science Аркадий Яровой Федорович Волчьи логова - Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 12:37:28 2007 1.0

Яровой Аркадий Федорович

Волчьи логова - Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

Яровой Аркадий Федорович

Волчьи логова: Адольф Гитлер на войне, в политике, в быту

Он феномен ХХ века, о нем написаны тысячи страниц научных исследований и художественных произведений, снято множество кинофильмов. Он понят? Раскрыт до конца?

Нет. Адольф Гитлер остается (и долго ещё останется) величайшей загадкой человечества. Мы не оговорились: "нелюдь", "величайший убийца", "палач" - это все ничего не значащие слова, потому что именно человечество породило "фюрера Германской нации", рукоплескало ему и, как водится, попыталось в итоге стереть его со страниц истории.

Бесполезно. Он продолжает жить в свастике "РНЕ", в мечтах и мыслях многих и многих политиков, не смеющих, впрочем, признаться в этом публично. Да ведь и не в этом дело, в конце концов. Перед нами ещё одна, весьма плодотворная, на наш взгляд, попытка понять феномен мировой истории, разобраться в нем спокойно и беспристрастно. Автор достойно решает свою задачу: исследует документы, свидетельства современников, и все это касается военного аспекта в жизни Гитлера, но одновременно затрагивает и политическую жизнь фюрера, его быт и нравы, сопровождающие этот быт.

Главное: книга эта опровергает (на наш взгляд) знаменитое пушкинское: "Гений и злодейство несовместны".

Совместны, увы...

История ХХ столетия доказала это.

ГЛАВА 1

Восточная Пруссия, район Мазурских озер. Здесь в треугольнике Растенбург - Летцен - Ангенбург расположена "немецкая", она же главная ставка Гитлера "Вольфшанце" ("Волчье логово" или "Волчья яма").

В радиусе пятидесяти километров, помимо главной ставки фюрера, размещались главная квартира Гиммлера, резиденция Риббентропа, ставка командования германских сухопутных войск, гостиница "Охотничий дом", где проживали высшие чины германского командования, приезжавшие на прием к Гитлеру.

Вблизи от "Вольфшанце", по другую сторону железной дороги, находился ещё один железобетонный бункер, в котором размещался командный пункт и штаб противовоздушной обороны ставки.

Расположенная в лесу северо-восточнее города Растенбурга ставка в радиусе десяти километров была объявлена ЗАПРЕТНОЙ ЗОНОЙ. Все подъезды и площадь, свободная от застроек, заминированы. К ней подведены были шоссейная дорога и железнодорожная ветка. В пяти километрах южнее аэродром Гитлера.

При въезде в лес установлен первый шлагбаум. Надписи:

"Стой, военный объект. Для гражданских лиц въезд воспрещен".

Сразу за шлагбаумом ещё объявление:

"Сходить с дорог запрещается, опасно дня жизни. Комендант".

Аналогичные предупреждения развешаны по всей территории.

...Ставка надежно спрятана в лесу. Внешняя сторона обнесена в несколько рядов колючим витым проволочным заграждением системы "Спираль Бруно". В самом лесу тоже много проволочных заграждений.

Шлагбаум. С правой стороны от него несколько бараков. Они обнесены маскировочными материалами и подходы к ним... заминированы. С левой казармы. В них разместилась охрана частей СС и полка "Великая Германия". Рядом склады с боеприпасами и автоимущество.

За шлагбаумом, в глубине леса, расположились тщательно замаскированные наблюдательные вышки высотой более тридцати метров.

Слева и справа от шоссе - траншеи и окопы. Через полтора километра второй шлагбаум. На нем надпись:

"Лица, направляющиеся на объект, должны явиться в караульное помещение. Комендант".

Сразу за ним - второй вал проволочных заграждений. Устроенные на специальных железных кольцах, они (заграждения) в несколько рядов окружали всю ставку. Кроме этого, забор из металлической сетки с колючей проволокой наверху под током высокого напряжения. Создавалось впечатление, что все вокруг окутано, обмотано, обтянуто, обкинуто, обложено, обвязано... колючей проволокой!

И повсюду россыпь земляных и железобетонных огневых точек.

Наконец, ворота номер один... Здесь начиналась территория самой ставки: двенадцать огромных железобетонных сооружений. Немцы назвали их бункерами: высота - до пятнадцати метров, толщина боковых стен - пять, потолочных железобетонных покрытий - до восьми метров. Внутри сквозные проходы в два метра шириной и до трех высотой, ответвление в центральную часть, где имелись комнаты; тяжелые люки, ведущие вниз... в подземелье.

Эти железобетонные сооружения служили Гитлеру и его свите надежным убежищем при налете авиации. По тем временам они вполне обеспечивали безопасность в случае прямых попаданий авиабомб.

Главная часть ставки была окружена ещё одним - третьим - кольцом проволочных заграждений. И ещё одним металлическим забором. Внутри третьего кольца - главный бункер, к которому прилегал одноэтажный железобетонный домик Гитлера с бронированными ставнями. Вокруг находилось более десятка огневых точек.

В восьми метрах от бункера - гараж, рассчитанный на шестнадцать автомобилей.

Внутри сооружения, примыкавшего к бункеру Гитлера, был коридор, по левую сторону которого находилось шесть комнат. С правой стороны коридора одна большая комната - зал. Здесь Адольф Гитлер проводил заседания.

В шести - кровати, шкафы. В одной - замурованный в стене сейф...

Обстановка в комнатах простая: кровати деревянные, железные. Мягкой мебели не было.

В конце коридора - туалетные комнаты и специально сделанный железобетонный проход в бункер фюрера. Когда угрожала опасность с воздуха, Гитлер направлялся через него в бункер. На двери помещения, где находился Гитлер, висела табличка: "Адъютант вооруженных сил при фюрере".

С тех пор как Гитлер начал поход на Восток, бункер стал его командным пунктом и постоянным жилищем. Убежищем...

Сохранился приказ коменданта растенбургской ставки Гитлера от 8 января 1945 года "О необходимости сохранения военной тайны для всех военнослужащих, занятых на этом особо важном объекте". В этом приказе бункер условно именуется "Вольфшанце" - "Волчье логово" ("Адольф" на старогерманском языке означает "Отважный волк").

В "логове" особое внимание уделялось маскировке укреплений. Все сооружения были окрашены под цвет леса: натянуты специальные маскировочные сети, расставлены искусственные кусты и даже деревья. Все аллеи и дороги также были покрыты зелеными маскировочными сетями.

Дороги и подходы к объектам освещались темно-синими электрическими лампами с абажурами. Их мертвенная синь сливалась с бледностью лунных ночей.

Система маскировки территории ставки была настолько тщательна, что исключала возможность обнаружения каких-либо сооружений с воздуха.

Ставка охранялась большим количеством войск и специальными зенитными частями.

Сюда была подведена высоковольтная электрическая сеть, большое количество проводов телефонной и телеграфной связи...

...Читатель уже заметил, что рассказ о ставке Гитлера ведется в прошедшем времени: "система маскировки... была", она "охранялась", "была подведена"... Это потому, что сооружений сейчас нет. Все взорвано. И в Виннице, и в Растенбурге. Были попытки провести экспедицию по обследованию ставки под Винницей, но, кроме обломков бывших железобетонных бункеров, поросших лесом и кустарником, невозможно обнаружить и толики из того, что о них удалось "раскопать" в архивах...

ДОСЬЕ

Генерал-полковник Абакумов В иктор Семенович родился 11 апреля 1908 года.

В органах НКВД с 1932 года.

В 1941 году назначен заместителем наркома НКВД СССР.

С 1943 года по 1946 год возглавлял военную контрразведку "Смерш" (Главное управление НКО "Смерш"), подчиненную лично председателю Государственного комитета обороны И.В.Сталину, и был подчинен лично Председателю Государственного комитета обороны И.В.Сталину.

В 1946-1951 годах - министр госбезопасности СССР (МГБ СССР).

18 июля 1951 года Абакумов был арестован и в декабре 1954 года расстрелян.

...Сохранился документ-донесение от 17 февраля 1945 года "Народному комиссару внутренних дел Союза ССР товарищу Берия Л.П." его заместителя Абакумова. Вот что писал Абакумов, побывавший по горячим следам в ставке Гитлера под Растенбургом:

"Как Вам известно из многих оперативных материалов, в Восточной Пруссии, в районе г. Растенбург до последнего времени находилась главная ставка Гитлера. После занятия нашими войсками этого района, мы побывали в расположении ставки Гитлера... Территория, где размещалась ставка Гитлера, по своим железобетонным сооружениям, состоянию проволочных заграждений, минных полей, большого количества дзотов и дотов, тщательной маскировке и расположению помещений для охраны представляет собой неприступное железобетонное логово, и трудно себе представить, чтобы кто-нибудь из лиц, не имевших непосредственного отношения к ставке, мог бы каким-либо путем туда проникнуть..."

И далее: "...все бункеры взорваны", "...люки завалены в результате взрывов".

Ставка была сокрушена. Немцы, отступая, взорвали все сооружения. Естественно, все ценное из обстановки и документация были вывезены. Вошедшие туда передовые отряды советских воинов мало чего обнаружили. Но были и любопытные находки, в том числе - фото, запечатлевшее Гитлера вместе с Муссолини и генералами.

...Почему-то у "великих" принято посылать или оставлять свои портреты. Сталин однажды послал Черчиллю свой портрет специальным самолетом. И Черчилль долго не мог понять, что этим хотел сказать "дядюшка Джо" показать "фигу с маслом" или передать "дружеский привет"?..

Оставлен был и очень важный документ с грифом "особо секретно" список абонентов ставки, раскрывавший структуру и личный состав аппарата "Волчьего логова", где под номером один значился сам Волк - Гитлер. Найдена была также топографическая карта, с указанием места расположения ставки, а также главной квартиры Гиммлера, резиденции Риббентропа и ставки главного командования сухопутных сил...

Японский посол в Берлине генерал Ошима, посетивший в мае 1942 года главную ставку Гитлера, находившуюся в треугольнике Растенбург - Ангенбург - Летцен и занимавшую площадь двадцать на тридцать километров, рассказывал:

"В ставке, на берегу озера Маурзее, восточнее железнодорожной станции Каршен, я имел беседу с Риббентропом и начальником генштаба Гальдером..."

...Ошима, естественно, не мог не заметить, как военный человек, аэродром в Растенбурге, обслуживавший ставку Гитлера, и на юг от шоссе, на опушке леса ещё один аэродром - Геринга.

Около станции Шварцштейн располагалось отделение имперской службы безопасности...

Само Главное управление имперской безопасности (РСХА) было создано 27 сентября 1939 года и являлось одним из двенадцати главных управлений СС. До мая 1942 года его возглавлял группенфюрер Рейнхард Гейдрих, а после его гибели - Эрнст Кальтенбруннер.

РСХА состояло из шести управлений:

- административно-юридического (Бест);

- политического анализа (Зикс);

- контроля (СД-Инланд) за особо важными сферами внутренней жизни общества и партии (Олендорф);

- государственная тайная полиция - гестапо (Мюллер);

- криминальная полиция (Небе);

- служба внешней разведки СД (Шелленберг).

На РСХА была возложена и личная охрана Гитлера. Главная задача РСХА координация ЗИПО (полиция безопасности), и СД - нацистская секретная служба безопасности, разведывательное управление, сформированное в марте 1934 года с целью обеспечения безопасности Гитлера и нацистского руководства.

26 июня 1936 года Гиммлер назначил Гейдриха шефом и Зипо, и СД. Важнейшей их частью было ГЕСТАПО - тайная государственная полиция Третьего рейха, созданная ещё в 1933 году для борьбы с инакомыслящими, противниками нацистского режима, ставшая символом террора. Если СД занималась исследованием полученных материалов, их экспертизой, установлением связей, то ГЕСТАПО, опираясь на разработки СД, проводило следствие по конкретным делам, производило аресты и реализовывало полученные материалы.

Что касается личной охраны Гитлера, во главе с Раттенхубером, то она, в отличие от многих подразделений охраны первых лиц других государств мира, в том числе и СССР, по структуре своей не была моноплановой, как, скажем, 9-е управление КГБ, а состояла из подразделений правоохранительных ведомств. Сам Раттенхубер, например, пришел в охрану Гитлера из криминальной полиции в чине капитана, а стал генералом СС.

Для организации личной охраны Гитлера он имел право использовать возможности войск и спецподразделений СС, СД, криминальной полиции, ГЕСТАПО - в зависимости от того, кому и какой вопрос необходимо было решать: проверка по учетам, организация охранных сторожевых мероприятий, внедрение агентуры и т.д.

Все гостиницы, например, брались под охрану только ГЕСТАПО, однако наблюдение за подъездами и во внутренних помещениях гостиниц возлагалось на криминальную полицию. Зато запись прибывших в гостиницу и контроль над ними осуществлялись только сотрудниками имперской службы безопасности.

Отдельные функции были у "команды сопровождения" из числа эсэсовцев, контролирующих все подходы к Гитлеру.

Комнаты отдыха Гитлера охраняли только люди из личной охраны RSD, зато внешнюю охрану гостиниц несли сотрудники уголовной полиции.

Каждому подразделению из разных ведомств в личной охране Гитлера отводилась своя роль.

В деревне Карлсдорф стояли противотанковые части СС. В других окрестных деревнях - части моторизованной и конной полиции, части СС и противовоздушной обороны.

Только одна 1-я рота имела на вооружении 22 броневика, из которых пять были оснащены противотанковыми пушками, четыре - противотанковыми винтовками (так в документах), два - гранатометами и тяжелыми пулеметами.

2-я рота имела такое же вооружение.

3-я, так называемая "гренадерская", рота имела транспортные машины и была вооружена пулеметами и гранатами.

4-я рота имела четыре орудия, четыре противотанковые пушки, семнадцать бронетранспортеров с минометами.

5-я бронетанковая рота имела пятнадцать тяжелых танков и десять штурмовых орудий.

6-я зенитная рота имела четыре зенитки калибра 2,2 и четыре четырехствольные пушки-зенитки.

7-я разведрота имела 16 разведброневиков, каждый из которых был вооружен двумя пулеметами и орудием, и тридцать автоамфибий.

8-я рота выполняла снабженческие функции - имела 72 грузовые машины, вооруженные пулеметами, автоматами и винтовками.

В казармах Гинденбурга размещались ещё одна воинская часть из четырех рот, 112-й саперный батальон, саперный взвод, санитарный взвод, рота связи. А в городе Арисе на казарменном положении содержались в полной боевой готовности отборные части Гиммлера.

И все они защищали одного человека - фюрера.

О службе в войсках охраны Гитлера рассказывает типичный рядовой солдат вермахта - Ганс Фер:

"Призван 18 февраля 1940 года в г. Нахсне, вначале для прохождения трудовой повинности. В звании формана служил ординарцем у командира рабочего батальона обер-фельдмайстера Мюленса. В составе рабочего батальона был направлен в Польшу, в Варшаву, где находился четыре месяца на складах боеприпасов и занимался их перевозкой на Центральный фронт.

Служил в Борисове до ноября 1941 года, после чего отпущен домой.

2 февраля 1942 года был вновь призван, но уже на воинскую службу, в дивизию "Великая Германия", дислоцированную в г. Нейрупин. В числе двухсот призывников обучался два месяца на спецкурсах для службы в верховной ставке Гитлера..."

В конце марта 1942 года Фер выехал в Растенбург и был помещен в Гинденбургские казармы в 23-й резервный батальон. Здесь же размещались батальон конного транспорта, штаб технической роты, караульный батальон "Фюрер-гренадербатальон", до 900 человек под командой капитана Матейса, награжденного Рыцарским крестом.

Фера определили в маршевую роту капитана Пульмана - кавалера Рыцарского креста.

Непосредственными командирами Фера были унтер-офицер Шефер (погиб на Восточном фронте) и обер-лейтенант Фогель. Надо сказать, что большая часть батальона в составе трех пехотных рот, одной танковой и роты связи "Вестерташе" погибла под Сталинградом.

Фер не попал на фронт и остался в Растенбурге - его отец, погиб под Воронежем, Фер был единственным сыном в семье и поэтому не был направлен на фронт. "Растенбургское" обучение, необходимое для службы в ставке, проходил в деревне Герлиц.

С командиром взвода обер-фельдфебелем Берзеном и командиром роты капитаном Пульманом Ганс Фер в направлении на Летцен проехал по местам дислокации своего батальона - деревням Карузендорф, Карлсгоф, Шварцштейн.

Что касается Герлица, то его население было эвакуировано ещё в 1939 году. Фер и его сослуживцы жили там в двенадцати бараках, по пятьдесят человек в каждом.

Распорядок дня был жестким: в 6.00 подъем, один час маршировки, один обучение караульной службе, до 12.00 приведение в порядок одежды, в 14.00 обед, затем подготовка к несению службы. Смена караула в 17.00 ежедневно. 54 человека, каждый с двумя гранатами, а также вооруженные пулеметами, автоматами, пистолетами, винтовками, заступали ежедневно на один и тот же пост в зону, огражденную забором высотой в 2,5 метра с колючей проволокой наверху...

...А теперь вернемся в Винницу, куда вызван в ставку Гитлера для чествования немецкий летчик Франц Беренброк...

ГЛАВА 2

Ставка Гитлера под Винницей, "Вервольф" ("Волк-оборотень").

22 августа 1942 года. Сегодня здесь намечен традиционный торжественный прием лично Гитлером немецких летчиков-асов, сбивших более ста самолетов русских. Это немецкий летчик-истребитель фельдфебель Франц Беренброк, сбивший 1 августа сотый самолет русских, и лейтенант Какель.

Как и положено, в тот же день, 1 августа 1942 года, о подвиге Беренброка сразу же информировали командира истребительного авиационного полка генерала Галланда.

ДОСЬЕ

Галланд Адольф - известный в Германии немецкий летчик-истребитель, один из организаторов Люфтваффе.

Еще в 1932 году он был пилотом-инструктором планеризма, затем летчиком коммерческой авиакомпании "Люфтганза". В 1935 году серьезно пострадал в авиакатастрофе, но вскоре вернулся к летной работе в Люфтваффе. Совершил около 300 боевых вылетов в составе легиона "Кондор" во время Гражданской войны в Испании.

В первые месяцы Второй мировой войны занимался подготовкой летного состава, был летчиком 26-й истребительной авиагруппы. Участвовал в воздушных боях почти на всех фронтах, включая Британские острова, в период битвы за Англию. Сам Голланд сбил 103 самолета противника, награжден многими орденами.

Генерал-лейтенант Люфтваффе Галланд - первый, кто был удостоен награждения Рыцарским крестом с дубовыми листьями и мечами за двадцать сбитых самолетов противника во время битвы за Англию, и второй среди летчиков Люфтваффе, кто получил Рыцарский крест с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами (первым был майор Мельдерс, уничтоживший 115 самолетов).

С ноября 1941 года Галланд - командующий истребительной авиацией, оставался на этом посту до января 1945 года, когда Геринг (кстати, единственный кто был награжден Рыцарским крестом высшей - шестой степени Великим крестом после победы над Францией) фактически отстранил его от должности, неожиданно отправив в отпуск и не назначив ему преемника. 26 апреля 1945 года генерал Галланд был сбит в бою американским "Мустангом-П-51", но остался жив.

После войны он объяснил провал операций Люфтваффе на Британских островах тем, что её использовали для решения стратегических задач вместо тактических и что командиры эскадрилий и авиагрупп, на подготовку которых уходят годы, все погибли в воздушных боях над островами...

...Но это будет потом, в 1945-м. А сейчас Голланд, получив сообщение о сбитом Беренброком сотом самолете русских, доложил об этом самому Герингу, а по прибытии фельдфебеля в Дугино передал ему личные поздравления имперского министра авиации.

С этого дня национального героя Беренброка стали беречь. Галланд запретил ему полеты до особого разрешения "свыше".

Завидную оперативность и заботу о нем проявил и фюрер. Уже через день после воздушного боя, 3 августа, на имя летчика-истребителя Беренброка пришла телеграмма следующего содержания:

"Принимая во внимание Ваше геройское поведение в борьбе за будущее нашего народа, я представляю Вас 108-м солдатом германских воздушных сил к ордену Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста .

А. Гитлер".

Железный крест - одна из высших военных наград за героизм в Германии. Учрежденный прусским императором Фридрихом Вильгельмом III 10 марта 1813 года.

Первоначально имел ещё три степени: Железный крест II степени, Железный крест I степени, Великий крест. Последнего, сделанного из золота, удостоены всего двое - генерал Гебхарт Леберехт принц Блюхер фон Вальштат (после победы над Наполеоном под Ватерлоо, 1815 г.) и генерал Пауль фон Гинденбург, герой Первой мировой войны (1918 г.). Вручался лишь в военное время (1870, 1914 и 1939 гг.).

С 1939 года статус Железного креста был изменен (II и I степени и Рыцарский крест различного достоинства) и добавлена лапа.

За время Второй мировой войны Железным крестом награждено 6973 человека. Рыцарским крестом с дубовыми листьями - 853, Рыцарским крестом с дубовыми листьями и мечами - 150, Рыцарским крестом с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами - 27 человек.

Рыцарским крестом с золотыми дубовыми листьями, мечами и бриллиантами был награжден лишь один человек - полковник Ханс Ульрих Рудель.

Железных крестов II и I степени удостоена лишь одна женщина пилот-инструктор боевых самолетов Ханна Рейтш.

Сегодняшний герой летчик-истребитель фельдфебель Франц Беренброк, сбивший 100 самолетов противника, был 108-м по счету из всех 853 награжденных Рыцарским крестом Железного креста с дубовыми листьями.

Сам Гитлер, добровольно вступивший 3 августа 1914 года в Баварский императорский полк, получивший 7 октября 1916 года осколочное ранение и 13 октября 1918 года второе ранение и отравление газами, в результате чего временно потерял зрение, был также награжден 17 сентября 1917 года Баварским крестом "За заслуги", а 4 августа 1918 года за доблесть в бою Железным крестом I степени. Это была единственная награда, которую он надевал на китель во время Второй мировой войны.

...Итак, 1 августа 1942 года было поистине вторым днем рождения Франца Беренброка, днем начала его блистательной карьеры. Уже на следующий день после поздравительной телеграммы фюрера Беренброк был произведен из фельдфебеля в лейтенанты. Далее последовали вызов его в штаб эскадрильи, размещенный в Смоленске, и прибытие туда командира полка генерала Галланда, прервавшего инспекторскую поездку в связи с чествованием героя.

Там же в Смоленске будущему обладателю Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста было объявлено: 22 августа он должен явиться в ставку Гитлера, что в двадцати километрах от Винницы...

ГЛАВА 3

...Первым поздравил Беренброка летчик штурмовой авиации майор Вейс, сопровождавший в инспекторской поездке генерала Галланда. Вейс уже имел Дубовую ветвь к Рыцарскому кресту. Естественно, что такой почетный эскорт ещё больше возвышал вчерашнего фельдфебеля среди других асов воздушного боя, не говоря уж о прочих военных и штатских. По этому же случаю генералом Галландом был дан обед, после чего он вернулся в Дугино, где в довершение ко всем почестям был освобожден и от полетов. А то как бы не сбили. Тогда и вручать некому будет орден Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста.

20 августа по телеграфу пришло подтверждение: "Лейтенанту Беренброку явиться в ставку Гитлера 22 августа". В тот же день с "курьерским самолетом Мессершмитта или, точнее, Ме-109, вел который обер-фельдфебель Центнер, Беренброк стартовал на Винницу. Из-за недостатка горючего после более чем трехчасового полета самолет приземлился в Житомире. Еще через час он был в Виннице. К самолету была подана автомашина "опель адмирал".

Ме-109, на котором Беренброк сбил 100 самолетов противника, одномоторный типовой одноместный истребитель ВВС Германии, использовавшийся во время Второй мировой войны. Разработан в 1934 году немецким авиаконструктором Вилли Мессершмиттом.

Первый демонстрационный полет Ме-109 состоялся в 1936 году во время XI Олимпийских игр. Боевое крещение получил в Испании, оказав серьезную поддержку войскам Франко.

Модификация Ме-109 имела двигатель с водяным охлаждением мощностью 1100 лошадиных сил, размах крыла 11 метров, максимальную скорость 570 км/час. Вооружение - две 20 мм пушки и два 7,9-мм пулемета.

До тех пор пока Ме-109 не столкнулся с английскими "спитфайерами" во время битвы за Англию, он не имел себе равных по боевым качествам. Это был любимый самолет немецких летчиков, в том числе майора Эриха Хартмана, сбившего на нем 352 самолета противника, и, конечно же, нашего героя-лейтенанта Беренброка, на котором ему удалось сбить сотый самолет русских и стать национальным героем Великой Германии.

Модернизированная конструкция самолета Ме-109 - двухмоторный самолет истребитель-перехватчик ВВС Германии Ме-110 с мировым рекордом скорости 755 км/час и первый реактивный самолет КБ Мессершмитта - Ме-262 с максимальной скоростью 770 км/час. Однако последний так и не был запущен в серийное производство до конца Второй мировой войны.

По Житомирскому шоссе на большой скорости мчались в специальном легковом автомобиле Беренброк и сопровождающие его лица. Мимо мелькали поселки, деревни. Наконец свернули вправо, на вновь построенную дорогу, по которой проехали лишь с полкилометра до леса. Здесь, у проволочного заграждения, машину остановили солдаты воздушного флота. У заграждения барак охраны и множество постов. У въезда в огражденный участок у Беренброка и его сопровождающих спросили, куда они едут. Тщательно проверили документы. Запросили даже штаб Галланда.

Шофер, везший Беренброка, в ожидании, пока придет ответ из штаба, рассказал, что три дня назад отсюда спецпоездом уехал в Берлин Геринг.

В ста метрах от въезда, на тщательно замаскированной железной дороге, стояли пять "дежурных" вагонов - большие салон-вагоны "Митропа", из коих два принадлежали Галланду: ресторан и казино (кафе-столовая). Кругом посты...

Наконец их принял подполковник Лютцов...

В тот же день Беренброк встретился с обер-лейтенантом Какелем летчиком-истребителем из района Сталинграда, тоже вызванным для вручения ордена Дубовой ветви.

Ужин в ресторане. Несколько пьяных тостов. Ночевка с Какелем в спальном вагоне, оборудованном под гостиницу.

Утром 22 августа Лютцов доложил о прибытии летчиков. Им было приказано явиться к Гитлеру в 20 часов.

День летчики скоротали в поезде. Ели и спали. Где и когда ещё так вкусно накормят? Ведь весь персонал ресторана Галланда состоял из бывших кельнеров компании "Митропа".

В девятнадцать ноль-ноль Беренброк и Какель выехали в Верховную ставку.

Летчики были одеты в полевую форму без шлема и сабли.

Дорога вела в направлении Житомира, но минут через сорок пять они свернули на новое асфальтированное шоссе, идущее в лес. Далее все время ехали лесом...

Забор. Барак охраны. Подверглись контролю СС.

СС - подразделения нацистской партии, созданные в 1925 году из бывших боевиков по распоряжению Гитлера. Новая личная гвардия подчинялась СА, а с приходом к руководству СС Гиммлера в 1929 году (280 чел.) - стало расти (в 1933 г. - 52 000 чел.) и получило самостоятельность. В 1933 году на базе СС было создано личное охранное подразделение Гитлера "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер".

30 июня 1934 года, уничтожив Рема и других руководителей СА, замышлявших заговор против фюрера, Гитлер возвел СС в ранг самостоятельной организации НСДАП с подчинением Гиммлера только Гитлеру (полки "Мертвая голова" и другие войсковые подразделения СС, составившие личную армию Гитлера). К 1933 году в Германии действовало 33 школы гитлерюгенда СС. Кандидаты СС принимали присягу:

"Клянусь тебе, Адольф Гитлер, фюрер и канцлер Германского рейха, быть верным и мужественным. Клянусь тебе и назначенным тобой начальникам беспрекословно повиноваться вплоть до моей смерти. Да поможет мне Бог!"

К концу 1939 года численность СС достигла 238 159 человек. Член СС в возрасте 25-30 лет должен был создать семью, предоставив документы, удостоверяющие её "расовую чистоту". Атрибуты СС: серебряные перстни с изображением черепа - офицерам после трех лет службы на командных должностях; отличившимся - почетный меч из рук рейхсфюрера СС; "крещение кровью" и другие ритуалы, близкие к традициям ордена крестоносцев.

Получили пропуска. На них фамилия, имя, число, время выдачи, кто выдал его. Пропуск в четверть тетрадного листа. Бумага белая. Печать. Это для прохождения поста номер один.

Через триста метров ещё пост СС - охрана только из офицеров. Опять ограда из колючей проволоки и ворота с вахтерской будкой. Снова проверка паспортов и других документов. Пропуска, выданные в первой зоне, отобраны. Выданы новые.

Автомобили остались за оградой. Далее летчики шли пешком в сопровождении офицера СС.

Прошли участок, где было несколько бараков. По меньшей мере - три. В первом, одноэтажном, бревенчатом, по фасаду шесть-восемь окон - кабинет майора Билова.

Поднялись на крыльцо. Три ступеньки вверх. Коридор. Последняя комната направо. Здесь и находится адъютант Гитлера по авиации Билов.

Встретил вежливо, но сухо. Без церемоний. Сказал, как следует себя вести на докладе у Гитлера. Летчики и сопровождающие прошли к бараку, занимаемому Гитлером. Беренброк отметил: стены и потолки оштукатурены, пол дощатый...

Вошли в раздевалку, где обслуживали два солдата СС. Прошли в приемную...

...Еще при входе в барак Гитлера пришлось ждать две-три минуты: выходило много людей. Офицеры различных родов войск. Около двадцати человек.

...Рядом с дверью в кабинет Гитлера два ординарца. Один из них доложил Гитлеру о прибытии летчиков. В сопровождении майора Билова, адъютанта фюрера по военно-воздушным силам, они, сняв головные уборы, прошли к Гитлеру...

ГЛАВА 4

В 1936 году в районе города Росток проводились большие маневры германской армии. Стало известно, что на них будет присутствовать Гитлер. Тогда он ещё не прятался от людей за мощными бронированными стенами бункеров и в пуленепробиваемых закрытых машинах и не имел такой мощной охраны, если не считать четырех эсэсовцев на подножках машины и нескольких сидящих в автомобилях сопровождения.

...Фюрер появился в открытой легковой машине, сидя рядом с шофером. Сзади скромно обретались Геринг и Муссолини...

ДОСЬЕ

Муссолини Бенито (Амилькаре Андреа; 1883-1945) - основоположник итальянского фашизма, глава итальянской фашистской партии и правительства Италии в 1922-1943 годах и марионеточного правительства так называемой республики Сало в 1943-1945 годах.

В начале ХХ века жил и работал в Швейцарии, был чернорабочим, каменщиком, кузнецом. Там же вступил в Социалистическую партию, активно пропагандируя социалистические идеи среди итальянских рабочих-эмигрантов. Вернувшись на родину, Муссолини занялся журналистикой и литературой, работал учителем.

В 1908 году написал статью о Ницше "Философия силы", принесшую ему как литератору, а также и как хорошему оратору известность. В 1912-1914 годах он редактор центрального органа Итальянской социалистической партии (ИСП) газеты "Аванти". За пропаганду войны на стороне Антанты исключен из ИСП.

В марте 1919 года образовал "Союз борьбы", провозгласивший борьбу за интересы нации. 2 октября 1922 года организовал поход на Рим, в результате чего парламент передал ему власть. В 1926 году уничтожил оппозицию, запретил существование профсоюзов и всех партий, кроме фашистской. С приходом к власти фашистов в Германии развязал войну с Эфиопией, организовал военно-фашистский мятеж в 1936 году против республиканской Испании, помогая таким образом приходу к власти Франко. Способствовал развязыванию Второй мировой войны.

3 сентября 1943 года после капитуляции Италии арестован, но вскоре по личному распоряжению Гитлера освобожден немецкими парашютистами во главе с штурмбаннфюрером СС Отто Скорцени и отправлен руководить наспех созданной для прикрытия немецких коммуникаций республикой Сало (Ломбардия), где ввел жестокий фашистский режим, унесший тысячи жизней. Он не остановился даже перед тем, чтобы расстрелять бывшего министра иностранных дел Италии, мужа своей старшей дочери Эдды - Галиаццо Чиани.

4 июня 1944 года американские войска вступили в Рим, ширилось движение Сопротивления. 27 апреля 1945 года Муссолини был пойман партизанами и расстрелян вместе с любовницей Кларой Петтачи. В знак позора после смерти их тела были повешены вверх ногами.

Теперь стало все иначе, чем было в 30-е годы... К примеру, в свое время очень угодивший фюреру нынешний гауляйтер Мекленбургской области Фридрих Гильдебранд. Выходец из простой семьи, конюх, но старый член наци (с 1933 года), он сделал головокружительную карьеру. Казнокрад и денежный махинатор, Гильдебранд, используя покровительство фюрера и положение гауляйтера, ещё перед войной купил поместье, принадлежавшее самой королеве Луизе. Поместье было расположено в двух километрах от маленького городка Нейштрелиц. Землю поместья Гильдебранд стал сдавать в аренду. С началом войны гауляйтер Гильдебранд одновременно стал ещё и руководить противовоздушной обороной Мекленбургской области.

Сорокапятилетний Фридрих Гильдебранд жил и работал в городе Шверине на площади Домплен в большом кирпичном четырехэтажном доме белого цвета, вход в который всегда охраняли два эсэсовца. И ездил он сам, как и его жена и двое детей, в сопровождении эсэсовцев...

Но если бывший конюх стал обладателем поместья королевы, то какое же жилье и охрану должен был иметь Гиммлер - правая рука Гитлера?

Поскольку хозяин избрал местом ставки район города Растенбург, то и Гиммлер по идее должен был находиться "под рукой".

Главная квартира Гиммлера, занимавшая участок площадью около четырех квадратных километров, находилась в десяти километрах от города Ангенбурга, в лесу, связанная со ставкой Гитлера специально проложенным шоссе и железной дорогой. Вокруг "квартиры" Гиммлера, как и положено, на расстоянии примерно трех километров имелись три линии проволочных заграждений. Промежутки между заграждениями были заминированы.

Вокруг главной квартиры Гиммлера, как и в ставке Гитлера, был ещё целый ряд других сооружений. Все тот же металлический сетчатый забор, по верху которого натянута колючая проволока. Вокруг этого забора расположились, устроенные на деревьях, хорошо замаскированные наблюдательные вышки.

Между первой и второй линиями проволочных заграждений и на всех углах имелись дзоты, куда через минное поле были сделаны специальные проходы. Между второй и третьей линией проволочных заграждений стояло несколько кирпично-бетонных и деревянных построек и около двадцати землянок, в которых размещалась охрана Гиммлера и части СС.

По дорогам на территории Гиммлера повсеместно виднелись надписи, извещающие, что двигаться вне дороги опасно для жизни.

Внутри центрального кольца проволочных заграждений и металлического сетевого забора было пять железобетонных бункеров такого же типа, как и в ставке Гитлера.

В расположении квартиры Гиммлера находилась даже небольшая тюрьма из пяти камер, с решетками. Имелась и инструкция по правилам поведения и содержания арестованных.

Охрану тюрьмы нес специальный полицейский батальон под командованием Крумме (так в документах).

Гиммлер жил и работал в специальном поезде, тщательно замаскированном, который всегда по приказу хозяина был готов двинуться.

Маскировка была тщательной. Даже с близкого расстояния нельзя было разглядеть поезд. Все подходы к нему по обочинам заминированы. Железнодорожная ветка обнесена густой колючей проволокой. Около места стоянки поезда дзот...

...В пятнадцати километрах от Ангенбурга, на шоссе Ангенбург Растенбург, в лесу, на берегу озера Манерзее располагалась ставка главного командования сухопутных сил германской армии.

Армейская ставка связана со ставкой Гитлера и квартирой Гиммлера шоссейной дорогой и железнодорожной линией. Плакат на шоссе предупреждал: "Дорога между населенными пунктами Штоббен - Пистдорф для гражданского населения закрыта".

Вокруг леса, где располагалась ставка, несколько рядов проволочных заграждений. Указатели "Мины" на всех подходах. Те же надписи, что и в ставке Гитлера. Вокруг ставки блиндажи и окопы. Зенитные установки. До двадцати железобетонных бункеров. Большое количество деревянных жилых бараков на кирпичном фундаменте с паровым отоплением и электроосвещением. Десяток наблюдательных вышек. Все сооружения замаскированы под лесную местность. Масса телефонных и телеграфных проводов...

Здесь всю войну накапливалась богатейшая переписка генералов саперных войск при генштабе, генерал-инспекторов танковых войск, организации "Тодт" при генштабе, комендатуры главной ставки главного командования германских войск, отдела иностранных армий Востока, начальника германского штаба сухопутных войск и других...

А в тридцати километрах от города Растенбурга, по шоссе в направлении Растенбург - Ангенбург, в бывшем поместье графа Лендорфа в двухэтажном каменном доме с мезонином расположилась резиденция Риббентропа. Бывший хозяин дома граф Лендорф, как участник военного заговора, расстрелян. Дом захватил Риббентроп.

Первую половину здания занимал Риббентроп с аппаратом Министерства иностранных дел. Личная охрана - 69 эсэсовцев - размещалась в землянках и ближайших населенных пунктах. От поместья к ставке Гитлера и квартире Гиммлера проложено шоссе.

Имелось ещё одно важное место для проживания чинов германского верховного командования, приезжавших к Гитлеру. Это гостиница под названием "Охотничий дом". Располагалась она на берегу озера Швейнцайтзее в двух километрах от Ангенбурга по шоссе Ангенбург - Летцен. Вся территория гостиницы была окружена проволочным забором. Вокруг забора траншеи и щели. Территория гостиницы замаскирована под лесной массив. Кругом вышки, с которых просматривалась местность на несколько километров вокруг. Надписи: "Гражданским лицам вход запрещен", "Стой", "Стоянка легковых машин более двух минут воспрещена". Гостиница связана со ставкой Гитлера асфальтированным шоссе. Гостиница комфортабельна, с хорошей обстановкой... Вблизи - аэродром.

ГЛАВА 5

...Комната Гитлера убрана просто и скромно. Большой письменный стол в углу. Над ним несколько географических карт. У стола - несколько стульев. Посередине комнаты - большой ковер, плетенный из соломы. В левой стене от входа - камин. На противоположной стороне - круглый стол и стулья.

Вся мебель из трубчатых конструкций.

Рядом с письменным столом - книжный шкаф. Вдоль всей стены - напротив письменного стола - длинный стол для заседаний...

И тут Франц Беренброк увидел... самого Гитлера!

В френче защитного цвета и черных брюках, он стоял у письменного стола лицом к вошедшим. На груди - желтый крест первой степени, полученный в военной кампании 1914-1918 годов против России, значок НСДАП и значок раненого.

- Явился летчик части ИГ-51, отряд четыре... Беренброк, - отрапортовал он Гитлеру.

То же самое сделал Какель.

Гитлер поздоровался с летчиками за руку, пригласил сесть. Сразу стал расспрашивать о последних боях, о качестве самолетов, о типах и количестве русских машин. Особенно интересовался боями у Ржева.

Голос Гитлера мягкий и на редкость спокойный. Очень спокойный. Попросил Беренброка и Какеля рассказать поподробнее о сбитых ими самолетах русских. Справился о личных желаниях летчиков...

Беседа продолжалась ровно двадцать минут, когда прозвучал колокол. Это сигнал приглашения к ужину. Гитлер пригласил летчиков поужинать с ним.

Прошли в столовую. У входа два солдата СС взяли их фуражки и ремни...

За столом сидели двенадцать человек - все, кроме Гитлера, были одеты в белые кители. Несколько офицеров армии, авиации и СС, майор фон Билов, обер-группенфюрер СС Шауб, генерал Йодль.

ДОСЬЕ

Йодль Альфред (1890-1946) - генерал-майор, начальник оперативного отдела Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (ОКВ). Сын военного, студент, лейтенант 4-го Баварского полка полевой артиллерии в 1910-1912 годах, участник Первой мировой войны на Западном и Восточном фронтах, ранен. В 1920 году - учеба, в 1935-м - управление сухопутных войск, в 1938-м - начальник оперативного отдела ОКВ, командир горнострелковой дивизии, в 1939 году - вновь начальник оперотдела ОКВ, и так до конца Второй мировой войны.

Думающий, решительный, энергичный, с хорошей физической подготовкой, прирожденный лидер. Участник разработки и планирования многих крупномасштабных военных операций. После неудач на Восточном фронте за попытку защитить генерала Гальдера и фельдмаршала Листа попал в немилость Гитлера и должен был быть заменен генералом Паулюсом. Последний потерпел поражение под Сталинградом, и Йодль остался на месте.

Был ранен при покушении на Гитлера в ставке "Вольфшанце" и оставался с фюрером до конца войны. 7 мая 1945 года Йодль поставил свою подпись под документом о капитуляции Германии перед западными союзниками в Реймсе.

На Нюрнбергском процессе держался мужественно, утверждая, что солдат не может нести ответственность за политиков, он-де лишь честно выполнял свой долг, подчиняясь фюреру. Трибунал приговорил Йодля к смертной казни, и 16 октября 1946 года он был повешен. Перед смертью написал:

"Он (Гитлер) похоронил себя под руинами рейха и своих надежд. Пусть тот, кто хочет, проклинает его за это, я же не могу".

На ужин была подана холодная закуска, а также пиво. На десерт яблоки, груши и апельсины. Во время еды почти не разговаривали. После ужина Гитлер пригласил летчиков на просмотр последнего киножурнала. Кинозал находился в том же здании, рядом со столовой.

На просмотре присутствовали две пожилые дамы. "По всей вероятности, машинистки-стенографистки, - подумал Франц Беренброк, - могли бы найти и помоложе для фюрера..."

Просмотр закончился, Гитлер попрощался с летчиками и ушел. А генерал-полковник Йодль пригласил их в столовую выпить по бокалу шампанского.

Вскоре Беренброк и Какель покинули бункер фюрера, а два солдата СС проводили их до проходного поста. После сдачи пропусков к бункеру Гитлера получили пропуска первой зоны, сели в авто и проехали до первой проходной. Затем сдали пропуска первой зоны и уехали ночевать в поезд Галланда, где их ждал с поздравлениями полковник Лютцов.

В семь утра, одетый в новое обмундирование с иголочки, с орденом Дубовой ветви к Рыцарскому кресту Железного креста лейтенант Франц Беренброк первым же транспортным самолетом вылетел на Берлин. В отпуск...

ГЛАВА 6

Уже в 41-м, начав блицкриг на Востоке, Гитлер, для оперативного управления войсками, дал указание строить для себя новое "Вольфшанце". Поначалу хотели строить ставку неподалеку от города Лубны, близ Полтавы...

Сохранился документ тайной полиции:

"Квартира. 23 декабря 1941 года. Согласно приказу нашему учреждению следует охранять с 22 ноября 1941 года постройку сооружения "Эйхенгайн" ("Дубовый чай". - А.Я.) в восточной части леса, расположенного к северу от города Лубны (на Полтавщине. - А.Я.). В охранную зону входят следующие пункты: Вильшанка, Мгар, Лука, Жицы. Арестованные 13 человек переданы полевой полиции 721, которая их расстреляла. Из-за транспортных затруднений сооружение НЕ НАЧАЛИ СТРОИТЬ. Место строительства перевели в более удобно расположенную ВИННИЦУ. 19.12.41 перебазировались туда".

Выбор Винницы был не случаен. Поражение немецких войск под Москвой и близость партизан заставили сменить координаты объекта, перенести его подальше от горячего дыхания фронта. Немцы выбрали, как им казалось, тихое провинциальное местечко, настолько далекое, что сюда не доберутся бомбардировщики.

Вот как начиналось строительство новой ставки Гитлера в Виннице. К названию "Убежище волка", что в Растенбурге, для винницкого убежища следовало бы добавить ещё слово "кровавый". То было "Кровавое Вольфшанце". Бетон бункеров Адольфа-волка был хорошо замешан на еврейской крови.

Вот документ, родившийся уже на следующий день после перебазирования из Лубен, где "из-за необычайных транспортных затруднений сооружение НЕ НАЧАЛИ СТРОИТЬ", но уже успели арестовать и расстрелять тринадцать человек.

С немецкой педантичностью в нем зафиксированы действия оккупантов при сооружении винницкого "Вольфшанце" - "Эйхенгайн":

"Организация 1 отд. Особое строительство "Эйхенгайн". Тайная полевая полиция. Допрос бургомистра Гайкуна Владимира, уроженца Стрижевки, относительно политического настроения (фамилия бургомистра и некоторых других местных жителей во избежание какого-либо преследования или отрицательного отношения окружающих к их детям и внукам по гуманным соображениям изменены. - А.Я.).

24.12.41 криминальный советник Шмидт в присутствии криминального обер-секретаря Даннера произвел подробный допрос бургомистра Гайкуна. Переводил Царицкий (фамилия подлинная. - А.Я.).

"Стрижевка и Слободка, расположенные в девяти километрах от Винницы, насчитывают 2832 жителя в 730 дворах.

В Стрижевке проживают ещё до сего времени 221 еврей, 70 семейств, выселенных в гетто на краю села. По показанию бургомистра, РАБОТА ЕВРЕЕВ МАЛО ПРОДУКТИВНА... Как ВСЕ ЕВРЕИ они являются ПРИВЕРЖЕНЦАМИ КОММУНИСТИЧЕСКОГО РЕЖИМА и представляют собой для безопасности немецкой армии угрозу, которую не следует недооценивать. Можно предполагать, что они при случае вступят в сношение с партизанами, будут передавать им сведения и т.д. Удаление их из охраняемого района представляется безусловно необходимым. В этом направлении в ближайшее время будут приняты соответствующие меры..."

И "соответствующие меры" были приняты незамедлительно: семьдесят еврейских семей расстреляли.

Известен и другой факт, когда в команде "Арбайтдинс" № 9/319 под командованием обер-фельдмейстера Мюленса в августе 1941 года ночью была объявлена тревога. Команду погрузили на машину и привезли в некий лесочек, немного не доезжая аэродрома Старый Борисов. Здесь были расстреляны мужчины, женщины, дети - 7000 евреев. Их заставили копать себе ямы, раздеться, а затем расстреливали. Это продолжалось пять суток подряд...

Хроника

1933 год

1 апреля Гитлер объявил общегерманский бойкот магазинов и предприятий, принадлежавших евреям. Началось изгнание евреев из университетов.

7 апреля введен в действие антисемитский "арийский закон" ("Закон о государственной службе"). Гитлер выступил с заявлением, что он намерен "уничтожить христианство в Германии самым коренным образом" и изгнать евреев.

30 мая Лига Наций выступила с осуждением гонений на евреев в Германии. Как бы в ответ на это принимаются гитлеровские законы о гражданстве и расе, а официальная нацистская газета "Фелькишер беобахтер" начала разнузданную антисемитскую кампанию.

1938 год

28 октября началась массовая депортация польских евреев за пределы рейха...

9 ноября нацисты провели так называемую "хрустальную ночь" всегерманский еврейский погром.

12 ноября на германских евреев была наложена контрибуция в размере 1 млрд марок.

15 ноября из германских школ изгнаны ученики еврейской национальности.

23 ноября нацистское правительство Данцига приняло целый ряд дискриминационных законов в отношении евреев.

3 декабря принят указ о принудительной передаче предприятий и магазинов, принадлежавших евреям, в собственность арийцам.

19 декабря всех евреев Данцига обязали покинуть город до 1 апреля 1939 года. Гитлер потребовал возвратить Данциг рейху.

1939 год

24 января Геринг поручает Гейдриху, руководителю тайной полиции (Зипо) и СД, подготовить полную программу депортации евреев из Германии.

4 июля ещё раз объявлено всем о том, что евреям категорически запрещено занимать государственные должности.

21 июля Гитлер назначает Адольфа Эйхмана руководителем пражского управления по еврейской эмиграции.

1 сентября евреям в Германии запрещено покидать свои дома после 8 часов вечера.

23 сентября германским евреям запрещено иметь радиоприемники.

12 октября началась высылка евреев из Вены.

1940 год

12 февраля началась массовая депортация евреев из Германии...

27 апреля Гиммлер издал приказ о строительстве концлагеря Аушвиц.

22 октября депортация евреев из Саара и Эльзас-Лотарингии.

1941 год

14 мая в Париже арестованы 3600 евреев.

21 июля создан концентрационный лагерь Майданек.

31 июля Геринг отдал приказ Гейдриху разработать план депортации всех европейских евреев.

17 сентября началась всеобщая депортация евреев.

23 сентября в концентрационном лагере Аушвиц построены первые газовые камеры.

25-27 сентября массовые казни евреев в Киеве (Бабий Яр - убито от 50 до 70 тысяч человек).

1942 год

20 апреля евреям запрещено пользоваться общественным транспортом.

29 октября акция массового уничтожения 16 тысяч евреев в Пинске.

В конце августа 1941 года, по истечении одного месяца после оккупации немцами Винницы, в лесу близ села Коло-Михайливка начала работу специальная группа немецких военных специалистов. После предварительного осмотра леса и окружающей местности этой группой произведены съемочные и планировочные работы. Намечены строительные площадки. В сентябре для охраны леса прибыл специальный отряд. Лес объявлен запретной зоной. В сентябре-октябре на строительство пригнали большое количество советских военнопленных. Число их все время увеличивалось. Всего за время строительства было занято более 10 тысяч человек. Размещались они в скотных дворах колхозов двух сел Коло-Михайливка и Стрижевка - под наблюдением гестапо. Местным жителям было категорически запрещено подходить к лагерю военнопленных. За вступление в разговор и передачи - расстрел на месте.

Все земляные и другие тяжелые работы на подземных и наземных сооружениях производились военнопленными. Работали по семнадцать-восемнадцать часов в сутки. Голод, болезни.

Справка: За время строительства погибло 2000 человек. Их сбрасывали ежедневно в силосные ямы. В апреле 1942 года, по окончании работ, военнопленные были увезены.

Военнопленные, как и евреи, подлежали истреблению. Разница между ними была лишь в том, что евреев уничтожали сразу, военнопленных (если они не были комиссарами) заставляли работать. От непосильного труда они умирали сами.

Нелишне в связи с этим вспомнить заявление известного гитлеровского промышленника Круппа.

ДОСЬЕ

Крупп фон Болен Густав (1870-1950) - немецкий промышленник и финансовый магнат, оказавший большую материальную поддержку нацистскому движению. Юрист, дипломат, работал в германских миссиях в Вашингтоне, Пекине, Ватикане. С мая 1933 года президент "фонда Адольфа Гитлера". На предприятиях Круппа производились танки, артиллерия, другое военное снаряжение. В качестве дешевой рабочей силы широко использовался труд военнопленных и других узников концлагерей.

Американский военный трибунал, судивший Круппа как военного преступника, учитывая возраст и состояние здоровья, освободил его от уголовной ответственности.

Крупп говорил, что "каждый нацист является сторонником ликвидации евреев, иностранных саботажников, немцев - противников нацизма, цыган"... Ему же принадлежит и такое понятие, как "уничтожение работой", что получило личное одобрение Гитлера.

"При правильной постановке дела, - говорил Крупп, - из каждого заключенного можно за несколько месяцев выжать работу десятка лет, а уж потом покончить с ним". Следуя доктрине "уничтожения работой", с оккупированных территорий Советского Союза одних только гражданских лиц было вывезено в Германию более пяти миллионов...

Учитывая особую важность и конспиративность строительства объекта "Вервольф" - "Эйхенгайн", немцы не рискнули использовать рабочую силу из числа евреев. Их попросту отстреляли. Что касается военнопленных и отчасти местных жителей, то они подлежали "уничтожению работой".

В сооружении "Вервольфа" участвовало пять немецких строительных фирм: Галаса, Кока, Вашкун, Зондерштейна и Неймана.

Фирма подрядчика Галаса, поляка по национальности, занималась заготовкой строительного камня, строительством шоссейных дорог, мостов. Работало в ней до четырехсот вольнонаемных рабочих - немцев и поляков. Из числа местных жителей фирма нанимала лишь высококвалифицированных каменщиков и плотников, работавших на постройке моста через Буг и в селе Стрижевка. Платили им от двух до пяти марок в день.

