sci_tech Сергей Геннадьевич Колесников Стратегическое ракетно-ядерное оружие

Издание подготовлено отделом по выпуску приложений журнала МО РФ «Армейский сборник» совместно с Национальным центром по уменьшению ядерной опасности и издательством «Арсенал-Пресс» В книге рассказывается об истории создания и сегодняшнем дне стратегических ракетно-ядерных сил ядерных держав. Рассматриваются конструкции межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок, ракет средней дальности, стартовых комплексов.

ru ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 12.01.2011 FBD-451CE2-30A3-BF44-2298-A003-8528-124763 1.0 Стратегическое ракетно-ядерное оружие 1996

Сергей Геннадьевич Колесников

Стратегическое ракетно-ядерное оружие

Издание подготовлено отделом по выпуску приложений журнала МО РФ «Армейский сборник» совместно с Национальным центром по уменьшению ядерной опасности и издательством «Арсенал-Пресс»

В книге рассказывается об истории создания и сегодняшнем дне стратегических ракетно-ядерных сил ядерных держав. Рассматриваются конструкции межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок, ракет средней дальности, стартовых комплексов.

Колесников Сергей Геннадьевич

Стратегическое ракетно-ядерное оружие

Художник С.Ершов

МОСКВА, 1996

Введение

История применения ракет в военном деле насчитывает уже несколько веков. Сейчас признано, что ракету изобрели в Китае. На территории Европы с конца XIV-го столетия ракеты стали применять в военных целях в Италии, а затем и во Франции. Наиболее ранние известные упоминания об использовании ракет на территории СССР относятся к 1516 году (под Белгородом) и в России – к 1675 году (г. Устюг). Однако из-за невысоких боевых свойств их применение носило ограниченный характер. Они представляли собой картонную гильзу, в верхней части которой находился полезный груз – боевая часть, как правило, зажигательного действия. Остальную часть занимала ракетная камера с порохом, являющаяся одновременно камерой сгорания. Для стабилизации ракеты в полете к гильзе крепился деревянный шток, который, испытывая воздействие встречного потока воздуха, обеспечивал сохранение определенного положения продольной оси.

В XVI-XVII веках во многих странах Европы разрабатывались более совершенные конструкции ракет и рецептур порохов. Наиболее значительные сведения о составных ракетах, ракетных блоках и ракетах с дельтообразным стабилизатором приведены в рукописи К. Хааса (середина XVI века). В 1668 году в Германии проводятся первые испытания больших по тому времени ракет со стартовой массой 22,6 и 54,4 кг. Расширяется их область применения, организуется производство.

В конце XVIII века интерес к ракетам военного назначения резко возрос. Переход к массовым армиям, новой тактике вызвал потребность в поиске новых средств борьбы. В 1804-1913 годах в Великобритании испытываются и принимаются на вооружение пороховые ракеты со стартовой массой 10 и 14,5 кг и дальностью полета 3100 и 2700 м соответственно. Во Франции в 1814 году принимается на вооружение целая серия ракет массой от 3,3 до 18,8 кг, оснащенных боевыми частями различного назначения: зажигательная, шрапнельная, гранатная. Немного совершеннее стала конструкция ракет. Бумажный корпус заменили металлическим.

В России развитие боевых ракет в начале XIX в. связано с именами И. Картмазова, А. Д. Засядко, К. И. Константинова. Результат своих работ Засядко изложил в труде «О деле ракет зажигательных и рикошетных» (1817 год)- в первом достаточно полном наставлении по производству и боевому применению ракет в России. По его проекту в 1820 году был построен завод по массовому изготовлению ракет. Чуть позже были развернуты боевые подразделения, вооруженные переносными станками для запуска ракет. Вскоре им пришлось участвовать в боях. Так, во время Кавказской войны русская армия широко использовала ракетное оружие.

Появление нарезной артиллерии во второй половине XIX века вытеснило ракеты из арсеналов. Но поиск путей совершенствования конструкции, увеличения дальности полета и кучности стрельбы продолжался. Русские конструкторы и изобретатели начали работать над возможностью

применения принципа реактивного движения к летательным аппаратам. Проект Н. И. Кибальчича был но существу первым в России, в котором подъемная сила создавалась при помощи порохового ракетного двигателя, действие которого не зависело от состава окружающей среды. В начале XX века русский ученый и изобретатель К. Э. Циолковский научно обосновал реальность технического осуществления космических полетов при помощи ракет, указал пути развития ракетостроения, дал схемы жидкостных ракет и жидкостных ракетных двигателей.

После окончания Первой мировой войны в СССР и Германии развернулись работы по созданию новых образцов ракетной техники. В Советском Союзе были открыты специализированные научно-исследовательские заведения: «Газодинамическая лаборатория ВНИК при РВС СССР» и ГИРД, которые в 1933 году переформировали в Реактивный научно- исследовательский институт, главной задачей которого стало создание боевых ракет. Директором РНИИ был назначен И.Т.Клейменов. Работы велись в двух основных направлениях- разрабатывались ракеты на твердом и жидком топливе. В декабре 1937 г. реактивные твердотопливные снаряды РС-82 калибра 82 мм были приняты на вооружение истребителей И-15 и И-16. В июле следующего года после успешных испытаний с самолетов СБ были приняты на вооружение ракеты PC-132. В это же время начались работы над созданием наземных пусковых установок для этих же реактивных снарядов. После ряда испытаний была разработана пригодная для эксплуатации в войсковых условиях самоходная установка на шасси трехосной автомашины ЗИС-6 повышенной проходимости.

В Германии был создан реактивный миномет, который широко использовался во время Второй мировой войны. К созданию авиационных твердотопливных ракет подключились американцы и англичане. Со второй половины 1942 года применение таких ракет шло во всевозрастающих количествах. В 1944 году родился новый класс ракет – баллистические управляемые ракеты, главной целью которых стали объекты стратегического или оперативно-стратегического характера. После окончания Второй мировой войны они, как впрочем, и все остальные классы ракет, бурно развивались. О принятых на вооружение баллистических ракетах этого семейства наш рассказ.

Список принятых сокращений

ББ -боевой блок разделяющейся головной части

БРК – боевой ракетный комплекс

БР – баллистическая ракета

БРПЛ – баллистическая ракета подводной лодки

БРСД -баллистическая ракета средней дальности

ГСП -гиростабилизированная платформа

ГЧ – головная часть

ДУ – двигательная установка

ЖРД – жидкостный ракетный двигатель

КБ – конструкторское бюро

КВО – круговое вероятное отклонение

КРК – корабельный ракетный комплекс

МБР – межконтинентальная баллистическая ракета

НДМГ – несимметричный диметилгидразин

ОСВ -ограничение стратегических вооружений

ПГС – пневмогидросистема ракеты

ПЛ – подводная лодка

ПЛАРБ- атомная подводная лодка с баллистическими ракетами ПУ – пусковая установка

РВСН – Ракетные войска стратегического назначения

РГЧ – разделяющаяся головная часть

РД – ракетный двигатель

РДТТ -ракетный двигатель на твердом топливе

РК – ракетный комплекс

РКС – система регулирования кажущейся скорости

САК – стратегическое авиационное командование

СУ – система управления

СНВ – стратегические наступательные вооружения

СЯС – стратегические ядерные силы

ТНА – турбонасосный агрегат

БЦВК – бортовой цифровой вычислительный комплекс

ШПУ – шахтная пусковая установка

Пояснения к основным терминам и понятиям

ГОД ВЫХОДА НА БОЕВОЕ ПАТРУЛИРОВАНИЕ ПЛАРБ - год выхода на боевое патрулирование в море после постройки или заводского ремонта

ГОД ЗАВЕРШЕНИЯ РАЗРАБОТКИ РАКЕТЫ - год завершения летных испытаний ракеты после опытно-конструкор- кой разработки

ГОД ЗАВЕРШЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ РАКЕТЫ – год завершения работ по модернизации первой ракеты

ГОД ПРИНЯТИЯ НА ВООРУЖЕНИЕ РК МОРСКОГО БАЗИРОВАНИЯ – год выхода на первое патрулирование головной ПЛАРБ с ракетами данного типа на борту

ГОД ПРИНЯТИЯ НА ВООРУЖЕНИЕ РК НАЗЕМНОГО БАЗИРОВАНИЯ – год постановки на боевое дежурство первой группы ракет данного типа как боевой единицы (например, отряда ракет «Минитмен»)

КОРАБЕЛЬНЫЙ РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС С БР – совокупность технически и функционально взаимосвязанных пусковых установок с БР, аппаратуры управления и контроля, систем обслуживания и другого оборудования корабельного ракетного комплекса, предназначенных для хранения, обеспечения готовности к пуску, подготовки и пуска баллистических ракет

КРУГОВОЕ ВЕРОЯТНОЕ ОТКЛОНЕНИЕ – радиус круга с центром в точке прицеливания, вероятность попадания в который равна 0,5

МАКСИМАЛЬНАЯ ДАЛЬНОСТЬ СТРЕЛЬБЫ БР – дальность полета обеспечиваемая маршевыми двигателями БР, при использовании энергетически оптимальной траектории, характеризует возможности носителя по доставке заданной массы полезного груза

МИРВ – разделяющаяся ГЧ с боеголовками индивидуального наведения. РГЧ типа МИРВ называют также боевой ступенью БР

МРВ – разделяющаяся головная часть с разбросом (рассеиванием) ББ относительно точки прицеливания ракеты без индивидуального нацеливания каждого блока.

СТАРТОВАЯ МАССА БР – собственная масса (вес) полностью снаряженной ракеты в момент пуска

СТЕПЕНЬ ЗАЩИЩЕННОСТИ ШПУ – максимальное значение перепада давления во фронте ударной волны ядерного взрыва, при котором с вероятностью 0,9 сохраняется боеспособность ракеты

Космический ракетный комплекс «ЗЕНИТ»

Глава 1. Общие сведения

Что такое баллистическая ракета

Баллистическими ракетами (в 50-х годах использовался термин «баллистические снаряды») называют такие ракеты, у которых траектория полета (за исключением начального участка, который ракета проходит с работающим двигателем) представляет собой траекторию свободно брошенного тела. После выключения двигателя ракета не управляется и движется подобно обычному артиллерийскому снаряду, а ее траектория зависит только от силы тяжести и аэродинамических сил и представляет собой так называемую «баллистическую кривую».

Баллистические ракеты обычно запускаются вертикально вверх или под углами, близкими к 90 градусам, что делает необходимым применение системы управления для вывода ракеты на расчетную траекторию поражения цели.

Чтобы баллистическая ракета могла пролететь сотни и тысячи километров, ей надо сообщить очень высокую скорость полета. Однако и при этом условии получить большую дальность было бы невозможно, если бы ракета совершала полет в плотных слоях атмосферы. Сопротивление воздуха быстро погасило бы ее скорость. Поэтому стратегические баллистические ракеты основной участок своей траектории проходят на очень большой высоте, где плотность воздуха мала, т. е. практически в безвоздушном пространстве.

Вертикальный запуск ракеты позволяет сократить время ее движения в плотных слоях атмосферы и тем самым уменьшить расход энергии на преодоление силы сопротивления воздуха. Через несколько секунд вертикального подъема траектория ракеты искривляется в сторону цели и переходит в наклонную. За счет работы двигателя скорость ракеты непрерывно возрастает вплоть до полного израсходования топлива или выключения (отсечки) двигателя. С этого момента и до падения на землю ракета движется по траектории свободно брошенного тела. Таким образом, траектория баллистической ракеты имеет два участка: активный – от начала взлета до прекращения работы двигателей и пассивный – от момента прекращения работы двигателей до достижения поверхности земли.

Ракеты А-4 на стартовой позиции

Активный участок может быть в свою очередь разделен на отрезки. Баллистическая ракета дальнего действия стартует вертикально с пускового устройства и в течение нескольких секунд движется прямо вверх. Этот участок полета назван стартовым. Далее начинается выведение ракеты на траекторию. Ракета отклоняется от вертикали и, описывая дугу на участке выведения, выходит на последний наклонный участок (участок выключения), на котором происходит отсечка двигателей. Дальнейшая траектория ее полета определяется кинетической энергией, запасенной на активном участке, и может быть точно рассчитана.

Описав эллиптическую дугу вне атмосферы, баллистическая ракета или отделившаяся головная часть ракеты вновь входит в атмосферу, имея практически ту же кинетическую энергию и тот же угол наклона траектории к горизонту, что и при выходе из нее.

После этого начинается последний этап пассивного участка движения – наклонное падение в атмосфере, сопровождающееся некоторой потерей кинетической энергии и весьма значительным нагревом.

Первые баллистические ракеты

В начале 30-х годов в Советском Союзе вопросами создания баллистических ракет на жидком топливе занимались специалисты ГИРД (группы изучения реактивного движения) и Ленинградской государственной газодинамической лаборатории. Видную роль в этих работах играли Ф. А. Цандер, С. П. Королев, М. К. Тихонравов, Ю. А. Победоносцев. Основной тематикой работ было создание ракеты на жидком топливе, способной решать задачи исследования космического пространства. Но в то время воплотить эту идею с технической стороны было невозможно, несмотря на определенный успех в создании двигателей на жидком топливе (ОР-2, ОРМ-1, ОРМ-2) конструкции Цандера и Глушко.

Работы велись с большим напряжением. Но создать боевую ракету на жидком топливе до начала Великой Отечественной войны не удалось, чему в немалой степени способствовали репрессии среди ведущих специалистов-ракетчиков.

Интенсивные работы по созданию ракет на жидком топливе также велись в Германии. С приходом к власти Гитлера ракетная тематика приняла ярко выраженную военную направленность. Был создан армейский ракетный испытательный полигон, размещенный в интересах соблюдения строгой тайны работ в центре Германии – в Кумерсдорфе. Однако вскоре стало ясно, что полигон не позволяет проводить летные испытания ракет. В 1936 году был создан новый армейский исследовательский центр в Пенемюнде, располагавшийся на островах Узедом (близ Штетинского пролива) и Грейфсвальдер-Ойе (восточнее острова Рюген в Балтийском море). С начала 1937 года его возглавил технический директор Вернер фон Браун, а всего в центре работало около 15 тыс. человек.

Уже осенью 1938 года состоялись первые пуски ракет на жидком топливе. Все испытательные пуски проводились в сторону Швеции. Слежение за полетом ракет осуществлялось радиолокатором. К началу Второй мировой войны немецким конструкторам удалось создать удачную ракету с двигателями на жидком топливе А-3, дальность полета которой составляла 17 км. Ее схему взяли за основу для разработки более совершенной ракеты, которой присвоили обозначение А-4.

После серии различных испытаний на стендах 13 июня 1942 года состоялся первый пуск ракеты А-4, закончившийся неудачей. Второй пуск (16.08.42 г.) завершился взрывом ракеты. 3 октября 1942 года был проведен третий пуск, который признан успешным. Ракета пролетела 190 км. Об этом поспешили доложить Гитлеру, который дал указание принять ее на вооружение под названием ФАУ-2.

Ракета А-4 представляла собой одноступенчатую баллистическую ракету с жидкостным реактивным двигателем, работающим на этиловом спирте и жидком кислороде. Корпус ракеты состоял из каркаса с наружной обшивкой, внутри которого подвешивались баки горючего и окислителя. Горючее (спирт, запас составлял 3770 кг) подавалось к двигателю по специальному трубопроводу, размещенному внутри бака окислителя, запас которого достигал 5000 кг.

Компоненты топлива подавались в камеру сгорания турбонасосным агрегатом. Его турбина раскручивалась перекисью водорода, хранившейся в специальном баке. Для воспламенения основного горючего применялось специальное пусковое топливо. Жидкостный ракетный двигатель развивал тягу 25,4 т у земли. Его камера сгорания охлаждалась спиртом, пропускавшимся через специальные трубки. Время работы двигателя колебалось в интервале 60-65 секунд.

Ракета имела автономную программную гироскопическую систему наведения. В ее состав входили гирогоризонт, гиро- вертикант, усилительно-преобразовательные блоки и рулевые машинки, связанные с рулями ракеты. В качестве исполнительных устройств системы управления использовались четыре газовых руля, выполненных из графита и установленных на пути истекающих из камеры сгорания газов, и четыре воздушных руля, которые играли вспомогательную роль. При обратном входе в атмосферу они стабилизировали корпус ракеты. Ракета оснащалась неотделяемой в полете головной частью с зарядом взрывчатки массой в 910 кг.

Немецкая промышленность довольно быстро освоила выпуск ракет А-4, что позволило развернуть боевые части и подразделения. Ввиду невысокой точности попадания для ракет выбрали крупную площадную цель – Лондон. Главным источником ошибок была сама гироскопиче

ская система управления. Дело в том, что она не реагировала на параллельный снос ракеты. Другим источником ошибок явились погрешности в работе интегратора – прибора, определяющего скорость ракеты и момент выключения двигателя.

Первый боевой пуск ракет А-4 состоялся 8 сентября 1944 года с территории Голландии. Ракета перевозилась к месту старта транспортером-установщиком, а всего в комплекс стартовых средств входило около 30 транспортных и специальных машин и агрегатов. Предстартовая подготовка занимала почти 4 часа.

Первое боевое применение ракет со всей остротой поставило практически неразрешимую в то время проблему борьбы с ними. Стало ясно, что создано новое оружие, способное причинять значительный урон противнику. Англичане так и не смогли решить задачу борьбы с ракетами А-4. Лондон мог бы быть полностью разрушен, если бы техническая надежность ракет была выше. Так, из 4320 ракет А-4, запущенных по Лондону, в городе упали только 1050. Остальные либо взорвались при запуске, либо отклонились от цели.

Немецкие конструкторы активно работали над улучшением боевых свойств ракеты А-4. К концу войны им удалось значительно усовершенствовать систему управления. Для учета бокового сноса создали прибор «кверинтегратор» (т. е. интегратор перемещений), который определял боковой снос ракеты путем двойного интегрирования ускорений бокового сноса. Этот прибор крепился на специальной горизонтальной стабилизированной площадке, получившей название «стабиплан». Помещенная в третье кольцо карданного подвеса площадка стабилизировалась в пространстве тремя сравнительно большими гироскопами, оси вращения которых были расположены перпендикулярно к осям карданного подвеса. Стабилизация такой площадки оказалась чрезвычайно точной.

Была также доработана система выключения двигателя при достижении ракетой определенной скорости, что значительно влияло на точность ракеты по дальности. Были созданы два варианта системы измерения скорости ракеты: радиокомандный, использовавший метод радиолокации, и автономный метод, основанный на интегрировании ускорения ее центра тяжести. Эти методы были разработаны в Германии к концу Второй мировой войны. Новой системой управления было оборудовано лишь небольшое число ракет, выпущенных главным образом по гавани Антверпена в 1945 году.

БР А-9/А-10 (Германия) 1944г.(проект)

К концу войны немцы разработали несколько проектов ракет, рассчитанных на полет по планирующей траектории и имеющих значительно большую дальность по сравнению с ракетой А-4. Ракета, получившая обозначение А-4В, представляла собой крылатый вариант своей предшественницы. Дальность ее полета должна была составлять около 600 км, а время полета- около 17 минут. Однако завершить летные испытания этой ракеты немцам было не суждено. В марте 1945 года авиация англо-американцев почти полностью уничтожила испытательный полигон в Пенемюнде, да и советские войска подошли вплотную к устью реки Одер.

Немецкие конструкторы работали и над двухступенчатыми ракетами, способными поражать цели на Атлантическом побережье США. Этим работам особое значение придавал Гитлер, мечтавший нанести чувствительный удар по престижу американцев. Был разработан проект двухступенчатой ракеты А-9/А-10, первая ступень которой представляла собой мощный стартовый двигатель А-10, а вторая – один из крылатых вариантов ракеты А-4, имевший обозначение А-9. Предполагалось, что при движении по планирующей траектории ракета сможет пролететь расстояние до 4800 км. Общее время полета ракеты на такую дальность должно было составить приблизительно 45 минут. Испытания этой ракеты в полете не проводились, но огневые испытания ускорителя А-10 были завершены. В целом следует признать, что к концу Второй мировой войны немцы располагали современной ракетостроительной промышленностью, опытными кадрами конструкторов- ракетчиков и ракетами, доводка которых в будущем сулила успех.

Еще гремели сражения заключительного периода войны в Европе, когда руководители стран-союзниц по антигитлеровской коалиции, по достоинству оценившие возможности ракетного оружия, дали указания своим военным создать специальные команды, главной задачей которых должна была стать охота за немецкими ракетными секретами.

Немецкие ракетчики, рассудив, что они могут пригодиться новым хозяевам, стали переходить на американскую сторону. При этом они передавали им техническую и конструкторскую документацию, а заодно и готовые ракеты. Уже после окончания боевых действий в Европе американцы вывезли из района города Нордхаузен (эта территория Германии должна была быть занята советскими войсками по условиям Потсдамской конференции), где находился подземный завод «Миттельверк» по сборке ракет, в свою зону оккупации все ценные материалы, касающиеся производства ракет, серийные и опытные ракеты, лабораторное оборудование, а также специалистов-ракетчиков во главе с главным конструктором Вернером фон Брауном.

Советскую специальную группу возглавил выпущенный из мест заключения С. П. Королев. По этому случаю ему было присвоено воинское звание полковник. Осмотрев руины ракетного полигона и сборочных заводов, группа смогла собрать в основном разрозненные части ракет. Позднее, в августе 1946 года, на территории Германии работал советский ракетный институт, получивший обозначение «Нордхаузен», занимавшийся изучением немецкого ракетного наследия (закрыт в марте 1947 года).

На базе завода имени Калинина, располагавшегося в подмосковном Калининграде, была создана головная организация по разработке ракет на жидком топливе – Государственный НИИ ракетного вооружения №88. В его рамках были созданы специальное конструкторское бюро, состоящее из тематических отделов (отдел по проектированию ракет дальнего действия возглавил С. П. Королев), опытный завод и научные подразделения: отделы материаловедения, двигателей, топлива, аэродинамики и др.

Вместе с НИИ-88 в разработку ракетной техники включился еще целый ряд вновь созданных или перепрофилированных предприятий страны. Для координации всех работ был создан Государственный комитет по ракетной технике. Большое внимание ракетной проблеме уделял и глава государства – И. В. Сталин.

Перед конструкторами стояла задача в короткие сроки создать на базе немецких наработок свою ракету. Ей присвоили индекс Р-1. В создании первой ракеты непосредственно участвовали 35 НИИ и КБ, 18 заводов. Учитывая, что большинство из них имели различную ведомственную подчиненность, С. П. Королев создал Совет главных конструкторов для оперативного решения всех принципиальных научно- технических вопросов. В его состав вошли В. Глушко, В. Бармин, В. Кузнецов, Н. Пилюгин, М. Рязанский. В сложных условиях послевоенной разрухи конструкторам удалось в короткие сроки подготовить ракету к испытаниям.

БР Р-2 (СССР) 1951 г.

Ракета Р-2 в момент старта

Ракета Р-2А в полете

Главную сложность вызвала двигательная установка. Работы по ЖРД для ракет дальнего действия были поручены ОКБ-456, сформированному в июле 1944 г. при авиазаводе № 16 в Казани, коллективу конструкторов под руководством В. Глушко. В течение одного года им удалось воспроизвести конструкцию двигателя ракеты А-4 (РД-100). А уже через год они создали форсированную модификацию РД-101 с тягой 35 т, а затем РД-103 с тягой 44 т.

В качестве горючего использовался 75-процентный этиловый спирт, а окислителя – жидкий кислород. Горючее использовалось также для охлаждения ДУ. Для работы турбонасосного агрегата применялись два компонента: перекись водорода и раствор перманганата натрия, что существенно осложняло эксплуатацию ракеты. Конструктивно одноступенчатая ракета Р-1 состояла из головной части, приборного отсека с приборами системы управления, средней и хвостовой частей. Запас компонентов топлива обеспечивал максимальную дальность полета в 270 км.

Разработка системы управления была поручена конструкторскому коллективу НИИ-885 под руководством Пилюгина, радиотехнических систем управления и измерения – коллективу под руководством М. Рязанского, комплекса командных приборов – подразделению главного конструктора В. Кузнецова, входившего в состав МНИИ-1 Минсудпрома СССР.

На ракете была применена автономная система управления. Основные приборы были сгруппированы в двух автоматах – стабилизации и управления дальностью. В качестве чувствительных приборов СУ использовались гирогоризонт и гировертикант, а в качестве исполнительных органов – газоструйные рули, выполненные из графита. Дополнительная устойчивость обеспечивалась хвостовыми стабилизаторами. Ракета имела неотделяющуюся в полете головную часть, снабженную обычным взрывчатым веществом весом 785 кг. Стартовый вес ракеты достигал 13,4 т.

Для проведения летных испытаний был создан 4-й Государственный центральный полигон в районе села Капустин Яр, первым начальником которого был назначен генерал-лейтенант В. Вознюк. Именно там 10 октября 1948 года был произведен успешный пуск ракеты Р-1, полностью изготовленной по собственным чертежам на советских заводах из отечественных материалов. В первой серии летных испытаний Р-1 было запущено девять ракет. Все полеты завершились успешно.

Для эксплуатации ракетного комплекса в составе вооруженных сил были созданы специальные части – бригады особого назначения Резерва Верховного Главнокомандования. Командиром 1-й бригады был назначен гвардии генерал-майор артиллерии А. Тверецкий.

Комплекс считался мобильным, хотя ракета запускалась со специального пускового устройства. Важной частью ракетного комплекса являлись агрегаты, образующие системы наземного оборудования, общим числом более 20 транспортных единиц различного назначения. Главным конструктором комплекса наземных средств был В. Бармин.

Однако всем было ясно, что ракету Р-1 надо совершенствовать. Требовалось оружие, способное поражать объекты на всю оперативную глубину обороны противника. Полученный в процессе создания ракеты Р-1 опыт конструирования, испытаний и эксплуатации послужил основой для дальнейшего развития конструкции. Ракета Р-2, разработанная под руководством С. П. Королева, внешне отличалась от нее только увеличенными размерами. Однако по боевым свойствам и конструктивным решениям она была значительно совершеннее своей предшественницы.

Р-2 имела герметичный приборный отсек, несущий бак горючего и отделяющуюся после выгорания топлива головную часть. На ракету устанавливался ЖРД РД-101 (модификация РД-100) с тягой 37 т. Двигатель работал на жидком кислороде и 92-процентном этиловом спирте. Система управления была дополнена системой боковой радиокоррекции, что значительно уменьшило рассеивание точек падения головных частей по направлению. Дальность полета ракеты Р-2 достигала 600 км. Она несла боевой заряд массой 1008 кг.

После серии летных испытаний, проведенных на полигоне Капустин Яр, 27 ноября 1951 года ракетный комплекс с ракетой Р-2 был принят на вооружение. Для эксплуатации нового РК были созданы четыре бригады РВГК, получившие название инженерных.

С. П. Королев думал не только о военном применении ракет. В 1949-1955 годах на базе ракеты Р-1 была создана серия геофизических ракет Р-1 А,( Б, В, Д, Е). Ракеты предназначались для исследования верхних слоев атмосферы по программе АН СССР. 25 мая 1949 года состоялся первый полет ракеты Р-1 А, на которой были установлены два отделяемых на высоте контейнера с научно- исследовательской аппаратурой. Контейнеры снабжались парашютами, которые раскрывались на высоте 20 км. Всего было проведено 18 успешных пусков. За счет совершенствования ракет этой серии полезный груз увеличился со 170 кг на первой ракете до 1160-1819 кг на последующих модификациях.

В 1954 году на базе ракеты Р-2 создана геофизическая ракета Р-2А. В 1957-1960 годах проведено 11 успешных пусков ракет Р-2А на высоты около 200 км с целью исследования химического состава и давления атмосферы, а также жизнедеятельности животных, которые запускались в герметичных контейнерах. Хотя боевая ценность ракет Р-1 и Р- 2 была не высока, они сыграли заметную роль в становлении ракетостроения в СССР.

А как поступили американцы с доставшимся им немецким ракетным наследством? Первоначальный интерес был быстро удовлетворен. Провели испытания вывезенных ракет, убедились в их невысоких возможностях.

А так как применения военные специалисты им не нашли, было решено данные ракеты не производить. К тому же американские политики и военное руководство делали ставку на монопольное владение ядерной бомбой. Большая часть бюджетных средств, выделенных Пентагону, направлялась на финансирование программ строительства новых стратегических бомбардировщиков В-36 и В-50, способных доставлять бомбовую нагрузку в десятки тонн на тысячи километров. Они же являлись носителями ядерного оружия.

Ракета «Редстоун» в момент старта

Но уже в 1950 году, в самый разгар войны в Корее, американские военные умы вынуждены были вспомнить о ракетах. Это решение было вызвано большими потерями стратегических бомбардировщиков от огня советских МиГ-15.

Вот когда пригодились немецкие ракетчики. В 1950 году Вернер фон Браун и его команда в количестве 130 инженеров, а также 500 человек американского персонала и несколько сотен рабочих приступили к интенсивной работе над совершенствованием конструкции ракеты А-4 с дальностью полета в 800 км. Ракетный центр обосновался в городе Форт Блис на арсенале «Редстоун».

Вскоре последовали заказы на ракеты. В 1951 году командование армии США заказало ракету, пригодную для использования в войсковых частях. Ракета должна была быть мобильной, нести ядерную головную часть и иметь дальность полета 200 миль( 320 км).

После напряженной двухлетней работы ракета под индексом М8 была представлена на испытания. Первый пуск состоялся 20 августа 1953 года с мыса Канаверал, где в 1950 года был построен Восточный испытательный полигон. После серии пусков ракету передали на войсковые испытания. Для этой цели была сформирована специальная войсковая часть – 40-я ракетная группа полевой артиллерии, которая до мая 1958 года провела 36 испытательных пусков. Наконец, в мае 1958 года было решено принять ракету на вооружение армии США под названием «Редстоун». Но ее решили производить небольшой серией. Она поступила на вооружение все той же 40-й ракетной группы, которую передислоцировали на территорию Западной Германии.

Хотя основой для ракеты послужила конструкция немецкой А-4, «Редстоун» мало походила на нее. Она была тяжелее и больше. Был разработан новый двигатель марки А-6, работающий на жидком кислороде и спирте, с турбонасосной подачей компонентов топлива и системой отсечки тяги.

БР «Редстоун» (США) 1958 г.

Полетом ракеты управляла инерциальная система управления, сконструированная специалистами фирмы «Форд инструмент», с воздушным подвесом гироскопов. Исполнительные органы системы управления такие же, как и на А-4 – газоструйные и аэродинамические рули.

Головная часть имела ядерный заряд и отделялась в полете от корпуса после прекращения работы маршевого двигателя. При входе в плотные слои атмосферы ее полет управлялся клиновидными рулями, размещенными на задней юбке корпуса головной части.

Ракетный комплекс был размещен на подвижных средствах фирмы «Крайслер». Главным недостатком ракеты считалось большое время предстартовой подготовки к боевому применению. Ракета устанавливалась на пусковое устройство (пусковой стол) специальным краном. После чего ее заправляли компонентами топлива, производили прицеливание и только потом – запуск. Стартовую позицию приходилось выбирать с учетом возможности расстановки тяжелых и громоздких специальных агрегатов. Ракета «Редстоун» сыграла заметную роль в накоплении необходимого опыта для создания следующего поколения баллистических ракет.

Первые баллистические ракеты создавались для решения стратегических задач, несмотря на то, что они имели дальность полета менее 600 км (по современным классификациям, принятым в странах

НАТО и в России, ракеты имеющие такую дальность полета, относятся к оперативно-тактическим). Всем этим ракетам были присущи общие недостатки. К ним следует отнести невысокую точность попадания, использование в качестве компонентов топлива горючего с малой энергоотдачей.

Ракетные комплексы считались мобильными, но это скорее относится к способу транспортировки ракет на стартовые позиции, так как все они запускались с наземных пусковых устройств. Большое время подготовки к пуску, исчисляемое несколькими часами, не позволяло использовать ракеты по целям, критичным к времени их поражения. Значительное число специальной техники, передвигающееся по дорогам в одном направлении, позволяло разведке противника своевременно предупредить свое командование об угрозе ракетного нападения. Техническая надежность этих ракет оставляла желать лучшего.

Все это предопределило их ограниченное применение в войсках, за исключением немецкой А-4, более известной под обозначением ФАУ-2. И тем не менее роль этих ракет в становлении ракетной техники велика. Они позволили конструкторам проверить на практике теоретические разработки в этой области, наработать определенный задел для создания последующего поколения баллистических ракет, ставших грозным оружием. Первый, самый трудный, шаг был сделан. И сделан успешно.

Конструктивные особенности современных ракет

Сегодня существует много различных типов ракет. Большинство из них снабжены системой управления, которая обеспечивает полет по требуемой траектории. Среди управляемых ракет большую группу составляют баллистические ракеты, движение которых, за исключением сравнительно небольшого участка управляемого полета с работающими ДУ, происходит по траектории свободно брошенного тела (баллистической траектории). К этой группе относятся оперативно-тактические и стратегические боевые ракеты класса «земля-земля» и «корабль-земля» с дальностью полета от сотен до нескольких тысяч километров.

По числу ступеней ракеты делятся на одноступенчатые и составные (многоступенчатые). Одноступенчатая баллистическая ракета состоит из полезного груза (ГЧ) и ракетного блока, образованного в общем случае из ракетной двигательной установки с топливным отсеком с запасом ракетного топлива, системы подачи топлива, системы управления и силовых элементов конструкции. Основная характеристика баллистической ракеты – идеальная скорость, которая может быть достигнута в конце активного участка полета при движении по прямой (вне атмосферы и поля земного тяготения) под действием только силы тяги ракетного двигателя.

Составные ракеты могут быть различных конструктивных схем. Различают конструктивные схемы с поперечным делением (ракетные блоки ступеней расположены последовательно по высоте ракеты и также последовательно вступают в работу), с продольным делением (так называемая пакетная схема, допускающая одновременную работу блоков различных ступеней) и комбинированную, сочетающую особенности первых двух.

Конструкция ракет существенным образом зависит от ее назначения и типа используемых ракетных двигателей. Большинство современных боевых ракет снабжаются РДТТ. Ракетам более ранних разработок присущи ЖРД с насосной подачей топлива, в том числе с дожиганием генераторного газа, вращающего турбину турбонасосного агрегата. Для ракетных блоков первых ступеней ракет характерны многокамерные ракетные двигатели, имеющие на две или четыре камеры сгорания один общий мощный ТНА, что позволяет уменьшить высоту ДУ.

Основные силовые элементы конструкции ракеты выполняются в виде тонкостенных оболочек из высокопрочных легких сплавов или композиционных материалов. В ракетном блоке с ЖРД большую часть объема занимает топливный отсек с жидким ракетным топливом, состоящий из баков с окислителем и горючим. Баки связаны с ЖРД магистральными трубопроводами и снабжены устройствами для заправки и слива компонентов и контроля их уровня. В баках могут быть установлены перегородки для демпфирования продольных и поперечных колебаний топлива во время полета.

Наиболее экономичной и распространенной является силовая схема топливного отсека с несущими баками, стенки которых одновременно выполняют роль оболочки корпуса ракеты. Создавая в таких баках сравнительно небольшое внутреннее давление наддува, можно исключить опасную для тонкостенных оболочек потерю устойчивости и одновременно способствовать бескавитационной работе насосов ТНА. Длина топливного отсека несколько сокращается, если он выполняется в виде единой оболочки, объем которой делится на полости горючего и окислителя герметичной перегородкой. Для стабилизации ракеты промежуточная перегородка может разделять пополам полость, занятую одним и тем же компонентом, причем компонент сначала расходуется из нижней части бака, а затем – из верхней.

В схеме топливного отсека с подвесными баками (которые могут иметь цилиндрическую, сферическую, торообраз- ную или иную более сложную форму) они крепятся силовыми узлами к несущему корпусу. С другими отсеками такой корпус соединяется также торцевыми шпангоутами. Аналогичную конструкцию имеет хвостовой отсек, в котором размещаются ЖРД и некоторые элементы арматуры системы подачи топлива.

Разделение ракетных блоков может происходить как до включения ЖРД блока последующей ступени путем торможения блока предшествующей ступени вспомогательными ракетными двигателями («холодное» деление), так и при работающем ракетном двигателе на участке спада тяги («горячее» деление).

Управление вектором тяги современных ЖРД, необходимое для полета ракеты по заданной программе, осуществляется поворотом камеры РД с помощью управляющих ракетных двигателей малой тяги, вдувом части газа за критическую часть сопла и другими способами. В случае многокамерной ДУ управляющий момент можно также создать рассогласованием тяг неподвижных камер, тяга каждой из которых регулируется в определенных пределах.

В ракетном блоке с РДТТ роль топливного отсека с запасом твердого топлива выполняет корпус РД, а в хвостовом отсеке размещается сопловой блок и оборудование, необходимое для управления вектором тяги. Управление осуществляется либо поворотом одного или нескольких сопел, либо боковым вдувом газа в основной поток продуктов сгорания в зоне расширяющейся части сопла, что приводит к газодинамической асимметрии потока и перераспределению давления на стенки раструба, создавая результирующий управляющий момент относительно центра масс ракеты.

Тяга, развиваемая РДТТ, передается на последующие отсеки или ракетные блоки (в составной ракете поперечного деления) с помощью переходной стержневой фермы или подкрепленной стрингерами оболочки. Чтобы иметь возможность выключить РД до полного выгорания топлива и отделить корпус РДТТ от головной части боевой ракеты, на его переднем днище могут быть предусмотрены наклонные сопла обратной тяги. При достижении определенного сочетания значения скорости полета, ее направления и координат ракеты по специальной команде системы управления эти сопла открываются и направляют газовый поток из камеры сгорания через переднее днище корпуса, создавая обратную тягу, обеспечивающую разделение.

Система управления ракеты предназначена для получения параметров движения в конечной точке участка выведения, необходимых для выполнения поставленной перед ракетой задачи. Одновременно СУ должна обеспечивать решение задачи устойчивости движения и снижения внешних нагрузок на корпус ракеты. В простейшем случае траектория выведения ракеты задается заранее. В более сложном применяется терминальная система управления, которая не приводит траекторию к заданной, а допускает существенные отклонения от нее, следя, однако, за тем, чтобы кинематические параметры в конце активного участка были расчетными. Последний метод требует применения мощных цифровых ЭВМ.

Способы получения управляющих усилий

Применение газодинамических и вспомогательных аэродинамических рулей малой площади

Метод впрыска в закритическую часть сопла жидкого газа

Применение газоотк лоняющих пластин

Поворот камеры сгорания

Применение отклоняемого сопла камеры сгорания

Применение управляющего соплового дефлектора

Применение верньерных или струйных двигателей

СУ состоит из датчиков, преобразующих устройств и рулевых машин. В качестве датчиков обычно используются гироскопические стабилизированные платформы, сохраняющие свое положение относительно неподвижных звезд неизменным и позволяющие измерять углы отклонения корпуса ракеты относительно связанной с такими платформами системы координат. На ГСП устанавливаются приборы, реагирующие на линейные ускорения в продольном и двух поперечных направлениях. Интегрируя нужное число раз сигналы, снимаемые с этих приборов, можно получить полное представление о кинематике движения ракеты, в частности о скоростях и сносах в поперечных к траектории направлениях.

Рулевые машины являются сложным электромеханическим (гидравлическим) приводом для поворотов основного РД или специальных рулевых РД в соответствии с сигналами, вырабатываемыми преобразующими устройствами. Помимо основных задач СУ выполняет и другие функции: подачу питания на нужные приборы, программно-логическое управление работой систем ракеты при подготовке и старте ракеты, взведение взрыва- тельных устройств. Высокие требования, которые предъявляются к надежности СУ, приводят к необходимости дублирования и резервирования наиболее ответственных контуров управления.

Обеспечивает работу системы управления бортовая цифровая вычислительная машина. Она предназначена для решения на борту движущегося объекта (ракеты) задач управления движением и стабилизацией, автономной и инерциальной навигации, программного управления и т. д. Различают специализированные и универсальные БЦВМ.

Глава 2. Баллистические ракеты средней дальности

Накопленный опыт в создании первых баллистических ракет военного назначения позволил конструкторам заняться проектированием ракет с повышенной дальностью. Первыми к этим работам приступили советские ракетчики. Сразу по окончании работ по ракете Р-2 от правительства в 1952 г. поступило распоряжение спроектировать ракету с дальностью полета более 1000 км. Задание поручили ЦКБ-1. Уже в 1953 году ракета, получившая обозначение Р-5, была представлена на летные испытания, которые проводились на полигоне Капустин Яр.

