antique_russian МАЛЫЙ КОНСПИРАТОР

(Учебник борцов с коммунистическим режимом в Польше 1980-х гг., с примечаниями рязанского правозащитного журнала "Карта". Одно из лучших пособий по борьбе с тоталитаризмом современных типов.)

en
Book Designer 5.0 13.01.2011 BD-DF3F32-067E-2241-7389-F6EB-DD5B-5AB603 1.0

МАЛЫЙ КОНСПИРАТОР

Коммунисты поймали мальчишку,

Затащили к себе в КГБ.

- Ты сознайся, кто дал тебе книжку -

Руководство в подпольной борьбе.

Ты зачем совершил преступление,

Клеветал на общественный строй?

- Срать хотел я на вашего Ленина! -

Отвечает им юный герой.

(Учебник борцов с коммунистическим режимом в Польше 1980-х гг., с примечаниями рязанского правозащитного журнала "Карта". Одно из лучших пособий по борьбе с тоталитаризмом современных типов.)

КАК СОПРОТИВЛЯТЬСЯ

Начало

Для одних началом борьбы с красными был 1944-й, для других 1956-й, для третьих 1976-й. Есть такие, для кого началом было зарождение "Солидарности", и, наконец, те, для кого началом была вспышка "польско-ярузельской" войны (введение военного положения коммунистическим руководителем Польши генералом Ярузельским 13.12.1981-го прим. редакции "Карты").

Несомненно, что день 13 декабря 1981 года позволил каждому из нас оценить смысл сопротивления. Никого не нужно убеждать, что если общество переступило барьер страха, то это случилось благодаря демонстративно открытой деятельности смелых одиночек.

Только тайная подпольная жизнь дает нам шанс продвижения к свободе. Только сопротивляясь, можно быть уверенными, что независимая общественная организация, которую мы создали, не будет вскоре разрушена.

Невозможно обозначить границу компромисса с красными, допустимую для обеих сторон. Красный знает только правило пальца и руки: дай ему кончик пальца и не заметишь, как потеряешь руку. В основе сопротивления лежит факт, что наиболее нелегальной в Польше является сама власть и ее действия. Власть не только не придерживается Декларации прав человека, которую ратифицировала, или своей Конституции, но даже инструкций, обязательных для собственной полиции. Таких, например, как запрет на применение дубинок в закрытом помещении.

Подполье

Идеал полной конспирации всем известен: закрыться в четырех стенах и ничего не делать, чтобы вас не "накрыли". Сопротивление заключается не в том, чтобы сидеть и рассылать связных во все стороны света. Конспиратор, разыскиваемый полицией, это не "человек, за которым ходят", а тот, о котором ГБ не знает, где он живет и где бывает. Конспирация существует на поверхности, но не на той, по которой ходят гебисты.

Если кого-то привлекать к сопротивлению, это не может быть человек ниоткуда. Он должен иметь определенные рекомендации. Ближайших сотрудников ищи среди людей, давно тебе известных и лично тобой проверенных.

Когда организуешь сеть начальных контактов и дело пойдет, можешь привлекать посредников. Если сразу начнешь изображать из себя великого конспиратора, между тобой и конкретной целью вырастет цепь посредников. Достаточно одного мистификатора, рекомендованного тебе из третьих рук, чтобы построить структуру для структуры, на исправление которой у тебя уйдут месяцы.

Несмотря на живущую в народе память о героях, отважных людей не так много. Следует дорожить безопасностью сотрудников и своей собственной. Зачастую, в начале организационной работы, импровизируя, нарушаешь приведенные здесь советы. Подчас мы излишне рискуем, боясь не оправдать ожиданий общества.

Следует радоваться каждому жесту солидарности и действовать так, чтобы молчаливое большинство отождествляло себя с нами, но не надо рассчитывать на привлечение его к подпольной работе. Весь народ может сопротивляться только в патриотических книжках.

Однако, опасайся убеждения, что конспираторов можно отделить от тех, для кого они работают. Не обманывай себя и не льсти обществу, знай, что на явный риск идут немногие.

Помни: нас не хватит на подпольное государство, в котором сто человек будут работать как сто тысяч…

Фирма

Подпольная организация может успешно работать, если организуется независимое индивидуальное предпринимательство независимые, самоуправляемые общественные институты-фирмы. (Польское подполье активно использовало в своей деятельности частное предпринимательство. Но "фирмами" называли не только собственно предприятия, но и любые подпольные группы, кружки, издательства прим. редакции "Карты").

Военная конспирация Армии Крайовой (польская подпольная антифашистская армия времен Второй Мировой войны - прим. редакции "Карты"), вопреки расхожему мнению, не представляла собой пирамиду ячеек с прямыми связями. Была конфедерация "фирм", между которыми выработались функциональные связи. И не отсутствие военной выучки опасно, а нелояльность. Только она может угрожать солидарности.

Девизом подполья должно быть правило: малая группа большой бизнес. Чем автономнее группа, тем меньше вероятность провала и меньше организационных проблем. Парадокс: в подполье внедряли в жизнь те правила рациональной организации труда, которые коммунистическая экономика пыталась окончательно отменить.

Структура фирмы должна быть продумана так, чтобы минимизировать контакты. Для этого специализированные ячейки должны производить готовый товар, не требующий дальнейшей координации, исправлений, улучшения.

Когда фирма развивается, она самостоятельно создает свои очередные подразделения (например, издательство открывает библиотеку для своих сотрудников; научное учреждение создает свою полиграфию и т.д.). Мысль об идущей сверху специализации вследствие решения Центра является типичным проявлением большевизма.

Коль скоро ты, а не Икс, открыл мастера "золотые руки", который может сделать тайники для ваших "смежников", нет смысла передавать контакт с ним в какой-то неизвестный организационный канал. Нет такой общественной справедливости, во имя которой улучшение работы подпольного сопротивления не должно исходить из твоей фирмы.

В момент пуска в ход какой-либо структуры ее центр должен организовывать совершенно новые контакты. ГБ, пытаясь уничтожить фирму, может сделать это только двумя способами: запеленговать кого-либо из центра (если это человек "меченый" или разыскивается полицией) или внедрить провокатора.

Нормальный, случайный, единичный случай провала не должен при выполнении правил подпольного сопротивления вызывать массовой "засыпки". Наша конспирация является также мерилом с организационной стороны насколько общество пропитано большевизмом. Только большевизированная организация не может функционировать без вмешательства шефа.

Большевизированный Центр переходит на "ручное управление", потому что промежуточные ступени не хотят или не могут (чаще - и то и другое) принимать решения.

Товар

Товар навалом, коммунистическое "specialite de la maison" (фирменное блюдо), в конспирации преступление. Каждый из сотрудников фирмы имеет две возможности: поставлять хлам или готовый продукт. Чтобы успешно сопротивляться, следует доводить до конца отдельные фрагменты конспиративной работы и передавать их смежникам. (На сленге подпольщиков смежник человек, работающий в одной из подпольных групп, поддерживающей контакты с вашей прим. редакции "Карты").

Правило это касается как встреч, информации, так и посылок. Если назначаем встречу, следует установить: время, место, количество участников, продолжительность.

Если передаем информацию, следует ее довести до письменной формы, иначе будет поддающаяся деформации сплетня (заявление "не умею писать напиши ты" - обычный прием "отфутболивания").

Если передаем кому-нибудь пакет нелегальной литературы, он должен иметь точно установленное количество. Товар, который кружит между смежниками в виде свободной кучи или кучки ("мы только передаем" при конспирации лучше меньше знать), в конце концов попадает в какой-нибудь "черный ящик", имеющий вход, но никто не знает выхода, и велики шансы, что товар попадет в полицию и будет идентифицирован.

Сопротивляясь, экономь свое время. Хочешь с посредничеством С устроить встречу А и В, которые друг друга не знают, не передавай С сообщение: "А хотел бы встретиться с В", потому что это ничего не уладит, только увеличит количество информационных шумов. С должен встретиться с тобой второй раз, чтобы передать предложение о встрече, с которым выступил В. Уговор должен быть односторонним, не требующим подтверждения.

Обратный сигнал передается только тогда, когда партнера не устраивает время либо место. Товаром является информация: "А ждет В в четверг, запасной день пятница, в 17.10, с "Трибуной люду" в левой руке, у газетного киоска на площади Вильсона, бывшей Коммуны".

Деньги

Самопожертвование и общественная работа это признак коммунизма. Полное бескорыстие питательная среда наихудшего корыстолюбия: скрытных (а не явных) амбиций, скрытного (а не явного) удовлетворения комплексов, скрытного нежелания систематически работать.

Тот, кто не пришел пунктуально, потому что "и так гоняю с утра до ночи"; кто не напечатал старательно, потому что "я же не профессиональный печатник"; кто не выполнил задание, потому что "я не могу держать все в голове, жить мне с чего-то надо" это участник подполья, который только затрудняет сопротивление.

Он хотел бы сделать что-то для свободной Польши, но хочет независимости, которая, если вспомнить горькие слова Пилсудского, стоит два гроша и две капли крови.

Помни: патриотизм в риске, которому ты подвергаешься, а работа есть работа. За хорошо выполненную работу нужно хорошо платить. Коммунисты уничтожили культуру труда недоплатой, вынуждая работать полубесплатно.

Наши независимые и самоуправляемые фирмы не могут себе этого позволить. Нужно твердо требовать и платить так, чтобы наши сотрудники могли нормально жить. Стыдливое отношение к деньгам ("ведь не за деньги сопротивляемся") излишняя напускная добродетель. Красные все равно считают, что нам платит ЦРУ.

