science Е. В. Велюханова Восстание Спартака

Велюханова Е. В. Восстание Спартака. Посвящается Раисе Гов. Текст статьи любезно предоставлен автором.

ru
Oleg Grishin rik62 FictionBook Editor Release 2.6 24 January 2011 B67DBA0D-E801-4CC8-B06F-6AAC07543902 1.0

1.0 — создание файла rik62


Велюханова Е. В.

Восстание Спартака

Введение

Посвящается Раисе Гов.

О восстании Спартака написано так много, что, казалось бы, изучен этот предмет досконально, но все же и восстание, и личность его вождя во многом плод усилий не историков, а беллетристов. Спартак притягателен. Можно говорить о феномене Спартака. В истории чрезвычайно редки случаи, когда личность после многовекового забвения возрождалась бы к славе столь блистательной, что она затмевает самых знаменитых современников.

Одним из главных исторических источников, освещающих восстание, является Плутарх. Несколько страниц жизнеописания Марка Лициния Красса, входящего в «Сравнительные Жизнеописания», подарили Спартака истории, которая поначалу осталась к нему равнодушна.

Плутарх оставался актуальным и в Средние века, и в Новое время, читали его весьма усердно, но ничье внимание не привлек восставший раб, противник Марка Красса — воображение покоряли блистательные римские орлы и поступь македонских фаланг: современников Колумба и Фридриха Великого волновали совсем другие имена. Но подошел к концу век восемнадцатый, и в революционной Франции имя Спартака вдруг вспыхнуло ярко, как факел, как символ свободы и героической борьбы за свободу.

Образ Спартака сочетал в себе два принципа, одинаково близких сознанию французов, да и всех европейцев зарождающегося девятнадцатого века: свобода и патриотизм как служение родине, а не фигуре самодержца. У Аппиана, например, можно прочесть: «Он (Спартак) раньше воевал с римлянами (конечно, за свободу родной земли), попал в плен и был продан в гладиаторы». Перед нами в сочетании с превосходным отзывом о Спартаке Плутарха — безупречная биография патриота, подвергшегося лишениям рабства, но не смирившегося с его позорными цепями. Именно таким изобразил Спартака Раффаэлло Джованьоли, и этот образ на долгие годы сделался эталонным.

Исторически восстание Спартака освещено прекрасно. Только в нашей стране к этой теме обращались в свое время: А. В. Мишулин в монографиях «Спартак» и «Спартаковское восстание», А. А. Мотус-Беккер «Из истории восстания Спартака», Карышковский П. «Восстание Спартака», С. Л. Утченко в своих книгах «Юлий Цезарь», «Цицерон и его время», В. А. Лесков в книге «Спартак», вышедшей в серии ЖЗЛ. Но все исследователи восстания находились так или иначе под обаянием образа Спартака — борца за свободу, Спартака — освободителя рабов, созданного воображением романистов. Настоящая статья является попыткой переосмыслить исторический образ Спартака, по возможности освободить его от ретроспективных наслоений и показать Спартака и его восстание в подлинном свете эпохи.

Фракия

«Спартак, фракиец из племени медов», — пишет о нем Плутарх.

Фракия, земля населенная многочисленными племенами фракийцев (гетами, даками, одриссами, трибаллами, медами), располагалась на территории современной Болгарии, но жили фракийцы и на территории современной Румынии, Македонии, Украины и даже в Турции, где у берегов Черного моря лежала земля «азиатской Фракии» — Вифинии.

Первое упоминание о фракийцах и Фракии содержится в «Илиаде» Гомера. Чудесной страной предстает здесь Фракия, так не похожей на ту, какой ее знали греки последующих столетий. «Мать стад руноносных овечьих», «Страна укротителей конных», плодородная, изобильная дарами земли.

Славилось фракийское вино: «…аргивяне его ежедневно

В черных судах от фракийцев привозят по шумному морю».

Быстрота и сила фракийских коней: «снега белее они, быстротою же ветру подобны».

Ремесла процветали. Внушали удивление и зависть изукрашенные золотом и серебром колесницы фракийских вождей, их оружие, их золотые доспехи:«…которых не людям, подверженным смерти,

Больше всего подобало б носить, а бессмертным богам лишь».

Сами фракийцы предстают на страницах «Илиады» людьми отважными, благородными, обладающими высокой культурой. Гомер упоминает фракийца Фамира, похвалявшегося, что он одержит верх в пении над самими музами, и в наказание за это ими ослепленного. Тут же нельзя не вспомнить и о другом великом певце Фракии, Орфее.

Но за эпохой расцвета, пришедшейся на Гомеровские времена, наступили долгие века угасания. Нельзя сказать, чтоб сокрушительное вражеское нашествие или неутихающие межплеменные войны (хотя и они бывали в истории страны) уничтожили богатейшую фракийскую культуру. Все пожрал медленный пламень истории, так что теперь лишь на основании отдельных археологических находок и упоминаний в исторических записях других народов мы можем судить о том, какой была Фракия.

Неисчерпаемые богатства Фракии влекли алчных соседей, а отсутствие единства между племенами превращали ее в удобный плацдарм для колонизации. Греки уже с VIII в. до н. э. вывели сюда множество колоний (на полуостров Халкидику, Абдера, Маронея); знаменитые, богатые золотом и серебром Пангейские рудники, открытые и разрабатываемые фракийцами, с 437 до н. э. принадлежат Афинам.

Самое крупное государство Фракии — Одрисское царство, сложившееся в начале V века до н. э. и подчинившее, по свидетельству Фукидида, большинство фракийских племен, своим богатством во многом было обязано греческим колониям. Можно представить, насколько выгодной для греков была фракийская торговля, если они готовы были уплачивать царю одриссов за протекторат огромную дань в 400 талантов, причем на такую же сумму он получал дары в виде изделий из драгоценных металлов. В свою очередь цари одриссов были заинтересованы в развитии торговли, для чего требовался постоянный приток продуктов сбыта. Этого добивались за счет жесткого управления захваченными территориями, где центральную власть представляли соправители, так называемые парадинасты. Они осуществляли царский контроль над отдельными областями страны, пользовались широкой автономией в своих действиях, имели право чеканить монету со своим именем. Им, в свою очередь, подчинялись их соправители с более узкими прерогативами власти. Те и другие происходили из царского рода. Автономия парадинастов, а также недовольство подчиненных племен грабительской системой управления, выгодной только греческим торговым партнерам одрисских царей, уже на рубеже V — IV веков привело царство одриссов к затяжному кризису, о котором красноречиво писал Ксенофонт в своем «Анабазисе». Представители разных ветвей рода Тереса, основателя Одрисского царства, вступили в ожесточенную борьбу между собой. Единое царство распалось на несколько частей. Это было время укрепленных замков, где цари и царьки день и ночь держали наготове оседланных коней, чтоб в случае опасности немедленно умчаться из захваченной страны.

А между тем набирает силу еще один могущественный и опасный сосед Фракии — Македония. С середины IV века она представляет собой мощное единое государство. В 342 г., пользуясь раздробленностью фракийцев, царь Филипп, отец Александра, подчиняет себе внутренние районы Фракии. На территории между Пестом и Понтом Филипп создал так называемую Фракийскую стратегию, которая управлялась наместником, назначаемым царем, и платила огромную подать. Впрочем, с III века до н. э. отношения с Македонией меняются. Царь Филипп V заселяет фракийцами македонские земли, обезлюдевшие в результате непрерывных войн. Он использует Фракию в качестве стратегического резерва в своих войнах с Римом. Так, например, фракийская конница определила исход сражения при Лариссе в ходе Третьей Македонской войны.

К сожалению, в отсутствие единого государства все мужество и прославленная доблесть фракийцев могли обусловить лишь незначительные военные успехи. Их кровь лилась в чужих войнах (многочисленные военные дружины фракийцев составляли отряды наемников в разных армиях), а сама Фракия превращалась в арену противоборства могущественных противников. В IV веке здесь мерились силами Македонское и Скифское царства, в начале III века до нашей эры страна надолго попала под власть кельтов, разграбивших ослабевшую страну. Со времени господства кельтов во Фракии уже не встречается захоронений с богатым погребальным инвентарем, что было характерно для IV — начала III вв. И, наконец, в 188 г. во Фракии появились войска римского полководца Гн. Манлия Вульсона, возвращавшегося через Фракию из Малой Азии после окончания Сирийской войны.

Прекрасным обобщением истории Фракии служат слова Геродота: «Фракийцы — народ самый многочисленный на земле после индийцев. Будь фракийцы только единодушны и под властью одного владыки, то, я думаю, они были бы непобедимы и куда могущественнее всех народов. Но так как они никогда не могли прийти к единодушию, то в этом-то и коренилась их слабость».

«История» Геродота — наиболее полный источник, повествующий об обычаях фракийцев. Вот что он пишет:

«Когда кто-нибудь из племени умирает, то его жены (а у всех их много жен) начинают жаркий спор (при ревностном участии друзей): какую из них покойник-муж любил больше всех. Разрешив спор, мужчины и женщины осыпают супругу-избранницу похвалами и ближайшие родственники закалывают ее на могиле и затем предают земле вместе с супругом. Остальные же жены сильно горюют, [что выбор пал не на них]: ведь это для них — величайший позор.

Обычаи прочих фракийцев вот какие: детей своих они продают на чужбину. [Целомудрия] девушек они не хранят, позволяя им вступать в сношение с любым мужчиной. Напротив, [верность] замужних женщин строго соблюдают и покупают себе жен у родителей за большие деньги. Татуировка [на теле] считается у них [признаком] благородства. У кого ее нет, тот не принадлежит к благородным. Человек, проводящий время в праздности, пользуется у них большим почетом. Напротив, к земледельцу они относятся с величайшим презрением. Наиболее почетной они считают жизнь воина и разбойника. Таковы самые замечательные их обычаи».

Очень странным выглядит обычай (именно обычай, а не вынужденная мера) фракийцев продавать своих детей в рабство. Можно предположить, что он находится в прямой зависимости от обычая предоставлять девушкам свободу до брака. Судьбу прижитых от внебрачных связей детей решал, видимо, супруг матери, а для небогатого фракийца невозможно было кормить чужих детей, отнимая кусок хлеба у своих, и детей продавали.

С точки зрения афинян, обитателей знойной Аттики, Фракия была северной страной. Зимой там выпадал снег: «Тогда выяснилось, почему фракийцы носят на головах и ушах лисьи шкуры, а также хитоны, прикрывающие не только грудь, но и бедра» (Ксенофонт, «Анабазис»).

Геродот описывает одежду фракийцев так: «Фракийцы имели на головах лисьи шкурки, на теле хитоны, а сверху длинные пестрые плащи, на ногах и кругом икр — обувь из козьей кожи». На греческих вазах часто встречаются изображения фракийцев в подобной одежде.

Орфей у фракийцев. Роспись кратера. Ок 450 г. до н. э.

Источник: Мифы народов мира. Онлайн-энциклопедия.

Внешние черты фракийцев известны нам благодаря греческому философу Ксенофану, жившему в VI в. до н. э. Он очень удачно привел их в качестве примера антропоморфизма, свойственного языческим пантеонам: «У эфиопов боги курчавые и с приплюснутыми носами, боги фракийцев — рыжеволосые и голубоглазые».

Изобразительное искусство фракийцев представляло собой оригинальный вариант звериного стиля, испытавший на себе влияние скифского искусства. Ему также присуще воспроизведение свернувшихся хищников, но в своеобразной, отличавшейся стилистическими деталями трактовке; одним из самых любимых животных фракийцев был конь. Стилизованные изображения коней часто встречаются на предметах фракийского быта.

Богатое представление о фракийском искусстве дал клад серебряных предметов, обнаруженный в 1986 году в болгарском селе Рогозен.

Рогозенский клад. Источник: News.bg.

Сосуды, изготовление которых датируется последовательно V—IV вв., несут на себе черты фракийского искусства во всем его многообразии: геометрические орнаменты, растительные — с желудями, миндалем, цветками лотоса, крылатые грифоны с человечьими головами, сфинксы, кентавры, пегасы.

«Чтобы создать побольше декоративной красоты, фракиец порой даже нарушал функциональное предназначение предметов повседневного употребления; это заметно и в женских заколках, и в конской сбруе, и в самых обычных чашах», — пишет Б. Нонев в книге «Открытие неожиданного».

Во Фракии, почитавшейся родиной богов Диониса и Ареса, сохранялись также культы древнейших, доолимпийских божеств, среди которых особенной славой пользовались Самофракийские мистерии. Надо оговориться, что слава этих мистерий вовсе не означала общеизвестности. Несмотря на большое количество посвященных в эти мистерии (среди них отец и мать Александра Македонского Филипп и Олимпиада), нам известны лишь самые незначительные подробности отправляемых там ритуалов. В религии фракийцев большую роль играли культ Диониса, культ владычицы зверей Бендиды, также почитали фракийцы Гелиоса, Посейдона, Бендиду — Великую Мать всех богов, бога Геро или Фракийского всадника, чьи эпитеты «Спаситель» и «Целитель», от фракийского имени которого происходит слово «герой».

Фракийский всадник.

Источник: Большая советская энциклопедия.

Биография Спартака

Так же фрагментарно, как история Фракии, известна нам и биография Спартака. Плутарх пишет о его происхождении: «Спартак, фракиец, происходивший из племени номадов». «Номады» значит «кочевники». Это загадочная фраза, т. к. известно, что во времена Спартака фракийцы не кочевали, да и у современной истории и археологии нет оснований полагать, что фракийцы вообще когда-либо были кочевым народом. Сейчас общепринятое прочтение этой фразы: «Спартак, фракиец из племени медов». Предполагается, что в текст по вине многочисленных переписчиков Плутарха вкралась ошибка. Племя медов обитало во Фракии в среднем течении реки Стримона (Струма). Рядом с болгарским городом Сандански было расположено крупное поселение медов, предположительно, столица племени.

Традиционно это место называют родиной Спартака. В Сандански ему сооружен памятник (автор Величко Минской).

Источник: Национален парк Пирин.

В части, касающейся биографии Спартака до восстания, античные источники дополняют друг друга, и все же известны лишь немногие ее детали. Меньше других о биографии Спартака пишет Плутарх, которому принадлежит самый благосклонный отзыв о личности вождя восставших рабов: «Спартак… человек, не только отличавшийся выдающейся отвагой и физической силой, но по уму и мягкости характера стоявший выше своего положения и вообще более походивший на эллина, чем можно было ожидать от человека его племени». Не забывает Плутарх дополнительно подчеркнуть исключительность личности Спартака и его судьбы: «Рассказывают, что однажды, когда Спартак впервые был приведен в Рим на продажу, увидели, в то время как он спал, обвившуюся вокруг его лица змею. Жена Спартака, его соплеменница, одаренная, однако ж, даром пророчества и причастная к Дионисовым таинствам, объявила, что это знак предуготованной ему великой и грозной власти, которая приведет его к злополучному концу». К этому пророчеству мы еще вернемся ниже. Хотелось бы только подчеркнуть, что Плутарх, скрупулезно отмечающий в своих жизнеописаниях все случаи знамений и пророчеств, сопутствующих судьбе его героев, вряд ли придумывал их сам для украшения повествования.

Рассказ Плутарха наполнен многозначительными умолчаниями. Можно подумать, что Спартака постигла общая участь всех рабов школы Лентула Батиата: «Попали эти люди в школу не за какие-нибудь преступления, но исключительно из-за жестокости хозяина, насильно заставившего их учиться ремеслу гладиаторов».

А вот другие источники предоставляют нам кое-какие дополнительные сведения. Например, у Флора читаем: «Спартак, этот солдат из фракийских наемников, ставший из солдата дезертиром, из дезертира разбойником, а затем за почитание его физической силы — гладиатором». Аппиан: «Он (Спартак) раньше воевал с римлянами, попал в плен и был продан в гладиаторы». Становится понятным молчание Плутарха. Приписывая человеку качества эллина, невозможно тут же говорить о нем, как о дезертире и разбойнике.

Таким образом, биография Спартака может быть восстановлена в следующем виде: служба в римской армии в качестве наемника, дезертирство в связи с началом военной кампании римлян против медов, война с римлянами на стороне соплеменников, плен и рабство.

