sci_tech Авиация и время 2005 05

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 09.01.2011 FBD-6A7A0B-A0B2-2E4C-ACA5-98EB-A09A-476B43 1.0 Авиация и время 2005 05 2005

Авиация и время 2005 05

«Авиация и Время» 2005 №5 (81)

ПАНОРАМА

27 августа в г. Узине Киевской обл. на доме 57-а по улице К. Маркса была открыта мемориальная доска в честь дважды Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации А.И. Молодчего. Ранее в этом здании (ныне – городская поликлиника) находился штаб 106-й авиадивизии дальней авиации СССР, которой в 1955-57 гг. командовал Молодчий.

9 сентября ГП «Киевский авиационный завод «Авиант» отметил свое 85-летие. Пройдя путь от полукустарных авиамастерских до одного из крупнейших предприятий Украины, завод выпустил более 6000 самолетов разного класса и назначения (в основном – «Анов»), В настоящее время «Авиант» может выпускать Ан-32 и Ту-334, а также разворачивает серийное производство Ан-70 и Ан-148. Уже изготовлены отсеки Ф-1 для фюзеляжей двух Ан-70, однако еще до сих пор не получены средства на эту программу, предусмотренные в госбюджете Украины на 2005 г.

На предприятии, по словам Генерального директора предприятия О.С. Шевченко, в следующем году поднимется в воздух первый серийный Ан-148. Предприятие задействовано в международной кооперации по этой программе. На ВАСО (Воронежское акционерное самолетостроительное общество) «сто сороквосьмые» будут собирать с использованием агрегатов, поставленных КиАЗ. Генеральный директор также сообщил, что в 2006 г. планируется начать модернизацию парка Ан-32 ВВС Индии, а сейчас завершена постройка двух Ан-32П для Ливии (на фото) и ведется подготовка для подписания контракта на поставку пяти «тридцать вторых» в ОАЭ. В мае 2006 г. должно быть закончено переоборудование Ан-3 под двигатель ВК-1500.

В сентябре самолеты АК «Авиалинии Антонова» возобновили выполнение коммерческих рейсов в те страны, в которых ранее существовала угроза ареста по решению Стокгольмского арбитражного суда. вынесенному 30 мая 2002 г. по иску кипрской компании TMR Energy Limited к Фонду госимущества Украины. В результате переговоров по урегулированию этих претензий установлен мораторий на 90 дней. Уже 13 сентября Ан-124-100 «Авиалиний Антонова» привез 90 т грузов из Европы в США, а 20 сентября другой «Руслан» – 100 т из немецкого Рамштайна в американский Литл Рок. Доставленные грузы предназначались для ликвидации последствий разрушительного урагана «Катрина». 5 октября Ан-225 «Мрiя» доставила из Афин в Хьюстон мобильную электростанцию фирмы General Electric массой 145 т, которую не мог перевезти ни один другой самолет в мире.

27 сентября Президент Украины В.А. Ющенко подписал распоряжение Ns 1175 «О мерах по обеспечению развития Воздушных сил ВС Украины». В этом документе, в частности, Кабинету министров предписывается принять меры по завершению испытаний, налаживанию серийного производства и принятию на вооружение Ан-70. В проекте госбюджета на 2006 г. Кабинет министров предлагает увеличить финансирование программ Ан-70 и Ан-148 по сравнению с текущим годом в 4,5 раза и довести его до 45 млн. гривень (более 8,9 млн. USD). В частности, за счет указанных средств планируется изготовить оснастку и стапеля для сборки центроплана, достроить стапель сборки фюзеляжа Ан-70, а также обеспечить производство в ОАО «Мотор Сич» двигателей Д-27.

1 октября Государственный музей авиации – самый большой технический музей в Украине – отметил двухлетие со дня основания. В торжественных мероприятиях по этому случаю приняли участие главы парламентов, военные и военно-воздушные атташе ряда стран Европы, народные депутаты, представители Воздушных сил Украины, Киевской горадминистрации, руководители авиационных предприятий, ветераны- авиаторы.

За время существования музей значительно пополнил свою коллекцию, которая к настоящему времени насчитывает 66 единиц авиатехники. Только за последние полгода перед посетителями музея предстали разведчик времен Первой мировой войны Анатра «Анасаль» (на фото справа), пилотажный Як-18ПМ, вертолеты Ка-25ПЛ, Ка-27ПЛ, Ми-1, Ми-4 и Ми-14ПЛ. В стадии реставрации находятся противолодочные самолеты Бе-12 и Ту-142. Кроме того, музей располагает уникальной коллекцией авиационного вооружения, включающей управляемые ракеты дальнего действия и мощные фугасные авиабомбы массой 9 и 5 тонн.

Календарь «АиВ»

100 лет назад, 14 октября 1905 г., образована Международная авиационная федерация (FAI).

95 лет назад. 7 октября 1910 г.,на Комендантском аэродроме в Санкт- Петербурге в период проведения 1-го Всероссийского праздника воздухоплавания произошла первая в России авиакатастрофа, в результате которой на «Фармане-4» погиб Л.М. Мациевич, которого принято считать первым украинским летчиком.

85 лет назад, 20 октября 1920 г., родился дважды Герой Советского Союза летчик-испытатель С. Амет-Хан.

85 лет назад. 31 октября 1920 г., родился Герой Советского Союза летчик-испытатель Я.И. Берников, впервые поднявший в воздух самолеты Ан-8 и Ан-12.

80 лет назад, 30 октября 1925 г., родился Генеральный конструктор АК им. С.В. Ильюшина Г.В. Новожилов.

80 лет назад. 26 ноября 1925 г., экипаж А.И. Томашевского впервые поднял в воздух бомбардировщик ТБ-1 (АНТ-4) конструкции А.Н. Туполева.

75 лет назад, 4 октября 1930 г.. основан НИИ ГВФ (ныне – ГосНИИ ГА),

65 лет назад, 29 октября 1940 г., совершил первый полет истребитель МиГ-3 (летчик-испытатель А.Н. Екатов).

45 лет назад. 21 октября I960 г.. совершил первый полет прототип самолета ВВП «Хариер» – Хоукер Сиддли Р.1127.

25 лет назад, 20 ноября 1980 г.,впервые поднялся в воздух самолет с электросиловой установкой на солнечной энергии «Соляр Челленджер» конструкции американца П.Б. Маккриди.

22-23 сентября в Украине прошла активная фаза самых широкомасштабных за годы независимости оперативно-тактических учений «Реакция-2005». Маневры одновременно проходили на четырех полигонах: Широкий лан и Киево-Алексан- дровский (Николаевская обл.), Житомирский и мыс Опук (Крым). В общей сложности было задействовано более 7000 военнослужащих, около 100 единиц бронетехники, 33 летательных аппарата (17 самолетов Воздушных сил и 16 вертолетов Армейской авиации). На организацию и проведение «Реакции-2005» потрачено 8,4 млн. грн. Авиация стала действовать за день до начала активной фазы учений. 21 сентября экипаж Су-24МР из 32-й отдельной разведэскадрильи (Староконстантинов) выполнил воздушную разведку замаскированного командного пункта в районе аэродрома Озерное (Житомирская обл.) и дислокации мехбригады на Житомирском полигоне.

На следующий день отрабатывалось противодействие миротворческих сил не- законносозданным вооруженным формированиям (НСВФ). При этом на полигоне Широкий лан Су-24 из 7-й авиабомбардировочной бригады нанесли удар по позициям НСВФ, после чего с борта мелитопольского Ил-76МД была десантирована рота 25-й отдельной парашютно-десантной бригады. В то же время пара Ми-24 из Чернобаевки прикрывала огнем выдвижение батальона 79-го аэромобильного полка. Истребительное прикрытие осуществляли Су-27 из 831-й авиабригады (Миргород). На Киево-Александровском полигоне четыре Су-24М из Старокон- стантинова сбросили по четыре 250-кг бомбы на ВПП и стоянку самолетов условного противника, а следом за ними две пары Су-25 из Кульбакино уничтожали ЗРК и танки НСВФ. Действия ударной авиации прикрывала пара миргородских Су-27. На мысе Опук проводилась морская десантная операция по блокированию и нейтрализации НСВФ. Здесь воздушную поддержку осуществляли пара Су-27 из 831-й авиабригады, пара армейских Ми-8МТ из Брод и Ми-14 морской авиагруппы.

Завершающая фаза учений прошла 23 сентября на Житомирском полигоне. Авиация обеспечила поддержку сухопутных подразделений, и в частности, штурмовики Су-25 нанесли авиаудары. Ми-24 занимались непосредственной поддержкой, а два звена Ми-8 доставляли десант. За действиями войск на Житомирщине наблюдали Президент Украины В. Ющенко и министр обороны А. Гриценко.

9 сентября авиакомпания «Азербайджан Хава Йоллары» (AZAL) торжественно отметила в Бакинском аэропорту им. Г. Алиева поставку своего первого A319 из четырех, заказанных у Airbus. Остальные самолеты AZAL должна получить до начала III квартала 2006 г. Азербайджанский A319 является 30 машиной семейства узкофюзеляжных самолетов Airbus А320 (A3I8. A319, А320, А321), эксплуатируемых перевозчиками стран СНГ. В общей сложности, начиная с 1984 г., европейские авиастроители продали более 2500 таких лайнеров (23 -А318. 733 – А319. 1414- А320, 333 – А321), которые приобрели почти 200 авиакомпаний мира. Сейчас Airbus располагает твердыми заказами на 1110 самолетов этого семейства.

14 сентября 2-местный дирижабль Аи-12М (объем – 1250 куб. м; диаметр – 8.47 м; длина – 34 м), созданный по заданию правительства Москвы Воздухоплавательным центром «Авгуръ» для реализации программы мониторинга и оптимизации дорожного движения в столице России, совершил первый патрульный пролет над Московской кольцевой автодорогой. Пилотировали его руководитель летно-испытательного комплекса «Авгуръ» Л. Путинцев и представитель заказчика начальник лет- но-методического отдела Центра авиации МВД России п-к Ю. Мог- далев. По планам. Московская воздухоплавательная система мониторинга дорожного движения будет включать два дирижабля Аи-12М и три привязных аэростата Аи-27.

В проекте госбюджета Грузии на 2006 г.расходы МО увеличиваются втрое по сравнению с 2005 г. Если в нынешнем году они составили 138,8 лари (77,6 млн. USD), то в следующем – 392 лари (220 млн. USD). Существенным подспорьем для грузинской армии стала финансовая помощь различных стран, главным образом членов НАТО. В последнее время вооружения и военная техника потоком идут в Грузию Если взять только авиацию, то к 10 вертолетам «Ирокез», безвозмездно переданным Пентагоном, добавились 18 Ми-8, купленных у Украины; 7 Су-25 поставили Македония и Болгария. В Узбекистане приобретены несколько МиГ-23, а в Чехии – L-159.

4-7 сентября на польском полигоне Веджин» в рамках программы НАТО «Партнерство ради мира» прошли ежегодные украино-польско- британские учения «Казацкая степь». Вооруженные силы Украины представляли два взвода 79-го отдельного аэромобильного полка и взвод курсантов 3-го курса аэромобильного факультета Одесского института Сухопутных войск Они, используя польские парашюты AD-95, выполнили прыжки с высоты 400 м с вертолета W-3 Sokol. Эти прыжки обеспечивали вертолетчики 66-го воздушного дивизиона ВВС Польши.

28 сентября на пресс-конференции в МО Украины начальник Генштаба Главнокомандующий ВС Украины генерал-полковник С. Кириченко заявил, что в 2006 г. налет экипажей Воздушных сил и Армейской авиации Сухопутных войск запланировано довести до 120 ч в год. Он подчеркнул, что достичь этого возможно «только при условии утверждения бюджетного запроса МО на 2006г. в полном объеме». На сегодняшний день налет летчиков Армейской авиации составляет около 40 ч, а в Воздушных силах приближается к 50.

3 октября Премьер-министр Украины Ю. Ехануров подписал постановление № 998, утвердившее Устав Государственной самолетостроительной корпорации (ГСК) «Национальное объединение «Антонов». Согласно Уставу органом управления корпорации является Правление во главе с Генеральным директором – председателем Правления. Он назначается Кабмином сроком на 5 лет. В Правление ГСК входят 7 членов: председатель, руководители участников корпорации (АНТК им. O.K. Антонова, ХГАПП, ГП «КиАЗ «Авиант», ГП «Завод № 410 ГА») и 2 члена Правления, назначенных Кабмином. Стратегию развития ГСК и контроль за реализацией принятых решений осуществляет Наблюдательный совет корпорации, состоящий из председателя и шести членов, которые назначаются Кабмином. В Наблюдательный совет не могут входить Ген. директор и члены Правления ГСК. Все участники ГСК сохраняют статус юридического лица со всеми правами, за исключением: выхода из корпорации и объединения на добровольных началах с другими субъектами ведения хозяйства без согласия Правления; принятия решения о прекращении своей деятельности.

28 августа ПО «Полет» (Омск, РФ) и Управление госавианадзора комитета ГА Республики Казахстан (РК) подписали договор о модернизации парка казахстанских Ан-2 в Ан-3. "В 2006 г. мы переоснастим 10 машин, – сообщил начальник Управления госавианадзора РК А. Жолдырбаев, – а всего парк Ан-2 у нас составляет 300 самолетов». Гендиректор «Полета» В. Ковалев считает, что подписанный контракт позволит поставить выпуск Ан-3 на поток, тем самым снизить стоимость самолета и сделать его более доступным для авиакомпаний (пока переоборудование Ан-2 в Ан-3 обходится почти в 0,9 млн. USD).

8 сентябряв ходе 12-го заседания российско-китайской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству был подписан контракт на поставку Китаю 40 Ил-76 с двигателями Д-30КП, включая четыре воздушных танкера Ил-78. Сумма контракта – около 1 млрд. USD. 65% средств от этой сделки достанется российским предприятиям, хотя самолеты будут строить в Узбекистане, в Ташкентском авиаобъединении. В настоящее время Китай уже располагает 30 Ил-76 и 4 Ил-78, поставленными Россией в середине 1990-х гг.

18 октября взлетел второй экземпляр А380 (четвертый опытный), подключившись к программе летных испытаний, в ходе которой первый А380 уже выполнил 105 полетов продолжительностью 366 ч. Всего в этой программе будут задействованы 5 самолетов, из которых второй и третий находятся на завершающей стадии сборки. К настоящему времени 16 авиакомпаний заказали 159 таких лайнеров. Первой в конце 2006 г. самолет получит Singapore Airlines

19 сентябряв распоряжение ВВС США поступил первый из 50 заказанных самолетов вертикального взлета и посадки – конвертоплан с поворотным крылом Bell/ Boeing CV-22 Osprey, предназначенный для использования Командованием специальных операций. Машина перелетела на авиабазу Эдварде для оценочных испытаний строевыми летчиками. Начало полноценной войсковой эксплуатации аппарата запланировано на 2009 г., а завершение поставки всей партии произойдет в 2017 г. Таким образом, начался полномасштабный серийный выпуск этого необычного летательного аппарата. Текущие планы предусматривают также поставку 360 «Оспри» Корпусу морской пехоты США и 48 – американскому ВМФ. Напомним, что программа «Оспри» – самый продолжительный долгострой в истории авиации – она была начата в 1982 г.

5 сентябряна авиационном полигоне Повурск экипажи 7-й авиационной бомбардировочной бригады Воздушных Сил Украины из Староконстантинова производили бомбометание управляемыми боеприпасами. Взлетает Су-24М с подвешенной бомбой КАБ-500

16 сентября состоялась передача ВВС Египта первого самолета Ан-74 новой модификации Т-200А, построенного на ХГАПП. Всего заказано 3 такие машины с опционом еще на 6. Самолет начал эксплуатироваться в Египте 29 сентября

23 сентября АНТК им. O.K. Антонова обратился к Госавиа- службе Украины с просьбой оказать влияние на Авиационные администрации государств Африки, прежде всего Демократической Республики Конго (ДРК), с тем, чтобы они приняли безотлагательные меры по повышению уровня безопасности полетов и поддержанию летной годности самолетов, Это вызвано участившимися в Африке тяжелыми летными происшествиями с участием Ан-12 и Ан-26. В текущем году крушения потерпели 8 машин: одна суданская. одна из Экваториальной Гвинеи и 6 из ДРК. Анализ катастроф показал, что основной их причиной стали грубые нарушения норм эксплуатации воздушных судов, среди которых полеты на самолетах с истекшим сроком службы, а также перевозка пассажиров на транспортных машинах, не оборудованных для этих целей. Например, Ан-26, разбившийся 11 сентября 2005 г. в районе Браззавиля (Республика Конго), не имел права эксплуатироваться с 1 марта 2003 г.. а Ан-12, потерпевший катастрофу 8 января 2005 г., не должен был летать еще с 1999 г.

23 сентября корпорация Boeing подписала с Армией США новый контракт стоимостью 192,5 млн. USD на поставку 13 многофункциональных боевых вертолетов AH-64D Apache Longbow. Производство заказанных машин начнется в начале следующего года. Они будут выпускаться в так называемой конфигурации Block II, отличающейся полностью интегрированной авионикой и системой передачи тактической информации потребителям, находящимся как на земле, так и в воздухе. Эти машины дополнят уже имеющиеся вертолеты Block II, которые получены путем модернизации ранее построенных АН-64А, В августе американское правительство от имени правительства Кувейта произвело приемку первого AH-64D из 16, заказанных этой страной у "Боинга».

В сентябре«Ведомости» со ссылкой на одного из топ-менеджеров компании «Аэрофлот-российские авиалинии» сообщили о намерениях этой авиакомпании в ближайшие 10-15 лет приобрести 20-25 дальнемагистральных пассажирских самолетов нового поколения Boeing 787 Dreamliner или Airbus А350. Тендер на приобретение таких самолетов «Аэрофлот» объявил еще в июле. Решение о победителе может быть принято в конце этого – начале следующего года. Сейчас парк дальнемагистральных лайнеров авиакомпании включает один Boeing 777, восемь Boeing 767. четыре McDonnel Douglas DC 10 и шесть Ил-96. Кроме того, собрание акционеров «Аэрофлота» недавно одобрило приобретение еще шести Ил-96. По словам генерального директора консалтинговой компании «Инфо- Мост» Б. Рыбака, «экономика Airbus А350 и Boeing 787 Dreamliner на порядок выше сегодняшних аналогов. С ними «Аэрофлот-… составит серьезную конкуренцию европейским перевозчикам».

По мнению российских специалистов. Boeing имеет больше шансов на победу в этом тендере, т.к. на 1,5 года опережает конкурента. Производство Boeing 787 разворачивается с апреля 2004 г., а поставки начнутся уже в 2008 г. «Боинг» предлагает заказчикам три пассажирских варианта самолета, два из которых имеют трехклассную компоновку салона: 787-8 (для перевозки 223 пассажиров на дальность 15700 км) и 787-9 (259 пасс, на 15400 км), а один – двухклассную: 787-3 (296 пасс, на 6500 км). К настоящему времени 22 авиакомпании заказали 263 Dreamliner.

«Эрбас» заявил о начале программы производства А350 в октябре этого года. Самолет планируется ввести в эксплуатацию с 2010 г. и предлагается заказчикам в двух вариантах с трехклассной компоновкой пассажирского салона: А350-800 (253 пасс, на 16300 км) и А350-900 (300 пасс, на 13900 км). 9 авиакомпаний уже подписали соглашения о размещении заказов на 140 А350.

1 октября ВВС США официально приняли на себя управление проектом J-UCAS (Joint Unmanned Combat Air Systems – совместная беспилотная боевая авиационная система), ответственность за который до сих пор несло Агентство по перспективным оборонным исследованиям (DARPA). Это произошло после того, как 2 беспилотных аппарата Boeing Х-45А впервые в ходе испытательного полета осуществили совместную координированную штурмовку наземных целей. Эта миссия стала наиболее сложной в серии из 60 уже выполненных. Планы ВВС США предусматривают проведение сравнительных испытаний Х-45С и Х-47В, разрабатываемого корпорацией Nortrop Grumman, для чего заказано по три летных экземпляра каждого аппарата. Таким образом, некоторые сюжеты из фантастического боевика «Стелс» вполне могут стать действительностью в недалеком будущем.

Бе-200ЧС в аэропорту Costa Smeralda города Олбия на острове Сардиния. Италия, 17 сентября 2005 г.

С 6 июля по 17 сентября российский самолет-амфибия Бе-200ЧС (борт RF21512) занимался тушением пожаров в Италии. Машиной поочередно управляли несколько смешанных экипажей, состоявших из испытателей ТАНТК им. Г.М. Бериева и пилотов компании SoREM. Бороться с огнем приходилось в сложных условиях горной местности, а забор воды производился в Тирренском, Лигурийском и Средиземном морях, зачастую при ветре 15-17 м/с. Превосходная маневренность Бе-200ЧС, высокая энерговооруженность, значительный запас огнегасящей жидкости (12 т) выгодно отличают его канадского «пожарника» Canadair CL-215. Случалось, что Бе-200ЧС оказывался единственным средством борьбы с огнем. Так, на пожар, разгоревшийся 23 августа на крутом склоне горы, первоначально были направлены вертолеты Skycrane и самолеты CL-215, но они не смогли работать в условиях сильной турбулентности. Затем на борьбу с пожаром отправился российский самолет, который за 2 вылета его потушил. Всего в Италии Бе-200ЧС налетал около 150 ч, выполнив 63 задания, в ходе которых было проведено 435 заборов и сбросов воды общей массой более 3500 т.

Александр Соловьев/ Санкт-Петербург

Московский «Иркутянин»

Среди уникальных отечественных достижений есть маленький вертолетик, которым может гордиться любая именитая авиастроительная фирма. С него началось создание машин, аналогов которым нет в мире до сих пор. К сожалению, крохотный «Иркутянин», являющийся концептуальным научно-техническим достижением мирового уровня, сегодня почти забыт, О нем до обидного мало пишут, и даже ошибки в литературе не торопятся исправлять!

Ка-8

К 1945 г. создатель лучших советских автожиров Н.И. Камов оказался не у дел. Автожиры не оправдали возлагаемых на них надежд, и финансирование дальнейших работ по их развитию стало считаться пустой тратой средств. Николая Ильича лишили КБ, сохранив лишь крохотную группу, в которой в конце года работали настоящие энтузиасты винтокрылой техники – Павел Серков и Маргарита Лебедева. Располагалось это «подразделение» в одной комнатке на заводе № 456 в Химках. Камов в это время активно занимался научной работой, писал кандидатскую диссертацию, книгу «Винтокрылые летательные аппараты», консультировал дипломников МАИ.

Он не представлял своей жизни без конструкторского творчества и пытался получить заказ на разработку небольшого вертолета, не требующего больших затрат. Вскоре в Наркомат авиационной промышленности был направлен следующий документ.

"В экспертную комиссию Наркомата. Прошу рассмотреть мой эскизный проект одновинтового пассажирского вертолета Ка-12 с мотором М-21 мощностью 600 л.с. В данный момент я не имею КБ. поэтому представить более полные материалы не могу. Считаю, что этого вполне достаточно для развертывания рабочего проектирования.

Конструктор Камов. 21.XI 1945 года-.

