sci_tech Александр Сергеевич Павлов Гремучие змеи океанов

Не обладающие суперхарактеристиками, не выделяющиеся гигантскими размерами, не получившие звучных юбилейных названий, лодки проекта 670 незаслуженно оттеснены на второй план, даже вполне героические походы и дела в период их напряженной службы оставались в тени. С 25 июля 1977 года их из крейсерских переклассифицировали в большие, с изменением индекса на "Б", затем с января 1978 возвратили статус крейсерских, а в 1991-92 уже окончательно они низводятся до "больших" со всеми вытекающими последствиями – оплатой, престижем и т.д. В одночасье их вывели в отстой, списали – пройдет совсем немного времени и может статься, что в славной истории Советского ВМФ им и места не останется… Не берусь назвать все фамилии, полностью раскрыть все тонкости конструкции и перипетии службы – задачей данного труда считаю краткое ознакомление с удачным проектом, с "гремучими змеями" морей и океанов, как их опасливо называли моряки флотов, противостоящих нам на морских дорогах в 70-е годы.

ru ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6 30.01.2011 FBD-F16A40-33D9-7F4E-7199-3648-8931-1BD33E 1.0 Гремучие змеи океанов ООО "Литограф" Якутск 1999

Александр Сергеевич Павлов

Гремучие змеи океанов

Якутск 1999 г.

КАК РОЖДАЛИСЬ «ГРЕМУЧИЕ ЗМЕИ»

Советские военно-морские специалисты, изучая и анализируя опыт второй мировой войны, пришли к однозначному решению: с развитием авиации альтернативой авианосцам могут быть только подводные лодки, представляющие серьезную угрозу в океане для любого противника, решая при этом большинство задач, включая и реальное устрашение. Этот вывод подкрепился созданием в нашей стране атомоходов, которые воплощали в себе концентрацию мощи и силы, скрытности и маневра. В 1955 году Н. Хрущев заявлял: "Только подводные лодки, вооруженные управляемыми ракетами, наилучшим способом отвечают требованиям, предъявляемым к морским операциям". Через некоторое время и к нам пришло осознание того, что без надежного воздушного прикрытия и обеспечения даже подводные лодки (особенно с ракетами, которые стартовали из надводного положения) при возросших возможностях ПЛО теряют свои преимущества и превращаются из грозного противника в обычную мишень. Но это мы с вами знаем сейчас, а тогда возможности атомных подводных лодок намного превышали возможности противолодочных средств и новые корабли представляли собой очень серьезную угрозу. Все было логично.

С позиций сегодняшнего дня очевиден тот недостаток, что в отличие от США, где в управлении кораблестроения ВМС (затем Командование систем кораблестроения) сосредотачивалось исследование, проектирование, строительство и испытания всех кораблей основных классов, у нас в стране функционировала система самостоятельных конструкторских бюро. Поскольку о настоящем конкурентном подходе к проектированию кораблей не было речи, приходилось распределять нагрузку на них поровну. В июне 1958 года был объявлен конкурс между КБ на создание четырех проектов лодок второго поколения По трем проектам (в том числе и 670) конкурс выиграло СКБ-143. Пришлось Министерству махнуть рукой на результаты конкурса и раздавать "сестрам по серьгам" – ЦКБ-18 дали в качестве направления атомные ракетоносцы стратегического назначения, СКБ-143 стало специализироваться на атомных торпедных лодках, а подключившееся к конкурсу сормовское СКБ-1 12 "Судопроект" стало заниматься атомоходами с крылатыми ракетами. Причем специализация последнего определилась не сразу: вначале предполагалось 670 проект строить как атомную малую торпедную лодку.

У СКБ-143 была логичная и верная идея в одном базовом корпусе спроектировать корабли различного назначения, как в Америке, где методом врезки ракетного отсека в корпус АПЛ типа "Скипджек" получился "Джордж Вашингтон". На это Минсудпром, в чьем ведении были КБ, не пошел, поэтому естественно, отсутствие настоящей конкуренции и параллельность в работе разных КБ непременно должна была привести, с универсализацией оружия, к появлению сходных по назначению и возможностям, но разных по конструкции проектов со всеми вытекающими отсюда неудобствами. Мало того, ЦКБ-18 наряду со стратегическими ракетоносцами стало разрабатывать и дизельные торпедные лодки, ЦКБ-16 занималось проектами лодок и с баллистическими, и с крылатыми ракетами, а СКБ-1 1 2 начало создавать атомные торпедные лодки. Все перемешалось, и специализации в итоге не получилось.

Но тогда другого пути, скорее всего, не было: военно-политические структуры, а с ними вместе и судостроительная промышленность СССР с огромным напряжением шли к паритету с США. Стратегические ракетоносцы были нужны – это ясно. Вопросы противолодочной обороны на путях патрулирования лодок США решались торпедными лодками – тоже логично. И, наконец, целый тип атомоходов предназначался для борьбы с мощными авианосными соединениями при помощи крылатых ракет – и здесь другого варианта не предвиделось при отсутствии у нас крупных ударных ракетных кораблей и тем более авианосцев. Дело упиралось лишь в количество лодок. Именно поэтому размещение заказов на атомоходы в Горьком следует считать мерой вынужденной, а последующее сворачивание производства – явлением закономерным. Хотя были и плюсы – так, упрощало строительство то обстоятельство, что в Горьком располагался завод по изготовлению атомных реакторов (директор В.Д. Максименко) и вообще все контрагенты были намного ближе к верфи, нежели в Северодвинске или, скажем, в Комсомольске на Амуре. Ну, и на случай атомной войны "лишняя" верфь в глубине страны не помешает.

