал "амазонии". Потом нужно вспомнить век VIII - век Гомера (многие исследователи считают, что в поэмах есть вставки и VII века). И, наконец, V век (все эти века, разумеется, до н. э.) - становление греческой историографии.

Есть, вероятно, незыблемый закон - на каком-то отрезке времени у каждого народа резко усиливается интерес к истории. И собственной и сопредельных стран, без чего собственная окажется неполной. Именно так, наверное, считал и Геродот (484-425 гг.), не случайно прозванный "отцом истории". В каких только странах не побывал он сам, -откуда только приехавших не расспросил. Оставленные им данные до сих пор являются основными при изучении жизни народов не только Средиземноморья, но и более далеких стран.

Достаточно -вспомнить, что наиболее точные сведения о скифах, населявших в ту пору Северное Причерноморье, оставил нам именно Геродот. А ведь это первые письменные сообщения о древнем народе, жившем на территории нашей страны, народе, оставившем в курганах предметы, свидетельствующие о высокой духовной и материальной культуре их владельцев.

И Геродот первый сообщил нам те сведения об амазонках, которыми он, как историк, обладал. Здесь почти нет мифических героев, нет рассуждений о вмешательстве богов в дела людей. Вдумчивый историк попытался ответить на основные вопросы - откуда взялись амазонки, как начались их контакты с греками, как и с кем соседствуют. И вот что он написал.

Греки, расширяя свое знакомстве с Малой Азией, столкнулись с амазонками на реке Фермодонт. Произошла битва, греки победили, захватили амазонок и, погрузив добычу на три корабля, отправились домой. В море амазонки, выбрав удачный момент, перебили греков. Но управлять судами воинственные женщины не умели. Их долго носило по морю и наконец прибило к побережью Меотийского озера.

(Обратите внимание на эту деталь - сев на корабль в Черном море, амазонки сошли на берег Азовского моря. Неуправляемые суда прошли нынешним Керченским проливом? Или же Геродот знал об амазонках и Малой Азии, и Приазовья - как бы разделенных Кавказом - и решил объяснить, как они оказались в Северном Причерноморье?)

Сойдя на берег, амазонки захватили скифских коней. Их поведение было так отличительно от царивших в тех краях порядков, что скифы только дивились. А на предложение местных кочевников выйти замуж и жить, как живут скифские женщины, гордые амазонки ответили: "У нас с ними неодинаковые обычаи, мы стреляем из луков, мечем дротики, ездим верхом, а женским работам не обучены". (Цитирую по работе известного советского этнографа М. Косвена, составившего наиболее полный свод сведений об амазонках.) Ну, со временем обе стороны пришли к примирению, и, как сообщает Геродот, от этого союза появился народ савроматы.

Если Геродот задавался мыслью о происхождении амазонок, то Гиппократ (моложе его на 14 лет) сообщает об их быте. Он пишет, что те не вступают в брак, пока не убьют трех врагов. Правой груди не имеют - мешает стрелять из лука. Калечат детей мужского пола, чтобы не иметь соперников, когда те подрастут.

Лисий (моложе Гиппократа на 11 лет) сообщает интересный факт.

Амазонки на реке Фермодонт были единственным народом, который имел железное оружие. Деталь многозначительная - ведь, по мнению многих историков, необычность доспехов Ахилла объяснялась тем, что их выковали не из бронзы, а из железа.

И до сих пор не выяснена причина, по которой хоть и считается, что прах Ахилла погребен у мыса при входе в Геллеспонт, со стороны Эгейского моря, но душа его, по мнению древних, находится на острове Левка.

Но это устье Дуная - запад Северного Причерноморья. Там имелся храм Ахилла. Такие же храмы-жертвенники были и в Ольвии, и у Керченского пролива - именно там, где историки поселили амазонок. Нет ли общего источника происхождения оружия Ахилла и амазонок, учитывая, что район Керченского пролива богат рудами железа и сейчас их разрабатывает Камыш-Бурунский железорудный комбинат?

Вернемся к амазонкам. Практически нет ни одного историка, касавшегося событий в Северном Причерноморье, который бы не писал о них.

Весьма авторитетный для всех нас Страбон уточнял, что живут амазонки в Малой Азии и на Кавказе. Он же приводил вот какие факты -река Мармадалий (или Мермода) разделяет амазонок и жителей Кавказа. А река эта впадает в Меотиду (Азовское море).

С греческими и римскими завоеваниями связываются контакты амазонок с реальными историческими личностями. Так, Диодор Сицилийский, живший в I веке до нашей эры, описывает вот какой эпизод. К Александру Македонскому явилась царица Фалестра в сопровождении трехсот амазонок. Дама она была решительная. Вот как передает Диодор ее слова:

"Я прибыла, чтобы иметь от тебя ребенка. Из всех мужчин ты совершил наиболее великие подвиги, и нет выше меня женщины по силе и храбрости". Финал этого приключения нам неизвестен, но стоит добавить, что о встрече Александра Македонского с амазонками можно прочитать у Плутарха и других историков.

