sci_tech Владимир Ильин Михаил Левин Бомбардировщики. том II

В книге содержится подробная информация о самолетах бомбардировочной авиации, созданных с конца 1940-х до 1990-х годов. Освещена история создания самолетов, дано описание конструкций, основных бортовых систем, вооружения. Содержатся сведения о боевом применении бомбардировщиков.Книга предназначена как для специалистов, так и для широкого круга любителей авиации.

Прим OCR – качество материалов какое есть в найденом скане.

ru ru
FictionBook Editor Release 2.6, Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 04.01.2011 FBD-DFDA60-23E3-494D-7596-8F74-3E69-9266DB 1.0 Бомбардировщики. том II 1996

Владимир Ильин, Михаил Левин

Бомбардировщики. том II

Россия

ИЛ-28

Фронтовой бомбардировщик

Ил-28 – самый массовый в мире реактивный бомбардировщик – составлял основу ударной авиации СССР и его союзников на протажении 1950-60-х годов. В ряде стран "Илы" сохранились на вооружении и в 1990-е годы.

Россия вышла из второй мировой войны имея на вооружении лишь поршневые бомбардировщки. Основу парка фронтовой бомбардировочной авиации составляли самолеты Пе-2 и Ил -4, а также американские машины, поставлявшиеся по ленд-лизу. В первые послевоенные годы эти самолеты были заменены бомбардировщиком Ту-2 – прекрасным самолетом, основным недостатком которого явилось то, что он был разработан еще в 1940 г. Однако уже в конце войны стало очевидно, что перспективный фронтовой бомбардирдировщик должен иметь реактивную силовую установку. Исследования проектов таких самолетов начались в 44-45 гг. в ОКБ Туполева, Мясищева, Сухого и Ильюшина. В дальнейшем Туполев переоборудовал под ТРД свой бомбардировщик Ту-2, создав на его базе Ту-12, выпущеный малой серией. Самолеты Мясишева (СБ 17) и Сухого (Су 10) в полете не испытывались.

В ОКБ С.В.Ильюшина весной был разработан первый советский реактивный бомбардировщик оригинального проекта четырехдвигательный Ил 22. 24 июля 1947 г. этот самолет, пилотируемый В.К. Коккинаки и К.К. Коккинаки. впервые поднялся в воздух, а в августе 1947 г. был эффектно продемонстрирован на воздушном параде в Тушино.

Бомбардировщмк со взлетной массой 20 000 кг был оснащен четырьмя ТР-1 (4 х 1300 кгс), подвешенными под высоко расположенным крылом на коротких пилонах. Оборонительное вооружение состояло из кормовой пушечной установки с дистанционным управлением Ил-КУ-3 с пушкой НС-23 (23 мм). Для взлета перегруженного самолета применялись два стартовых пороховых ускорителя CP 2 (2 х 1500 кгс), впервые испытанные в полете 7 февраля 1948 г. Несмотря на очевидные достоинства Ил 22, он так и не был доведен до серийного производства: тягу двигателей не удалось увеличить до проектной величины (по расчетам самолету были нужны ТРД с тягой по 1500-1600 кгс), что не позволило получить расчетные летные характеристики. Однако опыт, полученный при создании Ил-22, позволил ОКБ практически без паузы приступить к созданию нового ударного самолета.

Бомбардировщик Ил-28

Весной 1947 г. в ОКБ в инициативном порядке был создан проект реактивного бомбардировщика Ил-24, выполненный по схеме Ил-22, но оснащенный двумя ТРД ТРД-1 (2 х 3300 кгс) конструкции А.А. Микулина. Появление в 1947 г. хорошо отработанного и надежного двигателя РД-45 (лицензионный английский ТРД Роллс-Ройс «Нин») с максимальной тягой 2270 кгс повлекло за собой пересмотр этого проекта: вместо двух на самолет было решено установить четыре двигателя. Однако дальнейшая проработка показала, что самолет получился слишком тяжелым, его взлетная масса (28 000 кг) выходила за рамки требований к фронтовому бомбардировщику, который должен базироваться на грунтовых аэродромах. В результате дальнейших работ в конце 1947 г. появился новый проект – Ил-28 с двумя РД-45. В отличие от своих предшественников, новый самолет имел экипаж, уменьшенный до трех человек (отказались от второго летчика, ненужного для фронтового бомбардировщика, имеющего ограниченную продолжительность по-лета, а также воздушного стрелка), и несколько ослабленное оборонительное вооружение (защиту обес печивала лишь кормовая пушечная установка, управляемая стрелком-радистом и имеющая расширенный сектор обстрела). Бомбар дировщик проектировался для доставки нормальной бомбовой нагрузки массой 1000 кг, размещенной в грузоотсеке. В перегрузочном варианте самолет должен был брать на борт до 3000 кг бомб (в том числе мощную бомбу ФАБ-3000, предназначенную для разрушения фортификационных сооружений).

Самолет имел прямое высоко расположенное крыло большого удлинения и стреловидное хвостовое оперение, обеспечивающее устойчивость и управляемость на скоростях до 900 км/ч. Основной конструктивной особенностью крыла явился технологический разъем по линии хорд вдоль всего размаха. При этом каждая половина крыла разделялась на ряд панелей, включавшей в себя все элементы продольного и поперечного набора, что позволяло значительно расширить фронт сборочных работ и, следовательно, ускорить постройку самолета. Другие элементы конструкции бомбардировщика также были выполнены с учетом требований крупносерийного производства в военное время.

Новым была разработка для самолета подобного класса автоматической воздушно-тепловой противообледенительной системы (необходимость установки которой подсказывал опыт войны).

Экипаж размещался в двух герметизированных кабинах, лет чик и штурман снабжались катапультными креслами, а стрелок- радист в случае аварии покидал самолет через нижний входной люк (что было довольно трудно на больших скоростях и иногда приводило к гибели этого члена экипажа). Рабочее место штурмана располагалось в застекленном носу, где устанавливался оптический бомбардировочный прицел. Летчик имел фонарь «истребительного» типа, обеспечивающий отличный обзор.

Значительные усилия конструкторы ОКБ уделили созданию и отработке оборонительного вооружения машины. В отличие от англичан, на основе опыта применения в годы войны самолета «Москито» полностью отказавшихся на своих реактивных бомбардировщиках (в частности, самолете «Канберра» – аналоге Ил-28) от оборонительного вооружения и сделавших ставку на повышение высотных характеристик, в СССР, также на основе военного опыта, полагали, что фронтовая авиация будет действовать преимущественно на малых и средних высотах, позволяющих обнаруживать и поражать малоразмерные цели, а здесь стрелково-артиллерийское вооружение может оказаться очень полезным. Оптимальным было признано оснащение самолета кормовой пушечной установкой, имеющей, по сравнению с Ил-22 расширенную сферу обстрела в вертикальной и горизонтальной плоскости, а также увеличенные скорости наведения. Первоначально была предпринята попытка создать двухпушечную установку с пушками НС-23 на основе одноствольной установки Ил-22, однако такая система имела недостаточную маневренность, и было решено разработать принципиально новую конструкцию. Оружейникам ОКБ удалось в сравнительно короткий срок создать уникальную для своего времени установку, Ил-Кб имеющую боезапас 225 снарядов на ствол и способную наводиться на ±70° по горизонтали, 60° вверх и 40° вниз (для сравнения установка американского бомбардировщика Боинг В-29 имела горизонтальные и вертикальные углы наведения ±30°). Электрогидравлический привод обеспечивал наведение оружия в нормальном режиме со скоростью 15-17°/с, а в форсированном режиме – 36°/с. Мощность привода обеспечивала его нормальную работу на скорости до 1000 км/ч.

Схема самолета Ил-28

Для Ил-28 разрабатывался комплекс радионавигационного и связного оборудования. Бомбардировщик предполагалось оснастить радиовысотомером, системой слепой посадки и панорамным радиолокатором, обеспечивающим самолетовождение, поиск и прицеливание по наземным целям.

Эскизный проект самолета был утвержден С.В. Ильюшиным 12 января 1948 г. Несмотря на то что задание на фронтовой бомбардировщик в то время уже имело ОКБ А.Н. Туполева, было принято решение продолжать разработку Ил-28 в инициативном порядке (лишь в июне 1948 г. создание этого бомбардировщика было узаконено).

8 июля 1948 г. первый опытный Ил-28, пилотируемый летчиком-испытателем В.К. Коккинаки, впервые поднялся в воздух.

30 декабря 1948 г. начались испытания бомбардировщика с более мощным двигателем РД- 45Ф. После успешного завершения заводских испытаний эта машина была передана на государственные испытания, начавшиеся в феврале 1949 г. В мае их результаты были доложены И.В. Сталину одновременно с результатами госиспытаний «конкурента» – фронтового бомбардировщика Ту-14. После детального рассмотрения достоинств и недостатков этих самолетов предпочтение было отдано машине С.В. Ильюшина (Ту-14 также решено было строить серийно, но в варианте торпедоносца).

Прототип серийного самолета, совершивший первый полет 8 августа 1949 г., имел новые двигатели ВК-1 (2 х 2700 кгс), установленные в гондолах с «поджатием» (такая форма соответствовала «правилу площадей», внедренному на американских боевых самолетах лишь несколько лет спустя). Радиоприцел, ранее размещавшийся в хвосте, был перенесен в носовую часть фюзеляжа, ряд изменений был внесен в гидросистему, шасси и другие узлы бомбардировщика. В ходе государственных испытаний была достигнута максимальная скрость 906 км/ч и дальность с 1000 кг бомб 2445 км.

14 октября 1949 г. был утвержден эскизный проект учебно-тренировочного самолета Ил-28У с модернизированной носовой частью фюзеляжа, в которой размещалась кабина инструктора. Первый полет этого самолета состоялся 18 марта 1950 г. Благодаря использованию первого опытного Ил-28У первый строевой бомбардировочный полк удалось переучить на Ил-28 уже к маю 1950 г.

Ил-28 на стоянке

19 апреля 1950 г. состоялся первый полет разведчика Ил-28Р, оснащенного фотооборудованием, расположенным в бомбоотсеке и специальном фотоотсеке в хвостовой части фюзеляжа. Для увеличения дальности полета на этом самолете была модернизирована топливная система (дополнительный топливный бак установили в грузоотсеке, кроме того, на консолях крыла имелось два ПТБ). В связи в увеличением взлетной массы разведчика размер колес основных стоек шасси был увеличен, а вместо воздушной системы уборки была применена более мощная гидравлическая.

В 1950 г. был создан проект торпедоносца Ил-28Т, предназначенный для высотного и низкого торпедометания, а также постановки минных заграждений. От серийного бомбардировщика он отличался удлиненным на 2,2 м грузоотсеком, способным вмещать две авиационные торпеды. На консолях крыла, как и у Ил-28Р, могли устанавливаться ПТБ. Первоначально торпедоносцы оснащались торпедами низкого торпедометания 45-36АН, применявшимися еще в годы войны. Затем в состав вооружения самолетов включили принципиально новое оружие, разработанное в 1953 г. под руководством Г.Я. Дилона – реактивную авиационную торпеду РАТ-52, предназначенную для прицельного высотного торпедометания. Торпеда двигалась в направлении цели по воздуху со скоростью 160-180 м/с, стабилизируемая при помощи парашюта. На высоте 500 м раскрывался большой тормозной парашют. После приводнения парашютная система отделялась, включался ракетный двигатель, и на маршевой глубине 2 м РАТ-52 со скоростью 58-68 узлов устремлялась к цели. Масса боезаряда торпеды составляла 240 кг, максимальная дальность подводного хода достигала 520 м.

Соответственно, в 1954- 1956 гг. на вооружение торпедоносных полков поступили новые паро-газовые торпеды 45-54ВТ и 45-65НТ. Первая предназначалась для высотного торпедометания (Н=700-10 000 м) при скорости самолета-носителя до 800 км/ч и имела парашютную систему. 45- 65НТ сбрасывалась с малых высот. Торпеды имели дальность хода 4000 м при скорости 39 узлов.

В начале 1950-х годов бомбардировщик Ил-28 был вооружен управляемой планирующей бомбой «Чайка», разработанной под руководством А.Д. Надирадзе и оснащенной радиокомандной системой наведения по методу трех точек. Под носители этой бомбы – первого образца высокоточного оружия, поступившего на вооружение отечественой фронтовой авиации, – было переоборудовано несколько десятков самолетов Ил-28.

В середине 1950-х годов был создан вариант бомбардировщика Ил-28А, предназначенный для доставки тактической ядерной бомбы (самолеты этого типа оставлялись основными носителями советского тактического ядерного оружия вплоть до начала 1970-х годов). Серийное производство самолетов было прекращено в 1956 г. на основании решения ЦК КПСС от 12 августа 1955 г. Всего в СССР было построено 6000 самолетов этого типа.

Последней советской «боевой» модификацией Ил-28 стал штурмовик Ил-28Ш, разработанный в 1970-е годы и вооруженный блоками НАР на 12 подкрыльевых узлах подвески. Кроме того, по одному из вариантов вооружения этой машины блоки с НАР размещались вертикально в бомбовом отсеке. Пушечное вооружение и бронирование были усилены, экипаж сокращен до двух человек (летчик и стрелок-радист). Предполагалось переоборудовать в Ил-28Ш 300 бомбардировщиков Ил-28, однако в штурмовой вариант было модифицировано лишь два самолета (в то время уже активно велись работы по специализированному штурмовику Су-25).

Кроме того, на базе Ил-28 был создан ряд летающих лабораторий, а также самолеты гражданского назначения Ил-283П – «зондировщик погоды» и Ил-20 (1954 г.) – транспортный и почтовый самолет, широко применявшийся в «Аэрофлоте». До настоящего время в российских ВВС Ил-28 используются в качестве радиоуправляемых воздушных мишеней.

Ил-28

Самолет поставлялся ВВС Алжира, Болгарии, КНР, Чехословакии, Египта, Финляндии, Германии, Венгрии, Индонезии, Ирака, КНДР, Морокко, Нигерии, Польши, Румынии, Сомали, Вьетнама, Йемена.

По советской лицензии бомбардировщик серийно строился в Чехословакии. В 1950-х годах значительная партия «Илов» была поставлена КНР.. На авиазаводе в Харбине осуществлялись работы по ремонту и модернизации этих машин, а также велось изготовление для бомбардировщиков запасных частей. В ходе эксплуатации советских самолетов китайцы ухитрились модернизировать 40% конструкции машины. В частности, было установлено новое крыло без технологического разъема по линии хорд (что позволило облегчить его на 110 кг), ряд систем был унифицирован с бомбардировщиком Н-6 (Ту-16), серийно строившимся в Харбине по советской лицензии. Так, на одном из Ил-28 в опытном порядке установили кормовую оборонительную установку от Ту-16. Самолет получил усовершенствованные оптический и радиолокационный бомбардировочные прицелы, новую систему радиоопознавания, были установлены более скорострельные пушки с увеличенным боекомплектом.

Прекращение поставки авиационной техники из СССР вынудило Китай осваивать собственный выпуск фронтовых бомбардировщиков. В 1964 г. в Харбине началась постройка двух первых опытных Ил-28 (один – «летный», второй – для статиспыта- ний), завершенная в 1966 г. Первый Ил-28 китайского производства поднялся в воздух 25 сентября 1966 г., а в апреле 1967 г. начался серийный выпуск этих бомбардировщиков, получивших китайское обозначение Н-5 («Харбин-5»). В сентябре 1967 г. был создан вариант Н-5 для доставки китайского тактического ядерного оружия (первая атомная бомба с этого самолета была сброшена 27 декабря 1968 г.). В 1970 г. начались работы по созданию фоторазведчика HZ-5, оснащенного двумя АФА для высотного фотографирования в дневное и ночное время. Под крылом этого самолета подвешивались ПТБ, а дальность, по сравнению с исходным Ил-28, возросла на 47%. Эта модификация была принята на вооружение ВВС Китая в 1977 г. 12 декабря 1970 г. состоялся первый полет учебно-тренировочного самолета HJ-5, принятого на вооружение в 1972 г.

ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ. Ил-28 выполнен по нормальной аэродинамической схеме с прямым крылом и стреловидным оперением. Крыло – прямое, из скоростных профилей СР-5с, обеспечивающих достижение М = 0,85 на Н = 7000 – 8000 м без существенного ухудшения устойчивости и управляемости, связанного с проявлением эффекта сжимаемости. Имеется одно- щелевой закрылок.

Фюзеляж круглого сечения, типа полумонокок, имеющий переднюю и заднюю гермокабины. Вертикальное оперение имеет угол стреловидности 41° по 1/4 линии хорд, горизонтальное – 30°. Двигатели расположены в мотогондолах, вплотную прилегающих к нижней части крыла. Для получения необходимой центровки ТРД размещены в передней части мотогондол. Большой диаметр центробежного компрессора и сравнительно малый диаметр сопла позволили разместить ниши основного шасси в мотогондолах, а не в фюзеляже, как на Ил-22, что обеспечило повышенную устойчивость самолета при движении по земле.

ОБОРУДОВАНИЕ. Самолет оснащен обзорной РЛС, бомбардировочным прицелом ОПБ-5С, радиовысотомером, радионавигационным оборудованием. Самолет Ил- 28Т оснащен прицелами для высотного и низкого торпедометания и аэрофотоаппаратом в хвостовой части фюзеляжа, предназначенным для фиксирования результатов торпедометания. Ил-28Р несет комплекс разведывательного фотооборудования. Суммарная масса бронирования – 454 кг. Летчик и штурман размещаются на катапультных креслах, стрелок покидает самолет через люк. Ил-28Р и Ил-28Т оснащены спасательным плотом ЛАС-3.

ВООРУЖЕНИЕ. Две пушки НР-23 (2 х 23 мм, 2 х 200 снарядов), установленные неподвижно в носовой части, кормовая установка Ил-Кб с двумя пушками НР- 23 (2 х 23 мм, 2 х 225 снарядов) с дистанционным управлением в кормовой части (на Ил-28Р – одна пушка).

Бомбы – на внутренней подвеске. На кассетные держатели могут подвешиваться боеприпасы калибром 50-500 кг, на балочные 1000-3000 кг. Ил-28Т имеет удлиненный отсек боевой на грузки, предназначенный для размещения двух торпед высотного или низкого торпедометания.

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 21,4 м; длина самолета 17,45 м; высота самолета 6,2 м; площадь крыла 60,8 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. На опытных самолетах – ТРД Роллс-Ройс «Нин» (2 х 22,5 кН/2 х 2270 кгс), на серийных – ТРД ВК-1 (2 х 26,5 кН/2 х 2700 кгс). Возможно применение взлетных ускорителей ПСР-1500-15 (1650 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг. Нормальная взлетная 18 400, максимальная взлетная 23 200, пустого самолета 12 890.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость у земли 800 км/ч, на высоте 4000 м 906 км/ч, практический потолок 12 500 м, скороподъемность 15 м/с; максимальная дальность полета с боевой нагрузкой 1000 кг 2400 км; длина разбега 875 м, длина пробега 920 м.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Ил-28 широко применялся в многочисленных локальных конфликтах. По некоторым сведениям, небольшое число этих бомбардировщиков прошло «обкатку» в Корее, нанося удары лишь по целям вблизи линии соприкосновения войск и не вторгаясь в воздушное пространство над территорией, контролируемой противником. Самолеты использовались советской авиацией в боевых действиях в Венгрии, действуя по узлам обороны и военным объектам мятежников. Ил-28 стали участниками бижневосточных конфликтов 1956, 1967 и 1973 годов. Они ограниченно использовались во Вьетнаме, нанося удары по американским и сайгонским войскам в приграничных районах Северного и Южного Вьетнама.

Во время «Карибского кризиса» 1963 г. на Кубу было направлено 42 бомбардировщика-торпедоносца Ил-28 с советскими экипажами (самолеты были доставлены на кораблях в разобранном виде). Предполагалось, что в случае американского вторжения на остров «Илы» будут действовать по американским кораблям торпедами, осуществлять воздушную разведку и патрулирование прибрежных вод, а также наносить бомбовые удары (в том числе и ядерные) по десанту (для этого на Кубу успели завести шесть тактических атомных бомб). С воздуха Ил-28 должны были прикрываться истребителями МиГ-21Ф-13. Бомбардировщики были развернуты на двух аэродромах на западной и восточной оконечностях острова. Кубинский кризис был разрешен мирными методами, без использования силы. Однако Ил-28, размещенные на острове, чуть не стали «камнем преткновения», сильно затруднившим окончание советско-американских переговоров. США, вынужденные принять на себя обязательство не предпринимать вторжения на Кубу, в ответ на это требовали удаления с острова советского «наступательного оружия». Первоначально подразумевалось, что это будут лишь ракеты, но уже в ходе переговоров американцы «вспомнили» об Ил-28 и ракетных катерах с УР П-15. Казалось, переговоры зашли в тупик, но 19 ноября 1963 г. удалось достичь компромисса: бомбардировщики выводились, а ракетные катера оставались на Кубе.

Опытный Ил-28Ш успешно использовался в одном из пограничных конфликтов с Китаем в начале 1970-х годов. Последним вооруженным конфликтом, в котором применялись самолеты Ил-28, была война в Афганистане (бомбардировщики находились на вооружении афганских ВВС). В январе 1965 г. на аэродроме в Шинданде моджахедам удалось уничтожить на земле практически целый полк Ил-28.

Стратегический бомбардировщик/Самолет заправщик

Потребность ВВС в скоростном стратегическом бомбардировщике, способном, взлетев с аэродрома на территории СССР, атаковать цели в США, привела к развертыванию широкого фронта работ по аэродинамике перспективных тяжелых самолетов, их силовым установкам, вооружению и бортовому оборудованию. В работах принимали участие ОКБ, научно-исследовательские учреждения МАП и ВВС, а также ведущие авиационные вузы страны. В Московском авиационном институте этими проблемами занимался В.М. Мясищев, назначенный, после ликвидации в 1946 г. возглавляемого им ОКБ начальником кафедры самолетостроения МАИ. Под руководством Мясищева студентами и аспирантами было сделано большое число проработок стратегических бомбардировщиков различных схем (с прямым и стреловидным крылом, ПД ТВД, ТРД или комбинированными силовыми установками), а также самолетов сопровождения дальней авиации (в частности, в рамках дипломного проектирования студент Д.П. Покаржевский разработал проект самолета-истребителя с воздушным стартом, размещавшегося в бомбовом отсеке бомбардировщика, при этом основные параметры и аэродинамическая схема этого самолета были весьма близки американскому «подвесному» истребителю «Гоблин», хотя автор проекта в то время практически ничего не знал об американской машине). К концу 1940-х годов В.М. Мясищеву удалось сформировать облик стратегического самолета с ТРД, способного после некоторого увеличения экономичности существующих двигателей нести мощное бомбовое вооружение на межконтинентальную дальность.

Бомбардировщик ЗМ (вид спереди)

Принимая во внимание большой опыт в области проектирования дальних бомбардировщиков, имевшийся у В.М. Мясищева (в частности, под его руководством в 1942 г. был создан самолет ДВБ- 102, оснащенный гермокабиной, трехопорным шасси и по уровню технических усовершенствований соответствующий американскому самолету Боинг В-29, совершившему первый полет в том же году, а в 1945 г. разработаны проекты стратегического бомбардировщика ДВБ-302 с четырьмя ПД АМ-46 и максимальной дальностью 5000 км и реактивный бомбардировщик РБ-17 с четырьмя ТРД РД-10), Владимиру Михайловичу было предложено возглавить образованное 24 марта 1951 г. новое ОКБ № 23, которому и поручалась разработка межконтинентального реактивного бомбардировщика – аналога создаваемых в США самолетов Боинг В-52 и Конвэр В-60. Одновременно в соответствии с тем же постановлением началось техническое проектирование нового, самого большого в мире боевого самолета (расчетная максимальная взлетная масса – 180 ООО кг). Предварительные исследования и продувки в аэродинамических трубах ЦАГИ 12 различных вариантов самолета позволили определить оптимальный облик нового бомбардировщика. В качестве силовой установки было выбрано четыре турбореактивных двигателя А.А. Микулина со взлетной тягой по 8700 кгс.

Схема самолета ЗМ, внизу – ЗМД

Предполагалось впервые в нашей стране создать конструкцию стреловидного крыла очень больших размеров (размах более 50 м), необычно большой грузоотсек, велосипедное шасси для сверхтяжелого самолета и герметические кабины новой конструкции; разместить четыре мощных ТРД на стыке крыла и фюзеляжа; обеспечить использование новых систем управления; разместить на борту принципиально новые типы оборудования. Экипаж самолета состоял из восьми человек: штурмана-бомбардира, штурмана- оператора, двух летчиков, бортинженера-стрелка, стрелка-радиста и верхнего стрелка в передней гермокабине, а также стрелка в кормовой гермокабине. Кроме того, в передней кабине было предусмотрено место для оператора радиоэлектронной разведки ПРЭП, не являющегося постоянным членом экипажа. Самолет был вооружен шестью 23-мм пушками в трех башнях – верхней, нижней и кормовой. Все члены экипажа были защищены броней и размещались в катапультных креслах (что выгодно отличало М-4 от новейших английских бомбардировщиков «Вулкан», «Виктор» и «Вэлиент», на которых лишь два летчика имели катапульты, а три остальных члена экипажа в случае аварии должны были выбрасываться из самолета через аварийный люк, что оставляло им сравнительно мало шансов на спасение).

Для ускорения работы по программе ОКБ Мясищева было передано три самолета Ту-4, которые использовались как летающие лаборатории для летной отработки различных систем и оборудования бомбардировщика (в частности, на JIJI испытывались средства спасения, шасси, стартовые ускорители). В рекордно короткие сроки, уже к 1 мая 1952 г., последний чертеж каркаса машины был передан в производство, а 15 мая были выпущены рабочие чертежи на монтаж. Разработка технологической документации выполнялась ОКБ совместно с заводом № 23 и НИАТ. О масштабах работ по постройке бомбардировщика говорит тот факт, что на машине требовалось установить 1 300 000 заклепок, 130 000 болтов, 1500 электрических приборов, протянуть около 60 км электропроводки. Емкость отдельных топливных баков достигала 4000 кг топлива, отдельные заготовки имели вес до 2000 кг, габариты листов обшивки достигали 1800 х 6800 мм при толщине до 6 мм, применялись прессованные профили длиной до 12 м.

В ноябре М-4 был закончен постройкой и перевезен на заводские испытания на летно-испытательную и доводочную базу ОКБ в г. Жуковском. 27 декабря 1952 г. МАП дало разрешение на первый полет самолета, а 20 января 1953 г. новый бомбардировщик впервые поднялся в воздух (экипаж из шести человек возглавлял летчик-испытатель Ф.Ф. Опадчий). В течение 1953 г. было выполнено 28 полетов общей продолжительностью 64 ч. 40 мин. В ходе испытаний была достигнута максимальная скорость 947 км/ч – рекордная для самолетов такого класса – и практический потолок 12 500 м.

23 декабря 1953 г. на летные испытания вышла вторая опытная машина, несколько отличная от прототипа (потребовался выпуск около 4700 новых чертежей). Наиболее существенные изменения включали уменьшение длины фюзеляжа на 1 м; разработку новой передней стойки шасси и изменение конструкции задней стойки, что позволило увеличить взлетный угол атаки с 7,5° до 10,5°; увеличение площади закрылков на 20% и угла отклонения закрылков с 30° до 38°; установку наружных узлов подвески управляемых бомб; широкое применение высокопрочного сплава В-95. В результате всех усовершенствований удалось снизить массу планера на 850 кг, а длину разбега (без стартовых ускорителей) на 650 м.

Постановлением СМ СССР от 19 сентября 1953 г. заводу № 23 предписывалась постройка опытной партии самолетов М-4 – трех в 1954 г. и восьми в 1955 г. 15 апреля 1954 г. бомбардировщик был официально представлен на государственные испытания, которые начались 4 мая 1954 г. Таким образом, несмотря на то что техническое проектирование самолета В.М. Мясищева началось на два года позже, чем аналогичного американского бомбардировщика Боинг В-52, М-4 поднялся в воздух лишь десять месяцев спустя после первого полета американской машины, а серийный выпуск реактивных стратегических бомбардировщиков в России и США начался практически одновременно.

Бомбардировщик ЗМ

ЗМ (вид сбоку)

Из-за малой длины ВПП заводского аэродрома первые серийные самолеты с отстыкованными консолями крыла на специальной барже перевозились по Москве-реке в г. Жуковский, на аэродром ЛИИ, где находилась летно-доводочная база ОКБ В.М. Мясищева. В дальнейшем был освоен и взлет бомбардировщиков с филевского аэродрома.

1 мая 1954 г. самолет М-4 был впервые публично продемонстрирован на воздушном параде над Красной площадью, его появление вызвало сильный международный резонанс, в США впервые заговорили о техническом отставании от России в области дальнебомбардировочной авиации.

В ходе летных испытаний выявился сильный «шимми» носовой колесной тележки, что даже приводило в ряде случаев в срыву с креплений бомбардировочного прицела. Однако проблема была решена довольно быстро: по рекомендации ЦАГИ изменили демпфер передней стойки и уменьшили размеры колес.

Один из самолетов М-4, проходивший войсковые испытания на аэродроме в г. Энгельсе, в 1955 г. был задействован в качестве своеобразной мишени при отработке военными летчиками из Центра боевого применения ВВС (одно из его подразделений базировалось тогда на аэродроме Разбойщина под Саратовом) методики атаки скоростного бомбардировщика с передней полусферы. Существовало мнение, что такие атаки при скоростях истребителя и бомбардировщика, приближающихся к 1000 км/ч, выполнить нельзя (в частности, к такому выводу пришли в США, где реактивные бомбардировщики В-47 и В-52 оснастили лишь кормовой стрелковой точкой, оставив переднюю полусферу незащищенной). «Огонь» по М-4 из кинофотопулемета открывался на предельной дистанции (около 3000 м), выход из атаки выполнялся вниз, под бомбардировщик (по словам летчика Е.М. Ильина, проводившего испытания, при «стрельбе» силуэт гигантского самолета по мере сближения постепенно занимал чуть ли не весь прицел истребителя МиГ-17). Было установлено, что МиГ-17 могут успешно атаковать реактивный бомбардировщик не только «в хвост», но и «в лоб», что оправдывало сохранение на М-4 мощного пушечного вооружения, обеспечивающего зону обстрела, близкую к сферической.

В 1956 г. на втором опытном М-4 отрабатывалось применение самолета в качестве торпедоносца, действующего против крупных морских целей, что значительно расширяло область боевого применения машины. Следует заметить, что в дальнейшем «морская , тематика» стала одной из главных для всех отечественных тяжелых бомбардировщиков, однако их основным оружием стали не торпеды, а противокорабельные ракеты.

Из-за недостаточной экономичности двигателей АМ-3 первые серийные бомбардировщики не показали требуемой межконтинентальной дальности (вместо 9500 км практическая дальность полета самолета М-4 с нормальной бомбовой нагрузкой 5000 кг составляла лишь 8500 км). Требовались работы по дальнейшему повышению ЛТХ бомбардировщика. Одним из путей решения возникших проблем была установка на самолет новых, более экономичных двигателей. В ОКБ были выполнены компоновочные работы и соответствующие расчеты вариантов самолета с двумя ТРД ВД-5 В.А. Добрынина, четырьмя и шестью АЛ-7 A.M. Люлька и четырьмя АМ-ЗФ А.А. Микулина (в частности, с четырьмя АЛ-7Ф самолет должен был иметь практическую дальность с 5000 кг бомб 12 000 км и потолок над целью 14 000 м). В 1956-57 гг. на самолет М-4 установили двигатели РД-ЗМ5, созданные под руководством П. Зубца. В дальнейшем их заменили на ТРД РД-ЗМ- 500А с тягой на максимальном режиме 9500 кгс, а на «чрезвычайном» режиме – 10 500 кгс. С новой силовой установкой самолет развил максимальную скорость 930 км/ч на высоте 7500 м и достиг потолка 12 500 м.

Бомбардировщик ЗМ (вид сзади)

Самолет ЗМ готовится к старту

ЗМ в полете

Большая дальность полета позволяла использовать бомбардировщик М-4 в качестве фоторазведчика для полетов в глубокий тыл противника. При этом требовалась небольшая доработка: с целью увеличения высотности с самолета снималась часть оборудования и вооружения, экипаж уменьшался до пяти человек, в грузоотсеке устанавливалось необходимое фотооборудование. В результате при дальности полета 8000 км удалось получить высоту над целью 15 000 м, как у английских бомбардировщиков серии «V».

В соответствии с постановлением СМ от 19 марта 1952 г. перед ОКБ-23 была поставлена задача спроектировать и построить высотный дальний бомбардировщик «28» с четырьмя ТРД ВД-5. 1 октября 1952 г. на рассмотрение ВВС был представлен эскизный проект самолета, а 1 декабря 1952 г. – его исполнительный макет. Государственная комиссия, рассмотревшая макет самолета, выдвинула ряд дополнительных требований, не предусмотренных ТТТ ВВС. Для их удовлетворения потребовалось внесение в конструкцию бомбардировщика значительных изменений. Так, например, заказчик потребовал увеличить номенклатуру и количество бомб (что повлекло за собой удлинение грузоотсека на 18%, усиление каркаса и некоторую перекомпоновку фюзеляжа), а также установить радиолокационный стрелковый прицел «Ксенон».

ЗМ (вид снизу)

Хвостовая часть самолета ЗМ

Исполнительный макет увеличенного грузоотсека был предъявлен комиссии 3 октября 1953 г. и получил одобрение.

Установка РП «Ксенон» явилась первой попыткой применения подобной аппаратуры на отечественном реактивном бомбардировщике, однако большие габариты станции (с случае сохранения и оптического прицельного поста) привели бы к уменьшению скорости полета на 30 км/ч и дальности полета на 6%. Предполагалось также сократить состав экипажа до шести человек (прорабатывался, также пятиместный вариант машины). Отличительной особенностью тактического применения самолета «28» являлась большая высота полета над целью, достигавшая 17 000 м.

Однако работы по специализированному высотному варианту бомбардировщика несколько затянулись, и в 1955 г. государственной комиссии был предъявлен эскизный проект и макет более простого модернизированного самолета, получившего обозначение ЗМ (М-6). А 27 марта 1956 г. уже начались летные испытания этой машины, имеющей носовую оконечность фюзеляжа иной формы, удлиненную на 1 м (в самом носу бомбардировщика размещалась РЛС РБП-4, за ней блистер штурмана), усовершенствованное (после истории с «шимми») шасси, облегченную конструкцию планера (в частности, масса кабины снизилась на 500 кг), горизонтальное оперение без поперечного положительного V, более мощные и легкие двигатели ВД-7 (4x11 000 кгс) с удельным расходом топлива, сниженным по сравнению с АМ-ЗА на 25%, и экипаж, уменьшенный с восьми до семи человек. На новом самолете удалось несколько увеличить емкость топливных баков, кроме того, были предусмотрены узлы крепления для подвесных топливных баков, размещавшиеся под мотогондолами и в грузоотсеке. Максимальная взлетная масса бомбардировщика достигла 193 т без баков и 202 т с ПТБ. Дальность полета по сравнению с бомбардировщиками предыдущих модификаций возросла на 40%, а с одной дозаправкой в воздухе при нормальной бомбовой нагрузке превысила 15 000 км; продолжительность полета достигла 20 ч. Теперь бомбардировщик с полным правом мог называться межконтинентальным: он получил способность, взлетев с аэродрома, расположенного в глубине территории СССР, наносить удары по США и возвращаться на свою базу.

Пушка самолета ЗМ

В 1958 г. самолет ЗМ прошел войсковые испытания и был официально принят на вооружение. Однако в ходе эксплуатации бомбардировщиков выяснилось, что межремонтный ресурс ТРД ВД-7 не удастся довести до заданной величины. Это требовало частой замены двигателей, что, в свою очередь, снижало боеготовность и увеличивало эксплуатационные расходы. Поэтому было принято решение установить на ЗМ хорошо зарекомендовавшие себя на М-4 двигатели РД-ЗМ-500А. Самолеты с такой силовой установкой получили обозначение ЗМС. Их дальность полета без ПТБ уменьшилась до 9400 км.

Несколько позже была создана новая модификация ВД-7 – двигатель ВД-7Б. Его ресурс удалось довести до заданного уровня и несколько повысить экономичность, однако для этого пришлось пожертвовать максимальной тягой, она составила лишь 9500 кгс. Бомбардировщики с ВБ-7Б получили обозначение ЗМН. Имея несколько худшие скоростные и высотные характеристики, чем ЗМС, они обладали на 15% большей дальностью.

В 1960 г. началось оснащение полков дальней авиации самолетами ЗМД – последней серийной модификацией бомбардировщика. Эта машина имела крыло большей площади (при неизменном размахе), а также заостренную носовую часть фюзеляжа, заканчивающуюся штангой топливоприемника системы дозаправки в воздухе.

В начале 1960-х годов, уже после официального закрытия ОКБ В.М. Мясищева, в Жуковском приступили к летным испытаниям высотного бомбардировщика ЗМЕ, оснащенного двигателями ВД-7П (РД-7П) с максимальной стендовой тягой 11 300 кгс. На большой высоте тяга новых двигателей на 28% превышала тягу ВД-7Б, что значительно улучшало летные характеристики бомбардировщика. Однако в 1963 г. испытания машины были прекращены, прекратился и серийный выпуск бомбардировщиков В.М. Мясищева на заводе в Филях. Всего было построено 93 самолета М-4 и ЗМ всех модификаций, в том числе около 10 М-4 и 9 ЗМД.

На базе бомбардировщика ЗМ в 1956 г. был разработан проект пассажирского и военно-транспортного двухпалубного самолета «29». На военно-транспортном варианте предполагалось применение грузовой рампы, что позволяло брать на борт тяжелую боевую технику. Однако в металле этот самолет так и не был построен (впервые военно-транспортный самолет подобного класса – Локхид С-141 – был создан лишь в 1963 г.). Также остался нереализованным и проект первого в мире малозаметного стратегического бомбардировщика с передними поверхностями крыла и оперения, выполненными с использованием радиопоглощающих материалов.

Недостаточный боевой радиус действия первой модификации стратегического бомбардировщика остро поставил перед ОКБ В.М. Мясищева задачу поиска нетрадиционных путей увеличения дальности полета. Решение проблемы виделось в оснащении самолета системой дозаправки топливом в воздухе. В качестве самолета-заправщика было признано целесообразным использовать переоборудованный бомбардировщик того же типа, что и заправляемый самолет; тем самым упрощались организация полета группы бомбардировщиков и самолетов-заправщиков, имеющих одинаковые летные характеристики, а также наземное обслуживание парка дальней авиации (по аналогичному пути пошли и в Великобритании, создав параллельно с бомбардировщиками серии «V» их «танкерные» варианты. Богатая Америка предпочла создать специализированный самолет-заправщик КС-135).

Самолет-заправщик Ил-78

Приказом министра авиационной промышленности от 17 сентября 1953 г. на ОКБ-23 возлагалась задача разработки системы дозаправки топливом в полете. В октябре-ноябре 1953 г. ОКБ-23 исследовало различные варианты системы дозаправки и остановило свой выбор на системе «шланг-конус». Разработка системы велась совместно с ОКБ С.М. Алексеева под руководством Г.И. Архангельского. В 1955 г. опытный самолет М-4А был оснащен оборудованием для дозаправки – лебедкой, гибким шлангом, намотанным на барабан и заканчивающимся воронкой, а также насосами для перекачки топлива. На другом самолете, М-4-2, в носовой части была смонтирована штанга топливоприемника. Параллельно с созданием бомбардировщика ЗМС разрабатывался и его «танкерный» вариант, ЗМС-2, который поступил на вооружение практически одновременно с ударным самолетом. Самолет-заправщик на базе бомбардировщика ЗМН получил обозначение ЗМН-2. В дальнейшем все М-4 также были переоборудованы в самолеты-заправщики.

При «конверсии» бомбардировщиков в танкеры с них снималась штанга топливоприемника, наглухо «зашивался» бомбовый отсек (оставался лишь небольшой люк для выпуска шланга с конусом) и устанавливался дополнительный топливный бак на 3600 л. В течение двадцати лет, до конца 1980-х годов, когда появился самолет Ил-78, заправщик В.М. Мясищева оставался единственным типом такого самолета в отечественной стратегической авиации, обеспечивающим боевое применение бомбардировщиков ЗМ, Ту-95, а впоследствии и Ту-160. Часть самолетов-заправщиков ЗМ (в составе одного авиационного полка) находилась в строю дальней авиации до 1994 г. В настоящее время эти самолеты выведены в резерв.

После расформирования в 1960 г. ОКБ В.М. Мясищева работы по дальнейшему совершенствованию самолета приостановились, однако в середине 1970-х годов была предпринята попытка его модернизации, предусматривавшая оснащение бомбардировщика ЗМ двумя управляемыми ракетами. Один из самолетов ЗМД был оборудован внешними узлами подвески ракет, однако дальнейшего развития эти работы не получили. Бомбардировщики Мясищева оказались надежными машинами, заслужившими любовь летчиков дальней авиации (в качестве практически единственного серьезного недостатка самолета называлось велосипедное шасси, усложняющее взлет и посадку по сравнению с трехопорным шасси туполевских бомбардировщиков). За время эксплуатации было потеряно лишь четыре самолета ЗМ (два самолета-заправщика погибли в результате столкновения в воздухе в 1992 г.).

ЗМ – «Демонстратор»

Бомбардировщики ЗМ состояли на вооружении дальней авиации до 1985 г. и были уничтожены в соответствии с советско- американской договоренностью о сокращении стратегических наступательных вооружений (на страницах печати появилась «разрывающая сердце» каждому любителю авиации фотография, изображающая аэродромную свалку, заваленную множеством ЗМ с разрезанными автогеном фюзеляжами и крыльями). Нужно заметить, что и американцы со своими В- 52, подлежащими сокращению по международным договорам, расправлялись не менее варварским способом, разрубая их при помощи гигантской гильотины). В 1980 г. вновь воссозданное в ноябре 1966 г. ОКБ В.М. Мясищева на базе бомбардировщика ЗМ создало самолет ВМ-Т «Атлант», предназначенный для перевозки крупногабаритных грузов на внешних узлах крепления, расположенных над фюзеляжем. Фюзеляж «Атланта» был усилен, установлено новое двухкилевое оперение и автоматическая система управления. Первый полет этого самолета состоялся 29 апреля 1981 г.

В 1992 г. совместно с ЦАГИ и НПО им. A.M. Люльки в ОКБ им. В.М. Мясищева началась работа по созданию многоцелевого экспериментального носителя космических объектов «Демонстратор» на базе самолета ВМ-Т «Атлант», предназначенного для отработки воздушного запуска водоро- дно-кислородного ЖРД с криогенными компонентами, исследова ния динамики разделения ВКС и самолета-носителя, создания системы управления беспилотными ВКС на этапах выведения, спуска с орбиты и автоматической посадки, а также изучения технологии обслуживания многоразовых систем выведения.

«Демонстратор» предполагается использовать в программах создания перспективных российских ВКС, а также для отработки ракетно-космических модулей класса «Хорус», «Коргус» и «Хотол». На космических системах «Демонстратора» планируется установить ЖРД Д-57М, созданный НПО «Сатурн». Стартовая масса ракетно-космического модуля – 50 000 кг, масса системы в сборке 165 000 кг, максимальная скорость ракетного модуля в конце активного участка полета – 2200 м/с (М=7). Кроме того, «Демонстратор» может использоваться для вывода на орбиту небольших коммерческих грузов.

На самолете ЗМ в 1959 г. установлен ряд мировых рекордов, в частности, подъем груза массой Ют на высоту 15 317 м, 55,2 т – на 13 121 м и скорости полета с грузом 25 т на дистанции 1000 км – 1028 км/ч (командиры экипажей Н.И. Горяйнов и А.С. Липко).

ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ. Самолет ЗМ выполнен по нормальной аэродинамической схеме с высоко расположенным стреловидным крылом и стреловидным оперением. Конструкция планера обеспечивает возможность длительного полета на малой высоте с большой скоростью, что выгодно отличает ЗМ от других тяжелых бомбардировщиков 1950-х годов (Ту-16, Ту-95, Боинг В-47, Боинг В-52). Крыло большого удлинения (стреловидность 34° 48 мин). Каждая консоль имеет два аэродинамических гребня. На задней кромке имеются элероны, снабженные триммерами, и закрылки.

Максимальное аэродинамическое качество самолета ЗМ – 18,5.

Фюзеляж – типа полумонокок круглого сечения (максимальный диаметр – 3,5 м). Экипаж, состоящий на самолете ЗМ из семи человек (командир экипажа, помощник командира, штурман, второй штурман, старший бортовой техник, старший воздушный стрелок-радист, командир огневых установок), размещается в двух гермокабинах. Самолет М-4 (экипаж восемь человек) имеет застекленную носовую часть фюзеляжа с кабиной штурмана. На бомбардировщике ЗМ носовой части фюзеляжа с антенной РЛС приданы более закругленные очертания. На самолете ЗМД носовая часть имеет заостренную форму.

Шасси – велосипедного типа, имеют систему «вздыбливания», облегчающую взлет. Тележки основного шасси – четырехколесные. База шасси – 14,41 м, колея подкрыльевых стоек – 52,34 м. На концах крыла установлены поддерживающие стойки с двухколесными тележками, убирающиеся в специальные гондолы. Оборудование самолета М-4 включало бомбардировочную РЛС РПБ-4. Часть самолетов ЗМ оснащалась (впервые в СССР) прицельно-навигационным комплексом, в состав которого входила мощная РЛС «Рубин», работавшая в режиме кругового обзора (для предотвращения облучения штурмана, сидящего непосредственно за отсеком РЛС, было применено специальное элластич- ное радиопоглощающее покрытие стенок кабины, выполненное в виде отдельных листов).

Под носовой частью фюзеляжа расположен блистер оптического бомбардировочного прицела ПБ-11. На самолете устанавливался навигационно-бомбардировочный автомат НБА, обеспечивающий автоматическую навигационную привязку и бомбометание различными типами боеприпасов в заданной последовательности. Имелся автопилот. Для управления оборонительным вооружением в хвостовой части фюзеляжа был установлен радиоприцел «Аргон».

Имелась станция предупреждения об облучении РЛС противника и автоматы пассивных помех (три контейнера с дипольны- ми отражателями размещены в заднем отсеке шасси).

Самолеты ЗМС-2 и ЗМН-2 обеспечивали дозаправку в воздухе при помощи системы «Конус» (максимальное количество отдаваемого в полете топлива – 40 000 кг, производительность заправки – 2250 л/мин). Дозаправка могла производиться в диапазоне высот 6000-9000 м при скорости 470-510 км/ч; на дальности 4000 км самолет был способен был передать 40 т топлива.

Члены экипажа размещались на катапультных креслах. Катапультирование производилось вниз, через пять люков в нижней части фюзеляжа, причем штурман, первый летчик и второй летчик последовательно катапультировались через один люк, для чего кресла летчиков перемещались горизонтально по специальным направляющим.

ВООРУЖЕНИЕ бомбардировщика включало шесть пушек АМ-23 (23 мм) в трех установках с дистанционным управлением. Боекомплект кормовой установки – 2000 снарядов, остальных – по 1100 снарядов.

В бомбовом отсеке могли подвешиваться свободно падающие бомбы общей массой до 24 000 кг, в том числе 52 ФАБ-500, три (в перегрузке четыре) ФАБ-6000 или одна (в перегрузке две) ФАБ- 9000, две противокорабельные торпеды калибром 533 мм, морские мины. Ядерное вооружение – два «спецбоеприпаса» массой 2000 кг или один – 4000 кг.

Характеристики самолетов М-4 И ЗМС

М -50

Стратегический бомбардировщик

Бомбардировщик М-50

В середине 1950-х годов в СССР, США и Великобритании начался процесс перевооружения войск противовоздушной обороны зенитно-ракетными комплексами, а также сверхзвуковыми истребителями-перехватчиками, способными достигать скоростей, вдвое превышающих скорость звука, и потолка в 18-20 км. В этих условиях даже наиболее совершенные реактивные межконтинентальные бомбардировщики М-4, М-6 (ЗМ) и Ту-95 начали утрачивать свою неуязвимость, потребовалось создание более современных стратегических самолетов, способных проникать в воздушное пространство стран, имеющих на вооружении зенитно-ракетные комплексы и сверхзвуковую истребительную авиацию.

В СССР рассматривались различные варианты стратегических бомбардировщиков нового поколения. Одним из наиболее оригинальных направлений, развивавшимся лишь в нашей стране, стали работы по созданию летающих лодок с межконтинентальной дальностью. Одним из существенных достоинств данной концепции была возможность пополнять запасы топлива в океане, в непосредственной близости от берегов противника, с надводных кораблей и подводных лодок. Кроме того, для гидросамолетов- бомбардировщиков не было необходимости строить огромные аэродромы со сверхпрочными многокилометровыми бетонными ВПП, являвшиеся отличными мишенями для ударных средств противника.

В 1955 г. P.JI. Бартини, работавший в то время в СИБНИА (Новосибирск), предложил два проекта сверхзвуковых летающих лодок – А-55 и А-57. По замыслу конструктора, самолет А-57 представлял собой стратегическую комплексную систему, включающую сам гидросамолет-амфибию, способный взлетать и садиться на водную поверхность, а также на снег и лед (это допускало возможность использовать аэродромы передового базирования, размещенные в Арктике на дрейфующих льдинах), а также тяжелый управляемый реактивный снаряд РСС, создававшийся в ОКБ П.В. Цыбина и располагавшийся на самолете-носителе.

Самолет предполагалось выполнить по схеме «бесхвостка» с ярко выраженной интегральной компоновкой (собственно фюзеляж практически отсутствовал). «Самобалансирующееся» крыло (балансировка достигалась круткой по размаху) с минимальным суммарным волновым и индуктивным сопротивлением, имеющее переменную стреловидность по передней кромке, имело в центре сверхкритический выпуклый вниз профиль, а на концах – выпуклый вверх. Колесное шасси отсутствовало, взлет и посадка на лед и воду выполнялись с использованием убирающейся под центральную часть самолета гидролыжи. Для взлета с обычного аэродрома предполагалось использовать сбрасываемые после отрыва от земли колесные тележки. Экипаж самолета составлял три человека. А-57 должен был нести оборудование, необходимое для автономной эксплуатации в океане или на арктической льдине: имелось необходимое шкиперское оборудование, сквозной проход вдоль всей лодки, гальюн для экипажа. Все операции по первоочередному техническому обслуживанию бомбардировщика выполнялись в пределах обводов крыла и вертикального оперения, т. е. самолет можно было обслуживать на плаву.

Схема самолета М-50

Самолет предполагалось оснастить БРЛС СВР-1, активными системами РЭП «Роза» и «Веник», системой постановки пассивных помех ТРС-45, навигационным комплексом «Ветер», комплексом связи «Планета» и гидроакустической системой связи с подводными лодками «Охотск».

Расчетная максимальная скорость А-57 составляла 2500 км/ч, практический потолок (в зависимости от полетной массы) 18 000- 23 000 м, практическая дальность 15 000 км.

Самолет предполагалась оснастить пятью ТРДФ НК-10Б (5 х 26 000 кгс) или НК-6 (5 х 22 500 кгс), размещенных пакетом, установленным над корпусом лодки, в ее хвостовой части между килями, наклоненными внутрь. Над двигателями должна была устанавливаться крылатая ракета РСС, кроме того, имелся внутренний грузоотсек для размещения термоядерной бомбы массой 3000 кг.

Для продолжения работы над проектом Р.Л. Бартини в апреле 1957 г. был откомандирован из СИБНИА в ОКБС МАП (Москва). К работе по А-57 привлекаются коллективы ЦАГИ и ЦИАМ. Были исследованы режимы взлета самолета с воды и возможности длительного пребывания его на плаву. Комиссия МАП, в работе которой приняли участие представители ЦАГИ, ЦИВ4АМ, НИИ-1, ОКБ-156 и ОКБ-23, дала положительное заключение по проекту, однако правительственное решение о постройке самолета так и не было принято.

А-55 представлял собой уменьшенный вариант А-57, обладавший средней дальностью.

В 1961 г. конструктором был представлен проект сверхзвукового дальнего разведчика Р-57-АЛ – развития А-57. Всего с 1952 по 1961 гг. Р.Л. Бартини вел работы по пяти проектам сверхзвуковых самолетов-амфибий, выполненных по схеме «бесхвостка» – А-55, А-57, Р, Ф-57 (Р-57, фронтовой сверхзвуковой бомбардировщик- амфибия, имеющий лыжное шасси) и Р-57АЛ, на которых предполагалась установка двигателей НК-6, НК-10 или ВК-15М.