Отдельные факты истории племени медов подтверждают эту версию и даже могут служить хронологической привязкой для биографии Спартака. В 88 году до н. э. римляне заключают мир с медами. Возможно, именно в это время Спартак начинает свою службу в римской армии в качестве наемника. Но уже 85 годом датирован поход Луция Корнелия Суллы против медов. Не с ним ли связано дезертирство Спартака? Если бы эти предположения оказались верны, можно было бы говорить о приблизительном времени рождения Спартака между 100 и 110 годами до н. э.

Больше о биографии Спартака вплоть до восстания ничего не известно. Вряд ли он служил в армии боспорского царя Митридата и даже занимал в ней командные посты, как предполагают некоторые исследователи. Такой эпизод наверняка нашел бы отражение в источниках. Остается только строить предположения о том, например, где Спартак проходил военную школу, ведь впоследствии он проявил себя опытным и талантливым полководцем. Представляет также интерес фраза Флора о том, что Спартак из дезертира стал разбойником. Возможно, Флор характеризует как «разбой» жизнь Спартака в его племени после возвращения из римской армии. Известно, что в начале первого века до н. э. фракийцы неоднократно совершали набеги на римскую провинцию Македония, в том числе в 91—88 гг. фракийцы вторглись в Эпир и разграбили храм Зевса в Додоне, а в 90/89 г. нападению медов подверглась Греция, причем было разграблено святилище в Дельфах. В. А. Лесков в своей книге «Спартак», вышедшей в серии ЖЗЛ, воспринимает слова Флора буквально, предполагая, что Спартака могли продавать в рабство дважды, причем в первый раз он бежал и присоединился к одной из многочисленных разбойничьих шаек, орудовавших в Италии в те неспокойные времена.

Легко заметить, что римских историков интересовали лишь связанные с Римом эпизоды биографии Спартака, все прочее покрыто для нас неизвестностью, но даже немногочисленные имеющиеся данные рисуют человека беспокойного, чуждого стандартам обывательского благополучия, отважного и честолюбивого, солдата и искателя фортуны, человека той породы, которые чаще всего остаются на страницах истории.

Рим

Говоря о Спартаке, невозможно не сказать хотя бы несколько слов о его противнике — Риме. Но здесь хотелось бы избежать обычной обличительной практики, принятой в такого рода статьях. Считается необходимым говорить об агрессивной захватнической политике Рима, о поборах с провинций, о безжалостной эксплуатации рабов. Все это и прочие прискорбные факты имели место, но они никак не отменяют других фактов. Того, например, что Римское государство не утрачивало своих провинций даже в годы наивысшей опасности для Рима, когда римские армии были прикованы к Италии и, казалось бы, завоеванным народам предоставлялся удобный случай вернуть себе свободу. Того, что римские вольноотпущенники не спешили, получив личную свободу, вернуться на родину, а оставались в Риме, где их дети становились уже полноправными римскими гражданами. Того, наконец, что уже в более поздние времена державный Рим сделался центром притяжения для людей многих национальностей, судеб и вер — «Вечным» и «Золотым» городом.

Изображение Рима Спартаковской поры грешит тенденциозным преувеличением его могущества. Рим с его совершенным государственным устройством, развитыми законами, мощной армией выглядит государством, не только не имеющим сколько-нибудь серьезных конкурентов на международной арене, но даже как будто «обреченным» на возвышение среди варварской периферии. Действительно, положение Рима в истории западной Европы уникально. Ни до, ни после него здесь не было примеров столь грандиозных государственных образований, но ведь помимо триумфов римский народ не избег всех трагических переломов, войн, катастроф, какие выпадают на долю любого народа. Не раз и не два судьба Рима повисала на волоске.

К концу II века до н. э. Рим — могущественнейшая держава Средиземноморья. Победы над Карфагеном, Македонией, Испанией, одержанные римскими солдатами — упорными и самоотверженными крестьянами, сделавшимися воинами, — принесли их государству новые земли, богатства и немеркнущую славу. Казалось бы, избавившись от своего могущественного врага — Карфагена, обогатив казну несметными сокровищами, превратив в провинции Сицилию, Сардинию, Корсику, Цизальпинскую Галлию, Испанию, Африку, Иллирию, Македонию, Азию, римское государство было застраховано от любых неожиданностей. Однако именно тогда оно вступает в затяжной период потрясений и мятежей. Об этой эпохе Саллюстий писал, что главными ее пороками сделались алчность и честолюбие, а Аппиан называл просто: Гражданские войны Рима.

Причины и обстоятельства кризисных явлений Республики так подробно изучены в специальных трудах, что останавливаться на них снова не имеет смысла, и все же позволим себе добавить еще несколько слов.

Конец II — начало I вв. до н. э. ознаменовались массовым уничтожением мелких крестьянских хозяйств. Процесс это был обширный и болезненный. Богатства, приобретенные Римом в результате победоносных воин, концентрировались, как это всегда происходит, в руках немногих крупных собственников. Поскольку наиболее достойным источником извлечения дохода римляне считали земельную собственность — виллы, в Италии начинается развитие крупных земледельческих хозяйств. Появляется спрос на агрономию, разного рода руководства. Марк Порций Катон (234—149 до н. э.) пишет свой знаменитый тракт «О земледелии». Крупные собственники округляли свои владения, частью скупая, частью захватывая силой участки бедняков. Разорившиеся крестьяне хлынули в города, в первую очередь в Рим. Этот процесс нельзя рассматривать исключительно как злонамеренное разорение бедных богатыми. Римляне той поры многократно доказывали свою политическую активность, иной раз переходящую всякие границы. Богачам не удалось бы безнаказанно разорять народ, состоящий из солдат-победителей, имеющий своих заступников — трибунов, готовый, в конце концов, в любой момент взяться за оружие во имя защиты своих прав. Другое дело, что бедняки уже не слишком держатся за землю. Престиж труда рухнул в сознании римлян. Множество рабов, вывезенных из завоеванных стран, трудилось теперь на виллах по соседству с участками свободных крестьян. Крестьяне, даже ценой тяжелого труда не способные избавиться от нищеты на своих незначительных наделах, чувствовали себя как бы уподобившимися бесправным рабам. Но оставалась сфера деятельности, привилегия которой принадлежала исключительно свободным. Это было государственное управление, а по демократическим законам Рима право управлять государством принадлежало всем его гражданам. Именно в городах, участвуя в комициях, выборах магистратов, находясь в гуще политической жизни, римляне чувствовали себя по-настоящему свободными гражданами своего великого государства.

И вот он, город Рим, который в то время никто не назвал бы ни «Золотым», ни «Вечным». В рекордный срок численность его жителей достигла колоссальной по меркам античности цифры в 300 тыс. человек. Для сравнения, примерно столько же насчитывала Москва во времена наполеоновского нашествия.

Спрос на жилье немедленно породил предложение. Рим стремительно и бессистемно застраивается огромными, безобразными инсулами — многоэтажными домами. Римляне были превосходными строителями, их монументальные сооружения пережили века, но инсулы строились без соблюдения строительных норм — ведь требовалось дешевое жилье, к тому же собственникам не выгодно было ремонтировать дома. Проще было дождаться, пока он окончательно обветшает, снести и построить на его месте новый. Пожары и обрушения были обычными явлениями. Победитель Спартака, Марк Красс, составил целое состояние, скупая участки земли под обрушившимися строениями и застраивая их собственными домами. «Таким-то образом большая часть Рима стала его собственностью» (Плутарх).

Между утесами жилых домов вились узкие, кривые улочки, про которые Диодор с иронией писал: «при всем своем могуществе римляне не могут их выпрямить»: «крикливая» Субура, где торговали всем, что может понадобиться небогатому человеку, и жили девушки легкого поведения, Велабр, бывший некогда болотом. Мелкие улочки и переулки зачастую не имели названий, и для незнакомого с городом человека легче легкого было заблудиться в их лабиринте.

Этот город был заполнен беднотой, крикливой, голодной… и решительной. Краткий очерк бесчинств, потрясений, смут эпохи показывает, как мало римляне той поры походили на благоразумных обывателей. История Рима тех дней пестрит свидетельствами о кровопролитных столкновениях на форуме, дубинках бедноты, отрядах вооруженных людей, которых политические деятели вербовали в качестве своеобразной клаки, гибели магистратов, чья личность с седой старины пользовалась неприкосновенностью. Нельзя сказать, что волнения той эпохи были порождены исключительно имущественным расслоением и не шли дальше забот о справедливом переделе земельной собственности и доходов Республики. То был «бунташный» век Рима, когда взаимная неприязнь полководцев перерастала в войны, политическая карьера стоила головы, в комициях, Сенате, на форуме бушевали страсти.

Сами римляне чувствовали, что перешли некую грань своей истории (указывали даже конкретные годы, например, 146 г.), за которой «судьба безудержно стала изливать свой гнев, и все перемешалось» (Саллюстий). Много пишут о «повреждении нравов» и среди пороков новых дней особенно выделяют властолюбие и жажду обогащения. В самом деле, надо признать, римляне неплохо разбирались в собственной истории, даже в такой ее сложной и неоднозначной части, как современность, где особенно тяжело избегнуть ошибок непосредственного контакта, эмоционального восприятия момента. Если бросить взгляд на величественную галерею образов, выросших в эпоху падения республиканского Рима, обращает на себя внимание единая черта, свойственная им всем: народным трибунам, диктаторам, победоносным полководцам, ораторам, соперникам или друзьям: Марию, Сулле, братьям Гракхам, Цицерону, Помпею Великому — все эти люди безудержно честолюбивы. Все они патриоты и страстно желают могущества и процветания своему Отечеству, но не менее страстно желают они, чтоб могущество и процветание Отечества проистекало именно от них. Они хотят остаться на страницах римской истории, и остаться здесь не одним из многочисленных трибунов или консулов, но отметить ее неповторимым росчерком собственной личности. В их руках мощное оружие — доверие общества, которое как раз в это время испытывает «спрос» на вождей. Это общество состоит из людей энергичных, решительных, готовых убивать и умирать во имя своего вождя. Сочетание двух этих факторов: воли вождя и воли народа превратили римскую историю в череду драматических коллизий, едва не уничтожив само государство.

Вот легендарные братья Гракхи, Тиберий и Гай. Закон Тиберия о переделе земельной собственности в пользу малоземельных крестьян и городского плебса, проведенный через народное собрание вопреки воле Сената, участие в комиссии по переделу земли превратили Тиберия в самого влиятельного человека Рима. Заговорили ведь недоброжелатели о его стремлении к царской власти, о том, что он якобы примерял корону и облачения пергамского царя. После гибели старшего брата его дело продолжил младший. Гай Гракх действует еще активней Тиберия. Он основывает колонии, проводит судебные законы, даже занимается военными реформами. Скромная должность заступника за отдельных плебеев превратилась при нем не просто в важную государственную магистратуру, он оттесняет в сторону Сенат и даже консулов. Он раздувает народные страсти, открыто призывает народ к гражданскому неповиновению, так что нет ничего удивительного, что, как и его брат, Гай Гракх гибнет во время вооруженного столкновения на форуме.

Вот Луций Корнелий Сулла Счастливый Любимец Венеры, именно так он приказал именовать себя в официальных документах. Пожизненный, вопреки всем законам Рима, диктатор. Дважды войска этого полководца входили в Рим в боевом строю. В памяти сограждан надолго останутся кровавые расправы с противниками Суллы, доносы, конфискации. И все же статуя Суллы простоит на форуме вплоть до диктатуры Цезаря.

И, наконец, Гай Юлий Цезарь — звезда, затмившая целые созвездия на небосводе римских веков. Он вздыхает о том, что не совершил ничего славного в том возрасте, когда уже умер Александр, он готов быть первым в деревне, чем вторым в Риме. Его жизнь — череда вырванных у судьбы триумфов. Он творит скандалы и чудеса. Он — плоть от плоти своей эпохи, дерзкий разрушитель и созидатель, чья гениальность делает его почти провидцем.

История Рима, непосредственно предшествующая восстанию Спартака, богата потрясениями настолько, что само восстание на этом фоне отнюдь не выглядит взрывом. Помимо внутриполитических потрясений, связанных с ожесточенной борьбой за землю, возглавляемой братьями Гракхами и продолженной Апулеем Сатурнином и Ливием Друзом, Рим вел бесконечные внешние войны. С 113 по 105 гг. тянулась война с Нумидией, поначалу неудачная и даже скандальная, настолько явно обнажила она продажность римских полководцев, получавших взятки от нумидийского царя Югурты. Куда более страшным испытанием сделалось для Рима вторжение тевтонов и кимвров. Они нанесли римлянам жестокое поражение при Норе (113 г.) и еще более страшное при Араузионе (105 г. до н. э.), где римляне потеряли убитыми 80 тыс. человек — больше, чем после Канн. Положение и в той, и в другой войне спас талантливый римский военачальник Гай Марий, разбивший Югурту в 105 г. до н. э., а в 102—101 годах — тевтонов и кимвров и устранивший, таким образом, опасность иноземного вторжения на территорию Италии.

Неспокойно было и в самой Италии. «Союзники» — италийские племена марсов, самнитов, эквов, привлекавшиеся для несения службы в римской армии, — не имели прав римского гражданства, что означало ущемление в политическом и экономическом положении. Сражаясь за Рим, то есть выполняя главную обязанность гражданина, они не имели права участвовать в управлении государством, получать земельные наделы, их можно было продавать в рабство. Начиная с середины II века, разными политическими деятелями поднимался вопрос о наделении союзников гражданскими правами, и всякий раз он повисал в воздухе: слишком неоднозначным для римлян было его решение, ведь они должны были предоставить право управлять собственным государством народам, некогда бывшим противниками Рима. В 91 году началась Союзническая война, одна из самых кровопролитных во всей римской истории. Италики издавна служили в римской армии и были прекрасно осведомлены о ее организации и принципах ведения военных действий. Военные действия шли с переменным успехом, ни одному из противников не удавалось достичь решительного перевеса. Война была закончена только в 88 году после того, как римляне приняли закон, по которому право римского гражданства давалось всем италийским общинам, в двухмесячный срок сложившим оружие. Так закончилась эта удивительная война, в которой победители вынуждены были удовлетворить требования побежденных, но не успела она закончиться, как Рим оказался перед лицом новой смуты. Историки античности не находили иных истоков гражданской войны, вспыхнувшей в Риме в начале 80-х годов, кроме личной неприязни двух римских полководцев: Гая Мария, семикратного консула, победителя Югурты, тевтонов и кимвров, и его квестора, легата, а затем соперника Луция Корнелия Суллы, после победы над Марием прибавившего к своему имени титулы Счастливый и Любимец Венеры.

Дважды в ходе этой братоубийственной войны Рим брали с боем римские же войска. Победа Суллы ознаменовалась кровавыми гонениями на сторонников Мария. Террор был введен в систему. Регулярно обнародовались списки граждан, подлежавших смерти — проскрипции. Процветало доносительство, Сулла требовал, чтоб в составлении проскрипций принимал участие Сенат. Сводили счеты с врагами, а поскольку имущество проскрибированных конфисковалось в казну, а затем распродавалось с аукционов, людей вносили в списки, польстившись на их богатство. Весь ужас того безжалостного времени — в истории Квинта Аврелия, которую Плутарх поместил в биографию Суллы: «Придя на форум, он стал читать список и, найдя там свое имя, промолвил: “Горе мне! За мною гонится мое альбанское поместье!” Он не ушел далеко, кто-то бросился следом и прирезал его». Террор обрушивался на целые племени и города. Особенно пострадали Самний (самниты оказывали деятельную поддержку Марию) и Этрурия. Многие города этих областей были опустошены, лишены части своих земель, которые Сулла раздавал своим ветеранам. В 79 году он неожиданно для всех отказался от власти, сделав свое отречение настоящим общественным вызовом (некоторое время после отречения он посещал форум как частное лицо, выражая готовность дать отчет в своих действиях любому, кто захочет), затем удалился в свое имение, где вскоре скончался.

Сразу после его смерти консул 78 года Марк Эмилий Лепид выступил с предложением вернуть народным трибунам права, значительно урезанные сулланским законодательством, амнистировать проскрибированных и вернуть им имущество. После того, как Сенат отклонил эти предложение, Лепид, посланный во главе армии усмирять восставший этрусский город Фезулы, у жителей которого земли были отобраны Суллой в пользу своих ветеранов, присоединил свою армию к восставшим, и снова римляне обратили оружие против римлян. Решительный бой произошел в 77 году на Марсовом поле, под стенами Рима. Лепид проиграл его и бежал в Этрурию, а затем на остров Сардинию, где умер. Но народные волнения далеко еще не подошли к концу, «бунташный век» только разворачивался.

