sci_history М Ю Лебединский От пращуров моих (Часть 1) ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit, FictionBook Editor Release 2.6 2007-06-11 Mon Jun 11 00:27:24 2007 1.1

Лебединский М Ю

От пращуров моих (Часть 1)

М.Ю.Лебединский

От пращуров моих...

(1-я часть)

СОДЕРЖАНИЕ строки строки

(по данному

материалу)

Введение. 8

Мое родословие

(Схема 1) 8

1.РОДОСЛОВИЕ ПИСАТЕЛЯ ЮРИЯ ЛИБЕДИНСКОГО 160 9

1.2. Мои щуры

16. Годий Лебединский и семейное предание

о происхождении фамилии.

1.3. Мои прадеды

8. Либер Годиевич Либединский 9

Схема 2. Потомки Годия Лебединского 10 8 персон

10. Вульф Нахимсон и Рабизоновичи 10

1.4. Мои деды

4. Николай Львович (Натан Либерович)

Либединский (1868+1920) 11

5. Татьяна Владимировна (Товба Вульфовна)

(ур.Нахимсон) (1870+1941) 37

Схема 3. Потомки Н.Л.и Т.В.Либединских 42 16 -"

Рис.1.Николай Львович и Татьяна Владимировна

Либединские среди сотрудников губздрав

отдела, 1920 г. 43

Рис.2.Первый дом Либединских в Челябинске 44

Рис.3.Дом в Челябинске, в котором умер Н.Л.

Либединский 45

Рис.4.Юрий Николаевич Либединский и Рахиль

Николаевна Лебединская 46

1.2. Мои родственники со стороны отца 47

(окончательно редактируется)

1.2.1.Потомки Годия Лебединского

Моисей Годиевич Либединский

Анна Моисеевна Слиозберг (ур.Либединская)

Джек(Яков?) Карлович Слиозберг

Роза Моисеевна Гаузнер (ур.Либединская)

Николай Дмитриевич Гаузнер

1.2.2.Потомки Н.Л.и Т.В.Либединских 50

Рахиль Николаевна Лебединская (1902+1989)

Эмилий Яковлевич Елькин(1898+1974) 62

Юрий Эмильевич Елькин (1927+1986) 64

Гелий Эмильевич Елькин(р.1032 г.) 65

Лев Николаевич Лебединский(1904+1993) 67

Александр Львович Крылов (р.1932 г.) 74

рис 5-8 77-80

1.3.Мои единокровные братья и сестры - 81

- потомство Ю.Н.Либединского

Схема 4.Потомство Ю.Н.Либединского 81

Марианна Анатольевна Герасимова (1901-1944) 82

Татьяна Ивзекова 96

Наталья Львовна Ивзекова (р.1930 г.)

4

Мария Федоровна Берггольц (р.1912 г.) 101

Ольга Сергеевна Неклюдова (1901+1990 гг.) 101

Сергей Юрьевич Неклюдов (р.1941 г.)

Лидия Борисовна (ур.Толстая) (р.1921 г.) 106

Мария Юрьевна Либединская (р.1939 г.) 110

Татьяна Юрьевна Либединская (р.1943 г.) 111

Лидия Юрьевна Либединская (р.1944 г.) 112

Александр Юрьевич Либединский (1948+1990гг.) 113

Нина Юрьевна Либединская (р.1950 г.) 114

рис.9-10 115,116

2.РОДОСЛОВИЕ ПОЭТА ОЛЬГИ БЕРГГОЛЬЦ 117 47 2-й файл

2.1. Мои пращуры.

54.Василий Грустилин;

60.Прохор Прохоров;

62.Иван Пименов и его жена

(63)Хиония Ильинишна

2.2. Мои щуры

24. Фридрих Бергхольц.О происхождении рода 118

и возможных родственниках

Схема 5 . Его потомки 120 8 перс.

26. Михаил ( - ? - ) и семейное предание о 121

родстве с князьми Мышецкими

28. Лев Васильевич Грустилин и его жена 123

29. Прасковья

Схема 6. Потомки Василия Грустилина 123 7 -"

30. Иван Прохорович(?) Прохоров и его жена 123

31. Ольга Ивановна(?) (ур.Пименова)

Схема 7. Прохоровы 124 21 -"

2.3. Мои прадеды

12. Христофор Федорович (Фридрихович)

Бергхольц (1854+1925) и его потомки 125

Рис.11.Вид Невской заставы 129

Рис.12 .Вид "паровой конки" 130

Табл.1.Мощности фабрики Паля 141

Рис.13.Реконструкция дома Бергхольцев 145

Рис.14.Реконструкция садовой беседки 146

Реконструкция сарая с "галдерейкой" 146

Рис.15.План участка Берггольцев 147

Рис.16.План квартиры Берггольцев 148

13. Ольга Михайловна (по 1-у мужу Королева) 161

(1850+1924), ее потомки- род Степановых.

Схема 8. Потомки Х.Ф.и О.М.Берггольц 163

Рис.17.Семья Берггольц 167

Рис.18.Мария Николаевна Королева 168

14. Тимофей Львович Грустилин (1850+1896) 169

Схема 9. Грустилины 171 23 -"

15. Мария Ивановна (ур.Прохорова) (1854+1941) 172

Рис.19.Тимофей Львович Грустилин 173

Его жена с матерью и детьми

5

Рис.20.Семья Грустилиных 174

2.4. Мои деды

6. Федор Христофорович Берггольц (1885+1948) 185

7. Мария Тимофеевна(ур.Грустилина)(1884+1957) 315

Приложение: Недатированные дневниковые записи 744

Рис.21. Федор Христофорович и Мария Ти

мофеевна в начале войны 1914 г. 757

Рис.22. Мария Тимофеевна с детьми 758

Рис.23.Федор Христофорович в разные

периоды жизни 759

Рис.24.М.Т.Берггольц в разные периоды

жизни 760

2.5. Мои родственники со стороны матери 761

(окончательно редактируется)

2.5.1.Берггольцы

Схема 10

Схема 11. Потомки А.фон Берггольца

Схема 12. -"- Р.Берггольца

Схема 13. Бергхольцасы

2.5.2.Прохоровы

2.5.3.Степановы

Схема 14. Степановы

Мария Николаевна Степанова (1870+1940гг.)

Владимир Георгиевич Степанов(1892+1945гг.)

Петр Георгиевич Степанов(1898+1959гг.)

Павел Георгиевич Степанов(1900+после 1946 г.)

2.5.4.Грустилины

Илья Львович Грустилин (1850-е +1930-е гг.)

Ардальон Ильич Грустилин (?+1942г.)

Александр Тимофеевич Грустилин (1882?+1930гг.)

Николай Тимофеевич Грустилин (1885?+1917гг.)

Варвара Тимофеевна Грустилина (1889?+1942гг.)

Анастасия Тимофеевна Грустилина(1891?+1942гг.)

Аполинария Тимофеевна Горбачева (ур.Грустилина) (1893?+1942гг)

Тимофей Тимофеевич Грустилин (1895?+1900?гг.)

Юрий Георгиевич Горбачев (р.1930 г.)

Валентина Тимофеевна Иванова (ур.Грустилина)(1897+1887гг.)

Сергей Сергеевич Иванов (1918+1990гг.)

Людмила Сергеевна Иванова(р.1919г.)

Татьяна Сергеевна Иванова(1921+1997гг.)

Пелагея Тимофеевна Челнокова (ур.Грустилина)(1903+1986.)

Валентин Челноков (р.1929 г.)

Николай Челноков (1937+1947гг.)

Ольга Федоровна Берггольц (1910+1975) 28860(16335)601

Рис.25. О.Ф.Берггольц в разные периоды жизни

Ирина Борисовна Корнилова(1928+1936гг.) 56268(27074)813

Рис.26.Мария Тимофеевна Берггольц с внуками

2-я часть

3.МОЯ СЕМЬЯ (не составлено)

3.1. Родители

2. Юрий Николаевич Либединский (1898+1959) (67872/28928/ 1414) 4-й ф

3. Мария Федоровна Берггольц (р.1912г.) (1100?) 5-й ф.

Владимир Дмитриевич Янчин (1912+1994)

Схема 15(?) Родословие Янчиных

6

Федор Владимирович Янчин (р.1950г.)

Ольга Федоровна Янчина (р.1982г.)

3.2. Я сам. 6-й ф.

1. Михаил Юрьевич Лебединский (р.1931г.)и его дети (1500?)

Дмитрий Михайлович Лебединский (р.1958 г.)

Виктор Михайлович Лебединский (р.1979 г.)

Мои жены и родственники моих детей.

Сливины

Людмила Николаевна Лебединская (ур.Сливина)(р.1932г.)

Схема 16. Родословие Сливиных

Березины

Галина Анатольевна Лебединская (ур.Березина)(р.1946г.)

Схема 17. Родословие Березиных

4. Библиография и источники сведений. (2000?)

5. Именной указатель

ВВЕДЕНИЕ

Я,Лебединский Михаил Юрьевич, родился 16 августа 1931г.

в г. Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) в семье литератора

Юрия Николаевича Либединского (1898-1959гг) и Марии Федоров

ны Берггольц (1912 г. рождения), позже актрисы и драматурга

(М. Федоровой).

Моя родословная таблица помещена ниже:

Родословная таблица Схема 1

____________________________________________________________

| ВНУКИ | ДЕТИ | ПЕРСОНА |РОДИТЕЛИ | ДЕДЫ |

|--------|-----------|-------------|---------|-------------|

| | | | | |

| | | | | |

| | | | |4.Натан |

| | | Людмила | |(Николай |

| | | Николаевна | |Львович)----|

| | | (ур.Сливина)| |(1868+1920гг)|

| | | р.1932г | |-------------|

| | | 08.01. | 2.Юрий-|5.Товба |

| 1.1.1. | 1.1. | | |(Георгий)|(Татьяна----|

|Наталья|--Димитрий|-----+ | р.1898г.|Владимировна)|

|р.1985г.| р.1958г. | | | + 1959г |(1870+1941гг)|

| | 11.11. | 1.Михаил---|---------|-------------|

| | | р.1931г. | | |

| | | 16.08. | | |

| | | | | | |

| | Виктор--|-----+ | |6.Федор-----|

| | р.1979г. | | | |Берггольц |

| | 25.04. | Галина | |(1885-1948гг)|

| | | Анатольевна |3.Мария-|-------------|

| | |(ур.Березина)| р.1912г.| |

| | | р.1946г. | 10.09. | |

| | | 18.05 | | |

| | | | |7.Мария-----|

| | | | |(1887+1957гг)|

| | | | | |

| | | | | |

| | | | | |

| | | | | |

| | | | | |

| | | | | |

-----------------------------------------------------------

_____________________________________________________

| ПРАДЕДЫ | ЩУРЫ | ПРАЩУРЫ |ПРАПРАЩУРЫ|

|------------------|-----------|---------|----------|

| |16.Годий |32. | 62.63. |

|8.Либер |Лебединский|33. | 64.65. |

|Либединский |-----------|---------|----------|

| |17 |34.35. | 66 - 69 |

|------------------|-----------|---------|----------|

|9. |18.19. |36-39. | 70 - 77 |

|------------------|-----------|---------|----------|

|10.Вульф Нахимсон |20.21. |40.41. | 78 - 81 |

|------------------|-----------|---------|----------|

|11....Рабизонович |22. |42.43. | 82 - 85 |

| |23. |44.45. | 86 - 89 |

|------------------|-----------|---------|----------|

|12.Христофор |24.Фридрих |46. | 90.91. |

|(1854+1926гг.) |Бергхольц |47. | 92.93. |

| |25. |48.49. | 94 - 97 |

|------------------|-----------|---------|----------|

|13.Ольга |26.Михаил |50.51. | 98 - 101 |

|(1850+1925гг) |27 |52.53. |102 - 105 |

|------------------|-----------|---------|----------|

|14.Тимофей |28.Лев |54.Васи- | 106.107. |

|(1850+1896гг.) |Грустилин | лий | |

| |29Прасковья|56. | 108.109. |

|------------------|-----------|---------|----------|

|15.Мария |30.Иван |58Прохор | 110.111 |

|(1854+1941гг.) | |Прохоров | |

|------------------|-----------|---------|----------|

| |31.Ольга |60.Иван | 112.113 |

| | |Пименов | |

| | |61.Хиония| 114.Илья |

| | |Ильинишна| 115. |

----------------------------------------------------

Как видно из родословной таблицы она естественно распа

дается на три крупных раздела:

1.Родословие моего отца писателя Юрия Либединского,

2.Родословие моей матери Марии Федоровны Берггольц или

что тоже самое - Родословие поэта Ольги Берггольц и

3.Моя семья.

8

4.Кроме того ввиду наличия многочисленных родственников

моих как со стороны отца, так и со стороны матери для

облегчения восприятия биографий основных персон приш

лось всех их выделить в отдельный раздел. Туда же на

основании моей родственницы вошел список биографичес

ких дат поэта Ольги Берггольц.

Для биографии отца в моем архиве есть более 160 писем

его к моей матери, к ее матери и ко мне, которые будут допо

лнены воспоминаниями об отце матери моей, моими и перекрест

ными упоминаниями в письмах родственников. То же самое отно

сится к биогрфии моей матери и меня самого. Над этой частью

я работаю в настоящее время.

117

2.РОДОСЛОВИЕ ПОЭТА ОЛЬГИ БЕРГГОЛЬЦ

2.1.Мои пращуры.

В записной книжке 1946 г. мой бабушки Марии Тимофеевны

Берггольц (урожденной Грустилиной- по моей родословной схеме

N 7) имеется запись:

"Мой дед по отцу был русский рязанский крестьянин Лев

Васильевич Грустилин. Бабушка Прасковья. Дед по матери был

русский крестьянин Костромской губернии Иван Васильевич Про

хоров. Бабушка Ольга."

Если первая фраза не вызывает сомнений и мой пращур (по

схеме 1 - N 54) рязанский крестьянин был Василием Грустилин

ым, то вторая может быть подвергнута сомнению в части отчес

тва моего щура - тоже "Васильевича" ввиду того, что,как пра

вило, родственников по матери помнили хуже.

Кроме того в "Адресной книги Санкт- Петербурга 1863- 68

гг." в списке горожан значатся: кузнецы Прохоров Иван Прохо

рович и Иван Пименов, живущие оба на Глазовской ул. в прихо

де Крестовоздвиженской ц-ви, где в 1854 г. крестили мою пра

бабушку Марию Ивановну Прохорову, дочь кузнеца Ивана Прохор

ова и Ольги Пименовой. Если принять, что первый по адресной

книге муж Ольги, а второй ее отец, то нашлись имена 2 ранее

неизвестных моих Пращуров:

58.Прохор Прохоров и 60.Иван Пименов.

Кроме того в письме 16-летней моей бабушки Марии Тимоф

еевны Грустилиной от 27.07.1901 г. упоминается "бабушка Хио

ния Ильинишна". Каким боком она была ей бабушкой неизвестно,

т. к. бабушка со стороны матери зафиксирована метрическим

свидетельством последней, а со стороны отца - записью 1946г.

Может это была не бабушка, а прабабушка? Опять-таки с чьей

стороны: то ли со стороны Грустилиных, то ли со стороны Про

хоровых - в том и другом случае в их потомках были Ильи.Пра

вда, более вероятно, что это со стороны Пименовых) т.к. пре

дки остальных были из Рязанской и Костромской губернии,а Пи

меновы жили в Петербурге, откуда могли происходить их родит

ели. Таким образом условно можно принять, что Хиония Ильини

шна была женой Ивана Пименова. Но тогда - отца моей пращурки

звали Ильей (N 114) по моей родословной схеме.

2.3. Мои щуры

24.Фридрих Бергхольц.

О щурах со стороны матери моей известно несколько боль

ше, чем со стороны моего отца. Так предки ее со стороны отца

происходили из Курляндии и были латышами (или по другой вер

сии облатышившимися шведами).

Фамилия Бергхольц со всеми ее вариантами достаточно из

вестна в истории России. Так во времена Петра Первого не

кий генерал-лейтенант Беркгольц (Bergholc) участвовал в Пру

118

тском неудачном походе Петра I и за честную службу был нагр

ажден имениями в том же Курляндском герцогстве. (А.С.Пушкин)

Несколько позже в Россию прибыл в свите голштинского принца

сын предыдущего - штык-юнкер Беркгольц, оставивший впоследс

твии интереснейший дневник. Несколько Берггольцев отмечено в

различных источниках в разных чинах на русской службе в 18

20 веках.

Латышский ученый и вроде бы даже наш дальний родственн

ик И.И.Бергхольцас считает, что все латышские Берггольцы(Бе

ркгольцы, Берхгольцы, Бергхольцы, Бергольцы и даже Берголь

ды) происходят из современного Кулдигского района Латвии (по

старому Курземе - Курляндской губернии 19-го века, Курляндс

кого герцогства - в 16-18 вв.;Курляндского епископства 13

16 вв.).

"Курземе(Курляндия)- историческая область в западной ча

сти Латвии; древняя Курса. В 13 в. захвачена немецкими рыца

рями, часть Ливонии."

"Курса - древне латыш.область населенная куршами"

"Курши - древне латвийская народность в зап. части Лат

вии. В 7-8 вв. отразили набеги скандинавов. После упорного

сопротивления (1210-1267) покорены немецкими крестоносцами.

К 17 в.в составе латышской народности."

(Совет.Энциклоп.Словарь,1990 г.)

В письме к моей матери от 15. 06. 96 г. Й.Й.Бергхольцас

упоминает, что "мои дед и прадед жили в местечке Саусгапе

- там много Бергхольцев проживают) недалеко от районного це

нтра Латвии Кулдиги (до рев.Голдинген).Издавно они были лен

никами, получивши(ми) землю, как и рыцари - участники крест

ового похода в Балтию от магистра тевтонского ордена.Они об

язаны были держать _коня_ и по первому призыву отправляться

в военный поход, где представляли легкую кавалерию. Их еще

называли "Куршскими королями" (по латышски - "Kuizi kenemut"

- написано это автором письма литовской скорописью и, возмо

жно, мной не так понято). Они перевозили почту, работали на

мельницах, при строительстве замков, не имели ленников. "Ку

ршских королей" было в начале 18 века 90 человек взрослого

населения. Они делились на 5 семейств. Каждое семейство име

ло свою символику, которая была нарисована на окнах местного

костела (Кирхи). Главным (из) хуторов их были Конини на рас

стоянии 20 верст от Кулдиги, а всего было 7 хуторов (усадьб)

....мои родственники были лютеране." (Последнее неудивитель

но - в 1909 г. - 76 % жителей Курляндской губернии были лют

еране и только 11% - католики)

Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона,СПБ,

1909 г. толкует понятие "Куршские короли" так:

"Куришъ Кениге (Kurishes Konige), жители 7 деревень Кур

ляндской губ., близ гг.Гольдингена и Полангена. С 1320 г.во

119

льные люди с некоторыми дворянскими привилегиями; считаются

потомками древних королей, правивших страной до прихода нем

цев" в 12 веке.

"Куры (нем. - Kuren,древне-русск.-Корсъ) народ, давший

свое имя Курляндии, смешанного финско-литовского происхожде

ния, в XIII в. слившегося с латышами; 1231 г. обращены в

христианство, (вероятно, область от Газеннота и Гольдингена

до Балтийского моря) присоединены к рыцарскому ордену."

В версии И.И.Бергхольцаса явно смешаны два социальных

слоя под одним названием: 1.рядовые латники ливонского и те

тонского ордена, получившие лен (земельное владение) за вои

нскую службу (служилое дворянство) и 2.потомки местных родо

овых дохристианских князей(королей), впоследствии приравнен

ных по правам к первым.

Судя по немецкой фамилии Берггольцы должны были принад

лежать к первой группе, если только фамилия их не является

перевод на немецкий куршского родового имени.

Латышские Берггольцы имеют даже свой герб, описанный в

Балтийском гербовнике - "На травяном поле рысь естественного

цвета влево с поднятой левой лапой. На щите баронский шлем с

плюмажем с Курляндскими рогами с вертикальной стрелой и 3-я

шестиконечными латгальскими звездами дугой поверху".

Многочисленные варианты написания фамилии объясняются

отсутствием в русском языке немецкого придыхательного звука

"h", которое передается на письме как кому на душу придется.

Так до 1910 г.в справочнике "Весь Петербург" встречались все

варианты этой фамилии. С 1911 г.все они стали волею админи

страции в данном справочнике писаться как "Берггольц". Име

нно поэтому тетка моя, поэт Ольга Берггольц, родившаяся 16

мая 1910 г. имела в метрике 1 "г", а ее сестра Мария, мать

моя, родившаяся 9 сентября 1912 г. 2 "г", что обнаружилось

только после смерти Ольги в 1975 г. и что вызвало некоторые

юридические затруднения при определении родства между сестр

ами при определении наследственного права. Прадед мой до

1910 г. был Бергхольцем, а его сын, мой дед, Бергольцем.

К моменту революции 1917 года в гг. Петрограде и Москве

проживало 26 Берггольцев, из них 4 с приставкой "фон".

О Фридрихе Бергхольце по семейному преданию известно,

что происходил он из крестьян Кулдигского уезда Курляндской

губернии лютеранского вероисповедания. Имел много детей, из

которых мой прадед Христофор был самым младшим.

Известно также, что Фридрих Берггольц с женой во всяком

случае проживали в г.Риге к 1854 г. (рождению сына Хрстофо

ра, который по 2 официальным документам числится уроженцем и

гражданином г.Риги по рождению) и до 1887г. Последняя дата

связана с тем, что Христофор, сын их, привозил из Петербурга

показать свою невесту родителям (по его рассказам внучкам).

По рассказу последнего своей внучке будущему поэту Оль

ге Берггольц в день ее 11-илетия, когда ему в 1865 году исп

120

олнилось 11 лет его отец подарил ему 11 копеек и сказал:

Ты в семье младший, тут тебе ничего не светит - иди ка ты в

"люди".

В 1913 г. мой прадед Х.Ф.Берггольц с женой ездили в Ри

гу и навещали в г.Доблене (30 км.вверх по р.Даугаве/Зап.Дви

не/ от Риги) его брата (в открытке имя его не указано не бы

ло).

Мать моя вспоминала, что когда она была совсем еще ма

ленькой к ним за Невскую заставу приезжал какой-то родстве

нник моего прадеда. По ее памяти, по разговорам дома, это

был его сын от первого брака. Но это противоречит брачной

записи, по которой он записан первобрачным.Скорее всего это

был его брат. Во всяком случае они были очень похожи. И фа

милия его, как помнит моя матушка была - Бергольд.

Сохранилась дореволюционная фотография родственников

из Латвии - мужчина похожий на Христофора Фридриховича, наве

рное, его жена и 2 детей подростков. Если это была семья из

Доблона, то схема потомства моего щура будет выглядеть следу

щим образом (нумерация начиная со "2" условна, т.к. известно

только то, что прадед мой был в семье младшим ребенком):

Схема 5

1.Фридрих Бергхольц

|

----------------------------------------------

| |

2.Брат 3.Христофор

| |

------------- ----------------------

| | | | |

4.Сын 5.Дочь 6.Елизавета 7.Федор 8.Дочь

Берггольц

|

------------------

| |

9.Ольга 10.Мария

| |

-------- --------------

| | | |

11.Ирина 12.Мая 13.Михаил 14.Федор

Корнилова Молча- Лебединский Янчин

нова | |

---------- |

| | |

15.Дмитрий 16.Виктор 17.Ольга

|

18.Наталья

-"

26.Михаил (...?....)

Про отца моей прабабушки, Ольги Михайловны Бергхольц

(по 1-у мужу Королевой) ничего больше сказать нельзя, кроме

того, что на момент ее рождения в начале 1850 года проживал

он в г.Царское село, так как по всем сохранившимся документ

ам она числится "мещанкой Царского села".

Вообще тайна рождения моей прабабушки весьма загадочна.

Тем более, что по воспоминаниям моей матери Марии Федоровны

Берггольц в их семье, когда бабушка, хозяйка того дома, про

являла все черты властного, до самодурства, характера говор

или:- "Ведь она из князей Мышаг-Мышецких!".

121

С другой стороны дед мой, ее сын, Федор Христофорович

Берггольц, в автобиографии 1944 года писал,что мать его про

исходила из крестьян Олонецкой губернии. При этом, как это

ни странно, то и другое по своей сути не противоречит друг

другу. Действительно, князья Мышецкие- эти достаточно родов

итые князья-рюриковичи, ведущие свой род от внука Святого

великомученика князя черниговского Михаила Всеволдовича, за

мученного татарами в Орде."Мышаг"- наименование родовой вот

чины этого внука Михаила Юрьевича, полученной им от своего

отца Юрия Михайловича князя Тарусского. Вотчину эту взял под

царскую руку Иван Ш-й. А всех князей Мышецких (отца и 5 сын

овей) переселил в Новгородскую землю, щедро наделив их зем

лею новгородских бояр, переселенных под Москву после ликвид

ации Новгородской республики, в частности и в будущей Олоне

цкой губернии. Мышецкие, там жившие, в конце 17-го века дали

несколько крупных деятелей раскола. В том числе Андрея и Се

мена Денисовых (князей Мышецких), основателей выгорецкого

толка раскола. По-мнению историков раскола Андрей и Семен

Денисовы сделали для староверчества больше,чем Владимир Свя

той для православия.

Ввиду приверженности Мышецих старой вере земли их были

по-большей части реквизированы в казну, а они сами по указу

Елизаветы Петровны, были объявлены" крестьянами, вне происх

ождения и родовитости".

Кроме того, историк конца 19-го века Карнович отмечал,

что многие князья Мышецкие (как и многие другие старые роды)

в результате обеднения ведут жизнь обыкновенных крестьян.

В одной из своих дневниковых записей тетка моя, поэт

Ольга Берггольц, упоминала о трех религиях в доме: лютеранс

кой деда Христофора Фридриховича,староверческой- бабушки Оль

ги Михайловны и православной всех остальных.

Родной дом матери был обставлен мебелью красного дерева

в стиле ампир (бюро и стол оттуда до недавнего времени были

в квартире моей матери в СПБ). В доме был большой шкаф, наб

итый книгами роскошных изданий русской классики.

Да и вся обстановка в доме была нехарактерна для средн

его класса Невской заставы Петербурга начала 20-го века.

А про дворян Загряжских мои родственники запросто заяв

ляли, что это их свойственники.

Кстати говоря один из князей Мышецких середины прошлого

века был женат на Загряжской.

Поиск свидетельства о рождении Ольги Михайловны в наст

оящее время невозможен ввиду того, что архив, в котором нах

одятся церковные книги г. Царское село закрыт на длительный

ремонт.

Прямых родственных связей с князьями Мышецкими мне уст

ановить не удалось. Но, занимаясь родословием князей Мышецк

их в порядке работы в Московском историко-родословном общес

тве (моя работа 1993 г.-"Хроника забытого рода (Князья Мыше

122

цкие)"- архив ИРО), я натолкнулся на две записи о характере

двух княжен Мышецких, сделанных их сыновьями в своих мемуар

ах. Это во-первых Иван Иванович Неплюев, из младших "птенцов

гнезда петрова", дипломат и вельможа всех царств от Петра 1

до Екатерины Великой, основатель г.Оренбурга. Второй - Алек

сандр Михайлович Бакунин (отец знаменитого революционера

анархиста) и сын екатерининского вельможи.

Когда читаешь психологическую характеристику Ольги Мих

айловны в произведениях ее внучки поэта Ольги Берггольц, то

порой кажется, что она была списана с описаний характеров

этих княжен Мышецких. Необузданность характера - рабы страс

тей своих. Властность, доходящая до деспотизма и самодурства.

Описание характера Ольги Михайловны будет дано ниже. А что

касается княжен Мышецких, то можно сказать следующее:

1.Марфа Петровна (1673 г.+ 4.5.1715 г.)- дочь князя Пе

тра Мышецкого, старовера, сжегшего себя в срубе в конце 17-о

века во избежание ареста правительственной воинской командой

(единственный случай во всей русской истории - такой смерти

князя).После ранней смерти мужа в результате ранений во вре

мя поражения под Нарвой единолично распоряжалась и имуществ

ом мужа и судьбой сына. Умерла в результате приступа оскорб

ленного самолюбия, когда ее сына поперек ее воли, отца двух

детей и помещика по Указу Петра 1-го посадили учиться за па

рту вместе с "сопливыми школярами". Вся последующая карьера

И.И.Неплюева, кстати говоря, была построена на результатах

этой учебы.

2.Любовь Петровна (1738 г.+ 12.12.1803 г.), сын ее Але

ксандр Бакунин записал о ней следующее:

"Она имела страсти и была ими же наказана....Батюшка ее

любил, уважал и ничего без ее воли не делал. Она любила его

страстно и даже смерть его не изменила ее чувства. Она так

страстно любила детей, что хотела, чтобы они жили только для

нее. После смерти мужа стала крайне набожной и того же треб

овала от домочадцев в слушании всех церковных служб и длинн

ых молитв...Малейшее противоречие или несогласие с ее мнени

ем сильно ее огорчало, отчего вся искренность в отношении с

детьми исчезла. Исключительное требование на всю любовь и

привязанность детей мало-помалу их ослабили и дом ее сделал

ся для них домом скуки и печали". Кстати говоря, когда ей

понадобилось она прервала успешно начавшуюся карьеру высоко

образованного сына и заставила его жить в усадьбе и занима

ться хозяйством.

3.Ольга Михайловна Берггхольц - когда сын ее женился не

по ее указанию она почти довела до смерти свою первую внучку

Ольгу, а потом превратила в ад жизнь своей невестки в ее до

ме так как считала, что жена сына не ровня ему, но перечить

любимому сыну не смогла. Когда ее сын вопреки ее воле пошел

доюровольно на фронт летом 1914 г. ее со злости разбил пара

лич.Она потом кое-как оклемалась и самовластно вела весь дом

123

вплоть до своей смерти в 1925 г.

Но по поводу всех этих изысканий должен сказать, что не

так давно (весной 1997 г.) я был в доме настоящей живой кня

жны Мышецкой. Там мы смотрели фотографии ее и недавно (1995)

умершей сестры в молодости и я поразился их родовому сходст

ву с портретом Н.А.Дьяковой (дочери одной из княжен Мышецк

их) кисти Боровиковского, написаного в конце XVIII века. И

отсутствием какого бы то ни было сходства с фотографиями

Ольги Михайловны и ее внучек.Так что семейное предание о ро

дстве с князьями Мышецкими останется только красивой сказкой.

28.Лев Васильевич Грустилин.

Персонально про него сказать также можно очень мало.По

жалуй только то, что в момент рождения сыновей Тимофея (1857

г.рождения) и младшего Ильи проживал в г. Рязани, так как в

сохранившихся документах оба числятся как мещане г.Рязани, а

сам он - крестьянин Рязанской губернии согласно записи его

внучки Марии в 1946 г. Весьма возможно в конце своей жизни

имел дом в г.Зарайске - моя бабушка, Мария Тимофеевна Бергг

ольц (урожденная Грустилина) вспоминала,как она гостила у де

душки в Зарайске и какие вкусные у него были яблоки в саду.

Жену его звали Прасковья - по той же записи 1946 г.

Потомки их отражены на Схеме 6.

Схема 6

Василий

Грустилин

|

Лев = Прасковья

|

------------------------

| |

Тимофей Илья = Авдотья

(Схема 11) |

---------------

| |

Ардальон Вифстолия

Про Тимофея Львовича более или менее подробно будет

сказано ниже, а что касается младшего брата Ильи, то сведе

ния о нем приведены в разделе 2.5.

30.Иван Прохорович(?)Прохоров

31.Ольга Ивановна(?) Пименова

Сведения об этих моих щурах возникают во-первых из сви

детельства о крещении моей прабабушки Марии Ивановны Грусти

линой (урожденной Прохоровой) от 22 января 1861 года в Пете

рбурге в церкви Воздвижения Креста Господня в Ямской (угол

Лиговского проспекта и Обводного канала - и посейчас стоит

там же).

124

В этом документе Иван Прохоров именуется мастером кузн

ечного цеха без обозначения места работы. Это обозначать мо

гло только то, что он принадлежал к кузнечной цеховой гиль

дии (профессиональные объединения на манер западноевропейск

их средневековых), введенные в России Петром 1-м.То есть Ив

ан Прохоров к этому времени проходил не менее 7 лет учеником

и около 4 лет подмастерьем. Работать он мог везде,где была в

наличии кузница. Так в районе Ямской таких мастерских в то

время было 7 штук. Жили они тоже в этом же приходе: рядом в

справочнике 1848 года были отмечены домовладельцы как Прохо

ровы, так и Пименовы.

Схема их родства выглядит на схеме 7 следующим образом:

Схема 7

58.Прохор Прохоров 60.Иван(?)= Хиония

| Пименов |Ильинишна

| |

| --------------------

| | | |

30.Иван = 31.Ольга Александра Иван(?)

|

---------------------------------------------

| | | |

9.1.Илья = Евдокия(Дуня) 9.2.Семен 15.МАРИЯ 9.3.Антон=Евлампия

| | (Схема 8) |Егоровна

--------------------- | ---------

| | | | | |

9.4.Антонина 9.5.Роман 9.6.Николай 9.7.Владимир 9.8.Нил 9.9.Прохор

Сичевина | | |

| | | |

----------- | | ----------

| | | | | |

9.10.Надежда9.11.Лиля9.12.Семен9.13Андрей 9.14.Анна9.15.Татьяна

|

9.16.Дочь

По тем же адресам они числятся и в соответвии с "Адрес

ной книгой С.Петербурга 1863-1868гг. "кузнец Иван Прохорович

Прохоров проживал по адресу: СПБ, Глазовская ул.д.8, кв.12.,

а в д.22 в кв.17 проживал тоже кузнец Иван Пименов. Т.е.явно

в приходе Крестовоздвиженской церкви, где Иван Прохоров кре

стил дочь Марию. Кем приходится Ольге Пименовой Иван Пименов

- строго говоря непонятно - может брат, а может и отец.

Кроме дочери Марии Прохоровы имели еще 3-х сыновей.(Фа

кты их биографий даны в разделе 2.5.

Иван Прохоров по рождению был крестьянином Костромской

губернии, как указала в росписи 1946 г. его внучка Мария Ти

мофеевна Грустилина.

125

Ольга Пименова дожила до 90-х годов 19-го века - сохра

нилась ее фотография с дочерью и внуками от нее- Варей и ра

но умершим Тимофеем.Так как последнему на фотографии года 3,

то фотография эта конца 90-х гг. Х1Х века. Возможно имела

сестру Александру Пименову, упомянутой крестной матерью доч

ери Ольги - Марии. Возможно, что мать Ольги Пименовой звали

- Хиония Ильинишна.

2.3.Мои прадеды

12.Христофор Фридрихович Бергхольц

(24.10.1854+нач.1825 гг.)

По его собственным рассказам родился 24 октября 1854 г.

в многодетной семье в г.Риге (место рождения засвидетельств

овано двумя сохранившимися официальными документами).

С 11 лет он в "мальчиках" (см. стр.67)и в 1875 г. в год

его совершенолетия он отмечен Рижским магистратом, как граж

данин г.Риги, а также и в 1895 г. вместе с сыном Федором,ко

торый также являлся гражданином г.Риги (факт сообщен И.И.Бе

ргхольцасом - после его запроса в Рижский архив в 1987г.).

С 12 мая 1879 года Христофор Фридрихович, по специальн

ости - "строительный техник"был принят на должность заведую

щего хозяйственной части на Александро-Невскую манафактуру

К.Я.Паля, распологавшуюся по адресу: г.Петербург,Невская за

става, Шлиссельбургское шоссе, дом 35. (Дата приема на рабо

ту засвидетельстван выпиской из архива фабрики по справке

Государственного Исторического архива г.Ленинграда от 25.11.

91г. N 1049).

"АО Александро-Невская манафактура К.Я.Паля"в конце 19-о

века считалось в России вторым по мощности ситце-набивным

предприятием и имевшим несколько фирменных магазинов в круп

нейших городах России. В 1885 г. на Всемирной выставке в Па

риже предприятие за качество продукции получило большую зол

отую медаль.

После изучения системы образования России того времени

я выяснил, что специальность "строительного техника" в то

время можно было в г.Риге получить только или после обучения

в Рижском политехникуме или сдачи экзамена экстерном там же.

Энциклопедия "Брокгауз и Ефрон" в 1910 г. трактует термин

"техник"так: "технический специалист, имеющий высшее технич

еское образование" По-словам матери прадед отлично знал нем

ецкий язык и у них в доме было много немецких журналов, кот

орые прадед регулярно выписывал вплоть до ноября 1917 г.

Необходимо отметить, что если по семейным архивам, пре

даниям и сочинениям Ольги Берггольц достаточно подробно осв

ещается образ жизни моих родственников за Невской заставой в

начале 20-го века, то обстоятельств жизни моих прадедов, а

также детства и юности дедов в конце прошлого века в семейн

ых архивах практически ничего нет.

===========================================================

126

Для того чтобы восполнить в какой-то мере этот пробел я

обобщил материал, изложенный в разных частях книги - "Ленин

град. Путеводитель." Госсоцэкономиздат, М-Л.,1931 г., а так

же книги "АВАНГАРД"Воспоминания и документы питерских рабоч

их 1890-х гг.из серии "Голос революции"Лениздат.1990 г.и ряд

других изданий и получил следующую историю Невской заставы

с середины прошлого века и до 1917 г., которая изложена в

параллель с историей жизни моих предков. Причем, из личных

воспоминаний рабочих я постарался взять только внешние впеч

атления от Невской заставы - общие с впечатлениями моих род

ственников, опустив их революционные занятия внутри заводов,

фабрик, рабочих школ и т. д. Судя по всем имеющимся у меня

документам родственники мои жили как бы не замечая этой бур

ной многократноописанной революционной жизни. Вплоть до пар

адоксальных явлений.

1.Прадед мой Х.Ф.Бергхольц проработал в составе админи

страции фабрики Паля с 1879 по 1926 г. В своей брошюре В.П.

Ногин, описывая фабрику Паля в 1896-98 гг. и давая убийстве

нные характеристики персонально всем членам администрации,

ни разу и нигде не упоминает имени прадеда, работавшего тог

да управляющим всем недвижимым имуществом К.Я.Паля и жившим

тогда на территории фабрики в доме мастеров. Вывод, из этого

может быть только один - что деятельность прадеда никак не

затрагивала производственных дел и был нечто вроде современ

ного управдома жилого комплекса Паля.

2.В дневниках 1906-1957 гг. моей бабушки,М.Т.Берггольц

(ур.Грустилиной)нигде ни словом не упоминается не только ре

волюционные события Невской заставы, но даже и то, что в на

чале века семья Грустилиных достаточно долго прожила в доме

65 по Шлиссельбургскому проспекту, в котором одновременно с

ними - на 4-м этаже их дома,была Смоленская вечерне-воскрес

ная рабочая школа. Сюда по воскресениям приходили до 100 ра

бочих, десяток учителей и в школе регулярно устраивались по

лицией обыски, как в общеизвестном рассаднике марксистских

идей за Невской заставой.

Итак:

Основной магистралью Невской заставы была дорога, шед

шая на Шлиссельбург по левому берегу Невы, назваемая Шлиссе

льбургским трактом, позднее проспектом (ныне проспект Обухо

вской обороны). За Невской заставой, то есть почти сразу за

Александро-Невской лаврой километра через два издавно распо

логалось село Смоленское, посередине которого стояла странн

ого вида церковь Смоленской божей матери, прозванная по нев

скозаставски "Кулич и Пасха", построенная в самом начале 19

го века по проекту знаменитого архитектора (а еще поэта,ху

дожника и музыканта) Н.А. Львова, женатого на сестре жен по

этов Державина и Капниста, знаменитых красавиц конца 18-го

века Дьяковых, дочерей одной из княжен Мышецких.

Надписи на памятниках около церкви говорили, что имени

127

тыми людьми в с.Смоленском были в 1880-у гг. богатые кресть

яне с.Смоленского.

Практически с момента основания Петербурга вдоль Шлисс

ельбргского тракта по берегу реки возникают текстильные ман

афактуры, использовавшие воды реки и как источник энергии,

так и как самый удобный и дешевый путь транспортировки сырья

и готовой продукции вглубь России. Особенно интенсивно стро

ительство заводов и фабрик началось после сооружения в 1830

году Обводного канала, соединившего напрямую,в обход города,

Невскую промышленную заставу с портовой гаванью как источн

иком сырья для производства и местом вывоза готовой продук

ции.

Одной из первых в 1837 г. основывается текстильная фаб

рика Паля (теперь им. Ногина), затем в 1840 г. - писчебумаж

ная фабрика Варгунина (им.Володарского), потом - в 1853 г.

завод Сан-Галли ("Кооператор"), а в 1862 г.- Обуховский за

вод и так далее. К революции 1917 г.за Невской заставой раб

отало 53 предприятия.

"Палевская фабрика основана в 1837 г. Яковом Палем, нем

цем-колонистом. Вся фабрика состояла раньше из деревянной

лачуги, в которой в настоящее время стоят пожарные машины.

Работали на фабике сперва сам Яков Паль с женой Марией

Николаевной, которая еще жива. Продавать товар возили сами

на ручной тележке. Потом приобрели лошадь; и так постепенно

дело стало развиваться..." (сб."Авангард",В.П.Ногин,с.398)

Вокруг заводов и фабрик образовывались поселки из рабо

чих бараков, домов мастеровщины и каменных рабочих казарм,

построенных заводчиками.

Вдоль Шлиссельбургского тракта,преимущественно по левой

его стороне, ближе к Неве, заводские кирпичные здания, кирп

ичные заборы и амбары. Резким контрастом к ним по правой

стороне ветхие деревянные домики, среди которых возвышались

каменные казармы с комнатками-клетушками для семейных рабоч

их. В боковых переулках - лабиринт маленьких улочек с типич

но - поселковыми деревянными домами - одно- и двух-этажных.

Центральной улицей здесь был Палевский проспект.

Как только в Петербурге появляется т. н. конно-паровая

конка, так сразу в последней четверти XIX века одна из двух

линий прокладывается по Шлиссельбургскому тракту от Знаменс

кой(Восстания) площади (около доходного дома графа Фредери

кса - ныне гостинница "Октябрьская" на Лиговке) и до Скорбя

щинской церкви далее надо было ехать на обыкновенной конке.

Паровая конка после 1907 г. называлась - "Паровой трамвай".

Маленький локомотив - обшивался металлическими листами в та

кую металлическую прямоугольную коробку (паравоз-танк). Вну

три котла был проход. Вагоны коночного типа, некоторые с им

128

периалом (открытая площадка с сидениями на 2-м ярусе).Были и

открытые вагоны - летние. Во всю длинну общая подножка. Сид

ения поперек, стенок не было. Входные проемы покрывали бело

синие занавеси, закрепленные на крыше.

В 1906 г. паровой трамвай дошел до конца конки. В нача

ле 20-х гг. паровой трамвай была заменен на всем протяжении

электрическим трамваем.

(Санкт-Петербург,1703-1917 гг.Книга для чтения по и

стории города.,"Свет",СПБ, 1997 г.,с.408)

У меня имеется дореволюционная открытка по словам моей

матери она изображает Шлиссельбургский проспект. Левой сто

роны, заводской, почти не видно - только узкий тротуар - в

конце перспективы - заводская труба. Вдоль этой левой стор

оны прорезают булыжную мостовую рельсы паровика, ходившего

из города к фарфоровому заводу еше в начале 20-х гг. нашего

века. Справа 4-х этажный жилой дом, очевидно, рабочая казар

ма, а далее в перспективу улицы уходит чреда двухэтажных до

мов. Второй за каменным - деревянный и даже с мезонином. Да

лее опять кирпичный, потом опять деревянные и на пределе ви

димости опять многоэтажный. Вдоль тротуаров - деревья. Перед

домами палисадники. И еще по левой стороне высокие столбы

электролинии. Из экипажей видны несколько извозчиков. (см.

рис.7.,с.129)

Сама открытка бледная - выцветающая желтоватая фотогра

фия с вычурной виньеткой в стиле "модерн" с фотоаппаратом и

плаксивым амуром. На обороте нет ничего указывающего на год

производства. Только надпись на 2 языках "Открытое письмо

Carte Postale. Всемирный почтовый союз.Россия. Union Postale

Universelle. Russie.

Место для корреспонденции. Адрес. Госп.........."

Условия работы и жизни здесь были очень тяжелыми и поэ

тому революционные традиции Невской заставы имеют весьма

продолжительную историю.

1870-е гг.- Чайковцы - здесь на квартире народовольца С. С.

Синегуба жила Софья Перовская. Л.Тихомиров, Герман Лопатин и

С.М.Степняк-Кравчинский вели здесь просветительскую и револ

юционную пропоганду. Здесь же работали Орлов, Лавров, Бачин,

знаменитый Петр Алексеев. После разгрома чайковцев их место

занимает "Народная воля". Тут работают Тимофей Михайлов и В.

С.Панкратов.

Не случайно Невскую заставу называли Сент-Антуанским

предместьем Петербурга, а С.М.Степняк-Кравчинский признавал

ся, что по своей бунтарской заряженности она производила на

него впечатление порохового склада, к которому стоило лишь

поднести спичку. (А.Павловский вступительная статья к 1-у т.

Собр.соч. Ольги Берггольц,Л.,Худлит.,1988г.)

1880-е гг. были временем затишья после разгрома "Народной

воли".

129-130 Рис.7. Вид Невской заставы

131

"Интенсивное развитие капитализма в России во второй по

ловине XIX века вынуждало царское правительство, как бы оно

не противилось, вести техническую политику с учетом того,что

для работы на быстро прогрессировавших капиталистических

предприятиях нужны были рабочие,обладающие минимумом знаний,

соответствующим уровню нового оборудования.С другой стороны,

и естественную тягу рабочих к знаниям нельзя задушить. Церк

овноприходские школы уже не удовлетворяли. В 60-е годы мно

гие создаваемые по инициативе общественности на благотворит

ельных началах воскресные школы для рабочих самодержавие

сначала запретило, а потом как бы нехотя вынуждено было сог

ласиться на открытие таких школ для рабочих. И прежде всего

- в Петербурге.

Школ в столице было несколько - на Обуховском заводе,на

лазовской улице и в других местах.

(Из Заключения к разд.4 кн."Авангард",стр.331)

В 1883 г., 30 октября, напротив фабрики Максвеля в дву

хэтажном кирпичном доме была открыта на средства фабриканта

Н.А. Варгунина вечерне-воскресная рабочая школа, известная

позже под наименованием, "Смоленской" и "Корниловской". Рас

пологалась она в этом помещении до ее разгрома полицией в

1896 г. В 1897-1917 гг. распологалась она по Шлиссельбургск

ому проспекту (тракту), дом 65.

"Смоленские классы относились к Фарфоровскому попечите

льству, основанному в 1871 г. Однако содержало их Император

ское техническое общество, куда и делал взносы Варгунин".

(Из примечаний к кн."Авангард",стр.325)

"Вот предо мною полная фигура Н.А.Варгунина с простым,ши

роким лицом и мягким ласкающим взором. По рождению он один

из наследников большой писчебумажной фабрики,но никакого уч

астия в прибылях фабрики не принимающий: он взял свою часть

наследственного капитала и щедрою рукой тратит его на просв

ещение рабочих,- тратит не как богатый, взбалмошенный барин,

пред которым преклоняются за брошенную золотую подачку,-нет,

он своим трудом участвует в созданных им культурных учрежде

ниях. Добровольно обрекший себя на бессемейную жизнь, он всю

радость находит в культурной общественной работе.Он был всем

доступен и прост в обращении, и часто можно было видеть его,

окруженного детьми, которые тянулись к нему, как неясные

цветки к теплому солнышку. И как больно ранили его доброе се

рдце цепкие полицейские шипы..."(Умер он после 10-летия соде

ржащейся на его капиталы Смоленской школы и после грубого по

лицеского обыска его квартиры. Компромата на него так и не

нашли. Произошло это в 1893 года.Похоронили его на кладбище

Преображенской церкви.) (Трифонов З.Т.(р.1870), Воспоминания,

сб. "Авангард", с.314,316)

"Преображенское кладбище вблизи станции Обухово. Ныне

кладбище имени жертв 9 января."