С другой стороны, отсутствие эффективных средств и методов борьбы с подводными атомоходами и ракетами в начале 60-х годов породили у наших специалистов переоценку возможностей не только ракетно-ядерного оружия, но и средств их доставки. Считалось, что АУГ или крупный конвой вероятного противника можно будет уничтожить одной подводной лодкой или группой самолетов-ракетоносцев, без какого-либо обеспечения или прикрытия. Но когда в военных научных исследованиях стали прорабатываться способы ведения боя против условного противника, обладающего "непробиваемой" обороной, стало понятно, что все не так просто, боевая устойчивость АУГ значительно выше, чем считалось, и что ПЛА с ракетами надводного старта вряд ли смогут выполнить свою основную задачу в первом эшелоне. К тому времени американцы уже начали менять концепцию обороны – вместо охраны одиночных судов и конвоев переходить к контролю над морем. Они даже планировали поставить условие топить (в мирное время) любую невсплывшую обнаруженную подводную лодку, но это настолько нарушало Женевские соглашения о свободе мореплавания, что, конечно же, не "прошло".

Сегодня кажется абсолютно понятным, что нужно было как можно скорее уходить от надводного старта к подводному, но в начале 60-х все было иначе. Небольшой диалог (с начальником кафедры подводных лодок) из воспоминаний А.П. Михайловского: " Надводный старт, а также необходимость управления крылатыми ракетами в полете, в сочетании с большой шумностью лодок делает их весьма уязвимыми, во всяком случае, на расстоянии двух сотен километров от атакуемого противника.

– Мы создали, к сожалению, не поколение "подводных авианосцев", а серию "ревущих коров", как называют эти лодки американцы говорил Хияйнен, – нужен старт из-под воды в сочетании со значительным увеличением дальности полета ракет и резким снижением уровней шумности лодок. Я понимаю, это большие деньги и ответственность конкретных людей, но иначе нам удачи не видать.

Далее Лев Петрович поведал о том, как доказывал все это в Генеральном штабе и перед руководством Военно-Морского флота, но натолкнулся на непонимание, более того – на резкое неприятие своих идей. Рассказывал, как его обвинили чуть ли не в очернительстве боевой мощи и славных традиций флота, как Главнокомандующий С.Г. Горшков перестал здороваться, а новый начальник Академии, адмирал А.Е. Орел стал предвзято относиться не только к нему лично, но и к подводной кафедре".

Но лучше поздно, чем никогда – С.Г. Горшков вскоре и сам пришел к подобным выводам и энергично взялся за реализацию новой тактики лодок.

К тому времени, когда решили строить атомные ракетоносцы в Сормово, уже имелся трагический и героический опыт, приобретенный в период освоения атомной энергетики на лодках первого поколения, но зато были разработаны АЭУ второго поколения, электрооборудование на переменном токе, новые технические средства, в 1961- 1962 г. проведены испытания ракеты "Аметист" с подводным стартом со специального стенда и переоборудованной дизельной лодки проекта 61 ЗА (позднее 61 ЗАД), пробы и ошибки в основном уже были пройдены. Из опыта службы стало понятно, что дальнейшее строительство подводных лодок первого поколения с крылатыми ракетами П-6 для надводного старта бесперспективно и нужны более скрытные корабли с подводным стартом ракет.

Решение именно такой задачи и было поручено СКБ-112. В качестве предметного прототипа для сормовцев послужила многоцелевая атомная подводная лодка проекта 661. Этот корабль, строившийся в Северодвинске с 1963 по 1969 год по чертежам ЦКБ-16, был во всех отношениях уникальным – здесь не разрешалось применять уже освоенные технические средства, оборудование, автоматику – только новое, только перспективное. Этим хотели, как бы обогнать время, создать максимально большой задел для крупносерийного строительства на многие годы вперед. Очень широкий шаг вперед удался лишь частично: к тому времени, когда лодка все же была построена, она, к сожалению, по части многих требований уже не удовлетворяла ВМФ – к тому же, вступали в строй менее дорогие, менее шумные лодки с подводным стартом ракет, проекта 670, созданные в Горьком.

Для ленинградских конструкторов было настоящим шоком то, что не их обладатель "голубой ленты", а Сормовский проект пойдет в серию и они повели массированную атаку в защиту своей лодки. Инициативные и альтернативные проработки, закулисная борьба – все это длилось несколько лет, в результате было решено не улучшать 661, а создавать новый, значительно более мощный подводный крейсер с ракетами "Гранит", ныне известный нам как проект 949…

Не обладающие суперхарактеристиками, не выделяющиеся гигантскими размерами, не получившие звучных юбилейных названий, лодки проекта 670 незаслуженно оттеснены на второй план, даже вполне героические походы и дела в период их напряженной службы оставались в тени. С 25 июля 1977 года их из крейсерских переклассифицировали в большие, с изменением индекса на "Б", затем с января 1978 возвратили статус крейсерских, а в 1991-92 уже окончательно они низводятся до "больших" со всеми вытекающими последствиями – оплатой, престижем и т.д. В одночасье их вывели в отстой, списали – пройдет совсем немного времени и может статься, что в славной истории Советского ВМФ им и места не останется… Не берусь назвать все фамилии, полностью раскрыть все тонкости конструкции и перипетии службы – задачей данного труда считаю краткое ознакомление с удачным проектом, с "гремучими змеями" морей и океанов, как их опасливо называли моряки флотов, противостоящих нам на морских дорогах в 70-е годы.