Таков был Рим, куда привезли на продажу Спартака, и где он через некоторое время очутился в гладиаторской школе Лентула Батиата в городе Капуе.

Гладиаторы

В специальной литературе указывалось, что гладиаторские бои как часть погребального ритуала римляне переняли у этрусков. Это утверждение основывалось на свидетельстве раннехристианского писателя Тертуллиана «О зрелищах», который прямо заявляет, что практику игр римляне переняли от этрусков, которые, в свою очередь, получили их от лидийцев. При этом он связывает название страны «Lydia» с наименованием этрусских актеров «ludii» и сценических игр «ludi scaenici». Однако среди множества изображений, оставшихся от этрусков, нет ни одного, которое можно отождествить с гладиаторскими боями. С другой стороны, среди фресок, датированных IV веком до н. э., которыми был украшен некрополь кампанского города Пестума, есть и изображения схваток двух вооруженных людей, охраняемых стражниками. В Кампании были построены первые каменные амфитеатры, здесь же располагались самые известные гладиаторские школы. Ничего удивительного, что и апофеоза своей истории гладиаторы достигают именно в Кампании.

Изначально гладиаторские бои были частью погребального ритуала. На это указывает применявшийся к ним латинский термин munus («подношение», «обязанность»), что позволяло трактовать их как жертвоприношение с целью умилостивить души усопших. Однако чисто спортивные правила, которыми руководствовались устроители гладиаторских игр, начиная с первых дошедших до нас упоминаний, показывает, как мало осталось в этом обряде религиозного смысла. Фактически это был уже не религиозный, а светский ритуал, предназначенный не мертвым, а живым. Он призван был продемонстрировать состоятельность семьи, значимость усопшего, память которого устроитель чтит столь торжественной и дорогостоящей церемонией. Лишь в силу устоявшейся традиции формальным поводом для устроения гладиаторских игр оставалось погребение усопшего родственника.

Первые засвидетельствованные источниками гладиаторские игры в Риме были организованы в 264 году до н. э. сыновьями Брута Перы. Сражались всего три пары гладиаторов, но уже в 216 г. на погребальных празднествах в честь Марка Эмилия Лепида выступало 22 пары. Зрелище быстро сделалось популярным, и здесь во имя восстановления исторической справедливости следует сделать отступление.

Гладиаторские бои долгое время были одиозной приметой римской культуры, благодаря которой Рим помимо эпитетов «Золотой» и «Вечный» заслужил еще один — «Жестокий». Исследователи римской истории и культуры или спешат «отречься» от гладиаторства, указывая на него как на примету общества не цивилизованного, а «упаднического, с гнусным народом» (Л. Фридлэндер), или пытаются оправдать римлян, указывая на сходные атрибуты нашей современной цивилизации: профессиональный бокс, боевые единоборства, в конце концов, потоки крови, льющиеся с киноэкранов. Допустим, сравнивать гладиаторов с профессиональными боксерами нельзя. Во-первых, последние не имеют и десятой доли популярности, какая выпадала на долю гладиаторов, в этом смысле составить аналогию гладиаторам могут разве что звезды экрана. Во-вторых, в Риме имелся и прямой аналог боксеров — кулачные бойцы, тоже очень любимые, и все же не могущие тягаться с гладиаторами в популярности. Рассуждения же о степени цивилизованности того или иного общества и вовсе утратили всякую актуальность. Попробуем просто взглянуть на гладиаторские бои глазами самих римлян.

Чем объяснить ошеломительную популярность гладиаторов? Популярность действительно огромную, если учесть бесконечное количество фресок, мозаик, барельефов, посвященных гладиаторам и гладиаторским боям, предметов быта, украшенных изображениями гладиаторов, упоминаний в стихах, письмах, даже сонниках. Можно сказать, что тема гладиаторских боев пронизывала все римское общество. Попытаемся понять, чем были для него гладиаторы.

Во времена Республики (а здесь мы рассматриваем только их) контингент гладиаторских школ формировался главным образом за счет рабов и — в меньшей степени — осужденных преступников, хотя уже тогда среди гладиаторов были и свободные. Тит Ливий пишет о боях, устроенных Сципионом около 206 г. до н. э. в Испании: «Гладиаторы были не такие, каких обычно набирают ланисты: не купленные на рынке рабы и не те свободные, что торгуют своей кровью». Участие в гладиаторских боях считалось наказанием и наказанием позорным, которому даже рабов нельзя было подвергать без достаточного основания (Тертуллиан в своем трактате «О зрелищах» пишет о том, что изначально гладиаторами были преступники и нерадивые рабы). Впрочем, во время кризиса Римской республики, когда нарушались законы и более важные, это правило склонны были обходить. Ланисты приобретали товар для своей школы на невольничьих рынках, где выбор был значительно больше. С рынка продавали военнопленных, представлявших интересный материал для ланист. Например в ходе войн Рима с царем Понта Митридатом в Риме оказалось множество рабов-фракийцев, слывших в античности едва ли не эталоном храбрости и физической силы. Эти люди попадали в гладиаторские школы, разумеется, безо всякой вины, тем не менее, в общественном сознании прочно закрепилось представление о гладиаторах, как о преступниках. В республиканское время слово «гладиатор» не только характеризовало квалификацию раба, но было эмоциональным эпитетом, таким же как «шлюха» или «жулик». Характеризуя моральный облик Катилины, Цицерон говорит, что нет в Италии такого «отравителя, гладиатора, бандита, разбойника, убийцы, подделывателя завещаний» и т. д., который не назвал бы Катилину своим другом. Гладиаторы, таким образом, поставлены в один ряд с разбойниками и убийцами. Именно этим, а вовсе не страхом перед вооруженными рабами, объясняются усиленные меры охраны гладиаторских школ. Отношение римлян к гладиаторам было тождественно нашему отношению к закоренелым преступникам, это была смесь страха, ненависти и презрения. В этом отношении присутствует вполне доступная нам логика. Раб, которого ланиста покупал на рынке, наверняка не имел никакой квалификации и вряд ли отличался примерным поведением. Смирные рабы не нужны были на арене, где требовалась, напротив, агрессивность, желание сражаться. Так что римляне отчасти были правы, предполагая во всех без исключения гладиаторах преступную сущность.

Страх и презрение, которые как по волшебству отступали, когда гладиатор выходил на арену. Возвращаясь к изображениям гладиаторов в римском прикладном искусстве, надо отметить один примечательный факт. Гладиаторов всегда изображали во время выступления на арене или в боевом вооружении, но никогда во время тренировок или на отдыхе у себя в школе. Можно подумать, что эта сторона жизни гладиаторов римских художников совершенно не интересовала. Ничего удивительно, ведь в школе жил и тренировался преступник, к которому не испытывали ничего, кроме презрения, и который был не достоин воплощения в искусстве. Кем же становился гладиатор, выходя на арену?

Организация гладиаторских боев подчинялась строгому, отточенному веками церемониалу. Выступлениям гладиаторов предшествовала цирковая процессия — «помпа». «Скучный, как цирковая процессия», — говорили римляне. Вокруг арены медленно двигалась колесница устроителя игр, за которой шли гладиаторы, которые должны были участвовать в представлении, и несли гладиаторское вооружение. Затем следовали своеобразные показательные выступления. Гладиаторы сражались друг с другом на учебном оружии. Это позволяло зрителям заранее оценить их силу и искусство владения оружием, что было немаловажно, учитывая суммы пари, которые заключали зрители между собой. Затем следовала проверка оружия (мечей, кинжалов, копий) с тем, чтоб удостовериться в равных шансах всех участников. Сражение могло вестись на разном оружии (например, классическая пара мирмиллон — ретиарий), но шансы на победу у противников были равны.

По окончании каждого выступления арену посыпали песком, уничтожая все следы предыдущего боя. Она снова была девственно чиста в ожидании следующей пары. Гладиаторские бои сделались чудовищными по своим масштабам только во времена империи. Для Республики характерно сравнительно небольшое количество гладиаторов. Бой трехсот двадцати пар, устроенный Юлием Цезарем в 65 году до н. э., всполошил Сенат, такое множество гладиаторов одновременно свозилось в Рим. Однако в республиканское время бои были куда более кровопролитными. В обстановке неутихающей и крайне ожесточенной политической борьбы гладиаторские игры были самым простым, хотя и не самым дешевым способом заслужить общественные симпатии, а как следствие — и голоса на выборах. Но будучи мощным орудием политической рекламы, гладиаторские бои превращались в столь же мощное оружие антирекламы, если они оказывались неудачны. Неудачные бои означали плохо подготовленных гладиаторов; плохо подготовленные гладиаторы — их дешевизну, а дешевизна — попытку устроителя сэкономить на развлечении народа. Устроители игр стремились избежать этого во что бы то ни стало. От ланист требовался только первосортный товар, прекрасно обученные бойцы, способные продемонстрировать захватывающую борьбу, и ланисты за большие деньги удовлетворяли требованиям заказчиков. Цицерон в речи за Сестия говорил: «Вот гладиаторы, они — преступники или варвары, но как переносят они удары! Насколько охотнее вышколенный гладиатор примет удар, чем постыдно от него ускользнет! Как часто кажется, будто они только о том и думают, чтобы угодить хозяину и зрителю! Даже израненные, они посылают спросить хозяев, чего те хотят, — если угодно, они готовы умереть. Был ли случай, чтобы даже посредственный гладиатор застонал или изменился в лице? Они не только стоят, они и падают с достоинством; а упав, никогда не прячут горла, если приказано принять смертельный удар!»

Сражение гладиаторов вовсе не было простой схваткой вооруженных людей. К этому зрелищу применялись строгие эстетические каноны. Гладиаторское фехтование отличалось от принятого в армии в сторону усложнения. Некрасивые приемы, даже если они были эффективны, исключались. В 105 году до н. э. консул П. Рутилий поручил ланистам из школы Г. Аврелия Скавра преподать легионерам «более изощренные приемы нанесения и отражения ударов». Такая попытка была сделана лишь однажды: видимо, эффектное аренное фехтование оказалось неэффективным в условиях реального боя. За сражением пары гладиаторов наблюдал арбитр, который следил за честностью поединка и констатировал победу одного из бойцов.

Бой шел до смерти или тяжелого ранения одного из противников, также гладиатор мог признать себя побежденным. В таком случае его судьбу решала публика. Широко распространенная версия о решающем жесте, каким публика свидетельствовала свою волю: большой палец вниз в случае требования смерти или большой палец вверх — помилования для гладиатора, — исторически не подтверждается. Убитых гладиаторов увозили с арены на специальных тележках (крючьями уволакивали с арены лишь тела казненных преступников). Множество обнаруженных в настоящее время погребальных памятников гладиаторам свидетельствует, что хоронили их с соблюдением погребальных церемоний, в собственной могиле с надгробным памятником.

Победителю вручалась символическая награда — пальмовая ветвь, а за особенно удачный поединок — лавровый венок, а также денежное вознаграждение, сумма которого была вполне существенной. Во времена империи ее ограничили: не более одной четвертой стоимости свободного бойца, или одной пятой стоимости раба.

А теперь попытаемся совместить бытующее в римском обществе представление о гладиаторах, как о преступниках, с героизмом, который они демонстрировали на арене. Не здесь ли кроется ключ к пониманию популярности гладиаторских игр в римском обществе?

Одной из наиболее ценимых римлянами добродетелей была храбрость. Та самая храбрость, образцами которой были гладиаторы. Написал же Флор (впрочем, не без ехидства) о восставших рабах армии Спартака: «они погибли смертью, достойной храбрых людей, сражаясь не на жизнь, а на смерть, что было вполне естественно в войсках под начальством гладиатора».

Посмотрим на арену глазами римлян. Выходившие на нее люди были преступниками и здесь, на арене, где все было настоящим: и оружие, и кровь, и смерть, — им предоставлялся шанс показать свои истинные человеческие качества и самое драгоценное для римлян — храбрость. Римляне, конечно, знали, что храбрость гладиатора — результат тренировки и, в общем, недорого ценили ее, но в момент боя эмоциональный подъем заглушал голос рациональности.

Награждая отважного бойца и присуждая к смерти труса, римляне вершили справедливость. Гладиаторские бои были своеобразными формами народного суда, но суда не формального, где рассматривается деяние преступника, а того, где рассматривалась сама личность. Благородный душевный порыв, возможность сделаться орудием безукоризненной справедливости, обнаружить героя в преступнике, а вовсе не распущенность кровожадной толпы влекла римлян в амфитеатры.

Тема гладиаторов была бы не полной, если не рассмотреть, хотя бы вкратце, жизнь гладиаторов в их школах. Во времена Спартака эти школы лучше назвать тюрьмами для особо опасных преступников с соответствующим уровнем охраны.

Казалось бы, гладиаторы, обученные сражаться не на жизнь, а на смерть, обреченные погибнуть на арене, должны были представлять собой среду, постоянно чреватую бунтами, но во всей истории Рима зафиксировано всего два (!) случая восстаний, точнее бунтов, гладиаторов, помимо восстания Спартака.

Объяснять это единственно надежностью охраны нельзя. Слишком хорошо известно, что людям невозможно управлять при помощи одного лишь кнута. Здесь сочетаются несколько факторов, каждый из которых по отдельности не гарантировал от бунта, но совместно они создавали достаточный предохранительный барьер перед мятежными настроениями.

Вопреки бытующему представлению гладиаторы были прекрасно устроены в бытовом отношении — лучше, чем подавляющие большинство рабов и даже свободных римлян. Ужасы пребывания в гладиаторских школах начали живописать в имперские времена, когда настоящим социальным злом сделалось повальное увлечение гладиаторством, и граждане Рима все больше вытесняют на аренах рабов и преступников. Дисциплина в гладиаторских школах была палочной, и это понятно, если учесть контингент. Тем не менее жестокость ради жестокости была ланисте просто не выгодна. На арену должны были выходить полные сил бойцы. Тренировки, диета, медицинское обслуживание гладиаторов были организованы на самом высоком уровне. Прославленный римский врач Гален считал честью для себя, что он, еще совсем молодой врач, получил приглашение работать в гладиаторской школе. Смерть гладиатора от ран была обычным явлением и приносила ланисте немалые убытки, поэтому в гладиаторские школы старались нанимать самых лучших врачей. Даже каморки, предназначенные для сна, были приметой особенно комфортного содержания. Разумеется, гладиаторы не жили в этих клетушках 1,5 на 2 метра. Эти были чисто функциональные помещения. «Жили» гладиаторы во дворе школы, где проходили тренировки, или в залах, используемых для тренировок в плохую погоду. Не были забыты даже женщины, поскольку близость с женщиной считалась обязательным условием здорового образа жизни. Публичные дома поставляли в гладиаторские школы свой контингент. Выразительно звучат слова Сенеки: «Гладиатор за стол и кров платит кровью».

Всю эту налаженную жизнь гладиатор должен был утратить в случае бегства. Да и кем мог стать такой беглец, разве что разбойником, чья жизнь была не менее рискованной, чем гладиаторская, но отнюдь не такой благоустроенной.

В последнее время сделалось модным говорить о «кодексе чести» гладиаторов, клятве, которую гладиатор давал хозяину. Клятва, которую, действительно, приносили гладиаторы, касалась только свободных, вербующихся в гладиаторскую школу, а с таким понятием, как «кодекс чести», следует быть осторожным, слишком уж разнится оно в ту или иную эпоху.