(Из примечаний к кн."Авангард",стр.325)

132

============================================================

Биография Х.Ф.Бергхольца

После переезда в Петербург в 1879 г. Христофор Фридрих

ович поселяется в одной из ближайших к фабрике гостиниц (а

может быть и в гостинице на самой фабрике).

Через какое-то время он сходится с горничной гостиницы

Ольгой Михайловной Королевой, вдовой мастера Александровско

го чугунолитейного завода здесь же за Невской заставой, пос

тупившей туда примерно в 1880-1881 гг.

Из дневников М.Т.Берггольц от 20.01.(ст.ст.)1923 г.

"Сегодня О.М. открыла мне душу.....Она говорила мне, что

Отец прежде чем жениться на ней жил с ней,но стыдился ее об

щества и никуда не ходил с ней, на улице они всегда шли на

расстоянии друг от друга. Затем от него была первая девочка,

Лиза, она умерла, потом Федя, и когда Федя уже бегал, а она

была беременной третьим, он___ женился."

Таким образом при нормальном тогдашнем раскладе д.б.:

1883 г., конец его - рождение Лизы и в 1884 г.смерть ее.

1885 г., 8 января, у них рождается сын Федор. Очевидно,где

то в 1885-86 годах Христофор Фридрихович возил показывать

невесту с сыном родителям в Ригу.

24 апреля 1887 года они играют свадьбу. О чем в справке арх

ива (см.выше) сказано:

"В метрической книге церкви Смоленской Божией Матери в

с. Смоленском за 1887 г.в части второй о бракосочетавшихся в

актовой записи N 17 значится:

"Приписанный к городу Риге по служащему окладу Христав

Берггольц...,33 лет, евангелическо-лютеранского вероисповед

ания и мещанка г.Царского Села, вдова, Ольга Михайловна Кор

олева, 37 лет, православного вероисповедания бракосочетались

24 апреля 1887 г., он первым, она вторым браком.

Поручители: "по женихе" - мещанин Архангельской губер

нии г.Онеги Андрей Иванович Вдовицын и рижский мещанин Диом

ид Петрович Дьяконов;

"по невесте" - сын коллежского регистратора

Михаил Дмитриевич Розанов и сын работника Выборгской губер

нии, прихода Имбилакс Николай Павлович Виноградов.

Основание: ф.19, оп. 125, д. 984, л. 331а-332."

Очевидно, в том же году родился и их третий ребенок

дочь Ольга, умершая в 2 года.

Примерно в 1890 г. Х.Ф. выдает замуж падчерицу Марию,

дочь его жены от первого брака. В приданое дает, купленный

на его доходы двухэтажный дом на улице(сейчас"О.Берггольц"),

параллельной Палевскому проспекту, наискосок через улицу от

впоследствии своего владения по Палевскому пр.,6/2.

133

=============================================================

"Исполнилась моя мечта: я еду в Питер. Был январь 1890

года. Мороз лютый. Ночь. Вагон 3-го класса Балтийской желез

ной дороги с проходом посередине, с коротким скамейками без

откидных кроватей и с глыбами льда на полу в углах. Мне хоч

ется спать, но не могу уснуть сидя, под визгливый скрип про

мерзлых колес, я зябну и чувствую себя совершенно разбитым

от сидячего полусна.... Наконец то в Питере! Торопливо спеш

им с толпой пассажиров к выходу Балтийского вокзала. Мороз

ное утро с туманом. Столичное движение в полном разгаре: из

возчики проворно отъезжают от вокзала в густой, белый туман

и исчезают силуэтами вдали. Конки медлительно, с визгом и

скрипом громыхают по рельсам, как силуэты огромных чудовищ.

Мне непривычному к столичной сутолоке,скучно и жалобно:

я нервничаю и мечтаю об одном- скорей бы в теплую комнату,

согреться и уснуть.... И вновь разочарование: паровая конка

с грохотом мчит нас вон из Питера за Невскую заставу по бер

егу Невы. Вижу сквозь мерзлые узоры окна пустыри, дровяные

склады и заборы. Питер остался позади нас. "Скорбящая!"-кри

кнул кондуктор на остановке... Конка мчится дальше. Промель

кнули фабрики Паля, Максвеля..."Село Михаила Архангела",кри

кнул кондуктор. Конец нашего путешествия. "Вот так Питер! В

деревню приехали",- думал я, шагая по занесенной снегом ули

це села." (Трифонов З.Т. (р.1870), Воспоминания, сб. "Аванг

ард", с.300-301)

"Пробуждалась весна, снег уже растаял. Днем солнце осле

пительно светило. Выйду, бывало, из шумного и душного цеха

за ворота и вижу невдалеке большую березовую рощу - это был

сад Невского общества народных развлечений.Товарищи мне ска

зали, что там есть театр, где летом показывают разные предс

тавления и всякие фокусы. Я никогда еще не видел театра и не

имел понятия о представлениях, но меня крайне удивило, что

эту рощу называют садом, а там нет ни одной яблони. В разго

воре с товарищами об этом саде я впервые услышал фамилию фа

бриканта Варгунина, как главного руководителя этого сада. Я

с нетерпением ждал открытия его.

Весна открыла свои чарующие объятия:солнце ласково гре

ло, лес оделся душистою зеленью, сад Невского общества был

открыт для гуляющей публики. Я с невольным трепетом в сердце

приобщался к городской культуре, входя в первый раз в город

ской сад. И все, что я видел и слышал в нем, было для меня

ново и интересно.... И духовая музыка, под которую на откры

той площадке задорно отплясывала молодежь, и представление

"Ворона в павлиньих перьях", и куплетисты, и тенистые прямые

аллеи, где на скамейках приятно было подышать чистым воздух

ом и помечтать. Сад меня очаровал, настроение мое приподнял

ось, и вспомнил я о своем обещании детства- посмотреть в Ле

тнем саду памятник Крылову."(там же, с.304)

134

Сад Невского общества народных развлечений был располо

жен на Шлиссельбургском тракте, в районе Фарфорового завода,

ныне проспект Обуховской обороны, д.149.

(Из примечаний в кн."Авангард",стр.324)

"Прошел уже год, как я живу в столице.За это время я ос

мотрел все музеи, памятники, большие соборы, ботанический и

зоологический сады и прочие достопримечательности.Почти все

свободное от работы время я отдавал чтению и стихотворству,

толкаться по улице без дела я не любил. В летние праздники

любил бывать в Невском саду, а с закрытием его после летне

го сезона посещал зимний театр его. Осенью 1892 года случа

йно встретил я на улице знакомого рабочего с тетрадями и

книгами под мышкой. "Куда?"- спрашиваю."На вечерние занятия

в воскресную школу для взрослых,пойдем вместе".-"Разве всех

принимают?"-"Всех желающих". Не отдавая себе ясного отчета

об этой школе, я охотно переступил порог ее, и на целых 6

лет. Школа помещалась на Шлиссельбургском поспекте, в каме

нном двухэтажном здании против фабрики Максвеля."

(там же, с.306)

"Декабрь 1894 года.Тусклые фонари Шлиссельбургского про

спекта села Смоленского, что под Петербургом, льют желтова

тый свет керосиновых ламп. Сугробы снега покрыты копотью за

водских труб. В воздухе тяжелый смрадный запах,идущий от Не

вского стеаринового завода.

Мальчиком 10 лет я иду с Сергеем Ивановичем Фунтиковым

(дядей Сережей) в воскресно-вечернюю Корниловскую школу...."

(Зарубкин А.П.,Моя учительница, сб."Авангард",стр.286)

1890-е гг. их середина.Революционная деятельность начала за

метно оживать под влиянием агитации социал-демократов, таких

как рабочий Семянниковского завода Иван Бабушкин. Занятия в

кружках здесь вели В.И.Ленин, Н.К.Крупская, А.Якубова,В.и Л.

Менжинские, Л.Книпович.

1894 г.- волнения на Семянниковском заводе.

1895 г.- волнения на заводе Торнтона.

1896 г.- Семянниковский и Обуховский заводы во главе стачки

30-и тысяч петербургских рабочих.

По книге"Рабочее движение в России 1895- февраль 1917г.

Хроника." в выпуске "1896 г.",Блиц, СПБ, 1996 г. отмечалось,

что рабочие фабрики Паля бастовали в том году 2 раза.

30 мая - была сходка рабочих 17-и бумагопрядильных фабрик.

Обсуждалась листовка о грабительских расценках и об отмене

15 часового рабочего дня, было отмечено ее распространение

на фабрике Паля. В результате стачка текстильщиков Спасской

и Петровской(Максвеля) манафактур, а также фабрики Паля.

1 - 5 июня - Работать бросили 1.6. после обеда., 6.6.практи

чески все вышли на работу. Бастовали против грабительских

расценок. Стачкой руководили рабочие фабрики С.Е.Чащин, Ф.С.

Точилев,А.А.Соломахин,К.А.Шипилин, И.В.Журавлев,В.Емельянов.

135

Распространялись листовки "Союза борьбы..." от 3.6. о солид

арности остальных рабочих заставы со стачкой ткачей. Был вы

зван фабричный инспектор и полиция. Арестовали всех руковод

ителей и выслали на год по месту рождения.

19 июля - на фабрике распространялась листовка М.А.Сильвина

"К рабочим фабрики Паля" об итогах июньской стачки.

6 августа - на фабрике Паля распространялась листовка "К ра

бочим бумагопрядилен." о укорочении рабочего дня с 13,5 час

ов до 10,5.и введении более справедливых расценок.

14 сентября - коллективная стачка рабочих бумагопрядильных

фабрик: Резвоостровского Акционерного общества (800 чел. из

1213),фабрики Паля (250 ткачей и 220 красильщиков из 1513,

по другим источникам - 1000 рабочих из 1513), Невской бумаг

опрядильной манафактуры(470 рабочих из 1800)за введение пра

здника на День Воздвижения Креста Господня. Бастующие соб

рались у ворот Невской манафактуры. Для уговоров был вызван

градоначальник с нарядом полиции.

"Об использовании занятий в вечерне-воскресных школах

для пропоганды марксизма среди рабочих написано очень много.

Власти беспокоились не напрасно. В Смоленской школе в

середине 90-х гг. учились рабочие 17 крупнейших фабрик и за

водов Невской заставы и десятков средних предприятий и маст

ерских...Высшие сановники России в 1896 г. пришли к выводу,

что главную роль в революционном движении начинают играть

"полуинтеллигенты из рабочих", получившие образование в вос

кресных школах.... Среди пяти наиболее опасных школ- женская

и мужская школы приходского попечительства Фарфоровской Пре

ображенской церкви в Петербурге и школа Императорского русс

кого технического общества в столице в доме 28 по Глазовой

улице. Сведения собранные властями были правдой. Старый бо

льшевик Е.П.Онуфриев так писал впоследствии: "Когда рабочий

попадал под арест, то полицейские спрашивали в первую очер

едь, не учился ли он в воскресной школе."

(Из Заключения к разд.4 кн."Авангард",стр.334-335)

И были сделаны соответствующие оргвыводы:

В том же 1896 г. по доносу полицией была разгромлена

Смоленская рабочая школа. После ее реорганизации она была

открыта в 1897 г. в другом помещении.

"Невская застава в 90-е гг. представляла собой ряд гряз

ных улиц; вместо панелей были мостки,качавшиеся когда по ним

шли. В доме N 65 по Шлиссельбургскому тракту помещалась вос

кресная школа, известная среди рабочих под названием Корнил

овской. Четыреэтажное здание, где была школа распологалась

во дворе. На лестницах этого дома постоянно стоял очень тяж

елый запах, потому что сюда выходили уборные. В трех этажах

136

дома были рабочие квартиры, а на четвертом разместилась шко

ла.....

Тогда не было трамваев; маленький паровичок,который ра

бочие называли "самоваром", тянул 3-4 вагона, потом надо бы

ло пересаживаться на конку, для того чтобы доехать до школы."

(Куделли П.Ф.(1859+1944 гг.), Дом N 65 по Шлиссельбургскому

тракту, в сб.Пролетарский пролог, Лениздат, 1983 г., с.189)

Куделли описывает второе помещение школы 1897-1914 гг.

после ее разгрома в 1896 г.

В 1898 г. за Невской заставой, кроме вышеупомянутых им

ели большое влияние социал-демократические группы "Рабочее

знамя" и группа вокруг газеты "Рабочая мысль". Большой Энци

клопедический словарь, 1990 г.трактует их следующим образом

"Рабочее знамя" - с-д.группы в России (Петербург, Вильно,Бе

лосток и др.) в 1898-1902 гг. Издавала газету"Рабочее знамя"

в 1898-1901 гг. 3 номера. Петербургские группы в 1898 г.при

няли название "Русская с-д. партия"; в РСДРП не состояла;ве

ла борьбу против "экономизма", но стояла за создание национ

льных с-д. партий; разгромлена полицией; оставшиеся примкну

ли к "Искре".

"Рабочая мысль" - газета орган "экономистов", окт.1897- дек.

1902 гг.16 номеров.

А на заводе Паля было неспокойно как и на всей Невской

заставе. В книге "Рабочее движение в России 1895 - февраль

1917 г.Хроника." в выпуске "1898 г.",Блиц,СПБ,1997 г. отме

чено, что рабочие за год устроили 7 стачек:

1. 6 января - В стачке учавствовало 500 рабочих из состава

завода в 1253 чел. Требование- представить отдых в празд

ничные дни.

2.13 февраля- Стачка ткачей началась в 13.30. до конца рабо

чего дня против введения новой оплаты сверхурочных работ в

соответствии с Законом от 02.06.1897 г.

3.29 апреля - Стачка всех рабочих за восстановление прежней

системы оплаты труда.

4.8-9 мая - Массовая стачка рабочих всей Невской заставы,

в т.ч.на з-де Паля работу кончили 08.05. на 2 часа раньше

положенного - требования: перевести в число нерабочих дней

Праздник перенесения мощей Николая Чудотворца и выдать за

рплату ранее срока.

5.14 сентября-Стачка всех 1253 рабочих. Требования- отменить

работу в Праздник Воздвижения Креста Господня - не удовле

творено (по другим источникам - бастовали только ткачи и

рабочие красильного отделения)

6.20-23 ноября-Стачка не менее 750 рабочих- из-за отмены не

выхода на работу в субботу в связи с религиозным прадником

Введения Богородицы в храм.Накануне забастовки на з-де ра

спространялась прокламация группы "Рабочее знамя" с требо

137

ваниями рабчих. Была вызвана полиция. 6 ткачей и 6 подмас

терьев уволены.

7.14-17 ноября - Коллективная стачка 3-х фабрик - Петряевс

кой прядильной, Спасской бумаго-прядильной и ф-ки Паля(все

1513 работников). Требования экономические: 1)Ввести новые

расценки; 2)уничтожить недобросовестную систему расчетов;

3)удалить грубых мастеров; 4)устроить вентиляцию и т. д.

политическое - свобода стачек и демонстраций

15-16- распространялись листовки "Союза борьбы за освобож

дение рабочего класса".

Вызваны фабричные инспекторы, полиция, эскадрон жандарме

рии (всего 200-300 чел.)

Рабочие сопротивлялись поленьями, металлическими инструме

нтами - избили надзирателя сыскной полиции

16-го - рабочие забарикадировались в рабочей казарме, где

жили 600-800 рабочих- из здания на полицию летели поленья,

скамейки, лили кипяток. Штурм казармы продолжался с 12 до

17 часов - после захвата - массовые избиения рабочих, лом

али руки, ноги, ребра.

Арестовали 200 рабочих и 16 интеллигентов. 52 забастовщика

привлечено к суду. Требования не удовлетворены.

Непериодический журнал "Союза русских сд за границей" "Ра

бочее дело" сравнивало избиение рабочих с "Ходынкой","Дом

бровской бойней" и другими разгромами полицией рабочих.

"В Питере

1898 г.Осень

.....Разыскал адресный стол. Дали справку, что такой-то жив

ет за Невской заставой по Смоленскому тракту. Сажусь на пар

овичек, забираюсь наверх, дешевле и видней, и еду за Невскую

заставу. Куда ни повернешь голову, везде фабрики, заводы,ма

стерские. Целый лес огромных заводских труб, выбрасывающих

тучи черного дыма, застилающего и без того серое питерское

небо. Фабричные здания, дома, улицы и торопливо снующие люди

- все окутано дымом. Отовсюду несется грохот огромных валов,

прокатывающих раскаленные железные полосы,удары парового мо

лота, от которых сотрясается земля, тяжелый шум пыхтящих па

ровозов, и над всеми этими звуками в воздухе висит непрерыв

ный гул от клепки огромных паровых котлов, лежащих на земле,

как гигантские гусеницы. Все здесь дышит мощью человеческого

труда и величием его неистощимого творчества.

И впоследствии, когда я попадал в этот район, меня все

гда захватывал этот быстрый, могучий поток человеческой эне

ргии.

Паровичок, сильно громыхая на разъездах, скоро подтащил

меня к остановке у фабрики Максвеля. Я невольно вспомнил:это

та самая фабрика, рабочие которой два года назад вели герои

ческую борьбу за лучшую долю...

138

Таща в обеих руках свой багаж,я отыскал деревянный дву

хэтажный деревянный домик и поднялся наверх...."(С.И.Канатч

иков(1879+1937гг.) Из истории моего бытия,(1933 г.); в кн.

Авангард -с.117)

"За Невской заставой

.... Исключительно рабочее население Смоленского тракта жило

скученно, грязно, неблагоустроенно... Собирая огромные нало

ги с рабочих, городская дума совершенно не заботилась об их

благоустройстве. По тракту было расположено много трактиров,

пивных, кабаков, церквей, но никаких культурных учреждений.

На шестидесятитысячное население было всего два захудалых

театра - сад "Вена" и небольшой театр на стеклянном заводе.

Неудивительно поэтому, что по праздникам,после получки,

здесь бывали постоянные драки, скандалы, хулиганское избие

ние прохожих. Полицейские участки наполнялись пьяными, изби

тыми, хулиганами. Своим дебоширством славились, главным обр

азом, "пскопские"(псковские) - темные, неграмотные здоровые

парни, выполнявшие по заводам тяжелые черные работы.

Рабочее население Невской заставы по внешнему облику и

по внутреннему своему быту делилось на две части: заводское

и фабричное. Первое - более культурное, с более высоким зар

аботком и в огромном своем большинстве не связанное с дерев

ней.

Фабричное население - в большинстве женщины,- с мелкими

заработками, жившее в казармах, строго оберегаемое от внешн

его влияния"благодетелями"-хозяевами, хотя и слабо было свя

зано с деревней, но еще хранило крестьянские предрассудки и

некультурность деревенского бедняцкого быта. Но как те, так

и другие подвергались безмерной эксплуатации, разнузданному

произволу большой и малой фабрично-заводской администрации

внутри завода или фабрики. Попасть в участок в качестве ли

правого или виноватого для рабочих - все равно означало под

вергнуться издевательствам, брани, а то и побоям полиции.

Поэтому во время всяких недоразумений в своей среде ра

бочие не обращались за помощью к полиции и старались разреш

ить их собственными средствами. Ненависть к полиции даже у

"серых" рабочих была настолько велика, что на "фараона", ар

хангела" и полицейского вообще не распространялись законы

человеческого общежития. Избить и даже убить полицейского

считалось подвигом, за который на том свете "сорок грехов

прощалось".

Сама рабочая масса в целом все-таки была настолько тем

на и политически неразвита, что вести в ее среде пропоганду

социалистических идей приходилось с большой осторожностью.

Почти открыто можно было ругать заводскую администрацию, по

лицию, попов, но нельзя было задевать ни царя, ни бога. "Ча

шки бей, а самовара не трожь", - нередко можно было слышать

окрики от стариков, когда кто-нибудь из сознательной молоде

жи задевал царя.

139

За Невской заставой в то время еще можно было наблюдать

самые дикие сцены. Я сам был свидетелем того, как в крещенье

при тридцатиградусном морозе человек восемь рабочих, после

того как поп отслужил молебен и освятил воду в проруби на

Неве, один за другим бросались в ледяную воду, дабы "очисти

ться" от грехов. Правда, стоявшая на берегу огромная толпа

народа, помнится, интересовалась не столько "очистительной"

стороной дела, сколько смелостью и бесстрашием купающихся."

(там же, стр.129-130)

"Здесь, на небольшом пространстве, была стянута огромная

масса рабочих. Особенно это бросалось в глаза в праздники,

когда покинув свои душные "углы", "койки" и казармы, рабочий

люд веселым муравейником высыпал на улицы и на целые версты

образовывал заторы, мешая движению паровичка,беспрерывно да

вавшего звонки."(там же, с.131)

"Если выпадал выходной или праздничный день, то большин

ство рабочих, доведенных ночными сменами(вдобавок к дневным)

до полного физического истощения, первую часть дня просто

спали. Затем многие шли в кабаки или пивные. Иногда участво

вали в кулачных сражениях- "стенка на стенку", "улица на ул

ицу....

К сожелению, пока историками еще мало изучено то незна

чительное,что все-таки делалось в России для организации до

суга рабочих....

В здании Обуховского завода и его столовой устраивались

бесплатные спектакли и танцы, вечера для рабочих, обучавших

ся в вечерне-воскресной школе,концерты оркестра в 1896,1899,

1900 годах...на некоторых окраинах определенную роль в прос

вещении рабочих играли библиотеки...

Особенно большую роль играла библиотека за Невской зас

тавой, возле Фарфорового завода. Здесь также наряду с лега

льными книгами хранились и широко распрастранялись марксист

ские издания двумя библиотекаршами - социал-демократками.Бо

лее того, когда у какого-либо кружка прерывалась связь с ре

волюционным центром, ее восстанавливали чаще всего сотрудни

ки библиотеки.

Большим авторитетом у рабочих Невской заставы пользова

лась Смоленская читальня. Здесь работала замечательная библ

иотекарша Анна Ивановна Чечурина-Мещерякова....

..... свое влияние на рабочих стремились распространить

не только революционеры. Не упускали их из виду фабриканты и

зводчики, правительство. Рассчитывая на охранительные идеи,

на традиционную покорность рабочих, на авторитет у них "царя

-батюшки", "хозяина-благодетеля", власти окружали окраинные

промышленные предприятия бесчисленными кабаками с экзотичес

кими названиями, пивными, портерными, винными лавками и т.п.

заведениями. Рабочий народ на фабриках и заводах сознательно

и планомерно старались спаивать.

140

Особая роль отводилась религии.Церквами и часовнями бу

квально пестрели улицы фабрично=заводских предместий Петерб

урга. На предприятиях постоянно производили церковные сборы,

принудительно вычитали у рабочих деньги на новое строительс

тво и ремонт культовых зданий, на проведение церковных праз

дников. Священнослужители внушали рабочим идеи непротивления

хозяевам и властям, вообще покорности, долготерпения....

Своеобразным каналом воздействия на рабочих были разли

чные "общества трезвости". В одном из таких "обществ", напр

имер, за три рубля пользовавшийся большим доверием у охранки

священник мог любого рабочего записать в"книгу трезвенников"

и учинить над ним обряд, который "освящал" клятву вступивше

го не пить некоторое время крепких напитков и после которого

рабочие-трезвенники целовали крест и Евангелие. И священник

и рабочие знали, что это обман. Попу нужны были деньги,к то

же даровые, а попашемуся на выпивке рабочему .... справка.

Среди членов "общества трезвенников" было много "липовых"

трезвенников, которые, будучи замечены администрацией в пья

нке на производстве и которым грозил расчет, спешили стать

членами "общества трезвенников" - и тогда начальство их обы

чно не увольняло. Такие рабочие группировались вокруг "цехо

вых икон", с них брали новые церковные лампадные сборы и

платили им меньшую зарплату.Лампадный капитал за вычетом ра

сходов на мелкие нужды пускался фабрикантами в оборот, отда

вался рабочим же в долг под проценты...."

(заключение к разд.2 книги"Авангард", с.224-227)

Виктор Павлович Ногин,(1896-1898 гг. подмастерье краси

льного отделения фабрики Паля, а после 1917 г. крупный деят

ель большевистской партии и советского государства), очерк

"История фабрики Паля и характеристика хозяев", напечатан

впервые в газете "Рабочая мысль" N 6 т.г.И в том же году из

дан петербургским "Союзом борьбы за освобождение рабочего

класса" (типография "Рабочей мысли"). Очерк цитируется по

сборнику документов серии "Голоса революции. АВАНГАД" под

названием "Воспоминания и документы питерских рабочих 1890

-х годов", Лениздат, 1990 г.

"Это было приблизительно в 1896 г. Я приехал из Москвы в

Питер, где поступил на фабрику Паля за Невской заставой. Тут

условия работы были чрезвычайно тяжелые. Свободного времени

не было, начиналася работв в 7 часов утра и работали мы до

10 часов вечера...."(с.412)

"В качестве подмастерья красильщика в моем ведении была

красильня. Я был руководителем этой мастерской. Директор фа

брики требовал от меня такого отношения к рабочим, которого

я не мог переварить.На этой почве начались всевозможные сто

лкновения, при столкновениях я требовал улучшения обстановки

мастерской, постановки вентиляторов, уничтожения сверхурочн

140

ых работ. Тут пришел закон 1897 г.,мы уже ночью не работали,

но все же достаточно мучились на работе, и из-за того, что я

отказался заставить одного рабочего работать ночью, когда он

перед этим работал целый день, у меня произошла перебранка с

администрацией фабрики, и мне пришлось покинуть мастерскую.

Но в это время мне было сделано предложение работать как

специалисту на других фабриках,..."

(В.П.Ногин,сб."Авангард",с.416)

Уволился В.П.Ногин с фабрики Паля в начале 1898 г., по

ступил работать на Металлический з-д Семянникова, здесь же

за Невской заставой и 16.12.1898 г.был арестован. После суда

выслан в Полтаву....

Достойным наследником Якова Паля стал его сын Карл.

Как свидетельствует примечание к книге "Рабочее движе

ние в России в 19 веке", М.,1960 г., т.3.,ч.1885-1894 гг.:

Сначала вся фабрика состояла из красильно-набивного це

ха и только в 1879 г. к нему прибавилось бумаготкацкое отде

ление.(Вот тогда то сыну основателя фабрики понадобился упр

авляющий всем его недвижимым имуществом, состоящим из фабри

ки и жилых домов как в с.Смоленском, так и на территории со

бственно г.С.Петербурга и он нанял в Риге на эту должность

моего прадеда - строительного техника Х.Ф.Бергхольца)

Как свидетельствует тот же источник мощность фабрики в

1884 и 1890 гг. соствляла (см.табл.1):

Таблица 1

------------------------------------------------------------

Отделения |Ед.изм. | 1884 г. | 1890г.

----------------------------|--------|-----------|----------

Красильно-набивочное | | |

Паровые машины | шт. | 36 | 52

Суммарная мощность | л.с. | 350 | 450

Печатных машин | шт. | 8 | 8

Красильных ящиков | шт. | 37 | 35

Белильных кубов | шт. | 10 |

Голландеров | шт. | - | 7

Производительность |тыс.кус.| 600 | 500

Торговый оборот |млн.руб.| 3,4 | 2,1

Количество рабочих | чел. | 639 | 560

Бумаго-ткацкое | | |

Паровые машины | шт. | 1 | 1

Мощность | л.с. | 400 | 100

Ткацких станков | шт. | 840 | 890

Производительность |тыс.кус.| 490 | 220

Торговый оборот |млн.руб.| 2,55 | 0,92

Количество рабочих | чел. | 861 | 1165

Суммарное кол-во рабочих | чел. | 1500 | 1725

-----------------------------------------------------------

142

"Деятельность Карла Яковлевича оценена нашим правитель

ством; он- "коммерции советник". Награжден, очевидно, по за

слугам. Да и как не наградить такого "верноподданного", сде

лавшего столько для блага отечества!Ведь он так задавил сво

их рабочих, что они и пикнуть; так их забил, что они боятся

протестовать даже при самых ясных несправедливостях. Он нас

елил необитаемую землю; вернее- болото, приобретенное за бе

сценок. Осушить это болото он предоставил природе. Жить там

превосходно, но только почему-то рабочие называют ту местн

ость "Сахалином" и жалуются весной и летом на скверный возд

ух."(В.П.Ногин, с.399)

Освоенная местность получила название Палевского просп

екта (теперь пр.Елизарова).

В июле 1897 г. "Паль устроил ловкую аферу. Он устроил

Акционерное общество, всучив своим покупателям за тройную

цену фабрику."

"Ткацкий корпус состоит их четырех этажей: трех старых и

одного нового. Во всех этажах у окон без верхней одежды нев

озможно работать - страшно дует: рамы гнилые, стекол много

перебитых, а которые уцелели,то без замазки.На просьбу вста

вить стекла, говорят: "Сейчас придут", но до сих пор никто

не приходит. В стригальной, в ворсовальной и в парильне, где

масса пыли, нет ни одного вентилятора. Духота и пыль невыно

симы. В печатной днем с огнем работают, а в красильне,в спи

ртовой и в запарке страшные пары и жарища,так что в паре ни

чего не видно; и нет даже дверей, которые бы хорошо затворя

лись. Ватерклозеты содержатся скверно; нельзя взойти в них

сверху на голову через плохие полы льется жидкость."

(Ногин, стр.401)

Далее он описывает, как рабочих задаром заставляют де

лать дополнительную работу по переноске полуфабрикатов с

одного участка на другой и за счет этого не нанимают вспомо

гательных рабочих - дополнительный доход хозяев. Кроме ткац

ко корпуса был явно, как минимум второй корпус. - "Например,

калландрищики носят товар из одного корпуса в другой..."

"Больница

Хорош порядок и в больнице! При фабрике существует при

емный покой и аптека. Заведует ими женщина-врач Базилевская.

Лечение ее, рабочие вообще не хвалят. Но очень недовольны ее

безучастным, бессердечным отношением к рабочим. Наша доктор

ша ни за что не пойдет к больному ночью без конторской запи

ски. А где же ее взять ночью?! Если же захворает жена рабоч

его, Базилевская и совсем не пойдет. "Не пологается",- заяв

ляет"(Ногин,с.406)

Дом мастеров находится на территории фабрики.

На территории фабрики находится конюшня

Имеются хозяйские дома, в которых живут рабочие фабри

ки и там управляющий крестьянин Федоров

143

Администрация

Владелец фабрики Паль Карл Яковлевич - "потомственный почет

ный гражданин и манфактуры советник, Ситцевая и ткацкая фаб

рика, манафактурная торговля, два магазина, склады и 8 жилых

домов(4 за Невской заставой),Почетный член Коммерческого уч

илища, член СПБ Об-ва взаимного кредита.

Управляющий Александро-Невской манафактурой"Паль"Николай Ко

ндратьевич Паль, член Фребелевского СПБ об-ва.(Спр."Весь Пе

тербург за 1899 г.), племянник К.Я.Паля. По книге Ногина ве

дал выдачей зарплаты через кассу фабрики.

В заводской лавке сидит вдова Якова Паля Мария Николаевна,

продает продукты с собственной фермы в Луге рабочим втридор

ога, а тех кто не доволен ценами могут по ее жалобе и увол

ить.(по кн.Ногина)

Управляющий недвижимым имуществом К.Я.Паля Бергхольц Христо

фор Фридрихович,по образованию - строительный техник, уроже

нец Риги.(в книге Ногина не упоминается)

Конторщики

Управляющий красильно-набивочным отделением Шабловский Геор

гий Августович, дворянин, с высшим образованием, в 1899 г.

проживал на территории фабрики - Шлиссельбургский пр.56,

"Наш управляющий Шабловский, с высшим образованием,"но дерз

ости, нахальству, а особенно ругани у него извозчик может

поучиться."Рабочих презирает, толкается, дерется.

Помощник его по управлению отметчик Пантелей Монов - выслуж

ившийся из рабочих и дерущий теперь с них 3 шкуры.

Управляющий ткацким отделением Глазиус Иван Евгеньевич, в

1899 г.проживал на территории фабрики-Шлиссельбургский пр.56

Фабричные инспекторы

Мастера

Паровая машина старая, все время ломается, станки оста

навливаютс, а за простой администрация не платит: - а .....

"маленький механик" Василий Андреевич Брейтвейт ходит вечно

пьяный и вечно ругается, а не дождешься от него, когда маши

ну починят.(по кн.Ногина)

"Мастер Афанасий Емельянович Ермаков ставит на хорошие станки

с выгодной заправкой только своих земляков, которые привозят

ему из деревни поклоны от сватов и десятка два яиц да масла

криночку."(с.404)

Мастер Карл Рохлиц дело не знает совершенно и груб до безоб

разия.."

Мастер "Фишер не отстает от него..."

"Мастер Роман Ефимов делает безнравственные предложения дев

ушкам и женщинам...

Мастер Брейтвейт Федор Васильевич, проживал в 1899 г. на те

рритории фабрики-Шлиссельбургский пр. 56 (в книге Ногина не

упоминается)

Аршинник Иван Иванович приписывает меру тем девушкам и женщ

инам, которых хочет сделать своими любовницами, и мужчинам,

144

которые дают ему на "сороковку", и убавляет меру у новеньких

ткачей.

Ночной размеряльщик Иван Антонов, "рыжий", любит сорвать,ос

обенно с новеньких, на "сороковку", обещая пропустить брак.

Браковщик Егор Авдеевич с женщинами обращается самым бессты

дным образом

Подмастерья

Быков

Павел Егорович - в заварке

Ногин Виктор Павлович - подмастерье красильного отделении

Лавочники Невской заставы - Аристов Александр Николаевич,ме

лочная торговля, Шлиссельбургский, 67; Третьяковы Иван Абра

ович(Мелоч.торг.,Шлиссельбургский,44) и Елизавета Михайловна

(табачная торговля, Шлиссельбургский, 36); Анкудимов Михаил

Иванович, продукты, Шлиссельбургский, 57; Грустилины, порте

рные - Николай Львович, Шлиссельбургский, 65 и Мария Иванов

на, Шлиссельбургский, 71.(Спр."Весь Петербург за 1899 г.")

и др.

Почему К.Я.Паль запретил организацию потребительской

лавочки на фабрике

"Потом оказалось, что Паль дает своим рабочим книжки для за

бора у лавочников, а деньги Лавочники должны получать с Па

ля, который удерживает 5% с каждого собранного рубля. Но Па

лю 5% показалось мало, и он "удерживал" все деньги, следуе

мые лавочникам, и выдавал векселя. Понятно, если бы Паль ра

зрешил потребительную лавку, то лавочники, лишившись покупа

телей, подали бы векселя к взысканию, а Палю с деньгами ра

сставаться жалко."(Ногин, с.400)

===========================================================

Биография Х.Ф.Бергхольца

В их семье прадед, как единственный кормилец семьи впл

оть до 1921 г., был достаточно самостоятелен и мог приним

ать решения и действия вопреки желаниям жены. Так во время

рождения старшей внучки Ольги, когда жена его отказалась

принять в дом ребенка, "зачатого в грехе", то есть родившег

ося менее чем через 6 месяцев после свадьбы, Христофор Фрид

рихович поехал и вместе с кумой, Марией Ивановной Грустили

ной, матерью жены сына, окрестил девочку.

И.И.Бергхольцас выяснил, что в 1895 году Рижский магис

трат подтвердил рижское гражданство Христофора Фридриховича

и его сына Федора.

Достаточно долго семья их проживала по адресу Шлиссель

бургский проспект (Проспект Обуховской обороны), дом 35-1,

принадлежавшем К.Я.Палю. С 1901 года они проживают в собств

енном доме по адресу Палевский (Елизарова) проспект, дом 6,

постоянно выплачивая Палю, а потом его наследникам, арендную

с.145.Рис. 8.Реконструкция дома Бергхольцев

с.146.Рис. 9.Реконструкция садовой беседки

Реконструкция сарая с "галдерейкой"

с.147.Рис.10.План участка Берггольцев

с.148.Рис.11.План квартиры Берггольцев

149

плату за участок, на котором распологался дом. Задняя часть

участка выходила на параллельную Палевскому проспекту улицу

- ныне улица Ольги Берггольц.

Это был двухэтажный деревянный дом на 8 окон по фасадам

и по 2 окна на торцах. На второй этаж заходили из коридора с

обратной стороны дома, куда вела лестница с первого этажа. С

левой стороны дома у торца на обеих этажах располагались ту

алеты ("ватор"- писем Ольги Б-ц), внизу - выгребная яма и по

мойка. (см.рис.8, с.145)

Семья Бергхольцев занимала правую часть второго этажа,

если смотреть со стороны двора.(5 окон по главному фасаду

дома). Остальная часть дома сдавалась внаем. После революции

под Бергхольцами жили Грустилины, семья жены их сына Федора

Христофоровича. Из остальных жильцов мать моя запомнила за

период 1921-28 гг. только Балдиных и Лапшиных.

Отношения "хозяев" и жильцов были настолько теплыми,что

когда после революции дом национализировали, то жильцы един

одушно выбрали прадеда домоуправом. По свойственной ему хоз

яйственности и аккуратности он по мере сил обихаживал и рем

онтировал весь дом, практически, в одиночку вплоть до своей

смерти.(Это неоднократно отмечала юная Ольга Берггольц в пи

сьмах к матери и дневниках)

Дом стоял, отступив от красной линии, перед ним за ред

ким штакетником с вырезными сердечками был "малый"сад с цве

тами и большими кленами по фасаду и с торцов дома. За домом

участок был побольше: сразу за домом яблони сортов "аппорт"

и "антоновка", за ними - дорожка, идущая вглубь участка и

обсаженная кустами сирени. В конце дорожки крытая беседка с

разноцветными стеклами. Как вспоминала моя мать в беседке

стоял круглый большой стол и венские стулья. Летом, по вече

рам здесь пили чай из самовара.На задней стене беседки висе

ла огромная репродукция картины "Александр 2-й объявлет рес

крипт об отмене крепостного права"в дубовой раме и под стек

лом. (см.рис.9, с.146)

Налево от яблонь флигель ("фригерь") с жильцами. К нему

примыкали крольчатник и курятник. Далее двухэтажный сарай с

"галдерейкой", внизу которого в "каретной"стояла коляска со

бственного выезда. Своих лошадей никогда не держали - когда

надо было ехать "в город" брали пару напрокат у заставского

"жида Мосейки", державшего прокатную конюшню, дроги для пох

орон и экипажи для перевозки людей и грузов.(см.рис.10,с.147)

Замыкала участок с этой стороны баня, сгоревшая в рево

люцию - мать моя помнит от нее только развалины и рядом огр

омный куст жимолости - любимое место игр сестер Берггольц.

Справа от дорожки и за беседкой - огород. От проулка

справа участок окаймляли 6 больших берез.(см.рис.11,с.148)

Из коридора в квартиру Бергхольцев попадали через тем

ную прихожую.Оттуда налево был вход на кухню, в конце кото

150

рой за "бурдовой" занавеской была кровать няньки Авдотьи, а

прямо вход в столовую.

"В прихожей стояла огромная бочка с темной, глубокой во

дой...Зима начиналась с бочки: в темной ее воде заводились

юркие, скользкие, как мальки, льдинки....За прихожей рассти

лалась кухня, набитая домашними, мелкими...вещами....

Блистающая, всегда теплая кафельная плита имела топку,

духовку, а под духовкой еще какую-то маленькую дверцу....Над

кухонным столом медового, съедобного цвета висел черный лох

матый ершик, которым прочищали ламповые стекла....не было во

всем доме милее и любимее угла, чем кухня, а в кухне - Дуни

на кровать. Она была плотно приставлена к стене, и тиковый

полог бордового цвета....отделял ее от кухни....полог....об

ычно был закинут за карниз,Дуня опускала его только на ночь.

В столовой, где обои были как дубовые доски и в углу

стояла гофрированная золотая печка (мы были уверены, что она

всамаделишная золотая), а в центре - большой стол под вися

чей лампой, самой замечательной вещью были стенные часы: не

большая рогатая головка оленя украшала их,...."(О.Берггольц,

"Дневные звезды",стр.235-239)

Керосиновая лампа висела на трех бронзовых цепочках.

Слева, у кухонной стены - диван. В левом переднем углу тем

ные, почерневшие иконы сурового северного письма. Слева, ме

жду иконами и диваном - буфет. У передней стены между окнами

- трюмо, а справа от окон, в углу книжный шкаф со стеклянны

ми дверцами.

Рядом со шкафом вход в узкую проходную комнату с одним

окном, около него письменный стол, за которым сестры Бергг

ольц делали уроки. В задней части комнаты, отгороженной зан

авесками кровать Христофора Фридриховича и Ольги Михайловны.

Напротив входа в эту комнату выход в третью комнату, где жил

до женитьбы сын Федор, потом после 1921 г. сестры Берггольц

до тех пор пока старшая Ольга не вышла за поэта Корнилова и

не поселилась с ним вместе в этой комнате.

Комната эта имела три окна - два по фасаду и одно - на

торце дома. Посередине - стол, направо от входа- кровати се

стер, слева - стеклянная горка с наиболее ценными вещами. В

левом переднем от входа углу большая икона Николая-угодника

с лампадой.

Вход в кабинет Федора Христофоровича был в правом торце

коридора через маленькую кухню-прихожую. В кабинете также 3

окна - два в сторону сада, а одно - на торце. Около него,пе

рпендикулярно к стене с окном - большой рабочий стол.Над ст

улом на стене картина Р.А. Берггольца. У стен кровати. Здесь

жил Федор Христофорович с молодой женой и маленькими детьми

до революции. После революционного "уплотнения"он спал с же

ной на диване, в столовой. А после смерти матери и отца - в

их комнате. Описание эксттерьера и интерьера жилья Бергголь

цев сделано по воспоминаниям моей матери - Марии Федоровны

Берггольц.(см.рис.10, с.104)

151

В 1902 г. прадед становитися личным почетным гражданин

ом г. Петербурга по представлению хозяина - фабриканта Паля.

Жили Берггольцы достаточно обеспечено. В соответствии

с адрес-календарем "Весь Петербург" Христофор Фридрихович во

всяком случае в 1898-1909 годах (ранее сведений нет так как

Невская застава вошла в состав г.Петербурга только с 1898г.)

- был управляющим всего недвижимого имущества заводчика К.Я.

Паля, а после его смерти остался управляющим только жилыми

домами до 1915 г. Из его управления выбыла сама фабрика. С

1916 года и до самой смерти он работает строительным техник

ом на должности мастера дворового цеха то есть он был знато

ком всех подземных коммуникаций предприятия и всей прилегаю

щей территории Невской заставы. Дополнительным доходом была

сдача внаем всей остальной площади (кроме занимаемой семьей

Берггольцев) в доме и флигеле.

Заработки прадеда позволяли обучать сына в реальном уч

илище Гуревича, где плата за учебу (согласно рекламе в спра

вочнмке "Весь Петербург" за 1903 г.) составляла 150 рублей в

год, да обязательный пансион в младших классах также соста

влял еще 500 рублей - деньги по тем временам немалые. Приме

рно в 1890 г. он с женой выдал замуж дочь Ольги Михайловны

от ее первого брака Марию Николаевну Королеву. В приданое за

дочерью они купили дом на улице паралельной Палевскому прос

пекту (ныне ул.О.Берггольц), наискосок направо от задов соб

ственного владения. Позже он оплачивал своекоштную учебу сы

на в Тартусском университете и Военно-Медицинской академии,

а также с 1910 года до 1914 года содержал невестку с двумя

дочерьми.

Так 17.10.1912 г. его сын пишет своей жене:

"Поблагодари папу и маму за присылку денег на "книги".На

эти деньги куплю Акушерство и гинекологию..., а если хватит

то и Хирургию"...,

а 26.02.1913 г.

"Кроме того прибавь долги, просьба денег у отца, мне еще

надо заплатить 60 руб.в Универ. и 20 руб. за квартиру."

============================================================

"IV.Петербург XI/99 - II/900

С начала ноября я уже работал на Невском механическом

заводе (бывший Семянникова), что за Невской заставой. Кварт

ира моя была на Московской улице возле Михаила Архангела, в

20 минутах ходьбы от завода.

Вставать утром надо было около шести часов. С громким

гудком Александровского завода (6,5 часа) я выходил из дома.

Быстро шагал я вдоль Московской улицы любуясь отражени

ем электрических фонарей на густом инее, нависшем на ветвях

деревьев на нашей улице. Шагал по коночному расчищенному пу

ти мимо Спасской и Петровской манафактур, уже гудевших, шип

152

ящих всеми своими станками, уже смотревших всеми своими ярк

ими окнами.....

Вереницы идущих со мною людей все увеличивались, целый

хор гудков сливается в воздухе в какую-то какафонию.

Толпа вливается в ворота, скользит мимо досок, в дырки

которых проваливаются номера, и тихо направляется в разные

стороны по мастерским. Приятно прийти за несколько минут до

гудка, с розвальцем пройти по двору, остановиться, оглядеть

ся....(далее описана производственная и агитационная деяте

льность внутри предприятия до конца дня)....

За десять-пятнадцать минут до гудка рабочие, получив

свои номера, идут у воротам. Толпа становится гуще и гуще,

задние ряды напирают - ждут они гудка и не дождутся. Городо

вой и старший сторож важно стоят около ворот и взглядом сде

рживают толпу.

Гудок! Ворота распахнулись, толпа хлынула вперед, смыла

все, что было на пути и волнами выливается наружу. Улица за

пружена. "Еще денек кончился, слава богу!" Мальчишки бегут

бегом. Крик, шутки... Взрослые идут медленно, перекидываясь

словами.

От Паля валит народ, у Максвелля гудок прогудел - улица

переполняется. Идут медленно, спешить некуда.

Утомленные нервы как-то требуют покоя.Люди стараются не

толкать друг друга. Что-то жгучее и острое, грустное и прот

яжное закипает внутри. "Покоя, абсолютного покоя!" Прислоня

ешься к тумбе или тихо, тихо идешь вперед, и чувство жгучего

счастья, жизнерадостности вдруг разольется внутри. Все каже

тся таким прекрасным кругом: и небо, и звезды, чистые и миг

ающие, и снег, и тихие, строго дремлющие под тяжестью инея

березы, и лица - эти грязные, худые лица. Все прекрасно кру

гом, и хочется обнять соседа, пожать ему руку.

Замечаешь, что и в других лицах то же делается.Идут две

девушки с фабрики, идут тихо, задумчиво... Шмыгнул мимо пар

ень и задел их, прошел купец и заставил посторониться с тро

туара.

"Э! - скакой-то нервной болью протяжно говорит одна.- Ну

что бы согласиться людям по одному тротуару идти в одну сто

рону, а по другому - в другую". И столько убедительности и

страстного желания, чтобы люди согласились на это, слышится

в тоне голоса. И вам хочется того же и так же сильно. Ведь

вот опять толкают и мешают отдыхать, нарушают этот покой,это

наслаждение отдыхом, которое совсем не известно людям празд

ным. И так любишь и девушек этих, и весь этот народ, что жи

вет и чувствуеттак же, как и ты, что желает того же.

Приходишь домой, хозяйка хлопотливо встречает, отворяет

дверь, зажигает лампу. Садишься на стул, и не хочется ни ра

здеваться, ни смывать грязь с лица и с совершенно черных рук

..." (П.Г.Смидович, Рабочие массы в 90-х годах,впервые на

печатано в ж. Пролетарская революция, N1, 1925 . цитируется

по сб."Авангард", с.367-368 и 377-378)

153

"В 1901 г.я начал регулярно посещать Корниловскую школу.

....Паровая конка за 3 копейки довозила меня до школы."

(Зарубкин А.П.,Моя учительница, сб."Авангард",стр.289)

А жизнь за Невской заставой в начале века была достато

чно беспокойной:

"Распределение подпольной литературы происходило в февр

але 1901 г. на небольшой площади на Палевском проспекте"

(Шотман А.В.(1880+1939гг.), Воспоминания, там же,с.348)

тракту, в сб.Пролетарский пролог, Лениздат, 1983 г., с.189)

1901 г.- "Обуховская оборона". Александровский завод их под

держивает. Результат - суд и каторга для многих рабочих.

1903 г.18.10. - забастовка на фабриках Паля и Максвеля.

1905 г.7-27.01. забастовка рабочих всей Невской заставы, в

том числе и фабрики Паля.

