sci_history Иван Капитанец Битва за мировой океан в 'холодной' и будущих войнах ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:19:19 2007 1.0

Капитанец Иван

Битва за мировой океан в 'холодной' и будущих войнах

КАПИТАНЕЦ Иван Матвеевич

Битва за мировой океан в "холодной" и будущих войнах

Книга написана адмиралом флота Капитанцем И.М., прошедшим службу на командных должностях на трех океанских театрах войны - Арктическом, Атлантическом и Тихоокеанском в период 1950-1992 гг.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Битва за Мировой океан имеет глубокие корни. С давних времен люди использовали океаны и моря не только как среду, удобную для перевозок различных грузов, богатый источник продовольствия и других экономических ресурсов, но и как среду для ведения военных действий. Вершиной этих возможностей ныне стали современные оперативно-стратегические свойства океанских ракетно-ядерных флотов.

Мировой океан с незапамятных времен был ареной вооруженной борьбы между различными государствами. По мере развития производительных сил пространство Мирового океана все в больших масштабах использовалось для достижения целей политики различных государств в войнах.

История битвы за Мировой океан связана с развитием систем морских вооружений, расстановкой сил в Мировом океане и с развитием взглядов на роль и место флотов в войнах, которые вело человечество после появления первых военных кораблей. Поэтому проблему битвы за Мировой океан целесообразно рассматривать на фоне истории строительства флотов и использования их в военных целях. В рабовладельческом обществе военные флоты - состоявшие из гребных судов, создавались лишь на период ведения боевых действий. Они использовались для захвата земель ближайших соседей, обороны своих прибрежных районов и перевозки войск.

При феодализме создаются парусные военные корабли, вооруженные артиллерией, появляются регулярные парусные флоты, которые становятся важным средством перевозки и вторжения войск на вражескую территорию, а также средством защиты своих морских коммуникаций и подрыва морской торговли противника.

В XVI-XVIII вв. наступает один из переходных моментов в истории человечества - эпоха великих географических открытий, период первоначального накопления капитала и становления капитализма, с которым была связана маринизация военного дела.

В эту эпоху ряд стран Западной Европы превратили свои флоты в одно из орудий накопления капитала, захвата колоний, порабощения народов целых континентов и их разграбления.

Наряду с этим флоты стали средством ожесточенной борьбы между соперниками по колониальным разбоям за господство в колониях и на морских коммуникациях, а океан - ее ареной.

Первыми в океан на поиски новых земель и их колонизацию ринулись Испания и Португалия. Морские экспедиции Колумба, Веспуччи, Магеллана, Васко да Гама и других мореплавателей не только открыли Американский континент, продолжили морской путь вокруг Африки в Индию и Китай, обследовали многие острова в Тихом океане, но и положили начало колонизации этих районов и стран.

Испания в XVI в., заняв положение великой морской державы, после разгрома в 1588 г. "непобедимой армады" более современным английским флотом, утратила морское могущество и способность контролировать океан.

В середине XVII столетия Голландия, располагала сильнейшим в мире флотом. Однако ее главным соперником становится быстро развивавшаяся Англия и в ходе англо-голландских войн (1652-1674), в результате которых Голландия была вынуждена признать себя побежденной. Стержнем внешней политики Англии всегда было настойчивое стремление утвердить за собой положение "владычицы людей", которого она добивается в многолетней борьбе с Францией, кульминацией которой была семилетняя война 1756-1763 гг. С тех пор Англия заняла положение первой колониальной мировой морской державы, опираясь на сильнейший в мире флот, которое она удерживала в течение почти двух веков.

Весьма важным этапом в развитии флота была вторая половина XIX столетия, когда произошли революционные изменения в материально-технической базе вооруженной борьбы в Мировом океане. На смену парусным кораблям пришли паровые броненосные флоты, включавшие крупные боевые корабли с мощным современным артиллерийским вооружением и тяжелым бронированием.

На рубеже XIX-XX столетий заявляют о себе молодые империалистические хищники Германия и Япония, опоздавшие к разделу колоний. Они создали мощные броненосные военно-морские флоты и стали добиваться нового передела мира. Противоречия между главными империалистическими державами породили ряд опустошительных войн, в которых важная роль принадлежала флотам и вооруженной борьбе в Мировом океане. В ходе империалистических войн, ведущихся за передел уже поделенного мира, масштабы борьбы на океанских театрах возросли. В этот период продолжалось бурное развитие военных флотов и военно-морского искусства. В их составе появляются подводные лодки и морская авиация, флоты становятся разнородными. Расширился круг решаемых ими задач и усложнились способы их решения. Вооруженная борьба на морских и океанских театрах, как правило, была теснейшим образом связана с военными действиями на суше.

Моря, являющиеся составными частями Мирового океана, часто оказывались на флангах сухопутных фронтов, что особенно было выражено в Первой и Второй мировых войнах, а также в Великой Отечественной войне. Океаны в обеих мировых войнах не только разделяли, но и связывали участников борьбы, служили важными артериями, питавшими экономику многих воевавших государств и обеспечивавшими стратегические воинские перевозки, надежную связь фронтов с заокеанскими арсеналами.

В ходе Второй мировой войны (1939-1945) в битве за Мировой океан были созданы мощные флоты, борьба развернулась между союзниками и фашистской Германией и Японией, в Арктике, Атлантике, Средиземном море и Тихом океане. Битва за океан была выиграна союзниками по антигитлеровской коалиции, флоты Германии и Японии потерпели поражение.

После Второй мировой войны развернулась борьба двух противоположных мировых социальных систем, которые вели подготовку к новой мировой войне, все большее число международных экономических и политических проблем оказываются тесно связанными с Мировым океаном, а следовательно и с развитием военно-морских сил.

Как ответной мерой было создание океанского флота в СССР. В книге "Битва за Мировой океан" показано противостояние флотов США и СССР в "холодной войне" 1946-1994 гг., когда в результате коренных изменений в материально-технической базе вооруженной борьбы на море повысилось значение океанских театров как сферы для ведения военных действий крупных масштабов. Важно отметить, что флот России из прибрежного стал океанским. В результате гонки морских вооружений на флотах крупнейших морских держав США, СССР, Англии и Франции появилось стратегическое ракетно-ядерное оружие, предназначенное для сокрушения военно-экономического потенциала противника путем уничтожения его важнейших наземных объектов ударами, наносимыми с океанских направлений. Основные проблемы обороны государства на морских направлениях должны теперь решиться в удаленных районах Мирового океана, где находятся стартовые позиции дальнебойного морского оружия (более 8-10 тыс. км), главным носителем которого являются атомные ракетные подводные лодки, которые патрулируют на просторах Мирового океана, в высокой готовности к нанесению ударов в мирное время.

Материальной основой "океанской стратегии" США является подводная ракетно-ядерная система, за время своего существования она прошла шесть модификаций, в основе которой лежали три поколения "Поларис", "Посейдон" в настоящее время две модификации ракет "Трайдент". Подводная ракетно-ядерная система "Трайдент" позволяет во много раз увеличить размеры возможных районов патрулирования ракетных подводных лодок типа "Огайо" в океане, что повысило скрытность их действий и боевую устойчивость.

Кроме США в блоке НАТО подводными ракетно-ядерными системами обладают Великобритания и Франция. В настоящее время в составе ВМС США находится 18 подводных ракетоносца, каждый из которых оснащен 24 ракетами "Трайдент-2", британских ВМС - 4 подводных атомных ракетоносца по 16 ракет "Трайдент-2" и ВМС Франции имеют 5 атомных ракетоносцев по 16 ракет "М-45". Таким образом по состоянию на 2002 год в составе флотов НАТО находятся 27 подводных атомных ракетоносца (в 1970-1980 гг. - 50 пларб), большая часть которых несет боевое патрулирование в Мировом океане, главным образом в Атлантике и Тихом океане, в готовности к нанесению ядерных ударов.

Вторым важным компонентом военно-морских сил США и их союзников являются силы общего назначения, основу которых составляют многоцелевые авианосцы. Всего на флотах США и НАТО в 2002 г. насчитывается 18 авианосцев (в том числе 12 американских, из них 10 атомных), (2 - Франция, один атомный, 3 - Англия и 1 - Италия). Эти авианосцы способны нести 1500 самолетов и соответствующее количество ядерных боеприпасов.

Авианосцы являются важнейшим средством завоевания господства в океане, резервом стратегических ядерных сил и основой ударной мощи флота в локальных войнах. Подобно ракетным атомным подводным лодкам, значительная часть авианосцев с ядерным оружием на борту постоянно патрулирует в Средиземном море, Индийском и западной части Тихого океанов, эпизодически в Северо-Восточной Атлантике, находясь в высокой готовности к ведению боевых действий.

В локальных войнах с моря весной 1999 г. против Югославии и осенью 2001 г. против Афганистана авианосцы широко использовались совместно с надводными ракетными кораблями и атомными подводными лодками, вооруженных крылатыми ракетами "Томагавк" в проведении воздушно-космических морских операций.

Таким образом уже в мирное время усилиями США Мировой океан превратился в арену развязывания агрессивных военных действий.

В системе сил общего назначения западные государства уделяют большое внимание также развитию сил и средств противолодочной войны, а также развитию амфибийных сил, рассматриваемых в качестве мобильных сил и важного элемента сил военно-морского присутствия.

Таковы в общих чертах военно-морские силы, созданные США и НАТО для проведения агрессивной политики в Мировом океане, после Второй мировой войны, цель которой - стремление к мировому господству.

В книге "Битва за Мировой океан" показано поэтапное создание океанского флота СССР и его выход в океан, что сделало американский континент досягаемым для ракетно-ядерного оружия. Осваивая Мировой океан, ВМФ СССР нес боевую службу в районах, где патрулировали ВМС США и его основные ударные группировки. В этом противостоянии в океане основная роль принадлежит оперативным эскадрам кораблей, атомному подводному флоту и морской авиации.

Для управления силами ВМФ была создана глобальная система связи и навигации.

На опыте боевой службы 5 эскадры ВМФ в Средиземном море показана борьба за господство на море против 6 флота и 16 эскадры пларб США. Это требовало большого напряжения в плавании, искусства поиска и слежения за иностранными кораблями и подводными лодками, по крупицам формировалось военно-морское искусство в битве за океан. Подводники, надводники, морские летчики и пехотинцы формировали морские традиции на базе истории русского флота.

Главными свойствами океанского флота являлись: его большая ударная мощь, высокая маневренность корабельных и авиационных группировок, огромный пространственный размах действий, способность быстро и скрытно развертывать свои силы и наносить сокрушительные удары по объектам на суше и море, постоянная высокая боевая готовность его частей и соединений.

Создание советского океанского флота положило конец многовековому господству флотов западных морских держав в океанах. Был развернут подводный фронт холодной войны.

Однако развал СССР в 1991 г. нарушил равновесие сил в Мировом океане. Военно-морской флот России возрождается заново на основе традиций советского ВМФ.

Надо отметить, что советские корабли заново открывали для себя океан после эпохи парусного флота, и возрождалась русская морская школа. В холодной войне (1946-1991) наш ВМФ не уступал флоту США и НАТО, хотя в системе освещения обстановки мы отставали. Холодную войну вооруженные силы и ВМФ СССР не проиграли, а достойно на суше, море и в воздухе защищали нашу Родину.

После распада СССР битва за Мировой океан не прекращается. В настоящее время флоты США и НАТО широко используют свои силы для решения политических задач (Ирак, Ливия, Югославия, Афганистан) в новых условиях - войн шестого поколения.

Несмотря на снижение военно-политической напряженности, битва за Мировой океан продолжается. Россия приняла морскую доктрину, расширяется военно-морская деятельность в Мировом океане, которая направлена на возрождение флота и морской мощи государства.

В приложении № 2 показано участие России в 26 войнах на море XVIII-XX веков, в которых она провела 86 морских сражений и только два морских сражения проиграла. В приложении № 3 приведены данные потери кораблей в войне на море в ХХ веке. Из анализа потерь кораблей в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины ХХ века виден рост потерь от авиации и ракетного оружия, что показывает на смену материальной базы ведения войны на море, формы и способы ее ведения. Более подробно о противостоянии на море в период холодной войны читатель узнает из книги. Советские моряки продолжили традиции русского флота и вписали славные страницы в битве за Мировой океан.

ГЛАВА I

МИРОВОЙ ОКЕАН И ВОЙНЫ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ

С развитием производительных сил общества все более расширяется сфера приложения его экономических возможностей, которые распространяются практически на все области освоения ресурсов нашей планеты. Одной из них является Мировой океан, с использованием которого связаны как история многих государств, так и жизненно важные проблемы войны и мира.

Мировой океан - водная оболочка земного шара, разделяющая сушу на материки и острова, - занимает 70,8% земной поверхности и находится в тесном и непрерывном взаимодействии с атмосферой и земной корой, определяющими его особенности.

В мире существует свыше 150 государств, и лишь немногим более 20 из них не имеют собственного побережья. Большая зависимость экономики приморских государств от морей побуждает их использовать богатства океана и выгодные морские пути, 9/10 общего объема морских перевозок приходится на сырье и продовольствие. Более половины перевозимых морем грузов составляют нефть и нефтепродукты. Масштабность и значение Мирового океана для всех сфер деятельности человека определяются его фундаментальной ролью как источника минеральных, биологических и других стратегических ресурсов, как главного фактора в глобальных изменениях климата на Земле и важнейшего театра вооруженного противоборства. Вместе с тем океан и морская среда представляют угрозу как источник опасных катастроф, к которым можно отнести цунами, извержения подводных вулканов, тайфуны и другие явления, влияющие на жизнедеятельность человека и безопасность плавания кораблей и полетов самолетов.

Даже теперь, в начале XXI столетия, многие процессы и явления, протекающие в Мировом океане, все еще остаются непознанными.

Как сложнейшая динамическая система Мировой океан является объектом изучения многих наук. Он составляет предмет внимания и военной науки, которая рассматривает его как специфическую среду, в которой могут вестись боевые действия любого масштаба. Военно-морская наука как составная часть военной науки непосредственно занимается изучением военно-политических, экономических, военно-географических условий и оперативного оборудования возможных океанских и морских театров военных действий (ТВД) и их влияния на подготовку и ведение боевых действий силами флота. Океанский (морской) ТВД включает обособленную часть акватории Мирового океана с расположенными на ней островами, прилегающим воздушным пространством, прибрежной полосой суши, где развертываются, а во время войны ведут боевые действия группировки ВМС противоборствующих сторон, решая определенные оперативно-стратегические задачи.

В настоящее время Мировой океан превратился в огромный плацдарм для осуществления бесконтактной агрессии в любую страну мира и для ведения систематических боевых действий и морских операций разнородных сил флота как самостоятельно, так и во взаимодействии с группировками других видов вооруженных сил. Моря и океаны превращаются в бескрайние районы для развертывания стратегических группировок военно-морских сил, которые имеют на вооружении огромное количество высокоточных крылатых ракет, представляющих постоянную угрозу мировому сообществу.

Боевые возможности группировок ВМС экономически развитых морских стран увеличились в десятки и сотни раз, выросли дальности пуска и точности поражения боеголовок как в ядерном, так и обычном снаряжении. Расширились вероятные районы боевого применения морского оружия, особенно с появлением систем высокоточных крылатых ракет на атомных подводных лодках и надводных кораблях.

Ареной борьбы в Мировом океане стали не только поверхность морей и океанов и их глубины, но воздушное и космическое пространство над ними и прилегающие континентальные территории. Рассматривая океаны и моря в качестве основных плацдармов развертывания стратегических группировок вооруженных сил, наиболее развитые страны уделяют исключительно большое внимание их подготовке как театров военных действий.

На формирование океанских и морских ТВД и боевую деятельность сил флотов значительное влияние оказывают военно-географические условия, которые представляют совокупность факторов, включающих военно-политические, экономико-географические, физико-географические условия и их оперативное оборудование.

Влияние каждого элемента военно-географических условий на боевые действия сил флота носит комплексный характер и в значительной степени зависит от развития средств вооруженной борьбы на море, состояния военно-морских сил, их способности действовать в различных условиях географической среды Мирового океана. При рассмотрении физико-географических факторов особо следует выделить гидрометеорологические и гидроакустические условия в период планирования и ведения боевых действий силами флота.

Рассматривая Мировой океан как специфическую среду, можно выделить ряд аспектов одной глобальной проблемы "человек и океан".

Первый аспект. Большая зависимость от морей экономики практически всех приморских государств побуждает их использовать богатства Мирового океана и выгодные морские пути. По оценке межправительственной океанографической комиссии, к концу XX века мировой вылов рыбы составлял около 90 млн тонн в год; годовая добыча нефти и газа на шельфе оценивалась соответственно в 112 и 23 млрд долларов. Тоннаж мирового флота составлял 670 млн тонн, а международные годовые перевозки - 3,5 млрд тонн. Развитие науки и техники приводит к дальнейшему расширению сферы взаимодействия человека с океаном, к возрастанию зависимости экономики от уровня возможностей проникновения в тайны Мирового океана и использования его богатств. Уже давно возник и не теряет своей актуальности экономический аспект проблемы Мирового океана источник войн в прошлом, настоящем и несомненно в будущем.

Второй аспект. С исторических времен океаны и моря использовались как среда для ведения военных действий, возможности которой росли по мере развития производительных сил и мировой цивилизации. До XX века противоборство на море велось, как правило, в прибрежных морях, с появлением же парового, а затем и атомного военного флота противостояние распространилось на весь Мировой океан. Начало межтеатровым походам эскадр кораблей было положено Русско-японской войной (1904-1905). В ходе Первой мировой войны боевые действия на море велись в основном на Атлантическом океане, а в течение Второй мировой распространились на все океаны, особенно на Атлантику и Тихий океан. Появление атомной энергии и высокоточного ракетного оружия привело к тому, что в период "холодной войны" (1946-1991) весь Мировой океан оказался зоной сосредоточения стратегических по масштабам средств, способных осуществить бесконтактные удары по любой стране нашей планеты. Развитие морских вооружений позволило военным флотам с высокой точностью поражать объекты из акваторий океанов на всю глубину континентов. Так возник и непрерывно развивается второй, военный аспект проблемы "человек и океан".

Третий аспект. Одновременно с экономической и военной сторонами проблемы "человек и океан" появилась его третья ипостась - политическая, значение которой непрерывно возрастает. Последнее десятилетие XX века показало, что, с одной стороны, мировое сообщество стремится упорядочить использование пространства Мирового океана, а с другой - некоторые наиболее развитые государства неудержимо рвутся к захвату громадных океанических пространств, к беспрецедентному в мировой истории разделу ими океана в свою пользу.

Таким образом, три главных аспекта (экономический, политический и военный) определяют значение морей и океанов в развитии мировой цивилизации и вооруженной борьбе на море. Основными очагами напряженности в Мировом океане в ходе двух мировых и "холодной" войн были Северная Атлантика, Средиземное море, Персидский залив и Красное море, а также западная часть Тихого океана.

Если во Второй мировой войне океанские ТВД были зонами сосредоточения крупных группировок морских сил, важнейшей задачей которых являлась защита морских коммуникаций, то в ходе "холодной войны" они решали две задачи: "флот против берега" и "флот против флота". Безудержная гонка вооружений, качественно новые ступени в развитии морских вооружений, создание глобальной системы освещения надводной и подводной обстановки и управления силами во всей зоне Мирового океана значительно расширили сферу вооруженной борьбы на море. Изменились формы и способы использования сил флотов, что было вызвано увеличением их боевых возможностей. Все это в совокупности определило взгляды на особенности вооруженной борьбы на море во второй половине XX века. Назовем основные ее черты: увеличился пространственный размах борьбы на море; флоты стали носителями стратегического оружия в океане; расширился круг оперативно-стратегических задач, решаемых на морских и океанских ТВД; повысилось значение фактора внезапности и его влияние на способы развертывания и использования сил флота; появились новые направления, связанные с противоборством в районах добычи пищевых, сырьевых и энергетических ресурсов; более тесным стало взаимодействие сил флота между собой и с другими видами вооруженных сил при решении задач на море.

В связи с этим представляет интерес рассмотрение военно-политического и экономического значения возможных океанских и морских ТВД. Это важно при поиске путей решения задач национальной безопасности с морских направлений, а также оценки основных экономических районов океанских и морских ТВД, особенно с учетом опыта последних локальных войн. ВМС США и других стран НАТО, решая задачу "флот против берега", в ходе локальных войн коалиции государств против Ирака (1990-1991) и Югославии (1994-1999) основными объектами удара избрали не вооруженные силы этих стран, а их промышленные центры, системы энергетики, управления и связи, коммуникации, правительственные здания, а также важнейшие военные объекты и системы жизнедеятельности населения. По этим целям наносились удары высокоточным оружием с кораблей и самолетов палубной и тактической авиации при активном использовании системы радиоэлектронного подавления. В результате была парализована экономика и жизнедеятельность городов и населенных пунктов, а также государственная и военная системы управления. Существующие системы ПВО этих стран оказались неэффективными, неспособными отразить удар высокоточного оружия. США, создав региональное информационное поле на космических и воздушных аппаратах, обеспечили выдачу целеуказания ракетным системам в реальном масштабе времени и наведение на объекты удара на конечном участке траектории. Массированные удары ракетами по военно-промышленным объектам и государственной системе управления поставили Ирак и Югославию на грань экономической катастрофы. Без проведения сухопутной операции на территории Сербии странам НАТО удалось фактически нанести поражение группировке войск Югославии, и страна приняла навязанные ей условия.

Таким образом, очередная - шестая - революция в военном деле выявила механизм войны нового поколения, теперь для победы над противником достаточно подорвать его экономику, что не удавалось сделать в прошлых войнах. Сегодня эта проблема решается в основном с помощью длительных массированных ударов высокоточного оружия морского и воздушного базирования с применением средств радиоэлектронной борьбы.

Все это наложило отпечаток на содержание и особенности военного искусства в современной войне. Воздушно-космическо-морские ударные операции с применением высокоточного оружия, широким использованием радиоэлектронных средств составляют важнейшее содержание войн шестого поколения.

В связи с этим важна более конкретная оценка океанских и морских ТВД, группировок вооруженных сил и возможного характера ведения войны нового поколения.

1. АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН

Значение Атлантики обусловливается как политическими, экономическими и военно-стратегическими факторами, так и особенностями географического положения. На побережье и островах Атлантического океана расположено более 80 государств с населением около 1,5 млрд человек, из них в Западной Африке - 23 страны (население более 200 млн человек), в Латинской Америке 27 (275 млн), в бассейне Средиземного и Черного морей - 23 (350 млн), в бассейне Балтийского и Северного морей - 14 стран (165 млн). Современное положение в этих странах отражает общее соотношение сил на международной арене и происходящие в мире процессы.

Среди развитых стран бассейна Атлантического океана выделяются прежде всего США, ФРГ, Великобритания, Франция и Италия. Отличаясь друг от друга историческими особенностями развития, экономической мощью, уровнем развития производительных сил, эти страны играют ведущую роль в борьбе капиталистических государств за экономический и политический передел мира, за мировое господство. Ведущая роль принадлежит США, куда после Второй мировой войны переместился из Европы экономический, а вслед за тем политический и военный центры. США занимают первое место среди других развитых стран по объему производства и численности населения, соответственно: США - 37% и 262 млн человек; ФРГ - 9,1% и 75 млн; Франция 6,3% и 53 млн; Великобритания - 4,3% и 56 млн; Италия - 3,4% и 56 млн. Всего этим пяти странам принадлежит 60,1% мирового объема производства.

В экономике и политике США нашли наиболее яркое выражение государственно-монополистический капитализм и милитаризация.

К главным странам Западной Европы относятся ФРГ, Великобритания, Франция и Италия. В них сосредоточена основная часть экономического потенциала этого региона и около 70% его населения. Доля Западной Европы в промышленном производстве капиталистического мира составляет около 35%. Она далеко превосходит США по вывозу товаров (более 45% капиталистического экспорта) и золотовалютным запасам (около 35% резервов капиталистических стран).

В настоящее время большое значение имеет освоение и использование экономических ресурсов континентального шельфа Атлантического океана. Так, на акватории озера Маракайбо и Венесуэльского залива (Венесуэла) расположен второй в мире (после Персидского залива) по объему район добычи морской нефти (около 130 млн тонн в год). В Северном море предполагается довести добычу нефти до 180 млн тонн, в перспективе - до 250-500 млн тонн в год, что сможет удовлетворить потребность Западной Европы не более чем на 20%. В настоящее время Великобритания и Норвегия имеют более 400 буровых установок в Северном море, добывающих кроме нефти и природный газ. Это топливо подается к побережью нефтепроводами, а также танкерами.

Главным морским арсеналом нефти и газа США является Мексиканский залив. Значительные запасы нефти сосредоточены в бассейне Гвинейского залива.

Осуществляется добыча твердых полезных ископаемых со дна Атлантического океана. В настоящее время в США у берегов Луизианы добывается 20% общего объема производства серы этой страны. В небольших размерах извлекаются из подводных шахт никель и медь в Гудзоновом заливе (США), близ г. Чирчилл (Канада), у полуострова Корнуолл (Великобритания). На шельфе острова Ньюфаундленд (Канада) добывается железная руда.

Разрабатываются различные проекты использования энергетических ресурсов Атлантического океана. Уже существует приливная электростанция во Франции (устье р. Ране). На побережье Берега Слоновой Кости (вблизи Абиджана) функционирует гидротермальная станция.

Бассейн Атлантического океана является источником не только сырьевых, энергетических, химических, но и пищевых ресурсов - местом морского промысла. Он дает около 39% мирового улова рыбы и других морепродуктов. Традиционные и важные районы промысла находятся в Северном и Балтийском морях, у побережья Исландии, Гренландии, Ньюфаундленда. Таким образом, большие размеры промышленного производства (около 80% всей промышленной продукции капиталистического мира), богатство сырьевых и продовольственных ресурсов и обширные коммерческие связи стран бассейна, а также прогресс в судостроении, авиастроении и других средствах связи, обеспечивающий огромные объемы перевозок (более 2 млрд тонн в год) по океанским и морским коммуникациям, обусловливают исключительное значение Атлантики в международной экономике.

Исходной базой процесса превращения Западной Европы в новый центр силы капиталистического мира является Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) - союз, созданный в 1957 году, в который вошли 15 стран Европы. Сейчас это сообщество - первое по развитию внешней торговли и второе после США по экономической мощи (29% промышленного мирового производства). Около 70 государств в той или иной степени связаны с ЕЭС и находятся под его непосредственным политическим влиянием.

Процесс интеграции Западной Европы не сгладил глубоких противоречий по экономическим, валютным и политическим проблемам между странами участницами ЕЭС, где ведущая роль принадлежит ФРГ, Великобритании и Франции.

К исходу XX века в мире отчетливо определились центры соперничества: США - Западная Европа - Япония - Китай. К сожалению, Россия после распада СССР утратила возможность экономического соперничества, оставаясь в то же время в силу научно-технического потенциала, огромных природных ресурсов и наличия стратегического ядерного оружия ведущей державой мира.

После Второй мировой войны в бассейне Атлантического океана в результате национально-освободительного движения возникло большое число (более 40) так называемых развивающихся стран. Молодые национальные государства пользуются политическим суверенитетом, но, входя в орбиту мирового капиталистического хозяйства, остаются, как правило, неравноправными "партнерами" высокоразвитых государств. А эти государства во главе с США постоянно наращивают свой военный потенциал, их военно-промышленный комплекс способствует усилению гонки вооружений, ведет большие работы по использованию последних достижений науки и техники для создания новых средств вооруженной борьбы.

Основным орудием агрессивной политики США и их союзников является созданный в 1949 году военный блок НАТО. Сейчас в него входят 18 государств: США, Великобритания, ФРГ, Италия, Канада, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания, Испания, Португалия, Турция, Франция, Греция, Польша, Венгрия, Чехия. Стремятся вступить в альянс Прибалтийские республики. Население стран НАТО составляет более 550 млн человек. На долю этих государств приходится более 70% промышленного производства капиталистического мира, в том числе все его производство ракетно-ядерного оружия.

В вооруженных силах стран НАТО насчитывается свыше 5 млн человек личного состава, более 70 дивизий, около 130 отдельных бригад и полков, 1054 межконтинентальные баллистические ракеты, около 1000 пусковых установок оперативно-тактического и тактического назначения, свыше 12 тыс. самолетов, более 17 тыс. танков, около 27 тыс. орудий и минометов, более 1500 кораблей основных классов.

Зона ответственности НАТО охватывает территории стран, входящих в его состав, а также акваторию Атлантического океана и его морей к северу от тропика Рака (параллель 23° 27ў к северу от экватора).

Руководство объединенными вооруженными силами (ОВС) Североатлантического союза осуществляется двумя верховными командованиями в Европе (штаб Касто) и на Атлантике (штаб Норфолк). Вся зона ответственности НАТО разделена на театры войны, Европейский и Атлантический, и ТВД. Европейский театр войны включает территории европейских стран - участниц блока, а также акватории Северного, Норвежского, Балтийского, Средиземного, Мраморного и южную часть Черного морей. Он разделен на три ТВД: Северо-Европейский, Центрально-Европейский и Южно-Европейский. В составе ОВС НАТО в Европе имеется около 66 эквивалентных дивизий, 11 тыс. танков, 3100 тактических самолетов и 400 кораблей основных классов. В агрессивных планах командования НАТО Центрально-Европейскому ТВД отводится основная и важнейшая роль среди других европейских театров. Считается, что от успеха военных действий на этом театре в значительной степени будет зависеть ход и исход войны в Европе в целом.

Стратегическое значение театра определяется прежде всего его географическим положением, связывающим два стратегических командования НАТО в Европе и на Атлантике. Главным океанским театром войны НАТО считает Северную Атлантику. Стратегическое значение Атлантического театра войны заключается в том, что он является связующим звеном между США и Европейским театром войны. Здесь находятся основные районы базирования ВМС США, Великобритании и других стран. На побережье Атлантического океана расположены крупнейшие промышленные и сырьевые районы и военные объекты, имеющие жизненно важное значение для блока НАТО. Северная Атлантика может быть использована для ведения активных действий ВМС противоборствующих сторон, нанесения ударов по военным и промышленным объектам и поддержки войны в Европе.

Экономическое значение Атлантического океана для основных промышленно развитых капиталистических государств определяется тем, что здесь сосредоточены важнейшие транспортные артерии, обеспечивающие функционирование их экономики. Через него проходят основные стратегические коммуникации НАТО, связывающие европейскую группу стран этого блока с главным его арсеналом - Соединенными Штатами, на долю которых приходится около 70% военно-экономического потенциала Североатлантического союза.

Таким образом, в силу характера экономического развития и географической разобщенности большинство капиталистических стран бассейна Атлантического океана существенно зависит от морских сообщений, а для западноевропейских стран НАТО океанские и морские коммуникации имеют стратегическое значение как в мирное, так и в военное время. Известно, например, что за период Второй мировой войны в Европу через Атлантику было проведено около 2200 крупных конвоев, в состав которых входило более 75 тыс. судов. За этот же период по прибрежным коммуникациям было проведено около 7700 конвоев, включавших свыше 170 тыс. транспортов. Наряду с океанскими путями широко используются трансокеанские воздушные коммуникации. На побережье Атлантического океана располагается три четверти портов мира, которые перерабатывают основную часть грузов, перевозимых по Мировому океану. Командование НАТО в ходе "холодной войны" считало, что создаваемые в мирное время материальные запасы для ведения войны в Европе будут в значительной степени израсходованы и уничтожены с началом военных действий. Поэтому для функционирования экономики и обеспечения дальнейших военных действий в порты Западной Европы необходимо ежесуточно доставлять почти 2 млн тонн грузов, для перевозки которых потребуется до 7 тыс. судов (80% морских транспортных средств, используемых в мирное время). При этом в море на переходах непрерывно будет находиться до 2 тыс. судов, оборона которых потребует привлечения значительных сил, а в портах разгрузки будет находиться до 600-700 судов. Главное командование на Атлантике считало, что борьба на коммуникациях будет иметь решающее значение для хода и исхода войны в целом, поэтому там необходимо сосредоточить основные силы в борьбе за господство на море.

Атлантический театр войны разделен на три зоны:

Ё Западная Атлантика - Канадский и Океанский районы;

Ё Восточная Атлантика - Северный, Центральный и Бискайский районы;

Ё Иберийская Атлантика - Гибралтарский и Марокканский районы.

Восточную Атлантику в период "холодной войны" планировалось использовать для активных действий ВМС с целью нанесения ударов по военным и промышленным объектам социалистических стран и поддержки войск НАТО в Европе. Безусловно, после распада СССР характер противостояния изменился. Возможность ядерной и крупномасштабных войн стала маловероятной, а локальные войны за утверждение господства блока НАТО к исходу XX века превратились в реальность. Поэтому в будущем оперативно-стратегическое значение приобретут Северное, Норвежское, Баренцево, Балтийское и Средиземное моря, где сходятся морские и океанские коммуникации. Здесь расположены крупные военно-морские базы, порты, важные военные и промышленные объекты блока НАТО.

Оперативно-стратегическое значение бассейна Атлантического океана для ВМС США и других стран НАТО заключается в том, что на его акватории располагаются стартовые позиции атомных ракетных подводных лодок (пларб) и районы маневрирования авианосных соединений. На Атлантике находится 70% корабельного состава флотов США и их союзников по НАТО. По своей оборудованности сетью баз, системами связи и радионавигации, средствами наблюдения и разведки Атлантика занимает первое место среди всех других районов Мирового океана.

Таким образом, в бассейне Атлантического океана сформировался опаснейший плацдарм агрессии, нацеленный на завоевание мирового господства, а также против независимых миролюбивых государств, выступающих против экспансии США и других стран НАТО. Атлантический океан, представляющий собой связующее звено между двумя основными военно-экономическими центрами блока НАТО - Североамериканским континентом и Европой - и способствующий превращению их в единую глобальную арену вооруженной борьбы, является важнейшим театром военных действий.

США и их союзники по НАТО ведут активную подготовку к агрессивной войне, развернув в Северной Атлантике и Западной Европе свои вооруженные силы. Широко и настойчиво проводятся мероприятия по оперативному оборудованию прилегающих к океану территорий и островов, направленные прежде всего на обеспечение эффективных действий стратегических наступательных сил США, военно-морских и других сил оперативно-тактического назначения стран НАТО. Система базирования и тылового обеспечения ВМС США и других стран НАТО на Атлантике в настоящее время способна обеспечить базирование, боевую подготовку и боевую деятельность флотов практически любого состава, а также морские перевозки контингентов войск, боевой техники и вооружения. Широкие союзнические связи создают дополнительные возможности для организации базирования и тылового обеспечения ВМС стран НАТО в различных районах, если обстановка военного времени этого потребует. Для обеспечения боевой деятельности флота на Атлантике создана надежная система управления, связи, наблюдения и радионавигации.

Атлантика, как показал опыт Первой и Второй мировых войн, являлась основной ареной борьбы на океанских коммуникациях. И в настоящее время по Атлантическому океану проходят главные транспортные артерии западных стран, от непрерывного функционирования которых в большой степени зависит их экономика. Поэтому военное руководство блока НАТО считает этот бассейн (со всеми морями) главным океанским ТВД и сосредоточивает здесь основные силы своего военного флота.

2. СРЕДИЗЕМНОЕ МОРЕ

Средиземное море занимает важнейшие географические позиции на стыке Европы, Азии и Африки. Являясь самым крупным из внутренних морей земного шара, оно полностью охватывает южный фланг Европейского континента, где располагается около 20 государств с населением 310 млн человек, доля которых в промышленном производстве капиталистического мира составляет около 12% (среди государств Западной Европы - более 37%).

Важное экономическое значение Средиземного моря обусловливается и тем, что здесь проходят крупнейшие международные морские коммуникации. По ним перевозят более 20% внешнеторговых грузов мира, объем которых составляет свыше 600 млн тонн в год. Важнейшими являются нефтяные коммуникации, по которым из стран Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока доставляется топливо в государства Европы и в США.

В глобальной стратегии ведущих мировых держав именно Средиземному морю отводится роль связующего звена между Атлантикой и Индийским океаном, призванного обеспечить надежный контроль над нефтяными ресурсами Персидского залива и Аравийского полуострова.

Основным орудием агрессивной политики на Средиземном море является блок НАТО, сосредоточивший на театре более 1,1 млн военнослужащих (Италия, Франция, Турция и Греция). Объединенные вооруженные силы НАТО на театре имеют в своем составе 30 дивизий, до 25 отдельных бригад и полков, 1500 самолетов, 500 кораблей. В Средиземном море действует 6-й флот США, в составе которого насчитывается до 50-60 надводных кораблей, в том числе 2 ударных авианосца, и 2-4 атомные подводные лодки, вооруженные ракетами "Томагавк".

Средиземное море, находясь на пересечении важнейших международных коммуникаций, является районом весьма интенсивных морских перевозок, имеющих большое экономическое и военное значение для стран НАТО. Особая роль отводится таким важным стратегическим позициям, как проливы Гибралтар, Босфор и Дарданеллы, а также Суэцкий канал, вокруг которых в прошлых войнах и конфликтах шла ожесточенная борьба.

Средиземное море - колыбель многих цивилизаций и культур - с древнейших времен было и в наши дни остается ареной широкого экономического, политического и культурного общения народов.

Средиземное море обеспечивает экономику развитых капиталистических государств многими видами стратегического сырья, но главный интерес для них представляет нефть Ближневосточного (включая Азербайджан, Грузию, Туркмению) и Североафриканского регионов.

В военно-политическом отношении Средиземное море является сложным узлом международных противоречий. Особенностями его военно-географического положения являются: закрытый характер; значительная пересеченность, позволяющая создавать различные рубежи; наличие важных в оперативно-стратегическом отношении проливов, узкостей и островов; сравнительно небольшие размеры входящих в состав бассейна морей. Все это в целом создает благоприятные условия для действий военно-морских сил круглый год.

США и их союзники рассматривают этот бассейн как выгодный плацдарм для своих агрессивных устремлений. Так, во второй половине XX века в зоне Средиземного моря неоднократно вспыхивали военные конфликты - против Сирии, Ливана, Египта, Ливии, Ирака, Югославии и другие. Как правило, они возникали ради обеспечения доступа к новым источникам сырья и рынкам сбыта или представляли собой вмешательство во внутренние дела независимых государств, оказание на них давления с целью получить геополитическую и экономическую выгоду.

В основном флот используется как боевая сила, способная своим присутствием в том или ином районе океана оказать влияние на взрывоопасную обстановку. Вот один пример. В июне 1967 года возник конфликт между Египтом, Сирией и Израилем. В восточную часть Средиземного моря начали стягиваться авианосцы (аву) "Саратого", "Америка", "Интерпид" (США), "Викториес" (Великобритания), десантные и другие корабли. Сюда же был направлен отряд советских кораблей. Такая мера отрезвляюще подействовала на любителей военных авантюр и в определенной мере способствовала пресечению израильской агрессии. Создание в 1967 году Средиземноморской эскадры ВМФ СССР содействовало дальнейшей стабилизации положения на всем Ближнем Востоке и обеспечило вытеснение 16-й эскадры ракетных атомных подводных лодок ВМС США из восточной части Средиземного моря.

Американскую концепцию широкого применения ВМС в военных конфликтах вновь подтвердили события 1986 года вокруг Ливии, когда из состава 6-го флота США была направлена крупная группировка кораблей, включавшая авианосцы. Базирующиеся на них самолеты "Хорнет" приняли участие в нападении на Триполи и Бенгази с целью уничтожить правительство Кадафи.

В 1990-1991 годах в восточной части Средиземного моря был сосредоточен 6-й флот США для нанесения ударов по Ираку и в 1999 году - против Югославии. Из всего изложенного ясно, какая большая роль в локальных войнах отводится ВМС США, однако ни одной серьезной стратегической задачи американский флот так и не решил. Авантюризм стратегии локальных войн заключается в том, что агрессоры делают ставку только на свое военно-техническое превосходство над противником, не учитывая при этом значения политических и моральных факторов.

3. ИНДИЙСКИЙ ОКЕАН

Зона Индийского океана является одним из важнейших районов приложения сил государств - участников блока НАТО, что связано с усилением борьбы за влияние в странах "третьего мира", обострением энергетической проблемы на современном этапе, а также нарастанием борьбы развивающихся стран за свою экономическую и политическую независимость. Значение Индийского океана определяется его особыми политико-экономическими характеристиками и важным военно-стратегическим и географическим положением. На его побережье и островах расположены 34 государства, население которых составляет 1,2 млрд человек. Современная политическая карта основных регионов Индийского океана сложилась в результате коренных социально-политических изменений, вызванных победой Великой Октябрьской Социалистической революции, успехами национально-освободительной борьбы народов колониальных и зависимых стран (особенно после Второй мировой войны). В настоящее время большинство стран этого района Мирового океана добилось политической независимости. Однако для многих из них характерны экономическая отсталость и зависимость от иностранного капитала.

В ряде районов Индийского океана сформировались крупные узлы противоречий: на Красном море, в Персидском заливе, Южной и Юго-Восточной Азии, на юге Африки.

Опасным источником напряженности на Ближнем Востоке является политика Израиля, направленная против арабских стран. Ряд государств, расположенных на берегах Индийского океана, втянут в военно-политические блоки и группировки, некоторые связаны двусторонними соглашениями с США, Великобританией и Францией.

Главное внимание руководство США уделяет району Персидского залива, что объясняется его выгодным военно-политическим положением на перекрестке важных коммуникаций, огромными запасами нефти и близостью к границам России.

Вторым по значению регионом после Персидского залива для политики США является Юго-Восточная Азия.

Экономическое значение бассейна Индийского океана определяется наличием богатейших источников сырьевых ресурсов в выходящих на его побережье странах, и прежде всего уникальных месторождений нефти Ближнего и Среднего Востока. В районе Персидского залива сосредоточено более 60% запасов нефти капиталистического мира. На страны Индийского океана приходится около 70% олова, 45% хрома, 30% марганцевой руды, 20% меди, свыше 70% золота, более 85% производства натурального каучука капиталистического мира. Кроме того, имеются крупные запасы урана, железной руды, каменного угля, алмазов, платины, сурьмы, бокситов и другого стратегического сырья.

Около 80% объема перевозимых через океан грузов приходится на нефть Персидского залива. Ее перевозкой занято более 75% всего тоннажа танкерного флота капиталистических стран, направляемого в Западную Европу, на Дальний Восток и в США. В Персидском заливе - самый большой нефтепромысел мира, ежегодно там добывается 200 млн тонн нефти. Помимо стратегически важных нефтяных артерий, по Индийскому океану проходят мировые нефтяные пути, связывающие Европу и Америку с Восточной Африкой и Юго-Восточной Азией. Таким образом, в современной географии мирового хозяйства Индийский океан играет достаточно заметную роль. Привлекает он и своим военным положением, особенно после арабо-израильской войны 1967 года. С конца 70-х годов США наращивали свое присутствие в зоне Персидского залива. С этой целью был создан 5-й флот США, в составе которого постоянно находился ударный авианосец. Это было связано с потерей военных баз в Ираке и пошатнувшимися позициями стратегических нефтяных монополий. С учетом обострения борьбы с Ираком Белый дом направил в Аравийское море и Персидский залив более 40 кораблей различных классов, включая 2-3 авианосца. На борту десантных кораблей находилось до 2 тыс. морских пехотинцев. Здесь же крейсировали корабельные соединения Англии и Франции. В конце 1987 года, маскируя свои действия необходимостью обеспечения нефтяных перевозок, страны НАТО сосредоточили в Персидском заливе более 70 своих кораблей.

Как трамплин для агрессии использует Пентагон военно-морские базы на острове Диего-Гарсия, в Омане, Сомали, Кении и на территории других стран. В различных пунктах Индийского и Тихого океанов создаются плавучие арсеналы снабжения сил "быстрого развертывания". США прилагают немалые усилия, чтобы расширить и укрепить Североатлантический союз, пытаются сколотить новые военно-политические организации в районах Индийского океана.

В 1990-1991 годах из-за возникших противоречий и непокорности Ирака страны НАТО развязали "войну в Заливе". Персидский залив, Красное море стали ареной боевых действий, в которых участвовало около 700 тыс. человек, в том числе многонациональные силы (МНС) ВМС в составе 160 боевых кораблей, 700 боевых самолетов и 170 тыс. личного состава двенадцати стран НАТО и Африки, которые решили следующие основные задачи:

1. Завоевание и удержание господства в Персидском заливе.

2. Участие в воздушной наступательной операции МНС, в ходе которой широко применялись крылатые ракеты "Томагавк" и активно действовала палубная авиация, нанося удары по экономическим объектам.

3. Участие в воздушно-наземной наступательной операции МНС и нанесение поражения вооруженным силам Ирака.

Основу многонационального флота составили ВМС США, имеющие в этом районе, где они сосредоточили свыше 1/3 (55) своих боевых кораблей, 6 авианосцев, 8 атомных многоцелевых лодок, 2 линейных корабля, 5 десантных вертолетоносцев. Впервые в боевых действиях ВМС США широко применили крылатые ракеты "Томагавк" (с дальностью стрельбы до 2,5 тыс. км), которые показали высокую боевую эффективность. Следует отметить, что зона боевых действий стала своего рода полигоном для испытания самых современных высокотехнологических видов оружия и вооружения.

"Война в Заливе" открыла период войн шестого поколения, где впервые проявились элементы воздушно-космическо-морской войны с применением высокоточного оружия, где нанесение массированных ракетно-бомбовых ударов сопровождалось самым крупным в истории радиоэлектронным противодействием. Высокоточное оружие применялось в основном по экономическим и административным объектам, пунктам государственного управления и коммуникациям, что позволило в течение 38 суток поставить экономику Ирака в критическое положение.

Таким образом, в борьбе за нефть в Индийском океане произошла локальная война, которая впервые показала черты войны будущего. США и другие страны НАТО по-прежнему сохраняют группировки ВМС в Персидском заливе, закрепляют там свое присутствие и контролируют действия Ирака. В целом, по мнению политического и военного руководства США и НАТО, бассейн Индийского океана представляет собой "очень важный стратегический район в войне любого типа".

Надо заметить, что 8-я эскадра кораблей ВМФ СССР с конца 60-х до начала 90-х годов своим присутствием в Персидском заливе, Красном море и других горячих точках стабилизировала обстановку и не позволяла безнаказанно действовать кораблям западных держав.

4. ТИХИЙ ОКЕАН

Современная военно-политическая обстановка в мире предопределяет важную роль Тихого океана, что обусловливается рядом политических, экономических и военных факторов. На его побережье и островах расположено более 30 государств и территорий, где сосредоточено около половины всего населения Земли - до 2 млрд человек. Большинство стран отличается друг от друга не только по национальной специфике, но и по уровню экономического и социального развития.

Из экономически развитых капиталистических стран к бассейну Тихого океана своими территориями выходят США, Япония, Канада и Австралия, из стран социалистической ориентации - Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР), Вьетнам и также Китайская Народная Республика (КНР). Здесь проходят дальневосточные границы России. После Второй мировой войны США вытеснили из этого бассейна большинство своих конкурентов. Была создана система блоков и союзов, возглавляемых США и Великобританией, нацеленная против социалистических стран, национально-освободительного движения, а также нейтральных и неприсоединившихся к военным блокам тихоокеанских государств. "Новая тихоокеанская доктрина" США сводится в основном к сохранению и усилению американского военного присутствия в Азии и на Дальнем Востоке и к гальванизации агрессивности военно-политических блоков в этом районе земного шара.

В военно-стратегических планах США на Тихом океане и в Азии особая роль предназначается Японии. Другим важным по значению военным плацдармом Соединенных Штатов в этом районе является Южная Корея. В Латинской Америке их интересам служат военно-политические союзы - Организация американских государств (ОАГ) и Организация центральноамериканских государств (ОЦАГ).

В дальнейшем, с ростом военного могущества Китая и Индии, роль гегемона в Азии может перейти к их союзу. Таким образом, современная военно-политическая обстановка в бассейне Тихого океана является весьма сложной и определяется не только борьбой двух противоположных общественных систем, но и стремлением США оставаться единственным лидером в этом бассейне.

Экономическое значение Тихого океана в большой степени связано с зависимостью прилегающих к нему стран от океанских сообщений, обеспечивающих потребность экономики и вооруженных сил. В наиболее жесткой зависимости от океанских и морских коммуникаций находится высокоразвитая в экономическом отношении Япония. Слабость топливно-экономической базы, нехватка стратегически важных видов сырья и продовольствия предопределяют исключительную зависимость этой страны от импорта.

В 1945 году, после окончания Второй мировой войны, американская армия, находившаяся в Южной Корее, обеспечила приход к власти ставленника Вашингтона Ли Сын Мана. В том же году прямыми защитниками антинародных сил выступили американские войска и в Китае - под предлогом помощи в разоружении находившихся здесь японских частей.

В июне 1950 года между Северной и Южной Кореей была развязана локальная война. В корейских водах находился почти весь 7-й американский флот, имевший в своем составе: 4 авианосца, 2 линкора, 5 тяжелых и 7 легких крейсеров, около 100 эскадренных миноносцев, фрегатов и десятки вспомогательных судов. Вслед за флотом и военно-воздушными силами в боевые действия вступили и сухопутные части США. Правительства СССР и Китая оказали экономическую и военную помощь КНДР, чтобы пресечь локальную войну у своих границ.

Война в Корее (1950-1953) стала позорной страницей в истории США. Это была открытая агрессия, прямая военная поддержка обанкротившегося режима, пытавшегося осуществить захват всей Кореи. Несмотря на поддержку со стороны других западных стран, в первую очередь Англии, США оказались не в состоянии добиться своих целей военным путем, потеряв более 157 тыс. человек. Всего жертвами войны пало более 1,3 млн человек. Война в Корее явилась первой крупной вооруженной агрессией США после окончания Второй мировой войны. За ней последовали и другие военные провокации и агрессивные акции, новые нападения на миролюбивые страны. Около десяти лет (1964-1973) США вели войну во Вьетнаме с целью не дать усилившемуся здесь национально-освободительному движению свергнуть власть ставленников Вашингтона.

Вьетнамская война была самой большой по размаху и продолжительности и одной из самых дорогих и кровопролитных за всю историю США. По официальным данным, расходы на ее ведение составили около 146 млрд долларов. Америка потеряла в Индокитае только погибшими непосредственно в ходе боевых действий около 50 тыс. человек, свыше 300 тыс. человек было ранено. Потери американской боевой техники составили десятки тысяч единиц, одних только самолетов и вертолетов США потеряли за годы войны более 8500. Даже некоторые крупные буржуазные политические деятели Америки вынуждены были признать, что война в Индокитае была для Соединенных Штатов не только самой продолжительной в их истории, но и самой грязной, и самой непопулярной.

На Тихом океане для США наибольшее значение имеют военные перевозки, обеспечивающие потребности собственных вооруженных сил и союзников по блокам. За три года военных действий в Корею из портов США и с американских военных баз морским транспортом было доставлено около 5 млн человек и 74 млн тонн различных военных грузов, воздушными перевозками - 1 млн человек и 370 тыс. тонн грузов. В ходе агрессии США во Вьетнаме объем морских перевозок военных грузов в отдельные годы превышал 12 млн тонн. Морем было перевезено почти 70% войск и до 98% военных грузов. С 1965-го по 1972 год из США в порты Южного Вьетнама и Таиланда доставлено около 86 млн тонн военных грузов и 16 млн тонн топлива для американской боевой техники. В боевых действиях участвовало 175 кораблей и около 700 самолетов 7-го флота США, 7-я воздушная армия (более 1000 самолетов) и авиационные части сухопутных войск, а также части 13-й воздушной армии, базирующиеся на Филиппинах, и бомбардировщики Б-52 стратегического авиационного командования, базирующиеся на острове Гуам и в Таиланде. В разгар интервенции в ней участвовало свыше 1/3 боевого состава сухопутных войск США, 2/3 сил морской пехоты, третья часть армейских вертолетов, до 40% самолетов тактической авиации и почти половина стратегических бомбардировщиков ВВС. В общей сложности за годы войны на вьетнамской земле побывало 2,5 млн американских солдат. В индокитайских водах в разное время действовали все ударные авианосцы флота США (11 единиц). Американская статистика подсчитала, что за период активных боевых действий в Индокитае, в основном в Южном Вьетнаме, только авиацией было сброшено бомб и других боеприпасов общим тоннажем около 8 млн тонн - почти в три раза больше, чем сбросила американская авиация на всех фронтах за годы Второй мировой войны. Всего же на землю Индокитая обрушилось почти 14 млн тонн бомб, снарядов, мин, гранат и других боеприпасов, что равно взрывной мощи 700 атомных бомб, какая была сброшена на Хиросиму. Американцы низвергли на Вьетнам море огня, выжигая обширные лесные массивы и превращая целые районы страны в пустыни. Вьетнам был превращен в полигон, где испытывали различные виды вооружений и боеприпасов.

Как видим, после Второй мировой войны в зоне Тихого океана произошли самые жестокие по разрушениям и потерям локальные войны. Оперативно-стратегическое значение Тихого океана определяется огромными пространственными размерами - протяженность по меридианам достигает 8500 миль (15 750 км) и по экватору 10 800 миль (20 000 км), площадь - 180 млн кв. км, что составляет почти половину всей площади Мирового океана, - а также наличием стартовых позиций атомных ракетных лодок и районов маневрирования авианосных ударных соединений. В западной части Тихого океана, Южной Корее, Японии, на Тайване, Филиппинах и островах созданы плацдармы стратегического назначения, откуда возможны удары практически по любому важному оперативно-стратегическому пункту в Азии.

Разделение противоборствующих сторон огромными океанскими просторами предопределяет особую роль флота на Тихом океане. Главной ударной группировкой вооруженных сил США на Дальнем Востоке в настоящее время является 7-й военно-морской флот, дислоцирующийся в Японии, на островах Окинава и Филиппинах. Значительные силы флота находятся также на побережье Дальнего Запада США и на островах центральной части Тихого океана.

Отдельные группировки вооруженных сил на Тихом океане постоянно содержат Великобритания и Франция, современные военно-морские силы создает Япония. Этот крупнейший стратегический район мира постоянно привлекает другие государства своими богатейшими запасами сырья и полезных ископаемых, морскими ресурсами. Главными районами, где агрессивные блоки проводят политику военных авантюр, являются Юго-Восточная Азия и Дальний Восток.

Используя военно-географические особенности Тихого океана, США уже в мирное время создали и развернули на наиболее вероятных оперативно-стратегических направлениях сильные группировки ВМС (3-й и 7-й флоты), включающие прежде всего наступательные силы стратегического (пларб типа "Огайо") и общего назначения (пла с ракетами "Томагавк" и авианосцы). В целях обеспечения эффективности действий этих группировок командование ВМС США и их союзники проводят активные мероприятия по оперативному оборудованию Тихого океана. Совершенствуются военно-морские базы, пункты базирования, порты, аэродромы. Создана и постоянно функционирует система противолодочного наблюдения, основу которой составляет стационарная система СОСУС, развернутая в восточной, центральной и западной частях Тихого океана. Совершенствуется система управления, связи и радионавигации. ВМС на Тихом океане располагают развитой сетью радиосвязи, а также воздушно-космической, кабельной, радиорелейной и тропосферной связью. Главными узлами связи США являются Сан-Франциско, Джим-Крик, Сан-Диего, Кадьяк, Адах, Ванкувер, Гонолулу, Гуам, Окинава. Радионавигационное обеспечение ВМС США осуществляется в основном с помощью космических и береговых радионавигационных систем. Средствами глобальной радионавигации является американская спутниковая РНС "Навстар" и РНС "Омега".

В целом организация наблюдения на Тихом океане построена таким образом, что информацию о подводной, надводной и воздушно-космической обстановке выдают комплексно на все силы и средства, находящиеся в море, в воздухе и в космосе.

Большое место в стратегических планах ВМС США отводится островным государствам, занимающим выгодное военно-географическое положение на подступах к России и Китаю.

Тихий океан отличается большим разнообразием физико-географических условий, которые могут оказать существенное влияние на боевую деятельность сил флота. В агрессивных планах США особое место отводится Дальнему Востоку России, особенно экономическим районам Камчатки, Сахалина, Совгавани и Приморья. Для реализации этих планов в зоне Тихого океана создан Главкомат объединенных вооруженных сил США в зоне Тихого океана, где ведущая роль отводится 3-му флоту, нацеленному на Камчатку, и 7-му флоту, действия которого направлены на Приморье Дальнего Востока. В ходе "холодной войны" Тихоокеанский флот СССР достойно противостоял флоту США на Тихом и Индийском океанах.

Общественно-политические режимы во многих государствах этого района мира еще не устоялись. Учитывая это, можно с большой долей уверенности предполагать, что Тихий океан с его огромными материальными ресурсами в будущем может стать основной ареной борьбы за зоны влияния и господство США.

Мировой океан таит в себе колоссальные запасы энергии, сырья и продовольствия, что необходимо для развития экономики многих государств и мировой цивилизации в целом. Это предопределяет огромную роль его пространств и ресурсов в развитии отдельных приморских стран и в жизни всего человечества.

В настоящее время около 25% мировой добычи нефти приходится на морские месторождения этого важнейшего стратегического сырья. Научно-техническая революция создает условия для освоения ресурсов не только континентального шельфа, но и более глубоководных районов дна морей и океанов, где можно будет добывать никель, медь, кобальт и другие ценные металлы. Обострение проблемы ископаемых топливно-энергетических ресурсов заставляет обратить внимание на неисчерпаемые источники энергии Мирового океана - ветер, волны, приливы и отливы.

Ожидается, что постепенный переход от рыбного промысла к культивированию продуктов моря позволит в XXI веке удовлетворить до 20% потребностей населения Земли в пище.

Таким образом, на экономический фактор в жизни человечества будут оказывать сильное влияние моря и океаны и те, в чьих руках их акватория будет находиться. Поэтому во второй половине XX века США и другие развитые страны приступили к пересмотру норм и правил эксплуатации Мирового океана. Многообразные проблемы освоения и использования ресурсов Мирового океана в различных отраслях экономики приморских стран носят глобальный характер и порождают весьма сложные политические, технические, правовые и экономические проблемы.

Ведущие капиталистические державы, и прежде всего США, стремятся к приобретению односторонних военно-политических и экономических преимуществ в деле использования пространств и ресурсов Мирового океана как за счет сформированного ракетно-ядерного потенциала и ударной мощи военно-морских сил, так и принятия выгодных для себя решений в области политико-правового регулирования деятельности государств в столь специфической географической среде. Океанские и морские пути относятся к естественным дарам природы. В настоящее время на Мировой океан, который является основной транспортной магистралью, обеспечивающей развитие межгосударственных экономических связей, приходится более 60% объема мирового грузооборота и свыше 80% перевозок, связанных с внешней торговлей.

Анализ боевых действий на море в ходе Второй мировой войны (войны четвертого поколения) показывает, что главные морские сражения происходили в битвах за коммуникации Атлантики и Тихого океана, где враждующие государства сосредоточили основные усилия с целью подорвать экономический потенциал противника и лишить его возможности подвоза сырья и воинских грузов.

В настоящее время так называемая океанская стратегия США и перенесение основной мощи стратегических ударных сил в Мировой океан привели к превращению его обширных пространств в район скрытых стартовых позиций для атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, надводных и подводных кораблей с высокоточными ракетами, которые нацелены против многих миролюбивых государств.

Используя обширную сеть военных, политических и экономических союзов и соглашений со странами, расположенными практически во всех важнейших районах Мирового океана, США и их союзники по агрессивным блокам оборудовали и расширяют многочисленные континентальные и островные военно-морские и военно-воздушные базы, а также ряд стационарных систем различного назначения, обеспечивающих деятельность военно-морских сил.

Таким образом, значение военно-стратегического использования Мирового океана, не раз являвшегося в прошлом ареной боевых действий и борьбы за мировое господство, еще больше возросло.

Роль борьбы на океанских направлениях в общих усилиях вооруженных сил намного усилилась, и в определенных условиях эти направления могут стать главными. Ныне флот своими ударами с моря способен внести основной вклад в достижение целей войны. К концу XX века раздел континентов в основном закончен между капиталистическими странами, теперь на очереди Мировой океан, и в его переделе ведущую роль будет играть морская мощь государств.

Анализ военно-политической обстановки в океанских зонах показывает, что на всей акватории Мирового океана в различной степени проявляется присутствие США.

Более чем вековой опыт опоры на флот привел к маринизации американской военной политики, придал ей остро выраженный наступательный характер. Это проявляется в размерах ассигнований на военно-морские силы, которые по своей мощи превосходят все флоты мира вместе взятые, и в отказе американской стороны рассматривать вопрос о взаимном сокращении ВМС; в разработке новой морской стратегии, имеющей в своей основе господство на океанских театрах и использование соединений кораблей для вмешательства во внутренние дела других государств; в глобальном военно-морском присутствии и создании обширных районов базирования в Мировом океане; в обладании огромным промышленным потенциалом, позволяющим СИТА резко ускорить темпы строительства своего флота (за годы Второй мировой войны на американских верфях было построено около 100 тыс. кораблей, в том числе 138 авианосцев).

Комплексное изучение и освоение Мирового океана стало глобальным явлением, охватывающим все континенты и страны, все направления жизнедеятельности мирового сообщества: науку, экономику, политику, идеологию, военное дело и другие. Все они находятся в тесной взаимосвязи и влияют друг на друга. И хотя в основе проблемы изучения и освоения океанов лежат потребности развития производительных сил и расширения производственной сферы, требования экономики, не они одни определяют состояние и развитие этого сложного и многогранного процесса. Будучи в причинной связи с экономикой, политика тем не менее оказывает на нее огромное воздействие. Это положение полностью относится к политике государств и их взаимоотношениям в сфере контактов, связанных с освоением и использованием океанов. Поэтому проблемы Мирового океана закономерно внедряются в сферу внешней и внутренней политики, в функции государств, становятся важнейшей областью исследований военно-морской науки. Каждое государство определяет основные задачи, содержание и направление своей деятельности в изучении и освоении Мирового океана, характер его использования и степень развития всех компонентов своей морской мощи.

Все это вместе взятое образует в современных условиях относительно самостоятельную и в то же время неотъемлемую часть внутренней и внешней политики государства - морскую политику. Морская политика должна быть направлена на достижение национальной безопасности на морях и океанах путем принятия законов, ограничивающих режим использования Мирового океана.

Парижское соглашение (1990) ограничивает группировки вооруженных сил США в Европе, оно направлено на их сокращение и доведение до норм по каждому виду. К сожалению, военно-морские силы переговорному процессу не подлежат, так как США и другие страны НАТО не допускают вмешательства в их развитие, считая ВМС основной ударной силой в своей внешней политике.

Во избежание конфронтации на море, в целях обеспечения национальной безопасности всех стран мировое сообщество должно в рамках ООН добиться сокращения морских вооружений и ударных группировок.

Миротворческая деятельность должна получить дальнейшее развитие и обоснование в стратегических зонах Мирового океана.

Акватория Мирового океана осваивается и подразделяется западными морскими державами на океанские и морские театры войны. В ходе "холодной войны" Советский Союз создал океанский флот, имевший в своем составе до 1000 боевых кораблей и катеров, до 250 атомных подводных лодок и более 2500 летательных аппаратов. Он противостоял в важных стратегических зонах (Средиземное море, Северная Атлантика, Индийский океан, северо-западная часть Тихого океана) флотам США и их союзникам по НАТО. В ходе противостояния ВМФ СССР освоил новые формы применения флота - такие как операция флота, морские операции и участие в первом ядерном ударе стратегических ядерных сил страны. Была создана глобальная система связи, навигационного обеспечения и управления силами в Мировом океане.

В связи с распадом СССР и его океанского флота в XXI веке сфера борьбы перенесется в прибрежные моря, омывающие материки. России необходимо создать военно-научную и материальную базу ведения войны на море с учетом характера будущей войны. Страны НАТО, создав глобальную систему освещения обстановки в Мировом океане и морские вооружения большой дальности, своим флотом способны угрожать материкам в войне шестого поколения. Маловероятно создание Китаем, Японией и Индией океанского флота, способного противостоять ВМС США, вследствие чего США, угрожая ударными авианосцами и ракетными кораблями, оснащенными ракетами "Томагавк" с дальностью 2,5-5 тыс. км при стратегическом ядерном сдерживании системами "Трайдент-1" и "Трайдент-2", будут диктовать мировому сообществу свое господство. В связи с этим России необходимо создать сбалансированный флот и добиться решения сложных проблем на основе международного морского права.

Мировое сообщество и его властные структуры должны помнить уроки дележа материков и создания колониальной системы, которая довела целые континенты до нищеты и бесправия (Африка, Южная Америка). Потребовались сотни лет, чтобы народы, превращенные в рабов, сбросили колониальное иго. К исходу XX века колониальная система прекратила свое существование, хотя из-за слабости экономического развития многие освободившиеся страны попали в зависимость от иностранных монополий.

Мировой океан дан человечеству природой, и все государства имеют равные права на его использование. Поэтому важно не допустить раздела Мирового океана по праву сильного, а определить правовой режим и нормы эксплуатации его природных ресурсов, чтобы обеспечить эволюционное развитие цивилизации и безопасность на морях и океанах.

Таким образом, рассмотрев проблему Мирового океана, ее экономические, военные и политические аспекты, можно сделать следующие выводы:

1. Природные ресурсы Мирового океана пока в полной мере не подлежат качественной оценке, они превосходят континентальные запасы полезных ископаемых, по мере уменьшения которых человечество неизбежно обратится к океану. Процесс познания Мирового океана далеко не закончен, поскольку он представляется весьма сложным и многоплановым объектом для исследований. Познание его требует больших национальных и объединенных в международном плане усилий.

2. Мировой океан является постоянной ареной борьбы между ведущими державами за рынок сбыта товарной продукции, за источники сырья и сферы прибыльного вложения капитала. Мировой океан превращается в мощный арсенал накопления огромного количества высокоточного оружия, способного нанести удар по жизненно важным объектам любого государства на нашей планете.

3. Водные коммуникации значительно превосходят наземные и являются основными в развитии экономики многих стран мира. В ходе войны морские коммуникации - главный объект ударов воюющих флотов. В ходе прошлых войн ареной боевых действий были коммуникации Атлантики, в будущем она расширится за счет Индийского и Тихого океанов.

4. Новая материальная база ведения войны на море, созданная после Второй мировой войны, коренным образом изменила характер боевых действий на море. В локальных войнах новые морские вооружения позволили флоту с моря наносить удары на всю глубину территории противника в зоне морских ТВД.

5. США, превосходя экономической мощью другие страны, создали на всех океанах группировки сил флота, которые поддерживают их интересы в Средиземном море, Персидском заливе и Юго-Восточной Азии. ВМС США своим присутствием обеспечивают нефтяные монополии и поддерживают выгодные им политические режимы на Ближнем и Среднем Востоке. США и другие страны НАТО после распада СССР стремятся к мировому господству, к однополярному мироустройству.

6. Созданные группировки сил флота США и НАТО в Мировом океане позволяют перейти от ядерного сдерживания к принципу стратегического сдерживания на базе ядерных сил и сил общего назначения с высокоточным оружием.

Таким образом, по мере развития морских вооружений Мировой океан превращается в новый плацдарм для размещения и применения морских стратегических ядерных сил и сил общего назначения в войне нового поколения.

ГЛАВА II

КЛАССИФИКАЦИЯ ПОКОЛЕНИЙ ВОЙН

Все войны, которые когда-либо имели место на нашей планете, строго можно разделить на войны доядерного и ядерного периодов. Появление в 1945 году ядерного оружия нарушило эволюционный процесс развития войн. Новое их поколение не приходит мгновенно, для этого необходим определенный период, который зависит от экономического уровня развития общества.

Войну любого поколения следует рассматривать как сложное общественно-политическое явление, включающее совокупность различных видов борьбы: политической, дипломатической, идеологической, экономической, вооруженной, информационной, экологической и других, которые ведут между собой государства или общественно-политические системы.

Во все времена война сочетала в себе противоречивое единство политики и вооруженного насилия и основывалась на том, что для каждой воюющей стороны формулу вооруженной борьбы можно было представить как сумму двух взаимосвязанных, но противоположных по направлению векторов действий: действие по противнику своими средствами поражения (вектор наступательный ударный) и защита своих войск и объектов от действия (поражения) средствами противника (вектор оборонительный).

Формулу вооруженной борьбы в обычной войне можно представить в виде следующих пяти взаимосвязанных составляющих:

Ё поражение войск и военных объектов противника;

Ё оборона и защита своих войск и объектов от поражения;

Ё всестороннее обеспечение действий войск;

Ё управление силами и средствами вооруженной борьбы;

Ё информационная борьба.

Все эти составляющие в комплексе являются содержанием вооруженной борьбы в войне любого поколения и предметом военной и военно-морской теории. Информационная борьба присутствует наряду с давно известными формами борьбы, однако в войнах с применением высокоточного оружия она является определяющей.

Основные особенности ядерной войны:

Ё война с применением ядерного оружия неизбежно приведет к уничтожению политического строя, породившего ее;

Ё в такой войне форма вооруженной борьбы уничтожает ее содержание;

Ё ядерная война представляет собой тотальное вооруженное насилие не только над воюющими сторонами, но и над всем человечеством, включая не причастных к ней людей;

Ё в такой войне вооруженная борьба перестает быть средством достижения политических целей, война с применением ядерного оружия неизбежно приведет к уничтожению человечества.

Как форма вооруженного насилия любая война - ядерная или обычная существует как живой организм, обладающий совокупностью присущих ему свойств, имеющий свое строение, свое дифференцирование структур и функций, относительную самостоятельность, свою внутреннюю логику развития.

1. ВОЙНЫ ДОЯДЕРНОГО ПЕРИОДА

За последние 5,5 тыс. лет на Земле произошло около 15 000 войн и вооруженных конфликтов, в которых погибло примерно 3,5 млрд человек. Война, вооруженное насилие всегда были основным средством решения межгосударственных споров, элементарными формами принуждения. Политики прибегали к ним в прошлом, прибегают и сейчас, порой даже не испробовав невоенных форм и способов их решения.

Анализ истории войн и военных конфликтов показывает, что в доядерный период чередование войны и мира на Земле было естественным и даже в какой-то мере привычным состоянием. Войны никогда не прекращались, имели свое развитие: с древнейших времен и до наших дней уже сменилось по крайней мере четыре поколения войн и военных конфликтов. Основные рубежи смены таких поколений совпадают главным образом с качественными, имеющими историческое значение скачками в развитии человеческого общества, обусловившими появление принципиально новых средств поражения, что приводило к зарождению новых форм и способов ведения войны. Классификация поколений войн, предложенная доктором военных наук В. Слипченко, представлена в таблице.

КЛАССИФИКАЦИЯ ВОЙН

ДОЯДЕРНЫЙ ПЕРИОД

Первое поколение

Холодное оружие.

Войны подразделений тактического масштаба.

Главная цель - уничтожить противника.

Второе поколение

Порох, гладкоствольное оружие. Войны в масштабах тактики подразделений, частей, соединений. Главная цель - уничтожить противника, завладеть его ценностями, территорией.

Третье поколение

Нарезное многозарядное оружие повышенной скорострельности, точность и дальность стрельбы.

Войны оперативно-тактического масштаба. Главная цель - разгром вооруженных сил противника, разрушение его экономики и свержение политического строя.

Четвертое поколение

Автоматическое и реактивное оружие, танки, авиация, флот, транспортные средства и связь.

Войны стратегического масштаба.

Главная цель - разгром вооруженных сил противника, разрушение его экономического потенциала и политической системы.

ЯДЕРНЫЙ ПЕРИОД

Пятое поколение

Ядерная война стратегического масштаба.

Никаких целей в ней не достигается, кроме самоуничтожения.

"Холодная война"

Ядерное и обычное оружие. Война мирового масштаба между двумя системами: капиталистической и социалистической. Ядерное сдерживание. Главная цель - подрыв экономической и военной мощи и политической системы.

Шестое поколение

(война будущего)

Высокоточное ударное и оборонительное оружие. Стратегическое сдерживание.

Оружие на новых физических принципах, силы и средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Главная цель - разгром экономического потенциала противника. Война стратегического масштаба бесконтактным способом.

История свидетельствует, что первые четыре поколения войн выступали в основном как инструмент политики, были ее допустимым или приемлемым продолжением. Война пятого поколения, а это уже ядерная война, может быть единственной и последней в этой эволюции в случае ее развязывания.

Войны первого поколения в историческом плане уже выступали как способ разрешения противоречий, но еще не всегда носили ярко выраженный политический характер. Их зарождение следует отнести к племенной, родовой и семейно-патриархальной стадиям человеческого развития с присущим им обменом результатов труда внутри племени, рода и перерастанием товарных отношений в товарно-денежные.

Вооруженная борьба в этих войнах осуществлялась на тактическом уровне подразделений исключительно живой силы - пешими воинами и конницей, оснащенными холодным оружием.

Войны первого поколения характерны для рабовладельческой эпохи (VI в. до н.э. - II в. н.э.).

На море применяли галерный флот, успех достигался в абордажном бою. Боевой порядок имел линейное построение, с выделением флангов и центра. На переходе морем походный строй избирался исходя из угрозы и состоял из нескольких отрядов, которые прикрывали транспорт с войсками. Успех зависел от погодных условий и выносливости гребцов, а также от искусства командующего флотом. В этом смысле поучительно сражение у м. Экном (256 до н.э.) между Римом и Карфагеном в ходе первой Пунической войны (264-241 до н.э.).

В войне на море использовались в основном гребные деревянные корабли, приспособленные для тарана и абордажного боя, они имели тяжелые метательные машины, зажигательные снаряды. Гребные деревянные корабли имели водоизмещение 40-300 тонн, скорость 5-7 узлов, 14-60 весел, маневренные качества зависели от типа корабля. Организационно для решения задач флот состоял из эскадр, которые были основной тактической структурой для морского боя. Основной формой решения задач являлся морской бой.

Формы и способы ведения войн второго поколения были обусловлены революцией в военном деле, связанной с развитием материального производства в феодальном обществе. Начальным рубежом этой революции можно считать появление пороха и гладкоствольного оружия.

Та эпоха породила не только новые способы вооруженной борьбы в масштабах тактики подразделений, частей и соединений, появилась совершенно новая война.

В период феодализма (IV-XVIII вв.) флот состоял из парусных и гребных деревянных кораблей, которые имели на вооружении артиллерийские гладкоствольные орудия. Организационно флот состоял из эскадр парусных кораблей и гребных флотилий. Гребные корабли, называемые галерами, имели следующие характеристики: водоизмещение до 400 тонн; до 100 весел; скорость до 7 узлов; вооружение - "греческий огонь", таран, метательные машины и до 26 орудий; экипаж до 500 человек. Они использовались в прибрежных и шхерных районах, для маневренности были оснащены парусами. Парусные линейные корабли имели наибольшее водоизмещение до 3000 тонн, до 126 орудий, экипаж до 800 человек. В морских сражениях участвовали как парусные, так и гребные корабли. Морское сражение включало ряд морских боев, в ходе которых уничтожение кораблей противника велось с использованием артиллерии, зажигательных средств, тарана и абордажа с применением холодного и огнестрельного оружия.

Боевой порядок включал силы авангарда, кордебаталии и арьергарда, строй кильватера. Применялась линейная тактика, согласно которой в морском бою противоборствующие стороны выстраивались в линию друг перед другом в зависимости от ветра и вели артиллерийскую дуэль. Адмирал Ф. Ушаков (1744-1817) впервые в истории флота, нарушив правила линейной тактики, применил новые тактические приемы, сосредоточив основные усилия против авангарда, или флагмана. Это позволило увеличить мощь огня и добиться уничтожения кораблей противника. Русский флотоводец менял соотношение сил, сообразуясь с обстановкой.

Управление кораблями осуществлялось при помощи флагов. Основными формами решения задач на море являлись морские сражения, морские десанты и оборона баз, крепостей. Парусный флот широко использовался при захвате колоний и в экономических перевозках.

Капиталистическая стадия развития человеческого общества способствовала прогрессу в технологиях, появлению большого количества нарезного многозарядного стрелкового оружия и нарезной артиллерии, обладающих большой дальностью, скорострельностью и точностью. Это привело к очередной революции в военном деле, породило войны третьего поколения, которые проводились уже в оперативно-тактических масштабах. В эпоху капитализма (XIX в.) появились парусно-паровые деревянные и паровые броненосные корабли. Ведущими морскими державами стали Англия, Франция, Испания, Голландия, Турция и Россия. Парусно-паровые деревянные корабли имели водоизмещение до 5-6 тыс. тонн, мощность машин до 5000 л/с, скорость до 14 узлов, артиллерийское вооружение до 40 гладкоствольных орудий.

Основу паровых кораблей составляли броненосцы различных типов, которые имели водоизмещение 12-14 тыс. тонн, мощность машин 9-10 тыс. л/с, скорость 14-15 узлов, экипаж до 500 человек, дальность плавания до 4000 миль, артиллерийское оружие 305, 152 и 75 мм, всего до 15-20 стволов. Орудия главного калибра (305 мм и др.) устанавливались в двух-трех башнях. Надо еще добавить, что броненосцы имели броню и торпедные аппараты. Кроме надводных кораблей, появились подводные лодки, летательные аппараты, а из оружия - торпеды и мины, носителем которых стал новый класс кораблей миноносцы. Таким образом, капиталистическая формация расширила количество типов кораблей и их оружия, броненосцы были основным классом надводных кораблей, объединенных в эскадры. Основной формой применения кораблей в войне на море по-прежнему являлось морское сражение, но с широким применением артиллерийского, торпедного и минного оружия. Появившиеся подводные лодки и авиация не нашли широкого применения на море.

История знает одно морское сражение броненосных флотов - Цусимское (14-15 мая 1905) - между русским и японским флотом, в ходе которого из-за тактической неграмотности и технической отсталости Россия потеряла более половины своего броненосного флота. Однако переход из Балтики на Дальний Восток, вокруг Африки, эскадры броненосных кораблей в сложных климатических условиях, при отсутствии баз и пунктов снабжения впервые показал возможность кораблей к межтеатровому маневру.

Первая мировая война (1914-1918) велась между коалициями государств Европы с широким применением различных видов оружия и техники, особенно артиллерии и пулеметов, с целью уничтожения вооруженных сил противника и захвата неподеленных территорий, установления господства более сильных государств. Наличие броненосного флота у развитых государств было важным рычагом в их борьбе за мировое господство. В эту эпоху родилась операция как форма решения задач на сухопутном театре войн.

В середине XX века произошла очередная революция в военном деле, вызвавшая возникновение войн четвертого поколения, которые не прекращаются и ныне, продолжая свое развитие. Войны приобрели стратегический масштаб. Они стали результатом развития капиталистического и посткапиталистического общества и возникновения двух антагонистических мировых систем, что привело ко Второй мировой и Великой Отечественной войнам. Это способствовало ускоренному созданию и принятию на вооружение в больших количествах автоматического оружия, бронетехники, боевой авиации, боевых надводных и подводных кораблей, появлению радиолокационных средств и средств связи различного назначения, новых транспортных средств. Фашистская Германия, захватив Западную Европу, использовала ее военно-экономический потенциал в войне против СССР, однако потерпела поражение.

Концепция войн этого поколения, основой которых являются действия огромного количества сухопутных войск с бронетехникой, авиацией, флотом в их тесном взаимодействии, существует уже более 70 лет. В ходе войн и военных конфликтов ставка всегда делалась на большие людские ресурсы. Причем применяемое количество живой силы, вооружений, военной техники и боеприпасов даже в самом малом военном конфликте всегда было довольно большим, а интенсивность вооруженной борьбы и морские потери всегда были достаточно высокими.

Основными формами боевых действий на сухопутном ТВД стали стратегические операции нескольких фронтов, фронтовые и армейские операции. В вооруженной борьбе на море основная роль перешла к авианосцам, подводным лодкам и противолодочным кораблям. Основными формами применения сил флота стали морские операции по уничтожению корабельных группировок, морские десантные операции, операции по нарушению вражеских коммуникаций и защите своих.

Для подрыва экономического потенциала противоборствующих сторон проводились морские операции по нарушению коммуникаций и удары авиации по пунктам приема грузов, промышленным и военным объектам.

Таким образом, войны четвертого поколения характеризуются широким использованием всех видов вооруженных сил и родов сил флота в форме операции. Военное искусство получило дальнейшее развитие в ходе вооруженной борьбы в области стратегии, оперативного искусства и тактики. Новые принципы военного искусства, такие как комплексное огневое поражение, скрытность, внезапность, использование средств радиоэлектронного подавления и маскировки, способствовали достижению победы. В целом во Второй мировой войне в победе союзников над фашистской Германией главную роль сыграли экономическая мощь США и СССР и их военный потенциал, который обеспечил превосходство в количестве и качестве вооружений над гитлеровской коалицией. Появились новые понятия в военной теории: военная мощь, военный потенциал и моральный фактор. Именно они обеспечили победу союзников во Второй мировой войне.

2. ВОЙНЫ ЯДЕРНОГО ПЕРИОДА

"Холодная война" (1946-1991) по факторам сдерживания относится к ядерному периоду, так как в ее основе лежало применение ракетно-ядерного оружия. Анализируя опыт войн, военных и вооруженных конфликтов, имевших место после 1945 года, можно обнаружить смену закономерности в развитии вооружений, которая была вызвана "холодной войной". Борьба двух мировых систем заменила эволюционный процесс развития вооружений на скачкообразное их обновление. Началась гонка вооружений.

Одновременно можно отметить постоянное сокращение сроков жизни каждого очередного поколения и вооружений, и военной техники - вплоть до снятия его вообще с вооружения. Возникло вполне естественное противоречие между сокращением сроков жизни и увеличением сроков создания новых образцов вооружений и военной техники.

Гонка вооружений, навязанная США Советскому Союзу и странам Варшавского договора, была вызвана необходимостью разрушить укоренившиеся представления о войне предыдущего четвертого поколения, о формах и способах ее ведения.

В начале "холодной войны" США планировали ядерную войну против СССР, но, когда их территория стала досягаемой для баллистических ядерных ракет Советского Союза, политику "с позиции силы" и стратегию "массированного возмездия" пришлось заменить на военную стратегию "гибкого реагирования", которая предусматривала ведение войн без применения и с применением ядерного оружия. В 1980 году, с достижением Советским Союзом ядерного паритета, США приняли стратегию "компенсирующего противодействия", заключавшуюся в сохранении равновесия с СССР в стратегической области. Мировой океан стал сферой противостояния двух флотов. Океанский флот Советского Союза находился во всех горячих точках стратегических районов Мирового океана: Средиземном море, Северо-Восточной Атлантике, Персидском заливе, Индийском и Тихом океанах, удерживая политическую стабильность в этих зонах.

Боевая служба ВМФ СССР стала основной формой действия сил флота в мирное время.

Основными формами и способами ведения "холодной войны" было жестокое противостояние войск и сил флота на Европейском, Азиатском и Африканском континентах и в Мировом океане. Это противостояние носило глобальный характер, что и определило предполагаемый размах будущей войны.

Основными формами ведения всеобщей ядерной войны планировались удары стратегическим ядерным оружием по основным военно-промышленным, политическим центрам и позициям носителей ядерного оружия в стратегической операции стратегических ядерных сил (СЯС). На континентальных театрах стратегическая операция на ТВД с участием всех видов вооруженных сил. Военно-морской флот должен был проводить стратегическую операцию на океанском ТВД при ведущей роли флота, а также операции флотов и морские операции. Это было новым в военном искусстве по сравнению с Великой Отечественной войной.

В ходе гонки вооружений в короткие сроки сменилось несколько поколений ракет различного назначения, классов кораблей и типов самолетов, появились надводное и подводное информационные поля, выросла роль информации в управлении силами. Разработка перспективных высокоточных систем оружия, которую вели экономически благополучные развитые страны, показывала, что следует ожидать не только качественного военно-технического и стратегического превосходства, но и появления новых форм и способов ведения войны. Создавались не просто совершенно новые виды оружия, а целые боевые системы, способные выполнить объем тех задач, которые ранее возлагались в основном на живую силу и ее оружие.

Например, в войне в Корее (1950-1953) было применено девять ранее неизвестных видов оружия. В войне во Вьетнаме (1964-1975) таких видов было уже 25. В войнах и конфликтах на Ближнем Востоке (1967, 1973, 1982, 1986) около 30, а в войне в зоне Персидского залива (1991) - свыше 100 видов оружия и боевых систем. После Второй мировой войны сменились 4-5 поколений ракетного оружия, выросла его дальность, точность и поражающая возможность. Боевая мощь новейших видов вооружения и военной техники непрерывно увеличивалась, а значит, росла и стоимость вооруженных сил и войны в целом.

Однако следует особо отметить, что появление более совершенных видов оружия не вело к революции в военном деле, к изменению стратегии и оперативного искусства. Сама "холодная война" также не выходила за рамки безъядерного четвертого поколения, но в развитии вооружений она сделала очередной шаг к смене поколения войн. В "холодной войне" сочетались ядерное противостояние и ракетизация войск и сил флота.

Научно-техническая революция последних 40-50 лет привела к созданию ракетно-ядерного оружия, ставшего в ходе "холодной войны" базой войн пятого поколения. В августе 1945 года, в самом конце Второй мировой, атомной бомбардировке подверглись города Японии. К счастью, полномасштабной войны этого поколения не возникло, хотя она и планировалась во время "холодной войны".

Хотелось бы обратить внимание, что с началом ядерного периода снизился интерес к обычному оружию, особенно оперативно-тактического назначения. Наступил длительный период застоя в развитии обычных и в еще большей степени высокоточных систем управления на большие дальности, способных эффективно поражать цели обычными боеприпасами. Для ядерного оружия высокой точности не требовалось. Однако силы флота при решении задачи "флот против флота" нуждались в высокоточных противокорабельных ракетах различной дальности. В СССР флот на вооружении имел различные типы крылатых ракет в зависимости от морского театра войны. В состав Балтийского и Черноморского флотов входили ракетные корабли и катера, вооруженные противокорабельными ракетами малой (60 км) и средней (150 км) дальности, а также береговые ракетные полки с ракетами, имеющими дальность 80-300 км. В составе Северного и Тихоокеанского флотов были атомные подводные лодки с крылатыми ракетами дальностью с 80-300 и 500 км, атомные надводные крейсера с ракетами дальностью до 500 км, эскадренные миноносцы с крылатыми ракетами дальностью до 150 км, а также ракетные катера и береговые ракетные полки.

Состав авиации флотов включал полки и дивизии морской ракетоносной авиации, которые имели на вооружении различные противокорабельные ракеты с дальностью до 400-500 км. Выдача целеуказания осуществлялась от авиационной и космической систем - МРСЦ "Успех" (Ту-95 рц) и КА типа "Легенда". Правда, отсутствие глобального или регионального информационного поля не позволяло выдавать данные о противнике в реальном масштабе времени в любое время и в любой точке Мирового океана, что затрудняло использование сил в операции и бою. Таким образом, если на сухопутных театрах войны преобладали сухопутные войска с бронетехникой, ракетно-артиллерийские части с баллистическими ракетами с дальностью до 300 км, установками залпового огня и фронтовой авиацией, то флот в войне на море силами общего назначения во взаимодействии с ВВС и ПВО готовился решать задачу "флот против флота", а морскими стратегическими ядерными силами совместно с РВСН и дальней авиацией - задачу "флот против берега".

Следует подчеркнуть, что во всех войнах доядерного периода главным объектом поражения непременно были вооруженные силы противоборствующих сторон, так как только после их разгрома, как правило на их же территории, можно было разрушить экономику противника и добиться политических целей.

Ввиду того что не хватало обычных средств массированного воздействия одновременно по всей территории противника, по его военным и гражданским объектам, для достижения стратегических результатов в войне приходилось вести длительные наступательные операции оперативно-стратегического масштаба, главным образом многочисленными сухопутными группировками, и, как правило, лишь в ходе оккупации территории противника, ценой огромных потерь живой силы достигалась победа в войне.

Ракетно-ядерная война все резко меняет, и первоочередными объектами поражения могут стать не только вооруженные силы, но и практически вся территория и все население воюющих сторон одновременно, а точнее - ареной военных действий в ракетно-ядерной войне становится вся планета Земля, ее океанские и морские акватории, воздушно-космическое пространство. Ядерная война является аномальной в эволюционном процессе смены поколений войн, она не может привести к достижению стратегических и тем более политических целей. Именно длительное ядерное противостояние и породило в ходе "холодной войны", которая велась более 40 лет двумя противоположными мировыми системами, новый тип войны - войну шестого поколения.

После окончания "холодной войны" США и другие ядерные державы оказались в тупиковой ситуации, накопив в больших количествах ядерное оружие. США не допускают возможности удара даже одного ядерного боеприпаса по их территории со стороны любого ядерного государства, они хотят быть полностью уверенными, что ядерного удара по их территории со стороны возможного противника никогда не последует. Создать абсолютно непроницаемую американскую ПРО невозможно. Поэтому Соединенные Штаты вынуждены либо пойти на кардинальное ядерное разоружение со втягиванием в этот процесс других ядерных стран, либо согласиться на существенное двустороннее сокращение ядерных вооружений.

Тем не менее их стратегические ядерные силы если не нацелены, то, безусловно, ориентированы и на Россию, и на Китай, независимо от складывающихся с ними отношений. Аналогично и ядерные силы этих стран ориентированы на США.

Следует ожидать, что вплоть до создания эффективной системы военной безопасности всех стран, с учетом их геополитического и особенно экономического положения, в первую очередь такие ядерные страны, как Россия и Китай, будут вынуждены продолжать делать ставку на свое ядерное оружие, а значит, не прекратят сопротивляться его сокращению и ликвидации до тех пор, пока не накопят запасы высокоточного оружия для войн шестого поколения.

Следует также ожидать, что, пока у России будет ядерное оружие, США встретят весьма настороженно ее попытки объединить вокруг себя страны СНГ и другие государства.

Итак, "холодная война" 1946-1991 годов проходила при ядерном сдерживании, в условиях угрозы развязывания ракетно-ядерной войны - войны пятого поколения.

3. ВОЙНЫ ШЕСТОГО ПОКОЛЕНИЯ

К исходу XX века, несмотря на огромные достижения в различных областях науки и технологии, способствовавшие созданию новейших революционных видов и родов вооружений и военной техники, военное предвидение в России оказалось неспособным обосновать характер войн нового поколения. Военная практика значительно обогнала военную теорию, застывшую на уровне войн прошлого поколения, о чем свидетельствует принятая в 1999 году военная доктрина России. В результате экономических достижений в ряде стран уже идет очередная военно-технологическая революция, позволяющая формировать новую материально-техническую базу ведения войны в XXI веке, основу которой составляют высокие наукоемкие технологии и информационные системы. При этом важнейшую роль играют микроэлектроника, оптоэлектроника, сенсорная техника, а также новые технологии производства и применения высококачественных материалов. Создаются не имеющие аналогов виды оружия, способные не только заменить старые, но и полностью изменить характер вооруженной борьбы и войны в целом. Передовые технологии позволяют создать новые возможности для эффективного ведения вооруженной борьбы.

В войнах в зоне Персидского залива и в Югославии впервые изменился характер войны в целом, что и свидетельствует о произошедшей настоящей революции в военном деле. Высокоточные ракетные удары авиации и кораблей флота США по различным береговым объектам в ходе военных конфликтов в Ираке, Югославии, Афганистане, Ливии продемонстрировали возможности высокоточного оружия; дали мощный толчок его развитию, что ведет к существенным изменениям форм и способов вооруженной борьбы и к появлению войны нового поколения. Несмотря на наличие ядерного оружия в ряде стран, ядерная и всеобщая обычная война маловероятны. Высока вероятность вооруженных конфликтов и локальных войн на театрах военных действий с применением обычного и высокоточного оружия, при наличии ядерного сдерживания.

Сейчас военная теория разрабатывает и исследует, а военная практика интенсивно проверяет концепции войн очередного шестого поколения, которое в корне отличается от предыдущих четвертого и пятого. В войнах шестого поколения решающая роль будет отводиться высокоточному обычному ударному и оборонительному оружию, а не большому количеству сухопутных войск. Вся мощь агрессора будет направлена на безусловное поражение объектов экономики противника путем нанесения мощных авиационных ударов и массированных ударов непилотируемого высокоточного оружия различного базирования, в условиях глобального или регионального информационного противоборства.

Так, США и их союзники наносили удары высокоточным оружием по Ираку (1991) в течение 35 суток и по Югославии - 78 суток. На карте (с. 54) показано построение группировки сил при ударах по Ираку в ходе операции "Буря в пустыне".

Высокоточное оружие - это такой вид управляемого обычного оружия, вероятность поражения которым малоразмерных целей с первого пуска близка к единице, даже если цели находятся на межконтинентальных дальностях, в любых условиях обстановки. Боевые системы высокоточного оружия представляют собой органичное сочетание высокоэффективных средств разведки, управления и доставки при наличии глобального или регионального информационного поля, создаваемого космическими и воздушными летательными аппаратами и обеспечивающего выдачу данных о цели в реальном масштабе времени. Высокоточное оружие по эффективности поражения целей уже сейчас приближается к тактическому ядерному оружию. Массированное применение обычного высокоточного оружия по объектам экономики, военным объектам способно парализовать жизнедеятельность любого государства, а при разрушении потенциально опасных объектов - вызвать экономические катастрофы регионального и планетарного масштаба.

Сейчас в ряде стран высокоточное оружие интенсивно разрабатывается, испытывается и накапливается в больших количествах.

Поскольку в войнах шестого поколения не предполагается громоздких наземных действий и использования живой силы в больших количествах, то скорее всего они не будут носить затяжного характера. Весь процесс вооруженной борьбы будет протекать компактно, скоротечно, в виде нанесения массированных ударов высокоточным оружием по военно-экономическим объектам, с широким применением средств радиоэлектронной борьбы. Но до тех пор, пока в ряде стран сохраняется и ядерное оружие, войны и даже военные конфликты нового поколения способны нести в себе угрозу перерастания их в ядерную войну.

Обычное высокоточное оружие в войнах и конфликтах будущего может нанести удары по ядерным силам и средствам, а также по гражданским объектам атомной энергетики, что в свою очередь станет детонатором ядерной войны или ядерного поражения типа чернобыльского.

ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ НАТО "БУРЯ В ПУСТЫНЕ" ПРОТИВ ИРАКА 17.01-1.03.1991 г.

В ходе локальной войны 1990-1991 гг. между США и Ираком была проведена воздушно-морская наземная операция "Буря в пустыне". Около 50 стран оказали поддержку США. За время конфликта в Персидском заливе США развернули группировку численностью более 165 кораблей и судов, другие страны - члены коалиции развернули более 65 кораблей. ВМС участвовали в воздушной кампании палубной авиацией, осуществив завоевание господства на море и вторжение десантных сил. Для нанесения удара по особо важным объектам было применено 288 КР "Томагавк", сыгравших существенную роль в их уничтожении. Авиация совершила за 43 дня 112 тыс. вылетов, в ходе которых наносились удары по всей территории Ирака, была уничтожена система ПВО и почти весь корабельный состав, а также разрушены важные экономические объекты. Наличие воздушно-космического информационного поля обеспечило выдачу целеуказания высокоточному оружию авиации и флота, значительно повысив эффективность в ударах.

Безусловно силы коалиции превосходили вооруженные силы Ирака и добились победы. Анализ войны в Персидском заливе послужил толчком в выработке новых взглядов на характер будущей войны с применением высокоточного оружия в обеспечении глобальной системы освещения обстановки.

Основные показатели операции:

1. Количество суток - 43.

2. Количество объектов поражения - около 1000.

3. Состав ударной группировки ВМС до 80 кораблей, в том числе 10-15 кораблей и 6-8 пла, вооруженных крмб "Томагавк", до шести АМГ (авма "Т. Рузвельт", авм "Саратога", "Кеннеди", "Америка", "Рейнджер", "Мидуэй") и двух ОРГ (лк "Айова", "Висконсин").

4. Состав группировки тактической авиации - более 1000 самолетов.

5. Ежесуточная интенсивность самолето-вылетов - 170-900.

6. Стоимость операции - 10 млрд долл.

7. Стоимость нанесенного Ираку ущерба - 60-150 млрд долл.

Никакие современные вооруженные силы государств и созданная ими для условий войны четвертого поколения оборона, никакое ядерное сдерживание не в состоянии обеспечить жизнедеятельность этих стран в условиях войны нового поколения. Потребуется практически заново решать проблемы не только обороны, но и адресной защиты важных объектов экономики от прицельного избирательного воздействия по ним высокоточными средствами поражения по всей территории страны.

Наиболее общие черты современных систем высокоточного оружия, в том числе и морского базирования:

Ё резкое увеличение дальности стрельбы - от дальности прямой видимости до межконтинентальной;

Ё широкая унификация оружия независимо от базирования;

Ё исключение человека из процесса: разведка - целеуказание поражение;

Ё увеличение эффективности поражения за счет высокоточной навигации и повышения мощи взрывчатого вещества головной боевой части;

Ё наличие информационного поля глобального и регионального уровней, обеспечивающего выдачу целеуказания и наведение высокоточного оружия в реальном масштабе времени по различным целям.

В США стратегические вооружения всегда были разделены на морской и воздушный компоненты. Носителями высокоточного оружия являются авианосцы и тактическая авиация на наземных базах США и НАТО в Европе и Азии, где размещены самолеты-носители: атомные подводные лодки и ракетные надводные корабли с крылатыми ракетами с дальностью более 5000 км. Стоимость крылатой ракеты морского и воздушного базирования, применяемой по наземным объектам, оценивается примерно в один миллион долларов. На закупку этих ракет на 1999 год в бюджете выделялось 48,7 млрд долларов, в 2000 году израсходовано уже 60 млрд долларов. Интенсивные закупки высокоточных систем вооружений в США планируется вести до 2010 года. Анализ возможностей Соединенных Штатов позволяет сделать вывод, что к этому времени они будут иметь такое количество высокоточных непилотируемых средств поражения, которого окажется достаточно для проведения непрерывной стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции по адекватному противнику в течение 30 суток. Есть основания полагать, что США одними из первых будут готовы вести войну нового поколения регионального масштаба уже на рубеже 2007-2010 годов.

Исходя из анализа военных конфликтов в Ираке (1991,1998) и Югославии (1999), в которых применялось высокоточное оружие, военное руководство США взяло курс на обеспечение готовности вести войны шестого поколения. Подтверждением этого служит подготовленная в 1998 году Комитетом начальников штабов США "Единая перспектива-2010", которая включает все составляющие вооруженной борьбы и дает четкую стратегическую концепцию ведения войны нового поколения.

Здесь ставка делается уже не на группировки живой силы, а на своеобразную боевую систему стратегического масштаба, включающую достаточное количество высокоточных ударных и оборонительных систем. Высокоточное оружие, массированно и непрерывно воздействующее по государственным объектам экономики, военным объектам и системам управления противника, в кратчайшее время лишит его способности наносить ответные удары и организованно сопротивляться.

Военно-политическое руководство государства, подготовленного к ведению войны нового поколения, впервые в истории войн имеет возможность без непосредственного контакта с любым противником, где бы он ни находился, решать весь объем стратегических задач в интересах достижения стратегических и политических целей войны.

В рассматриваемой концепции США тесно взаимосвязаны всеобъемлющая оборона и защита. Они включают многоэшелонированную систему воздушно-космической (противовоздушной, противокосмической, противоракетной) обороны всей системы государственной экономики, городов и отдельных гражданских и военных объектов на территории всех штатов США. Таким образом, завершается первый этап подготовки к ведению воздушно-космическо-морских войн.

Важным элементом концепции является всестороннее и непрерывное боевое информационное обеспечение военных действий в течение заданного периода времени с широким использованием воздушно-космических систем.

Существенным элементом концепции США является система управления всеми видами и способами военных действий и информационного противоборства в условиях радиоэлектронной борьбы. Совершенствуется сбор и анализ развединформации, применяются новые методы обработки отображения и передачи информации, навигации, управления и контроля. В целом военное руководство США называет эту концепцию "всеохватывающее господство", что полностью отражает их курс на обретение способности уже на рубеже 2010 года вести войны нового поколения на любом ТВД с любыми странами.

Таковы основные черты войны шестого поколения воздушно-космическо-морской с массированным применением высокоточного оружия.

Аналогично, в соответствии со своими национальными особенностями осуществляют интенсивную подготовку к войнам нового поколения и такие страны, как Китай, Тайвань, Израиль, Япония, Франция, а также ряд других стран НАТО.

К сожалению, Россия идет своим путем, военная сила Российского государства ориентирована на прошлое поколение войн, и в начале XXI века она не будет способна вести вооруженную борьбу в формах и способах войн шестого поколения. Хотя страна и обладает научно-техническим потенциалом, способным создать системы вооружения войн шестого поколения.

Война нового поколения будет иметь во многом новое содержание по сравнению с четвертым поколением. С появлением в вооруженных силах государств высокоточного оружия в количествах, достаточных для ведения полномасштабной войны будущего, разгром и уничтожение противника как одна из важнейших целей всех войн прошлого может достигаться лишь нанесением массированных ударов по его средствам ответного удара.

Что касается живой силы противника, то, как отмечалось, она вообще может не подвергаться ударам. Вместо этого будут нанесены многочисленные массированные высокоточные огневые удары по адресным объектам экономики и прочим ценностям противника (система госуправления, энергетические центры) на всю глубину территории его страны. Также не возникнет необходимости наносить удары по его стратегическим резервам на базе сухопутных группировок войск, поскольку в войнах будущего они не будут представлять угрозу для стороны, действующей по планам войны шестого поколения. И, разумеется, отпадет необходимость оккупировать территорию противника, лишенного экономики, а его политический строй, оказавшийся в таком положении, наверняка развалится сам. Современное высокоточное оружие в ряде государств постепенно превращается в решающий фактор вооруженной борьбы и победы в войне. Внезапное и массированное в течение длительного времени применение высокоточного оружия может обеспечить вооруженным силам решение тех задач, которые ранее возлагались на ядерное оружие, пилотируемую авиацию и сухопутные войска.

Таким образом, главные стратегические и политические цели войны нового поколения достигаются решением целого ряда задач путем применения обычного высокоточного оружия, а не ядерного. Это и позволяет утверждать, что ядерное оружие, а вместе с ним и войны пятого поколения уже в первом десятилетии XXI века начнут уходить в прошлое. Однако, надо полагать, останется стратегическое сдерживание на базе ядерных сил и сил общего назначения. Безусловно, все это скажется на структуре вооруженных сил и военном искусстве.

Можно предположить, что паритет в вооруженных силах наиболее развитых стран будет отдан:

1. Воздушно-космическим войскам, имеющим на вооружении воздушные и космические летательные аппараты - носители высокоточных крылатых ракет, а также межконтинентальным безъядерным баллистическим ракетам и комплексам противоракетной и противовоздушной обороны.

2. Военно-морским флотам, которые сохранят на вооружении морские силы стратегического ядерного сдерживания (атомные подводные лодки с баллистическими ракетами) и будут иметь силы общего назначения (авианосцы, атомные подводные лодки, ракетные корабли) с большим количеством высокоточных крылатых ракет. В США, например, уже принято решение о строительстве нового проекта корабля XXI века "Арсенал" в соответствии с "Единой перспективой-2010" и стратегической концепцией "всеохватывающего господства". Первый корабль должны построить уже в 2001 году. Он будет иметь 500 пусковых установок с ракетами вертикального пуска и еще три боекомплекта в погребах. Ожидается, что к 2003 году в состав ВМС США войдут три корабля этого проекта, которые будут нести боевую службу в акваториях Персидского залива, Средиземного моря и западной части Тихого океана и будут способны наносить удары по объектам на территории Евро-Азиатского континента и других регионов.

3. Сухопутным войскам, перенацеленным в основном на решение задач охраны границ и проведение наступательных операций в случае сухопутной агрессии в военных конфликтах и локальных войнах.

4. Командно-боевым информационно-управляющим системам глобального, регионального и зонального уровня, которые станут системообразующими для разведывательно-ударных боевых систем.

Учитывая сложный характер военно-политической обстановки, различные экономические и военные уровни государств, можно ожидать, что в начале XXI века оружия для войн шестого поколения во всех странах еще не накопится достаточно. В основном они будут иметь вооружение и технику разных поколений, в различных пропорциях для войн четвертого, пятого и шестого поколений.

4. РАЗВИТИЕ ВОЕННО-МОРСКОГО ИСКУССТВА В ВОЙНАХ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ

НОВЫЕ ПРИНЦИПЫ ВОЕННО-МОРСКОГО ИСКУССТВА

Войны шестого поколения, порожденные революцией в военном деле, несут в себе много нового. Такие войны отрываются от земной поверхности и перемещаются в воздушно-космическое пространство, которое становится главным театром военных действий. Практически появляется не только новое в военном искусстве, но и в войне в целом. Меняются функции видов вооруженных сил и родов войск. Резко возрастает роль радиоэлектронной борьбы и информационного обеспечения войск и сил флота. Командно-боевые информационные системы становятся основой управления боевыми соединениями и войной в целом.

Появляется необходимость иметь стратегическую противоракетную оборону страны и группировки военно-морских сил для борьбы с носителями высокоточного оружия.

Можно утверждать, что шестая революция в военном деле придает военным действиям на море в войне нового поколения три качественно новых измерения: географическое (Мировой океан), космическое и информационное.

Войны нового поколения внесут большие коррективы в законы и закономерности вооруженной борьбы. Наполнятся новым содержанием, новым смыслом принципы военного и военно-морского искусства, которые можно представить в следующем виде:

1. Главными в такой войне станут спрессованные одновременные действия высокоточных средств поражения различного базирования, выполняющих задачи стратегического масштаба. Носители средств поражения в своем большинстве не будут находиться в непосредственном контакте с противником. Основными носителями огромного количества высокоточного оружия станут надводные, подводные и авианесущие корабли, постоянно находящиеся на боевой службе в Мировом океане.

2. Резко уменьшится, а может, исчезнет вообще влияние ядерного оружия на достижение стратегических и политических целей. Эти функции постепенно переходят к высокоточному обычному оружию.

3. Перестают быть необходимыми большие группировки сухопутных войск, сил и средств, стратегические людские резервы, мобилизационный ресурс государств.

4. Согласование усилий всех видов вооруженных сил и родов войск будет осуществляться по двум взаимоувязанным, но противоположным направлениям действиям стратегических ударных и стратегических оборонительных сил и средств. Это и приведет к созданию двухвидовых вооруженных сил в наиболее развитых странах.

5. Из известных по предыдущим поколениям войн элементов боя и сражения - огонь, удар, маневр - в войнах нового поколения сохранится лишь удар высокоточных сил и средств и маневр траекториями ракет.

6. В войнах шестого поколения основной стратегической формой решения задач станет воздушно-космическо-морская ударная операция, состоящая из "господствующего маневра" и ряда "высокоточных ударов".

Военно-морское искусство получит развитие в части комплексного огневого поражения.

1. "Господствующий маневр". Предполагает полномасштабное применение рассредоточенных группировок разнородных сил (включая наземные, морские, воздушные и космические компоненты), обладающих большими способностями по массированию огневой мощи и активно использующих возможность по информационному обеспечению и маневру для решения задач из различных акваторий Мирового океана.

2. "Высокоточный морской удар". Предусматривает применение высокоточного оружия, оружия избирательного действия, а также всепогодные средства нанесения ударов по объектам экономики противника без входа в зону поражения противника. Такой удар из Мирового океана обеспечивает более широкий выбор вариантов боевых действий, обеспечивающих адекватность, точность и гибкость.

В декабре 1998 года ВМС США впервые провели воздушно-космическо-морскую ударную операцию, в которой применялись новейшие разработки высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования для нанесения ударов по военным и гражданским объектам Ирака. Было применено 415 крылатых ракет, в основном ночью, четырьмя высокоточными ударами.

Первый высокоточный удар. 17 декабря 1998 года были нанесены два одновременных удара новейшими крылатыми ракетами корабельного базирования и один удар ракетами воздушного базирования. Всего выпустили 180 ракет для поражения объектов радиоэлектронного излучения (средства РЭБ, узлы связи, КП и штабы стратегического, оперативного и тактического назначения). Контроль ударов осуществлялся с искусственных спутников Земли в реальном масштабе времени. Было выведено из строя 20 важнейших радиоизлучающих объектов Ирака.

В ходе второго высокоточного удара, нанесенного 17 английскими самолетами "Торнадо", были использованы противорадиолокационные ракеты "Харм" и "Аларм" для поражения радиоизлучающих объектов, которые не были уничтожены при первом ударе. В результате этих двух ударов Ирак лишился практически всех средств РЭБ.

Отрабатывалось огневое взаимодействие надводных кораблей и самолетов стратегической авиации В-52.

После надежного подавления систем ПВО и РЭБ Ирака в этом ударе действовали самолеты палубной авиации F/А-18 и берегового базирования F-16, которые применяли высокоточное оружие - бомбы с лазерным наведением - для поражения защищенных командных пунктов. Позже стало известно о выводе из строя 30 важных объектов.

Третий высокоточный удар. Нанесено три наиболее мощных комбинированных воздушно-морских высокоточных удара. Осуществлено 360 самолето-вылетов носителей крылатых ракет и выпущено 95 ракет. Здесь впервые испытывался в боевых условиях новейший стратегический бомбардировщик В-1, созданный с применением технологии "Стеле", делающей его невидимым для радаров противника. Как стало известно, всего в ударе было поражено еще 40 важных объектов Ирака.

Четвертый высокоточный удар. Осуществлено три последовательных удара английскими самолетами "Торнадо", американскими палубными самолетами F-18 и стратегическими самолетами США В-52. Всего выпустили до 40 ракет. В-52 проводили испытание новых крылатых ракет, оснащенных боеголовкой весом около одной тонны. В ударе участвовали атомные подводные лодки, которые наносили удары высокоточными крылатыми ракетами из акватории Красного и Средиземного морей.

По данным космической разведки, общая эффективность ударов высокоточным оружием составила 85%. Все объекты были разрушены - главным образом за счет применения 415 высокоточных крылатых ракет.

Следует ожидать появления нового класса высокоточных (5-8 м) крылатых ракет космического, воздушного и морского базирования, изготовленных по технологии "Стелс", с дальностью 500-1000 км и с высотой полета от 30 до 60 км в режиме радиомолчания, с коррекцией полета с помощью ИСЗ (система СР8) и сложными схемами самонаведения на цель.

В ударе по Ираку в 1998 году использовались новые экспериментальные ракеты с дальностью до 2500 км, высотой полета 30 м, со скоростью 900 км/ч; с подходом к цели осуществлялся набор высоты до 200 м и пикирование на цель.

Таким образом, в войнах нового поколения в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции намного острее встает проблема защиты не только средств высокоточного огневого поражения, но и всех радиоизлучающих средств и информационного противоборства.

Развитие военного и военно-морского искусства в войнах будущего предопределила очередная, всего лишь шестая революция в военном деле.

Современная революция в военном деле - это такие качественные изменения в вооруженной борьбе, происходящие под влиянием научно-технического прогресса, которые в корне меняют строительство и подготовку вооруженных сил, способы ведения военных действий и войны в целом.

Начиная с войн четвертого поколения, революция в военном деле проявляется прежде всего через стратегию как главную составляющую военного искусства. Первые три поколения войн проявлялись через тактику ведения войны.

Военная стратегия - наиболее консервативная часть военного искусства, и она в меньшей степени подвергается изменениям, чем тактика и оперативное искусство. Она является результатом изучения как собственного, так и чужого опыта войн, военных конфликтов, результатом появления новых видов вооружения и военной техники.

Стратегия охватывает теорию, практику, планирование и ведение стратегических операций и военных действий в войне. Это наука и практика реализации возможностей государства для достижения политических целей. Стратегия меняется вместе с революцией в военном деле. Исходя из опыта военных конфликтов, связанных с применением высокоточного оружия, можно сделать вывод, что в бесконтактных войнах стираются грани между тактикой и оперативным искусством, так как главные объекты и цели, предназначенные для поражения, будут находиться на всей глубине театра войны. В ходе высокоточных массированных ударов достигаются оперативно-стратегические цели. Особенности боевого применения высокоточного оружия привели к необходимости интеграции различных средств вооруженной борьбы в единые системы высокоточного оружия - разведывательно-ударные боевые комплексы (системы). Комплексы будут представлять собой совокупность функционально взаимосвязанных средств разведывательно-информационного поля, разведки, управления, доставки и поражения. Это единая многофункциональная боевая система, которая объединяет все системы в единый комплекс. Корабль, самолет - носители высокоточного оружия - являются элементами этой системы как комплексы огневого поражения. Это совершенно новый подход к развитию флота, строительству кораблей, изменению форм и способов их применения.

Боевой потенциал вооруженных сил для войн и вооруженной борьбы в обозримом будущем должен представлять совокупность современных высокоточных ударных и оборонительных вооружений и техники, способных без применения живой силы выполнить стоящие перед ними задачи. Приоритеты видов вооруженных сил в программах их развития должны быть уточнены.

Первый уровень приоритета необходимо отдать ударным силам и средствам стратегического неядерного сдерживания всех войн, военных и вооруженных конфликтов (при наличии сил и средств ядерного сдерживания).

Второй уровень - стратегическим оборонительным силам и средствам, а также силам и средствам неогневой защиты объектов экономики.

Третий уровень - силам и средствам радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства.

Четвертый уровень - вооружению и технике мобильных сил.

Принципиально новым в военном искусстве в войне нового поколения станет стратегическое неядерное сдерживание любого потенциального агрессора путем создания реальной угрозы нанесения ему неприемлемого ущерба высокоточным обычным оружием. Здесь уместно вести речь именно об угрозе неотвратимого неприемлемого ущерба специально выбранным жизненно важным объектам экономики враждебного государства. Ущерб может быть нанесен реально массированным применением в течение длительного времени высокоточных средств поражения различного базирования и различной дальности действия.

Для реализации концепции стратегического неядерного сдерживания потребуется фактически создать новую разведывательно-ударную боевую систему, включающую:

Ё разведывательные средства стратегического предупреждения о начале подготовки противника к нападению, о его готовности нанести удар или осуществить вторжение в ближайшее время (сутки, часы, минуты), о начале нападения с применением определенных видов оружия и сил;

Ё требуемое количество стратегических высокоточных неядерных сил и средств различного базирования;

Ё автоматическую систему управления всеми силами и средствами стратегического неядерного сдерживания;

Ё силы и средства технического обеспечения.

Выделение сил и средств неядерного сдерживания в особую боевую систему не означает, что она сразу заменит силы и средства ядерного сдерживания. Некоторое время они будут существовать параллельно, но постепенно, по мере увеличения количества стратегических высокоточных неядерных сил и средств, неядерное сдерживание станет основным в обеспечении военной безопасности государства. Стратегическое неядерное сдерживание, в отличие от ядерного, может осуществляться не из центра, а из региональных командований на стратегических направлениях. Первоочередному поражению высокоточными средствами подвергнутся позиции сил и средств ПВО, пункты управления, важнейшие аэродромы, средства ответных действий. Последующие удары будут предназначены для безусловного поражения объектов экономики, энергетики, коммуникаций на всю глубину территории противника.

РАЗВИТИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СИЛ И СРЕДСТВ

Войны нового поколения будут вестись в интересах разгрома экономического потенциала противника. Острейшей проблемой станет перехват носителей высокоточного оружия до рубежа пуска высокоточных ракет, а также защита объектов экономики от ударов высокоточного оружия. Это потребует трансформирования противосамолетной обороны в стратегическую воздушно-космическую оборону страны.

Одной из характерных черт войны и вооруженной борьбы будущего станет ожесточенное противоборство между средствами воздушно-космическо-морского нападения и средствами воздушно-космическо-морской обороны. Такое противоборство переместится с больших и средних высот воздушного пространства в область высот приземного космического пространства и область предельно малых высот, где будут действовать высокоточные крылатые ракеты.

В такой войне воздушно-космическо-морская оборона суверенного государства должна не "прикрывать" объекты, а уничтожать носители высокоточного оружия морского, воздушного и наземного базирования до рубежа пуска ими крылатых ракет, то есть за 1,5-2 тыс. км до государственной границы, а значит, и в Мировом океане. Уничтожение носителей высокоточного оружия морского базирования будет осуществляться и в форме морской операции по уничтожению корабельных группировок, а также морской противолодочной операции по уничтожению атомных подводных лодок с высокоточными крылатыми ракетами, действующих самостоятельно.

Формам и способам действий нападающей стороны, продолжительности ее стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции необходимо противопоставить адекватные формы и способы оборонительных действий.

Воздушно-космическо-морская оборона должна стать общегосударственной и может включать сверхдальние пилотируемые и беспилотные средства, специальные зенитно-ракетные комплексы (в том числе и морского базирования) сверхдальнего перехвата носителей крылатых ракет, противоракетную оборону и радиоэлектронное противодействие.

Система обнаружения стратегических оборонительных сил должна развиваться с использованием новых средств наземного, воздушного и космического базирования для обеспечения перехватов и уничтожения прежде всего носителей высокоточного оружия и крылатых ракет. Борьба с воздушно-космическо-морским противником займет одно из важнейших мест среди всех видов противоборства в войне будущего. Такая борьба будет представлять собой сложную систему стратегического масштаба и станет главной формой применения стратегических оборонительных сил государства.

Стратегическая воздушно-космическо-морская оборонительная операция будет включать совокупность согласованных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени операций и боевых действий группировок войск различных видов вооруженных сил при решающей роли войск воздушно-космической обороны, проводимых по единому плану и замыслу в воздушном и околоземном космическом пространстве, на всей территории страны и в Мировом океане под единым руководством для защиты экономического потенциала страны и средств ответного удара от поражения противника с воздуха и из космоса.