Справедливо то, что гладиаторы вопреки, казалось бы, здравому смыслу, были фанатически преданы своим ланистам. В этом нет ничего удивительного, если представить себе общий уклад жизни рабов. Рабы не представляли собой однородно закрепощенную и униженную массу, в рабском обществе существовала своя социальная пирамида, которую венчали рабы-управляющие, а у подножия находилась масса безвестных тружеников. Виллами и домами состоятельных римлян управляли вилики, на кухне был старший повар, в поле — десятник. Сделать карьеру в рабском обществе было возможно, но карьера раба находилась в полной зависимости от доверия хозяина. Чтоб сделаться небольшим начальником, требовалось, помимо деловых качеств, умение войти в доверие к хозяину, что означало угодничать, гнуть спину, то есть быть в прямом смысле рабом. Совсем не то в гладиаторской школе. Как бы ни заискивал гладиатор перед ланистой, это не влияло на изменение его статуса. Статус гладиатора повышался после удачного выступления на арене, а удача на арене зависела от храбрости, физической силы, искусства владения оружием, т. е. качеств, напротив, наиболее ценимых в мужчинах. Складывалась парадоксальная ситуация: ланиста, посылая своих гладиаторов на смерть, торгуя их кровью, относился к ним, как к свободным людям. Ведь он вознаграждал их за качества, наиболее ценимые в свободном обществе. Гладиаторы же платили ему преданностью, но не бывает правила без исключений, и таким исключением стал заговор, созревший в 73 году до н. э. в школе Лентула Батиата в Капуе.

Заговор и бегство

К сожалению, об обстоятельствах пребывания Спартака в школе Батиата остается только гадать. Неизвестно, сколько лет он там пробыл, и уж исключительно домыслом литераторов являются сведения о том, что он получил на арене свободу и был принят в школу Батиата в качестве преподавателя фехтования.

Можно разве что предположить, что Спартак на момент восстания был уже заслуженным гладиатором. Безвестный новичок не сумел бы встать во главе заговора, добиться авторитета в такой специфической «профессиональной» среде, как гладиаторская.

В гладиаторских школах, как и во всех областях, где применялся рабский труд, надзор за рабами зачастую возлагался на рабов же. Гладиаторы высшего ранга не только обучали новичков, но и присматривали за ними. Лояльность же их самих обеспечивалось их собственным привилегированным положением в школе. Чем выше был ранг гладиатора, тем больше было у него шансов перейти в разряд «рудиариев». «Рудиариями» назывались гладиаторы, заслужившие право больше не выходить на арену, причем они оставались в собственности хозяина. Слово это происходило от названия тренировочного деревянного меча — «rudis» — в противоположность боевому «gladius». Соответственно, рудиарии переводились в разряд тренеров.

Будучи гладиатором высшего разряда, Спартак мог не только пользоваться привилегиями своего положения, но и получить возможность свободно общаться со своими коллегами по оружию, выбирая среди них людей, подходящих для его цели.

Очень часто в соответствующей литературе можно прочитать, что гладиаторам в школах запрещалось разговаривать между собой. Это ошибка, общаться между собой гладиаторам запрещалось на арене, где их молчание усиливало впечатление драматизма происходящего. Об ошибочности этой версии свидетельствует хотя бы фраза Аппиана: «Спартак уговорил около семидесяти своих товарищей пойти на риск ради свободы, указывая им, что это лучше, чем рисковать своей жизнью в театре». Вряд ли Спартак смог уговаривать своих товарищей, если бы ему было запрещено разговаривать.

Как уже было указано выше, восстания гладиаторов — чрезвычайно редкий факт римской истории. Можно предположить, что стихийные вспышки бунтов случались гораздо чаще, но благополучно подавлялись в самой школе и известия о них до нас не дошли.

Так что же послужило причиной такого грандиозного восстания, как восстание Спартака? Конечно, причин этих много, но все же одна из главнейших — личность Спартака. Личность неординарная и, похоже, сам Спартак прекрасно это знал. Его судьба — путь искателя фортуны, но фортуна, и так не баловавшая его триумфами, в качестве последнего удара привела его в гладиаторскую школу, где жизнь его должна была вскоре бесславно окончиться. Даже уцелей он на арене, сделайся тренером-рудиарием, это не удовлетворило бы его амбиций. Итак, у Спартака не было иного выхода, как сделаться хозяином своей судьбы, попытаться переиграть свой жребий. Это решение вполне в стиле Спартака, человека энергичного, решительного, привыкшего к полной риска жизни наемника. К нему должна была подталкивать Спартака сама эпоха, которую определяли люди, чья личная энергия, таланты, отвага позволили им приобрести гораздо больше, чем сулила судьба. Разве не благодаря личным качествам Сулла сделался пожизненным диктатором Рима; Серторий, скромный офицер армии Мария, стал фактически хозяином Испании; царь Понта Митридат из своего маленького царства сделал огромное и могущественное?

Одного личного решения, разумеется, было недостаточно. Нужно было убедить людей последовать за собой в таком опасном, рискованном деле, как бегство и восстание. Здесь мы можем опираться на процитированную выше фразу Аппиана. Да, соратники Спартака готовы были пойти на риск ради свободы, но здесь нужно сделать важную оговорку. Отношение к свободе и рабству было различным в античности и в наше время, и перенос современных понятий на людей античности всегда приводит к ошибкам. Рабские восстания объясняли и будут объяснять стремлением рабов к свободе, и это правильно. Рабы, конечно, стремились на свободу, но понимание того, что значит «быть свободным» различалось в наше время и в античности. Живя в обществе, лишенном рабства, мы вкладываем в это понятие абстрактный смысл. Когда мы говорим о том, что рабы желали вырваться на свободу, мы имеем в виду самих себя. Будь мы на месте античных рабов, «быть свободными» означало бы для нас право называть себя свободными. В античности же рабство было не абстрактной категорией, а реальным общественным состоянием, поэтому рабам было важно не столько называть себя свободными, сколько добиться, чтоб свободными их признало общество. Самый простой и надежный способ добиться этого — получить свободу официально, перейти в состояние вольноотпущенника, но такая возможность была далеко не у всех рабов. Оба восстания на Сицилии и Спартаковское восстание черпали человеческие резервы из огромной массы сельскохозяйственных рабочих, лишенных надежды получить свободу, да и живущих в значительно худших условиях по сравнению с городскими рабами. Восставшие воссоздавали собственное общество, где они были уже свободными гражданами. Так Эвн основал на Сицилии Сирийское царство.

Что же мог в этой связи предложить своим товарищам Спартак? Ведь его предложение было настолько соблазнительно, что гладиаторы последовали за ним, создав едва ли не единственный прецедент восстания. Чтоб ответить на этот вопрос, посмотрим, каким был Рим в 70 годы I века до н. э.

Социально-политические потрясения всегда сказываются негативным образом на внешнеполитическом положении государства. Так было и в Риме. Его беды множились. Неослабевающая гражданская напряженность: войны, мятежи, диктатура Суллы выявляли в обществе большое количество лиц, недовольных существующим режимом. Центром притяжения для них стала Испания, где, начиная с 78 года до н. э. вел военные действия против Рима сподвижник Мария Квинт Серторий. Римская армия Сертория была невелика, но его ударную силу составляли мобилизованные и организованные по римскому образцу испанцы. Серторию удалось приобрести доверие местных жителей. Испания была практически потеряна для Рима, римские войска с трудом удерживали лишь небольшую приморскую полосу в Юго-Восточной Испании и отдельные районы внутри Пиренейского полуострова. Посланцы Сертория проникали в Галлию и подстрекали галлов к восстанию против Рима. Завязал Серторий сношения и с самым могущественным на тот момент врагом Рима — понтийским царем Митридатом VI. Опасность была так велика, что Сенат направил для борьбы с Серторием ведущего полководца Рима Гнея Помпея.

Еще большую опасность для Рима представлял царь Понта Митридат. Потомок по отцу персидского царя Дария Гистаспа, а по матери Селевкидов, наследников Александра, он пытался объединить под своей властью Восток, возродить могучие восточные государства древности, империю персов, державу Александра.

Первая война с Митридатом началась в 89 году до н. э. Огромная армия боспорского царя (250 тыс. пехоты, 40 тыс. всадников) с легкостью опрокинула немногочисленные римские отряды и захватила римскую провинцию Азия. Вслед за этим произошло событие, которое сделало Митридата не просто политическим и военным соперником, но подлинным врагом Рима и его народа. Всем сатрапам и начальникам городов он выслал тайный приказ «выждав тридцать дней, сразу всем напасть на находящихся у них римлян и италийцев, на них самих, на их жен и детей и отпущенников, которые будут италийского рода, и, убив их, бросить их без погребения, а все их имущество поделить с царем Митридатом». Этот приказ был исполнен. По разным подсчетам погибло от 80 до 150 тыс. человек мирного населения, включая женщин, детей и стариков.

После этого война с Митридатом сделалась для Рима священной. Военные действия велись с огромной ожесточенностью, прерываясь только, когда воюющие стороны полностью исчерпывали свои ресурсы, а затем вспыхивали с новой силой. Первая война с Митридатом началась в 89 году до н. э. и не закончилась в 85 году полным разгромом царя только потому, что полководец Луций Корнелий Сулла спешил в Италию, где власть захватили его политические противники. Римляне занялись собственными междоусобицами, предоставив Митридату время оправиться от поражения, собрать новую армию. В 83 году до н. э. началась Вторая война Митридата против Рима, а в 74 году до н. э. — Третья. Митридат небезосновательно считал ее решающий и всесторонне подготовился к военным действиям. Остаток лета и всю зиму 75 года он строит корабли и собирает войска, которых накопилось у него, по свидетельству Аппиана, 140 000 пехоты и до 16 000 всадников.

Митридат направил послов к Серторию. Переговоры были успешны. «С Митридатом он (Серторий) договаривался о том, что даст ему Азию, Вифинию, Пафлагонию, Каппадокию и Галатию, и в качестве главнокомандующего послал ему Марка Вария, а советниками обоих Люциев, Магия и Фанния» (Аппиан, «Митридатовы войны»).

Формальным поводом к началу войны стало завещание царя Никомеда, оставившего свое царство, Вифинию, римлянам. В 74 году до н. э. 120-тысячная армия Митридата овладела Вифинией. В ответ Рим направил на Восток войска под командованием консула Луция Лициния Лукулла. Для римлян война началась с целого ряда неудач. Они потерпели поражение у Никополя и в морском бою у Халкидона, причем потеряли все 70 своих боевых кораблей. Это был сильнейший удар по римскому военному присутствию на море.

Итак, внешнеполитическое положение Рима в 74—73 гг. было неустойчивым, что Спартак и попытался использовать в своих планах. Это были дерзкие планы. Вырваться из школы, взбунтовать рабов (два сицилийских восстания доказали, что рабы могут формировать боеспособные армии и наносить поражения римлянам), вступить в союз с Серторием и Митридатом, а после победы в войне, которая становится гораздо более вероятной после того, как на арену военных действий выйдет еще одна армия, произойдет неизбежный передел мира, в котором можно будет надеяться получить свою долю. План этот дерзкий, трудно осуществимый, но лучше «пойти на риск ради свободы, чем рисковать своей жизнью в театре». Спартаку поверили. Это был человек незаурядный, далеко превосходящий по своим личным качествам своих товарищей. Под его руководством осуществление этого плана казалось вполне вероятным.

О самом заговоре нам известно очень мало. Плутарх пишет: «Некий Лентул Батиат содержал в Капуе школу гладиаторов, большинство которых были родом галлы и фракийцы. Попали эти люди в школу не за какие-нибудь преступления, но исключительно из-за жестокости хозяина, насильно заставившего их учиться ремеслу гладиаторов. Двести из них сговорились бежать. Замысел был обнаружен, но наиболее дальновидные в числе семидесяти восьми, все же успели убежать, запасшись захваченными где-то кухонными ножами и вертелами».

То, что в школе Батиата обучались галлы и фракийцы, свидетельствует об определенных амбициях хозяина. Именно эти два народа в античности считались образцами мужества, храбрости и физической силы. С другой стороны, фракийцы в его школе скорее всего были военнопленными, которые в большом количестве начали поступать в Италию после начала войн с Митридатом. Это были наемники, люди привыкшие рисковать, и призыв Спартака, сама дерзость его предприятия, должна была увлечь их возможностью вернуться к привычной жизни среди сражений и опасностей.

Любопытно, что несмотря на то, что заговор был обнаружен, гладиаторам все же удалось вырваться из школы. Конечно, в дальнейшем Спартак показал себя талантливым полководцем, его трудно было удержать в школе способами, применявшимися для заурядных беглецов, но, казалось бы, школьная администрация должна была быть постоянно готова к бунтам. Здесь же она обнаружила удивительную нерасторопность. Видимо, это объясняется тем, что во главе заговора стояли гладиаторы высшего разряда, которые в наибольшей степени пользовались доверием начальства. Они же, благодаря своему положению в школе, смогли наилучшим образом использовать небольшой ресурс времени, мобилизовать сторонников и организовать нападение на стражу, которое оказалось удачным, и семьдесят восемь гладиаторов, а также их предводители: Спартак, Крикс и Эномай, — оказались на свободе.

Начало восстания. Везувий.

Семьдесят восемь человек — крупный отряд, и в густонаселенных окрестностях Капуи ему некуда было бы скрыться, если бы примерно в сорока километрах от города не возвышалась гора Везувий. Это дикое место, мало посещаемое людьми — не зря же Флор объявляет: «Первым своим местопребыванием они, словно звери, облюбовали гору Везувий», — может послужить надежным убежищем. «По пути они встретили несколько повозок, везших в другой город гладиаторское снаряжение, расхитили груз и вооружились» (Плутарх). У Плутарха же читаем дальше: «Заняв затем укрепленное место, гладиаторы выбрали себе трех предводителей».

Настало время познакомиться поближе с двумя соратниками Спартака, предводителями гладиаторов Криксом и Эномаем. Сделать это, правда, будет еще трудней, чем исследовать биографию Спартака. Об этих двоих известно нам совсем немногое, об Эномае, например, мы не знаем ничего, кроме его имени. Удовольствуемся пока что этим.

Эномай — имя, принадлежавшее мифическому царю Писы в Элиде, сыну Ареса. Женихов, сватавшихся к его дочери, он заставлял состязаться с ним в беге на колесницах и убивал во время состязания. Эномай — сын бога война Ареса, обладатель воинственного и жестокого характера, его имя очень подходило гладиатору.

Имя, которое носил гладиатор на арене, являлось составной частью его образа и подчинялось общим требованиям эстетизма зрелищ. Собственные, «варварские» имена гладиаторов считались некрасивыми и не допускались, зато в изобретении псевдонимов всякая умеренность отсутствовала. Гладиаторам давали имена мифических героев и царей (Атлант, Эномай), животных (Лев, Голубь), даже имена и эпитеты богов (Громовержец, Гермес). Распространены были имена-пожелания (Феликс, т. е. счастливый, Модерат — усмиряющий).

Что же означает, в этой связи, «Спартак»? «Спартак» — слово греческого происхождения. «Спарт» означает «посеянный». Слово это и понятие, с ним связанное, восходит к мифу о легендарном основателе Фив — Кадме. Из земли, которую Кадм засеял зубами убитого им дракона, выросли богатыри — «спарты». Появившись на свет в полном вооружении, они сразу же вступили в бой друг с другом. Слово это сделалось нарицательным для свирепого, неустрашимого бойца, рожденного воином. Имена, содержащие корень «спарт», распространены в античности. Спарток, звали основателя династии боспорских царей, а вторым названием воинственного Лакедемона было — Спарта.

В том, что Спартак — не подлинное имя, а псевдоним вождя восставших гладиаторов убеждает тот уникальный археологический материал, который, казалось бы, должен свидетельствовать об обратном. Речь идет о фреске, обнаруженной при раскопках в Помпеях в начале 20 века. Изображение, датируемое II — началом I века до н. э., реконструированное современными художниками, обошло чуть не всю издаваемую в нашей стране литературу о Спартаке.

Современная реконструкция детали помпейской фрески.

Источник: В. А. Лесков, «Спартак», изд. «Молодая гвардия», 1983.

Казалось бы, чудом в наших руках оказалось изображение вождя восставших гладиаторов в последние минуты его жизни! Над фигурами двух вступивших в единоборство всадников написаны их имена: Спартак и Феликс, причем воин, носивший имя Спартак, только что получил рану в бедро. Именно о такой ране говорит Плутарх, описывая последний бой и гибель Спартака. Поразительное совпадение, но, увы, только совпадение. Фреска состоит из трех частей. В нашей литературе неизменно размещали одно лишь центральное изображение. Слишком уж явственно видно, что полное изображение представляет отнюдь не картину боя, а сцены гладиаторских игр. Сражение отряда гладиаторов — слева, видимо, ничем не знаменитых, поэтому их имена на фреске отсутствуют, и схватку двух известных, заслуженных гладиаторов: Спартака и Феликса. Фигура трубача в маске, неизменного участника игр, на правом краю фрески неопровержимо свидетельствует, что мы видим именно изображение гладиаторских игр.