Тот же Плутарх, рассказывая о походе Помпея на Кавказ, упоминает о битве с албанцами на реке Абант (нынешняя Алазани). Так вот, с гор на помощь соседям спустились амазонки. Это событие произошло уже в преддверье нашей эры, а сам Плутарх жил в 50-125 годах н. э. Из седой старины мы пришли в эпоху, когда, казалось бы, нет места мифам. Но смотрите сведения об амазонках не исчезают. Более того, с расширением знаний об окружающем мире увеличивается и число авторов, пишущих о них.

Где только не находят теперь амазонок. Низами Ганджеви в "Искандер-наме" упоминает и об Александре Македонском, и об воительницах, локализуя их в стране Берда на реке Кура. Де Клавихо (испанский посол при дворе Тимура) находит их по пути из Самарканда в Китай. Историограф Карла Великого Павел Диакон сообщает, что, когда лангобарды (германское племя) шло из Скандинавии к югу, оно сразилось с амазонками. О том, что воинственные женщины жили у... Балтийского моря, пишут Адам Бременский, арабские историки апь-Казвини, альИдраси и другие, а Козьма Пражский уверяет, что крепость Девин около Праги была крепостью амазонок, отсюда и ее название.

В Индии о царстве женщин упоминает "Махабхарата", есть сведения о чем-то подобном в Китае, Японии. Отдельные поселения без мужчин известны у чукчей, бурят. Арабские писатели говорят о женском сообществе в Нубии, в Абиссинии их находили близ царства Дамут...

Справедливости ради скажем, что не все историки разделяли мнение своих коллег об амазонках. Так, еще в III веке до нашей эры Палефат писал: "Об амазонках говорят, что это были не женщины, а мужчиныварвары". А принимали их за женщин вот почему. В отличие от греков они... брили бороды, носили длинные хитоны и повязывали волосы повязкой. Ну, могло быть и такое, что необычно одетых мужчин издалека принимали за амазонок. Но уж слишком велико и разнообразно количество фактов, сообщаемых историками, да и число авторов говорит о том, что нет дыма без огня. Ошиблись бы раз, другой, а чтобы два-три тысячелетия... Нет, не сходятся тут концы с концами.

И смотрите - сначала Малая Азия и Причерноморье. Потом вся Азия -чукчи и китайцы, индийцы и японцы. Далее Африка А в 1492 году Колумб открыл Америку.

IV

Наступает эра Великих географических открытий. Общепринято считать, что началась она первым путешествием Колумба, во время которого и была открыта Америка, а точнее, самый первый остров, получивший имя Сан-Себастьян. И пусть сейчас многие историки и археологи считают, что первый след Колумб оставил на маленьком соседнем острове.

Не в этом дело-важно, что по другую сторону океана найдена земля, пусть сначала остров. Но за ним материк!

А ведь о том, что где-то в океане есть остров, говорили еще ирландские предания. В них он назывался "О'Бразил" - счастливый остров. Его начали искать раньше, чем каравеллы Колумба подняли якоря в Европе, чтобы открыть Америку. Название это переходило от острова к острову ("инсулам де Бразилле"), пока не закрепилось за наиболее выдающейся на восток частью Южной Америки. И говоря сейчас о Бразилии (это о ее столице Рио-де-Жанейро мечтал Остап Бендер), мы и не вспоминаем, что имя стране дали древнеирландские предания.

И вот открыта Америка! Из первых же путешествий Колумб привозит сведения о том, что есть острова, населенные женщинами! Об этом ему сообщили туземцы-араваки, об этом в начале 1483 года адмирал делает записи в судовом журнале. А целую группу островов он называет девичьими - "Ислас Виргинес" - Виргинские острова. Уже и Фернандо Кортес получает указания искать амазонок!

Начинается исследование (а точнее - завоевание) гигантского материка. Снова появляются сведения о женских группах, женских государствах Вот ведь что интересно - где родилась легенда и куда ее занесли путешественники. Порой кажется, что миф об амазонках - это какая-то неосуществимая мечта о прошлом, о матриархате, о золотом веке человечества. И чем дальше от родного дома отходит европеец, тем дальше отдаляется и граница его мечть!

Действительно, почему бы не назвать это мечтой? Воинственным мужчинам, наверное, хотелось бы тоже видеть рядом с собой воительниц. Достойных подруг (совсем не обязательно врагов). А уж если и сражаться, то с теми, кто мог принести славу. Вспомните - величайшие герои Греции (в том числе сын Зевса!) не задумывались над тем -воевать с женйцшами или нет И не очень легко доставалась победа героям, такими победами они гордились.

