sci_history Андрей Юрьевич Дворниченко Древнерусское общество и церковь

В брошюре на основе древнерусских источников и исторических исследований дается научная трактовка распространения христианства на Руси и взаимоотношений церкви и древнерусского общества, противоположная богословской концепции «христианизации» Руси. Автор показывает, как сплоченный в городские и сельские общины народ определял и экономическую, и политическую деятельность церкви на Руси, контролировал церковную организацию во всех ее звеньях.

Рассчитана на лекторов, пропагандистов, всех интересующихся историей нашей Родины.

ru
oberst_ FictionBook Editor Release 2.5 20 January 2011 FB8A44ED-5328-4A0C-9096-05376E8D4854 1.0

1.0 — создание файла

Древнерусское общество и церковь Знание Ленинград 1988 Э. Д. Фролов

А. Ю. Дворниченко

Древнерусское общество и церковь

В 1988 г. христианская церковь будет широко отмечать 1000-летие крещения Руси. В связи с этой датой церковные круги у нас в стране и за рубежом необычайно активизировались. Свидетельство тому многочисленные публикации в клерикальных журналах и изданиях. Одна из наиболее популярных тем, к которой обращаются богословы: как «прививалась» христианская религия на русской почве, какие отношения складывались между церковной организацией и русским обществом. В большинстве случаев эта тема освещается тенденциозно. Богословы пишут о быстром, прямо-таки победном шествии христианства по русской земле. Фальсифицируя факты, христианские «историки» рисуют идиллические картины принятия христианства в различных регионах Древней Руси. По их мнению, христианская вера «вскоре была глубоко воспринята русским народом»{1}. Подобного рода высказывания широко известны и в западной историографии. Например, крупный западногерманский ученый А. Амман писал, что христианство на Руси распространилось быстро и беспрепятственно, и объяснял это якобы слабостью язычества и недостаточной способностью русского народа сопротивляться новой вере, вводимой под нажимом сверху.

Проблемы взаимоотношения церкви и общества в Древней Руси еще не исследованы в советской историографии. В работах советских историков Я. Н. Щапова и А. С. Хорошева{2} рассмотрены только церковно-княжеско-боярские отношения, а о взаимоотношениях церкви и народных масс не упоминается. Исторические источники свидетельствуют о медленном, мучительном проникновении христианства в недра языческой Руси. Это было обусловлено общинным характером социально-экономического и политического строя древнерусского общества. Христианская церковь была вынуждена приспосабливаться к таким общественным отношениям. Результатом было своеобразное положение церкви на Руси, зависимость ее от общины, формирование того охристианенного язычества, из которого развилось русское православие.

ОГНЕМ И МЕЧОМ

На вопрос: «Добровольно ли крестилась Русь?», который уже неоднократно ставился исследователями, трудно ответить однозначно. Как отмечает советский историк И. Я. Фроянов{3}, мнение киевлян имело важное значение в крещении полянской земли. По поводу крещения в Киеве собиралось вече, которое выразило свое согласие. Хотя даже в пределах полянской общины принятие новой веры не было безболезненным. Некоторые киевляне вступали в Днепр под угрозой князя считать их своими врагами, другие — бежали из города. По этому поводу существует оригинальная гипотеза известного русского ученого О. Миллера, согласно которой разбои, участившиеся в киевской округе в 90-е годы XI в., являются делом рук наиболее закоренелых язычников (позднейшая аналогия — наиболее ревнивые староверы XVII в.). К такой мысли толкает и настойчивость церковников в применении к ним казней, в то время как в других случаях церковь старалась смягчить наказания. Безусловно, что и в полянской общине были недовольные низвержением язычества, несмотря на то, что принятие христианства объективно должно было способствовать усилению в первую очередь полянской (киевской) общины в целом.

Понимая это, киевская верхушка во главе с князем сразу же после крещения проводит ряд мероприятий для закрепления христианства в Киеве. Летопись сообщает, что Владимир «повеле рубити церкви». И стали строить церкви сначала деревянные и в Киеве и в других русских городах, о чем свидетельствуют археологические раскопки. До середины XII в. каменных храмов на Руси было мало, а их сооружение отмечалось летописцами как значительное событие общественной и церковной жизни. Такой деревянной церковью была киевская церковь св. Василия, построенная князем в 988 г. Она находилась «на холме, иде стояше кумир Перун и прочии, где творили требы князь и людье». Сооружение церковных построек на месте языческих капищ является характерным приемом «просветителей» языческих народов. Оно сопровождало христианизацию и символизировало в облике сокрушенных кумиров низвержение языческой религии не только у восточных славян, но и у многих народов других частей Европы. Подобные акции приветствовались высшими сановниками церкви. Один из римских пап по этому поводу писал: «если эти храмы хорошо выстроены, то доброе дело будет обратить их от демонских обрядов на служение истинному богу, а народ, видя целость прежнего своего поклонения, по привычке пойдет туда охотнее для поклонения истинному богу».

Владимир строил церкви не только в Киеве. Он «нача стазити по градом церкви и попы, и люди на крещенье приводити по всем градом и селом». О каких городах идет здесь речь? Было бы ошибкой думать, что просветительская деятельность «Святого» Владимира охватила все земли Руси. Первоначально религиозные новшества коснулись, вероятно, узкого территориального «треугольника» — Киев — Переяславль — Чернигов, т. е. Приднепровья и Подесенья — областей, непосредственно примыкающих к Киеву. В X–XI вв. этот регион назывался «Русской землей». «Русская земля» являлась политическим и территориальным ядром всего Киевского «сверхсоюза» X–XI вв. Именно эту область митрополит Иларион (первая половина XI в.), говоря от лица князя Владимира, называет «всей областью своею». Ее крещение, видимо, как и в Киеве, произошло без особых столкновений. Это обусловливалось и близостью к Киеву территориально, и общими историческими судьбами. Во всяком случае, в XI в. здесь идет уже активная церковная жизнь, в Переяславле и Чернигове функционируют епископии, имеются внушительные церковные постройки. Летописи сообщают о церковном значении этих городов, о существовании в них якобы собственных митрополий, зависящих не от Киева, а прямо от Византии. Однако эти источники противоречивы. Но существование митрополий представляется вполне реальным, если допустить, что целью образования новых митрополий было продолжение христианизации северовосточных земель — из Чернигова и южных — из Переяславля, причем гораздо большими силами, чем только одной киевской митрополии. По неизвестным нам причинам черниговская и переяславская митрополии, «эфемерные», по выражению польского историка А. Поппэ, распались, просуществовав всего несколько десятилетий (конец XI — начало XII вв.). В начале XI в. епископии были образованы также в построенных князьями городах: Белгороде и Юрьеве. Последняя образовалась, по предположению советского историка М. Н. Тихомирова, возможно, с миссионерскими целями обращения в христианство соседних кочевников. Эти факты характеризуют состояние христианизации уже после смерти Владимира. При нем же новая вера укрепилась на указанной выше компактной территории, прилежащей к Киеву. Но и здесь не все города и «веси»{4} уверовали в «Христа и Богородицу», ибо церковный устав Владимира распространялся только по тем «городам и погостам, где христиане суть». Значит, оставались еще и некрещеные районы.

Для людей XI в. торжество христианства было связано с именем одного из сыновей Владимира — Ярославом, получившим прозвище Мудрый. Колоритным языком об этом сказано в Повести временных лет. «Яко же бо се некто землю разореть, другий же насееть, они же пожинають и ядят пищу бескудну, такось Ярослав ж: отец бо его Владимир землю взора и умягчи, рекше крещеньем просвети; сь же насея книжными словесы сердца верных людей, а мы пожинаем, ученые приемлюще княжное». Таким образом, «только третье поколение считало себя по-настоящему христианами»{5}. Только при Ярославе Мудром «нача вера христианская плодитися и расширяти». Он продолжал «церкви ставити по градом и по местом». Главной же его заслугой было то, что при нем произошло окончательное оформление церкви как социальной организации. В 30-х годах в Киеве организуется митрополия, появляется первый достоверный русский митрополит (Феопемт — грек по национальности), строится митрополичий храм — киевская святая София, созывается первый общерусский церковный собор. Собор сделал попытку ликвидировать церковную зависимость от Византии. С желанием «национализации» русской церкви связано и установление праздника первых русских святых — князей Бориса и Глеба. Но при всем при том следует отметить, что русская церковь делала только первые шаги. Успехи ее, несмотря на «покровительство» Византии, в действительности преследовавшей свои цели, были в высшей степени скромными. Такое невысокое положение русской митрополии зафиксировано в греческих церковных источниках. В них русская митрополия является только одной из церковных провинций Константинопольской патриархии, занимающей в своеобразной «табели о рангах» вначале 61-е, а затем 52-е место. Русский митрополит приравнивался только к автокефальным (самостоятельным в некоторых действиях) архиепископам. Подчеркивая это, патриарх свои послания ему скреплял свинцовой печатью, а не восковой, как настоящим митрополитам. А на церковных соборах в Константинополе митрополит из Руси согласно существовавшим, так сказать, «местническим» законам занимал последние места по рангу.