Помпейская фреска с изображением гладиаторских игр. Предположительный последний бой Спартака.

Источник: К. С. Носов, «Гладиаторы», изд. «Атлант», 2005.

Следовательно, фреска, которую ошибочно принимали за изображение Спартака, скорее всего, изображает другого гладиатора, носившего такое же имя. Может быть, Спартак взял себе имя своего знаменитого предшественника, что было не редкостью среди гладиаторов.

Крикс — имя галльское, что необычно, т. к. гладиаторы не сохраняли своих национальных имен. Более того, это имя аристократическое, на что указывает окончание «рикс», т. е. «вождь».

Итак, перед нами три имени вождей восстания, два из которых являются гладиаторскими прозвищами и одно — либо подлинным именем, либо псевдонимом же, только национально окрашенным, и все три имени объединяет одна отличительная черта — это царские, или, во всяком случае, аристократические имена.

Эномай и Спартак сохранили свои гладиаторские прозвища, хотя все, связанное с гладиаторским прошлым, должно было восприниматься ими как «как позорное и варварское» и быть отброшено, как бросили они гладиаторское оружие, захватив в бою оружие римлян.

Можно попытаться предположить, какими соображениями руководствовался Спартак, сохраняя свое гладиаторское прозвище. Во-первых, мистическое соображение. Имя человека ассоциировалось с его судьбой, счастливой или несчастной. Восстание и бегство из школы — предприятие, требующее не только ума и мужества, но и везения. Здесь удача улыбнулась Спартаку. Возможно, сохраняя это имя, он надеялся, что удача последует за ним и в дальнейшем. Во-вторых, соображение представительства. Возможно, Спартак считал, что установить контакт и заключить союз с Митридатом, будет легче, если действовать под царским именем, а не под собственным, никому не известным. И третье, имя Спартак исполнено величественного символизма. Как легендарные спарты выросли из земли с оружием в руках, так и Спартак во главе своей грозной армии вырастает как из-под земли на политической арене Италии и немедленно устремляется в бой.

Вернемся к восстанию. Выборы предводителей явно свидетельствуют о дальнейших планах Спартака. Еще раз повторим, семьдесят восемь человека (даже с учетом неизбежных потерь) — слишком много для разбойничьей шайки. То, что гладиаторы на Везувии выбирают предводителей, свидетельствует о том, что разделяться и искать удачи порознь они не собирались. Спартак заручался от своих соратников гарантией на будущее. После успешного бегства из школы они сделались если не свободными в юридическом отношении, то, по крайней мере, вольными людьми, и, признавая Спартака своим вождем, восставшие декларировали намерение остаться с ним и подчиняться ему в дальнейшем. Маленький отряд на Везувии сделался зародышем будущей армии.

Есть и еще одно обстоятельство, обычно ускользавшее от внимания историков, но на наш взгляд — очень важное для представления о Спартаке и его власти в армии. Имеется в виду следующий отрывок из Плутарха: «Рассказывают, что однажды, когда Спартак впервые был приведен в Рим на продажу, увидели, в то время как он спал, обвившуюся вокруг его лица змею. Жена Спартака, его соплеменница, одаренная однако же даром пророчества и причастная к Дионисовым таинствам, объявила, что это знак предуготованной ему великой и грозной власти, которая приведет его к злополучному концу. Жена и теперь была с ним, сопровождая его в бегстве». Кроме Плутарха, ни один источник ничего не говорит ни о жене Спартака, ни о знамении. По неписанной традиции принято считать этот отрывок живописной, но несущественной вставкой, либо прямо придуманной Плутархом, либо некритически заимствованной им из некоего недоступного нам источника, а ведь сакральный аспект прослеживается во многих восстаниях рабов.

Несмотря на значительную разницу в религиозных представлениях, люди античности были не менее богобоязненны и благочестивы, чем люди последующих эпох христианства. Успех или неуспех любого предприятия (в особенности такого рискованного, как восстание) связывался ими в конечном счете с расположением или немилостью богов. Но как убедиться, что боги благосклонны к их намерениям? Можно вопросить оракула или пророка, но лучше, если бы вождь восстания сам был пророком. Как известно, таким пророком был Эвн, Афинион — один из вождей второго восстания на Сицилии, астролог, предсказатель по звездам. Спартак — не пророк, но жена его — пророчица, свидетельница явленного богами знамения. Не считая нужным вдаваться в исследование, произошло ли данное событие на самом деле, или мы имеем дело с плодом слухов, нужно обратить внимание на известный символизм, своевременность появления змеи. Это событие отмечает момент, когда Спартака продают в рабство. Таким образом, обстоятельство, для других катастрофическое, для Спартака является необходимой вехой на пути к величию и могуществу, которое явным образом будет связано с землей Италии, с Римом. Становится понятна целевая аудитория этой истории. Конечно, это восставшие рабы, соратники Спартака. Эта история призвана убедить их, что их вождь не только избран божеством, но и ведом им через все драматические обстоятельства жизни, рабство и гладиаторство — к славе. Оговорка насчет «несчастного конца» появилась, скорее всего, задним числом.

Личность жены Спартака интригует исследователей. Из слов Плутарха получается, что эта женщина сопутствовала Спартаку во всех разнообразных перипетиях его жизни: на невольничьем рынке, в гладиаторской школе, на Везувии. Нет смысла рассуждать, возможно ли такое. Плутарх не писал биографию Спартака, тем более его жены. Думается, здесь он прибег к безобидной подтасовке фактов. Чтоб придать достоверности своему сообщению о пророчестве, ему необходим был свидетель, а какой свидетель подойдет лучше, чем жена Спартака — пророчица. Зная, что в его время многие гладиаторы живут в своих казармах вместе с женами, Плутарх предположил, что такое могло иметь место и во время Спартака. Отсюда и удивительная «привязчивость» его жены. Скорее всего, жена у Спартака была, и Плутарх знал о существовании этой женщины, как и о ее даре пророчества, из какого-то не дошедшего до нас источника, только познакомились они уже после восстания, когда Спартак мог выбрать себе подругу из женщин, следовавших за войском восставших. Своим авторитетом пророчицы она поддерживала и укрепляла власть Спартака.

Дальнейшие события Плутарх описывает таким образом: «…для борьбы с ними был послан из Рима претор Клавдий с трехтысячным отрядом. (Претор, следующая по старшинству после консулов государственная должность Рима. Преторы ведали судами, но поручались им и прочие дела, требующие государственного вмешательства, но не настолько важные, чтоб ими занимались консулы.) Клавдий осадил их на горе, взобраться на которую можно было только по одной узкой и чрезвычайно крутой тропинке. Единственный этот путь Клавдий приказал стеречь; со всех остальных сторон были отвесные гладкие скалы, густо заросшие сверху диким виноградом. Нарезав подходящих для этого лоз, гладиаторы сплели из них прочные лестницы такой длины, чтобы те могли достать с верхнего края скал до подножия, и затем благополучно спустились все, кроме одного, оставшегося наверху с оружием. Когда прочие оказались внизу, он спустил к ним все оружие и, кончив это дело, благополучно спустился и сам. Римляне этого не заметили, и гладиаторы, обойдя их с тыла, обратили пораженных неожиданностью врагов в бегство и захватили их лагерь. Тогда к ним присоединились многие из местных волопасов и овчаров — народ все крепкий и проворный. Одни из этих пастухов стали тяжеловооруженными воинами, из других гладиаторы составили отряды лазутчиков и легковооруженных».

Спуск восставших на виноградных лозах с вершины горы и последующий разгром лагеря Клавдия (кстати, Орозий сообщает, что именно в этом бою погиб Эномай) произвел сильное впечатление на современников и еще большее — на историков и литераторов последующих эпох. Это был первый полководческий триумф Спартака. Кроме Плутарха, о спуске восставших на виноградных лозах упоминает и Флор, причем приводит невероятную подробность, якобы восставшие спускались не по внешней, а по внутренней стороне горы, проникнув в жерло вулкана через кратер, и Секcт Юлий Фронтин в своем сочинении «О военных хитростях».

Численность спартаковского отряда быстро растет. Обойдя кругом Косенцию и Метапонт, нападая на крупные виллы и освобождая рабов, они в короткое время собрали огромные силы. Флор говорит о 10 тысячах человек, Орозий даже о сорока, да и приведенный выше отрывок из Плутарха свидетельствует, что «пастухов и овчаров» к восставшим присоединилось такое количество, что уже можно было формировать из них настоящую армию.

Флор называет причину особой популярности Спартака. «Спартак делился добычей поровну со всеми». Видимо, справедливость Спартака была не в обычае разбойничьих шаек, наводнивших Италию в те неспокойные годы, если люди устремлялись в его армию. Контингент это был боевитый, но ненадежный в моральном отношении. Понимая это, Спартак в особенности стремился свести к минимуму возможные конфликты между воинами, этой цели также служила справедливость дележа.

Его армия формируется ускоренным темпом. Для того, чтоб заключить союз с Митридатом, Спартаку нужно представить «товар лицом». Нужна боеспособная армия и хотя бы одна крупная победа, в доказательство того, что Спартак — выгодный и надежный союзник. Победа над претором Клавдием Глабром придала восставшим уверенности в себе, но она еще слишком незначительна, чтоб произвести впечатление на могущественного боспорского царя.

Итак, в людях у Спартака нет недостатка. Сельскохозяйственные рабочие, в особенности те, что содержались в эргастулах, были почти неисчерпаемым источником людских резервов. Хуже обстояло дело с оружием. Вот, что пишет Саллюстий о вооружении восставших (отрывок дошел до нас в поврежденном виде): «…и начали обжигать колья на огне, чтобы кроме их специального применения на войне ими можно было наносить вред почти такой же, как и железом». У Юлия Фронтина читаем: «У Спартака и у его войска были щиты, сплетенные из прутьев и покрытые кожами», об этих щитах пишет и Флор: «они из прутьев и из шкур животных (скота) сделали себе необычные щиты, а из железа в рабских мастерских и тюрьмах, переплавивши его, они сделали себе мечи и копья».

Вторым против гладиаторов осенью 73 года до н. э. был послан претор Публий Вариний. Спартак разбил сначала его помощника, Фурия, предводительствовавшего отрядом в три тысячи человек, затем Коссиния, советника Вариния. Коссиния Спартак едва не захватил в плен, в то время, как он купался близ Салин.

У самого Вариния дело с людьми обстояло не так хорошо, как у Спартака: «…часть его солдат была больна из-за осенней непогоды, а из разбежавшихся в последний раз, несмотря на строгий приказ, никто не возвращался обратно под знамена, остальные же солдаты из-за крайней распущенности (падения дисциплины) отказывались от службы» (Саллюстий). Это подтверждает и Аппиан: «…у них (Клодия Глабра и Публия Вариния) было войско, состоявшее не из граждан, а из всяких случайных людей, набранных наспех и мимоходом, — римляне еще считали это не настоящий войной, а простым разбойничьи набегом, — то римские полководцы при встрече с рабами потерпели поражение».

Аппиан несколько льстит римлянам; дело не только в занижении ими значения этой войны. Война с рабами, не сулившая ни добычи, ни славы, была для римлян лишней «головной болью». Участвовать в ней не стремились ни высшие армейские чины, ни рядовые. В армию попадали случайные люди, и этим отчасти объясняются победы спартаковцев. Отчасти, потому что невозможно ни Спартаку отказать в таланте военачальника и организатора, ни его воинам в доблести. Спартак всеми силами стремился поддерживать в своем лагере военную дисциплину, что не всегда ему удавалось, но высокий уровень организации его армии отмечался всеми исследователями восстания. В этой армии были отряды тяжеловооруженных и легковооруженных воинов, из захваченных табунов восставшие сформировали конницу. По свидетельству Саллюстия, в лагере восставших выставлялись посты, караулы, выполнялись другие обязанности, принятые в распорядке римской армии.

Претор Вариний был куда осторожней своего предшественника и своих неудачливых помощников. Клавдия Глабра упрекали в том, что он, пренебрегая порядком, которому обязательно следовали в римской армии во время ведения военных действий, не укрепил свой лагерь. Учтя его ошибку, свой лагерь, расположенный вблизи лагеря восставших, Вариний укрепил «валом, рвом и большими сооружениями» (Саллюстий). Спартак счел позицию невыгодной для боя. «…чтобы для наблюдающих издали было впечатление о якобы стоящих часовых, (восставшие) поставили свежие трупы, подперев их вколоченными кольями и зажгли многочисленные огни… (а сами ушли) по непроходимым дорогам». Опасаясь засад, претор Вариний счел лучшим отступить, однако через несколько дней возобновил преследование Спартака. «А рабы, спорившие из-за плана дальнейших действий, были близки к междоусобию, Крикс и его единоплеменники — галлы и германцы — хотели идти навстречу врагу и самим вызвать его на бой. Напротив, Спартак отсоветовал нападение» (Саллюстий).

К сожалению, отсутствие единомыслия всегда было уязвимой стороной Спартаковской армии. Не надо забывать, что фракийцы и галлы не ладили между собой. Слишком памятно фракийцам было нашествие галлов-скордисков, покоривших и разграбивших северную Фракию. Спартак, как это явствует из его действий, стремился как мог улаживать конфликты, но они возникали вновь и вновь и, в конце концов, привели его армию к расколу.

На этот раз Спартаку удалось убедить соратников в своей правоте. «В конце концов, Спартак убеждает своих выйти на поля более обширные и богатые скотом, чтоб там, прежде чем явится Вариний, реорганизовавши свое войско, они могли увеличить свою численность отборными людьми. Быстро найдя подходящего проводника из числа пленных жителей Пиценума, Спартак скрывшись за Эбуринскими горами, доходит до города Нир (Нар?) в Лукании и оттуда на рассвете достигает Аппиевого форума» (Саллюстий).

Город был взят, и то, что произошло затем, продемонстрировало, какой поверхностной была дисциплина в армии восставших. Эта армия состояла из бывших рабов, за время пребывания в рабстве успевших устать от повиновения и желавших взять реванш за унижения. Конечно необходимость соблюдения дисциплины была для всех очевидной, ведь только будучи сплоченной армией рабы могли противостоять своим врагам. С другой стороны Спартак вынужден был мириться с неизбежным падением дисциплины во время фуражировок. Иначе чем грабежом армия восставших не могла добыть продовольствие и прочие припасы. Так «…убийства, пожары, грабежи и насилия» распространились по Италии. Опустошены были Нола, Нуцерия, Фурии и Метапонт. Отголоски тех бедствий сохранились даже в поэзии. Позже римский поэт Гораций Флакк напишет в книге своих од:

Мальчик, скорее беги за венками, Дай нам елея, вина, что при марсах созрело, Если от полчищ бродящих Спартака что уцелело.

Если Спартаку удавалось поддерживать дисциплину в военном лагере, то город, взятый штурмом, с точки зрения его солдат представлял собой законную добычу. «Спартак, не будучи в состоянии помешать этому, хотя он неоднократно умолял рабов оставить их бесчинство, решил предотвратить их быстротою действий». Только известием о приближении к городу войск претора Вариния, Спартаку удалось вернуть своих людей в строй.

«Вскоре Спартак, разбив в нескольких сражениях самого претора, в конце концов взял в плен его ликторов и захватил его коня» (Плутарх). В руках восставших оказались преторские знаки отличия, от которых, по свидетельству Флора, не отказывался Спартак. На наш взгляд облачение римского магистрата, которое носил Спартак, является столь необычной деталью истории восстания, что на этом следует остановиться подробней.

Восстание Спартака было антиримским, но, судя по некоторым свидетельствам римских историков, хотя бы вышеуказанному — Флора, отношение Спартака к Риму не было таким уж безусловно негативным, как принято считать. Вряд ли, испытывая неприязнь к какому-то государству, полководец воюющей с ним армии будет носить знаки отличия своих врагов.

Дальше у Флора читаем: «Даже и погребение вождей, павших в сражении, он справлял торжествами, подобавшими полководцам. Он приказывал пленным с оружием в руках сражаться около погребального костра, как будто желая вполне загладить всякий позор прошедшего, если только он сам, бывший прежде гладиатором, будет устраивать похороны, как какой-нибудь важный вельможа, с гладиаторскими боями». Подтверждает это и Аппиан, сообщая, что в жертву павшему Криксу было принесено 300 римлян.