В ответ – отказ. Камов давно вынашивал идею и другого вертолета, которую теперь решил попробовать реализовать. Прекрасно понимая, что и судьба машины, и его собственная судьба зависят от того, найдет ли экспериментальный вертолет заказчика, конструктор сделал ставку на флот. Морскую авиацию очень интересовали летательные аппараты, пригодные для посадки на ограниченные площадки – палубы кораблей. Камов хорошо помнил интерес, который вызвал его доклад об испытаниях автожира КАСКР, сделанный 21 сентября 1931 г. в штабе Черноморского флота в Севастополе. Особенно привлекла слушателей возможность вертикального снижения автожира в режиме авторотации при нулевой горизонтальной скорости, что позволяло осуществить посадку на палубу. Теперь Камов решил максимально учесть в проекте возможные требования моряков. Им наверняка нужна машина минимальных габаритов и высокой маневренности – это определило выбор соосной схемы несущих винтов. Машина будет летать над морем – и в качестве шасси нашли применение поплавки…

Летчик-испытатель М.Д. Гуров готов к очередному полету на Ка-8

Ка-8 в исходном виде

Н.И. Камов напутствует М.Д. Гурова перед полетом

В начале 1946 г. Камов со своими соратниками начал проектирование нового аппарата. В феврале его группа получила первое пополнение – в нее вошел выпускник МАИ Владимир Баршевский, который недавно успешно защитил под руководством Камова дипломный проект по соосному вертолету. Затем пришло несколько опытных специалистов: Т.А. Гришина, В.В. Персия- нов, А.Н. Коиарев. Работа продвигалась очень быстро. Конструкция вертолета была продумана Камовым настолько полно, что ломать голову над разработкой каких-то новых узлов не приходилось. Баршевский вспоминал: «Николай Ильич выдумал его весь, целиком, от начала и до конца». Оставалось произвести расчеты и превратить идеи в полноценную техническую документацию.

3 мая вышел приказ № 26 начальника 7-го Главного управления МАП о подчинении группы Камова Бюро новой техники ЦАГИ. Судя по всему, новый статус позволил вести работу над машиной в более благоприятных условиях. 13 ноября вышел приказ МАП Ns 721, согласно которому на Камова возлагалось выполнение официального задания по созданию вертолета. Для этого выделялись соответствующие средства, на том же 456-м заводе предоставили две дополнительные комнаты, а коллектив стал пополняться новыми специалистами. Среди них были кандидат технических наук П О. Юрченко. инженер В.П. Барышев. а немного позднее пришли свежеиспеченные выпускники МАИ ученики Камова В.И. Иванов и A.M. Конрадов. Однако никакими производственными мощностями для изготовления опытного экземпляра вертолета Камов по-прежнему не располагал. Поэтому постройку машины пришлось осуществлять «левыми» путями, используя выделенные на выполнение задания деньги. Например, детали, требовавшие обработки на металлорежущих станках, заказали на опытном производстве туполевского ОКБ, а лопасти несущих винтов – на специализированном заводе около платформы Новая Казанской железной дороги. В этом деле Камову помогли обширные знакомства, в том числе и среди рабочих, которые порой делали его заказы тайком от своих начальников, а потом нелегально выносили готовые изделия через проходные.

К осени 1947 г. практически все комплектующие были готовы. Для окончательной сборки вертолета Камову удалось получить на 456-м заводе угол в полуразрушенном цехе. Построенный вертолет представлял собой сварную раму, на которой разместили мотоциклетный двигатель воздушного охлаждения М-76, редуктор, бензобак, колонку несущих винтов, а за ней – кресло пилота с элементами управления, характерной особенностью которых стал штурвал-руль мотоциклетного типа, на правой рукоятке которого располагался сектор газа. Спереди установили небольшой плексигласовый обтекатель.

«Иркутянин» на воздушном параде в Тушино. 1948 г.

Вместо хвостовой балки использовали легкую трехгранную пирамиду из труб, к вершине которой прикрепили трапециевидный киль. Оба трехлопастных несущих винта были изготовлены из клеенной, армированной древесины. Тормоза несущих винтов не было, отсутствовала также радиостанция и даже парашют летчика. Роль шасси выполняли два конусообразных надувных баллона из прорезиненной ткани. Прочность конструкции пришлось проверять собственным весом, для чего несколько человек забрались на раму и попрыгали на ней. Вертолет нарекли К-8 «Иркутянин». Рождение этого имени загадки не представляет. Ка-8 – порядковый индекс разработанных Камовым проектов, «Иркутянин» – в честь самого создателя машины (Николай Ильич родился в Иркутске 14 сентября 1902 г.). Кроме того, за вертолетом закрепилось прозвище «воздушный мотоцикл», очень подходившее этому крошечному аппарату.

Для испытаний вертолета на заводском аэродроме выделили небольшую площадку. Она и стала летно-испытательной станцией, начальником которой назначили В.А, Карпова, знакомого с камовской техникой еще с довоенных лет по полетам на автожире А-7. В качестве летчика-испытателя Н.И. Камов пригласил своего старого знакомого подп-ка М.Д. Гурова, который уже получил опыт полетов на вертолетах, испытывая машины И.П. Братухина. Прежде чем Ка-8 впервые поднялся в воздух, он прошел довольно длительный этап доводки. Уже при первой раскрутке винтов выявилась значительная тряска. Согласно воспоминаниям Баршевского, для ее устранения «прежде всего решили свести лопасти «по конусу». Делалось это прямо в помещении сборки при помощи шеста с укрепленным на нем скрученным в трубку листом ватмана. Лопасти, помеченные разными карандашами, оставляли на бумаге свои следы, после чего регулировались их углы установки. В результате вибрации немного уменьшились, но на высоких оборотах все равно резко возрастали. Николай Ильич предположил, что это объясняется недостаточной жесткостью поводков управления лопастями, которые имели неудачную конструкцию. Переделка поводков была выполнена очень быстро, и резкое увеличение вибраций на больших оборотах исчезло. Значительно позже, на Ми-4, а затем на Ка-15 выяснили природу такого явления – это был флаттер лопастей. «Лечить» его надо было за счет увеличения жесткости проводки управления (что Камов и сделал) или устанавливая противовесы на лопастях». Кроме того, когда Ка-8 впервые спустили на воду, он сильно завалился назад, хотя и остался на плаву. Пришлось переделать поплавки, уменьшив их конусность.

Следующим препятствием, не пускавшим «Иркутянина» в небо, стала недостаточная мощность 38-сильного двигателя. И без того спартанскую конструкцию вертолета постарались максимально облегчить, сняв все, что только можно, в т.ч. хвостовое оперение. Однако ни это, ни изобретательность механика П.В. Ананьева, пытавшегося выжать из движка дополнительные «силенки», результатов не дали. И все же Гуров оторвал машину от земли, но при этом сам остался на ней и стоял рядом с приподнявшимся на привязи вертолетом. Тогда в бак залили «спиртзин», так механики окрестили спирто-бензиновую смесь (0,9 – спирта, 0,1 – бензина). Это позволило поднять мощность на 10-15%, и наконец-то начать привязные испытания. Дело сдвинулось с мертвой точки, и Гуров с энтузиазмом приступил к отработке техники пилотирования. Вертолет вел себя вполне пристойно, что побудило Камова увеличить высоту висения. Для этого наскоро удлинили привязь и изменили места швартовки. Однако, когда Ка-8 поднялся примерно на полтора метра, он сместился в сторону, тросы натянулись, и вертолет опрокинулся. Гуров не пострадал, а вот один из отлетевших обломков лопасти довольно сильно ударил в плечо стоявшего неподалеку Камова.

"Мореходные» испытания доработанного Ка-8

Во время ремонта на машину установили новые лопасти с другим профилем, несколько увеличили базу поплавков. Очевидно, тогда же прямую верхнюю трубу крепления хвостового оперения заменили на изогнутую. Когда Ка-8 был готов для продолжения испытаний, наступили холода, что положительно отразилось на летных качествах «Иркутянина». Вертолет решили освободить от привязи, и 12 ноября 1947 г. Гуров выполнил первый свободный полет по кругу. Ка-8 летал все увереннее, но однажды, когда машина находилась на высоте около 200 м, двигатель перегрелся и заглох. «С земли хорошо было видно, – вспоминал Баршевский, – как в наступившей тишине Гуров перевел вертолет в планирование, а потом попробовал «подорвать» его в воздухе общим шагом и ручкой, как бы имитируя посадку. Машина послушно скабрировала. Летчик снова перевел ее в планирование и, повторив маневр выравнивания, посадил вертолет на глубокий снег. Баллоны скользнули по снегу, потом зарылись в него, и вертолет плавно опрокинулся вперед. Гуров живой и здоровый выбрался из кресла». Таким неожиданным образом были получены практические доказательства того, что вертолет соосной схемы прекрасно авторотирует, и это позволило наглядно показать, насколько заблуждались противники Ка-8, авторитетно утверждавшие: «Соосная схема не авторотируется!». В своей автобиографии Н.И. Камов написал: «Спроектировав Ка-8, мы впервые решили задачу создания работоспособной соосной несущей системы. Оригинальными были сконструированные нами цельнодеревянные лопасти несущих винтов, управление, механизм общего и дифференциального шага. Эти конструкции легли в основу всей нашей последующей деятельности в области соосного вертолетостроения».

Е.А. Гридюшко пилотирует первый Ка-10 войсковой серии

Ка-10 на аэродроме Измайлово

К лету 1948 г. деньги, выделенные на создание Ка-8, закончились, а продолжать поддерживать непопулярную тему Мин- авиапром не собирался. Сотрудникам Камова перестали выплачивать зарплату, и даже приобрести «спиртзин» оказалось не на что. Ситуацию спасло включение «Иркутянина» в программу традиционного воздушного парада в Тушино, под что Камов пробил продолжение работ на полтора месяца. Незадолго до парада Ка-8 удалось показать командующему авиацией Московского военного округа Василию Сталину. Гуров выполнил короткий демполет. который не оставил генерала и опытного пилота равнодушным: «Здорово! Готовьтесь к параду». Стремясь наиболее эффектно показать машину потенциальным заказчикам, Николай Ильич предложил использовать в качестве аэродрома платформу, установленную на кузове грузовика. Этот цирковой трюк Василию Сталину понравился, и его внесли в план парада. За день до проведения воздушного праздника Камова вызвали к Главному маршалу авиации К.А. Вершинину для уточнения программы выступления и сопроводительного дикторского текста. В ходе обсуждения Камов предложил использовать придуманный им термин «вертолет», по его мнению, более подходивший для именования аппаратов с несущим винтом, чем используемый тогда англоязычный термин «геликоптер». Предложение было встречено очень одобрительно, «вертолет» внесли в дикторский текст, и вскоре это легко произносимое слово вросло в нашу речь.

25 июля 1948 г. Над летным полем Тушинского аэродрома пролетают лучшие самолеты Страны Советов. Люди с увлечением наблюдают за демонстрацией мощи Военно-Воздушных Сил. Неожиданно к правительственной трибуне подъезжает новенький грузовик ЗиС-150. В его кузове тарахтит мотором какой-то странный аппарат. Перед трибуной грузовик тормозит. Аппарат, взревев мотором, взлетает, описывает несколько кругов и с лихим креном садится в кузов уже движущегося автомобиля. Грузовик уносится за пределы летного поля под бурные овации публики. На трибунах никто не заметил, как едва не произошла катастрофа. При заходе на посадку изношенный мотор «зачихал», а затем заглох. Авторотирующий вертолет сохранял горизонтальную скорость, и посадить его точно в кузов оказалось невозможно, как и перетянуть через грузовик. Траектория снижения упиралась в капот и кабину автомобиля. Положение спас находившийся за рулем «ЗиСа» летчик-испы- татель. Он мгновенно оценил ситуацию и поехал вперед, подставляя кузов грузовика под снижавшийся вертолет. Все закончилось благополучно.

Так или почти так описывают события того дня наши авиационные издания уже много лет. Описывают ошибочно. То, как на самом деле развивались события, донесли до нас воспоминания находившегося в тот день в Тушино Баршевского, да и на сделанном на празднике фото хорошо видно, что Ка-8 «тарахтит мотором» не в кузове новенького ЗиС-150, а на платформе, установленной в кузове заслуженного ЗиС-5. Баршевский пишет, что «Гуров раскрутил винты и, взлетев на платформу грузовика, стоявшего прямо напротив правительственной трибуны, стал ожидать команды на взлет. Из-за того ли, что платформа была слегка наклонена, или же из-за разности давления в баллонах, вертолет, потряхиваясь, стал медленно приближаться к краю платформы. До взлета по программе оставалось около минуты, а Ка-8 уже соскальзывал с грузовика. Стоявшему рядом A.M. Конрадову ничего не оставалось, как дать команду на взлет. Через несколько секунд диктор объявил о начале демонстрации «воздушного мотоцикла» – вертолета Н.И. Камова… Гуров набрал высоту, сделал круг над аэродромом и, не делая никаких «лихих кренов», завис на уровне правительственной трибуны. Как только летчик начал убирать «газ», двигатель угрожающе чихнул, собираясь заглохнуть. Потом Михаил Дмитриевич рассказывал, что он уже решил отлететь куда-нибудь подальше, чтобы не разбиваться на глазах у руководителей страны. Но пока он раздумывал, вертолет стал потихоньку опускаться. «Зависнув, как пчела над цветком», – писали на следующий день газеты. Летчик, не трогая рукоятки газа, медленно опустился и сел на землю, а вовсе не на грузовик. У Гурова были неприятности за досрочный взлет, но победителей не судят, и он получил за свои полеты орден Красной Звезды».

Два экземпляра Ка-10 войсковой серии

В целом показ Ка-8 произвел самое благоприятное впечатление не только на простых зрителей, но и на руководителей страны. Сам И.В. Сталин передал Н.И. Камову свои поздравления и прямо во время парада приказал министру авиационной промышленности предоставить конструктору возможности для полноценного продолжения работ. Вертолет уже на следующий день затребовали в Научно-исследовательский институт ВВС ВМФ. Так как для проведения всесторонних испытаний одного экземпляра «Иркутянина» было недостаточно, поступило срочное задание изготовить еще две аналогичные машины. Простота конструкции Ка-8 позволила выполнить заказ незамедлительно. Институтские испытания продлились недолго и показали, что в исходном виде Ка-8 не подходит для эксплуатации на флоте. Из- за конических поплавков мореходность вертолета оказалась просто никакой – на малейшей волне он заваливался назад. Применив цилиндрические поплавки, этот недостаток удалось устранить. Хуже обстояло дело с силовой установкой. Мощность мотора была явно мала. Более того, сам мотоциклетный двигатель с его «спиртзином» не годился для военного летательного аппарата.

Несмотря на такой результат, главная цель была достигнута. Решением Совета Министров СССР от 29 сентября 1948 г. было воссоздано ОКБ-2 во главе с Н.И. Камовым и получен заказ на разработку нового варианта вертолета соосной схемы.

Ка-10

ОКБ-2 обосновалось на заводе №3, который считался базой ОКБ Братухина и являлся фактически первым советским вертолетным предприятием, где были собраны соответствующие оборудование и кадры. Наличие хорошего производства самым благотворным образом сказалось на темпах работы камовского коллектива, к тому же новый вариант вертолета, получивший обозначение Ка-10 и сохранивший имя «Иркутянин», унаследовал не только концепцию, но и большинство элементов конструкции предшественника. Главным отличием стало использование вместо мотоциклетного мотора специально созданного авиационного двигателя АИ-4Г мощностью 55 л.с. конструкции А.Г. Ивченко. Кроме того, вертолет оснастили лопастями с увеличенным на 200 мм диаметром, новыми поплавками с большей, чем на Ка-8 базой, усовершенствовали ряд других узлов, установили радиостанцию.

Ка-10М стал первым в мире вертолетом соосной схемы, поступившим на вооружение

Этот снимок Ка-10М получил наибольшее распространение на Западе

Построили четыре Ка-10: экземпляр № I предназначался для ресурсных испытаний. остальные – для летных. Первый полет Ка-10 состоялся 30 августа 1949 г. на аэродроме Измайлово, где находилась ЛИС завода №3. Программа развивалась успешно, поведение вертолета мало отличалось от Ка-8, Гуров отмечал лишь возросшие нагрузки на органы управления. Казалось, ничто не предвещает беды, но она пришла как гром среди ясного неба. 8 октября на Ка-10 №2 Гуров выполнял полет на максимальную продолжительность над аэродромом Измайлово. На высоте 200 м вертолет неожиданно скабрировал (предполагается, что произошел срыв потока на одной из лопастей, т.к. полет проводился на пониженных оборотах). Летчику удалось перевести его в планирование, но тут произошло повторное кабрирование, лопасти сложились, и машина упала. От полученных травм М.Д. Гуров умер на пути к больнице.

Надо сказать, что в ближайшие месяцы и другие создатели винтокрылой техники испытали горечь утрат. В конце ноября разбился первый прототип Ми-1. Летчику- испытателю М.К. Байкалову тогда удалось покинуть с парашютом падающую с 5000 м машину и остаться в живых. Однако уже 7 марта следующего года он погиб, когда над аэродромом Чкаловская у пилотируемого им Ми-1 разрушился вал трансмиссии рулевого винта… 13 декабря 1948 г. на аэродроме Измайлово произошла катастрофа вертолета Б-11, созданного в ОКБ Братухина. Машина рухнула на землю после того, как у нее оторвалась лопасть одного из несущих винтов. Погибли летчик К.И. Пономарев и бортрадист И.Г. Нилус.

Для ОКБ-2 смерть Гурова принесла не только боль утраты. Программа испытаний оказалась на грани срыва, ведь другого пилота на фирме не было. Положение спас самостоятельно выучившийся управлять вертолетом авиамеханик Д. К. Ефремов. Во время войны он летал на планерах во вражеский тыл, а у Камова занимался ресурсными испытаниями Ка-10 №1, во время которых часами работал в висевшей у земли на привязи машине. Он продолжил заводские испытания «Иркутянина» и впоследствии, закончив Школу летчиков-испы- тателей, стал шеф-пилотом камовского ОКБ. В мае 1950 г. на Ка-10 №4 стал летать молодой летчик И. Кедровский. который быстро освоил машину и выполнил очень ответственную и рискованную часть программы – посадку на авторотации.

10 июня 1950 г. вышло решение Совета Министров СССР, которым Ка-10 передавался на Госиспытания в НИИ ВВС ВМФ Этот этап в биографии вертолета прошел с 13 ноября 1950 г. по 14 июля 1951 г. и завершился положительным Заключением. По прошествии немногим более месяца. 24 августа, Бюро по военно-промышленным вопросам при Совмине приняло решение о строительстве войсковой серии из пяти Ка-10. Эту дату можно считать исторической – днем официального признания соосной схемы в промышленном вертолетостроении. С тех пор появился научно-технический отрыв, преодолеть который зарубежные разработчики не могут и по сей день.

Снимки Ка-10М, сделанные Б.Е. Вдовенко, разошлись по миру, пополнив собрания различных архивов и коллекционеров

Головной вертолет войсковой серии под №6 был предъявлен Министерством авиапромышленности на контрольные испытания 27 мая 1952 г. Почему головная машина имела №6, не вполне ясно, ведь до этого было построено только четыре Ка-10. Скорее всего, существовал экземпляр, предназначенный для статиспытаний, которому и присвоили №5. Проводили контрольные испытания в Москве на аэродроме Захарково. Облетывал «шестерку» к-н Е.А. Гридюшко, выполнивший на ней 20 полетов с общим налетом 11 ч 7 мин. В итоговом Акте было записано, что вертолет Ка-10 №6 контрольные испытания не выдержал «из-за несоответствия техническим условиям на поставку от 21.04 1952 года». Качество серийной сборки оказалось низким. И все же НИИ ВВС ВМФ рекомендовал допустить всю войсковую серию к дальнейшим испытаниям после устранения указанных в Акте замечаний.

Войсковые испытания серии проходили в Севастополе. Для их проведения командование ВВС ВМФ сформировало свое первое вертолетное подразделение – отдельный авиационный отряд вертолетов ВВС Черноморского флота. История любит совпадения. Отряд базировался на аэродроме Куликово поле, там же, где в 1910 г. Морское ведомство России испытывало первый закупленный для флота аэроплан – французский «Антуанет».

Начало программы испытаний датируется 8 сентября 1952 г. Снятие летных характеристик Ка-10 проводили на аэродроме. Полеты на отработку вариантов боевого применения осуществляли с крупных кораблей Черноморского флота. В качестве основного носителя вертолетов использовали линкор «Новороссийск». Ка-10 применяли для связи между кораблями, корректировки артиллерийских стрельб; исследовали возможность их применения для поиска подводных лодок и минных полей. Тщательно были исследованы мореходные качества «Иркутянина». Выявилась их способность рулить по воде со скоростью до 5 км/ч. садиться на воду и взлетать даже в штормовую погоду. Проверяли не столько сам вертолет, сколько его доступность строевым летчикам. За время испытаний войсковой серии вертолеты совершили 462 вылета.

2 декабря 1952 г. программа была полностью завершена. В отчете НИИ ВВС ВМФ отмечалось, что Ка-10 испытания выдержал, вертолет доступен летчикам средней квалификации, но… его дальнейший серийный выпуск и принятие на вооружение нецелесообразны, т.к. флоту нужны двухместные вертолеты, оснащенные специальным поисковым оборудованием и вооружением. Что уж тут скажешь, аппетит приходит во время еды!

Ка-10М

Жизнь Ка-10 продлила дальновидность командующего авиацией ВМФ Героя Советского Союза генерал-полковника Е.Н. Преображенского – того самого, чьи самолеты бомбили Берлин в августе 1941 г. Его ходатайство о постройке еще 30 машин для накопления опыта эксплуатации вертолетов и тренировки личного состава было сочтено совершенно верным. «Иркутянина» опять запустили в серийное производство, правда, число машин ограничили пятнадцатью. В процессе их постройки камовцы успели в очередной раз модифицировать вертолет, Ка-10М получил новые лопасти несущих винтов большего диаметра, усовершенствованные автомат перекоса и систему управления, а также двухкилевое оперение вместо однокилевого. Изменилась и форма килей, которые из трапециевидных превратились в полуовальные. Основные летные характеристики вертолета почти не изменились, зато возросла его надежность и путевая устойчивость.

Как и предвидел Е.Н. Преображенский, 15 маленьких вертолетов выполнили огромную задачу. К моменту поступления на флоты нового двухместного, оснащенного специальным оборудованием вертолета Ка-15 авиация ВМФ уже имела и опыт эксплуатации соосных машин корабельного базирования, и достаточное число хорошо подготовленных пилотов-вертолетчиков.

Таким образом, «Иркутянин» стал первым в мировой авиации серийно выпускаемым вертолетом соосной схемы и первой машиной такого класса, поступившей на вооружение. Американцам потребовалось 10 лет для того, чтобы скопировать вертолет Камова и довести его до уровня серийного производства. Их «Джайродайн» XRON-l был почти точной копией Ка-8, с той лишь разницей, что имел шасси вместо поплавков, да место пилота перенесли в носовую часть вертолета, отодвинув мотор за стойку валов несущих винтов. Вертолет производили мелкими сериями различной модификации для ВМС и морской пехоты США в 1960-61 гг. Дальнейшего развития он не получил. Конструкция автомата перекоса получилась у американцев очень сложной и часто отказывала.

Ка-10М, подготовленный камовцами для показа на воздушном параде в 1953 г.

Отработка посадки Ка-10М в кузов грузовика ЗиС-150 на аэродроме Захарково

Вместо эпилога

Завершая рассказ об «Иркутянине-, хочется немного разгрести ту путаницу, которая возникла в различных публикациях об этой уникальной машине. Внимательные читатели, наверное, уже обратили внимание на то, что опубликованные в различных справочниках описания «Иркутянина» не совпадают с приводимыми фотоматериалами и схемами. Причина тому – завеса секретности, которая долгие годы окружала этот вертолет, и история, произошедшая в 1953 г.