Безусловно, такое положение не устраивало киевскую знать. Одной из проблем христианизации было отсутствие необходимого количества священнослужителей. Первыми церковниками на русской земле были греки. Так, Владимир для крещения Киева привел священников из завоеванного им Корсуня. В дальнейшем епископы и другие церковные иерархи присылались из Византии. Итак, священнослужителей было недостаточно. К тому же выяснилось, что священникам, не знающим языка страны, христианизацию которойони должны были проводить, эта миссия трудна. И уже при Ярославе стали «умножища прозвутери». Основным поставщиком миссионеров стали монастыри. Зарождение монастырского движения приурочено ко времени Владимира (при нем «монастыреве на горах сташа»), но при Ярославе «черноризьци почаша множитися, монастыри починаху быти». Крупнейшим и авторитетнейшим был Киево-Печерский монастырь, основанный в середине XI в. «на горах» Киевских. Именно из него вышло большинство «христовых» подвижников — рядовых миссионеров, распространителей слова божьего; и высших церковных чинов, занимавших епископские кафедры во многих древнерусских городах. Но «ославянивание» духовенства — черта русской жизни уже второй половины XI и последующих веков. В X и начале XI вв. в города Руси отправлялись греческие миссионеры, как правило, в сопровождении княжеских дружинников.

В ближайшие годы после начала крещения «Русской земли» предпринимаются попытки расширить влияние христианства. Часто полыхание пожаров и звон мечей сопровождали христианизацию местного населения: рядом с «попином» шли сквозь лесные дебри, плыли по рекам княжеские дружинники, а то и сами князья. Более столетия длится вооруженная конфронтация церкви и язычников, не желающих расстаться со своими идолами, своим укладом жизни, своей независимостью. Не только оружием насаждалось христианство. «Слово божье» также должно было способствовать этому. О сопротивляющихся язычниках писал митрополит Иоанн еще в XI в.: «подобает всяким образом направлять, и отвечать на их злобу наказанием (церковным, конечно, — А.Д.) и ученьем возвращати на правоверное учение», и только в крайнем случае прибегать к угрозам.

Логично предположить, что из «Русской земли» христианство стало внедряться в землях, которые или соседствовали с ней, как западные (Владимир, Туров), или находились в сфере киевского влияния (Новгород, Полоцк, Смоленск), где сидели посадники или князья, собирающие дань. О введении христианства в некоторых из них ничего не известно по летописям, кроме того, что Владимир, крестив сыновей, отправляет их в некоторые из указанных городов. Молчание летописей понятно, ибо летопись, как правило, выступает в качестве официального, церковного в первую очередь органа. Поэтому на ее страницах не нашлось места для описания невыгодных ей подробностей крещения. Другое дело — предания или жития. Первые бытовали в народной среде, вторые — распространялись святыми отцами и тем больше, чем больше подвигов они совершали на ниве насаждения новой веры. Нигилистическое отношение к ним вряд ли оправданно. Существование независимых друг от друга в различных регионах Руси такого рода источников доказывает реальность их общей основы — методов крещения населения русские земель.

Существует известие, что земли Волыни ходил крестить сам Владимир. Считается, что там был довольно рано основан епископат и возник монастырь в окрестностях Владимира. С введением христианства в Туровской земле и с методами его распространения связана местная легенда, рассказывающая, что по реке приплыли каменные кресты, а когда они остановились напротив городских стен, вода в реке покрылась кровью. На эти земли (до Буга и Стыри) претендовала и Пражская епископия, что известно из грамоты императора Оттона II и папы Венедикта VI. Однако, очевидно, желания католической церкви в данном случае расходились с возможностями. Во всяком случае, приоритет принадлежал русской церкви. Тайной остаются обстоятельства крещения Смоленска и Полоцка. По некоторым данным известно, что принятие новой веры в Смоленске произошло в 1013 г., т. е. через четверть века после киевского. Это наводит на размышления, что и здесь насаждение христианства столкнулось с противодействием. В Полоцк, возможно, новая вера проникла из Новгорода. На основе упоминания о местных епископиях только в начале XII в. с достаточной уверенностью можно сказать, что и в этих землях процесс христианизации растянулся на весь XI в.

Более обширные и яркие сведения имеются о крещении новгородцев. В местной новгородской летописи подробно рассказывается о том, как пришедший из Киева в 989 г. епископ Иоаким Корсунянин (в летописи он титулован как архиепископ) первым делом «требища разруши, и Перуна посече», а затем, избивая его «жезлеем», поволокли к Волхову и бросили его в реку. При этом «заповеда никому же нигде не прияти». По этой версии новгородцы послушались этого приказания. Один из них, выйдя рано на реку и увидев приставшего к берегу кумира, оттолкнул его от берега и со злорадством изрек: «ты… Перушице, досыти еси пил и ял, а ныне поплови прочь». Таким образом, по летописной традиции умалчивается о каких-либо волнениях при крещении древнерусского населения. В других же текстах сохранились лишь глухие отголоски сопротивления жителей Новгорода, даже вооруженного. Описывается сопротивление, например, Перуна, кричавшего: «Ох, ох мне, достахся немилостивым сим рукам». А проплывая «сквозе великии мост», соединявший берега Волхова в пределах города, он закидывает свою палицу на мост. Действительно, в последующее время соперничающие новгородские группировки бились на этом мосту. Еще один факт, косвенно свидетельствующий о немирном крещении Новгорода, заключается в том, что церковь первый новгородский епископ ставит не на месте языческого капища, как принято, а на территории Кремля, где было безопасней. О настоящем побоище при христианизации Новгорода написано в Иоакимовской летописи. До последнего времени ее повествование считалось не заслуживающим доверия. Но раскопки, проведенные известным советским археологом В. Л. Яниным, доказывают возможность описанных событий. Согласно этому рассказу в Новгород вместе с епископом был направлен дядя Владимира — Добрыня (ранее он осуществлял здесь языческую реформу). Горожане, узнав об этом, на вече решают не дать войти в город дружинникам и священникам и разрушить свои святыни. Центром сопротивления стала Софийская сторона, куда не мог перейти Добрыня из-за того, что новгородцы предусмотрительно «разметавше мост великий» через Волхов. Поэтому «удар» миссионеров в первые два дня принимали на себя жители Торговой стороны. Однако несмотря на то, что священники «ходихом по торжищам и улицам, учахом люди, елико можахом», крещеными стали только «неколико сот». Только в результате военной хитрости тысяцкого Путяты удалось 500 мужам «носчию» высадиться на территории Людиного конца Софийской стороны. И тогда «бысть между ими сеча зла». «Софьяны» разорили и разграбили дом Добрыни, убили его родственников. Разрушили они и церковь Преображения существовавшей до крещения общины христиан-новгородцев. По распоряжению переправившегося на рассвете Добрыни у берега Софийской стороны были подожжены дома. Необходимость тушить пожар прервала битву. Пожар, по свидетельствам археологов, уничтожил все сооружения на большой площади (только в пределах раскопа площадь превышала 9000 м2). По завершении крещения церковь наряду с другими постройками была восстановлена, что также подтверждается археологическими раскопками. На пожар указывают брошенные и не использованные после 989 г. клады, спрятанные под полом сгоревших домов. Возможно, что владельцы этих сокровищ погибли. С того времени появилась в народе пословица: Новгород «Путята крести мечом, а Добрыня огнем».

Несмотря на такое ожесточенное сопротивление, христианская церковь здесь смогла стать на твердую почву. Новгородский епископ Иоаким развернул широкую деятельность. Сразу после крещения был построен тринадцатиглавый деревянный собор св. Софии, а вскоре и каменная церковь. В 1030 г. был произведен набор в священнослужители «от старост» и «от поповых детей».

Еще в конце X в. христианство проникло во Псков — «молодший брат» Новгорода. Заметной была роль новгородской епископии и в общерусской церковной жизни. Таким образом, в Новгороде христианство пустило корни уже в XI в. Это не означает, конечно, что поголовно все новгородцы стали истинными «ревнителями» веры. В неурожайные годы поднимаемая волхвами, которые связывали все беды с отступлением от истинной веры, городская община — бояре, богатые купцы, ремесленники и прочий люд — вставали под знамя языческих верований против князя и епископа. Так было в 70-х годах XI в., рецидивы проявлялись и в более позднее время. Если в самом городе язычество держалось долго и прочно, то новгородская округа сохраняла языческие обряды и представления еще многие века. Новгородский архиепископ Макарий в 1534 г. писал о том, что «прелесть кумирская» «в длину болши 1000 верст, а в широту до Великого Новгорода за 60 верст, а инде за 50 и за 40». Гораздо медленнее, чем в рассмотренных областях, проходила христианизация «крайцех в рустеи земли»: в Ростово-Суздальских и Муромо-Рязанских землях. Отгороженные от «Русской земли» лесными массивами и непроходимыми болотами, достичь которые можно было только обходными путями (Ростов в объезд через Новгород, а Муром и Рязань в лучшем случае «полем»), эти земли отражали до половины XI в. все атаки миссионеров. Местные жители, основной элемент которых уже к концу X в. составляло кон лонизаторское славянское население (вятичи, кривичи, новгородские словене), хотя и впитавшее черты материальной и духовной культуры ассимилированных угро-финских племен (мери, муромы, мордвы и др.), были связаны с центральными русскими землями только необходимостью платить дань, не признавали постоянной киевской администрации. Они и от крещения пытались тоже откупиться большими, чем обычно, данями, вероятно понимая, к чему может привести утверждение церкви. Колонизация территории здесь шла параллельно с христианизацией. В свите сборщиков даней непременно находился священник.