В ОКБ В.М.Мясищева во второй половине 1950-х годов также велись работы по созданию сверхзвуковой летающей лодки- бомбардировщика М-70. Самолет, выполненный по нормальной аэродинамической схеме (прорабатывались варианты со стреловидным крылом, а также трапециевидным крылом, имеющим прямую стреловидность по передней кромке и обратную – по задней), предполагалось оснастить четырьмя ТРДФ – двумя над крылом и двумя на киле. Для взлета и посадки должна была использоваться убирающаяся гидролыжа. Самолет должен был иметь взлетную массу 240 т и развивать скорость, соответствующую М=1,7. После закрытия в 1960 г. ОКБ В.М. Мясищева работы по М-70 были прекращены, хотя варианты создания подобных бомбардировщиков рассматривались и позже, в 1960-х годах.

В конце 1950-х годов свой вариант стратегического бомбардировщика – летающей лодки предложил Г.М. Бериев. Огромный самолет ЛЛ-600, выполненый по схеме «бесхвостка» с треугольным крылом, предполагалось оснастить восемью ТРД, размещенными в двух надкрыльевых «пакетах». Однако огромная масса летательного аппарата (по одному из вариантов – до 1000 кг) делала возможность его постройки маловероятной.

Еще один весьма экзотический проект разрабатывался с 1955 г. под руководством П.В. Цыбина, возглавлявшего ОКБ-256 Государственного комитета авиационной техники (ГКАТ) при Совете Министров СССР. Предполагалось создать своеобразную двухступенчатую систему, состоявшую из самолета-носителя (на первом этапе предполагалось использовать специально модернизированный самолет Ту-95Н, а с 1956 г. в ОКБ А.Н. Туполева начал прорабатываться специальный носитель – самолет «108», имеющий треугольное крыло и способный развивать скорость до 1500 км/ч). Второй ступенью должен был являться одноместный реактивный самолет- бомбардировщик PC, способный развивать скорость до 3000 км/ч. Его предполагалось оснастить двумя спаренными ЖРД- ускорителями и двумя крейсерскими прямоточными воздушно- реактивными двигателями (ПВРД) конструкции Бондаренко (одновременно в ОКБ С.М. Лавочкина и В.Н.Челомея разрабатывались беспилотные крылатые летательные аппараты «Буря» и «Буран», оснащенные такими же двигателями и имеющие межконтинентальную дальность полета при Мкр.=3). Расчетная суммарная дальность полета самолета PC составляла 12 500-13 500 км.

Прототип самолета М-50 (модель)

Эскизный проект был выпущен 31 января 1956 г., однако в дальнейшем выяснилось, что тяжелая термоядерная бомба (подобные боеприпасы весили тогда не менее 3000 кг) в сочетании с необходимостью размещения на борту ЛА летчика со всеми необходимыми системами жизнеобеспечения для полета продолжительностью несколько часов не позволяют уложиться в заданные ограничения по массе. Это привело к переориентации ОКБ на создание скоростного высотного разведывательного самолета РСР, в конструкции которого был использован технический задел, полученный при создании бомбардировщика PC.

Все же магистральным направлением развития стратегической авиации оставалось создание сверхзвуковых самолетов сухопутного базирования. Одними из первых за решение этой задачи взялся В.М. Мясищева. С 1952 г. в его ОКБ изучались проекты сверхзвуковых бомбардировщиков М-30, М-31, М-32, М-33 и других (всего было исследовано около 20 проектов), не обладавших межконтинентальной дальностью. В соответствии с указанием замминистра авиационной промышленности от 4 марта 1953 г. был проработан проект сверхзвукового (или, как писали в документах того времени, «зазвукового») самолета М-34 со взлетной массой 180 000 кг, крейсерской скоростью 1350- 1450 км/ч, высотой полета над целью 17 000 м и практической дальностью 8000 км (расчетные данные по этому самолету были представлены в МАП 10 марта 1953 г.).

В 1956 г. в ОКБ началось создание стратегического самолета с межконтинентальной дальностью М-50, предназначенного для замены бомбардировщика ЗМ. В сравнительно короткий срок был спроектирован и построен уникальный по тем временам летательный аппарат, рассчитанный на достижение скорости, близкой к М=2, и межконтинентальной дальности полета. Решающую роль в создании М-50 сыграли такие специалисты ОКБ Мясищева, как Л.Л. Селяков (главный конструктор М-50), JI.И. Балабух, И.Б. Заславский, Л.М. Роднянский, В.А. Стопачинский, В.А. Федотов. В работах по программе принимали участие и крупнейшие ученые ЦАГИ М.В. Келдыш, А.И. Макаревский, Г.С. Бюшгенс и другие. Совместно с ЦАГИ было проанализировано более 30 вариантов аэродинамической компоновки самолета, прорабатывался, в частности, самолет, выполненный по схеме «утка» с тонким (относительная толщина 3,5- 3,7%) треугольным крылом, стреловидным цельноповоротным горизонтальным и вертикальным оперением. Конструкция самолета обеспечивала возможность длительного полета на малой высоте с большой скоростью.

Бомбардировщик М-50

Крыло было выполнено с использованием монолитных прессованных панелей. Топливо размещено не только в фюзеляжных баках, но и под треугольным крылом, двухкилевым оперением и четырьмя двигателями на подкрыльевых пилонах, а также самолет, выполненный по нормальной схеме со стреловидным крылом, двумя двигателями на подкрыльевых пилонах и двумя – на коротких пилонах в хвостовой части фюзеляжа.

«Вздыбливающаяся» передняя четырехколесная тележка велосипедного шасси при достижении определенной скорости на разбеге поворачивалась вокруг оси, при этом передняя пара колес поднималась вверх, угол атаки увеличивался и длина разбега значительно уменьшалась.

Для торможения самолета при пробеге применялась четыре лыжеподобные стальные балки, при помощи гидравлической системы прижимавшиеся к «бетонке». Прорабатывался также вариант сброса после взлета двух колес каждой стойки: посадочный вес значительно меньше взлетного, и при посадке можно обойтись четырьмя колесами вместо восьми, однако опасения конструкторов вызвала возможность разрушения сброшенными колесами аэродромных сооружений.

Впервые в практике отечественного самолетостроения применена аналоговая полностью автоматическая ЭДСУ (на первом опытном самолете дублировалась жесткой механической проводкой, которую в дальнейшем предполагалось демонтировать).

Характеристики стратегических бомбардировщиков – «летающих лодок»

Сверхзвуковая летающая лодка М-7

Совместно с ЦАГИ была разработана автоматическая система, которая регулировала положение ЦТ самолета при переходе на сверхзвуковой режим перекачкой топлива фюзеляжных баков. Имелась автоматическая система обеспечения устойчивости. Электрическая система переменного тока.

Экипаж самолета М-50 состоял из двух человек, сидящих тандемом в кабине «истребительного» типа. Для отработки системы управления на различных режимах полета в ОКБ был создан стенд-тренажер.

Бомбовое вооружение максимальной массой до 30 т размещалось в крупногабаритном грузоот- секе, где предполагалось также подвешивать и управляемую сверхзвуковую крылатую ракету М-61 со складными плоскостями, имеющую дальность пуска до 1000 км и также создававшуюся в ОКБ Мясищева. Прорабатывалась и возможность оснащения самолета тяжелой крылатой ракетой РСС П.В. Цыбина. На первом опытном самолете оборонительное вооружение отсутствовало, на серийных самолетах предполагалось применение кормовой пушечной установки с дистанционным управлением.

В качестве силовой установки планировалось использовать ТРДФ, «16-17» (4 х 17 000 кгс), разработанные под руководством П. Зубца, которые должны были иметь выдающуюся по тем временам топливную экономичность (удельный расход топлива при М=1,8 должен был составить 1,1-1,2 кг/даН. ч). Однако из-за недоведенности двигателя на опытном самолете в качестве временной меры были установлены ТРДДФ Добрынина: на пилонах под крылом были установлены два ТРДФ ВД-7 с форсажными камерами (2 х 14 000 кгс), два бесфорсажных двигателя ВД-7Б (2 х 9750 кгс) разместили на концевых частях крыла (прорабатывался и вариант оснащения самолета перспективными двигателями В. Добрынина ВД-10).

Осенью 1958 г. М-50 в разобранном виде на барже по Москве-реке был доставлен из Филей на аэродром ЛИИ в Жуковском.

Первый полет опытного самолета состоялся 27 октября 1959 г. (летали Н.И. Горяинов и А.С. Липко). 9 июля 1961 г. самолет был эффектно продемонстрирован на воздушном параде в Москве (это был последний полет бомбардировщика М-50). В ходе летных испытаний из-за отсутствия проектных двигателей сверхзвуковая скорость достигнута не была (было получено лишь М=0,99).

Вскоре после начала работ над М-50 ОКБ приступило к созданию его модификации – М-52, имеющей усовершенствованное ракетное вооружение (4 УР располагались по бортам фюзеляжа в соответствии с правилом площадей и в незначительной степени ухудшали аэродинамику бомбардировщика), концевые двигатели, также установленные на пилонах, вертикальное оперение с рулем поворота, небольшие дополнительные горизонтальные плоскости на конце киля, штангу дозаправки в носовой части и экипаж, увеличенный до 4 человек. Самолет, оснащенный «штатными» ТРДФ «16-17», был рассчитан как на крейсерский полет со сверхзвуковой скоростью на большой высоте, так и на прорыв ПВО противника на малых высотах (впервые в мире для стратегического бомбардировщика ставилась подобная задача). М-52 был построен в 1959 г., но не ис- пытывался ввиду закрытия в 1960 г. ОКБ В.М. Мясищева. Долгое время он хранился на стоянке ЭМЗ и был разобран на металл в конце 1970-х годов.

Характеристики сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков 1950-60-х гг.

Прорабатывался также проект М-54, имеющий крыло измененной в плане формы и несколько иное расположение мотогондол.

Дальнейшим развитием самолетов М-50 и М-52 явился бомбардировщик М-56, техническое проектирование которого было начато в 1959 г. Самолет предполагалось выполнить по схеме «утка» с несущим широким фюзеляжем, по бокам которого устанавливались шесть двигателей ВК-15 В. Климова в двух «пакетах», к которым крепились небольшие поворотные консоли. ПТО, свободно ориентирующееся на дозвуковых скоростях, было вынесено далеко вперед. Максимальная расчетная скорость соответствовала М=3,25, максимальная дальность полета – 10 000-12 000 км. Был построен натурный макет нового самолета, а также летающие радиоуправляемые модели бомбардировщика.

На основе самолета М-56 предполагалось создать пассажирский сверхзвуковой самолет М-53 (прорабатывалось несколько вариантов такой машины). Однако свертывание работ по пилотируемой авиации и расформирование ОКБ В.М. Мясищева положили конец работам по М-56 и его модификациям.

ОКБ А.Н. Туполева также вело работы по проектам сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков. В конце 1950-х годов, практически одновременно с М-56, там был предложен проект самолета «135», выполненного по аэродинамической схеме «утка» с треугольным крылом и силовой установкой, состоящей из четырех двигателей НК-6 (4 х 22 500 кгс). В начале 1960-х годов рассматривался и другой, кажущийся сейчас совершенно невероятным проект сверхзвукового самолета с четырьмя ТВД. Самолет предполагалось выполнить по нормальной аэродинамической схеме со стреловидным крылом.

Т-4

Разведчик бомбардировщик

Единственный сохранившийся экземпляр этого самолета является украшением музея ВВС в Монино, вызывая у посетителей законное восхищение возможностями российской авиационной промышленности и одновременное чувство сожаления о том, что столь совершенное творение человеческого интеллекта и рук осталось невостребованным, не нашло продолжения в серийных экземплярах.

Работы по созданию перспективного ударно-разведывательного комплекса начались в ОКБ П.О. Сухого в 1962 г., что само по себе явилось достаточно неожиданным, так как Н.С. Хрущев, находившийся тогда во главе страны, был убежденным противником стратегической пилотируемой авиации, отдавая предпочтение баллистическим ракетам. Как следствие этого в 1960 г. прекратило свое существование ОКБ В.М. Мясищева – один из ведущих коллективов, специализирующийся на стратегических ударных самолетах (были закрыты работы по программам сверхзвуковых бомбардировщиков и ракетоносцев М-50, М-52 и М- 56, а также сверхзвуковых пассажирских самолетов); несколько раньше, в 1956 г., «ушел» из бомбардировочной авиации другой ведущий создатель ударных самолетов, С.В. Ильюшин (последним бомбардировщиком, созданным в возглавляемом им ОКБ, стал сверхзвуковой Ил-54, совершивший первый полет в 1955 г., но так и оставшийся в двух опытных экземплярах). На правительственных совещаниях по вопросам оборонного строительства высказывались соображения о полном отказе от пилотируемых бомбардировщиков. Сходная картина наблюдалась и у основного потенциального противника – США, где благодаря усилиям «авиафоба» Р. Макнамары, занимавшего пост министра обороны в правительстве Д. Кеннеди, в 1959 г. были прекращены работы по созданию перспективного межконтинентального бомбардировщика Норт Америкэн В-70 «Валькирия» (правда, в 1960 г. работы над «Валькирией» были возобновлены, но самолет был переклассифицирован из бомбардировщика в экспериментальную машину).

Тем не менее благодаря настойчивым усилиям представителей авиационной науки, здравомыслящих военных, работников МАП и других правительственных структур (в частности, первого заместителя председателя Госплана В. Рябикова), веривших в перспективность пилотируемой авиации и необходимость тяжелых бомбардировщиков для обороны страны, с большим трудом все же удалось «пробить» партийно-правительственное решение о начале работ по созданию сверхзвукового разведчика- бомбардировщика.

Кроме ОКБ П.О. Сухого, к работам по новой тематике на конкурсной основе были привлечены другие конструкторские коллективы: ОКБ А.Н. Туполева, где велось исследование перспективных сверхзвуковых бомбардировщиков «125» и «106» (а также началась глубокая модернизация серийного бомбардировщика Ту-22, приведшая в дальнейшем к появлению самолета Ту-22М), и конструкторское бюро А.С. Яковлева, где исследовался проект тяжелой сверхзвуковой машины с массой порядка 100 т и дальностью 7200 км.

К разработке самолета ОКБ П.О. Сухого, получившего обозначение Т-4 или «изделие 100», были привлечены многочисленные научные коллективы, ОКБ и заводы. Рассматривалось более 30 вариантов аэродинамических и конструктивных компоновок, осуществлены фундаментальные расчетно- экспериментальные исследования в области аэродинамики в диапазоне чисел М до 3,5, а также в области до М=10, проведен большой объем испытаний в АДТ ЦАГИ и СибНИА.

Разведчик-бомбардировщик предназначался для поиска и поражения морских целей, в первую очередь авианосных ударных групп. Для успешного решения этой задачи в условиях всех прогнозируемых усовершенствований натовских средств ПВО требовалась машина, обладавшая большой сверхзвуковой скоростью (3000- 3200 км/ч) и потолком, превышающим 20 км (чем выше потолок, тем дальше радиогоризонт бортовой РЛС, кроме того, большие скорость и высота полета самолета- носителя увеличивают энергию ракет, способствуя достижению большей дальности пуска). Без ПТБ практическая дальность самолета должна была составлять 6000 км. Кроме ракетного вооружения, разведчик-бомбардировщик должен был поражать стратегические наземные цели свободнопадающими (в том числе и ядерными) бомбами. В качестве силовой установки первоначально рассматривались четыре двигателя Р15-БФ-300 или РД1-1715 (4 x 15 000 кгс).

Во втором квартале 1963 г. были завершены работы по предварительному эскизному проекту. Кроме того, были рассмотрены варианты использования машины в качестве самолета-разведчика, дальнего перехватчика и сверхзвукового пассажирского самолета.

В конце 1963 г. государственная комиссия вынесла положительное заключение по проекту Т-4, самолет был принят к разработке, начало летных испытаний было намечено на 1968 г.

В 1964 г. завершились работы по эскизному проекту разведчика-бомбардировщика. Самолет, выполненный по схеме «утка», должен был иметь четыре двигателя, расположенных попарно в двух подкрыльевых гондолах. Вооружение (три УР) размещалось на параллельных узлах подвески между мотогондолами.

В октябре 1964 г. Государственный комитет по авиационной технике одобрил эскизный проект самолета Т-4. Первоначально, в соответствии с правительственным решением, к проектированию самолета планировалось привлечь ОКБ и опытный завод им. С.А. Лавочкина, где имелся богатейший опыт создания скоростных летательных аппаратов (в частности, истребителя Ла-250, межконтинентальной крылатой ракеты «Буря» со скоростью, соответствующей М=3, и беспилотного перехватчика «Даль»), однако эти коллективы вскоре «ушли» в другое министерство и полностью переключились на ракетно-космическую тематику. В конечном итоге для постройки самолета был выделен Тушинский машиностроительный завод (ТМЗ, в дальнейшем известный тем, что на нем был построен ВКС «Буран») и МКБ «Буревестник», получившее статус филиала ОКБ Сухого. Первоначально дирекция ТМЗ сопротивлялась передаче предприятию новой тематики, убеждая руководителей самого высокого уровня, что создание нового самолета заводу не под силу. Однако их усилия оказались тщетными, и с 1966 г. на ТМЗ началась подготовка к постройке «сотки».

Неоднозначно проект ОКБ П.О. Сухого был встречен и в министерстве, где высказывались сомнения в возможности реализации заявленных требований (в частности, достижения крейсерской скорости, соответствующей М=3). Вызывал настороженность и ряд технических новинок, заложенных в конструкцию самолета, в частности электродистанционная система управления, впервые в мире создававшаяся для серийной машины (первый американский самолет с ЭДСУ истребитель Дженерал Дайнэмикс F-16 был создан в 1974 г., на два года позже «сотки»). На одном из заседаний НТК МАП проект бомбардировщика П.О. Сухого был подвергнут критике со стороны А.Н. Туполева, заявившего, в частности: «Сухой не справится с такой машиной. Я это утверждаю, потому что он мой ученик», на что Павел Осипович ответил: «Именно потому, что я ваш ученик, справлюсь!»

Главным конструктором Т-4 был назначен Н. Черняков. Непосредственное участие в создании самолета принял шеф-пилот фирмы В.С.Ильюшин, совершивший впоследствии первый испытательный полет на новой машине. В 1963-65 гг., после рассмотрения более 30 вариантов аэродинамических и конструктивных компоновок, большого объема продувок в АДТ ЦАГИ и СибНИА конфигурация самолета была «заморожена». В окончательном виде схема самолета несколько отличалась от той, что была воплощена в эскизном проекте: четыре двигателя разместили в единой подфюзеляжной гондоле, а в качестве силовой установки были выбраны ТРДФ РД-36-41 Рыбинского бюро моторостроения, создаваемые под руководством П.А. Колесова.

Для отработки на стендах ЦИАМ двигательной установки Т-4 с электродистанционным управлением была создана модель с двигателями ВД-19 и макет силовой установки с ТРДФ 79Р. Предложенная ОКБ компоновка четырех сверхмощных двигателей в одной гондоле первоначально вызвала скептическое отношение в ЦАГИ, однако его опасения оказались напрасными: на стендовых испытаниях силовая установка работала нормально.

Эргономическая отработка рабочих мест летчиков осуществлялась с привлечением Института авиационной и космической медицины, где был установлен натурный макет кабины «сотки».

Острые дискуссии вызвал вопрос о том, ставить ли на самолете традиционный для тяжелых бомбардировщиков штурвал, на чем настаивал заказчик. Однако «рога» штурвала закрывали значительную часть и без того «уплотненной» приборной доски. В конечном итоге предпочтение было отдано ручке управления истребительного типа (Россия оказалась последней крупной авиационной державой, «держащейся за штурвал»: в Великобритании к РУС перешли на бомбардировщиках серии «V» еще в начале 1950-х годов, а в США на самолете В-58 «Хастлер» – в конце 50-х).

Для отработки для самолета Т-4 крыла с новым профилем на базе истребителя Су-9 в 1967 г. была создана летающая лаборатория «100Л», на которой в 1967- 1969 гг. были проведены испытания восьми различных вариантов крыла для «сотки», позволившие оптимизировать аэродинамическую конфигурацию новой ударной машины (в частности, был получен богатый экспериментальный материал по вихревым отрывным течениям). Для отработки электродистанционной аналоговой системы управления был использован другой самолет – летающая лаборатория – «100ЛДУ», созданный на базе учебно-боевого самолета Су-7У. В 1968 г. на летающей лаборатории Ту-16 началась отработка двигателя РД-36-41. Самолеты Ан-12, Ту-22, Ил-18 и Ту-104Б использовались для отработки БРЭО и систем.

Значительный объем работ по созданию новых конструкционных материалов (жаропрочных титановых сплавов, неметаллических материалов, особых сортов резины, стеклопластиков) был проделан в ВИАМ.

В декабре 1966 г. ОКБ предъявило заказчику макет самолета Т-4 (имел длину 43,7 м, размах крыла 22,0 м и площадь крыла 291 м2 ). В 1966-68 гг. было проведено рабочее проектирование разведчика-бомбардировщика. Постройка первого опытного самолета на Тушинском машиностроительном заводе началось в 1969 г., а 30 декабря 1971 г. опытный самолет «101» был доставлен на летно-доводочную базу в Жуковском.

Бомбардировщик Т-4

При изготовлении машины были применены новые технологии, многие из которых не имели аналогов в отечественном и мировом авиастроении. Весь цикл производства Т-4 был в максимальной степени автоматизирован. В частности, автоматически выполнялось 95% сварных работ. Был достигнут значительно более высокий, чем при постройке самолетов предыдущих конструкций, коэффициент использования материалов, что свело к минимуму отходы. Предусмотренный при серийном производстве полный перевод монолитных деталей на сборно-сварные конструкции, по оценкам НИАТ, должен был обеспечить снижение расходов материалов на 70%, трудоемкости – на 45%, сокращение производственных циклов – в два-три раза.

В 1972 г. в Жуковском была продолжена доводка систем и подготовка машины к первому полету. Однако начало летных испытаний было задержано из-за разрушения титановых крепежных деталей в хвостовой части фюзеляжа в результате высокого уровня акустических и вибрационных нагрузок. В результате весь титановый крепеж было решено заменить на стальной.

Впервые самолет поднялся в воздух 22 августа 1972 г. (дата полета неоднократно переносилась из-за плохой видимости, вызванной многочисленными торфяными и лесными пожарами, плотно закрывшими небо Центральной и Северо-Восточной России дымкой). Самолет пилотировал летчик-испытатель B.C. Ильюшин, во второй кабине находился штурман-испытатель Н.Е. Алферов. За организацию и проведение испытаний отвечал ведущий инженер А.С. Титов. По октябрь 1974 г. Т-4 выполнил девять испытатель ных полетов, в которых была достигнута скорость, соответствующая М=1,28, и высота 12 100 м. Как писал B.C. Ильюшин, самолет был прост в пилотировании, имел хорошую устойчивость и управляемость. Каких-либо серьезных осложнений не возникало. Однако в титановых лонжеронах крыла были выявлены трещины, что потребовало проведения ремонтных работ (места концентраций трещин рассверливались). На втором опытном самолете были применены новые, более вязкие и пластичные сплавы, что в принципе устраняло проблему трещин.

Кроме самолета «101» и планера «101С», предназначенного для статиспытаний, на ТМЗ в 1969 г. началась постройка второго самолета, «102», завершившаяся в 1973 г. Началось изготовление агрегатов для самолета «103», велась подготовка к постройке самолетов «104», «105» и «106».

В октябре 1974 г. летные испытания «сотки» приостановили, а сам самолет вскоре был переведен с территории ТМЗ в ЛИИДБ ОКБ А.Н. Туполева. Вскоре прекратились и работы по изготовлению оснастки для серийного выпуска бомбардировщика на Казанском авиационном заводе, который к тому времени уже освоил производство основного «конкурента» Т-4 – туполевского бомбардировщика Ту-22М.

Т-4 долгое время находился на консервации. Одному из авторов этих строк довелось впервые увидеть «сотку» зимой 1975 г.: огромный самолет с лоснящимися черными боками, почему-то вызвавший ассоциацию с паровозом, одиноко стоял в плохо освещенном ангаре. Два-три человека лениво ковырялись на фюзеляже машины, выполняя какие- то малопонятные работы. Однако неспешные действия рабочих и впечатление какой-то заброшенности самолета, наводили на мысль, что программа умирает. Действительно, в том же 1975 г. все работы по Т-4 были прекращены. Отклоняемая носовая часть фюзеляжа «сотки» вскоре была отстыкована и, помещенная на транспортировочную тележку, некоторое время находилась на стоянке опытных машин ОКБ П.О. Сухого, интригуя непосвященных прохожих, принимающих ее за фюзеляж какого-то нового неведомого истребителя. В 1982 г. изделие «100» было перевезено на свою последнюю, вечную стоянку – в музей ВВС в Монино. Два других недостроенных экземпляра Т-4 разобрали на металл (часть деталей самолета «102» была передана в МАИ в качестве наглядных пособий).

Хотя до настоящего времени так и остается невыясненным, что же явилось официальной причиной закрытия программы, можно предположить, что таких причин могло быть несколько. Несмотря на то что самолет был успешно испытан в воздухе, необходимые бортовое радиоэлектронное оборудование и вооружение так и не были созданы, для отработки уникального, не имеющего не только отечественных, но и мировых аналогов БРЭО и ракет требовалось дополнительное время и большие капиталовложения. В то же время более простой и дешевый самолет Ту-22М, способный решать аналогичные задачи, был запущен в серийное производство, что несколько снижало заинтересованность заказчика в «сотке». Были и внешнеполитические причины, способные повлиять на судьбу самолета. В середине 1970-х активно велись советско-американские переговоры по ограничению стратегических вооружений, в успешном исходе которых был весьма заинтересован Л.И. Брежнев. В этих условиях появление в составе советских ВВС нового мощного стратегического бомбардировщика наверняка бы встревожило американцев и затруднило переговорный процесс. (Достаточно вспомнить, сколько хлопот доставил дипломатам значительно менее «революционный» самолет Ту-22 М, который американская печать преподносила чуть ли ни как главную угрозу безопасности США.) Сыграло свою роль и желание ВВС получить как можно в больших количествах фронтовые истребители МиГ-23, работы по выпуску которых велись и на ТМЗ: завод одновременно не мог справиться с напряженнейшей программой по МиГам и постройкой принципиально нового ударного самолета.

Схема самолета Т-4

По замыслу П.О. Сухого, «сотка» должна была стать лишь первым самолетом в семействе стратегических машин, работа над которыми развернулась в ОКБ. В 1967-69 гг. велись работы по проекту дальнего разведчика- бомбардировщика Т-4М с крылом изменяемой геометрии, имеющего межконтинентальную дальность. Боевой потенциал этой машины по сравнению с исходным Т-4 предполагалось расширить за счет увеличения дальности полета на дозвуковой скорости, улучшения ВПХ и расширения состава вооружения. Самолет предполагалось в значительной степени унифицировать с Т-4 (сохранялась силовая установка, ряд бортовых систем и оборудования).

Несколько позже, в 1969- 1970 гг., был разработан аванпроект ударно-разведывательного самолета Т-4МС (изделие «200»), также имеющего крыло изменяемой стреловидности. Машина имела ярко выраженную интегральную компоновку, двухкилевое оперение, четыре двигателя в хвостовой части, размещенные в двух разнесенных гондолах. Экипаж из трех человек располагается в кабине без выступающего фонаря. Значительное внимание было уделено снижению радиолокационной заметности. Проект «двухсотки» конкурировал с проектами фирмы Туполева (изделие «70» или Ту- 160) и Мясищева (М-18) в конкурсе на право создания перспективного стратегического бомбардировщика (в результате достаточно драматической борьбы победу одержала туполевская фирма).

Кроме боевых вариантов «сотки», исследовалась возможность мирного использования самолета. В 1963-64 гг. в ОКБ прорабатывался пассажирский самолет Т-4, способный перевозить со сверхзвуковой скоростью 64 пассажира.

КОНСТРУКЦИЯ. Самолет выполнен по схеме «бесхвостка» с небольшим управляемым дестабилизатором. Он имел цельносварную конструкцию (применялся метод автоматической сварки сквозным проплавлением для изготовления крупногабаритных панелей). В качестве конструкционных материалов были использованы титановые (ОТ-4, ВТ-20) и стальные (ВНС-2) сплавы. Ряд конструкций предполагалось выполнить с использованием радио- поглощающих материалов для снижения радиолокационной заметности самолета.

Крыло треугольной в плане формы с тонким профилем (3%) имело излом по передней кромке. На задней кромке имелись трехсекционные элероны. Носок крыла – отклоненный (отгиб носка обеспечивал «безударный» выход профиля на сверхзвуковые скорости).

Фюзеляж Т-4 состоял из носовой отклоняемой части (отклонение производилось винтовой парой при помощи редуктора и двух гидромоторов и занимало не более 15 секунд), двухместной кабины экипажа, закабинного отсека БРЭО (в котором имелся продольный проход, обеспечивавший удобный доступ к блокам аппаратуры), топливного отсека и хвостового отсека для размещения тормозного парашюта.

В передней части фюзеляжа были установлены дестабилизаторы, используемые для балансировки при малых запасах устойчивости (2% на дозвуковой скорости и 3- 5% на сверхзвуковой), что способствовало уменьшению потерь аэродинамического качества на балансировку, позволило увеличить дальность полета на 7% и снизить шарнирные моменты на органы управления. Малый запас устойчивости достигался перекачкой топлива в полете.

Вертикальное оперение относительно малой площади обеспечивало минимальную величину путевой устойчивости. Руль направления был разделен на две секции.

Экипаж, состоящий из двух человек, размещался в кабине по схеме «тандем» (катапультные кресла летчиков несколько смещены влево). На опытном самолете имелся перископ для обзора при поднятой носовой части (он использовался на скоростях до 600 км/ч).

Основные стойки шасси убирались в центральную часть двигательных гондол и имели восьми- колесные тележки. Поворот и запрокидывание тележки основных опор выполнялись одним гидроцилиндром. Были установлены двухкамерные амортизаторы с противоперегрузочным клапаном. Пневматики колес спаренные.

Передняя стойка с двухколесной тележкой убиралась в носовую часть воздухозаборника, под вертикальный клин. Управлеие передней стойкой – электродистанционное.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА – четыре ТРДФ РД-36-41 (4 X 16 150 кто) – была размещена в подфюзеляж- ной мотогондоле с единым каналом на каждую пару двигателей. Воздухозаборник с вертикальным клином – смешанного сжатия с программно-замкнутой системой регулирования по числу М и по отношению давления в горле воздухозаборника. Имелась система слива пограничного слоя.

Сопло ТРДФ – многорежимное, сверхзвуковое – имело три венца подвижных створок. В качестве топлива применялся термостабильный нафтал (РГ-1).

ОБОРУДОВАНИЕ. Самолет был оснащен аналоговой ЭДСУ с четырехкратным резервированием (на первом опытном самолете устанавливалась также резервная механическая система управления) и двухканальной гидросистемой с давлением 280 кгс/см2 , эффективно работающей при высоких температурах, вызванных кинетическим нагревом (применена высокотемпературная гидрожидкость ХС-2-1). Стальные трубопроводы гидравлической системы были спаяны из материала ВНС-2.

Основная электрическая система – переменного тока стабилизированной частоты. Вторичная электросистема – постоянного тока на выпрямительных устройствах.

Система кондиционирования воздуха кабины летчиков и отсеков БРЭО – испарительная, замкнутого типа, с применением топлива в качестве первичного хладагента.

Имелась система балансировки в полете путем перекачивания топлива.

Целевое оборудование включало астроинерциальную систему, РЛС большой мощности, разведывательное оборудование (РЛС БО, оптические, ИК и радиотехнические датчики). Самолет предполагалось оснастить системой автоматизированного обхода наземных препятствий при полете на малой высоте.

В кабине был установлен навигационный планшет и многофункциональный пульт управления. Для пилотирования самолетом применялась ручка управления истребительного типа.

ВООРУЖЕНИЕ включало две гиперзвуковые твердотопливные противокорабельные УР Х-45 класса «воздух-земля» с дальностью до 500 км, имеющие систему самонаведения и летящие по рикошетирующей траектории (размещались на двух подкрыльевых узлах подвески). Свободнопадающие бомбы и топливо были расположены в сбрасываемом подфюзеляжном контейнере- баке.

ХАРАКТЕРИСТИКИ Т-4

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 22,0 м; длина самолета 44,5 м; высота самолета 11,2 м; площадь крыла 295,7 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРДЦ РД-36-41 (4 х 159,3 кН/4 х 16 150 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, нормальная взлетная 114 000; максимальная взлетная (с подвесным топливным баком и двумя УР) 135 000; пустого 55 600.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость горизонтального полета 3200 км/ч; крейсерская скорость горизонтального полета 3000 км/ч; практическая дальность полета 6000 км; перегоночная дальность 7000 км; практический потолок (расчетный) 25 000-30 000 м; длина разбега 950-1050 м; длина пробега с тормозным парашютом 800-900 м.

СУ 24

Фронтовой бомбардировщик

Бомбардировщик Су-24

Павел Осипович Сухой, руководивший до 1975 г. опытно-конструкторским бюро, которое носит ныне его имя, пожалуй, самый универсальный авиаконструктор нашей страны. Нет такого класса боевых самолетов, где бы не попробовал свои силы этот крупнейший авиационный новатор, добиваясь, как правило, выдающихся результатов мирового уровня. Прежде всего Сухой – «король истребителей», с них он начинал свою деятельность (И-4, АНТ-13, И-14) ими ее и завершил (Су-15, Су-27). Но в «портфеле» конструкторских коллективов, работавших под его руководством, также рекордные самолеты АНТ- 25 и «Родина», ближний бомбардировщик, штурмовик и разведчик Су-2 (ББ-1), штурмовики Су-6 и Су-25, стратегический бомбардировщик Т-4 (изделие «100»).

Фронтовой бомбардировщик Су-24 – один из наиболее известных самолетов третьего поколения – создан в 1960-е годы, которые стали для ОКБ Сухого « бомбардировочным » десятилетием. Завершив в 1962 г. проектирование истребителя-перехватчика Су-15, последнего в серии «суховских» перехватчиков с треугольным крылом, ОКБ оказалось перед необходимостью «диверсифицировать» свои работы. В эти сложные для военной авиации годы, когда из-за сокращения вооруженных сил СССР число новых программ уменьшилось, а отношение военно-политического руководства к пилотируемым летательным аппаратам не было благосклонным, найти новую «нишу» было нелегко.

В 1962 г. ОКБ приступило к проектированию «трехмахового» тяжелого бомбардировщика Т-4 (изделие «100»), а в 1963-1964 гг. начало работы еще по двум программам, ставшим на несколько лет основными: истребителя-бомбардировщика Су-17, представляющего собой глубокую модификацию Су-7, и нового ударного самолета, эволюция проекта которого привела к созданию фронтового Су-24. В исходном варианте С-6 ударный самолет был во многом аналогичен истребителю Су-15 (Т-58), отличаясь от него более мощными двигателями, двухместной кабиной экипажа с размещением кресел тандемом, низко расположенным крылом стреловидностью 40° и удлинением около 3,5 м и боковыми воздухозаборниками с нижним горизонтальным клином.

Бомбардировщик Як-28

На проект С-6 некоторое воздействие оказали английские работы по самолету TSR. Однако в 1964 г. работы по С-6 были свернуты, и ОКБ приступило к проработке другого проекта – с укороченным взлетом и посадкой. В условиях ракетного бума новую тему было трудно заявить, и вначале «для маскировки» новый самолет именовался модификацией Су-15 – Т-58М. Но уже в 1966 г. он стал известен под новым обозначением Т-6, которое в серии было окончательно сменено на Су-24.

Схема самолета Су-24

Су-24, проектировавшемуся под руководством главного конструктора Е.С. Фельснера, суждено было стать аналогом американского фронтового бомбардировщика "Дженерал Дайнэмикс F-111. Были близки даже трансформации проектов в ходе их разработки: обе программы включали изучение самолета с подъемными двигателями, вместо которых впоследствии установили крыло изменяемой стреловидности. Отличие заключается в том, что американцы вначале предполагали создать полноценный самолет вертикального взлета и посадки, хотя и отказались от него еще на стадии формирования технического задания. ОКБ Сухого с самого начала планировало короткий взлет и посадку (выбранные подъемные двигатели не давали единичной тяговооруженности и брали на себя лишь часть веса самолета), но довело работы до летных испытаний опытного образца Т6-1. Причины близости хода конструкторской мысли лежат в схожести требований к обеим машинам.

Носовая часть самолета Су-24

Исходная задача заключалась в том, чтобы преодолеть «кризис базирования» – большие длины разбега и пробега, чрезмерные взлетные и посадочные скорости. Для отработки комбинированной силовой установки на базе истребителя Су-15 в 1966 г. была построена летающая лаборатория Су-15ВД (переоборудованный Т-58Д1) с тремя подъемными двигателями РД-36-35 (тяга каждого 2350 кгс) конструкции П.А. Колесова и двумя маршевыми двигателями. Су-15ВД демонстрировался на воздушном параде в Домодедово 9 июля 1967 г. Несколькими днями ранее (2 июля 1967 г.) состоялся первый полет опытного сверхзвукового самолета Т6-1, построенного на опытном заводе ОКБ в Москве и пилотируемого летчиком-испытателем B.C. Ильюшиным.

Т6-1 представлял собой двухместный высокоплан нормальной аэродинамической схемы с тонким треугольным крылом, имеющим излом по передней кромке, цельноповоротным горизонтальным оперением и однокилевым вертикальным оперением. Стреловидность корневых частей крыла была равна 60°. Средняя и хвостовая части фюзеляжа имели прямоугольное сечение, что позволило широко использовать в конструкции крупногабаритные монолитные фрезерованные панели. Кресла экипажа располагались рядом. Шасси повышенной проходимости обеспечивали базирование на грунтовых аэродромах. Максимальная взлетная масса составляла 26 100 кг. Самолет был оснащен четырьмя подъемными ТРД РД-36-35, установленными в ряд в средней части фюзеляжа, и двумя маршевыми двигателями Р- 27Ф2М-300 конструкции С.К. Туманского (2 х 6900/2 х 10 000 кгс), размещенными рядом в хвосте. «Подъемники» имели сверху фюзеляжа два выдвижных воздухозаборника совкового типа – по одному на два двигателя, со створками перепуска на верхних панелях, а снизу фюзеляжа – сопла с поворотными створками.

Маршевые двигатели имели плоские боковые воздухозаборники. ТРДФ Р27Ф2М- 300 разработан для МиГ-23 и устанавливался на вариантах МиГ-23С и МиГ-23УБ. В 1968 г. двигатели Р-27Ф2М-300 были заменены на более мощные АЛ-21Ф конструкции А.М. Люльки. Самолет Т6-1 проходил испытания до 1974 г. и совершил более 320 полетов. Однако в последние годы Т6-1 использовался только как летающая лаборатория – ОКБ приняло решение вместо подъемных двигателей использовать на боевой машине крыло изменяемой стреловидности. Т6-1 позднее был передан в музей ВВС в Монино.

Завязка варианта с крылом изменяемой стреловидности (КИС) относится еще к 1965 г. Но тогда этот проект отложили, поскольку его разработка требовала большого объема испытаний в аэродинамических трубах (для ряда углов стреловидности крыла), а весового выигрыша он, по предварительным оценкам, не давал по сравнению с самолетом, оснащенным подъемными двигателями. Возврат к проекту с КИС был обусловлен несколькими причинами. Во-первых, результаты испытаний Су-15ВД и Т6-1 показали сложность технической эксплуатации и пилотирования самолета со столь большим (5- 6) числом двигателей. Во-вторых, подъемники не обеспечивали многорежимность самолета и не улучшали его маневренные характеристики, а весовую отдачу, как выяснилось, значительно ухудшали. Необходимость же многорежимности, и в частности маловысотности, все более ощущалась военными специалистами, составлявшими требования к новой машине под руководством заместителя главнокомандующего ВВС М.Н.Мишука. С одной стороны, начавшаяся во Вьетнаме война подтвердила уязвимость высотных машин от существовавших ЗРК: уже в первом в истории ракетном противовоздушном бою, состоявшемся 24 июля 1965 г. северо-восточнее Ханоя, ракетами С-75 были сбиты три американских самолета F-4 «Фантом». С другой стороны, « шестидневная » арабо-израильская война 1967 г. показала, что использование малых высот значительно повышает выживаемость аппаратов: египетские С-75 оказались малоэффективны против израильских машин, прижимавшихся к земле (впрочем, основной причиной этого была скорее слабая подготовка египетских расчетов).

Вооружение самолета Су-24

И наконец, в-третьих, в ЦАГИ был проведен большой объем экспериментальных работ, подтвердивших жизнеспособность схемы КИС с разносом шарниров поворота консолей и корневыми наплывами-дестабилизаторами. На основе цаговских исследований были построены истребитель-бомбардировщик Су-17 (первый полет 2 августа 1966 г.) и фронтовой истребитель МиГ-23 (10 июня 1967 г.). Отметим, что фундаментальные работы ЦАГИ по этим и последующим машинам с КИС (Су-24, Ту- 22М, Ту-160) были отмечены в 1975 г. Государственной премией.

На выбор «суховцами» крыла изменяемой стреловидности повлиял и американский F-111, испытывавшийся с 1964 г. Развернутая в то время американцами мощная пропагандистская кампания по поводу «революционной» роли этого самолета оказала достаточно большое влияние на руководство Минобороны и Минавиапрома СССР. После ознакомления с F-111 на парижском авиасалоне 1967 г., когда эта машина впервые демонстрировалась за пределами США, мнение о перспективности КИС еще более распространилось в советском руководстве. Такую оценку не поколебал оказавшийся неудачным первый опыт боевого применения F-111 в начале 1968 г. во Вьетнаме. В результате на ОКБ Сухого «надавили» в пользу установки КИС не только на Су-24, но и на втором экземпляре разрабатывавшегося в те годы стратегического Т-4. Заметим, что позиция руководства имела также воздействие на работы других ОКБ, например по самолету Ту-22М.

Решение о постройке на новосибирском заводе второй опытной машины Т-6 без подъемных двигателей, но с КИС было принято в 1968 г. Она получила обозначение Т6-2И и совершила первый полет 17 января 1970 г. (летчик-испытатель B.C. Ильюшин). Летно-конструкторские и государственные испытания продолжались пять лет с использованием 17 «шестерок» (с Т6-1 по Т6- 18, машина с номером Т6-5 не была построена). Под обозначением Су-24 самолет был запущен в серийное производство в 1972 г. в Новосибирске, госиспытания были завершены в августе 1974 г., и первые самолеты поступили на вооружение в конце этого же года.

Впервые в Советском Союзе было построено столь большое число опытных машин. Связано это было со сложностью систем. самолета, потребовавших большого объема доводки. В ходе испытаний в сумме совершено около 2000 полетов. Впервые одна из машин (Т6-11) использовалась в качестве «демонстратора» для наземных испытаний бортового оборудования и контрольно-проверочной аппаратуры. Ранее советским конструкторам приходилось обычно довольствоваться максимум двумя-тремя опытными машинами, лишь при создании сверхзвукового бомбардировщика Ту-22 их число было доведено до десятка. Американские вооруженные силы всегда были щедрее при финансировании разработок. Например, в испытаниях сверхзвукового бомбардировщика Конвэр В- 58 принимали участие 13 опытных машин и 17 предсерийных – рекордное число для столь крупной и дорогой программы, по программе F-111 использовались 23 опытных аппарата.

Пушка ГШ-6-23М

Носовая стойка шасси Су-24

В ходе испытаний встретился ряд трудностей, которые были успешно преодолены. Одной из начальных на первом опытном самолете оказалась проблема недостаточной прочности наиболее ответственного узла конструкции – балки центроплана, несущей шарниры поворота крыла. Причиной оказался дефект термообработки. Для его устранения пришлось выклепывать балку, снова проводить весь цикл термообработки, а затем ставить ее на место. Аналогичная проблема встретилась и в программе самолета F-111. Но там последствия были значительно серьезнее. Поскольку она выявилась уже после принятия самолета на вооружение, пришлось предпринять дорогостоящие меры по проведению вновь не- разрушающего контроля и усилению конструкции большого числа уже построенных самолетов.

При создании Су-24 впервые в отечественном самолетостроении была поставлена задача создать авиационный комплекс, одной из важнейших частей которого стала прицельно-навигационная система «Пума». В составе «Пумы» впервые на российском самолете была установлена цифровая ЭВМ (БЦВМ). Еще до вылета Т6-2И испытания подсистем «Пумы» велись на летающих лабораториях, созданных на базе Ил-14 и Ил-18. Позднее к ним подключился и Т6-1, также превращенный в летающую лабораторию. Создание «Пумы» не проходило гладко. Например, были неоднократные сбои в работе программы БЦВМ, значительных усилий потребовала доводка маловысотного контура «Пумы» в полетах по рельефу местности, проводившаяся на Северном Кавказе с аэродрома в Моздоке.

Испытания Су-24 были прекращены несколько преждевременно волевым порядком. В декабре 1973 г. во время совещания с участием военных и производственников говорилось о сложности бортовых систем и необходимости выполнить еще около 1200 полетов для полного завершения программы испытаний. Для этого требовалось более двух лет, поскольку за год успевали сделать примерно 500 зачетных полетов. Услышав подобное предложение, тогдашний главнокомандующий ВВС П.С. Кутахов в эмоциональном ключе заявил, что нельзя испытывать Су-24 до бесконечности – он нужен в войсках как можно скорее. На позицию Кутахова, бывшего летчика-истребителя, за год до описываемого события ставшего главным маршалом авиации, несомненно, повлияли успешное применение F-111 во Вьетнаме в 1972-1973 гг., а также только что (в октябре) пронесшаяся война «Йом Кипур» на Ближнем Востоке. В результате министр авиапромышленности П.В. Дементьев распорядился об окончании испытаний к сентябрю 1974 г. Здесь кроется, в частности, объяснение тому, почему для Су-24 даются максимальное число М=1,35 и высота 11 000 м. Это цифры, достигнутые в испытаниях. Для более полного исследования диапазона режимов полета самолета просто не хватило времени, хотя, несомненно, действительные показатели должны быть значительно выше. Этот факт говорит и о том, что в бомбардировщике типа Су-24 военных не интересуют очень большие высота полета и скорость на высоте.

В ходе испытаний было потеряно несколько самолетов. Первый случай, происшедший 28 августа 1973 г., связан с титановым пожаром в двигателе самолета Т6-4, считавшегося эталоном по укомплектованности бортовым оборудованием (компонентами «Пумы» и другими системами). Летчик-испытатель НИИ ВВС С.А. Лаврентьев и штурман М.С. Юров погибли. В этот же день разбился на взлете самолет, проходивший оценку в Липецком центре боевой подготовки. Причина катастрофы – заклинивание управления закрылком, в результате чего самолет вошел в неуправляемое вращение вокруг продольной оси. Еще один самолет – Т6-7 – был потерян в июне 1974 г. в результате заклинивания управления, экипаж благополучно покинул машину (летчик Н.В. Рухлядко). И наконец, опытный Т6-13 разбился в результате разрушения балки центроплана. Экипаж в составе летчика Щербакова и штурмана Лайчикова благополучно катапультировался после того, как с изумлением увидел, что консоль одного крыла самопроизвольно «поехала» вперед (из-за действия большой подсасывающей силы). Еще одна машина – Т6-6 разбилась через три года, в ходе доводки самолета уже после окончания летно-кон- структорских испытаний. Это произошло 19 июля 1977 г., когда испытывавшийся самолет потерял управляемость на режиме максимальной скорости. Погиб летчик- испытатель В.А. Кречетов.

Су-24М готовится к полету

Су-24М выруливает на старт

В конструкции первых серийных Су-24 выявилась недостаточная прочность 43-го шпангоута, к которому крепится киль. В качестве временной меры были установлены подкосы, идущие от фюзеляжа к оси киля. В дальнейшем шпангоут усилили. Взлетная масса Су-24 была вначале ограничена величиной 36 200 кг из-за недостаточной прочности шасси.

На основе исходного серийного Су-24 разработан ряд модификаций. Основным усовершенствованным серийным вариантом стал Су-24М, решение о создании которого было принято в апреле 1975 г. Опытный самолет Т68М, переоборудованный из Т6-8, совершил первый полет 24 июня 1977 г., серийное производство Су-24М развернулось в 1978 г. Основные усовершенствования Су-24М коснулись бортового оборудования: вместо «Пумы» установлен усовершенствованный прицельно-навигационный комплекс «Тигр», повысивший точность бомбометания и стрельбы с самолета, обеспечивший применение новых высокоточных боеприпасов. Экспортный вариант самолета Су-24М получил обозначение Су-24МК.

Другие варианты Су-24М включают разведчик Су-24МР (поступил на вооружение в 1982 г.) и постановщик помех Су-24МП.

Бомбардировщик Су-24М

Бомбардировщик Су-24М

В 1985 г. прорабатывался вариант Су-24ММ с увеличенной на 2 т взлетной массой и повышенной дальностью полета благодаря установке экономичных двухконтурных двигателей AЛ-31. От отличался установкой дополнительного воздухозаборника сверху фюзеляжа. Работы по Су-24ММ не вышли из стадии проектных исследований.

Помимо ВВС и ВМС стран СНГ, самолет поступил на вооружение ВВС Алжира, Ирака, Ливии, Сирии и Ирана. На начало 1993 г. в составе ВВС России находилось 540 самолетов Су-24. Ударная бомбардировочная авиация Украины на начало 1992 г. насчитывала 220 Су-24, в составе вооруженных сил Казахстана и Узбекистана также имеются бомбардировщики Су-24. После ухода российской армии в Азербайджане остались 16 самолетов Су-24 и МиГ-25. Но, по-видимому, часть техники, доставшейся Азербайджану, потеряна в ходе войны, другая вышла из строя по причине нехватки запчастей и неумелого обслуживания.

В начале 1992 г. Су-24 попал в заголовки газет, став действующим лицом крупного политического инцидента. 13 февраля 1992 г. шесть самолетов Су-24М перелетели с аэродрома на Украине (Староконстантинов Хмельницкой области) в Россию (Шаталово Смоленской области). Летчики прибыли с полковым боевым знаменем. Несанкционированный перелет осуществлялся через территорию Белоруссии, чтобы исключить возможность обнаружения самолетов радиолокаторами украинской ПВО. Причина перелета – нежелание офицеров принять присягу на верность Украине и служить в «жовто-блакитном» войске. Экипажи самолетов были оставлены в России, самолеты, по всей видимости, возвращены Украине, чтобы избежать выдвинутых Украиной обвинений в заранее спланированной акции угона. Впрочем, использовать эти машины в России было затруднительно, поскольку экипажи не захватили с собой паспорта, в которых отражались проведенные ранее по каждому самолету регламентные и ремонтные работы.

Бомбардировщик Су-24М в полете

По концепции Су-24 во многом отличен от американского аналога F-111. Основные конструктивные особенности Су-24 в сравнении с F-111 заключаются в использовании нерегулируемых воздухозаборников двигателей и отсутствии бомбоотсека. Нерегулируемые заборники значительно упростили конструкцию самолета. Они не позволяют достигать «двух махов» на высоте, но это не имеет большого значения, поскольку Су-24 предназначен прежде всего для маловысотного полета. Американцы также пришли к этому, отказавшись от регулируемых воздухозаборников на маловысотном стратегическом бомбардировщике Рокуэлл В-1. У земли Су-24 благодаря высокой прочности конструкции, способной выдерживать большие скоростные напоры, может выходить на сверхзвук. F-111 также проектировался в расчете на достижение сверхзвука на малой высоте, но в реальной эксплуатации на малой высоте его скорость ограничена дозвуком.

Бомбоотсек дает самолету F-111 преимущества только при ядерном ударе. При использовании обычных боеприпасов эти преимущества теряются, поскольку бомбоотсек вмещает лишь две бомбы. Но в любом случае на оставшемся в настоящее время на вооружении варианте F-111F в бомбоотсеке вместо вооружения расположен контейнер с оптико-электронной системой. В отличие от F-111, на самолете Су-24 с самого начала предусматривалось использование управляемого вооружения, для чего в передней части фюзеляжа установлена встроенная оптико-электронная система, не препятствующая подвеске боеприпасов под средней частью фюзеляжа. Су-24 имеет существенные отличия и в подкрыльном размещении вооружения. На центроплане у борта фюзеляжа могут быть расположены наиболее тяжелые и крупногабаритные подвески, а на поворотной части крыла – монтироваться подвижный пилон с ограниченной грузоподъемностью. На F-111 все подкрыльевые пилоны располагаются под поворотными консолями крыла.