А общество и эмиграция, которые жертвуют на борьбу за независимость, хотят только одного: чтобы эти деньги были правильно и по-хозяйски употреблены. Чтобы скрупулезно считать общественные деньги, не нужны квитанции, чеки, подписи и печати. Достаточно частной системы: "имеет", "должен" и честности.

Встречи

Встречи должны проходить на нейтральной территории. Следует избегать встреч в местах проживания. Незачем, чтобы все знали, кто чем занимается, даже если люди прекрасно знакомы и доверяют друг другу.

Старое правило гласит, что не расскажет человек только о том, чего не знает. Количество контактов и информации следует уменьшить до необходимого минимума.

Если идешь по улице с А и встречаешь В, здороваться с ним не следует. Зачем А знать, что ты знаком с В? Встретив на улице кого-нибудь из сопротивления, подходи только при наличии разрешающего сигнала. Ты не можешь знать, нет ли "хвоста" у этого человека.

Места интенсивного движения, как например, остановки, хороши для коротких встреч, но только как пункты визуального обнаружения. Когда увидишь, что партнер заметил тебя, войди в трамвай он последует за тобой, или изобрази человека, пожелавшего пойти пешком твой партнер пойдет за тобой. Все серьезные дела, требующие неторопливого разговора, записи, передачи товара, должны делаться в помещении.

Подслушивание, которого все опасаются, возможно только в давно запеленгованных помещениях, которые, по определению, не пригодны для работы. Там можно оперировать только письменной информацией либо общими выражениями, типа: возьми это и занеси ему; скажи ей, что он там будет, и т.д. Из данных последних лет следует, что практическая польза от подслушивания оппозиции была мизерной. Скорее, здесь может идти речь о психическом терроре, чем о реальной возможности оперативного контроля наших замыслов.

Достаточно, если лица, договаривающиеся о встрече, будут иметь заранее согласованный код. Например, "в кафе" будет означать заранее выбранное кафе, а день и час будут переданы с определенным сдвигом. При имеющемся размахе сопротивления вероятность расшифровки такого кода равна нулю.

Связные

Связные и курьеры незаменимые помощники в каждом распорядительном центре. Используются для исполнения рутинных заданий (доставления почты, товара и т.д.) Связной используется и для разведки. После получения от шефа принципов функционирования (с ясным указанием задания: что куда откуда), он сам выполняет рутинные действия.

Связной должен быть по возможности чист на случай провала, иметь при себе минимум предметов, раскрывающих структуру, в которой работает, иметь возможность легко от них избавиться.

"Замусоривание" системы связи один из наиболее эффективных способов деконспирации. Например, распространение сплетни, что ребенок Игрека, который скрывается, заболел раком, (если сплетня будет передана без проверки на низшем уровне), может спровоцировать Игрека послать связника, который может забыть о правилах сопротивления. Достаточно будет, если он не заметит "хвост", и провал обеспечен.

Связных следует задействовать тогда, когда без них нельзя обойтись, а не как правило. Всегда следует помнить, что механический перенос военных правил в политическую деятельность, то есть обезличивание контактов губительны для атмосферы сопротивления. "Солидарность важнее всего", написал когда-то Куронь (Яцек Куронь - один из лидеров антикоммунистической оппозиции в Польше в 80-е годы прим. редакции "Карты").

Записи

Нельзя иметь при себе или держать дома обычную записную книжку. Доводы вроде "это мой старый знакомый", "это подруга детства" для гебиста не аргумент, и потому они проверят людей по всем адресам и телефонам, которые зафиксированы в вашем блокноте. Результаты бывают поразительные. У подруги детства, которая по вашему и общему мнению всего боится, именно благодаря такому мнению скрывается кто-то разыскиваемый, хранится товар и т.д. Вполне возможно, что ваш собственный адрес попал в лапы полиции только потому, что кто-то поленился зашифровать сведения об особе, известной ему с детства как "совершенно невинный человек". Так было всегда, достаточно почитать надписи на могилах жертв последней войны: целые семьи и группы товарищей гибли из-за неосторожности коллег.

Одним необдуманным шагом, следом, адресом можно спровоцировать черную серию! Поэтому шифрование безобиднейших записей обязательно. Не волнуйся, что такой блокнот сам по себе подозрителен. Всегда можно сказать менту: "Не хочу, чтобы мои друзья пережили из-за меня такие неприятности, как я в эти минуты".

Улицы следует запоминать, а записывать только номера домов и квартир. Записи лучше делать карандашом и выполненные дела стирать резинкой. Замазывание записей их не уничтожает.

За исключением шифрованного блокнота, который следует время от времени переписывать, избавляясь от лишней информации, все записи следует делать миниатюрно, что позволяет их незаметно выбросить или съесть. Погоня за удобствами в этом деле и записи где попало строго наказываются. Один диссидент семидесятых записал что-то на жесткой бумаге для компьютера и в момент провала, если бы не неожиданный удар полицейской дубинкой по плечу, ни за что не сумел бы ее проглотить.

Круг сопротивления, хотя и охватывает много людей, о деятельности которых мы не имеем понятия (и хорошо!), в общем, не так и велик. Так было всегда.

Телефоны

Следует сводить до минимума количество телефонных разговоров, так как они дают простейшую возможность нас запеленговать. Звоните исключительно из автоматов или с рабочих телефонов. Забудьте о детских штучках, не представляйтесь посредством вопроса: "Это Лешек?" И разговаривайте без дурацких паролей типа: "Селедка уже у тебя?" "Да, положил в шкаф". "Ты что!? Селедку в шкаф?" "Ну… в холодильный шкаф".

Правда, сильно напуганные граждане, говоря, например, о липких руках какого-нибудь чиновника ("Знаешь, это не телефонный разговор, я скажу тебе при случае"), создают только информационный шум, сильно заглушающий полезные сведения.

В сопротивлении должно стать обязательным простое житейское правило: телефон служит для договоренности, а не для разговора.

То, что иногда мы слышим в трубке "разговор контролируется" не значит, что достигнут уже идеал всесилия полицейского государства, описанного Оруэллом в "1984". Это значит только, что коммунисты стремятся к своему идеалу: контролировать, что удастся, сколько удастся, за сколько удастся. (Авторы имеют в виду специальные автоматы-повторители, которые включались неожиданно во время телефонных разговоров. Таким образом польская ГБ в годы военного положения запугивала население - прим. редакции "Карты").

Ящик

Ящик это звено, разрывающее цепь в случае провала. Это место, в котором встречаются между собой различные элементы организации, служит для сброса материалов, передачи информации и т.д.

Ящик не должен использоваться ни слишком часто, ни слишком редко. Если это происходит слишком часто, концентрация движения вокруг него вызывает ненужный интерес соседей (если это квартира) или сотрудников (к примеру, магазина). Если слишком редко он атрофируется. Никто не станет высиживать дважды в неделю по два часа, чтобы раз в месяц кому-то открыть дверь.

Содержание ящика, оборудованного тайником либо соседним помещением, используемым для хранения материалов, не сопровождается большим риском. Если кто-то, соглашаясь на функционирование в качестве контактного ящика, ставит слишком много условий и ограничений, лучше отказаться от его помощи. Это тебе будет стоить меньших усилий, чем постоянная терапия, которой потребует такой смежник. (На сленге подпольщиков смежник человек, работающий в одной из подпольных групп, поддерживающей контакты с вашей прим. редакции "Карты").

В анналы польско-ярузельской войны попал конспиратор, впустивший в свой ящик первого человека с товаром и никого больше! Когда следующие сигнализировали о своем прибытии заранее согласованным способом, он только затаивал дыхание. Ведь не мог же он открыть дверь, имея в доме такой важный товар!

Контора

Если хочешь избежать постоянных телефонных разговоров и встреч в городе, следует открыть контору, в которой будешь принимать связных и постоянных сотрудников.

Следует отделить обычные контакты от чрезвычайных и междуфирменных. Если руководишь работой хотя бы 7-10 человек, без конторы не обойтись.

Бегать будешь только для того, чтобы удержать конспиративные контакты, которые при первой же жизненной аварии приводят к затору в организационной работе. Очевидно, что контора, как место собирающее много нитей, должна оберегаться так же, как и ящик.

Тайники

Запомни правило: даже плохо спрятанное лучше, чем лежащее на виду.

Визиты полиции бывают, говоря упрощенно, трех видов:

Первый это приход за людьми, сопровождающийся беглым осмотром квартиры: вдруг какая-нибудь множительная матрица уже вставлена в пишущую машинку или что-то подозрительное выброшено в корзину для мусора.

Второй вид визитов это систематический обыск, когда, хочешь не хочешь, осматривают все книги, ящики, бумаги и т.д., что является для полиции скучной многочасовой работой.

Третий вид обыск, когда полиция уверена, что в помещении находится склад или типография, и потому ищут до результата.

Теоретически, чудес не бывает: что человек спрятал человек же и найдет. Практически, "визиты третьей степени" исключение, второй случаются редко, а 90% провалов при обысках происходят из-за небрежности: все лежит на виду.

Следует отбросить мысль, что если придут, тогда конец ничто нас не спасет. Если же не придут, тем более незачем беспокоиться. Иногда достаточно, чтобы случайно заглянула соседка, даже необязательно доносчица, а просто сплетница.

Вместо веры в "или-или" следует рассчитывать риск. При каждом провале есть шанс что-то спасти. Важно, чтобы тайник был приспособлен к функциям помещения. Всякий, кто серьезно относится к своей работе, должен иметь в доме тайник для мелочей, куда он мог бы за считанные десятки секунд спрятать небольшой предмет, и второй для некоторого количества нелегальной литературы.