Испытания проходили с переменным успехом. Несмотря на все сложности, доводка ракеты продолжалась. Р-5 была выполнена одноступенчатой, с жидкостным ракетным двигателем, работающим на жидком кислороде (окислитель) и 92-процентном этиловом спирте (горючее). В качестве маршевого двигателя применили усовершенствованный ЖРД от ракеты Р-2, получивший обозначение РД-103. Он был выполнен однокамерным, с ТНА, приводимым в действие продуктами каталитического разложения концентрированной перекиси водорода в газогенераторе. Двигатель имел улучшенную систему охлаждения головок камеры сгорания и сопла. Были введены сильфон- ные трубопроводы для окислителя и эластичные- для горючего, установлен центробежный насос для подачи перекиси водорода, улучшена общая компоновка. Изменения претерпели все системы и элементы ЖРД. Все это позволило довести тягу двигателя на земле до 41 т, при этом общая высота двигателя снизилась на 0,5м, а его масса уменьшилась на 50 кг.

Совершенствование конструкции ракеты дало положительные результаты. Во время летных испытаний дальность полета достигла 1200 км.

Ракета оснащалась головной частью, снаряженной обычным взрывчатым веществом, что мало устраивало военных. По их требованию конструкторы искали пути повышения боевых возможностей. Было найдено необычное решение. Кроме стандартной головной части, на Р-5 предложили навесить два, а чуть позже и четыре дополнительных боевых заряда. Это позволило бы обстреливать площадные цели. Летные испытания подтвердили жизненность идеи, но при этом дальность полета снижалась до 820 и 600 км соответственно.

Создание в 1953 году советскими ядерщиками малогабаритного ядерного заряда, пригодного для размещения на ракетах, открыло путь к резкому повышению боевых возможностей ракет. Это было особенно важно для Советского Союза, который, в отличие от США, не имел мощной стратегической авиации. 10 апреля 1954 года вышло в свет постановление правительства о создании ракеты, оснащенной ядерной ГЧ на базе испытываемой Р-5.

Менее чем через год, 20 января 1955 года, на полигоне Капустин Яр состоялся первый испытательный пуск ракеты Р-5М. Именно такой индекс решили присвоить новому изделию. 2 февраля 1956 года был произведен первый пуск Р-5М, оснащенной головной частью с ядерным зарядом. Несмотря на всеобщее возбуждение и неизбежное в таких случаях волнение, усугубляемое присутствием высокого начальства, боевой расчет сработал с высоким профессионализмом. Ракета благополучно стартовала и достигла района цели. Надежно сработала автоматика подрыва ядерного заряда. К началу лета 1956 года программа летных испытаний ракеты Р-5М была завершена, и 21 июля постановлением правительства она была принята на вооружение инженерных бригад РВГК, где состояла до 1961 года.

Ракета Р-5М имела ту же двигательную установку с системой автоматического поддержания постоянства тяги. Система управления – автономная, с системой боковой радиокоррекции. Для повышения ее надежности было предусмотрено резервирование главных блоков: автомата стабилизации, источников бортового питания, кабельной сети на отдельных участках.

Головная часть с ядерным зарядом мощностью 300 кт отделялась от корпуса ракеты в полете. Круговое вероятностное отклонение (КВО) точки падения головной части от расчетной точки прицеливания составляло 3,7 км.

БРСД Р-5М (СССР) 1956 г.

Боевой ракетный комплекс с ракетой Р-5М был более совершенным, чем его предшественники. Запуск ракеты был полностью автоматизирован. В процессе предстартовой подготовки осуществлялся контроль всех пусковых операций. Старт проводился с наземной пусковой установки (пускового стола). При установке ракеты на пусковой стол не требовалось ее предварительно перегружать на установщик. Но у ракетного комплекса были и недостатки. Предстартовые проверки, операции по заправке и прицеливанию Р-5М проводились без средств автоматизации, что значительно увеличивало время подготовки к пуску. Использование в качестве одного из компонентов ракетного топлива быстро испаряющегося жидкого кислорода не позволяло держать ракету в заправленном состоянии более 30 суток. Для выработки запаса кислорода необходимо было иметь мощные кислородные заводы в районах базирования ракетных частей. Все это делало ракетный комплекс малоподвижным и уязвимым, что ограничивало его применение в вооруженных силах.

Ракеты Р-5 и Р-5М применялись и в мирных целях в качестве геофизических ракет. В 1956-1957 годах была создана серия ракет, получивших обозначение Р-5А, Р-5Б, Р-5В для исследования верхних слоев атмосферы, магнитного поля Земли, излучения Солнца и звезд, космических лучей. Наряду с изучением явлений, связанных с геофизическими процессами, эти ракеты применялись для проведения медико-биологических исследований с использованием животных. Ракеты имели спускаемую головную часть. Запуск проводился на высоты до 515 км.

Р-5А в полете

При этом геофизические ракеты отличались от боевых не только головной, частью, но и размерами. Так ракеты Р-5А и Р-5Б имели длину 20,75 м и стартовую массу 28,6 т. Ракета Р-5В имела длину 23 м. В 1958-1977 годах были успешно запущены 20 ракет этой серии.

В период работы над Р-5М в КБ Королева произошел раскол. Дело в том, что Королев был приверженцем использования низкокипящих компонентов ракетного топлива. Но жидкий кислород, применявшийся в качестве окислителя, не позволял достичь на боевых ракетах высокой боеготовности, так как удержать его в баках ракеты без потерь длительное время, исчисляемое десятками месяцев, невозможно. Однако использование его на ракетах-носителях космических объектов сулило определенные выгоды. А о своей давней мечте осуществить полет в космос Сергей Павлович помнил всегда. Но у него были оппоненты, которых возглавлял талантливый конструктор Михаил Кузьмич Янгель. Они считали, что боевые ракеты на высококипящих компонентах топлива более перспективны. Конфликт в начале 1955 года принял довольно острые формы, что не способствовало продуктивной работе. Так как Янгель был заметной фигурой в мире конструкторов- ракетчиков и конфликт явно мешал делу, было принято мудрое решение. Решением правительства было создано новое Особое КБ № 586, во главе с М. Янгелем, которое разместили в Днепропетровске. Ему поручили разработку боевых ракет на высококипящих компонентах ракетного топлива. Так у советских ракетчиков появилась внутренняя конкуренция, сыгравшая в дальнейшем положительную роль. 13 августа 1955 года постановлением правительства новому КБ было определено задание на разработку ракеты средней дальности, оснащенной головной частью с ядерным зарядом.

Как раз в это же время за океаном приступили к проектированию баллистических ракет, способных поражать цели, удаленные от места старта на 3000 км. В США не было необходимости создавать искусственную конкуренцию. Там с этим было все в полном порядке. Однако, именно это обстоятельство и заставило американских налогоплательщиков лишний раз раскошелиться. Финансирование военных заказов в министерстве обороны США осуществляется по видам вооруженных сил (у каждого вида есть свое министерство, которое и является заказчиком образцов вооружений). Так получилось, что министерство армии и министерство ВВС выдали технические задания с почти одинаковыми характеристиками, на разработку БРСД независимо друг от друга разным фирмам, что, в конечном счете, и привело к дублированию работ.

Командование армии поручило разработку своей ракеты арсеналу «Редстоун». К этому времени Вернер фон Браун в основном закончил работы по предыдущей ракете и смог сосредоточить основные усилия на новой. Работа обещала быть интересной не только с военной точки зрения. Он прекрасно понимал, что ракета такого класса может вывести в космос искусственный спутник. Таким образом, могла сбыться мечта молодых лет фон Брауна, ведь он в конце 20-х годов начинал заниматься ракетами с целью покорения космического пространства.

Конструкторские работы продвигались успешно и уже в начале осени 1956 года ракета была передана на испытания. Этому во многом способствовало то, что при проектировании ракеты, получившей обозначение SM-78, а еще позже – «Юпитер», были использованы многие решения и элементы конструкции, опробованные на ракете «Редстоун».

БРСД «Юпитер» (США) 1958 г.

20 сентября 1956 г. с Восточного испытательного полигона (м. Канаверал) был произведен запуск ракеты «Юпитер» на дальность 1098 км. Первый пуск на максимальную дальность состоялся 31 мая 1957 года. Всего до июля 1958 года было проведено 38 пусков, из которых 29 были признаны успешными и частично успешными. Особенно много неудач было при первых стартах.

Еще до решения о принятии ракеты на вооружение (принята летом 1958 года), 15 января 1958 года началось формирование 864-й эскадрильи стратегических ракет, а чуть позже еще одной – 865-й. В каждой эскадрильи на вооружении состояло 30 ракет. После соответствующей подготовки они были переброшены в Италию и Турцию. Их ракеты были нацелены на объекты, расположенные в европейской части Советского Союза. Несколько ракет было передано Королевским ВВС Великобритании. На вооружении ракеты «Юпитер» состояли до 1963 года, когда их ликвидировали в соответствии с условиями соглашения между СССР и США по вопросам урегулирования Карибского кризиса.

Одноступенчатая баллистическая ракета «Юпитер» имела несущие интегральные топливные баки, сваренные из больших панелей специального сплава. В качестве компонентов топлива применялись жидкий кислород и керосин марки TR-1. Маршевый двигатель был выполнен однокамерным с турбонасосной подачей топлива. Для получения управляющих усилий камера сгорания была выполнена отклоняемой.

В полете ракета управлялась инерциальной системой управления. Для повышения точности работы гироскопов для них разработали специальные воздушные подвесы. Интересно был решен вопрос управления ракетой по углу крена. Для этого использовался подвижный (закрепленный в кардановом подвесе) выхлопной патрубок турбонасосного агрегата.

Ракета оснащалась ядерной головной частью мощностью 1 Мт. Для защиты ГЧ от перегрева при входе в плотные слои атмосферы на пассивном участке траектории она прикрывалась специальным покрытием. Чтобы придать необходимую скорость для достижения максимальной дальности полета, головная часть снабжалась дополнительным пороховым двигателем. Ракетный комплекс считался мобильным. Ракета перевозилась на колесном транспортере и запускалась после установки на пусковое устройство, имевшее оригинальную систему опоры на землю в виде откидных лепестков.

Баллистическая ракета средней дальности, разрабатываемая по заказу американских ВВС фирмой «Дуглас Аэркрафт», получила обозначение SM-75. Главным конструктором по ракетному комплексу был назначен Бромберг, а руководителем всей программы – полковник Эдвард Холл.

Первая ракета была представлена на статические испытания в октябре 1956 года, раньше чем ракета «Юпитер». Первый запуск изделия, которому к этому времени присвоили название «Тор», состоялся 25 января 1957 года, спустя год после начала проектирования. Конструкторы очень спешили, что сказалось на летных характеристиках ракеты. Сразу же после отрыва от пускового устройства она взорвалась. В течение первой половины 1957 года произошло еще четыре взрыва ракет и множество отказов при подготовке к старту. Эти неудачи стоили места полковнику Холлу.

Конструкторам пришлось приложить массу усилий, чтобы заставить ракету летать. Только в сентябре 1957 года испытательный пуск прошел успешно. Ракета пролетела 2170 км. Успешно прошли и последующие испытательные пуски. Летом 1958 года состоялся пробный пуск с подвижной пусковой установки, сконструированной для войсковых частей. В этом же году «Тор» приняли на вооружение ВВС США.

Ракета была выполнена одноступенчатой. Две трети корпуса составлял топливный отсек, сваренный из больших листов специального алюминиевого сплава. В качестве компонентов ракетного топлива применялись жидкий кислород и керосин. На ракете устанавливался отклоняемый маршевый жидкостный ракетный двигатель LR-79, разработанный фирмой «Рокетдайн», развивавший тягу на земле 68 т. Время его работы составляло 160 секунд. ЖРД имел высоту 3,9 м.

Для подачи компонентов топлива использовался турбонасосный агрегат с параллельными валами, на одном из которых были установлены осецентробежные насосы окислителя и горючего, а на другом – осевая двухступенчатая активная турбина. На выходе турбины устанавливался теплообменник – испаритель жидкого кислорода. Получаемый газ использовался для наддува бака окислителя. Воспламенение компонентов топлива в камере сгорания происходило от пускового горючего (триэтилалюминий), содержащегося в гильзе, которая разрушается давлением основного горючего, поступающего из специального пускового бачка. Для создания управляющих усилий по углу крена применялись рулевые ЖРД LR-101 с малой тягой, питание топливом которых осуществлялось от ТНА маршевого двигателя.

На ракете устанавливалась инерциальная система управления фирмы «Дженерал Моторс». Головная часть ракеты содержала ядерный заряд мощностью 1,5 Мт. Максимальная дальность полета составляла 3180 км.

Эскадрильи БРСД «Тор», вооруженные 15 ракетами каждая, базировались в Италии, Турции и Англии. Ракета была удобна для перевозки транспортным самолетом. Часть ракет в 1961 году передали Великобритании, где их разместили на ракетных базах в Йоркшире и Суффолке. Ракеты «Тор» и «Юпитер» строились малой серией. Их общее количество в ВВС и армии США достигало 105 единиц.

Ракету «Тор» американцы активно использовали в качестве первой ступени целого семейства ракетоносителей (получила обозначение LB-2). Ее постоянно совершенствовали. Так, последняя модификация LB-2, применявшаяся на ракетоносителе «Тор-Дельта», имела длину 22,9 м, стартовую массу 84,8 т (в т. ч. топливо – 79,7 т). Она оснащалась ЖРД с тягой 88 т на земле и продолжительностью работы 228 секунд. На базе ракеты «Тор» была разработана первая ступень «Торад», отличавшаяся от базовой наличием навесных стартовых РДТТ.

Приблизительно в то же время, когда завершались работы по созданию американских БРСД «Тор» и «Юпитер», в СССР были завершены летные испытания новой ракеты средней дальности Р-12, созданной в ОКБ-586 конструкторским коллективом под руководством М. Янгеля.

Первый испытательный пуск ракеты Р-12 состоялся 22 июня 1957 года, спустя почти два года после начала проектных работ. Летные испытания проходили до 27 декабря 1958 года на полигоне Капустин Яр. Боевой ракетный комплекс с ракетой Р-12 наземного базирования был принят на вооружение 4 марта 1959 года. Р-12 стала первой советской боевой баллистической ракетой с ядерной головной частью, которая выпускалась крупной серией. Именно эти ракеты стали основным ракетным вооружением созданного в декабре 1959 года нового вида Вооруженных Сил СССР – Ракетных войск стратегического назначения.

Ракета Р-12 (отраслевое обозначение 8К63) одноступенчатая, с несущими баками и с ракетным двигателем на жидком топливе. В качестве компонентов ракетного топлива использовались азотнокислый окислитель и углеводородное горючее. Для воспламенения основного топлива применялось специальное пусковое горючее марки ТГ-02.

БРСД «Тор» (США) 1958 г.

БРСД Р-12 на стартовой позиции

Двигательная установка ракеты состояла из четырехкамерного ЖРД РД-214 с тягой на земле 60 т. Его масса составляла 645 кг, высота 2,38 м, время работы 140 секунд. РД-214 имел четыре камеры, ТНА, газогенератор, агрегаты управления и другие элементы. Камеры ЖРД- со связанными оболочками, с регенеративным и завесным охлаждением горючим, с гофрированными проставками между стенками. Камеры изготовлены из стали и скреплены в жесткий блок, к которому сверху на специальной раме крепится ТНА. Он содержит три центробежных одноступенчатых насоса и осевую двухступенчатую активную турбину, которые расположены на двух соосных валах. На одном валу установлены насос окислителя и турбина, на другом – насосы горючего и 80-процентной перекиси водорода для питания газогенератора. Зажигание топлива в камере- химическое, при помощи пускового горючего, заливаемого в магистраль до главного клапана горючего. Тяга двигателя регулируется изменением расхода рабочего тела через газогенератор. Крепление ЖРД к ракете осуществляется с помощью опор, расположенных в верхней части камер.

Ракета оснащалась автономной системой управления, исполнительными органами которой являлись газоструйные рули. С целью улучшения стабилизации ракеты в полете впервые в отечественном ракетостроении бак окислителя разделялся на две части. Дополнительно ракета снабжалась четырьмя аэродинамическими неподвижными стабилизаторами. В состав СУ входили приборы нормальной и боковой стабилизации центра масс, система регулирования кажущейся скорости, автомат управления дальностью с дублированием коммутационных каналов. СУ обеспечивала КВО точек падения головной части 2,3 км при полете на максимальную дальность в 2000 км.

Ракета Р-12 запускалась с наземного пускового устройства, куда она устанавливалась в незаправленном состоянии при подготовке к старту. После проведения заправочных операций и прицеливания ракета была готова к пуску. Общее время подготовки к пуску достигало трех часов и в значительной степени зависело от уровня обученности боевых расчетов. Кроме того, наземный комплекс имел низкую живучесть. Поэтому конструкторам КБ Янгеля была поставлена задача создать БРК с базированием ракет Р-12 в шахтах специальной конструкции.

30 декабря 1961 года состоялся первый пуск модернизированной ракеты, получившей обозначение Р-12У. Испытания проводились до октября 1963 года на полигоне Капустин Яр, где были построены специальные шахтные пусковые установки, а 5 января 1964 года БРК с ракетой Р-12У был принят на вооружение. Стартовая позиция ракет Р-12У состояла из четырех ШПУ и командного пункта.

Еще не завершилась программа летных испытаний ракеты Р-12, но уже стало ясно, что достичь большой дальности полета этой ракете не удастся. Для того чтобы перекрыть весь диапазон средней дальности в пределах континентальных театров военных действий, нужна была новая ракета. 2 июля 1958 года ОКБ Янгеля получило правительственное задание на проектирование ракеты с дальностью полета 3600 км и более высокими эксплуатационными характеристиками, чем у Р-12.

Конструкторский коллектив, накопивший к этому времени достаточный опыт, за два года смог с успехом решить поставленную задачу. 6 июля 1960 года состоялся первый испытательный пуск новой ракеты, получившей обозначение Р-14. Хотя он был признан успешным, на самом деле не все было гладко. Первая серия испытательных пусков показала, что новая ракета состоялась, однако, было отмечено явление кавитации. С этой проблемой конструкторы довольно быстро справились. Летные испытания проводились на полигоне Капустин Яр до 15 февраля 1961 года и после их успешного завершения 24 апреля того же года БРК с ракетой Р-14 был принят на вооружение РВСН.

БРСД Р-12 (СССР) 1958 г.

БРСД Р-14 на стартовой позиции

Ракета Р-14- одноступенчатая с несущими топливными баками. В качестве компонентов ракетного топлива впервые были использованы азотная кислота (окислитель) и несимметричный диметилгидразин (горючее), которые воспламенялись при взаимном контакте. В магистралях каждого из компонентов ракетного топлива также впервые были установлены мембранные клапаны, отделяющие ракетный двигатель от топливных баков, что позволяло длительное время держать ракету в заправленном состоянии.

На ракете устанавливался маршевый двигатель РД-216, который состоял из двух идентичных двигательных блоков, объединенных рамой крепления с корпусом и имеющих общую систему запуска, каждый из которых имел две камеры сгорания, ТНА, газогенератор и систему автоматики. Впервые ТНА работал на основных компонентах топлива, что позволило отказаться от использования перекиси водорода и упростить эксплуатацию ракеты. ЖРД развивал тягу на земле 138 т, имел сухую массу 1325 кг и высоту 3,49 м. Время его работы – около 170 секунд.

Установка БРСД Р-14 на стартовую позицию

Камеры сгорания ЖРД паяно-сварной конструкции с внутренним и регенеративным охлаждением. Корпус камеры образован двумя оболочками – огневой бронзовой стенкой и стальной рубашкой, которые соединены через гофрированные проставки. ТНА содержал два топливных шнекоцентробежных насоса с двусторонними входами и осевую двухступенчатую активную турбину, расположенных на двух валах. Газ для привода ТНА вырабатывался в газогенераторе за счет сжигания небольшой части топлива с избытком горючего. Отработанный газ турбонасос- ным агрегатом выбрасывался через специальное сопло. Агрегаты автоматики срабатывали от электро- и пирокоманд, а также управляющего давления азота, который поступал к редуктору из бортовых баллонов. ЖРД регулировался по тяге изменением расхода топлива через газогенератор, по соотношению компонентов топлива- изменением расхода окислителя. Управление вектором тяги производилось при помощи газовых рулей.

Ракета Р-14 имела автономную инерциальную систему управления. Впервые была применена гиростабилизированная платформа с воздушным подвесом гироскопов, а также генератор программных импульсов. В качестве органов управления использовались газоструйные рули. СУ обеспечивала КВО около 1,9 км.

Ракета оснащалась моноблочной ядерной головной частью мощностью 1 Мт, которая отделялась в полете. Для того чтобы исключить соударение корпуса ракеты о головную часть в первые секунды после отделения, использовались три пороховых тормозных ракетных двигателя, включавшиеся в момент окончания работы маршевого ЖРД. Ракета имела системы аварийного подрыва ГЧ и выключения ДУ в случае значительного отклонения ракеты от заданной траектории полета. Ракета запускалась с наземного пускового устройства. Заправка и прицеливание ракеты осуществлялось после установки ее на пусковой стол.

Конструкторам удалось достичь более высокой готовности ракеты к пуску по сравнению с ранее принятыми образцами ракет. Новый ракетный комплекс был более надежен в эксплуатации, но работы по его совершенствованию продолжались. Стремление повысить живучесть привело к разработке шахтного варианта базирования ракеты Р-14. Первый пуск модернизрованной ракеты Р-14У состоялся 11 февраля 1962 года. Испытания проводились на полигоне Капустин Яр, где была построена специальная шахтная пусковая установка. В октябре следующего года они успешно завершились и новый БРК был принят на вооружение РВСН и эксплуатировался до середины 80-х годов. Последняя ракета Р-14У была ликвидирована в соответствии с положениями Договора о РСМД.

БРСД Р-14 (СССР) 1961 г.

Модифицированная ракета была более совершенной, чем Р-14. Ее оснастили системой дистанционного управления заправкой топливом и сжатыми газами. ШПУ имели существенные преимущества перед наземными стартами в отношении защищенности от поражающих факторов ядерного взрыва, а также обеспечивали длительное поддержание ракет в готовности к пуску.

Ракета Р-14 использовалась в космических целях. На ее базе была создана геофизическая ракета «Вертикаль», используемая для выполнения международной программы сотрудничества социалистических стран в области исследования и использования космического пространства («Интеркосмос»). В верхней части ракеты находился высотный зонд с научной аппаратурой и служебными системами. Ракеты запускались на высоты 500-1500 км. После завершения программы зонд с научной аппаратурой спускался на Землю с помощью парашютной системы. Первый запуск ракеты «Вертикаль» по программе «Интеркосмос» состоялся 28 ноября 1970 года.

В 1962 году мир оказался на грани ядерной войны. Разразился кризис, явившийся следствием негативного развития военно-политической обстановки в зоне Карибского бассейна после кубинской революции, которая нанесла ощутимый удар по экономическим интересам североамериканских компаний. Создавалась реальная угроза американской интервенции на Кубу. В этих условиях СССР решил оказать помощь, в том числе и военную, правительству Кубы. Учитывая то, что американские ракеты «Юпитер» с территории Турции могут достичь жизненно важных центров Советского Союза всего за 10 минут, а советским МБР нужно было не менее 25 минут, для ответного удара по американской территории, Хрущев дал указание разместить на Кубе советские БРСД с советским военным персоналом.

В соответствии с планом операции «Анадырь» планировалось разместить на кубинской территории три полка ракет Р-12 (24 пусковые установки) и два полка ракет Р-14 (16 ПУ), которым предписывалось быть в готовности по сигналу из Москвы, нанести удары по важнейшим объектам на территории США.

В условиях соблюдения строжайшей тайны ракеты Р-12 были доставлены на Кубу, где для них советским военным персоналом возводились стартовые площадки. Американская разведка не смогла их обнаружить своевременно. Только через месяц после прибытия на остров трех ракетных полков американский самолет воздушной разведки «U-2» смог сфотографировать стартовые площадки и ракеты, что вызвало большое беспокойство в Пентагоне, а затем и президента Дж. Кеннеди.

К концу октября примерно половина из 36 доставленных на остров ракет Р-12 была готова к заправке горючим, окислителем и стыковке с ядерными головными частями. Из-за морской блокады берегов Кубы ракеты Р-14 на остров не прибыли. Именно в это время лидеры СССР и США пришли к выводу, что конфликт надо разрешить мирным путем. В ходе переговоров стороны договорились убрать советские БРСД с Кубы, а американские- из Турции и Европы. И все же одна Р-12 осталась на острове свободы, но уже в качестве памятника. Ракеты этого типа были единственными из всех ракет, состоявших когда-либо на вооружении РВСН, которым суждено было побывать за пределами Советского Союза.

Геофизическая ракета «Вертикаль» (СССР)

Карибский кризис оказал существенное влияние на развитие стратегических вооружений, в том числе и БРСД. Для Советского Союза и США наступил значительный перерыв в создании новых образцов этого класса ракет и по другим причинам. Так, СССР обладал двумя совершенными для того времени ракетными системами средней дальности, которые с 1964 года переводились на шахтный способ базирования. А США, лишившись районов базирования ракет средней дальности в Европе и Турции, более чем на 10 лет утратили интерес к БРСД, сосредоточив основные усилия на развитии баллистических ракет подводных лодок, способных их заменить.

В первой половине 60-х годов за развитие собственных ракетных войск взялся Китай. Мао Цзэдун выдвинул концепцию создания великого Китая, который должен был стать лидером всего азиатского мира. Для подкрепления таких устремлений нужен был мощный ракетный кулак. Еще в период, когда между Советским Союзом и Китаем существовали добрососедские, в том числе военные, связи, последний получил некоторую техническую информацию по ракете Р-12. Но после разрыва отношений всякая военная помощь Китаю прекратилась. Китайским конструкторам ничего не оставалось, как попробовать, взяв за основу советскую ракету, создать свой аналог. Прошло долгих семь лет, прежде чем китайцы смогли довести свою ракету до серийного производства. Следует заметить, что Китай превзошел в засекречивании информации о ракетной технике даже Советский Союз. Этим объясняется скудность информации о китайской ракетной технике, поступающей в открытую печать.

Технические характеристики ракеты, да и всего комплекса в целом, оказались низкими. К моменту поступления в боевые части в 1970 году она уже была устаревшей. Невысокая технология производства, также как и недостаточный уровень машиностроения, обусловили малую вероятность доставки ГЧ к цели – 0,5.

Ракета «Дун-1» (в Китае принята другая классификация для баллистических ракет, отличная от европейской) – одноступенчатая, выполнена по обычной компоновочной схеме и внешне очень похожа на советскую Р-12. Состоял из головной части, переходника, баков окислителя и горючего, приборного отсека, расположенного в межбаковом пространстве и хвостового отсека.

БРСД S-2 (Франция) 1971 г.

Двигательная установка включала четырехкамерный ЖРД с одним общим турбонасосным агрегатом. В качестве компонентов топлива использовались керосин и ингибированная азотная кислота.

На ракете установили инерциальную систему управления, обеспечивавшую точность попадания около 3 км при максимальной дальности полета 2000 км. Исполнительными органами являлись газодинамические рули.

Значительные трудности у китайцев возникли с созданием ядерного заряда для ракеты. До 1973 года «Дун-1» оснащались головной частью мощностью 20 кт, что было весьма скромно для баллистической стратегической ракеты с такой точностью стрельбы. И только потом удалось довести мощность заряда до 700 кт.

Ракета имела стационарное базирование. Защищенность комплекса была слабой – всего 0,3 кг/см2 . Чтобы исключить поражение одним боевым блоком нескольких групповых стартов, с середины 70-х годов стали создавать разнесенные на небольшое расстояние отдельные наземные старты. Но и это не могло улучшить общей картины. Даже не избалованные высокими боевыми характеристиками образцов вооружения китайские военные руководители сетовали на уж очень значительные недостатки данного ракетного комплекса.

В эти же годы в другой части света Франция (единственная из стран Западной Европы) занялась разработкой собственной баллистической ракеты военного назначения. После выхода из военной организации НАТО французское руководство взяло курс на проведение собственной ядерной политики. Такая независимость имела и отрицательные моменты. Пришлось разработки начать с нуля. Для создания первой ракеты средней дальности привлекли целый ряд фирм. Позднее ведущие фирмы «Аэроспасьяль», «Норд Авиасьон», «Сюд Авиасьон» объединили свои усилия. Была создана французская лаборатория баллистических и аэродинамических исследований.

В начале 60-х годов программа теоретических разработок была закончена. На испытательном полигоне, расположенном на территории Алжира, были проведены летные испытания ракет-прототипов. В 1963 году конструкторы приступили к созданию ракеты, которая должна была поступить на вооружение. По условиям технического задания ее необходимо было выполнить с двигателями на твердом топливе. Базирование и запуск – из шахты.

В 1966 году на летные испытания была передана двухступенчатая баллистическая ракета S-112. Она стала первой французской ракетой, пуск которой был осуществлен из шахты. За ней последовала опытная S-01 и, наконец, в мае 1969 года начались испытания первого прототипа баллистической ракеты средней дальности, получившего обозначение S-02. Они продолжались два года и завершились полным успехом. Летом 1971 года развернулось серийное производство БРСД S-2 и формирование двух ракетных групп для эксплуатации ракетного комплекса в войсках. Группы развертывались на плато Альбион в провинции Прованс.

Двухступенчатая ракета S-2 была выполнена по схеме «тандем» с последовательным расположением ступеней. На первой из них устанавливался ракетный двигатель твердого топлива, имевший четыре поворотных сопла. Он развивал тягу на земле 55 т и мог работать в течение 76 секунд. Корпус ступени был выполнен из стали.

Вторая ступень была меньше по размерам и легче, чем первая. В качестве маршевого применялся РДТТ с четырьмя поворотными соплами, развивавший тягу 45 т. Время его работы 50 секунд. Топливо смесевое, одинаковое для обоих двигателей.

Инерциальная система управления, размещавшаяся в специальном приборном отсеке, обеспечивала управление полетом ракеты на активном участке траектории и выведение головной части к цели с точностью 1 км при стрельбе на максимальную дальность 3000 км. Для придания ракете дополнительной устойчивости на задней юбке первой ступени крепились аэродинамические стабилизаторы. Ракета оснащалась отделяемой в полете моноблочной ядерной головной частью мощностью 150 кт.

БРСД S-3 в ШПУ

Ракетный комплекс с БРСД S-2 имел высокую степень готовности к пуску. Ракета стартовала из шахтной пусковой установки за счет работающей ДУ первой ступени. Предстартовые операции проходили автоматически после получения команды с КП ракетной группы.

Ко времени полного развертывания всех 18 ракет французское военное руководство пришло к выводу, что следует модернизировать ракету, так как она перестала отвечать предъявляемым к БРСД требованиям. Поэтому уже в 1973 году начались работы по ее модернизации и доработкам всего БРК.

В декабре 1976 года совершила первый полет новая французская ракета средней дальности, получившая обозначение S-3. Она создавалась с таким расчетом, чтобы заменить свою предшественницу с минимальными переделками ШПУ. Чтобы выполнить это требование, пришлось на новой ракете оставить первую ступень от S-2. Зато вторая ступень была основательно переделана. РДТТ имел теперь только одно поворотное сопло. Увеличение энергетических характеристик смесевого топлива позволило уменьшить длину корпуса и массу ступени при одновременном увеличении максимальной дальности полета до 3700 км. Ракету оснастили модернизированной инерциальной системой управления, обеспечивающей точность попадания (КВО) 700 м.

БРСД «Дун-2» (Китай) 1975 г.

Изменилось и боевое оснащение. Теперь мощность головной части составляла 1,2 Мт. Кроме того, ракета несла комплекс средств преодоления ПРО противника (до этого в Европе такой системой обладало только одно государство – Советский Союз). Техническая готовность к старту составила 30 секунд.

Заменили и часть оборудования командных пунктов ракетных групп. Была установлена новая система автоматизированного боевого управления, повышена надежность доведения пускового приказа от КП до ШПУ. У последних возросла защищенность, особенно от потока нейтронов, возникающего при взрыве ядерного заряда. Новый БРК с ракетой S-3 был принят на вооружение в 1980 году и находится в эксплуатации по настоящее время.

Но вернемся к концу 60-х годов, в Китай. Там, в это время конструкторы-ракетчики приступили к созданию новой, более совершенной ракеты средней дальности. Летные испытания ракеты «Дун-2» на ограниченную дальность начались в 1971 году. Всю же программу испытаний удалось завершить только в 1975 году, после чего эта ракета стала поступать в войсковые части.

Ракета «Дун-2»- одноступенчатая, с двигателями на жидком топливе (горючее – несимметричный диметилгидразин, окислитель – ингибирован- ная азотная кислота). Двигательная установка состоит из двух одинаковых двухкамерных двигателей, каждый из которых имеет свой турбонасосный агрегат.

Инерциальная система управления обеспечивала управление полетом ракеты на активном участке траектории и точность попадания 2,5 км при стрельбе на максимальную дальность 4000 км. Исполнительными элементами системы являлись газодинамические рули. На юбке хвостовой части крепились стабилизаторы для придания ракете дополнительной устойчивости при прохождении плотных слоев атмосферы.

«Дун-2» несла такую же головную часть, что и ее предшественница. Разработчикам комплекса удалось несколько улучшить эксплуатационные характеристики. Время предстартовой подготовки уменьшилось и составило 2-2,5 часа. Если же ракета была предварительно заправлена компонентами топлива, то это время снижалось до 15-30 минут. «Дун-2» могла быть запущена с наземного или из шахтного пускового устройства, куда она устанавливалась перед стартом. Обычно же ракеты хранились в подземном защищенном хранилище.

Спустя два года на боевое дежурство была поставлена новая БРСД «Дун-2-1» (по китайской классификации – ракета промежуточной дальности). Она была двухступенчатой. Первая ступень была взята от «Дун-2» без каких-либо изменений. Вторая ступень, состыкованная при помощи соединительного отсека ферменной конструкции с первой, в качестве двигательной установки имела однокамерный ЖРД с поворотным соплом.

Инерциальную систему управления китайцам улучшить не удалось. При стрельбе на максимальную дальность 6000 км вероятный промах увеличивался до 3,5 км. Правда, мощность ядерной ГЧ возросла до 2 Мт, что несколько компенсировало довольно большое отклонение от расчетной точки прицеливания. Но по-прежнему ракета была не способна поражать высокозащищенные точечные цели, что ограничивало выбор объектов поражения. Эксплуатационные показатели «Дун-2-1» остались на уровне ее предшественницы. Невысокой оставалась и техническая надежность ракет.

Все китайские БРСД этого периода совершенными назвать конечно трудно, но считаться с ними все-таки было необходимо. У Советского Союза отношения с Китаем к концу 60-х годов приобрели конфликтную форму, а после вооруженных китайских провокаций на дальневосточной границе СССР совсем испортились. В этих условиях появление у агрессивного соседа БРСД с ядерным оснащением потребовало ответных шагов.

СПУ БРК «Пионер»

БРСД «Дун-2-1» (Китай) 1977 г.

БРСД «Пионер»

БРСД «Пионер» (СССР) 1976г.

1 – обтекатель боевого блока; 2 – обтекатель двигателя боевой ступени; 3 – кабельный короб; 4 – опорный пояс; 5 – обтекатель тормозного двигателя; 6 – кабельный короб; 7 – места крепления аэродинамического руля; 8 – аэродинамические рули; 9 – тормозной двигатель второй ступени; 10 – верхняя крышка РДТТ; 12 – заряд топлива; 13 – термозащита; 14 – нижняя крышка РДТТ; 15 – устройство вдува газа в сопло; 16 – тормозной двигатель первой ступени; 17 – корпус ракеты; 18 – верхняя крышка РДТТ первой ступени; 19 – задняя крышка РДТТ первой ступени; 20 – газодинамический руль; 21 – рулевые машины; 22 – механическая связь аэродинамического и газодинамического рулей; 23 – защитная крышка сопла.

Встал вопрос – что предпринять? Строить новые позиции для ракет типа Р-12 и Р-14, или придумать что-то новое. Тут как раз пригодились наработки московского КБ под руководством академика А. Д. Надирадзе. Оно разрабатывало ракету средней дальности на смесевом твердом топливе. Большим достоинством нового ракетного комплекса с такой ракетой должно было стать применение мобильного способа базирования, сулившего повышение живучести за счет неопределенности о местоположении пусковой установки. В случае необходимости открывалась перспектива перебазировать мобильные ПУ с одного ТВД на другой, что невозможно при стационарном базировании ракет.

В начале 70-х годов работам придали дополнительное ускорение. После практической отработки различных технических решений по новой ракете и наземным агрегатам ракетного комплекса конструкторы смогли приступить к завершающему этапу. 21 сентября 1974 года на полигоне Капустин Яр начались летные испытания ракеты «Пионер» (заводское обозначение 15Ж45). Потребовалось почти полтора года, чтобы завершить доводку ракеты и выполнить намеченную программу испытаний. 11 марта 1976 года Государственная комиссия подписала акт о приеме БРК с ракетой 15Ж45 (другое обозначение РСД-10) на вооружение РВСН. Комплексу также присвоили наименование «Пионер». Но этот БРК не был первым мобильным комплексом. Еще в середине 60-х годов в СССР проходил испытания мобильный ракетный комплекс, в котором ракета с ЖРД устанавливалась на гусеничное шасси. Но из-за большой массы конструкции и других недостатков доводить его до серийного производства не стали.

Новые комплексы развертывались не только на востоке, но и на западе Советского Союза. Часть устаревших ракет средней дальности, прежде всего Р-14, сняли с вооружения, а их место заняли «Пионеры». Появление последних вызвало большой переполох в странах НАТО, и очень быстро новая советская ракета приобрела известность как SS-20 – «Гроза Европы».

Ракета «Пионер» имела две маршевые ступени и агрегатно-приборный блок, которые соединялись между собой при помощи соединительных отсеков. Двигательная установка первой ступени представляла собой конструкцию, состоящую из стеклопластикового корпуса со скрепленным с ним твердотопливным зарядом, выполненным из высокоэнергетичного смесевого топлива, стальных переднего днища и сопловой крышки, соплового блока. В хвостовом отсеке ступени размещались тормозные двигатели и приводы рулевых органов. Управляющие усилия создавали четыре газодинамических и четыре аэродинамических руля (последние выполнены в виде решеток).

Двигательная установка второй ступени имела аналогичную конструкцию, но для получения управляющих воздействий использовались другие методы. Так, управление по углам тангажа и рыскания осуществлялось вдувом газа из газогенератора в закритическую часть сопла, а по крену – перепуском газа через специальное устройство. Оба двигателя имели систему отсечки тяги (на первой ступени – аварийная) и время работы около 63 секунд.

На ракету установили инерциальную систему управления, построенную на базе бортового цифрового вычислительного комплекса. Для повышения надежности работы все каналы имели резервирование. Почти все элементы СУ размещались в герметичном приборном отсеке. Конструкторам удалось обеспечить довольно высокую точность попадания (КВО) – 550 м при стрельбе на максимальную дальность 5000 км.

Ликвидация БРСД «Пионер» и их контейнеров

Агрегатно-приборный блок обеспечивал разведение трех боеголовок мощностью 150 кт каждая по своим целям. Проводились летные испытания ракеты и с моноблочной головной частью мощностью в 1 Мт. Из-за отсутствия в районах выбора вероятных целей системы ПРО комплекса ее преодо

ления ракета не имела.

В качестве шасси для подвижной пусковой установки выбрали шестиосную колесную машину МАЗ-547. Ракета, помещенная в герметичный тран- спортно-пусковой контейнер, в котором постоянно поддерживался необходимый температурно-влажностный режим, до старта находилась в горизонтальном положении. При подготовке к пуску ТПК поднимался в вертикальное положение. Чтобы не разрушить пусковую установку, конструкторы применили способ «минометного» запуска. Операции по предстартовой подготовке и пуску проходили в автоматическом режиме после получения специальной команды с пункта управления.

10 августа 1979 года на летные испытания была представлена ракета 15Ж53, имевшая более высокие боевые характеристики. Испытания проводились на полигоне Капустин Яр до 14 августа 1980 года, а 17 декабря этого же года новый БРК, получивший обозначение «Пионер УТТХ» (улучшенные тактико-технические характеристики), был принят на вооружение РВСН.