По одному из преданий первым просветителем Ростовской земли был князь Борис. Он «благочестиво властвуя, обращал неверных к святой вере». Рука об руку с ним действовали епископы. В конце X в. была построена первая дубовая церковь в Ростове. Однако большего миссионерам достичь не удалось. Жития святых, объективно оценивая обстановку, констатируют, что епископы Федор и его преемник (очевидно, уже при Ярославе) Иларион «невозможе терпети многаго ради неверьствия и досаждения людьскаго и не можаще их до конца утвердити, еже отвратити их от льсти идольскыя». Им обоим ничего не оставалось делать, как поспешно удалиться обратно «к Царюграду ничтоже успе», чтобы не быть убитыми. Недолго там находился и Борис. Князья и в дальнейшем выступают проповедниками, сеющими зерна новой веры в этом крае. Так, Ярослав заканчивает свое посещение Суздаля в 1024 г. назидательной христианской моралью о всеведении бога и ничтожестве людей. Люди же здесь — «поганые языци» поклонялись «скотьему богу Велесу», сообщает «Сказание о построении града Ярославля» — памятник, содержащий отголоски древних легенд, имеющих реальную основу. Опять «благоверный князь поучи людей оних, како жити и обиды не творити никому же, а наипаче, дозна богомерзку веру их, моли их креститися. И людии сии клятвою у Волоса обеща князю жити в согласии и оброци ему даяти, но точию не хотяху креститися». Князь проявил упорство — через некоторое время он вновь появился в Медвежьем углу (так тогда назывался будущий Ярославль) вместе с «епископом, со пресвитеры, диаконы и церковники, мастеры и с воины». При впадении Которосли в Волгу был заложен Ярославль, была построена и церковь «святого пророка Илии». В самом же городе появилась христианская община, так как князь «насели его христианами». Но даже и тогда «насельницы Медвежияго угла не приощашеся граду, живяше особь и кланяшеся Волосу». В целом же можно сказать, что миссионерская деятельность Ярослава и его предшественников не дала ощутимых результатов. Князья вынуждены были мириться с языческим образом жизни местного населения. Какая-либо организованная и массовая христианизация даже городов Залесского края была невозможна. И не случайно именно в Ярославле в 1071 г. «всташа два волхва», как и в Новгороде, привлекавшие население края вплоть до Белоозера языческими представлениями и обрядами. В бою со сборщиком даней Яном Вышатичем, также выступавшим с миссионерскими целями, волхвами и их сообщниками был убит «попин», рискнувший среди них проповедовать. Некоторые специалисты-историки предполагают, что им был первый достоверный ростовский епископ Леонтий, деятельность которого приходится в Ростовском крае на 70-е годы. Посвященное ему Житие рассказывает, что, придя в город, он увидел множество народа — «обдержимых многым неверьством». Когда он попытался внедрить христианское учение, его изгнали «вон из града». Пришлось ему устроиться не в соответствующих его положению условиях. Он расположился вне городских стен, на берегу ручья Брутовщицы. Поставив «церковь малу», он начал проповедовать, сочетая проповедь с обильным церковным угощением. Он имел некоторый успех только среди младенцев и старцев. Поэтому при возвращении его опять на епископский стол, «устремишася невернии на святопомазанную главу овии с оружием, а друзии с дреколием». Одни источники оканчивают его деятельность торжеством новой веры, «Киево-Печерский патерик» — его мученической смертью от неверных, язычников. В «Повести о водворении христианства в Ростове», события которой выдающийся русский историк В. О. Ключевский относит к 70-м — 80-м годам XI в., также взволнованно сообщается о борьбе с язычеством. Преподобный Авраамий ведет борьбу с каменным идолом Велеса, которому поклонялись жители «чюдского конца». Только с помощью божественной и военной силы святому удалось одолеть «беса». На месте идола «келии постай», куда «мнихи призва». Все же несмотря на основание христианской общины в Ростове, в городе продолжали преобладать «неутвержденные в вере». Их и упрочивает в вере следующий епископ Исайя. Его Житие, построенное на «надежном основании» (В. О. Ключевский), распространяет христианскую миссию уже на весь край. Исайя «обходит прочие города и места в ростовской и суздальской области», и где «находит идолов, всех придает огню». О более широком проникновении христианства свидетельствуют каменные церковные постройки в Суздале, относящиеся к концу XI — началу XII вв. По одному из сказаний, когда христианство стало брать верх над язычеством, часть населения «ушлецы языка словенского, земли Ростовския, ушедше бо от святого крещения во идолопоклонение, и тамо кочевное житие татарское, веры безсерменския изволиша». Вероятно, они переселились в земли Волжской Болгарии. В середине XII столетия Ростово-Суздальские земли становятся христианизированными.

По-иному происходит в соседней с ними земле вятичей. Вятичи — наиболее отсталые из восточнославянских племен, возглавлялись еще своими племенными вождями и всячески сопротивлялись любым попыткам освоения их территории. Путь по их землям был опасен. Недаром Владимир Мономах, пройдя «сквозе вятиче», а не обходным путем через Новгород, вспоминает об этом как о чем-то героическом. Насаждение христианства в XII в. у вятичей закончилось трагически. Монах Киево-Печерского монастыря «блаженный» Кукша и его ученик после многих мучений были убиты. По легенде о крещении жителей одного из вятичских городов Мценска до половины XV в. были «мнози неверующе во Христа Бога нашего». Окончательно там христианство водворилось в 1445 г. великим князем Василием и митрополитом Фотием с применением воинской силы.

Аналогично происходил процесс крещения Муромо-Рязанской земли. О нем повествует «Повесть о водворении христианства в Муроме». Несмотря на запутанность во времени крещения и выдуманное имя главного героя, а также позднейшую литературную обработку, важнейшие факты вполне реальны и имеют «чисто историческую основу» (В. О. Ключевский). Большинство исследователей сходятся в том, что крещение Мурома нельзя связывать с именем князя Константина (начало XIII в.). Можно отнести эти события к концу XI — началу XII вв.

Как уже отмечалось, этот край также к XI в. был колонизованным. В основном, он заселялся вятичами и кривичами, которые входили в соприкосновение с муромой, черемисой, мордвой и мещерой. В XI в. сюда хлынули потоки южного древнерусского населения, теснимого кочевниками. Какую-то прослойку составляло и тюркское население, поскольку велась оживленная торговля по Оке и Волге с Волжской Болгарией, исповедовавшей мусульманство. Конечно, эти «бесерменские» наслоения еще более осложняли христианизацию.

Вот к этим «неверним Муромстим народам» в начале XI в. направился князь Глеб (один из сыновей Владимира). Но муромцы отказались и принять его на княжение и креститься. Поэтому он расположился в 12 «поприщах» от города на реке Ишне. Видимо, он смог организовать какую-то христианскую общину, ибо после него происходили «кровопролития безчисленна, с верными содевающе и обиду творяще велию» им язычники. Следующий этап связывается с неким князем Константином, под которым, вероятно, разумеется княживший там в конце XI в. Ярослав Святославич. Но горожане вновь отказываются принять святую веру, несмотря на обещание дать им более легкие повинности («оброки легкие»). Более того, коварные муромцы убивают сына князя. А вот, увидев его войско, они повиновались и впустили князя в город, «точию не хотяще креститися». Только ценой больших усилий и, вероятно, вооруженным путем (так как ни объяснения христианских обрядов и правил, ни льготы, ни угрозы, «иногда муками и ранами претяще им», не действовали) удалось сломить их сопротивление. Только силой оружия «идолы попраша и сокрушиша и без вести сотвориша».

Итак, процесс распространения христианства на Руси растянулся на многие десятилетия. Это объясняется тем, что христианство было орудием в руках сил старого отживающего родоплеменного общества. Оно, по замыслам киевской верхушки, должно было сыграть роль тормоза, задержать расползание «сверхсоюза» с центром в Киеве. Вот почему новая религия «огнем и мечом» навязывалась из поднепровской столицы. Но остановить ход исторического развития было невозможно. Христианство и нарождающаяся церковная организация должны были или приспособиться к новым условиям или исчезнуть с исторической сцены. Инстинкт самосохранения толкнул христианскую церковь на первый путь.

«КАК КНЯЗЬ ВСХОЧЕТ И ЛЮДЬЕ…»

Что же представляло собой древнерусское общество в XI–XII вв.? В конце X — начале XI вв. на Руси начинается дофеодальный период, т. е. переходный период от доклассовой формации к классовой, феодальной, период, существование которого на материале стран раннесредневековой Западной Европы убедительно показал выдающийся советский исследователь А. И. Неусыхин. Древнерусский городской строй также перестраивается теперь уже на основе не родо-племенных, а территориальных связей. В результате этой перестройки сформировалась городская волость — система, состоявшая из главного города земли с зависимыми от него пригородами. Городские волости возникли из прежних племенных союзов, отчасти разрушая их. На смену полянам, кривичам, словенам и другим пришли «кияне», «смоляне», «новгородцы» и т. д. Прежний «сверхсоюз» с центром в Киеве распался на большое количество самостоятельных городов-государств, ставших главным средоточием общественно-политической жизни древней Руси. Ядро города-государства XI–XII вв. составлял старейший город — прежнее средоточие союза племен или крупного племени. Старейшим городам подчинялись пригороды, зависимое положение которых отражено в самом названии «пригород». Вполне вероятно, что зависимость пригородов от старших городов была следствием колонизации, освоения периферийных земель, исходивших из колонизационного центра — старшего города, который выступал как своего рода метрополия; она могла быть и фактом простого завоевания, покорения слабого сильным.