Следует придерживаться правила: не законспирируйся до смерти. Один экземпляр запрещенной книги или журнала вам ничем не угрожает. Такой риск можно смело разделить с миллионами солидарных сограждан.

Папиросная бумага

Папиросная бумага (Bibua польск. папиросная бумага. Авторы используют подпольный сленг: "папиросная бумага" здесь нелегальная литература, листовки и т.п. прим… редакции "Карты") цель и средство работы. Она способ общения. Используется для связи между изолированными конспирацией группами. Сотрудники фирмы с помощью своей бумаги идентифицируются с определенными интеллектуальными наработками своей среды и политическим выбором фирмы.

Для начинающих папиросная бумага это школа сопротивления. Страх и его преодоление можно измерять в стопках укрываемой и переносимой бумаги. Сеть распространения является вначале главным источником информации, денег, материалов.

Производство и распространение папиросной бумаги требует выполнения элементарных правил подпольной работы: разделения различных функций (например, печатания и распространения), создания вспомогательных ящиков (например, между редакцией и издательством), дисциплинированного отделения больших партий от мелких (в распространении и снабжении).

Следует обратить внимание на факт, что со временем наши смежники завязывают отношения за спиной Центра. Например, Центр исключает какой-то оптовый склад на случай провала, а старые связи его руководителя с не подозревающим об опасности клиентом приводят к тому, что они реализуют дружеский договор: "Оставь мне 50 брошюр "Малый конспиратор", а то далеко до нового ящика".

Полиция

В отношении подпольщика к полиции должна быть дистанция. Полиция не всесильна и не всевидяща, но и не является бандой стоеросовых дубов с садистскими наклонностями. Это один из старейших мировых институтов, и его ум следует оценить прежде, чем ты извечным ритуальным движением сдашь ремень и шнурки арестанта.

Полиция похожа на другие учреждения в ПНР (ПНР - Польская Народная Республика - "советское" название Польши - прим. редакции "Карты"), и тайные агенты за несколько минут до 10 часов также "срываются" с работы во вторую смену. Но в полиции попадаются и люди, одаренные настоящим охотничьим талантом. В одном небольшом городе был, например, осведомитель, поставивший перед собой цель разоблачить всех местных диссидентов. Он ходил по улицам после окончания программ ТВ и брал на заметку все квартиры, где по окончании последнего фильма горел свет. Этих людей, по его мнению, уже можно было подозревать. Теперь оставалось подслушать пару разговоров (что при качестве нашего жилья весьма нетрудно), чтобы локализовать "рассадник заразы". К счастью, полицейские по призванию попадаются редко.

Сила полиции в отработанных до автоматизма рутинных действиях и огромном бюджете. Даже если 90% производственных мощностей Фабрики (как ласково называют Дворец Мостовских (управление полиции - прим. редакции "Карты"), производят брак, даже если недавно по ошибочным повесткам было вызвано одновременно несколько десятков коллаборационистов полиция остается намного более четкой организацией, чем даже партия или армия.

Факт, что после похищения "Солидарностью" подстреленного Янека Нарожняка полиция, не имея никаких других зацепок, пошла по следам телефонов из блокнота, конфискованного во время первого "дела Нарожняка", то есть в 1980 году, показывает, что ничто в ее досье не пропадает.

Риск должен точно рассчитываться: не следует реагировать тревогой на каждый сигнал опасности, но "прижигание" должно вызывать, как минимум, карантин. Следует учитывать заметную задержку действий противника. Полиция не швейцарские часы, а коммунистическая бюрократическая машина.

"Хвост"

Слежка ГБ бывает разной. Иногда исключительно тонкая ("жучок", прикрепленный к автомобилю, позволяет следить на расстоянии), иногда наглая, мучительная. Почти всегда она лишает нас спокойствия. Тайный "хвост" позволяет напасть на след твоих контактов; наглый, открытый рассчитан на психологическое воздействие, запугивание.

Конспиративная рутина и помогает, и мешает. Помогая переносить постоянный риск приводит к привыканию; смягчая стрессы притупляет чувствительность. Ошибочно мнение, что чем человек выше в конспиративной иерархии, тем более он подвержен слежке, а тобой "простой мошкой" никто не интересуется. Если ты постоянно будешь помнить, что в любой момент можешь заиметь "хвост", шансы избежать его заметно возрастают.

Серьезный "хвост" это команда из 10-12 человек, передвигающаяся на 3-4 автомобилях. Едешь ли ты автобусом или идешь пешком, они сопровождают тебя сзади и спереди.

Когда есть твердая уверенность, что за тобой следят, первая твоя обязанность оторваться от слежки, исчезнуть с ее глаз. Лучше способом натуральным и спокойным, чтобы они не сообразили, что ты заметил слежку. Хуже бежать, используя проходные дворы, дома со многими входами и запутанной архитектурой и т.п.

Первой твоей мыслью должно быть: я засыпался (как сильно и надолго ли, ты еще не знаешь), и это должно кончиться на мне. Я не должен привести полицию больше ни к кому.

Ничего в спешке не исправляй. Если оставил автомобиль, не возвращайся к нему (будут иметь только твой снимок, но не адрес).

"Котел"

Когда полиция нападает на след конспиративной квартиры, она делает в ней "котел": начинает через несколько дней или даже недель дежурить в ней в три смены, хватая всех, кто входит в квартиру. Поэтому каждая квартира должна иметь секретную, но хорошо заметную и однозначную сигнализацию "на котел". Оптимально это сигнализация перед квартирой и у входа. Помни, что открытый дом открыт и для полиции.

Провал

Следует считаться с провалом даже в самый неожиданный момент. В такой момент хорошо (задавая себе с удивлением, разочарованием или облегчением солженицынский вопрос: "Уже сейчас?") помнить, что ты только один из длинного, очень длинного ряда.

При включении сотрудника в работу следует подготовить алиби (легенду) на случай провала. В конфронтации с полицией идеально молчание, но неплохо и (пока не решишься на отказ от дачи показаний) предъявить хотя бы глупое и малоправдоподобное алиби, разъясняющее ситуацию. Полиция зачастую не представляет, с кем имеет дело, и не следует производить на нее впечатление профессионального конспиратора.

При провале следует помнить: чем вы решительнее, тем короче будет физическое и психическое давление гебистов. Чем быстрее они поймут, что ничего из вас не вытянут, тем быстрее перестанут над вами издеваться. В близком и далеком прошлом можно найти много примеров поведения людей, отказавшихся от дачи показаний и выпущенных из заключения раньше тех, кто их выдал.

Проходя через ворота следственной тюрьмы, нужно забыть на время обо всем, что теряешь, может быть, надолго. Начинается второй этап борьбы, являющийся труднейшим испытанием нашего достоинства, веры в человека и людскую солидарность.

Сидение

Даже будучи одинокими, изолированными, наказанными карцером за общение с товарищами, мы можем быть сильны воспоминаниями, верой в тех, кто нам доверял и кто вместе с нами борется за нашу свободу. Проходя воротами тюрьмы, надо думать, что все начинается сначала, а не что все кончилось, хотя в каждом из этих утверждений есть доля правды.

Сидению в тюрьме, как и всему, нужно учиться. Есть люди прекрасные товарищи в борьбе, труде и развлечениях, но никудышные сокамерники. Замкнутый мир камеры вынуждает к каждодневному снижению регистра, сдерживанию легко нарастающей агрессии, ненавязыванию своей личности, своего темперамента. Требует больше такта, умеренности, сдерживания эмоций, чем это указано в любом кодексе поведения свободных людей.

Нужно уметь сидеть так, чтобы не нарушать душевное спокойствие сокамерников.

Следует планировать день, придерживаться дисциплины занятий, принуждать себя к внутренним ограничениям для того, чтобы внешние ограничения (тюремный распорядок, постоянное пребывание с людьми, которых не можешь до конца уважать, и т.д.) не сломали нас. В письмах родным не следует слишком раскрываться, писать, о чем и о ком беспокоитесь, их читает не только тюремная цензура, но и ваш следователь.

Боль

Боли и пустоты люди боятся больше всего. И то и другое связано с наихудшим одиночеством, одиночеством, которое уничтожает связи между людьми. Физическую боль легко вообразить, каждый из нас ее испытал. Мы ломаем кости, ходим к дантисту, оперируемся. На такую боль мы не даем согласия, это не боль по выбору.

Тюрьма же побои или пытки это боль и пустота, на которые человек решается сам. Сочувствие к сломавшимся и страдающим, сочувствие к человеческому падению и слабости не дается заранее "во имя прощения, ведь неизвестно, как мы себя поведем, когда будут вырывать ногти".

Никому еще ногти не вырывали, а ломаются в результате разговора за столом гебешника, "потому что есть жена и дети".

Так вот, наша солидарность это солидарность с другими людьми, которые тоже имеют жен и детей.

Культура

Борьба с красными сопровождается конфронтацией в сфере культуры в широком смысле. Вызов, который нам брошен, звучит так: "Кто быстрее поддастся советизации ты или аппарат насилия?"

Если принять общее определение умственного развития как умение реагировать на новую ситуацию, то для полного стирания с себя пятен большевизма требуется неустанный творческий подход к советскому коварству (см: Ян Кухажевски "От белого до красного царизма").

Не считай примитивизм и грубость глупостью. Не пренебрегай противником, помни, что наше ГБ - это только младший брат КГБ.

Эта традиция никогда не умрет: сила и слабость красного в его бюрократической рутине.

Мы должны победить их в области культуры: быть современнее, изобретать новые способы сопротивления, опережать коммунистов, создавая им новые поля сражений.