После того, как вертолетом заинтересовались военные моряки, вся информация о нем на несколько десятилетий попала в разряд совершенно секретной. О работах над последующими модификациями Ка-8 и результатах испытаний в НИИ ВВС ВМФ знали только посвященные. Фотографии, сделанные во время парадов, публиковать запретили. Все открытые публикации о камовском вертолете сводились к истории инициативного создания первого образца «Иркутянина» и паре уже опубликованных снимков Ка-8. Таким образом, удалось сформировать всеобщее мнение о работе Камова, как о чисто экспериментальной в области вертолетостроения – одной из тех, что активно велись в те годы во многих странах. К тому же – работе не очень удачной, требующей продолжения исследований. Весной 1953 г. на испытания вышел новый корабельный вертолет Ка-15. Готовились к его серийному производству. Стремясь убедить зарубежные разведки, что ОКБ-2 (о его существовании наверняка знали) все еще топчется на месте, было принято решение повторить на авиационном параде в честь Дня авиации цирковой номер 1948 г., но с участием Ка-10М, которому предстояло осуществить взлет-посадку из кузова грузовика ЗиС-150. Во время репетиции парада на Тушинский аэродром был допущен корреспондент газеты «Правда», один из наших старейших авиационных фотографов Б.Е. Вдовенко. Он тщательно отснял весь ход репетиции, в том числе тренировку показательного полета Ка-10М, и эти фотографии позднее стали «гулять» из издания в издание. Не зная точно, когда Вдовенко снимал вертолет и какой из его вариантов на них изображен, многие авторы сочли, что это Ка-10. По снимкам изобразили схему вертолета. Сперва ошибочная информация попала в справочник A.M. Изаксона «Советское вертолетостроение» (см. стр. 177. на фотографии не Ка-10, а Ка-10М). Затем с еще большими ошибками перекочевала в справочник В.Б. Шаврова «История конструкций самолетов в СССР. 1938-1950 гг.» (см. стр. 466-467). Оттуда – во многие другие издания со все уменьшающейся степенью достоверности. Вплоть до того, что снимки садящегося в грузовик двух- килевого Ка-10М выдают за фотографии Ка-8. Изображение настоящего серийного вертолета Ка-10 можно увидеть на четвертой странице обложки книги Лидии Кузьминой «Конструктор вертолетов» (Москва, Молодая гвардия, 1988 г.), но подписи, говорящей, что это Ка-10, вы в книге не найдете.

Олег Дмитриев, Дмитрий Попов, Игорь Попов/ Феодосия

Первый шаг на палубу

Летчик-испытатель Е.А. Гридюшко сажает Ка-10 на палубу крейсера «Максим Горький». Балтийское море, зима 1950-51 гг.

Участники испытаний Ка-10М. А. Шапошников и А. А. Шеляков буксируют вертолет. Окрестности Киш-озера, 1950 г.

Прежде чем начать рассказ о работе по Ка-10 испытателей НИИ Морской авиации, стоит сказать несколько слов о самом институте. Он был сформирован в 1936 г. в Севастополе на базе морской испытательной станции, являвшейся подразделением НИИ ВВС, и первоначально получил наименование Авиационный научно-испытательный институт Морских Сил РККА (А НИИ МС РККА). Уже в следующем году его переименовали в Летно-испытательный институт ВВС ВМФ, а позднее он назывался НИИ-15 ВМФ, НИИ-15 ВВС. В 1961 г. институт расформировали и реорганизовали в 3-е Управление ГК НИИ ВВС, которое продолжило заниматься тематикой морской авиации. В 1992 г. Управление преобразовали в Государственный авиационный научно-испытательный центр Вооруженных Сил Украины. Наименования НИИ Морской авиации официально никогда не существовало, однако оно широко и очень долго применялось авиаторами, и для простоты изложения мы будем пользоваться им в данной статье.

От НИИ Морской авиации курировать вертолеты Камова поручили инженеру-испытателю Н.С. Погольскому, а летчиком- испытателем Ка-10 стал Е.А. Гридюшко. Евгений Александрович служил в годы Великой Отечественной в авиации Северного флота. Воевать ему довелось на истребителе «Аэрокобра». Он одним из первых освоил высший пилотаж на этой непростой машине и был, видимо, единственным, кто выполнял на ней «бочки» в 25 м от земли! В начале 1946 г. ему предложили стать петчиком-испытателем НИИ Морской авиации, который в то время располагался в Риге. Вскоре Гридюшко вызвали в штаб авиации ВМФ для беседы с командующим генерал-полковником Е.Н. Преображенским, который предложил ему стать первым морским летчиком-испытателем нового вида летательных аппаратов – вертолетов. Гридюшко не возражал и в 1947 г. уже приступил к полетам на Б-11 на Измайловском аэродроме.

Первые тренировки Гридюшко на Ка-8 прошли в 1948 г. в Москве с помощью заводских специалистов. Затем необычные машины привезли в Ригу, где они произвели сенсацию среди персонала института. Однако как таковых Государственных испытаний Ка-8 не проходили – очень быстро стали очевидны недостатки силовой установки.

Возобновили работы в НИИ Морской авиации по камов- ским вертолетам через два года. В качестве базы использовали площадку на берегу Киш-озера под Ригой. 20 ноября 1950 г. на Госиспытания поступили два Ка-10: №3, предназначавшийся для корабельных испытаний, и №4 – для летных. В бригаду были назначены: ведущий инженер по испытаниям К.В. Зотов, ведущий летчик Е.А. Гридюшко. летчик облета М.В. Власенко. инженер по силовой установке Н.И. Романов, старший офицер отдела боевого применения Е.Е. Федулов.

Передавая вертолеты морякам, пилот фирмы Д.К. Ефремов продемонстрировал блестящий «танец» вокруг окружавших берег озера высоких сосен. После показа такой невиданной маневренности недоверие представителей НИИ к «летающему креслу» как рукой сняло. Однако у Гридюшко был большой перерыв в полетах на таких машинах, и ему пришлось восстанавливать навыки пилотирования. Началось все с полетов на привязи. Для этого придумали специальное устройство «троллей», которое позволяло не только отрабатывать висения на высоте до 1,5 м, но и перемещаться вдоль натянутого у земли троса. В дальнейшем такая методика использовалась и при освоении Ка-10 строевыми летчиками в Севастополе.

Верхнее фото: Ка-10, пилотируемые Е.А. Гридюшко и Д.К. Ефремовым, во время показа в честь Дня ВМФ. Химкинское водохранилище, 1951 г.

Среднее фото: Ка-10, пилотируемый Е.А. Гридюшко, взлетает с поверхности бассейна. Химки, 1952 г.

Нижнее фото: посадка Ка-10 на палубу бронекатера. Химкинское водохранилище, 1952 г.

Когда надоевшие путы были сняты, машина под громкие крики «ура» запорхала над Киш-озером. Согласно воспоминаниям Гридюшко, над этим озером он произвел более 150 полетов, поднимаясь в воздух по нескольку раз в день. Про этого летчика коллеги говорили шутливо, что он теряет аппетит, если не налетается как следует. Однажды в пасмурный день Н.И. Камов сказал пилоту:

– Ну, уж сегодня полетать не удастся.

– А вот и ошибаетесь, именно сегодня надо лететь, – ответил Гридюшко. Этим полетом завершалась проверка летных данных «Иркутянина» на Киш-озере.

Госиспытания шли в быстром темпе, и вскоре вертолет перевезли на автомашине в Калининград, вблизи которого планировалось продолжить программу с палубы крейсера «Максим Горький», которым командовал капитан 1 ранга Ю.И. Максюта. На корме корабля организовали посадочную площадку 5,4x5,2 м. периметр которой обозначили белой полосой шириною 150 мм. Когда Гридюшко выполнил первую посадку на корабль, кругом царило радостное возбуждение, и казалось, что больше всех радовался командир корабля. Накануне он больше всех сомневался в успехе, или лучше сказать, остерегался неудачной посадки, а теперь снова и снова тепло поздравлял летчика. По сути дела, этим событием открывалась новая эра в отечественном флоте – эра кораблей с авиационным вооружением.

В ходе Госиспытаний были проверены различные условия, при которых возможно проведение взлетов и посадок Ка-10 на палубу «Максима Горького». Всего выполнили 14 взлетов и 15 посадок, скорость корабля при этом достигала 26 узлов. Техническому персоналу рекомендовали «помогать» летчику при взлете с палубы – удерживать вертолет при отрыве от нее и освобождать на высоте 1 -1,5 м, а при посадке – принимать на руки и поддерживать до касания. Всякая транспортировка машины по палубе осуществлялась вручную. Существенное внимание было уделено поиску возможных вариантов применения вертолета. Его гоняли с курьерскими заданиями от корабля к кораблю, изучали возможность ведения воздушной разведки.

В летной оценке Акта по Госиспытаниям было записано: «Вертолет Ка-10 «Иркутянин» в пилотировании на всех режимах доступен для летчиков средней квалификации и по своим тактико- техническим данным может быть принят на вооружение авиации ВМФ. Летчик-испытатель Е. Гридюшко». Под этой оценкой поставили подписи: летчик облета М.В. Власенко, а также строевые летчики Морской авиации А. Воронин, В. Саврасов, А. Бондарен- ко. Ка-10 рекомендовали для использования на военно-морских базах, на линкорах и крейсерах в качестве вертолета связи, корректировщика артогня, для несения противолодочного дозора и наблюдения за полем боя.

Уже после завершения Госиспытаний, с 14 по 19 августа 1951 г. бригада НИИ Морской авиации под руководством инженера А.Н. Фиталева (летчик Е.А. Гридюшко, техник П.М. Приходько) провела летно-экспериментальные испытания для определения возможности использования Ка-10 в спасательных целях методом буксировки лодок МЛАС-1. ЛАС-3 и ЛАС-М-49.

Вертолеты Ка-10 дважды демонстрировались на праздниках в честь Дня ВМФ, которые проходили в Москве на Химкинском водохранилище. В 1951 г. две машины, пилотируемые Гридюшко и Ефремовым, приводнились вблизи трибун, а затем перелетели на стартовые плоты, где получили вымпелы, взлетели и догнали два движущихся бронекатера, сели на их палубы для передачи вымпелов, после чего взлетели и ушли за горизонт. На следующий год Гридюшко демонстрировал посадку Ка-10 на бронекатер и на поверхность воды в бассейне. Маневрировал перед зрителями на воде, буксировал шлюпку и акваплан. В том же году он принял участие в учениях Черноморского флота.

Краткое техническое описание вертолета Ка-10

Каркас вертолета представляет собой ферменную конструкцию из хромансилевых труб диаметром 8 -18 мм. В его центральной части установлены двигатель с редуктором и за ними кресло пилота. К боковым горизонтальным ложементам каркаса крепятся две посадочные опоры баллонного типа, позволяющие эксплуатировать вертолет с любой поверхности (земля, вода, палуба корабля). Каждый ложемент оснащен тремя ручками для переноски вертолета. К ложементам и силовому кожуху главного вала трансмиссии присоединена сварная рама хвостового вертикального оперения. Оперение однокилевое, трапециевидной формы, фиксированное. Обшито полотном.

Посадочные баллоны цилиндрической формы с закругленными концами, изготовлены из двухслойной прорезиненной материи и наполнены воздухом под избыточным давлением 0,1 кгс/см2 . Для обеспечения необходимого уровня живучести каждый баллон разделен на четыре отсека. К его нижней части с целью повышения износостойкости приклеена листовая резина толщиной 1,5 мм.

Силовая установка включает поршневой двигатель АИ-4Г мощностью 55 л.с. конструкции А.Г. Ивченко. Двигатель четырехцилиндровый с воздушным принудительным охлаждением. Перед двигателем расположены бензиновый (вместимостью 33 л) и масляный баки.

Несущая система вертолета состоит из двух соосных трехлопастных винтов противоположного вращения. Втулки винтов имеют горизонтальные, вертикальные и осевые шарниры крепления лопастей. Лопасть трапециевидной формы в плане с отрицательной геометрической круткой (-5°), профиль – NACA 23012. Лопасть склеена из различных пород древесины, ее комель для соединения с втулкой винта выполнен в виде точеной стальной гильзы.

Трансмиссия, передающая крутящий момент от двигателя к винтам, включает два редуктора (понижающий и распределительный) и соединяющий их главный вал. Этот вал выполнен полым и закрыт силовым кожухом, который жестко закреплен на каркасе вертолета посредством двух боковых подкосов. Понижающий редуктор (передаточное отношение 10,25 : 1) пристыкован непосредственно к двигателю. Он оснащен муфтой включения, объединенной с храповой муфтой свободного хода, что обеспечивает режим авторотации несущих винтов при отказе двигателя в полете, а также возможность работы двигателя на земле с невращающи- мися винтами. Распределительный редуктор раздает крутящий момент на два соосных вала, из которых наружный соединен с втулкой нижнего, а внутренний – верхнего несущих винтов. Эти валы, два сблокированных автомата перекоса, рычаги и тяги образуют колонку винтов. Распределительный редуктор с колонкой несущих винтов закреплен на верхнем торце силового кожуха главного вала.

Управление вертолетом осуществляется посредством рычага «шаг-газ», ручки и педалей управления, связанных механическими проводками с колонкой несущих винтов. Эти органы управления обеспечивают поворот лопастей вокруг осевых шарниров, изменяя, соответственно, общий, циклический и дифференциальный шаг винтов.

Отклонение ручки приводит к синхронному наклону обоих автоматов перекоса и циклическому изменению углов установки лопастей. В результате этого меняется направление вектора тяги винтов, и вертолет управляется в продольном и поперечном каналах. Проводка управления от ручки к автоматам перекоса выполнена жесткой и включает пружинное устройство загрузки ручки. С помощью педалей пилот перемещает втулки несущих винтов по шлицам валов в противоположных направлениях. При этом углы установки лопастей меняются дифференциально: на одном винте увеличиваются, а на другом – уменьшаются, что приводит к разнице крутящих моментов и развороту вертолета. Отклонение рычага «шаг-газ» изменяет общий шаг винтов – втулки перемещаются вдоль валов в одном направлении, увеличивая или уменьшая углы установки всех лопастей. Одновременно регулируя общий шаг и подачу топлива в двигатель, пилот управляет величиной тяги несущих винтов. Проводки управления от педалей и рычага «шаг-газ» к втулкам несущих винтов имеют смешанную конструкцию: тросы, идущие от органов управления к барабанам, которые преобразуют вращение в осевые перемещения, далее – жесткие тяги, проходящие к втулкам внутри полых валов трансмиссии, и колонки несущих винтов.

Оборудование. Вертолет оборудован пилотажно-навигационными приборами для выполнения визуальных полетов, в т.ч. указателем скорости УС-140, высотомером ВД-12, вариометром BP-10 и компасом КИ-11; приборами контроля за работой двигателя и указателем оборотов несущих винтов. Панель приборов закреплена на подкосах, поддерживающих силовой кожух главного вала трансмиссии. Для радиосвязи используется станция РСИ-ЗМ1, приемник которой расположен у кресла пилота слева. Далее на ложементах посадочных баллонов установлены две стойки тросовой двухлучевой антенны радиостанции. На носовой части правого ложемента закреплен приемник воздушного давления. Источником электроэнергии служит аккумуляторная батарея, расположенная справа под креслом пилота.

Пылающий Индостан. Часть IV. Войны мирного времени

Александр Котлобовский/ Киев Михаил Жирохов/ г. Комсомольское Донецкой обл,

Окончание. Начало в «АиВ», №N°3-5 2002, 3-6 2003, 4-6 2004, 4 2005.

Сиачен – самое высокогорное поле боя

3 июля 1972 г. в курортном городке Симла был подписан мирный договор между Индией и Пакистаном, который подвел черту под прошлыми конфликтами. Страны скорректировали прохождение существующей с 1949 г. линии прекращения огня в Кашмире, попутно переименовав ее в Линию контроля. Это фактически укрепило положение Пакистана, который стал уверенно себя чувствовать на оккупированной части Кашмира, простиравшейся до границы с КНР. Спокойное отношение Индии к такой ситуации во многом объяснялось тем, что часть спорной территории представляла собой труднодоступный высокогорный регион, считавшийся абсолютно непривлекательным ни в экономическом, ни в военном отношениях. Положение изменилось в 1978 г., когда завершилось строительство Каракорумского шоссе, которое прошло по оккупированной территории и связало напрямую Пакистан и Китай. Оценив стратегическое значение этой коммуникации, в Дели решили захватить неподалеку от нее плацдарм, позволявший контролировать трассу. Для этого выбрали находившийся на высоте 4800 м ледник Сиачен. На основе разведданных была спланирована операция «Мегдут» (холодный вестник), предусматривавшая захват самого ледника, а также долины реки Нубра и трех стратегических горных проходов: Билафонд-Ла (5486 м), Сиа-Ла (5791 м). Гионг-Ла (5640 м) на хребте Салторо. Всего к операции привлекли до 1200 солдат и офицеров.

В апреле 1984 г. десантники, доставленные Ми-17 из 114-го ВО, захватили Билафонд-Ла и Сиа-Ла. Затем прошли успешные высадки на леднике и в долине Нубры, куда вертолетчики перебросили и артиллерию: 105-мм горные гаубицы, 130-мм пушки М-46, огромное количество боеприпасов. Обе артсистемы перевозили по частям, причем стволы, откатники, станины – на внешней подвеске. Гаубицы хорошо подходили для такой транспортировки, поскольку легко разбирались на несколько узлов. А вот 8- тонные М-46 пришлось сначала разобрать «по винтику», а после доставки на позиции собрать. За действия в труднейших условиях высокогорья 114-й ВО получил почетное наименование «Сиа- ченские пионеры».

Главным противником десантников на новом ТВД оказались природные условия: мороз – 40-60" (на высоте более 5000 м – до -80" С), скорость ветра – 140-150 км/ч, кислородное голодание и прочие высокогорные «прелести»… Когда через две недели после высадки на Билафонд-Ла вновь прилетели «пионеры», им пришлось забрать 30 умерших и больных, притом, что всего туда доставили 52 человека. Эти сведения быстро попали в прессу, которая жестко раскритиковала военное ведомство за плохую подготовку операции. Лишь из этих публикаций Исламабад узнал, что Сиачен занят противником, и приступил к организации ответной операции, получившей название «Абабил». Вскоре пакистанцы заняли Гионг-Ла. Началась подготовка к полному изгнанию неприятеля, и разведывательные самолеты PAF приступили к осуществлению полетов над занятыми индийцами районами. 3 и 13 июня 1985 г. пакистанцы попытались выбить противника, но их атаки были отбиты. В ходе боев самолеты PAF совершили несколько полетов над долиной и ледником, но никаких сведений о применении ими оружия нет. Впрочем, воевать там можно было и без бомб: преодоление звукового барьера вызывало снежные лавины, которые заваливали позиции индийцев.

Кампания приняла затяжной характер с редкими всплесками активизации боевых действий. Так, в сентябре 1987 г. пакистан- ский спецназ предпринял неудачную попытку отбить Билафонд-Ла. Индийцы отразили эту атаку, нанеся противнику серьезный урон. В СМИ отмечалось, что в том году индийцы применяли на Сиачене Ми-25. которые хоть и несли ограниченную боевую нагрузку, но оказали существенную помощь в достижении успеха ряда локальных операций. При этом проявились особенности применения бортового вооружения. Например, из-за разреженного воздуха увеличилась дальность полета пуль и НАРов, но снизилась точность стрельбы. Крайне низкие температуры отрицательно сказались на надежности оружия. После 1987 г. всякое упоминание о применении Ми-25 на Сиачене отсутствует, вместо них для огневой поддержки стали использовать вооруженные Ми-17. Осенью 2000 г, на этот ТВД прибыли четыре новых Ми-17-1 В, которые также были укомплектованы пулеметами и блоками НАР.

Основной задачей вертолетчиков на Сиачене и поныне остается снабжение небольших гарнизонов, оседлавших различные вершины и перевалы. Согласно заявлению представители ВВС Индии, летчики «стрекоз» совершали до полусотни вылетов в день, Ежемесячно каждый служивший в районе Сиачена летчик выполнял в среднем -около 30 посадок на леднике в неблагоприятных погодных условиях и под спорадическим огнем пакистанцев, который, время от времени, наносил пилотам ранения». Большую часть работы выполняют экипажи Ми-17, а на те высокогорные посты, куда они достать не могут, летают «Читы» (лицензионная версия французского легкого вертолета Aerospatiale SA 315В Lama), способные забраться на 6700 м. Кроме того, используются самолеты ВТА Ил-76 и Ан-32, с которых грузы сбрасываются на парашютах. У пакистанцев до высоты 4500 м летают «Пумы». Ми-8, а дальше – специально приобретенные во Франции «Ламы», причем их досягаемость оказалась ограниченной высотой 6100 м.

Индийский Ми-17 сбрасывает груз над Сиаченом

Индийский Ан-32 на высокогорном аэродроме

Группа пакистанских истребителей F-7P

Патрульный самолет Бреге 1150 «Атлантик» 1 из 29-й эскадрильи ВМС Пакистана

Посты и лагеря обеих сторон располагают достаточным количеством средств ПВО, включая малокалиберные зенитки и ПЗРК. По имеющимся данным, пакистанцы потеряли лишь один вертолет: 31 октября 1995 г. противник наземным огнем сбил «Ламу». Боевые потери индийцев оказались в три раза больше. 20 октября 1995 г. был сбит Ми-17 флайт-лейтенанта Сандипа Джайна из 130-го отряда, 26 августа 1996 г. – такой же вертолет из 152-го ВО, 2 июля 1997 г. – «Чита» флайт-лейтенанта Раджива Джувала из 104-го отряда. В общей сложности погибли 10 авиаторов. Еще несколько «вертушек» разбилось в различных авариях и катастрофах. Например, 4 октября 2000 г. пропал в горах армейский «Читак».

Длящийся уже более 20 лет конфликт унес с обеих сторон жизни не менее 15000 солдат и офицеров, большинство из которых погибли не от огня противника, а от безжалостной стихии. Один из индийских политиков назвал кампанию в Сиачене «самой холодной, самой высокогорной и самой дорогостоящей войной в мире». В последнее время стороны предпринимают шаги по нормализации обстановки вокруг ледника. В частности, президент Пакистана П. Мушарраф проявил инициативу и приказал своим военным больше не занимать там новых позиций. В ответ ряд индийских политиков стал предлагать вывести солдат с хребта Салторо. Но индийские военные категорически против этого шага, задаваясь вопросом: «За что воевали?»

Война в Каргиле

Не сумев выбить индийцев из Сиачена, Исламабад решил вынудить их покинуть ледник и горные проходы, применив тактику косвенного давления. Дело в том. что индийцам удалось продлить шоссе Сринагар-Каргил-Лех-Партапур до восточного берега Нубры и таким образом наладить связь с «большой землей».

Генштаб Пакистана просчитал, что, захватив контроль над этой трассой, можно будет изгнать противника с ледника. Поскольку дорога проходит по индийской территории, была разработана операция по вторжению и захвату участка трассы силами кашмирских боевиков и замаскированных под них военнослужащих регулярной армии. Районом операции стал Каргил, где стратегически важное шоссе подходило наиболее близко к Линии. Это место было настоящей глухоманью, находилось на высотах 4500-5000 м и по природным условиям во многом походило на Сиачен.

В начале 1999 г. начались разведывательные полеты пакистанских БПЛА над Каргилом. По их результатам штабисты уточнили имевшиеся карты района. В марте боевики, среди которых было много афганских моджахедов, и солдаты регулярной армии стали просачиваться через границу. Тяжелое вооружение, включая минометы, зенитные установки, ПЗРК, в ряде случаев доставлялось «Ламами» армейской авиации Пакистана. К началу мая на индийскую территорию, на глубину 10-15 км, проникли до 600 человек. Они взяли под контроль приграничный район площадью до 1500 кв. км, оседлали господствующие высоты и приступили к их укреплению, соорудив не менее 35 опорных пунктов Индийцы узнали об этом лишь 5 мая, когда боевики обстреляли пограничный патруль. Противник вскоре начал обстрел автотранспорта на шоссе и прервал движение. Сиаченская группировка оказалась под угрозой.

Дели держал в Кашмире трехсоттысячную войсковую группировку, причем около 80000 находилось вблизи Каргила. Сразу же в район, захваченный «нарушителями границы», как их назвала официальная делийская пропаганда, начали выдвигаться войска. Всего в бой было брошено до 30000 солдат и офицеров. С 5 по 12 мая ВВС активно вели воздушную разведку: «Канберры» и МиГ-25 отсняли, образно говоря, каждый камень в Каргиле, обеспечив командование ценной информацией о силах боевиков и их дислокации. Затем индийцы приступили к операции «Виджай» (победа), задачей которой был разгром противника и изгнание его за Линию контроля. На первых порах воевала пехота, которую поддерживала артиллерия, но за неделю боев успеха эти силы не достигли.