1905 г.8.01., - в маленьком домике (N 3) на Палевском просп

екте (наискосок от дома прадеда) Гапон огласил петицию к ца

рю и предложил рабочим на следующий день идти с этой пети

цией к царю.

После 9.01.1905г. - нарастание забастовочного движения под

руководством рабочих с Семянниковского, Александровского и

Обуховского заводов.

1905 г.,22.03.- похороны убитого мастером рабочего Алексеева

с завода Паля превратилмсь в грозную демонстрацию. Была про

изведена попытка разгона демонстрации казаками, но в резуль

тате боя с рабочими попытка эта была отбита.

1905 г.1.05.- маевка на сухой площадке посередине непроходи

мого болота - на углу Палевского проспекта (на, так называе

мой, "Громовской бирже").

Затем рабочие Семянниковского и Обуховского заводов вы

двинули вопрос о введении 9-ичасового рабочего дня - админи

страция прибегла к локауту.

1905 г.4-5.10.- забастовка на Семяниковском и Александровск

ом заводах - начало всепетербургской стачки.- В ответ - рас

стрелы рабочих.

1905 г.19.10.- на Семянниковском заводе организуются первые

рабочие дружины "самообороны".

1905 г.27.10.- рабочие Семянниковского завода явочным поряд

ком вводят у себя 8-ичасовой рабочий день.

Боевые дружины за Невской заставой некоторое время сущ

ествовали беспрепятственно. Были схватки с казаками, в одной

из которых был зарублен член боевой дружины Николай Клемчин

ский.

Зарубкин А.П. был организатором боевой дружины за Невс

кой заставой, в декабре 1905 г. руководил разгромом черносо

тенного штаба в трактире "Тверь" по Палевскому проспекту.

(Сб."Авангард", с.286)

154

1905 г.12.12.- на Палевском проспекте в д.7, кв.6 была арес

тована боевая дружина Невской заставы во главе с П.М.Цабо.

Здесь же была обнаружена мастерская по изготовлению бомб.

За 1905 год рабочие фабрики Паля бастовали 9 раз. В среднем

каждый рабочий фабрики бастовал 34 дня.

После разгрома революции 1905 г. центр революционного

движения в Петербурге перемещается на Выборгскую сторону. И

никаких особых революционных событий за Невской заставой в

период 1906-1917 гг. не было. Если не считать следующего:

1906 г., февраль - рабочие фабрики Паля вместе со всеми раб

очими Невской заставы бойкотировали по рекомендации большев

иков выборы в Государственную думу.

1 мая 1906 г.фабрика Паля бастует - празднует со всеми рабо

чими Питера международный праздник солидарности рабочего

класса.

9 января 1907 г.пролетариат Петербурга отмечает всеобщей за

бастовкой 2 года "Кровавого воскресенья"и рабочие завода Па

ля в том числе.

8 октября 1910 г.- кратковременная забастовка практически

всех предприятий Невской заставы ввиде протеста отмены голо

сования за рабочую курию по выборам в Государственную думу

на Александровском заводе. На фабрике Паля выборы не были

отменены, но рабочие из солидарности все-таки бастовали.

24 мая - 11 июня 1913 г.- рабочие фабрики Паля участвовали в

длительной забастовке всей Невской заставы в поддержку рабо

чих завода Лесснера

Даже полицейский участок за Невской заставой сожг

ли не как везде в феврале 1917 г., а только после 25 октября

т.г.

============================================================

Биография Х.Ф.Бергхольца

С семьей моей бабушки, Грустилиными, Берггольцы были,

очевидно, знакомы давно через компанию их сына Федора.То,что

сын ухаживал за красавицей Марией Грустилиной они знали и,

как видно, одобряли это. В 1906 г. моя бабушка Мария Тимофе

вна записывала в своем дневнике - "люблю бывать у Берггольц".

В день отъезда Феди в ночь с 1 на 2 сентября 1906 г. она но

чевала у них - спала в комнате Феди на его кровати. Очвидно,

родители догадывались, что отношения их зашли достаточно да

леко, и, когда Федя поступил учиться в Тартусский университ

ет, они попытались и Маню отослать подальше - предложили ей

место бонны в каком-то имении в Виндавской губернии, от кот

орого она,правда, отказалась с большиим сожелением из-за се

мейных обстоятельств.

В конце 1909 г.- женил сына Федора на Марии Тимофеевне

Грустилиной

============================================================

155

Застойно-мирная обстановка Невской заставы в 1910- 1914

гг. описана в стихотворении Анны Ахматовой ( Анна Ахматова,

Стихотворения и поэмы, Большая серия "Библиотека поэта", Л.,

1976 г., с.522)

За заставой воет шарманка,

Водят Мишку, пляшет цыганка

На заплеванной мостовой.

Паровик идет до Скорбящей,

И гудочек его щемящий

Откликается над Невой.

В черном ветре злоба и воля.

Тут уже до Горячего Поля,

Вероятно, рукой подать.

Тут мой голос смолкает вещий,

Тут еще чудеса похлеще,

Но уйдем - мне некогда ждать. ++)

1961 г.

++).Примечания (оттуда же):

"Скорбящая" - часовня "Божьей матери всех скорбящих радости"

при Императорском стеклянном заводе на Шлиссельбургском тра

кте( ныне Ломоносовский фарфоровый завод). До этого места от

площади Московского вокзала доходила "паровая конная" дорога.

"Горячее Поле" - пустырь за Невской заставой, в прошлом мес

то мусорной свалки, где находили убежище преступные элементы

старого СПБ.

=============================================================

Биография Х.Ф.Бергхольца

В августе 1913 г. Христофор Фридрихович ездил вместе с

женой в г.Ригу и навестил брата, жившего в г. Доблене. Сохр

анилась открытка с видом этого города, адресованная и напис

анная (по-мнению моей матери) Ольгой Михайловной к сыну Фед

ору.

По воспоминаниям моей матери во время отъезда сына на

фронт осенью 1914 года Христофор Фридрихович молча стоял у

окна в столовой, опершись руками в углы верхней рамы, и смо

трел на то, как невестка его поехала провожать сына на вокз

ал. Ольга Михайловна в это время лежала безгласная в тяжелом

параличе в соседней комнате.

===========================================================

В 1926 году юнкор Ольга Берггольц напечатала в газете

"Ленинские Искры"от 20 марта следующий очерк о Невской заст

аве и Палевском проспекте (по черновику из дневниковой тетр

ади автора за 1926 г.):

"Палевский проспект. Маленькие такие домишечки, деревян

ные, почти у каждого дома - садик как в деревне. И рядом с

ними новые дома - солидные, каменные.

А ведь было время, когда Палевского проспекта совсем не

было: было большое болото, поперек проходил железнодорожный

156

вал. Это было лет тридцать тому назад. Теперешние отцы семе

йств на месте теперешних жилищ ловили карасей...По праздник

ам в этих местах происходили кулачные бои. Население было

некультурное; не было ни клубов, ни домпросветов, ничего то

го, что теперь имеет Невская застава. И вот единственным ра

звлечением темных рабочих и обывателей Невской заставы были

жестокие кулачные бои, во время которых было не мало жертв.

Выходила "Смолянка" на "Александровцев"...Дрались долго и

жестоко. Пока одна сторона не побеждала другую...

Но вот владелец фабрики К.Я.Паль решил эксплуатировать

это место, он купил эту землю и участки продавал более сос

тоятельным рабочим и мастерам, которые и выстраивали на этих

землях одно или двухэтажные домики и потом всю жизнь выплач

ивали деньги Палю. Постепенно почти все болото было застрое

но, но на Палевском, в самом его начале осталось большое,оч

ень болотистое место, которое называли "Громовской биржей".

"Громовская биржа" отгородилась от Палевского высоким

забором, оставив перед забором довольно большую полянку. На

"Громовской бирже" паслись коровы и козы Палевских жителей,

а по почти заросшим большим лужам плавали гуси, зеленоголо

вые селезни и утки с желтыми утятами. На полянку приходили

няньки с ребятами,и ребята сквозь щели забора глядели на ко

ров. С годами забор покосился и порос зеленым бархатистым

мохом..."

(а на противоположной стороне"...стояла общественная уб

орная из гофрированного железа, такая, что снизу видны были

ноги заходящих в нее граждан, а крыша у нее была сооружена

в точном виде германской каски, с орлом спереди и с пикой на

макушке. Уборная возводилась заставскими патриотами-торговц

ами на втором году первой империалистической войны, и с тех

пор я и помнила ее.("О.Берггольц."Дневные звезды").

"В голодное время (1918-1924 гг.) на "Громовскую биржу"

нахлынули голодающие палевские жители. Все,что можно раскоп

али под картошку. На полянку свезли старые большие котлы и

трубы. Все, что осталось раскопали жители. В котлах спала

палевская шпана, по трубам бегали и играли ребятишки.Весной,

летом и осенью голодные жители копались в плохой земле,сме

------------------------------------------------

Примечания:

"30 лет назад"- то есть в 1894 г., когда заселение на этом

месте шло, в основном, вдоль Шлиссельбургского шоссе (ныне

проспект Обуховской обороны);

"Смолянка" - жители села Смоленского, занимавшего западную

сторону Невской заставы до поселка фарфорового завода;

"Александровцы"- работники Александровского чугунолитейного

завода, жившие в поселке вокруг него. Почти сразу за Алекса

ндро-Невской лаврой.Упомянутое болото было границей меж ними.

гудок.

157

шанной с черепками и кирпичами: рыли, пололи, подкапывали,

жадные были до земли - только и жили ей тогда."

"Но худое время прошло, как хмурый день. Снова задымила

Палевская фабрика, теперь ф-ка Ногина, загудел над Палевским

(А на углу "биржи" - "....шаткий дощатый прилавок, вер

нее, лоток, над которым на двух рейках трпетал дощатый нав

ес; под этим неверным укрытием стоял старичок, дядя Гриша,

который в самом начале нэпа выстроил этот "магазин" и открыл

здесь торговлю ирисками и тянучками. Каждое утро,по дороге в

школу, я подходила к дяде Грише и спрашивала:

- Дядя Гриша, почем сегодня тянучка?

- Сегодня - двести восемьдесят миллионов штука, - отвечал

он невозмутимо.

То была пора инфляции, когда рубль неудержимо падал, и

так приятно стало и вначале удивительно, когда вдруг миллиа

рды и миллионы превратились в рубли и даже в копейки и появ

ились первые монеты..."(О.Берггольц "Дневные звезды").

============================================================

Биография Х.Ф.Бергхольца

После революции прадед работает в должности техника

(справочник"Весь Ленинград"за 1924-1926гг).

Христофор Фридрихович принял активное участие в восста

новлении карты подземных коммуникаций Невской заставы, так

как настоящие карты были вывезены бывшими властями за грани

цу.

Осенью 1918 г., живущая тогда в Угличе с матерью его

внучка Ольга в письме больной скарлатиной сестре Марии пишет

"Ты знаешь, что мама получила от Грустилиных? Но я знаю что

у кресного украли два пуда муки, мама читала, и я слыхала,

мне очень жаль его, видь сколько дней можно было прожить на

эти деньги!"

20 01 1923 г.(ст.ст.)

Из дневников М.Т.Берггольц

"1923 г.20-е января (ст.ст.) Сегодня О.М. открыла предо мной

душу.....Сейчас она подозревает Отца, что он с кем-то в свя

зи. Но я решительно этому не верю. А главным образом она

страдает конечно от того чего меньше всего ждет женщина, Это

небрежное отношение к себе. Безрадостное, не согретое духов

ным теплом и лаской, одинокая, так много простившая жизни..."

Апрель 1923 г.- в семье молодых Берггольцев разлад - сын его

нашел зазнобу на стороне и невестка его записывает в дневни

ке:

"...А его старый отец все видит, понимает и страдает.

Вчера это сорвалось с его языка..."

158

1 мая 1923 г.- за отличный труд в ознаменовании 5 лет револ

юции Х.Ф. был награжден знаком "За ударный труд" в числе не

скольких сотен примерных работников рабочих окраин Петрогра

да.

11.04.1924 г. В письме внучка его Ольга упоминала, что Ко

ке, как всегда, нездоровится-"бледный, скучный такой".

Он не только работает, но и много занимается с внучка

ми. В ранних дневниках Ольги Берггольц он упоминается доста

точно часто - и как он строго следит за их учебой, и как гу

ляет с ними

21.04.1924 г. В письме матери Ольга пишет о прогулке с дедом

в "город" на вербу и посещении костела.

"Крестный вчера брал меня в город, в костел, это на Кон

юшенной. Ах мама! Как волшебно играет орган! Это такая роск

ошь, что я не могу тебе выразить! Мы приехали туда к часу,но

пастор опаздал. Как раз против костела была верба, а на ней

чего-чего не было! Американские жители, змеи, сладости, "ло

тореи без проигрыша", мороженое и ....дивная карусель и кач

ели,- в виде лодки. Мы с Кокой, когда шли все рассматривали,

- вот интересно было. Потом он пошел в костел, но там было

холодно, как в леднике, я попросила у него денег, он дал мне

10 коп.сер. и позволил покататься - это было совсем в 2 шаг

ах, через дорогу. Карусель стоила 18 коп, а качели - 5.Я се

ла и так дивно покаталась. 2 раза. Сиденья в лодке было 2,

как кресла, глубокие, и на колени клалась какая-то штука,так

- что вывалиться нельзя было. Каталась со мной еще какая-то

взрослая девушка,- и покатались же мы. Потом я пошла в кост

ел и скоро началась обедня. Я ничего не поняла,ее служили не

по русски, но зато орган...Это было что-то сказочное!! После

службы мы с Кокой опять пошли на вербу, - он мне купил боль

шую горячую вафлю с кремом и медовую коврижку - это по 10

коп. Потолкавшись и посмотрев все, мы пошли пехтурой по Нев

скому, останавливались почти у каждого окна. Ах, какие прек

расные шоколадные яйца! И самое огромное - 1р.50коп.- недор

ого! Есть по 50, по 1р.- средние. Зашли в "Пассаж", погляде

ли там витрины, и пошли к Семену. Попив там чаю с сырыми ле

пешечками, отправились домой. По дороге зашли к Филипову, и

купили бабушке соленых сушек. Домой приехали в 8 часов, уст

алые, но довольные."

Мать моя ввиде примера его ревностного отношения к раб

оте вспоминала о том,как он во время наводнения в Ленинграде

23 сентября 1924 г. ушел на полузатопленную фабрику спасать

оборудование." Вода подступала к Палевскому. Дул пронзитель

ный и сильный ветер. Все окна и двери в доме были крепко за

крыты.

Христофор Фридрихович пришел под утро - весь мокрый.Тя

159

желое насквозь промокшее ратиновое пальто превратило его в

почти неподвижную статую.

Муся (мать моя) попыталась отстегнуть пуговицу, но он

весь был такой мокрый и холодный, как покойник,что она в ис

пуге отскочила.

Пуговицы с трудом отстегнула Дуня (домработница)- паль

то тяжкой мокрой массой упало на пол и Христофора Фридрихов

ича повели раздеваться далее в спальню. Он сильно простудил

ся, тяжело болел и, так до конца и не поправившись, умер".

А вот еще одна запись дневника Ольги 1924 г.

"_18_октября_,_Суббота_

....Сегодня день тоже замечателен: в гостиной водвор

или нам стол с ящиками, скоро проведут "штемпель"как говорит

бабушка, "шпепсель" как говорит дедушка и штепсель,как гово

рят по настоящему."

Еще 11. 04. 1924 г. Федор Христофорович извещал жену об

уплате за проводку электричества и, очевидно, именно к это

му времени (осени 1924 г.) относится разговор Ольги с Кокой,

описанный в "Дневных звездах" (стр.170) и отнесенного ею к

весне 1921 г. Если судить по описанию городского хозяйства г.

Петрограда, данного в 4-м томе "Очерков истории Ленинграда",

то ничего подобного в пораженном послевоенной разрухой горо

де быть не могло. А сам разговор был такой:

"....к нам провели электричество, и старая висячая лампа

горела теперь еще ярче....Правда, свет давали только с вече

ра, но когда дедушка чикнул выключателем и под старым зелен

оватым абажуром вспыхнул приветливый огонек, мне показалось

что у меня внутри тоже что-то чикнуло и зажглось, - так хор

ошо стало.

- Дедушка, - спросила я тихонько, робея, точно выдавала

большую тайну, - дедушка, это... это с Волховстроя?

- Ну что ты, Олюшка! Волховстрой еще строится....А когда

его построят, разве у нас такие лампочки будут? Это - темне

нькая, шестнадцать свечек...А тогда будут большие, круглые,

светлые, и на весь день ток будет, и везде, и не только у

нас..." (О.Берггольц,"Дневные звезды",с.170)

Действительно, Волховстрой дал первый ток Ленинграду

только через два года, в 1926 году. А в 1921 году говорить о

том, что он строится было нельзя так как строительство его

началось только летом 1921 года, да и план ГОЭЛРО был тогда

только что утвержден.

Из дневников Ольги Берггольц

"24.10.1924 г.Сегодня день рождения крестного"

(далее она описывает пьянку отца и фельдшера из его же амбу

160

латории по этому поводу, сам крестный не пил вообще)

"31 октября.Вечер

....Мы сидели с Клавдией, играли в шашки в гостиной

Дед сказал, чтобы мы шли в столовую т.к. там никого нет, а

керосин зря горит, мы пошли в столовую. И начали другую пар

тию, причем я сделала "фук" ее дамке. В это время дед, у ко

торого болело горло и который поэтому в дурнейшем расположе

нии духа сказал сердито: "А уроки сделала?"- "Нет", отвечала

я -"сейчас кончу!" "Нет,нет, сейчас-же делай!! Брось все эти

штуки!" Я сбила шашки и стала решать алгебру..."

"4.11.1924 г...."Она (мама Ольги- М.Л.) так работает те

перь шапочки, сидит ночами, а лишь один дедушка ее понимает,

..."(а остальные только ругаются-М.Л.).

"15.11.1924 г."...Дед, Павлик говорят, что рабочим жить

худо. Ничего подобного. Все предоставлено рабочим...."

20.12.1924 г. - смерть Ольги Михайловны.

Из дневника его внучки Марии

"13.04.25.- "Сегодня крестному опять было худо...

Я знаю, что он скоро умрет...

28.04.25 - "Кресного отправили в больницу..."

11.05.25 - "Думала Кока умрет, а он выздоравливает..."

============================================================

А вокруг жизнь кипела:

"Все легче и легче жить....И вот с весны 1925 года стали

ломать старый мшистый забор. Свезли ржавые котлы и трубы.

Прощай Палевский огород! Ну да и не нужен он теперь,

есть чем питаться....С утра до ночи ездили ломовые с кирпич

ем, с цементом, - то и дело слышалось - "поберегись!" Строи

ли новый забор, загораживали полянку...Дудел Палевский. Ход

или инженеры, мерили. Осушали болото. Рыли глубокие канавы...

Ох, плохое было время для палевских жителей: грязь была нев

ообразимая...Целую весну возили кирпич...А на осушенной мес

тности закладывали бетон - фундаменты новых домов...Воздвиг

али стены,быстро так росли дома - "как грибы"! Едва взойдет

солнце, а уж воздух наполнен звоном оббивающегося камня, го

моном молотков, - грохотом телег с камнями и кирпичами....

Строились за забором росли дома, вылезали из-под забора, по

крывались крышами...Да знать недаром так быстро стукали мол

отки. Уже к осени были готовы почти все дома....Починили ул

ицу, сняли забор, и вот уже новые, большие красные дома

глядят окошками на Палевский, как полноправные хозяева...ул

ицу осветили яркими фонарями, а в домах, в светлых,больших и

удобных квартирах живут рабочие семьи...

Пройдут года и многие забудут, что на месте этих краси

161

вых домов паслись козы и крякали утки....

Вот,ребята,как мы растем!..." (Конец очерка О.Берггольц

в газ. "Ленинские зори")

============================================================

23.12.1925 г.- смерть Христофора Фридриховича

Из дневника его внучки Марии

"23.02.26 - "Два месяца как умер дед, пережив на

год и 3 дня бабушку"

В начале 1926 г. внучка его, Ольга написала

стихотворение, посвященное деду.

"Милый снег

Посвящается деду

Я хочу глядеть на милый снег

В час вечерний синь его голубит,

Думать: есть на свете человек,

Обо мне он думает и любит.

Ни отцу, ни маме, ни сестре,

Ничего об этом не сказала...

Хорошо на блещущем дворе

Так луна ни разу не сверкала...

Я сказала б только одному,

Старику хорошему, родному,

Умершему деду моему,

Старому такому и седому.

Но ему не скажешь: воротись...

Он в земле холодной, безучастной.

Милый дед! Прости и не сердись

На меня за радостное счастье!...

За тебя, в сияющем снегу,

Звездам ночи кланяюсь все ниже,

Завтра с "ним" далеко побегу

На скрипучих, шепчущихся лыжах.

1926

(Собр.соч.,т.1, стр.54)

13.Ольга Михайловна.

(начало 1850 + 20.12.1924 гг)

О тайне рождения этой моей прабабки было сказано выше

(см.стр.14-17). Рождение ее отнесено на первую половину года

ввиду того, что день ангела ее отмечали 24 июля, в день рав

ноапостольной княгини Ольги, так же как и ее внучки Ольги

Берггольц, родившейся 18 мая 1910 года. Родилась Ольга Миха

йловна в г. Царском селе, так как в свидетельствах о рожде

нии сына Федора и о ее бракосочетании с Христофором Фридрих

овичем названа она "мещанкой г.Царского села".

162

Кстати говоря, в Царском селе постоянно квартировался

лейб-гвардии гусарский полк,в котором служили многие из кня

зей Мышецких. Один из них, например, внезапно уволился со

службы в чине штаб-ротмистера за год до рождения Ольги Миха

йловны. Правда, звали его - Евграф Александрович, но зато у

него был брат Михаил, имевший детей 1843 - 1847 гг.рождения.

Но как было сказано выше никаких прямых связей с родом кня

зей Мышецких пока не найдено.

Так же загадочна и не выяснена дата и обстоятельства ее

первого замужества. Известно, что от Николая Королева роди

ла она 5-6 детей, (по черновикам О.Берггольц к роману "Невс

кая застава, из которых к 1885 году выжила только Мария(1870

+1940 гг.), родившаяся в г.Шлиссельбурге, так как в свидете

льстве о рождении моей матери была названа ее крестной и"ме

щанкой г.Шлиссельбурга". Замуж она вышла за Григория Григо

рьевича Степанова примерно в 1890 г.

Замуж ее выдали, наверное, лет в 18 и Мария вполне мог

ла быть 1-м ребенком. Если, предположить, что дети рождались

в среднем через год,то рождения последующих детей могло быть

- 2)1872;3)1874;4)1876;5)1878;6)1880. Очевидно годом смерти

мужа был 1880-81 гг. и ее приход в гостиницу 1881-1882 гг.

Где-то в это десятилетие произошел переход Н.Королева

с работы в г.Шлиссельбурге на Александровский чугунолитей

ный завод за Невской заставой г. СПБ.

После смерти пьяницы-мужа мастера Александровского чуг

унолитейного завода Ольга Михайловна поступает работать гор

ничной в гостиницу. Там она и встречается с Христофором Фр

дриховичем.По черновикам Ольги Берггольц к ненаписанному ро

ману "Невская застава", она следит за его расходами,стирает

белье. Затем они сходятся ...."

Из дневников М.Т.Берггольц от 20.01.(ст.ст.)1923 г.

"Сегодня О.М. открыла мне душу.....Она говорила мне, что

Отец прежде чем жениться на ней жил с ней,но стыдился ее об

щества и никуда не ходил с ней, на улице они всегда шли на

расстоянии друг от друга. Затем от него была первая девочка,

Лиза, она умерла, потом Федя, и когда Федя уже бегал, а она

была беременной третьим, он___ женился."

Таким образом при нормальном тогдашнем раскладе д. б.:

1883 г., конец его - рождение Лизы и в 1884 г.смерть ее.

1885 году рожает от него сына Федора.

1886-87 году она ездила в Ригу - будущий муж возил ее вместе

с сыном показывать родителям.

1887 г. они сыграли свадьбу и с тех пор, практически, не рас

ставались.

1887 г.- рождается 3-й ребенок и достаточно быстро умирает.

163

Примерно в 1890 г. выдает замуж свою дочь Марию.

В начале 90-х гг. была крестной всем внукам от дочери.

Ольга Михайловна ведет дом властно и единолично.

"Была властной, со свойством широко размахнуться - зака

тить (особенно напоказ - "для гостей") какой - нибудь необы

кновенный праздник, совершенно не умела лгать и притворять

ся,а была "вся наружу". (Ольга Берггольц. Материалы для авт

обиографии, 1952г.).

На схеме 8 показано их потомство:

В июне 1906 г. получила от внука Владимира (?) сохрани

вшуюся видовую открытку из Майори под Ригой с приветствием:

Схема 8

Христофор Фридрихович = Ольга Михайловна

Бергхольц (1854+1925) | (1850+1924)

------------------------------------------------

| | |

Елизавета Федор = Мария Тимофеевна Ольга

(1883+1884?) Берггольц | (ур.Грустилина) (1888+

(1885+1948)| (1884+1957) +1890?)

|

---------------------------------

| |

Борис = Ольга= Николай Юрий = Мария= Владимир

Петрович | |Степанович Николаевич | | Дмитриевич

Корнилов |(1910+| Молчанов Либединский| (1912| Янчин

(1908+1937)|+1975)|(1910+1942)(1898+1959)| г.р.)|(1912+1974)

| | | |

Ирина Мая Михаил Федор

(1928+1936)(1932+1933) Лебединский Янчин

(1931 г.р.) (1950г.р.)

| |

------------- |

| | |

Димитрий Виктор Ольга

(1958г.р) (1979г.р)(1982г.р)

|

Наталья

(1984г.р.)

"Дорогая бабушка и кресненькая."

15 мая 1909 г. Мария Тимофеевна в своем письме Федору Христ

офоровичу в Юрьев сообщает о каком-то скандале в семье Берг

гольцев. В ответ на это Ф.Х. пишет ей же:

"Представляю какой может быть у нас скандал? Я почти ув

ерен, мне ничего из дома не писали, что здесь немаловажную

роль играла Мария Никол. Вместе с этим письмом шлю и домой

письмо, конечно в письме нет и намека на то, что произошел

какой-то скандал...."

164

Властной была до самодурства, соединенного с моральным

ханжеством. Она была крайне недовольна женитьбой сына(29.11.

1909г.) - взял неровню.Ровней своему сыну она считала и вся

чески советовала своему сыну дочь владельца соседнего с ними

дома по Палевскому, дом 4.

Моя бабушка в своем дневнике начала 1910 записывает:

"...Господи, как она меня теперь мучает. Ну не проще ли

было сказать все перед свадьбой....Я мелочна, но тут еще ме

льче. Все, что он (Федя - М.Л.) - хорошо. Все, что от нас

(Грустилиных - М.Л.) и хорошо, да не хорошо - и все тряпки.

Вот и из-за рубашек Фединых сколько раз она намекнула, уж и

не помню, и сегодня, наконец, сказала, что те, которые мы

дали, - дрянь и никуда не годятся, что она жалеет: зачем не

купила сама ему на рубашку и что она обижена и т. д. А между

тем сама говорила: - Ну, Феди ничего не надо - делайте себе

- у его есть. - Мы, что могли и как смогли сделали и я дела

ла эти рубашки....Говорила совсем другое,а теперь к чему эти

все упреки....И не только за рубашки, а за то, чего я и не

ожидала....И, между тем, Мои родные, Я - все от нее перенесу

- или молча..."

Весной 1910 г. Мария Тимофеевна упоминает в дневнике о

постоянных попреках со стороны свекрови за "безделие" бере

менной невестки для дома в целом при наличии дел для Феди и

для себя самой.

После рождения старшей внучки Ольги 18 мая 1910г. Ольга

Михайловна отказалась принять в дом невестку с ребенком "за

чатом в грехе" - родилась менее чем через 6 месяцев после

свадьбы. И потом постоянно травила невестку. Очевидно, при

этом совершенно забыв, как невенчанной родила сына Федора, а

свадьбу с отцом ребенка сыграла почти через 1,5 года после

родов. Справедливо сказал Анатоль Франс о том, что "наиболь

шие ревнители морали получаются из старых греховодников".То

лько сердечный припадок, искусно разыгранный сыном, заставил

ее сменить гнев на милость. Тотчас же за внучкой была посла

на коляска и Ольга стала "дедушкиной и бабушкиной", а позже

родившаяся сестра Мария -"папиной и маминой" (по словам Оль

ги Берггольц).

После родов Мария Тимофеевна тяжело болела болезнь ее

усугублялась травлей, организованной Ольгой Михайловной. Ко

гда прислуга возмутилась увеличившейся нагрузкой, то Ольга

Михайловна сказала:

"- Ведь не мы заставляем Вас ходить за ней - это ваша

добрая воля...И прислуга оставила меня. Только Федюк. Милый

165

Федя - он не оставил, один ходил за мной, а потом на помощь

пришли мои родные..." (Из дневника Марии Тимофеевны - воспо

минания в клинике Рейна 13.02.1911г.). А 6 марта она записы

вает:

"....За что эти преследования меня, за что эта травля?

Неужели только за то, что я до брака с Федей отдалась ему?"

Ольга Михайловна создала в доме такую тяжелую обстанов

ку, что сын ее похудел, осунулся и, поняв, что в таких усло

виях он учебу не закончит с осени 1911 г. переводится обрат

но в Тарту, а невестка ее, оставив дочь на попечении бабушки

и дедушки сбегает работать в Боровичи.

28.08.(Ст. ст.).1912 г.- Ольга Михайловна присутствует при

рождении младшей внучки Марии.Ольга Берггольц в "Дневных зв

ездах" на стр. 234 описывает ее так:

"Бабка Ольга в огненном капоте, скрестив огромные руки

на огромной груди, стоит по другую сторону кораблика..."(ко

лыбели с новорожденной). А на стр.233 определяет ее как "до

родную".

"У бабушки все иконы были одинаковые - с темными, серди

тыми, длинными лицами" (О.Берггольц"Дневные звезды",стр.238)

Там же, на стр.237 О.Берггольц так описывает Ольгу Мих

айловну в пору своего раннего детства:

"Но домашние не позволяли нам ни трогать, ни одушевлять,

ни приводить вещи в движение и с каким-то удовольствием, да

же старательно, разрушали наше представление о живом мире,

полным человечков.

- Испортишь! Сломаешь! Ушибешься! Отойди! Не трогай!- еж

еминутно восклицала бабушка Ольга, как только я подбиралась

к чему-нибудь интересненькому.

Даже игрушки, которые дарила мне она сама или другие,

бабушка прятала от меня, чтобы я их не испортила или не сло

мала. Она спрятала в горку красивую жестяную посуду, которую

подарил мне дед, убрала в недра комода мою куклу Нину с зак

рывающимися глазами, скрыла в глубине платяного, огромного,

как дом, шкафа настоящий маленький красный зонтик,подаренный

тетей Лизой."

В августе 1913 г. Ольга Михайловна ездила вместе с муж

ем в г. Ригу и г.Доблен. Сохранилась видовая открытка с вид

ом г."Doblen"-а, написанная (по-мнению моей матери) Ольгой

Михайловной. На стороне с текстом 3 печати - на 2-х Добленъ

20.08.13., на 3-й - Петербург 21.08.13. Адрес и текст прос

тым карандашом. Адрес - "Петербург заневской заставе палевс

кой проспект дом 6/2 кв.N 5 Ф.Х.Берггольцу"

Текст - наверху - "витъ Дублена" , ниже:

"Дорогие наши дети мы слава богу живы и здоровы. Мы уже

были у брата /нрзб/ вторник /нрзб/в ригу и потом уже домой.

166

Мы думали что вы прешлете что-нибуть нам письмо и ничего не

было. Поклон всем от нас. Скоро будим дома. Лялю и Мусю цал

уем. Х. и О. Берггольц."

В октябре-ноябре 1913 г. вместе с невесткой и внучкой

Ольгой ездила к сыну в Тарту, где он учился в Университете

на медицинском факультете. В тот год летом Федор Христофоро

вич был на"холере" в Голодной степи вместе с"холерным отряд

ом".

Дня за 2 до ухода сына на фронт 1-й мировой войны осе

нью 1914 года, по-воспоминаниям моей матери, об этом ее изв

естил муж и от горя, волнения за сына и возмущения от того,

что сын поступил вопреки ее воле - ее разбил паралич. В день

отъезда сына она лежала безгласной в постели и кажется без

сознания.

Моя мать вспоминала, что в один из приездов ее отца с

фронта, он с друзьями приносили тяжелый черный ящик "электр

ической машины" и электрическими разрядами пытались вылечить

Ольгу Михайловну от паралича.

Потом она встала, но до самой смерти она волочила пра

вую ногу и плохо владела правой рукой. Но домом управляла

так же самовластно. Отношения с невесткой в отсутствии сына

обострились настолько, что в 1915 г. с ранней весны и до по

здней осени Мария Тимофевна с детьми жила "на даче" в Финля

ндии, а в 1916 г. жила там до октября 1917 года. В начале

лета 1918 года жена сына вместе с дочерьми уехала в г. Углич

под благовидным предлогом - спасаясь от голода - в Угличе с

питанием было ненамного легче.

В октябре 1915 г. сын ее приезжал с фронта и они всей

семьей снялись на фотографию, на ней слева направо:

Стоят Ольга Михайловна и Мария Тимофеевна; сидят Христ

офор Фридрихович и Федор Христофорович; у них на коленях

Ольга и Мария. (см.рис.12, с.167)

"Ты уехал на войну. Дома жизнь становилась___ тяжелей и

тяжелей. Настал голод. О.М. прямо сказала___ чтобы я отделя

лась и___ я решила, взяла детей и уехала сюда, в Углич..."

(Из воспоминаний М.Т. лета 1919 г.)

Но все же из голодного Питера время от времени приходи

ли в Углич продуктовые посылки: "Сегодня, 3 марта, по ново

му, 12 февраля по старому, пришла посылка от г. Христофора

Федоровича и г-жи Ольги Михайловны Берггольц" (запись на об

ложке детского журнала Ольги 1919 г.).

Революцию приняла крайне враждебно - в день смерти Лен

ина, например, поставила Спасу благодарственную свечу. ( Из

черновиков О.Берггольц к повести "Углич").

167. Рис.12. Семья Берггольц

168. Рис.13. Мария Николаевна

169

Бабушка Ольга все время заботилась о любимой внучке в

голодные послереволюционные годы и вкусный кусок подсовывала

и наряды девичьи подновляла по мере возможности. Следы этого

остались в дневниках и письмах О.Берггольц 20-х гг.

Из дневников М.Т.Берггольц

"1923 г.20-е января (ст.ст.) Сегодня О.М. открыла предо мной

душу. Это глубоко тронуло меня___ Как она, в сущности___,не

счастна и духовно одинока....Сейчас она подозревает Отца,что

он с кем-то в связи. Но я решительно этому не верю. А глав

ным образом она страдает конечно от того, чего меньше всего

ждет женщина, Это небрежное отношение к себе. Безрадостное,

не согретое духовным теплом и лаской, одинокая, так много

простившая жизни..."

Из дневников М.Т.Берггольц

27.01.1924 г.

"..Но дома, Боже мой, какая атмосфера,

как душит меня в буквальном смысле слова Ольга Михайловна и

Авдотья. Это два демона зла. Боже мой___ еще неизвестно___

сколько___время мне придется жить с ними___ Ведь я ненавижу

их я не могу дышать___ Моя душа, мои желания неудержимо тян

утся, желают и тоскуют___ о жизни___ светлой____в своей про

стате, правде и любви, а потому и прекрасной. А тут царит

злоба мелкая, паскудная, грубость, хамство___нахальство___не

могу до сих пор___относиться___ к Этому безразлично."

16.02.1924 г.

"Как тяжело, тяжело и хочется убежать, не видеть и не слыш

ать___ ненавистных___мне Авдотьи и О.М. как оне гнетут..."

11.04.1924г.в письме к матери в деревню Ольга пишет:

"Бабушка не ругается,а шьет мне очень прелестное сатино

вое платье.Даже хочет купить пояс и ленточки.",а в письме от

24.04.- перечисляя приметы своего "примерного" поведения,пи

шет- "бабушке не грубила, И только изредка дразнила Лениным,

и делала все, что скажет она и Кока,.."

6.06.1924 г.Ольга отмечает в своем дневнике:

"....Дома самая мирная атомосфера- бабушка, дед, все так

любят меня. Купили мне белые хорошие чулки, ленточки белые,

сделала Троцкая панаму, и я в ней ничего. И вчера я выиграла

45 к., да бабушка дала 10 - перчатки куплю белые, когда из

школы пойду."

А в доме Ольга Михайловна все время создавала напряжен

ную скандальную атмосферу, особенно в своих отношениях с не

весткой

170

Моя мать вспоминала, что она при этом часто понимала

свою неправоту и отдаривалась дорогими подарками - золотыми

кольцами, серьгами или отрезами на платье. А еще она с труд

ом переносила демонстрации смирения невестки, которая после

почти каждого скандала, переломив свою гордость, подходила к

Ольге Михайловне и тихим голосом просила у свекрови прощения.

4.11.1924 г.Ольга записывает в дневнике:

"....Она (мама- М.Л.) так работает теперь шапочки, сидит

ночами, а лишь один дедушка ее понимает, а бабка ругается,

придирается, притворяется,...",

12.11.1924 г.:

"Авдотья (домработница-М.Л.) приехала, все пошло по ста

рому, т.е.в кухне грязь, бабка довольна и т.д. - мама нервн

ичает, отец злой - тяжело..."

18.11.

"....Дома целое болото. Дуня (Авдотья-М.Л.) и бабка, как

2 жабы....Бабка все время шипит кресному о маме..."

20.12.1924 г.- Ольга Михайловна умерла.

25.12.1924 г.

"20-го Декабря умерла Мать Федина. Смерть ее была для нас

неожиданна. Смерть ее всколыхнула мою душу и подняла волну

укора совести и до сих пор переливается эта волна в душе мо

ей___ С ее смертью неизбежная перемена в нашей семье и эта

та перемена___ принесла мне /зачеркн.-злую___ злую___/ горь

кую обиду___."

Потомство ее от Николая Королева отражено на схеме 13,р.2.5.

14.Тимофей Львович Грустилин.

(1857+22.08.1897)

Так как он по нескольким документам записан, как "меща

нин г. Рязани", то значит там он и родился.

По приезде в г.Петербург первое время торговал "в разн

ос"с лотка около бани в селе Смоленском(за Невской заставой)

мочалками, вениками, бубликами и сбитнем. Подрабатывал еще

мелкими подрядами. Накопив денег, открыл портерную пополам с

компаньоном,очевидно, с Петроградским купцом 2-й гильдии Ал

ександром Андреичем Андреевым, который по справочнику "Весь

Петербург" в 1899-1907 гг. владеет той же пивной-портерной,

как и вдова Тимофея Львовича, от завода Новая Бавария по ад

ресу Шлиссельбургское шоссе, дом 65 (Юсова). По доходам пор

терная была на уровне доходов купцов 2-й гильдии, так как

регулярно отмечалась в справочнике "Весь Петербург"с 1898 по

1914 гг.

Женился Тимофей Львович на Марии Ивановне Прохоровой.

Состав их семьи указан на схеме 9.

171

Схема 9

Тимофей Львович = Мария Ивановна

Грустилин | (ур.Прохорова)

|

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

| | | | | | | | | 12.1.Александр (6).Мария12.2.Николай12.3.Варвара12.4.Анастасия12.5.Аполинария12.6.Тимофей12.7.Валентина 12.8.Пелагея

Берггольц | Горбачева Иванова Челнокова

| | | |

--------------- | -------------------------- --------------

| | | | | | | |

12.9.Людмила 12.10.Нина 12.11.Юрий12.12.Сергей12.13.Людмила12.14.Татьяна12.15.Валентин12.16.Николай

| | | |

-------------- | | --------------

| | | | | |

12.17.Тимофей12.18.Алексей12.19.Михаил12.20.Николай 12.21.ДОЧЬ 12.22.Валентин

|

12.23.Анна

Схема 9 Лист 1 |

Тимофей Львович = Мария Ивановна |

Грустилин | (ур.Прохорова) |

| |

------------------------------------------------------|

| | | | | |

12.1.Александр (6).Мария12.2.Николай12.3.Варвара12.4.Анастасия|

Берггольц | |

| |

--------------- |

| | |

12.9.Людмила 12.10.Нина |

|

----|

| |

12.17.Тимофей12|

|

|

|

Схема 9 Лист 2

|

|

|

|-------------------------------------------------------------

| | | | |

|12.5.Апполинария12.6.Тимофей12.7.Валентина 12.8.Пелагея

| Горбачева Иванова Челнокова

| | | |

| | -------------------------- --------------

| | | | | | |

| 12.11.Юрий12.12.Сергей12.13.Людмила12.14.Татьяна12.15.Валентин12.16.Николай

| | | | |

|---------- | | --------------

| | | | | |

|.18.Алексей12.19.Михаил12.20.Николай 12.21.ДОЧЬ 12.22.Валентин

| |

| 12.23.Анна

|

Сохранилось их брачное свидетельство:

"Дата - 17(28) сентября 1881 г.

Супруги: Муж - Рязанский мещанин Тимофей Львович Грустилин,

правослвного вероисповедания,первым браком,25 лет.

Жена - Дочь кузнечного цеха мастера Ивана Прохорова, дев

ица Мария Ивановна, православного вероисповедания,

20 лет.

Поручители: по жениху - Ярославской губернии Любимовского

уезда, дер. Незнайки крестьянин Ег

ор Васильевич Красавин

98

- Рыбинский мещанин Петр Николаевич

Костин.

по невесте- Рязанский мещанин Илья Львович Гру

стилин.

- Крестьянин Ярославской губернии Уг

лицкого уезда дер. Тирдьина, Дмит

рий Апполонович Белосельский.

Супруги к моменту смерти Тимофея Львовича имели 7 живых

детей: 3-х сыновей и 4 дочери, 5-я, Валентина, родилась чер

ез полгода после его смерти. Даты рождения его прижизненных

детей установлены исходя из того, что у них было их совмест

ных 8 детей, а супруги прожили вместе 16 лет. Итак:

1882 г.- родился сын Александр

1884 г.- родилась дочь Мария

1885 г.- родился сын Николай

1889 г.- родилась дочь Варвара

1891 г.- родилась дочь Анастасия

1893 г.- родилась дочь Аполинария

1895 г.- родился сын Тимофей

172

1897 г.- родилась дочь Валентина

22 августа 1897 года. - скончался Тимофей Львович Грустилин

Сохранилась его фотография- длинное грустное, достато

чно интеллигентного вида, лицо в пенсне, в мягкой шляпе и в

пальто с фуляром.(Рис.13,с.129)

15.Мария Ивановна Грустилина (ур.Прохорова).

(17.01.1861 г.+20.08.1941 г.)

Сохранилось ее свидетельство о рождении и крещении:

Дата: - 17 рождена,22 крещена января 1861 г.

Имя : - Мария.

Родители:Петроградского кузнечного цеха мастер Иван Прохоров

(во 2-м браке) и

законная его супруга Ольга Пименова (в 1-ом браке).

Восприемники при крещении:

Московской губернии,Бронницкого уезда, Мячковской воло

сти, удельный крестьянин Федор Михайлович Михайлов.

Санктпетербургского мещанина Петра Федотьева жена Алек

сандра Пименова.

Крещение происходило в церкви Воздвиженья Креста Господня в

Ямской (угол Лиговского проспекта и Обводного канала - уцел

ела и стоит до сих пор - огромная голубая церковь конца 18

начала 19 века).

Крещение проводил протоирей Гуляев.

Там и детство все ее прошло - в Ямской слободе.

Жили трудно - с малых лет пришлось подрабатывать швеей.

Мать моя вспоминала такую историю из девичества Марии

Ивановны.

"Раз работала (шила) она у хозяйки - купчихи и нечаянно

подслушала, что хозяйка ее не спрашивая согласия Марии Иван

овны ведома торгует ее в содержанки к старому купцу. В горе

и страхе бросилась она бежать домой. И как встала на колени

молиться о Милости Господней,так в этой же позе очнулась че

рез несколько часов..."

И свадьбу они с Тимофей Львовичем сыграли там же на Ли

говской, 26 в церкви Св.Апостола Никанора, что при Доме при

зрения малолетних Императорского человеколюбивого общества

17 сентября 1881 г.

Она крутилась по дому и рожала почти каждый год. Ольга

Берггольц в "Дневных звездах" упоминает о 14 родах. Мать моя

вспоминает 8 детей, включая Тимочку,умершего в младенчестве.

По смерти мужа осталась она с 6 детьми.Старшему было 15 лет,

а младшая родилась через 6 месяцев после смерти мужа.

Оставшись одна после смерти мужа Мария Ивановна сошлась

с компаньоном мужа по содержанию пивной на Шлиссельбургском,

65. и в 1903 г.родила от него дочь Пелагею , которая долгое

время среди родственников считалась посмертной дочерью Тимо

173. Рис.14.Лев Тимофеевич Грустилин

174. Рис.15.Семья Грустилиных

175

фея Львовича. Тайна этого рождения вскрылась только во вре

мя оформления документов на захоронение Пелагеи Тимофеевны.

Всего вероятнее,что отцом ее был крестный отец Валенти

ны Тимофеевны - Александр Андреевич Андреев. В справочнике

"Весь Петербург за 1907 г." сказано - купец, манафактурная

торговля, владелец пивной по Шлиссельбургскому проспекту 65,

(той же пивной которой владел Тимофей Львович) и проживает в

в том же доме, где долгое время проживало и семейство Груст

илиных.

27(?).3.1905 г.-Мария Тимофеевна получила от своего поклонни

ка А. Иванова открытку по адресу: Петербург, Невская застава.

Село Смоленское. Шлиссельбургский просп.65 кв.61.

В ней он, в частности, спрашивает- "Что пишет Шура?"

(который в этот момент служил в армии) и прередает приветы...

"матушке, сестрам, Коли..."

В 1906-1908 гг., как это отмечает в своем дневнике моя

бабушка Мария Тимофеевна,мать ее ведет весь дом в заботах о

всем многочисленном семействе. Только ей Мария доверила сек

рет их тайного с Федей решения со временем пожениться.

Время от времени вся семья спасается друг от друга в

имении Поленово, очевидно принадлежавшем отцу их младшей се

стры Пелагеи купцу А.А.Андрееву.

А в семье неспокойно.Как отмечает бабушка их семья пер

еживает драму"Семьи Ванюшенных", но только тяжелее. Старшие

ее сыновья Шура и Коля за что-то попрекают мать, а их сестра

Мария(18.02.1908 г.) пишет в своем дневнике:

"Не ее жизнь зависит от нас, а наша жизнь от ее.Она мать

- мы не имеем права руководить ее жизнью,как она дожна нашей.

Не мы ей, а она нам дала жизнь.Она воспитала нас.Она не зна

ла почти личной жизни - она все отдала нам и теперь отдает

последние силы. Упрекать ее не в чем и не нам"

В 1910 году в мае месяце Мария Ивановна стала крестной

матерью Ольги Берггольц вместе с дедом ее Христофором Фридр

иховичем, мужем Ольги Михайловны.

После рождения Ольги Мария Тимофеевна долго болеет, не

сколько раз попадает в больницу - все это усугубляется ханж

еским самовластием Ольги Михайловны по отношению к невестке.

Марию Ивановну стараются отвадить от дома дочери, но только

ее бдительность и заботы ее дочерей спасают Марию Тимофеевну

от смерти (по дневнику бабушки за 1911 год).

28.08.1912 г.- она присутствует при родах младшей внучки Ма

рии.

"Конечно, это большой кораблик. Сухонькая, вся в темном,

бабка Мария Ивановна покачивает его." ( Кораблик- колыбель с

новорожденной.- О.Берггольц,"Дневные звезды",стр.234)

Cохранилась фотография Марии Ивановны со всеми детьми,

кроме Марии Тимофеевны. Именно по этому признаку отношу эту

фотографию к 1911-1914 гг.

176

Вот они сидят около накрытого к чаю стола. Итак - слева

-направо: Валентина, Пелагея, Мария Ивановна, Николай, Варв

ара, Александр; стоят - Антонина и Аполинария.(см.рис.15, с.