Тот, кто в начале польско-ярузельской войны разослал письма с военным штемпелем, предписывающие временно приостановить репрессии против "Солидарности", победил красных интеллигентностью. Иногда cоветскую машину ломает песчинка.

Страх

Последняя война показала, что одно носить значок "Солидарности", а другое работать на нее.

Если тот, кто предлагает свою квартиру для ящика, спрашивает, надолго ли это, можешь быть уверен, что через пару недель он увянет и, "предупреждая провал", расскажет тебе историю о подозрительных типах, которые крутятся поблизости.

Страх почти никогда не объявляется как декларация: "Не хочу этим заниматься, потому что боюсь". Человек, опасающийся сопротивляться, рационализирует свой страх и агрессивно реагирует на тех, кто ставит его перед драматическим выбором.

Конспираторы обвиняются в "игре в геройство", недостатке вежливости или в ее избытке, в том, что им некогда поговорить на общие темы, или наоборот, "сидят и сидят, как будто только и ждут ГБ".

Этот маленький человек говорит о необходимости сохранения элиты народа и нетрудно догадаться, что себя он причисляет к тем избранным, без которых Отечество не обойдется в будущем о моральном сопротивлении, лучше всего незаметном для противника (смотри сохранение элиты), о том, что всякая хитрость равняет нас с коварным врагом…

Нужно быть готовым к тому, что рационализация страха часто рождается в муках и приходит постепенно. Человек неделями изображает перед самим собой, что он готовится наказать проституирующего соотечественника, хотя на самом деле он готовился сказать, что… церковь запрещает насилие!

Истинные борцы тоже боятся, но вместо примеривания своему страху разных благородных масок стараются преодолеть его солидарностью и братством.

Люди, вообще не знающие страха, - самые опасные сотрудники, к счастью, это редкий сорт.

Мистификация

Всегда старайся, по возможности, четко установить свою компетенцию, и чем в ее границах ты занимаешься.

Если А, В и С начинают разговор, не установив ясно, кто что делает и под чьим руководством, то осторожное определение в соответствии с правилом "лучше знать как можно меньше" может привести к тому, что нечаянно приложишь руку к возникновению мистификации (см: "Рондо" Казимежа Брандыса).

Для кого-то станешь одним из "его людей", и он начнет строить воздушные замки. Возможно, что скрывая что-то во имя конспирации, увеличишь объем информационных шумов.

Если посредничаешь в каком-то контакте, который по сути служит безопасности высшего звена организации, старайся конкретизировать передаваемую информацию, чтобы не пришлось ее уточнять с помощью непосредственного контакта заинтересованных сторон. Например, тревога типа: "ГБ все знает про Икса" только затруднит вашу работу.

Мания

Демонстративная слежка ГБ или страх перед "всевидящим" оком полиции может привести к видимости осады. Кроме мании преследования, распространенной во времена широкой охоты на людей, следует остерегаться людской "мудрости", утверждающей, что все вокруг провокация, что, де, всякий, кого еще не сцапали, гуляет на свободе только потому, что властям это выгодно.

Лишение подлинности того, что делаем, это самокастрация, которой общество часто подвергает себя почти без всяких усилий со стороны полиции. Оценка действительности в категориях Великого Заговора (империалистов, международного коммунизма, жидомасонов) или Великой Провокации (москалей, удушающих нас нашими же руками; ГБ, которое допустило либерализацию партии, чтобы ее скомпрометировать; армии, которая…) имеет маниакальный характер.

Однако, это очень удобная мания. Когда преследование вынуждает к мучительному побегу от красного, мания заговора освобождает от борьбы, потому что как бороться с тем, кто все оборачивает в свою пользу?

Болтливость

Старая пословица гласит: болтливость хуже доносительства. Болтуна труднее выследить, а сплетник ни за что не отвечает.

Старайся, рассуждая о сопротивлении, не привести ненароком раскрывающих кого-либо подробностей, а тем более, не назови сгоряча чье-либо имя или адрес. А прежде всего, за исключением круга ближайших сотрудников, не веди так называемых вольных разговоров.

Правда, поговорка времен последней войны гласит: "Даже наилучший конспиратор, как и холодильник, иногда размораживается". Так вот, "размораживаясь", надо знать, на какой ты кухне, вокруг тебя только свои, или эти свои половина "Бристоля"?

Секрет, который должен охраняться строже всего, это организационная структура и анонимность сотрудников. Отдельный человек, захваченный с товаром, пока он не раскрыл свое место в организации, имеет значительно больше шансов вывернуться из затруднения совсем или с небольшим сроком. И сохранит своей твердостью и решительностью десятки товарищей.

Свобода

В 1944 году поляки и другие народы Восточной Европы были поставлены вне права. Уровень бесправия в разных местах разный, нет ничего более растяжимого, чем "социалистическое правосознание". 13 декабря 1981 года только частный случай этой общей аксиомы коммунизма: бесправье было официально признано законом военного положения.

Как всегда в ПНР, верно одно: уровень нашей свободы зависит только от нашего сопротивления. Об этом должен помнить каждый, кто встал на путь оппозиционной деятельности. По-марксистски, свобода это понимание необходимости несвободы.

Мы же считаем, что свободы имеем не столько, сколько нам дают, в любой форме неволи, а столько, сколько мы сами берем.

Если не начнем строить свободное общество с личности, учащейся брать себе свободу, то после победы над коммунизмом мы обязательно вернемся к первым страницам этой книжечки. А именно: "начало", "подполье" и т.д. Сейчас мы сражаемся не только с коммунистами, но и с коммуной внутри нас самих.

У каждого Сопротивления начало идет трудно. Каждый боится, впервые взяв в руки пакет таких, как эта, брошюрок, которые нужно занести незнакомому человеку, который, в свою очередь, трусит наверняка не меньше. Но когда оба преодолевают страх, они взламывают дверь тюрьмы, в которой они были заперты. А затем высадят следующую. И следующую.

И улыбнутся друг другу.

Свобода не то, во что нужно только верить. Свободу нужно испытать практически.

ГРАЖДАНИН И СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ

Повестка

В соответствии с Уголовным Кодексом орган, вызывающий гражданина для явки в суд, милицию, прокуратуру, обязан заполнить все графы соответствующего бланка. Часто графы "N дела" и "в качестве" не заполняются или заполняются не по инструкции.

Отсутствие соответствующей отметки освобождает вызываемого от явки. Часто вместо номера дела вписывают: "по государственному делу", "паспортному", "личному", "по делу дачи показаний" и т.д. Однако УК ясно гласит, что должен быть указан номер дела. Раздел "в качестве" может быть заполнен одним из следующих определений: свидетель, эксперт, переводчик, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый.

Отсутствие на повестке любой позиции в указанных графах освобождает нас от необходимости являться по вызову, так как она неправильно оформлена и невыполнение ее не влечет никаких юридических последствий. Несмотря на это и отдавая себе отчет в неправильности повестки, многие приходят в отделение полиции, мотивируя это нежеланием "обращать на себя внимание" и "дразнить соответствующие органы".

Такие объяснения нелогичны. Они только облегчают работу репрессивных органов. Если на ваш адрес прислали повестку, то объяснение вашего прихода "нежеланием обращать на себя внимание" теряет смысл. Тот же, кто является по неформальному вызову во имя покоя и добрых отношений с полицией и ГБ, рано или поздно получит предложение о сотрудничестве.

Как правило, неформальный вызов является первым этапом, на котором ГБ устанавливает контакт с гражданином. Позже такой человек примет приглашение в кафе для неформальной беседы, конец которой легко предвидеть. Или разговор будет прерван, так или иначе "испортив отношения", или предложение будет принято. Служба безопасности не разговаривает с теми, кто - неважно по какой причине - не хочет с ней общаться, потому что для них это потеря времени. ГБ ищет людей мягких, только от них можно что-то получить. Их можно затем шантажировать и вынуждать к сотрудничеству.

Кроме неформального вызова, который на неопытного человека может произвести впечатление полностью соответствующего правовым нормам, существует целая гамма разнообразных вызовов, приглашений, предложений, встреч с сотрудниками ГБ в государственных или гастрономических заведениях. Такие вызовы не имеют даже видимости соответствия правовым нормам ПНР.

Если при первом разговоре с вашей стороны не последует категорического "нет", начинаются телефонные звонки, визиты на работу, домой, приглашения на встречи, а если вы упираетесь - неформальные вызовы по улаживанию лишних формальностей (действительная цель - разговоры с вами). Через некоторое время вы уже измучены и чувствуете себя осажденными, и для "собственного спокойствия" подписываете какое-нибудь обязательство, чаще всего, о неразглашении.

После подписания какого-нибудь обязательства, ГБ старается без перерыва напоминать о последствиях невыполнения обязательств, указанных в подписанном тексте. А между прочим, такие обязательства, касающиеся даже важнейших дел (например, подпись под "декларацией лояльности"), не имеют никакой юридической силы, хотя бы они и были подписаны в присутствии самого министра внутренних дел.

Совет для лиц, попавших в неприятные отношения с ГБ, а также для людей, которые к таким отношениям вынуждаются (шантажом, обещаниями и т.д.), - говорить "нет" и "нет". Ничего не подписывать, требовать протоколирования всех разговоров, обращаться к общественности, писать жалобы прокурору. Это пока единственный способ, которым личность может освободиться от давления, шантажа, осады, действий не в своих интересах, а также сохранить внутреннее спокойствие. Вытаскивание на дневной свет грязных приемов госбезопасности - один из способов борьбы за правопорядок в Польше.