Несмотря на то что Су-24 несколько легче, чем F-111, максимальная практическая боевая нагрузка у обеих машин примерно одинакова. Но с учетом того, что в настоящее время F-111F не несет вооружения в бомбоотсеке, нагрузка Су-24 оказывается больше. В то же время F-111 обладает большей дальностью полета из-за повышенного внутреннего запаса топлива и установки более экономичных двухконтурных двигателей по сравнению с одноконтурными на Су-24.

Бомбардировщик Су-24М в полете

Упоминавшееся выше происшествие в Липецке стало причиной того, что взлетно-посадочные характеристики серийных Су-24 оказались несколько хуже, чем у опытных машин. Дело в том, что вначале предусматривался предельный угол отклонения закрылков 39°. Это давало максимальный коэффициент подъемной силы 1,2-1,3. После Липецка, чтобы уменьшить момент крена, вращающий самолет в случае несимметричного выпуска закрылков, установили автомат мгновенной фиксации закрылков (не допускавший дальнейшего отклонения закрылков), но, не ограничившись этим, уменьшили угол отклонения закрылков до 34° со снижением коэффициента подъемной силы до 1,1. В дальнейшем предпринимались попытки восстановить угол 39°, но к тому времени был налажен выпуск домкратов, отклоняющих закрылки, с уменьшенным ходом штока, и преодолеть производственную инерцию оказалось невозможно.

Су-24 считается машиной, достаточно сложной в технике пилотирования. Но высокая максимальная эксплуатационная перегрузка и хорошая управляемость позволили мастерам-пилотажникам освоить на ней даже ряд фигур высшего пилотажа. Су-24 совершают отдельные демонстрационные полеты во время выступлений пилотажной группы «Небесные гусары» (Кубинка). В ходе этих полетов они выполняют на высоте 200 м «бочку» и «нож», проход в строю дозаправки, горку с утлом 60° и т. д. Один из маневров, имеющих практическую значимость, представляет собой ввод самолета в крен со взлета сразу после отрыва и отворот на угол 90° уже на середине ВПП.

Самолет был впервые публично показан в 1989 г. во время авиасалона, проходившего в Москве в День воздушного флота СССР, и на выставке в Жуковском.

КОНСТРУКЦИЯ. Су-24 представляет собой двухместный вы- сокоплан нормальной аэродинамической схемы с высокомеханизированным крылом изменяемой в полете стреловидности и двумя двигателями с боковыми нерегулируемыми воздухозаборниками. Конструкция цельнометаллическая, используются алюминиевые сплавы (АК4-1, АЛ-19, Д-16, В-95), сталь (конструкционная 30ХГСА и 30ХГСНА, нержавеющая ВНС-5), титановый (ВТ5Л) и магниевый сплавы (МЛ5-Т4). Для повышения технологичности широко используются вафельные монолитные панели из алюминиевых плит, преимущественно марки АК4-1 – в результате число заклепок сократилось на 28%, трудоемкость изготовления панелей по сравнению с клепано-сборными снизилась на 15%, уменьшение числа крепежных отверстий и стыковых швов повысило надежность и герметичность конструкции.

Дозаправка в полете самолета Су-24М

Крыло состоит из неподвижной части, закрепленной на фюзеляже, и поворотных частей, крепящихся к силовой балке центроплана с помощью шарнирных узлов. Передняя кромка неподвижной части имеет стреловидность 70°. Подвижные части крыла устанавливаются в четыре фиксируемых положения со стреловидностью 16° на взлете и посадке, 35° на крейсерских дозвуковых режимах, 45° при боевом маневрировании, 69° при полете на больших дозвуковых и сверхзвуковых скоростях. При увеличении стреловидности удлинение крыла уменьшается от 5,64 до 2,11. Угол установки крыла нулевой, угол поперечного V -4,5°, отрицательная аэродинамическая крутка 4°. Профиль неподвижного центроплана СР14С-5.376, подвижных консолей СР14С-9.226. На части самолетов Су-24М сверху концов центроплана (в плоскости внутренних пилонов подвески вооружения) установлены дополнительные вертикальные гребни. Гребни улучшают продольную устойчивость самолета, но ухудшают путевую, поэтому от их применения было решено все же отказаться. Механизация каждой поворотной консоли включает трехсекционные двухщелевые закрылки с фиксированными дефлекторами (площадь 10,21 м 2 , угол отклонения 34°) и четырехсекционные предкрылки (3,04 м 2 , 27°), отклоняемые с помощью винтовых приводов. На верхних поверхностях консолей установлены по две секции интерцепторов (3,06 м 2 , 43°), предназначенных для поперечного управления самолетом. Для гашения подъемной силы на пробеге они не используются.

Фюзеляж типа полумонокок, прямоугольного сечения со скругленными нижними углами, его форма выбрана из условия технологичности и получения максимальной подъемной силы. На самолетах с № 15 по № 28 хвостовая часть была обужена с приданием фюзеляжу округлой формы.

Это позволило уменьшить на 16% километровый расход топлива благодаря снижению донного сопротивления. Однако из-за возникавшей на больших скоростях тряски («гулял» скачок уплотнения) пришлось установить специальные уголки, которые «съедали» 4% выигрыша в километровом расходе, понижая его до 12%, а затем по технологическим причинам от обуженного хвоста вообще отказались.

Дозаправка в полете самолета Су-24М

Сверху фюзеляжа расположен гаргрот, в котором проходят трассы управления (для повышения живучести самолета). Кабина герметическая вентиляционного типа – с системой кондиционирования воздуха и кислородным оборудованием. Летчик и штурман-оператор расположены рядом на катапультируемых креслах К-36ДМ (К-36Д на самолетах первых серий), обеспечивающих принудительное и независимое аварийное покидание самолета в полете и на стоянке. Су-24 – первый самолет, на котором применены эти унифицированные кресла. Система разведения кресел исключает их столкновение в воздухе при одновременном катапультировании летчика и штурмана. Фонарь имеет неподвижное лобовое стекло и две створки, откидывающиеся назад в стороны независимо друг от друга. Снизу фюзеляжа расположены два тормозных щитка (площадь 2 х 1,68 м 2 , угол отклонения 62°), являющихся одновременно передними створками ниш основных стоек шасси. Кабина экипажа оснащена двойным управлением, что значительно повышает безопасность полета. На начальном этапе разработки самолета ВВС придавали этой проблеме такое значение, что по рекомендациям летчиков центра боевой подготовки настояли, вопреки мнению конструкторов, чтобы и второй член экипажа (справа) был летчиком. В дальнейшем все же бортовая авионика потребовала посадить рядом с командиром экипажа штурмана- оператора. Двойное управление сохранили, чтобы штурман, имеющий минимальные навыки пилотирования, мог в экстренных случаях взять управление на себя. Но к 1991 г. идея не была доведена до конца: планами боевой подготовки обучение штурманов пилотированию не было предусмотрено. Двойное управление позволило использовать для обучения и тренировок боевой самолет, отказавшись от создания учебного самолета Су-24У.

Горизонтальное оперение цельноповоротное, дифференциальное, используется для продольного и поперечного управления самолетом. Имеет площадь 13,71 м 2 , угол стреловидности по линии четвертей хорд 55°, удлинение 2,3. Половины стабилизатора отклоняются в диапазоне от +11 до -25°.

Киль с рулем направления. Общая площадь вертикального оперения 9,23 м2 , угол стреловидности по линии четвертей хорд 55°. Руль направления вначале имел площадь 1,58 м2 , затем 1,44 м2 , он отклоняется в диапазоне ±24°. Для повышения путевой устойчивости дополнительно к вертикальному оперению установлены хвостовые подфюзеляжные гребни площадью по 1,1 м2 каждый. В основании киля находится контейнер ПТК-6 с двумя тормозными парашютами площадью по 25 м2 каждый. Парашютно-тормозная установка – штатное средство торможения и используется при каждой посадке.

Шасси трехопорное, с двухколесными носовой и основными стойками, дает возможность Су-24 «работать» с бетонированных и грунтовых ВПП. Передняя стойка управляемая, с грязезащитным щитком, убирается в нишу фюзеляжа назад под кабину. Главные колеса убираются в ниши фюзеляжа в направлении вперед внутрь (к оси симметрии самолета). Размеры передних нетормозных колес 660 х 200 мм, главных тормозных – 950 х 300 мм. Колея шасси 3,31 м, база 8,51 м.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. АЛ- 21Ф-3 – одновальный ТРДФ конструкции A.M. Люльки, широко используемый и на ряде других самолетов (МиГ-23Б и МиГ-27Д, Су-17М/М2/М3, М4, Су-20 и Су-22М4). Двигатель имеет 14-ступенчатый осевой компрессор, трубчато-кольцевую камеру сгорания, трехступенчатую турбину и всережимное сопло. Расход воздуха 104 кг/с, степень повышения давления 14,75, температура на входе в турбину 1112°С. Сухая масса 1720 кг. Минимальный удельный расход топлива на крейсерском режиме 0,76 кг/кгс-ч. АЛ-21Ф – один из лучших российских двигателей. Но его совершенствование продолжается. Например, статистика показывает, что недостаточна надежность двигателя по розжигу форсажа.

Воздухозаборники двигателей боковые, плоские, нерегулируемые, снабжены противообледенительной системой. Отсекатели пограничного слоя перед воздухозаборниками отстоят от поверхности фюзеляжа на 100 мм, оси воздухозаборников составляют 2° с осью фюзеляжа.

На опытном самолете Т6-8Д одно время были установлены ТРДФ Р29Б300 (форсажная/бесфорсажная тяга 122,6/81,4 кН, 12500/8300 кгс), использовавшиеся также на МиГ-23М, МиГ-23МС, МиГ-23МФ, МиГ-27 и изготавливавшиеся Уфимским моторостроительным заводом. Связано это было с тем, что двигатели АЛ-21 тогда выпускал только московский завод «Салют» и их не хватало. Позднее было налажено производство АЛ21 еще на одном заводе – в Омске и их нехватка была устранена.

ТРДДФ АЛ-31Ф, устанавливаемые на истребителях Су-27 и предполагавшиеся к использованию на самолете Су-24ММ, имеют повышенный расход воздуха. Однако доведенные боковые воздухозаборники самолета Су-24 было решено не менять, что и потребовало, как отмечалось выше, применения на Су-24ММ дополнительного, третьего заборника над фюзеляжем. Кроме того, АЛ- 31Ф оснащены верхней коробкой привода агрегатов, для их установки на Су-24 необходимо было коробку переместить вниз. Недостаточная заинтересованность заказчика, а также нежелание дви- гателестроительного завода выпускать двигатели АЛ-31Ф во второй комплектации и стали причиной отказа от Су-24ММ.

Топливо располагается в трех фюзеляжных баках общей емкостью 11 860 л. Самолет заправляется топливом под давлением через бортовой штуцер или самотеком через заливные горловины. Дополнительно могут быть установлены два подвесных бака ПТБ- 3000 емкостью по 3000 л под центропланом и один ПТБ-2000 емкостью 2000 л под фюзеляжем.

Су-24М оборудован системой дозаправки в воздухе с выдвижной штангой-топливоприемником в носовой части фюзеляжа. Он может и сам выполнять роль заправщика при оснащении подвешиваемым под фюзеляжем агрегатом УПАЗ-А, позволяющим передавать в полете (в том числе ночью) заправляемому самолету до 9000 кг топлива.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Система управления полетом бустерная, необратимой схемы, с жесткой проводкой к дифференциальному стабилизатору и рулю направления. Интерцепторы – с электродистанционным управлением. В случае отказа автоматики в режиме маловысотного полета обеспечивается приведение самолета к нулевому крену и уход от земли.

Гидравлическая система состоит из трех независимых гидросистем с рабочим давлением 20,6 МПа (210 кгс/см2 ) и используется для привода аэродинамических органов управления и механизации крыла (с помощью двухкамерных усилителей), механизма изменения стреловидности крыла, уборки и выпуска шасси, открытия фонаря кабины и т. д. Каждая гидросистема имеет по два насоса, которые установлены по одному на правом и левом двигателях. Пневматическая система с зарядным давлением 19,6 МПа (200 кгс/см2 ) применяется для торможения колес, аварийного выпуска шасси и наддува гидробака. Система электроснабжения включает два генератора переменного тока и два генератора постоянного тока, а также две аккумуляторные батареи.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Комплекс оборудования Су-24 обеспечивает прицельное поражение наземных и надводных целей в простых и сложных метеоусловиях, днем и ночью, в том числе с малых высот при ручном и автоматическом управлении самолетом.

На Су-24 установлена прицельно-навигационная система «Пума», в состав которой входят следующие 13 подсистем: импуль- сно-доплеровский радиолокатор переднего обзора (РПО) «Орион-А» с дальностью действия около 150 км, радиолокатор предупреждения о столкновении (РПС) при следовании рельефу местности «Рельеф», радиолокационная командная линия (РКЛ) «Дельта-ВМТ-6» для применения управляемых ракет, пассивный радиолокационный пеленгатор (ПРС) «Филин-Н», электроннооптический визир (ЭОВ) «Чайка-I», теплопеленгатор ТП-23Е, телевизионный пеленгатор ракет (ТПР) «Таран-Р», гироинерциальная система МИС-П, доплеровский измеритель скорости и угла сноса ДИСС-7, радиовысотомер малых высот РВ-ЗМ, радиовысотомер больших высот PB18A-I, бортовая цифровая вычислительная система (БЦВС) и прицельнопилотажный визир (ППВ). Антенны обоих радиолокаторов размещены в носовом обтекателе, датчик «Чайки» – в обтекателе под фюзеляжем впереди воздухозаборников. Приемники системы радиотехнической разведки «Филин-Н», предназначенной для анализа и определения координат источников электромагнитного излучения (наземных РЛС), установлены на штанге ПВД и сзади «Чайки». Приемник каждого самолета настроен на определенные частоты излучения, поэтому антенны «Филина» на штанге ПВД («гуси») имеют разную конфигурацию на различных самолетах. Теплопеленгатор расположен сверху носовой части фюзеляжа перед кабиной экипажа.

Самолет Су-24МР

На Су-24М используется усовершенствованная прицельно-навигационная система ПНС-24 «Тигр», объединяющая 13 подсистем. В составе «Тигра» сохранены поисковая РЛС «Орион-А» и РЛС следования рельефу местности «Рельеф», инерциальная навигационная система МиСИ, индикатор ППВ. Но вместо «Чайки» установлена лазерно-телевизионная прицельная система (ЛТПС) «Кайра-24» с лазерным дальномером- целеуказателем и ТВ-обзорным блоком. На подфюзеляжном пилоне может также подвешиваться контейнерная система ЛО-8О/ЛО-81 «Фантасмагория », использующаяся вместо «Филина» для обнаружения источников электромагнитного излучения.

Пилотажно-навигационное оборудование обеспечивает выход в район цели в режиме автономной навигации по запрограммированному маршруту, а после выполнения задания – автоматическое возвращение на свой аэродром и заход на посадку в сложных метеоусловиях до высоты 40-50 м. На Су-24М, помимо уже отмеченных компонентов, оно включает БЦВМ ЦВУ-10-058К (ЦВМ-24 на Су-24МК) и систему автоматического управления полетом САУ-6М1. Используются радиотехническая система ближней навигации и посадки «Клистрон» («Ромб-1К» на Су-24), самолетный ответчик СО-69 (СО-63 на Су-24) и работающая вместе с ними антенная система «Пион». Прицельно-навигационный комплекс вместе с системой управления оружием СУО-1-6М и самим оружием образует систему вооружения бомбардировщика.

Кабина самолета Су-24МР

Бортовой комплекс обороны (БКО) «Карпаты» самолета Су-24М, обеспечивающий защиту самолета от средств ПВО, включает станцию предупреждения о радиолокационном облучении СПО-15С «Береза» (антенны станции расположены по бокам воздухозаборников двигателей и на вертикальном оперении), теплопеленгатор JIO-82 «Мак» для обнаружения пусков ракет противника (датчик расположен сверху фюзеляжа за кабиной), станцию активных помех СПС- 161 (в основании киля), устройство выброса дипольных отражателей и ложных тепловых целей АПП50 (в хвосте фюзеляжа между двигателями) и блок управления. АПП-50 устанавливались вначале в обтекателях сверху фюзеляжа по бокам киля, но затем, из-за возникновения тряски на больших скоростях полета, были утоплены в фюзеляж. По этой же причине и антенна «Березы», располагавшаяся вначале на контейнере тормозного парашюта, была перенесена на вертикальное оперение.

В состав связной системы входят КВ и УКВ радиостанции Р-832 или Р-862, Р-847 или Р-864, самолетное переговорное устройство СПУ-9. Установлена магнитная система регистрации полетных данных «Тестер-УЗ».

Фронтовой самолет-разведчик Су-24МР может выполнять всепогодную комплексную воздушную разведку днем и ночью в широком диапазоне высот и скоростей на глубину до 400 км за линией боевого соприкосновения при противодействии средств ПВО противника. Это первый отечественный самолет-разведчик, оснащенный бортовым комплексом разведки БКР-1. В носовой части Су-24МР установлена РЛС бокового обзора «Штык» и (в нижней части) панорамный аэрофотоаппарат АП-402 М, в нижней части фюзеляжа сразу за кабиной – перспективный АФА А-100, в нижней центральной части фюзеляжа – ИК система. На центральном подфюзеляжном узле подвешивается контейнер с лазерной аппаратурой «Шпиль-2М», на правом внешнем подкрыльном узле – контейнер с аппаратурой радиационной разведки «Эфир-1М».

РЛС с синтезированной аппаратурой «Штык» обеспечивает просмотр зоны шириной 24 км с каждой стороны от линии курса при ширине непросматриваемого участка (непосредственно под самолетом) 8 км, высота полета при радиолокационной разведке 100- 3000 м, разрешение 57,5 м. Телевизионная разведка производится с высот 200-1000 м, обеспечивает ширину полосы захвата, равную девяти высотам полета, и разрешение на местности 0,56 м. Лазерная разведка производится с высот 150-500 м, обеспечивает ширину полосы захвата, равную четырем высотам полета, и разрешение на местности 0,3 м. Тепловая (ИК) разведка производится с высот 200-1000 м, обеспечивает

ширину полосы захвата, в 3,4 раза превышающую высоту полета, и угловое разрешение от 0,3 до 9 минут. Панорамная фоторазведка производится с высот 150-2000 м, обеспечивает ширину полосы захвата, в 10 раз превышающую высоту полета, и разрешение на местности 0,2-0,3 м. Перспективная фоторазведка производится с высот 50-2000 м, обеспечивает ширину полосы захвата, в 6 раз превышающую высоту полета, и разрешение на местности 0,3-0,4 м.

ВООРУЖЕНИЕ. Самолет несет бомбовое, управляемое и неуправляемое ракетное и артиллерийское вооружение. Ракетно-бомбовое вооружение размещается на восьми точках наружной подвески: четырех подкрыльевых и четырех под- фюзеляжных. Из подкрыльевых узлов снизу центроплана установлены два неподвижных пилона, а под каждой подвижной консолью крыла – поворотный пилон грузоподъемностью 500 кг, позволяющий благодаря применению параллелограммного механизма сохранять направление оси оружия неизменным при любом угле стреловидности крыла. На пилонах крепятся держатели, пусковые устройства, переходные балки, контейнеры и т. д.

Приборная доска бомбардировщика Су-24М

На всех узлах Су-24 возможна подвеска свободнопадающих бомб калибром от 100 до 1500 мм, разовых бомбовых кассет или контейнеров малогабаритных грузов КМГУ-2. Неуправляемое ракетное оружие включает блоки НАР калибром от 57 до 370 мм. Су-24М может также нести корректируемые бомбы: до четырех КАБ- 500Кр с ТВ или КАБ-500Л с лазерным наведением, до двух КАБ- 1500Л с лазерным наведением.

В состав управляемого ракетного вооружения Су-24 входят УР Х-23 с пропорциональным радиокомандным наведением и противорадиолокационная УР Х-28. Головка самонаведения ракеты Х-28 настраивается на земле, поэтому боевая задача выполнялась, как правило, последовательно парой самолетов Су-24: одна машина производила разведку с помощью «Филина», а вторая наносила ракетный удар, взлетев после получения данных от разведчика и настройки ракеты на соответствующую частоту излучения. Позднее вместо Х-28 стала использоваться противорадиолокационная ракета Х-58.

Су-24М может нести широкий спектр УР класса «воздух-поверхность» с неядерной БЧ, включая различные варианты ракет с радиокомандным, лазерным и ТВ наведением Х-25, Х-29, Х-58, Х-59 и Х-31. Нормальная нагрузка состоит из четырех УР Х-25 на подкрыльевых пилонах или трех Х-29 на двух внутренних подкрыльевых и одном подфюзеляжном пилонах. На внешних подкрыльевых пилонах подвешиваются УР класса «воздух-воздух» Р-60 (для самообороны).

В обтекателе снизу средней части фюзеляжа по правому борту установлена встроенная шестиствольная пушка ГШ-6-23М (23 мм, 9000-10 000 выстр./мин, начальная скорость снаряда 700 м/с, 500 патронов). На внешних узлах возможна подвеска до трех подвижных установок СППУ-6 с шестиствольными пушками ГШ-6-23М (400 патронов, угол отклонения по возвышению до 45°, по азимуту до 12°).

ХАРАКТЕРИСТИКИ СУ-24М (в скобках отличающиеся данные исходного Су-24).

РАЗМЕРЫ. Размах крыла в положении минимальной/максимальной стреловидности 17,64/

10,37 м; длина самолета со штангой ПВД 24,53 м (22,67 м без штанги); высота самолета 6,19 м (5,92 м); площадь крыла в положении минимальной/максимальной стреловидности 55,17/51,02 м2 ; минимальный/максимальный углы стреловидности крыла по передней кромке 16/69°.

ДВИГАТЕЛИ. ТРДФ АЛ-21Ф- ЗА НПО «Сатурн» (2 х 109,8 кН, 2 х 11 200 кгс с ф.к.; 2 х 76,5 кН, 2 х 7800 кгс без ф.к.).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная взлетная 39 700; нормальная взлетная с боевой нагрузкой 3 т – 35 970; масса пустого снаряженного самолета 22 320; максимальная боевая нагрузка 8000; полный запас топлива: во внутренних баках 9850, в подвесных баках 6590.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальное разрешенное число М на большой высоте 1,35; максимальная скорость у земли 1320 км/ч; максимальная рабочая высота полета 11 000 м; длина разбега 850-900 м; взлетная дистанция при нормальной взлетной массе 1400 м; длина пробега 800-850 м; посадочная дистанция с тормозным парашютом 950 м; радиус действия на малой высоте с боевой нагрузкой 3 т и двумя ПТБ по 3000 л – 560 км; перегоночная дальность с двумя ПТБ по 3000 л – 2500 км; перегоночная дальность с одной дозаправкой в полете 4270 км; максимальная эксплуатационная перегрузка 6.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Су-24 применялись во время войны в Афганистане. Первая операция с их участием стала самой крупной и громкой в афганской войне. Она проходила в апреле-мае 1984 г., когда 40-я армия совместно с афганскими войсками нанесла серию мощных ударов по формированиям Ахмад Шаха Масуда в долине реки Панджшир к северу от Кабула. Во главе кампании стоял первый заместитель министра обороны СССР С.Л. Соколов. Су-24 действовали в этой операции начиная с 21 апреля 1984 г. наряду с Ту-16. В силу гористой местности и слабости ПВО афганских боевиков Су-24 не использовали режим огибания рельефу местности. Они наносили бомбовые удары со средней высоты (около 5500 м) за пределами досягаемости зенитных ракет переносных комплексов «Редай», только что появившихся у моджахедов. Базировались самолеты на советской территории: в Термезе (Узбекистан) и на других приграничных аэродромах. По данным советских вооруженных сил, в ходе Панджширской операции из 3 тыс. мятежников было уничтожено не менее 1700 чел., а остальные ушли, захватив с собой убитых и их оружие. Но по другим сообщениям, результативность бомбовых ударов по силам мятежников, придерживавшихся партизанской тактики в этой «войне без тыла и фронта», была невысока. Разведка моджахедов оказалась весьма действенной (они имели своих людей в каждом кишлаке, во многих государственных учреждениях) и, по имеющимся свидетельствам, Ахмад Шах, заблаговременно получив информацию о готовящемся наступлении, вывел из-под удара свои боевые отряды. Инженер Исхак, советник Ахмад Шаха, заявил в конце 1988 г. в саудийском городе Таифе, что потери подразделений моджахедов в этой операции составили 15 чел. Как известно, впоследствии Ахмад Шах Масуд стал министром обороны Афганистана.

Су-24 использовался в этом районе для бомбоштурмовых ударов и после вывода российских войск из Афганистана. 3 мая 1993 г. на таджикско-афганской границе был сбит самолет Су-24 ВВС Таджикистана. Согласно заявлению пресс-цен- тра Министерства обороны Таджикистана, самолет осуществлял авиационную поддержку операции правительственных войск по освобождению таджикской территории от боевиков Партии исламского возрождения. Он был сбит тремя ракетами «Стингер» американского производства. Члены экипажа катапультировались и остались в живых.

Су-24 ВВС Ирака не использовались в войне 1991 г. Все 24 самолета Су-24МК, поставленные Ираку, во время этого конфликта перелетели в Иран во избежание их уничтожения на земле авиацией многонациональных сил.

В результате сокращения вооруженных сил, вывода войск из ближнего и дальнего зарубежья Россия более не в состоянии быть одинаково сильной на всех стратегических направлениях. Поэтому особую актуальность приобретает маневр силами и средствами с одного театра военных действий на другой. Важную роль должны при этом играть самолеты Су-24. Возможность их быстрой переброски подтверждена в ходе учений «Восход-93» в мае 1993 г., когда было осуществлено перебазирование из европейской части России на Дальний Восток десяти Су-24М и Су-24МР с тремя дозаправками топливом в воздухе от Ил-78 и одной промежуточной посадкой в Забайкалье для смены экипажей. Су- 24М покрыли расстояние почти 8000 км, находились в небе в общей сложности 12 ч. Особенно трудной была первая дозаправка, выполненная ночью, но экипажи успешно справились с задачей, выйдя в расчетное время в заданную точку в условиях темноты, по бортовым огням определив свое место в строю, точно пристроившись к «своему» заправщику и войдя с ним в контакт. Бомбардировщики летели в сопровождении четырех Су-27, совершивших две промежуточные посадки. После столь дальнего перелета Су-24М нанесли бомбовый удар на авиаполигоне по аэродрому условного противника.

Су-24 отличается высокой точностью применения управляемого оружия. По рассказам очевидцев, уже при первых стрельбах с Су-24 ракет Х-28 на полигоне чертыхались: приходилось каждый раз устанавливать новую мишень, так как предыдущую самолет разносил «в щепы» прямым попаданием ракеты.

СУ -34

Ф ронтовой бомбардировщик

Бомбардировщик Су-34 (вид спереди)

Истребитель Су-27, оставаясь на сегодняшний день лучшим в мире серийным самолетом завоевания господства в воздухе, являет собой также удачный пример последовательного совершенствования базовой конструкции, что позволило создать на основе фронтового истребителя целое семейство летательных аппаратов различного назначения. Последним и, пожалуй, наиболее экзотическим самолетом в этом семействе явился бомбардировщик Су-34, первый полет которого состоялся в Новосибирске 18 декабря 1993 года.

Работы по созданию двухместного варианта Су-27 с кабиной экипажа, летчики в которой размещались не последовательно, как на обычной «спарке», а рядом, «плечом к плечу», по схеме, принятой в современной бомбардировочной авиации (так, в частности, расположен экипаж на самолетах Су-24 и Дженерал Дайнэмикс F-111), были начаты в ОКБ им. П.О. Сухого в середине 1980-х годов. Первоначально самолет с такой компоновкой, Су-27КМ-2, разрабатывался в качестве учебно-тренировочного, для подготовки летчиков палубной авиации: сидя бок о бок, инструктор и обучаемый летчик могли лучше взаимодействовать в полете, кроме того, обоим членам экипажа обеспечивался отличный обзор вперед – вниз, что особенно важно для выполнения посадки на палубу корабля. Однако вскоре стало очевидно, что самолет имеет значительные резервы для расширения области его применения (в качестве палубного бомбардировщика, самолета РЭП, разведчика, заправщика, самолета ДРЛО и т. п.) и из УТС Су-27КМ-2 превратился в многоцелевую боевую машину.

Сокращение ассигнований на строительство российских авианосцев, наметившееся в конце 1980-х годов, не могло не отразиться и на планах развития палубной авиации. Создание Су-27КМ-2 стало менее актуальны, и работы по проекту были прекращены. В то же время ВВС проявили заинтересованность в двухместном ударном самолете, предназначенном для замены постепенно устаревающего фронтового бомбардировщика Су-24М. На эту роль отлично подходил «сухопутный» вариант двухместного Су-27, вполне отвечающий требованиям к истребителю-бомбардировщику нового поколения.

Схема самолета Су-34

Су-34 в полете

Прототип ударной машины для фронтовой авиации, известный как Су-27ИБ, был создан путем переоборудования серийного учебно-боевого Су-27УБ: на Новосибирском авиационном заводе им. В.П. Чкалова изготовили новую носовую секцию самолета с бронированной кабиной экипажа, которую установили затем на модернизированный планер «спарки». На наплывах крыла, значительно продленных вперед (практически до самого носа), установили цельноповоротное переднее горизонтальное оперение (ПГО), что существенно изменило аэродинамику машины, улучшило ее маневренные и взлетно-посадочные характеристики. (ПГО, впервые отработанное на опытном Т-10-24 в 1986 г., применили и на других перспективных самолетах ОКБ П.О. Сухого – палубном Су-27К для флота и многофункциональном Су-27М для ВВС.) Существенному изменению подверглись воздухозаборники новой машины, сделанные нерегулируемыми (высокая максимальная скорость на большой высоте не имела особого значения для истребителя-бомбардировщика, «работающего» преимущественно у земли с крылом, густо увешанным разнообразным воружением). Замене подверглись также двигатели и мотогондолы.

Су-34 (вид сзади)

Су-34 на стоянке

Первый полет переоборудованного самолета состоялся 13 апреля 1991 г. (машину пилотировал летчик-испытатель А. Иванов). В 1992 г. Су-27ИВ демонстрировался руководителям стран СНГ и журналистам в ходе показа авиационной техники на аэродроме в Мачулищах (Белоруссия), в 1992 и 1993 гг. он совершал показательные полеты на Московском авиасалоне в группе заправляемых в воздухе самолетов, а также выполнял индивидуальный высший пилотаж, показав маневренные характеристики, приближавшиеся к возможностям одноместного Су-27.

К середине 1995 г. на серийном заводе в Новосибирске было построено три опытных бомбардировщика Су-34. В настоящее время Су-34 не имеет прямых зарубежных аналогов. Самолет F-111 (так же как и его российский аналог Су-24) относится к машинам третьего поколения. Более новый американский F-15E «Страйк Игл» следует отнести скорее к многофункциональным истребителям (как и отечественные Су-30 и Су-35): сохранив способносить своего предшественника, F-15C, к ведению наступательного воздушного боя, он обладает повышенными ударными возможностями. Однако ограниченная продолжительность полета на малой высоте, меньшая дальность, а также отсутствие серьезного бронирования не позволяют считать «Страйк Игл» полноценным аналогом Су-34. Пожалуй, наиболее близким, в концептуальном отношении, новому истребителю-бомбардировщику ОКБ им. П.О. Сухого мог бы стать американский палубный ударный самолет, который планировалось создать по программе A/F-X, однако работы над этой машиной по финансовым соображениям были прекращены в США на стадии формирования облика самолета, в декабре 1993 г.

КОНСТРУКЦИЯ. Самолет выполнен по схеме «Триплан» и имеет ярко выраженную интегральную компоновку. Шасси с тандемным расположением колес на основных стойках, обеспечивающее самолету хорошую проходимость по плохо- подготовленным аэродромам (а следовательно, и боевую «выживаемость», в условиях, когда капитальные ВПП будут выведены из строя, как это случилось, к примеру, в Ираке в 1991 г., и авиацию придется рассредоточивать на полевых аэродромах). В хвостовой части фюзеляжа, между двигателями, расположен отсек с радиоэлектронным оборудованием, что заставило конструкторов перенести контейнер тормозного парашюта с хвостового конуса на верхнюю часть фюзеляжа, сделав его выдвижным, «клавишного» типа.

Бомбардировщик Су-34

Одним из основных боевых режимов полета Су-34 будет являться скоростной бросок на малой высоте со следованием рельефу местности. Однако самолет, созданный на основе планера истребителя завоевания господства в воздухе и имеющий крыло с относительно малой удельной нагрузкой (хотя и несколько большей, чем у более легкого Су-27), будет излишне подвержен влиянию воздушных колебаний, «болтанке», вызванной неспокойным состоянием воздушных масс в приземном слое. Это может сказаться на физической способности экипажа выполнять длительный маловысотный полет, а в ряде случаев привести и к аварийной ситуации (по этим причинам, в частности, ограничена продолжительность маловысотного участка полета американского ударного самолета Макдоннелл-Дуглас F-15E «Страйк Игл», также созданного на основе истребителя воздушного боя и оснащенного системой следования рельефу местности). На Су-34 проблема «комфортности» полета на малой высоте решена за счет применения системы автоматического гашения колебаний самолета в плоскости тангажа (подобное оборудование установлено лишь на американском стратегическом бомбардировщике Рокуэлл В-1В).

Маловысотный профиль полета, когда ударный самолет, выходя из зоны досягаемости «высокоинтеллектуальных» средств поражения – зенитных ракет и истребителей противника, – превращается в мишень для переносных зе- нитно-ракетных комплексов (ПЗРК), малокалиберной артиллерии (МЗА) и стрелкового оружия, потребовал принятия серьезных мер по улучшению защищенности самолета. Нелишне вспомнить, что в ходе вьетнамской войны, в 1968 г., американские ВВС за короткое время потеряли три из шести новейших бомбардировщиков Дженерал Дайнэмикс F-111A, действовавших на предельно малых высотах, причем две из этих машин стали жертвами МЗА. ВВС Великобритании в ходе операции «Буря в пустыне» в результате огня иракской МЗА и ПЗРК лишились шести истребителей-бомбардировщиков «Торнадо», также наносивших удары с малых высот и не несших бронирования. Еще большими оказались потери в этой войне не защищенных броней американских истребителей- бомбардировщиков Дженерал Дайнэмикс F-16. В то же время отлично защищенные от малокалиберных снарядов и осколков ракет штурмовики Су-25 оказались трудноуязвимыми для ПВО моджахедов Афганистана, имевших на вооружении многочисленные зенитные автоматы и пулеметы, а также новейшие ПЗРК американского, английского, китайского и советского производства (за восемь лет напряженных боев противником было сбито лишь 23 Су-25).

Бомбардировщик Су-34

Опыт боевого применения авиации на малых высотах был учтен создателями Су-34. Кабина экипажа самолета выполнена (впервые в мировой практике на машинах данного класса) в виде броневой капсулы с толщиной титановых стенок до 17 мм. Аналогичную защиту имеют и другие жизненно важные элементы конструкции, в частности, расходный топливный бак и двигатели. Общая масса элементов конструкционной защиты составляет 1480 кг. Все это, в сочетании со средствами защиты, реализованными еще на самолете Су-27 (имевшем, в частности, топливные баки с пористым заполнителем), обеспечивает Су-34 высокую степень выживаемости в маловысотном полете над территорией, насыщенной средствами ПВО.

Другим элементом, повышающим боевую живучесть Су-34, является наличие у штурмана-оператора второго управления.

Приняты дополнительные меры для спасения экипажа в случае, если истребитель-бомбардировщик все же получит смертельные повреждения: система катапультирования обеспечивает аварийное покидание самолета в три раза быстрее, чем на самолете Су-24.

Отличная аэродинамика, огромная емкость внутренних топливных баков, обусловленная интегральной компоновкой самолета, высокоэкономичные двухконтурные двигатели с цифровой системой управления, наличие убирающегося топливоприемника системы дозаправки в воздухе, а также узлов подвески для подвесных топливных баков позволяют Су-34 покрывать большие расстояния, приближающиеся к дальностям полета средних бомбардировщиков (Ту-16, Ту-22 и Ту-22М). Это выдвигает дополнительные требования к уровню комфорта на борту: пролетев несколько тысяч километров, летчики должны сохранять высокую работоспособность.

Члены экипажа Су-34 получили возможность вставать в кабине в полный рост, что позволяет им восстанавливать работоспособность затекших мышц, в кабине появился туалет и шкаф для подогрева пищи. Воздушная система на высоте до 10 000 м поддерживает в кабине давление, соответствующее высоте 2400 м, что позволяет экипажу совершать полет без кислородных масок. Имеется мощная система кондиционирования воздуха. Все это обеспечивает высокую работоспособность летчиков в длительном, продолжительностью до 10 часов, полете, еще более увеличивая боевой потенциал Су-34.

Доступ летчиков в кабину истребителя-бомбардировщика также упрощен и осуществляется по трапу через нишу переднего шасси.

ОБОРУДОВАНИЕ. Истребитель- бомбардировщик Су-34 предназначен для поражения точечных сильно защищенных целей в любых погодных условиях, днем и ночью. Выполнение боевой задачи обеспечивается установкой на борту наиболее совершенного на сегодняшний день радиоэлектронного оборудования, включающего многофункциональную РЛС с повышенной разрешающей способностью, обладающей возможностью «видеть» даже малоразмерные наземные цели и обеспечивающей их атаку с высокой точностью. Су-34 оснащен навигационным комплексом, включающим инерциальную навигационную систему, средства радионавигации и спутниковое навигационное оборудование. Для управления Су-34 используется цифровая многоканальная электродистанционная система. Система активной безопасности, установленная на истребителе-бомбардировщике, автоматически предотвращает выход на недопустимые полетные режимы и столкновение с землей при маловысотном полете. Имеется режим приведения к горизонту и выведения из штопора. Система, выполненная с использованием элементов искусственного интеллекта, автоматически контролирует физическое состояние и действия летчиков, работу бортовых систем и остаток топлива, обеспечивает автоматическое возвращение на аэродром и заход на посадку.

Бомбардировщик В-1

В кабине установлены многофункциональные цветные жидкокристаллические дисплеи, а также индикатор на лобовом стекле (ИЛС). У летчиков имеются и нашлемные прицелы, позволяющие осуществлять целеуказание управляемым ракетам «при помощи взгляда», что значительно уменьшает время реакции оружия (это особенно важно в маловысотном полете, когда у экипажа имеются считанные секунды, чтобы обнаружить, опознать и поразить цель).

ВООРУЖЕНИЕ. Су-34 включает встроенную пушку ГШ-301 (30 мм), высокоточные самонаводящиеся и корректируемые ракеты и бомбы с дальностью действия в диапазоне 0-250 км, УР класса «воздух-воздух», средней дальности РВВ-АЕ и ракеты малой дальности Р-73. Общая масса боевой нагрузки на внешних узлах подвески может достигать 8000 кг.

ХАРАКТЕРИСТИКИ СУ-34.

МАССЫ, кг: максимальная взлетная 45 000, боевой нагрузки на внешних узлах подвески 8000.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. Два ТРДДФ – модификация двигателя АЛ-31.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на высоте 1900 км/ч; максимальная скорость у земли 1400 км/ч; практический потолок 15 000 м; перегоночная дальность (без ПТБ и дозаправки в воздухе) 4000 км.

Ту-4

Дальний бомбардировщик

Бомбардировщик Ту-4

Прошло несколько лет после окончания второй мировой войны, и бывшие союзники, некогда боровшиеся с общим врагом, перешли к конфронтации между собой. Потенциальным противником номер один для Советского Союза стали США – единственный тогда обладатель ядерного оружия.

Но мало было создать атомную бомбу, нужно было еще и суметь доставить ее к цели. У американцев выполнение этой задачи обеспечивало стратегическое командование ВВС. Хотя после окончания войны американская тяжелобомбардировочная авиация значительно уменьшилась численно, зато усилилась качественно. В 1947 г. в строю Стратегического командования имелось 316 самых современных бомбардировщиков. Основу этих сил составляли Боинги В-29 «Суперфортресс» («Сверхкрепость»), поднимавшие до 9 т бомб и имевшие дальность порядка 7000 км.

Советский Союз мог противопоставить им 1839 самолетов дальней авиации (так она стала называться с апреля 1946 г.). Цифра, казалась бы, достаточно большая, но реально по своему составу и оснащению дальняя авиация представляла весьма малую в стратегическом отношении ценность. Лишь мизерную часть ее составляли четырехмоторные бомбардировщики – 32 Пе-8 – и примерно столько же американских В-17 и В-24 (использовавшихся главным образом как транспортные). Это были самолеты, спроектированные еще в середине 30-х годов. Весь же остальной парк дальней авиации состоял из устаревших Ил-4, переделанных в ночные бомбардировщики Ли-2 и полученных в свое время по ленд-лизу В-25. Они имели малый радиус действия, не превышавший 1500-2000 км, и бомбовую нагрузку порядка 1,5-2 т.

Советское руководство подобная ситуация не могла не беспокоить. В первую очередь остро стоял вопрос о создании собственных самолетов – носителей ядерного оружия, способных «дотянуться» до целей потенциальных противников. Как известно, работы по созданию в нашей стране атомной бомбы были развернуты еще в 1943 г., после получения информации об исследованиях в этой области в США и Германии. Чуть позже приступили и к проектированию дальних бомбардировщиков нового поколения, которые не уступали бы только что попавшему в серийное производство В-29.

Первым в мае 1944 г. приступило к работе ОКБ А.Н. Туполева; разработка получила шифр «64». Параллельно проектировались бомбардировщик и пассажирский лайнер: в 1944 г. всем уже было ясно, что война скоро кончится.

Основной (военный) вариант самолета «64» представлял собой тяжелый четырехмоторный бомбардировщик, способный днем прорваться в глубокий тыл противника. По замыслу конструкторов, сочетание скорости и высоты полета с мощным оборонительным вооружением обеспечивало самолету практическую неуязвимость даже в условиях противодействия сильной ПВО. Наличие гермокабин давало возможность лететь на высоте 8-10 км.

Схема самолета Ту-4

В качестве силовой установки нового самолета рассматривался целый ряд перспективных двигателей: АМ-43 ТК-300Б жидкостного охлаждения, АШ-83ФН воздушного, дизеля АЧ-30БФ. Одним из последних был вариант с моторами АМ-46ТК. Все варианты имели несколько отличные тактико-технические данные: например, с АЧ-30БФ дальность с нагрузкой из 5 т бомб составляла 6000-8000 км.

Бомбовая нагрузка, в зависимости от радиуса действия, могла достигать 18 000 кг; бомбы калибром до 5000 кг подвешивались внутренне. У В-29 общая нагрузка составляла 9080 кг, а предельный калибр бомб внутри бомбоотсека – 1816 кг. «64» выполнялся по схеме цельнометаллического моноплана со средним расположением крыла. Крыло само было двухлонжеронное, снабжалось посадочными щитками-закрылками типа Фаулера. Фюзеляж – веретенообразный монокок. Вертикальное оперение двухкилевое. Новинкой для советской авиации являлось трехколесное шасси самолета.

Экипаж предполагался из 8- 9 человек. В передней гермокабине сидели два летчика, штурман- бомбардир, бортинженер и радист. В средней – старший стрелок, управляющий верхними башнями, и два стрелка нижних пушечных турелей. В задней кабине располагался только кормовой стрелок. Задняя кабина не герметизировалась; на больших высотах стрелок должен был покидать свою установку и переходить в среднюю кабину. Такое решение, конечно, можно подвергнуть справедливой критике, ведь именно задняя полусфера наиболее опасна при атаках истребителей. В общей сложности самолет «64» защищали восемь пушек НС-23 или Б-20 в четырех башнях (с боезапасом 200 снарядов на ствол) и одна пушка НС-23 в кормовой установке (300 снарядов). При этом каждая точка пространства должна была простреливаться как минимум четырьмя стволами. Башни управлялись электродистанционной системой, причем для надежности наведение соседних башен дублировалось. По огневой мощи «64» существенно превосходил В-29. Последний имел одну 20-мм пушку (на первых сериях) и 10 пулеметов калибра 12,7 мм. Мощное пушечное вооружение существенно увеличивало эффективность обороны самолета (американцы поймут это лишь через шесть лет в Корее, когда наши МиГ-15 будут сбивать В-29 с дистанции 1000 м, оставаясь за пределами действительного огня пулеметов «Кольт-Браунинг», ограниченного 500 м). Боевая живучесть машины повышалась и сильным бронированием, рассчитанным на попадание 20-мм снарядов.

Ту-4 на стоянке

Оборудование самолета должно было обеспечивать полет при любых метеоусловиях как днем, так и ночью. Предусматривалась установка автопилота АП-42, связанного с бомбардировочным прицелом аналогично американскому С-1. При этом штурман мог корректировать движение самолета на боевом курсе. В проекте отсутствовал прицельный панорамный радиолокатор, что было крупным недостатком, но его тогда просто неоткуда было взять: своего не имелось, а союзники их в СССР не поставляли. За исключением РЛС, на самолете должно было стоять практически все наиболее современное для того периода оборудование, включая аппаратуру внешней и внутренней связи и радиовысотомер, что являлось новинкой в нашей стране.

Особенностью проекта «64» была полная электрификация рулей: элероны и рули высоты и направления приводились в действие через сервомоторы. Гидросистема обслуживала только наиболее нагруженные агрегаты – шасси, створки бомболюков и т. п. (подобный подход применялся на американском В-24).

«64» проектировался под постройку поточным методом крупной серией. С этой целью самолет разбивался на большое количество отдельно изготовленных агрегатов. Например, каркас делился на 92 наименования (138 штук) конструктивных подсборок и 326 наименований технологических подсборок, что значительно упрощало процесс производства. Осуществлялась унификация деталей и узлов самолета.

Проект стал прекрасной школой для сотрудников ОКБ. На нем отрабатывались новые методики расчета (в частности, расчета на флаттер крыла четырехмоторного самолета), современные технологии, осваивались новое оборудование и аппаратура.

Носовая часть Ту-4

Поданным расчетов, «64» превосходил В-29 по скорости на всех высотах и имел потолок на 1000 м выше.

В августе 1944 г. выпустили эскизный проект бомбардировщика. С сентября 1944 г. заказчик начал знакомиться с уже готовым макетом. В апреле 1945 г. наконец утверждаются окончательные тактико-технические требования к самолету и макет с моторами АМ-43 ТК-300Б. В том же 1945 г. два альтернативных проекта ВМ-22 и ВМ-23 предложило ОКБ В.М. Мясищева. Первый (он же ДВБ-202) имел моторы М-71ТК, второй (ДВБ-302) – АМ-46ТК-2. Оба проекта очень напоминали В-29, но отличались верхним расположением крыла и формой вертикального оперения. Расчетная дальность обеих машин с 5000 кг бомб составляла около 5000 км, что уже было явно недостаточно, поэтому и ВМ-22, и ВМ-23 не вышли из стадии эскизного проектирования.

Работы же по «64» неожиданно застопорились из-за того, что выяснилось, что весь необходимый комплект современного навигационного оборудования, прицелов, дистанционных приводов и вооружения советская промышленность в необходимые сроки разработать и изготовить не может. Выполнение правительственного задания было сорвано. Сталин усмотрел в этом халатность наркома авиапромышленности А. Шахурина и главкома ВВС А. Новикова. Они были сняты со своих постов и репрессированы. Заместитель Шахурина по опытному строительству и науке А. Яковлев, формально несший основную ответственность за новые разработки, никак не пострадал. Истинной же причиной не удачи явилось то, что в годы войны все внимание уделялось в первую очередь нуждам фронта, серийному производству, а опытно-экспериментальные и теоретические работы были «в загоне». Столь солидного перспективного задела, как американцы, советская авиапромышленность на исходе войны не имела. Надо было срочно искать выход из создавшегося положения. Как ни парадоксально, его нашел сам Сталин. Во второй половине 1944 г. на аэродромах советского Дальнего Востока совершили вынужденные посадки три поврежденных при налетах на Японию и Маньчжурию В-29 (один В-29-5- BW и два B-29-15-BW). Еще один бомбардировщик, B-29A-1-BW, разбился под Хабаровском. По действующему тогда советско- японскому договору о нейтралитете самолеты были интернированы. Их отремонтировали и опробовали в воздухе.

Сталин знал об этих машинах, знал и о том, что они оснащены новейшим оборудованием. Последовал приказ создать и запустить в производство советский аналог В-29. Работу эту поручили ОКБ Туполева. В его распоряжение поступили три В-29, перегнанных под Москву. Американцам их так и не вернули, хотя договор о нейтралитете был денонсирован советской стороной 5 апреля 1945 г. Все работы по проекту «64» прекратились в июле 1945 года. В это время как раз начался выпуск чертежей самолета Б-4 (впоследствии Ту-4) – копии В-29.

С 1947 по 1952 г. Ту-4 строился массовой серией на трех заводах: № 22 в Казани, № 18 в Куйбышеве и № 23 в Москве. За эти годы выпустили около 1000 машин разных модификаций. Кроме основного варианта тяжелого дальнего бомбардировщика, существовали специализированные самолеты – носители ядерного оружия, самолеты радиоэлектронной борьбы, разведчики (Ту-4Р). Несколько Ту-4 переоборудовали под подвеску крылатых ракет КС-1 (Ту-4КС). На «четверке» проводились работы по освоению дозаправки в воздухе истребителей и бомбардировщиков по различным схемам.

Массовое снятие с вооружения бомбардировщиков Ту-4 произошло в конце 1950-х годов, когда было расформировано значительное число частей дальней авиации.

После замены этих самолетов в бомбардировочных полках на реактивные Ту-16 большое количество Ту-4 переделали в военно- транспортные машины, способные перевозить 42 десантника с полным вооружением. Эту модификацию, Ту-4Т, можно было увидеть на наших аэродромах еще в 60-е годы. В частях и учебных подразделениях ВВС долгие годы эксплуатировались Ту-4УШС, предназначенные для подготовки штурманов бомбардировщиков Ту-16.

В 1946 г. с использованием узлов одного из интернированных В-29 построили пассажирский вариант Ту-4 – самолет «70», рассчитанный на 48-70 пассажиров. В 1950 г. выпустили «75» – транспортный самолет, способный принять на борт 120 десантников или тяжелую технику. Обе эти машины остались только в опытных экземплярах. Ни в ВВС, ни в гражданской авиации не проявили к ним интереса: в то время и тех и других вполне устраивали Ли-2 и Ил-12.

Много нового дали науке и технике летающие лаборатории, созданные на базе Ту-4. Особенно много пользы принесли Ту-400, на которых отрабатывались новые реактивные двигатели. Они дали путевку в жизнь практически всем советским двигателям, разработанным в 50-е годы. В частности, успех Ту-16 с двигателями АМ-3 во многом обязан работам, проведенным предварительно на Ту-400.

Ту-4 состоял на вооружении также в Китае, где эксплуатируется до настоящего времени. Китайские конструкторы создали ряд оригинальных модификаций этого самолета. В частности, Ту-4, переоснащенный ТВД, используется для транспортировки беспилотных самолетов-мишеней и разведывательных ДПЛА. На базе Ту-4 построен и китайский самолет ДРЛО, существующий в единственном экземпляре (сейчас эта машина хранится в музее ВВС Китая).

ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОЛЕТА Ту-4

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 43,05 м; длина самолета 30,18 м; высота самолета 8,46 м; площадь крыла 116,17 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. АШ-73К (4 х 1790 кВт/4 х 2400 л.с.).

МАССЫ И НАГРУЗКИ,кг; максимальная взлетная 650 000, нормальная взлетная 46 700, пустого самолета 35 270, топлива и масла 4280.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на высоте 558 км/ч; у земли 420 км/ч; практический потолок 11 200 м; максимальная дальность полета с боевой нагрузкой 5100 км; длина разбега при максимальной взлетной массе – 2210 м; длина пробега 1700 м.

ВООРУЖЕНИЕ. 10 пулеметов УБ (12,7 мм), в дальнейшем замененных на пушки Б-20Э (20 мм) или НС-23 (23 мм) в пяти башенных установках с дистанционным управлением. Нормальная бомбовая нагрузка 6000 кг, максимальная 8000 кг.

Самолеты Ту-4К вооружались двумя противокорабельными УР КС на подкрыльевых узлах подвески (ОКБ А.И. Микояна, масса 2737 кг, максимальная скорость 1200 км/ч, полуактивное наведение при помощи РЛС, дальность пуска 90 км).