Такая стратегическая оборонительная операция должна характеризоваться решительностью целей, иметь стратегический пространственный размах, зависящий от характера действий средств воздушно-космическо-морского нападения противника, и может длиться от 30 суток в 2010 году до 90 суток после 2040-го. В этой операции широкое применение найдет радиоэлектронная борьба, подавление радиоэлектронных средств противника и неогневая защита своих объектов экономики.

Независимо от количества и конкретных характеристик объектов экономики система их неогневой защиты должна отвечать следующим требованиям:

Ё обладать высокой боевой готовностью к немедленным действиям в мирное и военное время, быть способной эффективно решать свои задачи;

Ё средства и способы защиты должны гарантировать непоражение населения и обслуживающего персонала, сохранение объекта экономики или в крайнем случае не допускать его разрушения свыше уровня, позволяющего быстро восстановить;

Ё уровень защиты населения и каждого объекта экономики должен соответствовать степени опасности поражающих воздействий высокоточного оружия, а также значению и важности защищаемых объектов. Наносимый объекту ущерб должен быть значительно ниже приемлемого ущерба;

Ё объекты экономики необходимо защищать комплексом разнообразных средств, работающих в различных диапазонах электромагнитных и акустических волн и учитывающих все демаскирующие признаки объектов;

Ё системы неогневой защиты объектов экономики должны быть автономными, индивидуальными и способными действовать в условиях возможного нарушения систем управления различного назначения как в мирное, так и военное время;

Ё важнейшие технические средства неогневой защиты необходимо устанавливать на защищаемых объектах заблаговременно и приводить в готовность в соответствии со степенью техногенной или военной угрозы;

Ё стоимость создаваемой системы неогневой защиты объектов экономики не должна обременять государство, а затраты на нее должны быть значительно меньше предотвращенного ущерба.

Таким образом, только комплексом активных огневых мер обороны стратегического масштаба и пассивных неогневых мер защиты каждого объекта можно достичь требуемого уровня безусловного сохранения экономического потенциала страны.

РАЗВИТИЕ РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ БОРЬБЫ

С возрастанием пространственного размаха радиоэлектронных полей резко повышается значение радиоэлектронной борьбы. Из вида, обеспечивающего боевые действия, она превращается в радиоэлектронную операцию, которая контролирует информационное поле и выявляет основные ударные и обеспечивающие группировки противника в ходе воздушно-космическо-морской ударной (оборонительной) операции. Это потребует объединения всех средств радиоэлектронной борьбы в самостоятельный род войск. Под операцией РЭБ в войне и вооруженной борьбе будущего будет пониматься комплекс мероприятий и действий по радиоэлектронному подавлению атакующего противника и защите своих войск (сил флота) и систем оружия от его радиоэлектронного подавления.

Вероятно, составными частями операции РЭБ будут: огневое поражение объектов РЭБ противника и источников любого электромагнитного излучения; подавление всей системы радиоэлектронных средств; защита своих источников радиоэлектронного излучения; радиоэлектронное прикрытие от ударов высокоточного оружия на маршрутах полета и в районе цели. Действия, проводимые в операции РЭБ, в сочетании с огнем и маневром будут вестись одновременно в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции и стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника.

РАЗВИТИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОБОРСТВА

Одна из важнейших составляющих войны шестого поколения информационное противоборство. Разведка из традиционного вида обеспечения превратится в активный действующий род войск и станет одной из составляющих ударного компонента высокоточных средств поражения и обороны. Информационный ресурс государств станет одним из системообразующих компонентов стратегических ударных и оборонительных сил государства и распространится на все пространственные сферы (космос, воздух, сушу, море), заключаясь в то же время в программном обеспечении компьютеров различного назначения и в их сетях, сетях телекоммуникационных систем, радионавигационных системах, системах управления войсками и оружием, энергетикой, транспортом, финансовыми потоками и т.д.

С развитием и накоплением высокоточного оружия возникнет острая необходимость в различных информационных комплексах, реализованных в средствах разведки и управления, а также в силах и средствах РЭБ. Для непрерывного и детального наблюдения за всей территорией противника и омывающими ее морями, за его воздушно-космическим пространством, состоянием его стратегических ударных и оборонительных сил будут широко применяться космические, морские, воздушные и наземные силы и средства разведки в пределах театра военных действий.

Космические средства разведки станут основными источниками информации как при планировании, так и при организации и ведении боевых действий. Из космического пространства будет постоянно и широко осуществляться радиотехническая, радиолокационная, инфракрасная, радиационная, химическая, фото- и телевизионная разведки, которые призваны непрерывно выдавать необходимую информацию в реальном масштабе времени.

В войнах в зоне Персидского залива и в Югославии широко использовались американские спутники "Лакрос", передававшие из космоса радиолокационное изображение района боевых действий. Их применение позволило оценивать эффективность ударов, вскрывать оборону противника в различных погодных условиях.

Следует ожидать, что до 2010 года орбитальные группировки разведывательных космических аппаратов значительно усилятся, что увеличит их возможности по количеству вскрываемых объектов, по точности обнаружения и уменьшит время разведки.

Существующие и разрабатываемые в ведущих странах мира системы высокоточного оружия будут применяться в условиях информационного превосходства. С помощью средств информатики, разведки и связи потребуется быстро получить максимально точную, полную, своевременную и защищенную разведывательную информацию, позволяющую правильно реагировать на любые конфликты с целью немедленного овладения ситуацией и принятия необходимых решений. Можно утверждать, что одним из важнейших механизмов войны шестого поколения становится не только революция в военном деле, но и информационная революция, которая переживает стадию формирования.

Следует ожидать, что в переходный период к войнам нового поколения произойдет резкий скачок на пути информатизации и автоматизации управления войсками, силами флота и оружием. Сохраняясь в переходный период как один из видов обеспечения, информационное противоборство в последующем приобретет самостоятельный характер среди многих других форм и способов борьбы.

Информационное превосходство в войнах шестого поколения будет достигаться за счет:

Ё господства в информационном пространстве космических систем и средств разведки, предупреждения, навигации, метеорологии, управления и связи;

Ё преимущества в количестве высокоточных ракет, разведывательно-ударных боевых систем наземного, морского, воздушного и космического базирования и возможности непрерывно маневрировать этими силами и средствами и их огнем;

Ё скорости ввода боевых программ в высокоточные системы;

Ё возможности массированного и длительного по времени применения высокоточного оружия различного базирования;

Ё адресного всестороннего материально-технологического обеспечения разведывательно-ударных боевых систем;

Ё надежной информационной защиты высокоточных ударных и оборонительных сил и средств на суше, на море, в воздухе и в космосе.

Таким образом, под информационным противоборством в войнах будущего следует понимать новую стратегическую форму борьбы сторон, в которой используются специальные способы и средства, воздействующие на информационную среду противника и защищающие собственную в интересах достижения стратегических целей войны.

Информационное противоборство будет резко возрастать в следующих направлениях:

Ё борьба с системами управления различных уровней;

Ё борьба между ударными и оборонительными средствами сторон;

Ё создание сложной информационной и помеховой обстановки во всем воздушно-космическом пространстве;

Ё информационное обеспечение массированных высокоточных ракетных ударов;

Ё ставка на информационное обеспечение военно-технического превосходства.

Следует заметить, что информационное противоборство как вид боевого обеспечения военных действий практически никогда не прекращалось и во всех прошлых войнах. Выигрыш информационного противоборства в войнах будущего фактически приведет к достижению стратегических и политических целей войны.

Цели, задачи, силы и средства информационного противоборства составляют основу его содержания, а следовательно, и структуры его научной теории.

Главная цель информационного противоборства (информационной борьбы) сохранение необходимого уровня своей информационной безопасности и снижение уровня этой безопасности у противника. Поставленная цель может быть достигнута решением ряда взаимоувязанных задач, важнейшие из которых разрушение информационного ресурса и поля противника и сохранение собственных.

Таким образом, рассмотренные основные составляющие войны нового поколения внесут существенные изменения в военное и военно-морское искусство войны будущего. Если начнется война шестого поколения, военно-политических целей в ней можно достигнуть только нанесением массированных высокоточных ракетных, радиоэлектронных и информационных ударов, за которыми вообще не будут планироваться действия сухопутных группировок. Характер такой войны будет определять масштабное применение высокоточного ударного и оборонительного оружия, разведывательно-информацион ных систем и систем радиоэлектронной борьбы. Сейчас становится все более наглядной реальность интеграции этих компонентов в единую боевую систему, объединяющую информационное поле в космосе, воздухе, на море и на суше, способную изменить в обозримом будущем характер военных действий.

В войнах будущего изменятся многие привычные представления не только в области стратегии, но и в области оперативного искусства и тактики. Такие войны будут иметь широкий пространственный размах, включающий сухопутный и морской театры войны. Не станет явно выделенного направления главного удара, поскольку удары будут наноситься одновременно со всех направлений ТВД.

В главных формах военных действий (удар, бой, операция), являющихся основополагающими категориями военной науки, произойдут большие изменения, связанные со стиранием граней между тактикой, оперативным искусством и стратегией. Такие формы вооруженной борьбы, как наступление и оборона общевойсковых соединений, уйдут в прошлое. Ведущую роль в одновременном поражении противника будет играть стратегия.

Войны будут вестись одновременно на всей территории государства, и практически исчезнет различие между войсками и всем населением страны. Решающие военные действия будут происходить в воздушно-космическом пространстве, и суверенитет государства может быть нарушен в этом случае без проникновения на наземную территорию. В войне будущего победы можно достигнуть разрушением экономического потенциала противника с помощью массированного применения высокоточных средств поражения.

Иными словами, победа может быть достигнута без оккупации, лишь в результате проведения стратегической воздушно-космическо-морской ударной наступательной операции, операции РЭБ и успеха в информационном противоборстве.

Возникает вопрос: какой характер война будущего примет на море? Так как целей войны можно достигнуть в результате уничтожения военно-экономических объектов, то основной задачей, стоящей перед силами флота, будет "флот против берега", и решать эту задачу будут в воздушно-космическо-морской ударной операции высокоточным оружием. Несомненно, в переходный период и в будущем США планируют проведение таких операций против России, Китая, Индии и других стран. Поэтому подобная операция примет глобальный пространственный размах, носители высокоточного оружия - авианосцы, ракетные надводные корабли и атомные подводные лодки будут наносить удары из зоны Атлантического, Северного Ледовитого, Индийского и Тихого океанов в форме высокоточного сражения (боя).

Флоты противоборствующих стран в этих условиях будут решать задачу "флот против флота" в форме морской операции по уничтожению надводных кораблей с высокоточным оружием и морской противолодочной операции по уничтожению атомных подводных лодок с высокоточным оружием с целью сорвать удары с моря. Обе морские операции будут проводиться в рамках воздушно-космическо-морской оборонительной стратегической операции.

Морские стратегические ядерные силы противоборствующих сторон будут решать задачи ядерного сдерживания и находиться в готовности к применению ядерного оружия. Что касается операций флота, морских операций по нарушению коммуникаций и морских десантных операций, то они постепенно утратят свое значение.

Итак, в условиях войн шестого поколения основными формами решения задач для ВМФ станет участие в стратегической операции по уничтожению важных экономических и военных объектов с применением неядерного оружия и морские операции по срыву ударов высокоточным оружием с морских и океанских направлений в зоне Северного и Тихоокеанского флотов. Что касается закрытых морских театров, то силы Балтийского и Черноморского флотов будут вести морские операции по уничтожению корабельных группировок и действия по защите флангов приморских фронтов. Успех операций во многом определяет результаты информационного противоборства и состояние развития систем высокоточного оружия.

За последние 10 лет произошли существенные изменения в материальной базе ведения войны и содержании военных доктрин и стратегий основных морских держав мира.

Анализ военных конфликтов США и НАТО против Ирака и Югославии показывает, что приоритетное развитие получают виды вооруженных сил и роды войск, оснащенные средствами поражения дальнего действия, которые интегрированы с информационно-управляющими боевыми системами и обладают способностью поражать объекты противника практически на всей его территории в реальном масштабе времени с высокой точностью. Главные усилия в вооруженном противоборстве объективно смещаются в воздушно-космическую среду и на море, так как носители высокоточного оружия действуют в этих сферах.

Космические средства военного назначения - системообразующий военно-технический инструмент ведения боевых действий. Удары по военным и экономическим объектам наносились специально созданными разведывательно-ударными боевыми системами, основой которых являются космические аппараты различного назначения, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия.

Ход и исход вооруженной борьбы и во многом войны в целом предопределяются решением оперативно-стратегической задачи по завоеванию господства в воздухе.

Анализ военных конфликтов показывает наиболее характерные основные военно-стратегические тенденции войны шестого поколения (воздушно-космическо-морской):

1. Уничтожение противника трансформируется в уничтожение ключевых объектов управления и противовоздушной обороны, энергетики и промышленности, подрыв жизнедеятельности страны.

2. Непосредственный контакт сражающихся войск заменяется дистанционным огневым контактом путем нанесения ударов крылатыми ракетами воздушного и морского базирования на дальностях 300-800 км от целей, что приводит к исчезновению четкого разделения понятий "тыл" и "фронт".

3. Создание единой системы сбора и обработки информации за счет интеграции средств космической, воздушной и наземной разведки, позволяющее обеспечить целераспределение и целеуказание в реальном масштабе времени, рождает новые условия для ведения войн шестого поколения.

4. Общая цель войны достигается разрушением основ экономического потенциала страны и системы управления.

Рассмотрев классификацию поколений войн, можно сделать следующие выводы:

1. В основе поколений войн лежит научно-технический потенциал государства, который создает принципиально новую материальную базу ведения войны, а формы и способы ее ведения являются предметом военной и военно-морской науки.

2. Войны шестого поколения в своей основе предусматривают применение высокоточного оружия для подрыва экономики враждебного государства, подавление его системы управления, разрушение коммуникаций и инфраструктуры.

3. Высокоточное оружие и воздушно-космическо-морские средства являются системообразующим инструментом ведения войны будущего.

4. Основной формой решения задач в будущей войне станет воздушно-космическо-морская ударная операция, состоящая из ряда высокоточных ударов по экономическим объектам на всей территории страны, подвергшейся агрессии.

5. Революция в военном деле приведет к необходимости смены не только вооружений, но также состава и структуры вооруженных сил, форм и способов их применения.

В заключение необходимо отметить, что в войне шестого поколения утрачивают свое значение такие понятия, как "фронт", "тыл", "линия фронта", "резервы", "оперативное построение войск", в силу того, что эта война не контактная, она ведется средствами поражения дальнего действия по всей территории, по объектам, определяющим жизнедеятельность и обороноспособность страны.

Таковы новые тенденции, определяющие развитие военно-морской науки в будущей войне.

Как видим, появление новой материальной базы ведения войны значительно повлияло на развитие военно-морского искусства. В конце ХХ века, в битве за Мировой океан главной задачей для флота становится "флот против берега", а задача "флот против флота" будет решаться в прибрежном районе при срыве ударов с морских и океанских направлений. В связи с этим в ХХI веке получат развитие морские десантные операции и защита коммуникаций.

Таким образом, в ХХ веке научно-технический прогресс способствовал развитию четырех поколений врйн в битве за Мировой океан, что свидетельствует о прогрессе человечества и вызывает сложности в прогнозировании будущей войны.

ГЛАВА III

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФЛОТОВ ВЕДУЩИХ ЗАПАДНЫХ МОРСКИХ ДЕРЖАВ

В "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ"

(1946-1991 гг.)

1. РАЗВИТИЕ ВОЕННЫХ ФЛОТОВ ВЕДУЩИХ МОРСКИХ ДЕРЖАВ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

После Второй мировой войны, как, впрочем, и после всех минувших войн, дальнейшее развитие и строительство военно-морских сил некоторое время определялись взглядами, возникшими как следствие приобретенного боевого опыта, - признавалось возрастание роли авианосцев, подводных лодок и амфибийных сил во всем комплексе вооруженной борьбы на море. Вместе с тем ядерный удар США по японским городам Хиросиме и Нагасаки в августе 1945 г. привел в шоковое состояние военные и правительственные круги традиционных морских держав. Применение фашистской Германией против Англии ракет Фау-1 и Фау-2 и в битве за Берлин реактивных истребителей также было примером использования новейших мировых научно-технических достижений в военных целях. Все это заставило человечество по-новому взглянуть на вопросы войны и мира во второй половине XX века.

Вторая мировая война закончилась появлением новых носителей и оружия массового поражения, что оказало влияние на послевоенное строительство флотов и создание морских стратегий многих стран. В правительственных и военных кругах развертывалась дискуссия о влиянии ядерного оружия на характер вооруженной борьбы на суше, на море и в воздухе. Многих военных специалистов в первую очередь волновали вопросы устойчивости флота в условиях ядерной войны, влияние ядерного оружия на тактические свойства кораблей, их конструкцию и вооружение. Первоначально во многих странах, в том числе и в СССР, отрицали возможность действия флотов в условиях применения ядерного оружия. Примерно так же в США оценивали возможности сухопутных армий. Следует подчеркнуть, что распространению мнения о всесилии атомной бомбы в большой мере способствовала пропаганда, раздуваемая определенными кругами США, стремившимися возвести атомную бомбу в разряд единственного "абсолютного" оружия.

Используя монополию на это оружие, Соединенные Штаты стремились упрочить свое военное превосходство, которое рассматривалось как предпосылка к мировому господству. Этому способствовала и широкая реклама испытаний атомного оружия у атолла Бикини в 1946 г., проводимых с целью выявить влияние поражающих факторов на корабли различного боевого назначения. Во многих странах пытались найти реальные рамки и условия, в которых вооруженные силы смогут действовать на суше и на море, определить принципы использования ядерного и обычного оружия в реальной боевой обстановке.

Создание Советским Союзом в 1949 г. ядерного оружия в корне изменило подход к проблеме атомной войны. Главное - это привело к ликвидации так называемой американской монополии на новые средства борьбы и к краху надежд США на мировое господство. Можно считать, что с этого момента в строительстве вооруженных сил ведущих стран мира начался новый этап. Пересматривались роль и место различных видов вооруженных сил, изыскивались новые способы доставки ядерного оружия к объектам поражения и средства защиты от его поражающих факторов. С реалистической оценкой этого оружия вырисовывались общие контуры вооруженных сил, способных вести боевые действия в различных условиях.

Этот процесс ознаменовал собой начало военно-технической революции, по значению превосходившей все прошлые реформы и преобразования в армиях и флотах мира. Не было такого аспекта военного дела, на который не повлияли бы использование атомной энергии и открытия в области ракетостроения и радиоэлектроники. Все это требовало изменения структуры вооруженных сил и каждого их вида, а также системы вооружения и управления. Нужны были сбалансированные силы, способные выполнять различные боевые задачи как в условиях применения ядерного оружия, так и без него.

Советский Союз активно включился в этот процесс поисков, в решении многих вопросов он стал во главе тех, кто трезво оценивал возможности атомного оружия и его влияние на характер войны, строительство вооруженных сил и развитие современной военной техники на базе фундаментальной и прикладной наук. В военно-научных кругах высказывались крайние взгляды, суть которых сводилась к отрицанию роли отдельных видов вооруженных сил и систем вооружения в условиях ядерной войны. Отрицалась даже возможность флота действовать в море, а следовательно, и его необходимость для страны. С появлением ракетного оружия такую же судьбу предрекали и авиации.

К чести нашей военной науки, отвергающей субъективизм, она открыла пути для развития иных взглядов, отражающих реальную расстановку сил на мировой арене и место нового оружия в вооруженной борьбе. Безусловно, политический фактор был основным в той гонке вооружений, которая началась с появлением двух противостоящих военных блоков - стран НАТО и государств Варшавского договора.

Блок НАТО, созданный в 1949 г., имел главную цель препятствовать распространению социализма в Западной Европе и других странах мира путем достижения военного превосходства над СССР.

Период 1946-1991 гг. в мировую историю вошел как период "холодной войны", когда мир стоял на грани ядерной катастрофы. Безумная гонка вооружений, особенно ракетно-ядерных, с широким использованием новейших достижений науки и техники, к середине 80-х годов достигла своего количественного и качественного апогея, а также и максимальных расходов. Процесс эскалации "холодной войны" еще в 70-х годах заставил США и СССР заключить соглашение об ограничении ядерных вооружений, а в дальнейшем был заключен договор со странами Западной Европы и об ограничении обычных вооружений (Парижский договор 1981 г.).

За время "холодной войны" рост военной мощи Советского Союза неоднократно вынуждал страны НАТО изменять свои военные доктрины и морскую стратегию.

Гонка вооружений распространялась на все сферы: землю, море и воздух. Наиболее значительной она была в Мировом океане.

В послевоенные годы военные флоты ведущих мировых держав непрерывно развивались и совершенствовались. Развитию морских сил особое значение придают, исходя из своей "морской политики", Соединенные Штаты, чьи расходы на флот составляют около одной трети общей суммы ассигнований на все виды вооруженных сил. Суть "морской политики" США заключается в "...сохранении сильных морских ракетно-ядерных, сдерживающих сил стратегического назначения и способности обеспечить свободу морских коммуникаций в жизненно важных для национальных интересов США районах, включая всестороннюю способность влиять на события в конечных районах морских коммуникаций, вплоть до проведения наступательных действий и высадки десантов там, где это окажется необходимым". Руководство ВМС заявляет, что национальная безопасность США немыслима без сохранения морского превосходства Соединенных Штатов и их союзников и что военно-морские силы США представляют собой ту главную силу, которая необходима для достижения и поддержания морского превосходства и на которую полагается нация.

В послевоенные годы произошли большие изменения в количественном и качественном составе флотов западных государств. Из их состава практически были исключены линейные корабли и конвойные авианосцы, составлявшие в первые послевоенные годы довольно многочисленную группу. Качественно и количественно изменился состав ударных авианосцев. Их число уменьшилось более чем в два раза, ударные возможности компенсировались реактивной авиацией и ядерным оружием.

Развитие флотов США и других стран НАТО в первые послевоенные годы велось в направлении, характерном для периода Второй мировой войны. Главной задачей было обеспечение безопасности морских сообщений, связывающих заокеанский тыл с группировками сил, развернутых на главном - Европейском театре, нацеленных против Советского Союза. Другая задача связана с амфибийными действиями различного масштаба в войне, прежде всего против стран социализма и развивающихся стран.

В дальнейшем, после оснащения американского, а затем английского и французского флотов стратегическим ядерным оружием, определяющим фактором в развитии этих флотов стала способность решать стратегические задачи по уничтожению важных наземных объектов, расположенных в глубине территорий стран социалистического содружества.

Флоты США, Великобритании и Франции развивались теперь уже как вид вооруженных сил, способный оказывать решающее влияние на ход мировой ядерной войны. Новые стратегические качества, приобретенные военно-морскими силами, определили их основное предназначение как средства для действий против суши. С этими качествами связана одна из основных тенденций в развитии вооруженных сил традиционных морских держав - перенесение большей части стратегического ракетно-ядерного потенциала в сферу флота. Эта тенденция привела в конце 60-х годов к уточнению военной доктрины, впервые ориентированной на преимущественное развитие ВМС и нашедшей свое выражение в "океанской стратегии".

До 1957 г. главным средством доставки ядерного оружия была авиация. Вот почему в то время особое внимание уделялось развитию стратегической и авианосной авиации, а также ударных авианосцев, которые в тот период были основой ударной морской мощи американского флота: так США в 1949 г. имели 60 аву, а к 1960 г. - 24 аву. Строительство новых авианосцев типа "Форрестол" в США началось уже в 1952 г. Кроме того, заканчивалось строительство авианосцев, спроектированных еще в военное время, типа "Мидуэй" и "Орискани".

Флот США в начале 60-х насчитывал 17 только ударных авианосцев (из них один атомный - "Энтерпрайз"), этот состав сохранился и к 1970 г.

Соединения ударных авианосцев действуют в Атлантическом и Тихом океанах, а также в Средиземном море, с задачей нанесения ядерных ударов по наземным объектам и содействия сухопутным войскам.

В 1975 г. конгресс США принял закон, по которому крупные американские боевые надводные корабли должны строиться только с атомными энергетическими установками. Поэтому планировалось построить атомные авианосцы, крейсера и фрегаты. Головными такими кораблями были ава "Энтерпрайз", кра "Лонг-Бич" и фрегаты "Бейнбридж" и "Тракстан". Планировалось также иметь на каждый атомный авианосец до четырех атомных кораблей охранения. К 1980 г. в состав ВМС США входили 15 ударных (многоцелевых) авианосцев, в том числе 3 атомных ("Энтерпрайз" и два типа "Нимиц") и восемь атомных кораблей охранения.

Главным элементом ВМС общего назначения США по-прежнему остаются авианосные силы, являющиеся основным ударным средством флота в локальных войнах и резервом стратегических ударных сил во всеобщей ядерной войне. На каждом из многоцелевых авианосцев базируется авиакрыло в составе 80-100 самолетов, которое состоит из трех авиаэскадрилий штурмовиков, двух авиаэскадрилий истребителей, противолодочной группы, РЭБ, разведки и др.

В ходе корейской (1950-1953) и вьетнамской (1964-1972) войн Соединенные Штаты широко использовали палубную авиацию с авианосцев. Почти 80% этих кораблей прошли через боевые действия во Вьетнаме. Они составляли основу 2, 3, 5, 6 и 7-го флотов США и широко использовались более чем в 200 военных конфликтах.

Из авианосцев США, Англии и Франции формировались авианосно-ударные соединения, которые были нацелены против СССР и стран социалистического содружества.

Так, в районе Норвежского моря Ударный флот НАТО, в составе которого было четыре авианосца, предназначался для нанесения ударов с северо-западного направления по важным промышленным объектам в европейской части СССР и по кораблям и базам Северного флота. 6-й флот США отрабатывал свои действия из Средиземного моря по нанесению ударов авианосной авиацией с юго-западного направления по важным объектам Советского Союза. На Дальнем Востоке базировался 7-й флот для нанесения ударов по Приморью из районов северо-западной части Тихого океана. В 70-е годы были сформированы 5-й флот в Индийском океане - для действий по южным районам Союза ССР и 3-й флот в Пёрл-Харборе - для действий на камчатском и сахалинском направлениях против Тихоокеанского флота. Палубная авиация, способная наносить удары на глубину 800-1500 км как обычным, так и ядерным оружием, являлась основным резервом стратегических ядерных сил США.

Важным направлением в развитии американского флота было и остается создание сил обороны авианосцев и конвоев, в состав которых входят крейсера УРО, эскадренные миноносцы, фрегаты. Во флоте США к началу 1978 г. насчитывалось 193 таких корабля, а в странах НАТО - 474.

Как видим, Советский Союз в течение двух послевоенных десятилетий испытывал ядерную угрозу с морских направлений, создаваемую ВМС США в основном силами палубной авиации. В СССР в качестве ответной меры ускоренными темпами развивались атомная промышленность, ракетостроение и электроника с целью достичь паритета в ядерных вооружениях и сделать территорию США уязвимой от ядерного оружия, а авианосцы - для крылатых ракет. В результате в нашей стране был создан новый класс ракетных кораблей и морская ракетоносная авиация.

В послевоенный период в США большое значение придается и развитию атомного подводного флота, прежде всего носителей ракетно-ядерного оружия. Первая атомная подводная лодка "Наутилус", вооруженная торпедами, была введена в строй в 1954 г. В 1957 г. Соединенные Штаты приступили к строительству атомных подводных ракетоносцев, предназначенных для нанесения ударов баллистическими ракетами по наземным объектам на территории стран социалистического содружества. В конце 1960 г. первый атомный подводный ракетоносец "Джордж Вашингтон", вооруженный 16 ракетами "Поларис", вышел на боевое патрулирование.

В 1967 г. Соединенные Штаты имели 41 пларб четырех типов с ракетно-ядерной системой "Поларис А-1" и "Поларис А-3" (с дальностью стрельбы от 2200 до 4600 км). В 1977 г. завершилось перевооружение 31 пларб на ракетную систему "Посейдон С-3" (с дальностью стрельбы до 5600 км) с многозарядной головной частью типа МИРВ (в каждой 10 ядерных зарядов индивидуального наведения мощностью по 50 кт). Это явилось главным звеном в цепи мероприятий, направленных на совершенствование американских наступательных стратегических сил и приведших к изменению соотношения в их структуре.

Таким образом, в 1978 г. подводная ракетно-ядерная система "Поларис Посейдон" становится главной составной частью стратегических ядерных сил США, имея 50% боевых зарядов на пларб, 30% - у ВВС и 20% - у наземных межконтинентальных баллистических ракет.

Проанализировав опыт использования подводной ракетно-ядерной системы, военное руководство США пришло к выводу о больших преимуществах ее перед ракетами наземного базирования и стратегической авиацией. В 1968 г. американцы приняли программу "Трайдент", которая была рассчитана на строительство 20 атомных ракетных подводных лодок нового поколения, вооруженных 24 баллистическими ракетами. Планировалось в 90-е годы перейти на ракетно-ядерную систему "Трайдент-1" и "Трайдент-2" (с дистанцией стрельбы 8000- 12 000 км), сократив количество ракет наземного базирования и стратегической авиации.

Разработка и боевое развертывание системы "Трайдент" получили статус первоочередной программы развития стратегических наступательных сил. Таким образом, авиация как носитель стратегического оружия отходит на второй план, а основную роль играет подводная ракетно-ядерная система атомных подводных лодок.

В 60-е годы вслед за американцами приступили к созданию подводных лодок с атомной энергетикой Великобритания и Франция. Строительство первой английской атомной подводной лодки "Дредноут" было закончено в 1963 г. К концу 1978 г. Великобритания и Франция имели по четыре атомных подводных ракетоносца. Во Франции строились еще две такие подводные лодки. В результате атомные ракетные подводные лодки составляют в настоящее время основу стратегических ядерных сил Великобритании, а также являются важнейшим компонентом национальных ядерных сил Франции.

Вторым важным направлением в развитии оружия флотов западных государств в 60-70-е годы становится крылатая ракета. В 50-е годы США проводят испытания крылатой ракеты "Регулюс", однако дальнейшего развития она не получила. Толчком к продолжению работ по развитию крылатых ракет послужило потопление 20 октября 1967 г. израильского эсминца "Эилат" египетским ракетным катером проекта 183р советского производства в ходе арабо-израильской войны 1967 г.

В считанные минуты после попадания ракеты П-15 эскадренный миноносец затонул. Это вызвало сенсацию в военных кругах всего мира. Началась эра применения противокорабельных ракет, что вызвало очередной виток гонки вооружений под названием "ракетизация сил флота".

Во всех морских державах шла разработка и освоение противокорабельных ракет в борьбе со средствами противовоздушной обороны кораблей. Особое значение в США придавалось созданию для флота унифицированных крылатых ракет, пригодных для применения из торпедных аппаратов подводных лодок, а также с надводных кораблей и летательных аппаратов. Принята на вооружение в ВМС США и внедряется в ряде других стран НАТО противокорабельная крылатая ракета "Гарпун" с дальностью полета 110-130 км, предназначенная для решения тактических задач в морском бою. Кроме того, Соединенные Штаты приступили к разработке крылатой ракеты "Томагавк" в стратегическом (дальность 2400-3200 км) и тактическом (480-560 км) вариантах. Запуск ее может осуществляться с подводных лодок, надводных кораблей, самолетов и наземных пусковых установок. Стратегические ракеты предназначены для поражения наземных объектов с сильной системой ПВО, в обычном и ядерном снаряжении, тактические - для борьбы с крупными надводными кораблями.

ХОД РАЗВИТИЯ МОРСКИХ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ЯДЕРНЫХ СИЛ ВЕДУЩИХ ЗАПАДНЫХ МОРСКИХ ДЕРЖАВ

пларб - подводные лодки с баллистическими ракетами;

БР - баллистические ракеты;

БГ - ядерные боеголовки.

Работы по созданию тактических крылатых ракет ведутся также в Великобритании, Франции, Италии и других странах.

Самостоятельным направлением в развитии подводных сил США является создание многоцелевых атомных подводных лодок, вооруженных торпедами и ракето-торпедами. На их вооружение в 1970-е и 1980-е годы начали поступать и противокорабельные крылатые ракеты "Гарпун", а также крылатые ракеты "Томагавк".

После "Наутилуса" и "Скорпиона" началось серийное строительство пла типов "Трешер", "Скипджек", "Стёрджен", "Лос-Анджелес" и "Си Вульф". В начале 80-х годов планировалось иметь 90 атомных подводных лодок.

Современные атомные подводные лодки США отличаются малой шумностью, высокими скоростями, они оборудованы мощными гидроакустическими комплексами. Их назначение - борьба с подводными лодками и надводными кораблями.

Дизельные подводные лодки во Второй мировой войне зарекомендовали себя как род сил, способный активно действовать в океанах и морях и решать важные задачи. В 1946 г. западные страны в составе своих флотов имели 359 дизельных подводных лодок, в том числе США - 200 пл. Однако в 1970-е годы число дизельных подводных лодок сократилось в пять раз. Учитывая преимущества атомных пл перед дизельными, США прекратили производство последних, то же самое произошло и в Англии. К 1978 г. флоты США и стран НАТО имели 78 атомных и до 140 дизельных многоцелевых подводных лодок.

Значительное развитие в американском флоте получили амфибийные силы, предназначенные для десантных операций. Основное требование, предъявляемое к этим силам, - обеспечение быстрого маневра войск и техники через моря и океаны и стремительной высадки их на необорудованное побережье при сильном противодействии с берега и моря.

В послевоенный период в США были созданы принципиально новые десантные корабли. К ним следует отнести десантные вертолетоносцы, десантно-вертолетные корабли-доки и универсальные десантные корабли (типа "Гуам", "Тарава").

Боевые действия этих кораблей обеспечиваются необходимыми силами охранения и поддержки.

В состав ВМС США входит также морская пехота, численность которой достигает 200 тыс. человек.

Из всего изложенного видно, что главное предназначение современных флотов западных держав - действия против территории противника. В то же время военно-морские силы США и НАТО обладают большими возможностями и в борьбе с флотом, в первую очередь с подводными лодками.

Развитие противолодочных сил западных держав было связано с быстрым ростом в 1970-е годы подводных сил Советского Союза, и осуществляется оно главным образом путем увеличения численности атомных подводных лодок, обновления корабельного состава противолодочных сил, принятия на вооружение новых противолодочных самолетов и вертолетов, оснащения кораблей и самолетов новейшими гидроакустическими комплексами и противолодочным оружием, создания стационарных систем дальнего гидроакустического наблюдения (СОСУС). В связи с этим США приступили к крупносерийному строительству атомных многоцелевых подводных лодок типа "Лос-Анджелес" (более 40 единиц), эскадренных миноносцев типа "Спрюенс" (30 кораблей), фрегатов УРО типа "Перри" (74 единицы).

Все строящиеся в США и странах НАТО крейсера, эскадренные миноносцы и фрегаты имеют на вооружении ракетные противолодочные комплексы и вертолеты. Наращиваются темпы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию новых типов кораблей, оружия и техники. В 80-е годы в целях усиления огневой мощи надводных кораблей и многоцелевых атомных подводных лодок и расширения их боевых возможностей командование ВМС США приступило к ракетизации флота, с расчетом к концу 90-х годов иметь до 150 кораблей, вооруженных крылатой ракетой "Томагавк".

С ростом мощи ВМС США развивалось боевое, специально-техническое обеспечение, а также система боевого управления. Надо отметить, что США, повышая ударную способность сил флота, сумели создать глобальную и региональные системы освещения обстановки с использованием космических и воздушных летательных аппаратов и автоматизированную систему боевого управления, обеспечивающую силы флота данными о целях на море в реальном масштабе времени (система "Авакс", "Аутло-Шарк"). В дальнейшем это было использовано и при нанесении ударов по наземным объектам, что подтвердили действия сил флота в иракской войне 1990-1991 и Югославии в 1999 г.

В 80-е годы разработанные системы автоматизированного боевого управления для каждого рода сил ВМС США позволяли в короткий срок реализовать свой ударный потенциал. Используя космические и воздушные средства обнаружения, силы флотов США и НАТО получали обстановку на морских ТВД через береговые центры, которые постоянно ее обрабатывали и передавали на корабли и самолеты.

К сожалению, ВМФ и военно-промышленный комплекс СССР, создав мощный арсенал ракетного оружия, проблему выдачи целеуказания силам флота в полной мере не решили, а в дальнейшем, после распада Союза, эта проблема потеряла свое значение для руководства страны.

Коренные изменения в вооружении флотов и новая расстановка сил в Мировом океане во второй половине XX века изменили и роль флота в будущей войне, очередность и важность выполнения им задач. На первый план выдвинулась задача по уничтожению наземных объектов и подводных лодок, что предопределило строительство морских стратегических систем оружия. Еще в 1961 г. военные теоретики заявляли, что США не могут отказаться первыми прибегнуть к использованию ядерного оружия. В США и НАТО понятие "устрашение", "сдерживание" означало не что иное, как поддержание постоянной готовности к немедленному и притом внезапному использованию ядерного оружия по важнейшим стратегическим объектам на территориях стран социалистического содружества. Эта задача считалась главной для сил стратегического назначения, среди которых важную роль играют военно-морские силы.

Военно-политическое руководство США и ведущих стран НАТО рассматривают флот как средство, обладающее наибольшей живучестью и универсальностью при решении задач в мировой и локальных войнах, а также как инструмент их внешней политики.

Приведенная краткая характеристика процесса развития ВМС США и других стран НАТО показывает, что они являются сейчас одним из важнейших стратегических факторов современной войны. Их следует рассматривать как мобильную силу, обладающую высокой живучестью, способную действовать скрытно и решать стратегические задачи.

2. ОСНОВНЫЕ ДОКТРИНАЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ВМС США И ОВМС НАТО В ХОДЕ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ" (1946-1991)

Вторая мировая война изменила мир. Были разгромлены Германия, Япония и Италия, значительно ослабленными оказались Франция и Англия. В западном мире только одна страна - США - вышла из войны значительно более сильной, чем вступила в нее.

Почти сразу же после окончания войны союзники по антигитлеровской коалиции отказались от политики военного времени, закрепленной в постановлениях Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций. Еще в 1945 г. "...президент США Трумен заявил, что и победа поставила американский народ перед постоянной и жгучей необходимостью руководства миром".

В марте 1946 г. Уинстон Черчилль, выступая в американском городе Фултоне, призвал Англию и США заключить союз для борьбы с "угрозой большевизма". Все это породило политический курс жесткой конфронтации с Советским Союзом, получивший название "холодной войны".

В условиях противостояния СССР в 1949 г. образовался Североатлантический военный блок - НАТО, включивший 15 стран, и среди них такие традиционно морские державы, как США, Англия, Франция, Канада, Италия, Турция, ФРГ, Греция, Норвегия, Дания, Нидерланды. Вскоре были образованы еще два блока - СЕНТО и СЕАТО, при этом в последний вошли США, Англия, Франция, Австралия, Новая Зеландия, Пакистан, Филиппины и Таиланд. Все эти военные блоки являлись союзом морских держав, острие боевого потенциала которых было направлено прежде всего против СССР.

Советский Союз и страны социалистического содружества окружало кольцо военных баз, плацдармов и рубежей, создававших угрозу нападения с морских направлений. Страны НАТО обладали мощным военным флотом. Суммарное водоизмещение военных флотов этих стран в 20 раз превосходило суммарное водоизмещение флота СССР.

До Второй мировой войны военные стратегии стран капитализма носили национальный характер. С созданием в 1949 г. Североатлантического блока был поставлен вопрос о разработке единой военной стратегии для стран, входящих в эту коалицию. Считалось, что ни одно государство Запада не в состоянии самостоятельно вести с успехом военные действия против стран социалистического содружества. Для их ведения необходимы: объединение экономических, духовных и военных ресурсов всех стран НАТО; выработка единых взглядов на характер современной войны, способы ведения и подготовку к ней стран - участниц блока, объединенных и национальных вооруженных сил. В основу коалиционной стратегии был положен принцип "взаимозаменяемости" в политической, экономической и военной областях.

Характерной чертой коалиционной военной стратегии НАТО, национальных военных и военно-морских стратегий и доктрин ведущих стран Запада послевоенного периода являлась их неизменная агрессивная наступательная сущность, направленность на достижение глобальных и региональных устремлений империализма, и прежде всего американского, - менялись лишь арсенал средств и способы их достижения.

Определяющую роль в создании и развитии коалиционной военной стратегии НАТО, а также в развитии национальных военных доктрин и стратегий всегда играли военные доктрины США.

Основным средством для сокрушения стран социализма, национально-освободительного движения и для завоевания господства над миром американское руководство избрало военную силу. Сила, по словам известных американских историков и социологов Р. Страус-Хюпе и С. Поссони, является таким же побудительным мотивом в мировой политике, как и прибыли в экономике. "Необходимо иметь в виду, - разъясняют они, - что США будут в состоянии сохранить свои командные позиции только или главным образом путем политики силы". Вот почему "политика силы", или политика "с позиции силы", стала главным средством реализации послевоенного внешнеполитического курса американского военно-политического руководства.

Политика "с позиции силы" фактически стала политической основой военной доктрины США в послевоенный период. Была намечена главная цель создать военную силу, превосходящую силу других государств, и, опираясь на нее, диктовать свои условия всему миру. Наряду с агрессивной политикой "с позиции силы" важным фактором, повлиявшим на характер и содержание доктрины США после Второй мировой войны, было наличие у них к концу войны атомной бомбы и стратегической авиации.

В связи с изменением военно-политической обстановки в мире и развитием средств вооруженной борьбы стратегия США и НАТО в ходе "холодной войны" 1946-1991 гг. претерпевала последовательные изменения.

1. СТРАТЕГИЯ "ПРЕВЕНТИВНОЙ ВОЙНЫ" (1945-1949)

Этот этап характеризуется стремлением США сформировать международную обстановку с позиции американской "абсолютной силы". Ее основой было монопольное обладание атомной бомбой. Понимая, что такая монополия не может быть длительной, США стремились максимально использовать ситуацию для навязывания миру своих порядков и существенного ослабления СССР. Они были готовы использовать вооруженную силу и в максимальном варианте ликвидировать СССР, существовало более десяти планов нападения на Советский Союз с применением атомного оружия.

Основным аргументом, удерживающим американское правительство от использования против СССР инструмента превентивной войны, было соображение о том, что, несмотря на разрушения, Советский Союз, действуя совместно с дружественными социалистическими странами, способен в порядке самообороны уничтожить американский плацдарм в Западной Европе. Воспрепятствовать этому США, по общему мнению их стратегов, не могли.

2. СТРАТЕГИЯ "СДЕРЖИВАНИЯ" (1949-1953)

В 1949 г. СССР ликвидировал ядерную монополию США. Соединенные Штаты сделали переоценку ядерного оружия как инструмента практической политики и приступили к ускоренному восстановлению экономического и военного потенциала капиталистических стран Европы, которым оказывали помощь по "плану Маршалла". После создания блока НАТО появилась стратегия сдерживания СССР и в ее рамках - повышение боеспособности всего американского военного комплекса, лидерства США в совершенствовании ядерного оружия и средств его доставки.

Началась гонка ядерных вооружений. В промежуточные периоды предпринимались меры по "экономическому изматыванию" СССР путем торговой блокады, операций тайными средствами в сферах политической, экономической и психологической войн.

Реально стратегия "сдерживания" была опробована в Корее в 1950-1953 гг.

3. СТРАТЕГИЯ "МАССИРОВАННОГО ВОЗМЕЗДИЯ" (1953-1961)

Официально эта стратегия была провозглашена в январе 1954 г. и предусматривала прямую подготовку и ведение против СССР всеобщей ядерной войны. Концепция основывалась на идее ликвидации мировой социалистической системы и завоевания мирового господства путем применения ядерного оружия. Американские политические и военные деятели исходили из того, что превосходство США в ядерном оружии и средствах его доставки позволит им диктовать свою волю другим странам и народам.

Главным условием достижения победы во всеобщей ядерной войне считалась "атомно-воздушная мощь", а главным средством - авиация, прежде всего стратегическая, вооруженная атомными бомбами.

Идея массированного ядерного удара по СССР и его союзникам была положена в основу коалиционной военной стратегии НАТО, принятой в 1954 г. и названной стратегией "щита и меча".

4. СТРАТЕГИЯ "ГИБКОГО РЕАГИРОВАНИЯ", ИЛИ "ДОЗИРОВАННОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СИЛЫ" (1961-1971)

В 1961 г. в связи с увеличением ядерного потенциала СССР и сложившимся примерно равным соотношением сил Соединенные Штаты были вынуждены перейти к стратегии "гибкого реагирования" и затем навязали ее блоку НАТО.

Согласно этой стратегии признавалась возможность ведения не только всеобщей ядерной войны, но и ограниченной войны с применением и без применения ядерного оружия. Предусматривалось гибкое реагирование на складывающуюся в мире политическую обстановку, применение военной силы в соответствии с этой обстановкой и готовность к ведению различных войн.

5. СТРАТЕГИЯ "РЕАЛИСТИЧЕСКОГО СДЕРЖИВАНИЯ" (1971- 1976)

В 1971 г. в США была провозглашена стратегия "реалистического сдерживания" ("реалистического устрашения"), которая сохранила в своей основе принципиальные положения прежней стратегии, однако придала ей большую агрессивность, активность и гибкость в наращивании и использовании военной мощи США и их союзников, а также в способах ведения различных видов войн против Советского Союза и других стран Варшавского договора.

В основе стратегии лежали три основных принципа: "сила", "партнерство" и "переговоры". Стратегия предполагала четыре вида возможных войн: стратегическую ядерную войну; ядерную войну на театре войны; обычную войну на театре военных действий или в ограниченном районе (локальная война).

6. СТРАТЕГИЯ "КОМПЕНСИРУЮЩЕГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ" (1977-1980)

Эта стратегия не была новой, а лишь официально провозглашала необходимость сохранения определенной степени равновесия с СССР в стратегической области. Реально же делалась ставка на накопление стратегических преимуществ по отношению к СССР. В этот период продолжалось дальнейшее совершенствование "контрсилового потенциала", разрабатывались варианты "ядерной атаки на цели, которые составляют структуру военных сил и структуру политической власти" при сохранении стратегического резерва достаточного удара в случае необходимости по городским и промышленным центрам.

7. СТРАТЕГИЯ "ПРЯМОГО ПРОТИВОБОРСТВА" (1981-1991)

Стратегия расширяла диапазон возможных видов войн, в ее рамках был разработан ряд новых концепций о применении ВС, в том числе военно-морских сил, способах ведения ими боевых действий. Под воздействием взглядов американского руководства произошла существенная корректировка коалиционной стратегии "гибкого реагирования" НАТО, действовавшей официально с 1967 по 1991 г., изменились и военно-стратегические установки других союзников США.

В целом и военная стратегия "прямого противоборства" США, и стратегия "гибкого реагирования" НАТО разделяли войны на всеобщую ядерную, всеобщую обычную, ядерную войну на театре войны, обычную войну на театре войны и локальную войну.

Выдвижение на первый план военных доктрин США и НАТО подготовки к ядерной войне на театре войны и всеобщей обычной войне отразилось и на их военно-морской стратегии 80-х годов. В этот период военно-морская стратегия США и НАТО исходила главным образом из того, что высокая боевая мощь Вооруженных Сил и Военно-Морского Флота СССР не позволяла блоку НАТО рассчитывать на успех при ведении длительных боевых действий с постепенным наращиванием их интенсивности. Суть военно-морской стратегии 80-х годов сводилась к следующим основным положениям: достижению безусловного превосходства на море за счет увеличения количества ударных сил флота и их качественного обновления, резкому повышению наступательной роли ВМС, расширенному постоянному присутствию ВМС США и НАТО во всех "жизненно важных" районах, приближению районов деятельности ВМС США и их союзников в повседневных условиях к территории СССР с целью создания условий для блокирования нашего ВМФ в районах его постоянного базирования. Военно-морская стратегия США этого периода определила и ряд концепций строительства ВМС, способов и форм их боевого применения в войнах, основными из которых являлись концепции "передовых морских рубежей", "географической эскалации" и "глубокого поражения".

Качественно новая военно-политическая и военно-стратегическая обстановка в мире, сложившаяся в конце 80 - начале 90-х годов в результате радикальных перемен в СССР и других странах социализма, привела к тому, что ведущие западные государства пересмотрели свои военные и военно-морские стратегии и доктрины. При этом, как и ранее, главный смысл и содержание корректировки политики, новых доктрин и стратегий США и других ведущих стран Запада и Востока, принятых в 1991-1995 гг., состоял в том, чтобы в максимальной степени использовать перемены в мире в интересах укрепления и расширения позиции и влияния этих стран, и прежде всего США, на мировой арене.

В 1986-1987 гг. СССР и страны Варшавского договора разработали и приняли непродуманную оборонительную доктрину, что послужило основной причиной ускоренного вывода советских войск из Западной Европы, развала Варшавского договора и распада СССР. Все это происходило в 1986- 1991 гг. в эпоху горбачевской "перестройки" и "нового мышления".

Вот почему крайне важны всестороннее исследование и проработка вопросов национальной безопасности и военной доктрины с широким их обсуждением. К сожалению, советская военная наука не сумела отстоять последовательный переход от конфронтации к партнерству.

Таким образом, все ранее и ныне действующие военные и военно-морские стратегии и доктрины США, других ведущих западных государств, блока НАТО, несмотря на позитивные изменения военно-политической обстановки в мире, по своему содержанию сохраняют наступательную активную сущность и заключают в себе, как и ранее, определенную угрозу интересам России.

Все это время США рассматривали превосходство на море над любым потенциальным противником как непреложную необходимость, а морскую мощь как главный гарант существования США в качестве ведущей морской державы. Соединенные Штаты всегда стремились к коалиционной войне, позволяющей умножить силы союзников, сократить свои расходы и потери, приблизить войну как можно ближе к противнику и завершить военный конфликт на возможно более низком уровне развития военных действий и на наиболее выгодных для США и их союзников условиях. Американские военные и политические деятели в течение всего послевоенного периода строили свои авантюристические планы с упором на ядерную мощь страны, главным составным элементом которой считали ядерное оружие всех видов ВС, в том числе ВМС.

Основные организационные мероприятия США, связанные с возможностью применения ядерного оружия ВМС:

1949 г. - на вооружение авиации ВМС США стали поступать ядерные авиабомбы;

1950 г. - создан Ударный флот НАТО на Атлантике;

1952 г. - созданы Ударные ВМС НАТО на ЮЕ ТВД;

1952 г. - большие авианосцы ВМС США переклассифицированы в ударные (в связи с выполнением ими планов нанесения ядерных ударов);

с 1952 г. - палубная авиация ВМС получила планы нанесения ядерных ударов по береговым объектам СССР;

в 50-х годах в ВМС поступали ядерные артиллерийские снаряды калибром 406 мм, ядерные глубинные бомбы и торпеды;

1955 г. - принято решение о создании стратегической ракетно-ядерной системы морского базирования "Поларис" в составе 41 пларб (из расчета иметь постоянно на боевом патрулировании 19-20 ракетных лодок);

1957 г. - начато строительство пларб ВМС США;

1957-1961 гг. - строятся первые пять пларб типа "Джордж Вашингтон" с брпл "Поларис А-1";

1960 г. - начато боевое патрулирование пларб типа "Джордж Вашингтон";

1961 г. - начато строительство серии пларб типа "Лафайет" с брпл "Поларис А-2", "Поларис А-3";

1963 г. - созданы ударные ядерные силы НАТО в Европе (включающие пларб США и Великобритании наряду с бомбардировщиками и истребителями-бомбардировщ иками от девяти стран НАТО);

1964 г. - в НАТО стали признавать возможность ведения ограниченной ядерной и обычной войны;

1973-1976 гг. - ударные авианосцы США переклассифицированы в многоцелевые (в связи с передачей их заданий по нанесению ядерных ударов на пларб и выполнением частью авианосцев функций ядерного резерва).

К 1967 г. с завершением программы строительства пларб типа "Лафайет" общее количество пларб в составе ВМС США было доведено до 41 единицы (656 брпл) и поддерживалось на постоянном уровне до 1981 г. включительно. В 1982 г., с началом поступления в состав военно-морских сил пларб типа "Огайо" и выводом устаревших пларб, общее их количество было снижено и поддерживалось в течение десяти лет на уровне 36-37 (648-688 брпл).

С 1991 г. в связи с выполнением положений договоров СНВ-1 и СНВ-2 США приступили к сокращению количества пларб в боевом составе ВМС (в первую очередь за счет пларб, выработавших технический ресурс).

С 1968 г. в ВМС Великобритании началось строительство пларб первого поколения типа "Резолюшн". К 1970 г. их количество было доведено до четырех (64 брпл, 64 бг) и поддерживалось до конца 80-х. Однако количество бг на брпл с 1982 г. начало расти и достигло 384.

В ВМС Франции в 1971 г. была введена в состав ВМС головная пларб "Редутабль", и к 1989 г. количество пларб этого типа было доведено до шести. С началом применения головных частей с разделяющимися БЧ в 1981 г. количество бг было доведено до 400.

Вместе с тем наряду с ракетно-ядерным оружием активное развитие получили и обычные виды морского оружия. Одновременно с поступлением на вооружение ВМС стран НАТО атомных подводных лодок, реактивной авиации и ракетно-ядерного оружия произошли серьезные изменения в структуре и направлении развития надводных флотов стран НАТО. В их составе появились корабли новых классов, во многом изменились задачи, решаемые надводными кораблями различных классов. Одновременно потеряли свое былое значение и даже были исключены из состава ВМС линейные корабли, представлявшие прежде основу надводного флота.

Немалое влияние на формирование стратегии применения ВМС оказало появившееся по окончании Второй мировой войны твердое мнение, что США имеют самый сильный флот. По оценке американских военных специалистов, флот Англии стоял на втором месте после американского, флот Германии и Японии "был уничтожен полностью", флот Франции и Италии был "практически уничтожен", а флот России состоял из "небольшого количества надводных кораблей и около 200 малоэффективных подводных лодок".

После Второй мировой войны военно-политическим руководством США при разработке стратегий применения ВМС ставка была сделана на авианосцы, которые прекрасно проявили себя прежде всего во время боевых действий в Тихом океане. Тем самым был положен конец эре линейных кораблей.

Исходя из этого, в течение почти всего послевоенного периода ВМС США во главу угла своей военно-морской стратегии и организационной структуры ставили потребности авианосного флота и необходимость защищать свои стратегически важные корабельные группировки в море. Подводные лодки, составляющие основу противолодочных сил, должны были обеспечить бесперебойность функционирования трансатлантических коммуникаций, а надводные силы - блокировать ВМФ СССР в прилегающих морях и обеспечить переброски сил МП в передовые районы для проведения морских десантных операций на территории противника.

Стратегические концепции времен "холодной войны" и советская угроза, по оценке американских военных экспертов, привели к тому, что все боевые планы военных действий были рассчитаны на ведение морской войны на флангах НАТО и в северо-западной части Тихого океана.

Так, в соответствии с планами применения ВС США, действовавшими с конца 1940-х до начала 1960-х годов, основные усилия предполагалось сосредоточить на Западе, где намечались главные стратегические наступательные операции на суше, в воздухе, на море и где планировалось развернуть основные группировки сухопутных войск, авиации и флота. На Востоке предполагалось вести лишь оборонительные действия.

На основе расчетов, прогнозов и оценок определялись степень угрозы, сильные и слабые стороны потенциального противника, предсказывалось направление развития систем оружия и комплекса целей, устанавливались возможности видов вооруженных сил и вооруженных сил в целом, разрабатывались основные и запасные варианты действий. Длительность войны однозначно не определялась: считалось вероятным, что она может продолжаться несколько лет, хотя не исключалось и ее завершение на более ранней стадии в результате воздействия стратегических ядерных бомбардировок.

Главные задачи ВМС США и их союзников на всех ТВД сводились к следующему:

- устрашение СССР стратегическим ядерным оружием;

- нейтрализация подводных лодок ВМФ СССР, оснащенных ядерными баллистическими ракетами;

- ведение наступательных боевых действий против ВМФ СССР;

- блокада проливных зон и узкостей для недопущения развертывания сил флотов ВМФ СССР в океанские районы;

- защита океанских и морских коммуникаций.

Решение этих задач намечалось осуществлять путем применения обычного или ядерного оружия для разрушения военно-морских баз и арсеналов, портов, судостроительных и судоремонтных предприятий (в первую очередь строящих или ремонтирующих подводные лодки), аэродромов морской авиации; для уничтожения подводных, воздушных и надводных сил ВМФ; для подавления деятельности торгового флота СССР.

Стратегическое наступление планировалось вести в течение четырех-шести месяцев. Основные задачи наступательных операций военно-морских сил США и их союзников состояли в следующем: уничтожить надводные корабли и подводные лодки ВМФ СССР, суда торгового флота, военно-морские базы и пункты базирования, средства обеспечения флота и противовоздушной обороны. Предполагалось также установить морскую блокаду СССР и его союзников.

Задача защиты океанских коммуникаций по плану должна была решаться главным образом в комплексе с проведением наступательных операций ВВС, которые, помимо выполнения задач стратегического воздушного наступления, должны были вести боевые действия по поиску и уничтожению подводных лодок и средств их обеспечения на море. Подводные лодки США и их союзников должны были уничтожать подводные лодки противника, а также вышедшие в море его силы, минировать подходы к базам и портам.

Указанные задачи постоянно отрабатывались ВМС США и ОВМС НАТО в ходе учений. В качестве наиболее крупных следует отметить учение ОВМС НАТО в Норвежском море "Мейнбрейк", проведенное в 1952 г., в котором принимало участие 160 боевых кораблей и вспомогательных судов, и учение ОВМС НАТО "Маринер", проведенное в 1953 г. При этом главной целью учения "Мейнбрейк" была отработка действий стран-союзниц по защите Норвегии от предполагаемой агрессии со стороны СССР, а на учении "Маринер" отрабатывалась защита уже всего Скандинавского полуострова. К числу крупных учений следует отнести и проводившиеся на регулярной основе раз в четыре года итоговые учения ОВС/ОВМС блока типа "Тим уорк" (с 1976 г.) и "Нозерн веддинг" (с 1978 г.).

Вместе с тем изменения, происшедшие в этот период в составе флотов стран НАТО и решаемых ими задачах, заставили зарубежных специалистов пересмотреть требования к количеству и качеству кораблей.

В свою очередь война в Корее показала огромную роль флота для переброски войск и их снабжения, а война во Вьетнаме еще больше подтвердила значение флота для ведения войны на заморских театрах военных действий. Так, по данным американской печати, более 96% всех военных грузов доставлялось во Вьетнам морем. Во Вьетнаме прошли практическую проверку и отработку концепция стратегической мобильности, организационная и оперативная структуры видов ВС и родов сил, все виды боевого обеспечения, работа штабов, органов тыла и др. Были также выработаны способы ведения боевых действий с применением новейших видов оружия и боевой техники видов ВС США, в том числе и ВМС.

Военные стратегии, выработанные США после Второй мировой войны, были подвергнуты серьезным практическим испытаниям во время войны в Корее (1950-1953) и во Вьетнаме (1964-1972).

В целом война в Корее явилась позорным провалом военной стратегии США, чего не скрывают и многие американские военные аналитики. Рассматривавшаяся вначале как обычная "полицейская" акция, эта война приняла неожиданный для США размах и потребовала от них огромного напряжения сил. В войну против небольшой страны с неизмеримо меньшим военным и экономическим потенциалом были вовлечены все виды ВС США, включая крупные контингенты сухопутных войск, сотни кораблей и самолетов. Помимо Соединенных Штатов, в войне против КНДР приняли участие Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Нидерланды.

ВМС США играли весьма существенную роль на всех этапах войны. Они блокировали побережье, вели артобстрелы береговых объектов, поддерживали действия сухопутных войск огнем корабельной артиллерии и самолетами военно-морской авиации, перебрасывали десанты и обеспечивали их высадку, нарушали коммуникации и вели траление минных заграждений.

Однако ВМС, как и ВВС США, не смогли решить основную задачу изолировать фронт противника от тыла, прекратив доставку на фронт боеприпасов и пополнений. Одну из основных причин этого американские аналитики усматривают в постоянных разногласиях между видами ВС, отсутствии координации их действий в масштабах театра.

Чрезвычайно серьезной проблемой, с которой пришлось столкнуться ВМС США, была исключительная эффективность минных заграждений, установленных северокорейцами. Хорошо прикрываемые огнем береговой артиллерии, они причиняли существенный ущерб силам флота, затрудняли высадку войск и действия блокировавших побережье кораблей. Эта проблема еще более усложнялась постоянной нехваткой тральщиков, поскольку крупные минно-тральные корабли американского флота после Второй мировой войны были сведены к минимуму и к началу военных действий в Корее находились в плачевном состоянии.

Блокада морского побережья Северной Кореи выполнялась кораблями 77-го и 95-го оперативных соединений. В состав 77-го ОС, действовавшего у восточного побережья, входили 3-4 авианосца, 2-3 крейсера, 15-20 эсминцев ВМС США, в состав 95-го ОС, действовавшего у западного побережья, входили 1-2 авианосца, 2-3 крейсера, 15-20 эсминцев, 15-20 сторожевых кораблей и тральщиков ВМС стран-союзниц. Однако сама по себе блокада не сыграла решающей роли в войне, поскольку все снабжение шло сухопутным путем. Дозорные корабли, прежде всего легкие силы, охотились главным образом за рыболовными шхунами и джонками, нарушая тем самым нормы международного права. Основная задача блокирующих кораблей состояла в обстреле береговых объектов и оказании огневой поддержки войскам на приморских флангах. При этом возраставшая мощь, плотность и точность огня северокорейской артиллерии наносила большой ущерб кораблям ВМС США. Авиация ВМС в течение войны выполняла две основные задачи: непосредственную поддержку сухопутных войск и морской пехоты и удары по коммуникациям. При этом командование ВМС считало самой главной задачей более тесное взаимодействие авиации с пехотой, проведение бомбометаний в непосредственной близости от переднего края своих войск (до 200 м). Иногда создавалось впечатление, что американская морская пехота в Корее вообще не могла наступать без поддержки авиации, которая буквально проталкивала ее вперед.

В ходе войны в Корее впервые получили широкое применение вертолеты, использовавшиеся для разведки минных заграждений, для корректировки огня корабельной артиллерии и спасения экипажей сбитых самолетов.

Во время войны в Корее была проведена фактически только одна заслуживающая внимания десантная операция - в Иньчхоне. Высадки войск в Вонсане, Ивоне и Пхохане, как и эвакуация разгромленных войск из Хыннама, проводились без противодействия ВС КНДР. В официальных документах ВМС США Иньчхонская десантная операция 1950 г. приводится в качестве классического примера традиционных маневренных боевых действий ВМС, морской пехоты, сухопутных войск и ВВС США. Неожиданное для северокорейцев десантирование с моря группировки в составе 70 тыс. человек на слабозащищенном фланге в условиях широко растянутого фронта привело к крупному поражению в войне, падению Сеула и отводу значительных сил армии КНДР с юга Корейского полуострова на север.

В Корее США потеряли 3 боевых корабля, 73 корабля были повреждены, уничтожены 564 самолета авиации ВМС и МП. Но при этом американские военные специалисты утверждали, что Корея "сыграла роль испытательного полигона для военно-морских сил".

В частности, в 1951 г. командование ВМС США было вынуждено восстановить минно-тральные силы, расформированные после Второй мировой войны, и выдало заказ на строительство 125 тральщиков.

Уроки войны в Корее заставили американское командование пересмотреть ряд положений своей военной доктрины. В 1953 г. Комитет начальников штабов США (КНШ) разработал новую стратегию "сбалансированных вооруженных сил", в основу которой был положен тезис, что война может быть выиграна только совместными усилиями всех видов ВС, отвечающих самым современным требованиям ведения войны. Новая стратегия уже не настаивала на исключительной роли техники, а признавала человеческий фактор одним из решающих в войне. В то же время была выявлена ошибочность господствующего в 1945-1950 гг. среди многих американских военных экспертов и руководителей мнения, что в любой будущей войне роль флота будет сведена лишь к "конвоированию и патрулированию".

В период войны во Вьетнаме ВМС США выполняли те же задачи, что и в предшествовавших двух мировых войнах и в ходе войны в Корее, а именно: осуществляли блокаду побережья противника и поддержание господства на море, обеспечивали перевозку войск и запасов МТО к зонам военных действий, оказывали поддержку войскам на берегу огнем корабельной артиллерии и авиацией. Однако, несмотря на незначительные размеры этой страны, США столкнулись здесь с необычайно сложными и многочисленными проблемами ведения войны на ее территории.

Для решения этих проблем были разработаны и построены новая военная техника и специальное снаряжение. Появилась серия новых речных боевых катеров (частью переделанных из старых). Были созданы новые концепции их базирования и применения, разработаны новые тактические приемы и испытаны новые аспекты стратегий, получивших название "озерной", "речной", "стратегии дельты" и т.п., которые во многих отношениях явились совершенно необычными для американских моряков и морских пехотинцев.

Впервые постоянное военно-морское присутствие США во Вьетнаме было установлено в августе 1950 г., вскоре после начала войны в Корее.

С этого же года для борьбы против повстанцев начали создавать речные силы и силы прибрежного действия, состоящие из значительного количества малых кораблей и патрульных катеров. Во Вьетнам были направлены американские военные советники, в том числе в формирующиеся военно-морские силы Южного Вьетнама.

В мае 1961 г. президент Кеннеди объявил о расширении программы военной помощи Вьетнаму, включающей, в частности, передачу ему дополнительной техники и обучение его офицеров и матросов.

В декабре 1961 г. американские ВС начали играть "ограниченную боевую роль" в этой стране.

В 1964 г. в район "потенциального интереса" были направлены ударные авианосцы, задолго до ввода в Южный Вьетнам для поддержания сайгонского режима американских сухопутных войск и тактической авиации ВВС. Вначале самолеты палубной авиации привлекались только для ведения разведки объектов на берегу и лишь эпизодически - для оказания помощи сайгонским войскам.

В августе 1964 г. под провокационным предлогом "ответных мер" палубные самолеты с борта ударных авианосцев нанесли первые удары по ряду объектов на территории ДРВ. К февралю 1965 г. ВМС США сосредоточили в районе Индокитайского полуострова крупные силы 7-го флота, включавшие четыре ударных авианосца и более 30 кораблей различных классов.

С этого времени и до ноября 1968 г. американская палубная авиация проводила систематические бомбардировки объектов на территории ДРВ. Удары наносились в основном по объектам ПВО, военным сооружениям, электростанциям, предприятиям оборонной промышленности, транспортным магистралям и складам ГСМ.

После возобновления в начале 1972 г. бомбардировок и обстрелов Северного Вьетнама ударам подвергались также ирригационные сооружения и защитные дамбы вдоль рек. В том же году самолеты авианосной авиации активно участвовали в блокаде портов и побережья ДРВ, постановке минных заграждений в ее территориальных водах, выполняли задачи по оказанию общей и непосредственной поддержки по заявкам американских подразделений сухопутных войск и морской пехоты, а также сайгонских подразделений. После вывода в 1971- 1972 гг. из Южного Вьетнама американской МП авианосная авиация активно взаимодействовала с войсками сайгонского режима, особенно с теми частями, где имелись американские военные советники.

Американские военные специалисты отмечали, что за годы войны во Вьетнаме в ней участвовали практически все ударные авианосцы ВМС США и до 95% летного состава авианосной авиации.

Действия ударных авианосцев в Тонкинском заливе в 1965- 1972 гг. способствовали пересмотру нормативов боевого охранения авианосцев, совершенствованию организации их ПВО, ПЛО, ПРО и ПКО, способов пополнения всех видов запасов кораблей в море.

Был сделан вывод, что в ограниченных войнах ВМС в целом, и авианосные ударные силы в частности, следует использовать для абсолютной блокады побережья противника, чтобы не допустить поставки ему другими странами вооружения, боеприпасов и продуктов питания. Отмечалось, что ударные авианосцы со времени Второй мировой войны приобрели новое качество в ходе войн в Корее и во Вьетнаме и вели борьбу не с флотом и авиацией противника, а с наземными силами. Их главное преимущество - мобильность использовалось в этих конфликтах недостаточно. Единственным и значительным достоинством ударных авианосцев, выявленным в ходе этих войн, явилась их способность обеспечивать круглосуточно, в различных метеорологических условиях действия палубных самолетов.

"Холодная война" породила гонку вооружений, с наибольшей силой отразившуюся на развитии военно-воздушных и военно-морских сил, а их боевое применение потребовало соответствующей системы боевого управления и обеспечения. Морская составляющая гонки вооружений ВМС США выражалась в создании подводной ракетно-ядерной системы, ракетизации сил флота, создании глобальной системы освещения обстановки во всех сферах (надводной, подводной и воздушной) и управления силами.

На базе высокоточного оружия, системы освещения обстановки и автоматизированных систем управления создавался сбалансированный флот. В ходе этой невиданной в истории человечества гонки вооружений, когда в течение 30 лет были созданы мощные ракетно-ядерные флоты, готовые в короткие сроки уничтожить государства и материки, шло строительство и развитие океанского флота СССР. Это была вынужденная мера, обусловленная существованием угрозы нападения со стороны западных морских держав. Как видим, стратегические ядерные силы получили развитие в зоне океанов, а битва за Мировой океан приобрела глобальные масштабы.

ГЛАВА IV

СТРОИТЕЛЬСТВО ОКЕАНСКОГО ФЛОТА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ

1) ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОПЫТА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ ОКЕАНСКОГО ФЛОТА

Всего за четыре года оборонительных и наступательных боев на приморских направлениях Военно-Морской Флот высадил свыше 110 морских десантов общей численностью 250 тыс. человек с техникой и вооружением, не дав в то же время врагу высадить ни одного десанта. На всех театрах военных действий флотом было доставлено 100 млн т грузов, обеспечена транспортировка 17 млн т грузов по внешним морским коммуникациям.

С капитуляцией фашистской Германии долгожданный мир не пришел на планету. На Востоке продолжалась война с милитаристской Японией. И наше государство, верное союзническому долгу, объявило Японии войну. Вместе с Красной Армией начал боевые действия и Тихоокеанский флот под командованием адмирала И. Юмашева, Северная Тихоокеанская и Амурская флотилии. Моряки участвовали в освобождении Южного Сахалина, Курильских островов и портов Кореи, способствовали стремительному продвижению сухопутных войск в глубь Маньчжурии. Тихоокеанцы высадили ряд десантов, что помогло окружению и разгрому частей Квантунской армии.

2 сентября 1945 г. Япония капитулировала. Этим событием завершилась Вторая мировая война.

Военно-Морской Флот, действуя против морского противника, оказывая помощь Красной Армии на приморских направлениях, внес заметный вклад в разгром врага, хотя главная тяжесть борьбы с ним легла на сухопутные войска. Именно их успешные действия определили ход и исход войны. Но независимо от той роли, которая отводилась ему в этой войне, "Флот исполнил свой долг до конца". (И. Сталин. 1945 г.)

В ожесточенных боях советские моряки уничтожили около 1290 транспортных судов, боевых кораблей и вспомогательных судов Германии (потери СССР - 1583, из них 68% в 1941-1942 гг.).

Потопление одного транспорта с грузом авиабомб было равнозначно срыву 2000 самолетовылетов бомбардировщиков, а потеря среднего танкера не давала взлететь 1500 бомбардировщиков или 5000 истребителей.

По целому ряду причин Великая Отечественная война занимает в истории советского военно-морского искусства совершенно особое место. К наиболее важным из этих причин следует отнести характер основных задач, стоявших перед ВМФ СССР, особенности действий по их выполнению и, наконец, небывалую в отечественной истории напряженность этих действий на всех морских, озерных и речных театрах.

Масштабы и темпы борьбы, которую вели Красная Армия и Военно-Морской Флот с наиболее мощной в мировой истории военной силой фашистской Германии, требовали от ВМФ СССР одновременных усилий на Северном, Балтийском, Черноморском, а в конце войны и на Тихоокеанском театрах, на Ладоге, Чудском озере, Припяти, Днепре, Волге и Дунае. Такого напряжения русские и советские военно-морские силы не испытывали ни в одной из прежних войн.

Советское военно-морское искусство в ходе войны развивалось под влиянием ряда постоянно действующих факторов. Основными из них являются военно-технический, военно-экономический и морально-политический.

Существенное влияние оказывал военно-технический фактор, то есть материальная база ведения войны на море. Выражался этот определяющий в битве на море фактор в количественном и качественном составе сил ВМФ на каждом этапе войны.

К началу Великой Отечественной войны ВМФ СССР имел 3 линейных корабля, 7 крейсеров, 61 лидер и эскадренный миноносец, 187 торпедных катеров, 212 подводных лодок, 22 сторожевых корабля, 80 тральщиков. Самолетный парк авиации ВМФ насчитывал 2580 машин различных типов.

Боевые корабли, построенные в течение предвоенных пятилеток, по своим качествам не уступали кораблям иностранных флотов. Так, крейсера типа "Киров", будучи самыми быстроходными кораблями этого класса, обладали в то же время наиболее мощной артиллерией (девять 180-мм орудий). Однако эти крейсера имели слабое бронирование (50-мм).

Лидеры и эскадренные миноносцы, обладая очень высокой скоростью хода (до 40 узлов), располагали и сильным артиллерийским и торпедным вооружением. Подводные лодки типа "С" и "К" являлись наиболее современными лодками того периода.

Существенный недостаток количественного состава сил флота выражался в нехватке боевых единиц для выполнения обеспечивающих задач. Так, например, было явно недостаточно тральщиков, противолодочных и десантных кораблей, что объяснялось недооценкой минной и подводной угрозы на театрах.

Недооценка воздушной угрозы выразилась в недостаточных темпах развития корабельной зенитной артиллерии и радиолокации для воздушного обнаружения и стрельбовых РЛС. Корабли не имели современных гидроакустических средств, что затрудняло борьбу с подводными лодками. Серьезным недостатком в минно-тральном вооружении явилось отсутствие неконтактных мин и средств борьбы с ними. Были недостатки и в прочности корпусов, мореходных качествах, обеспечении живучести кораблей.

К началу войны материальная часть авиации оказалась недостаточно современной. 87,5% авиации ВМФ составляли самолеты устаревших типов, самолетов ударной авиации (бомбардировщики и торпедоносцы) было только 23,8%.

Недостатки современного технического оснащения войск и сил флота проявились, как и в прошлые времена, с началом войны. Если на сухопутном фронте к 1943 г. СССР превзошел Германию в техническом вооружении войск, то о флотах этого сказать нельзя, проблема была решена лишь частично.

Поэтому задачи, поставленные перед ВМФ в канун войны, не соответствовали количественному и качественному составу сил флота. На Северном флоте явно недоставало кораблей и ударной авиации (11 бомбардировщиков), а на Балтийском флоте на закрытом морском театре больше всего было крупных надводных кораблей, на Тихоокеанском флоте находилась одна треть всей ударной авиации. Все это свидетельствует о просчетах в оценке потенциальной угрозы на морских театрах, возможного характера будущей войны.

Первый год Второй мировой войны показал крах теории рейдеров, линейных кораблей как главной силы на море. Основными силами стали авиация и подводные лодки. Наверное, можно было внести коррективы в планы использования сил ВМФ с учетом опыта начавшейся 1 сентября 1939 г. мировой войны.

К 1941 г. Военно-Морской Флот СССР должен был находиться в готовности:

- к активным наступательным действиям в открытом море, у побережья и баз противника для достижения поставленных оперативных целей;

- к активной обороне своих укрепленных районов и военно-морских баз;

- к взаимодействию с сухопутными войсками и воздушными силами РККА для обеспечения их операций в прибрежных районах;

- к обеспечению своих морских перевозок и нарушению коммуникаций противника.

Предусматривалось, что задачи, поставленные каждому из флотов на морских театрах, могут выполняться в результате проведения ими как самостоятельных операций, так и совместных с сухопутными войсками.

В предвоенное время предусматривались самостоятельные операции флота: действия по уничтожению сил противника в море, действия на его морских сообщениях, обеспечение своих морских сообщений и борьбы с морской блокадой противника, минно-заградительные, тральные и повседневные операции, обеспечивающие благоприятный оперативный режим на театре. Совместными операциями флота и армии считались: операции по поддержке флотом приморского фронта армии, десантные и противодесантные, против баз и береговых объектов противника и операции в условиях ледостава.

Наличие Боевого устава, наставлений и других оперативно-тактических документов обеспечивало единство оперативных и тактических взглядов командного состава ВМФ СССР.

В 1940-1941 гг. была разработана и введена в действие система оперативных готовностей флотов и флотилий, которая оправдалась как в начале Великой Отечественной войны, так и в "холодной войне" 1946-1991 гг.

Существенное влияние на характер военных действий на море ВМФ СССР оказывал состав военно-морских сил фашистской Германии. Противник стремился решать свои задачи на Северном, Балтийском и Черноморском театрах преимущественно легкими силами и некоторым количеством подводных лодок, использовал в тесных и островных районах значительное количество мин и позиционных средств. Он широко применял для боевого обеспечения самоходные десантные баржи и вспомогательные корабли как средства многоцелевого обеспечения. Характерной особенностью организации вооруженных сил противника, оказывавшей влияние на способы действий военно-морских сил, явилось отсутствие у последней своей авиации. Однако ее задачи решали ВВС под командованием Геринга, и воздушная угроза была основной.

Новые стратегические направления - Атлантика и Баренцево море заставляли немецко-фашистское командование выбирать между четырьмя театрами.

В связи с особенностями состава немецко-фашистских ВМС и стремлением их руководства не рисковать ценными боевыми кораблями (от эскадренного миноносца и выше) на морских театрах военных действий не произошло ни одного более или менее крупного морского сражения между разнородными силами. Отдельные боевые столкновения между советскими и вражескими надводными кораблями и катерами по своему характеру и району действий относятся к бою между легкими силами в прибрежном районе.

Несколько иначе обстояло дело с подводными силами. В начале войны противник направил на Балтийское море 8 подводных лодок, которые вследствие малой эффективности их действий были возвращены. На Северном театре в начале войны действовало от 4 до 6 подводных лодок, а в 1942-1945 гг. - от 9 до 30, что заставило командование СФ искать новые формы и способы борьбы с ними.

Основными формами применения сил флота были совместные операции по содействию войскам на приморских направлениях и самостоятельные операции и систематические боевые действия по нарушению морских коммуникаций противника и защите своих коммуникаций (флот обеспечил перевозку 9,8 млн человек и более 94 млн т различных грузов).

Во Второй мировой войне наиболее универсальными и эффективными родами сил флота стали подводные лодки и авиация. От оружия подводных лодок погибло 19 из 42 авианосцев, 30% крейсеров и эсминцев, 65% транспортных судов. Серьезные потери понесли флоты воюющих сторон от ударов авиации. Потери наших кораблей составили на Черноморском флоте - 47%, на Балтийском флоте - 26%, на Северном флоте - 48% общего числа потерь кораблей и судов.

В целом за период Второй мировой войны от ударов авиации погибло 40% линкоров и около 30% крейсеров и эсминцев. Потери от минного оружия составили на Черноморском флоте - 24%, на Балтийском флоте - 49% и на Северном флоте - 22% общих потерь. Все эти потери явились следствием просчетов в оценке характера войны на море и места родов сил флота в операциях, а также недостаточно высоким уровнем научно-технического потенциала экономики.

Если говорить о роли воюющих стран во Второй мировой войне, то на море США сумели технически превзойти Японию на Тихом океане, создав мощную ударную авиацию и авианосный флот, а на суше СССР превзошел фашистскую Германию, создав мощные сухопутные войска, танки, авиацию и артиллерию. Этот опыт мировой и Великой Отечественной войн должен был лечь в основу послевоенного развития флота.

Для строительства и подготовки ВМФ в послевоенный период наибольшее значение имели следующие уроки:

1. Отсутствие в советской военной доктрине 20-30-х годов четко очерченной цели стратегических действий на море отрицательно сказалось на сбалансированности ВМФ по родам сил и классам боевых кораблей, системе базирования и оборудовании МТВД. Ни одна из альтернативных концепций строительства и применения ВМФ, имевших хождение в межвоенный период, на практике не подтвердилась. Реальное содержание боевых действий на море, из-за того что война приняла совсем иной характер, нежели предусматривала наша наступательная военная доктрина 30-х годов, не имело ничего общего с задачами, которые флоты отрабатывали в довоенное время. Определенные трудности в применении сил флота в годы войны возникли из-за неоправданного увлечения созданием минно-артиллерийских позиций даже в тех районах, где оперативная обстановка этого не требовала.

Не была решена должным образом проблема взаимодействия между видами ВС на стратегическом и оперативном уровне.

2. Не подтвердились предвоенные взгляды на тактическое предназначение надводных кораблей основных классов. Линкоры использовались исключительно в качестве кораблей огневой поддержки, большую часть времени проводя в базах. Крейсера применялись с высокой интенсивностью, однако их тактическое использование практически не совпадало с теми задачами, которые были положены в основу ТТЗ (тактико-технического задания) на их разработку. Ошибочность довоенных взглядов в отношении тактического предназначения торпедно-артиллерийских кораблей ярче всего выразилась в судьбе такого подкласса, как лидеры. Эсминцы превратились в наиболее универсальные артиллерийско-торпедные корабли, предназначенные главным образом для ведения систематических боевых действий, ставших по опыту войны основной формой боевых действий на море на оперативном уровне. Потребность в многообразном и сложном обеспечении боевых действий вызвала бурный рост класса сторожевых, противоминных и противолодочных кораблей, а также многократное увеличение в составе ВМФ числа боевых катеров различного предназначения: артиллерийских, сторожевых, противолодочных, десантных. К этому же вынуждала и общая обстановка, не позволявшая строить и в значительных масштабах использовать крупные корабли. В то же время не нашла подтверждения идея массированного использования торпедных катеров, проявилась несостоятельность расчетов на компенсацию несбалансированного развития флота в межвоенный период за счет усиленного развертывания так называемых москитных сил.

3. В боевых действиях на море решающее значение приобрела морская авиация. От способности завоевывать и удерживать господство в воздухе, от боевых возможностей ударной авиации ВВС флотов в решающей степени зависели ход и исход морских операций и систематических боевых действий. Авиация превратилась в главную ударную силу ВМФ, что намного превзошло самые смелые предположения, высказанные в предвоенный период. Вместе с тем в полной мере проявились ограниченные возможности базовой колесной и гидроавиации и резко сказалось отсутствие палубной авиации в составе ВМФ СССР. Последнее до предела сужало масштабы борьбы с ВМС противника в море и в базах, ограничивало возможности сил, принимавших участие в борьбе на коммуникациях, не позволяло организовывать полноценное оперативное прикрытие корабельных ударных групп, ДЕСО (десантов) и Кон (конвоев) на переходе морем за пределами тактического радиуса базовой истребительной авиации.

4. Значение подводных сил существенно возросло, война подтвердила предвоенные прогнозы советских военных ученых - подводные лодки, как и авиация, стали главным родом сил ВМФ. Опыт показал необходимость всестороннего и сложного боевого обеспечения действий подводных лодок другими родами сил флота, в первую очередь надводными кораблями и авиацией. Выявились крупные ошибки в развертывании группировок подводных сил на театрах, коренившиеся в неправильном понимании тактического предназначения малых и средних подводных лодок, завышенных ожиданиях от их применения против надводных боевых кораблей вероятных противников, непринятии в расчет ограниченной оперативной емкости закрытых морских театров, недооценке с точки зрения перспектив применения подводных лодок такого театра, как Северный, и переоценке (по содержанию задач флота в военное время) такого театра, как Тихоокеанский.

5. Отсутствие полноценных десантных сил ограничивало размах десантных операций, а в ряде случаев приводило к срыву операции (осенью 1943 г. на Керченском п-ве). Попытки решить эту проблему привлечением гражданских судов и плавсредств, мало приспособленных для этих целей, приводили к неоправданно высоким потерям.

6. Увлечение маневренными свойствами боевых кораблей в ущерб другим тактико-техническим характеристикам, присущее советскому кораблестроению в межвоенный период, себя не оправдало. Опыт войны потребовал выбора в пользу большей мореходности, автономности, живучести и более высокой оснащенности кораблей оружием и техническими средствами.

7. Опыт войны внес коррективы во взгляды на использование и перспективы развития отдельных видов оружия и морских вооружений.

Корабельная артиллерия. Огневое превосходство стало достигаться преимущественно за счет скорострельности и массирования огня, а не боевой меткости. Развитие корабельных артиллерийских комплексов пошло в сторону их автоматизации, с уменьшением размеров главных калибров и относительного снижения могущества боеприпасов. Выявилась тенденция придания главным калибрам свойств универсальных. Наиболее быстро эволюционировала зенитная артиллерия. Многократно возросло число установок ЗА на кораблях всех классов. Их эффективность выросла за счет увеличения числа стволов на одну установку, автоматизации, применения боеприпасов с дистанционными взрывателями.

Для огневой поддержки стало применяться ракетное оружие - установки залпового ракетного огня типа "Катюша".

Торпедное оружие. Наиболее существенными были результаты усилий по совершенствованию авиационных торпед и способов их применения. Торпедное оружие показало себя эффективным средством борьбы с кораблями всех классов и как наиболее перспективное для борьбы с подводными лодками.

К концу войны сложился класс противолодочного оружия. Оно стало более эффективным, в частности появились первые бомбометы, применявшиеся по данным гидроакустических средств.

В годы войны продолжалось бурное развитие минного оружия за счет создания многоканальных неконтактных взрывателей, значительно повысивших эффективность, скрытность применения и противотральную устойчивость морских мин. Мина вновь выступила в качестве одного из главных видов боевых средств флотов, и те ВМФ, которые не уделили должного внимания ее развитию и применению, понесли тяжелые потери в боевом и вспомогательном составе.

В связи с развитием минного оружия многократно усложнились способы и средства борьбы с минами. Последнее обострило проблему комплектования корабельным составом минно-тральных сил, потребовав массовой замены тральщиков, переоборудованных из мобилизованных судов гражданских ведомств, кораблями специальной постройки.

Радиотехническое вооружение. Вступив в войну практически без радиолокации и с несовершенной гидроакустикой, к концу ее руководство ВМФ уже не могло считать полноценными боевыми единицами корабли, не имеющие на вооружении многофункциональные радиотехнические средства, предназначавшиеся для освещения воздушной, надводной и подводной обстановки, применения оружия, обеспечения боевого маневрирования и безопасности кораблевождения.

Средства связи. Война показала необходимость устойчивой, скрытной, многоканальной, помехозащищенной, обеспечивающей прием и передачу сигналов в реальном масштабе времени связи как материальной основы системы управления силами ВМФ. Обозначилась проблема связи с пл в подводном положении.

Главные выводы заключаются в том, что развитие Военно-Морского Флота не терпит рывков и перерывов, что строительство флота во время войны, если территория страны подвергается ударам врага, практически неосуществимо. Флот должен развиваться сбалансированно, по долгосрочным планам: гипертрофированное развитие какого-либо рода сил бесперспективно. Нельзя допускать критического военно-технического и технологического отставания от развитых государств мира по основным направлениям развития вооружения и военной техники, в том числе и морских вооружений, составляющих основу материальной части ВМФ, во многом независимого вида вооруженных сил при ведении боевых действий на море при любом характере войны.

Победа над фашизмом в Великой Отечественной и во Второй мировой войнах привела к коренному изменению геостратегического и геополитического положения СССР в мире, образовались два центра (США-СССР) и два блока (НАТО-ОВД) глобального политического и военного противостояния.

Достижения в науке, технике и средствах вооруженной борьбы на море сделали угрозу ракетно-ядерного нападения на СССР со стороны вероятного противника с океанских направлений основной (до 60% стратегического ядерного арсенала США находилось, и находится сейчас, на 21 пларб ВМС США). Американские ВМС превратились в могучий военный флот, способный не только установить господство на море в любом конфликте, но и решать в пользу США стратегические задачи на континентальных ТВД в термоядерной войне.

Учитывая боевой опыт Великой Отечественной войны и угрозу с морских направлений, опираясь на мощный военно-экономический и научный потенциал, народы нашей страны ценой огромного напряжения сил, талантом и трудом своих лучших представителей построили к середине 70-х годов ракетно-ядерный океанский Военно-Морской Флот.

Он внес свой весомый вклад в достижение стратегического паритета нашей страны с США и НАТО, в поддержание международной стабильности и не дал в условиях ожесточенного идеологического и политического противоборства начаться третьей мировой войне.

2) ЭТАПЫ СОЗДАНИЯ ОКЕАНСКОГО ФЛОТА

1. ПЕРВЫЙ ЭТАП СТРОИТЕЛЬСТВА ФЛОТА (1946-1956)

Военно-морской флот государства предназначен для защиты его интересов в вооруженной борьбе на море. Исходя из этого, строительство отечественного флота на всех исторических этапах осуществлялось государством и определялось совокупностью факторов, обусловленных расстановкой военно-политических сил на международной арене, характером и степенью военной угрозы, задачами обеспечения безопасности государства, с учетом роли и места флота в системе вооруженных сил страны. В создании океанского атомного ракетного флота СССР можно выделить следующие этапы:

Первый этап. Ускоренное развитие и обновление флота, с учетом опыта войны и достижений в области науки и техники, по программе первого послевоенного десятилетия (1946-1955).

Второй этап. Научно-техническая революция в военном деле и начало создания первых атомных и ракетных кораблей по программе второго послевоенного десятилетия (1956-1965).

Третий этап. Развернутое строительство и создание основ сбалансированного атомного ракетного океанского флота по программам 1969 и 1980 гг. до 1992 г.

Строительство океанского флота началось еще в сентябре 1937 г., после завершения разработки программы создания большого флота СССР на 1938-1943 гг. Учитывая возросшие экономические возможности, руководство страны поставило задачу создания мощного морского и океанского ВМФ для защиты государственных интересов СССР на морских направлениях. Эта задача легла в основу программы строительства ВМФ на третью довоенную пятилетку. Программа была нацелена на создание крупных надводных кораблей - линкоров, тяжелых крейсеров, превосходящих по своим качествам иностранные корабли аналогичных классов. В соответствии с этой программой в 1938-1940 гг. были заложены первые линкоры отечественной постройки типа "Советский Союз", тяжелые крейсера типа "Кронштадт", легкие крейсера типа "Чапаев", эсминцы типа "Огневой", сторожевые корабли, тральщики, большие и малые охотники за подводными лодками, торпедные и другие катера новых типов. Продолжалось создание мощных подводных сил, включавших более 200 подводных лодок различных серий. Предусматривалось также создание более совершенных самолетов, средств ПВО и мощной артиллерии береговой обороны.

Планы строительства кораблей пересматривались в связи с начавшейся 1 сентября 1939 г. Второй мировой войной и возросшей угрозой агрессии против СССР. 19 октября 1940 г. Советским правительством было принято решение линкоры и тяжелые крейсера больше не закладывать, а сосредоточить усилия на строительстве малых и средних кораблей и достройке крупных кораблей с большой степенью готовности.

В течение первой половины 1941 г. промышленность сдала флоту легкий крейсер, 9 эсминцев, 6 подводных лодок, 16 малых охотников за пл, 5 торпедных катеров, 2 сетевых заградителя, 2 тральщика и 15 катеров-тральщиков. Общее водоизмещение кораблей ВМФ с начала 1939 до 1941 г. увеличилось на 160 тыс. т.

В результате реализации кораблестроительной программы к началу Великой Отечественной войны были построены 4 крейсера, 37 эсминцев и лидеров, 18 сторожевых кораблей, 38 тральщиков, 206 подводных лодок и другие корабли.

Военно-Морской Флот, как мы уже говорили, внес достойный вклад в достижение победы в Великой Отечественной войне. Он выполнил возложенные на него задачи на Баренцевом, Балтийском, Черном морях. Своими боевыми действиями обеспечивал устойчивость стратегических флангов сухопутных фронтов, содействовал нашим войскам на приморских направлениях в проведении оборонительных и наступательных операций.

Особо надо отметить вклад флотов в срыв, совместно с войсками фронтов, планов "молниеносной войны" фашистской Германии на приморских направлениях. Это оборона Одессы (70 дней), Севастополя (250 дней), Ленинграда (900 дней) и Мурманска в первые месяцы войны, где флот стоял насмерть, верный своим традициям. Яркую страницу в оборону Москвы и Сталинграда вписали морские бригады флотов. А какой переполох в стане врага вызвали в августе 1941 г. удары балтийских морских летчиков по Берлину!

Хотя масштабных морских сражений и боев в ходе войны и не было, но советскими моряками вписаны яркие страницы в боевые действия на море: атака подводной лодкой К-21 (командир - капитан 2 ранга Н. Лунин) линкора "Тирпиц", что сорвало его выход для действий против конвоя РQ-17; потопление подводной лодкой С-13 (командир - капитан 3 ранга А. Маринеско) теплохода "Вильгельм Густлов", где погибло более 3000 фашистских подводников.

Надо отметить, что первым дважды Героем Советского Союза в ходе войны стал североморец, морской летчик Борис Сафонов. Об этих славных страницах истории флота забывать нельзя.

За годы войны боевые корабли и авиация ВМФ уничтожили 416 боевых кораблей и 676 транспортов противника (1142 тыс. т). Силами и средствами ВМФ уничтожено 5509 вражеских самолетов. В ходе Великой Отечественной основной ударной силой флота стали подводные лодки и морская авиация. Наибольший урон противнику среди всех родов сил флота нанесла морская авиация, на долю которой приходится 60% потопленных кораблей и судов, тогда как на подводные лодки около 15% потопленных кораблей и 25% тоннажа потопленных транспортов. Из-за низкой эффективности противолодочного вооружения и отсутствия на кораблях отечественной постройки гидроакустических средств надводными кораблями и катерами за всю войну уничтожено только 7 подводных лодок противника.

Недооценка воздушной и подводной угрозы, а также минной опасности, низкий уровень боевых и технических средств кораблей привели к тяжелым потерям в корабельном составе. Боевые потери корабельного состава ВМФ в 1941-1945 гг. составили: линейный корабль, легкий крейсер, 34 эскадренных миноносца, 11 сторожевых кораблей, 93 подводные лодки, 131 охотник за подводными лодками, 139 торпедных катеров и 205 тральщиков. Северный, Балтийский и Черноморский флоты потеряли около 50% входивших в их состав боевых надводных кораблей и до 56% подводных лодок.

Наибольший урон надводным кораблям и вспомогательным судам нанесла авиация противника - в среднем 45% боевых потерь в кораблях и судах, а на Черноморском флоте эти потери составили 66%. Потери от подводных лодок противника составили в среднем 14% по всем морским театрам (на Северном театре 53%, главным образом в первый период войны). Недооценка минной опасности привела к значительным потерям в надводных кораблях и судах, в среднем 30% общих боевых потерь, а на Балтике - даже 50%. Около 55% наших подводных лодок в боевых походах подорвались на минах и погибли (на Балтике 69%, что объясняется спецификой военно-географических условий театра).

К числу уроков войны следует отнести и то, что в военное время невозможно компенсировать потери в крупных и средних кораблях и судах за счет строительства их на отечественных заводах.

Выше уже говорилось, что программа первого послевоенного десятилетия (первый этап создания океанского флота) решала задачи ускоренного развития и обновления флота, с учетом опыта войны и достижений в области науки и техники.

Качественная оценка участвовавших в войне кораблей отечественной постройки была дана в конце 1944 г. на основании работы Военно-морской академии и ряда научно-исследовательских институтов. Нарком ВМФ Н. Кузнецов при докладе И. Сталину отметил следующие недостатки:

- неудовлетворительная мореходность эсминцев, больших охотников, торпедных катеров и особенно сторожевых кораблей;

- недостаточные дальность плавания эсминцев и сторожевых кораблей, прочность их корпусов и остойчивость;

- недостаточная скорость хода и плохая скрытность подводных лодок;

- слабость зенитного вооружения и противоминной защиты кораблей всех классов.

По оценке И. Кузнецова в целом корабли отечественной постройки себя оправдали и успешно решали задачи.

По приказу Наркома ВМФ в январе 1945 г. была образована комиссия для подготовки материалов по развитию перспективных кораблей. Главный морской штаб летом 1945 г. разработал предложения ВМФ по десятилетнему плану военного кораблестроения на 1946-1955 гг. По этому плану к 1 января 1956 г. ВМФ должен был иметь: 4 линейных корабля, 10 тяжелых крейсеров, 30 крейсеров, 54 легких крейсера, 6 эскадренных авианосцев, 6 малых авианосцев, 132 больших эсминца (с тремя спаренными 130-мм башенными артустановками), 226 эсминцев, 268 больших, 204 средние и 123 малые подводные лодки. Предусматривалось создание и других классов кораблей.

С производственно-экономической точки зрения эти предложения были нереальные, так как возможности промышленности были завышены в 1,5-2 раза.

В сентябре 1945 г. на совещании у Сталина были рассмотрены предложения ГК ВМФ в несколько сокращенном варианте. Строительство авианосцев, линкоров, больших эсминцев было отвергнуто, а других классов кораблей сокращено.

В ноябре Совет Народных Комиссаров СССР своим постановлением утвердил программу строительства (сдачи) кораблей ВМФ: планировалось сдать в 1946-1955 гг. 4 тяжелых крейсера, 30 легких крейсеров, 188 эскадренных миноносцев, 177 сторожевых кораблей, 40 больших, 204 средние и 123 малые подводные лодки, 945 охотников за подводными лодками, 828 торпедных катеров, до 800 тральщиков, 195 десантных кораблей, 1876 вспомогательных судов и плавсредств.

Новая программа, по существу, представляла собой дальнейшее развитие принятого в 1937 г. плана создания большого флота, отличаясь от него лишь меньшим числом тяжелых надводных кораблей. Таким образом, хотя в принятой программе и учитывался опыт Второй мировой войны на море, важнейший вывод из него - о закате эры тяжелых артиллерийских кораблей и о наступлении эры авианосцев - не был принят во внимание.

На первом этапе развития советского флота строились корабли и самолеты, вооруженные обычной артиллерией, торпедами, глубинными бомбами. Строительство флота шло в основном по пути создания эскадр надводных кораблей и подводных лодок. Флот продолжал оставаться в оперативно-стратегическом плане оборонительным. Он по-прежнему был флотом прибрежного действия, способным проводить операции лишь в рамках достижения целей фронтовых операций. Взгляды на предназначение флота и его задачи в то время формировались под влиянием итогов Второй мировой войны - победы над сильным континентальным противником.

Необходимо заметить, что в первом послевоенном десятилетии, особенно в начале его, когда принимались решения о строительстве флота, не было реальных технических возможностей для создания принципиально новых сил. Ядерного оружия мы еще не имели, а первые образцы ракет только проектировались.

В кораблестроительной программе 1946-1955 гг. существенное место отводилось достройке кораблей, заложенных еще до войны и находившихся в консервации, предусматривалось также создание новых кораблей, оснащенных оружием, вооружением и техническими средствами, создаваемыми с использованием новых возможностей науки, техники и производства.

В начале 50-х годов с появлением ядерного оружия роль авиации как ударной силы флота значительно возросла. В самой авиации произошел качественный скачок в развитии ее боевых возможностей, вызванный заменой поршневых моторов на реактивные двигатели. Резко повысились скорость, высота и дальность полетов. Увеличилась бомбовая нагрузка самолетов.

К концу первого послевоенного десятилетия все явственнее вырисовывались практические возможности использования ракет как главного оружия кораблей и средств доставки ядерных зарядов на большие расстояния.

В такой обстановке в еще большей мере выросла угроза потери боевой устойчивости надводных кораблей от средств воздушного нападения. Это оказало влияние на пересмотр взглядов на роль и место крупных надводных кораблей в операциях на морских театрах военных действий, результатом чего стало в 1953 г. исключение из программы кораблестроения линейных кораблей и трех тяжелых крейсеров. По этой же причине в середине 50-х годов были прекращены работы по строительству легких крейсеров. Так, из находившихся в постройке 24 легких крейсеров проекта 68 бис построили только 14, а остальные 10 кораблей, независимо от степени технической готовности, были разобраны. Безусловно, это решение нельзя назвать правильным. Оно привело к тому, что, создав океанский флот, мы не имели в 70-80-е годы крупных надводных кораблей для решения различных задач в океанской и дальней морской зонах.

Уроки боевого применения кораблей в Великой Отечественной войне обнажили многие острые вопросы в оценке тактико-технических характеристик кораблей. Поэтому в первой кораблестроительной программе особое значение придавалось улучшению мореходности кораблей, расширению возможностей средств обнаружения и целеуказания в воздушной, надводной и подводной сферах, повышению эффективности ПЛО и ПВО кораблей, усовершенствованию систем автоматического управления всех видов оружия, усилению прочности, боевой защиты и живучести кораблей, улучшению технических характеристик средств движения кораблей и электроэнергетических систем, улучшению условий обитаемости.

В целом построенные в первом послевоенном десятилетии подводные лодки, надводные корабли и суда обеспечения находились на достаточно высоком техническом уровне.

Подводные лодки

По своему боевому предназначению подводные лодки новых проектов предусматривались двух типов - большие подводные лодки пр. 611 и средние подводные лодки пр. 613. Большие торпедные подводные лодки предполагалось использовать в океанской и дальней морской зонах, у баз противника, на его коммуникациях, а средние пл - в дальней и ближних морских зонах. Главным оружием пл были торпеды и мины. Кроме того, шло строительство малых подводных лодок и подводных лодок с нетрадиционной энергетикой.

Подводные лодки пр. 613 и 611 были основными типами пл ВМФ первого послевоенного десятилетия. Всего было построено 215 средних подлодок пр. 613 и 26 больших подлодок пр. 611; к 1958 г., в соответствии с программой, построили 333 пл. Это была самая большая программа строительства подводных лодок.

Середина 50-х годов стала периодом наиболее массового строительства пл в нашей стране. Годовые программы сдачи доходили до 74 единиц, то есть каждые пять дней флот получал по одной подводной лодке. К строительству лодок привлекались до семи крупнейших верфей страны - в Горьком, Николаеве, Ленинграде, Комсомольске-на-Амуре и Молотовске.

Закладка головной лодки пр. 613 состоялась 13 марта 1950 г. на заводе № 112 в Горьком, а уже 2 декабря 1951 г. она была передана флоту. Больше половины лодок этой серии построены в Горьком, где сдача кораблей доходила до трех единиц в месяц. Около 40 пл пр. 613 передано ВМС Индонезии, Египта, Польши, Албании, КНДР, Сирии, Болгарии и КНР. Ряд лодок пр. 613 переоборудовали под носители крылатых ракет и опытных образцов вооружения. Головная большая подводная лодка пр. 611 была заложена 10 января 1951 г. на заводе № 196 в Ленинграде и передана флоту 31 декабря 1953 г. Пять пл пр. 611 были вооружены баллистическими ракетами.

Надводные корабли

Десятилетним планом на 1946-1955 гг. намечалось строительство боевых надводных кораблей и катеров всех основных классов, кроме авианосцев. Создание крупных кораблей - линкоров, тяжелых крейсеров - было исключено из планов кораблестроения. Как видим, послевоенное строительство надводных кораблей в основном касалось легких сил надводного флота, главным оружием которого было артиллерийское и торпедное.

В целом первое послевоенное десятилетие представляло собой период накопления научно-технического потенциала, позволившего сделать качественный скачок в развитии надводного военного кораблестроения в последующие годы.

Крейсера

Первый этап предполагал строительство ВМФ вести путем создания эскадр надводных кораблей.

В планах военного судостроения на 1946-1955 гг. приоритет отдавался крейсерам, которые должны были обеспечить боевую устойчивость эскадр. Отказавшись от строительства тяжелых крейсеров, приняли решение достраивать только заложенные до войны легкие крейсера по откорректированному пр. 68К и строить новые, в ограниченном количестве, этого же типа по пр. 68бис. Пять крейсеров пр. 68К достраивались: в Ленинграде (на двух заводах) - "Чапаев", "Чкалов" и "Железняков"; в Николаеве - "Фрунзе" и "Куйбышев". Все они были сданы флоту в 1950 г. Основным вооружением крейсеров было артиллерийское четыре 152-мм трехорудийные башни и четыре спаренные 100-мм зенитные установки.

К тактико-техническим элементам новых крейсеров пр. 68бис были выдвинуты новые требования, а именно: значительное усиление зенитной артиллерии с применением стабилизации артустановок и более совершенных приборов управления стрельбой; внедрение радиолокации, гидроакустики и новых средств связи; совершенствование противоминной защиты; повышение живучести корабля; увеличение дальности и автономности плавания. Крейсера пр. 68 бис отличались от своих предшественников несколько большим водоизмещением (16 340 т). Имели удлиненный полубак, что вместе с ростом главных размерений значительно увеличило массу их корпусов. На этих кораблях были установлены усовершенствованные башни главного калибра (4i3-152-мм), шесть 100-мм артустановок и 16 спаренных 37-мм зенитных автоматов В-11. Все это в сочетании с улучшением мореходности, дальности плавания, непотопляемости и обитаемости существенно повысило их боевые и эксплуатационные качества по сравнению с крейсерами пр. 68К. Строительство легких крейсеров пр. 68бис развернули на девяти построечных местах четырех заводов - двух в Ленинграде, по одному в Николаеве и Молотовске.

Головной корабль серии крл "Свердлов" был заложен 15 октября 1949 г. в Ленинграде, спущен на воду 5 июля 1950 г. и вступил в строй 15 мая 1952 г. Всего в 1948-1954 гг. заложили 21 корабль, однако достроено было только 14, так как в середине 50-х годов изменились, как было сказано выше, взгляды на роль артиллерийских кораблей.

Это была самая крупная серия крейсеров в истории отечественного судостроения. Продолжительность строительства серийных кораблей была доведена до 2,5 лет.

Таким образом, в 1946-1955 гг. было введено в строй только 19 легких крейсеров, которые стали последними крупными артиллерийскими кораблями Советского ВМФ.

В то же время наиболее важными кораблями послевоенной десятилетки считались линейный корабль пр. 24, тяжелый крейсер пр. 82 и "средний" крейсер пр. 66.

Они предназначались для придания боевой устойчивости легким силам в составе маневренных соединений в ближней и дальней морских зонах, прикрытия особо важных конвоев на переходе морем, уничтожения крейсеров противника, нанесения артиллерийских ударов по важным береговым объектам противника в операциях против его баз и побережья, а также при поддержке высадки морских десантов. Главный калибр артиллерии этих крупных кораблей соответственно планировался 406-мм, 305-мм и 220-мм.

Исследования, проведенные в Военно-морской академии и научно-исследовательских институтах в связи с появлением противокорабельных ракет, показали незащищенность от них крупных надводных кораблей. Учитывая к тому же возросшую угрозу со стороны авиации, работы по проектированию и строительству кораблей пр. 24, 82 и 66 были прекращены.

Главком ВМФ Н. Кузнецов, изучив опыт Второй мировой войны, настойчиво предлагал И. Сталину включить в десятилетний план кораблестроения строительство авианосцев. Это предложение не было одобрено, но в план проектирования 1956-1960 гг. легкий авианосец ПВО был включен.

Легкий авианосец ПВО с 40 истребителями предназначался для Северного и Тихоокеанского флотов. Создание авианосца в тот период было вполне посильно для промышленности и экономики страны и менее обременительно, чем постройка линкоров и тяжелых крейсеров. После снятия Н. Кузнецова с должности Главкома ВМФ разработку эскизного проекта авианосца прекратили.

Таким образом, создание авианосцев в России было отодвинуто на 20 лет, что в значительной степени поставило Советский ВМФ в зависимость от воздушной угрозы, так как США, Англия и Франция, опираясь на опыт применения авианосцев в морских операциях Второй мировой войны, развернули их дальнейшее строительство.

Эскадренные миноносцы

Как класс кораблей, эсминцы появились в ходе Русско-японской войны 1904-1905 гг. Если в Первую мировую войну эсминцы применялись для использования минно-торпедного оружия, то в ходе Второй мировой войны они превратились в универсальные корабли, привлекавшиеся для противовоздушной, противокатерной и противолодочной обороны корабельных соединений и конвоев, огневого воздействия по береговым объектам, минных постановок и решения других задач. В период Великой Отечественной войны они дважды использовались для нанесения торпедных ударов по кораблям и транспортам противника.

Эскадренные миноносцы активно использовались в составе легких сил на Балтийском и Черноморском флотах в первые месяцы войны. Особенно в этом показательны боевые действия отряда легких сил (ОЛС) и эскадры БФ в течение двух месяцев, с 22 июня по 27 августа 1941 г., в Рижском заливе. Выполняя боевые задачи в условиях минной опасности при господстве авиации противника, эскадренные миноносцы решали задачи на прибрежных морских коммуникациях, наряду с постановкой минных заграждений на подходах к Риге. Они широко использовали свою артиллерию против сил охранения конвоя и транспортов, для отражения атак торпедных катеров и подавления береговых батарей противника.

6 июля 1941 г. произошел дневной морской артиллерийский бой эсминцев "Сердитый" и "Сильный" (пр. 7У) под командованием капитана 2 ранга Г. Абашвили с отрядом прикрытия конвоя противника. В результате боя был уничтожен один миноносец, получил повреждения вспомогательный крейсер и второй миноносец противника. Так закончился первый и единственный морской бой больших надводных кораблей на Балтике в Великую Отечественную войну.

В требованиях к послевоенному эсминцу предусматривалось традиционное наличие на нем двух пятитрубных торпедных аппаратов, четырех универсальных 130-мм орудий и восьми зенитных автоматов при дальности плавания экономической скоростью до 4000 миль и скорости хода не менее 36 узлов. В кораблестроительной программе планировалась постройка 188 эсминцев, тремя последовательными сериями. Всего в течение 1947-1957 гг. было построено 168 эскадренных миноносцев четырех проектов на шести заводах - в Молотовске, Николаеве, Ленинграде и Комсомольске-на-Амуре. Эскадренные миноносцы пр. 30К, составившие первую серию, в течение 1947- 1950 гг. были достроены в количестве 10 единиц на пяти заводах (Молотовск, Николаев, Ленинград, Комсомольск-на-Амуре). Корабли имели на вооружении первые образцы отечественной радиолокации (РЛС "Риф", "Редан", "Вымпел" и ГАС "Тамир-5Н").

Вторая серия включала строительство эскадренных миноносцев пр. 30бис, ставших заметной вехой в истории отечественного судостроения. Впервые за короткий срок с 1949 по 1953 г. было построено 70 эсминцев на четырех заводах. Однако их технический уровень соответствовал концу 30-х годов. Основные недостатки этого проекта:

- неуниверсальность 130-мм артиллерии и слабость зенитного вооружения, а также несовершенство противолодочных средств и радиолокации;

- ограниченная мореходность (до 4 баллов по использованию оружия и ограничение скорости до 28 узлов).

Мореходные испытания, проведенные в 1951 г. на Северном флоте на эм "Отчетливый" (командир капитан 3 ранга А. Юдин), послужили основой для проектирования новых кораблей с повышенной мореходностью. В ходе модернизации по проекту 31 на 7 кораблях были усилены средства ПВО (5i1-57-мм и РЛС "Фут-Б").

Третья серия строительства эскадренных миноносцев предусматривала новые эсминцы пр. 41 в количестве 110 единиц. В 1950 г. началось строительство четырех эсминцев этого проекта в Ленинграде и Молотовске. Новым в данной серии было применение энергетической установки нового типа с автоматизированными котлами, вырабатывающими пар повышенных параметров (давление до 64 кг/см2 вместо 27 кг/м2). Принципиально новым было и артиллерийское вооружение. Оно включало две спаренные универсальные 130-мм стабилизированные полуавтоматические палубно-башенные артиллерийские установки, а также 45-мм автоматы, с радиолокационным управлением стрельбой (РЛС типа "Якорь" и "Фут-Б"). Однако, несмотря на ряд преимуществ и новых технических решений, относительно большое водоизмещение (3830 т) для этого класса кораблей, строительство серии кораблей пр. 41 предпринято не было. На базе этого проекта появилась разработка эм "Неустрашимый", нового варианта эскадренного миноносца пр. 56. Создание нового эсминца пр. 56 вылилось в разработку серийных кораблей на основе технической идеи, реализованной в эм "Неустрашимый", при сохранении всех видов оружия эм пр. 41.

В течение 1955-1957 гг. на заводах в Ленинграде, Николаеве, Комсомольске-на-Амуре было построено 27 кораблей пр. 56, а в 1958-1960 гг. еще четыре пр. 56Э и пр. 56А, оказавшихся последними торпедно-артиллерийскими кораблями.

Надо заметить, что со своим появлением они опоздали примерно на 10 лет; по эффективности артиллерийского и противолодочного оружия они уступали американским эсминцам типа "Форрест Шерман" того же периода постройки, однако обладали лучшей мореходностью. Это были корабли для дальней морской и океанских зон. Обладая высокими скоростными и мореходными качествами, имея мощную энергетическую установку, корабли этого проекта послужили базой дальнейшего развития новых типов боевых надводных кораблей при перевооружении флота ракетным оружием. Всего был построен 31 эсминец проектов 56, 56Э, 56М, 56К, 56А и 56У.

В начале 60-х годов на более чем половине эсминцев пр. 56 стали устанавливать ЗУР "Волна", ПКР КСЩ и П-15, было также усилено противолодочное вооружение и установлена РЛС "Ангара" (воздушного наблюдения), что повысило боевые качества этих кораблей.

Сторожевые корабли

Всего по десятилетнему плану на 1946-1955 гг. намечалось построить 177 сторожевых кораблей, фактически был построен 81 корабль четырех проектов: 29К, 42, 50 и 52.

Облик нового сторожевого корабля стал предметом длительных споров между ВМФ и промышленностью. В годы Великой Отечественной войны немногочисленные сторожевые корабли специальной постройки решали многие задачи: несли дозорную службу, эскортировали конвои транспортов, осуществляли постановки минных заграждений, обеспечивали высадку десантов, оказывали огневое содействие сухопутным войскам и т.п. В то же время они имели слабое зенитное и противолодочное вооружение, были лишены радиолокации и гидроакустики, имели малую дальность плавания и недостаточную мореходность из-за малого водоизмещения.

ВМФ, основываясь на опыте войны и практике иностранных флотов, требовал осуществить разработку более крупного сторожевого корабля - до 2000 т полного водоизмещения, однако это предложение не было принято. В течение 1947- 1951 гг. достраивались четыре сторожевых корабля пр. 29К, имевшие полное водоизмещение 1059 т, скорость полного хода 33,5 узла, дальность плавания 2200 миль при скорости 15 узлов, вооружение: артиллерийское -3i1-100-мм, 4i1-37-мм, 4i1- 12,7-мм; торпедное 1i3-450-мм; бомбовое - 2БМБ-1.

В течение 1951-1953 гг. построили 8 сторожевых кораблей

пр. 42, которые уже имели полное водоизмещение 1679 т, дальность плавания 2810 миль при скорости 13,7 узла, вооружение 4i1-100-мм артустановки, 2i2-37-мм автомата и 1i3-533-мм торпедный аппарат. Были улучшены их мореходные качества, остойчивость, непотопляемость, прочность, обеспечивалось использование оружия без ограничения до 4 баллов.

В 1954-1959 гг. были построены 68 сторожевых кораблей

пр. 50. Их водоизмещение было снижено до 1200 т, на вооружении оставлено 3i1-100-мм артустановки с РЛС главного калибра "Якорь-М2". Данный сторожевой корабль зарекомендовал себя с положительной стороны, имел лучшие мореходные качества, чем сторожевые корабли пр. 42 и эсминцы пр. 30бис.

В 1954 г. в Ленинграде закончилась достройка сторожевого корабля пр. 52 "Пурга", спущенного на воду еще до войны. Это был пограничный ледокольный сторожевой корабль, имевший водоизмещение 3630 т, с дизель-электрической энергетической установкой и вооружением 4i1 - 100-мм артустановками.

Безусловно, сторожевые корабли по своим характеристикам к концу 50-х годов уже устарели и не отвечали возросшим требованиям к противовоздушной и противолодочной обороне при решении задач на море. Это были корабли для решения различных задач на закрытых морских театрах (ЧФ, БФ) и в ближней морской зоне (СФ, ТОФ).

Боевые катера

Охотники за подводными лодками

В первое послевоенное десятилетие продолжалось строительство больших и малых охотников, которые положительно зарекомендовали себя в годы Великой Отечественной войны в прибрежной зоне, решая задачи не только борьбы с подводными лодками. Они широко использовались для усиления противолодочной обороны в операционных зонах военно-морских баз и организации в этих районах систематического поиска и уничтожения подводных лодок противника, охранения кораблей и подводных лодок при их выходе и входе в базы, несения дозорной службы и охраны рейдов.

Десятилетним планом намечалось построить в 1946-1955 гг. 345 больших и 600 малых охотников за подводными лодками. Однако в силу различных причин за эти годы промышленность передала флоту только 280 больших (пр. 122А и 122 бис) и 110 малых (пр. ОД-200, 199, 201) охотников за подводными лодками. Строительство их велось на заводах Зеленодольска (более 270 катеров), Молотовска и Комсомольска-на-Амуре.

Торпедные катера

Десятилетним планом 1946-1955 гг. намечалось построить 828 торпедных катеров, хорошо зарекомендовавших себя в годы Великой Отечественной войны. Развитие торпедных катеров шло по двум параллельным направлениям: создавались большие и малые торпедные катера. Большие торпедные катера предназначались для действий на значительном удалении от пунктов базирования и поэтому имели повышенную дальность плавания - 850-1000 миль, автономность 5-6 суток, мореходность до 5 баллов и скорость хода до 52 узлов. Основное назначение малых торпедных катеров - действия в районах своих пунктов базирования и коммуникаций. Дальность их плавания ограничивалась 500 милями, автономность 1-1,5 суток, скорость хода до 50 узлов. Вооружение их включало 2i1-533-мм торпедных аппарата и две-три крупнокалиберные 12,7-14,5-мм зенитные пулеметные установки. Строительство катеров велось на заводах в Рыбинске, Ленинграде, Владивостоке, Феодосии.