Ракета «Пионер УТТХ» имела те же первую и вторую ступени, что и ракета «Пионер». Изменения коснулись системы управления и агрегатно-при- борного блока. За счет доработки командных приборов и алгоритмов работы БЦВК удалось повысить точность стрельбы до 450 м. Установка новых двигателей с повышенной энергетикой на агрегатно-приборный блок дала возможность увеличить район разведения боевых блоков, что имело большое значение при планировании объектов поражения.

Оба комплекса эксплуатировались до 1991 года и были ликвидированы в соответствии с условиями Договора о РСМД. Часть ракет ликвидировалась методом пуска, что позволило проверить их надежность и подтвердить заложенные характеристики. Особый интерес вызывали ракеты «Пионер», находившиеся в эксплуатации свыше 10 лет. Проведенные пуски завершились успешно. Всего под сокращение попало свыше 700 развернутых и находящихся на хранении ракет РСД-10.

БРСД «Пионер» в момент старта

В начале 70-х годов в США вернулись к созданию БРСД, что было следствием изменения военно-политического баланса с СССР. Реальная возможность получить мощный ответный удар по своей территории вынудила американских стратегов и политиков искать приемлемый выход. Когда хорошо ищут, то почти всегда находят. Американские стратеги разработали концепцию «ограниченной ядерной войны». Ее главной изюминкой была идея переноса ядерного конфликта на просторы Европы, естественно, с захватом и территории Советского Союза. Для воплощения новых идей нужны были и новые средства. В 1972 году начались теоретические проработки по данной проблеме, что позволило выработать комплекс тактико- технических требований к будущему ракетному комплексу. С середины 70-х годов рядом ракетостроительных фирм велись опытно-конструкторские работы по созданию прототипа БРСД, способного удовлетворить заказчика.

Победу одержала «Мартин-Мариэтта» (головная фирма), контракт с которой на полномасштабную разработку боевого ракетного комплекса был заключен в 1979 году. Одновременно политики взялись за активную обработку своих европейских союзников по Североатлантическому блоку с целью добиться разрешения на размещение новых американских ракет. В ход, как всегда, был пущен проверенный козырь – «советская ракетная опасность», и прежде всего, со стороны ракет SS-20. Согласие на базирование БРСД удалось добиться от правительства ФРГ.

Тем временем конструкторские работы завершились, и в апреле 1982 года ракета, получившая к тому времени название «Першинг-2», поступила на летные испытания. Планировалось провести 14 контрольных пусков и 14 так называемых войсковых, т. е. штатными расчетами.

Первые два пуска, состоявшиеся 22 июня и 19 ноября, закончились неудачно. Конструкторы быстро разобрались в причинах и последующие 7 испытательных стартов в январе – апреле следующего года на дальности от 100 до 1650 км были признаны успешными. Всего было проведено 18 испытательных пусков, после чего было принято решение принять комплекс с ракетой «Першинг-2» на вооружение 56-й бригады сухопутных войск США в Европе, перевооружение которой началось с конца 1983 года.

Справедливости ради надо заметить, что размещенные на территории Западной Германии 120 БРСД «Першинг-2» американскими стратегами никогда не планировалось применять против советских ракет SS-20. Такой вывод легко сделать, сравнив хотя бы только численность тех и других ракет: 120 у американцев и свыше 400 у Советского Союза на территории до Урала. Предназначение «Першингов» было совсем другое. Обладая высокой точностью попадания и малым временем подлета к целям, что не могли обеспечить ни МБР, ни БРПЛ, они являлись оружием «первого удара». Главное их предназначение- нанести поражение стратегически важным объектам и прежде всего командным пунктам Вооруженных сил и РВСН СССР, чтобы максимально ослабить ответный ядерный удар, если не сорвать его совсем.

По своей компоновочной схеме БРСД «Першинг-2» представляла двухступенчатую ракету с последовательным расположением ступеней, стыковавшихся с головной частью посредством переходных отсеков. Характерной особенностью ракеты является размещение ее системы управления в головной части, а также наличие системы отсечки тяги на обеих твердотопливных ступенях, чего ранее на американских ракетах не встречалось.

Конструкция РДТТ маршевых ступеней была одинаковой и состояла из следующих основных элементов: корпуса из композиционного материала на основе волокна «Кевлар-49» с теплоизоляционным покрытием, соплового блока, жестко скрепленного с корпусом твердотопливного заряда, воспламенителя, привода управления вектором тяги и системы отсечки тяги. Конструкторы применили сопла с повышенной степенью расширения, которые отклонялись при помощи гидропривода с электрическим управлением. Время работы двигателей до полного выгорания топлива- 55 и 40 секунд для первой и второй ступени соответственно. Применение системы отсечки тяги позволяло получить широкий диапазон дальностей полета.

Головная часть состояла из трех отсеков: переднего (в нем размещались датчики подрыва и элементы системы наведения), среднего (боевая часть) и заднего (инерциальная система управления и ее исполнительные элементы).

Управление полетом ракеты на активном участке траектории по углам тангажа и рыскания осуществлялось путем отклонения сопел РДТТ. Управление по крену на участке работы двигателя первой ступени производилось двумя аэродинамическими рулями, установленными на хвостовом отсеке этой ступени. Два других руля, размещенных там же, закреплялись жестко и выполняли роль стабилизаторов. Во время работы РДТТ второй ступени управление по крену осуществлялось четырьмя аэродинамическими рулями головной части.

Система управления дополнялась системой наведения ГЧ на конечном участке траектории по радиолокационной карте местности (система RADAG). Такая система на баллистических ракетах ранее не применялась. Комплекс командных приборов фирмы «Кеарфотт» располагался на стабилизированной платформе, помещенной в цилиндрический корпус, и имел свой электронный блок управления. Работу СУ обеспечивал бортовой цифровой вычислительный комплекс фирмы «Бендикс» размещенный в 12 съемных модулях, и защищенный алюминиевым корпусом.

Система RADAG состояла из бортовой радиолокационной станции и коррелятора. РЛС экранировалась и имела два антенных блока. Один из них предназначался для получения радиолокационного яркостного изображения местности. Другой- для определения высоты полета. Изображение кольцевого типа под головной частью получалось за счет сканирования вокруг вертикальной оси с угловой скоростью 2 об/с. Четыре эталонных изображения района цели для разных высот хранилось в памяти ЦВМ в виде матрицы, каждая ячейка которой представляла собой радиолокационную яркость соответствующего участка местности, записанную двухзначным двоичным числом. К аналогичной матрице сводилось полученное от РЛС действительное изображение местности при сравнении которого с эталонным можно было определить ошибку инерциальной системы.

Полет ГЧ корректировался исполнительными органами – реактивными соплами, работавшими от баллона со сжатым газом вне атмосферы, и аэродинамическими рулями с гидравлическим приводом при входе в атмосферу.

В качестве боевого оснащения ракета несла ядерный моноблок с изменяемым тротиловым эквивалентом. Перед стартом расчет пункта управления пуском мог выбрать одну из четырех возможных мощностей: 0,3, 2, 10, 80 кт. Для поражения вы- сокозащищенных объектов был разработан проникающий вглубь земли на 50-70 м ядерный заряд.

Ракета «Першинг-2» размещалась на пусковом устройстве, установленном на колесный полуприцеп, и перед стартом поднималась в вертикальное положение. В отличие от советских РСД-10, она не имела транспортно-пускового контейнера. Чтобы уберечь ракету от атмосферных осадков, пыли и грязи при совершении марша, пользовались специальными чехлами.

Все 108 поставленных на боевое дежурство ракет «Першинг-2» базировались на территории Западной Германии до 1990 года, пока их не ликвидировали в соответствии с положениями Договора о РСМД. Несмотря на то, что эта ракета проектировалась во второй половине 70-х годов, она до настоящего времени остается самой совершенной БРСД в мире.

В 80-х годах развитием баллистических ракет средней дальности занимаются Франция и Китай. И если первая страна большой активности не проявляет, то азиатский гигант тратит на это большие средства. Китайские специалисты-ракетчики, используя позитивные изменения в экономике страны, создали во второй половине 80-х годов ракету «Дун-4» с дальностью полета до 6000 км. Ее стартовая масса достигает 90 т. Значительного прогресса удалось достичь в области систем наведения. Новая инерциальная система управления обеспечивает доставку к цели боевого блока мощностью 2Мт с точностью (КВО) 700 м. Шахтное размещение ракет, заправленных жидкими компонентами топлива, обеспечивает проведение предстартовой подготовки и пуска в течение 3-5 минут. Ракеты «Дун-4» с 1988 года стали поступать на замену устаревших систем.

Ведут китайцы разработку и ракеты с двигателями на твердом топливе. Она будет иметь две маршевые ступени, моноблочную ГЧ мощностью 350 кт, максимальную дальность полета около 3000 км, точность стрельбы (КВО) 500 м. С целью повышения живучести для ракеты выбран мобильный способ базирования. Ожидается, что она поступит на вооружение ядерных сил НОАК в конце 90-х годов. В случае успеха эта ракета может стать самой совершенной из всех китайских баллистических ракет и вывести СЯС Китая на новый качественный уровень.

Во Франции ведутся работы по ракете S-4, окончание которых планируется на начало следующего тысячелетия. Ожидается, что она будет пригодна для базирования как в ШПУ, так и на самоходных пусковых установках, иметь дальность полета около 3500 км и КВО – 300 м.

Свою собственную БРСД создает Индия. На ракетном полигоне Чандипур с мая 1989 года проводятся летно-конструкторские испытания ракеты «Агни». По сообщениям в печати, работы продвигаются успешно. Ракета двухступенчатая. Первая ступень (твердотопливный РДТТ) взята от индийской ракеты-носителя, используемой для вывода спутников в космос. Вторая ступень представляет собой оперативно- тактическую ракету «Притхви» национальной разработки. На ней установлен двухкамерный ЖРД с отклоняемыми камерами сгорания.

Система управления ракеты инерциальная, построена на базе бортовой ЭВМ. Для «Агни» разрабатывается целый ряд вариантов головных частей: с обычным взрывчатым веществом массой 1000 кг, объемного взрыва, а также ГЧ с системой коррекции в конце полета по радиолокационной или инфракрасной карте местности в районе цели. В случае успешного завершения работ точность стрельбы (КВО) может составить 30 м. Вполне возможно создание и ядерной боеголовки мощностью около 20 кт.

БРСД «Першинг-2» (США) 1985 г.

I – первая ступень; II – вторая ступень; III – головная часть; IV – переходной отсек; 1 – бортовая РЛС системы RADAG; 2 – датчик спецавтоматики ядерного заряда; 3 – боевой блок; 4 – реактивное сопло системы управления полетом ГЧ; 7 – пусковое устройство РДТТ; 8 – устройство отсечки тяги РДТТ; 9 – термозащита двигателя; 10 – заряд твердого топлива; 11 – механизм отклонения сопла; 12 – сопло РДТТ; 13 – кабельный короб; 14 – рулевая машина; 15 – аэродинамический руль первой ступени

Индийская БРСД имеет стартовую массу 14 т, длину 19 м, диаметр – около 1 м и дальность полета-2500 км. Ее принятие на вооружение ожидается в конце 90-х годов.

Таким образом, в начале нового столетия БРСД на вооружении будут иметь Китай, Франция и Индия, хотя не исключено, что ракеты этого типа могут появиться и у других стран.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

К середине 50-х годов почти одновременно военные руководители Советского Союза и США поставили своим кон- структорам-ракетчикам задачу создать баллистическую ракету, способную поражать цели, расположенные на другом континенте. Проблема была из не простых. Предстояло решить массу сложных технических вопросов, связанных с обеспечением доставки ядерного заряда на дальность свыше 9000 км. И решать их пришлось методом проб и ошибок.

Пришедший к власти в СССР Н. С. Хрущев, сознавая уязвимость самолетов стратегической авиации, решил подыскать им достойную замену. Ставку он сделал на ракеты. 20 мая 1954 года выходит совместное постановление правительства и ЦК КПСС о создании баллистической ракеты межконтинентальной дальности. Работы поручили ЦКБ-1. Возглавлявший его С. П. Королев получил широкие полномочия на задействование не только специалистов различных областей промышленности, но и на использование материальных ресурсов. Для проведения летных испытаний межконтинентальных ракет была необходима новая испытательная база, так как полигон Капустин Яр не мог обеспечить требуемые условия. Постановлением правительства от 12 февраля 1955 года положено начало созданию нового полигона (ныне известного как космодром Байконур) для отработки тактико- технических характеристик МБР, запусков ИСЗ, выполнения научно-исследовательских и экспериментальных работ по тематике ракетно-космической техники. Чуть позже в районе станции Плесецк Архангельской области, развернулось строительство объекта под условным названием «Ангара», который должен был стать базой первого соединения, вооруженного новыми ракетами (позднее его стали использовать как полигон и космодром). В трудных условиях пришлось строить стартовые комплексы, технические позиции, измерительные пункты, подъездные пути, жилые и рабочие помещения. Основная тяжесть работ легла на военнослужащих строительных батальонов. Строительство велось ударными темпами и за два года были созданы необходимые условия для проведения испытаний.

К этому времени коллектив ЦКБ-1 создал ракету, получившую обозначение Р-7(8К71). Первый испытательный пуск был назначен на 15 мая 1957 года в 19.00 по московскому времени. Как и следовало ожидать, он вызвал большой интерес. Прибыли все главные конструкторы ракеты и стартового комплекса, руководители программы от Министерства обороны и ряда других организаций. Все, конечно, надеялись на успех. Однако почти сразу после прохождения команды на запуск двигательной установки, в хвостовом отсеке одного из боковых блоков возник пожар. Ракета взорвалась. Намеченный на 11 июня следующий запуск «семерки» не состоялся по причине неисправности ДУ центрального блока. Конструкторам потребовался месяц упорной и кропотливой работы, чтобы устранить причины выявленных неполадок. И вот 12 июля ракета, наконец, взлетела. Казалось все идет хорошо, но прошло всего несколько десятков секунд полета, и ракета стала отклоняться от заданной траектории. Чуть позже ее пришлось ликвидировать. Как потом удалось выяснить, причиной послужило нарушение управления полетом ракеты по каналам вращения.

МБР Р-7А (СССР) 1960 г.

Первые пуски показали наличие серьезных недостатков в конструкции Р-7.

При анализе данных телеметрии было установлено, что в определенный момент при опорожнении баков горючего возникали колебания давления в расходных магистралях, которые приводили к повышенным динамическим нагрузкам и к разрушению конструкции. К чести конструкторов с этим дефектом они быстро справились.

Долгожданный успех пришел 21 августа 1957 года, когда стартовавшая ракета полностью выполнила намеченный план полета. А 27 августа в советских газетах появилось сообщение ТАСС: «На днях осуществлен запуск новой сверхдальней многоступенчатой баллистической ракеты. Испытания прошли успешно. Они полностью подтвердили правильность расчетов и выбранной конструкции…Полученные результаты показывают, что имеется возможность пуска ракет в любой район земного шара». Это заявление, естественно, не осталось без внимания за рубежом и произвело должный эффект.

Этот успех открывал широкие перспективы не только в военной области. Еще в конце мая 1954 года С. П. Королев направил в ЦК КПСС и Совет Министров СССР письмо с предложением осуществить практическую разработку искусственного спутника Земли. Н. С. Хрущев одобрил эту идею и с февраля 1956 года началась практическая работа по подготовке первого ИСЗ и наземного комплекса измерений и управления. 4 октября 1957 года в 22.28 по московскому времени ракета Р-7 с первым искусственным спутником на борту стартовала и успешно вывела его на орбиту. 3 ноября был осуществлен запуск первого в мире биологического спутника, в кабине которого находилось подопытное животное- собака Лайка. Эти события имели мировое значение и по праву закрепили за Советским Союзом приоритет в области освоения космоса.

А тем временем испытатели боевой ракеты столкнулись с новыми трудностями. Так как боевой блок поднимался на высоту нескольких сотен километров, то ко времени обратного входа в плотные слои атмосферы он разгонялся до огромных скоростей. Боевой блок круглой формы, разработанный ранее, быстро сгорал. Кроме того, стало ясно, что нужно увеличить максимальную дальность полета ракеты, улучшить ее эксплуатационные характеристики.

12 июля 1958 года было утверждено задание на разработку более совершенной ракеты – Р-7А. Одновременно велась доводка «семерки». В январе 1960 года ее приняли на вооружение только что созданного вида Вооруженных Сил – Ракетных войск стратегического назначения.

Двухступенчатая ракета Р-7 выполнена по «пакетной» схеме. Ее первая ступень представляла собой четыре боковых блока, каждый длиной 19 м и наибольшим диаметром 3 м, расположенные симметрично вокруг центрального блока (вторая ступень ракеты) и соединенные с ним верхним и нижним поясами силовых связей. Конструкция всех блоков одинакова: хвостовой отсек, силовое кольцо, отсек торовых баков для хранения перекиси водорода, используемой в качестве рабочего тела ТНА, бака горючего, бака окислителя и переднего отсека.

На первой ступени, в каждом блоке, устанавливались ЖРД РД-107 конструкции ГДЛ-ОКБ с насосной подачей компонентов топлива. Он имел шесть камер сгорания. Две из них использовались как рулевые. ЖРД развивал тягу у земли 78 т и обеспечивал работу на номинальном режиме в течение 140 секунд.

На второй ступени устанавливался ЖРД РД-108, аналогичный по конструкции с РД-107, но отличавшийся в основном большим числом рулевых камер – 4. Он развивал тягу у земли до 71 т и мог работать на режиме главной ступени 320 секунд.

Топливо для всех двигателей использовалось двухкомпонентное: окислитель- жидкий кислород, горючее-› керосин. Зажигание топлива при запуске осуществлялось от пиротехнических устройств. Чтобы достичь заданной дальности полета, конструкторы установили автоматическую систему регулирования режимов работы двигателей и систему одновременного опорожнения баков (СОБ), что позволило сократить гарантированный запас топлива. Ранее такие системы на ракетах не применялись.

«Семерка» оснащалась комбинированной системой управления. Ее автономная подсистема обеспечивала угловую стабилизацию и стабилизацию центра масс на активном участке траектории. Радиотехническая подсистема осуществляла коррекцию бокового движения центра масс и выдачу команды на выключение двигателей, что повышало точностные характеристики ракеты. КВО составило 2,5 км при стрельбе на дальность 8500 км.

Р-7 несла моноблочную ядерную головную часть мощностью 5 Мт. Перед стартом ракету устанавливали на пусковое устройство. Подгоняли емкости с керосином и кислородом и начинался процесс заправки, продолжавшийся почти 2 часа. После прохождения пусковой команды одновременно запускались двигатели первой и второй ступеней. Помехо- защищенные радиокоманды управления передавались на борт ракеты со специальных пунктов радиоуправления.

Ракетный комплекс получился громоздким, уязвимым и очень дорогим в эксплуатации. К тому же в заправленном состоянии ракета могла находиться не более 30 суток. Для создания и пополнения необходимого запаса жидкого кислорода для развернутых ракет нужен был целый завод. Очень скоро стало ясно, что Р-7 и ее модификации не могут быть поставлены на боевое дежурство в массовом количестве. Так все и случилось. К моменту возникновения Карибского кризиса Советский Союз располагал всего несколькими десятками таких ракет.

12 сентября 1960 года на вооружение была принята модифицированная ракета Р-7А(8К74). Она имела несколько большую по размерам вторую ступень, что позволило увеличить на 500 км дальность полета, более легкую головную часть и инерциальную систему управления. Но, как и следовало ожидать, добиться заметного улучшения боевых и эксплуатационных характеристик не удалось.

К середине 60-х годов оба ракетных комплекса сняли с вооружения и бывшая МБР Р-7А стала широко использоваться для запуска космических аппаратов в качестве ракеты-носителя. Так, космические корабли серий «Восток» и «Восход» выводились на орбиту трехступенчатой доработанной модификацией «семерки», состоящей из шести блоков: центрального, четырех боковых и блока третьей ступени. Позднее она же стала ракетой-носителем космических кораблей «Союз». За долгие го ды космической службы совершенствовались различные системы ракеты, но принципиальных изменений не произошло.

МБР «Атлас-D» (США) 1958 г.

МБР «Атлас-Е» (США) 1962 г.

В 1953 году командование ВВС США после проведения очередного учения по ядерной бомбардировке объектов, расположенных на территории СССР, и подсчета вероятных потерь своей авиации окончательно склонилось к мнению о необходимости создания МБР. Тактико-технические требования к такой ракете были сформулированы быстро и в начале следующего года фирма «Конвэр» получила заказ на ее разработку.

В 1957 году представители фирмы передали на испытания упрощенный вариант МБР, получившей обозначение HGM-16 и название «Атлас-А». Было построено восемь ракет без головной части и двигателя второй ступени (его пока не смогли довести до полной готовности). Как показали первые пуски, закончившиеся взрывами и отказами, и системы первой ступени были далеки от требуемых кондиций. А тут еще подлило масла" в огонь известие из Советского Союза об успешном испытании межконтинентальной ракеты. В результате генерал Шривер, являвшийся в то время начальником Управления баллистических ракет ВВС США, чуть не потерял свое место и был вынужден давать официальные объяснения по поводу неудач во многих государственных комиссиях.

Годом позже на испытание передали ракету «Атлас-В», выполненную в полной комплектации. В течение всего года проводились пуски на различную дальность. Разработчикам удалось добиться заметного прогресса. 28 ноября 1958 года при очередном запуске ракета пролетела 9650 км и всем стало ясно, что МБР «Атлас» состоялась. Данная модификация предназначалась для отработки головной части и методики боевого применения. Все пуски ракет этой серии завершились успешно (первый – 23 декабря 1958 года). По итогам последних испытаний была заказана партия ракет, получивших обозначение «Атлас-D», для передачи в подразделения САК ВВС. Первый же контрольный пуск МБР из этой серии, состоявшийся 14 апреля 1959 года, завершился аварией. Но это была случайность, что и подтвердилось впоследствии.

На этом работы над ракетой не закончились. Были созданы и приняты на вооружение в 1962 году еще две модификации – Е и F. Называть их принципиально новыми нет оснований. Изменения коснулись аппаратуры системы управления (была ликвидирована система радиоуправления), изменилась конструкция носовой части корпуса ракеты.

Наиболее совершенной считалась модификация «Атлас-F». Она имела смешанную конструкцию. При запуске все двигатели начинали работать одновременно, представляя таким образом одноступенчатую ракету. После достижения определенной скорости производилось отделение хвостовой части корпуса совместно с так называемыми двигателями-ускорителями. Корпус собирался из листовой стали. Внутри размещался единый топливный бак длиной 18,2м и диаметром 3 м. Его внутренняя полость делилась перегородкой на две части: для окислителя и горючего. Для гашения колебаний топлива внутренние стенки бака имели «вафельную» конструкцию. С этой же целью после первых аварий пришлось установить систему перегородок. К нижнему днищу бака на шпангоуте с помощью разрывных болтов крепилась сбрасываемая в полете хвостовая часть корпуса (юбка), выполненная из стекловолокна.

МБР «Атлас-F» (США) 1962 г.

Двигательная установка, состоявшая из маршевого двигателя LR-105, двух стартовых ускорителей LR-89 и двух рулевых двигателей LR-101, размещалась в нижней части ракеты. Все двигатели разработаны в 1954-1958 годах фирмой «Рокетдайн».

Маршевый ЖРД имел время работы до 300 секунд и мог развить тягу на земле 27,2 т. ЖРД LR-89 развивал тягу 75 т, но мог работать всего 145 секунд. Чтобы обеспечить управление полетом по тангажу и крену, его камера сгорания имела возможность отклоняться на угол 5 градусов. Многие элементы этого двигателя были идентичны ЖРД ракеты «Тор». С целью упрощения конструкции для двух ускорителей разработчики предусмотрели общие элементы пусковой системы и газогенератор. Отработанные газы от ТНА использовались для подогрева газообразного гелия, поступающего на наддув топливного бака. Рулевые ЖРД имели тягу 450 кг, время работы 360 секунд и могли отклоняться на угол 70 градусов.

В качестве компонентов топлива употреблялись керосин и переохлажденный жидкий кислород. Горючее использовалось и для охлаждения камер сгорания ЖРД. Для запуска всех трех ТНА применялись пороховые аккумуляторы давления. Расход компонентов регулировался дискретной системой регулирования подачи топлива, специальными датчиками и счетно- решающим устройством. После того как ускорители отрабатывали заданную программу, их сбрасывали вместе с баллонами гелия и юбкой.

На ракете устанавливалась система управления инерциального типа фирмы «Бош Арма» со счетно-решающим устройством дискретного типа и электронным контрольным устройством. Запоминающие элементы были выполнены на ферритовых сердечниках. Программа полета, записанная на магнитную ленту или магнитный барабан, хранилась в шахте для ракеты. Если возникла необходимость заменить программу, то с ракетной базы на вертолетах доставляли новую ленту или барабан. Система управления обеспечивала КВО точек падения боевого блока в радиусе 3,2 км при стрельбе на дальность около 16000 км.

Головная часть МкЗ острой конической формы (на сериях до D включительно ГЧ имела более тупую форму) отделяемого типа в полете стабилизировалась вращением. Ее масса составляла 1,5 т. Ядерный моноблок мощностью 3-4 Мт имел несколько степеней защиты и надежные датчики подрыва. В 1961 году была разработана ГЧ Мк4 массой 2,8 т с более мощным зарядом, но ее решили установить на МБР «Титан-1».

Ракеты «Атлас» базировались в шахтах с подъемными пусковыми столами и имели готовность к пуску около 15 минут. Всего американцы развернули 129 пусковых установок с этими ракетами и на вооружении они состояли до конца 1964 года.

Еще до того, как их сняли с боевого дежурства, «Атласы» стали использовать для космических целей. Ракета «Атлас-D» вывела 20 февраля 1962 года на орбиту космический корабль «Меркурий» с космонавтом на борту. Она же служила первой ступенью трехступенчатой ракеты-носителя «Атлас-Эйбл». Однако все три пуска этой ракеты в 1959-1960 годах с мыса Канаверал закончились неудачно. «Атлас-F» использовалась для вывода на орбиты ИСЗ различного назначения, в том числе «Навстар». Впоследствии «Атласы» использовались в качестве первой ступени составных ракет-носителей «Атлас-Аджена», «Атлас-Бернер-2» и «Атлас-Центавр».

Но вернемся назад. В 1955 году командование стратегических сил ВВС США разработало комплекс требований к более тяжелой ракете, способной нести мощную термоядерную головную часть. Задание на разработку получила фирма «Мартин». Несмотря на огромные усилия, опытно-конструкторские работы по ракете LGM-25A явно затянулись. Только летом 1959 года опытная серия ракет поступила на летные испытания. Первый пуск, состоявшийся 14 августа, был неудачным из-за неисправности, возникшей на второй ступени. Последующие испытания сопровождались многочисленными отказами и авариями. Доводка шла трудно. Только 2 февраля следующего года пришел долгожданный успех. Испытываемая ракета, наконец, взлетела. Казалось бы, что черная полоса закончилась. Но 15 июня при подготовке к старту произошел взрыв. 1 июля пришлось подорвать ракету в полете по причине большого отклонения от заданной траектории. И все же затраченные усилия большого коллектива конструкторов и денежная стимуляция проекта дали свои положительные результаты, что и подтвердили последующие пуски.

МБР «Титан-1» (США) 1961 г.

Старт МБР «Титан-1»

29 сентября был произведен запуск ракеты «Титан-1» (такое название присвоили к тому времени новой МБР) на максимальную дальность с эквивалентом головной части 550 кг, размещенном в специальном экспериментальном корпусе. Ракета, запущенная с полигона Канаверал, пролетела 16000 км и упала в океан в 1600 км к юго-востоку от о. Мадагаскар. Отделившийся от ГЧ на высоте 3 км контейнер с приборами был обнаружен и выловлен поисковой группой. Всего за весь цикл летных испытаний, а он длился до 6 октября 1961 года, был произведен 41 экспериментальный запуск ракет «Титан-1», из которых 31 был признан успешным или частично успешным.

Двухступенчатая МБР «Титан-1» выполнена по схеме «тандем». Каждая ступень имела по два несущих топливных бака из высокопрочного алюминиевого сплава. Силовой набор и обшивка хвостовых и приборных отсеков изготавливались из магниево-ториевого сплава. Несмотря на солидные размеры, сухая масса ракеты не превышала 9 т. Для торможения первой ступени в момент разделения, остаток окислителя из бака выпускался через две реактивных насадки, расположенных на верхнем кольце бака. Одновременно включался маршевый двигатель второй ступени.

В момент старта на земле включался двухкамерный ЖРД LR-87, сконструированный фирмой «Аэроджет дженерал корпорейшн», развивавший тягу 136 т. Запас топлива позволял ему работать в течение 145 секунд. Запуск ТНА, работавшего на основных компонентах топлива, производился сжатым азотом. Охлаждение трубчатых камер сгорания обеспечивалось горючим. Камеры сгорания устанавливались в шарнирных подвесах, что давало возможность создавать управляющие усилия в полете по углам тангажа и рыскания.

Управление по крену реализовывалось за счет установки сопловых насадок, в которые подавались выходящие из ТНА выхлопные газы.

Вторая ступень оснащена однокамерным ЖРД LR-91, развивавшим тягу в вакууме 36,3 т. Время его работы- 180 секунд. Камера сгорания крепилась на кардановом подвесе и имеет трубчатую конструкцию. Часть сопла охлаждалась. Остальная его часть представляла собой двухслойную насадку с внутренним слоем из фенольной пластмассы, усиленной асбестом. Отработанные газы после турбины турбонасосного агрегата выбрасывались через сопло, обеспечивавшее создание усилий по углу крена. Топливо для всех ЖРД двухкомпонентное: горючее – керосин, окислитель – жидкий кислород.

На ракете устанавливалась инерциальная система управления с радиокоррекцией на активном участке траектории с использованием наземной ЭВМ. В ее состав входили РЛС слежения, специальная ЭВМ «Афина» для вычисления действительной траектории, определения момента выключения двигательной установки второй ступени и выработки команд управления. Инерциальное устройство на борту ракеты функционировало всего две минуты и играло вспомогательную роль. СУ обеспечивала точность стрельбы в 1,7 км. МБР «Титан-1» несла отделяемую в полете моноблочную головную часть Мк4 мощностью 4-7 Мт.

Ракета базировалась в защищенных шахтных пусковых установках и имела оперативную готовность к пуску около 15 минут. Ракетный комплекс получился очень дорогим и уязвимым, особенно РЛС слежения и управления. Поэтому первоначально планируемое количество развертываемых ракет этого типа (108 ) сократили в 2 раза. Им была суждена короткая жизнь. На боевом дежурстве они находились всего три года и в конце 1964 последний отряд МБР «Титан-1» вывели из состава САК.

Обилие недостатков и прежде всего низкая живучесть ракетных комплексов с ракетами «Атлас», «Титан-1» и Р-7 предопределило неминуемую их замену в ближайшем будущем. Еще в период проведения летных испытаний этих ракет советским и американским военным специалистам стало ясно, что нужно создавать новые ракетные комплексы.

13 мая 1959 года специальным постановлением ЦК КПСС и правительства КБ академика Янгеля поручили разработать МБР на высоко- кипящих компонентах топлива. Впоследствии она получила обозначение Р-16(8К64). Для разработки двигателей и систем ракеты, а также на земной и шахтной стартовых позиций были привлечены конструкторские коллективы, возглавляемые В. Глушко, В. Кузнецовым, Б. Коноплевым и др.

МБР Р-16 (СССР) 1961 г.

Первоначально Р-16 предполагалось запускать только с наземных пусковых установок. На ее проектирование и проведение летных испытаний отводились крайне сжатые сроки.

В процессе подготовки первого пуска ракеты 23 октября 1960 года после ее заправки компонентами топлива, в электросхеме автоматики двигательной установки появилась неисправность, устранение которой проводилось на заправленной ракете. Поскольку гарантия работоспособности двигателей после заполнения турбонасосного агрегата компонентами топлива определялась в один день, то работы по подготовке к пуску и устранению неисправности велись одновременно. На заключительном этапе подготовки ракеты к полету, от программного токораспределителя прошла преждевременная команда на запуск двигателя второй ступени, вследствие чего возник пожар и произошел взрыв ракеты. В результате аварии погибли значительная часть боевого расчета, ряд руководящих работников, находившихся на стартовой позиции вблизи ракеты, в том числе главный конструктор системы управления Б. М. Коноплев, председатель государственной комиссии по проведению испытаний главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии М. И. Неделин. Стартовая позиция взрывом была выведена из строя. Причины катастрофы изучались правительственной комиссией и по результатам расследования был намечен и реализован комплекс мероприятий по обеспечению безопасности при отработке и испытаниях ракетной техники.

МБР Р-16 на параде

Второй пуск ракеты Р-16 состоялся 2 февраля 1961 года. Несмотря на то, что ракета упала на трассе полета из-за потери устойчивости, разработчики убедились, что принятая схема жизнеспособна. После анализа результатов и устранения недостатков испытания были продолжены. Напряженная работа позволила закончить летные испытания Р-16 с наземных пусковых установок к концу 1961 года и в этом же году поставить на боевое дежурство первый ракетный полк.

С мая 1960 года проводились работы, связанные с пуском модифицированной ракеты Р-16У(8К64У) из шахтной пусковой установки. В январе 1962 года на полигоне Байконур состоялся первый пуск ракеты из ШПУ. В следующем году боевой ракетный комплекс с МБР Р-16У был принят на вооружение РВСН.

Ракета была выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней. Первая, разгонная ступень состояла из хвостового отсека, бака горючего, приборного отсека, бака окислителя и переходника. Баки несущей конструкции с наддувом в полете: бак окислителя наддувался встречным потоком воздуха, а бак горючего – сжатым воздухом из баллонов, размещенных в приборном отсеке.

Двигательная установка состояла из маршевого и рулевого двигателей. Маршевый ЖРД собран из трех одинаковых двухкамерных блоков. Каждый из них включал две камеры сгорания, ТНА, газогенератор и систему питания топливом. Суммарная тяга всех блоков на земле – 227 т, время работы – 90 секунд. Рулевой ЖРД имел четыре поворотные камеры сгорания с одним турбонасосным агрегатом. Разделение ступеней обеспечивалось пироболтами. Одновременно с их срабатыванием включались четырех тормозных пороховых двигателя, размещенных на первой ступени.

Вторая ступень, служившая для разгона ракеты до скорости, соответствовавшей заданной дальности полета, имела аналогичную конструкцию, что и первая, но была выполнена короче и меньшего диаметра. Оба бака наддувались сжатым воздухом.

Двигательная установка во многом была заимствована от первой ступени, что удешевляло и упрощало производство, но в качестве маршевого двигателя устанавливался только один блок. Он развивал тягу в вакууме 90 т и работал в течение 125 секунд. Конструкторам удалось успешно решить задачу надежного запуска ЖРД в условиях разряженной атмосферы и маршевый двигатель включался после увода отделившейся ступени.

Установка МБР Р-16 на стартовый стол

Все ракетные двигатели работали на самовоспламеняющихся при контакте компонентах топлива. Для заправки ракеты компонентами топлива, подачи его к камерам сгорания, хранения сжатого воздуха и его выдачи потребителям ракета оборудовалась пневмогидросистемой.

Р-16 имела защищенную автономную систему управления. Она включала автомат стабилизации, систему РКС, СОБ, автомат управления дальностью. В качестве чувствительного элемента системы управления впервые на советских ракетах была применена гиростабилизированная платформа на шарикоподшипниковом подвесе. Точность стрельбы (КВО) составила 2,7 км при полете на максимальную дальность. При подготовке к старту ракета устанавливалась на пусковое устройство так, чтобы плоскость стабилизации находилась в плоскости стрельбы. После этого проводилась заправка баков компонентами топлива. МБР Р-16 оснащалась отделяемой моноблочной головной частью нескольких типов. Так называемая легкая ГЧ имела мощность 3 Мт, а тяжелая – 6 Мт.

Р-16 стала базовой ракетой для создания группировки межконтинентальных ракет РВСН. Р-16У развернули в меньших количествах, так как на строительство шахтных комплексов требовалось больше времени, чем для ввода в строй комплексов с наземными ПУ. К тому же в 1964 году стало ясно, что эта ракета морально устарела. Как и все ракеты первого поколения, эти МБР не могли долго находиться в заправленном состоянии. В постоянной готовности они хранились в укрытиях или шахтах с пустыми баками и требовалось значительное время для подготовки к пуску. Невысока была и живучесть ракетных комплексов. И все же для своего времени Р-16 была вполне надежной и достаточно совершенной ракетой.

Вернемся в 1958 год, в США. И не случайно. Первые испытания МБР с ЖРД внушали тревогу руководителям ракетной программы относительно возможностей завершения испытаний в ближайшее время, да и вызывали сомнения перспективы таких ракет. В этих условиях обратили внимание на твердое топливо. Еще в 1956 году некоторые промышленные фирмы США начали активные работы по созданию относительно больших твердотопливных двигателей. В связи с этим в научно-исследовательском отделе Управления ракет в Рэймо-Вулдриже была собрана группа специалистов, в обязанности которым вменялись сбор и анализ данных по ходу исследований в области двигателей на твердом топливе. В эту группу направили полковника Эдварда Холла, бывшего руководителя ракетной программы «Тор», снятого с должности, как известно, по причине целого ряда неудач на испытаниях этой ракеты. Деятельный полковник, желая реабилитироваться, после глубокого изучения материалов подготовил проект новой ракетной системы, суливший заманчивые перспективы в случае реализации. Проект генералу Шриверу понравился и он запросил у руководства 150 млн. долларов на его разработку. Предлагаемая ракетная система получила шифр WS-133A и название «Минитмен». Но министерство ВВС санкционировало выделение только 50 млн. для финансирования первого этапа, предусматривавшего в основном теоретические исследования. В этом нет ничего удивительного. В то время в США среди военных руководителей высокого ранга и политиков было много сомневающихся относительно возможности быстрой реализации такого проекта, который больше базировался на оптимистических идеях, еще не проверенных на практике.

Получив отказ в полновесных ассигнованиях, Шривер развил бурную деятельность и в конце концов добился выделения в 1959 году круглой суммы- 184 млн. долларов. Шривер не собирался рисковать с новой ракетой, как это было ранее, и сделал все, чтобы не повторить печального опыта. По его настоянию руководителем проекта «Минитмен» назначили полковника Отто Глазера, зарекомендовавшего себя к тому времени способным организатором, вхожим в научную среду и влиятельные круги военно- промышленного комплекса. Такой человек был очень необходим, так как одобрив создание новой ракетной системы, руководство Министерства обороны США поставило жесткие требования – выйти на летные испытания в конце 1960 года и обеспечить принятие на вооружение системы в 1963 году.

Работы развернулись широким фронтом. Уже в июле 1958 года утвердили состав фирм-разработчиков, а в октябре фирма «Боинг» была назначена головной по сборке, монтажу и испытаниям. В апреле-мае следующего года были осуществлены первые натурные испытания ступеней ракеты. Чтобы ускорить их разработку, было принято решение привлечь несколько фирм: фирма «Тиокол кемикэл корпорейшн» разработала первую ступень, «Аэроджет дженерал корпорейшн» – вторую ступень, «Геркулес Паудер корпорейшн» – третью ступень. Все испытания ступеней прошли успешно.

В начале сентября этого же года сенат объявил программу создания ракетной системы «Минитмен» наивысшим национальным приоритетом, что повлекло дополнительное выделение на ее осуществление 899,7 млн. долларов. Но несмотря на все меры, начать летные испытания в конце 1960 года не удалось. Первый испытательный пуск МБР «Минитмен-1А» состоялся 1 февраля 1961 года. И сразу удача. По тем временам для американского ракетостроения этот факт был «фантастическим успехом». По этому поводу поднялась громкая шумиха. Газеты преподносили ракетную систему «Минитмен» как воплощение технического превосходства США. Утечка информации не была случайной. Ее использовали как средство устрашения Советского Союза, отношения с которым у Соединенных Штатов Америки резко обострились прежде всего, из-за Кубы.

Однако реальные дела обстояли не так радужно. Еще в 1960 году, до начала летных испытаний, стало ясно, что «Минитмен-1 А» не сможет летать на дальность свыше 9500 км. Впоследствии испытания подтвердили это предположение. В октябре 1961 года разработчики приступили к работам по усовершенствованию ракеты с целью повышения дальности полета и мощности головной части. Позже эта модификация получила обозначение «Минит- мен-1В». Но отказываться от развертывания ракет серии А тоже не собирались. В конце 1962 года было принято решение об их постановке на боевое дежурство в количестве 150 штук на ракетной базе ВВС Мальстром, штат Монтана.