Из "Джейна" можно было понять, что проект 661 (класс "Папа") является дальнейшим развитием проекта 670 (класс "Чарли"). На самом деле, хотя 661 вступила позднее, все-же именно она была прототипом для 670.

ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО

В мае 1960 года СКБ-1 12 (с 1974 г. ЦКБ "Лазурит") было выдано ТТЗ на создание ПЛАРК проекта 670 (с февраля 1965 по новому указанию проекту был присвоен шифр "Скат"). Главным конструктором новой лодки стал Владимир Петрович Воробьев, прошедший на "Красном Сормово" путь от ученика фрезеровщика до начальника (с 1954 года, в возрасте 41 год) и главного конструктора СКБ-1 12. С 1963 года он стал Героем Социалистического Труда, а до того и после был лауреатом многих званий, премий, наград. Умер в 1992 году.

Само СКБ было организовано 30 апреля 1953 года при заводе (первый начальник З.А. Дерибин), вначале лишь для разработки рабочей и технологической документации по строительству дизельных лодок проекта 613 (на своем заводе и для Китая), но затем в кратчайшие сроки "встало на ноги" и начало разрабатывать корабли "от нуля".

Самая главная и основная проблема, которую пришлось решать конструкторскому коллективу с самого начала проектирования атомной подводной лодки – снижение массы и габаритов будущего корабля для возможности его проводки по Волге и далее по каналам к месту сдачи, в Северодвинск, с сохранением состава вооружения и других основных характеристик тактико-технического задания.

Естественно, что проектные проработки согласно утвержденным правилам проектирования подводных лодок, с двумя валами, двумя реакторами, с одноотсечной надводной непотопляемостью приводили к неприемлемому росту водоизмещения более 7000 тонн.

Вообще по этому поводу в 60-70-е годы и у нас и у американцев шла бурная дискуссия (на которую до сих пор нет однозначного ответа) – на заре развития атомного подводного флота в США прошла испытания опытная лодка "Тритон", которую пытались создать не только с обеспеченной непотопляемостью в надводном положении, но и способную плавать под водой с одним затопленным отсеком. К чему это привело, догадаться нетрудно: в уменьшенных по объемам помещениях не могли нормально размещаться устройства и механизмы, для каждого реактора и турбин выделялись отдельные отсеки, выросли размерения и водоизмещение (с 3550 т у "Скипджека" до 7750 т), потребовалась более мощная энергоустановка и пошло- поехало. Потом они махнули рукой и отказались от избыточного запаса плавучести: в результате надводная и подводная непотопляемость ПЛА США теперь не обеспечена и основным средством их спасения при возникновении аварий является лишь срочное всплытие. Наши подводные лодки первого поколения строились поначалу также с одноотсечной (надводной) непотопляемостью, но постепенно и у нас пришли к мысли, что нужны новые, более гибкие подходы. По примеру СКБ-143 горьковчане также решили делать лодку с "необеспеченной" надводной плавучестью и одновальной, но и это не решало проблему полностью. И тогда решились на совершенно смелый по тем временам шаг – на однореакторную энергоустановку. В эскизном проекте нормальное водоизмещение составило 2400 тонн.

Потребовалось много сил и энергии, чтобы доказать жизненность смелых идей: ведь по опыту эксплуатации лодок первого поколения как раз и возникали проблемы обеспечения надежности энергоснабжения, требовавшие дублирования АЭУ. Была единственная зацепка для обоснования "однореакторного" решения – тактическое предназначение лодок не предусматривало операций подо льдами Арктики – ведь ракеты из-под воды по крупным надводным целям можно запускать только на открытой воде (крупные корабли во льдах не плавают, а ракета лед не сможет пробить). Не имея льдов над головой, в случае аварии можно было бы осуществить аварийное всплытие и следовать в базу под дизелями и вспомогательными движителями. Военные согласились с доводами конструкторов.

С другой стороны, промышленность на них тоже довольно сильно давила – новые лодки были нужны на флоте, да и цеха надо было срочно загружать. К слову сказать, ко времени защиты технического проекта 670 еще по 150 наименованиям основного оборудования для него характеристики не были утверждены, в числе которых и ракетный комплекс "Аметист", и турбины, и ГАК "Керчь", выбранный как более компактный и легкий по сравнению с еще проектировавшимся "Рубином". Естественно, что технический проект дважды корректировался, вторично с удлинением лодки на 7 шпаций. Это удлинение было связано с тем, что у экспертной комиссии возникли сомнения в правильности заявленной весовой нагрузки Проверка всех статей нагрузок подтвердила, что горьковчане "просчитались" с водоизмещением. Говорят, что Звезду Героя и выговор за это В.П. Воробьев получил в один день.