Всего в 1946-1955 гг. было построено 436 больших торпедных катеров пр. ТМ-200, ТД-200 бис, 183, 183ТК; 296 малых торпедных катеров пр. 123бис и 123К. В дальнейшем 200 больших и 90 малых торпедных катеров были переданы флотам других стран.

Минно-тральные корабли

После окончания войны в отечественных водах осталось около 70 тыс. мин, борьба с которыми стала приоритетной задачей флотов. Развитие класса минно-тральных кораблей определялось тяжелыми уроками минувшего.

Применение минного оружия во время Второй мировой войны приобрело широкие масштабы. Всего было выставлено свыше 600 000 мин, тогда как в ходе Первой мировой войны - 308 727 мин. В минных постановках Второй мировой войны широкое участие приняла авиация, существенно расширявшая зоны использования минного оружия. Минная угроза распространилась не только на морские театры военных действий, но и на озерные и речные акватории.

Напряженная борьба с минной опасностью усугублялась отсутствием противоминных кораблей и различных тралов. В связи с этим в программе на 1946-1955 гг. предусматривалось строительство тральщиков различных проектов. За это время было построено 134 базовых (пр. 254, 264), 128 рейдовых (пр. 255, 265), 9 катерных и 5 речных тральщиков. По боевым возможностям все эти тральщики незначительно превосходили тральщики военной постройки.

Десантные корабли

Одним из серьезных недостатков довоенных кораблестроительных программ было отсутствие в них десантных кораблей. В программе послевоенного кораблестроения намечалось строительство 195 десантных кораблей дальнего и ближнего действия. Однако возможности судостроительной промышленности не позволили реализовать этот план.

Авиация Военно-Морского Флота

В ходе Великой Отечественной войны морская авиация утвердилась как род сил флота, наряду с подводными лодками и надводными кораблями, и стала основной ударной силой против кораблей и транспортов, аэродромов, пунктов базирования, а также для защиты сил флота от ударов авиации противника.

После окончания войны значительную часть самолетного парка составляли устаревшие самолеты отечественного и иностранного производства. В течение 1946-1950 гг. в авиации ВМФ было проведено перевооружение авиационных частей на реактивную технику. На вооружение поступили реактивные самолеты-ракетоносцы, крылатые ракеты класса "воздух - корабль", противолодочные самолеты и вертолеты.

С поступлением на вооружение ВМФ ядерного и ракетного оружия коренным образом изменились характер и содержание боевых задач морской авиации. Среди них главными стали разгром авианосных ударных групп и уничтожение ракетных подводных лодок противника в море.

По-прежнему в задачи авиации ВМФ входили охрана морских перевозок, постановка минных заграждений, содействие высадке морских десантов, ведение воздушной разведки и целеуказание ударным силам флота. Для этого требовалось провести комплекс мероприятий как по перевооружению, так и по совершенствованию штатной структуры авиации флотов.

К началу 1954 г. авиация ВМФ была перевооружена в основном на реактивную авиационную технику. В ее состав входила 31 дивизия - 10 минно-торпедных, 20 истребительных и одна специальная, а также 10 отдельных разведывательных авиаполков. Всего было 120 авиаполков и 29 отдельных авиаэскадрилий и отрядов.

Строительство кораблей и самолетов опиралось на прочный фундамент научных исследований, которые обеспечивали решение многочисленных проблем при создании новых кораблей и их вооружения. Всего за первое послевоенное десятилетие по программе 1946-1955 гг. было построено около 1500 боевых кораблей и катеров, что стало фундаментом для строительства океанского ракетно-ядерного флота. За это время совершенствовалась материальная база судостроения, были найдены важные научно-технические и инженерные решения.

Хотя тактико-технические свойства кораблей и самолетов улучшились, это не привело к радикальным изменениям их боевых возможностей. Они развивались на традиционной основе, сложившейся еще до войны, нацеленной на эволюционные преобразования уже существующего вооружения и техники. Для создания качественно нового корабельного состава флота требовалась принципиально новая техническая база. Такую техническую базу создала научно-техническая революция, повлекшая за собой революцию в военном деле, в том числе и в военном кораблестроении.

Надо отдать должное первому послевоенному десятилетию. Флоты восстановили корабельный состав, его организационную структуру, а главное на опыте войны и мирного времени росли кадры флота, которые создавали океанский флот, теорию и практику его применения в морских операциях и в противостоянии на море в ходе "холодной войны".

2. ВТОРОЙ ЭТАП СТРОИТЕЛЬСТВА ФЛОТА (1956-1966)

Решение о строительстве океанского ракетно-ядерного флота принималось с учетом того, что научно-технический прогресс к тому времени принял форму научно-технической революции. Это открыло возможность для создания принципиально новых кораблей, систем вооружения и военно-морской техники. Во внимание принимались расстановка сил на мировой арене, стратегическая обстановка, складывающаяся на океанских театрах в связи с образованием агрессивных блоков и безудержным наращиванием морского ядерного вооружения, перспективы развития военно-морской техники и оружия, а также экономические возможности страны.

США по-прежнему строили свою внешнюю политику по отношению к СССР с "позиции силы". Используя достижения научно-технической революции, они форсировали создание подводной ракетно-ядерной системы "Поларис - Посейдон" как составной части своих стратегических ядерных сил. Строительством атомных ракетоносцев занимались семь верфей США. По программе "Поларис" американский флот в 1959-1961 гг. получил пять атомных подводных ракетоносцев типа "Джордж Вашингтон", в 1961-1966 гг. - пять атомных подводных ракетоносцев типа "Этан Аллен" и в 1963-1967 гг. - 31 пларб типов "Лафайет" и "Мэдисон", имеющих на борту по 16 ракет "Поларис А-1" или "Поларис А-2" с дальностью стрельбы соответственно 2200 и 2800 км и ядерной боеголовкой около 1 Мт. В дальнейшем, с 1965 г., осуществлялось перевооружение подводных ракетоносцев на ракеты "Поларис А-3" и "Посейдон С-3".

Наряду с наращиванием морских стратегических ядерных сил западные государства ставили задачу сохранения общего господства на обширных районах морских и океанских театров. Для этих целей строились и модернизировались авианосцы, из которых формировались ударные авианосные соединения, действующие в Атлантическом и Тихом океанах и в Средиземном море. Для обеспечения боевой деятельности авианосных ударных соединений, патрулирования атомных ракетных подводных лодок и обороны конвоя велось наращивание сил в составе крейсеров, эсминцев, фрегатов, многоцелевых атомных подводных лодок и амфибийных сил. В 1960 г. в состав надводных сил США входило: линейных кораблей - 9, ударных (многоцелевых) авианосцев - 24, противолодочных авианосцев - 19, крейсеров - 58; эсминцев, фрегатов, сторожевых кораблей - 1059, десантных вертолетоносцев - 6, танкодесантных кораблей - 134.

Таким образом, угроза с моря резко возросла, и необходимо было противопоставить вероятному противнику силу, способную вести с ним успешную борьбу.

Учитывая незначительное наше отставание (3-4 года) от США в создании атомных подводных лодок, вполне реальным представлялось сравнительно быстрое достижение паритета с ВМС США в ударной мощи подводных сил. Поэтому принятое руководством СССР решение о приоритетном развитии атомных подводных лодок, в том числе и с ракетным оружием, соответствовало ситуации того времени. Создание атомного подводного флота позволяло, кроме того, покончить с многолетней привязанностью нашего флота к прибрежным районам и значительно расширить сферу его действий в океане. Строительство атомных пл велось на двух заводах - в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре.

В ходе выполнения второй десятилетней кораблестроительной программы на развитие ВМФ и на ликвидацию нашего отставания в общей морской мощи государства оказали благотворное влияние научно-технические достижения послевоенного периода, в частности открытие и разработка способов практического использования атомной энергии. Это позволило создать принципиально новое ракетно-ядерное оружие невиданной доселе мощности, а также атомную энергетику для боевых кораблей, что резко повысило их боевые возможности. Выдающееся значение имели и достижения в области радиоэлектроники, на основе которых строилась автоматизация управления силами, широко внедрялась электронно-вычислительная техника, применялись математические методы расчетов для решения проблем строительства армии и флота и развития военного искусства. Глубокие качественные изменения в основных средствах вооруженной борьбы вызывают поистине революционные преобразования не только материально-технической базы флота, но и всех составных частей военно-морского искусства.

Основными направлениями качественного преобразования флота под влиянием научно-технической революции были: переход к строительству атомного подводного флота; внедрение ракетно-ядерного оружия и создание морских ракетно-ядерных систем стратегического назначения; строительство ракетно-артиллерийских и противолодочных кораблей; создание океанской авиации; внедрение корабельных авиационных средств; качественное изменение средств освещения подводной обстановки, системы навигации и связи, сил и средств борьбы с подводными лодками; внедрение разнообразных средств радиоэлектроники, автоматизации управления оружием и боевой техникой, а также математических методов исследования с применением электронно-вычислительной техники.

Подводные лодки

Во втором послевоенном десятилетии строились атомные и дизель-электрические подводные лодки, в том числе: атомные торпедные подводные лодки; атомные подводные лодки, вооруженные баллистическими и крылатыми ракетами; дизель-электрические торпедные и ракетные подводные лодки.

Таким образом, радикальные перемены в отечественном подводном кораблестроении происходят с середины 50-х до середины 60-х годов. С внедрением на лодки ракетно-ядерного оружия и атомных энергетических установок они превратились в главную ударную силу флота.

В период 1956-1968 гг. в состав ВМФ вошло 188 подводных лодок, из них 56 атомных. Атомные подводные лодки, вступившие в строй в 1958-1963 гг., составили первое поколение атомного подводного флота, среди них: пла с БР пр. 658 (8 единиц), пла с КР пр. 659 (5 единиц), пр. 675 (29 единиц), торпедные пла пр. 627 (1), 627А (12), 645 (1). Однако основным составом подводного флота оставались дизельные подводные лодки. За это время их было построено 132 единицы, в том числе с баллистическими ракетами пр. 611АВ, 629, 629Б - 29 единиц, с крылатыми ракетами - 30 пл и торпедных пр. 641 и 633-73 единицы. Надо отметить, что подводные лодки с противокорабельными ракетами строились только в СССР, представляя угрозу для крупных надводных кораблей, а подводные лодки, вооруженные баллистическими ракетами с ядерными боеголовками, были способны уничтожать наземные объекты. Иными словами, возросшая ударная мощь подводных сил сделала ВМФ оперативно-стратегическим фактором и в дальнейшем обеспечила паритет с подводной ракетно-ударной системой ВМС США, а их территорию сделала уязвимой для оружия ВМФ. Все это обеспечило СССР возможность в "холодной войне" по-новому решать задачу использования флота против берега.

Многообразие типов подводных лодок явилось следствием внедрения новых видов оружия и атомной энергетики, опытных проверок и оценок с целью выбора наилучших решений, которые могли быть положены в основу дальнейшего строительства атомного подводного флота. В дальнейшем, исходя из решаемых ВМФ задач на море, из шести направлений в строительстве подводных лодок было оставлено только три: атомные подводные лодки - носители баллистических ракет; атомные подводные лодки, вооруженные крылатыми ракетами; атомные и дизельные подводные лодки, оснащенные торпедным и ракетно-торпедным оружием.

Определяющим в развитии подводного флота было наличие ракетного и ядерного оружия и атомной энергетики, что и сделало подводные силы главным родом сил флота и определило стратегический характер применения ВМФ на океанских и морских театрах.

Надводные корабли

Во втором послевоенном десятилетии строились новые ракетно-артиллерийские корабли и катера, противолодочные корабли, минно-тральные корабли, торпедные катера и десантные корабли. Появление качественно новых боевых средств позволило создавать надводные корабли принципиально новых типов и классов с резко повышенными наступательными и оборонительными возможностями. Основное влияние на строительство надводных кораблей оказали успехи в разработке противокорабельных ракет, в чем наш ВМФ значительно опережал иностранные флоты. ВМС США, где главной ударной силой в войне на море считалась палубная авиация, поэтому первостепенное внимание стало уделяться оснащению зенитно-ракетными комплексами кораблей охранения авианосцев.

Разработка и внедрение корабельных ЗРК происходило на нашем флоте с некоторым отставанием от ВМС США. Значительно улучшились противолодочное оружие и гидроакустические средства, началось внедрение газотурбинных энергетических установок, шло снижение физических полей корабля в нижней полусфере (акустическое и магнитное) и верхней полусфере (тепловое и радиолокационное). На кораблях внедрялись новые средства радиолокации ("Кливер", "Ангара") и корабельные вертолеты (Ка-25).

В течение 1956-1966 гг. надводных кораблей с ракетным оружием было построено 26 единиц: 4 - пр. 56Э, 8 - пр. 57 бис, вооруженных ракетами КСЩ; 4 - пр. 58, вооруженных ракетами П-35 и ЗУР "Волна"; 10 - пр. 61, имеющих ЗУР "Волна". Начато строительство ракетных крейсеров пр. 1134 с крылатыми ракетами П-35 с обычными и ядерными боеприпасами, которые самостоятельно или совместно с морской ракетоносной авиацией и атомными подводными лодками представляли значительную силу для действий против крупных надводных кораблей, в том числе и против авианосцев, ставших уязвимыми для наших сил флота. Появление в начале 60-х годов ракетных крейсеров с противокорабельными ракетами с дальностью стрельбы до 300 км внесло существенные изменения в решение задачи "флот против флота", а также в тактику и оперативное искусство.

В середине 50-х годов в связи с ростом скорости подводного хода не только атомных, но и дизель-электрических пл серийно строящиеся сторожевые корабли пр. 50 и охотники за подводными лодками пр. 122 бис морально устарели из-за отсутствия эффективных противолодочных средств и недостаточной скорости хода. Поэтому встала задача создать корабли со скоростью до 30 узлов для борьбы с подводными лодками. В короткий срок были созданы малый противолодочный корабль пр. 204 и противолодочный корабль пр. 159, которые, безусловно, являлись кораблями ближней морской зоны. В течение 1960-1968 гг. построили 64 корабля пр. 204, 19 кораблей пр. 159 и 18 кораблей пр. 35, то есть всего 101 новый противолодочный корабль с новыми гидроакустическими станциями, реактивными бомбометами и противолодочными торпедами, а также новой энергоустановкой.

За второе десятилетие было построено 220 ракетных катеров проектов 183Р, 205, 205У с ракетами П-15 и 140 больших торпедных катеров пр. 183 и 81 пр. 206 (со стальным корпусом). Ракетные и торпедные катера нужны были для действий на закрытых морских театрах (БФ, ЧФ) и в отдельных случаях в прибрежных зонах СФ и ТОФ. С появлением малых ракетных кораблей значительная часть этих катеров в дальнейшем была продана за границу, в развивающиеся страны Азиатско-Тихоокеанского района и на Ближний Восток.

По кораблестроительной программе второго десятилетия в 1956-1966 гг. было построено 207 противоминных кораблей, в том числе 87 базовых, 69 рейдовых, 41 катерный тральщик и 10 трал-барж. Повышенная защищенность новых тральщиков и применение на них более совершенного противоминного вооружения (гидроакустические станции поиска мин, искатели и искатели-уничтожители мин и др.) значительно расширили их возможности по борьбе с минами.

Создание десантных кораблей началось в середине 50-х годов, в основном средних и малых десантных кораблей для действий в прибрежной морской зоне. Отечественные заводы (Выборг, Азов, Таллин, Астрахань, Пермь) сдали ВМФ 6 средних десантных кораблей пр. 188, 6 малых пр. 189 и около 100 десантных катеров. В 1963-1967 гг. в Польше было построено 32 средних десантных корабля пр. 770Д, 770Т и 770МА.

В целом опыт создания и эксплуатации кораблей рассматриваемого периода явился базой становления новых классов кораблей и систем боевого использования надводных сил флота. Надо отметить, что в это время шло и создание вспомогательного флота, строительство причалов, плавкранов, доков и особенно плавбаз для подводных лодок, а также судов навигационно-гидрографического обеспечения.

Таким образом, реализация плана кораблестроения второго десятилетия положила начало создания в этот период морской ракетно-ядерной системы, входившей составной частью в систему стратегических ядерных сил страны. Строительство первых атомных ракетных кораблей изменило соотношение сил на океанских театрах и внесло существенный вклад в достижение военно-стратегического равновесия между блоком НАТО и ОВД. Концентрация ядерных средств стратегического назначения в сфере действия флота определила дальнейшее возрастание роли ВМФ, океанских театров и направлений в "холодной войне".

Рост объективных возможностей материальной базы ведения борьбы на море существенно повлиял на развитие современного военно-морского искусства. Теперь, с ростом боевой мощи сил флота, у Советского ВМФ появилась способность решать не только традиционную задачу "флот против флота", но и новую задачу - "флот против берега".

Соотношение этих двух задач на протяжении всей истории, естественно, не было постоянным. К действиям "флота против флота" можно отнести бои и операции по уничтожению кораблей противника в море и в базах, борьбу на океанских и морских коммуникациях (нарушение и оборона). При решении задачи "флот против берега" традиционными являлись высадка морских десантов различного масштаба, нанесение ударов корабельной артиллерией по объектам, расположенным на берегу. В ходе Второй мировой войны появились способы действий флота против берега, заключавшиеся в нанесении ударов авианосной авиацией по наземным объектам и группировкам войск. "Холодная война" дала новый способ уничтожения наземных объектов, имеющих стратегическое и экономическое значение, ракетно-ядерными ударами подводных лодок в первом ударе стратегических ядерных сил.

Выполнение второй десятилетней кораблестроительной программы внесло коренной перелом в противостояние на море в ходе "холодной войны", так как трансокеанские коммуникации, авианосные соединения, а главное, территория США стали уязвимы для ядерного оружия сил флота. Что касается обычного оружия, то потребуется еще десятилетие для создания сил и оружия, которые будут способны противостоять основным корабельным группировкам на море.

Безусловно, задача по уничтожению всех корабельных группировок США и НАТО нереальна, да она и не ставилась флоту. Основная задача - срыв ударов палубной авиации из районов патрулирования авианосцев в Норвежском и Средиземном морях, Индийском океане и северо-западной части Тихого океана на Приморском и Камчатском направлениях. Эта задача стала решаться с 1964 г. временными оперативными эскадрами в ходе несения боевой службы, а с 1967-1968 гг. уже постоянно действующими 5-й эскадрой ВМФ, 7-й и 10-й оперативными эскадрами СФ и ТОФ соответственно, имея на флотах в дежурстве в ядерном варианте отряды морской ракетоносной авиации.

Главной задачей для сил флота была борьба с атомными ракетными подводными лодками, вооруженными баллистическими ракетами системы "Поларис". Она решалась в форме поисковых противолодочных операций, проводимых разнородными силами (подводными лодками, надводными кораблями и противолодочной авиацией) в районах возможного патрулирования пларб. Это были районы Северо-Восточной Атлантики, восточной части Средиземного моря и северо-восточной и юго-восточной частей Тихого океана.

Создание новой материальной базы для ведения борьбы на море отразилось и на военно-морском искусстве - были разработаны новые формы решения задач силами флота в виде морской операции: морская операция по борьбе с атомными ракетными подводными лодками, вооруженными баллистическими ракетами; морская операция по уничтожению авианосцев из состава АУГ; морская операция по нарушению морских коммуникаций. Атомные подводные лодки с баллистическими ракетами предполагалось использовать в первом ядерном ударе стратегических ядерных сил по разрушению важных административных и экономических объектов на территории США и НАТО.

В морских операциях силы флота решали задачи самостоятельно или во взаимодействии с соединениями дальней авиации ВВС и частями ПВО страны. Проведение морских операций возлагалось на командующих Северным и Тихоокеанским флотами, в зоне которых они были возможны.

Таким образом, научно-техническая революция вызвала и революцию в военно-морском искусстве. Шла гонка вооружений, которая требовала развития военного искусства. Менялись роль и место флота в общем противостоянии и в борьбе на море.

Северный и Тихоокеанский флоты становились океанскими флотами, способными решать оперативно-стратегические задачи в вооруженной борьбе на море. Так постепенно формировалось стратегическое применение Военно-Морского Флота на океанских и морских театрах.

Мы, командиры кораблей, в то время многого не знали, но нас, надводников, часто вне планов боевой подготовки посылали на обеспечение испытания новых подводных лодок, авиации и их оружия. В это время все флоты превратились в полигоны для испытания новых образцов оружия и техники, зарождалось и информационное обеспечение.

В это историческое время рождались новые корабли, самолеты, новое оружие, и наш ВМФ с конца 50-х - начала 60-х годов начинал отсчет в создании океанского атомного ракетного флота. 1957 г. - первые пуски ракет, 1959 г. - вступление в строй первой атомной подводной лодки, и так год за годом рождалась эпоха океанского флота, противостоящего флотам западных держав.

История Российского государства повторялась: в петровские времена был создан второй флот в Европе, а в середине XX века Советский Союз создавал второй флот в мире. Общим было то, что флот создавался для защиты Отечества. По размаху и масштабу строительства кораблей второе послевоенное десятилетие сравнимо с эпохой Петра Великого. Этот бесценный опыт необходимо учесть и при строительстве флота в XXI веке. Главное - сохранить кадры флота и создателей кораблей и оружия.

3. ТРЕТИЙ ЭТАП СТРОИТЕЛЬСТВА ФЛОТА (1967-1991)

Сложившаяся в мире к середине 60-х годов военно-политическая обстановка характеризовалась дальнейшим усилением конфронтации с блоком НАТО во главе с США, которые к этому времени создали шесть эскадр атомных подводных ракетоносцев с баллистическими ракетами, а также продолжали интенсивное строительство многоцелевых атомных подводных лодок, обновление авианосцев, патрульно-эскортных и десантных сил. Все это потребовало принятия адекватных мер по защите страны от угрозы с морских направлений.

Имевшийся научно-технический потенциал позволил нашей стране приступить в конце 60-х годов к созданию Океанского ракетно-ядерного флота, который обеспечил бы паритет с США в части морского стратегического ядерного оружия и был бы способен противостоять основным группировкам ВМС США и НАТО.

На рубеже 70-х годов накатывалась вторая волна "холодной войны". США и их союзники по НАТО делали ставку на достижение военно-технического превосходства над СССР, и прежде всего в области ускоренного наращивания боевых возможностей стратегического ядерного оружия. В военных приготовлениях Соединенных Штатов важная роль по-прежнему отводилась росту боевой мощи военно-морских сил. В целом с 1973 г. ассигнования на ВМС США стали превосходить ассигнования на другие виды вооруженных сил.

Направленность строительства ВМС США определялась тремя основными концепциями американской морской стратегии: "стратегическое устрашение", "передовая оборона" и "быстрое реагирование" (развертывание).

Главная идея "стратегического устрашения" военным руководством Соединенных Штатов виделась не только в том, чтобы первыми нанести ядерный удар, но и в том, чтобы иметь гарантированную возможность ответного удара.

Решение этих задач возлагалось прежде всего на атомные ракетные подводные лодки, вооруженные баллистическими ракетами систем "Поларис", "Посейдон" и "Трайдент".

При достаточной дальности и точности поражения целей подводные ракетно-ядерные силы, по мнению военного руководства США, в большей мере, чем межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования и стратегические бомбардировщики, обладали боевой устойчивостью, скрытностью развертывания и живучестью. Вторым компонентом ядерных сил ВМС США были"ударные самолеты, носители ядерного оружия, базирующиеся на авианосцах. Они дополняли подводную ракетно-ядерную систему ВМС США, обладая большой точностью поражения целей.

Проведение в Соединенных Штатах интенсивных работ по оснащению атомных подводных лодок и надводных кораблей крылатыми ракетами стратегического назначения "Томагавк" с дальностью полета 2500 км, способными поражать наземные объекты, открывали еще одну возможность для нанесения ядерных ударов с морских направлений.

Материальной основой реализации концепции передовой обороны служило наращивание американских ВМС общего назначения. Их ядро составляли авианосные ударные, оперативные ракетные и корабельные поисково-ударные группы. В передовых группировках предусматривались атомные многоцелевые подводные лодки, вооруженные крылатыми ракетами большой дальности. Развертывание этих сил на "передовых рубежах" в прибрежных водах Советского Союза преследовало цель заблокировать наш флот и обеспечить США безраздельное господство на просторах Мирового океана для создания условий беспрепятственного использования носителей ядерного оружия.

Концепция "быстрого реагирования" (развертывания) рассматривалась в качестве определяющего стратегического фактора при планировании перехода с мирного на военное положение.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что морская стратегия США - это неотъемлемая составная часть доктрины "прямого противоборства" с СССР общей военной доктрины США, нацеленной на достижение полного и неоспоримого превосходства США в Мировом океане.

Сложившаяся к началу 70-х годов военно-политическая обстановка и тенденции развития ВМС США и блока НАТО требовали дальнейшего укрепления обороны нашей страны от ударов противника со стороны моря.

Проведенные исследования показали, что ВМФ должен располагать эффективными средствами борьбы с ракетными подводными лодками, авианосными ударными соединениями и способным наносить удары по наземным объектам. Важное значение приобретали также операции по нарушению и срыву океанских и морских перевозок противника. Таким образом, рождались новые формы применения ВМФ СССР в будущей войне, в том числе стратегическая операция на океанском ТВД при ведущей в ней роли ВМФ, а также участие флота в первом ударе стратегических ядерных сил страны. Для этого необходимо было создавать материальную базу океанского флота.

Что касается стратегической операции на континентальном ТВД, то роль флота возрастала в прикрытии и содействии войскам приморского фронта, а также в защите морских коммуникаций.

Задачи, стоявшие перед ВМФ, легли в основу формирования очередного, третьего, этапа строительства океанского флота. Такой план, рассчитанный на строительство кораблей в 1969-1980 гг., был утвержден правительством.

Период 1966-1985 гг. стал новым этапом советского кораблестроения. Если второй, десятилетний, план кораблестроения заложил основу атомного ракетного флота, то третий, двадцатилетний, явился этапом развернутого строительства корабельного состава океанского флота. Важным фактором в определении технической политики строительства флота стала боевая служба в удаленных районах Мирового океана, что привело к пересмотру некоторых взглядов и подходов в оценке боевых свойств создаваемых кораблей.

Возросло значение задач обеспечения боевой устойчивости, связанных с усилением противовоздушной и противолодочной обороны, повышения скрытности. Стала очевидной потребность в совершенствовании средств обнаружения и целеуказания, развитии системы автоматизированного управления, усилении защиты и боевой прочности и повышении живучести кораблей. Увеличение автономности плавания обусловило необходимость улучшения обитаемости кораблей.

Планом военного кораблестроения 1969-1980 гг. предусматривалось создание и развитие:

- стратегической ракетно-ядерной подводной системы с оружием большой и средней дальности, дополняющей стратегическую ракетно-ядерную систему страны;

- постоянно действующей системы борьбы с подводными лодками противника, включающей маневренные силы (подводные лодки, надводные корабли и авиация) и стационарные средства освещения обстановки;

- системы противодействия авианосным соединениям противника в составе ракетных подводных лодок, ударных надводных кораблей и авиации;

- сил общего назначения в решении задач по защите коммуникаций и содействию войскам на приморских направлениях.

Таким образом, план военного кораблестроения на 1969- 1980 гг. представлял собой развернутую программу создания основ сбалансированного океанского флота, где главным родом сил считались подводные лодки и морская ракетоносная авиация.

Подводные лодки

Развитие и совершенствование подводного кораблестроения осуществлялось с сохранением концепции, по которой главным родом сил считались атомные подводные лодки. На них возлагалось выполнение основных задач, стоящих перед ВМФ в морских операциях, что и предопределило наличие в их составе трех основных классов подводных лодок:

- ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (атомных подводных ракетоносцев - носителей баллистических ракет);

- ракетных подводных лодок (атомных подводных крейсеров, вооруженных крылатыми ракетами);

- ракетно-торпедных подводных лодок (атомных и дизель-электрических подводных лодок, оснащенных торпедами и ракетно-торпедным оружием).

Развитие этих классов пл в рассматриваемый период шло по пути создания последовательно двух поколений подводных лодок, каждое из которых представляло собой новый рубеж прогресса в подводном кораблестроении.

Определяющее влияние на подводное кораблестроение оказали достижения в ракетной технике и подводном морском оружии. Особенно интенсивно происходило развитие баллистических ракетных комплексов с последовательным увеличением их дальности, точности стрельбы и поражающего воздействия.

Развитие крылатых ракет, стартующих из подводного положения, характеризовалось созданием трех комплексов ракетного оружия, в каждом из которых закладывались более высокие показатели боевой эффективности за счет увеличения дальности, скорости полета, совершенствования системы целеуказания и самонаведения.

Торпедное оружие подводных лодок совершенствовалось по пути увеличения скорости, глубины стрельбы, дальности действия и повышения точности поражения цели.

Ракетные подводные крейсера стратегического назначения (рпксн)

Создание и дальнейшее совершенствование морской стратегической ракетно-ядерной системы шло по пути развития класса подводных крейсеров стратегического назначения. Они становятся главным элементом флота и придают Северному и Тихоокеанскому флотам стратегический уровень.

Динамика наращивания морского компонента стратегических ядерных сил СССР и США с учетом договорных ограничений показана в таблице.

Количество

Год подводных баллистических боезарядов

ракетоносцев ракет

СССР США СССР США СССР США

1967 2 41 32 656 32 1552

1970 20 41 316 656 316 2048

1975 55 41 724 656 724 4536

1981 62 40 950 648 ок. 2000 5280

1984 62 39 940 656 ок. 2500 ок. 6000 1986 61 38 923 672 ок. 3000 ок. 7000

Таким образом, стратегическая система, начало создания которой было положено в 1967 г. вводом в строй головной атомной подводной лодки пр. 667А (К-137 "Ленинец", 30.12.67) с 16 жидкотопливными ракетами, прошла пять этапов совершенствования ракетного оружия и его базового носителя и завершилась постройкой лодок пр. 667БДРМ. За 24 года было построено 77 стратегических атомных подводных лодок этих типов: 34 пр. 667А; 18 пр. 667Б; 4 пр. 667БД; 14 пр. 667БДР и 7 пр. 667БДРМ.

Всего до 1991 г. было построено:

- атомных подводных крейсеров стратегического назначения - 83 единицы (из них 6 пр. 941 "Акула");

- атомных крейсеров пр. 658-8 единиц;

- дизельных ракетных подводных лодок пр. 629-23 единицы.

Всего отечественная судостроительная промышленность построила 120 подводных лодок с баллистическими ракетами, 91 из которых - атомные. Таким образом, выполнена крупнейшая программа в истории не только отечественного атомного, но и мирового подводного кораблестроения.

Строительство подводных ракетоносцев велось в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре. Главный конструктор ЛПМБ "Рубин" (руководитель И. Спасский) дважды Герой Социалистического Труда С. Ковалев создал подводную ракетно-ядерную систему страны, которая обеспечила ядерный паритет с ВМС США и стала гарантией национальной безопасности России.

Подводные лодки с крылатыми ракетами

В середине 60-х годов, завершив постройку атомных и дизель-электрических подводных лодок первого поколения с противокорабельными крылатыми ракетами большой дальности, судостроительная промышленность страны перешла к постройке лодок второго поколения. Основные мощности Северодвинска и Комсомольска-на-Амуре переключились на реализацию стратегической программы, а постройка атомных подводных лодок с крылатыми ракетами сосредоточилась в основном в Горьком (частично в Северодвинске и Комсомольске).

Всего с 60-х годов отечественной судостроительной промышленностью построены и переоборудованы 92 подводные лодки с противокорабельными крылатыми ракетами, из них 64 атомные, в том числе: пр. 670-17, с 8 ракетами "Аметист"; пр. 949-12, с 24 ракетами "Гранит"; пр. 885-1, с 24 ракетами "Оникс"; пр. 661-1, с 10 ракетами П-120 "Малахит" или "Вулкан"; пр. 675-29, с 8 ракетами П-6 (П-5) и П-500 "Базальт"; пр. 659-5, с 6 ракетами П-5Д; пр. 651 (дизельные) - 16, с 4 ракетами П-6 (П-5Д).

Во второй половине 80-х годов крылатыми ракетами были вооружены переоборудованные атомные лодки пр. 667АТ и другие многоцелевые атомные подводные лодки.

Созданием атомных пл с крылатыми ракетами занимались ЛПМБ "Рубин" (главные конструкторы П. Пустынцев, И. Баранов, З. Дерибин) и ЦПП "Лазурит" (главные конструкторы

В. Воробьев, А. Лещев).

Подводные лодки с ракетно-торпедным вооружением

В 70-х годах на вооружение подводных лодок поступили универсальные торпеды для борьбы с надводными кораблями и подводными лодками.

Современные подводные лодки имеют на вооружении универсальные 533-мм электроторпеды, дальноходные тепловые торпеды, скоростные подводные ракеты, не имеющие аналогов в зарубежных флотах, и ракето-торпеды, головными частями которых являются малогабаритные торпеды или ядерные заряды. В третье десятилетие строились подводные лодки пр. 671, 705; всего было построено с 1967 г. 48 единиц пр. 671, 671РТ и 671РТМ.

Параллельно с постройкой многоцелевых пл второго поколения осуществлялась программа создания противолодочных атомных лодок пр. 705, всего в Северодвинске и Ленинграде была построена серия из шести единиц, в титановых корпусах, скорость около 40 узлов, на которых были применены АЭУ с жидкометаллическим теплоносителем.

В середине 60-х годов началось создание опытной многоцелевой титановой глубоководной атомной подводной лодки

пр. 685 ("Комсомолец"), скорость свыше 30 узлов, глубина погружения до 1000 м - это была самая глубоководная многоцелевая атомная лодка в мире.

В 70-х годах началось проектирование подводных лодок третьего поколения, в титановом корпусе - пр. 945 и стальном - пр. 971, всего построили пр. 945-6 единиц и пр. 971-16.

Работы над подводными лодками четвертого поколения начались в 1977-1978 гг., но в силу ряда причин затянулись. Головная пл пр. 885 (24 ПУ под ракеты "Оникс"), заложенная в декабре 1993 г. как атомный подводный крейсер 1 ранга "Северодвинск", до сих пор не сдана флоту.

Строительство дизельных лодок пр. 641 планировалось до 1971 г. В 1972-1982 гг. в Горьком было построено 18 единиц пл пр. 641Б. В 1978 г. началось строительство лодки пр. 877 с альбакоровским корпусом; всего было построено 28 единиц.

Таким образом, в третьем периоде согласно судостроительной программе строились атомные подводные лодки второго и третьего поколений - всего было построено 78 единиц, а также дизельные пл пр. 877 и пр. 641Б - всего 47 единиц. Кроме того, в послевоенный период построено и переоборудовано около 50 подводных лодок специального назначения. В целом начиная с 1967 г. в стране построено 300 подводных лодок, в том числе 196 атомных.

Созданием и развитием многоцелевых атомных подводных лодок занимались: СПМБМ - главный конструктор Г. Чернышев; СКБ-143 - главные конструкторы В. Перегудов, М. Русанов, В. Ромин; ЛПМБ "Рубин"- главные конструкторы Н. Климов, Ю. Кормилицын; ЦКБ "Лазурит"- главный конструктор Н. Кваша.

Боевые надводные корабли

Благодаря накопленному в течение второго послевоенного десятилетия научно-техническому заделу во второй половине 60-х годов были созданы надводные корабли второго поколения с более совершенным вооружением.

К началу 70-х годов роль и значение надводных кораблей в деятельности флота существенно возросли. Оснащение ракетным оружием увеличило их ударные и оборонительные возможности, а принятие на вооружение новых крылатых и зенитных ракет повысило их боевую устойчивость. Основным видом оружия надводных кораблей во всех сферах его применения стали ракеты.

На рубеже 80-х годов корабли второго поколения были заменены в постройке кораблями третьего поколения с качественно новым вооружением.

Противокорабельные ракетные комплексы совершенствовались в направлениях повышения дальности стрельбы, увеличения числа ракет в залпе, роста их скорости и снижения высоты полета, особенно на подходе к цели, а также помехозащищенности системы самонаведения и эффективности воздействия на цель боевых частей.

С конца 60-х годов на надводных кораблях стали применяться противокорабельные ракеты типа П-120 "Малахит" (с дальностью до 120 км), а в дальнейшем и более дальнобойные (около 500 км) типов П-500 "Базальт" и "Гранит".

Ракетные катера стали оснащаться ракетным комплексом

П-15М и "Термит" (с дальностью до 80 км). Прошел модернизацию ракетный комплекс первого поколения П-35, получивший наименование "Прогресс". В начале 80-х годов на вооружение надводных кораблей и катеров принят ПКРК "Москит" (дальность до 120 км) со сверхзвуковыми ракетами с предельно низкой (от 20 м на марше до 7 м у цели) траекторией полета и маневрированием при подходе к цели.

Начата разработка комплекса "Уран" с ракетами, стартующими из транспортно-пусковых контейнеров.

Надо отметить, что отечественные комплексы со сверхзвуковыми ПКР до сих пор не имеют зарубежных аналогов.

Корабельные ЗРК совершенствовались в следующих направлениях: универсальность, увеличение дальности, повышение числа одновременно обстреливаемых целей и наводимых на них ЗУР, способность поражать малоразмерные низколетящие цели, сокращение времени реакции, повышение скорострельности и помехозащищенности.

Корабли второго поколения оснащались универсальными ЗРК "Шторм" (дальность свыше 35 км) и ЗРК самообороны "Оса-М" (дальность до 10 км), характеристики которого последовательно улучшались.

В конце 70-х годов на корабли третьего поколения стали поступать многоканальные ЗРК С-300Ф (дальность до 90 км), "Ураган" (дальность до 25 км) и "Кинжал" (дальность до 12 км).

В 80-х годах был разработан автономный зенитный комплекс ближнего рубежа "Кортик" (дальность 4-5 км), в котором одновременно используются ракеты и 30-мм автоматы.

В начале 70-х годов малые корабли и боевые катера стали снабжаться переносными зенитными ракетными комплексами (ПЗРК) типа "Стрела", а в дальнейшем - "Игла" (дальность 4-6 км). В системах ПВО кораблей ЗРК дополнялись автоматической ствольной артиллерией со своими стрельбовыми РЛС, такими, как высокоскорострельный 30-мм автомат АК-300 (дальность 4-5 км), одноствольные 100-мм башенные установки АК-100 (дальность 21,5 км) и 76-мм АК-176 (дальность 16,5 км) со скорострельностью до 60 и 120-130 выстрелов в минуту. В начале 80-х годов появилась спаренная 130-мм башенная артустановка АК-130 (дальность 23 км, скорострельность 20-80 выстрелов в минуту). Главными конструкторами надводных кораблей являлись - Н.В. Киселев, А.Н. Савичев, О.Л. Фишер, В.И. Нечанов, В.А. Никитин, В.Ф. Аникиев, Б.И. Купенский, А.В. Маринич, Н.П. Соболев, И.И. Рубис и другие.

Авианесущие корабли

С появлением в ВМС США атомных подводных лодок с баллистическими ракетами перед ВМФ СССР встала задача борьбы с этими лодками в районах их боевого патрулирования. Проведенные исследования показали, что для успешной борьбы с атомными подводными лодками необходимо создать противолодочный корабль принципиально нового типа с групповым базированием вертолетов. Так родилась идея создания корабля ПЛО дальней зоны.

Постановлением правительства от 1963 г. предусматривалось построить два корабля дальней зоны пр. 1123. Головной противолодочный крейсер "Москва" сдан флоту 25 декабря 1967 г., второй корабль, "Ленинград", вступил в строй в 1969 г. Каждый из них имел на борту 14 противолодочных вертолетов Ка-25, а также низкочастотную подкильную ГАС "Орион" дальнего обнаружения. Водоизмещение противолодочных крейсеров составляло 14 600 т.

В 1968 г. было принято решение о строительстве крейсеров с самолетами вертикального взлета. Головной противолодочный крейсер с авиационным вооружением "Киев" пр. 1143 водоизмещением 41 400 т сдан флоту в декабре 1975 г., второй корабль этого проекта, "Минск", вступил в строй в сентябре 1978 г. Оба корабля были переквалифицированы из противолодочных в тяжелые авианесущие крейсера (тавкр), что отражало изменение их боевого предназначения. Главным оружием этих кораблей были ударные самолеты Як-38 вертикального взлета с дальностью действия 400-600 км. Тавкр пр. 1143 имел вооружение: авиационное - 36 летательных аппаратов Як-38 (Як-41), Ка-25 (Ка-27), противокорабельное ракетное - 4i2 ПУ (16) "Базальт"; зенитно-ракетное - 2 ЗРК.

Третий тавкр пр. 1143, "Новороссийск", был сдан ВМФ в августе 1982 г., четвертый тяжелый крейсер пр. 1143.4, "Баку" (с 1990 г. "Адмирал Флота Советского Союза Горшков"), вступил в строй в декаре 1987 г. Так как самолета Як-41 еще не было, то на нем базировались самолеты Як-38 и вертолеты Ка-27.

Самолет Як-38 вертикального взлета и посадки, являясь первым корабельным ударным самолетом с дальностью полета 500 км и бомбовой нагрузкой 700 кг, удовлетворял в основном требованиям боевого обеспечения корабельной группировки в море. Первым летчиком, освоившим самолет Як-38 и его посадку на палубу тавкр "Киев", был командир авиаполка подполковник Ф. Патковский.

Тавкр пр. 1143 предназначались для Северного и Тихоокеанского флотов, и по мере их сдачи ВМФ формировалось по авиаполку на каждом флоте. Самым слабым местом тавкр было авиационное вооружение. Отставание с выпуском самолета Як-41 ставило наши крейсера в худшее положение по сравнению с западными авианосцами и их палубной авиацией.

Як-41 имел большую бомбовую нагрузку, а самое главное - дальность полета до 1400 км, максимальную скорость 1800 км/ч, практический потолок 15 км. По своим характеристикам он приближался к палубным самолетам вертикального взлета и посадки США и Англии и даже превосходил их.

Третьим десятилетним планом предусматривалось строительство тавкр пр. 1143.5, 1143.6 и 1143.7, которые должны были иметь палубную авиагруппу, включающую самолеты Су-27к, МиГ-29к, Як-41 и вертолеты Ка-27.

В ходе проектирования окончательно было утверждено строительство тавкр пр. 1143.5(6): водоизмещение (полное) 55 000 т, дальность плавания свыше 7000 миль, вооружение: 52 летательных аппарата (Су-27к, МиГ-29к, Су-25, Ут-2; могут принимать Як-41, вертолет Ка-27), противокорабельное - 12 ПУ ("Гранит"), зенитное - 12i8 ПУ "Кинжал" (192), противоторпедная защита "Удав-1".

Головной корабль вначале был назван "Рига", затем "Леонид Брежнев" и "Тбилиси", а с 1990 г. - "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов" и был сдан ВМФ 25 декабря 1990 г. (сдачу обеспечивал новый главный конструктор Л. Белов). Второй тавкр пр. 1143.6, "Варяг", спущен на воду 25 ноября 1988 г.

В соответствии с утвержденной правительством программой вооружений на 1986-1995 гг. Невскому ПКБ в декабре 1984 г. было выдано ТТЗ на разработку седьмого тяжелого авианесущего крейсера - атомного корабля с увеличенными авиагруппой и водоизмещением.

В 1987 г. постановлением правительства были утверждены основные элементы тавкр пр. 1143.7: водоизмещение около 75 000 т, скорость около 30 узлов, 75 летательных аппаратов (истребители Су-27к и МиГ-29к), самолет радиолокационного дозора и наведения Як-44, вертолеты Ка-27), трамплин, две катапульты, аэрофинишеры, ПКРК "Гранит" (12), ЗРК "Кинжал" (192), 3 КБР "Кортик" и атомная энергетическая установка.

Головной корабль "Ульяновск" был заложен на Черноморском судостроительном заводе 25 ноября 1988 г. В ноябре 1991 г., в связи с общим сокращением военных расходов, ВМФ прекратил финансирование строительства тавкр пр. 1143.6 "Варяг" (при технической готовности около 70%) и тавкр пр. 1143.7 "Ульяновск" (при готовности около 20%). Корпус последнего по решению правительства Украины в начале 1992 г. был разрезан на стапеле на металлолом.

Так бесславно закончилась эра создания авианосцев в России.

Безусловно, авианосцы, или авианесущие корабли, необходимы ВМФ России, они нужны для Северного и Тихоокеанского флотов. Они должны быть основой оперативных эскадр надводных кораблей для прикрытия атомного подводного флота, борьбы с корабельными группировками и демонстрации ядерного сдерживания.

Ракетные крейсера

В Советском ВМФ для борьбы с надводными кораблями было построено четыре ракетных крейсера пр. 58. После сдачи ВМФ в 1965 г. последнего корабля этого проекта они в течение 10 лет не строились. Но опыт несения боевой службы в удаленных районах Мирового океана, а также потопление 20 октября 1967 г. израильского эсминца "Эйлат" египетскими ракетными катерами советского производства убедили военно-политическое руководство в необходимости строительства ударных надводных кораблей. В 1964-1969 гг. построено 4 ракетных крейсера пр. 1134, вооруженных 2i2 ПУ ракет П-35.

В течение 10 лет шло проектирование тяжелого атомного ракетного крейсера пр. 1144. Головной таркр "Адмирал Ушаков" ("Киров") был передан ВМФ в декабре 1980 г.; он имел водоизмещение 24 000 т, скорость свыше 30 узлов, 20 ПКР "Гранит", 12 ПУ ЗУР С-300Ф (96), 2х2 ПУ ЗУР "Оса-МА" (40).

Программа судостроения предусматривала постройку четырех таркр пр. 1144. Второй корабль, "Адмирал Лазарев" ("Фрунзе"), вступил в строй в октябре 1984 г., третий корабль, "Адмирал Нахимов" ("Калинин"),- в декабре 1988 г., и четвертый, "Петр Великий", намечалось сдать в 1996 г., а фактически он сдан ВМФ в апреле 1998 г.

Тяжелые атомные ракетные крейсера пр. 1144 воплощают все новейшие достижения отечественной техники и не имеют аналогов в иностранных флотах. Таркр пр. 1144 создавались для СФ и ТОФ, где они могли использовать свою ударную мощь. Наряду со строительством таркр пр. 1144, в целях быстрейшего наращивания флотом потенциала ПКР оперативно-тактического назначения, планировалось построить шесть ракетных крейсеров

пр. 1164 водоизмещением 11 300 т, газотурбинная энергетическая установка, скорость 32 узла, вооружение: 16 палубных пусковых установок ПКР-500 ("Базальт"), 8i8 ПУ ЗУР С-300Ф (64) и 2i2 ПУ ЗУР "Оса-М" (40). Строительство велось в г. Николаеве.

До 1989 г. было построено три корабля пр. 1164: "Москва" ("Слава"), "Маршал Устинов" и "Варяг", строительство остальных было прекращено в связи с развалом СССР и отсутствием финансирования.

Крейсера

Из 11 оставшихся к 1967 г. в составе ВМФ артиллерийских легких крейсеров пр. 68бис пять единиц были частично модернизированы под корабли управления, остальные находились в консервации.

Большие противолодочные корабли

Главная задача сил флота - борьба с атомными подводными лодками обусловила выделение в 1966 г. нового подкласса кораблей: большой противолодочный корабль (бпк). Основное их назначение - борьба с ПВО и ПЛО корабельных группировок и конвоев. К этому подклассу были отнесены строящиеся сторожевые корабли пр. 61 и начатые разработки кораблей ПВО-ПЛО пр. 1134А и пр. 1134Б.

Планом кораблестроения было предусмотрено строительство десяти бпк пр. 1134А, которые вступили в строй в период с 1966 по 1977 г. Водоизмещение их составляло 7500 т, скорость 32 узла, вооружение: 2i2 ПУ ЗУР "Шторм" (96), противолодочное - 2i4 ПУ ракето-торпед "Метель" (8), вертолет. Строительство данных кораблей производилось в Ленинграде.

Следующим подклассом противолодочных кораблей в программе предусматривалось строительство бпк пр. 1134Б с газотурбинной энергетической установкой. Водоизмещение 8500 т, скорость 32 узла, вооружение: 2 ЗРК "Шторм" 2i2 ПУ (80), 2i2 ПУ ЗУР "Оса-9МЗЗ" (40), 2i4 ПУ 85-Р "Метель". Всего с 1968 по 1979 г. построили в г. Николаеве семь кораблей.

Последним типом больших противолодочных кораблей отечественного флота стали корабли пр. 1155. Всего с 1977 по 1996 г. планом предусматривалось строительство четырнадцати кораблей этого проекта, фактически построено тринадцать на заводах "Янтарь" (Калининград) и им. Жданова (Ленинград). Бпк пр. 1155 имеют водоизмещение 7600 т, газотурбинную энергетическую установку, скорость около 30 узлов, вооружение: 2 вертолета Ка-27, 2i4 ПУ ракето-торпед "Метель", 8i8 ПУ ЗУР "Кинжал" (64), ГАК "Полином".

Надо сказать, что стремление в первое и второе послевоенные десятилетия решить задачу борьбы с подводными лодками строительством противолодочных кораблей, а не созданием системы противолодочной борьбы применительно к конкретному району было ошибкой. Для борьбы с атомными подводными лодками требовалась система, состоящая из стационарных средств и маневренных противолодочных сил, где основу маневренных сил должны составлять атомные подводные лодки и противолодочная авиация. Большие противолодочные корабли должны обеспечить ПЛО и ПВО корабельных ударных групп, эскадр надводных кораблей на Севере и Дальнем Востоке.

Главный просчет - не все возможности использовались для освещения подводной обстановки. Фундаментальная наука не обеспечила в должной мере летательные воздушные и космические аппараты теорией физических полей для обнаружения демаскирующих признаков атомных подводных лодок.

В 70-е годы главные усилия в развитии средств обнаружения пл были сосредоточены на корабельных гидроакустических комплексах. Одним из технических недостатков являлась массогабаритность комплексов ПЛО и ПВО.

Фактически бпк пр. 1155 был построен ради ГАК "Полином" - подкильной станции большой мощности в импульсе, что делало работу ГАК далеко не скрытной. В борьбе с дизельными подводными лодками "Полином" был приемлем, но таких пл не было у США, американцы строили только атомный подводный флот. Таким образом, большие противолодочные корабли сыграли свою роль в противолодочной борьбе, однако в океанской и дальней морской зонах они были малоэффективными.

Эскадренные миноносцы

После завершения в середине 50-х годов строительства эскадренных миноносцев пр. 30 бис и пр. 56 со 130-мм артиллерией в течение 15 лет в состав ВМФ поступали надводные корабли, имевшие на вооружении лишь 76-100-мм артустановки. Это был результат хрущевского реформирования флота. Поэтому к началу 70-х годов возникла необходимость создания нового корабля с универсальной 130-мм артиллерией, что было обосновано опытом боевой службы флотов и устарением к этому времени эм

пр. 56 и 30бис.

Таким новым кораблем стал эсминец пр. 956: водоизмещение 7940 т, скорость около 32 узлов, вооружение: две универсальные спаренные 130-мм артустановки (500 выстрелов) и ПКРК "Москит" (2i4 ПУ), 2i1 ПУ ЗУК "Ураган" (44), ГАС "Платина" и вертолет Ка-27.

Постройку эм пр. 956 вел завод им. Жданова в Ленинграде. Головной корабль "Современный" заложен в марте 1976 г. и сдан ВМФ в декабре 1980 г. Всего планировалось построить 20 единиц, к 1993 г. было построено 17 кораблей пр. 956. Несколько кораблей остались недостроенными. Это был уже корабль третьего поколения. К сожалению, слабым местом у него оказались паротрубные котлы, течь трубок постоянно влияла на техническую готовность корабля. В целом по мореходности и вооружению эсминцы соответствуют международным стандартам, однако энергетическая установка не позволяла надежно их использовать.

Сторожевые корабли

В связи с ограниченными возможностями промышленности по строительству больших противолодочных кораблей и их сравнительно высокой стоимостью было признано целесообразным в дополнение к этим кораблям создать меньшие по водоизмещению и стоимости сторожевые противолодочные корабли, способные самостоятельно бороться с подводными лодками в дальней и ближних морских зонах.

Таким кораблем стал скр пр. 1135 (головной скр "Бдительный") водоизмещением 3100 т с газотурбинной установкой и скоростью около 32 узлов, основное вооружение: 1i4 ПУ "Метель", 2i2 ПУ ЗУР "Оса" (40 ракет); артиллерия: 2i2-76,2-мм (800 выстрелов), а пр. 1135М 2i1- 100-мм (600 выстрелов), 2i12 - РБУ-6000, 2i4-533-мм ТА, ГАС - подкильная "Титан-2" и буксируемая "Вега".

Всего за период 1970-1981 гг. планировалось и было построено 32 корабля в Ленинграде, Калининграде и Николаеве.

Последним типом сторожевого корабля ВМФ СССР стал корабль пр. 11540, вступивший в строй в 1990 г. Его водоизмещение 4250 т, скорость около 30 узлов, газотурбинная энергетическая установка, вооружение: ПКР "Москит" (16), 1 ЗРК "Кинжал", 4i1 (32), "Кортик" - 2 больших модуля, 1i1-100-мм артустановка, ПЛО "Водопад", вертолет Ка-27. Планировалось построить несколько кораблей, однако они остались недостроенными.

Всего с 1967 по 1991 г. отечественной промышленностью для ВМФ, пограничников и на экспорт было построено 64 сторожевых корабля.

Противолодочные корабли

Согласно программе с 1966 г. начались постройка и сдача флоту противолодочных кораблей пр. 159А. Их строили заводы в Калининграде и Хабаровске, которые в 1966-1972 гг. сдали 23 единицы.

Малый противолодочный корабль нового поколения

пр. 1124 "Альбатрос" имел опускаемую ГАС "Шелонь" и ЗРК "Оса-М", водоизмещение 990 т, скорость 35 узлов. Всего было сдано флоту 33 единицы. В составе разнородных противолодочных сил эти корабли, имеющие мощную ГАС "Шелонь", значительно повышали поисковый потенциал.

В 1987-1990 гг. ВМФ получил 12 мпк пр. 1331М, которые были построены в ГДР. Всего начиная с 1960 г. построено 280 противолодочных кораблей водоизмещением от 450 до 1100 т, предназначенных для ближней морской зоны всех флотов.

Малые ракетные корабли

В 1960 г. появилась необходимость в создании малых ракетных кораблей, способных действовать на закрытых морских театрах и в прибрежных морских зонах Севера и Дальнего Востока и имеющих на вооружении ПКР средней дальности, систему загоризонтного целеуказания, ЗРК и артвооружение.

Первый малый ракетный корабль пр. 1234 имел на вооружении 6 ПКР П-120 "Малахит", ЗРК самообороны "Оса-М" и спаренную 57-мм артустановку с радиолокационной системой управления. Водоизмещение его 670 т, скорость 36 узлов. Всего было построено 16 мрк пр. 1234 на НПО "Алмаз" (Ленинград) и во Владивостоке.

Улучшенный мрк имел более совершенное радиоэлектронное вооружение. В течение 1977-1991 гг. построено на тех же заводах около 20 таких кораблей (пр. 1234.1.). Дополнительно 10 мрк пр. 1234.7 было построено в 1976-1984 гг. на НПО "Алмаз".

Параллельно развернулись работы по созданию опытных малых ракетных кораблей с динамическими принципами поддержания, что должно было привести к резкому повышению их мореходности и скорости на волнении.

Первым опытным кораблем был принципиально новый мрк пр. 1240 "Ураган" с корпусом из алюминиево-магниевого сплава с крыльевым устройством, что позволяло ему развивать скорость более 50 узлов. Вооружение включало 4 ПКР "Малахит", ЗРК "Оса-М" и 30-мм автомат АК-630; водоизмещение 430 т.

Вторым направлением развития мрк с динамическими принципами поддержания стало создание их в виде скеговых кораблей на воздушной подушке. Опытный мрк пр. 1239 "Сивуч" имеет водоизмещение около 1000 т, скорость более 45 узлов, вооружение: 2i4 ПКР "Москит", 1i2 ПУ ЗРК типа "Оса-М", один 76-мм и два 30-мм автомата. Сдан ВМФ в 1989 г., достроен и второй корабль этого проекта.

Особое место среди кораблей с динамическими принципами поддержания в 70-е - начале 80-х годов занимали ракетные и другие корабли - экранопланы.

Предполагалось, что создание экранопланов сможет дать флоту существенные преимущества в ведении боевых действий на море. Считалось, что экраноплан, действующий на предельно малых высотах (5-10 м), будет обладать большей радиолокационной скрытностью, чем самолет, и поэтому станет весьма эффективным средством борьбы с кораблями противника.

Опытный экраноплан пр. 903 "Лунь" с ракетами "Москит" строился в 1982-1987 гг. Второй корабль этого типа в поисково-спасательном варианте недостроен. Главным недостатком экраноплана явилось то, что он создавался как носитель оружия, а не как элемент системы по борьбе с корабельными группировками надводных кораблей.

Всего с 1970 г. судостроительной промышленностью было построено около 50 малых ракетных кораблей для ВМФ и на экспорт.

Подведем итоги строительства надводных кораблей океанской зоны в течение 1967-1998 гг. Всего построено:

- тяжелые авианесущие крейсера пр. 1143 - четыре, и

пр. 1143.5 - один;

- тяжелые атомные ракетные крейсера пр. 1144 - четыре;

- ракетные крейсера пр. 1164 - три и пр. 1134 - четыре;

- большие противолодочные корабли пр. 61, 61М и 61Э - двадцать;

- большие противолодочные корабли пр. 1134А - десять и 1134Б - семь, пр. 1155 - двенадцать;

- эскадренные миноносцы пр. 956 - семнадцать;

- сторожевые корабли пр. 1135 - двадцать один, пр. 1135М одиннадцать, пр. 1135.1 - семь, пр. 11540 - один, пр. 159 - четырнадцать.

Таким образом, в ходе третьего этапа строительства океанского флота ВМФ получил 131 крупный надводный корабль океанской и дальней морской зон, которые уже были способны противостоять авианосному флоту США. Главный недостаток строительства - отсутствие системы, где корабль становится ее элементом, комплексом огневого поражения, в обеспечении информационного поля и автоматической системы выдачи целеуказания в реальном масштабе времени. К сожалению, руководство ВМФ и общественное мнение не созрели для следующего этапа - строительства сбалансированного океанского флота.

Боевые катера, противоминные и десантные корабли

Ракетные катера

Катера на базе пр. 205 оказались настолько удачными, что их серийная постройка продолжалась 25 лет. Всего с 1960 по 1975 г. было построено 187 ракетных катеров пр. 205 и 205У, из которых около 120 единиц передали флотам дружественных стран.

В дальнейшем, с 1977 по 1983 г., с учетом совершенствования ракетных катеров, по пр. 206МР было построено 12 катеров, которые имели 2i1 ПУ ракет "Термит", одноствольную 76-мм артустановку и 30-мм автомат АК-630.

Разработка ракетного катера нового поколения пр. 1241 для замены катеров пр. 205У в 1969 г. началась в ЦМКБ "Алмаз". Ракетный катер пр. 1241.1 "Молния-1" имел водоизмещение 460 т, газотурбинную установку, скорость 43 узла, вооружался четырьмя ПКР "Москит" или "Термит", активно-пассивной радиолокационной системой целеуказания, одноствольной 76-мм артустановкой АК-76 и двумя 30-мм автоматами АК-630М с общей радиолокационной системой управления. Предусматривалась также ПЗРК типа "Стрела". Использование катером вооружения обеспечивалось при волнении моря до 5 баллов. Всего с 1979 по 1986 г. заводы сдали ВМФ около 20 катеров с ПКР "Термит", а с 1981 г. построили более 20 катеров с ракетой "Москит".

За период с 1981 по 1992 г. было построено 64 ракетных катера пр. 1241РЭ, 1241.1, 1241.7 и 1241.9.

Всего с 1957 г. отечественная судостроительная промышленность построила для ВМФ и на экспорт свыше 460 ракетных катеров. Лучших ракетных катеров для действия в ближней морской зоне никто в мире не создавал.

Торпедные, противолодочные и сторожевые катера

Начиная с 1960 г. продолжалось серийное строительство торпедных катеров пр. 206, их было сдано 80 единиц. Торпедный катер пр. 206М "Шторм" имел усиленное артиллерийское вооружение - двуствольный 57-мм автомат АК-725 с РЛС управления огнем "Барс". В течение 1970-1976 гг. ПО "Алмаз" и другие заводы построили 24 катера пр. 206м., противолодочный малый корабль пр. 1241, всего построено 45 единиц; впоследствии 1241.2, из семейства "Молния", имел водоизмещение 470 т, дизельную установку, ГАС с подкильной и опускаемой антеннами. Всего с 1956 г. отечественной промышленностью построено для ВМФ, морских пограничных частей и на экспорт около 800 торпедных, противолодочных и сторожевых катеров.

С 1967 г. отечественные заводы построили более 140 речных артиллерийских кораблей и катеров.

Противоминные корабли

В 1966 г. приказом ГК ВМФ введена новая классификация корабельного состава, согласно которой противоминные корабли водоизмещением свыше 500 т относились к морским тральщикам, водоизмещением 150-500 т - к базовым и водоизмещением менее 150 т - к рейдовым тральщикам.

Всего в стране с 1967 г. было построено свыше 280 противоминных кораблей, из них более 70 единиц передано иностранным флотам.

Десантные корабли

В плане военного судостроения 1959-1965 гг. предусматривалось строительство четырех больших десантных кораблей пр. 1171, которые могли принимать и десантировать усиленную мотострелковую роту (313 человек, 22 единицы боевой техники, включая 7 средних танков) или до 20 средних танков, 25 бронетранспортеров или 52 автомашины ЗИЛ-31. Они имели водоизмещение 4650 т и на вооружении одну спаренную 57-мм артустановку. Всего с 1966 по 1975 г. построено 14 кораблей пр. 1171 на заводе "Янтарь" (Калининград). Они стали первыми десантными кораблями океанской и морской зон.

В дальнейшем строительство кораблей этого подкласса передали в Польшу, где в 1974-1990 гг. для ВМФ СССР было построено 28 больших десантных кораблей пр. 775.

На заводе "Янтарь" велось также строительство трех больших десантных кораблей пр. 1174; головной, "Иван Рогов", был сдан ВМФ в июне 1978 г. Он имел водоизмещение 13 880 т, принимал 79 единиц техники и 440 человек личного состава. Второй корабль этого проекта, "Александр Николаев", вступил в строй в 1982 г., а третий, "Митрофан Москаленко", в 1989 г.; все они предназначались для Тихоокеанского флота.

Строительство средних десантных кораблей велось в Польше. В 1967-1968 гг. вступило в строй 10 средних десантных кораблей пр. 771, в 1969-1970 гг. - 15 единиц пр. 771А, а в 1971-1972 гг. - 8 единиц пр. 773.

Серьезным недостатком всех строившихся в 60-е годы малых десантных кораблей и высадочных средств (десантных катеров) была низкая скорость, что делало их легкоуязвимыми для огня при подходе к пунктам высадки. Поэтому искали техническое решение. Наиболее многообещающим было создание малых десантных кораблей и катеров на воздушной подушке, дающей им высокую скорость и амфибийность, то есть способность выходить на необорудованный берег и передвигаться по суше.

Проектирование первого в мире малого десантного корабля на воздушной подушке пр. 1232 "Джейран" завершило в 1964- 1965 гг. ЦМКБ "Алмаз". Опытный корабль пр. 1232 построен ПО "Алмаз" в 1970 г. Он имел водоизмещение 350 т, дальность плавания 300 миль, скорость 50 узлов, мог принимать два средних танка или 4 БМП и 80 человек личного состава. Всего в 1970-1985 гг. сдано 20 кораблей типа "Джейран".

В 1978 г. началась разработка более крупного и быстроходного малого десантного корабля пр. 1232.2 "Зубр", который имел водоизмещение 550 т, скорость более 60 узлов и принимал 3 средних танка, или 10 БТР (8 БМП), или 360 человек; дальность плавания 300 миль.

Всего было сдано 9 кораблей этого проекта, несколько единиц осталось недостроенными.

С 1965 г. ЦМКБ "Алмаз" вело разработку десантно-штурмового катера пр. 1205 "Скат" водоизмещением 27 т, способного принимать 50 десантников, имеющего скорость более 50 узлов и дальность плавания 200 миль.

В течение 1969-1976 гг. было построено на трех заводах 27 катеров типа "Скат".

По разработанному ЦМКБ "Алмаз" пр. 1206 "Кальмар" с 1972 по 1982 г. было построено 20 десантных катеров, которые имели водоизмещение 113 т, скорость 55 узлов, дальность плавания 100 миль и могли принимать на борт 1 средний танк или 2 БМП.

Таким образом, недостатки десантных кораблей, проявившиеся в ходе Великой Отечественной войны, были устранены за четыре десятилетия выполнения судостроительных программ. Боевой состав флота получил значительное количество десантных кораблей и катеров, что позволило на всех флотах создать дивизии морских десантных сил, и морские десантные операции приобрели новое содержание.

Параллельно со строительством боевых кораблей шло создание и строительство кораблей и судов обеспечения ВМФ. Дальнейшее наращивание боевой мощи новых кораблей, повышение насыщенности их огневыми комплексами, расширение использования корабельной авиации, усложнение и развитие радиоэлектронных систем управления, рост энерговооруженности кораблей, сохранение высокой боевой готовности при плавании в отдаленных районах Мирового океана - все это поставило серьезные задачи по созданию мобильных сил плавучего тыла: кораблей и судов обеспечения.

В рассматриваемый период получили развитие корабли обеспечения длительного плавания ударных сил флота, совершенствовались плавучие средства, позволяющие поддерживать на должном техническом уровне исправность кораблей, их оружия и вооружения. Строились плавучие средства для выполнения межпоходовых ремонтов, пополнения боевых запасов, снабжения кораблей всеми видами материально-технического довольствия. Создавались специализированные ремонтно-технические комплексы по перезарядке атомных реакторов, по контролю и регулировке физических полей кораблей, по наладке радиотехнической аппаратуры, системы автоматики. Уделено было внимание укреплению спасательной службы флота путем создания новых, более совершенных спасательных судов.

Сложный процесс военного кораблестроения требовал большой оперативной организаторской работы, государственного подхода при решении возникших проблем. Практическое исполнение всего этого ложилось на плечи руководящих работников ВМФ и министерства судостроительной промышленности заместителей ГК ВМФ по кораблестроению и вооружению адмиралов Н. Исаченкова, П. Котова, Ф. Новоселова, В. Новикова и В. Зайцева.

Особо следует отметить вклад, который внес в создание современного ракетного океанского флота СССР Адмиралы Флота Советского Союза Н. Кузнецов и С. Горшков.

Итогом усилий многих тысяч участников военного кораблестроения стало создание океанского атомного ракетно-ядерного флота и подготовка условий для его дальнейшего развития.

Программа военного кораблестроения на 1970-1980 гг. была направлена на строительство корабельного состава океанского флота в условиях нарастающего усложнения и расширения задач, стоящих перед ВМФ. Это оказало решающее влияние на формирование технического облика создаваемых кораблей, на требования, предъявляемые к их боевым и эксплуатационным качествам.

Наращивание боевой мощи создаваемых кораблей шло по пути насыщения их огневыми комплексами, радиоэлектронными системами и роста энерговооруженности. Важным условием повышения боевых качеств кораблей являлась высокая техническая надежность, тесно связанная с автономностью и дальностью плавания.

В боевых свойствах создаваемых кораблей нашло отражение возросшее значение флота в стратегических операциях Вооруженных Сил на океанских и морских ТВД. Это выражалось в пространственном размахе операций, их скоротечности и скрытности действий сил флота. Скрытность маневрирования и внезапность действий потребовали увеличения глубины погружения подводных лодок и снижения их физических полей, прежде всего по акустическому полю.

Реализация ударной мощи в первом ракетном ударе надводных кораблей и подводных лодок требовала новых систем освещения обстановки и целеуказания. Начатая в 70-е годы разработка космических и авиационных систем освещения "Легенда" и "Успех" в 80-е годы не получила своего развития, что поставило в сложное положение ракетные системы сил общего назначения. В середине 80-х годов военная наука должным образом не оценила важность информации в будущей войне на море и суше.

Важным направлением в кораблестроении было повышение боевых свойств корабля, способности противостоять ударам противника, боевой устойчивости и живучести. Из всего комплекса проблем обеспечения живучести наибольшее внимание уделялось пожаровзрывобезопасности, конструктивной защите, непотопляемости, защите от воздействия ядерного оружия и средств массового поражения.

Главной особенностью рассматриваемого периода явилось ускорение темпов развития науки и техники, повлекшее за собой быстрое моральное устаревание научных идей, технических решений, технологических приемов производства.

Высокая динамичность этого процесса, требующая своевременного обновления и совершенствования оружия, вооружения и техники, была вызвана необходимостью противодействия вероятному противнику в его устремлениях к военно-техническому превосходству. Сложившаяся обстановка потребовала глубокого анализа и прогнозирования путей реализации в интересах развития флота достижений научно-технического прогресса, новейших открытий отечественной и мировой науки. Не везде и не всегда удавалось достичь нужного результата. Приоритетными направлениями, по которым требовалось углубить исследования и технические разработки, были: снижение заметности кораблей по их физическим полям, повышение эффективности собственных средств обнаружения и целеуказания, комплексирование и унификация оружия корабля, повышение экономичности и надежности энергоустановок, повышение интенсивности использования кораблей, повышение живучести кораблей, освоение новых материалов для снижения массогабаритности оружия и техники.

Рассматриваемый этап истории строительства флота (1967-1991 гг.) отмечен рождением новых направлений и тенденций в создании подводных лодок и надводных кораблей.

Впервые в истории флота был создан атомный подводный флот, который имел морские стратегические ядерные силы, включая тяжелые подводные крейсера стратегического назначения и силы общего назначения, атомные подводные лодки с противокорабельными ракетами большой дальности и многоцелевые атомные подводные лодки с ракетно-торпедным оружием малой дальности.

В надводном кораблестроении родился новый класс авианесущих кораблей тяжелые авианосные крейсера - и был создан тяжелый атомный ракетный крейсер, способный противодействовать авианосцам. Период развернутого строительства океанского флота является важным этапом в истории Российского государства.

Таким образом создание атомного подводного флота и тяжелых авианесущих и атомных крейсеров создало условия для России равноправно с морскими державами бороться за Мировой океан.

ГЛАВА V

РАЗВИТИЕ ВОЕННО-МОРСКОГО ИСКУССТВА В РОССИИ

1. ВОЕННО-МОРСКАЯ АКАДЕМИЯ

Военно-морская орденов Ленина, Октябрьской Революции и Ушакова академия является старейшим учебным заведением России. Она прошла путь от небольшого офицерского класса при Морском кадетском корпусе до крупнейшего учебного заведения по подготовке офицерских кадров и научного центра Военно-Морского Флота, в стенах которого закладывались основы военно-морского искусства. Основные этапы ее деятельности связаны с развитием флота: 1827 г. - Офицерский класс в эпоху парусного флота; 1862 г. - Академический курс морских наук после поражения флота в Крымской войне; 1877-1917 гг. - Николаевская морская академия в эпоху создания броненосного и паросилового флота; с 1919 г. - начало деятельности в интересах ВМФ СССР.

Главная задача Морской академии - научить офицеров флота тому, что составляет великую цель и венец его профессии - искусству ведения войны на море.

У истоков создания Морской академии стояли видные адмиралы - И. Крузенштерн, В. Римский-Корсаков, А. Епанчин. Офицерский класс и Морскую академию окончили известные мореплаватели адмиралы Г. Невельской и К. Посьет, ученые кораблестроители А. Крылов и И. Бубнов, а также все командующие флотами императорского Российского и Советского Военно-Морского Флота. В ее стенах трудились ученые с мировым именем А. Красильников, Э. Ленц, М. Остроградский, В. Буяновский, Н. Фусс и другие, разрабатывавшие теорию боевого применения и строительства флота.

Вместе с развитием флота России совершенствовались и формы его боевого применения на море.

В эпоху парусного флота победа в морском сражении обеспечивала победу в войне и господство на море. В ходе Северной войны (1700-1721) Россия, разгромив сухопутную армию шведов в Полтавской битве (1709), а затем в трех морских сражениях победив шведский флот, добилась победы в войне; Петр I прорубил окно в Европу и вывел Россию из изоляции западных держав.

Из восемнадцати войн, в которых участвовал Российский парусный флот, поражение он потерпел только в одной - Крымской (1853-1856), а в остальных добился победы. И не только благодаря количеству и качеству личного состава флота и кораблей, но также и искусству флотоводцев той эпохи.

Петр I и его соратники Ф. Голицын, Ф. Апраксин и А. Меншиков по праву считаются создателями регулярного флота и основоположниками русской морской школы.

Боевая деятельность флота регламентировалась Морским уставом Петра I, созданным на опыте Северной войны. Морской бой был основной формой решения задач по уничтожению противника в море и в базах. Линейное построение сторон в морском бою просуществовало с момента создания флота почти полтора века, до Синопского сражения (1853). Однако искусство сосредоточения главных усилий, сочетание огня и маневра в бою позволяли добиваться победы.

Выдающимся флотоводцем эпохи парусного флота был адмирал Федор Федорович Ушаков, который одержал победу в семи морских сражениях, применив в каждом из них новые приемы боя. Ушаков опередил на десятки лет западных адмиралов, в том числе и Горацио Нельсона, в разнообразии тактических приемов в морском бою, в выборе направления главного удара, построении и управлении силами и создании резерва.

Переход к эпохе броненосного флота требовал новой теории строительства кораблей и разработки новых форм их боевого применения. Эта задача ложилась на Морскую академию, фундаментальную и прикладные науки.

Несмотря на то что Россия позже других крупных морских держав - в середине XIX века - вступила на путь промышленной революции, она добилась мощного технического прогресса и сумела создать корабли с высокими боевыми и мореходными качествами.

Весь опыт Крымской войны показал преимущество новой западной техники: паровых кораблей, их металлических корпусов и нарезной артиллерии. Это ускорило переход к строительству броненосного флота. Речь шла о создании нового винтового флота и подготовке для него офицеров и матросов.

В 1862 г. был открыт Академический курс морских наук с целью повышения морского воспитания в России на новых началах. Это сыграло определенную роль в развитии высшего морского образования, но не решило проблемы получения офицерами знаний, необходимых для командования кораблями и соединениями. Если в парусном флоте строевые офицеры после окончания Морского корпуса в походах и сражениях практическим путем накапливали необходимые знания и навыки для командования кораблями и соединениями, то в условиях парового броненосного флота одного практического опыта стало недостаточно. Командование кораблями, соединениями и работа в штабах требовали от строевых офицеров в 70-80-е годы XIX века более глубоких знаний в области боевого использования сил, боевых и технических средств флота, его тактики.

Эти теоретические знания, главным образом в области тактики парового флота, строевым офицерам должна была дать академия. Пионером в вопросах разработки способов ведения войны на море в новых условиях был адмирал Г. Бутаков, который в 1861 г. издал труд об основах пароходной тактики.

В 1877 г. Академический курс морских наук был переименован в Николаевскую Морскую академию без каких-либо, впрочем, существенных преобразований. В течение почти 20 лет здесь продолжали готовить специалистов: гидрографов, корабельных инженеров и инженеров-механиков. Все это сказалось на качестве подготовки командных кадров броненосного флота и стало одной из причин поражения 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском сражении. За просчеты в подготовке кадров флота Россия заплатила дорогой ценой - гибелью 22 кораблей и 6 тысяч офицеров и матросов. Поражение России в Русско-японской войне поставило вопрос: быть или не быть Российскому флоту?

Переход от парусного флота к паровому и броненосному, развитие боевых и технических средств, изменения и усложнения способов ведения боевых действий на море особенно настоятельно требовали обеспечения флота квалифицированными кадрами командного и штабного профиля.

Недооценка этого была следствием ошибочной политики правительственных кругов, которые исходили из того, что Россия - континентальная держава, поэтому флот имеет второстепенное значение, и только для решения задач обороны побережья. Однако опыт истории убедительно свидетельствовал о необходимости для России иметь флот, способный к активным боевым действиям. Являясь самой крупной континентальной державой мира, Россия всегда была и великой морской державой. Флот не принимал участия только в двух из тридцати трех войн, которые вела Россия за 200 лет, предшествовавших Первой мировой войне.

Техническая революция на флоте началась с внедрения паровых машин и винтовых движителей. Первые паровые винтовые суда в России строились на петербургских верфях начиная с 1843 г. Следующим шагом русского флота по пути технического прогресса стал переход в 1861 г. к металлическому корпусостроению.

Создание в 1877 г. броненосца "Петр Великий" положило начало броненосному флоту России. В развитии флота многое зависит от причин экономического и социально-политического характера, от возможностей производительных сил страны. Решающее воздействие на судьбу кораблестроения оказывали войны, в которых участвовал Российский флот. Уроки войны не только вскрывали сильные и слабые стороны военного искусства, но и позволяли оценить боевые и технические качества кораблей, участвовавших в вооруженной борьбе на море.

Русско-японская война вскрыла серьезные недостатки в военно-морском искусстве, боевом и техническом характере кораблей. Одна из причин поражения русского флота в войне с Японией состояла в отсутствии специалистов, способных обращаться с современными кораблями, со знанием дела пользоваться новейшими достижениями военной техники. Другой причиной явился низкий уровень тактической подготовки командиров соединений и кораблей, что в значительной мере объясняется недостатками военно-морского образования, получаемого офицерами в Морской академии. Преподавание стратегии, морской тактики и истории военно-морского искусства были введены лишь в 1896 г.

Следует отметить, что в период, предшествующий Русско-японской войне, особое значение в теоретической разработке вопросов морской тактики имели труды С. Макарова, обобщившего опыт японско-китайской войны 1894-1895 гг. Он дал определение морской тактике: "Морская тактика есть наука о морском бое. Она исследует элементы, составляющие боевую силу кораблей, и способы наивыгоднейшего их употребления в различных случаях на войне".

Еще одна причина поражения в Цусимском бою - отсутствие у высшего морского командования единых взглядов на методы подготовки флота к войне, на систему управления флотом во время войны, а также на способы ведения боевых действий, что было следствием просчетов в этих вопросах Главного Морского штаба и Морской академии. Флот не имел официальных документов, регламентирующих его боевую деятельность, поэтому единая точка зрения на способы ведения войны на море отсутствовала.

Русско-японская война выявила и ряд крупных недостатков в строительстве военных кораблей русского флота, особенно броненосцев. Анализ причин гибели кораблей позволяет сделать вывод, что живучесть русских броненосцев была недостаточной. По скорострельности, дальности стрельбы и управлению артиллерийской стрельбой русские корабли уступали артиллерии японских кораблей. Эта война вскрыла серьезные недостатки в боевых и теоретических характеристиках кораблей, привела к пересмотру взглядов на дальнейшее развитие не только русского флота, но и мирового судостроения. Одновременно Русско-японская война показала, что значение флотов в вооруженной борьбе резко возросло, подтвердила доминирующую роль тяжелых броненосных кораблей в борьбе на море, в ней впервые широкое применение нашли торпеды с надводных кораблей, однако возможности подводных сил военно-морским искусством познаны не были.

На одностороннюю направленность развития флотов значительное и отрицательное влияние оказала также непререкаемая мэхеновская теория "господства на море", в соответствии с которой только сражение крупных линейных сил или блокирование флота противника в базе могло привести к победе. Подводные лодки признавались неспособными обеспечить господство на море.

Эпоха парового броненосного флота 80-90-х годов XIX столетия ушла в прошлое. После 1905 г. России приходилось создавать флот заново, используя новейшие достижения науки и техники того времени. Опыт Русско-японской войны оказал большое влияние на развитие военно-морского искусства и предъявил новые требования к качеству высшего военно-морского образования, к научной работе по вопросам ведения военных действий на море, главным образом в области тактики флота и способов применения оружия и техники.

Таким образом, итоги Русско-японской войны заставили наше морское командование пересмотреть многие вопросы строительства и подготовки флота, в том числе и систему обучения его офицерских кадров, роль и место Морской академии во флоте, ее цели и задачи.

С учетом опыта Русско-японской войны в 1910 г. было утверждено новое положение об академии. Этим положением было установлено, что Николаевская Морская академия принадлежит к разряду высших учебных заведений и имеет своим назначением дать обучающимся в ней офицерам высшее военно-морское и высшее специальное техническое образование, соответствующее современным требованиям военно-морской службы. Так в очередной раз после поражения в войне и понесенных потерь руководство страны и морского ведомства принимало меры по повышению качества подготовки офицерского состава.

Международная обстановка к концу первого десятилетия

XX века становилась все более тревожной. Центром напряжения явилась Западная Европа. Экономическое и политическое соперничество между ведущими европейскими государствами угрожало перерасти в вооруженное столкновение. Наиболее острыми были противоречия между крупнейшей мировой державой Англией и экономически усиливающейся Германией.

Еще в 1879-1882 гг. Германия вступила в союз с Австро-Венгрией и Италией, направленный против России и Франции. Опасаясь мирового господства Германии, правительство Великобритании заключило с Францией соглашение о совместных действиях против Германии, получившее название Антанта. В 1907 г. Россия вступила в союз с Англией, в результате чего также примкнула к Антанте.

При подготовке к предстоящей войне важную роль отводили боевым действиям на морских театрах вооруженной борьбы. В 1907 г. в России приняли программу восстановления флота на 1910-1920 гг. В дальнейшем, в связи с нарастанием угрозы возникновения войны, была создана программа усиленного судостроения на 1912-1916 гг. Таким образом, Россия приступила к созданию паросилового, артиллерийско-торпедного флота.

Учитывая уроки Русско-японской войны, необходимо было улучшить вооружение, связь, защиту, живучесть, ходовые и маневренные свойства кораблей. Это вызвало поиск новых решений и инженерных разработок по совершенствованию кораблей. Заслуга в этом принадлежит русским ученым, среди которых особое место занимают А. Крылов, И. Бубнов, Б. Якоби.

Россия приступила к строительству линкоров, крейсеров, эскадренных миноносцев, тральщиков, минных заградителей, подводных лодок и морской авиации. Совершенствовались корабельная артиллерия и приборы управления огнем, что позволило увеличить дистанцию морского боя до 80-100 каб. На флоте появилась торпеда с дальностью хода 6000 м. На вооружение кораблей поступили новые мины, тралы и гидроакустические приемники. В 1913 г. Д. Григорович построил первый в мире гидросамолет.

Таким образом, при реализации судостроительных программ 1907 и 1912 гг. было освоено создание всех основных классов кораблей флота. Наиболее концентрированно полученный опыт кораблестроения, совершенствования оружия, вооружения и техники отразился в строительстве новых линкоров типа "Севастополь", крейсеров типа "Измаил" и "Светлана", эскадренных миноносцев типа "Новик", тральщиков типа "Клюз" и подводных лодок типа "Барс" и АТ. В строительстве флота большую помощь оказало действие "Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования" (1906 г.) и Указ императора Николая II, объявившего в феврале 1912 г. "Закон о флоте" и программу его строительства до 1930 г.

Этим документом предусматривалось к 1924 г. иметь в составе действующих сил на Балтийском море: линейных кораблей - 16, броненосных крейсеров - 8, крейсеров - 18, эскадренных миноносцев - 72, подводных лодок - 24. Что касается сил Черноморского флота и Сибирской флотилии, то предполагалось уточнить их состав в дальнейшем - в зависимости от изменений в военно-стратегической обстановке на этих театрах.

В рассматриваемый период в академии читали лекции и проводили научную работу видные специалисты того времени

И. Бубнов, А. Крылов, Ю. Шокальский, Л. Гончаров, А. Петровский, Н. Матусевич, М. Беклемешев. Однако в целом уровень научной работы в академии в период между Русско-японской и Первой мировой войнами был еще недостаточно высоким. Она чаще всего проводилась инициативно, усилия преподавателей не объединялись для решения узловых проблем боевой деятельности флота.

В период 1914-1917 гг. многие преподаватели-академики привлекались к работе в органах управления флота и на заводах, где строились корабли. Наиболее опытная часть профессорско-преподавательского состава продолжала научно-исследовательскую и методическую работу. В эти годы были созданы труды по океанографии (Ю. Шокальский), по боевым средствам флота (Л. Гончаров), по вероятности применения торпедного оружия, астрономии и техническим средствам кораблей.

Научные труды академии, изданные в годы Первой мировой войны, имели существенное теоретическое и практическое значение. Морским штабом был разработан план использования флотов в случае войны. Так, Балтийскому флоту предписывалось важная задача в обеспечении правого стратегического фланга фронта вооруженной борьбы и в обороне столицы от ударов германского флота. Ставилась также задача не допустить высадки десанта противника в восточной части Финского залива. Следует признать, что Балтийский флот блестяще решил эту задачу, положив в основу плана военных действий идею оборонительного боя на минно-артиллерийской позиции о. Нарген - Порккала Удд.

Черноморскому флоту ставилась задача обеспечить господство на Черном море и находиться в готовности к овладению проливами, к уничтожению флота противника на минно-артиллерийской позиции у Севастополя.

Недостаток количества боевых кораблей командование планировало компенсировать минами, для чего на флотах были сформированы минные дивизии.

Надо заметить, что в 1914 г. командующий Балтийским флотом вице-адмирал Н. Эссен сумел упредить немцев постановкой минных заграждений у входа в Финский залив, где они потеряли 11 миноносцев и отказались от прорыва к Петербургу. К сожалению, этого не сделал вице-адмирал В. Трибуц в 1941 г.

Реализовать план строительства кораблей к Первой мировой войне России не удалось. Флот вступил в войну, имея устаревшие корабли, и был неспособен вести борьбу с германским флотом в открытом море.

К началу Первой мировой войны Россия имела: линейных кораблей - 9, крейсеров - 12, эскадренных миноносцев - 62, подводных лодок - 15.

Вследствие однобокого взгляда на опыт Русско-японской войны к началу Первой мировой в основных морских державах были созданы огромные линейные флоты. Англия имела линейных кораблей - 69, крейсеров - 82, эскадренных миноносцев - 225, подводных лодок - 76, а ее главный противник Германия линейных кораблей - 41, крейсеров - 44, эскадренных миноносцев - 144, подводных лодок - 28. Как видим, флот Англии превосходил флот Германии почти в два раза. В целом флот Антанты имел 99 линейных кораблей, а Германии и ее союзников только 53. Общее соотношение сил для германской группировки еще более ухудшилось после вступления в войну на стороне Антанты США и Италии.

План британского адмиралтейства был направлен на ухудшение экономики Германии путем срыва ее морских перевозок и на установление господства на море в результате осуществления блокады германских берегов. Предусматривалось постоянное наличие в базах метрополии превосходящих линейных сил, способных при благоприятных условиях нанести в генеральном сражении решающее поражение германскому флоту в случае его выхода в море.

Французский флот по соглашению с англичанами, а позднее и итальянский флот развертывались в Средиземном море, используя развитую систему баз в его западной части.

Австро-венгерский флот с началом войны оказался запертым в Адриатическом море.

Флот Германии опирался на базы, выгодные для их обороны от ударов с моря, но не имел баз, обеспечивавших непосредственные выходы в океан. Его система базирования позволяла быстро сосредоточить силы лишь в Северном или Балтийском море.

Немецкое командование рассчитывало ослабить английский флот, уничтожив его по частям при осуществлении англичанами блокады берегов Германии. Таким путем предполагалось уравнять силы флотов, а затем уже в генеральном сражении нанести решительное поражение англичанам. Это позволило бы Германии свободно действовать на морях, а затем с помощью морской блокады задушить Англию и достичь конечных целей войны - переделить мир в свою пользу и создать сильнейшую колониальную империю. Участие немецкого флота в военных действиях на Балтике не планировалось. Балтийский морской театр для германского флота признавался в начальный период войны второстепенным.

Неравномерность экономического и политического развития империалистических государств ожесточала борьбу за передел мира и выдвигала на очередь новую, еще более тяжелую войну. Это была война между двумя группами великих держав из-за дележа колоний, из-за порабощения других наций, из-за выгод и привилегий на мировом рынке.

Опыт, накопленный в Первую мировую войну, оказал немалое влияние на развитие военно-морского искусства.

1. Судьба Первой мировой войны решалась на сухопутных фронтах. Восточный фронт сыграл важную роль в срыве германских планов. Однако эти успехи России в начале войны и в дальнейшем успехи Германии на восточном фронте не вызвали острого кризиса обстановки на сухопутных театрах.

2. Военные действия на океанских и морских театрах вызвали на определенных этапах войны острейшие кризисные положения, оказавшие глубокое влияние на ее ход. Германская подводная блокада в 1917 г. поставила Англию на грань катастрофы, так как ее экономика зависела от привозного сырья. Немецкие подводные лодки за войну потопили 65% торгового флота Британской империи. Наращивание противолодочных сил Англии и вступление в войну США с их сильным флотом привело к поражению немцев из-за отсутствия взаимодействия всех сил флота в битве за господство на океанских коммуникациях.

3. Борьба на океанских и морских театрах оказала глубокое влияние на ход операций и кампаний на сухопутных театрах. Это влияние носило стратегический характер. Длительные и непрерывные блокадные действия английского флота, которые велись в целях подрыва экономики Германии, изолировали ее от колоний и внешних рынков и не выпустили немецкие морские силы за пределы Северного моря.

Для Германии важнейшим условием достижения победы была кратковременность войны, которую могла обеспечить ее экономика. Длительная война для страны была равносильна поражению. Морская блокада распространяла войну не только на военную силу немцев, но и на источники этой силы. Она в конечном счете лишила германскую армию преимущества в техническом оснащении и обеспечила переход его к противникам.

4. Содействие войскам военно-морские флоты осуществляли в основном в форме обеспечения перевозок крупных контингентов сухопутных войск через моря и океаны, что оказало непосредственное влияние на успешность действий армий Антанты. Необходимо отметить почти полное отсутствие в ходе Первой мировой войны такой формы совместных действий флота и армии, как десантные операции (кроме Дарданелльской).

5. В ходе Первой мировой войны важное место в общих усилиях флотов заняла борьба за достижение господства на море. Она рассматривалась в качестве одной из мер, обеспечивающих достижение стратегических и оперативных целей на океанских и морских театрах военных действий. Эти цели были заложены в основу германского и английского планов ведения войны на море. Основными способами достижения господства на море обе стороны считали морскую блокаду и генеральные сражения линейных сил флотов. В блокадных действиях широко применялось минное оружие.

Готландское сражение показало, что использование однородных линейных сил флота в качестве главных и единственных сил для достижения победы на море ошибочно, что необходимо взаимодействие в морском бою разнородных сил и средств флота. Российскому императорскому флоту были присущи те же формы действий: нарушение коммуникаций противника и защита своих, блокада и оборона важных районов, содействие сухопутным войскам, а также боевые действия против надводных кораблей Германии.

Важно отметить, что в ходе войны подводные лодки и морская авиация заявили о себе как об основных родах сил флота. Первая мировая подтвердила зависимость исхода войны от экономики воюющих сторон и количества и качества вооружения. Уровень экономики определил новую материальную базу ведения войны на море и формы решения задач. Появились морская операция по нарушению коммуникаций, морская операция по уничтожению корабельных группировок, морская десантная операция и морская операция по защите своих коммуникаций, в форме конвоев и систематических боевых действий. Новые формы решения задач требовали сосредоточения усилий всех родов сил флота, которые заявили о себе в ходе Первой мировой войны, а также боевого и специального обеспечения и организации управления.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в истории человечества. В 1917 г. мир раскололся на две противоположные социально-экономические системы - социалистическую и капиталистическую. Создание вооруженных сил пролетарского государства потребовало разработки теории их применения и обусловило формирование новой системы подготовки командных кадров, стало началом деятельности Морской академии в интересах ВМФ СССР.

Трудности быстрейшей перестройки деятельности Морской академии на новый, советский, лад были связаны с нехваткой преподавателей и экономической разрухой в стране. Ленин указывал на необходимость использовать буржуазных специалистов, набирать командный состав из бывших офицеров, чтобы рабочие и крестьяне могли у них учиться. Но значительная часть прежней военной интеллигенции не увидела исторических перспектив в социалистическом переустройстве страны.

Оперативно-тактическая подготовка флота определялась в тот период задачей обороны морского побережья страны. Для ее решения на учениях и маневрах отрабатывалось взаимодействие с Красной Армией. В решении общих задач по обороне побережья на флот возлагалось оборудование минно-артиллерийских позиций, с которых намечалось наносить главный удар по противнику надводными кораблями, авиацией и береговой артиллерией. Для увеличения глубины воздействия по противнику предполагалось использовать и подводные лодки, которые развертывались впереди минных заграждений.

Перед Военно-морской академией встала задача готовить кадры, которые были бы способны освоить поступавшую на флот в возрастающем количестве новую технику, организовать боевую подготовку кораблей и соединений и развить все отрасли военно-морской науки. В конце 20-х годов была определена роль морских сил в системе Вооруженных Сил страны: "При развитии ВМС стремиться к сочетанию надводного и подводного флотов, береговой и минно-позиционной обороны и морской авиации, отвечающему характеру ведения боевых операций на наших морских театрах в обстановке вероятной войны".

1939-1940 гг. ознаменовались дальнейшим усилением научно-исследовательской работы в развитии теории военно-морского искусства. В академии был издан капитальный труд "Ведение морских операций". В нем даны основы расчетов, планирования, организации и ведения операций. Эта работа стала основой для подготовки "Наставления по ведению морских операций" (НМО-40). В нем рассмотрены типовые операции, проводимые флотом как самостоятельно, так и совместно с армией. Особое внимание обращалось на организацию взаимодействия надводных кораблей с подводными лодками и авиацией, при этом главным родом сил считались подводные лодки.

Военно-морская академия уделяла внимание и разработке вопросов морской тактики, были изданы "Наставление по боевой деятельности подводных лодок" (НПЛ-39), "Введение в общую тактику", "Тактика военно-воздушных сил ВМФ", а также наставления по боевой деятельности различных классов кораблей.

В предвоенные годы быстро развивалась экономика СССР, шла реконструкция всего народного хозяйства. Научно-технический прогресс создал новую техническую базу и для производства новой техники для армии и флота. Кораблестроительные программы 1926, 1929, 1933 и 1937 гг. положили планомерное начало строительству нового корабельного состава. Принятая в 1937 г. программа предусматривала для создания большого морского и океанского флота в основном строительство крупных надводных кораблей, признавалась также необходимость иметь сильный подводный флот. Как видим, уроки Первой мировой войны в части роли различных родов сил в войне на море не были учтены в полной мере.

Расстановка военно-политических сил на международной арене во второй половине 30-х годов складывалась таким образом, что Советскому Союзу противостояли фактически все основные державы, располагающие мощными военно-морскими флотами. Результаты Великой Отечественной и Второй мировой войн известны, кратко рассмотрим их влияние на развитие военно-морского искусства.

1. Вторая мировая война в целом была континентальной, так как главные ее цели достигались на сухопутных фронтах. Однако некоторые стратегические задачи на европейских театрах не могли быть решены без участия крупных сил флота. Ареной вооруженной борьбы стала практически вся акватория Мирового океана.

2. Основными видами военных действий флотов во Второй мировой войне следует признать борьбу на морских сообщениях, направленную на подрыв военно-экономического потенциала противников и на защиту своих морских перевозок, а также получившие небывалый до этого размах морские десантные операции. Морские операции военно-морских сил по уничтожению в море ударных группировок противника являлись составными частями операций по нарушению океанских коммуникаций или морских десантных операций.

3. В ходе войны увеличились масштабы боевых действий против военно-морских сил в базах, а также по уничтожению важных военных и экономических объектов на побережье противника. Эта новая задача по ослаблению военно-экономического потенциала решалась, как правило, авиацией.

4. Резко упало значение артиллерийского оружия как решающего средства достижения победы в бою, в связи с чем линейные корабли потеряли свое главенствующее место в военно-морских флотах. Морские бои зачастую велись с использованием авиации на дистанциях, значительно превышавших дальность стрельбы артиллерии. Первенство среди надводных кораблей перешло к авианосцам.

5. Война заставила сделать переоценку роли отдельных родов сил в составе военно-морских флотов, а также значения самих флотов в системе вооруженных сил. В ходе войны продолжал углубляться процесс отхода флотов от однородного состава сил. Они стали включать различные рода сил в оптимальном для борьбы на море соотношении. Развивались и совершенствовались приемы комбинированного воздействия по противнику различными родами сил и разнообразным оружием при более глубоких и расчлененных боевых порядках. Опыт боевых действий на море во Второй мировой войне подтвердил необходимость строительства сбалансированного флота. Основными родами сил флота в ходе боевых действий на море стали подводные лодки и авиация.

6. Наряду с проведением морских операций огромный размах приобрели систематические боевые действия флотов, целью которых было поддержание благоприятного оперативного режима на театрах. Изменившиеся условия борьбы на море потребовали непрерывного ведения разведки и обеспечения всех видов обороны на театрах (противолодочной, противовоздушной, противоминной и противокатерной).

7. Характерным было не только стремительное количественное увеличение состава флотов, но и быстрое качественное их развитие, принятие на вооружение новых, все более совершенных образцов оружия и боевой техники. Наибольшими темпами развивались морская авиация, средства противовоздушной обороны, технические средства наблюдения, системы связи и органы управления.

Главным итогом войны в области научно-технического прогресса стало создание атомного и ракетного оружия, которое резко увеличило поражающие возможности и в перспективе сделало все континенты уязвимыми. Появилось стратегическое оружие, которое во второй половине XX века обеспечивало решение политических задач в "холодной войне".

8. Боевые действия в ходе Второй мировой войны приобрели колоссальный, невиданный размах, в войне участвовало 61 государство. Победа над фашистской Германией и Японией разделила мир на два лагеря и положила начало развалу всей колониальной системы.

Таким образом, Вторая мировая война носила преимущественно континентальный характер. Тем не менее вооруженная борьба на море оказала существенное влияние на ее ход и исход. Опыт боевых действий на морских театрах оказал огромное влияние на дальнейшее развитие военно-морского искусства - на проблемы стратегического использования флотов, оперативное искусство и тактику ВМФ.

Начало 60-х годов совпало с максимальным уровнем противостояния между США и СССР, на стыке двух стратегий США - "массированного возмездия" и "гибкого реагирования", что было вызвано увеличением ядерного потенциала и сложившимся примерно равным соотношением сил, то есть достигнутым к тому времени военно-стратегическим равновесием.

Новая военная стратегия "гибкого реагирования" предусматривала подготовку и ведение против социалистических стран как всеобщей ядерной войны, так и ограниченных войн без применения ядерного оружия и с применением его.

В тот период основные направления строительства военно-морского флота и его качественного преобразования заключались в следующем: развитие атомного подводного флота; совершенствование ракетного и ядерного оружия и создание подводных ракетно-ядерных систем стратегического назначения; вооружение флота ракетоносной авиацией дальнего действия; поступление на флот корабельных авиационных средств, новых систем освещения обстановки; развитие сил и средств борьбы с подводными лодками; создание и освоение радиоэлектронных систем; автоматизация управления силами, оружием и боевой техникой флота на базе широкого применения электронно-вычислительных машин.

Революция в военном деле привела к принципиальным изменениям в теории военно-морского искусства; развитие средств вооруженной борьбы на море потребовало совершенствования форм и методов управления силами. Надо еще напомнить, что к тому времени завершалось выполнение второй десятилетней судостроительной программы. В этой военно-политической обстановке шло развитие военно-морской науки и военно-морского искусства с учетом изменения материальной базы ведения войны на море.

Надо заметить, что это весьма трудная и сложная задача для академии, ведь в XX веке наш флот после поражения в Русско-японской войне, в силу экономической слабости и отсутствия четкой концепции его использования, утратил свое влияние на международной арене. Флот все время восстанавливался после революционных скачков и утрачивал эволюционное развитие.

Блистательные победы русских флотоводцев в XVIII и

XIX веках ушли в прошлое. Военно-морской флот оставался прибрежным.

Карибский кризис 1962 г. показал, что стране нужен океанский атомный ракетный флот для противостояния на море США и блоку НАТО, хотя бы в зонах ответственности флотов на Черном и Балтийском морях - тактическими соединениями, а на Атлантике и Тихом океане - оперативными эскадрами. Несмотря на большое напряжение военно-промышленного комплекса, не так просто было преодолеть техническую отсталость ВМФ СССР по сравнению с ВМС США, которая накопилась в XX веке, для этого требовалось время.

Появление стратегического и тактического ядерного оружия, носителями которого были подводные лодки и авиация, существенно повлияло на их роль и место в войне на море, они стали основными родами сил флота. Шло широкое внедрение ракетного и противолодочного оружия, при этом главной угрозой силам флота в море стали атомные подводные лодки и авиация с их оружием.

Надо признать, что научный потенциал академии был недостаточен, поскольку главной ее задачей являлся учебный процесс. Преподаватели, как правило, были участниками Великой Отечественной войны, они блестяще знали свое дело, но им нужна была связь с практикой. Позднее они активно участвовали в крупных учениях и маневрах флотов, где применялись атомные подводные лодки, морская ракетоносная авиация, ракетные корабли и формировалась тактика их использования.

Военно-морская наука, которая признавалась руководством министерства обороны фундаментальной и прикладной наукой, тем не менее не обладала конкретной структурой. Имея предмет и цели исследования, военно-морская наука носила собирательный характер, то есть занималась обобщением результатов научной работы флотских научно-исследовательских институтов, их полигонов, военно-морских училищ и, конечно, Военно-морской академии.

Безусловно, Главный военно-морской штаб, штабы флотов вносили свой вклад в военно-морскую науку. Однако отсутствие оперативно-стратегического центра морских исследований, которого нет и поныне, постоянно тормозило развитие форм оперативного искусства и тактики сил флота. Строительство сил флота и его оружия обгоняло формы их использования на море, для развития военно-морского искусства требовалось сочетание теории и практики.

Коренные изменения в составе флота, во взглядах на его задачи, развитие и боевое применение, оснащение его современным оружием и техническими средствами и потребовало объединения двух академий и перестройки учебно-воспитательной и научно-исследовательской деятельности в новой академии.

В интересах полного использования опыта флотов на должности начальников оперативно-тактических кафедр были назначены командующие подводными силами и ВВС флотов, командиры эскадр, дивизий - это генерал-лейтенанты Н. Житинский, контр-адмиралы А. Гурин, П. Парамошкин, Б. Петров, О. Рудаков, В. Сысоев, Л. Хияйнен. Занятия, которые они проводили, были просто удовольствием, учитывая то, что почти все мы пришли в академию с должностей командиров подводных лодок и эскадренных миноносцев, а также дивизионов кораблей.

Новым в учебе было то, что на командном факультете вводился курс высшей математики. Научно-техническая революция в военном деле послужила толчком к развитию всех составных частей военно-морского искусства. Потребовались знания о современном морском бое и операции, твердые навыки в руководстве силами флота в различных условиях обстановки в мирное и военное время. Сложность, динамичность и многообразие боевых действий на море потребовали от офицеров флота овладения современными методами оценки обстановки и обоснования решений.

В 1962 г. вводится курс "Математические методы исследования операций", который разработал И. Диннер, а также использование ЭВМ для оперативно-тактических расчетов. Нам, слушателям, пришлось вспомнить высшую математику, которую изучали в высших военно-морских училищах.

Особо хотелось бы подчеркнуть, что мы много получили для решения задач борьбы с атомными подводными лодками, особенно вооруженными баллистическими ракетами "Поларис А-1", "Поларис А-2", районы патрулирования которых находились в восточной части Средиземного моря, в Норвежском море, Северо-Восточной Атлантике и северо-западной части Тихого океана. Четко была разработана "Противолодочная поисковая операция", которая проводилась в мирное время или накануне войны для вскрытия подводной обстановки разнородными силами. Появилось такое понятие, как поисковый потенциал, который был главным показателем эффективности противолодочных сил. Первенство в этом принадлежало противолодочной авиации.

Большую пользу в учебе оказал курс "Общей тактики", который рассматривал совместные действия разнородных сил и организацию взаимодействия сил во всех видах боевой деятельности соединений флота. Как правило, это важно было для штабов эскадр, дивизий и бригад надводных кораблей, на которые возлагались задачи управления разнородными силами при решении различных задач в море, а также планирование, подготовка и ведение боевых действий.

Большой интерес вызывало изучение сил и средств флотов капиталистических государств, форм и методов их боевого применения.

Позже, уже будучи начальником штаба Средиземноморской эскадры ВМФ, пришлось убедиться в необходимости детального знания сильных и слабых сторон вероятного противника, характеристики его радиоэлектронных средств и системы управления и многого другого.

Важное значение в совершенствовании оперативно-тактической подготовки, расширении военного кругозора слушателей имел курс "Развитие военно-морского искусства во Второй мировой войне". Важность этого курса очевидна, так как основные морские операции и сражения проводились флотами США, Англии, Германии, Японии и Италии почти на всей акватории Мирового океана. Американский флот совместно с британским провел несколько стратегических десантных операций: Североафриканскую (8 ноября - 1 декабря 1942 г.), Сицилийскую (10 июня - 17 августа 1943 г.), Нормандскую (6 июня 24 июня 1944 г.). Операции были проведены успешно и оказали значительное влияние на ход Второй мировой войны.

Ожесточенная борьба развернулась на Атлантике и Тихом океане, где произошли крупные морские операции и сражения, показавшие, что роль линкоров утрачена и возросла роль авианосцев и подводных лодок.

Об огромных масштабах, напряженности в битве на море и строительстве флотов капиталистических государств во время Второй мировой войны говорят следующие данные. В составе ВМС США, Англии, Германии, Италии и Японии к началу войны насчитывалось 47 линейных кораблей и 171 крейсер, за время войны было потеряно соответственно 24 и 104 корабля этих классов. В то же время вступило в строй 17 линкоров и 90 крейсеров.

Возрастание роли авиации в борьбе на море отразилось в динамике потерь и строительстве авианосцев. К началу войны флоты США, Англии и Японии имели 25 авианосцев. Потери составили 42 единицы, в строй было введено 174 авианосца.

К началу войны в составе флотов основных капиталистических государств находилось 405 подводных лодок. За время войны построено 1669 подводных лодок, потери составили 1123 пл. В Германии, пытавшейся прервать морские коммуникации Англии, было построено более тысячи подводных лодок, но и потери оказались наибольшими - 783 лодки.

Подобного количества сил флота, участвовавших в боевых действиях на море, история не знала, поэтому так важно было изучать историю военно-морского искусства капиталистических государств. Главным фактором победы в вооруженной борьбе на море является, как мы уже говорили, состояние экономики воюющих сторон. Поскольку военно-промышленное производство целиком зависело от ввоза сырья, на его срыв и были направлены все усилия флотов. США и Англия для защиты коммуникаций от немецких подводных лодок в Атлантике привлекли в общей сложности 5500 противолодочных кораблей специальной постройки, 20 000 переоборудованных малых судов, около 1500 самолетов берегового базирования, которые сумели к 1943 г. нейтрализовать немецкий подводный флот. Что касается морских сообщений фашистской Германии, то с началом войны ее океанские коммуникации были прерваны, сохранилось только прибрежное судоходство.

В начале войны Япония добилась успехов в войне на море, захватила островные территории с источниками необходимого ей сырья. Но с 1944 г. инициатива в войне на Тихом океане перешла в руки союзников. В условиях возрастающего превосходства противника, и особенно в авиации, японский флот оказался не в состоянии обеспечить ни перевозки сырья для нормального функционирования экономики страны, ни снабжение и поддержку гарнизонов на многочисленных островах. В то же время Япония не смогла организовать эффективное воздействие на американские морские сообщения. Для нас знать это было особенно важно, так как военную экономику и ее влияние на количество и качество вооружений мы, к сожалению, не изучали.

Развитие военно-морского искусства во Второй мировой войне рассматривалось в связи с боевыми задачами, решаемыми флотами, что было прогрессивным и новым в те годы. Подход к оценке событий отличался достаточной объективностью и критичностью. Все это было важно для оперативно-тактической подготовки, ибо создавался океанский флот, который противостоял флотам США и НАТО, и перед ним стояли аналогичные боевые задачи, а опыта их решения у Российского флота не было. Поэтому мы с благодарностью вспоминаем преподавателей И. Соловьева, К. Пензина, С. Максимова и других, занимавшихся с нами решением этих проблем.

Мы благодарны крупному ученому контр-адмиралу Е. Шведе за подготовку по военно-морской географии. Неуклонно возрастающая интенсивность дальних походов, активизация деятельности сил флота в новых для него океанских и морских районах вызывали необходимость тщательного изучения их военно-географических условий. Важно это было и при планировании морских операций и боевой службы.

Военно-географическая оценка морских и океанских театров военных действий была важным элементом в оценке противника, района операции, производства оперативно-тактических расчетов и планирования всех видов обеспечения. Знание особенностей морских театров помогало грамотно использовать силы флота. В этом я убедился при проведении противолодочных операций в Атлантике, Средиземном море и в зоне Камчатки.

Постоянно возрастающая заинтересованность государств в использовании Мирового океана, все большее превращение морей и океанов в сферу политического, экономического и военного противоборства двух систем повысило значение международного морского права в регулировании всех видов деятельности военно-морских флотов. Возрастание роли международного морского права для Военно-Морского Флота определялось активизацией его повседневной деятельности в различных районах Мирового океана в интересах безопасности нашей Родины и стран социалистического содружества. Это повысило требования к правовой подготовке офицерского состава, к разработке и обоснованию международно-правового обеспечения деятельности флота. Большую помощь в освоении морского права нам оказали преподаватели И. Тарханов и П. Иващенко. Флот из прибрежного становился океанским, а при плавании в океанах и заходах в иностранные порты правовые знания необходимы. Большая заслуга в правовой подготовке флотских офицеров принадлежит генерал-лейтенанту П. Бараболе, который возглавлял международно-правовой отдел ВМФ.

Начиная с 60-х годов на ВМФ СССР было возложено решение следующих основных задач:

- нанесение ракетно-ядерных ударов по важным административным, военно-промышленным и военно-морским объектам противника;

- срыв или максимальное ослабление первого ракетно-ядерного удара с океанских и морских направлений;

- уничтожение ударных авианосных групп и соединений;

- нарушение морских коммуникаций противника (в первую очередь в Северной Атлантике);

- борьба с противолодочными силами и средствами;

- защита своего судоходства;

- оборона баз и прибрежных районов базирования сил флота;

- защита государственных интересов страны на морских и океанских театрах и оказание помощи дружественным государствам.

Задачи, поставленные перед флотом на новом этапе его развития, потребовали серьезных глубоких научных исследований, касавшихся всех сторон его деятельности. Наиболее важные из них: научное обоснование количественного и качественного состава флота, прогнозирование его развития, оргштатной структуры, определение оптимальных вариантов группировок сил, сбалансирование всех компонентов флота в единую систему, разработка новых форм и способов применения ВМФ в вооруженной борьбе на море. В исследовательской работе имели место вопросы боевой эксплуатации кораблей, подводных лодок, самолетов, оружия и технических средств, а также создание системного подхода к развитию вооружения и военной техники. Расширились объем и содержание предмета исследования теории морских операций, увеличилась роль математических наук как основы для решения теоретических вопросов. На базе научных исследований боевых возможностей новых сил и средств ВМФ, анализа развития ВМС ведущих западных морских держав, опыта оперативной и боевой подготовки советского и иностранных флотов бурное развитие получили все составные части военно-морского искусства (оперативное искусство и тактика ВМФ).

Если раньше парусные однородные флоты в ходе морских сражений достигали оперативных результатов, то уже к концу Первой мировой войны это становится невозможным из-за снижения боевой мощи эскадр линейных кораблей. В период Второй мировой войны оперативно-стратегические цели стали достигаться в ходе операций, проводимых разнородными силами флотов.

Теперь, с принятием на вооружение сил флота ядерного и ракетного оружия, в войне с использованием этого оружия стратегические цели могут достигаться одним родом сил или его носителями. Таким образом, стратегические цели силами флота могут быть достигнуты только с применением ядерного оружия.

Результаты научных исследований в области военно-морского искусства воплотились в Боевой устав, тактические руководства и наставления. Академия выпустила новые учебники, регламентирующие боевую деятельность сил флота: "Оперативное искусство ВМФ", "Тактика авиации ВМФ", "Тактика подводных лодок" и "Тактика надводных кораблей". Безусловно, все это способствовало повышению уровня оперативно-тактической подготовки слушателей командного факультета - будущих командиров соединений.

Большим уважением пользовалась кафедра "Тактики авиации ВМФ" под руководством Н. Житинского. В это время развивались все рода авиации флота, особенно морская ракетоносная авиация, способная самостоятельно наносить ракетно-ядерные удары по авианосным ударным группам и другим корабельным группировкам. Многие преподаватели кафедры были участниками Великой Отечественной войны, командовали эскадрильями и полками, и их опыт был очень для нас важен. Герой Советского Союза С. Балашов воевал на Севере, на торпедоносцах. Как известно, топмачтовое бомбометание было основным способом действий авиации при ударе по крупным кораблям. Как правило, самолет сбивался после трех атак, но мастерство Балашова опровергло эту статистику.

Морская авиация становилась одним из основных родов сил ВМФ, пространственный размах, ударная мощь, мобильность в морских операциях определяли ее ведущее место в Военно-Морском Флоте.

Разработкой тактики подводных лодок и нашим обучением занимался бывший командующий подводными силами ТОФ контр-адмирал Л. Хияйнен. Это был самостоятельный, свободно мыслящий адмирал, который знал свое дело в совершенстве. Если что-то делалось вразрез с тактикой использования подводных лодок, он выступал со своим мнением и обоснованными предложениями, вплоть до ЦК КПСС. Большую работу Хияйнен и его сторонники провели по разработке тактики действий подводных лодок с атомной энергетикой и с ракетным оружием в различных морских операциях. Важно было то, что флот получил атомные подводные лодки, которые обладали боевыми возможностями, изменившими облик морских операций при решении различных задач.

Атомная подводная лодка - это уникальное явление технического прогресса, это революция на море. Она обладала скрытностью, неограниченной длительностью плавания, автономностью в несколько месяцев и ударной мощью, которая превосходила ранее существовавшие возможности морских вооружений. Атомная подводная лодка с ракетным вооружением и с ядерными боеголовками стала стратегическим средством. Вот почему намерение планировать использование атомных пл по подобию дизельных стало предметом спора, и труд академии подвел черту в этой дискуссии.

Уязвимость надводных кораблей для ударов с воздуха и из-под воды ставила под вопрос перспективу их развития, тем более что в это время шло сокращение Вооруженных Сил и строящиеся крейсера пр. 68бис попали под это сокращение. Ученые занялись исследованием проблем дальнейшего развития надводных сил, обоснованием оперативно-тактических требований к кораблям новых классов и их вооружению, разработкой теории их оперативно-тактического использования. Настойчиво исследовались пути и способы борьбы с атомными ракетными и многоцелевыми подводными лодками. Несмотря на мобильность и большие возможности противолодочной авиации и многоцелевых пл, надводные корабли не утратили своего значения в борьбе с подлодками. Надводные корабли обладали хорошими мореходными качествами, имели на борту корабельные противолодочные вертолеты, подкильные и буксируемые гидроакустические станции, несколько комплектов противолодочного оружия, а также систему связи, позволяющую управлять разнородными силами, - все это определило развитие противолодочных надводных кораблей различных типов.

Под руководством контр-адмирала Б. Петрова была разработана теория борьбы с подводными лодками в новых условиях. Эти условия зависели от атомной энергетики и ракетного оружия и определялись районами действия атомных пл противника. Такими районами были океанские и морские зоны, где патрулировали американские атомные ракетные подводные лодки с баллистическими ракетами системы "Поларис А-1" и многоцелевые атомные подводные лодки, - в прибрежных районах операционных зон Северного и Тихоокеанского флотов, а также в Средиземном море и в районах развертывания и несения боевой службы. В дальнейшем нам, выпускникам, пришлось решать задачи по борьбе с подводными лодками в различных районах их действия.

Большое место в наших занятиях отводилось основам тактики ВМФ и основам теории морского боя. Морской бой рассматривался как средство достижения целей в морских операциях с привлечением разнородных сил. Основным средством поражения были ракеты подводных лодок, авиации и надводных кораблей. Мы учились рассчитывать наряд сил для уничтожения основных объектов удара, в зависимости от их обороны. При планировании боя важно организовать взаимодействие участвующих сил, все виды боевого обеспечения и управление силами. При организации морского боя возникали проблемы с разведкой и целеуказанием ракетным кораблям. Суть боя заключалась в обеспечении и нанесении одновременного ракетного удара по главному объекту. Ракетный удар был основным элементом боя, и мы учились его построению и последовательности выполнения в зависимости от противовоздушной обороны противника. Для исключения взаимных помех при ракетном ударе назначались сектора ударов для каждого рода сил.

Опыт Великой Отечественной войны требовал исключить возможность внезапного нападения. Для этого планировалось установить в назначенных районах слежение корабельными ударными группами, оружием, подводными лодками за корабельными группировками противника до выхода их на рубеж применения оружия. Морская ракетоносная авиация должна была находиться в готовности на аэродромах или в воздухе, в зависимости от возможного характера развязывания войны. Все это требовало высокой подготовки штабов эскадр надводных кораблей и отработки взаимодействия и связи в условиях радиоэлектронного противодействия. Вставал вопрос о кораблях управления, оборудовании командных пунктов средствами связи, так как типовые проекты кораблей не могли обеспечить управление разнородными силами.

Кафедра оперативного искусства под руководством контр-адмирала В. Лисютина была в академии ведущей и объединяла усилия всех других кафедр в отработке искусства ведения войны на море для достижения победы.

Шла третья мировая война - "холодная война". Надо было владеть оперативным искусством, для того чтобы противостоять ВМС США и НАТО на море. Ракетное и ядерное оружие расширило понятия и структуру военно-морского искусства, которое включало теперь стратегическое применение ВМФ, оперативное искусство и тактику ВМФ. Появилась такая новая форма решения задач силами флота, как стратегическая операция на океанском ТВД, совершенствовалось планирование морских операций и морского боя.