21 мая выполнявшая над Каргилом разведполет «Канберра» скуадрон-лидера А, Перумала была поражена выпущенной боевиками ракетой ПЗРК. Она угодила в один из двигателей, но Перумал смог дотянуть до Сринагара и выполнить там удачную посадку. Машину вскоре отремонтировали, и она вновь совершала боевые вылеты. В тот же день наземным огнем были повреждены три Ми-17. После этих обстрелов ВВС Индии развернули в Каргиле масштабную воздушную операцию «Сейфд Сагар». В ней приняли участие до 150 самолетов и вертолетов из различных подразделений. в том числе: Mirage 2000 из 1-й и 7-й эскадрилий, МиГ-27 из 9-й и 51-й, Jaguar из 14-й и 27-й, МиГ-21 из 17-й и 108-й, МиГ-29 из 28-й и 223-й, Ан-32 из 25-й и 48-й. Ми-17 из 127-го, 128-го. 129-го, 130-го, 152-го и 153-го отрядов Пресса также отмечала появление над Каргилом боевых вертолетов Ми-35 и новейших истребителей Су-30, однако каких-либо подробностей не приводила. Как правило, на ТВД направляли не авиачасти в полном составе, а группы по 4-6 машин. Действовали они с аэродромов Авантипур, Сринагар, Удампур. ВМС откомандировали в Кашмир патрульные Do-228 из знаменитой 310-й АЭ «Кобры». Их поисковая аппаратура хорошо подошла для обнаружения малоразмерных целей противника и наведения на них ударной авиации. Армия направила в Каргил несколько вертолетов.

На рассвете 26 мая группы МиГ-21. МиГ-27 и вооруженных Ми-17 нанесли первые удары по врагу в районе высоты 4950 хребта Толлолинг, где позиции противника наиболее близко подходили к шоссе. Поскольку приходилось считаться с угрозой вмешательства пакистанских истребителей, «ударников» прикрывали несколько МиГ-29. Самолеты применяли бомбы, НАР и пушечное вооружение, а вертолеты – только 57-мм НАР, Уже первые налеты показали, что высокая скорость истребителей-бомбардировщиков негативно сказывается на точности применения оружия, особенно по малоразмерным целям. В то же время, совершившие всего 6 боевых вылетов Ми-17 проявили себя наилучшим образом. Вертолетчики умудрялись попадать НАРами, буквально «в яблочко». По итогам дня командование ВВС заявило об уничтожении нескольких бункеров и около 160 боевиков.

27 мая налеты на Толлолинг продолжились. Но тот день оказался черным для индийцев. Выполняя маневр для нанесения удара, МиГ-21 (борт С1197) из 17-й АЭ непреднамеренно вошел в воздушное пространство Пакистана и был сбит ракетой ПЗРК. Летчик скуадрон-лидер Аджай Ахуджа катапультировался. но приземлился уже мертвым. Его тело с двумя пулевыми ранениями было выдано индийцам. Дели обвинил Исламабад в преднамеренном убийстве летчика, на что представитель пакистанского командования Рашид Куреши заявил: «Следует учитывать, в какой ситуации был сбит индийский МиГ-21 и погиб летчик. По самолету был открыт ракетный, зенитно-артиллерийский и даже автоматный огонь, что и могло привести к его гибели».

Индийский истребитель «Мираж» 2000 во время патрульного вылета вооружен ракетами Magic и Super 530

Беспилотные разведчики: пакистанский МК.1 и индийский «Нишат»

На этом неприятности не закончились. На поиски пропавшего «МиГа» была послана группа МиГ-27 из Э-й АЭ. одна машина снова вышла за Линию контроля и попала под огонь ПВО. Пакистанцы заявили, что сбили самолет, а индийцы до сих пор утверждают, что у него отказал двигатель. В любом случае флайт-лейтенанту Камбапатти Начикета пришлось катапультироваться, после чего он попал к пакистанцам. Так как Индия и Пакистан официально не находились в состоянии войны, то его вскоре возвратили своим.

Потери вынудили командование индийских ВВС запретить экипажам самолетов заходить в зону досягаемости ПЗРК и малокалиберной ЗА. Но вертолеты продолжали работать у земли и точными пусками НАР помогали выбивать боевиков. Уже к концу дня 28 мая были уничтожены бункеры на высоте 4950. и сама она перешла к индийским пехотинцам. Однако в ходе боев за высоту 5140 противник «Стингером» сбил Ми-17из 152-го отряда. Погиб летчик флайт-лейтенант С. Мулихан и еще три человека, находившихся на борту. Кроме того, от огня стрелкового оружия пострадала еще одна «вертушка». После этого командование ВВС отказалось от использования вертолетов для непосредственной поддержки войск. Самолеты теперь бомбили с больших высот, что значительно ухудшило и без того невысокую точность. В результате 28 мая несколько бомб упало на соседнюю территорию. Это привело к обострению конфликта. В качестве ответной меры ВВС и ВМС Пакистана были приведены в состояние повышенной готовности. Всех авиаторов-резервистов призвали под знамена, в академии ВВС прекратили учебный процесс, а на ее базе развернули боевую часть. В тот же день пакистанские самолеты атаковали индийские позиции в районе н.п. Анупгарх и Сунат- гарх, находившихся гораздо южнее Кашмира, в штате Раджастхан. Однако наращивать удары своей авиации Исламабад не стал, да и вообще участие PAF в данном конфликте оказалось почти символическим. Индийцы зарегистрировали в мае-июле несколько тран- спортно-эвакуационных полетов «Лам» и 8 нарушений границы чужими самолетами. Кроме того, пакистанцы продолжали применять разведывательные БПЛА, однако большинство из них было сбито огнем 40-мм «Бофорсов» и 23-мм ЗУ-23-2, сопряженных с голландским радаром Flycatcher.

С 30 мая в бой пошли «Миражи» 2000, внесшие новое качество в действия ВВС Индии. Во-первых, оснащенные мощными средствами РЭБ, они подавляли работу пакистанских РЛС. Во- вторых, стали применять КАБ с лазерным наведением. Такой бомбой в ходе одного вылета уинг-коммандер Рагхунаг Рамбиар уничтожил КП противника. В июне индийцы начали широко использовать напалм, оказавшийся в тех условиях гораздо эффективнее фугасных бомб. Именно это оружие позволило уничтожить позиции противника в секторах Драс и Баталик. Для нанесения ударов стали привлекать транспортные Ан-32, чья относительно невысокая скорость позволяла обеспечивать более высокую по сравнению с реактивными машинами точность бомбометания.

Поскольку обе страны с 1998 г. обладали ядерным оружием, то война в Каргиле вызвала сильнейшую обеспокоенность мирового сообщества, включая США. Под давлением Вашингтона пакистанский президент Наваб Шариф вынужден был пойти на прекращение огня, вывод боевиков и своих солдат с индийской территории. 12 июля 1999 г. боевые действия прекратились.

ВВС Индии подвели итоги. Их самолеты совершили 580 боевых вылетов для нанесения ударов по наземным целям, еще 460 – на сопровождение бомбардировщиков и 160 – на разведку. На счету вертолетчиков – 2500 вылетов, 800 перевезенных солдат и офицеров, 600 эвакуированных раненых. Наиболее отличился 128-й ВО, экипажи которого выполнили 620 вылетов, вывезли 224 раненых, некоторых – прямо с поля боя, под огнем противника. Боевые потери составили два самолета и вертолет, повреждения получили еще четыре Ми-17 и «Канберра», погибли пять членов экипажей. Наград были удостоены 73 авиатора. Конфликт показал неготовность к боевым действиям в столь специфичных условиях авиационных частей, вооруженных реактивной техникой Один из армейских офицеров высказался о них весьма уничижительно: «Пришли, покрасовались и ушли!». Единственным самолетом, как-то соответствовавшим требованиям Каргила, оказался «Мираж» 2000, позволивший применять высокоточное оружие. К сожалению, пресса не комментировала – почему то же самое не мог выполнять МиГ-27, выпускавшийся в Индии по лицензии под названием «Бахадур». Зато во многих публикациях звучала тревога по поводу почти полного отсутствия средств противодействия ПЗРК: блоками ложных тепловых целей были оснащены всего три вертолета, самолеты их вообще не несли. Также отмечалась потребность в срочном увеличении парка вертолетов, способных оказывать огневую поддержку своим войскам в горах.

Хотя война в высокогорье прекратилась, но воздушные инциденты там продолжались. Наиболее известным стал случай, произошедший 10 августа 1999 г. В 10.51 индийская РЛС обнаружила в районе пакистанского города Бадин воздушную цель, которая шла на высоте 1000 м со скоростью 370 км/ч к границе и в 10.57 ее пересекла. Вскоре самолет ушел на свою сторону, а затем еще несколько раз нарушал границу и уходил. В 11.12 он углубился на 10 км в воздушное пространство Индии. Тем временем на перехват чужака были выведены два МиГ-21бис из 45-й АЭ. в кабинах которых сидели скуадрон-лидер П.К. Бундела и флайт-офицер С. Нарайнан. Летчики визуально обнаружили нарушителя, которым оказался базовый морской разведчик Breguet 1150 Atlantique 1. Такие машины находились на вооружении 29-й эскадрильи ВМС Пакистана (авиабаза Шахрах-и-Файзал, Карачи). «МиГи» отрезали «Атлантик» от границы и взяли его в «клещи». Бундела связался по радио с пакистанским экипажем и предложил под угрозой уничтожения следовать за ним до ближайшего индийского аэродрома. Но командир «Атлантика» попытался прорваться к границе, как заявил Бундела, он действовал «во враждебной манере и бросился на истребители». По команде с земли индийский ведущий в 11.15 произвел пуск ракеты Р-60, которая угодила в правый двигатель. Самолет упал в 2 км (по др. данным – в 5 км) от границы. Все 16 человек, находившихся на борту, погибли. Немного позднее к месту падения попытались проникнуть три пакистанских вертолета, но их отогнала дежурная пара МиГ-21. В Дели ликовали. Министр обороны Дж. Фернандес заявил: «Наконец-то мы их поймали в сеть!». Исламабад высказал протест, указав, что был сбит «мирный невооруженный самолет, выполнявший тренировочный полет и случайно оказавшийся в сопредельном воздушном пространстве». На это индийцы ответили, что «Атлантик» может нести различное вооружение. и не было никакой уверенности, что он не имел его в тот раз.

Новейший индийский истребитель Су-30МКИ

В новом тысячелетии

Несмотря на дипломатические усилия, напряженность в отношениях между Индией и Пакистаном не ослабевала. Значительную роль в этом играли кашмирские сепаратисты, которые то и дело совершали резонансные теракты, и намечавшиеся положительные подвижки в отношениях между странами сразу сходили на нет. В марте 2000 г. индийцы провели в Джамму-Кашмире антитеррористическую операцию «Ракшак», в которой приняли участие 128-й и 129-й вертолетные отряды. Их Ми-17, в частности, 24 числа высадили коммандос в лагерь в районе Дода и поддержали их огнем. Как отмечалось, в ходе этого рейда были уничтожены «трое высокопоставленных иностранных военных».

Продолжаются приграничные воздушные инциденты. Например, 17 февраля 2001 г. пара «Мушшаков» нарушила Линию контроля и была обстреляна индийскими средствами ПВО. По данным Дели, один самолет задымил и ушел на свою территорию со снижением. За ним последовал и напарник. Согласно Исламабаду. эта пара совершала учебный полет, случайно сбилась с курса и сразу же вернулась в свои пределы без каких-либо повреждений. Среди индийских потерь отметим сбитый 24 января 2002 г. в районе н.п. Ладакх армейский «Читак». Стороны продолжали активно использовать БПЛА. Так, 29 января пакистанцы сбили «беспилотник» в районе Линии. При этом Исламабад заявил, что за последние 48 часов индийские аппараты дважды нарушали границу. 5 февраля индийцы сделали ответный ход. Согласно их данным, в секторе Пунч был сбит и упал на территорию Индии пакистанский БПЛА. Пакистанские источники говорят, что аппарат вышел из строя из-за технической неисправности. По имеющимся сведениям, это последний летательный аппарат, потерянный в результате индо-пакистанской конфронтации.

Что же дальше? По мнению аналитиков, в случае очередного полномасштабного неядерного конфликта между Индией и Пакистаном последний потерпит поражение. Если посмотреть на расстановку сил с авиационной «колокольни», то сразу становится очевидным превосходство Индии. На 2004 г. она располагала 732 боевыми самолетами против 420 у Пакистана. Правда, большая часть авиатехники устарела физически и морально, что является одной из причин очень высокой аварийности в ВВС Индии. Так, с 1991 г. по 15 июля 2002 г. в летных происшествиях одних только МиГ-21 был потерян 221 экземпляр. Руководство страны и Вооруженных сил проводят мероприятия по улучшению состояния дел. В частности, для замены устаревших машин создан легкий многоцелевой истребитель Tejaz, первые экземпляры которого проходят летные испытания. Радикальное превосходство над пакистанцами индийцам дают Су-30М/МК/МКИ. По состоянию на конец 2004 г. из России поступили 28 самолетов из 50 заказанных, еще 140 должна выпустить по лицензии местная авиапромышленность. Уровень подготовки летного состава весьма высок, что было продемонстрировано в феврале 2005 г. в ходе совместных с американцами учений Соре lndia'04, Индийцы, действовавшие на Су-30, «Миражах» и старых «МиГах», разгромили заокеанских оппонентов, «воевавших» на F-15C.

Пакистанские летчики также отличаются очень хорошей боевой выучкой, и можно не сомневаться, что в ходе воздушных боев они смогут нанести индийцам серьезные потери, включая десяток-полтора Су-30. Однако матчасть PAF в лучшем случае – вчерашний день, ведь наиболее современными самолетами остаются 32 F-16A/B, а численно среди реактивной техники доминируют «Миражи» III/V, китайские F-7 и А-5. Усилия для обновления парка, конечно же, прилагаются. Реальной выглядит поставка 18 F-16C/D, способных нести ракеты AMRAAM и корректируемые бомбы JDAM. Их Белый дом пообещал Исламабаду в качестве «конфетки» за участие в антиталибской коалиции. Необходимо отметить совместную с КНР программу по созданию многоцелевого истребителя JF-17 (FC-1), к которой приложили руку россияне. Она предусматривает поставку ВВС Пакистана 150 машин, первых – не ранее 2006 г. Не исключено, что КНР продаст Пакистану партию своих новейших истребителей J-10, хотя это дело неблизкого будущего. Следует также учитывать, что по своим возможностям китайские новинки существенно уступают Су-30.

В случае же применения ядерного оружия (инициатором видится Пакистан) развитие ситуации выглядит труднопредсказуемым… Впрочем, как показывает противостояние СССР и США, наличие у сторон столь страшного оружия служит мощным фактором сдерживания от агрессивных шагов в отношении друг друга. И надо сказать, что в последнее время отмечаются положительные тенденции в индо-пакистанских отношениях. В частности, президент Мушарраф, считая своим главным противником террористов «Аль-Каиды», предпринял ряд шагов на сближение с Индией, не поленившись даже совершить визит в Дели. Посему не исключено, что стороны наконец-то урегулируют отношения, а их вражда останется достоянием истории.

F7M из 10-й АЭ ВВС Пакистана

Mirage 2000Н из 7-й АЭ ВВС Индии

Один из шести Martime Jaguar, оснащенных РЛС, из 6-й АЭ ВВС Индии

МиГ-27 из 10-й АЭ ВВС Индии

Вячеслав Заярин/ «АиВ» Фото Андрей Совенко, Vecchi Gian Carlo

MAKS – 2005

7-й Международный авиакосмический салон стал важной вехой в 12- летней истории проведения таких выставок в России. То, что происходило в Жуковском, свидетельствует, что МАКС давно пережил «подростковые комплексы» и стал одним из ведущих аэрокосмических салонов мира.От количества представленных фирм-экспонентов – 654 из 40 стран-участниц (в Фарноборо – 34, в Ле Бурже – 46) до количества посетителей: в общей сложности за шесть дней работы на салоне побывало более 650 тыс.человек. На статической стоянке было выставлено 200 летательных аппаратов, 49 из них выполнили 201 демполет, израсходовав при этом одну тысячу тонн авиатоплива. На МАКС-2005 также было установлено два мировых рекорда на Су-27П: А. Павлов на замкнутом маршруте 100 км достиг скорости полета 1510 км/ч. А. Квочур на 1000-километровом маршруте – 1644 км/ч.

Однако главный показатель МАКС-2005 – это количество контрактов: авиапроизводители смогли продать эксплуатантам 80 самолетов различных классов. Для московского салона – абсолютный рекорд. Только одна российская лизинговая компания «Ильюшин Финанс Ко» подписала соглашения на поставку 56 машин трех типов – региональных Ан-148. средне- магистральных Ту-204-300 и дальнемагистральных Ил-96 на общую сумму около 1,7 млрд. USD Кроме того, согласно подписанному в Жуковском контракту, Россия поставит в Иорданию два Ил-76МФ в 2007 г. Исполнителем этого выступит АК им. С.В. Ильюшина, субподрядчиком – Ташкентский авиазавод, который, в свою очередь, заключил договор с азербайджанским концерном AZAL на поставку двух модернизированных Ил-76ТД-90ВД.

Первый контракт был подписан уже в день открытия московского авиасалона. В присутствии Президента России В. Путина «Рособоронэкспорт» и корпорация HAL (Индия) договорились о лицензионном производстве 200 двигателей АЛ-55И для УТС HJT-36. Общая сумма контракта, рассчитанного на 5 лет, превысит 200 млн.USD, включая платежи за передаваемое технологическое оборудование. В этот же день состоялось важное событие в судьбе Russian Regional Jet (RRJ). Алешин подписал документ о прямом госфинансировании опытно-конструкторских работ по этому проекту – на трехлетний срок выделяется 7,9 млрд. руб (примерно 270 млн.USD), которые начнут поступать в начале следующего года. На следующий день руководители ЗАО «Гражданские самолеты «Сухого» (ГСС) и Финансовой лизинговой компании (ФЛК) подписали договор на 10 RRJ. Документ предусматривает поставку 4 машин в 2008 г. и 6 – в 2009 г. Вышли на финальную стадию переговоры ГСС с «Аэрофлотом» о приобретении 30 российских «регио- налов». Планируется, что контракт будет подписан до конца 2005 г.

МАКС ознаменовал начало крупномасштабного сотрудничества российских и европейских авиастроителей. АХК «Сухой» и компания Alenia Aeronautica договорились о подключении итальянцев к программе RRJ. Alenia намерена получить не менее 25% акций ГСС и возможность производства компонентов или даже сборки российского самолета. Кроме того, ОАО «ОКБ им. А.С. Яковлева» договорились с Aermacchi о соместной работе над боевым «беспилотником» на базе Як-130. Корпорация «Иркут и Airbus подписали предварительное соглашение о российском участии в разработке А350 от проекта до выпуска компонентов самолета.

Основная новинка показательных полетов – это демонстрация уникальных возможностей МиГ-29 ОВТ с всеракурсным отклонением вектора тяги двигателя РД-33 с соплами «КЛИВТ». Эта система позволила истребителю выполнять полеты на малых скоростях без ограничений по углу атаки (вплоть до околонулевых с почти минутным зависанием в воздухе в вертикальном положении), а также маневрировать с большими угловыми скоростями, резкими торможениями и занимать практически любое положение, непредсказуемое для атакующего противника. Казанские вертолетостроители продемонстрировали летающий макет легкого разведывательно-ударного вертолета, который может быть создан на базе «Ансата».

Первый Ан-140 российской сборки

Ил-76ТД-90ВД авиакомпании «Волга-Днепр»

Амфибия ЛА-8 самарского НПО «АэроВолга»

МиГ-3, восстановленный новосибирской «Авиареставрацией»

Американские бомбардировщики В-1 – гости салона

Ан-148 – дебютант МАКСа

Петли, бочки и другие фигуры пилотажа, а также заход на посадку «по-афгански» выполнял итальянский гость МАКС – транспортный G-222, а заокеанский стратегический бомбардировщик В-1B каждый день скромно пролетал над ВПП с различной конфигурацией крыла. На статстоянке его поддерживал значительный «десант» ВВС США: еще один В-1B, истребители F-15E и F- 16С, а также заправщики КС-135 и КС-10.

Как всегда, блистали своим мастерством и слетанностью российские пилотажные группы 'Русские витязи», «Стрижи» и "Русь», и их итальянские коллеги из «Фречче Триколори» и французские – «Патруль де Франс».

МАКС-2005 стал своеобразным тестом для авиапромышленности Украины. Прошлый МАКС (в 2003 г.), как и нынешний, был особенно показателен относительно украинских проектов самолетов: обвальную критику сменила вежливая холодность. Если два года назад Ан-70 выделялся на салоне, то сейчас гражданский Ан-148, на первый взгляд, просто терялся в атмосфере пиара Russian Regional.

Несмотря на то, что эта «антоновская» машина была первой в воздушном президентском показе авиатехники после пятерки туполевских <старичков» (Ту-95МС, Ту-160, Ту-22МЗ, Ту-334 и Ту-204-300) и Як-130 в серийной конфигурации, российские СМИ в своих репортажах с МАКСа об Ан-148 практически не упоминали ни словом. Зато взахлеб расписывались успехи «бумажного» самолета RRJ и участие большой группы боевых машин из США. Хотя наибольший интерес у участников и гостей выставки вызывал именно новый украинский «регионал» – единственный новый самолет на МАКС-2005. Даже Президент РФ обратил внимание на то, «что и на взлете, и на пролете Ан-148, в отличие от военной и некоторой гражданской авиатехники, показался ему очень тихим».

Международный дебют Ан-148 в России, рынок которой пока еще есть основным для нового лайнера, показал, что специалисты АНТК им. O.K. Антонова создали наиболее успешный и «прорывной» продукт за последние годы. Лайнер не только представлялся на статической стоянке, но и участвовал в демполетах. В результате напряженной маркетинговой работы, проведенной АНТК совместно е «Ильюшин Финанс Ко», в Жуковском были заключены следующие соглашения: на поставку 18 Ан-148-ЮОВ авиакомпании «Пулково» в период 2006-10 гг.: 20 самолетов (15-148-100В и 5 – транспортных (три Ан-148Т и два Ан- 148С) – АК 'Полет» в 2007-09 гг.; на передачу во второй половине 2006 г. одного Ан-148 VIP АК «КрасЭйр» (кстати, второй летный экземпляр в VIP-варианте был продан этой АК прямо на МАКС). Подписание контрактов на твердые заказы по лизинговой схеме этих машин должны состояться в 2006 г. Таким образом, подписанные контракты, как и соглашения о намерениях, дают повод для оптимизма: общее число заказов на Ан-148 достигло 55, из них на 11 машин – твердые заказы.

Наконец превратилась в действительность программа организации сборки Ан-140 на самарском авиазаводе «Авиакор». И первая российская машина, представленная на салоне, нашла своего покупателя. Авиакомпания «Якутия- заключила контракт на поставку ей в лизинг с помощью ФЛК трех Ан-140. Самарский самолет участвовал в экспозиции совместно с Ан-140 VIP производства харьковчан. МАКС-2005 стал премьерой этого варианта самолета на российском рынке.

В ходе МАКС-2005 произошло официальное оформление договоренностей между группой компаний «Волга-Днепр». АК «Полет» и «Союз-Атлант-, АНТК им.О.К. Антонова, «Авиастар-СП» и Внешэкономбанка о начале работ над проектом возобновления производства модернизированных Ан-124- 100М-150 в Ульяновске. Стартовый заказ на 10 машин сделали российские авиакомпании «Полет» и «Волга-Днепр» (по пять для каждой). Первый такой «Руслан» «Волга-Днепр» планирует получить уже в 2008 г. По словам президента группы компаний «Волга-Днепр» А. Исайкина, стартовые затраты на реанимацию производства «Русланов» оцениваются в 400 млн. USD. Там же, на салоне, АНТК получил сертификат типа Ан-124-100М-150 и подписал с «Авиастар-СП» соглашение на создание своего филиала в Ульяновске.