Задержание

Уголовный кодекс гласит: "Милиция имеет право задержать подозрительную личность, если имеются обоснованные подозрения в совершении преступления и есть опасность, что личность скроется либо уничтожит следы преступления. Время задержания должно быть зафиксировано письменно".

Такова теория. Практика показывает, однако, что репрессивные органы часто интерпретируют содержание этой статьи в свою пользу. В результате повелось, что каждый гражданин ПНР может быть в любую минуту задержан на 48 часов без указания причины. Известно, что человек, посидевший под арестом, размягчается и его легче сломать.

Сидящему под арестом функционеры дают понять, что он находится в шаге от лишения свободы на более длительный срок и что от его поведения и желания зависит, будет ли получена санкция прокурора. Как правило, каждое проявление нашей слабости, нашей податливости вызывает реакцию функционера. Да, если начнем говорить, мы можем быть освобождены до истечения 48 часов.

Лицо, задержанное "до выяснения", находится в полной зависимости от милиции и ГБ. Это означает, что вопрос освобождения решает функционер, который пользуется тем, что все в его руках. Но продолжается это только 48 часов.

В настоящее время, с момента введения военного положения, продолжительность задержания увеличена для каждого из нас на довольно длительный промежуток времени (до нескольких месяцев) и называется интернированием. В любой момент мы можем стать пленниками в собственной стране, если наш образ жизни или взгляды не нравятся полицейскому аппарату.

По инструкции задерживающий обязан сообщить причину задержания. Иногда - это сходство с разыскиваемым преступником, иногда - "мне приказано", иногда - "не будь таким любопытным, а то получишь по морде" и т.д. После освобождения следует немедленно написать жалобу в прокуратуру, которая, как и большинство наших обращений, останется без ответа, но крайне важно, чтобы остался след этих беззаконий.

Обыск (досмотр)

Санкцию на обыск (в письменном виде), в соответствии УК, может дать только прокурор или суд. Однако, в случае, не терпящем отлагательства, обыск может производиться на основании предписания начальника отделения милиции, либо по предъявлении милицейского удостоверения. При желании обыскиваемого письменное подтверждение обыска может быть выдано прокурором в течение 7 дней. Процедура эта касается обыска человека, автомобиля, гаража и т.д. УК не разъясняет и не конкретизирует формулировку "случаи, не терпящие отлагательства". Здесь имеется широкое поле для злоупотреблений.

УК говорит, что обыск жилых помещений можно начинать только в промежуток времени с 6.00 до 21.00, но начатое в это время можно продолжать и ночью. В случае, "не терпящем отлагательства", позволяется начинать обыск в любое время.

Так гласит кодекс. Мы, однако, живя месяцами в условиях военного положения, уже не удивляемся и не сопротивляемся, когда милиция делает налеты на наши дома в ночные часы под любыми предлогами, либо вовсе без них. Они пользуются бесправием военного положения, мы же не должны поддаваться панике и давать им себя затерроризировать.

В ситуации, когда милиция звонит в вашу дверь, конечно же, не следует немедленно открывать. До момента высаживания двери всегда есть немного времени. Используйте его с умом! Сожгите все документы, записи с телефонами и адресами знакомых и иные компрометирующие документы. (Лучше всего в ванной, неважно, что останутся следы. Если ГБ решится высадить дверь - это не случайный визит, они что-то знают о вашей деятельности. За пепел, однако, трудно посадить). "Я был так напуган приходом милиции, грохотом в дверь, что сжег какие-то старые бумаги и газетки".

Обязанностью производящих обыск является ведение протокола и упоминание в нем каждого изъятого предмета. В этот протокол обыскиваемый имеет право вписать свои замечания о способе проведения обыска, поведении функционеров, свое отношение к факту изъятия некоторых предметов и т.п.

В случае малейшего отклонения от правил или превышения полномочий должностными лицами соответствующие замечания следует внести в протокол и отказаться его подписывать. На суде это может облегчить защиту.

После обыска (как и после задержания) следует отправить письмо в прокуратуру с жалобой на необоснованность обыска, так как ваша деятельность целиком находится в рамках правовых норм ПНР и никому не запрещено иметь пишущую машинку, радиоприемник или печатные издания. В письме также следует потребовать возврата изъятых предметов.

Если ты столкнулся с ГБ впервые и не являешься человеком с политическим прошлым, в ситуации, когда попался случайно, только с "преступной уликой", наилучшая стратегия - прикидываться дураком.

Твое объяснение вовсе не должно быть рассчитано на убеждение ГБ в твоей невиновности. Оно должно быть просто правдоподобно, и его следует неукоснительно придерживаться.

Например, ты попался с книжками из профсоюзной библиотеки. Ты, конечно, "напуганный строгостью наказания за обладание такими книгами, собирался их уничтожить или даже передать в милицию". Ты, конечно, не говоришь, где взял книги, ты не обязан объясняться по этому поводу. Ты хотел от них избавиться, "к сожалению, внезапная встреча с милицией помешала выполнить это".

Следователь, конечно, понимает, что твои показания - чепуха. Но если будешь твердо придерживаться этой чепухи, это будет твой шанс.

Находят в твоем погребе склад бумаги - "наверное, это старые запасы, сделанные до 13 декабря". Не стесняйся прикидываться дураком (но последовательно прикидываться). Не давай втянуть себя в разговоры об убеждениях, идеалах. Не поддерживай разговоров, из которых следует, что глубоко сидишь "в подпольной работе". Не строй из себя "деятеля". Не стоит!

Не реагируй на слова, используемые для выяснения степени твоих связей с подпольем. "Каналы переброски", "контактные ящики", "курьеры" - эти названия нам незнакомы и нас не касаются. Мы маленькие, скромные люди, которые что-то нашли, получили от кого-то, кого видели несколько лет назад в компании приятеля, который "уехал за границу", чтобы передать кому-то, кто должен был сам подойти к вам в общественном месте.

Не пытайтесь усилить правдоподобность своих, может быть, и так правдивых показаний добавлением дополнительных деталей. Чем меньше подробностей, тем лучше. ГБ нам и так не верит. Суд (если дойдет до судебного процесса) должен принимать во внимание возможность нашей невиновности.

Практика последних месяцев учит, что последовательные, хотя и не слишком правдивые показания, приводили к освобождению подозреваемого и прекращению дела. "Объяснения подозреваемого имеют признаки правдоподобия", - вот отрывок из письма Военной прокуратуры, прекратившей дело.

Допрос

Допрашиваться может лицо, вызванное в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого. УК гласит: "Подозреваемым считается лицо, в отношении которого имеется постановление о предъявлении обвинения, а обвиняемым - лицо, против которого предъявлен обвинительный акт". Свидетелем же считается любое лицо, вызванное в качестве свидетеля.

В повестке (вызов на допрос) должно быть указано, в качестве кого нас вызывают в учреждение и номер нашего дела, если мы подозреваемся, либо дела других лиц, если мы выступаем в качестве свидетеля. Любые отметки типа: "частное дело", "вызывается для дачи разъяснений", а также отсутствие номера дела или печати - незаконны. Такие повестки не следует принимать.

Перед началом допроса допрашиваемый обязан выяснить, в каком качестве он вызван в учреждение, против кого ведется допрос (чего почти никогда не делается). Требуй, чтобы каждый вопрос был вписан в протокол, и как только он будет там зафиксирован - откажись на него отвечать.

С юридической точки зрения свидетель имеет право уклониться от дачи показаний, если эти показания могут повлечь судебную ответственность свидетеля или близких ему лиц.

Запомни: находясь на допросе в качестве свидетеля, ты не можешь отказаться от дачи показаний, зато можешь уклониться от ответа на любой конкретный вопрос, не поясняя даже, сам ты опасаешься ответственности или боишься повредить близким. Достаточно, если сошлешься на соответствующие статьи УК.

Использование права уклонения от ответа на любой вопрос - очень важно, так как тот, кто сейчас является свидетелем, может в будущем стать подозреваемым и выдать информацию, которая будет использована против него. Следует учесть, что за дачу ложных показаний грозит срок до 5 лет заключения.

Как видим, для лица, вызванного в качестве свидетеля, уклонение от ответа на любой конкретный вопрос - единственная осмысленная тактика в противоборстве с ГБ.

Если ты являешься подозреваемым или обвиняемым, право на отказ от показаний против себя гарантируется УК.

Не дай себя запугать. В противоположность "эре Гомулки", сейчас при допросе часто угрожают избиением либо внушают, что в любой момент это может случиться (разговоры как бы между собой: "Дать ему пару раз по морде, сразу заговорит!" - сказанные так, чтобы вы слышали).

Такие угрозы, однако, во время допросов многократно были реализованы. В такой ситуации не дайте себя сломать психически. Психически! К счастью, они еще не вернулись к страшным методам сталинской безопасности.

Еще не решились на применение пыток. Угрозы насилия либо даже попытки его применения практикуются с целью вызвать у нас чувство тревоги, а затем - бессилия. Тем не менее, мы можем защищаться, можем атаковать.

Когда угрожают - громко кричи, грози передачей сведений об избиении общественности в стране и за границей. Если удастся, выскакивай со скандалом в коридор, пожалуйся начальнику твоего следователя. По показаниям многих людей, в таком случае попытки физического террора прекращаются.

А что важнее всего, с этого момента ГБ понимает, что при нынешних инструкциях, касающихся методов допроса (помни, что в любое время они могут быть изменены), из тебя таким способом ничего не вытянешь, и начинает применять методы "мягкого убеждения".