Фирма Кока формировалась главным образом из немецких рабочих и называлась строительным батальоном "ОТ". В ней было до тысячи человек. Занимались строительством водопровода, канализацией, проводкой подземных и воздушных электрических и телефонных кабелей. А также пилили лес, для чего в качестве чернорабочих привлекались местные жители.

Фирма Вашкун - это плотники и маляры. Пятьсот немецких и польских рабочих. На заготовке леса использовались местные жители.

Фирма Зондерштейна - также плотники и маляры из немцев и поляков.

И, наконец, фирма Неймана: состояла исключительно из немецких рабочих различных специальностей высокой квалификации.

Жили немецкие и польские строители в отдельных домах в селах Коло-Михайливка и Стрижевка. Они носили на рукавах специальные отличительные знаки, чтобы охрана не перепутала их с местными жителями.

Что касается жителей Коло-Михайливки (сейчас здесь почти в том же месте, где когда-то была ставка Гитлера "Вервольф", в лесу раскинулся туристический лагерь "Ласточка"), Стрижевки и Бондарей, то ещё в ноябре-декабре 1941 года была проведена их мобилизация для работы на строительстве ставки Гитлера под Винницей. Мобилизация проводилась с помощью старост. Жители собирались около комендатур, где старосты проверяли их по спискам. После этого они получали номера-пропуска и группами в пятнадцать-тридцать человек под охраной гестапо уводились в лес на специально отведенные строительные площадки.

Они выполняли всю черновую работу - подготавливали материал, подносили, копали землю, убирали лес от строительного мусора опять же под присмотром охраны или старших рабочих из немцев и поляков.

Работали местные с семи-восьми утра до восемнадцати-двадцати вечера. Отлучаться с работы не разрешалось. После работы - в комендатуру, где отбирали номера-пропуска. За утерю - расстрел.

Местным жителям платили восемьдесят копеек советских денег за десятичасовой рабочий день, двести граммов хлеба и пол-литра баланды.

Гестапо с первого дня пребывания в Виннице ввело перепись и строжайший учет местного населения. Каждая живая душа, будь то взрослый или ребенок, считалась источником возможной утечки информации о строительстве "Вервольфа". На каждого жителя была заведена спецанкета с подробными биографическими данными. Каждый житель в возрасте с четырнадцати лет постоянно имел при себе пропуск на немецком языке. Без него нельзя было выходить из хаты даже во двор. При задержании без пропуска полагалось 25 ударов резиновой палкой и двое-трое суток ареста. За повторную провинность - месяц тюрьмы. За утерю или передачу пропуска другому лицу - расстрел.

Все дома в населенных пунктах, находящихся в районе строительства ставки Гитлера, были пронумерованы. Над входом - список жильцов. Под угрозой смерти категорически запрещалось принимать на ночлег даже близких родственников из этой же деревни. Летом разрешалось находиться на улице с шести утра до девяти вечера, зимой - с семи утра до семи вечера. Свет зажигали лишь при хорошей маскировке окон. Без света окна на ночь не должны быть зашторены.

Для работы в поле - спецпропуска. В другие населенные пункты ходить запрещалось. На отлучку надо было заполучить справку-разрешение гестапо. Практиковались частые повальные обыски.

...В апреле 1942 года работы в основном были закончены. К этому времени на строительстве "Вервольфа" работало 4086 строителей, в том числе 991 гражданин Германии, 1425 иностранцев, приблизительно 500 немецких солдат и 1100 военнопленных.

После установки зенитных батарей провели их пристрелку. Два раза обстреливали конус, который тащил за собой на тросе немецкий самолет.

С наступлением весны, когда растаял снег, ускоренными темпами была проведена очистка и уборка леса, для чего привлекались местные жители. Но им запрещалось даже смотреть в сторону центральной зоны. Запрещалось сеять злаковые вокруг зоны. В порядке исключения разрешалось сажать картошку.

Приводились в порядок аллеи, дорожки. Маскировались зенитные установки, полевые орудия и пулеметы. С внешней стороны орудие имело вид стоящей лошади с возом или сельскохозяйственной машины. Маскировались здания...

ГЛАВА 7

А тем временем, не ожидая открытия своего нового "логова", фюрер прибыл в Винницу. Ставка Гитлера была временно размещена в... психбольнице!

Более полутора тысяч больных были умерщвлены.

И этот шаг Гитлера был в порядке вещей. Еще 1 сентября 1937 года он подписал указ об ускорении эвтаназии, то есть о насильственной смерти, душевнобольных. Впрочем, и сам Гитлер зачастую мало чем отличался от душевнобольных, припадочно нервный истерик, часто впадал в депрессивное состояние...

Вместе с Гитлером на территории психбольницы с этого дня стали проживать Гиммлер, Риббентроп, Розенберг и другие. Здесь же разместился и штаб верховного командования германских сухопутных войск во главе с Кейтелем.

В отличие от других, Геринг разместился по соседству - в Черепашинецком лесу.

По сравнению с замкнутостью Гитлера пребывание Геринга в Виннице, наоборот, было вызывающе показным. Он ездил по улицам в открытом автомобиле и даже посетил местный театр, посмотрев одно действие спектакля. Более того, как истинный театрал и поклонник искусства, Геринг пришел за кулисы и побеседовал с актерами. Обещал позаботиться о выдаче им необходимых материалов на туалеты и продуктового пайка.

Свое обещание Геринг сдержал...

Следом за штабом верховного командования германских сухопутных войск в бывшую областную больницу передислоцировались и отдел "Иностранные армии "Востока", и разведуправление генштаба во главе с Геленом, и другие. В Виннице и прилегающих районах разместились разведывательные и контрразведывательные службы Германии - "штаб Валли-1", "Зондерштаб Россия".

Еще в конце 1941 - начале 1942 года для обеспечения безопасности ставки в Винницу из Берлина прибыла большая оперативная группа во главе с Раттенхубером, начальником охраны, подчиняющимся только фюреру.

Что касается прибывшей берлинской группы СД, то она выполняла особую роль по розыску, арестам и физическому уничтожению советских патриотов. Одну из групп, охранявших территорию, непосредственно прилегающую к ставке, возглавлял криминал-оберсекретарь Даннер.

...Строительство "Вервольфа" шло ускоренными темпами. Назначение объекта скрывалось. Распускались слухи, что строятся санатории и дома отдыха для воюющих на Восточном фронте немецких солдат и офицеров. Даже вывеску в лесу повесили - "Санаторий". Некоторые железобетонные убежища назывались "холодильниками".

В центральной зоне, где располагалась штаб-квартира Гитлера, строили только немцы. Местному населению запрещалось говорить о строительстве даже между собой, а тем более разговаривать с солдатами. С мая по сентябрь 1942 года местные жители вообще не мобилизовывались ни на какие работы.

На постройки набрасывались металлические сетки с зеленой маскировочной отделкой.

У зданий, а также на плоских крышах убежищ насыпалась земля, высаживались деревья, кусты...

В конце апреля 1942 года первая очередь "Вервольфа" была закончена.

Итак, в двадцати километрах севернее города Винницы, в сосновом лесу протяженностью два с половиной километра, близ Коло-Михайливки, в трехстах метрах справа от шоссе Винница - Житомир, выросла новая ставка Гитлера.

Лес был разбит параллельными просеками на тринадцать, примерно одинаковых, полос.

От железной дороги Винница-Житомир, в четырехстах метрах южнее Коло-Михайливки, немцы проложили асфальтированную дорогу. В начале этой дороги установили контрольную будку с часовыми, возле неё - здание комендатуры.

На северной опушке выросла электростанция. В первой полосе леса, у шоссе, находились кухня и столовая для солдат.

Во второй полосе - баня и душ. Здесь же - четыре жилых дома, несколько продовольственных складов.

В третьей - шесть жилых домов и несколько складов.

В четвертой - две столовые, штаб коменданта ставки, канцелярия, бомбоубежище, баня и девять жилых домов.

В пятой - пять жилых домов, канцелярия, бюро пропусков и главный вход в центральную зону.

В шестой, вне центральной зоны, рядом с просекой находилась церковь.

Центральная зона захватывала шестую, а также седьмую и восьмую полосы леса и была огорожена проволочной сеткой высотой в два с половиной метра, а выше этой сетки - два ряда колючей проволоки.

В ограде центральной зоны, в местах подхода асфальтированной дороги, были поставлены закрывающиеся ворота, с усиленным нарядом. Кругом посты, наблюдательные точки, укрытия.

На территории центральной зоны размещались гестапо, телефонная станция, спортзал с душем, столовая для офицеров и, отдельно, столовая для генералов, бассейн для купания с раздевалкой, двенадцать жилых домов для генералов и других высших офицеров ставки и два бомбоубежища.

Немецкий писатель Петер Хоффман в своей книге "Безопасность диктатора" приводит план-схему центральной зоны "Вервольф" под Винницей, где под соответствующими номерами размещались следующие сооружения:

1. Плавательный бассейн

2. Недооборудованный кинотеатр

3. Помещение Мартина Бормана

4. Помещение стенографисток

5. Помещение Гитлера с бомбоубежищем

6. Казино

7. Чайная

8. Помещение персональных адъютантов

9. Помещение генералов

10. Старый отель, секретариат

11. Слуги, ординарцы

12. Помещение прессы

13. Помещение нового отеля

14. Узел связи

15. Сауна, парикмахерская

16. Головной бункер

17. Адъютанты

18. Верховное командование вооруженных сил Германии (вермахт)

19. Командующий сухопутными войсками

20. Служба безопасности

Часть поля, прилегавшего к центральной зоне с южной стороны леса, была огорожена рвом с пятью рядами спирали из колючей проволоки и противопехотным проволочным забором.

Далее шла седьмая полоса леса, не входившая в центральную зону. Там находились ещё одна столовая, жилой дом и склад.

В восьмой полосе - канцелярия и два жилых дома.

В девятой - ещё четыре жилых дома.

В десятой и одиннадцатой - по три жилых дома.

В двенадцатой - пять жилых домов и склад.

В тринадцатой - два жилых дома.

Электростанция главной квартиры, мощностью 40 киловатт, расположена на северной опушке леса у границы центральной зоны. От Винницкой электростанции главные квартиры Гитлера и Геринга потребляли электроэнергию мощностью до 60 киловатт при высоком напряжении в 6300 вольт и токе 6 ампер.

Электростанция ставки давала энергии не меньше, чем Винницкая. Предусматривалось, что, в случае выхода из строя городской электростанции, автономная электростанция могла обеспечить питанием все службы главных квартир Гитлера и Геринга.

Электропроводка к зданиям была воздушная, плетеным кабелем с сечением пять и семь квадратных сантиметров. К помещениям проводилась уже бронированным медным подземным кабелем.

В бомбоубежище Гитлера электропитание подводилось четырехпроводным многожильным бронированным медным подземным кабелем сечением десять (!) квадратных сантиметров. В других бомбоубежищах кабели были заложены в трубы, в железобетон - трехпроводные, одножильные, алюминиевые, бронированные с сечением вполовину меньшим.

Все детали телефонной связи и электрооборудование, моторы, дизели только с маркой "АФГ". ставка Гитлера имела телефонную связь с Берлином, Винницей, ставкой Геринга, аэродромом в Калиновке.

ГЛАВА 8

Наступил день, когда последовала команда фюрера: покинуть Растенбург, перебазироваться в Винницу. Это было 1 мая 1942 года...

Первым по тревоге, как и положено, снялся 1-й взвод 1-й роты. Командир взвода лейтенант Тормейер отдал команду: взять каждому свое вооружение, снаряжение и двинуться в путь немедленно...

16 мая выехала 1-я рота. Охрана ставки в Растенбурге была передана с немецкой пунктуальностью согласно приказу - ровно в двенадцать ноль-ноль 15 мая 2-й роте. Ни офицерам, ни тем более солдатам, куда они едут, сказано не было. "В Россию" - и все. Может быть, даже и на фронт. Гитлер любил неожиданно бросать своих любимцев в самое пекло. Проветриться. Чтобы не засиделись.

Из Растенбурга двинулись своим ходом. На автомобилях.

Для обслуживания ставки существовала так называемая "серая колонна", состоявшая из разных машин. В том числе и 25 восьмиместных авто фирмы "Мерседес". Все машины были серого цвета - отсюда и название колонны. Номеров практически не было видно. Они были закрыты. Виден был лишь тактический знак - "Голова пасхального зайчика" (так в документах).

Адольф любил почему-то эмблему зайчика, как и форму СС, в которую были одеты шоферы машин с "зайчиками". Отличительный знак - на правом рукаве черная повязка с серебряными буквами "Адольф Гитлер".

...Итак, "серая колонна", покинув Растенбург, двинулась по маршруту Алленштейн-Варшава-Львов-Тернополь... Путь продолжался пять суток. По дороге ночевали трижды - в Варшаве, Львове и Тернополе.

"Серая колонна" на этом марше состояла из 63 машин в сопровождении обоза из 12 грузовых автомобилей. Машины шли, строго соблюдая дистанцию в тридцать пять - пятьдесят метров...

1-я рота разместилась поначалу в двенадцати километрах от города в бараках. Всего в Винницу выехало пять рот. После 1-й прибыла 3-я, затем 4-я, за ней - Гитлер со штабом, потом - 2-я рота. 5-я рота прибыла поездом...

Помимо "серой колонны", было ещё много различных подразделений обслуживания ставки.

Вот что рассказывал военнопленный Генер Вернер из Бремена, бывший унтер-офицер 11-й роты фузелерного полка дивизии "Великая Германия", награжденный "крестом за военные заслуги" второго класса и значком "за ранение", служивший писарем в штате коменданта ставки и в личной охране Гитлера с января по сентябрь 1942 года:

"Я приехал в ставку "Вольфшанце" близ Растенбурга (Восточная Пруссия) в январе 1942 года, а в июне того же года ставка целиком переехала в район недалеко от Винницы. Перебазировались батальон сопровождения фюрера, его личная охрана из тридцати эсэсовцев, два личных самолета Гитлера четырехмоторные "Кондоры" и эскадрилья связи фюрера..."

В числе тех, кто прибыл 16 мая с Гитлером в новое "Вольфшанце" и поселился в первой зоне, были (звания как написаны в документах): фельдмаршал Кейтель, генерал Шмунд,

Геринг, группенфюрер Борман, обер-группенфюрер Шауб, гауптштурмфюрер Шульце, профессор, доктор Морелль, профессор, доктор Бранд (оба личные врачи Гитлера), начальник отдела печати доктор Дитрих, секретари Гитлера Вольф, Герман, Юнге, начальник имперской партийной канцелярии рейха рейхсляйтер Борман, начальник связи капитан Вольф, подполковник Гасель Борн, гауптман Путткамер, подполковник Билов, подполковник Энгель, адмирал Дениц, генерал-майор Галланд, штурмбанфюрер Юнге (муж секретаря Гитлера фрау Юнге), фотограф Гофман с сыном, тайный советник Гегель (служба безопасности), обер-ефрейтор Ратенгубер (служба безопасности), командир батальона капитан фон Вернер, адъютант гауптмана Вернера лейтенант Янзен, комендант ставки подполковник Штреве, обер-лейтенант Зельте, гауптштурмфюрер Фатер, повар Крюмель, повар Ферстер, ротенфюрер Шмидт (столовая), зав. столовой № 2 фельдфебель Шнейдер, начальник ординарцев столовой № 2, унтер-офицер Уферман, обер-ефрейторы Шмидт Гюнтер,

Шмидт,

Вали Вальтер, ефрейтор Костоц Ганс, унтер-офицер Заламан (повар), ординарец из отдела печати старший ефрейтор Борман, ординарец бани Шульц Горст, ординарец бункера № 8 Шульц Гельмут, ординарец бани Мюддер и другие.

При фюрере был и его адъютант генерал-майор Шмунд, который одновременно являлся шефом трех адъютантов различных родов войск - майора Энгля (сухопутные войска), капитана фон Путткамера (военно-морской флот) и подполковника фон Билова (военно-воздушные силы).

Как тень следовал за Гитлером его врач - профессор доктор Теодор Морелль, в прошлом отличный специалист по венерическим заболеваниям.

Досье

Морелль Теодор (1890-1948) - личный врач Гитлера. Получил медицинское образование, работал корабельным врачом; перебравшись в Берлин, практиковался по кожным и венерическим заболеваниям. Считал себя учеником лауреата Нобелевской премии биолога И. Мечникова, утверждая, что последний якобы передал ему секреты борьбы с инфекционными заболеваниями.

В 1935 году Морелль был представлен Гитлеру придворным нацистским фотографом Гофманом, которого он вылечил от тяжелого заболевания. Морелль обследовал Гитлера и поставил тому точный диагноз: истощение кишечно-желудочного тракта, вызванное переутомлением нервной системы. И вылечил Гитлера. Этого не смог сделать никто.

Став личным врачом Гитлера, Морелль не раз излечивал его и от других болезней, что послужило основанием для их большой дружбы в течение 9 лет. Болезни Гитлера прогрессировали - Морелль увеличивал дозы уколов с биологическими компонентами. И увеличивал свое баснословное состояние, выстроив фабрики по производству лекарств.

Но и количество врагов Морелля тоже увеличивалось: всесильный преемник фюрера Геринг, любовница фюрера Ева Браун и многие другие высокопоставленные лица. В окружении Гитлера считали, что Морелль медленно травит фюрера инъекциями опасных лекарств.

После того как у фюрера появились симптомы, сходные с болезнью Паркинсона и в июле 1944 года на Гитлера было совершено очередное покушение, последний отстранил Морелля и стал лечиться у Брандта и Людвига Штумпфеггера.

В мае 1948 года Морелль умер в Тенгезее.

Все время в ставке работал генерал-фельдмаршал Кейтель, ближайший помощник Гитлера по координации руководства всеми военными операциями.

Часто бывали в ставке Геринг и Гиммлер, для которых имелись специальные блиндажи. Был также выстроен отдельный блиндаж для руководящих партийных работников - краевых и областных, которые приезжали в ставку на совещания.

В "круге заграждения" находился также штаб по изданию различных уставов, наставлений и приказов по армии, которым руководил полковник фон Баяне, и штаб коменданта личной охраны Гитлера подполковника Штреве и его заместителя капитана Баума.

...А в ставку в Виннице все прибывали из Растенбурга остававшиеся там временно: штабс-врач Вяльпер, штабс-врач доктор Хаге, старший врач Приске, врач-ассистент Штютулер, зубной врач доктор Вагнер, обер-фельдфебель из санвзвода Гюнтер, унтер-офицер из колонны по снабжению Фридерик, обер-ефрейтор Вагнер Вилли, военный инспектор Боде, инспектор по вооружению Баттерман, инспектор по вооружению Майнерт.

Жизнь в новом "Вольфшанце" - "Вервольф" входила в привычный ритм, как это было в Растенбурге. Немецкая педантичность была видна во всем. Даже номера бараков в Виннице соответствовали номерам бараков в ставке в Растенбурге.

Ежедневно по маршруту Винница - Берлин и обратно стал курсировать поезд Гитлера. А также ежедневно прибывал курьерский поезд, доставлявший в ставку посетителей, почту.

Итак, впервые фюрер прибыл в "Вервольф" 16 мая 1942 года, чтобы быть ближе к своим войскам. Чуть больше месяца спустя, а точнее, 28 июня немецкие войска начали большое летнее наступление на Сталинград и Кавказ. (Эта операция в планах немецкого командования сначала получила название "Блау", затем её стали называть "Брауншвейг".)

Здесь, в ставке под Винницей, Гитлер подписал важную директиву о дальнейшем наступлении на Восточном фронте. Директива № 44 от 21 июля 1942 года ориентировала войска, которые воевали на Крайнем Севере, на мурманском направлении в районе Кандалакши. Этим ударом немцы хотели перерезать поставки советским войскам, которые приходили от союзников через Баренцево море.

23 июля Гитлер подписал ещё одну важную директиву, № 45 - об овладении Черноморским побережьем Кавказа, Сталинградом и о дальнейшем наступлении на Баку. Правда, это решение вызвало резкую критику больших генералов. В день подписания директивы генерал-полковник Франц Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск, записал в своем дневнике:

"Всегда наблюдавшаяся недооценка возможностей противника принимает постепенно гротескные формы и становится опасной. Все это выше человеческих сил. О серьезной работе теперь не может быть и речи. Болезненная реакция на различные случайные впечатления и нежелание правильно оценить работу руководящего аппарата - вот что характерно для теперешнего так называемого руководства".

И хотя в тех боях вермахту удалось выйти к горам Кавказа и к Волге, все-таки у немцев не нашлось сил для развития наступления. Поэтому 9 сентября фюрер сместил с поста командующего группой армий "А" генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа и тут же взял командование этой группой в свои руки (до этого он был главнокомандующим всеми вооруженными силами и командующим сухопутными войсками Германии). Решение командовать армиями перед большим наступлением ещё больше усложнило положение на фронте. Уже к средине октября стратегическое наступление немцев на южном крыле советско-немецкого фронта провалилось.

Красной армии эта "победа" стоила тоже величайших жертв. На огромном пространстве от Воронежа до Черного моря было потеряно 1,6 млн человек, в том числе около 900 тыс. убитыми, умершими от ран, пленными и пропавшими без вести.

Не меньшие потери были и у немецкой стороны.

14 октября Гитлер подписал оперативный приказ № 1, который предусматривал переход на Восточном фронте к стратегической обороне, а 31 октября вернулся в "Вольфшанце".

Второй раз фюрер прибыл в "Вервольф" 19 февраля и оставался в ставке до 13 марта 1943 года. Перед этим, 17-18 февраля, он провел большой смотр войск, которые к этому времени прорвались уже до Днепропетровска, а также смогли отбить Харьков у Красной армии.

ГЛАВА 9

...День был жаркий. Да и все лето 42-го выдалось жарким. Гитлер очень страдал от жары. Обычно он вставал в девять-девять тридцать утра, завтракал в своем бункере в присутствии двух лакеев.

В бункере он работал, отдыхал, спал. Лишь иногда посещал картографический отдел или помещение для гостей.

Завтрак длился не более десяти минут, после чего начиналась прогулка. Утренняя прогулка была каждый день, в любую погоду. После неё фюрер приступал к работе. Работал до двенадцати-двенадцати тридцати.

С двенадцати до часу дня снова совершал прогулку около своего бункера в сопровождении офицера СС и двух собак.

Во время его прогулки охрана должна была повернуться спиной к фюреру и не смотреть на него. Таким образом, создавалась видимость, что Гитлер гуляет и ему никто не мешает думать. Не имеет права мешать. Лишь офицер СС идет кошачьим легким шагом, почти на цыпочках, за ним да вымуштрованные овчарки...

После прогулки, в час дня - обед. Обедал Гитлер всегда в казино с пятью офицерами своей личной охраны из батальона сопровождения или зенитного дивизиона, которые ежедневно менялись (так в документах).

Обед длился сорок пять минут. После обеда в жаркую погоду Гитлер отдыхал в своей комнате. Большей же частью и после обеда он предпочитал прогуливаться в сопровождении двух своих любимых собак.

Во время послеобеденной прогулки его охраняли три эсэсовца, которые следовали за ним на расстоянии десяти-пятнадцати шагов. Один сзади и двое по сторонам. Если к этому времени приезжал Геринг или кто-то из министров прогуливался с ними.

Гитлер был бледен. Сказывалось длительное пребывание в помещениях. Ходил сгорбившись. Прогуливался заложив руки за спину и глядя под ноги. Почти постоянно был одет в черные брюки и серый пиджак полувоенного покроя с золочеными пуговицами, железным крестом и двумя значками - за ранение и золотым партийным.

После прогулки снова работал до семи часов вечера. Затем ужинал, обычно с теми же пятью офицерами, с которыми и обедал.

Ужин длился час, до восьми часов вечера.

Ел Гитлер в основном овощные, молочные и рыбные блюда. Пил минеральную воду "Фахино". Последнее время принимал пищу, приготовленную только его сестрой, которая сопровождала его всюду, даже на фронт. В районе ставки немецкая садоводческая фирма "Зайденшпинер" и организация "Тодт" создали большое огородное хозяйство, поскольку Гитлер был вегетарианцем и овощи составляли основу его рациона. Начальник кухни гауптшурмфюрер Фатер сам ездил в хозяйство и брал там необходимые овощи.

Ежегодно в Мюнхене, в пивной, где была образована национал-социалистическая партия, происходили встречи старых её членов. По традиции пили пиво. Гитлер тоже приезжал сюда, поднимал бокал, но не пил.

Национал-социалистическая рабочая партия Германии (НСДАП) создана Гитлером в 1920 году и правила в Германии вплоть до разгрома в 1945 году Третьего рейха.

В 1918 году обществом Туле был организован политический рабочий кружок для оказания влияния на рабочих и восстановления Немецкой рабочей партии (ДАП). 12 сентября 1919 года в качестве осведомителя на собрание рабочих был направлен Адольф Гитлер. Ему понравились лозунги партии. С отчетом Гитлера об этом собрании ознакомился капитан Эрнст Рем, политический советник, который и поручил будущему фюреру вступить в ДАП и взять на себя руководство ею.

Свой первый доклад перед 111 слушателями Гитлер сделал 16 октября 1919 года, где изложил свое видение "Великой Германии", объявив марксистов и евреев её "врагами", повинными в нищете немцев. В последующих выступлениях Гитлер требовал вернуть утраченные Германией земли и присоединить новые.

20 февраля 1920 года Немецкая рабочая партия была переименована в Национал-социалистическую рабочую партию Германии. Первое её собрание состоялось 24 февраля в мюнхенском пивном зале, где Гитлер представил партийную программу, состоящую из 25 пунктов.

В ней, в частности и прежде всего, говорилось об объединении всех немцев в границах Великой Германии, а также об отказе от Версальского договора, о требовании дополнительных территорий для расселения немцев, предоставлении гражданства по расовому признаку (евреи не могут быть гражданами Германии), первейшей обязанности государства - обеспечении условий существования немцев, об обязательном труде каждого, о конфискации незаконных прибылей и участии в их распределении рабочих и служащих, национализации крупных предприятий и поддержке мелких производителей, об обеспечении пенсий по старости, о реформе землевладения, введении смертной казни за спекуляцию, реорганизации образования, поддержке материнства и поощрении молодежи, введении всеобщей воинской повинности, запрещении работы в средствах массовой информации не немцев, свободе вероисповедания (кроме "еврейского материализма"), сильной центральной власти, способной осуществлять законодательство.

В 1921 году НСДАП насчитывала около 3 тыс. членов, а через два года её численность увеличилась в 10 раз. Гитлер потребовал для себя пост председателя партии и получил его с записью в уставе.

После ужина в помещении для совещаний Гитлер вместе с Кейтелем, Йодлем, другими генералами и офицерами из верховного командования обсуждал положение на фронтах.

Совещание длилось два - два с половиной часа, после чего Гитлер снова работал до двенадцати - часу ночи, как правило; иногда - до двух-трех ночи. Если на фронте положение было тяжелым - работал всю ночь.

Во время неудач на фронте бывали моменты депрессии, и тогда около него постоянно дежурил врач. Были предположения, что Гитлер болен раком желудка.

Работал он очень много и главным образом ночью. Часто ложился пораньше с вечера, затем вставал в двенадцать и работал всю ночь напролет. Любил тишину. Гробовую: ни шороха, ни шелеста. Комнаты были построены так, чтобы туда не долетало ни единого звука. Обслуживающий персонал надевал специальные туфли и двигался бесшумно. Нервный и раздражительный, Гитлер не выносил шума.

Два-три раза в месяц он обязательно выезжал из ставки. Поездки были непродолжительные, двое-трое суток. Посещал Берлин, некоторые участки фронта, бывал у себя на даче в Оберзальцберге, где проживала и вела хозяйство его сестра.

Оберзальцберг - высокогорный район неподалеку от городка Берхтесгаден в юго-восточной части Баварии, где находилось поместье и шале Гитлера Бергхоф - тщательно продуманное убежище фюрера. Ранее на этом месте был дом Вахенфельда, который Гитлер приобрел на средства, вырученные от продажи "Майн кампф".

Местоположение и архитектура Бергхофа отражали пристрастие фюрера к огромным помещениям, толстым коврам и горным пейзажам за окном. Дом, который он проектировал лично, строили военнопленные. Центральное шале, окруженное казармами на 2 тыс. солдат охраны, было защищено пятью кольцами фортификационных сооружений. Бергхоф, похожий на гриб, располагался на вершине горы. В доме было 13 этажей, но лишь верхний этаж находился над землей. В нем громадная приемная с панорамным окном во всю стену. Рядом банкетный зал. В подземных этажах располагались караульные помещения, спальни, кухни, продуктовые и винные погреба.

Над домом возвышалась башенка - "Орлиное гнездо" с потайным лифтом наверх, где уединялся фюрер.

Неподалеку находились дома Геринга, Геббельса и Бормана.

Среди многочисленных гостей, посетивших Бергхоф, был и Чемберлен, государственный деятель Великобритании, премьер-министр, прилетевший из Англии в Мюнхен, а затем на автомобиле 15 сентября 1938 года приехавший прямо к подножию лестницы, ведущей в Бергхоф, где его и встретил Гитлер. Здесь они обсудили критическую ситуацию вокруг Чехословакии и проект Мюнхенского соглашения 1938 года, ставшего прологом Второй мировой войны...

Во время войны Бергхоф многократно подвергался налетам авиации союзников и частично был разрушен.

Гитлер был скромен в одежде и пище, не ел мяса, не пил и не курил, неприхотлив в быту, но очень любил цветы в своей комнате, сливочные пирожные, конфеты, собак и умных женщин, любил кино и часто развлекал друзей последними фильмами.

Деловая активность Гитлера пробуждалась поздним вечером, он отправлялся спать через силу, поскольку с трудом засыпал. После обеда он собирал близких ему людей и гостей на ночные посиделки возле камина, во время которых беседовал на различные темы. При этом он жевал мятные лепешки, пил травяные настои и подолгу говорил о собственной философии жизни, вспоминал годы борьбы и её ветеранов.

ГЛАВА 10

В июле 1942 года Гитлер выезжал из Винницы в город Байрайт на родину немецкого композитора Рихарда Вагнера. Надо сказать, что Вагнеровские торжества по традиции проводились на родине композитора ежегодно, даже в годы войны. Гитлер всегда лично открывал эти торжества и ни разу не пропустил этого события. Приезжали и руководители всех рангов гитлеровской партии. Одновременно Вагнеровские музыкальные представления устраивались для раненых солдат.

В местном театре Байрайта в 42-м была поставлена опера Вагнера "Тангейзер", на премьере которой присутствовали Гитлер, Геринг, Геббельс и другие руководители рейха, приехавшие сюда специальным поездом.

В августе 42-го Гитлер выезжал на Центральный фронт и посетил города Вязьму, Ржев и Гжатск. Его поездка проходила под флагом "удержать Ржев любой ценой".

Сопровождали его Геринг и Гиммлер, что бывало не часто. Обычно Гитлер предпочитал не брать великих бонз в такие поездки. Большей частью выезжал один и брал с собой лишь необходимых "лакеев". Гражданских и военных.

...28 сентября 1942 года поезд с Гитлером через Тарнов, по линии Винница - Львов - Краков, проследовал в Берлин. Здесь 30 сентября в "Спортпалатце" Гитлер выступил с речью, в которой объявил начало четвертой кампании "зимней помощи".

В октябре и ноябре 1942 года, январе и феврале 1943 года Гитлер снова выезжал в Берлин...

Весной он посетил Харьков... В апреле поездом выезжал из ставки в Оберзальцберг и отсутствовал около месяца...

Пользовался Гитлер и авиацией. Известно, например, что в мае 1942 года, устроив новоселье в ставке "Вервольф" в Виннице, Гитлер уже в июне поездом выехал в Берлин, а вернулся самолетом.

Гитлер и Геринг обслуживались специальным авиакурьерским отрядом № 110. В отряде были самолеты Ю-52, Хе-111, ФБ-58 и Ф-200 - "Кондор". На последнем, "Кондоре" № Д-2006, в основном и летал Гитлер. У штурвала был пилот-эсэсовец гаупштурмфюрер Ханс Баур, что соответствовало общевоинскому званию капитан Люфтваффе.

Весь личный состав авиаотряда состоял только из офицеров и только из членов НСДАП. Номер Д-2006 видели ещё в 1939 году в Берлине, Вене и на других аэродромах Европы на самолетах Хе-111 и Ю-52 - "хейнкелях" и "юнкерсах", обслуживавших Гитлера и его свиту. Этот номер можно было увидеть только на машинах авиаотряда Гитлера. В 1942-1943 годах "Кондор" имел постоянную прописку на аэродроме в Калиновке, что в двадцати километрах от Винницы.

Фюрера всегда окружали охранники полка его личной охраны "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер", которые ближе ста метров к самолетам никого не подпускали.

Военнопленный, бортрадист 2-го авиаотряда дальних разведчиков Ф-22 фельдфебель Ганс Хаузер, сбитый 8 мая 1943 года в районе станции Таловая Воронежской области, рассказывал о богатой обстановке в штаб-квартире Гитлера в Летцене, где он бывал в начале войны - с июня по октябрь 41-го. Тогда Хаузер обслуживал командующего смоленским участком фронта фельдмаршала фон Бока.

Он часто летал с фон Боком в Летцен, где их пересаживали в автомашины, на которых предстояло проехать ещё двадцать километров по шоссейной дороге до ставки.

Другой военнопленный, унтер-офицер 51-й эскадрильи истребителей "Лильдрс" Георг Шварц, сбитый 21 июня 1943 года в районе Курска, рассказывал, как в мае-июне 42-го он занимался доставкой самолетов Ме-1109 из Кракова в Умань. При этих перелетах ему запрещались посадки на аэродроме в Виннице. Шварц и другие летчики знали, что там находится ставка Гитлера.

В конце февраля 1943 года Шварц был командирован в Смоленск, откуда должен был перегнать для своей части самолет. В первой половине дня, за полчаса до вылета из Смоленска, на аэродром совершили посадку четыре самолета ФВ-200 "Кондор". Шварц видел, как из первого самолета вышли Гитлер и несколько генералов. Подошли к ожидавшим их автомашинам и уехали в город. Гитлер был в Смоленске в общей сложности четыре часа.

В мае 43-го Шварц был в Берлине, где на аэродроме опять встретил четыре самолета ФВ-200 Гитлера...

В начале октября 42-го пилот фельдфебель Гейдрих Гейнц в семь часов утра получил от командира эскадрильи обер-лейтенанта Шваба распоряжение срочно подготовить машину к полету в Винницу.

В восемь утра самолет был готов. К нему подъехали три легковые машины с треугольными флажками авиации - на голубом фоне орел со свастикой в когтях. Знак команды Гитлера. Из автомашин вышли полковник, два подполковника, четыре капитана и пять-шесть солдат-денщиков с чемоданами, пакетами и портфелями.

Из Смоленска в Винницу летели четыре часа. На участке Смоленск - Орша шли на высоте сто метров. От Орши до Киева летели вдоль автострады на высоте 1200-1400 метров; не долетев до Киева, свернули на Винницу и снова шли на высоте сто метров. В Калиновке сели в двенадцать двадцать. Подъехавшие автомашины взяли офицеров-пассажиров и отбыли в ставку...

...Воспоминания о транспорте Гитлера можно было бы продолжить. Но дело не в том, каким транспортом любил пользоваться Гитлер: железнодорожным или авиационным. Он не любил ни того, ни другого. Даже авто. Ибо боялся быть убитым. Он даже был уверен, что его могут, его должны... убить! Поэтому с ним всегда и всюду была мощная личная охрана в три замкнутых круга.

Свои поездки по железной дороге он осуществлял лишь в специальном бронепоезде из шести вагонов с зенитками на платформах впереди и позади. Стекла в вагонах были пуленепробиваемыми. Таким поездом Гитлер приезжал ещё до войны в Италию к своему другу Муссолини...

У Гитлера было много двойников, изображавших фюрера в поездках - для публики. Чего стоят поездки его "близнецов" в Вену и Данциг, причем в открытой машине. Смотри-де, народ, - Гитлер ничего не боится! На самом деле Гитлер боялся ездить в открытую. Для этого и держал двойников-мишени.

Меры предосторожности всякий раз прорабатывались заранее. Репетировались даже. Если Гитлер ехал поездом, то по всей трассе выставлялась усиленная охрана. Устраивалась живая изгородь вдоль железной дороги. А что делалось на каждой станции, которую должен был проехать фюрер?

Например, октябрь 42-го. Гитлер едет по железной дороге из винницкой ставки в Берлин. Станция в Алленштайне. Народу на вокзале битком. Но вот появляются наряды железнодорожной полиции, которые в мгновение ока очищают от людей подъездные пути, перрон, вокзал и прилегающие к нему площади и улицы. Все оцеплено.

Мимо станции проходит товарный поезд. Это "болванка". Он должен на себе проверить - не заминирован ли путь. А такой случай уже был, когда 29 августа 1942 года в двух с половиной километрах от Винницы, незадолго до прихода поезда Гитлера, взорвался товарняк.

За товарным проносится курьерский. Он такой же, как и поезд Гитлера, и тоже из ставки, и по виду ничем не отличается от состава фюрера. В отличие от обычных пассажирских поездов, номера вагонов ставки помечены белой краской и с красной каймой на окнах.

Проносится такой курьерский - думают: Гитлер едет. А он ложный. Везет почту и других пассажиров. Если проследовал благополучно, тогда и поезд Гитлера проносится следом, не останавливаясь ни на одной станции.

В начале января 1943 года поезд Гитлера промчался через станцию Бельгарт на Берлин. Спустя восемь дней он вернулся обратно и ушел в сторону Кенигсберга. Спецпоезд, как всегда, состоял из шести спальных вагонов и двух вагонов-площадок с зенитной артиллерией. Полиция не только заранее удалила всех присутствовавших на путях и на вокзале, но даже, проверив все стрелки, взяла их под охрану.

В феврале 1943 года в середине дня спецпоезд должен был пройти через Нейштеттин. С раннего утра вдоль линии железной дороги выставлена охрана. Действительно, в назначенное время на восток проследовал... паровоз-одиночка. Через полчаса - паровоз с тремя классными вагонами. Еще через полчаса - ещё паровоз-одиночка. Через пять минут после него прошел спецпоезд из двух паровозов, шести классных вагонов и двух вагонов-площадок с зенитными орудиями. Ехал Гитлер.

Впрочем, это не имело никакого значения для его охраны: ехал ли фюрер в авто, в поезде, летел ли в самолете или отсиживался в бункере - его неусыпно охраняли эсэсовцы.

ГЛАВА 11

Охрана Гитлера и имперских министров была возложена на так называемую "Рейхазихерхейтдинст дер "СС", подчинявшуюся Главному имперскому управлению безопасности "Рейхсзихерхейтсхауптамт", то есть Гиммлеру.

По положению имперская служба безопасности должна была находиться в подчинении лишь самого фюрера. Руководитель имперской службы безопасности штандартенфюрер СС Ханс Раттенхубер, имевший свою резиденцию в Берлине, получал распоряжения непосредственно от Гитлера.

Служащие имперской безопасности пользовались большими привилегиями и льготами. Так чиновники в ранге не ниже старшего криминального секретаря имели право на пенсию, большое жалованье, возмещение служебных расходов и очень высокие путевые расходы.

Вот документ от 4 декабря 1941 года. "Шефу госбезопасности... Берлина. Начальник оперативной группы OCT. Ставка фюрера.

Относительно аванса на путевые расходы 20 ноября 1941 года криминал-оберсекретаря Даннера... Выплачено 1000 марок аванса на путевые расходы..."

Большинство сотрудников имперской службы безопасности составляли баварцы. Это и понятно. Баварцы-пивники были надежной опорой в дни прихода Гитлера к власти. Они же были самыми заинтересованными и надежными в охране этой власти и самого фюрера.

Спецподготовку они проходили при гестапо в Берлине. Форма охраны - на левом рукаве нашиты буквы "RSD". Личное оружие - пистолет "вальтер", калибр 7,65 мм.

Кроме прямых охранников, в службу безопасности проходили, после тщательного отбора, шоферы, пилоты, монтеры, радисты, повара, слуги, кельнеры, канцелярские работники. "Старые борцы" были в составе охранных отрядов ещё до захвата власти нацистами. Так что гитлеровцы унаследовали все нужное и полезное от старого и привнесли много своего. Получилась сильная служба безопасности...

Имперская канцелярия. Внутри здания и вне его - патрули в форме и в штатском. Всякое лицо, вступавшее с Гитлером в контакт, предварительно и тщательно досматривалось. Члены партии, даже лица, принадлежавшие к военным соединениям партий "СА", "СС", высшие руководители этих соединений - все без исключения подвергались личному досмотру. Даже министры не составляли исключения...

В приемной Гитлера - двойные стены, круглосуточные посты наблюдения.

Если Гитлер выходил из здания, скажем, в Берлине на собрание, демонстрацию - оцеплялись улицы, по которым он мог проехать в автомобиле. Оцепление производилось совместными усилиями охранной полиции, СС и СА по заранее разработанному плану.

СА созданы были ещё в августе 1921 года на базе штурмовых отрядов и существовали до конца Третьего рейха. Но к началу войны их численность сократилась до 1,2 млн человек (в 1934 г. - 3 млн человек). 30 июня 1934 года Гитлер произвел "кровавую чистку" верхушки СА. Отряды штурмовиков СА были превращены во вспомогательную полицию и несли охрану в концлагерях, привлекались для оцепления на дальних подступах и т.д.

Но вернемся к вариантам охраны Гитлера и прибытию его в любой населенный пункт...

Разрабатывалось несколько вариантов путей приезда и отъезда. Намечалось, какие улицы надо закрыть, по каким пустить обходное движение транспорта. Во всех ресторанах, закусочных - люди в штатском. Третья служба безопасности, охранная полиция, служба безопасности - это "оцепление и охрана", "регулирование движения", "недопущение прорыва оцепления", "запрещение фотографировать", "недопущение бросания предметов, цветов, наблюдение за публикой", - а поэтому лицом к публике! Обыск тех, кто с чемоданчиками. Полицейские машины, сигналы желтым флагом - предупреждение о проезде охраняемого лица... Все при деле!

А вот и кавалькада охраняемого лица. Впереди машина имперской безопасности - она как бы расчищает дорогу. За ней метрах в пятидесяти машина Гитлера.

Сзади охрана.

В большинстве случаев рядом с Гитлером сидит Гиммлер. Все остальное руководство в отдельных машинах.

Машины без ступенек - не запрыгнешь.

На крышах домов, по ходу движения - охрана с биноклями. Гражданским находиться на крышах запрещается.

Иной раз и окна велено закрыть во всех квартирах, как это было при проезде Гитлера по занятым областям Чехословакии.

Иногда выносится запрет всему городу - ни один самолет не имеет права совершить в такой-то период в этом городе посадку.

Магазины закрыты.

Никто не должен в это время принимать гостей.

Для зенитных подразделений и авиации - боевая готовность.

Устанавливается состояние чрезвычайной тревоги для всей полиции города и его окрестностей - охранной, криминальной, гестапо, жандармерии.

Усиливается наблюдение за иностранцами, приезжими, особенно в гостиницах.

Второй отдел гестапо срочно готовит списки политически неблагонадежных лиц, членов компартии - эти лица арестовываются на день-два и более, без всякого объяснения. Арестовываются на период от приезда до отъезда охраняемого лица.

С приходом к власти нацистов КПГ запрещена, многие её активисты были арестованы и брошены в концлагеря. Среди оставшихся на свободе производились чистки-аресты...

То же самое делает криминальная полиция с уголовниками.

Выставляются усиленные патрули...

...Остановка Гитлера в городе Бреславль. Фюрер любил останавливаться в гостинице "Монопль", её хозяин - старый нацист. Здесь имелись специальные приемные комнаты для Гитлера, которые никогда и никому не сдавались.

Служба безопасности изучает план гостиницы, расставляет посты, проверяет обслуживающий персонал.

Евреи и коммунисты удаляются без объяснений.

Насаждается агентура: уборщики помещений, натирщики полов.

Стирается пыль, помещения украшаются цветами.

Все здание обыскивается. Обыскиваются все здания в округе.

Посты внутри, патрули на улице.

Вход в гостиницу запрещен.

В Бреславле Гитлер иногда останавливался и на вилле областного руководителя Вагнера.

Машины для поездок фюрера доставлялись только из Берлина.

Равно как и самолет ФВ-200 - "Фокке-Вульф-200" - "Кондор" светло-алюминиевого цвета.

...Повсеместно идет тотальная проверка документов. Особенно на транспорте у пассажиров. Даже у военных. Скажем, солдат, едущий в отпуск. При нем должны быть документы: зольдбух, отпускное свидетельство от командира роты, желтое удостоверение с указанием воинской части, фамилии, имени военнослужащего, его приметы и фото. Желтое удостоверение давали взамен красного. По возвращении в часть - меняли. И плацкарта для проезда должна быть. Если одного из этих документов не было - солдата задерживали для проверки и выяснения личности...

Но вернемся в ставку под Винницей...

ГЛАВА 12

Под сильную охрану ставка была взята ещё до приезда фюрера. Полевая жандармерия и полиция, команда несения караульной службы оцепили её в радиусе до пяти километров. На возвышенностях выставили наблюдательные посты. Везде окопы, землянки, насыпные площадки для орудий, пулеметов. Участок, прилегающей к центральной зоне поляны, отделен глубоким рвом и в пять рядов колючей "спиралью Бруно", усиленными с внешней стороны противопехотным и проволочным заборами.

Села Коло-Михайливка, Стрижевка и Бондари объявлены особой зоной. Выставлена усиленная охрана дорожных постов.

С апреля 1942 года "Вервольф" охранялась часовыми и патрулями. В центральной зоне каждый день 56 человек из первой роты охраны заступали на 28 постов. Еще восемь постов были пулеметные (в ставке "Вольфшанце" в Растенбурге было только два пулеметных поста).

Днем в зоне было тринадцать постовых, ночью на пятнадцать больше - для патрулирования.

Охрана остальных объектов и в лесу осуществлялась силами 2, 3, 4 и 5-й рот.

Всем проживавшим в зонах ставки, как в Растенбурге, так и в Виннице, каждый вечер давался новый пароль. В основном названия городов, в Виннице русских.

На наблюдательных вышках, на деревьях, дежурили часовые с биноклями. На прилегающих к лесу полях в шахматном порядке на расстоянии сто-сто пятьдесят шагов друг от друга ходили патрули.

В мае 42-го, в связи с приездом Гитлера в ставку, было объявлено о прекращении всех работ как в лесу, так и в округе. Все лето никто из местных жителей не привлекался для работы по мобилизации. Более того, жители села Бондари были переселены за реку. Переселена часть жителей Стрижевки и Коло-Михайливки, проживавших вдоль шоссе...

Прибыли специальные охранные войска СС "Великая Германия", которые носили погоны с буквами СД. Погоны сверху закрывались клапанами. Даже урожай убирали немецкие солдаты.

Шоссе патрулировалось днем и ночью. На всех перекрестках и мостах усиленные патрули. Документы проверялись у всех, кто проезжал по шоссе. По нему постоянно курсировали машины гестапо.

На вооружении охраны ставки были средние и легкие танки - около двадцати штук. На выгоне около Коло-Михайливки всегда дежурили два небольших самолета, похожие на У-2, предназначенные для связных ставки. Вокруг в радиусе пяти километров - 12 батарей зенитных орудий и прожектора. Еще две батареи и прожектора были установлены между селами Стрижевка и Переорки, две батареи в саду Стрижевки, две батареи и два прожектора южнее, у деревни Бондари, две батареи на окраине деревни Пятничаны, около железной дороги, две батареи севернее Коло-Михайливки, две батареи и прожектор между Коло-Михайливкой и Сосенками...

Непосредственно отвечал за безопасность Гитлера охранный батальон, в составе которого были: гауптман Пульман (позднее убит на фронте), обер-лейтенант Фогель, обер-фельдфебель Берзен Фриц, унтер-офицер Шефер Гельмут, унтер-офицер Шефер Фриц, унтер-офицер Мельхерт Гейнц, унтер-офицер Риго, унтер-офицер Энгельс, обер-ефрейтор Вендланд, обер-ефрейтор Фриц, обер-ефрейтор Галашек Иосиф, обер-ефрейтор Галашек Фриц, обер-ефрейтор Вебер Герман, обер-ефрейтор Виниас, ефрейтор Винклер, ефрейтор Геринг Гейне, ефрейтор Писватбар, унтер-офицер Зеединг, унтер-офицер Гельмут, унтер-офицер Кригер, унтер-офицер Клаук, фельдфебель Верне, фельдфебель Петерс, фельдфебель Ваплер Рейнград, фельдфебель Розенбаум, фельдфебель Фишман Фриц, фельдфебель Фог (из почтового отделения батальона), штатс-фельдфебель Краузе, штатс-фельдфебель Мель, обер-лейтенант Янзен, гауптман Штайль, обер-лейтенант Шульце, гауптман Шульц, обер-лейтенант Белинг, лейтенант Ромпель, гауптман Вольф, лейтенант Уодель, лейтенант Кротеволь, обер-лейтенант Нимейер (из квартирмейстерского отделения).

Это те, кого помнил Фер Ганс, взятый в плен 12 мая 1944 года.

А всего их в батальоне восемьдесят девять человек. Надо сказать, что служба у них была незавидная. Все время в напряжении и в ожидании отправки на фронт. За любую провинность. А то и просто так - Гитлер иногда неожиданно менял свою охрану и отправлял её на фронт.

"Я вел переписку по вопросам охраны Гитлера, - рассказывает бывший писарь личной охраны Гитлера Генер, - маршрутам его следования во время поездок, смены караулов, постов в ставке и вокруг нее. В сентябре 42-го я однажды разговорился с товарищем из охраны и выразил недовольство войной. Об этом донесли командиру батальона сопровождения майору Пульману. Тот поставил в известность подполковника Штреве, и я был снят с должности писаря. У меня отобрали все три пропуска через три цепи часовых, взяли подписку о сохранении тайны о работе в ставке и отправили в Коттбус, где находилась запасная бригада дивизии "Великая Германия", а оттуда на фронт..."

Очень высокую оценку батальону личной охраны фюрера (БЛОФ) дала "Националь-цайтунг" из Стокгольма, которая 9 января 1943 года писала:

"Задачей батальона личной охраны фюрера является обеспечение военной безопасности главной ставки фюрера и охрана его личности. Батальон личной охраны фюрера никогда не терял связи с фронтом, после того как он был выделен в самостоятельный батальон из пехотной дивизии "Великая Германия" и начал исполнять свою особую задачу.

Состав офицеров, унтер-офицеров и рядовых батальона постоянно меняется, получая новых людей из дивизии "Великая Германия" и отправляя людей на фронт из своего состава, тем самым давая им возможность определить свое название перед лицом врага. Прошлой зимой, по приказу фюрера, из состава батальона личной охраны фюрера была создана боевая группа, получившая направление на северный участок фронта.

В батальоне личной охраны фюрера представлены почти все роды оружия: легкое и тяжелое оружие пехоты, разведывательные бронемашины, танки, легкие зенитные орудия, все лучшее и наиболее современное оружие, которое фюрер дал нашим вооруженным силам.

Полностью моторизованный и частично снабженный специально сокращенными "народными авто", батальон личной охраны фюрера готов к бою в любое время и в любой местности, обладая необходимыми возможностями для быстрейшего передвижения.

Батальон обладает исключительной боевой мощью. Конечно, его обычную службу нельзя сравнивать с борьбой пехоты на передовой линии, но в час опасности роль каждого отдельного бойца батальона более важна, чем в каком-либо другом месте. Служба в батальоне личной охраны фюрера является поэтому величайшим почетом, какой может быть оказан солдату".