Украинские двигателестроители предлагают двигатель Д-436Т12 для будущего российского ближнесреднемагистрального самолета МС-21. Проект этого самолета является совместным продуктом яковлевцев, ильюшинцев и подключившихся к ним накануне открытия МАКСа туполевцев. МС-21 должен заменить в России Ту-154 и Як-42 всех модификаций, а также стать конкурентом семейства самолетов А320 и Б-737. В настоящее время проводятся всесторонние исследования на предмет того, смогут ли российские авиастроители сделать самостоятельно этот самолет либо будут кооперироваться с Boeing или Airbus.

Успешным примером взаимного сотрудничества Украины и России являются работы по ракетно-космической технике. Планируется участие Украины в космическом проекте, включающем пилотируемый шестиместный корабль «Клипер» и ракету-носитель «Зенит-3SLB", РКК «Энергия», разработчик «Клипера», впервые продемонстрировала на салоне его полноразмерный макет.

Несмотря на звучавшие накануне салона не оптимистические прогнозы, состояние российско-украинского сотрудничества в авиакосмической отрасли продолжает оставаться заметным. МАКС-2005 наглядно продемонстрировал, что отношения между нашими странами в оборонно-промышленной сфере постепенно перешли в прагматическую фазу, обусловленную не столько политическими, сколько экономическими аспектами.

Александр Заблотский, Андрей Сальников/Таганрог

Фото из архива А. Сальникова

И создал он зверя невиданного…

От МВА-62 к ВВА-14

С выходом на боевое патрулирование в начале 1960-х гг. американских атомных подводных лодок (АПЛ), вооруженных баллистическими ракетами «Поларис», СССР оказался практически беззащитным. Такие субмарины могли в подводном положении подойти к советскому побережью и нанести удар колоссальной разрушительной силы. Появление этой опасности потребовало немедленного и эффективного ответа. В развитии отечественного ВМФ возникло «большое противолодочное направление». Основные меры по борьбе с угрозой из океанских глубин были определены в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР №1180-510 от 30 декабря 1961 г. Затем для выработки конкретных направлений работы как на ближайшее время, так и на перспективу провели ряд комплексных НИР. По результатам одной из них были начаты опытно-конструкторские работы по чрезвычайно необычному летательному аппарату – амфибии вертикального взлета и посадки ВВА-14.

Основой для ВВА-14 послужил проект меньшей по размерам амфибии МВА-62, разработанный в 1962 г. главным конструктором Р.Л. Бартини – человеком очень талантливым и весьма неординарным. Родившийся в Италии Роберт Людовикович был выдающимся ученым, одаренным инженером, и за годы работы в Советском Союзе создал весьма необычную летающую лодку ДАР (дальний арктический разведчик), самолеты «Сталь-6» и «Сталь- 7». разработал проекты других летательных аппаратов оригинальных схем. Из-под его пера вышли многочисленные труды по аэродинамике и динамике полета, художественные произведения. Изучая проблему повышения мореходности гидросамолетов, Бартини предложил пойти нетрадиционным путем, и осуществлять взлет-посадку на водную поверхность вертикально. Выбранная им катамаранная схема гарантировала устойчивость на плаву даже при волнении 4-5 баллов, что позволяло использовать такую машину в открытом океане.

В рамках этой концепции и была разработана МВА-62. Амфибия представляла собой «бесхвостку» с подъемными двигателями. расположенными в центроплане, и маршевым двигателем, установленным в задней части центроплана на пилоне. Для обеспечения плавучести на концах центроплана имелись убираемые в полете поплавки. Управление на больших скоростях полета осуществлялось при помощи аэродинамических рулей, на малых – при помощи струйных.

Аэродинамическая компоновка, подъемные двигатели, газоструйная система управления, взлетно-посадочные устройства с двумя надувными поплавками и многие другие элементы конструкции выглядели слишком революционно для своего времени. Это заставляло сомневаться в возможности практической реализации проекта. Однако и перспективы выглядели очень заманчиво: взлет-посадка не только на воду, но и на сушу практически в любом месте; очень высокая мореходность; расширение боевых возможностей за счет широкого рассредоточения и маневрирования, а также ведения действий из положения дежурства на плаву; размещение на борту опускаемой гидроакустической станции (ОГАС). Эти плюсы перевесили все сомнения.

Рисунок амфибии МВА-62 (проект)

Модели различных вариантов ВВА-14. 1967 г.

Исследование воздействия струи газов ТРД на водную поверхность на стенде СП-1

Пилотажный стенд ВВА-14 с подвижной кабиной

Стенд для отработки выпуска-уборки поплавка пневматического взлетно-посадочного устройства

11 ноября 1965 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР N"935-320 «О создании новых авиационных средств борьбы с ракетоносными подводными лодками», в котором велась речь о начале полномасштабной разработки ВВА-14 (вертикально взлетающая амфибия с 14 двигателями). Затем последовали приказ МАП №371 от 26 ноября 1965 г., а также тактико-технические требования на амфибию ВВА-14 с двумя маршевыми двигателями Д-30М и двенадцатью подъемными РД36-35ПР. утвержденные 7 июня 1966 г. Главкомами ВВС и ВМФ. Предстояло создать не просто летательный аппарат, а авиационный противолодочный комплекс, в который, кроме собственно самолета. должны были войти поисково-прицельная система «Буревестник», оружие и система заправки топливом на плаву. Комплекс предназначался для обнаружения и уничтожения подводных лодок противника на удалении 1200-1500 км от места вылета как самостоягельно, так и во взаимодействии с другими силами и средствами ВМФ. Предполагалось применять ВВА-14 в поисково-ударном, поисковом и ударном вариантах. Следовало спроектировать и построить 3 экземпляра машины и начать заводские испытания первого из них в IV квартале 1968 г.

Выдержать эти сроки оказалось делом нереальным. КБ Бартини располагало крайне ограниченными возможностями, а главный конструктор, по общему признанию, был генератором идей, творцом, но никак не организатором производственного процесса. Само КБ в то время находилось на территории Ухтомского вертолетного завода (УВЗ)(1*), поэтому постройку ВВА-14 первоначально планировали вести на опытном производстве этого предприятия. По наиболее распространенной версии, от такого намерения отказались, поскольку на УВЗ не было специалистов, знакомых со спецификой самолетостроения. В 1968 г. Бартини стал главным конструктором по теме ВВА-14 вновь создаваемого ОКБ при Таганрогском авиационном заводе им. Г. Димитрова(2*). Его заместителем назначили В.И. Бирюлина. Однако и это не позволяло рассчитывать на быстрое завершение проектирования, поэтому вскоре вышли: решение комиссии Президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам № 305 от 20 ноября 1968 г. и приказ МАП № 422 от 25 декабря 1968 г. о разработке технического проекта ВВА-14 на имевшем богатый опыт создания морских самолетов Таганрогском машиностроительном заводе (TM3)(3*), который в то время возглавлял главный конструктор А.К, Константинов. Очевидно, работа двух ОКБ над одним проектом оказалась не слишком эффективной, и в 1970 г. было принято решение выпустить конструкторскую документацию по ВВА-14 на ТМЗ, а опытные образцы самолета построить в кооперации этого предприятия и завода им. Г Димитрова. На фирме А.К. Константинова ведущим конструктором по амфибии стал Н.Д. Леонов, по оборудованию – Ю.А. Бондарев. Р.Л. Бартини формально оставался главным конструктором по теме ВВА- 14, однако фактически работами по созданию необычного самолета руководил сменивший В.И. Бирюлина заместитель главного конструктора Н.А. Погорелов, т.к. Р.Л. Бартини жил в Москве и в Таганроге бывал наездами.

ВВА-14 представлял собой целое собрание необычных технических решений, каждое из которых требовало проведения большого объема экспериментальных работ. Для этого было спроектировано и построено несколько стендов. Эксперименты по изучению впадины и брызгового факела, которые неизбежно образовывались при воздействии подъемных двигателей на водную поверхность, проводились на построенном УВЗ малом понтонном стенде, который был оснащен двигателями ТС-12М, Камовцы также создали плавучий газодинамический стенд-аналог 1410, предназначенный для изучения взлета-посадки ВВА-14 на различные поверхности и позволявший проводить испытания модели самолета в масштабе 1:4, оборудованной шестью ТС-12М, которые имитировали работу всех подъемных двигателей. Стенд 1410 перевезли на испытательно-экспериментальную базу в Геленджик, где провели полный цикл экспериментов. Полученные результаты свидетельствовали, в частности. что силы и моменты, воздействовавшие на самолет при вертикальном взлете и посадке, были таковыми, что система стабилизации и управления самолетом вполне могла обеспечить безопасное поведение машины. На наземном стенде прошли отработку комбинированные газоструйные рули для управления по курсу и тангажу. Были также созданы два пилотажных стенда: с подвижной и неподвижной кабинами. На них были досконально отработаны режимы управления самолетом, среди которых и посадка при возникновении интенсивной динамической воздушной подушки. На стендах часто работал летчик-испытатель Ю.М. Куприянов, которому предстояло пилотировать реальную ВВА-14. Позднее, когда амфибия совершила первый полет, он высоко оценил труд создателей этих стендов, сказав: Летали так, как на тренажере!».

1* Официальное наименование в го время ОКБ Н И. Камова. (Прим. ред.).

2* Завод был занят серийным выпуском самолетов Бе-12. (Прим. ред.).

3* Так в то время именовался ТАНТК им. Г М. Бериева. (Прим. ред.),

Первый опытный ВВА-14 (машина «1М») вовремя пробежек. Август 1972 г.

Экипаж самолета «1М» занимает рабочие места перед первым полетом. Таганрог, 4 сентября 1972 г.

Тем временем велась постройка двух опытных экземпляров ВВА-14: самолетов «1М» и «2М». Первая машина не имела подъемных двигателей и предназначалась для изучения характеристик горизонтального полета, исследования устойчивости и управляемости в крейсерском полете, отработки маршевой силовой установки и самолетных систем. Для обеспечения взлета и посадки с аэродрома ее решили оснастить велосипедным шасси с управляемой носовой опорой и двумя поддерживающими опорами (использовались стойки от бомбардировщиков ЗМ и Ту-22). Машина «2М» должна была получить подъемные двигатели. На ней собирались изучать и отрабатывать переходные режимы и режимы вертикального взлета-посадки с земли и воды, подъемную силовую установку. струйное управление.автоматику и другие системы, связанные с вертикальными взлетом и посадкой. После отработки основных технических вопросов на «1М» и «2М» планировали построить третий экземпляр ВВА-14. На нем предстояло испытать комплексы специального оборудования и вооружения, а также отработать боевое применение.

Изготовлялись самолеты в кооперации между опытным производством ТМЗ (директор А. Самоделков) и заводом им. Г. Димитрова (директор С. Головин). На серийном предприятии изготавливали фюзеляж, консоли крыла и оперение, а окончательную сборку самолета, установку контрольно-записывающей аппаратуры осуществили на опытном производстве.

Летные испытания

К лету 1972 г. основные работы по сборке <• IМ» были закончены и машину передали ЛИСу для окончательной доводки перед летными испытаниями. Ведущим инженером по испытаниям стал И.К. Винокуров, летчиком-испытателем – Ю.М. Куприянов, штурманом-испытателем – Л.Ф. Кузнецов.

ВВА-14 имел очень необычный вид. Фюзеляж переходил в центроплан, по бокам которого располагались два огромных отсека, предназначенных для размещения резиновых надувных поплавков и системы их выпуска-уборки. К отсекам крепились стреловидные кипи и консоли стабилизатора, а к кессону центроплана – отъемные части крыла.

С 12 по 14 июля 1972 г. прошли первые рулежки и пробежки самолета по грунтовой ВПП заводского аэродрома. Затем от ВВА-14 отстыковали консоли крыла и хвостовое оперение и, соблюдая все положенные меры секретности, в одну из ночей перевезли на соседний аэродром, располагавший бетонной ВПП, где базировался один из учебных полков Ейского военного училища летчиков. Там с 10 по 12 августа пробежки продолжились. Их результаты были обнадеживающими: «1М» до скорости 230 км/ч вел себя нормально, силовая установка и бортовое оборудование работали без замечаний. В своем отчете Куприянов отметил: «На разбеге, подлете и пробеге самолет устойчив, управляем, ухода с курса взлета и кренений нет». Кроме того, он обратил внимание на хороший обзор из пилотской кабины, удобное расположение пилотажно-навигационных приборов и приборов контроля за силовой установкой.

Самолет «1М» приземляется

Спуск самолета «1М» со слипа

Самолет «1М» во время морских испытаний

4 сентября 1972 г. Куприянов и Кузнецов впервые подняли ВВА-14 в воздух. Полет продолжался почти час и показал, что устойчивость и управляемость машины находятся в пределах нормы, и ничуть не хуже, чем у традиционных самолетов. В этом полете произошел серьезный инцидент: из-за разрушения трубки отвода рабочей жидкости от насосов отказала гидросистема №1. Самолет не потерял управления только благодаря дублированию гидросистемы. Причину происшествия выяснили быстро: совпадение частоты колебаний конструкции фюзеляжа с частотой пульсации жидкости в трубках. Выход из положения нашли, заменив металлические трубки на гибкие шланги.

Как и на земле, в воздухе ВВА-14 выглядел очень необычно, при виде снизу имел как будто три «головы» (центральный нос-фюзеляж и два бортовых отсека). К отдельным полетам для сопровождения и калибровки пилотажно-навигационного оборудования«1М» привлекали самолет Бе-30 (№ 05 «ОС»).

Первый этап заводских испытаний ВВА-14 завершился к лету 1973 г. Полученные результаты подтвердили, что аэродинамическая схема самолета, несмотря на свою оригинальность, вполне жизнеспособна, а маршевая силовая установка и основные системы работают надежно. Но самым значимым итогом этого этапа стало то, что при приближении самолета к земле «эффект экрана» начинал сказываться значительно раньше, чем предполагалось на этапе проектирования – уже с высоты 10-12 м, а на высоте выравнивания (около 8 м) подушка была уже так плотна и устойчива, что Куприянов на разборах полетов много раз просил разрешения бросить ручку управления и дать машине сесть самой. Провести такой эксперимент ему, правда, так и не дали, опасаясь, что может просто не хватить длины полосы.

Зиму 1973-74 гг. «1М» провел в цехе опытного производства Таганрогского машиностроительного завода, где на него установили пневматическое взлетно-посадочное устройство (ПВПУ). Резиновые поплавки ПВПУ имели длину 14 м, диаметр 2,5 м. объем каждого составлял 50 м3 . Они были спроектированы Долгопрудненским КБ агрегатов и изготовлены на Ярославском шинном заводе. Прежде чем подойти к использованию ПВПУ на самолете, провели статические испытания специально подготовленного поплавка.

Выпуск поплавков осуществлялся двенадцатью пневматическими кольцевыми эжекторами – по одному на каждый отсек поплавка. Воздух высокого давления отбирался от компрессоров маршевых двигателей. Уборка ПВПУ осуществлялась гидроцилиндрами, которые воздействовали через продольные штанги на тросы, охватывавшие поплавки, вытесняя воздух из их отсеков через редукционные клапаны. Поплавки и система их уборки-выпуска были буквально напичканы различными уникальными устройствами, поэтому оказались очень не простыми в доводке и наладке, которые продолжались всю весну и часть лета 1974 г.

Затем начался этап испытаний ВВА-14 на плаву. Поскольку предназначенное для летной программы шасси не позволяло спусти ть самолет с надутыми поплавками со слипа на воду, на время морских испытаний его решили перевести в убранное положение, а для спуска и подъема машины использовать специально изготовленные перекатные тележки. В начале морских испытаний проверили непотопляемость самолета при разгерметизации отсеков поплавков. При сбросе давления из двух отсеков одного поплавка выяснилось, что «1М» сохраняет достаточную плавучесть. Затем начались рулежки с постепенным увеличением скорости. Они показали, что скорость при движении по воде не должна превышать 35 км/ч, т.к. на большей машина начинает опускать нос и возникает опасность деформации, а затем разрушения мягких поплавков. Но для вертикально взлетающей амфибии этой скорости было вполне достаточно.

По окончании этапа мореходных испытаний продолжились полеты. К тому времени интерес заказчика к ВВА-14 заметно угас. На вооружении уже находилось значительное количество разнообразной противолодочной авиационной техники, включая самолеты Бе-12 и Ил-38. и основное внимание уделялось совершенствованию ее. Летные испытания по инерции продолжались и в 1975 г. Предстояло испытать ПВПУ и поведение машины с выпущенными поплавками в полете. Предварительно провели серию пробежек и подлетов с постепенным увеличением степени выпуска поплавков (для этого гидросистема самолета была соответствующим образом модифицирована).

Первый полет ВВА-14 с полным выпуском и уборкой поплавков Куприянов и Кузнецов провели 11 июня 1975 г. Всего с 11 по 27 июня в воздухе выполнили 11 выпусков-уборок ПВПУ. Была выявлена тенденция самолета к рысканью при полете с выпущенным ПВПУ, которая устойчиво парировалась системой автоматического управления САУ-М. Кроме того, проявилась тряска самолета при полете с надутыми поплавками и выпущенными закрылками («как при пробежках по грунтовой полосе», по замечанию экипажа). Специалисты считали, что ее достаточно просто можно устранить, изменив форму хвостовых частей поплавков.

Пробежка экранолета 14М1П с включенными поддувными двигателями

Рисунок поисково-спасательного самолета ВВА-14ПС (проект)

Эти полеты стали завершающим аккордом в истории ВВА-14. Всего с сентября 1972 г. по июнь 1975 г. на машине «1М» было выполнено 107 полетов с налетом более 103 часов. Самолет «1М» закатили в цех на переоборудование в экспериментальный экрано- лет 14М1П, собранный планер машины «2М» отвезли на дальний край заводской стоянки, третий экземпляр так и не начали строить.

Экранолет 14М1П

Когда «1М» начал проходить летные испытания, было уже понятно, что РД-36 для использования в подъемной силовой установке ВВА-14 не подходит, а получить двигатели с приемлемыми характеристиками не удастся даже в отдаленном будущем. Поэтому еще в разгар работ по монтажу ПВПУ Бартини принял решение доработать «1М» в экспериментальный аппарат по типу экраноплана с поддувом воздуха от дополнительных двигателей под центроплан. Практические работы по реализации этой идеи, а также испытания машины прошли уже без Бартини. В декабре 1974 г. Роберта Людовиговича не стало.

После прекращения летом 1975 г. программы создания ВВА-14 опытное производство ТМЗ доработало машину «1М» в экспериментальный экранолет с поддувом воздуха от дополнительных двигателей под центроплан 14М1П. Эта машина не предназначалась для проведения полноценных летных испытаний и фактически представляла собой натурный стенд для отработки самой идеи. На удлиненной носовой части фюзеляжа были установлены два поддувных ТРДД Д-ЗОМ с системой отклонения газовых струй. Мягкие поплавки под бортотсеками заменили на неубирающиеся металлические. Велосипедное шасси демонтировали, заделав ниши, а на поплавках установили четыре неубирающиеся одноколесные стойки перекатного шасси. Смонтировали задние центропланные щитки, образовавшие вместе с центропланом и боковыми отсеками своеобразный «совок», в котором газовые струи стартовых двигателей создавали воздушную подушку. Были доработаны и другие системы «1М» – топливная, гидравлическая, система аварийного покидания.

Полностью все работы по экранолету были закончены в 1976 г., затем машину передали на испытания. Ведущим инженером по испытаниям стал И.К. Винокуров, в экипаж входили все те же Ю.М. Куприянов и Л.Ф. Кузнецов, а в дальнейшем в полетах принимали участие летчик-испытатель В.П. Демьяновский и бортинженер Э.В. Ведель.

После проведения наземного этапа испытаний, включавшего отработку системы отклонения газовых струй поддувных двигателей, экспериментальный аппарат спустили на воду. Здесь почти сразу же выявился неприятный дефект: машина отказывалась разворачиваться, так как разворачивающие моменты от двигателей оказались слишком малыми. Пытались использовать реверс поддувных двигателей, но это приводило к движению экранолета назад совершенно без разворотов. Такое поведение машины сильно затруднило испытания, поскольку 14М1П после каждой пробежки приходилось брать на буксир и разворачивать, для чего требовалось глушить двигатели, а затем снова их запускать.

Мореходные испытания показали, что 14М1П после выхода на динамическую подушку сильно поднимает нос, но идет устойчиво. Однако при резком уменьшении газа поддувных двигателей аппарат так сильно опускался на воду, что были случаи заливания двигателей водой. Кроме того, выявилась недостаточная надежность системы управления.

Испытания подтвердили возможность использования газодинамического поддува для взлета и посадки самолета с взволнованной водной поверхности. Полученного уникального экспериментального материала было вполне достаточно для создания летающего варианта 14М1П, но это требовало кардинальных переделок конструкции. Так как в тот период на ТМЗ полным ходом шли работы по самолетам Ту-142МР и А-50, тема экраноплана была прекращена. Необычная машина несколько лет простояла на территории завода, пока в 1980-е годы ее в разобранном виде не перевезли в музей ВВС в Монино. С тех пор прошло два десятилетия, однако до сих пор экспериментальный аппарат «демонстрируется» в виде сваленных в кучу отдельных агрегатов, которые с каждым годом все больше напоминают кучу металлолома.

Оставшиеся на бумаге

Во время работы над ВВА-14 рассматривалась возможность установить на амфибию перспективный поисково-ударный комплекс «Полюс», предназначенный для поражения ракетных подводных лодок на удалении от самолета не менее 200 км. В гаком варианте амфибия несла бы в нижней части фюзеляжа одну ракету «воздух-поверхность» массой 3000-4000 кг, длиной до 9,5 м и калибром 700-780 мм. Кроме того, самолет предполагалось оснастить панорамной РЛС, радиолокационным дальномером и инфракрасным пеленгатором.

На базе ВВА-14 разрабатывались проекты вариантов самолета различного назначения. Однако поскольку вся программа создания вертикально взлетающей амфибии была свернута, то и работы над ее модификациями не вышли из «бумажной стадии» и изучения вопроса заказчиком.

Экранолет 14М1П на перекатном шасси. Таганрог, 1976 г.

Экранолет 14М1П на плаву

Корабельный вариант должен был иметь складывающиеся консоли крыла и хвостовое оперение. Он предназначался для базирования на противолодочных крейсерах проекта 1123, дооборудованных крупнотоннажных сухогрузах и танкерах либо на специальных противолодочных крейсерах-носителях ВВА-14.

Поисково-спасательный самолет ВВА-14ПС предназначался для поиска и эвакуации космических кораблей и спускаемых модулей автоматических аппаратов на море и дополнял бы уже находившиеся в эксплуатации вертолеты Ми-бПС. Кроме участия в космических программах. ВВА-14ПС должен был выполнять задачи поиска и спасения экипажей летательных аппаратов, потерпевших бедствие над морем, членов экипажей затонувших кораблей, а также подводников, поднявшихся на поверхность с затонувших субмарин в всплывающих камерах. На ВВА-14ПС на месте грузового отсека предполагалось оборудовать кабину для размещения спасателей и космонавтов или потерпевших бедствие, оснащенную медицинским оборудованием; отсек для перевозки спускаемого аппарата, систему для его подцепки и загрузки, включавшую бортовую лебедку; контейнеры со спасательными лодками ЛАС-5С и плотами ПСН-6А. В состав экипажа, кроме летчика, штурмана и бортинженера, входили два спасателя и врач. Базироваться такой самолет мог не только на суше, но и на кораблях.

Рассматривался и другой поисково-спасательный вариант амфибии, который отличался от «космического» более скромным набором оборудования (в частности, отсутствовала система подъема спускаемого аппарата). Он мог бы принять на борт до 15 пострадавших, в том числе 6 тяжелораненых, для которых предусматривались носилки. Машина оснащалась спасательными кругами, канатами с поплавками, запасом медикаментов, воды и теплой одежды. Для работы ночью предусматривался выдвижной прожектор СП-62. В грузовом отсеке размещалось специальное оборудование (лодки, плоты, лебедка и т.д.). Летные характеристики спасательного ВВА-14 должны были остаться практически такими же, как у противолодочного самолета, за исключением дальности полета, которую намеревались увеличить на 500-1000 км.