О погребениях с гладиаторскими боями, в которых участвовали пленные римляне, пишет и Орозий в своей книге «История против язычников»: «…на похоронах одной пленной женщины, которая лишила себя жизни в отчаянии от нарушения своего целомудрия, они, как будто скорее учителя гладиаторов, чем начальники войска, устроили игры гладиаторов из 400 пленных, которые, надо полагать, должны были быть испытаны для этого зрелища». 400 пленных — огромная цифра, если учесть, что в гладиаторских боях, данных Цезарем в 65 году до н. э., рекордных по численности для того времени, участвовало 640 гладиаторов.

Гладиаторские бои Спартака традиционно трактовались как попытка преподнести римлянам моральный урок, дать им прочувствовать на собственном опыте несчастье быть гладиатором. Однако необходимо подчеркнуть то обстоятельство, что бои давались по официальному римскому поводу: погребение важного лица или лица, память которого желают почтить таким высокоторжественным образом. Трудно поверить, чтоб Спартак, желая отомстить римлянам, или воздействовать на их совесть, всякий раз дожидался смерти своего соратника. Скорей это напоминает копирование чужих обычаев.

В самом деле, каковы могли быть у Спартака причины для ненависти к Риму? Личное порабощение? Но Спартак был солдатом, а карьера воина в античности была чревата не только смертью или ранами, но и подобным исходом. Спартак мог сделаться рабом не римлян, а кого-то из враждебных медам фракийских племен, македонян, понтийцев. Ненависть и презрение Спартака к Риму — плод воображения современных писателей и историков, находившихся в плену недавних представлений, в соответствии с которыми Рим был агрессивным государством, «тюрьмой народов», не вызывавшим ничего, кроме ненависти. В действительности же отношение к Риму в описываемую эпоху было далеко не однозначно. Рим был могущественным государством, средоточием политической жизни Средиземноморья, и обаяние могущества и богатства влекло в Рим людей, желавших «уловить фортуну». Вряд ли сам Спартак, этот солдат и наемник, был глух к таким мечтам. Могущество Рима вполне отвечало его личным амбициям, а невозможность сделаться полноценным членом римского общества только подхлестывала их. Примеряя знаки преторского достоинства, отправляя с гладиаторами похороны своих соратников, Спартак, видимо, чувствовал себя вполне римлянином. Тот факт, что Спартак воевал с Римом, не опровергает вышесказанное. Войну с Римом диктовали исторические условия, обстоятельства судьбы Спартака, но чувства человека не всегда зависят от внешних обстоятельств.

Реакция самих римлян на гладиаторские бои в лагере восставших была бурной. Спартака проклинали, а вот (немного забегая вперед) истребление пленных во время возвращения армии восставших от Альп такой негативной реакции не вызвало, хотя римлян погибло при этом вряд ли меньше, а скорее больше, чем во время этих пресловутых боев.

Здесь следует напомнить, что участие в гладиаторских боях было наказанием и наказанием позорным. Пленные, защищавшие свою землю с оружием в руках, не совершили никакого преступления ни перед законом, ни перед самим Спартаком, поэтому принуждение их к участию в гладиаторских боях было с точки зрения римлян проявлением истинно «варварской» жестокости и произвола.

Перемена в планах Спартака

«Теперь Спартак стал уже великой и грозной силой, но как здравомыслящий человек ясно понимал, что ему все же не сломить могущества римлян, и повел свое войско к Альпам, рассчитывая перейти через горы и, таким образом, дать каждому возможность вернуться домой — иным во Фракию, другим в Галлию. Но люди его, полагаясь на свою силу и слишком много возомнив о себе, не послушались и на пути стали опустошать Италию» (Плутарх).

Поход Спартака к Альпам сочувственно воспринимался историками XIX века. Им представлялось очень благородным намерение Спартака вывести рабов обратно на родину, при этом забывалось, что Фракия и Галлия — страны, из которых произошло большинство восставших, — не представляли собой единых государств, а являлись конгломератами множества племен. Проблематично было и добраться до своего племени, и заново наладить в нем жизнь, не говоря уже о том, что части Фракии и Галлии уже находились в сфере досягаемости Рима. Во Фракии, например, как раз в это время действовали войска Марка Лукулла, брата противника Митридата полководца Луция Лукулла.

Поход Спартака к Альпам скорей представляется вынужденной мерой, которая вряд ли устраивала его самого. Ему пришлось бы разделить боеспособную армию, с боями пробиваться во Фракию, а во Фракии, где у каждого племенного вождя была своя дружина, он со своей армией, мог быть просто воспринят как конкурент в борьбе за власть и землю. Среди восставших же предложение Спартака вызвало настоящую бурю возмущения. «Немногие благоразумные одобряли и говорили, что им нечего искать другого метода отступления: это были люди свободного духа и прославленные;… но часть по своей глупости, полагаясь на все пребывающие силы, жестокие характером, иные, позорно забывшие о своей родине, главнейшая же масса по своей рабской натуре, не стремясь ни к чему другому, кроме добычи и удовлетворения своей жестокости» (Саллюстий).

Вряд ли оценка Саллюстия справедлива. В данных условиях любая другая армия вела бы себя сходным образом. Восстание — опасное предприятие, грозившее рабам в случае поражения смертью, рабы пошли на это, вняв призывам своего вождя, человека, в счастливую звезду которого они поверили, а теперь, похоже, он больше не нуждается в армии и распускает ее, а людям предлагается спасаться, кто как может. Предложение Спартака для них означало предательство.

Судя по решительности, с которой Спартак настоял на своем предложении, покинуть Италию представлялось ему жизненной необходимостью. Почему же именно сейчас, после всех усилий, когда у него уже есть боеспособная армия, и она уже начала одерживать победы? На наш взгляд, причиной такого решения Спартака стал провал его планов вступить в союз с Митридатом. Версия о некоем косвенном участии Митридата в восстании так или иначе поднималась в литературе, хотя никакие источники не подтверждают ее. Только Аппиан в своих «Митридатовых войнах» пишет: «Он (Митридат) знал, что и недавно почти вся Италия отпала от римлян вследствие ненависти к ним и была в долгой и ожесточенной войне с ними и вступила в союз против них со Спартаком — гладиатором, человеком, не имевшим никакого значения». Сведения эти не соответствуют действительности: как известно, ни один италийский город не присоединился к восстанию, — но они доказывают, что о восстании Митридат знал и, возможно, даже следил за его ходом.

Представляется почти неизбежным, что Спартак и Митридат, воюя против общего врага, должны были поддерживать некие отношения между собой, но в действительности такого произойти не могло. Античная рабовладельческая психология делала невозможными такого рода союзы. Раб никогда не рассматривался как равный свободному, поэтому для свободных было попросту оскорбительно взирать на рабов как на возможных союзников. Только в моменты наивысшей опасности для государства рабы могли призываться в ряды воинов. Причем человек, даже недавно сделавшийся рабом, воспринимался так, словно был рабом всегда. Даже если Спартак пытался завязать отношения с Митридатом, причем сделал он это, скорее всего, через кого-то из приближенных царя, например, фракийца Дионисия, вряд ли эта попытка вызвала у Митридата что-либо, кроме возмущения. Победа над Римом с помощью беглых рабов была бы для Митридата, «в шестнадцатом колене потомка персидского царя Дария Гистаспа», позорней поражения.

Видимо, Спартак либо не получил ответа от Митридата, либо получил ответ отрицательный. Убедившись, что на помощь царя рассчитывать не приходится, Спартаку не оставалось ничего другого, как возможно скорей покинуть Италию. Продолжение войны в одиночку было и бесперспективно и опасно. Слишком хорошо Спартак помнил участь восставших рабов Сицилии.

Правота Спартака была неопровержима. В конце концов, восставшие должны были согласиться с ним, но это решение, как показали дальнейшие события, означало раскол армии. Причины отделения отряда Крикса от армии Спартака исследовались многократно и не избежали некоторой доли эмоционального восприятия, предпосылки для которого, впрочем, диктуют нам сами античные авторы. Так, Плутарх объясняет причины отделения Крикса от Спартака «высокомерием и заносчивостью» германцев его отряда, а Саллюстий в вышеприведенном отрывке пишет о раздорах в войске рабов, которые очень легко можно увязать с последующим отделением Крикса. Разумеется, не эмоции были причиной раскола. Причины эти усматривались небезосновательно в многонациональном характере армии Спартака. Не споря с этим утверждением, хотелось бы остановиться на нем подробнее. Античные авторы были прекрасно осведомлены о национальном составе спартаковской армии, в которой подавляющее большинство составляли фракийцы, галлы и германцы. Особенно указывается, что галлы и германцы подчиняются Криксу, а после его смерти Ганнику и Касту. «Крикс и его единоплеменники – галлы и германцы…» (Саллюстий), «Претор Марк Красс сначала счастливо сразился с частью беглых рабов, состоявшей из галлов и германцев, перебив тридцать пять тысяч рабов и убив их вождя Ганника» (Тит Ливий). Очевидно то, что фракийцы подчиняются Спартаку, фракийцу по происхождению, не требовало специального уточнения.

Итак, в то время как армия Спартака начала свое движение к Альпам, галлы и германцы Крикса отделяются от нее. Их поведение абсолютно не выглядит нелогичным, если предположить, что основу отряда Крикса составляли галлы Цизальпийской Галлии, для которых Галлия Трансальпийская была чужбиной. Что касается германцев, которых в отряде Крикса так много, что Плутарх даже указывает на его чисто германский состав, то, вероятно, мы имеем дело с детьми тевтонов и кимвров, попавшими в плен и проданными в рабство со своими матерями. Племена тевтонов и кимвров потерпели поражение от римлян и прекратили свое существование в 102—101 годах, к моменту начала восстания их дети должны были давно достичь зрелого возраста. Относительно национальной принадлежности тевтонов и кимвров до сих пор нет полной ясности, вероятно, правильна наиболее употребительная версия об их смешанном галло-германском происхождении. Присоединившись к восстанию, кимвры группировались вокруг галла Крикса, который воспринимался ими, как «свой». Германцы Крикса еще меньше галлов расположены были уходить за Альпы. Земли и имущества у них там не осталось. К тому же сам Спартак собирается отступать не в Галлию, а в Испанию. Кимвры осуществили попытку вторгнуться в Испанию в 105 году до н. э., которая была отбита испанцами. Вероятно, кимвры — «германцы» армии Крикса никак не рассчитывали на дружеский прием в Испании. Таким образом, отступление за Альпы для Крикса полностью исключалось.

Между тем «раздражение, вызванное в Сенате низким и недостойным характером восстания, уступило место страху и сознанию опасности, и Сенат отправил против восставших, как на одну из труднейших и величайших войн, обоих консулов разом» (Плутарх). Итак война с беглыми рабами была признана делом государственной важности. На нее были отправлены оба консула 72 года: Гней Корнелий Лентул Клодиан и Луций Геллий Попликола.

Отделение Крикса от Спартака именно в тот момент, когда армию восставших преследует консульская армия, также вызывало немало споров. Казалось бы, перед лицом сильного врага следовало бы отложить личные счеты и сообща встретить опасность. В.Лесков, например, предполагает, что Спартак разделил армию намеренно, и здесь мы имеем дело с неудачным маневром, беллетристам же более эффектной видится тема ссоры вождей. Думается, что и здесь эмоции отнюдь не относились к делу. Именно узнав о приближении консульских армий, Крикс принял решение отделиться от армии Спартака, с которой он прошел четверть расстояния до Альп. Участие в битве было ему не выгодно, ведь оставаться в Италии он не предполагал, а его маленькая армия после сражения еще больше поредела бы. Крикс попросту вывел свою армию из-под удара, небезосновательно рассчитывая, что консульская армия устремится за Спартаком — главной своей целью. Думается, что побудительные причины Крикса были Спартаку известны и не могли встретить сопротивления с его стороны. Вождям теперь уже двух повстанческих армий нужно было думать прежде всего о своих людях, помочь друг другу они не могли, хотя, возможно, Спартак попытался бы увести за собой консульскую армию, чтоб дать своему товарищу лишний шанс покинуть Италию.

После отделения от Спартака Крикс отступает к горе Гарган. Консулы же, в свою очередь, разделили армии. «Один из них, Геллий, неожиданно напав на отряд германцев, из высокомерия и заносчивости отделившихся от Спартака, уничтожил его целиком» (Плутарх).

К сожалению, военным талантом Крикс не обладал. Свою несостоятельность в качестве полководца он продемонстрировал в первом же самостоятельном бою. Его армия сражалась «самым ожесточенным образом» (Орозий), и все же потерпела сокрушительное поражение. «Сам Крикс и две трети его войска пали в битве» (Аппиан).

«Спартак же быстро двигался через Апеннинские горы к Альпам…» (Аппиан). Ему предстояло превратить поражение Крикса в триумф своего полководческого таланта. «Один из консулов опередил его и закрыл путь к отступлению, а другой догонял сзади» (Аппиан). Обрушившись сначала на консула Лентула, Спартак разбил его и обратил в бегство. Затем он продолжил преследование отступающего неприятеля, а консул Лентул тем временем объединил остатки своей разбитой армии с войском Геллия. Объединенная консульская армия выступила против Спартака только для того, чтоб получить второе тяжелое поражение. Это был окончательный разгром консулов.

Оставшись победителем на поле боя, Спартак мог воздать долг павшим. По свидетельству Аппиана, погребение Крикса было отмечено гладиаторскими боями, слух о котором дошел до Рима. Надо полагать, что сама масштабность этих игр была намеренной. Устраивая их, Спартак одновременно достигал нескольких целей. Известие о расколе в лагере восставших наверняка было воспринято в Риме с чувством законного удовлетворения: рабы по своей природной несклонности к организованности вступают в свары, и война скоро сойдет на нет сама собой. Требовалось дать понять римлянам, что последствия раскола уже устранены, армия восставших победоносна и стала еще сильнее, ее вождь не испытывает никакого страха перед грозным именем Рима и с самими римлянами намерен поступать так, как сочтет нужным. С другой стороны, раскол не мог не вызвать уныния среди соратников Спартака, игры были призваны внушить им уверенность, что с распрями вождей покончено. Несмотря на размолвку, Крикс и после своего ухода продолжал оставаться соратником и другом Спартака. Проявленное им великодушие должно было крепче привязать к нему прочих вождей восстания.

К Альпам

Несмотря на две блестящие победы, Спартак не собирался обращать оружие против Рима. В этом характерная особенность спартаковской войны. Вся она представляет собой череду маневров, имеющих целью избежать удара римских войск, но никак не решительных наступательных операций. Даже не обладая особыми познаниями в военном деле, ясно: невозможно выиграть войну, не развивая успеха, не перехватывая инициативу у противника. Спартак же, сколько бы побед он ни одерживал в Италии, сделать этого не мог. У армии восставших не было союзников, даже таких, которые поддерживали бы ее хотя бы материально. Единственный возможный союзник восставших, Митридат, не мог или не хотел оказать им помощь. Среди перипетий тогдашней бурной истории, армия Спартака была подобна лодке в штормовом море, и Спартак изо всех сил пытался найти для своего корабля спокойную пристань.

Армия двигалась к Альпам. Две победы над консулами все же повлияли на решение Спартака распустить армию. Теперь, после того, как слава об этих победах прокатилась по сопредельным странам, он считал это нецелесообразным.

Как и сношения с Митридатом, возможные связи Спартака и Сертория не подтверждаются источниками, хотя и представляются вполне правдоподобными. К 72 году дела Сертория складывались далеко не блестяще. На помощь Метеллу Пию был направлен самый прославленный полководец Рима Гней Помпей. Помпею удалось добиться решительного перелома в ходе военных действий. Умелой дипломатией он лишил Сертория поддержки галльских племен и в самой Испании сумел пошатнуть влияние Сертория. Умение вести переговоры, тактичное использование личного обаяния вообще было сильной стороной Помпея и не раз помогало ему в дальнейшем. Военные неудачи (незадолго до того Метелл Пий разбил армию Перперны, соратника Сертория) деморализовали Сертория. Он сделался вспыльчив, подозрителен, и подозрительность лишила его остатков доверия, а после того, как по приказу Сертория были перебиты дети испанской знати, содержавшиеся в одном из подвластных ему городов, испанцы начали открыто переходить на сторону Помпея. Серторий находился в отчаянном положении и нуждался в любых союзниках. Возможно, именно тогда между ним и Спартаком возникло соглашение, и Спартак повел свои войска в Испанию.