МБР «Минитмен-1В» и установщик ракеты

В начале 1963 года закончились испытания МБР «Ми- нитмен-1В» и в конце этого года она стала поступать на вооружение. К июлю 1965 года создание группировки из 650 ракет этого типа закончилось. Испытания ракеты «Минитмен-1» проводились на Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг). Всего с учетом учебно-боевых пусков было запущено 54 ракеты обоих модификаций.

Для своего времени МБР LGM-30A «Минитмен-1» была весьма совершенной. И что очень важно, она имела, как заявил представитель фирмы «Боинг», «…неограниченные возможности для совершенствования». Это была не пустая бравада и ниже читатель в этом сможет убедиться. Трехступенчатая, с последовательным разделением ступеней, ракета была выполнена из современных для того времени материалов.

Корпус двигателя первой ступени изготавливался из специальной стали с высокой чистотой и прочностью. На его внутреннюю поверхность наносилось покрытие, обеспечивавшее связь корпуса с топливным зарядом. Оно же служило теплозащитой, позволявшей компенсировать изменение объема топлива при колебаниях температуры заряда. РДТТ М-55 имел четыре поворотных сопла. Развивал тягу на земле в 76 т. Время его работы – 60 секунд. Топливо смесевое, состоящие из перхлората аммония, сополимера полибутадиена, акриловой кислоты, эпоксидной смолы и порошкообразного алюминия. Заливка заряда в корпус контролировалась специальной ЭВМ.

МБР Р-9А (СССР) 1965 г.

Двигатель второй ступени имел корпус из титанового сплава. Заряд смесевого топлива на основе полиуретана заливался в корпус. Аналогичная ступень ракеты «Минитмен-1В» имела заряд несколько большей массы. Четыре поворотных сопла обеспечивали управление полетом. РДТТ М-56 развивал тягу в вакууме 27 т.

Двигатель третьей ступени имел корпус из стеклопластика. Он развивал тягу в 18,7 т. Продолжительность его работы составляла около 65 секунд. Заряд топлива по составу был схож с зарядом РДТТ второй ступени. Четыре поворотных сопла обеспечивали управление по все углам.

Инерциальная система управления, построенная на базе ЭВМ последовательного типа, обеспечивала управление полетом ракеты на активном участке траектории и точность стрельбы (КВО) 1,6 км. «Минитмен-1 А» несла моноблочную ядерную головную часть Мк5 мощностью 0,5 Мт, которая нацеливалась на заранее определенную цель. «Минитмен-1 В» оснащалась моноблочной ядерной ГЧ Мк11 мощностью 1 Мт. Перед стартом она могла быть нацелена на один из двух возможных объектов поражения. Ракеты хранились в шахтных пусковых установках и могли быть запущены через минуту после поступления пусковой команды с пункта управления отряда. Маршевый двигатель первой ступени запускался непосредственно в шахте, и чтобы снизить нагрев корпуса горячими газами он покрывался с внешней стороны специальной защитной краской.

Наличие на вооружении такой ракетной системы значительно повышало потенциал ядерных сил США, а также создавало условия для нанесения внезапного ядерного удара по противнику. Ее появление вызвало большую озабоченность у советского руководства, так как МБР Р-16 при всех ее достоинствах явно уступала американской ракете по живучести и боеготовности, а разрабатываемая в ОКБ-1 МБР Р-9А(8К75) еще не прошла летные испытания. Она создавалась в соотетствии с постановлением правительства от 13 мая 1959 года, хотя отдельные работы по проектированию подобной ракеты начались гораздо раньше.

Начало летно-конструкторских испытаний Р-9 (на первом старте 9 апреля 1961 года присутствовал С. П. Королев) полностью удачными не назовешь. Сказалась недоведенность ЖРД первой ступени-подвели сильные пульсации давления в камере сгорания. Его поставили на ракету под нажимом В. Глушко. Хотя двигательные установки для этой ракеты решено было создавать на конкурсной основе руководитель ГДЛ-ОКБ не мог уронить престиж своего коллектива, считавшегося головным в двигателестроении.

Это и стало причиной взрывов при первых пусках. В конкурсе также приняли участие конструкторские коллективы под руководством А. Исаева и Н. Кузнецова. ОКБ последнего в результате свертывания программы строительства двигателей для самолетов осталось практически без заказов. ЖРД Кузнецова был построен по более совершенной замкнутой схеме с дожиганием отработанного турбогаза в основной камере сгорания. В ЖРД же Глушко и Исаева, создаваемых по открытой схеме, отработанный в турбонасосном агрегате газ сбрасывался через выхлопной патрубок в атмосферу. Работы всех трех ОКБ дошли до стадии стендовых испытаний, но конкурсного отбора не получилось. Верх все равно взял «лоббистский» подход ОКБ Глушко.

В конце концов, неполадки в двигателях устранили. Однако испытания затянулись, так как от первоначального способа старта с наземной ПУ отказались в пользу шахтного варианта. Одновременно с увеличением надежности ракеты специалистам ОКБ-1 пришлось решать проблему, от которой зависела сама возможность нахождения «девятки» на боевом дежурстве. Речь идет о способах длительного хранения больших количеств жидкого кислорода для заправки баков ракеты. В результате была создана система, обеспечивавшая потери кислорода не более 2-3% в год.

Летные испытания завершились в феврале 1964 года, а 21 июля 1965-го ракета под индексом Р-9А была принята на вооружение и состояла на боевом дежурстве до второй половины 70-х годов.

Конструктивно Р-9А делилась на первую ступень, состоявшую из хвостового отсека двигательной установки с обтекателями сопел и короткими стабилизаторами, несущих топливных баков горючего и окислителя цилиндрической формы и ферменного переходника. В обечайку межбакового отсека были «врезаны» приборы системы управления.

«Девятка» отличалась сравнительно коротким участком работы первой ступени, вследствие чего разделение ступеней происходило на высоте, где влияние скоростного напора на ракету еще значительно. На ракете был реализован так называемый «горячий» способ разделения ступеней, при котором двигатель второй ступени запускался в конце работы маршевого двигателя первой ступени. При этом горячие газы истекают через ферменную конструкцию переходника. Из-за того, что в момент разделения ЖРД второй ступени работал только на 50% номинальной тяги и короткая вторая ступень была аэродинамически неустойчива, рулевые сопла не могли справиться с возмущающими моментами. Для устранения этого недостатка конструкторы установили специальные аэродинамические щитки на внешней поверхности сбрасываемого хвостового отсека, раскрытие которых при разделении ступеней смещало центр давления и повышало устойчивость ракеты. После выхода ЖРД на рабочий режим тяги обтекатель хвостового отсека вместе с этими щитками сбрасывался.

МБР Р-9А(СССР) 1965г.

С появлением у США систем засечки пусков МБР по мощному факелу двигателей, короткий участок работы первой ступени стал достоинством «девятки». Ведь чем меньше время существования факела, тем сложнее системам ПРО реагировать на такую ракету. На Р-9А были установлены двигатели на кислородно- керосиновом топливе. Именно такому топливу С. Королев уделял особое внимание, как нетоксичному, высокоэнергетичному и дешевому в производстве.

На первой ступени стоял четырехкамерный РД-111 с выхлопом отработанного парогаза из ТНА через неподвижное сопло между камерами. Чтобы обеспечить управление ракетой, камеры были выполнены качающимися. Двигатель развивал тягу в 141 т и работал в течение 105 секунд.

На второй ступени установили четырехкамерный ЖРД с рулевыми соплами РД-461 конструкции С. Косберга. Он обладал рекордным по тому времени удельным импульсом среди кислородно- керосиновых двигателей и развивал тягу в вакууме 31 т. Максимальное время работы – 165 секунд. Для быстрого вывода двигательных установок на номинальный режим и воспламенения компонентов топлива служила специальная система запуска с пирозажигательными устройствами.

На ракете устанавливалась комбинированная система управления, обеспечивавшая точность стрельбы (КВО) на дальностях свыше 12000 км не более 1,6 км. На Р-9А от радиотехнического канала со временем отказались.

Для МБР Р-9А были разработаны два варианта моноблочных ядерных головных частей: штатная и тяжелая, массой 2,2 т. Первая имела мощность 3 Мт и могла быть доставлена на дальность свыше 13500 км, вторая – 4 Мт. С ней дальность полета ракеты достигала 12500 км.

В результате введения ряда технических новшеств ракета получилась компактной, пригодной для запуска как с наземных, так и из шахтных пусковых установок. Ракета, запускавшаяся с наземного пускового устройства, дополнительно имела переходную раму, которая крепилась к хвостовому отсеку первой ступени.

Несмотря на свои достоинства, к моменту постановки первого ракетного полка на боевое дежурство «девятка» уже не в полной мере удовлетворяла комплексу требований к боевым стратегическим ракетам. И не удивительно, так как она относилась к МБР первого поколения и сохранила присущие им черты. Превосходя по боевым, техническим и эксплуатационным характеристикам американскую МБР «Титан-1», она уступала новейшим «Минитменам» по точности стрельбы и времени подготовки к пуску, а эти показатели к концу 60-х стали решающими. Р-9А стала последней боевой ракетой на кислородно-керосиновом топливе.

Бурное развитие электроники в начале 60-х годов открыло новые горизонты для разработки военных систем различного назначения. Для ракетостроения этот фактор имел огромное значение. Появилась возможность создать более совершенные системы управления ракетами, способные обеспечить высокую точность попадания, в значительной мере автоматизировать эксплуатацию ракетных комплексов, а главное, автоматизировать системы централизованного боевого управления, способные обеспечить гарантированное доведение пусковых приказов до МБР, исходящих только от верховного командования (президента) и исключить несанкционированное применение ядерного оружия.

Первыми к этим работам приступили американцы. Создавать совершенно новую ракету им не потребовалось. Еще в период работы над ракетой «Титан-1» стало ясно, что характеристики ее можно улучшить за счет внедрения новых технологий в производство. В начале 1960 года конструкторы фирмы «Мартин» взялись за модернизацию ракеты, а заодно и за создание нового стартового комплекса.

Начавшиеся в марте 1962 года летно- конструкторские испытания подтвердили правильность выбранной технической стратегии. Во многом быстрому продвижению работ способствовало то, что новая МБР унаследовала многое от своей предшественницы. В июне следующего года ракету «Титан-2» приняли на вооружение СЯС, хотя контрольные и учебно- боевые пуски еще продолжались. Всего с начала испытаний по апрель 1964 года с Западного ракетного полигона провели 30 запусков ракет этого типа на различную дальность. Ракета «Титан-2» предназначалась для поражения важнейших стратегических объектов. Первоначально планировалось поставить на дежурство 108 единиц, заменив все «Титан-1». Но планы менялись, и в результате ограничились 54 ракетами.

Несмотря на близкое родство, МБР «Титан-2» имела много отличий от своей предшественницы. Изменился способ наддува топливных баков. Бак окислителя на первой ступени наддувался газообразной четырехокисью азота, баки горючего обеих ступеней – охлажденным генераторным газом, бак окислителя второй ступени вообще не имел наддува. При работе двигателя этой ступени постоянство тяги обеспечивалось за счет поддержания неизменного соотношения компонентов топлива в газогенераторе с помощью сопел Вентури, установленных в магистралях топливопитания. Было заменено и топливо. Для питания всех ЖРД применили стабильные аэрозин-50 и четырехокись азота.

МБР «Титан-2» в полете

МБР «Минитмен-2» в ШПУ

На первой ступени установили модернизированный двухкамерный ракетный двигатель LR-87 с тягой на земле 195 т. Его турбонасосный агрегат раскручивался при помощи порохового стартера. Подвергся модернизации и маршевый ЖРД второй ступени LR-91. Увеличилась не только его тяга (до 46 т), но и степень расширения сопла. Кроме того, в хвостовой части установили два рулевых РДТТ.

На ракете применили огневое разделение ступеней. Маршевый двигатель второй ступени включался при падении давления в камерах сгорания ЖРД до 0,75 номинала, что давало эффект торможения. В момент разделения включались два тормозных двигателя. При отделении головной части от второй ступени последняя тормозилась тремя тормозными РДТТ и уводилась в сторону.

Полетом ракеты управляла инерциальная система управления с малогабаритной ГСП и ЦВМ, выполнявшей 6000 операций в секунду. В качестве запоминающего устройства применили облегченный магнитный барабан емкостью 100000 единиц информации, что позволило хранить в памяти несколько полетных заданий для одной ракеты. Система управления обеспечивала точность стрельбы (КВО) 1,5 км и автоматическое проведение, по команде с пункта управления, цикла предстартовой подготовки и пуска ракеты.

Благодаря увеличению забрасываемого веса, на «Титан-2» установили более тяжелую моноблочную головную часть Мкб мощностью 10-15 Мт. Кроме того, она несла комплекс пассивных средств преодоления ПРО.

За счет размещения МБР в одиночных шахтных пусковых установках удалось значительно повысить их живучесть. Так как ракета находилась в шахте в заправленном состоянии,возросла оперативная готовность к старту. Требовалось чуть более минуты для того, чтобы ракета после получения приказа устремилась к выбранной цели.

До появления советской ракеты Р-36 межконтинентальная баллистическая ракета «Титан-2» была самой мощной в мире. На боевом дежурстве она стояла до 1987 года. Модифицированная ракета «Титан-2» применялась и в мирных целях для вывода на орбиту космических аппаратов различного назначения, в том числе космических кораблей «Джемини». На ее основе были созданы различные варианты ракет-носителей «Титан-3».

Получила свое дальнейшее развитие и ракетная система «Минитмен». Этому решению предшествовала работа специальной сенатской комиссии, в задачу которой вменялось определить дальнейший и по возможности более экономный путь развития стратегических вооружений для США. В выводах комиссии значилось, что необходимо развивать наземный компонент американских СЯС на базе ракеты «Минитмен».

МБР «Титан-2» (США) 1963 г.

В июле 1962 года фирма «Боинг» получила заказ на разработку ракеты LGM-30F «Минитмен-2». Чтобы выполнить требования заказчика, конструкторам понадобилось создать новые вторую ступень и систему управления. Но ракетный комплекс – это не только ракета. Потребовалось значительно модернизировать наземное технологическое и техническое оборудование, системы командных пунктов и пусковых установок. В конце лета 1964 года новая МБР была готова к летным испытаниям. 24 сентября с Западного ракетного полигона был осуществлен первый пуск МБР «Минитмен-2». Весь комплекс испытаний удалось завершить за год и в декабре 1965 года началось развертывание этих ракет на базе ВВС Гранд- Форкс, штат Северная Дакота. Всего с учетом учебно-боевых пусков, проводившихся штатными расчетами для приобретения опыта боевого применения, за период с сентября 1964 по конец 1967 года с базы Ванденберг состоялось 46 запусков МБР этого типа.

На ракете «Минитмен-2» первая и третья ступени не отличались от аналогичных ступеней ракеты «Минитмен-1 В», но вторая была полностью новой. Фирма «Аэроджет дженерал корпорейшн» разработала РДТТ SR-19 с тягой в вакууме 27 т и временем работы до 65 секунд. Корпус двигателя изготавливался из титанового сплава. Применение топлива на основе полибутадиена позволило получить более высокий удельный импульс. Чтобы достичь заданной дальности стрельбы, пришлось на 1,5 т увеличить запас топлива. Так как ракетный двигатель теперь имел только одно фиксированное сопло, конструкторам пришлось разработать новые способы создания управляющих усилий.

Управление по углам тангажа и рыскания осуществлялось путем регулирования вектора тяги за счет впрыска фреона в закритическую часть сопла РДТТ через четыре отверстия, расположенных по окружности на равном расстоянии друг от друга. Управляющие усилия по углу крена реализовывались четырьмя небольшими реактивными соплами, которые были встроены в корпус двигателя. Их функционирование обеспечивал пороховой аккумулятор давления. Запас фреона хранился в тороидальном баке, надетом на верхнюю часть сопла.

На ракете установили инерциальную систему управления с универсальным цифровым счетно-решающим устройством, собранном на микросхемах. Все гироскопы чувствительных элементов ГСП находились в раскрученном состоянии, что позволяло поддерживать ракету в очень высокой готовности к пуску. Выделявшиеся при этом избытки тепла удалялись системой термостатирования. Гироблоки могли работать в таком режиме непрерывно в течение 1,5 лет, после чего их приходилось заменять. Запоминающее устройство на магнитном диске обеспечивало хранение восьми полетных заданий, рассчитанных для различных объектов поражения.

При нахождении ракеты на боевом дежурстве ее система управления использовалась для проведения проверок, калибровки бортового оборудования и других задач, решаемых в процессе поддержания боевой готовности. При стрельбе на максимальную дальность она обеспечивала точность стрельбы (КВО) 0,9 км.

«Минитмен-2» оснащалась моноблочной ядерной головной частью Мк11 двух модификаций, отличавшихся мощностью заряда (2 и 4 Мт). На ракете удалось разместили средства преодоления противоракетной обороны.

К началу 1971 года вся группировка МБР «Минитмен-2» была полностью развернута. Первоначально планировалось поставить военно-воздушным силам 1000 ракет этого типа (модернизировать 800 ракет «Минитмен-1А(В)» и построить 200 новых). Но военному ведомству пришлось уменьшить запросы. В итоге на боевое дежурство поставили только половину (200 новых и 300 модернизированных) ракет.

После установки в пусковые шахты ракет «Минитмен-2» на первых же проверках выявились отказы бортовой системы управления. Поток таких отказов заметно возрастал и единственная ремонтная база в городе Ньюарк не могла справиться с объемом ремонтных работ из-за ограниченных производственных возможностей. Пришлось для этих целей задействовать мощность завода-изготовителя фирмы «Ото- нетикс», что сразу же сказалось на темпах производства новых ракет. Положение еще более осложнилось, когда на ракетных базах началась модернизация МБР «Минитмен-1В». Причиной же этого пренеприятного для американцев явления, повлекшего к тому же задержку в развертывании всей группировки ракет, являлось то, что еще на этапе разработки тактико-технических требований был заложен недостаточный уровень надежности системы управления. С заявками на ремонт удалось справиться только к октябрю 1967 года, что конечно потребовало дополнительных денежных расходов.

На начало 1993 года в боевом составе СЯС США числилось 450 развернутых МБР «Минитмен-2» и ололо 50 ракет в резерве. Естественно, что за долгий срок эксплуатации ракета модернизировалась с целью повышения ее боевых возможностей. Совершенствование некоторых элементов системы управления позволило повысить точность стрельбы до 600 м. Производилась замена топливных зарядов на первых и третьих ступенях. Необходимость таких работ была вызвана старением топлива, что сказывалось на надежности ракет. Повышалась защита пусковых установок и командных пунктов ракетных комплексов.

Со временем такое достоинство как многолетний срок эксплуатации, превратилось в недостаток. Все дело в том, что сложившаяся кооперация фирм, занятых производством ракет и комплектующих изделий для них на этапе разработки и развертывания, стала распадаться. Периодическое обновление различных систем ракет требовало изготовления изделий, которые давно не выпускались и расходы на поддержание группировки ракет в боеготовом состоянии неуклонно возрастали.

В СССР первой поступившей на оснащение РВСН МБР второго поколения стала ракета УР-100, разработанная под руководством академика Владимира Николаевича Челомея. Задание было выдано возглавляемому им коллективу 30 марта 1963 года соответствующим постановлением правительства. Кроме головного КБ привлекалось значительное число смежных организаций, что позволило отработать все системы создаваемого ракетного комплекса в короткие сроки. Весной 1965 года на полигоне Байконур начались летные испытания ракеты. 19 апреля состоялся пуск с наземной пусковой установки, а 17 июля – первый пуск из шахты. Первые испытания показали недоведенность двигательной установки и системы управления. Однако устранение этих недостатков много времени не заняло. 27 октября следующего года всю программу летных испытаний удалось полностью завершить. 24 ноября 1966 года боевой ракетный комплекс с ракетой УР-100 был принят на вооружение ракетных полков.

МБР УР-100 была выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней. Топливные баки несущей конструкции имели совмещенное днище. Первая ступень состояла из хвостового отсека, двигательной установки, баков горючего и окислителя. Двигательная установка включала четыре маршевых ЖРД с поворотными камерами сгорания, выполненных по замкнутой схеме. Двигатели имели высокий удельный импульс тяги, что позволило ограничить время работы первой ступени.

МБР PC-10 (СССР) 1971 г.

Вторая ступень по конструкции аналогична первой, но меньших размеров. Ее двигательная установка состояла из двух ЖРД: маршевого однокамерного и рулевого четы- рехкамерного.

Для повышения энергетических возможностей двигателей, обеспечения заправки и слива компонентов ракетного топлива ракета имела пневомогидравлическую систему. Ее элементы размещались на обеих ступенях. В качестве компонентов топлива применили самовоспламеняющиеся при взаимном контакте азотный тетроксид и несимметричный диметилгидразин.

На ракете установили инерциальную систему управления, которая обеспечивала точность стрельбы (КВО) 1,4 км. Ее составные подсистемы распределялись по всей ракете. УР-100 несла отделявшуюся в полете от второй ступени моноблочную головную часть с ядерным зарядом мощностью 1 Мт.

Большим достоинством было то, что ракета ампулизировалась (изолировалась от внешней среды) в специальном контейнере, в котором она транспортировалась и хранилась в шахтной пусковой установке в течение нескольких лет в постоянной готовности к пуску. Применение мембранных клапанов, отделяющих топливные баки с агрессивными компонентами от ракетных двигателей, позволило держать ракету постоянно заправленной. Стартовала ракета непосредственно из контейнера. Контроль технического состояния ракет одного боевого ракетного комплекса, а также предстартовая подготовка и пуск проводились дистанционно с единого командного пункта.

МБР УР-100 получила дальнейшее развитие в ряде модификаций. В 1970 году на вооружение стали поступать ракеты УР-100 УТТХ, имевшие более совершенную систему управления, более надежную головную часть и комплекс средств преодоления противоракетной обороны.

Еще раньше, 23 июля 1969 года на полигоне Байконур начались летные испытания другой модификации этой ракеты, получившей войсковое обозначение УР-100К(РС-10). Они завершились 15 марта 1971 года, после чего началась замена ракет УР-100.

Новая ракета превосходила своих предшественниц по точности стрельбы, надежности и эксплуатационным характеристикам. Были доработаны двигательные установки обеих ступеней. Повышен ресурс работы ЖРД, а также их надежность. Был разработан новый транспортно- пусковой контейнер. Его конструкция стала более рациональной и удобной, что позволило облегчить обслуживание ракеты и сократить в три раза время регламентных работ. Установка новой аппаратуры контроля дала возможность полностью автоматизировать цикл проверок технического состояния ракет и систем пусковых установок. Повысилась защищенность сооружений ракетного комплекса.

МБР УР-100 в ТПК на параде

МБР PC-10 в сборе без головной части (вне пускового контейнера)

Для начала 70-х годов ракета имела высокие боевые характеристики и надежность. Дальность полета составила 12000 км, точность доставки моноблочной головной части мегатонного класса- 900 м. Все это определило долгий срок ее службы не раз продлевавшийся комиссией главного конструктора: принятый на вооружение РВСН в октябре 1971 года боевой ракетный комплекс с ракетой УР-100К стоял на боевом дежурстве до 1994 года. Кроме того, семейство PC-10 стало самым массовым из всех советских МБР.

16 июня 1971 года с Байконура в свой первый полет стартовала последняя модификация этого семейства – ракета УР-100У. Она была оснащена головной частью с тремя боевыми блоками рассеивающегося типа. Каждый блок нес ядерный заряд мощностью 350 кт. В ходе испытаний была достигнута дальность полета 10500 км. В конце 1973 года эта МБР поступила на вооружение.

Следующей МБР второго поколения, поступивший на оснащение РВСН, стала Р-36 (8К67)- родоначальница советских тяжелых ракет. Постановлением правительства от 12 мая 1962 года КБ академика Янгеля поручалось создать ракету, способную весомо подкрепить амбиции Н. С. Хрущева. Она предназначалась для поражения важнейших стратегических объектов противника, защищенных средствами ПРО. В техническом задании предусматривалось создание ракеты в двух вариантах, которые должны были отличаться способами базирования: с наземным стартом (по типу американского «Атласа») и с шахтным- по типу Р-16У. От бесперспективного первого варианта отказались быстро. И тем не менее, ракету разработали в двух вариантах. Но теперь они различались принципом построения системы управления. Первая ракета имела чисто инерциальную систему, а вторая – инерциальную с радиокоррекцией. При создании комплекса особое внимание обращалось на максимальное упрощение стартовых позиций, которые разрабатывало КБ под руководством Е. Г. Рудяка: повышалась их надежность, исключалась из пускового цикла заправка ракет, вводился дистанционный контроль основных параметров ракеты и систем в процессе боевого дежурства, подготовки к пуску и дистанционный пуск ракеты.

МБР Р-36 (СССР) 1967 г.

1 – верхняя часть кабельного короба; 2 – бак окислителя второй ступени; 3 – бак горючего второй ступени; 4 – датчик давления системы регулирования тяги; 5 – рама крепления двигателей к корпусу; 6 – турбонасосный агрегат; 7 – сопло ЖРД; 8 – рулевой ЖРД второй ступени; 9 – тормозной пороховой двигатель первой ступени; 10 – защитный обтекатель рулевого двигателя; 11 – заборное устройство; 12 – бак окислителя первой ступени; 13 – блок системы управления ракеты, расположенный на первой ступени; 14 – бак горючего первой ступени; 15 – защищенный трубопровод подачи окислителя; 16 – крепление рамы ЖРД к корпусу хвостового отсека первой ступени; 17 – камера сгорания ЖРД; 18 – рулевой двигатель первой ступени; 19 – дренажный патрубок; 20 – датчик давления в баке горючего; 21 – датчик давления в баке окислителя.

МБР Р-36 на параде

Испытания проводились на полигоне Байконур. 28 сентября 1963 года состоялся первый пуск, который завершился неудачно. Несмотря на первоначальные неполадки и отказы члены государственной комиссии под руководством генерал- лейтенанта М. Г. Григорьева признали ракету перспективной и в конечном успехе не сомневались. Принятая к тому времени система испытаний и отработки ракетного комплекса позволила одновременно с летными испытаниями развернуть серийное производство ракет, технологического оборудования, а также строительство стартовых позиций. В конце мая 1966 года весь цикл испытаний был завершен, а 21 июля следующего года БРК с МБР Р-36 приняли на вооружение.

Двухступенчатая Р-36 выполнена по схеме «тандем» из высокопрочных алюминиевых сплавов. Первая ступень обеспечивала разгон ракеты и состояла из хвостового отсека, двигательной установки и несущих топливных баков горючего и окислителя. Топливные баки наддувались в полете продуктами сгорания основных компонентов и имели устройства для гашения колебаний.

Двигательная установка состояла из шестикамерного маршевого и четырехкамерного рулевого жидкостных ракетных двигателей. Маршевый ЖРД собирался из трех одинаковых двухкамерных блоков, укрепленных на общей раме. Подачу компонентов топлива к камерам сгорания обеспечивали три ТНА, турбины которых раскручивались продуктами сгорания топлива в газогенераторе. Суммарная тяга двигателя у земли составляла 274 т. Рулевой ЖРД имел четыре поворотные камеры сгорания с одним общим турбонасос- ным агрегатом. Камеры устанавливались в «карманах» хвостового отсека.

Вторая ступень обеспечивала разгон до скорости, соответствующей заданной дальности стрельбы. Ее топливные баки несущей конструкции имели совмещенное днище. Размещенная в хвостовом отсеке двигательная установка состояла из двухкамерного маршевого и четырехкамерного рулевого жидкостных ракетных двигателей. Маршевый ЖРД РД-219 по конструкции во многом аналогичен двигательным блокам первой ступени. Основным отличием было то, что камеры сгорания были рассчитаны на большую степень расширения газа и их сопла также имели большую степень расширения. В состав двигателя входили две камеры сгорания, питающий их ТНА, газогенератор, агрегаты автоматики, двигательная рама и другие элементы. Он развивал тягу в вакууме 101 т и мог работать в течение 125 секунд. Рулевой двигатель по конструкции не отличался от двигателя, установленного на первой ступени.

МБР Р-36 на старте

Все ЖРД ракеты были разработаны конструкторами ГДЛ-ОКБ. Для их питания применялось двухкомпонентное самовоспламеняющиеся при контакте топливо: окислитель – смесь окислов азота с азотной кислотой, горючее- несимметричный диметилгидразин. Для заправки, слива и подачи компонентов топлива к ракетным двигателям на ракете устанавливалась пневмогидросистема.

Ступени отделялись друг от друга и головной части посредством срабатывания разрывных болтов. Для исключения соударений было предусмотрено торможение отделившейся ступени за счет срабатывания тормозных пороховых двигателей.

Для Р-36 разработали комбинированную систему управления. Автономная инерциальная система обеспечивала управление на активном участке траектории и включала автомат стабилизации, автомат дальности, систему СОБ, обеспечивающую одновременную выработку окислителя и горючего из баков, систему разворота ракеты после старта на назначенную цель. Система радиоуправления должна была корректировать движение ракеты в конце активного участка. Однако в процессе летных испытаний стало ясно, что автономная система обеспечивает заданную точность стрельбы (КВО около 1200 м) и от радиосистемы отказались. Это позволило значительно снизить финансовые затраты и упростить эксплуатацию ракетного комплекса.

МБР Р-36 оснащалась моноблочной термоядерной головной частью одного из двух типов: легкой – мощностью 18 Мт и тяжелой – мощностью 25 Мт. Для преодоления противоракетной обороны противника на ракете устанавливался надежный комплекс специальных средств. Кроме того, имелась система аварийного уничтожения боевого заряда, которая срабатывала при отклонениях параметров движения на активном участке траектории сверх допустимых.

Пуск ракеты производился автоматически из одиночной ШПУ, где она хранилась в заправленном состоянии в течение 5 лет. Длительный срок эксплуатации был достигнут путем герметизации ракеты и создания оптимального температурно- влажностного режима в шахте. БРК с Р-36 обладал уникальными боевыми возможностями и значительно превосходил американский комплекс аналогичного назначения с ракетой «Титан-2» прежде всего по мощности ядерного заряда, точности стрельбы и защищенности.

Последней из советских ракет этого периода, поступившей на вооружение, стала боевая твердотопливная МБР PC-12. Но еще задолго до этого, в 1959 году, в конструкторском бюро, возглавляемом С. П. Королевым, началась разработка экспериментальной ракеты с двигателями на твердом топливе, предназначенной для поражения объектов в интервале средних дальностей. По результатам испытаний агрегатов и систем этой ракеты конструкторы сделали вывод, что можно создать и межконтинентальную ракету. Развернулась дискуссия между сторонниками и противниками этого проекта. В то время советская технология создания больших смесевых зарядов только зарождалась, и естественно были сомнения в конечном успехе. Слишком все было ново. Решение на создание твердотопливной ракеты приняли на самом «верху». Не последнюю роль сыграли известия из США о начале испытаний МБР на смесевом твердом топливе. 4 апреля 1961 года вышло в свет постановление правительства, в котором КБ Королева назначалось головным по созданию принципиально нового боевого ракетного комплекса стационарного типа с межконтинентальной ракетой на твердом топливе, оснащенной моноблочной головной частью. К решению этой задачи привлекались многие научно-исследовательские организации и конструкторские бюро. Для испытания межконтинентальных ракет и реализации ряда других программ 2 января 1963 года создается новый испытательный полигон Плесецк.

В процессе разработки ракетного комплекса пришлось решать сложные научно- технические и производственные проблемы. Так, были разработаны смесевые твердые топлива, крупногабаритные заряды двигателей и освоена технология их изготовления. Создана принципиально новая система управления. Был разработан новый тип пусковой установки, обеспечивающий старт ракеты на маршевом двигателе из глухого пускового стакана.

РС-12, вторая и третья ступени без ГЧ

МБР PC-12 (СССР) 1968 г.

Первый пуск ракеты РТ-2П состоялся 4 ноября 1966 года. Испытания проводились на полигоне Плесецк под руководством государственной комиссии. Потребовалось ровно два года, чтобы полностью рассеять все сомнения скептиков. 18 декабря 1968 года ракетный комплекс с этой ракетой был принят на вооружение частей РВСН.

Ракета РТ-2П имела три ступени. Для их соединения между собой применили соединительные отсеки ферменной конструкции, позволявшие свободно выходить газам маршевых двигателей. Двигатели второй и третьей ступени включались за несколько секунд до срабатывания пироболтов.

Ракетные двигатели первой, второй ступеней имели стальные корпуса и сопловые блоки, состоящие из четырех разрезных управляющих сопел. Ракетный двигатель третьей ступени отличался от них тем, что имел корпус смешанной конструкции. Все двигатели были выполнены в разных диа- метах. Сделано это было для того, чтобы обеспечить заданную дальность полета. Для запуска РДТТ использовались специальные воспламенители, укрепленные на передних днищах корпусов.

Система управления ракеты – автономная инерциальная. Она состояла из комплекса приборов и устройств, осуществлявших управление движением ракеты в полете с момента пуска и до перехода к неуправляемому полету головной части. В системе управления были применены счетно-решающие приборы и маятниковые акселерометры. Элементы СУ размещались в приборном отсеке, установленном между головной частью и третьей ступенью, а ее исполнительные органы – на всех ступенях в хвостовых отсеках. Точность стрельбы составила 1,9 км.

МБР несла моноблочный ядерный заряд мощностью 0,6 Мт. Контроль технического состояния и пуск ракет проводился дистанционно с командного пункта БРК. Важными для войск особенностями этого комплекса явились простота эксплуатации, сравнительно небольшое количество обслуживающих агрегатов и отсутствие средств заправки.

Появление у американцев систем ПРО потребовало модернизации ракеты применительно к новым условиям. Работы начались в 1968 году. 16 января 1970 года на полигоне Плесецк состоялся первый испытательный пуск модернизированной ракеты. Спустя два года ее приняли на вооружение.

Модернизированная РТ-2П отличалась от своей предшественницы более совершенной системой управления, головной частью, мощность ядерного заряда которой увеличили до 750 кт, и улучшенными эксплуатационными характеристиками. Точность стрельбы повысилась до 1,5 км. Ракету оснастили комплексом преодоления систем противоракетной обороны. Поступившие на оснащение ракетных частей в 1974 году модернизированные РТ-2П и доработанные до их технического уровня ранее выпущенные ракеты стояли на боевом дежурстве до середины 90-х годов.

К концу 60-х годов начали складываться условия для достижения паритета ядерных средств между США и Советским Союзом. Последний, быстро наращивая боевой потенциал своих СЯС и прежде всего РВСН, в ближайшие годы мог догнать Соединенные Штаты Америки по числу носителей ядерных зарядов. За океаном такая перспектива политиков и военных высокого ранга не радовала.

РС-12, первая ступень

Очередной виток гонки ракетных вооружений был связан с созданием разделяющихся головных частей с боевыми блоками индивидуального наведения (РГЧ типа МИРВ). Их появление было вызвано стремлением с одной стороны иметь как можно большое число ядерных зарядов для поражения целей, а с другой – отсутствием возможности бесконечно увеличивать число ракет-носителей по целому ряду экономических и технических причин.

Более высокий уровень развития науки и техники на тот момент позволил американцам первыми приступить к работам по созданию РГЧ. Первоначально в специальном научном центре разрабатывались головные части рассеивающегося типа. Но они годились только для поражения площадных целей из-за невысокой точности наведения. Такой РГЧ оснастили БРПЛ «Поларис-АЗТ». Повысить точность наведения позволило внедрение мощных бортовых ЭВМ. В конце 60-х годов специалисты научного центра закончили разработку РГЧ индивидуального наведения Мк12 и Мк17. Их успешные испытания на армейском полигоне «Уайт- Сэндз» (там испытывались все американские головные части с ядерным зарядом) подтвердили возможность их применения на баллистических ракетах.

Носителем Мк12, конструкцию которой разработали представители фирмы «Дженерал электрик» стала МБР «Минит- мен-3», к проектированию которой фирма «Боинг» приступила в конце 1966 года. Обладая высокой точностью стрельбы, она по замыслу американских стратегов должна была стать «грозой советских ракет». За основу взяли предыдущую модель. Значительных переделок не потребовалось и в августе 1968 года новую ракету передали на Западный ракетный полигон. Там по программе летно- конструкторских испытаний за период с 1968 по 1970 год было проведено 25 пусков из которых только шесть признаны неудачными. После завершения этой серии провели еще шесть демонстрационных пусков для высокого начальства и вечно сомневающихся политиков. Все они прошли успешно. Но и они не стали последними в истории этой МБР. За долгую ее службу было осуществлен 201 пуск как в целях испытаний, так и в учебных целях. Ракета показала высокую надежность. Только 14 из них закончились неудачно (7% от общего числа).

С конца 1970 года «Минитмен-3» стала поступать на вооружение САК ВВС США для замены всех оставшихся на то время ракет серии «Минитмен-1В» и 50 ракет «Минитмен-2».

МБР «Минитмен-3» конструктивно состоит из трех последовательно расположенных маршевых РДТТ и пристыкованной к третьей ступени РГЧ с обтекателем. Двигатели первой и второй ступеней – М-55А1 и SR-19, унаследованные от предшественников. РДТТ SR-73 сконструирован фирмой «Юнайтед текнолоджиз» специально для третьей ступени этой ракеты. Он имеет скрепленный твердотопливный заряд и одно неподвижное сопло. При его работе управление по углам тангажа и рыскания осуществляется посредством впрыска жидкости в закритическую часть сопла, а по крену- с помощью автономной газогенераторной системы, установленной на юбке корпуса.

Новая система управления марки NS-20 разработа на отделением «Отонетикс» фирмы «Рокуэлл интернэйшнл». Она предназначена для управления полетом на активном участке траектории; расчета параметров траектории в соответствии с записанным в запоминающие устройства трехка- нальной БЦВМ полетным заданием; расчета команд управления на приводы исполнительных механизмов ракеты; управления программой разведения боеголовок при наведении их на индивидуальные цели; осуществления самоконтроля и контроля функционирования бортовых и наземных систем в процессе боевого дежурства и предстартовой подготовки. Основная часть аппаратуры размещена в герметичном приборном отсеке. Гироблоки ГСП при несении боевого дежурства находятся в раскрученном состоянии. Выделяющееся тепло удаляется системой термостатирования. СУ обеспечивает точность стрельбы (КВО) 400 м.

МБР «Минитмен-3» (США) 1970 г.

I – первая ступень; II – вторая ступень, III – третья ступень; IV – головная часть; V – соединительный отсек; 1 – боевой блок; 2 – платформа боевых блоков; 3 – электронные блоки автоматики боевых блоков; 4 – пусковое устройство РДТТ; 5 – заряд твердого топлива ракетного двигателя; 6 – теплоизоляция ракетного двигателя; 7 – кабельный короб; 8 – устройство вдува газа в сопло; 9 – сопло РДТТ; 10 – соединительная юбка; 11 – хвостовая юбка.

На конструкции головной части Мк12 остановимся особо. Конструктивно РГЧ состоит из боевого отсека и ступени разведения. Кроме того, может устанавливаться комплекс средств преодоления ПРО, в котором используются дипольные отражатели. Масса головной части с обтекателем- чуть больше 1000 кг. Обтекатель первоначально имел оживальную форму, затем триконическую и изготавливался из титанового сплава. Корпус боеголовки двухслойный: внешний слой – теплозащитное покрытие, внутренний – силовая оболочка. Наверху устанавливается специальный наконечник.

В нижней части ступени разведения находится двигательная установка в состав которой входят двигатель осевой тяги, 10 двигателей ориентации и стабилизации и два топливных бака. Для питания двигательной установки используется двух- компонентное жидкое топливо. Вытеснение компонентов из баков осуществляется давлением сжатого гелия, запас которого хранится в сферическом баллоне. Тяга двигателя осевой тяги- 143 кг. Продолжительность работы ДУ- около 400 секунд. Мощность ядерного заряда каждого боевого блока – 330 кт.

В сравнительно короткие сроки была развернута группировка из 550 ракет «Минитмен-3» на четырех ракетных базах. Ракеты находятся в ШПУ в 30-секундной готовности к пуску. Старт осуществлялся непосредственно из ствола шахты после выхода на рабочий режим РДТТ первой ступени.