ГЛАВА 13

В то время как в лес, где находилась ставка, въезжали и выезжали рано утром легковые автомобили черного и коричневого цвета - а их проходило в день до пятнадцати штук, - часто прилетали и улетали два самолета, постоянно находившиеся на поле близ села Коло-Михайливка. Прилетал ещё третий самолет, опускавшийся на огороженную площадку близ центральной зоны ставки, опекаемой батальоном личной охраны фюрера.

В целом охрана объекта "Вервольф" или, как его называли иначе строители - "Эйхенгайн" до и во время пребывания там Гитлера была возложена на войска "Великой Германии" под командованием Верх Моллера и гестапо. Начальником гестапо ставки был Даннер. Он-то и занимался фильтрацией всех и вся, кто имел хоть какое-то отношение к "Вервольфу" - "Эйхенгайну".

Справка: В районе Винницы были задействованы большие силы полиции, гестапо, СД (служба безопасности), специальная группа "Ост" тайной полевой полиции, которая подчинялась начальнику службы государственной безопасности при ставке Гансу Иогану Раттенхуберу, обер-фюреру СС и полковнику полиции. Только в группе "ОСТ" насчитывалось 648 спецсотрудников, в том числе 113 из СС, 125 немецких и 410 местных полицаев. Все они отвечали за три охранных кольца на дальних подступах к ставке: Винница - ставка; Винница - сельская местность (охранные зоны в Стаднице, Сосенке, Дубово, Медведевке, Лисивцах, Калиновке - гранитный карьер, Переорках) (прикордонный комиссариат Винница, Бар, Немиран, Гайсин).

Главная канцелярия гестапо помещалась в центральной зоне. А в селах Коло-Михайливка и Стрижевка в помещениях школ размещались филиалы гестапо. На службе у гестапо находились переводчики, преимущественно украинцы жители Западной Украины.

Наиболее яркой фигурой среди переводчиков был некий Царицкий. Украинец немецкого происхождения, он свободно владел немецким, русским и украинским языками. Как устно, так и письменно. Его родители - немцы. Отец был таможенным инспектором во Львове, где Царицкий-младший окончил школу и посещал немецкую гимназию.

Во время Первой мировой войны 1914-1918 годов был призван на военную службу. Окончил австрийскую офицерскую школу и находился на итальянском фронте. Попал в плен к англичанам. В 1919 году освободился и отправился в Вену. Потом поступил добровольно в Украинскую армию к гетману Петлюре и воевал с большевиками и поляками.

В 1925 году стал учительствовать во Влацлаве в народной школе.

В 1939 году началась немецко-польская война и, в связи с немецким происхождением, из школы он был уволен.

Подался в Аушвиц - на родину своей жены, где занялся торговлей.

Как только немцы перешли границу СССР в июне 41-го, добровольно явился в немецко-украинское общество и предложил свои услуги новым властям.

В октябре 41-го получил извещение о направлении его учителем в Винницу, где он и попал в поле зрения гестапо. Сидя в гостинице, Царицкий писал гитлеровцам свою клятву-обязательство:

"Обязуюсь верно и добросовестно следовать всем полученным мною инструкциям в отношении соблюдения тайны. Я должен сохранять строжайшее молчание по отношению к непосвященным лицам о всех делах и обо всем, что мне придется наблюдать при исполнении моих служебных обязанностей как переводчика и при общении с солдатами и строителями "Эйхенгайн" организации "Тодт". Это обязательство соблюдать молчание остается в силе и после ухода со службы.

Я был поставлен в известность о том, что нарушение этого обязательства влечет за собой тяжелую кару, вплоть до смертной казни.

23 декабря 1941 года Царицкий Иван - переводчик".

А ниже подпись криминального советника Шмидта, удостоверяющего роспись Ивана Царицкого.

Царицкий был верным псом Даннера, руководителя группы тайной полевой полиции по охране "Вервольфа" и борьбе с партизанами и настроенным против гитлеровцев населением, проживавшим в деревнях и селах Коло-Михайливка, Стрижевка, Дубово, Сосенка, Стадница, Переорки, Чизяковские хутора и других населенных пунктах.

В 41-м и в начале 42-го местные жители использовались в качестве рабочей силы. Но уже в сентябре-октябре 42-го, когда ставку временно покинул Гитлер и были продолжены строительные работы, им стали платить деньги.

Правда, для усиления безопасности и борьбы с партизанами было намечено вблизи Калиновки выселить 58 тыс. украинцев и поселить сюда 12-14 тыс. лиц немецкого происхождения ("Фольксвайг"). Однако в связи с осложнением на фронте этот план не был реализован.

В сентябре 42-го войска СС "Великая Германия" из района объекта "Вервольф" выбыли. С декабря того же года, кроме гестапо, ставку стала охранять прибывшая тыловая воинская часть, "Вахкомпания".

Вновь возобновились строительные работы. Строили новые дома и бараки. Все сооружения были стандартные, привезенные в разобранном виде из Германии. Строительство проводилось до мая 43-го, после чего все немецкие и польские рабочие были эвакуированы в Германию.

В основном с осени 42-го местных жителей мобилизовывали на черновые работы. Однако небольшая группа молодых женщин и девушек из местного населения была взята в качестве уборщиц, кухонных рабочих и штопальщиц при вещевой камере. Работали с семи-восьми утра до шестнадцати-восемнадцати. Воскресенье - выходной. Еженедельно выплачивалось по 32 рубля.

Женщинам, работавшим в помещениях, без сопровождения выходить не разрешалось. Смотреть в окна и обращать внимание на проходивших офицеров категорически запрещалось.

Впрочем, режим работы и времени в районе объекта соблюдался с немецкой пунктуальностью и распространялся не только на местных жителей, но и на немецких и польских рабочих-строителей, и даже на солдат СС.

О том, что на объекте был Гитлер, местному населению впервые стало известно уже после его отъезда в 42-м. Об этом, кстати, говорили и сами солдаты из охранных войск. Затем приезд Гитлера местные жители стали вычислять по некоторым признакам. Если им разрешались полевые работы вблизи леса и патрулей было меньше - значит, Гитлера в ставке не было.

Возможно, так бы мирно и сосуществовали тайная полевая полиция Даннера и местное население. Но с конца 1942 года, после того как Гитлер временно покинул ставку и население узнало, что за объект у них появился под носом, начинаются ЧП. Вначале повесился польский военнопленный. Казалось бы, ничего необычного. Тем не менее весь батальон охраны был собран по тревоге...

В июне 1943 года польская девушка пробралась мимо поста "Ост" через дорогу к аэродрому до зоны № 2, но была задержана... После этого скандального для охраны СС случая посты стали проверять по несколько раз в течение часа...

Все чаще в лексиконе немцев стало появляться слово "партизаны". Действия партизан в районе Винницы становятся все ощутимее. В Коло-Михайливке сожгли служебное помещение немцев. На дороге к ставке убили немецкого солдата, разоружили патруль. А в Стрижевке появилась листовка следующего содержания:

"Не спите, украинцы! Поднимитесь, украинцы! Мои дорогие украинцы, я даю вам знать, что я прибыл сюда для переговоров о свободной Украине. Я передаю вам привет от вождя украинцев Бандеры Степана, а также привет врагам немецкого правительства.

Чернобруза Стах Аркадьевич".

ГЛАВА 14

Теперь уж доподлинно известно, что в Виннице уже с 42-го года существовали партизанское движение и подполье. Особенно активно начала действовать подпольная патриотическая группа в районе расположения ставки с начала 43-го. Возник партизанский отряд "За Родину", возглавляемый местными чекистами и партийными работниками.

Уже летом 42-го в Москву были доставлены разведданные о расположении под Винницей ставки Гитлера. Первые сведения об этом поступили в Москву от киевских подпольщиков, которыми руководил Иван Кудря (псевдоним "Максим"). Он получил информацию об этом ещё тогда, когда начиналось строительство "Вервольфа". Строились аэродром, дорога и другие вспомогательные объекты. Опытный разведчик не мог не заметить и такой важной детали, характерной только для Винницы, - перенасыщенность войсками СС, не говоря уж о жандармах, гестаповцах и полицаях..

Для перепроверки данной информации в район строительства Кудря направил Раису Окипну, солистку Киевского оперного театра. Она была родом из Винницы, и появление её в родных местах не могло вызвать подозрений. Тем более что у неё был надежный документ - настоящий немецкий "аусвайс" паспорт. Она побывала в Виннице, много общалась с немецкими офицерами, получила подтверждение о строительстве ставки. "Максим"-Кудря передал эти сведения в Москву.

3 марта 1942 года перешел линию фронта и проник в Жмеринку, а затем в Винницу Ануфрий Николаевич Боварчук. Он доставил в Москву сведения о ставке Гитлера под Винницей.

С апреля 42-го по февраль 43-го членом подпольной группы в Виннице был чешский антифашист Стеглин Карел Иосифович, который также располагал данными о ставке Гитлера.

В винницком подполье активно работал и бывший председатель облисполкома А.П. Панченко. Это он создал подпольный центр и руководил им под именем Ю.П. Левченко. Он, как и Кудря, сумел проникнуть в тайну "Вервольфа" и передать об этом сведения в Москву. К сожалению, Панченко был репрессирован (реабилитирован в 1964 году).

По заданию Винницкого подпольного комитета за линию фронта для связи с ЦК КП Украины был направлен Григорий Тимофеевич Прокудин, который ранее вел партизанскую борьбу в Гомеле. Летом 1942 года Прокудин вместе с подпольщиками Я.И. Бялэром и И.О. Бондарем добрались до своих и передали важные сообщения, в том числе и о ставке.

Следом за ними подпольный центр послал в Москву И.С. Драхлера, с информацией о "Вервольфе".

Подробная информация о винницкой ставке была получена в декабре 1942 года и от немецких офицеров, которых взял в плен в районе Ровно известный советский разведчик Николай Кузнецов.

А вот что рассказывает в своей книге "Степной рейд" (Киев, 1990) бывший командир партизанского отряда Михаил Наумов, совершивший рейд по степям Украины по заданию Украинского штаба партизанского движения (УШПР) в феврале 1943 года. Он очень сожалеет, что до похода его никто не информировал о "Вервольфе" и, более того, скрывали от него даже уже известное о ставке.

"Перед началом рейда Мартынов (представитель УШПР) отозвал меня в сторону. Не спеша, тщательно подбирая слова, Мартынов сказал, что было бы чрезвычайно важным, помимо других дел, разведать военно-политическую ситуацию, особенно в районе Винницы...

- Договоримся, - сказал он, - чтоб никому про это ни единого слова".

Наумов провел рейд по оккупированной территории Сумской, Полтавской, Кировоградской и Одесской областей. И чем ближе подходили партизаны к Виннице, тем больший отпор они встречали от немецких войск.

И только из документа со штампом главной квартиры фюрера, найденного у убитого немецкого офицера, партизаны впервые узнали о ставке Гитлера "Вервольф".

Вырвавшись из окружения, группы сопротивления разными дорогами пошли через Винничину в партизанские районы Полесья. Одна из таких групп, которой командовал Иван Цибулев, проходила через Черный лес. Про это Наумов так пишет в своей книге:

"Около Винницы, в Черепашинецкой дубраве, неподалеку от фюрерской ставки могила двадцати пяти. Все они прошли тысячеверстный боевой путь и на рассвете 22 марта 1943 года скрестили свое оружие с охраной ставки Адольфа Гитлера. Последний после этого случая не усидел в подземных салонах и решил перенести свою ставку в более спокойное место - родную Пруссию".

Еще один интересный эпизод рассказал Д. Т. Бурченко в книге "Рейд к Южному Бугу":

"В последние дни июня 1943 года в районе Новоград-Волынского бойцы Винницкого партизанского объединения встретили мстителей, которые пробивались из Черного леса под Калиновкой для восстановления связи с партизанским краем. Командовал группой Николай Сидоренко. И вот какой разговор произошел у него с руководством объединения:

- "Вервольф"? - быстро спросил Яков Иванович (Я.И. Мельник - командир объединения. - А.Я.).

- Совершенно верно, - с удивлением посмотрел Сидоренко на полковника. - Вы знаете про него?

- Продолжай, продолжай, - попросил Мельник.

- Про то, что под Винницей у гитлеровцев есть какой-то особый секретный объект под кодовым названием "Вервольф", мы слышали ещё раньше. Генерал Сабуров имел об этом небольшую и неполную информацию. Потом перед выходом в рейд мы с Яковом Ивановичем ещё раз услышали про "Вервольф" от двоих девчат, которые убежали из Калиновки и встретили партизанское объединение. "Солдат там много, - рассказали они. - Везде шмыгают эсэсовцы. Люди говорят: охраняют какую-то ставку Гитлера".

- Так, - подтвердил Николай, - выявляется и вправду штаб-квартира Гитлера на Восточном фронте.

...Потом мы составили для Центра детальное донесение про ставку Гитлера, систему охраны и обороны, про аэродром в Калиновке, вражеские части, дислоцированные около "Вервольфа", написали про ситуацию в Виннице..."

А теперь попробуем сделать выводы из процитированного. Иван Кудря и Раиса Окипна были арестованы 5 июля 1942 года. Если их донесение о ставке в районе Винницы дошло до Москвы, то их можно считать первыми, кто приблизился к раскрытию тайны "Вервольфа".

Потом были донесения из Винницы. Москва отдала приказ на всестороннюю проверку этих данных. Партизаны Медведева захватили двух немецких офицеров в декабре 1942 года.

Другие сведения (как Наумова, так и Винницкого партизанского объединения) тоже дошли до Москвы, но уже после того, как Гитлер вдруг покинул ставку. Поэтому и не было смысла бомбить объект "Вервольф".

В июле 1942 года на 4-е управление гестапо имперской службы безопасности (РСХА) из Берлина была направлена шифртелеграмма в штаб охраны ставки Гитлера (так в документах), в которой предупреждалось, что Винница является местом дислокации подпольного центрального штаба Украины, который ведет подготовку к покушению на фюрера и фельдмаршала Кейтеля.

Летом 1942 года подпольщики и партизаны действительно организовали покушение. Но по ошибке... на Геринга, следовавшего на автомашине по шоссе в направлении ставки. Но их постигла неудача - стрелявший из автомата промахнулся...

Последовали ответные репрессивные меры. В Калиновке была обнаружена нелегальная типография, печатавшая листовки, призывавшие к борьбе с оккупантами. Арестованы 23 человека, в том числе районный комсомольский секретарь Архипович, один из руководителей партизанского движения в районе Винницы. Застрелен "при попытке к бегству".

Даннеру удалось внедрить свою агентуру в партизанское движение и подполье и частично разгромить их. Группой Даннера было арестовано и передано в СД 722 человека, в том числе 121 партийный и советский руководитель.

Были расстреляны руководитель подпольной винницкой группы с сентября 1941 по декабрь 1942 года полковой комиссар Александр Леонтьевич Парамонов и полковой комиссар Никита Корталов.

В 1941 году УНКВД по Винницкой области был оставлен с заданием руководитель Винницкой подпольной организации Иван Васильевич Бевз, в прошлом комсомольский и партийный работник, исключенный в 1937 году из ВКП(б) "за связь с троцкизмом". Даннеру удалось выйти на подполье, и Бевз был расстрелян в 1943 году. За мужество и отвагу Ивану Бевзу и Ляле Ратушной посмертно присвоены звания Героя Советского Союза. Их именами названы улицы.

В ночь с 26 на 27 февраля в хутор Мизяновский явились восемь партизан. Немцы, получившие информацию об этом заранее, спрятались на крыше одного дома. Брошенная граната ударилась о край крыши и ранила одного партизана. Его перенесли к жителю К., чтобы на следующий день забрать. Предатель-хозяин выдал партизана. Когда его начали пытать, он, истекающий кровью, умер со словами: "Да здравствует Сталин".

В сводках Даннера все чаще говорилось о вооруженных нападениях "бандитов": в июне 43-го на хутор Михановский - 15 человек, а уже 7 июля в районе Старой Константиновки - 260 человек и 8 июля - 300 человек, пришедших с территории Хмельницкой области, против которых был послан батальон полицейских под командованием генерала доктора Томаса.

17 августа "бандиты" взорвали танковый лагерь в Сальниках и "отошли без потерь".

Гейнц Шумахер, секретарь полевой полиции "Гехайме фельдполицай" (или тайной жандармерии, особого полицейского управления в составе абвера, занимавшегося армией, функции которого в 1942 году были переданы СД), сообщил по инстанции, что некий Мельник Григорий, 28 лет, работавший шофером в зоне окружения ставки в Стрижевке, оказался бывшим политруком Красной армии. А его брат Владимир Мельник, бывший комсомольский активист, призывал население оказывать немцам сопротивление. Когда их хотели арестовать, они открыли стрельбу. Григорию удалось бежать, а Владимир был арестован. Но тут началась облава по очистке деревень в окружении зоны от возможно оставшихся евреев, и Владимир, находившийся под арестом, улучив момент, сбежал...

В ответ на действия партизан Даннер брал заложников и отправлял в Винницу в СД "с целью уничтожения", как он, не скрывая, писал в сопроводительных документах. Так за взрыв в Сальниках было схвачено и отправлено на эшафот 25 первых же попавшихся под руку стариков и детей. А всего таким образом Даннер отправил на тот свет, как уже упоминалось, 722 человека. По крайней мере, я нашел такой пофамильный список. В нем, например, под номером пятьдесят, по иронии судьбы, значился некий Гитлер Лео, еврей, арестованный и отправленный в Винницкую СД "с целью уничтожения" (так в документе). Даннер не пощадил даже однофамильца фюрера. А может, фамилия стала причиной гибели бедного еврея Лео. Гитлер-то должен быть один. Это Ивановых в России много, а Гитлер в Германии должен быть один!

Даннер зверел... Но никакие расстрелы, провокации и пытки не могли загасить пламя народного гнева. Нацисты своими репрессивными мерами лишь подливали масла в огонь. Партизанское движение становилось массовым.

ГЛАВА 15

Как следствие, родился этот документ:

"27 мая 1943 года. Тайная полевая полиция. Группа государственной службы безопасности. Охранная группа "Ост". От Даннера. Господину к-ру государственной службы безопасности СС оберфюреру и полковнику полиции Раттенхуберу и коменданту сооружения "Вервольф" капитану Михаелису (так в документе. - А.Я.)".

Содержание:

"Об усилившемся переходе украинского населения к партизанам".

В документе сообщается о невыполнении приказа господина государственного министра Розенберга и господина государственного комиссара Заукеля о поставке дешевой рабочей силы из Украины в Германию, о том, что десять процентов работоспособного населения ушло в партизаны и что в двадцати километрах от "Вервольфа" партизаны организуют дерзкие налеты на немецких солдат в Янове, Турбове, Медведке, Калиновке и других населенных пунктах...

ДОСЬЕ

Заукель Фриц (1894-1946) - политический деятель национал-социализма, ведавший в Третьем рейхе вопросами пополнения подневольной рабочей силы. Сын скромного почтового служащего, гимназист-недоучка, в 15 лет матрос, затем рабочий на стройке, стал одним из самых активных приверженцев Гитлера и его идеологии. За неутомимую работу в интересах партии был назначен в 1927 году гауляйтером Тюрингии. Став канцлером, Гитлер назначил его рейхсштатхальтером Тюрингии, Заукель был избран в рейхстаг.

С началом Второй мировой войны Гитлер назначил своего любимца рейхскомиссаром на специальный пост полномочного представителя по трудовому найму и распределению, сказав, что это работа "настоящего воина". Получив неограниченные полномочия, Заукель наладил невиданное в новейшей истории использование рабского подневольного труда. На предприятиях Германии под началом Заукеля трудилось свыше 5 млн иностранных рабочих.

В то же время нацист Заукель был примерным семьянином, отцом десяти детей, двое из которых погибли на Восточном фронте.

20 ноября 1945 года Заукель на Нюрнбергском процессе был признан виновным в военных преступлениях и преступлениях против человечности, а 16 октября повешен в Нюрнбергской тюрьме.

Кольцо вокруг "Вервольфа" сжималось... Сохранилось два интереснейших документа тех лет, отражающих дух того времени, отношения воюющих сторон. Один документ главнокомандующего 6-й немецкой армией в ноябре 1941 года о том, как нужно бороться и уничтожать партизан. Второй - датированный сентябрем 1942 года - о том, "как следует организовать крушение фашистского поезда".

Вот они.

"Главнокомандующий Главная ставка

6-й армии 9.11.41 г.

ПРИКАЗ ПО АРМИИ

Полковник Зинц после стойкой обороны был убит в ночь с 5 на 6.11.41 членами партизанского отряда вместе с 2 другими саперами штаба его полка. 5 членов организации "Тодт" были убиты другими партизанами, совершившими ряд дальнейших злодеяний.

Солдаты армии! Как мстители, вы должны начать организованную борьбу с этими бессовестными бестиями-убийцами. Для этого необходимы две вещи: во-первых, вы должны расстаться с вашей беспечностью, неуместной в этой коварной и предательской стране; во-вторых, вам придется применить такие средства для уничтожения этих убийц, которые до сих пор не соответствовали нашему образу действий и никогда не употреблялись немецкими солдатами против населения неприятельской страны.

Посему приказываю:

1. Вешать публично всех захваченных партизан обоего пола, независимо от того, носили ли они военную или гражданскую одежду. Всякое сопротивление при допросе или во время транспорта подавляется безжалостным образом.

2. Все деревни и хутора, в которых укрывают или снабжают партизан, привлекаются к ответственности и караются отнятием средств пропитания, сжиганием домов, расстрелом заложников и повешением сообщников, если только не будет доказано с полной достоверностью, что население само противодействовало партизанам и понесло при этом потери.

В ближайшее время будут розданы плакаты, в которых население предупреждается относительно упомянутых мер. Однако уже сейчас следует действовать и оповестить об этом население. Пусть население боится больше нашей мести, чем мести партизан.

3. На все военные части, как и на строительные и транспортные отряды, возлагается в принципе обязанность бороться с партизанами при мельчайшем признаке их присутствия или при первом же поступившем донесении. Тот, кто, по халатности, упустит партизан, совершает преступление по отношению к товарищам и привлекается к ответственности за неисполнение приказов.

4. У входа в селения, где расквартированы военные части, должны быть расставлены часовые. Праздношатающихся гражданских лиц мужского пола, если они не могут представить местному начальнику документов, свидетельствующих о том, что они являются коренными жителями, или немецких удостоверений личности, надлежит расстреливать.

5. Солдаты и в тылу должны иметь при себе оружие, как при работе, так и при проверках. Отдельным солдатам запрещается ночевать в незанятых селениях. Мелкие группы должны себя обезопасить. Далее, отдельные солдаты и группы будут наказаны за ночевки в городах, помимо официально указанных мест расквартирования.

6. В лежащие в отдалении леса следует выходить лишь группами. Шоферы должны останавливаться со своими машинами ещё в занятых селениях, не доезжая до полосы военных действий, и перед наступлением темноты. Офицерам, едущим поодиночке, надлежит придерживаться главных и транспортных дорог. Для разведдеятельности в тылу следует посылать лишь боеспособные команды. Далеких поездок отдельных солдат следует избегать.

Настоящий приказ надлежит довести до сведения всех чинов армии. Начальники более чем когда бы то ни было должны поставить себе целью уничтожение партизан и организовать разведку для предотвращения их коварных нападений. О всех операциях, при которых было уничтожено более 10 партизан, докладывать непосредственно мне. Оставляю за собой право награждать особо выделившихся истребителей партизан и ставлю на вид командирам, что храбрость, проявленная в борьбе с партизанами, заслуживает таких же отличий, как и отвага на обычных полях сражений.

Подписал: фон Рейхенау, генерал-фельдмаршал.

ДОСЬЕ

Вальтер фон Рейхенау (1884-1942) - генерал-фельдмаршал. Родился в семье дипломата. Добровольно вступил в армию, участник Первой мировой войны. Служил в рейхсвере, с 1930 года начальник штаба военного округа, затем начальник отдела рейхсвера. Был офицером связи между партийным и армейским руководством, нацист-фанатик. В 1935 году получил звание генерала. В 1939 году командующий 4-й армейской группой, 10-й и 6-й армиями, участвовал в боях на территории Польши, Франции и Советского Союза.

За операции во Франции получил звание генерал-фельдмаршала. Это высшее воинское звание в германских вооруженных силах. До времени Третьего рейха этого звания были удостоены лишь пятеро: в 1940 году это звание получили ещё 12 высших командиров вооруженных сил: Браухич, Рейхенау, Бок, Лееб, Лист, Клюге, Вицлебен, Мильх, Кессельринг, Шпере.

С декабря 1941 года Рейхенау был командующим группой армий "Юг".

Умер от инфаркта (версия - авиационная катастрофа) 17 января1942 года в Полтаве.

Точность копии удостоверил: Учреждение полевая почта № 38903. Подписал: Герц СС - унтерштурмфюрер при начальнике IV линии фронтфюрер.

Точность копии удостоверил: СС - гауптшарфюрер. Тайная полевая полиция особого назначения".

Процитируем другой документ - партизанский (перевод с белорусского).

"28 сентября 1942 года.

Смерть немецким захватчикам!

Организуйте крушения транспортных поездов!

Белорусская молодежь!

Без железнодорожного транспорта войны вести нельзя. Тем, что мы расстраиваем передвижение фашистской армии, мы приближаем час нашей победы над Гитлером.

Небольшая группа отважных борцов, даже одиночки советских патриотов, могут дать возможность выиграть целое сражение, уничтожить многочисленных фашистов, танки и военное оборудование, если вызовут крушение фашистского транспорта.

Как следует организовать крушение фашистского поезда?

Первый способ. Отвинтить гайку на стыке 2 рельс, удалить болты и скобы и тем самым освободить рельсу, отодвинуть её на 8-10 сантиметров в сторону. Проходящий поезд неизбежно сойдет с рельс.

Второй способ. Сорвать скобы с 2 - 3 соединенных рельс, не удаляя болтов на стыках.

С помощью железного лома отодвинуть рельсы на 10 - 15 сантиметров в сторону. Тем самым возникает расширение рельсового пути. Постараться укрепить рельсы на новом месте или просунуть под рельсами полено. Крушение неизбежно.

Третий способ. Применим при резких поворотах железнодорожной насыпи. Под рельсой, проходящей по внешнему краю поворота, сделать подкоп под 15-20 шпалами шириной до середины шпал и глубиной в 1,5 метра. Шпалы тогда повиснут в воздухе. Закрыть следы работы, вырытая земля не должна лежать кучей. Когда поезд выедет на подрытые рельсы, паровоз провалится и опрокинется.

Четвертый способ. Применим при поворотах железнодорожной насыпи. Из куска твердого сухого дерева (дуба) изготовить клин 80 см длиной, 7 см высотой и 5 см шириной. Скосить одну сторону клина, укрепить клин проволокой к верхней стороне рельсы у внешнего края насыпи и именно таким образом, что скошенный конец клина примыкает к рельсе навстречу движению поезда. При прохождении поезда передние колеса поезда наскочат на клин, паровоз не сможет въехать на рельсу, а двинется по направлению клина и сойдет с пути.

Пятый способ. Разрушать на всем протяжении железной дороги мосты, рельсы, стрелки, скрещивание колей, насыпи, плотины и резервуары. Применять при этом подрывные снаряды. Рельсы легко взорвать с помощью 400 г тола или мелинита. Стрелки следует взрывать, закладывая 2 заряда: один между рельсом и концом стрелки, а другой - на конце стрелки. Для разрушения стрелки на скрещениях колей следует закладывать взрывчатое вещество между шарниром и рельсом.

Юноши и девушки Белоруссии!

Организуйте крушения фашистских транспортов! Этим вы поможете Красной Армии скорее освободить Белоруссию! Этим мы выполним задание великого Сталина, - уничтожить тыл немецко-фашистской армии, нарушить её снабжение оборудованием, вооружением, а тем самым погубить тысячи гитлеровских захватчиков!"

Ниже этого документа-листовки приписка:

"Прошу принять к сведению и точно проинструктировать в соответственные направления всех служащих.

Начальникам 1-го и 4-го подрайонов для инструктажа подчиненных. При учете постоянно напоминать служащим о содержании этого документа.

Подписал: Даннер".

ГЛАВА 16

Гитлер находился в винницкой ставке не постоянно.

Доподлинно известно, что в ставке "Вервольф" он работал всю вторую половину мая и несколько дней июня 1942 года, затем, после короткого отъезда в "Вольфшанце" под Растенбургом, вернулся и находился там с июля по ноябрь 42-го.

Приезжал он и на следующий год: в январе, марте и в июле 43-го. В январе вместе с Гитлером приезжал Геббельс, в марте - Розенберг.

В июле 43-го Гитлер наведался сюда в последний раз всего лишь на два дня. (По данным немецких авторов, Гитлер находился в ставке под Винницей в общей сложности более четырех месяцев наездами.) Больше сюда он уже не приезжал, хотя охрана и режим были все те же, что и в 42-м.

Впрочем, далеко не тот режим. Запахло поражением. Линия фронта поехала вновь на Запад, приближаясь к "Вервольфу". Гитлер перебрался в "Вольфшанце". Он ещё надеялся отсидеться там.

Более того, он считал свой "Вольфшанце" неприступным. Сохранился документ от 18 января 1945 года организации "Тодт" строившей это сооружение.

Несколько слов об этой организации...

"Тодт" - полувоенная правительственная организация, созданная в 1933 году, занимавшаяся разработкой и строительством автомобильной и железнодорожной сети для переброски войск, оборонительных сооружений ("Западный вал"), подземных командных пунктов, ставок и др.

Организацию возглавлял Фриц Тодт (1891-1942) - рейхсминистр вооружения и боеприпасов. Сын владельца ювелирной фабрики, после гимназии учился в высшей экономической школе, участник Первой мировой войны, летчик, был ранен в воздушном бою.

В 1923 году вступил в нацистскую партию, в 1931 году стал штандартенфюрером СС (полковник) в ведомстве Гиммлера.

Погиб в авиационной катастрофе под Растенбургом 8 февраля 1942 года (самолет "Хейнкель" был снабжен механизмом автоматического саморазрушения, и пилот по ошибке включил его).

Пост Тодта занял Альберт Шпеер - придворный архитектор Гитлера.

Но вернемся к документу от 18 января 1945 года.

В нем за три с небольшим месяца до конца войны Гитлер отдал распоряжение руководству организации "Тодт" продолжить строительные работы в "Вольфшанце". Естественно, документ этот повис в воздухе, так как было не до строительства - русские были уже под Берлином. И тем не менее факт остается фактом - Гитлер ещё надеялся избежать полного поражения в этой войне и отсидеться в "Вольфшанце"!

О начавшейся агонии в "Логове волка" можно было судить по поведению приближенных Гитлера - оберфюрера СС Раттенхубера, начальника охранной полиции и СД при главной квартире Гитлера; гебитскомиссара в г. Виннице Маргенфельда и, конечно же, чуткого к переменам Даннера, унтерштурмфюрера СС, начальника группы тайной полевой полиции по охране объекта "Вервольф" в районе Винницы. (Данные из документов за январь 1945 года.)

Если ещё в 42-м на вспомогательные работы для обслуживания господ офицеров допускались особо проверенные красивые молодые женщины и девушки, отобранные из местного населения, то уже в январе-марте 43-го, во время пребывания в ставке Геббельса и Розенберга, их на работу не допускали.

В августе-сентябре 43-го гестапо отобрало у местных все пропуска. А вскоре и все сотрудники гестапо во главе с Даннером и руководители строительных фирм отбыли восвояси.

Ставка была оставлена под охраной "Вахткомпании" - тылового воинского подразделения.

Следом за хозяевами потянулись и те, кто по своей воле или против неё служил оккупантам.

Некуда бежать было старостам и полицаям вроде Гайкуна, дезертировавшего из Красной армии в первые же дни войны и служившего гитлеровцам в качестве старосты в Стрижевке. Бежал бы Гайкун, да девять детей за штаны держали...

А вот староста Коло-Михайливки Лука Серегела с женой Анной и его заместитель Мячеслав Галецкий рванули-таки добровольцами в Великую Германию.

Одним из первых подался на Запад и бывший советский генерал Павленко, ставший командиром 109-го украинского полицейского батальона в Виннице.

Вывозились ценности. Вывозилась сеть агентов и пособников Даннера, избежавших участи двух тысяч замученных и уничтоженных при строительстве "Вервольфа".

"Оформилась" в домработницы аж к самому адъютанту Гитлера майору Энгелю смазливая Анна Лысак. А Педа Веринская "дала согласие" обслуживать бывшего начальника отделения коменданта ставки капитана Шверта.

Двинулись за обозом кладовщица из "Баукоманды" Ольга М., её сестра Люба - зазноба Царицкого, курносого и кучерявого, шепелявого, но с золотыми зубами; путаны из казино - Анна О., постоянно числившаяся за шофером Робертом; Надежда М. - за высоким темноволосым, с длинным носом и глубокими глазами, с родинкой на щеке Штиклером; Василиса К., обслуживавшая сразу двоих шоферов - Мартина и Эмиля; Анна Ш., - маленького белокурого, с искусственными стальными зубами Фердинанда; Ольга М., - Курта; Галина Ш., Фрица...

Все это была "элита" из числа советских.

А тем временем Гитлер со свитой заново разворачивался в "Вольфшанце".

Последний раз в ставке "Вервольф" Гитлер работал с 16 по 31 августа, о чем имеется документ за подписью отвечавшего тогда за охрану фюрера криминального советника Гегеля (так в документах).

В августе 1943 года, как известно, советские войска начали освобождение Донбасса. Генерал-фельдмаршал Манштейн, командовавший группой армий "Юг", настойчиво просил Гитлера дать ему до 12 дивизий, чтобы удержать этот чрезвычайно важный промышленный район.

ДОСЬЕ

Эрих фон Манштейн (настоящее имя и фамилия - Фридрих фон Левински; 1887-1973) - генерал-фельдмаршал германской армии, один из вдохновителей и проводников блицкрига против Франции. Участник Первой мировой войны. В 1941 году командир танкового корпуса, участвовал в наступлении на Ленинград, затем командовал 11-й армией при захвате Крыма и в боях за Севастополь, неудачно руководил группой армий "Дон" по деблокаде окруженной под Сталинградом группировки. До марта 1944 года командовал группой армий "Юг", за неудачи отчислен в резерв...

В 1950 году как военный преступник был приговорен британским военным трибуналом к 18 годам тюрьмы, но в 1953 году освобожден. В 1955 году написал мемуары "Утраченные победы", а в 1958-м - "Из солдатской жизни", в которых вину за поражение Германии возлагает на "дилетанта" Гитлера.

Для решения вопросов по выводу немецких войск в Донбассе из катастрофической ситуации, в "Вервольф" 27 августа прибыл Гитлер. В тот же день состоялась встреча фюрера в "Вервольфе" с командующим группой армий "Юг - Россия" фельдмаршалом фон Манштейном. Встреча длилась без перерыва пять часов. Фюреру было о чем поговорить с Манштейном: ведь к этому времени на фронте появилось новое советское оружие - танки ИС (Иосиф Сталин) с непробиваемой броней...

Манштейн вновь упрашивал Гитлера, умолял его выделить ещё 12 дивизий... Но тщетно. Не выпросил. Дополнительных резервных дивизий у немцев уже не было. Донбасс пришлось отдать...

...В пятнадцать тридцать фюрер и Манштейн выехали из "Вервольфа" на машине. Больше Гитлера здесь не видели... Правда, была ещё одна попытка приехать в "Вервольф"...

Сохранился документ:

"Тайная полевая полиция, группа имперской службы безопасности, охранная группа "Ост". Господину комиссару государственной службы безопасности СС оберфюреру и полковнику полиции Раттенхуберу (так в документах. - А.Я.).

Содержание: Докладная о деятельности службы "Ост" за период с 1 по 15 сентября 1943 года.

6 сентября 1943 года в 21 час господин полковник Нимейер из штаб-квартиры фюрера сообщил, что с 7 по 8 сентября состоится пребывание фюрера в сооружении "Вервольф" и что я тотчас должен обеспечить соответствующую безопасность совместно с капитаном Михайлисом.

Особая охрана должна быть обеспечена у дома № 11 и в окрестностях сооружения "Вервольф". Я сделал все необходимое, чтобы обеспечить спокойное пребывание фюрера в сооружении "Вервольф". 7 сентября 1943 года около 10 часов прибыл господин подполковник Штреве с 10 офицерами и 10 человек из личной кухни фюрера. В 15 часов должно состояться прибытие фюрера,

В течение дня стало известно о капитуляции маршала Бадольо, в Италии, и ввиду этого фюрер изменил свое намерение и не прибыл в сооружение.

ДОСЬЕ

Бадольо Пьетро (1871 - 1956) - итальянский маршал. В 1919-1921 и 1925-1940 годах являлся начальником генштаба, главнокомандующим в итало-эфиопской войне.

Участник смещения фашистского диктатора Бенито Муссолини (июль 1943 г.).

В 1943-1944 годах - премьер-министр Италии, заключил перемирие с союзниками. Проводил антидемократическую политику.

На следующий день Штреве и другие вылетели самолетом в "Вольфшанце"...

...Ввиду отступления фронта в Винницу прибывает много частей. Фюрер отдал "Вервольф" командующему группы войск "Юг - Россия" генерал-фельдмаршалу фон Манштейну для его штаба...

...В Калиновку прибыл эшелон 6 тысяч немцев фольксдойч...

Сильно беспокоят партизаны...

Даннер".

Часы начали отмерять пребывание фельдмаршала фон Манштейна в "Вервольфе". Его штаб находился здесь всего четыре месяца.

Судьба "Вервольфа" была окончательно решена 28 декабря 1943 года, когда Гитлер со своим высшим генералитетом обговаривал уже в ставке "Вольфшанце" под Растенбургом донесение командующего группой армий "Юг" генерал-фельдмаршала Манштейна из Винницы.

Вот выписка из стенограммы:

"Гитлер: Важно и необходимо одно: пусть Манштейн неожиданно выйдет из Винницы, чтобы сберечь присутствие духа. Иначе он будет командовать, а толку от этого не будет никакого. А в Виннице чтоб все сожгли и сравняли.

Шмундт (генерал-лейтенант, главный адъютант Гитлера): Первым делом требуется не оставить там никакой мебели, а то её вывезут в Москву и организуют выставку.

Гитлер: Все сжечь!"

"...С приближением фронта, перед отступлением немцев за реку Буг с 7 по 13 марта 1944 года объект "Вервольф - Эйхенгайн" предавался огню и разрушению путем взрывов", - зафиксировал начальник опергруппы советских разведчиков, занимавшихся ставкой Гитлера, подполковник МГБ Рогатнев.

ГЛАВА 17

Перебравшись в сентябре 1943 года из Винницы в Растенбург, а точнее, из "Вервольфа" в "Вольфшанце" Гитлер как бы на время отодвинул приблизившуюся линию Восточного фронта. Но и Растенбург с его "Вольфшанце" теперь уже мало чем отличался от "Вервольфа", отданного генерал-фельдмаршалу фон Манштейну, и Винницы, ставшей передовой для немецких частей, быстро откатывавшихся на Запад. Особенно после 17 ноября 1943 года. После так называемого "десятого налёта" советской авиации и союзников на Берлин. По существу, после этого налета Берлин как столица, как организационный пункт Германии, - перестал существовать...

23 ноября сгорел "Кайзергоф". Сгорела гостиница "Бристоль". Воздушной волной разрушена гостиница "Эден". Населению, занятому в противовоздушной обороне города, выезд из Берлина был запрещен.

Сгорели дома вблизи министерства иностранных дел. Сгорел главный почтамт на Дессауэрштрассе. Почти все телефоны перестали работать. Прием телеграмм был резко ограничен.

Полностью сгорел со всеми документами и многими тысячами паспортов иностранный отдел полицей-президиума на Бирже. Его срочно перевели на Магазинерштрассе, где заняли только один этаж.

Бомбежками была уничтожена документация больших банков. С конца ноября работа банков практически прекратилась. Погибла большая часть материалов муниципальных органов и учетные материалы военнообязанных...

Естественно, все, что происходило в Берлине, отражалось в Растенбурге. Но одно событие надолго вывело Гитлера из привычного рабочего режима...

3 января 1944 года бомба попала в здание имперской канцелярии. Только через два дня из убежища, находившегося на глубине двадцати метров, был извлечен персонал. Чиновники остались целы.

Как ни пытались приукрасить действительность геббельсовские пропагандисты, Гитлер знал, что после "десятого налета" число оставшихся без крова в Берлине достигло 2 млн человек.

Падала дисциплина. Нация, недавно фанатично преданная Гитлеру, разлагалась. Началось дезертирство. "Пачками" стали сдаваться в плен, особенно на Западном фронте, хотя и на Восточном все изменилось: немцы все чаще стали говорить "Гитлер капут!".

Были предприняты драконовские меры, казни. И тем не менее совершалось все больше грабежей и краж. Специальные плакаты призывали отпускников владеть своими нервами и поспешить в свои части. В противном случае строгое наказание. Улицы Берлина кишели военными патрулями и полицейскими отрядами. Однако случаи невозвращения отпускников на фронт участились.

К немецкому народу обратился Геббельс. В ответ - насмешки и ругательства.

Чтобы как-то смягчить диктатуру, прессе было дано указание критиковать второстепенные власти. Осмелившиеся же критиковать Гитлера исчезали бесследно.

И ещё одна беда. В Берлине скопились сотни тысяч иностранных рабочих, согнанных со всей Европы. По ночам на затемненных улицах они открывали канализационные люки, приводили в негодность телефонные автоматы. У немцев перед ними был не меньший страх, чем перед гестапо.

Генералы знали, что война проиграна, но ничего не предпринимали. Гиммлер приставил к ним молодых офицеров, которые имели многолетнюю нацистскую подготовку.

Командующие отдельными армиями были изолированы друг от друга.

Гитлер знал, что среди генералов есть группа известных высокопоставленных лиц, которые говорят о нем только как о фельдфебеле! Недоверие Гитлера зашло так далеко, что никто не мог попасть к нему, пока карманы посетителя не обыщет адъютант фюрера Шауб. Шауб Юлиус - пожалуй, был один из немногих, кому доверял Гитлер. С 1917 по 1920 год Шауб был солдатом. В мае 1924 был приговорен к 1 году 3 месяцам заключения за участие в нацистском движении в Мюнхене в ноябре 1923 года. Часть наказания отбывал вместе с Гитлером в Ландсберге. Депутат рейхстага и член НСДАП с 1936 года (партийный билет Шауба за № 81, а эсэсовский - № 7). С 1936-го бригадефюрер СС, а с 30 января 1938-го - группенфюрер СС.

Шауб был единственным человеком, кто имел право не пустить к Гитлеру даже самое высокое должностное лицо. С оружием к Гитлеру вообще никого не пропускали. А иностранных дипломатов и государственных деятелей других стран Шауб проводил через комнату, оборудованную фотоэлементами, и только потом - в кабинет Гитлера.

Чтобы привязать к себе нужных людей, фюрер щедро одаривал их. Любимцы Гитлера - Роммель, Кейтель, Дитль и другие получали так много подарков вилл, имений, - что становились обязанными ему. Другое крыло - Манштейн, Бок, Гудериан, Томас, Браухич и многие выходцы из старых офицерских семей также получали земные блага, поэтому не вмешивались в то, что выходило за рамки их службы, хотя они и были противниками Гитлера.

Младшие офицеры были убеждены, что, в случае победы красных, их сошлют в Сибирь и заставят восстанавливать Сталинград. И они воевали. И продолжали воевать тогда, когда русские стояли у ворот Берлина...

Рядовые были в отчаянии и не надеялись на генералитет. С начала сентября 1943 года в рядах фронтовиков особенно заметно упало настроение. Достаточно было отпускникам взглянуть на свои разрушенные дома, как их боевой дух исчезал. Гитлеровские утверждения об отчаянном сопротивлении масс не соответствовали действительности. Не было случаев, чтобы в Берлине, после налетов авиации, ругали англичан. Простые граждане считали, что режим можно изменить только военным поражением.

Сводкам союзников об уничтожении промышленных районов Берлина оставалось лишь удивляться, так как фабрики восточных и северных его районов продолжали работать.

Гитлеру докладывали, что больше всего пострадала та часть города, где отсутствовал военный потенциал. Зато промышленные сооружения востока, севера - Эркнер, Шпандау, Сименсштадт остались невредимы. Даже Форстенвальд, самый большой центр военной промышленности берлинского района, вряд ли видел хотя бы один английский самолет!

Налеты большей частью были на юго-западную часть Берлина, которая для ведения войны не имела значения.

Были уничтожены юго-западные кварталы, как и район Гедехтнновкирхе. Однако шестиэтажное бетонное сооружение в непосредственной близости от зоологического сада, откуда управлялась вся противовоздушная оборона Берлина, устояло.

Большая часть западного Берлина была уничтожена полностью, в то время как электростанция в Клингенберге или агрегаты по подъему на лифтах судов в Нидерфинове, откуда подавалась электроэнергия в Берлин, уцелели.

Отдельные взрывы не нарушили также работу берлинской системы каналов на реке Шпрее с её гаванями.

Зато постоянной бомбардировке подвергались западные кварталы Берлина, Грюнвальд, южное и западное предместья. Этим только облегчалось положение правителей Берлина: меньше требовалось электричества, воды, угля, продуктов гражданскому населению.

В Берлине в открытую говорили о том, что эти промышленные сооружения англичане щадят умышленно, так как владеют крупным пакетом акций.

Гитлер понимал, что важнейшими военными объектами Берлина, уничтожение которых имело бы практическое и психологическое значение, являлись промышленные сооружения в предместьях, транспортные линии, правительственный квартал, ключевые министерства: авиации, пропаганды и т. д.

Вот почему министерство иностранных дел уже давно переехало в городок Ельз, возле Бреслау, туда же перебрались иностранные посольства. Министерство хозяйства работало в Нейтреббине. Бомбежки министерств вряд ли имели хоть какое-то практическое значение...

Потерял всякое значение и полигон возле Вюнсдорфа - все было эвакуировано и там соорудили пустые бараки для приманки авиации противника.

Кроме того, в этом районе находились бараки военнопленных итальянцев сторонников Бадольо и русских. При налете 21 ноября 1943 года сгорел целый лагерь, сотни пленных погибли.

Фабричный пояс Берлина простирался на северо-запад от Папенштрассе до высоты Рейникендорф. Поскольку линия Вюнсдорф-Цессен-Мариендорф также являлась линией, которую доставали самолеты, то и здесь соорудили бараки для приманки.

...Вот такое незавидное положение было у столицы Германии Берлина. И это, заметим, уже в конце 43-го - начале 44-го года. Невеселое настроение царило и в ставке "Вольфшанце" в Растенбурге. Гитлер прекрасно понимал, что если бы его противники, то есть русские и их союзники, а также немецкие коммунисты, блокировали, скажем, министерство пропаганды Геббельса, расписывавшее ужасы раздела Германии, высылку населения, ограбление, советизацию, то мог бы появиться ещё один фронт - внутренний, с центром в Берлине. Гитлер даже допускал мысль, что такой фронт поддержал бы и генералитет. Тогда положение правительства стало бы весьма непрочным.

Озабоченность за судьбу империи чувствовалась и в высших кругах, в среде банкиров, крупных промышленников, торговцев. Они лишь скрывали свою неприязнь к Гитлеру и симпатии к Лондону. Только террор и запугивание делали этих людей неспособными к действию.

"Хотя как сказать, - произнес Гитлер, глядя в упор на своего самого преданного человека - адъютанта Шауба. - От этих промышленников и лавочников, и особенно от высших военных, всего можно ожидать!"

ГЛАВА 18

Шел конец мая 1944 года... Гитлер был особенно не в духе. Кричал и топал ногами.

И было отчего. В первых числах мая в американском посольстве в Берне, в Швейцарии, побывал инкогнито генерал-фельдмаршал фон Браухич, один из авторов плана "Барбаросса", которого после разгрома армий под Москвой в 1941 году фюрер выгнал со службы в отставку.

ДОСЬЕ

Вальтер фон Браухич (1881-1948) - генерал-фельдмаршал, участник Первой мировой войны. В 1931 году получил звание генерал-лейтенанта, командовал артиллерийским соединением, военным округом в Кенигсберге, армейским корпусом, армейской группой, с 1938 года главнокомандующий сухопутных войск. После провала наступления на Москву в декабре 1941 года уволен в запас.

В 1945 году сдался в плен англичанам, в 1948-м умер в госпитале для военнопленных.

Браухич встретился с руководителем политической разведки США в Европе Алленом Даллесом (в 1953-1961 гг. являлся директором ЦРУ. - Ред.) и от имени группы германских военных предложил заключить сепаратный мир на следующих трех условиях: военные свергнут Гитлера; создадут военное правительство, которое пойдет на безусловную капитуляцию; советские войска не должны участвовать в оккупации германской территории.

И вот новое сообщение... Только что в Берне, и опять в американском посольстве, у Даллеса побывали представители ещё одной группы из Германии, состоящей из промышленников, правых социал-демократов и видных военных, включая начальника генштаба сухопутных войск вермахта генерал-полковника Курта Цейтлера! Условия сепаратного мира - очищение германскими войсками оккупированных территорий в Западной Европе и свобода действий на Востоке для продолжения войны против СССР!

Фюрер был взбешен. Он потребовал от Гиммлера и Шелленберга изловить предателей и казнить.

Правящие круги США и Великобритании, оказавшись в 1944 году перед фактом растущей военной мощи СССР и опасаясь роста его влияния в Европе, вопреки своим союзническим обязательствам, прямо или через посредников активизировали имевшие место ещё с 1941 года тайные контакты с эмиссарами нацистской Германии. Обсуждались условия возможного сепаратного мира.

Гитлеровское руководство надеялось, что США и Великобритания, отступив от принципов антигитлеровской коалиции, дадут Германии возможность выйти из войны без поражения в обмен на обещание защитить Запад от "угрозы большевизма".

В этих целях использовался, в частности, Ватикан. Осуществлялись такие контакты и через Испанию, которая имела дипломатические отношения с Великобританией и другими западными странами.

Браухич и Цейтлер были не первыми.

Еще в начале мая 1942 года закордонный источник советской разведки сообщил о попытках Турции выступить посредником при заключении сепаратного мира между Англией и Германией. В частности, английский посол в Анкаре имел беседу с генеральным секретарем турецкого министерства иностранных дел, во время которой последний уверял, что Советский Союз, по сведениям турок, собирается заключить мир с Германией, бросив Англию на произвол судьбы. Он призывал Англию опередить русских и первой заключить мир с Германией, предоставив СССР самому решать свою судьбу. В противном случае, указал генеральный секретарь, положение Англии и Турции будет плачевным.

8 мая 1942 года генеральный секретарь встретился с английским авиационным атташе и сообщил, что Германия не будет вести наступление против России, так как они придут к соглашению. Это будет иметь катастрофические последствия для Англии и Турции. По его мнению, важно, чтобы Германия и Англия пришли к согласию. Атташе спросил, обсуждал ли генеральный секретарь этот вопрос с фон Паленом и известно ли ему мнение Гитлера. Генеральный секретарь не ответил прямо, но сказал, что мирные настроения фон Палена хорошо известны.

10 мая авиационный атташе нанес новый визит генеральному секретарю и заявил, что английское правительство не имеет оснований полагать, что Россия ведет переговоры с Германией о мире.

И это ещё не все. Агент советской разведки сообщил, что тогда же, в мае 45-го, некий Оппенгейм, еврей, получивший арийские права, промышленник и приятель Геринга (!), пытался в Швеции так же прощупать почву для англо-германских переговоров о сепаратном мире. Кстати, об этом узнало и швейцарское посольство в Лондоне.

И, наконец, в феврале 1943 года гитлеровский эмиссар князь М. Гогенлоэ встретился в Швейцарии с тем же Даллесом.

В беседе были затронуты и вопросы о будущем Австрии, Чехословакии, Польши, Румынии, Венгрии. Предполагалось, что Германия будет по-прежнему хозяйничать в Восточной Европе. Планировалось "путем расширения Польши в сторону Востока и сохранения Румынии и сильной Венгрии... поддержать создание санитарного кордона против большевизма и панславизма".