Среди других вариантов ВВА-14 прорабатывались транспортный самолет, рассчитанный на перевозку 32 человек или 5000 кг груза на расстояние до 3300 км, и самолет- ретранслятор, оснащенный специальной антенной и системой для ее подьема на высоту 200-300 м при нахождении машины на плаву.

В целом необходимо отметить, что в результате работ по теме ВВА-14 был получен богатый экспериментальный материал, а работа над этой машиной стала великолепной школой для специалистов Таганрогского машиностроительного завода.

Николай Погорелов/ Харьков

Фото из архива А. Сальникова

Ненужный самолет

Н.А. Погорелов был заместителем Р.Л. Бартини в период работы над ВВА-14, и его воспоминания существенно дополняют рассказ об этом необычном самолете. Статья подготовлена редакцией по материалам студии «Крылья России", предоставленным А. И. Сальниковым.

ВВА-14 начинает летать

Для испытаний ВВА-14 подобрали отличный экипаж. Был очень хороший летчик-испытатель Куприянов Юрий Михайлович, имевший очень большой опыт полетов над морем – и на вертолетах, и на гидросамолетах. Он с удовольствием, с энтузиазмом взялся за ВВА-14. Как положено, перед первым полетом в ЛИИ состоялся методсовет. Но Роберт Людовикович не захотел участвовать в нем, там докладывал я. Методсовет прошел очень хорошо. Нам дали только одно небольшое замечание по ограничению скорости бокового ветра. Бартини в это время сидел в Министерстве и ждал результатов, он хотел сразу же оформить разрешение на вылет. Мы так торопились с этим потому, что министр П.В. Дементьев как раз был в отпуске, и нужно было успеть, пока он не вышел на работу. Как только бумага была подписана. Роберт Людовикович передал ее мне, а сам даже не приехал на первый вылет.

Первый полет всегда очень ограниченный. Как правило: «блинчиком» взлететь, «блинчиком» сделать пару кругов, подняться на небольшую высоту и спокойно сесть. Никаких особых задач на этот полет не ставится. К тому же, мы сделали все, что возможно, чтобы проверить самолет на земле. Делали пробежки скоростные, делали подлеты. Это все засняли на пленку, и фильм прокрутили на методсовете. Когда мы в первый раз увидели наш самолет в воздухе, были очень взволнованы. Он взлетел, сразу поднялся на 2000 м и на такой высоте прошел над нами.

Летчики сказали, что самолет вел себя отлично, хорошо управляем, Никаких особых замечаний не высказали. Хотя в первом полете произошла одна неприятность. Когда ВВА-14 второй раз проходил над нами, мы увидели, что за самолетом появилось ка- кое-то белое облако. И сразу доклад: отказ гидросистемы № 1. А у нас там ручного управления не было, только бустерное. Ну. в общем-то, страшного ничего нет, потому что есть вторая система. Самолет благополучно сел. Когда полезли в хвост посмотреть, что же там произошло, оказалось, что разрушилась одна из металлических трубок, которая подводит давление к бустерам. Разрушилась оттого, что находилась в зоне двигателя и очень сильно вибрировала. А рядом бала трубка гидросистемы № 2 и тоже вибрировала. Это мы прозевали во время отработок. Стало ясно, что могла лопнуть и вторая трубка, и тогда мы потеряли бы машину в первом полете.

Кому это надо?

Когда Дементьев вышел из отпуска, замы пошли ему докладывать, что у Бартини взлетел ВВА-14 Говорят, Дементьева в таком виде еще никогда не видели. Он топал ногами, стучал кулаками по столу и кричал: как вы смели допустить, чтобы самолет Бартини полетел? Этого не должно было произойти! Видно, Дементьев вел какую-то специальную линию, а тут такой «прокол». Объяснить это сложно. Скорее всего, военные к тому моменту уже пришли к выводу. что ракетоносные подводные лодки – это абсолютное оружие, и бороться с ними практически невозможно. Можно лишь создать свои такие же. И поэтому интерес к ВВА- 14 потихоньку угасал, причем не только у военных, но и у нашего Министерства. а мороки с этим самолетом было очень много. Когда меня назначали, я это почувствовал и по разговору с Болботом(4*), и по беседе в ЦК КПСС. Наставления мне там давали. и чувствовалось, что меня оценивают: не поломаю ли я их планы. Кажется, у них уже тогда созрело решение спустить эту работу на тормозах. И они нашли метод, как это все остановить, затормозив создание подъемных двигателей.

«Подъемники» от яковлевского палубного штурмовика, которые уже существовали, в чистом виде нам не подходили. Во-первых, потому что тяга нужна была больше и, во-вторых, потому что у них очень жесткая струя. Нельзя было такую скоростную горячую струю бросать под наш самолет. И Бартини вместе с главным конструктором двигателей П.А. Колесовым решили превратить РД-36 в турбовентиляторный двигатель, добавив к нему вентиляторную ступень. В то время это был единственно возможный путь, потому что он резко упрощал всю работу. Но с другой стороны, повышался вес силовой установки и сокращался запас топлива на борту.

4* О. В Болбот – заместитель министра авиапромышленности СССР (Прим. ред./

Р.Л. Бартини (второй слева) обсуждает со специалистами проблемы создания пилотажного стенда для ВВА-14

Самолет «1М» в первом полете. 4 сентября 1972 г.

Отработка пневматического взлетно-посадочного устройства. Таганрог, 1974 г.

ОКБ Колесова не могло самостоятельно обеспечить нас необходимым количеством «подъемников». Дело в том, что если при создании четырехдвигательного самолета для первого прототипа требуется 4 двигателя, еще пару для стендовых испытаний, итого – 6, ну, с резервом максимум 10, то нам нужно было сразу 12. Причем это двигатели малоресурсные, значит, нужен был и запас. Если учесть, что планировали построить три прототипа, то требовалось порядка 50-60 двигателей. Такое количество опытная организация просто не могла построить. и выпуск первой партии двигателей поручили Рыбинскому серийному заводу. Был разработан соответствующий график постройки двигателей, министр ею подписал. Но, кроме этой бумажки, ничего больше не делалось. И работа все время тянулась, тянулась, тянулась… А где-то к концу 1973 г. стало ясно, что «подьемников» не будет вообще.

Если не будет двигателей, не будет и самолета. Наверное, именно такую задачу правительство поставило перед Дементьевым. Вы спросите: зачем так сложно? Зачем тянуть резину, тратить деньги на все эти вещи, ведь можно было просто выпустить соответствующее постановление? Я тут вижу только одну причину: в то время были очень хорошие контакты с коммунистической партией Италии, а Роберт Людовикович хорошо знал многих ее руководителей. Когда они приезжали в СССР, обязательно встречались с ним. Об этом писали в газетах. Об этом громко говорили. И все знали, что Бартини поклялся посвятить свою жизнь тому, чтобы красные самолеты летали лучше черных. Брежнев просто не решался официально закрыть эту работу, демонстрируя, что мы поддерживаем Бартини, мы ему помогаем. По-моему, только это и задерживало выход официального решения о закрытии темы, а неофициальное было, и его потихоньку проводили в жизнь.

Испытания первой машины продвигались, и настал момент, когда мы закончили практически всю программу, почти все задачи выполнили. Остался только вопрос прерванного и продолженного взлета, но для этих испытаний нужен был аэродром с очень длиннои ВПП, например, такой, как в ЛИИ. Поэтому мы решили лететь в Подмосковье. К тому же, Роберт Людовикович все еще не видел самолета. Он ни разу не приезжал в Таганрог, пока шли испытания, как-то не получалось у него. Да и вообще в 1973-74 гг. он там очень редко появлялся. Не любил он туда ездить, ему там было неприятно, руководство завода к нему относилось очень плохо. Он это чувствовал. Еще одной причиной перелета в Жуковский стало желание показать ВВА-14 какому- нибудь большому начальнику. Ведь известно, что если новая техника осматривалась высоким руководством, то дальше с ней работать легче, какие-то шли там команды, какое-то давление оказывалось. Мы пытались пригласить Устинова, других лиц, но согласился приехать только Смирнов, председатель Военно- промышленной комиссии при Совете министров. Он был непосредственным куратором всей оборонной промышленности.

Перелет организовали через Воронеж. Промежуточную посадку предусмотрели для того, чтобы не перегружать самолет топливом. Все-таки мы к нему очень аккуратно относились, потому что потерять единственный экземпляр из-за какой-нибудь непродуманности было нельзя. В Воронеже он сделал посадку на аэродроме авиазавода, заправился, после чего благополучно долетел до ЛИИ. В Жуковском его поставили на самую ближнюю к проходной и очень удобную площадку. Работники института хорошо отнеслись к этому самолету. Обслуживали нас там буквально по первому требованию. Дело в том, что руководство ЛИИ поддерживало с Робертом Людовиковичем очень хорошие отношения. Мы выполнили одну серию прерванных и продолженных взлетов, а на вторую приехал Бартини.

Мы с ним поднялись на верхнюю площадочку КДП и оттуда следили за полетом. Роберт Людовикович сидел на стуле, а я наблюдал не столько за полетом, сколько за ним. Ему было очень тяжело в тот момент. Очевидно, его переполняли горькие мысли. Ведь с 1935 г. до 1972 г. ни один из его самолетов, вернее, предложенных и спроектированных им самолетов, не поднимался в воздух. У него было всего 4 летающие машины: «Сталь-6», ДАР. «Сталь-7» и ВВА-14. Причем ВВА-14 был лишь первой ласточкой грандиозного проекта, который, в общем-то, мог стать родоначальником нового направления развития авиации. Но уже было очевидно, что не станет. Я ему рассказывал, что вот сейчас будет то-то, а он даже головы не поворачивал. У него была какая-то сосредоточенная внимательность, даже мрачность. Мне показалось, что он мысленно перелистывал всю свою жизнь…

Выполнив намеченную программу, мы стали готовиться к показу самолета высокому начальству. Роберт Людовикович надеялся на эту встречу, и мы много раз обсуждали, как лучше преподнести машину. Ждать визита пришлось долго. Лишь к концу третьей недели мы получили указания – сегодня будут гости. Они приехали на трех машинах. Из министерства никто не появился. Были только Смирнов, кто-то из ЦК, какой-то военный и охрана. Встреча прошла очень быстро, гости осмотрели самолет, заглянули в кабину, выслушали пояснения Бартини, распрощались и уехали. Никаких результатов этот визит не принес. Стало окончательно ясно, что заинтересованности в развитии нашей темы не проявляет никто. Самолет вскоре после этого перелетел обратно в Таганрог.

Полет с выпущенным ПВПУ

Полет с убранным ПВПУ

Испытания поплавков

Очень важным вопросом были испытания поплавков. Спроектированная система должна была обеспечить во время выпуска- уборки сохранение внутри поплавков давления, которое мы назвали давлением противоформообразования, чтобы баллоны в любом промежуточном положении оставались бы упругими. И все же никто не мог сказать точно, как поведут себя поплавки в полете. Пессимистических прогнозов хватало. Скептики говорили, что «эти тряпки» разорвутся сами и разломают самолет. Нам предстояло это опровергнуть. Еще макетная комиссия потребовала от нас провести перед реальными полетами с выпущенными баллонами ряд экспериментов, в том числе на специальном стенде с «живыми» поплавками, помещенном в аэродинамическую трубу Т-101 в ЦАГИ. Кроме того, требовалось испытать систему на вертолете, проверив ее работоспособность в воздухе с постепенным наращиванием скорости полета. Но из-за отсутствия средств на столь дорогостоящие эксперимен i ы идти таким путем мы не могли, и пришлось рискнуть, выполнив эту работу прямо на «боевом» самолете. Двигаться решили постепенно. Сначала летом 1974 г. проверили баллоны на плаву. Убедились, что они ведут себя очень корректно, никак не деформируются, ни под статической. ни под динамической нагрузкой. Поведение самолета на воде, в целом, тоже устраивало, хотя имело ряд особенностей. Кроме того, что он начинал «зарываться» в воду на скорости свыше 35 км/ч, он еще и стремился развернуться влево. С тенденцией к развороту можно было легко справиться, оснастив самолет водяным рулем, но к машине относились как к чисто экспериментальной и дорабатывать ее не стали.

Мореходные испытания завершили очень быстро, всего за неделю. Затем начали выполнять пробежки по заводскому аэродрому, постепенно отрабатывая различные стадии выпуска поплавков, Сначала их наполняли на одну треть, затем две трети, три четверти и так далее – лишь бы они не касались земли. Скорость при этом довели до 150 км/ч. Полученные результаты обнадеживали, хотя были и разрушения тросов системы выпуска-уборки, и даже разрыв баллона, который оказался непригодным для летных испытаний. Самолет опять перегнали на военный аэродром и заказали еще один поплавок, который хотели сделать быстренько, но это «быстренько» растянулось до середины следующего года. Кроме того, когда в ЦАГИ провели продувки модели ВВА-14 с выпущенными баллонами, выяснилось, что в такой конфигурации возникает тенденция к путевой неустойчивости самолета. Потребовалось оснастить его специально разработанным автоматом обеспечения устойчивости, который удалось получить также где-то к середине 1975 г.

К тому времени Роберта Людовиковича с нами уже не было. С его уходом стало совершенно очевидно, что и тема умерла окончательно. Но я, например, не мог просто так эту работу бросить. Было страшно интересно узнать. что же все-таки можно получить от этих баллонов, годится ли созданная конструкция к практическому применению и какая у нее перспектива. Интерес к ВВА-14 и в ОКБ Константинова, и на Таганрогском авиазаводе угас, так как оба коллектива были заняты другими темами. Однако работать нам совершенно не мешали, и провести испытания ПВПУ в воздухе удалось в спокойной обстановке. Хотя сами мы волновались больше, чем во время первого взлета самолета. Организованы эти полеты были так, чтобы каждый выпуск-уборка поплавков производился над полосой, и с земли можно было наблюдать в бинокли за этим процессом. Мы выполнили намеченную программу, испытав машину на устойчивость, отработав скоростные режимы и так далее. 10 выпусков из 11 прошли очень хорошо, однако однажды (кажется, во время девятого полета) пришлось изрядно поволноваться. Во время выпуска лопнул один из тросов правого поплавка. Стали думать, как быть? Садиться с выпущенными баллонами или попытаться убрать их. Решили все-таки убрать. Посчитали, что даже если поплавок не уберется полностью и начнет разрушаться в воздухе, ситуация будет менее опасной, чем посадка с выпущенным ПВПУ, ибо как поведет себя самолет, коснувшись земли упругими баллонами, никто предсказать не брался… Поплавки убрались, только носовой отсек правого остался снаружи. Посадив самолет, увидели, что ничего страшного не произошло, даже поплавок не разрушился, а только лопнули во время уборки несколько пар тросов. Поломку мы исправили в тот же день и на следующий сделали еще пару полетов, ставших последними в истории ВВА-14.

Рядом с Бартини

После общения с Бартини осталось впечатление встречи с удивительным, сильным, прозорливым человеком, обладавшим необычными умом и характером. Казалось, он не из нашего времени, из какой-то другой эпохи, кто-то его даже инопланетянином называл. Он, кстати, обладал некоторыми экстрасенсорными способностями, в чем я мог несколько раз убедиться.

Роберт Людовикович был весьма эмоциональным человеком, но мне общаться с ним было легко. Он отзывчиво и внимательно относился к собеседнику, и мы часто разговаривали на различные темы. Как-то я спросил Бартини: «Почему у Вас нет ОКБ, почему Вас все время куда-то переселяют?». В ответ он показал одну свою картинку, на которой удав нависал над сжавшимся от страха кроликом. «Бог посмотри, – сказал он,- что тебе напоминает удав? Букву «Я», а кролик – как будто буква «Б»… Однажды меня пригласил к себе министр авиапрома П. В. Дементьев (они очень хорошо знали друг друга, были на «ты», и Дементьев относился к Бартини, как к человеку, в общем-то неплохо, только работы его «давил» – Н.А. Погорелов) и говорит: «Давай я тебя сделаю заместителем Яковлева. Получишь возможность свои проекты делать». Я попросил у него 2 дня отсрочки, пошел и нарисовал вот эту картинку. Приношу ему и говорю: «Вот посмотри – это Яковлев, а вот это – я. Как ты думаешь, смогу ли я у Яковлева работать нормально?» Дементьев посмеялся, и мы перешли на какую-то другую тему». Бартини и позднее мне не раз говорил, что лучше будет бездомным главным конструктором, чем где-то у кого-то на вторых ролях, находясь под чьим-то давлением.

Бартини до конца оставался убежденным коммунистом. Сегодня мне кажется просто удивительным, как этот умнейший и далеко смотрящий вперед человек мог столь искренне заблуждаться. Его мордовали в застенках, топтали его идеи и не давали возможности развернуться. Однако он продолжал свято верить, что коммунистическая идея верна, только ее исказили, что в этом виноват Сталин, что все наши тогдашние безобразия вызваны неправильным способом внедрения в жизнь такого великого и светлого учения.

Проект стратегического бомбардировщика Бартини. 1955 г.

Среди проектов Бартини, которыми он занимался в последние годы, был и тяжелый транспортный экранолет Т-500

Где-то в 1954-55 гг. Бартини теоретически разработал схему оживального крыла, позволявшего летать на дозвуке и сверхзвуке при минимальном смещении центра давления. Крыло предназначалось для тяжелых самолетов-носителей ядерного оружия. Он направил эти предложения в МАП. их каким-то образом увидел тогдашний министр обороны ГК. Жуков и очень этим заинтересовался. Вызвав к себе Бартини, Жуков беседовал с ним часа два, после чего добился создания для него временного ОКБ и выделения квартиры в Москве.

ОКБ заняло целый этаж во втором корпусе МАПа, в него направили работников из разных московских «фирм», а также нескольких военных институтов. Там Бартини разработал свои проекты А-57, Е-57 и еще кучу других. Изготовить модели и провести их продувки на сверхзвуке помог С.П. Королев, с которым он в конце 1930-х гг. работал в «шарашке» Берии, причем Сергей Павлович считал Бартини своим учителем. Результаты продувок получились отличнейшие, и эти работы продолжались, пока Жукова не сняли с должности.

Когда я стал заместителем Бартини, он жил в той самой предоставленной Жуковым двухкомнатной квартире на Кутузовском проспекте в Москве. Квартира была немаленькая, с длинным коридором, из которого дверь налево вела в большую комнату, а из нее был вход в меньшую. Однако обстановку составляла казенная мебель, которая, очевидно, досталась хозяину вместе с квартирой. В большой комнате стоял круглый обеденный стол, диван, стулья, сервант, на котором покоилось несколько моделей (по-моему – «Сталь-6», «Сталь-7», ДАР). На стенах висели его рисунки и фотографии самолетов. В спальне – письменный стол, большущая кровать и этажерка с книгами. На столе лампа с самодельным абажуром из зеленой плотной бумаги, когда ее включали, выключался общий свет и получался полумрак. На кухне – стол и, может быть, пара шкафчиков на стене. И все. Никакого уюта не чувствовалось. Казалось, что Бартини жил одиноко. Кто-то, правда, следил за квартирой. Все было чистенько, без пыли.

У него была женщина. Сколько я ни был с Бартини в Москве, он каждый день обязательно звонил ей по телефону куда-то на работу и просил позвать, а потом очень нежным, мягким голосом задавал ей практически одни и те же вопросы: а как там у тебя, а не нужно ли тебе там чего? Чувствовалось, что для него эта женщина очень много значит. Видел я ее один раз у него на квартире. Она показалась мне довольно простенькой, не очень и внешностью хороша, выглядела лет на 35. Капризная такая: при мне от него что-то настойчиво требовала, очень так недовольно выражалась и быстро убежала.

В быту Бартини отличало пренебрежение ко всяким мелочам. Он почт и не обращал внимания на обстановку, в которой жил, и на свой внешний вид. Мог подолгу ходить в одном костюме, пока не занашивал, и кто-нибудь не заставлял его сменить. Хотя всегда выглядел опрятно. Никакого уюта ему не требовалось, он весь был в своих идеях. Старался не обращать внимания на встречавшиеся на каждом шагу препятствия. Часто говорил, что работает для будущего. В последние годы очень боялся не успеть сделать задуманное и все свободное время уделял любимой физике.

Бартини был создателем идей. Он их формулировал, доводил до какого-то понятного окружающим вида и очень часто дальше переставал интересоваться ими. Так. по-моему, сложилась у него работа и по ВВА-14, которая в последнее время не очень его заботила. Он увлекся другими темами, много занимался своей общей теорией. Часто в Москве вместо решения конкретных вопросов по ВВА-14 мы с ним запирались в кабинете и часами занимались разработкой экранолета.

Весть о кончине Роберта Людовиковича застала меня в Таганроге. Рассказывали, что в пятницу он приехал домой и в субботу- воскресенье как будто из квартиры не выходил. В понедельник за ним приехал шофер и, не достучавшись, позвал на помощь. Когда взломали дверь и вошли в квартиру, обнаружили Бартини, лежащим на полу в ванной. Судя по всему, он потерял сознание, упал и ударился головой. Если бы рядом кто-то был, может, все бы и обошлось…

Хоронили его из Дома культуры Ухтомского завода. Мы приехали уже к самому выносу. В зале стояли ухтомские, таганрогские специалисты. Был Константинов, Из известных людей никого не было, даже Болбот не пришел. Произносились речи: мы поддержим, мы продолжим великое дело Роберта Людовиковича… Однако чувствовалось, что никому он не нужен, что очень многие думали: вот умер – и хорошо, свободней вздохнем.

Андрей Совенко/ «АиВ»

Однако, тенденция…

30 сентября произошло событие, которое, безусловно, заставит задуматься многих связанных с авиацией людей. В аэропорту Центениал, шт. Колорадо, свой первый полет выполнил прототип учебно-тренировочного самолета Javelin AJT (Advanced Jel Trainer), созданный американской компанией Aviation Technology Group, Inc. (ATG) в кооперации с израильской Israel Aircraft Industries (IAI). Машина резко отличается от традиционных представлений о перспективных УТС, прежде всего, феноменально малой максимальной взлетной массой – не более 2900 кг, что, к примеру, в 2.3 раза (!) меньше, чем у Як-130 в аналогичном варианте. При этом «Джэвэлин» является двух- двигательным самолетом с полным электронным «фаршем» и позволяет (как утверждается) эффективно готовить пилотов как истребителей 5-го поколения, так и гражданских лайнеров.

Однако, тенденция…, скажет внимательный читатель. И будет совершенно прав. Ведь не так давно (два года назад) начались испытания польского УТС ЕМ-10 Bielik, также предназначенного для военного и гражданского применения и столь же легкого – всего 2500 кг. (Подробно см. «АиВ». № 5'2003.) Пока в этой новой «весовой категории» экспериментировала только сравнительно маломощная авиапромышленность Польши, грандам мирового рынка учебных и учебно- боевых машин можно было особенно не беспокоиться. Но вот свою заявку на победу сделал очень многообещающий дуэт США и Израиля… На что же ставят новые игроки?

Сразу признаю, что их рассуждения, положенные в основу новой концепции УТС, выглядят убедительно. Они основаны на том неоспоримом факте, что большинство эксплуатируемых ныне УТС имеют возраст от 25 до 40 лет и отражают эпоху, когда истребитель гораздо труднее было пилотировать, чем применять его бортовое оружие. Однако с тех пор многое изменилось. Информационное поле, окружающее пилота современного истребителя, который действует в условиях интенсивного воздушно-наземно- го сражения, до предела усложнено. Необходимость воспринимать и анализировать огромные потоки информации ложится на него тяжелым бременем. Поэтому подготовка военных летчиков во всем мире претерпевает фундаментальные изменения, направленные, прежде всего, на обучение методам анализа множества данных, поступающих в реальном масштабе времени, и быстрого принятия верных решений в условиях сильнейшего стресса.