В июле 1963 года технический проект был утвержден и началось строительство принципиально новых для "Красного Сормово" (п/я М-5596) кораблей – от дизельных лодок горьковчане сразу переходили на атомоходы второго поколения, с совершенно другими подходами и требованиями к качеству обработки материалов, изготовления, сварки и сборки, с полной заменой технологии. Главным строителем новой серии был назначен В.В. Семашко, ответственным сдатчиком – Ф.Г. Преображенский и сдаточным механиком – А.И. Нахров Главным наблюдающим нового проекта от ВМФ был назначен капитан 2 ранга В.Р. Мастушкин Постройка ПЛАРК велась на горизонтальных построечных местах в крытом эллинге. Была проведена реконструкция трансбордера и слипа путем прокладки дополнительных путей и увеличения количества тележек, что позволило довести спусковой вес кораблей с 2000 до 6000 тонн. Также были созданы новые цеха и производства для обеспечения хранения, загрузки и испытаний атомных реакторов (физический пуск можно было осуществлять на стапеле).

Строительство первого заказа шло с большим трудом, в достаточной спешке, так как примешалась политика, головной корабль нужно было сдать непременно к 50- летию Октябрьской революции. Мало того, дело осложнялось и географическим положением города Горький- необходимость окончательной сдачи корабля на Севере заставляла выводить лодку по Волге до первых чисел октября. Для того чтобы заказ не остался зимовать на верфи или вообще на реке, прорабатывались даже варианты сдачи корабля на Черном море, которые были отклонены. Затем организационными и технологическими мероприятиями дело было исправлено, и второй корпус с передаточного дока пришел к причалам в Северодвинске лишь для погрузки припасов, после чего вышел в море, хотя первый заказ, прибывший на сдаточную базу, фактически еще не был введен в строй. Тем не менее, по сложившимся к тому времени порядкам, 5 ноября 1967 года Председатель Государственной комиссии вице-адмирал А.И. Сорокин подписал акт о приемке в состав ВМФ первой Горьковской атомной подводной лодки, у которой очень много чего было "впервые".

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ ПРОЕКТА 670

Атомная ракетная подводная лодка проекта 670 имела веретенообразную форму легкого корпуса с эллиптическим сечением в носовой части (с приполнением), где размещались стационарные ракетные контейнеры. Расположение акустических антенн МГК-100 (шумопе- ленгаторная станция кругового обзора МГ-10 "Кола", станции МГ-14, МГ-23, МГ-29) заставило притупить носовые обводы, часть приборов разместили в особом обтекателе верхней части носовой оконечности и в ограждении рубки. Легкий корпус, балластные цистерны, прочная рубка выполнялись из маломагнитной стали и АМГ, надстройка и ограждение рубки – из алюминиевого сплава, в обтекателях ГАС использовался титановый сплав. Все эти "облегченные" материалы в морской воде реагируют друг с другом, вызывая электрохимическую реакцию, хотя и снижают вес высокорасположенных корпусных конструкций. Для защиты от коррозии на лодках были установлены цинковые протекторы, места соединения разнородных металлов имели прокладки, а на корпус накладывался отрицательный потенциал от особого источника электрического тока.

Для уменьшения шумоизлучения и сопротивления движению лодки под водой впервые на подводных лодках были установлены устройства закрытия шпигатных отверстий. Давление воздуха высокого давления увеличивалось с 200 до 400 кг, что позволило применять его на больших глубинах, а также без увеличения габаритов системы увеличить запас ВВД в 1,6 раза. Для повышения живучести и надежности системы воздуха ВД была внедрена кольцевая схема, а также возможность аварийного продувания цистерн главного балласта.

Система гидравлики разделялась на три автономных привода: для общекорабельных устройств, для крышек ракетных контейнеров и для рулевого устройства, что увеличивало надежность системы, а позднее и огнеопасная рабочая жидкость была заменена на негорючую, что снизило пожароопасность.

Все наружные поверхности легкого и прочного корпусов покрывались противогидролокационным резиновым покрытием. Основные размерения: длина – 95,55, ширина – 9,6, ширина по стабилизаторам – 13, осадка крейсерская носом – 7,81, кормой – 6,95 метров. Полное надводное водоизмещение – 3624 тонн (нормальное – 3580 т). Прочный корпус из стали АК-29 рассчитывался на предельную глубину погружения в 300 метров (рабочая – 240), в носовой оконечности на протяжении 21 метра имеет в сечении форму "тройной восьмерки". Запас плавучести – 24 %

Прочный корпус делился на семь водонепроницаемых отсеков, плоские переборки которых рассчитаны на давление 15 атмосфер. Первый отсек, составленный из трех цилиндров в виде тройной "восьмерки" – торпедный, аккумуляторный и жилой. Здесь размещалось четыре 533- мм и два 406- мм торпедных аппарата с общим боезапасом в 12 торпед типа 53-65 или СЭТ-65 и 4 торпед типа СЭТ-40 или МГТ-2 с глубиной стрельбы соответственно 100 и 200 метров. Вместо торпед можно было принимать и ставить мины (до 26 штук), а также выстреливать приборы "Анабар" для создания ложной цели (впрочем, приборы эти на практике для использования не выдавались). Погрузка боезапаса производилась через торпедопогрузочный люк. На средней палубе располагались каюты, пульты предстартовой подготовки ракет, пост гидроакустиков. Аккумуляторная батарея состояла из 112 элементов. Второй отсек – жилой, в нем же расположены челночная система спасения (ВСУ) личного состава из затонувшей лодки с глубины до 400 метров, каюты, камбуз и провизионная. Третий отсек – центральный пост, в нем же вторая аккумуляторная батарея из 1 12 элементов (общая емкость АБ- 2 х 8000 ампер/ часов). Четвертый отсек электромеханический – с пультом управления ГЭУ, главным распределительным щитом и обратимыми преобразователями тока для различных электрических цепей, в трюме размещались узлы гидравлики и холодильная машина. Пятый отсек – реакторный: ППУ СЖ-350 состояла из одного реактора типа ВМ-4 мощностью 89,2 мВт с железоводной защитой и парогенераторов с общей производительностью пара 115 т/ час (при температуре 280 градусов). В связи с установкой однореакторной АЭУ особое внимание было обращено на ее живучесть. Так, были продублированы все вспомогательные механизмы, введена расчлененная компенсационная решетка, системы контуров выполнялись из двух независимых ветвей, имелось два автономных конденсатора.