176)

Семейство это не имело собственного дома и они снимали

квартиры в разных частях с.Смоленского, что за Невской заст

авой, проживая в них достаточно долго судя по адресам, чудом

сохранившихся видовых открыток.

В начале века и года до 1910 проживали они по адресу:

С.Петербург, Невская застава, Шлиссельбургский проспект, дом

71, кв.5., а потом вплоть до 1914 года по адресу:Шлиссельбу

ргский проспект, дом 65 (Юсова), в нижнем этаже которого ра

спологалась портерная принадлежавшая сначало совместно Т.Л.

Грустилину и А.А.Андрееву, потом Марии Ивановне, а с 1907 г.

ее сыну Николаю. Причем, в этом же доме на 4-м этаже распол

агалась Смоленская вечерне-воскресная рабочая школа, что ни

как не отразилось в дневниках и письмах моих родственников.

После закрытия в 1914 г.пивных Мария Ивановна живет до

начала революции по адресу: Васильевский остров, 14 линия,

дом 42б., наверное, у кого-то из Прохоровых.

Сразу после революции в целях, наверное,самоуплотнения

они перселяются к Берггольцам на Палевский пр., дом 6/2, за

нимая нижнюю большую квартиру под квартирой Берггольцев.

14 07 1917 г.- Дочь ее Мария в открытке к мужу пишет: "Полина

плоха и похудела.Мама думает ее перевести,но куда еще не зна

ет."(Дочь ее Полина лечилась в это время в больнице).

Когда ее дочь с детьми жила в Угличе с 1918 по 1921гг.,

очевидно, была у них достаточно оживленная переписка, но от

нее сохранились только достаточно нежные письма Ольги к сво

ей "кресной" с пасхальными поздравлениями от 28 марта 1920 г.

и от весны 1921г.

В письме к тете Варе Ольга интересуется приехала ли

крестная, очевидно, она куда то уезжала.

25 03 1922 г. Из дневника М.Т.Берггольц

"Сегодня так много сказал мне такой случай. Я лежу еще в

постели утром. Приходит моя Мама и высказывает сожаление,что

она будет собороваться, а Варя не будет присутствовать____ Я

спрашиваю___ Мама, а в каком вы будете платье,у вас ведь нет

ничего одеть. А мама так бодро весело отвечает___ Уж я сего

дня встала в 4 часа___ и почти сшила кофту и к юбке___ толь

ко___ кушак пришить___ и после Этих слов торопливо пошла до

мой работать, ея жизнь теперь сплошной труд. Ей 60 лет, ско

лько в ней силы___ воли___ и энергии, и я___ и___ мне стало

стыдно и тяжело..."

177

21.04.1924 г.В письме к матери Ольга упоминает,что в резуль

тате большого скандала у Грустилиных Мария Ивановна чуть

из дома ни ушла.

14.05.1925г.- "Пишу у Грустилиных. Бабушка и Д.Шура спят, а

тетя Тася поехала в город в кино..."

(Из дневника М.Ф.Берггольц)

Летом 1925г.поехала на дачу за город к дочери Марии и ее де

тям - Оле и Мусе.

28 июня 1925 г. письмо Марии Ивановны детям.

Текст написан фиолетовым чернильным карандашом на лино

ванном листе 21х26 перегнутом пополам. Без знаков препинания

единым массивом без заглавных букв даже в именах, почти без

грамотно ввиду того, что у автора даже начального образова

ния не было. Год написания проставлен предположительно ввиду

того, что в письме упоминается Федя(Ф.Х.Берггольц),но не уп

оминаются его родители, что при проживании в одном доме пра

ктически невозможно. Кроме того ставится вопрос об его обед

ах - после смерти его матери в конце 1924 г. этим естествен

но занималась жена или в ее отсутствии теща Мария Ивановна.

Более позднее датирование не дается ввиду того, что послед

ний выезд на дачу в дневниках О.Берггольц упоминается имен

но под 1926г. А в 1926 г. Мария Ивановна к дочери не приез

жала. (Пунктуация и деление на предложения, а также грамот

ное написание слов в копии письма проделаны по предпологае

мому смыслу).

"28 июня. Здравствуйте дорогие дети, Шура, Варя, Полина, На

стя и Поля. Всех вас целую крепко и заочно благославляю. Да

сохранит Вас Бог и Матерь Божия!

Милые дети, (мы) доехали благополучно, нас встретили.И,

слава Богу, все хорошо.

Да только у Мани с делами худо. Она все жаловалась, что

сердце щемит. Это было в субботу. Мы с ней были в бане. Вым

ылись хорошо. И ужинали и все было хорошо. Но, конечно, она

(за) это время утомилась и устала.Ей пришлось идти много пе

шком. (Одну) меня не пускала и ребята тоже (по)шли. И нас на

дороге застал дождь,и мы подождали в лесу. И все было хорошо.

И вот (в) субботу мы легли спать. Я легла вперед (н)ее

и стала засыпать. (А тут) как Ляля закричит: - Мама! Мама!

Я проснулась, (а) она подскочила к (ее) постели и говорит:

И что с тобой? Я взяла (Маню) за пульс - и не слыхать. И так

(она) ослабла - едва говорит. И я не знаю, что делать и ее

спрашиваю:- Какие капли и что делать? Дали ей воды и немнож

ко стал пульс биться, но очень тихо. И так всю ночь. Так у

нее тихо билось сердце, что едва было можно слышать. Да я

вспомнила - что коньяку ей дала с чайную ложку.Но, слава Бо

178

гу, теперь получше. Она ослабла, а только не лежит. Вчера мы

с ней гуляли. Сегодня встала поварить - ничего.

Милая Варя, ты мне напиши в случаи чего, как поступить.

Я себя чувствую очень хорошо и мне здесь очень нравится

- похоже, как у нас было в имении. Кругом лес и поля,тишина,

птички-жаворонки, речка такая, как у нас / нрзб/ Ради леса и

тишины - вот, где отдохнуть душой. И грибы есть - только не

много еще. В лес еще не ходила.

Молоко 5 копеек, творог, масло 45 к., сметана 25 к.,яй

ца 25 к. (наверное за литр, фунт, шт.-М.Л.)

Вот только забыли кофейник, молочник и ни кастрюлечки,

ни спиртовки и мазь денатуратную. Это все забыли. И даже ко

телок в чем варить. Мы думали, что тут купим и у того, кому

он делает почти по заказу.

Но, может быть, и вы пришлете, если к вам заедут.

И еще передать поклон Вали и Сереже и деткам их.Крепко

целую и зочно благославляю. Да хранит Вас Бог и Матерь Божия.

Пусть полечит Таню, Люсю, Леку и себя Сережу. Все говорили,

что он правит. Не знаю, как вам хочется?

Конечно тут развлечения нету, но относительно с такой

благодатью. Еще ягод нету. (У) земляники, говорят, цветы по

мерзли. В деревне (мы) еще не были. И еще передайте поклон

Феде - пусть он не беспокоится - все хорошо, дети ведут (се

бя) хорошо. Как он устроился с обедами?

Милая Варя, как ты с делами? Тебе шляпу хотя бы белень

кую. А Настя Шуре бы сделала эти две рубашки - у одной грудь

и манжеты, а другой манжеты. Милая Варя, вы бы брали молока

литр. И утром Шуре, себе и Полине по стакану.И будет горячее,

(если) прибавить кипятку. Особенно в субботу бывает много

(молока) из Колтушева - и молоко по 7 коп.

Да вот, что там (есть) грядка пустая.Полина (пусть) ку

пит семян цикория, говорят он еще вырастет, и посеять. Хоть

будет мелкий.

Все будьте здоровы. Храни вас Бог и Матерь Божия! И еще

раз вас крепко целую и заочно благославляю и благодарю! Мне

очень хорошо, но вам трудно и пишите как вы справляетесь.Как

Настя собирается или нет?"

1929г. - письмо Марии Ивановны дочери Марии о родах Полины

сына Валентина

1930г. - лето - дочь Мария в письме к дочери Ольге упоминает

о том, что на даче на ст. Мариенбург вместе с дочерью Ирой

отдыхает ее мама, то есть Мария Ивановна.

Очевидно, в начале 30-х гг., когда после того как все

дети обеих семейств расселились по своим квартирам и в ква

ртире Берггольцев остался один Федор Христофорович,то Мария

179

Ивановна с дочерью Варей переселились к нему, благо он поч

ти все время жил в комнате при заводской амбулатории и до

мой приходил редко. Так и шло вплоть до начала Отечественной

Войны, как написала Ольга Берггольц в "Дневных звездах":

"...баба Маша все жила и жила и непрерывно работала по

дому, совсем став махонькой и сухонькой, еле шелестящей, но

все еще будучи подвижной, с быстрыми черными глазами.Она за

ботливо обхаживала бывшего зятя - папу, когда он бывал дома,

и единственную оставшуюся дочь - тетю Варю (медицинскую сес

тру Александровской больницы), непрерывно при этом ворча на

нее."

12 08 34г. В письме Ю.Н.Либединского к жене в Москву:

"Я прервал письмо, т.к. Марью Тимофеевну вызвали за зас

таву - бабушке что-то стало плохо. Оказывается неладно с ру

кой - началось какое-то воспаление.

Она вернулась - старуху взяли в больницу - Федор Христ

офорович резал ей руку - операция прошла благополучно, но

принимая во внимание возраст..."

12 09 36г. В письме к дочери в Баку М.Т. пишет:

"Я не писала тебе, п.ч. болела моя мама- у нее была фле

гмона руки. Очень опасно. И я крутилась в Ленинград (к маме)

и в Детское..."(Там жил я с домработницей-М.Л.) О регулярных

перевязках мамы, при которых она должна была присутствовать

М.Т. упоминала также в письме к дочери от 18.08.36г.

30 07 38 - Письмо к дочери Марии в Москву в сером конверте фи

олетовыми чернилами - Заказное - марок на 80 коп.

Адрес туда - г.Москва, Сивцев-Вражек Д6 кв 1 Бергольц Марии

Тимофеевне

Адрес обратно - Ленинград 29, Палевский пр. 6/2 кв 5 Грусти

линой М.И.

5 печатей: 4 - Ленинграда 30.7.38., 1 - Москва 31.7.38

Текст на 2 листах 11,5 х 16. 1 лист синий, 2-белый, без зна

ков препинаний. Разделено на предолжения мною по смыслу.

"Здрастую милая и дорогая дочурка Маня. Крепко цалую и

желаю от бога доброго здравия и благополучия в делах. Милая

Маня я слава богу здарова вот только Варя очень занята по

три дня дежурит подряд и домой не приходит. Докторша отпуст

ила 2 фельдшеров и сестру и сама уехала, и одна сестра и фе

льдшер и те новые. Вот у них так постановлено 30 дней, а 31

первого - это лишний день. Сколько их в году они и распреде

ляют и у Вари было одно дежурство, а июль должен был дежур

ить новый, а он говорит: придешь, а меня нет. И ей приходит

ся 4 сутки дежурить. Я так баюсь за нее чтобы она не заболе

180

ла ета коклюшем. Виновата - помоги ей госпдь и матерь божия.

Дорогая Маня я письмо отдала Феди. Он взял и почитал, но мне

ничего не сказал - пошлет деньги или нет. Поля на даче в Вы

рицах, но с несчастьем - она упала и ушибла грудь. Делали

снимок. Ренген Федя смотрел и говорили повреждений нет, но

легкие нехорошие. Она звала меня, но я никак не могла. Дверь

непочиненная и Варю оставить нельзя. Придет усталая и одна.

Ну теперя скоро кончится. Она писала мне, что сама не знаю

писала или нет, что там хорошее время провела - зубами там

питалася и осинью вставила бы и о том, Мария Ивановна, она

Юрию писала чтобы тебя задержать и ей там ближе и лучше. Она

набирала своих и они блаженствуют. Какая простофиля и глупая

до старости люди обманывают ето время. Ты бы поправила бы

здоровие. Если письмо получишь пошли открытку, как приедешь.

Буду ждать с нетерпением и адрес. Валя хотела писать тебе.

Полина крепко цалуит и Настя кланяется. Люся крепко цалует.

Крепко цалую и благословляю. Храни бог и матерь божия."

Ноябрь 1938г. - "Была у моей мамы. Шлют вам все сердечные

приветы - тоже живут как и жили. Мама так-же топчется и раб

отает по хозяйству. Да еще сшила Полиному ребенку хорошень

кое зимнее пальто."(из письма М.Т. к дочери и зятю от 16.11.

38 г.)

15.02.1940г. - Бабушка моя пишет мне письмо в Москву и пишет

о прабабушке моей в таких словах:

"Привет тебе от Ляли и Коли и от прабабушки. Она очень

довольна твоей картинкой. Смотрела на картиночку и говорила:

- Ах, Мишенька! Мой милый Мишенька! Потом убрала картинку в

коробочку. Миша, у прабабушки есть котик маленький, чернень

кий с белой грудкой. Знаешь, когда она кушает или шьет, то

котик сидит у нее на плече или голове и мурлычит, мурлычит."

8 марта 1940 г. моя бабушка пишет своей дочери Марии: "А по

следнее время все уходило как-то за Невскую. То бабушка при

хворнула, ну я к ней ездила. Она поправилась, Варя заболела..."

Такой маленькой и еле живой очень смутно помню ее и я.

Когда зиму 1940-41 гг. я жил у бабушке и учился в Ленинграде

- мы с ней раза два были в доме за Невской заставой.

Ольга Берггольц жила в этом же городе и за текучкой дел

почти забыла о Невской заставе. Особенно в первые месяцы во

йны и это длилось до тех пор пока 20 августа 1941 года:

"...рано утром в телефонной трубке не раздался голос тети

Вари:

- Лялечка...Приезжай проститься с бабушкой.

Я не поняла ее, изумилась, но от другого.

181

- Тетя Варя...Как же ты думаешь эвакуировать ее?

- Она не эвакуируется, Лялечка. Она умирает.

"Ну и что?" - чуть не сказала я: что-то не доходило до

меня.

- Она умирает, Лялечка, и хочет с тобой проститься....

И вдруг она предстала перед глазами такая, как в детст

ве: маленькая, вечно и споро работающая, ласково ворчливая,

добрая-добрая...Моя бабушка! Моя добрая, старенькая, послед

няя бабушка...

- Тетя Варя! - крикнула я.- Я сейчас приеду. Я...я успею?

- Думаю,успеешь.

- Я еду, тетя Варя!"

...и я пошла в наш дом....В той комнате, которую я пом

нила с детства, большое трюмо в постенке между окон уже сов

сем умерло - оно было подернуто как бы вечным туманом и нич

его больше не отражало. В комнате было светло....Темной была

только большущая икона Николая-чудотворца в углу,....Красная

лампадка горела перед Николаем-угодником, и поэтому выступа

ющее из сплошного черного поля коричневое надменно-строгое

лицо старца в митре, похожей на часовенку, казалось еще неу

молимее и мертвеннее; фикусы,..., ужасно разрослись, так что

стали похожи на какие-то наглые живые существа, и в комнате

пахло одним из самых забытых запахов-грустным и чистым запа

хом ладана. Я охватила это и восприняла в одно мгновение,

прежде чем в следующее воспринять самое поразительное: необ

ычайное, почти торжественное спокойствие, царившее здесь, и

гордую-гордую в невероятной простоте своей умирающую бабушку.

Тетя Варя в косынке сестры милосердия с красным крестиком

посередине стояла у нее в ногах,...

Увидев меня, она спокойно подошла, поцеловала нежно и

спокойно и негромко сказала:

- Она еще в сознании.Она будет рада тебе.

Я почему-то стащила платок с головы и подошла к постели

бабушки....А бабушка лежала на подушках, по-крестьянски пов

язанная белым платочком; ее лицо стало совсем-совсем малень

ким и морщинистым, глаза запали очень глубоко,но смотрели из

впадин своих умно и просветленно, как-то особенно по-живому

мерцая. Но больше всего меня поразили ее сложенные на груди

руки: они казались непомерно громадными- столько узлов и мо

золей было на пальцах, такие вздувшиеся, крупные, синие вены

увивали их. Это были руки женщины, которая из своих восмиде

сяти семи лет работала ровно восемьдесят, руки матери, кото

рая родила, кормила, пеленала и поднимала четырнадцать чело

век детей и множество внуков и даже правнуков, и пережила и

похоронила многих из них, и закрывала им глаза этими же рук

ами, и бросала первую горсть земли в их могилы. Я глядела на

ее махонькое, чуть теплящееся лицо, на живо мерцающие глаза

и на ее огромные руки с небывалым трепетом, почти со страхом,

и вдруг подумала, что за всю свою жизнь я ничего-ничего хор

182

ошего не сделала и даже не сказала бабушке - вот с этими жи

выми глазами, с этими руками....Как я могла, чтобы так полу

чилось? Я вспомнила вдруг также, как она водила меня в баню,

сажала в шайку с "холодненькой" водичкой, высасывала из глаз

щипучее мыло и потом покупала у ворот бани черный и дико

сладкий "рожок" или давала выпить кисленького квасу. А я?

Что я сделала хорошего ей, тете Варе, отцу? Ничего. Мне

не до них было,....

Бабушка моя находилась как бы в полузабытьи, глядя на

стену, когда я присела около.

- Мама, - окликнула ее тетя Варя,- к вам Ляля пришла про

ститься.

Глаза ее стали живее, и огромные руки зашевелились.

- Варька, - сказала она строго,- что ж ты госпиталь в та

кое время бросила?

- Там меня заменяют, мама, - покорно ответила тетя Варя и

повторила: - К вам Лялечка пришла, вы видите?

Бабушка повернула ко мне голову, долго молча глядела на

меня с неизъяснимой нежностью и любовью.

- Лялечка...внучка моя первая....Безбожница ты....комсом

олка....Ну,все-таки дай я тебя благославлю. Не рассердишься?

- Нет, бабушка, - ответила я.

.....она узловатой, почти чугунной на вид,но легчайшей своей

рукой медленно благославила меня.Я прижалась губами к ее ру

ке, уже прохладно

- Ну вот, - шелестела она еле слышно, но внятно,- ну,хоть

одну внучку повидала....А Муська-то, Муська-то где?

- Она в Москве, бабушка....

- Москву-то...тоже бомбят?

- Тоже, бабушка....

- А где она, Москва? Ну, в какой стороне?

Не совсем поняв ее вопроса, я наугад указала на стену,

возле которой она лежала.

- Вот в этой стороне, бабушка....

Она чуть-чуть повернулась к стене и вновь подняла свою

огромную, натруженную руку и небольшим крестом - на большой

то у нее уже не было сил - благословила ее, прошелестев:

- Спаси, господи, рабу твою Марию и красную твою столицу

Москву....

И вдруг неведомое доселе чувство, похожее на разгорающ

ееся зарево, начало подниматься во мне.

"Вот как она умирает: не спеша, торжественно...Вот прощ

ается, благославляет....Это все, чем может она принять учас

тие в войне....Это ее последний труд в жизни. Не смерть- по

следнее деяние. По-русски умирает, вернее, отходит - истово,

все понимая. И не в боге для нее дело, совсем не в боге. Го

ворили, когда умирал Павлов, он следил за своим состоянием и

диктовал свои ощущения ассистенту, сидевшему около. И вот к

нему постучали, хотели войти, но он ответил: - "Павлов занят

183

- Павлов умирает". Гений человечества - и темная моя бабушка

....Впрочем, почему же она темная? Разве трудиться, любить,

без конца любить,так чтоб в последний час свой помнить о ро

дных, о родине, - это не чистейшие вершины духа? Итак, гений

Павлов и бабушка моя умирали одинаково - бесстрашно и все

время помня о жизни и во имя ее совершая последние деяния..."

Примерно так,наступая друг на друга,повторяясь неслись

мысли. И невольно я отдернула руку свою от холодеющих ладо

ней бабушки и взглянула на ручные часы. "Мне же надо на объ

ект и потом в райком и на радио..." Она уловила мой жест и

ласково, чуть снисходительно улыбнулась, как улыбается взро

слый над оплошавшим ребенком.

- Ступай, Лялечка, - прошелестела она нежно,- ступай, ро

дная, не жди....меня....

- Бабушка, ты прости меня, - ответила я так, точно проща

лась с ней не навсегда, а до завтра, - мне действительно на

до бежать, понимаешь...

- Я все понимаю, внученька, деточка, иди...Иди!"

(Худлит.,Л.,1973 г.,стр.247-255).

И здесь, и далее я буду цитировать художественные прои

зведения Ольги Берггольц там, где она описывает тех или иных

родственников своих.Но по поводу этих описаниях необходимо

отметить то, что она при абсолютной психологической прав

отходит фактологически от реальной действительности для уси

ления художественного воздействия на читателя.

Например, в данном отрывке можно отметить многочислен

ные отточия - это следы моего приведения факта смерти моей

прабабушки к ее действительной дате 20 августа 1941 г.от да

ты, к которой ее привязала Ольга- в повести 19 сентября 1941г.

Военная обстановка ею описана черезвычайно точно:19 се

нтября было объявлено 6 воздушных тревог общей протяженнос

тью 7 час. 34 минуты, за это время 528 фугасных и 2870 зажи

гательных бомб и 242 тяжелых снарядов было обрушено на Лени

нград в попытках фашистов сломить защитников города.

Но, по-настоящему, ни бомбежек ни обстрелов до 20 авгу

ста еще не было- эвакуация из города шла до 28 августа, пока

29 немцы не захватили Мгу; первые снаряды упали в городе 4

сентября, а 6 сентября - первый раз вражеские бомбардировщи

ки прорвались к городу и сбросили бомбы в районе Лиговки(см.

публицистический сборник "По сигналу воздушной тревоги"(МПВО

в Ленинградской блокаде),Лениздат,1974г.стр.568-569).

И, кстати говоря, у Марии Ивановны не могло быть 14 де

тей ввиду того, что Тимофей Львович и Мария Ивановна прожили

вместе неполных 15 лет, а на момент свадьбы она была девицей.

При таких темпах она должна была рожать иногда и пару раз в

год, что, практически, невозможно.

В открытке от 22/V111 -41г. Ольга пишет:

"Дорогая моя мама!

184

Я уже писала тебе в предыдущих двух открытках, что баб

ушка очень слаба. Два дня назад она скончалась. Она потеряла

сознание только перед самой смертью, а причистилась в созна

нии, чем была очень довольна. Всех благословила и тебя как

то особенно долго благославляла, просила передать тебе поце

луи, свое благословление, свою любовь. Я была у нее еще до

того, как она потеряла сознание,- очень рада, что простилась

с нею. Мамочка, друг мой, я знаю, тебе тяжко все это читать,

я бы очень хотела быть сейчас рядом с тобою - но увы, мы ра

злучены войной. Мамочка, помни, что мы горячо любим тебя.Еще

раз, в эти тяжкие для Ленинграда дни, прошу простить меня за

все огорченья, которые я причинила тебе и помнить,что я глу

боко люблю тебя, родную. Коля целует твои руки.

Твоя дочь."

185

2.4. МОИ ДЕДЫ

6.Федор Христофорович Берггольц

(8.01.1885+7.11.1948 гг.)

Свидетельство о крещении и рождении.

"В метрической книге церкви Смоленской Божией

Матери в с.Смоленском за 1885 г. в части первой о родившихся

в актовой записи N 5 значится:

Федор - родился 8 января 1885 г., крещен 13 января 1885 г.

Отец - не указан.

Мать - мещанка г.Царское Село,вдова Ольга Михайловна Корол

ева.

Восприемники:- отставной ефрейтор Дерптского пехотного полка

Владимир Павлович Фольц и жена крестьянина

Ярославской губернии Романово-Борисоглебского

уезда Давыдковской волости деревни Лухина Ва

силия Александровича Китева- Пелагея Ивановна."

Основание: ф.19,оп.125,д.497,л.2 об-3.(Выписка дана в Справ

ке ЦГИА Ленинграда N 1049 от 25.11.91.)

1904 г.- окончил реальное училище Гуревича.

1906 г.

1906 г.2.01.- сделал предложение Марии Тимофеевне Грустили

ной о замужестве и получил формальное согласие, но никому

они по обоюдной договоренности не сказали об этом

Из дневника М.Т.Берггольц

Через год она вспоминала об этом так:

"Федя мне сказал: - Люблю тебя, не отдам никому. Застав

лю захотеть жить и полюбить ее. И сам буду жить, дело у меня

есть - я люблю тебя.- Я смело ему ответила: - Хорошо, верни

меня к жизни (хотя в душе не верила, что можно меня застав

ить полюбить жизнь для себя)".

1906 г. 2.02.- поездка Ф.Х.и М.Т.в Боровичи.

Очевидно от этого времени сохранилось его послание М.Т.

Грустилиной.

Открытка с черно-белой репродукцией картины И. Репина

"Иван Грозный убивает своего сына". Текст письма черными че

рнилами справа и слева от репродукции, на обороте только ад

рес и 3 печати(1-Боровичи и 2 - С.Петербург даты не сохрани

лись).

Адрес - Новгородская губерния. г.Боровичи. Училище/нрзб- Ар

тоболевской?/ М.Т.Грустилиной.

Текст слева от репродукции

"Многоуважаемая Мария Тимофеевна! Привет из Петербурга. Впо

лне Ваш Ф.Б."

Текст справа от репродукции

"Досадных приключений по дороге не было. Жду с нетерпением

186

ответа на письмо с фотограф. картинками. Желаю всего наилуч

шего. За неимением места - конец."

По дневникам М.Т.Берггольц

1906 г.16.08.- поездка Ф.Х.в Москву к врачу, в Москве он го

стил у некоего Адольфа

18.08.-М.Т.получила от Феди открытку и записала в дневнике:

"Он чист и вышел оттуда чистым".

23.08.-М.Т.получила письмо от Феди.

05.09.-М.Т. -"- -"- " -"

19.09.-Федя дожен выехать из Вязников

24.09.-Федя в Москве.

2.10.-"Вчера Федю обидела.Он собирается заняться латынью и

будет поступать на медицинский факультет, а через год..(жен

ится?)..Если не поступит, то в январе - пойдет на курсы бух

галтеров, по окончанию на службу и ..(женится?).."(на много

точиях написано другим цветом и со знаками вопроса).

Учить латынь ему пришлось в связи с тем, что для посту

пления в университет требовался атестат за гимназию, где ла

тынь проходили. А Федор Христофорович кончал реальное учили

ще, где "мертвые языки"не преподавали.

1907 г.

1907 г.,2.01.- М.Т. отметила годовщину Фединого предложения.

За это время об этом узнали только ее друзья (Таля с женихом

Петей) и мать Марии.

Судя по иносказаниям разбросанным в разных частях днев

ника М.Т. где-то в начале февраля они были первый раз близки.

19,20,21.03.-"Все во мне оскорблено"

15.04.-"Моя жизнь в руках у Феди"

26.04.-"С одной стороны любит, а с другой жениться- боится".

24.05.- Федя выдержал экзамен,очевидно,за гимназический курс

латыни.

Она сбегает в имение"Поленово",которым семья Грустилин

ых пользуется как дачей.

21.06.-"Приехал Федя".

23.06.-"Сегодня повторилось то же, отчего я сбежала сюда".

1.07.-"Рассказала Феде о планах самостоятельной работы,а он

сказал: - Ничего у тебя не выйдет- ты не умеешь жульничать,

а в этом деле нужно...

- Это и все,что ты мне мог сказать?-спросила я.- Что

же мне делать?

- А слабые погибнут! Дорогу сильным!-был мне ответ."

июль - Федя уехал в Юрьев сдавать экзамен, очевидно, по ла

тыни.

187

Опять в Петербурге.

15.08.-"Федя приехал из Юрьева.Сдал!"

17.08.-"Федя меня любит. Он говорил,что я ему теперь еще до

роже."

19.08.-"Федя сказал, что я ему просто хорошая знакомая - и

это после всего!

20.08.-"Федя мой!"

25.08.-"Федя уехал в Юрьев"

1907 г.- Федор Христофорович поступил в Тартусский универси

тет на медицинский факультет

Да, кстати говоря, Федор Христофорович смог поступить в

этот университет благодаря тому, что он был, как и его отец

гражданином Риги, а Тарту, как и Рига, входили тогда в - Ли

фляндскую губернию.

Из дневников М.Т.Грустилиной

2.09.-"Получила письмо от Феди. Расстояние, одиночество и

тоска заставили его снять свою маску равнодушия и написать

такое письмо, какого я не ожидала. Хотя он и сдерживался.Как

он упал духом!Надеюсь его заинтересуют занятия и дело пойдет..."

22.11.-"Вчера приехал Федя и я потеряла всякое самообладание.....

б/д -"Милый Федя!Люблю!"

б/д -"Федя сказал:- Я думал,что ты в мою жизнь внесешь что

-нибудь новое. А вышло, что ты подпала целиком под мое влия

ние...А я и не отрицаю и очень тем довольна".

На новый год она опять в имении "Поленово".

1908 г.

1908 г.2.01.-Федя прислал поздравление. Вторая годовщина его

предложения.

8.01.-уехала в Петербург.

9.01.-"Коля сказал,что Федя уехал в Юрьев. Почему так рано?

25.01.1908 г.

Видовая поздравительная открытка - чернобелая репродук

ция картины И. Репина- "Какой простор!" На руках девушки и

студента инициалы "Ф.Б." и "М.Б.", т.е. Федор и Мария Бергг

ольц. Адрес туда: С.Петербург, Невская застава, дом N 71,Юс

ова, кв.5. ЕВБ Марии Тимофеевне М-ль Грустилиной. Текст:

"Юрьев.Лиф.

25/1.08г. Мария Тимофеевна!

Приветствую Вас с Днем Вашего Ангела! От души желаю Вам во

зрождения и расцвета всех Ваших возможностей и способностей,

а равностепенно обретения и осуществления всех Ваших идеал

ов. Уважающий Вас /подп.нрзб/

И мне ничего не дал знать.."

188

23.02.-"Три дня как приехал Федя, Я была счастлива!"

25.02.-"Два часа назад провожала Федю. Накупила фруктов ему

в доргу. Ждала...Приехал пьяный с компанией и Шурой....

30.03.-"Давно приехал Федя.У нас все хорошо..."

25.04.-"Получила письмо от Феди. Просит писать откровеннее"

(написала, но ответа не получила)

02.06.-"А когда он приехал, то сказал, что уже и не помнит,

что я ему там написала..."

07.06.-"Была одна в зоосаду..., а потом Федя упрекнул,что не

пригласила с собой...Я побоялась напороться на отказ, как в

прошлый раз..."

(в дневниках М.Т.перерыв - остальное не сохранилось)

Очевидно, осенью он уезжает учиться, потом приезжает на

рождественские, студенческие и пасхальные каникулы как в

прошлый год.

Он состоял в активной переписке с М.Т.,но большая часть

писем этих как и большая часть дневников М.Т. пропала в бло

каде Ленинграда.

Случайно сохранились 1 видовая открытка и 7 писем (из

более 40) Федора Христофоровича к Марии Тимофеевне периода

учебы в Тарту.

Имеется и письмо осени 1908 г.

10.11.1908 г.

Белый конверт с адресом только туда, запечтанный 7 коп.

маркой первой русской серии. 4 печати (2 - Юрьев. 10.11.08.,

и 2- С.Петербург - 11.11.08). Адрес и текст (1 лист 13х 21,5

бумаги в линейку) черными чернилами. Над адресом рукописная

цифра - "22". Адрес - "_С_._Петербург_ Невская застава. Шли

ссельбургский просп. дом Юсова N 71 кв.5. Е.В.Б. Марии Тимо

феевне М-Мль Грустилиной." Текст

"Юрьев-Дерпт. 10 ноября 1908 г.

Здравствуйте много и премного

уважаемая Мария Тимофеевна!

Вас наверное несколько удивит мое решение написать Вам

в данное время, когда быть может Вы давно уже вычеркнули ме

ня из списка даже просто знакомых. Тем не менее я не могу не

поблагодарить Вас от чистого сердца за Ваше внимание, кото

рое Вы проявили ко мне и тем самым напомнить Вам опять о

своем существовании.Я быть может виноват во многом перед Ва

ми, оправдываться в данное время во всем этом я считаю не

целесообразным, я это откладываю до более удобного случая;на

бумаге всего не выскажешь. Но смею Вас уверить, что память о

Вас, несмотря на мою не аккуратность в ответах, никогда не

покидала меня. Если взор мой за Невской заставой мог отдохн

уть и остановиться на ком либо как на воплощении человека, в

лучшем смысле этого слова, то только на Вас Мария Тимофеевна.

Мысль эту я высказывал себе не раз. Все это я пишу к тому,

189

чтоб подчеркнуть наиболее густо, то впечатление, которое я

вынес от Вас, и чтоб разсеять то состояние, в котором наход

итесь или же будете поставлены моим письмом. Вот все то, что

я могу пока открыть пред Вами. Жму Вашу руку в ожидании бо

лее подробного и откровенного суда.

Ваш Полностью Ф.Берггольц."

Учиться ему в отрыве от семьи было трудно, особенно, в

денежном отношении и он, как мне рассказывала бабушка, испо

льзовал три названия города, где он учился - Юрьев, Тарту и

Дерпт. Он раз в два-три месяца писал родителям, что факульт

ет опять переезжает из Юрьева, предположим, в Тарту. И нужны

деньги на переезд и обзаведение новой квартирой и хозяйством.

Родители удивлялись на такое цыганское поведение учебного

заведения, но деньги посылали...а через 2 - 3 месяца история

повторялась.

1909 г.

11.1.1909

Последующее письмо, очевидно, написано сразу по приезде

в Юрьев после рождественнских каникул.

Письмо в сером конверте, запечатанное 7 коп. маркой 1-й

русской серии. 4 печати (2 - Юрьев.Лифл.12.1.09., 2- Петерб

ург. Гор.почта. 13.1.09.) Адрес и текст (2 листа- 3 стр.13,5

х21 в линейку) черными чернилами. Адрес - "25. _Петербург_

Невская заст. Смоленское. дом 71 (юсова) кв 5. Е. В. Б. М.Т.

Грустилиной." Текст:

"Юрьев 1909 год 11го Января.

Мой милый Машук!

Что писать? Можно и много и мало. Малое это будет лишь

про то, как я доехал и как теперь живу, многое это - о чем я

сейчас думаю, что хочу и чего не хочу. Начну с "малого" ибо

"многое" еще в переди и может зависеть от воли судеб. Доехал

я вполне благополучно и даже с комфортом.Ехал во втором кла

ссе. Поселился в том же общежитии с Суворовым в 52. Завтра

т.е. в понедельник иду к профессору с объяснениями относите

льно экзамена по гистологии. Хочу попросить чтобы он разреш

ил мне 31-го держать только 1/2 гистологии, ибо всю ее едва

ли успею приготовить.

Вот все про "малое" начало "многого" это отрезвление от

невской жизни.

Всегда ведь картину разгадывают - отойдя от нее.Так и я

отойдя от картины своей "невской" жизни смотрю на нее.Не ул

ыбайся и не смейся я подозреваю, что думаешь ты:начал-де ка

яться, а потом опять за свое. Не нахожу, что картина ужасна,

что быть может многое в ней не поправимо, но боюсь лишь одн

ого, чтобы эта картина не оторвала тебя от меня, Машук. Ведь

нет - никогда? Но довольно очевидно одиночество и кашель

190

страшный. Магомета навызывай на меня, что-то ужасное.

Пиши, как у Вас дома и что поделываете. Пиши, как твое

здоровье, ибо оставляя на Вокзале я, по правде сказать боял

ся за тебя. Пиши все и помни, что я готов всегда и во всем

помочь чем могу и как могу. Пиши подробнее,как доехали и что

видали. Главное конечно береги себя- ведь твой,прости за са

момнение, утешительный бальзам и яд в то же время в Юрьеве.

Пиши скорей .

Тебя целуя остаюсь твой.

Ф.Берггольц."

31.01.09. - сдавал экзамен по гистологии.

Май 1909 г.

Очевидно, как следует из нижеприведенного письма в нач

але мая у него в гостях побывала М.Т. с кем-то еще.

15.05.1909 г.

Письмо в сером конверте, запечатанное 7 коп. маркой 2-й

русской серии. 4 печати (2 - Юрьев.Лифл.15.5.09., 2- Петерб

ург.Гор.почта. 14.5.09.). Адрес и текст (1 лист - 1 стр.13,5

х21 в линейку) черными чернилами. Адрес - "31._г. _Петербург_

Невская заст. Село_Смоленское_ Шлиссельбургский пр. _дом_ 71

кв 5, Е.В.Б. М.Т.Грустилиной." Текст:

"Дорогой Машук! Пиши Скорей как можешь письмо.

После вашего отъезда не могу найти места. Скучно. Делать ни

чего не могу. В груди и в голове что-то неладно. Милый, но

боюсь сказать, что ты теперь мой Машук, скажи откровенно и

прямо _любишь_-ли и _веришь_-ли мне теперь также,как раньше.

Говори только - одну- одну правду. Жду письма с нетерпением.

Боюсь Машук потерять тебя.

Пиши лишь правду только правду.

Твой Ф.Берггольц

Ты не та, что была."

16.05.1909 г.

Письмо в сером конверте, запечатанное 7 коп. маркой 2-й

русской серии. 4 печати (2 - Юрьев.Лифл.16.5.09., 2- Петерб

ург.Гор.почта. 18.5.09.). Адрес и текст (2 листа - 1,2 стр.

13,5х21 в линейку) черными чернилами. Адрес - "37._Петербург_

Невская заст. Шлиссельбургский пр. дом_ 71 кв 5 село Смолен

ское" Е.В.Б. М.Т.Грустилиной." Текст:

"Юрьев 16-го мая 1909-го. Получил твое письмо

Дорогой Машук!

Рад, что мои страхи относительно тебя не оправдались.

Очевидно перемена в тебе только лишь болезненное состояние.

Я тебя опять-таки прошу и требую брось ты непосильную работу

хотя бы во имя будущего Африкана Федоровича, если будет ма

льчишка и черненький. Мне очень-бы хотелось видеть тебя, но

в виду того, что всеж твое здоровье для меня дороже, чем мое

желание увидеть тебя - советую тебе воспользоваться приглаш

191

ением Тали и ехать к ней. Говорю это еще потому, что приеду

лишь в 5-х числах июня. По правде сказать ничего путного для

твоего здоровья от "Талиной дачи" не ожидаю. В общем-же пиши

когда думаешь ехать и вообще, что думаешь относительно поез

дки. 18-го попал неожиданно в шафера неизвестному мне студе

нту. Удивляюсь какой может быть у нас скандал? Я почти увер

ен, мне еще ничего из дому не писали, что здесь немаловажную

роль играла Мария Никол. Вместе с этим письмом шлю и домой

письмо, конечно в письме нет и намека на то, что произошел

какой то скандал.

Бросил химию и занимаюсь лишь одной фармакогнозией и

фармацеей, которую буду держать 29-го.

Целую тебя крепко твой Ф.Берггольц

Если черненький, то уж Африкан, рыженький пусть будет Левка.

Бога ради, Машук, гуляй больше и плюнь на всякую воркотню.

Приеду все устрою, теперь же лишь прошу поправляться и попр

авляться. Что же не пишешь насчет Академии?

Напомни Петру об академии тоже.

Как можно скорей письмо."

18.05.1909 г.- был шафером на свадьбе "незнакомого студента"

22.05.1909 г.

Письмо в сером конверте, запечатанное 7 коп. маркой 2-й

русской серии. 4 печати (2 - Юрьев.Лифл.22.5.09., 2- Петерб

ург.Гор.почта. 23.5.09.). Адрес и текст (1 лист - 1,5 стр.

13,5х21 в линейку) черными чернилами. Адрес - "38._г. _Пете

рбург_ Невская заст._Село_Смоленское_ Шлиссельбургский пр._

_дом_ 71 кв 5, Е.В.Б. М.Т.Грустилиной." Текст:

"Юрьев 22-го мая 1909 г.

Мой милый и дорогой Машук!

Благодарю за письмо, за заботы относительно моего экза

мена. Относительно твоих желаний и черненьких и беленьких

отчего же и не рыженьких, скажу, что ты жадна, но постараюсь

исполнить и это. Еще никогда так не волновался, как перед

этим экзаменом, но все ж надеюсь, что вылезу, хотя шансов и

немного. _Хлопотать_еще_погоди_на_счет__академии_ Тороплюсь

сдать письмо на почту, да кроме того и заниматься надо. Над

еюсь, что до 29-го получу от тебя письмо. До скорого свида

ния. Смотри к моему приезду будь здорова, весела,как прежде,

важно для меня, если особенно провалюсь и будь непременно в

красном капоте. Пожалуйста не утруждайся работой и как толь

ко хорошая погода иди гулять.

Целую тебя и жду письма. Твой Ф.Берггольц."

29.05.1909 г. - сдавал экзамен по фармацее.

1.06.1909 г. - его навестил кто-то из детей Марии Николаев

ны Степановой, наиболее вероятно - Владимир с сестрами Беля

евыми.

192

После 5.6.1909 г. - приезд в С.Петербург.

С 20.06.1909 г. - он, как студент-медик, принимает участие в

борьбе с эпидемией холеры в СПБ.

А отношения между ним и М.Т. зашли так далеко, что, оч

евидно, в середине августа она от него забеременела. И для

Феди, как человека чести, встал вопрос о необходимости жени

тьбы. Отсюда и появились 2 следующих документа. (см. с. 162

163) Хотя, в частности, о женитьбе и переводе в Академию,

как следует из его писем от 16 и 22 мая он думал и раньше.

Докладная на бланке,текст на машинке

За ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

Главного управления

Российского Общества (Резолюция наискосок)

КРАСНОГО КРЕСТА "На зачисление в прием неко

состоящего торых отметок"

под высочайшим /подпись/-(А.Данилевский)

покровительством

Государыни Императрицы

МАРИИ ФЕДОРОВНЫ

СПБ, Инженерная, 9

11 сентября 1909 г.

N 10909

Его превосходительству Милостивый государь

А.Я.Данилевскому Александр Яковлевич

Студент 2-го курса ИМПЕРАТОРСКОГО Юрьевского Универс

итета Федор Христофорович Берггольц, пробыв в вышеупомянутом

Университете 2 года, принужден в силу сложившихся семейных

обстоятельств, переселиться в Петербург, для ухода за прест

арелым отцом и больной матерью, и потому обратился ко мне с

просьбой оказать ему содействие в переводе в ИМПЕРАТОРСКУЮ

Военно-Медицинскую Академию.

Студент Берггольц в настоящее время, с 20 июня с.г.,со

стоит в службе в Обществе Красного Креста в Дезинфекционной

Организации, сформированной Красным Крестом на время холер

ной эпидемии в г.С-Петербурге, и зарекомендовал себя с самой

лучшей стороны, как в высшей степени исполнительный, способ

ный и нравственный юноша.

Принимая в нем участие, я обращаюсь к Вашему Превосход

ительству с покорнейшей просьбой не отказать в любезности

сделать заисящее от Вас распоряжение о переводе и принятии

Берггольца в число студентов вверенной Вам академии.

Пользуясь случаем, прошу Вас, Милостивый Государь, при

нять уверения в совершенном моем к Вам уважении и таковой же

преданности.

193

/подпись/ (проф.Мензулов)

И несколько позже 2-й,тоже на бланке и на машинке:

МИНИСТЕРСТВО

ВОЕННОЕ

Доклад по (резолюция наискосок)

ИМПЕРАТОРСКОЙ "Согласовано"

Военно- /подпись/(А.Данилевский)

Медицинской

Академии

28.окт.1909г.

N 3864

Студент П курса,вверенной мне академии Федор Христофор

ович Берггольц вошел ко мне с ходатайством о разрешении вст

упить в первый законный брак с мещанкой, девицей Марией Тим

офеевной Грустилиной, православного вероисповедания, родивш

ейся 6 ноября 1884 г., домашнего образования.

Жених студент Берггольц православного вероисповедания,

родился 8 января 1885 года, своекоштный, представляет ввиде

реверса обязательство своего отца, засвидетельствованное по

лицией, о выдаче ему ежемесячно по сто руб. (100 руб) впредь

до окончания им курса Академии.

Постановлением конференции от 24 октября сего года пре

пятствий к выдаче разрешения на вступление студента Бергго

льца в брак не встречается.

Ввиду постановления конференции и того, что упомянутый

студент удовлетворяет всем требованиям, принятым за правило

при разрешении брака, ходотайствую перед Вашим Высокопревос

ходительством о разрешении брака вступившего ходатайством.

Начальник Академии

Академик(подпись неразборчива)

Штаб-офицер

полковник-/подпись/-(Бакулин)

Свадьбу молодые сыграли 12(24).11.1909 г. в Придворно

Конюшенной церкви с настоятелем священником К.Субботиным.Ме

стонахождение этой церкви несмотря на имеющееся ее изображе

ние на печати я пока установить не смог.

Через 20 лет Мария Тимофеевна так описала Федора Христ

офоровича в своем дневнике:".... я была любима большой, чис

той, нежной, хорошей любовью. Федя светлый юноша, таким он

был тогда - чуткий, нежный, корректный, внимательный, добрый.

Он искренне и хорошо меня любил..."

1909 г.конец - В своем дневнике в записи без даты М.Т.в воо

бражаемом письме Феде жалуется ему на упреки Ольги Михайлов

ны в ее кажущемся ничегонеделании.

194

1910 г.

1.03.-"В душе повеяло смертью.Федя спокойно врал..."

3.03.-"Как я люблю Федю!"

3(16).05.-рождение дочери Ольги в родовспомогательном отдел

ении клиники при Военно_медицинской Академии, где учился Фе

дор Христофорович.

Ольга Михайловна отказалась принять в дом ребенка, зач

атого в грехе. Федор Христофорович разыграл перед матерью

сердечный припадок и тем переубедил любящую его мать. К реб

енку была нанята кормилица и вообще новорожденная Ольга ста

ла "дедушкиной и бабушкиной".

Но жизнь невестки в доме была весьма тяжелой. Свекровь

впрямую травила ее. Тем более, что она после родов тяжело и

долго болела в результате Фединой половой нетерпеливости.

Спасли ее неотступившиеся от нее ее мать Мария Ивановна и ее

сестры.

1911 г.

1911 г.8.02.- М.Т.записывает -"Опять я в больнице. Опять от

орвана от Феди и дочки.Не одна я виновата, что Он (Федя) за

1 год и 3 месяца после свадьбы так исхудал и устал......хотя

все это время он попрежнему бежал из дома...."

Мать его создала в доме такую тяжелую духовную атомосф

еру, что доучиться здесь, как он понял, он не сможет и решил

перевестись обратно в Юрьевский университет.

1911 г.сентябрь - Федор Христофорович снова учится в Юрьевс

ком университете.

По семейному преданию на его заявлении об обратном пер

еводе его в Юрьевский университет была виза Н.Н.Бурденко.Де

йствительно в биографии Н.Н.Бурденко говорится,что с 1910 г.

он состоит на кафедре хирургии Тартусского (Юрьевского) уни

верситета в должности профессора(БСЭ). Кроме того известно,

что в клинике при Медицинском факультете этого же университ

ета Федор Христофорович имел собственную палату, где работал

под руководством Н.Н.Бурденко.

Мария Тимофеевна, оставив дочь на попечении ее бабушки

и дедушки с наличием кормилицы и няньки, уехала работать в

Боровичи, где она работала в 1906 году, как следует из анке

ты 1925 г.

Из дневника М.Т. 1919 г.

"После того, как я пролежала___1 год с лишком в больнице

и месяца три дома, я уехала к тебе в Юрьев и там заберемене

ла. Роды Муськи исцелили меня как женщину."

195

1912 г.

1912 г.28.08.(10.09)-родилась дочь Мария.

Федор состоит в активной переписке с родителями, женой

и родственниками.От той богатой переписки сохранилось неско

лько видовых открыток и 2 его письма.

17.10.1912г.

Письмо в сером конверте, запечатанное 7 коп. маркой 2-й

русской серии. 4 печати (2- Юрьев.Лифл.17.10.12., 2- Петерб

ург. Гор.почта.18.10.12.) Адрес и текст (2 листа - 3,5 стр.

13,5х21 в линейку) черными чернилами.

Адрес - "г.Петербург. Невская заст. Палевский пр.