Образно говоря, в XXI веке военного летчика нужно обучать не столько умению «держаться за ручку» (в пилотировании ему помогут электронные системы), сколько тактическому мышлению. И поэтому главным качеством учебного самолета перестает быть его схожесть с боевым в смысле приемов и навыков пилотирования, а становится схожесть в смысле создаваемого вокруг пилота информационного поля. Отсюда вывод: главное в перспективном УТС – его компьютеры и заложенные в них программы, моделирующие воздушно-наземную тактическую обстановку, работу систем, которых реально на борту УТС нет, но которые есть на истребителе, применение оружия и т.д. При этом собственно самолет утрачивает былое значение и превращается всего лишь в платформу для размещения электроники. А так как последняя становится все миниатюрнее, то и самолет можно сделать поменьше и подешевле на радость парламентариям, безжалостно сокращающим расходы на закупку военной техники.

Думаю, «Джэвэлин» – это пример именно такой платформы, который со временем станет классическим. Он не может нести вооружения. Расчетная эксплуатационная перегрузка при половинном запасе топлива не превышает 7д. Скорость полета – дозвуковая (хотя в принципе «сверхзвук» предусмотрен, если заказчик потребует). Размеры – меньше некуда: длина 10,9 м, размах крыла 7 м, высота 3.1 м. Зато – два двухконтурных двигателя Williams International FJ33-4-17M, оборудованных электронной системой управления с полной ответственностью. В бортовую электронику «зашито» множество сценариев возможных боевых столкновений, имитация работы оружия и систем самообороны, возможности планирования боевых вылетов и анализа действий пилотов. Как заявляют представители ATG, все это позволит с успехом применять их детище не только для первоначальной и основной, но и повышенной подготовки военных пилотов, которые затем без проблем смогут переходить на Су-30, Rafale или Eurofighter.

Очень интересной особенностью программы Javelin является разработка, помимо военных версий самолета Мк-20 и Мк-30, отличающихся запасом топлива, еще и гражданского варианта Мк-10. Эта машина преподносится как самолет общего назначения, который можно использовать не только для тренировочных полетов, но и в качестве воздушного такси и даже легкого «бизнес дже- та». Согласитесь, это нечто действительно новенькое. Причем, не исключено, что такой самолет действительно сможет найти спрос среди лиц определенной категории (вспомним катания В.В. Путина на Су-27 и Ту-160 – на «Джэвэлине» они обошлись бы стране несколько дешевле). Чтобы без ограничений летать по гражданским воздушным трассам, самолет планируется оснастить богатым комплектом оборудования, подобного применяемому на пассажирских лайнерах. Включая системы для полетов с сокращенными интервалами вертикального эшелонирования, предупреждения столкновений в воздухе и с землей и даже вычислительную систему самолетовождения, по функциям аналогичную устанавливаемой на самолетах Ан-148 или, скажем, А380. Читая такие заявления разработчиков, остается только удивляться, как это все можно установить на самолет со взлетной массой менее 3 тонн? Но что вызывает действительно уважение – так это намерение сертифицировать гражданский «Джэвэлин» по нормам FAR-23. Завершение сертификации и поставки первых УТС коммерческим эксплуатантам запланированы на конец 2007 г.

Ну, а пока «Джэвэлин» делает лишь первые шаги. Кстати, пока не очень уверенные. Например, в августе во время рулежных испытаний было выявлено шимми переднего колеса. Малой кровью исправить дефект не удалось, и пришлось спроектировать и изготовить новую переднюю опору шасси. Первый полет машины тоже не пополнил сокровищницу наиболее дерзких свершений человечества. Он продолжался 30 минут. За это время пилотировавший «Джэвэлин» Роберт Фасчино (Robert Fuschino), вице-пре- зидент и шеф-испытатель ATG, успел набрать высоту 3600 м и достичь скорости около 300 км/ч. В течение всего полета шасси оставались выпущенными, закрылки – отклоненными на 10'. а углы крена не превышали 20". Фасчино проверил управляемость машины и устойчивость работы силовой установки. В общем, все. как всегда.

Тем не менее, после его приземления председатель правления ATG Джордж Бэй (George Bye), как водится в подобных случаях, торжественно произнес: «Сегодня ATG пережила знаменательное событие. Мы надеемся. что будущие полеты будут так же успешны, как сегодняшний, и мы скоро предложим рынку действительно выдающийся аппарат». Что ж, уверенность в своих силах всегда была присуща истинным сынам Америки. Тенденция, однако…

«Джэвэлин» на сборке

Сергей Шумилин/ Харьков

Самолет-солдат на модельной полке

Рассказывая о пластиковых моделях истребителя Як-9, для полноты картины нужно начинать с раритетов. Хотя эти модели сейчас практически недоступны, да и не соответствуют нынешнему уровню моделизма, но они были первыми и на протяжении очень долгого времени единственными моделями этого самого массового советского истребителя периода Второй мировой войны.

Начнем с модели фирмы Airfix в масштабе 1:72. Для семидесятых годов прошлого века ассортимент этой фирмы был просто фантастическим, в том числе выпускалось и несколько моделей знаменитых советских самолетов, таких как Ил-28, Пе-2, Ил-2 и наш герой – Як-9. В настоящее время этот раритет – скорее экспонат археологического музея, чем модель для сборки. Для тех, кто незнаком со старым добрым «Аэрфиксом», можно сказать, что модель Як-9 выпускалась в первой, самой младшей и дешевой серии. имела внешнюю расшивку, была покрыта мелкой фирменной «аэрфиксовской» клепкой (это на фюзеляже «Яка», имевшего смешанную конструкцию!), интерьеры кабины и ниш шасси отсутствовали, а о соответствии ее чертежам не стоит и говорить. Тем не менее, на протяжении пары десятков лет это была единственная пластиковая копия этого самолета.

В конце 1980-х гг. на волне перестройки и кооперативного движения на просторах бывшего СССР разразился «вакуумфор- менный бум». В Москве, Питере, Харькове, Киеве небольшие кооперативы (ЮМТК, •Акустик», КАЮК, МАВИ и.т.д.) выпустили целое море вакуумных моделей-копий – как пиратских перепечаток, так и собственных оригинальных разработок. В том числе харьковский «Акустик» в 1990 г. выпустил вакуумную модель Як-9/9Б. Она была отформована из тонкого белого листового пластика, имела внутреннюю расшивку, правда, несколько грубоватую, детали интерьера кабины и бомбовые шахты для варианта Як-9Б, а также довольно неплохую декаль. Ее геометрические размеры вполне удовлетворительно соответствовали имевшимся на то время чертежам В.Кондратьева из «Моделиста-конструктора».

Прорыв в деле настоящего пластикового «якостроения» произошел, когда в середине 1990-х гг. задело взялась недавно организованная в Киеве фирма ICM. Практически одновременно она выпустила на рынок модели Як-9 как в 72-м, так и в 48-м масштабах. Недавно пресс-формы этих моделей были переданы российской фирме ALANGER, которая и выпускает сейчас «девятку» под своим логотипом.

Готовя свою модель в семьдесят втором масштабе. ICM попыталась сделать ее универсальной – «пять в одном», заложив возможность собрать из набора одну из пяти различных модификаций: Як-9Д – дальний, Як-9ДЦ – дальнего сопровождения, Як-9Б – истребитель-бомбардировщик, Як-9Т – с 37-мм пушкой и Як-9К – с пушкой калибром 45 мм. Для этого в комплект набора включены два разных фюзеляжа (у Як-9Т и Як-9К кабина пилота была сдвинута назад на 400 мм) и два фонаря кабины (на Як-9Б длина остекления за спиной пилота была увеличена). Всего набор включает 52 детали. Расшивка внутренняя, но несколько грубоватая, к тому же. на разных деталях ее ширина и глубина заметно отличаются. Сымитировано провисание полотняной обшивки на задней части фюзеляжа и рулевых поверхностях. Выхлопные патрубки двигателя сделаны отдельно. Интерьер кабины состоит из 7 деталей, в его комплект входят две ручки управления – изогнутая для Як-9,Л.Д и прямая для остальных модификаций. Оба фонаря выполнены цельными, они довольно прозрачны, но толстоваты и не равномерны по толщине, за счет этого интерьер кабины визуально искажается. Если собирать Як-9Б, то лучше отказаться от установки в заднюю часть кабины детали А8. На Як-9Б в этом месте (прямо за бронеспинкой пилота) располагался бомбовый отсек, а так как бомбы в нем размещались почти вертикально, то ветрянки взрывателей выступали над бортами фюзеляжа и были прекрасно видны сквозь заднюю часть фонаря.

Вскоре после ICM свой вариант Як-9 в семьдесят втором масштабе предложила питерская фирма «Дакопласт» (сейчас эту модель пакует в свои коробки «Восточный экспресс»). Мастер- модель для нее разработал А. Козырев. Набор позволяет собрать одну из трех модификаций: Як-9Д/9Б/9Р. Для модификации «Б» предусмотрены удлиненная задняя часть фонаря кабины (посадочное место в фюзеляже под нее нужно прорезать) и задняя полка за сиденьем пилота с головками четырех 100-кг бомб (эта деталь сделана весьма примитивно). Для варианта «Р» в наборе имеется фотокамера и прозрачное окошко, которое устанавливается в фюзеляже за центропланом. Водо- и маслорадиаторы в наборе даны отдельными деталями, а в фюзеляже сформированы их воздушные каналы. Довольно подробно дан интерьер кабины – полик, ручка управления, кресло пилота, приборная доска, боковые пульты, кислородный баллон, силовой набор на внутренних стенках фюзеляжа и даже вполне правдоподобный прицел. Фонарь кабины состоит из трех частей, предусмотрено его открытое положение. На том же литнике размещены заднее бронестекло и обтекатели крыльевых АНО. Через некоторое время фирма «Дакопласт» сделала и вариант Як-9Т. Этот набор включил в себя новые половинки фюзеляжа со смещенной назад пилотской кабиной.

Фотографии моделей Як-9 из коллекции В.Ю. Ляликова

Вакуумная модель Як-9 в М1:72 фирмы «Акустик»

Як-9Д от ICM в М1:72, собранная прямо «из коробки»

«Девятка» от той же ICM, но доработанная при сборке. Из коллекции А.Ю. Совенко

Самая лучшая «девятка» в М1:72 производится фирмой Amodel

Сравнивая модели Як-9 от ЮМ и «Дакопласт», можно заметить, что питерская модель точнее соответствует чертежам, она сделана изящней, с лучшей проработкой поверхности и разрезным фонарем. Конечно, и в ее адрес можно высказать несколько мелких замечаний, например, к профилю крыла – его нижняя поверхность более выпуклая, чем необходимо, несколько заужена хвостовая часть фюзеляжа вблизи киля, боковые стенки капота закруглены, в то время, как на настоящем самолете уже в районе выхлопных патрубков они имеют плоские участки.

Претензий к модели ICM гораздо больше (чувствуется, что оснастка делалась без мастер-модели). И здесь также не получился капот двигателя – его верхняя образующая смотрится слишком плоской, имеющийся на ней перегиб сильно сдвинут в сторону кабины, что искажает вид модели и сразу бросается в глаза. Кок винта несколько коротковат, а лопасти имеют слишком острые законцовки и совершенно не верный профиль. Если судить по фотографиям оригинала, то капоты водо- и маслорадиаторов получились слишком прямоугольной формы, их желательно несколько скруглить и сделать створки выпуска воздуха. К тому же, в фюзеляже не сформированы хорошо заметные каналы подвода охлаждающего воздуха.

Копии наиболее совершенных вариантов из семейства «девяток» Як-9У и Як-9П, оснащенных более мощным двигателем ВК-107, выпустила в конце 2003 г. киевская фирма Amodel. Мастер-модель для них разработал В. Богатов. опираясь при этом не только на опубликованные в литературе чертежи Як-9, но и на обмеры деталей реальных самолетов. В результате модели получились даже точнее, чем чертежи. Они отличаются сменными литниковыми рамками, на которых размещены фюзеляж («У» имел смешанную конструкцию планера, а «П» был уже цельнометаллическим), капоты двигателя, крылья, хвостовое оперение. Первый набор содержит 51 деталь и комплектуется декалью на 6 вариантов окраски, второй – 57 деталей и также 6 вариантов окраски.

Отлиты модели хорошо, получились даже самые тонкие детали (например, дуга крепления прицела, подкосы стоек шасси и т.д.), провис обшивки, аккуратная клепка и внутренняя расшивка. Можно сказать, это новый уровень качества ЛНД, но все же. при сборке придется стачивать и подгонять верхние и нижнюю половинки крыла, чтобы получить тонкие кромки, и «сажать» фонарь кабины.

Свой вариант модели Як-9П разработала в свое время и фирма ВЭС К сожалению, по разным причинам дальше пробных отливок дело не пошло. А жаль, модель получилась неплохая, с тонкой внутренней расшивкой и хорошо проработанными деталями (интерьер кабины и ниш шасси, воздухозаборники в крыле, протектор на покрышках, крышки топливо- меров в крыле из прозрачного пластика и т.д.). Правда, качество отливок, как всегда у ВЭС, оставляло желать лучшего, но возможно, при массовом производстве ситуация и улучшилась бы.

Что касается масштаба 1:48. то в нем до появления в 1997 г. ЮМовских Як-9 выпускались только две модели «девятки»: одна американской фирмой LTD, а другая ныне исчезнувшей донецкой фирмой «Звезда». Донецкий набор, вероятно, был вообще первой пластиковой моделью-копией сорок восьмого масштаба в СССР. Модель была не слишком точной, очень упрощенной, грубоватой, с примитивной деталировкой, но паковалась в цветную коробку, имела декаль и охотно раскупалась не избалованными в те времена моделистами. Она давно уже не выпускается, и найти ее можно только в запасниках старых коллекционеров.

В этом масштабе ICM также заложила в свою модель возможность собрать одну из нескольких модификаций истребителя: Як-9К, Як-9Т, Як-9ДД. Но для каждой модификации была разработана своя коробка с оригинальными схемами окраски и декалью. Позднее появились и наборы со специальной именной декалью, например, Як-9 советского аса И. Степаненко.

На трех платах модели размещены 55 деталей, плюс две прозрачные: фонарь кабины и заднее бронестекло. Крышки боковых капотов сделаны отдельными деталями, а в половинках фюзеляжа имеются соответствующие вырезы с имитацией шпангоутов. Сделано это, чтобы продемонстрировать копии двигателя ВК-105 и 20-мм мотор-пушки. Отдельными деталями выполнены элероны и руль направления, однако посадочные щитки обозначены только расшивкой. Стыковка деталей неровная – одни стыкуются слишком туго, между другими остаются большие щели. Например, получается большая щель между крылом и фюзеляжем. Интерьер кабины для 48-го масштаба дан весьма примитивно и, к тому же, с ошибками (ручка управления, педали). Расшивка внутренняя, но неполная, забыты рояльные петли на капоте и закрылках, замки «дзус» переразмерены, слишком утрированы и провисы полотна.

Хотя по длине и размаху крыльев модель соответствует масштабу, сам фюзеляж короче, чем нужно, на 1,5-2 мм, а боковые панели капота – на 5 мм, К неточностям модели нужно также отнести неверную форму маслорадиатора, его кожух «раздут» в нижней части, слишком уж «коробчатым» получился и кожух водо- радиатора. Искажены очертания фюзеляжа между коком и маслорадиатором, особенно заметно это по его нижней образующей. Излишне закруглены борта фюзеляжа в районе кабины пилота – здесь фюзеляж имеет почти прямоугольную форму. Несколько смещены вперед ниши шасси. Но не все так плохо, общий силуэт модели, в общем, соответствует оригиналу, а абсолютно точных моделей в природе не бывает. К тому же, Як-9 от ICM в настоящее время остается единственной доступной моделью этого популярного истребителя в 48-м масштабе. Как говорится, при всем богатстве выбора другой альтернативы нет.

Олег Каминский/ Одесса

Фото предоставлены автором

«Мессершмитты» над Кубанью

Весной 1943 г. в районе Кубани произошло знаменитое воздушное сражение. Считается, что ВВС РККА одержали в нем победу, которая изменила дальнейший ход борьбы за стратегическое господство в воздухе. Подводя итог действиям авиации на Кубани. Военный совет Северо-Кавказского фронта в своем приказе от 21 июня 1943 г. отмечал: «6 результате воздушных сражений победа, бесспорно, осталась на нашей стороне. Противник не добился своей цели. Наша авиация не только успешно противодействовала врагу, но одновременно вынудила немцев прекратить воздушные бои и убрать свою авиацию". Отмечалось также, что в этих сражениях люфтваффе понесли тяжелые потери, лишаясь в среднем каждые сутки 9 бомбардировщиков и 17 истребителей. Иными словами, бои над Кубанью велись в основном между истребителями, и «сталинские соколы» самоотверженно стремились доказать, что они не только ни в чем не уступают асам люфтваффе, но и превосходят их.

А как оценивали немцы бои над Кубанью? Чтобы выяснить это, придется с помощью германских архивных данных вернуться более чем на 60 лет назад. Основным источником, позволившим понять взгляд на кубанское сражение со стороны люфтваффе, стали документы из «Бундесархива» (Bundesar- chiv/ Militerarchiv Freiburg: Gen. Qu. Mslr. 6. Abt.; «Flugzeugverluste und Unfalle bei flie- genden Verbande» (3.4.-2.7.1943) RL 2 III/ 1188-1190). К сожалению, поработать с фондами ЦАМО России не удалось, поэтому использовались сведения из различных исследований, в т.ч. таких трудов, как «Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945», Москва, 1968: Кожевников М.М., «Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне», Москва, 1977; «Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941 -1945», Москва, 1981; а также мемуарной литературы.

Со стороны люфтваффе в боевых действиях на Кубани принимали участие эскадры и группы 1-го авиационного корпуса (командир – генерал-лейтенант Гюнтер Кор- тен). В его состав входили 2 истребительные эскадры – JG3 «Udet» и JG52. Командовали ими опытнейшие командиры оберет Вольф-Дитрих Вильке и м-р Дитрих Храбак. JG3 представляли на Кубани две группы – II./ JG3 (м-р Курт Брэндле) и III./ JG3 (м-р Вольфганг Эвальд), а эскадра JG52 состояла из трех групп – I./JG52 (м-р Хельмут Беннеманн). II./JG52 (гауптман Хельмут Кюле) и III./JG52 (гауптман Хубертус фон Бонин). Кроме того, вместе с немецкими частями действовали отряд словаков 13.(Slow.)/ JG52 (м-р Ондрей Думбала) и отряд хорватов 15.(Kroat.)/JG52 (бойник(5*) Франьо Джиал). Все эти авиационные подразделения были оснащены истребителями Messerschmitt Bf 109 новейших модификаций G-2 и G-4 с сильным вооружением (одна 20-мм пушка MG 151/20 со 150 снарядами и два 13-мм пулемета MG 131с 300 патронами каждый). Количество истребителей доходило до 180 единиц. Базировались они на аэродромах Анапа, Гостагаевская, Керчь и Тамань.

Обер-лейтенант Хайнц Шмидт – один из лучших «экспертов» II./ JG52

Летчик 9-го ИАП ВВС ЧФ Юрий Шнуров в кабине ЛаГГ-3

Командир JG3 оберет Вольф-Дитрих Вильке

Командир II./ JG3 м-р Курт Брэндле среди молодых летчиков

Второй слева – гауптман Гюнтер Ралль

В мемуарах советских летчиков часто упоминается некая группа асов, переброшенная из ПВО Берлина, которая летала на истребителях Fw 190. Действительно, из Анапы действовала одна группа Fw 190 А-5, но это были штурмовики, входившие в состав H./Sch.G. 1. Ее основной задачей было не ведение воздушных боев, а действия по наземным целям. На Кубани летчикам группы засчитали всего одну воздушную победу, и в этой статье результаты ее действий не рассматриваются.

В состав советского Северо-Кавказского фронта в то время входили 4-я воздушная армия (генерал-майор Н.Ф. На- уменко) и 5-я воздушная армия (гене рал-лейтенант С.К. Горюнов). Они располагали 216-й смешанной (фактически истребительной) авиадивизией (генерал-майор A.В. Борман, затем п-к И.М. Дзусов) и 236-й истребительной авиадивизией (п-к B.Я. Кудряшов). 216-я САД включала 16-й и 42-й гвардейские полки, 45-й и 298-й ИАП, 236-я дивизия – 267-й, 611-й и 975-й полки. В боях над Кубанью эпизодически участвовали также некоторые истребительные части ВВС Черноморского флота, такие, как 6-й и 11-й гвардейские полки (м-р М.В. Авдеев и подп-к И.С. Любимов), 7-й и 9-й ИАП (м-ры К.Д. Денисов и А.Д. Джапаридзе). Частично в районе Кубани вела бои и 105-я истребительная авиадивизия ПВО (п-к Л.Г. Рыбкин), прикрывавшая мосты и переправы через реку Кубань у Краснодара. В распоряжении советских летчиков находились самые разные самолеты отечественного и иностранного производства. Так, 216-я САД располагала Як-1, Bell Р-39 Airacobra и Curliss Р-40 Kittyhawk, 105-я ИАД – Як-1, а 236-я – ЛаГГ-3. Оставалось также небольшое количество устаревших МиГ-3, И-16, И-153. Думается, такое разнообразие типов истребителей создавало определенные затруднения в их использовании и не лучшим образом сказывалось на тактическом взаимодействии летчиков. Зато советская сторона обладала значительным численным превосходством – к 17 апреля на Кубани было сосредоточено более 300 истребителей.

Из всего сражения над Кубанью в качестве примера можно выделить наиболее напряженные четыре дня боев: 17, 20 и 29 апреля, а также 26 мая. 17 апреля немцы попытались ликвидировать советские десантные части на плацдарме в районе Мысхако, при этом люфтваффе совершили более 1000 боевых вылетов. Истребители Северо-Кавказского фронта активно противодействовали налетам, и в советских источниках утверждается, что они сбили 16 самолетов противника, в том числе 12 истребителей. Интересно, что все победы одержали пилоты двух полков, вооруженных «Аэрокобрами». Три «Мессершмитта» засчитали группе 298-го ИАП во главе со ст, л-том И.Г. Ерошкиным, по два Bf 109 – гвардейцам 16-го полка ст. л-ту В.И. Фадееву и сержанту И.Ф. Савину, по одному – летчикам той же части ст. л-ту Г.А. Речкалову, л-там М.И. Сутырину, А.И. Труду, мл. л-ту В. Бережному, а также летчику 298-го ИАП л-ту М.С. Лиховиду. Кроме того, летчики доложили, что пилот одного «Мессершмитта», атакуя сержанта В.А. Александрова из 298-го полка, не справился с управлением и врезался в скалу.

Однако документальные данные немцев разительно отличаются от этих сведений, и получается, что в тот день лишь один Bf 109G-2 (W/n 13763) из It./ JG3 был подбит в воздушном бою и при неудачной посадке в Анапе поврежден на 40%(6*). На том же аэродроме получил повреждения (30%) из-за отказа мотора Bf 109G-4 (W/n 19235) из II./ JG52. В го же время, немецкие летчики заявили, что сбили 30 советских самолетов, из них 28 истребителей. Наиболее отличились пилоты II./ JG3, на счету которых 14 истребителей (9 ЛаГГ-3. 2 Як-1, 1 И-16, 1 И-153 и 1 «Аэрокобра»). Летчикам III./ JG3 засчитали 2 штурмовика Ил-2. На боевой счет I./ JG52 записали 11 истребителей (7 ЛаГГ-3 и 4 «Аэрокобры»), II./ JG52 – два ЛаГГ-3, a III./ JG52 – лишь один «Киттихаук». К сожалению, в известных отечественных источниках не указаны общие потери советской авиации, понесенные в тот день. Есть только информация об утратах двух полков – 16-го гвардейского и 611-го ИАП, которые лишились двух «Аэрокобр» и одного «ЛаГГа». Погибли мл. л-т В. Бережной, ст. сержант Н.Д. Барщевский и сержант Сапуров.