Аналогичные встречи имели место и в последующем... В первой половине 1944 года состоялись переговоры между представителями США и группой политических и военных деятелей Германии, пытавшихся устранить Гитлера. Через шведского банкира Я. Валленберга участники заговора против Гитлера поддерживали контакты и с представителями правительства Великобритании. В июле 1944 года А. Даллес сообщил в Вашингтон, что, в случае успеха, немецкие войска приступят к планомерному отступлению на Западе, в то время как на Востоке будут концентрироваться лучшие гитлеровские дивизии...

О контактах представителей Германии и её сателлитов с лицами из окружения правительств США и Англии органами госбезопасности было получено немало достоверных сведений, которые своевременно докладывались руководству и во многом способствовали усилению позиций Советского Союза на международной арене. Реакционным кругам Запада так и не удалось завершить войну сепаратным миром с нацистской Германией...

Но вернемся в ставку "Вольфшанце" в Растенбурге...

ГЛАВА 19

Конец мая 1944 года. Гитлер не догадывается о готовящемся на него покушении, которое произойдет 20 июля. Его армия, оснащенная современной техникой, пока ещё сильнейшая в мире...

Гитлер помнил, как ещё до начала войны с помощью военной разведки абвера ему удалось нащупать слабое место обороны СССР - наземную службу авиации, поэтому и надеялся интенсивной бомбардировкой аэродромов сразу же дезорганизовать её действия.

Вторым несовершенным звеном обороны Гитлер считал службу связи авиации Красной армии, которая, в силу своей тяжеловесности, излишнего радирования и сложности ключей, затрудняла оперативность руководства боевыми действиями.

Консультировал Гитлера по этим вопросам Геринг.

Германская комиссия, находившаяся позже в Москве, ознакомилась с авиационной промышленностью СССР, любезно предоставленной для осмотра. Немцы тогда положительно отозвались о советских авиазаводах. Они не ожидали встретить в СССР настолько хорошо налаженную функционирующую промышленность. Ряд объектов явился для них сюрпризом. Так, немцы не знали, например, об авиамоторе мощностью в 1200 лошадиных сил.

Большое впечатление произвели на немцев 300 самолетов типа И-18 на одном из заводов и 100 таких же самолетов в серийном производстве.

Правда, референт Геринга высказался в том смысле, что русские умышленно собрали на одном заводе самолеты типа И-18, дабы произвести на немцев впечатление. Подобные комментарии объяснялись тем, что Геринг проводил курс на войну против СССР и для него были нежелательны сообщения, указывающие на рискованность и нецелесообразность этой авантюры. Знал ли об этом Гитлер?

Вряд ли. Опьяненный властью и силой, он не принял во внимание предостережения германских военно-воздушных атташе в Швеции и Финляндии, которые констатировали: Швеция и Финляндия оказывают противодействие полному включению этих стран в антисоветские немецкие планы.

Военно-воздушный атташе из Стокгольма сообщал, что советские заказы шведской промышленности вызывают среди шведских промышленников настроения в пользу сохранения хороших отношений с СССР.

Министр внутренних дел Швеции вызвал германского военного атташе и выразил ему недовольство по поводу того, что немцы направляют через Швецию на север большое количество войск и задерживают их там, вместо того чтобы, как это предусмотрено шведско-германским соглашением, вывозить такое же количество войск в Германию.

Но это мелочи. Гитлер вспомнил разговор шведского министра иностранных дел с финским посланником в Стокгольме. Тогда финский посланник заявил, что Финляндия не стремится к расширению своих границ. И что? Финляндия вступила в войну против СССР, как того хотел он, Гитлер! Ах, какое бурное время пережил он...

Тогда, накануне войны, в главный штаб германской авиации поступали сведения, казалось бы, специально для того, чтобы остановить его, Гитлера:

- на южной границе Украины производится концентрация советских танков;

- от румынского генерального штаба получено сообщение, что маршал Тимошенко недавно провел в Киеве большой военный совет;

- от гестапо поступили данные о том, что на полуострове Рыбачий проводится интенсивное строительство аэродрома, на котором занято большое количество рабочих...

Гитлера такие сообщения лишь подхлестывали. Его не остановили даже бомбардировки англичан. Тогда в Киле полностью была выведена из строя "Дойче верфь", сильно повреждены судостроительные заводы "Германия", основательно пострадала военно-морская верфь, разрушена электростанция и другие оборонные объекты. Это было серьезное предостережение. Но Гитлера и это не отрезвило. Он, как азартный игрок, проигрывал мелкие ставки, делал свою ставку. По-крупному. И выиграл!

- Я покорил всю Европу! - говорил он. - Не беда, что ещё не удалось поставить на колени Россию. Она уже на стадии издыхания...

И в самом деле, не может не осуществиться то, что так хорошо было задумано и спланировано...

Гитлер закрыл глаза и, возвращаясь в прошлое, мысленно представил картину 1939-го и начала 1941 года...

...Германия готовилась, тайно и явно, к наступлению против Советского Союза. Геринг отдал распоряжение о переводе русского отдела штаба авиации в активную часть, разрабатывавшую военные операции. В широких масштабах началось изучение важнейших объектов бомбардировок на территории СССР. Составлялись карты основных промышленных объектов. Готовился вопрос об экономическом эффекте оккупации Украины.

Это были первоочередные подготовительные мероприятия.

Были и другие. Получение данных по линии германского министерства хозяйства о политическом и хозяйственном положении на Балканах, планы включения Балканских стран в хозяйственную систему Германии, пути и методы осуществления германской экспансии на Балканах.

Но главная забота - военное хозяйство Германии: степень загрузки промышленности, запасы сырья и продовольствия, состояние транспорта и торговли, военный бюджет, ресурсы оккупированных территорий и т.п.

Далее, структура и личный состав органов германской политической и военной разведок (гестапо и абвера). Это не какая-то там турецкая генеральная дирекция общественной безопасности. Политическая и военная разведки Германии должны быть лучшими в мире. И они стали таковыми!

И ещё забота - оппозиционно настроенные люди в Германии, коммунисты вроде Тельмана, способные и готовые вести борьбу против него, Гитлера, и национал-социалистического режима. Их надо изолировать!

ДОСЬЕ

Эрнст Тельман (1886-1944) - лидер немецких коммунистов, рабочий. Участник Первой мировой войны. В 1920 году вступил в компартию Германии (КПГ). В 1923 году как делегат 3-го конгресса Коминтерна посетил Советскую Россию. В 1924-1933 годах - депутат рейхстага от КПГ, с 1925 года председатель ЦК КПГ. После прихода к власти Гитлера, в 1933 году, был арестован, содержался в тюрьмах, а в 1944 году переведен в концлагерь Бухенвальд и 18 августа по прямому указанию Гитлера и Гиммлера был расстрелян.

Остальное - не столь существенно. Скажем, сведения о военных укреплениях и фортификационных работах в Румынии, Турции, Иране и Финляндии на границах с СССР. Или материалы о дислокации турецкой, иранской и румынской армий, военные карты турецкого генштаба районов Фракии и Западной Анатолии, схема укреплений Босфора... Сведения эти получать было не так уж и трудно. Сами отдавали. Кто за приличное вознаграждение, кто просто так. Чтобы застраховать себя на будущее.

Все эти данные были добыты и советской разведкой. На всякий случай даже была собрана информация о 8585 километрах шоссейных дорог Ирана, получена точная характеристика с учетом спусков, подъемов, серпантинов, грузоподъемности мостов. Одних только фотоснимков сделано 750!

Советская разведка располагала в конце войны сведениями о 199 агентах иностранных разведок, членах зарубежных контрреволюционных эмигрантских организаций, переброшенных на территорию СССР и впоследствии арестованных.

Добыты были также материалы в области авиации, нефтяной промышленности, судостроения, машиностроения, химии, лесохимии, вооружения, радио, телевидения, электротехники, которые переданы через Комитет обороны в промышленность...

Советское правительство, конечно же, располагало материалами, освещающими внутреннюю и внешнюю политику Франции. Знал о них и Гитлер. В основном эти материалы содержали сведения о позиции союзников в отношении СССР, военных приготовлениях союзников, переговорах с английскими правительственными кругами, заседаниях Верховного Совета союзников, деятельности союзников на Ближнем Востоке, Балканах, в Скандинавии...

Все это имел Гитлер и внимательно следил за ходом дел. У него даже были готовые планы политического и экономического проникновения Германии в сопредельные с СССР страны - Иран, Афганистан, Финляндию, Румынию и организации в этих странах многочисленных стратегических баз и разведывательных пунктов.

Гитлер не сомневался в том, что Сталин хотя и не в большей мере, чем он, но достаточно осведомлен об экономическом положении, политических настроениях населения, режиме и военных приготовлениях в Германии и генерал-губернаторстве.

Но ему, Гитлеру, было наплевать на то, что знал Сталин и что он думал о нем. Главное - сыграть "друга" СССР, усыпить бдительность, подготовиться как следует и тогда...

Внезапность!

Выигрывает тот, кто бьет первым...

ГЛАВА 20

- Сейчас главное для нас - разведка! - неустанно повторял Гитлер тогда - в 39-м, 40-м и первой половине 41-го. - Политическая и военная!

С этой целью активно стали использовать организацию украинских националистов - ОУН. Германская разведка оказывала ей техническое содействие при переброске её агентуры в СССР. На границе СССР с генерал-губернаторством были созданы переправочные пункты для переброски немецкой агентуры. Под руководством ОУН из украинцев на территории генерал-губернаторства создавались формирования военного типа - так называемые сотни и отряды "сечевых стрельцов". "Сечевые стрельцы" должны были составить основной костяк будущей украинской армии. Немецкие власти предоставляли украинским организациям денежные средства, помещения для клубов, театров, бывшие польские костелы. В генерал-губернаторстве, протекторате Чехия и Моравия и в Словакии создавались школы старшин, подстаршин, летчиков, танкистов, шоферов, полицейских, разведчиков и диверсантов. Комплектованием школ руководили штаб ОУН и немецкие военные власти. Руководство ОУН засылало эмиссаров в западные области УССР с заданиями по организации нелегальных диверсионных и повстанческих центров и отдельных групп в целях подготовки свержения Советской власти путем вооруженного восстания.

Правда, идея создания "самостийной" Украины теперь уже мало культивируется немцами, ввиду отката линии Восточного фронта все дальше на Запад.

И тем не менее какие мощные разведывательные, контрразведывательные и карательные органы удалось создать! Не без помощи, конечно, таких талантливых людей, как Канарис, Шелленберг, Гиммлер, Мюллер...

Генрих Мюллер (1901-?) - шеф гестапо, один из главных руководителей массового уничтожения людей. Из баварских крестьян, неинтеллигентный, чрезвычайно упорный и упрямый. Способный сотрудник криминальной полиции Мюнхена стал так же ревностно служить нацистам. Любимец Гиммлера. Создатель системы по уничтожению евреев. Только в январе 1943 года отправил в газовые камеры Аушвица 45 тыс. евреев из Голландии, 3 тыс. из Берлина, 30 тыс. из Белостока и 10 тыс. из Терезиенштадта.

В последние дни Третьего рейха Мюллер находился в бункере фюрера. Ему Гитлер поручил допрос Фегелейна, мужа сестры Евы Браун, пытавшегося удрать из бункера.

Мюллер незаметно исчез из бункера в первых числах мая 1945 года, и судьба его неизвестна. Говорили, что Мюллер перешел на сторону советской разведки; по другим данным, перебрался к Борману в Чили и т.д.

Эти люди были рождены для сотворения абвера, СД, гестапо и прочих столпов нацистского режима. Одна тайная полевая полиция многого стоила! Как она отладила свой механизм охраны, скажем, ставки самого Гитлера в Виннице! И как умело выявляла коммунистов и евреев, оставшихся на оккупированной территории!

Механизм, доведенный до автоматизма, работал на Германию безотказно! Только дураки могут игнорировать свои спецслужбы! Их надо создавать и укреплять повседневно. Лелеять и подкармливать. Создавать привилегии, стимулы роста, подбрасывать идеи и постоянно напоминать, во имя чего они борются и жертвуют собой.

Это Сталин дал себя обвести вокруг пальца каким-то ежовым и бериям, уничтожив поначалу 20 000 чекистов школы Дзержинского. Уничтожил весь цвет советской разведки и контрразведки! Один Артузов чего стоил бы...

А уничтожение верховного командования Красной армии? Блюхер, Тухачевский, Якир... Сталин клюнул на приманку - досье на этих "шпионов" германской разведки! В результате - цепная реакция, обезглавлены вооруженные силы...

Он, Гитлер, тоже уничтожал. Миллионами. Но только тех, кто мешал ему творить Великую Германию. Сначала своих друзей-единомышленников типа Рема, стоявших у истоков создания штурмовых отрядов наци - прообраза стальных дивизий СС, танковой бронированной армии Гудериана и воздушной армады Геринга. Сталин тоже убрал в первую очередь окружение из создателей партии большевиков. И правильно сделал! Это самая опасная категория - они, создатели, претендуют, как правило, на разделение власти, приоритет своей личности и тому подобное. Их надо со временем удалять подальше от трона - в ссылку, послами за границу или попросту убирать...

Тут Гитлер и Сталин единомышленники. Но дальше... Дальше их дорожки расходятся. Гитлер, убрав Рема и ближайшее окружение из старой гвардии, стал расчищать поле для посева новой арийской расы, уничтожая единственно реальных политических противников, а также евреев, чьи банки, магазины и сбережения становились достоянием мелких лавочников, провозгласивших его, Гитлера, своим фюрером!

Сталин, будучи коммунистом и выходцем из низов, стал рубить головы коммунистам, неважно откуда вышедших - из дворян или пролетариев. Создав тоталитарное государство, он тут же обескровил его.

Гитлер, покончив со своими тельмановцами и евреями, стал уничтожать славян. Потому что их много, а надо их оставлять в живых, руководствуясь чисто немецкой педантичностью, столько, сколько нужно для черновой работы. Править миром и повелевать быдлом будут только истинные арийцы!

Вот для этой цели и нужны были ему, Гитлеру, вождю нации, сильные и талантливые, беспощадные разведывательные, контрразведывательные и карательные органы.

И прежде всего военная разведка. Ведь предстояла война с Советским Союзом. Нужны будут оперативные разведданные, организация террора, диверсий, саботажа в тылу Красной армии, обработка добытых сведений о политическом и экономическом состоянии советского тыла... На то он и АБВЕР - германская военная разведка!

Абвер - это целая наука, четкая система и железная дисциплина. Исходя из поставленных Гитлером задач, абвер подразделялся на три основные части: абвер-1 - разведка; абвер-2 - организация подрывной деятельности (диверсия, террор, восстания) и разложение войск противника; абвер-3 контрразведывательная работа в частях германской армии на временно оккупированной немцами территории и проникновение в разведорганы противника. Абвер или, точнее, управление "Абвер-заграница", кроме этих отделов, имел иностранный отдел - "Аусланд", занимающийся изучением экономики, внешней и внутренней политики иностранных государств, а также военных вопросов, пользуясь данными, поступавшими от военных атташе, из МИД и других учреждений Германии; и центральный отдел - "ЦА", занимавшийся комплектованием кадров управления "Абвер-заграница" и обеспечивавший мобилизационные планы развертывания абвера в военное время.

...Сейчас, в июне 44-го, на Восточном фронте действовал специально созданный орган абвера, условно именуемый "Валли", с отделами: "Валли-1", "Валли-2" и "Валли-3".

В соответствии с этим абвер имел на фронте свои периферийные органы. Армейским группировкам были приданы абверкоманды (разведывательные, диверсионные, контрразведывательные), армиям и армейским корпусам абвергруппы. Последние подчинялись командам.

Команды и группы с сотыми номерами являлись разведывательными, двухсотыми - диверсионными и трехсотыми - контрразведывательными.

Гитлера больше всего интересовала деятельность сотых команд и групп. В частности, "Абверкоманда-101", которая вела разведывательную работу против 2, 3 и 4-го Украинских и Северо-Кавказского фронтов. Находилась она в городе Запорожье. Начальник команды - полковник Лингардт. В подчинении "Абверкоманды-101" - шесть абвергрупп, в том числе "Абвергруппа-106" при армейской группе, командует которой известный генерал Кемпф.

Там же, в Запорожье, дислоцируется "Абверкоманда-202" (начальник майор Зелигер) и "Абверкоманда-305".

К последней Гитлер был особенно расположен, так как в неё входила "Абвергруппа-327". Та самая, что до недавнего времени обслуживала его ставку в Виннице. По имеющимся у фюрера данным, в настоящее время она дислоцируется где-то в районе города Проскурова. Начальник команды капитан Кочерцук.

Команды и группы используют квалифицированную агентуру, в том числе радистов, которую готовят в Полтавской разведшколе.

Контрразведывательной деятельностью, помимо 305-й команды и подчиненных ей групп, на юге занимаются также две оберфельдкомендатуры армейского тылового округа "Зюйд" и группа тайной полевой полиции (ГФП).

Гитлер создавал мощную военную разведку и в то же время боялся, что она может выйти из-под контроля, превратившись в гигантского монстра, повелевающего целыми армиями. Гитлер лично хотел управлять и управлял армиями. Вот почему, параллельно с органами абвера, разведывательную и подрывную деятельность вела также служба безопасности (СД) при Гиммлере. Получалась двойная польза - две разведки скорее сожрут друг друга, выслуживаясь, чем выйдут из-под контроля, и можно всегда перепроверить данные одного органа через другой.

Еще в 1942 году при Главном управлении СД был создан специальный орган, условно именуемый "Цеппелин", или "Цет", ведший параллельно с абвером разведывательную и подрывную деятельность по разложению советского тыла.

Интересовался Гитлер больше других и "Абвергруппой-101", которая была придана 6-й армии. До этого она действовала при 11-й армии, затем при 1-й танковой армии, размещаясь в Николаеве, Симферополе, Ставрополе, Армавире, Сталино. Группа занимала пять зданий, имела до ста человек военнопленных, являющихся базой для вербовки агентуры. Путем допроса перебежчиков и военнопленных собирались разведсведения о Красной армии и тыле. Для этой же цели в тыл забрасывалась агентура, которая готовилась на созданных при группе разведкурсах. На курсах обучалось одновременно до двадцати агентов, завербованных из преступного элемента в лагерях военнопленных.

Наиболее квалифицированная и проверенная агентура перебрасывалась в глубокий тыл Красной армии. Она снабжалась рациями и, наряду с конкретными заданиями, получала указания вербовать новую агентуру, формировать повстанческо-бандитские группы, организовывать антисоветское подполье. Кроме разведывательной работы группа вела активную борьбу с партизанами, формируя для этого карательные отряды из враждебно настроенных к Советской власти военнопленных и гражданских лиц.

Зимой 1942/43 года группа находилась в Таганроге, затем в районе Мелитополь - Геническ, имела оперативные группы в Мариуполе, Таганроге, Тамани.

И наконец, 6 марта 1943 года группа была на переформировании в Винницкой области в районе ставки "Вервольф". В разное время "Абвергруппу-101" возглавлял капитан немецкой армии доктор Файст, затем его сменил капитан Иосиф Гангер.

До весны 1943 года в составе "Абвергруппы-101" действовала группа под наименованием "Дромедар", состоявшая из армян-дашнаков и проводившая работу на Кавказе. Группу возглавлял бывший генерал-белоэмигрант Канаян (Дро). Впоследствии эта группа была выделена в самостоятельную "Абвергруппу-114", которая дислоцировалась в Запорожье...

- Да, такой военной разведке, как немецкая, Сталин может только позавидовать, - сказал однажды Гитлер.

Шел 1941 год. И все было иначе, чем сейчас, в 1944-м. Конечно, и абвер, и СД, и другие спецслужбы по-прежнему являются одними из лучших в мире. Только вот армии его, Гитлера, измотаны и истощены трехлетней войной. О победах и маршах по Европе уже стали забывать. Чаще преследуют поражения...

ГЛАВА 21

Зато как хорошо было на душе, как легко воевалось в 41-м. Даже когда не удалось сразу втянуть в войну против СССР Японию - не было уныния. По крайней мере Гитлер чувствовал поддержку, хотя бы моральную, своего азиатского союзника. Тогда, в июне - июле 1941 года, на совещаниях японского правительства не было принято какого-либо окончательного решения в отношении Советского Союза, зато было решено облегчить... проведение операций против СССР без непосредственного втягивания в войну, по крайней мере в течение ближайшего времени, и не допускалось увеличения американского влияния на Дальнем Востоке, которое может произойти в результате решения Америки помочь Советскому Союзу.

А что означало, например, заверение японского правительства о приведении в полную боевую готовность формирования постоянной силы! Более того, японцы заявили, что если Советский Союз проявит признаки общей слабости, то они используют эту слабость... или путем дипломатического нажима с целью получения выгод на Дальнем Востоке, или путем быстрого военного выступления против некоторых районов советского Дальнего Востока.

Ах, каким бальзамом были эти слова для Гитлера! Это же воевать с противником, у которого связаны руки. Ты его бьешь, а он тебе сдачи не может дать. Так и бил он русских от Бреста до самой Москвы...

У Сталина тоже была поддержка со стороны Мао Цзэдуна. Хотя только моральная, выразившаяся в сочувствии, но все ж...

Зато другой китайский лидер - Чан Кайши и часть китайского правительства в лице Хэ Инпина, Чжан Цзяао, Чжан Цюня и других приветствовали германо-советскую войну целиком и полностью! Эту войну с нетерпением ожидал Чан Кайши, по расчетам которого за германским выступлением против СССР последует японское. А это, в свою очередь, должно повлечь за собой общее ослабление СССР и Японии, отсюда - неизбежный вывод японских войск из Китая и в перспективе, по плану Чан Кайши, почетный для Китая мир при участии США, которые должны будут выйти общим победителем из мировой войны.

Выступление Японии против СССР также, по плану Чан Кайши, способствовало разрешению и внутреннего вопроса в Китае "коммунистической" проблемы...

Таким образом, сторонников у Гитлера в 41-м году было больше, чем у Сталина. Разве что перепуганный Ллойд Джордж Дэвид, лидер либеральной партии Великобритании, плакал горючими слезами по поводу начавшейся войны и благодарил Сталина за то, что "оттягивая на себя почти всю германскую армию, СССР сейчас, как и Россия в прошлую войну, опять спасает Англию...".

"По существу, Англия ничего не делала для помощи СССР... - продолжал он. - Англичане ничего не делают и сейчас для создания сухопутного Западного фронта на континенте. Но даже если попытки по созданию второго фронта оказались бы безуспешными, они все равно способствовали бы ослаблению давления на Красную армию (?)..."

"Исход всей войны сейчас зависит от СССР..." - заметил Ллойд Джордж.

И пожаловался на парламент, который "в целом является крайне консервативным", а "среди лейбористов высказываются опасения по поводу... нежелательных последствий для Англии в случае советской победы (?)...".

Вот так! Даже в воюющей с Германией Англии были сторонники Гитлера, а не Сталина. Мосли, например.

Тогда и Америка, несмотря на искреннее доброе отношение Рузвельта к СССР, ещё в сорок втором чинила препятствия поставкам в Советский Союз материалов по ленд-лизу. Вопреки официальной политике американского правительства, работа многих государственных служащих и учреждений по программе займа и аренды для СССР характеризовалась в 1942 году нерешительностью и прямым саботажем. Это являлось следствием первоначальной позиции верхушки американской армии, ожидавшей разгрома СССР в первые три-четыре недели войны, большой политической борьбы внутри страны вокруг "русского вопроса" и, наконец, большой подрывной работы, проводимой агентурой спецслужб Гитлера.

Гитлеру докладывали, как плохо в СССР обстоит дело с различным обрабатывающим оборудованием. Американцы всячески сопротивлялись развитию и восстановлению советской новой базы. Так, по металлообрабатывающим станкам на 1 мая 1942 года было размещено контрактов с поставкой до 1 июля только на 2200 станков, то есть немногим больше 1/5 плана.

Не решен вопрос с нефтеперегонными заводами. В поставке оборудования для заводов азотной кислоты, этилового спирта было совсем отказано.

Отказано также в поставке необходимого количества молотов в доменном оборудовании.

Враждебно были настроены к СССР в США администрация займа и аренды, управление сигнальной службы армии, военно-производственный комитет.

Московский протокол о военных поставках Великобритании и США Советскому Союзу, подписанный 1 октября 1941 года, рассматривается в Вашингтоне не как программа, а как политическая декларация.

Гитлер знал с точностью до единицы, что по военным поставкам до 1 мая в СССР было отправлено 480 истребителей Р-40 из 700 по плану, бомбардировщиков - 400 из 700, легких танков - 552 из 775, средних танков 691 из 875, зенитных пушек - 4 из 152, противотанковых орудий - 63 из 766 и т.д. При этом у отправленного уже оборудования был явный некомплект, недоставало боеприпасов, запасных частей. Так, в феврале и марте 1942 года было отгружено около 200 бомбардировщиков А-20 без пулеметов, патронных коробок, кислородного и ракетного оборудования, аппаратуры связи и др.

Из своих достоверных источников в военном министерстве США Гитлер знал, что план Московской конференции к 1 июля выполнен не будет.

Гитлеровской разведкой были получены сведения, что против плана не будут поставлены: 148 штук 90-миллиметровых зенитных орудий, 693 противотанковые пушки, 180 истребителей Р-40, 146 бомбардировщиков А-20.

Сталин тоже знал эти цифры. Он знал, что указанные истребители и бомбардировщики находятся в массовом производстве и их непоставку следует объяснять исключительно "политическими" причинами.

- Недавно Герман (Геринг. - Ред.) рассказывал мне, - делился Гитлер с фельдмаршалом Кейтелем, - что американские летчики, переправлявшие для СССР в Басру самолеты В-52, отмечают, что местная администрация к советскому оборудованию относится очень холодно, проверка и инспекция груза и машин почти не производятся, до сих пор там находятся самолеты, переправленные туда ещё в начале марта...

- А стало быть, до зимы нынешнего, 42-го большого наступления русских не будет, - заключил Гитлер.

Зато в мае 1942 года дела у Гитлера, в смысле поставок, шли куда лучше, чем у Сталина. Германия снабжалась даже швейцарскими промышленными товарами.

Около года тому назад, в начале войны, Германия заключила со Швейцарией соглашение, по которому обязалась ежегодно поставлять 200 000 тонн угля. Правда, в силу затруднений с транспортом и рабочей силой в 1941 году было отправлено только 120 000 тонн, хотя частично использовались швейцарские паровозы. Швейцария, в свою очередь, тоже сократила количество товаров, которые она должна была отправить взамен.

Германия также заключила со Швейцарией контракт на значительные поставки железа и стали. В свою очередь, швейцарский военный завод "Оберликон", специально выпустил для Германии зенитные 20-миллиметровые пушки и снаряды к ним. До войны этот завод снабжал Чехословакию, Англию, Францию и Японию. Сейчас он выпускает для Германии первоклассные противотанковые орудия, а также пушки для самолетов.

Прогерманский "нейтралитет" заняла с самого начала войны Швеция. Шведы делали уступки и оказывали помощь немцам в проведении репрессий против политэмигрантов, систематически конфисковывали журнал "Ди Вельт" и ряд шведских газет за антинемецкие статьи, официально открыли немецкий пропагандистский центр, усилили антисоветскую пропаганду в печати, запретили распространять ноту В. М. Молотова. Был усилен транзит немецких военных материалов в Норвегию и особенно в Финляндию.

Немцам были предоставлены шведские пароходы для переправки угля в Гамбург.

Шведы производили ремонт немецких военных автомобилей, поступающих из Финляндии. Отправляли рыбу в Германию. По заказу немцев в Швеции построено 38 различных судов с общим водоизмещением 57 800 тонн, изготовлено 8 тысяч газогенераторов для грузовиков.

Швеция обеспечивает своей высококачественной рудой всю полугодовую продукцию военных заводов Германии.

Зато в отношении СССР шведы ведут себя вызывающе. Сто тысяч пакетов с нотой В.М. Молотова, докладом и приказом И.В. Сталина были негласно конфискованы. В квартиры членов советской колонии врываются сотрудники тайной полиции. Установлено открытое наблюдение за миссией и другими советскими учреждениями.

Да, это было победным шествием Великой Германии, триумфом дипломатии Гитлера. И вдруг все изменилось в 44-м. Английские летчики разбомбили Берлин, а войска фельдмаршала Монтгомери вместе с американцами высадились в Нормандии и таким образом открыли, наконец, второй фронт.

С востока наступали советские войска. И нет такой силы, чтобы остановить их натиск...

ГЛАВА 22

...Принято считать, что союзники русских - англичане и американцы - и немцы находились по разные стороны баррикад. Сталин, Черчилль, Рузвельт - с одной стороны. Гитлер, Муссолини и т.п. - с другой. Словом, противники.

Не совсем так! И у Гитлера были встречи с англичанами и американцами!

...Летом 1935 года Гитлера посетил с неофициальным визитом английский газетный король лорд Ротемир. Встреча эта проходила в имении Гитлера Бергхоф, что около Берхтесгадена. Ротемир и Гитлер пробыли несколько часов наедине... Гитлер придавал встрече большое значение и строго приказал, чтобы никто не мешал беседе. О чем говорили - неизвестно. Даже адъютант остался за дверью. На следующий день Гитлер и Ротемир позавтракали вдвоем. Всех удивило, что на завтрак не был допущен постоянный сотрапезник фюрера фотограф Гофман.

После завтрака Гитлер и Ротемир вышли на прогулку, которая длилась около двух часов, по излюбленному маршруту хозяина: от его дома до горы Моосландеркопф и обратно. На прощание Гитлер подарил Ротемиру свою фотографию с автографом...

...Из женщин-англичанок Гитлера неоднократно посещали сестры Митфорд. Познакомился с ними Гитлер случайно, во время обеда в ресторане "Остерия Бавария". Это был единственный ресторан в Мюнхене, который фюрер удостоил своим посещением.

Сестры Митфорд обратили на себя внимание Гитлера своим... необычайно высоким для женщин ростом.

- Кто такие? - заинтересовался Гитлер.

- Это англичанки, - сообщил директор ресторана. - Они учатся в Мюнхенском университете...

- Брюкнер, пригласите их к столу, - распорядился Гитлер, обращаясь к главному адъютанту.

У фюрера с сестрами Митфорд завязался оживленный разговор, в ходе которого выяснилось, что обе женщины - фанатичные приверженцы Мосли. (Впоследствии младшая из сестер вышла замуж за английского фашиста Мосли.)

...Сестры Митфорд, особенно старшая - Юнити, вскоре стали запросто бывать на квартире Гитлера в Мюнхене, посещали по его приглашению партийные съезды в Нюрнберге и были в числе почетных гостей на традиционном Вагнеровском фестивале в Байрейте в июле 1939 года. А годом раньше к Гитлеру, по его приглашению, приезжал отец сестер Митфорд - уже немолодой англичанин, член английской палаты общин.

Старшая сестра, Юнити Митфорд, оставалась в Германии до 1939 года.

У имперской службы безопасности даже возник вопрос: не является ли она агентом английской разведки "Сикрет Интеллидженс Сервис"?

Но все неожиданно разрешилось: Англия объявила войну Германии - и Юнити с горя... попыталась покончить жизнь самоубийством.

После выздоровления нацистскую фанатичку, по указанию Гитлера, отправили через Швейцарию и Францию в Англию...

"Своим человеком" в окружении Гитлера считался и известный журналист Уорд Прайс. Его представил фюреру имперский руководитель прессы доктор Дитрих. Прайс сумел завоевать доверие Гитлера своей пронацистской книжкой "Гитлер и люди вокруг него". По распоряжению фюрера Прайс часто получал пригласительные билеты и пропуска на всевозможные собрания, на которых выступал вождь. Прайс неоднократно беседовал с Гитлером наедине... Характерно, что Прайс был единственным английским журналистом, который вместе с двумя сотрудниками Скотленд-Ярда сопровождал Чемберлена во время его встречи с Гитлером в замке Годесберг перед мюнхенским сговором. Правда, в самих переговорах Прайс участия не принимал.

В 1938 году Гитлера в его резиденции в Берхтесгадене неофициально посетил Эдуард, принц Уэльский, вместе со своей невестой, из-за морганатического брака с которой он впоследствии должен был отречься от престола в пользу тогдашнего короля Георга. Они провели у Гитлера около двух часов за чрезвычайно оживленной беседой. Гитлер в очень хорошем настроении проводил своих гостей и сердечно с ними распрощался...

...К Гитлеру приезжали и другие англичане и американцы, но уже в качестве официальных представителей, которые появлялись на обычных дипломатических приемах среди многих немецких дипломатов и военных...

Впрочем, все это было в основном до войны. Но Гитлер ждал и надеялся, что и в Англии к власти придут фашисты. Как-то в сентябре 41-го, будучи в своей восточно-прусской ставке "Вольфшанце", после совещания он вышел вместе с фельдмаршалом Кейтелем и генералом Йодлем со словами:

- Я убежден, что англичане пришлют ко мне Мосли...

Ни Мосли, ни кого-то другого из числа английских фашистов Гитлер так и не дождался.

ГЛАВА 23

Что касается личного окружения Гитлера, то оно было невелико. Узкий круг ничем не примечательных заурядных людей. Однажды начальник охраны Гитлера Раттенхубер сказал:

- О мужском окружении Гитлера нельзя сказать ничего хорошего. Это были господа, купавшиеся в роскоши и презираемые за это народом. Или жестокие деспоты, которых все ненавидели и боялись...

Это сказал самый близкий Гитлеру человек, группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции. Ему можно верить.

К числу первых - "купавшихся в роскоши" - следует отнести в первую очередь профессора Гофмана, - личного фотографа и, пожалуй, лучшего друга Гитлера. В свое время у него в фотомагазине работала Ева Браун, будущая и единственная любовь Гитлера. Там, в фотомагазине Гофмана, Ева и Адольф и познакомились.

Блондинка среднего ума, со средними запросами - она была обычной немецкой домохозяйкой, что не помешало ей в течение 12 лет и до самой последней минуты жизни Гитлера быть постоянной и единственной женщиной фюрера.

Ева Браун (1912-1945) стала женой Гитлера за день до их совместного самоубийства. Ева - из семьи школьного учителя в Мюнхене. Высокая, стройная, с правильными чертами лица, симпатичная. Занималась спортом, увлекалась плаванием, гимнастикой, лыжами, скалолазанием. Необычайно любила танцы, которыми занималась профессионально. Сдержанная и застенчивая. Мало интересовалась политикой, предпочитая спорт, чтение романов, просмотр фильмов. Единственной целью жизни стало для неё быть полезной любимому фюреру.

После самоубийства Гели Раубаль в 1931 году Гитлеру не везло с женщинами. Ему хотелось окружить себя красивыми женщинами, но он опасался привязаться к какой-то одной их них.

"Умному человеку следовало бы иметь примитивную и глупую женщину, говорил Гитлер. - Вообразите, если бы у меня была женщина, которая бы вмешивалась в мою работу..."

Его пугала сама мысль о женщине, участвующей в политике.

Многие годы министр пропаганды Геббельс безуспешно пытался завоевать расположение Гитлера, знакомя его с поразительно красивыми блондинками с истинно нордическими чертами. А вместо этого Гитлер обратил внимание на Еву Браун - нетребовательную помощницу фотографа, ведущую летопись буржуазного мира и нацизма.

Гитлер обладал абсолютным влиянием на нее. Беспокоясь о ней, запрещал ей летать на самолете и быстро ездить на автомобиле. Он сделал её финансово независимой, передав права на публикацию собственных фотографий.

Ева Браун отлично вписалась в альпийскую среду гитлеровского Бергхофа. Она была введена сюда как любовница фюрера, но неизменно держалась в тени, отгородившись стеной молчания. Прислуге было запрещено разговаривать с ней, за исключением необходимости. Хотя Ева и входила в ближайшее окружение, её отсылали в апартаменты всякий раз, когда появлялись важные гости. Очень немногие в Германии знали о её существовании. Гитлер запретил ей появляться в Берлине и лишь последние два года отступил от запрета. Во время войны Гитлер подолгу находился в ставках, а Ева в это время скучала в Бергхофе, читала, занималась спортом, писала письма, вела дневник и ждала возвращения своего кумира. Страдания её были столь велики, что она несколько раз пыталась покончить с собой.

15 апреля 1945 года Ева Браун прибыла в Берлин, чтобы разделить участь Гитлера. Ну об этом позже...

А теперь о фотографе Гофмане, у которого Ева была помощницей.

В силу своего положения личного фотографа Гитлера Гофман заработал столько денег, что стал одним из самых богатых людей Германии. Именно деньги сделали его дочь женой австрийского наместника Бальдур фон Шираха...

ДОСЬЕ

Бальдур фон Ширах (1907-1974) - лидер немецкой молодежи, руководитель организации "Гитлерюгенд" в 1933-1940 годах. В 10 лет вступил в Германский молодежный союз, а в 1925-м в НСДАП и СА. В 1928 году возглавил Национал-социалистический немецкий студенческий союз, проявив себя умелым организатором. В 1931 году Гитлер назначил его руководителем по делам молодежи при нацистской партии. В 1932 году Ширах организовал 100-тысячное молодежное шествие в Потсдаме перед фюрером. 1 июня 1933 года, в возрасте 26 лет, он стал молодежным лидером Германского рейха, умело привлекая в ряды гитлерюгенда все новых и новых членов. Однако в результате кампании недругов по его дискредитации, он оказался в кресле ниже рангом гауляйтера Вены, где и проработал до 1945 года.

На Нюрнбергском процессе был приговорен к 20 годам тюремного заключения. Освобожден в 1966 году. В 1967 году опубликовал книгу воспоминаний "Я верил Гитлеру". Умер в Креве 8 августа 1974 года.

Впрочем, сам Гофман - зауряднейшая личность, лавочник. К тому же он был алкоголиком и в пьяном виде не раз устраивал скандалы, известные широкой публике. После одной драки, которую Гофман затеял с полицией, Гитлер запретил ему восемь (!) дней появляться в Берхтенсгадене. Последние годы войны Гофман коллекционировал для себя и Гитлера картины, украденные в других странах. Гофман, как и Геринг, стал обладателем наиболее ценной частной коллекции картин в Германии. Последнее время Гитлер принимал Гофмана все реже...

В 1940 году впал в немилость другой фаворит Гитлера - его адъютант Брюкнер. Брюкнер поссорился с начальником снабжения резиденции Канненбергом и был откомандирован фюрером в армию.

Ни для кого не были секретом пьяные оргии с балеринами личного адъютанта Гитлера - обергруппенфюрера Шауба. Шауб использовал свое положение духовно близкого Гитлеру человека для завоевания все новых и новых любовниц. Гитлер на все это смотрел сквозь пальцы - ведь Шауб сидел с ним, Гитлером, ещё в 1923 году в тюрьме города Ландсберг. К тому же Шауб был незаменимым адъютантом и преданным Гитлеру человеком. Но и служебное положение использовал "на всю катушку". В частности, всегда старался скрыть от Гитлера жалобы на партийных бонз. Забегая вперед, скажем, что Шауб, будучи до конца преданным Гитлеру, по его заданию вылетел в апреле 1945 года из Берлина в Мюнхен и лично уничтожил весь архив фюрера, в том числе стенографические отчеты военных совещаний, которые хранились там с начала войны.

Младший адъютант Гитлера - штурмбанфюрер Даргес мало заботился о службе и беспечно существовал в обстановке алкоголя и девиц. Его выходки наконец надоели Гитлеру. Он откомандировал его в армию.

...Начиная с 1938 года одним из наиболее близких к Гитлеру людей стал рейхсляйтер Борман. Это был исключительно жестокий, эгоистичный человек. Население его ненавидело. И было за что...

Однажды он выгнал из резиденции служащего, отца четверых детей, за то, что тот потерял ключ от служебного помещения. Все работники его штаба жаловались на его грубость. Борман был груб и к своей жене - матери его восьмерых детей. Побои, издевательства...

Попойки Бормана с Даргесом, Фегелейном и Путткамером носили затяжной характер.

Борман не выполнил своей обязанности начальника партийной канцелярии во время войны организовать германский тыл. Но он ни на шаг не отходил от Гитлера, чем и заслужил расположение последнего. Был исключительно завистлив ко всем, кто окружал Гитлера. Чтобы не поколебать своего положения как заместителя Гитлера по партии, как и Шауб, Борман сознательно не докладывал фюреру о многочисленных жалобах на партийное руководство, поступавших от населения.

Несмотря на что что Гиммлер и гауляйтеры прекрасно знали, что собой представляет Борман, он всегда оставался "незаменимым" человеком при Гитлере.

Частым гостем Берхстенгадена был Герман Эссер (1900-1981), один из основателей национал-социалистической партии. Эссер - человек, который хорошо жил и ничего не делал. Он был знаменит своими связями с женщинами, в частности с госпожой Штрасместер из Мюнхена, которой обещал златые горы, а оставил ни с чем.

Однажды весь Мюнхен смеялся над Эссером - тесть основательно "отдубасил" его за связь с женщинами.

В 1936-1937 годах Эссер писал своим знакомым письма и в них жестко издевался над Гитлером. Содержание писем стало известно Гиммлеру. Тот даже хотел Эссера арестовать. Однако Гитлер посчитал это нецелесообразным. Арест одного из основателей партии мог вызвать скандал. Да и Гитлер как-то быстро на сей раз позабыл нанесенную ему обиду, и Эссер снова появился в окружении фюрера...

Эссер Герман, пожалуй, был наиболее одиозной личностью в нацистской партии. Он был настолько ярым проповедником антисемитизма, что даже Гитлер, не желая компрометировать движение, старался не выдвигать Эссера на руководящие должности. Подростком он принял участие в Первой мировой войне. Вернулся убежденным социалистом, организовал революционный студенческий союз. Вместе с Дрекслером создал Немецкую рабочую партию, исповедующую крайний национализм и антисемитизм. В это время он и познакомился с Гитлером, которого привлекло блестящее ораторское искусство Эссера. Грубый и невоспитанный, человек низких моральных качеств, самоуверенный и наглый, постоянно устраивающий одну хулиганскую выходку за другой, Эссер являл собой образец национал-социалиста и не раз подвергался арестам за свое скандальное поведение. В личной жизни он также не отличался чистоплотностью. Когда от него забеременела одна из его пассий, Эссер согласился жениться на ней лишь после вмешательства Гитлера, потребовавшего, чтобы Эссер исполнил свой долг "ради чести партии и её руководства". Позднее Гитлер стал крестным отцом его двоих сыновей.

Эссер был ловким тактиком и самым верным сподвижником Гитлера. Он первым назвал Гитлера "фюрером", привлекая своим красноречием все новых сторонников последнего. Однако собственные интересы Эссер ставил превыше всего. Однажды, не получив вовремя своего партийного жалованья, он пришел в ярость и пригрозил переметнуться к коммунистам и выдать все партийные секреты нацистов.

"Мне всегда было известно, что Эссер мошенник, - сказал Гитлер. - Но я вынужден использовать его, пока это необходимо. Мне приходится держать его при себе, потому что таким образом я могу приглядывать за ним... Я использую его как оратора, оказывающего воздействие на определенный тип публики. Но я никогда не доверю ему политической власти".

Отношение Гитлера к Эссеру было противоречивым. То он предпочитал общество Эссера и старых товарищей по партии, таких, как Эккарт, Дрекслер, Штрайхер, чувствуя себя ближе к ним, нежели к новым "интеллектуалам" движения Гессу и Розенбергу. Но Гитлер внимательно следил за тем, чтобы Эссер не возвысился над ним. В 1920 году Гитлер назначил Эссера редактором газеты "Фелькишер беобахтер". С 1923 по 1925 год Эссер был пропагандистским лидером НСДАП, пока его не сменил доктор Геббельс.

В свое время Эссер отказался принимать участие в "Пивном путче", а после запрещения нацистской партии бежал в Австрию. Вернувшись, он сумел втереться в доверие к Гитлеру, навестив того в тюрьме. Шесть лет Эссер занимал должность редактора газеты "Иллюстрир беобахтер".

После прихода Гитлера к власти Эссер стал министром экономики Баварии и одновременно начальником баварской рейхсканцелярии, председателем ландтага и депутатом рейхстага.

В 1939 году Эссер был назначен председателем рейхстага. В том же году выпустил книгу "Всемирная еврейская чума".

С началом Второй мировой войны Эссер был отодвинут на задний план. Это обстоятельство сыграло положительную роль в его судьбе на Нюрнбергском процессе. Он избежал наказания. В 1949 году он опубликовал в немецкой прессе ряд статей под общим заголовком "Великий любимец Адольф Гитлер".

Достойным коллегой Эссера был президент мюнхенского окружного управления Кристиан Вебер. Это был типичный спекулянт, разоривший немало мелких собственников. Много шуму наделала его афера с пивным производством семьи Вагнеров, которую он довел до обнищания.

А сколько семей водителей такси "пошли по миру"! Зато Вебер хорошо нажился на автобусном движении.

Кроме того, он прибрал к рукам рыболовные и охотничьи угодья во всей Нижней Баварии. А когда надо было послать за границу человека для участия в скачках, то во всей Германии не нашлось никого, кроме Вебера.

Непонятным было попустительство Гитлера, которому хорошо были известны спекулятивные и иные махинации Вебера. Правда, Шауб всеми силами пытался скрывать от Гитлера проделки своего лучшего друга...

Немногим отличался от Вебера и мюнхенский гауляйтер Штрейхер. Рассказ о его распутном поведении и жестоком обращении с населением заняло бы не одну страницу. Ни для кого не было секретом, что он отбирал у своих приближенных обручальные кольца, дабы подарить своим потаскухам.

Но всему бывает предел. Вебер был, наконец, смещен и выслан на жительство в свое имение на берегу озера Бодензее.

Что касается родственников Гитлера, то они почти не проявили себя в государственной и общественной жизни. У Гитлера был родственник, проживавший в Австрии. О нем как-то Гитлер сказал в своем окружении, что не хочет "иметь с ним никаких дел", так как "это слабовольная, бесхарактерная личность...".

У Гитлера были две сестры: старшая - госпожа Раубаль несколько лет заведовала хозяйством в Берхтесгадене, затем вышла замуж за мало кому известного профессора из Дрездена.

Младшая сестра Гитлера по фамилии Вольф жила в Вене.

Женское окружение, в отличие от мужского, всегда оставалось в тени. Долгое время в Германии не было известно имя Евы Браун. Она практически никогда не появлялась в обществе. Жила в предместье Мюнхена - Богенхаузене, на вилле, которую ей купил и обставил по своему вкусу Гитлер.

Посещал он её обычно поздно вечером, втайне от своего ближайшего окружения. Зачастую Гитлер отправлялся к ней пешком. И возвращался от неё пешком.

Иногда они вместе прогуливались в окрестностях Берхтесгадена. Обычно их сопровождала её сестра Грета, которая в 1944 году вышла замуж за обергруппенфюрера СС Фегелейна.

Вторая сестра Евы Браун была женой профессора Фугге-Михельса из Бреслау.

Их отец был старшим преподавателем в школе художественного ремесла в Мюнхене. Мать Евы впервые посетила Оберзальцберг в 1944 году, а отец только во время свадьбы Греты.

В Оберзальцберге Ева была и подругой Гитлера, и экономкой. Если кто-либо смел возражать ей, а тем более протестовать - ему предлагалось немедленно покинуть Оберзальцберг.

Ева ежедневно развлекала Гитлера анекдотами о партийных руководителях, не боясь быть наказанной за это. Даже Борман серьезно опасался Евы.

Тем не менее Ева была хорошим посредником: Гитлер всегда удовлетворял те просьбы, которые она передавала ему. Но Ева никогда не вмешивалась в политические и партийные дела.

Долгое время Ева была в ссоре с секретаршей Гитлера - Гретой Тарановской, которая позже вышла замуж за генерала Кристиана.

Ссоры между Евой и Гретой по поводу фильмов, театра, моды вспыхивали за обеденным столом неоднократно, и Гитлер зачастую вынужден был мирить их...

Что касается ставки Гитлера, то туда НИКОГДА не приезжали жены лиц из окружения фюрера, а также жены офицеров. Даже Ева Браун не была там. Каждый сверчок знал свой шесток...

Часто в гостях у Гитлера была подруга Евы - жена мюнхенского архитектора Шенмана; женщина с большим юмором, она развлекала Адольфа. Шенман была достаточно хитра и прекрасно знала, как надо подойти к Гитлеру. Она и ещё госпожа Гофман были наиболее частыми гостями в Берхтесгадене.

Иногда приезжали актрисы Магда Шнейдер, Труда Марлен, Лени Маренбах и другие. Но только на один день. Никакого влияния на Гитлера они не имели. Зато адъютанты Шауб, Даргес и рейхсляйтер Борман проводили веселые часы в доме фюрера. Однако нельзя сказать, что они составляли общество Гитлера.

Гитлер "дышал" лишь на Еву. С нею неоднократно бывал у себя на квартире в Мюнхене, что на улице Регента.

Посещения ресторана "Бавария", дома германского искусства, театра чередовались с семейными вечерами. Еще до 1939 года Гитлер посещал семью Гофман, но, вскоре они поссорились и эти посещения прекратились.

Другое дело Берлин. Здесь актрисы часто наведывались на квартиру Гитлера. И он охотно посещал артистический ресторан.

Много разговоров было о Гитлере и артистке Рифеншталь.

Немецкая киноактриса и кинорежиссер Рифеншталь Лени родилась в 1902 году в Берлине. Училась в школе искусств, танцевала в спектаклях, снималась в кино. В 1931 году основала свою студию, сыграла главную роль в фильме "Голубой свет", получившем золотую медаль на Венецианском кинофестивале в 1932 году.

Гитлер избрал Рифеншталь в качестве руководителя для создания фильма для нацистской партии. Она сняла знаменитый пропагандистский фильм "Триумф воли" о нюрнбергском партийном нацистском съезде, премьера которого состоялась в день рождения Гитлера - 20 апреля 1936 года.

"Она создала фильм о нашем времени и предназначении, - сказал Гитлер. - Это уникальное и несравненное прославление силы и красоты нашей партии".

В 1948 году Международный олимпийский комитет присудил награду фильмам Рифеншталь о спорте.

После падения Третьего рейха Рифеншталь заявила, что она была вне политики и ничего не знала о намерениях и планах Гитлера. Она решительно отвергла обвинения в свой адрес за романтическое восхваление Гитлера: "Это был 1934 год. Никто не мог знать, что из всего этого выйдет".

ГЛАВА 24

А что же он сам, Гитлер? Что он собой представлял?

Поначалу, сразу после прихода к власти, Гитлер был просто душка. Новоявленный фюрер ко всем относился дружелюбно и искренне готов был помочь каждому. Он охотно беседовал с рабочими на строительстве зданий и автострад, выслушивал просьбы и обещал их исполнить. И исполнял...

Тогда он ещё не признавал и резко отклонял элементарные меры безопасности, был доступен народу. И делал это из внутреннего побуждения, а не ради саморекламы.

Он очень любил детей, о чем свидетельствуют фотографии того времени.

В одном он был постоянен - очень упрям и не считался даже с явно разумными доводами. В своем упрямстве он доходил до того, что людей, которые, хотя и разумно, возражали ему, удалял из своего окружения. Таким же образом Гитлер поступал и с теми, кто справедливо жаловался на руководителей партии. Зная это, адъютанты не допускали к нему жалобщиков.

Как и Сталин, в личной жизни Гитлер был скромен и прост. Но если Сталин требовал того же от своего окружения, то Гитлер даже не находил слов для порицания своих приближенных - таких, как обергруппенфюрер Шауб, имперский руководитель партии Борман, группенфюрер Фегелейн, профессор-фотограф Гофман, преступавших всякие границы и нормы в употреблении алкоголя и обращении с женщинами, о чем знали все. Гитлер же смотрел на выходки своих любимцев сквозь пальцы, хотя из-за их поведения падал в народе престиж и самого Гитлера. Когда оргии происходили в его имении Оберзальцберге, то служащие и рабочие рассказывали то, что видели, друзьям и знакомым и, таким образом, вера в личную скромность фюрера все больше ставилась под сомнение.