Основным органом самоуправления старейшей городской общины было вече — народное собрание всех свободных жителей города. Решению веча — главной городской общины должны были подчиняться жители пригородов. «Новгородцы бо изначала и Смолняне и Кияне и Полочане и вся власти яко на думу на веча сходятся. На что же старейшие сдумають, на том же пригороди стануть». На вече в главном городе сходился и весь сельский люд из окрестных мест. Прибывали сюда и делегаты из пригородов. Полномочия веча были очень широкими, собравшееся на вече «людье» решало самые разнообразные вопросы. Вообще, и на вече и вне его древнерусские люди, т. е. демократическая масса городского и сельского населения, составляли действенную политическую силу. Народ в Древней Руси принимал активное участие как в приглашении князей на княжение, так и в смещении их со «стола». Следует однако иметь в виду, что князь и община в этот период отнюдь не были антагонистами. Князь был необходимым элементом социально-политической структуры древнерусских городов-государств, волостей. Вот почему летописцы так тщательно и с такой тревогой фиксировали все периоды безкняжия. Князья, стремясь установить как можно лучший контакт с городской общиной, широко практиковали устройство пиров и дарений, что способствовало росту их популярности. Древнерусский князь, являясь одним из важнейших звеньев волостной администрации, жил в главном городе земли. В своих ратных делах он опирался на дружину, верхний слой которой составляли бояре. Бояре, служилые люди при князе занимали в то же время важные посты в администрации городской общины, получали в кормление волости. Однако костяк военной мощи каждой городской волости составляла не дружина, а «вой» — волостное ополчение, в которое входили свободные граждане главного города, пригородов и сельской местности. Свободное население было поголовно вооружено и в совокупности составляло «тысячу», в свою очередь состоявшую из сотен — более мелких территориально-административных образований и вместе с тем военных единиц. Главный город не мыслился без «области», «волости», т. е. без пригородов и сел. Город и волость находились в единстве друг с другом, составляя одно территориальное целое. Отсюда понятны названия «Киевская волость», «Черниговская волость», «Смоленская волость» и т. п. Эти волости, т. е. города-государства, имели свои государственные границы: «сумежья», «межи», «рубежи», часто упоминаемые летописью. Древнерусский город был в XI–XII вв. тесно связан с волостью и экономически. Он являлся не только центром ремесла и торговли, но также соединялся с волостью крепкими нитями к в области земледелия. Коллективное и индивидуальное землевладение, расположенное как близко от городя, так и разбросанное по волости, составляло неотъемлемую черту древнерусских городских общин.

Как уже отмечалось, город был тесно связан с волостью в военно-политическом плане. В войске участвовали сельские жители, город служил местом укрытия и убежища на случай военной угрозы для городского и сельского люда. На главный город земли часто возлагалась задача обороны городской волости.

Необходимо также отметить судебную связь главного города с землей. Суд над людьми, жившими в сельской местности, нередко осуществлялся в городе. Административно город был соединен с сельской округой и пригородами. Древнерусская городская община делилась на меньшие общины — самоуправляющиеся концы и сотни. По многочисленным исследованиям установлена непосредственная связь кончанско-сотенного устройства с сельскими областями, включая и административную.

Древнерусский город был культурным и религиозным центром. Здесь обитали сановники церкви, державшие в подчинении низшее волостное духовенство. В главных городах возвышались почитаемые всей волостью храмы, символизировавшие суверенитет местных общин. Волостные города как отдельные государственные образования в силу присущей им суверенности «правили» посольства друг к другу. Кроме того, главные города-государства направляли послов и в зарубежные страны.

Следует иметь в виду, что взаимоотношения городов и пригородов в рамках системы города-государства не оставались неизменными. Между старшими городами и пригородами нередко возникали конфликты. Более того, заметно стремление пригородов к обособлению. Часто это приводило к разложению прежних волостей-государств на новые более мелкие. К такому обособлению, преследующему цель формирования самостоятельных городов-государств, толкала сама социально-политическая организация древнерусского общества с присущей ей непосредственной демократией, выражавшейся в прямом участии народа в деятельности народных вечевых собраний — верховного органа власти города-государства.

Социально-политическая организация древнерусских городов-государств базировалась на соответствующих социально-экономических отношениях. Крупное феодальное землевладение в древней Руси развито не было. Вотчины, использовавшие труд рабов, полусвободных и полузависимых, были островками в море свободного городского и сельского общинного землевладения. Ростки нового феодального уклада тонули в остатках прежней общественно-экономической формации, накладывая, тем не менее, свои штрихи на общую картину социально-экономических отношений, характерную для «дофеодального» переходного периода от одной общественно-экономической формации к другой. Переходному характеру древнерусской экономики вполне соответствовала структура древнерусской семьи. Наиболее распространенными в Киевской Руси были большие семьи вместе с переходными своими формами (неразделенные семьи) при наличии широкого спектра семейных форм от большесемейных союзов до малой семьи. Переходная стадия была свойственна и древнерусской «малой» общине — верви, которая сочетала в себе родственные и соседские связи, элементы общинной и индивидуальной собственности, занимая промежуточное положение между семейной общиной и территориальной, т. е. была сельской общиной, если следовать принятой сейчас в исторической науке классификации общин.

Итак, города-государства XI в. — первой половины XIII в., сменив города — средоточия племен и союзов племен конца IX–X вв., стали основой социально-экономической и политической жизни древней Руси. Как показали сравнительно-исторические исследования, города-государства существовали не только в Древней Руси, но во многих других регионах земли.

В результате исследований, проведенных на историческом факультете Ленинградского университета, было установлено, что между городами-государствами Древней Руси и городами древнегреческого полиса существовало сходство. Для полиса и древнерусского города-государства одинаково были характерны единство города и сельской округи, эффективная форма социально-политической организации — республика. Как у полиса, так и у древнерусского города-государства исходной социальной ячейкой являлась сельская община. Обоим социальным организмам была присуща яркая выраженность общинных форм быта. В Древней Греции и на Руси XI — начала XIII вв. большую роль играло народное собрание. И там, и здесь важное место в народном ополчении принадлежало общинникам-земледельцам. И там, и здесь существовала определенная прослойка аристократического характера, поставлявшая политических лидеров для того или иного города-государства. Наблюдается известное сходство в деятельности Солона и Владимира Мономаха. В Древней Греции более могущественные города подчиняли себе меньшие города. То же мы видим и па Руси, где главный город господствовал над пригородами. Суверенная городская гражданская община, основанная на рабском труде иноплеменников, — так принято определять античный полис. Суверенная городская гражданская община, основанная на труде свободных земледельцев и ремесленников, — так можно определить город-государство на Руси XI — начала XIII вв. Историческую обстановку можно проследить по дальнейшей судьбе городов-государств на Руси. В Северо-Восточной Руси смертельный удар городам-государствам наносит татаро-монгольское нашествие. Здесь на обломках городов-государств постепенно создается Великое княжество Московское — мощное централизованное государство. Великий Новгород преобразуется, сохраняя прежнее обличье: под покровом оболочки древнерусского города-государства накапливаются острые социальные противоречия, которые и приводят к падению самостоятельности этого мощного когда-то северного исполина. Иной была судьба городов-государств Южной и Юго-Западной Руси. В XIV в. они вошли в состав федеративного государства Великого княжества Литовского. Сложившаяся ситуация (федеративное государственное образование) позволила городам-государствам определенное время еще сохранять свой статус и лишь под влиянием развития феодализма они распались, послужив строительным материалом для государства, носившего уже ярко выраженный сословно-классовый характер. Города-государства возникали в переходный период от первобытнообщинного строя к классовому.

О переходном периоде как времени появления городов писал Ф. Энгельс: «Недаром высятся грозные стены вокруг новых укрепленных городов: в их рвах зияет могила родового строя, а их башни достигают уже цивилизации»{6}. Вполне естественно и даже закономерно то, что в этот переходный период с его господством земледельческой общины в социальной жизни город возникает и формируется на общинной основе. О средневековом европейском городе Ф. Энгельс писал: «Сельский строй являлся исключительно Марковым строем самостоятельной сельской марки и переходил в городской строй, как только село превращалось в город, т. е. укреплялось посредством рвов и стен»{7}. Превращаясь в город, община принимает постепенно и государственную форму, поскольку «вместе с городом появляется и необходимость администрации, полиции, налогов и т. д. — словом общинного политического устройства»{8}. Таким образом, город, вырастая из общины и сохраняя традиционные черты последней, усваивает новые качества, присущие государству. Городские волости Древней Руси представляли собой союзы общин во главе с торгово-ремесленно-земледельчески-землевладельческой общиной главного города. Это были государства, воздвигнутые на общинной основе.

Вот в такую социальную среду и предстояло внедриться христианской церкви. Это была сложная задача. Придя на Русь, византийские священники принесли с собой хорошо отлаженный механизм церковной организации, которая складывалась в Константинополе на протяжении многих веков. Определенные отношения имелись у церковного клира{9} и с населением и со светскими властями. Отсюда — ее претензии на подобающее место и в древнерусском обществе. Но здесь церковь встречает сопротивление чуждым для Древней Руси образцам. То, что принималось в Византии с ее более развитыми феодальными отношениями, во многом было еще неприемлемо для Руси. В сфере религиозной Русь была, как подтверждают исторические, литературные источники, археологические исследования, языческой. Язычество у восточных славян имело глубокие и мощные корни. На протяжении столетий сформировалась культово-обрядовая и структурная организация. Коллективные мольбища, совершение жертвоприношений, определенная иерархия жречества, во главе которой стояли, вероятно, светские лица (князь, «старцы градские»). Зависимость их во многом от воли народа прочно основывалась на общинных традициях устройства общества. С приходом христианства должны были произойти изменения. В привычном и понятном укладе жизни появлялись новые и чужеродные веяния, которые влияли, прежде всего, на мировоззрение и организацию общества. Еестественно, что церковь при этих условиях встретила сопротивление. Вначале, как указывалось выше, община отказывалась принимать и проповедников и их учения. В летописи сохранился эпизод, который особенно ярко показывает отношение общины к церковникам, как к инородным для нее элементам. Когда в условиях языческого «мятежа» в Новгороде в 1071 г. встал вопрос (который поставил сам епископ), кого поддержат новгородцы, — епископа или волхва (языческого лидера), то «разделились люди надвое: князь Глеб и дружина его пошли и стали около епископа, а люди все пошли к волхву».