Противостояние на море между двумя лагерями - странами НАТО и Варшавского договора, охватившее акваторию Мирового океана, требовало формирования новой политики - морской политики и концепции применения Военно-Морского Флота - морской стратегии. К сожалению, политическое и военное руководство страны совместно с Министерством иностранных дел и другими ведомствами не сумело этого сделать.

2. НОВОЕ В ВОЕННО-МОРСКОМ ИСКУССТВЕ

В 1963 г. было утверждено "Наставление по ведению морских операций ВМФ". Этот документ определил формы решения силами флота поставленных задач. В "Наставлении" излагались основы морских операций, теоретические разработки с учетом отечественного и зарубежного опыта. Можно сказать, что морская операция являлась продолжением морских сражений парусного и броненосного флотов на основе качественного развития кораблей и повышения ударной мощи морского оружия.

В ходе борьбы на море во Второй мировой войне морские операции стали основной формой решения задач силами флота. Наибольшее развитие получили операции по нарушению коммуникаций, морские десантные операции стратегического и оперативного уровня, а также операции по уничтожению корабельных группировок.

В ходе "холодной войны" революция в военном деле вызвала новое качественное развитие средств вооруженной борьбы на море, появление и внедрение атомного и ракетного оружия на корабли, что коренным образом изменило формы решения традиционных задач ВМФ: "флот против флота" и "флот против берега".

К действиям флота против флота можно отнести операции по уничтожению кораблей противника в море и в базах, борьбу на океанских и морских коммуникациях (нарушение, оборона). Применение оружия с ядерными зарядами рождает большие и сложные проблемы, связанные с оценкой соотношения сил.

Важнейшей морской операцией стало применение сил флота против морских стратегических ядерных систем противника в целях срыва или максимально возможного ослабления их ударов по наземным объектам. Новые возможности флота в действиях против берега и возникшая в связи с этим огромная угроза с океанских направлений определили характер основных усилий флота в борьбе с флотом противника. Иными словами, борьба флота с флотом противника в новых условиях, с появлением ядерного оружия, стала второстепенной задачей по сравнению с действиями флота против берега.

Новые способы действий флота против берега - это операции по уничтожению наземных объектов, имеющих важное стратегическое и экономическое значение, ракетно-ядерными ударами подводных лодок, а также морские десантные операции. Внедрение во флоты великих держав ядерного оружия значительно расширило сферу применения сил флотов против берега. Действия флота против берега приобрели принципиально новое значение в войне в целом.

В настоящее время флот, действуя против берега, обладает способностью не только решать задачи, связанные с территориальными изменениями, но и непосредственно влиять на ход и даже исход войны. В связи с этим действия флота против берега приобрели доминирующее значение в вооруженной борьбе на море, им подчинены и техническая политика строительства флота, и развитие военно-морского искусства. Атомные ракетные подводные лодки отнесены теперь к силам стратегического назначения, а все остальные корабли - к силам общего назначения.

Действия по срыву и пресечению морских перевозок противника, некогда непосредственно относившиеся в основном к сфере использования флота против флота противника, приобрели ныне новую направленность. Входя в общую систему действий флота против берега, они подчеркивают ту особенность флота, которой он обладает благодаря современным средствам борьбы, способность решать стратегические задачи наступательного характера путем непосредственного воздействия на источники военной мощи противника.

Таким образом, традиционные действия флота против флота, которые были характерны для борьбы на морских коммуникациях противоборствующих сторон, ныне используются в новой, решающей сфере - в действиях флота против берега. Это направление оперативно-стратегического использования флота все решительнее выходит на первый план и становится главной областью действий флота, которой подчинены все другие операции.

В ходе "холодной войны" основными морскими операциями являлись:

1. Морские операции по разрушению наземных военно-промышленных объектов.

2. Морские операции по уничтожению атомных подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами.

3. Морские операции по уничтожению авианосно-ударных групп.

4. Морские операции по нарушению и защите морских коммуникаций.

5. Морские десантные операции.

6. Морские операции по содействию сухопутным войскам на приморских направлениях.

Указанные морские операции позволяют достигать оперативно-стратегических и оперативных целей при действиях ВМФ на море. Как видим, формы использования ВМФ в современных условиях будут отличаться от прошлых войн.

Рассматривая флот как важнейший компонент морской мощи государства, остановимся на некоторых особенностях развития категорий военно-морского искусства.

1. ВМФ как вид Вооруженных Сил по своим боевым возможностям с появлением ракетно-ядерного оружия способен решать стратегические задачи. Особое место занимает его стратегическое использование и согласование его усилий с действиями других видов Вооруженных Сил на океанских театрах военных действий. Наличие стратегического и тактического ядерного оружия на флотах сделало их оперативно-стратегическими объединениями, способными решать задачи на океанских и морских театрах войны самостоятельно и совместно с приморскими фронтами.

2. Увеличение боевых возможностей флота в решении стратегических и оперативных задач обусловило расширение пространственного размаха операций. Современный флот обладает универсальностью, мобильностью и способен концентрировать ударную мощь не только для борьбы с морским противником, но и в сфере действия других видов Вооруженных Сил. Благодаря этому размах вооруженной борьбы на море увеличивается до глобальных размеров. Способность ядерных флотов достигать решительных целей в современной войне, особенно при сокрушении военно-экономического потенциала противника, окажет влияние на ход и исход войны.

Глобальный масштаб морских операций требует соответствующего боевого и других видов обеспечения. Главным из них является создание информационного поля, системы связи, навигации, разведки и целеуказания. Появление крылатых ракет с большой дальностью действия требует выдачи целеуказания в реальном масштабе времени, а для этого необходимо создание глобального или регионального информационного поля на космических или авиационных аппаратах. В течение 60-70-х годов была создана система МРСЦ "Успех" и космическая система "Легенда", но, к сожалению, в 80-90-е годы дальнейшее их развитие замедлилось.

Что касается систем связи и навигации, то они обеспечили действия сил в глобальном масштабе.

3. Возрастание мощи морского оружия на определенном этапе его развития вызвало совершенно новые понятие такой категории, как удар: ракетный удар, ядерный удар. Эта категория приобрела оперативные и стратегические масштабы. Стало ясно, что удар будет доминирующей формой использования сил, поскольку он позволяет современным боевым средствам наиболее полно реализовать свои возможности с огромных расстояний и разных направлений и таким путем достичь даже такой стратегической цели, как сокрушение военно-экономического потенциала противника. Все это сделало противостоящие страны НАТО уязвимыми, так же как и государства Варшавского договора. Поэтому в конфронтации все больше проявлялся здравый смысл, требовавший не допустить войны и возможного взаимного уничтожения.

В оперативном искусстве удар все больше утверждался в качестве одного из основных методов решения боевых задач. В каждой операции удар - это совокупность определенных боевых действий, объединенных единством цели или задач. В связи с этим появилось такое понятие, как комплексное огневое поражение, которое включало согласованные по пространству и времени удара действия участвующих в операции сил. В зависимости от противовоздушной обороны объектов удара осуществлялось и построение комплексного огневого поражения, с учетом различного типа ракет и их очередности подлета. Появилось понятие построения удара и управления силами при его выполнении путем назначения времени удара - "ч". Построение удара, безусловно, зависело от носителей ракет, а также типа боеприпасов, обычных или ядерных, и их мощности. В то же время удар одной атомной подводной лодки с баллистическими ракетами по наземным целям позволяет сразу достичь стратегических результатов. Это совершенно новое качество удара стало результатом развития материальной базы вооруженной борьбы на море.

Таким образом, ударами можно достигать стратегических, оперативных и тактических целей.

4. Морской бой остался основным средством решения тактических задач. Главным содержанием морского боя являются: поиск противника, тактическое развертывание, нанесение предварительных и главных ударов, развитие успеха. Но, учитывая наличие на морских театрах системы освещения обстановки регионального или глобального масштаба, которые обеспечивают обнаружение противника, разведку и целеуказание силам в реальном масштабе времени, отдельные элементы боя, в зависимости от дальности применения оружия и сил флота, могут быть исключены.

Надо иметь в виду, что морской бой может иметь место на морских и океанских театрах военных действий; быть встречным или из положения слежения; происходить с участием разнородных сил во всех сферах надводной, подводной и воздушной - или только части их.

В зависимости от дальности использования морского оружия обусловлен и пространственный размах морского боя. Важным элементом боя является походный и боевой порядок разнородных сил, организация их боевого и других видов обеспечения и управление силами.

Противовоздушная, противоракетная и противоторпедная защита, а также радиоэлектронная борьба и маскировка стали основными видами обороны и защиты боевого порядка разнородных сил флота в морском бою. В связи с ростом ударных и оборонительных возможностей сил флота морской бой может вестись и однородными силами. Дальнейший рост разрушительной силы оружия и его дальности применения позволит сократить время решения боевых задач. Бой станет скоротечным, динамичным и результативным. Особенность морского боя состоит в том, что он почти всегда велся на уничтожение противника. Оснащение сил флота ракетным и ядерным оружием еще более усиливает эту особенность.

5. Взаимодействие - одна из важнейших категорий военно-морского искусства. Рациональное сочетание наступательных и оборонительных возможностей разнородных группировок и компенсация слабых сторон одних сил сильными сторонами других позволяет решать задачи, значительно превосходящие те, которые решают обычным суммированием возможностей однородных сил.

Организация взаимодействия по мере увеличения дальности оружия, его мощи и скорости носителей непрерывно усложнялась. В настоящее время ее значение и возможности возрастают благодаря развитию средств связи, автоматизации управления, систем освещения обстановки, разведки и целеуказания.

При планировании операции разрабатывается плановая таблица взаимодействия сил, участвующих в операции, которая после решения командующего на операцию является вторым важным документом по управлению силами. В этом документе определяются действия всех сил по времени, месту, рубежам и в ударе.

Наличие информационного поля облегчает организацию взаимодействия, особенно разведку и выдачу целеуказания. Автоматизированные системы боевого управления обеспечивают выдачу целеуказания ударным силам флота. Назначение времени удара, исходя из оценки обстановки, является завершающим этапом в операции. Взаимодействие организует командующий силами в операции через командный пункт, который осуществляет контроль за выполнением решения и плана взаимодействия.

Наиболее сложным является организация взаимодействия в морской десантной операции, особенно в бою за высадку десанта на берег. Примером может служить высадка морского десанта в порт Новороссийск в феврале 1943 г., когда отсутствие четкого взаимодействия привело к срыву операции.

Взаимодействие может быть тактическим и оперативным, в зависимости от решаемых силами флота задач.

Возможности других видов Вооруженных Сил действовать совместно с флотом в сфере его задач, равно как и возможности флота в решении задач на суше и в воздухе, непрерывно увеличиваются. Расширение сфер боевых действий видов Вооруженных Сил, безусловно, усложнит организацию взаимодействия их на оперативном и стратегическом уровне.

Таким образом, в ближайшем будущем организация взаимодействия еще более усложнится, возрастет степень его важности, станут более разнообразными его формы и методы.

6. Маневр - старейшая категория военно-морского искусства. Маневр может быть тактическим, оперативным и стратегического масштаба.

Тактический маневр силами в бою является основным содержанием тактики. Он предназначен для занятия положения относительно противника, при котором силы флота способны в полной мере реализовать возможности своего оружия. По мере увеличения дальнобойности оружия маневр в линейном измерении все время сокращается.

Чтобы занять выгодную позицию для удара, требуется обеспечение сил данными разведки и целеуказания. Маневр будет выполняться на основании данных, получаемых от различных электронных средств и в обстановке интенсивнейшей радиоэлектронной борьбы, которая при правильной организации может полностью парализовать систему освещения обстановки и получения информации. Поэтому выполнение маневра требует грамотного использования различных технических средств освещения обстановки и целеуказания. Возникает острая необходимость в четком взаимодействии ударных групп не только с силами разведки, но и со средствами целеуказания. Безусловно, сохранится маневр и сосредоточение сил, оснащенных короткобойным оружием, которое останется на вооружении флотов и в будущем.

На закрытых театрах маневр будет более стремительным за счет использования ракетных катеров и кораблей на динамических принципах поддержания (корабли на воздушной подушке, экранопланы и скеговые корабли).

Рассматривая маневр в оперативном масштабе, необходимо отметить значение его как формы действий, направленной на обеспечение оперативного развертывания сил и сосредоточение их в определенных районах океанских театров.

Так, 7 декабря 1941 г. оперативное соединение ВМС Японии нанесло морской авиацией удар по кораблям Тихоокеанского флота США в Пёрл-Харбор. Было потоплено 4 линейных корабля, 1 крейсер, 2 танкера и повреждено 5 линейных кораблей, сбито 10 и уничтожено на земле 250 самолетов. Потери японцев - 25 самолетов. Оперативное соединение Японии в своем составе имело 6 авианосцев, 2 линейных корабля, 2 тяжелых крейсера и 9 эскадренных миноносцев. Для маневра соединения был избран северный маршрут из района Курильских островов и далее в восточном направлении, который обеспечил скрытность перехода и внезапность нанесения удара по линейным силам. Это обеспечило временный вывод из строя Тихоокеанского флота США.

Таким образом, грамотный выбор маневра сил обеспечил достижение оперативных целей.

Надо заметить, что маневр авианосных, линейных и десантных сил широко применялся в ходе операций, проводимых флотами Японии и США в войне на Тихом океане 1941-1945 гг.

Оперативный маневр силами возможен и в интересах усиления группировки сил флота путем осуществления межтеатрового маневра. Так, в 1942 г. впервые в истории флота по Северному морскому пути из Владивостока на Северный морской театр за одну навигацию прошел отряд боевых кораблей в составе: лидер "Баку" (командир капитан 3 ранга Б. Беляев), эскадренные миноносцы "Разумный" (командир капитан-лейтенант В. Федоров) и "Разъяренный" (командир капитан-лейтенант Н. Никольский). Отрядом командовал капитан 1 ранга В. Обухов. Успешная проводка кораблей Тихоокеанского флота Северным морским путем убедительно показала возможность широкого маневра силами между Северным и Тихоокеанским театрами через Арктический бассейн в обоих направлениях.

В конце 1942 - начале 1943 г. группа в составе пяти подводных лодок под командованием Героя Советского Союза капитана 1 ранга А. Трипольского совершила беспримерный в истории подводного плавания переход с Дальнего Востока на Север через Тихий и Атлантический океаны. Переход в условиях военного времени через два океана и девять морей показал высокие качества советских подводных лодок и их экипажей.

Этим межтеатровым маневром была усилена группировка сил Северного флота, что улучшило оперативную обстановку на этом театре.

Создание атомного подводного флота СССР, вооруженного различными видами ракет, не исключало их маневра в зонах Атлантического и Тихоокеанского театров для решения различных оперативных задач.

Маневр возможен для достижения стратегических целей в войне. Они могут быть достигнуты в операции по пресечению морских коммуникаций на океанском театре военных действий, то есть при экономической блокаде государства, в ходе которой маневр силами флота и других видов Вооруженных Сил позволит поразить основные элементы коммуникаций ударами по конвоям в море, по пунктам разгрузки и силам прикрытия перевозок.

В сентябре 1863 г. две парусные эскадры Российского флота Атлантическая под командованием контр-адмирала С. Лесовских и Тихоокеанская под командованием контр-адмирала

А. Попова совершили маневр в Нью-Йорк и в Сан-Франциско соответственно с целью боевых действий на морских сообщениях Англии и Франции в случае их войны с Россией, а также демонстрации солидарности с Северными Штатами Америки в их борьбе против рабовладельческого Юга, поддерживаемого Англией и Францией. В июне 1864 г., когда обозначилась победа Севера над Югом и отпала угроза вмешательства Англии, эскадры были отозваны на родину. Следствием морской демонстрации России стал быстрый распад антирусской коалиции Англии, Австрии и Франции.

Таким образом, маневр двух эскадр обеспечил достижение двух стратегических целей - способствовал победе в Америке Севера над Югом и воспрепятствовал войне Англии и Франции против России.

В ходе Русско-японской войны 1904-1905 гг. 2-я Тихоокеанская эскадра совершила маневр с Балтийского моря в район боевых действий, имея целью изменить положение войск в районе Порт-Артура и переломить обстановку на море. Однако ее поздний выход в октябре 1904 г. не дал возможности повлиять на оборону Порт-Артура, так как уже в декабре 1904 г. его сдали японцам, а находившиеся в нем корабли были взорваны. Таким образом, на переходе цель маневра уже потеряла первоначальный смысл, нужно было ставить другие задачи и принимать решения. Но этого не произошло. Это был первый в мире маневр эскадры броненосного флота через сложные климатические зоны, с многочисленными погрузками угля, без ремонтной базы и системы управления.

В эпоху океанского атомного ракетного флота при нанесении ударов по возможным наземным объектам морские стратегические ядерные силы Северного и Тихоокеанского флотов могут их производить из защищенных огневых позиций флотов, не осуществляя маневра, а производя перенацеливание ракет по объектам удара.

7. Стремительность - характерная категория современного военно-морского искусства, присущая всем формам и разновидностям боевых действий на море. Ее проявление связано с развитием средств вооруженной борьбы, благодаря которым прежние способы ведения морского боя, слагавшиеся из продолжительного маневра и многократного и длительного воздействия по противнику, постепенно утрачивали свое значение и заменялись динамичными, скоротечными, решительными, мощными воздействиями по противнику боеприпасами и все более результативными боевыми столкновениями.

Научно-технический прогресс ведет к созданию еще более мобильных носителей и дальнобойных высокоточных средств поражения. Поэтому в перспективе стремительность станет неотъемлемой чертой операции, боя, удара. Ее проявление в оперативном звене будет выражаться в дальнейшем сокращении продолжительности воздействия по противнику при одновременном повышении мощи и результативности ударов и боевых действий, составляющих содержание морских операций.

Именно стремительность различных группировок сил, нацеленных на важнейшие объекты противника, становится решающим фактором в выборе способов их действий.

Стремительность обеспечивает наиболее полное использование всех боевых возможностей сил для быстрейшего достижения целей в операции, делает их удары неотвратимыми и неотразимыми. Насыщение вооруженной борьбы на море стремительно осуществляемыми операциями, ударами и другими боевыми действиями придает этой борьбе особую динамичность и высокую результативность. Поэтому боевая деятельность флота в перспективе станет сложным сочетанием одновременных и последовательных стремительных, скоротечных боевых действий, завершающихся достижением решительных целей и оказывающих в определенных случаях непосредственное влияние на ход и исход вооруженной борьбы в целом.

Значение стремительности - этого важнейшего фактора вооруженной борьбы на море - будет возрастать, а умение вести стремительные действия станет важнейшим из показателей владения военно-морским искусством.

8. Время - важный элемент всех видов и форм военных действий. По мере развития военно-морской техники, увеличения скоростей носителей, дальнобойности и мощи оружия военно-морское искусство оказывалось перед необходимостью решать возрастающие по объему задачи во все более короткие сроки.

Фактор времени играет большую роль при входе противника в зону применения оружия. Здесь важно быстро выдать целеуказания в реальном масштабе времени по объемам удара и упредить противника в ударе, то есть борьба за первый удар тесно связана с фактором времени.

В зависимости от характера операций будет определяться и время ее решения. Например, при действиях на коммуникациях в Атлантике и на Балтийском море фактор времени будет различным. При нанесении удара по наземным объектам по времени он должен выполняться в кратчайший срок. Этого же требует и срыв ударов авианосных ударных групп по объектам флота.

Фактор времени уменьшает или увеличивает ущерб противника и своих сил.

Важной особенностью рассматриваемой категории является то, что время, необходимое для решения флотом стратегических задач, после начала военных действий становится однопорядковым с тем временем, которое необходимо для решения задач тактических.

Возрастание требования к сокращению сроков решения задач, ставшее определяющим для развития всех форм вооруженной борьбы на море, привело к необходимости поддержания сил флота в готовности к немедленному нанесению ударов по противнику и к всемерной автоматизации управления этими силами.

Фактор времени в условиях наличия у противоборствующих сторон оружия массового поражения и высокоточного оружия является решающим в достижении победы в бою или операции.

9. Господство на море - особая категория, присущая только вооруженной борьбе на морских театрах. Ее особенностью является создание определенных условий, которые обеспечивают достижение силами флота поставленных целей. Другими словами, речь идет о том, что часто называют господством в районе действия своих сил или просто господством на море.

Господство на море достигается путем уничтожения определенной группировки противника и поддержания благоприятного оперативного режима в зоне ответственности флота.

Идея господства на море возникла, когда началось использование морских пространств в войнах специально созданными организованными военно-морскими силами. Господство на море в значительной мере лишает противника возможности, иногда в течение длительного времени, осуществлять организованные наступательные действия, а победитель получает свободу в выборе времени, направления и характера наступательных действий.

Создание предпосылок для завоевания господства на море требует продолжительных сроков и выполнения ряда мероприятий еще в мирное время. К таким мероприятиям относятся: создание и подготовка необходимых сил и средств, поддержание их в готовности к решению задач; формирование группировок сил и такое размещение их на театре, которое обеспечивало бы позиционное превосходство над противником; оборудование морских и океанских театров военных действий системой освещения подводной и надводной обстановки, системой навигации; соответствующая организация сил, а также система базирования и система управления ими.

Так как главная угроза исходит из космоса и воздуха, на морском театре должна быть система противовоздушной и противоракетной обороны как основной элемент завоевания господства в воздухе, без чего господство на море в XXI веке немыслимо. Об этом свидетельствуют военные конфликты: в 1982 г. между Англией и Аргентиной за Фолклендские острова, в 1986 г. - боевые действия 6-го флота США против Ливии и в 1990-1991 гг. - операция "Буря в пустыне", война США и союзников против Ирака. Во всех случаях господство на море дополнялось господством в воздухе, что и обеспечило успех операций.

Из вышесказанного вытекает, что такая категория военно-морского искусства, как завоевание господства на море, продолжает сохранять актуальность, поэтому разработка ее во всех аспектах применительно к настоящему времени составляет одну из важных задач.

3. ВОЗМОЖНЫЙ ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОЙ ВОЙНЫ

Современная эпоха характеризуется огромным ростом производительных сил общества, обусловившим появление новых сверхмощных средств массового уничтожения, а также коренными изменениями условий политической борьбы. Поэтому сущность войны как продолжения политики именно средствами вооруженного насилия и специфика войны выступают еще ярче, чем в прошлом, а средства насилия приобретают все более возрастающую роль.

Вооруженная борьба стала еще более специфической формой деятельности людей. Это обусловливается следующими причинами. Во-первых, в современную войну втягиваются огромные массы народа в связи с ростом вооруженных сил и широким привлечением гражданского населения к решению ряда военных и полувоенных задач при защите тыла страны. Во-вторых, сложность современной военной техники требует специальных военных знаний и навыков. В-третьих, современная война, как никогда раньше, требует предельного напряжения экономики для обеспечения нужд войны и особой материальной и научно-технической базы, специально создаваемой для удовлетворения потребностей вооруженной борьбы.

Однако, несмотря на вовлечение в орбиту войны сотен миллионов людей, война - это только одна из сторон общественной жизни, одна из форм политической борьбы, а общественное развитие взаимоотношений классов, государств, наций - явление неизмеримо более широкое. Во время войны основным, решающим средством политики являются вооруженные силы, вооруженная борьба. Все остальные средства - экономические, идеологические, дипломатические - направляются в первую очередь на то, чтобы содействовать вооруженным силам и другим военным формированиям в достижении политических целей путем вооруженного насилия. Необходимо еще раз подчеркнуть, что сущность, специфику войны Ленин видел в продолжении политики средствами насилия, путем ведения вооруженной борьбы, военных действий.

Именно в результате военных действий, вооруженной борьбы, применения средств насилия, а не каких-либо "невоенных" и "непрямых" действий во время Первой мировой войны было убито 10 млн человек, ранено и искалечено более 20 млн человек. Вторая мировая война унесла почти 50 млн жизней. Колоссальный материальный ущерб был нанесен многим странам. Только на территории Советского Союза полностью или частично разрушено и сожжено более 70 тыс. сел и деревень, 1710 городов. Такова реальная действительность, отражающая сущность войны как вооруженной борьбы. К неизмеримо большим жертвам и разрушениям привела бы будущая война, когда основным средством насилия оказалось бы ядерное оружие - оружие массового уничтожения.

Суммируя вышеизложенное, подчеркнем:

- война - это насилие в отношениях между государствами;

- под средствами насилия или средствами ведения войны подразумеваются вооруженные силы государства;

- ленинское понимание войны как продолжения классовой политики именно насильственными средствами, понимание войны как вооруженной борьбы во имя определенных политических целей остается в силе и в современную эпоху.

Военная стратегия исходит из того, что в современную эпоху теоретически возможны следующие основные категории войн:

- войны между различными лагерями, которые могут быть несправедливыми захватническими или справедливыми освободительными;

- империалистические войны с целью подавления освободительных народных движений;

- войны национально-освободительные, гражданские, за свободу и независимость своей страны.

По масштабам войны могут быть мировыми и локальными, по применяемому оружию - ракетно-ядерными или с обычными средствами поражения.

Причины возникновения современных войн кроются в действиях закона неравномерности и скачкообразности экономического и политического развития капиталистических стран, в противоречиях, присущих капиталистической системе, в борьбе империализма за мировое господство.

Современная эпоха (конец 60-х годов) - эпоха колоссального роста производительных сил и развития науки. Человечество вступило в период величайшего научно-технического переворота, связанного с овладением ядерной энергией, освоением космоса, с развитием химии, автоматизации, электронных машин и информационных полей и другими выдающимися достижениями науки и техники. Это во многом определяет характер будущей мировой войны, если она будет развязана империалистами.

Отличительная особенность развития средств вооруженной борьбы в современных условиях состоит в появлении качественно новых видов оружия и военной техники и внедрении их в вооруженные силы, что резко увеличивает возможности и ведет к коренной ломке организационных форм вооруженных сил и способов ведения военных действий всех масштабов.

В военном искусстве в целом произошел переворот, поскольку ядерное оружие в современной войне может быть применено для решения задач всех масштабов: стратегических, оперативных и тактических - при ведении всех видов операций и войны в целом. Ракеты стали основным средством доставки ядерного и обычного оружия при поражении сухопутных и морских целей. Надежность применения оружия обеспечивается новыми системами боевого автоматизированного управления, которые включают разведывательно-информацион ное поле, системы различных видов связи и командные пункты.

Какие же характерные черты приобретает война будущего с точки зрения ее военно-стратегических целей и способов ведения?

1. Главная военно-стратегическая цель войны состоит в разгроме вооруженных сил противника и разрушении его промышленных объектов. Эти цели будут достигаться одновременно путем нанесения массированных ракетных ударов различного назначения, что явится основным, определяющим способом ведения войны.

По-новому будет протекать вооруженная борьба на сухопутных театрах военных действий. Разгром группировок сухопутных войск противника при ведении любых действий будет осуществляться главным образом путем нанесения ракетных ударов оперативно-тактического назначения.

На океанских и морских театрах главные задачи будут решаться ракетно-ядерным оружием стратегического назначения. В будущей войне задачи по разгрому группировок сил флота, его ударных авианосных соединений и ракетных подводных лодок в базах и в море, по нарушению морских и океанских коммуникаций и разрушению важных наземных объектов в прибрежных районах будут решаться ударами ракетных войск и атомных ракетных подводных лодок стратегического назначения во взаимодействии с дальней авиацией.

2. Одной из характерных особенностей будущей войны явится ее глобальный пространственный размах, который требует развития и совершенствования прежде всего таких средств поражения, которые способны наверняка решать задачи на любых расстояниях, то есть высокоточного оружия.

3. Несмотря на широкое внедрение ядерного оружия, а также новейших видов военной техники, будущая война потребует массовых вооруженных сил.

4. Решающим фактором для исхода будущей войны станет способность экономики обеспечить максимальную мощь вооруженных сил для нанесения первого удара по агрессору в начальный период войны.

Для решения вопроса о способах ведения современной войны недостаточно выяснить главный объект вооруженной борьбы и то, какие виды стратегических действий вооруженных сил должны применяться для достижения целей войны, какую конкретную форму необходимо придать этим действиям.

Виды стратегических действий (или военных действий) и конкретные формы их проявления в ходе войны (операции, удары, бои), сочетание этих форм и взаимодействие составляют сущность способов ведения войны. Без преувеличения можно сказать, что от правильного решения вопроса о видах стратегических действий, о конкретной форме их проявления в решающей степени зависит выработка эффективных способов ведения современной войны.

Объектами действий в современной войне будут стратегические средства ядерного нападения противника, экономика, система государственного и военного управления, а также группировки войск и сил флота на театрах военных действий.

Современная мировая война может быть ядерной - самой разрушительной и истребительной в истории человечества. Способы ведения такой войны будут принципиально отличаться от способов ведения минувших войн, в том числе и Второй мировой. Для победоносного ведения такой войны важнейшее значение будут иметь ответные действия, нанесение массированных ядерных ударов стратегическими ядерными средствами (РВСН, ДА, МСЯС).

На сухопутных театрах военных действий основной целью станет разгром вражеских группировок в ходе стратегических операций.

Защита объектов тыла от ядерных ударов может быть достигнута решительными действиями сил и средств противовоздушной, противоракетной и противокосмической обороны страны, направленными на срыв авиационных и ракетных ударов противника.

Военные действия на океанских и морских театрах будут иметь важное значение для успешного ведения войны. Основная цель этих действий - разгром группировок морских сил противника, прежде всего уничтожение ударных авианосных соединений и атомных подводных лодок-ракетоносцев, разрушение береговых объектов, а также нарушение его морских и океанских коммуникаций. Эти задачи будут решаться в стратегической операции на океанском ТВД, операциях флота и морских операциях.

В отличие от прошлых войн нашему флоту предстоит развернуть активные военные действия против сильного морского противника на обширных океанских и морских просторах.

Успешное ведение современной войны возможно при согласованном проведении всех военных действий и строго централизованном управлении.

Так, в конце 60-х годов, когда нарастало противостояние в "холодной войне", военная стратегия рассматривала характер будущей войны между двумя лагерями как ракетно-ядерный. Конечно, в такой войне победителей быть не может, пострадает весь земной шар, а потому человечество, по мере глубоких теоретических проработок и оценок потерь в ядерной войне, должно искать пути ее ограничения и запрещения.

Однако мы, военные, должны были изучать способы применения ядерного оружия и возможность защиты от него.

Безусловно, мы готовились к военным действиям и с применением обычного оружия. Разумеется, возможности обычного оружия были несравнимо меньшими, а для достижения целей операций требовалось огромное количество вооружения и техники. В это время появились высокоточное оружие, боеприпасы объемного взрыва и другие, по своему разрушительному действию приближающиеся к ядерному оружию тактического назначения.

Таким образом, после ококчания Второй мировой войны основным средством поражения планировалось ядерное оружие для уничтожения промышленных центров, войск и сил флота. По мере создания океанского флота в СССР взгляды на характер и формы войны менялись, т.к. территория США стала досягаема для стратегического ядерного оружия, что внесло значительные изменения в характер битвы за Мировой океан.

ГЛАВА VI

ПРОТИВОСТОЯНИЕ В МИРОВОМ ОКЕАНЕ В ПЕРИОД "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"

1946-1991 гг.

1) ПРОТИВОСТОЯНИЕ НА АТЛАНТИКЕ

В конце 60-х годов военно-политическая обстановка в мире обострилась. Военные конфликты на Ближнем Востоке, в Индии и Пакистане, продолжение войны во Вьетнаме вызвали дополнительное развертывание военных группировок США и стран НАТО, особенно военно-морских сил, которые становятся основным инструментом их агрессивной политики. Присутствие ВМС США, Англии, Франции и других стран НАТО в важных стратегических районах для поддержки антинародных режимов наносило ущерб безопасности регионов.

США и НАТО отработали четкую систему учений всех видов вооруженных сил для реализации стратегии "гибкого реагирования". Учения проводились ежемесячно от простого к сложному и завершались ежегодными крупными маневрами на Евро-Азиатском континенте. США, согласно новой стратегии, должны были иметь и поддерживать несомненное превосходство над Советским Союзом в области ядерного стратегического и тактического оружия и располагать достаточными средствами для успешного противодействия противнику (СССР) в любой обстановке и без применения оружия массового поражения. Все это вызывало очередной виток гонки вооружений и демонстрацию силы в ходе учений.

США отрабатывали глобальное применение стратегических ядерных сил и сил общего назначения. В зоне Северного флота районами отработки этих сил были Северная Атлантика и Норвежское море, где действовали ракетные атомные подводные лодки (6-7 пларб) и Ударный флот НАТО (до четырех авианосцев). Кроме того, в водах Баренцева моря постоянно находились 2-3 атомные лодки.

Безусловно, Советское правительство принимало необходимые меры по защите своих морских рубежей от ударов с моря. Была разработана и принята 20-летняя программа развернутого строительства корабельного состава океанского флота, формировались флотилии атомных подводных лодок и оперативные эскадры надводных кораблей, то есть создавались группировки морских сил для противодействия ВМС США и НАТО.

В соответствии с этим 18 января 1968 г. приказом ГК ВМФ была создана 7-я оперативная (Атлантическая) эскадра СФ на базе крейсера "Мурманск" (пр. 68бис) и 170-й брэм в составе 5 эскадренных миноносцев пр. 56 ("Несокрушимый", "Бывалый", "Сознательный", "Московский комсомолец" и "Спокойный"). На Тихоокеанском флоте в это же время была создана 10-я оперативная эскадра. Ранее, в 1967 г., была создана Средиземноморская эскадра. В командование 170 брэм я вступил в 1966 г.

7-я оперативная эскадра была оперативно-тактическим соединением для решения задач борьбы с атомными подводными лодками, вооруженными баллистическими ракетами, с целью срыва их ударов по объектам на территории СССР, а также для борьбы с корабельными группировками противника и обеспечения развертывания наших атомных подводных лодок в Северную Атлантику на рубежах м. Нордкап - о. Медвежий и о. Исландия -Фарерские острова.

Командиром 7-й ОпЭск был назначен контр-адмирал Г. Голота, начальником политического отдела - капитан 1 ранга

И. Ровный, а начальником штаба назначили позже капитана 1 ранга В. Лапенкова. Штаб эскадры численностью около 20 человек включал опытных флагманских специалистов: надводников, подводников и летчиков.

Командующий флотом поставил командиру эскадры задачу в течение зимнего периода боевой подготовки сколотить штаб и подготовить выделенные группировки для действий против авианосцев и подводных лодок - морскую ракетоносную и противолодочную авиацию, а также ракетные корабли флота.

Эту задачу СФ решал впервые. В течение XX века Российский и Советский флоты не провели ни одного морского сражения, кроме проигранного Цусимского 14-15 мая 1905 г. Перед нами, офицерами оперативной эскадры, стояла задача - в случае войны первыми вступить в бой и сорвать агрессивные планы ВМС США и НАТО. Безусловно, это были благородные намерения, но, пока отсутствовали корабельные группировки, способные решать такие задачи, штабы готовились к управлению, изучали противника и готовили корабли для боя.

В недрах конструкторских бюро создавалось ракетное оружие и его носители, которые были способны поражать крупные надводные корабли на больших расстояниях. В это время уже были атомные подводные лодки пр. 675, имевшие восемь ПУ ракет П-6 (350 км) в контейнерах, а в дальнейшем они получили ракеты П-500 "Базальт". Старт ракет осуществлялся из надводного положения. Время между всплытием и стартом ракет составляло 20 минут с учетом приема целеуказания от самолетов Ту-95 МРСЦ "Успех". С 1959 по 1967 г. было построено 29 пларк пр. 675.

Надводный старт в зоне ПЛО и ПВО, АУГ даже при дальности стрельбы 200-250 км трех-четырех атомных подводных лодок был малоэффективным, так как в течение 20 минут подводная лодка находилась в надводном положении, была беззащитна и могла быть уничтожена. Поэтому повышение боевой устойчивости пларк решала 170-я брэм.

При отработке тактики боя против авианосцев мы учитывали все факторы, сильные и слабые стороны, построение обороны противника и возможности его против нашей морской ракетоносной авиации и атомных подводных лодок.

Надо учитывать, что противовоздушная оборона авианосцев усиливалась за счет тактической авиации с аэродромов Норвегии, да и полет нашей авиации не мог быть скрытным. Зона ПЛО авианосца на опасных направлениях доходит до 400- 500 км, то есть перекрывает дальность стрельбы ракетами П-6.

Поэтому модель морского боя показывала, что пока превосходство имеет противник, и он, зная это, в ходе учений маневрировал в составе Ударного флота НАТО в центральной части Норвежского моря. Однако по мере роста мощи атомного подводного флота и ракетоносной авиации СФ его маневрирование смещалось в залив Вест-фьорд и даже в менее обширные фьорды Норвегии.

В 1960-1961 гг., в связи с сокращением ВС СССР, минно-торпедная авиация была ликвидирована. На всех флотах были полностью расформированы минно-торпедные и истребительные авиационные полки и дивизии. С развитием ударных авианосцев вероятного противника бомбовые и торпедные удары в условиях сильной ПВО корабельных групп стали малоэффективными, а вернее невозможными.

Для борьбы с авианосцами была создана морская ракетоносная авиация, период формирования которой закончился к 1960 г. С 1961 г. прикрытие сил флота от ударов с воздуха было возложено на истребительную авиацию ПВО страны.

Ликвидация истребительной авиации в составе ВВС флотов была одной из крупнейших ошибок руководства страны и совершенно не соответствовала строительству океанского флота и его прикрытию. Как показал опыт использования океанского флота, ВМС СССР нуждался и в корабельной, и в береговой истребительной авиации.

Морская ракетоносная авиация СФ была вооружена самолетами Ту-16, которые находились на вооружении до конца 80-х годов, а на смену им были приняты Ту-22м.

В 1960 г. на вооружение был принят ракетный комплекс

Ту-16к-10, с ракетой К-10, предназначенной для уничтожения крупных надводных кораблей водоизмещением 10 000 тонн и более, с дистанцией пуска до 300 км.

В 1962 г. на вооружение приняли ракетный комплекс Ту-16к с ракетой КСР-2, предназначенной для поражения кораблей класса эсминец и фрегат, с дальностью 100-150 км.

В 1963 г. на базе ракеты КСР-2 была создана ракета КСР-11, оснащенная аппаратурой самонаведения на работающую РЛС.

Таким образом, к концу 60-х годов морская авиация имела на вооружении три типа различных ракет, что позволяло грамотно организовать ракетный удар по боевым порядкам авианосцев.

В середине 60-х годов разведывательная авиация получила на вооружение специализированные самолеты Ту-16р и Ту-22р (только БФ). Кроме того, для океанской воздушной стратегической разведки и наведения надводных кораблей и подводных лодок и для выдачи им целеуказания для ракетных ударов авиация СФ и ТОФ имела на вооружении тяжелые самолеты Ту-95рц с аппаратурой "Успех". Эта аппаратура позволяла автоматически выдавать картину обстановки по целям на приемные устройства кораблей.

Во второй половине 60-х годов завершился план второй десятилетней кораблестроительной программы, что значительно способствовало повышению ударной мощи сил флота, их способности проводить морские операции в зоне флотов. Однако слабым местом оставалось боевое обеспечение: разведка, связь, целеуказание, противолодочная и противовоздушная оборона, радиоэлектронная борьба и автоматизация управления.

Командир 170-й брэм по боевой организации был вторым заместителем командира эскадры в бою, поэтому штаб бригады должен был знать обстановку и тактику морского боя и взять на себя управление силами при выходе из строя КП 7-й ОпЭск.

Как видим, в первом приближении были решены вопросы управления силами в море и организации проведения морских боев и сражений в ходе морской операции по уничтожению корабельных группировок, для чего необходимо находиться в море и до войны установить слежение за кораблями противника.

В ходе учений мы убедились, что у нас нет возможности размещать на кораблях КП оперативно-тактических штабов - для них не предусматривалось место. Это послужило толчком к модернизации крейсеров пр. 68бис и плавбаз подводных лодок под корабли управления. Такая же проблема возникла и у командиров дивизий ракетных подводных лодок (пр. 670, 675, 949), для самостоятельного удара по корабельным группировкам противника.

В мае 1968 г. в ходе учений НАТО в Норвежское море вошел ударный авианосец "Форрестол" в сопровождении противолодочного авианосца "Эссекс". Слежение за ними осуществлял эм "Сознательный" (командир С. Дымов). В то же время вели разведку авианосца и ВВС СФ самолетами Ту-16р, которые поддерживали связь с "Сознательным". Обычно палубные истребители перехватывали наши самолеты-разведчики и их сопровождали.

В один из дней с эсминца "Сознательный" наблюдали, как на малой высоте, буквально чуть выше палубы авианосца "Эссекс", с оглушительным ревом пронесся краснозвездный разведчик Ту-16р, никем не обнаруженный. Это вызвало переполох на кораблях АУС. Хваленая система ПВО, береговая и корабельная, не обнаружила разведчика, который скрытно уходил под лепестки радиолокационных станций кораблей, обойдя морские береговые РЛС.

К сожалению, этот героический поступок для экипажа оказался трагическим. После пролета над палубой авианосца самолет Ту-16р, резко набирая высоту, ударился хвостовой частью об воду и потерпел катастрофу. С авианосца были посланы спасательные вертолеты, которые подняли тела погибших четырех летчиков и передали на "Сознательный". Это был экипаж подполковника А. Плиева...

Да, освоение новых самолетов и выявление их возможностей при решении своих задач в условиях жестокого противодействия сил США и НАТО давались нам нелегко.

Командующий авиацией СФ Герой Советского Союза генерал-полковник А. Кузнецов и начальник штаба авиации Герой Советского Союза генерал-лейтенант В. Минаков вместе с командирами дивизий и полков в сложных климатических условиях Заполярья осваивали новые типы самолетов и отрабатывали тактику нанесения ударов по корабельным группировкам США и НАТО в Норвежском и Баренцевом морях с применением ядерного и обычного оружия. Расчеты показывали, что морская ракетоносная дивизия двух-трехполкового состава имела до 60 ракет в обычном снаряжении в ударе и способна самостоятельно уничтожить ударный авианосец. Это послужило основанием иметь на Черноморском и Балтийском флотах по дивизии, а на Севере и Тихом океане по две дивизии морской ракетоносной авиации. Считалось, что дивизия морской ракетоносной авиации ВВС Черноморского флота должна действовать по авианосцам 6-го флота США в Средиземном море, а Балтийского флота - в Норвежском море в зоне Северного флота против Ударного флота НАТО.

Складывающаяся военно-политическая обстановка выдвигала перед ВМФ новую проблему - предотвратить ракетно-ядерные удары атомных подводных лодок по военно-промышленным и политическим объектам страны. Исходя из анализа возможностей сил флота, по плечу эта задача была лишь противолодочной авиации, которая обладала большой маневренностью и большим поисковым потенциалом, в кратчайший срок могла вскрыть подводную обстановку и немедленно применить оружие. Поэтому при срыве (ослаблении) ракетно-ядерных ударов важным фактором стало время поражения подводных ракетоносцев - один из основных показателей эффективности боевых действий противолодочной авиации, которым не обладали другие противолодочные силы флота.

Для борьбы с подводными лодками в ближней зоне использовался с 1960 г. авиационный противолодочный комплекс

Бе-2 с поисково-прицельными системами "Баку", затем "Сирень", а в дальней зоне с 1962 г. - авиационный противолодочный комплекс Ил-38 с автоматизированной поисково-прицельной системой "Беркут". Дальность полета Ил-38 - 6700 км, продолжительность полета 12 часов, а тактический радиус при патрулировании в районе поиска 4,0-2,5 часа равнялся 2000-2500 км.

Таким образом, в ближней и дальней зоне флот уже имел группировки сил, способные противостоять на море противнику в возможных районах применения им своего оружия (ракет и палубной авиации).

Итак, 7-я ОпЭск рождена была в начале очередного витка противостояния в "холодной войне", на новой материальной базе. Слабым местом в этом противостоянии было воздушное прикрытие надводных кораблей и авиации флота, а отсюда и низкая боевая устойчивость с началом боевых действий и в целом недостаточная эффективность решения задач силами флота в ходе морских операций.

Северный флот выходил в океан, отрывался от берега, мы осваивали будущий театр войны в ходе походов и учений. На долю 170-й брэм выпала важная задача - слежение за авианосцами при входе их в зону ответственности флота, при этом наведение на авианосцы осуществлялось по данным радио- и воздушной разведки. К решению этой задачи готовились заблаговременно, и прежде чем выйти в море мы отрабатывали вопросы взаимодействия в базе. Для нас оперативно-тактическая подготовка имела конкретный смысл подготовки сил к решительным действиям по срыву ударов ракетных лодок и палубной авиации. Несмотря на превосходство противника в силах, мы понимали, что долг перед Родиной превыше всего и, если бы это случилось, никто на бригаде не дрогнул бы и выполнил свой долг до конца.

В конце мая 1968 г. я был вызван в Москву в Академию Генерального штаба на собеседование и зачислен кандидатом для поступления. Беседу в присутствии комиссии проводил генерал армии С. Иванов, который интересовался обстановкой на морском театре, поведением и характером действий вероятного противника, особенно ударных авианосцев и атомных ракетных подводных лодок, так как от них для нашей страны исходила ядерная угроза, а формы борьбы с ними не были до конца разработаны военным искусством.

Учеба в Академии Генерального штаба была поворотом в судьбе, потому что дальнейшее продвижение по службе требовало иных, более высоких знаний. Но надо было еще выжить, сохранить боеготовность бригады и исключить происшествия.

В июле 1968 г. на Северном флоте состоялось учение "Север", в котором участвовали также дважды Краснознаменный Балтийский флот и дружественные флоты Польской Народной Республики и Германской Демократической Республики. Руководителем учения был Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С. Горшков. Основная цель учения "Север" - отработка взаимодействия флотов в ходе проведения морских операций на Северо-Западном ТВД и обеспечение развертывания сил флота в Северную Атлантику.

Это было первое стратегическое учение на морском и сухопутном ТВД, ставившее своей целью обеспечение развертывания сил флота в Атлантику.

Для достижения этих целей Северный флот проводил морские операции по срыву ударов ракетных подводных лодок и палубной авиации, а также высадке морских десантов совместно с приморским фронтом. Объединенный Балтийский флот участвовал в операции по захвату проливной зоны совместно с приморским фронтом и выводу сил флотов в Северное море через проливную зону и Кильский канал. Учение было двусторонним и проводилось с обозначенными силами.

170-я брэм по ходу учения развертывалась при входе авианосцев в Норвежское море, осуществляла за ними слежение, наводила ударные силы и в дальнейшем переразвертывалась для борьбы с ракетными подводными лодками в ожидании ядерной войны.

170-я бригада вышла в море для обнаружения и слежения за АУГ, которую обозначал крейсер "Октябрьская революция" и два корабля охранения. По данным радиоразведки, самолет-разведчик Ту-95рц вышел на АУГ и навел на нее 170-ю брэм в составе трех эсминцев. Обнаружив АУГ южнее о. Исландия, мы сутки осуществляли за ней слежение. При входе в Норвежское море начались боевые действия, мы навели на АУГ морскую ракетоносную авиацию и выдали целеуказание атомным ракетным подводным лодкам пр. 675.

В дальнейшем наша бригада провела совместно с полком противолодочных самолетов Ил-38 две поисковые операции по фактическому поиску пларб США. Первая из них проведена севернее о. Исландия в течение двух суток. На поле радиогидроакустических буев была обнаружена подводная лодка, которая при подходе КПУГ ушла подо льды. Вторая поисковая операция проводилась юго-западнее о. Исландия в течение трех суток. На барьере РГБ, выставленных самолетом Ил-38, была обнаружена подводная лодка, от которой КПУГ приняла контакт и поддерживала его 1 час 30 минут. В дальнейшем подводная лодка оторвалась, войдя в полосу течения Гольфстрим, где было сложно классифицировать контакт. Принятые меры по восстановлению контакта не дали результатов. Поисковые противолодочные операции проводились в рамках несения боевой службы - это были первые опыты совместной работы с авиацией флота в океанской зоне.

Командующий СФ С. Лобов сделал разбор учения, в котором отметил два важных момента:

1. В Северной Атлантике, Балтийском, Норвежском и Баренцевом морях отрабатывались морские операции и взаимодействие флотов, а также авиации с кораблями, подводных лодок с самолетами и надводными кораблями. Учение способствовало выработке единства тактического и оперативного мышления у офицерского состава. С получением новых сил и средств необходимо продолжать совершенствовать организацию проведения морских операций и тактику морских боев, а также все виды боевого, тактического и тылового обеспечения.

2. Главная задача для североморцев - привыкать к океану, знать его гидрометеорологические особенности, влияние течения Гольфстрима, гидрологию в районах поиска и детально все о противнике и его демаскирующих признаках, а также оборудование театра.

2) 5-Я ЭСКАДРА ВМФ НА БОЕВОЙ СЛУЖБЕ

НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ (1970-1973)

Средиземное море, расположенное на стыке Европы, Азии и Африки, с глубокой древности было и до сих пор остается ареной широкого экономического, политического и культурного общения многочисленных народов, населяющих его берега. Оно омывает побережья 19 государств с населением около 300 млн человек. Средиземное море имеет выход в Атлантический океан через Гибралтарский пролив и в Индийский океан - через Суэцкий канал. Протяженность с востока на запад превышает 2000 миль (3700 км), наибольшая ширина около 1000 миль (1850 км). С древнейших времен Средиземное море считается одним из наиболее безопасных и удобных для мореплавания.

Средиземноморский район - один из основных узлов противоречий между империалистическими державами. Он уже давно служит объектом их борьбы за экономическое, политическое и военное преобладание. Придавая важное значение этому району мира, они всячески стремятся усилить в нем свое влияние. Эту цель преследует и 6-й флот США.

В зоне Средиземного моря постоянно находятся ВМС семи стран - членов НАТО в составе 648 кораблей и тактическая авиация в составе 1500 самолетов.

В 70-е годы, когда началась моя боевая служба на Средиземном море, вооруженные силы стран НАТО в этом регионе главные усилия направляли против СССР, на ликвидацию неугодных правительств, борьбу за зоны влияния и сохранение господства в них.

Боевая служба как высшая форма действия сил флота в мирное время зародилась в 1964 г., когда для противодействия 6-му флоту США и 16-й эскадре пларб в Средиземном море формировались оперативные бригады, а затем и смешанные эскадры из кораблей Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Это обусловливалось тем, что с 1949 г. 6-й флот Соединенных Штатов находится в зоне Средиземного моря для поддержания выгодного для США политического режима в странах этого региона и в готовности нанесения ударов палубной авиацией по объектам в южных районах СССР.

Что касается 16-й эскадры пларб, то ее основной базой была Рота (Испания), где пларб проходили восстановление боевой готовности, а 2/3 из них находились на патрулировании в восточной части Средиземного моря в готовности к нанесению ракетно-ядерных ударов по европейской части СССР. Зона боевого патрулирования пларб зависела от дальности стрельбы баллистических ракет системы "Поларис - Посейдон" и противолодочных усилий оперативных бригад кораблей ВМФ СССР.

Средиземноморский театр считался наиболее опасным с точки зрения угрозы внезапного нападения с морских направлений, так как здесь постоянно находились две ядерные группировки - оперативно-стратегическая надводная и стратегическая подводная - в высокой степени готовности к ударам по объектам СССР. Надо отметить, что в составе 6-го флота постоянно находились два ударных авианосца; с повышением готовности количество авианосцев увеличилось до четырех, 16-я эскадра пларб в своем составе имела 8 подводных лодок типа "Лафайет". Более подробно хотелось бы рассмотреть морскую составляющую ядерных сил США.

Так, в 1970 г. морские стратегические ядерные силы США в своем составе имели 41 пларб четырех типов: "Дж. Вашингтон" (5), "Э. Аллен" (5), "Лафайет" (8) и "Медисон" (23) и соответственно по 16 баллистических ракет четырех типов: "Поларис" (дальность стрельбы 2200 км, мощность 0,6- 1 Мт); "Поларис

А-2" (дальность стрельбы 2800 км, мощность 0,8-1 Мт); "Поларис А-3" (дальность стрельбы 4600 км, мощность 1 Мт); "Посейдон С-3" (дальность стрельбы 5600 км, мощность 2 Мт).

Вся группировка атомных подводных лодок была организационно сведена в пять эскадр, каждая из которых имела передовые и тыловые пункты базирования: 14-я (10 пларб) - Холли-Лох (Нью-Лондон); 15-я (7 пларб) Апра (о. Гуам - Пёрл-Харбор); 16-я (8 пларб) - Рота (Кингс-бей); 18-я (8 пларб) - Чарлстон (Бангор); 20-я (8 пларб) - Мелвилл (Род-Айленд). Кроме того, к группировке относилась 10-я эскадра английских ракетных атомных подводных лодок в составе 4 пл типа "Резолюшн" и эскадра французских атомных ракетных подводных лодок в составе 4 пл типа "Редутабль".

Указанные группировки атомных ракетных подводных лодок патрулировали: 14-я эскадра США, 10-я эскадра пл Великобритании и эскадра пл Франции - в Северо-Восточной Атлантике и Норвежском море; 15-я эскадра - в западной части Тихого океана; 16-я эскадра - в Средиземном море; 18-я эскадра - в Аляскинском заливе; 20-я эскадра - у восточного побережья США. Таким образом, для нанесения ядерных ударов по важным административным и промышленным объектам европейской части СССР нацелены четыре эскадры США, Англии и Франции и по районам Дальнего Востока и Сибири - три эскадры США.

Управление группировкой морских стратегических ядерных сил осуществлялось через узлы связи: Катлер, Лондондерри, Порт-Лиотей, Марафон, Пёрл-Харбор, о. Гуам, а также Норфолк, Сан-Хуан. С 1976 г. ретрансляцию осуществляли Кефлавик и Терсо (мощность передатчика 2 тыс. кВт, уверенный прием на глубине 30 м).

Радионавигационное обеспечение осуществлялось системами "Сине", "Лоран-С", "Омега" и "Транзит". "Омега" обеспечивала глобальную навигацию на дальности до 10 000 км на глубине до 12 м и подо льдом, а для корректировки точности места использовалась космическая система "Транзит".

Каждая атомная ракетная подводная лодка США имеет два сменных экипажа: "золотой" и "голубой"; время нахождения их на подводной лодке - полгода. Ее годовой цикл состоит из боевого патрулирования (244 суток), отдыха и подготовки лодки и экипажа к выходу в море (121 сутки). Исходя из автономности для каждого типа лодок, определен цикл одного похода на боевое патрулирование, который составляет 84 суток, из них 28 суток - подготовка подводной лодки и 56 суток - боевое патрулирование в назначенных районах с готовностью к старту ракет 15 минут. Пуск ракет производится с глубины 25-30 м и на скорости лодки 2,5 узла.

Постоянное присутствие двух мощных группировок кораблей на Средиземном море - авианосной и подводной ракетно-ядерной - сделали это направление наиболее опасным. Требовалось постоянное присутствие отрядов кораблей для непрерывного слежения за авианосцами при входе их в район возможного подъема палубной авиации и для систематического проведения противолодочных поисковых операций в районах возможного патрулирования пларб.

Так как будущая война предполагалась ракетно-ядерной, то стояла задача донести о внезапном нападении, то есть пуске ракет и массовом взлете авиации, и сорвать или ослабить удар. Конечно, сил для срыва или ослабления удара было недостаточно. Это и вызывало необходимость в зоне каждого флота с определенных рубежей организовать слежение за авианосными корабельными группировками в форме боевой службы.

Вначале существовало много неясных вопросов даже по срокам несения боевой службы, которые зависели от автономности кораблей и их материально-технического обеспечения.

В 1964-1967 гг. в ГШ ВМФ ежегодно составлялся график боевой службы по районам: Средиземное море (ЧФ, БФ, СФ), Северная Атлантика (СФ, БФ), зона Тихого и Индийского океанов (ТОФ) с указанием сроков и количества кораблей, выделяемых от флотов. Возросшие возможности вероятного противника по организации внезапного нападения с океанских и морских направлений с применением как ядерного, так и обычного оружия потребовали от руководства ВМФ поиска новых путей по совершенствованию форм применения сил флота и способов поддержания их высокой боевой готовности.

Главной задачей ВМФ с 1964 г. становилось предотвращение внезапного нападения противника и максимальное ослабление его первых ударов с морских и океанских направлений. Поэтому объективно возникла необходимость заблаговременного развертывания части боеготовых сил ВМФ в удаленных районах океанов и морей для немедленного применения их сразу же с началом военных действий. Силы боевой службы были частью сил ударной группировки для проведения морских операций. Поэтому силы боевой службы должны были установить слежение за противником и выдавать целеуказание на КП флота и КП ударных соединений, ракетоносной авиации и атомных подводных лодок для их наведения с целью применения или слежения оружием.

Все это заставило отрабатывать встречный морской бой или бой из положения слежения. Надо сказать, что океан постепенно осваивался и шла разработка теории вопросов проведения морских операций и боев силами флота. Поэтому ГК ВМФ С. Горшков на базе Военно-морской академии решил проводить оперативные сборы с командующими флотами для выработки форм и способов стратегических действий ВМФ на океанских и морских театрах.

Выход на первую боевую службу в Средиземном море был осуществлен в сентябре 1964 г. сроком на один месяц отрядом Черноморского флота в составе крейсера "Дзержинский" и эсминца "Гневный" под командованием контр-адмирала Г. Степанова. В походе отряд отрабатывал поиск и слежение за авианосцем "Ф. Рузвельт", а также условное нанесение по нему артиллерийского удара с минимальных дистанций всеми калибрами артиллерии крейсера пр. 68бис.

В течение 1965 г. боевую службу несли смешанные отряды кораблей СФ и БФ, где командирами были капитаны 1 ранга

Е. Волобуев и О. Грумков. Впервые в смешанных отрядах использовались подводные лодки, эскадренные миноносцы и суда снабжения. Так последовательно наращивались усилия в несении боевой службы, которая продолжалась в Средиземном море до 1992 г.

В 1967 г. на Средиземном море была сформирована 5-я эскадра ВМФ. К этому решению подтолкнула семидневная война (июнь 1967 г.) между Израилем, с одной стороны, и Египтом и Сирией - с другой. Для проведения внешней политики, направленной на поддержку дружественных нам арабских стран, Советское правительство решило постоянно, как и в XVIII-XIX веках, иметь группировку сил флота в зоне возможных военных конфликтов.

Во временном наставлении по боевой службе записано: "Боевая служба представляет собой совокупность мероприятий, которые проводятся ВМФ на океанских и морских театрах военных действий по единому плану и замыслу, с целью поддержания постоянной боевой готовности сил к решению поставленных им задач с началом военных действий и обеспечения интересов страны в оперативно важных районах Мирового океана в мирное время".

На боевой службе силы ВМФ решали следующие задачи:

- патрулирование и боевое дежурство атомных ракетных подводных лодок стратегического назначения в установленной готовности к нанесению ударов по наземным объектам на территории противника, обеспечение их развертывания и действий в районе патрулирования;

- поиск и слежение за атомными ракетными и многоцелевыми подводными лодками вероятного противника в готовности с началом военных действий к их уничтожению как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими видами Вооруженных Сил;

- поиск авианосно-ударных групп и многоцелевых групп вероятного противника и слежение за ними в районах их боевого маневрирования в готовности к нанесению ударов по ним с началом военных действий;

- недопущение разведывательной деятельности подводных лодок и надводных кораблей вероятного противника в ближней морской зоне;

- обеспечение интересов и предотвращение агрессивных действий против нашей страны и дружественных государств в стратегически важных районах Мирового океана, а также ряд других задач.

Основными формами несения боевой службы являлись: патрулирование, поисковые действия, постоянное присутствие в оперативно важных районах и боевое дежурство.

14 июля 1967 г. контр-адмирал Б. Петров прибыл со штабом на Средиземное море и вступил в управление всеми силами. Так начался боевой путь Средиземноморской эскадры. Начальником штаба эскадры был назначен капитан 1 ранга В. Платонов, заместителем командира - контр-адмирал Рензаев, начальником политического отдела - капитан 1 ранга Н. Журавков. Это был первый состав командования 5-й эскадры ВМФ.

Штаб эскадры, скомплектованный из опытных офицеров, флагманских специалистов дивизий и бригад, размещался на крейсерах пр. 68бис или плавбазах подводных лодок пр. 310.

В течение 1967-1970 гг. 5-я эскадра ВМФ отработала организацию управления силами с различных кораблей, контроль боевой готовности сил боевой службы, а также выполнение основных задач: слежение за авианосцами и поиск пларб.

Вступление в строй на ЧФ новых противолодочных крейсеров пр. 1123 "Москва" (1967) и "Ленинград" (1969) значительно повысило эффективность поиска атомных ракетных подводных лодок в Средиземном море. "Москва" за это время совершила четыре боевые службы продолжительностью от 1 до 3 месяцев, отрабатывая главный элемент - тактику использования вертолетов при поиске пларб. На борту противолодочного крейсера базировалось 14 вертолетов Ка-25пл, у которых в качестве средств поиска имелись опускаемая гидроакустическая станция, радиогидроакустические буи и магнитометр. Для отработки организации применения вертолетной эскадрильи в Средиземном море на первых двух выходах присутствовал заместитель командующего авиацией ЧФ генерал-майор В. Воронов, выходил на боевую службу и командующий ВВС ЧФ генерал-полковник А. Мироненко.

Это были первые шаги корабельной авиации, они показали ее большое преимущество в борьбе с подводными лодками.

Русский флот снова утверждался на Средиземном море, как и в прошлые века, отстаивая интересы России.

ПЕРВАЯ АРХИПЕЛАГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ РОССИЙСКОГО ФЛОТА (1769-1774)

Впервые на Средиземное море регулярный флот России был послан в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 гг. для оказания помощи русской армии путем отвлечения части сил противника с Дунайского и Черноморского театров военных действий - нанесением ударов по Турции с тыла. Для осуществления этого плана Россия рассчитывала использовать национально-освободительное движение народов Балканского полуострова против Турции.

В XVIII веке под властью Османской империи находились не только исламские народы Анатолийского полуострова и Северной Африки, но и христианские страны - Греция, Болгария, Сербия, Македония, Румыния и Молдавия, не раз поднимавшиеся на борьбу за свое освобождение. Поэтому с началом войны с Турцией правительство Екатерины II решило отвлечь часть войск Османской империи на другое направление, послав на Средиземное море эскадру кораблей.

Посылка эскадры была смелым военно-политическим решением. Ведь до этого в Средиземном море побывал лишь один российский корабль - фрегат "Надежда благополучия", совершивший в 1764 г. под командованием капитана 1 ранга Ф. Плещеева коммерческий вояж в г. Ливорно (Италия). Россия в 1769-1774 гг. в Средиземное море для действия в зоне Греческого архипелага направила пять русских эскадр. Однако из-за слабой материальной базы, отсутствия опыта дальних плаваний и сложностей с базированием кораблей переходы эскадр с Балтийского и Белого морей на Средиземное были продолжительными и сопровождались массовыми заболеваниями и высокой смертностью матросов. Корабли подолгу стояли в ремонте в иностранных портах.

Первая эскадра под командованием адмирала Г. Спиридова в составе семи линейных кораблей, одного фрегата, одного бомбардирского корабля и шести вспомогательных судов совершила переход к сборному пункту в Порт-Магон (о. Менорка) в период с июля по декабрь 1769 г.

Вторая эскадра под командованием контр-адмирала Д. Эльфинстона в составе четырех линейных кораблей, двух фрегатов и двух вспомогательных судов прибыла к греческой Морее (Пелопоннесу) в период с октября 1679 по май 1770 г.

Остальные три эскадры прибыли позднее.

Третья эскадра под командованием контр-адмирала Арфа в составе трех линейных кораблей и тринадцати зафрахтованных английских транспортов в период с июля по декабрь 1770 г. совершила переход в Аузу (Наусу).

Четвертая эскадра под командованием контр-адмирала П. Чичагова в составе трех линейных кораблей в период с мая по октябрь 1772 г. прибыла в район Морей.

Пятая эскадра под командованием контр-адмирала С. Грейга в составе четырех линейных кораблей, двух фрегатов и шести зафрахтованных английских транспортов совершила переход с октября 1773 г. по февраль 1774 г. и прибыла в район Ливорно.

Общее командование действиями эскадр в Средиземном море осуществлял граф А. Орлов.

Первые две эскадры 24 июня 1770 г. напали на турецкие корабли в Хиосском проливе и далее в Чесменском сражении завершили их разгром, что обеспечило русскому флоту господство в Эгейском море, в районе Греческого архипелага. В последующие месяцы и годы русские моряки продолжали боевые действия на Средиземном море, блокируя пролив Дарданеллы, нарушая морские перевозки Османской империи и нападая на ее береговые укрепления.

Только в кампанию 1771 г. было захвачено около 180 торговых судов.

В 1772 г. произошло несколько боев с турецкими кораблями. У Патраса отряд русских судов под командованием капитана 1 ранга М. Коняева в конце октября уничтожил 8 турецких фрегатов и столько же шебек турецкой эскадры Мустафа-паши. Действия русского флота практически прервали морские сообщения Турции с ее подвассальными территориями в Северной Африке, затруднили снабжение турецких войск на Балканах.

Боевые действия в Средиземном море продолжались до конца войны еще два года, то есть до 1774 г.

Русские корабли, опираясь на крепость Аузу (Наусу) как на маневренную военно-морскую базу, продолжали блокаду Дарданелл, действовали против турецких гарнизонов в Бейруте и на Анатолийском побережье, удерживая значительные турецкие силы в Греческом архипелаге.

С октября 1774 г., после заключения Кючук-Кайнарджийского мирного договора между Россией и Турцией, русские корабли отдельными эскадрами начали возвращаться в Россию.

Всего из Балтийского моря в Первую Архипелагскую экспедицию в Средиземное море было отправлено 20 линейных кораблей, 5 фрегатов, 1 бомбардирский корабль и 26 вспомогательных судов. В Россию возвратились 13 линейных кораблей, 15 фрегатов, 2 бомбардирских корабля (в том числе захваченные и купленные). За время экспедиции Россия потеряла 3 линейных корабля и 4 вспомогательных судна; 4 линейных корабля, бомбардирский корабль и вспомогательное судно в связи с плохим техническим состоянием были сданы на слом.

В целом успешные действия эскадр Балтийского флота способствовали победе над Турцией и в дальнейшем присоединению Крыма к России.

Таким образом, боевые действия армии и флота обеспечили выход России к Черному морю, и в 1783 г. был основан Черноморский флот, который в течение 10 лет завоевал господство на море и вытеснил флот Турции. Почти 100 лет понадобилось регулярному флоту совместно с армией, чтобы снять блокаду и выйти к Балтийскому и Черному морям, обеспечив тем самым России экономические связи со странами Западной Европы.

ВНОВЬ В ВОДАХ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ

Последние годы XVIII столетия ознаменовались широкой боевой деятельностью русского флота на Средиземном море, где развернулась борьба стран второй коалиции против захватнических устремлений Французской буржуазной республики. К осени 1798 г. Франция захватила Бельгию, Голландию, Швейцарию, немецкие земли по левому берегу Рейна, Италию, Египет, Мальту и Ионические острова, значительно усилив свое господство в Центральной и Южной Европе, на Средиземном море и Ближнем Востоке. Агрессивные притязания Франции затронули политические и экономические интересы Англии, Австрии, России, Турции. Эти страны и составили ядро второй антинаполеоновской коалиции, заключив между собой ряд соглашений и договоров.

Англия послала в Средиземное море эскадру Г. Нельсона, который нанес тяжелое поражение французскому флоту у м. Абукир (восточнее г. Александрия).

Россия направила в Австрию войска А. Суворова, а в Средиземное море флот Ф. Ушакова. Это был первый выход Черноморского флота в Средиземное море и единственный в истории случай, когда русские и турецкие корабли составили союзную эскадру под командованием русского адмирала Ф. Ушакова.

В начале 1798 г. Павел I подписал указ о целях похода русского флота в Средиземное море. Ближайшей его задачей было освобождение Ионических островов, занимавших господствующее положение в Адриатическом море, а затем во взаимодействии с войсками Суворова - освобождение Италии и Мальты, блокада Александрии, захваченной французами.

12 августа 1798 г. российская эскадра в составе шести линейных кораблей, семи фрегатов, трех посыльных судов, имевших в общей сложности 792 пушки, 7406 человек (1700 человек десанта), вышла из Севастополя. 8 сентября русские корабли прошли Дарданеллы. Здесь к Ушакову присоединились турецкая эскадра Кадыр-бея (4 линейных корабля, 6 фрегатов и 18 других кораблей), поступившая в его подчинение.

Средиземноморский поход адмирала Ф. Ушакова - яркое свидетельство его высокого флотоводческого искусства. Во время похода десантом эскадры были взяты о. Видо и крепость Корфу, освобождены Ионические острова и южные районы Италии, нарушены морские сообщения французов.

Более двух лет русские корабли находились в отрыве от своих баз, ведя боевые действия одновременно в разных частях Средиземного моря. Несмотря на трудности плавания, на сложную политическую и военную обстановку, недостатки в снабжении, эскадра не потеряла ни одного корабля.

Для итальянской кампании было характерно тесное взаимодействие и боевое содружество русской армии и флота под руководством выдающихся полководцев А. Суворова и Ф. Ушакова.

ВТОРАЯ АРХИПЕЛАГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ РОССИЙСКОГО ФЛОТА (1805-1812)

Несмотря на выдающиеся победы, одержанные русскими войсками и флотом в войне с Францией в 1798-1799 гг., вторая коалиция европейских держав, участницей которой являлась Россия, проиграла эту войну. Острые внутренние противоречия привели к распаду коалиции и помешали развитию успехов, достигнутых русским оружием. Противоречия, породившие войну 1798 г., сохранились и еще больше обострились из-за агрессивности французской буржуазии.

В мае 1805 г. Франция была провозглашена империей, а Бонапарт императором Наполеоном I. В том же году Англия и Россия заключили военный союз, положивший начало третьей антифранцузской коалиции. Цель коалиции изгнание французов с захваченных ими территорий, восстановление во Франции власти Бурбонов.

Наполеон спешил осуществить свой план нападения на Англию до того, как коалиция будет готова нанести ему удар на суше. Боевые действия в 1805 г. не принесли коалиции успеха. Наполеон планировал захватить Ионические острова, которые имели большое стратегическое значение, лишить русский флот его базы на Средиземном море и захватить находившиеся в Корфу русские корабли.

Учитывая значение Ионических островов, Россия в январе 1805 г. направила в Корфу эскадру адмирала А. Грейга (два линейных корабля, два фрегата и 6,8 тыс. человек) для усиления русских гарнизонов и флота. В сентябре с той же целью отправилась с Балтийского моря эскадра Д. Сенявина (5 линейных кораблей, фрегат и два вспомогательных судна). Сенявин прибыл в Корфу в январе 1806 г. и активными действиями против французов в течение 1806 г. сорвал их планы по захвату Ионических островов.

Готовясь к войне с четвертой коалицией, Наполеон стал побуждать Турцию начать войну против России и тем самым отвлечь часть русской армии с Европейского театра военных действий.

Для предупреждения нападения Турции на южные границы России русские войска в ноябре - декабре 1806 г. заняли Молдавию и Валахию. 18 декабря 1806 г. Турция объявила войну России. Началась русско-турецкая война 1806-1812 гг.

По стратегическому плану русского командования, главный удар должен был наноситься силами флота. Предполагалось, что эскадра Сенявина вместе с английской эскадрой Дакуэрта с одной стороны и русский Черноморский флот с другой прорвутся к столице Турции - Константинополю и, высадив десант у города, захватят его.

План этот не осуществился. Корабли Черноморского флота не были готовы к выполнению поставленной задачи. Англичане, опасавшиеся усиления русских на Средиземном море, нарушили соглашение о совместных действиях.

Эскадра Сенявина, подойдя в феврале 1807 г. к о. Тенедос в Эгейском море, была вынуждена принять новый план действий. В результате успешного осуществления этого плана Сенявину удалось вызвать турецкий флот из пролива Дарданеллы и 19 июня 1807 г. разбить его в сражении у полуострова Афон.

После подписания Тильзитского мирного договора Сенявин получил приказание прекратить боевые действия, передать французам Ионические острова и вернуться в Балтийское море.

По пути в Балтийское море эскадра (13 линейных кораблей) зашла для ремонта в Лиссабон.

В ноябре 1807 г. русские корабли оказались блокированными английским флотом, так как к этому времени началась англо-русская война 1807-1812 гг. В 1809 г. личный состав эскадры прибыл в Ригу, а корабли были возвращены в 1812 г., после заключения мира. Так закончилась Вторая Архипелагская экспедиция.

ТРЕТЬЯ АРХИПЕЛАГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ РОССИЙСКОГО ФЛОТА (1827)

Греция, входившая с середины XV столетия в Османскую империю, испытывала жестокий экономический и национальный гнет со стороны турок. Греческую национально-освободительную революцию 1821-1829 гг. против османского ига широко поддерживали в Европе. Правительства Англии, Франции и России стремились использовать греческое освободительное движение для укрепления своих экономических и политических позиций на Балканах и Ближнем Востоке.

24 июня 1827 г. эти три государства подписали в Лондоне конвенцию о совместном урегулировании греко-турецких отношений и предоставлении Греции внутренней автономии под верховной властью султана.

В случае отказа Турции союзники договорились направить в Средиземное море объединенную эскадру военных кораблей и вынудить Османскую империю прекратить военные действия против сражающейся Греции.

В июне 1827 г. из Кронштадта в Портсмут вышла часть сил Балтийского флота (9 линейных кораблей, 7 фрегатов) под флагом командующего Балтийским флотом адмирала Д. Сенявина. 8 августа из прибывших русских кораблей в Портсмуте была сформирована эскадра (4 линейных корабля и 4 фрегата) под командованием контр-адмирала Л. Гейдена, которая направилась для крейсерства к берегам Греции.

Согласно договоренности между союзными державами, в октябре 1827 г. эскадра Гейдена встретилась у о. Закинф с союзными эскадрами - английской (3 линейных корабля и 4 фрегата) под командованием вице-адмирала Кодрингтона и французской (2 линейных корабля и 2 фрегата) под командованием контр-адмирала Риньи. Командование объединенными силами принял на себя старший по званию вице-адмирал Кодрингтон.

Объединенный флот союзников в составе 27 кораблей (из них 10 линейных кораблей и 10 фрегатов с общим числом орудий 1276) направился в Наваринскую бухту, где находился турецко-египетский флот под командованием Ибрагим-паши - 66 кораблей (из них 3 линейных и 33 фрегата; всего 2200 орудий).

6 октября турецко-египетскому командованию предъявили ультиматум о немедленном прекращении военных действий против Греции. Ультиматум был отвергнут. После этого военный совет союзников решил войти объединенными силами кораблей в Наваринскую бухту, стать на якорь против турецкого флота и заставить Ибрагим-пашу пойти на уступки.

Встав на рейде, Кодрингтон послал на шлюпке парламентера к турецкой эскадре, пытаясь избежать кровопролития. Турки убили парламентера и открыли огонь по союзным кораблям. Благодаря решительным и успешным действиям русской эскадры сражение при Наварине 8 октября 1827 г. закончилось полным разгромом турецко-египетского флота.

Таким образом, Третья Архипелагская (Средиземноморская) экспедиция русского флота успешно выполнила поставленную задачу. Немалая заслуга в этом принадлежит командующему эскадрой Л. Гейдену, прошедшему хорошую школу морской выучки под руководством талантливого флотоводца Ф. Ушакова. Большое умение и мужество продемонстрировал капитан 1 ранга М. Лазарев, командир линейного корабля "Азов", на борту которого сражались лейтенанты П. Нахимов, В. Корнилов и В. Истомин. За боевые подвиги кораблю впервые в истории русского флота был присвоен кормовой Георгиевский флаг.

В результате Наваринского сражения была ослаблена военная мощь Турции. Престиж России среди балканских стран значительно вырос. Победа способствовала также дальнейшему усилению греческого национально-освободительного движения. Лондонским протоколом 1830 г. была официально объявлена независимость Греции.

История Российского флота показывает значение и место Средиземного моря для национальной безопасности России на всех этапах ее развития, что мы, к сожалению, не всегда учитываем.

5-Я (СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ) ЭСКАДРА ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

1 сентября 1970 г. контр-адмирал А. Баранов проводил экипаж плавбазы "Котельников" на боевую службу в Средиземное море. Погода была благоприятная, переход Черным морем и проливной зоной прошел успешно. 5 сентября прибыли в точку № 5 у острова Китира, где находился штаб.

Я представился командиру эскадры контр-адмиралу В. Леоненкову, познакомился с заместителем командира эскадры контр-адмиралом М. Проскуновым и начальником политотдела капитаном 1 ранга И. Кондрашевым, его заместителем капитаном 1 ранга Вальсовым. Ранее ни с кем из них я вместе не служил, поэтому, как начальник штаба должен был строить взаимоотношения и организовывать работу штаба по выполнению поставленных задач.

Дела я принял у контр-адмирала В. Платонова, опытного и знающего флотскую службу командира, хорошего организатора. Он много сделал по становлению штаба и организации эскадры для решения поставленных задач, в чем я убедился в ходе службы.

Готовясь к должности начальника штаба эскадры, которая подчинялась Главнокомандующему ВМФ, я выписал из "Наставления по службе штабов" 1965 г.: "Начальник штаба должен лично оценивать обстановку и быть готовым коротко и ясно доложить в любой момент: задачи, положение, состояние и возможности своих сил и сил противника; возможное соотношение своих сил и сил противника; предложения по выполнению поставленных задач; мероприятия по обеспечению боевых действий и организации управления".

Состоялось мое представление и знакомство с офицерами штаба эскадры и политотдела. Это был второй набор в истории эскадры, укомплектованный опытными офицерами. Заместителем начальника штаба эскадры был капитан 2 ранга Г. Синенков, старшим помощником - капитан 2 ранга Семинихин и помощником - капитан 3 ранга Терсинцев. Эти офицеры занимались планированием боевой подготовки эскадры, всеми оргвопросами, а также работой канцелярии.

Для планирования и управления авиацией в зоне эскадры при штабе находилась авиационная группа в составе четырех человек, старший заместитель начштаба по авиации полковник М. Марков.

Мои обязанности требовали начать изучение обстановки с противника. Я заслушал доклады начальника разведки эскадры капитана 1 ранга А. Бояринцева и его помощника капитана 2 ранга В. Смирнова. На КП эскадры были развернуты штабной пост разведки и группа радиоперехвата, где велись постоянно учет и анализ действий сил 6-го флота США.

С созданием в 1949 г. Североатлантического блока послевоенное устройство и союзнические обязательства периода Второй мировой войны были нарушены.

Все войска США и НАТО, находившиеся в Европе, были подчинены Верховному главнокомандующему ОВС НАТО в Европе. Ему подчинялись главнокомандующие на четырех театрах: ОВС НАТО в зоне пролива Ла-Манш; ОВС НАТО на Северо-Европейском ТВД; ОВС НАТО на Центрально-Европейском ТВД и ОВС НАТО на Южно-Европейском ТВД. В зоне ответственности главнокомандующего ОВС НАТО на ЮЕ ТВД (Неаполь) были европейские государства, имеющие выход на Средиземное море: Испания, Франция, Италия, Греция и Турция.

Главнокомандование ОВС НАТО на ЮЕ ТВД осуществлял адмирал Риверо, 1916 г. рождения, во время Второй мировой войны командовал флотилией эсминцев, первый заместитель начальника штаба ВМС Италии.

В состав ОВС НАТО на ЮЕ ТВД входили: ОВС НАТО южной части ТВД (Верона); ОВС НАТО юго-восточной части ТВД (Измир); ударные ВМС на ТВД (Неаполь); ОВВС НАТО на ТВД в составе 5-го и 6-го оперативно-тактических авиационных командований (Верона, Измир) и базовая патрульная авиация на Средиземном море. В оперативном подчинении находилась 16-я эскадра атомных ракетных подводных лодок.

Для нас главным объектом действий был 6-й флот США, штаб которого находился в Гаэта близ Неаполя.

Командующим 6-м флотом США был вице-адмирал Кидд, 1919 г. рождения, ранее командовал 1-м флотом США; штабной корабль круро "Литтл Рок".

6-й флот развернут в Средиземном море в 1949 г.; ВМБ Неаполь являлась основным пунктом его базирования. Авианосцы и крейсера находились в составе флота 6 месяцев, а другие корабли - 4 месяца, потом происходила их замена. Корабли, выходя в Средиземное море, укомплектовывались по штатам военного времени.

В состав 6-го флота входило десять оперативных соединений:

60-е АУС - 2 ударных авианосца, 2 крейсера УРО, 2 фрегата УРО, 2-3 эскадренных миноносца УРО и до 10 эсминцев и сторожевых кораблей;

61-е амфибийное ОС - до 5-7 десантных кораблей;

62-е ОС морской пехоты - усиленный батальон морской пехоты;

63-е ОС обслуживания - 2 плавбазы, 5 танкеров, 3- 4 спецсудна;

64-е ОС атомных ракетных подводных лодок - до 8-10 пларб;

65-е ОС специального назначения;

66-е корабельное противолодочное ОС - противолодочный авианосец, 6-8 эсминцев и сторожевых кораблей;

67-е противолодочное ОС на ТВД - до 18 самолетов базовой патрульной авиации типа "Орион";

68-е ОС тральных сил - до 4 тральщиков;

69-е ОС атомных торпедных подводных лодок - 2-4 пл. Исходя из оперативной организации 6-го флота и протяженности Средиземноморского МТВД, для решения задач 5-й эскадры ВМФ театр был разделен на три зоны: восточную, центральную и западную, в каждой из которых находилось 1-2 боевых корабля в готовности к слежению и ведению разведки. Для решения оперативно-тактических задач в составе эскадры было образовано шесть оперативных соединений:

50-е ОС - корабль управления с кораблями охранения, место действия в зависимости от обстановки и решаемых задач;

51-е ОС - подводные лодки (6-8 единиц), в центральной и западной частях, поиск пларб;

52-е ОС - ударные ракетно-артиллерийские корабли, слежение за авианосцем при входе в центральную и восточную части моря;

53-е ОС - противолодочные корабли, совместный с авиацией и подводными лодками поиск пларб в центральной и западной частях и на их маршрутах развертывания;

54-е ОС - десантные корабли (2-3 единицы) и корабль огневой поддержки, Порт-Саид, батальон или рота морской пехоты с техникой;

55-е ОС - корабли обеспечения, танкеры, рефрижератор, плавмастерские и плавбазы с оружием.

В несении боевой службы участвовали корабли и суда ЧФ, составлявшие основу эскадры, а также корабли БФ и СФ. На флоте была создана группа усиления, а также назначалась группа кораблей поддержки сил боевой службы.

Постоянно на Средиземном море находились 1-2 атомные подводные лодки СФ (с торпедами или крылатыми ракетами), управление которыми осуществлял Главный штаб ВМФ, а на время учений управление передавалось на КП эскадры. Наша задача состояла в выдаче целеуказания на пла пр. 670 или 675 и назначение времени удара по авианосцу. Атомные подводные лодки пр. 627, 671 осуществляли поиск пларб в западной и центральной частях Средиземного моря.

В отдельные периоды количество кораблей, находящихся в зоне ответственности эскадры, доходило до 80 единиц. Кроме того, на аэродроме Каир-Западный базировалась авиаэскадрилья самолетов разведчиков (до 12 самолетов Ту-16р) и в районе Мерса-Матрух - отряд противолодочных самолетов (4 Ил-38) Северного флота.

Согласно договору о дружбе и взаимопомощи между СССР и Объединенной Арабской Республикой 1970-1972 гг., для усиления противовоздушной обороны войск и важных объектов Египта были развернуты зенитно-ракетные и истребительные части Вооруженных Сил СССР.

В начале сентября 1970 г. главным военным советником и командующим советскими войсками в Египте был назначен генерал-полковник В. Окунев, а начальником штаба советских войск в Египте - генерал-майор М. Гареев.

Советские войска были представлены: зенитно-ракетной дивизией, четырьмя зенитно-ракетными бригадами и отдельными полками; одиннадцатью частями РЭБ и несколькими частями радиотехнических войск; боевая авиация имела два истребительных авиационных полка и транспортную авиацию, а также части связи и разведки.

На случай чрезвычайной ситуации в районе Средиземного моря и Ближнего Востока 5-я эскадра входила в подчинение командующему советскими войсками в Египте.

Надо сказать, что эти мероприятия значительно улучшили боевую устойчивость кораблей эскадры в прибрежной зоне Египта. Мы встретились с командирами частей ПВО и организовали с ними взаимодействие по прикрытию эскадры в прибрежной зоне, которое было одобрено штабом советских войск.

Согласно оперативным планам, в случае военных действий для ударов по авианосцам в центральной и восточной частях Средиземного моря привлекались дивизия морской ракетной авиации ВВС ЧФ и дивизия дальней авиации ВВС пролетом через Югославию. Задачи штаба 5-й эскадры - обеспечить выдачу целеуказания и наведения при ударе по авианосцу.

Вот в таких условиях штаб эскадры должен был организовать выполнение поставленных задач по борьбе с авианосцами и атомными ракетными подводными лодками. Безусловно, решение этих задач в зоне превосходства 6-го флота над 5-й эскадрой требовало большого искусства. Мы искали тактические приемы, как сохранить боеспособность кораблей эскадры и сорвать массовый взлет палубной авиации на удар. Флагманский специалист по ракетному оружию капитан 2 ранга Д. Фоменко и его помощник капитан 2 ранга В. Заборский талантливо разработали боевые порядки, их эффективность и организацию ракетно-артиллерийского удара из положения слежения на расстоянии 50-70 каб отрядом боевых кораблей за авианосцем. Это наиболее выгодное положение корабельно-ударных групп для срыва или нанесения максимального ущерба авианосцу.

Что касается борьбы с пларб, то это направление возглавлял флагманский противолодочник капитан 1 ранга Малкин, а его помощником был капитан 2 ранга Кузнецов. Разработка способов борьбы с атомными ракетными подводными лодками являлась одной из важных задач, она строилась на установлении районов патрулирования, осуществлении поиска на маршрутах переходов, в проливных зонах и узкостях и на выходе из ВМБ Рота.

Повседневная тяжелая нагрузка лежала на связистах, которым в трудных условиях приходилось постоянно поддерживать связь с Главным штабом ВМФ и со всеми кораблями в зоне ответственности эскадры. Флагманский связной эскадры капитан 2 ранга В. Попов ежесуточно, день и ночь "пробивал" каналы, поскольку прогнозирование проходимости волн еще было мало изучено, а поддерживать связь требовалось постоянно. Потеря связи - это потеря управления, что недопустимо на боевой службе.

Флагманский штурман капитан 2 ранга Валюнин и его помощник капитан 2 ранга Трубачев контролировали безопасность плавания кораблей, деловые заходы и порядок развертывания сил эскадры. Контроль за техническим обеспечением кораблей был возложен на капитана 1 ранга Болдырева. Тыловое и медицинское обеспечение осуществляли капитаны 2 ранга Булах, Шкадов и полковник А. Денисенко.

Главным вопросом было поддержание установленной боевой готовности на кораблях эскадры, поэтому пришлось разработать плановую таблицу работы штаба эскадры при переводе сил в различные степени боевой готовности. Основным содержанием являлось принятие решения на выполнение поставленных задач, его оформление и доклад ГК ВМФ, выдача силам предварительных боевых распоряжений, выход кораблей из иностранных портов.

После утверждения решения Главнокомандующим ВМФ силы эскадры приступали к действиям в составе оперативных соединений по слежению за авианосцами и поиску пларб; часть сил выделялась для защиты судоходства. В зависимости от времени года и действий 6-го флота США, корабль управления эскадры находился в одной из точек в заливе Эс-Саллум, Александрии, у о. Китира и в Тунисском проливе.

Таким образом, постоянная деятельность штаба эскадры состояла из двух частей: первая - это повседневное управление, анализ, материально-техническое обеспечение сил эскадры и контроль за противником; вторая - оперативная, которая заключалась в готовности штаба в кратчайший срок спланировать и организовать выполнение стоящих перед эскадрой боевых задач.

Для системной работы штаба был разработан недельный распорядок дня эскадры, в котором определялись временные и организационные формы деятельности.

В целях обеспечения работы КП эскадры для офицеров штаба и политотдела эскадры установили три цикла работы: первый (3 месяца) - 50% флагманских специалистов и 50% помощников постоянно обеспечивали работу КП; второй (около 1 месяца) - совместная работа всего штаба эскадры по выполнению поставленных задач; третий (1,5-2 месяца) - отдых и работа в Главном штабе и центральных органах ВМФ. Для командования эскадры существовал разрешительный порядок ГК ВМФ.

В оперативном управлении ГШ ВМФ для организации управления эскадрой была создана группа во главе с контр-адмиралом П. Корецким, его заместителем капитаном 2 ранга О. Дунаевым. Она готовила и согласовывала с нами все боевые распоряжения по управлению эскадрой.

10 сентября на плавбазе зашли в Александрию, где находилась плавмастерская и на одной подводной лодке пр. 641 (СФ) проводился межпоходный ремонт.

Меня, и не только меня, удивляло поражение ОАР и Сирии в войне 1967 г. с Израилем. Мы знали, что в ОАР и Сирии находились наши военные советники, на вооружении была наша техника. Наше присутствие должно было обеспечить успех, а все произошло наоборот. Израиль при помощи США нанес поражение той системе, которую мы поддерживали на Ближнем Востоке. Это стало громом среди ясного неба. У нас, офицеров флота, такой поворот событий не укладывался в сознании. И вот, оказавшись в Александрии, я хотел в этом разобраться. Участники семидневной войны, советники, объясняли все нерешительностью арабов и невыполнением ими советов и рекомендаций.

В 1970 г. вооруженные силы ОАР имели 190 тыс. человек в строю и 120 тыс. в резерве, 1400 танков, 100 ракет (с дальностью стрельбы 350-700 км), 600 самолетов, 80 боевых кораблей и катеров (эм - 6, скр - 6, пл - 12, рке - 14, тка, ска - 44). Флотом командовал контр-адмирал Фагми, а старшим военным советником командующего флотом был вице-адмирал Г. Чернобай.

При помощи вице-адмирала Г. Чернобая состоялась моя встреча с командующими египетских ВМС Фагми. Впервые я ехал по улицам Александрии. Скорби и уныния по поводу поражения в семидневной войне нигде не чувствовалось, царило веселье, шла бойкая рыночная торговля, пляжи заполняли отдыхающие, хотя в то время Египет находился в состоянии войны с Израилем.

Встреча с контр-адмиралом Фагми оказалась интересной. Он был сторонником английской морской школы, но с большой теплотой отзывался о советских военных советниках, которые работали в ВМС Египта. В то время в Каире были организованы академические курсы, где преподаватели Академии Генерального штаба ВС СССР читали лекции и руководили дипломными работами. Удивительное совпадение: оканчивая эти курсы, Фагми писал дипломную работу по десантным действиям, а руководителем у него был контр-адмирал Денисов. Я ему сказал, что работал в академии над той же темой и руководителем у меня был тот же Денисов. Нас как-то сразу сблизило единство взглядов по десантам - наиболее сложной формой действий сил флота, требующей высокой подготовки исполнителя. Тогда я не мог предположить, что и в дальнейшем моя служба на Балтийском флоте будет связана с морскими десантами. При первой встрече ставить вопрос об итогах семидневной войны прямо я посчитал некорректным. Тем не менее в ходе беседы Фагми сказал, что главными причинами поражения были низкое качество вооружения и техники египетской армии и внезапность нападения, позволившая израильтянам уничтожить первыми же ударами систему ПВО и завоевать господство в воздухе.

Что касается обстановки на море, то ВМС Израиля имели в своем составе 54 боевых корабля: эсминец - 1, сторожевых кораблей - 2, подводных лодок 4, ракетных катеров - 12, торпедных катеров - 9, остальные - сторожевые и десантные катера. Главной ударной силой фактически были катера, но в ходе семидневной войны они себя не проявили.

Главная цель Израиля в той войне - заставить мировую общественность считаться с ним как с полноправным самостоятельным государством. Израиль был образован в 1948 г. по решению Организации Объединенных Наций в результате раздела бывшей подмандатной английской территории Палестины на два государства - арабское и еврейское. В 1948 г. Израиль занял часть территории арабов и г. Иерусалим, что вызвало протест в арабском мире и бойкот Израилю, где при помощи сионистских организаций, и особенно США, возрождалось милитаристское государство. Сильной его стороной были сухопутные войска - 25 танковых бригад (800 танков типа "Центурион", "Паттон", "Шерман" и АМХ-13) и ВВС - 350 ударных самолетов (типа "Мираж", "Скайхок", "Фантом", "Мистер", "Уратан", "Супермистер" и "Мажистер").

Нетрудно заключить, что в короткие сроки западные страны поставили Израилю новейшую военную технику и спровоцировали таким образом вторую войну против арабских стран.

В ходе нашей встречи командующий ВМС АРЕ попросил оказать помощь в проведении в конце сентября совместного учения по высадке десанта в районе Седи-Крейра, на котором будет присутствовать министр обороны генерал-полковник Мухамет Фавзи.

Со стороны эскадры для участия в совместных учениях по высадке десанта привлекали 54-е ОС, которое в составе ДЕСО имело бдк пр. 1171, два сдк пр. 775 и скр пр. 50. Командовал ДЕСО капитан 2 ранга Малаховский, который неоднократно бывал на боевой службе и, находясь в Порт-Саиде, тщательно готовился к учению.

Так как египетская сторона придавала важное значение совместному учению, то в Александрию прибыл генерал-полковник В. Окунев. Я ему доложил ход подготовки и организацию учения, затем в штабе ВМС Египта было заслушано командование базы по подготовке к учению. В целом В. Окунев был удовлетворен.

В штабе эскадры была создана группа для подготовки участия в высадке десанта и взаимодействия с кораблями ВМС АРЕ. Президент Египта Насер хорошо относился к эскадре и разрешил предоставить для захода кораблей порты и базы страны. Фактически штаб эскадры имел уведомительное право заходов, а не разрешительное. Он также принимал меры по оборудованию английских казарм в Мерса-Матрух для отдыха личного состава подводных лодок и созданию в нем пункта временного базирования.

Однако 20 сентября 1970 г. мы узнали печальную весть: скоропостижно скончался президент Египта Гамаль Абдель Насер. Это была тяжелая утрата не только для Египта, но для всего Ближнего Востока и для России. Преемником Насера стал его соратник Анвар Садат. Внешне вначале ничего не менялось, и отношения сохранялись прежние.

В конце сентября проводилось запланированное совместное учение по высадке десанта на двух участках, где действовали соответственно ДЕСО эскадры и ДЕСО ВМС Египта. На берегу в районе Седи-Крейра был оборудован пункт наблюдения за высадкой десанта.

За час до высадки прибыли министр обороны АРЕ генерал-полковник М. Фавзи, генерал-полковник В. Окунев, контр-адмирал Фагми и сопровождающие их лица. Я доложил о действии сил. В это время шло тактическое развертывание ДЕСО.

Стояла хорошая погода, светило яркое африканское солнце, было обилие фруктов и тепла. Все это невольно возвращало мои мысли к тем, кто служит в Заполярье.

После высадки десанта и действий на берегу я предложил министру обороны Египта осмотреть большой десантный корабль. Он согласился и вместе с сопровождающими лицами был доставлен на корабль. В течение часа Фавзи осматривал его, а затем командир корабля пригласил гостей в кают-компанию на обед.

Во время пребывания министра на корабле пришло сообщение о попытке переворота в Каире, что заставило его срочно покинуть Александрию. Позже стало известно, что генерал-полковник Фавзи был арестован.

Взаимоотношения с командованием ВМС Египта оставались хорошими, и все вопросы обеспечения нашей стоянки у стенки завода решались положительно. Рассматривался и вопрос о выполнении береговых артиллерийских стрельб в пустынных районах западнее Абукира с крейсеров и эскадренных миноносцев.

Первый месяц службы на эскадре прошел быстро - требовалось все в темпе охватить и обеспечить управление силами. Главной заботой было слежение за авианосцами в центральной и восточной частях Средиземного моря и создание группировки сил для слежения и противодействия, так как палубная авиация была способна решать следующие задачи:

1. Нанесение ударов с воздуха по военно-промышленным объектам, расположенным на побережье и в глубине территории Советского Союза.

2. Прикрытие с воздуха и оказание поддержки десантным силам на переходе морем, в бою за высадку и при действиях сухопутных войск на берегу.

3. Завоевание и удержание превосходства в воздухе в районе боевых действий.

4. Обеспечение противовоздушной обороны авианосцев и кораблей охранения.

5. Осуществление блокады морских районов.

6. Ведение воздушной тактической разведки.

7. Борьба с корабельными группировками.

К сожалению, для противостояния в море палубной авиации у нас не было сил.

Совершенствование материальной базы войны на море, опыт войны во Вьетнаме, а также действия авианосцев 6-го флота США в Средиземном море в условиях противодействия кораблей 5-й эскадры вызвали появление новых характерных черт современных морских операций:

1. Скрытность подготовки операций, внезапность их начала и постоянное стремление к неожиданным способам действий.

2. Огромный пространственный размах.

3. Массовое использование самого разнообразного новейшего и так называемого классического оружия.

4. Насыщенность операций активными боевыми действиями и их высокая динамичность.

5. Непрерывность боевых действий в ходе операции за счет авиации.

6. Резко выраженное наступательное стремление противостоящих сил.

7. Широкое применение средств РЭБ.

8. Сложность организации взаимодействия.

Надо отметить еще одну особенность в военном искусстве: с наступлением равновесия в области ядерного вооружения силы общего назначения приобретают большое значение в качестве фактора устрашения на случай обострения обстановки. Критерий эффективности таких сил - мобильность и готовность к гибкому реагированию. Главная задача ВМС США - обеспечить господство на море, что потребовало использования авианосцев в качестве многоцелевых. В состав авиакрыла авианосца стали включать, кроме штурмовиков и истребителей, отряд противолодочных самолетов.

На аву "Саратога" впервые проведен на Средиземном море эксперимент по использованию авианосцев в многоцелевом варианте.

Состав палубной авиации США включал 11 авиакрыльев (1300 самолетов различных типов) и 2 летно-учебных авиационных крыла.

Из истории известно, что первый взлет палубного самолета осуществлен 14 ноября 1910 г. с крейсера "Бирмингем" (США). В 1922 г. в США появился первый авианосец, переоборудованный из угольного транспорта "Юпитер". К началу Второй мировой войны (1 сентября 1939 г.) настоящие авианосцы имелись: у Англии - 7, США - 7, Японии - 10, Франции - 1.

Эффективность авианосцев проявилась в ударах английской палубной авиации по итальянским кораблям в Торонто (1940 г.) и особенно в ударе 7 декабря 1941 г. шести японских авианосцев по военно-морской базе Пёрл-Харбор (США), где было потоплено и повреждено 10 американских линкоров и крейсеров и уничтожено 250 самолетов на аэродромах. Это заставило изменить взгляды на использование авианосцев.

В 1945 г. специалисты США сделали вывод: авианосцы и базирующаяся на них авиация представляют собой "наиболее мощное и разрушительное оружие в истории войн на море". В ходе Второй мировой войны США имели 6500 палубных самолетов (к ее началу - только 1600).

В 1961 г. в США вступил в строй первый атомный авианосец "Энтерпрайз", в 1968 г. - "Кеннеди", в 1972 г. - "Нимитц". В 1975-1977 гг. ожидалось еще два атомных авианосца, всего планировалось иметь девять атомных авианосцев из находящихся в составе ВМС двенадцати.

Авианосцы являются основой сил общего назначения, поэтому США планировали иметь 2-3 авианосца на заокеанских ТВД с базированием на иностранные базы. На каждом океане предполагалось иметь боевые оперативные группы во главе с авианосцем, которые можно было бы срочно направить без пополнения запасов туда, где возникала напряженная обстановка.

Авианосцы использовали различные тактические приемы при развертывании - радиомолчание и одиночное плавание, при необходимости для сопровождения аву могли привлекаться многоцелевые атомные подводные лодки.

В целом в нанесении стратегических ядерных ударов на глубину 800 -1500 км повышалась роль авианосцев, имевших на борту до 144 ядерных боеприпасов Мк-57, 61, 43, 28, и, кроме того, 50-60% ядерных бомб находилось на транспортах спецбоеприпасов. В первом ядерном ударе могло использоваться до 80% штурмовиков, из них с ядерным оружием 10-12 самолетов. В повседневных условиях в готовности применить ядерное оружие находятся 4 штурмовика.

Для нанесения ударов в составе авиакрыла на новейшем авианосце "Нимитц" предназначалось до 100 самолетов: 24 истребителя F-14 "Томкет", 24-36 штурмовиков А-7 "Корсар", 12 штурмовиков А-6 "Интрудер", 4 самолета ЕА-6, 4 самолета ДРЛО

Е-2 "Хокай", 4 тяжелых штурмовика кА-50 "Виджилент", 10 противолодочных самолетов "Викинг" и 8 противолодочных вертолетов А-3 "Си Кинг".

Таким образом, на ударном авианосце базировалось 5-6 эскадрилий палубных самолетов: 2 эскадрильи истребителей; 2-3 эскадрильи штурмовиков и 1 эскадрилья самолетов обеспечения. Ожидалось, что на замену истребителей типа "Фантом" поступят истребители F-14 "Томкет", а вместо противолодочных самолетов "Треккер" - новый самолет ПЛО "Викинг".

Противолодочный авианосец типа "Эссекс" имел авиагруппу в составе трех эскадрилий самолетов противолодочной обороны (21 самолет "Треккер"), двух эскадрилий вертолетов (16 вертолетов "Си Кинг"), подразделения РЛД (4 самолета "Трейсер") и четырех истребителей Р-16.

Надо отметить, что главные усилия палубная авиация направляла против сухопутных войск, поэтому 75% ресурса боеприпасов, в том числе и ядерных, предназначалось для действия против береговых объектов, а 25% - против сил флота в море.

Ежесуточно при применении обычного оружия с авианосца может быть совершено от 80 до 120 самолето-вылетов на удар, всего за сутки можно нанести до трех ударов, при максимальном напряжении в сутки штурмовиков 1,5-2 самолето-вылета и истребителей - 2-3 самолето-вылета. АУГ способна вести боевые действия без пополнения запасов до 8 суток, при ветре до 8 баллов, море 5-6 баллов, видимости до 2 км, облачности 300 м. Время подъема в воздух группы из 30 самолетов - до 20 минут.

Ударные и оборонительные возможности авианосца характеризуются следующим:

1. При ударе по кораблям для уничтожения КУГ в составе бпк пр. 1134Б и двух ракетных кораблей пр. 56А выделяется группа до 6 штурмовиков. Продолжительность удара 60-70 минут.

2. При ударе по береговым объектам выделяется группа до 40 самолетов, из них 14-16 обеспечения (ДРЛО, РЭБ, разведки). Безусловно, успех действия будет зависеть от системы береговой ПВО.

3. Противовоздушная оборона АУГ включает зону действия истребительной авиации до 300 км и зону ответственности ЗУРО до 90 км (она нацелена против самолетов и выпущенных ракет). Построение ПВО зависит от ожидаемой угрозы, а это морская ракетоносная и дальняя авиация, которая имеет дальность пуска авиационных крылатых ракет от 150 до 450 км. Поэтому боевой порядок авианосно-ударной группы опирается и на береговую зону ПВО, где главную роль играла истребительная авиация оперативно-тактических авиационных командований (5 и 6 атак), особенно при пролете в районах удара дальней и морской ракетоносной авиации. Непосредственно в зоне ПВО АУГ может постоянно находиться до 8- 16 истребителей. Потребный наряд сил для уничтожения авианосца по нашим расчетам - не менее двух полков морской ракетной авиации и 60-70 выпущенных ракет.

4. Противолодочная оборона АУГ строится для борьбы с подводными лодками с носителями ракетного и торпедного оружия на угрожаемых направлениях по зонам: ближняя - из надводных кораблей в носовых секторах на расстоянии 20-50 каб и 1-2 вертолета на удалении 40-60 каб по курсу и корме от авианосца; дальняя - 1-2 КПУГ (75-150 каб) на траверзных курсовых углах; самолеты "Треккер" и "Орион" на глубину до 200 миль. В целях ПЛО АУГ на угрожаемых направлениях могут использоваться многоцелевые атомные подводные лодки. Для усиления противолодочной обороны ударные авианосцы проходят модернизацию под многоцелевой вариант, имея на борту 16 самолетов типа "Треккер" и 10 вертолетов "Си Кинг"; общий состав авиакрыла - 96 самолетов, из них боевых - 54, противолодочных - 26, обслуживания - 16.

В ходе войны во Вьетнаме и на Ближнем Востоке палубной авиацией широко применялись средства радиоэлектронной борьбы. Появилось такое понятие, как радиоэлектронная война, которая включала: радиоэлектронную разведку, радиоэлектронное подавление, защиту радиоэлектронных средств, организационно-технические мероприятия по снижению эффективности радиоэлектронных средств, уничтожение радиоэлектронных средств самонаводящимся на излучение оружием.

С 1966 г. все палубные самолеты оборудуются средствами радиоэлектронной разведки и радиоэлектронного подавления:

- станциями маскирующих заградительных помех;

- автоматами сбрасывания дипольных отражателей;

- инфракрасными ловушками;

- передатчиками помех одноразового применения;

- бортовыми станциями инфракрасных помех ракетам "воздух-воздух" с инфракрасной головкой самонаведения;

- приемниками предупреждения об облучении;

- пеленгаторными радиолокационными станциями.

Самолеты радиотехнической разведки и радиоэлектронных помех дополнительно оборудуются:

- передатчиками прицельных дезинформирующих помех;

- средствами создания помех радиолинии наведения истребительной авиации;

- анализаторами радиолокационных сигналов;

- приемниками предупреждения о пусках управляемых ракетных систем.

Надо отметить, что применение средств РЭБ значительно снизило эффективность боевых действий средств ПВО и потери в истребительной авиации. США и страны НАТО активно внедряли силы и средства РЭБ в основном в тактическую и палубную авиацию. Так, например, палубные истребители и штурмовики использовали средства РЭБ для индивидуальной защиты от поражения огнем ЗУР, зенитной артиллерии и огня истребителей, а также для силового подавления радиолокации противника путем постановки заградительных помех и создания ложных целей.

В конце 60-х годов на базе штурмовика "Интрудер" был создан палубный самолет РЭБ ЕА-6В "Проулер", на борту которого размещалось 8 различных станций РЭБ, предназначенных для прикрытия боевых порядков палубной авиации путем создания массированных шумовых помех радиолокации, создания имитационных помех и срыва автосопровождения стрельбовых станций. На борту авианосца базировалось четыре таких самолета.

Все это показывает, что радиоэлектронная война с каждым годом нарастала, занимая важное место в повседневной деятельности и морских операциях.

Так, анализируя развертывание атомных ракетных лодок через Тунисский пролив, нам удалось при помощи опускаемых гидроакустических станций и стационарных гидроакустических буев в наиболее узком месте обнаружить подводную лодку, на что последовала немедленная реакция со стороны 6-го флота США. При занятии в очередной раз позиции в Тунисском проливе нашему кораблю противодействовали уже 2 американских фрегата, которые активными помехами затрудняли обнаружение атомных ракетных лодок и обеспечивали их развертывание.

Анализ на КП эскадры показал, что на кораблях США радиоразведка вела активное прослушивание всех открытых каналов и каналов БПЧ ЗАС, поэтому место размещения КП эскадры было трудно скрыть. Вместе с тем нам удавалось скрытно выводить самолеты-разведчики Ту-16р на авианосцы. Если мы по телефону передавали координаты и они взлетали из Каира-Западного без работы УКВ, то английские истребители "Лайтинг" с о. Кипр их не перехватывали, и когда Ту-16р проносился над палубой авианосца, возникал переполох: почему "проспали". Так что не все было идеально и в организации ПВО АУГ.

Сложности слежения возникали в Эгейском море, когда авианосец ночью мог входить в территориальные воды Греции и Турции и, выключив освещение, маневрировал вблизи островов. Корабли охранения поднимали уголковые отражатели, имитируя крупные надводные цели, да еще и сближаясь вплотную, а затем расходились, и бывали случаи, когда с рассветом оказывалось, что корабль следит за крупным транспортом из состава сил обеспечения. После некоторых таких неудач КП эскадры особо следил за авианосцами при плавании их в островных и шхерных районах.

При волнении моря 4-5 баллов авианосец увеличивал скорость до 20 узлов, наши бпк и эсминцы в таких случаях, как правило, отставали и теряли контакт. Были случаи отрыва АУГ от корабля слежения путем плавания в течение 12 часов и более на скорости 24 узла. В этих случаях корабль слежения обычно оставался без топлива, и, зная такую тактику отрыва, мы держали танкер поблизости в одной из точек, а слежение за авианосцем осуществлялось по радиоданным.

Авианосцы в восточной части моря после отработки в течение 10-12 дней палубной авиации заходили в порты и базы стран НАТО (Греции и Турции) Пирей, Измир, Суда, Стамбул, Фамагуста. Время их нахождения там было неизвестно, а держать корабль слежения в дрейфе сутками неэкономично. Не могу сказать, кто первый это придумал, но наш корабль слежения утром и вечером, когда шла приборка на авианосце, следовал ему в кильватер и незаметно подбирал выбрасываемые за борт мешочки с бумагой - в них иногда оказывались месячные планы действий авианосца в море и дни стоянки в базах. Сначала мы не поверили этому, считая это какой-то провокацией, но в дальнейшем все подтвердилось, что облегчило нам выполнение задачи.

Таким образом, в ходе слежения за авианосцами было установлено, что они отрабатывали тактику отрыва от кораблей эскадры, используя шхерные и островные районы, маскировку и высокую скорость хода. Все это давалось нам опытом, анализом действия сил сторон и уровнем подготовки командиров кораблей, соединений и штаба эскадры. Часто случалось, что корабли охранения АУГ оттесняли наши корабли слежения, нарушали международные правила, наводили орудия на корабли эскадры, палубная авиация отрабатывала тактику ударов. Но и в этих условиях экипаж сохранял выдержку и высокую боевую готовность. В таких случаях приходилось вспоминать слова, сказанные столетие назад адмиралом Г. Бутаковым: "Мы должны готовиться к бою всегда, постоянно, готовиться к тому получасу, для которого мы, можно сказать, существуем и в который нам придется показать, что Россия содержит флот не без пользы". Для 5-й эскадры эти слова были пророческими, именно так мы понимали свои боевые возможности и свой долг, находясь на боевой службе в Средиземном море.

У 6-го флота США, в зависимости от военно-политической обстановки, в то время на Средиземном море применялись две системы тревог: одна для ВМС США, а другая - для сил НАТО. Система сигналов для боевых готовностей ВМС США включала:

1. Готовность № 5 ("замирание") - повседневная.

2. Готовность № 4 ("двойной захват") - существует район военно-политических противоречий. Вооруженные силы в конфликты не втянуты. Повышается интенсивность разведки, вводится степень рассредоточения сил флота № 4 (3-6 суток).

3. Готовность № 3 ("быстрый шаг") - существует напряженность в определенном районе, затрагиваются интересы США. Повышается боеготовность сил, предназначенных для ведения длительных боевых действий. Режим ограниченной связи (минимайс). Срок перевода 2-4 суток.

4. Готовность № 2 ("быстрый шаг") - возникла серьезная угроза для ВМС США на морских театрах или у союзников. Положение чревато возникновением военных действий. Повышается боевая готовность всех выделенных сил в течение 1-1,5 суток.

5. Готовность № 1 ("взведенный пистолет") - война неизбежна и может быть объявлена в любой момент в течение 1,5-2 часов.

Система тревог НАТО предусматривала следующую готовность сил:

1. Военная настороженность.

2. Военная система тревог:

- "оранжевая" - боевые действия могут начаться в ближайшие 36 часов.

- "алая" - боевые действия начались или начнутся через 1 час.

3. Официальная система тревог:

- "тревога простая" - боевые действия могут начаться через несколько дней или несколько недель;

- "тревога повышенная" - боевые действия могут начаться в пределах недели;

- "тревога всеобщая" - практически времени нет.

Эти системы тревог отрабатывались 6-м флотом США в ходе оперативно-стратегических учений, а также стратегических учений на Южно-Европейском театре войны.

Таким образом, рост мощи авианосно-ударных групп США требовал и усиления нашей эскадры кораблями для проведения морских операций.

Главнокомандующий ВМФ С. Горшков принял решение с 1970 г. боевую службу нести соединениями подводных лодок и надводных кораблей, увеличив количество ракетных кораблей.

Подводные лодки 4-й эскадры СФ первыми начали нести боевую службу в составе 51-го оперативного соединения подводных лодок; первыми комбригами были капитаны 1 ранга Л. Чернавин, И. Паргамон и А. Окатов. Срок боевой службы вначале был определен в 1 год, с отдыхом в Александрии, затем сокращен до 6 месяцев.

Надо отдать должное мужеству командиров подводных лодок, которые осваивали театр и решали поставленные задачи. Это А. Кузьмин, А. Перепич, Е. Фамотинский, Ю. Аяньков, Е. Ермаков, Ю. Путинцев, О. Костин, А. Широченков, А. Андреев и другие.

Что касается 52-го оперативного соединения ракетно-артиллерийских кораблей, то 150, 21, 11 и 70-я бригады надводных кораблей из состава 30-й дивизии ЧФ первыми несли бригадным составом боевую службу сроком от трех до четырех месяцев. Командиры бригад капитаны 1 ранга Л. Васюков, Ф. Старожилов, Л. Двинденко и Н. Ясаков приложили много усилий, чтобы сохранить боеготовность кораблей, отработать организацию и тактику морского боя из положения слежения в морской операции по уничтожению АУГ и решить другие задачи.

В начале 1970 г. с созданием в СССР океанского флота был положен конец безраздельному господству ВМС США и их партнеров по блоку НАТО в Мировом океане. В этот период наш ВМФ вышел в океан и приступил к выполнению задач боевой службы, став надежным гарантом мира и безопасности. В горячих точках Мирового океана теперь постоянно находились группировки сил ВМФ в составе Атлантической эскадры СФ, Средиземноморской эскадры ВМФ, Индийской и Тихоокеанской эскадр ТОФ, а также вели боевое патрулирование многоцелевые и ракетные атомные подводные лодки СФ и ТОФ. Возросшие оперативные возможности группировок сил ВМФ и сложный комплекс задач боевой службы, выполнявшихся в оперативно важных для нашего государства районах, обусловливали постоянное нахождение наших кораблей в море вдали от своих баз. Это обстоятельство способствовало увеличению возникавших в процессе плавания конфликтов между военными кораблями различных государств, между военными кораблями и торговыми судами, а также между местными властями и военными кораблями при заходах в порты иностранных государств.

С началом активной деятельности нашего флота западная печать подняла шумиху по поводу мнимой "советской военной угрозы". За этим просматривалось стремление Запада создать определенные препятствия в деятельности ВМФ СССР. Преследовалась цель поставить наши корабли в крайне невыгодное положение, идя на грубое нарушение принципов и норм международного права. Это выражалось в опасном маневрировании, имитации использования оружия кораблями и авиацией и в других фактах.

В то же время ряд государств по-новому начали рассматривать международно-правовые нормы, связанные с установлением ширины территориальных вод, обеспечением свободного прохода через международные проливы, борьбой с загрязнением морской среды, а также проблемы, связанные с научными исследованиями Мирового океана, и некоторые другие.

В этот период неоценимую поддержку деятельности сил боевой службы оказало международно-правовое обоснование военно-морского присутствия нашего ВМФ в открытом море. В отличие от военного присутствия военно-морское присутствие имеет место в морских пространствах за пределами территориальных вод прибрежных государств и не включает в себя военные базы и воинские контингенты, расположенные на территориях иностранных государств. Оно не зависит от согласия или несогласия прибрежных государств на такое присутствие в открытом море и, главное, не ведет к автоматическому вовлечению в военный конфликт невоюющих государств, вблизи берегов которых могут находиться военные корабли воюющих сторон.

Многие аспекты международно-правового обеспечения боевой службы вошли в "Руководство по взаимоотношениям с иностранными военными кораблями и властями", введенное в действие в 1972 г. приказом министра обороны СССР. Знание, учет и прогнозирование командирами и штабами международно-правовых норм при планировании и применении сил позволили ВМФ с достоинством и честью решать задачи боевой службы в районах, где ранее безраздельно господствовали ВМС США и стран НАТО.

Грамотно организованное международно-правовое обеспечение позволило без межгосударственных конфликтов, нот и протестов организовать управление силами боевой службы практически во всех точках Мирового океана, проводить учения различных масштабов, выполнять стрельбы различным морским оружием. Особенно ярко это было продемонстрировано в ходе маневров "Океан" весной 1970 г. и в ходе несения боевой службы.

На 5-й эскадре Главнокомандующий ВМФ утверждал полугодовые визиты и деловые заходы кораблей в дружественные нам страны - Югославию, Грецию, Сирию, Алжир, Ливию и Тунис. Что касается деловых заходов в Египет, то такое право предоставлялось планировать штабу эскадры.

По плану с 31 октября по 5 ноября 1970 г. предстоял деловой заход в Сирию, в порт Латакия. Мне было поручено организовать подготовку захода и возглавить его. Для делового захода выделялись бпк пр. 61 "Комсомолец Украины", подводная лодка пр. 641 и танкер.

Латакия - важнейший порт Сирийской Арабской Республики на восточном побережье Средиземного моря, главная база флота. Население в те годы около 70 тыс. человек, промышленность слабо развита, основной род занятий земледелие и скотоводство.

Сирия - страна древней цивилизации, государство существовало на ее территории уже на рубеже III и II тысячелетий до нашей эры. Сирия последовательно была завоевана Ассирией, Вавилонским царством, Персией, Александром Македонским, Римом. В начале VII века ее захватили арабы, а в 1516 г. завоевали турки, под господством которых Сирия находилась до 1918 г.