Все ракеты «Минитмен-3» не раз подвергались модернизации. Заменялись заряды ракетных двигателей первой и второй ступеней. Повышались характеристики системы управления за счет учета погрешностей комплекса командных приборов и разработки новых алгоритмов. В результате точность стрельбы (КВО) составила 210 м. В 1971 году началось осуществление программы по повышению защищенности шахтных пусковых установок. Она предусматривала усиление конструкции шахты, установку новой системы подвески ракет и ряд других мероприятий. Все работы завершили в феврале 1980 года. Защищенность ШПУ удалось довести до значения 60-70 кг/см2 .

МБР РС-20А с РГЧ (СССР) 1975 г.

1 – первая ступень; 2 – вторая ступень; 3 – соединительный отсек; 4 – головной обтекатель; 5 – хвостовой отсек; 6 – несущий бак первой ступени; 7 – боевой блок; 8 – двигательная установка первой ступени; 9 – рама крепления двигательной установки; 10 – бак горючего первой ступени; 11 – магистрали ПГС первой ступени; 12 – трубопровод подачи окислителя; 13 – бак окислителя первой ступени; 14 – силовой элемент соединительного отсека; 15 – рулевой ЖРД; 16 – двигательная установка второй ступени; 17 – бак горючего второй ступени; 18 – бак окислителя второй ступени; 19 – магистраль ПГС; 20 – аппаратура системы управления.

30 августа 1979 года была завершена серия из 10 летных испытаний, проводившихся для отработки усовершенствованной РГЧ Мк12А. Ее установили взамен прежней на 300 ракетах «Минитмен-3». Мощность заряда каждого боевого блока довели до 0,5 Мт. Правда, несколько уменьшилась площадь разведения блоков и максимальная дальность полета. В целом эта МБР является надежной и способна поражать цели на всей территории бывшего Советского Союза. Специалисты считают, что она будет находиться на боевом дежурстве до начала следующего тысячелетия.

Появление на вооружении СЯС США ракет с РГЧ резко ухудшило положение СССР. Советские МБР сразу попали в разряд морально устаревших, так как они не могли решать целый ряд вновь возникших задач, и главное- значительно снизилась вероятность нанесения эффективного ответного удара. Можно было не сомневаться, что боеголовки ракет «Минитмен-3» в случае возникновения ядерной войны нанесут удары по шахтным пусковым установкам и командным пунктам РВСН. А вероятность такой войны в то время была весьма высока. К тому же во второй половине 60-х годов в США активизировались работы в области противоракетной обороны.

Проблема не могла быть разрешена путем только созданием новой МБР. Требовалось совершенствовать систему боевого управления ракетным оружием, повышать защиту командных пунктов и пусковых установок, а также решить еще целый ряд попутных задач. После i детальной проработки специалистами вариантов развития РВСН и доклада результатов исследований руководству государства, было решено развивать тяжелые и средние ракеты, способные нести значительную полезную нагрузку и обеспечить достижение паритета в области ядерных вооружений. Но это означало, что Советский Союз втягивается в новый виток гонки вооружений, причем в области наиболее опасной и дорогостоящей.

Днепропетровскому КБ, которое после смерти М. Янгеля возглавил академик В. Ф. Уткин, поручили создать тяжелую ракету. Там же параллельно развернулись опытно-конструкторские работы над ракетой с меньшей стартовой массой.

Тяжелая МБР РС-20А в свой первый испытательный полет отправилась 21 февраля 1973 года с полигона Байконур. Ввиду сложности решаемых технических задач, отработка всего комплекса затянулась на два с половиной года. В конце 1975 года, 30 декабря, новый БРК с этой ракетой был поставлен на боевое дежурство. Унаследовав от Р-36 все лучшее, новая МБР стала самой мощной ракетой в своем классе.

Ракета выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней и конструктивно включала первую, вторую и боевую ступенни. Топливные баки несущей конструкции изготавливались из металлических сплавов. Разделение ступеней обеспечивалось срабатыванием разрывных болтов.

МБР РС-20А с моноблочной ГЧ

Маршевый ЖРД первой ступени объединил четыре автономных двигательных блока в единую конструкцию. Управляющие усилия в полете создавались за счет отклонения сопловых блоков.

Двигательная установка второй ступени состояла из маршевого ЖРД, выполненного по замкнутой схеме и четырехкамерного рулевого двигателя, выполненного по открытой схеме. Все жидкостные ракетные двигатели работали на высококипящих самовоспламеняющихся при контакте компонентах жидкого топлива.

На ракету устанавливалась автономная инерциальная система управления, работу которой обеспечивал бортовой цифровой вычислительный комплекс. Для повышения надежности БЦВК все его основные элементы имели резервирование. В процессе боевого дежурства бортовая вычислительная машина обеспечивала обмен информацией с наземными устройствами. Наиболее важные параметры технического состояния ракеты контролировались системой управления. Применение БЦВК позволило добиться высокой точности стрельбы. КВО точек падения боевых блоков составило 430 м.

МБР этого типа несли особенно мощное боевое оснащение. Существовало два варианта головных частей: моноблочная, мощностью 24 Мт и РГЧ с 8-ю боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 900 кт каждый. На ракете установили усовершенствованный комплекс преодоления противоракетных оборонительных систем.

МБР РС-20Б (СССР) 1980г.

Ракета РС-20А, помещенная в транспортно-пусковой контейнер, устанавливалась в шахтную пусковую установку типа ОС в заправленном состоянии и могла находиться на боевом дежурстве длительное время. Подготовка к старту и пуск ракеты осуществлялись автоматически после получения системой управления пусковой команды. Чтобы исключить несанкционированное применение ракетно- ядерного оружия, система управления принимала к исполнению только команды, определенным кодовым ключом. Реализовать такой алгоритм позволило внедрение на всех командных пунктах РВСН новой системы централизованного боевого управления.

На вооружении эта ракета состояла до середины 80-х годов, пока ее не заменили на РС-20Б. Своим появлением она, как впрочем и все ее современницы в РВСН, обязана разработке американцами нейтронных боеприпасов, новым достижениям в области электроники и машиностроения, возрастанием требований к боевым и эксплуатационным характеристикам ракетных комплексов стратегического назначения.

МБР РС-20Б отличалась от своей предшественницы более совершенной системой управления и доработанной до уровня современных требований боевой ступенью. За счет мощной энергетики число боевых блоков на РГЧ довели до 10.

Изменилось и само боевое оснащение. Так как точность стрельбы возросла, появилась возможность уменьшить мощность ядерных зарядов. В результате дальность полета ракеты с моноблочной головной частью удалось довести до 16000 км.

Ракеты Р-36 нашли применение и в мирных целях. На их базе создана ракета-носитель для вывода на орбиту космических аппаратов серии «Космос» различного назначения.

Другим детищем КБ Уткина стала МБР PC-16А. Хотя она первой поступила на испытания (пуск на Байконуре состоялся 26 декабря 1972 года), на вооружение ее приняли в один день вместе с РС-20 и PC-18, рассказ о которых еще впереди.

Ракета РС-16А- двухступенчатая, с двигателями на жидком топливе, выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней в полете. Корпус ракеты имеет цилиндрическую форму с конической головной частью. Топливные баки несущей конструкции.

МБР РС-20В в полете

Космический ракетный комплекс «Циклон» на базе РС-20Б

Двигательная установка первой ступени состояла из маршевого жидкостного ракетного двигателя, выполненного по замкнутой схеме и рулевого четырех- камерного ЖРД, выполненного по открытой схеме с поворотными камерами сгорания.

На второй ступени устанавливался один маршевый однокамерный ЖРД, сконструированный по замкнутой схеме, с вдувом в закритическую часть сопла части истекающего газа для создания управляющих усилий в полете. Все ракетные двигатели работают на высококипящих, самовоспламеняющихся при контакте окислителе и горючем. Для обеспечения устойчивого режима работы двигателей топливные баки наддувались азотом. Заправка ракеты осуществлялась после установки в пусковую шахту.

На ракету установили автономную инерциальную систему управления с бортовым вычислительным комплексом. Она обеспечивала управление всеми системами ракеты в процессе боевого дежурства, предстартовой подготовки и пуска. Заложенные алгоритмы функционирования СУ в полете позволили обеспечить точность стрельбы (КВО) не более 470 м. Ракета РС-16А оснащалась разделяющейся головной частью с четырьмя боевыми блоками индивидуального наведения, каждый из которых содержал ядерный заряд мощностью в 750 кт.

МБР PC-16А (СССР) 1975 г.

1 – первая ступень, 2 – вторая ступень, 3 – приборный отсек, 4 – хвостовой отсек, 5 – обтекатель головной части, 6 – соединительный отсек, 7 – двигательная установка первой ступени, 8 – рулевой ЖРД, 9 – рама крепления двигательной установки, 10 – бак горючего первой ступени, 11 – трубопровод подачи окислителя, 12 – бак окислителя первой ступени, 13 – магистраль ПГС, 14 – рама крепления двигательной установки второй ступени, 15 – двигательная устновка второй ступени, 16 – бак горючего второй ступени, 17 – бак окислителя второй ступени, 18 – магистраль наддува бака окислителя, 19 – электронные блоки СУ, 20 – боевой блок, 21 – шарнир крепления обтекателя головной части.

Большим достоинством нового боевого ракетного комплекса было то, что ракеты устанавливались в шахтные пусковые установки, ранее построенные для баллистических ракет первого и второго поколений. Требовалось провести необходимый объем работ по усовершенствованию некоторых систем ШПУ и можно было загружать новые ракеты. Тем самым достигалась значительная экономия финансовых средств.

25 октября 1977 года состоялся первый пуск модернизированной ракеты, получившей обозначение РС-16Б. Летные испытания проводились на Байконуре до 15 сентября 1979 года. 17 декабря 1980 года БРК с модернизированной ракетой был принят на вооружение.

Новая ракета отличалась от предшественницы улучшенной системой управления (точность доставки боевых блоков повысилась до 350 м) и боевой ступенью. Прошла модернизацию и устанавливаемая на ракету разделяющаяся головная часть. Боевые возможности ракеты возросли в 1,5 раза, повысилась надежность многих систем и защищенность всего БРК. Первые ракеты РС-16Б были поставлены на боевое дежурство в 1980 году, а на момент подписания Договора СНВ-1 в боевом составе РВСН находилась 47 ракет этого типа.

МБР РС-16А в сборе без ГЧ (вне пускового контейнера)

Третьей ракетой из поступивших на вооружение в этот период, стала PC-18, разработанная в КБ академика В. Чело- мея. Эта ракета должна была гармонично дополнить создаваемую систему стратегических вооружений. Ее первый полет состоялся 9 апреля 1973 года. Летно- конструкторские испытания проходили на полигоне Байконур до лета 1975 года, после чего Государственная комиссия сочла возможным принять БРК на вооружение.

Ракета PC-18- двухступенчатая, выполненная по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней в полете. Конструктивно она состояла из первой, второй ступеней, соединительных отсеков, приборного отсека и агрегатно-приборного блока с разделяющейся головной частью.

Первая и вторая ступени составляли так называемый блок ускорителей. Все топливные баки – несущей конструкции. Двигательная установка первой ступени имела четыре маршевых жидкостных ракетных двигателя с поворотными соплами. Один из ЖРД использовался для поддержания режима работы двигательной установки в полете.

Двигательная установка второй ступени состояла из маршевого ЖРД и рулевого жидкостного двигателя, который имел четыре поворотных сопла. Для обеспечения устойчивой работы ракетных двигателей блока ускорителей в полете был предусмотрен наддув топливных баков.

Все ЖРД работали на самовоспламеняющихся стабильных компонентах ракетного топлива. Заправка топливом производилась в заводских условиях после установки ракеты в транспортно-пусковой контейнер. Однако конструкция пневмогидравлической системы ракеты и ТПК позволяла в случае необходимости провести операции по сливу и последующей заправке компонентов ракетного топлива. Величина давления во всех баках ракеты непрерывно контролировалась специальной системой.

На ракету установили автономную инерциальную систему управления на базе бортового цифрового вычислительного комплекса. При несении боевого дежурства СУ совместно с наземным ЦВК осуществляла контроль бортовых систем ракеты и смежных систем пусковой установки. Во все эксплуатационные и боевые режимы ракета проводилась дистанционно с командного пункта БРК. Высокие характеристики системы управления подтвердились при испытательных пусках. Точность стрельбы (КВО) составила 350 м. РС-18 несла РГЧ с шестью боевыми блоками индивидуального наведения с ядерным зарядом мощностью 550 кт и могла поражать высокозащищенные и прикрытие системами ПРО точечные цели противника.

Ракета «ампулизировалась» в транспортно- пусковом контейнере, который размещался в специально созданных для этого ракетного комплекса шахтных пусковых установках с высокой степенью защиты.

БРК с МБР PC-18 был значительным шагом вперед даже по сравнению с принятым в одно с ним время ракетным комплексом с ракетой РС-16А. Но как выяснилось, в процессе эксплуатации и он не был лишен недостатков. К тому же при проведении учебно-боевых пусков ракет, поставленных на боевое дежурство, выявился дефект ЖРД одной из ступеней. Дело приняло серьезный оборот. Как всегда нашлись и виноватые «стрелочники». Сняли с должности первого заместителя главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковника М. Г. Григорьева, вина которого была лишь в том, что он был председателем Государственной комиссии на испытаниях ракетного комплекса с ракетой РС-18.

Эти неполадки ускорили принятие на вооружение модернизированной ракеты под тем же индексом РС-18 с улучшенными тактико-техническими характеристиками, летные испытания которой проводились с 26 октября 1977 года. В ноябре 1979 года новый БРК официально был принят для замены своего предшественника.

МБР РС-18 (СССР) 1975 г.

1 – корпус первой ступени;

2 – корпус второй ступени;

3 – герметичный приборный отсек; 4 – боевая ступень; 5 – хвостовой отсек первой ступени; 6 – обтекатель головной части; 7 – двигательная установка первой ступени; 8 – бак горючего первой ступени; 9 – трубопровод подачи окислителя; 10 – бак окислителя первой ступени; 11 – кабельный короб; 12 – магистраль ПГС; 13 – двигательная установка второй ступени; 14 – силовой элемент корпуса соединительного отсека; 15 – бак горючего второй ступени; 16 – бак окислителя второй ступени; 17- магистраль ПГС; 18 – твердотопливный тормозной двигатель; 19 – приборы системы управления; 20 – боевой блок.

На усовершенствованной ракете устранили дефекты ракетных двигателей блока ускорителей, одновременно повысив их надежность, улучшили характеристики системы управления, установили новый агрегатно-приборный блок, что дало увеличение дальности полета до 10000 км, повысили эффективность боевого оснащения.

Значительным доработкам подвергся командный пункт ракетного комплекса. Ряд систем заменили на более совершенные и надежные. Увеличили степень защиты от поражающих факторов ядерного взрыва. Внесенные изменения значительно упростили эксплуатацию всего боевого ракетного комплекса, что сразу было отмечено в отзывах из войсковых частей.

Со второй половины 70-х годов в Советском Союзе началась сказываться нехватка финансовых средств для гармоничного развития экономики страны, что было вызвано не в последнюю очередь большими расходами на вооружения. В этих условиях модернизация всех трех ракетных комплексов проводилась с максимальной степенью экономии финансовых и материальных ресурсов. Усовершенствованные ракеты устанавливались на место старых, да и модернизация в большинстве случаев проводилась путем доведения уже существующих ракет до новых кондиций.

Предпринятые в 70-е годы усилия по дальнейшему совершенствованию и развитию ракетного оружия в нашей стране сыграли важную роль в достижении стратегического паритета между СССР и США. Принятие на вооружение и развертывание ракетных комплексов третьего поколения, оснащенных РГЧ индивидуального наведения и средствами преодоления ПРО, позволило достичь примерного равенства количества ядерных боевых блоков на стратегических носителях (без учета стратегических бомбардировщиков) обоих государств.

В эти годы на развитие МБР, как и БРПЛ, стал влиять новый фактор – процесс ограничения стратегических вооружений. 26 мая 1972 года в Москве в ходе встречи на высшем уровне было подписано Временное соглашение между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений, получившее название ОСВ-1. Оно было заключено сроком на пять лет и вступило в силу 3 октября 1972 года.

Временное соглашение устанавливало количественные и качественные ограничения на стационарные пусковые установки МБР, пусковые установки БРПЛ и подводные лодки с баллистическими ракетами. Запрещалось строительство дополнительных стационарных ПУ МБР наземного базирования, что фиксировало их количественный уровень по состоянию на 1 июля 1972 года для каждой из сторон.

Модернизация стратегических ракет и пусковых установок разрешалась при условии, что не будут переоборудованы ПУ легких МБР наземного базирования, а также баллистических ракет развернутых до 1964 года, в пусковые установки для тяжелых ракет.

В 1974-1976 годах в соответствии с Протоколом о процедурах, регулирующих замену, демонтаж и уничтожение СНВ, в РВСН были сняты с боевого дежурства и ликвидированы 210 ПУ МБР Р-16У и Р-9А с оборудованием и сооружениями стартовых позиций. Соединенным Штатам такие работы проводить не понадобилось.

19 июня 1979 года в Вене был подписан новый договор между СССР и США об ограничении стратегических вооружений, который получил название Договор ОСВ-2. В случае вступления его в силу каждая из сторон должна была с 1 января 1981 года ограничить уровень стратегических носителей 2250 единицами. Подпадали под ограничения носители, оснащенные РГЧ индивидуального наведения. В установленном суммарном пределе они не должны были превышать 1320 единиц. Из этого числа для ПУ МБР предел устанавливался в 820 единиц. Кроме того, накладывались жесткие ограничения на модернизацию стационарных пусковых установок стратегических межконтинентальных ракет – запрещалось создавать мобильные пусковые установки таких ракет. Допускалось проведение летных испытаний и развертывание только одного нового типа легких МБР с количеством боеголовок, не превышающим 10 штук.

Несмотря на то, что Договор ОСВ-2 справедливо и сбалансировано учитывал интересы обеих сторон, администрация США отказалась от его ратификации. И немудрено: американцы вдумчиво подходят к своим интересам. К тому моменту большая часть их ядерных боевых блоков находилась на БРПЛ, и чтобы вписаться в установленные рамки ограничений по носителям, пришлось бы ликвидировать 336 ракет. Ими должны были стать либо наземные «Минитмены-3», либо морские «Посейдоны», недавно принятые на вооружение современных ПЛАРБ. В то время только закончились испытания новой ПЛАРБ «Огайо» с ракетой «Трайдент-1», и интересы американского военно- промышленного комплекса могли серьезно пострадать. Словом, с финансовой стороны этот Договор правительство и ВПК США не устраивал. Впрочем, были и другие причины отказаться от его ратификации. Но хотя Договор ОСВ-2 так и не вступил в силу, стороны все же придерживались некоторых ограничений.

В тот период еще одно государство стало вооружаться межконтинентальными баллистическими ракетами. В конце 70-х годов за создание МБР взялись китайцы. Такая ракета им была нужна для подкрепления претензий на ведущую роль в азиатском регионе и на Тихом океане. Обладая таким оружием, можно было угрожать и США.

Летно-конструкторские испытания ракеты «Дун-3» проводились на ограниченную дальность – Китай не обладал подготовленными испытательными трассами значительной протяженности. Первый такой пуск был осуществлен с полигона Шуангэнцзы на дальность 800 км. Второй пуск провели с полигона Учжай на дальность около 2000 км. Испытания явно затягивались. Только в 1983 году МБР «Дун-3» (китайское обозначение – «Дунфэн-5») была принята на вооружение ядерных сил Народно-освободительной армии Китая.

По техническому уровню она соответствовала советским и американским МБР начала 60-х годов. Двухступенчатая ракета с последовательным разделением ступеней имела цельнометаллический корпус. Ступени стыковались между собой посредством переходного отсека ферменной конструкции. Из-за невысоких энергетических характеристик двигателей конструкторам пришлось увеличить запас топлива, чтобы достичь заданной дальности полета. Максимальный диаметр ракеты составил 3,35 м, что и поныне является рекордным показателем для МБР.

Традиционная для китайских ракет инерциальная система управления обеспечивала точность стрельбы (КВО) 3 км. «Дун-3» несла моноблочную ядерную головную часть мощностью 2 Мт.

Оставалась невысокой и живучесть комплекса в целом. Несмотря на то, что МБР поместили в шахтную пусковую установку, ее защищенность не превышала величины 10 кг/см2 (по давлению во фронте ударной волны). Для 80-х годов это было явно мало. Китайская ракета значительно отставала от американских и советских образцов ракетной техники по всем важнейшим боевым показателям.

МБР «Дун-3» (Китай) 1983 г

Оснащение боевых частей этой ракетой велось медленно. К тому же на ее базе создали ракету-носитель для вывода космических аппаратов на околоземные орбиты, что не могло не сказаться на темпах производства боевых межконтинентальных ракет.

В начале 90-х годов китайцы модернизировали «Дун-3». Значительный скачок уровня экономики позволил поднять и уровень ракетостроения. «Дун-ЗМ» стала первой китайской МБР с РГЧ. Ее оснастили 4-5 боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 350 кт каждый. Улучшились характеристики системы управления ракеты, что сразу же сказалось на точности стрельбы (КВО составило 1,5 км). Но и после модернизации эта ракета в сравнении с зарубежными аналогами не может считаться современной.

Вернемся в США семидесятых годов. В 1972 году специальная правительственная комиссия занималась исследованием перспектив развития стратегических ядерных сил США до конца XX века. По результатам ее работы администрация президента Никсона выдала задание на разработку перспективной МБР, способной нести РГЧ с 10 боевыми блоками индивидуального наведения. Программа получила шифр MX. Этап перспективных исследований продолжался шесть лет. За это время было изучено полтора десятка проектов ракет со стартовой массой от 27 до 143 т, представленных различными фирмами. В итоге выбор пал на проект трехступенчатой ракеты с массой около 90 т, способной размещаться в ШПУ ракет «Минитмен».

В период с 1976 по 1979 год проводились интенсивные экспериментальные работы как по конструкции ракеты, так и по возможным ее базирования. В июне 1979 года президент Картер принял решение о полномасштабной разработке новой МБР. Головной фирмой стала «Мартин Мариэтта», которой поручили координацию всех работ.

В апреле 1982 года начались стендовые огневые испытания РДТТ ступеней, а спустя год- 17 июня 1983 года – ракета отправилась в свой первый испытательный полет на дальность 7600 км. Он был признан вполне успешным. Одновременно с летными испытаниями велись проработки вариантов базирования. Первоначально рассматривались три варианта: шахтный, мобильный и воздушный. Так, например, планировалось создать специальный самолет-носитель, который должен был нести боевое дежурство способом барражирования в установленных районах и по сигналу сбросить ракету, предварительно проведя ее прицеливание. После отделения от носителя должен был включаться маршевый двигатель первой ступени. Но этот, а также ряд других возможных вариантов, так и остались на бумаге. Американским военным очень хотелось получить новейшую ракету с высокой степенью живучести. К тому времени основным стал путь создания мобильных ракетных комплексов, местоположение пусковых установок которого могло изменяться в пространстве, что создавало трудности для нанесения прицельного ядерного удара по ним. Но принцип экономии средств взял верх. Так как заманчивый воздушный вариант был крайне дорогим, а мобильный наземный (предлагался и мобильный подземный) американцы отработать в полной мере не успели, решено было разместить 50 новых МБР в модернизированных шахтах ракет «Минитмен-3» на ракетной базе Уоррен, а также продолжить отработку мобильного железнодорожного комплекса.

В 1986 году ракета LGM-118A, получившая название «Пискипер», поступила на вооружение (в России она больше известна как MX). При ее создании разработчики использовали все новинки в области материаловедения, электроники и приборостроения. Большое внимание было уделено уменьшению массы конструкций и отдельных элементов ракеты.

MX включает три маршевые ступени и РГЧ. Все они имеют одинаковую конструкцию и состоят из корпуса, заряда твердого топлива, соплового блока и системы управления вектором тяги. РДТТ первой ступени создан фирмой «Тиокол». Его корпус намотан из волокон «Кевлар-49», имеющих высокую прочность и малую массу. Переднее и заднее днища выполнены из алюминиевого сплава. Сопловый блок – отклоняемый с гибкими опорами.

РДТТ второй ступени разработан фирмой «Аэроджет» и конструктивно отличается от двигателя фирмы «Тиокол» сопловым блоком. Отклоняемое сопло большой степени расширения имеет насадку телескопического типа для увеличения длины. В рабочее положение она выдвигается с помощью газогенераторного устройства после отделения ракетного двигателя предыдущей ступени. Для создания управляющих усилий по вращению на этапе работы первой и второй ступеней устанавливается специальная система, состоящая из газогенератора и управляющего клапана, перераспределяющего поток газов между двумя косо срезанными соплами. РДТТ третьей ступени фирмы «Геркулес» отличается от предшественников отсутствием системы отсечки тяги, а его сопло имеет две телескопические насадки. Заряды двухсмесевого топлива заливаются в готовые корпуса ракетных двигателей.

СПУ МБР РС-12М

Ступени соединяются между собой посредством переходников, выполненных из алюминия. Весь корпус ракеты с внешней стороны покрыт защитным покрытием, предохраняющим его от нагрева горячими газами при старте и от поражающих факторов ядерного взрыва.

Инерциальная система управления ракеты с БЦВК типа «Мека» расположена в отсеке двигательной установки РГЧ, что позволило добиться экономии общей длины МБР. Она обеспечивает управление полетом на активном участке траектории, на этапе разведения боевых блоков, а также задействуется в период нахождения ракеты на боевом дежурстве. Высокое качество приборов ГСП, учет погрешностей и применение новых алгоритмов обеспечили точность стрельбы (КВО) около 100 м. Для создания необходимого температурного режима система управления в полете охлаждается фреоном из специального резервуара. Управление по углам тангажа и рыскания осуществляется отклоняемыми соплами.

МБР MX оснащается разделяющейся головной частью Мк21, состоящей из отсека боевых блоков, закрытого обтекателем, и отсека двигательной установки. Первый отсек имеет максимальную вместимость на 12 боеголовок, аналогичных ББ ракеты «Минитмен-ЗУ». В настоящее время в нем размещены 10 боевых блоков индивидуального наведения мощностью по 600 кт каждый. Двигательная установка с ЖРД многократного включения. Она запускается на этапе работы третьей ступени и обеспечивает разведение всего боевого оснащения. Для РГЧ Мк21 разработан новый комплекс средств преодоления систем противоракетной обороны, включающий легкие и тяжелые ложные цели, различные постановщики помех.

Ракета помещена в контейнер, из которого она и запускается. Впервые американцы применили «минометный старт» для запуска МБР из шахтной пусковой установки. Твердотопливный газогенератор, размещенный в нижней части контейнера, при срабатывании выбрасывает ракету на высоту 30 м от уровня защитного устройства шахты, после чего включается маршевый двигатель первой ступени.

По оценкам американских специалистов,. боевая эффективность ракетной системы MX в 6-8 раз превосходит эффективность системы «Минитмен-3». В 1988 году закончилась программа развертывания 50 МБР «Пискипер». Однако не завершились поиски способов повышения живучести этих ракет. В 1989 году на испытания поступил железнодорожный мобильный ракетный комплекс. В его состав входили вагон-пусковая установка, вагон боевого управления, оснащенный необходимыми средствами управления и связи, а также другие вагоны, обеспечивающие функционирование всего комплекса. На полигоне Министерства путей сообщения этот БРК проходил испытания до середины 1991 года. По их окончании планировалось развернуть 25 поездов по 2 ПУ в каждом. В мирное время все они должны были находиться в пункте постоянной дислокации. С переводом в высшие степени боевой готовности командование СЯС США планировало рассредоточить все составы по железнодорожной сети Соединенных Штатов Америки. Но подписание Договора об ограничении и сокращении СНВ в июле 1991 года изменило эти планы. Железнодорожный ракетный комплекс так и не поступил на вооружение.

В СССР в середине 80-х годов свое дальнейшее развитие получает ракетное оружие РВСН. Вызвано это проведением в жизнь американской стратегической оборонной инициативы, предусматривавшей вывод на космические орбиты ядерного оружия и оружия на новых физических принципах, что создавало исключительно высокую опасность и уязвимость для стратегических ядерных сил СССР на всей территории. Для поддержания стратегического паритета было решено создать новые ракетные комплексы шахтного и железнодорожного базирования с ракетами РТ-23 УТТХ, сходными по своим характеристикам с американской MX, и модернизировать БРК РС-20 и PC-12.

Первым из них в 1985 году приняли мобильный РК с ракетой РС-12М. Накопленный богатейший опыт эксплуатации мобильных грунтовых комплексов (для оперативно-тактических ракет и ракет средней дальности) позволил советским конструкторам в короткие сроки на базе межконтинентальной твердотопливной ракеты шахтного базирования создать практически новый мобильный комплекс. Модернизированную ракету разместили на самоходной пусковой установке, выполненной на шасси семиосного тягача МАЗ.

МБР РС-12М в полете

В 1986 году Государственная комиссия приняла на вооружение железнодорожный ракетный комплекс с МБР РТ-23УТТХ, а еще два года спустя на оснащение РВСН поступила РТ-23УТТХ, размещенная в ШПУ, ранее использовавшихся для ракет РС-18. После развала СССР 46 новейших ракет оказались на территории Украины и в настоящее время подлежат ликвидации.

Все эти ракеты выполнены трехступенчатыми, с двигателями на твердом топливе. Их инерциальная система управления обеспечивает высокую точность стрельбы. МБР РС-12М несет моноблочную ядерную ГЧ мощностью 550 кт, а обе модификации РС-22 – РГЧ индивидуального наведения с десятью боевыми блоками.

Тяжелая межконтинентальная ракета Рс-20В поступила на вооружение в 1988 году. Она по-прежнему остается самой мощной ракетой в мире и способна нести полезную нагрузку в 2 раза больше, чем американская MX.

С подписанием Договора СНВ-1 развитие межконтинентальных ракет в США и Советском Союзе приостановилось. На тот момент в каждой из стран разрабатывался комплекс с малогабаритной ракетой для замены устаревших МБР третьего поколения.

Американская программа «Миджитмен» была начала в апреле 1983 года в соответствии с рекомендациями комиссии Скаукрофта, назначенной президентом США для разработки предложений по развитию межконтинентальных ракет наземного базирования. Перед разработчиками поставили довольно жесткие требования: обеспечить дальность полета 11000 км, надежное поражение моноблочной ядерной головной частью малоразмерных целей. При этом ракета должна была иметь массу около 15 т и пригодна для размещения в ШПУ и на мобильных грунтовых установках. Первоначально эта программа получила статус наивысшего национального приоритета и работы пошли полным ходом. Очень быстро были разработаны два варианта трехступенчатой ракеты со стартовой массой 13,6 и 15 т. После конкурсного отбора решено было разрабатывать ракету с большей массой. В ее конструкции широко использовались стеклопластик и композиционные материалы. Одновременно велась разработка мобильной защищенной пусковой установки для этой ракеты.

Но с активизацией работ по СОИ наметилась тенденция замедления работ по программе «Миджетмен». В начале 1990 года президент Рейган дал указания свернуть работы по этому комплексу, который так и не удалось довести до полной готовности.

В отличие от американского, советский БРК подобного типа к моменту подписания Договора был почти готов к развертыванию. Полным ходом велись летные испытания ракеты и разрабатывались варианты его боевого применения.

Старт МБР РС-22Б

В настоящее время только Китай продолжает разработку МБР, стремясь создать ракету, способную конкурировать с американскими и российскими образцами. Идут работы над твердотопливной ракетой с РГЧ. Она будет иметь три маршевые ступени с ракетными двигателями на твердом топливе и стартовую массу около 50 т. Уровень развития электронной промышленности позволит (по некоторым оценкам) создать инерциальную систему управления, способную обеспечить точность стрельбы (КВО) не более 800 м. Предполагается, что базироваться новая МБР будет в шахтных пусковых установках.

Стратегические ядерные системы давно уже превратились в оружие сдерживания, и играют больше на руку политикам, чем военным. И, если стратегические ракеты не будут полностью ликвидированы, то и России, и США придется заменять устаревшие физически и морально МБР на новые. Какими они будут, покажет время.

Г лава 4. Стартовые комплексы

Вместе с созданием баллистической ракеты конструкторам пришлось заняться разработкой стартового комплекса, способного обеспечить размещение, предстартовую подготовку и пуск ракеты. Со временем стартовый комплекс становился все сложнее и сложнее, но главный его элемент- пусковое устройство, видоизменялось не часто. С совершенствованием ядерного оружия требования, предъявляемые к стартовым системам, стали оказывать заметное влияние на развитие ракет.

Первым пусковым устройством, применявшимся немецкой армией в годы Второй мировой войны, стал так называемый пусковой стол квадратной формы. Его можно было перевозить с места на место, лишь бы местность по профилю подходила для установки ракеты. Были созданы и активно эксплуатировались в 1944 году стационарные позиции с бетонированными площадками.

Перед стартом ракета А-4 устанавливалась при помощи крана на пусковой стол таким образом, чтобы обеспечить совпадение плоскости стрельбы с плоскостью стабилизации ракеты. После этого вводились данные в автомат управления дальностью. Таким образом проводилось прицеливание ракеты. Далее осуществлялась заправка баков компонентами топлива из автоцистерн. Пусковой сигнал на включение маршевого двигателя передавался по кабелю, проложенному от места размещения пункта управления пуском. Для обеспечения отбоя факела истекающих горячих газов внутренняя часть пускового стола имела пирамидальную форму. Такое пусковое устройство было надежным и простым в производстве, а главное – многоразового использования. Все остальные агрегаты пускового комплекса монтировались на автомобильном шасси.

Наземное пусковое устройство типа пусковой стол не исчезло вместе с ракетой А-4. Его использовали в стартовых комплексах ракет Р-1, Р-2, Р-5М, Р-12, Р-14 (СССР), «Дун-1», «Дун-2» (Китай) и других практически в неизмененном виде, хотя состав агрегатов и систем ракетных комплексов постоянно совершенствовался. В ряде случаев он потерял мобильность и размещался стационарно на заранее подготовленных в инженерном и геодезическом отношении позициях (Р-14, «Дун-1» и др.). С возрастанием массы и размеров ракет, естественно, увеличивались соответствующие характеристики и пусковых устройств. Так, например, пусковой стол для запуска ракеты Р-12 имел ширину и длину 3,02 м, высоту 3,27 м и массу 6,9 т. Конструкция пускового стола определяется конструкцией ракеты и способами ее наведения и установки. Но в любом случае он состоит из основания, опорно- поворотной части, верхней рамы, газоотражателя, подъемных и поворотных механизмов, уравнительного механизма и закладных частей.

Интересную конструкцию наземного пускового устройства применили для запуска американской БРСД «Тор». Так как комплекс считался мобильным, т. е. способным проводить пуски ракет с неподготовленных, но отвечающих определенным условиям позиций, необходимо было иметь пусковое устройство с небольшим давлением на грунт. С этой целью разработчики сконструировали пусковую установку с откидывающимися в виде лепестков опорами. Такая конструкция нигде больше не применялась.

Пусковой стол использовался для запуска советской МБР Р-16. На стартовой позиции оборудовались две площадки с пусковыми устройствами, пункт управления пуском, подъездные пути, устанавливались в обвалованных укрытиях емкости для хранения компонентов ракетного топлива. Ракеты хранились в бетонированных укрытиях. В случае необходимости они доставлялись к месту старта на тран- спортно-установочных тележках. После установки ракеты на пусковой стол проводилась предстартовая подготовка. Р-16 стала последней из поставленных на боевое дежурство межконтинентальных ракет, для запуска которой применялось подобное пусковое устройство.

Стационарный стартовый комплекс, созданный для запуска первой советской межконтинентальной ракеты Р-7, имел иную конструкцию. Его вариант для запуска ракет-носителей, выводящих на околоземные орбиты космические аппараты, видели многие в телерепортажах с космодрома Байконур. Так как ракета имела очень большую стартовую массу и солидные размеры, использовать стартовый стол было невозможно. Коллектив конструкторов под руководством Бармина разработал новый проект пускового устройства.

Перевозимый пусковой стол

На бетонированной стартовой позиции размещались комплекс стационарного наземного оборудования, пусковое устройство и другие сооружения, бункер командного пункта, обеспечивавшие подготовку ракеты к старту. Этот процесс длился несколько часов. Ракета Р-7 вывозилась из монтажно-испытательного корпуса, где ее собирали, на транспортно- установочном агрегате и в горизонтальном положении с незаправленными топливными баками доставлялась на стартовую позицию.

Пусковая установка представляла собой металлическую конструкцию, состоящую из неподвижной и подвижной частей. Неподвижная часть, установленная на козырьке пускового сооружения, состояла из двухниточного рельсового кольца, гидропривода с редуктором, приводящим в движение подвижную часть ПУ по кругу, упорных роликов, гидродомкратов со стопорами для фиксации подвижной части относительно неподвижной с заданным углом азимутального разворота. Азимутальное наведение обеспечивало заданное направление полета ракеты по курсу и могло осуществляться разворотом всей ракеты в горизонтальной плоскости с помощью поворотного механизма ПУ или введением соответствующей программы в ее бортовую систему управления, т. е. без разворота корпуса ракеты.

Устройства подвижной части обеспечивали установку, крепление, наведение, заправку и обслуживание ракеты. Она устанавливалась на поворотный круг и выравнивалась по вертикали. На его четырех основаниях шарнирно крепились четыре опорные фермы с несущими стрелами, с секторами и оголовками в верхней части и противовесами в нижней. При сведении опорных ферм с помощью гидропривода в вертикальное положение сектора образовывали силовое замкнутое кольцо, на оголовках которого подвешивалась и удерживалась ракета до пуска. Ее масса удерживала кольцо в замкнутом состоянии, которое в момент схода ракеты с пусковой установки размыкалось под действием противовесов, и опорные фермы с несущими стрелами отводились от движущейся ракеты на безопасный угол. Чтобы избежать влияния на ракету мощных потоков истекающих горячих газов, под опорным кольцом пришлось отрыть глубокий котлован и оборудовать его пламяотбойниками. МБР устанавливалась на место старта специальным установщиком, сконструированным на железнодорожной платформе.

С повышением требований к ракетным комплексам пришлось переходить к новым типам стартов. Возникла идея «спрятать» ракету под землю, что сулило значительное повышение уровня живучести. Первыми стартовый комплекс шахтного типа применили американцы для своих межконтинентальных ракет.

МБР «Атлас-F» размещали на территории ракетной базы, где оборудовалось 12 стартовых позиций с пунктом управления пуском, ракетной шахтой и вспомогательными сооружениями на каждой из них. Стартовые позиции были удалены друг от друга на 10-30 км. Конструкция шахты была рассчитана на избыточное давление во фронте ударной волны 7 кг/см2 . По тем временам – величина значительная, так как ракета на пусковом столе выдерживала давление всего 0,2 кг/см2 . Шахта имела глубину 53 м и внутренний диаметр 15,6 м. На ее нижнем ярусе размещались два резервуара для хранения запасов жидкого кислорода, три емкости с гелием для наддува топливных баков ракеты и бак с жидким азотом.

Внутри ствола шахты на подвижной люльке монтировался пусковой стол, который мог подниматься на уровень земли при помощи подъемника. Для проведения технического обслуживания ракеты имелось несколько ярусов площадок обслуживания. Сверху шахта закрывалась двухстворчатой железобетонной крышей, имевшей толщину 0,76 м и массу 126 т. Ее открытие осуществлялось гидроприводом.

Ракета хранилась в шахте с заправленными баками горючего. Перед стартом она заправлялась окислителем. Проводилась проверка системы управления и агрегатов ракеты, после чего стартовый стол поднимался на поверхность. Все эти операции длились около 13 минут. На поверхности земли, если по каким-либо причинам пуск задерживался, проводилась подпитка бака с жидким кислородом.

В 30 м от ШПУ оборудовался двухэтажный пункт управления пуском. Его фундамент был заглублен в землю на 11,5 м. Шахта и пункт управления соединялись между собой туннелем, проложенным на глубине 11,5 м и имевшим диаметр 2,4 м. В нем были уложены кабели управления. По своей защищенности стартовая позиция МБР «Атлас» превосходила все существовавшие на тот момент стартовые комплексы, а также позволяла уменьшить потребное время на приведение ракеты в полную боевую готовность, так как исключались из процесса подготовки к старту операции по буксировке и установке ракеты на пусковое устройство.