Главная цель, которую ставит себе каждый следователь, - чтобы ты начал говорить. Один из первых используемых сейчас "психологических" методов - это угроза. Начиная от примитивных: "до конца жизни из тюрьмы не выйдешь!", через - "ты вредишь не только себе, но и своим близким" и до форм самых экзотических.

Не слишком беспокойся, когда во время следствия тебе предъявят обвинение, тяжелое до абсурда. Это один из типичных методов следствия - выдвигать обвинения "навырост", для того чтобы пораженный уровнем угрозы и ошеломленный несправедливостью обвинения, человек начал разъяснять свой истинный вклад в дело. Тогда предыдущее обвинение снимается. Метод оправдал себя - человек начал давать показания.

Допрашивающий обычно знает кодекс лучше допрашиваемого и, разумеется, пользуется этим, чтобы вас обмануть. Допрашиваемый часто не знает своих прав, а следователь сознательно его о них не информирует.

Требует, например, сообщить причину отказа от дачи показаний, чего подозреваемый делать не обязан. На ответ - "не даю показаний, потому что это вызовет уголовную ответственность", следователь обычно тут же спрашивает: "А почему ты считаешь, что это повлечет ответственность?" Такой способ формулировки вопроса должен вынудить вас к даче показаний. Лучший ответ на такие домогания: "Достаточно того, что я так считаю и поэтому показаний не даю".

Часто следователь угрожает применением санкций за отказ от показаний либо, наоборот, обещает скорое освобождение после их дачи. Обе возможности не входят в его компетенцию, и потому это превышение ее пределов.

Во время допроса следователь имеет перед нами огромное преимущество. Он в таком разговоре рискует немногим, мы же рискуем свободой. Поэтому полезно знать хотя бы часть методов, применяемых следствием.

Не впадай в панику, когда тебе рассказывают мелкие подробности твоей личной жизни. - "они знают обо мне такие мелочи, значит, знают все". Наверняка, всего не знают.

Это старый способ "развязывания языка". Много подробностей о тебе могли рассказать твои коллеги в попытке всякими мелочами, не имеющими отношения к делу, интересующему ГБ, запутать и заставить следствие ошибаться. Поэтому не забывай, что ты сам не должен вдаваться со следователем в разговоры о личной жизни твоих знакомых, ибо сведения, полученные от тебя, могут им повредить.

Если увидишь на столе следователя кучу фотографий твоей скромной особы в разных ситуациях и с разными людьми - не пугайся. Фотографии, пленки с записью разговоров, доносы агентов - это так называемые оперативные данные. Полиция собирает их часто и рутинными способами. Они не могут являться доказательствами в суде и служат только для запугивания тебя, для создания у тебя убеждения, что ты и сейчас, и раньше был под наблюдением, и, в конечном счете, для вынуждения тебя к даче показаний. Обычно после этого фотографии куда-то исчезают, зато твои показания, изложенные в письменной форме, являются самым весомым доводом для суда.

Не признавайся никогда ни в чем, даже если ГБ представляет свидетелей, показывающих против тебя. Случается, что свидетели (зачастую люди, сломанные психически), если ты упорно не признаешься в знакомстве с ними или совместном участии в "преступлениях", отказываются от своих показаний еще во время следствия, но чаще - во время судебного процесса.

Так вот, если даже несколько твоих товарищей признают, что ты замешан в определенном деле, успеешь признаться (если сочтешь это необходимым) при окончании следствия, в присутствии своего адвоката, или даже в суде. Во время же следствия, когда ты (вопреки положениям УК) лишен юридической помощи, когда тобой манипулируют и сознательно тебя обманывают, наилучшая позиция - молчать либо все отрицать.

Следует отдавать себе отчет, что нет возможности перехитрить следствие, если по делу проходишь не один. Допустим, что допрашиваемый начал рассказывать о разговоре в кафе с подельником, но для обмана следствия решил выдать несущественные детали этого разговора, чтобы показать, что он совершенно не важен для сути дела. Об этих деталях затем рассказывают твоему собеседнику, который на этом основании поверил, что ты "раскололся", и сам начинает давать показания. Когда дело групповое, обман следствия не имеет никакой перспективы. Арестованный член группы не имеет никаких шансов согласовать показания.

Часто следователь говорит: "Если вы считаете себя невиновным, молчание вам только повредит. И, наоборот, только откровенные показания могут помочь мне в доказательстве вашей невиновности". Не было бы в этом ничего удивительного, если бы не факт, что по закону ПНР существует презумпция невиновности, то есть положение о том, что каждый гражданин невиновен, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном законом.

К сожалению, в ПНР целью следствия и смыслом его существования является сбор доказательств вины, а не поиск доводов невиновности. Не дадим себя провести "доброму дяде", который хотел бы нам "помочь". Следует также помнить, что каждое наше доказательство невиновности ГБ может опрокинуть (не всегда чистыми методами), только для этого ему понадобится некоторое время. Этого времени у ГБ не будет в зале суда.

Доказательством является только то, что подписано. Поэтому зачастую протокол оформляется после многочасового допроса, когда следователь знает, что усталость отнимает у другой стороны силы для борьбы за точность формулировок. При этом удобно также утверждать, что допрашиваемый сказал что-то, чего на самом деле не говорил, и т.д.

Требуй сначала формулирования вопросов и записывания их в протокол, (а потом отказывайся отвечать). Не веди никаких разговоров помимо протокола. В случае малейшего отклонения или искажения показаний следует соответствующие замечания занести в протокол и отказаться его подписывать.

В политических процессах, когда арестованных обычно много, одной из целей, которые ставит перед собой следователь, является уничтожение солидарности и разжигание вражды между подследственными. Очень часто используется цитирование показаний подельников, заключающееся в том, что следователь сообщает содержание показаний, якобы данных товарищем, и для правдоподобия вписывает в протокол цитату. Случается, что цитата бывает правдивой, но истинная цель такой процедуры - сломать допрашиваемого тем, что другие признаются. Когда же вы, сломавшись на этом, сами начнете говорить, оказывается, что протокол с цитатой "затерялся" и никогда не войдет в дело.

Старая штучка, используемая ГБ, - это внушение вам, что ваша общественная деятельность финансируется: западногерманскими реваншистами, израильской разведкой, американскими разведывательными службами и т.д. Если даже вы, непосредственно, не пользовались этими деньгами (потому что были для этого слишком мелкой фигурой), все остальные занимались политической деятельностью из-за денег и имеют крупные счета в швейцарских банках.

Одним из методов, который освящал триумфы ГБ в 1968 году, был метод лишения подлинности того, что происходило. Следователи убеждали всех, что ими манипулировали, что их использовали для достижения личных целей люди с большими амбициями, чаще всего еврейского происхождения, либо поддающиеся нашептыванию западногерманских реваншистов.

Если не удалось молчать и ты решаешься давать показания, помни, что следователь не задает вопросов в простоте. Он старается, чтобы это был свободный разговор. Он угощает папиросами, чаем. Он вообще не задает вопросов! Он всеми силами стремится к тому, чтобы это была беседа старых знакомых.

Однако, не забывай, что следователь выполняет поставленное ему задание. Один из элементов этого задания - "подружиться" с подозреваемым и на этой почве получить от него показания. Не следует допускать возникновения каких-либо уз, так как это значительно затруднит будущие допросы.

ГБ всегда рассчитывает на то, что через несколько месяцев допрашиваемый, наконец, сломается, поэтому часто меняет методы допросов (от скандалов и крика до дружеской беседы). Зачастую допрос ведут поочередно два следователя: один ругается, угрожает побоями, второй, напротив, спокойный культурный человек, пытающийся договориться с тобой, и прежде всего - "помочь".

Ты можешь быть вызван на допрос, на который в течение нескольких часов никто не является. Допрос может продолжаться не только в кабинете следователя. В политических делах не бывает так, чтобы в камере не было подсадных (кто-то, привезенный из тюрьмы для повторного следствия или как свидетель по старому делу). Это, обычно, приговоренный узник, который выбрал "комфорт" следственной тюрьмы вместо принудительного труда и тяжелых бытовых условий в лагере. Зачастую за сотрудничество ему обещают досрочное освобождение, увеличение числа посылок, писем, свиданий с семьей и т.д. Если он находится в контакте с твоим следователем, его тоже уводят "на допросы". Он может помочь тебе отправить письмо к подельнику, он изучает твою реакцию на определенные фазы следствия и т.д.

Следует помнить, что многие камеры прослушиваются. Помещения, в которых встречаешься с защитником, также "радиофицированы", поэтому следует пользоваться при этом старым способом общения - писанием на листке.

Следует считаться и с тем, что получаемые тобой письма могут оказаться фальшивыми.

Помни, тобой занимается исправно действующее учреждение. Следователь, с которым ты сталкиваешься, - только колесико в механизме и действует не самостоятельно, им руководит и постоянно его контролирует целый штаб.

Следователь оценивается по тому, в какой степени сможет склонить тебя к даче показаний. Причем, любые приемы здесь дозволены: подслушивание, постоянный контроль за поведением и психическим состоянием (через подсадного в камере), подбрасывание ложных показаний и писем, лживые сведения о плохом состоянии здоровья твоих подельников и близких родственников. Для них важен только результат - твои письменные показания.

Ситуация человека, запертого в тюрьме, изолированного от всех, в высшей степени ненормальна и не может не влиять на психику. Поэтому следует с большим вниманием относиться к своим реакциям. Наилучшим выходом является выбор такой тактики поведения, которой ты пользовался на свободе.