После Первой мировой войны здесь установился французский колониальный режим. В результате национально-освободительного движения, по итогам Второй мировой войны, в соответствии с решением Совета Безопасности ООН, в 1946 г. с территории Сирии были выведены иностранные войска. В 1954 г. страна добилась независимости, с 1961 г. - это Сирийская Арабская Республика.

Вооруженные силы САР составляли в 1970 г. 65 тыс. человек, 50 тыс. резервистов, 600 средних танков, 140 самолетов. ВМС имел в своем составе 2 морских тральщика, 6 малых охотников, 18 сторожевых кораблей и катеров, 12 ракетных и торпедных катеров, а также батареи береговой обороны, подразделения морской пехоты. Силы флота базировались на порты Латакия, Банияс и Тартус. Офицерский состав, как правило, заканчивал иностранный факультет Каспийского высшего военно-морского училища. Командующим ВМС Сирии был контр-адмирал Мустафа Шуман, начальником штаба - Мустафа Амер, первым заместителем командующего - Аднан Абдель, старший военный советник командующего флотом - контр-адмирал И. Певнев, главный военный советник министра обороны САР - генерал-лейтенант Магомедов.

Командование ВМС САР в установленный срок тепло встретило нас в порту Латакия, заявив, что "они в борьбе против империализма с нами по одну сторону баррикад". Дружеская встреча народа, который боролся за свою независимость, слова благодарности в адрес СССР и нашего ВМФ за помощь в создании флота создали благоприятную атмосферу для проведения визита.

В первый день строго соблюдался протокол встреч, посещений и приемов. Хотя это и был деловой заход, встречали советских моряков по ритуалу визита, и нас радовало ощущение величия своей Родины. Несмотря на конец октября, здесь стояла чудесная погода. В районе Латакии горы как будто отступили от моря, чтобы создать плодородную прибрежную зону и благоприятные условия для человека. Из достопримечательностей посетили Угорит - город, давший миру письменность. Правда, здесь мы увидели лишь руины и раскопки. Большой интерес вызвало посещение порта Банияс и крепости Аль-Марках. Этой каменной крепости, стоящей на пути в Египет, 2600 лет, строилась она в течение трех столетий; внутри мы увидели убежища, укрытия и бойницы. Строительство вели последовательно все завоеватели - римляне, арабы и турки. Нам показали райский уголок в районе мыса Рас-эль-Басит (49 км к северу от Латакии) - песчаный пляж, ливанские кедры, чистый воздух и море +25°С, а на берегу всевозможные удобства для отдыхающих.

Плодородная прибрежная зона и обилие ливанского кедра на восточном побережье Средиземного моря создают хорошие климатические условия и для сельского хозяйства, и для курорта мирового значения.

В Доме офицеров флота САР прошла встреча офицеров двух флотов советского и сирийского. Это была яркая демонстрация единства и взаимопонимания, братского отношения и уважения друг к другу.

Личный состав отряда кораблей вел себя достойно во всех мероприятиях, замечаний не было. Быстро пролетели дни, и 5 ноября в 12.00 корабли вышли из Латакии. Провожали нас тепло и сердечно. С выходом из Латакии отряд расформировали, подводная лодка убыла по своему плану, а бпк "Комсомолец Украины" и танкер убыли в точку № 5, где находился штабной корабль эскадры.

Главнокомандующий ВМФ С. Горшков лично рассматривал в ноябре каждого года все планы походов подводных лодок и кораблей на боевую службу, уделял внимание подготовке сил к этому сложному виду деятельности ВМФ. Даже при такой жесткой системе руководства со стороны Главного штаба на боевой службе случались трагедии, причины которых до сих пор остаются загадочными или не до конца выясненными. Это, в частности, гибель дизельной ракетной подводной лодки К-129 (капитан 1 ранга В. Кобзарь) в марте 1968 г. в северо-западной части Тихого океана, гибель в результате пожара атомной торпедной подводной лодки пр. 627 (капитан 1 ранга В. Бессонов) в апреле 1970 г. в Северной Атлантике. Кроме того, к 1970 г. на атомных подводных лодках в море насчитывалось 11 случаев аварий и столкновений с атомными подлодками США. После этих случаев на Средиземном море постоянно находился спасательный буксир, но аварии зависели от людей. В ноябре 1970 г. случилось тяжелое происшествие и на Средиземном море - столкновение эсминца "Бравый" (капитан 2 ранга Л. Балаш) с английским авианосцем "Арк-Ройял". Погибли два человека, эсминец получил повреждения линии вала и кормовой надстройки. Причина аварии состояла в том, что в ходе слежения за авианосцем командир покинул мостик и неграмотно выбрал позицию слежения - с наветренной стороны, что при повороте курсом на ветер для подъема палубной авиации привело к столкновению. Вина была и КП эскадры - в управлении.

Для нас на КП эскадры это стало тяжелым уроком, потребовавшим централизации управления при выборе кораблем позиции слежения за авианосцем днем и ночью. Раньше четкости в этом не было. В наставление кораблю слежения внесли изменение, что позиция слежения, как правило, должна выбираться на кормовых курсовых углах, с подветренного борта, в дистанции от авианосца днем 25-30 каб и ночью не менее 50 каб.

Позиция корабля слежения определялась в боевом распоряжении и строго контролировалась на КП эскадры по донесениям. Особенно усиливался контроль при подъеме палубной авиации, в ходе отработки летчиков после прибытия авианосца из баз США.

Наблюдение показывало, что после прибытия авианосца в зону Средиземного моря требовалось до двух месяцев для восстановления боеготовности летчиков, поэтому организация слежения и выбор позиции должны учитывать промах при посадке и аварии, связанные с падением самолетов.

Итак, опыт несения боевой службы давался нелегко, за промах или просчеты приходилось расплачиваться жизнью людей.

Декабрь 1970 г. был посвящен подготовке к оперативному сбору в академии под руководством ГК ВМФ в Ленинграде. Это важный экзамен для штаба эскадры, проверка его способности творчески мыслить и в форме морских операций решать поставленные задачи.

Была определена оперативная группа из наиболее способных флагманских специалистов (Бояринцев, Валюнин, Фоменко, Малкин, Попов), готовились материалы по оценке противника, своих сил и варианты морских боев при уничтожении корабельных группировок и борьбы с атомными ракетными подводными лодками. В конце сбора планировалась командно-штабная игра на картах, где сутки за сутками, час за часом воспроизводилась обстановка и по ней требовалось принимать решения и докладывать их руководителю. Для меня это было впервые, за исключением командно-штабных игр в Академии Генерального штаба, так что опыта я не имел и должен был тщательно готовиться и запасаться информацией.

В конце декабря я с частью оперативной группы убыл в Севастополь для продолжения подготовки к сбору, а командир эскадры контр-адмирал В. Леоненков планировал прибыть в конце января 1971 г., перед выездом в академию.

На переходе в Севастополь мне передали с КП эскадры, что 29 декабря состоится Военный совет ЧФ с повесткой дня: "Итоги несения боевой службы и задачи на 1971 г." и что командир эскадры поручил мне выступить на Военном совете.

Я попросил заместителя начальника штаба эскадры Синенкова передать материалы для выступления, одобренные командиром эскадры, что во время перехода и было выполнено.

27 декабря мы прибыли в Севастополь. Дома я не был почти четыре месяца, и меня волновало, как Елена Петровна и Павлуша осваиваются на новом месте, как идет учеба сына в школе, и многое другое.

При швартовке корабля к минной стенке я увидел, что мои родные меня встречают и усиленно машут руками, чтобы я их заметил. Обменявшись приветствием с представителем штаба флота и поблагодарив экипаж за переход, сошел на стенку к встречающим.

Первая четырехмесячная служба была позади, но впереди еще ждали суровые испытания морем. Как потом оказалось, боевая служба продлилась в общей сложности 900 суток, а прошло всего 120.

Жили мы на улице Дыбенко, возле военно-морского училища. По пути домой Елена Петровна и Павлуша рассказывали о своих удачах и небольших неприятностях, которые были за это время. В целом все обошлось нормально, супруга стала работать, а Павлуша учился, познакомился с ребятами, играл в футбол и посещал спортивные секции. Правда, при оформлении в школу Павлушу не хотели принимать в пятый класс, так как на Украине была изменена программа по математике; его приняли с условием, что в течение двух месяцев он самостоятельно освоит пропущенный материал. Елена Петровна, разумеется, помогала сыну. Оба оказались молодцами, дополнительный материал по математике был освоен и первая контрольная написана на "отлично". Мы тогда не предполагали, что у сына формируется склонность к физике и математике и он станет студентом физико-технического института в г. Долгопрудном.

Прошли первые радостные дни встречи. Надо было готовиться к сбору и выступлению на Военном совете ЧФ.

29 декабря состоялся Военный совет под председательством командующего ЧФ адмирала В. Сысоева по итогам несения боевой службы и задачам на 1971 г. Свое 10-минутное выступление я построил по двум направлениям: первое качество подготовки кораблей и личного состава и второе - принятие решения на морской бой, оформление и доклад. Безусловно, качество подготовки к боевой службе страдало на всех флотах из-за отсутствия системы на соединениях и объединениях. Тактика морского боя только утверждалась, и не все командиры и штабы были подготовлены к выработке и принятию решения и его докладу. Я старался передать командирам соединений и начальникам политотделов осознание важности этих вопросов и на примерах показал, что нужно поправить при подготовке к боевой службе и в ходе командирской подготовки. И был крайне удивлен, когда член Военного совета начальник политуправления ЧФ вице-адмирал И. Руднев оценил мое выступление как "отрыжку петровщины", то есть повторение замечаний по кораблям ЧФ, которые докладывал ранее Главнокомандующему ВМФ командир эскадры вице-адмирал Б. Петров и которые не нравились руководству ЧФ. Эти недостатки все еще имели место, несмотря на большую работу, проделанную на флоте.

Надо сказать, что Главнокомандующий ВМФ часто мирил Черноморский флот и эскадру при ее первом руководстве.

В заключение командующий ЧФ В. Сысоев дал указание учесть при подготовке к боевой службе в 1971 г. замечания, высказанные 5-й эскадрой.

О результатах работы Военного совета я сообщил командиру эскадры и продолжал подготовку к сбору.

Штаб ЧФ выделил для работы оперативной группы эскадры отдельную комнату, и мы совместно отрабатывали все вопросы, так как Средиземное море было операционной зоной ЧФ.

Начальник штаба ЧФ вице-адмирал Л. Мизин относился к деятельности штаба эскадры доброжелательно, оказывал помощь и поддержку и просил выходить лично на него по всем вопросам, касающимся действий кораблей флота в Средиземном море.

В конце января оперативная группа 3-й эскадры в полном составе убыла на оперативный сбор в Ленинград. Прибыли все командующие флотами с оперативными группами. Обстановка была напряженная, задание, которое мы получили на игру, носило общий характер. Какие будем проводить операции и что докладывать, никто не знал.

В первые дни ГК ВМФ С. Горшков выступил с докладом

"О роли флота в вооруженной борьбе в современных условиях", с лекцией "О развитии флота и формах его применения при использовании обычного и ядерного оружия" выступил начальник академии адмирал А. Орел. Были заслушаны также доклады по развитию родов сил ВМФ и морских вооружений.

Вторая половина сбора была посвящена военной игре на картах. Штаб руководства создавал сложную обстановку, требовалось докладывать по ней свои решения, оформленные на картах, с пояснительной запиской, и наша малочисленная оперативная группа "задыхалась", но успевала в срок исполнять документы.

Заслушивал решения Главком ВМФ со штабом руководства. Хотя доклады делали командир эскадры и я как начальник штаба, они, к сожалению, были среднего уровня. Особый интерес у Главнокомандующего ВМФ вызвали варианты создания группировки слежения за АУГ, способы ракетно-артиллерийских ударов и организация борьбы с пларб во всей зоне Средиземного моря, начиная с выходов из ВМБ Рота и далее на всех маршрутах перехода. Важный вопрос, практически главный - это обеспечение боевой устойчивости эскадры с началом боевых действий. Дополнительно группа подготовила и рассчитала вероятности по зонам, с учетом средств маскировки и РЭБ, боевую устойчивость и предложения по ее повышению за счет наращивания группировки истребительной авиации из СССР в Сирию и Египет.

Слабым вопросом оказалось управление силами эскадры с началом боевых действий, его пришлось решать вместе с Черноморским флотом.

В целом участие в оперативном сборе было поучительным. Пришлось вспомнить все, чему учили в академии, а главное - принимать решения и управлять силами (ставить задачи, оценивать решения, организовывать взаимодействие, боевое, техническое и тыловое обеспечение).

На разборе нас не ругали, отметили, что мы справились с поставленными задачами. Для меня это была высокая оценка, полученная на сборе под руководством ГК ВМФ.

Во время сбора я жил у матери моей супруги, Марии Петровны, и все дни она ждала моего возвращения, а приходил я, как правило, в 24.00 и в 7.00 уже бежал в академию. Несколько раз виделся с нашими друзьями - Виктором Павловичем Воротилкиным, капитаном 1 ранга, преподавателем ВМУРЭ им. Попова, и его супругой Юлией Владимировной Власовой, директором издательства. Они рассказывали о новостях в театральном мире, об интересных книгах, которые читали в последнее время. Встречался с Кожиными - Виктором Глебовичем, работником "Ленфильма", и Зоей Михайловной, редактором издательства, - вспоминали прошлое.

Время сборов пролетело быстро, и 10 февраля мы уже возвращались поездом в Севастополь, обсуждали промахи и удачи, планировали к следующему сбору подготовиться лучше и показать более высокий уровень знаний. Особенно много потрудились на сборе, оформляя решения, капитаны 2 ранга Д. Фоменко и Валюнин, им много пришлось рисовать и чертить на картах, делали они это быстро и красиво.

Побыв две недели дома, в конце февраля я снова уходил на боевую службу в Средиземное море. Начиналась морская кампания 1971 г. Елена Петровна провожала меня, наблюдая выход корабля из района Херсонеса. Снова мы расставались надолго, и все домашние заботы ложились на ее плечи.

В кампании 1971 г. основные изменения в боевой службе на Средиземном море заключались в том, что ее несли созданные группировки и бригады кораблей. Кроме повышения эффективности боевых действий, это позволяло в то же время всему штабу знать условия боевой службы и непосредственно соприкасаться с вероятным противником, изучать его сильные и слабые стороны, его тактику, а также осваивать район боевых действий. Это было мудрое решение С. Горшкова - оторвать штабы от берега.

Бригады подводных лодок использовались в основном для поиска пларб и нарушения коммуникаций. Ракетные подводные лодки пр. 651 отрабатывали организацию нанесения совместного удара по АУГ ракетно-артиллерийским соединением по данным корабля слежения. Учитывая, что старт крылатых ракет с подлодок пр. 651 производится из надводного положения, мы предусматривали для них корабль прикрытия.

Новый подход к несению боевой службы позволил командирам бригад самим управлять своими кораблями в море, одновременно была отработана организация передачи управления кораблями на КП эскадры. Все это в целом повысило качество нашего противодействия 6-му флоту США.

Надо заметить, что мы практически вытеснили из восточной части Средиземного моря атомные ракетные подводные лодки США, да и авианосцы по большей части находились теперь в западной и центральной частях и островном районе. Поиск пларб сместился в центральную и западную части Средиземного моря. Походы многоцелевых атомных подводных лодок на Средиземное море осуществлялись для поиска пларб и АУГ и слежения за ними в готовности к нанесению удара, пларк пр. 675 и 670 отрабатывали по данным КП эскадры ракетные удары по авианосцам.

После проведенного оперативного сбора под руководством ГК ВМФ, а также занятий с офицерами штаба у нас на эскадре появилось больше понимания в оценке противника и действий наших сил.

Говоря о превращении флота из прибрежного в океанский в короткий срок, нельзя не отдать должное Главнокомандующему ВМФ С. Горшкову, координировавшему и направлявшему строительство флота. Общаясь с государственными деятелями, видными учеными и руководством МО, он сумел привлечь их к делам флота как единомышленников, нацелить их усилия на создание ВМФ, достойного великой державы. То, что не удалось после войны сделать Н. Кузнецову в строительстве большого океанского флота, должен был осуществить С. Горшков.

В своей книге "Крутые повороты" адмирал Кузнецов признается, что ему не хватало дипломатии в общении с Н. Хрущевым и его окружением. Плохое отношение к нему министра обороны Г. Жукова, а также гибель линкора "Новороссийск" помешали реализовать до конца идею создания океанского флота. Все это предопределило судьбу замечательного флотоводца XX века Адмирала Флота Советского Союза Н. Кузнецова.

После поражения России в Русско-японской войне 1904- 1905 гг. ее флот исчез с международной арены, а Россия утратила роль морской державы. Поэтому титанические усилия политического и военно-стратегического характера по созданию океанского флота как фактора международной стабильности вряд ли можно переоценить. Во многом благодаря возросшей мощи флота Отечество наше заняло достойное место в ряду великих морских держав современности, став надежным гарантом стабильности развития мирового сообщества.

Существенным вкладом в развитие теории и практики боевой службы явились маневры "Юг", проводившиеся в мае 1971 г. под руководством министра обороны СССР Маршала Советского Союза А. Гречко. В ходе маневров перед силами боевой службы на Средиземноморском театре стояла задача осуществить непрерывное слежение за всеми обнаруженными подводными лодками и авианосцами "противника", прекращая его только по приказанию командования. Это производилось с целью отработки элементов морской операции по борьбе с пларб, а именно массированный их поиск и слежение с целью нейтрализовать и сорвать их удары по объектам СССР.

На КП эскадры подготовили варианты поиска пларб во всей зоне Средиземного моря, поэтому было разработано решение на морскую операцию с использованием 21-й брплк ЧФ, бригады подводных лодок СФ, а также дополнительно кораблей разведки с гидроакустическими буями и противолодочных самолетов

Ил-38 с аэродрома Мерса-Матрух.

В течение двух суток во всех зонах Средиземного моря шел поиск подводных лодок в вероятных районах их патрулирования. Для обнаружения и слежения за ударным авианосцем в район Мессинского пролива направили бпк "Красный Кавказ". В ходе массированного поиска были обнаружены две пларб из четырех, находившихся, по нашим данным, на патрулировании.

Безусловно, сил для поиска не хватало, усилия сосредоточивались в наиболее вероятных районах нахождения пл. К концу поиска стало известно о входе крейсера "Дзержинский" (командир капитан 1 ранга Уланов) в пролив Босфор под флагом министра обороны СССР А. Гречко, там же находился и ГК ВМФ

С. Горшков. Выйдя из пролива Дарданеллы, крейсер "Дзержинский" вошел в Эгейское море и стал на якорь. Командир 5-й эскадры ВМФ на плавбазе с группой кораблей следовал на встречу с министром. Для отвлечения от слежения кораблей 6-го флота, которые сопровождали плавбазу - КП эскадры, был разработан ложный маневр, позволивший нам оторваться от них и скрытно следовать на встречу. Нам удалось маневром и дезинформацией задержать эм УРО типа "Чарльз Адаме", и он прибыл в район якорной стоянки кораблей к исходу дня, когда основные мероприятия на крейсере "Дзержинский" уже закончились.

Прибыв в район якорной стоянки крейсера "Дзержинский", командир и штаб эскадры получили от ГК ВМФ приказание в 14.00 собрать всех командиров бригад и кораблей и их заместителей по политчасти на встречу с министром обороны. Они должны были быть готовыми доложить о выполнении поставленных задач.

В назначенный срок на палубе крейсера были построены руководство эскадры, бригад и командиры кораблей, приглашенные на совещание.

А. Гречко обошел строй и поздоровался с каждым, затем пригласил всех в кают-компанию на заслушивание.

Командир эскадры контр-адмирал В. Леоненков доложил обстановку и состояние эскадры, а также итоги учения. Доклад был оценен положительно. Вторым выступил начальник политотдела эскадры капитан 1 ранга И. Кондрашев, у которого в целом доклад получился. Он, правда, сделал акцент на том, что мы много времени бываем в море, а на берегу мало, на что министр обороны бросил реплику: "Идите в пожарники" - и проблема была решена. Остальные выступающие больше вопросов не ставили.

Министр обороны подвел итоги встречи и учения на Средиземном море. В конечном счете он остался доволен действиями командиров и штабов. Особо он подчеркнул, что кораблям эскадры надеяться на помощь не стоит, руководство МО примет другие меры для защиты кораблей, а нам указал на необходимость отработки тесного взаимодействия подводных лодок, надводных кораблей и авиации при выполнении своих задач. Надо быть готовыми организовать взаимодействие с дальней морской ракетоносной и истребительной авиацией, особо - выдачу целеуказания и наведение истребителей. Быть готовыми к боевым действиям с применением обычного и ядерного оружия.

Мы хорошо знали Маршала Советского Союза А. Гречко как активного участника Великой Отечественной войны, тесно взаимодействовавшего с Черноморским флотом в период обороны Кавказа (1942-1944 гг.), поэтому ценили его доброе отношение к флоту. Это был первый министр обороны, который верно понял роль и место флота в войне и его стратегическое использование на океанских и морских театрах. Мы на эскадре это ясно осознавали и стремились как можно лучше выполнить свой долг перед Родиной. Палуба кораблей была для нас частицей территории земли русской, неприкосновенной для противника.

После заслушивания состоялся концерт с участием известной певицы Марии Биешу.

Я убыл на КП эскадры сразу после докладов, так как погода начала ухудшаться и необходимо было организовать перевозки офицерского состава с крейсера по своим кораблям, а также оборону стоянки кораблей. На следующий день утром крейсер снялся с якоря, мы построили по большому сбору весь личный состав и пожелали министру обороны счастливого плавания.

Я тогда не мог предположить, что через четыре года, летом 1975 г., мне придется встречать министра обороны А. Гречко на Камчатке при вручении флотилии ордена.

Все участники учения "Юг" были награждены специально учрежденным знаком.

Переполненные впечатлениями, шли в залив Саллум. Далее планировалась смена бригад подводных лодок СФ в центральной части Средиземного моря.

Командующий 6-м флотом США вице-адмирал Кидд поставил задачу своим противолодочным силам не допустить погружения советских подводных лодок, то есть вести поиск, слежение и принуждать их к всплытию. Эти действия не соответствовали нормам международного права, но "холодная война" предопределяла жесткое противостояние на море и в воздухе, и США позволяли себе подобные действия, чувствуя свою безнаказанность.

Главнокомандующий ВМФ утверждал порядок смены бригад подводных лодок 4-й эскадры СФ в Средиземном море, который предусматривал поэтапный скрытный и нескрытный переход из Полярного в едином походном ордере, в обеспечении надводных кораблей и авиации, под руководством командира 4-й эскадры с КП на плавбазе подводных лодок. Отряд подводных лодок включал 6-8 дизельных пл, из них 1-2 ракетные пр. 651. Время перехода при средней скорости 4-6 узлов занимало 15-20 суток. Смену соединений после форсирования Гибралтара в западной части Средиземного моря мы совмещали с проведением поисковых противолодочных операций. Главный штаб ВМФ ставил задачу скрыть переход и смену бригад пл, но это было невозможно на всем пути перехода. С линии Нордкап - о. Медвежий начинала следить базовая патрульная авиация - "Альбатросы", "Шэклтоны", "Нептуны" и "Орионы", после форсирования Исландско-Фарерского рубежа слежение велось боевым надводным кораблем, и так до Средиземного моря, где задачу слежения решали корабли и авиация 66-го и 67-го оперативных соединений 6-го флота США. Штаб эскадры в своей зоне обеспечивал развертывание и отрыв подводных лодок от кораблей НАТО.

Планировалось, что вход соединения пл в Средиземное море будет осуществляться в темное время суток. В Альборановом море производилась их дозаправка, далее последовательно шло их развертывание и поиск атомных ракетных подводных лодок в районе Балеарских островов и в Тирренском море, затем в центральной части Средиземного моря. После технического ремонта и отдыха в п. Александрия начинался обратный цикл с дозаправкой в Тунисском проливе или у о. Альборан.

Командование 6-го флота США безусловно разгадало наши нехитрые обманные действия и знало, когда происходит смена, в каких точках производится дозаправка подводных лодок от танкеров и кораблей обеспечения. Выполняя приказ своего командующего "не дать погружаться советским подводным лодкам", 66-е и 67-е противолодочные оперативные соединения 6-го флота осуществляли контроль за всеми точками и якорными стоянками кораблей эскадры. Это мы почувствовали в июне 1971 г. при заходе в г. Алжир отряда кораблей Балтийского флота, в составе которого находилась подводная лодка пр. 641.

По данным разведки КП эскадры, за сутки до окончания визита два американских корабля - фрегат УРО типа "Леги" и скр УРО "Брук" - начали патрулировать у выхода из территориальных вод Алжира. Такого ранее не бывало, и это оценивалось как реализация противодействия.

На КП эскадры разработали план отрыва подводной лодки при выходе из тервод, тем более что в территориальных водах подводным лодкам по международным правилам запрещалось погружаться. Замысел был прост: на надводном корабле готовили средство маскировки, и за две мили до выхода из тервод подводная лодка погружалась, а вместо нее в ордере на буксире устанавливался уголковый отражатель, который обозначал место подводной лодки. Подлодка ложилась на курс, противоположный маневрированию кораблей США, и скрытно отрывалась, используя отмели. В это время корабли выходили из территориальных вод самым малым ходом. Главным был фактор времени, позволявший подводной лодке отрываться на безопасное расстояние.

Расчеты наши оправдались, фактор времени оказался главным, и мы впредь для каждой точки якорной стоянки стали разрабатывать план отрыва. Так, в июле 1971 г. к точке № 3 в залив Хаммамет за сутки до окончания заправки подводной лодки прибыли два американских корабля и начали патрулировать вокруг танкера и подводной лодки на расстоянии 5-10 кабельтовых.

Штаб разработал план отрыва применительно к точке, были учтены все факторы и опыт эскадры. Главное - использовать время, когда сон побеждает разум человека, с 00.00 до 04.00. Это самая трудная вахта, а потому начать отрыв было решено в 02.00. Второй фактор - место подводной лодки у борта танкера обозначалось после ее погружения двумя якорными огнями. Третий фактор - погружение подводной лодки непосредственно у борта танкера и выбор курса отрыва в зависимости от положения кораблей и глубин (в нашем случае предпочтительнее был восточный сектор).

Командиру была поставлена задача и дан план отрыва подводной лодки. В назначенное время начались действия по отрыву подводной лодки при полном радиомолчании. Вариант удался, через 3 часа корабли США сблизились с танкером. Осветили его борт, а подводной лодки уже не было - она находилась восточнее, в 6-9 милях. Наблюдалась некоторая растерянность кораблей, затем они тихо удалились из точки. Мы поняли, что можно побеждать и в малом, в повседневных делах.

Прессинг на наши подводные лодки продолжался и с приходом нового командующего 6-м флотом США вице-адмирала Миллера, но у нас уже появились тактические приемы обеспечения отрыва подводных лодок.

Все это не проходило бесследно. Руководство ВМС США принимало меры по модернизации и разработке новых приставок и гидроакустических станций для повышения эффективности противолодочных сил.

Вспоминаются и другие случаи. Так, в сентябре 1971 г. был обнаружен английский авианосец "Бульварк", который шел со скоростью 22 узла в восточном направлении. По данным разведки ожидался его заход в территориальные воды Ливана, где в это время было неспокойно. Предполагалось, что авианосец имеет на борту подразделения морской пехоты и планирует их высадить на территории Ливана. Кораблю слежения приказали сблизиться и визуально определить предметы на верхней палубе. Командиру удалось сблизиться и обнаружить на верхней палубе морских пехотинцев и их технику. В районе о. Кипр авианосец снизил скорость и стал на якорь в заливе Ларнака. Затем с авианосца на английскую авиабазу Ларнака были переброшены техника и воинские подразделения. В это время там базировались английские истребители типа "Лайтнинг", которые осуществляли противовоздушную оборону данного района.

При встречах любых кораблей в море главным было и остается соблюдение общепринятых норм международного права по использованию Мирового океана. Однако конфронтация двух лагерей - США и НАТО, с одной стороны, и государств Варшавского договора - с другой вызывала инциденты на море.

В 1971 г. правительства США и СССР приступили к переговорам, на которых советскую сторону возглавлял адмирал флота В. Касатонов. На эскадру для апробирования были присланы таблицы международных флажных сигналов для предотвращения инцидентов в открытом море между кораблями США и СССР и в воздушном пространстве. В этих таблицах сигналами определялись различные действия кораблей: выполнение боевых упражнений, учения с подводной лодкой, отработка эволюции при совместном плавании, оказание помощи кораблям, пополнение запасов, оказание помощи больным и раненым и безопасные расстояния в ходе выполнения маневров. На главном командном пункте каждого корабля у вахтенного офицера находились выписки из таблицы сигналов, которая использовалась при приближении американских кораблей, - нами поднимались флажные сигналы, разобрав которые, американцы поднимали ответный сигнал.

Таким образом устанавливалось взаимопонимание в действиях между кораблями в различных ситуациях.

К 1 января 1972 г. было приказано выслать в Главный штаб ВМФ предложения и замечания, а в мае планировалось подписание двустороннего соглашения между правительствами СССР и США о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве.

Как видим, от конфронтации постепенно переходили к взаимопониманию, потому что нагнетание противостояния ничего хорошего не давало, тем более между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции в ходе Второй мировой войны.

К завершению кампании 1971 г. ГК ВМФ приказал на флотах силами наращивания боевой службы и находящимися на боевой службе провести демонстративные действия сил флота с проведением учений и выполнением боевых упражнений в зонах ответственности флота.

5-й эскадре ВМФ было приказано из района Тунисского пролива провести демонстративные действия в западной части Средиземного моря вблизи тервод Италии, Франции и Испании под условным названием "Узел-1".

Штабом эскадры был разработан план проведения демонстративного учения "Узел-1". Руководил учением контр-адмирал М. Проскунов (заместитель командира эскадры). Срок проведения - 7-10 суток. Предусматривались поход и проведение учений в Тирренском море, далее планировалось с севера обойти

о. Корсика, провести учение в районе Балеарских островов и возвратиться в исходный район.

Отряд из шести кораблей в составе плавбазы "Котельников", двух дизельных подводных лодок пр. 641, двух бпк пр. 61 и спасательного буксира впервые нескрытно совершал плавание вблизи территориальных вод стран НАТО.

В это же время на Балтийском и Норвежском морях проводились демонстративные действия флотов. На Тихоокеанском флоте отряды кораблей совершили плавание вдоль побережья США. Демонстрация советского флота вблизи тервод США и стран НАТО была ответом на их провокационные действия по отношению к советским кораблям и судам.

Со входом в Тирренское море за нами установил слежение итальянский корабль, а в воздухе постоянно находился самолет "Орион". В Тирренском море мы провели двухсуточное учение по прорыву противолодочного рубежа. В ходе учения к нам подошел крейсер УРО "Литтл Рок" под флагом командующего 6-м флотом США; мы обменялись ритуалом приветствий и сообщили по уже установленным международным сигналам о проведении учения с подводной лодкой. Крейсер ответил: "Вас поняли" - и спустя некоторое время удалился в сторону Гаэта.

Далее между о. Корсика и п. Тулон нас усиленно "атаковали" французские "Миражи", а слежение осуществлял эсминец типа "Сюркуф".

В районе Балеарских островов были выполнены зенитно-ракетные стрельбы по имитатору и учение-атака подводными лодками по отряду боевых кораблей с имитацией залпа торпед пуском КСП. Самолет "Орион", сопровождавший нас (на малых высотах) в ходе учения, на наши сигналы не обращал внимания, а когда по курсу у себя обнаружил залп КСП из подводной лодки, резко набрал высоту и больше не снижался до конца учения.

В районе Балеарских островов слежение за нами осуществлял английский сторожевой корабль типа "Тайрбол". На седьмые сутки, по окончании учения, в районе залива Хаммамет корабли стали на якорь. Был проведен разбор учения "Узел-1". Демонстративные учения позволили показать присутствие Военно-морского флага флота СССР, что вызвало очередной всплеск антисоветской истерии.

Западная пресса не замечала оперативно-стратегические группировки ВМС США и НАТО в Мировом океане и их агрессивность по отношению к другим странам. Поэтому Главнокомандующий ВМФ стремился в ходе строительства флота обеспечить его утверждение и признание на мировой арене и в то же время противодействовать ВМС США и НАТО в важных оперативных зонах Мирового океана. Мы убедились, что такие демонстративные учения должны проводиться ежегодно.

Отсутствие на кораблях кондиционеров создавало сложные условия жизни и деятельности личного состава. Мы в отчетах писали о необходимости оборудования кораблей кондиционерами, ведь в кубриках и на боевых постах температура доходила до +40°С.

Я, почти не надеясь на успех, послал телеграмму по этому поводу начальнику Главного штаба ВМФ адмиралу Н. Сергееву, и каково же было мое удивление, когда получил ответ, что для КП эскадры выделяется японский кондиционер "Хитачи", который будет отправлен ближайшим транспортом.

В течение месяца мы получили кондиционер и установили его в помещении клуба плавбазы, где размещался КП эскадры. Это позволило офицерам штаба работать над документами при температуре +20-22°С.

Для оперативности в рассмотрении и исполнении телеграмм и других документов четыре раза в сутки штаб собирался на КП, где рассматривались, исполнялись и докладывались документы на подпись командованию эскадры. Боевые документы по управлению силами исполнялись и докладывались командиру эскадры немедленно. Оперативный дежурный эскадры следил за прохождением информации. Такой стиль повседневной работы штаба оправдал себя и позволял оперативно управлять силами.

В ноябре мы тепло проводили вице-адмирала В. Леоненкова к новому месту службы - он был назначен командиром Ленинградской ВМБ. За командира эскадры остался контр-адмирал

М. Проскунов.

Вице-адмирал Владимир Матвеевич Леоненков прошел большую службу на кораблях в основном Черноморского флота, который славился строгостью порядков. Ему пришлось осваивать новые ракетные и противолодочные корабли в должности командира бригады. Спокойный по характеру, он был назначен командиром эскадры после вице-адмирала Б. Петрова, который по всем вопросам выходил на ГК ВМФ и с флотским руководством ЧФ не очень считался.

В оперативной подготовке В. Леоненков доверял мне, и мы часто вместе рассматривали морские операции в зоне Средиземного моря. На Черноморском флоте В. Леоненков был известен как грамотный моряк, командир миноносца, крейсера и бригады, хороший тактик. К нему с уважением относилось командование флотом, поскольку ему удалось наладить взаимоотношения эскадры со штабом Черноморского флота. Жаль было расставаться, так четко все уже было отработано, требования командира эскадры штаб выполнял, взаимоотношения с Главным штабом и штабом Черноморского флота были отлажены. Но служба есть служба. Новым командиром эскадры назначили контр-адмирала Е. Волобуева (с должности командира 2-й дивизии СФ), и его прибытие ожидалось в декабре.

Вспоминая главные сражения Второй мировой войны, западные специалисты поворотным событием, положившим начало разгрому фашистской Германии и ее союзников, называли сражение при Эль-Аламейне (октябрь 1942 г.) между немецко-итальянскими войсками во главе с генерал-фельдмаршалом Роммелем и английскими войсками под руководством фельдмаршала Александера. Этим принижалось не только величие Сталинградской битвы (декабрь 1942 - февраль 1943 гг.), но и роль СССР в разгроме гитлеровцев.

В память этого сражения в г. Эль-Аламейн был открыт музей восковых фигур, воссоздающих облик Гитлера, Муссолини, Роммеля и других фашистских военачальников, которых арабы представляли как борцов за освобождение Египта от английской оккупации. Об этом музее ходило много слухов. К 30-летию битвы при Эль-Аламейне показывали документальные и художественные фильмы, при этом западная пресса продолжала принижать роль СССР во Второй мировой войне. Поэтому, когда в середине ноября мы зашли в Александрию для пополнения запасов, было принято решение посетить музей. Транспорт выделили части ПВО, тем более что Эль-Аламейн находился в 120 км западнее Александрии, по пути в Мерса-Матрух.

Рано утром прибыла машина ГАЗ-59, и мы втроем: капитан 2 ранга А. Пудонин, капитан 3 ранга Терсинцев и я - отправились в путь. Погода стояла хорошая, после дождя было свежо, дорога проходила по пустыне, ничто не предвещало опасности.

Где-то на 40-м км пути при скорости 70-80 км машину занесло влево, мы крикнули водителю: "Держись!" - и дальше я ничего не помню. Пришел в себя, осмотрелся. Оказалось,

ГАЗ-59 вверх колесами лежит на мне, из него течет бензин, а машину окружили арабы и наблюдают за нами. Я спросил Терсинцева, все ли живы. Он ответил, что все в порядке, надо вызволять меня из-под машины. Общими усилиями меня вытащили, и я потерял сознание. Пришел в себя, арабы поливают голову водой, состояние неприятное. Причиной автопроисшествия оказались стертые покрышки на колесах. При повышенной скорости образовалась "дифферентация" вращения, машина потеряла управление и начала кувыркаться по пустыне. В результате сопровождавшего нас представителя ПВО выбросило из автомобиля, головой он угодил в единственный камень в округе и сейчас был весь в крови; Пудонин (начальник особого отдела эскадры) и Терсинцев получили легкие травмы. Хуже дело обстояло со мной: я получил сотрясение мозга, перелом ключицы и другие травмы и ушибы. Надо было срочно вернуться на плавбазу для получения квалифицированной медицинской помощи.

Выйдя на шоссе, стали голосовать. Остановилась машина, и, видя мое состояние, ее пассажиры втиснули нас с Пудониным. Доехали до ближайшей части ПВО. В зенитно-ракетном дивизионе, на подступах к Александрии, мне оказали помощь, выделили транспорт и доставили на плавбазу.

Вот так неудачно закончилась для нас попытка посетить места исторической битвы Второй мировой войны.

Трое суток я находился в руках флагманского врача 5-й эскадры полковника медицинской службы А. Денисенко, ранее хирурга госпиталя ЧФ. Он сделал все, чтобы исключить тяжелые последствия и вернуть мне работоспособность, так как через несколько дней должен был состояться визит кораблей в Сирию под флагом командира эскадры.

Отправив на визит контр-адмирала М. Проскунова и контр-адмирала И. Кондрашева, я остался на КП эскадры и управлял силами до их возвращения. О происшествии так никто и не узнал, поскольку все обошлось без последствий.

В начале декабря прибыл контр-адмирал Е. Волобуев и вступил в должность командира 5-й эскадры ВМФ.

Евгений Иванович Волобуев был человеком флотского склада характера и образа мысли, всего себя отдавал службе. Он стремился в деталях познать явления и события, хорошо знал вероятного противника, отличался высокой работоспособностью и строгостью к бездельникам и верхоглядам. В прошлом артиллерист, он хорошо знал тактику применения артиллерии против кораблей и береговых целей. Командуя 2-й дивизией противолодочных кораблей, получил практику борьбы с подводными лодками, разнородными силами в зоне Северного флота. Таким образом, назначение Евгения Ивановича на 5-ю эскадру ВМФ соответствовало уровню его подготовки и определило очередной этап в деятельности эскадры.

С Волобуевым мы познакомились давно, еще во времена старпомовской службы на миноносцах, то есть в 1953-1956 гг. Позже, с 1966 по 1968 г., когда я командовал 170-й брэм, он возглавлял штаб 2-й дивизии противолодочных кораблей. Поэтому нам не надо было изучать друг друга. Единомышленники, мы в одной упряжке продолжили службу.

Новый 1972 г. встречали в заливе Эс-Саллум, на границе Египта и Ливии, как обычно его встречают на кораблях флота. Правда, наши рыбаки прикормили и сумели поймать трехкилограммового "черного карася", который стал украшением новогоднего стола в кают-компании. Из дому мы получили небольшие подарки, что позволило приблизить корабельный морской Новый год к земному.

В середине января прибыли в Севастополь и начали подготовку к сбору под руководством ГК ВМФ. Теперь, имея опыт, мы более конкретно готовили материалы: схемы ударов, варианты поисков и доклады строго по НСШ-65. Особое внимание уделялось оценке противника и своих сил и сравнимости сильных и слабых сторон - на графиках, в боевых потенциалах, то есть мы искали новые аргументы и критерии по оценке сторон. Добивались четкости распределения в оформлении решений и подготовке докладов.

На сбор ехали мы с Евгением Ивановичем в одном купе, со мной была Елена Петровна, а Павлуша остался с бабушкой - Марией Петровной.

Режим работы в ходе сбора остался прежним, напряженным, но служба на эскадре хорошо подготовила нас к этому.

Главнокомандующий ВМФ С. Горшков выступил с докладом о стратегической операции на океанском ТВД с участием видов Вооруженных Сил, при ведущей роли Военно-Морского Флота. Затем выступил начальник Военно-морской академии А. Орел. Он говорил о действиях сил флота в операции по нарушению морских коммуникаций; предполагалось, что на эту тему будет проведена военная игра.

С ростом ядерной мощи ВМФ складывались и формы его применения, поэтому основополагающим моментом в развитии военно-морского искусства в тот период стала разработка теории стратегического применения сил флота для выполнения задач самостоятельно и в составе Вооруженных Сил.

Основные формы стратегического применения ВМФ в ядерной войне - это участие флота в операции стратегических ядерных сил и в стратегической операции на континентальном ТВД, а также в стратегической операции на океанском ТВД при ведущей роли в ней ВМФ. Это было новое в разработке теории военно-морского искусства для ядерной войны и места в ней родов сил флота.

В операции стратегических ядерных сил планировалось участие морских стратегических ядерных сил, которые в первом ядерном ударе по важнейшим административно-политическим и военно-промышленным объектам должны достигнуть военно-политических целей, а именно - вывода страны-противника из войны.

В стратегической операции на континентальном ТВД с применением обычного и ядерного оружия ВМФ способен уничтожать важные наземные объекты и группировки войск противника как на побережье, так и в глубине его территории, прикрывать свои войска от ударов противника с моря, осуществлять поддержку войск огневыми средствами и высадкой морских десантов, срывать морские перевозки противника и защищать свои коммуникации.

Новой высшей формой применения ВМФ стала стратегическая операция на океанском ТВД с участием в ней всех видов Вооруженных Сил при ведущей роли ВМФ. Безусловно, эта операция планировалась с применением ядерного и обычного оружия.

Основным ее содержанием были морские операции по разрушению наземных объектов, морские операции по уничтожению корабельных авианосных группировок, морские операции по пресечению воинских перевозок, морские десантные операции, а также воздушные и противовоздушные операции, проводимые войсками ВВС и ПВО страны. Это была новая форма применения видов Вооруженных Сил, соответствующая их возросшим возможностям.

В разработке морских операций большое внимание уделялось вопросам завоевания господства на море и в оперативно важных районах Мирового океана. Зарождались противоракетная и противокосмическая обороны как составные части противовоздушной обороны страны. Так как шло быстрое развитие ударных противокорабельных ракет, то противоракетная оборона становилась основным элементом противовоздушной обороны в морских операциях флота.

Развитие военно-морского искусства в области боевого применения ВМФ в период ведения боевых действий потребовало коренных преобразований в боевом, техническом и тыловом обеспечении морских операций, а также и в теории подготовки сил флота в мирное время. Боевая служба рассматривалась как высшая форма поддержания боевой готовности флота в мирное время.

В ходе военной игры мы отрабатывали действия флота по нарушению морских коммуникаций в Средиземном море.

Оперативная группа 5-й эскадры выступала на игре очень удачно, и на разборе Главнокомандующий ВМФ поставил в пример всем флотам штабную культуру эскадры. Контр-адмирал О. Рудаков - начальник кафедры управления и службы штаба - был в восторге и благодарил нас.

Возвращались на эскадру с большим подъемом, полные энтузиазма и творческого порыва.

В середине апреля очередную смену бригад подводных лодок СФ производил командир 4-й эскадры подводных лодок контр-адмирал Романенко. Часть подводных лодок скрытно развертывалась из Альборанового моря в западной части Средиземного моря, а плавбаза "Видяево" и две подводные лодки прибыли в залив Хамамет.

Штаб эскадры произвел смотр подводных лодок и проверил их готовность к боевой службе. В целом они соответствовали требованиям несения боевой службы. Подлодкам было предоставлено время, чтобы произвести послепоходовый осмотр, и приказано приступить к патрулированию согласно боевому распоряжению.

В район якорной стоянки прибыли два американских корабля: эскадренный миноносец типа "Форрест Шерман" и сторожевой корабль типа "Френд Нокс".

Через сутки начальнику штаба 30-й дивизии капитану 1 ранга Л. Васюкову поставили задачу: обеспечить погружение двух подводных лодок; были определены силы для этого - три надводных корабля и плавбаза. Решение на обеспечение погружения и отрыв утвердил командир эскадры, был проведен инструктаж.

В назначенное время двумя группами началось развертывание, и в назначенное время обе подводные лодки погрузились, а на поверхности стали разыгрываться действия по оттеснению кораблей США и созданию помех слежению за нашими пл.

Первой подводной лодке, за которой следил эсминец типа "Форрест Шерман" при противодействии ему наших плавбазы и сторожевого корабля, через 6 часов удалось оторваться. Вторая пл (командир капитан 2 ранга А. Перепич), за которой следил скр "Френд Нокс", в течение 8 часов пыталась оторваться и, разрядив аккумуляторную батарею, дала КСП и всплыла.

Командиров этой лодки и надводных кораблей доставили на плавбазу и сделали разбор.

После зарядки батареи планировалось провести подводную лодку под плавбазой и оторвать от слежения. Обстановка обострялась тем, что теперь за пл следили два надводных корабля и четыре обеспечивали отрыв. Анализ гидрологии был первого типа, благоприятного для подкильных гидроакустических станций. Тем не менее мы надеялись двумя кораблями против одного корабля США оттеснить его, затруднить слежение и планировали сбросом регенерации создать помехи гидроакустическим станциям.

Маневр отрыва заключался в следующем. Подводная лодка следует в кильватер плавбазе в расстоянии 1 кабельтова. По

команде она погружается и следует под плавбазой на безопасной глубине, далее - поворот на обратный курс и резкое изменение курса от кораблей, а плавбаза продолжает следовать прежним курсом.

Однако по действиям сторожевого корабля мы поняли, что он держит контакт с подводной лодкой на дистанции более 100 кабельтовых. Стали изучать справочники корабельного состава, и оказалось, что на скр "Френд Нокс" (№ 770) установлена приставка SIХ к гидроакустической станции АN/SQS-26, которая обеспечивала уверенную классификацию контакта. Сама ГАС АN/SQS-26 имела мощность излучения 175 кВт на трех частотах и дальность обнаружения до 300 кабельтовых.

Теперь стало ясно, что с такой гидроакустической станцией один скр имел возможность следить за подводной лодкой, несмотря на наше противодействие и помехи. Тем не менее корабли парами, в расстоянии полкабельтова друг от друга с внутренней стороны, левым бортом оттесняли сторожевой корабль, маневрируя на различных ходах. Другая пара кораблей успешно боролась с эсминцем "Форрест Шерман", который имел ГАС АN/SQS-4 с дальностью обнаружения 30 кабельтовых, и ей это удавалось. Но напряженное противодействие в течение 8 часов результатов не дало; подводная лодка, израсходовав энергию аккумуляторной батареи, снова всплыла.

Противопоставить новой гидроакустической станции мы уже ничего не смогли, и пришлось выйти на КП ВМФ с предложением направить отряд кораблей на плановый официальный визит в Марокко, в котором примет участие и подводная лодка.

Разрешение было получено. Я сформировал походный штаб и отряд в составе бпк пр. 61, скр пр. 159 и пл пр. 641. После небольшого инструктажа отряд начал движение на запад с резервом времени на покраску кораблей и пополнение запасов у

о. Альборан. Нам было приказано увести скр "Френд Нокс" в западную часть Средиземного моря, где нет наших подводных лодок, поэтому мы два раза в день проводили учения с подводной лодкой, показывая двухфлажными сигналами свои действия, на что корабли США отвечали и не мешали нашим учениям. Слежение кораблей США продолжалось до выхода из Гибралтара. После объявления по радио об официальном визите отряда советских кораблей в г. Касабланка они легли на обратный курс.

Таким образом, "опасный корабль" для подводных лодок - скр "Френд Нокс" - был отвлечен на второстепенное направление, что позволило произвести развертывание подводных лодок в центральную часть Средиземного моря.

Теперь КП эскадры стал вести анализ вооружения каждого корабля США и НАТО, сверяясь со справочниками. Нам пришлось признать ряд своих упущений, связанных с модернизацией кораблей. Главные изменения касались установки ракетного, противолодочного оружия и станций радиоэлектронной борьбы.

Освободившись от слежения, мы приступили к подготовке к официальному визиту в Марокко - это был второй подобный визит отряда советских кораблей в эту страну.

Из справочников мы узнали, что Марокко - государство на северо-западе Африки, столица - Рабат, население более 15,5 млн человек (96% марокканцы), омывается водами Средиземного моря и Атлантического океана, Гибралтарский пролив отделяет его от Испании. Марокко - королевство (до 1957 г. - султанат), с 1961 г. правит король Хасан II. Климат на большей части территории субтропический, на юго-востоке оказывает сильное влияние пустыня Сахара.

Марокко - одна из древнейших стран Африки, в XI- XIII веках независимое государство, с XIV века становится объектом экспансии западноевропейских держав и соперничества между ними, особенно между Францией и Германией. Иностранные инвестиции, главным образом французские, составляют 90%.

Город Касабланка, по-португальски - "белый дом", основанный в XV веке Португалией, расположен на западе Марокко, на Атлантическом побережье, является крупным портом. В Касабланке и пригородах сосредоточено свыше 3/4 промышленных предприятий страны и проживает более 1,5 млн человек. С 1906 по 1956 г. город был оккупирован французскими колонизаторами.

Мы отрабатывали ритуал встреч и посещений по программе, которую получили из Главного штаба ВМФ. Заместителем командира отряда кораблей по политчасти был капитан 1 ранга Вальсов, представителем ПУ ВМФ - капитан 3 ранга А. Карлин.

Отработав программу визита на флагманском корабле "Сметливый", расставив исполнителей, мы вошли в Касабланку. Первым бпк посетил посол СССР в королевстве Марокко Л. Поламарчук, известный дипломат. Вместе с ним прибыли советский консул в Касабланке, военный атташе и другие сопровождающие лица.

Лука Лукич Поламарчук рассказал об обстановке в стране и городе (в целом она была благоприятная) и, обсудив программу визита, пообещал присутствовать на всех протокольных мероприятиях.

По плану, мне первому предстояло нанести визит мэру города и командующему ВМС Марокко, а также принять их на ответных визитах вместе с прибывшими командирами кораблей.

Яркое впечатление оставил визит к мэру города, который в окружении своих приближенных принимал по восточному обычаю. Интересно было проходить под саблями мамлюков, поднимаясь в покои мэра. Встреча была приятной, говорили, в частности, о Средней Азии, куда марокканцы попадали как участники походов арабских завоевателей.

Визит к первому заместителю командующего ВМС носил не столь экзотический характер. Сам командующий находился в это время на отдыхе в США. На службе ВМС Марокко находились французские офицеры и старшины, влияние Франции чувствовалось везде, даже язык общения в Марокко французский. После обмена любезностями я убыл на корабль для приема ответных визитов.

Основная нагрузка во время официальных визитов ложится на командира и экипаж флагманского корабля. Все прошло нормально, и мы готовились на второй день принимать сына

Хасана II, наследника престола (ему было около 10 лет). Однако нам сообщили, что наследник заболел и визит будет делать министр обороны генерал-полковник Уфкир.

В установленное время на причале был выстроен почетный караул ВС Марокко и весь экипаж корабля с почетным караулом. Министр обороны вовремя прибыл на корабль, я его встретил. Мы обошли строй моряков, и генерал Уфкир спросил: "Вы специально подбирали экипаж для визита?" Я ответил, что экипаж три месяца тому назад убыл из Севастополя и находится на боевой службе. Он попросил разрешения посетить подводную лодку, так как ему еще никогда не приходилось этого делать. Мы спустились в центральный пост, прошли во второй отсек и в кают-компании встретились с офицерами. Министр задавал вопросы о службе на подводных лодках. Встреча прошла тепло и интересно.

Далее генерал Уфкир передал просьбу министра двора о посещении корабля свитой наследника. Такое разрешение было дано.

На третий день принимали свиту наследника. Это оказались ребята в возрасте 8-10 лет, из знатных родов, которые верно служили престолу. Мальчикам на корабле все было интересно, а мы только о том и думали, как бы кто из них не свалился за борт или не упал на трапе. Матросы заботливо опекали гостей, в конце встречи в кают-компании был накрыт стол, где их угощали соком, компотом, конфетами и печеньем, затем вручили каждому подарок и передали сувенир для наследника престола - модель корабля.

Интересной оказалась встреча с заместителем начальника главного штаба вооруженных сил Марокко, поклонником полководческого таланта Г. Жукова, человеком, который в конце 60-х годов пресек дворцовый переворот и спас короля.

Вторая встреча с первым заместителем командующего ВМС Марокко прошла вне протокола, в присутствии военного атташе нашего посольства и советского генконсула, на берегу Атлантического океана, во французском ресторане. Первый зам. командующего состоял в свите короля, и я с особым вниманием отнесся к тем серьезным соображениям, которые он высказал. Я был уверен, что они заинтересуют советское руководство.

Во-первых, ключи от Гибралтара после Великой Отечественной войны должны были находиться у СССР, так как в то время первые самолеты и танки, в которых нуждалось Марокко, были советские. Однако неверная оценка арабского мира не позволила этому случиться.

Во-вторых, СССР в арабском мире делает ошибку, ориентируясь на Египет. Египтяне его предадут и пойдут за западными странами.

В-третьих, ВМС Марокко нуждается в помощи со стороны СССР, вскоре планируется поездка делегации в Советский Союз, надо ее поддержать.

Обо всем этом я сообщил Л. Поламарчуку, он планировал передать мою информацию в МИД СССР.

В заключение визита командир отряда советских кораблей дал прием для руководства города и ВМС, а также дипломатического корпуса, находившегося в Марокко.

Распрощавшись с нашими новыми друзьями, на следующий день мы взяли курс на Гибралтар.

С КП эскадры доложили, что в зоне Гибралтара НАТО проводит учение по блокированию проливов с целью недопущения прорыва подводных лодок. Это заставило по-новому оценить обстановку и принять решение по отрыву нашей подводной лодки от иностранных кораблей.

План форсирования пролива заключался в следующем: в походном ордере от бпк "Сметливый" по курсу в расстоянии 150-170 каб следует скр пр. 159 для ведения разведки, а по корме в расстоянии 150-180 каб - подводная лодка. Курс проходил ближе к территориальным водам Марокко. Форсирование планировалось в темное время суток. С обнаружением кораблей НАТО подводная лодка погружается и вдоль границы тервод следует в Альбораново море.

События развивались следующим образом. Скр обнаружил три корабля НАТО в строю кильватера, донес на бпк "Сметливый"; на подводную лодку поступила команда "грунт", и она начала маневр по форсированию пролива. Корабли НАТО подошли к скр и осветили его борт. Узнав, что этот корабль следует из Касабланки, они начали действия по блокаде. В районе появились базовые патрульные самолеты и еще две корабельно-поисковые ударные группы. Бпк "Сметливый" дал ход 6 узлов, имитируя проводку под кораблем подводной лодки, и поднял международные флажные сигналы "Не могу уступить дорогу". Нам надо было выиграть время, чтобы подводная лодка миновала пролив и ушла в Альбораново море.

Корабли НАТО вскоре подошли к "Сметливому" и начали осуществлять слежение; к рассвету они разобрались, что никакой подлодки нет, и прекратили слежение. "Сметливый" стал на якорь у о. Альборан и находился в готовности для обеспечения отрыва пл, если она будет обнаружена кораблями НАТО.

Позже командир подводной лодки капитан 2 ранга А. Перепич докладывал, что, используя банки и отмели и следуя вдоль тервод Марокко, он сумел оторваться, прошел в Альбораново море и далее в западную часть Средиземного моря. Получив доклад от пл, что она начала патрулировать в западной части, бпк "Сметливый" снялся с якоря и направился в залив Эс-Саллум, где находился КП эскадры, куда и прибыл в канун Дня Победы.

9 мая 1972 г. пришло поздравление ГК ВМФ с присвоением мне воинского звания контр-адмирала. Каждый моряк, получивший такое высокое воинское звание, поймет, каким радостным было для меня это событие. Мы отметили его в Александрии с Ю. Бошняком, которому было присвоено воинское звание генерал-майора.

Во второй половине мая планировался визит министра обороны СССР А. Гречко и Главнокомандующего ВМФ С. Горшкова в Египет, с посещением Александрии. С КП ВМФ поступило приказание: к северу от Александрии во время визита МО СССР в Каир провести совместную ракетную стрельбу ркр "Грозный" и пларк К-313 (СФ). Немедленно встал вопрос о закрытии района стрельбы. Это пока что было главное, далее шли осмотр, вытеснение из района иностранных судов и сама совместная стрельба.

Пока корабли находились на переходе морем, мы настойчиво добивались через КП ЧФ закрытия района, которое должно быть объявлено в извещениях мореплавателям. Но трудность заключалась в том, что не все суда могли его получить, поэтому мы стягивали все наличные силы для осмотра, вытеснения и охраны района.

В назначенный срок корабли зашли в Александрию, где была проведена подготовка к ракетной стрельбе. По плану выставили мишенную позицию из БКШ и двух уголковых отражателей. Управление всеми силами в районе стрельбы осуществлялось с КП эскадры контр-адмирала Волобуева, а КУГ в составе двух ударных групп (№1 - ркр "Грозный" и бпк пр. 61;.№ 2 - пларк К-313 с ретранслятором бпк пр. 61) управлял капитан 1 ранга Васюков. Представителем ГШ ВМФ на стрельбах был капитан 1 ранга В. Ященко, в прошлом флагманский ракетчик.

"Грозный" выполнял ракетную стрельбу ракетой П-35 с дистанции 90-100 км. Целеуказание по мишенной позиции на ркр "Грозный" и на пларк выдавал бпк "Красный Кавказ" через ретранслятор по УЗПС. Организация стрельбы весьма сложна и требует четкой отработки связи и управления. Планировалось, что ракетную стрельбу корабли выполнят в два этапа: на первом проведут тактическое учение в течение 4 часов, а затем, на втором этапе, выполнят ракетную стрельбу по мере чистоты района.

В ходе тактического учения КУГ было определено время удара, и в назначенное время "Ч" была выполнена ракетная стрельба, причем обе ракеты попали в щит.

Это тактическое учение с ракетной стрельбой было первым на Средиземном море. Оно показало, что из положения слежения корабельно-ударная группа в составе ркр пр. 58 и пларк пр. 670 способна с пуском 16 ракет в обычном снаряжении вывести из строя или даже уничтожить авианосец. Слабым звеном оказалась выдача целеуказания подводной лодке при маневрировании авианосца на скоростях более 20 узлов. В этом случае подлодке целесообразно слежение за авианосцем осуществлять самостоятельно на дистанции 60-70 км, так как дальность стрельбы ракетами составляет 80 км. Все это требовало исследований и опытовых учений.

Министру обороны СССР А. Гречко и Главкому ВМФ С. Горшкову, прибывшим в Александрию, командир эскадры контр-адмирал Е. Волобуев доложил о выполнении совместной ракетной стрельбы кораблями ЧФ и СФ. Тем самым была продемонстрирована реальная боевая готовность сил флота на боевой службе и подтверждена необходимость нахождения в Средиземном море сил ВМФ, которые способны противостоять 6-му флоту США и силам стран НАТО, а также оправдана необходимость боевой службы и в других важных стратегических районах Атлантики, Индийского и Тихого океанов. Все это требовало продолжения строительства ракетно-ядерного флота, которое шло уже третье десятилетие.

В июне планировалась смена бригад подводных лодок СФ. Мы заранее готовились к такой операции, а предпосылок к этому было достаточно. Главные усилия при смене бригад подводных лодок, форсировании пролива Гибралтар и далее - в Альборановом море - на погружении и развертывании их.

Плавбаза "Котельников" в охранении двух надводных кораблей вышла встречать бригады подводных лодок в район пролива Гибралтар. Мы встретили бригаду в составе шести лодок (пять пр. 641 и одна пр. 651), которые следовали в надводном положении в двух кильватерных колоннах, в обеспечении двух эсминцев пр. 56 СФ и в окружении семи кораблей 6-го флота США во главе с крейсером "Спрингфилд", двух самолетов БПА "Орион".

Развертывание бригады подводных лодок, утвержденное ГК ВМФ, предусматривало погружение всех пл после прохода пролива Гибралтар. Далее две подводные лодки пр. 641 патрулируют в западной части моря согласно боевому распоряжению, а остальные четыре лодки скрытно следуют с форсированием Тунисского пролива в центральную часть Средиземного моря.

Задача 5-й эскадры - обеспечить погружение и развертывание согласно утвержденному плану. Оценив обстановку, приняли решение: главные усилия сосредоточить на разделении подводных лодок на группы и далее провести их погружение под легендой учения с подводными лодками, тем самым расчленив до одиночного корабля отряд 6-го флота. Объявив решение и проведя инструктаж, начали операцию по погружению лодок.

Прибыв в исходную точку, подводные лодки парами начали маневр рассредоточения в трех направлениях в надводном положении скоростью 12-14 узлов. Пройдя 15 миль, пары разделились, и каждая пл одиночно продолжала расхождение. Пройдя еще 15 миль, подводные лодки погрузились, а корабли сопровождения подняли сигнал о проведении учения "Не мешайте, отойдите на безопасное расстояние". На этот сигнал корабль США ответил: "Все понял", а через два часа мы подняли сигнал "Подводная лодка всплывает, не мешайте".

Таким образом, мы задержали корабли 6-го флота США в точке погружения на 2 часа, за это время подводные лодки ушли на 10-12 миль, и обнаружение их уже было маловероятно.

Кораблями 6-го флота США никто не управлял, общее руководство осуществлял старший командир, то есть командир крейсера "Спрингфилд", а он не мог справиться с этой задачей без штаба. Стало ясно, что корабли 6-го флота проиграли нам погружение подводных лодок. Через 2 часа все семь американских кораблей полным ходом ушли на восток.

Анализируя обстановку, мы пришли к выводу, что через 5-6 дней при подходе четырех подводных лодок к Тунисскому проливу корабли 6-го флота создадут на нем мощный противолодочный рубеж глубиной около 200 миль, скрытно форсировать который дизельные подводные лодки не смогут.

Усилив воздушную и радиоразведку и перейдя в район п. Аннаба (Алжир), КП эскадры установил, что созданы рубежи на входе в Тирренское море и в Тунисском проливе из КПУГ и самолетов типа "Орион". Командир эскадры доложил ГК ВМФ о необходимости задержать развертывание на пять суток, а подводным лодкам нарезать позиции ожидания. Пришел ответ от Главкома: продолжать развертывание, ход докладывать.

Как и предполагал КП эскадры, на пятые сутки развертывания головная пл пр. 651 (на борту командир дивизии капитан 1 ранга И. Карачев) подошла на рубеж и была обнаружена кораблями НАТО. Попытки оторваться от КПУГ НАТО успеха не имели, и, разрядив аккумуляторные батареи, подводная лодка всплыла.

ГК ВМФ приказал направить подводную лодку в залив Эс-Саллум и расследовать обстоятельства плавания. Такая же участь постигла и вторую лодку, после чего Главком приказал задержать развертывание и доложить предложения.

Для оценки обстановки пришлось привлечь самолеты Ил-38, которые в течение двух суток провели воздушную разведку всего района развертывания и выявили все корабельные группировки НАТО. За КПУГ НАТО было установлено слежение кораблями и велась воздушная разведка. Через четверо суток поиск на рубеже прекратили.

ГК ВМФ было доложено предложение последовательно, с интервалом 2-3 суток, продолжить развертывание на широком фронте одиночно, имея один боевой корабль в зоне (как на повседневном уровне). Предложение было одобрено, и в течение 10 суток четыре подводные лодки последовательно были развернуты в центральную часть Средиземного моря.

Анализ развертывания бригады подводных лодок через рубежи с учетом географических факторов показывает, что для дизельных пл такие рубежи являются серьезным препятствием. Все это напоминало кубинскую эпопею. Форсирование рубежей надо тщательно планировать и обеспечивать, изыскивать новые тактические приемы с учетом возможностей подводных лодок.

Проводили с эскадры контр-адмирала М. Проскунова, который убыл командиром Беломорской ВМБ; вместо него был назначен капитан 1 ранга В. Акимов, бывший командир бригады подводных лодок СФ.

Контр-адмирал Михаил Григорьевич Проскунов внес большой вклад в поддержание боеготовности кораблей эскадры, в отработку тактики использования подводных лодок и организацию несения боевой службы в районе Средиземного моря. Это был грамотный подводник, который особо держал под контролем все вопросы, связанные с управлением подводными лодками. Вместе мы в любых сложных ситуациях находили грамотное решение. Он оказал мне большую помощь в организации работы штаба, так как ранее был начальником штаба 15-й эскадры подводных лодок на Камчатке.

В июне к нам прибыл находившийся в Александрии вице-адмирал Г. Чернобай и попросил разрешения дать телеграмму ГК ВМФ. Оказывается, президент Египта Анвар Садат принял решение отказаться от наших советников и в ультимативной форме потребовал, чтобы они в течение двух суток покинули страну.

Для нас тут многое было неясным. Столько труда вложил Советский Союз в помощь Египту, и вот такая неблагодарность. СССР построил Асуанскую плотину и гидроэлектростанцию, в Александрии - судоверфь для строительства кораблей водоизмещением до 10 000 т и многое другое.

Советские военные специалисты, получив подтверждение от МО СССР, уехали из Египта. Кораблей эскадры это пока не касалось, ранее принятое соглашение о заходах в порты, проведении послепоходовых ремонтов подводных лодок в Александрии, стоянке десантных кораблей в Порт-Саиде, а также в Мерса-Матрух оставалось в силе.

Уже в начале 1972 г. Черноморскому флоту было поручено оборудовать в п. Тартус (Сирия) пункт судоремонта и материально-технического обеспечения, куда направляли на ремонт подводные лодки.

Все решения Садата принимались под давлением Запада с целью вытеснить Советский Союз из Египта.

В течение июля - августа 1972 г. из Александрии на транспортах вывозились ранее доставленные вооружение и техника. Лишились мы самолетов-разведчиков Ту-16р и противолодочных самолетов Ил-38, а также истребительной авиации и зенитно-ракетных войск. Все это быстро и резко изменило обстановку в восточной части Средиземного моря не в нашу пользу.

КП эскадры получил приказ находиться в заливе Эс-Саллум и все изменения обстановки доносить.

Таким образом, из дружеских отношения между нашими странами превращались в полувраждебные, о чем свидетельствовало и отношение местного населения к нам, советским морякам.

В августе мне было приказано зайти в Александрию для встречи с новым командующим ВМС Египта адмиралом Зикри, который был назначен вместо Фагми. Я должен был передать ему поздравление от ГК ВМФ и определиться во взаимоотношениях АРЕ с кораблями эскадры.

Встреча с адмиралом Зикри носила дружеский характер, он тепло отзывался о С. Горшкове и других советских адмиралах, которые оказали Египту помощь в создании флота.

Зикри в период семидневной израильско-арабской войны 1967 г. командовал ВМС Египта, но был снят Насером, а сейчас снова восстановлен. Как заявил адмирал, отношения между нашими флотами остаются без изменений и корабли эскадры могут действовать согласно принятым ранее государственным соглашениям между СССР и АРЕ. Я передал ему поздравление С. Горшкова, и мы договорились о дальнейшем сотрудничестве. Итоги нашей встречи я изложил в докладе ГК ВМФ.

В кампании 1973 г. особо запомнились действия по поиску атомных ракетных подводных лодок США с использованием пкр "Москва".

В начале марта на боевую службу прибыли корабли из состава 21-й брплк: пкр "Москва", бпк "Решительный" и бпк "Отважный" под командованием капитана 1 ранга Л. Двинденко. Планом боевой службы предусматривалось проведение поисковой противолодочной операции в Тирренском море. Замысел проведения операции был одобрен Главным штабом ВМФ, и в заливе Эс-Саллум мы совместно разработали ее план.

Необходимо было во что бы то ни стало скрыть от противника район поиска, потому что США, как правило, при угрозе поиска смещали свои ракетные подводные лодки в безопасные районы или даже в территориальные воды стран НАТО.

По данным КП эскадры, в Тирренском море постоянно патрулировала одна атомная ракетная подводная лодка из 16-й эскадры ВМС США, что подтверждалось обнаружением ее дизельными подлодками. Поэтому, учитывая особенности географического положения Тирренского моря, в поиске должен был сыграть роль фактор внезапности. С этой целью исходным районом для начала развертывания избрали Тунисский пролив.

До начала поиска корабли перешли в район Тунисского пролива и стали на якорь, а через несколько часов прибыл корабль США для слежения. КП эскадры перевели заранее на пкр "Москва", хотя плавбаза оставалась под флагом командира эскадры, продолжала радиообмен и имитировала работу КП.

Вечером накануне операции, еще в светлое время суток, плавбаза "Котельников" снялась с якоря, на кораблях построили личный состав, и были сымитированы ее проводы. Корабль США последовал за плавбазой, которая шла в восточном направлении. Было очень важно избавиться от корабля слежения, это позволяло добиться внезапности начала поиска.

Начать поисковую операцию предполагалось с рассветом, поэтому развертывание кораблей проходило ночью на скоростях 20 узлов. С рассветом КПУГ в строю фронта ворвалась на больших скоростях в Тирренское море, вертолеты на удалении 100 км поставили угловой барьер радиогидроакустических буев - своеобразный мешок, куда загонялась подводная лодка. Обеспечив постановку барьера, корабли вели поиск в назначенных полосах, а вертолеты контролировали работу буев в готовности к приему контакта.

Через три часа поиска сработал буй на южной линии углового барьера. Вертолеты, поставив кольцевой барьер, подтвердили контакт, и все усилия были нацелены на поддержание контакта вертолетами, а корабли шли на прием контакта. Атомная подводная лодка увеличила скорость до 12 узлов и отрывалась в сторону Палермо (о. Сицилия), вертолеты надежно держали контакты. Через четыре часа лодка вошла в терводы Италии (ширина 12 миль), и корабли прекратили слежение, организовав блокаду выходов из п. Палермо за пределами тервод. С наступлением темноты корабли убыли в залив Эс-Саллум.

Таким образом, правильно оценив обстановку и особенности района, а также фактор внезапности, который играл главную роль, КПУГ смогла обнаружить подводную лодку и преследовать ее. Наличие в составе КПУГ пкр "Москва" сыграло решающую роль в поисковой противолодочной операции, но, к сожалению, таких кораблей у нас было только два.

Недостаток противолодочных сил наш ВМФ ощущал постоянно по мере роста подводного флота США.

Соединенные Штаты вопросы борьбы с нашими ракетными атомными подводными лодками решали созданием стационарной гидроакустической системы СОСУС, перекрывающей до 80% районов боевого патрулирования и районов развертывания рпксн. СОСУС обслуживалась в основном базовой патрульной авиацией.

Руководство США борьбу с ракетными подводными лодками решало на правительственном стратегическом уровне, а мы - на оперативно-тактическом, что было заботой ГК ВМФ. Иначе говоря, военное руководство Соединенных Штатов вопросы национальной безопасности решало на государственном уровне, с конкретным финансированием программы. К сожалению, несмотря на усилия С. Горшкова в реализации кораблестроительных программ, в качестве морских вооружений и техники мы отставали, поскольку технология и вооружение не в полной мере соответствовали идеологии борьбы с флотом противника.

В начале апреля на связь БПЧ меня пригласил начальник УК ВМФ Ю. Бодаревский и заявил: "Вам предлагается должность командующего Камчатской военной флотилией". Для меня это было неожиданностью. Имея за плечами почти 23 года службы на кораблях, на берег сходить не хотелось. Однако, как потом стало ясно, мне необходимо было пройти оперативно-тактический уровень командования, а лучшей структуры, чем Камчатская флотилия, в ВМФ не существовало. Я согласился, в полной мере не представляя объем работы. Елена Петровна не хотела расставаться с Севастополем и ехать куда-то на Камчатку.

В середине апреля 1973 г. пришло приказание ГК ВМФ отправить меня в очередной отпуск с расчетом в конце мая быть на Камчатке.

14 апреля, передав дела капитану 1 ранга А. Ушакову, я распрощался с офицерами штаба и политотдела 5-й эскадры и на танкере "Казбек" отправился в Севастополь готовиться к новой должности, тем более что начальником штаба ЧФ был вице-адмирал Б. Ямковой, бывший командующий Камчатской военной флотилией, который обещал ввести меня в курс дела. В середине мая 1973 г. пришел приказ МО СССР о моем назначении командующим Камчатской флотилией Тихоокеанского флота.

Что дали мне 900 суток службы в море на 5-й эскадре ВМФ:

1. Опыт работы со штабом по организации выполнения поставленных задач на боевой службе в условиях противодействия кораблей 6-го флота США.

2. Практику в планировании и проведении морских операций по уничтожению корабельных группировок и срыву ракетно-ядерных ударов по реальному противнику на Средиземноморском ТВД.

3. Опыт работы штаба по управлению силами в море при решении различных задач и использованию средств связи.

4. Практику подготовки и оформления боевых документов для управления силами.

5. Возможность оценить качественные параметры, вооружение и технику кораблей, самолетов ВМС США и НАТО и сравнить их с отечественными (к сожалению, мы уступали в радиоэлектронике).

6. Возможность убедиться, что уровень тактической подготовки наших командиров соединений выше, чем на 6-м флоте США и в НАТО.

7. Умение мужественно, рядом с матросами и старшинами срочной службы переносить тяготы службы в условиях субтропиков, на не приспособленных для этих условий кораблях.

8. Способность ценить труд офицеров и личного состава корабельной службы, морскую дружбу и быть внимательным к подчиненным.

9. Понимание беспредельных трудностей тех, кто ждет нас на берегу.

Я благодарен офицерам штаба и политотдела эскадры, с которыми 900 дней и ночей стояли на страже безопасности Отечества на его дальних морских направлениях. Командиры бригад, кораблей - весь офицерский корпус - вместе с личным составом в любую погоду добросовестно решали задачи по противодействию 6-му флоту США и достойно представляли нашу страну. Мы несли боевую службу там, где прославленные флотоводцы Спиридов, Ушаков, Сенявин, Грейг добывали в морских сражениях славу России.

Я горжусь, что 5-я эскадра ВМФ на Средиземном море внесла свой вклад в развитие русской морской школы.

3) КАМЧАТСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ НА СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ СТРАТЕГИЧЕСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

1. ИСТОРИЯ КАМЧАТСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ

В конце мая 1973 г. я прибыл на Камчатку и вступил в командование Камчатской военной флотилией. Бывший командующий флотилией вице-адмирал В. Сидоров, назначенный начальником штаба ТОФ, представил меня партийным и советским руководителям области, с ним мы объездили все соединения и части, подчиненные непосредственно командующему. В целом части флотилии находились в постоянной боевой готовности. Командующий ТОФ адмирал Н. Смирнов, его первый заместитель В. Маслов, член Военного совета С. Бевз и начальник штаба В. Сидоров были мне известны как опытные моряки, но вместе с ними я не служил.

В Москве ГК ВМФ С. Горшков поставил главную задачу - обеспечить всем необходимым деятельность эскадры атомных подводных лодок и организовать их развертывание.

Камчатская военная флотилия была создана 1 декабря 1945 г. на базе Петропавловской ВМБ, в нее вошли бригады и дивизионы эскадренных миноносцев, подводных лодок, сторожевых кораблей, морских охотников, гидрографических и вспомогательных судов, артиллерийские и береговые части.

Первым командующим стал контр-адмирал И. Байков, затем флотилией командовали контр-адмиралы Н. Виноградов, А. Крученых, Л. Пантелеев, Г. Щедрин, Д. Ярошевич, Н. Гончар,

Б. Ямковой, В. Сидоров. Каждый внес свой вклад в развитие флотилии и ее историю. Я был десятым командующим.

После почти трехлетней боевой службы на Средиземном море в постоянной конфронтации с 6-м флотом США этот район вначале показался спокойным, и первое мое впечатление о нем примерно такое: тот же Север, только очень и очень далеко, так как май на Севере похож на камчатский.

Камчатка - полуостров, отделяющий Охотское море от Тихого океана, простирается далеко на север, где соединяется с материком узким болотистым перешейком, скованным вечной мерзлотой.

Камчатка протянулась с севера на юг почти на тысячу километров, что обусловило особенности ее природы. Это край диких гор и богатых речных долин, прозрачных озер и дымящихся вулканов, обильных и своеобразных флоры и фауны. Несмотря на некоторое сходство как с Сибирью, так и с Северной Америкой, природа Камчатки уникальна.

Уникальна на Камчатке и Авачинская губа, способная вместить в свою акваторию все флоты мира. Издавна она служила укрытием для кораблей русских и иностранных мореходов.

Камчатка - край своеобразный, незабываемый; отсюда начинает разбег каждый новый день нашей Родины.

В истории развития мировых цивилизаций освоение Россией Сибири и Дальнего Востока было наиболее бескровным по сравнению с колониальными завоеваниями европейцев.

Как известно, освоение русскими Сибири и Дальнего Востока началось в 70-80-х годах XVI века под руководством промышленников братьев Строгановых и казачьего атамана Ермака и осуществлялось чрезвычайно быстрыми темпами. Казаки прошли всю Сибирь за 20 лет и уже в 1638-1639 гг. обследовали устье Амура и берега Охотского моря.

С 1648 г. на крайнем северо-востоке Азии С. Дежнев открыл пролив, отделяющий Азию от Америки, а в 1649 г. вместе с А. Поповым - Камчатский полуостров. Это были великие географические открытия.

В 1697-1699 гг. отряд В. Атласова пересек Камчатку с севера на юг и основал Верхнекамчатский острог. Полуостров был присоединен к России.

В XVII веке Россия, присоединив огромные пространства Восточной Сибири, побережье Охотского моря, Камчатку, вышла на берега Тихого океана. Укрепление позиций России на берегах Тихого океана было частью той борьбы за выход к морям, которую вело русское государство.

В начале XVIII столетия по распоряжению правительства началось исследование островов, расположенных в Тихом океане. Дежнев, Крашенинников, Хабаров и многие другие землепроходцы открывали новые места - за свой счет и на свой страх. Всюду, куда бы ни приходили русские, они несли свою передовую культуру, строили селения, разводили домашний скот, а где была возможность, занимались и хлебопашеством.

В 1716 г. казак Кузьма Соколов на ладье "Восток" открыл морской путь из Охотска на Камчатку. Военные моряки внесли заметный вклад в открытие, обустройство и оборону полуострова.

Большую роль в освоении Камчатки и в поиске морских путей в Северную Америку сыграли две государственные камчатские экспедиции. В 1724 г. Петр I издал указ об организации Первой Камчатской экспедиции (1725-1730), общее руководство которой поручили президенту Адмиралтейств-коллегии генерал-адмиралу Ф. Апраксину. Главной задачей экспедиции было установить наличие пролива между Азией и Америкой (донесения С. Дежнева затерялись и только в 1736 г. были найдены) и выяснить, близко ли подходят к русским землям на Дальнем Востоке владения европейских держав в Америке. Начальником экспедиции назначили капитана 1 ранга Витуса Беринга, его помощниками - лейтенантов А. Чирикова и М. Шпанберга. Эта экспедиция совершила большой морской поход, открыла пролив, разделяющий Азию и Америку, описала отдельные участки побережья Камчатки и Чукотки, а также открыла северо-западные берега Америки.

Всестороннее и планомерное изучение Сибири и северной части Тихого океана провела в 1733-1743 гг. Вторая Камчатская (Великая северная) экспедиция. Она явилась составной частью огромного по масштабам научного предприятия. И на этот раз экспедицию возглавили Беринг и Чириков.

В состав экспедиции входили пять отрядов, которые имели большую самостоятельность. Их возглавили известные мореплаватели и первопроходцы морские офицеры Муравьев, Павлов, С. Малыгин, Скуратов, Д. Овцын, Ф. Минин, В. Прончищев, X. Лаптев, С. Челюскин, Ласиниус.

В результате работ северных отрядов была проведена сплошная съемка берегов Северного Ледовитого океана от Печоры до Колымы. Участники экспедиции произвели опись южной части Камчатки, Курильских и Шантарских островов, открыли ряд островов Алеутской гряды, основали в Авачинской губе порт Петропавловск и проложили морской путь с Камчатки, который стал важным звеном в истории географических открытий и путешествий в Северную Америку.

Так, в период с 1804 по 1848 г. Камчатский порт принял 25 российских кругосветных экспедиций, в том числе и первую - под командованием И. Крузенштерна.

В 1813 г. начальником Камчатки назначен капитан-лейтенант П. Рикорд. При нем начато строительство города, организована регулярная доставка грузов морем, изменился административный статус поселения.

В 1850 г. капитан 1 ранга В. Завойко назначен военным губернатором Камчатки и командиром порта. При нем состоялось открытие морского училища и завершилось строительство первого на Дальнем Востоке маяка - у входа в Авачинскую бухту.

18-24 августа 1854 г. город героически оборонялся от англо-французского десанта, вписав славную страницу в историю Российского флота. Большую роль в обороне города сыграли фрегат "Аврора" (командир капитан-лейтенант И. Изыльметьев) и батарея лейтенанта Д. Максутова.

В первые дни Крымской войны Англия и Франция послали к берегам Камчатки свои эскадры с задачей уничтожить русские корабли в Тихом океане, захватить Петропавловский порт и тем самым ослабить позиции России на Дальнем Востоке.

Известие о начале войны достигло Камчатки в июле 1854 г. (война началась 22 сентября 1853 г.), что заставило военного губернатора Камчатки генерал-майора В. Завойко вместе с командиром фрегата "Аврора" капитан-лейтенантом И. Изыльметьевым спешно готовиться к обороне.

Гарнизон имел вместе с экипажами кораблей 920 человек и 67 орудий. В подготовке к обороне участвовало все население Петропавловска - около 1600 человек. Было установлено 7 батарей, вход в Петропавловскую бухту заградили бонами.

17 августа 1854 г. у входа в Авачинскую губу появилась неприятельская эскадра: 3 фрегата, пароходофрегат, корвет и бриг - всего 212 орудий и 2500 человек экипажей и десанта под командованием английского контр-адмирала Д. Прайса и французского контр-адмирала Ф. де Пуанта.

18 августа неприятельские корабли начали обстрел русских батарей. С 20 по 24 августа высаженный десант безуспешно пытался прорваться в гавань и захватить наши корабли. 24 августа был повторно высажен десант, однако в штыковом бою русские стрелки и моряки с "Авроры" и "Двины" опрокинули вражеский десант в море. 27 августа неприятельская эскадра покинула Авачинскую губу, потеряв 273 человека убитыми; потери защитников составили 32 человека.

Лейтенант Д. Максутов, командир 2-й батареи, умело вел контрорудийную борьбу и не допустил прорыва вражеских кораблей и десанта в порт. Как лучший офицер он был отправлен губернатором Завойко в Санкт-Петербург с победной реляцией к императору Александру II.

Потерпев поражение, англичане и французы не оставили, однако, намерений захватить Петропавловск. В 1855 г. они направили в дальневосточные воды новые отряды кораблей.

Россия потерпела поражение в Крымской войне, однако на Балтийском море и Дальнем Востоке английские и французские эскадры успеха не имели, Российский флот защитил интересы государства на море.

Всю вторую половину XIX века шло интенсивное изучение Дальнего Востока под руководством генерал-губернатора Н. Муравьева-Амурского. Центр исследований переносится в район Приморья, в бухту Золотой Рог, где в 1860 г. был основан г. Владивосток.

С 1891 г. началось строительство Сибирской железной дороги, что способствовало быстрому развитию Владивостока как пункта базирования главных сил русского флота на Тихом океане.

Камчатская военная флотилия впитала боевые традиции, патриотизм и духовную силу всех поколений людей, чья жизнь и судьба непосредственно связаны с Камчаткой. Это и русские первопроходцы, и мореплаватели, и героические защитники Петропавловского порта в 1854 г., покрывшие Россию и русский флот неувядаемой славой, - все те, кто неустанно крепил экономическую и оборонную мощь этого уникального дальневосточного форпоста Отечества.

История создания непосредственно Камчатской военной флотилии корнями уходит в 30-е годы XX века.

Известно, что недругов нашего Отечества давно привлекали уникальное военно-стратегическое положение полуострова Камчатка, его природные богатства, необычайные возможности Авачинской бухты. По предложению командования Тихоокеанского флота руководство страны приняло решение об укреплении оборонной мощи на Камчатском направлении. В соответствии с указанием Генерального штаба РККА было сформировано Управление Камчатского укрепленного района, первым начальником которого в июне 1936 г. был назначен полковник И. Кустов.

Началось строительство артиллерийских батарей, в 1938 г. прибыли первые подводные лодки, позже был сформирован 41-й отдельный дивизион подводных лодок. В июне 1940 г. образована Петропавловская военно-морская база, командиром которой назначили капитана 1 ранга Д. Пономарева.

К началу Великой Отечественной войны Петропавловская ВМБ пополняется надводными кораблями и подводными лодками.

С нападением фашистской Германии на СССР личный состав Петропавловской ВМБ постоянно изъявляет желание принять участие в боевых действиях на фронтах. Только в августе 1942 г. на фронт отправлено два эшелона матросов и офицеров.

В сентябре 1942 г. на Северный флот были направлены подводные лодки Л-15 и Л-16. Однако Л-16 в 800 милях от Сан-Франциско подверглась торпедированию неизвестной подводной лодкой и трагически погибла. Экипаж Л-15 на Северном флоте потопил восемь вражеских кораблей.

В результате разгрома японских войск в Маньчжурии и на

о. Сахалин создались условия для освобождения северных островов Курильской гряды.

Ключевой позицией японцев являлся остров Шумшу. С 18 августа по 1 сентября 1945 г. была проведена Курильская морская десантная операция последняя операция Второй мировой войны. Общее руководство осуществлял командующий ТОФ адмирал И. Юмашев, непосредственное - командующий Камчатским оборонительным районом генерал-майор А. Гнечко, десантом руководил командир 101-й стрелковой дивизии генерал-майор П. Дьяков, силами высадки - командир Петропавловской ВМБ капитан 1 ранга Д. Пономарев.

В результате проведения морской десантной операции были освобождены северные острова Курильской гряды. Эта операция по праву занимает достойное место в исторической летописи военного искусства периода Великой Отечественной войны.

Вторая мировая война окончилась, но агрессивные планы по отношению к Советскому Союзу не исчезли. Создавшаяся военно-политическая обстановка потребовала дальнейшего укрепления морских границ и обороноспособности дальневосточных рубежей, поэтому в послевоенное время шло наращивание группировки корабельных сил Камчатской военной флотилии.

В мае 1973 г., когда я вступил в командование флотилией, она имела в своем составе две бригады дизельных подводных лодок, бригаду эскадренных миноносцев и сторожевых кораблей, бригаду ОВРа, бригаду ракетных катеров, береговой ракетный полк, полк РЭБ, два дивизиона вспомогательных и спасательных судов, полк связи, части радиотехнического наблюдения, гидрографии и тыла. Зона ответственности флотилии включала восточную часть Охотского моря, северную часть Курильских островов, западную часть Берингова моря и Восточно-Сибирское море к востоку от п. Певек.

Наиболее сложная задача заключалась в навигационно-гидрографическом обеспечении судоходства в зоне флотилии. Особой ответственности требовала встреча к северу от Берингова пролива атомных подводных лодок, совершающих плавание подо льдами Арктики на Тихоокеанский флот. Для этого формировалась экспедиция, в которую включали боевые корабли и ледокол для обеспечения встречи и проводки пл через Берингов пролив.

Камчатская флотилия имела развитую систему радиотехнического наблюдения, связи и гидрографического оборудования, которые, как правило, размещались вместе с пограничниками и частями ПВО.

Боевую готовность в отрыве от континента и в сложных климатических условиях обеспечивали прежде всего люди - матросы и офицеры кораблей и частей, офицеры штаба флотилии и органов боевого, технического и тылового обеспечения. Большую помощь и поддержку оказывали жители Камчатки, партийные и советские органы во главе с Д. Качиным и В. Алексеевым.

Большой вклад в сплочение и развитие флотилии внес адмирал Б. Ямковой, участник Великой Отечественной войны на Черном море. Грамотный адмирал, хорошо освоивший оперативное искусство, он во многом способствовал совершенствованию работы органов управления и оставил добрую о себе память на Камчатке.

Адмирал В. Сидоров, назначенный командующим флотилией с должности командира дивизии ОВРа СФ, внес значительный вклад в организацию службы ОВРа, обеспечение атомных подводных лодок, тактику надводных кораблей и обустройство гарнизонов.

В июле ожидалось прибытие на Камчатку ГК ВМФ, и мне надо было все изучить и освоить должность, опираясь на результаты, достигнутые моими предшественниками. В изучении людей мне помогал член Военного совета флотилии контр-адмирал М. Озимов, в боевом использовании сил флотилии во взаимодействии с дивизией ПВО и мотострелковой дивизией - начальник штаба флотилии капитан 1 ранга Н. Клитный, а в материально-техническом обеспечении - начальник тыла флотилии капитан 1 ранга А. Алябушев.

Командующий являлся одновременно председателем Военного совета флотилии, в который входил и первый секретарь Камчатского обкома КПСС Д. Качин, работавший прежде в рыбной промышленности и выросший до руководителя самого северо-восточного региона Союза. Камчатка давала стране до 10-15% всей добычи рыбы. Качин знал людей, обладал хорошими деловыми качествами. Скромный и внимательный к нуждам камчатцев, он пользовался большим авторитетом как у гражданских, так и у военных.

Изучив обстановку на флотилии, я уяснил, что определяющим в ее боевой готовности являлось техническое состояние оружия, боевых и технических средств кораблей. Ремонтная база на флотилии не соответствовала предъявляемым требованиям, и ее приходилось совершенствовать руками командиров соединений и начальников отделов штаба и тыла. В каждой бригаде кораблей были созданы судоремонтные мастерские, которые выполняли межпоходовый ремонт, а на 173-й брплк - даже текущий ремонт сторожевых кораблей. 114-я брковр и 89-я бригада ракетных катеров имели собственные доковый комплекс и плавмастерскую.

Для высокой технической готовности кораблей требовалась хорошая специальная подготовка личного состава, невозможная без наличия учебной базы, которая была создана и ежегодно пополнялась новым оборудованием. Удаленность Камчатки от материка и его ресурсов предопределила большую самостоятельность в деятельности офицерского корпуса, что являлось важным фактором выживания в любых условиях. Эту традицию поддерживали начальники отделов флотилии капитаны 1 ранга Асеев, В. Иванов, Н. Иванов, Носулько, Кадышевич, Мильштейн, Сорокин, Р. Востров, Соловьев, Афонин, Вальчук, полковник В. Жеглов. Кроме того, перед ними стояла важная задача обеспечить атомные подводные лодки эскадры всеми видами оружия, подготовить и погрузить (выгрузить) ракетно-ядерные боеприпасы.

Эскадрой атомных подводных лодок командовал контр-адмирал Э. Спиридонов (в дальнейшем первый заместитель и командующий ТОФ, в 1981 г. трагически погиб в авиакатастрофе). Начальником штаба эскадры был капитан 1 ранга А. Ханин, членом ВС - начальником политотдела флотилии И. Катченков. Все мы по службе ранее встречались, что позволило успешно решать вопросы материального обеспечения и подачи различных видов оружия, а также обустройства эскадры.

В составе флотилии существовал отдел капитального строительства во главе с полковником В. Шамотой, на который возлагалось планирование и руководство капитальным строительством на Камчатке для всех видов Вооруженных Сил, поэтому обустройство пункта базирования атомных подводных лодок тоже входило в задачи командующего флотилией.

План капитального строительства выполнялся благодаря слаженной работе и усилиям начальника УНР полковника А. Смарыго и начальника политотдела строительных частей полковника А. Мартышке.

Ежегодно на капитальное строительство флот выделял около 50 млн рублей, которые нужно было освоить. Искусству капитального строительства, как и многому другому, я учился у командующего ГОФ адмирала Н. Смирнова, который два-три раза в год прилетал на Камчатку и в течение недели детально разбирался в состоянии флотилии и ее боевой готовности.

Главные вопросы в деятельности командующего флотилией - это боевая готовность, которая слагается из боевой готовности подводных лодок, надводных кораблей, берегового ракетного полка и частей боевого, технического и тылового обеспечения, гарнизонная служба. В гарнизон входили: мотострелковая дивизия (Чуйков, Тымченко) и бригада ПВО (Побединский), которые нуждались в обеспечении.

Флотилия является оперативно-тактическим объединением, и 70% ее корабельного состава должны находиться в постоянной боевой готовности, то есть быть укомплектованными личным составом и штатной техникой и вооружением, иметь их технически исправными и, отработав курс боевой подготовки и выполнив боевые упражнения, быть способными решать задачи согласно боевому предназначению самостоятельно и во взаимодействии с другими родами сил флота и соединениями ВВС и ПВО страны.

Основными формами боевого применения сил флотилии против сил 3-го флота США являлись морской бой и боевые действия, а с приданными атомными подводными лодками и морской авиацией - морская операция по уничтожению корабельных группировок и нарушению морских коммуникаций, а также участие в противодесантной операции.

Группировки сил Тихоокеанского флота располагались в трех районах: в районе Приморья (Владивосток), в районе Совгавани и о. Сахалин и на Камчатке.

Слабым местом группировки в Приморье являлось то, что она имела один выход в океан через пролив Лаперуза, который контролировался Совгаваньской ВМБ, остальные выходы из Японского моря находились в руках ВМС США и Японии. Поэтому в случае войны Приморская группировка могла быть заблокирована, как это случилось в 1904 г.

Таким образом, Совгаваньский район был важен для обеспечения развертывания атомных подводных лодок в Охотское море и Тихий океан, для чего требовалось держать в своих руках пролив Лаперуза.

Группировка подводных лодок на Камчатке имела свободный выход и могла развертываться для действий в центральной и восточной частях Тихого океана, в этом было ее главное преимущество перед Приморской группировкой подводных лодок.

Вероятным противником для Тихоокеанского флота являлись силы 3-го и 7-го флотов США, ВМС Японии и Южной Кореи. Руководство всеми вооруженными силами США осуществлял главнокомандующий ВС США в зоне Тихого океана (Пёрл-Харбор), в его подчинении находился главнокомандующий Тихоокеанским флотом США (Пёрл-Харбор), которому подчинялись командующие 3-м флотом (Пёрл-Харбор) и 7-м флотом (п. Иокосука), командующие подводными, воздушными и надводными силами ТОФ США, морской пехотой, а также ВМС США в Японии, Южной Корее, на Филиппинских и Марианских островах, Гавайский военно-морской округ, береговая охрана, командование морских перевозок и силы обслуживания.

Из рассмотренного можно сделать вывод, что в борьбе на море Камчатская флотилия имеет большие преимущества перед другими силами Тихоокеанского флота. Открытый выход в океан - ее главное преимущество, вторым является близость (относительная) к морским коммуникациям и основным силам Тихоокеанского флота США. Недостатком же является отсутствие кораблей океанской зоны. Анализ сил на Камчатском операционном направлении показывает, что флотилия решала в основном задачи оборонительного характера по обеспечению атомных подводных лодок в прибрежной зоне.

2. ТИХООКЕАНСКИЙ ФЛОТ США

Во время войны во Вьетнаме (1964-1972) были подвергнуты серьезным практическим испытаниям не только военные стратегии, выработанные США после Второй мировой войны, но и тактические действия. Для нас особый интерес представляет тактика палубной авиации, которая может быть применима по объектам Камчатки.

5 августа 1964 г. под провокационным предлогом "ответных мер" корабли и палубные самолеты с борта ударных авианосцев "Констелейшн" и "Тикондерога" (64 самолета) нанесли первые удары по ряду объектов на территории ДРВ. С этой даты в Тонкинском заливе стали постоянно находиться 1-4 ударных авианосца.

С 7 февраля 1965 г. по приказу президента Л. Джонсона самолеты американских ВВС и ВМС приступили к нанесению систематических бомбовых ударов по территории ДРВ. В начале 1965 г. американская авиация совершала в среднем до тысячи самолетовылетов в месяц, в середине лета - уже более 7 тысяч, а в октябре того же года - около 12 тысяч. Причем тактическая авиация ВВС и ВМС применялась как против Северного (ДРВ), так и против Южного Вьетнама.

С этого времени и до ноября 1968 г. американская палубная авиация проводила систематические бомбардировки объектов на территории ДРВ. Удары наносились в основном по объектам ПВО, военным сооружениям, электростанциям, предприятиям оборонной промышленности, транспортным магистралям и складам ГСМ.

К февралю 1965 г. ВМС США сосредоточили в районе Индокитайского полуострова крупные силы 7-го флота, включавшие четыре ударных авианосца и более 30 кораблей различных классов. Авианосцы осуществляли постоянное боевое маневрирование на дальности 100-200 миль от побережья ДРВ. Только в 1965 г. из 16 американских ударных авианосцев в боевых действиях во Вьетнаме принимали участие 11 (в том числе 2 из состава Атлантического флота). Срок пребывания каждого авианосца в районе маневрирования составлял 15-30 суток, после чего он уходил для пополнения запасов и отдыха экипажа в один из портов Филиппин, Японии и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В целом каждый авианосец 75-80% времени находился в море (в среднем до 63-69 суток, включая переходы в район и обратно) и 20-25% - в базе.

Стремясь избежать постоянно возрастающих потерь самолетов, командование ВМС США неоднократно меняло тактику действий авианосной авиации. В первое время, пользуясь относительной безнаказанностью, авианосная авиация действовала большими группами по 50-60 самолетов в каждой. Поднявшись с авианосцев, эти группы сомкнутыми боевыми порядками следовали на средних высотах к объектам бомбардировок. При подходе к цели они выстраивались в круг на высоте 1500- 2000 м и наносили удары с пикирования звеньями. Со второй половины 1965 г., когда в войсках ПВО ДРВ появились зенитные управляемые ракеты, американцы были вынуждены изменить прежнюю тактику. Они перешли к действиям мелкими группами и с малых высот. Самолеты следовали к цели на высоте не ниже 4-6 тыс. метров, а при подходе к зоне ПВО ДРВ резко снижались - до 600 метров и менее. Однако при этом они попадали в зону досягаемости огня всех видов зенитной артиллерии.

После возобновления бомбардировок и обстрелов Северного Вьетнама с апреля 1972 г. ударам подвергались также ирригационные сооружения и защитные дамбы вдоль рек. В том же году самолеты авианосной авиации активно участвовали в блокаде портов и побережья ДРВ, постановке минных заграждений в ее территориальных водах, выполняли задачи по оказанию общей и непосредственной поддержки по заявкам американских подразделений СВ и МП, а также сайгонских подразделений. Действуя совместно со стратегическими бомбардировщиками В-52 и самолетами тактической авиации ВВС, они совершали до 350 самолетовылетов в сутки на различные объекты ДРВ. После вывода в 1971-1972 гг. из Южного Вьетнама американской морской пехоты авианосная авиация активно взаимодействовала с войсками сайгонского режима, особенно с теми частями, где работали американские военные советники.

К ударам по прибрежным объектам Индокитая широко привлекались артиллерийские корабли 7-го флота. Они систематически обстреливали приморские населенные пункты, склады оружия и техники, коммуникации и другие объекты, находившиеся в зоне досягаемости артиллерийского огня. Подавляющее большинство стрельб проводилось в светлое время суток. Обычно перед началом обстрела авиация вела разведку и выдавала целеуказания кораблям, которые полным ходом шли к берегу и с дистанции 90-100 каб от береговой черты открывали огонь. Корректировку артиллерийской стрельбы по береговым целям осуществляли самолеты и вертолеты, наземные корректировочные посты из состава частей сухопутных войск и морской пехоты, по чьей заявке действовали корабли. Использовались также специальные подразделения десантных сил и рота обеспечения связи морской пехоты.

Американские военные специалисты отмечали, что за годы войны во Вьетнаме в ней участвовали практически все ударные авианосцы ВМС США и до 95% летнего состава авианосной авиации. Действия ударных авианосцев в Тонкинском заливе в 1965-1972 гг. способствовали пересмотру нормативов боевого охранения авианосцев, совершенствованию организации их ПВО, ПЛО, ПРО и ПКО, способов пополнения всех видов запасов кораблей в море. Был сделан вывод, что в ограниченных войнах ВМС в целом и авианосные ударные силы, в частности, следует использовать для абсолютной блокады побережья противника, чтобы не допустить поставки ему другими странами вооружения, боеприпасов и продуктов питания.

Отмечалось, что ударные авианосцы со времени Второй мировой войны в ходе войн в Корее и во Вьетнаме приобрели новое качество и вели борьбу не с флотом и авиацией противника, а с наземными силами. Их главное качество мобильность - использовалось в этих конфликтах недостаточно. Единственным и значительным достоинством ударных авианосцев, выявленным в ходе этих войн, оказалась их способность обеспечивать круглосуточно в различных метеорологических условиях действия палубных самолетов. Вместе с тем отмечалось, что артиллерийские корабли в силу меньшей зависимости от метеоусловий более эффективны при нанесении ударов по береговым объектам в прибрежной зоне, чем авианосная авиация, которая к тому же постоянно несла ощутимые потери от зенитного огня.

Таким образом, Тихоокеанский флот США после окончания Второй мировой войны участвовал в двух локальных войнах, приобрел опыт ведения боевых действий и проверил эффективность различных видов оружия всех родов сил флота. Совершенствовалась и тактика действий сил флота. Все это мы изучали и строили варианты действий сил ВМС США на море и по береговым объектам.

Тихоокеанский флот США - это мощная стратегическая группировка, которая имела в своем составе до 10 пларб, 25- 30 многоцелевых атомных подводных лодок, 7-8 ударных авианосцев, 77-80 надводных кораблей (крейсеров, фрегатов), 1700-1800 самолетов, из них ударных 1500, до 33-35 амфибийных кораблей, две дивизии морской пехоты (до 40 000 человек личного состава) и два авиационных крыла морской пехоты (до 380 боевых самолетов, 140-200 боевых и до 180 транспортных вертолетов), силы обслуживания - до 47 кораблей (10 транспортов со специальными боеприпасами), а также развитую систему базирования кораблей и авиации, систему освещения подводной обстановки СОСУС и "Цезарь" и 6 авиаэскадрилий дальнего радиолокационного обнаружения (самолеты РС-135). В зоне Тихого океана была создана надежная система боевого управления силами надводного, подводного и воздушного наблюдения, что позволяло контролировать обстановку азиатско-тихоокеанского побережья, центральной части Тихого океана и подходов к побережью США.

ВМС Японии решали задачи противолодочной обороны Японских островов, обороны военно-морских баз, блокады проливных зон Охотского, Японского и Южно-Китайского морей, для чего имели в своем составе до 200 боевых кораблей и катеров, до 200 самолетов и вертолетов и 41 500 человек личного состава. Организационно ВМС действовали в составе пяти военно-морских районов, главная ВМБ - п. Иокосука.

Таким образом, Тихоокеанскому флоту СССР противостояла превосходящая его группировка сил ТОФ США. Кроме 7-го флота США, который базировался в японском порту Иокосука, основная группировка кораблей и авиации США находилась на островах в центральной части Тихого океана и на побережье США.

На Камчатском и Сахалинском направлениях действовал 3-й флот США, штаб которого в связи с формированием эскадры атомных подводных лодок на Камчатке был развернут на Гавайских островах в п. Пёрл-Харбор. В своем составе 3-й флот имел: пларб - 4, атомных авианосцев - 1, ударных авианосцев - 4, многоцелевых авианосцев - 1, авианосцев-вертолетоносцев 2, кораблей УРО (кр, фр, эм, скр) - 29 эсминцев и фрегатов - 30, атомных подводных лодок - 18 транспортов спецбоеприпасов - 8, десантных кораблей 22, судов обеспечения - 20, самолетов базовой патрульной авиации - 105.

Основные военно-морские базы 3-го флота США: Пёрл-Харбор, Сан-Диего, Брементон, Сан-Франциско, Лонг-Бич, Мидуэй; передовые ВМБ: Кадьяк, Адах, Датч-Харбор.

Аляска и Алеутские острова представляли собой выгодную позицию вблизи территории СССР. На них находились авиационные базы Анкоридж, Датч-Харбор, Кадьяк, Адах, Шемия, которые могли принимать ударную авиацию, а в повседневных условиях использовались патрульной и разведывательной авиацией. Авиационная база Шемия удалена от Камчатки на 500 км, имеет две взлетные полосы, на ней могли базироваться до 80 самолетов.

Близость авиабаз США к Камчатке создавала постоянную угрозу и на случай войны обеспечивала противнику выгодные условия для боевых действий.

Командование 3-го флота США имело 10 оперативных соединений, которые формировались в зависимости от боевых готовностей кораблей ВМС США.

Для ведения разведки за атомными подводными лодками ТОФ СССР в Авачинском заливе и южнее к м. Лопатка постоянно находились 1-2 атомные подводные лодки США (типа "Стёрджен"), 1-2 атомные подводные лодки вели разведку в Охотском море и зоне Курильских островов.

В зоне флотилии 1-2 самолетовылета в сутки совершала базовая патрульная авиация США и 2-3 самолетовылета в неделю - самолет ДРЛО. Радиои радиотехническая разведка велась с о. Шемия, космическая разведка - с использованием спутников "Феррет-Д", "Самос-М" и "Ласп". Все это требовало от службы радиоэлектронной борьбы флотилии эффективных мер маскировки и защиты.

К сожалению, Дальний Восток, а особенно Чукотское и Камчатское направления системами разведки, освещения обстановки, силами и средствами ПВО были обеспечены недостаточно, несоразмерно той угрозе, которая существовала со стороны 3-го флота США.

Все силы и средства мотострелковой дивизии и дивизии ПВО были сосредоточены вокруг Петропавловска-Камчатского, а также на прикрытии сил флота в бухтах Крашенинникова, Бечевинская и в десантнодоступных местах (б. Англичанка) Авачинского залива.

Группировки Вооруженных Сил на Камчатском полуострове имели оборонительные задачи, и только атомные подводные лодки были способны наносить ядерные удары по важным административным, промышленным и военным береговым объектам, уничтожать корабельные группировки и транспорты США в море. Корабельный состав Камчатской военной флотилии мог решать оборонительные задачи в прибрежной зоне в Охотском и Беринговом морях и на подходах к Камчатке и Курильским островам.

3. ПРОТИВОСТОЯНИЕ В СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ ТИХОГО ОКЕАНА

Сложные климатические условия, открытый характер тихоокеанского побережья Камчатки требовали от оперативной и гидрометеорологической служб флотилии бдительности, ежедневного контроля за погодой и сейсмической угрозой независимо от времени года, чего не было в других зонах ВМФ.

На командующем и штабе Камчатской военной флотилии лежала ответственность за безопасность сил флота и частей гарнизонного подчинения в мирное время, в ходе боевой подготовки отрабатывалось взаимодействие, совершенствовались формы и способы решения боевых задач в военное время.

В начале февраля 1975 г. в Ленинграде проводился оперативный сбор под руководством ГК ВМФ С. Горшкова с участием всех флотов. Главное внимание на сборе Главком уделил развертыванию сил флота в океан и особенно обеспечению развертывания атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения в ходе стратегической операции Вооруженных Сил на океанском ТВД. Рассматривались проблемы тактики и стратегических действий ВМФ. Ставился вопрос, как сохранить рпксн в ходе развертывания и ведения войны обычным оружием.

Географическое положение Северного и Тихоокеанского флотов крайне невыгодно для развертывания сил флота и особенно атомных подводных лодок, за исключением Камчатского направления.

В середине 70-х годов дальность полета баллистических ракет атомных подводных лодок еще не позволяла из ближней морской зоны СФ и ТОФ наносить удары по территории вероятного противника (США). Поэтому при переходе в районы боевого патрулирования рпксн вынуждены были преодолевать противолодочные рубежи.

На Тихоокеанском флоте рпксн базировались в Приморье и на Камчатке. Развертывание их из района Камчатки осуществлялось непосредственно в океан. При развертывании рпксн в океан из Приморья им необходимо преодолевать проливы Лаперуза и Курильских островов.

Перед КВФ стояла главная задача в своей зоне ответственности: обеспечить развертывание подводных лодок через проливы Курильских островов. Поэтому вопросы обеспечения развертывания отрабатывали вместе с командирами дивизий атомных подводных лодок. Это позволяло выработать единство взглядов и способов действий сил и разработать тактические приемы, а также уточнить организацию связи.

Особенность развертывания рпксн из Авачинской губы заключалась в том, что на расстоянии 10-12 миль от берега глубины залива находятся в пределах до 100 м, а далее быстро увеличиваются до 5000 м и более. С учетом этого необходимо было отрабатывать действия сил на мелководном и глубоководном участках Авачинского залива.

Угрозу со стороны противника на мелководном участке представляли мины, а на глубоководном - атомные подводные лодки и авиация. Исходя из этого и строилось эскортирование атомных подводных лодок.

На глубоководном участке развертывания в основе замысла защиты рпксн предусматривалось создание зоны безопасности от средств обнаружения и оружия противника.

С появлением на Камчатке мпк пр. 1124 с ОГАС "Шелонь" значительно повысилась эффективность решения задач по обеспечению развертывания подводных лодок в ближней морской зоне.

На мелководном участке развертывания рпксн предусматривались противоминные действия морских тральщиков и использование шнуровых зарядов для пробития проходов в минном заграждении высокой плотности. Обеспечение развертывания в дальней морской зоне - между Гавайскими и Алеутскими островами - возлагалось на многоцелевые атомные и дизельные подводные лодки и противолодочную авиацию.

Большие пространственные размеры зоны ответственности Камчатской флотилии, недостаточный состав наличных сил флота и ограниченные возможности их базирования создавали немалые трудности в решении задачи обеспечения развертывания рпксн.

На Дальнем Востоке географические и экономические условия и развернутые на ТВД группировки Вооруженных Сил обусловливают оборону следующих районов и направлений: Камчатское, Сахалинское и Приморское.

Все новое в оперативном искусстве было переложено на тактику в ходе командирской подготовки на флотилии.

В апреле 1975 г. под руководством ГК ВМФ С. Горшкова проводились маневры "Океан-75", в которых участвовали все флоты. На большом пространстве Мирового океана были развернуты силы флота, которые проводили оперативно-стратегические учения по реальным и обозначенным целям. В ходе маневров силы боевой службы вели фактический поиск атомных подводных лодок США, Англии и Франции в ожидаемых районах их патрулирования, слежение за ударными авианосцами с отработкой элементов морского боя, а также тактические учения с силами обозначения.

В зоне Камчатской военной флотилии проводилась противолодочная поисковая операция с целью вскрыть подводную обстановку на подходах к Авачинскому заливу в интересах обеспечения развертывания атомных подводных крейсеров стратегического назначения, которые совершали переход в район ракетных пусков.

Итоги маневров "Океан-75" показали, что ВМФ СССР вышел в Мировой океан и силами боевой службы контролирует отдельные важные стратегические районы. Выросла материальная база ведения военных действий на море, и вместе с этим поднималось на новый уровень советское военно-морское искусство. Морские операции стали основной формой решения задач в борьбе с вероятным противником. Совершенствовались организация перевода сил в высшие степени боевой готовности и обеспечение развертывания их в океан.

Наличие тактического и стратегического ядерного оружия на всех флотах делало их оперативно-стратегическими объединениями, а Военно-Морской Флот Союза ССР - стратегическим.

Рост ударной мощи флотов оказался значительным, однако система освещения обстановки, противовоздушная и противолодочная обороны сил флота были недостаточными для обеспечения стратегических действий ВМФ на морских и океанских ТВД.

Северный и Тихоокеанский флоты ожидали прибытия в их состав авианесущих и атомных ракетных крейсеров, которые должны были повысить боевую устойчивость и возможности оперативных соединений.

Середина 70-х годов характеризовалась временным снижением международной напряженности в результате заключения ряда договоров с США, приближением СССР к паритету с США в стратегических вооружениях.

В 1971 г. была провозглашена "доктрина Никсона" и на ее основании разработана военная стратегия "реалистического устрашения". Новая стратегия предусматривала достижение национальных целей США, в том числе целей общей борьбы империализма против мирового социализма и национально-освободительног о движения, путем осуществления тактики устрашения, опирающейся прежде всего на военную мощь.

Новая стратегия, как и предыдущая, исходила из возможности ведения США как локальных войн, так и всеобщей ядерной войны. Предусматривались резкое качественное улучшение вооруженных сил, особенно стратегических средств и сил общего назначения, достижение технического превосходства над СССР, главным образом в области ракетно-ядерного оружия стратегического назначения, улучшение стратегической мобильности сил общего назначения и повышение боевой мощи союзников по НАТО.

Разрабатывая военную стратегию и военную политику на 70-е годы, американское руководство сделало особый упор на так называемую океанскую стратегию как важную составляющую часть стратегии "реалистического устрашения". Ее сущность состоит в перенесении мощи стратегических наступательных сил на просторы Мирового океана, в повышении удельного веса атомных ракетных подводных лодок в составе стратегических наступательных сил и использовании военно-морской мощи в качестве главного средства военной поддержки политического курса США.

В это время делается упор на мобильные военно-морские силы. Усиливается патрулирование пларб в Тихом, Индийском океанах и Средиземном море. С 1972 г. ВМС США выходят на первое место среди их ядерной триады по уровню бюджетных ассигнований, а океанская стратегия приобретает важное значение в американском военном планировании.

Ядерное оружие США включало:

1. Стратегическую ядерную систему "Поларис - Посейдон" морского базирования, представленную 15-й эскадрой подводных лодок, командир контр-адмирал Никольсон. Из 10 подводных лодок эскадры боеготовых - 6 пларб, которые патрулировали в назначенных районах со скоростью 3-5 узлов на глубине 30-60 м в 15-минутной готовности к запуску ракет. При резком обострении обстановки за 5-15 минут переводились в 1-минутную готовность.

Управление пларб осуществлялось по основным и резервным системам. Распоряжение по основной системе от президента до пларб доводилось за 10-13 минут, а по резервной системе за 16-19 минут. Узлы связи - Пёрл-Харбор, о. Гуам.

Навигационное обеспечение пларб осуществлялось системами "Лоран-С" (четыре цепи), "Омега" и космической системой "Транзит".

Ракетно-ядерное обеспечение. Всего для 15-й эскадры подводных лодок имелись 382-392 ракеты и 1146-1176 боевых ядерных головок, из них на 6 пларб в море - 96 ракет (288 боеголовок), на плавбазе "Протеус" - 20 ракет (60 боеголовок), на транспорте-ракетовозе "Фармен" - 16 ракет (48 боеголовок), в арсенале в Бангоре - 250-260 ракет (750- 780 боеголовок). Все это могло обрушиться на важные объекты востока СССР.

2. Тактическое ядерное оружие ударных авианосцев. В составе 7-го оперативного флота США имелось 8 ударных авианосцев (из них два находились в резерве). Это авма "Энтерпрайз", авм "Ренджер", авм "Констелейшн", аву "Хэнкок", аву "Орискани", аву "Мидуэй", аву "Корал Си" и авм "Китти Хок". На каждом из авм типа "Китти Хок" базировалось до 95 самолетов (6 авиаэскадрилий): штурмовики типа "Виджилент" (6), "Интрудер" (12), "Корсар" (28) и истребители типа "Фантом" (24), а также 25 самолетов боевого обеспечения: ДРЛО "Хоккай" (4), ПЛО "Треккер" (7), вертолеты ПЛО "Си Кинг" (8) и радиотехнической разведки "Проулер" (6).

На каждом ударном авианосце находилось до 46 самолетов - носителей ядерного оружия (в готовности - 4 штурмовика) и имелось 84 ядерных боеприпаса на борту и 60 ядерных боеприпасов на транспортах спецбоеприпасов. Таким образом, всего для авм имелись 144 ядерные бомбы общей мощностью 45 900 кт. Кроме того, на авм находилось 3900 т обычных боеприпасов (3500 ед. бомб и 3800 ед. УРС и НУРС), что позволяло вести боевые действия без пополнения боезапаса 3-5 суток.

Возможности авианосной ударной группы на Камчатском направлении оценивались следующим образом:

а) При ведении боевых действий с применением ядерного оружия в первом ударе 80% штурмовиков, из них с ядерным оружием 10-12 самолетов, могут уничтожить до 5-6 объектов; за сутки можно совершить до трех ударов.

90 самолетовылетов, 25-26 самолетов с ядерным оружием, могут уничтожить до 12 объектов, радиоактивное заражение пока трудно оценить.

Ядерный потенциал авианосца позволяет в первые сутки уничтожить все военные объекты на Камчатке и разрушить Петропавловск-Камчатский.

б) В течение суток палубная авиация может совершить до трех ударов. В первом ударе 30 штурмовиков могут сбросить до 75 т боеприпасов и за сутки совершить 75 самолетовылетов, сбросить 200 т боеприпасов и уничтожить до 3-5 объектов.

Таким образом, авианосно-ударная группа США, обладающая сильной ПВО и ПЛО, действуя против объектов на Камчатке, могла нанести им значительный ущерб, осуществляя последовательные удары палубной авиацией. Как видим, расчеты, приведенные без учета противодействия, особенно в войне с применением ядерного оружия, показывают, насколько тяжелы будут последствия для жизни людей.

3. Вероятный наряд США на противолодочных рубежах к началу боевых действий:

- юго-восточнее Камчатки можно ожидать развертывание противником 2-3 пла, 3-5 самолетовылетов в сутки базовой патрульной авиации, действия береговой гидроакустической станции "Цезарь" с о. Атту (дальность обнаружения - 380 миль) и 1-2 КПУГ;

- от м. Лопатка до о. Хоккайдо вдоль Курильских островов - 1-2 пла, 5 пл, 3-4 самолетовылета базовой патрульной авиации.