Все дальше и дальше расширялись горизонты познания. И наконец они сомкнулись - исследования на западе и исследования на востоке. Экспедиция Магеллана замкнула эту цепь. Земля, как и предполагал путешественник, оказалась круглой, ее можно было обойти (как-то не подходит слово "обплыть"). И тут легенда об одиноко живущих женщинах встретилась на пути. Участник экспедиции Пигафетта в январе 1522 года узнал от местного лоцмана, что южнее Явы есть остров, где живут одни женщины!

Надо было пройти Атлантический океан, открыть Магелланов пролив, Тихий океан, чтобы снова встретиться с мифом, с легендой... Или, может быть, с реальностью? Ведь спустя двадцать лет для одного из известнейших завоевателей (или исследователей?) Южной Америки амазонки воскреснут из мифа, наяву окажут сопротивление, причем неодолимое.

Заранее надо оговориться, что своей славе Франциско Орельяна обязан в значительной (если не в главной) мере амазонкам. Недостатка в конкистадорах Испания не испытывала - тысячи идальго из самых благородных семей стремились в Вест-Индию (тогда еще не говорили - в Америку) за богатством. А им было в первую очередь золото, во вторую - позже найденные серебро и изумруды.

Отряды конкистадоров не только сокрушили могущественные империи инков и ацтеков. Они прошли непреодолимыми чащами, проплыли бурными реками Центральной и Южной Америки. О каждом отряде можно написать авантюрный роман. И если бы выстраивали руководителей экспедиций не по сегодняшней известности, а по сложности сделанного, то Орельяна был бы отнюдь не в первом десятке. Если же мы так хорошо знаем оба неудачных похода Орельяны, то только из-за амазонок.

А точнее, из-за женщин, которые в сознании его современников ассоциировались с амазонками.

Середина XVI века в Южной Америке проходит под знаком поисков "золотого города" - Эль Дорадо. Среди легенд о нем самая настойчиво повторяемая гласит, что туда свезено золото, которое индейцы хотели спрятать от испанцев. Да и о самом городе якобы было известно, что и крыши в нем золотые, и посуда жителей. Появлявшиеся во все большем числе слухи срывали с мест сотни испанцев. Объединившись в отряды, они устремлялись порой лишь по одним им ведомым маршрутам.

И не только испанцы. Если сведения достигали Европы, то в дело вступали и голландцы, и англичане. Достаточно вспомнить лишь Уолтера Рели (см. о нем статью И. Медведева "Фаворит ее величества" во втором сборнике "Дорогами тысячелетий" и главы из романа Роберта Ная "Странствия Судьбы", опубликованные в "Вокруг света", № 2-4, 1986). Поисками Эль Дорадо занимались экспедиции Берри, Квесады и многих, многих других.

В отличие от Рели, написавшего знаменитую "Историю мира", переведенную на многие языки, Орельяна эпистолярным жанром не грешил.

Зато у него в составе экспедиции был монах, патер Гаспар де Карвахаль.

Ему и обязаны мы рассказом о необычном путешествии. Кстати сказать, это значительно позже стали считать путешествие необычным - современники видывали и не такое!

Перед отправлением в путь Орельяна допросил двух проводников.

Уже тогда стало ясно, что искомым городом правят не владыки, а владычицы. Вот как говорили проводники: "Люди моего племени хорошо знают течение Великой Реки.. Плывя в верх той реки, которую наш народ называет Громом Туч и Вод, что звучит в нашем языке Амакуна, и минуя известные нам непроходимые участки, можем без опасений добраться до управляемого владычицами нашего народа большого острова в самом широком разливе реки; город этот называется Маноа... Взятие же самого города, называемого Маноа, является предприятием трудным и рискованным, но не невозможным; поскольку упорство обороняющих, которыми будут командовать владычицы, должно уступить силе огня, который принесет не только потери, но и страх".

С огромным трудом бригантина Орельяны добралась до острова, высадила десантную группу. Но, S&K и говорили проводники, туземцы оказали упорное сопротивление. К удивлению (и, вероятно, ужасу испанцев), мушкетный огонь не испугал индейцев.

Руководила битвой женщина, имя которой подсказали монаху проводники Коньяпуяра, что означает "Великая Госпожа". Женщины преобладали И в первых рядах обороняющихся. Их монах называет "лас капитанас де лос Индиос" "капитаншами индейцев", но можно перевести как "начальницами" (в русском языке слово "капитанша" звучит немного иронично). Каждая из них руководила десятком туземцев. Отбивались обороняющиеся стрелами, по описанию патера, борта бригантины выглядели "как тело ежа".