Конструкторы, создававшие стартовый комплекс для МБР «Титан-1», стремясь повысить его живучесть в ядерной войне, пошли несколько иным путем. Девять ракет размещались на одной ракетной базе, в состав которой входили три стартовые позиции размером 300x300 м. На каждой из них оборудовались три стартовые площадки с ШПУ, пунктом управления пуском, силовой станцией и другими сооружениями. Почти все техническое и технологическое оборудование укрыли в шахтах, которых на каждой стартовой площадке было три. Одна из них служила для размещения ракеты, вторая – для хранения запасов топлива и последняя – для различного оборудования.

Шахтная пусковая установка имела глубину 49 м, максимальный диаметр 13,5 м, который книзу уменьшался. Ее закрывала двухстворчатая железобетонная крыша толщиной 1 м, масса которой достигала 106 т. Для ее открытия установили специальный гидропривод. Внутри шахты на амортизаторах подвешивалась стальная клеть с пусковым столом. Ракета доставлялась на место старта по ступеням и собиралась непосредственно в шахте. Пусковой стол поднимался и опускался при помощи гидромотора. Перед пуском ракету поднимали на уровень земли.

На расстоянии 12 м от ШПУ располагалась вспомогательная шахта глубиной 12 м и диаметром 12,3 м. В ней разместили емкости горючего и оборудование для заправки ракеты, обеспечивающие заполнение баков за шесть минут. Запас жидкого кислорода хранился в отдельном резервуаре с двойными стенками.

Третья шахта глубиной 21,5м и диаметром 13 м оборудовалась в 15 м от пусковой установки. В ней на четырех этажах разместили системы, обеспечивавшие функционирование агрегатов ПУ, и контрольно-проверочную аппаратуру. Обе вспомогательные шахты защищались мощной крышей из железобетона толщиной 1,8 м.

Пункт управления пуском оборудовался в подземном двухэтажном помещении под мощным железобетонным куполом, заглубленным на 7 м. В нем нес боевое дежурство расчет и размещалась аппаратура боевого управления, в том числе и ЭВМ «Афина». На удалении 180 м от пункта управления размещались две шахты глубиной 23 м и диаметром 9 м для антенн системы радиоуправления. Перед пуском одна из них поднималась и удерживалась на поверхности.

Силовая станция располагалась в двухэтажном подземном помещении и обеспечивала электропитанием потребителей стартовой позиции. Все сооружения связывались между собой туннелями общей протяженностью около 900 м. По ним осуществлялась прокладка трубопроводов и кабелей различного назначения, а также передвигались люди. Сооружения имели шлюзовые двери, перед которыми оборудовались расширительные камеры размером 4,9x5,3 м. Защищенность подземных сооружений составляла 4-7 кг/см2 , а ШПУ – 20 кг/см2 . Такие значения для того времени были рекордными.

Чтобы подготовить ракету к пуску, требовалось 15 минут. За это время проводилась заправка компонентами топлива, проверка всех систем и подъем ракеты на поверхность. Выдвигалась антенна управления. Ракеты с одной стартовой позиции могли стартовать только последовательно, с интервалом, определявшимся циклом наведения одной ракеты. Комплекс получился очень дорогим, что послужило одной из причин уменьшения общего числа заказанных для развертывания на ракетных базах МБР «Титан-1». Использование управляющих РЛС снижало его боевую ценность, так как даже при условии сохранения ракет уничтожение антенн управления не позволяло осуществить прицельный пуск.

Строительство шахтных позиций с групповыми стартами для баллистических ракет стало характерным для советских и американских ракетных комплексов первой половины 60-х годов. Причем американцы шли впереди и задавали тон. Первые ШПУ в Советском Союзе создали для БРСД Р-12, Р-14 и МБР Р-16. Разработку проектной документации для стартовых позиций с шахтными пусковыми установками осуществлял коллектив конструкторского бюро, возглавляемого В. П. Барминым. Советские конструкторы пошли по несколько иному пути, чем их американские коллеги. Старт ракет предполагалось осуществлять непосредственно из ствола шахты. При проектировании пришлось решать много сложных технических задач, таких как проходка шахт с применением системы замораживания грунтов, обеспечение заправки ракеты компонентами топлива и газами высокого давления с использованием дистанционного управления и др. В июне 1959 года на полигоне Капустин Яр в спешном порядке начали сооружать опытные ШПУ для ракет Р-12, и несмотря на сложные гидрогеологические условия в этом районе, работы первой очереди удалось закончить в сжатые сроки. Через три месяца после начала строительства – 31 августа 1959 года – был произведен первый пуск.

В 1963 году в западных районах СССР началось строительство и развертывание БРК средней дальности. Для ракет Р-12У на одной позиции по углам прямоугольника с размерами 80*70 м сооружались четыре ШПУ, а для БРСД Р-14У оборудовалось три пусковые шахты по углам прямоугольного треугольника с катетами 80 и 70 м. На каждой позиции имелся защищенный пункт управления пуском. Ракеты загружались в пусковые шахты при помощи установщиков специальной конструкции и хранились с пустыми топливными баками. Перед пуском проводилась предстартовая подготовка, длившаяся около 2 часов. Несмотря на то, что живучесть ракет повысилась, эксплутационные и боевые характеристики этих ракетных комплексов возросли незначительно.

Шахтные позиции с групповыми стартами создавались и для МБР Р-9А. На такой позиции имелось три ШПУ, командный пункт и пункт радиоуправления. Ракеты на боевом дежурстве содержались с заправленными баками горючего. Запас жидкого кислорода содержался в подземных резервуарах, оригинальная конструкция которых позволяла хранить его длительное время с минимальными потерями. Для наполнения баков окислителем перед стартом была применена скоростная система заправки. Как и ракеты «Титан-1», «девятки» могли быть запущены с одной стартовой позиции поочередно в течение 30 минут.

С повышением точности попадания боевых блоков межконтинентальных ракет возникла потребность изменить способ размещения пусковых установок. Ведь при существовавшем способе базирования МБР сторона, подвергнувшаяся внезапному ядерному нападению, рисковала потерять несколько своих ракет от одного ядерного блока противника, размещенного на ракете, обладавшей более высокой оперативной готовностью и подлетным временем, меньшим, чем необходимо стороне, подвергнувшейся нападению, на то, чтобы нанести ответный удар. В этих условиях решено было размещать пусковые установки так, чтобы обеспечить непоражение одним ядерным боеприпасом две возможные цели, т. е. создать так называемые ПУ ОС (отдельный старт). Конечно, без внедрения новейших технологий осуществить переход на новую систему было бы трудно.

Строительство пункта управления пуском БРК «Минитмен»

Разрез ШПУ МБР «Минитмен-2»

1-«ствол» шахтной конструкции; 2-защитный оголовок шахты; 3-верхний ярус оголовка; 4- защитная крышка шахтЫ; 5-входной люк; 6- нижний ярус оголовка

Разрез ШПУ МБР УР-100

1-«ствол» шахтной конструкции; 2-защитный оголовок шахты; 3-защитная крышка шахты; 4-входной люк;5-элементы подвески ТПК; 6- ТПК с ракетой;7-газоотбойное устройство

Американцы, захватившие в начале 60-х годов мировое лидерство в области электроники, первыми создали ШПУ ОС для МБР «Минитмен-1». Для удобства управления была принята отрядная система, при которой на один центр управления пуском приходилось 10 автоматизированных пусковых установок. Командный пункт отряда, оборудованный системами автоматизированного боевого управления и контроля, размещался в подземном защищенном сооружении и связывался заглубленными в землю кабельными линиями связи и электроснабжения с удаленными на 8-20 км от него ракетными шахтами.

ШПУ с ракетами были разнесены на 10-15 км друг от друга. Ракета размешалась в закрытой шахтной конструкции, имевшей защищенность 21 кг/см2 и позволявшей проводить техническое обслуживание бортовых систем ракеты. Старт осуществлялся запуском маршевого двигателя первой ступени непосредственно в стволе шахты. Для того чтобы ракета не обгорала, ее внешнюю поверхность покрыли термозащитной краской. Вся стартовая позиция прикрывалась средствами заграждения и автоматизированными системами охраны.

Впоследствии при замене ракет на «Минитмен-2(3)» были внесены некоторые конструктивные изменения. Для отвода излишков тепла от системы управления ракеты установили систему термостатирования. Начиная с 1971 года, в течение 10 лет велись работы по программе VGS, предусматривавшей повышение защищенности всех 1000 ШПУ до 60-70 кг/см2 . Существенной модернизации подверглась конструкция шахты, была установлена новая система амортизации, а также осуществлен ряд технических мероприятий, позволивших снизить степень воздействия электромагнитного импульса и проникающей радиации на ракету.

Разрез ШПУ МБР РС-16А

1-«ствол» шахтной конструкции; 2-защитный оголовок шахты; 3-защитная крышка шахты; 4-ТПК с ракетой;5-элементы верхнего пояса амортизации;6- элементы нижнего пояса амортизации

Новый стартовый комплекс создали и для МБР «Титан-2». В состав одной ракетной базы входило 18 ШПУ, рассредоточенных друг от друга на расстояние 10-20 км. Они размещались вокруг центра снабжения и командного пункта. Ракетная база занимала район 15-16 тыс. км 2 . Стартовая позиция имела размеры 180›‹80м. На ней оборудовались пусковая шахта и пункт управления пуском. ШПУ имела глубину 47 м, максимальный внутренний диаметр 16 м и двухслойную конструкцию типа «стакан в стакане» (внешний слой – сталь, внутренний- бетон). Толщина конструкций вверху шахты была значительно больше, чем в нижней ее части. Для отвода горячих газов, истекающих из камер сгорания ЖРД первой ступени при старте ракеты, оборудовались два газоотводящих канала, имевших выход на поверхность. Сверху шахта закрывалась раздвижной крышей массой около 680 т. Ракета устанавливалась на площадке, подвешенной на четырех пружинных амортизаторах.

Трехэтажный пункт управления пуском разместили под мощным бетонным колпаком в толще земли на удалении 75 м от шахтной пусковой установки. На верхнем этаже находились помещения для отдыха личного состава и столовая. На втором этаже устанавливалась аппаратура боевого управления и располагались места операторов. Стартовая позиция обносилась ограждением из кольчужной сетки и оборудовалась средствами автоматизированной системы охраны с дистанционным управлением. Защищенность ШПУ и пункта управления пуском достигала 21 кг/см2 .

Со второй половины 60-х годов к строительству шахтных позиций типа ОС приступил и Советский Союз. Все ракетные комплексы второго и третьего поколений имели пусковые установки такого типа. Они, конечно, несколько отличались друг от друга по конструкции, что в первую очередь зависело от выбранного способа старта. В основном применяли два способа старта. Идея первого заключалась в том, что ракета выбрасывается из шахты специальным аккумулятором давления на безопасную высоту, после чего запускаются двигатели первой ступени (способ «минометного старта»). При втором способе ракета стартует за счет своих маршевых двигателей непосредственно из транспортно-пускового контейнера. Оба этих способа позволяли после проведения необходимых ремонтно-восстановительных работ использовать пусковую установку повторно.

ШПУ УР-100 с открытой защитной крышей

Оригинальную конструкцию пусковой установки разработал .коллектив КБ, возглавляемого Уткиным для МБР PC-12. Ракета подвешивалась на системе амортизации над емкостью, в которую наливалось около 2 т специального водяного раствора. При запуске маршевого двигателя первой ступени образовывалось облако газо-водяного пара, которое выталкивало ракету из шахты. Для того времени и командный пункт этого комплекса по своей конструкции был значительным шагом вперед. Его создали в соответствии с требованиями эргономики, что обеспечило исключительно комфортные условия для работы личного состава боевых расчетов. В середине 60-х годов по степени защищенности он находился на первом месте среди всех командных пунктов такого уровня.

Разработчики французской БРСД S-2 также создали шахтный стартовый комплекс для своей ракеты. До появления РК третьего поколения в СССР и модернизации ПУ «Минитмен» он имел наивысшую степень защиты. Организационно 9 пусковых установок ОС, входящих в состав одного ракетного комплекса, сводились в одну эскадрилью, имевшую свой пункт управления пуском. Всего в боевом составе СЯС Франции имеется две эскадрильи, развернутые на плато Альбион.

Конструкция пусковой установки типовая. Ее глубина 23 м. Внутренний диаметр ствола шахты составляет 4 м. Для повышения устойчивости при колебаниях верхних слоев грунта, вызванных ядерным взрывом, ствол шахты защищался оголовком диаметром 15 м и высотой 14 м, который имел два этажа. В конструкции ШПУ широко применялись бетон и металл. Сверху шахта закрывалась защитной крышей, имевшей массу 140 т, которая перед пуском открывалась посредством срабатывания специального порохового заряда. Для того чтобы персонал мог попасть вовнутрь, оборудовался люк-лаз. Для удобства обслуживания ракеты и систем пусковой установки имелись откидные и стационарные площадки. Возможные колебания должны были воспринимать устройства групповой и локальной амортизации. Ракета стартовала из шахты за счет собственного маршевого двигателя.

При замене БРСД S-2 на S-3 проводились доработки ШПУ применительно к новым тактико-техническим требованиям. Повышалась надежность некоторых агрегатов и систем, стойкость всей конструкции, устанавливалась нейтронная защита. В настоящее время защищенность пусковой установки по давлению во фронте ударной волны оценивается величиной 50 кг/см2 . Высокая степень защищенности пункта управления пуском обеспечивалась удачным его размещением в длинном тоннеле на большой глубине в скальных породах. ПУ с пусковыми установками связывался подземными кабельными линиями, по которым передавались пусковые команды.

Наименьших результатов в деле создания стартовых комплексов добились китайские конструкторы. Их БРСД «Дун-1» запускались с пусковых столов, размещенных на стационарных обвалованных стартовых площадках. В постоянной боевой готовности запас компонентов ракетного топлива и ракеты хранились в подземных хранилищах. При необходимости ракеты устанавливались на пусковой стол, проводилась предстартовая подготовка, длившаяся около 2,5 часов, после чего ракета могла быть запущена. Защищенность этого стартового комплекса составляла 0,2 кг/см2 .

Разрез ШПУ французской БРСД S-2

1 – бетонная защитная крыша входного люка, 2 – восьмиметровый оголовок шахты из высокопрочного бетона, 3 – ракета S-2, 4 – сдвижная защитная крыша шахты, 5 – первый и второй ярусы площадок обслуживания, 6 – устройство открытия защитной крыши, 7 – противовес системы амортизации, 8 – лифт, 9 – поддерживающее кольцо, 10 – механизм натяжки троса подвески ракеты, 11 – пружинная опора системы амортизации, 12 – опора на нижней площадке шахты, 13 – концевые сигнализаторы закрытия защитной крыши, 14 – бетонный ствол шахты, 15 – стальная оболочка ствола шахты.

Самоходная пусковая установка БРСД «Пионер»

Такой же тип старта первоначально использовали и для ракет «Дун-2» и «Дун-2-1». Но в 1975 году для первой ввели полумобильный вариант базирования, суть которого сводилась к следующему. Для одной ракеты создавалось несколько стартовых площадок с пусковыми столами и ракету можно было поочередно перемещать с одного старта на другой. Но так как все перемещения осуществлялись в пределах одной ракетной базы, имевшей довольно ограниченные размеры, то добиться сколь-нибудь заметного увеличения степени защиты не удалось. Не было достигнуто и улучшение эксплуатационных характеристик. Тем не менее, в 1988 году из 105 ракет этого типа, состоявших на боевом дежурстве, 40 использовались в полумобильном варианте.

В середине 80-х годов для первой китайской МБР был создан стартовый комплекс с одиночной шахтной пусковой установкой. Но и он не отличался высокими боевыми и эксплуатационными характеристиками. Защищенность ШПУ составила всего 10 кг/см2 . Техническая готовность ракеты достигала 20 минут, в то время как этот же показатель у современных советских и американских ракет исчисляется несколькими минутами. Невысоким был и показатель надежности комплекса в целом. Следует признать, что для китайской ракетной промышленности и это был заметный прогресс.

Однако законы развития военных систем таковы, что если совершенствуется защита то через определенное время обязательно улучшаются средства нападения. Ядерные боеприпасы баллистических ракет не стали исключением. Был создан проникающий в землю ядерный заряд, способный поражать высокозащищенные точечные цели, что при одновременном улучшении точности стрельбы поставило под сомнение дальнейшее увеличение степени защиты стартовых комплексов посредством наращивания защитных конструкций. Нужно было искать другой выход. И его нашли в создании мобильных пусковых установок. Первым ими обзавелся Советский Союз.

Баллистическую ракету средней дальности «Пионер», разместили на самоходном шасси МАЗ-547. На том же шасси установили все вспомогательные системы, обеспечивавшие проверку, предстартовую подготовку и пуск ракеты. Но, несмотря на солидную массу и значительные габариты (длина установки с ТПК – 19,3 м, ширина- 3,2 м, высота- 4,4 м, масса – более 80 т) СПУ довольно резво передвигалась по дорогам с любым покрытием, легко преодолевала метровые броды и подъемы до 15 градусов и имела радиус поворота всего 21м.

Когда создавался этот ракетный комплекс, у его критиков возникло законное опасение: что будет с ракетой и ядерной боеголовкой в случае аварии? Но конструкция оказалась настолько надежной, что в течение 15 лет эксплуатации 509 установок не было ни одного случая разрушения ракеты или боевых блоков даже при тяжелых авариях и катастрофах.

Перед стартом СГ1У вывешивалась на гидроопорах, после чего контейнер поднимался в вертикальное положение. Пуск проводился дистанционно по командам с подвижного пункта управления. Ракета выбрасывалась из ТПК пороховым аккумулятором давления на высоту 30 м, после чего включался маршевый двигатель первой ступени. В процессе ликвидации этих ракет в соответствии с положениями Договора о РСМД было проведено 72 пуска. Все они прошли успешно, подтвердив надежность всех систем ракетного комплекса. Обладая малой технической степенью защиты (0,2 кг/см2 ), самоходные установки позволяли, тем не менее, при ядерном нападении сохранять часть ракет для ответного удара за счет маневренных качеств. Но не стоит думать, что они не имели недостатков. Большая масса, зависимость точности стрельбы от точности определения координат точки старта, уязвимость от обычных средств поражения – все это далеко не полный перечень присущих СПУ недостатков. И все же достоинств было больше.

Пусковая установка МБР РС-12М

Железнодорожная пусковая установка МБР РС-22Б

Не прошли мимо идеи мобильных пусковых установок и американцы. Ракетный комплекс с БРСД «Першинг-2» также стал мобильным. Ракету поместили на полуприцеп с тягачом фирмы МАН, который с высокой скоростью мог передвигаться по дорогам любой категории. Длина транспортной пусковой установки составила 9,6 м (длина с тягачом- 15,39 м), ширина- 2,49 м, высота – 2,86 м и масса 12 т. Ракета на ТПУ располагалась открыто, в горизонтальном положении. На полуприцепе устанавливались контейнеры с контрольно-проверочной аппаратурой, а также гидронасосная система, используемая для установки опор и подъема ракеты в вертикальное положение перед стартом. В мирное время все боевые и специальные машины и агрегаты ракетного комплекса находились в боксах. Ракетная бригада, вооруженная БРСД «Першинг-2», как уже отмечалось, дислоцировалась на территории Западной Германии.

Предполагалось, что в военное время ракетные батареи будут выведены в заранее определенные районы и приступят к подготовке ядерного удара. Перед пуском ракеты переводились в боевое положение и подключались кабельными линиями связи к машине- командному пункту, расчет которой проводил и контролировал ход предстартовой подготовки и, по получении приказа на пуск, выдавал пусковую команду. Как и советские «Пионеры», ракеты «Першинг-2» попали в список ликвидируемых в соответствии с положениями Договором об РСМД, для чего все 120 ракет были вывезены из Европы на территорию США.

Мобильные пусковые установки создали и для межконтинентальных ракет. Советскую РС-12М также разместили на самоходном шасси, выполненном на базе тягача МАЗ. При ее создании конструкторы учли богатый опыт эксплуатации ракетного комплекса с БРСД «Пионер», что позволило значительно улучшить боевые и эксплуатационные характеристики, повысить надежность систем и агрегатов пусковой установки. Однако значительная масса ракеты сказалась на скорости движения и проходимости.

И в США и в СССР, при создании близких по своим характеристикам баллистических ракет стратегического назначения MX и РС-22, их разработчики независимо друг от друга решили помимо ШПУ разместить свои изделия на мобильных, но уже железнодорожных, пусковых установках. В пользу этого варианта говорило несколько факторов. Во-первых, солидная собственная масса МБР с РГЧ. Во-вторых, возможность передвигаться по широкой сети железных дорог с гораздо большей скоростью по сравнению с мобильными грунтовыми СПУ, что позволяло выводить из-под удара ракетный комплекс за короткое время и сохранить свои ракеты для ответного удара.

В Советском Союзе БРК с железнодорожными пусковыми установками был принят на вооружение РВСН, а в США после подписания Договора СНВ-1 приостановили доведение такой установки до полной готовности. Видимо, в дальнейшем и политические факторы будут определять пути развития стратегических ракетных комплексов.

Глава 5. Баллистические ракеты подводных лодок

Еще одним большим семейством баллистических ракет стратегического назначения являются ракетные системы морского базирования, размещенные на подводных лодках. Их главный компонент – корабельный ракетный комплекс (КРК), в состав которого обычно включают следующие элементы: баллистическую ракету (БРИЛ); стартовый комплекс; систему управления ракетной стрельбой; систему проверки технического состояния и подготовки к пуску; систему проверки исходных данных; систему выработки навигационных данных; вспомогательные корабельные системы обеспечения.

Стартовый комплекс в конструктивном отношении больше других элементов КРК зависит от типа ПЛАРБ, на которой он установлен. Он обеспечивает защиту ракеты от вертикальных и горизонтальных перегрузок, пуск или аварийный выброс из шахты ракеты из надводного или подводного положения. Ракетная шахта как неотъемная часть корпуса лодки формально относится к корабельным системам. В нее помещается пусковой стакан с необходимым стартовым оборудованием. Ракетная шахта, как правило, полностью размещена внутри прочного корпуса лодки.

Конструкция подводных ракетоносцев оказывала значительное влияние на развитие БРПЛ, но и обратное утверждение тоже справедливо. Поэтому история создания баллистических ракет для ПЛ будет изложена вместе с историей развития конструкции последних.

Идея постройки подводных лодок с баллистическими ракетами на борту созрела в середине 50-х годов. К тому времени еще не было на вооружении МБР, но был накоплен достаточный опыт создания ракет средней дальности. Заманчивая мысль обладать подводным ракетоносцем с ядерным оружием на борту, способным скрытно приблизиться к берегам противника и нанести удар, прочно овладела умами военных стратегов. Почти в одно время в СССР и США приступили к созданию стратегических ракетных систем морского базирования, но их развитие пошло разными путями.

Руководство Министерства ВМС США в 50-е годы решило получить в свое распоряжение носители ракетно-ядерного оружия. И не беспочвенно. В 1949-1953 годах в морской исследовательской лаборатории проводились исследования по проблемам создания баллистических ракет для флота, в результате которых и был сделан вывод о возможности создания такого оружия. К тому времени появились подводные лодки с ядерной энергетической установкой, способные скрытно передвигаться под водой в течение десятков суток. Повышение живучести субмарин в сочетании с мощным надводным флотом, способным обеспечить развертывание подводных ракетоносцев в любом районе мирового океана, давало хорошие козыри морским ракетно-ядерным силам. В итоге, был подготовлен для президента Эйзенхаура специальный доклад по этой проблеме. По указанию главы Белого дома был создан комитет, которому поручили окончательно разобраться с этим вопросом. В 1955 году он дал свое заключение и выработал рекомендации по созданию ракетной системы морского базирования.

В Министерстве ВМС США появилость управление специальных проектов, которому поручили руководить разработкой ракетной системы. В 1956 году заключен контракт с фирмой «Локхид» на разработку эскизного проекта. К концу этого года были выработаны тактико- технические требования к системе, установлены оптимальные размеры подводной лодки, ее ракетного отсека и ракеты. Сразу же было определено, что ракетная система будет создаваться поэтапно. Итогом каждого из этапов должна была стать ракета, имеющая лучшие боевые и эксплуатационные характеристики, чем предыдущая. Как потом выяснилось, это было дальновидное решение, позволяющие в короткие сроки обеспечить развертывание современного флота подводных ракетоносцев.

Первоначально, из-за финансовых затруднений, ракету предложили создавать на базе БРСД «Юпитер», работы над которой в то время велись полным ходом. Но руководство флота смогло отбиться от этого варианта. Учитывая сложности с разработкой ЖРД, ставку сразу сделали на твердотопливные двигатели, технология производства которых к 1957 году была отработана. Параллельно шли работы над проектом атомной подводной лодки.

БРПЛ «Поларис-А1» (США) 1960 г.

В сентябре 1958 года на Восточном испытательном полигоне начались летные испытания ракеты, получившей обозначение «Поларис-А1». Завершалась программа пусками с борта ПЛАРБ «Дж. Вашингтон». Всего состоялось 42 испытательных пуска. Осенью 1960 года ракетная система была принята на вооружение, и в конце этого же года первый ракетоносец вышел на боевое патрулирование.

БРПЛ «Поларис-А1» – двухступенчатая ракета с последовательным расположением маршевых ступеней. Корпуса двигателей несущей конструкции изготавливались из специальной стали. РДТТ первой и второй ступеней имели по четыре неподвижных сопла с поворотными дефлекторами, обеспечивавшими создание управляющих усилий в полете. Заряды двигателей изготовлялись из смесевого топлива, состоящего из перхлората аммония, полиуретана и алюминия с необходимыми добавками.

РДТТ второй ступени имел устройство отсечки тяги, что позволяло варьировать дальность полета. На ракету установили инерциальную систему управления, обеспечивавшую управление полетом на активном участке траектории и точность стрельбы (КВО) 3,7 км. Отделявшаяся в полете ядерная моноблочная головная часть Мк1 имела мощность 0,5 Мт и могла поражать площадные цели на дальности до 2200 км от места пуска.

Носителями этих ракет стали пять ПЛАРБ типа «Дж. Вашингтон» (название головной лодки в серии). При ее создании за основу взяли проект атомной торпедной лодки типа «Скипъяк». За рубкой был добавлен 40-метровый ракетный отсек, в котором разместили 16 пусковых шахт. Один ядерный реактор обеспечивал работу турбин мощностью 15000 л.с., что позволяло развивать скорость подводного хода 24 узла. Помимо ракетного вооружения субмарина оснащалась шестью торпедными аппаратами калибра 533 мм с боезапасом 18 торпед.

Несмотря на то, что рабочая глубина погружения составляла 220 м, пуск ракет можно было провести с глубины 25 м при скорости не более 5 узлов и только последовательно. Первая ракета могла стартовать через 15 минут после получения соответствующего приказа.

На первых американских ПЛАРБ компенсация горизонтальных и вертикальных нагрузок осуществлялась за счет гидродинамических амортизаторов. Для того чтобы ракета не ударялась о стенки, применялись три резиновых пояса, которые одновременно играли роль обтюраторов. При такой конструкции требовалось обеспечить достаточно большой зазор между стаканом и шахтой, что не позволяло использовать весь объем пусковой шахты.

В Советском Союзе в середине 50-х годов из-за политики Н.С. Хрущева военное кораблестроение начало резко свертываться. Крупные корабли разбирались на металлолом прямо на стапелях. Не было разработано проектов подводных лодок с ядерной энергетической установкой, хотя в тоже время велось строительство атомного ледокола «Ленин». Однако совершенствование вооружения флота все-таки велось.

Советский лидер, питавший особое пристрастие к ракетной технике, дал указание разработать ракетное оружие для ВМФ. Особое внимание уделялось созданию ракет с ядерной боеголовкой для подводных лодок. А так как на тот момент в СССР существовало одно ракетное КБ С. П. Королева, ему и поручили разработку баллистической ракеты. Сроки поставили крайне жесткие. В ОКБ-1, занятом работами по межконтинентальным ракетам, решили пойти по пути адаптации уже созданных и испытанных ракет к новым условиям. Посоветовавшись с кораблестроителями, «королевцы» занялись модернизацией ракеты Р-11М, имевшей подходящие размеры для размещения на выбранных в качестве возможных носителей подводных лодках. Такой подход позволял уложиться в заданные сроки, но не мог обеспечить создание нового эффективного оружия, что и подтвердилось впоследствии.

БРПЛ Р-11ФМ (СССР) 1958 г.

19 сентября 1955 года состоялся первый испытательный пуск ракеты Р-11 с борта переоборудованной подводной лодки проекта 611АБ, первоначально созданной для проведения крейсерских операций в океане. Она имела большое водоизмещение и мощное торпедное вооружение. В ее рубке оборудовали две вертикальные ракетные шахты. Первые испытательные пуски показали, что подобная ракета может применяться на флоте, но необходимо создать надежную пусковую установку. Несмотря на то, что такая конструкция была признана перспективной и лодка успешно прошла испытания, строить серию не стали, так как закончилась разработка более совершенного подводного ракетоносца проекта 629.

Ракета, получившая на флоте обозначение Р-11ФМ, выполнена одноступенчатой, с несущими топливными баками из стального сплава. При ее проектировании и строительстве были использованы новейшие достижения в области ракетостроения и металлургии. Применение легких и прочных материалов позволило снизить массу ракеты до 5,5 т. На ракете установили ЖРД, компоненты топлива в камеру сгорания которого подавались не турбонасосным агрегатом, а вытеснитель- ной системой. В качестве компонентов топлива применили керосин и азотную кислоту, воспламенение которых обеспечивалось специальным пусковым горючим.

Невысокие характеристики инерциальной системы управления ракетой, а также навигационной системы, служившей для определения местоположения лодки в момент старта, не позволили достигнуть хорошей точности стрельбы и КВО составило около 7 км. Дальность полета достигала 160 км.

В 1958 году советский ВМФ получил первую ракетную подводную лодку специальной постройки проекта 629 с дизель- электрической энергетической установкой, созданную на базе торпедной проекта 633 и унаследовавшей от нее практически все системы и оборудование в неизменном составе. Была несколько увеличена общая длина корпуса рубки. Торпедное вооружение и энергетическую установку оставили без изменений. До 1961 года построили 23 субмарины. До принятия на вооружение БРПЛ Р-13, они несли по три ракеты Р-11ФМ.

Следующей советской баллистической ракетой, разработанной для подводных лодок стала Р-13, созданная на базе ракеты Р-5М. Работы по ее созданию поручили тогда еще молодому конструктору B.П. Макееву. У него были все задатки крупного и талантливого руководителя и, когда правительство решило организовать новое КБ по проектированию БРПЛ, C. Королев рекомендовал его кандидатуру в качестве главного конструктора. Впоследствии коллектив этого КБ стал основным разработчиком баллистических ракет морского базирования.

К работам в новом бюро приступили в середине 50-х годов. Ракета Р-13 по конструкции мало чем отличалась от Р-5М. Она была длиннее «Полариса» при почти одинаковом диаметре, но дальность полета советской ракеты была гораздо меньше, чем у американской.

Инерциальная система управления обеспечивала точность стрельбы (КВО) 4 км, что в сочетании с ядерной моноблочной головной частью мощностью 1 Мт позволяло наносить удары по площадным целям. Как и Р-11ФМ, ракета Р-13 могла быть запущена только из надводного положения. Тем самым снижалась боевая ценность новых подводных лодок. И даже большая унификация конструкции с Р-5М в данном случае не играла заметной положительной роли. Но лучших ракет пока не было, и Р-13 осенью 1960 года поступила на вооружение флота.

К этому времени прошла испытания и поступила на вооружение первая советская атомная ракетная подводная лодка проекта 658. Ее энергетическая установка включала два водо-водяных ядерных реактора, обеспечивавших работу турбогенераторов. Всего в период 1958-1962 годы построили 8 субмарин этого типа, поступивших на Северный флот, и одну опытную для проведения испытаний баллистических ракет Р-29. На то время они были самыми скоростными и крупными из советских подлодок. Однако их радиоэлектронное и гидроакустическое оборудование не отличалось от оборудования дизельных лодок. Кроме трех баллистических ракет Р-13, лодка несла мощное торпедное вооружение: шесть 533-мм носовых и четыре 356-мм кормовых аппарата для стрельбы противолодочными и противокорабельными торпедами.

Эксплуатация головной подлодки К-19 выявила ряд существенных конструктивных недостатков. В 1961 году во время проведения учений Северного флота под названием «Полярный круг» на ней произошла авария реактора левого борта. Гибель лодки удалось предотвратить, для чего прямо в океане пришлось монтировать временную систему охлаждения аварийного реактора. Восемь человек, устранявших аварию и получивших большие дозы облучения, умерли после возвращения в базу. Позднее была установлена штатная система аварийной водяной про- ливки реактора для удаления теплоиз- бытков. К-19 оказалась несчастливой. В феврале 1972 года на ней возник пожар, унесший жизни 28 подводников. Но, несмотря на все недостатки, субмарины проекта 658 находились в боевом строю до начала 90-х годов.

В 1960 году в США начались летные испытания ракеты «Поларис-А2», которые длились всего один год. Ракета предназначалась для оснащения пяти ПЛАРБ типа «Этен Аллен», являвшихся развитием лодок типа «Дж. Вашингтон». В конструкции нового ракетоносца применили высокопрочные стали, что позволило увеличить рабочую глубину погружения до 400 м. Увеличение размеров и водоизмещения лодки при сохранении энергетической установки привело к некоторому снижению скорости полного подводного хода, что в общем-то большого значения не имело. На новых ПЛАРБ число ракетных шахт осталось прежним, но число торпедных аппаратов уменьшили. Оставшихся четырех вполне хватало для обеспечения самообороны. Первый ракетоносец вышел на боевое патрулирование в 1962 году, а вся серия вступила в строй в течение двух лет.

БРПЛ «Поларис-А2» отличалась от своей предшественницы большей длиной второй ступени. РДТТ этой ступени переработали. Корпус выполнили из стеклопластика. Увеличили запас топлива. Четыре сопла сделали отклоняемыми. Точность стрельбы и мощность ядерной головной части достались от ракеты «Поларис-А1», а максимальная дальность полета увеличилась на 600 км.

К 1964 году ВМС США имели в своем составе 10 подводных атомных ракетоносцев со 160 ракетами, которые по своим тактико-техническим характеристикам значительно превосходили советские ракетные подводные лодки. Несмотря на то, что в составе советского ВМФ таких лодок насчитывалось 31, на их вооружении состояло только 93 ракеты, к тому же уступавшие «Поларисам» по дальности стрельбы и надежности.

В условиях почти полного превосходства американских ВМС над всеми другими военными флотами руководство США решило превратить атомные ракетные подводные лодки в основной компонент ядерной триады.

БРПЛ Р-21 (СССР) 1963 г.

В мае 1963 года на вооружение советских ракетных лодок стала поступать баллистическая ракета Р-21 вместо Р-13. По своему техническому уровню она была значительным шагом вперед, но только по сравнению со своими советскими предшественницами. Дальность ее полета составила 1300 км при оснащении головной частью мощностью 1 Мт и 1600 км – с ГЧ мощностью 0,8 Мт. Инерциальная система управления с улучшенными характеристиками обеспечила точность стрельбы (КВО) 2,8 км. Главным достоинством ракеты было то, что ее можно было запускать с глубины 40 м.

Новой ракетой перевооружили 8 атомных и 13 дизельных лодок проекта 629. При этом последние прошли модернизацию. Так как ракета Р-21 имела большие размеры, пришлось несколько изменить обводы рубки. С ее левой стороны была установлена телескопическая мачта. Заменили и часть электронного оборудования на более совершенное. Шесть модернизированных дизельных субмарин перевели на Балтику, где они несли боевое дежурство до конца 80-х годов. Другие вошли в состав Тихоокеанского флота. В марте 1968 года одна из них (К-129) погибла, как считается, в результате столкновения с американской ПЛА, следившей за советской подлодкой. Но даже с новыми ракетами советские подводные ракетоносцы по-прежнему уступали американским по своим тактико-техническим характеристикам.

Тем временем реализация американской ракетной программы «Поларис» перешла в заключительную фазу, ознаменовавшуюся резким наращиванием боевых возможностей морского компонента ядерных сил США. Начиная с августа 1962 года, на протяжении двух лет проводились летные испытания БРПЛ третьего этапа, получившей обозначение «Поларис-АЗ». Корпуса обеих ступеней были выполнены из стеклопластика. За счет применения нового топлива на основе полиуретана, перхлората аммония и нитропластификатора удалось без изменения геометрических размеров значительно увеличить дальность стрельбы. РДТТ первой ступени имел четыре поворотных сопла. На ракетный двигатель второй ступени установили четыре неподвижных сопла и управляющие усилия создавались за счет впрыска фреона в закритическую часть сопел. Запас фреона хранился в тороидальном баке, который заполнялся в заводских условиях. Усовершенствованная инерциальная система управления обеспечивала управление полетом на активном участке траектории и точность стрельбы (КВО) 2,3 км. Ракета несла моноблочную ядерную головную часть мощностью 1 Мт. По мере поступления от промышленности этих ракет все ранее выпущенные модификации сняли с вооружения и перевели в резерв.

Кроме новой ракеты, ВМС США получили новую ПЛАРБ типа «Лафайет». К моменту завершения летных испытаний ракеты в боевом составе находилось восемь ракетоносцев этого проекта, которые были вооружены ракетами «Поларис-А2». Субмарины создавались с учетом накопленного опыта эксплуатации ПЛАРБ первого и второго этапов. Большое внимание при этом уделялось снижению собственных шумов лодки, а также способности активно бороться с противолодочными силами противника.

БРПЛ «Поларис – A3 (АЗТ)» (США) 1964 г.

На субмарине установили ядерный реактор типа S5W с водяным охлаждением. Был использован гребной винт новой конструкции. Боевые возможности ПЛАРБ значительно возросли. Для самообороны на лодке применили не только многоцелевые торпеды, но и ракеты «Саброк», выстреливающиеся через торпедные аппараты. Для управления ракетной стрельбой установили боевую систему Мк88, позволявшую за 15 минут подготовить первую ракету к пуску. Сократился интервал между пусками последующих ракет. БРПЛ выстреливалась парогазовым способом. Всего построили 31 ПЛАРБ. Последние 12 несколько отличались составом и размещением оборудования (официально они значились, как ПЛАРБ типа «Б. Франклин»). Уровень их шумности снизился.

Но на этом развитие ракетной системы «Поларис» не закончилось. Дальнейшим способом расширения боевых возможностей этих ракет мог стать путь оснащения их разделяющимися головными частями рассеивающегося типа. В период с ноября 1966 по 1968 год было проведено девять испытательных пусков с целью отработки головных частей нового поколения. По их завершении началась замена ракет «По- ларис-АЗ» на модификацию АЗТ. Отличались они доработанной системой управления и РГЧ МкЗ с тремя боевыми блоками рассеивающегося типа мощностью по 200 кт каждый. Боеголовки одной ракеты могли поражать цели на площади 8 км 2 .

В 1968 году на боевое патрулирование вышла первая ПЛАРБ Великобритании типа «Резолюшн». Правительство этого государства, строя свою ядерную политику, сделало ставку на американского партнера. После появления БРПЛ «Поларис» английское военное руководство предложило своему правительству построить флот атомных ракетоносцев, которые должны были стать основой ядерных сил страны, заменив в этой роли стратегические бомбардировщики. План оценили не только в парламенте Великобритании, но и в Пентагоне. Англичане получили помимо политической поддержки еще и американскую техническую помощь в создании ПЛАРБ.

«Резолюшн» по своим техническим характеристикам близка к «Лафайету». Головную лодку в серии заложили в июне 1964 года на верфи фирмы «Виккерс Армстронг». Ее строительство велось пять лет. Корпус лодки в носу и в корме имел форму, близкую к цилиндрической, что, по мнению разработчиков, должно было обеспечить снижение шума на малых скоростях, свойственных для боевого патрулирования. Носовые горизонтальные рули были вынесены в носовую часть корпуса лодки, в то время как у существовавших ПЛАРБ других государств они размещались на рубке. Ядерный реактор с водяным охлаждением PWR1 вырабатывал пар для двух турбин, работающих на один гребной винт. Ракетный отсек и системы управления ракетной стрельбой были полностью взяты у американцев.