дом 6/2 кв 5 Е.В.Б. М.Т.Берггольц."

Текст - "1912 г. 17-го октября. Юрьев.

Моя милая и дорогая Маша!

Я никогда не забуду твоего письма, а главное того, что

ты в нем писала. Быть может ты охладеешь ко мне, но для меня

всегда, всегда будешь дорога и мила. Положим покажу в будущ

ем, а за настоящее буду молчать. Дела мои идут ничего. Опус

кая это письмо, иду на операцию своей больной, которую полу

чил во вторник. У ней Stroma т.е. зоб и воспаление тазобедр

енного сустава. Будут вырезать зоб, а ногу оставят в покое.

Очевидно скоро позовут на раду и тогда я в этом семестре

свободен. Боюсь гадать о будущем, но кое-что делаю. Среди

твоих знакомых города Юрьева т.е.ставропольцев идет горячка:

сдают государственные экзамены. Ленька Лосинский, говорит,

что он худеет, хотя в этом посмотря на него, сильно сомнева

ешься. Курганский ходит, что мокрая курица. За день до меня

он получил по хирургии больного. Дело в том,что профессор не

зачел ему семестра и теперь его не допускают к государствен

ным экзаменам. Его больной, сегодня его оперировали, интере

сен в том, что у него туберкулез....яичек. Сегодня его каст

рировали т.е. вырезали яички. Больной был спокоен, но, может

быть показалось, сиделки и сестры плакали. Из газет я узнал,

что докт. Сиземский уехал на войну с отрядом, организованном

дочерью сербского короля. Он в общем меня здорово подвел. По

его просьбе я выслал ему одну книгу из Юрьева, которую сам

взял в библиотеке.Видно он впопыхах позабыл мне ее прислать,

а я, если ее не верну,то или должен за нее заплатить или мне

не дадут отпуска. Конечно дома об этом не говори.

Сегодня т.е.16 из Юрьева выехала экскурсия, которая при

будет в Питер до 22 числа. Один из экскурсантов оставил мне

адрес и вы через него будьте добры мне переслать:1) карманные

часы, 2) два чайных полотенца, 3) книгу, которую можно купить

у Риккера Невский пр., 14"Краткий очерк анатомии женского те

ла" д-ра Окинчин. Если пришлете табачку и чайку лично не имею

ничего против. Его АДРЕС. Адмиралтейский канал, дом 15 кв 29.,

Л.Ф.Рауфагер.

196

Поблагодари папу и маму за присылку денег на "книги".На

эти деньги куплю Акушерство, гинекологию и оперативное акуш

ерство, а если хватит, то и хирургию. Эти экзамены думаю де

ржать весной. Пиши как ваши дела, а главное как твое здоро

вье, Маша, ешь побольше! Пиши о Ляле и Маше! Поцелуй их от

меня. Пиши как живут Шура и Коля, как дела у Н.Констант. и у

Степановых.

Целую тебя и дочерей и шлю поклон твоей семье.

Твой Ф.Берггольц."

Эта достаточно нежная переписка с женой входит в некото

рое противоречие с материалом, помещенном ниже.

Судя по тому, что в записочке некой Ане Федор Христофор

ович упоминает о возможности его ухода на войну, а в другой

- о своиих хирургических больных, то все 3 письма, получен

ные его женой по почте в 9 сентября 1913 г. можно отнести к

этому времени. Все три написаны черными чернилами на листках

гладкой бумаги 15 х 20 поперек листков. Судя по печатям на

конверте 1913 года адресат его жил в Петербурге. Кто эта ли

чность мать моя, дочь М.Т. Мария, осенью 1998 г. не знала.

Последовательность писем дана весьма условно.

1

"Дорогая Аня!

Мне кажется,что нет такого положения из которого нельзя

было бы выйти. Не так уж безысходно и печально и твое полож

ение. Ведь выход из него ты мне указывала.Главное не унывай!

Неужели у тебя нет знакомых, с которыми ты могла бы раздел

ить не только радости жизни, но и то положение, в котором ты

очутилась. Не жаль мне того, что придется очевидно покинуть

университет, взнос давно прожит, но жаль что не могу оказать

тебе более существенной поддержки, чем слова утешения и т.д.

На первое твое письмо я ответил и меня удивляет, что ты его

не получила. Спасибо за карточку и думаю, что с тобой то еще

увидемся. Главное не унывай! Жду ответа!

Твой Ф.Б.

2

Юрьев

21 го

Аня!

Я вижу, что все уныло в деньгах. Пиши узнав сколько нужно.

Если не убуду на войну, то в Питере буду в декабре.

Б.

Телеграмму получишь. Ответ скорей.

3

Юрьев

Дорогая Аня!

Только что пришел, с радостью получил твое письмо.

Благодарю за письмо и спешу ответить.Видеть тебя мне бо

лее чем желательно, но считаясь с настоящим нахожу, что лучше

197

сделать "то". Дело в том, что через 2 недели или 3 я буду в

Петербурге. Пока устроился в общежитии и благодаря тому, что

я из первых по алфавиту, получил больного по хирургии и гине

кологии. На этих днях жду еще больного по терапии. Приходить

ся бегать и бегать. Все же за тобой последнее слово - решай

сама ехать тебе или нет. О решении сообщи письмом. Я пришлю

телеграмму, когда ты назначишь.

Искренне сожелею, что кроме радости и добрых пожеланий

послать ничего не могу.

Твой Ф.Берггольц

P.S. Пиши скорей."

1913 г.

26.2.1913 г.

Письмо в сером конверте, запечатанное 7 коп. маркой 2-й

русской серии. 4 печати (2- Юрьев.Лифл.26.2.13., 2 - Петерб

ург.Гор.почта.27.2.13.) Адрес и текст (2 листа 13,5х21 в ли

нейку, 2,5 стр.) черными чернилами.

Адрес - "Е.В.Б. _М_._Т_._Берггольц_. г.Петербург.Невская за

ст. Палевский пр. дом 6/2 кв 5" Текст:

"Юрьев. 1913 год. 25 февраля.

Милая и дорогая Маша!

Мне что-то не по себе! Не скажу, что болен физически, а

что щемит внутри внутри с левой стороны груди. Очевидно бол

ит совесть, если она там находится и находится вообще. Мне

что-то страшно и боязно.

А боязно и страшно, надо сказать, это....потерять тебя.

Что не пишешь? Как твое здоровье? Как провела масленницу?

Чую, что письма разойдутся, то ты все же напиши ответ на это

письмо. Но все это может быть наведено на меня сегодняшним

днем,а может быть во мне и правда гнездится какая-нибудь бо

лезнь. Сегодня был в палате, получил больного по внутр.бол.,

личность пустая, жаждущая жизни и почти обреченная, нагнав

шая на меня страх и тоску. Кроме того прибавь долги, просьба

денег у отца, мне еще надо заплатить 60 руб. в Универ. и 20

за квартиру. И ты моя милая, хорошая, добрая болезнь! Масле

нницу провел скучно и однообразно. Скоро получу еще больного

по хирургии и...тогда чист и после Пасхи хоть не приезжай.

Представь, что мой больной,о котором я тебе писал и рисовал,

выписался и уехал к себе в деревню. Поправился на 14 фунтов.

Кормили его мясом с висмутом и потом снимали снимки рентген

овские. Оказывается пища отлично проходит через искусствен

ное отверстие. Не правда ли- это приятно. Пиши моя голубка,

любовь, все на свете, о делах, о себе и пр. пр.

Целую тебя и остаюсь твой.

Ф.Берггольц."

Май 1913 г. - Федор Христофорович уезжает на ликвидацию эпи

демии холеры в Голодной степи, о чем свидетельствует следую

щая открытка:

198

22.05.1913 г.

Открытка видовая:Ташкент,Канатоходец-гимнаст в стар.гор.

На обороте адрес: г. Петербург, Невская зст., Палевский пр.6,

ЕВБ М.Т.Грустилиной. Печати: 22.05.13.Ташкент; СПБ,5.6.13.

Текст:

"22го мая Милый Машук!

Сегодня еду по жел. дор. до станции Гол. степь, а потом

и в степь. Офелия, ты помяни меня в своих молитвах!Целую те

бя и детей. Жду письма или по старому адресу или Средне Ази

атская ж.д.ст.Обручева.в партию для изыскания голодной степи.

Спешу.Твой Ф.Б."

К концу августа он возвращается в Петербург.

23.08.1913 г. - получает письмо от родителей, уезжавших нав

естить родственников его отца в Прибалтике.

09.09.1913 г. - Жена его получает в СПБ, на Палевский просп

ект письмо от некой Ани, с которой Федя был в переписке.Этим

письмом она вернула 3 его письма-записки без дат, но судя по

содержанию, относившихся к 1912-13 гг.Писем было больше, но

остальные уничтожены.

Осенью, после его приезда обратно в Юрьев, его навести

ли Ольга Михайловна и жена его со старшей дочерью Ольгой.

Свидетельством этого является поздравление братьев сестре

Марии с днем рождения от 7 ноября.1913г .На адрес - г.Юрьев,

Лифляндской губ.,Звездная ул.,д.N 83, кв.9 В нем упоминается

оставшаяся дома Муся.Гостили они у Федора Христофоровича до

статочно долго так как сохранилась открытка сестры М.Т. Вари

с поздравлением всего семейства с Рождеством Христовым от 27.

12.1913 г.

28.12.1913 г.- получил открытку от приятеля по учебе.

Видовая открытка с коричнево белой копией картины Трут

овского "Слепой кобзарь" N 11960. Печать- Молодой Туд. Твер.

г.-24.12.13. Адрес - "Тарту.Лифл.г.Б.Звездная 83 ЕВБ студен

ту-медику Федору Христофоровичу г-ну Берггольцу.Текст:

"С Праздн. Федуся! Мысленно сижу с тобой у "мамы" в Риге за

праздничным графинчиком. Здесь праздники повидимому пройдут

вяло во всех отношениях. Приветствуй и поздравь от меня с

праздником Марию Тимофеевну желаю ей веселья и не давай ску

чать.

Твой Р.Л.

Адр. Молодой Туд.Ржевск.у.Земская больница"

1914 г.

1914 г.,весна - окончание учебы в университете.

1914-1916 гг. - он числится в адьюнктуре при кафедре военной

хирургии, находясь в это время на фронте.

199 - Рис.21. Федор Христофорович и Мария Тимофеевна в

начале войны 1914 г.

200 - Рис.22. Мария Тимофеевна с детьми

201

Дня за 2 до ухода сына на фронт 1-й мировой войны осе

нью 1914 года, об этом Ольгу Михайловну известил муж, ее от

горя, волнения за сына и возмущения от того, что сын посту

пил вопреки ее воле- разбил паралич. В день отъезда сына ле

жала она безгласной в постели и кажется без сознания.

Моя мать вспоминала, что в один из приездов ее отца с

фронта, он с друзьями приносили тяжелый черный ящик "электр

ической машины" и электрическими разрядами пытались вылечить

Ольгу Михайловну от паралича.

Потом она встала, но до самой смерти волочила правую

ногу и плохо владела правой рукой. Но домом управляла так

же самовластно. Отношения с невесткой

1914 г.,август-начало 1-й Мировой войны. Он уходит на фронт

хирургом 39-го полевого запасного госпиталя,как он именуется

на почтовых открытках.

Очевидно от этого времени сохранилась фотография супру

гов: он какой-то монументальный в длинной шинели с шашкой,

она очень красивая и хрупкая рядом.

"....Уже говорила я, что запомнила себя очень рано, еще

до первой империалистической войны. Помню я и день,когда па

па - неимоверно красивый в мундире с блестящими пуговицами,

с огромной шашкой на боку, с пышной своей золотой шевелюрой

- уезжал на войну, помню как бурно шумели в этот солнечный и

ветряный день под окнами наши клены и тополя,как кричала ба

бушка Ольга, и плакали тетки, и голосила Дуня, и молча стоя

ла рядом с папой бледная и тоже очень красивая мама..."

(Ольга Берггольц, Дневные звезды, стр.319).

Если исходить из сведений Военной энциклопедии, то обр

атный адрес Федора Христофоровича и версии "Дневных звезд"

О.Берггольц о санитарном поезде расходятся по смыслу.

Запасными полевыми госпиталями именовались во время 1-й

Мировой войны госпитали, непосредственно переданные в боевые

дивизии, куда раненные поступали непосредственно с поля боя

и в определенных условиях могли попадать под обстрелы.

Отсюда полное согласование со сведениями его анкет о

пребывании на фронте и о встрече с Н.Н. Бурденко в 1915 г. в

составе 53-й пехотной дивизии и его контузии в 1916 г. Может

он был перведен в санпоезде после контузии, когда уже не мог

быть полевым хирургом из-за хронического вывиха рабочей пра

вой руки.

Общение семьи с Федором Христофоровичем идет, в основн

ом, письмами, но опять-таки сохранились только видовые откр

ытки.

202

5.10.1914 г.

Видовая черно-белая открытка N33.Троки.Остров кн.Гедим

ина на озере Гальва(наверху приписка-"в 10 верстах от нас").

Адрес туда: Госпоже М.Т. Берггольц., Невская заст. Палевский

пр. 6/2. кв.5.город Петроград. Справа - Гербовая печать.39-й

полевой запасной госпиталь.Текст черными чернилами.

"Ландвариво 5/Х 14.

Дорогая Маня! получил твое письмо и открытку. Ты уже, я ду

маю, получила мой ответ - шить ничего не надо: сошью здесь.

Писал также, чтобы берегла себя - пей, что прописал Карпов,

ешь побольше и не простужайся. Говорю это в последний раз.

Кроме того не балуй ребят. Помни, что для них хуже:драть бу

ду немилосердно не смотря на Вашу защиту. Береги деньги на

лето. Сам я жив и здоров чего желаю и вам. Стоим на месте и

ждем распоряжений - надоело здорово. Вчера ездил в местечко,

которое изображено на открытке. Так помни береги себя.

Твой Ф.Б."

1915 г.

1.06.1915 г.

В конце мая 1915 г. М.Т. ездила на фронт на побывку к

мужу. Сохранилась его фотография с дарственной надписью жене

от 1 июня 1915 г.г.Лида. Он изображен в мундире с погонами и

саблей. Надпись на обороте: "Милой жене и другу,дарящему на

дежду свойство смотреть на человечество. дарю Ф.Берггольц.

Лида.1 июня 1915 г."

5.08.1915 г.

Регулярно он писал и матери с отцом. Одна видовая черно

-белая открытка сохранилась:Лида.Замок на Заречной улице.Ад

рес:г.Петроград.Невская застава.Палевский пр.,6/2,кв.5. О.М.

Берггольц. Круглая печать"Для пакетов" 39-й запасной полевой

госпиталь. Текст:

"5.08.15 г.Лида.

Дорогая Мама и дорогой Папа!

Сижу в дежурной и жду больных. Пока сам жив, здоров,че

го желаю и Вам. Думаю, что получите мое письмо.Жду ответа на

него. Посылаю один из видов г.Лиды. Пишите как здоровье ваше

и папы и Мани? Поклоны всем.

Ваш сын.Ф.Берггольц"

7.08.1915 г.

Следующая видовая черно-белая открытка - г. Лида, База

рная площадь.На обороте печати:1.Круглая печать"Для пакетов"

39 запасного полевого госпиталя;2.Круглая печать: WIBORG.Вы

борг.26.8.15.;3.Перхъярви,б/д;

Адрес: Финлянд.ж. дорога, ст. Перхъярви, имение Георгиевка,

ЕВБ Марии Тимофеевне Берггольц. Текст черными чернилами.

203

"7.8.15 г. Дорогая Маша!

Отвечаю тебе на письмо твое от 2-го августа. Я, как ви

дишь еще на старом месте. Деньги тебе вышлю 15го августа,а к

1 сентября буду домой. Ко мне вызову письмом и Бога ради не

вздумай опять приехать сама. Сейчас жив, здоров. Очевидно не

все письма доходят: пишу часто. Проект дяди Пети, т.е. напи

сать его брату письмо - неоснователен. Целую тебя, ребят.

Твой Ф.Б. Береги деньги и здоровье."

В открытке от 7 августа 1915 г.Федор Христофорович под

черкивает нежелательность внезапного приезда М.Т. на позиции

это может быть связано со следующими обстоятельствами:

"...Он стал работать на войне хирургом во фронтовом сан

итарном поезде, и в тот же санитарный поезд, тоже в первые

дни войны, поступила сестрой милосердия княжна Варвара Нико

лаевна Б-ва(М.Л.-Бартенева). Она носила такую же косынку с

красным крестииком, как наша тетя Варя, но, как рассказала

нам потом мама, происходила из очень знатного и древнего ро

да, была настоящей русской княжной....волей судьбы она заня

ла ее место в жизни и сердце любимого ею человека,..."(Днев

ные звезды, с.320-321).

Принимая во внимание вышеизложенные соображения о дейс

твительном месте службы Ф.Х. встреча их могла произойти как

в 39 запасном госпитале, а потом после контузии Ф.Х.они вме

сте перешли в санитарный поезд, так и в 1916 г. в санитарном

поезде, куда Ф.Х.был переведен после контузии, а В.Н. работ

ала там с начала войны.

А скорее всего причина нежелания приезда жены заключал

ась в начавшемся на их участке 2 августа наступлении немцев.

1915 г.-встреча в качестве врача 53-й пехотной дивизии в г.

Вильно с Н.Н.Бурденко, состоявшим с начала войны в должности

Главного консультанта по хирургии. В соответствии с вышеизл

оженным это могло быть только до 22 августа(1 сентября), ко

гда Вильно заняли немцы.

Очевидно, от этого времени сохранились 2 видовые откры

тки "г.Вильно"без текстов писем.

В октябре 1915 г.он,действительно приезжал домой, когда

поезд его стоял сравнительно близко -в Сувалках (по книге О.

Берггольц). Но исходя из истории боевых действий быть этого

не могло т.к.в результате наступления немцев русские потеря

ли к концу августа 1915 года и Сувалки,и Лиду и Вильно. Ско

рее всего измотанную в оборонительных боях 53-ю пехотную ди

визию, к которой был придан полевой госпиталь деда отвели на

переформирование и он смог побывать дома.

204

Как писала О.Берггольц в "Дневных звездах" в подарок де

тям он привез немецкую каску с высоким шпилем. Из нее против

но и кисло чем-то пахло, "наверное, войной" решили сестры и

засунули каску куда-то подальше, за печку.

Там же есть описание воспоминаний отца и дочери Ольги

осенью 1937 г.об этом событии:

"- А ты помнишь, папа, как мы были в Зоологическом,когда

ты приезжал с германского фронта?

Он изумился.

- Ну? Неужели ты помнишь? Ты же тогда совсем щенком бы

ла!

- Вот - а помню....А ты был в военном....А потом мы все

снимались, и я снималась у тебя на коленях и держалась за

твою шашку....Ты помнишь,папа?

- Да я-то помню, я-то помню, но ты...Лялька!А ведь кра

сивый я тогда был, а? Кудрявый! - И, тряхнув головой, он ти

хонько загудел:

А носил Алеша кудри золотые!

Пел великолепно песни городские....

Эх! И усы у меня были - помнишь, какие усы?

- Ну как же, Муська еще говорила:"У папы под носом хво

стики растут...."А ты все время подкручивал их и пел:

"Усы мои, усыньки, перестали виться,

баба моя барыня стала чепуриться..."

- Постой, постой! - Папа замахал рукою.

"Чепчик носит,

чаю просит,

нельзя подступиться"

Так?

- Не все! - торжествуя сказала

"Дали бабе весь мундир,

баба стала командир!"

Это ж военная, фронтовая песня была...."(стр.216-217)

Фотография эта сохранилась. Сидят: Христофор Фридрихов

ич, у него на коленях Мария(Муська) и Федор Христофорович с

Ольгой. За ним стоит Мария Тимофеевна, а за отцом- Ольга Ми

хайловна.(см.рис.8)

1916 г.

1916 г.-контузия с вывихом правого плеча, который превратил

ся в привычный вывих (из черновика письма к Н.Н.Бурденко от

сентября 1941 г.,в котором Федор Христофорович упоминает о

встрече на фронте, но умалчивает о своей учебе у Н.Н.Бурден

ко в 1911-1914 гг).

Если исключить шальной снаряд, то контузить его могло

во время Брусиловского прорыва летом 1916 г., когда полевой

205

госпиталь мог двигаться вместе с наступающими войсками.

22.5.(4.6.)-31.7.(13.8.)1916 г.- Брусиловский прорыв. Очевид

но в это время Ф.Х. получил свою контузию и, очевидно, с осе

ни началась его служба в санитарном поезде. Где то после это

го времени и была поездка М.Т. в Москву во время прибытия ту

да санитарного поезда, о чем она вспоминает в Дневниковой за

писи от 11.06.1922 г.

"Я отвлеклась, хотела написать о В.Н.

В мой приезд в Москву к ним в поезд, помню однажды разговар

ивая со мной и Федей В.Н. сказала вы не ревнуйте ко мне док

тореныша - я не перешагну через разбитую___ жизнь___ Со мной

был такой случай. Я любила женатого и он предлагал мне оста

вить семью_____ я не согласилась, заставила его вернуться в

семью___ и мы разошлись, а мне было тяжело, это___ буквально

ее слова и говорила она это_____ задолго до любви с Федей. С

первого___ знакомства она мне казалась по натуре человеком

благородным____ Такое же мнение о ней и теперь___"

Судя по сохранившейся фотографии конца 1916 г., на кот

орой он изображен в полковничих погонах,он дослужился до во

ен-врача 1-го ранга и мог в это время работать уже начальни

ком санитарного поезда, которые в военной энциклопедии расц

енивались как отдельные воинские подразделения. В это время

он и мог сойтись с "княжной Варварой" тем более, что чин по

лковника их уравнивал сословно - этот чин давал право на по

томственное дворянство.

1917 г.

1917 г.,лето -Федор Христофорович работает в Риге во Врачеб

ной комиссии Временного правительства под председательством

Пуришкевича. Здесь его навещает жена с детьми.

16(?) 07 1917 г.- Ф.Х. получает открытку от жены. В ней она

благодарит за полученные деньги.

1917 г.Октябрь - санитарный поезд им.Императрицы Марии Федо

ровны переходит на сторону большевиков и получает название

"Красные орлы".

1918-1920 гг.- южный и западный фронты Гражданской войны на

стороне Советской власти.

В одной из справок, полученных Марией Тимофеевной 6 ав

густа 1920 г.в г.Угличе записано, что муж ее состоит на слу

жбе в Красной Армии Старшим врачом 5-го врачебно-санитарного

поезда.

Об обстоятельствах военной жизни Федора Христофоровича

206

известно крайне мало.Правда,один из эпизодов рассказала кня

жна Варвара матери в 1948 г., а мать не так давно мне - при

мерно в таком виде:

На одном из полустанков к Федору Христофоровичу подошел

командир Красной Армии и попросил использовать санитарный

поезд для первозки в соседний город нескольких ящиков с ору

жием и патронами. Но получил категорический отказ из-за то

го, что по Женевской конвенции санитарный транспорт находит

ся вне войны и не может быть использован в военных целях.

Военный настаивал, угрожал - дед ни в какую и сослался

на Клятву Гиппократа о том, что врач может пойти и на смерть

при угрозе нанесения вреда его больным.

Ему предложили отцепить паровоз и с парой платформ сго

нять его с оружием в город, а завтра пригнать паровоз обрат

но. На что он возразил, что в поезде есть тяжелораненные и

за это время в условиях поезда они могут умереть, а в город

ском стационаре их, возможно, спасут.

Наконец командир предложил Федору Христофоровичу потол

ковать в ближней сторожке в лесу. Дед подумал: - "Ну вот и

все - шлепнут они меня там", но идти не отказался чтобы было

это не на глазах у раненных и княжны Варвары. Пошли.Дед впе

реди, остальные позади. А потом остался только командир и

красноармеец с винтовкой. Пришли. Домик с выбитыми окнами.

Зашли туда вдвоем, а часовой наруже остался. Сели на лавке у

стола. Опять пошел тот же разговор с тем же успехом. Прошло

так с полчаса.

Командир встал, говорит:- Ну, посиди пока тут, а я схо

жу....надо мне...- И ушел. Поговорил с часовым и все стихло.

Федор Христофорович посидел немного. Услышал как гуднул

паровоз...Он выглянул в окно - никого у крыльца. Стараясь не

скрипеть половицами, вышел наружу и, огибая дом, прикинул

как, не возвращаясь старым путем, по мелколесью выйти к пое

зду. Шел и все время ждал окрика или в выстрела в спину. Но

все было тихо.

Вышел на опушку. Увидал недалеко медленно идущий поезд

и побежал к нему. Когда поднимался в вагон - оглянулся назад

- на опушке стояли двое с винтовками и смотрели ему вслед.

Войдя в купе, сказал удовлетворенно княжне Варваре:

- Убедил я его. Понятливый оказался....

Одного он не знал, что в первом от паровоза закрытом

тамбуре лежали ящики с оружием и патронами и сидели "понятл

ивый" с красноармейцем, сопрвождая груз. Но об этом ему ник

то никогда ему не сказал.

- Ну,что Вы, - сказала Варвара Николаевна, - разве у нас

кто-нибудь бы решился так оскорбить нашего доктора....

"Княжна Варвара все время работала вместе с отцом на

фронтах империалистической, а после Октябрьского переворота,

когда отец тотчас же подался в Красную армию, княжна Варвара

207

прошла вместе с ним и всю гражданскую войну работала старшей

хирургической сестрой в санитарном поезде "Красные орлы",на

чальником которого был мой отец. Санпоезд "Красные орлы" во

евал на юге против Врангеля, Каледина и других беляков, два

жды поезд чудом вырывался из белогвардейского окружения,мно

гократно был под огнем, принимал короткие, но ожесточенные

бои и перестрелки, - княжна Варвара ни на минуту не отходила

от отца, ни разу ничего не испугалась, ни разу не воспользо

валась отпуском.

Четырежды смертной хваткой хватал нашего папу тиф - сы

пной, брюшной, возвратный, паратиф, - четыре раза княжна вы

таскивала его из смерти..."

(Ольга Берггольц -"Дневные звезды",стр.320)

А в повести "Углич"на стр. 19 она описывает свою беседу

с девочками-одноклассницами, явно антисоветского настроения

так:

"- У меня папа - доктор.Он сейчас на войне,на юге где-то.

- Он, конечно, за царя - твой папа?

- Н-нет, - ответила я с заминкой,- он...он в Красной ар

мии...Белые его даже один раз чуть не расстреляли. Знаешь,

я смущенно теребила скатерть - куда-то там отступали, и мой

папа ни за что не хотел бросить свой поезд с раненными крас

ногвардейцами.... и вот его чуть-чуть не расстреляли.Хорошо,

подошли наши, т.е. эти красные..."

За время Гражданской войны он два раза приезжал в Угл

ич, где в то время жила его жена с детьми, спасаясь от семе

йного террора свекрови и от Петроградского голода. Сохранил

ись его фотографии с дарственной надписью дочерям от 30 авг

густа 1919 г., на которых он выглядит не хуже, чем на фотог

рафии конца 1916 г.

Очевидно, именно к этому времени относится дневниковая

запись Марии Тимофеевны.

Очевидно, Федор Христофорович предупредил жену о своем

приезде в Углич. Это следует из сохранившейся дневниковой

записи Марии Тимофеевны с пометкой "Углич", где она описыва

ет свою радость от приезда Феди и кстати говоря пишет:

"....Я приготовила нам комнатку - отдельный ход с лест

ницы. Маленькая,выкрашенная масляной краской в голубой цвет,

в ней нет ничего лишнего - кровать, столик и раскладная жер

диньерка.Я ношу сюда все время свежие ромашки, всюду букеты

нежных, прекрасных своей простотой ромашек. Три букета на

жердиньерке, букет на полочке, букеты на окне и столе...

И следующая запись в день приезда:

"Когда мы с Федей вошли в комнатку у его вырвалось

208

- Ах, как прекрасно - мне нравится...

А потом, спешно сбросив пальто, Федик привлек меня к

- как я была счастлива, весь мир___был в нас и мы в целом

мире - как цветы посыпались на меня ласки, поцелуи, как неж

ные струны - звучат речи - я люблю. Эти минуты больше всего___

Но Федя потом___ делается нетерпелив___ и увлекает меня...."

Сам Федор Христофорович пишет в своей автобиографии в

1944 г., что в 1919-1920 гг. болел сыпным и возвратным тифом.

Причем в 1919-1920 гг. в г.Балашове Саратовской губернии пе

ренес сыпной тиф с осложнениями среднего правого уха и восп

аление легких, а в том же 1920 г. в г.Ростове -на- Дону пер

енес возвратный тиф. Во время одного из этих заболеваний у

него похитили вещи и все документы в том числе и диплом об

окончании медицинского факультета Тартусского университета.

Наиболее вероятно, что было это где-то между сентябрем 1919

г. и мартом 1920 г.,(уточнения по черновику письма к Н.Н.Бу

рденко 1941 года)

Судя по справке, выданной М.Т.Берггольц в конце августа

1920 г.он также в это время посещал семью и после этого опять

отправился на южный фронт.

Очевидно, к этому времени относится воспоминание моей

матери осенью 1942 г., записанное в ее очерке "Москва-южный

город."

"Я все помню - и голод на Волге, где жили мы с мамой, и

как отец приехал с фронта, после тифа, худой и бритый!Я кри

кнула: - Папа!-Кудри!?

Сколько труда мамы чтоб не отдать нас. Отец - тиф, кон

тузия....

Отец уезжал на рассвете. А ночью я проснулась (мы плохо

спали - нас мучила крапивная лихорадка)- в окне блестела яр

ко освещенная луной полянка, сплошь покрытая кроличьей тра

вой. Папа сидел на постели у Ольги, я видела, как он гладил

рукой ее беленькую головку и говорил: -"нельзя, девочка ост

аваться..." - Она не плакала, но как грустно, нет, с тоской

спрашивала, зная безнадежность своей просьбы, фразой отца:

"больные ждут?"-Он сказал:-"раненые"- И было понятно,что это

важнее. Сестра говорила еще что-то, потом они молчали. Папа

ушел. А мы сидели, натянув рубашки на колени, глядели на лу

нную кроличью полянку и плакали."

Судя по дневниковой записи М.Т.Берггольц от 1.3.1922 г.

во время приезда ее мужа Ф.Х.Берггольца в Углич, он имел с

Татьяной Беляевой интимную связь,а позже они переписывались.

В дневнике М.Т. сохранилось пересказ нежного письма Ф.Х. к

Татьяне из Петрограда в Углич. Запомнил он ее "залитой тепл

ым Угличским солнцем босой в красной юбке с паиросой на кры

льце собственного дома." Отмечены также ее "серые глаза и в

них ее чистая светлая душа".

209

Вернувшись в Петроград с фронта Федор Христофорович не

которое время работал врачом в составе сводного госпиталя

для выздоравливаюющих.

1921

Как написала Ольга Берггольц в "Дневных звездах" после

дним участием отца ее в Гражданской войне была работа его в

составе санитарного отряда на льду Финского залива во время

подавления Кронштадтского мятежа 17 марта 1921 г.Сам он ни в

одном документе или автобиографии не упоминает этого факта.

Тем более в официальных списках состава санитарных отрядов

упоминания доктора Ф.Х.Берггольца нет,а в них перписаны все,

включая санитаров, переносивших раненных.

Может быть это связано с таким семейным преданием: что

будто бы за проявленную самоотверженность в работе на льду

он был награжден именными часами Павла Буре с гравированной

подписью Тухачевского на крышке. Действительно, я у деда ви

дел такие часы после Отечественной войны,но без верхней кры

шки. На вопрос куда она делась. Дед ответил - в блокаде пот

ерялась. А семейное предание мне рассказали много позже пос

ле его смерти - году так в 1960-м. Правда теперь, в связи с

переосмыслением советской истории неизвестно стоит ли горди

ться храбростью деда на кронштадском льду во время восстания

моряков против большевистских зверств. Тем более, что не так

давно мать моя сказала, что часы эти достались ему от его

отца, что более правдоподобно.

"1921 г.-Врачебная комиссия в связи с болезнью сердца и хро

ническим вывихом правой руки уволила меня из армии со сняти

ем с воинского учета."(Из автобиографии 1944 г.)

В конце апреля 1921 г.Федор Христофорович приехал в Уг

лич и увез жену с детьми 5 мая обратно в Петроград.

"Мне было десять лет, а сестре восемь, когда однажды ут

ром я проснулась и вдруг увидела, что какой-то военный стоит

посередине кельи, спиной к нашей кровати.Его красноармейская

шинель была нараспашку, в правой руке он держал мешок, а ле

вой обнял маму и, быстро похлопывая ее по плечу, говорил не

громко:

- Ну ничего,ничего...

Невероятная догадка озарила меня.

- Муська, - закричала я, - вставай! Война кончилась! Папа

приехал!

Тут папа обернулся и шагнул к нашей кровати,и мы оцепе

нели от страха: голова у него была бритая, лицо худое, тем

ное и без усиков, а мы знали, что он должен быть с красивыми

усиками и волнистыми волосами...

- Вы наш папа? - вежливо спросила Муська.

210

- Ну да, - ответил он и в шинели сел на край кровати; от

него пахло незнакомо: сукном, махоркой, дымом, - пахло вой

ной и папой. Он тоже наверное не узнавал нас и не знал, что

с нами делать; он осторожно левой рукой потрогал сперва мою

макушку, потом Муськину, а в правой руке все держал и держал

свой мешок: ведь он ехал издалека, с войны, и, наверное, все

время так держал мешок,чтобы его не украли мародеры или спе

кулянты. Мать наконец взяла мешок у него из рук и сказала:

- Ну поцелуй же ребят...

Но папа не поцеловал нас.

- Вынь им сахару,- сказал он, пристально глядя на Муську.

Мы впервые за последние три года ели сахар,свирепо хру

стя и захлебываясь, и все смотрели на нашего папу и привыка

ли к нему.

- Папа, - спросила я, - голодное время тоже кончилось?Да,

папа?

Мне хотелось говорить слово"папа"все время.

- Кончилось, - ответил он.

- И мы поедем в Петроград, папа?

- Ну конечно. Я же за вами приехал.

- Скоро, папа?

- Через три дня.

Мы завизжали и захлопали в ладоши,- они были липкими от

сахара и склеивались. Папа в первый раз улыбнулся - он уже

немножко привык к нам - и вдруг стал похож на свой студенче

ский портрет.

- А пароходы по Волге не ходят! - воскликнула Муська. Она

была упрямой,она была скептиком и не верила всему этому сча

стью. - Как же мы?

- А мы прямо на лодке поедем. На большущей такой, знаете?

До станции Волга. А оттуда - тук-тук - поездом прямо до Пит

ера.

Он засмеялся,и мы засмеялись и задохнулись от восторга,

с обожанием глядя на папу.

И сборы в Петроград начались на другой же день..."

(Дневные звезды,стр.158-159.)

Необходимо отметить авторские "неточности", введенные в

произведение ради более сильного воздействия на читателя.Ис

ходя из текста произведения видно,что дети не виделись с от

цом с осени 1915 г. Но фактически это не так - свидания были

летом 1917 г. в Риге и в августе 1919 и 1920 гг.в Угличе.

Наверное, описание того как Отец отвык от детей относи

тся к августу 1919 г., так как они не виделись все-таки бо

лее 2 лет, а за время около года вряд-ли отец мог отвыкнуть

от детей. А вот переживания сестер по поводу внешнего вида

скорее относятся к августу 1920 г.- он за прошедший год сто

лько болел, что неудивителен его худой и изможденный вид по

сравнению с видом около года назад. А вот эпизод с сахаром и

211

разговоры об отъезде это уж точно апрель 1921 г.

Во время сборов сестры, балуясь, завернулись в упаково

чные рогожи и походили в них, "и папа строго прикрикнул,что

бы мы перестали безобразничать.... и он еще прибавил:

- Лучше бы собирали,что в Питер взять!"

(там же,стр.159)

210

"...Большая лодка была уже нагружена нашим скарбом,и па

па, очень худой и потный, обнимал угличских друзей и знаком

ых и торопил нас садиться, а мы, обняв и перецеловав товари

щей,все никак не могли проститься с собакой,коротавшей с на

ми голодные, темные, страшные вечера в келье, и обнимали ее,

и плакали, плакали...."

(Один из мужиков привязал Тузика на веревку)

"- Ну, садитесь, садитесь, - торопил папа. - Да не ревите

вы, девчонки, к дедушке-бабушке едете в Питер!

Мы сели и лодка отчалила. Тузик залаял, завизжал.....Мы

заревели в голос обе..."

(там же,стр.162)

На станции Волга...

"Посадка в вагоны была страшной.Тут все заклубилось так,

что казалось, еще минута и - гибель. Папа подал меня и Мусь

ку какому-то дядьке прямо в окно.."

(там же,стр.165)

После приезда в Петроград (как написал Федор Христофор

ович в Автобииографии 1944 г.)

"1921 - 1941 гг.- врач хирургического отделения амбулатории

фабрики "Красный Ткач"(быв. Нортона)

-неоднократно привлекался к работе в комиссиях

по призыву в Красную Армию,..."

Данные эти вполне подтверждаются записями в Трудовой кни

жке деда.

Вплоть до конца 20-х гг. семьи Берггольцев и Грустили

ных жили в доме на Палевском проспеке, 6/2. Первые - на 2-м

этаже, а вторые - под ними. Жизнь их была весьма тесно завя

зана друг на друга судя по детским дневникам сестер Берггольц.

Христофор Фридрихович тоже работал, но денег катастроф

ически не хватало. Даже при условии приработков Марии Тимоф

еевны. Сестры Берггольц учились в 117-й школе на Шлиссельбур

гском проспекте. На лето, если позволяли средства, выезжали в

Новгородскую губернию деревню Заручевье (1922-1923гг.) и Глу

шино - по 1926 год.

Некоторые факты из жизни Федора Христофоровича проявля

ются из писем, дневников и повести "Дневные звезды" Ольги Бе

212

рггольц, а также дневников его жены Марии Тимофеевны(М.Т.)

Из дневников М.Т.Берггольц

8.09.1921 г.

"Дети___ мои___ девочки Ляля и Муся, спасите меня. Нет пред

ела моим___ страданиям___ Как завороженная живу я чувством к

Вашему отцу___ и не могу его победить, не могу справиться с

собой. Ведь он меня уже давно не любит, даже больше, он_____

тяготится мной. Он бросает это___ мне в лицо. Очевидно, он

сам старается убить во мне мое чувство, которое так же тяго

тит его___ Теперь он даже рассказывает, как он покупал за

500 р. женщину, но отказался потому что она приняла деньги.

Это он мне рассказывает. Что же он обо мне думает? ...."

По книге О.Берггольц получается, что отец ее расстался

княжной Варварой сразу после конца Гражданской войны для то

го чтобы восстановить семью и не встречался с ней вплоть до

1948 г. Но этот факт опровергается тем, что в Записной книж

ке Федора Христофоровича предвоенных лет есть ее адрес: Бар

тенева В.Н.-Невский проспект,96,кв.19А, а также ф.и.о.какой

то ее родственницы - Бартеневой Е.И.

Кроме того существуют следующие дневниковые записи М.Т.:

"26 11 (ст.ст,) 1921 г

Завтра должна приехать В.Н. Боюсь я этой встречи.....Я боял

ась, что с ее приездом отношения Феди ко мне изменятся.....И

вот я приятно удивлена Федя за эти три дня особенно дружен,

внимателен___ и мил со мной...

1 12(ст.ст.)

Вчера приехала В.Н....я вполне владела собой. Но вот сегодня___

сейчас, когда она с ним ушла___ Я смотрела в окно покуда они

не скрылись___ Какие муки терзали и терзают душу..."

4 12(ст.ст.) - М.Т. записывает, что муки души ее истерзали

вконец и она на грани психического срыва.

(В.Н. - очевидно Варвара Николаевна Бартенева - "княжна

Варвара".)

1922 г.

10.01.1922 г. Из дневника М.Т.

"Сейчас вернулась с маскарада, где были вместе. Он, про

водив А. меня оставил одну, вернулся домой и спит сейчас гро

мко дыша..."

15.01.1922 г. Из дневника М.Т.

"15-е Января(ст.ст)1922г.

"Не выдержала я и обнажила душу свою___ перед Федей.По

казав часть ран ее. Сказав___ ему что своим___ отношением ко

мне и своим поведением, как он касается их, и какую___ это___

213

причиняет___ мне___ боль___ и страдание."

27.01.1922 г. Из дневника М.Т.

"27-е Января(ст.ст.)1922г.

Боже каким могильным___ холодом обвеяло мою___душу.И это по

сле той пламенной и яркой жизни души....Когда Федя со мной

бывает так оскорбительно груб, как это было и сегодня утром.

Я же чувствую, что___ не заслуживаю этой___ площадной брани.

Этих несправедливых упреков. И эти Федины вспышки___ - так

многое в его___ поступках и отношении ко мне оскверняют мне

его душу его чувства ко мне в настоящем...

28.02.1922 г. Из дневника М.Т.

"Сегодня за чайным столом Федя высказался, что все и вся

ему надоело___ опротивело, и даже иной раз не пошел бы домой.

Мне стало больно, ведь не заслуживаем мы такого отношения и я

сказала негромко.- "Так не приходил бы." Он мне в тон ответил:

"Лучше бы вы это сделали." Я отозвалась, что "К сожелению сей

час не могу этого сделать." И вот хлестнули меня его слова:

"А ты постарайся". Руки мом задрожали, лицо задергало___ Боже

мой ведь Это было сказано мне не одной здесь были его Отец и

Мать, внешне сдержав себя я вышла..... Когда Федя вошел в ко

мнату Я, сравнительно, была спокойна"

1 03 1922 г. Из дневника М.Т.

"Вы что ли высоконравственные особы принадлежите одному,

считаете себя таковыми, глупые индюшки___ Пусть она принадле

жит не одному, но она хороша потму, что хорошая.

Сказано это Федей, обозленного на Петину жену, в разго

воре со мной...."

2 03 1922 г.

"Против обыкновения Федя ко мне внимателен и как будто

его тревожит что то во мне. Он догадывается, что мне о нем

что-то передано. Да, передано, что в театре он отказался от

места, сказав, что болен и пойдет домой, но не ушел, а все...

последнее действие был с Ш. в Петиной комнате, затем видели

как он шел с ней под руку и пошел ее провожать..."

Очевидно к этому времени относится его нежное письмо к

Татьяне Беляевой, пересказ которого сохранился в дневнике М.Т.

от 1.03.1922 г.

"Милая Танюша вчера был у Ксении___ читали твое письмо,

ты___ спрашиваешь обо мне называя меня уменьшительно ласка

тельным именем___ И повеяло на меня лаской___ теплом и уютом.

Как живая стоишь ты предо мною на крыльце своего дома, зали

тая теплым Угличским солнцем, босая в своей красной юбке с

папиросой. Милая, милая Танюша твои серые глаза___ вижу и в

них твою чистую светлую душу..." Затем что-то о самогонке...

Затем "тебе там живется тяжело, я это знаю, но___ и здесь в

Питере не лучше. Ты хочешь приехать, приезжай, но___ только

214

погостить____ не продавай свое имение." Затем пишет о себе..."

15.08.1922 г. - Из письма М.Т.Берггольц к Нюре Беляевой со

ст.Торбино, дер.Плавищи

"Здесь я уже месяц...Почти месяц прожил здесь со мной Федя.

А потом я попросилась привезти сюда детей. Их привезли и они

сейчас со мной. Но через две недели их увезут, у них начнут

ся в школе занятия и я останусь тут одна еще на два месяца."

конец 1922 г. - Федор Христофорович чем то тяжело болел.

1923 г.

Из дневников М.Т.

(после дня ангела ее и Ф.Х.)

"21 января (ст.ст.).............

.............Да страдание отразилось на мне, что____вместо

моих предположений в душе у Феди лишь пустота и холод ко мне,

у его___ даже не шевельнулось маленького___ доброго чувства

ко мне чтобы сделать мне хоть что-либо приятное, такое прос

тое, искренее, чтобы я почувствовала, что___ так в душе его,

где была я не пусто___ Безсознательно___ я ждала Этого___ и

этого нет. И вот еще раз убедилась, что оправившись после

болезни он со всею готовностью___ и радостью стремится лишь

к своим___ приятельницам___ А сегодня Федя поехал в театр с

А.А. И Этим еще раз жизнь говорит моей жаждущей душе___ не

обманывайся мечтами___ и надеждами___ смотри вот что___ есть

в действительности___ и я дала волю слезам своей печали___

22 января(ст.ст.), 23 часа

Сегодня я была еще в постели____ Не выдержала и сказала ему

на его замечание, что я на что то сержусь, что я не сержусь,

а___ мне обидно, что не шевельнулось в душе твоей ко мне те

плого___ чувства и я осталась в стороне. Слезы душили меня.

На это он стал говорить так_____ Я отдаю и несу в семью все,

дайте же мне хоть два дня в неделю____ могу же я эти два дня

пожить своей личной жизнью______Дрогнуло мое сердце от удара

необъяснимо тяжкой, но___правдой правды____

Федя, ответила я, не только два дня, вся неделя твоя, ты ду

маешь, что___ я посягаю на твою свободу и___ защищаешь ее.Ты

ошибаешься ты___ меня не понял, я хотела дать тебе почувств

овать, что меня так обидело___ ты не понял.- Я закрылась од

еялом, он вышел. Мои мысли точно сверкали___ в душе моей,оз

аряя все. И когда___ он вошел и наклонился ко мне я___ прив

лекла его голову к себе на грудь и когда я говорила, он все

хотел поднять голову, но я не давала, силой привлекая к гру

ди___ не хотела я чтоб он увидел искаженное_______страданием

лицо - оно все подергивалось, я не могла владеть им. С труд

ом произнося слова я говорила.Федюк, напрасно я говорила те

бе сегодня, теперь_____ больше я тебе никогда не скажу. Ты

215

прав, ты свободен отдавать свои чувства, свое внимание туда,

куда отдаешь с готовностью и радостью___ живи, будь счастлив___

у тебя есть личная жизнь, а у меня ее нет.Я только хочу что

бы наши отношения были дружеские. Я могу быть твоей___ сест

рой_____ Живи____ будь счастлив, и помни я твой друг. Голова

его лежала у меня на груди, руки мои непроизвольно ласкали___

его лицо, голову, слезы___ катились по моему лицу и___ гово

рила я с трудом, сдавленным голосом. Потом мы лежали молча.

Когда он поднял голову, его висок был мокрый от моих слез и

я стала вытирать его___ больше мы ничего не сказали друг др

угу___ а теперь вьется около меня мысль. Что Это такое прои

зошло сегодня? Неужели так я___ перешагнула черту круга___ в

котором была____ "

18 02 1923 г. Из дневника М.Т.

"18 февр.

Неужели его эгоистический страх за себя я принимала за

муки раскаяния и страдания предо мной, пред семьей.....

Покуда он был болен он искал моего общества, моего присутст

вия.... Я все прощала ему....

Так было покуда он был болен и нуждался в моей помощи___ А...

теперь он поправился и___ все возвращается к прежнему. Мои

надежды опять обмануты____"

Надо отметить, что так было и позже. Когда деда изрядно

прихватывало со здоровьем, он всегда бросался к бабушке,зная

что она так и любит его одного...А чуть становилось лучше

и он снова бросался во все тяжкие...И умер он у нее на руках...

Апрель(начало) 1923 г. Из дневника М.Т.Берггольц

"Гришечкина олицетворение современной женщины___безстыдства.

Она знакома со мной, детьми, со всей семьей моего мужа, не

только открыто флиртует с ним, но не гнушается принимать его

денежные траты на нее, зная наш семейное положение и наши

недостатки___ Вчера, одеваясь и уезжая в город Он___ сказал

Еду в клуб медиц.раб. на доклад. Я, конечно, была уверена,

что это не так. Дома не ночевал, придя со службы объяснил,

что был у нее. Оказался день ее рождения и она меня, т. е.

я ее затащил в театр, опаздал на трамвай и ночевал у Ксюши___

И промелькнула грустная мысль___ И мне был день рождения и

День Ангела, но значения такого они не имели. Эти дни я все

просила у него денег и он отказывал, и вчера же опять отказ

ал, сказав, что он их бережет. И вот как идет их трата.....