Хроникер подробно описывает, как выглядела Коньяпуяра, лично принимавшая участие в битве. Она была почти нагой, прикрытой лишь шкурой ягуара, на голове перья тукана в диадеме из благородных камней.

Во всем показывала начальница пример - ее стрела "вбилась в деревянную обшивку бригантины глубоко на ширину мужской ладони". Описав все это, католический монах (!) вынужден признать, что и она, и другие воительницы "сияли удивительной телесной красотой".

И чем же кончилась битва? Вот как рассказывает о ее итоге сам хроникер: "В год от рождения Господа 1542, в день святого Иоанна Крестителя и Мученика, после кровавой битвы с неверными, которые толпами поганых командовали, благородный господин и королевский капитан Дон Франциске Орельяна приказал возвратиться на корабль, наказав забрать раненых и убитых, чтобы не оставить их на поругание поганых.

Затем, имея по воле божьей попутный ветер в парусах, бригантина пошла вдоль западного берега острова".

Короткая строгая реляция. Но за ней одно - паническое бегство с острова. Ведь Орельяна шел специально для его захвата, это было целью экспедиции. А тут сухо, четко, как и следует писать хронику - после кровавой битвы возвратился на корабль, велел собрать раненых, убитых и уплыл. Но вернулся домой с золотом и драгоценными камнями. Откуда их взял?

"Благородный господин и королевский капитан" не мог прийти домой с пустыми руками. Он начал грабить прибрежные деревни и, как писал историк прошлого века - "Орельяна привез с тех сторон дважды по сто тысяч гривен золота и множество изумрудов, которые, как рассказывал, были ничем в сравнении с богатствами, которые он видел".

Во вторую экспедицию Орельяна, кроме своей бригантины, взял и большой корабль, на нем были не только воины, но и дамы, в том числе жена капитана донна Анна. Именно с этого корабля видели, как Орельяна поднялся на мачту, оттуда всмотрелся в даль и дал приказ идти вперед. Бригантина быстро помчалась, оставив позади тяжелый галеот.

Больше ни бригантину, ни Орельяну не видели...

Во многих исторических работах рассказывается о том, что Орельяна погиб от голода и тяжелых испытаний, выпавших на его долю. Вероятно, кто-то из экипажа бригантины вернулся назад, иначе откуда взяться сведениям? Да и донна Анна позже вышла замуж за одного из офицеров, участника экспедиции. А католическая церковь могла разрешить это лишь при условии доказанной смерти одного из супругов. Но тут же родилась легенда - Орельяна не погиб, а стал мужем Коньяпуяры. И их потомки рано или поздно будут владеть страной.

По исторической справедливости река, по которой впервые прошел европеец Орельяна, должна была бы носить его имя. Он же написал о ней - река амазонок, "рио де лас амазонас". Так она и вошла в наш мир - Амазонка, величайшая по водности река мира, длина по истоку Мараньон 6,4 тысячи километров, по истоку Укаяли - свыше 7 тысяч км. Сравните:

Волга - 3560 км, Енисей - 3487 км, Обь - 3650 км.

Вернемся к Орельяне. Вполне вероятно, что его имя и потерялось бы в общем списке конкистадоров. Амазонки же "вывезли" его из небытия. Для нас поход Орельяны - полностью документированное свидетельство существования какого-то общества, управляемого женщинами. Конечно, это не те амазонки, о которых рассказывали в мифах .древние греки, чьи деяния описывали Геродот и Страбон. Но, поскольку за любыми воительницами закрепилось это имя, Орельяна был прав, называя их так.

Не счесть производных от этого слова. Так, выдающийся путешественник Александр Гумбольдт, сам интересовавшийся проблемой амазонок, побывал в 1799-1802 годах в Южной Америке. У туземцев увидел зеленые камни, которые те якобы называли "камнями амазонок" (откуда туземцы знали, что так зовут в Европе воинственных женщин?). Позже, когда описали эту разновидность полевого шпата, то и назвали его амазонитом.

В прошлом веке придумали женское платье для верховой езды. О названии не стоило специально гадать - конечно же, амазонка. Сняли поляки фантастический фильм о женщинах, правящих миром -"Новые амазонки". В Бразилии есть штат Амазонас, крупнейшая на земле Амазонская низменность.

Называли этим именем и корабли. Но судам не везло - помните историю, когда, освободившись, амазонки не смогли управлять кораблями и долго блуждали по морю?

Традиция давать кораблям мифологические имена уходит в далекую древность. В средние века это подчеркивалось и деревянной скульптурой, установленной на носу судна. Так вот, кораблям, носившим имя воительниц, поразительно не везло.