«80», «85»

Опытные бомбардировщики

Осенним ноябрьским днем 1952 г. с аэродрома летно-исследова- тельского института (ЛИИ) в Жуковском поднялся в первый полет прототип первого советского межконтинентального стратегического бомбардировщика с турбовинтовыми двигателями – самолет «95», созданный в ОКБ А.Н. Туполева.

Этот полет как бы подвел черту под тем научно-техническим соревнованием, развернувшимся между СССР и США в области создания стратегического авиационного носителя ядерного оружия.

Высокий уровень, достигнутый советской авиапромышленностью и смежными отраслями к концу 40-х годов, во многом обязан эпопее с освоением Ту-4. Но Ту-4 является лишь копией В-29, запущенного в США в серию на четыре года раньше. Имея дальность около 6000 км, с европейской части СССР он мог решать боевые задачи лишь в пределах Европы, Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. Американцы за эти годы не стояли на месте. Фирма «Боинг» модернизировала В-29, несколько увеличив размеры и установив двигатели так называемого комбинированного типа (турбопоршневые), сочетавшие обычный поршневой мотор, работавшую на тот же вал турбину, вращаемую выхлопными газами, и реактивное сопло для того, что бы «выжать» из сопла все, что возможно. Мощность такого мотора (американцы называли этот тип «компаундом») составляла 3500 п. с. Модернизированный В-29 под маркой В-50 поступил на вооружение ВВС США и строился серийно до 1950 г. Он имел дальность до 12 200 км и располагал системой дозаправки в воздухе. В марте 1949 г. группа В-50А впервые совершила кругосветный беспосадочный перелет (с четырьмя дозаправками). Одновременно фирма «Боинг» предложила проект В-54, развивавший концепцию В-29 в сторону дальнейшего увеличения взлетной массы (до 104 т) и дальности полета (до 15 000 км при скорости 700 км/ч). Проект принят не был, так как уже серийно строился шестимоторный бомбардировщик Конвэр В-36, не уступавший по характеристикам В-54 и имевший грузоподъемность более 30 т. Советскому Союзу требовался новый стратегический бомбардировщик, способный достичь целей на территории США и вернуться обратно. Актуальность этого во многом объяснялась подготовкой советской атомной бомбы (ее взорвали в 1949 г.). Первым шагом в решении этой задачи стал проект «80», работа над которым началась в марте 1948 г. Это была глубокая переделка Ту-4, при которой были устранены недостатки в компоновке, доставшиеся в «наследство» от В-29, улучшена аэродинамика и усилено вооружение.

Радист сидел теперь в передней кабине, что упрощало взаимодействие членов экипажа. Оба штурмана (в экипаж входили раздельно бомбардир и навигатор) размещались теперь в носу самолета, что обеспечивало обоим хороший обзор. Новая ступенчатая компоновка более заостренной носовой части, удлиненной на 3 м, во многом исправила недостатки обзора из пилотской кабины Ту-4.

Много внимания уделили усовершенствованию аэродинамики самолета. Модель всех четырех гондол «80» уменьшилась на 1,9 м2 по сравнению с Ту-4. Передняя верхняя башня теперь могла полностью убираться, а верхняя и нижняя установки были утоплены в фюзеляж за счет незначительного уменьшения углов обстрела. Боковые блистеры прицельных постов сделали вместо круглых эллиптическими и тоже утопили в фюзеляж, сделав «лыски» на бортах средней гермокабины. Антенну РЛС «Кобальт» разместили не снизу в выдвижном кожухе, а под передней кабиной в обтекателе с минимальным аэродинамическим сопротивлением. Проведенные исследования показали, что получившийся при этом не круговой, а «лепестковый» обзор вполне допустим в боевой обстановке. Впоследствии такие обтекатели стали стандартными для целого ряда самолетов ОКБ.

На аэродинамику повлияли и другие конструктивные изменения, внесенные в планер «80». Уменьшили угол поперечного V крыла (с 4°30' до 1°43'), удлинили его носок (для сохранения профиля увеличили толщину крыла путем надстройки на верхнюю панель), увеличили размах закрылков, спроектировали новые законцовки крыла и стабилизатора, новые замки на стыках фюзеляжа с центропланом и стабилизатором, новый киль увеличенной площади, увеличили площадь триммеров рулей. Мотоустановка теперь состояла из четырех доработанных моторов АШ-73ТКФН (взлетная мощность 2720 л. е., номинальная – 2360 л. е.), которые за счет внедрения непосредственного впрыска стали более экономичны. Сочетание улучшенной аэродинамики, усовершенствованных двигателей, увеличенного объема бензобаков и новых винтов АВ-16У позволило поднять дальность до 8200 км, то есть на 30-35% больше, чем у Ту-4.

Бомбардировщик Ту-85

Значительно усилили оборонительное и наступательное вооружение самолета. Все пушки Б-20 калибра 20 мм заменили на 23 мм НС-23, существенно увеличив секундный залп каждой башни. Бомбоотсеки были удлинены: передний на 380 мм, задний – на 400 мм. Это позволило увеличить калибр бомб, пригодных для внутренней подвески. Предусматривалось размещение в средней части фюзеляжа под центропланом бомбы ФАБ-9000 по типу подвески «Грэнд Слэм» весом 10 т на «Ланкастере».

Изменилось и оборудование бомбардировщика. В частности, появилась новая противообледенительная система. Пневматические антиобледенители типа «Гудрич» заменили новыми, более эффективными и более удобными в эксплуатации, тепловыми. Горячий воздух для них брали от специальных керосиновых печей. Подобные антиобледенители в дальнейшем стали типичны для самолетов ОКБ, изменился только источник подачи горячего воздуха. Официальное решение о переделке одного ТУ-4 в самолет «80» приняли в июле 1948 г. Предполагалось в июле 1949 г. передать его на государственные испытания. В конце ноября 1948 г. закончили эскизный проект, в начале следующего года перешли к рабочим чертежам. Макет самолета «80» был представлен комиссии одновременно с эскизным проектом, но из-за обилия замечаний он был окончательно принят лишь к концу 1949 г. К этому времени уже давно был готов опытный «80», который начали строить еще 15 ноября 1948 г. Его завершили в июле 1949 г. и привезли на аэродром в Измайлово для стыковки и доводки.

Но в сентябре сочли, что «80» уже не удовлетворяет современным требованиям (в частности, по дальности) и на государственные испытания передаваться не будет. 1 декабря самолет, пилотируемый Ф.Ф. Опадчим, совершил свой первый полет длительностью 23 минут, после чего был передан ЛИИ для опытных работ. В ЛИИ на нем летал А.А. Ефимов. Совершили всего 30 полетов общей продолжительностью 29 часов 5 минут. За это время испытали флюгерно-реверсивные винты АВ-16У и систему заполнения топливных баков нейтральным газом. Интенсивные работы провели в 1951 г.: на самолете «80» замеряли упругие деформации крыла, фюзеляжа и горизонтального оперения в полете. Эту задачу решали путем установки на фюзеляже и киле фотокинопулеметов С-13 (от истребителя), нацеленных на различные элементы конструкции. Деформации определялись по сравнению снимков, сделанных в полете и на земле.

Самолету «80» был свойственен крупный недостаток. По сравнению с Ту-4 его центровка сместилась вперед, а плечи органов управления остались примерно теми же. В качестве компенсации увеличили рулевые поверхности. Но этого оказалось недостаточно, поэтому самолет летал с грузом в 900 кг, размещенным в хвосте фюзеляжа.

Схема самолета «80»

Были также замечания по оборудованию и бомбовому вооружению. «80» закончил свою историю на полигоне, где его использовали в качестве мишени. Перед перегонкой на полигон, кто- то, видимо с целью экономии, снял центровочный груз, и летчики чуть не попали в аварию. Работа по самолету «80» не стала пустой тратой времени, она органично перешла в работу по новому бомбардировщику «85» с дальностью 11 000-13 000 км, постановление о создании которого вышло 16 сентября 1949 г. Фактически же работы по нему начались уже в августе, и данные, записанные в постановлении, отражали уже сделанные в ОКБ прикидки. На заводские испытания «85» должен был выйти в декабре 1950 г.

К концу 1949 г. закончили эскизный проект. Параллельно к этому времени ВВС окончательно сформировали свои требования к машине. Используя общую компоновку «80», ОКБ тем не менее практически создало новый самолет.

Для достижения необходимой дальности конструкторы внедрили новое крыло и новую силовую установку. Работы по крылу велись совместно с ЦАГИ. В новом крыле большого удлинения (при размахе 56 м оно имело удлинение 11,2) применили ламинизированные профили ЦАГИ-С-3 и ЦАГИ-С-5. Полученные результаты ставили крыло самолета «85» по аэродинамическому качеству в первый ряд среди машин с прямым крылом.

Была создана новая конструкция закрылков с прямым рельсом. Особенностью их был большой прирост подъемной силы на малых углах отклонения, что позволило значительно улучшить взлетные характеристики бомбардировщика.

В то время реактивные двигатели значительно проигрывали по экономичности поршневым, поэтому для дальнего бомбардировщика сочли, подобно американцам, более выгодным использовать турбопоршневые моторы. Для «85» требовались двигатели со взлетной мощностью порядка 4300-4500 л. с. и удельным расходом топлива 160-180 г/л. с. ч. Только в этом случае удалось бы обеспечить заявленные данные самолета.

Конструкторы могли выбирать из двух типов, имевшихся в СССР: АШ-2К и ВД-4К. Первый создали в КБ А.Д. Швецова на базе мотора воздушного охлаждения АШ-2ТК. Он был 28- цилиндровым, звездообразным, четырехрядным и являлся тогда самым мощным в нашей стране – 4700 л. с. Однако не- доведенность этих моторов привела к тому, что после нескольких первых полетов их заменили на менее мощные, но более надежные ВД-4К жидкостного охлаждения.

История двигателя ВД-4К не совсем обычна, поэтому хотелось бы рассказать о ней подробнее. Дело в том, что создавать его начали не в КБ, а на одной из кафедр Московского авиационного института. В декабре 1938 г. тогдашний нарком авиапромышленности М.М. Каганович предложил заведующему кафедрой «Конструкция двигателей» Г.С. Скубачевскому заняться проектированием нового мотора. Основные параметры, которые обычно выбираются на основании длительного анализа тенденций развития самолетостроения, состояния техники за рубежом, не очень грамотный Каганович задал, попросту умножив на два данные мотора М-105. Отсюда получилось, что новый двигатель должен был развивать 2100-2300 л. с. на высоте 8000 м.

Скубачевский с группой студентов и аспирантов проработал три варианта компановки 24-цилиндрового двигателя: Х-образный, Н-образный и своебразную четырехрядную звезду с шестью цилиндрами в каждом ряду. Последний получился самым удачным: диаметр составлял всего 1065 мм, как у М-11. Предполагалось, что для повышения высотности будет использован трехскоростной центробежный нагнетатель, а КПД силовой установки поднимут винты противовращения.

В июле 1939 г. появилось постановление правительства о проектировании двигателя, получившего название М-250. При МАИ из студентов, аспирантов и сотрудников ЦИАМ создали специальное КБ-2. Привлекли и преподавателей с различных кафедр института. КБ-2 руководил сперва В.И. Тарасов, затем Г.С. Скубачевский. Проект был готов в срок – к 1 апреля 1940 г. Принимала его Государственная комиссия во главе с начальником НИИ ВВС А.И. Филиным, которая решила изготовить опытный образец на заводе № 16 в Воронеже. Из-за загрузки завода серийным производством мотор собрали только в июне 1941 г. Первый запуск провели 22 июня, сразу же после известной речи Молотова. Испытания прошли успешно. М-250 развивал взлетную мощность 2500 л. с.

Однако с началом войны КБ-2 расформировали, а доводку нового двигателя поручили заводу № 16, затем из-за приближения фронта – Уфимскому заводу и, наконец, в 1942 г. – Рыбинскому, где главным конструктором назначили В.А. Добрынина. В 1944-45 гг. изготовили опытную партию М-250. Сложная кинематическая схема привела к проблемам с балансировкой подвижных частей: возникали сильные крутильные колебания.

ХАРАКТЕРИСТИКИ БОМБАРДИРОВЩИКОВ «80» И «85»

Тип самолета «80» «85»

Год выпуска 1949 1951

Экипаж, чел. 11 12

Размах крыла, м 43,45 56,00

Длина самолета, м 34,32 39,31

Площадь крыла, м 2 167,00 273,90

Масса пустого, кг – 54 711

Нормальная взлетная масса, кг – 76 000

Максимальная взлетная масса, кг 51 500 107 292

Масса топлива и масла, кг – 48 600

Тип двигателя АШ-73ТКФН ВД4К

Мощность двигателя, л. е.:

максимальная 4 х 2000 4 х 3800

взлетная 4 х 2400 4x4300

Максимальная скорость, км/ч:

у земли 428 545

на высоте 10 000 м 545 638

Посадочная скорость, км/ч – 185

Практический потолок, м – 11 700

Практическая дальность, км 7000 12 000

Длина разбега, м 1200 1640

Длина пробега, м 505 1500

В 1946 г. Добрынин получил задание на проектирование двигателя со взлетной мощностью 3500 л. с. В нем он использовал схему и ряд агрегатов М-250, устранив многие недостатки последнего. Кроме приводного нагнетателя, новый мотор, названный ВД-ЗТК, теперь имел два турбокомпрессора, существенно поднявших высотные характеристики. В октябре 1948 г. ВД-ЗТК прошел государственные стендовые испытания, а в 1950 г. – летные на Ty-4JIJI. Однако серийно ВД-ЗТК не строился, так как к этому времени и его мощность сочли недостаточной.

В сентябре 1949 г. было выдано задание уже на мотор со взлетной мощностью 4300 л. с. и удельным расходом топлива 165 г/л. с. ч., то есть как раз под параметры самолета «85». Для достижения этой цели конструкторам пришлось выжать все резервы: между рядами цилиндров поставили три импульсных турбины, турбокомпрессоры оснастили регулируемыми соплами. Мотор форсировали по наддуву и оборотам, смонтировали систему впрыска водоспиртовой смеси, разработали сложнейшую схему регулирования всех агрегатов силовой установки. Первый образец ВД-4К изготовили в январе 1950 г., а в середине 1951 г. он успешно прошел государственные испытания.

Таким образом, «85» получил силовую установку, полностью соответствовавшую замыслам конструкторов самолета. Моторы вращали огромные четырехло- пастные флюгерно-реверсивные винты АВ-48. Конструкция фюзеляжа в целом повторяла «80», но все габариты были увеличены. Шасси трехопорное: все стойки несли спаренные колеса. Передние тормозов не имели, а на основных стойках все колеса были тормозные. На всякий случай предусмотрели и хвостовую опору в виде пяты. Выпускались колеса с электроприводом или аварийно-ручными лебедками.

Интересно, что управление самолетом сохранили жесткого типа (с системой тросов и качалок), без гидроусилителей. Триммеры и закрылки приводились в действие электромеханизмами. Для предотвращения обледенения в полете носки крыла и хвостового оперения, лобовые части моторных капотов у воздухозаборников, стекла кабины экипажа обогревались электричеством. Винты имели жидкостную про- тивообледенительную систему. «85» должен был иметь самое современное из имевшегося тогда в нашей стране оборудования: радиостанции 1РСБ-70, РСБ-Д и РСИУ-3, переговорное устройство СПУ-14, радиовысотомеры РВ-2 и РВ-10, радиокомпас АРК-5, самолетную часть навигационной системы «Меридиан», систему слепой посадки «Материк», панорамную РЛС «Рубидий» М-85, сопряженную через приставку «Цезий» с оптическим бомбардировочным прицелом ОПБ-5СР.

Для контроля результатов бомбометания и плановой аэрофотосъемки «85» мог нести фотоаппарат АФА-8А.40, а также АФА-33.50, АФА-33.75 или АФА-33.100, а для ночной съемки – НАФА-ЗС/50.

Было построено два опытных самолета «85». Первый из них поднялся в воздух 9 января 1951 г. Испытания в целом подтвердили расчетные характеристики бомбардировщика. Было принято решение о внедрении его в серийное производство, но в 1951 г. все работы по программе прекратились: война в Корее со всей очевидностью продемонстрировала бесперспективность развития стратегических бомбардировщиков с поршневыми двигателями. Все усилия ОКБ А.Н. Туполева были переориентированы на создание более скоростного и высотного турбовинтового самолета «95», в конструкции которого предполагалось реализовать многие технические решения, впервые отработанные на бомбардировщике «85».

ТУ-16

Дальний бомбардировщик

Ту-16 (вид спереди)

Новую эпоху в российской дальней авиации открыл самолет Ту-16 – первый советский дальний бомбардировщик с ТРД и второй в мире серийный самолет этого класса.

Работы по проектированию реактивной машины, предназначенной для замены поршневого самолета Ту-4, были развернуты в ОКБ А.Н. Туполева в 1948 г. Первоначально они носили инициативный характер и опирались на предварительные теоретические исследования, проведенные в ОКБ и ЦАГИ, по формированию облика тяжелых боевых самолетов с ТРД и стреловидными крыльями большого удлинения (следует заметить, что эти работы, в отличие от аэродинамических центров США и Великобри тании, велись ЦАГИ самостоятельно, без использования трофейных германских материалов, которых к моменту начала работ по созданию бомбардировщика еще не было в распоряжении советских специалистов).

В начале 1948 г. в бригаде проектов туполевской фирмы завершили сугубо прикладную работу «Исследование летных характеристик тяжелых реактивных самолетов со стреловидным крылом», в которой рассматривались возможные варианты решения задачи создания реактивного бомбардировщика со скоростью, приближающейся к 1000 км/ч, и бомбовой нагрузкой 6000 кг, имеющего вооружение и экипаж как у самолета Ту-4.

Следующим шагом стала работа ОКБ по исследованию влияния площади и удлинения крыла на летные характеристики самолета со стреловидным крылом, завершенная в феврале 1949 г. В ней рассматривались гипотетические проекты тяжелых самолетов взлетной массой до 35 т, площадью крыла в диапазоне от 60 до 120 м2 и различными значениями удлинения крыла. Изучалось влияние этих параметров и их сочетаний на дальность полета, длину разбега, скоростные и другие летные характеристики самолета. Параллельно шли практические работы по исследованию стреловидных крыльев применительно к тяжелым реактивным самолетам.

Схема самолета Ту-16

В короткий срок в ОКБ был создан проект экспериментального бомбардировщика – самолет «82» с двумя реактивными двигателями РД-45Ф или ВК-1. Самолет предназначался для получения больших, близких к звуковым, скоростей полета, соответствующих М=0,9-0,95.

За основу была взята конструкция самолета «73» – проекта бомбардировщика с прямым крылом, прорабатывавшегося в ОКБ А.Н. Туполева. Основное отличие было в применении стреловидного крыла с углом стреловидности 34° 18'. Крыло набиралось из симметричных профилей типа 12-0-35 по центроплану и профилей СР-1-12 по внешней части крыла. Конструктивно оно имело двухлонжеронную кессонную конструкцию.

Горизонтальное и вертикальное оперения также были стреловидными (угол по передней кромке – 40°).

В проекте «82» предполагалось использование и другого новшества того времени – гидроусилителей в каналах управления самолетом. Однако в ходе постройки опытного экземпляра, ввиду низкой эксплуатационной надежности, от этих устройств отказались, оставив лишь жесткое механическое управление.

Проект самолета «82» был рассмотрен заказчиком – ВВС, после чего в июле 1948 г. вышло постановление Совета Министров СССР о постройке экспериментального реактивного бомбардировщика под обозначением Ту-22 (второй самолет ОКБ А.Н. Туполева с этим обозначением; ранее, в 1947 г., велись работы по проекту высотного разведчика Ту-22 – самолету «74»).

Постройка нового бомбардировщика осуществлялась «ударными» темпами, и уже 24 марта 1949 г. летчик-испытатель А.Д. Перелет выполнил на опытном самолете «82» первый испытательный полет.

В ходе испытаний машины была достигнута максимальная скорость 934 км/ч, что на 20% превышало скорость бомбардировщика Ту-14 («81»), также осна щенного ТРД, но имевшего прямое крыло и проходившего в этот период заводские и государственные испытания.

Самолет «82» был чисто экспериментальной машиной, на нем отсутствовала панорамно-прицельная РЛС, слабо было оборонительное стрелково-пушечное вооружение, поэтому, основываясь на работах по «82», ОКБ проработало проект бомбардировщика «83» – с усиленным вооружением и радиолокационным прицелом ПС- НБ или аппаратурой точного наведения на цель «РМ-С», установленой вместо радара. Самолет «83» в бомбардировочном варианте к постройке и серийному производству принят не был, так как; с таким же двигателем ВК-1, но с прямым крылом в массовую серию был запущен фронтовой бом-. бардировщик Ил-28, тактико-технические характеристики которого вполне устраивали ВВС.

На базе самолета «83» в конце 40-х годов прорабатывался истребительный вариант самолета. Предполагалось создать самолет- перехватчик с неподвижным мощным пушечным вооружением, большой дальностью и продолжительностью полета. Однако командование авиации ПВО в то время не оценило этот проект, хотя через несколько лет само вернулось к идее дальнего тяжелого истребителя-перехватчика, но уже со сверхзвуковой скоростью полета и ракетным вооружением (Лa-250, Ту-128).

В период проектирования самолета «82» в ОКБ в общих чертах прорабатывался проект самолета «486», в котором предполагалось применение новой компоновки фюзеляжа с тремя спаренными пушечными оборонительными установками, а силовая установка, в отличие от машины «82», должна была состоять из двух ТРД АМ-ТКРД-02 со статической тягой 4000 кгс. При крыле той же стреловидности самолет «486» должен был развивать максимальную скорость 1020 км/ч. Расчетная дальность полета этого 32-тонного самолета со 1000 кг бомб достигала 3500-4000 км. Этот проект уже можно было рассматривать как переходный от фронтового бомбардировщика к дальнему бомбардировщику с высокой дозвуковой скоростью.

В 1949-1951 гг. в ОКБ прорабатывались проекты дальних реактивных бомбардировщиков «86» и «87», которые по компоновке повторяли самолет «82», но имели значительно большие размеры и массу. На них предполагалось установить два двигателя конструкции А. Микулина (АМ-02 с тягой 4780 кгс) или А. Люльки (ТР-3 с тягой 4600 кгс). Скорость каждого бомбардировщика должна была достигать 950-1000 км/ч, дальность – до 4000 км, а бомбовая нагрузка – от 2000 до 6000 кг. Их взлетная масса находилась в пределах 30- 40 т. В работе находился также проект самолета «491» – модернизация самолетов «86» и «87», направленная на дальнейшее увеличение скорости полета. В этом проекте предусматривалось крыло с углом стреловидности по передней кромке 45°. Расчетная максимальная скорость этого самолета на высоте 10 000 м соответствовала М=0,98, т. е. машина могла рассматриваться как трансзвуковая.

Изыскания по этим темам в конечном итоге вылились в новый проект с шифром «88». К этому времени под руководством А. Микулина был создан ТРД типа АМ- 3 с тягой 8750 кгс. Однако облик самолета сложился не сразу: сложную задачу определения размеров самолета, его аэродинамической и конструктивной компоновки удалось решить путем проведения большого числа параметрических исследований, модельных экспериментов и натурных испытаний, выполненных совместно с ЦАГИ.

В 1950 г. руководством ОКБ перед бригадой проектов была поставлена задача выбрать такие значения площади крыла, массы самолета и тяги двигателей, при которых самолет имел бы следующие летные и тактические данные:

1. Бомбовая нагрузка:

нормальная – 6000 кг

максимальная – 12 000 кг

2. Вооружение – по проекту самолета «86»

3. Экипаж – шесть человек

4. Максимальная скорость на уровне земли – 950 км/ч

5. Практический потолок – 12 000-13 000 м

6. Дальность полета с нормальной бомбовой на грузкой – 7500 км

7. Разбег без ускорителей – 1800 м

8. Разбег с ускорителем – 1000 м

9. Пробег – 900 м

10. Время набора 10 000 м – 23 мин

Работы по проекту получили по ОКБ шифр «494» (четвертый проект 1949 г.). Именно с этого проекта начинается та прямая, которая и привела к созданию опытного самолета «88», а затем серийного Ту-16.

В основном заявленным данным, кроме дальности полета и бомбовой нагрузки, удовлетворил самолет «86», поэтому первоначально поиски по проекту «494» опирались на материалы, полученные при проектировании «86»-й машины, при сохранении общих компоновочных решений этого самолета.

Рассматривались следующие варианты силовой установки:

– два двигателя АМРД-03 со статической тягой по 8200 кгс;

– четыре двигателя ТР-ЗА – 5000 кгс;

– четыре двухконтурных двигателя ТР-5 – 5000 кгс.

Все варианты проекта «494» были геометрически подобны исходному самолету «86». Крыло имело угол стреловидности 36°. В проекте предусматривалось несколько вариантов размещения силовой установки и основного шасси. Для двигателей АМРД-03 предлагалось установить в одной гондоле с шасси или подвесить на подкрыльевых пилонах, а шасси расположить в отдельных гондолах (в дальнейшем такая компоновка была применена на целой серии туполевских самолетов).

Анализ различных вариантов самолета по проекту «494» показал, что вариант с двумя АМРД-03 имеет лучшие перспективы, чем остальные, за счет меньшего сопротивления и массы силовой установки.

Заданные летно-тактические характеристики могли быть достигнуты при следующих минимальных параметрах самолета:

– взлетная масса 70-80 т;

– площадь крыла 150-170 м2 ;

– суммарная тяга двигателей 14 000-16 000 кгс.

В июне 1950 г. выходит первое постановление Совета Министров СССР, обязующее ОКБ А.Н. Туполева спроектировать и построить опытный дальний бомбардировщик – самолет «88» с двумя двигателями АЛ-5 (Тр-5). В постановлении оговаривалась также возможность установки более мощных АМ-03. Однако в тот момент руководство страны смотрело на АМ-03 как на рискованную затею, а даль-

ний бомбардировщик нужен был срочно, поэтому первоначально ставку делали на AJI-5 как имеющий большую степень готовности, тем более такие же двигатели предназначались и для конкурента туполевской машины – самолета Ил-46. Но к августу 1951 г. двигатели АМ-03 уже стали реальностью, поэтому все усилия ОКБ были переориентированы на двухдвигательный вариант с микулинским АМ-03, развивавшим тягу 8000 кгс (впрочем, как резервный вариант, на случай неудачи с двигателем АМ-3, некоторое время прорабатывался и проект «90-88» под четыре ТРД ТР-ЗФ с тягой около 5000 кгс – два двигателя в корне крыла и два – под крылом).

В 1950-51 гг. проводится полная перекомпоновка самолета, в этой работе активное участие принимали сам А.Н. Туполев и его сын Л.A. Туполев, работавший в то время в бригаде проектов.

После «эволюционного» этапа работ по проекту «494», в ходе которого развивались идеи самолета «86», был сделан резкий качественный скачок в аэродинамическом совершенстве будущего самолета за счет особой компоновки центральной части планера, которая тактически соответствовала конструктивному решению, вытекающему из «правила площадей», активное внедрение которого в зарубежную авиационную практику началось лишь через несколько лет. Такая компоновка позволяла решить проблему интерференции в стыке крыла с фюзеляжем. Кроме того, «пограничное» расположение двигатей между крылом и фюзеляжем позволило создать так называемый «активный зализ»: реактивная струя двигателей подсасывала воздух, обтекающий и крыло, и фюзеляж, и тем самым улучшалось обтекание в этой напряженной аэродинамической зоне самолета.

Для самолета «88» было выбрано крыло переменной стреловидности: по средней части крыла – 37° и по объемной части крыла 35°, что способствовало лучшей работе элеронов и закрылков.

Крыло было спроектировано по двухлонжеронной схеме, причем стенки лонжеронов, верхняя и нижняя панели крыла между лонжеронами, образовывали мощный основной силовой элемент крыла – кессон. Такая схема была развитием схемы крыла самолета Ту-2, но кессон в этом случае был большим по своим относительным размерам, что сделало ненужным третий лонжерон. Мощный жесткий лонжерон принципиально отличал конструктивную схему крыла «88» от гибкого крыла американского бомбардировщика В-47.

Окончательно все компоновочные решения по новому самолету отрабатывались в бригаде общих видов, которой руководил С.М. Егер. К конструктивным и компоновочным особенностям проектируемого самолета, полученным в ходе работ и определившим лицо туполевских машин на следующие 5-10 лет, следует отнести:

– создание большого грузового (бомбового) отсека в фюзеляже за задним лонжероном центроплана, благодаря чему сбрасываемые грузы располагались близко к центру масс самолета, а сам грузоотсек не нарушал силовой схемы крыла;

– размещение экипажа в двух герметических кабинах с обеспечением катапультирования всех членов экипажа. В задней (кормовой) герметической кабине, в отличие от всех других самолетов, размещались два стрелка, что обеспечивало их лучшее взаимодействие при обороне;

– создание комплекса мощного оборонительного стрелково- пушечного вооружения, состоящего из трех подвижных пушечных установок, четырех оптических прицельных постов с дистанционным управлением и автоматического радиолокационного прицела;

– оригинальную схему шасси с двумя четырехколесными тележками, поворачивающимися при уборке на 180°. Такая схема обеспечивала высокую проходимость самолета как по бетонным, так и по грунтовым и снежным аэродромам. В переднем шасси впервые в СССР было применено спаривание колес на одну ось;

– применение тормозного парашюта в качестве аварийного средства при посадке самолета.

Работы по проектированию и постройке самолета «88» осуществлялись в весьма сжатые сроки, «на все про все» отводилось 1-1,5 года. Макет бомбардировщика начали строить еще летом 1950 г., он был представлен заказчику в апреле 1951 г., одновременно с эскизным проектом. Тогда же, в апреле, началось производство самолета. Одновременно в сборке были два планера: один для летных испытаний, другой – для статических.

В конце 1951 г. первый опытный экземпляр бомбардировщика «88», получивший название Ту-16, был передан на летную базу для испытания и доводки. 27 апреля 1952 г. экипаж летчика-испытателя Н. Рыбко поднял Ту-16 в воздух, а в декабре 1952 г. уже было принято решение о запуске самолета в серийное производство.

Полученная при испытаниях скорость превышала указанную в техническом задании. Однако машина не достигла нужной дальности: конструкция Ту-16 была явно перетяжелена. А.Н. Туполев и ведущий конструктор самолета Д.С. Марков организовали в ОКБ настоящую борьбу за снижение веса. Счет шел на килограммы и даже граммы. Были облегчены все несиловые элементы конструкции, кроме того, анализ особенностей тактического применения бомбардировщика, предназначенного в первую очередь для действий на больших высотах, позволил установить ограничения на максимальную скорость для малых и средних высот, что несколько снизило требования к прочности конструкции и также позволило уменьшить массу планера. В результате получилась в значительной степени новая конструкция, имеющая массу, на 5500 кг меньшую массы планера прототипа.

А в это время на Казанском авиационном заводе уже создавалась оснастка для серийного самолета на базе прототипа. Поэтому, когда о работах по новому, облегченному варианту бомбардировщика стало известно в Министерстве авиационной промышленноcти, Д.С. Маркову объявили выговор, который впоследствии так и не был снят, несмотря на то что второй опытный экземпляр «88» в апреле 1953 г. превысил заданную дальность полета.

Хвостовая часть самолета Ту-16

Серийное производство Ту-16 начали в Казани в 1953 г., а год спустя и на Куйбышевском авиазаводе. Тем временем в ОКБ велись работы над различными модификациями машины, а двигатель АМ-3 заменили более мощным РД-ЗМ (2 х 9520 кгс).

Первые серийные самолеты стали поступать в строевые части в начале 1954 г., а 1 мая того же года девятка Ту-16 прошла над Красной площадью. В НАТО самолет получил кодовое наименование «Бэджер» («Барсук»).

Вслед за бомбардировочным вариантом в серийное производство был запущен носитель ядерного оружия Ту-16А. В августе 1954 г. поступил на испытания опытный ракетоносец Ту-16КС, предназначенный для ударов по кораблям противника. Под его крылом подвешивались две управляемые крылатые ракеты типа КС-1. Весь комплекс управления вместе со станцией «Кобальт-М» был полностью взят с самолета Ту-4К и размещался вместе с оператором в грузоотсеке. Радиус действия Ту-16КС составлял 1800 км, дальность пуска КС-1 – 90 км.

Ту-16 начал быстро заменять в строевых частях дальние бомбардировщики Ту-4, став носителем ядерного и обычного оружия на средних (или, как теперь принято говорить, евростратегических) дальностях. С середины 50-х серийно строился и Ту-16Т – торпедоносец, назначение которого – торпедные атаки крупных морских целей и постановка минных заграждений. Впоследствии (с 1965 г.) все самолеты Ту-16 были переоборудованы в спасательные Ту-16С с катером «Фрегат» в бомбардировочном отсеке. «Фрегат» сбрасывался в районе морской аварии и выводился к пострадавшим с помощью системы радиоуправления. Радиус действия Ту-16С достигал 2000 км.

Для повышения дальности полета Ту-16 спроектировали систему крыльевой дозаправки в воздухе, несколько отличавшуюся от ранее отработанной на Ту-4. В 1955 г. вышли на испытания опытные экземпляры топливозаправщика и заправляемого самолета. После принятия системы на вооружение в заправщики, которые получили наименование Ту-16 «Заправщик» или Ту-163, переоснащались обычные серийные машины. Благодаря тому что специальное оборудование и дополнительный топливный бак легко снимались, заправщики при необходимости снова могли выполнять функции бомбардировщика.

Бомбардировщик Ту-16

В 1955 г. начались испытания разведчика Ту-16Р (проект «92»), который затем строился в двух вариантах – для дневной и ночной аэрофотосъемки. В том же году приступили к работам по созданию авиационного ракетного комплекса К-10, включавшего в себя самолет-носитель Ту-16К-10, крылатую ракету К-ЮС и систему наведения на базе бортовой РЛС «ЕН». При этом в носовой части фюзеляжа самолета устанавливалась антенна станции обнаружения и сопровождения цели, под кабиной экипажа – антенна наведения КР, а в бомбоотсеке – ее балочный держатель, гермокабина оператора системы «ЕН» и дополнительный бак топливопитания ракеты. Ракета К-ЮС находилась в полуутопленном положении, а перед запуском двигателя и отцепкой опускалась вниз. Отсек подвески после отцепки ракеты закрывался створками.

Опытный образец Ту-16К-10 был выпущен в 1958 г., а спустя год началось его серийное производство. Летом 1961 г. самолет продемонстрировали на воздушном празднике в Тушино. В этот же период были удачно проведены пуски К-10С на различных флотах. В октябре 1961 года комплекс приняли на вооружение.

В конце 1950-х годов на Ту-16 начали отрабатывать РЛС типа «Рубин-1». Одновременно в ОКБ А. Микояна и А. Березняка велись работы по созданию новых КР класса «воздух-земля». В результате появился воздушный ударный комплекс К-11-16, принятый на вооружение в 1962 году. Самолеты Ту-16К-11-16, переоборудованные из ранее построенных Ту-16, Ту-16Л, Ту-16КС, могли нести по две ракеты типа КСР-2 (К-16) или КСР-11 (К-11) на крыльевых балочных держателях. В 1962 г. приступили к разработке нового комплекса – К-26 – на базе крылатой ракеты КСР-5. Со второй половины 60-х годов он начал поступать на вооружение.

Особенностью К-11-16 и К-26 было то, что их самолеты-носители могли использоваться и без ракетного вооружения, то есть как обычные бомбардировщики. Так же удалось расширить боевые возможности комплекса К-Ю. На крыльевые пилоны модернизированного самолета-носителя Ту- 16К-10-26 подвешивались две ракеты КСР-5 в дополнение к подфюзеляжной подвеске УР К-10С. Вместо КСР-5 можно было использовать ракеты КСР-2 и др.

С 1963 г. часть бомбардировщиков Ту-16 переоборудовали в заправщики Ту-16Н, предназначенные для дозаправки сверхзвуковых Ту-22 по системе «шланг – конус».

Большое развитие на базе Ту-16 получили самолеты радиоэлетронной борьбы (РЭБ), чаще называемые постановщиками помех. В середине 50-х годов стали серийно строить самолеты Ту-16П и Ту-16 «Елка». Впоследствии системами РЭВ оснащали все ударные и разведывательные варианты Ту-16.

В конце 60-х годов часть Ту-16К-10 переоборудовали в морские разведчики Ту-16РМ, а несколько бомбардировщиков, по заданию командования ПВО страны – в носители ракет-мишеней (Ту-16КРМ). Машины, отслужившие свой срок, использовали как радиоуправляемые самолеты-мишени (М-16).

Самолеты Ту-16 применяли и в качестве летающих лабораторий для доводки двигателей АЛ-7Ф-1, ВД-7 и др. С этой целью в зоне бомбоотсека устанавливался подвижный механизм для подвески опытного двигателя, который частично утапливался при взлете и посадке, а после набора высоты выдвигался. Подобные системы на Ty-16JIJI использовались не только для доводок ТРД, но и для исследования аэродинамических свойств различных типов самолетов. Так, на одной из летающих лабораторий отрабатывали велосипедную схему шасси.

В конце 70-х годов была создана лаборатория – разведчик погоды Ту-16 «Циклон». Самолет был оборудован также подвесными контейнерами для распыления химических реагентов, рассеивающих облака.

В гражданской авиации Ту-16 начали применять еще в конце 50-х годов. Несколько машин (они имели необычное название Ту-104Г или Ту-16Г) использовались для срочной перевозки почты и являлись как бы грузовой модификацией бомбардировщика.

По своим характеристикам и компоновке Ту-16 оказался настолько удачным, что это позволило без особых проблем создать на его основе первый советский многоместный реактивный авиалайнер Ту-104. 17 июля 1955 г. летчик- испытатель Ю. Алашеев поднял в воздух опытный экземпляр Ту-104, а со следующего года началось серийное производство машины на Харьковском авиазаводе.

Ту-16 – необычное явление не только в советском, но и в мировом самолетостроении. Пожалуй, только американский бомбардировщик В-52 и отечественный Ту-95 могут сравниться с ним по долголетию. В течение 40 лет было создано около 50 модификаций Ту-16. Многие элементы его конструкции стали классическими для тяжелых боевых машин. Ту-16 послужил базой для отработки новых отечественных авиационных материалов, в частности легких выкокопрочных сплавов, средств защиты от коррозии, а также для создания целого класса советских крылатых ракет и авиационных ударных комплексов. Хорошей школой стал Ту-16 и для военных летчиков. Многие из них затем легко осваивали более современные ракетоносцы, а уходя из ВВС – пассажирские лайнеры, построенные на базе самолета Ту-16 (в частности, нынешний главнокомандующий российскими ВВС П.С. Дейнекин после массового сокращения советской военной авиации в начале 1960-х гг. некоторое время летал командиром Ту-104 на международных линиях Аэрофлота).

Серийный выпуск Ту-16 прекращен в 1962 г. До 1993 г. самолеты этого типа состояли на вооружении ВВС и ВМФ России.

С 1958 г. начались поставки самолета Ту-16 в Китай, одновременно с помощью советских специалистов в этой стране по освоению серийного производства бомбардировщиков, получивших обозначение Н-6. В 1960-х годах Ту-16 поставлялись также ВВС Египта и Ирака.

КОНСТРУКЦИЯ. Дальний бомбардировщик Ту-16 предназначен для нанесения мощных бомбовых ударов по стратегическим объектам противника. Он выполнен по нормальной аэродинамической схеме со среднерасположенным стреловидным крылом, а также стреловидным оперением. По технологическим и эксплуатационным соображениям крыло, фюзеляж и оперение планера конструктивно выполнено в виде отдельных стыкуемых элементов и агрегатов.

Конструкция планера выполнена из дюралюминия Д-16Т и

его модификаций, алюминиевых сплавов АК6 и АК-8, высокопрочного сплава В-95 и др. материалов и сплавов.

Фюзеляж самолета полумонококовой конструкции, с гладкой работающей обшивкой, подкрепленной набором шпангоутов и стрингеров из прессованных и гнутых профилей, представляет собой обтекаемое сигарообразное тело круглого сечения, которое в отдельных местах имеет поджатие. Он состоит из почти самостоятельных отсеков: носового фонаря Ф-1, герметической кабины Ф-2, переднего отсека фюзеляжа Ф-3, хвостового отсека фюзеляжа с бомбовым отсеком Ф-4, задней герметичной кабины.

В передней герметичной кабине размещены:

– штурман, ведущий навигацию самолета и бомбометание;

– левый пилот, командир корабля;

– правый пилот;

– штурман-оператор, ведущий работу по управлению и техническому обслуживанию радиолокационного бомбардировочного прицела РБП-4 «Рубидий» ММ-И и управляющий огнем верхней пушечной установки.

В задней герметической кабине размещены:

– стрелок-радист, обеспечивающий связь с землей и управляющий огнем нижней пушечной установки;

– кормовой стрелок, управляющий огнем кормовой пушечной установки и радиолокационной прицельной станцией ПРС-1 «Ар- гон-1».

Вход в переднюю кабину обеспечивается через нижний люк под сиденьем штурмана- оператора, а в заднюю кабину – через нижний люк под сиденьем кормового стрелка. Для аварийного покидания самолета имеются аварийные люки со сбрасываемыми крышками: для левого и правого пилотов сверху фюзеляжа, а для остальных членов экипажа – снизу.

Экипаж самолета защищен от огня истребителей противника и от осколков снарядов зенитной артиллерии броней, состоящей из плит, выполненных из материалов АПБА-1, Ст.КВК-2/5ц, КВК-2, и бронестекол.

Крыло стреловидное (35° по линии фокусов, по передней кромке стреловидность переменная). Поперечное V крыла в плоскости хорд -3°. Конструкция крыла – двухлонжеронная; его средняя часть (кессон) набрана из панелей с толстой обшивкой, усиленной стрингерами. От борта фюзеляжа до нервюры № 12 внутри кессона размещены топливные баки. Носок крыла съемный.

Крыло имеет два разъема: по борту фюзеляжа и по нервюре № 7. По борту фюзеляжа стоит симметричный профиль ЦАГИ НР-С- 10С-9 относительной толщиной 15,7% и на конце крыла – профиль СР-11-12 – 12%.

Хвостовая часть крыла на всем протяжении занята закрылками и элеронами. Закрылки щелевые, выдвигающиеся назад. Элероны имеют внутреннюю аэродинамическую компенсацию.

Хвостовое оперение – свободнонесущее, однокилевое, со стреловидностью по линии фокусов – 42°. Профиль горизонтального и вертикального оперения симметричный. Стабилизатор и киль двухлонжеронной конструкции, рули высоты и направления – од- нолонжеронной.

Шасси самолета выполнено по трехопорной схеме. Основные стойки размещены на первой объемной части крыла и убираются в обтекатели (гондолы) назад по полету. На каждой основной стойке установлена тележка с четырьмя колесами. На передней стойке шасси имеется два колеса. Для улучшения маневренности самолета на земле при рулежке колеса передней стойки сделаны управляемыми. Хвостовая часть фюзеляжа предохраняется при посадке убирающейся в полете хвостовой опорой. В хвостовой части фюзеляжа установлен контейнер с двумя тормозными парашютами.

Силовая установка состоит из двух турбореактивных двигателей типа АМ-ЗА с максимальной статической тягой 8750 кгс или РД- ЗМ (9500 кгс). Запуск ТРД производится от газотурбинного стартера, смонтированного на двигателе.

Забор воздуха осуществляется у бортов фюзеляжа перед крылом посредством нерегулируемых воздухозаборников. Питание двигателя топливом (керосин Т-1) производится от 27 фюзеляжных и крыльевых баков мягкой конструкции. Максимальная заправка самолета топливом составляет 34 360 кг (41 400 л для Т-1). Для повышения живучести часть топливных баков выполнена протекти- рованной, имеется оборудование заполнения надтопливного пространства нейтральным газом, а также противопожарная система, работающая автоматически. В ходе эксплуатации двигатели АМ-ЗА и РД-ЗМ были замене ны на доработанные ТРД РД-ЗМ- 500 с увеличенным ресурсом.

Управление самолетом двойное. Система управления жесткая, без гидроусилителей. К системе основного управления подключен автопилот. Закрылки и триммеры руля поворота управляются от электромеханизмов, триммеры рулей высоты имеют электрическое и дублирующее их тросовое механическое управление.

Гидравлическая система конструктивно выполнена в виде двух независимо действующих гидросистем: основной гидросистемы и гидросистемы управления тормозами. Номинальное давление в гидросистемах – 150 кгс/см а . Основная система служит для подъема и выпуска шасси, основного открытия и закрытия створок бомболюка. Гидросистема управления тормозами одновременно обеспечивает аварийный выпуск и уборку шасси и запасное закрытие створок бомболюка.

Система электроснабжения состоит из первичной системы постоянного тока, питающейся от четырех генераторов ГСР-18000, и аккумуляторной батареи типа 12САМ-53 (резервный источник тока). Вторичной системы переменного однофазного тока, питающейся от двух преобразователей типа П0-4500.

Герметические кабины самолета – вентиляционного типа, отбор воздуха осуществляется от седьмых ступеней компрессора ТРД. Герметические кабины обеспечивают экипажу необходимые условия для боевой работы как по температуре, так и по давлению. Причем в боевых условиях, в зоне обстрела зенитными орудиями и при вступлении в бой с истребителями противника, во избежание резкого падения давления в кабинах при боевых повреждениях перепад давления в кабине и за бортом устанавливается постоянным и равным 0,2 атм.

Ракета КСР-2

Самолет оборудован жидкостной кислородной установкой и кислородными аппаратами для всех членов экипажа.

Передние кромки крыла имеют тепловой противообледенитель с питанием горячим воздухом от компрессоров ТРД. На таком же принципе выполнены противообледенители воздухозаборников двигателей.

Передние кромки киля и стабилизатора оборудованы электротермическими противообледенителями. Передние стекла фонаря кабины летчиков и переднее прицельное стекло штурмана имеют внутренний электрообогрев.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. Два ТРД АМ-ЗА (2 X 85,8 кН/2 х 8750 кгс.), РД-ЗМ (2 х 93,1 кН/

2 х 9500 кгс) или РД-ЗМ-500 (2 х 93,1 кН/2 х 9500 кгс).

ОБОРУДОВАНИЕ. Для обеспечения навигации самолета у штурмана и летчиков установлены:

– астрономический компас АК-53П;

– дистанционный астрономический компас ДАК-2;

– навигационный индикатор НИ-50Б;

– дистанционный компас ДГМК-7;

– магнитный компас КИ-12;

– указатель скорости КУС- 1200;

– высотомер ВД-17;

– авиагоризонт АГБ-2;

– указатель поворота ЭУП-46;

– маметр МС-1;

– акселерометр;

– авиасекстант;

– устройство дальней навигации СПИ-1;

– автоматический радиокомпас АРК-5;

– радиовысотомеры больших и малых высот РВ-17М и РВ-2;

– система «Материк» для слепой посадки самолета по сигналам наземных радиомаяков.

Для обеспечения пилотирования самолета в любых метеоусловиях и для разгрузки экипажа в длительных полетах на самолете установлен электрический автопилот АП-52М, связанный с системой управления.

Радиосвязное оборудование самолета состоит из:

– связной КВ радиостанции 1РСБ-70М для двухсторонней связи с землей;

– командной КВ радиостанции 1РСБ-70М для командной связи в соединении и с наземными радиостанциями;

– УКВ командной радиостанции РСИУ-ЗМ для командной связи внутри соединения и со стартом;

– самолетного переговорного устройства СПУ-10 для внутриса- молетной связи между членами экипажа и выхода их на внешнюю связь;

– аварийной передающей радиостанции АВРА-45 для подачи сигналов бедствия в случае вынужденной посадки самолета или его аварии.

Радиолокационное оборудование включает:

– радиолокационный бомбардировочный прицел РБП-4 «Рубидий-MMII» для обеспечения поиска и обнаружения наземных и надводных объектов в условиях отсутствия оптической видимости, решения навигационных задач по радиолокационным ориентирам земной поверхности и прицельного бомбометания с автоматическим сбросом бомб с высоты полета от 10 000 до 15 000 м по наземным и надводным неподвижным и движущимся целям. Радиолокационный прицел РБП-4 электрически связан с оптическим прицелом ОПБ-11р;

Ту-16 (вид спереди)

– систему для опознавания самолетов («свой-чужой»), состоящей из запросчика СРЗ и ответчика СРО;

– прицельную радиолокационную станцию ПРС-1 «Аргон-1» для стрельбы в любых условиях видимости, синхронно связанную с оборонительными стрелковыми установками.

Для дневного фотографирования путевого маршрута и результатов бомбометания на самолете Ту-16 установлены аппараты АФАЗЗМ/75 или АФА-ЗЗМ/100, для дневного фотографирования с малых высот – АФА-ЗЗМ/50, для ночного фотографирования – НАФА-8С/50, для фотографирования изображения на индикаторе РБП-4-ФА-РЛ-1.

В ходе серийной постройки и создания модификаций, а также модернизации самолетов Ту-16 менялось и обновлялось оборудование, вводились новые системы и агрегаты.

На новых модификациях внедрились новые системы радиоэлектронного противодействия, повышавшие боевую устойчивость отдельных самолетов, а также соединений самолетов Ту-16.

О сновные конструктивные отличия некоторых серийных и модернизированных модификаций самолета Ту-16

ВООРУЖЕНИЕ. Самолет Ту-16 имеет один бомбовый отсек, оборудованный типовой системой бомбардировочного вооружения. Нормальная бомбовая нагрузка 3000 кг, максимальная бомбовая нагрузка 9000 кг. Возможна подвеска бомб калибра от 100 кг до 9000 кг. Бомбы калибров 5000, 6000 и 9000 кг подвешиваются на мосту балочного держателя типа МБД6, бомбы меньших калибров – на бортовых кассетных держателях типа КД-3 и КД-4.

Прицеливание при бомбометании производится через векторно- синхронный оптический прицел ОПБ-llp с автоматом боковой наводки, связанной с автопилотом, благодаря чему доводку самолета по курсу может производить штурман автоматически при прицеливании.

При плохой видимости земли прицеливание ведется с помощью РПБ-4, в этом случае точность бомбосбрасывания повышается, так как ОПБ-11p связан с прицелом РБП-4 и отрабатывает для него необходимые параметры. Сброс бомб осуществляет штурман, бомбосбрасывание может производить также и штурман-оператор.

Система пушечного оборонительного вооружения ПВ-23 состоит из семи пушек типа АМ-23 калибра 23 мм, установленных на одной неподвижной и трех спаренных подвижных пушечных установках с дистанционным управлением.

Бомбардировщик Н-6Д

Для стрельбы вперед по направлению полета в носовой части фюзеляжа с правого борта установлена одна неподвижная пушка, которой управляет левый пилот. Для наводки на цель у пилота на откидном кронштейне установлен прицел ПКИ.

Три подвижные установки – верхняя, нижняя и кормовая – осуществляют оборону задней полусферы. Верхняя установка, кроме того, «отстреливает» верхнюю часть передней полусферы.

Верхней установкой управляют штурман-оператор, вспомогательное управление с кормового прицельного поста осуществляет кормовой стрелок. Нижней установкой управляет с двух (левого и правого) блистерных прицельных постов стрелок-радист, вспомогательное управление с кормового прицельного поста осуществляет кормовой стрелок.

Управление кормовой установкой ведет с кормового прицельного поста кормовой стрелок, который в экипаже является командиром огневых установок (КОУ); вспомогательное управление установкой осуществляется: с верхнего прицельного поста – штурманом-оператором, с нижнего прицельного поста – стрелком-радистом.

На прицельных постах установлены прицельные станции типа ПС-53, с которыми синхронно связана ПРС-1.

Ту-16КС на двухбалочных крыльевых держателях подвешивал ракеты КС-1, в грузоотсеке размещалась герметическая кабина с РЛС наведения «Кобальт-М» с оператором, антенны опускались как на Ту-4.

Ту-16А – носитель ядерной свободнопадающей бомбы – имел грузоотсек с термоизоляцией, а обшивка самолета покрывалась специальной защитной краской, предохраняющей от светового излучения ядерного взрыва.

На Ту-16К-10 – носителе самолета-снаряда типа К-ЮС – в носовой части фюзеляжа устанавливались антенны радиолокационной системы наведения К-10С типа «ЕН». В грузоотсеке на балочном дренаже в полуутопленном положении подвешивался самолет-снаряд К-10. За грузоотсеком находилась гермокабина оператора станции «ЕН». Штурман переместился на место штурмана-оператора. Был введен дополнительный топливный бак запуска двигателя самолета-снаряда К-ЮС. Для питания блоков станции «ЕН» добавлен преобразователь П0-4500 (ПО-б000).