Непонятным было безразличие Гитлера и к скандальным поступкам партийных руководителей - Аманна, Штрейхера, Вебера, Кубе, Мучмана, Тербовена, о которых вынужден был докладывать ему Гиммлер. Но даже он не всегда отваживался говорить фюреру всю правду...

ДОСЬЕ

Йозеф Тербовен (1898-1945), банковский служащий, в 1930 году стал депутатом рейхстага от нацистской партии, а в 1933 году гауляйтером от НСДАП в Эссене, в 1935-м назначен президентом Рейнской области, в 1939-м рейхскомиссаром обороны округа.

После вторжения в Норвегию Гитлер назначил Тербовена туда рейхскомиссаром. Жестокое руководство Тербовена на этом посту напоминало правление Гейдриха в Чехословакии. Он устраивал облавы на евреев и депортировал их в Германию. Организовал вывоз гранита из Норвегии для возведения героических статуй Гитлера.

Тербовен умер в мае 1945 года, предположительно покончив с собой.

Часы отдыха Гитлер посвящал искусству, главным образом архитектуре и музыке. Часами он мог беседовать в кругу семьи Вагнеров о музыке.

Много времени он проводил за изучением планов построек в ателье мюнхенских архитекторов Гроста и Тизелера. На строительствах, которые он посещал с небольшой охраной, он не раз приводил в изумление известных архитекторов своими детальными знаниями в области архитектуры. После войны распространилось мнение, что Гитлер больше внимания уделял строительству больших зданий для партийных и государственных учреждений, нежели строительству жилых домов. На самом деле Гитлер, выступая, всякий раз призывал к строительству больших светлых помещений, в которых можно воспитывать здоровое поколение.

Гитлер любил неожиданно появляться среди народа и наблюдать его повседневную жизнь. До войны и в её первые годы, 39-й и 40-й, он без церемоний приезжал к офицерам и солдатам. В их кругу держался как товарищ. Радость охватывала солдат, офицеров и рабочих - строителей укреплений, когда Гитлер появлялся среди них в рождественские дни 1939-1940 годов. Так было на полях сражений в Польше в 1939 году и во Франции в 1940 году, в бункерах "Восточного вала" и бараках "Атлантического вала". Даже в 1941 году его появление на полях сражений в России вызывало безграничную радость...

Но какие изменения начали происходить с Гитлером именно с этого времени?!

Погруженный в свои мысли, он часами сидел в своем бункере или шел один на прогулку в свой маленький, хорошо защищенный сад. Он стал недоверчиво относиться к любому, легко раздражался.

Даже офицеры и солдаты, которых представляли Гитлеру для вручения высших наград, не смели уже сказать ни слова о своих просьбах и желаниях. Многие с разочарованием выезжали из ставок. Наконец, он перестал посещать войска. С июля 1944 года он почти безвыездно жил в бункере, не появляясь даже среди сотрудников ставки в Растенбурге. И без того слабое здоровье Гитлера сильно страдало от недостатка воздуха и солнца...

...Гитлер страдал тяжелым желудочным заболеванием ещё с 1935-1937 годов. И это вынуждало его быть очень осторожным в повседневной жизни. Его лечили видные профессора-хирурги Брандт и Гравидт, но заметного улучшения не наступило. Болезнь зашла так далеко, что фюрер продолжительное время питался только чаем и печеньем и неоднократно говорил о своей близкой смерти...

Однажды профессор-фотограф Гофман порекомендовал Гитлеру своего знакомого терапевта - профессора Морелля. И вскоре наступил перелом. В 1938-1939-1940 годах здоровье Гитлера постоянно улучшалось. Это замечали все приближенные. Однако между врачами Брандтом и Мореллем возникли серьезные разногласия, спор, который не был секретом и для окружения. Профессор Брандт придерживался твердого мнения, что непрерывные впрыскивания, производимые Мореллем Гитлеру, впоследствии принесут последнему непоправимый вред.

Позднее мнение Брандта подтвердилось...

К тому же время от времени Гитлера мучили боли в щитовидной железе, которую в 1939 году оперировал профессор фон Эйкен. Рекомендовалось соблюдать осторожность.

В результате покушения 20 июня 1944 года состояние его здоровья резко ухудшилось. После взрыва у него был нервный шок, он стал хуже слышать...

ГЛАВА 25

Говорят, где бы человек ни находился, как бы красиво и богато ни жил к концу жизни его тянет в родные края, в родительский дом.

Гитлера тоже неожиданно потянуло в имение в Берхтесгадене, где хозяйством заправляла все эти годы его сестра.

Имение Гитлера в Берхтесгадене (Оберзальцберг) представляло собою большое альпийское селение с центром Оберзальцберг - Бергхоф, которое следует разделить на две части, а именно: само имение Гитлера - Бергхоф и партийное имение - поселок Оберзальцберг.

Неподалеку находилась вилла Геринга.

Само имение Бергхоф возникло из бывшего дома "Вахенфельд", небольшой виллы, которой Гитлер владел уже с 1933 года.

Партийное имение раньше, в 1933 году, представляло собою альпийскую деревню Оберзальцберг, которая к 1936 году перешла во владение партии. Планировка Оберзальцберга была поручена бывшему начальнику штаба Гесса, имперскому руководителю Мартину Борману, который назначил закупщиком мюнхенского маклера по земельным участкам, члена партии Готхарда Фербера.

По распоряжению Бормана в течение 1934-1936 годов вся деревня Оберзальцберг, то есть крестьянские владения Флекгоф, Брандшаттлеен, Вейсенлеен, а также небольшой двор на вершине Оберзальцберга были куплены. Имелись там и другие частные владения: гостиница "Платтергоф", затем ещё небольшое хозяйство, столярная мастерская Хольцль, гостиница "Тюркен", частный санаторий доктора Зейтца для детей, дом лесничего, ещё две небольшие виллы, частное курортное владение, гостиница и бакалейная лавочка Беркштейнгаус. Были и ещё одно-два частных владения...

Закупка всех владений была произведена следующим образом: Готхард Фербер предложил владельцам суммы, далеко превышающие действительную стоимость участков. Затем владельцам были предложены другие дома и участки. Так что имелась возможность немедленно переселиться в ближайшую окрестность. Но не все были довольны.

Так, один небольшой дом на вершине Оберзальцберга принадлежал старому крестьянину, жена которого умерла. Крестьянин был согласен продать дом, но возражала его дочь, примерно 20 лет, будущая наследница. Когда Гитлер был на прогулке, она передала ему письмо и просила помочь оставить этот дом за ними.

Гитлер взял письмо, коротко попрощался и пошел дальше...

Дом был куплен. А начальник личной охраны Гитлера Раттенхубер получил от Бормана серьезный выговор за то, что его люди не предотвратили эту встречу с девушкой и тем самым испортили Гитлеру настроение.

Второй случай - закупка гостиницы "Штейнер".

Супружеская чета только что отремонтировала дом и не хотела его продавать, однако их просьбы остались без ответа.

Перестройка и вновь отстроенные здания полностью изменили Оберзальцберг.

В Бергхофе к прежнему дому "Вахенфельд" был пристроен большой двухэтажный дом с боковым флигелем. В нижнем этаже главного строения, помещался большой зал, в котором проходили приемы и совещания. В этом зале дважды в год бывало много людей: 19 апреля - с поздравлениями накануне дня рождения Гитлера и 31 декабря - с новогодними поздравлениями.

В небольшой приемной в старом строении дома "Вахенфельд" обычно находились главный адъютант Гитлера Брюкнер или Борман, а также собиралась команда сопровождения из СС и сотрудников криминальной полиции, шофер Гитлера Кемпке, слуги и служащие Бергхофа. Затем Брюкнер, а позже Борман вводили охрану Гитлера в большой зал.

...На втором этаже главного здания находился профессор Морелль, который здесь же хранил лекарство для фюрера.

Во все эти помещения можно было пройти через длинный ход, ведущий вокруг большого зала и оканчивающийся одной стороной у входа в Бергхоф, а другой - в маленькой приемной. Чтобы пройти в комнату профессора Морелля, например, надо было подняться по большой лестнице в Бергхофе, которая, однако, не проходила мимо личных комнат Гитлера, расположенных на первом этаже.

В боковом флигеле первого этажа находилась столовая. Сюда Гитлер приглашал людей из охраны на обед или на ужин. В этом же боковом флигеле располагалась столовая для команды сопровождения, а также небольшая комната, где проживала чета Миттелштраперов, управлявших Бергхофом. В этом же флигеле находилась кухня Бергхофа.

В существующей ещё с 1933 года деревянной постройке направо от Бергхофа имелась на первом этаже одна жилая комната и одна спальня для главных адъютантов Гитлера, а также помещение для адъютантов германской армии по родам войск.

На первом этаже помещался коммутатор, рабочие кабинеты личных адъютантов Брюкнера и Шауба, по одной небольшой комнате для врачей профессора Брандта и зубного врача доктора Блашке, здесь же - небольшая ванна, спальня и комната, в которой находилась сопровождающая команда СС.

На первом этаже основного здания имелись помещения, куда не заходили чиновники криминальной полиции. Это были рабочий кабинет и спальня Гитлера с ванной, с прилегающими к ним такими же комнатами для Евы Браун. Напротив располагались комнаты для Греты Браун.

На втором этаже главного здания находился Морелль с женой, а также помещались так называемые комнаты "Бломберга", которые даже после удаления его отсюда не были переименованы.

В боковом флигеле проживали Эссер с женой, профессор Брандт с женой, профессор Хазельбах - заместитель Брандта - с женой, профессор Блашке зубной врач с женой и некая госпожа Шнейдер со своей четырехлетней дочерью. Ее муж, капитан Шнейдер, служил в баварской горной дивизии, а жена была в тесной дружбе с Евой Браун.

В главном здании проживал профессор Гофман.

Кроме того, на первом этаже находились спальни для служащих-женщин.

В подвальном помещении размещались прачечная и гладильная.

Руководитель имперской печати Дитрих, а также его заместители Лоренц и Зондерман проживали в гостинице "Хоер Гелл", примерно в трех минутах ходьбы от Бергхофа. Гостиницы "Хоер Гелл", а также "Бехштейнхаус" входили непосредственно в Бергхоф и предназначались для прочих гостей Гитлера.

Вот так примерно выглядел Бергхоф в 1944 году. Что касается бывшего партийного владения Оберзальцберг, то оно состояло из гостиницы "Платтергоф", в 1936-1940 годах капитально перестроенной; гостиницы "Тюркен", в которой размещалась команда сотрудников криминальной полиции и охранный взвод войск СС; дома Бормана - бывший дом лесничего; так называемого "Шпанхойзеля", в котором проживал комендант казармы гауптштурмфюрер СС Шпан с женой; чайной на Морзландеркопф; детского дома для детей служащих Оберзальцберга; казармы, содержащей помещение для охранной роты СС.

На территории Оберзальцберга размещались столовые; ванные; отопительная установка; гараж для автопарка Гитлера, Бормана и Геринга; три больших жилых дома для служащих Оберзальцберга; курорт, перестроенный в туристскую базу для гитлеровской молодежи; хозяйство по снабжению Бергхофа и Оберзальцберга сельхозпродуктами и чайная "Моосландеркопф".

В 1835 метрах над уровнем моря высился "Кельштейнхаус", а примерно в полутора часах езды от Бергхофа располагался дом Дитриха Эрхарда. Построен был в Оберзальцберге и новый поселок из двадцати домов для рабочих и служащих.

Из Оберзальцберга вела выстроенная в 1937 году автострада до "Кельштейна", где находился дом "Кельштейнхаус". На уровне 1700 метров автострада делала поворот в туннель, длиной сто метров, проходящий в горе, от которого шла дорога для пешеходов в дом "Кельштейнхаус".

Дом "Кельштейнхаус" - это массивное каменное здание, внутри которого имелась большая чайная и небольшое помещение для отдыха фюрера, помещение для эсэсовцев, сопровождающей команды СС и криминальной полиции, кухня.

Из больших окон чайной видны "Унтерберг", дорога из Оберзальцберга в Берхтесгаден, на "Рейтеральпе", на "Вотрмен" и на Каменное море известковое плоскогорье. В небольших подвальных помещениях "Кельштейнхауса" проживали два человека из личной охраны фюрера. Гитлер раза четыре посетил "Кельштейнхаус". В день свадьбы Фегелейна и Греты Браун здесь пили послеобеденный чай Ева Браун, Гиммлер и Борман.

В Берхтесгадене имелась гостиница "Берхтесгаден хоф".

Поверхность Оберзальцберга покрыта елями и альпийскими лугами. До выселения крестьян и после в имении "Гутсхоф" имелось много рогатого скота. Управляющий имением Вейнгарт выращивал лошадей-тяжеловозов, пригодных для использования в горных дивизиях, а также производил яблочный и виноградный сок.

Гостиница "Платтерхоф", а также находящийся в самом Берхтесгадене отель "Берхтесгаден хоф" были предназначены для общего пользования. Гитлер был только один раз в гостинице "Платтерхоф" - в 1944 году, когда происходило совещание с большим количеством офицеров, а в гостинице "Берхтесгаден хоф" он так никогда и не был.

Оберзальцберг, расположенный на высоте 1100 метров над уровнем моря, находился в котловине, окруженной горами Унтерсберг, Хейтеральпе, Ватцман, Хоен Гелл высотой до двух тысяч и более метров и альпийскими пастбищами.

После чего начинаются голые скалы. Только на горе Хохкальтер, находящейся на северной стороне, виден небольшой ледник, так называемый "голубой ледник".

У подножия горы Оберзальцберг лежит Берхтесгаден, от которого ведут первоклассные дороги в Зальцбург. В связи с постройкой имперских автострад из Берхтесгадена была проложена автострада через Маутойсель - Инцель до автострады Мюнхен - Зальцбург. Дороги от Берхтесгаден - Кенигсзее (у подножия горы Ватцман) и Берхгесгаден - Хинтерзее (у подножия горы Хейтральпе) построены только для проезда на автомашинах и автобусах современного образца. Дороги от Берхтесгаден - Унтерау - Оберау Оберзальцберг и от Берхтесгадена в Оберзальцберг были построены также для проезда на современных автомашинах.

Дороги Оберзальцберг - Копффельд, а также Берхтесгаден - Фордербранд и до дома Дитриха Эрхарда были только запланированы, но их строительство в связи с началом войны было прекращено...

ГЛАВА 26

После рассказа о наиболее важных ставках Гитлера - в Растенбурге, Виннице - и имении фюрера в Бергхоф-Оберзальцбурге самое время хотя бы обозначить места его пребывания, связанные со строительством все новых и новых комплексов и отдельных сооружений - зданий, бункеров, бараков...

Выбор места для ставок Гитлера, характер постройки - будет это бункер или барак, проведение самого строительства возлагалось на адъютантуру германской армии во главе с генералом Шмундтом - главным адъютантом армии. Согласно приказу Гитлера, кроме Шмундта, каждый из окружения фюрера извещался об этом по возможности в самый последний момент.

На Западе имелись следующие ставки...

В октябре или ноябре 1939 года близ курорта Наугейм в Таунусе было начато строительство замка Цигенберг - новой ставки Гитлера, которая была готова лишь в 1943 году. Продолжительное время строительство было приостановлено.

В марте - апреле 1940 года в районе Ойскирхен в горах Ейфель была построена ставка Гитлера - тыловой бункер Западного вала, которая носила название "Фельзеннест". В переводе означает "Гнездо в скалах". В ставке Гитлера были оборудованы помещения для Кейтеля, Йодля, Шмундта, Бормана, Брюкнера, Шауба, Гюнше и других.

Для профессоров Морелля, Гофмана, стенографисток Вольф и Дарановской, имперского руководителя печати доктора Дитриха, профессора доктора Брандта, а также для адъютантов - гауптмана Путткамера, Энгеля и фон Билова, для команды сопровождения СС и личной охраны Гитлера помещения в небольшом населенном пункте, примерно в полукилометре от бункера Гитлера, были построены несколько позднее.

В этом же населенном пункте была готова квартира для генерала Варлимонта и офицеров его штаба.

В "Фельзеннесте" у Гитлера в бункере имелся небольшой рабочий кабинет и спальня с ванной, имевшие обычный размер для такого помещения.

Совещания о положении на фронте происходили в небольшом деревянном бараке, находившемся примерно в ста метрах от бункера. Там же имелись рабочие комнаты Кейтеля, Йодля, Шмундта и майора Дайле.

Надо сказать, что до войны с СССР Гитлер никогда не был в "Фельзеннесте". Правда, в связи с постройкой Западного вала зимой 1939 года Гитлер посетил строительство этого вала, протянувшегося от Голландии до швейцарской границы. Однако в "Фельзеннест" он не заезжал.

После капитуляции голландской и бельгийской армий и после предварительного обследования генерала Шмундта ставка Гитлера была перенесена в июне 1940 года в Прюле де Пеш, небольшой населенный пункт на бельгийско-французской границе, который был покинут жителями. Так как это место было расположено на опушке леса, к которому прилегали обширные луга, ставку называли условно "Вальдвизе" - в переводе на русский означает "Лесная поляна".

В Прюле де Пеш у Гитлера был деревянный барак с жилой комнатой, спальней и ванной. В том же бараке находилась комната такого же размера для Брюкнера, Шауба и Ланге. От воздушных налетов защищал бункер с двумя секциями, расположенный в десяти метрах от барака.

Обсуждения обстановки на фронтах происходили в школьном помещении, в ста метрах от барака Гитлера.

После капитуляции французской армии Гитлер два-три дня находился в бункере в Шварцвальде. В Шварцвальде не происходило никаких совещаний. Оттуда Гитлер совершил лишь две поездки в Эльзас и затем поездом возвратился в Берлин.

Летом 1942 года началась постройка бункеров "Вест-I" близ Намюра в Бельгии, "Вест-II" близ Марликур (севернее Суас) и "Вест-III" в районе Фендоме (примерно в 100 км южнее Прижа). Постройка "Вест-III" была отменена в 1943 году, а "Вест-I" и "Вест-II" были закончены.

В связи с тем что при постройке "Вест-I" необходимо было дополнительное строительство в тоннеле, ставка была завершена только осенью 1942 года.

Постройка "Вест-II" - пожалуй, самое большое сооружение всей войны была произведена весной 1944 года, незадолго до высадки англо-американцев.

В 1944 году весной началось строительство по расширению долговременного сооружения на линии Мажино (западнее Дикенгофена). Однако ещё задолго до окончания строительства оно попало в руки союзников.

Это на Западе.

На Востоке находились следующие ставки...

"Вольфшанце", или "Волчье логово", было готово к середине июня 1941 года, к началу войны с СССР.

Бункеры уже были пригодны для жилья. Предстояло лишь построить ещё несколько бараков.

В "Вольфшанце" обсуждение обстановки на фронтах в 1941-м до июня 1942 года проходило в большом бункере фельдмаршала Кейтеля. Во время пребывания Гитлера в Виннице, к первому сентября 1942 года, была построена деревянная пристройка к его бункеру, состоявшая из большой жилой комнаты, спальни и ванны, а также помещения для совещаний.

Одновременно шло строительство ставки "Рере" ("Трубы") близ Рейхсхофа в Польше, которое в главной своей части, бетонном туннеле, было уже закончено. Строилось ещё несколько бараков.

В марте 1942 года полным ходом шло строительство "Вервольфа" ("Волк-оборотень"), севернее Винницы на Украине. Первыми сюда прибыли комендант ставки Гитлера полковник Томас и начальник охраны фюрера группенфюрер СС Раттенхубер. Бункер для Гитлера и большой бункер - убежище для всех сотрудников ставки уже были готовы. Блиндажи для Кейтеля, Йодля, Шмундта и Бормана тоже были почти готовы, началась постройка бараков. Все было закончено в середине июня.

В "Вервольфе" совещания проходили в жилой комнате Гитлера и в большом помещении фельдмаршала Кейтеля.

Примерно в то же время было развернуто строительство "Беренхеле" ("Медвежье логово") западнее Смоленска. Здесь шло строительство бункера для Гитлера и дополнительных построек для сотрудников его ставки. Чтобы сократить строительство до минимума, в штаб-квартиру Клюге была проведена железнодорожная ветка от ранее построенной станции. Таким образом, большая часть сотрудников ставки проживала в специальном поезде.

Гитлер дважды прилетал в Смоленск на несколько часов. Строительство было закончено осенью 1943 года.

В начале декабря 1944 года Гитлер выехал со своим штабом в Берлин. Здесь совещания происходили в рабочем кабинете Гитлера в новой имперской канцелярии.

22 февраля 1944 года фюрер со свитой через Мюнхен проследовал в Оберзальцберг. Здесь совещания проходили в большом зале Бергхофа. В это время производилось утолщение бункеров в связи с участившимися налетами союзников. Бункеры были утолщены до семи с половиной метров.

14 июля 1944 года, по возвращении, Гитлер занял здесь один из бункеров. Совещания проходили в бараке, находившемся в пятнадцати метрах от жилого бункера Гитлера. Здесь и произошло покушение.

В начале декабря 1944 года Гитлер выехал в Берлин. Совещания происходили в рабочем кабинете Гитлера в новой имперской канцелярии.

20 декабря Гитлер со ставкой выехали в "Цигенберг", где разместились в бараках, примерно одном километре севернее замка.

Здесь совещания тоже проходили в рабочем кабинете Гитлера. Перед немецким наступлением на Рождество 1944 года прошли два больших совещания в столовой барака.

15 января Гитлер возвратился в Берлин. С этого момента и до апреля совещания проходили в рабочем кабинете новой имперской канцелярии и частично в бункере: это зависело от воздушных налетов.

Вот что рассказал в своих показаниях на допросах начальник его личной охраны группенфюрер СС Раттенхубер:

- Бункеры Гитлера состояли из маленьких секций, размером три на пять метров. Это были такие же помещения, как во всех бункерах Западного вала. Однако наличие ванны отличало помещение от других бункеров, где имелся простой водопровод. Электрическое освещение было такое же, как и в других бункерах.

За недостатком помещений совещания проходили в бункере Гитлера. Правда, в "Фельзеннесте" имелся ещё бункер-столовая с небольшой кухней для Гитлера, Кейтеля, Йодля и военной адъютантуры, а также для Бормана, Брюкнера, Шауба, Гюнше, Гофмана, Морелля и Брандта...

Вообще можно сказать, что это была штаб-квартира. Однако о комфортабельной резиденции вряд ли можно говорить.

А теперь подведем некоторые итоги строительства ставок Гитлера...

Известно, что вначале, после "drand nach Osten" - похода на Восток, захвата Польши и, несколько позднее, после вторжения в Югославию, - ставка Гитлера располагалась в специальном поезде. Начиная с 1939 года для гитлеровской штаб-квартиры оборудовались стационарные пункты управления, которые назывались по-разному и примерно в такой последовательности:

На Западе

1. "Цигенберг" - замок близ курорта Наугейм в Таунусе

2. "Фельзеннест" - "Гнездо в скалах" - р-н Ойскирхен в горах Эйфель

3. "Вальдвизе" - "Лесная поляна" - тыловой бункер Западного вала

4. "Танненберг" - "Ялиновая гора"

5. Бункер Шварцвальде

6. "Вест-I" ("Вольфшлухт-I") - "Ущелье волка" - Намюра, Бельгия

7. "Вест-II" - ("Вольфшлухт-II") - "Ущелье волка" - Марликур, Франция

8. "Вест-III" - ("Вольфшлухт-III") - "Ущелье волка" - в 100 км от Парижа

9. Сооружение Мажино - Дикенгофен

10. "Адлерхорст" - "Орлиное гнездо"

11. "Оберзальцберг" - имение Гитлера в Германии

12. Бункер Гитлера под рейхсканцелярией в Берлине

На Востоке

1. "Вольфшанце" - "Волчья яма" - Растенбург, Германия

2. "Рере" - "Трубы" - Рейхсхоф, Польша

3. "Вервольф" - "Убежище волка" ("Волк-оборотень") - Винница

4. "Беренхеле" - "Берлога медведя" ("Медвежье логово") - Смоленск

В общей сложности в Германии и на оккупированных территориях было построено и оборудовано 16 ставок, где Гитлер работал и управлял войсками. Кроме этих основных, немцы оборудовали для своего фюрера ещё несколько временных ставок, носивших большей частью также волчьи имена: "Вольфструм", "Вольфсберг" и др.

ГЛАВА 27

Оставим на время в "Фельзеннесте" Гитлера и расскажем о самых высокопоставленных его подручных.

ГЕРИНГ

(1893-1946)

Еще 1 сентября 1939 года на заседании рейхстага Гитлер объявил о том, что, если с ним что-либо случится, преемником будет Герман Вильгельм Геринг.

В то время такое заявление было понятным, так как Геринг создал авиацию, готовую для выполнения любых задач. Однако следует иметь в виду, что авиацию создали на самом деле генералы Вефер и Удет. И за эту помощь, которую оказывали Герингу, жестоко поплатились: генерал Вефер погиб в катастрофе, а Удет, уставший от интриг в министерстве авиации, покончил жизнь самоубийством. Это привело к непрекращавшемуся уже с 1941 года упадку германской авиации.

Геринг же много лет занимался главным образом устройством своей личной жизни. После успехов в Польше и Франции его жажда красивой жизни возросла до невероятных размеров. Совершая поездки в Италию и Францию, он больше заботился о приобретении картин и других предметов искусства, нежели об авиации. В штабах авиационного командования перед ним превозносили немецкую авиацию, и он был уверен в том, что все обстоит как нельзя лучше. Будучи не в курсе истинного положения дел, он представлял Гитлеру такие данные о количестве самолетов и их строительстве, что, будь это правдой хотя бы наполовину, германский воздушный флот не потерпел бы катастрофу так быстро.

Подобные доклады продолжались и после 1942 года - Геринг слепо доверял своим подчиненным. Лучше всего характеризует положение дел его собственное высказывание в январе 1945 года:

- Я летчик Первой мировой войны и в авиации ничего не понимаю.

Казалось, что катастрофа, переживаемая Германией, мало трогала Геринга. Как и в мирное время, он ездил на охоту в своем гротескном наряде - красной куртке и зеленых сапогах, проводил время с семьей во дворце "Карнихалл" и в Берхтесгадене, разъезжал по Германии в своем личном поезде.

- Мне нечего больше добиваться в жизни, моя семья обеспечена, говорил он в то время, когда миллионы немецких женщин и детей испытывали тяжелую нужду.

Метаморфоза Геринга была вызвана в значительной степени его женой и её окружением. Все они заботились только о себе. Не обращая внимание на бомбардировки, они продолжали вести светскую жизнь. Геринг ходил разодетым в шелка, все его прихоти выполнялись немедленно. Его приближенные мало чем отличались от патрона

Старший полевой врач Ондарца носил на руках золотые браслеты, от него за версту несло парфюмерией.

Адъютант Геринга полковник Браухич дослужился до этого чина с капитана, не имея никакого отношения к войскам.

Генерал Ешоннек, видя неизбежную катастрофу, покончил с собой. Преемник Ешоннека, генерал Котен, умер от ран, полученных во время покушения на Гитлера 20 июля 1944 года.

Новый начальник штаба продержался лишь несколько дней и был смещен, так как Гитлер не мог вынести этого фата, надушенного, расфранченного, со множеством золотых побрякушек на мундире.

Последний начальник штаба, генерал Коллер, нашел полный хаос во всей организации авиации, но уже не мог выправить положение.

Что же касается самого Геринга, то к нему уже никто не относился серьезно.

Фрау Геринг вряд ли была образцом немецкой женщины. Трусливая, она не могла руководить собой и слепо шла за мужем. Ее подруги, бывшие актрисы, толкали её и Геринга на такой образ жизни, который вызвал ненависть всех чиновников.

А теперь вернемся к биографии Геринга, его формированию и подготовке к деятельности "нациста номер два", второго после Гитлера военного и экономического руководителя Третьего рейха.

Выходец из Баварии. Прусак и ариец высшей пробы. Его отец - личный друг самого Бисмарка, получивший из рук канцлера пост генерал-губернатора немецкой Юго-Западной Африки. Закончив Боннский и Гейдельбергский университеты, отслужив свой срок в качестве офицера прусской армии, Геринг-отец целиком проникся духом пруссачества. Доктор Геринг рано овдовел, оставшись с пятью детьми. Женился второй раз на молодой тирольке и вывез её на Гаити, куда был назначен чиновником. Когда пришла пора родиться маленькому Герману, Геринг-отец отправил свою тирольку в Баварию.

Детство Германа прошло в сплошных драках и столкновениях. За агрессивность и непослушание его выгоняли из всех школ. Видя такие наклонности сына, отец отправил его в кадетскую школу Карлсруэ, а затем перевел в Берлинскую военную школу. Эту школу Герман закончил одним из первых по успеваемости и в марте 1912 года был определен на службу в пехотный полк принца Вильгельма в чине младшего лейтенанта. Ему исполнилось только 19 лет, и рутина гарнизонной службы претила энергичному молодому человеку. Он с восторгом воспринял известие о начале войны и в октябре 1914 года добился перевода в авиацию.

Летал наблюдателем, затем пилотом разведывательной и бомбардировочной авиации. Наконец, осенью 1915 года стал истребителем. Ему удалось сбить один из первых тяжелых английских бомбардировщиков фирмы "Хайдли Пейдж", а затем он сам был сбит английскими истребителями. Получив при этом ранения в бедро и ногу, он вскоре возвращается в строй и, будучи признан одним из лучших летчиков-истребителей Германии, в мае 1917 назначается на должность командира 27-й эскадрильи. К началу 1918 года на его счету 21 сбитый в воздушных боях самолет противника, за что он получает орден "За заслуги". Тогда же Германа Геринга переводят в знаменитую эскадрилью № 1, известную как "Эскадрилья Рихтхофен" - по фамилии его первого командира. В апреле 1918 года капитан барон Рихтхофен, имевший на своем счету более 80 побед в воздушных боях, погиб. Занявший его место лейтенант Рейнхард был сбит в июле того же года. 14 июля 1918 года, в самое тяжелое время для германской армии, начавшей свой отход на Марне, этот почетный пост занял Герман Геринг. В ноябре эскадрилья вернулась в Германию. На её счету было 644 победы и 62 погибших пилота.

В конце 1919 года Геринг демобилизовался в чине капитана. Его широкую грудь украшали высшие ордена Германии - Железный крест I степени, орден Льва с мечами, орден Карла Фридриха, орден Гогенцоллернов III степени с мечами и орден "За заслуги".

Надо отдать должное Герингу - он никогда не забудет своих боевых друзей из "Эскадрильи Рихтхофен" и всегда придет на выручку любому, если даже ему это может стоить собственной карьеры и даже головы. Так, когда Геринг узнал, что в 1943 году один из его бывших летчиков, еврей по фамилии Лютер, оказался арестованным гамбургским гестапо, он немедленно вмешался, добился его освобождения и взял под свое покровительство.

Демобилизовавшись, Геринг стал безработным. Будучи противником Веймарской республики, служить в её армии не хотел. Стал зарабатывать на жизнь от случая к случаю. Принимал участие в показательных полетах в Дании, затем в Швеции, катал по воскресеньям любителей острых ощущений в своем маленьком "фоккере". Таким образом кормил себя и любимую женщину, которую увел из семьи и увез в Германию, в Мюнхен, где состоялась их свадьба.

Безработный герой войны поступает в Мюнхенский университет и живет более-менее респектабельно на подачки, которые его жена Катрин получала от своего семейства.

Осенью 1922 года союзники потребовали от германского правительства выдачи военных преступников, в числе которых значился и Геринг. Взбешенный этим требованием Франции, Геринг в числе многих вышел в одно из воскресений ноября на манифестацию, где впервые увидел... Гитлера. О нем уже начали говорить в Баварии. Вот и на этот раз толпа просила Гитлера выступить. Герингу понравилось выступление, и через неделю он вновь слушал Гитлера на одном из собраний нацистской партии. Лейтмотивом речи Гитлера была борьба против "Версальского диктата", сделавшего из блестящего офицера Геринга безработного, живущего за счет жены. Геринг познакомился с Гитлером и предложил свои услуги.

Для пока ещё слабой партии Гитлера герой войны Геринг был просто находкой, которую можно было выгодно использовать в политической борьбе. Через несколько дней Геринг становится членом нацистской партии, а в январе 1923 года уже принимает на себя командование нацистскими штурмовыми отрядами и другими ударными силами. За несколько месяцев из плохо организованного воинства Геринг с помощью Эрнста Рема, командующего 7-й дивизией и одновременно руководителя подпольных групп милиции, сделал настоящую нацистскую армию. Однако приход к руководству Геринга Рем, не любивший делиться властью, воспринял болезненно, и вскоре между ними установилось соперничество, переросшее со временем во вражду.

Располагая армией, одетой уже в военные мундиры, гитлеровцы предприняли в Мюнхене 9 ноября 1923 года попытку государственного переворота ("Пивной путч"). Геринг провел даже несколько арестов госчиновников, но после перестрелки с полицией переворот захлебнулся. Геринг получил две пули в живот. Ему удалось укрыться и выжить благодаря еврейской семье Баллен. А потом его переправили в Австрию, в Инсбрук, где он долечивался. Геринг и на сей раз остался верен себе: через 20 лет он отыщет семью Баллен и спасет от грозившего ей уничтожения.

Четыре года Геринг не мог вернуться в Германию, где был выдан ордер на его арест. Он скрывался в Австрии, в Италии, а затем в Швеции. Вынужденное бездействие и ранения оказали существенное влияние на Геринга. Раны плохо заживали, принося острые боли. Пришлось делать уколы морфия, к которому Геринг пристрастился и которым стал злоупотреблять, что вызвало психическое расстройство. Геринг стал опасен, и его пришлось трижды помещать в психиатрические больницы, откуда он был выписан под регулярное наблюдение врачей. Судебный медик Карл Лундберг, осмотревший Геринга, пришел к заключению, что у него проявился истерический темперамент, наблюдается раздвоение личности, на него находят припадки слезливой сентиментальности, перемежавшейся приступами безумной ярости, во время которых он способен на крайности.

Семья также дала ему суровую оценку. По мнению семьи, в характере Германа стали преобладать тщеславие, боязнь ответственности и полная неразборчивость в средствах: "Если надо, Герман пойдет по трупам".

Затянувшееся ничегонеделание, длительное пребывание в психиатрических лечебницах и госпиталях отразилось на облике Геринга. У него всегда была склонность к полноте, но теперь она перешла в ожирение. В 32 года он был необычайно тучен, налит нездоровым жиром, от которого никогда уже не мог избавиться. Отрезанный от своих нацистских друзей, он в известной мере избежал их влияния. Ему стали претить методы силового воздействия, он стал думать о том, что нацизм должен искать иное решение проблем. Вчерашний зверь-хищник изменил свое обличие. Теперь Геринг готовился к борьбе с использованием других, более опасных средств. По возвращении в Германию по амнистии, объявленной осенью 1927 года, он, как и Гитлер, стал сторонником взятия власти политическими средствами. Разумеется, "грязными" политическими средствами и методами.

На выборах 1928 года он был выдвинут кандидатом в рейхстаг и занял там одно из 12 мест от НСДАП. Происхождение Геринга и его воинские заслуги, а также депутатский мандат с ежемесячным жалованьем в 600 марок не только поправили его материальное положение, но и открыли доступ в высшее берлинское общество, особенно в круги крупных промышленников, где его рассматривали не иначе как "полномочного представителя и ближайшего соратника" Гитлера. Посещение берлинских салонов ещё больше отдалило его от головорезов Рема, началось коллекционирование произведений искусства. Так он и лавировал между штурмовиками и политическим крылом партии, извлекая для себя пользу из их соперничества.

На выборах 1930 года Геринг вошел в рейхстаг уже во главе 107 депутатов от НСДАП. Через год он перенес тяжелую потерю: умерла любимая жена Катрин. И теперь он отдался политике, посвятив себя своему божеству. Он даже сумел оказать неоценимую услугу своему кумиру - протащил через свои связи назначение Гитлера экономическим советником представительства Брауншвейга в Берлине, что дало тому возможность стать немецким гражданином, а значит, и возможность баллотироваться в президенты.

Понадобилось 8 дней, чтобы сделать Гитлера из австрийца немцем! Геринг тоже был вознагражден за свои старания - его избрали председателем рейхстага, этот пост он сохранил до 1933 года и мог влиять на ход событий в пользу НСДАП и Гитлера. Это дало возможность Герингу в 1932 году вынести вопрос о вотуме недоверия правительству фон Палена, вынудив того подать в отставку, и убедить сына маршала-президента Гинденбурга внушить отцу, что только Гитлер способен сформировать новое правительство.

Получилось так, как задумал Геринг, - Гитлер стал канцлером, нацисты пришли к власти. Более того, он тут же выступил по радио с обращением к немецкому народу и стал, по сути дела, некоронованным королем: оставался председателем рейхстага, стал рейхсминистром, министром внутренних дел Пруссии и комиссаром по делам авиации. С этого момента Геринг стал создавать новую, хорошо организованную политическую службу - гестапо.

Создание первого концентрационного лагеря под Ораниенбургом тоже дело его рук. Под предлогом наказания за "поджог рейхстага коммунистами" он отправил в лагерь 4 тысячи и неугодных социалистов, запретил коммунистическую прессу. А 30 июня 1934 года во время "ночи длинных ножей" Геринг руководил действиями эсэсовцев в Берлине.

1 марта 1935 года Геринг был назначен главнокомандующим военно-воздушными силами Германии (Люфтваффе) и энергично занялся организацией производства новейших военных самолетов и подготовкой пилотов. Он стал владельцем дворца в Берлине, загородного поместья, вторым человеком после Гитлера и женился на актрисе Эмме Зоннеман.

Толстый обаятельный авантюрист выдавал себя за революционера, сохраняя при этом предельную осторожность и безоговорочно выполняя все приказы фюрера. Он умел наслаждаться жизнью, был заядлым охотником, любил детей и одновременно не испытывал ни малейших угрызений совести в отношении уничтожения миллионов людей в концлагерях. И в то же время был весьма популярен в глазах немецкого народа. На фоне язвительного и истеричного Геббельса, унылого и мрачного Гесса, зловещего Гиммлера, Геринг выгодно отличался веселым нравом, респектабельностью, юмором по отношению к себе, барской вальяжностью и простодушием. Он прекрасно понимал выгоды созданного им образа.

Гитлер поручил Герингу осуществление "Четырехлетнего плана" - перевода экономики Германии на военные рельсы. И он сделал это. Вместе с Гиммлером тщательно спланировал и провел устранение с высших военных постов генералов Бломберга и Фрича, что обеспечило Гитлеру абсолютную власть над армией.

В 1938 году при участии Геринга был осуществлен аншлюс Австрии. Потворствуя Гитлеру, он сквозь пальцы смотрел на уничтожение евреев.

30 августа 1939 года Гитлер назначил Геринга председателем имперского совета по обороне, а на следующий день провозгласил в случае своей смерти своим преемником.

Во время блицкрига Геринг командовал авиацией в Польше, Франции и позднее в Советском Союзе, 19 июня 1940 года ему было присвоено звание рейхсмаршала.

К концу войны отношения Геринга и Гитлера заметно ухудшились, отчасти из-за провалов в воздухе, провала операции "Морской лев" и других. А накануне краха Третьего рейха, узнав, что Геринг за его спиной ведет переговоры с противником, Гитлер приказал арестовать Геринга, лишить его всех званий и наград и даже расстрелять.

20 апреля Геринг вылетел к семье в Бертехсгаден и попытался объявить о смещении Гитлера...

Позднее Геринг всячески отрицал свою попытку предательства, а получив известие о самоубийстве фюрера, сказал жене:

"Он мертв, Эмма! Теперь я уже никогда не смогу объяснить ему, что был верен ему до конца!"

Геринг был пленен американцами 9 мая 1945 года. Его просьбы о личной встрече с генералом Эйзенхауэром оставлены без внимания. В 1946 году Геринг предстал перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге, где за военные преступления и преступления против человечности был приговорен к высшей мере наказания.

В последнем письме к жене Геринг выражал уверенность в своей посмертной реабилитации: "Через 50 или 60 лет по всей Германии будут установлены статуи Герману Герингу, а крошечные бюсты появятся в каждом доме".

Что касается памятников Герману Герингу, этот вопрос, как говорится, остается открытым. А вот памятник своей первой жене (дочери полковника Швеции, где после войны он вынужден был зарабатывать показательными полетами, несчастной, больной эпилепсией и туберкулезом, оставившей ради него мужа и восьмилетнего сына) Карин фон Канцев он, Геринг, как любящий муж, установил при своей жизни, похоронив её в новом роскошном поместье в Шорфхейде, к северу от Берлина, которое он назвал в её честь "Каринхалл".

Не обижал он и вторую жену, в прошлом провинциальную актрису Эмму Зоннеман, решавшую при Гитлере все социальные вопросы нацистской верхушки, а после войны проживавшей в уединении до конца своей жизни (умерла в 1973 году) в Мюнхене вместе со своей единственной дочерью Эддой.

Что касается последнего часа жизни самого Великого Геринга, то 15 октября 1946 года за два часа до повешения он принял яд, который непонятным образом проскользнул мимо "бдительной и неподкупной" американской охраны. Останки Геринга были кремированы в одной их оставшихся печей концлагеря Дахау...

ГЕСС

(1894-1987)

Назначенный Гитлером своим вторым преемником, Рудольф Гесс был более чем скромен и пользовался популярностью и уважением среди населения. Он имел виллу в Мюнхен-Халагинг, где жили его жена и маленький сын.

Гесс неоднократно выезжал на собрания в города Германии, старался устранить недостатки в работе НСДАП и всегда оказывал помощь, где это было возможно.

Здоровье его было неважное. Лечил его профессор Шмидт. В 1943 году Шмидт был арестован за якобы денежную помощь "черному фронту" (организация Отто Штрассера), но вскоре освобожден.

В период Первой мировой войны Гесс был летчиком и до последнего времени занимался авиаспортом на заводах "Мессершмитт", несмотря на категорическое запрещение Гитлера.

Если до 1939 года Гесс часто бывал у Гитлера, то в 1939-1940 годах их взаимоотношения стали более холодными. Во время войны с Францией он лишь раз был в ставке Гитлера. В то время как Геринг приобретал все больший вес, Гесс отходил на второй план. В значительной степени этому способствовали интриги рейхсляйтера Бормана.

Так пришел 1941 год. После тщательной подготовки Гесс улетел в Англию. Личный адъютант Гесса Лейтген, привезший Гитлеру письмо от Гесса, был немедленно арестован. Были арестованы также на одном из курортов под Веной второй адъютант Пич и криминалкомиссар Лутц, так как, зная о намерениях Гесса вылететь в Англию, они не доложили об этом Гитлеру.

В ярости Гитлер обозвал Гесса сумасшедшим.

Рейхсляйтер Борман стал секретарем Гитлера и руководителем партийной канцелярии, другими словами преемником Гесса.

В окружении Гитлера ходили слухи о причинах вылета Гесса в Англию. Гесс, мол, родился в Египте, имел большие связи в Англии, используя которые надеялся добиться заключения мирного договора между Германией и Англией. Бешенство, которое не проходило у Гитлера несколько дней, исключало возможность предположения, что ему было известно о готовящемся вылете Гесса...

А теперь о послужном списке Гесса, заместителя фюрера по партии, нациста "номер три".

Во время Первой мировой войны Гесс служил на Западном фронте командиром взвода в том же полку, что и Гитлер. Был ранен под Верденом. В конце войны перешел служить в авиацию.

В 1920 году стал членом НСДАП.

Учился в Мюнхенском университете у профессора Хаусхофера, чьи геополитические теории произвели на него сильное впечатление.

После участия в "Пивном путче" бежал в Австрию. Вернулся в Германию и был приговорен к 7 месяцам заключения, которое отбывал вместе с Гитлером в тюрьме Ландсберга, где Гитлер диктовал ему "Майн кампф".

В 1925 году стал личным секретарем Гитлера, а в 1933-м его заместителем по партии. Одновременно Гесс стал рейхсминистром без портфеля. В 1938-м вошел в состав Тайного кабинета, и в 1939-м стал членом исполнительного совета по обороне. Гесс также был назначен преемником Гитлера. Специальным указом на него был возложен контроль над всей деятельностью нацистского правительства и государственных деятелей. Ни одно распоряжение правительства, ни один закон рейха не имели силы, пока их не подписывали Гитлер или Гесс. Гессу было доверено принимать решения от имени фюрера, он был объявлен "полновластным представителем фюрера", а его канцелярия - "канцелярией самого фюрера".

Преданность Гесса фюреру, который поднял его из самых низов до высочайших постов в рейхе, была абсолютной.

"Гитлер, - говорил он, - это просто олицетворение чистого разума".

Или: "Мне было даровано многие годы жить и работать рядом с величайшим сыном нации, которого наш народ должен пронести через тысячу лет своей истории".

10 мая 1941 года Гесс совершил свой перелет в Шотландию. От имени Гитлера он предложил Великобритании заключить мир и принять участие в походе против СССР. В Великобритании Гесс был интернирован как военнопленный. В 1946 году он предстал перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге. Гесс симулировал душевнобольного, но медики дали заключение, что он здоров. Суд приговорил Гесса к пожизненному заключению в берлинской тюрьме Шпандау, где он и скончался.

БОРМАН

(1900-1945)

Борман Мартин - рейхсляйтер, начальник штаба заместителя фюрера Гесса, личный секретарь и ближайший соратник Гитлера, ставший к концу войны самым могущественным человеком Третьего рейха после фюрера. Из семьи сержанта кавалерии. Учился в гимназии, но не закончил её. Работал в поместье, служил в армии.

Примкнул к правым. Вместе с Хессом (будущим комендантом концлагеря Аушвиц) убил своего учителя. После освобождения из тюрьмы вступил в партию нацистов - НСДАП. В 1937 году стал пресс-секретарем НСДАП в Тюрингии. Через год - гауляйтер, управляющий делами партии по Тюрингии и член верховного командования СА.

Еще в 1929 году Борман женился на дочери депутата рейхстага Герде Бух, которую высоко ценил Гитлер - он был свидетелем на их свадьбе. Герда родила 10 детей, назвав первенца Адольфом.

Став канцлером, Гитлер назначил Бормана руководителем аппарата своего заместителя Рудольфа Гесса. В 1934 году Борман становится рейхсляйтером и депутатом рейхстага от партии нацистов.

Большой специалист по интригам и политической борьбе. Поразительно работоспособен. Написал сотни докладных записок.

Маленький, приземистый, в плохо сидящей униформе, всегда с портфелем под мышкой.

Классический махинатор, могущественный наблюдатель, перехитривший всех своих конкурентов.

Вел финансовые дела Гитлера и был, по существу, хозяином огромного фонда Адольфа Гитлера.

После отлета в Англию Гесса Борман 12 мая 1941 года становится заместителем Гитлера по НСДАП и партийной канцелярии. В 1943 году стал ещё и секретарем фюрера. Товарищи по партии звали его "серый кардинал", "железный канцлер".

Он был силой в тени гитлеровского трона.

Обрел почти абсолютную власть в Третьем рейхе большей частью благодаря беспредельной преданности фюреру.

"Мой самый преданный соратник", - говорил о нем Гитлер.

Уже изолированный и поверженный, фюрер имел контакт с внешним миром лишь через Бормана.

Верный соратник Борман подписал политическое завещание Гитлера.

Он был свидетелем на церемонии бракосочетания Гитлера и Евы Браун и свидетелем сжигания трупов новобрачных.

Одним из последних своих указов Гитлер назначил Бормана партийным министром в правительстве.

В течение нескольких часов Борман пытался вести переговоры с союзниками, но безуспешно. Последнюю телеграмму он дал адмиралу Деницу, в которой сообщал о своем скором прибытии, очевидно рассчитывая таким путем получить себе место в его новом правительстве. Потом никем не замеченный он исчез из фюрербункера.

Шофер Гитлера Кемпке заявил, что видел Бормана среди тех, кто 30 апреля после сожжения тел Гитлера, Браун и собаки, к ночи, пользуясь темнотой, пытался просочиться через боевые порядки советских войск к союзникам. Кемпке якобы видел, как Борман погиб от разорвавшегося снаряда.

А по утверждению руководителя молодежи Аксмана, Борман покончил с собой, проглотив капсулу с цианистым калием после того, как стало ясно, что через порядки русских не пройти.

Многие заявляли, что Борман жив, и видели его в разных местах земного шара: в Северной Италии в 1947 году в одном из монастырей, где он и умер впоследствии; в Южной Америке, в Аргентине, миллионер; скончался от рака в Чили и т. д. В апреле 1973 года западногерманский суд официально объявил Бормана мертвым на основании идентификации скелета, найденного при раскопках неподалеку от гитлеровского бункера.

"Некоторые сомнения относительно того, действительно ли кости, найденные в Берлине, принадлежат Борману, все же остаются", - выразил свое несогласие Симон Визенталь, возглавлявший в то время Венский центр документации (архив).

ГИММЛЕР

(1900-1945)

Гиммлер Генрих - один из главных политических и военных деятелей нацистской Германии, рейхсфюрер СС. Претендент на место наследного принца в случае отмены Гитлером своего декрета о назначении своим преемником Геринга.

Гиммлер был руководителем гражданской и военной политической полиции Германии, главнокомандующим несколькими дивизиями СС. 17 июля 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции.

Этому человеку Гитлер доверял безгранично, что неоднократно подчеркивал в личных беседах.

Фюрер был особенно признателен Гиммлеру за организацию войск СС, собственной секретной службы СД, никогда при этом не упоминая гестапо.

Гиммлер был самым желанным гостем и с 1943 года единственным имперским министром внутренних дел, с которым Гитлер проводил в беседах по нескольку часов. Гитлер внимательно выслушивал его высказывания относительно немцев за границей и по вопросам переселения и соглашался с ним.

С 1940 года резиденция Гиммлера всегда была вблизи ставки Гитлера. Гиммлер неоднократно приглашал офицеров ставки к себе в гости.

После формирования "дивизий народных гренадеров", отданных в распоряжение Гиммлеру, и назначения его командующим резервной армией, в 1944 году он почти ежедневно бывал у Гитлера.

Такие взаимоотношения продолжались до февраля 1945 года. После поражения эсэсовских войск генерала Штейнера в Померании и Дитриха в Австрии отношения между Гитлером и Гиммлером заметно испортились. По приказу Гитлера весь личный состав эсэсовских дивизий, бывший под командованием указанных генералов, должен был снять нарукавные нашивки "Адольф Гитлер" и "Гитлерюгенд".

Гиммлер должен был лично доставить этот приказ в дивизии.

С середины апреля 1945 года Гиммлер не появляется в ставке Гитлера. Последнее, что было о нем слышно, - его предложение англичанам и американцам о заключении сепаратного мира. Это произвело на Гитлера тяжелое впечатление.

Опасались Гиммлера и партийные руководители. Он хорошо знал их жизнь, и они боялись, как бы он не стал докладывать о них фюреру. В связи с этим обстоятельством взаимоотношения Гиммлера и Бормана были весьма холодными. Население не любило Гиммлера. Его боялись. Гестапо и концентрационные лагеря вызывали всеобщий страх. Гиммлер знал об этом, но не обращал на это ни малейшего внимания, уверяя фюрера, что после войны отношение к нему, Гиммлеру, изменится к лучшему.

Тем не менее Гиммлер заботился о семьях ушедших на фронт, давал строгие указания о поддержке этих семей. Об этом знали в армии, поэтому семьи фронтовиков часто обращались к нему за помощью.

В личной жизни Гиммлер был прост и скромен. Враг алкоголя, он строго наказывал командиров СС, виновных в пьянстве.

Его семья, жена и дочь, жили в вилле на берегу озера Тагернзее...

И ещё несколько данных из биографии Гиммлера...

Родился в Мюнхене в семье баварского учителя. Собирался стать профессиональным офицером, но на фронт в Первую мировую не попал - она закончилась, и поступил в "Добровольческий корпус".

Учился на сельхозфакультете Технического института, где сблизился с нацистами. Во время "Пивного путча" (1923) был знаменосцем, нес "боевое знамя рейха". В 1925 году вступил в НСДАП и был назначен гауляйтером Баварии. В 1928 году Гиммлер женился на дочери прусского землевладельца Маргарет Боден, которая была старше его на семь лет.