Когда находишься в тюрьме, всякая оценка того, что опасно, а что нет, какая тактика лучше, какая хуже, всегда отмечена бременем одиночества и ненормальностью положения. Любые попытки комбинирования, придумывания тактики не идут на пользу. Кроме того, мы теряем внутреннее спокойствие, которое дает нам отказ от дачи показаний. Пока мы молчим во время допросов, несмотря на огромное давление следователя или даже нескольких следователей, мы, несмотря ни на что, после допроса успокаиваемся и расслабляемся, копим силы для следующей встречи-баталии.

С момента же дачи показаний ситуация диаметрально меняется. Следователи делаются вежливыми, психические пытки прекращаются. Зато мы (если являемся обычными людьми, не выдержавшими пресса ГБ) теряем внутренний покой и оставшиеся после допросов часы тратим на обдумывание, что сказать, а что утаить, как представить дело, чтобы не навредить себе и другим.

Решение о прекращении молчания вызвало у многих тяжелые нервные срывы.

Всегда следует помнить, что в политических делах доказательствами являются показания и пояснения, изложенные в следственных материалах. Принимать ли их во внимание - зависит только от воли министерства. Будет суд или нет, зависит совсем не от того, какой материал собран, а от конкретной политической ситуации.

Будучи под следствием, помни, что когда-нибудь ты выйдешь из тюрьмы, и тебе придется смотреть в глаза товарищам.

ИГРА В СЛЕДСТВИЕ

Предлагаю тебе игру в следствие. Исходные данные просты: ты задержан, (а затем арестован) в связи с подпольной работой. Ты не один, вместе с тобой арестована группа твоих товарищей. Правовая оценка не имеет значения (в следствии, впрочем, она всегда имеет временный характер).

Я следователь, выбранный руководством для ведения твоего дела. Следствие - это информационная игра. Информация о деятельности твоей группы предварительно собиралась оперативными методами (слежка, подслушивание, агенты в вашей среде). Несмотря на большие технические возможности, оперативный материал не может быть использован как доказательство в суде. Суд не примет во внимание снимки, сделанные нашим агентом, пленки с подслушанным телефонным разговором и т.п.

Доводом для суда будут служить исключительно показания одного из вас или показания третьих лиц, знавших о ваших взаимоотношениях. Нужны только ваши показания. В соответствии с формальной процедурой, отпечатанные на машинке, на соответствующем бланке, с твоей подписью на каждой странице.

Требуется это не только для того, чтобы подготовить процесс, в котором ты и другие лица будете осуждены и приговорены. Дойдет ли дело до суда и кто в нем будет, в конечном счете, судиться - в нашей системе это решение политическое, а не полицейское.

Формально-правовой финал твоего дела будет зависеть, в большой степени, от непредсказуемой политической конъюнктуры. Но твои показания нужны не только для того, чтобы тебя осудить. Они нужны также для того, чтобы пополнить полицейские картотеки любой информацией о лицах, занимающихся оппозиционной деятельностью.

Система также очень хочет разорвать узы, соединяющие тебя с твоими товарищами.

Программа-максимум: ты выходишь из тюрьмы как сотрудник органов. Вполне достаточно, если ты выходишь как человек, скомпрометированный дачей показаний, отягчающих положение твоих товарищей.

Достаточно, если выйдешь сломанным, с чувством жизненного краха и бессмысленности дальнейшего участия в оппозиционной работе. Поэтому нам нужны твои показания.

Ты продолжаешь упорно молчать, я буду принуждать тебя заговорить. У меня есть время, и время работает на меня. Изоляция, стресс, связанный с пребыванием в тюрьме, постепенно подтачивают твое упорство. У меня есть профессиональные навыки, я умею использовать и вежливость, и крик. Знаю, когда угостить сигаретой, а когда - стукнуть кулаком по столу.

Твоя психическая реакция после возвращения с допроса нам досконально известна. Информирует меня о ней твой сокамерник, работающий на ГБ. Конечно, ты не так неосторожен, чтобы ему все рассказывать, но не сможешь, однако, прикидываться спящим, когда мучаешься бессонницей, или читающим, когда голова твоя полна панических мыслей. Однако, ты подолгу с ним разговариваешь - и говоришь больше, чем тебе кажется.

Веря в свои ценности, ты считаешь, что органам будет трудно расследовать дело, для тебя кристально чистое идейно и морально. Твоя идеология, твоя мораль, в нужный момент примененные таким, как я, специалистом, в условиях следствия могут быть использованы как аргументы для твоего размягчения. Я применю их тогда, когда увижу, что не срабатывают твои простые, эгоистические инстинкты, страх перед тюрьмой, желание побыстрее вырваться из нее.

Если ты не хочешь говорить, защищая себя, может быть, захочешь защищать других, защищать дело, доказывая чистоту своих помыслов и методов борьбы? Любой способ годится, лишь бы ты заговорил.

Вот примеры того, как с тобой будут разговаривать. Я использую старые, испытанные приемы, и не удивительно, что на 90% успешные.

Вслушайся в ситуацию. Читай протоколы медленно. Делай паузу после каждого из моих аргументов.

Можешь применить метод психодрамы. Попроси товарища сыграть мою роль. Пусть печатные слова зазвучат. Уточни свою психологическую реакцию. Отбрось любое желание вести спор, убеждать меня, объяснять. Я и так прав. Собственную правоту слушай в себе самом. В собственном молчании.

Обдумай затем те случаи, в которых твоя реакция была слишком эмоциональной. Обдумай или обсуди с приятелем причины, по которым и в этих, самых трудных для тебя ситуациях, следовало молчать. Может быть, это тебе когда-нибудь пригодится.

1. Если не расскажете, о чем вас спрашиваю, к сожалению, буду вынужден вас задержать. Если хотите отправиться домой, прошу ответить на простой вопрос: от кого вы получили листовки?

2. Ваше дело пустячное, и только из-за вашего упрямства придется обратиться к прокурору за санкцией на арест. Таких мелких дел с листовками у нас много. Всех задержанных с листовками мы не можем арестовывать. Как репрессивный орган, знаем, что тот, кто признается, откуда, где, от кого получил, не настолько участвует в распространении, чтобы стоило его арестовывать. Нас интересуют оптовики, а не такие, как вы. А оптовики вообще отказываются от показаний. Как вы. Вот посидите три месяца и заговорите.

3. Вы арестованы потому, что не хотели говорить. Я читал показания Икса. Вы его прекрасно знаете. Вы знаете, что его участие в вашей деятельности больше, чем ваше. Икс в данный момент на свободе.

4. Любой прокурор и любой суд истолкуют ваше молчание как отягчающее обстоятельство. Об этом есть даже параграф в кодексе - о том, что при установлении величины наказания принимается во внимание отношение обвиняемого к совершенному преступлению. А ведь чистосердечное признание, раскрытие обстоятельств своей преступной деятельности… и т.д. всегда может быть основанием для отмены ареста, прекращения дела, а если дойдет до суда - это гарантия того, что получите мягкий приговор (например, условный). И для суда не все равно, начнете вы давать показания сразу или через несколько месяцев.

5. Молчишь, герой? Жрешь польский хлеб и молчишь, как враг! Мы здесь с вами разговариваем для того, чтобы отделить тех, кто хотел Польше добра и был только использован врагами, от истинных врагов. А ты враг, и с такими, как ты мы расправляемся раз и навсегда. Когда выйдешь отсюда, будешь как тряпка.

6. Вам 30 лет. Есть муж и двое детей. У нас много материала на вас. Можем оформить вам дело о распространении профсоюзных изданий или об участии в преступной организации, имеющей целью свержение государственного строя. Во втором случае вас ждет военный суд. И пять лет вам гарантировано. А ведь года для женщины в тюрьме считаются несколько иначе. Когда выйдете, будете износившейся и старой. Спросите сокамерниц - тех, кто прибыл из лагеря - скольким женщинам с пятилетним сроком есть к кому возвращаться? Я говорю о муже, конечно. Может, лучше будет сделать так: вы рассказываете все о связях с Центром, а я оформляю дело о распространении. Тогда у вас есть шанс освободиться - два года условно, или что-то в этом роде.

7. Вам прочитали отрывки показаний других лиц, арестованных по этому же делу. Ваши товарищи честно рассказали о своей деятельности. С ними можно не соглашаться, но им не откажешь в уважении. Вы же просто трус.

8. После очной ставки с Иксом у вас не должно быть сомнений в правдивости показаний ваших товарищей. И можете не сомневаться, что вы здесь у нас в полном составе. Опытные рецидивисты верно говорят (а у вас скоро будет возможность пообщаться с ними в исправительном лагере), что любое коллективное дело заранее проиграно в момент ареста. Группу всегда можно разработать. Это подтверждается в шпионских делах, в хозяйственных аферах, в крупных валютных делах. И обратите внимание, в каждом деле арестованные рано или поздно начинают говорить. К примеру, в вашей группе говорят все. Только вы не решаетесь, и это вам дорого обойдется. Каждый, видите ли, бережет собственную шкуру и при этом сваливает ответственность на товарищей. И тот, кто молчит, все более отягощается показаниями других, а когда, наконец, решается - говорить уже слишком поздно. Суд всегда верит тому, кто первым дал показания. Вернемся, однако, к тому месту в показаниях вашего товарища Икса, где он утверждает, что вы поручили ему организовать контактные ящики в Люблине и Лодзи и устроить конспиративные собрания с участием духовенства…

9. Вы, сударыня, видно, не любите своего ребенка, если предпочитаете сидеть в тюрьме, вместо того, чтобы им заниматься. А ребенок целыми днями плачет и просится к соседям, потому что боится быть дома один. Придется лишить вас родительских прав, потому что в этой ситуации Дом ребенка - наилучший выход.