Где же у него совесть. Ведь страдаю не одна я..."

15.04.1923 г.

"Намеренно поехала я на именины__ Гришечкиной, чтобы убеди

ться в их___ отношениях и побольше узнать ее. И я убедилась,

узнала....

216

Первое я заметила когда мы уходили из ее комнаты, они остал

ись одни и на бросаемые друг другу неслышные слова и взгляды

говорили моему чуткому сердцу многое___ Затем, когда после

ужина мы собирались уезжать___ Она просила остаться и на его

слова - надо ехать___ она, сделав недовольный и многозначит

ельный вид, сказала.- Как хотите___Мы стояли все трое- я на

блюдала за его лицом и видела, понимая,что этих слов уже до

статочно, чтобы он покорился, и он___ покорился, но только

глядел на меня и спрашивал___ Маша как? Я могла бы___ и хот

ела уйти___но победила себя и___ осталась___предчувствуя уз

нать больше. И узнала. Дальше оне все больше и___ больше са

дились тесно рядом, когда я вошла в столовую к последнему

чаю___ четверо мы сидели на маленьком диванчике___ Они сиде

ли рядом тесно прижавшись___ Между прочим можно было бы так

и не тесниться т.к. Мест было много. Затем она вышла в гост

иную, он за нею. Через некоторое время вышло еще несколько,

лишь мне пришлось остаться в беседе с хозяйками. Я сидела, а

сердце мое чувствовало, что я получу что обещано бьющее по

сердцу и самолюбию___и не ошиблась. Вхожу в гостинную и вижу

группа тесно сидит на диване, она рядом. И___как сидят. Федя

сидит боком - лицом к ней___полуразвалясь, она также, но за

дом к нему. И так тесно, что буквально она на его коленях с

поджатыми ногами и снятыми туфлями. Как рванулось и забилось

мое ретивое___ я взяла стул, села против их и не могла отор

вать глаз от них, а они продолжали сидеть не меняя позы______

Так при всех___ и на моих глазах...Справившись немного с со

бой я встала и на вопрос- Хочу ли я спать, отвечаю Нет,и го

ворю - Федя пусти меня на диван___ Сажусь на его место и го

това завыть, как дикий зверь, от горячей теплоты ее тела___

И все это происходит передо мной___"

Судя по записям дневника Ольги нарушение близких отнош

ений между родителями летом 1923 г. еще внешне, для окружаю

щих, никак не проявлялись и были даже в чем то даже нежны.

"5 августа - Папа приехал...

6 августа, суббота - Бедный дядя Вася! Сейчас он пришел к

"дохтуру",как зовут здесь папу: зубы замаяли....У меня в го

лове много-много хороших сюжетов на сочинения. Я только жду

минуты, задушевной минуты, когда во мне что-нибудь загорится,

и я почувствую, что я могу _писать_.Папа говорит, что если я

начну писать,то у меня все время и будет писаться,- но нет....

Я сама не знаю, когда _захочу_...."

Осенью 1937 года отец Ольги вспоминал об этом времени:

"А он вдруг окликнул меня ласково и грустно:

- Лялька! Девчонка...

- Ну что, папа?

217

- А помнишь, как в Заручевье я и мать не пустили тебя с

Муськой за грибами? На какую-то вашу полянку......Давно дело

было...Ревели-то вы как, господи."

(Дневные звезды,стр.210)

19.08.1923 г. Из дневника М.Т.Берггольц в д.Плавищи

"Уехали Федя и Варя. И мной овладела такая грусть, такая то

ска, что я не знаю что делать....Ведь вот отчего, в момент

отъезда я поняла как плохо___, не___ хорошо___ в моей семье,

и понятно___, что он___ бежит от нее с удовольствием___"

Из дневника О.Берггольц

"20 августа.Папа и тетя Варя уехали. На сердце такая грусть,

такая тоска...."

Супруги в течении трех лет пытались восстановить преж

ние отношения, но как показали последующие события из этого

ничего не получилось.

Из дневника М.Т.Берггольц.

5.10.1923 г.

"Ярко, до боли ярко почувствовала и вижу, что Федю тяготит

он решительно хочет оградить себя даже от просто__чисто дру

жеского отношения, услуг и участия по отношению ко мне.....

....Как я его ждала сегодня, как хотела поделиться своим ре

шением (идти на работу-М.Л.)....а встретила резкую, грубую___

нетерпимость и раздражение, полное непонимание моего душевн

ого состояния... - неудержимо хлынули слезы___ и разговор на

этом кончился..."

11.10.1923 г.

"С каждым днем все яснее и яснее я вижу,нет,больше чувствую,

что разбитое целым никогда не сделаешь..."

(под той же датой)

"Тупое упорное желание Феди___принарядить себя, несмотря на

то, что дети полураздеты, без галош.... и вот уже месяц___он

твердит одно___ мне нужно Пальто, тройку, чистое белье____ и

галоши___На мои замечания - сделать покуда только Пальто и

приодеть___ детей, да заплатить долги Ив.Як. Ответ - ругань,

оскорбления..."

13.10.1923 г.

"Все чаще и чаще он говорит___ мне - уйди. Найди себе что

нибудь и уйди___ 18 лет прошло___ как___мы сошлись___и прож

или___ И за Эти годы нет заслуг у меня, за которые я получи

ла бы хоть___ простое уважение меня. Он гонит____ я не нужна

- так попрано и поругано все лучшее, все, что я отдала, а он

взял..."

15.10.1923 г.

"Спорили с Федей и он стал уверять, что у меня нет чувства

218

красоты. Нет, мое убеждение, что он ошибается - у меня боль

ше его, чем у Феди иначе, говорила я, твоя жизнь со мной бы

ла бы гораздо хуже, а ее и спасало именно чувство красоты во

мне.....Красота спасет мир - говорит Федя. Я скажу, что кра

сота во всем счастье человека...

22.10.1923 г.

"Источник счастья моего около меня и с каждым днем он жизнею

своей дает мне чувствовать,что для меня он умер."

Практически то же самое она, вспоминая это время, запи

сывает 11.11.1929г.

Но дело тут было, по-моему, не только в этом.

Мария Тимофеевна на свою беду оказалась однолюбом и ни

кого кроме своего "Федюка" за всю жизнь не любила и к момен

ту их воссоединения в 1920 г. была готова забыть все прежнее

и жить вместе в любви и дружбе.

Федор Христофорович к этому готов не был так как, сбеж

авши из семьи в 1911 г. он вплоть до 1921 г. только числился

волею обстоятельств номинальным супругом. Редкие радостные

встречи с родными во время учебы чаще, а потом раз в 2-3 го

да. Бивуачная кочевая жизнь совершенно не способствовала го

товности к семейной жизни. И только личная порядочность его

и любовь к детям подвигнула его в 1921 г.на это. Но холостые

привычки оказались сильнее его и настоящей семьи так и не

получилось.

Из дневника М.Т.Берггольц

18.11.1923 г.

"Как характерно. Была у А.А., разговор коснулся живописи___

я спросила какой ее любимый художник.- Врубель, Левитан, но

больше Левитан___ В тот же вечер___спрашиваю Федю- Какой ху

дожник тебе нравится, ответ был - Левитан. Конечно, это не

совпадение..."(А.А.- Гришечкина - симпатия Федора Христофоро

вича - М.Л.)

19.11.1923 г.(6 ст.ст.)

"Проводила Федю и детей в Школу...Сегодня я вступила в соро

ковой год моей жизни, мне 39 лет..."

В тот же день, вечером

"Была у нас Анастасия Андр. Это был визит для меня. Но я же

видела, что нет, не для меня. В Федином поведении было все

то___ что некогда принадлежало___ мне. Это милое внимание,

радость___ заполнявшая его от ее присутствия. У них стали и

общие интересы, обсуждения и рассуждения, которыми неохотно

делятся...Но вот она ушла. Я угостила всю семью, прибралась.

А Федя не вернулся. Тяжелое предчувствие томило меня. Неуже

ли и сегодня он уехал к ней___ Какая горькая обида, какая

небрежность ко мне..... Скоро два часа ночи, Феди нет..."

Ноябрь 1923 г.

219

"Вчера, когда как и обычно, Федя намывшись, побрившись и од

евшись поехал в город, у меня как и всегда в такие моменты

застонало сердце..."

28.11.1923 г.

"Как мне не хотелось верить, что Это так, но Это так, когда

я просила у Феди денег...А сегодня чуть, чуть, намекнув Феде

об Этом встретила опять, холодное, упорное несогласие со всем

Этим. Душа его для нас закрыта, напрасно я туда стучусь, там

Гришечкина теперь заняла все. Было так я взяла 5 м (миллион

ов ?), а он говорит, что же я так не могу, у меня остается

три, а я должен 5 м. Я поверила и отдала 5 и взяла три, из

которых часть пошла на домашние расходы. И вот чуя душой не

правду, три дня я следила и долг не был уплачен, эти 5 м.все

лежали в бумажнике. Вчера он попросил свежий воротничек,при

оделся, а когда вернулся то от 5 м. остался 1 с небольшим.

Водил в Театр Гришечкину, для нее он их отнял от детей и бе

рег до вчерашнего дня___"

10.12.1923 г.

"...Сегодня час тому назад Я говорила с Федей___ Говорила я

о его отношениях с Г. о его поездках к ней, о его внимании,о

том, что его положительно каждый вечер нет дома и даже о

предпологаемых его тратах, п.ч. на необходимое для детей не

хватает денег. О своих страданиях, и наконец о том, что эти

страдания могут меня заставить заговорить с _ней_ Я просила

его подумать над Этим и посчитаться со мной и моими чувства

ми и не допустить произойти всему,а он видел в этом лишь то

лько застращивание и требовал чтобы я сказала, как надо_____

поступать ему по отношению ко мне. Возможно ль Это чтобы я

получала от него, его отношения ко мне /зачеркн. - по моему

предположению/ мною продиктованные. Он не понял меня и полу

чился тяжелый, странный хаос. И все зло во мне, я не умеющая

подавить___ своих чувств, своего горя, гибну от этого___и___

заставляю____страдать___ его___

В тайне души моей мелькает надежда___на его отзывчивую___до

брую душу, какую я ее знала прежде.

Мелькает и гаснет - ведь прежде никогда___не бросал он мне в

лицо___ жестокими обидами___ и оскорблением___ которые я по

лучаю теперь так много___ много___

И Дети, какое безучастие и холодность к ним____"

26.12.1923 г.

"Нет не могу понять___ себя, Что за чувство___ заставляет___

меня так страдать.

Увидела сегодня два билета в зал Консерватории. Знаю,что это

не для меня, а пойдет он с Гришечкиной....

(Запись с той же датой)

"Как бы я хотела забыть /зачеркн.-этот вчерашний/ Родествен

ский сочельник и при всем желании Это невозможно....

220

Федя на сочельник ночевал опять у Гришечкиной и когда приех

ал домой вперед соврал, что был у Прусаков, а потом сказал,

что у нее. На мои слова - Это еще лучше! - Что же тут такого

____ты оскорблена в своих лучших чувствах.- Да! отвечаю я, и

А.А. совсем не то, что я о ней думала.- Она не виновата, на

чинает защищать он.- Это все я.- Во мне Это не укладывается,

Федя, сказать, что она не причина всему я не могу. Она ведь

знает, что я твоя жена, знает даже _немного_ и мои взгляды,

чувства и___ желания из наших же бесед с нею /зачеркн. - и

зная все Это/ и всем этим игнорирует, принимая тебя каждый

день, бывает часто с тобой в театре и на концертах, зная,что

меня ты этого лишаешь и наконец ты стал у нее оставаться но

чевать - она взяла у меня все. Куда девались твои чувства

уважения, внимания, корректности ко мне, ты даже не считае

ешься со мной как с человеком, а она разве этого не сознает?

Он горячо защищая ее, бросает мне,-У меня к тебе ничего нет,

ты мне противна, я с ней пойду и даже со всякой другой, но

не с тобой___ ты мне противна___ О, как метнулась душа моя___

Как от удара хлыста, Я встала и ушла за драпри на диван, я

не плакала, испугавшись той невыносимой боли души, которая

терзала меня. Одно было желание не показать /зачеркн.-боли у

меня/, а слезы неудержимым потоком бежали по щекам. Он подо

шел и опять стал говорить___ она не виновата. - Федя, она не

первая, но___ не из-за одной ты меня так не оскорблял, как

из-за нее. Она причиной, что ты забыл свою честь и порядочн

ость, а так же долг и обязанности.Не будем говорить обо мне

а и к детям и родителям, жизнь семьи ломается из-за нее. На

его уверения, что она ко мне питает очень хорошие чувства и

ему говорит, что он для нее безразличен. Я собираю все силы

и говорю,- Федя, теперь уж все ясно для меня, ходи /зачеркн.

- ночуй/ к ней по-прежнему, я тебе больше ничего не скажу_____

пусть будет это для твоей чести и совести.....Он ушел, а я

дала волю слезам___ безысходной печали, отчаяния и обиды....

....Эти два дня Федя дома, повидимому, на душе у него тяжело

и он страдает..."

30.12.1923 г.

"Нет, Ляля, учись не для того,(как сказал тебе папа), чтобы

когда тебя бросит муж,ты могла бы тогда этим заполнить жизнь.

Нет, не для Этого будущего учись___ и меньше всего___думай и

стремись к замужеству...."

1924 г.

Следующий эпизод, связанный с отцом и началом 1924 г.О.

Берггольц описывает так:

"В семье к моему стихотворчеству относились по разному....

Папе одно нравилось, а другое нет.Когда я прочитала ему

стих о нашем саде, он покрутил головой, взъерошил волосы и

221

сказал: "Очень здорово....Как у Пушкина!" - и целый вечер,по

привычке своей расхаживая по квартире и ероша волосы, гудел

первую строчку:

Ты дремлешь,старый сад,осыпанный морозом...

А когда я влюбилась в одного мальчика из девятого пара

ллельного и написала стихотворение:

Ландыши!Душистые,

Чудные цветы!

Слезы серебристые

Девичьей мечты,

он сказал: "м-да..." и негромко, но очень обидно пропел на

лихой мотивчик "Далеко до Типперэри..."

Сантименты!Сантименты!

Сантименты,господа!

И так как я знала, что для папы слово "сантименты" хуже

всякого ругательства, я расплакалась от огорчения и обиды.

Мама потихоньку утешала меня и говорила, что стихотворение

"чудное,чудное" и что папа не понял его......(Маме нравилось

буквально все, чтобы я ни написала...)....Но я-то знала, что

папа все понимает."

(Дневные звезды,стр.274-275)

"Смерть Ильича была для нашего поколения тем рубежом, с

которого мы из детства шагнули прямо в юность, почти миновав

ту тревожную, неопределенную пору, которую называют отрочес

твом..." (там же,стр.270)

24 января 1924 г.

"....я молча прошла на кухню, в Дунин угол, и стала писать

стихи о Ленине. Я написала о том, что только что было:

Как у нас гудки сегодня пели!

Точно все заводы

встали на колени.

Ведь они теперь осиротели.

Умер Ленин...

Милый Ленин....

...Я нарочно села в кухне, а не в столовой,чтоб никто не ви

дел, что я сочиняю, но отец, проходя мимо, заметил все-таки,

что я сижу над тетрадкой. Улыбаясь каким-то своим мыслям, он

сразу посерьезнел, увидев меня, и подошел тихонько.

- Ну что?...Вдохновение напало? - спросил он осторожно.

- Да.

- Ну-ну...Пиши девчонка. Я не буду мешать. Покажешь, а?

- Если выйдет." (там же, стр.273-274)

"....я прочитала его папе - без мамы, без Муськи, без Авдо

тьи, ему одному. У меня ужасно стучало сердце, когда я чит

ала, и застучало еще больше, когда я закончила чтение,а па

па ничего не говорил, только смотрел на меня долгим, новым

взглядом, потом протянул руку, молча прочитал стихи и сказ

222

ал строго:

- Перепиши начисто,покрасивей. Я покажу это в нашей сте

нгазете. Может быть, даже и напечатают....Мне кажется, могут

напечатать.

26.01.1924 г.

Через два дня он пришел с работы важный, даже какой-то

напыженный, и в то же время явно ликующий - он совершенно не

умел прятать радость, хоть на время прикрывать ее важностью

или безразличием, ему не терпелось раздать ее другим.В то же

время он не умел жаловаться на невзгоды - он стыдился, если

был несчастен,точно сам был виноват в этом....

- Ну, Лялька, дела обстоят так... - важно начал он и тут

же воскликнул, хлопая в ладоши:- Напечатали! Понимаешь,в на

шей стенной газете напечатали! Сказали - отлично.Поздравляю.

Теперь, пожалуй, ты настоящий поэт: напечатали!

Мне стало ужасно приятно и даже страшно..."

(там же,стр.275-276)

Так писала Ольга Берггольц о своем отце в конце 50-х

годов, то есть примерно через 30 лет после реальных событий,

отмеченных ею в дневнике тех лет. Надо сказать, что по-боль

шей части дневники посвящены ее частной жизни и общению с

подругами и учителями в школе, но несколько записей посвяще

нных родителям и жизни в семье все-таки имеются.Частично они

дополняются несколькими письмами, случайно сохранившимися от

тех лет и дневниками М.Т.

Из дневников М.Т.Берггольц

27.01.1924 г.

"Вчера, 26 января по новому стилю, Федя был у Гришечкиной и

приехал с подарком, она подарила ему часы на руку.Это не вы

звало в душе моей никакой неприязни, я в каком-то тумане не

понимания. О чем то Это говорит, а о чем не разберусь___ Что

то говорит мне, что во всем есть что то чистое, хорошее, ми

лое, я поражаюсь Этому голосу и соглашаюсь с ним свободно___ "

1.02.1924 г.

"Это жалованье Федя получил 550 р., домой принес 100, а ост

альные прокутил, часть из них дал задаток за пальто себе. А

у детей нет маломальски правильного___питания, нет у нас бе

лья, обуви, галош. Нет у детей учебных книг...Недавно он был

с Гришечкиной в Филармонии___ а сейчас___ бреется, готовится

сегодня ехать с ней-же /зачеркн.-конечно/в Мариинский театр,

кресла 15-го ряда___

Гришечкина подарила ему на именины часы, теперь он говорит

мне___надо___копить деньги на подарок ей.

Просил сшить ему английские рубашки, собирается сделать себе

костюм и___ купить штиблеты___ и думает этот год уехать на

юг___Гришечкина тоже___едет___ на юг.

Домашняя тяжелая атмосфера жизни___и отношение ко мне и дет

223

ям мужа...Где почерпнуть силы____..."

5.4.(23.3.ст.ст7) М.Т. с младшей дочерью Мусей уехали в дер

евню

Дневник Ольги Берггольц

"29-го.Суббота.Март.

....Уже 12 ч.ночи,а папы все нет.Сегодня получка.О!....К ко

му взывать, не знаю: к богу или чорту. Бессердечный отец!!О,

что с ним?

9-го Апреля. В школе. Среда.

Мама и Муся уехали в субботу. Слава богу! Надо в субботу по

слать им письмо. Бабушка и все со мной хорошо обращаются;

бабушка шьет платье очень хорошенькое, ленточки хочет купить

и ходотайствует о деньгах у папы и деда. Скандалов не было;

варят утром по яйцу - мне, дедусе и отцу....Папа тоже ниче

го; пьяный не был, в понедельник дал гривенник...

В воскресенье поедем, вероятно с папой к Палтовым. На пасхе

будут варить пиво,квас,поедем к Степановым...."

Действительно, и дочь и отец посылают в пятницу письма

маме и Мусе в деревню Глушино. Итак, письмо Федора Христофо

рыча жене:

"11/1V.1924.

Милая Маша!

Получил послания и рад, что вы кажется благополучно ус

троились. Дома сравнительно все благополучно и если бы было

побольше денег, то жить было бы можно.

Из этой получки прислать ничего не смогу надо будет отдать

оттуда для уплаты за электричество,да матери на платье Ляле.

Так получка тоже будет невелика, ибо вычет за боны и придет

ся уплатить за аренду сада и за пальто, которое заказал шить

Тасе, но может быть что-нибудь урву. Пока жив, здоров - но

самочувствие среднее. Целую тебя, Мусю. Привет Юленским.

Твой Ф.Б.

Р.С. о собачке придется только помечтать.

/Подпись - Твой Ф.Берггольц"/

К нему приложено большое письмо Ольги- пишет она о сво

их домашних и школьных делах,но упоминает и об отце:

"...На чулки папа обещался дать, вообще папочка хороший,и на

книгу сегодня даст,только все говорит чтобы я написала к Ли

линой. Я так и быть напишу, хотя не особенно мне хочется.Он,

как и всегда по вечерам уходит, приходит около 12, и я ему

открываю, но он _не_ выпивши ничуть...На праздник будут вар

ить квас, папа пиво....на обед был(третьеводнишный)борщ; его

доедают дедушка и папа,- мне - ну сил нет...."

21.04.1924 г.- в письме Ольги к матери и сестре от пишет,что

224

письмо опаздало:

"...Запоздало же оно из-за папы, у которого нет абсолютно ни

копьи, и он мне занимать не велел, и все оттягивал...папа ко

мне очень хорошо относится...Папа сказал,что он со мной съе

здит в Петергоф, или с экскурсией отпустит,....Мама, ты пла

кала, пишет Муся, когда читала папино письмо. Милая, почему?

Мамочка, Дорогая не плачь, не скучай! Я скоро приеду и папа

тоже...Сейчас у него нет ни одного гроша, он занимал 8 руб.,

а получка будет в субботу, да и то наверное. Теперь он сидит

без папирос, просит по 10 коп у бабушки и ходит озобоченный.

Говорит, что надо тебе послать, а в кармане - шиш....Вот па

па поехал в город продавать спиртные рецепты, и что-то прив

езет..."

И снова из дневника О.Б.:

"30-го мая

....Сегодня от катания на лодке все время качает.Хорошо по

катались, Петров великолепно гребет. Папа деньги не спрашив

ал - верно забыл....

2 июня - Понедельник.В школе

....Папа приехал ночью, тетя Тася наболтала будто он в Пете

ргоф ездил. Папа усиленно не отпирается, денег у него опять

10 коп, куда то потратил рублей 5. Ох папа, папа. Зачем ты?

Хотела бы я вдруг, по мановению жезла какой-нибудь волшебни

цы, превратиться в его сюртук, брюки и поглядеть, где он и

что делает. Гнусная человеческая порода! Нет, не хочу - зач

ем? Ведь он не подглядывает, не шпионит за мной. А сегодня

когда я уходила в школу он позвал меня и говорит: "Ляля тебе

в школу надо платить, ты там нашим скажи, что я заплатил, я

тебе на неделе дам денег," и дал 8 копеек на марку...Мой па

па! Как неловко я почувствовала себя перед ним...

....Пойду,куплю мороженного на 8 копеек, что дал папа, а пи

сьмо завтра отошлю....

6-го Июня.Пятница. В школе.

....Вчера папа пришел с дядей Петей - пьяные- распьяные, ед

ва держатся на ногах....и жалко и противно было глядеть на

них: "Эх! Скоты вы сейчас".... Больно становится за папу, и

плакать хотелось и смешно было. Папа потом - уснул.... Прие

хал Вечеслав Каменицкий, черноусый и черноглазый поляк, пап

ин товарищ с женой; опять пили...Я прочитала два стиха и по

казала диаграмму. Хвалили, обещали хорошую будущность... По

том уснули опять. Д.Петя икал, громко, отвратительно.....

....Гнусно! "

Из письма Ольги к сестре примерно от этого времени:

"....учи уроки:_папа_сказал_,_что_если_ты_не_перейдешь_в_"Д"

кл_,_то_попадет_мне!_"

225

Из дневника Ольги в деревне

"18/19 июня.Среда/четверг.

....Мама и папа ушли на "рыбловлю". Наверное принесут полт

оры рыбы.

_23_июня_,_Понедельник_

....у (фельдшера) Ив.Евг. есть пруд. Довольно чистый пруд,

где водятся караси. Мама и папа попросили половить рыбку,фе

льдшер разрешил и они примчались (пришли) с удочками....Я не

поймала ни одного карася, а папа с мамой наловили 21 штуку,и

мы их завтра зажарим...

_27_июня_._Пятница_

Вчера "тряхнули стариной" играли четвером в "козла".Му

ська и папа оставили нас с мамой козлами и немудренно - они

отчаянно мигались и имели хорошие карты, а нам с мамой отча

янно не везло. В результате мы за всю игру открыли всего 3

очка.Я сказала вчера, что мне скучно без Питера,и мама и па

па на меня набросились. Папа говорил, что я хожу, (как поте

рянная!), что все эти выставки,захватывающие меня с головой,

не имеют никакого хорошего влияния. Прошла выставка и я"ску

чаю" и не могу себе наполнить день.Что своего "я" личного во

мне ничего нет, а все это поверхностное...."

Дневниковая запись М.Т.

(а м.б. и письмо)

(лист 17х22 в линейку простым карандашом)

"27 июня, Глушино,1924

Федюк! Я не все тебе сказала, а мне хочется чтобы____ты знал

обо мне___ то___ что есть___Худо это или___хорошо___ мне все

равно____Я говорила тебе сейчас___ Федик___может___быть___ты

и презираешь___ меня за___ Это___ и может___ быть___в этом___

и мое ничтожество___ что___ все___чувство___оскорбляющее мое

достоинство___ попирает___любовь___и я люблю, люблю___тебя и

не могу оторвать___ от тебя мое___сердце. Сколько раз я ста

ралась___ свернуть с этого___ пути___ и невольно___ опять___

была___ на нем___ Волнение мне___ не дало___ больше сказать_____

тебе___ А я___ хочу сказать___ тебе что___ чувствую___Федюк___

я и теперь___ не боюсь___ этого___ что___любовь моя безпред

ельна___ как небо___и вечна___ умру она___ будет жить - умр

ешь ты, но вечно___ будешь жить в моей___ любви_______ - для

тебя может быть все это__ не серьезно___ для меня полно глу

бины___ и истины_____ в любви моей отражается___ и небо___ и

природа___ так-же чередуется___в ней весна с летом, осенью и

зимой и____ опять____ с весной___ летом___ и т.д. так же мое

солнышко____ то греет, то только___светит, а иногда и теперь

и часто___ тучки заслоняют его от меня____ Но___ верь___ те

перь___ любовь моя___ только___ дает и ничего для___ себя___

не требует___ Это___ единственная моя победа___ над ней___"

226

Из дневников Оли Берггольц

"_30_июня_._Понедельник_

Вчера уехал папа....в субботу пришла Анна Ивановна Гол

инская и пригласила нас всей семьей обедать в 2 часа. Но па

пе в 6 надо было ехать и потому он взял свой пакет туда,что

бы оттуда ехать на станцию с Петр Петровичем, мужем Ан. Ив.

Там,т.е.у Голинских ничего особенного не было (описала знак

омство с тамошними ребятами-М.Л.)....Папа и все взрослые уг

оваривали нас что-нибудь поставить....Всем нам (ребячей ком

пании) эта мысль очень понравилась и мы с жаром стали обсуж

дать, что бы поставить....И потом папа вдруг заявил, что это

все зря, что опять связывать себя не стоит, а лучше гулять и

учить французский. Он задал выучить 600 слов и изучить всю

книгу! Это с ума надо сойти! 600 слов!!!......Да! 600 слов и

вся книга! А еще на душе Муська с ее занятиями.....Только бы

она перешла! А это папа прямо сказал:"Муська не перейдет- ты

будешь виновата!"....

3 июля,четверг.

...Ура!Получили от папы повестку на 5 рублей.Скорей бы при

везли деньги со станции....

7 июля,Понедельник.

...Сейчас приехал Титов с Торбина.Привез денежный перевод....

18 июля,Пятница

Я плакала сегодня может быть самыми горькими слезами. Я

плакала оттого, что мне жаль было мою маму: оттого, что па

па, мой папа, я увидела его с такой нехорошей стороны; отто

го,что бессильна была помочь чем-нибудь; оттого, что жалко

красного лета...Это было вот как. Мы должны более 30 руб., а

денег все нет и нет.20 р.должны своим хозяевам. Мы, и больше

всех я помогали посильно им в сене, я занимаюсь и по геомет

рии и по языкам с Люсей (дочка хозяев). И вечером после убо

рки Ив.Ив. 2 раза приносил нам кусок хлеба в 2,1 ф.(840 г.),

говоря, что это "не в счет". Обидно! Я работала ради работы,

ради помощи еще отчасти за то, что живем в долг;а тут- хлеб!

Вчера мама отказалась от него. Никто не поверит, если сказ

ать,что мы питаемся хуже, чем в Питере! - Молоко, хлеб, яго

ды, да иногда мама напечет белых колобушек. А денег все нет

и нет! И вот сегодня мама стала писать в Питер письмо,не па

пе, а старикам, где просила их сказать папе, что в каком мы

положении. Первый раз в 15 лет замужества она обращалась к

старикам, чтобы они "сказали Феде". Письмо пойдет без марки!

-нет денег на марку. Представляю себе сцену в доме после по

лучения письма. Бабушка захлюпает, быть может взбесится, па

па тоже будет раздражен... И вот, когда мама написала явился

один из сыновей Ив.Ег. и принес письмо от папы на 11 руб! 11

руб! А мы должны 30! Папа писал, что денег нет, что Кока ра

стратил чужие деньги, надо платить, что"надо и на личные ра

сходы оставить" и что 28 июля вышлет еще 10 руб. Господи! В

227

какую же прорву идут деньги у нас в Питере! Единственно на

жратву- 30,50 р! Ведь - получает и дедка и папа домой, а мы

должны на 20 р.- жить,есть,пить. Прав был дед, говоря, что в

деревне мы будем голодать....

21 июля, Понедельник

...В пятницу ходили к баронессе Мендель, чтобы сообщить ей

об участи ее родственников. Папа написал по ее просьбе в том

письме..."

Дневниковая записочка М.Т.

(на 1/3 листка в клеточку карандашом с 2 сторон)

"21-о июля Глушино 1924

Как гадко___ жутко___ у меня на душе. Первый____ раз за

15 лет я позволила себе обратиться к его родным с просьбой

повлиять на сына, чтобы он получше___относился к нам, к сво

ей семье т.е. ко мне и детям______ я унизилась сама___ перед

собой___ меня нравственно___ мутит от этого поступка____ Как

я решилась на Это? Но дело сделано___ письмо___ час тому на

зад отправлено___ Он поставил нас в обидно-унизительное пол

ожение, выдавая нам на содержание 25 руб только____ А теперь

все преувеличенно дорого___ и нам не хватает. Я кругом задо

лжала. И это он выделяет нам из жалования больше 80 руб: то

чно я теперь не знаю______ он стал скрывать, даже сколько он

получает и Это тот Федюня. Как больно, что в жизни___так ид

ет. Как плохо на нем отражается это его увлечение Гришечки

ной____ оно___заглушило___ в нем его добрую___честь___долг___

обязанность_____ А главное душу, души в нем не стало____ Тот

Федя, с душою, не так к нам относился. Теперь в нем отражае

тся она. А каков она___человек? В ней есть ум, ученость,зна

ние специальности. Как будто стремление к искусству, она го

ворит, что она неверующая. Такой я ее знаю___ а думаю чутко

сти___ нет___ в ней___нету___. "

В конце июля в деревню приехала тетя Валя с детьми- Ле

кой, Люсей и Таней и они мыкаются все 7 человек вместе ...

Из дневников Оли Берггольц

"14 августа, четверг

....Уж тучи - неприятности собираются над нами. Уже около 40

р. задолжали мы кругом... Кому мы не должны? Неизвестно.А на

молоко набавили и с роскошно изготавливаемых /зачеркн.-хлеб

ов/ "наполеонов" снова надо сесть на молочко с хлебом всей

нашей шатии. А денег все нет и нет! Папа обещал выслать сра

зу же после 1-го, но уже 14-е!....

Пятница, следующее число

Мне _так_ никогда еще не было скучно без моего папы во

время летнего пребывания на даче...А теперь, Господи, до че

228

го мне охота видеть его, моего милого, милого папусю. Слав

ный мой! Хороший! Милый....

....пошли на Мишуковские сопки. Здесь, когда я взошла на со

пку, на которую мы с мамой и папой забирались мне стало еще

скучнее...Скорей бы увидеть моего папочку.

19 го Августа

Получили повестку 17 на 20 руб. Неизвестно кому; завтра

привезут деньги."

"_18_октября_,_Суббота_

"...Дело в том, что Лека и Таня (дети тети Вали-М.Л.) захво

рали, не то скарлатиной,не то дифтеритом....Папу звали 2 дня

тому назад, он не пошел, хотя обещал, вот уж(пижонство?).Не

ужели не сходит сегодня, когда его просила мама...Неужели не

сходит? Если нет, то еще одно новое разочарование в папе бу

дет для меня....Эгоист он, эгоист глубокий. Или нет?......О

нет, нет! - Сходил....

_19_октября_

Да,сегодня когда я и Лиля шли от Вали Бычковой, Лиля мне го

ворит: "Ляля, а правда, что твой папа за барышнями стреляет,

я слышала". Как мне было стыдно. О! Правда ли?? Я замяла ра

зговор, сказала, что это глупости....

_23_октября_

Забежав из школы домой, поела и с трудом выпросила позволе

ние идти (к подруге с ночевкой) для чего был собран семейный

ареопаг....

_24_октября_

....А дома куча целая всяких неприятностей. Сегодня день ро

ждения крестного; я уезжала (на врачебный осмотр), а когда

приехала в 5 часов,то за полупустым столом сидели пьяные па

па и фельдшер....Мерзкий человек! Гнусный! По большей части,

да и всегда почти, папа приходит пьян из-за него.Св...ь!....

Папа в тумане - пьян....Гнусно все. Хоть бы умереть....

4 ноября

....Она (мама-М.Л.) так работает теперь шапочки, сидит ноча

ми, а лишь один дедушка понимает ее, а бабка ругается, прит

воряется, а папа часто говорит обидные вещи, какие мама не

говорит мне. Мне стыдно и больно перед нею досадно, что не

могу ей помочь зарабатывать деньги. Я стараюсь не расстраив

ать ее и делаю дома все, что могу...

....Как тяжело.Папа пришел пьяный и сказал Мусе- "Покажи са

поги"....Муська показала - сапоги были чистые, а папа схват

ил Мусю за волосы и качнул 2 раза голову. Муся заплакала,- а

мама сказала: "Вы всегда на одной Свою злость вымещаете"

"Ах,так вы хотите той и другой было - можно!" - и взял и де

229

рнул меня - мне было больно и обидно.Слезы сами собой брызн

ули, как я не старалась сдерживаться. Самая главная боль бы

ла где-то глубоко-глубоко... Я скоро перестала плакать, вер

нее сдержалась, хоть слезы душили меня. Как, ни за что,ни за

что!? Папа обидел меня и Мусю! И маму. Анализируя все прои

сшедшее мне показалось, что мама была бы еще хуже недоволь

на, если бы попало одной Мусе; Я шла на собрание (в школу

М.Л.), а в душе так и клокатала обида, досада, слезы капали

из глаз... Завтра, верно папа даст деньги, я откажусь...Тяж

ело.......

(Далее описано собрание в школе-М.Л.)

......А дома во время моего отсутствия разгорелась еще более

возмутительная сцена: все поругались. Папа обидел маму - ой

тяжело. Папа упал в моих глазах так низко....

12 ноября

Неохота,а надо....Да надо работать. Нет, охота, охота...Надо

помогать маме шить халаты, он взяла заказ. Ну это ничего, а

вот заплаты, да папины носки вот мразь-то где...И никогда их

не зачинишь, все время рвутся. Авдотья приехала,все пошло по

старому, т.е. в кухне грязь, бабка довольна и т.д. Мама нер

вничает, отец злой - тяжело....

14 ноября

....Папа сказал,что в стенгазете, у них на "Красном ткаче"

просили моих стихов,я дала....

18 ноября

Я боюсь как бы не захворал папа той же болезнью, от которой

умер Троцкий.Он все время с ним возился и теперь у него бол

ит горло, болит и голова. Ой, эта мысль дика: Господи,до че

го папа неосторожен....

Ну я надеюсь,что все обойдется!....Дома целое болото. Дуня и

бабка, как 2 жабы....Бабка все время шипит кресному о маме....

Милая мама. Ты одна, как лилия на болоте. Папа часто груб.

О, как я боюсь, чтоб он не расхворался.....Мама тоже волнуе

тся....

....Сейчас говорила с папой.Начали о газете (Ольга в школе

член редколлегии-М.Л.), а кончили за упокой.

....папа начал упирать на языки, пошел, что летом я ни чер

та не делала и сказал, что все это налетное и напускное. Гл

упо и странно и смешно. Во 1-х мне обидно, что папа не оце

нил ни моего большого труда в деревне ничего и потом. В од

ном случае он требует с меня как с 18-илетней, а с другой

считает меня какой-то восторженной не глубокой. Обидно!!!!

"Ты должна учиться лучше всех!"

19 ноября

....Папа пришел подвыпивши, и начал говорить о том,что хрис

230

тианство запятнали христиане, а коммунизм - коммунисты. Тоже

и мама подтверждает....

....Папа говорил чужие фразы, я чувствовала это и как то

снисходительно. Но он был пьян, и что от него требовать. Он

сказал, что все это наплывное, трафаретное. То я увлеклась

авиацией, теперь комсомолом, потом влюблюсь....Я думаю, что

он говорил это находясь под влянием вина. Ни папа, ни мама

не подозревают, что я рвусь к авиации, что я люблю авиацию,

как мечту, как чудную, небесную мечту..... Нет я не отказал

ась от нее, но я не говорю им, они относятся как то недове

рчиво, особенно папа....

25 ноября

Вчера до 12 спорила с папой и мамой. Они доказывали несправ

едливость современного строя, а я его защищала. Да несправе

дливости много, но ее надо изжить и она будет изжита...."

".....Меня же все более угнетала атмосфера дома. Отец много

пил, я скоро поняла, что мать страдает оттого,что они не ла

дят, что он изменяет ей. Были они, конечно, совсем неподход

ящей парой. Отец был жизнелюбив, обладал огромным чувством

юмора (а мать лишена этого чувства абсолютно), в бабку (свою

мать - М.Л.) вспыльчив и ревнив, прям и совершенно непосред

ственен (а мама, бедняга, все время кого-то изображала), был

он влюбчив, любил женщин, вино, веселье, песни, искусство. А

главное - он любил свое дело, работал не просто добросовест

но, а с сердцем, был по-настоящему демократичен - ткачи и

ткачихи (он с 21-го года стал работать в амбулатории ф-ки

"Красный ткач") его просто обожали. Он очень часто, придя с

работы, беспокоился, что вот сегодня на приеме была у него

ткачиха, которой вскрыл нарыв,да что-то ему в этом нарыве не

понравилось - и бежал пешком по грязной и темной Невской за

ставе за тридевять земель на дом к ткачихе - узнать как и

что, помочь, если надо, - и таких случаев бесчисленное коли

чество, повседневно."

(О.Берггольц, Черновые материалы к автобиографии,1952 г.,

неопубл.)

20 декабря 1924 г. - смерть Ольги Михайловны.

Из дневника М.Т.Берггольц

"25.12.1924 г.

"20-го Декабря умерла Мать Федина. Смерть ее была для нас

неожиданна. Смерть ее всколыхнула мою душу и подняла волну

укора совести и до сих пор переливается эта волна в душе мо

ей___ С ее смертью неизбежная перемена в нашей семье и эта

та перемена___ принесла мне /зачеркн.-злую___ злую___/ горь

кую обиду___."

231

31.12.1924 г.

"Проснулась сегодня и душу охватил какой-то гнет___ и почти

ясное предчувствие, что сегодня опять получу удар все по тем

же струнам души....Так оно и было__ Федя приоделся и вскоре

слышу он потихоньку одевается в___ передней___ выхожу и он

быстро___ шмыгает в дверь и уходит___ Новый Год поехал встр

ечать к Гришечкиной....

1925 г.

16.02.1925 г.

"Федя не ночует дома, я проснулась, на душу стала набегать

волна грусти и тоски...

Я знаю, что он у Гришечкиной. Ну что же он делится на ее и

на меня, и я принимаю и тот маленький дар, что дает он мне.

Вот только сегодня я слышу в душе горький глухой смех - это

ответ на письмо Гришечкиной..."

(письмо это сохранилось)

1.03.1925 г.

"Федя не ночует. Ляля, Муся милые детки. На душе Тупо,пусто,

гнетно____"

11.03.1925 г.- Ф.Х. посетил Гришечкину и забрал у нее письмо

на 2-х листах из ученической тетради в двойную зеленую линей

ку простым карандашом.

"3 марта 1925 г.

Добрый родной мой Белый!

Ты я думаю и сам сейчас чувствуешь, что твои полгода борьбы

со своими переживаниями. То, о чем ты просил меня предпослед

ний раз, должно оказаться мифическим, если мы будем встреча

ться. Теперь мы должны___ будем неизбежно___ возвращаться все

к тому же самому, что внесет еще больше надрыва достоевщины в

нашу жизнь. А потом, прости меня мой дорогой Федя за грубость

письма. Может быть, Фединька, через несколько лет я и соглаш

усь____ на амплуа любовницы (да еще и не единственной), к ко

торому ты меня неизбежно влечешь____ Но теперь я____ еще могу

потребовать от человека, который мечтает или вернее требует

полной принадлежности ему, чтобы и он на алтарь своих чувств

клал все свои помыслы и стремления как духовные, так и телес

ные. Пусть___ Это будет месяц___ пол месяца___ но чтобы я чу

вствовала, что это для него не ультиматум или требование, а

что___ в этом его жизни насущная потребность.

Все Эти требования вещь бесполезная, я чувствую, прости Федя,

меня пожалуйста, что сам___ ты____ не можешь отказаться ни от

М.Т. ни от той___ которая ставит тебя так же ультиматум /нрзб/

что я уверена, что ты находишь___ и в том и в другом чувстве,

что это для тебя необходимо____ может быть полигамность есть

суть мужских___ переживаний. Мне, белый, Это очень трудно____

своею___ женской техникой понять. И потому Федюша я сама ухо

жу от тебя, ухожу потому что хочу сохранить, жажду сохранить

232

то хорошее, ту духовную привязанность ты нес мне, если сущес

твует оно отдельно от физической. Федя, так как____ дальние

проводы лишние злезы, не стремись увидеть меня___ пока я сама

не позову тебя___ Федя, родной мой, чужой, но все же хороший.

Напиши мне если можешь. Видишь ли я как и все люди эгоистка и

не хочу терять тебя всего и хотя бы иногда чувствовать, что у

тебя сохранилось теплота и близость ко мне.

Я до сих пор не чувствовала как ты____ глубоко вклинился

в мою жизнь и заполнил ее своими переживаниями большое прос

транство, если можно так выразиться и мне иногда кажется пря

мо невероятно___

Как это ты исчезнешь вместе со своей привязанностью из моей

жизни. Федюша милый пожелай мне поскорее изжить тебя и спаси

бо тебе за красоту твоего чувства____

А.Гр------- /роспись/

11 марта

До самого последнего момента я не знаю смогу ли все-таки не

видеть тебя____ Но всей своей логикой, всем своим разумом я

говорю себе: надо, надо кончить!

Я говорю себе___ он человек___крепко привязанный к своим при

вязанный к своим привычкам, ему трудно порвать, он хочет со

вместить несовместимое. Душу дать одной, тело другой___ а____

жизнь___ личную___ повседневную и заботы семье.Он заблудился,

все дороги одинаково соблазнительны____ но на каждой____ ясны

тернии, которую выбрать. Но когда я вспомнила твою мягкую не

обычно солнечно-теплую душу, так трудно отказаться от нее,ко

гда ты ее предлагаешь___ Но Федя жизнь____ есть жизнь____ Мне

нужен не любовник, а друг и на радость и печаль, ты___ предл

ожил мне быть им. Я всей душой откликнулась на Это___ но ока

залось___ что Это для тебя легче сказать, чем исполнить____ И

я, Федя родной близкий мой___ больше не могу. Я хочу уйти,Это

очень, очень больно и почти невозможно___ ноя хочу___ попроб

ывать___ Ты не терзайся, ты тут невиновен. Ты давал и хочешь

дать всей своей душой___ все, что ты мог. Больше от тебя не

льзя требовать___ Федя ты не знаешь___ цены родной мой___тво

ей души. Она пахнет фиалками, пробуждающейся весной____ лесом

и обладает немсчерпаемым___ источником___ теплоты и ласки. Но

нет___ родной___ мой___ если можно Это письмо не бери с собой,

а оставь у меня чудный мой___ всего доброго.

Галочка"? /подпись/

11(или 17).03.1925 г. - и в тот же день начал писать ответ и

продолжил его 17.03.25 г.

На гладком листе 36х22,простым карандашом. Нечто среднее ме

жду комментарием к письму Гришечкиной? и черновиком письма к

ней же в 3-х отрывочных записях.

233

1.

"11 Марта 1925 (а в действ.17го). В плохую лунную ночь.(Это

го не было вчера - было пасмурно).

2.

"читаю твое письмо и ночной тихий ласковый свет успокаивает

мятежную душу мою...

не оценил я лунно солнечного света глаз твоих, ни аромата

души твоей, ни прекрасного прибоя улыбки твоей"

3.

"в своей необузданной человечности я хотел все эти скомкан

ные загрязнения смыть. Я не совмещал тебя. Я нахожу первопл

ощение тебя в другом, я пользовался всем этим - обманывал их

и себя. Многих любил, родная.

Из ласково-милого твоего письма я вижу, что человек может

совершить самые низкие преступления и самое болшое преступл

ение даже на мгновение не уничтожит аромата и свежести и ду

ховной чистоты окружающей тебя.

В житейском океане пошлости ты тот маяк аромата и свежести

жизни - всегда была, есть и будешь для меня. Прости меня за

все и помни улыбки радости и слезы печали твои - мои

Целую тебя

Ф.Б-ц"/подпись/

Из дневника Муси Берггольц.

"13 апреля 1925 г.

..... Папа каждый божий день приходит в 12, в 1,в 2 часа но

чи и я знаю, что нередко выпивши."

28.06.1925г. - Мария Ивановна Грустилина пишет из деревни

письмо дочерям и сыну в Питер. В деревне она живет с доче

рью Марией и внучками. В письме она беспокоится о зяте и как

он устроился с обедами в связи с ее отъездом из города. Пер

едает, что у них здесь все нормально. Дети здоровы и послуш

ны.

23 декабря 1925г. - смерть Христофора Фридриховича

1926 г.

1927 г.

1928 г.

Начало 1928 г. - свадьба Ольги и Бориса Корнилова. Они живут

на Палевском.

август 1928 г.- Поездка Федора Христофоровича на юг

Письмо Ф.Х. к М.Т. на обороте черно-белой фотооткрытки

"N 13 Новый Афон.Общий вид с горы" Текст фиолетовыми чернил

ами:

21/VШ 28 Дорогая Маня!

Приехал на Афон благополучно. Уеду 11-го сентября, если

хочешь чтобы привез фруктов, вышли деньги рублей 10 по адре

234

су Ахали - Н.Афон почтовое отделение до востребов.

Привет всем.Целую тебя.

твой Ф.Берггольц"/подписью/

1928-1929 учебный год читает курс лекций по хирургии уха,го

рла, носа в Институте повышения квалификации врачей г. Лени

нграда

13.10.1928 г.- рождение внучки Ирины

Из дневников М.Т.

"11/23 ноября 1929 г.

"....И вот нас то всех Федя не любит. Хочет уйти от нас....

Ведь, в сущности, он давно отвернулся от нас. У него чувств

хватает только на Анастасию Гришечкину.... вот уже четыре

месяца я без службы, а зарабатывала я много от 150- 250 руб.

Содержала семью, окупала все расходы. Он же давал денег, ко

торые оправдывали только его. За время моей безработицы он

не прибавил ничего и мне с Мусей приходилось жить на то, что

закладывали, а теперь мы на содержании Ляли и Бори. Я зараб

атываю пустяки, это меня угнетает...."

1930 г.

Январь 1930г.-Октябрь 1939 г. - хирург санчасти при амбулат

ории фабрики "Красный ткач"(из фабричного "Личного дела")

Из дневников М.Т.