Шестой отсек – турбинный (ГТЭА-631), седьмой отсек – электромеханический, здесь же располагался привод для двух водометов по 270 кВт, которые давали скорость до 5 узлов в подводном положении. Энергоустановка разрабатывалась специально в ОКБМ, которым руководил И.И. Африкантов, а затем Ф.М. Митенков и была максимально унифицирована с проектом 671.

ОБЩЕЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ ПРОЕКТА 670:

ВЫДВИЖНЫЕ УСТРОЙСТВА: 1. Станция радиолокационной разведки МРП-10 "За- лив-П"; 2. Устройство для работы компрессора под водой (воздушная шахта); 3. Радиолокационная станция кругового обзора РЛК-101 "Альбатрос"; 4-пеленгатор "Весло-П"; 5. Антенна связи "Тополь"; 6. Желоб для укладки штыревой антенны "Искра"; 7. Перископ ПЗНС-10; 8. Топовый огонь.

ВООРУЖЕНИЕ: 9. ПУ СМ-97 для ракет "Аметист"; 10. Торпедные аппараты 533 мм; 11. Торпедные аппараты 406 мм; 12. Торпеды на стеллажах; 13. Торпедопогрузоч- ный люк.

ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА: 14. НОК; 15. Прибор №1-1 ГАК "Керчь"; 16. Гидроакустическая антенна; 17. Прибор 1-3 ГАК; 18. Пост гидроаккустики; 19. Пост предстартовой подготовки ракет "Аметист"; 20. Рубка связи; 21. Рубка аппаратуры радиоразведки;

ЦИСТЕРНЫ: 22. Биологической защиты; 23. Питательной воды; 24. Кольцевого зазора; 25. Торпедозаместительная; 26. Топливная; 27. Масляная; 28. Турбинного масла; 29. Уравнительные; 30. Прочно-балластные; 31. Дифферентная; 32. Теплый ящик;

ПОМЕЩЕНИЯ и АГРЕГАТЫ: 33. Реактор; 34. Парогенераторы; 35. Редуктор; 36. Автономные турбогенераторы; 37. Дизель-генератор; 38. Отсек ГРЩ и преобразователей; 39. Узел гидравлики; 40. Холодильная машина; 41. Гиропост; 42. Всплывающее спасательное устройство; 43. Каюты; 44. Пульты "Аметиста"; 45. Камбуз; 46. Провизионная; 47. Пульты ГЭУ; 48. Изолятор, гальюн; 49. Якорь; 50. Упорный подшипник; 51. Соединительная зубчатая муфта МЗС 75; 52. Испарители.

Схемы, дающие наглядное сравнение боевых возможностей головных атомных подводных лодок СССР и США вступивших в строй в 1967-1968 годах. Нужно только иметь в виду, что аналогов 670 в те годы не было. Только через 10 ле7 наша акустика догнала американскую. А американцы – через 10 лет смогли оснастить свои лодки противокорабельными ракетами "Гарпун" с подводным стартом. Значительное преимущество гидроакустики на лодках-охотницах США позволило им довести срок непрерывного слежения до 47 суток (п/л "Лапон").

Хотя вопрос снижения шумности не ставился в числе первоочередных, все наиболее необходимые мероприятия были выполнены: применена звукоизолирующая амортизация механизмов, фундаменты механизмоб, переборки и палубные настилы облицованы вибродемпфирующими покрытиями, предусмотрено размагничивающее устройство. Вначале устанавливался обычный пятилопастный винт, затем малошумные четырехлопастные гребные винты по типу "тандем" (один за другим), диаметром 3,92 и 3,82 м. Скорость подводная – 26 узлов и надводная – 10 узлов, что связано уже не сколько с мощностью, сколько с кавитацией винтов у поверхности воды.

Носовые горизонтальные рули по условиям общего расположения впервые были сдвинуты практически в среднюю часть корпуса, что позволило уменьшить до минимума дифференты от перекладки рулей при изменении глубины, и увеличило безопасность при их заклинивании: в этом случае лодка не "входила в пике", а просто меняла глубину погружения. Наряду с хорошими маневренными качествами отмечалась сложность осуществления срочного погружения, иногда с частичным заполнением цистерны быстрого погружения (ЦБП) – позднее перед рубкой стали появляться гидродинамические стабилизаторы для компенсации излишней плавучести носа.

Источниками электроэнергии были два размещенных в 6 отсеке автономных турбогенератора ТМВВ-2 мощностью по 2000 кВт (для тока напряжением 380в, частотой 50 Гц) и один дизель-генератор на 500 кВт (в 7 отсеке), с дистанционной автоматизированной системой управления "Ока".