Ту-16К-11-16 оснащен самолетами-снарядами типа КСР-2 или КСР-11, расположенными на крыльевых балочных держателях. Возможно использование самолета как бомбардировщика или в комбинированном варианте. В носовой части установлена антенна разведывательной станции «Рица» и РЛС типа «Рубин-1KB». Носовая пушка снята.

Ту-16К-26 вооружен самолетами-снарядами КСР-2, КСР-11 или КСР-5 и по вооружению полностью подобен Ту-16К-11-16 (за исключением узлов подвески КСР-5).

Ту-16К-10-26 несет два самолета-снаряда К-10С или два КСР-5 на подкрыльевых пилонах.

Ту-16Т – самолет-торпедоносец и постановщик мин в грузоотсеке подвешивал торпеды и мины типа РАТ-52, 45-36МАВ, АМО-500 и АМО-1000.

Ту-16П и Ту-16 «Елка» – самолеты РЭП, оборудованные различными системами подавления радиоэлектронных средств противника.

Пассивные и активные средства РЭП монтировались в грузоотсеке и в унифицированном хвостовом отсеке (УХО). По мере уменьшения размеров аппаратуры РЭП и улучшения ее эксплуатационных возможностей эта аппаратура внедрилась практически на всех модификациях самолетов Ту-16.

Самолеты-разведчики Ту-16Р оснащались различными сменными комплектами АРА или НАР А для высотного, маловысотного и ночного фотографирования. В случае использования Ту-16Р (вариант Ту-16Р2) для ночного фотографирования в бомбоотсеке на некоторых держателях подвешивались фотобомбы для подсветки объектов разведки. Под крыльями на пилонах подвешивались, в зависимости от выполняемой задачи, контейнеры с аппаратурой радиотехнической разведки или контейнеры с заборниками и анализаторами радиационной разведки.

ХАРАКТЕРИСТИКИ Ту-16

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 33,00 м; длина самолета 34,80 м; высота самолета 10,36 м; площадь крыла 164,65 м2 .

МАССЫ,кг: нормальная взлетная 72 000 (Ту-16), 76 000 (Ту-16К), пустого самолета 37 200, максимальная взлетная 79 000, максимальная посадочная 55 000 (при посадке на грунтовую ВПП 48 000), топлива и масла 36000.

ЛЕТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. Максимальная скорость на высоте 1050 км/ч; практический потолок 12 800 м; практическая дальность с двумя УР на подкрыльевых узлах подвески 3900 км; практическая дальность полета с боевой нагрузкой 3000 кг 5800 км; перегоночная дальность 7200 км; длина разбега 1850-2600 м; длина пробега 1580-1670 м (с тормозным парашютом 1120-1270 м; максимальная эксплуатационная перегрузка 2.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. По своим основным характеристикам самолет Ту-16 оставался вполне передовым до конца 1950-х годов, превосходя основной американский стратегический бомбардировщик Боинг В-47 «Стратоджет» практически по всем параметрам. В целом Ту-16 соответствовал английскому бомбардировщику Виккерс «Вэлиент» и несколько уступал самолетам Авро «Вулкан» и Хэндли Пейдж «Виктор» по дальности и потолку. В то же время существенным преимуществом туполевской машины явилось ее мощное оборонительное вооружение, компоновка, позволяющая оснащать самолет разнообразным ракетным вооружением, подвешиваемым как под крылом, так и под фюзеляжем, а также способность эксплуатироваться с грунтовых ВПП (уникальное свойство для тяжелого бомбардировщика).

Кроме ВВС и ВМФ СССР, Ту-16 поставлялись Индонезии (20 Ту-16К), Египту и Ираку. Впервые они были использованы во время индонезийско-малазийского конфликта.

Перед «шестидневной войной» в июне 1967 г. ВВС Египта также получили 20 бомбардировщиков Ту-16К с УР КС-1. Эти самолеты, по мнению израильского командования, представляли основную угрозу для территории Израиля и поэтому были уничтожены в первую очередь: в результате массированного удара истреби- тельно-бомбардировочной авиации все Ту, аккуратно выстроенные в линейку на египетских аэродромах и являвшиеся прекрасной мишенью, были выведены из строя в течение первых часов конфликта, ни один бомбардировщик так и не поднялся в воздух.

В 1973 г. египетские ВВС, получившие на вооружение вместо уничтоженных в 1967 г. самолетов новые машины Ту-16У-11-16, сумели «реабилитироваться», успешно применив 10 противорадиолокационных ракет КСР-11 против израильских РЛС. По утверждению египтян, большинство целей было поражено без потерь с арабской стороны. В то же время израильтяне утверждали, что им удалось сбить один бомбардировщик и большинство ракет, при этом было уничтожено два израильских радиолокационных поста и полевой склад боеприпасов на Синайском полуострове. В боевых действиях приняло участие 16 бомбардировщиков, базировавшихся на аэродромах к югу от Синая, вне досягаемости израильской авиации.

После разрыва в 1976 г. военных связей между Египтом и СССР египетские Ту-16 оказались без запасных частей, однако проблему удалось решить, обратившись за помощью к Китаю, поставившему в обмен на истребитель- бомбардировщик МиГ-23БН необходимое оборудование.

В ходе боевых действий в Афганистане Ту-16 наносили бомбовые удары со средних высот, сбрасывая на базы моджахедов свобод- нопадающие бомбы. Вылеты осуществлялись с аэродромов на территории СССР. В частности, мощным бомбардировкам с воздуха с использованием бомбардировщиков Ту-16 были подвергнуты районы, прилегающие к городам Герат и Кандагар. Типовое вооружение самолетов состояло из 12 бомб ФАБ-500 калибром 500 мм.

В ходе ирано-иракской войны Ту-16К-11-16 иракских ВВС наносили неоднократные ракетно-бомбовые удары по объектам в глубине иранской территории (в частности, ими был совершен налет на аэропорт в Тегеране). В ходе боевых действий в районе Персидского залива в 1991 г. иракские Ту-16, почти вылетавшие ресурс, оставались на земле, где частично были уничтожены авиацией союзников.

ТУ-95

Стратегический бомбардировщик

Бомбардировщик Ту-95МС

Еще до первого полета стратегического поршневого бомбардировщика Ту-85 командованием вооруженными силами СССР были выработаны требования к перспективному бомбардировщику, предусматривавшие создание реактивного самолета с необычайно высокими для своего времени характеристиками. В частности, задавалась практическая дальность полета 10 000 км и максимальная скорость 850 км/ч. Разработать новый бомбардировщик было предложено ОКБ А.Н. Туполева – наиболее мощному и опытному конструкторскому коллективу, специализирующемуся в области тяжелого самолетостроения .

Работы по формированию облика скоростного межконтинентального бомбардировщика с газотурбинными двигателями были начаты на туполевской фирме в 1949 г. В их основу были положены исследования ЦАГИ в области аэродинамики стреловидного крыла, а также опыт, накопленный ОКБ при создании стратегического самолета Ту-85. Рассматривались различные конфигурации нового бомбардировщика, изучались практически все типы перспективных двигателей, созданных или создаваемых в стране в то время, а также их комбинации (в частности, прорабатывался проект бомбардировщика с шестью ТРД АМ-3, а также с комбинированной силовой установкой, состоящей из ПД и ТРД).

Проведенные исследования показали, что с существующими ТРД достичь заданных характеристик по дальности не удастся, а сочетание ТРД и ПД не обеспечивает нужной скорости; единственно приемлемым решением было применение турбовинтовых двигателей. Однако ВВС (очевидно, не без влияния сообщений о работах по созданию турбореактивных бомбардировщиков Боинг В-52 и Конвэр В-60 в США) настаивали на применении именно турбореактивных двигателей как обеспечивающих наиболее высокую скорость. А.Н. Туполев, верный своему принципу браться за выполнение лишь реальных задач, отказывался от создания такого самолета, считая, что при существующих тогда ТРД задача постройки реактивного межконтинентального бомбардировщика невыполнима.

Схема самолета Ту-95

Бомбардировщик Ту-95К-22

Такая позиция вызывала раздражение у И.В. Сталина, старавшегося вникать в проблемы военной авиации (что в ряде случаев наносило ущерб делу, ставя решение важнейших технических вопросов в зависимость от суждений «вождя»). В конечном итоге это привело к воссозданию ОКБ В.М. Мясищева и передаче ему заказа на стратегический реактивный бомбардировщик.

В ре зультате фирме В.М. Мясищева был создан своеобразный «режим наибольшего благоприятствования» (в области финансирования, обеспечения материалами и оборудованием, а также комплектования кадрами) по сравнению с другими конструкторскими коллективы, а ОКБ А.Н.Туполева отодвинулось как бы на второй план. Следует отметить, что перемещение В.М.Мясищева из категории «опальных» в «лидеры», разумеется, ни в малейшей степени не связано с какими-либо «придворными интригами» и стремлением «подсидеть» коллег. Тот факт, что В.М. Мясищев вновь получил возможность заняться проектированием бомбардировщиков, свидетельствует в первую очередь о признании (хотя и несколько запоздалом) выдающихся достоинств одного из наиболее талантливых российских авиаконструкторов, который сумел доказать правоту своих взглядов на пути совершенствования стратегической авиации.

Постепенно начал вырисовываться облик новой туполевской стратегической машины – со стреловидным крылом и оперением, фюзеляжем большого удлинения (конструктивно близким фюзеляжу Ту-85) и четырьмя турбовинтовыми двигателями мощностью по 10 000 л. с.

Ty-95MC на стоянке

Ту-95К-22 перед вылетом

Руководство ВВС, делавшее ставку на самолет В.М. Мясищева, все же не было до конца уверено в возможности достижения этой машиной требуемой дальности. В этих условиях (правда, с большим трудом, вопреки сопротивлению ряда высокопоставленных военных) было принято решение параллельно с реактивным бомбардировщиком строить и более «консервативный» (как тогда представлялось) и менее скоростной самолет с ТВД. Одновременно какое-то время еще продолжались и работы по доводке поршневого Ту-85 (таким образом, в СССР в начале 1950-х годов создавались реактивный, турбовинтовой и поршневой стратегические бомбардировщики!).

Правительственное постановление по стратегическому бомбардировщику с ТВД, получившему обозначение «Изделие 95», было принято 11 июля 1951 г. Следует признать, что мнение о «консервативности» конструкции самолета «95» по сравнению с реактивными самолетами того времени было довольно поверхностным: впервые, параллельно с фирмами Мясищева, Боинг и Конвэр, создавалась межконтинентальная скоростная машина со стреловидным крылом большого удлинения, отвечающая самым жестким требованиям к аэродинамическому и весовому совершенству. На первом экземпляре, самолете «95/1», предполагалось установить четыре ТВД 2ТВ-2Ф (4 х 12 000 л. е., двигатель представлял собой два ТВД ТВ-2 Н.Д. Кузнецова, расположенные горизонтально в одной гондоле и работающие на один редуктор, разработку которого возглавлял лично Н.Д. Кузнецов) с соосными четырехлопастными винтами противоположного вращения, созданными ОКБ под руководством К.И. Жданова (винты обладали рекордно высоким КПД на всех режимах от взлета до максимальной скорости). На втором опытном бомбардировщике, «95/2», планировалось применение более совершенных двигателей ТВ-12 (прототип НК-12 Н. Кузнецова, 12 500 л. с.) с увеличенной мощностью и меньшим миделем. В течение восьми месяцев было завершено техническое проектирование нового самолета, а постройка прототипа заняла всего шесть месяцев.

Хвостовая часть Ту-95К-22

Носовая часть Ту-95К-22

Разделка самолетов Ту-95

Штурвал самолета Ту-95МС

Первый полет самолета «95/1» состоялся 12 ноября 1952 г. (командир корабля – А. Перелет). Первоначально испытания проходили вполне успешно, однако 11 мая 1953 г. в 17-м испытательном полете самолет потерпел катастрофу из-за пожара двигателя (погибли летчик-испытатель А.Д. Перелет и бортмеханик A.M. Чернов), что существенно замедлило темпы реализации программы.

Второй опытный самолет, бомбардировщик «95/2» со взлетной массой 168 000 кг, был построен лишь в июле 1954 г. и совершил первый полет 16 февраля 1955 г. (командир – М. Нюхтиков). Весной 1955 г. он был с успехом показан Н.С. Хрущеву и другим руководителям государства и вооруженных сил, которым были представлены также материалы по перспективным модификациям бомбардировщика (в частности, самолету с ракетным вооружением, которое было «слабостью» Хрущева).

ХАРАКТЕРИСТИКИ РАЗЛИЧНЫХ МОДИФИКАЦИЙ САМОЛЕТА ТУ-95

Тип самолета Ту-95 Ту-95М Ту-95К Ту-95МС

Экипаж, чел. 8 8 – 7

Размах крыла, м 50,04 50,04 50,04 50,04

Длина самолета, м 47,09

Длина фюзеляжа, м:

без штанги топливоприемника 44,95

со штангой топливоприемника – - 46,94

Высота самолета, м 12,98 12,98 12,98 12,96

Площадь крыла, м 2 288,9 288,9 288,9 288,9

Массы, кг:

максимальная взлетная 172 000 182 000 185 000 185 000

максимальная полетная (при дозаправке в воздухе) – 187 700

пустого – 94 400

максимальная посадочная – 135 000

Максимальная скорость, км/ч 882 86 – 830

Взлетная скорость, км/ч 300 30 300 300

Посадочная скорость, км/ч 270 27 270 270

Практический потолок, м 11 300 1150 – 9100

Практическая дальность, км (без дозаправки топливом в полете) 15 400 13 200 10 300 11 600

В кабине Ту-95

Через месяц после показа, еще до окончания государственных испытаний, было принято решение о развертывании серийного выпуска нового бомбардировщика, получившего обозначение Ту-95, в Куйбышеве, где раньше строились самолеты Ту-4. В 1955 г., во время традиционного воздушного парада в Москве, посвященного Дню авиации, прошла своеобразная публичная презентация новой машины. Оценки самолета зарубежными специалистами были весьма высокими. Справедливо отмечалось, что в России впервые в мире создан полноценный скоростной самолет с действительно межконтинентальной дальностью. Ту-95 было присвоено натовское кодовое название «Веаг» («Медведь»), что довольно точно отражало «характер» и боевые возможности новой машины.

Вскоре после начала серийного выпуска Ту-95 началась постройка самолета Ту-95М с более мощными двигателями НК-12М (выпуск Ту-95 и Ту-95М, имевших чисто бомбардировочное вооружение, продолжался до 1959 г.).

Бомбардировщик Ту-95 был создан практически одновременно с самолетом В.М. Мясищева М-4, а также американскими бомбардировщиками YB-52 и YB-60, оснащенными ТРД. Как и предполагал А.Н. Туполев, на первых серийных модификациях этих машин практическая дальность была значительно меньше заданной и составляла 8100 км для М-4 и 9600 км для В-52А, в то время как первые серийные турбовинтовые Ту-95 были способны пролететь без посадки с 5 т бомб 13 460 км – почти в полтора раза больше. В то же время разница в максимальной скорости и практическом потолке оказалась незначительной. Модификации стратегических бомбардировщиков с ТРД, способные достичь межконтинентальной дальности (более 10 000 км) – ЗМ (М-6) и B-52G, появились, соответственно, в 1956 и 1958 гг., несколько позже, чем Ту-95 (впрочем, если В.М. Мясищеву и инженерам фирмы «Боинг» на первых образцах своих стратегических реактивных бомбардировщиков не удалось уложиться в заданную дальность, то Ту-95 не достигли заданной максимальной скорости).

Однако, несмотря на огромную дальность Ту-95, военные по вполне понятным причинам всегда стремились приблизить аэродромы базирования ударной авиации к территории потенциального противника. СССР, в отличие от США, не имел военных баз на других континентах, поэтому единственно возможным путем создания передовых авиабаз у берегов Америки явилось освоение дальней авиацией ледяного купола Арктики. В России был накоплен достаточно богатый опыт использования дрейфующих льдин в качестве аэродромов. Еще до войны на полюс садились самолеты ТБ-3, в конце 1940-х годов на дрейфующей льдине базировался полк истребителей ПВО JIa-ll, выполнялись полеты со льда бомбардировщиков Ил-28 и Ту-16, но посадка на дрейфующую льдину машины с массой более 100 т выглядела делом довольно рискованным. Однако задача была успешно решена: в 1958 г. два бомбардировщика Ту-95 успешно сели на аэродром, оборудованный на дрейфующей льдине (некоторые трудности вызывало лишь торможение огромных самолетов во время пробега по льду).

В кабине Ту-95

В кабине Ту-95

Стойка основного шасси Ту-95

Взорвав в 1953 г. первую термоядерную бомбу мощностью 300 кт, советские специалисты настойчиво продолжали работы по повышению мощности ядерных боеприпасов. Кульминацией этих усилий явилось создание в начале 1960-х годов самой мощной в мире термоядерной бомбы с тротиловым эквивалентом более 100 Мт. Для испытания супербомбы был выделен Ту-95. В 1963 г. над архипелагом Новая Земля с него был сброшен боеприпас, мощность которого, правда, была уменьшена на половину и составила 60 Мт. Огромное тело бомбы массой более 20 т не умещалось в бомбовом отсеке самолета, пришлось снять створки бомболюка и разместить ее в полуутопленном положении, что, естественно, несколько ухудшило характеристики бомбардировщика (следует признать, что в конечном итоге восторжествовал здравый смысл и в СССР отказались от создания столь мощных ядерных устройств, было изготовлено лишь три боеприпаса этого типа).

Впрочем, Ту-95 был хорош не только как бомбардировщик. Огромная дальность, высокая экономичность двигателей и внушительная грузоподъемность позволяли использовать переоборудованные машины в качестве пассажирских и транспортных самолетов. Первые работы по «конверсии» Ту-95 были проведены в конце 1950-х годов, когда для перевозки на большие расстояния высокопоставленных лиц два бомбардировщика были переоборудованы в транспортные самолеты Ту-116 (известные также как Ту-114Д – «Дипломатические»). В гермокабине, смонтированной в бомбовом отсеке и снабженной иллюминаторами, размещалось 20-24 человека. Эти самолеты оказались довольно долговечными и использовались в ВВС до конца 1980-х годов, до полной выработки ресурса (одновременно с ОКБ А.Н. Туполева задание на постройку самолета аналогичного назначения получило и ОКБ В.М. Мясищева, создавшее на основе бомбардировщика ЗМ проект двухпалубного пассажирского самолета М-29, который, однако, так и не был построен).

В дальнейшем на базе Ту-95 с использованием крыла от опытного высотного самолета Ту-96 был создан «флагман Аэрофлота» – серийный дальнемагистральный пассажирский самолет Ту-114, проектировалась и военно-транспортная модификация этого само лета, не нашедшая воплощения в металле.

Анализ, проведенный в конце 1950-х годов, подтвердил малую уязвимость бомбардировщика Ту-95 от имевшихся на вооружении потенциальных противников средств ПВО (дозвуковых истребителей-перехватчиков первого поколения с пулеметно-пушечным вооружением, а также ствольной зенитной артиллерии). Однако стремительный прогресс в области истребительной авиации и зенитных ракет потребовал дальнейшего повышения летных характеристик стратегического бомбардировщика.

Ту-95 готовится к полету

Бомбардировщик Ту-95МС

Бомбардировщик Ту-95МС

Ту-95. Хвостовая часть

Еще в 1952 г. было принято решение о постройке усовершенствованного варианта «девяносто пятого» – Ту-96. Самолет должен был иметь практический потолок 17 000 м, дальность полета на этой высоте 9000-10 000 км (с 5000 кг бомб при сбросе их на половине дистанции) и крейсерскую скорость 800-850 км/ч. Летные испытания Ту-96 начались в 1956 г. По сравнению с исходным бомбардировщиком он имел увеличенные размеры, измененную конструкцию кабины и центроплана, на самолете были установлены новые, более мощные ТВД НК-16 (4 х 16 000 л. е.). Однако в дальнейшем работы по программе Ту-96 были прекращены: увеличение практического потолка все же не обеспечивало «выживание» самолета при преодолении системы ПВО, имеющей в своем составе зенитные ракетные комплексы и сверхзвуковые истребители-перехватчики. В дальнейшем ряд элементов конструкции Ту-96 был использован и на других самолетах А.Н. Туполева.

Более перспективным направлением совершенствования бомбардировщика было признано оснащение Ту-95 управляемым ракетным оружием класса «воздух-земля», что позволяло поражать цели, не входя в зону объектовой ПВО противника. Работы по оснащению бомбардировочной авиации ракетным оружием в СССР начались еще в 1944 г., когда часть дальних бомбардировщиков ЕР-2, а позже Пе-8 была вооружена крылатыми ракетами 10-РХ с пульсирующим воздушно- реактивным двигателем. В начале 1950-х годов появились самолеты Ту-4К и Ту-16К с более совершенными противокорабельными крылатыми ракетами КС-1, созданными в ОКБ А.И. Микояна.

В марте 1955 г. начались работы над авиационно-ракетным комплексом Ту-95К-20 с мощной сверхзвуковой крылатой ракетой Х-20, снабженной ядерной БЧ и предназначенной для поражения наземных радиоконтрастных и крупных морских целей. КР была создана в ОКБ А.И. Микояна, имела максимальную дальность пуска до 600 км (в режиме командного наведения – 350 км) и скорость, соответствующую М=2. Ракета размещалась в фюзеляже бомбардировщика в полуутопленном положении, ее наведение осуществлялось по радиокомандам с борта самолета-носителя, следящего за целью и КР, при помощи мощной бортовой РЛС с широким сектором обзора (для наблюдения в задней полусфере обтекатель антенны РЛС имел габариты, превышающие ширину фюзеляжа) или в программном режиме.

Ту-95МС (носовая часть)

Бомбардировщик Ту-95МС

Ту-95МС. Дозаправка в воздухе

Самолет Ту-95К был построен в 1956 г. и принят на вооружение в конце 1959 г., сменив в серии бомбардировщик Ту-95М. Успешному созданию ракетной модификации Ту-95 способствовала компоновка самолета, позволявшая разместить крупногабаритную ракету под фюзеляжем (на самолете ЗМ этому препятствовало велосипедное шасси и малое расстояние между землей и фюзеляжем). В дальнейшем была создана модификация самолета Ту-95Н (Ту-95С30) с мощной крылатой ракетой РСС, разработанной под руководством П.В. Цыбина.

Помимо нанесения ударов по стратегическим целям на территории США, Ту-95 был призван играть важную роль в борьбе с надводными кораблями противника. Эта роль еще более усилилась после появления ракетного вооружения, позволяющего наносить удары по авианосным соединениям без захода в зону ПВО. Однако для более эффективного действия на морских ТВД требовалось дальнейшее увеличение дальности и продолжительности полета бомбардировщика. В мае 1960 г. ОКБ приступило к работам по оснащению самолетов Ту-95 топливоприемником системы дозаправки топливом в полете методом «шланг-конус». Был создан бомбардировщик Ту-95КД – модификация Ту-95К со штангой топливоприемника. Первый полет самолета состоялся 1961 г., отработка системы дозаправки в воздухе была завершена в 1963 г. Ту-95КД строился серийно до 1965 г.

В середине 1960-х гг. на самолетах Ту-95К и Ту-95КД были проведены работы по модернизации БРЭО (бомбардировщики получили обозначение Ту-95КМ).

В октябре 1975 г. совершил первый полет самолет Ту-95К-22, переоборудованный из Ту-95КМ и оснащенный ракетой Х-22, различные модификации которой могли поражать стационарные наземные и морские подвижные цели как ядерными, так и обычными боевыми зарядами. С конца 1970-х гг. в этот вариант было переоборудовано большинство самолетов Ту-95КМ. Ту-22К-22 мог брать на борт одну (под фюзеляжем, в полуутопленном положении) или две (на подкрыльевых узлах подвески) ракеты типа Х-22.

Ту-95 в полете

Оснащение надводных кораблей и подводных лодок противокорабельными крылатыми ракетами большой дальности потребовало создания авиационных средств загоризонтного целеуказания и наведения, размещенных на борту самолета. Ту-95, обладающий большой продолжительностью полета и грузоподъемностью, явился удобной платформой для размещения подобных комплексов. В 1962 г. начались испытания самолета Ту-95РЦ – разведчика-целеуказателя, предназначенного для взаимодействия с кораблями и оснащенного мощной РЛС кругового обзора, антенна которой смонтирована в подфюзеляжном обтекателе. В 1964 г. Ту-95РЦ был принят на вооружение и начал выпускаться серийно. В дальнейшем на базе этой машины было создано семейство противолодочных самолетов и самолетов-ретрансляторов Ту-142, серийно строящихся на Таганрогском авиазаводе.

Продолжались работы по совершенствованию ракетоносных вариантов самолета Ту-95. В начале 1970-х гг. был создан самолет ТУ-95М-5 «Волга» с двумя сверхзвуковыми УР КСР-5 на подкрыльевых узлах подвески (самолет на вооружение не поступал). Новым шагом в совершенствовании авиационного ракетного вооружения явилось создание в нашей стране малогабаритных стратегических крылатых ракет большой дальности с высокоэкономичными ТРДД – аналогов американских ракет ALCM и «Томагавк». Для доставки к цели этого перспективного оружия на базе самолетов Ту-95К-22 и Ту-142МК был создан в 1979 г. стратегический ракетоносец нового поколения – Ту-95МС, принятый на вооружение дальней авиации в 1981 г. и начавший поступать в строевые части в 1984 г. От противолодочного самолета Ту-95МС заимствовал, в частности, крыло со встроенными топливными баками, кабину экипажа, оборонительное вооружение и створки бомболюка. В состав вооружения бомбардировщика включили шесть КР на внутрифюзеляжной барабанной пусковой установке. Кроме того, десять или восемь ракет могут размещаться на четырех подкрыльевых держателях.

Ту-95 в полете

Производство Ту-95МС организовано на заводе в Куйбышеве (Самаре). От предыдущих модификаций новый самолет отличается значительно усовершенствованным БРЭО и составом оборонительного вооружения. В частности, вместо трех башенных установок с шестью пушками АМ-23 на самолете сохранена лишь кормовая установка с двумя двухствольными пушками ГШ-23, унифицированная с установкой самолетов Ту-142МК и Ил-76, применены новые активные и пассивные средства РЭП, замкнутые в единый комплекс.

Серийное производство бомбардировщиков Ту-95МС продолжается и по сей день, что является своеобразным рекордом для самолетов данного класса и характеризует высокий потенциал технического совершенствования, заложенный создателями машины в ее конструкцию.

Самолет находится на вооружении ВВС России (в 1995 г. на вооружении дальней авиации имелось 65 самолета Ту-95МС, а также 56 Ту-95К-22). Кроме того, 14 самолетов Ту-95МС дислоцировано на Украине (в Узине), машины находятся на консервации, и будущее их неопределенно. Сообщалось о намерении Украины использовать бомбардировщики для экологического мониторинга. В соответствии с программой конверсии, разработанной Академией наук Украины и командованием группы дальней авиации вооруженных сил, самолеты Ту-95 после оснащения специальной аппаратурой, установленной вместо вооружения, намечено использовать в качестве «экологических патрулей» под эгидой ООН. Большая дальность беспосадочного полета позволит применять эту машину для обследования районов крупных катастроф, лесных пожаров, анализа состава воздуха в различных слоях атмосферы, а также замеров уровней загрязнения Мирового океана (можно предположить, что эти планы носят в основном пропагандистский характер и их реализация невозможна без заключения договора с Россией, производящей двигатели и запасные части для Ту-95).

Ту-95МС с двуглавым орлом на борту

В начале 1960-х гг. на базе бомбардировщика Ту-95М был создан экспериментальный самолет с ядерным реактором Ту-119 (реактор был установлен в фюзеляже, в дальнейшем предполагалось, что он будет приводить в движение два из четырех двигателей, установленных на самолете. Однако полет самолета на «атомной тяге» так и не состоялся: программа была прекращена по финансовым соображениям, а также, вероятно, еще и потому, что США к этому времени тоже потеряли интерес к самолетам с ЯСУ (в 1956 г. на базе бомбардировщика Конвэр В-36 там был построен экспериментальный самолет с ядерным реактором NB-36H, однако ядерного двигателя на борту этого самолета также не имелось).

Ту-95 применялся в роли самолетов – носителей различных летательных аппаратов (чему способствовала удачная компоновка этой машины). Так, Ту-95К выступал в роли носителя аналога воздушно-космического самолета ЭПОС (экспериментальный пилотируемый орбитальный самолет), представлявшего собой орбитальный корабль двухступенчатой воздушно-космической системы «Спираль». Летные испытания проводил Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР А.Г. Фастовец. Подвеска аналога (небольшого дозвукового самолета «105.11» с несущим корпусом) под фюзеляжем Ту-95К была полувнешней. «105.11» частично размещался в фюзеляже бомбардировщика так, что его кабина до половины остекления уходила за обрез бомбоотсека, с которого были сняты створки, а воздухозаборник двигателя РД-36К оказывался полностью скрытым внутри самолета-носителя. Вначале в полетах без отцепки проверялись возможности только выпуска аналога в воздушный поток на специально удлиненных держателях и включение в таком положении его двигателя. 27 октября 1977 г. состоялся первый успешный полет с отцепкой аналога на высоте 5000 м. В дальнейшем программа «Спираль» была прекращена, однако ее результаты были использованы при создании ВКС «Буран».

Ту-95 широко привлекались также для отработки перспективных силовых установок (под летающей лабораторией можно было подвесить турбореактивный двигатель любого типа или даже фюзеляж небольшого самолета).

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет Ту-95 выполнен по нормальной аэродинамической схеме с высоко распо ложенным стреловидным крылом большого удлинения.

Крыло – стреловидное, свобод- нонесущее, трехлонжеронное (угол стреловидности по 1/4 хорд – 35°, удлинение – 7). Имеются трех- секционные элероны и двухсекционные закрылки. Корневые секции элеронов снабжены триммером. На верхней поверхности каждой консоли установлено три аэродинамических гребня. Передняя кромка крыла оснащена ан- тиобледенительной системой.

Фюзеляж типа полумонокок круглого сечения (диаметр – 2,9 м). Имеются две изолированные гермокабины. На всех самолетах, кроме Ту-95МС, передняя и задняя кабины сообщаются посредством тоннеля с тележкой, на которой могут перемещаться члены экипажа, однако при этом требуется разгерметизация (на последней модификации «95»-го кормовой стрелок полностью изолирован от остального экипажа).

В передней кабине Ту-95МС впереди размещены первый и второй летчики, приборные панели которых снабжены обычными приборами с круговыми шкалами (основные приборы в целом аналогичны установленным в кабинах самолетов Ту-22М и Ту-160). Управление самолетом осуществляется посредством штурвалов, каждый летчик имеет свои РУД (кроме того, двигателями может управлять и бортинженер). По центру приборной доски размещена панель управления автопилотом. Между сиденьями летчиков начинается конвейер-транспортер, служащий для аварийного покидания самолета в воздухе. Непосредственно за летчиками расположено рабочее место бортинженера (справа) и радиооператора (слева). За бортинженером находится небольшой камбуз с плитой, за радиооператором – химический туалет (впрочем, пользоваться сантехникой в полете по каким-то непонятным причинам у летчиков дальней авиации считается «дурным тоном»). Далее по левому борту располагается оператор вооружения, справа находится складное запасное кресло (на котором может располагаться, в частности, проверяющий). Непосредственно за входным люком в полу кабины (наступать на который в полете также считается плохой приметой) спиной к летчикам сидит штурман.

Оперение стреловидное, оснащено антиобледенительной системой. Руль высоты и руль поворота снабжены гидроусилителями, в корневой части руля высоты имеется триммер.

Шасси трехопорное, основные стойки убираются в задние части двигательных гондол.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА состоит из четырех ТВД НК-12 (4 х 9330 кВт/4 х 12 500 л. е.), НК-12М (4 х 11 190 кВт/4 х 15 000 л. е.), НК-12МВ или НК-12МП (4 х 11 190 кВт/4 х 15 000 л. е.).

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Большинство бомбардировщиков оборудовано топливопри- емником системы дозаправки топливом в воздухе.

Для покидания самолета в воздухе используется транспортер с подвижной лентой, «выбрасывающий» членов экипажа через люк в переднюю нишу шасси (при этом створки ниши должны быть открыты и передняя стойка выпущена).

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ Ту-95 и Ту-95М включает панорамную РЛС «Рубидий-ММ», сопряженную через приставку «Цезий» с оптическим бомбардировочным прицелом ОПБ-5. Ту-95К оснащен РЛС обнаружения и наведения УР, работающей в 2-см диапазоне и способной обнаруживать крупную наземную радиоконтрастную цель на удалении до 400 км, а большой боевой корабль (авианосец, линкор или крейсер) на дистанции до 200-250 км.

Станция имеет сектор горизонтального обзора, близкий к круговому. Для управления огнем оборонительного вооружения на самолетах (кроме Ту-95МС и Ту-95К-22) установлен радиоприцел «Криптон». На Ту-95МС сектор обзора бортовой РЛС составляет ±35°; самолет оснащен бортовым радиоэлектронным оборонительным комплексом «Метеор-НМ».

На первых Ту-95 устанавливались радиостанции 1РСБ-70, РСБ-Д и РСИУ-3, переговорное устройство СПУ-14, радиовысотомеры РВ-2 и РВ-10, радиокомпас АРК-5, аппаратура радионавигационной системы «Меридиан», система слепой посадки «Материк» (в дальнейшем БРЭО неоднократно модернизировалось и менялось).

Для контроля результатов бомбометания и плановой аэрофотосъемки на Ту-95 устанавливалось фотооборудование дневной и ночной съемки.

ВООРУЖЕНИЕ. В отсеке вооружения самолетов Ту-95 и Ту-95М размещается бомбовая нагрузка массой до 12 000 кг (допускается подвеска двух бомб ФАБ-6000 или одной ФАБ-9000). Ту-95К и Ту-95КД оснащены УР Х-20, Ту-95К-22 – ракетами типа Х-22 (максимальная дальность пуска 400 км, М=3,5). Возможна подвеска одной (под фюзеляжем) или двух (под крылом) ракет.

Ту-95МС оснащен барабанной внутрифюзеляжной ПУ ПКУ-6-5, рассчитанной на шесть крылатых ракет большой дальности. Кроме того, на внешних узлах подвески может размещаться 10 или 8 крылатых ракет.

Оборонительное вооружение бомбардировщиков Ту-95, Ту-95М и Ту-95К-20 состоит из шести пушек АМ-23 в трех установках с дистанционным управлением. На Ту-95К-22 кормовая установка заменена аппаратурой РЭП. Ту-95МС оснащен двумя пушками ГШ-23 в кормовой установке (унифицирована с самолетами Ту-142М и Ил-78).

Ту-95 различных модификаций широко привлекаются к выполнению боевых задач над акваторией Мирового океана, в частности для слежения за перемещением боевых кораблей иностранных государств. Характерным примером миссии такого рода является поиск 28 июня 1993 г. в Тихом океане авианосного соединения ВМС США в составе атомного ударного авианосца «Линкольн», вышедшего из США на смену авианосцу «Нимитц», несшему боевое дежурство в зоне Персидского залива. Для решения задачи было привлечено четыре самолета Ту-95К-22 из состава дальней авиации российских ВВС. На удалении 1400 км от береговой черты самолеты перехватили работу корабельных РЛС авианосного соединения. Довернув на выявленные источники электромагнитного излучения, экипажи бомбардировщиков на дальности 220 км обнаружили ордер из шести кораблей. Вскоре на дальности три километра были визуально обнаружены четыре корабля, следующие в кильватерном строю. Авианосец находился от них на расстоянии 140 км и шел курсом 190 со скоростью 20 узлов. Первая пара Ту-95К-22 снизилась до высоты 500 м и выполнила его фотографирование. Лишь после второго захода с палубы авианосца на перехват были подняты истребители F/A-18. Вторая пара Ту-95 обнаружила и сфотографировала транспорт снабжения, следовавший отдельно от основной группы.

В ряде случаев самолетам Ту-95 удается сблизиться с авианосным соединением на дистанцию визуальной видимости, оставаясь незамеченными (хотя самолеты имеют достаточно большую величину ЭПР).

ТУ-22

Дальнии бомбардировщик

Бомбардировщик Ту-22

В 1953 г., еще до первого полета бомбардировщика «88», прототипа Ту-16, в ОКБ А.Н. Туполева в инициативном порядке начались работы над тяжелым бомбардировщиком нового поколения – сверхзвуковым самолетом «105», предназначенным для замены самолета Ту-16. По сравнению со своим предшественником новая машина имела существенно от личную компоновку: двигатели, установленные на Ту-16 в центроплане, на бомбардировщике «105» были перенесены в хвостовую часть фюзеляжа, что диктовалось соображениями центровки, аэродинамики («правило площадей»), а также стремлением отказаться от тяжелой и сложной в изготовлении силовой рамы, «окантовывающей» на Ту-16 двигательные отсеки (первоначально рассматривался и проект самолета с двигателями и на подкрыльевых пилонах, как на самолетах Ил-54 и Конвэр В-58 «Хастлер», однако Туполев стремился сохранить под крылом место для возможного размещения внешних узлов подвески).

Создание нового бомбардировщика проходило в трудный для отечественной авиации период, когда Н.С. Хрущев, с «подачи» ряда некомпетентных советников, взял курс на свертывание работ в области пилотируемых самолетов. Было объявлено, что ракета в скором времени станет универсальным средством ведения вооруженной борьбы, заменив традиционную авиацию и артиллерию. Финансирование авиационных ОКБ было уменьшено, многие программы свернуты. В этих условиях А.Н. Туполев, возглавлявший крупнейший в стране авиационный конструкторский коллектив, был вынужден вести напряженную борьбу «за выживание». Программу самолета «105» все же удалось отстоять, причем одним из аргументов, выдвигавшихся искушенным в политике А.Н. Туполевым в пользу этой машины, был и такой: этот самолет должен стать последним пилотируемым бомбардировщиком, необходимым на переходный период, предшествующий полной и окончательной «ракетизации».

Схема самолета Ту-22

Бомбардировщик Ту-22У (Прим OCR – просто Ту-22)

Ту-22 готовится к старту

Хвостовая часть самолета Ту-22

Опытный самолет был построен и облетан в 1958 г. В 1959 г. поднялся в воздух прототип серийного бомбардировщика, самолет «105А». Освоение серийного производства самолета, получившего обозначение Ту-22, началось на авиазаводе в Казани. Первоначально была построена партия из 10 машин Ту-22Б, имеющих чисто бомбардировочное вооружение (самолеты этой модификации в строевые части ДА не передавались и использовались в основном для проведения испытаний). В 1961 г. на авиационном параде в Москве, над Тушинским аэродромом прошла тройка новых бомбардировщиков. Под звуки мелодии «Славься, славься, русский народ» из оперы Глинки «Жизнь за Царя» серебристые машины эффектно промчались мимо трибун, заполненных публикой. Телекамеры центрального телевидения показали в этот момент крупным планом довольное лицо Н.С. Хрущева: очевидно, туполевские машины произвели на него благоприятное впечатление.

Официальное принятие на вооружение самолета Ту-22 состоялось в 1962 г. (через год прекратился и серийный выпуск Ту-16).

Вслед за бомбардировочным вариантом самолета был создан ракетоносец Ту-22К, имеющий чисто ракетное вооружение. Под фюзеляжем в полуутопленном положении размещалась управляемая крылатая ракета Х-22 – к тому времени наиболее мощное в мире оружие данного класса.

Для защиты соединений бомбардировщиков от средств ПВО и истребителей противника был создан самолет Ту-22П, имеющий аппаратуру постановки активных и пассивных помех в метровом, дециметровом и сантиметровом диапазонах радиоволн.

Хвостовая часть самолета Ту-22

Другая модификация самолета – Ту-22Р – оснащалась аппаратурой для ведения радиотехнической, радиолокационной и визуальной разведки, а также для аэрофотосъемки и топографической аэрофотосъемки в оперативной глубине боевых порядков противника во всем диапазоне высот, на скоростях до 1700 км/ч. В ходе эксплуатации самолета состав аппаратуры неоднократно менялся и дополнялся. В фюзеляже Ту-22Р могли размещаться и свободнопадающие бомбы.

Для подготовки и тренировки экипажей бомбардировщиков был создан учебно-боевой самолет Ту-22У, имеющий двойное управление (кабина инструктора размещается за кабиной летчика с превышением над ней в целях обеспечения лучшего обзора).

Строительство Ту-22 всех модификаций велось на Казанском авиационном заводе, где до 1969 г. было выпущено около 300 самолетов этого типа (стоимость одного бомбардировщика составляла 10 млн рублей без учета НИОКР).

КОНСТРУКЦИЯ. Бомбардировщик Ту-22 выполнен по нормальной схеме с низко расположенным крылом, имеющим стреловидность 57° по передней кромке с небольшими наплывами в корневой части. Приблизительно на 1/3 размаха крыла расположены гондолы шасси, частично выступающие за заднюю кромку (решение, характерное и для других самолетов Туполева 1950-1960-х годов). Имеются двухсекционные элероны большой площади и закрылки. На верхней поверхности крыла расположены два аэродинамических гребня.

Фюзеляж самолета, имеющий сечение, близкое к круглому, спроектирован с учетом «правила площадей». В носовой части, сразу за обтекателем РЛС, размещена кабина штурмана-бомбардира. Кабины летчика и бортового оператора радиотехнических и оборонительных систем находятся одна за другой, позади кабины штурмана (оператор сидит спиной по направлению полета). Отличительная особенность Ту-22 – уникальная схема посадки экипажа в самолет: катапультные кресла К-22 оригинальной конструкции, разработанное в ОКБ Г.И. Северина, по направляющим опускаются вниз, «вывешиваясь» из самолета, и летчики поднимаются на них в кабины как на лифтах. Подъем кресел в кабины производится при помощи электролебедок или вручную, для чего требуется вращать специальные штурвалы. Катапультирование всех членов экипажа осуществляется вниз.

За кабиной экипажа находятся два отсека, в одном из которых (с правого борта) размещается спасательная лодка JIAC-3, а в другом – контейнер с НАЗ.

В центральной части фюзеляжа находится бомбовый отсек, по размерам близкий бомбовому отсеку самолета Ту-16. В хвосте самолета, по бокам киля, размещаются двигательные гондолы с нерегулируемыми воздухозаборниками круглого сечения. При взлете их обечайки выдвигаются вперед, образуя щель для доступа дополнительного объема воздуха. Фюзеляж завершается пушечной установкой с дистанционным управлением.

Носовая часть самолета Ту-22

Шасси трехопорное, основные стойки с четырехколесными тележками (убираются в гондолы на крыле), носовая – двухколесная (убирается в фюзеляж поворотом назад). Переднее колесо – управляемое (не перекосом тяг, как на Ту-16, а посредством гидроцилин- дров).

Большая часть поверхности планера Ту-22 – серебристая (анодированный металл), некоторые участки обшивки самолета для защиты от теплового излучения при ядерном взрыве покрываются белой краской (самолеты, состоящие на вооружении Ливии и Ирака, имеют камуфляжную окраску, принятую в ВВС этих стран).

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА.

На самолете установлены два ТРДФ ВД-7М (2 х 156,9 кН/2 х 16 000 кгс, опытные самолеты) или РД-7М-2 (2 х 161,8 кН/2 х 16 500 кгс). Для взлета перегруженного самолета могут применяться стартовые ускорители, крепящиеся к центроплану по бокам бомбового отсека.

ОБОРУДОВАНИЕ. Самолеты первых серий не имели топливо- приемника системы дозаправки топливом в воздухе, в дальнейшем бомбардировщики были оснащены системой «шланг-конус», ставшей стандартной для ВВС.

Самолет Ту-22 в капонире (Прим OCR Ту-22У)

В состав бортового оборудования входит обзорно-прицельная РЛС «Рубин-1» или (на Ту-22К) более мощная станция «ПН», обеспечивающая обнаружение крупных морских целей на большом удалении; оптический бомбардировочный прицел ПСБ-11, РЛС управления огнем оборонительного вооружения ПРС-3, телевизионный прицел оборонительного вооружения ТП-1А, радиовысотомер РВ-25, допплеровский измеритель скорости и угла сноса ДИСС-1, радиокомпас АРК-11.

Для защиты членов экипажа от светового излучения при ядерном взрыве все остекление самолета снабжено автоматическими светозащитными шторками.

На части самолетов в гондолах шасси устанавливаются разбрасыватели дипольных отражателей.

ВООРУЖЕНИЕ самолетов Ту-22Б и Ту-22Р размещено в бомбовом отсеке, имеющем систему обогрева. Максимальная бомбовая нагрузка может достигать 12 000 кг и включает бомбы калибром от 250 до 9000 кг (в частности, 24 ФАБ-500 или одну ФАБ-9000), а также один или несколько спецбоеприпасов. Свободнопа- дающие бомбы размещены на шести кассетных держателях КД-3-22Р, допускающих подвеску бомб калибром до 500 кг, или на четырех КД-3-22Р и двух КД-4-22 (допускают подвеску бомб калибром 500- 1000 кг). Бомбы поднимаются в отсек самолета при помощи съемной лебедки Л-47. Диапазон допустимых скоростей самолета при бомбометании составляет 300-1300 км/ч. Сброс осуществляется одиночно и сериями.

Ту-22К оснащен УР типа Х-22 (диапазон дальностей пуска 140- 400 км, М=3,5, масса ракеты 5700 кг, масса БЧ – 900 кг), имеющей радиокомандное наведение по курсу и дальности и способной поражать малоразмерные наземные и морские цели с высокой точностью, или радиолокационную систему самонаведения (предназначена для поражения морских или стационарных наземных радиолокационно-контрастных целей). Диапазон скоростей самолета-носителя при пуске УР составляет 900-1700 км/ч, диапазон высот пуска 1000-13 000 м.

Оборонительное вооружение – пушка Р-23 (23 мм) в кормовой установке с дистанционным управлением (по радиолокационному и телевизионному каналу).

Ту-22 выруливает на старт

Ту-22 выруливает на старт (Прим OCR оба фото – все-же посадка)

ХАРАКТЕРИСТИКИ ТУ-22К РАЗМЕРЫ. Размах крыла 23,6 м; длина самолета 41,6 м (42,6 м со штангой дозаправки); высота самолета 10,0 м; площадь крыла 162,3 м2 ; угол стреловидности по 1/4 хорд 55°.

МАССЫ, кг: максимальная взлетная 84 000-92 000 (в зависимости от модификации), максимальная взлетная с четырьмя пороховыми ускорителями 94 000 (Ту-22К), нормальная взлетная 85 000, нормальная посадочная 60 000, топлива 42 500.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на высоте 1510 км/ч (с ТРДФ ВД-7М) или 1610 км/ч; практический потолок с боевой нагрузкой на сверхзвуковой скорости 14 700-13 300 м (в зависимости от модификации); практическая дальность полета 4900 км; перегоночная дальность полета 5650 км; дальность полета с одной дозаправкой в воздухе 7150 км; практический радиус действия (в зависимости от профиля полета и боевой нагрузки) 1300-2200 км; длина разбега 2250 м; длина пробега 2170 м (с тормозным парашютом 1650 м); посадочная скорость 310 км/ч.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Ту- 22 в составе советских ВВС ограничивается Афганистаном, где бомбардировщики и разведчики Ту-22, базировавшиеся на советской территории, использовались для нанесения бомбовых ударов по скоплениям мятежников, а также для ведения фоторазведки. Самолеты действовали с больших высот, вне зоны досягаемости ПЗРК «Стингер» и «Стрела», имевшихся у противника. Несколько бомбардировщиков Ту-22 в 1970-х гг. были поставлены ВВС Ирака. Самолеты использовались в ирано-иракской войне, совершая глубокие рейды над иранской территорией и водами Персидского залива и нанося мощные бомбовые удары по промышленным и военным объектам Ирана (в частности, по Тегерану). Высокая скорость Ту-22, способных лететь на «сверхзвуке» с полной бомбовой нагрузкой, делала их малоуязвимыми для средств ПВО, имевшихся у Ирана. В ходе боев один из Ту-22 во время налета на Тегеран получил попадание иранской ракеты, однако сумел благополучно вернуться на аэродром базирования. Имели место и столкновения Ту-22 с иранскими «Фантомами», также завершившиеся без потерь для Ирака.

В боевых действиях в районе Персидского залива в 1991 г. иракские Ту-22 не применялись, однако Саддам Хусейн, по всей видимости, сумел укрыть их от ударов авиации союзников.

Еще одним покупателем Ту-22 явилась Ливия. В 1983 г., во время конфликта с Чадом, поддерживаемым Францией, направившей в эту страну свой экспедиционный корпус, самолеты Ту-22 в ответ на действия французских «Ягуаров», подвергших бомбардировке аэродром Уагадугу, контролируемый проливийскими повстанцами, нанесли удары по аэродрому в столице Чада Нджамене. Во время первого налета бомбардировщики Ту-22 успешно и с большой точностью отбомбились по целям с горизонтального полета. Французские средства ПВО не успели отреагировать на появление бомбардировщиков, шедших на сверхзвуковой скорости. Второй удар по аэродрому 7 сентября 1983 г. был для ливийцев менее удачным: один Ту-22 был сбит ракетой француского ЗРК «Роланд».

Бомбардировщик Ту-22 (Прим OCR – с трудом виден на фоне линейки Ил-76)

ТУ 22М

Дальнии бомбардировщик

Бомбардировщик Ту-22М-0

Этот изящный самолет, напоминающий своими очертаниями истребитель, на сегодняшний день является единственным в мире современным типом среднего бомбардировщика – продолжением династии Ту-4, Ту-16 и Ту-22. Известный широкой публике по своему натовскому «псевдониму» «Бэкфайр», Ту-22М длительное время являлся «камнем преткновения» на советско-американских переговорах по ограничению стратегических вооружений, став в 1970-80-е годы своеобразным символом мощи советской бомбардировочной авиации.

Ту-22, основной дальний бомбардировщик 1960-х годов, имел ряд преимуществ перед американским аналогом – Конвэр В-58 «Хастлер». В то же время туполевская машина обладала и существенными недостатками, снижающими ее боевой потенциал, в частности плохими взлетно-посадочными характеристиками (высокая посадочная скорость, большая потребная длина ВПП), меньшей, чем у своего предшественника – Ту-16, – дальностью полета, плохим обзором из кабины и сравнительно низкими технико-эксплуатационными характеристиками. Поэтому еще в первой половине 1960-х гг. встал вопрос о глубокой модернизации Ту-22 или замене его на новый тип дальнего бомбардировщика.

Работы по перспективным сверхзвуковым бомбардировщикам велись в ОКБ А.Н. Туполева с 1950-х гг. по двум направлениям. По первому из них предполагалось создать дальний бомбардировщик-ракетоносец «125», выполненный по схеме «утка» и оснащенный двумя ТРДДФ НК-6 (2 х 20 000 – 23 000 кгс). Самолет, выполненный с использованием последних технических достижений своего времени, с широким применением в конструкции планера титановых сплавов, должен был выполнять крейсерский полет на скорости до 2500 км/ч и иметь практическую дальность 4500- 4800 км. Аэродинамическое качество на крейсерском режиме должно было достигать 5,8. Вооружение «125» включало тяжелую (стартовая масса 4000 кг) ракету с дальностью 600 км.

Схема самолета Ту-22М-2

Второе направление предусматривало дальнейшую модернизацию бомбардировщика Ту-22 (самолет «105»).

Однако «непопулярность» дальней авиации в высших эшелонах политической власти страны, переоценка боевых возможностей ракетного оружия, а также неблагоприятная экономическая ситуация, сложившаяся в СССР в начале 1960-х годов, делали весьма проблематичным выделение средств на разработку и производство принципиально нового типа дальнего бомбардировщика. По мнению А.Н. Туполева, более перспективным в сложившихся условиях был путь глубокой модернизации уже существующей машины – бомбардировщика Ту-22. Это направление работ получило поддержку и у Н.С. Хрущева, в целом весьма отрицательно относившегося к пилотируемым бомбардировщикам: его удалось убедить в том, что на основе Ту-22 можно создать самолет, который перекроет весь диапазон потребностей дальней авиации. ОКБ совместно с ЦАГИ были подготовлены предложения по глубокой модернизации бомбардировщика «105». Новая машина получила обозначение «106» и в основном сохраняла схему Ту-22.

Однако двигатели НК-6, также размещенные на хвосте, предполагалось расположить в едином пакете со сверхзвуковым воздухозаборником, имеющим вертикальный клин. Крыло имело угол стреловидности 60° и тонкий профиль. По расчетам, при крейсерской скорости 1800 км/ч, при аэродинамическом качестве 4,48 обеспечивалась практическая дальность 2800-3000 км. Прорабатывались и альтернативные варианты компоновки самолета. Так, бомбардировщик «106А» имел двигатели под крылом и Т-образное оперение. Продолжались работы и по менее радикальной модернизации Ту-22 с ТРДФ ВД-7М, в частности, рассматривался вариант самолета с тонким крылом – Ту-22РТК.