"16 01 1930г.

Я не знаю что мне делать:...много раз Федя ставит вопрос пе

редо мной - он хочет уйдти от меня.

...Вот и сегодня. Пришел хмельной___ стал говорить, что пот

ерял себя, стал сильно плакать, убеждать, что он так не мож

ет продолжать жить и что он уйдет из жизни. Необъяснимо жаль

мне его в эти минуты, чувствую, что он___ действительно стр

адает.... - он любит Гришечкину, которой нужен полный разрыв

с семьей... Но и ей нужен покой совести. Это я вижу из слов

Феди, она говорит___ Как отнесется к этому М.Т. Она боится

сделать больно___ ей нужна моя согласованность..."(Далее ид

ет тяжкое согласование того, что нужно Феде с остатками люб

ви к нему М.Т.)

"17 01 1930 г.

Я смогла и сказала Феде сегодня.

Когда он стал говорить___ что___ скоро___ решится его вопрос

жизни. Зачем смерть___сказала Я. Этот вопрос можно разрешить

иначе. А как? Я вижу, что все дело во мне___вам___ надо что

бы я сказала решительное слово___ и___ я не желая твоей сме

рти говорю___ устраивай___ свою жизнь как хочешь___ и скажи

там, что___ со мной согласовано___ Разговор продолжился, но___

немного и тихо___ и мирно___

Мне было___ ужасно___ тяжело___...."

235

19.03.1930г.- Муся ушла к Ю.Либединскому

18.06.1930г.- Мария Тимофеевна в письме к дочери Марии пишет,

что папа(Ф.Х.) вернулся в Ленинград 15-го.

24.06.1930 г.-"Оля разошлась с Борисом"из письма М.Т. к доч

ери Марии

17.08.1930 г.- она же пишет, что папа привез тяжело больного

Шуру к ней за город в д.Залязи, где она живет с дочерью Оль

ги Ириной. ("Отношения мои с ним /т.е.с отцом/ тяжелые"

1.09.1930 г.- Ольга в своем письме сестре Марии передает бла

годарность от матери за деньги, а "папа-свинья не давал ей ни

копейки, а сам на трех работах"

Сентябрь 1930г. - "Папа уехал в отпуск на юг в Новороссийск

к Лосинскому, оттуда собирается ехать путешествовать, куда

ничего не знаю - ничего не пишет." (из письма М.Т.дочери Ма

рии и зятю в Симеиз, примерно 5-6.09.1930г. т.к. поздравляет

дочь с днем рождения, которое у нее 9 сентября)

1931 г.

16.08.1931 г. - дочь Мария родила от Ю.Либединского сына Ми

хаила(т.е.меня)

Вместе с моим появлением на свет у деда моего Федора

Христофоровича появился еще один пациент-родственник, в обе

спечении здоровья которого он принимал самое действенное уч

астие, как по свидетельству моих родных, так и по моим собс

твенным воспоминаниям, котороые будут изложены ниже.

1932 г. и позже

"За Невской заставой, в старом доме нашем, остался жить папа

(они разошлись с матерью, и мать жила у дочери Марии), тетя

Варя с бабушкой Марьей Ивановной - бабой Машей....

....она заботливо обихаживала бывшего зятя - папу, когда он

бывал дома,....

...Волнистые белокурые волосы папы стали седеть и редеть,хо

тя он при случае все так же лихо ворошил их и напевал стари

нную заставскую песенку:

А носил Алеша кудри золотые!

Пел великолепно песни городские!

Как же тут Марусе было не влюбиться....

Он работал все там же, врачом в амбулатории при бывшей

фабрике Торнтона, ныне "Красный ткач" имени Тельмана, куда

поступил он после гражданской - после кронштадского льда, на

котором завершилась его военная слкжба.

236

Он бывал иногда у меня в неправдоподобно маленькой, ка

кой-то "понарошечной", макетной квартирке, "дома-коммуны", а

я никак не могла вырвать время побывать у него - ни на фабр

ике, в его ветхой деревянной амбулатории, где у папы, собст

венно, был второй дом, где много лет выращивал он какие-то

необыкновенные для Ленинграда розы, ни в запущенной комнате

его в нашем старом доме."

(О.Берггольц,"Дневные звезды",стр.244-245)

".....Тут надо сказать, что с тех лет, как я вопреки отцовс

кой воле, ушла из-за Невской заставы, папа считал "моими" и

партию, и всю историю, и все победы наши, и все недостатки.

Он говорил: "Ну, кажется, с твоей пятилеткой что-то все-таки

выходит..." или: - "Ну вот, опять твои товарищи перекачали".

Да, в общем, все было "мое", и я отвечала перед папой реши

тельно за все - ух, это было трудновато!"

(оттуда же,стр.260-261)

Весна 1932 г.- Федор Христофорович в составе Ленинградского

санитарного отряда на посевной под Челябинском (Из Автобиог

рафии 1944 г.)

"Надо сказать,что в самом начале тридцатых годов- в 1931

и 1932,когда Самуил Яковлевич Маршак редактировал первые мои

детские книжки, папа как-то прибежал ко мне страшно оживлен

ный. Каким молодым он был еще тогда! Как часто и упоенно хо

хотал - именно хохотал, а не смеялся!

- Лялька! - закричал он чуть ли не с порога. Я в газетине

нашей читал, что Маршак твой в Германию едет.

- Да. А почему ты так взволнован этим?

- То есть как - почему? Вот рецептики. Один- на меркузал,

другой- на люминал. Понимаешь, там у немцев фармокопея знам

енитая - байеровская, у нас таких лекарствий делать не науч

ились. Понятно?

- Пока нет.

- Ах, господи! Все-то вам разжуй и в рот положи.Ну, у ме

ня одна такая ткачиха, хорошая такая баба, отекает страшней

шим образом - меркузал ей нужен. А одному ткачу- хороший та

кой мужик, старательный - люминал. У него какие-то припадки,

типа эпилептических, хочу попробывать люминалом его лечить.

Ну так вот, пусть Маршак из Германии привезет мне меркузалу

и люминалу. Только непременно байеровского.

- Папа, да ты ....да ты пойми - это неприлично, неудобно.

Ему же за все это валюту выкладывать придется. Неудобно мне!

- Очень даже удобно. Скажи - просит мой папа, старый док

тор. Маршак умный, он все понимает, он пишет отлично: "Крок

одил, крокодил, крокодилище!"

- Да это не Маршак, а Чуковский

237

- Верно. Спутал. Но у Маршака не хуже. Про вас, про всех

писателей:

Разевает щука рот,

А не слышно, что поет....

- Это Самуил Яковлевич вовсе не про нас писал! Ты просто

демагог!

- Про вас! Я читатель, мне виднее. В общем, я знаю,что он

человек хороший. Ребята его стихи любят......На рецептики. И

попроси Самуил Яковлевича. Скажи - мой папа, старый доктор,

просит. Для своих ткачей.

И я, пропадая со стыда, все-таки просила Самуила Яковл

евича, а он так просто и охотно брал папины рецептики, что

стыд мой исчезал, и он два или три раза привозил то,что про

сил отец.... Наверно, до сих пор не знает Самуил Яковлевич,

сколько папиных ткачей и ткачих помог он папе поставить на

ноги, спасти от смерти...."

(О.Берггольц,"Дневные звезды",стр.322-323)

лето 1934 г.- смерть Маи, внучки от Ольги

12 08 34г. В письме Ю.Н.Либединского к жене в Москву:

"Я прервал письмо, т.к. Марью Тимофеевну вызвали за зас

таву - бабушке что-то стало плохо. Оказывается неладно с ру

кой - началось какое-то воспаление.

Она вернулась - старуху взяли в больницу - Федор Христ

офорович резал ей руку - операция прошла благополучно, но

принимая во внимание возраст..."

27 11 34г. В письме Ю.Н.Либединского к жене в Москву:

"Вчера Федор Христофорович меня выстукал и велел поста

вить горчичники на бок, мне их поставили и сейчас мне уже

лучше. Но придется день два поваляться.

1936 г.,начало. В письме Ю.Н.Либединского к жене в Москву:

"Об Ирине - с ней - без перемен, а это одно достаточно

плохо. Мне кажется надо ждать худшего, по крайней мере так

говорит Федор Христофорович."

14 марта 1936г.- смерть Ирины, внучки от Ольги

1937 г.

Январь-февраль 1937 г. - переезд дочери Марии в Москву вмес

те с семьей.

Май 1937 г. - исключение Ольги из партии и, очевидно, именно

тогда Ольга ездила к отцу в амбулаторию на фабрике "Красный

ткач". Именно об этом визите она вспомнила 1-го февраля 1942

г.во время свидания с отцом после смерти в конце января 1942

238

г.Николая Молчанова 2-го мужа Ольги Берггольц.

Июнь 1937 г.- исключение из партии моего отца, Юрия Николае

вича Либединского.

"Я вам писала, что продала Шкаф за 850 р. и Отец дал 250

р. и я выкупила облигации. Надо их продержать до 25 июня. Я

так и Папи сказала, что потом заложу и отдам ему деньги. Бы

вает он у нас очень часто за Лялю и за вас волнуется. Но вот

Мусена не хорошо, очень не хорошо, что ты отцу не напишешь,

все же хоть немного, но он вам помог - взял и вынул с книж

ки все что у него было и Мишу отправил к вам как следует. А

ты знаешь Отца - такое ваше молчание для него не безразлично.

И потом Муся он давно просил меня, чтобы ты прислала из Мос

квы ему _КАНВЫ_"

"...сейчас папа хлопочет для Ляли комнату в Вербье, это Муся

ты может помнишь не доезжая одну станцию до Торбино - папа

там жил." (из писем того времени М.Т.к дочери Марии и зятю в

Москву)

осень 1937 г.-к этому времени относится описанный Ольгой Бе

рггольц в "Дневных звездах" поход ее и отца в Зоопарк.

"Поздно вечером пришел мой папа и заявил, что останется

у меня переночевать.

- А завтра я поведу тебя в Зоологический сад, - прибавил

он строго.- Да, да. Утром. Обязательно.

"В градусе, - отметила я. - Только бы "Гаудемус" не стал

исполнять..."

В градусе мой папа бывает редко, но зато градусы у него

самые разнообразные. В градусе наиболее низком, в так назыв

аемом "недопинге", он брзглив и придирчив: разносит порядки

на хирургическом отделении (которым сам же заведует!), жест

око громит местком, куда его "нарочно все время выбирают",

громит райздрав и назойливо требует от меня - именно от ме

ня - ответа, "почему все эти безобразия творятся!?"

В градусе чуть повыше он сосредоточен, серьезен, с неж

ностью вспоминает страшные фронты мировой и гражданской войн,

на которых работал военно-полевым хирургом с первого дня ми

ровой вплоть до кронштадского льда, обсуждает вопросы между

народной политики - "мой прогноз таков..." - и очень сердит

ся, если его прогнозы оспариваешь.

В градусе самом благоприятном он шумно и весело куроле

сит: без поводов рукоплещет, поет старинную невскозаставскую

песенку, как все такие - печально - веселую:

А носил Алеша кудри золотые!

Пел великолепно песни городские!

и встряхивает при этом все еще волнистой золотисто-седой ше

239

велюрой, декламирует отрывки из державинского "Бога" и- ста

рый дерптский студент - обязательно стремится (басом!) испо

лнить "Гаудеамус". В этом состоянии его одолевают самые нео

бычайные желания: "родить еще ребеночка", "написать трагедию

в стихах" или - вот как сегодня - в пожарном порядке тащить

меня, взрослого, ответственного, замученного к тому же "лич

ным делом" работниика редакции, в Зоологический сад.

- Ох,папа, - сказала я, - ты же знаешь: мне некогда. И....

не до того!

- Ну-ну-ну! Оставьте ваши штучки. Я тебе отец или нет? Я

тебя породил. Сказал - поведу, и поведу.

Он помолчал и вкусно, значительно добавил:

- Льва увидим. Царя зверей.

Я невольно улыбнулась. Заметив это, папа пришел в вост

орг и захлопал в ладоши.

- Мамонька родная, я ведь тракторист! - закричал он куро

леся, и, вдруг став совершенно серьезным, негромко спросил:

Ну, а дела твои как?

....Я, горячась и терзаясь, излагала суть записки, а папа

смотрел на меня пристально, совершенно трезво и только поми

нутно вставлял докторские реплики:"ну-ну","да-да","так-так".

- Ой, страхолюдная же ты стала! - вдруг воскликнул он, не

дослушав меня. - Ой, психопаты вы, господа, все-таки..... Ну

ладно. Ложись спать, завтра нам рано ехать. Я тоже ложусь...

"Я царь, я раб, я бог, я червь".

- Ложись. Я еще посижу, напишу черновик заявления. Не то

го, а другого. По поводу другой моей статьи... Я сейчас при

несу тебе матрас.

- Не надо. Я старый солдат, обойдусь без матраса. "На нем

треугольная шляпа и серый походный сюртук".

- Папа только без пения! У меня и так голова скрипит.

- Ну ладно, ладно. Отец я тебе или нет? Ох, тяжелый слу

чай....

Он улегся на жесткой и очень узенькой кушетке, а я зак

рыла лампу газетным кульком и уселась перед листом бумаги.

Мне было очень одиноко, потому что папа не дослушал про "мое

дело", и ничего вообще не понимает ни в нем, ни в моем сост

оянии, и неизвестно, чем доволен, а я.... Как это все-таки

противно - даже не дослушал...а я....

А он вдруг окликнул меня ласково и грустно:

- Лялька! Девчонка....

- Ну что, папа?

- А помнишь, как в Заручевье я и мать не пустили тебя с

Муськой за грибами? На какую-то вашу полянку... Давно дело

было...Ревели-то вы как, господи.

- Ах, папа, ну отстань, какая еще там полянка! Не мешай....

Он замолчал.

Я сидела долго, томилась, подбирала формулировки, мысл

енно бранилась с Климанчук, курила до сердцебиения. Меня ду

240

шила обида - было ужасно жалко себя, я твердила шопотом:"Ус

тала, устала, совсем устала..."

Я уснула на рассвете, мне снилось какое-то собрание, и

вдруг в разгар этого собрания послышался папин возглас:

- Лялька-а! Вставай! В Зоологический едем!

Я с трудом разлепила глаза: "Не забыл..."

- Папа, еще десяти нет. Куда мы в такую рань попремся?

- Вот и хорошо, что рань: там в десять как раз открывают.

Вставай, посмотри - какое солнышко-то! Ну-ну, давай побыст

рее...

Он был весел, бодр, необыкновенно деятелен, его лицо с

большими голубыми глазами было лукавым, как у человека, кот

орый задумал удивиить мир, и злил он меня всем этим до изне

можения.

В старом своем военном картузике, который я помнила с

детства, в коротком пальто реглан, похожим на бабью юбку,па

па бежал по улице так, точно опаздывал на поезд. Я семенила

за ним и тихо ругалась. В трамвай мы вскочили на ходу.

А возле Зоологического сада не по-городскому пахло про

хладной осенней землей, деревья стояли бронзовые, строгие и

не шевелились, замерев, точно понимали, что чуть теплый бле

дно-золотой солнечный свет льется на них в последний раз.

Строгость, умиротворенность и милая прозрачность осеннего

дня кольнули меня, как льдинкой, особой грустью - тоже стро

гой, умиротворенной и прозрачной.

"А ведь мне уже много лет",- подумала я.

А папа сладко жмурился, подставлял лицо солнцу, круглы

ми своими ноздрями втягивал острый воздух, ежился и блаженно

крякал:

- Ай,хорошо! Ну и хорошо!Что? Довольна, девчонка, что по

ехала? Жалко, что Муськи с нами нет. Помнишь, как осенью, в

Заручевье, мы вас с Муськой за грибами не пустили? На какую

то вашу особую полянку?

- Ну, помню. Ну и что?

Он раздражал меня бесконечно.

- Гиены, - с удоволствием отметил он, когда мы подошли к

клеткам. - Ишь, сволочи. Хохотать умеют. Смотри, как вон эта

- рыщет, а? А вонь-то от нее, мамочка...

"Типичная Климанчук",-определила я про себя и угрюмо ул

ыбнулась.

- А вот тигры, Лялька, смотри, тигры. Шика-арные звери,

верно?

- Похоже, что они из тигрового одеяла сшиты, - ответила я.

- Неправдоподобные.

- Ну нет, это ты напрасно. Красивые звери. Мне нравятся.

Ну, а это тебе львы. Их скоро кормить будут. (Папа вдруг уж

асно озоботился, вытащил из жилетного кармана дедушкины ча

сы, луковкой, взглянул на них, даже послушал.) Да ведь вер

но, кормить скоро будут. Ну, ничего, я тебе покажу, как их

кормят.

241

- Да не надо мне, господи. Дожидаться тут, что ли....кор

межки ихней. Ты лучше посмотри, какие они плешивые. Точно

топтались на них. И морды дурацкие. Тоже- царские! Как у Ни

колая Второго....

Папа неуверенно хохотнул.

- Ну пойдем, папа. Посмотрели.Да и смотреть-то не на что.

- Львы эти действительно немножко... того, - говорил папа

смущенно, но еще бодро.- А вот медведи тебе понравятся. Они,

знаешь, играют, кобенятся. Мы вот сейчас птиц посмотрим, по

том к разным там коровам зайдем и - к медведям. Ладно? А уж

потом дальше. А? Хорошо?

- Как хочешь, папа.

Мы стояли у клетки с птицами....Все они почему-то нахо

дились в полном оцепенении, точно были чем-то сильно озадач

ены.

- Заседание нашей редакции, - определила я немедленно и

уныло.

Папа тяжело вздохнул и промолчал. Мы молча подходили к

загородке с пони.

- Ну, а это пони, - сказал папа, - конечно, так себе. Ме

лкая лошадь...Тебе они тоже не понравятся...

"Чего это он так скис?" - подумала я, и вдруг меня как

ударило: да ведь папа хочет, чтоб я удивлялась и радовалась,

как в детстве! Ведь он не в Зоологический сад прогулку прид

умал - в мое детство, в свою молодость. А я-то брюзжу, а я

то ничего не вижу вокруг - ни золотых деревьев, ни забавных

зверей, ничего, кроме страшных образов своей тоски, а я-то

- старая....

- Ну пойдем, - уныло уронил папа.

Но я воскликнула с увлечением:

- Нет, папочка, подожди,подожди! Я еще хочу посмотреть на

лошадку!

- Ну посмотри, - недоверчиво сказал папа, но немного смя

гчился.

- Нет, вот эти мне наконец нравятся,- восхищалась я, дро

жа от жалости и любви к отцу и зорко следя, чтобы не переиг

рать.- А какая она маленькая! Отчего это она такая малень

кая, а, папа?

- Да уж порода такая - пони.

- А это "пони английский", папа. Знаешь, он лучше того,

красивей

- Да как будто бы получше. Мордастый!

- Нет, не как будто, а определенно красивей. А вот интер

есно - ездить на нем удобно? Ужасно хотелось прокатиться....

Ведь в Англии на них катаются, верно?

Я уж не знала как угодить ему!

- Ну зачем же сразу в Англию? Вон ребята едут! - веселея,

сказал папа.

Действительно, к нам приближалась таратайка;...

242

- Ну хочешь прокачу?- повторил папа и подмигнул.- Я могу!

- Ужасно хочу! Только....папочка, пожалуй, это не совсем

удобно?

- Ну тогда пойдем дальше. Нам еще много надо посмотреть.

- Да, да, пойдем. Я к обезьянам хочу, - воскликнула я,ра

дуясь, что удалось обмануть папу. - Ты знаешь, я ужасно люб

лю обезьян. Особенно человекоподобных...Я так давно хотела

посмотреть на них.

Мы тронулись к обезьяннику. Я взяла папу за руку и, на

рочно чуть-чуть отставая, шла рядом с ним, как самая пример

ная дочка. Папа сиял.

- Хочешь, вафлю куплю? - спросил он. - Большую, с кремом?

- Ну конечно. Очень.

- Что, вкусная?

- Спрашиваешь. Прелесть!

Крем по запаху и, вероятно, по вкусу напоминала землян

ичное мыло, а в самой вафле, несомненно, уже появилась древ

исина. Я ела, давясь от отвращения, осыпая себя фанерными

крошками, папа курил, золотые деревья неподвижно стояли над

нашей скамеечкой, наслаждаясь последним солнцем......

Я наконец справилась с вафлей.

- Замечательно. Теперь, папочка, попить. Только, пожалуй

ста, с сиропом.

- У вас какие сиропы? - строго спросил папа продавщицу.

Продавщица с пышными, бумазейно-красными щеками отвеча

ла, увеличивая в голосе восторг при каждом новом названии:

- Клюква. Вишня! Свежее сено!! Чайный нектар!!!

Я выбрала "свежее сено" пополам с "чайным нектаром"

кутить так кутить!

Пока я пила, папа смотрел на меня с тревогой:

- Не очень холодная?

- Нет, ничуть.

- А помнишь,Лялька, спросил он в третий раз, - как вы ре

вели, когда мы с матерью не пустили вас за грибами?....

(эпизод, относящийся к 1923 г., приведен выше)

......Ну, мы и не пустили вас.

Папа взглянул на меня виновато и счастливо. Как я люби

ла его! Мне хотелось увести его еще дальше, еще ближе к его

молодости, и добрая память сразу открыла туда тропинку:

- А ты помнишь, папа, как мы были в Зоологическом, ког

да ты приезжал с германского фронта?......

(эпизод, относящийся к 1915 г.,приведен выше)

......Это ж военная, фронтовая песня была....

Смеясь, счастливые и оба молодые, мы подошли к обезьян

нику....

А обезьяны жили самостоятельной, буйной жизнью,.....А в

клетке рядом седой, бородатый и мужественный павиан деловито

тряс сетку: схватится цепкими кулачками за сетку, потрясет и

посмотрит - не вышло ли чего? Ан все по-старому! Тщета седо

243

бородого павиана была такой нелепо человеческой, что я окон

чательно развеселилась.

"Вот это про меня, я дура", - подумала я без всякой оби

ды, захохотала и оглянулась на папу.

Он смотрел на меня с радостью; сам он находился в том

состоянии высшего довольства и доброты, когда у человека ос

тается одно желание: расточить эту доброту. Он сказал:

- Ну, а теперь я покажу тебе слона.

- Ах, ведь еще слон! Пойдем скорее!

Играть мне уже было легко и интересно. Да нет, я уже и

не играла, а жила этой внезапно возникшей радостной и милой

жизнью....

- Ох, папа, какой он огромный, а уши-то какие,- суетилась

я около загородки....

- Папа, а хвост? - надрывалась я. - Ужасно до чего непро

порциональный хвост. А интересно, как его зовут?

- Их зовут Бетти,- почтительно сказал дяденька,похожий на

тушканьчика. - Они - дама.

Бетти стояла огромная, равнодушная, почти безглазая.То

лько потрескавшийся хобот двигался из стороны в сторону да

иногда переступали столбообразные,тяжкие даже на взгляд ноги.

"Если есть судьба, то она похожа на Бетти", - подумала я

и, испугавшись этой "недетской" мысли, воскликнула:

- Папа, смотри она пятачок подобрала

- Ага. Сейчас морковку себе купит. Соображает как же!

- Они действительно работают, - вставил дяденька-тушкань

чик. - Они - сознательные.

- Папа, купил, купил! Ест! Ах, как интересно!

Папа порывшись в кармане,достал монетку и протянул мне.

Это был гривенник, весь облепленный табачной трухой.

- На, - щедро сказал папа, - купи слону морковку.

И я с блаженно-глупым лицом бросила слону гривенник.

Гривенник мелькнул под самым хоботом Бетти, лихо прокатился

под ее чудовищным туловищем и, немного повертевшись, улегся

за слонихой, как раз под самым хвостом....

..."Если слон найдет мой гривенник - мое желание исполнится,

все будет хорошо", - стремительно подумала я, и меня бросило

в жар: я искушала Судьбу.

- Не найдет! - точно отвечая моим мыслям, крикнул кто-то.

Огромный хобот Бетти-судьбы ощупывал бетонную площадку.

....И вдруг моя судьба, медленно переставляя страшные слоно

вые ноги, повернулась к любопытствующим зрителям задом, выт

янула хобот и - цоп! - поймала гривенник.

- Исполнится, - взвизгнула я, вцепившись в папин рукав.

Все будет хорошо - ты понимаешь?

В глазах у дяденьки-тушканьчика мелькнул ужас.

....И только папа, мой папа - понял ВСЕ./все - в разрядку/

- Ну как же не понимаю?!- закричал он сердито, но мне по

казалось, что из больших глаз его сейчас брызнут слезы.- Все

244

исполнится! Ну пошли, девочка. Теперь все посмотрели. Понрав

илось?

- Очень, папочка, очень! Особенно слон.

- Ну-ну, я рад. Ну, ты куда? К трамваю? А я - налево. К

Дяде. Помнишь Дядю? Ну неужели не помнишь?

- Постой, постой...кажется, что-то припоминаю... Ну да

Дядя...

- Ну как же, Дядя - Минька Волохин, мой дерптский колле

га... Гм... А ведь действительно, пожалуй, не помнишь его

ведь тебя тогда еще на свете не было.Ну как же- учились вме

сте, "Гаудеамус" пели....

И папа загудел, хотя вовсе не был в градусе:

- Гаудеамус игитур...

"Как мы далеко сегодня ходили с тобой", - думала я, гля

дя вслед старому, с детства знакомому военному картузику и

короткому пальто-реглан, похожему на бабью юбку. И мне было

очень приятно, что я такая умная и хитрая, так тонко провела

папу и доставила ему радость - прогулялась с ним в его моло

дость. Но тут же мелькнула догадка:а ведь папа сейчас идет и

радуется тому, что он такой умный и хитрый и так ловко увел

меня в детство от тяжких моих дел. И оказалось, что его мол

одость и мое детство - здесь, рядом с нами, со всем их счас

тьем и светом - а ведь это и есть жизнь, настоящая жизнь

счастье и свет... А мои дела...

"Да, но ведь это же просто ерунда мои дела, - вдруг изу

милась я, - это тяжко, обидно, но ведь это пройдет и это не

главное. А главное - Жизнь. И Жизнь у меня есть,она со мной,

я рада ей, я люблю ее....

.... А мой папа- какой он хороший и добрый! Их много добрых!

Если есть добрые - есть жизнь. Она есть, есть!"

И я целый день шаталась по золотому, прозрачному осенн

ему городу и, вспоминая Зоологический, детство, папу, слона,

- смеялась, а люди думали, что это я им улыбаюсь, и некото

рые обиженно удивлялись,а другие смеялись мне в ответ сами."

(О.Берггольц,"Дневные звезды",стр.208-221)

Так, на этой высокой оптимистической ноте кончает поэт

в начале 50-х гг. воспоминание о событии 37-го года. Но дей

ствительно здесь только одно, что Федор Христофорович, как

изумительный в своей квалификации врач, очень умело и незам

етно снял у дочери жесточайший психолгический кризис и вывел

ее из психологического тупика, куда ее затолкал процесс реп

рессий, под жернова которого попала поэт Ольга Берггольц в

то время.

31.12.1937 г.

"Я себя чувствую полегче. Ведь папа два раза уже меня

прооперировал, сегодня тоже приедет."(из письма М.Т. к доче

ри от 31.12.37 г.)

245

У бабушки, от всех этих волнений открылся жестокий фур

ункулез и дед ее лечил и весьма успешно.

1938 г.

10 февраля 1938г. - Ольгу восстановили в комсомоле.

27.02.1938 г.

"Ну вот на днях была я у Папы и к нему приехала эта тетя

Саша (невестка хозяина дачи из Торбино). Долго сидели, разг

оваривали всех-то и все-то вспомнили.... Папа показал твое с

Мишкой фото...Потом, когда она уехала, мы с Папой долго тол

ковали, как бы она для вас была хороша..."/как домработница

у нас в Москве- М.Л./ (из письма М.Т. дочери Марии и зятю от

27.02.38г.)

Для понимания последующего письма надо сказать следую

щее. Благодаря хлопотам А.Фадеева решение о восстановлении

моего отца в партии состоялось еще в январе 1938 г., но па

ртбилет ему еще не вернули. Он, фактически, не работал, так,

иногда перебивался случайными редакторскими подработками,ко

торые под своим именем добывал Фадеев. Считалось, что работу

эту делает он, и деньги им полученные он привозил нам.Мы жи

ли на нищенскую зарплату начинающей (первый год после оконч

ания студии) актрисы - моей матери. Так что с деньгами было

туго и отец мой не мог выделять ежемесячно деньги на содерж

ание бабушки. В семье Ольги положение было не лучше и по тем

же причинам.

15.03.38 г.

"Мне Папа дал денег. Но об возвращении этих денег он не

говорит т.ч. вы не беспокойтесь. Это он давал как мне.... Но

все же Муся надо тебе написать лично Папи запмсочку.Это обя

зательно. Он каждый раз спрашивает какие вести из Москвы,как

живете. А когда я ему сказала,что по телефону ты сказала от

носительно твоей работы, что ничего работа идет хорошо. Папа

решил, что пошлет тебе подарок - шелковых чулков.

А Мише Папа купил хороший конструктор "Стандарт". Боль

шой набор из дощечек, очень интересный. По а льбому строить

разные домики, мосты, мельницы и еще разные постройки....

....Уж очень она (Ляля- М.Л.) одинокая как-то, никого около

нее кроме Маркиных, да вот бывает еще Папа да я." (из письма

М.Т.к дочери Марии и зятю от 15.03.38г.)

Весна 1938г. - мать моя уехала на гастроли вплоть до сентяб

ря по Дальнему Востоку, а ко мне приехала бабушка Мария Тим

офеевна и привезла подарок деда - большой деревянный констр

уктор для строительства домов (По письму моего отца к жене,

б/д)

Май 1938 г. - Ольгу Берггольц восстановили в партии.

246

30.07.1938 г.

Теща деда, Мария Ивановна, передала ему письмо от Марии

Тимофеевны о чем ей в Москву она 30.07.38 и пишет:

"Письмо отдала Феди. Он взял и почитал, но мне ничего не

сказал - пошлет деньги или нет....Поля на даче в Вырицах, но

с несчастьем - она упала и ушибла грудь. Делали снимок. Рен

ген Федя смотрел и говорил повреждений нет, но легкие нехор

ошие..."

Октябрь 1938 г.- Федор Христофорович лечится в Кисловодске.

3.10.1938 г.

Открытка с красным оформлением: слева герб СССР, справа

марка-рабочий 15 коп., по адресу: г.Москва,Сивцев Вражек,д.6

кв.1. М.Ф.Берггольц. Обратный адрес: г.Кисловодск пр. Ленина

34. сан.Медсантруда, кор.2, ком.13 Ф.Х.Берггольц. На открыт

ке 3 печати:1.Кисловодск,3.10.38.;2 и 3.Москва, 5 и 6.10.38г.

Адрес и текст фиолетовыми чернилами.

"3/Х 38 Милая Муся!

Напиши как здоровье Миши? Писал маме, но очевидно _ей_неког

да_ ответить. Привет Ю.Н., Мише. Чувствую себя не важно- жду

скорого ответа. Адрес в письме. Твой

Ф.Б."

Этим летом я был у родственников своей няни Марии Иван

овны в Курске. Что-то там подхватил кишечное и лечился с Ба

бушкой под Москвой в Голицыно.

Дед проездом на юг через Москву узнал о моей болезни и,

естественно, беспокоился о моем здоровье. Ю.Н. - это мой от

ец, тогда еле выползавший из психической депрессии- в начале

лета 1937 г. его исключили из партии. Правда в январе 1938 г.

восстановили, а в июле - вернули партбилет.

10.10.1938 г.

Письмо в белом конверте, оформление зеленое, слева Герб

СССР, справа марка-работница 20 коп., по адресу:г.Москва Си

вцев Вражек дом 6 кв 1. М.Т.Берггольцъ передать М.Ю.Либедин

скому. Справа печать: Кисловодск, 11.10.38, на обороте 2 пе

чати - Москва, 13 и 14.10.38 г. Письмо на 1/2 листка в клет

ку карандашом, 2 стр.

"10/Х 38 г. Кисловодск. Милый Миша!

Посылаю тебе картинку того города где я живу. Твоей ма

ме и бабушке посылал письма и просил сообщить как твое здор

овье? Но письма не получил, а потому ты сам напиши, как твое

здоровье. Буду здесь до 22/Х 38. Передай поклон папе, а маме

и бабушке скажи, что они "каки".

Твой дед Ф.Б.

247

P.S. Миша! не говори "каки". Я сейчас получил письмо. Буду у

вас 24/Х вечером.

Ф.Б."

24 октября 1938г. - дед проездом 2 или 3 дня гостил у нас.

Но я с баьушкой был в Голицыне и его не видел.

15 декабря 1938г. - Арестовали Ольгу Берггольц.

1939 г.

В тюрьме в смертной тоске одиночного заключения Ольга

вспоминает всю жизнь и слагает эти стихи:

Сестре

Мне старое снилось жилище,

где раннее детство прошло,

где сердце, как прежде отыщет

приют, и любовь, и тепло.

Мне снилось, что святки, что елка,

что громко смеется сестра,

что искрятся нежно и колко

румяные окна с утра.

А вечером дарят подарки,

и сказками пахнет хвоя,

и звезд золотые огарки

над самою крышей стоят.

...Я знаю - убогим и ветхим

становится старый наш дом;

нагие унылые ветки

стучат за померкшим окном.

А в комнате с мебелью старой,

в обиде и тесноте,

живет одинокий, усталый,

покинутый нами отец...

Зачем же, зачем же мне снится

страна отгоревшей любви?

Мария, подруга, сестрица,

окликни меня, позови...

Март 1939 г.

10.05.1939 г.

"У Папи что-то не совсем оформилось сращение кости и во

зможно на несколько дней он ляжет в больницу для вылечения."

(из письма М.Т. дочери от 10.05.39г.)

248

20.05.1939 г.

"Папу твоего отвезла 20-го в Военно-Медицинскую клинику

его там приняли. Ну это для него очень хорошо."(из письма М.

Т. дочери и зятю от 22.05.39г.)

5 июля 1939г. - Ольгу Берггольц освободили из

тюрьмы.

Октябрь 1939 г.- Март 1941 г.- Главный врач, хирург Фабрич

ной поликлиники. (Личное дело с фабрики)

30.11.1939 г.

"Папа замещает главного врача, очень занят и потому тебе

на пальто неизвестно когда..." (конец письма без последнего

листа М.Т. дочери и зятю от 30.11.39г.)

1940 г.

30.01.1940 г.

"Дело вот в чем. Мы сшили пальто драповое. У Папы был

драп и больше того чем требуется ему на пальто.Ну он осталь

ное и дал мне, правда драпу было маловато, но на меня все же

вышло скромное пальто и весьма приличное."(из письма М.Т.до

чери от 30.01.40г.)

На лето 1940 г. бабушка приехала в Москву с тем чтобы

жить на даче со мной и Искрой, дочерью подруги матери и Оль

ги - Ирэны Гурской, все лето. Федор Христофорович, очевидно,

считал такую нагрузку недопустимой и послал бабушке следую

щую открытку:

16.06.1940 г.

Адрес туда: Москва, Сивцев-Вражек д6 кв1, М.Ф. Берггольц для

М.Т.Берггольц; Обратный адрес: г. Ленинград, Володарский р-н,

Елизарова 6/2 кв 6 Ф.Х.Берггольцу Текст карандашом.

"16/V1 40г. Милая Маша! Получ. письмо от тебя от 8. V1 с ка

ртинкой от Миши. Спасибо Мише за картинку. Научи его писать.

Рад, что устроилась. Относительно августа,что то ты мудришь.

Если нужно, то хоть раз прояви свою власть материнскую- хоть

до отказа. Привет от меня. Сам я и окружающие живы, здоровы

по нашим годам.

Ф.Б."

Первые мои более или менее связные воспоминания о "деде

Феде" относятся к зиме 1940-1941 гг., когда я год жил у баб

ушки в Ленинграде на Невском (тогда-проспект 25-го Октября),

дом 11, кв.....

В декабре 1940 г.я в очередной раз заболел. И вот, про

249

сыпаясь, я несколько раз обнаруживал у своей кровати деда,

внимательно рассматривающего меня выпуклыми светлыми глаза

ми, легкий седой пух вился повыше ушей над его круглой голо

вой.

Дед был отличный диагност- он всегда старался приходить

к больному во время его сна, и ставил диагноз по поведению

больного во сне, его дыханию, движениям и т.д. Слушал он ме

ня через деревянный стеотоскоп, а при выстукивании по двум

пальцам было приятно ощущать его прохладные ласковые пальцы.

Никто из родственников не помнил, чтобы он ошибался в диагн

озах.

Дед приносил игрушки, шашки, шахматы. Учил меня в них

играть. Но педагогом, с моей точки зрения, он был плохим.Иг

рая, естественно, значительно лучше меня, он никогда не дав

ал мне выигрывать, а в шашки неоднократно ставил мне все 12

"сортиров". И при этом безжалостно вышучивал, чем внушил мне

к этим играм устойчивую если не ненависть, то неприязнь на

всю мою жизнь. Я усвоил опыт его педагогических ошибок и ни

когда не приминял его методику, обучая своих сыновей игре в

шахматы. Но научившись играть, оба восприняли мое внутреннее

неприятие этих игр и сами не стали, умея неплохо играть, лю

бителями шашек и шахмат.

Дед часто рассказывал смешные истории и я хохотал до

изнеможения. Даже бабушка, на всю жизнь обидившаяся на деда,

довольно часто сдержанно улыбалась. Рассказчиком дед был ве

ликолепным - он с каким-то скучным выражением лица и серьез

ным тоном говорит нечто- а кругом все покатываются с хохота.

Все это воспитало во мне настороженно-острое любопытст

во к нему. Однажды, обидившись на него за что-то, я назвал

его "ипритом" (это такой отравляющий газ). Он принял это и в

редких письмах, иногда подписывался:-"Твой иприт".

1941 г.

15 03 41г.

Письмо в самодельном конверте на Сивцев-Вражек.

"15/111 41г. Милая Муся! Посылаю тебе два рецепта на присып

ку. У нас как будто все спокойно. Никол. уехал в дом отдыха.

Вот и все! Целую тебя. Желаю тебе счастья и здоровья.

Твой Ф.Б."

27.03.1941 г.

"Отец обещал сам послать тебе рецепты. Послал-ли? Пиши."

(из письма М.Т.дочери от 27.03.41г.)

Из фабричного "Личного дела"

Март 1941г.-Июнь 1941г. - Хирург. Детский врач фабричной по

ликлиники.

Июнь 1941г.-Март 1942г. - Главный врач, хирург фабричной по

ликлиники.

250

- Хирург призывной комиссии.

Для понимания дальнейшей переписки нужно сообщить след

ующее. После окончания 2-го класса в г.Ленинграде мы с бабу

шкой приехали в Москву.

22 июня 1941 г.- Начало Отечественной Войны.

После начала войны в начале июля я был эвакуирован в

Татарскую АССР сначала в санаторий Берсут, а осенью в г.Чис

тополь с Интернатом детей писателей. В г. Чистополь же в ко

нце августа были эвакуированны из Москвы в большом количест

ве родственники писателей и инвалиды-писатели, не подлежащие

призыву в СА. Вместе с ними приехала и моя бабушка - М.Т.Бе

рггольц. Все наши ленинградские родственники остались в Лен

инграде. Отец мой и Николай Молчанов ушли в армию. Мать моя

осталась в Москве.

По книге следующая встреча после 1937 г. Ольги Бергго

льц с отцом произошла в момент смерти ее бабушки Марии Иван

овны Грустилиной. Как я отмечал выше, в действительности,со

бытие это произошло 20 августа 1941 г., а по книге Ольга в

интересах увеличения художественного воздействия на читате

лей привязывает его к критическим дням октября 1941 г. в об

становке жесточайшего обстрела Ленинграда немцами.

То, что встреча такая была именно в момент смерти Марии

Ивановны дает описание реакции отца на это. С другой стороны

упоминание необходимости отъезда Ольги с мужем из Ленинграда

явно относится к более позднему времени,когда Н.Молчанов ве

рнулся больной с фронта, а в конце августа он был на передо

вой. Скорее всего таких встреч было несколько - и только в

книге они объединены в одну.

Итак, после прощания Ольги с бабушкой,которое было при

ведено выше в конце биографии Марии Ивановны:

"..... Я вышла во двор наш, взглянула на сад - он был прекр

асен в златосумрачном наряде своем, густой, вновь, разросши

йся после того, как в гражданскую его почти вырубили....

- Ольга! - вдруг окликнул меня отец.

Я с радостью обернулась на его зов. Он вбежал во дворик

в своем простеньком, поношенном пальто-реглане, похожем на

бабью юбку, в старом, пожалуй еще времен той войны, защитном

картузике - и по голубым веселым глазам его,по какому-то по

молодевшему голосу я поняла, что им как и мной,владеет то же

веселое чувство сопротивления почти неминуемой гибели...

- У бабки была? - быстро спросил он. - А, ну хорошо.Я вот

251

только что вырвался на минутку с приема. Ты погоди меня - я

скоро. До Шлиссельбургского вместе пойдем.....

Вышел отец, посерьезневший, с картузиком в руке.

- Достойно теща отходит,- сказал он негромко.- Вечная па

мять....- И, упрямо тряхнув головой, точно сбрасывая какую

то внезапно свалившуюся на нее тяжесть, сурово, с так понят

ным мне чувством вызова, улыбнулся и сказал:- Ну, пошли, де

вчонка....

И мы побежали с папой по Палевскому, по его древним де

ревянным мосткам,и оба, одержимые весельем сопротивления ги

бели, разговаривали бегло, телеграфно, почти невоспроизводи

мо. Покосившись на меня, отец спросил:

- Ну... комиссаришь?

- Вроде... Политорганизатор. И еще работаю на радио.В ра

зных отделах. В том числе и в контрпропоганде. И еще в "Окн

ах ТАСС".

Я говорила возможно небрежнее, но не в силах была сдер

жать, ни радости, ни гордости своей: ведь он все еще был для

меня ПАПОЙ/разр/, которого я побаивалась, а вот теперь я шла

с ним, участником двух тяжелейших войн,..... и вот я первый

раз в жизни шла с ним как равная, больше- как солдат рядом с

солдатом, и потому и выложила ему про все свои военные рабо

ты так много и так небрежно.

- Хотели еще в военную газету взять, но я отказалась - и

так еле справляюсь, - добавила я.

Папа фыркнул круглыми ноздрями и зашевелил бровями, что

означало высшую степень огорчения или досады.

- Н-да...Таких девчонок, как ты, берут в армию, а мне от

казали!

- В чем?

- Я в народное ополчение просился, - помолчав, сказал он

таким жалобным, виноватым, мальчишеским голосом, что вздыбл

енное мое сердце - и то замерло: я поняла, что мой папа, уч

астник двух войн, завидует мне!

- Ты просто ненормальный! - сказала я ему как можно суше.

- У тебя же возраст, сердце - куда тебе в ополчение?

- Вот-вот, - сварливо подтвердил он, - твои товарищи мне

так же сказали: доктор, ваше дело - отбирать в армию и в оп

олчение... Я военно-полевой хирург - что, я был бы лишним? А

твои товарищи - бюрократы! Да,да!

.....И вот сейчас он опять в чем-то обвинял меня, именно ме

ня, и завидовал мне, и просто роптал по нелепейшему поводу:

почему его, уже старика, не взяли в народное ополчение? Но и

зависть его и ропот дополняли ту отчаянную радость, ту неис

товую свободу и свет, которые все нарастали во мне.

Мы добежали до угла Палевского и Шлиссельбургского и

остановились....

- Ну, - сказал папа, - пока, девчонка! - И, помолчав сек

унду, спросил негромко:- Как Николай?

252

- Сначала, получив белый билет, очень горевал. Даром, что

отступление их рота прикрывала от самого Кингесеппа...Теперь

ничего, работает в ПВО. Пишет для военной газеты. И, знаешь

даже продолжает свою статью "Лермонтов и Маяковский".

- Не люблю я твоего Маяковского, - сказал папа. - Есенин

это да.

- Полюбишь, когда прочтешь Колину работу. А после войны

он сразу возмется за большую книгу: "Пять поэтов. Пушкин

Лермонтов- Некрасов- Блок- Маяковский". Это так здорово зад

умано у него, он уже столько набросков сделал! И даже сейч

ас, когда не дежурит....

- Вам надо уехать, - перебил меня отец, глядя в сторону.

Вам обязательно надо уехать. Любыми средствами.

- Но ведь ты-то не уезжаешь? Еще в ополчение просишься....

- Ну-ну-ну!- прикрикнул он сердито.- В древних книгах на

писано: "Горе тому, кто покинет осажденный город".

- Справедливо. Вот и мы...

- Он может не выдержать с его болезнью, - сказал папа по

чти сквозь зубы и тут же, тряхнув головой, почти весело вос

кликнул: - Заболтались! А нас дело ждет.Будь здорова, девчо

нка.

Он чуть толкнул меня в плечо, не поцеловал,не пожал ру

ки, не обнял и почти побежал направо, по Шлиссельбургскому,

не останавливаясь и не оглядываясь.

Это не было ни позой, ни насилием над собою, просто он,

как и я, знал, что мы не можем погибнуть. А я еще целое мгн

овение смотрела ему вслед, на его раздувающееся смешное па

льто, смотрела в глубь Невской заставы, где была папина фаб

рика и тети-Варин госпиталь...."

(О.Берггольц,"Дневные звезды",стр.256-363)

2.09.1941 г.

Началом последнего периода жизни Федора Христофоровича

можно смело назвать вызов его в органы НКВД, где ему в пря

мую предложили стать сексотом и стучать на работников фабри

ки ввиду, наверное вместо прежних, отбывших на фронт.

"Его вызвали и предложили стать "стукачем". Он с брезгл

ивостью отказался:- "Это не моя проффессия"Его стали пугать.

Он не испугался. Тогда негодяй (увы- не знаю его фамилии или

клички!) - обмакнул перо в тушь и перечеркнул его паспорт,

поставив на нем _39_-ю_статью_." (пересказ событий М.Ф.Берг

гольц со слов ее сестры Ольги Берггольц, которой о своем ви

зите в УНКВД по телефону сразу же сообщил ее отец)- "39 ста

тья - запрещение проживания в крупных городах".Ему приказали

срочно выехать из Ленинграда. Так мне рассказала мать в 1994

г. Но судя по дневниковой записи Ольги и по имеющимся сведе

ниям о массовой высылке людей с немецкими фамилиями подальше

от линии фронта. Дело могло быть и так:

253

Его возможно вызвали в райотдел и предложили ввиду нем

ецкой фамилии покинуть город в 24 часа, а условием оставле

ния выдвинули предложение стать сексотом.Дед отказался и так

далее.....затем он сразу бросился к Ольге

Из дневника Ольги Берггольц.

"2/1Х-41

Сегодня моего папу вызвали в управление НКВД в 12 час.

дня и предложили в шесть часов вечера выехать из Ленинграда.

Папа - военный хирург, верой и правдой отслужил Сов. власти

24 года, был в Красной Армии всю гражданскую,спас тысячи лю

дей, русский до мозга костей человек, по-настоящему любящий

Россию, несмотря на свою безобидную стариковскую воркотню.

Ничего решительно за ним нет и не может быть. Видимо, НКВД

просто не понравилась его фамилия - это без всякой иронии.

На старости лет человеку, честнейшим образом лечившему

народ, нужному для обороны человеку наплевали в морду и выг

оняют из города, где он родился, неизвестно куда.

Собственно говоря, отправляют на смерть."Покинуть Лени

нград!" Да как же его покинешь, когда он кругом обложен, ко

гда перерезаны все пути! Это значит, что старик и подобные

ему люди (а их, кажется, много - по его словам) - будут сид

еть в наших либо казармах, или их будут таскать в теплушках

около города под обстрелом, не защищая - нечем-с!

Я еще раз состарилась за этот день.

Мне мучительно стыдно глядеть на отца. За что, за что

его так? Это мы, мы во всем виноваты.

Сейчас - полное душевное отупение. Ходоренко обещал по

звонить Грушко (идиот нач.милиции), а потом мне - о результ

атах, но не позвонил.