6 января по распоряжению Гитлера Гиммлер стал рейхсфюрером СС. Он разработал свод требований, какими должны быть офицеры СС и их "образцовые жены", соответствующие ритуалы и атрибуты СС. Создал секретную службу СД, поставив во главе Гейдриха.

Гиммлер создал первый концентрационный лагерь в Дахау.

В 1934 году он был назначен шефом прусского гестапо, а в 1936-м верховным руководителем всех спецслужб германской полиции.

В 1943 году Гиммлер - имперский министр внутренних дел.

В 1944 году - командующий Резервной армией.

21 мая 1945 года при попытке перейти датскую границу был арестован британскими военными властями и покончил с собой, приняв яд.

А вот описание внешнего облика Гиммлера:

"Он производил впечатление интеллигентного учителя начальной школы... Из-под невысокого лба смотрели через поблескивающие стекла пенсне серо-голубые глаза. Подстриженные усы под прямым, правильной формы носом выделялись темной полоской на болезненно-бледном лице. Губы бескровные и очень тонкие... Кожа на шее дряблая и вся в морщинах. В уголках рта иногда появлялась едва заметная ироничная и презрительная усмешка, обнажавшая ослепительно белые зубы, которая оживляла на минуту неподвижное лицо. Руки тонкие, белые, почти девичьи, с четко просматривающимися голубыми жилками..."

ГЕББЕЛЬС

(1897-1945)

Пауль Йозеф Геббельс - лидер нацистской партии, главный пропагандист Третьего рейха, ближайший соратник и друг Гитлера. Родился 29 октября в Рейдте, в набожной семье католиков. Маленького роста, колченогий. Учился в иезуитской семинарии, был лучшим учеником и всегда побеждал в словесных поединках. Получил университетское образование, в 1921 году защитил диссертацию на тему о жанрах литературы.

В 1922 году вступил в НСДАП, а в 1924-м стал лидером левого крыла нацистской партии. В 1926 году - гауляйтер Берлина, в 1927-1935 годах главный редактор газеты "Ангриф", рупора философии национал-социализма.

В 1928 году - депутат рейхстага. С 1929 года - имперский руководитель пропаганды нацистской партии. С 1933 года - рейхсминистр народного просвещения и пропаганды.

Главный идеолог нацизма Геббельс пользовался большим благоволением Гитлера, хотя его связи с киноактрисами фюрер осуждал. Любовные похождения почти привели к разводу Геббельса с женой, но этому помешали Геринг и Гитлер.

Во время войны Геббельс снова приобрел популярность среди населения Берлина, так как он, несмотря на бомбардировки, отказался эвакуироваться, оставив свою семью в городе.

Гитлер даже назначил Геббельса своим преемником на посту рейхсканцлера. После самоубийства Гитлера Геббельс и его жена покончила с собой, отравив шестерых своих детей.

РИББЕНТРОП

(1893-1946)

Иоахим фон Риббентроп - министр иностранных дел Германии. Учился в Касле и Метце. Работал в Англии, США и Канаде. К 1925 году стал преуспевающим бизнесменом.

В 30-е годы Риббентроп сыграл исключительно важную роль в приходе нацистов к власти, взяв на себя миссию посредника в переговорах между нацистами и людьми президента Гинденбурга.

В 1936 году Риббентроп был назначен послом в Великобритании, а с 4 февраля 1938 года - министром иностранных дел Третьего рейха.

Напыщенный и тщеславный, он достиг своего максимума после заключения пакта о дружбе с Россией в 1939 году. За это Гитлер выразил ему свою благодарность и признательность в одном из выступлений в рейхстаге.

В последующие годы влияние Риббентропа быстро уменьшалось в связи с тем, что выяснилось его незнание действительной обстановки в Югославии, Болгарии и Румынии.

В 1944 году Гитлер высказал серьезные упреки Риббентропу за то, что не была своевременно разоблачена группа английских шпионов в немецком посольстве в Анкаре. За обедом Гитлер во всеуслышание говорил, что министерство иностранных дел ничего не знает. При этом фюрер подчеркнул, что от Гиммлера и СД он получает более точную информацию. Понятно, что это усилило имевшуюся уже ранее взаимную неприязнь между Гиммлером и Риббентропом.

После перехода на сторону СССР Румынии и Болгарии Гитлер редко принимал Риббентропа, утверждая, что он "рассказывает сказки". В начале апреля 1945 года Риббентроп усиленно пытался добиться аудиенции у Гитлера, но безуспешно.

23 апреля его семья выехала в местечко Фушль. Вскоре туда выехал и сам Риббентроп, и затем, перебравшись в Гамбург, попытался скрыться.

Однако 14 июня 1945 года Риббентроп был арестован британскими оккупационными властями. Суд Международного военного трибунала в Нюрнберге приговорил его к смертной казни за преступления против человечества.

16 октября 1946 года Риббентроп был повешен.

РОЗЕНБЕРГ

(1893-1946)

Альфред Розенберг - рейхсминистр по делам оккупированных восточных территорий, главный идеолог нацизма, заместитель Гитлера по вопросам "духовной и идеологической подготовки" членов нацистской партии.

Родился в Ревеле, учился в Риге и Москве, где окончил в 1918 году Высшее техническое училище по специальности инженер-строитель.

В 1933 году - начальник управления внешней политики НСДАП. Уже 20 апреля 1941 года Гитлер объявил Розенбергу о своем решении назначить его министром по делам оккупированных восточных территорий (очевидно, с учетом знания русского языка, культуры и обычаев).

9 мая 1941 года Розенберг представил проект расчленения СССР на пять губернаторств: "Остланд" - Прибалтика с Белоруссией; Украина с Поволжьем и Крымом с предоставлением автономии; Кавказ; Россия; Туркестан.

Гитлер отверг автономию Украины и название "губернаторство", заменив их названием "рейхскомиссариаты".

Розенберг редко бывал у Гитлера. В 1941-1943 годах - не более пяти раз. Гауляйтер Кох настойчиво и неоднократно докладывал Гитлеру о том, что Розенберг чересчур пассивно руководит работой в оккупационных областях.

Розенберга упрекали и в том, что он не сумел пресечь беспечное барское существование гауляйтера Лозе в Прибалтике.

Тем не менее "философ" расизма, автор нашумевших книг "Миф ХХ века" (1929) и "Будущий путь германской внешней политики" (1927) по приговору Международного военного трибунала в Нюрнберге был повешен 16 октября 1946 года.

ШПЕЕР

(1905-1981)

Альберт Шпеер - одаренный архитектор, стал не менее талантливым министром оборонной промышленности и вооружений. В 1931 году вступил в НСДАП, в 1933-м - в СС.

С 1937 года Шпеер - главный инспектор рейха по архитектуре. Он проектировал государственные учреждения, стадионы, дворцы, монументы и целые города.

С этим рейхсминистром Гитлер был в прекрасных отношениях вплоть до конца войны (последний раз на докладе у Гитлера Шпеер был 20 апреля 1945 года). Однако Шпеер всячески оказывал сопротивление приказам Гитлера проводить политику "выжженной земли".

Шпеер - единственный из обвиняемых в Нюрнберге, кто признал свою вину за преступления Третьего рейха. Приговорен к 20 годам заключения в тюрьме Шпандау. Освободился в 1966 году.

КЕЙТЕЛЬ

(1882-1946)

Вильгельм Кейтель - генерал-фельдмаршал, главнокомандующий вооруженными силами и основной военный советник Гитлера. Высокий, корректный, благообразный.

Став после падения Франции генерал-фельдмаршалом и узнав о планах Гитлера "идти на Восток", пытался всячески отговорить того от нападения на Советский Союз и даже, составив меморандум с обоснованием своих возражений, подал в отставку.

Гитлер устроил Кейтелю разнос, оставив его на посту начальника верховного главнокомандования вермахта (ОКВ). С этого момента слепо, но пунктуально Кейтель выполнял все приказы фюрера, вплоть до геноцида.

8 мая 1945 года он подписал свой последний акт - о безоговорочной капитуляции. В Нюрнберге признал себя виновным, что выполнял приказы Гитлера. Со словами "Германия превыше всего" умер на виселице.

ДЕНИЦ

(1891-1981)

Адмирал Дениц - талантливый морской офицер. Только в 1943 году под его командованием подводные лодки германского флота потопили 120 кораблей союзников общим водоизмещением 623 тыс. тонн, за что Гитлер наградил его Рыцарским крестом с дубовыми листьями.

О гросс-адмирале Карле Денице Гитлер отзывался всегда в самых восторженных выражениях. Несмотря на тяжелые потери, понесенные германским подводным флотом, Дениц изыскивал новые возможности для ведения войны на море. Всю свою энергию он направил на строительство новых подводных лодок. Не его вина, что не хватало горючего, чтобы ввести их в строй.

Дениц - один из немногих доверенных Гитлера, убежденный сторонник нацистской философии, кто энергично руководил созданием частей морской пехоты, двинутых на выручку Берлину, чем он ещё раз доказал свою преданность Гитлеру...

С 1943 года он стал командующим военно-морским флотом Германии, а с мая 1945 года - преемником Гитлера.

В одном из выступлений в рейхстаге Гитлер сказал, что после Геринга и Гесса кандидатом в его преемники должен стать храбрейший из числа германских граждан. Он, конечно же, имел в виду гросс-адмирала Деница...

РЕМ

(1887-1934)

Речь пойдет об одной весьма колоритной нацистской фигуре, когда-то самом близком Гитлеру по духу и партии человеке, руководителе штурмовых отрядов СА.

Став профессиональным военным, участвовал в Первой мировой войне. Сблизившись с нацистами и постоянно участвуя в стычках с коммунистами, стал первым организатором штурмовых отрядов нацистской партии Гитлера.

Эрнст Рем и Адольф Гитлер были одними из первых членов полувоенной организации "Железный кулак" (Eiseme Faust), созданной в 1919 году с целью проведения националистической пропаганды и террористических акций против сторонников Веймарской республики. На базе этой организации была позднее создана Немецкая рабочая партия, в которую вступил Гитлер и которая позже была преобразована в Национал-социалистическую рабочую партию Германии.

Судьба Рема трагична. Его убил лучший друг... Гитлер! Вот уж истинно "Господи, избави меня от друзей, а с врагами я сам справлюсь"...

Капитан 10-го баварского пехотного полка Рем был участником подавления Баварской советской республики. В 1923 году Рем являлся руководителем организации "Рейхскригсфлагге" в Мюнхене, участвовал 8 - 9 ноября в гитлеровском путче и был приговорен к нескольким месяцам заключения в крепость Ланденсберг-на-Лехе.

Затем, согласно сообщениям газет, он уехал в Боливию в качестве военного инструктора. За несколько лет до прихода Гитлера к власти Рем снова появился в Германии в качестве начальника штаба СА.

В 1933 году активно способствовал приходу к власти Гитлера. Но затем их пути разошлись на почве дележа этой власти. Последний раз Гитлер посетил Рема в середине июня 1934 года в Бад-Визее на Тегернзее. Гитлер через несколько часов уехал... В ночь с 29 на 30 июня Гитлер вылетел из Годесберга-на-Рейне в Мюнхен и оттуда снова в Бад-Визее. В гостинице "Ганзельбауэр" рано утром Гитлер приказал в своем присутствии арестовать Рема, обергруппенфюрера СА Шнейдхубера, Ейнеса и многих других, направить их в Мюнхен и расстрелять. Затем Гитлер полетел в Берлин, прибыл туда вечером и поехал тотчас к себе домой на Вильгельмштрассе...

А 30 июня 1934 года все население Германии узнало из газет, что Рем расстрелян как предатель.

Из печати также стало известно, что 30 июня 1934 года были расстреляны как предатели Шлейхер, который непродолжительное время являлся рейхсканцлером, и Штрассер, который до 1933 года сам вышел из партии. Несколько лет спустя в военном окружении Гитлера говорили о том, что сын Штрассера хотел стать офицером, однако Гитлер не разрешил принять его в армию.

ГЛАВА 28

Уничтожение Рема и верхушки наци, приведших Гитлера к власти, стали сигналом к действию по обеспечению собственной безопасности фюрера. О том, как создавалась имперская служба безопасности, тайная полевая полиция и прочие спецслужбы, рассказывает начальник личной охраны Гитлера группенфюрер СС Раттенхубер:

"Весной, в марте - апреле 1934 года, меня вызвал к себе инспектор криминальной полиции Форстер, который в то время являлся старшим чиновником прикомандированной к Гитлеру в Мюнхене команды сотрудников криминальной полиции, состоявшей из 5 - 8 человек, и сообщил мне, по поручению главного адъютанта Брюкнера, что я немедленно должен выехать в Берлин, чтобы быть представленным Гитлеру. По распоряжению Гиммлера, я уже руководил командой с апреля или мая 1933 года, но с Гитлером ещё ни разу не говорил.

Когда на следующий день я явился к Брюкнеру в форме капитана полиции, он заявил мне, что в 4 часа я должен ожидать в гостинице "Кайзерхоф" Гитлера, где буду ему представлен и приглашен к нему на чай. В назначенное время я уже находился в "Кайзерхоф" при входе с улицы Мауерштрассе (главный вход в "Кайзерхоф" с улицы Вильгельмплац).

Через некоторое время подъехал Гитлер, быстро вышел из машины и вошел в "Кайзерхоф". Брюкнер представил меня, на что Гитлер коротко сказал:

- Вы выполняли приказы бывшего правительства, я ожидаю от вас и ваших чиновников, что вы таким же образом будете выполнять и мои приказы. Пройдите, пожалуйста, со мной.

Я последовал за Гитлером вместе с Брюкнером, Шаубом и шофером Гитлера Шреком, а также с несколькими людьми из команды сопровождения. Мы прошли через ход длиной примерно 25 метров и шириной 3 метра в вестибюль гостиницы и оттуда непосредственно в большой зал, пересекли его и сели за стол. С Гитлером сидели только Брюкнер, Шауб, Шрек и я, в то время как два эсэсовца из команды сопровождения заняли место на эстраде, расположенной вокруг зала. На этой эстраде, а также за другими столами в зале сидели многочисленные посетители гостиницы, пришедшие выпить послеобеденный чай и послушать музыку. В этом послеобеденном чае Гитлер очень часто принимал участие.

Я припоминаю, что Гитлер, как и три господина из его окружения, а также команда сопровождения из СС были одеты в гражданское платье. В течение беседы, продолжавшейся за чаем не более часа, Гитлер, насколько мне помнится, говорил только о постройках и театре. Разговоров служебного порядка или на политические темы определенно не велось, так как соседние столы, находившиеся от стола Гитлера не более чем в двух метрах, были заняты обычной публикой. По прошествии часа Гитлер встал и пошел тем же путем, которым входил, то есть к выходу на улицу Мауерштрассе. На прощание подал мне руку и поехал к себе домой. Больше он со мной не говорил. По истечении двенадцати с половиной лет я могу вспомнить, как выглядел Гитлер и как все было в гостинице "Кайзерхоф". Гостиница имеет несколько этажей, выходящих с двух сторон на Вильгельмплац, затем одной стороной на улицу Мауерштрассе и с четвертой стороны - на небольшую улицу, отделяющую "Кайзерхоф" от министерства финансов. В фасаде со стороны Вильгельмплац она имеет закрытую веранду и магазин табачных изделий, цветочный магазин и парикмахерскую. В остальных фасадах гостиница имела только окна, за исключением упомянутого входа с улицы Мауерштрассе, у которого я ждал Гитлера в 1934 году...

Вестибюль гостиницы "Кайзерхоф" имел обычный вид гостиничных вестибюлей с газетными и цветочными киосками, лифт для людей и багажа, а также витрину галантерейных товаров и сувениров для путешествующих. Из вестибюля широкий вход без двери вел прямо в большой зал, который не имел окон, выходящих на улицу, и освещался частично через вестибюль и большой вход, а также сверху...

Кто же такой Раттенхубер, первый и бессменный начальник личной охраны Гитлера, ставший, по существу, двойником фюрера, его тенью и талисманом жизни вождя наци?

Родился Иоганн Раттенхубер 30 апреля 1897 года в деревне Оберхахинг близ Мюнхена, в семье мелкого предпринимателя и содержателя небольшого ресторанчика Ганса Раттенхубера. Девичья фамилия матери, дочери зажиточного крестьянина, - Анна Коглер.

Окончил 4 класса народной школы и 8 классов средней школы в Мюнхене, куда родители переехали в 1907 году.

3 апреля 1916 года был призван в армию и в сентябре того же года, после обучения в Пассау на Дунае, прибыл на фронт. В 1917 году был младшим командиром на курсах прапорщиков, затем, после нескольких месяцев повторного пребывания на фронте, был направлен весной 1918 года на курсы лейтенантов. В октябре 1918 года ему было присвоено звание "лейтенант".

С сентября 1916 до середины мая 1917 года участвовал в боях против Румынии и России в Карпатах и Галиции, с мая 1917-го и до конца войны - на Западном фронте против Франции, Англии и американцев.

В январе 1919 года возвратился домой. Поступил учиться в Высшую коммерческую школу в Мюнхене, затем, проучившись один год, перешел на работу, в качестве волонтера, в Немецкий банк в Мюнхене.

Перспективы карьеры на этой должности были очень незавидные, и Раттенхубер поступил в сентябре этого же года на службу в полицию земли Бавария. До 1922 года служил в городе Бейроте, а затем, в том же году, был переведен в Мюнхен.

В июне 1925 года ему было присвоено звание "обер-лейтенант". До 1925 года в течение трех лет командовал взводом в 8-й и 3-й полицейских ротах, после чего был переведен в 11-ю роту заместителем командира роты. В 1930 году руководство полиции отозвало его в Мюнхен, где был использован в качестве вспомогательного сотрудника по вопросам образования и спорта.

10 марта 1933 года Гитлер пришел к власти. Имперский руководитель СС Гиммлер был временно назначен исполняющим обязанности президента полиции в Мюнхене. Так как Гиммлер не был в достаточной мере знаком с обязанностями президента полиции и взаимоотношениями между подразделениями полиции Мюнхена (сельская полиция, команда по охране улиц и регулированию уличного движения, уголовная и административная полиция), то он попросил у руководителя полиции земли полковника Фрайгерра фон Имгофа дать ему адъютанта.

Выбор пал на Раттенхубера: Гиммлер ещё в 1918 году учился вместе с ним в офицерской школе и они, естественно, встречались и хорошо знали друг друга.

12 марта 1933 года последовало назначение Раттенхубера адъютантом Гиммлера.

В связи с тем что фюрер большей частью находился в Баварии (Мюнхен, Нюрнберг), Гиммлер приказал тогдашнему штандартенфюреру СС Гейдриху выделить команду, состоящую из полицейских-криминалистов, которая должна была сопровождать фюрера в его поездках по Баварии.

Сперва этой командой руководил капитан Беллевиль. В неё входили криминалисты Форстер, Шмидгбауэр, Лутц, Шмидт, Пешль. После перехода Беллевиля в апреле 1933 года в полицию по охране порядка руководство группой перешло к Раттенхуберу.

Фюрер поначалу настороженно относился к этой команде - ещё со времен борьбы за власть у него осталась антипатия к полиции.

В это время Раттенхубер ещё не принимал участия в поездках Гитлера, зачастую находясь в поездках с рейхсфюрером Гиммлером, к которому к тому времени перешло руководство политической полицией страны (Саксония, Вюртенберг, Баден, Гессен, Гамбург и др.). Весной 1934 года, когда Гиммлер взял под свое руководство прусскую государственную полицию, Раттенхубер с хозяином переехали в Берлин.

В декабре 1934 года Раттенхубер женился вторично - первая жена, на которой он женился в 1922 году, умерла. От первого брака остался сын Ганс, 1923 года рождения, который в чине лейтенанта с 1941 года служил в танковом корпусе, - судьба его неизвестна. Во втором браке у Раттенхубера родилась в 1942 году дочь...

...В связи с попыткой начальника штаба штурмовиков Рема сместить фюрера, команда сопровождения Гитлера была усилена. В неё вступили криминалисты Бергмюллер Ганс, Бергмюллер Людвиг, Вурманнштеттер, Иорг, Бюффнер и Виттманн. Благодаря четким действиям членов команды по предотвращению попытки путча, Гитлер проникся доверием к криминалистам и стал с этого времени весьма благосклонно относиться как к тем, кто охранял непосредственно его, так и к тем, кто охранял его квартиру в Берлине.

Вскоре Гитлер поручил Раттенхуберу организовать личную охрану Геринга, Гесса, Гиммлера, Риббентропа, Геббельса, Фрика, Дарре и обеспечить безопасность резиденций в Мюнхене, а с января 1935 года также и в Берхтесгадене.

Работа по организации команд личной охраны в 1934 году в основном была проведена Раттенхубером, он был освобожден от обязанностей адъютанта Гиммлера и поставлен руководителем только личной охраны Гитлера.

С этого времени и начинается круглосуточная работа начальника личной охраны Гитлера, где бы тот ни был.

Скажем, на строительстве зданий, сооружений ставок, в канцелярии или поездках...

Прежде чем допустить рабочих на такое строительство, Раттенхубер запрашивал на них данные по полицейским учетам, собирал характеристики местных полицейских властей и бургомистра или руководителя местной национал-социалистической организации.

Среди рабочих насаждалась агентура. Пропуска выдавались с так называемыми недельными марками, которые имели разные цвета и номера. Руководители групп, которым состав их групп был известен по фамилиям и в лицо, несли ответственность за правильность выдачи марок.

При использовании иностранных рабочих максимально допустимым было соотношение: один немец на четырех иностранцев.

Не разрешалось проносить на место строительства в закрытом виде ящики и другие упаковки.

Канализационная, отопительная, вентиляционная системы перед сдачей в эксплуатацию проверялись.

Места, где имелась пустота, а также пространство под настилом пола просвечивались в присутствии лиц, отвечающих за данный участок строительства, после чего в присутствии проверяющих заканчивалось строительство или настил пола.

Тщательнейшим образом проверялось качество проводок, кабелей, прежде чем применять их на строительстве.

По окончании работ все ещё раз тщательно проверялось специальной комиссией, состоявшей из специалистов и обязательно полицейских-криминалистов. В места, где имелась пустота, устанавливались на длительное время чувствительнейшие аппараты подслушивания.

Социальное обеспечение рабочих контролировалось Раттенхубером лично: регулярное снабжение питанием, сигаретами и т.д., дабы не было недовольства. Существовал неписаный закон: довольные рабочие - гарантия безопасности строительства.

Еще более строгие мероприятия проводились по обеспечению безопасности уже оконченных строек, а также служебных зданий и частных квартир охраняемых.

Проводилась проверка обслуживающего персонала и всесторонний надзор за их родственниками и знакомыми. Изготавливались и менялись пропуска с фотокарточками и месячными марками, разными по цвету.

Каждый входящий в охраняемое сооружение, будь то посетитель, дворник или сопровождающие лица, обязаны были о себе доложить. Каждому задавался один и тот же вопрос: разрешен ли ему вход в дом?

У лиц, не доложивших о своем посещении заранее, тщательно проверялись пропуска с фотокарточками, после чего о них докладывалось по телефону.

Все посетители должны были иметь визитную карточку, в которой указаны биографические данные посетителя, время посещения и что он несет с собой. По окончании визита посетитель обязан был отметить время окончания посещения. Все лица, не имевшие пропуска с фотографией, сопровождались от входа до служебного помещения и обратно. Вход в здание и выход без сопровождающего лица был строжайше запрещен.

Пакеты отбирались постовым, доставлялись в специально оборудованное противобомбовое помещение и там проверялись, после чего к пакету приклеивался контрольный листок с пометкой о проведенной проверке и фамилией проверяющего.

Запрещалось производить подобную проверку вблизи жилых помещений. Строжайше запрещалось принимать пакеты от неизвестных лиц. Пакеты, предназначавшиеся частному лицу, брались этим лицом у принесшего пакет у выхода из помещения в присутствии швейцара. Запрещалось оставлять непроверенные пакеты на ночь, до утра.

Контроль за выполнением этих мероприятий должен был осуществляться днем и ночью.

При доставке продуктов питания мероприятия по безопасности осуществлялись особенно тщательно. Для закупки продуктов предусматривалось несколько магазинов, проверялся обслуживающий персонал магазинов. Закупки производились почти ежедневно в разных магазинах и в присутствии шеф-повара. Чтобы не допустить отравления продуктов, запрещалось делать заказы по телефону. При доставке большого количества риса, муки, фруктов всегда бралось несколько пригоршней снизу, сверху, с боков после чего производился химический анализ.

Овощи, салат привозились с частных огородов, а возделывающие их люди тщательно проверялись. Если была необходимость закупить овощи не с частного огорода, то в таком случае запрещалось делать заказы по телефону. Закупки должны были производиться непосредственно на месте.

Овощи, салат, предназначенные для фюрера, возделывались в Оберзальцберге и доставлялись на кухню специальным курьером.

Упаковки сопровождались запиской, в которой указывались фирма, фамилия доставляющего упаковку лица и её содержимое, род упаковки.

Работы по оборудованию зданий должны были проводиться постоянными лицами, которые работали в этом здании уже несколько лет и были всем известны. Использование посторонних рабочих не практиковалось.

Дополнительные мероприятия по безопасности требовалось проводить по охране квартиры фюрера в Мюнхене.

На первом этаже особняка был установлен пост из четырех человек, которым были известны все жители дома. Все посетители должны были доложить о себе охране, они заносились в журнал и могли войти в дом только после того, как о них было спрошено по телефону у жителя дома, к которому шли посетители. Ответственность за вносимые пакеты целиком возлагались на жильца, к которому шли гости.

Велось усиленное наблюдение за близлежащими домами. Сдача квартир могла производиться только с разрешения имперской службы безопасности. Соответствующая проверка была основой такого разрешения.

Над каминами были вделаны сетки из проволоки, чтобы нельзя было ничего сбросить в комнату через трубу. Чердачные окна и люки закрывались изнутри железными задвижками, ключи к которым находились только у службы имперской безопасности.

Чтобы путь для въезда фюрера был свободен, противолежащий тротуар был обнесен проволочным забором высотой почти полтора метра.

Как ночью, так и днем по близлежащим улицам ходил патруль, который, на время пребывания фюрера в Мюнхене, усиливался двумя людьми из личной охраны Гитлера. Они патрулировали непосредственно перед домом.

Гостиницы, которые посещал Гитлер, находились круглый год под охраной гестапо. За обслуживающим персоналом велось наблюдение, а о постоянных посетителях имелись самые точные данные. Это облегчало наблюдение за теми, кто прибыл в гостиницу впервые.

К тому же Гитлер посещал гостиницы часто неожиданно, и этим самым исключалась возможность скопления к его приезду большого количества людей.

Один из местных криминалистов вел наблюдение в подъезде, второй - во внутренних помещениях гостиницы. Подвальные помещения находились под особым наблюдением.

Старший чиновник имперской службы безопасности контролировал журналы, в которые заносились вновь прибывшие и их анкетные данные. Он также наводил справки о том, кто размещается над и под комнатой фюрера. Прилегающие к комнате фюрера помещения занимались адъютантами и личной охраной.

Если фюрер находился в ресторане, то его комнаты тщательно осматривались и у дверей выставлялся пост в количестве одного человека из "команды сопровождения фюрера". Два человека из состава имперской службы безопасности и три из эсэсовской команды сопровождения находились в ресторане и располагались так, что под их контролем оказывались все подходы к столу Гитлера.

Спустя некоторое время после входа Гитлера в ресторане появлялись опытные криминалисты со своими женами, занимали свободные места и незаметно для посторонних вели наблюдение. Эти криминалисты должны были вмешаться только при непосредственной опасности для жизни Гитлера, чего никогда не случалось.

Во время сна комнаты фюрера охраняли люди имперской службы безопасности, а внешнюю охрану гостиницы и близлежащих улиц несла местная уголовная полиция.

Исключение составляла в дни съезда партии гостиница "Дойче Хоф" в Нюрнберге. В эти дни она была занята исключительно руководителями партии, которые имели пропуска, выданные им имперской канцелярией.

Размещение в гостинице других лиц было запрещено. Имперской службой безопасности и войсками СС была организована троекратная проверка пропусков. В остальном внутренняя охрана была организована так, как описывалось выше. Исключалось только посещение ресторана местными криминалистами с женами.

Вот так или примерно так была поставлена служба личной охраны фюрера. Надо сказать, что, рассказывая о себе, Раттенхубер слишком скромно представил свое участие в ней. Это и понятно - пленение и арест, приговор суда к отбытию наказания сроком в четверть века - не лучший повод для воспоминаний. Тем более следует добавить кое-что к рассказу Раттенхубера о его деятельности...

Так, следует сказать, что Раттенхубер был не просто дисциплинированный исполнитель, служака, он был талантливым изобретателем, думающим человеком. Один пример.

До 1940 года в организации ночной охраны фюрера Раттенхубер считал большим недостатком отсутствие хорошего оружия с точным боем. Хотя ночные посты и имели личное оружие и фонари, но это было не совсем удобно для несения ночной службы.

Годом ранее как начальник личной охраны Гитлера генерал Раттенхубер в разговоре с Гиммлером высказал свои соображения о необходимости сконструировать оружие, в котором было бы смонтировано освещение цели, прицеливание лучом света и автоматизация стрельбы. Гиммлер принял эти соображения, и в 1940 году Раттенхубер получил... два желаемых пистолета. Это оружие сконструировал один из инженеров войск СС, а изготовили его в одном из концлагерей...

В течение 1940 - 1941 годов этим оружием были частично вооружены охрана Гитлера, Геринга и Гиммлера.

Практический радиус действия луча фонаря, а следовательно, и прицельного огня в ночное время составлял до тридцати метров. На этом расстоянии объект не только освещается, но и ослепляется ярким лучом.

Оружие отрегулировано было таким образом, что прицеливание осуществлялось простым наведением луча на объект, что значительно легче, быстрее и надежнее, нежели обычное прицеливание через прорезь прицела. Благодаря нанесенной на линзе фонаря точке, освещенный объект имел посредине светового круга черное пятно, указывающее место поражения.

Преимущества такого рода оружия, учитывая задачи охраны в ночное время, были очевидны.

Правда, увеличился размер и вес оружия, а также из-за сырости выходили из строя батарейки...

Надо сказать, что Раттенхубер, несмотря на свою "жестокость по должности", не был таковым. В нем, пожалуй, больше, чем у кого-либо из всего окружения Гитлера, было порядочности, честности и... человечности! Да, как ни странно, у группенфюрера СС было больше человечности, чем у рядового солдата вермахта...

...Весна 1919-го. Бавария. Провозглашена Баварская советская республика. А Раттенхубер - командир роты 13-го баварского пехотного полка, дислоцированного в Айхштедте (Северная Бавария) - принял присягу на верность социал-демократическому правительству Гофмана. И он остается верен присяге. На базе кадрового офицерского состава создает "роту безопасности" и выступает для подавления революции и советской власти в Мюнхене.

В то время как революция была потоплена в крови, при входе в город Раттенхубер уводит свое подразделение в сторону от места боя и, таким образом, не участвует в расправе над коммунистами.

Он уходит и от операции по аресту и расстрелу Рема и других видных нацистов, не участвует в уничтожении заговорщиков (20 июня 1944 года).

Несмотря на высокий пост и должность, дающую ему право делать все для блага своего и близких, он тем не менее никогда за 12 лет не использовал своего положения в корыстных целях. Единственный сын - лейтенант - воюет танкистом. Шурин Гакель Макс работает всю жизнь столяром. Второй родственник по линии жены - Дени Иозеф - рабочий на заводе БМВ в Мюнхене до войны, а потом рядовой солдат на фронте. В германской армии служат ещё два родственника: Маретти Эрих - солдатом и Гейнрих Антон - переводчиком с английского. Самый близкий друг Раттенхубера - инженер-электрик фирмы "Сименс и Гальске" в Мюнхене. Единственная поблажка для друга - допуск к работе по электрооборудованию резиденции Гитлера в Оберзальцберге (Берхтесгаден).

Казалось бы, что самое близкое окружение у начальника личной охраны Гитлера Раттенхубера должно быть из числа самого высшего эшелона власти и верховного командования. На самом деле он поддерживает дружеские взаимоотношения с летчиком Гитлера Бауром и командующими - горным корпусом в Норвегии генералом Хенгелем и 1-й горной дивизией генерал-лейтенантом Риттманом...

Раттенхубер был строен, высок, красив и опрятен. К концу войны стал полнеть, посеребрились волосы, но его карие глаза по-прежнему были молоды. Лицо его было мужественным, с дугообразными бровями, большим носом, большим ртом, прямым подбородком. На правой стороне лица - шрамы. Хромает. Награжден германским крестом и медалью. Гиммлером награжден серебряным кольцом с личной монограммой.

"С 1934 года и до смерти Гитлера в течение двенадцати лет я бессменно стоял во главе его личной охраны "Имперской службы безопасности" "Рейхсзихерхайтсдинст", - скажет он на следствии...

ГЛАВА 29

А теперь перейдем ненадолго в квартиру Гитлера в Берлине, что находится на улице Вильгельмштрассе, в старом строении бывшего известного берлинского архитектора Шинкля.

Сразу в парадном входе комната дежурного офицера СС. Отсюда попадем в переднюю, из которой ведет проход в раздевалку и туалетную комнату. За этим проходом находится широкая лестница, ведущая в большую раздевалку, которой пользовались только во время больших приемов.

Через двустворчатую дверь передней попадаем в вестибюль, где два больших стола и у каждого из них по одному кожаному дивану и стулу.

Справа от входа двустворчатая широкая дверь, ведущая в почетный двор (на Вильгельмштрассе), где стоял удвоенный почетный армейский караул. С левой стороны двустворчатая дверь выходит в кинозал. В первом ряду мягкие кресла для Гитлера и его ближайшего окружения, остальные ряды - кожаные кресла примерно на восемьдесят человек.

Через проход из передней, где имеется маленький столик, небольшой диван и четыре стула, справа небольшой вход на кухню, а по лестнице - в жилую комнату, рабочий кабинет и спальню Гитлера, а также в жилую комнату и спальню Евы Браун. Личным приказом Гитлера входить в эти помещения строжайше запрещено. Туда может входить только прислуга - интендант дома Кауенберг и его жена, а также горничная Фрида.

По левую сторону от передней двустворчатая дверь в так называемую дамскую комнату - небольшое проходное помещение. Здесь - столик, диван и несколько стульев. Мебель начала 19-го столетия.

Из дамской комнаты слева двустворчатая дверь вела в кинозал, направо курительная комната. В ней большой черный стол с атласом и глобусом. Позади большого стола диваны и несколько стульев перед открытым камином. У стены небольшой стеклянный шкаф, в котором хранились всевозможные маленькие безделушки - большей частью подарки Гитлеру. В курительной комнате ежедневные посетители и приглашенные ожидали перед обедом или ужином Гитлера. Из неё дверь справа вела в кухню, а слева - в столовую.

В кухне небольшая передняя, где столовалась команда сопровождения СС. Кухня большого размера с большой плитой посредине, с посудными шкафами по обе стороны, а также шкафами для продуктов и кухонными столами.

Столовая - большое светлое помещение, левая сторона которого с высокими стеклянными дверьми и окнами, выходящими в парк. Посредине столовой большой круглый стол с красными кожаными стульями примерно на четырнадцать человек,

Около двух других стен ещё по одному маленькому столику, каждый на четыре - шесть человек. В глубине столовой - вход в кухню.

Через стеклянные двери, выходившие в парк, можно пройти в зимний сад и большой зал, уставленный маленькими, круглыми и четырехугольными столиками различных размеров, а также маленькими диванами и мягкими стульями.

Справа, через двустворчатую дверь, - вход в концертный мраморный зал, потолок которого поддерживался большими круглыми колоннами. Зал площадью 20х40 метров, откуда вели две большие двустворчатые двери в парк. Мебели нет.

Далее, с Вильгельмштрассе, через так называемый почетный двор, вход в хозяйственные помещения и спальни...

В нижнем этаже размещались рабочие комнаты интенданта дома Кауненберга, маленькая столовая для него и жены. Во время войны здесь обедал бригадефюрер Альбрехт со своими стенографистками.

Здесь же находились и спальни для служащих. А на первом этаже спальни для Брюкнера, Шауба, Дитриха, Бормана, госпожи Вольф, Дарановской и других.

Над вестибюлем помещался так называемый старый рабочий кабинет Гитлера, рабочие комнаты его адъютантов и библиотека. Эти помещения с началом войны использовались как комнаты для совещания верховного главнокомандования германской армии.

В маленькую приемную комнату можно было попасть из стеклянного двора, а из приемной вел ход также в вестибюль.

А теперь о новой имперской канцелярии. Здесь имелись комнаты для адъютантов Брюкнера, Шауба, Бормана и Альбрехта, а также две рабочие комнаты для стенографисток, адъютантов. К этим комнатам примыкает передняя и рабочий кабинет Гитлера.

В передней, высотой около шести метров, два больших круглых стола, за которыми могли разместиться по десять человек. В последние месяцы войны, в январе-апреле 1945 года, она использовалась как комната ожидания для прибывших на совещания по вопросу о положении на фронтах офицеров.

Рабочий кабинет Гитлера - шириной примерно десять и длиной около двадцати пяти метров. Одна сторона, с большими стеклянными дверьми и окнами, выходит в парк, противоположная узкая ведет в ванную и к рабочему кабинету имперского министра доктора Ламмерса. (Ханс Генрих Ламмерс (1879-1962) - рейхсминистр и начальник рейхсканцелярии с 1933 года по 1945-й. Входил в ближайшее окружение Гитлера. Консультант фюрера по юридическим вопросам. Обергруппенфюрер СС. Вместе с Борманом и Кейтелем состоял в "Комитете трех", призванном облегчать фюреру ведение дел как главе государства.

На Нюрнбергском процессе приговорен к 20 годам тюремного заключения, затем срок был снижен до десяти, а в 1952 году Ламмерса освободили.)

В рабочем кабинете Гитлера справа от входа из передней у открытого камина - курительный стол, около которого - мягкий диван и несколько таких же стульев. Перед стеклянными дверьми, выходящими в парк, большой тяжелый стол с мраморной крышкой. У узкой стены напротив входа - письменный стол Гитлера. Почти весь пол покрыт огромным ковром, изготовленным в Германии. Кабинет освещался отраженным светом, установленным в углах боковых стен и потолка. Отопление под полом... В этом рабочем кабинете с января до апреля 1945 года проходили совещания о положении на фронтах.

Каждый год примерно в одно и то же время Гитлер предпочитал проживать в определенном месте. Так, с 1 января до 24 февраля он обычно находился в Берлине. В день основания партии, 24 февраля, перебирался в Мюнхен. Затем снова в Берлин или на несколько дней в Оберзальцберг. Исключение составлял 1944 год, когда он с 24 февраля до 13 июля находился в Оберзальцберге.

Пребывание в Берлине продолжалось до первой недели мая. Затем совершилась поездка в Рейнскую область. После этого он большей частью жил в Берлине. В середине июня Гитлер ехал в Мюнхен - там 16-18 июня проходил праздник немецкого искусства. Оттуда - в Оберзальцберг, где часто оставался до конца июля. В конце июля-начале августа проходил фестиваль Рихарда Вагнера в Байрейте. Там Гитлер находился восемь дней. Затем на несколько дней ехал в Берлин. С середины августа находился большей частью в Оберзальцберге, откуда в первой неделе сентября ездил на партийные съезды в Нюрнберг. После съездов партии Гитлер чаще всего ездил дней на восемь в Оберзальцберг, а затем снова возвращался в Берлин.

23 декабря он ехал в Мюнхен, а в Берхтесгадене всегда встречал Новый год.

Это общая программа. Кроме этого, Гитлер посещал армию - учебные лагеря, маневры, - а также различные фабрики, верфи, собрания в областных городах...

В целом, примерно полгода Гитлер проводил в Берлине, другую половину года в Мюнхене и Берхтесгадене, а также наносил различные визиты или участвовал в празднествах.

Ежегодно проводились следующие празднества и церемонии, во время которых имперская служба безопасности имела задачу охранять Гитлера:

30 января в Берлине - день прихода к власти. Парады вечером на Вильгельмплац.

24 февраля в Мюнхене - день образования партии. Собрание старых членов партии в парадном зале ресторана "Гофбройхауз".

20 апреля в Берлине - день рождения Гитлера, парад войск по улице Аксе. Приемы в честь дня рождения, и вручение подарков.

1 мая в Берлине - день немецких рабочих. Манифестации на стадионе. В Шарлоттенбургском оперном театре - объявление национальных премий в области искусства и науки. Демонстрации по улице Аксе и в Люстгартен перед замком.

16 июня в Мюнхене - день национального немецкого искусства. Открытие выставки произведений искусства. Праздничные шествия по улицам города.

В июле в г. Байрейте - праздничные постановки опер Рихарда Вагнера, в течение восьми дней. Фюрер ежедневно выезжал из дома Ванфриед (квартира Вагнера) в оперный театр, где ставились оперы Вагнера.

В сентябре в Нюрнберге - праздничные дни, посвященные партии рейха, в течение девяти дней. Собрания и манифестации, парадный марш представителей организаций партии (СА, СС, НСКК, НСФК).

В октябре в Бюккеберге - национальный праздник крестьян "День урожая". Фюрер проходил перед выстроившимися делегациями и принимал подарки урожая.

В конце ноября - начале декабря - маневры армии и флота.

Из всех празднеств больше всего Гитлер любил вагнеровские. Поездки Гитлера к семье Вагнера были двоякого рода: поездки в связи с Вагнеровским фестивалем и так называемые поездки инкогнито. На Вагнеровский фестиваль Гитлер приезжал поездом. На вокзале его встречала семья Вагнера. Затем Гитлер один ехал на виллу "Ванфриед", где занимал квартиру, вдалеке от самой виллы.

В этой квартире в полу имелось зеркало. К ней примыкало помещение телефонистов и большое помещение, представляющее собой комбинацию зимнего сада и столовой. Отсюда вели две двери в сад виллы "Ванфриед".

Во время поездок инкогнито Гитлер со своей самой близкой охраной, на собственной машине покидал колонну сопровождения при выезде с автострады в Байрейт. Остальные машины ожидали в гостинице "Бубе" в Бад-Бернеке примерно в пятнадцати километрах севернее Байрейта... Эти визиты продолжались только несколько часов. Только один раз Гитлер переночевал в своей комнате во время поездки инкогнито, приехав туда после обеда и уехав рано утром на следующий день.

Три посещения виллы Ницше в Веймаре были просто ответными визитами, которые длились не более получаса. Охрана ожидала возвращения Гитлера в машинах. Охране запрещалось быть в саду или тем более в самой вилле Ницше. Лишь однажды Гитлер позвал Раттенхубера в квартиру в саду "Ванфриед" и сказал, что уполномоченный правительства в провинции Оберфранкен разработал на время Вагнеровского фестиваля правила уличного движения, которые не понравились жене Вагнера. Эти правила затрудняли подъезд к её дому, где происходил фестиваль. Гитлер приказал Раттенхуберу привести правила в "разумные формы".

Единственный, кто имел доступ на виллу "Ванфриед", был Гофман. Он всегда фотографировал Гитлера на вилле "Ванфриед", в саду и в комнате.

ГЛАВА 30

Гитлер любил бывать в театре. Зная это, местные гауляйтеры в большинстве театров Германии бронировали ложу для фюрера.

Рядом с ложей бронировались места и для полицейских местной полиции. Они располагались непосредственно у ложи фюрера справа, слева, сверху и под освещением сцены. Эти места были заняты ежедневно, чтобы посещение Гитлера не вызывало особого внимания.

Дополнительные мероприятия по охране были вменены в обязанность местной полиции на пути следования Гитлера из театра в гостиницу.

Личная охрана и эсэсовская "команда сопровождения" несли охрану Гитлера как в гостинице, так и в театре, где перед входом в его ложу выставлялся пост из двух человек, а также посты у соседних лож, чтобы в случае чего воспрепятствовать покушению. При таких неофициальных посещениях театра Гитлер намеренно входил в ложу уже после начала представления, чтобы не привлекать к себе внимание публики.

Гораздо сложнее были мероприятия по обеспечению безопасности при официальных посещениях театра. Места вокруг фюрера занимались лицами из числа государственных и партийных руководителей, пользующихся особым доверием, а выдача билетов на определенный сектор мест тщательно контролировалась.

Особые меры по обеспечению безопасности требовались во время проведения в Байрейте дней, посвященных Вагнеру. Неослабное наблюдение велось начиная с гостиницы, прилегающих к ней зданий и улиц и особенно в театре. Лица, имеющие билеты на места в определенном секторе, брались на учет гестапо и тщательно проверялись. В случае неблагонадежности билет отбирался. В секторе безопасности были рассредоточены местные криминалисты, которые не имели никакого отношения к руководству имперской службы безопасности. Перед входом в сектор ложи фюрера и непосредственно перед ложей выставлялись посты из состава имперской службы безопасности и эсэсовской "команды сопровождения", которые не допускали в сектор ложи фюрера посторонних. Доступ к ложе фюрера мог быть разрешен только личным адъютантом Гитлера, а тот был обязан в каждом отдельном случае спросить на то разрешение у самого Гитлера.

Понятно, что определенное число криминалистов вело также наблюдение на пути следования Гитлера в театр и обратно.

Под неослабным наблюдением находились и места собраний. Чтобы устранить возможность минирования, просматривались все имеющее пустоты. Удалялись все металлические предметы, в том числе и огнетушители.

Тщательно осматривалось пространство под полами и обследовались соединения балок и стропил. Территория контролировалась полицейскими с собаками. Патрули днем и ночью поддерживали непрерывную связь со стационарными постами.

За 24 часа до начала собрания здание ещё раз тщательно осматривалось, охрана усиливалась. С этого времени доступ в здание разрешался только по соответствующим пропускам.

Доставка и установка трансляционной аппаратуры производилась специальной автоколонной "Германия" под руководством СА группенфюрера Шефера. Личный состав этой автоколонны принадлежал к СА и выполнял эту задачу с 1935 года по всей Германии.

Доставка и установка осветительной аппаратуры производилась под контролем и при содействии особо доверенных лиц.

Пропуска на собрания выдавало руководство, которое строго следило за тем, чтобы пропуск не попал в "чужие руки". Этот контроль осуществлялся через руководителей нижестоящих партийных организаций.

В то время как охрана входов входила в обязанности гестапо, имперская служба безопасности несла ответственность за охрану трибуны фюрера и кафедры для выступающих. С этой целью руководитель охраны всегда приезжал к месту собрания за два - три дня до начала и устанавливал охрану соответствующих объектов. Гестапо ставило начальника личной охраны в известность о предпринятых ими мерах безопасности.

Особое внимание обращалось на то место, где Гитлер выходил из автомашины. Здесь сосредоточивалось большое число лиц, в задачу которых входила его охрана. Вход в здание вместе с Гитлером разрешался минимальному количеству лиц.

Только небольшому числу фотографов разрешалось находиться вблизи от трибуны, откуда они могли приближаться к Гитлеру только по одному и под наблюдением специального человека от имперской службы безопасности. Фотографирование со вспышками производилось только с разрешения Гитлера, при этом запрещалось сильное освещение прожекторами.

ГЛАВА 31

Во время произнесения речей Гитлер так возбуждался, что по окончании их, для сохранения здоровья, он должен был всегда принимать теплую ванну.

В этом отношении он был одинаково постоянен, как, кстати, и в одежде. Дома, будь то в Берлине, Мюнхене или Оберзальцберге, Гитлер ходил иногда в форме, иногда в гражданском платье. В рейхстаге и на всех собраниях Гитлер всегда носил форму, и здесь его никогда не видели в гражданском.

Форма Гитлера состояла из белой рубашки с воротником, с коричневой повязкой. На повязке - золотая эмблема. Коричневый китель, на котором, кроме Железного креста I степени и золотого партийного значка, других орденов не было. В первые годы Гитлер носил красную повязку со свастикой. Носил он также длинные черные или коричневые бриджи.

С начала войны и до самой смерти Гитлер носил только форму серого защитного цвета. Мундир был пошит так же, как и коричневый китель. На мундире он не носил никаких орденов, кроме Железного креста I степени и золотого партийного значка.

Фуражка имела такую же форму, как у политических руководителей: коричневая с коричневым бархатным околышем. Над козырьком - специальная эмблема главнокомандующего германской армией и над ней партийная эмблема. Эмблема была похожа на эмблему германской армии - кленовый лист.

В Мюнхене Гитлер на собрании 8 ноября, а также 9 ноября во время марша от Бюргербройкелдер через Тал, резиденцию, Фердхернхалле на Королевскую площадь (Кенигяихерплатц) был одет в обычную коричневую рубашку с повязкой, Железным крестом I степени и золотым партийным значком, коричневые бриджи и черные сапоги. Фуражки на нем не было.

Та же форма была на нем в Нюрнберге во время съездов партии в дни СА, СС и НСКК (нац. - соц. автомобильный корпус), когда мимо Гитлера на Марктплатце проходили все эти формации.

С 1939 года были отменены съезды партии и парады в Мюнхене.

В другие праздничные дни Гитлер носил попеременно форму с длинными черными брюками или смокинг. Фрак Гитлер надевал в редких случаях: один раз в Берлине во время приема и ещё раз в Байрейте в день открытия Вагнеровского фестиваля,

Однажды он надел фрак в 1933 году, когда был на могиле Фридриха Великого. Однако, начиная с 1934 года и до конца своей жизни, Гитлер ни разу не посетил ни одного места, связанного с именем Фридриха Великого.

Цилиндра Гитлер никогда не надевал, а держал его в руке. В остальное время он обычно носил гражданскую черную или светло-серую велюровую шляпу.

На собраниях Гитлер выступал, смотря по теме и по тому, какое действие он хотел произвести на слушателей, то спокойно, то громко. Часто подчеркивал свои слова больше жестикуляцией. Он требовал, чтобы ораторская трибуна по возможности ставилась ближе к слушателям, чтобы иметь с ними максимально близкий контакт.

В общественных местах, как, например, в Доме немецкого искусства, Доме работников искусства, Гитлер говорил обычным тоном.

ГЛАВА 32

В ставках фюрера, местах его проживания, во всех поездках автомобилем, спецпоездом или самолетом охрану несла имперская служба безопасности во главе с её бессменным командиром Иоганном Раттенхубером, СС-группенфюрером. В руководящий состав имперской безопасности входили: начальник штаба, он же начальник отдела кадров Пауль Киезель, штурмбанфюрер СС и советник полиции; криминалист-оберсекретарь Шмидт; криминалист-секретарь Мадзак и стенографистка - фрейлейн Шюплер.

При них была группа по инструктажу, разработке мероприятий и осуществлению безопасности собраний, вечеров во главе с криминальратом и штурмбаннфюрером СС Гансом Гуккенбергером. После ухода последнего на пенсию (ему исполнилось 65 лет) группу возглавил Хезель, криминалкомиссар и гауптштурмфюрер СС.

Администрацию руководства составляли: Ганс Вебер - региунграт и штурмбанфюрер СС; Ноак - инспектор административной службы и гауптштурмфюрер; Баумгартнер - обер-секретарь административной службы; Крюгер - чиновник административной службы, а также две стенографистки, два автомеханика, четыре шофера, два повара и три уборщицы.

При поездках самолетом задействовалось отделение "Пилот", под руководством группенфюрера СС, генерала войск СС и полиции Ганса Баура. В подчинении у него были командиры пяти эскадрилий, восемь стрелков-радистов и бортмехаников.

Отделение номер один охраняло Гитлера в местах его пребывания, подразделяясь на команды "Оберзальцберг", "квартиру фюрера в Берлине" и команду сопровождения.

Руководил отделением из более чем десятка офицеров Петер Хегль, оберштурмбаннфюрер СС, криминальрат.