Однако вскоре стало очевидно, что однорежимный самолет типа Ту-22, несмотря на внедрение тех или иных технических усовершенствований, уже не может в полной мере удовлетворять требованиям ВВС. В ответ на совершенствование средств ПВО потенциального противника заказчику был нужен самолет, не только способный выполнять сверхзвуковой бросок на большой высоте, но и совершать полет на малой высоте с высокой околозвуковой скоростью. Дальность полета на дозвуковом крейсерском режиме должна была достигать 6000- 7000 км. Еще одним требованием, вызванным быстрым развитием средств доставки ядерного оружия, стало обеспечение улучшенных взлетно-посадочных характеристик: огромные бетонные ВПП стали слишком хорошей мишенью.

Ту-22М-2 на стоянке

В начале 1960-х гг. началась эра крыла изменяемой стреловидности, которое позволяло существенно расширить диапазон боевого применения самолетов и резко улучшить их взлетно-посадочные характеристики. И если достоинства такого крыла применительно к истребительной авиации, как оказалось впоследствии, более чем уравновешивались его недостатками, то для дальнего бомбардировщика изменяемая стреловидность стала весьма ценным приобретением. Такое крыло было решено применить и на модернизированном Ту-22.

Замысел создателей самолета состоял в интеграции хорошо отработанного планера, систем вооружения бомбардировщика Ту-22 с крылом изменяемой стреловидности и перспективными двигателями, создававшимися для сверхзвукового пассажирского самолета Ту-144 (аналогичный подход был применен и при создании первого отечественного самолета с изменяемой стреловидностью крыла – Су-17 – глубокой модернизации истребителя-бомбардировщика Су-7Б). Работы по проекту, получившему обозначение «145», начались в ОКБ А.Н. Туполева в середине 1960-х годов. При создании самолета был использован задел, полученный при работе над проектом «106».

Два двигателя, заключенные в единой гондоле, размещались в хвостовой части фюзеляжа, а шасси стало убираться в неподвижную часть крыла и фюзеляж. Крыло при перекладывании должно было занимать одно из трех фиксированных положений: 20, 65 или 72°. ТРДФ РД-7М-2, устанавливавшиеся на Ту-22, были заменены на более мощные и экономичные двухкон- турные форсированные двигатели НК-144-22 (при сухой массе 2850 кг развивали максимальную тягу без 13 000 кгс и полую форсажную тягу 20 000 кгс). По расчетам, самолет должен был достигать скорости 2500-2700 км/ч и дальности 6000-8000 км (при М меньше 1) и 4000 км (М больше 1). Вооружение должно было состоять из одной ракеты Х-22.

В дальнейшем конфигурация бомбардировщика вновь подверглась изменению. По рекомендациям ЦАГИ, а также из-за стремления улучшить технико-эксплуатационные характеристики машины двигатели были опущены в хвостовую часть фюзеляжа, а регулируемые воздухозаборники (первоначально полукруглого сечения, как у Ту-128, а в дальнейшем – близкие к прямоугольным, с вертикальным клином, как у МИГ-23) размещены по его бокам. Такое компоновочное решение, предполагавшее значительное удлинение каналов воздухозаборников, было далеко не оптимальным с точки зрения достижения весового совершенства, однако устраняло ряд аэродинамических и эксплуатационных проблем. Изменение стреловидности крыла стало плавным (как на самолете Дженерал Дайнэмик F-111) в диапазоне 20-60°.

Бомбардировщик Tу-22M-3

Самолет оснастили трехопорным шасси. Основные стойки, выполненные по рычажно-балансирной схеме, убирались в крыло и фюзеляж (а не крыльевые гондолы, как на Ту-16, Ту-22 и Ту-95). Для обеспечения проходимости самолета по грунтовым аэродромам колеса средней пары шестиколесной тележки основного шасси раздвигались в сторону, увеличивая ширину тележки. Вооружение самолета по сравнению с Ту-22 было усилено и составило три УР Х-22: одна под фюзеляжем и две под крылом.

К моменту завершения технического проектирования изделия «145» (Ту-22М) от исходного Ту-22 остался фактически лишь бомбовый отсек, способный вмещать до 12 000 кг ядерных или обычных свободнопадающих бомб, а также часть бортового радиоэлектронного оборудования и ряд систем. По существу, была создана новая машина, отвечающая требованиям к дальнему бомбардировщику 1970-х годов, предназначенному для решения двух основных задач: нанесения ударов по стратегическ им целям (в пределах континента) и поражения крупных морских целей (в первую очередь – авианосных ударных групп). Кроме того, предполагалось создание и разведывательного варианта самолета. В 1967 г. вышло правительственное постановление по Ту-22М, в котором были заданы основные ЛТХ: максимальная скорость 2300 км/ч и максимальная дальность 7000 км.

Проведение работ по Ту-22М в рамках глубокой модернизации уже имеющейся машины дало А.Н. Туполеву ряд «политических» преимуществ перед основными конкурентами – ОКБ П.О. Сухого и А.С. Яковлева. Фирма Сухого с 1962 г. разрабатывала дальний бомбардировщик Т-4 («изделие 100»), предназначенный для решения тех же задач, что и Ту-22М, но обладающий более высокими расчетными характеристиками (в частности, крейсерской скоростью, соответствующей М-3, и практическим потолком, превышающим 20 км) и принципиально новым ракетным вооружением – двумя гиперзвуковыми ракетами. ОКБ А.С. Яковлева также вело работы по сверхзвуковому бомбардировщику со взлетной массой 100 т, рассчитанному на достижение дальности 7200 км (впрочем, работы по «Яку» были прекращены на ранних этапах реализации программы).

Ту-22М-3 в полете

Несмотря на то что в 1964 г. «ракетомана» и «авиафоба» Н.С. Хрущева сменил Л.И. Брежнев, более лояльно относившийся к авиации, руководство страны было легче убедить в необходимости выделения средств на модернизацию уже существующей техники, чем на закупку чего-либо принципиально нового. (Следует учесть и внешнеполитический фактор: с конца 1960-х между СССР и США начался акитивный переговорный процесс о сокращении стратегических вооружений. В случае успеха переговоров новые бомбардировочные программы могли бы стать жертвой «детанта» («разрядки»).)

Основное преимущество Т-4 заключалось в лучших возможностях по поражению морских целей: имея больший потолок (а следовательно, и радиолокадионый горизонт), «сотка» могла обнаружить корабельное соединение противника на большей дальности. Дальность поражения целей также увеличивалась как за счет использования более современной УР, так и большей кинетической энергии, придаваемой ракете скоростным самолетом в момент пуска. Однако Т-4, несмотря на заинтересованность заказчика, погубила высокая сложность принципиально нового «борта» и вооружения, сроки создания которых постоянно отдалялись, пока в 1975 г. вся программа не была закрыта (несмотря на то что в Казани уже приступили к изготовлению оснастки для серийного выпуска Т-4). А.Н. Туполев, сделавший ставку на использование уже существующего или модернизируемого вооружения и БРЭО на планере, пусть лишь формально, но также являвшимся модернизацией ранее созданной конструкции, оказался победителем в этом конкурсе.

Самолет Ту-22М-3 на вираже

Первый полет опытного самолета Ту-22М-0 (Ту-22КМ), построенного на Казанском авиационном заводе, состоялся 30 августа 1969 г. (машину пилотировал летчик-испытатель В. Борисов). В том же году начались заводские испытания бомбардировщика, продолжавшиеся до 1970 г. Позже было построено еще несколько опытных Ту-22М-0, два из которых в феврале 1973 г. были переданы в Рязанский центр боевого применения дальней авиации, где на них началась подготовка строевых летчиков. Отличительной особенностью первых Ту-22М являлось отсутствие (впервые на бомбардировщиках А.Н. Туполева) оборонительного вооружения; иместо пушечной установки в хвостовой части фюзеляжа размещался контейнер, вмещавший средства РЭП и тормозной парашют.

В 1971 г. на Казанском авиационном заводе началась постройка малой серии бомбардировщиков Ту-22М-1. В отличие от опытных Ту-22М-0, новые машины вновь обрели (по настоянию военных) оборонительное вооружение, состоящее из двух пушек ГШ-23. На самолетах были установлены воздухозаборники несколько измененной формы, ставшие более прямоугольными; обтекатель оптического бомбардировочного прицела был перенесен под центр фюзеляжа (на первых машинах он был установлен с правой стороны), отсек тормозного парашюта переместился в нижнюю часть фюзеляжа. Новинкой явилась и окраска планера в серый цвет (нижняя поверхность фюзеляжа и крыла покрывалась белой, «противоатомной» краской).

Государственные испытания Ту-22М-1 завершились лишь в 1975 г., но уже в 1971 г., не дожидаясь их окончания, началось крупносерийное производство бомбардировщика Ту-22М-2, оснащенного ТРДДФ НК-22 (дальнейшее развитие НК-144-22) с тягой 22 000 кгс. В ходе испытаний бомбардировщик развил скорость 1800 км/ч и показал дальность 5100 км. В 1976 г. этот самолет был официально принят на вооружение.

Хотя Ту-22М-2 и не был оснащен, как американский бомбардировщик Рокуэлл В-1, системой автоматического огибания рельефа местности, он был способен совершать относительно продолжительные маловысотные «броски», уклоняясь от поражения средствами ПВО противника, при этом заданная высота поддерживалась автоматически, при помощи радиовысотомера. О боевых возможностях новой машины свидетельствовал, в частности, дальний маловысотный перелет, совершенный в 1975 г. на высотах 40-60 м группой самолетов Ту-22М-2, возглавляемой нынешним главнокомандующим ВВС России П.С. Дейнекиным.

Ту-22М-3 в полете (Прим OCR – вообще-то Ту-95)

На базе ТРДДФ НК-22 в ОКБ Н. Кузнецова был разработан новый, более мощный и экономичный трехвальный двигатель с электронной системой управления НК-25 (25 000 кгс). В 1974 г. новый ТРДДФ установили на специально переоборудованный Ту-22М-2, получивший новое обозначение – Ту-22М-2Е. Под этот двигатель в 1977 г. была создана следующая модификация бомбардировщика – Ту-22М-3. Самолет имел новый, «ковшовый» воздухозаборник с горизонтальным клином, что обеспечило двигателю более «комфортные» условия работы. Аэродинамика самолета была улучшена за счет придания удлиненной на 0,8 м носовой части фюзеляжа более острых обводов. Кроме того, исчез «аппендикс» штанги топливоприемника системы дозаправки топливом в воздухе, демонтированной на всех Ту-22М в соответствии с протоколом договора ОСВ-2 (впрочем, на нескольких первых серийных Ту-22М-3 штангу успели установить, и она была снята уже позже, после передачи бомбардировщиков в строевые части).

Конструкторы также несколько «обжали» хвостовую часть фюзеляжа, где вместо двух установили одну пушку ГШ-23. Максимальный угол стреловидности крыла для достижения более высоких скоростных характеристик был увеличен с 60 до 65°. Удалось облегчить ряд силовых элементов планера, с целью снижения массы отказались и от раздвижения средней пары колес основного шасси (практика показала, что эксплуатация самолетов класса Ту-22М с грунтовых ВПП – дело весьма сомнительное). В то же время была несколько усилена конструкция крыла (был учтен опыт эксплуатации Ту-22М ранних модификаций). Бомбардировщик оснастили электрической системой переменного тока стабильной частоты, включающей гидромеханические привод-генераторы постоянных оборотов (это позволило отказаться от громоздких электромашинных преобразователей). В системе постоянного тока появились бесконтактные генераторы и аккумуляторы новой конструкции. Более компактной и эффективной стала система кондиционирования воздуха, была улучшена компоновка кабин экипажа.

Бомбардировщик Ту-22М-3

Ту-22М-3. Хвостовая часть

Ракетное вооружение самолета было значительно усилено: в дополнение к противокорабельным крылатым ракетам типа Х-22 самолет получил аэробаллистические ракеты малой дальности (шесть УР этого типа разместились на многопозиционной пусковой установке в фюзеляже и еще четыре ракеты – на внешних узлах подвески).

Первый полет Ту-22М-3 состоялся 20 июня 1977 г., а в 1983 г. самолет был принят на вооружение ВВС. В дальнейшем на базе Ту-22М-3 был создан самолет-разведчик, оснащенный комплексом разнообразной разведывательной аппаратуры.

В соответствии с советско-американской договоренностью, максимальный темп выпуска Ту-22М ограничивался 30 самолетами в год, однако с 1991 г. объемы производства значительно сократились. Тем не менее, несмотря на экономические трудности, переживаемые страной, новые бомбардировщики Ту-22М-3 продолжают поступать на вооружение частей дальней и морской авиации.

В результате грядущего исключения из состава российских ВВС физически и морально устаревших Ту-16 и Ту-22, а также неизбежного в скором будущем списания из-за выработки ресурса самолетов Ту-22М-2, со второй половины 1990-х годов Ту-22М-3 останется единственным средним бомбардировщиком российских ВВС, а также самой массовой в мире машиной дальней авиации.

Приборная доска Ту-22М-3

В кабине самолета Ту-22М-3

В кабине самолета Ту-22М-3

В 1992 г. Ту-22М-3 впервые демонстрировался на международной авиационной выставке в Фарнборо (Великобритания). Несмотря на обычный ангажированный скептический тон оценок российской авиационной техники в западной авиационной печати, удивление зарубежных специалистов вызвала огромная масса боевой нагрузки самолета (24 000 кг), сравнимая лишь с боевой нагрузкой бомбардировщика В-52. Ряд стран «третьего мира» (в частности, Китай и Иран) проявил заинтересованность в приобретении Ту-22М-3. Однако возможность поставок столь мощных боевых самолетов за рубеж вызвала неоднозначную реакцию как в странах Запада, так и в самой России, где высказываются опасения, что доход от продажи бомбардировщиков не превысит тех сумм, которые потребуются для усиления собственной ПВО, вызванного появлением у соседей нового ударного средства.

КОНСТРУКЦИЯ. Самолет Ту-22М-3 выполнен по нормальной аэродинамической схеме с низко расположенным крылом изменяемой геометрии. Конструкция планера выполнена в основном из алюминиевых сплавов.

Фюзеляж типа полумонокок, в нижней части размещен отсек РЛС, закрытый радиопрозрачным обтекателем. Передняя часть фюзеляжа имеет сечение, близкое к овальному. В центральной части расположен отсек вооружения, конструкция створок которого позволяет подвешивать одну УР типа Х-22 в полуутопленном положении.

Экипаж самолета размещается в герметизированной кабине, состоящей из двух отделений: в переднем располагаются командир экипажа и второй летчик, сидящие рядом, во втором – также размещенные рядом операторы.

Крыло состоит из неподвижной части и поворотных консолей (могут устанавливаться в положение с углом стреловидности 20, 30 и 65°). На носке консолей по всему размаху установлены предкрылки. На задней комке имеются элевоны и трехсекционные закрылки, перед которыми установлены трехсекционные интерцепторы. В крыле установлены интегральные топливные баки.

Хвостовая пушка самолета Ту-22М-3

Ракета Х-22

Шасси трехопорное. Основные стойки, снабженные шестиколесными тележками, убираются в крыло и фюзеляж поворотом по размаху. Носовая двухколесная стойка убирается в фюзеляж поворотом назад.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. Самолет оснащен двумя двухконтурными турбореактивными многорежимными форсированными двигателями НК-25 (14 500 кгс без ф. к. и 2 х 25 000 кгс с ф. к.), созданными ОКБ Н.Д. Кузнецова и являющимися дальнейшим развитием ТРДДФ НК-144, разработанного для сверхзвукового пассажирского самолета Ту-144.

Компрессор ТРДДФ имеет трехступенчатый вентилятор, пять ступеней среднего давления и семь ступеней высокого давления. Лопатки компрессора изготовлены из титана, стали и (в контуре высокого давления) высокопрочного никелевого сплава.

Камера сгорания – кольцевая, с испарительными форсунками, обеспечивающая бездымное горение и стабильный температурный режим.

Турбина имеет одну ступень высокого давления, одну промежуточную ступень и две ступени низкого давления.

Сопло регулируемое.

Система управления двигателем – электрическая, с гидромеханическим дублированием.

Конструктивно ТРДДФ НК-25 близок к двигателю НК-32, установленному на самолете Ту-160, и отличается главным образом размещением коробки приводов и конструкцией сопла.

ОБОРУДОВАНИЕ. Все члены экипажа снабжены катапультными креслами КТ-1, объединенными в комплекс, обеспечивающий принудительное или раздельное катапультирование в определенной последовательности. Масса кресла – 145 кг, минимальная скорость покидания самолета при раздельном катапультировании на высотах до 60 м – 130 км/ч, при принудительном – 300 км/ч, на большей высоте скорость катапультирования не ограничена. Диапазон высот катапультирования – от 0 м до практического потолка.

Вооружение самолета Ту-22М-3 (Прим OCR – Ту-160)

Вооружение самолета Ту-22М-3

За кабиной экипажа в специальном отсеке размещается надувной спасательный плот.

Самолет оснащен прицельно- навигационной системой, включающей РЛС большой мощности ПНА, обеспечивающей обнаружение и прицеливание по наземным и морским целям на большой дальности, и оптическим бомбардировочным прицелом с телевизионным каналом, способным применяться в темное и светлое время суток. Имеется дублированная ИНС, радионавигационное оборудование. Маловысотный полет обеспечивает система автоматического поддержания высоты, получающая информацию от радиовысотомера.

Для управления оборонительным вооружением в хвостовой части, под килем, размещены РЛС и телевизионный прицел.

Средства РЭП включают системы радиоразведки и оповещения об облучении, активные системы постановки помех, устройства выброса дипольных отражателей и ИК ловушек (блоки выброса пассивных помех размещены в районе узлов крепления поворотных стабилизаторов).

Для оповещения о приближении ракет противника в верхней части фюзеляжа, за кабиной, расположена ИК станция с полусферическим обтекателем фасеточной формы.

ВООРУЖЕНИЕ. Ракетное вооружение самолета Ту-22М-2 состоит из одной (под фюзеляжем в полуутопленном положении), двух (под крылом) или трех (перегрузочный вариант) УР типа Х-22, предназначенных для поражения крупных морских целей и РЛС противника на дальностях 140-500 км (М=3,5). На базе УР Х-22 создана также ракета – ложная цель, способная имитировать полет бомбардировщика, отвлекая на себя огонь средств ПВО противника.

Вооружение Ту-22М-3 усилено аэробаллистическими ракетами, предназначенными для уничтожения стационарных целей или РЛС противника. Противокорабельный вариант ракеты способен поражать крупные надводные цели на дальности до 150 км (масса ракеты 1200 кг, масса БЧ 150 кг, М=5,0). Шесть УР размещаются в фюзеляже на барабанной ПУ, еще четыре ракеты могут устанавливаться на внешних узлах подвески. Возможно совместное применение с управляемой ракетой Х-22.

Бомбовое вооружение, состоящее из обычных и ядерных свободнопадающих бомб общей массой до 24 000 кг, располагается в фюзеляже (до 12 000 кг) и на четырех узлах внешней подвески на девятизамковых балочных держателях (типовые варианты бомбовой нагрузки – 69 ФАБ-250 или 8 ФАБ-1500). Максимальный калибр боеприпаса, размещение которого допускается в бомбовом отсеке, 9000 кг. В перспективе предполагается вооружение самолета Ту-22М-3 высокоточным оружием нового поколения.

ХАРАКТЕРИСТИКИ РАЗЛИЧНЫХ МОДИФИКАЦИЙ САМОЛЕТА ТУ-22М

Тип самолета Ту-22 М-0 Ту-22 М-1 Ту-22 М-2 Ту-22 М-3

Год первого полета 1969 1971 1972 1977

Размах крыла, м:

при минимальной стреловидности 31,60 34,28 34,28 34,28

при максимальной стреловидности 22,75 25,00 25,00 23,30

Длина самолета, м 41,50 41,50 41,46 42,46

Высота самолета, м – - 11,05 11,05

Площадь крыла, м 2

при минимальной стреловидности – 183,6 183,6 183,6

при максимальной стреловидности – 1 – 175,8

Максимальная взлетная масса, кг 121,0 122,0 122,0 124,0

Максимальная взлетная масса со

стартовыми ускорителями, кг – - – 126,4

Максимальная посадочная масса, кг – - – 88,0

Нормальная посадочная масса, кг – - – 78,0

Масса топлива, кг 53,5 53,5 53,5 53,5

Максимальная скорость, км/ч 1530 1660 1800 2300

Практический потолок, м 13 000 13 000 13 000 14 000

Перегоночная дальность, км 4140 5000 5100 -

Практический радиус действия, км – - 2200 2200

Длина разбега, м – - – 1920

Длина пробега, м – - – 1250

Посадочная скорость, км/ч – - – 285

Оборонительное вооружение – две пушки ГШ-23 (23 мм, Ту-22М-2) или одна пушка ГШ-23 с укороченным блоком стволов, установленных вертикально (4000 выстр./мин, Ту-22М-3). Управление артиллерийским огнем – дистанционное, по телевизионному и радиолокационному каналам.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Самолеты Ту-22М-2 и Ту-22М-3 применялись на заключительном этапе войны в Афганистане, где они наносили мощные бомбовые удары по скоплениям войск про тивника (использовались, в частности, бомбы большой мощности ФАБ-3000).

В конце 1993 г. в составе российской дальней авиации насчитывалось 100 самолетов Ту-22М-2 и Ту-22М-3. Еще 165 машинами этого типа располагала российская морская авиация. Некоторое количество самолетов Ту-22М имелось и на аэродромах Украины. Несмотря на изменение международных реалий, в настоящее время Ту-22М сохранили свое значение как стратегическое ударное средство. Базируясь в глубине российской территории, они могут держать под прицелом горячие точки как ближнего, так и дальнего зарубежья. При оснащении их высокоточным тактическим оружием они смогут наносить «обезоруживающие» удары по противнику при малом времени реакции, оставаясь малоуязвимыми для современных средств ПВО. Замедление темпов переоснащения российского флота новыми кораблями, неопределенность с программой строительства авианосного флота увеличивают роль противокорабельной авиации берегового базирования. Все это делает Ту-22М-3 на протяжении 1990-х годов одним из ключевых типов боевых машин авиационного парка России.

Ту-160

Стратегический бомбардировщик

Ту-160 выруливает на старт

Историю создания этой машины следует начать с 1970-х годов, когда ряд ведущих авиационных ОКБ страны в содружестве с ЦАГИ и другими отраслевыми институтами приступил к работам по формированию облика перспективного сверхзвукового бомбардировщика, предназначенного для замены морально устаревших самолетов ЗМ и Ту-95 и призванного играть роль «противовеса» американскому стратегическому самолету Рокуэлл В-1, техническое проектирование которого началось в 1970 г.

Помимо ОКБ А.Н. Туполева, признанного лидера в области бомбардировочной авиации, в конкурсе проектов приняло участие ОКБ П.О. Сухого, предложившее увеличенный вариант своей «сотки» – сверхзвукового среднего бомбардировщика Т-4 с треугольным крылом (новую машину предполагалось оснастить крылом с изменяемой геометрией), и фирма В.М. Мясищева, воссозданная в 1967 г. после ее ликвидации Хрущевым в 1960 г.

ОКБ Туполева представило на конкурс первоначальный проект бомбардировщика со специальным крылом, внешне напоминающего сверхзвуковой пассажирский самолет Ту-144. (Еще при работе над СПС просматривались варианты военного использования этой машины. В частности, был проработан ракетоносец, самолет РЭБ и даже военно-транспортный самолет.) В проекте в максимальной степени использовался технический задел, полученный фирмой при работе над Ту-144, что сулило немалую экономию средств и времени, однако выбранная конфигурация не обеспечивала необходимой дальности при полете на дозвуковой скорости.

По мнению генерал-полковника В.В. Решетникова, занимавшего в то время пост командующего дальней авиацией, понятие «конкурс проектов» было достаточно условным.

Схема самолета Ту-160

Бомбардировщик Ту-160

Самолет Ту-160 в полете

Самолет М-18 – один из конкурентов Ту-160

Главнокомандующий ВВС П.С. Кутахов опасался, как бы П.О. Сухой не «бросился» в тяжелую авиацию, так как это ставило под удар дальнейшее развитие тактических боевых самолетов, на которых традиционно специализировалось ОКБ. Опасения Кутахова имели под собой некоторые основания: сравнительно недавно (в 1969 г.) в этом коллективе были начаты работы по созданию крайне необходимого ВВС истребителя четвертого поколения Т-10 (прототип Су-27), рассматривавшегося как ответ на появление американского самолета завоевания превосходства в воздухе Макдоннелл-Дуглас F-15, с которым, по оценкам военных, уже не могли соперничать на равных наши МиГ-23. Кроме того, ОКБ было загружено проектными работами по штурмовику Су-25 и внедряло с 1972 г. в серийное производство фронтовой бомбардировщик Су-24.

В то же время П.О. Сухой уделял основное внимание работам по созданию тяжелого бомбардировщика средней дальности Т-4, который становился постепенно его «любимым дитя». Начало полномасштабных работ над стратегическим самолетом могло окончательно увести это ОКБ в тяжелую авиацию, ослабив тем самым истребительное и штурмовое направления. В.М. Мясищев специализировался на тяжелых самолетах, и созданные ранее под его руководством стратегические бомбардировщики ЗМ и М-50 относятся к крупнейшим достижениям отечественной авиации. Подготовленные В.М. Мясищевым в 1974 г. проекты новых машин с изменяемой стреловидностью крыла М-20 и М-18 («тонкофюзеляжная щучка», как любовно называл ее В.В. Решетников, симпатизировавший мясищевской фирме). М-18 был близок по общей конфигурации к В-1 А, М-20 был выполнен по схеме «утка». Самолеты В.М. Мясищева, так же как и проект бомбардировщика П.О. Сухого, отличались высокими характеристиками и большими потенциальными возможностями.

Самолет Ту-160 (вид сзади)

Взлет самолета Ту-160

Однако у руководства Министерства обороны и ВВС не было полной уверенности в том, что сравнительно малочисленное и «молодое» ОКБ, вновь организованное Мясищевым в 1967 г. на Экспериментальном машиностроительном заводе (ЭМЗ) в Жуковском, выполнит задачу создания нового самолета в назначенные сроки и на должном уровне. Это связывалось с ограниченностью ресурсов ЭМЗ, который был образован на основе летно-испытатель- ной и доводочной базы (ЛИиДБ) ОКБ-23 – прежней мясищевской фирмы. В результате для разработки нового стратегического бомбардировщика Мясищеву необходимо было воссоздать мощную производственную базу, что при его независимом характере и немолодом уже возрасте (за 70 лет) было проблематично. Трудно было бы и собрать для работы над перспективным бомбардировщиком необходимый коллектив специалистов, имевших опыт работы по тяжелым машинам (многие участники создания самолетов ЗМ и М-50 уже «прижились» на новых фирмах и вряд ли захотели бы еще раз менять место работы).

Можно предположить, что ОКБ В.М. Мясищева всерьез и не рассматривалось в качестве потенциального создателя нового самолета, а Кутаховым и Гречко была разыграна своеобразная «мясищевская карта», для того чтобы сделать Туполева посговорчивей.

Первоначальный проект бомбардировщика с оживальным крылом туполевской фирмы был представлен на одном из первых заседаний конкурсной комиссии непосредственно А.А. Туполевым, возглавившим ОКБ после кончины в 1972 г. А.Н. Туполева. Однако, после довольно эмоционального обсуждения проект не получил поддержки военных («Вы нам предлагаете фактически пассажирский самолет!» – заявил В.В. Решетников на этом заседании).

Еще на раннем этапе работы по программе прорабатывалась и схема бомбардировщика с крылом изменяемой геометрии, однако А.Н. Туполев и С.М. Егер, возглавлявший группу общих видов, сомневались в возможности получения при такой конфигурации необходимой весовой отдачи (здесь сказался здоровый консерватизм А.Н. Туполева, его стремление использовать только те решения, в возможности реализации которых была полная уверенность). Кроме того, специалисты туполевской фирмы вполне резонно считали, что основное назначение отечественного стратегического бомбардировщика должно состоять в нанесении в первую очередь ударов по крупным морским целям, представлявшим серьезную угрозу для России, уступающей основным потенциальным противникам по мощи военно-морского флота. А для решения задач борьбы с авианосцами требовался прежде всего высотный скоростной самолет, концепции которого наиболее полно соответствовал проект машины с оживальным крылом.

Взлет самолета Ту-160

Однако военные настаивали на создании многорежимного самолета, а ведущим специалистам ЦАГИ – Г.П. Свищеву и Г.С. Бюшгенсу удалось убедить руководство ОКБ в реальности достижения заданных заказчиком параметров при условии применения в конструкции машины перспективных материалов и технологий.

После неудачи с вариантом самолета, снабженного оживальным крылом, проект бомбардировщика «70» с изменяемой геометрией крыла был представлен на конкурс и получил в 1975 г. одобрение заказчика. Этот проект был поддержан и Д.Ф. Устиновым, ставшим в 1976 г. министром обороны и маршалом Советского Союза.

Следует признать, что если выбор ОКБ им. А.Н. Туполева для разработки новой стратегической машины и был предопределен обстоятельствами не технического характера, то эти обстоятельства были достаточно весомы и принятое решение было, как представляется, объективно верным.

ОКБ Туполева к началу 1970-х гг. обладало уникальным опытом работ в области тяжелобомбардировочной авиации. Благодаря усилиям этого коллектива были созданы практически все послевоенные серийные средние бомбардировщики (Ту-16, Ту-22, Ту-22М), основной стратегический бомбардировщик Ту-95, а также значительная часть парка пассажирской авиации (Ту-104, Ту-114, Ту-124, Ту-134, Ту-154 и первый в мире серийный СПС Ту-144). Имелся опыт проектирования сверхзвуковых бомбардировщиков, выполненных по схеме «утка», а также других машин, не имеющих мировых аналогов (здесь следует отметить, в частности, работы по исследованию сверхзвукового тяжелого бомбардировщика с турбовинтовыми двигателями, которые велись в конце 1950-х гг.). Безусловно, ОКБ располагало всеми необходимыми производственными и интеллектуальными ресурсами для выполнения заказа в заданные, достаточно жесткие, сроки и на необходимом качественном уровне. Кроме того, если один из участников конкурса, ОКБ П.О. Сухого, был явно перегружен военной тематикой, то ОКБ Туполева в начале 1970-х гг. имел довольно «тощий» портфель оборонных заказов (велись работы над бомбардировщиком Ту-22М, который создавался как глубокая модернизация самолета Ту-22, а также рядом ДПЛА). Поэтому передача заказа на новый бомбардировщик Туполеву решала не только технические, но и социальные задачи: обеспечивала перспективной работой коллектив фирмы и поддерживало на необходимом уровне его творческий потенциал.

Самолет Ту-160 в полете

При создании «семидесятки» рассматривались различные варианты компоновочных схем. В частности, велись работы над самолетом с двигателями, расположенными в крыле вертикально. Воздухозаборник имел два канала сложной конфигурации, огибавших балку центроплана сверху и снизу. Такая схема обеспечивала наилучшую аэродинамику и уменьшение ЭПР; однако была сложна технологически: кроме того, вызывала сомнения боевая живучесть вертикальной связки двух двигателей. Был построен натурный макет самолета с вертикальным расположением ТРДДФ, однако в дальнейшем была выбрана более простая схема с двигателями в мотогондолах под неподвижной частью крыла, как на В-1 и М-18.

Внешне новая машина напоминала бомбардировщик В-1, однако это подобие объяснялось не техническим плагиатом, а сходством требований, предъявляемых к американскому самолету и «изделию 70». Впрочем, сходство было чисто внешним: компоновочные и конструктивные решения, реализованные при создании «семидесятки» и В-1, были различны. При проектировании машины коллектив ОКБ опирался на собственный огромный опыт. Для достижения заданного уровня боевой эффективности потребовалось существенно оптимизировать конструктивно-компоновочную схему самолета, создать новые, высокопрочные конструкционные материалы и полуфабрикаты из высокопрочных алюминиевых и титановых сплавов, разработать уникальное технологическое и станочное оборудование. Учитывая сложность и масштабность задач, этой работой непосредственно руководил министр авиационной промышленности П.В. Дементьев.

Впервые при проектировании самолета значительное внимание уделялось снижению радиолокационной и ИК заметности (в дальнейшем это получило «модное» название «технология Стелс»).

Общее руководство программой осуществлялось генеральным конструктором А.А. Туполевым, разработка и постройка самолета велась под непосредственным руководством главного конструктора В.И.Близнюка и его заместителей – Л.H. Базенкова и A.Л. Пухова. В программе принимали участие коллективы ЦАГИ, ЛИИ, НИАС, ВИАМ, НИАТ, КБ и объединений «Труд», «Радуга», МИЭА, «Электроавтоматика», а также сотен других предприятий МАП и смежных отраслей промышленности.

Ту-160 (вид сзади)

Бомбардировщик Ту-160 в полете

В 1977 г. в ОКБ им. Кузнецова в Самаре началась разработка двигателя для многорежимного бомбардировщика. ТРДДФ НК-32 создавался на базе двигателей НК-144, НК-22 и НК-25, устанавливаемых на СПС Ту-144 первых серий, а также бомбардировщиках Ту-22М2 и Ту-22МЗ.

Летные испытания новых ТРДДФ НК-32 были начаты в 1980 г. на летающей лаборатории Ту-95.

Сжатые сроки создания новой машины диктовали необходимость установки на самолет уже отработанных систем бортового радиоэлектронного оборудования, использованных, в частности, на бомбардировщике Ту-22М. На первой модификации Ту-160 было решено отказаться от применения экранных индикаторов в кабине летчиков (как показал опыт освоения выпуска этих приборов для пассажирских самолетов Ту-204 и Ил-96, такое решение оказалось оправданным). Различную радиоэлектронную «экзотику» предполагалось внедрять при создании новых вариантов бомбардировщика.

Бомбардировщик Ту-160 в полете

В ОКБ им. А.Н.Туполева было построено два «летных» экземпляра «семидесятки», а также один планер для статиспытаний. 19 декабря 1981 г. новый самолет, пилотируемый экипажем под командованием летчика-испытателя Б.И. Веремея, впервые поднялся в воздух с аэродрома ЛИИ им. Громова в Жуковском.

Вскоре к опытным «семидесяткам» присоединились самолеты головной партии, в относительно короткие сроки построенные на Казанском авиационном заводе (значительный вклад в освоение выпуска машины внесли генеральный директор завода В.Е. Копылов, главный инженер С.Г. Хисамутдинов и его заместитель Н.Р.Ахтямов).

Испытания бомбардировщика велись на летно-доводочной базе фирмы Туполева в Жуковском бригадой испытателей под руководством В.Т. Климова, В.Г. Михайлова и А.К. Яшукова. Летали летчики испытатели Б.И. Ве- ремей, С.Т. Агапов, В.Н. Матвеев, штурман М.М. Козел. В дальнейшем к доводке самолета были подключены летчики-испытатели ГК НИИВВС Л.В. Козлов, М.И. Поздняков, B.C. Смирнов, С.Д. Осипов, H.III. Саттаров, В.Н. Неретин и другие под руководством Л.И. Агурина.

Еще до принятия на вооружение самолет получил военное обозначение Ту-160. На Западе, в соответствии с натовской классификацией, его окрестили «Блэк Джек». (Впервые американцам удалось сфотографировать новую машину 25 ноября 1981 г., за 26 дней до ее первого полета. Несколько позже на страницах зарубежной авиационной печати появилась довольно «туманная» фотография, на которой был изображен Ту-160, стоящий в окружении двух Ту-144. Первоначально у нас считали, что изображение получено с разведывательного искусственного спутника Земли (такой версии придерживались и американские средства массовой информации), однако в дальнейшем выяснилось, что «Ту» был сфотографирован с самолета, очевидно, взлетающего или садящегося на гражданский аэродром Быково, находящийся рядом с ЛИИ.)

Бомбардировщик Ту-160 в полете

Первый самолет поступил в строевую часть дальней авиации – 184-й бомбардировочный авиационный полк, дислоцированный на Украине (в г. Прилуки), ранее вооруженный самолетами Ту-16 и Ту-22МЗ, – в мае 1987 г. Таким образом, от первого полета новой машины до поступления ее в строевую часть прошло чуть более пяти лет – срок рекордно малый для самолетов такого класса. Однако в дальнейшем темп развертывания Ту-160 несколько замедлился: к концу 1991 г. в Прилу- ках находилось лишь 19 Ту-160 (две эскадрильи) и одна тренировочная эскадрилья, оснащенная учебно-тренировочными самолетами Ту-134УВЛ. Причина этого заключается в экономических трудностях, охвативших страну. Огромная дорогостоящая машина, для постройки которой требовались согласованные действия множества смежников, быстро ощутила на себе развал экономических связей внутри Союза.

Впрочем, над Ту-160 сгущались не только экономические, но и политические тучи. Согласно первоначальным планам предполагалось построить 100 бомбардировщиков этого типа – ровно столько, сколько построено самолетов Рокуэлл В-1 В – американского аналога нашей машины. Однако в январе 1992 г. президент России Б.Н.Ельцин объявил о прекращении серийного выпуска Ту-160, что ограничивало общее число построенных самолетов этого типа 36 единицами. Другой «удар» по самолету нанес развал СССР и фактическая «приватизация» 19 бомбардировщиков (т. е. почти всего парка машин этого типа) в Прилуках. Начались долгие политические споры и дележ самолетов, а в это время бомбардировщики стояли под чехлами на стоянках, а летчики, прикованные к земле, теряли свою квалификацию.

Однако в 1992 г. здравый смысл хотя и частично, но все же возобладал, и было принято решение о продолжении серийного выпуска Ту-160, а также о создании на территории России, в районе г.Энгельса, бомбардировочного полка, оснащенного этими самолетами (туда же была переведена и часть летчиков и штурманов из Прилук, переучившихся на Ту-160 и не захотевших принять украинскую присягу).

Дозаправка в воздухе Ту-160

В августе 1988 г. тогдашний министр обороны США Ф. Кар- луччи стал первым, кто смог взглянуть на таинственный «Блэк Джек» на авиабазе Кубинка близ Москвы. Американец провел почти 15 минут на борту самолета, где министру (имевшему, впрочем, не военное, а гуманитарное образование) рассказали об особенностях конструкции бомбардировщика. Карлуччи удалось убедить в том, что это действительно самый большой в мире бомбардировщик и что он имеет определенные «технические преимущества перед американским В-1 В» (министра в Ту-160 сопровождал генерал ВВС США, летавший на самолетах стратегической авиации, а также некая дама, «напичканная» звукозаписывающей аппаратурой). При попытке сесть в кресло летчика американский гость основательно «приложился» головой об один из приборных щитков, что дало повод присвоить этой детали бортового оборудования почетное наименование «щиток Карлуччи».

В мае 1991 г. произведен первый вылет строевых самолетов Ту-160 за пределы СССР. Два бомбардировщика Ту-160 обогнули мыс Нордкап и направились к западу от Тромсе. Их встретили норвежские истребители F-16A, один из которых, как видно на опубликованной фотографии, совершил близкий пролет около бомбардировщика. Ту-160 вели себя довольно мирно, не пытаясь уклониться от «перехвата».

В октябре 1992 г. началось освоение Ту-160 авиаполком в Энгельсе, а уже 22 октября был проведен первый практический пуск крылатой ракеты большой дальности.

Высокие характеристики самолета были подтверждены рядом рекордных полетов. Например, полет по замкнутому маршруту протяженностью 1000 км с полезной нагрузкой 30 т был выполнен со средней скоростью 1720 км/ч. В полете на расстояние 2000 км со взлетной массой 275 т была достигнута средняя скорость 1678 км/ч и высота полета 11 250 м (всего на Ту-160 установлено 44 мировых рекорда).

КОНСТРУКЦИЯ. Самолет Ту-160 выполнен по нормальной аэродинамической схеме с крылом изменяемой стреловидности. Компоновка центральной части планера – интегральная. Планер изготовлен в основном из алюминиевых сплавов (В-95, термообработанных для повышения ресурса, а также АК-4). Доля титановых сплавов в массе планера – 20%, использованы КМ и стеклопластики. Широко применяются клееные трехслойные конструкции.

Низко расположенное стреловидное крыло с большим корневым наплывом и поворотными консолями имеет относительно большое удлинение. Узлы поворота консолей (шарниры) расположены на 25% размаха крыла (при минимальной стреловидности).

В кабине бомбардировщика Ту-160

Для сравнения – кабина В-1В

Вооружение самолета Ту-160

Конструктивно крыло разделяется на следующие агрегаты:

– балку центроплана, представляющую собой цельносварный титановый агрегат длиной 12,4 м и шириной 2,1 м, с поперечным набором в виде стеночных нервюр из алюминиевого сплава и перестыковочных профилей для обеспечения связи с наружной обшивкой и фюзеляжем.

Балка центроплана органически встроена в центральную часть планера и обеспечивает восприятие всего спектра нагрузок, приходящих от консолей крыла, замыкание и передачу их на фюзеляж. Кессон центроплана является также топливным баком;

– двухсрезные титановые узлы поворота (шарниры), обеспечивающие поворот консолей и передачу нагрузок с крыла на центроплан (на первой машине крепление проушин шарнир было сварным, однако в дальнейшем по технологическим соображениям перешли на болтовое крепление);

– консоли крыла, выполненные из высокопрочных алюминиевых и титановых сплавов, пристыковывающиеся к шарнирам и поворачивающиеся в диапазоне углов стреловидности 20-65°.

Основой силовой части консолей крыла является кессон, образованный семью фрезерованными двадцатиметровыми панелями, пятью фрезерованными и сборными лонжеронами, а также шестью нервюрами. Кессон служит емкостью для топлива. Непосредственно к нему крепятся узлы, агрегаты и элементы взлетно- посадочной механизации, флапероны и аэродинамические законцовки.

Центральная часть планера включает в себя собственно фюзеляж, неподвижную («наплывную») часть крыла, встроенную балку центроплана и мотогондолы двигателей. Вместе с центральной частью крыла фюзеляж представляет собой единый агрегат, выполненный в основном из алюминиевых сплавов.

В носовой части фюзеляжа полумоноковой конструкции, начинающейся радиопрозрачным оживальным обтекателем бортовой РЛС, находится носовой отсек оборудования, в котором размещены блоки БРЭО и герметическая кабина экипажа, включающая технические отсеки оборудования.

Экипаж из четырех человек размещается в гермокабине, обеспечивающей летчикам комфортабельные условия полета. Имеется откидное спальное место, шкаф для разогрева пищи, туалет. Катапультные кресла К-36ЛМ позволяют покидать терпящий бедствие бомбардировщик во всем диапазоне высот полета, в том числе и на земле при рулении. Летчики имеют индивидуальное высотное снаряжение. В нижней, негерметической части кабины находится ниша носового шасси. Вход в кабину экипажа через нижний люк со специального наземного трапа-стремянки либо с помощью бортовой телескопической лестницы (на самолетах раннего выпуска не устанавливалась).

Непосредственно за кабиной последовательно расположены два унифицированных отсека вооружения длиной по 11 м, шириной и высотой по 1,9 м, оснащенные встроенными узлами для подвески всей заданной номенклатуры авиационных средств поражения, системами подъема вооружения, а также креплениями и установками электрокоммутационной аппаратуры.

На торцевых и боковых стенках отсеков вооружения размещены различные агрегаты и система управления створками.

Между отсеками расположена балка центроплана. В наплывной и хвостовой частях самолета размещены топливные кессон-баки. В носовой негерметизированной части наплыва находятся агрегаты систем кондиционирования и жизнеобеспечения.

Хвостовая часть планера – наиболее сложно нагруженный участок самолета (из-за наличия больших деформаций в этой зоне) органически объединяет мотогондолы, ниши шасси с отсеком вооружения и заднюю часть фюзеляжа. Здесь на ряду с конструкциями из титанового сплава применены сотовые трехслойные конструкции из сплавов алюминия.

Для упрощения схемно- конструктивной завязки крыла и центральной части планера разработана оригинальная и изящная конструкция, включающая «гребни», которые представляют собой отклоняемые корневые части закрылков, синхронно отслеживающие поворот консолей крыла и обеспечивающие отклонение до максимальной их стреловидности. Установленные на мотоотсеках обтекатели делают переходные зоны между агрегатами более плавными.

Хвостовое оперение выполнено по нормальной схеме с цельноповоротным стабилизатором, расположенным на 1/3 высоты вертикального оперения (для исключения воздействия струи двигателей). Его конструкция включает кессоны с узлами поворота и со

товые трехслойные панели из алюминиевых или композиционных материалов.

Киль, являющийся верхней частью вертикального оперения, цельноповоротный.

Трехопорное шасси имеет носовую управляемую стойку и две основные стойки, расположенные за центром масс самолета. Колея шасси – 5400 мм, база шасси 17 880 мм. Размер основных колес – 1260 х 485 мм, носовых 1080 х 400 мм. Носовая стойка шасси, расположенная под техническим отсеком в негерметизиро- ванной нише (в которой расположен также люк для входа в самолет), снабжена двухколесной тележкой с аэродинамическим дефлектором, «прижимающим» струями воздуха к бетонке всякий мусор, препятствуя его засасыванию в воздухозаборник (в дальнейшем самолет предполагается оснастить также устройством защиты двигателей от попадания посторонних предметов, использующим сжатый воздух от компрессора ТРДДФ). Стойка убирается поворотом назад по полету.

Бомбардировщик Ту-160 на стоянке

Две основные стойки шасси с ше- стиколесными тележками крепятся непосредственно на центроплане и убираются назад по полету в специальные отсеки-ниши. При уборке стойки укорачиваются, что позволяет «вписать» шасси в отсеки минимальных размеров. При выпуске основные стойки, раздвигаясь, смещаются на 600 мм во внешнюю сторону, что увеличивает колею шасси. Конструкция шасси позволяет эксплуатировать бомбардировщик с существующих аэродромов без проведения дополнительных работ по усилению ВПП.

Спаренные многорежимные воздухозаборники установлены под передним наплывом крыла. В отличие от других боевых самолетов четвертого поколения, на Ту-160 применены воздухозаборники внешнего сжатия с вертикальным, а не горизонтальным клином (это полностью исключает взаимовлияние воздухозаборников на работу двигателей).

Для снижения радиолокационной заметности на воздухозаборники и поверхность каналов нанесена радиопоглощающая графитовая обмазка. Носовая часть фюзеляжа покрыта специальной краской на органической основе, в остекление введены сетчатые фильтры, препятствующие переотражению от внутренних поверхностей кабины электромагнитного излучения, а также ослабляющие световой поток при ядерном взрыве.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. Двух- контурный турбореактивный форсированный двигатель (ТРДДФ) НК-32, созданный ОКБ Н.Д. Кузнецова, результат развития многорежимных двигателей большой тяги, предназначенных для тяжелых сверхзвуковых самолетов Ту-144 и Ту-22М. Двигатель серийно выпускается с 1986 г. в Самаре и в настоящее время не имеет мировых аналогов. Это один из первых в мире серийных двигателей, при создании которых приняты меры по снижению радиолокационной и ИК сигнатуры.

Компрессор ТРДДФ имеет трехступенчатый вентилятор, пять ступеней среднего давления и семь ступеней высокого давления. Для уменьшения заметности двигателя (а следовательно, и всего самолета) планируется придать первой ступени компрессора роль своеобразного экрана, обеспечивающего минимальное отражение достигающего двигатель радиолокационного излучения различного диапазона (механизм снижения радиолокационной заметности двигателя его разработчиками не раскрывается, однако можно предположить, что лопатки компрессора, соответствующим образом профилированные, отражают радиолокационное излучение на радиопоглощающее покрытие, нанесенное на стенки воздухозаборника). Лопатки компрессора изготовлены из титана, стали и (в контуре высокого давления) высокопрочного никелевого сплава. Масса компрессора 365 кг, степень двух- контурности 1,4, степень повышения давления (на взлетном режиме) 28,4.

Камера сгорания кольцевая, с испарительными форсунками, обеспечивающая бездымное горение и стабильный температурный режим. Турбина имеет одну ступень высокого давления (диаметр 1000 мм, температура торможения газа 1357°С) с охлаждаемыми монокристаллическими лопатками, одну промежуточную ступень и две ступени низкого давления.

Форсажная камера спроектирована с учетом снижения ИК излучения и обеспечения минимального дымления.

Сопло – полностью регулируемое, автомодельное.

Система управления двигателем – электрическая, с гидромеханическим дублированием. Ведутся

работы по созданию цифровой системы управления с полной ответственностью.

Длина ТРДДФ – 6000 мм, диаметр (по воздухозаборнику) – 1460 мм, сухая масса 3400 кг, максимальная бесфорсажная тяга 4 х 14 000 кгс (4 х 137,2 кН), максимальная форсажная тяга 4 х 25 000 к гс (4 х 245 кН).

Двигатели размещены в мотогондолах попарно, разделены противопожарными перегородками и функционируют полностью независимо друг от друга.

Для обеспечения автономного энергоснабжения на самолете установлена газотурбинная ВСУ (размещена за нишей основного шасси).

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Гидравлическая система самолета – четырехканальная, с рабочим давлением 280 кг/см2 .

Бомбардировщик оснащен резервированной аналоговой электродистанционной системой управления по каналам тангажа, крена и рыскания, обеспечивающей оптимальные характеристики устойчивости и управляемости на всех режимах полета.

Управление самолетом по тангажу осуществляется при помощи цельноповоротного стабилизатора, по крену – флаперонами и интер- цепторами, по курсу – посредством цельноповоротного киля.

Имеется автоматическая система ограничения и предупреждения о выходе на предельные режимы.

Ту-160 оборудован системой дозаправки в воздухе типа «шланг-конус». В нерабочем положении штанга убирается в носовую часть фюзеляжа в отсек перед кабиной летчиков. Первоначально, когда самолеты-заправщики Ил-78 и ЗМ оснащались системой дозаправки в воздухе с тяжелым конусом, на бомбардировщике устанавливалась массивная «стреляющая» штанга, однако после появления более легких конусов с 1988 г. на Ту-160 устанавливаются облегченные штанги более простой конструкции. По настоянию ВВС рассматривался также вариант оборудования самолета неубирающейся штангой, размещенной в несколько приподнятой носовой части фюзеляжа (как на самолето ЗМД), однако в дальнейшем от такого решения отказались.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ.

Бомбардировщик оснащен прицельно-навигационным комплексом (ПрНК), обеспечивающим автоматический полет и боевое применение, включающим ряд систем и датчиков, позволяющих поражать наземные цели вне зависимости от времени суток, региона и метеоусловий.

На самолете установлена сдублированная ИНС, астронавигационная система, система спутниковой навигации, многоканальный цифровой комплекс связи и развитая система РЭП, обеспечивающая обнаружение радиолокационных станций противника в широком диапазоне, постановку активных и пассивных помех.

Навигационно-прицельная BPJIC «Обзор-К», установленная в носовой части фюзеляжа, имеет параболическую антенну и способна обнаруживать крупные морские и наземные радиолокационно контрастные цели на удалении несколько сот километров.

Имеется оптоэлектронный бомбардировочный прицел «Гроза», обеспечивающий бомбометание с высокой точностью в дневных условиях и при низком уровне освещенности. Предполагалось установить на самолет лазерную систему подсветки наземных целей, обеспечивающую применение корректируемых авиационных бомб (КАБ) с больших высот.

В хвостовом конусе размещены многочисленные контейнеры с ИК ловушками и дипольными отражателями.

В крайней задней части фюзеляжа расположен теплопеленгатор, обнаруживающий приближающиеся с задней полусферы ракеты и самолеты противника.

Общее число цифровых процессоров, имеющихся на борту самолета, превышает 100. Рабочее место штурмана оснащено восемью ЦВМ.

Кабина летчиков оборудована стандартными электромеханическими приборами, в целом аналогичными установленным на бомбардировщике Ту-22МЗ. Однако управление самолетом осуществляется не при помощи традиционного для тяжелых кораблей штурвала, а посредством ручки управления «истребительного» типа (появлению ручки управления самолет Ту-160 во многом обязан командующему ДА В.В. Решетникову, много сделавшему для того, чтобы убедить многочисленных «консерваторов» в пользе ее применения на тяжелом бомбардировщике).

ВООРУЖЕНИЕ Ту-160 располагается в двух крупногабаритных отсеках в фюзеляже и включает широкую номенклатуру управляемых ракет, корректируемых и свободнопадающих бомб, а также других средств поражения как в ядерном, так и в обычном снаряжении, что позволяет использовать самолет практически против всех типов наземных и морских целей.