На вооружении указанных сил для уничтожения подводных лодок имеются мины Мк-52, 53, 55, 56, торпеды Мк-46, глубинные бомбы Мк-57 (с ядерным зарядом), Мк-54; носителями тактического ядерного оружия являются многоцелевые атомные подводные лодки и противолодочная авиация. Всего на подходах к Камчатке может быть выставлено до 180 мин различных образцов.

Анализ возможностей Тихоокеанского флота США на Камчатском направлении показывает, что реализация стратегии "реалистического устрашения" может привести к большим разрушениям и жертвам, а радиоактивное заражение поразить все живое.

Конечно, силы ТОФ, имея ядерное оружие, в долгу бы не остались и готовы были нанести ответные удары. Вот почему переговоры в середине 70-х годов по ограничению стратегических ядерных вооружений надо признать своевременными.

Быстро пролетели пять лет командования Камчатской флотилией. Это были годы завершения третьей десятилетки кораблестроительной программы, строительства океанского флота. Все флоты получали новые корабли и самолеты, осваивали Мировой океан и противостояли флотам США и НАТО.

Фундаментальная и прикладная науки искали пути повышения эффективности использования сил ВМФ, разрабатывали новые технологии и информатику.

Примерно на десять лет мы отставали в качестве вооружения и техники, и только ядерное оружие обеспечивало паритет с западными флотами. Традиционные морские западные державы не могли мириться с тем, что Россия создала в короткие сроки после тяжелой войны второй флот в мире.

США и страны НАТО на всех морских театрах сформировали группировки сил против наших флотов в ближней и дальней морских зонах.

Для Черноморского и Балтийского флотов в случае войны важен был выход в Средиземное и Северное моря, что соответствовало нашей стратегии на Европейском ТВД. Однако проливные зоны, находящиеся под контролем НАТО, являлись преградой при выходе наших сил из закрытых морей для содействия группировкам сухопутных войск, которые дислоцировались в Западной Европе. Борьба в Европе за проливы снова, как и в прошлые века, приобретала стратегическое значение.

На Дальневосточном ТВД обстановка была другая, сухопутные границы СССР имел только с дружественными странами - Северной Кореей и Китаем, а море отделяло от США и их партнера Японии.

Поэтому в противостоянии на Дальнем Востоке главную роль играл Тихоокеанский флот, у которого, к сожалению, сил было недостаточно. СССР создал в начале 50-х годов на Дальнем Востоке 5-й и 7-й флоты, пытался организационно противостоять ТОФ США. Однако из-за недостатка сил вынужден был вернуться к прежней организации.

Анализ 70-х годов показывает, что решение иметь две группировки сил флота, на Камчатско-Совгаваньском и Приморском направлениях, было правильным. Их отсутствие делает неприкрытым с моря Северо-Восточное операционное направление (Чукотка, Камчатка и Курилы), а Приморская группировка сил флота может быть блокирована в Японском море. (Вспомним опыт Русско-японской войны 1904-1905 гг.)

Учитывая большой пространственный размах морского театра, на Дальнем Востоке целесообразно иметь три оперативные группировки сил флота: первую в зоне Камчатки, с выходом непосредственно в океан; вторую - в районе Сахалин - Совгавань и третью - в Приморье. Каждая из этих группировок должна включать в свой состав силы для действия в ближней и дальней морских зонах.

4) НА ЗАПАДНОМ СТРАТЕГИЧЕСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

1. ОСОБЕННОСТИ БАЛТИЙСКОГО МОРСКОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Балтийское море с древних времен играло важнейшую роль в жизни европейских государств, особенно тех, чьи границы выходят к этому морю, Германии, Польши, Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии и России.

В прошлом Европа была основной ареной войн. Мало что изменилось и после Второй мировой войны.

Европейский ТВД включает территорию европейских государств участников блока НАТО (за исключением Великобритании и Португалии) и Турции. Он разделен, по классификации НАТО, на три театра военных действий: Северо-Европейский, Центрально-Европейский и Южно-Европейский. Балтийское и Северное моря относятся к важным стратегическим районам на флангах Центрально-Европейского и Северо-Европейского ТВД.

Центрально-Европейскому ТВД отводится основная и важнейшая роль среди других европейских театров. Считается, что от успеха военных действий на этом театре в значительной степени зависит ход и исход войны в Европе в целом. Роль данного ТВД определяется прежде всего его географическим положением, наличием людских ресурсов и материальных средств, высокоразвитой экономической базой, оперативным оборудованием, а главное здесь сосредоточен военно-экономический потенциал основных капиталистических государств Европы.

Центрально-Европейский ТВД, занимая по отношению к другим европейским театрам центральное положение, является связующим звеном между ними. Его глубина достигает 1000-1200 км, благоприятные для ведения боевых действий природные условия способствуют проведению на нем крупных наступательных и оборонительных операций с использованием всех видов вооруженных сил и родов войск.

На Центрально-Европейском ТВД размещается основная группировка О ВС НАТО в Европе, которая насчитывает более 750 тыс. человек. В пределах театра размещены 23 дивизии сухопутных войск, свыше 6000 танков, 1600 боевых самолетов, 70% зенитных ракет и 70 пусковых установок оперативно-тактических ракет.

Это важно учитывать, рассматривая Балтийский ТВД и возможности флота в решении задач на море и содействии сухопутным войскам фронтов на Центрально-Европейском ТВД.

В то же время необходимо учитывать и Северо-Европейский ТВД, который охватывает территорию и прибрежные воды Норвегии, Дании, частично Германии и проливную зону Балтийского моря. Его территорию и прилегающие акватории Норвежского и Северного морей руководство НАТО рассматривает как выгодный район для развертывания ударных группировок ВМС и ВВС и размещения средств системы раннего обнаружения и предупреждения, а также как плацдарм для нанесения ударов с моря и воздуха по жизненно важным центрам нашей страны.

На Северо-Европейском ТВД может быть развернуто более 10 дивизий сухопутных войск, 400 боевых самолетов, около 300 кораблей различного назначения. Особенно выгодно использование норвежских фьордов для действий палубной авиации, а шхерные районы - для применения атомных подводных лодок, вооруженных ракетами "Томагавк".

Балтийский морской театр, расположенный на стыке двух европейских театров военных действий, безусловно, играет важную роль в ходе достижения стратегических целей войны.

Развернутые на Центрально-Европейском ТВД Западная группа советских войск в Германии, Центральная и Северная группы войск нуждались в прикрытии от ударов с Северного и Норвежского морей, а также Балтийской проливной зоны.

Балтийский МТВД, исходя из географических особенностей моря, делится на четыре части: северная (Ботнический залив), восточная (Финский залив), центральная и западная (к западу от о. Борнхольм и проливная зона). Балтийское море характеризуется относительно небольшими размерами, сравнительно малыми глубинами, шхерным характером северного побережья и своей замкнутостью (вследствие особенностей проливной зоны, соединяющей Балтику с Северным морем).

Небольшие глубины, наличие островных и шхерных районов благоприятствуют использованию минного оружия и организации противолодочной обороны. Ограниченные размеры моря дают возможность авиации любой из сторон действовать на морских коммуникациях противника, в том числе и прибрежных. Разобщенность и разделенность отдельных районов театра облегчают противнику изоляцию каждого из них.

Зона Балтийских проливов представляет собой мелководный район, удобный для использования легких сил.

В целом на всей акватории Балтийского моря возможно применение минного оружия.

В зимнее время заливы и прибрежные зоны Балтийского моря сковывает ледовый покров. Все порты Финского и Рижского заливов, как правило, замерзают. Осенью и зимой низкая облачность сильно затрудняет действия авиации на Балтийском морском театре.

Шхерные районы дают возможность скрытно развертывать надводные корабли и подводные лодки.

Объединенный Балтийский флот базировался в восточной, центральной и западной частях Балтийского моря, имел развитую систему базирования и навигационно-гидрографического обеспечения. Это позволяло следить за входом в море через проливы военных кораблей и осуществлять слежение за ними. Аэродромная сеть соответствовала имеющимся силам ВВС как в зоне Объединенного Балтийского флота, так и в Западной группе войск.

Таким образом, из-за малых размеров Балтийского МТВД и близости дислокации корабельных и авиационных группировок стран НАТО силы флотов в ходе войны оказались бы весьма уязвимыми.

2. СТАРЕЙШИЙ ФЛОТ РОССИИ

Весь ход экономического и политического развития Российского государства в конце XVII - начале XVIII века обусловил необходимость борьбы за выход к Балтийскому и Черному морям, что в свою очередь вызвало потребность в строительстве регулярного флота.

Русско-турецкая и русско-шведская войны показали, что флот жизненно необходим России как важнейшая составная часть вооруженных сил, без которой невозможно вести успешную борьбу с противниками, обладавшими сильными флотами.

Условия для быстрого создания регулярного флота были подготовлены опытом строительства военных кораблей в XVII веке. Первые корабли строились на старых верфях Плещеева озера и Белого моря. В конце 1688 г. на Переславль-Залесской верфи (Плещееве озеро) были заложены 2 фрегата и 2 яхты. Всего до 1692 г. было построено 2 линейных корабля, 2 фрегата, 5 вспомогательных судов и 1 галера. В 1693 г. началось строительство кораблей на Архангельской (Соломбальской) верфи, где в 1693 г построена яхта, в 1694 г. - 24-пушечный фрегат. Дальнейшее строительство русского регулярного флота связано с Азовскими походами 1695-1696 гг., Северной войной 1700-1721 гг. и Персидским походом 1722-1723 гг.

Создание Азовского флота (1696-1711) положило начало русскому регулярному военному флоту. Опыт, накопленный при постройке кораблей Азовского флота, был использован при создании флота на Балтийском море.

Строительство Балтийского флота началось в первые годы Северной войны. В 1702 г. на р. Сясь была основана верфь и заложены первые фрегаты. На Сясьской верфи корабли строились до 1705 г. (построено 4 фрегата и 9 вспомогательных судов).

7 мая 1703 г. флотилия из 30 лодок под командованием Петра I напала на шведские суда, стоявшие на Неве. Русские взяли на абордаж два шведских судна с 17 пушками и после ожесточенного боя овладели ими. Это была первая победа зарождавшегося Балтийского флота, и она стала датой его основания.

В ходе Северной войны русские войска и флот, освободив от шведов устье Невы, возвратили Родине исконно русские земли, захваченные Швецией в XVII веке, и обеспечили России выход к Балтийскому морю.

Таким образом, Швеция, сильнейшее государство Европы, потерпело поражение от России. Цель России - выход на побережье Балтийского моря и дальнейшее развитие военных действий в Ингрии и Карелии - была достигнута.

16 мая 1703 г. заложена Петропавловская крепость и основан Санкт-Петербург, в течение зимы 1703 г. построен форт Кроншлот (первое укрепление крепости Кронштадт - с 1724 г. главной базы Балтийского флота). Корабли для БФ строились на Олонецкой (основана в феврале 1703 г. на р. Свирь, в Лодейном поле), Кронверкской (Санкт-Петербург, с лета 1703 г.), Лужской (с 1704 г.) и Новоладожской (с 1708 г.) верфях.

5 ноября 1704 г. началось строительство верфи и Главного Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. До 1725 г. здесь построили 29 линейных кораблей (50% всего их состава). Флот увеличивался за счет постройки и перевода кораблей из Белого моря и закупки их за границей. Одновременно создавался гребной флот для действий в шхерных районах - было построено 438 гребных судов.

В ходе Северной войны русскими войсками при содействии флота взяты крепость Выборг, порты Ревель (Таллин), Пернов (Пярну), Рига, Гельсингфорс (Хельсинки) и Або (Турку), а также Моонзундские острова. Балтийский флот одержал победы над шведами при Гангуте, Эзеле и Гренгаме и добился господства на море. Все это позволило России утвердиться на Балтике и стать сильной морской державой.

В составе БФ в 1721 г. было 32 линейных корабля, около 100 других парусных кораблей и до 400 гребных судов. Флот располагал опытными национальными кадрами офицеров, прошедших суровую школу многолетней войны. Новым в области организации флота было создание постоянного соединения гребных судов с приписанным к нему десантным корпусом, предназначенным для совместных действий с кораблями в шхерных районах.

В ходе Северной войны создана сеть баз для флота, главной из которых был Санкт-Петербург; передовой базой являлся Ревель (Таллин). Гребной флот базировался на Выборг и порты Финляндии - Гельсингфорс и Або.

На острове Котлин в течение всей войны велось строительство военно-морской базы Кронштадт, которое закончилось 1723 г. С 1724 г. Кронштадт становится главной базой флота и крепостью на морских подступах к Петербургу.

В 1726 г. был издан Морской устав, составленный на основе опыта боевых действий флота в Северной войне с учетом всего ценного, накопленного иностранными флотами. В тактическом отношении он был самым совершенным Морским уставом своей эпохи. Основные его положения действовали в русском флоте вплоть до Крымской войны 1853-1856 гг.

Во время Северной войны русское военное и военно-морское искусство сделало крупный скачок в своем развитии. Именно тогда окончательно определились его характерные национальные особенности, которые обеспечили его превосходство над западноевропейским военным и военно-морским искусством, находившимся в плену шаблонной линейной тактики.

Величие Петра I в том, что он заложил основы русской военной и морской школы, которую унаследовали потомки. Для нее были характерны всесторонний учет реально складывающейся обстановки, слабых и сильных сторон противника, умение своевременно определить направление главного удара и сосредоточить для нанесения его максимум сил и средств, настойчивость и смелость в достижении поставленной цели, стратегическое и тактическое взаимодействие армии и флота.

Полководческий талант Петра I заключался в умении вести войну на суше и море.

Балтийский флот на протяжении всей войны активно содействовал сухопутным войскам в борьбе с противником. Его роль особенно возросла после Полтавской битвы, когда военные действия целиком были перенесены в Прибалтику. Моряки Балтийского флота принимали участие в боевых действиях на суше: осаде и штурме неприятельских крепостей, десантах, обороне своего побережья. В Полтавской битве рука об руку с воинами сухопутных войск сражались со шведами балтийские моряки Наум Сенявин и Федосей Скляев (выдающийся русский кораблестроитель).

Таким образом, победа России в Северной войне стала возможной в результате совместных усилий армии и флота. Недаром Петр I в предисловии к Морскому уставу 1720 г. писал: "Всякий патентант, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет!" К сожалению, этот важнейший принцип военного искусства на протяжении 300-летней истории Российского флота главами государств не всегда соблюдался.

В дальнейшем в течение XVIII и XIX веков БФ вел борьбу за удержание господства на Балтийском море и содействовал выходу России к Черному морю.

В Семилетней войне 1756-1763 гг. корабли и суда БФ участвовали во взятии Мемеля (Клайпеда) и Кольберга (Колобжег).

Во время русско-турецких войн второй половины XVIII - начала XIX века балтийские эскадры Г. Спиридова, Д. Сенявина, С. Грейга действовали на Средиземном море, в том числе в Греческом архипелаге, и одержали крупные победы над турецким флотом в Чесменском (1770), Афонском (1807) и Наваринском (1827) сражениях.

В русско-шведской войне 1788-1790 гг. Балтийский флот отразил нападение шведских эскадр, стремившихся захватить Кронштадт и Санкт-Петербург, одержал победы в сражениях при Гогланде (1788), Роченсальме (1789), Ревеле (1790) и Выборге (1790).

Во время Крымской войны 1854-1856 гг. попытки англо-французского флота, укомплектованного в основном паровыми кораблями, уничтожить Балтийский флот, захватить Кронштадт, Свеаборг, Гельсингфорс и блокировать Санкт-Петербург были сорваны. Балтийцы впервые в истории применили минные заграждения для защиты подходов с моря к Кронштадту, Ревелю и Свеаборгу, где было поставлено свыше тысячи гальванических и ударных мин.

В течение двух кампаний попытки англо-французского флота приблизиться к русским укреплениям из-за огня береговых батарей и корабельной артиллерии закончились провалом.

Крымская война заняла важное место в истории развития военного и военно-морского искусства. В ней впервые русские моряки использовали минное оружие, созданное на Балтийском флоте. Появление этого оружия внесло принципиальные изменения в военное кораблестроение, вызвало необходимость создания специальных средств борьбы с минной опасностью на море.

В ходе войны стало очевидным, что гладкоствольная артиллерия должна уступить место нарезной. И наконец, война показала бесспорное превосходство паровых кораблей над парусными и дала новый толчок развитию парового броненосного флота.

С 1861 г. Россия развернула строительство парового броненосного флота. К концу XIX века Балтийский флот имел 19 броненосцев, 4 броненосца береговой обороны, 4 броненосных крейсера и 39 миноносцев.

Ученик адмирала М. Лазарева, сподвижник адмиралов П. Нахимова и В. Корнилова, Г. Бутаков возродил на Балтийском флоте лучшие традиции русских моряков. Иностранные адмиралы и морские офицеры ездили в Россию на броненосную эскадру Балтийского флота учиться приемам и методам боевой подготовки, искусству ведения морского боя. Здесь, на эскадре, впервые был использован пластырь для обеспечения непотопляемости судов и установлены на кораблях радиотелеграфные аппараты.

Корабли Балтийского флота в XIX веке совершали кругосветные и дальние плавания. Выдающихся успехов добились научные экспедиции И. Крузенштерна и Ю. Лисянского, Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева, Ф. Литке, Г. Невельского и других.

Во время Русско-японской войны из состава Балтийского флота была сформирована 2-я Тихоокеанская эскадра, совершившая сложнейший переход в 18 тыс. миль. Эскадра героически сражалась 14-15 мая 1905 г. при Цусиме, имея в своем составе 38 кораблей и судов (11 броненосцев, 9 крейсеров, 9 миноносцев, 8 транспортов и госпитальных судов и 1 вспомогательный крейсер), против 27 японских броненосцев и крейсеров. Потеряв в бою 21 корабль из 38 и более 5 тыс. матросов и офицеров, посланных на Дальний Восток, эскадра была разгромлена.

Основные причины поражения - низкая тактическая подготовка эскадры и неумение ее командующего вице-адмирала

З. Рожественского организовать бой и управлять силами в морском сражении, а также слабая огневая мощь и низкий технический уровень кораблей. Беспредельное мужество, героизм и самопожертвование были проявлены офицерами и матросами кораблей в этом проигранном сражении.

Во время Первой мировой войны Балтийский флот провел крупные минно-заградительные операции, в ходе которых было поставлено около 35 тыс. морских мин, действовал на коммуникациях противника, предотвратил прорыв германского флота в Финский и Рижский заливы, содействовал сухопутным войскам, защищал Петроград с моря.

К началу войны Балтийский флот (командующий адмирал

Н. Эссен) не имел ни одного современного корабля, кроме эм "Новик". В его составе были устаревшие корабли: 4 линейных корабля, 6 броненосных крейсеров, 4 легких крейсера, 13 эсминцев, 50 устаревших миноносцев, 13 подводных лодок и др.

Исходя из состава флота, планировалось при входе германского флота в Финский залив дать бой на минно-артиллерийской позиции, для чего в самой узкой части Финского залива в районе о. Нарген - полуостров Порккала-Удд были поставлены плотные минные заграждения, на флангах которых установили ряд береговых батарей. Такая же минно-артиллерийская позиция была создана и в Ирбенском проливе, а в южной части Балтики осуществлялись минные постановки.

В целом русский Балтийский флот в ходе Первой мировой войны со своими задачами справился.

Вечную славу заслужили русские моряки блистательными победами над иноземными захватчиками и своими выдающимися географическими открытиями. В героических сражениях и боях с флотами - турецким, шведским, английским, французским, датским, прусским, японским - балтийцы из поколения в поколение неизменно проявляли отвагу и бесстрашие, высокую боевую выучку и самоотверженность. Эти подвиги не случайны - русские люди беззаветно любили Отчизну и ради нее всегда шли на самопожертвование. Безграничное мужество русских моряков стало символом верности флота Родине.

Нельзя не сказать, что основу морского офицерского корпуса Российского Императорского флота составляли дворяне, которые вместе с матросами в боях и походах формировали русскую морскую школу и ее традиции.

Моряки БФ активно участвовали в революционном движении. В декабре 1825 г. моряки гвардейского экипажа во главе с капитан-лейтенантом Н. Бестужевым вышли на Сенатскую площадь. Вместе с ними были моряки-декабристы А. Арбузов,

К. Торсон. Балтийцы участвовали в вооруженных восстаниях революции 1905-1907 гг. в Либаве, Кронштадте, Свеаборге, на крейсере "Память Азова". В Февральскую революцию 1917 г. моряки выступали на стороне восставшего народа. В Моонзундской операции 1917 г. БФ нанес значительный урон германскому флоту, предотвратив его прорыв в Финский залив, к Петрограду. Моряки Балтики сыграли важную роль в Октябрьском вооруженном восстании в Петрограде, в нем приняли участие более 10 тыс. моряков и 11 военных кораблей.

После 1917 г. наступила эпоха Рабоче-Крестьянского Красного Флота, который должен был продолжить более чем двухвековую историю Российского флота в новой общественно-экономической формации.

Первым командующим советским Балтийским флотом стал

А. Развозов, затем А. Ружек.

Героической страницей летописи Балтийского флота является Ледовый поход. Весной 1918 г. в базах и портах Финляндии под угрозой захвата немцами оказались корабли и суда Балтийского флота. Командующий БФ А. Щастный* организовал тремя эшелонами вывод в Кронштадт 233 боевых кораблей и судов, которые составили ядро флота Советской России.

С июня 1918 по январь 1919 г. флот вел боевые действия против белогвардейцев и иностранных интервентов, способствовал созданию ряда флотилий на реках и озерах. Балтийцы отважно сражались на фронтах Гражданской войны.

В межвоенный период флот был перевооружен, пополнен новыми кораблями, подводными лодками, самолетами, в его составе были созданы ВВС флота, ПВО и береговая оборона. Балтийский флот в 30-е годы служил базой для развертывания Северного и Тихоокеанского флотов.

В советско-финляндской войне 1939-1940 гг. КБФ оказывал содействие войскам Ленинградского фронта в прорыве линии Маннергейма и наступлении на Выборг, осуществлял блокадные действия в Финском и Ботническом заливах, наносил удары по базам и флоту противника.

К началу Великой Отечественной войны в состав Балтийского флота входили 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера, 19 эсминцев, 48 торпедных катеров, 69 подводных лодок, ВВС флота (656 самолетов), соединения береговой обороны, бригада морской пехоты; командовал флотом вице-адмирал В. Трибуц.

Во время войны КБФ совместно с сухопутными войсками оборонял Лиепаю, Таллин, Ханко, Моонзундские острова, своими действиями сковав 100-тысячную группировку противника, наступавшую на Ленинград. С о. Сааремаа дальние бомбардировщики флота нанесли первые удары по Берлину в августе 1941 г. Велика роль КБФ в битве за Ленинград - в ней участвовали почти все корабли, авиация и личный состав флота, 100 тыс. балтийцев сражались на суше. Корабельная и береговая артиллерия способствовала срыву наступления немцев в сентябре 1941 г., усиливала оборону города, участвовала в прорыве вражеской блокады и разгроме врага под Ленинградом.

КБФ принимал активное участие в наступательных операциях 1944-1945 гг. (Выборгской, Свирско-Петрозаводской, Прибалтийской, Моонзундской десантной). Действия кораблей, подводных лодок, авиации и береговой артиллерии КБФ способствовали разгрому немецко-фашистских войск в Прибалтике, Восточной Пруссии, Восточной Померании.

В годы войны более 150 балтийцев были удостоены звания Героя Советского Союза, 20 кораблям и частям присвоено звание гвардейских и 58 награждены орденами.

В феврале 1946 г. КБФ был разделен на два самостоятельных оперативных объединения - 4-й и 8-й флоты, а в декабре 1955 г. восстановлен в прежней организации.

Краснознаменным Балтийским флотом командовали А. Головко (1955-1956), Н. Харламов (1956-1959), А. Орел (1959-1967), В. Михайлин (1967-1975), А. Косов (1975-1978), В. Сидоров (1978-1981), И. Капитанец (1981-1985), К. Макаров (1985), В. Иванов (1986-1992), В. Егоров (1992-2000) и В. Валуев (с 2000 г.).

3. РОЛЬ КРАСНОЗНАМЕННОГО БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА

В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

1. События Великой Отечественной войны полностью подтвердили правильность мероприятий по укреплению обороны Прибалтики.

К началу войны КБФ являлся самым сильным из советских флотов, что позволило ему в ходе войны совместно с фронтами решать оперативно-стратегические задачи. Флоту предстояло защищать вход в Финский и Рижский заливы, не допустить прорыва врага к Ленинграду, действовать на важнейших для противника коммуникациях и у его военно-морских баз. Он должен был оборонять острова Моонзундского архипелага и морское побережье от возможных десантов противника, прикрывать фланги войск Красной Армии, оказывать им содействие.

Флот в 1939-1940 гг. получил открытый выход в море, чего не имел более двадцати лет. Все это практически означало, что впредь флот будет решать задачи в совершенно новой оперативной обстановке.

Балтийский флот встретил начало войны организованно и поэтому потерь при внезапном нападении врага не понес. В первые месяцы войны ему пришлось вести боевые действия на нескольких разобщенных направлениях в условиях господства вражеской авиации и постоянно возраставшей минной угрозы на театре. Совершенно новой задачей для него была оборона военно-морских баз с суши, которая способствовала срыву наступления на Ленинград.

2. Никогда за всю свою историю Балтийский флот не сражался в такой сложной обстановке, никогда его боевые действия не достигали такого огромного оперативного размаха (от Кронштадта до о. Борнхольм) и напряжения.

В соответствии с планом "Барбаросса" немецко-фашистские войска развернули наступление одновременно на трех стратегических направлениях на Ленинград, Москву и Киев - Донбасс - тремя группами армий: "Север", "Центр" и "Юг". В общем направлении на Ленинград из Восточной Пруссии через Прибалтику наступала группа армий "Север" в составе 18-й и 16-й полевых армий и 4-й танковой группы, насчитывавших до 700 тыс. солдат и офицеров и 1400 танков. С воздуха наступление войск поддерживали авиационные соединения 1-го воздушного флота (до 1200 самолетов).

Планом "Барбаросса" предусматривалось, что по достижении немецкими войсками Ленинграда Балтийский флот, изолированный с суши и блокированный с моря в базах, окажется в безвыходном положении и потеряет свой последний опорный пункт. Для этого немцы сосредоточили в западной части Балтийского моря 2 линейных корабля, 7 крейсеров, 11 эскадренных миноносцев, 23 миноносца, 85 подводных лодок, 19 тральщиков, 10 минных заградителей и 28 торпедных катеров.

С 16 по 19 июля 1941 г. из Германии в Финляндию (Хельсинки) для действий в Финском заливе было перебазировано 48 кораблей: минные заградители, сторожевые корабли, торпедные катера и другие легкие силы флота.

Финский флот имел в своем составе 2 броненосца береговой обороны, 5 подводных лодок, 5 торпедных катеров, 25 тральщиков, 7 сторожевых кораблей, 4 канонерские лодки и 12 минных заградителей.

Нахождение немецких сил в портах и базах северного побережья Финского залива и на аэродромах южной части Финляндии создавало серьезную угрозу советским морским силам и сообщениям на всем их протяжении - от Выборга до Таллина и Ханко. В связи с вынужденным оставлением Прибалтики и отходом войск Красной Армии на восток усилия балтийцев были направлены на содействие их приморскому флангу, стойкую оборону военно-морских баз, прикрытие дальних морских подступов к Ленинграду. Упорной обороной военно-морских баз и островов Балтийский флот внес вклад в срыв пресловутого плана "Барбаросса".

Упредив БФ в использовании минного оружия, надводные корабли, подводные лодки и авиация противника в период с 15 по 22 июня скрытно поставили минные заграждения у Лиепаи, Вентспилса, в Ирбенском проливе, в устье Финского залива и на подходах к Кронштадту, создав тем самым сложную минную обстановку для сил БФ.

В период блокады немцами Ленинграда корабли Ладожской военной флотилии выполняли сложную задачу по перевозке материальных средств для снабжения города, войск фронта и флота. Ладожское направление приобрело важнейшее стратегическое значение.

Таким образом, решению общестратегической задачи флот содействовал не только выполнением своих специфических функций, но и прямым участием моряков в действиях сухопутных войск. Так, он обеспечивал надежную оборону входа в Финский залив, осуществлял удары морской авиацией по крупным вражеским базам и портам, в том числе удары по Берлину, по транспортам в море, проводил артиллерийский обстрел и бомбометание с воздуха по позициям вражеских войск. Одновременно моряки вели упорные бои с врагом на территории Эстонии, в Лиепае, на полуострове Ханко, сражались на рубеже реки Луги, Ораниенбаумском плацдарме.

3. Краснознаменный Балтийский флот на протяжении всей Великой Отечественной войны главной своей задачей как в обороне, так и в наступлении имел прикрытие и поддержку приморских флангов сухопутных войск.

Наряду с этим КБФ должен был осуществлять защиту своих морских и озерных коммуникаций, а также действовать на вражеских морских сообщениях. Эти задачи вытекали из стратегической обстановки, складывавшейся на Северо-Западном направлении советско-германского фронта. Взаимодействие сухопутных войск и флота сыграло решающую роль в срыве гитлеровского плана захвата Ленинграда.

Разгром и уничтожение приморских группировок вермахта оставались основной задачей флота и на завершающем этапе войны. Боевые действия флота отличались сложностью, многообразием решаемых задач, их тесной зависимостью от обстановки на суше, напряженным характером борьбы на море.

Высшей формой боевой деятельности Балтийского флота в годы минувшей войны явилось его участие в 1944-1945 гг. в ряде наступательных операций Красной Армии, направленных на полный разгром крупных группировок немецко-фашистских войск и освобождение территории Советского Союза, прилегающей к Балтийскому морю.

В стратегических наступательных операциях 1944-1945 гг. Балтийский флот осуществлял крупные оперативные перевозки войск, вооружения и техники, прикрывал войска от ударов с моря и оказывал им авиационно-артиллерийскую поддержку, высаживал тактические десанты, содействовал в форсировании широких водных преград, обеспечивал безопасность морских перевозок и нарушал морские коммуникации противника.

4. Одновременно с участием флота в наступательных операциях Ленинградского, Карельского и Прибалтийского фронтов силы флота вели самые активные самостоятельные боевые действия на море. Эти действия, в первую очередь подводных лодок и авиации Балтийского флота, были направлены на срыв и нарушение важных морских коммуникаций противника в центральной и западной частях Балтийского моря. Их результатом явились большие потери немецко-фашистской стороны в боевых кораблях, транспортных судах, людях и технике. В результате успешной борьбы Балтийского флота противник за войну потерял от воздействия всех родов сил БФ 624 транспортных судна общим тоннажем 1 598 411 регистровых тонн и 601 боевой и вспомогательный корабль, что составило около 50% всех потерь в транспортном флоте противника в войне против Советского Союза.

Отмечая участие Балтийского флота в крупных наступательных операциях Красной Армии, не следует забывать о многогранной повседневной боевой деятельности, осуществлявшейся силами флота непрерывно в течение всей Великой Отечественной войны. К таким видам деятельности необходимо отнести траление, дозорную службу, противовоздушную оборону баз и кораблей в море, прикрытие флангов сухопутных войск от ударов с моря.

Характер подготовки и участия Балтийского флота в наступательных операциях Советских Вооруженных Сил знаменовал собой переход к новому этапу в развитии теории и практики оперативно-стратегического использования флота, его оперативного искусства и тактики, что выразилось прежде всего в успешном и длительном взаимодействии Балтийского флота с несколькими фронтами, направленном на достижение одной стратегической цели.

Таким образом, на всех этапах войны Балтийский флот был существенным фактором в обороне и наступлении Советских Вооруженных Сил на Северо-Западном направлении советско-германского фронта.

5. В ходе Великой Отечественной войны Краснознаменный Балтийский флот провел ряд совместных и самостоятельных операций, а также вел повседневные систематические действия, приведшие к достижению оперативно-стратегических целей и к развитию военно-морского искусства.

План "Барбаросса", отводя важное место Ленинградскому направлению, придавал особое значение ликвидации Краснознаменного Балтийского флота. Агрессор, вторгавшийся в северо-западные пределы нашей Родины, не мог не считаться с наличием сильного флота на этом направлении. Противник на Балтийском морском театре в плане войны ставил задачи: обеспечение снабжения через море войск в Прибалтике и Финляндии; оборона с моря побережья Германии; противодействие выходу Балтийского флота из Финского залива в среднюю и южную части Балтийского моря постановкой минных заграждений и ударами авиации по базам и кораблям.

План "Барбаросса", таким образом, предусматривал уничтожение Балтийского флота путем захвата его баз с суши и нанесения ударов с воздуха по кораблям в море и базах. Следовательно, немецко-фашистское командование рассматривало уничтожение Балтийского флота как одну из первоочередных задач.

Однако оперативные действия КБФ вынудили немецко-фашистское командование в ходе наступления на Ленинград выделить значительные силы для борьбы с ним. Прежде всего оно попыталось стеснить действие кораблей с помощью минных заграждений, которые ставились в районе от Лиепаи до Кронштадта, а также блокадными действиями подводных лодок и авиации в устье Финского залива.

Много усилий и времени потребовалось противнику для захвата передовых пунктов базирования флота в Лиепае (22-27 июня 1941), Таллине (5-28 августа 1941), Ханко (22 июня - 2 декабря 1941), на Моонзундских островах (7 сентября - 22 октября 1941). Противник предпринял в конце августа попытку ослабить КБФ потоплением основных кораблей флота во время их перевода из Таллина в Кронштадт, однако решить эту задачу не смог.

Упорная оборона военно-морских баз силами флота и сухопутными частями значительно снижала темпы продвижения неприятеля на приморских флангах сухопутного фронта и обеспечила срыв планов "молниеносной войны".

Широкий диапазон задач, которые стояли перед силами обороны, и разнообразие условий их выполнения способствовали развитию советского военного и военно-морского искусства. Новым стало то, что ответственность за оборону военно-морских баз возлагалась на командующего флотом. Это была не свойственная флоту задача, однако в период стратегической обороны 1941 г. военно-морские базы оказались не только опорными пунктами флота, но и совместными узлами сопротивления, изолированными с суши. Борьба за Лиепаю, Моонзундские острова, Таллин, Ханко вылилась в совместную оборонительную операцию армии и флота под руководством командующего БФ.

Оборона военно-морских баз заканчивалась эвакуацией гарнизонов или частей войск. Это были комбинированные боевые действия, а эвакуация превращалась в сложнейшую операцию по прорыву в Кронштадт. Флот в 1941 г. хотя и понес потери, но сохранил основные силы и высокую боеготовность. Поэтому на всех последующих этапах борьбы гитлеровскому командованию приходилось учитывать КБФ как реальный фактор и для борьбы с ним выделять значительные силы.

Характер и многообразие задач, выполнявшихся КБФ при обороне военно-морских баз, ясно показывали, что эта оборона представляла собой сложную и длительную операцию, осуществлявшуюся флотом совместно с войсками и складывавшуюся из ряда систематических, эпизодических и обеспечивающих действий.

Таким образом, развитие советского военно-морского искусства на опыте обороны военно-морских баз определялось прежде всего последовательным совершенствованием форм и способов ведения подобной операции. В то же время это не исключало самостоятельного развития форм и способов ведения такой операции в целом, которое характеризовалось: тесным взаимодействием всех сил обороны базы; целесообразной организацией сил и управления ими; единством командования силами обороны, централизованным управлением ими; степенью активности действий сил обороны, направленных на срыв намерений противника упреждающими ударами, улучшение или восстановление своих позиций; большим удельным весом корабельной и береговой артиллерии в огневой системе сухопутной обороны базы и ее особенным значением в борьбе с дальнобойной артиллерией противника; степенью активности флотской и сухопутной авиации в интересах сил обороны; особой значимостью сохранения аэродромов, позволявших авиации действовать на любом направлении обороны и прикрывать базу с воздуха; широким использованием своих морских сообщений для подвоза в обороняемую базу войсковых усилений и доставки необходимых средств и грузов.

Итак, в 1941 г. изменение стратегической обстановки на приморском направлении фронта внесло изменения в формы и способы действия сил флота и способствовало возникновению совместной операции по обороне военно-морских баз.

Морские коммуникации на Балтийском море имели большое стратегическое значение для Германии. Достаточно сказать, что в течение Второй мировой войны около 80% стратегических грузов, проходивших через германские порты, доставлялось по двум направлениям: первое - вдоль шведских берегов, второе - вдоль восточного берега Балтийского моря в порты Финляндии. За счет морских коммуникаций Германия планировала увеличить свой военно-экономический потенциал, создавать стратегические группировки сухопутных войск на отдельных направлениях и обеспечивать их снабжение.

Задачи, связанные с борьбой на морских коммуникациях противника, выполнялись КБФ преимущественно в порядке повседневной деятельности. В ряде случаев обстановка требовала организации самостоятельных операций флота на морских коммуникациях противника. Такие операции были проведены в 1942-1943 гг. при форсировании подводными лодками Финского залива и выходе их в Балтийское море для действий против неприятельского судоходства, а также в 1944-1945 гг. на морских сообщениях окруженной Курляндской группировки немецко-фашистских войск и при уничтожении сил, изолированных на побережье Данцигской бухты.

Героические прорывы подводных лодок через противолодочные позиции Финского залива навсегда войдут в историю военно-морского искусства как пример высокой тактической подготовки командиров подводных лодок и хорошей выучки личного состава.

Морская авиация флота была одной из главных ударных сил при действии на морских коммуникациях, на ее долю приходится более 50% общего тоннажа потопленных вражеских судов.

Опыт двух войн - Первой мировой и Великой Отечественной - показывает, что любое значительное изменение обстановки на приморском участке сухопутного фронта в Прибалтике сразу же влияло на характер действий сил флота на морских коммуникациях врага. Сказывались ограниченные размеры и пересеченность Балтийского моря островами, благодаря чему продвижение одной из сторон на приморском участке сухопутного фронта изменяло ее стратегические позиции на морском театре.

Сложность расположения Балтийского морского театра, отсутствие сообщения с другими флотами, обилие решаемых задач в совместных наступательных и оборонительных операциях фронтов позволили КБФ внести значительный вклад в развитие военно-морского искусства при проведении оборонительных минных постановок, обороне военно-морских баз, высадке морских десантов противника, огневой поддержке сухопутных войск, действиях на морских сообщениях, защите своих морских коммуникаций и в повседневной боевой деятельности.

Особо хотелось бы подчеркнуть роль Ладожской военной флотилии в период блокады Ленинграда. Флот вошел в Ленинград и стоял насмерть вместе со всеми его защитниками. Ладожская военная флотилия обеспечивала Дорогу жизни единственную коммуникацию через Ладожское озеро, по которой в 1941-1943 гг. снабжались войска, флот и гражданское население блокадного Ленинграда. 900 дней оборонялись защитники города - такого подвига не знает древняя и современная история человечества. Это мог выдержать только советский человек.

6. За время войны Балтийский флот потерял от воздействия противника 307 боевых кораблей и катеров, 374 вспомогательных судна и транспорта. Противник потерял 223 боевых корабля и катера и 378 вспомогательных судов и транспортов. По годам потери Балтийского флота составили: 1941 г. - 425 единиц, 1942 г. - 84, 1943 г. - 44, 1944 г. - 115 и 1945 г. - 13 единиц, а всего 681 корабль и судно и 2309 самолетов. При этом половину боевых кораблей мы потеряли в море от подрыва на минах, половину транспортов и вспомогательных судов - в базах и портах от огня артиллерии противника. На долю немецкой авиации приходится потопленных 20% боевых кораблей и 31% транспортов и вспомогательных судов.

Авиация КБФ потопила 59% боевых кораблей и судов противника, на долю подводников приходится 23% потопленных транспортов. На минах погибли 21% боевых кораблей и

16% транспортных судов противника. Как видим, мины были главной причиной потерь кораблей.

Роль и место Балтийского флота определялись характером решаемых задач и удельным весом его действий в общих стратегических усилиях наших Вооруженных Сил.

Флот на всех этапах Великой Отечественной войны главные усилия направлял на содействие войскам приморского фронта, а частью сил решал свои специфические задачи. Свой долг по защите Отечества он исполнил до конца.

7. В ходе боевых действий свое высокое искусство и мастерство продемонстрировали командиры и политработники Балтийского флота, которые глубоко понимали природу современного боя, хорошо знали способы ведения боевых действий и умели применять свои знания и опыт в конкретной обстановке.

В ходе войны выросли и закалились такие флотские военачальники, как командиры крупных соединений адмиралы и генералы Ю. Ралль, В. Дрозд, Ю. Пантелеев, А. Петров, В. Чероков, С. Кабанов, И. Святов, Г. Олейник, Л. Курников, М. Самохин, М. Москаленко, И. Грен, Н. Амелько и многие другие. Большой вклад в победу внесли политработники Н. Смирнов, А. Вербицкий, В. Лебедев, Г. Рыбаков, Г. Быстриков, И. Петров, М. Родионов и многие другие.

Боевые успехи моряков Краснознаменного Балтийского флота в Великой Отечественной войне были неразрывно связаны с их беззаветной преданностью социалистической Родине, непреклонным мужеством и непоколебимой верностью своему воинскому долгу и традициям.

ГРУППИРОВКА ОВС НАТО В ЕВРОПЕ (1978-1985) (организация, состав, дислокация, возможности и характер действий)

В 1978-1985 гг. военно-политическая обстановка в Европе характеризовалась ростом напряженности между НАТО и организацией Варшавского договора и наращиванием с обеих сторон своего военного потенциала.

В 1978 г. в НАТО была принята долгосрочная военная программа с завершением ее основных мероприятий к середине 80-х годов и увеличением ежегодных военных расходов на 3%.

В 1979 г. в НАТО была утверждена программа модернизации ядерных сил, которая под видом снятия с вооружения в 1980 г. устаревшего ядерного оружия тактического назначения (в основном оборонительного) предусматривала с 1983 г. поступление на вооружение дальнобойного ракетного ядерного оружия стратегического назначения (БР "Першинг-2" и КРНБ "Грифон" для поражения 350 объектов ОВД).

В 1981 г. в НАТО был введен в силу "План быстрого усиления". В том же году начала действовать "Концепция морских операций" НАТО. В 1984 г. за ней последовала концепция НАТО "Борьба со вторыми эшелонами".

Все эти концепции продолжали действовать в рамках принятой еще в 1967 г. натовской стратегии "быстрого реагирования и передовой обороны", предусматривавшей сдерживание ОВД устрашением триадой ОВС НАТО (обычными силами, ядерными силами на театре, стратегическими наступательными силами) и способностью ОВС НАТО вести ограниченную обычную, стратегическую ядерную и всеобщую войну с обычным оружием. Подчеркивалось намерение осуществлять эскалацию военных действий, включая применение ядерного оружия силами НАТО первыми.

Считалось возможным в наихудшем варианте начать полную мобилизацию в странах НАТО за 1-3 недели до начала войны силами ОВД и провести ее основные начальные мероприятия примерно за 3 недели.

С началом полной мобилизации намечалось ввести в действие "План быстрого усиления" ОВС НАТО в Европе. Этот план предусматривал переброску воздухом и морем из США, Канады, Великобритании и Португалии на Европейский ТВД и в состав стратегического резерва ВГК ОВС НАТО в Европе 25 эквивалентных дивизий СВ и морской пехоты и 2 тыс. боевых самолетов тактической авиации (причем около 90% этих сил намечалось перебросить из США и Канады в течение 90 суток). В первые 10 суток американцы рассчитывали перебросить из США в Европу шесть дивизий сухопутных войск, одну экспедиционную дивизию морской пехоты, 60 эскадрилий тактической авиации.

В ходе войны предусматривались в основном сдерживающие оборонительные боевые действия Объединенных сухопутных войск на Европейских ТВД при поддержке авиации ВВС и ВМС, оборонительные и наступательные воздушные операции НАТО на этих ТВД, наступательные операции на флангах НАТО Ударным флотом НАТО на Атлантике и Ударными ВМС НАТО на ЮЕ ТВД. В случае прорыва обороны ОСВ НАТО силами стран Варшавского договора предусматривался переход к применению ядерного оружия силами НАТО первыми с целью предотвратить и вынудить ОВД прекратить войну и вернуть свои ОВС на исходные позиции.

На ОВМС НАТО возлагалось проведение пяти кампаний по удержанию СФ, БФ и ЧФ в своих операционных зонах и по борьбе с ними на всю глубину обороны при прочном удержании своей инициативы.

ОРГАНИЗАЦИЯ ОВС НАТО В ЕВРОПЕ В 1978-1985 гг.

ХАРАКТЕР ДЕЙСТВИЙ ОВС НАТО В ЕВРОПЕ

5) БОРЬБА ЗА ГОСПОДСТВО НА БАЛТИЙСКОМ МОРЕ

Основной формой выполнения флотами задач являлись морские бои, а для Объединенного Балтийского флота - морская операция по уничтожению корабельных группировок в западной части Балтийского моря.

Главную угрозу ОБФ представляли ударные корабли и авиация ВМС ФРГ и Дании, которые входили в 500-е оперативное соединение в составе 52 ракетных кораблей и катеров ФРГ, в 420-е ОС в составе 15 ракетных кораблей и катеров Дании и в 457-е ОС в составе 30 подводных лодок ФРГ и Дании. Ударная авиация состояла из 72 самолетов F-104С ФРГ и 80 самолетов F-100D, F-104G и "Дракен" (Дания). Дивизия военно-морской авиации (ФРГ) планировала заменить F-104G на 112 новых самолетов "Торнадо". Таким образом, ударная группировка составляла 67 ракетных кораблей (катеров) и 152 ударных самолета, которые могли применить в первом ударе 312 ракет типа "Гарпун" и "Экзосет", до 300 ракет типа "Корморан".

Основу ракетной группировки ОБФ составляли ракетные катера в составе 70 единиц, оснащенные более современным ракетным оружием, так как у вероятного противника из состава 520-го и 420-го ОС только 15 кораблей имели на вооружении ракеты "Гарпун". Однако морская авиационная группировка ФРГ и Дании превосходила наши три полка ударной авиации, которые, к сожалению, не имели собственного истребительного прикрытия.

В этих условиях, учитывая особенности театра и характер угрозы на нем, ОБФ планировал нанесение ударов в предпроливной зоне, координируя их с о. Рюген (ВПУ ОБФ).

457-е ОС НАТО имело в своем составе 30 подводных лодок (ФРГ - 24, Дания - 6). Это малые подводные лодки водоизмещением 500-550 т, обладающие высокой маневренностью в мелководных районах, малой шумностью и имеющие на вооружении управляемые по проводам торпеды. Их планировалось использовать одиночно, позиционно-маневренным методом, в минно-торпедном варианте на выходах из военно-морских баз и портов, в узкостях, на основных узлах морских коммуникаций и в противодесантной обороне Датских островов.

ФРГ имели 24 подводные лодки, из них 18 пр. 206, которые несли 24 мины, подвешенные на внешнем корпусе, и 16 торпед. Их рабочая глубина - до 200 м, скорость надводная - 10 узлов, подводная максимальная - 17 узлов, автономность - 40 суток. Для повышения эффективности пл пр. 206 предусматривалась модернизация за счет автоматизации системы управления оружием (способна производить стрельбу торпедами по 3 целям), установки гидроакустической станции "Сонар-80" и специального устройства для постановки донных мин. Это должно было обеспечить ей постановку донных мин на глубине моря 10-15 м.

ВМС ФРГ и Дании за один выход могли выставить более 3000 мин. Их надводные корабли, подводные лодки и авиация имели возможность в короткие сроки создать минную угрозу в западной части Балтийского моря, что затрудняло проведение морской десантной операции на о. Зеландия и требовало значительных усилий для пробития проходов в минных заграждениях.

В ходе сборов мы детально изучали и анализировали воздушную угрозу со стороны авиации НАТО. Командование НАТО планировало использовать против ОБФ до 200 истребителей-бомбардировщиков ВМС ФРГ и Дании. В составе ВМС ФРГ была сформирована дивизия военно-морской авиации, которая решала следующие задачи:

- нанесение ударов по береговым и морским целям;

- изоляция районов боевых действий;

- завоевание превосходства в воздухе.

Напряжение авиации принималось до 5 самолетовылетов в сутки и до 3-4 вылетов на летчика. Особенностью действий авиации являлись атаки с малых высот по кораблям группами в составе 4-12 самолетов, с широким использованием различных помех. Удары по береговым объектам наносились группами в 30-50 самолетов с одновременным подавлением системы ПВО и постановкой помех.

В ходе сборов был рассмотрен характер развязывания войны на Центрально- Европейском ТВД и действия ВМС ФРГ и Дании в западной части Балтийского моря.

Хотелось бы напомнить стратегическое положение Объединенных войск стран Варшавского договора на Центрально-Европейском ТВД в конце 70-х годов.

Первый стратегический эшелон - Западная группировка советских войск в Германии (главком - генерал армии Е. Ивановский) и Национальная народная армия ГДР; на территории Чехословакии - Центральная группа советских войск (командующие - генерал-полковники Д. Язов и В. Ермаков) и Народная армия Чехословакии; на территории Венгрии - Южная группа советских войск (командующий - генерал-полковник К. Кочетов) и Венгерская народная армия; на территории Польши - Северная группа советских войск (командующий генерал-полковник Ю. Зарудин) и Войско Польское; на стыке Центрального и Северо-Европейского ТВД - Объединенный Балтийский флот (командующий адмирал В. Сидоров).

Второй стратегический эшелон - Прибалтийский военный округ (командующий - генерал армии А. Майоров); Белорусский военный округ (командующий - генерал-полковник М. Зайцев); Прикарпатский военный округ (командующий - генерал-полковник В. Варенников); Одесский военный округ (командующий - генерал-полковник И. Волошин); Киевский военный округ (командующий - генерал-полковник И. Герасимов).

Безусловно, это была мощная сухопутная группировка на Центрально-Европейском ТВД, имеющая на вооружении ядерное и обычное оружие.

К исходу 70-х годов стратегические ядерные силы СССР и США в своем составе имели: межконтинентальных баллистических ракет (ПУ): СССР - 1560, США - 1051; ПУ пларб: СССР - 100, США - 656; стратегических самолетов: СССР - 140, США - 496; ядерных боеприпасов: СССР - 2200, США - 6800.

Численность личного состава ВС СССР: 4 млн человек, США - 2,5 млн человек.

Государства - участники Варшавского договора на Центрально-Европейском театре военных действий имели личного состава - 925 тыс. человек, танков 15 500, из них СССР - 450 тыс. человек и 8000 танков. В то же время группировка НАТО на ЦЕ ТВД в своем составе имела 890 тыс. человек, 6000 танков, из них США - 190 тыс. человек и 2000 танков.

Как видим, соотношение сил на Центрально-Европейском ТВД по личному составу и бронетехнике было в пользу государств Варшавского договора.

Для руководства повседневной и боевой деятельностью был создан Главный штаб ОВС государств - участников Варшавского договора во главе с генералом армии А. Грибковым. Главнокомандующим Объединенными Вооруженными Силами был Маршал Советского Союза В. Куликов, который одновременно являлся первым заместителем МО СССР, что позволяло ему готовить войска первого и второго стратегических эшелонов. Поэтому и подготовка Объединенного Балтийского флота планировалась и проводилась по планам ОВС Варшавского договора и Главнокомандующего ВМФ.

Учитывая превосходство в живой силе и танках, проведением ОВС ВД стратегической операции на ЦЕ ТВД достигался разгром противостоящих группировок НАТО с применением ядерного или только обычного вооружения.

Командование НАТО в Европе планировало проведение воздушно-наземной операции на театре с целью нанести поражение силам первого стратегического эшелона ОВС ВД.

Анализ и исследования, проведенные в ходе сборов, показали полную зависимость действий сил ОБФ от обстановки на фланге приморского фронта. Выработанные формы действия сил ОБФ должны обеспечить прикрытие фланга приморского фронта путем проведения морской операции по уничтожению корабельных группировок в предпроливной зоне и совместной морской десантной операции.

В конце 70-х годов флоты, как уже говорилось ранее, в силу наличия ядерного оружия стали оперативно-стратегическими объединениями, способными самостоятельно проводить морские операции и операцию флота.

Операция Объединенного Балтийского флота проводилась с целью уничтожения корабельных группировок ФРГ и Дании, а также содействия приморскому фронту в наступлении для захвата проливной зоны. Важным вопросом было завоевание господства в воздухе, однако ОБФ имел только корабельные средства ПВО, истребительная авиация и зенитно-ракетные войска отсутствовали. Выделить их для прикрытия сил флота имел право главком на ТВД, поэтому важно было в ходе операции на ТВД определить возможные силы и средства ПВО, которые будут обеспечивать противовоздушную оборону сил флота.

6) ОПЕРАЦИЯ ФЛОТА

Теория флотской операции родилась на Балтийском флоте в ходе командно-штабных учений, проведенных совместно с военными округами, в стратегических КШУ под руководством Д. Устинова, Н. Огаркова, В. Куликова и С. Горшкова. Оперативное управление штаба флота по крупицам формировало теорию и собирало элементы операции флота. От учения к учению все четче вырисовывались основные элементы и содержание операции флота на приморском направлении, цели, группировка сил, формы и способы разгрома противника, боевое обеспечение. Был определен состав центра боевого управления на КП и порядок выработки замысла на операцию.

Это внедрялось на всех соединениях флота. Новым было то, что задачи на операцию флота делились на ближайшую и дальнейшую, как у приморского фронта, потому что флот зависел от фронта и должен был решать задачи на море, которые обеспечивали выполнение его ближайшей и дальнейшей задач войсками фронта. Операция флота включала: операции по разгрому корабельных группировок и высадке морского десанта.

Вначале такое новшество встретили недоброжелательно, но затем С. Горшков и Н. Огарков нас поддержали, и это вошло в теорию операции флота.

Вторым новым элементом оперативного искусства применительно к операции флота стало комплексное огневое поражение, предусматривавшее состав сил, объекты ударов и степень их поражения, продолжительность огневого поражения, расход боеприпасов, организацию выдачи целеуказания и управление. Разработанный план комплексного огневого поражения наглядно показывал возможности родов сил флота, их слабые стороны, перспективы развития оружия. Главным недостатком для ударных сил флота являлось отсутствие информационного поля и слежения за противником в реальном масштабе времени. Сбор и выдача информации отставали от развития ракетного оружия, так как не существовало единой системы, состоящей из различных элементов: освещение обстановки, автоматическая выдача целеуказания, прием целеуказания на комплексы огневого поражения (корабельные, авиационные и береговые) и на ударные ракетные системы.

Все это должно занимать секунды для упреждения противника в ударе. Корабль должен быть элементом этой системы в ходе ее создания и боевого применения. Беда заключалась в том, что каждое конструкторское бюро занималось своим элементом, а такое, которое создавало бы всю систему, пока отсутствовало. Да и заказывающего органа, объединяющего всю эту систему, в ВМФ, к сожалению, не было.

В итоге, рассматривая комплексное огневое поражение, мы пришли к необходимости создания единой технической системы для его успешной реализации.

К этому времени ВМФ имел для океанской зоны космическую систему разведки и целеуказания "Легенда" и для ближней морской зоны - воздушную морскую систему "Успех" на самолетах Ту-95рц и на корабельных вертолетах Ка-27кц. На ракетных кораблях и ракетных береговых частях имелись устройства для приема целеуказания, но это были только первые шаги. Потом мы узнаем и оценим, что, выбрав правильное направление в системе разведки и целеуказания, мы не сумели из-за отставания в электронике создать единую систему, и это оказалось слабым местом в применении ракетно-ядерного океанского флота.

Воздушно-морская десантная операция является формой решения оперативно-стратегической задачи по овладению проливными зонами. Главный фактор в ней - это время, требование в кратчайший срок высадкой совместных или раздельных воздушных и морских десантов овладеть важными в оперативном отношении островами, портами, аэродромами, центрами управления, энергетики и информации с последующим наращиванием сухопутной группировки. Высадка предваряется комплексным огневым поражением, выполняемым специально созданными силами. Выделенные фронтом ВВС и ПВО проводят противовоздушную операцию с целью завоевания господства в воздухе.

Воздушно-морская десантная операция родилась в мае 1940 г. при оккупации Норвегии фашистской Германией. Для захвата Норвегии немцы высадили в восьми районах с моря в порты морские десанты с боевых кораблей и одновременно на аэродромы - воздушные десанты посадочным и парашютным способом. В течение недели Норвегия капитулировала (этому способствовала предательская политика некоторых руководителей Норвегии, которые содействовали немецкой оккупации).

Это была хорошо спланированная и проведенная воздушно-морская десантная операция на всем протяжении от г. Осло до

г. Нарвика, при слабом противодействии противника.

Воздушно-морская десантная операция для захвата проливной зоны, где создана прочная оборона при наличии мощной авиационной, сухопутной и корабельной группировок, нуждается в комплексном огневом поражении одновременно всего района проливной зоны и в оперативном прикрытии от ударов палубной авиации со стороны Северного и Норвежского морей силами Северного флота.

Одновременно высадкой морских и воздушных десантов в важнейших районах (островах, портах) проливной зоны достигаются внезапность и быстрота завершения операции.

В зоне Балтийских проливов находилась довольно сильная реальная группировка Объединенных вооруженных сил НАТО:

1. Сухопутные войска: Ю. Норвегия - 4 пбр, ФРГ - ОАК (в составе 3 дивизий) и 2 эдмп США, Англия - мпд; Дания - 10 бригад (5 на о. Зеландия и 5 на п-ове Ютландия). Всего: 7 дивизий и 13 бригад войск.

2. ВВС: Ю. Норвегия - 3 аэ; США - 4 аэ; Дания - 2 аэ; ФРГ - 2 аэ; Великобритания - 1 аэ. Всего: 12 аэ (307 самолетов) и усиление - 6 аэ (104 самолета). Итого: 18 аэ (411 самолетов, из них 248 ударных), разведывательная авиация - 87 самолетов.

3. ПВО: 3 дивизии ЗУР "Усовершенствованный Хок" (45 ПУ), 3 дивизиона "Найк-Геркулес" (25 ПУ) и 3 аэ - 48 самолетов-истребителей.

4. ОВМС: 11 оперативных соединений; 130 кораблей (пл - 17, нк - 113, рка - 47); 105 боевых самолетов (носителей - 40); эдмп - 2 экспедиционные бригады, 2 авиакрыла МП (168 самолетов).

5. Наземная радио-радиотехническая разведка: на Балтийском море 3 отдельные роты, развертывается 102 поста пеленгования и перехвата; в интересах ВМС США - 70 постов РР, 10 постов РТР и 10 постов радиопеленгования; в интересах проливной зоны - 12 постов пеленгования (Ю. Норвегия - 3, Дания - 5, ФРГ - 4).

6. Минное оружие: 10 складов ФРГ и Дании с 25 000 мин (из них 10 000 на территории ФРГ); Дания - 6 минных заградителей (2000 мин); ФРГ - 59 кораблей для постановки мин (минный транспорт - 1048 мин, пл - 530 мин).

Таким образом, учитывая сильную группировку ОВС НАТО в Балтийской проливной зоне, которая располагалась в основном на Ютландском п-ове и о. Зеландия, главные усилия необходимо сосредоточить на этих двух направлениях в ходе фронтовой операции. На Зеландском направлении должна проводиться воздушно-морская десантная операция.

7) ВЫСОКОТОЧНОЕ ОРУЖИЕ И ЕГО БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

В 60-е годы появление крылатых ракет на вооружении ВМФ СССР и некоторых капиталистических стран открыло новую эру - эру высокоточного оружия.

Главным направлением в развитии ВМС США и НАТО во второй половине 70-х годов являлось повышение качества вооружения и боевых возможностей кораблей и авиации за счет создания систем освещения обстановки, выдачи целеуказания и комплексов огневого поражения.

Велось оно по следующим направлениям:

1. Интеграция корабельного оружия и технических средств в единые боевые многофункциональные системы типа "Иджис"

(кр УРО "Тикондерога").

2. Строительство надводных кораблей, способных решать широкий круг боевых задач (эм УРО "Орли Берк").

3. Интеграция систем оружия, боевых и технических средств не только на отдельном корабле, но и на соединении путем оснащения их приемной аппаратурой "Аутло-Шарк", то есть создание единой боевой системы.

В то же время шло оснащение тактической авиации системами высокоточного оружия и их компонентами для поражения наземных целей:

1. "Soats" - вертолетная радиолокационная система разведки движения наземных целей.

2. PLSS - система определения координат объектов - источников радиоэлектронного излучения и последующего наведения на них ударного оружия.

3. "Betta" - радиолокационная система с селекцией движения целей, система сбора и распределения тактической информации об обстановке на поле боя.

4. "Асолт Брейкер" - боевая система, в которой используются боеприпасы с точным наведением на конечном участке траектории с инфракрасной головкой самонаведения. Предназначена для борьбы с бронетехникой, дальность стрельбы 150-200 км.

Таким образом, создается информационное поле, действует система выдачи целеуказания и применяется высокоточное оружие для поражения наземных объектов. Безусловно, это был качественный скачок в проведении воздушно-наземной операции на ТВД войсками НАТО.

Летом 1982 г. в ходе боя в долине Бекка Израиль применил против танковой бригады Сирии систему "Асолт Брейкер", которая позволила в течение часа уничтожить почти все ее танки. Это вызвало целый переполох в стенах Генерального штаба ВС СССР. Начальник ГШ Н. Огарков летал в Дамаск выяснять причины разгрома бригады и разбираться с новым оружием.

Так в военном лексиконе появилось понятие РУК (разведывательно-ударный комплекс). РУК нельзя рассматривать как сумму связанных между собой средств поражения, разведки и целеуказания. Это интегрированная, автоматизированная система для поражения целей в любых метеоусловиях, днем и ночью, при совмещении функций поиска этих целей и наведения на них оружия.

РУК предназначен для нанесения массированных ударов в глубине расположения войск противника без ввода войск.

РУК включает:

1. Воздушные средства освещения обстановки, разведки и обеспечения выдачи целеуказания оружию.

2. Центр управления, обработки и выдачи данных о цели в реальном масштабе времени.

3. Средства поражения. Для РУК характерны:

- использование единой системы отсчета координат;

- реальный масштаб времени;

- массированное поражение объектов.

Разведывательно-ударные комплексы (наземные, корабельные и авиационные), оснащенные новыми дальнобойными высокоточными образцами обычного оружия, позволили повысить возможности сил (войск) по осуществлению глубокого поражения противника.

В 1980 г. на вооружение ВМС США была принята автоматизированная морская система загоризонтного целеуказания "Аутло-Шарк". Она обеспечивала:

1. Сбор, обработку и отображение информации о надводной и подводной обстановке на ТВД или в операционной зоне флота.

2. Целераспределение между носителями противокорабельных ракет ("Гарпун", "Томагавк") и выдачу целеуказания.

3. Сопряжение с системой 0518 (береговой зональный центр сбора и обработки разведывательной информации).

4. Источники сбора информации:

- системы космической разведки ("Ласп", "Феррит", СЭМС, "Кихочу", "Носе-ССУ");

- стратегическая воздушная разведка (В-52, 5К-71, Е-ЗА, КС-135);

- система береговой радиоэлектронной разведки;

- система гидроакустической разведки и наблюдения СОСУС;

- система радиоэлектронной разведки флота.

5. Береговой зональный центр сбора и обработки разведывательной информации системы 0515.

6. Береговой (плавучий) региональный центр загоризонтного целеуказания "Аутло-Шарк".

7. Самолеты, авианосцы и атомные подводные лодки с приемной аппаратурой "Аутло-Шарк".

8. Элементы, обеспечивающие функционирование системы:

- береговые посты системы: основные, региональные (Норфолк, Неаполь, Гуам, Иокосука, Лондон), учебные (Норфолк, Пойнт-Муту);

- плавучие посты системы: авианосцы ("Мидуэй", "Америка", "Китти Хок");

- носители крылатых ракет с подсистемой "Миди Аутло-Шарк" (в составе оперативных флотов) - 138 объектов (пла, нк, самолеты).

Система сопряжена:

- с информационным центром и пунктом глобальной системы наблюдения и разведки NIGS;

- с узлами связи и передающими радиоцентрами объединенной системы связи ВМС OSIS;

- с центром управления подводными и противолодочными силами.

9. Радиоэлектронное оборудование специальной аппаратуры "Аутло-Шарк" АМ/и80-81, предназначенное для:

- приема, обработки, хранения и отображения обстановки (учетными данными для этого являются координаты, элементы движения цели, тип оружия, радиоэлектронное вооружение);

- обеспечения опознавания целей;

- ведения одновременно обработки информации по 500 объектам;

- хранения в памяти характера излучения по 300 объектам.

10. Линия связи:

- каналы объединенной системы связи NIGS в диапазонах 10-60 кГц, 15-30 МГц, 225-400 МГц для передачи данных обстановки и целеуказания;

- вид передачи - БПЧ ЗАС в цифровой форме. Основа - космическая связь и телефонные каналы.

Основу системы "Аутло-Шарк" составляли глобальные средства освещения обстановки - космическая разведка и система СОСУС, оперативная система "Авакс", а также автоматизированные системы обработки и выдачи информации о целях в реальном масштабе времени с 6 постов системы на комплексы огневого поражения.

Космическая разведка обеспечивалась спутниками:

- "Феррит-Д" - радиотехнической разведки; 7-14 пролетов в сутки, время наблюдения за работой РЭС 2-12 минут, полоса обзора 3000 км, точность 10-12 км;

- "Самос-М" - детальной фоторазведки; полоса обзора 20 км, разрешающая способность 0,5-0,6 км;

- "Ласп" - многоцелевой, полоса РТР 1200 км, фото 180-200 км, разрешающая способность 2,5-3,5 км.

Система дальнего гидроакустического наблюдения СОСУС развернута на маршрутах возможного развертывания атомных подводных лодок ВМФ СССР. Она освещала около 40% площади Атлантического и Тихого океанов, обеспечивая обнаружение пл на расстоянии нескольких сотен километров. Система СОСУС включала 9 ветвей кабельно-гидрофонных акустических комплексов, обнаруживающих подводные лодки в пассивном режиме.

Система "Авакс" на самолете Е-ЗА обеспечивала дальнее радиолокационное обнаружение и сопровождала до 100 целей. Дистанция обнаружения самолетов-бомбардировщиков - 650 км, истребителей - 150 км, надводных кораблей - 400 км. Всего планировалось иметь 18 самолетов Е-ЗА, способных вскрывать на глубину до 400 км одновременно обстановку от мыса Нордкап до Средиземного моря, то есть в полосе всех Европейских ТВД.

Система "Аутло-Шарк" обеспечивала данными в океанской зоне и морях, омывающих Европу.

На Балтийском море ожидалось использование системы "Авакс" в интересах кораблей НАТО. На кораблях ФРГ (фрегатах УРО типа "Бремен" и пр. 122) имелась система автоматизированного боевого управления "Сатир-З", которая обеспечивала сбор, обработку и выдачу информации для применения ракетного оружия (ПКР "Гарпун" и ЗУР "Си Спарроу"). Время реакции системы - 7 секунд; она позволяла обнаруживать воздушные цели на дистанции до 280 км, надводные корабли - 160-200 км.

На ракетных катерах имелась БИУС "Агис" со временем реакции 6-12 секунд, позволяющая обнаруживать воздушные цели на расстоянии до 32 км и надводные - до 200 каб (37 км), что обеспечивало использование ПКР "Экзосет".

Если в 1981 г. ВМС ФРГ имели 37 ракетных кораблей и катеров, то к 1985 г. планировалось иметь 53 корабля с ПКР "Гарпун", ЗУР "Тартор" и "Си Спарроу".

Таким образом, ракетизация ВМС США и стран НАТО потребовала развития системы освещения обстановки, автоматизации выдачи целеуказания в реальном масштабе времени.

Для огневого поражения кораблей стало широко планироваться применение высокоточного оружия в составе разведывательно-ударных комплексов.

На кораблях Объединенного Балтийского флота применение ракетного оружия осуществлялось по собственным данным или данным от системы "Успех" с вертолетов. Это говорит о том, что строительство ракетных кораблей и катеров велось в отрыве от системы освещения обстановки.

В морском бою успех определялся дальностью обнаружения цели, временем реакции, дистанцией стрельбы ракетами и защищенностью головки самонаведения ракеты на конечном участке траектории.

Анализ применения сил флотов Англии и Аргентины в Фолклендском конфликте, боевых действиях в долине Бекка (Сирия) и оценка имеющихся систем разведки и целеуказания для применения высокоточного оружия на суше и море показали техническое отставание войск и сил флота Советского Союза от западных государств.

Несмотря на ракетный пафос и наличие хорошего высокоточного оружия самонаводящихся ракет, мы не могли из-за отсутствия целеуказания эффективно реализовать свой боевой потенциал за пределами досягаемости ракет противника, а вынуждены были входить в их зону.

Все это заставило по-новому взглянуть на наши возможности и, оценив вероятного противника, реально определить ожидаемый характер войны на море, формы и способы решения флотом задач.

Высокоточное оружие способно поражать важные объекты на территории противника, что будет способствовать успеху в воздушно-морской десантной операции, а в морской операции широкое применение средств РЭБ и маскировки ослабит удары противника.

На дивизии ракетных кораблей и бригаде ракетных катеров стали предметно заниматься обеспечением боевой устойчивости и противоракетной обороной.

Основной ударной силой флота были ракетные корабли и ракетные катера.

Малые ракетные корабли пр. 1234, 1234.1 и 1234.7 имели на вооружении 2i3 ПУ "Малахит" П-120, 1i2 ПУ ЗУР "Оса-М" (20 ракет), артустановки 76-мм и 30-мм, РЛС "Титаник" и "Гарпун". РЛК "Гарпун" одновременно осуществлял наблюдение за 15 целями, выдавал целеуказание по 6 целям в условиях радиоэлектронного подавления. Дальность действия в активном режиме 120 км, в пассивном - 500 км.

Ракетные катера пр. 1241 РЭ, 1241.1 и 1241.9 на вооружении имели 2i2 ПУ "Термит" ("Москит"), 1i2 ПУ "Стрела-3", РЛС общего обнаружения "Позитив", а пр. 206 МР и 205 имели 2i1 ПУ и 4i1 ПУ "Термит - Рубеж" соответственно и РЛС "Рангоут".

В конце 1982 г. на флот прибыли ракетный крейсер "Грозный" (пр. 58) и ракетные дизельные подводные лодки пр. 651, имеющие ракеты с дальностью стрельбы до 350 км; береговой ракетный полк принял на вооружение систему "Рубеж" с дальностью стрельбы до 100 км.

Таким образом, на вооружении кораблей флота имелись различные типы ракет по дальности, но, к сожалению, отсутствовали системы освещения обстановки и автоматизация выдачи целеуказания.

Анализ ракетного оружия ВМС ФРГ, Дании и Норвегии показал, что сильными его сторонами являются:

- наличие комбинированных систем наведения, обеспечивающих высокую точность попадания ракет в цель в любых метеоусловиях;

- предельно малые высоты полета на конечном участке траектории, обеспечивающие прямое попадание в корпус корабля;

- возможность выбора различных профилей полета на конечном участке траектории;

- высокая дозвуковая скорость полета на малых и предельно малых высотах, затрудняющая противоракетную оборону;

- способность выделять цель на фоне пассивных помех;

- возможность наводиться на источник активных излучений.

Слабые стороны:

- малая дальность стрельбы ПКР "Пингвин" - до 105 каб ("Гарпун" - до 700 каб, "Экзосет" - до 150 каб);

- один канал самонаведения, что создает возможность увода ракеты путем постановки помех и водяных завес.

Таким образом, шло противостояние ракетных систем на море, которое требовало тщательного и всестороннего изучения всех их элементов.

К исходу 1982 г. Балтийский флот располагал ракетной группировкой:

1. Для борьбы с крупными морскими целями: ракетный крейсер пр. 58, ракетные дизельные подводные лодки пр. 651, береговой ракетный полк с П-35 и полк морской ракетоносной авиации на самолетах Ту-16к. Морская ракетоносная дивизия на самолетах Ту-22м2 была нацелена для борьбы с крупными кораблями на Балтике и в Норвежском и Северном морях.

2. Для борьбы с малыми и средними морскими целями: малые ракетные корабли и ракетные катера, береговой ракетный полк с системой "Рубеж" и морской авиационный штурмовой полк.

Слабой стороной последней группировки была недостаточность морской ударной авиации и отсутствие системы освещения обстановки и выдачи целеуказания.

Появление разведывательно-ударных комплексов с высокоточным оружием у США и НАТО заставило военно-промышленный комплекс страны проанализировать состояние и перспективы развития ракетного оружия. Безусловно, имели место просчеты, которые никто не хотел признавать. Стали придумывать набор элементов РУК, а не интегрированные системы. На флоте мы детально изучили особенности ракетных комплексов, создали разведывательно-ударные группы и организовали их боевую подготовку в базе и море. Особое внимание обращалось на применение РУГ в шхерных районах, для чего планировались ракетные стрельбы на фоне берега и островов для приобретения опыта командирами ракетных катеров.

Балтийский флот в своем составе имел в те годы три ВМБ, эскадру пл, дивизию ракетных кораблей, дивизию морских десантных сил, восемь бригад боевых кораблей, полк МП и полк БРАВ, восемь полков и две отдельные эскадрильи авиации флота - всего 60 тыс. личного состава, 350 кораблей и до 300 самолетов. Никому тогда не могло прийти в голову, что после 1991 г. БФ сократится в личном составе, будет иметь лишь около 100 кораблей, потеряет все бывшие военно-морские базы Российского и Советского флота и станет базироваться только в Финском заливе и на территории Калининградской области. Флот примет в свой состав 11-ю армию и части ПВО, оставшись заложником среди иностранных государств.

8) СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ СТРАТЕГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Северо-Западное стратегическое направление включает Северо-Европейский ТВД (сухопутную зону) и Северную Атлантику (океанскую зону). Северо-Европейский ТВД охватывает территории и прибрежные воды Норвегии, Дании, западногерманскую землю Шлезвиг-Гольштейн и проливную зону Балтийского моря. Штаб командования сил НАТО этого района расположен в Колсосе (район Осло).

Протяженность театра с севера на юг от м. Нордкап (Норвегия) до Гамбурга (ФРГ) составляет 2200 км. Глубина театра колеблется от 30 км на севере до 500 км в центре. Протяженность границы с Норвегией около 185 км.

Стратегическое значение Атлантического театра военных действий определяется прежде всего его географическим положением. Он является связующим звеном двух стратегических командований НАТО - в Европе и на Атлантике. Через театр проходят кратчайшие воздушные пути из США к жизненно важным центрам СССР. Его территорию и прилегающие акватории Баренцева, Норвежского и Северного морей руководство НАТО рассматривало как выгодный район для развертывания ударных группировок ВМС и ВВС и размещения средств системы раннего обнаружения и предупреждения, а также как плацдарм для нанесения удара с моря и воздуха по жизненно важным центрам СССР, Польши и ГДР.

На Северо-Европейском ТВД может быть развернуто более 10 дивизий сухопутных войск, 400 самолетов ударной авиации ВВС и ВМС, около 300 кораблей различного назначения.

Главным океанским театром войны НАТО считает Северную Атлантику, стратегическое значение которой в том, что она является связующим звеном между США и Европейским театром войны. Здесь находятся основные районы базирования ВМС США, Англии и Франции. На побережье Атлантического океана расположены крупнейшие промышленные центры, сырьевые районы и военные объекты, имеющие жизненно важное значение для блока НАТО.

Северная Атлантика могла быть использована для ведения активных действий ВМС противоборствующих сторон, нанесения ударов по военным и промышленным объектам социалистических стран и поддержки войск НАТО в Европе. На этом театре командование ВМС США и НАТО готово сосредоточить основные силы в борьбе за господство на море.

В связи с тем что Атлантический театр войны рассматривался американским командованием в качестве основного во всеобщей ядерной войне против СССР и стран социалистического содружества, здесь в угрожаемый период намечалось сосредоточить подавляющую часть ВМС НАТО, Ударный флот в составе четырех многоцелевых авианосцев, до 10-12 многоцелевых атомных подводных лодок и морские стратегические ядерные силы - до 10-12 пларб США, Англии и Франции.

На данном театре планировалось сосредоточить основные усилия противолодочных сил на Исландско-Фарерском рубеже, а также амфибийные силы и морскую пехоту. Наиболее интенсивные действия сил сторон в начальный период войны должны были развернуться в северо-восточной части Атлантики.

Экономическое значение Северной Атлантики определяется прежде всего тем, что здесь сосредоточены важнейшие транспортные артерии, обеспечивающие функционирование экономики основных капиталистических государств. Из-за характера экономического развития и географической разобщенности большинства капиталистических стран бассейна Атлантического океана морские и океанские коммуникации имеют для них стратегическое значение как в мирное, так и в военное время.

Во Вторую мировую войну в Европу через Атлантику было проведено около 2200 крупных конвоев, в состав которых входило более 74 тыс. судов. Битва за Атлантику в 1939-1945 гг. способствовала подрыву экономики фашистской Германии, ее изоляции и поражению в войне.

Как показывает анализ, даже США, которые по запасам минеральных ресурсов резко выделяются среди капиталистических стран, полностью или частично лишены некоторых видов сырья, таких, как олово, алмазы, марганцевые руды, никель, кобальт, цинк, алюминий, титан, вольфрам и т.д., и зависят от их импорта. Самообеспеченность сырьем США в 1985 г. составила 50%, а доля готовой продукции в вывозе - 60%. Страны НАТО - ФРГ, Англия, Франция и Италия - зависят на 100% от ввоза редкоземельных и цветных металлов: хрома, марганцевых руд, меди, олова, цинка, свинца и др.

Таким образом, потребность главных капиталистических стран во ввозе стратегического сырья ставит их экономику в зависимость от непрерывности функционирования коммуникаций в ходе войны. Однако в военное время наряду с экономическими перевозками появятся и воинские, что увеличит в целом количество транспортов на коммуникациях. По данным НАТО, для ведения одного дня войны в Европе необходим 1 млн тонн различных грузов, а для этого в портах Западной Европы должно находиться под разгрузкой ежедневно 75 транспортов. Поэтому нарушение атлантических коммуникаций противника явится ударом по экономике и снизит его военный потенциал.

Атлантический океан - связующее звено между двумя основными военно-экономическими центрами блока НАТО - Североамериканским континентом и Европейским, способствующее превращению их в единую глобальную арену вооруженной борьбы, это важнейший театр военных действий.

Империалистические государства, особенно США и их союзники проводят здесь активную подготовку к войне. В Северной Атлантике и Западной Европе развернуты вооруженные силы наиболее мощного агрессивного блока лагеря империализма - НАТО (3,8 млн войск, более 7 тыс. ударных самолетов, 30 тыс. танков, 47 тыс. БТР, 57 тыс. арт. систем, 500 боевых кораблей и 7 тыс. ядерных боеприпасов). Широко и настойчиво проводятся мероприятия по оперативному оборудованию прилегающих к океану континентальных территорий и островов, направленные прежде всего на обеспечение эффективных действий стратегических наступательных сил США, военно-морских и других сил оперативно-тактического назначения стран НАТО.

Система базирования и тылового обеспечения ВМС США и других стран НАТО на Атлантике способна обеспечить базирование, боевую подготовку и боевую деятельность флотов практически любого состава, а также морские перевозки крупных контингентов войск, боевой техники, вооружения и экономических грузов.

Атлантика, как показал опыт Первой и Второй мировых войн, являлась основной ареной борьбы на океанских коммуникациях. И в настоящее время по Атлантическому океану проходят главные транспортные артерии западных стран, от непрерывного функционирования которых, как уже говорилось выше, в большой степени зависит их экономика. Поэтому военное руководство агрессивного блока НАТО считает этот бассейн (с прилегающими морями) главным океанским театром военных действий и сосредоточивает здесь основные силы своего флота.

Физико-географические условия на Атлантике весьма разнообразны. Их комплексное воздействие окажет существенное влияние на применение сил и использование оружия и технических средств.

Если Балтийский флот действует на главном континентальном Европейском - театре войны, то Северный флот - на главном океанском театре. В зону ответственности СФ входит Северо-Восточная Атлантика - район действия группировки морских стратегических ядерных сил НАТО (пларб), стратегической группировки атомных подводных лодок с ракетами "Томагавк" и Ударного флота НАТО, а также группировок для борьбы с нашими подводными лодками, защиты трансокеанских коммуникаций и содействия сухопутным войскам в Европе. Эти стратегические группировки ВМС США и НАТО представляли основную угрозу для СССР на главном океанском театре войны. Вот почему Советское правительство и ГК ВМФ С. Горшков принимали все меры к созданию океанского ракетно-ядерного Северного флота.

Прибыв на Север, Н. Смирнов произвел смену командующих, и 7 марта я вступил в командование Северным флотом, приняв дела от адмирала А. Михайловского. В состав Северного флота на март 1985 г. входили: 18 дивизий кораблей и авиации, 25 бригад и полков, более 500 кораблей, из них около 100 атомных подводных лодок и 150 тыс. личного состава. Основу ударной мощи флота составляли 13 дивизий атомных подводных лодок (из них 5 дивизий морских стратегических ракетных подводных лодок) и три полка морской ракетоносной авиации.

Безусловно, эта группировка сил СФ способна была противостоять стратегическим группировкам США и НАТО в Северо-Восточной Атлантике. В связи с этим НАТО для выявления действий СФ постоянно держало в Баренцевом море 3-4 атомные подводные лодки, базовую патрульную авиацию и корабли разведки.

1. ПРОТИВОАВИАНОСНАЯ ДИВИЗИЯ

В январе 1985 г. ГК ВМФ своим приказом определил состав противоавианосной дивизии, в которую вошли две тактические группы. Каждая из групп включала две атомные ракетные подводные лодки пр. 949 (949А) и атомную подводную лодку

пр. 671РТМ.

Атомная пл пр. 949 строилась специально для борьбы с авианосцами. Она имела водоизмещение 12 500/17 000 т, 24 ПУ ракет комплекса "Гранит" (с дальностью до 500 км), четыре 533-мм и два 650-мм торпедных аппарата (16 торпед), комплекс связи "Цунами", навигационный комплекс "Медведица-944", РЛС "Тобол", ГАК "Скат".

Согласно плану боевой подготовки в июне предусматривалось опытовое учение противоавианосной дивизии. Командир дивизии капитан 1 ранга И. Налетов с помощью штаба 1-й флпл разработал частное наставление, в котором были определены походный и боевой порядок дивизии, организация приема целеуказания и ракетных ударов.

Под руководством командующего 1-й флпл вице-адмирала

Е. Чернова в Баренцевом море провели опытовое учение тактической группы по отряду боевых кораблей, после чего выполнялись ракетные стрельбы по мишенному полю. Целеуказание планировалось от космической системы "Легенда".

В ходе четырехсуточного учения в Баренцевом море удалось отработать совместное плавание тактической группы, получить навыки в управлении и организации ракетного удара.

Безусловно, две пларк пр. 949, имея 48 ракет, даже в обычном снаряжении способны самостоятельно вывести из строя авианосец. Это было новое направление в борьбе с авианосцами - использование пларк пр. 949. Фактически всего было построено 12 пларк этого проекта, из них восемь для СФ и четыре для ТОФ.

Опытовое учение показало низкую вероятность целеуказания от КА "Легенда", поэтому для обеспечения действий тактической группы требовалось формирование разведывательно-ударной завесы в составе трех атомных подводных лодок пр. 705 или 671РТМ. По результатам опытового учения планировали в ходе КШУ флота в июле развернуть противоавианосную дивизию в Норвежское море. Теперь Северному флоту представилась возможность эффективно действовать подводными лодками самостоятельно или совместно с морской ракетоносной авиацией по авианосно-ударному соединению США в Северо-Восточной Атлантике.

В связи с развертыванием атомных подводных лодок в Атлантику встал вопрос их обеспечения в трех зонах: в Баренцевом море, в районе м. Нордкап - о. Медвежий и на Исландско-Фарерском рубеже. Это была одна из сложных задач.

Американская концепция "передовых морских рубежей" предусматривала цель запереть ВМФ СССР в базах, не дать ему развернуться в океан. Поэтому, в зависимости от начала боевых действий, нами планировалась операция по обеспечению развертывания атомных подводных лодок в Северо-Восточную Атлантику. В основе этой операции лежали противолодочные действия. Таким образом, с появлением качественно новых атомных подводных лодок с противокорабельными ракетами большой дальности и морской ракетоносной авиации с новыми ракетами морская операция по уничтожению авианосных группировок приобрела большой размах, быстротечность и возможность с высокой вероятностью поразить объекты удара.

2. ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ

Изучая возможности скрытного развертывания атомных подводных лодок в Атлантику, учитывали, что из районов Арктики можно выйти в Атлантический океан подо льдами по трем направлениям: первое - через Гренландское море и Датский пролив; второе - через проливы Нерса, Смита и далее море Баффина и Девисов пролив; третье - из моря Бофорта проливами Мак-Клур, Мелвилл, Барроу, Ланкастер и в море Баффина.

Первое направление - через Датский пролив - на флоте было освоено. Что касается второго направления, то оно более удобно, чем третье, но никто им не ходил. Планом ГШ ВМФ предусматривалась боевая служба атомной подводной лодки в Арктике, и после доклада о готовности плавать подо льдами с разрешения ГК ВМФ предполагалось начать развертывание в Атлантику по второму направлению. Идея развертывать пла вторым направлением принадлежала контр-адмиралу В. Лебедько.

В конце августа 1985 г. атомная подводная лодка под командованием капитана 1 ранга В. Протопопова, старший на борту - командир дивизии капитан 1 ранга А. Шевченко, совершила первое в мире подводное плавание между о. Элсмир и о. Гренландия в малоизученном и сложном в навигационном отношении районе, пройдя около 300 миль в проливах подо льдом, и благополучно завершила развертывание в Атлантику. Донесение от подводной лодки было получено в назначенный срок и встречено с большой радостью на КП флота и флотилии атомных лодок. Атомная подводная лодка К-524 находилась на боевой службе подо льдами Арктики около 27 суток, форсировала пролив Нерса. Это было важное событие в истории отечественного подводного флота. Торжественно прошла встреча экипажа подводной лодки в Западной Лице. Военный совет флота представил командира дивизии А. Шевченко и командира подводной лодки В. Протопопова к званию Героя Советского Союза, а членов экипажа - к правительственным наградам. Но Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1986 г. звание Героя Советского Союза было присвоено только капитану 1 ранга В. Протопопову, А. Шевченко присвоено воинское звание контр-адмирала.

3. ПОСЛЕДНИЕ ПРИСТУПЫ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"

В 1986 г. морские стратегические ядерные силы флота пополнились новым рпксн типа "Тайфун", силы общего назначения - атомными ракетными подводными лодками системы "Гранит" и многоцелевыми атомными подводными лодками типа "Барс". Морская ракетоносная авиация перевооружилась на самолеты Ту-16м2, Ту-16м3. В состав эскадры надводных кораблей прибыли эскадренные миноносцы пр. 956.

Целеуказание ракетным кораблям осуществлялось в основном от КА типа "Легенда", МРСЦ "Успех", Ту-95рц и Ка-27кц. Приступили к созданию стационарной системы освещения подводной обстановки ("Север") в Баренцевом море и центра обработки подводной информации на Новой Земле.

Все рода сил флота получили качественное развитие и достойно осуществляли противостояние на море в ходе "холодной войны" путем несения боевой службы, патрулирования рпксн, присутствия кораблей в "горячих точках", несения боевого дежурства в базах и поддержания установленного количества сил в составе сил постоянной готовности.

Несение боевой службы - основная форма применения ВМФ в мирное время. Она позволила получить опыт плавания в Мировом океане, оценить сильные и слабые стороны ВМС США и НАТО, совершенствовать организацию и управление силами в море. Все это способствовало развитию военно-морского искусства родились стратегическая операция на океанском ТВД при ведущей в ней роли ВМФ и операция флота, новое содержание получили морские операции. Создавалась новая материальная база ведения войны на море.

СССР являлся великой морской державой, и его морская мощь определялась военно-политическим, научно-техническим, экономическим и географическим факторами.

В середине 80-х годов Северный флот по своему состоянию и формам применения достиг наибольшего количественного и качественного развития. Завершилось выполнение четвертой десятилетней программы, силам флота стал подвластен Мировой океан, в том числе и Арктика. Это был период пика "холодной войны", когда в целом Вооруженные Силы СССР обладали наибольшим боевым потенциалом за всю многовековую историю существования русского государства.

В июне 1986 г. ВМС США и НАТО проводили учение Ударного флота в Норвежском море.

С учетом обстановки было решено провести тактическое учение атомных подводных лодок противоавианосной дивизии по реальным авианосцам. Для обнаружения и слежения за аву были развернуты разведывательно-ударная завеса из двух пла пр. 671РТМ и скр пр. 1135, а дальнюю воздушную разведку вели самолеты Ту-95рц.

Переход в район учения аву "Америка" совершил скрытно, соблюдая меры маскировки.

На КП флота, ВВС и флотилии атомных пл были развернуты посты, которые обеспечивали управление силами. Удалось выявить обманные действия палубной авиации. Все это подтверждало, что с аву не так просто бороться.

При входе аву "Америка" в Норвежское море за авианосцем установили непосредственное слежение скр пр. 1135 и слежение ракетным оружием тактической группы атомных подводных лодок. Постоянно воздушную разведку вели самолеты Ту-95рц и Ту-16р.

Для отрыва от слежения аву развил максимальную скорость до 30 узлов и вошел в залив Вест-фьорд. Использование норвежских фьордов авианосцами для подъема палубной авиации было уже известно по действиям 6-го флота США в районе Ионических островов, оно затрудняло избирательность ракет большой дальности. Поэтому мы развернули две атомные подводные лодки пр. 670 (ракеты "Аметист"), которые способны были нанести удар ракетами на малых дистанциях во фьордах.

В ходе тактического учения управление передавалось на КП тактической группы для организации самостоятельного удара, а с КП флота организовывался совместный удар подводных лодок и морской ракетоносной авиации.

В течение пяти суток продолжалось тактическое учение по авианосцу "Америка", что позволило оценить наши возможности, сильные и слабые стороны и совершенствовать применение сил флота в морской операции по уничтожению АУГ. Теперь авианосцы уже не могли безнаказанно действовать в Норвежском море и искали защиты от сил СФ в норвежских фьордах.

Другим важным показателем боевой готовности был поход дивизии в составе пяти атомных подводных лодок, которая впервые в истории Российского флота два месяца находилась в плавании в зоне Атлантического океана. В подводном положении дивизия пл прошла тысячи миль, при этом на переходе и в трех поисковых операциях было обнаружено 15 иностранных подводных лодок. Максимальное время слежения за одной лодкой составило 11 часов. Скрытность похода не была достигнута, но дезориентировать противолодочные силы НАТО в плане количества подводных лодок, маршрутов развертывания и цели их действий удалось. Дивизия пересекла Атлантику на широком фронте двумя тактическими группами самостоятельно, и только в противолодочной поисковой операции в Западной Атлантике они действовали в одном районе. Возвращение было спланировано другими маршрутами с форсированием Исландско-Фарерского рубежа одновременно на широком фронте, с проведением двух противолодочных операций.

В середине мая дивизия возвратилась с боевой службы без замечаний. Все атомные подводные лодки были технически исправны. Это еще раз подтвердило, насколько ответственно штабы должны относиться к поддержанию установленной боевой готовности.

Военный совет флота рассмотрел результаты похода дивизии и поставил ее действия в пример всем силам флота; 34 человека были представлены к правительственным наградам.

Результаты похода дивизии атомных подводных лодок:

1. Была вскрыта подводная обстановка в районе патрулирования пларб типа "Огайо" у восточного побережья США, в Восточной Атлантике и пларб США, Англии и Франции в Норвежском море, что подтвердило эффективность противолодочной операции.

2. Стало ясно, что сил и средств для тотального контроля в случае массового развертывания атомных подводных лодок Северного флота у США и НАТО явно недостаточно.

3. Эффективность стационарной системы СОСУС, как выяснилось, при гидрофизическом обеспечении может быть значительно снижена.

4. Подтвердилось, что корабли и авиация должны решать задачи в составе соединения согласно оперативному предназначению.

Проблемой не только Северного, но и других флотов являлся выход сил флота в океан, что в значительной степени зависит от действий приморских фронтов. Особенно велика такая зависимость на закрытых морских театрах Балтике и Черном море. Военно-географические условия в целом являются неблагоприятными для нашего ВМФ.

Северный флот для развертывания в Северо-Восточную Атлантику должен преодолеть два противолодочных рубежа: м. Нордкап - о. Медвежий, о. Шпицберген; о. Гренландия - о. Исландия - Фарерские о-ва - Шетландские о-ва - Берген (Норвегия). Наличие островов создает вероятному противнику возможность при оборудовании противолодочных рубежей использовать стационарные средства слежения, маневренные силы и широко применять минное оружие.

С учетом географических особенностей театра НАТО планировало с началом войны создание передового и основного противолодочных рубежей для воспрепятствования развертыванию подводных лодок Северного флота в Атлантику.

В мирное время на рубежах использовались часть маневренных противолодочных сил и корабли разведки. Поэтому важно было упредить противника в развертывании рубежей и вывести до начала войны часть атомных подводных лодок в Атлантику.

Базирование ВМС НАТО в Норвегии и на островах позволяет держать на противолодочных рубежах значительные силы, поэтому одной из целей стратегической операции на Северо-Западном ТВД может быть обеспечение выхода сил СФ в Атлантику.

Обеспечение развертывания подводных лодок организовывалось в ближней морской зоне (Баренцево море) силами Кольской флотилии и в дальней морской зоне (Норвежское море) силами эскадр надводных кораблей, атомных и дизельных подводных лодок, а на Исландско-Фарерском рубеже - специально выделенными силами. Развертывание осуществлялось по назначенным маршрутам, с предварительным проведением противолодочной поисковой операции и с широким использованием стационарных гидроакустических буев. Для обеспечения развертывания атомных ракетных подводных лодок применялось непосредственное их прикрытие на всем маршруте развертывания.

Наиболее важной задачей флота являлось обеспечение боевой устойчивости рпксн, которое строилось по двум вариантам, в зависимости от дальности стрельбы лодок баллистическими ракетами:

- в океанской зоне - прикрытием районов патрулирования рпксн многоцелевыми атомными подводными лодками и дальней противолодочной авиацией;

- в ближней морской зоне - использованием всех маневренных сил и оборудованием позиций минных заграждений, особенно для гарантированного прикрытия рпксн в губах и заливах Кольского полуострова.

В ходе учений фактически осуществлялось развертывание атомных ракетных подводных лодок в Баренцевом море и обеспечение боевой устойчивости рпксн в губах Мотовского залива с учетом противодействия "западных". Отражение ударов авиации по силам в море и в пунктах базирования осуществлялось силами и средствами ПВО с выполнением зенитно-ракетных стрельб. Впервые истребители ПВО МиГ-31 использовались для противоракетной обороны - реально осуществляли отражение атаки двух ракет П-6, выпущенных пларк пр. 675, которые были обнаружены и сбиты на двух рубежах.

Таким образом, в ходе первой операции флота одной из важнейших задач является обеспечение развертывания ударных сил флота и боевой устойчивости морских стратегических ядерных сил.

Анализ возможностей сил и средств, выделяемых для обеспечения развертывания ударных сил флота, показывает, что требуется создание стационарной системы освещения подводной обстановки в ближней морской зоне флота, а также создание двусторонней связи между надводными кораблями и подводными лодками в подводном положении.

В течение года шли указания о смене военной доктрины, хотя, к сожалению, ее так и не пришлось увидеть. Главным видом военных действий Вооруженных Сил стала считаться оборона. Это были политические шаги перестройки, стремление показать, что СССР не собирается ни на кого первым нападать, хотя и прежде мы никогда в роли агрессора не выступали.

Несмотря на оборонительный характер военной доктрины, в оперативной и боевой подготовке на море ничего не менялось, мы отрабатывали действия сил в морских операциях и вели систематические боевые действия в зоне флота.

В ходе перестройки М. Горбачев неоднократно выступал с предложениями о полной ликвидации ядерного оружия. Так, 15 января 1986 г. он заявил, что Советский Союз предполагает, действуя поэтапно и последовательно, осуществить и завершить процесс освобождения Земли от ядерного оружия в течение ближайших 15 лет, то есть до конца нынешнего столетия.

Первый этап - в течение 5-8 лет СССР и США вдвое сокращают ядерные вооружения, достигающие территории друг друга. На остающихся у них носителях сохраняется не более чем по 6000 зарядов.

Второй этап должен начаться не позднее 1990 г. и длиться 5-7 лет. К ядерному разоружению начинают подключаться остальные ядерные державы.

Третий этап начинается не позднее 1995 г. В ходе его завершается ликвидация всех еще оставшихся ядерных вооружений. К концу 1995 г. на Земле больше не остается ядерного оружия. Вырабатывается универсальная договоренность о том, что это оружие больше никогда не возродится.

Первая реакция на советскую программу построения безъядерного безопасного мира среди политиков Запада была такая: "Это утопия".

29 мая 1987 г. в Берлине государства - участники Варшавского договора приняли строго оборонительную военную доктрину, один из непреложных принципов которой состоял в том, что при отказе первыми начинать против кого-либо военные действия мы обеспечиваем себе безусловно надежную оборону. И, словно по горькой иронии судьбы, именно надежность обороны СССР, а точнее его средств ПВО, буквально накануне, 28 мая, была дерзко, вызывающе поставлена под сомнение. К исходу этого дня на Красной площади, у Кремля, нарушая все международные правила полетов, приземлился легкомоторный самолет гражданина ФРГ Руста.

Факт всех ошеломил. Что это - безответственная выходка авантюриста или проверка бдительности и готовности ПВО? В результате этого события министра обороны СССР С. Соколова сменил Д. Язов, ГК ПВО А. Колдунова - И. Третьяк. Так закончилась проверка надежности нашей обороны.

28 мая в Берлине шло заседание союзных стран с повесткой дня: "О военной доктрине государств - участников Варшавского договора". Военная доктрина ОВД является строго оборонительной, исходит из того, что в нынешних условиях военный путь решения любого спорного вопроса недопустим. Суть ее состоит в следующем:

Государства - участники Варшавского договора никогда, ни при каких обстоятельствах не начнут военных действий против какого бы то ни было государства или союза государств, если сами не станут объектом вооруженного нападения.

Они никогда не применят первыми ядерное оружие.

Они не имеют территориальных претензий ни к какому государству ни в Европе, ни вне Европы.

Они не относятся ни к одному государству, ни к одному народу как к своему врагу, наоборот, готовы со всеми без исключения странами мира строить отношения на основе взаимного учета интересов безопасности и мирного сосуществования. Государства - участники Варшавского договора заявляют, что свои международные отношения твердо основывают на уважении принципов независимости и национального суверенитета, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ и территориальной целостности, разрешения конфликтов мирным путем, невмешательства во внутренние дела, равноправия и остальных принципов и целей, предусмотренных Уставом ООН, Заключительным актом Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также всеобщепризнанными нормами международных отношений.

Выступая за осуществление мер разоружения, государства - участники Варшавского договора вынуждены содержать свои вооруженные силы в таком составе и на таком уровне, которые позволили бы им отразить любое нападение извне против любого государства - участника ВД.

Вооруженные силы союзных государств поддерживаются в боеготовности, достаточной для того, чтобы не позволить застигнуть себя врасплох; а в том случае, если на них все же будет совершено нападение, они дадут сокрушительный отпор агрессору.

Государства - участники Варшавского договора считают первейшим долгом перед своими народами надежное обеспечение их безопасности. Существующий в настоящее время военно-стратегический паритет остается решающим фактором недопущения войны. Однако дальнейшее повышение уровня паритета не приносит, как показывает опыт, большей безопасности. Поэтому они будут продолжать прилагать усилия для сохранения равновесия военных сил на все более низком уровне.

В этих условиях прекращение гонки вооружений и осуществление мер реального разоружения приобретают поистине историческое значение.

У государств в наше время нет иного пути, как достижение договоренностей о радикальном понижении уровня военного противостояния.

В ходе перестройки по инициативе М. Горбачева была принята доктрина "оборонной достаточности". Она послужила началом планомерного снижения оборонного потенциала страны, а затем и его разрушения.

Сама идея разумной оборонной достаточности была первоначально выдвинута в 1985 г. директором Института США и Канады Г. Арбатовым и заместителем директора ЦРУ США А. Коксом в рамках советско-американского проекта по проблемам стратегической стабильности. В последующем она легла в основу новой "сугубо оборонительной военной доктрины" Советского Союза и полностью была проигнорирована американской стороной.

В основе идеи - опровергнутое жизнью положение о том, что якобы для ведения обороны нужно в два-три раза меньше сил, чем для наступления, а следовательно и меньше средств. Но любой здравомыслящий военный деятель отчетливо представляет, что это положение было верно для Первой мировой и Великой Отечественной войн, когда на успех действий мощное влияние стали оказывать танки и авиация. И оно совершенно не соответствует современным условиям, когда на вооружении армий находятся ядерные и обычные высокоточные средства поражения.

Следует подчеркнуть, что никто еще в наше время не определил "оборонную достаточность" для страны. Это привлекательная, но вводящая в заблуждение формула, не более. Однако у нас она явилась обоснованием для сокращения Вооруженных Сил и разрушения первого стратегического эшелона. В результате мощные Вооруженные Силы Советского Союза, не уступавшие ВС США и способные защитить национальные интересы страны, оказались, по существу, к 1992 г. разваленными. На армию возложили ответственность за экономический кризис в стране, так как на оборону якобы тратилась одна треть государственного бюджета страны. Это было основным лозунгом "нарождающейся демократии".

Таким образом к концу 80 годов ХХ века в битве за Мировой океан советский военно-морской флот держал под контролем все важные стратегические районы на Атлантическом и Тихоокеанском театрах войны. ВМФ добился ядерного паритета с флотом США, значительно улучшил состав сил общего назначения. Постоянно в океане на боевой службе находилось до 200 боевых кораблей и судов. Впервые в истории России флот вышел в океан и защищал ее интересы.

ГЛАВА VII

О СУДЬБЕ ФЛОТА РОССИИ И ЕГО 300-ЛЕТИИ

В семилетнем отрезке истории (1985-1992) нашего Отечества, получившем название "перестройка", первые три года можно назвать ранними перестроечными. В обществе бушевали эмоции, ждали радостных перемен, надеялись на "улучшение социализма". Хотя проскальзывали и нотки разочарования. Некоторые процессы в политической и особенно в межнациональной сфере настораживали, а к 1988 г. уже вызывали едва ли не всеобщую тревогу: пролилась кровь в Сумгаите, завязывался крепкий "карабахский узел", в Прибалтике звучали первые громы "войны законов".

Но в 1985-м государство еще выглядело сильным. У великой державы великая армия, грозен "ядерный щит", крепок военно-промышленный комплекс, обеспечивающий защитников Отечества надежным вооружением, вплоть до космического, на уровне самых высоких мировых стандартов. В противостоянии двух социально-политических систем достигнут военно-стратегический паритет. Но глобальное противостояние на суше и в Мировом океане на столь высоком уровне небезопасно, непомерно велик накопленный в военных арсеналах ядерный потенциал взаимного уничтожения, да и все более обременительным становится он для экономики страны.

Политики, пришедшие в СССР к власти в 1985 г., имея солидные позиции военно-стратегического паритета, начинали активный договорный процесс по сокращению вооружений, и прежде всего ядерных. Так, в 1985 г. объявлен односторонний мораторий на ядерные испытания и достигнуты Женевские договоренности с США о недопустимости ядерной войны; в 1986 г. на XXVII съезде КПСС провозглашена концепция создания системы международной безопасности, адресованная всему миру, а также принято решение о выводе советских войск из Афганистана; осенью 1986 г. состоялась встреча в Рейкьявике, на которой проблема разоружения была переведена на практические рельсы; страны Варшавского договора выработали новую оборонительную доктрину; заключен Договор с США по ликвидации ракет средней и меньшей дальности, на основе которого впервые в истории уничтожалось два класса ядерных вооружений; наконец, в декабре 1988 г. на сессии Генеральной Ассамблеи ООН объявлено беспрецедентное одностороннее сокращение - на 500 тыс. человек - численности Советской Армии. Таковы основные вехи разоруженческого - миротворческого процесса, инициированного политическим руководством в указанные годы.

Из истории России известно, что к подобным разоруженческим приемам в одностороннем порядке прибегал и Н. Хрущев, полагая, что США и НАТО последуют его примеру, однако они действовали согласно своим стратегиям и наш пример игнорировали. То же самое произошло и с инициативой М. Горбачева - устранить угрозу ядерного конфликта не удалось, однако ранее существовавший паритет нарушился. Такова была военно-политическая обстановка второй половины 80-х годов XX века, в период глобального противостояния в Мировом океане.

1. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ФЛОТА СВЕРХДЕРЖАВЫ

Первым единым центральным органом управления Российского флота стала Адмиралтейств-коллегия, учрежденная

Петром I в 1718 г. Ее президентом был назначен Ф. Апраксин. В отличие от ранее существовавших Адмиралтейского приказа и Адмиралтейской канцелярии она ведала не только строительством и материально-техническим обеспечением флота, но и его подготовкой. В число ее функций входили руководство боевым применением флота и организация подготовки личного состава. Она состояла из опытных военно-морских начальников, а возглавлял ее президент, подчинявшийся непосредственно царю.

В 1802 г. Адмиралтейств-коллегия вошла в состав вновь созданного Морского министерства, а в 1827 г. преобразована в совещательный орган при Морском министерстве - Адмиралтейств-совет.

С развитием материальных основ вооруженной борьбы на море, форм и способов применения флота менялись функции и структура органов управления Российского флота.

В советский период с 1917 по 1937 г. в СССР не существовало четкой государственной политики в отношении строительства флота, и это сказалось на органах его управления - они были представлены в виде Управления начальника морских сил РККА. После принятия в декабре 1937 г. программы строительства большого флота и создания в январе 1938 г. Наркомата ВМФ в его составе был сформирован Главный морской штаб, на который возлагалось планирование применения и строительство флота.

В 1939 г. оргштатная структура центрального аппарата ВМФ была уточнена и в основном стала отвечать требованиям обеспечения решения задач по строительству флота и подготовки его к войне.

В ходе Великой Отечественной войны структура управления Наркомата ВМФ обеспечила управление флотами, и ВМФ выполнил свой долг перед Родиной до конца.

В период глобального противостояния в Мировом океане (1966-1986) управление силами ВМФ обеспечило развертывание родов сил ВМФ в стратегически важные районы для несения боевой службы и обеспечение постоянного их нахождения в этих районах. Главным достижением системы органов управления ВМФ было создание океанского ракетно-ядерного флота и организация его применения для противостояния с США и НАТО в ходе "холодной войны", а также разработка теории стратегического применения ВМФ на океанском ТВД и в морских операциях.

Проведенные стратегические учения ВМФ - "Океан-70", "Юг", "Океан-75" и "Запад-81" - на акватории Мирового океана с участием войск военных округов являются венцом развития военно-морского искусства.

К середине 80-х годов в СССР была создана новая материальная база ведения вооруженной борьбы на море, не уступающая ВМС США. Это были годы пика противостояния в Мировом океане.

ВМФ в своем составе имел морские стратегические ядерные силы и силы общего назначения. Основу ударных сил флота составляли атомные подводные лодки, ракетные и авианесущие крейсера, морская ракетоносная авиация. Пытаясь ответить на вызов времени, руководство СССР во главе с М. Горбачевым предпринимало отчаянные усилия для сохранения своего лидирующего положения в мире и одновременно - для снижения расходов на оборону, которое рассматривалось как решающее условие для вывода советской экономики из кризиса.

Мировому сообществу было предложено так называемое новое мышление, а советскому народу и его вооруженным силам - "оборонительная" доктрина как неотъемлемая составная часть этого политического курса.

Вот в таких условиях начиналась моя служба в должности первого заместителя ГК ВМФ.

К сожалению, в 1986-1987 гг. очередная кораблестроительная программа правительством не была принята, а строительство кораблей продолжалось по отдельным постановлениям Совмина СССР. Конечно, это не способствовало их качественному развитию.

На научно-техническом комитете ВМФ, который я курировал, были рассмотрены вопросы качественного улучшения сил флота. Председателем НТК был вице-адмирал А. Саркисов, член-корреспондент АН СССР, впоследствии академик, работающий в области ядерной энергетики. Он много сделал для ведения в ВМФ научной работы, качественного развития вооружений и боевой техники.

В ВМФ были определены направления работ по развитию флота на ближайшую перспективу.

Первое направление - восстановление региональной системы освещения обстановки и автоматизация выдачи целеуказания, так как срок эксплуатации самолета Ту-95рц с системой "Успех" заканчивался в 1990 г. Вместо него создавался обновленный "Успех" на самолете Ил-62. Шла модернизация аппаратуры для выдачи целеуказания от космической системы "Легенда" на ракетные крейсера и атомные ракетные подводные лодки.

Второе направление - система освещения подводной обстановки. Отдел противолодочной борьбы совместно с радиотехническим управлением разрабатывал систему "Аргус", которая предусматривала стационарную систему и маневренные силы для борьбы с подводными лодками в ближней и дальних морских зонах всех флотов, а также использование космических аппаратов для обнаружения подводных лодок в Мировом океане. Создание системы "Аргус" отвечало существующей угрозе со стороны подводных сил США.

В 80-е годы велись работы по созданию стационарных систем освещения обстановки в ближней морской зоне, главным недостатком которых была массогабаритность кабельной продукции.

Третье направление - скрытность подводных лодок. Ранее было принято постановление правительства о мерах по снижению шумности подводных лодок как главном направлении для повышения их скрытности. Эти меры достигались конструктивно-техническими работами ЦКБ "Рубин", "Малахит", на судостроительных заводах Северодвинска и Комсомольска-на-Амуре.

Другим направлением в повышении скрытности подводных лодок являлось использование гидрофизических данных Мирового океана, собранных и систематизированных Институтом океанологии им. Ширшова.

Четвертое направление - создание боевых информационных систем. Увлечение БИУС привело к их многоликости, а добиться интеграции вооружения и боевой техники в единую автоматизированную многофункциональную систему, к сожалению, не удалось из-за слабости базы, в то время как нам нужны были новые автоматизированные системы управления оружием корабля, соединения и объединения для реализации их ударной мощи.

Пятое направление - противоторпедная защита. Торпеды остаются мощным оружием, поскольку дистанция их обнаружения гидроакустическими комплексами весьма мала, а попытки поставить помехи головке самонаведения пока малоэффективны.

По инициативе научно-исследовательских институтов родилась идея создания комплекса противоторпедной защиты, который включает гидроакустический комплекс, противоторпедный снаряд (ракету) и средства помех. Эта тема - "Ласта" - была рассчитана на пару лет, но по ряду причин завершилась только через 10 лет.

Шестое направление - борьба за живучесть. Она стала основной задачей на ближайшие годы после гибели пла "Комсомолец" в апреле 1989 г.

Тематика работы подпитывалась за счет постановлений Военного совета ВМФ и предложений центральных управлений, НИИ, Военно-морской академии и военно-морских училищ. Секретарем НТК был Ю. Зайцев, который пунктуально следил за выполнением плана работы и прохождением документов среди исполнителей. Заседания НТК проходили ежемесячно, заместитель ГК ВМФ по КиВ адмирал Ф. Новоселов и заместитель ГК ВМФ по эксплуатации В. Зайцев помогали формировать техническую политику ВМФ.

Деятельность первого заместителя ГК ВМФ очень разнообразна, и трудно определить какие-то ее рамки. Надо сказать, что В. Чернавин предоставлял большую самостоятельность в решении всех вопросов, касающиеся интересов ВМФ.

Научно-исследовательские институты ВМФ были подконтрольны первому заместителю ГК ВМФ, несмотря на их подчинение начальникам центральных управлений. Что касается повседневной деятельности ВМФ, то я избрал для себя контроль направлений на стыке функций всех заместителей ГК ВМФ. Именно в этой сфере появляются вопросы, которые никто не решает, так как положение о центральных управлениях устарело. Особенно это касается вопросов автоматизации, компьютеризации, интеграции вооружения и техники в единые системы, борьбы за живучесть и разработки ее теории в новых условиях при наличии на корабле ракет, ядерного оружия и атомных реакторов.

Требовались новые подходы к взрывопожаробезопасности надводных кораблей и особенно атомных ракетных подводных лодок, а также новая материальная база для оказания помощи атомным подводным лодкам. К сожалению, ряд научно-исследовательских институтов оказался не готов к этой работе и с запозданием, только после гибели пл К-219 и К-278, стал предметно ею заниматься, вместе с центральным конструкторским бюро исследовать эти вопросы.

Нужно было определить алгоритмы развития аварийных ситуаций на кораблях различных проектов по вариантам тяжелых аварийных и боевых повреждений. В конечном счете командиру должно стать ясно, спасать корабль или экипаж. Яркое свидетельство необходимости такой работы - гибель линкора "Новороссийск" (1955 г.).

Командир корабля должен иметь четкие документы по борьбе за живучесть, а мы, построив атомный ракетный флот, многого в конструктивно-техническом обеспечении живучести, особенно подводных лодок, не учли.

В то время, к исходу 80-х годов, в ВМС США при строительстве кораблей создавались зоны безопасности. Каждая зона включала несколько отсеков, которые имели автономные средства борьбы за живучесть при пожарах, поступлении воды, авариях с оружием и техническими средствами.

Так, на эсминце УРО "О. Берк" (США) корпус разделен на четыре автономные зоны тремя поперечными газонепроницаемыми огнестойкими переборками, которые локализуют возгорание любого масштаба размерами одной зоны и ограничивают распространение огня в горизонтальном направлении. Двери переборок противопожарных зон управляются с ГКП и ПЭЖ.

Корпус эсминца дополнительно разделен на 12 водонепроницаемых отсеков герметичными переборками, доходящими до главной палубы. Днище корпуса двойное, а кабельные трассы бронированы. Система пенного пожаротушения включает две смесительные станции на 4,6 м3, рассчитанные на 10 минут. Машинное отделение и отсеки вспомогательных механизмов дополнительно оборудованы системой объемного химического пожаротушения "Галон".

Таким образом, ряд конструктивных мероприятий и комплексов систем обеспечивает высокую живучесть корабля в борьбе с пожаром и водой.

Седьмое направление. Создав океанский ракетно-ядерный флот СССР, мы, к сожалению, не могли в полной мере реализовать его ударный потенциал в оперативно-тактическом масштабе из-за отсутствия системы освещения обстановки (воздушной, надводной и подводной). Космические и авиационные средства не позволяли решать задачи освещения обстановки в кратчайший срок, с автоматической выдачей данных о противнике. Для решения этой проблемы изучались демаскирующие признаки атомных подводных лодок и надводных кораблей, которые вводились в космические и воздушные летательные аппараты; шло проектирование академиком А. Савиным глобальной системы освещения обстановки.

Восьмое направление - контроль кораблестроительной программы. Уточнялся авиационный парк тяжелых авианесущих крейсеров пр. 1143.5. Тавкр "Адмирал Флота Советского Союза Н. Кузнецов", заложенный 22 февраля 1983 г., в середине 1991 г. прибыл на СФ, но только в 1994 г. получил авиагруппу.

Тавкр пр. 1143.6 "Варяг" был заложен в Николаеве 6 декабря 1985 г., 25 ноября 1988 г. спущен на воду, но из-за отсутствия денежных средств находится на консервации на заводе-строителе.

В 1988 г. в Николаеве началось строительство атомного тавкр пр. 1143.7 "Ульяновск". В 1992 г. он был разобран из-за отсутствия финансирования.

Такова судьба авианосцев, на строительстве которых еще до войны настаивал нарком ВМФ Н. Кузнецов, на что И. Сталин сказал: "Давайте подождем и включим в следующую программу".

В 1956 г. Н. Кузнецов предлагал Н. Хрущеву утвердить план строительства авианосцев, но эта инициатива закончилась отставкой главкома. Только ГК ВМФ С. Горшкову удалось убедить правительство в необходимости их строительства.

Планировалось на первых двух авианосцах иметь типовой состав авиагруппы в количестве 52 самолетов: 18 истребителей-перехватчиков Су-27к, 18 истребителей МиГ-29к и 16 вертолетов Ка-27, в том числе три вертолета РЛД, два - в поисково-спасательном варианте. Не исключалось использование Як-41 вертикального взлета и посадки.

Командующий и штаб авиации ВМФ совместно с научно-исследовательским институтом ВМФ занимались разработкой системы посадки и вместе с НТК оценивали возможные варианты состава самолетного парка.

Россия почти на 50 лет позже ведущих морских держав - США, Англии, Франции и Японии - построила первый авианосец, который был ей необходим как великой морской державе.

Заканчивалось глобальное противостояние в Мировом океане. К этому времени морские стратегические ядерные силы имели серию из шести рпксн пр. 941 (системы "Тайфун"), каждая из которых несла 20 межконтинентальных баллистических ракет. Завершалось строительство серии из семи рпксн пр. 667БДРМ, имевших по 16 баллистических ракет. Последняя подводная лодка этой серии вступила в строй 20 февраля 1992 г.

В составе сил общего назначения завершалось строительство серии из 12 атомных ракетных подводных лодок пр. 949 и 949А, каждая из которых имела на борту 24 ПУ ракет "Гранит"; шло строительство серии из 16 многоцелевых атомных подводных лодок пр. 971 - самых малошумных атомных пл в отечественном флоте; заканчивалось строительство серии из 6 атомных многоцелевых подводных лодок пр. 945, 945А, 945Б с прочным корпусом из титана, имеющих 8 торпедных труб для ракет "Гранит", "Шквал" и торпед. Вместо этого боезапаса такие пл могут принимать 42 мины.