Основным вооружением атомной подводной лодки проекта 670 был впервые в мире сконструированный для подводного старта ракетный комплекс "Аметист" (главный конструктор И.М. Иоффе), в составе восьми ракет в стационарных пусковых установках СМ-97, расположенных снаружи прочного корпуса, под углом 32,5 градуса к горизонту, а также системы управления стрельбой "Аметист" с аппаратурой контроля и предстартовой подготовки. Ракета 4К-66 твердотопливная, общая масса 2,9 тонн, дальность стрельбы 80 км, скорость полета 1 160 км/час на высоте 50-60 метров.

Как уже говорилось, проектирование лодки и ракетного комплекса шло параллельно, контрольные испытания "Аметиста" были успешно завершены с подводной лодки К-43 к 1 ноября 1967 года, окончательно на вооружение новый комплекс был принят постановлением ЦК и Совмина СССР от 3 июня 1968 года, после проведения всесторонних испытаний.

Стрельба производилась следующим образом: контейнер предварительно затапливался ("мокрый" старт), включались пороховые стартовые двигатели – после выхода ракеты из контейнера и на подводной траектории с выходом на поверхность автоматически раскрываются крылья и запускаются четыре стартовых двигателя воздушной траектории, по заданной программе крылатая ракета делает эволюции в вертикальной плоскости ("горка"), по сигналам баро – и высотомеров выходит на заданную высоту, включает маршевый двигатель 293-П. Мог устанавливаться дальний или ближний режим дальности стрельбы (за счет уменьшения или увеличения скорости ракеты). Автономная бортовая система управления состояла из автопилота, высотомеров, радиолокационной головки самонаведения. После включения ГСН аналоговая вычислительная машина выбирала наиболее крупную отметку и наводила на нее ракету. Залп по такой цели, как авианосец, предполагался смешанным, по две ракеты в залпе имели спецбоеприпас, остальные шли с обычной боевой частью по 1000 кг.

По американским разведданным, в СССР было изготовлено 44 ракеты SS-N-7 в ядерном исполнении (по 4 на одну лодку) и 264 в обычном снаряжении, в том числе и практические, что составляет 3 полных боекомплекта.

Несмотря на то, что предполагаемые цели должны были быть крупными, на учениях бывали случаи, что ракеты, настроенные соответствующим образом, наводились на едва заметные объекты, типа якорной бочки, что было определенным недостатком (так называемая неизбирательность наведения). Надо лишь учесть, что основной впервые решаемой (и успешно решенной) проблемой в данном случае был все же подводный старт. Стрелять можно было с глубины до 30 метров, при скорости не выше 5,5 узлов, волнении моря не более 5 баллов, двумя залпами с минимальным интервалом.

Размещение контейнеров с ракетами вне прочного корпуса решило целый ряд проблем по обитаемости, безопасности применения и, думается, послужило в дальнейшем в качестве прототипа для проектирования всех ракетоносцев следующего поколения. Несомненной удачей было применение подводного старта. Американцы, оценив и спохватившись, только через 10 лет смогли ответить своим противокорабельным "Суб-Гарпуном".

Мореходность корабля неограниченная, автономность- 60 суток, максимальное время пребывания под водой с использованием всех средств регенерации 2000 часов. Экипаж- 86 человек, из которых 23 офицера, 33 мичмана, 6 старшин и 24 рядовых. На лодке были созданы достаточно комфортные условия при минимальных выделенных под жилье объемах, весь личный состав обеспечивался спальными местами, а для офицеров и старшин предусматривались одно – и двухместные каюты, а также кубрики. Кают-компании имелись как для офицеров, так и для рядового и старшинского состава. Конечно, все эти удобства условны, лодка в принципе не может быть просторной, но отсутствие недовольства обусловлено было еще и тем, что основную массу экипажей все еще составляли моряки, пришедшие с дизельного подводного флота, где условия быта были намного хуже.

Штурманское вооружение включало в себя неинерциальный навигационный комплекс "Сигма-670", перископ типа ПЗНС-10, приемоиндикаторы навигационных сигналов КПИ-4, КПФ-ЗК, КПФ-5, РС-1, пеленгатор "Весло-П". Имелась навигационная гидроакустическая система МГ-17, эхоледомер ЭЛ-2, эхолот НЭЛ-6, гирокомпас "Маяк-2", гироазимут типа 260М, магнитный компас КДЭ-П, лаг "Скиф", автопрокладчик курса "Сапфир". К средствам обнаружения относились РЛС типа РЛК-101, станция поиска МРП-10 "Залив-П" и станция опознавания "Хром-КМ". Управление боевыми средствами осуществлялось с помощью БИУС "Брест"

По сравнению с лодками первого поколения почти вдвое повышалась степень автоматизации управления оружием и техническими средствами: предусматривалось дистанционное и автоматическое управление подготовкой к стрельбе, движением лодки по глубине, курсу, стабилизацией на ходу и без хода, процессом погружения и всплытия, предотвращения аварийных дифферентов и провалов, а также всеми общекорабельными системами. Простота управления могла позволить иметь экипаж до 35-40 человек, но для этого нужна была бы профессиональная команда с соответствующей оплатой, что по советским порядкам являлось глупой фантазией. Лодка имела штатную стационарную электролизную установку для регенерации воздуха (на первых атомоходах ее не было), поэтому из отсеков убирались злосчастные регенерационные патроны, что сразу снизило возможность пожаров. Имелась система объемного фреонового пожаротушения, с включением как из местного, так и центрального поста.