В XII в. ситуация была уже иная. Утвердившись, церковь встала перед другими трудностями. Древняя Русь, согласно своим традиционным представлениям, не видела в церкви и ее представителях какой-то надстройки, стоящей над обществом, а тем более главенствующей над ним. «Люди» понимали их функции в свете старых представлений. Примечательно, что само введение христианства в Киеве воспринималось в рамках языческой традиции. Для киевлян, да и для Владимира это было, по сути дела, продолжением прежних языческих реформ. Языческая подоплека сквозит в известной процедуре выбора вер. Что интересует Владимира и его окружение? Отнюдь не догматы христианской религии. Известно, какую роль обряд, ритуал играет в языческом мировоззрении и культе. Это, видимо, знали и в Византии. Во всяком случае, когда русские послы прибыли в Царьград, им показали такое богослужение, что оставалось только сделать вывод, который вполне укладывался в рамки архаического, языческого восприятия: «пребывает там бог с людьми, и служба их (византийцев — А.Д.) лучше, чем во всех других странах». Предшествующие события тоже должны восприниматься в языческом ключе. Нельзя воспринимать слова Владимира: «На Руси есть веселие пить…» только иронически и карикатурно. Языческий пир был важным элементом социально-политической организации Руси X в. В рамках такого рода пиров общались знать и народ, происходило перераспределение материальных ценностей. Это был важный инструмент управления обществом. Как язычник ведет себя Владимир и в знаменитом походе на Корсунь. Те условия, которые он ставит (если будет невеста — крещусь; прозрею, исцелюсь — тоже крещусь) — не что иное как язычески наивный подход к религии. То, что Владимир делает уже после крещения, возвращаясь в Киев, хорошо известный в древних обществах «своз богов». Отправляясь из Корсуни, Владимир берет и местных богов. Возвратившись в Киев, Владимир подвергает Перуна чисто языческой экзекуции. Вся процедура расправы с Перуном направлена па то, чтобы унизить этого бога, дискредитировать его. Вот для чего его привязывают к хвосту коня, бьют. Перун, видимо, скомпрометировал себя, этот бог уже не удовлетворял чаяний жителей Киева и жестоко за это поплатился. В древних обществах довольно вольно еще поступали с богами и бог, который не нравился общине, мог быть наказан или даже уничтожен. Не могла внести дискомфорта в сознание киевлян и процедура водного крещения, ведь многие обряды славянского языческого ритуала были связаны с водой. Церкви, которые возводились на местах языческих капищ, тоже, видимо, воспринимались сквозь языческую призму. Не случайно они повторяли подчас в своем объеме предшествующие языческие сооружения. Архаическое сознание воспринимало христианство и его институты как нечто такое, что сменяло организацию и культ язычества, становилось на их место. Вот почему община требовала от церкви подчинения ее решениям. Отсюда и весьма неопределенное положение церкви в древнерусском обществе, ее «политическая слабость», по выражению современного исследователя истории церкви Я. Н. Щапова. Для того чтобы органически войти в систему общества, потребовалось время. Какими же были в конкретных проявлениях взаимоотношения христианской церковной организации па Руси с укладом жизни общества?

Особенно ярко зависимость церковников от общины прослеживается в поставлении и изгнании церковных иерархов всех рангов: от пономарей и дьяконов церквей уличанских общин до епископов. Еще в XVI в. на церковном соборе отмечалось, что «в Новегороде Великом попы и дьяконы и дьяки и пономари и проскурницы и притворяне уличане (члены первичной общественной ячейки в городе — улицы) к церкви принимают… да с тем идут ко владыке всею улицею». Выборными церковными лицами были и настоятели новгородских монастырей. Но больше всего известно о превратностях судьбы церковных «владык» — епископов. С 1156 г. «практиковать» избрание епископа стали новгородцы. В том году, сообщает новгородская летопись, собравшиеся со всего города «людии», «изволили себе епископом поставити» монаха «именем Аркадия». При разногласиях различных групп горожан относительно той или иной кандидатуры на этот пост бросался жребий. Для розыгрыша епископского «кресла» избирались то «слепцы», то малые «княжицы». Таким приоритетом обладали не только жители Новгородской земли. В 1183 г. киевский митрополит поставил епископом в Ростов Николая, присланного из Византии. Князь Всеволод отослал его назад. «Не избрали его люди нашей земли, — мотивировал он этот поступок и добавлял — но если ты его поставил, то и держи его нде хочешь, а мне поставь Луку, смиренного духом и кроткого игумена св. Спаса на Берестове». Митрополит был вынужден подчиниться воле «земли Ростовской». В Смоленске епископы ставились лишь после того, как князь «сдумает с людьми своими» — смольнянами. Барометру общественного мнения внимает и сам константинопольский патриарх. Известен его спор с князем Андреем Боголюбским по поводу учреждения во Владимире своей митрополии. И если здесь глава восточной христианской церкви настоял на своем, не разрешив открытия митрополии, то в других случаях он не противоречит избранию или изгнанию того или иного святителя.

Такое обращение с высшими церковными иерархами облегчалось тем, что не было в противоречии с догматами древней христианской религии. В Номоканоне{10} сказано, что «причетницы и прочий люди града того… избирают церковных иерархов». Это начало перешло и в нашу Кормчую — сборник церковных установлений и законоположений. С точки зрения исторической социологии, такой характер взаимоотношений народных масс и церковнослужителей тоже вполне понятен. Подобного рода отношения исследователи обнаружили в обществах с незавершившимся процессом классообразования. Прогрессивный исландский историк Э. Ольгейрссон наблюдал аналогичное явление на примере древней Исландии. Когда в Исландии «был учрежден епископат, то он находился в ведении альтинга, епископ избирался на альтинге, как и всякое другое доверенное лицо исландского народовластия». Напомним читателям, что альтинг, тинг в социально-политической системе скандинавских народов вполне соответствует древнерусскому народному собранию — вечу.

Смещение «владык» также было не редкостью в средневековой Руси. Поводов для этого достаточно. Одним из них служило обвинение священнослужителей в неблагоприятных погодных условиях, приводящих к неурожаю. Так был низложен, например, новгородский владыка Арсений, пострадавший (наряду с причинами политического характера) из-за «великих» дождей, вследствие чего «ни сена нельзя было добыта, ни нив делати». Чтобы избежать участи Арсения, смоленские священнослужители во главе со своим епископом в такой же ситуации, когда стали «иссыхати земли и сады и нивы и все плоды земные», приняли участие в церемониях, напоминающих языческие, вместе «с всем градом». Языческие изгнания, безусловно, следует рассматривать как факт того, что городские общины и в XIII в. относились к христианским священникам по мерке прошлых времен, когда за благополучие, общины отвечали языческие лидеры. Об этом красноречиво свидетельствуют те же новгородские события. Перед изгнанием Арсения были сожжены («вринуша во огнь») за аналогичные грехи языческие служители — волхвы. Средневековые горожане не делали различия — будь то церковники-христиане или волхвы-язычники. Такая неразборчивость лишний раз подтверждает отношение горожан к церкви. Священники для них по-прежнему представляли лиц, принадлежащих к общине и подвластных вечевым решениям. Если они не могли предотвратить неблагоприятные капризы природы, то это трактовалось как неумение, а то и нежелание обеспечить общине благоденствие. Такие люди «снимались с постов», а могли быть принесены и в жертву по языческим обычаям.

Камнем преткновения в отношениях городской общины и церкви являлось также и церковное имущество. Историки давно заметили, например, связь церковной десятины с системой обеспечения языческого культа. Кроме того, имущество церкви да и сам христианский храм в глазах людей того времени рассматривались как принадлежность и достояние всей общины. Посягательства на патрональную святыню истолковывались в древних обществах как посягательства на общину вообще. Все, что давалось церкви, по мнению общины, должно служить в пользу благополучия ее, а не личного обогащения представителей клира. Напротив, церковные иерархи видели в имуществе если не личную собственность, то собственность церкви в целом. Отсюда и резко отрицательная реакция как на обогащение епископов, так и на «утечку» богатства в Константинополь. Сквозь призму этого объясняются некоторое противоречия в церковных верхах в середине XII в. В 1147 г. из Киева в Константинополь в спешном порядке уезжает митрополит Михаил. Поводом для этого послужили его трения с князем Изяславом. Но на какой почве они возникли? После бегства Михаила собором русских епископов митрополитом избирается Клим Смолятич. В том, что он был выбран, исследователи видят отражение борьбы с Византией за право иметь самостоятельную митрополию, не зависимую от константинопольской церкви. И это верно. Однако обращение к дальнейшим летописным записям позволяет отметить и другие оттенки в этих событиях. Против избрания Клима практически выступил только один новгородский епископ — Нифонт. Доброжелатель Нифонта — южнорусский летописец аттестует его как поборника всей Русской земли. Возможно, что он был просто несведущ в деятельности Нифонта в Новгороде. Новгородская летопись показывает истинное лицо этого радетеля. Оказывается, он, «полупив (ограбив — А. Д.) святую Софию, поиде к Царюграду», «имения много истощи и раздаде ово патриарху константиноградскому и прочим сущим тамо», а по пути отблагодарил и «митрополита киевского и иных многих». Таким образом, новгородский епископ занимался ничем иным, как грабежом церковного имущества новгородской святыни, по сути, достояния всей новгородской общины, в пользу византийской патриархии и ее ставленников на Руси. Очевидно, в исполнении этих обязанностей он настолько преуспел, что за свою деятельность неоднократно получал одобрение и помощь византийских патриархов. Подобным занимались и другие священники — греки на Руси, включая и митрополита. Негодование было столь велико, что Михаил, боясь насильственного низложения, поспешил в Константинополь. Нифонт также подвергся гонениям. Конечно, ни горожан, ни князя как высшего должностного лица общины не устраивала утечка общинного богатства за границу. Поэтому было естественным стремление поставить во главе вместо «льстивых греков» русского.