В состав ракетного вооружения может входить до 12 крылатых ракет, созданных в МКБ «Радуга» и размещаемых на двух барабанных ПУ. КР предназначены для поражения стационарных целей с заранее заданными координатами, ввод которых осуществляется в «память» КР перед вылетом бомбардировщика. Противокорабельные варианты КР имеют радиолокационную систему самонаведения.

Для поражения целей на меньшей дальности в состав вооружения может входить аэробаллистическая ракета типа X 15, стратегический вариант которой эквивалентен американской УР SRAM. Кроме того, имеется противокорабельный вариант ракеты с радиолокационной системой самонаведения, работающей в мм- диапазоне. Возможно применение и перспективного ракетного оружия других типов.

Бомбовое вооружение Ту-160 рассматривается как оружие «второй очереди», предназначенное для поражения целей, сохранившихся после первого, ракетного удара бомбардировщика. Оно также размещается в отсеках вооружения и может включать корректируемые бомбы различных типов, в том числе самые мощные отечественные боеприпасы этого класса серии КАБ-1500 калибром 1500 кг. Самолет может оснащаться также свободнопада- ющими бомбами различного калибра (в том числе и ядерными), разовыми бомбовыми кассетами, морскими минами и другим вооружением.

ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОЛЕТА ТУ-160

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 55,7/35,6 м; длина самолета 54,1 м; высота 13,1 м; угол стреловидности крыла 20/65°; площадь крыла 232 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРДДФ НК-32 (4 х 215,7 кН/4 х 25 000 кгс.)

МАССЫ, кг: Максимальная взлетная: при взлете с внеклассного аэродрома 275 000, при взлете с аэрордрома 1-го класса 185 000; пустого самолета 110 000; топлива 171 100, максимальная допустимая полезной нагрузки 45 000.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на большой высоте 2200 км/ч; посадочная скорость (при посадочной массе 140 000 – 155 000 кг) 260-300 км/ч; практический потолок 15 000 м; максимальная (техническая) дальность 13 950 км; практическая дальность полета (Мкр.=0,77; 5% резерв топлива, шесть КР, выпущенных на половине маршрута) 12 300 км; продолжительность полета 15 ч; максимальная скороподъемность 60 – 70 м/с; длина разбега (при максимальной взлетной массе) 2000 м; длина пробега 1600 м; максимальная эксплуатационная перегрузка 2,5.

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

ХЭНДЛИ ПЕЙДЖ «ВИКТОР»

Бомбардировщик

Бомбардировщик «Виктор»

Работы по созданию этой выдающейся машины, благородные формы которой вполне гармонировали с ее гордым именем «Виктор» («Победитель»), начались на фирме «Хэндли Пейдж» еще в конце второй мировой войны, когда с министерством снабжения Великобритании, ведавшим размещением военных заказов, был заключен контракт на исследования проекта тяжелого бомбардировщика, предназначенного для замены самолета Авро «Линкольн». Через несколько недель после окончания войны в Европе сэр Фредерик Хэндли Пейдж (глава фирмы) и его ведущие специалисты – Р.С. Стаффорд, Ф. Рэдклиф и Г. Ли пришли к окончательному выводу, что перспективный тяжелый бомбардировщик должен быть только реактивным. О революционности такого вывода свидетельствует тот факт, что в США и России до начала 1951) х годов, помимо работ над реактивными самолетами, продолжалось совершенствование и бомбардировщиков с поршневыми силовыми установками.

Определилось два возможных варианта нового самолета – четырехдвигательный бомбардировщик со взлетной массой 100 000 фунтов (45 400 кг) и более легкая двухдвигательная машина массой 60 000 фунтов (27 240 кг). В конструкции самолетов предполагалось заложить последние достижения английской аэродинамической науки. В частности, по предложению Ф. Хэндли Пейджа, еще до получения германских трофейных материалов, было решено проектировать бомбардировщик со стреловидным крылом (угол стреловидности по передней кромке 40 45°) с вертикальными шайбами на концах и небольшим ПГО в носовой части, служащим для балансировки самолета (значительный опыт в работе по созданию самолета нетрадиционной схемы был приобретен фирмой в ходе разработки экспериментального поршневого самолета Хэндли Пейдж Н.Р.75, совершившего первый полет 24 августа 1943 г.).

Схема самолета «Виктор»

Самолет «Виктор» с ракетой «Блю Стилл» в полете

В конце 1945 г. фирмой были получены немецкие трофейные материалы по стреловидному крылу, что значительно ускорило работу над проектом. Кроме того, немцы, существенно продвинувшиеся в области сверхзвуковой аэродинамики, в значительной степени «открыли глаза» аэродинамикам фирмы на роль волнового сопротивления, «третьего вида сопротивления», как назвал его ведущий аэродинамик «Хэндли Пейдж», Р.С. Стаффорд. При проектировании самолета его создатели постарались не допустить возникновения на планере участков с местными сверхзвуковыми скоростями.

Носовая часть самолета «Виктор»

Заправщик «Виктор» ВМК.2

В феврале 1946 г. создание эскизного проекта бомбардировщика, получившего обозначение Н.Р.80, было завершено. В окончательном виде он имел четыре ТРД «Эвон» (или близкого ему типа), «вписанных» в контур крыла, взлетную массу 90 000 фунтов (40 850 кг), максимальную расчетную дальность 5000 миль (8045 км) и скорость 520 узлов (963 км/ч). На концах крыла, имеющего размах 37,2 м, располагались вертикальные шайбы с рулями поворота. Стреловидное горизонтальное оперение размещалось на небольшом киле в хвостовой части самолета. Носовая часть относительно короткого фюзеляжа не имела выступающего фонаря (как и на бомбардировщике Боинг В-29).

В начале 1947 г. ВВС окончательно определились с послевоенными планами развития тяжелой авиации, выпустив техническое задание В.35/46, в соответствии с которым предусматривалось к 1952 г. завершить постройку прототипов дальних реактивных бомбардировщиков. В соответствии с новым заданием, а также с учетом немецких достижений в области аэродинамики облик перспективного бомбардировщика фирмы «Хендли Пейдж» был существенно пересмотрен.

Бомбардировщик «Виктор» в полете

Изменения коснулись крыла, которому была придана так называемая серповидная форма – угол стреловидности, максимальный у корня (48,5°) последовательно уменьшался до 37,5° и 26,75° (исследования такого крыла начались в Германии фирмами «Блом унд Фосс» и «Ара- до» в 1944г.). Серповидное крыло обеспечивало малую критическую скорость полета и высокую критическую скорость флаттера; кроме того, его применение давало ряд компоновочных преимуществ: в толстую корневую часть хорошо вписывались двигатели. Размах крыла уменьшился до 30,5 м, с его концов исчезли шайбы. Вертикальное оперение, установленное над мощным килем, было выполнено цельноповоротным. В качестве силовой установки выбрали четыре ТРД тягой по 3405 кгс. В соответствии с расчетами, самолет должен был иметь рекордные для своего времени характеристики практическую дальность полета при крейсерской скорости 925 км/ч с ядерной бомбой массой 4550 кг 3500 миль (5632 км).

Правительственный заказ на постройку двух опытных самолетов Н.Р.80 был получен 28 июля 1948 г., после подтверждения ре- зультами продувок в АДТ заявленных фирмой характеристик бомбардировщика (одновременно фирма «Авро» получила заказ на опытный самолет «Тип 698» – прототип другого перспективного бомбардировщика «Вулкан»).

Первоначально конструкторы фирмы «Хэндли Пейдж» предполагали установить на бомбардировщике отделяемую при аварии при помощи пироболтов герметизированную кабину, не входящую в силовую схему фюзеляжа, однако Главный штаб ВВС настаивал на применении более простой конструкции с обычной гермокабиной и катапультными креслами, обеспечивающими покидание самолета на высотах до 50 000 футов (15 250 м) при приборной скорости до 500 миль в час (805 км/ч). В конечном итоге в 1950 г., после серии испытаний на моделях, фирма решила отказаться от отделяемой кабины (однако катапультами удалось снабдить лишь двух наиболее «ценных» членов экипажа – летчиков, трое операторов, сидящих спиной к направлению полета, должны были выбираться из терпящего бедствие самолета через аварийный люк по принципу «Спасайся, кто может!»).

В конструкции планера предполагалось применить новинку того времени – сотовые конструкции, а также алюминиевые сплавы DTD 687.

В создании нового самолета принял активное участие один из ведущих летчиков-испытателей Англии, шеф-пилот фирмы «Хэндли Пейдж» Хэйзелдон, огромный летный опыт которого помог конструкторам принять ряд верных решений.

Для исследований аэродинамических характеристик серповидного крыла фирмой «Хендли Пейдж» был построен планер II.Р.87 (уменьшенный в три раза самолет HP.80), а также реактивный самолет – аналог бомбардировщика – Н.Р.88. Машина представляла собой модифицированный с участием фирмы «Блэкборн» самолет Супермарин 510 (прототип истребителя Супермарин «Свифт») с новым крылом и Т-образным оперением, имеющим цельноповоротный стабилизатор. По бокам фюзеляжа были установлены аэродинамические тормоза большой площади.

В качестве силовой установки был выбран ТРД Армстронг-Сид- ли «Сапфир», в перспективе предусматривалась возможность применения ТРД или ТРДД других типов.

Первый полет самолета Н.Р.88 состоялся 28 апреля 1948 г.

Название «Виктор» было присвоено бомбардировщику Н.Р.80 в июне 1950 г., одновременно с получением от ВВС заказа на изготовление первой серии из 25 самолетов этого типа (самолеты первой серийной партии получили обозначение «Виктор» В Мк.1).

Первый полет опытного бомбардировщика «Виктор» (WB771) состоялся 24 декабря 1952 г., самолет пилотировал шеф-пилот фирмы X. Хэйзелдон, кроме того, в кабине находился инженер-испытатель Д. Беннетт.

Публичная презентация нового грозного оружия королевских ВВС состоялась 15 июля 1953 г., во время коронационных торжеств, а в сентябре того же года бомбардировщик «Виктор» уже был с большим успехом продемонстрирован на авиационной выставке в Фарнборо. Однако с испытаниями самолета не все шло гладко: ряд характеристик машины оказался ниже расчетных, что потребовало проведения ряда доработок. 14 июля 1954 г. произошла трагедия: первый опытный самолет WB771 потерпел катастрофу в результате разрушения узла крепления горизонтального оперения при маловысотном скоростном полете.

Это нанесло серьезный удар по срокам реализации программы, так как второй опытный бомбардировщик, WB755, впервые поднялся в воздух лишь 11 сентября 1954 г. (через день после первого вылета эта машина уже экспонировалась на авиационной выставке в Фарнборо). Государственные (по английской терминологии – «официальные») испытания «Виктора» начались 14 марта 1955 г. и завершились вполне успешно. Было отмечено, что самолет легок в управлении, устойчив на боевом курсе (при бомбометании) и в целом соответствует требованиям заказчика.

Первый серийный самолет «Виктор» В Мк.1 совершил первый полет 1 февраля 1956 г. В отличие от опытных машин, он имел удлиненный на 1,02 м фюзеляж, высота киля также увеличилась на 0,38 м. Киль, выполненный с использованием сотовых конструкций, был усилен по сравнению с опытными машинами. На самолете были установлены ТРД Бристоль «Сапфир» 7 Мк.200 (ASSa.7). Тактико-технические характеристики «Виктора» делали этот бомбардировщик одним из лучших (если не лучшим) в мире в своем классе. Согласно требованиям ВВС, самолет «Виктор» В Мк.1 с бомбовой нагрузкой 4540 кг, сбрасываемой на половине пути на высоте 15 500 м, должен был преодолеть расстояние 8000 км с крейсерской скоростью 925 км/ч, при уменьшении высоты пролета над целью дальность должна была возрасти до 8980 км, без вооружения и с дополнительным топливным баком в бомбовом отсеке самолет должен был покрывать 11 420 км. В отличие от простодушных американцев и легкомысленных французов, осторожные англичане не спешат публиковать истинные характеристики своих боевых машин, пусть даже снятых с вооружения.

Исключения не составил и «Виктор» В Мк.1. В различных открытых источниках приводились лишь неофициальные, достаточно округленные и в ряде случаев противоречивые сведения о ТТХ этого самолета. Однако можно предположить, что истинная практическая дальность и потолок «Виктора» В Мк.1 оказались все же несколько меньше расчетных и составили ориентировочно 7000-7500 км и 14 000- 15 000 м.

Бомбардировщик «Виктор»

Тем не менее «Виктор» обладал дальностью, приближающейся к дальности лучших российских и американских реактивных стратегических бомбардировщиков того времени ЗМС и В-52В (как известно, первые модификации этих самолетов имели практическую дальность, не превышающую 8500-9000 км), и потолком, превосходящим потолок этих машин при почти вдвое меньшей взлетной массе. Столь высоких характеристик англичанам удалось достичь благодаря высокоэкономичным двигателям (до середины 1950-х годов Великобритания являлась мировым лидером в области реактивного двигателестроения), совершенной аэродинамике и полному отказу от оборонительного вооружения, что значительно облегчало самолет, хотя и делало его более уязвимым. (Следует признать, что это решение было отнють не бесспорным: по мнению российских специалистов, оборонительное вооружение для тяжелых бомбардировщиков не утратило своего значения и до настоящего времени, а в 1950-х – начале 1960-х годов, когда в ПВО потенциальных противников преобладали истребители-перехватчики первого поколения, вооруженные пушками, оборонительное стрелково-пушечное вооружение могло бы, в случае возникновения вооруженного конфликта, спасти жизнь экипажам многих дальних бомбардировщиков.)

До конца 1956 г. было построено 10 серийных самолетов, которые были задействованы в войсковых испытаниях. Начиная с четвертого серийного бомбардировщика серебристое анодированное покрытие планера сменилось на белую окраску, защищающую самолет от теплового излучения при ядерном взрыве. 1 июня 1956 г., в ходе испытаний одного из серийных самолетов, летчик-испытатель фирмы «Хэндли Пейдж» Д. Аламо в пологом пикировании достиг скорости звука (в кабине самолета отсутствовал указатель числа М, однако наземные наблюдатели зафиксировали прохождение мощной ударной волны).

В 1958 г. новыми бомбардировщиками была полностью перевооружена первая эскадрилья королевских ВВС.

Вскоре заказ на самолеты «Виктор» В Мк.1 был увеличен до 50 единиц, однако последние 24 машины серии еще на заводе были модифицированы в вариант «Виктор» В Мк.1 А, имеющий усовершенствованное оборудование радиопротиводействия (блоки аппаратуры РЭП размещались за обтекателем антенны РЛС, в задней части бомбового отсека и за радиопрозрачным обтекателем в хвостовой части фюзеляжа). На одном из «Викторов» первой серии было установлено обрудование фоторазведки, на другом отрабатывалась техника дозаправки в воздухе (в качестве танкера использовался самолет Виккерс «Вэлиент»), еще один самолет был задействован в программе испытаний жидкостных стартовых ракетных ускорителей DH «Спектр», устанавливаемых под крылом (их применение позволяло увеличить взлетную массу бомбардировщика до 86 260 кг и сократить разбег до 488 м).

Помимо создания бомбардировочного варианта «Виктора», фирмой в ноябре 1951 г. был предложен вариант самолета-целеуказа- теля Н.Р.98, предназначенный для управления действиями группы бомбардировщиков в районе цели. Машина должна была иметь более высокие ЛТХ (за счет установки усовершенствованных двигателей «Конвэй» или «Олимп»), а также пушечное оборонительное вооружение с дистанционным управлением при помощи РЛС, однако идея создания такого самолета не нашла поддержки в руководстве ВВС Великобритании, и работы по проекту прекратились.

Другой неосуществленной модификацией «Виктора» явился военно-транспортный самолет Н.Р.96 с фюзеляжем увеличенной длины и диаметра. Для обеспечения загрузки самолета хвостовая часть фюзеляжа совместно с оперением должна была откидываться в сторону. В качестве двигателей рассматривались ТРД «Сапфир» или «Конвэй». Прорабатывался и пассажирский вариант самолета – Н.Р.97. Его фюзеляж в сечении был образован двумя окружностями, расположенными вертикально (аналогичную конструкцию имел американский пассажирский самолет Боинг «Стратокрузер», созданный на базе бомбардировщика В-29). В 1956 г. ВВС был предложен (также безуспешно) и военно-тренспортный вариант самолета – Н.Р.97А (известен также как Н.Р.101). В мае 1958 г. фирма вновь вышла с предложением создать транспортный вариант «Виктора» – Н.Р.111 с двухпалубным фюзеляжем увеличенного диаметра, ТРД «Конвэй» и ПТБ под крылом. Последняя попытка «конверсии» «Виктора» была предпринята в 1961 г.: вновь безрезультатно предлагался транспортный самолет – развитие Н.Р.111.

Бомбардировщик «Виктор»

Настойчивые попытки переделать бомбардировщик в транспортный или пассажирский самолет предпринимались также в США и СССР. Однако, за небольшим исключением (Ту-104, Ту-114, Боинг С-97 и «Стратокрузер»), они заканчивались неудачей: слишком трудно было согласовать требования к транспортному и боевому самолетам. Кроме того, Британия 1950-х годов, лишившись большинства своих колоний, уже не нуждалась в парке «имперских» военно-транспортных машин для переброски войск в Карачи, Ман- далэй или Кейптаун, потребности ее ВВС все более ограничивались самолетами для европейского театра военных действий.

Попытка заинтересовать гражданским вариантом «Виктора» пассажирские авиакомпании также оказались безуспешной: на рынок уже вышли специализированные лайнеры с ТРД и ТВД, обладающие высокими летными и экономическими характеристики и лучше удовлетворяющие требованиям гражданских авиаперевозок.

Совершенствование системы ПВО России (создание ЗРК С-25 и С-75, а также сверхзвуковых истребителей МиГ-19, МиГ-21 и Су-9) потребовало дальнейшего повышения летных характеристик бомбардировщика «Виктор». «Магистральным направлением» совершенствования самолета, как и других машин серии «V», было признано увеличение его высотных характеристик (единственно возможный путь, так как из самолета с дозвуковой аэродинамикой нельзя сделать сверхзвуковой самолет, а оборонительного вооружения английские бомбардировщики не имели и установить его, без радикального изменения конструкции, было невозможно).

Программа последовательной модернизации бомбардировщика первоначально рассчитывалась на два этапа. На первом этапе планировалось оснастить самолет «Виктор» ВМк.1 новыми ТРД «Сапфир» ASSa9. Следующий этап предполагал разработку усовершенствованной модификации бомбардировщика – Н.Р.104, имеющей более длинный (41,79 м) фюзеляж, четыре двигателя «Конвэй» (как альтернатива – «Олимп») или шесть «Сапфиров».

Однако работы над вариантом самолета с ТРД «Сапфир» ASSa9 были прекращены на ранней стадии, а вариант Н.Р.104 потребовал бы дорогостоящей переделки серийной оснастки. В результате был предложен компромиссный вариант модернизации самолета, с фюзеляжем нормальной длины, четырьмя двигателями «Конвэй» и взлетной массой 77 180 кг, получивший обозначение «Виктор» В Мк.2.

Все же в конце 1950-х годов стало очевидно, что дозвуковые бомбардировщики, даже имеющие потолок более 20 км, могут успешно сбиваться современными ЗРК. Обеспечить приемлемую боевую живучесть дозвуковых самолетов стратегической авиации можно было, лишь оснастив их управляемыми ракетами большой дальности, позволяющими поражать цели без входа в зону ПВО. Поэтому параллельно с созданием очередных модификаций бомбардировщиков серии «V» в Великобритании велись работы и над авиационными управляемыми ракетами класса «воздух-земля». С 1957г. фирма «Авро» в обстановке строгой секретности разрабатывала стратегическую крылатую ракету «Блю Стил», оснащенную ЖРД. В 1960 г. первая модификация этой ракеты – «Блю Стил» Мк.1 с максимальной дальностью пуска 320 км была принята на вооружение ВВС Великобритании.

Однако КР «Блю Стил» рассматривалась лишь как временная мера, до поступления на вооружение самолетов «Виктор» и «Вулкан» американской стратегической авиационной баллистической ракеты (АБР) GAM-87A «Скай- болт», которая создавалась с 1956 г. и рассматривалась ВВС США как замена КР «Хаунд Дог» на бомбардировщиках B-52G и В-52Н, а также как основное оружие модернизированных бомбардировщиков «Виктор» и «Вулкан» (каждый самолет должен был нести две АБР на внешних узлах подвески). Двухступенчатую твердотопливную АБР предполагалось оснастить моноблочной головной частью мощностью 2 Мт, расчетная максимальная дальность пуска составляла 1600 км, стартовая масса ракеты 5100 кг.

Специально как носитель АБР «Скайболт» исследовался вариант бомбардировщика «Виктор» В Мк.6 (Н.Р.114) со взлетной массой 109 т, имеющего фюзеляж увеличенных размеров. Самолет должен был нести две-четыре АБР «Скайболт» и иметь способность находиться в воздухе на протяжении до 14 часов.

Первоначально реализация программы «Скайболт» шла довольно успешно, в 1962 г. начались стендовые испытания двигателя для АБР, однако в декабре 1962 г. работы неожиданно были свернуты: руководством МО США во главе с министром обороны Р. Макнамарой был сделан вывод о сравнительно малой эффективности АБР (отмечалось, что концепция подобного оружия «сочетает в себе худшие качества бомбардировщика и баллистической ракеты»).

Таким образом, «Виктор» В Мк.2 остался без своего «главного калибра», что делало перспективы сохранения бомбардировщика на вооружении ВВС в течение длительного времени достаточно неопределенными: министерство обороны Великобритании переориентировалось на создание флота атомных подводных лодок, вооруженных ракетами «Поларис», по мнению руководства МО, пилотируемые стратегические бомбардировщики не имели будущего. Все же работы по совершенствованию самолета продолжались. Еще в 1956 г. фирме был выдан заказ на постройку 18 бомбардировщиков «Виктор» В Мк.2 с ТРД Роллс- Ройс «Конвэй» 200 (RColl). В дальнейшем число заказанных самолетов последовательно увеличивалось и в конечном итоге достигло 34. 20 января новая модификация бомбардировщика впервые поднялась в небо. 20 августа 1959 г. эта машина потерпела катастрофу в ходе одного из испытательных полетов, что несколько задержало программу, однако не привело к ее свертыванию. В ходе дальнейших работ над самолетом «Виктор» В Мк.2 на нем были установлены двигатели «Конвэй» 201 (RCol7) тягой по 9340 кгс, а также высотная и низковысотная разведывательная фотоаппаратура (отсек с АФА располагался за обтекателем РЛС). Взлетная масса нового бомбардировщика возросла до 90 800 кг. По рекомендации NASA и профессора Кюхеманна из Центра британских ВВС в Фарнборо на крыле были установлены две так называемые «морковки Кюхеманна» – небольшие гондолы близкой к конической формы, выступающие за заднюю кромку крыла и улучшающие аэродинамику самолета при полетах на трансзвуковых скоростях (в «морковках» размещались антенны системы РЭП).

Серийный выпуск новой модификации начался ноябре 1961 г., последняя машина была передана заказчику в мае 1963 г.

Первая партия бомбардировщиков «Виктор» В Мк.2 с ТРД «Конвэй» 200 и без ракетного вооружения была поставлена в учебные эскадрильи ВВС. Строевые части комплектовались более мощными машинами с ТРД «Конвэй» 201, УР «Блю Стил», крылом улучшенной аэродинамики (с «морковками») и усовершенствованным оборудованием РЭП. Эти самолеты получили обозначение «Виктор» В Mk.2R (всего был построен или переоборудован 21 самолет, их поставки в строевые части ВВС завершились в январе 1964 г.).

В 1966 г. на вооружение бомбардировщиков поступила усовершенствованная ракета «Блю Стил» Мк.1 А с дальностью пуска, увеличенной до 500 км, что несколько увеличило боевые возможности «Викторов».

Девять бомбардировщиков «Виктор» В Мк.2 в 1965 г. переоборудуются в стратегические разведывательные самолеты «Виктор» SR Мк.2 (в бомбовом отсеке были установлены АФА для дневной и ночной съемки и дополнительные топливные баки, подвешивались ФОТАБ). Новая страница в биографии «Викторов» открылась после «перепрофилирования» их из бомбардировщиков в самолеты-заправщики. Работы по созданию «танкерного» варианта самолета были вынужденными, начавшимися «не от хорошей жизни»: в 1964 г. в конструкции лонжеронов крыла основного самолета-заправщика британских ВВС «Вэлиент» (переоборудованного из высотного бомбардировщика) были обнаружены усталостные трещины, и начались спешные поиски вариантов замены этой машины. (Возникновение трещин объяснялось изменением режима полета самолета-заправщика по сравнению с бомбардировщиком; последний летел в основном «по потолкам», в условиях сравнительно спокойной атмосферы, в то время как заправщик действовал на средних высотах, где турбулентность, а следовательно, и нагрузки на конструкцию планера были выше.)

После поступления на вооружение бомбардировщиков «Виктор» В Мк.2 появилась возможность вывести часть более старых машин «Виктор» В Мк.1 из боевого состава ВВС и переоборудовать их в самолеты-заправщики. Первый «танкер» «Виктор» В (К)Мк.1А впервые поднялся в воздух 28 апреля 1965 г. Он был оснащен двумя подкрыльевыми узлами дозаправки Мк.20В. Кроме того, в бомбовом отсеке предполагалось разместить агрегат дозаправки Мк.17 со шлангом увеличенной длины, а также дополнительный топливный бак. Однако острая потребность в самолетах- заправщиках потребовала принятия чрезвычайных мер, и уже в мае 1965 г. на вооружение поступил первый из шести заправщиков «Виктор» В (К)Мк.1А, имеющих лишь подкрыльевые заправочные агрегаты (в фюзеляже могло размещаться стандартное бомбовое вооружение).

Первый «трехточечный» заправщик «Виктор» с агрегатом Мк.17 поднялся в воздух 2 ноября 1966 г. Всего было поставлено 24 таких самолета, 10 переоборудованных бомбардировщиков «Виктор» Мк.1 получили обозначение «Виктор» К Мк.1, 14 «Виктор» В Мк.1А были переделаны в заправщики «Виктор» К Мк.1А.

Несмотря на высокие характеристики новых «летающих танкеров», они обладали весьма существенным недостатком: низкая удельная тяговооруженность не позволяла эксплуатировать эти самолеты на аэродромах с относительно короткой ВПП в условиях высоких температур. Полностью заправленные топливом самолеты не могли летать в дневные часы с британских авиабаз, расположенных в Бахрейне, Гане или на Кипре. В этом случае для выполнения боевой задачи требовалось вместо одного заправщика задействовать два: один «Виктор», взлетавший с неполной нагрузкой, дозаправлял в воздухе «под завязку» другой заправщик, также взлетавший полупустым, после чего последний шел в расчетную точку отдавать свое топливо боевому или военно- транспортному самолету.

В 1968 г. начались предварительные исследования самолета- заправщика на базе бомбардировщика «Виктор» В Мк.2, имевшего более высокую тяговооруженность, что позволяло использовать его в любых климатических условиях с полной взлетной массой. Предполагалось установить на самолете ПТБ, увеличить запас топлива во внутренних баках, несколько усилить конструкцию (чтобы избежать проблем, возникших с «Вэлиентами»), установить новое навигационное оборудование и снабдить катапультными креслами всех членов экипажа.

Самолет-заправщик VC-10 – преемник летающего танкера «Виктор»

Работы по техническому проектированию новой модификаци начались в 1969 г. Для переоборудования под заправщики был выделен 21 самолет «Виктор» В Mk.2R, а также один самолет «Виктор» В Мк.1, который предполагалось использовать в качестве учебного. Однако в 1970 г. фирма «Хэндли Пейдж», столкнувшись с финансовыми трудностями, была ликвидирована. Работы по уже начатой программе были продолжены фирмой «Хау- кер Сиддли». Переоборудование первого самолета «Виктор» В Мк.2 в заправщик «Виктор» К Мк.2 завершилось в марте 1972 г., а в 1974 г. работы по модификации всех самолетов были завершены. В их бомбовых отсеках было смонтировано два дополнительных топливных бака, вмещающих по 7264 кг топлива. Под крылом подвешивалось два заправочных агрегата Мк.20В, в фюзеляже устанавливался агрегат с более высокой производительностью Mk.1T.

КОНСТРУКЦИЯ САМОЛЕТА.

Самолет выполнен по нормальной аэродинамической схеме со среднерасположенным серповидным крылом, Т-образным оперением и четырьмя ТРД, расположенными в корневой части крыла.

В конструкции планера широко применена точечная сварка и отливки из магниевого сплава с содержанием циркония.

Крыло серповидное (углы стреловидности по передней кромке – 52, 45 и 35°, по линии 1/4 хорд, соответственно, 48, 41 и 32°). Относительная толщина в корневом участке 16%, в среднем – 9% и в концевом – 6%, сужение 4,3, удлинение 5. Угол поперечного V отрицательный, изменяющийся по размаху).

Имеются двухсекционные щелевые закрылки и отклоняемые носки концевых частей (используются на взлете, наборе высоты и посадке, хорда отклоняющихся носков – 15% хорды крыла). Элероны, расположенные на концевых участках крыла, состоят из двух секций.

Конструкция корневых и средних участков – кессонная, с работающей обшивкой из крупногабаритных панелей, образованных двумя листами, с внутренней стороны подкрепленных гофром (крепится к листам обшивки точечной сваркой; за счет применения электродов большого диаметра удалось обеспечить высокую гладкость поверхности крыла). Обшивка, выполненная из высокопрочного алюминиевого сплава DTD-687 с содержанием цинка и меди, воспринимает аэродинамические нагрузки, а также нагрузки, возникающие вследствие наддува встроенных в крыло топливных баков. Носок крыла имеет двойную обшивку, полость которой является каналом тепловой противообледенительной системы.

Центроплан образован тремя лонжеронами (передний лонжерон – с одним большим эллиптическим вырезом под канал воздухозаборника, два последующих – с двумя вырезами в каждом). Стенки первого и третьего лонжеронов на самолетах ранних серий – из панелей переменной толщины, на более поздних машинах толщина стенок одинакова. Менее нагруженный средний лонжерон имеет стенку с гофрированным подкреплением. Кромки вырезов под каналы воздухозаборника усилены коваными кольцами. В консольной части имеется четыре лонжерона (в местах изменения стреловидности крыла лонжероны имеют изломы). Кованые и прессованные детали выполнены из сплава DTD-683, менее нагруженные – из алюминиево-медных сплавов L-72 и L-73.

Каждая консоль имеет восемь нервюр (из них шесть – усиленных за счет использования листов с гофрированным подкреплением). Стенки нервюр, примыкающих к двигательным отсекам, выполнены из титанового сплава (кроме того, в конструкции самолета применяются титановые болты).

Оперение Т-образное. Его особенностью является относительно большая площадь руля высоты (примерно 2/3 площади всего горизонтального оперения). Угол стреловидности – 60° у корня и 45° – на концах. Руль высоты – с весовой компенсацией. Ось вращения руля представляет собой трубу и одновременно является каналом тепловой противообледенительной системы. Стабилизатор и руль высоты имеют четыре нервюры (конструкция аналогична конструкции крыла).

Горизонтальное оперение крепится к килю в четырех точках коваными узлами из высокопрочного легкого сплава. Место соединения киля и стабилизатора закрыто пластмассовым обтекателем.

Киль трехлонжеронный, с углом стреловидности по передней кромке 47°. Вдоль передней кромки проходит канал противообледенительной системы. В конструкции использованы панели с подкреплением из гофрированных листов.

Руль направления с тремя шарнирами, его обшивка подкреплена гофром (без внутреннего листа). В основании киля находится отсек для тормозного парашюта.

Фюзеляж круглого поперечного сечения (диаметр около 3 м). Нижняя носовая часть, в которой размещено прицельное и навигационное оборудование, выступает вниз, образуя характерную «бороду». Фонарь кабины экипажа не выступает из обводов фюзеляжа.

Фюзеляж состоит из трех основных частей: передней, средней и хвостовой. Передняя часть включает гермокабину и отсек БРЭО, в котором избыточное давление создается за счет скоростного напора. Средняя и хвостовая часть выполнены как единое целое и образуют работающую на кручение оболочку. Герметический отсек носовой части ограничен снизу полом кабины, сзади – сферическим днищем.

В гермокабине, выполненной из листов алюминиево-медного сплава, размещены два летчика. За ними, спиной к направлению полета, в один ряд за рабочим столом сидят штурман-навигатор, штурман-бомбардир и бортрадист (стол используется как силовой элемент конструкции, перераспределяющий нагрузку в месте соединения плоского пола кабины и днища). Расположенный между летчиками пульт управления топливной системой может сдвигаться вперед для прохода штурмана к переднему рабочему месту, где установлен оптический прицел (РУД и рычаги управления триммерами установлены не на пульте, а на стенках кабины). Со стороны командира самолета имеется панель управления стартовыми двигателями, со стороны второго летчика – панель управления дозаправкой топливом в полете.

Летчики размещены на катапультных креслах «Мартин Бейкер» Мк.З (катапультирование осуществляется через люки, расположенные в верхней части фюзеляжа). Остальные члены экипажа самолета (за исключением самолетов-заправщиков «Виктор» К Мк.2) катапультных кресел не имеют и в аварийных ситуациях покидают самолет через входную дверь, расположенную с правой стороны фюзеляжа и откидывающуюся вверх (для защиты от воздушного потока при выбрасывании с парашютом предусмотрен специальный выдвижной щит). Для безопасности при катапультировании ручка управления присоединена к системе управления на уровне колен летчика.

Жесткость силового набора фюзеляжа в районе люков обеспечивается мощной центральной балкой, к которой крепится штанга топливоприемника системы заправки топливом в полете.

Между катапультными креслами летчиков может устанавливаться сиденье для шестого члена экипажа (обычно это механик, сопровождающий самолет во время длительных перелетов).

В негерметическом отсеке под полом расположено БРЭО. Нижняя часть носовой части фюзеляжа закрыта обтекателем РЛС H2S, выполненным из стеклотекстолита и твердого пенопласта. Передняя часть фюзеляжа крепится к средней части в четырех точках.

Пол гермокабины, расположенной в передней части фюзеляжа, нижняя обшивка крыла и нижние лонжероны средней части фюзеляжа расположены в одной плоскости, что обеспечивает равномерное распределение напряжений в конструкции, возникающих под действием нагрузок, приложенных в направлении, параллельном продольной оси самолета.

В средней части расположен отсек вооружения, верхняя часть которого образована четырьмя идущими по всей длине балками с обшивкой между ними. Балки крепятся к усиленным рамам фюзеляжа коробчатого сечения, на которые в основном и передается нагрузка подвешенного вооружения. Две длинные створки бомбо- отсека с двойной обшивкой, обеспечивающей необходимую жесткость на кручение, убираются при открывании бомболюка внутрь отсека при помощи двух гидроподъемников.

За бомбоотсеком расположен небольшой отсек БРЭО.

Задняя часть фюзеляжа – обычной конструкции со шпангоутами и стрингерами (последние прикреплены к обшивке точечной сваркой). Более толстая обшивка за бомбовым отсеком предохраняет фюзеляж от воздействия газов, выходящих из двигателя.

Основные стойки шасси с четырехколесными тележками имеют колеса сравнительно малого диаметра (0,7 м), что позволяет убирать их в центроплан поворотом вперед. Диски колес отлиты из магниевого сплава, давление в пневматиках – около 12 кгс/см2 . Стойки имеют масляно-пневматическую амортизацию и соединены с задними частями тележек вспомогательными амортизаторами, поворачивающими тележки после взлета. Уборка шасси производится гидравлически. При посадке ось задних колес располагается ниже оси передних: задние колеса раскручиваются первыми. Плавность посадки достигается также применением мощного демпфера.

ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОЛЕТА «ВИКТОР» РАЗЛИЧНЫХ МОДИФИКАЦИЙ

Тип самолета В Мк.1 В Мк.2 В MK.2R К Мк.2

Размах крыла, м 33,3 33,3 35,69 35,69

Длина самолета, м 34,5 34,5 35,05

Высота, м 9,2 9,2 8,58 8,58

Площадь крыла, м 2 220,0 220,0

Тип двигателей 7 Мк.200 7 Мк.200 17MK.201 17Мк.201

Максимальная тяга, кгс 4 х 5000 4 х 5000 4x9340 4 x 9340

Нормальная взлетная масса, кг 72 540 – - -

Максимальная взлетная масса, кг 86 260 83 240 90 800 101 240

Масса пустого, кг – - – 49 900

Масса топлива, кг – - – 45 360

Целевая нагрузка, кг 5400 23 800* 5400 -

Максимальная скорость, км/ч 925 – 1050 966

Практический потолок, м 15 500 – 16 760 15 250

Практическая дальность, км 7000 6000** 8500 7400**

Перегоночная дальность, км 10 000 – 11 000 -

* Масса передаваемого в воздухе топлива.

** С передачей части топлива в полете.

Носовая стойка с двумя колесами свободно ориентируется в пределах 175° и поворачивается электроприводом в пределах 82°. При убирании стойка центрируется с помощью двух силовых цилиндров, выполняющих также роль демпферов шимми.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА самолетов «Виктор» В Мк.1 и его модификаций состояла из четырех ТРД Бристоль «Сапфир» 7 Мк.200 (4 х 5000 кгс) с удельным расходом топлива 0,88 кгс/кг.ч. Самолет «Виктор» В Мк.2 и его варианты оснащены ТРД Роллс- Ройс «Конвэй» 17 Мк.201 (4 х 9240 кгс) с удельным расходом 0,6 кгс/кг.ч.

Для каждой пары двигателей воздухозаборник общий (площадь 1,4 м2 ).

Под крылом предусмотрена подвеска двух стартовых ускорителей с ЖРД «Де Хэвилленд» «Спектр» D.Spe.4, сбрасывающихся на парашюте для повторного использования.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Топливные баки размещены в крыле и центроплане, над отсеком вооружения (все баки мягкие).

Имеется система кондиционирования воздуха (два воздухозаборника системы типа NASA расположены в носовой части по бокам фюзеляжа).

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Самолет оснащен панорамной бомбардировочной РЛС H2S Мк.9А, навигационно-бомбардировочным счетно-решающим устройством NBC Мк.2, УВ и УВ радиостанциями, аппаратурой для создания заградительных помех и автоматом разброса дипольных отражателей ARI 18051.

Самолеты-заправщики «Виктор» К Мк.1 и Мк.2 оснащены дополнительным радиотехническим оборудованием, обеспечивающим встречу самолетов при дозаправке в воздухе, подкрыльевыми заправочными агрегатами Мк.20В производительностью по 545 кг/мин, а также фюзеляжным агрегатом Мк.17 производительностью 1815 кг/мин. Высотный разведчик «Виктор» SR Мк.2 оснащался разведывательной аппаратурой ARI 5890 «Йеллоу Эстер», АФА F.96 Мк.2 для дневного фотографирования, АФА F.89 Мк.З для ночной съемки, а также АФА F.49 Мк.4 для ведения дневной фоторазведки и картографирования местности. Имелась фоторегистрирующая аппаратура для фотографирования экрана индикатора РЛС, а также оборудование для проявления аэрофотопленки на борту самолета.

ВООРУЖЕНИЕ. Размеры бомбового отсека позволяют размещать одну ФАБ большой мощности «Гранд Слэм» массой 10 000 кг или термоядерный боеприпас, до двух ФАБ «Тэллбой» (5500 кг), до четырех ФАБ калибром 4500 кг, до 35 ФАБ калибром 450 кг или 39 морских мин типа S (900 кг), размещаемых в бомбовом отсеке; кроме того, самолет мог брать 14 ФАБ калибром 450 кг на двух подкрыльевых узлах внешней подвески. Однако большинство приведенных выше вариантов вооружения могут быть реализованы лишь теоретически или при существенно уменьшенном запасе топлива (нормальная боевая нагрузка составляет 5400 кг, перегрузочная – 9000 кг).

В бомбовом отсеке самолета «Виктор» SR Мк.2 может размещаться 108 осветительных бомб.

Самолет «Виктор» В Мк.2 оснащен УР «Блю Стил» Мк.1 или Мк.1 А (длина ракеты, соответственно, 10,7 и 11 м; диаметр корпуса 1,27 м; размах крыла 4 м; стартовая масса 7400 кг; масса ядерной БЧ 1000 кг; максимальная дальность пуска, соответственно, 320 и 500 км.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Бомбардировщики «Виктор» длительное время состояли на вооружении королевских ВВС, однако в боевых действиях, в отличие от самолета «Вулкан», им принять участие не удалось. «Викторы» были рассчитаны на индивидуальные действия, одиночный полет к цели и поражение ее ядерным боеприпасом. В этих условиях профессионализм экипажей приобретал особое значение. Подбор летчиков и других членов команды проводился с особой тщательностью, с учетом психологической совместимости, ее состав старались сохранить неизменным по крайней мере на протяжении пяти лет. Каждый самолет имел и свой постоянный наземный экипаж, возглавляемый механиком, который должен был буквально «жить в самолете», включая и период его капитального ремонта, а также сопровождать бомбардировщик во время длительных (небоевых) перелетов.

Самолет «Виктор» выполняет бомбометание

Как правило, в течение.дня экипажем выполнялся один тренировочный полет продолжительностью в среднем пять часов. Каждый вылет тщательно планировался. Штурманы начинали изучение целей за несколько дней до вылета, непосредственная предполетная подготовка начиналась за 2,5 часа, а инструктаж выполнялся за 45 минут до взлета, за 15 минут до старта запускались и опробовались двигатели.

Важной особенностью сценария боевого применения «Виктора» (как и «Вулкана») являлось бомбометание с полупетли, которое в других странах освоили лишь истребители-бомбардировщики (первыми в России – Су-7Б, в США – F-100 «Супер Сейбр»). Самолет выходил на цель на высоте около 300 м с большой скоростью, выполнял полупетлю, сбрасывая ядерный боеприпас, после чего переводился в пологое пикирование и стремительно покидал район цели, выходя из зоны действия поражающих факторов ядерного взрыва.

Служба бомбардировщиков «Виктор» в строю королевских ВВС закончилась мирно, но вот самолетам-заправщикам пришлось повоевать дважды. В 1982 г. вспыхнул англо-аргентинский конфликт из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. Англия, удаленная от ТВД на расстояние почти 13 000 км, оказалась в весьма затруднительном положении: потребовалось развернуть в южном полушарии значительные авиационные силы и обеспечить их эффективное боевое применение против противника, располагающего вполне современными ВВС. Своеобразной тыловой базой англичан стал остров Вознесения – небольшой клочок суши, омываемый водами Атлантики. После начала войны на остров было переброшено 15 самолетов «Виктор» – почти 2/3 всего парка летающих танкеров Великобритании. Самолеты выполняли дозаправку в воздухе истребителей-бомбардировщиков «Харриер», бомбардировщиков «Вулкан», патрульных самолетов «Нимрод», военно-транспортных «Геркулесов» и VC-10. Всего за время конфликта было выполнено более 600 дозаправок в воздухе.

В 1991 г., во время конфликта в районе Персидского залива, несколько «Викторов» К Мк.2 вновь были использованы в боевых условиях для обеспечения действий британской ударной и военно- транспортной авиации.

К началу 1993 г. 14 заправщиков «Виктор», последних самолетов серии «V», еще продолжали нести службу в составе британских ВВС.

АВРО «ВУЛКАН»

Бомбардировщик

Бомбардировщик «Вулкан» в полете

Зту величественную машину, внешние обводы которой и сегодня выглядят вполне современно, безусловно, можно отнести к числу наиболее «революционных» самолетов своего времени. «Вулкан» – один из первых в мире серийных реактивных самолетов, выполненный по схеме «летающее крыло».

Работы по созданию нового дальнего бомбардировщика для ВВС Великобритании начались на фирме «Авро» зимой 1947 г. под руководством главного конструктора Р. Чедвика. Так же как и другая машина «V»-серии – Хэндл и Пейдж «Виктор» – самолет фирмы «Авро» должен был удовлетворять требованиям В 35/46 штаба ВВС Великобритании, выдвинутым 9 января 1947 г. Предполагалось создать скоростной высотный бомбардировщик, способный действовать с обычных британских аэродромов (в отличие от «просторных» Америки и России, маленький остров не мог позволить себе строительства многочисленных огромных ВПП: ведь еще к концу второй мировой войны на аэродромы приходился 1% всей площади Англии). Мощное бомбовое вооружение нового самолета в целях снижения аэродинамического сопротивления должно было размещаться только в бомбовом отсеке большой емкости (узлы внешней подвески не предусматривались). Максимальная взлетная масса ограничивалась 100 000 фунтами (45 360 кг). Основой тактической концепции нового бомбардировщика должно было стать сочетание большой дозвуковой скорости и потолка с высокой маневренностью на больших высотах, что позволило бы избежать применения оборонительного пулеметно-пушечного вооружения.

Схема самолета «Вулкан»

К началу работ над новым бомбардировщиком специалисты фирмы «Авро» уже получили в свое распоряжение трофейные германские материалы по аэродинамике больших скоростей, которые были широко использованы при формировании облика новой машины (в этом отношении фирма «Авро» выглядела несколько менее «патриотично», чем ее конкурент, компания «Хэндли Пейдж», в большей степени опиравшаяся в своих работах на результаты отечественных исследований).

Первоначально рассматривалась компоновка бомбардировщика, выполненного по нормальной аэродинамической схеме и снабженного крылом с большим углом стреловидности (45° по 1/4 хорд). Однако при такой конфигурации не удавалось уложиться в заданные ограничения по массе и скорости. Было решено отказаться от горизонтального оперения и несколько укоротить фюзе- ляж • Следующий этап эволюции привел к появлению компоновки по схеме «бесхвостка» с треугольным крылом толстого профиля и относительно малого удлинения (2,4), которая и была принята за основу. Треугольное крыло обеспечивало достаточную емкость для размещения двигателей, шасси и топлива при сохранении высоких аэродинамических характеристик. Большая площадь крыла уменьшала удельную нагрузку, чем достигались отличные высотные и маневренные характеристики машины. Кроме того, сохранялись приемлемые взлетно-посадочные характеристики (задача, являвшаяся постоянной «головной болью» конструкторов первых реактивных бомбардировщиков).

В марте 1947 г. предварительные исследования проекта нового самолета, продолжавшиеся в течение двух месяцев, были завершены, а в мае того же года фирма «Авро» вышла в министерство снабжения Великобритании, отвечавшее за создание авиационной техники, с предложением о постройке бомбардировщика, получившего обозначение «тип 689». Тогда же на фирме была изготовлена и продемонстрирована высокопоставленным правительственным и военным чиновникам модель новой машины, имевшая весьма экзотическую для своего времени внешность: схема, близкая к «летающему крылу», по бокам толстого фюзеляжа – два круглых воздухозаборника, на концах треугольного крыла – два относительно небольших киля с рулями направления.

Самолет «Вулкан» В Мк.2 (вид сзади)

На совещании в министерстве снабжения, состоявшемся 27 ноября 1947 г., после длительных дебатов предложения фирмы «Авро» получили окончательное одобрение, что позволило приступить к полномасштабным работам по созданию самолета. Можно предположить, что решение о строительстве нового бомбардировщика было принято не без влияния американских работ фирмы «Нортроп» над бомбардировщиками ХВ-35 и YB-49, также имевшими схему «летающее крыло». Однако если на больших скоростях характеристики треугольного крыла в теоретическом плане были достаточно изучены, то о том, как поведет себя «дельта» на малых скоростях, при взлете и посадке, известно было недопустимо мало. Поэтому одновременно с решением о финансировании программы создания «большого» самолета было решено построить аэродинамически подобный ему небольшой самолет-аналог, снабженный ТРД (первоначально предлагалось изготовить также экспериментальный планер без силовой установки).

В ходе дальнейшего проектирования самолета «698» конфигурация планера была несколько пересмотрена: вертикальные кили стали цельноповоротными, воздухозаборники из круглых превратились в овальные, что несколько улучшило обзор вбок (это было вызвано главным образом стремлением обеспечить визуальный контроль за положением цельно- поворотных килей из кабины летчиков); кроме того, был изменен угол установки крыла. В сентябре 1948 г. фирма изготовила новую модель бомбардировщика со всеми перечисленными усовершенствованиями.

В течение 1948 г. был проведен большой объем испытаний в аэродинамических трубах: в скоростной АДТ Королевского исследовательского авиационного института (RAE) продувалась полная модель бомбардировщика и его полумодель (т. е. модель самолета, как бы разрезанного пополам вертикальной плоскостью). В трубе малых скоростей исследовалась полная модель с воздухозаборниками. Малоскоростная АДТ фирмы «Авро» была также задействована для испытаний модели самолета без воздухозаборников. Наконец, в аэродинамической трубе Национальной физической лаборатории производились исследования в более широком диапазоне чисел Re, чем в других АДТ. В конечном итоге RAE было разработано крыло, аэродинамические характеристики которого соответствовали серповидному крылу, примененному на самолете «Виктор», но, в отличие от последнего, за счет треугольной формы имевшее больший внутренний объем и более простую конструкцию.

Бомбардировщик «Вулкан» (вид спереди)

Одновременно с созданием бомбардировщика велось проектирование самолета-аналога, получившего обозначение «тип 707», который являлся уменьшенной в три раза копией «типа 698». Силовая установка аналога состояла из одного ТРД Роллс-Ройс «Дер- вент» (1 х 1630 кгс), установленного в хвостовой части фюзеляжа. Воздухозаборник располагался над фюзеляжем. Первый полет «707»-го состоялся 4 сентября 1949 г., однако после пятого полета в результате неполадок в электросистеме машина потерпела аварию и была полностью разрушена. 6 сентября 1950 г. в воздух поднялся опытный самолет «707В», имевший незначительные отличия от первого самолета. Одной из особенностей схемы с треугольным крылом, которая была выявлена при испытании этой машины, явился поздний отрыв носового колеса при разбеге, когда скорость приближалась к взлетной. Это приводило к резкому «взмыванию» машины. Проблема была устранена за счет удлинения носовой стойки, что привело к увеличению угла атаки при взлете (если бы не было самолета «707В», потребовалась бы дорогостоящая работа по переделке конструкции шасси бомбардировщика). «707В» в течение двух лет выполнил 380 полетов, налетав в общей сложности 130 ч.

Потребность в дальнейших исследованиях поведения треугольного крыла на больших скоростях, а также необходимость проверки «в деле» конфигурации воздухозаборников, окончательно определившейся лишь в феврале 1951 г., после завершения серии испытаний в аэродинамических трубах, привели к появлению третьего самолета-аналога, «707А», снабженного воздухозаборником в корневых частях крыла. Эта машина поднялась в воздух в июле 1951 г. (машина выполнила 197 полетов, налетав 92 часа). Наконец, 1 июля 1953 г. взлетел последний, четвертый аналог – «707С», близкий самолету «707А», но имевший двухместную кабину с двойным управлением. Основное назначение машины состояло в подготовке летчиков к полетам на машинах с треугольным крылом.

Самолет «Вулкан» В Мк.2 в полете

Даже после начала летных испытаний «большого» самолета экспериментальные самолеты-аналоги не потеряли своего значения, так как позволяли получить необходимые данные быстрее и с меньшими затратами. Другой заслугой миниатюрных «Вулканчиков» было то, что их успешные полеты, широко освещавшиеся в британской печати, окончательно убедили скептиков из министерства снабжения и ВВС (да и в самой фирме «Авро») в правильности избранной аэродинамической схемы.

Техническое проектирование самолета «698» в основном было завершено осенью 1949 г. Облик бомбардировщика по сравнению с первоначальным проектом, существенно изменился. Вместо двух поворотных килей было решено установить один киль обычного типа, воздухозаборники «утонули» в передней кромке крыла, возросла по сравнению с первоначальной расчетной масса планера. Постройка первой машины, VX-770, началась в апреле 1950 г. Ее первый полет состоялся 30 августа 1952 г. на аэродроме фирмы «Авро» вблизи г. Вудфорда. Так как двигатели «Олимп», проектировавшиеся для нового бомбардировщика, были еще не готовы, самолет оснастили четырьмя ТРД Роллс-Ройс «Эвон» R.A.3 (4 х 2950 кгс). Для ускорения начала испытаний опытную машину оснастили упрощенной топливной системой с топливным баком, размещенным в бомбовом отсеке. Вскоре королевские ВВС самолету «698» присвоили наименование «Вулкан».