МОДЕРНИЗАЦИИ И ПРОЕКТ 670М

Только к 70-м годам, в ходе получения и развития тактических приемов и опыта, были разработаны теория и практика непрерывного поддержания высокой боеготовности сил флота к немедленным действиям в сложных условиях в виде постоянной боевой службы. 670-е использовались как лодки слежения, действовавшие в активном противолодочном поле авианесущих групп. В этом случае, насколько может быть понятно, лодка легко обнаруживалась, после залпа имела уже мало шансов уйти безнаказанно, а развивать успех нужно было бы уже другими силами флота или же другими лодками, имеющими ракеты с большей дальностью. Но это все относится лишь к благоприятным условиям – когда нет шторма, большие глубины, идеальная гидрология. В противных случаях хозяйкой положения становилась наша ПЛАРК – в сильный ветер и шторм применение оружия с надводных кораблей очень ограничено, а авиация вовсе не летает.

Сильное охранение АУГ и вообще все возрастающие противолодочные возможности НАТО в середине 70-х годов заставили конструкторов искать способы повышения эффективности наших подводных лодок. На некоторых из них в середине 70-х годов гидроакустический комплекс МГК-100 "Керчь" был заменен на новейший МГК-400 "Рубикон", что в 8-9 раз повысило возможности обнаружения, слежения и целеуказания путем внедрения новой схемы двухканального пеленгования с электронным коммутатором, позволявшая исключить ошибки, связанные с асимметрией каналов. Были и другие плюсы: во – первых, за счет микромодульного исполнения вес и габариты его были еще меньшими, чем у "Керчи", во- вторых, обслуживание комплекса упростилось за счет того, что часть аппаратуры была размещена в герметичной капсуле. После такой модернизации на рубках лодок появлялись иллюминаторы – освободившиеся после демонтажа оборудования площади занимать было нечем и они использовались как курилки. На К-212 проходила испытания ГАС освещения обстановки в кормовых секторах, которая не оправдала возлагавшихся надежд…

Но одним из основных недостатков проекта 670 продолжала считаться небольшая дальность стрельбы ракет "Аметист". К тому времени разрабатывалось, и на вооружение было принято уже много новых систем, в числе которых дальноходные торпеды, крылатые ракеты и гидроакустические комплексы новых типов. Все эти достижения науки и техники было решено внедрять на подводные лодки, для чего была проведена модернизация проекта 670 с шифром "Чайка". Главным конструктором остался В.П. Воробьев, впоследствии его сменил Александр Георгиевич Лещев (до этого был первым заместителем главного конструктора).

Еще в 1962 году, получив положительные результаты при отработке подводного старта "Аметиста", ОКБ-52 выступило с идеей создания унифицированного комплекса "Малахит", как для подводных лодок, так и для надводных кораблей. С 1964 года началась разработка новой тактической ракеты 4К-85, причем предусматривалось, что пусковые установки подводных лодок должны обеспечивать старт и новых "Малахитов" и старых "Аметистов". Довольно смелым было решение летно-конструкторские испытания нового комплекса проводить прямо с построенной головной лодки.

В общем, и целом модернизация технических средств проекта 670 напоминала таковую на 671РТ, который с 1971 года начала строить верфь в Горьком. Прорабатывалась возможность установки торпедных аппаратов калибром 650 мм для дальноходных торпед типа 65-76, с дальностью хода в 50 км и два 533-мм ТА – при невозможности старта ракет (например, по условиям погоды) с таким вооружением можно было поражать противника на предельных дальностях. Но более длинные ракетные контейнеры, увеличение площадей для постов предстартовой подготовки ракет, стесненность жилых помещений, а самое главное – стремительный рост водоизмещения при минимуме модернизационного запаса не позволили этого сделать – в результате осталось такое же торпедное вооружение, как и на 670, а в появившемся еще одном носовом отсеке более рационально и просторно был размещен экипаж.

Новый ракетный комплекс П-120 "Малахит" (ОКБ-52, генеральный конструктор В.Н. Чело- мей) имел максимальную дальность стрельбы до 150 км. В апреле – декабре 1974 года с К- 452 во время испытаний было сделано 8 пусков ракет "Малахит", из которых половина признана удачными. Принципиальным отличием нового, более дальнобойного комплекса, было применение универсального твердотопливного стартового агрегата, пригодного как для "мокрого", так и для "сухого" старта. Для повышения помехозащищенности ракеты на конечном этапе наведения в "помощь" радиолокационной включалась головка инфракрасного наведения. Внедрялась цифровая вычислительная машина, при помощи которой производилась предстартовая проверка всех восьми ракет одновременно, что снижало время подготовки к залпу в 1,3 раза. Для надежности обеспечения стабилизации и одержания подводной лодки в период старта вводилось автоматическое программное управление по дифференту и глубине.

Кроме этого, устанавливался более совершенный ГАК "Рубикон" (МГК-400), который за счет инфразвуковых приемников при нормальных гидрологических условиях обеспечивал обнаружение на дальностях до 180 км (против 25 у "Керчи"), а с принятием в 1978 году на вооружение цифрового ГАК "Скат" (МГК-500) началась его установка на лодки этого проекта (на флоте их классифицируют как 670М-1 и даже 670М-1 В, но, похоже, что обозначения эти неофициальные). Решение многочисленных задач давала информация, поступавшая от четырех антенн, обеспечивающих круговой обзор в режиме шумопеленгования, независимое автоматическое обнаружение и сопровождение целей (по курсовому углу), эхолокацию (измерение расстояния), направленную кодовую связь и индикацию работающих гидролокаторов. Эффективность ГАК обуславливалась повышением мощности, переходом на низкие (инфразвуковые) рабочие частоты и многорежимностью (возможностью перенастройки). Несомненно, одним из минусов было то, что для уточнения расстояния до объекта приходи- пось демаскировать себя активной посылкой эхосигнала.