Англичане назвали "Амазонкой" пассажирский пакетбот - свой самый большой деревянный пароход. Он сгорел в первом же переходе в ВестИндию в 1852 году. В 1855 году судно с таким же именам погибло у мыса Гаттерас. В 1866 году английский винтовой шлюп "Амазонка" и почтовый пароход "Оспрей" столкнулись на трассе между Ливерпулем и Антверпеном. Нет, сухопутным девам на море явно нечего было делать.

V

Где только не видели амазонок. Вблизи Явы и в Южной Америке, на Виргинских островах и в Африке. Но вспомним древних греков - не только и не столько их мифы, а сообщения историков. Людей дотошных, чьим свидетельствам мы доверяем полностью, на чьи сведения ссылаемся при написании не только популярных статей, но и при создании научных работ.

Так вот, все историки помещают настоящих амазонок на территории нашей страны. Геродот прямо пишет о Меотийском озере (нынешнем Азовском море), Страбон указывает, что река, впадающая в Меотиду, разделяет амазонок и жителей Кавказа. Азовское море и Северный Кавказ - вот места обитания амазонок, систематически повторяющиеся во всех источниках, достойных упоминания.

Но ведь эти места ныне наши, советские. Что же осталось в памяти народа о тех давних временах? Увы, ничего. И это в первую очередь потому, что мы не совсем точно знаем, к какому народу отнести амазонок. Хотя помните, что писал Геродот -от скифов и амазонок пошел народ савроматов. В свою очередь, Эфор (около 405-330 гг. до н. э.), пытаясь объяснить существование амазонок, писал, что некогда савроматы ушли воевать в Европу, там погибли, и остались одни женщины.

Итак, и Геродот, и Эфор выводят нас на савроматов. Из истории мы знаем, что эти кочевые племена в VII-IV веках до новой эры располагали?ь в степях Поволжья и Приуралья и в их общественной жизни большую роль играли женщины. Скифы примерно в то же время (VTI-Ш века до н. э.) кочевали в Северном Причерноморье.

Не удивительно, что греки сначала говорили о скифах и амазонках, а потом уже о савроматах. Несмотря на то, что появление на исторической сцене обоих племен относится к VII веку до н. э., греки сначала, осваивая берега Черного моря, столкнулись со скифами. Позже настала очередь савроматов.

Скифы и савроматы (последних с момента объединения племен стали звать сарматами) относятся к народам, говорившим на наречиях иранской группы индоевропейской языковой семьи. Именно эти народы довели до совершенства работу с лошадьми, ставшими основой их хозяйства. Не только на войне нужен был добрый конь. Вспомните изображение на одном из найденных в кургане сосудов - бородатый скиф доит кобылу. Еще и сейчас у иных людей слово "дояр" вызывает улыбку.

Скифы же изобразили на драгоценном сосуде дойку кобылы мужчиной - явно не позорное для воина занятие.

Ясно, что женщины в этих племенах должны были быть лихими наездницами. А если учесть, что, по всем данным, у савроматов главенствующую роль играли жрицы (были женщины и вождями!), то ясно во многом преобладание "слабого пола" Давайте сложим все компоненты: конь, женщина-вождь, а значит, и воин, и мы получим лихую наездницу.

Чем она могла быть вооружена? Конечно же, тем, что помогает, не вступая в силовую борьбу, поразить врага на расстоянии, используя и скорость степного коня. Вспомним же ответ амазонок (из Геродота): "Мы стреляем из луков, мечем дротики".

Может быть, имена их что-то скажут нам? Но греки оставили нам или измененные (то есть переведенные на греческий язык) имена, или клички, данные ими. Вспомните Меланиппа, Ипполита. Первое имя расшифровывается легко, оно происходит от греческих слов1 "черный" и "конь" "темноконная", "владеющая темными конями". И второе тоже несложно -от слов "конь" и "камень". (Ну, "камень" здесь может обладать смыслом "крепкий", "стойкий".) Что-то вроде "крепкоконная".

По структуре очень схоже с определениями, какие в мифах и у Гомера получали воины. Вслушайтесь - "меднобронный", "шлемоблещущий", "среброногЪш"... Не правда ли - похоже? Но, что очень интересно, и степняки так же строили имена. У одного из индоиранских племен, а к ним относились и сарматы, была, например, богиня Дрваспа - "обладающая здоровыми конями", "здравоконная".

Каждый год на страницы газет и журналов попадают сообщения о новых успехах археологов. И, как правило, женские погребения в районе Северного Каспия, Азовского моря явно богаче, в них находят луки, стрелы, мечи рядом с сосудами для благовоний, столами для жертвенной пищи. У более поздних степняков воина на тот Свет сопровождали слуги и, вероятно, любимые женщины. А рядом с погребением сарматской жрицы нашли захоронение молодого воина - слуги ли, любимого...