К 1990 г. в СССР был создан самый мощный в мире атомный подводный флот, который освоил Мировой океан и нес боевую службу на его просторах вместе с надводными кораблями и морской авиацией. Военная наука не смогла преодолеть "перестроечные" идеологические лозунги о достаточности в военном деле одной только обороны. Оборонительная доктрина, навязанная политическим руководством без широкого обсуждения и дискуссии, в период достижения стратегического ядерного паритета с США и НАТО внесла путаницу в военную науку, и это послужило началом кризиса в военной теории.

Дальнейшие события в России показали, что политические установки о характере будущей военной угрозы привели к развалу армии и флота. Военные стали расплачиваться за грехи политиков.

Политические решения должны сообразовываться со стратегией и военными возможностями государства. Нельзя не вспомнить, что в течение XIX-XX веков политическое руководство страны (императоры, генсеки и президенты) не раз ставило армию к началу войны в крайне неблагоприятные, сложные условия. Вспомним Отечественную 1812 г., Крымскую, Русско-японскую, Первую мировую и Великую Отечественную войны, Афганистан и Чечню - армия во всем оказывалась виновной.

В обеспечении военной безопасности страны решающее слово принадлежит, безусловно, политическому руководству, но нельзя, чтобы под видом военных реформ сокращали личный состав, разгоняли военные кадры, чтобы утрачивалась преемственность поколений и возникал застой в военном искусстве.

Все это неизбежно сказывалось на строительстве ВМФ, развитии военно-морского искусства, и научно-технический потенциал флота не мог быть реализован в полной мере. В этих условиях приходилось искать новые способы решения общих стратегических задач, свойственных ВМФ.

Самое ценное, что было и есть на флоте, - это его люди, это адмиралы, офицеры и матросы, носители традиций и святых понятий о Родине, чести, воинском долге и верности своему флоту. Русская морская школа, в основе которой лежат высокий профессионализм, духовность и верность Отечеству, присущие только русской нации, не могла возникнуть в другой стране. Она включает особую самоотверженность, стойкость и способность сохранить боевой дух в любых, даже безвыходных, нечеловеческих ситуациях, что сформировало на нашем флоте морскую душу и морское братство.

Я уже говорил, что эпоху глобального противостояния на море в период "холодной войны" с полным правом можно именовать эпохой С. Горшкова.

Трудами послевоенного поколения конструкторов, корабелов и моряков был создан и подготовлен к полномасштабным действиям на всем пространстве Мирового океана мощный ракетно-ядерный океанский флот, который впервые в истории России бросил вызов традиционным морским державам. ВМФ из прибрежной зоны стремительно вышел на оперативный простор Атлантического, Северного Ледовитого, Тихого и Индийского океанов. Русская морская школа была возрождена, флот России был представлен на всех морях и океанах.

В течение 1956-1985 гг. построено около 700 подводных лодок, из них одна треть атомных, 1000 надводных кораблей дальней и ближней морских зон, создана морская авиация. ВМФ имел около 450 тыс. человек всех категорий личного состава. Такой размах строительства кораблей после Петровской эпохи в Российском государстве был достигнут впервые.

Многогранная деятельность Сергея Георгиевича Горшкова, фундаментальные теоретические исследования и внедрение их в практику строительства и развития военно-морского искусства создали стройную теорию морских операций и стратегической операции на океанском ТВД.

Глобальная морская школа С. Горшкова живет во многих поколениях моряков, в морских традициях, в командирах кораблей, в командующих флотами, которые, исходя из особенностей морских театров и опыта Великой Отечественной войны, создали Балтийскую, Северную, Черноморскую и Тихоокеанскую морские школы как ее составные части.

2. РЕФОРМИРОВАНИЕ ФЛОТА РОССИИ

"Не наитие, не святой дух, не свободное творчество ума подсказывает выдающимся полководцам новые формы боя, а качественно новое оружие" (Ф. Энгельс). Это наглядно подтверждается на опыте развития флота России. Каждая его эпоха (парусный, броненосный, паросиловой, ракетно-ядерный океанский) связана с развитием кораблей и их средств борьбы, то есть оружия и технических средств. Качественно новые корабли и оружие способствовали развитию новых форм боя. В морском бою решались поставленные силам флота задачи.

Если до Первой мировой войны в морском бою принимали участие однородные силы, как правило надводные корабли, то с появлением подводных лодок и морской авиации в нем участвовали уже разнородные силы. Развитие материальной базы ведения войны на море в ходе двух мировых войн и во второй половине XX века способствовало развитию военно-морского искусства и новых форм в решении поставленных задач. Если в ходе Первой мировой войны зарождалась морская операция, то во Второй мировой войне это была уже основная форма решения оперативных задач на море. В ходе "холодной войны" родилась стратегическая операция на океанском ТВД при ведущей роли ВМФ.

С появлением ядерного оружия флоты США, СССР, Англии и Франции получили возможность решать и стратегические задачи, однако применение ядерного оружия подлежит безусловному запрещению. Поэтому параллельно развивались обычные средства поражения, которые к 90-м годам по своей мощи достигли уровня тактического ядерного оружия. В то же время отсутствие информационного поля и боевых систем управления не позволяло силам нашего флота полностью реализовать свой ударный потенциал.

После Второй мировой войны уровень вооружения и техники проходил проверку в локальных войнах и вооруженных конфликтах: в Корейской войне, войне во Вьетнаме, арабо-израильских, англо-аргентинских военных конфликтах и особенно в конфликте США против Ливии и войне в Персидском заливе. За это время в ходе боевых действий совершенствовалось ракетное оружие, системы освещения обстановки, разведки и связи, на основе новых технологий появились комплексы и системы высокоточного оружия, которые коренным образом изменили характер и формы ведения военных действий. Таким образом, 80-е годы считаются началом информационной революции в военном деле, потому что новая материально-техническая база войны на море внесла кардинальные изменения как по форме, так и по содержанию боевых действий. Этому способствовал научно-технический прогресс и системный подход в разработке новых вооружений. Революция в военном деле соответствовала военной теории и современной технологии - "поражать, находясь вне зоны поражения". Это соответствие основывалось на комплексах огневого поражения, информационном поле и системах боевого управления, которые в реальном масштабе времени выдают данные о целях. Господство на море и в морском бою будет обеспечиваться быстрым и точным владением информацией. Операцию "Буря в пустыне" можно назвать первой "информационной войной". Короче говоря, в основе революции в военном деле лежит информация и ее реализация в кратчайший срок.

К сожалению, в нашей стране в период перестройки и распада СССР революция в военном деле в западных странах не была замечена, и мы катастрофически отстаем от них. Если после Второй мировой войны революция в военном деле, связанная с созданием атомного и ракетного оружия, вызвала непосредственное реагирование руководства страны, то в конце XX века мы ее проспали. Военная наука, увлеченная навязанной оборонительной военной доктриной и сменой общественно-политической формации в стране, не смогла сформулировать свою позицию и отстоять ее перед правительством.

Надо заметить, что военная реформа проводится, как правило, при смене общественно-политического строя, поражении в войне и появлении нового оружия. В России в августе 1991 г. сменилась общественно-политическая система. Накопленные средства поражения без боевых систем управления не могут быть полностью реализованы. Военно-политическое руководство своевременно не сумело определить концепцию национальной безопасности, разработать военную доктрину и на основании этого провести военную реформу.

К сожалению, объявленная в 1992 г. реформа Вооруженных Сил РФ главной целью ставила сокращение ВС, а не улучшение качественных показателей безопасности войск и сил флота. Основными целями реформы Вооруженных Сил должны быть:

- улучшение количественных и качественных характеристик личного состава, вооружения и техники;

- разработка современной военной теории использования Вооруженных Сил;

- соответствие организации структуры войск и сил флота военной теории и характеру будущей войны;

- обеспечение армии и флота многофункциональными системами боевого управления (системы освещения обстановки, разведки, целеуказания, связи, командных пунктов и др.).

Необходимость военной реформы возникла в 80-е годы, когда явно наметилось наше отставание от западных стран в информационном обеспечении и интеграции вооружений и технических средств. Отраслевой, а не системный подход в создании вооружения и техники способствовал их старению. Вооруженные силы ведущих западных государств поддерживают постоянно уровень в 60-70% новых образцов вооружения и техники; у нас же новое вооружение и техника на флоте к 1991г. составляли 30%, к 2000 г. составило 10%, а к 2005 г.- до 5%. Как видим, необходимы экстренные меры по поддержанию сил флота на соответствующем техническом уровне, а для этого нужна военная реформа.

Безусловно, проведение военной реформы требует и соответствующего общественного мнения. Общество должно понять, что России необходим сбалансированный современный океанский флот. Надо использовать опыт России в возрождении флота после поражения в Русско-японской войне (1904- 1905 гг.). К сожалению, у нас идет реставрация капитализма, и руководство страны заявило о строительстве наемной армии к 2005-2010 гг. Что касается флота, то его роль и место пока еще вовсе не определены.

Реформирование Вооруженных Сил Российской Федерации крайне необходимо и вызвано следующими основными факторами:

- распад СССР и смена общественно-политической системы в стране;

- окончание гонки вооружений в "холодной войне" и распад Организации Варшавского договора;

- обеспечение национальной безопасности при изменившейся военно-стратегической обстановке в мире.

Конечно, у Российской Федерации могут меняться политические цели, интересы и союзники. Однако неизменными должны оставаться ее безопасность и целостность, ее национальные интересы. Надо заметить, что важная цель политики России в области национальной безопасности состоит в обеспечении благоприятных мирных условий для социально-экономического и духовного развития страны и в создании достойных условий жизни для всех народов Российской Федерации. Россия исходит из того, что угроза мировой ядерной войны значительно снижена. Однако до тех пор, пока ядерные арсеналы не уничтожены всеми государствами, опасность ядерной войны нельзя не учитывать. Имеет место тенденция к снижению вероятности развязывания крупномасштабной обычной войны. На передний план выдвигается опасность возникновения локальных войн и военных конфликтов.

Безопасность России обеспечивается в основном военными средствами:

- минимально необходимым для ядерного сдерживания потенциалом стратегических ядерных сил;

- достаточным для обороны потенциалом сил общего назначения.

Главные оборонительные задачи России в мирное время:

1. Поддержание военного потенциала на уровне, достаточном для обороны.

2. Обеспечение неприкосновенности границ и воздушного пространства.

3. Пресечение возможных провокаций и посягательств на суверенитет и территориальную целостность России.

С началом войны:

1. Отражение агрессии.

2. Нанесение поражения противнику.

3. Создание условий для скорейшего прекращения войны и восстановления мира.

Исходя из этого, Вооруженные Силы России должны решать следующие стратегические задачи:

1. Сдерживание потенциального противника от агрессии.

2. Отражение авиационно-ракетного нападения и защита основных административно-политических, промышленных центров и других важных объектов государства.

3. Нанесение ответных ударов с целью лишения агрессора возможности продолжать ведение крупномасштабных военных действий, нарушение его способности восстанавливать свои вооруженные силы и ослабление военно-экономического потенциала.

4. Отражение вторжения с суши, моря и воздуха, удержание важнейших районов территории страны и разгром вторгшейся группировки противника.

5. Срыв новых попыток возникновения агрессии.

Таким образом, исходя из задач, определенных военной доктриной 1993 г., и должно осуществляться реформирование Вооруженных Сил и их строительство. Хотелось бы напомнить, что не однажды за последние два века наша страна не была готова к отражению агрессии. Так произошло в 1812 г. при нашествии Наполеона, в 1854 г. в ходе Крымской войны против коалиции государств - Англии, Франции и Турции, в 1904 г. при нападении на Порт-Артур, в начале Первой мировой войны в 1914 г. Особенно это касается Великой Отечественной войны, когда вероломно напавшая на СССР фашистская Германия в течение нескольких месяцев разгромила первый стратегический эшелон войск Красной Армии и заняла важную часть территории страны.

Как видим, кровавый опыт отечественной истории учтен в военной доктрине. Теперь стоит вопрос, как это реализуется в военной реформе при определении структуры Вооруженных Сил, их технического оснащения и совершенствования средств вооруженной борьбы, потребности мобилизационных ресурсов, при подготовке кадров и функционировании оборонного строительства. Хотелось бы заметить, что одной из причин неудач в прошлых войнах было низкое техническое оснащение войск и сил флота. Поэтому в военно-технической политике главные усилия должны быть сосредоточены на разработке современной боевой техники и оружия.

В целом реформирование ВС должно обеспечить:

- в мирное время - ядерное сдерживание на стратегическом уровне и военное сотрудничество;

- в военное время - своевременную оборону и пресечение агрессии.

При развитии ВС приоритет отдается силам и средствам, предназначенным для ядерного сдерживания и предупреждения о возможности агрессии, обеспечению надежного отражения авиационно-ракетных ударов противника, нанесению по нему ответного удара. Все эти меры должны гарантировать надежную оборону и не допустить внезапного нападения в XXI веке.

Способность решать стратегические задачи по срыву агрессии - в этом мы видим конечный результат реформирования Вооруженных Сил России.

Приходится с горечью отметить, что объявленное реформирование в начале 90-х годов обернулось обвальным сокращением воинских частей и личного состава и неспособностью определенных политических и военных кругов организовать и провести военную реформу. В течение 1991-1994 гг. на Западном направлении были ликвидированы два стратегических эшелона групп войск и военных округов.

Сейчас в Министерстве обороны развернута работа по проведению реформы ВС. В целом реформирование планируется длительным (до 2025 г.) и масштабным, но на слабой экономической базе. Мы не имеем опыта проведения реформы ВС в условиях рыночной экономики, поэтому трудно учесть сложности экономического положения важнейших оборонных отраслей в техническом оснащении армии и флота и определить этапы реформы. Развитие вооружения и техники должно идти параллельно с первого этапа, иначе теряются кадры, производство и время.

Военно-Морской Флот, один из важнейших видов ВС РФ, имеет славную историю и богатые традиции в служении Отечеству, но так получилось, что за последние семь лет корабельный состав и самолетный парк сокращены в 2,5-3 раза, численность личного состава - в 2,5 раза, численность Вооруженных Сил в целом сокращена до 1,2 млн человек. Не обеспечено поддержание технической готовности до 70% корабельного боевого состава. С сожалением приходится констатировать тот факт, что прекращается строительство новых кораблей, заложены только две атомные подводные лодки (1993 и 1996) и один надводный корабль (1997). В настоящее время флот имеет и получает из достройки корабли, которые были спроектированы в 70-80-х годах.

Все это крайне негативно сказывается на состоянии ВМФ и его боевых возможностях. Дальнейшее сокращение боевого состава ВМФ России неизбежно приведет к снижению эффективности решения ставящихся перед флотом задач, а в отдельных случаях и к невозможности их выполнять вообще. О каком решении боевых задач можно вести речь на Черном и Балтийском морях, если ЧФ и БФ лишились подводных сил и морской авиации, системы боевого управления и базирования (кроме районов Новороссийска, Туапсе, Зейландского полуострова и восточной части Финского залива), а также значительно сокращен состав надводных боевых кораблей. Что касается Северного и Тихоокеанского флотов, то благодаря наличию морских стратегических ядерных сил и определенного количества атомных подводных лодок они продолжают решать задачи ядерного сдерживания. Силы же общего назначения СФ и ТОФ понесли потери в крупных надводных кораблях, противолодочных силах, разведывательной, противолодочной и морской ракетной авиации и способны к решению задач только в ближней морской зоне. Камень на шее для СФ и ТОФ - выведенные из боевого состава более 100 атомных подводных лодок, которые ждут разработки федеральной программы по их утилизации.

Исходя из количественного и качественного состояния ВМФ, даже не приходится вести речь о его стратегическом применении на океанских ТВД. К сожалению, военная наука с принятием в 1986 г. оборонительной доктрины не сумела на переходный период от конфронтации к партнерству определить формы и способы применения войск и сил флота. Да и сейчас, в ходе нового этапа реформирования ВС, вопросам разработки характера будущей войны, современной военной теории, форм и способов вооруженной борьбы уделяется недостаточно внимания. Все подчинено структурной масштабной реорганизации и сокращению Вооруженных Сил РФ. Созданные шесть стратегических направлений на случай локальных войн, лишенные войск и оборудования ТВД, вызывают сомнение в их исходе.

Средства массовой информации слабо раскрывают характер реформирования ВМФ, а руководство МО РФ весьма скупо заявляет об этом. А напрасно. Хотелось бы вновь обратиться к 300-летней истории Российского флота и напомнить этапы и особенности его строительства и развития.

1. За три столетия флот прошел в своем развитии эпохи парусного, броненосного, паросилового и океанского атомно-ракетного, и каждая эпоха заканчивалась потерей флота. С 1696 по 1917 годы Российский императорский флот подчинялся царю и правительству, и это обеспечивало его возрождение.

2. Флот должно строить государство, которому подчинены все отрасли промышленности, это не под силу одному лишь военному ведомству. После потерь в ходе Крымской войны 1854-1856 гг. в течение 30 лет был создан броненосный флот. После Русско-японской войны 1904-1905 гг. в течение 10 лет был создан паросиловой.

3. С 1917 до 1992 годы флот восстанавливался, строился океанский флот. За это время имело место смешанное управление ВМФ. В ходе Гражданской войны флот получил некоторую самостоятельность, в то же время он нес большие потери в кадрах и боевых кораблях. Основу ВМС РСФСР составляли только Балтийский и Черноморский флоты. Часть кораблей Черноморского флота была потоплена в Новороссийске, а часть в 1920 г. ушла в Бизерту (Тунис). Балтийский флот частью сил комплектовал Волжскую, Камскую и Каспийскую флотилии, другие корабли участвовали в боевых действиях на море по защите Петрограда и в дальнейшем по техническому состоянию оказались небоеспособными.

Таким образом, в ходе Гражданской войны паросиловой флот был потерян, его восстановление началось с 1922 г.

Развитие океанского флота шло в три этапа:

I этап (1917-1937) - восстанавливались корабли царского флота и строились новые, по пятилетним корабельным программам.

II этап (1937-1945) - приступили к созданию большого флота. Программой строительства ВМФ предусматривалось создание морского и океанского флотов СССР, однако нападение фашистской Германии сорвало планы.

III этап (1946-1985) - создание океанского ракетно-ядерного флота.

Надо заметить, что в советский период с 1937 по 1946 г. и с 1950 по 1956 г. ВМФ получал самостоятельность в управлении и подчинялся первому лицу в государстве и оперативно - наркомату и министерству обороны. Это было вызвано приближением Второй мировой войны и созданием океанского флота, а также необходимостью исключить промежуточные структуры при рассмотрении вопросов строительства флота. После Великой Отечественной войны разрабатывались и принимались четыре 10-летние программы кораблестроения и развития флота, которые рассматривались и утверждались на правительственном уровне; финансирование их фиксировалось отдельной строкой в бюджете страны. Наверное, сейчас при разработке планов реформирования ВМФ нужно вспомнить эти исторические факторы. Важно учесть опыт строительства океанского атомно-ракетного флота и придать ему новое качество современного сбалансированного флота.

В ходе строительства океанского флота были созданы мощные комплексы огневого поражения (корабельные, авиационные и береговые), однако, как мы уже говорили, из-за отсутствия информационного поля силы флота не могли реализовать в полной мере ударный потенциал в кратчайший срок. Если в 60-70-е годы вместе с ракетизацией флота развивались системы освещения обстановки (МРСЦ "Успех", КА "Легенда"), то с середины 80-х годов их развитие замедлилось, в то время как на Западе шла информационная революция на базе новых технологий космических аппаратов, новых ЭВМ, создавались автоматизированные системы по сбору, обработке и выдаче информации в глобальном и региональном масштабах. Начатая в 1986 г. перестройка и принятая оборонительная военная доктрина в вопросах военного строительства опирались на утверждение, что "на нас никто не нападет, у нас нет врагов". Это лишило перспективы военно-техническую политику России.

В то же время в США была принята программа строительства и перевооружения 150 надводных кораблей и атомных подводных лодок под ракеты "Томагавк" и систему загоризонтного целеуказания "Аутло-Шарк".

Военно-морские флоты ведущих государств мира становятся силовым компонентом обеспечения не только стабильности, но и в целом национальных интересов. В целях демонстрации военного присутствия и оказания силового давления в различных районах Мирового океана на постоянной основе развернуты:

- три группировки стратегических ядерных сил морского базирования США, Великобритании, Франции (всего до 12- 13 пларб);

- группировка американских многоцелевых атомных подводных лодок в прилегающих к прибрежным регионам России морях (всего до 12 пла);

- три оперативных флота ВМС США (5, 6 и 7-й флоты);

- три постоянных оперативных соединения ОВМС НАТО в Атлантике, Балтийском и Средиземном морях.

Указанные группировки на кораблях несут 2200 ядерных боезарядов и более 800 крылатых ракет "Томагавк", которые практически способны держать уже сегодня под постоянной потенциальной угрозой ударов обычного оружия морского базирования до 80% территории европейской части России и ее Дальнего Востока.

Именно по этой причине ВМС практически всех ведущих государств мира выведены за рамки переговоров об их ограничении и сокращении.

Как видим, морская составляющая США и стран НАТО на стыке веков приобретает важное значение в обеспечении национальной безопасности. Несмотря на некоторые количественные сокращения сил флота США, Англии, Франции, бюджетные ассигнования остаются неизменными.

Анализ строительства и развития флотов ведущих морских держав мира, Российского и Советского флота показывает, что в их основе лежит кораблестроительная программа, принятая правительством на 10-12 лет с учетом экономического состояния государства. Сейчас руководство Министерства обороны в упор не видит этой истины и ссылается на программу развития вооружения ВС на 1996-2005 гг., в которой предусматривается строительство (с достройкой) всего 23-27 боевых кораблей и катеров, из них для действия в океане до 15 единиц. А как быть с морской авиацией? Практически мы потеряли морскую ракетоносную авиацию. В 1991 г. она состояла из семи дивизий, сейчас - из одной. В то же время Турция планирует ввести в состав своих ВМС 47 боевых кораблей и 12 самолетов и вертолетов (14 фрегатов, 9 подводных лодок, 8 тральщиков, 1 штабной корабль, 15 ракетных катеров, 9 самолетов и вертолетов береговой охраны).

Главным уроком строительства кораблей океанского флота стало неоправданное преобладание количественного фактора над качественным. Корабль строился не как элемент системы, что затрудняло его применение. Особенно это касалось крылатых ракет большой дальности в дальней морской зоне. Учитывая мировой опыт, для повышения качества сил флота и сокращения их состава необходимо разработать многофункциональную автоматизированную систему, сопряженную с береговыми (плавучими) зональными центрами сбора и обработки разведывательной информации о надводной и подводной обстановке на ТВД или в оперативной зоне флота, что позволит отслеживать цели в реальном масштабе времени и в любой момент наносить удар. Основным элементом такой системы является разведывательное информационное поле на космических или воздушных аппаратах. Надо создавать системы и корабли как комплексы огневого поражения при решении конкретных задач по срыву ударов с моря и воздуха. Речь идет об обеспечении целеуказания ударных комплексов при уничтожении воздушных, надводных и подводных целей. Такая работа была развернута в середине 80-х годов, но развития не получила. Пока еще остались кадры, научная и производственная базы, требуется федеральная программа по восстановлению и дальнейшему развитию систем и комплексов оружия.

Как видим, строительством кораблей по десятилетней программе развития вооружения ВС РФ качественные показатели ВМФ не улучшить, нужна государственная программа кораблестроения с учетом создания автоматизированной системы боевого управления. В мирное время флот строится государством, такая задача не под силу одному Министерству обороны. При этом необходимо учитывать, что на проектирование и строительство современного корабля уходит около 10 лет и требуется кооперация сотен предприятий. В ходе реформирования ВС важно сохранить опыт и структуру строительства флота во времена Советского Союза. Надо принять отдельную программу строительства флота на правительственном уровне. В настоящее время подходы к дальнейшему развитию флота должны основываться на общих доктринальных установках, с учетом существующей потенциальной угрозы и условий обеспечения и поддержания боевой готовности флота, а также политических и экономических факторов.

Из анализа военных конфликтов, военно-политической обстановки, количественного и качественного состава ВМС США и НАТО можно сделать вывод, что создается новая материальная база для ведения войны на море и с моря. Главным средством огневого поражения является высокоточное оружие, применяемое авиацией и кораблями, с использованием космических и воздушных систем освещения обстановки, а также автоматизированных систем, обеспечивающих поражение береговых и морских целей. Основными силами, способными к нанесению ударов с моря, являются палубная авианосная авиация, надводные корабли и атомные подводные лодки, вооруженные ракетами "Томагавк" в обеспечении многофункциональных боевых систем и системой освещения обстановки.

Основными районами их действия могут быть Норвежское, Баренцево, Средиземное моря, районы Северного Ледовитого, Индийского и западной части Тихого океанов. Для срыва агрессии необходимо нанести поражение носителям ракет и палубной авиации, а также организовать противоракетную оборону сил и объектов флота силами флота и других видов ВС.

Недооценка Генеральным штабом угрозы с морских направлений приводит к сокращению ВМФ и ликвидации ПВО как вида Вооруженных Сил. Масштабная угроза на сухопутных участках ТВД маловероятна, так как XXI век - век высокоточного оружия, а не солдата с винтовкой, о чем свидетельствует, в частности, операция "Буря в пустыне". Поэтому главное в реформировании ВМФ заключается в создании группировок, способных сорвать воздушно-ракетные удары с морских направлений в самостоятельных и совместных операциях с другими видами ВС. В фундаменте реформирования ВМФ должно лежать его новое качественное состояние. На базе океанского ракетно-ядерного флота необходимо создать сбалансированный океанский флот для решения задач "флот против берега" и "флот против флота" на основе высокоточного оружия, единого информационного поля и автоматизированных систем управления; флот, способный противостоять любой группировке ВМС отдельно взятых прибрежных государств, не исключая ВМС НАТО и ВМС США, в случае необходимости их силового сдерживания.

В структурном плане, с геостратегической и военно-политической точек зрения, Российскому флоту необходимо располагать четырьмя флотами и одной самостоятельной флотилией. Северный и Тихоокеанский флоты должны оставаться океанскими. В будущем они сыграют свою роль в обеспечении национальной безопасности России. При этом СФ и ТОФ должны оставаться оперативно-стратегическими объединениями, способными решать задачи ядерного сдерживания и срыва агрессии с морских направлений как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими видами ВС РФ. Балтийский и Черноморский флоты, внесшие неоценимый вклад в историю Российского государства, необходимо сохранить. Они должны решать оперативно-тактические задачи самостоятельно и совместно с соединениями других видов ВС, одна из главных их задач - удержать господство на море и в своих зонах ответственности. В исключительных случаях они могут решать и задачи ядерного сдерживания на оперативно-тактическом уровне.

Политическим и военным структурам важно сейчас совместно разработать морскую политику России на XXI столетие, основанную на морской мощи государства, и морскую стратегию, которая должна обеспечить национальную безопасность с морских направлений.

Итак, концепция реформирования ВМФ должна предусматривать следующее:

1. Сохранение боевых кораблей и самолетов боевого ядра и принятие федеральной кораблестроительной программы на 10-15 лет, имея в виду, что основная ударная сила флота - атомные подводные лодки и морская авиация. Сохранение двух центров строительства атомного подводного флота на Севере и Дальнем Востоке. Обновление ВМФ на принципе естественной убыли неприемлемо, оно приведет к потере кораблей и самолетов в начале XXI века.

2. Качественное развитие морских стратегических ядерных сил и сбалансированное развитие всех родов сил флота, системы боевого и специального обеспечения и управления на базе современной науки и техники, с расчетом иметь не менее 60- 70% современных кораблей, самолетов, вооружения и техники. Сбалансированность флота заключается в том, чтобы все элементы, составляющие его боевую мощь, и средства их обеспечения постоянно находились в наиболее выгодном сочетании, при котором флот может полностью реализовать такие свои качества, как скрытность, универсальность и огневая мощь, то есть выполнять различные задачи в условиях любой возможной войны.

3. Существующие рода сил флота (подводные лодки, надводные корабли, морская авиация и береговые войска) должны быть сохранены на каждом флоте в пропорции, учитывающей потенциальную угрозу на морском театре и решаемые задачи.

4. При строительстве флота количественный состав должен определяться исходя из стоящих задач. Необходимо обратить внимание на ликвидацию разнотипности кораблей и систем вооружения, решить проблему шумности и взрывопожаробезопасности подводных лодок и универсальности надводных кораблей, обеспечить их защиту от противокорабельных ракет, оснащение автоматизированными системами боевого управления на базе интеграции вооружения и технических средств. Существующая степень аварийности кораблей требует разработки единой системы борьбы за живучесть. Реализация боевого потенциала сил флота, обеспечение гарантированного огневого поражения невозможны без создания многофункциональных боевых систем и информационного поля. Корабль и самолет должны создаваться и строиться как элементы системы для решения конкретных задач.

5. Сохранить структуру ВМФ, имея морские стратегические ядерные силы и силы общего назначения, а также четыре флота и флотилию. При сокращении соединений сил флота не допускать утраты влияния в важных стратегических районах и зонах, имеющих выход в океан и господствующее положение в регионах, для чего сохранить оперативные соединения атомных пл и эскадры надводных кораблей.

6. Военно-морское искусство на основе новых задач должно учитывать формы и способы их решения, используя опыт, накопленный в период "холодной войны" 1946-1991 гг. Безусловно, морской бой, морская операция и участие в ударе стратегических ядерных сил должны получить дальнейшее развитие с учетом новых средств поражения и характера будущей войны.

7. Реформа Вооруженных Сил должна сохранить флот и определить следующий этап в его развитии. Дальнейшее развитие должны получить атомные подводные лодки, надводные корабли и самолеты океанской и дальней морской зон: авианесущие и ракетные корабли, атомные крейсера, эскадренные миноносцы, сторожевые корабли и морская авиация. Безусловно, нужны корабли и самолеты XXI века. Военно-политическая обстановка и научно-технический прогресс заставят заниматься строительством нового флота. Нельзя забывать уроки эпохи парусного флота, в которой Россия задержалась, за что и была наказана в Крымской войне.

8. Сохранить кадры флота - значит сохранить русскую морскую школу, бесценный опыт, своеобразную морскую культуру, верность традициям и воинскому долгу служения Отечеству. Российская нация должна гордиться своим флотом и его адмиралами, офицерами и матросами, служившими под Андреевским и Советским Военно-морскими флагами.

9. Реализация направлений строительства и обновления ВМФ России призвана обеспечить появление качественно нового, современного флота, который должен сохранить свой боевой потенциал, стать менее обременительным для страны и способным защищать национальные интересы России на море. Наличие военно-морского флота у России - объективная и исторически подтвержденная необходимость, одно из непременных условий ее безопасности, защиты национальных интересов, экономического и культурного развития. Рост числа ядерных держав и военного потенциала стран НАТО не дает основания считать, что России гарантирована безопасность. Флот является одним из важнейших атрибутов российской государственности сегодня. Как никогда нуждается он в серьезной поддержке и конкретной помощи со стороны государства. Его внутренние резервы практически исчерпаны. Без помощи и поддержки президента и правительства флот обречен на выживание, а не на развитие. Наше общее дело - не допустить перехода за критическую черту. Сохранить флот для России - значит сохранить и Россию, не дать ей скатиться до уровня третьеразрядного государства. Российский ВМФ был и должен оставаться и впредь той реальной силой, которая будет до конца защищать и отстаивать наши национальные интересы, с наличием которой считаются в мире и которая во многом обеспечивает нашей стране статус великой державы. Страна, не владеющая морской мощью или почему-либо утратившая ее, лишается вместе с тем и решающего голоса в мировых делах, а следовательно, и уверенности в своей независимости и безопасности.

Обо всем этом в 1997 г. мною было написано письмо Президенту РФ и председателям обеих палат Федерального Собрания. К сожалению, только летом 1998 г. пришел ответ из Совета безопасности: "Ваши предложения будут учтены". А пока наше государство, в начале XXI века, не имеет военной доктрины и кораблестроительной программы развития флота.

3. ОСОБЕННОСТИ СТРОИТЕЛЬСТВА ФЛОТА РОССИИ

Первая особенность: целенаправленность морской политики государства основа развития флота.

Неудачи предшественников Петра I были обусловлены комплексом причин конкретно-исторического характера. Среди них одна из важнейших - пороки субъективного подхода, заключавшиеся в том, что создание флота относилось "на потом", на время после захвата приморских областей и создания условий для их прочного удержания.

По такой схеме развивались события в первом Азовском походе 1695 г.

С этого времени в отечественную практику вошло осмысленное "программное" строительство флота.

Численность, состав сил, соотношение между кораблями различных классов в петровскую эпоху не были заданы по монаршему произволу и не определялись исключительно возможностями казны по финансированию их строительства и содержания. Они устанавливались, исходя из задач, стоявших перед флотом.

Так, пока боевые действия имели основной стратегической целью захват и удержание приморских областей, развивался главным образом галерный флот. Когда же перелом в ходе Северной войны позволил перейти к борьбе за господство на Балтике, к переносу боевых действий на территорию собственно Швеции - произошел решительный поворот в сторону строительства корабельного парусного флота.

Параметры кораблестроительных программ (если говорить современным языком) определялись с учетом возможностей вероятного противника или комбинации вероятных противников.

Целенаправленный характер военно-морского строительства был почти утрачен при преемниках Петра I.

Вступление на престол энергичной Екатерины II, правильно понимавшей объективную потребность государства в активной и осмысленной внешней политике, ознаменовалось созданием "Морской Российских флотов и адмиралтейского правления комиссии" во главе с адмиралом С. Мордвиновым. Императрица потребовала от комиссии разработать "основательный план" строительства флота, "который хотя бы и при самых поздних потомках в совершенство приведен быть мог".

21 марта 1764 г. был утвержден "штат" флота для мирного и военного времени (для Балтики) - до 57 кораблей и 150 галер.

Павел I также требовал от Адмиралтейств-коллегии "составить точное исчисление потребных сумм на содержание флотов равно как Адмиралтейств-коллегии и подчиненных ей мест". Для пресечения попыток узковедомственного подхода он учредил специальный комитет, обязанный составить программу строительства флота на перспективу.

Эта линия была продолжена при Александре I в начальный, "реформаторский", период его царствования. В 1802 г. создано Морское министерство, а для контроля за его деятельностью и разработки стратегических задач флоту - Комитет образования флота во главе с А. Воронцовым.

Комитет с таким же названием был образован в 1825 г. и Николаем I.

После поражения в Крымской войне и фактической утраты Черноморского флота Россия вступила в полосу реформ. Отсутствие кораблестроительной программы некоторое время компенсировалось отдельными решениями верховной власти. Однако уже к 1863 г. стало очевидным, что работа по восстановлению морской мощи страны требует многолетнего, просчитанного на перспективу плана.

В 1863 г. Комитет, созданный с локальной целью "для приведения Кронштадта в оборонительное положение", пришел к выводу о необходимости ассигнований сверх сметы для ускоренного строительства 10 мониторов и одной двухбашенной канонерской лодки. Затем эта программа была дополнена решением о постройке четырехбашенных фрегатов (броненосцев береговой обороны) и 10 "мореходных" фрегатов (крейсеров).

В последней четверти XIX века внешнеполитические задачи государства потребовали разработки долгосрочных программ развития сил флота на всех морских театрах, имеющих приоритетное экономическое и военно-стратегическое значение: Черном, Балтийском морях и Тихом океане.

В 1881 г. под председательством великого князя Алексея Александровича было образовано Особое совещание в составе министерств: военного, иностранных дел и управляющего военно-морским министерством. Совещанию вменялась в обязанность разработка стратегических задач флоту на каждом из театров, а также рекомендаций по содержанию кораблестроительных программ, развитию военных портов и баз, казенного и частного военного судостроения.

Результатом работы Совещания стали 20-летние программы развития флота, первоначально предусматривавшие постройку для Балтики и Сибирской флотилии 154 боевых кораблей и 5 вспомогательных судов, а для Черного моря - 29 боевых кораблей.

Одновременно с разработкой и уточнением программы кораблестроения решался вопрос о строительстве (реконструкции) баз и оборудовании театров средствами береговой и минно-позиционной обороны (на Черном море это дополнялось мероприятиями по подготовке стратегической Босфорской десантной операции).

Поражение в Русско-японской войне заставило руководство России принимать неотложные меры по восстановлению морской мощи страны - прежде всего на Балтике. Этого требовали изменения в составе военных флотов морских держав во второй половине 1910-х годов.

Попытки решить эту проблему частными, паллиативными средствами полностью провалились. Руководство страны вновь было поставлено перед необходимостью разработки долгосрочной программы строительства флота. Однако из-за несогласованности действий причастных к этому ведомств, отсутствия ясных представлений о задачах флота, - что определялось прежде всего шаткостью воззрений на приоритеты внешней политики и незавершенностью военно-стратегического планирования, - время было упущено.

Россия вступила в Первую мировую войну недостаточно готовой к вооруженной борьбе на море, что в значительной степени предопределило ход и исход боевых действий на Северо-Западном и Юго-Западном стратегических направлениях.

В 1920-х годах флот существовал практически без долгосрочной программы его строительства. Это привело не только к утрате значительной части прежнего корабельного состава (среди морально устаревших, но относительно новых по срокам службы кораблей, построенных в 10-х годах, было немало таких, которые пригодились бы нам в трудный период Великой Отечественной войны), но также и к деградации многих отраслей, связанных с военным судостроением (включая основные судостроительные центры). Возникла необходимость практически заново воссоздать отечественное кораблестроение, притом в сжатые исторические сроки и не считаясь с затратами.

Эти уроки не всегда учитывались в послевоенное время, а сегодня складывается впечатление - забыты вовсе.

Вторая особенность: необходимо оптимальное сочетание единства стратегического руководства с относительной самостоятельностью флота в разработке и реализации программы его строительства.

После смерти Петра I по самостоятельности флота был нанесен первый удар. Резко упало значение Адмиралтейств-коллегии, подчиненной созданному в 1726 г. Верховному тайному совету.

Ассигнования на флот практически были прекращены, кораблестроение фактически свернуто. Суммы, выделявшиеся на флот, не доходили до него, расхищались или перетекали в другие "статьи бюджета", а также не выделялись из-за недоимок в казну. Стал быстро расти некомплект личного состава, особенно офицерских кадров, восполнить который правительству потом не удавалось в течение трех-четырех десятилетий, несмотря на принимавшиеся разнообразные меры.

Правление Екатерины II ознаменовалось наведением порядка и в этой области. Адмиралтейств-коллегия была укреплена, ее статус поднят, флоту определили твердый бюджет - 1 200 000 руб. в год.

Следующий шаг в сторону укрепления самостоятельности флота был сделан при Александре I, учредившем в ходе реформ государственного управления Морское министерство. Однако и на этом направлении реформы морского ведомства были дискредитированы последующими действиями правительства, включая политику в области ассигнований и расстановку руководящих кадров.

В конечном счете не принесла флоту пользы принятая в чрезвычайной обстановке восстановления флота в 1856-1863 гг. и ориентированная на выдающийся организаторский талант великого князя Константина Николаевича система руководства Морским министерством (формально во главе генерал-адмирал, великий князь фактически и. о., управляющий Морским министерством).

Тем не менее эта система позволяла иметь отдельный бюджет для флота и способствовала реализации программ, которые к концу XIX века вывели Россию по составу и состоянию флота на третье место среди морских держав (после Англии и Франции).

Уроки поражений на море в ходе Русско-японской войны потребовали укрепления самостоятельности Морского министерства как органа, ответственного за разработку и реализацию программ строительства и планов использования флота. Это выразилось в ликвидации должности генерал-адмирала, учреждении должности морского министра, создании морского Генерального штаба и проведении других организационных мероприятий.

Несмотря на отставание в начальный период работ по восстановлению флота, Морское министерство все же смогло накануне и в ходе Первой мировой войны развернуть активную деятельность по разработке и реализации крупной кораблестроительной программы. Корабли, построенные в эти годы, стали ядром Советского ВМФ в 20-30-е годы, а некоторые продолжали служить в составе флота до середины 50-х. В 1909-1917 гг. было построено семь новейших линейных кораблей, свыше трех десятков больших эсминцев, десятки подводных лодок, тральщиков, десантных судов, сторожевых кораблей и т.п.

Несмотря на ограниченность материальной базы, флот, особенно на Балтике, справился со всеми поставленными ему оперативными задачами и до тех пор, пока сохранялась относительная стабильность в государстве и вооруженных силах, воевал достойно.

В 20-х - первой половине 30-х годов флот полностью утратил самостоятельность, потеряв в организационном плане даже статус вида вооруженных сил (в это время он именовался соответствующим образом: Военно-Морские Силы РККА). Ассигнования на строительство флота оказались под сильнейшим ведомственным давлением руководства Красной Армии, которое, исходя из предвзятых и не оправдавшихся в последующем политических и военно-стратегических концепций, блокировало развитие флота в течение целого десятилетия, периодически добиваясь сокращения сумм, запланированных на его строительство. Положение не улучшилось даже тогда, когда лицом к нуждам флота повернулось высшее военно-политическое руководство СССР.

Это явилось одной из главных причин выделения ВМФ в самостоятельный вид ВС с реорганизацией органов его управления в общесоюзный наркомат.

В ходе Великой Отечественной войны выяснилось, что с точки зрения оперативного управления силами эта схема небезупречна. Стратегическое взаимодействие между видами ВС страдало от междуведомственных столкновений.

В связи с этим Наркомат ВМФ в 1946 г. был ликвидирован и флот подчинен Военному министерству. Однако вновь дали о себе знать порочные принципы, сложившиеся в период безраздельного подчинения флота армейскому руководству, поэтому самостоятельность флота опять восстановили, создав Министерство ВМС, ответственное в первую очередь за их строительство.

В середине 50-х годов ВМФ вновь потерял самостоятельность. И на этот раз решение было несбалансированным: восстанавливая принцип единства стратегического руководства ВС, оно не обеспечивало механизма согласования интересов между видами ВС, не блокировало вредного для комплексного и адекватного потребностям страны доминирования представителей сухопутных сил в руководстве МО.

Опыт строительства ВМС в других странах свидетельствует, что в них единство стратегического руководства ВС органически сочетается с самостоятельностью в разработке и реализации программ развития каждого из видов ВС. В США, в частности, гражданские руководители видов ВС наделяются правами министров, ассигнования на каждый из видов ВС выделяются отдельной строкой в бюджете. Их обоснование и исполнение бдительно контролируются законодательной властью, так как это прямо задевает интересы избирателей и налогоплательщиков. Перекачка средств в пользу одного из видов ВС без ведома законодателей практически исключена.

Аналогичная система действует в большинстве других государств НАТО.

Ассигнования на ВМС в этих странах, несмотря на некоторое сокращение военных бюджетов, продолжают оставаться на прежнем уровне или даже растут. Так, на 1995 бюджетный год для ВМС США, доля которых в военном бюджете остается наибольшей (31,1%), предусмотрен рост в 1,7%.

Интенсивное строительство военно-морских сил сегодня осуществляют Китай, Япония, Южная Корея, Франция, Германия, Дания, Турция, Великобритания, Нидерланды, Италия, Норвегия, Канада, Таиланд, Малайзия, Тайвань, Индия.

Отличительными чертами военно-морской политики всех этих стран являются развитие ВМС на основе долгосрочных и среднесрочных программ, защищенных в военном бюджете отдельными статьями, приобретающими после их утверждения силу закона (за исключением Китая); отношение к программам наращивания боевого потенциала ВМС как к наиболее приоритетным направлениям деятельности государства в сфере оборонного строительства; выраженное стремление к сбалансированности флотов, их комплексному развитию в качестве единой системы, предназначенной для решения задач в рамках единой военной стратегии национальной или коалиционной защиты национально-государственных интересов в Мировом океане в военное и мирное время.

Третья особенность: флот строит государство.

Спор о том, морская или сухопутная держава наша страна, ведется с достопамятных времен. Письменные источники позволяют утверждать, что он начинался еще в допетровской России, уже при первых попытках утвердиться на побережьях европейских морей и завести регулярный флот.

Критики выдвинули немало доводов против "морской парадигмы" развития российской государственности. Среди них было немало светлых умов и выдающихся государственных деятелей, их аргументы, с точки зрения формальной логики, выглядели почти безупречно. И все же, несмотря на провалы и кризисы (вплоть до полной утраты статуса морской державы), Россия неизменно возвращалась на путь борьбы за выход в Мировой океан, бросая вызов самым могущественным из мировых держав.

Сводить это к прихоти отдельных исторических личностей или объявлять такую тенденцию глубоко ошибочной и не обусловленной внутренними потребностями страны могут только недобросовестные публицисты и историки. Или те, кто сознательно выражает интересы, противоречащие интересам российской нации.

Ибо не что иное, как осознанное или безотчетное следование этим коренным интересам лежит в основе периодически повторяющихся попыток утвердиться в качестве первоклассной морской державы. Наоборот, неразвитость гражданского общества, несовершенство механизма принятия важнейших государственных решений, отсутствие гласной процедуры согласования интересов приводят к тому, что решения в области строительства флота принимаются в результате "борьбы под ковром" между представителями заинтересованных ведомств. Следствием этого становятся, как правило, "волевые решения", далекие от оптимальных. Ошибки приходится исправлять, но уже такой ценой, которая ставит под сомнение результат, а чаще история просто не оставляет времени на их устранение (как это было перед Первой мировой войной и перед Великой Отечественной).

Исторический опыт позволяет утверждать, что строительство флота не может вестись на основе внутриведомственных решений МО. Оно обретает смысл лишь тогда, когда на государственном уровне осознается и решается ряд ключевых проблем, которые можно (по значимости) расставить следующим образом.

1. Постановка общих стратегических задач ВМФ. В XVIII-XIX веках в начале каждого царствования из военно-морских авторитетов создавался особый комитет "по устройству флота" под председательством лица из окружения императора; с 1880-х гг. стали создаваться так называемые Особые совещания под председательством членов императорского дома. С начала XX века этим занимался Государственный Совет Обороны, возглавлявшийся лично царем. Периоды, когда такие задачи не ставились, можно назвать годами медленного умирания (царствование Александра I, правление Николая I) или застоя в строительстве флота (1906-1909, 1921-1929 гг.). В советское время первоначально под предлогом утверждения единой военной стратегии и в связи с полным подчинением флота армии, с лишением его статуса отдельного вида вооруженных сил, правительство не ставило общие стратегические задачи ВМФ, предметно его строительством первые лица в высшем военно-политическом руководстве не занимались. Однако логика внутреннего и международного развития привела к тому, что флотом стал заниматься лично И. Сталин. Его ближайший преемник Н. Хрущев пытался принизить значение флота. Но жизнь вновь взяла свое. Еще до отстранения Хрущева от власти был принят твердый курс на создание ракетно-ядерного океанского флота. Сегодня флот снова остался без общих стратегических задач, если судить по содержанию "Основных положений" нашей военной доктрины и реальной политике в области кораблестроения и производства морских вооружений.

2. Создание и поддержание на современном уровне соответствующего научно-производственного потенциала. Отсутствие государственной политики в этом вопросе привело Россию к сокрушительному поражению в Крымской войне. Недостаточно продуманная военно-техническая политика и разброд в реализации в целом неплохих кораблестроительных программ стали одними из главных причин поражения в Русско-японской войне. Задержка с принятием новой кораблестроительной программы накануне Первой мировой войны привела к тому, что промышленно-производственная база страны в полной мере не была использована для целей строительства флота. В 1920-е годы государственная политика в области формирования научно-индустриальной базы стала уже главным условием, без которого никакое развитие не имело реальных перспектив. В наше время в самых "рыночных" странах развитие базы военного кораблестроения является предельно государственным делом. И там, где государство перестает ею заниматься, крах всего комплекса, работающего на флот, неизбежен. Пример - страшный удар по британскому кораблестроению, нанесенный "милитаристкой" Тэтчер в конце 70-х. Британия и теперь может строить боевые корабли, но она уже никогда не построит флота, сравнимого с тем, что имела ранее. Более того, в развитии ядра своих подводных сил она находится в полной технологической зависимости от США. Оглянемся вокруг. Кто станет помогать нам?

3. Теория строительства и применения флота. Мы должны иметь хотя бы ограниченный опыт эволюционного развития, а не революционных скачков и рывков, чтобы создавать и совершенствовать свою, национальную школу военно-морского искусства. Иначе мы и впредь будем шарахаться от рабского заимствования до отрицания того ценного и разумного, что есть в настоящее время за рубежом. При этом наблюдается поразительное высокомерие по отношению к чужому опыту именно тогда, когда нет четких задач и ориентиров в строительстве ВМФ, когда политика пытается уклониться от решения проблем, связанных с выходом в Мировой океан.

4. Комплектование и подготовка кадров. Два мифа довлеют над высшими руководителями Российского государства: "людей у нас много" и "незаменимых нет". Между тем людей у нас мало. Мало для того, чтобы обустраивать и защищать такую огромную страну, как наша. Сегодня мы уже не можем обеспечить комплектование даже по штатам мирного времени наполовину "усохшего" флота. Отношение к командирским кадрам, начиная с его низшего, старшинского звена, командно-штабным и командно-инженерным кадрам просто варварское. Между тем чтобы вырастить командира корабля, требуется как минимум около 10 лет, а для должностей оперативно-стратегического звена 20-25. Всякое знание проверяется опытом. Тем более без опыта руководства строительством и подготовкой флота на разных его уровнях нельзя выработать новое знание, адекватное все повышающимся требованиям. С точки зрения овладения суммой знаний, существовавших на тот момент времени, руководители Советского ВМФ в 1941 г. были на уровне. Но они в большинстве не имели достаточного опыта службы, не прошли всех положенных ступеней служебного роста. Это дорого обошлось стране и флоту.

5. Создание группировок сил на театрах. Ни одна из морских держав не имеет столь сложных геостратегических условий для реализации своих интересов в Мировом океане, как наша. Мы имеем пять разобщенных морских (океанско-морских) театров, на каждом из которых в тугой узел завязаны проблемы такого уровня, что от их решения страна не может уклониться даже при самом горячем к тому стремлении наших руководителей. И если верно, что быть сильными везде нельзя, то нельзя быть и слабыми, когда это таит в себе смертельную угрозу. Нельзя легко бросаться то Черным морем, то Балтикой, то Тихим океаном. Но именно это явила политика 90-х годов.

И последнее. Подобные вещи становятся возможными лишь в том случае, если общество осознает непосредственную связь между перспективами своего развития и всеми видами деятельности (включая военную) в Мировом океане.

Даже авторитарный режим, даже советская политическая система не смогли бы решать задачи строительства флота без определенного консенсуса с обществом.

Экспорт России в 1913 г. оценивался примерно в 1,5 млрд рублей, импорт составил чуть менее 1,4 млрд. Расходы на флот в том же году - 245 млн. С 1907 по 1912 г. Дума последовательно отклоняла все программы, которые представлялись ей на утверждение, под предлогом их дороговизны. И только в 1912 г., когда в связи с произвольным закрытием Турцией Черноморских проливов было осознано, что стоимость экспорта русской продукции, проходящей этим путем за год, сравнима со стоимостью 10-летней судостроительной программы (и то и другое стоило около 1 млрд), Дума почти единодушно проголосовала за кредиты на развитие военного флота, попутно ратифицировав морскую конвенцию с Францией, предусматривавшую развертывание на постоянной основе русской эскадры в Средиземном море с использованием баз во французских североафриканских владениях.

Итак, для защиты национальных интересов с морских направлений на государственном уровне должны рассматриваться вопросы развития строительства и применения флота России, чтобы не повторять кровавый опыт истории.

4. ИТОГИ И УРОКИ 300-ЛЕТНЕЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ФЛОТА

"История наделена свойством возврата к прошлому, если игнорировать ее закономерности, не заниматься их изучением". Еще в начале XX столетия В. Ключевский сделал в своем дневнике запись: "В России развилась особая привычка к новым эрам в своей жизни, наклонность начинать новую жизнь с восходом солнца, забывая, что вчерашний день потонул под неизбежной тенью. Это предрассудок - все от недостатка исторического мышления, от пренебрежения к исторической закономерности".

20 октября 1996 г. Россия отметила знаменательную дату - 300-летие Российского флота. История флота является частью истории Российского государства. На всех этапах развития государства - Киевской и Московской Руси, Российской империи и Советской России - регулярный флот играл ведущую роль в освобождении русских земель от иноземных захватчиков и защите национальных интересов на море.

Россия стремилась обеспечить господство или паритет на море самостоятельно либо в союзе с другими государствами. Она не ставила своей целью создать флот, равный или превосходящий по силе флоты ведущих морских мировых держав, а создать флот, обеспечивающий ее безопасность на Балтике и Черном море. Наличие такого флота, особенно в XVIII и XIX веках, позволило России защищать морские границы, решать крупные внешнеполитические задачи и добиться относительной стабильности в регионах на Балтийском и Черном морях.

Трагические исходы для флота в Крымской и Русско-японской войнах доказали, что, с тех пор как существует военно-морская сила, ни одна морская держава, ни один флот никогда не должны ограничиваться только оборонительными действиями. Эти и другие войны - постоянное напоминание о том, что уничтожение или ослабление Военно-морского флота России было и остается одним из главных направлений в политике ведущих западных мировых держав. Руководство государства должно понимать: отказ от морской мощи для того, чтобы доказать противнику свое миролюбие, является опасной политикой, в каком бы виде она ни проводилась.

После длительной "холодной войны", когда флот по ряду показателей достиг в своем развитии мирового уровня, в результате распада СССР и морской мощи государства океанский флот переживает упадок.

Исследования исторического опыта Российского флота заключают в себе не только познавательный интерес, но и имеют актуальное значение в современных условиях.

Отличительной чертой нашей эпохи на стыке двух веков является то, что в борьбу за мировое господство вступил блок стран "большой семерки" под руководством США, а в прошлом ее вели только отдельные страны. Надо отметить, что им в Европе в основном удалось достичь своих целей, памятуя при этом, что в блок стран "большой семерки" входят ведущие морские державы и что главная роль в противостоянии принадлежит военно-морским силам.

Распад лагеря стран Варшавского договора и развал СССР создали благоприятную военно-политическую обстановку странам блока НАТО для распространения своего влияния на Европейском континенте.

Вывод войск РФ из стран Западной Европы, образование независимых государств из бывших республик СССР, а также ликвидация западных военных округов бывшего Союза коренным образом изменили военно-политическое положение на Европейских ТВД в пользу США и НАТО. Принятая военная доктрина РФ не отражает эти коренные изменения, произошедшие в результате новой расстановки сил не только в Европе, но и в целом мире. В результате всех этих изменений РФ утратила господство на Черном и Балтийском морях и в важных стратегических океанских зонах, а исторические противники на них получили превосходство над нашими флотами. Тем не менее Россия пока остается значительной силой благодаря обширности своей территории, богатству природных ресурсов, научно-техническому потенциалу, а главное наличию стратегического ядерного оружия.

Развал стратегических сухопутных группировок России на Европейских ТВД значительно повлиял на роль и место БФ и ЧФ в обеспечении национальной безопасности с морских направлений. Ранее стратегические группировки войск создавали условия для выхода флотов в Средиземное и Северное моря и способствовали развертыванию СФ в Атлантику, для чего требовалось иметь в составе флотов отдельные группировки для решения этих задач.

Балтийский и Черноморский флоты, потеряв половину надводных кораблей и три четверти подводных сил, морскую ракетоносную авиацию и пункты базирования сил флота, стали флотами на закрытых морских театрах, способными решать сугубо оборонительные задачи.

В настоящее время условия для развертывания Балтийского и Черноморского флотов отсутствуют и их предназначение в обеспечении национальной безопасности с морских направлений значительно изменилось.

Изменения в стратегическом построении войск требуют уточнения и задач флотов на морских театрах. Исходя из неопределенности положения РФ в мировой политике и сохранения потенциальной угрозы с морских направлений, наша морская стратегия должна основываться на следующем:

1. Россия является великой морской державой, ее морская мощь обеспечивается научно-техническим и производственным потенциалом, состоянием ВМФ и других флотов, а также наличием стратегического ядерного оружия.

2. Морская мощь России должна быть адекватной существующим и потенциальным угрозам с морских направлений. Это позволит обеспечить политические цели и влияние России на мировые процессы в океанских и морских зонах, создание в них благоприятных условий для производственной деятельности и судоходства как самостоятельно, так и в рамках мирового сообщества. Для обеспечения государственной безопасности и национальных интересов России Военно-Морской Флот должен решать следующие задачи в мирное и военное время:

морскими стратегическими силами

- поддержание потенциала ядерного сдерживания и способность к нанесению возможному агрессору гарантированного ущерба в ответных действиях;

силами общего назначения

- сдерживание и отражение агрессии с морских направлений во взаимодействии с другими видами ВС РФ;

- охрана побережья и обеспечение экономической деятельности в океанских и морских районах.

На каждом из наших разобщенных морских театров главная проблема - это свобода выхода в океан. Она усугубилась после распада СССР, особенно на Черноморском и Балтийском флотах и Каспийской флотилии. Поэтому основная роль в защите интересов России на море должна принадлежать Северному и Тихоокеанскому флотам.

В структурном плане, с геостратегической и военно-политической точек зрения, Российский флот должен располагать, как я уже говорил, четырьмя флотами и одной флотилией. Из них Северный и Тихоокеанский - океанские флоты, а Балтийский, Черноморский флоты и Каспийская флотилия - действующие на закрытых морских театрах.

Флоты должны быть способны противостоять любой группировке ВМС отдельно взятых прибрежных государств, не исключая ВМС НАТО и ВМС США, в случае необходимости их силового сдерживания, а океанские флоты обеспечивать ядерное сдерживание. При этом все флоты должны оставаться оперативно-стратегическими объединениями, способными решать, как правило, оборонительные задачи и удерживать господство в отдельных районах как самостоятельно, так и во взаимодействии с объединениями других видов ВС РФ на отдельных направлениях. Существующие рода сил флота (пл, нк, морская авиация и береговые войска) должны быть сохранены на каждом флоте в пропорции с учетом потенциальной угрозы на морском театре и решаемых задач.

Для обеспечения решения этих задач флот должен иметь глобальные и региональные многофункциональные системы боевого управления, включающие системы связи, разведывательно-ударные комплексы, корабельные и авиационные системы разведки, целеуказания и радиоэлектронной борьбы.

Океанский ракетно-ядерный флот должен получить дальнейшее качественное развитие, он должен быть сбалансированным организмом, функционирующим в соответствии с требованиями военной доктрины, соответствующим уровню современной науки, насыщенным военными технологиями, иметь мобильные и универсальные группировки, способные к действиям на всем пространстве Мирового океана.

Сбалансированность флота - это наивыгоднейшее сочетание элементов боевой мощи кораблей и родов сил, его реальных возможностей, интегрированных в единую многофункциональную боевую систему для успешного решения свойственных ему задач.

К сожалению, происходящее сейчас реформирование флота направлено на его сокращение, а не на повышение качественного состояния. Сокращение сил флота без анализа геополитической обстановки на морских и океанских театрах более чем на 50% привело к потере контроля над важными стратегическими районами, такими как проливные зоны (пролив Лаперуза, Курильские острова, Горло Белого моря, Новая Земля, Керченский пролив, острова Финского залива), а также и в операционных зонах флотов. Все это заблаговременно создает выгодные условия для потенциальных противников.

В настоящее время для сохранения флота и его дальнейшего развития с учетом новых геополитических условий необходимо:

1. Внести изменения в военную доктрину, где определить роль и место ВМФ и пути сохранения морской мощи России.

2. Принять закон о Военно-Морском Флоте, перспективе его развития на 10-15 лет и морскую стратегию России.

3. Учитывая особое значение флота, подчинить ВМФ, как было до 1917 г. и трижды в советский период, главе государства и обеспечить финансирование флота отдельной строкой в бюджете.

У России есть свои традиционные геополитические интересы, связанные с морем и флотом, и она должна сохранить все элементы морской мощи, чтобы оставаться в сообществе ведущих государств мира. При этом необходимо учитывать следующие уроки трехвековой истории флота:

Первый урок. Сильный флот - сильная Россия.

Борьба России за выход к побережьям морей и океанов и создание собственного регулярного военного флота были обусловлены, во-первых, потребностями экономического развития огромных материковых территорий, интегрированных в рамках русской национальной государственности, а во-вторых - потребностями обеспечения безопасности страны с морских направлений.

Особенности географического положения России на Евро-Азиатском материке, а также разрушительные нашествия иноземных захватчиков с Востока и Запада тормозили развитие государственности и способствовали угасанию русской цивилизации, экономическому, политическому и культурному отставанию от западных стран.

Это противоречие могло быть преодолено только силой и сильной русской властью. Петр I сумел в конкретных исторических условиях создать сильную власть, сильные регулярные армию и флот для реализации целей национальной безопасности.

Это позволило Русскому государству в течение XVIII-XIX веков освободить и отстоять все свои земли от иноземных захватчиков и создать мощную империю.

В XX веке после распада царской армии Советский Союз создал сильные континентальные Вооруженные Силы, которые в период Великой Отечественной войны разбили армию фашистской Германии, а во второй половине XX века СССР, создав океанский ракетно-ядерный флот, стал великой державой, влиявшей на мировые процессы.

Морская мощь России должна быть адекватной потенциальным угрозам. Существующее в некоторых кругах общества мнение, что на нас никто не нападет, лишено оснований, так как сохраняются группировки войск и сил флота США и НАТО, идет их качественное совершенствование с целью увеличения в 1,5-2 раза ударного потенциала. Поэтому сильные армия и флот всегда были и должны оставаться основой национальной безопасности страны.

Второй урок. Россия может быть только великой державой или никакой.

Среди признаков, отличающих великую державу от прочих, особняком стоит наличие глобальных интересов, которые рано или поздно вступают в противоречие с интересами других государств и разрешаются преимущественно мирными, дипломатическими средствами. Однако исторический опыт свидетельствует, а нынешняя международная обстановка убедительно подтверждает, что дипломатия бывает эффективной лишь в тех странах, где она опирается на реальную военную силу.

Россия прежде всего из-за своего геополитического положения была и должна быть великой сухопутной и морской державой. История нашего Отечества убедительно свидетельствует о том, что, когда правительство понимало значение флота для укрепления государственности, экономики, военного могущества и культурных связей, Россия была на подъеме. И наоборот, практически любая военная катастрофа, любые катаклизмы, происходившие с Российским флотом, неизбежно совпадали с катаклизмами общественными, экономическими, политическими и духовными, ввергавшими страну во внутреннюю нестабильность и упадок.

Примером этого являются поражение России в Крымской и Русско-японской войнах, Гражданская война и состояние страны после распада СССР. Россия утрачивала мировое значение, ей навязывали договорные кабальные условия, ограничивавшие ее военный потенциал, она попадала в зависимость от стран Запада. Ведущие западные страны - США, Англия, Германия, Италия, а также Япония и Турция - не только не партнеры, как сейчас их модно величать, но наши исторические соперники на прибрежных морских театрах.

Ослабление флота России неминуемо повлечет за собой постепенное изменение внешнеполитической ориентации морских держав в сторону противодействия России. Об этом можно судить по ежегодным учениям НАТО в Черном и Балтийском морях, чего раньше не было.

В таких условиях актуальным становится переход от "блоковой" оценки международных отношений к конкретному анализу возможного развития событий на каждом из морских и океанских театров, граничащих с Россией. Поэтому забота о скорейшем становлении Российского флота должна стать задачей общегосударственной. Нынешнее состояние России - временное. Мы вновь вернем потерянное: и экономическое могущество, и военную силу, и международный статус, и всеобщее уважение. Рано или поздно перед нами встанет задача восстановления морской мощи державы, так как в силу геополитических и исторических факторов Россия должна быть великой державой.

Третий урок. Океанский фактор.

Среди многих факторов, оказывающих влияние на развитие человечества, определяющее место принадлежит географической среде, важнейшим элементом которой является Мировой океан. Он занимает 2/3 поверхности нашей планеты, и ему пришлось сыграть основную роль в развитии цивилизации.

Научно-техническая революция XX века, с одной стороны, усилила зависимость экономики от торгового обмена и освоения ресурсов Мирового океана, а с другой - океан стал сферой применения стратегического ядерного оружия. Таким образом, океанский фактор имеет два аспекта: экономический и военный.

Фундаментальная ошибка России, считавшей, что мы практически независимы от ввоза и вывоза, дорого обходилась в прошлом и особенно дорого обходится теперь, после распада СССР. Наша страна попала в критическую зависимость от доступа к океанским и морским коммуникациям не только по экспорту, но в первую очередь - по импорту.

Еще острее проблема поиска новых источников энергоресурсов и промышленного сырья встанет в XXI веке. В результате резко обострится конкуренция за морские биоресурсы и энергоресурсы морского дна. Преимущество будут иметь государства, которые располагают реальными возможностями освоения и защиты своих интересов в этой среде.

Как видим, необходимость иметь сильный флот - это задача первостепенной важности для России, омываемой тринадцатью морями и имеющей выход к трем океанам. Военный аспект океанского фактора заключается в постоянном присутствии в океанах ядерного оружия морского базирования с целью ядерного сдерживания в мирное время. Поэтому океанский фактор с экономической и военной точек зрения нуждается в сильном флоте России.

Четвертый урок. Российский флот - продукт развития отечественной науки.

Развитие регулярного флота непосредственно связано с научными достижениями и мировыми открытиями. Каждая новая эпоха в развитии флота зависит от научно-технической революции.

Эпоха броненосного флота была обусловлена использованием новых средств движения и энергетики, внедрением электричества, радио, разработкой теории непотопляемости, а также новых средств поражения - мин, торпед.

Эпоха атомного ракетного флота - это использование атомной энергии для движения и поражения, применение ракет различного назначения, лазеров, связи быстрого действия, систем освещения надводной и подводной обстановки. В основе нового качественного состояния сил флота лежали фундаментальные научные открытия.

К 90-м годам XX века, используя достижения науки и техники, флоты вступили в эпоху сбалансированного флота.

Основными элементами сбалансированности флота являются:

- комплексы огневого поражения (корабельные, авиационные, береговые);

- информационное поле, глобальное и региональное, базирующееся на космических и авиационных носителях;

- многофункциональные автоматизированные системы боевого управления, обеспечивающие выдачу данных в реальном масштабе времени.

Речь идет о том, чтобы все элементы, составляющие боевую мощь сил флота, находились в наиболее выгодном сочетании, при котором эффективно реализовались бы его ударные и оборонительные возможности при решении задач в любой точке Мирового океана.

На флоте сконцентрирована самая передовая для своего времени научная мысль страны. Он всегда был на шаг впереди в освоении новых технологий; потребности флота во многом предопределяли развитие целого ряда фундаментальных и прикладных наук: математики, физики, химии, географии, астрономии, океанологии, механики, металловедения, электротехники, акустики, гидродинамики и др.

Таким образом, на развитие флота должна работать чуть ли не вся Академия наук. С флотом связаны имена выдающихся ученых России: Л. Эйлера, М. Ломоносова, Н. Лобачевского, Д. Менделеева, А. Крылова, А. Попова, А. Берга, А. Александрова, С. Королева, В. Макеева, А. Савина, С. Ковалева, Д. Спасского и других.

Необходимо отметить, что развитие флота обеспечивалось наукой, когда перед ней ставились конкретные задачи, определенные десятилетними программами кораблестроения. С 1986 г. государство не занимается развитием флота, нет государственных программ его строительства, и это сказалось на развитии как фундаментальной, так и прикладной науки, которые сейчас находятся в тупике из-за отсутствия финансирования. Государство ради экономии возложило строительство флота на Министерство обороны, что является стратегической ошибкой, ведущей к технической отсталости флота. Главной причиной поражения флота в войнах XIX и XX веков была его техническая отсталость.

В настоящее время флот списывает устаревшие корабли, вооружение и боевую технику, которые составляют по различным типам от 30 до 70% от их общего состава, - все они были построены в советское время, в основном в 70-80-е годы, и лишь малая доля - в 90-е. Строительство новых кораблей и авиации фактически заморожено из-за экономического кризиса в стране. Поэтому к 2005 г. устаревших кораблей в составе флота ожидается до 80%, и снова флот России будет обречен, как и в прошлые столетия.

Поддержание количества и качества вооружения на современном уровне при помощи науки должно быть заботой государства.

Пятый урок. Морская мощь государства - основа национальной безопасности.

Морская мощь государства рассматривается как совокупность экономического, научного, технологического, военного, культурного и духовного потенциалов, направленных на реализацию потребностей науки в освоении Мирового океана.

Необходимо усвоить, что страна, не владеющая морской мощью или почему-то утратившая ее, лишается вместе с тем и решающего голоса в мировых делах, а следовательно, уверенности в своей независимости и безопасности.

В качестве станового, несущего элемента морской мощи государства рассматривается флот: военный, транспортный, промысловый, научный. Поэтому одной из самых насущных задач отечественной науки в нынешний тяжелый период является сохранение в экономике и обществе той критической массы, которая позволит в кратчайший срок возродить морскую мощь державы, притом на качественно ином, более высоком уровне. А это значит, что нам необходимо сохранить ВМФ, судостроительную промышленность и отрасли, производящие для флота технику и вооружение, систему комплектования и подготовки кадров, мобилизационные возможности.

Главным компонентом как ядро стратегических ядерных сил России в состав ВМФ должны входить морские стратегические ядерные силы, дислоцирующиеся на Севере и Дальнем Востоке. Второй компонент ВМФ - силы общего назначения на всех флотах, включающие все рода сил флота. Состав их зависит от решаемых задач на морском театре. В основе развития флота должно лежать его новое качественное состояние, суть которого заключается в создании сбалансированного флота для решения задач "флот против берега" и "флот против флота", на базе высокоточного оружия, единого информационного поля и автоматизированных многофункциональных систем боевого управления, обеспечивающих выдачу целеуказания в реальном масштабе времени.

Особенности военно-политической обстановки в мире диктуют: пренебрежение к вопросам укрепления морской мощи в России может нанести урон независимости и безопасности страны.

Шестой урок. Военно-морская наука - теоретический фундамент развития флота.

Основным предметом военно-морской науки является вооруженная борьба на море и способы ее ведения. Она возникла в середине XIX века, после эпохи парусного флота. Броненосный флот отличался маневренными качествами, сложной корабельной организацией, необходимостью боевого, технического и тылового обеспечения.

Это требовало разработки новых оперативно-тактических приемов использования сил, разработки теории строительства флота и создания системы управления. ВМФ стал приобретать черты и свойства сложной организационно-динамической системы, которая нуждалась в специальных научных исследованиях.

Военно-морская наука обосновала необходимость развития родов сил, создания классов кораблей и морских вооружений. Этому способствовал прогресс как общей фундаментальной науки и методов исследования, так и прикладных наук.

Военно-морская наука представляет собой единую систему знаний о закономерностях функционирования и строительства флота, обладающего сложными системами оперативной и стратегической значимости, ударной мощью, способного решать многообразные задачи. Флот действует в специфических природных условиях, зависящих от гидрометеорологических условий. Это выделяет военно-морскую науку из интегрированного понятия военной науки.

Во второй половине XX века флот стал океанским, атомным, ракетным, сделался главным компонентом морской мощи государства. Расширились возможности его боевого применения.

Правомочность военно-морской науки как совокупности военно-морских знаний в единой цельной системе подтверждается независимостью в развитии флота и специфической особенностью его строительства и использования, которые существенно отличают его от других видов Вооруженных Сил.

Военно-морская наука обосновала новые формы боевого применения сил флота, таких, как морские операции, операция флота и стратегическое применение ВМФ на океанском ТВД, а также участие их в первом стратегическом ядерном ударе стратегических ядерных сил страны.

Застой в военно-морском искусстве в 80-90-е годы XX века можно объяснить отсутствием военно-морской науки, на которую Министерством обороны СССР в 1975 г. был наложен запрет.

Учитывая возрастание роли океанского фактора и морских стратегических ядерных сил, для обеспечения дальнейшего развития флота в XXI веке морская наука должна быть восстановлена как один из видов прикладной науки.

Седьмой урок. Не революционные скачки, а эволюционный путь - основа качественного развития флота.

Отсутствие эволюционного пути развития регулярного флота России всегда приводило к революционным скачкам и технической отсталости при его возрождении.

Отсталость России от ведущих западных морских держав, особенно в XV-XVIII веках, явилась главной причиной запоздалого вступления страны в эпоху парусного флота (1696 г.), хотя на Западе XV век ознаменовался появлением парусных кораблей. Однако Петр I сумел за 20 лет построить второй флот в Европе, и XVIII - первая половина XIX века стали наиболее героическим временем парусного флота, принесшим славу России; это был золотой век Российского флота.

В Крымской и Русско-японской войнах впервые в истории Российский флот потерпел поражение. Обе эти войны вскрыли просчеты в строительстве кораблей и их боевом использовании, а также их техническую отсталость.

П. Столыпин 27 мая 1908 г., выступая на заседании Государственной думы, заявил: "России нужен флот... флот дееспособный, стоящий на уровне научных требований. Если этого не будет, если флот у России будет другой, то он будет только обузой".

Эпохи российских парусного и броненосного флотов закончились их поражением, потерей основного корабельного состава, и пришлось все начинать сначала. Запад в недрах парусного флота уже создавал винтовые корабли, а в России ссылались на отсутствие денег (Николай I) и тем самым закладывали отставание флота, не думали о развитии промышленности.

В Цусимском сражении (1905) Россия потеряла броненосный флот и 6 тыс. моряков из-за своей технической отсталости и низкого качества кораблей по сравнению с кораблями Японии. С 1906 до 1912 г. русская общественность требовала восстановления флота, а военные чиновники противились этому, спрашивая: зачем он нужен?

К 1914 г., к началу Первой мировой войны, создав паросиловой, торпедно-артиллерийский флот, построив подводные лодки и боевые самолеты, Россия сумела частично восстановить свою морскую мощь. Однако смена в стране в 1917 г. общественно-политической формации и Гражданская война привели к потере флота.

С 1917 до 1937 г. - 20 лет - советское руководство определялось с развитием флота, который подчинялся военному ведомству. Только в декабре 1937 г. принимается решение о строительстве большого океанского флота, который был создан к 80-м годам.

С развалом в 1991 г. СССР и со сменой общественно-политической формации в России в течение нескольких лет распался океанский атомный флот: списаны на металлолом сотни кораблей, даже не выслуживших установленные сроки нахождения в боевом составе.

В четвертый раз флот России переживает свою трагедию, утрачивает эволюционный путь развития, что наносит ущерб качеству сил флота и морской мощи России.

Восьмой урок. Беречь кадры флота.

Самое ценное, что было и есть на флоте, - это его люди: флотоводцы и военачальники, командиры и администраторы, операторы штабов и воспитатели кадров, ученые и практики, носители знаний и бесценного опыта, своеобразной морской культуры, офицеры и матросы корабельного состава флота, которые формируют традиции и святые понятия о Родине, чести и воинском долге. Надо отдать должное дворянскому корпусу морских офицеров, которые в походах и морских сражениях добывали славу России, хранили верность воинскому долгу и Отечеству. Российский народ должен гордиться своим флотом, его адмиралами, офицерами и матросами, служившими под Андреевским и Советским Военно-морскими флагами.

Плеяда адмиралов эпохи Петра Великого ввела в практику вооруженной борьбы на море черты, присущие только русской нации, - особую самоотверженность, стойкость, способность сохранять боевой дух в любых, даже безвыходных ситуациях, верность своему флагу.

Эти черты трудами адмиралов другой великой - ушаковской - плеяды воплотились в русской национальной школе военно-морского искусства, родовые признаки которой доминируют во всех последующих поколениях русских моряков. Ее отличает активный творческий дух, уважение к знанию и опыту, неприятие шаблона, верность суворовской "науке побеждать", опора на лучшие качества, свойственные русскому архетипу.

Питомцы школы адмирала М. Лазарева - В. Корнилов,

П. Нахимов - создали современную систему подготовки парусного флота, обеспечивавшую русским морякам качественное превосходство над любым противником на море до тех пор, пока паровые флоты не пришли на смену парусным. Эти традиции были подхвачены и продолжены в новых условиях такими адмиралами, как Г. Бутаков, С. Макаров, Н. Эссен, А. Эбергард,

И. Григорович и другие.

Адмиралы и офицеры, служившие на флоте в ходе Первой мировой, Гражданской войн и в 20-30-е годы, не успели в полной мере реализовать свой творческий потенциал, однако именно они заложили основы оперативного искусства и тактики флота, а также управления силами флота. Это флагманы Э. Панцержанский, Р. Муклевич, И. Кожанов, К. Душенов, М. Викторов и В. Орлов.

Адмиралы плеяды Н. Кузнецова завершили разработку целостной теории оперативного искусства ВМФ, заложили основы теории боевой готовности и реализовали на практике ее главнейшие положения в ходе Великой Отечественной войны.

Исходя из опыта Великой Отечественной и Второй мировой войн, они осознали необходимость коренного пересмотра взглядов на роль и место ВМФ в системе Вооруженных Сил страны, превращения его в вид Вооруженных Сил, способный к самостоятельным действиям стратегического масштаба на океанских и морских театрах военных действий.

Н. Кузнецов и его соратники, преодолевая противостояние правительственных кругов, в середине XX века сумели сформировать и заложить теоретические и практические основы создания атомного ракетного океанского флота. Это адмиралы И. Исаков, Л. Галлер, А. Головко, В. Трибуц, Ф. Октябрьский, Л. Владимирский, И. Юмашев, Ф. Зозуля, В. Фокин, Ю. Пантелеев, Г. Левченко.

Особое место в этом ряду принадлежит адмиралам эпохи глобального противостояния в период "холодной войны", которую, применительно к флоту, правильно именовать эпохой С. Горшкова. К ней относятся адмиралы флота: В. Касатонов, Н. Сергеев, С. Лобов, Н. Смирнов, Г. Егоров, В. Чернавин, А. Сорокин, И. Капитанец, К. Макаров, Ф. Громов, В. Куроедов; адмиралы: В. Платонов, Н. Исаченков, А. Орел, С. Чурсин, А. Чабаненко, Н. Амелько, П. Котов, В. Михайлин, В. Сысоев, В. Маслов, Э. Спиридонов, А. Россохо, Н. Ховрин, Г. Бондаренко, В. Сидоров, В. Новиков, А. Калинин, А. Михайловский, В. Паникаровский, В. Самойлов, Н. Хронопуло, В. Селиванов, И. Хмельнов, В. Иванов, Г. Хватов, Г. Гуринов, В. Егоров, И. Касатонов, О. Ерофеев, В. Кравченко, В. Еремин, В. Попов, Э. Балтин, И. Захаренко, В. Комоедов, Ф. Новоселов, В. Зайцев; политработники адмиралы: В. Гришанов, П. Медведев, В. Панин, Я. Почупайло, С. Захаров, М. Захаров, А. Аверчук, Ф. Сизов, С. Варгин, Н. Усенко, С. Бевз, Н. Шабликов, И. Аликов; морские летчики: маршал авиации И. Борзов, генерал-полковники А. Мироненко, С. Кузнецов, М. Самохин, В. Потапов, В. Дейнека, Е. Преображенский, С. Гуляев, В. Воронов, А. Павловский; чекисты: А. Пудонин, И. Скатов, А. Нерушенко, Ю. Ветошкин, А. Мирошниченко, В. Фокин, В. Жардецкий, В. Батраков и другие.

Трудами этих людей был создан и подготовлен к полномасштабным действиям на всем пространстве Мирового океана мощный ракетно-ядерный океанский флот, который впервые в истории России бросил вызов традиционным морским державам.

Их многогранная деятельность, фундаментальные теоретические исследования и внедрение в практику строительства и подготовки сил ВМФ стройной теории морских операций, операции флота, включая теорию стратегической операции на океанском ТВД, обеспечили стремительный выход ВМФ из прибрежной зоны на оперативный простор Мирового океана, в воды Атлантического, Тихого, Индийского и Северного Ледовитого океанов. Найдены новые подходы в теории и практике боевой службы, в масштабных мероприятиях оперативной и боевой подготовки, убедительным образом заявивших о зрелости, национальной самобытности и интеллектуальной независимости командных и научных кадров ВМФ. Школа С. Горшкова опиралась на корабельный и летный состав, на офицеров и матросов, которые славу флота добывали на боевой службе и в дальних походах в период "холодной войны".

Русская морская школа была возрождена, флот Советской России был представлен на всех морях и океанах и по ударной мощи стал равным ВМС США.

Эпоха океанского флота, как и парусного, по праву может называться золотым веком Российского флота.

После распада СССР океанский флот оказался не нужным государству, Российской Федерации; была провозглашена "теория выживания". В этих условиях испытываются на прочность вековые традиции, честь, долг и верность Отечеству.

Адмиралы и офицеры поставлены в крайне сложное положение, но вопреки всему продолжают служить Родине и флоту, преодолевая объективные трудности кризисного периода, а вместе с ними и лень, расхлябанность, равнодушие и подлость, поддерживая жизнь на кораблях, веру в правоту доверенного им дела в душах моряков и лучшие вековые традиции в воинских коллективах.

Выход из тупика пока не определен, но трехвековой путь Российского флота показывает, что такое положение не вечно, что найдутся личности и необходимые материальные средства и флот снова займет достойное место.

Все революционные скачки, перевороты в государстве неразрывно связаны с нашим прошлым и будущим. Поэтому важно, строя Российский флот, знать исторические закономерности, извлекать уроки и делать из них выводы. Это позволит сохранить сильный флот и сильную Россию.

Уходит в прошлое очередная эпоха развития нашего флота - эпоха океанского атомного ракетного флота. Эпоха, в ходе которой не было войны, сражений и боев, а была "холодная война", противостояние сил флотов двух общественно-политических систем в Мировом океане. Человечество стоит на пороге XXI века, и, безусловно, возникает вопрос, нужен ли флот и какой он будет. История Российского государства доказала необходимость флота для защиты интересов страны с морских направлений. Да, в XXI веке нужен будет флот. В XXI веке он должен вступить в пятую эпоху своего развития - эпоху сбалансированного океанского флота России. Предстоит большая работа по его созданию, а главное - надо подготовить общественное мнение и убедить правительство в его необходимости. Поэтому на стыке веков руководство ВМФ должно не только сохранить ВМФ, но и объединить усилия всех научных школ флота и академий наук для разработки и создания теории сбалансированного океанского флота России на базе новейших достижений науки и техники, с учетом новых технологий, а также опыта западных флотов.

Необходимо помнить, что в XX веке Россия участвовала в двух мировых войнах, в стране дважды сменились общественно-экономические формации и она потеряла две армии: в 1917 г. - царскую, а в 1992 г. - советскую. Иными словами, каждое столетие приносит тяжелые испытания для русского народа.

ГЛАВА VIII

НОВАЯ ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ США

1. ИЗМЕНЕНИЯ ВОЕННЫХ ДОКТРИН США И ОВС НАТО В 90-е ГОДЫ

Развал СССР и его вооруженных сил, распад организации Варшавского договора (ОВД), переход социалистических республик бывшего СССР на капиталистический путь развития, уменьшение угрозы реставрации советской системы в республиках СНГ, рост нестабильности в странах бывшего третьего мира не могли не сказаться на военных доктринах НАТО и США, на составе и организации их вооруженных сил.

От стратегии гибкого реагирования, отдававшей центральную роль ядерному оружию, и концепции передовой обороны, делавшей упор на сохранение мощного военного потенциала НАТО у границ со странами ОВД, Североатлантический союз с 1991 г. перешел к новой доктрине, именовавшейся "новой стратегической концепцией".

Новая стратегическая концепция означала, что в ОВС НАТО подготовка к отражению крупномасштабного нападения со стороны ОВС ОВД уступила место готовности к урегулированию кризисов различного характера, а НАТО стал во все меньшей степени полагаться на ядерное оружие.

Такая позиция в условиях исчезновения главного врага требовала гораздо меньших по численности вооруженных сил, более низкой боевой готовности обычных и ядерных сил, а следовательно, и меньших расходов на военные нужды.

Вот ряд примеров за период 1990-1997 гг.

Военные расходы стран НАТО сократились на 22%; на оборону стало отводиться не 4,1% ВВП, как раньше, а 2,8%; численность военнослужащих была уменьшена на 24%.

Количество соединений и частей СВ, выделяемых в НАТО, сократилось на 35%. Если в 1990 г. 90% соединений и частей СВ поддерживалось в готовности двое суток и менее, то в 1997 г. только 35% содержалось в готовности 30 и менее суток.

Количество боевых кораблей основных классов, выделяемых в НАТО, сократилось на 32%. Если в 1990 г. 75% боевых кораблей основных классов поддерживалось в готовности двое суток и менее, то в 1997 г. менее 60% содержалось в готовности 30 и менее суток.

Присутствие ОВС НАТО в передовых районах резко сокращено. Из Германии были выведены две трети размещенных там сил СВ. Количество боевых самолетов в передовых районах было уменьшено на 70%. Численность военнослужащих в передовых районах снизилась на две трети. Группировка американских сил в Европе была сведена с 300 до 100 тысяч человек.

Столь же, если не более, впечатляющими были сокращения ядерного оружия в 1991-1999 гг.

Количество ядерных боезарядов ОВС НАТО сокращает в Европе в 1997-1999 гг. в девять раз, в США в 1988-2002 гг. - в пять раз. Число складов ядерного оружия резко сократилось: в Европе в 1987-1999 гг. в семь раз, в США в 1988-1994 гг. в четыре раза.

В начале 90-х годов было резко сокращено количество органов управления ядерными силами и планирования применения ядерного оружия в штабах ОВС НАТО в Европе. Одновременно было прекращено в условиях мирного времени планирование применения нестратегического ядерного оружия ОВС НАТО.

Было прекращено боевое дежурство авиации на аэродромах с ядерным оружием на борту: в Европе с 1989 г. - самолетов двойного назначения тактической авиации, в США с 1991 г. - стратегической авиации.

Значительное количество самолетов двойного назначения тактической авиации в Европе готовы к вылету с ядерным оружием в срок более недели. Снижена готовность к применению оружия у большинства патрулирующих пларб США, Великобритании и Франции.

Сухопутные войска и морская пехота США, СВ Великобритании и Франции перестали располагать ядерным оружием.

С надводных кораблей США, Великобритании и Франции было снято ядерное оружие (может быть возвращено в угрожаемый период).

Носителями ядерного оружия осталась уменьшившаяся в численности авиация США и Франции.

Основным носителем ядерной мощи США и Франции (для Великобритании единственным) стали атомные ракетные подводные лодки.

Ядерное оружие НАТО перестало быть средством победы на поле боя и стало с началом 90-х годов средством недопущения и прекращения агрессии.

По состоянию на 1999 г. основная цель существования ядерных сил НАТО политическая: сохранять мир и не допускать принуждения и войны любого вида, обеспечивая для любого агрессора состояние неопределенности относительно характера ответных действий союзника на военную агрессию.

Программа учений ОВС НАТО в 90-е годы была пересмотрена и несколько сокращена. Перестали проводиться крупномасштабные учения ОВС НАТО на всем Европейском или на всем Атлантическом театре войны или же одновременно на двух театрах. Прекратилось действие плана быстрого усиления ОВС НАТО в Европе, и перестали проводиться крупномасштабные учения по переброскам усиления СВ, МП, ВВС и ВМС из США, Канады, Великобритании на континент и в морские акватории Европы.

Сценарии учений уже не основываются на базе конфликта между Востоком и Западом. В типовых сценариях учений перестали упоминать какие-либо конкретные страны или какую-либо конкретную конфликтную обстановку.

Основной упор на учениях стал делаться на урегулирование кризисной обстановки и на действия по поддержанию мира. Подготовка к действиям в зоне ответственности НАТО и вне ее остро выявила необходимость достаточного числа крупных десантных кораблей и большегрузных транспортных самолетов у европейских союзников по НАТО.

Дальнейшее увеличение числа компьютерных учений способствовало повышению скрытности в отработке задач, не подлежащих рекламе.

ОВС НАТО получили боевую практику в войне против Ирака в 1991 г. и против Югославии в 1999 г.

Продолжает совершенствоваться организационная структура блока. В первой половине 90-х годов силы, передаваемые в ОВС НАТО, были реорганизованы в три категории:

- силы реагирования (силы немедленного реагирования с готовностью несколько суток; силы быстрого реагирования с готовностью от одной до нескольких недель);

- главные оборонительные силы (с готовностью около месяца);

- силы усиления (с готовностью более одного месяца).

Соответствующая перестройка была проведена в ОВМС:

- силы немедленного реагирования вошли в постоянные соединения ОВМС НАТО;

- силы быстрого реагирования создаются на основе формируемых оперативных групп и оперативных соединений и "расширенных оперативных соединений" (оперативных объединений);

- главные оборонительные силы создаются на основе ранее развернутых соединений и объединений и прибывающего дополнительного усиления.

Во второй половине 90-х годов значительно уменьшено количество штабов ОВС НАТО и осуществлен переход на структуру стратегических, региональных, субрегиональных командований ОВС и однородных командований ОВВС и ОВМС.

Характерным явилось изменение основных задач ОВМС НАТО и принципов морских операций ОВМС НАТО.

С 80-х годов в ОВМС НАТО действовали три принципа морских операций:

- захват инициативы;

- сдерживание;

- оборона в глубину.

В 90-е годы задействован и четвертый принцип - присутствие.

Перед ОВМС НАТО поставлена задача: быть подготовленными к ведению любых видов войн и любых видов боевых действий.

С 1990 г. национальная военная стратегия США носит явно региональный характер, предусматривая возможность ведения вдали от континента страны одной-двух крупномасштабных войн.

Действующая с 1997 г. военная "стратегия формирования, реагирования, постоянной подготовки" определяет, что для обороны и защиты национальных интересов США национальные военные цели этой страны состоят в том, чтобы содействовать миру и стабильности, а когда это необходимо, нанести поражение противникам.

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ВОЕННОЙ СТРАТЕГИИ 1997 г.

А. Формирование благоприятной международной обстановки (сдерживанием, устрашением); усиление безопасности США, их союзников, партнеров и друзей; активным участием и лидирующей ролью США в союзах.

Б. Реагирование на весь спектр кризисов (вплоть до ведения двух крупномасштабных войн одновременно или в перекрывающий друг друга последовательности на удаленных театрах предпочтительно коалиционным составом сил с одновременным же проведением в мире нескольких меньшего масштаба чрезвычайных операций) Под крупномасштабной войной на театре подразумевается ведение боевых действий не менее чем одной дивизией СВ, одним авиакрылом ВВС, одной АМГ/АмфГ ВМС.

В. Постоянная подготовка к определенному будущему (поддержание за счет непрерывного обновления военной техники военного превосходства США для обеспечения их глобального лидерства).

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ВОЕННОЙ СТРАТЕГИИ

В 1997 г.

1. Стратегическая гибкость (своевременное сосредоточение, применение и обеспечение длительного применения военной мощи США по инициативе Соединенных Штатов с такой скоростью, которой противники этой страны ничего не смогут противопоставить).

2. Присутствие ВС США в передовых районах.

3. Переброска сил и средств.

4. Решающие силы (задействование достаточной превосходящей военной мощи для преодоления сопротивления противника, установления новых военных условий и достижения благоприятного для национальных интересов США политического исхода).

В связи с сокращением ВС всемерно подчеркивается необходимость совместных действий всеми видами вооруженных сил и повышения возможностей ВС по ведению любых видов военных операций.

Практически с 1992 г. в ВМС США действует оперативная концепция "Мощь с моря в передовых районах". Она означает отход от операций на морях и океанах к действиям флота против берега и к использованию морских сил с моря для оказания влияния на события в приморско-прибрежных регионах мира, т.е. в тех районах, которые прилегают к океанам и морям и которые находятся в зоне непосредственной досягаемости ударной мощи сил морского базирования и являются уязвимыми по отношению к этим силам.

В 1992 г. к четырем постоянно действующим для ВМС США главным задачам (сдерживание стратегическим ядерным оружием, действия флота против берега, действия "флота против флота", стратегические морские переброски) была добавлена пятая главная задача - присутствие ВМС/МП в передовых районах. В 1994 г. задача действий флот против флота была дополнена требованием завоевания господства на море и в приморских районах.

Действующая с 1997 г. "Оперативная концепция ВМС" США предусматривает только действия для достижения победы - использование с самого раннего этапа кампании на основе превосходства в военной технике и в информационном обеспечении рассредоточенных и постоянно маневрирующих сил ВМС США для нанесения массированных совместных упреждающих ударов высокоточным оружием на всю глубину территории противника по его центрам тяжести и ключевым объектам.

2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ НОВОЙ СТРАТЕГИИ США

1. ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ США (ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ)

Военная стратегия США, принятая в сентябре 1997 г., отражает взгляды американского военного руководства на основные направления развития и принципы применения ВС США до 2010 г. Кратко стратегия получила название "Стратегия формирования, реагирования и подготовки".

Главное назначение ВС США состоит в способности применять военную мощь для сдерживания или разгрома противников, для чего они должны обладать явным и неоспоримым превосходством перед ВС любой другой страны или коалиции государств.

В стратегии определены три основные задачи вооруженных сил США (они же легли в основу ее названия): формирование, реагирование, подготовка.

Впервые военная стратегия США включает такой элемент, как участие вооруженных сил в формировании благоприятных для США условий международной обстановки. Эту задачу ВС США выполняют прежде всего путем сдерживания потенциальных противников с применением как обычных вооружений, так и ядерного оружия.

Второй задачей ВС в документе определена необходимость постоянной готовности ВС США к немедленному реагированию на разнообразные угрозы американским интересам и кризисные ситуации, возникающие в различных регионах мира. Главное внимание при этом обращается на способность американских ВС участвовать и одерживать гарантированную победу в двух происходящих почти одновременно крупномасштабных войнах на удаленных ТВД.

Третьей важной задачей считается подготовка уже в настоящее время к непредсказуемому будущему, предусматривающая прежде всего модернизацию вооруженных сил на основе последних научно-технических достижений и заблаговременную разработку передовых доктринальных положений.

Новая военная стратегия США содержит четыре стратегические концепции, определяющие принципы применения военной силы и вооруженных сил в современной обстановке:

- передовое присутствие;

- распространение силы;

- стратегическая гибкость;

- обеспечение решающего превосходства.

2. СТРАТЕГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА И БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ ВМС США

(ВОЕННО-МОРСКАЯ СТРАТЕГИЯ)

Стратегическая концепция строительства и боевого применения ВМС США "...Действия с моря в передовых районах" утверждена 19 сентября 1994 г. и является по сути военно-морской стратегией (доктриной) ВМС. Ежегодно она уточняется, корректируется и в нее вносятся дополнения (последние - в 1997 г.).

В концепции закреплены пять постоянно действующих для ВМС США главных задач:

- сдерживание стратегическим ядерным оружием;

- действие флота против берега;

- действие флота против флота;

- стратегические морские переброски;

- присутствие в передовых районах.

Задача "Действие флота против флота" подразумевает и "завоевание господства на море и в приморских районах".

В соответствии с концепцией назначение ВМС США (флота и морской пехоты) остается прежним - воздействие мощью и распространение влияния США через моря на акватории и берега иностранных государств как в мирное, так и в военное время.

В связи с исчезновением угрозы глобальной войны и появлением опасности кризисов и конфликтов в различных регионах мира осуществлено перенацеливание сил от операций в морях и океанах к действиям флота против берега и к применению ВМС с моря для оказания влияния на события в приморско-прибрежных районах мира, находящихся в зоне непосредственной досягаемости ударной мощи сил морского базирования.

Важнейшая задача ВМС в условиях мирного времени - присутствие в передовых районах в готовности к применению с целью предотвращения кризисов и конфликтов; в военное время - проведение операций и боевых действий с целью достижения безусловной победы; в послевоенное время содействие восстановлению мира.

Присутствие ВМС в передовых районах обеспечивает защиту сферы жизненно важных интересов США и немедленное реагирование в случае перерастания кризиса в конфликт. Основу таких сил составляют 5, 6 и 7-й оперативные флоты США, оперативные соединения и группы противолодочных сил, сил разведки и наблюдения за всеми видами обстановки в оперативно важных районах Мирового океана.

3. КОНЦЕПЦИИ ПРИМЕНЕНИЯ ВС "ОБЪЕДИНЕННОЕ ОПЕРАТИВНОЕ ФОРМИРОВАНИЕ, СОЕДИНЕНИЕ"

В соответствии с новыми доктринальными установками основной концепции применения сил общего назначения ВС США в настоящее время являются действия их в составе объединенных оперативных формирований или соединений.

Объединенные оперативные формирования (ООФ) создаются для обеспечения передового присутствия ВС США в кризисных ситуациях или для проведения специальных операций в чрезвычайной обстановке. Они включают в себя компоненты (объединенные оперативные соединения - ООС) всех четырех видов вооруженных сил и сил специальных операций и предназначены для действий по урегулированию конфликтов (максимально - двух на удаленных ТВД) в различных регионах мира путем решительного применения военной силы.

Состав ООФ - до 20-30 тыс. человек, до 25 кораблей и судов, до 200 боевых самолетов.

Общее руководство сформированным ООФ осуществляет главнокомандующий объединенным командованием ВС США, в зоне которого предполагается применять ООФ. Непосредственно руководство - командующий одного из оперативных соединений видов ВС, входящих в ООФ, - армии, ВВС ВМС или МП, в зависимости от значимости вида в предстоящих действиях. Штаб командующего ООФ ВС может располагаться на берегу или на борту штабного корабля 2, 3, 6 или 7-го флотов.

Предназначенные для включения в состав ООФ силы и средства ВМС находятся в следующей готовности к началу развертывания:

- подразделения для действий в кризисной обстановке, в том числе штатные подразделения и специализированные отряды ССО по спасению заложников и выполнению задач по эвакуации, - в 6-часовой готовности;

- боевые корабли и вспомогательные суда - в 24-часовой готовности к выходу в море.

Решающим для успешного применения объединенных оперативных формирований в ВС США считают подготовленность личного состава объединенных органов управления и отработанность взаимодействия компонентов ООФ при ведении совместных боевых действий.

Отработка совместных действий компонентов ООФ проводится в ходе плановых учений ВС США типа "Джойнт таск форс" у восточного и западного побережий США и на прилегающих полигонах континентальной части (ежегодно проходит по 2-3 учения на каждом театре).

4. КОНЦЕПЦИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ВС (ВМС США)

"ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ"

Концепция применения ВС (ВМС) США "Ядерное сдерживание" предусматривает недопущение со стороны потенциальных противников, имеющих доступ к ядерному оружию, агрессивных действий, создающих угрозу национальным жизненно важным интересам США и их союзников. Назначение ядерных сил сдерживания ВС США состоит в том, чтобы показать, что все попытки добиться преимущества над США за счет обладания ядерным оружием будут пресечены.

В части, касающейся ВМС, концепция реализуется путем постоянного боевого патрулирования (БП) 10-11 американских пларб типа "Огайо" с 24 брпл "Трайдент-1" и "Трайдент-2" каждая в районах Западной Атлантики и северо-восточной части Тихого океана, в т.ч. в зоне Атлантики 5-6 и в зоне Тихого океана - 5 пларб.

На патрулирование находятся пларб в готовности к применению ядерного оружия после получения соответствующего сигнала с береговых командных центров по каналам связи.

5. КОНЦЕПЦИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ВМС США "ПРИСУТСТВИЕ В ПЕРЕДОВЫХ РАЙОНАХ"

Концепция применения ВМС США "Присутствие в передовых районах" предусматривает развертывание группировок флота и морской пехоты в передовой зоне в стратегически важных районах мира в непосредственной близости к ним. Передовое присутствие действует как элемент сдерживания, демонстрируя решимость США по защите своих национальных интересов и интересов своих союзников в наиболее важных регионах мира. Одновременно это дает США возможность в случае кризисов в короткие сроки создавать мощные группировки ВМС. Передовое присутствие позволяет военно-политическому руководству США быстро и гибко реагировать на возникновение различных кризисных ситуаций и является воплощением глобальной военной вовлеченности США в мировые дела.

Основу передового присутствия ВМС США составляют силы и средства 5, 6 и 7-го оперативных флотов, действующих соответственно в Персидском заливе, Средиземное море и западной части Тихого океана, а также противолодочные силы и силы наблюдения и разведки (пла и самолеты бпа), действующие в передовых зонах на Атлантике и в северо-восточной части Тихого океана (в Северной морской зоне на Атлантике - до 3-х пла, 2-х кгар и 6-8 самолетов бпа в северо-восточной части Тихого океана - 1-2 поа, до 2-х кгар и 3-4 самолета бпа).

Состав оперативных флотов США переменный и в зависимости от обстановки количественно может существенно меняться: от 10-15 боевых кораблей в повседневных условиях до 30-35 боевых кораблей при обострении обстановки. Ядро оперативных флотов составляют АУГ (авма, нк-6, пла-2) и ДЕСО (дк-3) с экспедиционным батальоном МП и подразделением ССО на борту (2-2,5 тыс. чел.).

6. ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ БЛОКА НАТО

В ноябре 1991 г. руководством Североатлантического союза была принята "новая стратегическая концепция НАТО", которая фактически является коалиционной военной стратегией блока на переходный период до конца XX века. В 1996 г. в нее были внесены отдельные дополнения, касающиеся вопросов применения ядерного оружия.

Военная стратегия блока базируется на трех основных принципах деятельности НАТО:

- ОБОРОНА, т.е. наращивание военного потенциала;

- ДИАЛОГ или проведение курса на снижение напряженности, но с позиции силы;

- СОТРУДНИЧЕСТВО или развитие связей со странами Центральной, Восточной Европы (ЦВЕ), Балтии и СНГ.

Главной особенностью в деятельности блока НАТО в современных условиях является определенная переориентация с преимущественно военной на политическую область. Наиболее вероятной угрозой НАТО в современных условиях рассматриваются локальные конфликты в различных регионах мира, и в первую очередь на европейских ТВД.

Военный аспект новой стратегии практически полностью базируется на положениях предыдущей стратегии блока - "гибкого реагирования". В ней сохранена в неизменном виде установка на подготовку НАТО к ведению двух видов войн - всеобщей и ограниченной с применением как ядерного, так и обычного оружия. Прямая военная конфронтация НАТО с ВС СНГ/России считается маловероятной, а развязывание крупномасштабного военного конфликта в Европе рассматривается как следствие обострения локальной кризисной ситуации, урегулирование которой может привести к военному противостоянию НАТО и СНГ/России.

Согласно новой военной стратегии применение ОВС блока в мирное и военное время осуществляется в соответствии со следующими основными концепциями:

- стратегическая концепция "ядерного сдерживания (устранения)" осталась практически без изменения;

- концепция применения сил общего назначения;

а) "передовая оборона" и "сокращенное передовое присутствие" остались практически без изменений;

б) "применение многонациональных объединенных оперативных формирований".

7. ТРЕХКОМПОНЕНТНАЯ СТРУКТУРА ОВС НАТО

В соответствии с новыми концепциями применения сил в региональных конфликтах ОВС НАТО в настоящее время имеют трехкомпонентную структуру: силы реагирования (немедленно и быстрого - СНР и СБР), главные оборонительные силы (ГОС) и силы усиления.

Силы реагирования представляют собой наиболее боеготовый компонент структуры ОВС блока. Они включают формирования различных видов ВС (сухопутных войск, ВВС и ВМС) от всех стран - участниц блока. В повседневных условиях эти соединения и части находятся в местах постоянной дислокации в готовности к немедленным действиям. Силы реагирования предназначены для задействования в кризисных ситуациях и локальных военных конфликтах с целью их урегулирования, при этом первыми в район кризиса развертываются СНР (как правило, военно-морской и военно-воздушный компоненты). СБР формируются и направляются в район боевого предназначения в случае, если масштабы кризиса превосходят возможности СНР или есть тенденция к эскалации конфликта.

Силы немедленного реагирования ОВС НАТО в Европе включают в свой состав существующие мобильные силы НАТО (8-11 усиленных батальонов СВ, 14-15 тыс. чел. л/с), 8-10 эскадрилий тактической авиации (около 250 боевых самолетов) и морской компонент - до 30 боевых кораблей и судов.

В военно-морской компонент СНР включены постоянные соединения.

ОВМС НАТО на Атлантике и в Средиземном море (6-8 кораблей классов "эсминец-фрегат" в каждом), постоянное соединение минно-тральных сил ОВМС НАТО (4-6 минно-тральных кораблей). Дополнительными силами немедленного реагирования являются подводные лодки, самолеты БПА и силы ПВО, действующие в мирное время под национальным командованием и осуществляющие боевую службу в различных районах Мирового океана.

В состав СБР могут быть включены сухопутные войска (до 10 дивизий и 3 отдельных бригад) общей численностью 150-160 тыс. человек, около 450 боевых самолетов и свыше 100 боевых кораблей и судов.

Главные оборонительные силы (ГОС) завершают формирование к 2000 году и будут насчитывать до 35 дивизий (до 500 тыс. чел. л/с). Около 4700 боевых самолетов и свыше 600 боевых кораблей и судов.

ГОС будут развертываться в случае введения планов действий блока НАТО в чрезвычайной обстановке с использованием системы предупреждения (тревог) НАТО или в случае эскалации кризиса в зоне ответственности блока и появления опасности развязывания боевых действий либо при необходимости оказания силового давления для предотвращения начала боевых действий.

Силы усиления будут состоять из соединений и частей, не вошедших в состав ГОС, и предназначены для усиления в ходе длительного полномасштабного конфликта 1-го оперативного эшелона сил (войск), создания резервов на ТВД в целом, а также восполнения потерь в ходе боевых действий. Силы усиления ОВМС в основном предназначены для действий по защите морских коммуникаций.

8. КОНЦЕПЦИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ОВС НАТО "ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ"

Военно-политическое руководство НАТО считает, что главное предназначение ядерного оружия - политическое. Оно играет стабилизирующую роль в мире и защищает страны блока от возможной угрозы нападения посредством сдерживания или устрашения потенциального агрессора.

Стратегическая концепция "ядерное сдерживание (устрашение)" опирается на ряд основополагающих принципов:

- применение ядерного оружия первыми;

- преднамеренная эскалация вооруженного конфликта;

- меньшая зависимость от ядерных вооружений.

В современных условиях военно-политическое руководство блока НАТО полагает, что сдерживание возможно осуществлять при пониженном уровне ядерных вооружений и возрастающей роли высокоточного оружия.

Ядерные силы сдерживания ОВС НАТО в настоящее время представлены двумя компонентами: стратегическими и нестратегическими (тактическими) ядерными силами.

Стратегический компонент - пларб ВМС США и Великобритании, находящиеся на боевом патрулировании (БП) в зоне Атлантики и передающиеся в подчинение НАТО при угрозе возникновения ядерной войны (как правило, это 1-2 английские пларб на БП в Северо-восточной Атлантике и одна пларб ВМС США на БП в Западной Атлантике или переразвернутая в Северо-восточную Атлантику или Средиземное море).

Нестратегический (тактический) компонент - тактическая авиация ОВВС НАТО (ВВС США, Великобритании, Нидерландов, Бельгии, Германии, Италии, Греции и Турции), вооруженные ядерными авиабомбами, принадлежащими ВС США (в Европе - около 200 бомб).

9. КОНЦЕПЦИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ОВС НАТО "УПРАВЛЕНИЕ КРИЗИСАМИ"

Для урегулирования локальных или региональных конфликтов в различных районах мира, угрожающих интересам блока, командование НАТО разработало новую концепцию "управление кризисами", в которой определены формы и способы деятельности блока на этапе их возникновения и развития.

Главным в содержании новой концепции "управление кризисами" является быстрая адекватная реакция военно-политического руководства ОВС НАТО на любую кризисную или конфликтную ситуацию. Приоритет при урегулировании кризисов отдается мирным средствам, однако наряду с политическими мерами при урегулировании не исключается возможность применения ОВС НАТО как в зоне ответственности блока, так и за ее пределами.

Концепция "управления кризисами" является в настоящее время основной концепцией, определяющей характер строительства, оперативной и боевой подготовки и применения ОВС блока НАТО. Новая концепция предусматривает силовое применение ОВС блока в так называемых миротворческих операциях, к которым относятся операции по поддержанию мира и по установлению мира, по оказанию гуманитарной помощи и по эвакуации.

Для проведения миротворческих операций руководство альянса предусматривает использовать в первую очередь силы реагирования НАТО, которые рассматриваются в качестве наиболее боеготового компонента ОВС блока, предназначенного для первоочередного задействования при возникновении кризисных ситуаций. Вместе с тем основываясь на анализе развития современных кризисов и вооруженных конфликтов, руководство НАТО считает целесообразным привлекать для проведения операций по их разрешению и другие государства, в том числе не являющиеся членами НАТО.

10. КОНЦЕПЦИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ОВС НАТО "МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОПЕРАТИВНЫЕ СИЛЫ (ОБЪЕДИНЕННЫЕ ОПЕРАТИВНЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ)"

Основываясь на анализе развития современных кризисов и вооруженных конфликтов, руководство ОВС НАТО разработало новую концепцию "многонациональных оперативных сил" (МНОС) по урегулированию кризисных ситуаций, предназначенных для проведения как миротворческих операций, так и силового решения вопросов.

Руководство НАТО считает целесообразным привлекать в составе МНОС к проведению таких операций не только страны НАТО, но и силы (ВМС) других дружественных и невраждебных блоку государств. В первую очередь это реализуется через программу НАТО "Партнерство ради мира".

При отработке этой концепции в ходе оперативной и боевой подготовки, повседневной деятельности ОВМС НАТО и национальных флотов стран - участниц блока НАТО и программы "Партнерство ради мира" наибольшее внимание уделяется повышению уровня совместимости и взаимозаменяемости национальных компонентов многонациональных формирований НАТО и их партнеров.

Основное внимание при этом уделяется эффективному взаимодействию в мирное время, что должно позволить предотвратить развитие той или иной кризисной ситуации либо оперативно принять необходимые меры для ее урегулирования. В соответствии с этим положением возросло количество проводимых совместно со странами - не членами НАТО мероприятий оперативной и боевой подготовки на всех театрах. Наиболее характерно это проявляется в районах Персидского залива, Балтийского, Средиземного и Черного морей и Юго-Восточной Азии.

11. СИСТЕМА ТРЕВОГ (БОЕВЫХ ГОТОВНОСТЕЙ) ВС США

В ВС США разработана единая система боевых готовностей для обеспечения перевода ВС с мирного на военное положение, в зависимости от степени напряженности международной обстановки угрозы возникновения войны. Она включает пять степеней. Перевод ВС США в различные степени боевой готовности выполняется по решению национального военного руководства президента, министра обороны. Реализация чрезвычайных планов может быть начата для ускорения развертывания ВМС решением главнокомандующего объединенным командованием ВС США в зоне.

Боевая готовность (БГ) № 5 соответствует повседневной (постоянной) степени боевой готовности сил в условиях мирного времени.

БГ № 4 является низшей степенью готовности сил, вводимой для перевода ВС с мирного на военное положение.

БГ № 3 считается "предупредительным" видом тревоги и вводится в условиях повышения напряженности военно-политической обстановки в мире или в отдельном регионе.

БГ № 2 предназначена для применения в условиях возникновения чрезвычайной обстановки, чреватой угрозой войны.

БГ № 1 вводится в условиях непосредственной угрозы начала войны или когда война неизбежна.

Перевод ВС США с мирного на военное положение может осуществляться как последовательно, так и введением любой нужной степени бг в зависимости от обстановки.

12. СИСТЕМА ТРЕВОГ (ПРЕДУПРЕЖДЕНИЙ) НАТО

С 1995 года в ОВС НАТО введена в действие новая система тревог, которая получила название "Система предупреждений НАТО".

Структурно она состоит из трех самостоятельных и в то же время взаимодополняющих состояний:

- меры предосторожности;

- упреждение угрозы;

- отражение агрессии.

Система тревог блока разработана в рамках реформы ОВС блока с учетом развития военно-стратегической обстановки в Европе. Ее принятие говорит о стремлении руководства альянса создать гибкий механизм приведения сил (войск) блока в повышенные степени боевой готовности, обеспечивающий широкий диапазон реагирования на различные виды угроз от широкомасштабной агрессии до локального конфликта при одновременном усилении политического контроля за деятельностью военных структур альянса.

Основные принципы системы предупреждений (тревог) НАТО:

1. Руководство НАТО приняло решение значительно упростить существовавшую ранее систему тревог путем сокращения состояний боевой готовности.

2. Существенно расширить возможности руководства НАТО по выбору вариантов приведения ОВС в готовность к задействованию (от полномасштабной подготовки всей группировки ОВС к всеобщей войне до развертывания отдельных оперативных соединений ОВМС или группировки ОВВС и ОСВ для урегулирования кризисных ситуаций).

3. Мероприятия, ранее относившиеся к "Военной настороженности", "Простой" и "Повышенной" тревогам, сведены в состояние "Меры предосторожности", мероприятия военной системы тревог включены в "Учреждение тревоги", а "Отражение агрессии" соответствует прежней "Всеобщей тревоге" (началу военных действий).

13. ВОЗМОЖНЫЙ ХАРАКТЕР ЛОКАЛЬНОЙ ИЛИ КРУПНОМАСШТАБНОЙ ВОЙНЫ ПРОТИВ РОССИИ И СНГ

1) Взгляды на применение ВМС и ВВС США, ОВМС и ОВВС НАТО в Северо-западном стратегическом направлении (СН) и в прилегающих акваториях морей в случае вооруженного конфликта.

Вероятный общий замысел созданной в случае конфликта группировок ВС США и ОВС НАТО может предусматривать сосредоточение основных усилий на трех главных направлениях - воздушно-наступательной, противолодочной и воздушно-морской операции с целью:

- максимального ослабления МСЯС СФ путем поиска РПКСН в Баренцевом море и прилегающих районах Арктики до начала военных действий, установления за ними слежения в угрожаемый период и уничтожения с началом военных действий силами пла и самолет бпа в ходе противолодочной операции;

- нанесения поражения силам флота в море, базах и на аэродромах, силами приморской группировки войск, нарушения систем ПВО, управления и связи, боевого, тылового и технического обеспечения путем проведения воздушно-наступательной (средствами воздушного нападения) авиацией, крмб "Томагавк" и крвб и воздушно-морской (удаленными противолодочными силами, а также авиацией) операций;

- создание благоприятных условий для действий сухопутных войск на Кольском направлении.

Другими направлениями усилий ОВС НАТО будут являться боевые действия по отражению ударов мра сф и да, пла с крбд, по нарушению воинских и экономических перевозок России по Северному морскому пути в Белом море, а также по защите своих морских коммуникаций в Норвежском море.

В дальнейшем, используя результаты первых операций, проведение наземной наступательной операции созданной группировкой СВ при поддержке оперативно-тактического десанта в составе двух бригад МП авиации овладеть пунктами базирования флота и частью Кольского промышленного района.

Замыслом боевого применения ударного флота и ОВМС НАТО будет участие частью сил в первой и последующих воздушных наступательных операциях, завоевание господства в море и в воздухе в Норвежском и западной части Баренцева моря, блокада сил СФ в Баренцевом море с последующим максимальным ослаблением МСЯС, разгромом созданных ударных и противолодочных группировок СФ, а также содействие приморской группировке СВ путем проведения воздушных и морских десантных операций.

2) Взгляды на применение ВМС и ВВС США, ОВМС и ОВВС НАТО и их союзников на Юго-Западном стратегическом направлении (СН) и восточной части Средиземного моря в случае вооруженного конфликта.

Вероятный общий замысел созданной в случае конфликта группировки ВС США, ОВС НАТО и их союзников может предусматривать сосредоточение основных усилий на завоевании господства в Черном море и создании благоприятных условий для действий группировок войск (сил) на Кавказском направлении путем:

- проведения первой и последующих воздушных наступательных операций и систематических боевых действий силами созданной группировки средств воздушного нападения (авиации, крмб "Томагавк", крвб) с целью поражения объектов систем ПВО, управления и связи, боевого, тылового и технического обеспечения ЧФ;

- боевых действий по уничтожению ударных сил ЧФ в Черном море, в базах и на аэродромах силами авиации, корабельных и ракетно-катерных ударных групп и недопущение их действий по срыву морских коммуникаций в южной части Черного моря.

Другими направлениями усилий будут являться:

- боевые действия по нарушению морских коммуникаций России в северной и восточной частях Черного моря, в том числе путем скрытного проведения минных постановок с пл на подходах к пунктам базирования и на морских коммуникациях;

- боевые действия по защите своих морских коммуникаций в южной и восточной частях Черного моря с целью бесперебойного снабжения группировок войск на приморском направлении.

3) Взгляды на применение ВМС и ВВС США, ОВМС и ОВВС НАТО и их союзников на Западном стратегическом направлении (СН) в Балтийской морской зоне в случае вооруженного конфликта.

Вероятный общий замысел созданной в случае конфликта группировки ВС США, ОВС НАТО и их союзников может предусматривать сосредоточение основных усилий на завоевании господства на Балтийской морской зоне и создании благоприятных условий для действий группировок войск (сил) по блокаде, а в дальнейшем и по разгрому группировки ВС России в Калининградской области путем:

- проведения первой и последующих воздушных наступательных операций и систематических боевых действий на Калининградском и Санкт-Петербургском направлениях силами созданной группировки средств воздушного нападения (авиация, крмб "Томагавк", крвб) с целью поражения объектов систем ПВО управления и связи, боевого, тылового и технического обеспечения БФ:

- боевых действий по уничтожению ударных и противолодочных группировок БФ в юго-восточной части Балтийского моря и в Финском заливе, в базах и на аэродромах силами авиации, корабельных и ракетно-катерных ударных групп и недопущение их действий по срыву морских коммуникаций в южной, центральной и северной частях Балтийского моря.

Другими направлениями усилий будут являться:

- боевые действия по нарушению морских коммуникаций России в Балтийском море, в том числе проведение активных минных постановок в Финском и Гданьском заливах;

- боевые действия по защите своих морских коммуникаций во всей акватории Балтийского моря с целью бесперебойного снабжения группировок войск на приморских направлениях.