Во многом аналогичной представляется картина социальных противоречий 50-х — 60-х годов на русском Северо-Востоке. Летописец тщательно пытается завуалировать истинную причину событий, выдвигая на первый план спор о постах. Все же мы узнаем, что «выгнаша ростовцы и суздальцы Леона епископа» не столько за его «ересь» о постах, сколько за то, что он обогатился, «церковь грабяи и попы». Его преемник «лживый владыка Феодорец» в 1169 г. был «извержен» из «всей земли Ростовской» также из-за своей алчности, «хотя исхитить от всех именье» и был «ненасытен, как ад».

Против такого подрыва авторитета христианской церкви выступали и некоторые священнослужители. От практики «исхищения» имений и «безмилостивных» мучений пытаются отмежеваться Клим Смолятич и Кирилл Туровский. Они осуждают такие «недостоинства» церковных иерархов. Это было начало борьбы русской церкви за свою «нравственность». Перешагнув XII в., она вылилась в антифеодальное движение антитринитариев, нестяжателей, в ереси Башкина и Косого. В Древней Руси эти выступления развития не получили, принимая лишь декларативную книжную форму. В Киевской Руси народные массы приводились в движение против обогащения «князей церкви» не призывами к соблюдению христианской морали, раздававшимися с кафедр, а нарушениями норм их обыденной практики, обусловленной традиционными отношениями. По-видимому, такое сопротивление приводило к некоторому ограничению самостоятельности церкви. О некоторых русских епископах сообщается в дальнейшем, что они не «собирали богатств от других домов», были «смиренны и кротки речью и делом». В других случаях, как это было в Новгороде в 1228 г., вместе с архиепископом «простая чадь» — вечники «сажали» своих представителей. Кроме факта ограничения власти епископа данный пример свидетельствует еще и о том, «что люди тех времен видели в должности архиепископа не только должность чисто духовную, но и мирскую, общественную», — замечает И. Я. Фроянов. А житницы святой Софии представляли собой «страховой фонд новгородской общины, подобно храмовым богатствам древних обществ». Грамоты новгородских иерархов более позднего периода говорят о неприкосновенности церковных судов и вотчин. Очевидно, было вмешательство городской общины и в эту область.

Действия древнерусского населения предстают подчас в совершенно неожиданном ракурсе. Источники XII–XIII вв. сообщают об активном участии горожан в делах, сугубо относящихся к церковному ведомству. Конфликты в церковной среде могут выплескиваться в город. Интересный материал такого рода содержат жития святых. В таком ключе их проанализировал М. Н. Тихомиров и пришел к выводу, что этому источнику можно доверять. Вот, например, известное житие Авраамия Смоленского. Авраамий — активный проповедник. По словам жития, он не только произносит проповеди, но и пишет иконы. Деятельность его вызвала недовольство других священников в городе. Обвинения, которые ему были предъявлены, носят сугубо религиозный характер: в еретичестве, чтении голубиных (апокрифических) книг, пророчестве. Характерно, что судить его собирается весь город. Автор жития так ярко и красочно повествует об этом: «Собрались же все от мала и до велика, весь город на него. Одни говорят — заточить, а другие пригвоздить к стене и сжечь, другие — погубить его. Провели его через город. Посланные же слуги, взяв его, влачили, как злодея, одни издевались над ним, другие насмехались над ним и бросали ему бесчинные слова и весь город и на торгу и, на улице везде полна народа и мужчины, и женщины, и дети».

Все деяния героини другого житийного памятника — жития Ефросинии Полоцкой также разворачиваются перед глазами всей городской общины. «На празднество освящения новой церкви приходят и князья, и сильные мужи, и простые люди. На проводы Ефросинии сходятся „все граждане“ и т. д.» — писал М. Н. Тихомиров и считал эти сведения житийной литературы ярким свидетельством общественно-политической активности древнерусских горожан. Для нас важно подчеркнуть, что активность эта была направлена на предметы, составляющие, казалось бы, сферу компетенции одной лишь церкви. В «Слове о Меркурии Смоленском» находим людей, «граждан», которые «неисходно пребывают в соборной церкви пречистые Богородицы», все отправляются к телу святого и т. д. Следует отметить такую особенность общинного сознания, как всеобщую сопричастность к делам своей общины. Такая особенность была характерна и для тех волостных общин, городов-государств на общинной основе, на которые распадалась Русь в XII в. Церковь должна была считаться с этой особенностью.

В середине XII в. широкие круги русской церкви были охвачены так называемым спором о постах. Речь шла о запрещении употребления мяса, молока и другой «скоромной» пищи на рождество и крещение в случаях, когда эти праздники приходятся на постные дни — среду и пятницу. Духовными лицами было сломано немало копий, немало полетело и их голов. Однако эти споры интересовали и более широкие массы русского общества. Они проходили, как было отмечено еще в прошлом веке церковным историком В. Рудневым, «с применением более к мирянам, чем к монахам». Конечно, обсуждение постов велось не с точки зрения христианских догматов. Мизерность повода видна из того, что рождество и крещение падают на постные дни за 10 лет всего лишь 2–3 раза. Но церковные споры задевали горожан потому, что эти праздники приходились на языческие новогодние святки конца декабря — начала января, предполагавшие ритуальную мясную пищу. Соблюдение, а вернее несоблюдение постов — живая историческая действительность. Во Владимире «была тяжба про то великая перед благоверным князем Андреем и пред всеми людьми». Летопись сообщает, что в 1169 г. теми же владимирцами вместе с другими «воями», входившими в «полк» князя Андрея Боголюбского, за подобную «митрополичью неправду» был разгромлен Киев.

Общины городские и сельские контролировали церковную организацию буквально во всех звеньях. Мельчайшим таким звеном была улица — уличанский храм. Уличанская община группировалась вокруг общинной церкви. Такого рода церкви управлялись выборными от общины лицами. Другим звеном, более крупным, была сотенная церковь. В Смоленске, например, церковь Петра и Павла находилась в распоряжении «мира», городской сотенной организации. Характерна полоская «братьщина», которая собирается к «святее Богородици к Старей на Петров день…». Отсюда понятно, почему пребывание на братщине попа — дело обычное. Не случайно «Поучение новопоставленному священнику», которое было включено в русскую Кормчую, считает присутствие попа на братщинном пиру, ведущем свое происхождение с языческих времен, нормальным явлением. Это было естественным в XIV в., когда на пир собиралась территориальная соседская община сельчан или уличан, совпадающая с церковным приходом. Поп, часто участник жизненно важных отправлений городской общины, выступал в роли посла, члена судебной коллегии. Так, знаменитый договор 1229 г. с Ригой в качестве посла называет священника Еремея.

Социально-политическая роль церкви определялась не столько гибкостью христианской церкви, сколько языческим восприятием церковной организации. Элементы ее, преломляясь сквозь толщу языческих традиций, постепенно входили в традиционную картину мира древнерусского населения. Одним из существенных атрибутов мировоззрения восточных славян был комплекс представлений о городе. Город тех времен — это пространство, огороженное стеной или линией укреплений. Городским укреплениям в древних обществах придавалось большое сакраментальное (священное) значение. Освящение городской стены берет свое начало от ограды, которая окружала славянские языческие капища. После введения христианства такого рода представления перешли и на христианские святыни, строившиеся, как правило, на месте языческих культовых мест. Так, в Киеве Десятинную церковь построили на месте древнего культового сооружения. Считается, что и первая московская церковь построена на месте дохристианского жертвенника. При таком восприятии городской стены особое значение приобретали ворота, по существу — разрывы в той границе, которая окружала город. Ворота «городовых» стен не только символ их неприступности, но и носители важного сакраментального содержания. Они были священными местами, имевшими своих покровителей среди божеств. Вот почему на воротах часто возводились надвратные церкви. Святой, которому посвящалась церковь, был покровителем и охранителем ворот. Это явное продолжение языческих традиций, уходящих корнями в мир языческих богов.

Сакраментальную нагрузку несла на себе не только городская стена, но и другие элементы городской структуры. Такую функцию часто выполнял детинец — древнерусский кремль, находившийся на возвышенности. Здесь старались воздвигнуть и наиболее значимую точку города — храм как главную городскую святыню. Главный храм города был не княжеским, а вечевым святилищем. Возле него обычно собиралось вече, в нем хранились важные для города эталоны мер и веса, городская казна. Такой храм являлся религиозным центром города и всей городской волости, города-государства. «Не будет Новый Торг под Новгородом, ни Новгород под Торжком; нъ где святая София, ту и Новгород», — говорили, например, о своем храме новгородцы. Именно этим объясняется парадоксальный с точки зрения христианства факт — стремление разрушить храм противника: это, безусловно, вещь вопиющая и безмерно греховная. Однако И. Я. Фроянов отмечает, что «тут есть и своя логика: разрушить храм врага — значит лишить его покрова божьего. Вот почему киевляне готовы были умереть за свою святую Софию, новгородцы за свою святую Софию, владимирцы за свою святую Богородицу и т. п. Это и естественно, ибо, где святыня, там и город — сердце городовой волости-государства». Христианство подверглось языческому переосмыслению. Как у восточнославянских племен существовали их родовые святилища, так и в древнерусский период религиозными святынями стали местные волостные храмы. Понятие общерусской, а тем более вселенской церкви на Руси в ту пору отсутствовало.