Но все это, увы, "дела давно минувших дней". И отголоски "преданий старины глубокой" донесли до нас сторонние наблюдатели - в основном греки. Непосредственного пересказа своей истории от сарматов, а уж тем более скифов мы не получили. Если и представить, как считают некоторые, что скифы имели какую-то письменность, то до нас ничего не дошло.

Уже в III веке до н. э. скифов вытеснили с Черноморского побережья готы (небольшое царство все же осталось в Крыму). Затем по степям Приазовья кто только не проходил - гунны и авары, кипчаки и печенеги.

Может быть, какие-то предания и застали славяне - жители Тмутараканского княжества, первого русского государственного образования на Таманском полуострове, между древней Меотидой и Эвксинским Понтом.

Но это княжество (конец X -начало XII века н. э.) само погибло под натиском с одной стороны Византии, с другой - кочевников.

И снова накатываются, сменяя друг друга, орды кочевников, оставляя в степи курганы да каменных баб на них. И лишь в конце XVII века а связи с определенной политической стабилизацией в те края начинают проникать-первые путешественники и исследователи. Первые -из числа тех, на чьи работы мы можем сослаться. Ибо, без сомнения, путешественники были всегда. И если у Азовского моря все исчезло, то не осталось ли следов на Кавказе?

Во второй половине XVII века в Москву и в Персию отправился голштинский посол Адам Олеарий. Првезжая через Кавказ, он записал местные легенды-да, в них были сведения о воительницах. В 1712 году черкесов посетил Обри де-ля Моттре, с удивлением отметивший, что местные женщины не только ездят верхом, но и стреляют из лука.

В конце XVIII века академик Петр-Симон Паллас, описывая быт черкесов, особо подчеркнул, по его мнению, странный обычай - чуждаться своих жен. Через год после него по югу России проехала англичанка Мэри Гэсри. И ее заинтересовала эта странность -у черкесов женщины живут отдельно от мужчин, а те тайком посещают своих жен. Не от древнейших ли" обычаев, уходящих корнями в эпоху амазонок, идут эти привычки?

Не случайно любопытство англичанки было направлено в сторону "женского вопроса". Мэри Гэсрй в прошлом являлась директрисой...

Смольного института. Она же записала, что во время боевых действий среди убитых обнаружили женщин в полном вооружении.

Наступает период завоевания Кавказа. Идут бои, русские войска, тесня горцев, продвигаются вперед, пока не берут в плен Шамиля. Сотни тысяч черкесов эмигрируют, переселяясь в Турцию, а через нее и дальше на Ближний Восток. В этой заварухе растворяются последние обычаи и привычки, сохранившиеся у горцев с древнейших времен и, вероятнее всего, связанные с бытом тех, кого мы зовем амазонками.

И что -все, с ними покончено? Как бы не так. Старинное правило французов -в любом деле ищи женщину, сработало не так давно на юге нашей страны. Впрочем, "ищи" -не совсем верно.

Она сама нашлась.

VI

Произошло это в 1983 году на Таманском полуострове. Да, именно в том самом, наиболее подходящем месте - на стыке Азовского и Черного морей. Когда-то тут стоял древнегреческий город Гермонасса, а ныне расположена станица Тамань. Здесь ведет раскопки Гермонасская археологическая экспедиция Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника.

Здесь же раскинулись земли совхоза "Юбилейный". Директор решил расширить площадь под виноградники. Внезапно плуг задел камень.

Удивленные появлением препятствия на поле механизаторы откопали находку - на мраморной плите, словно выходя из камня, стояла мужская фигура. Домысливая утраченные детали, в ней можно увидеть воина.

Выдвинутая вперед (и наполовину отбитая) левая рука явно когда-то держала щит, правая, опущенная к бедру, вероятно, была вооружена мечом. (Более подробно обо всем см. очерк А. Тарунова в "Вокруг света", № 4, 1986.)

Стало ясно - сделана уникальная находка. И очень хорошо, что значение ее поняли не только прибывшие позже историки, но в первую очередь тракторист А. Н. Завгородний и директор совхоза Л. И. Киселев.

Именно они позаботились о сохранности находки, а директор и прекратил работы на поле, и позвонил в Таманский краеведческий музей.

Сезон раскопок следующего года начался с того, что для работы в "Юбилейном" создали специальный отряд. По мнению начальника Гермонасской экспедиции А. К. Коровиной, это изображение воина входило в многофигурную композицию. Найти бы ее! Ведь рельеф создан греческим скульптором не позднее IV века до нашей эры. Ничего подобного в Тамани не находили ранее.