Вскоре советскому командованию стало ясно, что без завоевания господства в воздухе трудно рассчитывать на успех дальнейшего наступления войск фронта, и авиагруппировку на Кубани решили усилить. 18 апреля из резерва Ставки прибыл 2-й смешанный авиакорпус (генерал-ма- йор И.Т. Еременко), в составе которого находилась 201-я ИАД (генерал-майор А.П. Жуков), состоявшая из трех полков (13-й, 236-й и 437-й) и вооруженная новыми истребителями Ла-5. На следующий день начал боевые действия на Кубани 3-й истребительный авиакорпус (генерал-майор Е.Я. Савицкий), оснащенный Як-1. Он состоял из 265-й дивизии n-ка П.Т. Короб- коеа (12-й, 402-й и 812-й полки), а также 278-й дивизии п-ка В.Т. Лисина (15-й, 43-й и 274-й полки). 20 апреля прибыла вооруженная «Яками» 287-я ИАД, которой командовал п-к С.П. Данилов (4-й, 148-й и 293-й полки). В общей сложности в этих четырех дивизиях насчитывалось не менее 360 истребителей, что позволило добиться подавляющего количественного превосходства над противником.

20 апреля немцы вновь предприняли мощное наступление против защитников «Малой земли». Не только на земле, но и в воздухе разгорелись ожесточенные бои, которые шли с раннего утра и до позднего вечера. Советские летчики докладывали о многочисленных воздушных победах. Например, гвардейцы 16-го полка совместно с летчиками 45-го ИАП сбили в одном бою сразу десять Bf 109. Два из них записали на счет мл. л-та Д. Сапунова, по одному – к-на А.И. Покрышкина, ст. л-тов Д.Б. Глинки, Н.М. Искрина, В.И. Фадеева, л-та А.И. Труда, мл. л-та Н. Мочалова, сержантов Н.Д. Кудри и Малина. Летчики 812-го ИАП доложили о четырех уничтоженных «мессерах», в том числе, два истребителя сбил к-н И.Д. Батычко, по одному – старшины A.M. Машенкин и И.В. Федоров. Несколько побед засчитали стрелкам Ил-2 сержанту Ягину из 190-го полка, старшему краснофлотцу В.И. Кузнецову из 47-го полка ВВС ЧФ и др. Всего, по докладам советских летчиков, 20 апреля было сбито 50 самолетов люфтваффе, из них более 30 истребителей.

5* Майор.

6* По немецкой классификации, самолеты, поврежденные на 60% и более, подлежали списанию, остальные – ремонту. (Прим. ред.)

Лучший советский ас кубанского сражения ст. л-тВ.И. Фадеев из 16-го ГИАП

К-н Тарасов докладывает генералу Е.Я. Савицкому о захваченном трофее. По советской версии, «Мессершмитт» (W/n 14997) был принужден к посадке. У немцев самолет числится уничтоженным в воздушном бою

Однако в немецких документах значатся всего три «Мессершмитта», потерянные в тот день в воздушных боях. Л-т Адольф фон Гордон из III./ JG3, пилотировавший Bf 109G-4 (W/n 14946), был убит в бою со штурмовиками Ил-2 в районе Новороссийска. Из другой схватки не вернулся самолет W/n 14955 той же группы. Погиб также фельдфебель Йоханн Гляйсснер из II./JG52. который на Bf 109G-4 (W/n 14309) столкнулся с обломками сбитого им советского «Киттихаука» в районе Кабардинки. (Этот летчик имел 37 побед и был посмертно награжден Германским крестом в золоте). Кроме того, Bf I09G-2 (W/n 13884) из II./ JG3 был поврежден на 50% в Анапе при бомбардировке, а другой такой же самолет (W/n 14842) из III./ JG3 перевернулся при посадке на аэродром Тамань и получил 80-процентные повреждения.

Пилоты «Мессершмиттов» заявили, что сбили 91 русский самолет. 32 из них на счету II./ JG3 (в том числе 14 истребителей: 8 ЛаГГ-3, 3 Ла-5 и 3 Як-1); столько же записали летчикам II./ JG52 (в том числе 19 истребителей: 9 ЛаГГ-3, 2 Ла-5, 6 Як-1, 1 МиГ-1 и 1 «Киттихаук»); 11 советских машин пополнили список побед III./ JG3; четыре – I./ JG52; пять – III./ JG52. Еще на 5 ЛаГГ-3 претендуют словаки, а хорваты – на 2 краснозвездных самолета. По советским официальным данным, потери составили 39 самолетов. Большинство из них были истребителями. Погибло много летчиков, среди них л-ты Н.Н. Морозов, А.И. Сорокин, старшина П.А. Заспин, сержанты В.В. Бабушкин, В.Е. Ковалев, Д. Калошин. В. Куликов, С. Шепель. Судя по вышеприведенным цифрам, пилоты люфтваффе завысили количество своих побед в 2,5 раза, наши – почти в 10.

Несоответствия между «успехами» советских летчиков и потерями истребителей противника продолжались и в дальнейшем. Так, 21 апреля поступили доклады об уничтожении в воздушных боях около тридцати «Мессершмиттов». Немцы же посчитали, что в тот день с задания не вернулся всего один Bf 109 (W/n 10334), а еще два Bf 109 (W/n 14966 и 14801) были повреждены на 50% и 25% соответственно. 24 апреля в одном из боев летчики 13-го и 437-го ИАП записали в свой актив сразу 10 «мессеров», а еще один пошел в зачет стрелку Ил-2 из 190-го штурмового полка. Кроме того, летчики наблюдали столкновение двух «Мессершмиттов», которые «разлетелись на части». Поразительно, но в немецких документах вообще нет сведений о потерях, понесенных в тот день в воздухе, и значится лишь один Bf 109 (W/n 14719), поврежденный на 35% во время руления по аэродрому Гостагаевская. Аналогично выглядит сопоставление данных от 28 апреля, когда «сталинским соколам» засчитали 25 вражеских самолетов, из них – половину «мессеров», а немцы не зафиксировали ни одного потерянного Bf 109. И таких примеров можно привести множество.

К концу апреля с кубанского плацдарма на другие участки фронта убыли Stab/ JG3 и III./ JG3. В оставшихся истребительных частях люфтваффе насчитывалось не более 150 самолетов, часть из которых находилась в ремонте. После некоторого затишьи 29 апреля в небе Кубани вновь разыгрались воздушные бои, длившиеся часами. В течение дня советская авиация совершила 1268 боевых вылетов. Произошло 42 воздушных боя (по другим данным, 50), по результатам которых нашим летчикам засчитали 74 победы, из них больше половины составляли «Мессершмитты», Например, в советских источниках значатся 8 истребителей, сбитых эскадрильей к-на А.И. Покрышкина из 16-го ГИАП. Командир 402-го полка м-р В.В. Попков сбил 2 и таранил третий истребитель. Штурман 291-го ИАП м-р А.К. Янович сбил один, а затем таранил другой Bf 109. Летчик той же части л-т С.В. Карта- венко и летчик 148-го полка сержант Н.Н. Авилов таранили по одному «мессеру». Еще по одному «сто девятому» уничтожили командир 3-го ИАК генерал Е.Я. Савицкий, ст. л-т В.И. Фадеев из 16-го ГИАП. л-т Н.А. Глядаев из 42-го ГИАП и многие другие. Однако в немецких документах снова нет сведений о безвозвратных потерях истребителей в воздушных боях, а фигурирует лишь один поврежденный в схватке Bf 109 (номер неизвестен) из III./ JG52. Правда, один Bf 109G-2 (W/n 14705) из II./ JG3 разбился из-за отказа мотора, еще два таких же самолета (W/n 13469 и 14729) из II./ JG52 столкнулись над своим аэродромом в Анапе. За весь день получили ранения два летчика: фельдфебель Теодор Мор – при столкновении, унтер-офицер Готтфрид Вундке – в воздушном бою. Остается удивляться и задаваться вопросом, на который вряд ли можно получить вразумительный ответ: кого же, собственно говоря, сбивали и даже таранили советские летчики?!

Немцы в тот день заявили о 63 воздушных победах: II./ JG3 – 23 самолета (16 истребителей: 10 ЛаГГ-3 и 6 Як-1); П./ JG52 – 19 самолетов (в том числе 18 истребителей: 6 ЛаГГ-3, 8 Як-1, 1 И-16, 2 «Аэрокобры» и I «Киттихаук»); III./ JG52 – 21 самолет (в том числе 19 истребителей: 14 ЛаГГ-3, 1 Ла-5, 3 «Спитфайра» и 1 «Аэрокобра»). В то же время, по официальным советским данным, потери составили 27 самолетов. В данном случае снова видим, что немцы преувеличили свои победы почти в 2,5 раза.

К началу мая в группировке немецкой истребительной авиации на Кубани опять произошли изменения. 29 апреля на другие участки фронта убыла I./ JG52, а 1 мая – II./ JG3. На Кубани остались всего две группы из JG52, словацкий и хорватский отряды. 7 мая в Анапу вернулась II./ JG3. но уже через неделю она окончательно покинула Кубань. Ей на смену 16 мая прибыла I./ JG52, и с того дня 52-я эскадра действовала в полном составе. В то же время, советские истребители продолжали получать подкрепления. Так, в мае на Кубань была переброшена 229-я истребительная дивизия п-ка П.Г. Степановича.

С утра 26 мая в воздухе вновь развернулось крупное сражение. Причем, немцам сразу удалось захватить инициативу, во второй половине дня даже нанести сильный удар по войскам Северо-Кавказского фронта, в котором, как говорят советские источники, принимали участие примерно 600 самолетов. По нашим данным, в ожесточенных боях было сбито 67 немецких самолетов, большинство – опять же истребителей. К примеру, группа 45-го полка к-на Д.Б. Глинки сбила 6 «Мессершмиттов», группа 42-го ГИАП л-та И.М. Горбунова – четыре, группа 88-го полка ст. л-та А.А. Постнова – один. Кроме того, на рассвете шесть Як-7б из 43-го ИАП подп-ка А.А. До- рошенкоеа нанесли штурмовой удар по аэродрому Анапа, уничтожив и повредив там 9 вражеских самолетов.

Словацкие «Мессершмитты» на аэродроме Анапа

И опять разница между засчитанными советским летчикам победами и задокументированными потерями немцев очень велика. В воздушном бою I./ JG52 потеряла только один Bf 109G-2 (W/n 14850) и одного летчика унтер-офицера Ульриха Штарка, который не вернулся из полета в район Южной Озерейки. Другой Bf 109G-2 (W/n 13934) той же группы получил повреждения на 40% во время неудачного взлета с аэродрома Гостагаевская. В II./ JG52 были повреждены лишь два «Мессершмитта»: W/n 19922 – на 25% из-за отказа мотора, а подбитый в воздушном бою W/n 19769 совершил посадку на фюзеляж и получил повреждения на 20%. Один Bf 109G-4 (W/n 19766) из III./ JG52 был поврежден на 20% в результате технической неисправности в районе аэродрома Гостагаевская. Как видим, потерь на аэродроме Анапа не значится.

Летчики люфтваффе были в тот день вдвое скромнее советских пилотов и записали на свой счет «всего лишь» 35 побед. I./JG52 – 11 самолетов (в том числе 7 истребителей: 1 ЛаГГ-3, 2 Як-1. 2 «Аэрокобры» и 2 «Спитфайра»); II / JG52 – столько же (в том числе 10 истребителей: 2 ЛаГГ-3, 5 Як-1, 2 «Спитфайра» и 1 «Аэрокобру»); III./ JG52 – 13 самолетов (в том числе 9 истребителей: 7 ЛаГГ-3, 1 «Аэрокобру» и 1 Спитфайр»). Кроме того, словакам засчитали 6 побед. По советским официальным данным, потери составили 20 самолетов. На сегодняшний день известно, что, по меньшей мере, 4 из них были истребителями (два Як-1 и две «Аэрокобры»). Среди погибших были два Героя Советского Союза – к-н М.М. Осипов и мл. л-т Н.Д. Кудря.

Ожесточенные бои продолжались до 7 июня, которое и принято считать последним днем кубанского воздушного сражения. На протяжении десятилетий советская историография утверждала, что в этих боях наши летчики нанесли серьезное поражение люфтваффе и уничтожили в воздухе более 800 самолетов, из них примерно 500 истребителей. Еще около 300 самолетов немцы потеряли на земле. По официальным данным, только 812-й ИАП сбил около 50 Bf 109. А ведь на Кубани действовали 25 советских истребительных полков! Довольно большое количество воздушных побед было засчитано и некоторым советским асам. Считается, что по 17 самолетов сбили ст. л-т А.Ф. Лавренов и л-т B.C. Конобаев, по 15 – ст. л-т В.И. Фадеев и л-т А.И. Труд, по 10 и более – к-ны А.И. Покрышкин и Д.Б. Глинка, а также другие летчики. В большинстве случаев в зачет шли именно «Мессершмитты».

Из немецких документов следует, что на Кубани было потеряно ровно 100 «Мессершмиттов»(7*), в т. ч. 42 уничтоженными и 58 поврежденными, причем в воздушных боях числятся сбитыми всего 28 «мессеров» и еще 20 – получившими различные повреждения.

7* Возможно, несколько самолетов остались неучтенными.

Совершенно незначительными выглядят и потери люфтваффе в пилотах. Из документальных источников следует, что с 17 апреля по 7 июня 1943 г. в районе Кубани погибли, попали в плен и пропали без вести 27 летчиков-истребителей, включая трех дезертировавших хорватов. Не выбыл из строя ни один ас, награжденный Рыцарским крестом. Обошлось без больших потерь и в командном составе, погибли четверо командиров отрядов: гауптман Э. Эренбергер, обер-лейтенант Карл Ритценбергер, л-ты Дитер Бауман и Хельмут Хаберда. В отечественной литературе утверждается, что эскадра «Удет» была разбита. Однако документы говорят о крайне незначительных ее потерях. Ниже приводится список потерь среди летчиков-истребителей люфтваффе на Кубани, за исключением указанных выше в тексте л-та Гордона, фельдфебеля Гляйсснера и ун- тер-офицера Штарка.

Как видно из таблицы, в некоторых случаях на победу претендовали сразу несколько советских летчиков или представителей других родов войск. Встречаются и вовсе странные случаи, не имеющие логичного объяснения. Так, есть данные, что вечером 29 апреля в районе станицы Поповическая ст. л-т В.И. Фадеев на «Аэрокобре» сбил Bf 109 с изображением дракона на фюзеляже. Немецкий летчик выпрыгнул с парашютом, был взят в плен и заявил на допросе, что начал воевать еще в Испании и сбил около 100 самолетов. Существует даже его описание – рыжий, немолодой, маленького роста, мундир увешан крестами. Но в немецких документах не отмечены потери в летчиках в тот день, а самым результативным асом люфтваффе, сбитым над Кубанью, был Хельмут Хаберда, имевший на момент гибели 58 побед. Другой загадкой является история с «Полосатым дьяволом» – трофейным Як-1 с голубыми полосами на крыльях, который в конце апреля сбил ст. л-т И.В. Шмелев из 4-го полка в районе Геленджика. В германских документах нет никаких упоминаний о применении на Кубани трофейных истребителей советского происхождения и тем более об их потерях. Не меньше вопросов вызывает и эпизод, датируемый 5 мая и связанный с именем л-та С.А. Тащиева из 11-го гвардейского полка ВВС ЧФ. Утверждается, что на Як-9 он вел бой с двенадцатью «мессерами» и в лобовой атаке сбил один из них. Самолет упал в Цемесскую бухту, после чего было объявлено, что Тащиев сбил генерала, командовавшего авиацией противника в Крыму. Однако немцы ничего не пишут о своих потерях в тот день, и, как следует из вышеприведенных данных, никто из их авиационных генералов на Кубани не погиб.

Истребителям люфтваффе по итогам сражения над Кубанью засчитали почти 780 побед. Правда, не стоит забывать, что это количество может быть завышено примерно в 2,5 раза. Точных советских данных о потерях истребителей на Кубани пока нет, но, исходя из известных сведений, можно утверждать, что по сравнению с немецкими они были огромны. Лишь один 812-й полк потерял 16 летчиков, в том числе всех трех командиров эскадрилий. Более 10 пилотов лишился 16-й ГИАП. То есть, только два наших полка потеряли на Кубани столько же летчиков, сколько все истребительные подразделения люфтваффе. Среди погибших были 7 Героев Советского Союза: к-н В.И. Фадеев (20 побед на момент гибели), ст. л-т С.С. Азаров (15 побед), л-т Д.И. Коваль (13 побед), м-р И.П. Рыбин (12 побед), к-ны М.З. Телешевский и М.М. Осипов (12 и более 10 побед соответственно), а также мл. л-т Н.Д. Кудря (10 побед). Значительными оказались потери в командном составе: не менее двух командиров полков, одного зам. командира полка, одного штурмана полка, семи командиров эскадрилий. Уже сейчас в списке погибших летчиков-истребителей значится более 90 человек, что свидетельствует о соотношении потерь, примерно один к четырем, не в нашу пользу! Причем со временем становятся известны новые имена, пополняющие этот скорбный список.

Таким образом, очевидно, что советские истребители понесли в боях над Кубанью тяжелые потери. Возникает закономерный вопрос: каковы же причины низкой эффективности действий советских летчиков? Думается, основными были две. Одна из них – устаревшая тактика. Новые методы ведения воздушного боя, разработанные А.И. Покрышкиным и другими прогрессивно мыслящими летчиками, только начинали пробивать себе дорогу и еще не успели принести ощутимых результатов. Например, знаменитую «кубанскую этажерку» наши пилоты стали осваивать только к концу боев на Кубани. Второй причиной была очень существенная разница в квалификации советских летчиков и их визави из люфтваффе. Например, по состоянию на 17 апреля на Кубани воевали 7 немецких асов, имевших 100 и более побед: оберет Вольф-Дитрих Вильке. Stab/ JG3 – 156 сбитых, м-р Курт Брэндле, II./ JG3 – 130, обер-лейтенант Хайнц Шмидт. II./ JG52 – 130. гауптман ГерхардБаркхорн. II./JG52 – 120, л-т Йозеф Цвернеманн, III./ JG52 – 113, гауптман Гюнтер Ралль, III./ JG52 – 112, обер-лейтенант Вильгельм Лемке, III./ JG3 – 100. Еще более 20 летчиков имели в своем активе свыше 50 побед, и очень многие – свыше 10. Даже среди немногочисленных словацких и хорватских летчиков было почти столько же асов, одержавших к 17 апреля более 10 побед, сколько во всей советской авиации на Кубани.

Обер-фельдфебель Рудольф Тренкель принимает поздравления м-ра Храбака. На заднем плане – советский военнопленный, используемый на вспомогательных работах

Летчик К.В. Сухов был сбит на этом И-16 тип 27 буквально накануне кубанского сражения – 15 апреля. Он остался жив. Потом воевал в 16-м ГИАП и стал Героем Советского Союза

Что могли противопоставить советские ВВС этой массе опытнейших «экспертов» люфтваффе? Самый тактически грамотно мыслящий летчик к-н А.И. Покрышкин имел к 1 мая 20 побед, включая 6 в группе. Кроме него, в то время на Кубани находились еще 10 асов, на счету которых значилось свыше 20 побед, включая групповые: ст. л-т Глинка Д.Б., 45-й ИАП – 21 (+7 в группе), ст. л-т Олейник Г.Н., 293-й ИАП – 18 (+2 в группе), ст. л-т Рязанов А.К., 4-й ИАП – 16 (+16 в группе), л-т Лещенко B.C., 4-й ИАП – 13 (+10 в группе), к-н Новожилов И.В., 13-й ИАП – 13 (+7 в группе), ст. л-т Флейшман А.Д.. 4-й ИАП – 11 (+14 в группе), ст. л-т Шмелев И.В., 4-й ИАП – 11 (+10 в группе), ст. л-т Гнидо П.А,, 13-й ИАП – 13 (+6 в группе), ст. л-т Логвиненко Н.П., 293-й ИАП – 16 (+2 в группе), л-т Лавицкий Н.Е., 45-й ИАП – 15 (+2 в группе). Было еще около полутора десятков более-менее сильных пилотов, имевших на своем счету свыше 10 сбитых самолетов. Среди них выделялся ст. л-т В.И. Фадеев, 16-й ГИАП – 18 (+1 в группе). Причем более половины этих летчиков достигли планки 10 побед уже в ходе двухнедельных ожесточенных боев. Эта незначительная группа перспективных воздушных бойцов, сильно разбавленная сотнями слабо подготовленных летчиков, не могла составить настоящую конкуренцию немецким асам.

Любопытно отметить, что в боях на Кубани, как с немецкой, так и с советской стороны, принимали участие несколько опытнейших летчиков, ветеранов войны в Испании. Все они занимали высокие командные должности. В люфтваффе это были: оберет Вольф-Дитрих Вильке, м-р Вольфганг Эвальд, гауптманы Хельмут Кюле, Хубертус фон Бонин, а в когорте «сталинских соколов» – генерал-майор И .Т. Еременко, п-ки С.П. Данилов. П.Т. Коробков. В.Т. Лисин, Л.Г. Рыбкин, подп-ки И.С. Анащенко, А.А. Осипов, м-р А.Н. Коновалов. Однако если немцы не только командовали частями, но и активно участвовали в воздушных схватках, постоянно увеличивая количество своих побед, то советские командиры, в основном, предпочитали руководить боями, оставаясь на земле. Между прочим, из бесед с бывшими немецкими летчиками выяснилось, что в годы войны почти никто из них не слышал ни о Покрышкине, ни о других наших асах, И знаменитая фраза «Внимание, в воздухе Покрышкин!», услышав которую немецкие летчики в панике разлетались в разные стороны, оказалась не более чем красивой легендой, пущенной в обиход кем-то из газетчиков и дружно подхваченной советской пропагандой(8*). Также, как и миф о выдающейся победе советской авиации на Кубани.

P.S. редакции. Уже давно известен тот факт, что количество боевых достижений, фигурирующих в документах одной стороны, противоречит потерям, числящимся в различных сводках другой. Это характерно практически для всех стран- участниц Второй мировой войны. Однако приведенные в данной статье материалы все же поражают. Шутка ли – ставится под сомнение одна из самых значительных побед ВВС РККА! К сожалению, автор не счел возможным высказать мнение о том, с чем же связана столь значительная разница в оценке боев на Кубани, приводимая в советских и немецких источниках. То ли это недостатки самих источников, то ли последствия печально известного принципа партийности в науке и литературе… Нам представляется важным, чтобы на затронутую в публикации тему высказались другие исследователи, у которых, возможно, найдутся свои обьяснения.

8* Немцы утверждают, что подобной фразой "Внимание, в воздухе «Кубанский лев!»" русские летчики предупреждали друг друга об одном из лучших асов люфтваффе капитане Йоганнесе Визе

Один из четырех И-16, уцелевших в 975-м ИАП к июню 1943 г. Предположительно на этом самолете поочередно летали А.С. Шишов, А.В. Манычкин и А.Г. Сомкин

Bf 109G-4 л-та Йозефа Цвернеманна из 9./JG52. С 15 апреля по 7 мая он одержал 3 (+1 неподтвержденную) победы

P-39D-2 ст. л-та В.И. Фадеева, командира 3-й АЭ 16-го ГИАП. Сбит 5 мая 1943 г. Реконструкция окраски В. Романенко

Bf 109G-2 л-та Цвитана Галича из «хорватского штаффеля» 15(Kroat)/JG52. Над Кубанью он одержал 10 (+2 неподтвержденные) победы, в т.ч. сбил МДР-6 (20 апреля) и 2 Spitfire из 57-го ГИАП (3 и 25 мая)

Spitfire Mk.Vb из 57-го ГИАП

Як-16, на котором л-т И.В. Федоров из 2-й АЭ 812-го ИАП таранил Bf 109G 10 мая 1943 г.

В следующем номере журнала читайте монографию об учебно-тренировочном самолете L-39.

На фото в учебный полет отправляется L-39 Харьковского института летчиков (ныне – Институт Воздушных сил им. И.Н. Кожедуба). Аэродром Чугуев, март 1999 г.