Значит завтра провожаю папу. Вижу его, видимо, в после

дний раз. Мы погибнем все - это несомненно. Такие вещи, как

с папой - признаки абсолютной растерянности придержащих вла

стей....

Но что, что же я могу сделать, для него?! Не придумать

просто!...

5 сентября 41г.

Завтра батька идет к прокурору - решается его судьба. Я

бегала к Капустину- смесь унижения,пузыри со дна души и т.п.

Вот заботилась всю жизнь о Счастьи Человечества, о Род

ине и т.д., а Колька мой всегда ходил в рваных носках, на

мать кричала, никого из близких, родных и как следует не об

ласкала и не согрела, барахтаясь в собственном тщеславии...

Но за эти три дня хлопот за отца очень сблизилась (каж

ется) с Яшей Бабушкиным, с Юрой Макогоненко...."

В этот раз Ольге удалось отстоять отца и он остался в

блокадном Ленинграде со справкой от прокурора и перечеркнут

ым паспортом.

254

Очевидно, к этому времени относится,сохранившийся в бу

магах Федора Христофоровича черновик письма к Н.Н.Бурденко.

Текст на листе в линейку карандашом с обеих сторон.

"Многоуважаемый профессор дорогой Николай Нилович!

В 1914г. по окончании Юрьевского университета, медицинс

кого факультета я был призван на военную службу в качестве

врача. В 1915г.встречался с Вами в качестве врача 53-й пехо

тной дивизии г.Вильно. Во время империалистической войны был

контужен с вывихом правого плеча, который превратился в при

вычный вывих. Во время гражданской войны состоял в качестве

Главного врача санитарного поезда, все время в рядах Красной

Армии.

В 1919-20 г.в г.Балашове Саратовск.перенес сыпной тиф с

осложнениями, воспаление среднего уха и воспаление легких. В

том же 20-м году в Ростове н/Дону перенес возвратный тиф.

В 1920 г.прибыл в г.Ленинград,где был освобожден от во

енной службы и перешел в гражданскую. С 1921 г.и по сие вре

мя состоял заведующим амбулатории фабрики "Красный Ткач" по

хирургии, а последнее время главврачом амбулатории.

Ни я, ни моя семья репрессиям со стороны Советской Вла

сти за все время не подвергались (Отец мещанин г.Риги, реме

сленник, по происхождению латыш, проработал 49 лет на одной

фабрике г.Ленинграда, умер 15 лет тому назад)

2-го сентября 1941 г. мне отказано по неизвестным мне

причинам в прописке в г.Ленинграде и я подлежу высылке.

Обращаюсь к Вам, как бывшему моему учителю, товарищу по

профессии и Члену Верховного Совета за помощью т. к. считаю,

что моя должность, безпорочная служба на фабрике Красный Тк

ач, мои годы и болезненное состояние(я инвалид 3-й группы по

сердцу).....

(На отдельной бумажке, очевидно, конец письма.)

....дают на это мне полное право.

Ваш бывший ученик уважающий Вас доктор Федор Христофор

ович Берггольц. Адрес - Ленинград,правый берег Невы, 96, фа

бр.Кр.Ткач - на имя главного врача - Вашке Герог.Иваныча."

Неизвестно было ли такое письмо отправлено из блокадно

го Ленинграда в Москву, а тем более - был ли на него ответ.

Кроме этого письма Федор Христофорович писал заявление

в Горпрокуратуру о чем свидетельствует такая запись в Запис

ной книжке того времени.

"Отпеч.на маш.в Ленингр.гор.прокуратуре от вр.Б.Ф.Х.про

жив.по адресу просп.Елизарова 6/2 к.6 от 3.9.41г."

"Его вызывали ( и не сломали) еще и еще раз"

(из дневников Ольги Берггольц)

255

19.10.1941 г.

Письмо к Марии Тимофеевне по адресу: г. Чистополь, ул.

Фрунзе,дом 36. На конверте с обратной стороны наклейка "Про

верено военной цензурой"и неразборчивая печать г. Чистополя

с датой 1.12.41.Кроме того на конверте напечатка"24"такая же

напечатка на 1-й стр.письма.

"19/Х 41 Милый Машук!

г.Ленинград Вчера т.е. 18.Х. я у Ляли получил твое письмо,

помеченное 18./1Х 41. Значит письмо шло месяц. В нем ты сет

уешь на то, что я тебе не пишу - это письмо по счету четвер

тое, а от тебя я получил единственное. Говоришь в письме о

деньгах. Деньги, маленький запас, у меня есть,но держу в за

начке так как может быть командировка, а в дороге деньги го

дятся. Так или иначе, а тебе вышлю в конце месяца. Пишешь ты

о горлов.б-х Миши - его нужно показать хорошему горловику и

сделать что-нибудь с горлом(прижигание). А вообще нужно зан

яться закалкой, но эта задача не по тебе. Советую тысячный

раз тебе - сделай так, чтобы он сам себя обслуживал и даже

помогал тебе. Твои сестры пока живы и по годам своим здоровы

- ругаются как прежде и бестолковы как всегда. Тоже, с попр

авками в худшую сторону, можно сказать и про твоих племянниц

Таню и Люсю. Прости, что оскорбил твое родство, но все это

так. Ляли я давно советовал по состоянию здоровья выехать из

города,но она упряма. В отношениях с Николаем они живут дру

жно и этого достаточно. Николай страдает как и прежде. Одна

твоих сестер, Поля, уехала в деревню к матери мужа. Вот пока

и все. Сам я теперь Главврачом амбулатории,но это мне бывает

не по характеру моему и по силам нелегко. Пока жив, и пожа

луй здоров. Чего желаю тебе, Мише. Пиши о городе, и о детях.

Пока до свидания и на всякий случай прощай.

Целую тебя.

Остаюсь твой

Ф.Б.

Р.S.Помогает-ли тебе Юрий, а если нет, то что ты предприним

аешь?

Твою комнату заняли посторонние люди."

Следующее письмо от 30.10.по тому же адресу.Судя по Чи

стопольской напечатке 30.11.41г. получила его бабушка раньше

предыдущего.Те же напечатки военной цензуры как снаружи, так

и внутри письма. Обратного адреса на конверте нет.

"30/Х 41. Милая Маша!

Ленинград Это уже второе письмо на твою хорошую открытку к

письму, вернее с письмом шлю 200 руб.на пропитание. Интерес

но получила-ли ты мои письма,в которых я писал о нашем житье

и давал советы о воспитании Миши. Этому поросенку от меня

привет и скажи, что бы он учился и обслуживал себя.Живем как

в Угличе - Ляля выступает в Радио и, если у вас есть радио,

256

то ее можно послушать. О Мусе ничего не знаю. Желательно мне

знать помогает-ли вам Юрий Ник.? Я начинаю по временам пони

мать, что моя командировка к вам сорвалась. Ну,да все, может

к лучшему. Твои сестры живы, племянницы тоже, здоровы по во

зрасту и по состоянию времени удовлетворительно. Сам я духом

тверд, но плотью немощен - сказываются года - думаю все же

десяток потянуть, если что не случится. Ну, а если судьба,то

уж не поминайте лихом, и нет, нет - рюмочкой с огурчиком.

Беспокоит меня Ляля по ее здоровью - ей нужно отдохнуть

в глуши от шума городского. Пиши, как у вас жизнь? Что поде

лываете? Что за город и каковы обитатели?Пиши закрытое пись

мо - в нем можно больше написать. Ну пока - пишу на дежурст

ве в амбулатории - 12 час.ночи - пора спать. Желаю вам всего

хорошего. Здоровья, бодрости. Пожелайте и мне того же.

Целую вас и в ожидании

ответа остаюсь ваш

Ф.Б."

Несмотря на условия блокады Федор Христофорович иногда

навещает дочь. Так где-то в конце ноября 1941 года она запи

сывает в дневнике, что был отец и оставил банку тушенки

свой гонорар за работу в призывной комиссии.

1942 г.

В конце января 1942 г. у Ольги Берггольц умирает в гос

питале муж - Николай Молчанов и она в тоске идет 1 февраля

1942 г.через полгорода к отцу в заводскую амбулаторию.

"СТУПЕНЬКИ ВО ЛЬДУ....

...., у меня тогда почти не было чувств, не было человеческ

их реакций. Вернее, были одни суженные, первичные реакции.

Я только замерла, когда дошла до Невы,до перехода к па

пиной фабрике, потому что уже смеркалось и первые,нежнейшие,

чуть сиреневые сумерки спускались на землю.Сиренево-розовой,

дымчатой была засугробленная Нева и казалась необозримой,

свирепой снежной пустыней. Отсюда до отца было дальше всего,

хотя я видела через Неву его фабрику и знала, что влево от

главных корпусов стоит старенькая бревенчатая амбулатория...

и я пошла через Неву.

Очень узенькая тропинка через Неву была твердой, утопт

анной, но какими-то неверными, чересчур легкими шагами: она

была ребристой, спотыкающейся. Правый берег высился неприст

упной ледяной горой, теряясь вверху в сизо-розовых сумерках.

У подножия горы закутанные в платки, не похожие на людей же

нщины брали воду из проруби.

"Мне не взобраться на гору",- вяло подумала я, чувствуя,

что весь мой страшный путь был напрасен.

Я все же подошла к горе вплотную и вдруг увидела, что

257

вверх идут еле высеченные во льду ступеньки.

Женщина, немыслимо похожая на ту, что тащила гроб,в та

ких же платках, с таким же коричневым пергаментным лицом,по

дошла ко мне. В правой руке она держала бидон с водой литра

на два, не больше, но и то клонилась направо.

- Поползем, подруга? - спросила она.

- Поползем!...

И мы на четвереньках, рядышком, тесно прижавшись друг к

другу, поддерживая друг друга плечами, поползли вверх, цепл

яясь руками за верхние вырубки во льду, с трудом подтягивая

ноги, со ступеньки на ступеньку, останавливаясь через каждые

два-три шага.

- Доктор ступеньки вырубил, - задыхаясь, сказала на четв

ертой остановке женщина. - Дай ему бог... все легче...за во

дичкой ходить...

Но я не подумала, что это она говорит о моем папе. Ей

было труднее, чем мне,потому что я цеплялась за верхние сту

пеньки двумя руками, а она одной - другой рукой она переста

вляла со ступеньки на ступеньку бидон с водой. Вторую полов

ину пути мы переставляли бидон по очереди, то я, то она, и

так доползли до верха и дошли до ворот фабрики.

Фабричный двор, и бревенчатая амбулатория, и палисадник

около нее из резных балясинок, где уже много лет каждый год

хлопотал над розами папа - я совершенно ничего, решительно

ничего не узнала и долго стояла перед крылечком амбулатории,

туго соображая: куда же это я пришла? Может, я зашла на сос

еднюю фабрику Варгунина или вообще .... совсем не туда? Что

за странная деревянная избушка, полуразобранный заборчик из

балясинок? Я никогда в жизни их не видела... А я тут бывала

с детства и почти в такой же, только ярко-розовый день, исс

тупленно морозный, искрящийся, пришла сюда много лет назад,

чтобы взглянуть на первое свое напечатанное стихотворение в

стенной газете папиной фабрики, посвященное смерти Ленина.

Я не вспомнила об этом тогда.

Приглядевшись, я все же убедилась, что это папина боль

ница, и равнодушно отметила, что вот и все неживое - то есть

здания, заборчик, сугробы - тоже может умирать....

СЕКРЕТ ЗЕМЛИ.В маленькой передней амбулатории, еле-еле осв

ещаемой из соседней комнаты, на деревянной скамейке с высо

кой спинкой, на скамейке, похожей на вокзальную, лежала жен

щина. Она была в ватнике, старательно укутана платком и леж

ала на боку, подложив сложенные ладони под щеку. Так спят на

вокзалах транзитники в ожидании поезда дальнего следвания.Но

она не спала. Она была мертвая. Я увидела это сразу, как во

шла.

"Наверное их у папы много",- подумала я, шагнула в сосе

днюю комнату, и там, за деревянной загородочкой из пузатых

столбиков, за столом сидел мой папа.

258

Низенькая толстенькая свеча башенкой ("ишь какие у него

свечи!..") снизу освещала его лицо. Он очень отек, даже при

свече видно было,что лицо его приняло зеленовато-голубой от

тенок... Но волосы на висках и затылке, легкие полуседые во

лосы блондина, еще топорщились и кудрявились, и глаза его,

большие, выпуклые, голубые, в мерцании свечи казались особе

нно большими и голубыми.

Я молча стояла перед загородочкой, перед папой. Он под

нял отекшее свое лицо, взглянул на меня снизу вверх очень

пристально и вежливо спросил:

- Вам кого, гражданочка?

И я почему-то ответила деревянным голосом, слышным са

мой себе:

- Мне нужно доктора Берггольц.

- Я вас слушаю. Что вас беспокоит?

Я смотрела на него и молчала. Не рыдание, не страх, не

что неведомое- что-то, что я не могу определить даже теперь,

- охватило меня, но тоже что-то мертвое, бесчувственное. Он

участливо повторил:

- На что жалуетесь?

- Папа, - выговорила я,- да ведь это я- Ляля!...

Он молчал, как мне показалось, очень долго, а вероятно

всего несколько секунд. Он понял, почему я пришла к нему. Он

знал, что Николай был в госпитале. И папа молча вышел из-за

барьерчика, встал против меня и, низко склонив голову, молча

поцеловал мне руку. Потом, рывком подняв лицо, твердым и как

бы слегка отстраняющим взором взглянул мне в глаза и негром

ко сказал:

- Ну, пойдем, девчонка, кипяточком напою.Может поесть что

-нибудь соорудим!...- И добавил, чуть усмехнувшись: - "Щи-то

ведь посоленные..."

Я поняла его цитату и услышала всю горечь,с которой он

сказал ее. Он очень любил Николая. Но ни о нем, ни о смерти

его мы не говорили больше ни слова.

Мы вошли в маленькую, слабо освященную каганцом кухню

амбулатории. Свечку папа принес с собой и тут же потушил ее.

Это была государственная драгоценность, ею папа пользовался

только на приемах.

Две женщины в халатах поверх ватников- одна низенькая и

черноглазая, другая очень высокая, с резко подчеркнутыми ис

тощенными чертами лица - всплеснули руками, увидя меня.

- Лялечка, - почти пропела низенькая, черноглазая,- как...

как вы выросли!...

- Это Матреша, - сказал папа, - не узнаешь? Матреша, луч

шая санитарка. А это - Александра Ивановна...Тоже не узнала?

- Папа, да ведь я у тебя последний раз лет пять назад бы

ла...

- Возможно, - бросил он и тихонько захлопал в ладоши. - А

ну-ка, бабоньки, чем богаты? Кипяточку нам с дочкой!

259

Матреша стала хлопотать у маленькой плиты,что-то жарить

на сковордке. Отвратительная вонь распространилась по мале

нькой кухоньке. Я догодалась, что это какой-нибудь техничес

кий жир. Пахло омерзительно, но - о, как здесь было тепло!...

Я сняла платок, пальто, вязаную шапку, косынку, надетую

под шапку. Я осталась в одном лыжном костюме с непокрытой

головой.

- Как у тебя тепло, папа!

Матреша подхватила:

- Тепло! Палисадничек понмножку разбираем. Доктор горюет,

да ведь что ж, надо греться-то, правда?

- Правда....

Я вытащила остаток своего пайка и "гвоздик"- папироску.

Отец захлебнулся от счастья.

- Вот это да!- сказал он, благоговейно беря "гвоздик"сво

ими большими, умными руками хирурга.- Богато живете, мужики!

Нечто вонючее и странное на сковородке было подано на

стол. Мой ломтик хлеба мы по-аптекарски аккуратно поделили

на всех четверых, разлили по кружкам кипяток - тоже ровнехо

нько-ровнехонько, сели у столика, и было так тесно, что мы

невольно прижимались друг к другу, как в битком набитом ваг

оне....Маленькое пламечко каганца металось из стороны в сто

рону, тени наши уродливые и страшные, качались на стенах ко

мнатки, и от этого еще больше казалось, что мы все куда-то

едем - далеко-далеко, на поезде дальнего следования. А та, в

передней, просто ждет своего...

Скрипнула дверь, и в щель просунулось чье-то коричнево

пергаментное лицо, непонятно - мужчины или женщины, чем-то

закутанное и обмотанное, в огромной ушанке,напяленной поверх

женского платка.

Ярко светящиеся темно-желтые глаза глянули из-под ушан

ки.

- Доктор, мы вот...

- Не студить комнату! - крикнул отец. - Залезай весь.

В дверь протиснулся человек (это все-таки был мужчина);

он протянул отцу на ладони что-то в бумажке.

Папа раздул ноздри и зашевелил бровями.

- Ну-ну, не валяйте дурака! Опять?...

- Доктор, - протянул дрожащим голосом человек, - не обиж

айте!

Сердито фыркнув, отец взял маленький сверточек.

- Ну ладно, спасибо, но чтоб в последний раз!...Как там у

вас, все в форме?

- Пока все, - прохрипел человек.- Сегодня, слава тебе го

споди, тихо, вчера зажигалками замучил....

- Я к вам через часок загляну, - сказал отец, - Ступай.Да

не рыпайся, иди тихо. Если что, сразу ко мне!

Пятясь задом, человек чуть-чуть приоткрыл дверь и прот

иснулся в эту щель, без улыбки, но приветливо кивая нам.

260

- Пожарная охрана, - сказал папа и, высоко подняв указат

ельный палец, строго взглянул на меня, точно ждал возражения.

- Герои! Львы! Люди! Еле дышат, а большого пожара ни разу не

допустили. Любят наш объект, комбинат имени Тельмана.

- Чего он принес тебе? Съедобное?

- Деликатес! Около завода "Вена" - пивоваренный, помнишь?

- у нас теперь раскопки вовсю идут, барду раскапываем много

летней давности. Раскапывают это все с трудом египетским,ра

зогревают, лепешки пекут. Стоматит чудовищный от этого "дел

икатеса". Столько народу со стоматитом в день на прием прих

одит! Ну, а как уговорить, чтоб не жрали этого? Матреша, ра

зогрей-ка нам лепешечку!...

Лепешка показалась мне очень вкусной.

- А у нас на Кузнечном бадаевскую землю продают,- сказала

я.- Когда бадаевские склады горели, оказывается, масса саха

ра расплавленного в землю ушло. Первый метр- сто рублей ста

кан, второй - пятьдесят. Разводят водой, процеживают и пьют....

Когда мы поели, Александра Ивановна куда-то ушла, а Ма

треша опять предложила мне помыться, и я опять отказалась,

вспомнив Неву и лестницу, а вспомнив ее, не по необходимос

ти, а движимая чем-то умственным и полузабытым, сказала:

- Отец, ты совсем не бережешь себя...

- То есть? - спросил он удивленно.

- Ну вот....ступеньки во льду вырубаешь....

Он взглянул на меня почти с состраданием.

- Дура ты, дочь моя и знаменитая поэтесса города Ленина,

беззлобно сказал он.- Ибо произносишь все это всуе, без веры...

Мы помолчали, и, словно продолжая не обрывавшийся разго

вор, он негромко, задумчиво стал говорить:

- А у нас за Невской, мне рассказывали, на одном заводе,

кажется Александровском, в литейной старик один был - формо

вщик. Ну, из тех старых колдунов, которые грамоты не знали,

а дело свое знали так, что и заграничные инженеры руки разв

одили.На Обуховском, например, был в свое время такой литей

щик...Отольют, скажем, ствол для пушки - ну, надо его дальше

обрабатывать: сверлить там и все такое, - я не понимаю.В об

щем, массу труда человеческого класть. А вдруг отливка-то

бракованная, с этими, как их - ну да - раковинами? Тогда эт

ого деда и зовут: "Дед, послушай, есть в стволе раковины или

нет?" Он молоточком постучит, ухо к металлу приложит и гово

рит: "Раковин нет, можно обрабатывать". Или наоборот. И что

ты думаешь - хоть бы раз ошибся! Пробовали ему не верить,ра

зными тогдашними научными методами проверять,а выходило все,

как дед говорил. Ну, вот и формовщик у нас такой же был.Знал

он особый секрет земли. Особый состав ее, такой, чтобы отли

вка никогда не имела браку, по вине формовщиков, конечно. И

никогда, ни разу у него браку не было. Его спрашивают: "Дед,

почему у тебя браку не бывает?"А он только посмеивается:"Пе

тушиное слово знаю". И молчит. Ну, в ноябре прошлого года

261

завод, разумеется, встал. Народ разбрелся, только охрана

как вот у нас. А старик чувствует, что помирает: эвакуирова

ться в свое время отказался. Он тогда своей старухе и говор

ит: "Сквалыжник я, говорит, и скряга, и грешник великий, го

ворит, хоть в бога и не верю. До сих пор свой секрет земли

никому не передал. А теперь - некому. Кроме тебя. Да ты жен

щина, притом немолодая, к литейному делу никакого отношения

не имеешь. Ну, делать нечего - край. Я не помру, пока ты мой

секрет не усвоишь. Пойдем". Та: "Куда?" - "На завод, в лите

йную". Повела она его под ручку в литейную, довела - и стал

он ее обучать своему секрету земли. Составу, пропорциям.....

Представляешь - двое голодных, полуумирающих стариков одни в

холоднющей литейной...Но ведь каждый божий день, оба истоще

нные, тащились они в литейную - и трудились, копались в хол

одной земле. Да еще старик старуху заставлял съедать полови

ну его вечернего супа, говорил: "Я так и так помру, а ты до

лжна выжить, чтоб потом, когда завод заработает, секрет зем

ли всем формовщикам открыть". И ведь выучил ее! И когда она

при нем несколько раз состав этот, с его секретом, воспроиз

вела, лег старик и говорит: "Слава тебе господи,с чистой со

вестью на тот свет ухожу".И на другой день помер. Вечная ему

память - имя его я обязательно узнаю. А старуха,говорят, жи

ва, даже, говорят, эвакуировали ее, заботятся: ну как же,та

кой секрет - это ж важно...

Он помолчал и сказал еще задумчивей, точно говорил то

лько с самим собою:

- А может, к тому времени, когда завод заработает, и не

нужен будет стариковский секрет. Изобретут нечто более точ

ное, научное. Неважно. Не в этом дело...- Он помолчал, пожал

плечами. - А может и не изобретут. Выше любви человеческой

разной...к родной земле, к человеку, к женщине или женщины к

мужчине,- выше этого ничего, Лялька, изобрести нельзя...Нет,

не изобретут..."Ибо тайна сия велика есть": секрет земли....

И ему, наверное, хотелось поговорить, пофилософствовать

даже, с близким человеком, и он много говорил в тот вечер, а

мы ведь тогда совсем мало говорили- инстинктивно берегли си

лы.

Папа рассказывал, как организует стационар на своей фа

брике.

- Вот хожу по Невской заставе с нашими фабричными властя

ми и привожу в стационар кадровых наших ткачей и ткачих. Я

ведь их всех знаю- слава богу, двадцать лет на фабрике...Эти

у меня не умрут! Ну, черт же побери, ведь когда-нибудь фабр

ика-то заработает! И сукно нужно будет людям, одежонка-то за

войну пообтреплется, а?

- Наверное, - сказала я.

Мне было почему-то противно думать о сукне, даже затош

нило, когда я его себе представила- серое, жесткое, и почему

-то его еще надо разжевать...

262

Я совершенно опьянела от вонючей еды, от кипятка,от те

пла, меня клонило куда-то в сторону, я стала не то засыпать,

не то умирать. Черноглазая Матреша первая заметила мое сост

ояние.

- Доктор, - сказала она, - а дочке-то спать пора.

И уж тоном приказа добавила:

- Снимайте валенки, я вам ноги вымыть помогу. Я все ж та

ки тут снежку натаяла, согрела.

- Мне не снять валенки, Матреша.

- Ну-ка, выпей, - сказал отец и дал чего-то горького.

А Матреша ловко, хотя и с трудом, стянула валенки с

распухших ног моих и погрузила их в ведерко с теплой водой.

О, какое это было блаженство, ясное, младенческое блаженст

во! Теплая вода и чьи-то ласковые, родные и властные руки,

расторопно скользящие по ноющим ступням, - то санитарка Мат

реша, стоя на коленях, мыла и растирала мне ноги, и мне поч

ему-то не было стыдно, что мне, взрослому человеку, моют но

ги, а она поглядывала на меня снизу вверх милыми своими кру

глыми глазами и приговаривала чуть нараспев, точно рассказы

вала сказку про кого-то другого, и я сквозь сон слушала ее.

- ...А шла-то издалека, из города, да все по снегу да по

льду... Умница, к папочке шла, правильно надумала... А ведь

как на папочку похожа, до чего ж похожа, до чего ж похожа,

портрет вылитый...

Я вздрогнула, как вздрагивают просыпаясь, и взглянула

прямо в глаза Матреши: санитарка смотрела на меня с такой

любовью, что мне стало ясно: эта женщина тоже любит моего

отца...

КНЯЖНА ВАРВАРА. - Ну а теперь я тебя уложу, - сказал папа и

повел меня по своей маленькой бревенчатой амбулатории в ка

кую-то комнатушку. Я легла на койку, а он сел рядом на низе

нькую табуретку и даже зажег ту свечку, башенкой,- с ней бы

ло светлее, чем с каганцом, и казалось теплее.

- Отец, чего ты казенный свет палишь? - пробормотала я,

кивнув на свечу.

- Ничего, я на минутку. Ты сейчас уснешь,а я зайду к сво

им пожарникам и к дистрофикам в стационар.... Хочу все-таки

образцово-показательно наш стационар поставить...Как думаешь,

девчонка, поставлю?

- Конечно. У тебя персонал хороший.

- Ах, хороший! - самозабвенно, упоенно почти пропел отец

и, смутясь, добавил:- Не воруют!

Он так любил людей - и не человечество вообще, что лег

че всего, а именно людей, обычных, грешных, - что стеснялся

говорить о своей любви к ним, как о чем-то самом интимном.

Поэтому он иногда - от ревнивейшей любви - людей обругивал,

сердился на них, как Антон Иванович, или говорил о них наро

чно грубовато, как сейчас. Он не понимал,что виден людям на

263

сквозь со своим страстным и чистым сердцем мудреца и всегда

большого ребенка...Он считал себя...циником.

- Нет, верно, хорошие бабенки,- поправился он.-Люди! Ведь

Матреша-то каждого так моет, кого приводим, как тебя сейчас...

Нет, работать с ними можно...но...но...эх, девчонка!..Княжну

Варвару мне бы сюда!"

("Дневные звезды",стр.306-318)

(воспоминания Ольги о княжне Варваре - см.выше - в 1918

-1921 гг.,а также в биографии ее матери Марии Тимофеевны под

теми же годами)

"...И вот отец первый раз в жизни заговорил со мной о княжне

Варваре в тот день, когда я, овдовев,пришла к нему из города.

- А где она сейчас, папа? - спросила я.

- Не знаю, - помолчав, ответил он, - я почти не встречал

ся с нею с тех пор, как привез вас из Углича.

И я поняла, что он расстался с ней из-за нас,с тех пор,

когда после гражданской войны собрал семью и вернулся в нее,

главным образом к нам - ко мне и Муське... Я ничего больше

не стала спрашивать у него о княжне Варваре, но облик неста

реющей, стройной, пленительной женщины на мгновение мелькнул

передо мною в холодных потемках блокадного жилища..."

(там же, стр.321)

(в действительности, как следует из довоенной записной

книжки Ф.Х., где был ленинградский адрес княжны Варвары,он об

щался с ней тем или иным способом и после 1921 г. и, наверное,

знал, что она была тогда в эвакуации....

........эпизод о встрече княжны Варвары с отцом перед концом

его жизни - см.ниже под 7 ноября 1948 г.)

СЛАВА МИРА. А в тот вечер, когда я лежала у папы в амбулато

рии, он сидел рядом, поглаживая мне то руку, то голову, как

иногда делал в раннем моем детстве,когда у нас была корь или

ангина.

И оттого, что он вот так поглаживал мне руку и лоб, отт

ого, что возник у нас разговор о княжне Варваре и сказочный

облик ее на мгновение засветился в холодном полумраке блокад

ного жилища,- в лицо мне дохнуло детство, и я вспомнила о Па

левском.

- Папа, а что на Палевском? Как тетя Варя? Дуня?

Он долго молчал, неподвижно глядя на свечку.

- Они умерли от голода. Тетка Варя - по дороге в госпит

аль. Авдотья - на своей фабрике, на дежурстве. А дом прошило

снарядом.

- Значит... там никто не живет?

- Нет. Никто. Там теперь одни сугробы...

Он вновь замолчал, замолчала и я.....

....дом наш занесло снегом, снег стелется по всей России

264

только снег, снег и снег и такое же нескончаемое, безмолвное

горе, как у меня. Медленно-медленно просыпалась в душе боль,

а значит- и жизнь, но я тогда еще не понимала этого.

- Папа,- сказала я вслух, - по-моему, я уже не живу...

- Вранье,- сердито возразил отец.- Живешь. Если б не жила

- легла бы и сюда не пошла бы.

- Нет, правда. Мне совсем не хочется жить.Верней- все ра

вно...

Он ответил печально и ласково:

- Дуреха! А я, например, очень хочу жить...Знаешь, я даже

коллекционером стал.

- Что же ты... коллекционируешь?

Он засмущался.

- Да всякую ерунду... Это, быть может, тоже какой-то пси

хоз. Все коллекционирую, что могу: открытки, пуговицы, семе

на роз.

- Пуговицы? Зачем?

Из-за свечи, из сумерек, не знаю, из какого времени, из

каких столетий, прошлых или будущих, он взглянул на меня не

вероятно чистыми голубыми глазами и сокрушенно признался:

- Знаешь, может быть это некрасиво, особенно у нас, в Ле

нинграде, но у меня такая жажда жизни появилась! Немыслимая

- как первая любовь - жажда. Нет, даже не жажда, а жадность...

Вот-вот-вот...И до того хочется все сберечь, сохранить, про

сто вот...к самому сердцу прижать! Ну все,что на свете есть:

и пуговицы, и открытки, и семена роз. Прижать все к сердцу,

до последней пуговицы, чтоб не исчезло...

Как доверчиво смотрел он на меня, поверяя всю эту несу

светность, эту "великую дичь" нашего времени, как увлеченно,

верней - заговорщицки добавил:

- Знаешь, мне обещали прислать семена особых роз. Называ

ются они "слава мира". Это такие, знаешь, большущие, медлен

но распускающиеся розы золотистого цвета с чуть-чуть оранже

вым ободком по краям. Они вообще-то на юге растут,да и то не

везде, но я их здесь разведу, вот около своей амбулатории.

Жалко, конечно, что Матреша за зиму палисадник сожжет, ну

ничего, другой соорудим. Весной я эти розы в грунт посажу.

Ну, года через два-три они должны расцвести.....Придешь взг

лянуть, а? Как думаешь- хорошо будет?

- Хорошо,- ответила я, с удивлением прислушиваясь к тому,

как рядом с нарастающей болью в сердце возникает еще какое

то чувство.

Быть может, то, что Матреша вымыла мне ноги, как мать

или старшая сестра, и то, что пожарник принес лепешку из зе

мли - щедрый дар голодного голодному, и оттого, что папа ра

ссказал о старом формовщике, а теперь говорил о розах, имен

уемых "слава мира", о том, как я приеду к нему,- "значит бу

дут ходить даже трамваи?" - от всего этого и многого еще не

осознанного- да, рядом с болью встало в моей душе некое спо

265

койное и стойкое чувство. Оно, пожалуй, было похоже на горд

ость, но не было ею. Повторяю, теперь-то я понимаю, что все

это было возвращением к жизни. "Конечно, отец прав,- подума

ла я, - я жива, я хожу, я дошла до него...К черту, не присл

ушиваться к себе, делать все, что можешь! Господи! Да ведь у

меня еще две передачи впереди - и на город и на эфир, - надо

их сделать как следует.... Сейчас посплю, а завтра - крайний

срок послезавтра - пойду в Радиокомитет и буду работать. Лу

чше умереть на ходу и в работе. Но я не умру. Я выживу назло

всему, что сделано со мною и с нею... с родимой сторонушкой.

Она жива, и она тоже выживет...А сейчас мы с ней будем спать.

...Она и я. Мы устали. Сейчас ночь. Мы будем спать".

- Папа, кажется, я буду сегодня спать, - сказала я, - по

туши наконец государственную свечку...

Он положил мне на лицо большую свою докторскую ладонь,

и я поцеловала ее, как в детстве...

- Ну, спи, спи, это лучше всего... А потом ты увидишь у

меня в палисаднике розы "слава мира"...

Он встал и, прежде чем затушить свечу, окружил ее жел

тый огонек ладонями и показал округлым движением, какие розы

будут большущие и как будут распускаться.

- Вот так, понимаешь, вот так - огро-омные, золотые,- го

ворил он, пошевеливая пальцами, - вот такой величины могут

быть! А? Здорово?!

А я смотрела на его руки: освещенные изнутри, просвечи

вающие по краям розовым, они как бы сами источали почти осл

епляющий золотсто-розовый свет - руки русского доктора, хир

урга, спасшие тысячи и тысячи солдатских и иных жизней, выр

убившие во льду ступеньки к проруби,сейчас действительно по

хожие на огромный невиданный цветок;

такие же прекрасные, как руки бабушки моей, чугунные на

вид, перевитые темными венами, узлами и мозолями, руки, кот

орыми благословила она в дни штурма города меня и всю страну

нашу;

такие же властные и добрые, как руки Матреши;

такие же большие, и умелые, и бесстрашные,как руки ста

рого заставского формовщика;

руки, источающие свет и силу, знающие и передающие друг

другу и будущему секрет земли, трудовые руки - высшая, подл

инная, вечная слава мира.

"Да, я увижу папины розы летом", - подумала я твердо и

просто, как о чем то обчном и само собой разумеющемся,- так,

как говорил об этом отец...

С тем же чувством спокойной твердости пошла я на второе

утро обратно в город, все по тому же пути, по которому почти

мертвая, шла сюда позавчера". (там же, стр.326-330)

Как будет видно из дальнейшего дом на Палевском тогда

еще стоял и в нем жили тетя Варя и тетя Тася. Вместе с ними

266

там же жил их племянник - сын брата их отца Ильи Львовича.И

весьма возможно, что вместе с ними жил сын их сестры Аппол

инарии - Юрий Горбачев - мальчик 11 лет, пришедший сюда не

задолго до смерти родителей по строгому наущению его матери.

Из дневника Ольги Берггольц

"7/11-42

...А между тем, может быть меня ждет новое горе. Собирался

часам к 7 прийти батька, но перед этим должен был зайти в

НКВД насчет паспорта - и вот уже скоро 10, а его все нет.Ум

ер по дороге? Задержали в НКВД? Одиннадцатый час, а его нет.

М.б., сидит там и ждет, когда выправят паспорт? Может, у ме

ня в Ленинграде уже нет папы?....

Пол-одиннадцатого - папы нет. О, Господи.... Папа так и

не пришел. Просто не знаю в чем дело. Он очень хотел прийти

я приготовила ему 2 плитки столярного клея,кулек месятки,бу

тылку политуры, даже настоящего мяса. Что с папой?.

"8/11-42

Папу держали вчера в НКВД до 12 ч.,а потом он просто не

попал к нам потому, что дверь в Дом радио была уже закрыта.

Его, кажется, высылают все-таки. В чем дело, он не объяснил,

но говорит какие-то новые мотивы, и просил "приготовить рюк

зачок". Расстроен страшно. Должен завтра прийти. В чем дело

ума не приложу, чувствую только, что какая-то очередная под

лая и бессмысленная обида. В мертвом городе вертится мертвая

машина и когтит и без того измученных и несчастных людей.

Я ходила к отцу несколько дней тому назад...

Он организовал лазарет для дистрофиков - изобретает для

них разные кисельки, возится с больными сиделками, хлопочет

уже старый, но бодрый, деятельный, веселый.

Естественно, мужественно, без подчеркивания своего гер

оизма, человек выдержал 5 месяцев дикой блокады, лечил людей

и пекся о них неустанно, несмотря на горчайшую обиду, нанес

енную ему властью в октябре, когда его ни за что собирались

выслать, жил общей жизнью с народом - сам народ и костяк жи

зни города - и вот!

Что-то все-таки откопали и допекают человека."

Правда, надо сказать, что попытка высылки Федора Христ

офоровича была предпринята не в октябре, а в начале сентября

1941 г. И в этот раз Ольге удалось отстоять папу,

"Едва ли возможно, чтоб папа так долго не рассказывал

Ольге о сути дела (хотя мы так боялись ей навредить, зная ее

характер!) Ведь отказ "помочь" НКВД, отказ шпионить и донос

ить был криминалом. Похоже,что они искали для заявлений дру

гую "причину" - в том, например, чем его пугали: вот ходил к

знакомому священнику играть в карты...А тот, бедный, очевид

но, уже был арестован (это был отец Вячеслав,отец нашего уч

267

ителя математики...)"(Из комментариев М.Ф.Берггольц к публи

кации дневников О.Берггольц в журн."Апрель", N4, 1991 г.)

19 февраля 1942 г. дед пишет письмо дочери Марии в Мос

кву,пользуясь случайной оказией, где сообщает о смерти Коли,

Жоржа- мужа тетки Полины "и из знакомых моих Конопницкий Ва

ся, Смолины". Делится своими тревогами по поводу здоровья

Ольги."Сам я жив и здоров, но ввиду черезвычайных обстояте

льств прошу прислать посылку с продовольствием и надеюсь по

править здоровье где-нибудь на даче под Москвой"

24 февраля 1942 г. - письмо дочери Ольге- на гладком листе с

2 сторон фиолетовыми чернилами неразборчивым почерком. Поже

лания о действиях в Москве связаны, очевидно,с тем, что Оль

ге после гибели мужа многие советовали уехать в Москву, тем

более, что она подозревала, что беременна от умершего мужа.

Наверное этими мыслями она поделилась с отцом.

"24/11 42 Милая Ляля!

Посылаю тебе мыльный спирт.Смочить голову теплой водой и по

сле этого взять немного мыл.спирта (он очень пенится) Не за

будь относительно семян. Напиши Зощенко-Ахматовой в Батум,

Сочи, Туапсе, Сухум, Кубань.С твоим знакомым, позабыл, Влад

икавказа. Ну и вот куда - могут прислать семян табаку (может

есть и в Москве - Ботанич.сад и т.д.) Семена могут быть при

сланы в письме - между листами бумаги - они очень мелкие. В

Москве поищи _кремней_ для зажигалок! У нас обещали достать

мне по 50 руб за штуку- да еще нет! Ну, пока. Целую тебя.Же

лаю тебе всего хорошего. Поцелуй от меня Мусю и пожелай от

меня ей добра и счастья. Не забывай обещанного (дача!) При

сем прилагается письмо Г.И. Хорошо бы прислать табачку и са

хара (песок), но это от лукавого. Привет Юрию. Скажи что-бы

он мне позванивал.

Твой папа.

Ф.Б."

"Когда я приехала в Ленинград по Дороге жизни (25/11-42

г.), папа сразу рассказал мне все дословно.... Я предложила

папе: дай вывезу тебя вместе с другими "эваками"! Куда там:

"Отсюда только на фронт". Ох, наивные мы были люди!"(М.Ф.Бе

рггольц, оттуда же)

В это время Федор Христофорович встречается с младшей

дочерью и рассказывает ей о судьбе родственников, оставшихся

в блокадном Ленинграде.

1 марта 1942 г. полумертвую от голода Ольгу мать моя на само

лете отправляет в Москву.

2 марта - М.Ф.Берггольц посещает родственников на Палевском.

268

Застает там умершую тетю Варю, сошедшую с ума тетю Тасю и их

племянника.

3 марта - М.Ф.Берггольц посещает родственницу Горбачевых и

предлагает сыну тети Апполинарии Юре Горбачеву придти к ней

в радиокомитет.

4 марта Юра приходит в Радиокомитет и его по просьбе моей ма

тери устраивают в ремесленное училище Г.Макогоненко и Яша Ба

бушкин.

7 марта - М.Ф.Берггольц вылетает в Москву.

17 марта 1942 г.органы НКВД высылают по 39 статье Федора Хри

стофоровича по этапу из г.Ленинграда и он в теплушке пересек

ает всю страну вплоть до Минусинска. Причем потом это почему

то официально называлось эвакуацией и никакого дела на него в

НКВД заведено не было.

С дороги из Череповца он посылает крик о помощи дочерям

в Москву и те начинают хлопотать через Фадеева о вызволении

отца из ссылки.

Записка на куске оберточной бумаги карандашом.

"22.111.42.-г.Череповец,эшелон 83, вагон 5. Милые Муся и Ля

ля! 17/111 42 эвакуирован по паспорт. статье 39 неизвестно

куда. Просите хоть разрешить Чистополь. В дороге заболел(по

нос) завшивел. Умоляю спасите.

Мои деньги за февраль и март остались в амбулатории у

старш.сестры А.М.Слепцовой(Слепцовой).

Просите, чтобы она переслала их вам.

Ваш отец Ф.Б.

Может быть Юрий использует мой протест прокурору и пер

едаст от моего имени военному прокурору гор. Ленинграда."

25 марта 1942 г. - он пишет дочерям из Кирова

Из дневника Ольги Берггольц

"27.111.42 г.

Вчера из Вологды получили телеграмму от отца: Направление:

Красноярск, просил назначить Чистополь. Больной отец." Я на

верное последний раз видела его в Радиокомитете. Его уже нет

в Ленинграде. Он погибнет, наверное, а дороге, наш "Федька",

на которого мы так раздражались,которого мы так любили. А-о!.."

3 апреля 1942 г.

"Получили письмо от отца, с какой-то станции Глазовой под от

28/111. Он пишет:

"родные мои, обратитесь к кому угодно (к Берия и т.д.,но

ОСВОБОДИТЕ меня отсюда." Он едет с 17/111,их кормят один раз

в день,да и то не каждый день. В их вагоне уже 6 человек ум

269

ерло в пути, и еще несколько на очереди.Отец пишет:"силы га

снут, страдаю животом...." Он заканчивает письмо - "простите

меня за все худое..."

Боже мой! За что же мы бьемся, за что погиб Коля,за что

я хожу с пылающей раной в сердце? За систему,при которой чу

десного человека, отличного военного врача, настоящего русс

кого патриота вот так ни за что оскорбили, скомкали, обрекли

на гибель, и с этим ничего нельзя было поделать? А ведь "ос

вободить"отца почти невозможно. Кто же будет заниматься спа

сением каког-то доктора? "Спасати народ"! К кому кинуться?

Писать челобитные - я же знаю по опыту, что это просто воло

кита. Попробую поговорить завтра с Фадеевым, но разве этот

вельможа сделает хоть что-либо реальное? Вот центр.клуб НКВД

просит устроить им вечер и выступить у них. М.б., там удаст

ся растрогать кого-нибудь из чинов и добиться до Берия или

кого-нибудь в этом роде? Все это бесполезно, я знаю, но буду

пробовать. Если отец выживет, он доберется до Красноярска,

куда его направляют, - а м.б., он уже погиб? Где искать его?

Кто этим сейчас будет заниматься? О, подлость, подлость.

Хотела писать для радио... - и после письма отца ничего

не могу,- отрава заливает, со дна души поднялись все пузыри,

все обиды. Черт знает что, преследуют и преследуют с самой

юности - и меня, и друзей, и близких, да за что же,доколе же

... Может быть, Коленька мой и впрямь счастливей меня?!"

3 апреля 42г. - телеграмма из Шарьи.

"Эшелон 133, вагон 5 следую Пермь - Свердловск проси на

рком дать Чистополь Отец"

9 апреля 1942 г.

"Была вчера у секретаря парторганизации НКВД,...Взял мое за

явление, обещал сегодня ночью доложить наркому? Неужели что

нибудь сделают? Что-то плохо верится."

11 апреля 1942 г.

"Секретарь парткома сказал на мой звонок об отце, что перед

ал мои заявления секретарю наркома и что они "решили действ

овать через Кубаткина (Нач.УНКВД Л-да), т.е. через Ленингр

ад". Ну это для того, чтоб отделаться- и только. А от отца с

3/1V нет известий - жив ли?"

13 апреля 1942г. Москва.

"От отца с 3.1V. нет вестей. Может быть его уже нет в живых,

- погиб в пути, как погибают тысячи ленинградцев, Ленинград

настигает их за кольцом. У Алянского в пути умерла жена,

здесь- в Москве- сын. А почтенное НКВД "проверяет" мое заяв

ление относительно папы. Еще бы! Ведь я могу налгать, я могу

"не знать всего" о собственном отце! Они _одни_ все знают и

никому не верят из нас! О, мерзейшая сволочь! Ненавижу! Воюю

за то чтоб стереть с лица советской земли их мерзкий, антин

270

ародный, переродившийся институт. Воюю за свободу русского

слова, - во сколько раз больше и лучше наработали-бы мы при

полном доверии к нам! Воюю за народную советскую власть, за

народоправие, а не за почтительное народодействие.Воюю за то,

чтоб чистый советский человек жил спокойно не боясь ссылки и

тюрьмы. Воюю за свободное и независимое Искусство. Ну,а если

всего этого не будет.... посмотрим!...

Я не сберегла ни Колю, ни папу (надо было идти к Кубат

кину и орать),..."

30 марта 1942 г. - письмо Ф.Х. со ст.Кунгур

8 апреля 1942г. - письмо Ф.Х. с дороги близь Красноярска

11 апреля 1942 г. - М.Т.Берггольц в письме к дочерям в Моск

ву вспоминает об открытке от отца из г. Глазова Удмуртской

АССР - очевидно, также отосланную по пути из эшелона.

Сам Федор Христофорович говорил (со слов моей матери),

что ехали в страшной тесноте. Ослабленные люди умирали, пра

ктически, на каждом перегоне и покойников выносили из вагона

на каждой остановке. Он чем мог помогал больным, болея при

этом сам. Еще он вспоминал, что в вагоне вплоть до Минусинс

ка были две девушки с похожими на его фамилиями.

14 04 1942г.

Светлозеленый гладкий конверт поадресу: ТА.С.Р.Чистополь (на

Каме) ул.Фрунзе, дом 36. М.Т.Берггольц.Обратного адреса нет.

Печать:Минусинск,17.04.42.(простым карандашом на гладких 1,5

листках из блокнота 13х20)

"14/1U 42. Милая Маша!

Наконец-то почти через месяц - и достиг своей точки, да

и то это еще не окончательное мое место пребывания. В насто

ящее время я нахожусь в_больнице_загородной_ 5-го с"езда со

ветов г.Минусинска. Красноярский край. Письма адресуй на Гл.

почтамт (он один). Прибыл в ужасном состоянии- покрытый вша

ми - отечный. Когда скинул ботинки с галошами (носки дыря

вые), то от ботинок остались одни подметки - пришлось купить

ботинки за 400 руб., а денег у меня мало. Правда у меня есть

русские новые сапоги и к ним брюки, но ввиду опухоли ног са

поги не лезут на ноги - единственный костюм во время дороги

сильно пострадал и принял неприличный вид.Вот мое положение.

Здесь все есть - (масло и жиры туговато), но это не по карм

ану, а питаться надо, ибо в больнице кормят плохо. Сегодня

дали на утро 1/2 ст.молока, 400 г. хлеба на день, в обед та

релка пустых щей и киселя блюдечко, говорят, что к ужину да

дут киселя. Как видишь на этой пище не поправишься,а для ме

ня это главное. Думаю пробыть в больнице до 1.V.42, а там Н.

К.В.Д. Доопределит, но буду проситься поближе к городу в ко

271

лхоз или совхоз. Конечно город Минусинск с нашей точки зре

ния не город - а кучка лачуг - на широких улицах.

А так истрепанный больной весьма прибыл. Думаю как-ниб

удь устроиться, но прошу меня не забывать и хлопоты обо мне

не бросать о полном моем восстановлении. Как я хотел бы сей

час увидеть Лялю, Мусю, тебя, Мишу и тихонько посидеть среди

вас за стаканом чая. Пиши о ребятах,о себе. Ведь это для ме

ня единственное утешение.

Целую Вас и остаюсь

Ф.Б.

Омск Ново-Сибирск Ачинск Красноярск

_____________ ______________ _________

Север |

Запад Восток |

--|--