Ну а почему возникла мысль о композиции? Во-первых, воин должен был на кого-то нападать, с кем-то воевать. Весь его порыв направлялся против еще неизвестного нам врага. Во-вторых, известна практика создания многофигурных композиций, где действующие герои высечены на отдельных плитах, позже составляемых вместе.

Две недели группа студентов под руководством Е. А. Савостиной (вот и весь отряд!) работала на поле. Нашли вымостку, и по тому, как были уложены камни, Савостина догадалась, что это древняя дорога.

Первые плиты перевернули - ничего похожего на изображение.

Копали и дальше, пока не приехала Коровина. Она осмотрела расчищенную площадку и удивилась, почему не переворачивали все каменные плиты. Начали осмотр. И среди первых же камней нашли рельефные изображения, часть из них удалось сложить. Дадим слово автору очерка.

"В центре сложенного, как мозаика, рельефа сразу бросались в глаза две фигуры. Всадник, схватив за длинные волосы женщину-воина (так показалось с первого взгляда), занес над ее головой тяжелый меч. Отчаянно взмахнула воительница дротиком, но ничто не могло спасти ее от разящего удара. Чуть выше, над этими фигурами, другой меч пронзил чью-то грудь, безжизненно повисла рука... За переплетением тел, рук и ног, принадлежавших фигурам, оставшимся за пределами уцелевшего фрагмента, проступал силуэт лошади, на шее которой странно смотрелись перевернутые головы без туловища".

Вот такая находка. И, хотя земля Тамани порадовала археологов еще одним открытием - плитой с изображением двух воинов ("отца и сына"), все же осмелюсь утверждать, что этот рельеф имеет особое значение.

Тому есть ряд причин.

Начнем с материала. Воины - "боец" и "отец и сын" рублены скульптором из мрамора. Сразу видно работу греческого мастера - объемные фигуры, классические позы. Словом, прекрасные изображения, но они могли быть сделаны не обязательно на Тамани - и в самой материковой Греции, и на любом из островов, и в малоазиатской части. И вовсе не должны были устанавливаться на месте изготовления - на судах (а море рядом) можно привезти хоть откуда. Только тщательный анализ мрамора может показать, где брали камень, но не где его обрабатывали.

Другое дело -рельеф с изображением битвы. Материалом здесь послужил не мрамор, а известняк, местный камень. Ясно, что его не увозили для обработки за три моря, чтобы потом вернуть на Тамань. Есть еще доказательство "туземности" работы, и причем очень веское. Это манера скульптора. Очень во многом она похожа на греческую, во многом, но не во всем.

Непохожесть вот в чем. Изображения не каноничны, жесты свободнее. Фигуры несколько более плоские, не так рельефно выделены из основы. Может показаться, что вообще весь рисунок относительно примитивнее (и экспрессивнее!), что не должно нас удивлять. Ведь уже говорилось о местном материале рельефа, так почему нельзя подумать о том, что и мастер был местным? Являясь, вероятнее всего, греком и работая в классической манере, он все же не был так искусен, как материковые мастера, и этот понимаемый им недостаток компенсировал (может быть, и неумышленно) живостью изображаемого...

Теперь о самом изображении. Его две центральные фигуры - воин и воительница. Воин одной рукой ухватил женщину за волосы, в другой у него тяжелый меч. А что за оружие у воительницы? Дротик. Помните, у Геродота: "Мы... мечем дротики"?

Возле сражающихся конь. На нем две перевернутые головы без туловища. Есть предположение, что рельеф был раскрашен и на коне рисовались ремни, которыми и крепились головы. Что это за странные трофеи? Снова вспомним древних историков, а точнее - сообщение Гиппократа о том, что амазонки не вступали в брак, пока не убивали трех врагов.

Судя по сохранившимся фрагментам, здесь не просто поединок, а центральная часть битвы. Какой - это предстоит еще выяснить, если будут найдены недостающие части композиции. Но уже сейчас ясно - битвы с амазонками. А если учесть, что, по мнению специалистов, обе фигуры одеты в боспорское платье, то понятно, что это не миф, а художественное отражение какого-то местного события.

Какого? Вероятнее всего, столкновения между греками-пришельцами и амазонками, коренными жительницами этих мест. Исходя из платья - греки уже жили здесь. Так что это не первая фаза контактов, когда греки только высадились с кораблей. Битва произошла после того, как греческие города вошли в состав Боспорского государства. Это V век до новой эры. А историки датировали рельефы временем не позже IV века. Итак, время -первое столетие существования Боспорского государства, когда уже стабилизировались связи городов, возник общий бытовой комплекс (платье!). Но и когда еще греческое влияние не проникло глубоко в среду местных (туземных!) жителей.