4) Взгляды на применение ВС США и их союзников на Дальневосточном стратегическом направлении и в прилегающих акваториях морей и в западной части Тихого океана в случае вооруженного конфликта.

Вероятный общий замысел созданной в случае конфликта группировки ВС США и их союзников на Дальневосточном СН и в прилегающих акваториях морей и западной части Тихого океана может предусматривать сосредоточение основных усилий на следующих главных направлениях - воздушно-наступательной, противолодочной и воздушно-морской операциях с целью:

- максимального ослабления МСЯС ТОФ путем поиска РПЛСН в Охотском море и восточнее п-ова Камчатка, установления за ними слежения в угрожаемый период и их уничтожения с началом военных действий силами пла и самолетов БПА в ходе противолодочной операции;

- нанесения поражения ударным силам флота в море, базах и на аэродромах, силами приморских группировок войск и нарушения систем ПВО, управления и связи, боевого, тылового и технического обеспечения путем проведения воздушно-наступательной (средствами воздушного нападения авиацией, крмб "Томагавк" и крвб) и воздушно-морской (ударными и противолодочными силами, а также авиацией) операций;

- создания благоприятных условий для проведения морских десантных операций. Другими направлениями усилий будут являться боевые действия по отражению ударов МРА ТОФ и ДА, пла с крбд, по нарушению воинских и экономических перевозок России в Японском и Охотском морях, по блокаде проливной зоны Японского моря, а также по защите своих морских и океанских коммуникаций в зоне Тихого океана.

Замыслом боевого применения объединенной группировки ВМС США и их союзников будет участие частью сил в первой и последующих ВНО и систематических боевых действиях, завоевание господства в море и в воздухе в восточной части Японского моря, южной части Охотского моря с целью проведения морских десантных операций на Курильские острова и Сахалин, а в дальнейшем на п-ов Камчатка и в Приморье.

14. БРПЛ "ТРАЙДЕНТ-2"

(ДАЛЬНОСТЬ СТРЕЛЬБЫ, КВО, КОЛИЧЕСТВО БОЕГОЛОВОК, СУММАРНАЯ МОЩНОСТЬ)

Баллистическая ракета атомных ракетных подводных лодок "Трайдент-2" представляет собой трехступенчатую твердотопливную ракету. Она находится на вооружении пларб ВМС США и Великобритании, имеет дальность стрельбы 9000-11 000 км при КВО 100-170 м.

Брпл "Трайдент-2" ВМС США комплектуется, как правило, восемью боеголовками: шесть - по 150 кг и две - 475 кг. Суммарная мощность составляет 1850 кг.

В соответствии с Договором СНВ-2 в случае его ратификации брпл может комплектоваться четырьмя или пятью боеголовками по 150 кг. На ракете вместо одной бг могут устанавливаться средства преодоления систем ПВО и ПРО.

15. РМБ "ТОМАГАВК"

(ТИПЫ, ДАЛЬНОСТЬ СТРЕЛЬБЫ, КВО, МОЩНОСТЬ БЧ)

Существует три типа крмб "Томагавк":

- с ядерной БЧ (ЯБЧ) для стрельбы по береговым целям;

- с обычной БЧ (ОБЧ) для стрельбы по береговым целям;

пкр - противокорабельная.

крмб с ЯБЧ имеет дальность стрельбы до 2600 км, КВО-35 м и оснащается боеголовкой с тротиловым эквивалентом 200 кТ.

крмб с ОБЧ разработаны в нескольких вариантах, но наиболее широко распространенными являются три:

- с фугасной моноблочной полубронебойной БЧ, дальность стрельбы 1300 км, КВО-10 м, масса БЧ - 450 кг;

- с кассетной БЧ (222 малогабаритные авиабомбы), дальность стрельбы 1300-1500 км, КВО-10 м, масса БЧ - 450 кг;

- с фугасной облегченной БЧ, дальность стрельбы - 1850 км, КВО-8-10 м, масса БЧ - 320 кг.

Крмб в варианте ПКР имеет дальность стрельбы 550 км, КВО-35 массу осколочно-фугасной БЧ - 450 кг.

Таким образом, рассмотрев новую военную стратегию США, можно сделать следующие выводы:

1. Развал СССР и его вооруженных сил значительно уменьшили противостояние в мире и сделали его однополярным, что способствовало сокращению вооруженных сил в Западной Европе и пересмотру военных стратегий США и НАТО, а также сокращению военных расходов.

2. Новая военная стратегия США предусматривает стратегическое сдерживание ядерными силами и действие оперативных формирований в составе сил общего назначения, где основная роль принадлежит ВВС и ВМС, вооруженных высокоточным оружием различного назначения.

3. Присутствие в передовых районах является основной концепцией применения ВМС, что позволяет военно-политическому руководству США быстро и гибко реагировать на возникновение различных кризисных ситуаций в мире, как правило регионального масштаба.

4. Вероятный общий замысел в случае военного конфликта ВС США и ОВС НАТО с СНГ/Россией предусматривает сосредоточение основных усилий в трех главных направлениях - воздушно-наступательной, противолодочный и воздушно-морской операции, хотя такой конфликт считается маловероятным.

5. В начале XXI века в связи с экономическим кризисом в России океанский флот утрачивает свое значение в битве за Мировой океан. Принятую морскую доктрину без строительства сбалансированного флота будет трудно реализовать.

ГЛАВА IX

ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКАЯ МОРСКАЯ УДАРНАЯ ОПЕРАЦИЯ США И НАТО

(март-июнь 1999)

1. АНАЛИЗ СИТУАЦИИ ВОКРУГ ЮГОСЛАВИИ

И ВОЗМОЖНЫЕ ВАРИАНТЫ ДЕЙСТВИЙ НАТО ВЕСНОЙ 1999 г.

Война США и НАТО весной - летом 1999 г. в Югославии стала прообразом войны шестого поколения. Это была бесконтактная локальная война, в которой применение высокоточного оружия силами флота и авиации по основным экономическим объектам Сербии привело правительство Югославии к капитуляции. Анализ этой кампании, выполненный доктором военных наук В. Слипченко, является большим вкладом в познание войны будущего, в основе которой лежат воздушно-космическо-морская операция и информационное противоборство.

В ходе воздушно-космическо-морской ударной операции силами НАТО одновременно проводилась в рамках информационного противоборства операция РЭБ, которая, кроме радиоэлектронного подавления, включала и множество высокоточных огневых ударов по радиоизлучающим объектам. Впервые в ходе операции РЭБ был осуществлен эксперимент по подавлению информационного потенциала Югославии.

США в своих планах уделяют особую роль подготовке к информационным войнам.

В течение одиннадцати недель военной кампании НАТО против Югославии, США фактически проводили экспериментальную воздушно-космическо-морскую ударную операцию нового типа "Союзническая сила". План действия сил показан на карте (см. рис.). Главными целями операции были:

Ё испытания в реальных боевых условиях разведывательно-ударных боевых систем, включающих такие элементы, как разведка, управление, доставка высокоточного оружия;

Ё разрушение основы экономического потенциала Югославии;

Ё оценка эффективности высокоточного оружия различного базирования;

Ё документирование результатов применения конкретных типов оружия и операции в целом.

По времени операцию можно разделить на два самостоятельных периода с продолжительностью первого этапа в шесть недель и второго - в пять недель.

Убеждение американцев с 1776 г. состоит в том, что США являются самой демократичной страной в мире и что им предназначено занять на земном шаре ведущую роль, чтобы вести за собой остальные страны. В настоящее время просматривается формирование практически единой для США, стран блока НАТО, а также союзных с ними государств по всему миру политики применения военной силы по отношению к целому ряду стран Европы, Азии и Африки, которые "неблагоприятно влияют на международную обстановку".

За последние полгода такой страной в очередной раз в декабре 1998 г. был объявлен Ирак, а уже в марте 1999 г. - Югославия (СРЮ).

Свои действия против СРЮ США и НАТО обосновывают формально необходимостью предотвратить гуманитарную катастрофу в АК Косово и не допустить повторения боснийской войны. Вместе с тем создается прецедент силового вмешательства США и НАТО без мандата ООН во внутренние дела любого государства мира для защиты национальных интересов узкого круга избранных стран. Это же положение с подачи США Североатлантический союз пытается закрепить и в новой стратегии НАТО, предусматривающей действия ОВС НАТО за пределами зоны ответственности блока. Характерным примером таких "действий" должно стать успешное завершение военной операции ОВС НАТО "Объединенная сила" (прежнее кодовое наименование - "Решительная сила") против Югославии.

Для "демонстрации решительной силы" НАТО сосредоточило против Югославии объединенную группировку ВС, основу которой составляют военно-воздушный компонент в составе до 400 боевых и вспомогательных самолетов от 13 стран НАТО и военно-морскую группировку в составе более 30 боевых кораблей от 9 стран НАТО.

Основу военно-морского компонента на первых этапах операции составляли авианосно-ударная группа ВМС Франции во главе с авианосцем "Фош" (на борту 14 штурмовиков "Супер Этандар") в сопровождении 4 боевых кораблей, ракетная ударная группа ВМС США в составе 4 боевых кораблей - носителей крылатых ракет морского базирования (крмб) "Томагавк" - крейсера УРО "Филиппин Си", эсминца УРО "Гонзалес" и двух эсминцев "Николсон" и "Торн", постоянное соединение ОВМС НАТО на Средиземном море в составе до 10 кораблей, а также группа из 4 атомных подводных лодок ВМС США ("Маами" и "Норфолк"), Великобритании ("Сплендид") и Франции ("Аметист"). При этом впервые в боевых действиях приняла участие английская атомная пл "Сплендид", единственная среди боевых кораблей в мире, помимо американских, вооруженная крмб "Томагавк". Общий боезапас крмб на кораблях-носителях к началу операции (без учета специализированных транспортов снабжения) составлял более 240 единиц, из них до 210 на кораблях и до 30 на пла. На судах сил обслуживания 6-го флота США в Средиземном море находился расчетно один боекомплект крмб "Томагавк" (около 200 единиц).

Следует отметить, что во второй раз группировка ОВМС НАТО (первый раз в декабре 1998 г. против Ирака) начинает военные действия и проводит первые операции практически группировкой сил реагирования без сколько-нибудь существенного усиления; в Персидском заливе - силами 5-го флота США, против Югославии - силами 6-го флота и соединениями ОВМС НАТО, предназначенными для действий в Адриатическом море по обеспечению выполнения резолюций СБ ООН. Значительную роль на первых этапах операции против Югославии выполняли ВМС Франции, официально не входящие в военную организацию блока НАТО.

В последующем (с 5-6 апреля) в состав военно-морской группировки из США прибыла авианосно-ударная группа ВМС США во главе с атомным авианосцем "Теодор Рузвельт" (на борту до 70 боевых самолетов) и в сопровождении четырех надводных кораблей и атомной подводной лодки, в т.ч. крейсера УРО "Велла Гальф" и "Лейте Гальф", эсминец УРО "Росс" и пла "Альбукерке" носители крмб "Томагавк" с боезапасом более 200 ракет.

С началом боевых действий ОВС НАТО против СРЮ (24 марта) основные усилия при нанесении ударов самолетами стратегической и тактической авиации, крылатых ракет морского и воздушного базирования направлялись на нейтрализацию объектов ВВС и ПВО Югославии (авиация, аэродромы, ЗРК и ЗА, РЛС, органы управления), системы управления ВС (штабы, командные пункты, узлы связи и ретрансляции), уничтожение складов военной техники, боеприпасов и ГСМ, разрушение заводов по производству и ремонту авиационной, ракетной и транспортной техники.

На первом этапе (24-27 марта) для решения этих задач выделялось 80% самолетовылетов всей авиации ОВС НАТО, а на действия против ВС СРЮ в Косово - 20%. С 27 марта с завоеванием господства в воздухе против Косово производилось до 40%, а с 29 марта - 50% всех самолетовылетов.

С 28 марта в ходе второго этапа военной операции ОВС НАТО расширили перечень категорий объектов ударов и приступили к круглосуточному ведению систематических боевых действий с применением авиации и крылатых ракет морского и воздушного базирования.

Основные усилия на втором этапе операции были направлены на нанесение поражения группировке ВС СРЮ в АК Косово, изоляцию района в полосе 100-120 км к северу от границы с Краем (южнее 44о северной широты) с целью воспрепятствовать усилению группировки ВС СРЮ в Крае.

2 апреля с.г., не выполнив полностью задачи второго этапа, ОВС НАТО перешло к третьему этапу операции, основной целью которого являлось ослабление военно-экономического потенциала на всей территории Югославии.

Существующий состав авиационной группировки НАТО в количестве 370-380 самолетов (из них 210-220 американских) и носителей крмб "Томагавк" (нк 4, пла - 3) обеспечил проведение в течение первых тринадцати суток более 1300 самолетовылетов боевой авиации (общее количество вылетов боевой и вспомогательной авиации - около 2500) и пуск до 530 крвб и крмб (из них около 400 крмб "Томагавк").

Авиация ВВС США, имея в составе группировки ОВВС НАТО до прибытия АУГ авма "Теодор Рузвельт" около 60% самолетов, совершили до 90% всех вылетов, наглядно продемонстрировав тем самым, кто на самом деле проводит операцию.

Ежесуточно удары наносились по 14-42 объектам (в зависимости от погодных условий). Из более чем 100 пораженных объектов до 35% приходилось на объекты ПВО, свыше 20% - на органы управления, около 30% - на места дислокации ВС и МВД СРЮ, до 15% - на инфраструктуру обеспечения боевых действий. Действия с высот свыше 4500 м практически исключили поражение самолетов НАТО огнем зенитной артиллерии.

ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОВМС НАТО В ХОДЕ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ

- участие в воздушной кампании путем нанесения ударов по береговым целям крмб "Томагавк", палубной авиации с борта авма "Теодор Рузвельт" (с прибытием в зону ведения боевых действий), а также эпизодически штурмовиками "Супер Этандар" с французского авм "Фош";

- блокада побережья СРЮ с целью обеспечения выполнения резолюций СБ ООН по недопущению продажи оружия СРЮ.

ВМС СРЮ противодействия ОВМС НАТО не оказывали в связи с подавляющим превосходством противника в количественном и качественном отношении, а также в связи с низким техническим состоянием большинства корабельного состава флота.

На интенсивность полетов и эффективность ударов авиации значительное влияние оказывали плохие погодные условия. Низкая облачность не позволяла ОВС использовать в полной мере авиацию по скоплениям военной техники. Только за первую неделю боевых действий НАТО было вынуждено отментить почти половину запланированных самолетовылетов.

При этом учитывая сложные метеоусловия в районе проведения операции и ограничения, налагаемые в связи с этим на характер деятельности тактической авиации берегового базирования, основными поражающими средствами ОВС НАТО в первые несколько суток боевых действий являлись крылатые ракеты морского и воздушного базирования крмб и крвб, количество примененных крмб "Томагавк" было в 2-3 раза больше, чем крвб.

Предварительные промежуточные итоги операции "Эллайд форс" после 12 суток боевых действий позволили сделать вывод, что в ходе ее подготовки командованием США и НАТО была недостаточно полно проведена оценка обстановки как по ВС СРЮ, так и по своим силам и театру военных действий, что обусловило ее низкую эффективность. В этой связи представители ведущих стран - членов НАТО (США, Великобритании, ФРГ, Франции), произведя анализ результатов действий ОВС блока СРЮ, пришли к выводам:

- задачи, поставленные в ходе нанесения ударов СВН, решены не полностью;

- высшие органы управления СРЮ функционируют нормально;

- система ПВО СРЮ обладает высокой боевой устойчивостью и сохранила свою боеспособность;

- стратегическая бомбардировочная авиация испытывает нехватку крвб;

- действия тактической авиации затрудняются сложным рельефом местности и плохими метеоусловиями, снижающими эффективность применения высокоточного оружия.

По мнению руководства НАТО, единственным путем устранения выявленных недостатков является эскалация масштабов операции, в ходе которой необходимо:

- расширить перечень потенциальных целей на территории СРЮ, включив в него важные объекты государственного управления и жизнеобеспечения, в том числе здания МО и МВД СРЮ, расположенные в центре Белграда;

- оказывать непрерывное боевое воздействие в первую очередь на систему разведки и наблюдения, базовые районы дислокации сил (войск), склады боеприпасов и ГСМ, ремонтные предприятия на всей территории СРЮ, сосредоточив основные усилия на территории Косово;

- усилить группировку ОВМС НАТО в зоне боевых действий за счет переразвертывания из Персидского залива легкого авианосца "Инвинсибл" ВМС Великобритании, а также изменения планов применения авианосцев ВМС США из состава 5, 6 и 7-го флотов, в том числе: авма "Теодор Рузвельт" после прибытия из США в Средиземное море оставить в зоне ведения боевых действий против СРЮ, авма "Энтерпрайз" направить в США после завершения боевой службы в Персидском заливе через Средиземное море, а авм "Китти Хок" переразвернуть из западной части Тихого океана в Персидский залив.

Продолжительность операции по оценке командования НАТО будет более 30 суток, причем руководство НАТО хотело бы завершить ее к юбилейной сессии НАТО в Вашингтоне по случаю празднования 50-летия НАТО (23-25 апреля 1999 г.).

По оценке экспертов МО США, если операция продлится 30 суток, то затраты на ее проведение составят несколько миллиардов долларов. Сообщается, что только в первые два дня на ведение боевых действий США было затрачено 200 млн долларов, еще 10 млн долларов выделялось ежедневно для выполнения мероприятий по поддержанию авиационной техники в боеготовном состоянии и от 10 до 20 млн долларов на снаряжение самолетов. В случае подписания с С. Милошевичем мирного соглашения содержание миротворческих сил обойдется США от 1,5 до 2 миллиардов долларов в год.

Поскольку задача по нанесению поражения режима С. Милошевича не решена, руководство НАТО приходит к выводу о необходимости перехода к наземной фазе операции, что первоначально в планы не входило.

Наиболее вероятными направлениями действий руководства США и НАТО в дальнейшем могут быть:

- интернационализация конфликта путем вовлечения в него мусульманских государств (Ирана, Саудовской Аравии, Египта, Кувейта), изъявивших желание оказать пока лишь гуманитарную помощь единоверцам;

- вовлечение в конфликт новых участников, например Македонии или Албании, для создания плацдарма для проведения наземной фазы;

- раскол СРЮ изнутри путем оказания давления на Черногорию и провоцирование косовских албанцев на требование полного суверенитета.

Безусловно, подводить итоги всей операции ОВС НАТО против Югославии рано, в то же время уже сейчас очевидно, что одновременно с решением целого комплекса политических вопросов военная операция ОВС НАТО активно используется командованием ВС США и стран НАТО для испытания новых образцов вооружения и военной техники в условиях реальной боевой обстановки, в первую очередь высокоточного авиационного вооружения, а также для оказания давления на органы государственного управления с требованиями выделения дополнительных средств для модификации устаревших видов вооружения.

2. ОСОБЕННОСТИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ОВС НАТО В ХОДЕ ВОЗДУШНО-НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ ПРОТИВ ЮГОСЛАВИИ

В ходе 78-суточной воздушной наступательной кампании созданная авиационная группировка ОВВС и ОВМС НАТО и боевых кораблей-носителей крмб "Томагавк" (с учетом постепенного усиления) обеспечила проведение в ходе боевых действий около 36 000 самолетовылетов боевой авиации (из них до 13 500 - в составе ударных групп), применение около 22 000 бомб и ракет различных типов, в т.ч. более 70% являлись высокоточным оружием (т.е. КВО 3-10 м), из них более 600 крмб и крвб (крмб более 500, крвб - до 100). Поражено около 450 стационарных объектов и более 900 подвижных целей. Авиация ВВС и ВМС США, имея в составе группировки ОВВС и ОВМС НАТО около 60% самолетов, совершала более 70% всех вылетов.

1. Боевые действия ОВС НАТО против СРЮ (24.03-09.06.99) начались воздушной наступательной операцией (ВНО), проводимой в рамках воздушной кампании с участием всех компонентов средств воздушного нападения (СВН): крылатых ракет морского и воздушного базирования (крмб и крвб), стратегической бомбардировочной авиации (СБА) ВВС США, самолетов тактической и палубной авиации США и стран НАТО.

Отличительные особенности развязывания вооруженного конфликта на Балканах:

- воздушная кампания началась ограниченным составом развернутых на театре сил, фактически группировками сил реагирования ОВВС и ОВМС НАТО;

- отсутствие перед началом боевых действий в районе конфликта АУГ ВМС США;

- основным компонентом сил усиления являлась СБА ВВС США, действующая как с передовых, так и континентальных авиабаз.

В ходе дальнейших боевых действий объединенная авиационная группировка ОВС НАТО была значительно увеличена (в целом в 2,5 раза), в том числе:

- группировка ОБА на передовой авиабазе Фэрфорд - более чем в 2 раза (с 11 до 20 бомбардировщиков);

- группировка ОВВС НАТО на аэродромах государств Западной и Центральной Европы - в 3 раза (с 326 до 970 самолетов);

- группировка палубной авиации в Адриатическом море (с прибытием в зону вооруженного, конфликта авма "Теодор Рузвельт" и авп "Инвинсибл") почти в 4 раза (с 28 до 110).

Все это свидетельствует о больших мобилизационных возможностях ОВС НАТО, и в первую очередь ВС США.

2. Замысел применения группировок ОВВС и ОВМС НАТО против СРЮ предусматривал проведение воздушной кампании

в три этапа:

- на первом этапе (24-27 марта) - в ходе 3-суточной ВНО завоевать господство в воздухе, подавить основные элементы системы ПВО, дезорганизовать систему оперативного управления и связи ВС и МВД;

- на втором этапе (28 марта - 1 апреля) - организацией систематических боевых действий путем нанесения ракетно-бомбовых ударов максимально ослабить боевой потенциал группировок ВС и МВД, нарушить систему тылового и материально-технического обеспечения войск, вывести из строя объекты военно-промышленного комплекса;

на третьем этапе (2 апреля - 9 июня) - постепенным наращиванием усилий, расширением масштабов боевых действий и перечня целей нанести неприемлемый ущерб группировкам ВС и МВД, военно-промышленному потенциалу и экономике страны, разрушить систему энергоснабжения, жизнеобеспечения и коммуникаций, чтобы заставить СРЮ выполнить ультимативные требования НАТО.

Фактически авиация НАТО задачи всех трех этапов решила одновременно, отличия заключались лишь в распределении количества наносимых ракетно-бомбовых ударов по военным и промышленным объектам.

3. На интенсивность полетов авиации и эффективность ударов с применением высокоточного оружия значительное влияние оказывали сложные географические и погодные условия. Гористая местность и низкая облачность не позволяли авиации ОВВС и ОВМС НАТО успешно действовать по подвижным и малоразмерным целям, замаскированным скоплениям военной техники и объектам инфраструктуры. В условиях плохой видимости одним из наиболее эффективных средств поражения защищенных стационарных объектов явились крмб и крвб, оснащенные спутниковой навигационной системой "Навстар", при этом общее количество примененных в ходе вооруженного конфликта крмб "Томагавк" (более 500) в 5 раз превысило количество крвб (около 100).

4. Воздушная компания ОВС НАТО против СРЮ (78 суток) началась, как и против Ирака в 1991 году (43 суток), в темное время суток с проведения воздушной наступательной операции (ВНО) продолжительностью трое суток. В ходе ВНО было нанесено четыре массированных авиационно-ракетных удара (мару), каждый продолжительностью от трех до четырех часов практически на всю глубину территории Югославии, выпущено около 200 крылатых ракет (из них более 120 крмб с кораблей и подводных лодок), совершено 530 боевых вылетов авиации, в том числе стратегическими бомбардировщиками - 20. Распределение целей в ВНО было аналогичным применяемому ОВС НАТО в боевых действиях против Ирака в 1991 и 1998 годах: около 60% назначенных для поражения объектов приходилось на систему ПВО и около 30% - на органы управления.

Размах ВНО составил:

- глубина применения авиации и крылатых ракет - до 470 км;

- ширина полосы действия самолетов - до 320 км.

В первом мару для поражения оценочно 40 объектов системы ПВО и органов управления ВС СРЮ группировками ОВВС и ОВМС НАТО было совершено не менее 150 вылетов боевой авиации, выпущено 60 крылатых ракет (из них 36 крвб - с 6 стратегических бомбардировщиков В-52 и 24 крмб - с кораблей и подводных лодок), применено около 100 высокоточных авиабомб и управляемых ракет,

После завершения ВНО на четвертые сутки военных действий ОВС НАТО приступили к нанесению систематических ракетно-бомбовых ударов (до шести-восьми в сутки).

5. Боевое применение самолетов СБА и крвб. В ходе ведения боевых действий самолеты СБА совершили около 360 вылетов для нанесения ударов, в т.ч. 66 - с территории США и около 295 - с АвБ Фэрфорд, Великобритания.

Самолеты В-52Н (группировка - до 20 машин) для нанесения ударов совершили 10-11-часовой беспосадочные вылеты с передовой АвБ Фэрфорд без сопровождения и дозаправок топливом в воздухе на высоте 7500 м со скоростью 740 км/час.

Каждый из самолетов нес до восьми крвб ФОМ-86С. Всего за 78 суток боевых действий самолетами В-52 совершено до 190 вылетов для выполнения боевых задач и применено около 100 крвб.

При пуске крвб самолеты совершали снижение до 150-600 м (для исключения помех полетами военной авиации) и осуществляли пуск ракет из центральной части Ионического моря на дальность 600-1200 км. Запуск всех крвб с одного самолета производился в залпе с интервалом около 45 секунд в 5-минутном окне. Продолжительность полета крвб до целей составляла до 80 минут. Скорость полета при пуске крвб не превышала 820 км/ч.

В качестве объектов поражения крвб назначались слабозащищенные стационарные объекты военного и военно-промышленного значения.

Против объектов на территории Югославии применялись крвб АСМ-86С мод.1 (дальность действия до 2000 км).

Самолеты В-1В (до 6 машин) совершили взлет с АвБ Фэрфорд, однако маршрут их полета проходил через территории стран Западной Европы (Франции, Италии) с последующим выходом в воздушное пространство Югославии. Всего было совершено до 110 вылетов.

Вылет совершали, как правило, два самолета В-1В, несущие на борту до 30 кассетных боеприпасов СВЧ-87 комбинированного действия, или до 84 авиабомб Мк-82, или до 16 авиабомб ЮАМ каждый (дальность - до 24 км, КВО до 10 м).

Полет происходил со скоростью 810-820 км/час с общей продолжительностью вылета 6,5 часа.

Вылет самолетов В-2А (группировка - шесть машин) осуществлялся беспосадочно с АвБ Уайтмен, США, с четырьмя дозаправками в воздухе над акваторией Атлантического океана (две - до выполнения боевой задачи, две после). Полет над Атлантикой проходил на высоте 10 000-11 000 м со скоростью 850-870 км/час. Над акваторией Ионического моря самолеты прибывали в район ожидания, где барражировали до получения приказа на применение бортового оружия. После выполнения боевой задачи самолеты возвращались на АвБ Уайтмен. Всего было совершено 66 вылетов.

Общая продолжительность вылета самолетов В-2А - 30-31 час.

Каждый самолет В-2А нес высокоточные планирующие авиабомбы JDAM с наведением по спутниковой навигационной системе "Навстар". В вылетах одновременно участвовали 2-4 самолета В-2А. Суммарная бомбовая нагрузка от 16 до 32 900-кг бомб JDAM. Высокоточные авиационные бомбы JDAM использовались в основном для поражения штабов и командных пунктов ВС, в том числе защищенных. Для поражения скопления войск невоенной техники применялись кассетные боеприпасы CBЧ-87 и авиабомбы Мк-82.

25 марта 1999 г. (Д2) самолетами В-2 было применено ЭМИ-оружие (авиабомба с направленным электромагнитным импульсом) для вывода из строя средств РЭР, систем наблюдения и связи.

В ходе применения в бомбовом варианте прикрытие каждой группы самолетов СБА осуществлялось по зональному принципу 4-6 самолетами истребительной авиации в составе БВП (по два самолета в БВП), действующими над территорией СРЮ.

6. Боевое применение крылатых ракет морского базирования (крмб). Крмб применялись кораблями в составе РУГ ВМС США (в течение всей операции состав был переменным - от трех до пяти кораблей) и атомными подводными лодками ВМС США и Великобритании (от двух до четырех пла в течение операции). Боезапас крмб на носителях до начала и в первые 10 суток боевых действий составлял до 240 единиц (50-70% от полного), при этом на американских пла боезапас был увеличенным (до 16-28 КР в зависимости от типа пла - "Л. Анджелес" без ВПУ и с ВПУ).

Прибывшие в район конфликта 5-6 апреля (Д12-Д13) корабли из состава АУГ авма "Т. Рузвельт", не исключено, имели полный боекомплект КР "Томагавк", соответственно по 122 КР - на крейсер УРО типа "Тикондерога", 90 КР - эсминец УРО типа "О. Берк" и 61 КР на эсминец типа "Спрюенс".

Всего было развернуто в ходе операции 15 носителей КР, в том числе девять надводных кораблей и шесть пла с оценочным боекомплектом свыше 880 КР (без учета пополнения боезапаса). В ходе боевых действий применено было более 500 крмб, из них до 20% в ВНО, в систематических боевых действиях ежесуточно применялось в среднем от четырех до восьми крмб.

Основными объектами поражения крмб являлись стационарные КП и УС, объекты ПВО (рлс, зрк), склады боеприпасов и объекты инфраструктуры (мосты, трансформаторные подстанции).

Применение крмб в условиях практически полного отсутствия противодействия ОВМС НАТО осуществлялось из районов, максимально приближенных к береговой черте (до 120-150 км), на дальность до 400-1000 км, с максимальным временем полета к цели - до 70 минут.

Полетное задание составлялось таким образом, чтобы полет крмб проходил в зоне выявленных ЗРК и ЗАК. Координаты цели вводились непосредственно на носителях по автоматизированным каналам системы управления и связи.

Применялись крмб последних модификаций: "блок III" и "IV" с коррекцией полета по СРНС "Навстар" (дальность - до 1500 км).

Пополнение запасов крмб надводными кораблями и атомными подводными лодками ВМС США и Великобритании осуществлялось в передовых пунктах МТО, развернутых в ВМБ и портах Италии (Бриндизи, Аугуста, Бари), куда ракеты доставлялись специализированными судами обслуживания 6-го флота США (транспорты "Маунт Бейкер", "Сатурн" и пбс пл "Симон Лейк"). Периодичность пополнения - по мере расхода боезапаса, в первые 15 суток операции - раз в 3-4 суток.

7. Боевое применение тактической авиации ОВВС НАТО. За 78 суток боевых действий тактическая авиация (ТА) ОВВС НАТО совершила с 25 авиабаз Западной и Центральной Европы около 12 000 самолетовылетов для нанесения ударов по объектам на территории СРЮ. Самолеты действовали в составе ударных групп по 15-40 машин различного типа и национальной принадлежности (максимальный состав группы - до 100 машин).

Ежесуточно самолетами ТА наносились групповые и одиночные удары по 12-40 объектам. После вылета с аэродрома базирования ударная группа, как правило, производила дозаправку в воздухе, после чего совершала перелет в район боевых действий. Каждой ударной группе назначалось от трех до шести целей. Выходы на цель самолеты ударных групп совершали парами или в составе звеньев по 3-4 машины, время нахождения в районе цели составляло 20-30 минут, высота применения оружия 4500-6300 м, высоты 3000 м и менее использовались крайне редко и кратковременно.

Общее управление самолетами ТА осуществлял ВКП ЕС-130Е, доразведку наземных целей производил самолет радиолокационной разведки Е-8С "Джистарс", а непосредственное наведение на цели ударных самолетов было возложено на самолеты ОА-10, истребителями прикрытия управляли один-два самолета ДРЛО и

У Е-ЗА системы "Авакс-НАТО".

Боевое воздействие тактической авиации по наземным стационарным и мобильным объектам осуществлялось прежним, отработанным в 1991 г. в Ираке способом "действия в квадрате", с использованием групп авиации различного состава. Размеры одного квадрата составляли 50i50 км.

В мае в ходе ведения боевых действий для нарушения системы электроснабжения истребителями F-117А ВВС США были не менее трех раз применены так называемые графитовые бомбы, которые относятся к секретному виду несмертельного оружия и представляют собой авиационные бомбы кассетного типа (обозначение - СВЦ-94). В качестве боевого элемента кассет использовалась графитовая проволока, которая, попадая на линии электропередач, приводила к короткому замыканию, выводу из строя трансформаторных подстанций.

В ходе применения тактической авиации для нанесения ударов по объектам в СРЮ были вскрыты следующие оперативно-тактические нормативы:

- глубина боевого воздействия ТА-850-900 км;

- продолжительность боевого вылета без дозаправки - 1 час 22 мин.;

- продолжительность боевого вылета с 1-3 дозаправками - 3 час 45 мин. - 7 час.

8. Боевое применение палубной авиации ВМС стран НАТО. Для боевого маневрирования авма "Т. Рузвельт" был назначен район размером 20i30 миль в северной части Ионического моря. Период непрерывного участия в БД авианосца составлял 30 суток с последующим 4-5-суточным отдыхом в одном из портов Средиземного моря.

За два 30-суточных периода самолеты палубной авиации с борта авма "Т. Рузвельт" участвовали в не менее чем 90 групповых вылетах для нанесения ударов по объектам в Косово, совершив более 3100 самолетовылетов (в среднем по 50-55 вылетов в сутки). В состав ударных групп включались до 20-35 машин (из них 15-19 F/А-18 "Хорнет", 7-10 Р-14 "Томкэт", 2-4 Е-А-6В "Проулер", 2 Е-2С "Хокай"). Удары по наземным целям палубная авиация наносила в составе звеньев по три-четыре машины. Для каждого ударного звена назначались одна основная и две запасные цели.

В ходе применения палубной авиации с борта американского авма "Т. Рузвельт" для нанесения ударов по объектам были вскрыты следующие оперативно-тактические нормативы:

- соотношение количества ударных самолетов к самолетам обеспечения при нанесении ударов по береговым целям - 1:2;

- боевое напряжение на один самолет - 0,8-1,0 вылета в сутки, в том числе истребители-штурмовики F/А-18 - 0,8, истребители F-14 - 0,8, самолеты ДРЛО, разведки и РЭБ - 1,0 вылет в сутки;

- глубина воздействия палубных самолетов по береговым целям - 450-500 км;

- продолжительность вылета ударной группы самолетов истребительно-штурмовой авиации с авма "Т. Рузвельт" (22-26 машин) - до 4-х часов;

- вооружение самолетов F-14 и F/А-18: в ударном варианте - две УАБ СВи-16 или ОВи-24 (дальность - до 10-40 км); в варианте истребителя-перехватчика - две УР "Феникс" и две УР "Сайдвиндер".

Палубная авиация авм "Фош" ВМС Франции использовалась в светлое время суток. 14 штурмовиков "Супер Этандар" и четыре разведчика "Этандар IV" совершили в течение 70 суток около 600 самолетовылетов, боевое напряжение на самолет - 0,5. При нанесении ударов по объектам на территории СРЮ штурмовики применяли в основном 250 кг бомбы. В течение всех 30 суток боевых действий район боевого маневрирования (30i20 миль) авианосца располагался в южной части Адриатического моря за пределами дальности стрельбы ракетных батарей береговых частей ВМС СРЮ.

Истребители-штурмовики "Си Харриер" (семь единиц) с борта легкого авианосца "Инвинсибл" ВМС Великобритании выполняли боевые задачи в качестве боевых воздушных патрулей для прикрытия ударной авиации ВВС Великобритании, действующей с авиабаз в южной Италии За 30 суток участия в боевых действиях самолеты совершили до 150 вылетов со средним напряжением на самолет 0,8-0,9.

9. Боевое применение ОВМС НАТО. Основными формами применения ОВМС НАТО в ходе проведения операции являлись:

- участие в воздушной кампании путем нанесения ударов надводными кораблями и атомными подводными лодками ВМС США и Великобритании по береговым целям крмб "Томагавк", самолетами палубной авиации с борта авма "Т. Рузвельт" ВМС США и штурмовиками "Супер Этандар" с авм "Фош" ВМС Франции;

- блокада побережья СРЮ с целью исключения противодействия ВМС СРЮ;

- действия по обеспечению выполнения резолюций СБ ООН по недопущению продажи оружия СРЮ, а в последующем и с целью запрещения доставки в СРЮ нефтепродуктов морским путем.

10. Ведение информационной борьбы. Значительное внимание в ходе ведения боевых действий против СРЮ было уделено проведению действий в рамках информационной борьбы, в т.ч.:

- обеспечение безопасности своих операций;

- введение противника в заблуждение, дезинформация;

- психологические операции;

- радиоэлектронная борьба;

- уничтожение систем и средств управления;

- специальные информационные операции.

Впервые американцами были проведены "специальные информационные операции", т.е. действия против компьютеров и межмашинных сетей. Внесением вирусов и вводящих в заблуждение команд в компьютерные сети достигался сбой в компьютерах управления стрельбой и наведения ЗУР, следствием чего стала низкая эффективность систем ПВО и применение только оптоэлектронных средств наведения ЗУР.

Использованием средств РЭБ (прежде всего до 30 самолетов РЭБ ЕА-6В "Проулер") обеспечивалось надежное подавление РЛС ПВО СРЮ.

Выводы:

1. Операция "Объединенная сила" еще раз подтвердила:

- основным вариантом развязывания и ведения военных действий ОВС НАТО остается воздушная наступательная кампания, которая, как правило, начинается в ночное время;

- главным средством боевого воздействия на противника в вооруженных конфликтах различной интенсивности конца XX - начала XXI века будет являться высокоточное оружие, в том числе крылатые ракеты морского и воздушного базирования, управляемые ракеты класса "воздух-поверхность" и "воздух-воздух", УАБ с лазерной системой наведения и системой коррекции траектории полета по глобальной СРНС "Навстар". Благодаря круговому вероятному отклонению 3-10 метров высокоточное оружие превратилось в конце XX века в средство нанесения "точечных" ударов. Наиболее слабым звеном большинства видов ВТО по-прежнему остается низкая помехозащищенность СРНС "Навстар".

2. Опыт боевого применения КРМБ "Томагавк" ВМС США в 90-х годах, в том числе в ходе операции "Объединенная сила", свидетельствует об их высокой эффективности при нанесении ударов по береговым объектам практически в любых погодных условиях. В связи с этим, а также из-за отсутствия угрозы носителям командование ВМС США с учетом вооружения большинства боевых надводных кораблей УВП Мк41 увеличило количество крмб "Томагавк" в варианте для стрельбы по береговым целям на различных типах кораблей расчетно до 50-70% (45-71 крмб) от общего числа УВП за счет других видов ракетного оружия и противокорабельного варианта крмб "Томагавк", которые сняты с вооружения и будут модернизированы для стрельбы по береговым целям. Вместе с тем применение надводных кораблей - носителей крмб "Томагавк" с ударным вариантом загрузки возможно только из защищенных районов боевых действий с сильной континентальной системой ПВО, например шхерные районы Северной Норвегии, восточная часть Средиземного и Эгейского морей, предпроливная зона Балтийского моря, или против стран, не имеющих эффективных средств противодействия силам в море (например Ирак и Югославия).

3. Система ПВО Югославии, а также применение ВС СРЮ средств РЭБ как активных, так и пассивных при отражении ВТО оказались малоэффективными в связи со значительным качественным превосходством всего комплекса средств воздушного нападения ОВС НАТО.

4. Решающую роль в успешном проведении операции в первую очередь сыграли: высокоэффективная разведка, своевременное применение средств РЭБ, в том числе огневого поражения для подавления системы ПВО СРЮ, высокоточное оружие ОВМС и ОВВС НАТО, проведение психологических операций и мероприятий информационной борьбы, высококвалифицированный профессионально подготовленный личный состав.

5. Воздушная наступательная кампания НАТО против СРЮ стала моделью будущих военных операций НАТО для силового обеспечения политических и экономических интересов блока в любом районе земного шара под любым предлогом.

3. АНАЛИЗ ВОЕННОЙ КАМПАНИИ НАТО ПРОТИВ ЮГОСЛАВИИ ВЕСНОЙ 1999 г.

В течение одиннадцати недель военной кампании НАТО против Югославии США фактически проводили экспериментальную воздушно-космическо-морскую ударную операцию нового типа "Союзническая сила". Главными целями операции были:

Ё испытания в реальных боевых условиях разведывательно-ударных боевых систем, включающих такие элементы, как разведка, управление, доставка высокоточного оружия;

Ё разрушение основы экономического потенциала Югославии;

Ё оценка эффективности высокоточного оружия различного базирования;

Ё документирование результатов применения конкретных типов оружия и операции в целом.

По времени всю операцию можно разделить на два самостоятельных периода с продолжительностью первого этапа в шесть и второго - в пять недель.

1. АНАЛИЗ ПЕРВОГО ПЕРИОДА ОПЕРАЦИИ

(С 24 МАРТА ПО 9 МАЯ 1999 г.)

В течение первых шести недель США независимо и, возможно, скрытно от других стран НАТО проводили эксперименты по применению новейших видов оружия, а также по отработке форм и способов ведения войны нового, шестого, поколения. Анализ этого этапа операции позволяет выявить следующие ее характеристики, которые указывают на принадлежность югославской кампании к новому поколению войн:

1. Удары по военным и экономическим объектам Сербии и Косово в ходе новой в военном искусстве воздушно-космическо-морской ударной операции наносились не группировками ВВС и ВМС, которые там формально существовали, а специально созданными на их базе разведывательно-ударными боевыми системами (РУБС). Основной РУБС являлись космические системы различного назначения, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия. Воздушно-космическо-морская ударная операция проведена полностью бесконтактным способом на межконтинентально удаленном от США горно-лесистом балканском театре с достаточно развитыми экономикой, инфраструктурой и заранее созданной системой обороны Югославии. Самолеты ВВС и ВМС США и других стран НАТО действовали как элементы РУБС в качестве "подносчиков боеприпасов". Они взлетали с авиабаз на территории США, стран НАТО в Европе и авианосцев в Адриатическом море, доставляли до рубежей пуска за пределами досягаемости противосамолетной обороны Югославии заранее нацеленные на конкретные критические точки военных и экономических объектов высокоточные крылатые ракеты. Запуск ракет производился с высоты 8-9 тыс. м, после чего самолеты уходили за новыми боекомплектами или возвращались на авиабазы США.

Крылатые ракеты морского базирования запускались с кораблей и подводных лодок ВМС США, которые находились в Адриатическом море и также входили в разведывательно-ударные боевые системы. Крылатые ракеты воздушного и морского базирования поражали цели на дальностях 300-800 км от рубежей пусков. В течение первых шести недель операции были испытаны новейшие крылатые ракеты воздушного базирования, хотя в целях дезинформации они проходили под известным старым шифром AGM-86 с добавлением определенных индексов. В этот период были испытаны также практически новые крылатые ракеты морского базирования AGM-109, носителями которых были корабли и подводные лодки ВМС США. Эти ракеты наводились на цели с использованием космической навигационной системы GPS, весь полет КР осуществлялся в режиме полного радиомолчания без излучения электромагнитной энергии для измерения высоты своего полета. На конечном участке полета, непосредственно в районе цели, активизировалась оптическая система DSMAS для точного наведения на конкретную критическую точку объекта. Были испытаны также новые модификации управляемой крылатой ракеты AGM-130 с телевизионной командной системой наведения (носитель - самолет F-15Е). В конце первого периода войны были отмечены испытания и кассетных авиабомб CBU-87 с самоприцеливающимися боевыми элементами для поражения бронетанковой техники (носитель стратегический бомбардировщик В-1В).

Следует отметить, что на протяжении всего первого периода операции метеорологические условия в целом не благоприятствовали применению пилотируемых средств над территорией Югославии. Однако туманы, дожди и плотная низкая облачность мало сказывались на действиях авиации, поскольку та лишь доставляла до рубежей пуска высокоточные крылатые ракеты, которые были главным оружием первого периода операции. Для объективной оценки эффективности боевого применения экспериментальных крылатых ракет плохая погода была до известной степени даже более предпочтительной.

2. На территории Югославии боевые действия сухопутных группировок войск союзом НАТО не планировались и не велись. Основные координаты операции были перенесены в воздушно-космическое пространство, которое и стало основным театром войны. Односторонние ударные действия НАТО по объектам экономики Югославии осуществлялись в основном высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования. Вооруженные силы Югославии оказались неспособны противодействовать противнику в такой войне. В ходе шестинедельной воздушно-космическо-морской ударной операции главными целями поражения были ключевые военные и экономические объекты, инфраструктура и коммуникации Сербии и Косово. В подавляющем большинстве случаев эти объекты были успешно поражены.

В связи с изложенным можно предположить, что в дальнейшем следует ожидать нового сокращения сухопутных войск не только США, но и стран союза НАТО, а также постепенной перестройки их вооруженных сил в двувидовой функциональный состав: стратегические ударные и стратегические оборонительные виды.

3. Космические средства военного назначения играли в операции не просто чрезвычайно большую и важную роль, но и являлись системообразующими военно-техническими инструментами ведения боевых действий. США создали мощную группировку космических средств различного назначения в количестве 50 спутников. Над театром войны одновременно находились 8-12 космических аппаратов, которые совместно с воздушными и морскими носителями являлись основой разведывательно-ударных боевых систем. Из космоса велось непрерывное наблюдение за ТВД спутниками оптической разведки КН-11 (США), Гелиос-1А (Франция), радиолокационной разведки "Лакросс" (США), а также осуществлялись управление, навигация, связь и метеообеспечение. Космические аппараты США осуществляли навигацию новейших высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. Специальные космические аппараты "Спот" (Франция) передавали телевизионное изображение земной поверхности и документировали экспериментальные удары по объектам экономики и инфраструктуры Сербии и Косово с целью определения реальной эффективности высокоточных крылатых ракет.

Результаты войны позволяют однозначно утверждать, что США и другие страны - члены НАТО будут стремиться заранее создать и поддержать постоянно действующую космическую инфраструктуру, включающую необходимое количество аппаратов различного назначения, как системообразующую основу разведывательно-ударных боевых систем воздушного и морского базирования, способных без предварительной подготовки наносить массированные высокоточные удары по объектам любого государства в любом регионе нашей планеты. Думается, что все страны - члены альянса будут вынуждены финансировать создание и поддержание в постоянной готовности такой космической системы.

4. Основные удары РУБС и высокоточного оружия США и НАТО были направлены не на уничтожение живой силы, вооружения и военной техники Югославии, а на разрушение ее военных объектов, экономической инфраструктуры и коммуникаций. Это обстоятельство является одной из важнейших характеристик образа войны нового поколения. Поскольку операция носила лишь экспериментальный, испытательный характер, то задача полного достижения стратегических и политических целей не ставилась. Именно поэтому полная победа не была достигнута. По официальным данным Пентагона, для нанесения ударов по 900 объектам экономики были использованы 1,2-1,5 тыс. высокоточных крылатых ракет, большинство из которых были экспериментальными. В ходе первого периода операции только высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования была полностью (100%) разрушена нефтяная промышленность, 50% индустрии боеприпасов, 70% авиационной промышленности, 40% танковой и автомобильной промышленности, 40% нефтехранилищ, 100% мостов через Дунай, 70% автомобильных и железных дорог. Остальные объекты и цели поражались пилотируемыми самолетами во второй период операции, когда система ПВО Югославии была полностью выведена из строя.

5. Следует еще раз особо подчеркнуть, что в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции плановые удары по войскам Югославии не наносились. Отчасти это объясняется тем, что ЮНА оказалась полностью не готовой к ведению боевых действий в соответствии с формами и способами войн нового поколения. Соответственно, вооруженные силы Югославии не только не представляли угрозы для сил НАТО, но и были просто не в состоянии препятствовать войскам альянса в их боевой работе. Удары по ЮНА осуществлялись скорее попутно при выполнении других задач.

По утверждениям некоторых СМИ, в ходе ударов по Югославии ЮНА потеряла более 10 тысяч военнослужащих убитыми, 314 артиллерийских орудий и 120 танков. На пресс-конференции в Пентагоне 1 июля 1999 года главнокомандующий войсками союза НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк доложил, что в ходе 78-суточной операции на территории Косово уничтожено 110 сербских танков и 210 боевых машин пехоты (БМП). Осенью 1999 года Кларк назвал уже другие цифры - уничтожены 93 сербских танка и 153 БМП. В действительности специально направленная команда НАТО обнаружила на территории Косово 60 единиц уничтоженной бронетехники и артиллерии. Отсутствие достоверной информации о потерях ЮНА свидетельствует не только о плохо налаженном документировании результатов ударов. Уровень и порядок потерь ЮНА позволяет сделать совершенно иные выводы. Абсолютно достоверно известно, что до начала войны у сербов имелось 1025 танков и 3750 артиллерийских орудий. Это значит, что в ходе всей войны силами НАТО попутно уничтожено менее 10% танков и орудий, что полностью подтверждает первоначальную гипотезу о том, что плановые удары по войскам не наносились.

Надо отметить, что российские и зарубежные СМИ и военные источники неоднократно критически оценивали результативность действий НАТО именно в связи с неспособностью альянса нанести решительное поражение вооруженным силам Югославии. Однако еще раз повторим, что такая цель и не преследовалась. Главной задачей альянса являлось разрушение экономической инфраструктуры страны и системы ее государственного и военного управления.

6. Противосамолетная система обороны Югославии была создана, как и в большинстве других стран, на базе активной радиолокации для борьбы именно с пилотируемой авиацией над собственной территорией. Для решения данных задач эта ПВО была достаточно эффективной, однако подобная система, будучи адекватной войнам прошлого поколения, оказалась совершенно беспомощной в борьбе с массированными налетами высокоточных крылатых ракет противника, действовавших на предельно малых высотах в условиях географически сложной, покрытой лесной растительностью местности, с горными хребтами, вершинами, ущельями и оврагами с большим количеством лесной растительности.

ПВО Югославии была полностью подавлена средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а высокоточными противорадиолокационными ракетами войск НАТО уничтожался практически каждый источник радиоизлучения. Как правило, уже после первого пуска зенитной ракеты даже самый совершенный зенитный ракетный комплекс ПЕЗО Югославии, использующий в своей работе принцип активной радиолокации, был обречен на поражение независимо от того, оставался ли он включенным или выключенным. Каждая РЛС кратковременно излучавшая электромагнитную энергию, непременно поражалась либо противолокационной ракетой, либо ракетой с наведением на тепловое излучение двигателя транспортного средства РЛС или ее силовых агрегатов при включенном состоянии самой РЛС. Это привело к тому, что в течение первых двух-трех суток войны были выведены из строя 70% дивизионов подвижных ЗРК С-125 и С-75.

По демаскирующему излучению маломощных радиолокационных прицелов и тепловому излучению двигателей были уничтожены 86% истребителей МиГ-29, 35% истребителей МиГ-21, 10% батарей мобильных ЗРК "Квадрат". Зенитная артиллерия Югославии практически не оказала влияния на ход отражения массированных налетов крылатых ракет, хотя несколько десятков КР из общего числа более тысячи примененных все же были сбиты этими средствами. Соответственно, зенитная артиллерия ЮНА не являлась первоочередным объектом нападения сил НАТО.

Часть зенитных сил и средств ПВО, а также истребителей ПВО Югославии уцелели, но только благодаря тому, что вообще не применялись в противоборстве с воздушным противником и находились в защищенных укрытиях. Именно это обстоятельство не позволило США полностью реализовать программу отработки методов борьбы с ПВО противника, созданной на базе активной радиолокации. Похоже, однако, что эта программа продолжает отрабатываться на другом "полигоне" - в Ираке. Периодически на севере и юге Ирака в пределах так называемой запретной зоны США наносятся высокоточные удары экспериментальными ракетами по радиоизлучающим, теплоизлучающим и теплоконтрастным элементам ПВО. При этом иракское командование, похоже, не отдает себе отчета в том, что АВО этой страны является для США макетом для отработки новых средств и методов подавления противосамолетной обороны. Всякий раз, когда Ирак включает радиолокационные станции, зенитные ракетные комплексы, средства связи и управления, это способствует проведению США длительного натурного эксперимента. Ирак располагает для этого достаточным ассортиментом типов и средств ПВО российского и иного происхождения, что позволяет непрерывно разрабатывать и испытывать различное вооружение для борьбы с ПВО, построенной на базе активной радиолокации различных диапазонов излучения.

Главный вывод, который следует сделать из результатов подавления ПВО Ирака (декабрь 1998) и Югославии (1999), состоит в том, что в войнах нового поколения классическая противосамолетная оборона в нынешнем ее понимании будет неэффективной. Более того, теряет свою эффективность вообще любая ПВО, построенная на базе активной радиолокации. В войнах нового поколения активная радиолокация сил и средств ПВО, также как и другие источники радиоизлучения, становится системоразрушающей.

7. В ходе воздушно-космическо-морской операции силами НАТО одновременно проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств Югославии государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по другим радиоизлучающим объектам. Противорадиолокационными ракетами, наводившимися на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии, поражались радиолокаторы, зенитные ракетные комплексы, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, компьютерные центры. Специальными высокоточными ракетами с пылевым графитовым и металлизированным наполнением головных частей поражались трансформаторные подстанции и релейная автоматика электростанций.

Впервые в ходе операции РЭБ был проведен эксперимент по подавлению информационного потенциала противника: его теле- и радиостанций, ретрансляторов, редакций местных электронных и печатных средств массовой информации, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. При выборе целей США и другие страны НАТО не всегда придерживались норм международного гуманитарного права, регламентирующего правила ведения войны, о чем свидетельствует поражение телерадиоцентра сугубо гражданского назначения. В результате был полностью подавлен информационно-пропагандистский потенциал Югославии. Основными средствами подавления в операции РЭБ являлись самолеты ЕС-130Н и ЕА106В, которые действовали за пределами зоны ПВО Югославии, а также практически все тактические истребители-подносчики: до рубежей пуска высокоточных самонаводящихся на источник излучения ракет.

8. Впервые Соединенными Штатами Америки была применена и проверена на практике глобальная система управления войной непосредственно из Пентагона на удаленном театре войны. Думается, что скорее всего именно эта цель была одной из главных при "обосновании" необходимости акции против Югославии. До этого в войне в зоне Персидского залива США дважды (в 1991 и 1998) испытали и проверили в боевых условиях системы управления оружием, войсками и боевыми системами. В войне на Балканах главными центрами управления войсками НАТО являлись непосредственно Пентагон в США и штаб НАТО в Бельгии.

9. Удар по китайскому посольству в Белграде состоялся в ночь с 7 на 8 мая 1999 года при странных обстоятельствах. Обстрел высокоточными управляемыми авиабомбами JDAM с высоты 5 тыс. м вел стратегический бомбардировщик В-2А, который базируется на территории Соединенных Штатов, на авиабазе Уайтмен, и входит в состав стратегического авиационного командования США Для выполнения задачи этот самолет перелетел в район театра войны с дозаправкой в воздухе, нанес удар тремя боеприпасами, после чего ушел обратно в США. Управление самолетом осуществлялось исключительно из Пентагона, так как стратегическое авиационное командование не подчиняется командованию войсками НАТО. После поражения китайского посольства представитель США в ООН (а не пресс-секретарь НАТО, как следовало ожидать) немедленно сообщил о случившемся, назвав это ошибкой разведки. Сразу же было подчеркнуто, что пилоты абсолютно точно поразили "заданную" цель и не несут никакой ответственности. США публично оправдывались, что на месте китайского посольства должен был находиться федеральный центр Югославии, занимающийся поставками вооружения и военного оборудования. Однако через год стало известно, что в США было хорошо известно об истинном расположении китайского посольства, как и о том, что на его территории имелась аппаратура, позволяющая принимать с китайских разведывательных спутников информацию о воздушной обстановке, которая передавалась подвижным группам ПВО Югославии.

Можно предположить, что существует и другая причина удара по посольству. В результате удара США понесли значительный политический ущерб, а также вынуждены были выплатить 28 млн долларов компенсации за погибших, пострадавших и нанесенный КНР материальный ущерб. Необходимо было иметь весьма веские основания для того, чтобы сознательно пойти на столь значительные издержки. Пролить свет на загадку бомбардировки китайского посольства может, казалось бы, такое не связанное с югославской кампанией событие, как полет американского челнока "Еndeavour", который завершился 22 февраля 2000 года. Основная цель полета состояла в том, чтобы получить сверхточное изображение земной поверхности. В течение 11 суток экипаж в составе шести картографов, геодезистов и специалистов по космическим съемкам выполнял картографическую съемку поверхности Земли. С помощью специального радара проводилась электронная съемка с высокой разрешающей способностью. На самом космическом корабле и на вершине 60-метровой мачты, выдвинутой из челнока, были установлены антенны, с помощью которых удалось получить электронное объемное (стереоскопическое) изображение земной поверхности. Эта информация необходима для составления цифровых карт рельефа местности с дискретностью 30х30 м в полосе от 56 градусов южной широты до 60 градусов северной широты нашей планеты. Такие карты позволяют планировать и наносить высокоточные удары по любому объекту в любой точке Земли. Полет и съемка финансировались Пентагоном, а точнее - национальным картографическим управлением, которое входит в разведывательное сообщество США.

В связи с данным полетом можно предположить, что "ошибка" удара по китайскому посольству в Белграде была совершена преднамеренно, с целью вынудить американский конгресс согласиться с финансированием космической экспедиции и работ по созданию высокоточной цифровой карты планеты. Ясно, что теперь, располагая такой точной картой земного шара, можно безошибочно поражать не просто экономические и военные объекты, но и отдельные критические точки этих объектов, удар по которым приводит к прекращению функционирования объекта.

10. Важнейшей (если не главной) целью войны в Югославии для США и их союзников были всесторонние испытания в реальных боевых условиях новых высокоточных систем оружия, систем разведки, управления, связи, навигации, РЭБ, всех видов обеспечения, а также взаимодействия различных сил и средств. Набранная статистика позволила внести соответствующие уточнения и изменения в нормативные и уставные документы систем оружия и вооруженных сил.

В принципе к концу первого периода операции главные цели (экспериментально-испытательные) были достигнуты. В связи с этим военное командование США и НАТО поставило новые задачи, для решения которых понадобился еще один этап.

2. АНАЛИЗ ВТОРОГО ПЕРИОДА ОПЕРАЦИИ

(С 10 МАЯ ПО 10 ИЮНЯ 1998 г.)

Второй период воздушно-космическо-морской ударной операции продолжался с 10 мая по 10 июня 1999 года и характеризовался следующими особенностями.

1. После завершения основных программ натурных экспериментов по применению новых видов беспилотного высокоточного оружия и в результате практически полного подавления системы ПВО Сербии и Косово начался пилотируемый вариант воздушно-космическо-морской ударной операции. В этот период США и остальные страны союза НАТО фактически "возвратились" в предыдущее поколение войн. Правда, следует отметить, что пилотируемая авиация выполняла некоторые задачи над территорией Югославии и в первый период операции. Это были эпизодические миссии, связанные с проверкой возможности использования ударной авиации, разработанной по технологии "Стеле", с экспериментальной отработкой методов борьбы с достаточно сильной ПВО Югославии, построенной на основе активной радиолокации, а также с проверкой эффективности применения новых видов высокоточных бомб, сбрасываемых с большой высоты.

Во второй период Соединенными Штатами впервые были испытаны на точность поражения новые управляемые авиабомбы JDAM, JSOW, WCMD, которые специально сбрасывались с высоты более 23 тыс. метров (носитель стратегический бомбардировщик В-2А) с наведением по сигналам космической навигационной системы Навстар. Возврат в войну прошлого поколения оказался возможным не только после полного завоевания господства в воздухе, но и вероятнее всего после "создания" специальных погодных условий. В порядке натурного эксперимента в течение мая США, похоже, создавали искусственную погоду на театре войны. Известно, что погода в Европе зависит главным образом от физических процессов, происходящих при взаимодействии атмосферы с космосом и поверхностью Атлантического океана в обширном районе между нулевым и 60-м меридианами западной долготы и между 30-й и 70-й параллелями северной широты. Здесь зарождаются циклоны, которые затем перемещаются в основном на восток и оказывают существенное влияние на погоду и климат по всей Европе. Уже давно существуют эффективные способы вызова искусственных осадков из дождевых облаков в том месте, где они не окажут вредного влияния. В СССР и России соответствующие методы применялись в чрезвычайно дождливое лето 1980 года, когда проходили Олимпийские игры, или 9 мая 2000 года, когда в Москве проводился Парад Победы. Погодные условия создавались специальной авиацией, которая рассеивала над дождевыми облаками гранулы серебристого бария, выстреливала патроны с йодистым серебром, рассеивала сухой лед и таким образом провоцировала выпадение осадков за пределами российской столицы. По всей видимости, аналогичные методы были применены и над Атлантикой. Погода на театре войны была превосходной на протяжении всего второго периода операции, когда действовала пилотируемая авиация.

2. Во второй период началась плановая боевая стажировка практически всего основного и резервного летнего составов ВВС США, а также других стран НАТО, участвовавших в операции. На ряде авиабаз, а также на авианосцах США происходила кратковременная подготовка и допуск к боевым вылетам вновь прибывших летчиков-резервистов из стран НАТО. После 10-15 самолетных боевых вылетов, что считалось достаточным для приобретения боевого опыта, происходила их ротация. Затягивание военных действий было искусственным и имело целью приобщить к боевой работе максимально возможное количество резервного летного состава США. Именно этим летчикам придется проходить военную службу в течение 10-15 лет, т.е. в период, который будет переходным к войнам нового поколения. Это означает, что подготовка таких пилотов должна учитывать реалии прежде всего войн прошлого поколения. Для снижения возможных потерь летного состава самолеты НАТО не опускались ниже 15 тыс. футов (5 тыс. м), вследствие чего соблюдение международных норм ведения войны становилось невозможным. В этот период были допущены многочисленные ошибки недостаточно подготовленными пилотами НАТО, которые состояли в неоднократных обстрелах колонн косовских беженцев и бомбардировках гражданских объектов. Именно действия пилотов-резервистов дали некоторым СМИ и экспертам основания говорить о неэффективности операции НАТО и ее слишком большой стоимости.

3. В ходе второго периода операции продолжались эксперименты по применению управляемых авиабомб различных типов с лазерным наведением, а также по применению специальных бронебойных сердечников из обедненного урана. Такой уран практически полностью состоит из изотопа урана-238 и не содержит энергетически ценного изотопа урана-235, применяемого для изготовления ядерных боеприпасов. Кстати, еще в 1987 году во время Женевских переговоров о запрещении ядерных вооружений США и СССР совместными усилиями добились того, что оружие, содержащее слабо обогащенный уран-238, было отнесено в разряд обычных вооружений. О широте эксперимента свидетельствует применение таких урановых снарядов самолетами США: 40 штурмовиками А-10А и 6 самолетами с вертикальным взлетом и посадкой АУ-8. Уже после войны британские специалисты подсчитали, что в результате применения 37 тысяч урановых снарядов Югославия получила примерно 23 тонны распыленного обедненного урана-238, которого достаточно, чтобы лучевое поражение получили около полумиллиона человек. Следует также отметить, что впервые урановые снаряды применялись в ударах по Ираку в 1991 году. Сейчас в этой стране широкое распространение получили раковые заболевания детей и новорожденных.

Однако главным оружием операции в этот период стали обычные неуправляемые авиабомбы. Это можно объяснить только тем, что США и другие страны НАТО использовали второй период операции для того, чтобы избавиться от излишков оружия прошлого поколения войн. Они в больших количествах утилизировали старые авиабомбы, разрешая недостаточно подготовленным летчикам сбрасывать их практически там, где те считали нужным. Этим также объясняются многочисленные промахи, поражения гражданских объектов и обстрелы колонн беженцев. Необходимость утилизации старых боеприпасов также стала одним из факторов затягивания военных действий.

4. Важным итогом военной кампании против Югославии стало понимание европейскими членами НАТО масштабов своего отставания от США. Очевидно, что опыт войны в Югославии будет использован для интенсивного реформирования вооруженных сил европейских стран с целью их адаптации к войнам нового поколения. Следует ожидать, что в ближайшем будущем начнется скрытая гонка вооружений нового поколения.

5. Операция против Югославии подтвердила возрастающее значение ВВС и ВМС как важнейших составляющих разведывательно-ударных боевых систем. Следует ожидать, что во всех военных конфликтах будущего эти два вида вооруженных сил будут составлять основу стратегических ударных сил. При этом война в Югославии показала, что полностью меняется военное искусство применения ВВС и ВМС. Авиация уходит с поля боя и превращается в транспортное средство доставки огромного количества беспилотных высокоточных крылатых ракет до рубежей пуска, находящихся за пределами зон поражения ПВО противника.

6. В настоящее время стоимость крылатой ракеты как морского, так и воздушного базирования оценивается примерно в один миллион долларов. Общая стоимость военного заказа на высокоточные крылатые ракеты только до 2003 года составляет несколько сотен миллиардов долларов. В 1998 году на закупку КР было израсходовано 50 млрд долларов, на 1999 год в бюджете было выделено 48,7 млрд долларов, а в 2000 году будет израсходовано уже 60 млрд долларов. Президент США настоял, чтобы бюджет на закупку высокоточных систем оружия в 2000 году был увеличен по сравнению с предыдущим годом на 12 млрд долларов. Есть основания полагать, что после натурных экспериментов на Балканах США до 2007-2010 годов будет ежегодно закупать высокоточное оружие примерно на сумму 50-60 млрд долларов.

7. Анализ возможностей США позволяет предположить, что к 2007-2010 годам они будут иметь такое количество высокоточных непилотируемых средств поражения воздушного и морского базирования, которого будет достаточно для проведения непрерывной бесконтактной стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции в течение 30 суток. В период с декабря 1998-го (второй удар по Ираку) по март 1999 года (начало войны на Балканах) ВПК США произвел 1,2-1,5 тыс. экспериментальных высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. При такой производительности к 2020 году продолжительность ударной операции может возрасти до 60 суток, а после 2040 года - до 90 суток.

8. В ближайшие годы на рынке вооружений формируется спрос на высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования и средства их доставки, а также навигационные средства, системы управления и высокоточные средства обороны от массированных налетов КР. Понятно, что наилучшие позиции на этом рынке получат страны, лидирующие в области создания высокоточного оружия и средств обороны, построенных на базе отказа от использования принципа активной радиолокации.

9. Военно-техническая революция приведет к необходимости менять не только вооружение, но также состав и структуру вооруженных сил. Однако даже в наиболее развитых странах структура вооруженных сил, формы и способы их применения будут меняться не сразу, а по мере принятия на вооружение и накопления достаточного количества этого оружия. В течение некоторого времени вооруженные силы таких стран будут накапливать потенциал ведения войны нового поколения, одновременно сохраняя способность выполнять большое количество задач оперативно-тактического и даже стратегического уровня, относящихся к войнам прошлого поколения.

Таким образом революция в военном деле в 90-е годы ХХ века способствовала появлению новой материальной базы ведения войны на море. Качественно новое высокоточное оружие и информационное обеспечение его применения на больших дистанциях (более 2000 км) способствовало появлению воздушно-космической морской операции, как новой формы решения задач в войне шестого поколения. Война в Югославии (1999) и Афганистане (2001) открыла новые формы применения флота в борьбе за Мировой океан.

ГЛАВА X

СОСТОЯНИЕ ВМФ РОССИИ И ПУТИ ЕГО РАЗВИТИЯ

СОСТОЯНИЕ ВМФ РОССИИ

История регулярного Российского флота берет начало с 1696 года, с указа Петра I "Морским судам быть", и характеризуется двумя особенностями, обеспечивавшими его возрождение и дальнейшее развитие после грубых просчетов и провалов в его строительстве и боевом использовании. Первая особенность: флот находился в подчинении и управлении у первого лица в государстве - царя, императора; вторая особенность: развитие и строительство флота осуществлялось по перспективным кораблестроительным программам (5-, 10-, 20-летним) с непосредственным финансированием их из бюджета государства, то есть государство непосредственно строило флот. Такая практика управления флотом и его развития существовала до 1917 года и позволяла возрождать его после случаев поражения - парусного в 1854-1856 годах, броненосного (паросилового) в 1905 году. В советский период Военно-морской флот как вид вооруженных сил подчинялся министру обороны и только два раза замыкался на высшее государственное руководство, однако финансирование развития флота шло непосредственно из бюджета государства согласно директивным кораблестроительным программам. Такая практика развития ВМФ позволила СССР в 1946-1986 годах построить океанский флот, который в "холодной войне" сумел защитить государственные интересы с морских направлений.

С 1986 года строительство флота велось по отдельным заказам, так как М. Горбачев отказался от принятия десятилетних кораблестроительных программ, а с распадом СССР ВМФ оказался вообще ненужным Российской Федерации и в течение десяти лет реформ утратил свою роль в Мировом океане по защите интересов России.

1986 год является поворотным в истории развития флота. Государство перестало принимать кораблестроительные программы и финансировать их, и в дальнейшем, с 1992 года, строительство флота было полностью возложено на Министерство обороны РФ. Что из этого получилось, рассмотрим далее.

Казалось бы, из трехсотлетней истории Российского флота можно и должно было бы извлечь уроки. Государству необходимо сейчас строить флот для защиты своих интересов в Мировом океане. Но, к сожалению, в последнее десятилетие шел развал флота.

С началом "холодной войны" Советское государство впервые после Петровской эпохи развернуло последовательное строительство океанского флота, призванного защищать его интересы с морских направлений. Благодаря этому в 70-80-е годы XX века был создан океанский ракетно-ядерный флот, который нейтрализовал угрозу с моря и обеспечил национальную безопасность страны.

После окончания Великой Отечественной войны усилия советского народа были направлены на создание современных армии и флота, и эта задача была решена. Монополия США первых послевоенных лет на ядерное оружие потребовала создания в короткие сроки стратегических ядерных сил страны и морских стратегических ядерных подводных сил как их элемента. В течение 70-80-х годов в Северодвинске было построено 83 атомных ракетных подводных крейсера стратегического назначения (главный конструктор С. Ковалев), что позволило добиться стратегического паритета с ВМС США.

В это же время шло создание сил общего назначения для борьбы с подводными лодками и надводными кораблями ВМС США и НАТО в дальней и ближней морских зонах.

Флот еще никогда не переживал в столь короткий срок такого быстрого роста качественных изменений в вооружении, тактике и оперативном искусстве.

В результате выполнения четырех десятилетних программ на судостроительных заводах Северодвинска, Ленинграда, Николаева, Комсомольска-на-Амуре, Горького, Ярославля, Керчи, Сталинграда (Волгограда) и других городов было построено 3600 боевых кораблей и катеров, что позволило создать группировки сил флота для действия в океанской и ближней морской зонах.

Группировка для действия в океанской зоне включала 500 боевых кораблей, в том числе 247 атомных подводных лодок, 156 из них с ракетным вооружением; 253 крупных надводных корабля.

Группировка для действия в ближней морской зоне имела в своем составе 3100 боевых единиц, из них 2048 надводных кораблей и катеров, 495 десантных кораблей и катеров, 557 тральщиков.

Одновременно с корабельным составом развивалась и морская авиация, которая в своем составе насчитывала 5 дивизий морской ракетоносной авиации и 9 полков противолодочной авиации. Шло формирование морской пехоты, имевшей в своем составе одну дивизию и три бригады. Общая численность личного состава ВМФ доходила до 500 тыс. человек.

Распад СССР привел к потере флотом районов базирования кораблей на Балтике, Черном и Каспийском морях, а также аэродромов, судоремонтной и тыловой базы, объектов системы управления.

В ходе строительства океанского флота получила развитие военно-морская наука, равно как и ее составляющие. Родились новые формы военно-морского искусства, такие как участие в стратегической операции СЯС, стратегическая операция на океанском ТВД при ведущей роли флота, операции флотов и морские операции. Военно-морской флот СССР нес боевую службу во всех важных районах Мирового океана. Таков результат эпохи океанского флота. Однако с распадом СССР за 10 лет реформ флот был без войны потерян, и только корпуса кораблей в местах отстоя напоминают его былую славу. Эра океанского ракетно-ядерного флота закончилась.

Будущее Военно-морского флота необходимо рассматривать во взаимосвязи с развитием государства российского. Реставрация капитализма в России, проведенная под видом реформ, сделала страну третьеразрядным государством, постепенно утрачивающим экономический и военный потенциал, с перспективой превращения в сырьевой придаток западных стран. Безусловно, такой ход "развития" страны привел к кризису во всех сферах жизни общества, в том числе и в Вооруженных силах России.

Резкое ослабление роли государства в укреплении обороноспособности страны отразилось и на состоянии Военно-морского флота. На сегодня ВМФ сохраняет боеспособность оставшихся сил, однако уровень решаемых ими задач ограничен в основном прибрежной зоной, тогда как ряд практических задач в океанской зоне не выполняется. С трудом решаются задачи ядерного сдерживания морскими стратегическими ядерными силами. При сохранении существующего положения, особенно с финансированием, к 2015 году ВМФ практически полностью может утратить возможность решать свойственные ему задачи в Мировом океане и прекратить свое существование как вид Вооруженных сил Российской Федерации.

Основной причиной такого положения является резкое снижение ассигнований на ВМФ: с 1990 года объем государственного заказа сократился более чем в 20 раз. Доля ВМФ в общем объеме бюджетного финансирования Министерства обороны снизилась с 23% в 1993 году до 9,2% в 1998 году. При этом около 70% выделенных средств расходуется на содержание ВМФ, а доля финансирования закупок и развития вооружения ВМФ на 1999 год составляет лишь 11% и 12% соответственно (реально же выделено 5% и 6% от назначенных объемов). Следствием такого финансирования стало резкое ухудшение количественных и качественных показателей сил флота, уход из важных стратегических зон Мирового океана и прекращение несения боевой службы эскадрами и соединениями боевых кораблей (ликвидированы Средиземноморская, Индийская и Тихоокеанская эскадры). Морская авиация прекратила полеты в океанах, лишившись аэродромной сети на Кубе, Ближнем Востоке, в Африке и других районах. Все это привело к утрате влияния России в оперативно важных морских районах и присутствия в горячих точках для оказания поддержки дружественным государствам; нанесен ущерб престижу России как великой морской державе.

Анализ состояния ВМФ показывает, что с 1990 года общее количество кораблей уменьшилось в 1,6 раза (с 428 до 273), количество кораблей на боевой службе сократилось в 7,5 раза (с 210 до 28). Численность личного состава ВМФ сократилась в 2,5 раза (с 424 до 169 тыс. человек). Особенно тяжелое положение сложилось с вводом новых кораблей в боевой состав ВМФ. Уровень ежегодного финансирования строящихся кораблей составляет не более 3-5% их стоимости (необходимо не менее 25%). Как следствие - недопустимо низкие темпы и удорожание строительства кораблей.

Нарастает процесс старения флота. Доля кораблей со сроком службы пятнадцать и более лет составляет около 55%. Увеличивается количество ограниченно боеспособных кораблей и судов с просроченными межремонтными сроками. Так, сейчас этот показатель для боевых кораблей составляет более 50%, а для вспомогательных судов - 70%. Морская авиация имеет 60% самолетов с просроченными сроками ремонта. Остро стоит вопрос о незавершенном строительстве кораблей и судов, исключенных из государственного оборонного заказа. На стапелях находятся 51 надводный корабль и 9 подводных лодок, строительство которых приостановлено по причине отсутствия финансирования.

Прогноз показывает, что при сохранении существующего финансирования к 2015 году в составе ВМФ России сохранится не более 60 кораблей (22 атомные и 9 дизельных подводных лодок, 29 надводных кораблей).

Это повлечет за собой полную утрату ВМФ способности решать поставленные задачи на морских направлениях. Утрата флотом возможности защищать жизненно важные интересы России в Мировом океане будет иметь катастрофические последствия для национальной безопасности России.

С позиции современной геополитики основные противоречия в области национальных интересов различных стран в

XXI веке во многом будут определяться глобальными для человечества проблемами, и прежде всего перенаселением Земли, что обострит проблемы энергетики, экологии, продовольствия, минеральных, топливно-энергетических и биологических ресурсов, пресной воды и др.

Растущие потребности человеческого общества приводят к быстрому истощению ресурсов на континентах и естественному продвижению стран мира к освоению богатейших ресурсов Мирового океана. В настоящее время более 20% разведанных мировых запасов нефти и газа находятся на акваториях морей.

Поэтому существующие реальные угрозы национальным интересам России в Мировом океане (во внутренних водах, территориальных морях, исключительной экономической зоне на континентальном шельфе) являются очень опасными и при определенных условиях могут привести к локальным войнам и вооруженным конфликтам, способным нанести существенный ущерб экономическому и военному потенциалу Российской Федерации.

События последнего десятилетия резко изменили геополитическую расстановку сил в области мировой морской деятельности, создав реальную угрозу национальной безопасности России:

Ё ограничение выхода ее к ресурсам и пространствам Мирового океана, магистральным морским международным коммуникациям, особенно в Балтийском и Черном морях;

Ё резкие изменения соотношения сил на морских и океанских ТВД не в пользу России (сегодня во всех основных регионах Мирового океана группировки ВМФ России в количественном отношении уступают зарубежным в 2,5-4 раза, а к 2010 году общее соотношение численности кораблей России и стран НАТО может составить 1:10);

Ё усиливающееся экономическое, политическое и международно-правовое давление на Россию с целью ее вытеснения из активной морской деятельности;

Ё усиление несанкционированного и безнаказанного доступа к морским ресурсам России, резкое возрастание иностранного влияния на отечественную морскую деятельность.

Опасность этих угроз значительно усиливается негативными внутренними факторами: сложной социально-экономической обстановкой в стране и ослаблением контроля в среде морской деятельности.

Просчеты Российской Федерации в важнейших сферах морской деятельности диктуют необходимость безотлагательной реализации государством комплекса неотложных мер, в том числе:

Ё принятие десятилетней (до 2010 г.) кораблестроительной программы развития флота;

Ё разработку единой стратегии защиты и обеспечения национальных интересов России в Мировом океане - государственной морской стратегии;

Ё обеспечение необходимого финансирования морской деятельности России;

Ё укрепление статуса Российской Федерации в этой области.

Основные источники угрозы, которые могут привести к возникновению конфликтов и изменить геополитическую ситуацию в определенных регионах Мирового океана:

Ё отсутствие соглашений о разграничении континентального шельфа, о разграничении исключительных экономических зон (имеются только советско-американские соглашения), хотя большинство 200-мильных зон прибрежных государств перекрывается;

Ё неурегулированность претензий, связанных с островами и другими естественными образованиями суши, и в первую очередь на акваториях Балтийского, Азовского, Южно-Китайского, Охотского, Баренцева морей и других;

Ё отношение США к обязательствам по конвенции ООН по морскому праву 1982 года и как следствие двойственный подход к вопросу о разграничении морского дна за пределами национальной юрисдикции прибрежных государств;

Ё периодические развертывания и сосредоточения группировок ВМС в районах военных конфликтов и проведение действий по морской блокаде, демонстрация и применение силы, что может привести к вовлечению в конфликты других стран, озабоченных защитой своих интересов;

Ё претензии США на безраздельное господство в Мировом океане в целях защиты своих жизненно важных интересов.

Фактическое отсутствие у России средств экономического влияния и снижение ее военной силы тем не менее не должны ставить под сомнение необходимость проведения эффективной внешней политики на всех направлениях, отвечающей национальным интересам России в различных регионах мира, включая Мировой океан. В то же время безопасность России должна обеспечиваться и военными средствами - ядерным сдерживанием и достаточным для обороны потенциалом сил общего назначения.

В результате анализа состояния и перспектив развития на ближайшие 15-20 лет ВМС стран НАТО можно сделать вывод, что все они продолжают совершенствовать и развивать свои военно-морские силы, придавая им боевые свойства и возможности по подготовке к войнам нового (шестого) поколения.

В этих условиях достижение государственных интересов России в Мировом океане, связанное с применением военной силы на океанских (морских) акваториях, должно обеспечиваться поддержанием состава, состояния и боевой готовности ВМФ на необходимом уровне для эффективного применения его в мирное и военное время, на базе развития высокоточного оружия и создания информационного поля.

С учетом этого обстоятельства выделяются три стратегические концепции применения сил и средств ВМФ:

Ё участие в ядерном сдерживании и обеспечении безопасности морской деятельности;

Ё национальное влияние и безопасность экономики в Мировом океане;

Ё своевременная оборона и пресечение агрессии с моря для защиты национальных интересов с морских направлений.

Россия должна иметь сбалансированный флот, способный решать задачи "флот против берега" и "флот против флота" и противостоять любой группировке ВМС любых прибрежных государств.

Задачи ВМФ вытекают из нижеперечисленных общих стратегических задач Вооруженных сил России:

1. Ядерное сдерживание потенциального противника.

2. Отражение агрессии.

3. Нанесение ответных ударов с целью лишения агрессора возможности продолжать ведение военных действий и ослабления его военно-экономического потенциала.

4. Отражение вторжения с суши, моря и воздуха и разгром вторгшихся группировок противника, удержание важнейших районов территории страны.

5. Срыв новых попыток возникновения агрессии.

Основной формой применения Вооруженных сил РФ в условиях войны шестого поколения станет стратегическая оборонительная воздушно-космическо-морская операция, в рамках которой ВМФ совместно с ВВС и ПВО должен будет проводить морскую операцию по срыву ударов авианосно-ударных групп высокоточным оружием из районов Северной Атлантики и западной части Тихого океана, а также противолодочную морскую операцию по срыву ударов подводных лодок противника высокоточным оружием из районов Арктики.

Опыт локальных войн в 90-х годах XX века внес крупные коррективы в развитие военно-морского искусства и строительство флота.

Ракетизация флота и развитие системы управления позволили внести революционные преобразования в характер будущей войны, где основными объектами поражения станут объекты экономики, системы управления и коммуникации. Это определило появление войны шестого поколения воздушно-космическо-морской с применением высокоточного оружия. К сожалению, кризис военной и военно-морской наук после распада СССР не позволил своевременно внести изменения в военную теорию, раскрыть характер будущей войны и определить новый этап в развитии вооруженных сил и строительстве флота.

Океанский ракетно-ядерный флот СССР с 1946 по 1986 год создавался для ведения войн четвертого и пятого поколений, где успех определялся количеством кораблей и их ударным потенциалом, в том числе и ядерным. В вопросах управления силами имелся ряд недостатков, особенно в части освещения обстановки и выдачи целеуказания силам флота в реальном масштабе времени.

Информационную революцию в военном деле за время перестройки и реформ в России мы просто проспали, что сказалось на дальнейшем развитии армии и флота и на их реформировании. Груды военной техники и кладбища кораблей напоминают о просчетах военной и военно-морской наук.

Поэтому нужно извлечь опыт из строительства океанского флота, положить в основу возрождения ВМФ десятилетние кораблестроительные программы с финансированием их из бюджета страны с учетом изменения характера будущей войны - войны шестого поколения. Военной науке необходимо уточнить теорию военного и военно-морского дела, опираясь на опыт

XX века, и приступить к разработке новых положений в военном и военно-морском искусстве, на новой материальной базе развивать армию и флот.

ПУТИ РАЗВИТИЯ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА РОССИИ В XXI ВЕКЕ

Как представляется, подходы к дальнейшему развитию флота должны основываться на военной доктрине с учетом существующей потенциальной угрозы и условий обеспечения боевой готовности флота, а также политических и экономических факторов.

Россия должна ориентироваться на создание флота, способного быть одним из инструментов внешней политики, обеспечивающим ее экономические интересы и национальную безопасность. В основу морской стратегии закладываются две главные концепции применения ВМФ России:

в мирное время - ядерное сдерживание на стратегическом уровне и военно-морское сотрудничество;

в военное время - своевременная оборона, пресечение и отражение агрессии.

Из анализа военных конфликтов, военно-политической обстановки, количественного и качественного состава ВМС США и НАТО можно сделать вывод, что создается новая материальная основа для ведения войны на море. Основным средством огневого поражения стало высокоточное оружие, применяемое авиацией и кораблями с использованием космических и воздушных систем освещения обстановки, а также автоматизированных систем боевого управления, позволяющих управлять силами в реальном масштабе времени и обеспечивать поражение береговых и морских целей.

Целью реформирования ВМФ должно быть его новое качественное состояние на базе современной науки и новейших технологий. Речь идет о сбалансированном флоте, то есть сбалансированном по решению задач, по родам сил флота и морским вооружениям для реализации своего предназначения выполнения задач "флот против берега" и "флот против флота" на базе высокоточного оружия, единого информационного поля и автоматизированных систем управления; о флоте, способном противостоять группировкам ВМС отдельно взятых прибрежных государств, не исключая ВМС США и НАТО, в случае необходимости их силового сдерживания. Создание сбалансированного флота России должно опираться на материально-техническую базу - морскую мощь государства.

Одна из составляющих морской мощи государства - судостроение. Отечественное судостроение в результате так называемых реформ оказалось в крайне сложном, кризисном состоянии. В этой ситуации сохранение судостроения России - задача общенациональная, без решения которой стране грозит утрата своего места и влияния в мире как великой морской державы.

Судостроительная промышленность является донором для развития таких важных наукоемких отраслей, как машиностроение, приборостроение и электроника. Без развития этих отраслей невозможно иметь сбалансированный флот. Флот - дорогостоящий вид вооруженных сил, и его строительством должно заниматься государство. Он создается в мирное время, так как на строительство корабля уходит 8-10 лет. При этом следует учитывать, что отсутствие заказов на строительство (а мы в начале XXI века будем строить только атомные подводные лодки и небольшое число эскадренных миноносцев) может привести к распаду кооперации при создании корабля. Нам нужны корабли XXI века, а для этого необходимо сохранить научно-технический потенциал России, который находится в критическом состоянии.

Наличие ВМФ у России - объективная и исторически подтвержденная необходимость, одно из непременных условий ее безопасности, защиты национальных интересов, экономического и культурного развития. Флот является одним из важнейших атрибутов российской государственности. Сегодня он как никогда нуждается в серьезной поддержке и конкретной помощи со стороны государства. Его внутренние резервы практически исчерпаны. Без государственной помощи и поддержки флот обречен на гибель.

В настоящее время на Западе военно-морские флоты становятся основным силовым компонентом по обеспечению не только стабильности, но и национальной безопасности в целом. Возрастание роли военно-морских флотов обусловливается и неуклонным ростом значения Мирового океана в жизни человечества, прежде всего его сырьевых, продовольственных, энергетических и других ресурсов. В связи с этим усилилось стремление многих стран мира закрепить за собой влияние в перспективных сырьевых морских и океанских районах, отчего столкновения интересов в данной сфере будут нарастать, а характер и способы их разрешения определит реальная морская сила конфликтующих сторон.

Российский Военно-морской флот был и должен оставаться той реальной силой, с наличием которой считаются в мире, силой, стоящей на защите и отстаивающей национальные интересы России, во многом обеспечивающей нашей стране статус великой державы.

Сбалансированный флот России - это новый этап в развитии океанского ракетно-ядерного флота. Это приоритетное направление обеспечения национальной безопасности с морских рубежей. Для достижения в XXI веке целей морской политики по обеспечению безопасности на море необходимо принятие закона о ВМФ и создание Адмиралтейской коллегии (совета), возглавляемой первым лицом государства.

Даже не рассматривая конкретных оперативно-стратегических задач, которые может и должен решать флот, и конкретных возможных наших противников на море, легко выделить главное для понимания этого вопроса: Военно-морской флот должен иметь возможности для эффективного противодействия и при необходимости вооруженной борьбы с современными подводными, надводными и воздушными силами и средствами ВМС других государств, причем не только в своей прибрежной зоне, но и в удаленных районах океана - в принципе везде, где этого могут потребовать интересы России.

При этом в мирное время ВМФ должен быть способен выполнять совместно с другими видами Вооруженных сил России функции сдерживания любого государства от попыток реализовать военными средствами свои враждебные намерения относительно России, ее союзников и других стран; проводить внешнеполитические акции и выполнять обязательства России перед мировым сообществом по поддержанию мира и стабильности; выступать в качестве важнейшего средства упрочения дружественных связей с зарубежными странами и выполнения миротворческих функций под эгидой ООН; участвовать совместно с другими видами ВС в мероприятиях по локализации конфликтов в приграничных районах России, угрожающих ее безопасности, и по оказанию помощи гражданскому населению при возникновении чрезвычайных ситуаций различного рода, решать и другие задачи.

Учитывая эти положения и исходя из нынешнего состояния ВМФ, предполагается в ближайшие 10 лет создать современный, сбалансированный по родам сил и средствам обеспечения Военно-морской флот, способный в любых условиях обстановки гарантированно обеспечить защиту России и государств Содружества с морских направлений (Указ Президента РФ о совершенствовании морской деятельности № 471 от 4 марта 2000 г.).

В структурном плане, с геостратегической и военно-политической точек зрения Российский ВМФ должен располагать четырьмя флотами и одной самостоятельной флотилией. Из них два - Северный и Тихоокеанский океанских, а два других - Балтийский и Черноморский, а также Каспийская флотилия, действующих на закрытых морских театрах.

При этом Северный и Тихоокеанский флоты должны оставаться оперативно-стратегическими объединениями, способными решать не только оперативные, но и стратегические задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с объединениями других видов Вооруженных сил России и союзных ей стран на отдельных стратегических направлениях. Но и в этом случае каждый флот должен быть сбалансирован для решения конкретных задач, свойственных своей зоне и прогнозируемому развитию ситуации в ней.

Качественное совершенствование морских СЯС и системы управления ими должно осуществляться путем приведения их характеристик к уровню современных требований. В то же время количественный состав МСЯС после реализации вступившего в силу Договора по СНВ-2 сократится более чем в 1,5 раза. Строительство новых подводных лодок стратегического назначения пока задерживается из-за отсутствия новых ракет, их появления можно ожидать к 2008-2010 году.

Необходима замена многоцелевым подводным лодкам, выслужившим установленные сроки. В состав флота надо вводить новые подводные лодки: не меньше чем по одному типу многоцелевой атомной и дизельной (с ограниченным водоизмещением) подводных лодок в год. Серийное строительство подводных лодок в ближайшей перспективе планируется осуществлять только на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в Северодвинске (ранее оно велось на четырех предприятиях). Новые подводные лодки должны быть оснащены различными высокоэффективными видами оружия для действий по надводным и подводным целям, а также береговым объектам (в том числе в неядерном снаряжении) в зависимости от поставленных задач.

Дальнейшее развитие должны получить и боевые надводные корабли. Можно рассчитывать, что в их числе флот получит наконец новые авианесущие корабли (хотя бы к 2010-2015 гг.). Необходимо продолжать строительство ракетных кораблей - на базе эсминца проекта 956 и его последующих модификаций, а также многоцелевых сторожевых кораблей (фрегатов) нового типа. Приоритет в строительстве кораблей ближней морской зоны должен быть отдан качественно новым типам противолодочных, ударных и минно-тральных небольшого водоизмещения. Важно отметить, что универсальность боевых надводных кораблей должна достигаться за счет их оснащения унифицированными пусковыми установками для применения высокоточных крылатых ракет большой дальности в обычном снаряжении, противокорабельных и противолодочных ракет, а также многофункциональными системами управления оружием и другим современным вооружением и техникой.

Требует развития морская авиация различного назначения, в том числе корабельного базирования. В ближайшие годы необходимо создать перспективный многоцелевой самолет берегового базирования, предназначенный для решения задач освещения надводной обстановки в операционных зонах, выдачи целеуказания и решения других задач.

В перспективе должно произойти существенное расширение боевых мобильных возможностей береговых войск, в том числе для действий в составе мобильных сил РФ.

Реализация намеченных основных направлений строительства и обновления Военно-морского флота России призвана обеспечить создание качественно нового и более современного флота, который в условиях значительных сокращений всех родов сил должен в максимально возможной степени сохранить свой боевой потенциал, стать менее обременительным для страны в экономическом отношении и быть способным достойно отстаивать и защищать национальные интересы России на море в бесконтактных войнах.

В настоящее время силы ВМФ содержатся в установленной боевой готовности, обеспечиваются, хотя и с большим трудом, всем необходимым. Корабли и самолеты ограниченным составом несут боевое дежурство, одиночные корабли привлекаются к несению боевой службы в оперативно-важных районах.

Флот является одним из важнейших элементов российской государственности. Наше общее дело - сохранить флот для России, не дать ей скатиться до уровня третьеразрядного государства.

Вся история Российского государства связана с нашествиями и войнами различного масштаба. Западная цивилизация пыталась поставить Россию на колени, не желая на Востоке иметь сильное государство - соперника, не позволяющего захватывать земли Дальнего Востока, Средней Азии, Северного Кавказа, Украины и Белоруссии. Только со времен Петра I Россия участвовала в 26 войнах по защите своей безопасности, из них 22 войны - в период царской России. Российский флот провел 87 морских сражений, только два из которых проиграл (второе Роченсальмское в 1790 г. и Цусимское в 1905 г.).

Российский Военно-морской флот был и должен оставаться впредь той реальной силой, которая будет до конца защищать и отстаивать национальные интересы России, с наличием которой считаются в мире и которая во многом обеспечивает нашей стране статус великой державы.

Мы знаем из истории государства российского, какие усилия прилагали европейские страны, чтобы задержать строительство флота в России, не дать ему выйти в океан и не допустить в мировое сообщество. Эта ситуация будет продолжаться и в

XXI веке. Чтобы сохранить независимость, имея огромную территорию, более 34% мировых запасов полезных ископаемых, научно-технический потенциал и интеллект русской науки, надо опираться на собственную морскую мощь, строить государство с учетом исторического опыта, взять все лучшее, что было в истории, и сохранить статус великой морской державы.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что все без исключения ведущие страны Запада и Востока имеют долгосрочные, научно обоснованные программы модернизации своих ВМС, которые предусматривают, с одной стороны, вывод из боевого флота старых и технически неисправных боевых кораблей и судов, с другой - постоянное строительство новых современных боевых кораблей и принятие на вооружение новых видов оружия и боевой техники.

Анализ существующих и перспективных кораблестроительных программ стран НАТО позволяет сделать вывод о том, что в ведущих морских державах мира имеется устойчивая тенденция к сокращению общего количества типов кораблей, интеграции всех систем корабля в единую многофункциональную автоматизированную систему боевого управления для достижения максимальной боевой мощи корабля, унификации и стандартизации при многонациональном сотрудничестве в создании новых проектов кораблей. Планомерно и целенаправленно совершенствуются системы обеспечения эффективного восстановления боеспособности и боеготовности сил флотов за счет улучшения базового технического и ремонтного обслуживания кораблей.

В ближайшем будущем (до 2010-2020 г.) развитие ВМС стран НАТО будет носить целеустремленный характер в направлении готовности вести войны шестого поколения против любого государства мира.

Основу сил общего назначения ВМС западных стран, как и прежде, будут составлять авианосцы, многоцелевые атомные подводные лодки, ракетные крейсера и фрегаты, десантные и минно-тральные корабли, несущие огромное количество высокоточных крылатых ракет, а также вспомогательные суда (транспорты боеприпасов, снабжения, танкеры и плавбазы).

Авианосцы ВМС США, Франции, Великобритании и других стран останутся основой сил реагирования и передового присутствия НАТО для обеспечения своевременных действий по предотвращению или урегулированию конфликтов в различных регионах мира.

Атомные многоцелевые подводные лодки нового поколения будут малошумными, а по своему боевому потенциалу в отдельных случаях способными решать и стратегические задачи в бесконтактных войнах.

Надводные корабли станут более универсальными и будут иметь адекватные огневые и неогневые средства для защиты от низколетящих противокорабельных ракет, которые широко распространяются в мире, в том числе для оснащения береговых батарей. После 2005 года надводные корабли отдельных классов, прежде всего США и Японии, видимо, будут способны также участвовать в системе ПРО на ТВД. Из всех классов кораблей, входящих в современные ВМС, по количественному составу большую часть флотов в ближайшем будущем по-прежнему будут составлять эскортные корабли классов "эсминец - фрегат".

Некоторое сокращение корабельного состава в США и других ведущих странах вследствие сокращения бюджетных ассигнований и снятия с вооружения устаревших боевых кораблей не повлияет на боевые возможности и уровни боевой и технической готовности флотов иностранных государств, что будет достигнуто прежде всего за счет увеличения доли новых кораблей и повышения их боевого потенциала.

Силы флотов иностранных государств продолжают находиться в высокой степени боевой готовности, в короткие сроки способны сосредоточить мощные группировки на любом операционном направлении и создать серьезную угрозу любому потенциальному противнику, действуя по сценариям войн нового поколения.

Таким образом, анализ состояния и развития ВМФ России свидетельствует о его критическом положении. Необходимо политическое решение Президента РФ для принятия десятилетней кораблестроительной программы и реализации его указа о морской деятельности флота России в Мировом океане с учетом характера войны шестого поколения.

О ВОЕННО-МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ

Откладывание вопроса морской политики "на потом" в прошлом наказывало Россию и тормозило ее развитие.

Формирование единой скоординированной государственной политики по совершенствованию и развитию Военно-морского флота для обеспечения национальных интересов России в Мировом океане, военной безопасности страны и повышения ее международного авторитета, укрепления безопасности судоходства, промысловой, хозяйственной и научной деятельности всегда было одной из главных и сложнейших задач Российского государства.

Отсутствие, а равно и недооценка подобной преемственной долгосрочной государственной политики в отношении роли и значения Военно-морского флота для развития и укрепления нашего Отечества не только негативно сказывалось на судьбе России, но и приводило к трагическим последствиям в ее истории.

Опыт Российского государства, как и неразрывно связанный с ним 300-летний опыт Российского Военно-морского флота, неоспоримо свидетельствует, что решительный поворот к наращиванию вклада морской мощи в устойчивое экономическое развитие, национальную безопасность и международный авторитет России возможен только при лидирующей роли государства в этом процессе.

Государственные интересы Российской Федерации в Мировом океане определяются геополитической значимостью Мирового океана для страны и представляют собой совокупность политических, экономических и собственно военных интересов государства.

Значение военно-морской деятельности для России обусловлено следующими основными факторами:

Ё значительная протяженность морской государственной границы и наличие на прибрежном шельфе полезных ископаемых и биологических ресурсов;

Ё проживание в прибрежных районах более половины населения России;

Ё обострение конкуренции между развитыми странами мира за доступ к ресурсам Мирового океана;

Ё усиление влияния военно-морского потенциала государств, в том числе ядерного, на соотношение сил в мире, сокращение стратегической стабильности, ход и исход войн и вооруженных конфликтов.

Государственные интересы России в Мировом океане предусматривают:

1. В политической сфере:

Ё обеспечение гарантированного доступа России к ресурсам и пространствам Мирового океана, исключение дискриминационных действий со стороны отдельных государств или военно-политических блоков;

Ё урегулирование на выгодных для страны условиях имеющихся политических и международно-правовых проблем использования Мирового океана.

2. В экономической сфере:

Ё освоение и рациональное использование природных ресурсов Мирового океана в целях социально-экономического развития страны и обеспечение эффективного функционирования морских транспортных коммуникаций;

Ё поддержание необходимого научно-технического, промышленного и кадрового потенциала, обеспечивающего военно-морскую деятельность.

3. Собственно военные интересы России в Мировом океане имеют целью обеспечение гарантированной защиты всего спектра ее государственных интересов в Мировом океане. Актуальность защиты государственных интересов России в Мировом океане возрастает вследствие существенного изменения геополитической ситуации в мире после распада СССР и возникновения новых угроз безопасности России в области морской деятельности, основными из которых являются:

Ё ограничение возможности выхода России к ресурсам и пространствам Мирового океана, международным магистральным морским коммуникациям, особенно в Балтийском и Черном морях;

Ё активизация военно-морской деятельности ведущих морских держав и изменение состояния ВМС не в пользу России, а также совершенствование боевых возможностей группировок военно-морских сил ведущих морских держав за счет высокоточного оружия;

Ё экономическое, политическое и международно-правовое давление на Россию с целью ограничения ее морской деятельности.

Россия для защиты своих государственных интересов в Мировом океане должна обладать соответствующим морским потенциалом, основу которого составляют: Военно-морской флот, органы морской охраны пограничной службы, гражданский морской флот, навигационно-гидрографические, гидрометеорологические системы, системы связи и другие обеспечивающие судоходство системы. Военно-морской флот составляет основу морского потенциала России, решающего задачи обороны страны с морских направлений и безопасности государства в Мировом океане.

Главными целями политики России в области военно-морской деятельности являются реализация и защита государственных интересов России в Мировом океане и сохранение статуса мировой морской державы, а также развитие и эффективное использование военно-морского потенциала государства. В основу достижения этих целей положены следующие основные принципы:

Ё государственное управление военно-морской деятельностью на основе морской политики;

Ё анализ военных угроз России в Мировом океане и адекватность реагирования с применением военных и невоенных мер;

Ё сбалансированность развития морских сил ядерного сдерживания и сил общего назначения, а также наличие необходимых группировок сил флота для защиты государственных интересов в Мировом океане с учетом характера будущей войны.

Военно-морская деятельность, связанная с защитой государственных интересов и обеспечением национальной безопасности России в Мировом океане с учетом характера будущей войны, относится к категориям военно-морской науки и к ее общетеоретическим основам. Ей присущи политические, экономические, дипломатические и военные формы и способы решения поставленных задач.

Приоритетными направлениями политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности являются:

Ё усиление государственной поддержки, регулирование и контроль военно-морской деятельности;

Ё поддержание и качественное обновление сил и средств морской составляющей стратегических ядерных сил, обеспечение их количественного уровня, требуемого для ядерного сдерживания;

Ё поддержание и качественное обновление сил и средств общего назначения с учетом характера будущей войны;

Ё поддержание и развитие систем разведки и целеуказания, связи и боевого управления, а также навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения военно-морской деятельности;

Ё охрана принадлежащих России природных ресурсов, а также ресурсов за пределами исключительной экономической зоны России, где в соответствии с международными договорами она обладает правами на их сохранение и использование;

Ё обеспечение военно-морского присутствия России в Мировом океане;

Ё создание благоприятных международно-правовых условий для деятельности Военно-морского флота в Мировом океане.

Все вышеперечисленное исходит из того, что мы рассматриваем Мировой океан как возможную сферу военных действий для проведения воздушно-космических морских операций с применением высокоточного оружия. А это требует создания единой системы освещения обстановки и боевого управления в едином масштабе времени. Поэтому в поддержании и развитии морской техники и вооружения ВМФ высший приоритет принадлежит:

Ё ракетным подводным лодкам стратегического назначения;

Ё многоцелевым подводным лодкам;

Ё универсальным боевым надводным кораблям;

Ё системам освещения обстановки, разведки и целеуказания, боевого управления, в первую очередь космическим системам.

В сдерживании угроз с морских и океанских направлений, защите государственной границы России в подводной среде, укреплении безопасности судоходства, промысловой, хозяйственной, научной и иных видов деятельности России в Мировом океане ведущая роль принадлежит Военно-морскому флоту.

Военно-морской флот - это главная составляющая и основа морского потенциала Российского государства, вид Вооруженных сил Российской Федерации, предназначенный для обеспечения защиты интересов России и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.

Основные задачи Военно-морского флота:

1. Защита интересов России в Мировом океане военными методами.

2. Поддержание военно-морского потенциала России в готовности к применению по предназначению.

3. Контроль деятельности военно-морских сил иностранных государств и военно-политических блоков в прилегающих к территории страны морях, а также в других районах Мирового океана, имеющих важное значение для безопасности России.

4. Выявление, предупреждение и предотвращение военных угроз, отражение агрессии против России и ее союзников с морских и океанских направлений, участие в действиях по предотвращению и локализации вооруженных конфликтов на ранних стадиях развития.

5. Своевременное наращивание сил и средств в районах Мирового океана, откуда может исходить угроза интересам и безопасности России.

6. Создание и поддержание условий для безопасности экономической и других видов деятельности России в ее территориальных морях, исключительной экономической зоне, на континентальном шельфе, а также в отдаленных районах Мирового океана.

Для решения указанных задач Военно-морской флот состоит из регионально-дислоцированных оперативно-стратегических объединений Северного, Тихоокеанского, Балтийского и Черноморского флотов, а также Каспийской флотилии. Качественный и количественный состав сил флотов должен соответствовать уровню и характеру угроз национальной безопасности России в конкретном регионе. Применение Военно-морского флота осуществляется в порядке, установленном для Вооруженных сил России, связанном с выполнением в мирное и военное время поставленных задач. В мирное время основными формами боевого применения ВМФ являются боевая служба, боевое дежурство и участие в ядерном сдерживании. В военное время основными формами решения задач будут являться готовность морских стратегических ядерных сил участвовать в первом ядерном ударе стратегических ядерных сил страны, морские операции и систематические боевые действия.

Военно-морская деятельность ВМФ России является категорией военно-морской науки, которой присущи общие законы войны и вооруженной борьбы на море, и состояние этой деятельности зависит от политических, экономических и военных факторов. Она охватывает весь Мировой океан и особенно стратегические районы, где необходима защита экономических интересов страны.

7. Новое в применении сил флота в будущей войне. Особенности сил флота - высокая маневренность, способность скрытно сосредоточиваться и образовывать мощные ударные группировки оперативного и стратегического назначения выдвинули военно-морской флот в первый ряд современных средств вооруженной борьбы в конце XX века.

Необходимость научного обоснования форм оперативно-стратегического использования флотов в противоборстве на морских и океанских ТВД является потребностью практики, и способствовать этому призвана военно-морская наука.

Способы использования ВМФ в современных условиях в эпоху бесконтактных войн будут значительно отличаться от тех, которые доминировали во Второй мировой и "холодной" войнах. Появление высокоточного оружия внесло значительные коррективы в военно-морское искусство. Сейчас военно-морской науке, и в частности военно-морскому искусству, предстоит уточнить формы и способы использования родов сил флота в условиях применения высокоточного оружия, а также способы защиты от ударов высокоточного оружия противника при угрозе применения ядерного оружия.

Военно-морская наука должна с учетом изменений материальной базы ведения войны на море вести разработки в новых направлениях.

За последние 10 лет произошли изменения в содержании военных доктрин в связи с изменением материальной базы ведения войны на суше и море.

Из анализа военных конфликтов США и НАТО против Ирака (1990-1991), Югославии (1999) и Афганистана (2001) приоритетное развитие получили виды вооруженных сил, рода войск и сил флота, оснащенных средствами поражения дальнего действия, которые интегрированы с информационно-управляющими боевыми системами и обладают способностью поражать обычным оружием объекты противника практически на всей его территории в реальном масштабе времени с высокой точностью.

Главные усилия в вооруженном противоборстве объективно смещаются в воздушно-космическую сферу и на море, т.к. носители высокоточного оружия действуют в этих сферах.

Космические средства военного назначения являются системообразующими военно-техническими инструментами ведения боевых действий. Удары по военным и экономическим объектам наносились специально созданными боевыми разведывательно-ударными системами, основой которых являются космические системы освещения обстановки и целеуказания, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия.

Ход и исход вооруженной борьбы и во многом войны в целом определяется решением стратегической задачи по завоеванию господства в воздухе и на море.

Мы знаем, что в военной науке существует система законов войны и вооруженной борьбы. В частности, во второй группе законов войны есть закон зависимости форм и способов вооруженной борьбы от свойств оружия, боевой техники и боевого мастерства личного состава. Этот закон гласит, что в зависимости от того, какое применяется оружие и техника в бою, операции, формы и способы вооруженной борьбы будут разные. Таким образом, развитие военно-морского искусства происходит на основе следующих факторов: военно-технического, военно-экономического и морально-политического. Главное внимание оказывает военно-технический фактор, это морское оружие и боевая техника, т.е. основа материально-технической базы ведения войны на море.

Морское оружие и техника включают в себя: средства поражения, средства доставки и средства управления.

Развитие военно-морского дела зависит от материально-технической базы ведения войны на море, и она должна обеспечить:

1. Подвижность и маневренность родов сил флота.

2. Ударную и огневую мощь морского оружия.

3. Дистанцию стрельбы, дальность поражения и применения родов сил флота.

4. Системообразующую основу ведения боя, операции.

5. Информационное обеспечение управления силами в реальном масштабе времени.

Таким образом, материально-техническая база ведения войны является определяющей в классификации войн, форм и способов их ведения. Так, военно-морской флот в своем развитии прошел пять эпох: галерный, парусный, броненосный, паросиловой и атомный ракетный, которые соответственно связаны с войнами пяти поколений. Анализ военных конфликтов 90-х годов XX века показал наиболее характерные, основные новые военно-стратегические тенденции будущей войны:

1. Поражение противника трансформировалось в уничтожение ключевых объектов системы ПВО, управления и экономики.

2. Непосредственный контакт сражающихся войск стал заменяться дистанционным огневым контактом путем нанесения ударов крылатыми ракетами воздушного и морского базирования на дальностях более 800-1000 км от целей, что приводит к исчезновению четкого разделения понятий "тыл" и "фронт".

3. Создание единой системы сбора и обработки информации за счет интеграции средств космической, воздушной и наземной разведки, обеспечение целераспределения и целеуказания в реальном масштабе времени, по различным объектам создали новые условия для комплексного огневого поражения в операции.

4. Общая цель войны достигается разрушением основ экономического потенциала страны.

5. Воздушно-космическая морская ударная операция, проводимая бесконтактным способом, с применением высокоточного оружия, является новым в военном и военно-морском искусстве и является основной формой для достижения целей в локальной войне.

Таким образом, корабли, воздушно-космические носители высокоточного оружия, глобальное или региональное поле, боевые многофункциональные системы, обеспечивающие выдачу целеуказания в реальном масштабе времени и поражение различных объектов на театре военных действий, являются основой для ведения войны шестого поколения - воздушно-космической морской. Таковы общие особенности эволюции войн конца XX века, которые способны вести США, Англия и Франция, обладающие космическим информационным полем, космическими системами разведки, связи и навигации, многофункциональными боевыми системами управления, передовыми технологическими и производственными мощностями, обеспечивающие массовое производство высокоточного оружия.

В России пока существует научно-технический потенциал и материальная база для поэтапной подготовки к войнам шестого поколения. Эпоха океанского ракетно-ядерного флота должна получить дальнейшее качественное развитие в строительстве сбалансированного флота с учетом характера войны шестого поколения, а также минной и воздушной угрозы.

Способы использования ВМФ в современных условиях бесконтактных войн будут значительно отличаться от тех, которые доминировали в прошлых войнах. Появление высокоточного оружия внесло значительные коррективы в военно-морское искусство. Военно-морская наука должна с учетом существенных изменений в вооруженной борьбе на море интенсивно вести разработки общетеоретических основ в соответствии с положениями военной науки и согласовать с другими видами вооруженных сил. Теория военной науки исходит из того, что победа в войне достигается приложением усилий всех видов вооруженных сил при нанесении поражения агрессору, ведение активных действий (как оборонительных, так и наступательных) при любом варианте развязывания и ведения войны и вооруженных конфликтов, в условиях массированного применения противником современных и перспективных боевых средств поражения, в том числе оружия массового уничтожения всех разновидностей.

Основные формы применения Вооруженных Сил Российской Федерации в будущей войне:

1. Стратегические операции, операции и боевые действия - в крупномасштабных войнах.

2. Операции и боевые действия в локальных войнах и международных вооруженных конфликтах.

3. Совместные специальные операции - во внутренних вооруженных конфликтах.

4. Контртеррористические операции - при участии в борьбе с терроризмом.

5. Миротворческие операции.

Строительство и подготовку вооруженных сил ведущие государства будут стремиться проводить с учетом обеспечения их готовности к решению задач в крупномасштабной войне. Вместе с тем совершенно очевидно, что в современных условиях и в ближайшем будущем наиболее вероятна угроза возникновения локальных войн и конфликтов. С учетом изменившихся условий возникновения и ведения войн в наше время гибкость военно-политических и стратегических действий и использование более разнообразных способов прямых и непрямых действий становятся особенно актуальными и перспективными. Причем надо учитывать, что удельный вес непрямых действий будет все больше возрастать.

В современных условиях непрямые действия могут выражаться прежде всего в политических усилиях по предотвращению войн и военных конфликтов. Поскольку крупномасштабная война, скорее всего, может возникнуть в результате постепенного втягивания государств в военные конфликты и их разрастание, упреждающие политические военные акции по их предупреждению и локализации могут иметь решающее значение для предотвращения войны. На этом этапе, кроме политических мер, важное значение может иметь широкое применение экономических санкций: морская, воздушная и наземная блокада путей сообщения, демонстрация силы, выделение миротворческих сил для разъединения сторон и другие способы действий.

В случае если все эти меры не приносят положительного результата и военные действия становятся неизбежными, наиболее важно обеспечение внезапности действия путем тщательной маскировки основного способа своих прямых действий и проведения дезинформации. В этом случае активным военным действиям сухопутных войск могут предшествовать массированные удары авиации и военно-морских сил высокоточным оружием с целью нанесения огневого поражения и чтобы сломить волю противника к сопротивлению: война НАТО против Югославии в 1999 году и Афганистана в 2001 году.

В облике вооруженной борьбы будущего возникают некоторые новые аспекты, которые могут изменить способы подготовки и ведения вооруженной борьбы.

Во-первых, главные изменения, делающие вооруженную борьбу будущего непохожей на предыдущие, вытекают из ее внутреннего содержания, где будут спрессованы действия различных видов вооруженных сил и родов войск, выполняющих огромное количество сложнейших, взаимосвязанных стратегических и оперативно-тактических задач. Причем действие стратегических средств, наземные, воздушные и морские бои будут оказывать влияние на общий ход военных действий не только по вертикали (от стратегии к тактике и наоборот), как в прошлом, но и по многим другим направлениям.

Основные задачи по разгрому противника будут решаться не в ходе столкновения передовых частей, а путем комплексного огневого поражения издалека. В результате все бои и сражения приобретут рассредоточенный, объемный характер, охватывая все сферы военных действий по фронту, глубине и высоте.

Во-вторых, возрастает влияние оружия, особенно ядерного, на определение политических и стратегических целей. Повышается роль обычного стратегического высокоточного оружия как решающего средства ведения войны, обеспечивающего непосредственные достижения конечных результатов.

В-третьих, за счет глобальной системы освещения обстановки увеличивается пространственный размах вооруженной борьбы. Высокоточное оружие - это оружие будущего, его носителями являются силы флота и авиации, что позволяет наносить мощные удары на всю глубину ТВД, осуществляя последовательное и одновременное поражение назначенных объектов, и практически понятия "фронт" и "тыл" будут носить условный характер.

В-четвертых, необходимость согласования усилий всех видов вооруженных сил и родов войск требует совместного их применения в системе единых стратегических операций. Участие в вооруженной борьбе большого количества разнообразного количества оружия и техники делает сражение будущего исключительно сложным, создавая новые условия их применения и взаимодействия. Поэтому военное искусство должно быть рассчитано на вооруженную борьбу с противником, имеющим различный уровень технического оснащения.

В-пятых, из трех важнейших элементов боя и сражения - огонь, удар и маневр - резко повышается значение огневого поражения, которое должно обеспечить надежное поражение противника. Решающие сражения будут происходить не только на земле, на море, но и в воздухе, и в целом операции и боевые действия будут носить воздушно-наземный характер, в условиях радиоэлектронного противоборства. В целом операции и боевые действия будут развиваться стремительно, без наличия сплошных фронтов и носить высокоманевренный очаговый характер.

Говоря об элементах преемственности в развитии военного и военно-морского искусства, следует подчеркнуть, что нет вечных и неизменных принципов, но есть принципы военного искусства, например внезапность действий, массирование сил на решающих направлениях или в ударе и другие, которые живут уже несколько тысячелетий.

Стратегическое построение вооруженных сил должно обеспечивать быстрое их реагирование на любые военные конфликты и другие агрессивные акции. Оно, как правило, будет включать войска прикрытия (передового базирования), мобильные силы и резервы. При этой системе нет надобности заранее приковывать крупные силы к важнейшим стратегическим направлениям, поскольку основные силы будут находиться в некоторой глубине, в готовности быстро выдвинуться на угрожаемые направления. Война может начаться с проведением длительной воздушно-космической морской операции (Ирак, Югославия, Афганистан) или даже компании (состоящей из целого ряда операций), в которой военно-воздушные и военно-морские силы будут в начале наносить массированные ракетные, бомбовые радиоэлектронные удары, прежде всего по авиации, ракетным войскам и ВМС противника, его системе ПВО, пунктам управления, промышленным и другим важнейшим объектам, а в последующем по основным группировкам сухопутных войск. Авиация и военно-морские силы могут выполнять эти задачи с удаленных районов, а также без предварительного полного сосредоточения на ТВД.

Самолеты и корабли ВМС будут доходить лишь до рубежа пуска крылатых ракет. Последние могут автоматически находить и поражать цели на любой глубине территории противника. В результате вся воюющая сторона может превратиться в сплошное поле сражения. Все это будет создавать условие для достижения большой внезапности действия.

Под прикрытием массированных ударов авиации и военно-морских сил будет осуществляться переброска и сосредоточение общевойсковых объединений и соединений, наступление которых может начаться лишь после сокрушительного подавления противника, с тем чтобы лишить его возможности к организованному сопротивлению. Поражение противника может закрепить и сделать невозможным его дальнейшее сопротивление только вторжение сухопутных войск при поддержке ВМС и ВВС.

Дело еще в том, что в ходе войны с сильным и активным противником трудно рассчитывать выиграть войну лишь одними ударами с воздуха. Для разгрома противника могут потребоваться длительные и напряженные усилия, проведение ряда последовательных операций и сочетание различных способов вооруженной борьбы. Интересы защиты страны требуют обучать войска оборонительным и наступательным действиям, несмотря на оборонительный характер военной доктрины.

В современных условиях при наличии мощных средств огневого поражения и высокой маневренности войск и авиации наступающей, владея инициативой, противник имеет возможность создавать многократное, подавляющее превосходс