10. Откроем карты. Мы знаем, что вы передавали некоторые материалы в ФРГ. Известны каналы переброски. По данным контрразведки, по этим же каналам шли материалы, имеющие отношение к обороне. Если не хотите получить дело о шпионаже - вы знаете, как это можно сделать - укажите лицо, от которого получили материалы. Если это лицо покажет, что это были какие-то там стенные газетки, на следующий же день вы выходите.

11. Знаем, что вы действовали по моральным и идейным побуждениям. Люди, втянувшие вас в эту работу, кое-что преувеличили, использовали вашу легковерность, отсутствие информации и потребность заработать какой-то авторитет. Впрочем, можно согласиться, что было много неправильных действий властей до августа, и не только до августа. Вы совершенно не представляете, что это за люди, которые вас использовали, и чьим орудием вы были, - каковы их политические дела, связи и знакомства. Знаете ли вы, к примеру, что так уважаемый вами советник "Солидарности" в сталинские времена был воинствующим атеистом, при Гомулке - агентом Визенталя? Что этот тип имеет счета в западных банках, ездит на "Мерседесе" и обеспечен до конца жизни? А этот, казалось бы, скромный Икс - ваш непосредственный руководитель - он когда-нибудь посвящал вас в то, сколько долларов и от кого он получал сейчас, во времена военного положения, на эту вашу деятельность? Показать вам конкретные доказательства?

12. У вас есть дети, я что-то забыл? Нет? Это хорошо, очень хорошо, меньше людей страдает. Хотя, с другой стороны, если выйдете уже после климакса, все будет потеряно.

13. Отдаете ли вы себе отчет, что материалы следствия позволяют предъявить вам обвинение в шпионаже и передать дело в руки военного суда? Вы знали, что завод "Х" выпускает военную продукцию? Вы знали, что делается в цехе "П8"? Не знали? А мы знаем, кому из "П8" вы передавали деньги и посылки. Это как будто бы называлось "помощь для репрессированных"? Вы просто не имеете представления о некоторых связях. Это дело разведок, и, уверяю вас, что любая разведка заплатит любые деньги за такие невинные сведения, как фамилии и адреса лиц, уволенных с оборонного производства, пусть даже за пьянство. И, тем более, за забастовку. Для любой разведки это потенциальный агент. И вы участвовали в том, что было обычной вербовкой агентов. Мы только пока не уверены - вы прикидываетесь наивным или действительно были настолько наивны, что вас использовали как инструмент в обычной, грязной, шпионской работе? А мы ведь немногого от вас хотим. Хотим знать, но точно, с подробностями, кто, кроме вас, организовывал на данном предприятии эту "помощь репрессированным". Если это действительно была обычная помощь, никому за это ничего не будет. Можете молчать и дальше, только учтите, что когда выйдите отсюда - правда, не скоро - можете попасть под машину или вас найдут в собственной квартире с признаками самоубийства. Разведки это умеют.

14. Знаем, что неоднократно Икс передавал вам определенные денежные суммы, часть которых предназначалась для обустройства пунктов ксерокопирования, часть - для помощи семьям интернированных. Икс разговаривает с нами откровенно и подробно. Знаем даже, где и сколько долларов он обменял на злотые. Но Икса немного огорчает, что вы за эти деньги не отчитались. Не хотите говорить, кому и сколько передали? Очень хорошо! С пропагандистской точки зрения нам выгоднее представить вас в суде как растратчика и мошенника. Будет хорошенькое дельце о присвоении нескольких десятков тысяч злотых пожилым плейбоем, известным на своем предприятии как деятель подполья. И свидетели того, как вы сорили деньгами в ночных заведениях, найдутся. Вы должны знать, что каждая вторая проститутка на нас работает. Короче, у вас выбор: признать, что нужно, и сесть на скамью подсудимых на процессе подпольной "Солидарности", в обществе людей, имеющих какой-то политический вес и имена, или…? Или своим неразумием и упрямством устроить себе маленький, тихий процессик, с варшавскими шлюхами из ночных заведений в качестве свидетелей обвинения. Подумайте еще раз.

15. Молчанием вы вредите не только себе, но прежде всего - другим. На коробке с листовками, обнаруженной во время обыска в вашей квартире, находится телефон пани Г. Мы задержали ее. Как вы знаете, она психически неустойчива. Впрочем, это неудивительно - дома остался ее маленький ребенок. Мы имеем ее показания, и завтра решится, будет ли она арестована или окажется на свободе. Ее показания примитивны и увертливы. Прокурор наверняка, опасаясь обмана, будет склонен разрешить арест. А вы ему такое решение облегчаете, не желая ответить на простой вопрос: "Откуда у вас ее телефон и что у вас с ней общего?"

16. Как вам хорошо известно, вы арестованы благодаря показаниям вашей подруги З. После дачи откровенных и исчерпывающих показаний, З неожиданно сломалась и предприняла попытку самоубийства. Психиатр нашел у нее депрессию. Находится она в специальном отделении. Вы знаете, условия там тяжелые даже для здорового человека. Мы оба знаем, что это вы втянули свою подругу в антигосударственную деятельность и в структуре ваших организационных связей вы были ее руководителем. Со всеми последствиями, в том числе и моральными, которые из этого вытекают. Если бы мы имели ваши показания, просто показания, что участие этой психически расстроенной девушки заключалось всего лишь в нескольких выездах в Гданьск (по вашему поручению) и в случайной помощи при распространении литературы, то мы могли бы ее немедленно отпустить. Нас также не устраивают попытки самоубийств среди заключенных. Мы понимаем друг друга, не так ли? Возможность немедленного освобождения этой больной и психически сломленной девушки в ваших руках.

17. Ваша невеста, арестованная по этому же делу, пытается вас выгородить. Дает показания давно. Я читал вам отрывки из ее показаний. Как обычно делают в таких ситуациях женщины, она преувеличивает свою роль в этом деле, берет на себя то, что наверняка было вашей работой. И зарабатывает, таким образом, приличный срок. Можно по-разному относиться к ее показаниям, но вы сами видите, не очень она себе помогает. Не все так устойчивы психически, как вы. С другой стороны, сообщу вам по секрету, хоть и не должен этого делать, одно наблюдение из своей практики. Играете в карты? Тогда скажите - кому легче вистовать: тому, кто лучше играет, или тому, кто хуже? Вы, как более опытный игрок, должны взять игру на себя. Так, чтобы при допросе вашей невесты я имел ваши показания, а не наоборот. Впрочем, что я вам объясняю! Вы поступаете не по- джентльменски. Часто даже сутенеры решают такого рода моральную дилемму более рыцарским способом. Герой подполья, пся крев! Спокойно ждет, пока женщина получит из-за него срок.

18. Вы знаете, что антигосударственные материалы нашли не в вашей лично квартире (ее у вас нет), а в квартире ваших родителей. Вы знаете, где и на каком посту работает ваш отец. Вы не хотите нам сообщить, откуда эти материалы там взялись? Тем самым вы позволяете предположить, что они могли принадлежать вашему отцу. И мы решили это выяснить. Только после этого выяснения, можете в этом не сомневаться, ваш отец будет конченым человеком. Кажется, ему не хватает двух лет до пенсии, правда?

19. Вы интеллигентная молодая женщина. Уверен, что у вас есть какая-то идеология, какие-то взгляды, программа. Однако на следствии вы ведете себя как полная идиотка! Что-то взяла, что-то принесла, с кем-то встретилась. Так следует из показаний других. Но эти другие, давая показания, как-то себя предъявляют. Икс, например, изложил нам свое политическое кредо. И он на своем процессе выступит как деятель. А вы на этом процессе выступите как его любовница, которую он использовал как девочку на конспиративных побегушках. Не знаю, понравится ли вам эта роль.

20. Ваши товарищи из этого, как вы говорите, "подполья", все время вели себя как обыкновенные дилетанты. Не выполняли правил конспирации. Их глупости и неосторожности вы обязаны тем, что так быстро удалось вас арестовать. Мы знаем, что вы были значительно лучше, и организационно, и профессионально. Если бы группа действовала согласно вашим рекомендациям (о чем мы знаем из показаний Икса), разработать вас было бы значительно труднее. Вы - тип на уровне, и мы умеем оценить специалиста. К сожалению, вам попалась шайка сопляков. А ведь процесс вашей группы (как и другие процессы) когда-нибудь станет материалом для историка. И будущий историк оценит вас как организованное, политически зрелое подполье, или как сопляков. Не хотите ли, хотя бы по этой причине, реконструировать организационные основы руководимой вами сети распространения литературы?

21. Так это ты - тот "второй эшелон", который бутылками с бензином будет убивать солдат и милицию? С такими скотами, как ты, уж как-нибудь справимся. Видишь эту палку? Не оглядывайся назад! Пока мои ребята ничего не делают, только стоят. У нас есть время. Ну, кто тебе это дал?

22. Перед вами брошюрка. Что это по-вашему? Кто написал? С какой целью? Молчите. Вас тренировали молчать. Разными методами. Когда-то была такая "Инструкция, как вставать и садиться", - выписки из кодекса с превратной интерпретацией правил. Вы знаете, что это такое. Обычная шпионская инструкция, в помощь агенту на случай провала. А знаете, на какой основе это разработано? Вот фотокопия, которую наша контрразведка добыла в одном из центров ЦРУ - East Europe Section. "Sensitivity training as a tool for strengthening the resistans to brain-washing". Если не знаете английского - перевожу: "Тренировка чувствительности как инструмент иммунитета от промывки мозгов". Посмотрите и сравните. Все 22 пункта совпадают, правда? Вы и дальше будете молчать в соответствии со шпионской инструкцией?

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 13.01.2011