Можно только догадываться, что заставило амазонок выступить против греков-боспорцев. Притеснения со стороны пришельцев, спор из-за земли под строения или пастбища? Или, может быть, воинственной амазонке просто не терпелось выйти замуж? Двух врагов она уже убила (вот откуда головы), а третий (на рельефе) готов сразить ее саму.

Становится понятным причина создания рельефа. Если в мифах борьба с амазонками являлась уделом героев, то почему это не должно было быть и в жизни? Воин, победивший в таком бою, удостаивался, вероятнее всего, особой чести. Ему сооружали храм героя -героон (или в любом случае хоронили в особой могиле).

Как они должны выглядеть, мы знаем. В качестве модели для сравнения можно взять группу могил в нынешнем греческом селении Вергина. В древности здесь размещалась столица Македонии - город Эги.

Могилы необычны (в нашем понимании). Это здания с полуколоннами по фасаду, над которым размещался фриз, украшенный росписями.

По традиции эту могилу тут же засыпали, возведя курган, но храм-героон стоял открыто. И в нем, несомненно, были изображения, напоминающие причину возведения храма. Могилы македонских царей украшены росписями, но это уникальные работы, которые не могли быть выполнены больше нигде предполагается, что роспись фриза одной из могил принадлежит кисти знаменитейшего художника Никомаха. Но не мог же он выполнять заказы всех городов...

Вполне можно допустить, что в Боспорском государстве, сооружая могилу или скорее всего героон, использовали местную возможность - рельеф. И из местного материала - известняка. Почему скорее всего героон? Да потому, что именно это здание могло совместить и местный рельеф, и привозную мраморную многофигурную композицию. Хотя могло быть и так - предприимчивый боспорец, уложивший столь ценные для нас (не только для археологов) плиты в основание здания, в покрытие дороги, брал их из нескольких источников. А ими могли быть развалины какого-то еще неизвестного нам города.

Главное все же вот что - впервые на территории, которую древние историки указывали в качестве места обитания амазонок в нашей стране, найдено изображение, позволяющее не только подтвердить эти сведения, но зрительно представить облик воительницы и датировать этот рельеф (не позже ГУ века до н. э.). Героини мифов, воинственные женщины Востока, воспетые рапсодами и описанные историками, прорвались сквозь разделяющие нас века, словно специально отправив одну из своих подруг в наше время.

VII

Наш рассказ о прекрасных воительницах подходит к концу. Легенды о них, возникшие задолго до нашей эры (помните, мы считали, отталкиваясь от даты Троянской войны, что об амазонках говорят где-то с 1280 года до н. э.), живут до наших дней. И не просто живут, а в той или иной степени воздействуют на нас.

Что нового мы можем ожидать от этих неугомонных наездниц? Думается, раскопки да Таманском полуострове все же раскроют нам тайну рельефов. Найдется могила, героон или храм, где укреплялись эти изображения. Греки часто устанавливали на всеобщее обозрение высеченные на камне тексты посвящений. Может быть, и здесь был текст, объяснявший, почему, кем и когда установлены эти рельефы?

Не исключено, что в этих же местах археологи найдут новые свидетельства контактов греков с амазонками. До 1983 года лишь могилы свидетельствовали о том, что женщины юга европейской части нашей страны носили оружие. Теперь появилось и изображение.

За чем очередь? За текстом. Вряд ли будет это папирус или пергамент, но очень вероятно, что камень, а может быть, и свинец. Историки знают случаи, когда до наших дней доходили тексты, написанные на свинцовых пластинах.

Важно вот что -легенды, героини которых жили в наших степях, вдруг получили реальное подтверждение. В Греции, в Италии не раз создавались скульптурные портреты амазонок. Но эти статуи были плодом фантазии художников. То, что найдено на Таманском полуострове, часть подлинной жизни, истории амазонок.

Это в нашей стране. А за рубежом? Могут быть обнаружены материальные следы воительниц в той части Турции, которая граничит с Кавказом, ведь амазонки упомянуты и на севере Малой Азии.

Интересен еще один след. По-прежнему о сообществах женщин говорят в Латинской Америке. Эти легенды переплетаются с легендами о белокурых и светлокожих индейцах, живущих где-то в северо-восточной части Бразилии. До сих пор там не исследованы территории, по величине равные иному европейскому государству.

Верил в эти легенды и полковник Фоссет, пропавший со старшим сыном в джунглях Мату-Гроссо. В книге "Неоконченное путешествие" (ее издал младший сын полковника, использовав его дневники) есть свидетельства существования "белых индейцев"...

Кто угадает поведение женщины? А ведь амазонки, вероятнее всего, были для многих из древних эталоном женского характера. Вот и гадай - откуда придут новые данные о воительницах? Правда, женщины любят тайны, но не всегда тщательно их хранят. Так что мы узнаем еще новое об амазонках, в этом сомнений нет.