Похожим образом обстоит дело и с христианскими святыми. Культ христианских святых формировался двояко. С одной стороны, наблюдалась трансформация языческих богов в христианских святых. Так, Велес превращается в святого Власия, Перун в святого Илью, а Мокошь в Параскеву Пятницу. Языческие требы совершались теперь перед христианскими святыми. Поклонение иконе, на которой был изображен какой-либо святой, являлось ни чем иным, как сохранением языческих культов, богов и фетишей. Икона была общераспространенным объектом домашнего и личного культа, ей воссылают молитвы, подносят дары, от нее ждут великих и богатых милостей. Отголоски идолопоклонного политеизма видны и в том, что и в доме и в приходской церкви у каждого была своя икона. Икона — это наиболее близкий, домашний бог, личный фетиш. Народ называл икону просто богом. Если же икона не помогала владельцу, то он считал себя вправе расправиться с ней: икону бросали в огонь, разрубали. Эти действия напоминают обращение язычников со своими идолами. Недаром у русского народа сохранилась пословица: «Боженьку за ноженьку, да об пол».

С другой стороны — христианский пантеон формировался по образцу языческих пантеонов, только вместо племенных богов в него входили возведенные в ранг святых, церковники и князья, «И каяждо убо страна и град блажит и славит и похваляет своих чудотворцев», — гласит рукописное житие Прокопия Устюжского.

Приведенные факты свидетельствуют об определенных достижениях церкви в приспособлении к древнерусскому обществу. Однако эти успехи церкви нельзя переоценивать. Советский историк Б. А. Романов отмечал, что «еще в XII в. приходилось ценить, если родители звали попа крестить. Епископ Илья в этом случае рекомендовал попу не упустить момента и, бросив все, идти крестить — „любо си (если даже) и службу (церковную) оставите, нетуть в томгреха“. Здесь все ясно: если бы обращение родителей к священнику с приглашением крестить младенца было обычным делом, вряд ли ради этого высший иерарх наставлял низшего прервать службу и, не теряя драгоценных минут, спешить на вызов». XI–XII вв. были для церковников тяжелыми временами: миряне в массе своей не посещали церквей, отказывались признавать христианские догматы. В XI в. на это жаловался Феодосий Печерский — основатель Киево-Печерского монастыря: «Колико бо лет минуло, ни единого виждю пришедшю ко мне и глаголюща: как ми спастися?» Ситуация не изменилась и в XII в. Церковные проповедники, даже такие прославленные, как Кирилл Туровский, сталкивались с равнодушным отношением к своим выступлениям. В этом они признавались сами. «Аз убо, друзии и братия, надеахся на всяку неделю боле събрати в церковь людии на послушание божественных словес: ныне менши приходять; но аще бы о собе глаголал, то добре бысте творили не приходяше: ныне же владычня заповеди възвещаю вам…». Проповедник взывал: «Аще суседа имате, или родина, или жену, ли дети, то призывайте к церкви вся…». В древнерусский период церкви приходилось занимать круговую оборону в обществе, редко переходя к контратакам. Б. А. Романов уподобляет попов воинам: «На военном языке попы — это пехота, действующая врассыпную и в одиночку против языческого врага». И на бытовом уровне эти бойцы церкви чаще всего оказывались жертвами языческой стихии. Многочисленные сведения на этот счет представляют документы покаянного права — епитимийники{11}. Как установил изучавший эти документы историк Р. Г. Пихоя, значительная часть духовенства была вынуждена принимать участие в языческих обрядах, освящая «трапезу Роду и Рожаницам», смешивая поклонение богородице с языческим культом предков{12}. Попы оказывались на пирах с неотъемлемыми «позорами» и зрелищами весьма далекими от христианской догматики. Судя по тем же документам покаянного права, пьяница-поп часто оказывался инициатором ссор, кулачного боя. Все это приводило к тому, как отмечает Б. А. Романов, что даже уже в «XIII в. былая победа обращалась в поражение: попа засасывало в быт, полный вековой языческой традиции, а это перерезало дли церкви пути к подлинному и полному овладению влиянием на общество по каналам личной и интимной жизни людей: ведь непосредственным орудием этой церковной политики дальнего прицела был именно поп». На Руси было весьма мало подлинных знатоков древнего византийского благочестия. Лишь во второй половине XIII–XIV вв. начинается активная, творческая переработка византийского правового наследия на Руси{13}. Под мощным влиянием языческой идеологии закладывались основы охристианенного язычества, которое впоследствии получило название русского православия.

Такого рода позициям церкви в политической и идеологической сферах древнерусского общества соответствовало и ее материальное положение.

БОГАТСТВА «ОТЦОВ ДУХОВНЫХ»

В момент зарождения на Руси церковной организации в основу ее материального обеспечения была положена десятина. Летописец так сообщает об учреждении десятины: Владимир «рек сице: „Даю церкви сей святей Богородицы от именья моего и от град моих десятую часть“. И положи написав клятву в церкви сей, рек: „Аще кто сего посудить, да будет проклят“». И затем по традиции «створи праздник велик в тъ день боляром и старцем градским, и убогим раздая именье много». «Устав святого князя Володимера, крьстившего Русьскую землю» расшифровывает, что входило в понятие «десятина»: «По том же летом многым минувшем, создах церковь святыя Богородица Десятиньную и дах ей десятину по всей земли Русьстеи и с княжения в сборную церковь от всего княжа суда, десятую векшю, а ис торгу десятую неделю, а из домов на всяко лето от всякого стада, и от всякого жита чюдному спасу и чюднеи его матери». Таким образом, киевский князь отчислял в пользу церкви десятую долю своих доходов, получаемых им в виде дани, которую собирал с подчиненных племен, или подношений ему как общественному лидеру. Кроме того, десятую часть князь отдавал от сбора за исполнение им судебных функций и сборов от торговли. Надо сказать, что система обеспечения христианского культа, нового для Руси, мало чем отличалась от принципа снабжения старого языческого культа. Таким образом, и в экономической сфере продолжается древняя традиция.

Десятина сохраняла свое значение и в XI–XII вв. О ней узнаем из уставной грамоты новгородского князя Святослава Ольговича, из послания епископа владимирского Симона Поликарпу и других источников. При этом по мере укрепления города-государства, волостной территориальной организации, община все в большей мере контролирует материальное снабжение церкви. Характерна грамота Ростислава Мстиславича смоленской епископии. В ней сообщается, что князь основал епископию в Смоленске и снабдил ее десятиной, «сдумав с людьми своими», т. е. обсудив этот вопрос на вече. Вече наряду с князем предполагается и как возможный нарушитель принятого устава. «Да сего не посуживаи никто же по моих днех, ни князь, ни людие», — гласит концовка грамоты.

Другой формой обеспечения церкви были кормления — право сбора доходов с определенных районов земли — волости. Кормления получали князья и бояре за выполнение общественно полезных функций. Общины таким образом «расплачивались» с ними, а князья делились кормлениями с церковью. Ярополк Изяславич как-то «вда всю жизнь свою Небльскую волость и Деревьскую и Лучьскую и около Киева» Печерскому монастырю. Юрьевский монастырь в Новгороде получил в ИЗО г. волость Буйце и т. д. Такого рода форма обеспечения церкви известна и европейскому средневековью. Ее находим в Англии, Норвегии, Хорватии. Необходимо подчеркнуть, что передача права сбора доходов еще не означала феодального пожалования. «Она создавала лишь возможность эволюции пожалованной земли в феодальную собственность», — пишет И. Я. Фроянов. В полной мере эта возможность была реализована лишь в XIV–XVI вв.

Еще один источник доходов русской церкви в первые века ее существования на Руси — церковные суды. Устав князя Ярослава о церковных судах, грамота Ростислава Мстиславича и другие документы свидетельствуют о том, что уже в XI столетии церковь обладала широкой юрисдикцией. Естественно, что этим свидетельствам характерно одно существенное свойство, которое значительно обесценивает их для современного историка: они выдают желаемое за действительное. Тем не менее, дела, связанные с заключением браков и разводами, семейные отношения, некоторые наследственные дела, внутрицерковные конфликты постепенно оказывались в ведении церкви. Историк Я. Н. Щапов так определяет объем церковной юрисдикции: «Это, во-первых, судебная власть над всем христианским населением Руси, но лишь по определенным делам, не подлежащим княжескому светскому суду…; во-вторых, право суда над некоторыми группами этого населения (церковные люди) независимо от территории, где оно жило, но уже по всем делам, вернее по тем делам, которые удалось захватить публичной власти; в-третьих, судебная власть над населением» тех земель, которые были собственностью церковных организаций. Церкви удалось захватить лишь определенный круг дел, в основном, связанных с семьей и браком. Этому можно найти объяснение. Сфера семейно-брачных отношений в архаических обществах всегда была окутана покровом тайны и часто находилась в ведении языческих жрецов. «Языческое» восприятие церкви древнерусским населением способствовало замещению прежних волхвов христианскими священнослужителями. В то же время церковные уставы и другие документы, касающиеся церковной юрисдикции, свидетельствуют о сохранении языческой идеологии в семейно-брачных отношениях на Руси XI–XII вв.