Бомбардировщик «Вулкан» В Мк.2

«Вулкан» выполняет взлет

Первые полгода самолет использовался в основном для оценки управляемости на больших высотах. После выполнения 32 испытательных полетов на «Вулкане» были установлены новые двигатели Армстронг Сидли «Сапфир» (Sa6) с тягой по 3640 кгс, а также ряд других систем и оборудования, «опоздавших» к началу первого этапа летных испытаний. Полеты доработанного самолета возобно- вились в июле 1953 г. В том же месяце началось и техническое проектирование «полномасштабного» бомбардировщика «Вулкан» Мк.1. 3 сентября 1953 г. поднялся в воздух второй прототип «Вулкана» – VX-777 – с ТРД Бристоль «0лимп-100» (4 х 4300 кгс). Однако 27 июля 1954 г. он потерпел аварию при посадке на аэродроме Фарнборо. В процессе ремонта на самолете установили подоспевшие к тому времени «штат ные» двигатели – ТРД «Олимп- 101», кроме того, несколько усилили конструкцию планера.

В июле 1955 г. самолет VX-777 вновь был модернизирован: в ходе его испытаний, а также полетов опытных самолетов серии «707» было установлено, что при маневрировании на большой высоте возникает бафтинг. Дальнейшие исследования показали, что режим бафтинга близок к расчетному крейсерскому режиму серийных самолетов «Вулкан» с более мощными двигателями. В результате пришлось переделывать крыло опытного самолета: был сделан наплыв с максимальным увеличением хорды на 20% (угол стреловидности составил 52° в корневой части, 42° в средней и 56° в концевой), что позволило снизить отношение Су с 1,56 до 1,3 и значительно отодвинуть границу начала бафтинга по углу атаки.

Первый серийный бомбардировщик «Вулкан» В Мк.1 взлетел в феврале 1955 г. На самолет были установлены ТРД «Олимп-100» и крыло с прямой передней кромкой, идентичное крылу опытного самолета VX-770. Однако после проведения серии испытаний, в ноябре 1955 г. машина встала на доработку, после которой получила новое крыло (как на модернизированном VX-777), двигатели «Олимп-Ю2» (в дальнейшем замененные на «Олимп-104»), автоматическую систему повышения устойчивости и бортовую РЛС H2S. Последующие серийные машины выходили их ворот сборочного цеха уже с модернизированным крылом и «штатным» БРЭО. На третьем серийном бомбардировщике был несколько модифицирован носок крыла и установлена система заполнения топливных баков нейтральным газом. Четвертый самолет имел полный комплект вооружения, на котором оно и прошло основной комплекс летных испытаний. 29 мая 1965 г. бомбардировщик получил сертификат летной годности. Всего было построено 45 самолетов «Вулкан» В Мк.1.

На вооружение строевых частей «Вулканы» начали поступать в сентябре 1956 г., первая эскадрилья, оснащенная новыми бомбардировщиками, достигла боеготового состояния летом 1957 г. Таким образом, путь от начала работы по программе до поставок бомбардировщика в войска занял 8,5 лет (для В-52 этот период составил 9 лет, а для Ту-16 – 6 лет). Новые самолеты фирмы «Авро», наравне с машинами Хэндли Пейдж «Виктор», являлись к тому времени, вероятно, наиболее совершенными в мире средними бомбардировщиками.

Они превосходили Ту-16 и Боинг В-47 «Стратоджет» по практическому потолку, дальности и маневренности на большой высоте, опережая В-47 еще и по скоростным характеристикам. При М=0,8 аэродинамическая компоновка «Вулкана» обладала на 8-10% большим уровнем совершенства, чем компоновка самолета В-47. Уровень весового совершенства «Вулкана» также превосходил уровень В-47, что обеспечивало самолету большую дальность (по этому параметру «Вулкан» вполне сравним с такими современными машинами, как Локхид L-1011 и Эрбас А-300-600). Однако это было достигнуто не только за счет высокой степени совершенства аэродинамики и силовой установки, но, в значительной мере, и в результате полного отказа от оборонительного пушечного вооружения, что для середины 1950-х годов выглядело, пожалуй, несколько преждевременным.

«Вулкан» В Мк.2 выполняет вираж

В 1958 г. на вооружение эскадрилий «Вулканов» (впервые в Великобритании) поступили свободнопадающие термоядерные бомбы «Йелоу сан».

В октябре 1957 г. несколько бомбардировщиков «Вулкан» посетили США, где приняли участие в соревнованиях на точность навигации и бомбометания, проводившихся среди экипажей стратегических бомбардировщиков США и Великобритании. Там впервые было выявлено одно весьма важное достоинство английского бомбардировщика, выгодно отличавшее его от американских самолетов аналогичного класса. «Вулкан» – «летающее крыло» с утопленными двигателями, сравнительно небольшим килем, практически полным отсутствием в планере прямых углов, работающих как уголковые отражатели, а также аэродинамически чистой, хорошо «зализанной» поверхностью, покрытой толстым слоем отличной краски, под которой скрывались головки заклепок, – оказался относительно малозаметным для РЛС (американские операторы, привыкшие к весьма солидной ЭПР самолетов стратегического авиационного командования – В-36, В-47 и В-52, – поначалу принимали отметку от «Вулкана» на экранах своих РЛС за отметку от истребителя). Возможно, это в какой-то мере способствовало пробуждению интереса американских ВВС к мерам по снижению радиолокационной сигнатуры самолетов, получивших в дальнейшем название «технология Стелс».

С некоторым опозданием по сравнению с более богатыми СССР и США в Великобритании приступили к работам по оснащению дальних бомбардировщиков управляемыми ракетами класса «воздух-земля» (опытные пуски ракет «Блю Стил» с самолета «Вулкан» В Мк.1 производились на полигоне Вумера в Австралии). Англичанами рассматривался и альтернативный вариант – оснащение «Вулканов» вместо ракет тремя миниатюрными истребителями Фолленд «Нэт» на внешней подвеске (два под крылом и один под фюзеляжем). Истребители должны были наносить высокоточные удары по целям малогабаритными ядерными боеприпасами, после чего самостоятельно возвращаться на свои аэродромы. Однако отсутствие у англичан опыта по самолетам-сцепкам, неудачи аналогичных американских программ, а также быстрый прогресс ракет привели к отказу от идеи этого «энглезированного» звена Вахмистрова.

В 1960-1963 гг. все «Вулканы» В Мк.1 получили новое активное и пассивное оборудование РЭП (после чего машины переименовали в «Вулкан» В Мк.1 А).

Результаты летных испытаний самолета «Вулкан» свидетельствовали о том, что для более полного использования потенциала перспективных ТРД «Олимп» В016 требуется дальнейшее увеличение площади крыла самолета. В результате в конце 1955 г. фирма приступила к разработке новой модификации бомбардировщика, «Вулкан» В Мк.2. Для отработки крыла нового самолета вновь была использована старая «рабочая лошадка» – опытный самолет VX-777, получивший в августе 1957 г. третье в своей «жизни» крыло (усовершенствованное БРЭО для «Вулкана» В Мк.2 отрабатывалось в 1958-1960 гг. на другом прототипе – VX-770).

Первый самолет «Вулкан» В Мк.2 был построен в июле 1958 г. Его крыло имело заметную коническую крутку. Задней кромке, начиная от середины полуразмаха, была придана небольшая стреловидность, удлинение увеличилось с 2,78 до 3,1. Вместо раздельных элеронов и рулей высоты были применены элевоны. Кроме нового крыла и ТРД, самолет имел удлиненную хвостовую часть фюзеляжа с дополнительным оборудованием (в частности, средствами РЭП), усовершенствованную электрическую систему, усиленное шасси и воздухозаборники увеличенной площади (что вызывалось увеличенным удельным расходом воздуха новых двигателей). В строевые части королевских ВВС бомбардировщик начал поступать летом 1960 г.

Штатным вооружением нового «Вулкана» явилась крылатая ракета «Блю Стил» или ее модификация, «Блю Стил» Мк.1, подвешиваемые под фюзеляжем. Однако эти ракеты, оснащенные капризным и сложным ЖРД, имели недостаточную дальность, скорость и точность поражения цели и рассматривались как временная мера, до поступления на вооружение более совершенного оружия. В перспективе самолет планировалось оснастить двумя американскими авиационными баллистическими ракетами (АБР) GAM-87A «Скай Болт», создававшимися с 1956 г. для вооружения как бомбардировщиков США, так и самолетов союзников по НАТО. АБР имела две ступени, твердотопливный двигатель, моноблочную головную часть мощностью 2 Мт, максимальную дальность пуска до 1600 км и стартовую массу 5100 кг.

Однако, несмотря на первоначальные успехи, в декабре 1962 г. работы по АБР «Скайболт» были неожиданно свернуты: новое руководство министерства обороны США сочло, что этот класс авиационного вооружения не вполне соответствует критерию «стоимость-эффективность». В результате ВВС Великобритании остались без перспективного ракетного вооружения.

Ракеты «Блю Стил» оставались «главным калибром» «Вулканов» до 1970 г. После вооружения британского флота атомными подводными лодками с баллистическими ракетами «Поларис» A3, дальнебомбардировочная авиация Великобритании все в большей степени начала переориентироваться на решение оперативно-тактических задач на европейском ТВД. Бомбардировщики «Вулкан», вновь оснащенные ядерными свободнопа- дающими бомбами, начали осваивать полеты на малых высотах. Это отразилось и на окраске самолетов: вместо белого блестящего противоатомного покрытия в 1979 г. бомбардировщики покрылись пятнистым серо-зеленым камуфляжем. Несколько позже в носовой части самолета появился «наперсток» – РЛС системы огибания рельефа (информация о контурах впереди лежащей местности выводилась на индикатор в кабине летчика). Помимо ядерных бомб, экипажи «Вулканов» начали осваивать и маловысотное бомбометание обычными свободнопадающи- ми бомбами (самолет был способен брать на борт до 21 бомбы калибром 450 кг).

В ходе англо-аргентинского конфликта 1982 г. шесть бомбардировщиков «Вулкан» В Мк.2 были переоборудованы в самолеты-заправщики «Вулкан» К Мк.2: машины оснащались одним подфюзеляжным агрегатом дозаправки методом «шланг-конус». Тогда же несколько самолетов было оснащено противорадиолокационными ракетами «Шрайк» (четыре УР подвешивались на подкрыльевых пусковых установках (ПУ), при изготовлении которых использовались элементы ПУ, созданных в свое время для ракет «Скайболт».

Фолклендский конфликт явился «лебединой песнью» «Вулканов»: 21 декабря 1982 г. последняя эскадрилья этих бомбардировщиков была снята с вооружения. Великобритания, не столь богатая, как США и СССР, не могла позволить себе сохранять стратегическую «диаду» и полностью отказалась от дальних бомбардировщиков.

За период эксплуатации в результате аварий и катастроф было потеряно семь «Вулканов» – больше, чем других самолетов «V»-серии.

КОНСТРУКЦИЯ. Самолет «Вулкан» выполнен по схеме «летающее крыло», оснащен четырьмя TPД и трехопорным шасси. В отличие от других тяжелых бомбардировщиков, при создании самолета удалось отказаться от дорогостоящих монолитных конструкций и обшивки переменного сечения. Не считая небольшого количества деталей, изготовленных механической обработкой, литьем и ковкой, а также слоистых конструкций, использование которых ограничивается главным образом поверхностями управления и крышками смотровых люков, весь планер выполнен из обычного листового материала и других полуфабрикатов из легких сплавов. Почти все детали самолета изготавливались на заводах фирмы «Авро».

Крыло («Вулкан» В Мк.2) – в плане близкое к треугольному. Угол стреловидности по передней кромке в корневой части – 52°, в средней части – 52° и в концевой – 56°. Крыло самолета «Вулкан» В Мк.2 имеет увеличенный размах и стреловидность по задней кромке. Удлинение крыла (Мк.1) 2,75, сужение 10. Относительная толщина у корня 12,5, у концов – 5-6%. Угол поперечного V – отрицательный. В местах наплывов носовая часть крыла имеет острую переднюю кромку и отклонена вниз.

Конструкция крыла – двухлонжеронная. Расположение лонжеронов – параллельное передней кромке корневой части крыла (передний лонжерон) и оси шарниров поверхностей управления (задний лонжерон). Нервюры перпендикулярны заднему лонжерону.

На концевых частях крыла установлены элероны, между ними и центропланом – рули высоты (элерон и руль высоты состоят из двух секций с раздельным управлением каждой секцией. Площадь рулей высоты 20 м 2 , элеронов – 10 м 2 . Воздушные тормоза из восьми прямоугольных панелей расположены попарно на верхней и нижней поверхностях крыла на двух выдвижных кронштейнах. Эффективность их довольно высока: при полном выпуске тормозов сопротивление самолета возрастает в 2,5 раза. При открытых тормозах между крылом и кромка ми панелей тормозов образуются щели. Положение панелей по высоте и угол их установки могут изменяться. Максимальный угол отклонения тормозов – 90°.

На верхней поверхности крыла перед линией возможного отрыва пограничного слоя установлено 36 турбулизаторов потока. На нижней поверхности крыла имеются съемные панели, облегчающие доступ к двигателям.

Фюзеляж – круглого сечения с постоянным диаметром (около 3 м) на значительной длине. Длина фюзеляжа 29,8 м, удлинение – 10.

В носовой части, перед кабиной экипажа, расположен отсек бортовой РЛС. Под кабиной имеется блистер оптического бомбардировочного прицела и входной люк. Бомбовый отсек длиной 8,5 м расположен средней части самолета между внутренними крыльевыми нервюрами, образующими его стенки. Основная нагрузка от вооружения передается поперечными элементами арочного типа. Фюзеляж заканчивается отсеком РЛС защиты хвоста, антенна которой закрыта радиопрозрачным обтекателем. Внизу хвостовой части фюзеляжа, под рулем направления, имеется контейнер тормозного парашюта.

ХАРАКТЕРИСТИКИ БОМБАРДИРОВЩИКА «ВУЛКАН»

Экипаж самолета, состоящий из пяти человек (двух летчиков, штурмана-бомбардира, штурмана и офицера РЭП), размещается в единой герметизированной кабине, компоновка которой близка к компоновке кабины самолета Виккерс «Вэлиент». Для использования оптического прицела штурман-бомбардир перебирается в блистер, установленный в нижней части фюзеляжа. Летчики снабжены катапультными креслами (перед катапультированием, так же как и на «Вэлиенте», должен целиком отстреливаться фонарь кабины). Остальные члены экипажа, сидящие сзади и ниже летчиков спиной по направлению полета, не имеют катапультных кресел и в случае аварии выбрасываются через входной люк. Для наблюдения за задней полусферой имеются специальные перескопические устройства.

Вертикальное оперение – стреловидное, трапециевидное в плане формы. Относительная толщина корневого профиля – 12,5%. Площадь оперения – 23,7 м2 , руля направления – 6,0 м2 .

Шасси трехопорное. Тележки основного шасси – восьмиколесные, с жидкостной амортизацией. Стойки выполнены из магниево- циркониевого сплава. Все 16 колес снабжены автоматами торможения.

Передняя тележка двухколесная, управляемая.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. Самолет «Вулкан» B.MkI оснащался четырьмя ТРД Бристоль «Олимп 102» (4 х 5450 кгс) или «Олимп 104» (4 х 5900 кгс). На бомбардировщике «Вулкан» В.Мк2 устанавливались ТРД «Олимп 21» Мк.301 (4 х 7710 кгс) с удельным расходом топлива 0,8 кг/кгс.ч. Как и на других бомбардировщиках «V»-серии, а также на самолетах Ту-16 и М-4, двигатели утоплены в крыле. Такая компоновка улучшает аэродинамику самолета, улучшает весовое совершенство (по сравнению с двигателями на пилонах, как у американцев), однако приводит к эксплуатационным трудностям. Кроме того, делается практически невозможной установка на самолете новых двигателей с измененными габаритами и другим удельным расходом воздуха. Каждый ТРД размещен в отдельном пожароизолированном отсеке. Воздухозаборник, общий для двух двигателей, на некотором расстоянии от передней кромки разделен перегородкой. Между воздухозаборником и фюзеляжем имеется система отвода пограничного слоя.

Топливные баки размещены в крыле и фюзеляже.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Система управления – бустерная. В системе управления рулем направления имеется демпфер рыскания.

Противообледенительная система – тепловая. Первый и второй летчики снабжены катапультными креслами Мартин-Бейкер Мк.ЗК или KS (минимальная высота катапультирования – 75 м).

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ («Вулкан» В Мк.2). Панорамная бомбардировочная РЛС H2S; оптический прицел Т.4; бомбардировочный вычислитель NBC Мк.2; доплеровская навигационная РЛС ARI 5851; ответчик ARI 5848 системы радиоопознования «свой- чужой» Мк.10; аппаратура ARI 18011 системы посадки по приборам; УКВ и КВ радиостанции ARI 18124 и ARI 5874.

Средства радиоэлектронной борьбы включают станцию радиолокационной разведки ARI 18105, станцию оповещения об облучении самолета сигналами РЛС ARI 58000, передатчики активных помех ARI 18076, ARI 18075 и ARI 18105, а также устройство разброса пассивных помех (дипольных отражателей).

ВООРУЖЕНИЕ. Бомбовая нагрузка массой до 9500 кг (нормальная – 4500 кг), включающая до 21 свободнопадающей бомбы калибром 450 кг.

Одна УР «Блю Стил» Мк.1 или Мк.1 А, полуутопленная под фюзеляжем.

Бомбардировщик «Вулкан»

Часть самолетов, принимавших участие в боевых действиях в районе Фолклендских (Мальвинских) островов, была вооружена противорадиолокационными ракетами AGM-45 «Шрайк» на двух подкрыльевых узлах подвески.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Поступление на вооружение королевских ВВС бомбардировщиков «У»-серии косвенным образом повлекло за собой изменение всего «рейтинга престижности» службы в различных родах британских вооруженных сил. Если раньше наиболее аристократической и закрытой была каста флотских офицеров, особенно офицеров, служивших на линейных кораблях – оплоте военной мощи империи, затем шла армия и замыкали «табель о рангах» летчики – пропахшая бензином, небрежно одетая публика, «легкомысленные люди, не джентльмены», то после стремительного, как и крушение самой Британской империи, падения боевой роли линейного флота (последний английский линейный корабль – «Вэнгард» – был отбуксирован в ковш для разделки на металл в 1960 г.) основу стратегической военной мощи Объединенного Королевства стали составлять дальние бомбардировщики – самолеты «V»-серии, вооруженные ядерным оружием.

Когда-то сердце истинного британца наполнялось гордостью при виде серых бронированных громад Гранд Флита, застывших на рейде Скапа-Флоу, теперь их место занял парадный строй белоснежных бомбардировщиков: «Вэлиентов», «Вулканов» и «Викторов», с грохотом проносящихся над аэродромом Фарнборо – традиционным местом авиационных выставок и парадов. Как сказал Уинстон Черчилль, «в настоящее время господство в воздухе является высшим выражением военной мощи, и все флоты и армии должны примириться со своим второстепенным положением». Соответственно изменению статуса ВВС изменился и «имидж» британского летчика. Из лихого парня, «пилотяги» в кожаной куртке («международный» образ авиатора 1930-40-х годов: достаточно вспомнить героев фильма «Небесный тихоход» или Мак-Дака – популярного героя диснеевских мультфильмов) он превратился в интеллектуала, способного управлять наиболее совершенной и сложной для своего времени техникой, суперпрофессионала, подготовка которого обходится налогоплательщикам в миллионы фунтов стерлингов.

Экипажи для стратегических бомбардировщиков готовились в специальном подразделении ВВС. К тренировке в качестве командиров корабля допускались летчики с налетом не менее 1750 часов (для занятия кресла правого летчика требовалось не менее 700 часов налета). Летчики и оба штурмана должны были иметь опыт пилотирования бомбардировщика «Канберра». Штурман-бомбардир допускался к полетам после окончания специальных курсов, а офицер РЭП – спецшколы, куда принимались лица, окончившие технический колледж ВВС.

Общее время переучивания на «Вулкан» для летчиков составляло три месяца, за это время требовалось выполнить 14 полетов (включая полеты в ночное время и на большую дальность – в Атлантику и Средиземное море), налетав в общей сложности 55 часов.

Для подготовки летчиков «Вулканов» был создан специальный комплексный тренажер (стоимость одного «полета» на нем составляла 10% стоимости реального полета).

Впрочем, высокие летные навыки экипажей «Вулканов» могли бы так и остаться невостребованными, если бы Аргентина в апреле 1982 г. не захватила принадлежащие Англии Фолклендские острова. После начала конфликта на остров Вознесения – небольшую авиационную базу, затерянную в Атлантике в 5800 км от Фолклендов (ближе подходящих аэродромов найти не удалось), прибыло 10 бомбардировщиков «Вулкан»В.Мк2. Из этого количества машин шесть самолетов было переоборудовано в заправщики («штатных» летающих танкеров «Виктор» не хватало), а остальные машины использовались для решения ударных задач.

Для нейтрализации аргентинского аэродрома в Порт-Стэнли, где базировались легкие самолеты (в частности, штурмовики «Пука- ра», представлявшие наибольшую угрозу для планировавшегося английского десанта), требовалось вывести из строя ВПП. Для решения этой задачи и были задействованы «Вулканы», под каждым из которых подвешивалась 21 бомба калибра 450 кг. Было выполнено пять одиночных боевых вылетов на бомбардировку аргентинского аэродрома. Продолжительность полета составляла 15 ч., в ходе него производилось несколько дозаправок в воздухе. Бомбометание производилось со средних высот, вне зоны поражения аргентинских ЗРК «Роланд» и «Тайгеркет», а также малокалиберной зенитной артиллерии, развернутой на островах. Один из «Вулканов» вынужден был совершить посадку в Бразилии, гле был временно интернирован местными властями. Однако налеты в целом оказались недостаточно эффективными: только несколько бомб попали в ВПП, выведя ее из строя лишь частично (аргентинские «Пукары», MB.326 и «Геркулесы» сохранили возможность пользоваться аэродромом). После первых налетов выложили на уцелевшем участке ВПП несколько кругов из песка и земли, которые на разведывательных фотоснимках выглядели как воронки от авиабомб. Англичане решили, что аэродром полностью разрушен, и прекратили бомбардировки «Вулканами».

В двух боевых вылетах «Вулканы» наносили удары по самолетам на стоянках и складам в Порт-Стэнли. Наконец, еще в одном вылете они привлекались для решения совершенно необычной для самолетов серии «V» задачи – борьбы с РЛС противника при помощи противорадиолокационных УР «Шрайк». Самолет «Вулкан» был переоборудован в ракетоносец уже в ходе боевых действий, когда потребовалось вывести из строя РЛС AN/TPS-43, составлявшую основу аргентинской системы ПВО на островах. Первоначально предполагалось оснастить самолеты английскими противорадиолокационными ракетами «Мартел», однако выяснилось, что УР этого типа, рассчитанные для вооружения маловысотных тактических самолетов, не способны сохранять боеспособность после длительного перелета на большой высоте в условиях низких температур. Тогда было принято решение оснастить самолеты менее капризными американскими ракетами «Шрайк», прошедшими боевую проверку во Вьетнаме и на Ближнем Востоке. Для подвески ракеты под самолет (работы проводились уже после начала войны, в условиях острого «цейтнота») были использованы чудом сохранившиеся пилоны, изготовленные более 20 лет назад и предназначавшиеся для подвески на «Вулкан» ракет «Скайболт».

В ходе налета ракета повредила антенну РЛС, временно выведя ее из строя, однако РЛС была восстановлена и продолжила свою работу (на этот раз аргентинцы стали более осторожными и выключали свой главный радар при приближении английских самолетов на опасное расстояние). Возвращение «Вулкана»-ракетоносца на свою базу закончилось не совсем удачно: в процессе дозаправки в воздухе он сломал заправочную штангу и, так и не приняв нужного объема топлива, вынужден был совершить посадку в Бразилии, где и был интернирован до конца войны.

В целом в ходе войны «Вулканы» играли больше пропагандистскую, нежели боевую, роль, демонстрируя (особенно на начальной стадии конфликта) «длинную руку» Британии, способность дотянуться до врага в любой точке земного шара.

На заключительном этапе боевых действий самолеты «Вулкан» совместно с базовыми патрульными самолетами «Нимрод» привлекались для ведения морской разведки, используя свои мощные РЛС H2S.

ВИККЕРС «ВЭЛИЕНТ»

Бомбардировщик

Самолет «Вэлиент» В(К).1

Бомбардировщики «Вэлиент», «Вулкан» и «Виктор», получившие в авиационной литературе обобщенное название серия «V», по праву можно назвать «лебединой песней» британского бомбардировочного самолетостроения. При создании этих выдающихся машин англичане в последний раз, пусть на весьма короткое время, оказались в роли мировых лидеров в области строительства дальних бомбардировщиков, превзойдя своих основных соперников – США и СССР.

В годы второй мировой войны Великобритания наравне с США располагала могучим бомбардировочным флотом, сыгравшим существенную роль в подрыве военной мощи Германии. Четырехмоторные гиганты – Авро «Ланкастер», «Линкольн», Шорт «Стирлинг» и Хэндли Пэйдж «Галифакс» ночными налетами разрушали оборонный потенциал Третьего Рейха, терроризировали гражданское население, занятое в промышленности, вызывая его массовое бегство из индустриальных районов в сельскую местность, разрушали транспортную инфраструктуру врага. Впервые бомбардировочная авиация в полной мере проявила себя как мощнейшее стратегическое средство, ставшее фактически в один ряд с линейными силами флота или общевойсковыми ударными группировками.

Однако в период послевоенного перевооружения ВВС Великобритании вступили, не имея прототипа современного тяжелого бомбардировщика (сказались экономические трудности, не позволившие, как и в России, уделить равное внимание развитию тактических и стратегических самолетов). Единственная четырехмоторная машина, серийное производство которой продолжалось после войны – Авро «Линкольн» («Ланкастер» V), – значительно уступала американскому бомбардировщику Боинг В-29, а самолет Виккерс «Виндзор», воспроизведенный лишь в трех экземплярах, так и не был принят на вооружение ВВС, морально устарев еще до своего рождения.

Неожиданный и стремительный развал Британской империи в течение нескольких послевоенных лет превратил Англию из ведущей мировой сверхдержавы, «над владениями которой никогда не заходило солнце», в государство европейского масштаба с ограниченными ресурсами и геополитическими интересами. Однако в своих планах министерство обороны еще долго по инерции руководствовалось имперскими мерками. Инструментом глобальной политики должны были стать и новые бомбардировщики, создать которые предполагалось в соответствии со спецификацией (техническим заданием) штаба ВВС В 35/46, выпущенной 9 января 1947 г.

Схема самолета «Вэлиент»

В отличие от России, стремившейся наверстать технологическое отставание от США в области тяжелой авиации за счет копирования новейших американских поршневых бомбардировщиков, англичане решили «перепрыгнуть» через этап создания высотных самолетов с ПД и, опираясь на свое лидерство в области реактивного двигателестроения, а также полученные из Германии трофейные материалы по околозвуковой аэродинамике (в частности – стреловидному и треугольному крылу), сконцентрировать усилия на разработке принципиально новых тя желых бомбардировщиков с необычайно высокими для своего времени ЛТХ, способными наносить мощные удары по противнику в любой части земного шара, используя для этого английские авиабазы, все еще разбросанные по всем континентам (британские солдаты – носители «бремени белого человека» – уходили из бывших колоний последними).

В соответствии со спецификацией В 35/46 требовалась машина с практической дальностью 6200 км, максимальной скоростью 900 км/ч и потолком над целью 16 000 м. В качестве основной бомбовой нагрузки рассматривались бомбы массой до 4500 кг, в том числе и ядерные. Основываясь на опыте боевого применения скоростных бомбардировщиков «Москито», так же, как и при создании тактического самолета «Канберра», было принято решение полностью отказаться от оборонительного вооружения. Впервые создавался не просто самолет, а система оружия: параллельно с бомбардировщиками предполагалось начать разработку навигационных средств и прицельного оборудования, связанные в единый комплекс. Огромная для своего времени РЛС H2S с параболической антенной должна была занять почти всю носовую часть фюзеляжа новых самолетов. Экипаж перспективных бомбардировщиков предполагалось размещать в гермокабине. Он состоял из пяти человек: двух летчиков, двух штурманов-бомбардиров и оператора средств РЭП.

Начавшая в 1947 г. «холодная война» еще более увеличила заинтересованность авиационного командования в новых самолетах.

Первоначально предполагалось, что созданию двух наиболее современных в техническом отношении машин фирм «Авро» и «Хэн- дли Пейдж», победивших в 1947 г. на конкурсе проектов, должно предшествовать принятие на вооружение более простого и «консервативного» бомбардировщика Шорт SA4 «Сперрин», разрабатываемого в соответствии со спецификацией В 14/46. Однако потребности национальной обороны, вызванные резким обострением отношений с СССР, потребовали ускорения работ. В то же время создание усовершенствованных самолетов с треугольным и серповидным крыльями (прототипов бомбардировщиков «Виктор» и «Вулкан») было невозможно без постройки самолетов-аналогов, необходимых для опробования в реальном полете малоизученных аэродинамических усовершенствований. А на это требовалось время. В этих условиях в министерстве снабжения, отвечавшем за разработку боевой авиационной техники, вспомнили о наиболее простом и «консервативном» проекте бомбардировщика, предложенном на конкурс 1947 г. фирмой «Виккерс» и отвергнутом из-за более низких, чем у конкурентов, ЛТХ. По мнению специалистов, самолет «Виккерс-660» мог быть построен и испытан уже в 1951 г. и к 1953 г. внедрен в серию, что значительно опережало ожидаемые сроки начала серийной постройки машин фирм «Хэндли Пэйдж» и «Авро».

«Вэлиент» на стоянке

К 16 апреля 1948 г. ВВС была подготовлена новая спецификация – В 9/48, – в соответствии с кото

рой фирма «Виккерс» получила 2 февраля 1949 г. контракт на техническую разработку и постройку бомбардировщика с четырьмя турбореактивными двигателями Роллс-Ройс «Эвон» RA3 (4 х 2950 кгс) с дальнейшей возможностью замены на более совершенные ТРД Армстронг Сиддли «Сапфир».

«Виккерс» – крупнейший в Британии производитель разнообразного вооружения (достаточно вспомнить всемирно известный пулемет «Виккерс», разработанный X. Максимом), – длительное время возглавляемая гениальным коммерсантом и авантюристом Базилем Захаровым, сыном русского морского офицера, начавшим свою карьеру пожарным в Стамбуле (рассказывают, что для увеличения доходов своей пожарной части Захаров сам занимался поджогами, скопив таким образом «первоначальный капитал»), приступила к выпуску боевых аэропланов еще в годы первой мировой войны (Захаров тонко чувствовал конъюнктуру военного рынка и значение авиации оценил одним из первых). В 1930-х годах фирма «Виккерс» первой в Британии начала производство быстроходных бомбардировщиков-монопланов. В годы войны (также впервые) ей был освоен выпуск бомбардировщиков «Велингтон» V и VI с гермокабиной. Наконец, в 1948 г. в небо поднялся первый в мире пассажирский самолет с турбовинтовыми двигателями «Виконт», строившийся с 1950 г. большой серией.

Работы по созданию нового реактивного бомбардировщика возглавлял Г. Эдварде, его заместителями являлись Э. Ричарде (аэродинамика), Б. Стефенсон (конструкция планера) и Г. Гарднер (прочность). В 1949 г. начались продувки моделей самолета в аэродинамической трубе. Сборка первого опытного самолета, получившего «фирменное» обозначение WB210, началась в обстановке повышенной секретности в 1950 г. и заняла около шести месяцев.

Новый бомбардировщик трудно было назвать образцом изящных форм: толстый фюзеляж был «натянут» на огромный бомбоот- сек и также весьма крупногабаритный радиолокационный бомбардировочный прицел H2S (непременный атрибут всех самолетов серии «V» дальнейшее развитие станции Мк.9А, применявшейся на британских бомбардировщиках еще в годы войны), установленный в закругленной носовой части. В толстом крыле умеренной стреловидности (20°) располагались четыре ТРД. В выступающем за обводы фюзеляжа фонаре, имеющем сравнительно небольшую площадь остекления, размещалось два летчика. Три других члена экипажа сидели в фюзеляже спиной к направлению полета (также характерная черта самолетов «V»). Горизонтальное оперение, поднятое на киль, находилось вне влияния выхлопных газов двигателей.

Впервые 70-тонный WS210 поднялся в воздух с травяной ВПП аэродрома Вайсли 18 мая 1951 г. (машину пилотировал главный летчик-испытатель фирмы М. Самерс). Таким образом, тяжелый реактивный бомбардировщик «Виккерс» стал вторым в мире, после американского В-47, самолетом в своем классе, опередив на три месяца бомбардировщик Шорт «Сперрин» (который после успешного полета машины «660» стал более не нужен) и более чем на год – советский Ту-16. В июне 1951 г. британскими ВВС новому самолету было присвоено официальное наименование «Вэлиент» – «Храбрец».

Самолет «Вэлиент» в полете

Несколько раньше, 20 апреля 1951 г., с фирмой был заключен контракт на поставку британским ВВС первой партии из 25 новых бомбардировщиков (шла война в Корее, и вовлеченная в нее Великобритания требовала от своей промышленности форсирования работ по новому бомбардировщику).

Как и другие первые реактивные бомбардировщики, прототип «Вэлиента» первоначально не уложился в требования по дальности (вместо 6200 км было получено лишь 4500 км), однако остальные характеристики были достаточно высокими.

В начале 1950-х годов британская авиапромышленность уже начала восприниматься как нечто второстепенное, на первое место выдвинулись новые «законодатели мод» – США и СССР. Однако уровень английского авиастроения оставался по-прежнему очень высоким, а по ряду направлений англичане по прежнему были мировыми лидерами. Это следует отнести и к тяжелому самолетостроению, где бомбардировщики серии «V» (первым из которых был «Вэлиент») несколько опережали по основным ТТХ своих зарубежных конкурентов. В начале 1950-х годов ВВС США осуществляли собственную, весьма амбициозную бомбардировочную программу. Однако высокая стоимость создания новых машин (межконтинентального бомбардировщика В-52 и сверхзвукового самолета средней дальности В-58), проблематичность достижения заявленных характеристик привлекли внимание американских военных к английским разработкам. Во время визита в Великобританию в августе 1951 г. начальника штаба ВВС США генерала Вандерберга ему был продемонстрирован самолет «Вэлиент». Новый бомбардировщик демонстрировался и генералу Jle Мэю, возглавлявшему стратегическое авиационное командование. Самолет произвел на американских союзников большое впечатление. Особо отмечены были превосходные взлетно-посадочные характеристики «Вэлиента», способного летать с грунтовых ВПП (для американского основного стратегического бомбардировщика В 47 требовались специально подготовленные бетонные ВПП). В начале сентября 1951 г. главный конструктор фирмы «Виккерс» выехал в США с подробной технической документацией по бомбардировщику.

Началось обсуждение возможности постройки «Вэлиентов» по английской лицензии в США. Кроме того, рассматривался весьма экзотический проект создания палубного варианта этого самолета, способного садиться и взлетать с ударных авианосцев типа «Форрестол», которые предполагалось использовать в качестве своеобразных аэродромов подскока, развернув корабли у советских берегов. Однако эти идеи не получили дальнейшего развития: американцы справились с возникшими проблемами собственными силами (кроме того, Конгресс США всегда настороженно относился к планам закупки авиационной техники или лицензий на ее производство за рубежом, весьма разумно полагая, что в первую очередь следует финансировать программы, обеспечивающие работой своих конструкторов и рабочих). Впрочем, бомбардировщик фирмы «Виккерс» все же оказал некоторое влияние на американскую стратегическую авиацию: после его изучения по настоянию Ле Мэя на серийных бомбардировщиках В-52 отказались от тандемного размещения летчиков под единым фонарем в кабине истребительного типа и перешли к расположению членов экипажа, близкому к принятому на самолетах серии «V».

12 января 1952 г. во время испытательного полета самолет WS210 погиб в результате пожара. При повторном запуске ТРД в полете некоторое количество не- сгоревших паров керосина проникло в заднюю часть двигательного отсека, где произошло их возгорание. Так как в этой части самолета пожарные датчики не были установлены, огонь был обнаружен экипажем с большим опозданием. Через несколько минут после обнаружения пожара у бомбардировщика отвалилось крыло. Люди с огромным трудом сумели выброситься из разваливающегося в воздухе, объятого пламенем самолета, однако при этом все пять человек получили ранения, и двое из них вскоре скончались в больнице (относительно благополучно катапультировался лишь второй летчик). Так впервые проявился один из весьма существенных недостатков бомбардировщиков серии «V» – трудность покидания самолета в аварийной ситуации. Катапультами были снабжены лишь два летчика в передней кабине, три члена экипажа в задней кабине должны были оставлять гибнущий самолет, выбрасываясь через аварийный люк, как на машинах времен войны. Но то, что не вызывало трудностей на бомбардировщике с максимальной скоростью около 500 км/ч, превращалось в почти неразрешимую задачу на околозвуковом реактивном самолете.

Бомбардировщик «Вэлиент» В Мк.2

Второй опытный бомбардировщик, WB215 («667»), оснащенный ТРД RA7 «Эвон» (4 х 3400 кгс), совершил первый полет 11 апреля 1952 г. В отличие от первого самолета, он имел более широкие воздухозаборники (что объяснялось увеличенным расходом воздуха новых двигателей).

Параллельно с созданием базового варианта дальнего высотного бомбардировщика фирма «Виккерс» (вновь впервые в мире!) вела работы над самолетом «Вэлиент» В Мк.2, специально предназначенным для действий с малых высот (ранее эти высоты были «средой обитания» лишь для штурмовиков и истребителей-бомбардировщиков). По сравнению с исходной машиной новый бомбардировщик имел ряд существенных отличий: носовая часть фюзеляжа была удлинена для размещения дополни

тельного оборудования, крыло усилено, в нем уже не оставалось места для основного шасси, и его разместили, как и на Ту-16, в гондолах, выступающих за заднюю кромку крыла. Вместо двухколесной тележки была применена четырехколесная, с колесами меньшего диаметра. Самолет имел «ночную», матово-черную, окраску. Первый полет опытного бомбардировщика «Вэлиент» В Мк.2 (машина с заводским номером WJ964) состоялся 4 сентября 1953 г., однако бомбардировщик явно опередил свое время и не вызвал заинтересованности в британских ВВС, делавших ставку на высотную ударную авиацию. В августе 1958 г. «Вэлиент» В Мк.2 был разобран на металл.

Первый серийный бомбардировщик «Вэлиент» В Мк.1 был передан ВВС в январе 1955 г., а в апреле того же года была сформирована первая эскадрилья, оснащенная «Вэлиентами». 11 октября 1955 г. самолет принял участие в операции «Буффало» – испытании английского ядерного оружия на полигоне Вумера в Австралии (во время перелета в Австралию бомбардировщик пролетел без посадки из Лондона до Багдада, покрыв расстояние в 3925 км за 4 ч 51 мин 28 с). 15 мая 1957 г. «Вэлиент» вновь участвовал в испытаниях ядерного оружия, сбросив первую британскую водородную бомбу на небольшой атолл в Тихом океане (бомбометание производилось с высоты 13 700 м).

В 1958 г. экипажи «Вэлиентов» приступили (впервые в Великобритании) к освоению дозаправки в воздухе (для этих целей бомбардировщики были оснащены штангами топливоприемников). Также впервые в королевских ВВС был отработан взлет с использованием твердотопливных стартовых ускорителей «Супер Сапфир», необходимых для эксплуатации бомбардировщиков на тропических аэродромах.

Вслед за ударным самолетом «Вэлиент» В Мк.1 последовал разведывательно-бомбардировочный вариант, В (P.R.) Мк.1 (проект разработан в 1954 г., построено 11 машин), разведчик-бомбардировщик с дополнительным оборудованием для дозаправки в воздухе методом «шланг-конус» В (P.R.) К Мк.1 (разработан в 1956 г., заправочный агрегат размещался в бомбовом отсеке вместо части вооружения) и В (К) Мк.1 (заправщик-бомбардировщик, в который была переоборудована часть ранее построенных бомбардировщиков). В 1956 г. был достигнут максимальный темп выпуска самолетов – одна машина в неделю, а в августе 1957 г. был выпущен последний «Вэлиент». Всего было построено 104 серийных самолета всех модификаций, а также две опытные машины и один маловысотный бомбардировщик В Мк.2.

«Вэлиентами» было оснащено семь бомбардировочных эскадрилий королевских ВВС, одна эскадрилья разведчиков, одна эскадрилья заправщиков, а также эскадрилья, предназначенная для выполнения «специальных заданий» (штатная численность английской бомбардировочной эскадрильи – восемь самолетов). В октябре 1957 г. группа бомбардировщиков «Вэлиент» совместно с самолетами «Вулкан» прибыла в США для участия в соревнованиях по точности навигации и бомбометания самолетов стратегической авиации.

Поступление на вооружение британских ВВС усовершенствованных вариантов бомбардировщиков «Вулкан» и «Виктор», оснащенных ракетным оружием, позволило переориентировать часть самолетов «Вэлиент» на решение тактических задач на европейском ТВД. В 1963 г. первые четыре эскадрильи тяжелых бомбардировщиков поступили в распоряжение объединенного командования НАТО в Европе, сменив самолеты «Канберра». Новые задачи повлекли за собой и изменение условий боевого применения самолетов, которым теперь требовалось осваивать предельно малые высоты вместо полетов «по потолкам», для которых они первоначально предназначались. Вместо белой противоатомной окраски «Вэлиенты» покрылись серо-зеленым камуфляжем.

Продолжительные полеты в условиях турбулентной атмосферы малых высот привели уже в 1964 г. к появлению в лонжеронах крыла ряда самолетов усталостных трещин (как тут не вспомнить о предвидении специалистов фирмы «Виккерс», построивших еще в 1953 г. маловысотный вариант «Вэлиента» с усиленным крылом, опрометчиво отвергнутый военными). Планы замены силовых элементов крыла оказались слишком дорогостоящими, и от них отказались. Кроме того, «Вэлиенты»- бомбардировщики к середине 1960-х годов были признаны морально устаревшими самолетами, не способными преодолеть современную ПВО стран – участниц Варшавского Договора, которая к тому времени стала насыщаться ЗРК С-75 и С-125, «Круг», «Куб», а также усовершенствованной малокалиберной зенитной артиллерией с радиолокационным управлением огнем. Самолеты-заправщики «Вэлиент», также имевшие усталостные повреждения конструкции, заменялись на самолеты «Виктор» (причем этот процесс шел с опережением по сравнению с ранее существующими планами: быстрое «старение» «Вэлиентов» грозило оставить королевские ВВС без летающих танкеров. В 1965 г. самолеты «Вэлиент» начали сниматься с вооружения, и приблизительно через два года этот процесс завершился, первый из бомбардировщиков серии «V» оставил строй, вновь самолет фирмы «Виккерс» оказался первым…

Затраты на разработку, испытания и постройку «Вэлиентов» составили в общей сложности 67 млн фунтов стерлингов. В ходе эксплуатации было потеряно четыре самолета этого типа – наименьшее число по сравнению с другими машинами серии «V».

КОНСТРУКЦИЯ. Самолет «Вэлиент» выполнен по нормальной аэродинамической схеме с высокорасположенным стреловидным крылом, четырьмя ТРД и трехопорным шасси.

Крыло трапециевидной формы, имеет наплыв по передней кромке в корневой части, занимающий 33% размаха. Задняя кромка крыла в месте расположения сопел двигателей перпендикулярна оси самолета. Углы стреловидности по передней кромке: в корневой части – 45°; в концевой – 25°; по 1/4 линии хорд: в корневой части – 37°, в концевой – 20°. Сужение крыла 5,1, удлинение 5,5. Угол поперечного V в корневом участке – минус 2°, в концевой части – 0°, угол установки около 3°. Относительная толщина у корня 12%, на концах – 9%.

Механизация крыла включает сочетание двухщелевых закрылков и щитков. Закрылки – двухсекционные, занимают приблизительно 38% размаха (площадь закрылков – около 23 м2 ). При взлете закрылки отклоняются как единое целое; при посадке передние части закрылков отклоняются на больший угол, чем задние. Максимальный угол отклонения 60°.

Щитки с постоянной хордой размещены в корневом участке и занимают около 12% размаха крыла (площадь щитков – около 8 м2 ).

Относительный размах элеронов 41%, площадь – около 14 м2 .

На крыле установлено два аэродинамических гребня, тормозные щитки (сверху и снизу) и тур- булизаторы.

В консолях крыла размещены мягкие топливные баки.

Фюзеляж овального сечения (удлинение около 10,4). В носовой части расположена герметическая кабина с фонарем каплевидной формы. На левом борту кабины расположена эллиптическая входная дверь, по обеим ее бортам имеется два эллиптических окна (правое может использоваться для аварийного покидания самолета на земле). Пол кабины покрыт фанерой. Палуба летчиков приподнята над полом, фонарь над кабиной первого и второго летчиков в аварийной ситуации сбрасывается перед катапультированием при помощи 26 взрывных болтов. Непосредственно за фонарем расположен астрокупол, который может быть убран в фюзеляж, образуя запасной выход (это может потребоваться при вынужденной посадке на море, когда главный входной люк окажется под водой). В центре передней части кабины имеется дверь для доступа в блистер, где во время бомбометания с использованием оптического бомбардировочного прицела в лежачем положении располагается штурман-бомбардир.

Под гермокабиной расположен радиолокационный прицел, радиопрозрачный обтекатель которого выполнен в виде четырехслойной клеенной оболочки из стекловолокна и неопрена.

Среднюю часть фюзеляжа занимают топливные баки и бомбоотсек большого объема (длина 14,6 м), створки которого открываются внутрь. Боевая нагрузка подвешивается к мощной балке, расположенной вдоль фюзеляжа над бомбоотсеком. Створки бомболюка при открывании убираются внутрь, перемещаясь вдоль его стенок с помощью 16 зубчатых реечных механизмов.

Оперение стреловидное, одно- килевое. Горизонтальное оперение расположено приблизительно на середине высоты киля, его угол стреловидности по 1/4 хорд – 27°. Почти целиком подвижный (за исключением передней треугольной части) стабилизатор переставляется при помощи самозатягивающегося винтового механизма. Компенсация руля высоты – роговая. Угол стреловидности вертикального оперения по передней кромке – 42°.

Концевой обтекатель киля выполнен из стеклопластика. Рули снабжены триммерами по всему размаху.

Главное шасси с колесами фирмы «Данлоп» относительно большого диаметра (1,27 м), установленными тандемом на отдельных стойках, убирается в крыло с поворотом к его концам. Уборка осуществляется электроприводом (имеются основной и аварийный моторы). Основная «нога» шасси имеет две амортизационные стойки, расположенные одна за другой. Носовая стойка снабжена двухколесной тележкой. Давление в пневматиках – 7 кгс/см2 . Носовая стойка – двухколесная, управляемая.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА серийных бомбардировщиков состоит из четырех ТРД Роллс-Ройс «Эвон» RA28 («Эвон-204») с максимальной статической тягой 4540 кгс (44,1 кН).

Двигатели установлены в изолированных отсеках в корневой части крыла. Площадь каждого из воздухозаборников – около 1,3 м2 . Каждый двигатель имеет собственную противопожарную систему, включающую датчики, распылительные кольца и баллоны с бромистым метилом.

Запуск ТРД осуществляется электростартерами. Для кратковременного увеличения тяги (что особенно необходимо при взлете в условиях высокой температуры) имеется система впрыска водоме- толовой смеси.

Топливные баки размещены в фюзеляже и крыле, заправочные горловины – по бокам фюзеляжа. Избыточное давление в баках, обеспечивающее применение широкофракционного топлива, поддерживается с помощью системы нейтрального газа (азота) и подачей сжатого воздуха. Под крылом могут устанавливаться два сбрасываемых ПТБ общей емкостью 7730 л. Большая часть самолетов оснащена штангой топливоприемника дозаправки в воздухе (время, необходимое на монтаж или снятие штанги, по утверждению фирмы, составляет несколько минут).

Под крылом могут устанавливаться два стартовых ракетных ускорителя с ЖРД Де-Хэввиленд «Супер Спрайт» RATOG. В каждом ускорителе содержится 260 л 80% перекиси водорода и 20 л керосина, которые подаются в камеру сгорания сжатым азотом. Вес заправленного комплекта ускорителя 870 кг, он развивает тягу 1900 кгс в течение 40 с и после отработки сбрасывается на парашюте (имеется возможность повторного использования).

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Самолет имеет необратимую бустерную систему управления. Гидравлическая система дублированная. Гидроусилители и автоматы усилий включены в жесткие системы управления элеронами, рулями высоты и рулем направления. Имеется аварийная механическая система управления рулями высоты и направления. Изменение угла установки стабилизатора, а также управление триммерами, воздушными тормозами и закрылками осуществляется при помощи электропривода, который используется и для управления остальными самолетными агрегатами (имеются четыре генератора постоянного тока). Гидравлика используется лишь для управления носовым колесом и тормозами шасси (в цепи управления носовым колесом применено два гидроаккумулятора, в тормозной системе – один).

Для управления самолетом используется традиционная для тяжелых машин колонка со штурвалом (при катапультировании, после сбрасывания фонаря, штурвал отсоединяется от системы продольного управления и автоматически посылается вперед, освобождая место для ног летчика).

Система кондиционирования воздуха и герметизации кабины объединена с противообледенительной системой (ее элементы размещены на носке крыла и передних кромках воздухозаборника, горячий воздух отбирается от двигателей) и системой обогрева бомбоотсека. Давление в кабине может быть установлено на крейсерский (0,63 кгс/см 2 ) или боевой (0,32 кгс/см 2 ) режимы. На случай пробивания кабины снарядом противника предусмотрена «заливающая» система подачи воздуха, включающаяся автоматически, когда давление в кабине падает до уровня, соответствующего высоте 8800 м.

Первый и второй летчики снабжены катапультными креслами «Мартин Бейкер Мк.З», обеспечивающими катапультирование с минимальной высоты 75 м. За кабиной в специальном отсеке размещается спасательная надувная лодка.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Радиолокационный прицел H2S большой мощности, сопряженный с электромеханическим вычислителем Мк.2 (развитие более старого прибора NDS Мк.1), оптический бомбардировочный прицел. Имеются средства РЭП. Общая масса бортового радиоэлектронного оборудования – 3000 кг.

Для дозаправки топливом в воздухе самолет может оснащаться съемным оборудованием, включающим установленный в бомбоотсеке дополнительный топливный бак с подкачивающей турбопомпой и лебедку с гибким шлангом и конусом, а также главный топливный насос с приводом от воздушной турбины, обтекатель на бомбоотсеке, два подкрыльевых подвесных топливных бака, подкачивающие насосы в фюзеляжных топливных баках, и панель управления заправкой в кабине. Дозаправка в полете может выполняться на высоте до 12 000 м при скорости 600 км/ч. Длина шланга 27 м, скорость перекачки топлива 2000 л/мин.

ВООРУЖЕНИЕ. Обычные и ядерные бомбы, а также морские мины массой до 9000 кг (нормальная масса бомбовой нагрузки – 4500 кг). Возможно оснащение самолета одной ядерной бомбой массой 4500 кг. Число обычных бомб калибром 450 кг может достигать 21. Оборонительное вооружение отсутствует.

ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОЛЕТА «ВЭЛИЕНТ» В Мк.1

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 34,85 м; длина самолета 33,00 м; высота самолета 10,11 м; площадь крыла 219,45 м2 .

МАССЫ, кг: пустого 34 420; нормальная взлетная (с 4500 кг бомб) 63 500; максимальная взлетная 79 380.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость (Н = 9000 м) 910 км/ч; максимальная скорость у земли 666 км/ч; крейсерская скорость (Н=11 900 м) 796 км/ч; максимальная скороподъемность 23 м/с; практический потолок 16 460 м ; практическая дальность (с 4500 кг бомб на высоте 14 000 м) 7240 км; длина разбега (при массе 63 500 кг) 1098 м; посадочная дистанция 1676 м.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. В октябре 1956 г. четыре эскадрильи (24 «Вэлиента») в ходе операции «Мушкетер» были направлены на Мальту для участия в боевых действиях против Египта. Самолеты нанесли несколько мощных ударов по египетским аэродромам. В ходе боев «Вэлиент» лишь однажды был атакован истребителем «Метеор», но благополучно ушел от противника (встреч в воздухе с более скоростными и лучше вооруженными МиГ-15 и МиГ-17 не было). Однако вмешательство Советского Союза привело к быстрому прекращению конфликта, и новым бомбардировщикам так и не пришлось повоевать «в полную силу».