«…навстречу же ему во главе десятитысячного войска выступил Публий Кассий, наместник той части Галлии, что лежит по реке Паду. В завязавшемся сражении претор был разбит наголову, понес огромные потери в людях и сам едва спасся бегством» (Плутарх).

Неудачное для Кассия сражение произошло у Мутины. Путь из Италии был открыт, но вместо того, чтоб покинуть, как он и стремился, эту страну, Спартак неожиданно повернул назад, на юг. Это связывают, и, на наш взгляд, правильно, со смертью Сертория, которая последовала в результате покушения в 72 году до н. э.

История Спартаковской войны — это история неудач и история отчаянного, самоотверженного их преодоления. Сначала рухнул план Спартака заключить союз с Митридатом, затем восставшие лишились второго возможного союзника в лице Сертория, и перечень бедствий, которые готовила Спартаку судьба, был еще далеко не полон.

Начинался самый драматический отрезок восстания. Восставшие вот-вот должны были оказаться лицом к лицу с грозными силами Рима. Возвращался из Испании победоносный Помпей, мог быть отозван из Малой Азии Лукулл. Они вели войска, совсем не похожие на те «набранные наспех и мимоходом» легионы, которые спартаковцы привыкли обращать в бегство. Это были закаленные в боях, опытные солдаты, те самые непобедимые легионы, оставившие в веках немеркнущую славу римского оружия.

Оставаться в Италии нечего было и думать. Хотя Флор и пишет, что Спартак «составил план нападения на Рим», такая возможность, если и приходила ему в голову, вряд ли рассматривалась им всерьез. Римляне вовсе не были беззащитными обывателями и свой город не отдали бы без боя, осада затянулась бы на долгое время, вполне достаточное для того, чтоб к Риму подоспел Помпей. Решение Спартака было иным.

«Он приказал сжечь весь лишний обоз, убить всех пленных и перерезать вьючный скот, чтоб идти налегке. Перебежчиков, во множестве приходивших к нему, Спартак не принимал». Аппиан дает убедительную картину подготовки к форсированному маршу. Спартак мобилизует все силы, избавляется от ненадежных элементов, тех самых перебежчиков, которых еще нужно поставить в строй, приучить к дисциплине, обучить воевать, (ведь сейчас, когда Спартак может рассчитывать только на самого себя, судьба и его, и армии, зависит от выучки солдат) а на это нет времени. К тому же армия Спартака и без того велика, Аппиан говорит о 120 000 пехоты.

Итак, пройти Италию ускоренным маршем, и, что действительно требуется Спартаку, так это надежное укрытие, где можно было отсидеться, отдохнуть, ведь его армия ведет военные действия уже второй год. Естественным образом внимание Спартака обращается на Сицилию. Этот остров, уже два раза становившийся ареной грандиозных рабских восстаний, плодородный, богатый хлебом, представлялся идеальным убежищем. Вряд ли Спартак намеревался оставаться на Сицилии навсегда. Скорей, он собирался использовать ее в качестве базы. Митридат, хоть и терпел поражения от Рима, был еще жив, значит, должен был продолжать войну. Спартак еще рассчитывал на то, что Митридат оправится от поражений, вновь овладеет инициативой и тогда, возможно, он не будет столь щепетилен в выборе союзников. В таком случае пираты, пользовавшиеся покровительством боспорского царя, с легкостью переправят армию Спартака назад в Италию.

К этому времени относится еще одно мероприятие Спартака, произведшее сильнейшее впечатление на римлян. «Спартак занял горы вокруг Фурий и самый город. Он запретил купцам, торговавшим с его людьми, платить золотом и серебром, а своим — принимать их. Мятежники покупали только железо и медь за дорогую цену и тех, которые приносили им эти металлы, не обижали» (Аппиан). Плиний Старший спустя почти сто лет после восстания в своей «Естественной истории» напишет: «подумать только, для каких нежностей продаются золоченые или даже золотые сосуды. А в то же время мы хорошо знаем, что Спартак запретил в своем лагере кому бы то ни было иметь золото и серебро. Настолько выше было у наших беглых рабов благородство души…» Такая реакция римлян не удивительна, ведь еще историк Саллюстий называл главными пороками современного ему общества алчность и честолюбие. Суровое бескорыстие Спартака производила впечатление едва ли не укора алчности римлян. Цели же Спартака понятны. Это тоже был способ мобилизовать силы. В настоящий момент невозможно было позволить себе роскошь жить в свое удовольствие, неизвестно, что готовит восставшим будущее, и деньги нужны были на всякий непредвиденный случай.

Слух о разгроме консульских армий достиг Рима. «Государство испытывало почти не меньший страх, чем когда Ганнибал стоял угрожающе у ворот Рима» (Орозий). Страх не удивительный, если учесть, что слово «гладиатор» было синонимом слова «бандит», а от целой армии беглых рабов, предводительствуемой гладиатором, ждали повторения кампанских ужасов.

«В Пицене консулы снова попытались оказать ему противодействие. Здесь произошло второе большое сражение, и снова римляне были разбиты» (Аппиан). «Узнав обо всем этом, возмущенный Сенат приказал консулам не трогаться с места и поставил во главе римских сил Марка Лициния Красса» (Плутарх).

Красс

Марку Лицинию Крассу не повезло в истории. В наши дни его имя связывается в первую очередь с победой над Спартаком. Одиозный образ жестокого богача-победителя как будто специально создан для того, чтоб сопутствовать образу благородного борца за свободу, оттеняя его. Начало этой вполне современной традиции положил, тем не менее, Плутарх, предпославший жизнеописанию своего героя следующую уничижительную характеристику: «Римляне утверждают, что блеск его многочисленных добродетелей омрачается лишь одним пороком — жаждой наживы. А я думаю, что этот порок, взяв верх над остальными его пороками, сделал их лишь менее заметными». Таким образом, Плутарх перечеркивает все лучшие качества собственного героя, а качества эти у Марка Красса имелись.

Марк Лициний Красс (115—53 гг. до н. э.) происходил из древнего плебейского рода Лициниев. Отец его и братья погибли во время переворота, устроенного в Риме Марием и Цинной. Это событие привело Красса в стан их смертельного врага Суллы, где он быстро сделался одним из самых близких к диктатору людей. Молодой Марк Красс отличился в битве у Коллинских ворот. В то время как все войско Суллы было отброшено, Красс, предводительствовавший правым крылом, разбил неприятеля, обратил в бегство и превратил поражение в победу.

Период единоличного правления Суллы ничего не прибавил к славе Красса. Можно сказать, что на его биографии, как и на всей римской истории I века до н. э., правление Суллы осталось сомнительным пятном. Про Красса говорили, что он скупает за бесценок имущество казненных, выпрашивает себе крупные подарки, говорили даже, что в списки проскрибированных он внес кого-то, польстившись на его состояние.

В дальнейшем Красс приумножил свое состояние, скупая строения, пострадавшие после пожаров, частых в тогдашнем Риме. Целая армия рабов-архитекторов и строителей, Плутарх говорит, что их было у Красса до пятисот, возводила на принадлежащих Крассу пустошах новые жилые дома. Таким образом, он сделался владельцем большей части жилищной собственности в Риме. Владел Красс и серебряными рудниками, и поместьями, он покупал по низкой цене молодых рабов, обучал ценным профессиям: секретарей, домоправителей, ювелиров, — и затем перепродавал за большую цену. Словом, это был в современном понимании деловой человек, знающий цену деньгам и умеющий их преумножать. И по контрасту следовало бы упомянуть еще об одном обстоятельстве, немаловажном, несмотря на всю свою интимность. Женившись на вдове одного из своих братьев по имени Тертулла, Красс оставался всю жизнь примерным семьянином, и это в то время, когда многократные браки и разводы римского нобилитета зачастую имели политическую подоплеку. О младшем сыне Красса — Публии, трагически погибшем в Парфии вместе с отцом, Цицерон писал: «Красс был юноша, не просто прекрасно образованный, но по-настоящему глубоко ученый. Он обладал и довольно живым умом и богатым, не лишенным изящества, слогом; он казался внушительным без надменности и скромным без робости».

Однако сами по себе деловые качества Красса не вызывали ни малейшего сочувствия в глазах его современников. С точки зрения римлян способность преумножать капиталы ничего не прибавляла к достоинствам гражданина, ведь разбогатеть, пожалуй, сумеет и вольноотпущенник. Красс же вполне был сыном своего времени и своего народа. Роль преуспевающего коммерсанта была чужда его самолюбию. Он желал выдвинуться на общественном поприще, и здесь деятельность Красса контрастирует с уже знакомым его обликом. Красс брался защищать ответчиков по делам, от которых отказывался Цицерон. Дом его был открыт для гостей, причем в этом проявлялось своеобразное кокетство Красса, желающих поглазеть на роскошь известнейшего богача угощали незатейливыми блюдами с самой простой посуды, зато отменным было радушие хозяина.

Предупредительностью, простотой обращения, неизменной готовностью оказать помощь (если она не касалась денежных вопросов) Красс вызывал всеобщее одобрение в народе. Это была его дипломатия, его способ добиться популярности, и все же Помпей, в двадцать пять лет прозванный согражданами Великим, увенчанный славой своих побед, неизменно маячил перед ним, точно раздражающее напоминание о недостижимом.

В этом характернейшая черта тогдашней римской политики. В Риме не существовало непроходимой пропасти между карьерой гражданской и военной, напротив, одна обуславливала другую. Заметно, насколько больше доверия питали римляне к государственным деятелям, увенчанным лаврами победоносных полководцев, чем к «людям тоги». Ни Цицерону, ни Катону даже в минуты своего наивысшего торжества не удавалось достигнуть солидного политического капитала Помпея Великого. Это обстоятельство легко объяснимо, если вспомнить ту лихорадку, в которой жила Республика времен кризиса. Владение ораторским мастерством было обязательным условием участия в политической жизни. Какие слова гремели с трибун и сколько произносилось слов, но как определить, кто из ораторов способен на практике руководить государством? Полководец же, добившийся победы над врагом, сумевший мобилизовать все, необходимое для армии, проявивший стратегический талант на поле боя, конечно же, обладает всеми качествами, которые необходимы государственному деятелю в эти нелегкие времена.

Как раз лавров победоносного полководца отчаянно недоставало Крассу. Но, для того, чтоб приобрести эти лавры, нужна война, а начальство во всех сулящих славу войнах уже разобрано Помпеем и обоими Лукуллами. Когда в Рим пришла весть о разгроме Спартаком консульских армий, Красс решил, что его час пробил. Война с восставшими рабами, ради которой не нужно уезжать из Италии и бросать надолго дела, короткая и в то же время более чем серьезная (прошло время, когда над Спартаком смеялись, как над возомнившем о себе главарем разбойничьей ватаги) как нельзя лучше отвечала нуждам Красса.

Ему без труда удалось получить пост главнокомандующего. Это был продуманный и в то же время рискованный шаг. Поражение означало для Красса крах его политической карьеры. Человеку, потерпевшему поражение от рабов, римский народ вряд ли доверит сколь-нибудь важную государственную должность. Итак, победа и только победа.

При подготовке к войне Красс проявил присущие ему качества делового человека. Он ничего не упускает из виду, с должным вниманием подходит к формированию офицерского корпуса своей армии. Его сопровождают многие представители римской знати, «увлеченные его славой и чувством личной дружбы к нему» (Плутарх). Вероятно, долги и обязанность проявить благодарность за уже оказанные услуги тоже сыграли свою роль. Красс имел возможность отбирать в свою армию наиболее опытных и талантливых офицеров. К двум консульским легионам он прибавляет еще четыре, собранные и экипированные на его деньги, и во главе своей армии выдвигается к границам области пиценов, навстречу движущемуся от Альп Спартаку.

Два полководца

«Но Спартак переменил решение идти на Рим. Он считал себя еще не равносильным римлянам, так как войско его далеко не все было в достаточной боевой готовности: ни один италийский город не примкнул к мятежникам; это были рабы, перебежчики и всякий сброд» (Аппиан).

Вряд ли у Спартака вообще было намерение атаковать Рим, но приведенный отрывок недвусмысленно свидетельствует о том, что собой представляла армия восставших. Ничего удивительного, что Спартак в Альпах отказался принимать перебежчиков, пополняя ими свою и без того огромную, но крайне ненадежную армию.

Спартак ускоренным маршем двигается вдоль побережья Адриатического моря через Циспаданскую Галлию, Умбрию и Пицен, где его безуспешно попыталась остановить объединенная армия консулов. У границ Пицена его ожидал Красс.

Рассчитывая перехватить Спартака, он расположился лагерем, «а легата своего Муммия во главе двух легионов послал в обход с приказанием следовать за неприятелем, не вступая, однако, в сражение и избегая даже мелких стычек. Но Муммий при первом же случае, позволявшем рассчитывать на успех, начал бой и потерпел поражение, причем многие из его людей были убиты, другие спаслись бегством, побросав оружие» (Плутарх).

Красс не оставил без последствий такое нарушение дисциплины. Римская армия с привычной легкостью терпела поражения от рабов, и Красса такое обстоятельство решительно не устраивало. Слишком многое было поставлено им на карту: вся его политическая карьера, все амбиции, а, значит, едва ли не сама жизнь. «Отобрав 500 человек — зачинщиков бегства и разделив их на пятьдесят десятков, он приказал предать смерти из каждого десятка по одному человеку — на кого укажет жребий» (Плутарх). Аппиан, в качестве одной из версий, называет еще более устрашающее количество казненных — 4000, причем, ссылаясь на неизвестные источники, утверждает, что жребий бросала вся армия Красса. Это было древнее, жестокое, давно не применявшееся и почти забытое за давностью лет наказание, которое Красс восстановил во всей суровости древних времен. Вид этой казни произвел на войско чрезвычайное впечатление. Отныне стиль войны переменился. Римляне отныне стали бояться рабов меньше, чем собственного полководца. Заключительный этап восстания исполнен драматизма, военные действия сделались ожесточенными, победа или поражение стали для сражающихся сторон вопросом жизни или смерти.

Вскоре Крассу представилась возможность прервать тягостную череду поражений римской армии. Он одержал победу над «10000 спартаковцев, где-то стоявших лагерем отдельно от своих» (Аппиан). «А Спартак тем временем отступил через Луканию и вышел к морю. Встретив в проливе киликийских пиратов, он решил перебраться с их помощью в Сицилию, высадить на острове две тысячи человек и снова разжечь восстание сицилийских рабов, едва затухшее незадолго перед тем: достаточно было бы искры, чтобы оно вспыхнуло с новой силой. Но киликийцы, условившись со Спартаком о перевозке и приняв дары, обманули его и ушли из пролива» (Плутарх).

Видимо, наличных кораблей не хватало для того, чтоб перевезти на Сицилию всю армию. Две тысячи рабов должны были сыграть роль передового отряда и подготовить плацдарм к прибытию самого Спартака, он же рассчитывал тем временем покончить с Крассом. Пираты поступили так, как это во все времена было свойственно «джентльменам удачи». Воспользовавшись случаем и получив легкие деньги, выполнять какие-то обязательства они не сочли целесообразным и ретировались.

«Вынужденный отступить от побережья, Спартак расположился с войском на Регийском полуострове» (Плутарх). Сюда же прибыл и Красс. «Сама природа этого места подсказала ему, что надо делать». Второй раз за всю войну Спартак оказался в ловушке. Поперек перешейка от моря до моря по приказу Красса был вырыт ров длиной в 55 километров, глубиной около пяти метров. Вынутую изо рва землю использовали для строительства укрепленного вала. Даже уверенный более или менее в своей армии, Красс не желал рисковать.

«Сначала сооружения эти мало заботили Спартака» (Плутарх). Оставаться в Италии он не намеревался и теперь, после неудачной попытки договориться с пиратами, с еще большей настойчивостью пытался достичь Сицилии самостоятельно. «…запертые в бруттийском углу, они стали готовиться к бегству в Сицилию и, не имея лодок, напрасно пытались переплыть через бурный пролив на плотах из бревен и на балках, связанных ветвями…» (Флор).