Какое же место в материальном обеспечении церкви занимала земельная собственность? Многие историки прошлого и совсем недавнего времени считали, что уже Владимир и Ярослав предоставили митрополиту право владеть землями, а в последующее время церковное землевладение на Руси стало обширным сектором феодальной экономики. Однако исследования последних лет показали, что землевладение христианской церкви на Руси было незначительным. Данные источников сводятся лишь к немногочисленным упоминаниям о монастырских селах. Это неудивительно, ведь в Киевской Руси и светскую вотчину можно уподобить островкам в море свободного общинного землевладения, как отмечает И. Я. Фроянов. В домонгольский период землевладение еще не стало основным источником существования русской знати. Больше всего у нас сведений о зависимом от церковников населении. Древнерусские источники знают изгоев, которые передавались церкви. Например, упоминавшаяся уже грамота Ростислава Мстиславича смоленской епископии содержит данные о двух селах, которые получала церковь Богородицы «со изгои и з землею». Изгои — это выкупившиеся на волю, холопы, которые продолжали оставаться под властью и защитой своего владельца. Изгоями могли становиться и выходцы из свободных слоев: разорившиеся купцы, необученные грамоте поповичи, князья-сироты. Одни изгои шли от несвободы к частичной свободе, а другие совершали обратный путь. Как бы то ни было, изгоев нельзя назвать феодально-зависимым населением — они полусвободные.

К зависевшему от церкви населению принадлежали и «пущенники». Можно предположить, что «пущенники» — это отпущенные на волю рабы безденежно, по доброй воле господина. Когда раба отпускали на волю ради спасения души, он становился «задушным» человеком, т. е. «задушные» люди — один из разрядов «пущенников». Здесь также бросается в глаза промежуточность социального положения этой категории зависимого населения. То же можно сказать и о «прощенниках» — вольноотпущенниках фиска (государства). Все эти люди вырвались из рабской неволи, но не имея органической связи с местной общинной средой, оказывались довольно легкой добычей для всех, кто подыскивал себе рабочую силу. Чаще всего в роли такого добытчика оказывалась церковь. «Обилие терминов, обозначающих полусвободный люд (изгои, задушные люди, пущенники, прощенники), свидетельствует о многочисленности категорий полусвободного населения, вырвавшегося из рабства. Но это многообразие промежуточных форм — признак не умирающего, а жизнеспособного рабства», — пишет И. Я. Фроянов. Действительно, рабство развивалось в Киевской Руси по восходящей линии. И церковь, отнюдь, не была тормозом в этом развитии, как думали некоторые видные историки (В. О. Ключевский, А. П. Щапов). Церковники владели рабами, которые на Руси назывались челядью и холопами. «Холоп черньцевы», т. е. монастырский — не случайный гость на страницах Русской Правды{14}. Холоп Дудика как-то донес на своего господина. Его господин новгородский епископ Лука Жидята по этому доносу был осужден киевским митрополии том и продержан в Киеве три года. Когда же он вернулся в Новгород и вновь занял свой пост, холопу пришлось худо: «урезаша ему носа и обе руце». Зато другому новгородскому епископу повезло гораздо меньше, чем Луке. «Пойде епископ новгородский Стефан к Киеву, и тамо свои его холопи удавиша его». В какой сфере были заняты эти холопы, трудно сказать. Скорее всего, они не сидели на земле, а работали при дворе церковных сановников, прислуживали им. Во всяком случае, наличие значительного контингента рабов у служителей церкви не вызывает сомнения.

Итак, подводя итог рассмотрению материального обеспечения церкви в домонгольский период, можно сделать вывод о решающем преобладании внеземельных доходов над земельной собственностью. Крупным землевладельцем церковь станет уже за пределами древнерусского периода. Следовательно, зависимость от общины наблюдалась и в экономической сфере.

* * *

Таким образом, все существующие источники подтверждают, что в древнерусский период нашей истории между церковью и народными массами существовали очень сложные отношения, в результате чего проповедники христианской идеологии вынуждены были приспосабливаться к условиям экономической и социально-политической жизни древней Руси. А условия эти определялись господством общинных начал во всех сферах жизни древнерусского общества. Пройдет время, и в Московский период русской истории ситуация изменится: созреет могущественное централизованное государство, которое сумеет сбросить двухвековое татаро-монгольское иго, будет способствовать дальнейшему продвижению России по пути исторического прогресса. Однако общинные порядки, тот де-. мократизм, который существовал в Киевской Руси, будут оттеснены на второй план. Изменится характер церковной власти: православие станет господствующей религией российского централизованного государства, церковь обогатится многочисленными земельными «стяжаниями», будет даже претендовать на главенство в государстве, начнется борьба между великокняжеской, а затем царской властью за первенство, борьба, которая затянулась на века. И только там, где продолжала господствовать община, сохранились прежние отношения населения к церковной организации, например, черная волость на севере России в XVI в. Исследователи установили, что церкви Подвинья находились в очень большой зависимости от местных волостных миров. Само создание церквей происходило по инициативе волости. Священник, как и иные лица церковного причта{15}, выбирались всей волостью, которая заключала с ним специальный договор. В нем указывалось, какие земли община передавала в пользование священнику. В случае недовольства священником, его прогоняли. В то же время погост приходской церкви служил центром деятельности общинных властей. Здесь часто собирались сходки. Священник не имел права самостоятельно распоряжаться церковными землями и другим имуществом. Это право осуществляли особые церковные старосты, которые выбирались всем населением волости. Положение некоторых двинских монастырей было похоже на положение приходских церквей. Их также строили волостные миры главным образом, чтобы обеспечить убежище для старых и больных членов общины. Волость давала монастырю земли, но распоряжаться ими он мог только под контролем волости.

Эта картина, нарисованная исследователями черносошных волостей на русском севере, весьма напоминает то, что было в Киевской Руси. В XVI в. эти порядки все больше уходили в прошлое, по мере того, как сама черная волость становилась добычей феодалов.

Итак, взаимоотношения церкви и общества в Древней Руси, как указывалось выше, были сложными. Народные массы долгое время не принимали христианства. Распространение христианской религии — мрачная страница древнерусской истории. «Огнем и мечом» прокладывало оно себе дорогу. Постепенно, шаг за шагом оно стало проникать в недра русского общества. Ранняя история христианства на Руси и церковной организации теснейшим образом связаны с социально-политическим строем. Христианство и церковь «перерабатывались» теми социальными организмами, которые существовали на Руси в XI–XII вв. — городами-государствами. Именно это и определяло тот статус, который заняла церковь в древнерусском обществе. Являясь гибкой организацией, она стремилась приспособиться к общинному строю Руси, стать колесиком и винтиком социально-политического механизма. Отчасти ей это удалось. Однако прививалась церковь к древнерусскому обществу лишь постольку, поскольку воспринималась сквозь призму языческих представлений, что проявлялось не только в политической жизни, но и в идеологии — интенсивном смешении язычества и христианства. Во всю силу этот процесс развернется лишь в последующий период. Религия же древней Руси — это, по сути дела, охристианенное язычество. Успехи православной церкви в домонгольский период были скромными. Она продолжала лишь скользить по поверхности древнерусского общества, не затрагивая основ древнерусской жизни.

ЛИТЕРАТУРА

Кузьмин А. Г. Принятие христианства на Руси. — Вопросы научного атеизма. Вып. 25. — М.: 1980.

Никольский Н. М. История русской церкви. — М.: 1983.

Религия и церковь в истории России. — М.: 1975.

Романов Б. А. Люди и нравы Древней Руси. — Л.: 1966.

Фроянов И. Я, Киевская Русь. Очерки социально-экономической истории. — Л.: 1974.

Фроянов И. Я. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. — Л.: 1980.

Фроянов И. Я. Об историческом значении «крещения Руси» — Генезис и развитие феодализма в России. — Л.: 1987.

Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю. Города-государства в Древней Руси. — Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. — Л.: 1986.

Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю. Города-государства Древней Руси. — Л.: 1988.

Янин В. Л. Летописные рассказы о крещении новгородцев (о возможное источнике Иоакимовской летописи). — Русский город, вып. 7, — М.: 1984.


Комментарии

1

Все эти высказывания церковников критически рассмотрены в кн. Гордиенко Н. С. «Крещение Руси»: факты против легенд и мифов. — Л.: 1984.

2

Щапов Я. Н. Церковь в системе государственной власти древней Руси. — М.: 1965; Новосельцев А. П. [и др.] Древнерусское государство и его международное значение. — М.; 1965; Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси. — М.: 1972; Хорошев А. С. Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики. — М.: 1980.

3

Фроянов И. Я. Исторические условия крещения Руси. — Л.: 1988.

4

Весь — название небольшого сельского поселения у славян.

5

Бахрушин С. В. К вопросу о крещении Киевской Руси, — Историк-марксист, 1937, № 2.

6

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21, с. 164.

7

Там же, т. 19, с. 336.

8

Там же, т. 3, с. 50.

9

Клир (от гр. — жребий) — в христианской церкви совокупность священнослужителей (священников, епископов) и церковнослужителей (псаломщиков, пономарей и др.).

10

Номоканон — византийский сборник церковных правил и императорских постановлений, относящихся к церкви. Номоканон в 14 титулах (разделах) лег в основу Кормчих книг.

11

Епитимья (от гр. — наказание, кара) — церковное наказание (поклоны, пост, длительные молитвы и т. п.).

12

См.: Пихоя Р. Г. Документы покаянного права о положении трудящихся в Древней Руси (XI в. — первая половина XIII в.) — Вспомогательные исторические дисциплины. — Свердловск: 1974, с. 7.

13

См.: Щапов Я. Н. Византийское и южно-славянское правовое наследие на Руси. — М.: 1978.

14

Русская Правда — свод древнерусского права XI–XIII вв.

15

Причт — штат священнослужителей (священники и дьяконы) и церковнослужителей (пономари, псаломщики, дьячки, чтецы и т. д.) при православной церкви.