Были ещё команды "Мюнхен", "Берлин" - охранявшие Гитлера в Мюнхене и Берлине,

Отдельные команды несли охрану:

Геринга - Берлин, квартира на Лейпцигской площади, Корингхалле в Шорфгаиде и вилла в Оберзальцберге;

Гесса - Мюнхен, квартира на Хартхаузерштрассе в Хорлагинге;

Гиммлера - Берлин, дом Доненштиег, вилла в Кмунде на берегу озера Тегернзее и прилегающие к озеру населенные пункты, а также служебное здание на улице принц Альбрехт, "Хохвальд" близ Ангенбурга в Восточной Пруссии и штаб-квартира в Житомире;

Риббентропа - служебное здание и квартира на Вильгельмштрассе Фушель в Зальцкамергут и поместье Зонненбург в Марке. Во время пребывания Гитлера в "Вольфшанце" Риббентроп останавливался в доме графа Лендорфа в Гросс-Штейнорт;

Геббельса - Берлин, квартира на Герман Герингштрассе, служебное здание и квартира на Вильгельмштрассе; д-ра Фрика - Берлин, квартира и служебное здание на Вильгельмштрассе, вилла близ Перха на берегу Штарнбергерзее (Верхняя Бавария);

Дарре - Берлин, квартира и служебное здание на Вильгельмштрассе;

Фрайгерра фон Нейрата, имперского наместника в Праге по областям Богемия и Моравия - квартира и служебное помещение во дворце Счернин.

Во время войны дополнительно осуществлялась также охрана следующих лиц:

Зейс-Инквардт, имперский комиссар по Нидерландам, - в Гааге;

Тербовен, имперский комиссар в Норвегии, - резиденция в Осло и квартира в Скаугум; д-р Бест, имперский уполномоченный в Дании, резиденция и квартира в Копенгагене; гросс-адмирал Дениц - квартира и служебное помещение в Берлине, запасная квартира близ Берлина; д-р Франк, имперский министр в Праге по областям Богемия и Моравия.

Охране имперской службы безопасности подлежали, естественно, ставки Гитлера:

"Фельзеннесте", вблизи деревни Ойскирхен в Эйффеле;

"Танненберге" в Шварцвальде около Фройденштадта;

"Вольфшанце", вблизи Растенбурга в Восточной Пруссии;

"Вервольф" - 12 км севернее Винницы на Украине;

"Беренгеле" под Смоленском;

"Рере" под Вишнева в Галиции (около Ренхегофа).

Охрану ставки нес "батальон сопровождения фюрера", входивший в состав дивизии "Великая Германия", которой в 1939 году командовал генерал Роммель, в 1940-1942 годах - полковник Томас, с 1943 года до конца войны - полковник Стребе. Последний был до этого комендантом охраны имперского штаба армии. Охрана осуществлялась в двух секторах: внутреннем и внешнем. Внутренний сектор поручался группе № 1 под руководством оберштурмбанфюрера СС Хегеля, внешний - штурмбанфюреру СС Фрицу Шмидту, в распоряжение которого была отдана "группа для особых поручений". Охрана внешнего сектора осуществлялась в радиусе четырех километров.

Задачи внутреннего сектора были такими же, как в Берлине и Мюнхене: проверка лиц, свертков, пакетов. Сюда же относилось наблюдение за офицерами резерва, работающими в ставке фюрера. Согласно особому приказу Гитлера, наблюдение за кадровыми офицерами не велось.

Внешний сектор имел такие же задачи, как и все остальные "службы охраны на местах": проверка и наблюдение за посторонними, патрулирование днем и ночью, противовоздушная оборона.

Таким же образом охранялась ставка Гитлера и в "Вервольфе" под Винницой, за исключением того, что обергруппенфюрер СС Притцманн дважды приказывал Раттенхуберу эвакуировать близлежащие к ставке населенные пункты, чего тот не сделал. И вот почему.

Во-первых, штурмбанфюрер Шмидт характеризовал жителей этих мест миролюбивыми и трудолюбивыми. По отношению к немцам каких-либо эксцессов не наблюдалось. По крайней мере, поначалу.

Эвакуация была невозможна ещё и потому, что было много женщин и детей. Не подлежало сомнению и то, что с началом эвакуации все мужчины тотчас же сбежали бы в лес. Таким образом, немцы сами создали бы партизан.

Были необходимы и рабочие руки для обработки полей, чтобы иметь продукты питания.

Все мероприятия были направлены на то, чтобы в этих местах не мог задержаться ни один посторонний.

Активно помогала имперской службе безопасности "служба охраны на местах".

Главной её задачей был контроль за посторонними. Охрана регулярно получала данные по учетам полиции и карточки с опознавательными данными.

Все прочие функции полицейской службы выполнялись полицией или жандармерией. В функции последних входило также сопровождение задержанных. В особых случаях "службы охраны на местах" снимались для охраны определенного участка на пути следования Гитлера. "Служба охраны на местах" города Мюнхена, например, имела задачу вести наблюдение за районом, в котором располагались квартиры Гитлера и Евы Браун. О всех приезжих и снявших квартиры в этом районе докладывалось имперской службе безопасности. В задачу "службы охраны на местах" входила также охрана здания фюрера и здания административного руководства.

Брались под охрану также гостиницы, регулярно посещаемые Гитлером: в Веймаре - "Элефант" ("Слон"), в Нюрнберге - "Дейтчер Хоф" ("Немецкий двор"), в Гамбурге - "Атлантик", в Годесберге - "Дрезден" и на курорте Бернек - "Бубе". Две последние носили названия по фамилиям владельцев.

Другое дело - охрана Гитлера во время поездки. Известно, что во время войны с Польшей он ежедневно выезжал в передовые части армии. Во время блокады Варшавы Гитлер дважды был в армии, осуществлявшей эту блокаду.

Во время Польской кампании Гитлер жил в спецпоезде, который имел стоянки на различных станциях.

Во время войны с Югославией и Грецией главная квартира Гитлера была также в спецпоезде, который стоял на станции Менихкирхен, южнее Виннер-Нейштадт.

Во время похода на Францию Гитлер посетил фельдмаршала Рундштедта в городе Бастонь, а также выезжал на фландрийский участок фронта и в города Дюнкирхен и Париж.

Кроме этого, после заключения перемирия Гитлер выезжал на несколько дней на место боев, где он сражался ещё в 1914 - 1918 годах (Лаон, Фландрия, Зомме).

В рождественские дни 1939 года Гитлер выезжал к солдатам на линию укрепления "Западный вал", а в рождественские дни 1940 года - к солдатам и рабочим на линию укрепления "Атлантический вал".

Во время походов на Югославию и Грецию поездки на фронт не совершались.

Ко времени начала войны с Советским Союзом в 1941 году Гитлер находился в ставке "Вольфшанце". Отсюда он выезжал к фельдмаршалу Боку в Житомир; в город Брест-Литовск и Умань в сопровождении Муссолини; к фельдмаршалу Клейсту в Мариуполь и генералу Рейхенау в Полтаву.

В 1942 году с июля по октябрь Гитлер находился в ставке "Вервольф" под Винницей. Отсюда в ноябре посетил Клюге в Смоленске, после чего вернулся в "Вольфшанце". В 1943 году Гитлер снова выезжал к фельдмаршалу Клюге в Смоленск, где пробыл несколько часов, затем выехал на три дня к фельдмаршалу Манштейну в Запорожье. После этого приехал в "Вервольф" под Винницей, где пробыл три недели. Отсюда он снова выезжал на несколько часов к фельдмаршалу Манштейну, после чего вернулся уже в "Вольфшанце".

В 1944 - 1945 годах Гитлер почти не вылезал из бункера. Особенно с момента начала битвы за Берлин и до последнего дня своей жизни, он находился в подземном убежище под зданием старой имперской канцелярии...

Но вернемся к поездкам спецпоездом. Он состоял из пятнадцати вагонов, в том числе два багажных, два с зенитными установками, вагон-салон, вагон-штаб, два вагона столовых, вагон для личной охраны, два вагона для гостей, два вагона-спальни, вагон-ванная и вагон для руководителя германской прессы.

Пассажиры спецпоезда, в том числе и офицеры, были зарегистрированы в личной адъютантуре Гитлера.

Посторонним доступ в поезд был запрещен. Личный состав поезда не менялся, и все знали друг друга в лицо. Подходы к поезду контролировались имперской службой безопасности и железнодорожной полицией. Проводники вагонов были ответственны за вход в каждый вагон. Пассажиры, которые садились в поезд на остановках, сопровождались сначала железнодорожной полицией в личную охрану, а оттуда - к личному адъютанту Гитлера.

В большинстве случаев имперской службе безопасности сообщалось заранее, что такой-то, на такой-то остановке будет садиться в поезд. Багаж этого человека с квартиры в поезд доставлялся эсэсовской "командой сопровождения". На багаже должен был быть указан точный адрес.

Продукты питания в спецпоезд доставлялись со склада "Общества среднеевропейских путешествий" ("Митропа"), при этом всегда присутствовал начальник вагона-столовой гауптштурмфюрер С. А. Крюккен. Ответственность за снабжение вагонов водой несли проводники вагонов.

Охрану пустого поезда несли два человека от имперской службы безопасности, одиннадцать железнодорожных полицейских и наряд от команды зенитчиков, которая насчитывала тридцать девять человек. Подойти к поезду можно было только по особым пропускам.

Маршруты поездок были строго засекречены и подробно разработаны, хотя в них не указывалось, где, на какой станции будет садиться и выходить Гитлер. Он всегда выходил из поезда под охраной команд сопровождения и личной охраны, всегда отдельно от остальных.

Ночью двери вагонов закрывались, за исключением вагона, где размещалась личная охрана. В остальных вагонах были открыты только те двери, у которых дежурил проводник. Строжайше запрещалось приближаться к поезду ночью или проносить какой бы то ни было багаж. В случае сомнения проводник обязан был обратиться к соответствующему лицу от имперской службы безопасности.

Через станции, на которых делал остановку спецпоезд, прекращалось движение поездов по графику. Впереди спецпоезда на определенном расстоянии следовал другой поезд.

При официальных поездках на станцию назначения сообщалась длина поезда и место вагона фюрера в нем, чтобы остановить поезд точно перед собравшимся народом.

Поезд должен был быть готов к поездке в любую минуту, поэтому, особенно зимой, обращалось внимание на место стоянки и на ветры.

Большое внимание уделялось маскировке поезда.

При поездках на автомашине соблюдались другие правила.

Гитлер ездил на автомашинах марки "Мерседес-Бенц". Это были бронированные машины с мотором в 150 лошадиных сил. Броня и стекла не пробивались пулей из пистолета, винтовки и автомата. Постоянно производились соответствующие опыты. Кроме того, в каждой машине имелись хорошо замаскированные пистолеты и автоматы. Скорость свыше 90 км в час развивалась редко даже на автострадах. Гитлер ездил на автомашинах ради отдыха.

С 1935 года колонне была придана машина под названием "Пикникваген" с тем, чтобы можно было провести целый день на воздухе, не заезжая в какой-либо ресторан. На местах отдыха, которые выбирались обычно в стороне от больших дорог, выставлялось два поста, чтобы не допустить посторонних.

Обгон колонны другими машинами запрещался. Время от времени делались короткие остановки, чтобы пропустить едущие сзади машины.

Женщины в такого рода поездки не брались. Но случалось, что Гитлер вечером приглашал к себе небольшое общество мужчин и женщин, которых он ранее не знал и которые не принадлежали к аристократическим кругам.

Нередко Гитлер посещал театр, причем по окончании представления он несколько часов беседовал с артистами.

Адъютанты и мужчины из числа приближенных Гитлера предпочитали другого рода удовольствия и очень часто весело проводили время до утра.

Так проходили неофициальные поездки.

При официальных необходимо было принимать более серьезные меры безопасности, так как путь следования Гитлера был известен за несколько дней и население выходило на улицы, по которым должен был ехать фюрер. За несколько дней до поездки отдавалось распоряжение криминальной полиции охранять путь следования незаметно для публики. Владельцам домов и съемщикам квартир запрещалось впускать в дом посторонних. Гостиницы подвергались контролю. В гаражах и авторемонтных мастерских был установлен тщательный контроль за машинами. Контролировались направление и цели поездки как их владельцев, так и пассажиров. Канализация, столбы для афиш и почтовые ящики просматривались, опечатывались и охранялись патрулями. Установка трансляционных аппаратов и громкоговорителей производилась только автоколонной "Германия". Декорационные сооружения и арки строились под наблюдением агентов службы и партийного руководства. Фотографам и операторам указывались определенные места. Парки, через которые лежал путь следования фюрера, патрулировались полицейскими с собаками. Все трибуны на пути сооружались под наблюдением и находились под непрерывной охраной, для входа на них выдавались специальные пропуска.

При таких поездках Гитлер ехал только в своей личной машине. Если до какого-либо места Гитлер добирался поездом или самолетом, то колонна с личной автомашиной следовала за ним к месту назначения.

В день поездки улицы оцеплялись войсками и полицией. Не разрешалось бросать цветы: их отбирали и доставляли на квартиру Гитлеру.

Все эти мероприятия были необходимы: Гитлер все время стоял, а машина ехала со скоростью пешехода.

Письма от публики Гитлер не принимал, это делала "команда сопровождения", на ходу - все сопровождающие машины шли за машиной Гитлера углом вправо и влево.

Во время поездок Гитлера на автомобиле его обслуживали три автоколонны, в одной из них был автомеханик Карл Шнейдер, который чаще других использовался в мероприятиях.

Оберштурмфюрер СС Карл Шнейдер всегда был в эсэсовской форме.

Как правило, все шоферы, механики, служащие имперской канцелярии зачислялись в подразделение "Лейбштандарт Адольф Гитлер" под командованием Монке Вильгельма.

Впервые Монке появился зимой 1934/35 года в нововыстроенной резиденции Гитлера "Бергхоф" (Бавария) в Оберзальцберге (район Берхтесгаден). Гитлер отдыхал в "Бергхофе". Внешнюю охрану поместья фюрера несла рота охранного полка "Адольф Гитлер" под командованием Монке, который распределял посты, инструктировал и производил их проверку.

Если в Оберзальцберг или Берлин приезжали важные государственные деятели из других стран, выделялся почетный караул во главе с Монке.

Монке участвовал в боях на Западном фронте и был тяжело ранен.

Во время войны с СССР Монке командовал танковой дивизией СС "Адольф Гитлер".

В апреле 1945 года он командовал группой эсэсовских подразделений, оборонявших район новой имперской канцелярии и правительственных кварталов в Берлине.

Монке известен как "комендант цитадели". Вечером 1 мая 1945 года Монке со своей группой пытался вырваться из окружения, но безуспешно...

И, наконец, о поездках Гитлера на самолетах. В подразделение самолетов фюрера входили самолеты имперской службы безопасности, личные самолеты Гитлера, Гиммлера и Риббентропа. В подразделении имелись четырехмоторные самолеты "Кондор" фирмы "Фокке-Вульф", Ю-52 и Хе-111. Каждый самолет стоял в отдельном ангаре, доступ в который разрешался только по пропускам, выданным начальником подразделения группенфюрером СС Бауром. Всевозможные работы могли производиться только в присутствии кого-либо из экипажа самолета. Охрану несли войска СС и полк "Великая Германия".

В первые годы все самолеты находились на одном аэродроме. В связи с усилением опасности с воздуха в 1941 году самолеты рассредоточили по разным аэродромам. Летный состав комплектовался обществом "Люфтганза" и должен был иметь многолетнюю лётную практику и более одного миллиона налетанных километров. Это были летчики-капитаны: Баур, Дольди, Шнебеле, Битц, Гаим, Фридрих, Гюпнер и Ганзельбрехт. Гаим в декабре 1941 года потерпел аварию над аэродромом в Орле и был тяжело ранен. Шнебеле расстрелян партизанами под Житомиром в 1942 году. Дольди сбит в 1944 году русским истребителем под местечком Петрикау около города Литцманштадт.

При посадке на самолеты и погрузке багажа соблюдались такие же меры предосторожности, как и в спецпоезде.

В самолет Гитлера грузился только его личный багаж, который приносил ординарец и передавал из рук в руки экипажу самолета...

...За двенадцать лет Гитлер настолько привык к своей охране и Раттенхуберу, что не мыслил и дня без них. Хотя поначалу он тяготился охраной.

Раттенхубер вспоминает, например, что, когда в 1936 году охрана подъехала к гостинице "Элефант" в Веймаре и там стояло много людей в ожидании Гитлера, он громко сказал: "Боже, спаси меня от моей собственной полиции".

Гитлер думал, что Раттенхубер известил о его прибытии веймарскую полицию, чтобы та приняла меры безопасности. Доклад Раттенхубера главному адъютанту Гитлера и подробное сообщение о причине скопления народа, которое произошло по распоряжению гауляйтера Заукеля, остались без внимания. Разубедить фюрера в том, что Раттенхубер не виноват (тогда он ещё был только сотрудником криминальной полиции) и не привлекал полицию к сбору населения, так и не удалось.

Известен и такой факт, когда после 30 июня 1934 года Гитлер заявил, что он всегда "не терпел чиновников криминальной полиции, но в Виззее они доказали при аресте Рема и его сообщников, что на них можно положиться".

Дальнейшее отношение Гитлера к личной охране можно назвать благосклонным. Это проявлялось в его редком дружеском приветствии и иногда в пожатии руки при встрече.

Как-то за обедом, на котором присутствовали Кейтель, Йодль, Борман и другие, Гитлер заявил, что до войны он не мог никуда поехать без того, чтобы, по распоряжению полиции, население не ставилось об этом в известность. Он возмущенно сказал, что после войны запретит это и будет наказывать полицию.

В другой раз Гитлер заявил Гиммлеру, что он запретил Раттенхуберу сообщать Гиммлеру о его поездках и что он прикажет арестовать Раттенхубера, если тот нарушит его приказ.

По заверению окружающих, Гитлер не был трусом. Пожалуй, за все двенадцать лет существования личной охраны известен только один случай, когда фюрер спросил об охране. В июле 1938 года в Байрейте во время Вагнеровского фестиваля. Гитлер прибыл на вокзал в Байрейт специальным поездом, его встречала семья Вагнера, Гитлер направился к своей машине, подозвал Раттенхубера и спросил, приняты ли все необходимые меры безопасности. Тот ответил утвердительно, Гитлер сел в машину и поехал в виллу "Ванфриед". Больше к этому вопросу он не возвращался. При себе Гитлер всегда носил заряженный пистолет, а когда ехал в машине, пистолет лежал в специальном ящичке.

ГЛАВА 33

Как бы ни была хорошо поставлена служба личной охраны Гитлера, попытки покушения на него были неоднократно. (Немецкий автор воспоминаний о Гитлере В. Бертольд насчитал 42 покушения на фюрера в течение его жизни. Книга так и называется "42 покушения на Гитлера".)

Однако мало кому известно об одном из первых покушений на Гитлера, о котором рассказал следователю госбезопасности СССР на допросе после войны Раттенхубер.

В 1938 году один старший кельнер из французской Швейцарии прибыл в Германию, чтобы совершить покушение на Гитлера. Вначале он поехал в Берхтесгаден и появился в гостинице "Гольден Берен", где и познакомился с местными жителями. Он сумел сдружиться с одним преподавателем французского языка и тот пригласил его сделать доклад в школе. Кельнер сблизился с преподавателем, дабы получить сведения о прибытии Гитлера.

Прогуливаясь по так называемому Мерхенвальду (Сказочному лесу), он ещё раз проверил, стреляя по деревьям, как работает его пистолет. От новых знакомых он знал, что о приезде Гитлера, а также о его отъезде никогда не бывает известно. В общем, покушение на Гитлера имело мало перспектив. Тогда кельнер поехал в Мюнхен, чтобы осуществить задуманное 9 ноября во время марша из Бюргербройкеллера до "Коричневого дома".

Незадолго до 9 ноября он посетил канцелярию Гитлера в "Коричневом доме" и попросил доложить о себе одному из руководителей этого отдела. Адъютант Гитлера бригадефюрер СС Борман принял его - кельнер заявил, что имеет письмо к Гитлеру от прогермански настроенного французского политика.

В ходе разговора кельнер попросил билет на трибуну. Ему дали. С этой трибуны он наблюдал за шествием 9 ноября.

Однако выстрелить ему не пришлось, так как с обеих сторон Гитлера сопровождали несколько старых членов партии. С другой стороны, ему мешали поднятые для приветствия руки находившихся на трибуне.

Вскоре у кельнера кончились деньги, он попытался с перронным билетом Мюнхенского главного вокзала доехать до швейцарской границы, но в Аугсбурге во время патрулирования железнодорожной полицией был задержан в поезде Мюнхен - Констанц и передан гестапо...

Вторая попытка покушения на Гитлера была 9 ноября 1939 года...

В ночь с 8 на 9 ноября гестапо получило донесение из Швейцарии, в котором сообщалось, что на Гитлера замышляется покушение в одном из зданий, которое он часто посещал.

В ночь с 7 на 8 ноября 1939 года Гитлер с охраной выехал с берлинского вокзала "Анхальт" и прибыл после обеда 8 ноября в Мюнхен на главный вокзал.

Гитлер тотчас же поехал к себе на квартиру и оставался там до отъезда на собрание. Прибыв на квартиру он решил перенести собрание на полчаса - с 8.00 на 7.30.

Он также распорядился, чтобы Кристиан Вебер, руководитель собрания, сказал всего лишь две фразы по его прибытии.

Гитлер и сам решил говорить коротко. Решено было также, что после собрания он поедет на главный вокзал.

Как обычно, начальник личной охраны Раттенхубер направился предварительно в Бюргербройкеллер, где получил информацию от гестапо о принятых мерах безопасности.

За несколько дней до этого гестапо обыскало Бюргербройкеллер и поставило охрану.

Контроль пропусков, возлагался на руководителя собрания Кристиана Вебера. Главный адъютант Гитлера обергруппенфюрер СА Брюкнер ещё раз известил руководителя собрания, чтобы тот очень кратко приветствовал Гитлера.

В назначенное время Гитлер прибыл в Бюргербройкеллер, и собрание прошло спокойно. С собрания поехали на главный вокзал и оттуда уехали специальным поездом. В поезде Гитлера сопровождал Гиммлер (это делалось в очень редких случаях).

В Нюрнберге адъютант полицай-президента доложил, что в Бюргербройкеллере от взрыва бомбы обвалился потолок и имеется много убитых.

К поезду была подключена телефонная связь. Стало известно следующее... Бомбой замедленного действия была взорвана колонна, около которой стояла трибуна, и потолок обвалился. Эта бомба была, по-видимому, вмонтирована минимум за шесть дней до появления там фюрера.

Гейдрих распорядился закрыть все границы. И вовремя. На швейцарской границе Линдау-Бергенц на Бодензее один человек хотел перейти границу. После небольшой перестрелки с таможенными чиновниками он был задержан... У арестованного были найдены снимки Бюргербройкеллера...

По прибытии в Берлин Геринг на вокзале "Анхальт" высказался в том смысле, что покушение было направлено против "так горячо любимого" Кристиана Вебера.

Только несколько месяцев спустя гестапо сообщило о том, что задержанный на границе Линдау-Бергенц был действительно виновником покушения. Им оказался монтер Эбснер, который был недоволен своей работой и низкой оплатой...

Эбснер установил часы за семь дней до взрыва. Он сам вмонтировал бомбу в колонну здания Бюргербройкеллера. Чтобы не слышно было тиканья часов, он вложил в отверстие в колонне войлок. Арендатору Бюргербройкеллера сказал, что ему надо произвести ремонт пивоварни. Арендатор и обслуживающий персонал находились несколько дней в заключении, но затем были отпущены.

Эбснеру по требованию гестапо пришлось ещё раз смонтировать такую же бомбу замедленного действия. И только после этого поверили его показаниям...

Тот взрыв последовал с точностью до одной минуты. Было убито около 15 человек и много ранено. Покушение стало возможным потому, что "борцы периода 9 ноября", организовавшие этот вечер, не допустили вмешательства полиции, мотивируя это тем, что они не желают, чтобы за ними шпионили. Разъяснения полиции по этому вопросу в течение нескольких лет не имели успеха...

ГЛАВА 34

Покушение на Гитлера было совершено 20 июля 1944 в "Вольфшанце"...

План этой группы заговорщиков, по рассказам группенфюрера СС Фегеляйнена, занимавшегося делами войск СС и являвшегося референтом Гиммлера и доктора Кальтенбрунера при Гитлере, был разработан уже давно.

Руководитель службы безопасности в штаб-квартире начальника генерального штаба сухопутных сил директор полевой полиции доктор Арс заполучил дневники адмирала Канариса...

Из группы заговорщиков для проведения покушения сначала был выбран полковник Мейснер, находившийся при генерале Бюле в ставке Гитлера. Однако Мейснер отказался произвести.

Тогда покушение было запланировано на конец июня - начало июля 1944 года. Гитлеру должны были демонстрировать в это время новые танки на автостраде перед замком Клефагейм близ Зальцбурга, а также новую военную форму и новое снаряжение пехотинцев для атаки.

Заговорщики намеревались вмонтировать в снаряжение пехотинца бомбу, которая должна была взорваться одновременно с открытием молнии. Но и от этого отказались.

На 20 июля после обеда в два часа дня было назначено совещание о положении на фронтах, на котором должны были присутствовать Геринг и Гиммлер.

20 июля 1944 года одним из первых на совещание прибыл Клаус Шенк фон Штауффенберг.

ДОСЬЕ

Клаус Шенк фон Штауффенберг (1907-1944) - полковник генерального штаба германской армии, граф, ключевая фигура "Июльского заговора", бывший референт по вопросам народных гренадерских дивизий при начальнике запасной армии генерал-полковнике Фромме, недавно ставший его начальником штаба. Сын камергера баварского короля и внучки прусского генерала графа Гнейжнау, Штауффенберг с энтузиазмом воспринял приход Гитлера к власти. В начале Второй мировой войны служил в кавалерийском полку в Польше, Франции и Северной Африке. Получил тяжелейшее ранение в Тунисе (лишился глаза, правой руки, покалечил ногу). Чудом выжил благодаря мастерству крупнейшего немецкого хирурга Зауэрбруха и вернулся в строй, стал полковником, начальником штаба Резервной армии.

Поняв, что Гитлер ведет страну к катастрофе, присоединился к заговору против него, а позже и возглавил группу заговорщиков, в которую входили граф фон Мольтке, бургомистр Лейпцига доктор Герделер, бывший начальник генерального штаба генерал Бек и многие другие...

После неудавшегося покушения на Гитлера был расстрелян.

Штауффенберг вместе со своим адъютантом старшим лейтенантом фон Хефтером и начальником связи генералом Фельгиблем прибыли в ставку раньше, чем было назначено. Однако неожиданно совещание перенесли на полтора часа позже (1 час 30 минут дня). Три офицера находились ещё у фельдмаршала Кейтеля, когда получили сообщение о переносе совещания.

Штауффенберг использовал подходящий момент, чтобы выйти из комнаты и установить с помощью плоскогубцев находящуюся у него в портфеле бомбу с дистанционным взрывателем.

Вскоре он снова направился в сопровождении фельдмаршала Кейтеля в барак, где должно было проходить совещание...

Встретив Гитлера, они зашли с ним в помещение. Штауффенберг поставил портфель под стол, на котором находились карты Восточного фронта. Он прислонил портфель к правой ножке стола, над которой была часть карты Южного фронта, так как по опыту знал, что начнут с обсуждения положения на этом участке фронта.

Фельгибль и Хефтер ожидали Штауффенберга перед бараком. Положив портфель, Штауффенберг вышел, так как действительно начали с обсуждения положения на Южном фронте...

Трое заговорщиков направились в ожидании взрыва к машине, находившейся примерно в ста метрах от барака. Штауффенберг заказал телефонный разговор с Берлином...

...Когда, после окончания обсуждения положения на Южном фронте, перешли к армейской группе "Центр", Гитлеру потребовался полковник Штауффенберг. Генерал Боуле стал осведомляться о Штауффенберге. Наступила пауза. Гитлер отошел на несколько шагов влево. И в этот момент... произошел взрыв.

...Услышав взрыв, Штауффенберг, фон Хефтер и Фельгибль, не зная о результате покушения, сели в машину, чтобы ехать на аэродром.

Криминальный советник Хегль из личной охраны Гитлера, находившийся на контрольном входе распорядился немедленно оцепить все подступы к ставке. Однако офицеры, которые дошли уже до внешней охраны, были пропущены: они заявили, что имеют срочное задание немедленно лететь в Берлин.

В результате покушения Гитлер получил легкое ранение руки, сильное расстройство слуховых проходов и небольшой нервный шок - его руки начали дрожать.

Тем временем Хегль установил, по образовавшемуся отверстию от взрыва, что в помещение, где происходило совещание, был принесен предмет и поставлен под стол с картами.

Обрывки ковра были обращены книзу, значит бомба должна была стоять на ковре. Все участники совещания подтвердили, что именно здесь стоял портфель полковника Штауффенберга.

Хегль сам поставил в известность группенфюрера СС Мюллера о покушении и о том, что виновники покушения Штауффенберг, фон Хефтер и Фельгибль только что вылетели в Берлин. При этом он указал тип самолета и его опознавательные знаки.

В свою очередь Мюллер велел не задерживать виновников покушения после их высадки из самолета, а следовать за ними на машине гестапо...

...Штауффенберг и фон Хефтер явились к генерал-полковнику Фромму, командующему Резервной армией, и сообщили ему о покушении на Гитлера.

ДОСЬЕ

Фридрих Фромм (1888-1945) - генерал, главнокомандующий германской Резервной армией и начальник вооружения с 1 сентября 1939 по 20 июля 1944 года. Кадровый офицер. Был хорошо осведомлен об "Июльском заговоре" 1944 года, но активного участия в нем не принимал, хотя и знал, что война проиграна и что Гитлер ведет страну к катастрофе.

Узнав по телефону от Кейтеля о провале покушения и надеясь спасти собственную жизнь, он приказал немедленно расстрелять прибывших к нему Штауффенберга и фон Хефтера, что и было исполнено. Однако это не спасло самого Фромма. Вскоре он также был арестован как участник заговора и казнен в марте 1945 года.

Генерал-полковник Фельгибль был задержан несколькими месяцами позднее и повешен в Берлине в сентябре 1944 года.

Итак, планы фельдмаршала Витцлебена, генералов Вагнера, Фельгибля, Стиефа и других рухнули. Покушением на Гитлера они рассчитывали выйти из войны и заключить мир на условиях, что Германия останется в границах 1914 года, сохранив военную и хозяйственную независимость.

Покушение стало возможным потому, что Гитлер запретил наблюдать за офицерами действующей армии и производить обыск их вещей. Теперь последовал приказ: всех офицеров, посещающих ставку, обыскивать и отбирать у них личное оружие, а также производить обыск их личных вещей.

Исключение составляли рейхсмаршал Геринг, рейхсфюрер Гиммлер, гросс-адмирал Дениц, фельдмаршал Кейтель, генерал-полковники Гудерман, Йодль, генералы Буге, Коллер, Винтер, Бургдорф, амбициозный нацист Кристиан, женатый на одной из секретарш Гитлера, адмиралы Вагнер, Путткамер, Фосс.

Последний был посредником между гросс-адмиралом Деницем и Гитлером. Он - участник битвы за Берлин, с первых лет находившийся в подземном убежище Гитлера и предоставлявший фюреру сообщения о действиях германского военно-морского флота.

До ставки Гитлера Фосс командовал крейсером "Принц Евгений".

Не подлежали обыску, по личному распоряжению фюрера, полковники Браухич, Стребе, фон Билов, подполковники Вайценэккер, Лехлер, Аккерман, фон Ион, Вайс, майоры Фрайтаг-Лоренгофен, Пюхс, Брудермюллер, Шимонски, Иоганнмайер и Зиберт, а также капитан-лейтенант Люхте-Нейрот.

Обыск не производился и личное оружие не отбиралось также у тех офицеров, которые прибыли с фронта и в отношении которых имелось личное указание Гитлера или указание генерала Бургдорфа, личного адъютанта Гитлера по вермахту и начальника управления кадров, умелого царедворца и законченного подлеца.

...Месть Гитлера была чудовищной. Он приказал не жалеть ни одного близкого родственника заговорщиков. Он подписал смертный приговор даже своему самому любимому генералу Роммелю, взятому лишь по подозрению. К раненому Роммелю фюрер послал Бургдорфа и предложил тому либо отравиться, либо отдать всех своих близких на растерзание гестаповцам. Роммель принял яд.

Последовали также репрессивные меры и казни других заговорщиков и подозреваемых. Гитлер и Гиммлер не щадили никого. Только с августа и до конца 1944 года было казнено более трех тысяч "предателей" мужского и женского пола, ещё несколько тысяч были отправлены в концлагеря...

Сохранилась фотография 1942 года, на которой запечатлены Гиммлер с парадной шпагой, которую носили члены СС, Фрик - протектор Богемии и Моравии, тогда ещё министр внутренних дел, и граф Хельдорф полицай-президент города Берлина. Хельдорф был арестован лично Гиммлером и казнен...

А теперь ещё об одной интересной детали, имеющей отношение к готовившейся операции по уничтожению Гитлера, - участии в этом известного английского писателя Грэма Грина и легендарного советского разведчика Кима Филби. Оба, кстати, в то время носили "мундиры" английской разведки...

Когда в 1944 году в Германии среди оппозиционно настроенных офицеров стала вызревать идея заговора против Гитлера и заговорщики стали искать связи на Западе, эта информация попала в руки английского разведчика Грэма Грина, горячо поддержавшего эту затею. Однако Филби, будучи начальником Грина в английской разведке, запретил ему делать какие-либо шаги в поддержку заговорщиков.

Грин, естественно, не мог знать, что Филби одновременно является ещё и советским разведчиком, которому Москва запретила участие в подготовке покушения на Гитлера... (Существует версия, что Москва посчитала невыгодным устранение Гитлера для стратегических интересов Советского Союза. Убрав Гитлера, заговорщики получили бы возможность выйти на прямые контакты с Западом и создать свой плацдарм для сепаратистских переговоров о мире с Германией. Выгоднее было продолжать войну до полного свержения гитлеровского режима, чтобы после войны добиться максимальных преимуществ при последующем разделе Европы на сферы влияния.)

Бомба, подложенная графом Штауффенбергом, как известно, все-таки взорвалась. Но к ней Грин и Филби не имели никакого отношения. Впоследствии пути классика приключенческого триллера Грина и классика шпионажа Филби резко разошлись и уже больше никогда не пересекались...

С 19 февраля по 13 марта 1943 года Гитлер находился в ставке "Вервольф". До этого двое суток, 17-18 февраля, фюрер инспектировал войска в районе Запорожья. Там он принял важное решение и пообещал "верным солдатам фюрера" разгромить советские войска, прорвавшиеся уже к этому времени к Днепропетровску, а также отбить Харьков, освобожденный Красной армией.

Но, как часто бывает в случаях, когда желаемое не совпадает с действительностью, - "пошел по шерсть, а вернулся стриженым". В то время как Гитлер разрабатывал планы новых сражений против русских, готовилось осуществление тщательно разработанного плана покушения на него немцами. Вот что рассказывает В. Бертольд в своей книге "42 покушения на Гитлера":

"17 февраля, спустя три недели после Сталинграда, в два часа ночи Гитлер выехал в обстановке полной секретности из Растенбурга в направлении Винницы. План "Лани", по которому командир танкового корпуса "Великая Германия" полковник граф Штрахвиц намеревался арестовать Гитлера, а в случае сопротивления убить его, - так и остался планом. Гитлер не появился в Валках, где размещался штаб группы армий возле Полтавы, а вместо этого полетел в Запорожье..."

Вот так! Следим за ходом событий и читаем далее:

"...Баур и другие пилоты эскадрильи фюрера посадили свои машины около 6 часов утра к востоку от Запорожья. Фронт был недалеко, и пока Баур и остальные члены экипажей ожидали на аэродроме распоряжений Гитлера, поступило известие о том, что из района Днепропетровска по шоссе, которое протянулось вдоль летного поля, идут 20 русских танков!..

Несколько танков уже появилось в восточной части аэродрома, после чего Баур срочно запросил разрешения на переброску "Кондоров" на другой аэродром - к югу от города. Гитлер, однако, велел передать, что не усматривает в этом необходимости, так как вскоре будет готов к отлету...

"Кондоры" взмыли в небо. Следом поднялись несколько транспортных самолетов "Гигант" с противотанковыми пушками.

Удача сопутствовала фюреру и на сей раз. Выяснилось, что русские танки остановились из-за отсутствия горючего..."

Итак, Гитлер, сам того не подозревая, разом ушел от двух зол: и от покушения, и от пленения! И это ещё не все...

Выясняется, что в эти же дни на Гитлера готовилось новое покушение! Правда, уже другими немецкими военачальниками и уже на обратном пути: из Винницы в Растенбург...

"Плановым" покушением на Гитлера на сей раз руководил непосредственный организатор этой акции - начальник штаба группы армий "Центр" полковник Хенинг фон Тресков!

...Утром 13 марта 1943 года по дороге из Винницы в Растенбург Гитлер сделал кратковременную посадку в Смоленске, где дислоцировался штаб группы армий "Центр". Вначале заговорщики имели намерение арестовать Гитлера по дороге с аэродрома в штаб. Это должны были сделать кавалеристы полковника фон Безалагера. Однако для охраны Гитлера неожиданно прибыла ещё одна очень большая группа СС из Растенбурга. Кавалеристы, естественно, даже ценой своих жизней не только не могли напасть на Гитлера, но даже приблизиться к нему на пушечный выстрел...

Покушение вновь сорвалось. И тогда одержимый фон Тресков, руководствуясь уже не столько расчетом, сколько безрассудством и отчаянием, решил взорвать самолет Гитлера. После окончания совещания в штабе Гитлер намеревался сразу же вылететь в свою главную штаб-квартиру - ставку в Растенбурге. Тресков, провожая подполковника Брандта, который сопровождал фюрера в полете, попросил того взять для передачи полковнику Штиффу в штабе главного командования сухопутных сил пакет с двумя фляжками коньяка "Куангро". И в тот момент, когда на аэродроме Гитлер прощался со старшими офицерами штаба группы армий "Центр", заговорщики раздавили ключом... ампулу с кислотою в детонаторе бомбы (мина с химическим детонатором была завернута в пакет, похожий на тот, что с фляжками коньяка).

...В полете Брандт сидел рядом с Гитлером. Их обоих могло разорвать на мелкие куски. А в корпусе самолета "Кондор" взрыв мог бы сделать по меньшей мере большую дыру. И что же?

Мина не взорвалась...

Через два часа "везунчик" Гитлер был уже в Растенбурге...

После такого попробуй не поверить, что фюрера "бомба и пуля боится", что он "в воде не тонет" и "в огне не горит"...

Как тут не сказать, что он не сын Сатаны, если целых двадцать (!) танков, готовых разметать в клочья и проутюжить целый большой город с многотысячным населением, вдруг неожиданно, словно по мановению волшебства, беспомощно останавливаются перед одним невооруженным человечком - Гитлером! Почему-то у всех двадцати танков сразу кончилось горючее?! У всех... Сразу... Как по команде... И самолет Гитлера под носом танкистов спокойно взмывает в небо!

ГЛАВА 35

Об Адольфе Гитлере (1889-1945) написаны тысячи книг документальной и художественной литературы как в Германии, так и далеко за её пределами, сложено немало былей и небылиц. В связи с этим есть необходимость и в данном повествовании изложить в строгой последовательности биографию Гитлера, его политическую деятельность как фюрера нацистской партии и всего немецкого народа в период зарождения фашистского движения, прихода к власти и правления.

Этот маленький человек добился неограниченной власти, стал незаурядным и жестоким политическим деятелем Германии, фюрером (вождем) в период 1933-1945 годов и канцлером Третьего рейха. Весь его жизненный путь был тернистым и кровавым, стоившим жизни миллионам людей многих государств Европы, Азии, Африки и Америки. Он породил такое зловещее политическое течение, как нацизм, и на его волне после Первой мировой войны создал сначала в Германии, а затем и в целом ряде стран режим тирании, не имевший равных во всей истории человечества. Он достиг небывалого успеха в проведении своего болезненно-бредового замысла о мировом господстве покончил с нуждами германской нации за счет других, провел в короткий срок перевооружение Германии, разрушил европейское устройство, развязал Вторую мировую войну, поставил европейскую цивилизацию на грань уничтожения...

Адольф Гитлер родился 20 апреля 1889 года в небольшом городке Браунау на реке Инн, на границе Австрии и Германии.

Выходец из крестьянской семьи, австриец по происхождению. Его родителями были 52-летний таможенный служащий Алоис Шикльгрубер-Гидлер и 20-летняя крестьянка Клара Пельцль. Обе ветви его семьи были родом из Вальдфиртедя (Нижняя Австрия), отдаленного холмистого района, где занимались тяжелым трудом общины мелких крестьян.

О предках Гитлера известно немногое. Его дед Иоганн Георг Гидлер, работавший по найму на мельницах, познакомился с крестьянской девушкой Анной Марией Шикльгрубер, которая родила в 1837 году сына Алоиса, и только спустя 5 лет они поженились. До 1876 года Алоис носил фамилию матери, пока официально не сменил фамилию на Гидлер, поскольку воспитывался в семье дяди - Иоганна Гидлера.

Алоис был трижды женат, последняя жена, Клара Пельцль, была младше мужа на 32 года и родила ему пятерых детей, лишь двое из которых достигли зрелости: Адольф и его младшая сестра Паула.

Адольф любил свою мать, терпеливую домашнюю хозяйку, и она, в свою очередь, считала его любимым сыном, хотя, по его словам, он был "помешанный". Адольф рос обидчивым и недовольным ребенком. Мать как бы подсознательно, психологически формировала сына, компенсируя тем самым свою несчастную семейную жизнь. Адольф боялся своего деспотичного и строгого отца, неуживчивого, подчинявшего своих детей собственному жестокому взгляду на жизнь. Несчастный и одинокий, трижды неудачно женатый, Алоис искал утешения в выпивке. Не раз приходилось юному Адольфу приводить своего подвыпившего родителя домой. Позднее он вспоминал отца как садиста, проматывающего последние семейные деньги. Угрюмый и вспыльчивый отец нередко хватался за палку и ремень, постоянно рычал на сына, унижал его и наказывал.

Возможно, и вполне вероятно, что ненависть Гитлера происходила из ненависти к собственному отцу. Вместе с тем он рано узнал, что право находится на стороне сильного.

В возрасте 6 лет Адольф поступил в народную школу, а два года спустя мать, будучи набожной женщиной, отправила его в Ламбах в приходскую школу бенедиктинского монастыря, после которой, она рассчитывала, сын станет священником. Но его исключили из школы, застав курящим в монастырском саду.

Семья переехала в пригород Линца Леондинг, где Адольф преуспел в учебе. Он выделялся среди сверстников упорством, был лидером во всех играх. Он учился в реальной школе в Линце, затем в Штейре. Успехи в средней школе были весьма заурядными.

"Я учил то, что мне нравилось, - писал он позднее. - Что могло бы пригодиться в будущем как художнику. Предметы, которые мне казались неважными... я саботировал".

В 16 лет Адольф бросил школу. Два года он бродил по улицам и проводил время в библиотеке, читая книги по германской истории и мифологии. Он мечтал стать художником, но преуспел лишь в том, чтобы избегать обязанностей. У него выработалось на всю жизнь презрение к некоторым образованным людям.

"У большинства моих учителей, - говорил он, - было что-то не в порядке с умом, и лишь очень немногие из них кончили свои дни как искренние приверженцы Бога".

Единственный из учителей, кем восхищался Гитлер, был учитель истории Леопольд Петч, ярый пангерманист, апологет прусского короля Фридриха II и канцлера Бисмарка, учивший юношу презирать Габсбургов и защищать дело германского национализма, "величие" и "историческую миссию" немецкого народа.

Единственным другом Адольфа был Кубичек, благодарный зритель ухода Гитлера в мистицизм.

В октябре 1907 года, покинув неизлечимо больную раком мать, 18-летний Адольф отправился в Вену, чтобы поступить в академию художеств, но провалился на экзаменах. Это был страшный удар, от которого он так и не оправился всю жизнь, виня "тупых профессоров".

В декабре 1908 года - новое потрясение: умерла мать, которую он очень любил. Следующие 5 лет он перебивался случайными заработками, милостыней или продавал свои эскизы.

"Голод был постоянным моим спутником, - вспоминал он позднее. - Он не покидал меня ни на мгновение".

Небритый, грязный и вечно голодный полубродяга возненавидел Вену и все, что его окружало. Отвергнув теорию Маркса, он на всю жизнь остался антимарксистом, а под воздействием трудов Карла Люгера и собственного опыта возненавидел евреев, как "крыс, паразитов и кровососов". "Евреи объединяются с марксистами, чтобы уничтожить мир", - решил он. Он также презирал демократию и находил облегчение лишь в мечтах о великой и славной Германии.

"Демократия, - сказал Гитлер однажды, - это власть сумасшедших!"

К этому времени он заинтересовался также мистикой и оккультизмом. Стал выступать с политическими речами в маленьких кафе, и, надо отдать должное, публика прислушивалась к болезненному юноше с гипнотизирующим взглядом.

В мае 1913 года Адольф покинул Вену и переехал в Германию, в Мюнхен. И здесь он был по-прежнему подавленным, злым и одиноким.

В феврале 1914 года его вызвали в Австрию и попытались призвать в армию, но освободили по здоровью, как "слишком слабого и не годного к службе в армии".

Однако, когда в августе 1914 года началась война, Гитлер обратился к королю Баварии с просьбой о зачислении его в армию. Его определили в полк, набранный из студентов-добровольцев, и отправили на фронт. Гитлер оказался умелым и храбрым солдатом. Сначала он был санитаром, а потом всю войну выполнял обязанности связного, доставляя донесения и приказы на передовую. За 4 года он участвовал в 47 сражениях, часто оказывался в самом пекле, был дважды ранен, а за месяц до окончания войны отравлен газами. Еще в декабре 1914 года он получил свою первую награду - Железный крест II степени, а 4 августа 1918 года его наградили Железным крестом I степени, что было редкостью для простого солдата в германской армии. Эту награду Гитлер получил, захватив в плен вражеского офицера и 15 солдат.

Война оставила глубокий след в его жизни и дала ему цель, к которой он стремился. Позднее он рассказывал об ощущениях от газовой атаки и ужасе перед наступающей слепотой. Когда уже начал слабеть, неведомый голос прогремел ему: "Жалкий дурак! Ты собираешься плакать, когда тысячам куда как хуже, чем тебе... В эти ночи выросла моя ненависть к тем, кто допустил это преступление... Я решил посвятить себя политической деятельности". (Чтобы потом, став политическим деятелем, отправить в газовые камеры и печи миллионы евреев и других неарийцев?)

После унизительного поражения в войне Германии Гитлер вернулся в Мюнхен. Взбешенный революцией, он всецело обратился к политической деятельности, чтобы одновременно противостоять и Версальскому договору 1919 года, и демократии. Ему поручили шпионить за политическими партиями. В сентябре 1919 года приказали навести справки о группе националистически настроенных ветеранов из Немецкой рабочей партии, выступавшей против правительства. У этой партии не было ни денег, ни программы, но Гитлеру понравились её идеи, совпадающие с его собственными. И он вступил в эту партию, став её членом № 55, а чуть позднее - и под № 7 её исполнительного комитета. Теперь он не упускал ни одной возможности выступить перед толпой с политическими речами и лозунгами. Он вспоминал:

"Я мог говорить! Через тридцать минут люди становились наэлектризованными".

Не прошло и двух лет, как Гитлера выдвинули в руководство этой партии. Он придумал ей новое название - Национал-социалистическая рабочая партия Германии (НСДАП). Отсюда родился термин НАЦИЗМ, НАЦИ.

Идеи новой программы партии он выразил в пунктах: антисемитизм, крайний национализм, превосходство арийской расы, презрение к либеральной демократии и принцип фюрерства. Программа могла привлечь каждого, у кого был хоть малейший повод для недовольства.

Пройдет немного времени - и вся Германия будет петь: "Deutschland, Deutschland uber alles..." - "Германия, Германия превыше всего..."

Мы - армия свастики,

Волна бушующих знамен,

Мы приведем германских рабочих

На дорогу новой свободы!

Гитлер дал нацистской партии символ - свастику и приветствие "Хайль!", позаимствовав это у своих древних предшественников. Искал способы приобрести свою газету. Для охраны партийных сборищ им были организованы штурмовые отряды коричнерубашечников - СА под командованием его друга Рема, другая организация - чернорубашечников - СС стала его личной гвардией, основанной на строжайшей дисциплине. Члены её клялись сражаться за своего фюрера до последней капли крови.

К концу 1923 года Гитлер уже замыслил свергнуть правительство Веймарской республики и поставить Германию под нацистский контроль. Вместе с крайним реакционером и милитаристом генералом Людендорфом Гитлер 8 ноября 1923 года сделал попытку государственного переворота ("Пивной путч"). Взяв в заложники посетителей пивного зала, Гитлер провозгласил революцию. Маршем прошли по улице, но были встречены огнем. Путч провалился.

26 февраля Гитлера судили по обвинению в государственной измене. Он воспользовался и этим, превратив процесс в пропагандистский триумф.

"Я предпочитаю быть повешенным в большевистской Германии, чем погибнуть под французским мечом", - заявил он.

На улицы вышли тысячи последователей Гитлера. Его поведение и речи в суде произвели огромное впечатление, его стали почитать как национального героя. Гитлера приговорили к 5 годам тюрьмы, где он провел лишь 9 месяцев и где написал первый том своей книги "Майн кампф" ("Моя борьба"). В ней он отразил историю своей жизни, свою философию и программу партии. Суть книги - социальный дарвинизм: личности и нации являются субъектами борьбы за выживание, мораль - глупость, превосходство в силе. Расовому превосходству немцев угрожают евреи, марксисты, большевики, либералы, гуманисты и филантропы всех мастей. Германия может стать великой, если поведет с ними борьбу и обретет жизненное пространство, отвоевав его у внешних врагов. Нацистское движение заложит стратегию для мирового господства.

"Майн кампф", несмотря на её многословность, приобрела популярность и была переведена на 11 языков общим тиражом более 5,2 млн экземпляров. Гонорар сразу сделал Гитлера богатым человеком.

Гитлер усвоил урок провалившегося путча - к власти надо идти легальными способами. Выйдя из тюрьмы, он принялся за восстановление своего движения. При поддержке ближайших соратников - виртуоза-пропагандиста Пауля Йозефа Геббельса и героя Первой мировой войны, летчика-аса, капитана Германа Геринга - стал завоевывать массы. Надо было сделать выбор между левыми социалистами в Берлине и правыми социалистами в Мюнхене. На партийной конференции в феврале 1926 года, обладая редкой политической проницательностью и ораторским искусством, он привлек на свою сторону и правых и левых. Его выступления были обращены к малообеспеченным, он приобрел популярность и среди военных, националистов и консерваторов. В нем удивительно сочеталось умение проникать в суть массовой психологии и готовность сотрудничать с правыми консерваторами. Гитлер стал бесспорным лидером националистического движения, в кассу потекли средства от богатых, видевших в нем защиту от надоевших профсоюзных и коммунистических лидеров. И буржуазии, и недовольным рабочим Гитлер твердо обещал освобождение и защиту от "грабежа со стороны еврейских финансовых магнатов".

На выборах в рейхстаг в 1928 году нацисты получили 12 мест, в то время как коммунисты - 54. На выборах в 1930 году с помощью печати, промышленников и банкиров НСДАП завоевала 6 млн голосов и получила 107 мест, став 2-й по величине партией в Германии. В 1932 году Гитлер даже попытался бороться за президентское кресло, но занял второе место с 30 процентами голосов (у Гинденбурга - 1-е место, у Тельмана - 3-е).

На выборах в рейхстаг в июле 1932 года нацисты завоевали 230 мест и превратились в крупнейшую политическую партию Германии. Достигли своего пика и столкновения коричнерубашечников с Ротфронтом. 30 мая 1932 года Гинденбург отстранил от должности канцлера Брюнинга, началась ожесточенная борьба за это кресло. Гитлеру удалось войти в союз с юнкерством, богатыми промышленниками, офицерским корпусом и противопоставить этот блок коммунистам. 30 января 1933 года президент Гинденбург под давлением правых сил скрепя сердце объявил Гитлера канцлером.