Англичане оснастили свой ракетоносец самым совершенным на то время гидроакустическим и радиоэлектронным оборудованием. Для защиты от надводного и подводного противника могли использоваться противолодочные и противокорабельные торпеды. На его вооружение поступили ракеты «Поларис-АЗТ» американского производства. За головным кораблем последовали еще три однотипных. Последнюю лодку флот получил в 1969 году.

БРПЛ Р-27 (СССР) 1966 г.

Для борьбы с советскими подводными лодками американцы и их союзники начали создавать системы контроля за их передвижением. В соответствии с программой «Цезарь», осуществление которой началось в конце 50-х годов, ВМС США разместили на континентальном шельфе вдоль восточного побережья континента, на Гавайских островах и подводных возвышенностях мирового океана сеть гидрофонов- обнаружителей. Впоследствии ее значительно расширили и модернизировали. В 60-х годах была создана система SOSUS, задачей которой было обнаружение советских подлодок в Атлантике. Для предотвращения их прорыва из Баренцева моря в Северную Атлантику был создан противолодочный барьер. Между Гренландией, Исландией и Шетландскими островами были установлены гидрофоны. Это пространство постоянно контролируется противолодочной авиацией и подводными лодками США и стран НАТО. Внедрение в жизнь новых теоретических разработок позволило значительно расширить арсенал средств обнаружения субмарин. Противолодочные силы получили на вооружение магнитометры, а также устройства, реагирующие на изменение температуры воды при прохождении подводного объекта с большой массой. Кроме того, для поиска подводных лодок постоянно используются специальные поисковые группы надводных кораблей.

Чтобы прорвать такой эшелон, нужны были новые лодки. В 1967 году в состав советского ВМФ вступила первая I ПЛАРБ типа «Навага» (проект 667А). Этот подводный ракетоносец имел энергетическую установку с двумя ядерными реакторами, позволявшую достигать скорости подводного хода до 30 узлов. Вооружение лодки составляли 16 БРПЛ Р-27 и 6 торпедных аппаратов калибра 533 мм с многоцелевыми торпедами для самообороны. Конструкция корпуса позволяла погружаться на глубину до 400 м.

ПЛАРБ типа «Навага» Северного флота К-219, всплывшая после взрыва ракеты в шахте

БРПЛ Р-27 без головной части

«Навага» внешне походила на американские ПЛАРБ и имела невысокую надстройку ракетного отсека. Для своего времени эта субмарина была вполне удачной и ее строили крупной серией (32 единицы) для Северного и Тихоокеанского флотов с 1966 по 1974 год. Большая подводная скорость хода позволяла уходить от противника. Однако шумность лодки оставалась высокой, несмотря на применение многолопастных гребных винтов. Теоретически с увеличением числа лопастей давление на них распределяется более равномерно, благодаря чему значительный шум появляется только на больших скоростях.

Существенным недостатком лодок этого типа оставались баллистические ракеты, а точнее, недостаточная дальность их полета. Это заставляло выбирать для ПЛАРБ районы патрулирования вблизи от вероятных целей, что значительно усложняло решение проблемы обеспечения боевой устойчивости советских ракетоносцев.

Ракета Р-27, главное оружие подлодки, была разработана в КБ Макеева. Одноступенчатая с ЖРД, она имела длину 9,65 м, максимальный диаметр 1,5 м, стартовую массу 14,2 т. В качестве компонентов топлива использовались высококипящие окислитель и горючее, воспламенявшиеся при взаимоконтакте. Инерциальная система управления обеспечивала точность попадания в цель (КВО) 1,9 км, что в сочетании с ядерной головной частью мощностью 1 Мт позволяло уверено поразить площадной объект. Дальность полета составила 2400 км.

Р-27 выбрасывалась из пусковой установки субмарины, находившейся в подводном положении, при помощи парогазовой смеси. Для создания необходимого давления в момент выстрела, на корпусе ракеты крепились четыре пояса обтюрации. Пусковая установка имела направляющие для обеспечения движения и дополнительной устойчивости ракеты. В 1973 году на вооружение принимается усовершенствованная ракета Р-27 с дальностью полета 3000 км, а годом позже- ракета, оснащенная РГЧ с двумя боевыми блоками рассеивающегося типа мощностью по 200 кт каждый.

БРПЛ «Посейдон-СЗ» стартует с подземной пусковой установки

Ракетоносцы типа «Навага» находились в боевом составе флотов до середины 90-х годов. Одна ПЛАРБ была потеряна в 1986 году. 3 октября на лодке, совершавшей патрулирование в 480 милях севе- ро-восточнее Бермудских островов в подводном положении, в ракетную шахту стремительно стала поступать забортная вода, которая раздавила корпус ракеты. Воспламенение компонентов топлива привело к взрыву. Экипаж и корабль от моментальной гибели, вероятно, спасли прочная конструкция корабля и то обстоятельство, что значительная доля энергии взрыва ушла вверх. Морякам удалось заставить субмарину всплыть, но 6 октября она затонула. Погибли четыре подводника.

В то время как советский ВМФ быстрыми темпами пополнялся новыми ракетоносцами в США приступили к отработке новой ракеты, получившей обозначение «Посейдон-СЗ». Эта БРПЛ должна была обеспечить качественное преобразование морского компонента стратегических ядерных сил. Для новой ракеты разрабатывалась РГЧ Мк17 индивидуального наведения, отработка которой велась совместно с РГЧ Мк12. Все работы проводились без особой спешки. Слишком ответственной была задача. Летно-конструкторские испытания начались в августе 1966 года. Ракеты запускались с наземных пусковых установок Восточного испытательного полигона. Программой предусматривалось провести 25 пусков, в том числе и с борта подводной лодки. В июле 1970 года испытания успешно завершились.

БРПЛ «Посейдон-СЗ» – двухступенчатая ракета с последовательным расположением ступеней. РДТТ первой ступени, разработанный фирмой «Геркулес», имел корпус из стеклопластика. Отклоняемое при помощи гидросистемы сопло изготовлялось из алюминиевого сплава. Для уменьшения общей длины ракеты его «утопили» вовнутрь. В рабочее положение оно выдвигалось перед включением двигателя. В полете, чтобы обеспечить разворот по углу вращения, применялась система микросопел, использовавших газ, вырабатывавшейся газогенератором. РДТТ второй ступени разработки фирмы «Тиокол» конструктивно отличался от двигателя первой ступени сопловым блоком. Его сопло частично «утоплено» и изготовлено из стекловолокна с графитовым вкладышем. Топливо, использовавшееся в обоих РДТТ, смесевое, состоящее из перхлората аммония и углеводородного горючего с присадками алюминия. Маршевые ступени, приборный отсек и РГЧ соединялись при помощи переходников из алюминиевого сплава. Для разделения ступеней использовался огневой способ. В передней части переходников крепился заряд, срабатывавший в момент разделения. Такой способ использовался практически на всех американских БРПЛ.

Инерциальная система управления размещалась в герметичном приборном отсеке. Применение новой трехосной ГСП и электронно-вычислительного блока позволило добиться точности стрельбы (КВО) 0,8 км. Впоследствии, после модернизации элементной базы и введения в действие спутниковых систем «Лоран-С» и «Транзит», этот показатель удалось довести до 470 м. Система управления обеспечивала управление полетом на активном участке траектории и разведение боевых блоков. Теплоизлишки от СУ удалялись системой термостатирования.

Разделяющаяся головная часть ракеты состояла из боевого отсека и отсека двигательной установки. Боевой отсек был рассчитан на 10 боеголовок индивидуального наведения мощностью по 0,05 Мт каждая. При таком боевом оснащении дальность полета составляла 4600 км. Прошел испытания и вариант оснащения РГЧ шестью боевыми блоками той же мощности. Дальность полета ракеты достигала 5600 км. Двигательная установка ступени разведения, обеспечивающая наведение всего боевого оснащения на цели, размещенные на площади 10 тыс. км2 , состояла из твердотопливного газогенератора, системы из восьми сопел, обеспечивающих управление по углу вращения, и восьми сопел, создававших усилия по углам тангажа и рыскания. Отметим, что такая твердотопливная ДУ по своей конструкции сложнее установки с ЖРД аналогичного назначения.

Руководство США санкционировало и выделило финансовые средства на программу перевооружения 31 ПЛАРБ типа «Лафайет» ракетами «Посейдон». Ракетоносцы ранних проектов решили оставить с БРПЛ «Поларис-АЗТ». Предстояло переделать пусковые шахты, так как новая ракета имела больший диаметр, заменить систему управления ракетной стрельбой, что было вызвано необходимостью решать задачи ранее не стоявшие (например, перенацеливание боевых блоков РГЧ) и провести модернизацию электронного оборудования. Реализация этой программы затянулась до 1979 года, в то время как программа производства «Посейдонов» была завершена в 1975 году. В 1991 году на боевом дежурстве и в резерве числилось более 560 ракет данного типа.

БРПЛ «Посейдон-СЗ» (США) 1971 г.

Успехи в области ракетостроения, достигнутые французскими учеными и конструкторами в конце 60-х годов, позволили создать собственную БРПЛ, получившую обозначение М-1. Программа летных испытаний этой ракеты предусматривала проведение 35 пусков, в т. ч. 20 с борта специально построенной опытной подводной лодки «Жимнот». Военное руководство Франции, создавая собственные стратегические ядерные силы, основной упор решило сделать на их морской компонент. Учитывая прогноз развития технологий и американский опыт, решено было наращивать боевую мощь атомных ракетоносцев постепенно. Планируемые к постройке в течение десяти лет пять ПЛАРБ должны были получать на оснащение более совершенные ракеты по мере их поступление на вооружение. Головную ПЛАРБ в серии – «Редутабль», переданную флоту в 1971 году, и следующую за ней «Террибль» оснастили БРПЛ М-1. Эта двухступенчатая ракета с двигателями на твердом топливе имела стартовую массу около 18 т. Создавалась она с использование тех же технологий, что и БРСД S-2. Корпуса ступеней изготавливались из специальной стали. РДТТ имели по четыре поворотных сопла, отклонение которых осуществлялось гидравлической системой. Запас топлива обеспечивал полет на дальность 2600 км. Ракета оснащалась моноблочной ядерной головной частью мощностью 0,5 Мт. Инерциальная система управления осуществляла управление полетом на активном участке траектории. При этом ее характеристики позволяли достичь точности стрельбы (КВО) 2,3 км.

В 1974 году на вооружение принимается БРПЛ М-2, являвшаяся дальнейшим развитием М-1. За счет увеличения запаса топлива до 6 т на второй ступени удалось довести дальность полета до 3200 км. Применение более совершенных приборов в системе управления улучшило точность стрельбы (КВО) до 2 км. Обе эти французские БРПЛ запускались с глубины 25 м. Первая ракета могла быть подготовлена к старту за 20 минут, а последующие в течение 15-20 секунд. Ракеты из пусковых установок выстреливались парогазовым способом. По своим боевым характеристикам М-1 и М-2 могли надежно поражать площадные цели.

Французские ПЛАРБ типа «Редутабль» строились в Шербуре. Третья лодка, получившая наименование «Фудроянт», вооружалась ракетой М-2. Все они имели ядерный реактор с водяным охлаждением национальной разработки на два турбогенератора, снабжающих энергией главный электромотор. Имелся и дизель-генератор мощностью 850 кВт, позволявший в случае выхода из строя основной двигательной установки обеспечить возвращение корабля в родную базу. Как и все западные подводные ракетоносцы, французские имели один гребной винт. Радиоэлектронное и гидроакустическое оборудование в сочетании с системами управления стрельбой обеспечивали решение всего круга задач, стоящих перед экипажем. Для определения местоположения корабля использовались инерциальные навигационные системы и зенитный перископ (в случае ориентировки по звездам).

БРПЛ РСМ-40 (СССР) 1973 г.

В 1973 году в боевом составе советского ВМФ появилась ПЛАРБ типа «Мурена» (проект 667Б), вооруженная 12 БРПЛ РСМ-40 разработки КБ Макеева. Двухступенчатая ракета с двигателями на жидком топливе и последовательным расположением ступеней имела длину 13,9м и максимальный диаметр 1,8 м. Инерциальная система управления обеспечивала доставку моноблочной головной части мощностью 1 Мт к цели с круговым вероятностным отклонением 1,6 км. Ракета имела дальность полета 7800 км. Ее модификация, принятая на вооружение в 1974 году и оснащенная более легкой моноблочной головной частью мощностью 0,8 Мт, могла поражать цели, удаленные на дальность до 9100 км. При этом размеры ракеты не изменились.

Значительное увеличение габаритов ракеты потребовало строительства новой подлодки. Ею и стала «Мурена». При ее создании кораблестроители взяли все самое лучшее от ракетоносца проекта 667А. Кардинальной переработке подвергся ракетный отсек. Число пусковых шахт уменьшили до 12, увеличив их диаметр. Высота надстройки за рубкой значительно возросла и силуэт субмарины приобрел характерный для лодок этой серии «горб». Два ядерных реактора обеспечивали работу турбин. Несмотря на солидные размеры, лодка могла развивать скорость подводного хода до 25 узлов.

БРПЛ РСМ-40 (вид слева)

«Мурены» оснащались современным радиоэлектронным и связным оборудованием, позволявшим нести боевое дежурство далеко от родных берегов. Возрастание дальности полета ракеты позволило выбрать районы патрулирования ракетоносцев поближе к своим базам, где надводный флот мог обеспечить довольно надежное прикрытие. Подлодки имели и собственные средства самообороны – торпедное оружие. Но изжить такой недостаток, как высокий уровень шума и сравняться по этому показателю с американскими ракетоносцами не удалось. Подводные лодки проекта 667Б строились с 1972 по 1974 год крупной серией. Всего Северный и Тихоокеанский флоты получили 18 кораблей этого типа. Однако при большей длине «Мурены» несли на четыре ракеты меньше, чем «Наваги». Кораблестроители по требованию военных взялись этот недостаток исправить. Путь был выбран самый простой. За счет увеличения длины лодки удалось разместить 16 пусковых шахт. Так появилась ПЛАРБ проекта 667БД («Мурена-М»), которых построили четыре единицы.

В середине 70-х годов советский ВМФ получил подводный ракетоносец, получивший наименование «Навага-М». Как потом оказалось, он так и остался в единственном числе. Своим рождением эта лодка была обязана настойчивому желанию высоких руководящих кругов оснастить флот твердотопливной БРПЛ. Тому было несколько причин. Во-первых, не давал покоя пример американцев, у которых на вооружении были ракеты только на твердом топливе. Во-вторых, советские подводники хотели получить ракету менее потенциально опасную, так как считалось, что агрессивные жидкие компоненты более взрывоопасны, чем твердое ракетное топливо.

БРПЛ РСМ-40 (вид справа)

Главный конструктор ведущего КБ по проектированию морских баллистических ракет Макеев всячески отстаивал мнение о нецелесообразности создания такой ракеты. Но с его мнением считаться не стали. КБ получило задание, закрепленное соответствующим постановлением правительства. Коллектив справился с поставленной задачей, но, как и следовало ожидать, при заданных тактико-технических характеристиках подводной лодки и ракеты, а также существующей на то время технологии создания твердотопливных ракетных двигателей добиться существенных улучшений характеристик не представлялось возможным.

Двухступенчатая ракета Р-31 имела стартовую массу 26,9 т, что почти в два раза превышало массу Р-27, в то время как максимальная дальность полета увеличилась всего на 900 км. При этом ни мощность головной части, ни точность стрельбы не возросли. Не улучшились характеристики и подводной лодки, которая унаследовала от своей предшественницы все, кроме ракетного отсека. Число пусковых шахт пришлось уменьшить до 12. Для того времени ПЛАРБ с такой ракетой можно было смело считать морально устаревшей и серию подобных кораблей строить не стали. «Навага-М» находилась в боевом составе Северного флота до конца 1991 года.

БРПЛ М-20 (Франция) 1976 г.

В 1976 году на оснащение французских морских ядерных сил поступила БРПЛ третьего этапа, которая получила обозначение М-20. По своему техническому уровню она была значительно совершенней своих предшественниц. Новая ракета представляла собой своеобразный гибрид французских баллистических ракет морского и наземного базирования. Первая ступень осталась такой же, что и у М-2, а вторая ступень и головная часть были целиком взяты от БРСД S-3. Корпус РДТТ второй ступени изготавливался из стекловолокна и имел одно неподвижное утопленное сопло. Управление осуществлялось путем впрыска фреона в закритическую часть сопла.

Значительно доработали инерциальную систему управления. Ее оснастили электронным вычислительным блоком, а ГСП – блоком скоростных гироскопов. В результате точность стрельбы (КВО) составила 0,9 км. Мощная моноблочная термоядерная головная часть мегатонного класса кроме боевого заряда и его автоматики содержала и комплекс средств преодоления противоракетной обороны. Причем ее разработчики ориентировались на характеристики советской ПРО.

БРПЛ М-20 постепенно вытеснила более ранние образцы на трех ПЛАРБ, вошедших в боевой состав флота до 1976 года. Два последних в серии ракетоносца получили не только новые ракеты, но и ядерные реакторы с жидкометаллическим теплоносителем. С их вводом в строй Франция вышла на третье место в мире по мощи морских ядерных сил.

В Советском Союзе в 70-х годах параллельно с работами по твердотопливной ракете в КБ Макеева велась разработка новой БРПЛ с двигателями на жидком топливе. Она должна была быть оснащена РГЧ индивидуального наведения и составить конкуренцию «Посейдону». За основу при конструировании взяли вполне удачную ракету РСМ-40. Инерциальную систему управления переработали для решения задач разведения боеголовок, одновременно улучшив характеристики электроники и блока астрокоррекции, что позволило добиться точности стрельбы (КВО) 0,9 км.

В боевом отсеке ступени разведения ракеты, получившей обозначение РСМ-50, поместили три ядерных боевых блока мощностью по 0,5 Мт, способных надежно поразить площадные цели на дальностях до 6500 км. В 1978 году была принята на вооружение модификация РСМ-50 с моноблочной головной частью мощностью 450 кт. Годом позже на оснащение советских ракетоносцев стала поступать ракета РСМ-50 с семью боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 100 кт каждый. Ввиду того, что длина новых баллистических ракет выросла на 1,5 м по сравнению с РСМ-40, потребовалось строить новые подводные лодки, способные обеспечить их развертывание. Кораблестроители разработали проект подводного ракетоносца под обозначением 667БДР.

Он стал дальнейшим продолжением своих предшественников. Значительных конструктивных изменений вносить не стали. Выросла на 2,5 м общая высота ракетного отсека, что, естественно, повлекло увеличение водоизмещения. Стало более совершенным навигационное и радиоэлектронное оборудование. Изменилась конструкция кормовых рулей. Субмарина стала менее шумной.

БРПЛ РСМ-50 (СССР) 1976 г.

ПЛАРБ этого типа получили название «Кальмар». В период с 1976 по 1984 год Северный и Тихоокеанский флоты получили от судостроителей 14 таких атомоходов. С их вводом в строй в области морских стратегических ядерных вооружений у Советского Союза и США могло бы сложиться определенное равенство. Ракета РСМ-50, превосходя по дальности полета и мощности боевых блоков американскую БРПЛ «Посейдон», уступала ей в числе боеголовок и в точности стрельбы. РСМ-40 превосходила почти по всем показателям «Поларис-А2» и «Поларис-АЗ» с моноблочными головными частями. Правда, американские ПЛАРБ по ряду боевых характеристик превосходили советские, особенно по эффективности электронного оборудования и уровню собственного шума, уступая им в общем числе боевых единиц. В 1975 году США имели 656 БРПЛ всех типов, а СССР – 784. По числу боевых блоков на них американская сторона намного превосходила советскую. Но равенства достичь не удалось и вот по какой причине.

В ноябре 1966 года руководством МО США было принято решение об образовании временного комитета, получившего обозначение «Страт-Х», в задачи которого вменялись разработки и выбор перспективных концепций ракетных систем оружия. В результате проведенных в 1966- 1967 годах исследований комитетом был представлен отчет, в котором обосновывалась необходимость создания новой ракетной системы морского базирования с высокими оперативными и техническими характеристиками. Работы по ее созданию велись, начиная с 1968 года, по двум программам. Первая предусматривала создание новой БРПЛ с дальностью стрельбы 9-10 тыс. км и новой ПЛАРБ с 20 или 24 пусковыми шахтами, вторая – увеличить дальность стрельбы ракеты «Посейдон». В июле 1969 года руководство МО посчитало, что эти программы дублируют друг друга и финансирование работ по модернизации «Посейдона» прекратили. В сентябре 1971 года на рассмотрение министру обороны был представлен доклад, в котором излагались возможные пути дальнейших действий. После его обсуждения был выбран вариант, основывавшийся на разработках, проведенных в рамках вышеупомянутых программ. Утверждение в октябре того же года доклада явилось формальным началом программы приобретения новой системы оружия.

БРПЛ РСМ-50 (вид слева)

Ввиду важности возлагаемых на новую ракетную систему задач было принято решение об ускорении работ по программе, которой присвоили название «Трайдент», и увеличении ассигнований на ее реализацию. Сразу было решено, что работы по созданию корабельного ракетного комплекса «Трайдент-1» будут служить основой для последующей разработки комплекса «Трайдент-2». Решение о переводе программы в фазу полномасштабной разработки было принято в октябре 1973 года, однако, фактически работы в полном объеме из-за финансовых ограничений, наложенных конгрессом, начались в марте 1974 года. Первые летно-конструкторские испытания состоялись в январе 1978 года. Годом раньше министр обороны принял решение о переходе к производству ракет «Трайдент-С4».

Пуски проводились с Восточного испытательного полигона. Всего до сентября 1979 года провели 25 запусков, в том числе, несколько с борта ПЛАРБ. В этом же году окончательно определили число ракет, которое предстояло построить. Запланировали закупить 570 ракет для оснащения 12 ПЛАРБ типа «Лафайет» (192 шт.) и восьми ракетоносцев новой постройки типа «Огайо» (тоже 192 шт.). Производство ракет должно было быть закончено в 1986 году. В промышленности работы велись группой подрядчиков. Головной по ракете была фирма «Локхид», а по созданию подводной лодки – «Дженерал дайнемикс».

БРПЛ «Трайдент-С4» является трехступенчатой ракетой, спроектированной по схеме с последовательным расположением ступеней. При этом РДТТ третьей ступени занимает объем вдоль продольной оси ракеты от верхнего днища двигателя второй ступени до верхней части обтекателя. Элементы конструкции РГЧ типа МИРВ расположены вокруг этого ракетного двигателя. Такая конструкция позволила сократить общую длину ракеты. Ступени между собой соединялись посредством переходных отсеков. Двигатели маршевых ступеней имеют корпуса типа «кокон», изготовленные методом намотки из органического волокна «Кевлар-49». Отклоняемые на угол 7 градусов сопла помещены в гибкие опоры с гидравлическим приводом. РДТТ первой и второй ступеней оборудованы системой отсечки тяги. Их максимальное время работы – 60 секунд. Разделение всех ступеней «горячее». На третьей ступени имеется тормозной двигатель.

Управление полетом ракеты и наведение боевых блоков осуществляется с использованием бортовой астроинерциальной системы управления Мкб, построенной на основе БЦВК и комплекса командных приборов. Астрокоррекция проводится после завершения работы маршевых ступеней, для чего совершается маневр с целью захвата астродатчиками выбранного светила, находящегося близко к зениту в районе цели. После коррекции начинается этап разведения боевых блоков. Использование тонкопленочных гибридных микросхем позволило уменьшить массу электронных блоков СУ на 50%, что дало «прирост» дальности полета на 220 км. Интересно отметить, что первоначально планировалось иметь ошибку при стрельбе (КВО) всего 470 м. Однако достигнутые успехи в реализации научно-исследовательской программы, направленной на повышение точности стрельбы БРПЛ, завершить которую удалось во второй половине 70-х годов, и внедрение ее результатов дало возможность достичь значения КВО в пределах 300 м при дальности полета около 8000 км.

БРПЛ «Трайдент-С4» (США) 1979 г.

На ракету установили разделяющуюся головную часть Мк4, конструктивно состоящую из двух подсистем: боевого отсека и ступени разведения. Она закрыта обтекателем оживальной формы с большим притуплением, что вызвано габаритными ограничениями. С целью снижения лобового сопротивления обтекатель снабжен выдвигаемой в полете аэродинамической иглой, что обеспечивало «прирост» дальности на 550 км. В боевом отсеке размещались восемь боеголовок индивидуального наведения мощностью по 100- 150 кт каждая. На ступени разведения разместили двигательную установку и систему управления ракеты. Еще в период проведения опытно-конструкторских работ по БРПЛ «Трайдент-С4» выполнялись исследования с целью создания маневрирующих боевых блоков, способных уклоняться от средств поражения противоракетных систем и даже проводились их испытания. Однако сведений об их производстве в печати не появлялось.

Первыми носителями ракет «Трайдент-С4» стали 12 ПЛАРБ серии «Б. Франклин», как наиболее совершенные из семейства «Лафайетов» и имеющие меньший срок службы. Естественно, они прошли капитальный ремонт и модернизацию. Были установлены новые комплекс управления ракетной стрельбой и стартовый комплекс. Усовершенствовали ряд систем лодки. Начавшаяся в конце 1978 года программа перевооружения на новые ракеты этих субмарин завершилась в 1982 году. В 1979 году заложили новейшую атомную ракетную подводную лодку американского флота «Огайо» – головную в большой серии однотипных ПЛАРБ, создаваемых в соответствии с программой «Трайдент». Научно-исследовательские и опытно- конструкторские работы по проекту ракетоносца нового поколения осуществлялись с 26 октября 1972 года, а заказ на постройку выдали 25 июля 1974 года. При ее создании были использованы последние достижения науки и техники в области подводного кораблестроения в таких вопросах, как оптимизация форм обводов корпуса, защита корпусных конструкций, механизмов и аппаратуры от подводных взрывов, повышение скрытности и уменьшение акустического, магнитного, гидродинамического, радиационного, теплового и других физических полей.

На лодке установили водо-водяной реактор типа S8G, обеспечивавший работу турбин мощностью 60000 л. с. Скорость подводного хода составила 25 узлов. Высота ракетных шахт на «Огайо»- 13,95м, а на «Лафайете» – 11,4 м, что несколько превышает диаметр прочного корпуса. Сверху шахта закрывается гидравлически управляемой крышкой с уплотнителем. В корпусе шахты имеются лючки для доступа к ракете при техническом обслуживании. К нижнему днищу монтируется трубопровод подачи парогазовой смеси, при помощи которой производится выброс ракеты. Для проведения пуска ракеты из незатопленной шахты служит мембранный узел, разделяющий полость пускового стакана от водной среды при открытой крышке ракетной шахты. Разрушение мембраны в момент старта осуществляется с помощью пиротехнической системы. Парогазовая смесь образуется в специальной камере, куда подаются продукты сгорания из твердотопливного газогенератора и вода в определенных пропорциях. При достижении определенной величины давления парогаз подается в камеру выброса, расположенную под ракетой. Пуск ракеты может осуществляться с интервалом 15-20 секунд с глубины до 30 м, при скорости хода до 5 узлов и при волнении до 6 баллов. При этом процесс перевода ракетного комплекса «Трайдент-1» из постоянной готовности в одноминутную готовность к пуску занимает около 15 минут. Мощность вычислительного комплекса системы управления ракетной стрельбой позволяет вести корректировку полетных заданий одновременно для всех ракет во время предстартовой подготовки, что дает возможность добиться высокой гибкости при выборе объектов поражения. Использование источников коррекции навигационных данных систем «Лоран-С» и «Транзит», а также применение гравиметрической аппаратуры позволяет с высокой точностью определять место подводной лодки. За счет внедрения системы ESGN на базе высокостабильных гироскопов с электростатической подвеской ротора, точность удержания параметров бортовым навигационным комплексом возросла в 4-6 раз.

«Огайо» отличается от своих предшественниц большей энерговооруженностью, увеличенной скоростью патрулирования (максимальной малошумной скоростью хода), более совершенными бортовыми системами и комплексами. Продолжительность эксплуатации без перезарядки реактора возросла до 9 лет (на «Лафайет» – 5 лет). Было достигнуто снижение шумности в 13 раз благодаря введению естественной циркуляции теплоносителя в первом контуре ЯЭУ и электродвижения, что исключило из работы наиболее шумящие агрегаты, а также использованию различных амортизаторов, шумопоглощяющих покрытий. За счет включения в состав комплекса гидроакустических средств с протяженной буксируемой и конформной антеннами и внедрения эффективных методов обработки гидроакустической информации дальность обнаружения целей увеличена более чем в 2 раза. Создание столь совершенного подводного ракетоносца, естественно, потребовало значительно больших затрат. Стоимость ПЛАРБ типа «Огайо» составила 1,3-1,5 млрд. долларов, что более чем десятикратно превысило закупочную стоимость ПЛА «Лафайет». До настоящего времени «Огайо» удерживает первое место в мире по числу размещенных на ней БРПЛ – 24 единицы и является самой совершенной в своем классе.

БРПЛ PCM 52 (СССР) 1983 г.

С появлением ракетной системы «Трайдент» резко обозначилось отставание по ряду боевых показателей всех морских ракетных систем стратегического назначения в Советском Союзе и во Франции. Поступившая из-за океана информация о создании БРПЛ с высокими тактико-техническими характеристиками сильно встревожила советское военное и политическое руководство. В этих условиях была поставлена задача в кратчайшие сроки построить ПЛАРБ с равными возможностями. Легко сказать, но трудно сделать, да еще за ограниченное время. И все-таки кораблестроители выход нашли. Был создан проект 941 тяжелого подводного крейсера уникальной конструкции. Вместо одного традиционного прочного корпуса он имел два, расположенных рядом друг с другом. В каждом из них разместили 10 ракетных шахт, ядерную энергетическую установку с системами контроля и обслуживания. Главный командный пункт поместили в отдельном прочном цилиндре шестиметрового диаметра. Прочные корпуса закрыли единым легким корпусом. По замыслу разработчиков ракетоносец должен был способен вернуться на базу даже в случае поражения одного из корпусов. Необычность архитектуры корабля дополняли впервые расположенные впереди рубки ракетные шахты. ПЛАРБ этого типа стали самыми большими подводными лодками в мире. При длине 170 м их ширина превышала 24 м, что почти в 2 раза больше, чем у «Огайо». Советский подводный ракетный крейсер получил название «Акула». Но получилось так, что мировую известность он приобрел под другим названием – «Тайфун». Его вооружение составили 20 баллистических ракет РСМ-52 и 8 торпедных аппаратов, пригодных для использования разнообразного торпедного и ракетного оружия. Первый из «Тайфунов» вышел на боевое патрулирование в 1983 году, а всего в составе Северного флота имеется шесть таких лодок.

Трехступенчатая, с последовательным расположением ступеней, РСМ-52 специально создана для ПЛАРБ этого типа в КБ Макеева. Она стала первой советской стратегической ракетой морского базирования, которая выпускалась крупной серией. Ракета имеет весьма солидную массу- 84 т, при общей длине 16 м. Она оснащена разделяющейся головной частью с 10 боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 100 кт каждый.

Инерциальная система управления обеспечивает точность попадания (КВО) не более 0,5 км при стрельбе на максимальную дальность 8300 км. Следует отметить, что если конструкторы-ракетчики создали ракету, по своим боевым характеристикам вполне сопоставимую с американской «Трайдент-1», то кораблестроители не смогли полностью решить поставленную задачу. При одинаковой длине «Огайо» несла на четыре ракеты больше, чем «Тайфун», имела меньшее водоизмещение и, что особенно важно, – обладала лучшими показателями живучести.

В 1980 году англичане модернизировали ракетное оружие ПЛАРБ. При помощи американцев они провели ряд работ по повышению характеристик своих «Поларисов». Модификация «Поларис-АЗТК» отличалась от предыдущей модели второй ступенью, системой управления и боевым оснащением. За счет установки новой ГСП, электронно-вычислительного блока точность стрельбы (КВО) удалось довести до 0,5 км. Ракету оснастили РГЧ индивидуального наведения с повышенной защитой британской разработки. На ее боевой платформе установили шесть ядерных боеголовок мощностью по 50 кт каждая. Их разведение на цели обеспечивала двигательная установка на жидком топливе. Испытания ракеты начались в сентябре 1977 года и проводились на полигонах США. В ноябре 1980 года состоялся испытательный пуск с борта подводной лодки, находившейся у берегов Флориды. Он прошел успешно и ракету приняли на вооружение. Проведенные мероприятия позволили значительно повысить боевую эффективность морских ракетно-ядерных сил Великобритании. Однако это была полумера, позволявшая удержаться на среднем уровне еще десяток лет.

БРПЛ М-4 (Франция) 1985 г.

В 1985 году подводный ракетоносный флот Франции пополнился новой лодкой – «Энфлексибль», созданной под БРПЛ М-4, разработка которой велась с 1975 года. В ноябре 1980 года на ракетном полигоне Бискаррос начались летные испытания этой ракеты. В марте 1982 года состоялся первый испытательный пуск с борта ПЛ «Жимнот», а всего провели 17 запусков. М-4- трехступенчатая ракета, с последовательным расположением ступеней. Корпус РДТТ первой ступени выполнен из стали. Заряд смесевого твердого топлива скрепленного типа. Одно поворотное утопленное сопло из титанового сплава выдвигалось в рабочее положение непосредственно перед включением двигателя. Отличие двигателя второй ступени заключалось в том, что его корпус изготавливался из стеклопластика. Двигатель третьей ступени был разработан специально для этой ракеты. Его корпус наматывался из волокна «Кевлар-49». Инерциальная система управления, построенная на базе трехосной ГСП и бортового цифрового вычислительного комплекса, обеспечивала управление полетом и разведение боевых блоков. Точность стрельбы составила 0,45 км.

Ракету оснастили разделяющейся головной частью с шестью боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 150 кт каждый. Они могли поражать цели на дальностях до 4500 км от места старта. По своим техническим характеристикам новая ПЛАРБ мало отличалась от субмарин типа «Редутабль». Выросло водоизмещение, что явилось следствием возросшей массы 16 ракет, по сравнению с БРПЛ М-20. Помимо торпед на новой лодке разместили противокорабельные ракеты «Экзосет». Было обновлено радиоэлектронное и гидроакустическое оборудование.

С 1986 года советский ВМФ стал пополняться новыми ПЛАРБ типа «Дельфин» (проект 667БДРМ). Нетрудно догадаться, что это была очередная модификация первенца этого проекта- «Мурены». Своим появлением «Дельфины» обязаны, с одной стороны, принятию на вооружение удачной БРПЛ РСМ-54, созданной в КБ Макеева, а с другой стороны – разочарованию, которое наступило после сравнения характеристик эксплуатируемых «Тайфунов» и американских «Огайо». К тому же «Тайфуны» оказались очень дорогими кораблями.

БРПЛ РСМ-54 (СССР) 1986 г. (вид слева)

Баллистическая ракета РСМ-54 создавалась с учетом накопленного конструкторским коллективом за более чем 25 лет работы богатого опыта по этой тематике. Ракета – трехступенчатая, с последовательным расположением ступеней. В качестве маршевых двигателей на всех ступенях применены ЖРД с высокими характеристиками, что позволило достичь дальности полета в 8300 км. При этом стартовая масса составила всего 40,3 т, т.е. в 2 раза меньше чем у РСМ-52. Ракету оснастили разделяющейся головной частью с четырьмя боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 100 кт. Астроинерциальная система управления обеспечивала точность стрельбы (КВО) около 0,5 км.

Новый советский подводный ракетоносец не претерпел больших конструктивных изменений по сравнению с лодками проекта 667БДР. В очередной раз увеличили высоту ракетного отсека и общую длину корпуса. Несколько изменилось торпедное вооружение. Появилось более совершенное оборудование. Но, главное, удалось значительно уменьшить шумность субмарины, что сразу заметили американские противолодочники. «Дельфины» стали последними советскими ГТЛАРБами. Всего до конца 1991 года флот получил 7 ракетоносцев этого проекта.

В 1987 году вошла в боевой состав ВМС Китая первая китайская атомная ракетная подводная лодка с баллистическими ракетами на борту, получившая название «Ся». По своим тактико-техническим характеристикам она близка к американской субмарине «Дж. Вашингтон». Но китайский ракетоносец нес только 12 ракет и был построен почти на 30 лет позже, когда лодки с такими характеристиками уже морально устарели. В конструкции китайского ракетоносца заметна ориентация на французские проекты ПЛАРБ: те же обводы корпуса, энергетическоя установка, движитель, расположение систем оружия. В этом видны последствия сотрудничества кораблестроительных фирм двух стран.

Лодку заложили в 1978 году, а спустили на воду 30 апреля 1981 года, однако в дальнейшем возникли существенные трудности с доводкой установленного на ней ракетного комплекса с БРПЛ «Цзюйлан-1». Первый испытательный пуск этой ракеты, произведенный с борта опытной ПЛ в 1985 году, оказался неудачным. Только в сентябре 1988 года, уже после ввода в строй ПЛАРБ, завершились летные испытания ракеты и она поступила на вооружение. Двухступенчатая, с двигателями на твердом топливе, она имела стартовую массу около 14 т. Дальность полета составляла чуть более 2000 км. Китайская БРПЛ имеет инерциальную систему управления, характеристики которой позволяют доставлять моноблочный ядерный заряд мегатонного класса к объекту поражения с точностью (КВО) 1,3 км.

Несмотря на то, что по уровню технологического исполнения и тактико- техническим элементам ПЛАРБ «Ся» уступает аналогичным лодкам стран «ядерного клуба», ее ввод в строй ознаменовал создание морского компонента триады СЯС Китая, а ее развертывание в Желтом и Восточно-Китайском морях значительно повышает китайский военный потенциал в Азиатско-Тихоокеан- ском регионе.

Последней по времени в мире БРПЛ, поступившей в конце 90-х годов на вооружение, стала американская «Трайдент-05». Она создавалась в соответствии с планом второго этапа реализации программы «Трайдент». Предполагалось, что при ее создании будут применены перспективные технологии 80-х годов. В 1974 году министром обороны США предписывалось Министерству ВМС разработать и представить на рассмотрение проект плана создания корабельного ракетного комплекса «Трайдент-2». Начало его разработки было санкционировано заместителем министра обороны в 1976 году, но из-за финансовых сложностей сроки пришлось отодвигать. Реально к реализации программы приступили в октябре следующего года. К марту 1980 года специалисты подготовили для рассмотрения конгрессом «Программу модернизации БРПЛ», где обосновывалась необходимость создания новой ракеты для ПЛАРБ типа «Огайо».

До осени 1983 года велись исследования по конструкции ракеты. Оценивались различные варианты конструктивно- компоновочных схем. Выбирался тип головной части. В сентябре этого же года министр обороны принял решение о полномасштабной разработке, которую планировалось завершить к концу 1989 года. Программа производства БРПЛ «Трайдент-05» в связи с изменениями планов развития ракетных сил морского базирования неоднократно корректировалась. В конце концов остановились на числе 800. Но как выяснилось, и эта цифра оказалась не последней. Подписание в июле 1991 года Договора СНВ-1 изменило ситуацию коренным образом.

15 января 1987 года с Восточного испытательного полигона был осуществлен первый пуск ракеты «Трайдент-05». Программа летно-конструкторских испытаний предусматривала проведение 20 пусков с наземной ПУ и 5 с борта ПЛАРБ. Ее завершили только в феврале 1990 года. За это время провели 19 запусков с пусковых установок полигона (из них 3 завершились неудачей) и 9 с борта ПЛ «Теннесси» (2 неудачных). Испытательные пуски с подводной лодки выявили необходимость внесения изменений в конструкцию первой ступени и пусковой шахты, что в конечном счете повлекло задержку сроков принятия ракеты на вооружение и снижение ее дальности полета. Конструкторам пришлось решить проблему защиты соплового блока от воздействия водяного столба, возникающего при выходе БРПЛ из-под воды.

БРПЛ РСМ-54 (вид справа)

Конструктивно БРПЛ «Трайдент-C5» мало чем отличается от баллистической ракеты «Трайдент-С4». Корпуса РДТ'Г первой и второй ступеней изготовлены из графитоэпоксидного материала, что обеспечило более высокие прочностные характеристики, чем применение кевлара. Корпус двигателя третьей ступени сделан из композиционного материала на основе волокна «Кевлар-49».