Трудно вообразить, какие чувства должен был испытывать Спартак. Плоты и балки связанные ветвями, — это знак отчаяния. Провал второй попытки был грозным знамением того, что удача отвернулась от Спартака, боги лишили его своего расположения. Плоты разметала буря, а стихийные силы природы в особенности склонны были воспринимать, как проявления воли богов. Но какой бы силы удар судьбы не постигал Спартака, он противопоставлял ему не меньшую твердость духа. Спартак продолжал сражаться.

Аппиан упоминает о неудачной попытке штурмовать укрепления Красса, причем с удовлетворением сообщает: «Красс на заре уничтожил около 6000 человек неприятелей, а вечером еще приблизительно столько же, в то время как из римского войска было только трое убитых и семь раненых. Такова была перемена, происшедшая в армии Красса благодаря введенной им дисциплине».

Неудача не заставила Спартака отказаться от намерения пробивать себе дорогу с Регийского полуострова. Он уже убедился, что до Сицилии ему не добраться. Необходимо было, по крайней мере, вырваться на оперативный простор. «Он ждал только всадников, кое-откуда прибывавших к нему» (Аппиан), а между тем беспокоил осаждавших мелкими вылазками, затрудняя осаду. «Он постоянно неожиданно нападал на них, набрасывал пучки хвороста в ров, зажигал их и таким путем делал осаду чрезвычайно трудной. Он приказал повесить пленного римлянина в промежуточной полосе между обоими войсками, показывая тем самым, что ожидает его войско в случае поражения» (Аппиан).

В Риме затяжной характер осады вызвал раздражение. На собственном опыте убедившись в полководческих талантах Спартака и ожидая любых неожиданностей от сильного и изобретательного врага, Сенат решил наконец противопоставить Спартаку равного ему полководца. Вторым главнокомандующим в войне со Спартаком был назначен возвращающийся из Испании Помпей. Это назначение было как нельзя менее на руку Крассу, чье ревнивое соперничество в славе с Помпеем было общеизвестным. Теперь желанные лавры ускользали от него к сопернику, и так без меры увенчанному военной славой. А ведь незадолго до того Красс считал свое положение настолько рискованным, что даже сам писал в Сенат, предлагая призвать из Испании Помпея, а из Фракии Лукулла. Тогда, не надеясь на победу, он стремился хотя бы переложить ответственность за окончание войны на чужие плечи. Появление Помпея или Лукулла лишило бы его, конечно, лавров победителя, но и позора поражения он избежал бы.

Агония

«Красс, опасаясь, что слава победы может достаться Помпею, старался всячески ускорить дело и стал нападать на Спартака. Последний, также желая предупредить прибытие Помпея, предложил Крассу вступить в переговоры». Предложение было с презрением отвергнуто, но вот интересно, что именно собирался предложить Спартак Крассу? Может быть, просто взятку за то, чтоб Красс приостановил военных действия и дал Спартаку возможность каким-то образом покинуть Италию? В этом случае победа, по крайней мере, не досталась бы ни ему, ни Помпею.

Дождавшись бурной и снежной зимней ночи, Спартак повел свою армию на штурм укреплений Красса. Завалив небольшую часть рва хворостом и землей, ему удалось с боем пробить себе дорогу к Брундизию.

И снова в армии восставших, деморализованной постоянными неудачами, отсутствием перспектив, предчувствием близкого конца вспыхнули раздоры. Счастливой звезде Спартака уже не верят. То один, то другой отряд отделяется от армии, чтоб искать спасения на свой страх и риск. «…многие, отпав от Спартака, расположились отдельным лагерем у Луканского озера. Напав на этот отряд, Красс прогнал его от озера, но не смог преследовать и истреблять врагов, так как внезапное появление Спартака остановило их бегство» (Плутарх). И опять, как это было с Криксом, великодушие Спартака, блеск его маневра спасли его людей и лишили римлян победы.

Но и вслед за этим от армии Спартака отделяется крупный отряд, состоящий из галлов и германцев, под предводительством Гая Канниция и Каста. Это даже не отряд, а почти половина армии. Римские источники указывают число погибших в последовавшем бою этого отряда с римлянами — тридцать пять тысяч. Оба лагеря восставших рабов, по-видимому, располагались недалеко друг от друга. Сект Юлий Фронтин в своем сочинении «О военных хитростях» так описывает происшедшее: «Красс в войне с беглыми рабами у горы Коломация стал двумя лагерями рядом с лагерем врагов. Затем ночью, переменившись войсками и оставив палатку предводителя в большом лагере, чтобы обмануть врагов, он сам вывел свое войско и поставил его в боевом порядке у подошвы вышеназванной горы. Разделивши конницу, он приказал Л. Квинкцию часть ее направить против Спартака и завлекать его притворным видом боя, а другою частью конницы постараться выманить на битвы галлов и германцев из отрядов Каста и Ганника (Гая Канниция) и под притворным видом сражения завлечь их туда, где он сам заранее стоял со своим войском в боевом порядке. Когда варвары стали их преследовать, конница расступилась, уйдя на фланги, и внезапно перед врагами появился боевой строй римской пехоты, которая с громким криком ударила на них».

Плутарх указывает иное число погибших — двенадцать тысяч триста. Из них только двое были убиты в спину «все остальные пали, оставаясь в строю и сражаясь против римлян». Вместе с ними погибли и их вожди, Гай Канниций и Каст. Спартака окружали благородные люди, вожди восстания гибли с оружием в руках, ни один не пытался спасти жизнь в бегстве. А вот и доставшаяся римлянам добыча, впечатляющий список, свидетельство недавних побед спартаковцев: «…пять римских орлов, двадцать шесть военных значков, много военной добычи, между которой было пять ликторских связок с секирами» (Фронтин).

После этого поражения Спартак начал отступление к Петелийским горам, «за ним по пятам следовали Квинт, один из легатов Красса и квестор Скрофа. Но когда Спартак обернулся против римлян, они бежали без оглядки и едва спаслись, с большим трудом вынеся из битвы раненого квестора. Этот успех и погубил Спартака, вскружив головы беглым рабам. Они теперь и слышать не хотели об отступлении и не только отказывались повиноваться своим начальникам, но, окружив их на пути, с оружием в руках принудили вести войска назад через Луканию на римлян» (Плутарх).

Даже распадающаяся армия Спартака еще страшна для римлян, если ее ведет сам Спартак. Отколовшиеся части его армии истреблялись римлянами в одном-единственном бою, но имя Спартака окружал ореол непобедимого полководца (за два года войны он лично не потерпел ни одного поражения), знали римляне и грозное знамение, предшествовавшее обращению его в рабство. Все это никак не давало им приняться за Спартака всерьез. Они преследуют его, выматывая его армию, и все же не решаясь дать решающее сражение.

«…шли они туда же, куда спешил и Красс, до которого стали доходить вести о приближавшемся Помпее; да и в дни выборов было много толков о том, что победа над врагами должна быть делом Помпея: стоит ему явиться — и с войной будет покончено одним ударом» (Плутарх). В Брундизии тогда находился и Марк Лукулл, наместник провинции Македония, брат Луция Лукулла. Марк Лукулл, как и Помпей, был вызван Сенатом в помощь Крассу, без которой Красс теперь мечтал обойтись.

Желая быстрей дать рабам решающее сражение, Красс расположился лагерем рядом с ними. Привыкший к осторожности деловой человек, он даже в спешке действовал методически, не пренебрег установленным правилом укреплять лагерь. В то время как его солдаты рыли ров, «…рабы тревожили их своими налетами. С той и другой стороны стали подходить все большие подкрепления, и Спартак был, наконец, поставлен в необходимость выстроить все свое войско» (Плутарх).

Из слов Плутарха явствует, что Спартак не хотел тогда дать Крассу бой. Только необходимость заставила его построить войско для битвы. Такая медлительность удивительна, учитывая, что Помпей со своей армией находится уже совсем близко, но, возможно, Спартак ждал именно его. Полководческий талант Спартака был сродни таланту величайшего полководца античности, Ганнибала. Подобно Ганнибалу Спартак «…на все обращал внимание». Он знал о неприязни между Помпеем и Крассом, которая должна была только усугубиться, когда Помпей явится отобрать у Красса его победу. Учитывая неизбежную неразбериху при передаче дел между двумя нелюбезно настроенными полководцами, Спартак, возможно, считал именно этот момент наиболее удачным для нанесения удара. Однако свой последний бой Спартаку пришлось дать не тогда, когда подсказывало ему чутье полководца, а в час, который назначила судьба.

Последний бой

«Перед началом боя ему подвели коня, но он выхватил меч и убил его, говоря, что в случае победы получит много хороших коней от врагов, а в случае поражения не будет нуждаться и в своем. С этими словами он устремился на самого Красса; ни вражеское оружие, ни раны не могли его остановить, и все же к Крассу он не пробился и лишь убил двух столкнувшихся с ним центурионов» (Плутарх).

Центурионы — кадровые военные. Смело можно сказать, что на них держалась римская армия. В военном лагере они были хранителями устава и традиций, в бою — примером для легионеров. Если Спартаку противостояло сразу два центуриона, это свидетельствует об исключительной напряженности боя. А бой и в самом деле был ужасен, «…грандиозная битва, чрезвычайно ожесточенная вследствие отчаяния, охватившего такое большое количество людей. Спартак был ранен в бедро дротиком: опустившись на колено и выставив вперед щит, он отбивался от нападавших, пока не пал вместе с большим числом окружавших его» (Аппиан).

Таков был конец Спартака, человека, чья грандиозная личность по своим масштабам сопоставима с Божественным Юлием — Гаем Юлием Цезарем. Подобно, как это говорили про Цезаря, про Спартака можно сказать, что его величие было тем заметней, чем ужаснее были обрушивавшиеся на него несчастья. Он обладал редким среди людей качеством — способностью сражаться до конца. Трудно сражаться с врагом, но вдвойне трудней сражаться, не имея четких перспектив, очень мало надежд, преодолевая неудачи, строя один за другим планы, которые судьба разбивает одним прикосновением, и снова и снова напрягая силы в погоне за все более удаляющейся победой.

Как легко было бы Спартаку, подобно Серторию последних лет, забросить дела, хотя бы после тех неудачных попыток высадиться в Сицилии. Хоть недолго пожить для себя, в пирах и забавах, а затем, по примеру римлян, которым недвусмысленно подражал Спартак, вскрыть себе вены. Но он продолжает руководить своей распадающейся армией, озлобленными, отчаявшимися людьми, готовыми обратить оружие против своих вождей. Окруженный врагами, он продолжает жить ради победы и даже в своем последнем бою, когда уже все кончено, когда его армия гибнет, пытается сделать все лично от него зависящее, чтоб вырвать ее у жестокой судьбы. Свою удивительную силу он делает своей последней ставкой. Стоило ему убить Красса, и опять зашаталась бы чаша весов, смятение охватило бы вражеское войско и, возможно, рабам удалось бы вырвать победу у римлян. Тогда Спартак обрушился бы на Помпея, а победа над Помпеем означала очень многое, возможно, даже переговоры с Сенатом.

Убить Красса Спартаку не удалось, «…окруженный врагами, он пал под их ударами, не отступая ни на шаг и сражаясь до конца» (Плутарх), но погиб он с оружием в руках. Да, скорее всего, именно такой смерти он и желал для себя. Даже самые яростные недоброжелатели Спартака из числа римских историков говорят о его смерти почтительно, ведь уважение к доблести было явным достоинством римлян. «Спартак, сражаясь храбрейшим образом в первом ряду, был убит и погиб, как подобало бы великому полководцу», — пишет Флор, автор одного из самых едких описаний восстания.

Численность армии Спартака в последнем бою античные историки оценивали в 90 тысяч человек. Несмотря на потери и отпадение отдельных частей, армия Спартака, по сообщению Аппиана, все еще оставалось очень большой. Из них 60 тысяч погибло в бою, и 6 тысяч было взято в плен. Остальные бежали и были впоследствии истреблены армией Помпея, подоспевшей к вечеру на место сражения. 60 тысяч погибших — грандиозная по меркам античности цифра. Одна она могла бы говорить о неслыханной ожесточенности боя. Рассчитывать на пощаду беглые рабы не могли. Помимо всех прочих соображений, их даже нельзя было снова продать в рабство, никто не купил бы раба, за плечами которого стояло два года вооруженного восстания. 6 тысяч пленных были распяты на крестах вдоль Аппиевой дороги, ведущий из Рима в Капую. Тела Спартака на поле боя не нашли. Возможно, он и ринулся в самую гущу боя в надежде быть изрубленным в схватке, чтоб его тело не попало на поругание в руки врагов, и судьба, такая безжалостная при жизни, после смерти благоволила ему.

Говорить о том, что он бежал либо был вынесен с поля боя, представляется излишним. Бегство было не в характере Спартака, а вынести его тело было и тем более невозможно, учитывая, что две римские армии делали все, чтоб не допустить рассеивания беглецов по окрестностям.

И все же со смертью Спартака связана некая загадка. Все античные авторы в один голос утверждают, что Спартак погиб в последнем бою, никто даже в качестве гипотезы не предполагает, что он мог спастись и это при том, что, судя по всему, тела Спартака никто не видел. Рискнем предположить, что тело Спартака все же было найдено, но оказалось до такой степени искалечено, что опознать его можно было только по особым приметам. Представлять труп в таков виде на всеобщее осмотрение не рискнули. Римлянам приходилось учитывать настроение рабов, а среди них тем скорей пошли бы слухи, что Спартак спасся и скоро опять себя покажет, если бы им представили тело, которое невозможно опознать. В таком случае лучше отделываться полуправдой, что и было сделано, а в сенат Красс со спокойной душой мог предоставить реляцию о несомненной гибели Спартака. Эта версия и осталась в сочинениях античных историков.

Итоги восстания

Точек зрения на итоги восстания и его влияние на ход дальнейшей римской истории столько же, сколько трактовок самого восстания. В советской истории восстание Спартака, точней, необходимость усиления на государственном уровне контроля за эксплуатируемым классом рабов, признавали одной из причин перехода Республики к Империи. Наиболее ортодоксальна позиция историков 30-х годов XX века, называвших восстание Спартака революцией рабов — наивысшей формой классовой борьбы античности, после чего еще почти шестьсот лет римская империя клонилась к упадку. Это безусловные крайности.

На наш взгляд к истине ближе Моммзен. Восстание Спартака никак не повлияло на дальнейшую римскую историю. В современных сочинениях восстания рабов не без остроумия сравнивают со стихийными бедствиями. За рабами не признавалось гражданских прав, следовательно, не признавалось и прав хоть как-то влиять на политику государства. Бунт подлежал ликвидации, участники — наказанию, разрушенное хозяйство восстанавливалось, и государство продолжало жить прежней жизнью.

На этом можно и окончить эту статью, но это было бы не только несправедливо по отношению к Спартаку, но и просто близоруко.

Скульптура «Спартак». Лувр.

Источник: Academic.

Ведь прошло более двух тысяч лет, а Спартак не забыт, и имя его до сих пор вызывает такое воодушевление, словно он все еще жив, а не почил где-то в безымянной могиле в земле Италии. Разве гром увертюры в Большом Театре, разве книжные полки, широкие экраны Голливуда, статуя Спартака в Лувре, монумент в Сандански не продолжение истории восстания?

Сцена из балета «Спартак».

Источник: Большой театр.

Если на минутку дать волю фантазии, можно предположить, что именно этого и хотел Спартак. Именно это и было его целью. Он не хотел уйти в историю безвестным. Он хотел бросить на историю всю мощь своей личности, всю исполинскую силу своей воли, чтоб заставить ее, историю чужого народа, потесниться и дать ему место на своих страницах.

Юный болельщик «Спартака».

Источник: Официальный сайт стадиона ФК «Спартак».

Человек всегда добивается того, чего страстно желает. Спартак желал бессмертия и получил его. Именно это качество — безграничное честолюбие, безграничная вера в победу, делает Спартака таким родственным истории Рима, истории краха Республики, и среди героев, чьи имена записаны на скрижалях истории, вождей и вожаков своего времени: Цезаря, Суллы, Цицерона, Катилины, Катона, Мария, Помпея, решительных и неистовых, отчаянных бойцов и не менее отчаянных консерваторов, — свое место по праву занимает и «Великий генерал рабской войны», человек, о котором сказано, что вождь, поднимающий рабов на битву за свободу, — есть защитник всех бесправных и угнетенных.