Гитлер, вчерашний бродяга, добился своей цели - на сей раз мирным конституционным путем. Он уверовал, что с этого момента начался Третий рейх, который просуществует тысячу лет, и начал для этого укреплять в стране абсолютную диктатуру.

Первой заботой было скомпрометировать и устранить коммунистов. С этой целью был подожжен рейхстаг и проведен процесс над коммунистами. И хотя выяснилось, что рейхстаг подожгли штурмовики, дав факел бывшему голландскому коммунисту, туповатому Люббе, - эта провокация пошла Гитлеру только на пользу. На выборах в марте 1933 года Гитлер получил большинство голосов, после чего протащил "Закон о защите народа и рейха", по которому запретил все другие партии, распустил профсоюзы, учредил жесткий контроль своих представителей в землях, укрепив свою власть с помощью продуманной системы жесткости и террора. Протестующих избивали, бросали в тюрьмы, убивали. Он хитроумно оттеснял консерваторов, расставлял своих людей в правительстве, разорял своих противников, подвергая арестам, лишая их прав и жизни. Он создал послушное правительство, подчинил религию, законодательство и образование. "Хайль Гитлер!" стало обязательной формой приветствия, а свастика - символом государства; хлеб и зрелища объявлены первостепенной потребностью немецкого народа. Насаждался культ поклонения фюреру.

В 1934 году, объединив посты президента и канцлера, Гитлер стал единым и полновластным правителем Германии.

Теперь он уже мечтал о покорении Европы, походе на Восток - "Дранг нах Остен", а там и... порабощении вселенной!

Увы! Европа покорилась, но на пути к вселенной встала, как прежде, ещё во времена Наполеона, тоже мечтавшего стать властелином мира, непокорная Россия!

А ведь ещё великий немецкий политик и канцлер Германии Бисмарк предостерегал:

"Не ходите на Восток... Русские долго запрягают, но быстро ездят..."

Гитлер пренебрег этим предостережением...

ГЛАВА 36

...А Гитлеру после взрыва бомбы в "Вольфшанце" становилось все хуже. Ему ежедневно делались впрыскивания для поддержания энергии и предотвращения удара. Вскоре наступило состояние, о котором давно предупреждал профессор Брандт. Уколы, производившиеся так часто, что профессор Морелль почти не отходил от Гитлера, и непрекращающиеся известия о поражениях на всех фронтах привели к катастрофическому упадку сил. Если после покушения 20 июля у него дрожала только правая рука, то вскоре это перешло и на левую руку, а в последние месяцы он заметно волочил уже и левую ногу.

С этого времени он перестал выходить из бункера.

Он сильно опух, поседел и постарел...

...Плачевное физическое и моральное состояние фюрера не могло не сказаться на его окружении. Практически уже никто не верил в победу рейха. Теперь каждый старался спасти свою шкуру и продать её подороже американцам. Союзники были не только не против принятия предложений о заключении сепаратных договоров о капитуляции даже с любой из германских армий, но сами искали этого за спиной у советского руководства. Так в феврале 1945 года оберстгруппенфюрер СС Карл Вольф, военный губернатор Северной Италии, он же начальник личного штаба Гиммлера, вступил в контакты с руководителем американской разведки Алленом Даллесом. Была достигнута договоренность, что в обмен на обеспечение безопасности после войны Кессельринг окажет союзникам лишь видимость сопротивления в долине реки По.

Однако Сталин, узнав об этом, потребовал участия в переговорах русских офицеров. Разгорелся скандал, и переговоры отменили. Временно...

...В это же время Риббентроп вел секретные переговоры с швейцарскими правительственными кругами и Ватиканом, предлагая союзникам план капитуляции Германии, после чего повернуть все армии только против русских.

...Более всех мнил себя преемником фюрера Гиммлер, который оказался ближе, чем другие, к заключению сделки с союзниками. Он вел переговоры с помощью своего подчиненного эсэсовского генерала Вальтера Шелленберга, начальника 4-го управления РСХА, и министра финансов Шверина фон Кросича.

20 апреля 1945 года началось наступление русских на Одере. 22-23-го числа русские прорвали фронт. Когда военное командование предложило Гитлеру выехать в Берхтесгаден, он отказался.

В свою очередь он приказал, чтобы все сотрудники ставки, присутствие в Берлине которых не обязательно, немедленно вылетели в Берхтесгаден.

Гиммлер уже несколько дней находился в местечке Хохенлихен.

22 или 23 апреля Берлин покинул Геринг и выехал сначала в Карингхалл, а затем в Берхтесгаден. 23 апреля из Берлина выехали фельдмаршал Кейтель и генерал-полковник Йодль для того, чтобы принять командование армейскими группами, которые должны были быть направлены на помощь берлинскому гарнизону. Предложение выехать вместе с ними из Берлина Гитлер отклонил. Геббельс вместе с женой и детьми переселился в бункер фюрера.

24 апреля от Геринга поступила радиограмма о том, что, согласно речи Гитлера от 1 сентября 1939 года, в которой тот назначил его своим преемником, он принимает на себя руководство государством, так как Гитлер, находясь в окруженном Берлине, не в состоянии что-либо предпринять.

В тот же день, 24 апреля 1945 года, Гитлер отправил из бункера телеграмму фон Грейму, командовавшему тогда 6-м воздушным флотом в Мюнхене, приказав тому явиться в рейхсканцелярию.

53-летний генерал Люфтваффе Роберт Риттер фон Грейм - летчик ещё с Первой мировой войны. В 1941-1945 годах командовал различными подразделениями, а с февраля 1943 года стал командующим воздушным флотом на Восточном фронте.

Грейм был одним из лучших летчиков Люфтваффе. Но даже ему прорваться в Берлин практически было невозможно. И все-таки ему удалось сделать это...

Грейм взял с собой пилота-инструктора Ханну Рейтш (это единственная женщина в Германии, награжденная в 1941 году Железным крестом II, а в 1942 году - I степени) и тут же вылетел, приземлившись в Рехлине, где собирался пересесть в вертолет и на нем перелететь в сад канцелярии. Вертолет оказался поврежденным, и Грейм реквизовал "Фокке-Вульф-190". Хрупкая маленькая Ханна Рейтш едва втиснулась в хвост самолета. Самолет проскочил на бреющем полете зенитный огонь советских батарей и благополучно приземлился на аэродроме Гатов. Не дозвонившись до канцелярии, Грейм взял старый тренировочный самолет "Арадо-60" и, едва не задевая верхушки деревьев, пролетел над Тиргартеном, где их встретила сплошным огнем советская зенитная артиллерия. Грейм был ранен в ногу, и Ханна Рейгш взяла управление на себя, посадив самолет на улице неподалеку от канцелярии.

Гитлер встретил Грейма и его спутницу как дорогих гостей. Их угостили чаем и оказали необходимую медицинскую помощь Грейму.

Гитлер сказал Грейму, что Геринг предал его, вступив в переговоры с союзниками, а поэтому назначает его, Грейма, командующим всеми воздушными силами Германии - Люфтваффе. Более того, Гитлер присвоил Грейму звание фельдмаршала. Так Грейм стал последним, кто был удостоен этого самого высокого воинского звания в Германии.

Впервые Гитлер нарушил субординацию - командующим Люфтваффе должен был стать Мильх Эрхард (1892-1972) - генерал-фельдмаршал Люфтваффе, заместитель Геринга. Летчик Первой мировой войны, после - пилот гражданской авиации, сотрудник компании "Юнкерс", директор управления компании "Люфтганза", статс-секретарь министерства авиации, начальник вооружения Люфтваффе. Мало кто знал, кроме Геринга, что мать Мильха была еврейкой. Но Мильх пользовался безграничным доверием Геринга. Последний взял даже у матери Мильха справку, что он внебрачный ребенок отца и не является её сыном. В 1938 году Мильху присвоили звание генерал-оберст (генерал армии), а после капитуляции Франции в 1940 году - генерал-фельдмаршала.

В 1941-1944 годах Мильх - главный авиационный инспектор. В 1947 году Международным военным трибуналом приговорен к пожизненному заключению, в 1954-м освобожден. Умер в 1972 году.

Командующий обороной Берлина старый и опытный генерал Вейдлинг, кавалер Рыцарского креста с мечами и дубовыми листьями, 28 апреля предложил Гитлеру прорваться из окруженного Берлина, но фюрер отказался.

Стала известна Гитлеру измена Гиммлера, его попытка заключить сепаратный мир с союзниками.

Гитлер сказал:

"Лучше я умру здесь, в Берлине, чем погибать где-нибудь на улице".

Наступило 29 апреля. Ожесточенный артобстрел и беспрерывные бомбардировки. Сгорел вместе с машинами гараж. Русские войска заняли район Потсдамского вокзала и Тиргартен. Просьбу доктора Геббельса и его жены вылететь на небольшом самолете из Берлина Гитлер отклонил. Да это было бы и невозможно, так как улица Аксе вся была изрыта воронками.

29 апреля 1945 года после обеда Гитлер последний раз говорил с личной охраной.

Раттенхуберу сказал следующее:

"Я ухожу из жизни. Благодарю вас за службу и отпускаю вас. Пробейтесь с ударной группой через кольцо..."

Около десяти часов вечера фюрер приказал собраться всем сотрудникам штаба. Он сказал почти то же самое, что и несколько раньше сказал охране:

"Я решил уйти из жизни. Благодарю вас за добросовестную службу. Постарайтесь вместе с войсками вырваться из Берлина".

При этом присутствовали генерал Бургдорф, Кребс, адмирал Фосс, группенфюрер Баур, штандартенфюрер Бец, оберштурмбанфюрер Хегль, оберштурмбанфюрер Линке и Гюнтче.

Обращаясь к Линке и Гюнтче, Гитлер высказал им свою просьбу: сжечь трупы его и Евы Браун, на которой он женился за два дня до этого...

...30 апреля около трех часов ночи Гитлер вышел, по просьбе имперского руководителя молодежи Аксмана, в верхнее помещение бункера и приветствовал сестер лазарета, который находился в бункере под новой имперской канцелярией...

...Ночь с 29 на 30 апреля Раттенхубер бодрствовал, лишь часам к десяти утра, проверив посты, он лег отдохнуть.

...Проснулся около часа дня от какого-то нехорошего предчувствия. В саду имперской канцелярии рвались снаряды. Раттенхубер обошел посты личной охраны фюрера и в начале четвертого пришел в приемную Гитлера.

Навстречу ему поднялся начальник группы личной охраны номер один Хегль.

- Наш фюрер... покончил с собой! - с волнением произнес он.

- ?!

- Линке пришлось выполнить самый тяжелый приказ фюрера...

Линке был личным слугой Гитлера.

"Покончил с собой? Фюрер? - До Раттенхубера все ещё не доходил смысл сказанного Хеглем. - Да, а при чем тут Линке?"

Войдя в приемную, Раттенхубер ощутил запах горького миндаля!.. Это уже потом он узнал, что Гитлер отравился цианистым калием.

- Откуда этот запах? И какой "тяжелый приказ фюрера" выполнил Линке? спросил Раттенхубер Хегля.

Тот не успел ответить. Из личного помещения Гитлера в приемную вошел Линке. Раттенхубер в первую очередь обратил внимание на его глаза. Они были бездумными. Бессмысленными. Они ничего не выражали и казались остекленевшими.

Обращаясь к Раттенхуберу, Линке тихо, почти шепотом, произнес:

- Гитлер мертв...

- Это был тот самый тяжелый приказ... который ты выполнил? - спросил его Хегль.

- Да, конечно...

- Какой ты "тяжелый приказ" выполнял? - переспросил Раттенхубер несколько раз.

Линке, ничего не ответив, пошел дальше...

- Линке имел приказ от Гитлера войти в его комнату через десять минут после принятия яда, - рассказывал Хегль. - Фюрер боялся, что яд не подействует, и тогда... Он приказал Линке пристрелить его...

Глаза Раттенхубера вылезли из орбит:

- И он стрелял? Линке стрелял в фюрера?!

Сработала профессиональная психология личного охранника фюрера: никто не должен, не может стрелять в фюрера! "Слуга убил... хозяина?"

...Хегль рассказывал ещё о каком-то пятне крови на ковре, где сидел Гитлер... И что кто-то из них - Хегль или Линке - предложил сжечь ковер...

Раттенхубер, оглушенный известием, поднялся из бомбоубежища наверх, чтобы глотнуть свежего воздуха...

...Через некоторое время Раттенхубер вновь оказался в приемной Гитлера, где стоял имперский руководитель гитлерюгенда Аксман.

...Из личного помещения Гитлера, как привидение, снова выплыл Линке. В руках у него был "вальтер" Гитлера! Его Раттенхубер узнал бы из тысячи! Узнал по сильной истертости воронения...

Раттенхубер впился глазами в пистолет "хозяина" и не слышал, о чем говорили Линке и Аксман.

Он только явственно услышал, как Линке, передавая оружие Аксману, сказал:

- Этот пистолет...

Аксман сказал, что он сохранит его "до лучших времен".

...В последние дни Гитлер беспрерывно принимал какие-то возбуждающие средства, и, конечно же, опасения его в отношении нейтрализации яда были оправданы. Пистолет сделал свое дело...

Все знали и ранее от доктора Штумпфеккера, что он должен был снабдить фюрера и его жену цианистым калием. Тем не менее все были потрясены сообщением Линке, несмотря на то что присутствовали вчера при прощании Гитлера...

...Узнав о самоубийстве Гитлера, Раттенхубер длительное время просидел в прихожей, которая вела в личные помещения фюрера.

Около шести часов вечера к нему спустился Менгерсхаузен - обершарфюрер СС из "команды сопровождения" Гитлера.

- Мы сожгли трупы Гитлера, его жены и любимой собаки, но не совсем, сказал он. - Наверху невозможно стоять из-за вони, которая исходит от трупов...

- Какую жену?! - удивился Раттенхубер, привыкший за многие годы служения фюреру к тому, что тот убежденный холостяк.

Он не сразу сообразил, что "жена" - это та самая Ева Браун, которая ещё вчера значилась в его списках в "должности" любовницы. Зато сразу понял, о какой "любимой" собаке идет речь - о Блонди, восточно-европейской, эльзасской овчарке, к которой Гитлер был необычайно привязан и которую накануне взял с собой из Бергхова в Берлин, а сегодня утром 30 апреля, перед самоубийством, приказал её умертвить.

- Самых близких и дорогих ему живых существ - жену и собаку взял с собой на тот свет, а телохранителя оставил, - с болью и какой-то детской обидой прошептал не менее верный ему, чем Блонди, Раттенхубер.

Из оцепенения его, наконец, вывел все тот же начисто лишенный сентиментальности, практично мыслящий и хозяйственный обершарфюрер из "команды сопровождения" Менгерсхаузен...

Менгерсхаузен просил достать бензина, чтобы сжечь тела. Раттенхубер посоветовал сходить к начальнику гаража штурмбанфюреру СС Кемпке...

Сколько времени прошло, Раттенхубер не знал. Он сидел все в той же позе в прихожей, пока из раздумий его не вывел все тот же Менгерсхаузен.

- Чего тебе еще?

- Знамя! Надо достать знамя...

- ??

- Чтобы прикрыть им останки... Гитлера и Браун...

Знамени так и не нашли...

Незадолго до полуночи с 30 на 1 мая Раттенхубер поднялся по лестнице на наблюдательную вышку. Возле отверстия, образованного открытой половиной двери, стоял все тот же Менгерсхаузен. В саду беспрерывно рвались "русские" снаряды...

- Покажи, где лежат останки фюрера...

- Зачем?

- Хочу попрощаться...

Менгерсхаузен указал место в десяти метрах от башни.

- Мы их в воронку... от снаряда... - уточнил Менгерсхаузен.

Несколько минут Раттенхубер стоял с обнаженной головой у этой необычной могилы, пока рядом не разорвался снаряд.

Эх, ведь у него же сегодня день рождения! Гитлер всегда дарил подарки Раттенхуберу в этот день. А сегодня он сделал, пожалуй, самый дорогой подарок и ему, и другим. Соратникам и противникам - свою жизнь!

...Вернувшись в бомбоубежище он нашел бутылку яичного ликера и, впервые в своей жизни, осушил её в одиночку.

Раттенхубер поднялся на наблюдательную вышку к Менгерсхаузену, который продолжал стоять на посту.

Отсюда хорошо просматривался сад имперской канцелярии. По сути дела, "вышка" являлась выходом из личного бомбоубежища Гитлера в сад и представляла собой железобетонный четырехугольник, возвышавшийся на два с половиной метра над уровнем земли. Бронированная дверь была сделана так, что её верхняя половина открывалась отдельно и через образовавшееся отверстие постовой мог вести наблюдение за садом, не выходя наружу.

Раттенхуберу бросилось в глаза, что у Менгерсхаузена и других сорваны эсэсовские значки...

- Почему вы это сделали? - спросил он.

- Гиммлер предал Гитлера, и поэтому мы сорвали значки эсэсовцев, ответил за всех Менгерсхаузен.

Раттенхубер снова спустился в бункер, где узнал, что Геббельс направил русскому командованию ноту с условиями о перемирии. Фрейлейн Крюгер уже отпечатала текст ноты, и, таким образом, он смог прочесть его.

Первыми словами было сообщение маршалу Сталину о том, что Гитлер покончил жизнь самоубийством, оставив своим преемником Деница, рейхсканцлером доктора Геббельса, министром по партийным делам - Бормана.

Генерал Кребс был назначен парламентером, который покинул бункер около двух часов ночи и вернулся около восьми часов утра.

30 апреля, во второй половине дня, Геббельс отдал приказ из бункера никого не выпускать, чтобы весть о смерти фюрера не дошла до армии...

День 1 мая был заполнен подготовкой к прорыву из окружения. Прорыв начался около десяти часов вечера. Часом раньше Раттенхубер попрощался с Геббельсом и его женой.

На прорыв пошли шестью группами. В первую группу вошли Монке, генерал Раух, Гюнгче и одна рота войск СС. Второй группой руководил Аксман. Третьей - рейхсляйтер Борман и государственный секретарь доктор Нейман. В четвертую группу вошли Раттенхубер, Баур, Бец, Хелле и люди имперской службы безопасности. В пятую - Кемпке, Линке, эсэсовская команда сопровождения и слуги. Шестую группу составляла одна рота эсэсовцев...

...Во время продвижения к мосту Вандердаммебрюкке группы рассеялись, и только Раттенхубер вместе с Борманом, Нейманом и группой охраны Фера достигли моста. В это время 4-я батарея зенитной артиллерии прорывалась через мост. Раттенхубер прыгнул на одну из пушек, остальные последовали его примеру...

Борман, Науман и Хеле были убиты. Баур и Бец - ранены.

Линке, Кемпке и многих других видели на мосту.

Монке, Рауху, Гюнтче, посланнику Геблю, а также секретаршам Кристиан, Юнге, Крюгер и повару Гитлера Марциарли удалось прорваться...

...В подвале, где лежал раненый Раттенхубер, беседовали Монке, Гюнтче, Гебель и секретарши о политическом завещании, текст которого якобы должен быть у гросс-адмирала Деница.

У кого это завещание и каково его содержание, Раттенхубер не понял, он слишком далеко лежал от беседовавших. Потом они вышли из подвала... И Раттенхубер был взят в плен...

...Геббельс и его жена покончили с жизнью в бункере. Рейхсляйтер Борман и государственный секретарь Нейман были убиты. Руководитель имперской молодежи Аксман прорывался вместе со всеми, но о дальнейшей его судьбе в то время не было ничего известно. (Артур Аксман (род. 18.02.1913), лидер молодежного гитлеровского движения, присоединившись к нацистам в 1928 году, стал быстро подниматься по иерархической лестнице. В августе 1940 года он уже был рейхсюгендфюрером НСДАП, сменив на этом посту Ширака. В 1941 году, участвуя в боях в России, Аксман потерял руку.

В конце войны для обороны Берлина он выставил 1000 молодых людей из своей организации.)

А что же тогда произошло на мосту? По свидетельству Ширера, Аксман бросил своих подопечных, оборонявших мост Пнхельсдорф, бежал и был арестован лишь в ноябре 1945 года в Баварии. Он же и сообщил, что видел тело погибшего при прорыве Бормана. Других свидетелей этого нет.

Аксман благополучно прошел процесс денацификации после войны и стал преуспевающим бизнесменом...

Геринг бежал из Берлина в Оберзальцберг и был взят в плен американцами.

Гиммлер находился в последнее время в местечке Хохенлихен. Риббентроп с семьей - в местечке Фушль, поместье Зальцкамергут.

Деница взяли в плен в провинции Шлезвиг-Гольштейн...

...В последние годы все больше стало возникать слухов о том, что Гитлеру удалось бежать.

Предоставим слово взятому в плен начальнику личной охраны Гитлера Раттенхуберу.

"По этому поводу считаю необходимым заявить следующее, - сказал он. Мне достаточно хорошо известно, что, за исключением подготовки перевода главной ставки в Берхтесгаден, никаких других подготовительных мероприятий по вывозу Гитлера из Берлина проведено не было, так как Гитлер категорически отвергал саму мысль бегства из Берлина.

В последние дни апреля 1945 года Гитлер назвал доктора Геббельса предателем, когда последний предложил ему вылететь на самолете из Берлина. Госпожа Геббельс на коленях умоляла его об этом, но Гитлер её резко оттолкнул от себя.

В качестве единственного места для переезда из Берлина был предусмотрен Берхтесгаден. Гауляйтер Тирольской области Гофер приезжал в Берлин в начале апреля 1945 года и был принят Гитлером и Борманом по вопросу южно-тирольских укреплений. Во время этой беседы Гофер предложил Гитлеру оборудовать для него замок в своей области. Гитлер резко отклонил это предложение, сказав, что он "не желает бегать от одного места к другому".

Перед началом русского наступления на Одере имело место совещание, на котором присутствовали генерал Бургдорф, группенфюрер Баур, майор Ионганнмейер (представитель сухопутных сил при Гитлере) и я. Обсуждался вопрос об эвакуации ставки в Берхтесгаден. Однако Гитлер не санкционировал переезд из Берлина.

Мне абсолютно неизвестны какие-либо факты, говорящие о подготовке бегства на самолете или на подводной лодке. Я убежден в том, что группенфюрер Баур (шеф-пилот Гитлера) и адмирал Фосс (представитель военно-морских сил) подтвердят мои показания. Оба названных офицера находятся в русском плену.

Два специальных поезда фюрера были в начале апреля по приказу генерала Бургдорфа (представитель вооруженных сил) переведены в Верхнюю Баварию. Главный поезд был при этом поврежден во время налета вражеской авиации.

Автоколонна под начальством гауптштурмфюрера СС Гейгера была переведена в связи с бомбардировками в окрестности Берлина (45 минут от города) и в начале апреля также выехала в Берхтесгаден.

Гараж на улице Геринга в последние дни сгорел от артиллерийского обстрела, так что 30 апреля не имелось ни одного целого автомобиля. Машина, на которой генерал Кребс вечером 30 апреля выехал в расположение русских войск для передачи ноты маршалу Сталину, перед этим длительное время ремонтировалась. Подробно об этом может показать бригадефюрер СС Монке, сопровождавший генерала Кребса к русскому командованию.

О состоянии гаража и автомашин мне известно со слов личного шофера Гитлера - штурмбанфюрера СС Кемпке.

Что касается самолетов, то мне известно, что большая часть из них после начала русского наступления вылетела в Зальцбург. Среди тех, кто вылетел в Зальцбург, мне известны адмирал фон Путткамер, бригадефюрер СС Плашке (зубной врач), его помощник доктор Рокампф, представители прессы, обслуживающий персонал квартиры Гитлера.

Самолеты дислоцировались на берлинских аэродромах Темпельгоф, Рангсдорф, Шенвальде, Гатов и, последнее время, на аэродроме Рехлин (150 км от Берлина). Баур и Бете (экипаж Гитлера) в последние дни не имели связи с этим аэродромом. Кроме того, как я уже показал, берлинская "ось" (автострада) была в такой степени разбита бомбами и снарядами, что на ней не мог бы совершить посадку даже самолет типа "Шторх".

Состояние здоровья Адольфа Гитлера было исключительно скверным. Еще более усилилось дрожание обеих рук, левую ногу он волочил. Глаза были какие-то ненормальные, как у душевнобольного.

Когда я сообщил свои наблюдения доктору Штумпфеггеру, последний даже подтвердил мои опасения, что фюрер уже не полностью нормален. На физическое состояние фюрера тяжело подействовали не только душевное потрясение, но и постоянные уколы, производимые профессором Мореллем. Последнему фюрер также приказал 24 апреля выехать в Берхтесгаден.

В дополнение к уже данным мною показаниям о том, что Гитлер 29 апреля приказал Гюнтче и Линке сжечь после смерти свое тело, я припоминаю, что Гитлер сказал:

"Я не хочу, чтобы враги выставили мое тело в паноптикуме".

Во время этого разговора я стоял рядом с Гитлером и смог разобрать сказанные еле слышным голосом слова "мое тело в паноптикуме". Вслед за этим Гюнтче дословно мне повторил это указание Гитлера.

Резюмируя, могу сказать, что считаю совершенно исключенной возможность выбраться Гитлеру из берлинских развалин, так как его физическое состояние было таково, что он с трудом передвигался у себя в комнате.

28 апреля 1945 года имел место следующий случай. Представитель СС при Гитлере - группенфюрер СС Фегелейн (муж Греты Браун - сестры Евы Браун) ушел к себе на квартиру и переоделся в штатское, чтобы, после занятия русскими войсками Берлина, незаметным образом уйти из города. Гитлер приказал его, как дезертира, разжаловать, лишить орденов и расстрелять. Приказ о расстреле Фегелейна он вручил мне для передачи начальнику 4-го управления РСХА (гестапо).

При этом Гитлер сказал:

"В наше время, когда храбрецы умирают в бою, нечего щадить дезертира. Я всегда думал, что он был напрасно награжден Рыцарским крестом с мечами и дубовыми листьями".

Я передал приказ группенфюреру Мюллеру, и последний послал на квартиру Фегелейна команду эсэсовцев, которая произвела расстрел.

29 апреля 1945 года генерал Вейдлинг (попал в плен к русским) хотел предпринять попытку прорыва на запад. Для этой цели он сконцентрировал части 18-й танковой дивизии под командованием генерал-майора Рауха (также попал в плен), артиллерию и другие войска. Однако фюрер не разрешил провести прорыв...

В дополнение к своим собственноручным показаниям я хочу ещё раз воспроизвести обстановку, предшествовавшую смерти Гитлера.

30 апреля мне исполнилось 48 лет. Обычно в этот день фюрер меня лично поздравлял и приглашал к себе на обед. Но накануне 29 апреля фюрер освободил меня от службы, так же как и других. А в 10 часов вечера 29 апреля 1945 года фюрер вышел в приемную для того, чтобы попрощаться с собравшимися там людьми.

Он сказал дословно следующее:

"Я решил уйти из жизни. Благодарю вас за честную, добросовестную службу. Постарайтесь вырваться из Берлина вместе с войсками. Я остаюсь здесь на вечном карауле". Затем он пожал каждому руку и ушел. Я был глубоко потрясен этими словами, так как меня связывала с фюрером двенадцатилетняя верная служба. Кроме того, я понимал, что это означает полную катастрофу для моего отечества.

В ночь с 29-го на 30-е, примерно в три часа ночи, когда Гитлер вышел к санитаркам, я ещё раз почувствовал всю горечь утраты, так как дружно приветствовавшие его девушки не подозревали, что через несколько часов фюрера не будет в живых..."

Справка: Раттенхубер Иоганн, 1897 г.р., взят в плен советскими войсками в Берлине 2 мая 1945 года, осужден 15 февраля 1952 года на 25 лет лишения свободы, 10 октября 1955 года досрочно освобожден, репатриирован на родину и передан 20 марта 1957 года немецкому правительству в Херлесхаузене...

ГЛАВА 37

Говорят, что Гитлер был сентиментален.

Мне удалось увидеть девятиминутный фильм Александра Сокурова "Соната для Гитлера" и затем прочесть рецензию на него в "Комсомольской правде" от 11 октября 1990 года.

Фильм о человеческой способности различать индивидуальное.

"Мы привыкли видеть фюрера неистовствующим на трибуне, и только, пишет автор рецензии. - А тут Гитлер - в задумчивости. Вслушивается во что-то. Слегка покачивается... Гитлер слушает СВОЮ музыку?"

И далее:

"Сокуров воспринимает Гитлера как очень чувствительного, неврастеничного, нервного, достаточно умного человека. Способного на простые мысли и поступки..."

Сокуров в Гитлере увидел человека: "сидящий и жаждущий наказания человек", самое страшное для которого "долгое ожидание расплаты".

Гитлер у Сокурова слушает музыку. А мне это напомнило другие образы, связанные с не лишенным человеческого поступками фюрера. Скажем, его постоянные прогулки с двумя любимыми собаками.

...В "Вервольфе" было ещё одно живое существо, к которому был очень привязан Гитлер. В ставке под Винницей находилась серна, которой Гитлер был просто рад, как ребенок любимой игрушке. Как поступил с серной Гитлер, покидая "Вервольф", остается тайной...

...Примерно до 1959 года ставка в Виннице была предана забвению. Ничего интересного не представляли собой оставшиеся после взрывов и пожаров руины из камня и железобетона, заросшие за многие годы травой, кустарником и лесом.

Но вот с 1959 года по 1961-й начался и закончился первый период открытия "тайн" "Вервольфа", если можно так назвать его. Именно тогда на страницах украинской печати начинает выступать Иван Безуглый, который публикует серию материалов, отдельные документы и воспоминания непосредственных участников винницкого подполья. В основном это рассказы о героической и в то же время трагической борьбе патриотов.

В 1962 году И. Безуглый выпустил документальную повесть "Тайны "Вервольфа". С выходом этой книги и начались досужие вымыслы других авторов. Они брали за основу отдельные эпизоды его книги и накручивали на них, каждый по-своему, свою "фантастику". Так рождались мифы, легенды и "тайны" винницкой ставки Гитлера, а попросту говоря, шла откровенная спекуляция вокруг "Вервольфа".

Впрочем, фантазия, домыслы - не такое уж бескорыстное и безобидное дело. Стоит только задать вопрос: с какой целью пишутся эти небылицы, почему сегодня в Виннице в печати оправдывается нацизм и кому это выгодно все сразу становится на свое место...

Так в газете-еженедельнике "Вiта", органе информационно-телевизионного агентства в Виннице, от 29 июня 1995 года под заголовком "Тайны ставки Гитлера" была опубликована корреспонденция некой Оксаны Сорокиной. Не знаю, кто она - историк, следопыт, журналист, собравший "интересный" материал... Не в этом дело. Меня покоробили две вещи: злобное неприятие автором всего советского и умиление, преклонение перед нацизмом.

Заметка начинается с вопроса себе и своего ответа на него автора:

"- Почему Гитлер выбрал для ставки Винницу?

- Объяснение простое, СТАЛИНСКИЕ САТРАПЫ расстреляли в этом месте ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ ни в чем не повинных людей и закопали их в местном парке. Гитлеровцы разрыли могилы в первые дни войны. Перед всем светом выставили ЗЛОДЕЯНИЯ КОММУНИСТОВ, поэтому ЗАКОНОМЕРНА И СПРАВЕДЛИВА ненависть к ним местного населения..."

Ни в чем не повинные люди были расстреляны и закопаны в парке в 1943 году немцами, а не в 1941 году, как утверждает автор, и, естественно, не "сталинскими сатрапами". Впрочем, мы ещё вернемся к этому эпизоду...

"Действительно, особенно много мифов и легенд о "Вервольфе" начало распространяться с 1989 года, - пишет далее и Сорокина, - когда на территории "Вервольфа" начали проводиться поисково-разведывательные работы по так называемой программе "Гермес"..."

Далее сообщается о том, что в этой экспедиции принимали участие представители 14 вузов бывшего Советского Союза. Научным руководителем поисково-разведывательных работ был заведующий кафедрой технической кибернетики Московского геолого-разведывательного института, доктор технических наук Л. З. Бобровников. По его заявлению, "снимок, сделанный в научных целях со спутника, подтверждает, что в данном районе (ставка Гитлера "Вервольф". - А.Я.)" наибольшая пустота, что её площадь "равна приблизительно 300х700 метров" и что "подземные казематы прикрыты 6-метровой толщиной песку и размещены в граните в виде шара...".

Позднеее профессор Бобровников в интервью московской "Новой строительной газете" от 19 мая 1992 года "превратит" ставку в "3-ярусное помещение (у Сорокиной в заметке уже 7-этажное! - А.Я.), расположенное в гранитной толще на 50-метровой глубине с туннелями, обладающими узкоколейными аккумуляторными поездами, которые ведут к запасным выходам..."

После экспедиции "Гермес" появилась масса публикаций с домыслами. Все та же Сорокина со ссылкой на Бобровникова пишет о "подземных туннелях, по которым ходили поезда", и о том, что "входы в подземелья подрывали советские саперы", а "бункер Гитлера законсервировали по приказу Сталина"...

Большей фантастической чуши я никогда не слышал. Тем более после того, как "перелопатил" около двух десятков увесистых томов с подлинными документами по ставке Гитлера "Вервольф", с коими мне удалось ознакомиться в архивах КГБ СССР, УССР и УКГБ по Винницкой области.

А теперь вернемся к эпизоду с захоронениями "десятков тысяч расстрелянных" в винницком парке.

Надо сказать, что в интервью московской "Новой строительной газете" от 19 мая 1992 года ученый Бобровников заявил, что немцы превратили винницкий край в заповедную зону, нейтрализовав местное население очень простым способом - они раскопали в октябре-ноябре 1941 года (обратите внимание на дату, указываемую Бобровниковым) в местном парке могилы жертв массовых расстрелов, проведенных спецсотрудниками НКВД (как видим, Сорокина лишь повторила и усилила в нужном, политически выгодном ракурсе слова Бобровникова).

"Немцы сняли кинофильм и показывали его во всех окрестных деревнях и селах Винницкой области, - заявил Бобровников. - Реакция населения была абсолютно однозначной: все коммунисты и красноармейцы, которые прятались от немцев, все военнопленные, которые убежали из лагерей, - все были выданы немецким властям".

Если Бобровников видел своими глазами фотографии раскопок, хранящиеся в Центральном архиве, то он должен был знать, что немцы раскапывали могилы расстрелянных в винницком парке в июне-августе 1943 года самими же немцами!

Как рассказывает Антон Драган, участник тех раскопок в своей книге "Памъятаемо про Виницу", факт раскрытия "большевистских злодеяний" в Виннице не имел успеха у местного населения, хорошо знающего, чьих рук это дело.

"Не оправдывая времен культа личности, - пишет Драган, - все люди единодушно выражали свое проклятие оккупантам".

А вот ещё одна "сенсация", которая была опубликована 24 декабря 1992 года, казалось бы, в такой солидной газете, как "Правда". Статья написана участником уже названной экспедиции "Гермес" М. Лоджевским под заголовком "Где прятался перевертыш".

Оказывается, "геофизики" раскрыли под Винницей зловещую тайну Третьего рейха. В статье говорится, что благодаря "группе подпольщиков и партизан под командованием отважного советского разведчика Николая Ивановича Кузнецова из отряда "Переможец" нелегальное положение этого строго засекреченного объекта стало известно советскому командованию. (При всем уважении к подвигам аса советской разведки Н. И. Кузнецова эти данные не соответствуют действительности - данные о "Вервольфе" были получены намного раньше, с началом его строительства.) А то, что во время решающих боев Сталинградской битвы 22 декабря 1942 года 80 "советских бомбардировщиков в сопровождении сильного эскорта" осуществили массовый налет на "объекты гитлеровской штаб-квартиры, превратив их в руины", - это уже чистейшая липа!

И далее: "Однако были снесены лишь первые три яруса ставки на глубине 10 метров - наземные сооружения противовоздушной обороны, коммуникации, подземные склады, входы, лифты, главные же сооружения логова фашистского фюрера, которые размещены намного ниже, оказались нетронутыми и их местонахождение неизвестно. И только недавно, в результате работ экспедиции с помощью современных геофизических методов, найдено, наконец, точное местонахождение гитлеровской штаб-квартиры, сделали обсчет по оценке объемов подземных сооружений, равный 25 тысячам кубометров"...

Как видите, создан ещё один миф, возможно, даже и из хороших побуждений. Но миф! Это по какой же оценочной шкале следует определить домыслы господина М. Лоджевского? Впрочем, давайте порассуждаем...

Если бы он удосужился проконсультироваться у военных летчиков о возможности налета на "Вервольф" 80 советских тяжелых бомбардировщиков, то получил бы ответ, что это неразрешимая задача.

Судите сами, дорогой читатель... Линия фронта в момент "налета" находилась в более чем 8000 километрах от ставки, а тогда не было на вооружении советской авиации ни одного самолета, способного преодолеть это расстояние без дозаправки даже в один конец!

Но представим себе, что такой налет в составе 80 тяжелых бомбардировщиков все-таки состоялся... Тогда, извините, пострадали бы не только "наземные сооружения" ставки, как пишет об этом Лоджевский, - все населенные пункты в радиусе на многие километры от ставки были бы превращены в руины! Все живое стало мертвым - ведь бомбардировщики дальней авиации ведут бомбометание по заданной площади, а не прицельно, как, скажем, штурмовики или пикировщики-бомбовозы.

Более того, если поверить автору, то бомбы, сброшенные на ставку, должны были быть радиоуправляемыми, поскольку снесли не все объекты "Вервольфа" - уцелели бассейн, деревья и др. Но радиоуправляемые бомбы, как известно, появились "несколько" позже - спустя десятки лет!

Вызывает сомнение в очевидности "налета" и тот факт, что об этом опустошительном налете на ставку никто не знал до сих пор, даже местные жители, которые не могли не почувствовать такого налета!

И ещё одно обстоятельство. Геофизики забыли пояснить: каким образом немцы сумели после такого налета в короткое время восстановить "Вервольф"? Ведь если верить Лоджевскому, ставку попросту "стерли с лица земли" в декабре 1942 года и к приезду Гитлера, к февралю 1943 года, восстановили!

А теперь обсчитаем арифметически данные сенсационной статьи. Если за основу отсчета взять высоту подземных сооружений как минимум в 3 метра, то глубина их залегания может достичь астрономических цифр - для подземелья в 210 000 кубометров (300х700 м) надо было выбрать и перевезти 1 400 000 кубометров грунта, 700 000 кубометров гранита, выложить не менее 500 000 кубометров железобетона.

Таким образом, кудесники из "Гермеса" превратили "Вервольф" в одно из семи чудес света, ибо вынутый грунт и гранит равен объему знаменитой пирамиды Хеопса в Египте. Не будем говорить, сколько потребовалось бы для этого людей, экскаваторов, автомашин и другой техники.

Где найти, наконец, место для складирования огромной массы грунта? Эти расчеты не поддаются здравому смыслу. Да и логически рассуждая, нужны ли были в 1942 году такие затраты немцам, покорившим всю Европу и считавшим победу над СССР делом уже решенным? Конечно, нет!

Впрочем, никто не собирается полностью опровергать данные, полученные участниками экспедиции "Гермес", в том числе по объемам ставки. Они впечатляют, но не до таких гигантских размеров, которые спрогнозировали геофизики! И возможные открытия тайн "Вервольфа" ещё впереди. Надо только одно - чтобы за это дело брались люди компетентные, бесстрастные, не склонные к фантазиям и преувеличениям.

И оттолкнуться есть от чего. По крайней мере есть солидный объективный документ, не вызывающий сомнения, способный положить конец любым домыслам о "живой" подземной ставке Гитлера и её несметных богатствах - это докладная о результатах обследования ставки в марте 1944 года. Как известно, все 3 бомбоубежища были подорваны немцами при отступлении.

Вот что говорится в третьем разделе этой докладной:

"Все бомбоубежища - подземные, железобетонные, массивной конструкции. Форма бомбоубежищ квадратная, фундамент - целиком железобетонный, толщина перекрытий 4,5 метра, толщина стен 2,5-3 метра. Сверху на перекрытиях был насыпан слой земли и для маскировки были посажены деревья - сосны..."

Далее в отдельности описывался каждый бункер - толщина перекрытий, стен и т.п.

Такова реальность. И голая, как монолитные стены "Вервольфа", действительность. Без фантазий. И несметных богатств...

К "несметным богатствам" и ко всему уже сказанному можно было бы отнестись с легкой иронией и определенным скептицизмом, если бы не одно "но"... Ведь та же Сорокина, увлекшись детективной стороной ставки, пишет далее страшные вещи. Якобы тогда, в 1944-1945 годах, "советским дешифровальщикам" не удалось открыть замки и проникнуть на самые нижние 6-й и 7-й этажи.

"Да и рисковать не имели права, - утверждает Сорокина. - А что, если после нажатия на "чертову кнопку" вся Винница взлетит на воздух?"

Дескать, в ставке все входы и выходы были "на автоматике", "выведены на пульт", кроме личного помещения Гитлера под № 3, где, "подозревают, хранятся награбленные ценности"...

Да бог с ними, с ценностями! Вся Винница может на воздух взлететь!!

Так-то вот, люди добрые. Живите в страхе. Вздрагивайте по ночам. А вдруг и в самом деле "Вервольф" - это второй Чернобыль?!

ГЛАВА 38

Еще в годы Второй мировой войны, при жизни Гитлера, а сейчас, спустя более полувека после её окончания, и вовсе в мемуарной и документальной литературе, в художественных произведениях зарубежных, да и наших авторов, все чаще можно встретить публикации с различного рода легендами и мифами из жизни и деятельности фюрера Третьего рейха. Например, о том, что Гитлер и некоторые его ближайшие соратники вроде Бормана живы и проживают в странах Латинской Америки. О том, что в бункере под рейхсканцелярией был убит двойник фюрера, благо выбор был велик - их существовало действительно несколько.

Но вот на страницах печати все чаще стал появляться и такой вопрос: действительно ли Гитлер был тесно связан с потусторонними силами зла?

Много материалов публикуется об увлечении Гитлера оккультными науками, черной магией и т.п.

Называют Гитлера и сыном Сатаны!

Как бы там ни было, но факт остается фактом: на Гитлера было совершено 42 покушения и все они были неудачными. Как тут не приписать все это силе Сатаны!

Естественно, рождались легенды, что Гитлера ни пуля не берет, он, как говорится "в воде не тонет и в огне не горит"...

...В 1995 году на территории бывшего СССР, особенно на Украине (и это естественно, поскольку она в первую очередь и практически стопроцентно была оккупирована немецкими войсками), наблюдается новый всплеск интереса к Гитлеру, и в частности в такой области, как оккультная, конкретнее - о его связях с "повелителями зла" и Сатаной. Об этом писалось немало в украинской печати, в частности в "Ведомостях - DAILY" ("Копейке") от 22 августа 1995 года - "Генератор влияния на человечество продолжает работать в ставке Гитлера"...

Уже и генератор заработал!.. Вымышленный, естественно. Документального-то подтверждения или иных свидетельств у автора не оказалось. В редакцию посыпались письма и звонки - надо было отвечать читателям.

Ответили:

"Цепь необъяснимых событий сопровождает ставку Гитлера под Винницой на протяжении всего времени существования. Последнее звено, которое обнаружит готовящаяся экспедиция, будет состоять в следующем: в отрезанном более полувека от внешнего мира подземелье исследователи найдут следы гораздо более поздних посещений. Они принадлежат истинным хозяевам Гитлера и Сталина (кстати, ставку строили для Сталина, а достраивали для Гитлера).

Это - "повелители зла", неизвестно когда обосновавшиеся под землей. И два тирана - Сталин и Гитлер - одинаково ревностно служили своим хозяевам, истребляя собственные народы и народы других стран..."

Но довольно цитат. Как, когда и для кого строили ставку в Виннице уже рассказывалось со ссылкой на достоверные документы. Но тогда на каком основании украинские авторы утверждают, что "цепь необъяснимых событий сопровождала ставку Гитлера на протяжении всего времени существования"? Брякнули, не подумав, заинтриговали, и все тут! А для читателя головная боль - о каких "необъяснимых событиях" в ставке хотели поведать "Всеукраинские ведомости"?

Идем дальше - о "готовящейся экспедиции". Кроме той, что была в 1989 году под руководством Бобровникова, которая так ничего существенного и не раскопала, кроме собственных домыслов и родившихся на этой почве новых легенд, о чем мы уже говорили в предыдущей главе, - никаких других экспедиций не было и пока не предвидится. Стало быть, это лишь желаемое, которое хотелось бы выдать за действительное, да ещё на научной экспедиционной основе, - об "отрезанном более полувека от внешнего мира ПОДЗЕМЕЛЬЕ", где "исследователи найдут (!) следы гораздо более поздних посещений", которые, оказывается, "принадлежат истинным хозяевам Гитлера и Сталина"...

Ну, допустим, экспедиция состоится. "Найдут следы" - это гадание на кофейной гуще. Но допустим, что найдут!

Но если Гитлер был ставленником Сатаны, то Сталин-то тут при чем?

Ведь общеизвестно, что "Вервольф" начали строить в декабре 1941 года немцы! И ясно, что не для Сталина, правительство которого перебиралось в это время в глубокий тыл - в Куйбышев и далее, поскольку немцы уже стояли под Москвой!

А теперь об "истинных хозяевах" ставки под Винницей. Кто же они, "повелители зла", неизвестно когда обосновавшиеся"? Боже мой, чего только не нагорожено: тут и "порабощение человечества", и "захват планеты" всей... В общем, это будет пострашнее Чернобыля и той "кнопки", что в бункере Гитлера...

Пишу сейчас и думаю: зачем все это накручено? На кого рассчитано?

Ну а теперь о самом Гитлере - воплощении зла.

"Ведомости" приводят ещё один аргумент в пользу связи Гитлера с Сатаной, ссылаясь на некого штандартенфюрера СС В. Сиверса, организатора опытов над людьми, который на Нюрнбергском процессе показал, что выполнял приказы руководства рейха, подчинявшегося... "ВЫСШИМ СИЛАМ".

Конечно, когда тебе грозит виселица, то выгоднее сослаться на "высшие силы", на кого угодно, - только бы спасти свою шкуру!

Впрочем, если начать цитировать все, что написано о "высших силах", потребовалось бы издать множество томов об этом...

Так, например, в книге Ильзы Гесс "Переписка с узником Шпандау" утверждается, что Гесс полетел в Англию по приказу К. Тауссгоффера, который был... "тайным господином, связанным с Высшим".

П. Клейст, бывший секретарь Розенберга, в своей книге "Европейская трагедия" отметил, что решение уничтожить всех евреев на территории рейха Гитлер принял внезапно, зимой 1942 года, после контакта с "подземниками".

Другой чиновник из ведомства Розенберга, Эрик Кернмайер, оберштурмбанфюрер СС, военный корреспондент, заведующий "Политическим отделом востока" в книге "И ты был при этом" утверждает, что "Высшие силы" до зимы 1941 года делали ставку на Гитлера, а после вдруг "стали диктовать ложные истины".

Да, действительно, в "Вервольфе" Гитлер был, как известно, с 16 июля по 1 ноября 1942 года. Именно тогда немецкая армия опять успешно действовала на фронтах, и фюрер искренне верил, что "Высшие" ведут его к успеху. Провал же прошлой зимы считал испытанием.

Ганс Гримм в книге "Епископское послание - ответ одного немца" написал, что "все решения Гитлера, принятые вопреки логике, но давшие прекрасный результат, продиктованы Высшими".

Кстати, все эти книги вышли массовыми тиражами в ФРГ в издательстве "Плессе-Ферлаг" в пятидесятые годы.

Или, скажем, сборник "Черная гвардия, которую любил Гитлер". В нем опубликованы воспоминания командира батальона СС из личной охраны Гитлера о поездках фюрера в горные районы, после которых приходилось менять эсэсовцев, вышедших из строя по причине мгновенного помешательства. Есть рапорт начальника группы и личный приказ фюрера. Кстати, этот факт особенно отмечают "Ведомости", удивляясь тому, что в этих случаях заменой руководил сам фюрер, а не аппарат СС.

В доказательство этому "Ведомости" приводят показания В. Шелленберга, который на Нюрнбергском процессе рассказал, что агенты и охранники в своих донесениях описывали высоких обезьяноподобных существ, с которыми Гитлер периодически встречался в подземельях.

Действительно, по утверждению Шелленберга, такие встречи происходили в 1934-1944 годах в районах Зальцкаммергута, Бад-Ауссзее, Зальцбурга. Вот что написал один из охранников:

"Оценив место встречи, мы получили приказ - не допустить проникновения посторонних лиц в охраняемый район. 12 человек, непосредственно сопровождавших фюрера, были им дополнительно лично проинструктированы. Я был в их числе. Предупреждение: не только не реагировать на действия лиц, с которыми встретится фюрер, но и более внимательно наблюдать за действиями других охранников... Стоящий ближе к штольне часовой вдруг закричал и, сев на землю, охватил голову руками, качаясь, как пьяный. Я, несмотря на подавленное состояние, нашел в себе силы разоружить его и отвести к автомобилю".

И Шелленберг, и Риббентроп, и даже Геринг действительно свидетельствовали, что Гитлер часто выезжал в "Вольфшанце" инкогнито. И всегда после таких тайных поездок на встречи с "Высшими силами" Гитлер принимал неожиданные решения...

А в отчетах охраны и адъютантов о "Высших силах" были и такие сообщения: "Это были черные фигуры огромного роста с лицами, покрытыми темными волосами. Фюрер, как обычно, в их присутствии тяжело дышал".

Отсюда выводы, которые делают авторы "Ведомостей":

"Таким образом, становится ясно, что внешние проявления нацизма скрывают его более глубокую суть. Она состоит в том, что подобные режимы создавались людьми, находившимися под контролем нечеловеческих сил. Ряды их пополняются из числа тех, кто занимается черной магией. Достигнув результатов, люди превращаются в нечеловеческие сущности, и возврата оттуда нет. Там то, что сильнее человека..."

Можно поздравить "Всеукраинские ведомости": они опередили даже самого Гоголя с его "Вием" и "Вечерами на хуторе близ Диканьки". Как уже говорилось, Гитлер действительно увлекался оккультными науками, о чем, кстати, очень подробно описывается в романе Денниса Уитли "Ему помогали силы тьмы". Не буду много цитировать по сему поводу, достаточно привести лишь несколько строк, где о Гитлере говорит его преемник Герман Геринг:

"Сейчас он прислушивается только к нашептываниям Бормана и предсказаниям его астрологов... Со времени июльского путча (20 июля 1944 года) его здоровье стремительно ухудшается, но все равно он всем распоряжается, потому что окружающие люди до смерти боятся его. С головой у него явно не все в порядке. Сознание затуманенное, во время "озарений" его поведение непредсказуемо. Ничего практически не ест, поддерживает себя в более-менее приемлемой форме только благодаря наркотикам. Живет в постоянном страхе, что его убьют, мания преследования в острой форме: все у него предатели, кроме шайки его лизоблюдов. Напряжение на мозг настолько огромное, что ему необходима отдушина, способ излить свои сомнения и накопившуюся боль..."

Приведем ещё одно высказывание о Гитлере очень близкого ему человека:

"У Гитлера давно вошло в привычку пожимать руки всем и каждому... 56-летний фюрер был болен и безумно уставшим, живущим в последнее время благодаря наркотикам, которые три раза в день колол ему доктор Морелль. Волосы редкие, сильно поседевшие. Лицо нездорового серого цвета, в морщинах, глаза тусклые, прячущиеся в пухлых мешках. И только голос оставался прежним - манера говорить отрывистые фразы, властные интонации, непререкаемый тон. Он обладал гипнотической силой своих речей на слушателей".

По-моему, всем ясно, он психически больной человек. Но он гений! Злой гений. Но не дьявол и не сын Сатаны, а просто человек.

Впрочем, делайте выводы сами, уважаемые читатели, кто он на самом деле, - этот Адольф Гитлер?!