Все ракетные двигатели имеют качающееся сопло облегченной конструкции, обеспечивающее управление по тангажу и рысканию. Сопла и сопловые насадки выполнены из новых композиционных материалов, устойчивых к повышенному давлению. Увеличение массы топлива первой и второй ступеней, а также использование ракетного топлива с большим удельным импульсом, позволило увеличить дальность стрельбы примерно на 2000 км по сравнению с «Трайдент-С4» при той же забрасываемой массе. Максимальная продолжительность работы РДТТ первой и второй ступени составляет 65 секунд, третьей – 40 секунд. Ракета оснащена разделяющейся головной частью типа МИРВ Мк4 или Мк5, которая включает приборный отсек системы управления, боевой отсек, двигательную установку и головной обтекатель с аэродинамической иглой. В боевом отсеке можно разместить 8 боевых блоков мощностью 475 кт каждый или до 14 боеголовок мощностью по 100 кт. Двигательная установка ГЧ состоит из четырех твердотопливных газогенераторов и управляющих сопел.

БРПЛ «Цзюилан-1» (Китай) 1987 г.

Система управления Мк7 предназначена для управления полетом на активном участке траектории и этапе разведения боевых блоков. Основная ее часть располагается в приборном отсеке ступени разведения. Применение комплекса командных приборов с высокими характеристиками и астрокоррекцией позволило добиться высокой точности стрельбы (КВО) 120 м, что сопоставимо с точностью стрельбы новейших российских МБР наземного базирования и намного превосходит точность стрельбы БРПЛ России.

Баллистические ракеты «Трайдент-05» могут базироваться только на ПЛАРБ типа «Огайо», что обусловлено размерами ракеты. На каждой лодке имеется 24 ракетные шахты. Расстояние между соседними шахтами одного борта составляет 0,8 м, а между шахтами левого и правого бортов- около 1м. Конструкция шахты на субмаринах ракетной системы «Трайдент» везде одинакова. Но для каждого типа ракеты устанавливается свой пусковой стакан (может устанавливаться на плаву у пирса). Он жестко крепится в шахте, что не требует наличия большого зазора между стенками стакана и шахты для размещения гидроамортизации. Для нормального выхода ракеты из пусковой установки последняя наддувается азотом до давления, равного давлению забортной воды. В случае отмены пуска давление сбрасывается.

Комплекс систем этого ракетоносца обеспечивает выполнение боевых задач в любой точке Мирового океана, в том числе и в высоких арктических широтах, а точность стрельбы в сочетании с мощными боеголовками позволяет ракетам эффективно поражать малоразмерные защищенные цели, такие как шахтные пусковые установки МБР, командные центры и другие военные объекты, чего не может сделать ни одна другая БРПЛ из стоящих на вооружении. Заложенные при разработке ракетной системы «Трайдент-2» модернизационные возможности, по мнению американских специалистов, позволяют сохранить ракету на вооружении морских СЯС до 2005 года, а подводные лодки типа «Огайо» – еще дольше.

В 1990 году на боевое патрулирование вышли два ракетоносца с ракетами «Трайдент-2» на борту, а в следующем году – еще два. Все они обладают способностью наносить первый обезоруживающий удар, т. е. «выбивать» стратегические средства ответного удара любого противника.

Высокие боевые характеристики ракеты «Трайдент-И5» заинтересовали правительство Великобритании, перед которым стояла проблема замены окончательно устаревших к концу 80-х годов БРПЛ «Поларис-АЗТК». После консультаций с американской стороной было принято решение о том, что США предоставят запрашиваемые ракеты своему союзнику. Так как субмарины проекта «Резолюшн» по своим характеристикам не могут быть переоборудованы под «Трайденты», англичанам пришлось заняться разработкой и строительством ракетоносца нового проекта, получившего название «Вэнгард». В отличие от «Огайо» он имеет меньшие размеры и вооружен только 16 баллистическими ракетами. Первоначально планировалось построить четыре атомохода этого типа, но после распада Советского Союза появились сообщения о возможном уменьшении числа новых ПЛАРБ.

Во Франции ведется строительство ПЛАРБ нового поколения. Головная лодка получила названия «Триумфант». Она создается под ракету М-5, являющуюся модификацией М-4. Новая ракета будет иметь улучшенные эксплуатационные характеристики и повышенную надежность. Дальность ее полета доведена до 6000 км, а точность стрельбы (КВО) – до 0,4 м. Боевые блоки РГЧ хоть и имеют такую же мощность, но степень их совершенства намного выше. В начале XXI века планируется постановка на эти лодки ракеты М-5.

Подводная лодка «Триумфант» создается с учетом последних достижений науки и техники. Она обладает повышенной живучестью. Значительно возросли размеры и водоизмещение субмарины, что потребовало установки более мощных машин. С вводом в строй этих ракетоносцев эффективность стратегических ядерных сил Франции возрастет в несколько раз.

В Китае также ведутся работы по созданию ПЛАРБ нового типа (проект 094). Она будет вооружена 16 БРПЛ «Цзюйлан-2», тактико-технические характеристики которой, как предполагается, должны быть лучше, чем у «Цзюйлан-1».

Постоянное совершенство БРПЛ и их носителей свидетельствует о том, что они будут оставаться ведущим компонентом СЯС ядерных стран не только до конца столетия, но и в ближайшие 10 лет нового века.

Пусковая установка с ракетой «ПЕРШИНГ-2»

Приложения

Приложение 1

ОБОЗНАЧЕНИЯ СОВЕТСКИХ (РОССИЙСКИХ) БАЛЛИСТИЧЕСКИХ РАКЕТ СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

*-дано по книге А.В. Карпенко «Российское ракетное оружие 1943-1993гг.»

Приложение 2

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК – НОСИТЕЛЕЙ БРПЛ

Продолжение приложения 2

*- количество подводных лодок данного типа, находящихся в постройке;

** – в скобках дано обозначение, принятое в США и НАТО;

*** – также установлены 4 кормовых торпедных аппарата калибра 356 мм.

Приложение 3

Тактико-технические характеристики баллистических ракет

1. Баллистические ракеты средней дальности

БРСД Р-5М (СССР). Создана под руководством С.П.Королева. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – жидкий кислород, горючее – этиловый спирт. Тяга ракетного двигателя РД-ЮЗ на земле 41 т. Система управления автономная с боковой радиокоррекцией. Время предстартовой подготовки к пуску около 2 часов. Длина- 20,8 м, максимальный диаметр- 1,65 м. Стартовый вес- 29 т. Максимальная дальность стрельбы – 1200 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 300 кт, КВО- 3700 м. Ракета запускалась с пускового стола. Состояла на вооружении с июля 1956 по 1961 год.

БРСД «Юпитер» (США). Начало испытаний – осень 1956 года, принята на вооружение летом 1958 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – жидкий кислород, горючее- керосин. Система управления инерциальная. Длина – 18,3 м, максимальный диаметр- 2,69 м. Стартовый вес – 49,9 т. Максимальная дальность стрельбы- 3180 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 1 Мт, КВО- 3600 м. Запускалась с наземного пускового устройства. Техническая готовность к старту – 15 минутут. Ликвидированы в 1965 году.

БРСД «Тор» (США). Начало испытаний – 25 января 1957 года, принята на вооружение летом 1958 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – жидкий кислород, горючее- керосин. Система управления инерциальная. Длина- 19,8 м, максимальный диаметр – 2,44 м. Стартовый вес – 47,6 т. Максимальная дальность стрельбы- 3180 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 1,5 Мт или 3 Мт, КВО- 3200 м. Запускалась с наземного пускового устройства. Техническая готовность к старту – 15 минут. Ликвидированы в 1965 году. Всего построено 60 ракет. БРСД Р-12 (СССР). Главный конструктор

М.К.Янгель. Первый испытательный пуск состоялся 22 июня 1957 года. Принята на вооружение 4 марта 1959 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо двухкомпонентное. Система управления инерциальная. Длина- 22,77 м, максимальный диаметр- 1,65 м. Стартовый вес 42.2 т. Максимальная дальность стрельбы – 2000 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 1 Мт, КВО – 2300 м. Запускалась с пускового стола. Техническая готовность к старту 2 часа. Р-12У – шахтный вариант, принятый на вооружение в 1963 году. Ликвидированы в 1990 году.

БРСД Р-14 (СССР). Главный конструктор М.К.Янгель. Первый испытательный пуск состоялся в июле 1960 года. Принята на вооружение в апреле 1961 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – азотная кислота, горючее- НДМГ. Система управления инерциальная. Длина – 24.3 м, максимальный диаметр- 2,4 м. Стартовый вес – 78 т. Максимальная дальность стрельбы- 4000 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 1 Мт, КВО- 1900 м. Запускалась с пускового стола. Техническая готовность к старту 2 часа. Р-14У- шахтный вариант, принятый на вооружение в 1963 году. Ликвидированы в 1990 году.

БРСД «Дун-1» (Китай). Принята на вооружение в 1970 году. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – азотная кислота, горючее- керосин. Система управления инерциальная. Длина – 20.8 м, максимальный диаметр- 1,6 м. Стартовый вес – 50 т. Максимальная дальность стрельбы – 2000 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью первоначально 20 кт, позднее – 700 кт, КВО – 3200 м. Запускалась с пускового стола. Техническая готовность к старту – 2,5 часа. Снята с вооружения в середине 80-х годов.

БРСД S-2 (Франция). Первый испытательный пуск состоялся в мае 1969 года. Принята на вооружение в 1971 году. Двухступенчатая с двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 14.8 м, максимальный диаметр- 1,5 м. Стартовый вес- 31,9 т. Максимальная дальность стрельбы – 3000 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 150 кт, КВО – 1000 м. Базировалась в ШПУ. Техническая готовность к старту 30 секунд. Состояла на вооружении до 1982 года.

БРСД S-3 (Франция). Первый испытательный пуск состоялся в декабре 1976 года. Принята на вооружение в 1980 году. Двухступенчатая с двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 13,2 м, максимальный диаметр- 1,5 м. Стартовый вес – 27 т. Максимальная дальность стрельбы- 3700 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 1,2 Мт, КВО – 700 м. Базируется в ШПУ. Техническая готовность к старту 30 секунд. Состоит на вооружении.

БРСД «Дун-2» (Китай). Обозначение принятое в НОАК- «Дунфэн-3». Первый испытательный пуск состоялся в 1971 году. Принята на вооружение в 1975 году. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – азотная кислота, горючее – НДМГ. Система управления инерциальная. Длина- 19 м, максимальный диаметр – 2,4 м. Стартовый вес – 70 т. Максимальная дальность стрельбы – 4000 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 700 кт, КВО- 2500 м. Запускалась с пускового наземного устройства или из шахты. Техническая готовность к старту незаправленной ракеты – 2,5 часа, заправленной – 15-30 минут. Снята с вооружения в середине 90-х годов.

БРСД «Дун-2-1» (Китай). Обозначение принятое в НОАК- «Дунфэн-4». Принята на вооружение в 1977 году. Двухступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – азотная кислота, горючее- НДМГ. Система управления инерциальная. Длина – 25,5 м, максимальный диаметр- 2,4 м. Стартовый вес- 110 т. Максимальная дальность стрельбы – 6000 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 2 Мт, КВО- 3500 м. Запускается с пускового наземного устройства. Техническая готовность к старту незаправленной ракеты- 2,5 часа, заправленной- 15- 30 минут. Состоит на вооружении.

БРСД «Пионер» (СССР). Главный конструктор А.Д.Надирадзе. Первый испытательный пуск состоялся в сентябре 1974 года. Принята на вооружение в марте 1976 года. Двухступенчатая с двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина – 16,4 м, максимальный диаметр- 1,8 м. Стартовый вес- 37,1 т. Максимальная дальность стрельбы – 5000 км. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с 3 боевыми блоками мощностью по 150 кт, КВО – 550 м. Запускалась с самоходной пусковой установки. Техническая готовность к старту 30 секунд. Ликвидированы в 1991 году.

БРСД «Пионер УТТХ» (СССР). Главный конструктор А.Д.Надирадзе. Первый испытательный пуск состоялся в августе 1979 года. Принята на вооружение в декабре 1980 года. Двухступенчатая с двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 16,4 м, максимальный диаметр – 1,8 м. Стартовый вес- 37,1т. Максимальная дальность стрельбы – 5500 км. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с 3 боевыми блоками мощностью по 150 кт, КВО- 450 м. Запускалась с самоходной пусковой установки. Техническая готовность к старту 30 секунд. Ликвидированы в 1991 году.

БРСД «Першинг-2» (США). Начало испытаний 22 июля 1982 года, принята на вооружение в 1983 году. Двухступенчатая с двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная с коррекцией полета ГЧ по радиолокационной карте местности. Длина- 10,5 м, максимальный диаметр- 1,02 м. Стартовый вес- 7,4 т.Максимальная дальность стрельбы- 2500 км. ГЧ- моноблочная ядерная с изменяемой мощностью: 0,3, 2, 10, 80 кт, КВО – 30 м. Запускалась с мобильной пусковой установки. Техническая готовность к старту- 30 секунд. Ликвидированы в 1991 году. Всего построено 120 ракет.

2. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-7 (СССР). Главный конструктор С.П.Королев. Первый испытательный пуск состоялся 12 июля 1957 года. Принята на вооружение в январе 1960 года. Двухступенчатая, собрана по пакетной Ьхеме, с ЖРД. Топливо: окислитель – жидкий кислород, горючее- керосин. Система управления инерциальная с радиокоррекцией. Длина- 27 м, максимальный диаметр: первой ступени – 3 м, второй ступени – 2,7 м. Стартовый вес – 283 т. Максимальная дальность стрельбы- 8500 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 5 Мт, КВО – 2000 м. Техническая готовность к старту – 2 часа. Запускалась с наземного пускового устройства. Снята с вооружения в середине 60-х годов.

Ее модификация Р-7А принята на вооружение в сентябре 1960 года. Отличалась увеличенной длиной второй ступени, что позволило достичь дальности полета 9000 км. Длина – 28,7 м. Стартовый вес – 285 т. Снята с вооружения в середине 60-х годов.

МБР HGM-16 «Атлас-D» (США). Головной разработчик – фирма «Конвэр». Первый испытательный пуск состоялся 14 апреля 1958 года. Принята на вооружение в 1959 году. Двухступенчатая с ЖРД, выполнена по пакетной схеме. Топливо: окислитель – жидкий кислород, горючее – керосин. Система управления инерциальная. Длина- 25,2 м, максимальный диаметр- 4,8 м. Стартовый вес- 119 т. Максимальная дальность стрельбы – 16000 км. ГЧ- моноблочная ядерная Мк4 мощностью 3 – 4 Мт, КВО – 3200 м. Техническая готовность к старту- 15 минут. Запускалась с наземного пускового устройства, размещенного в железобетонном ангаре. Снята с вооружения в 1964 году.

Модификации: «Атлас-Е». Принята на вооружение в 1962 году. Отличалась формой носовой части и составом оборудования. Запускалась с наземного пускового устройства, размещенного в железобетонном полуподземном ангаре. Техническая готовность к старту – 8-10 минут. Снята с вооружения в 1964 году. «Атлас-F». Принята на вооружение в 1962 году. Основное отличие в способе базирования. Пусковое устройство размещалось в шахте и поднималось на поверхность перед стартом. Техническая готовность к старту- 10-13 минут. Снята с вооружения в 1965 году.

МБР LGM-25A «Титан-1» (США). Головной разработчик – фирма «Мартин». Первый испытательный пуск состоялся 14 августа 1959 года. Принята на вооружение в 1961 году. Двухступенчатая с ЖРД, выполнена по схеме «тандем». Топливо: окислитель – жидкий кислород, горючее- керосин. Система управления комбинированная инерциальная с радиокоррекцией. Длина- 29,87 м, максимальный диаметр- 3,05 м. Стартовый вес – 98,5 т. Максимальная дальность стрельбы- 10400 км. ГЧ- моноблочная ядерная Мк4 мощностью 4-7 Мт, КВО – 1700 м. Техническая готовность к старту – 15 минут. Пусковое устройство размещалось в шахте и поднималось на поверхность перед стартом. Снята с вооружения в 1965 году.

МБР Р-16 (СССР). Главный конструктор М.К.Янгель. Первый испытательный пуск состоялся в феврале 1961 года. Принята на вооружение в конце 1961 года. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – азотный тетраксид, горючее – НДМГ. Система управления инерциальная. Длина – 30,4 м, максимальный диаметр: первой ступени – 3,0 м, второй ступени – 2,7 м. Стартовый вес- 148 т. Максимальная дальность стрельбы- 12500 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 3 или 6 Мт, КВО- 2700 м. Запускалась с наземной пусковой установки. Снята с вооружения к 1974 году.

Ее модификация Р-16У- шахтный вариант. Первый испытательный пуск состоялся в январе 1962 года. Принята на вооружение в конце 1963 года. Снята с вооружения в середине 70-х годов.

МБР LGM-30A «Минитмен-1А(В)» (США). Головной разработчик- фирма «Боинг». Первый испытательный пуск состоялся в феврале 1961 года (весной 1962 года). Принята на вооружение в конце 1962 года (в конце 1963 года). Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 16,37 м(17,05 м), максимальный диаметр: первой ступени- 1,68м, второй ступени- 1,12м, третьей ступени – 0,94 м. Стартовый вес- 29,5(31,3) т. Максимальная дальность стрельбы- 9250(10200) км. ГЧ – моноблочная ядерная Мк5 мощностью 0,5 Мт(Мк11 мощностью 1 Мт), КВО – 1600 м. Техническая готовность к старту- 32 секунды. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения в 1966(1970) году.

МБР Р-9А (СССР). Главный конструктор С.П.Королев. Первый испытательный пуск состоялся в апреле 1961 года. Принята на вооружение в июле 1965 года. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – жидкий кислород, горючее – керосин. Система управления инерциальная с радиокоррекцией. Длина- 24,19 м, максимальный диаметр – 2,68 м. Стартовый вес – 80 т. Максимальная дальность стрельбы- 13500(12500) км. ГЧ – моноблочная ядерная двух типов: штатная мощностью 3 Мт и тяжелая мощностью 4 Мт, КВО- 1600 м. Техническая готовность к старту – 5 минут. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения во второй половине 70-х годов.

МБР LGM-25A «Титан-2» (США). Головной разработчик – фирма «Мартин». Первый испытательный пуск состоялся в марте 1962 года. Принята на вооружение в июне 1963 года. Двухступенчатая с ЖРД, выполнена по схеме «тандем». Топливо: окислитель- четырехокись азота, горючее- аэрозин-50. Система управления инерциальная. Длина- 31,4 м, максимальный диаметр – 3,05 м. Стартовый вес – 150 т. Максимальная дальность стрельбы – 10200 км. ГЧ – моноблочная ядерная Мкб мощностью 10-15Мт, КВО – 1500 м(после модернизации аппаратуры СУ- 1100 м). Техническая готовность к старту – 2 минуты. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения в конце 1987 года.

МБР LGM-30F «Минитмен-2» (США). Головной разработчик – фирма «Боинг». Начало летных испытаний -сентябрь 1964 года. Принята на вооружение в конце 1965 года. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 17,68 м, максимальный диаметр: первой ступени- 1,68 м, второй ступени- 1,39 м, третьей ступени- 0,97 м. Стартовый вес – 32,7 т. Максимальная дальность стрельбы- 11500 км. ГЧ – моноблочная ядерная Мк 11 В или С мощностью 1,5 Мт, КВО- 900 м, после модернизации – 600 м. Техническая готовность к старту – 32 секунды. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения в 1994г.

МБР УР-100 (СССР). Главный конструктор В.Н.Челомей. Первый испытательный пуск состоялся в апреле 1965 года. Принята на вооружение осенью 1966 года. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – азотный тетроксид, горючее- НДМГ. Система управления инерциальная. Длина – 16,97 м, максимальный диаметр- 2,0 м. Стартовый вес – 50 т. Максимальная дальность- 10000 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 1 Мт, КВО – 1400 м. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения в середине 70-х годов.

Модификации: УР-10К(РС-10). Первый испытательный пуск состоялся в июле 1969 года. Принята на вооружение в марте 1971 года. Длина- 18,95 м. Стартовый вес – 50,09 т. Максимальная дальность стрельбы – 12000 км. КВО – 900 м. Снята с боевого дежурства в 1994 году.

УР-100У. Первый испытательный пуск состоялся в июле 1971 года. Принята на вооружение в 1973 году. Длина- 19,8 м. Стартовый вес- 51,24 т. Максимальная дальность стрельбы – 10000 км. ГЧ – рассеивающегося типа с тремя боевыми блоками мощностью по 350 кт, КВО – 900 м. Снята с боевого дежурства в конце 1994 года.

МБР Р-36 (СССР). Главный конструктор М.К.Янгель. Первый испытательный пуск состоялся в сентябре 1963 года. Принята на вооружение в июле 1967 года. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – азотный тет- роксид, горючее- НДМГ. Система управления инерциальная. Длина- 32,2 м, максимальный диаметр- 3,0 м. Стартовый вес- 183 т. Максимальная дальность стрельбы – 12000 км. ГЧ- моноблочная термоядерная мощностью 18 Мт или 25 Мт, КВО – 1200 м. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения в конце 70-х годов.

МБР РС-12 (СССР). Главный конструктор С.П.Королев. Первый испытательный пуск состоялся в ноябре 1966 года. Принята на вооружение в декабре 1968 года. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина – 21,2 м, максимальный диаметр: первой ступени- 1,84 м, второй ступени – 1,49 м, третьей ступени- 1,0 м. Стартовый вес- 51,5 т. Максимальная дальность стрельбы- 9600 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 0,6 Мт, КВО- 1900 м. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения в 1976 году.

РС-12 подвергалась модификации в КБ Садовского. Ее первый испытательный пуск состоялся в январе 1970 года. Принята на вооружение в декабре 1972 года. Отличия от базовой модели: Длина – 21,35 м. Стартовый вес- 51 т. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 0,75 Мт, КВО- 1500 м. Снята с вооружения в конце 1994 года.

МБР LGM-30G «Минитмен-3» (США). Головной разработчик – фирма «Боинг». Начало летных испытаний- август 1968 года. Принята на вооружение в 1970 году. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина – 18,21 м, максимальный диаметр: первой ступени- 1,68 м, второй ступени – 1,39 м, третьей ступени- 1,33 м. Стартовый вес- 35 т. Максимальная дальность стрельбы- 10000 км. ГЧ- разделяющаяся ядерная Мк12 с 3 боевыми блока ми индивидуального наведения мощностью по 330 кт, КВО- 400 м, после модернизации – 250 м. Техническая готовность к старту – 32 секунды. Размещалась и запускалась из ШПУ. Состоит на вооружении.

Модификация – «Минитмен-ЗУ». Принята на вооружение в 1980 году. Максимальная дальность стрельбы – 9500 км. ГЧ- разделяющаяся ядерная Мк12А с 3 боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 500 кт, КВО – 250 м. Состоит на вооружении.

МБР РС-20А (СССР). Главный конструктор В.Ф.Уткин. Первый испытательный пуск состоялся в феврале 1973 года. Принята на вооружение 30 декабря 1975 года. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – азотный тетроксид, горючее- НДМГ. Система управления инерциальная. Длина- 33,6 м, максимальный диаметр – 3,0 м. Стартовый вес- 215 т. Максимальная дальность стрельбы с моноблочной ГЧ – 10500 км, с РГЧ – 9250 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 24 Мт или РГЧ типа МИРВ с 8 боевыми блоками мощностью по 0,9 Мт, КВО – 430 м. Размещалась и запускалась из ШПУ. Заменена в середине 80-х годов на модификацию РС-20Б.

Ее первый испытательный пуск состоялся в октябре 1977 года. Принята на вооружение в декабре 1980 года. Длина- 35,7 м. Стартовый вес- 217 т. Максимальная дальность стрельбы с моноблочной ГЧ- 16000 км, с РГЧ – 11000 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 20 Мт или РГЧ типа МИРВ с 10 боевыми блоками мощностью по 0,5 Мт.

МБР РС-16А (СССР). Главный конструктор В.Ф.Уткин. Первый испытательный пуск состоялся в декабре 1972 года. Принята на вооружение в декабре 1975 года. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – азотный тетроксид, горючее- НДМГ. Система управления инерциальная. Длина – 22,5 м, максимальный диаметр первой ступени – 2,25 м, второй ступени – 2,1 м. Стартовый вес- 71,1т. Максимальная дальность стрельбы- 10000 км. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с 4 боевыми блоками по 0,75 Мт каждый. КВО – 470 м. Размещалась и запускалась из ШПУ. Снята с вооружения в конце 1994 года.

Модификация- РС-16Б. Первый испытательный пуск состоялся в октябре 1977 года. Принята на вооружение в декабре 1980 года. Стартовый вес- 72 т. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с шестью боевыми блоками по 0,75 Мт каждый, КВО – 350 м. Снята с вооружения в начале 90-х годов.

МБР УР-100Н (СССР). Главный конструктор В.Н.Челомей. Первый испытательный пуск состоялся в апреле 1973 года. Принята на вооружение в декабре 1975 года. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – азотный тетроксид, горючее- НДМГ. Система управления инерциальная. Длина- 24 м, максимальный диаметр – 2,5 м. Стартовый вес- 103 т. Максимальная дальность- 9650 км. ГЧ- разделяющаяся типа МИРВ с шестью боевыми блоками по 0,75 Мт каждый, КВО – 350 м. Размещалась и запускалась из ШПУ. Заменена в начале 80-х годов на УР-100НУ путем доведения характеристик до новых ТТХ после замены части оборудования. Первый испытательный пуск ее модификации состоялся 26 октября 1977 года. Принята на вооружение 5 ноября 1979 года. Отличия от базовой модели: Длина- 24,3 м. Стартовый вес- 103,4 т. Максимальная дальность стрельбы – 10000 км. Состоит на вооружении.

МБР «Дун-3» (Китай). Начало летных испытаний -конец 70-х годов. Принята на вооружение в 1983 году. Двухступенчатая с ЖРД, собрана по схеме «тандем». Топливо: окислитель – азотная кислота, горючее – НДМГ. Система управления инерциальная. Длина- 33 м, максимальный диаметр – 3,35 м. Стартовый вес – 190 т. Максимальная дальность стрельбы- 13000 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 2 Мт, КВО – 3000 м. Техническая готовность к старту – 20 минут. Размещается и запускается из ШПУ. Состоит на вооружении.

Модификация: «Дун-ЗМ». Принята на вооружение в 1993 году. Максимальная дальность стрельбы- 11000 км, ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с 4- 5 боевыми блоками по 350 кт каждый, КВО- 1500 м. Состоит на вооружении.

МБР LGM-118A «Пискипер» (США). Головной разработчик – фирма «Мартин Мариэтта». Первый испытательный пуск состоялся в июне 1983 года. Принята на вооружение в 1983 году. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 21,5 м, максимальный диаметр – 2,34 м. Стартовый вес- 88 т. Максимальная дальность стрельбы – 10000 км. ГЧ- разделяющаяся Мк21 типа МИРВ с 10 боевыми блоками мощностью по 600 кт каждый, КВО – 100 м. Техническая готовность к старту – 30 секунд. Размещается и запускается из ШПУ. Состоит на вооружении.

3 . Баллистические ракеты подводных лодок

БРПЛ «Поларис -А1» (США). Головной разработчик- фирма «Локхид». Начало испытаний- сентябрь 1958 года. Принята на вооружение в сентябре 1960 года. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 8,68 м, максимальный диаметр- 1,37 м. Стартовый вес- 13,66 т. Максимальная дальность стрельбы – 2200 км. ГЧ-Мк1 ядерная моноблочная мощностью 0,5 Мт, КВО- 3700 м. Запускалась с глубины не более 25 м. Носитель – ПЛАРБ типа «Дж. Вашингтон» с 16 ракетами. Снята с вооружения в 1966 году.

БРПЛ Р-11ФМ (СССР). Главный конструктор С.П.Королев. Первый испытательный пуск состоялся в сентябре 1955 года. Принята на вооружение в феврале 1959 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – азотная кислота, горючее- керосин. Система управления инерциальная. Длина- 10,4 м, максимальный диаметр – 0,88 м. Стартовый вес – 5,4 т. Максимальная дальность стрельбы- 160 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 0,5 Мт, КВО – 7000 м. Запускалась только из надводного положения. Носитель – ПЛ проекта 611АБ и 629. Снята с вооружения в конце 60-х годов.

БРПЛ Р-13 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в октябре 1960 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо: окислитель – азотная кислота, горючее керосин. Система управления инерциальная. Длина – 11.8 м, максимальный диаметр- 1,3 м. Стартовый вес- 13,7 т. Максимальная дальность стрельбы – 650 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 1 Мт, КВО- 4000 м. Запускалась только из надводного положения. Носитель – ПЛ проекта 629 и ПЛА проекта 658. Снята с вооружения в конце 60-х годов.

БРПЛ «Поларис-А2» (США). Головной разработчик- фирма «Локхид». Начало испытаний- ноябрь 1960 года. Принята на вооружение в сентябре 1962 года. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина – 9,47 м, максимальный диаметр- 1,37 м. Стартовый вес- 14,7 т. Максимальная дальность стрельбы – 2800 км. ГЧ – моноблочная ядерная Мк1 мощностью 0,5 Мт или Мк2 мощностью 1 Мт, КВО – 3700 м. Запускалась с глубины не более 25 м. Носители – ПЛАРБ типа «Дж. Вашингтон», «Этен Аллен», «Лафайет». Снята с вооружения в 1976 году.

БРПЛ Р-21 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в мае 1963 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо двухкомпонентное. Система управления инерциальная. Длина – 12.9 м, максимальный диаметр- 1,4 м. Стартовый вес- 16,6 т. Максимальная дальность стрельбы – 1300 (1600) км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 1 Мт или 0,8 Мт, КВО – 2800 м. Запускалась из подводного положения. Носитель – ПЛ проекта 629А и ПЛА проекта 658. Снята с вооружения в конце 1989 года.

БРПЛ «Поларис-АЗ» (США). Головной разработчик- фирма «Локхид». Начало испытаний- август 1962 года. Принята на вооружение в июле 1963 года. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина – 9,85 м, максимальный диаметр- 1,37 м. Стартовый вес- 16,13т. Максимальная дальность стрельбы- 4600 км. ГЧ – моноблочная ядерная Мк2 мощностью 1 Мт, КВО- 2300 м. Запускалась с глубины не более 25 м. Носители – ПЛАРБ типа «Дж. Вашингтон», «Этен Аллен», «Лафайет».

Модификация «Поларис-АЗТ». Принята на вооружение в 1968 году. Длина – 9,65 м. Стартовый вес- 16,85 т. ГЧ – типа МкЗ с 3 боевыми блоками рассеивающегося типа мощностью по 200 кт каждый, КВО- 1000 м. Носитель – ПЛАРБ типа «Дж. Вашингтон», «Этен Аллен», «Лафайет» (все США) и «Резолюшн» (Великобритания).

БРПЛ Р-27 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в марте 1968 года. Одноступенчатая с ЖРД. Топливо двухкомпонентное. Система управления инерциальная. Длина – 9,65 м, максимальный диаметр- 1,5 м. Стартовый вес- 14,2 т. Максимальная дальность стрельбы – 2400 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 1 Мт, КВО- 1900 м. Запускалась из подводного положения. Носитель – ПЛАРБ типа «Навага».

Модификации: Р-27У. Принята на вооружение в 1973 году. Максимальная дальность стрельбы – 3000 км, КВО – 1300 м. Р-27У с РГЧ рассеивающегося типа с двумя ядерными боевыми блоками мощностью по 200 кт. Принята на вооружение в 1974 году. Носитель- ПЛАРБ типа «Навага». Все ракеты сняты с вооружения в конце 1994 года.

БРПЛ «Посейдон-СЗ» (США). Головной разработчик – фирма «Локхид». Начало испытаний- август 1966 года. Принята на вооружение в 1971 году. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 10,36 м, максимальный диаметр- 1,88 м. Стартовый вес – 29,5 т. Максимальная дальность стрельбы- 4600 ( 5600 )км. ГЧ- разделяющаяся типа МИРВ, могла оснащаться 10 или 6 ядерными боевыми блоками мощностью по 0,05 Мт, КВО – 800 м, после модернизации – 470 м. Запускалась с глубины 25 м. Носитель – ПЛАРБ типа «Лафайет». С 1993 года снимается с вооружения.

БРПЛ М-1 (Франция). Принята на вооружение в 1970 году. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 10,4 м, максимальный диаметр- 1,5 м. Стартовый вес- 18 т. Максимальная дальность стрельбы – 2600 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 0,5 Мт, КВО – 2300 м. Запускалась с глубины 25 м. Носители – ПЛАРБ «Редутабль» и «Террибль». Снята с вооружения в 1976 году.

БРПЛ М-2 (Франция). Принята на вооружение в 1974 году. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 10,7м, максимальный диаметр- 1,5 м. Стартовый вес- 17,77 т. Максимальная дальность стрельбы – 3200 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 0,5 Мт, КВО – 2000 м. Запускалась с глубины 25 м. Носитель- ПЛАРБ «Фудроянт». Снята с вооружения в 1979 году.

БРПЛ РСМ-40 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в 1973 году. Двухступенчатая с ЖРД. Топливо двухкомпонентное. Система управления инерциальная с астрокоррекцией. Длина- 13,9 м, максимальный диаметр- 1,8 м. Стартовый вес- 33,3 т. Максимальная дальность стрельбы – 7800 км. ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 1 Мт, КВО- 1500 м. Запускалась из подводного положения.

Ее модификация была принята на вооружение в 1974 году. Максимальная дальность стрельбы- 9100км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 0,8 Мт, КВО- 900м. Носитель- ПЛАРБ типа «Мурена» и «Мурена-М».

БРПЛ Р-31 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в 1980 году. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 11,06м, максимальный диаметр- 1,54 м. Стартовый вес- 26,9 т. Максимальная дальность стрельбы – 3900 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 0,5 Мт, КВО – 1400 м. Запускалась из подводного положения. Носитель – ПЛАРБ типа «Навага-М». Снята с вооружения в конце 1991 года.

БРПЛ М-20 (Франция). Принята на вооружение в 1976 году. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 10,4 м, максимальный диаметр- 1,5 м. Стартовый вес- 19,8 т. Максимальная дальность стрельбы – 3200 км. ГЧ – моноблочная термоядерная мощностью 1 Мт, КВО – 900 м. Запускалась с глубины 25 м. Носитель – ПЛАРБ типа «Редутабль». Состоит на вооружении.

БРПЛ РСМ-50 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в 1977 году. Двухступенчатая с ЖРД. Топливо двухкомпонентное. Система управления инерциальная с астрокоррекцией. Длина- 14,6 м, максимальный диаметр – 1,8 м. Стартовый вес- 35,3 т. Максимальная дальность стрельбы – 6500 км. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с тремя боевыми блоками мощностью по 0,5 Мт, КВО – 900 м.Запускалась из подводного положения.

Модификации. Одна из них принята на вооружение в 1978 году. Максимальная дальность стрельбы – 8000 км, ГЧ – моноблочная ядерная мощностью 450 кт. Другая принята на вооружение в 1978 году. Оснащалась РГЧ типа МИРВ с семью боевыми блоками мощностью по 100 кт каждый. Носители – ПЛАРБ типа «Кальмар».

БРПЛ «Трайдент-С4» (США). Головной разработчик- фирма «Локхид». Начало испытаний – январь 1978 года. Принята на вооружение в 1979 году. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная с астрокоррекцией. КВО – 300 м. Длина- 10,4 м, максимальный диаметр – I,88 м. Стартовый вес- 32,3 т. Максимальная дальность стрельбы- 8000 км. ГЧ – разделяющаяся Мк4 типа МИРВ с восемью ядерными боевыми блоками мощностью по 100-150 кт каждый. Может запускаться с глубины 30 м. Носитель – ПЛАРБ типа «Лафайет» и «Огайо».

БРПЛ РСМ-52 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в 1983 году. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 16 м, максимальный диаметр- 2,4 м. Стартовый вес – 84 т. Максимальная дальность стрельбы- 8300 км. ГЧ- разделяющаяся типа МИРВ с 10 боевыми блоками мощностью по 100 кт каждый, КВО – 500 м. Запускалась из подводного положения. Носители – ПЛАРБ типа «Тайфун». Состоит на вооружении.

БРПЛ «Поларис -АЗТК» (Великобритания совместно с США). Начало летных испытаний- сентябрь 1977 года. Принята на вооружение в конце 1980 года. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина – 9,55 м, максимальный диаметр- 1,37 м. Стартовый вес- 16,5 т. Максимальная дальность стрельбы – 3500 км. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с шестью ядерными боевыми блоками мощностью по 50 кт каждый, КВО- 500 м. Может запускаться с глубины 35 м. Носители – ПЛАРБ типа «Резолюшн».

БРПЛ М-4 (Франция). Начало летных испытаний- ноябрь 1980 года. Принята на вооружение в конце 1984 года. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина – II,05 м, максимальный диаметр- 1,93 м. Стартовый вес- 35 т. Максимальная дальность стрельбы – 4500 км. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с шестью ядерными боевыми блоками мощностью по 150 кт каждый, КВО – 450 м. Запускается с глубины 25 м. Носитель- ПЛАРБ «Энфлексибль» и «Редутабль».

Модификация: М-45. Будет принята на вооружение в ближайшее время. Ее максимальная дальность стрельбы – 6000 км. КВО – 400 м, Носитель – ПЛАРБ типа «Триумфант».

БРПЛ РСМ-54 (СССР). Главный конструктор В.П.Макеев. Принята на вооружение в 1986 году. Трехступенчатая с ЖРД. Топливо двухкомпонентное. Система управления инерциальная с астрокоррекцией. Длина- 15,3 м, максимальный диаметр- 1,9 м. Стартовый вес- 40,3 т. Максимальная дальность стрельбы – 8300 км. ГЧ – разделяющаяся типа МИРВ с четырьмя ядерными боевыми блоками мощностью по 100 кт, КВО- 500 м. Запускал ется из подводного положения. Носители – ПЛАРБ типа «Дельфин».

БРПЛ «Цзюйлан-1» (Китай). Начало летных испытаний- 1985 год. Принята на вооружение в сентябре 1988 года. Двухступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная. Длина- 9,8 м, максимальный диаметр- 1,35 м. Стартовый вес- 13,8 т. Максимальная дальность стрельбы- 2000 км. ГЧ- моноблочная ядерная мощностью 0,35 – 0,5 Мт, КВО – 1300 м. Может запускаться с глубин до 25 м. Носитель – ПЛАРБ «Ся».

БРПЛ «Трайдент-Б5» (США). Головной разработчик – фирма «Локхид». Начало испытаний- январь 1987 года. Принята на вооружение в 1990 году. Трехступенчатая с ракетными двигателями на смесевом твердом топливе. Система управления инерциальная с астрокоррекцией. Длина- 13,5 м, максимальный диаметр – 2,1м. Стартовый вес- 57,7 т. Максимальная дальность стрельбы- 10200 км, ГЧ – разделяющаяся Мк5 типа МИРВ с 8 ядерными боевыми блоками мощностью по 475 кт каждый или 14 – мощностью по 100 кт, КВО- 120 м. Может запускаться с глубин до 45 м. Носители – ПЛАРБ типа «Огайо».

Использованная литература

Букань С.П. По следам подводных катастроф. М.: Гильдия мастеров "Русь", 1992.

Григорьев М.Г. и др. Ракетчики. М.: ДОСААФ, 1979.

Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Договор между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных

вооружений.

Карпенко А.В. Российское ракетное оружие 1943-1993 гг. Справочник. СПб.; Пика, 1993.

"Космонавтика". М., Советская энциклопедия, 1985.

Максимов Ю.П. и др. Ракетные войска стратегического назначения. Военно-исторический труд. М.,

1992.

Петров В.П., Сочивко А.А. Управление ракетами. М., Воениздат, 1963.

Ракетные войска стратегического назначения. Юбилейное издание. М., 1989.

Сорокин Ю. Глубинный дозор. М.: Молодая гвардия, 1978.

Beard. Developing the ICBM. New York, 1976.

Birtles. Missiles system. Shepperton, 1985.

Breemer. Soviet submarines. Coulsdon, 1989.

Gunston В. The illustrated encyclopedia of the missiles. New York, 1976.

Miller D. Modern submarine warfare. London, 1987.

Sapolsky. The Polaris system development. Cambridge, 1972.

Taylor. Missiles of the world. London, 1980.

Taylor. Missiles. London, 1980.

Зарубежное военное обозрение, 1975-1993.

Морской сборник, 1983-1994.

Journal of strategic studies. №2, 1992.

Jane's Soviet intelligence review. – 1985-1991.