Потребовалась установка аппаратуры для получения и обработки космического или авиационного целеуказания для возможности стрельбы на предельную дальность ракет.

Были установлены новые системы управления огнем ("Ладога"), новый комплекс связи "Молния", для приема сверхдлинноволновых сигналов на глубине старта ракет – антенное буксируемое устройство "Параван". Дальнейшее совершенствование системы передачи было направлено на решение проблемы связи с глубокопогруженными (до 150 метров) подводными лодками в условиях радиоэлектронного противодействия. В результате появился комплекс связи на сверхнизких частотах, антенной для которого служили… линии электропередач.

а) К-452 проекта 670М с ГАК "Керчь"; б) продольный разрез К-452; в) К-209 проекта 670М-1 с ГАК "Скат"; г) продольный разрез К-209; д) К-452 после установки ГАК "Рубикон" и ракет "Оникс"; е) продольный разрез К-452 после модернизации; ж) ПУ "Аметист"; з) ПУ "Малахит"; и) ПУ "Оникс".

РАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ ПЛАРК

Вопреки мнению, что каждое последующее поколение ракет имеет большие габариты и массу, на примере совершенствования ракетного оружия на ПЛАРК проекта 670 видно, что это не совсем так.

АМЕТИСТ

(по классификации НАТО SS-N-7 "Starbright") имеет стартовую массу 2,9 тонны, вес боевой части 500 кг (или 1 килотонну в ядерном исполнении), дальность стрельбы 80 км, скорость 0,95М. Основная решенная проблема – подводный старт.

МАЛАХИТ

(SS-N-9 "Siren") второго поколения имеет стартовую массу 3,18 тонны, вес БЧ 840 кг (или 1 кТ), дальность увеличена почти в 2 раза – 150 км, скорость 1М. Универсальный старт, повышенная помехозащищенность.

ОНИКС

(SS-N-28 "Switchblade") третьего поколения лучше по всем показателям, имеет стартовую массу 2,99 тонны, вес БЧ 200 кг (неядерное исполнение), дальность 320 км, скорость до 2,5М.

Много пришлось заниматься дальнейшим уменьшением уровня физических полей, за счет снижения шума и вибрации турбозубчатого агрегата, насосов, вентиляторов, электрических механизмов и многих других систем. Для понижения гидроакустического поля была применена более совершенная система противогидро – и радиолокационного покрытия, которое к тому же надежнее держалось на корпусе.

Размерения модернизированной лодки увеличивались: водоизмещение надводное – 4310 тонн, подводное – 5500 тонн, длина- 104,5 м, ширина легкого корпуса – 9,9 м, наибольший диаметр прочного корпуса – 9 метров, высота с ограждением – 14,46 м, осадка средняя – 7,42 м. Максимальная надводная скорость – 13 узлов, подводная – 24 узла Скорость под вспомогательными движителями (водометами) составляла 4,5 узла.

Экипаж – 84 человека (24 офицера, 44 мичмана и 16 старшин).

В 1987 году возникла необходимость отработки подводного старта и проведения испытаний новой перспективной ракеты 3 М-55 "Оникс" (экспортный шифр "Яхонт"). Решено было использовать для этих целей вставшую в плановый ремонт на завод "Нерпа" (город Снежногорск) подводную лодку К-452, позднее названную "Новгородом Великим". Суть модернизации по проекту 06704 (главный конструктор А.Г. Лещев) состояла в том, что вместо 8 пусковых установок для "Малахита" помещались по три транспортно- пусковых контейнера СМ-315 с новыми ракетами, монтировались также системы для подготовки старта, введения целеуказания для нового ракетного и гидроакустического комплексов.

"Оникс" – универсальная ракета четвертого поколения, как для подводного, так и для надводного старта, с дальностью стрельбы до 320 км, предназначена для борьбы с надводными морскими группировками и одиночными кораблями в условиях сильного огневого и радиоэлектронного противодействия. Вес с транспортно- пусковым контейнером (ТПК) 3890 кг, стартовая масса ракеты – 2990 кг, вес боевой части – 200 кг. Длина р акеты 8750 мм , диаметр – 650 мм, так как в период начала работ предполагалось производить подводный пуск из торпедных аппаратов, а затем была применена концепция ТПК. Применен такой же прямоточный жидкостный ВРД, как и на сверхзвуковой ракете "Москит" (можно сказать, что это "Москит" с подводным стартом), благодаря чему скорость составляет от 2,3 до 2,5М, в зависимости от высоты полета. Пуск ракеты осуществляется с глубины 40 метров при скорости лодки в 4-6 узлов. Из других особенностей надо отметить полную автономность боевого применения ("обнаружил – выстрелил забыл") , дальность стрельбы по собственному целеуказанию почти за 4 радиогоризонта (что невозможно для надводного корабля!), набор гибких ("низкая – высокая – низкая") траекторий, мощный бортовой вычислительный комплекс, полная унификация для любого типа носителей. Заблаговременное снижение ракеты из расчета ухода за радиогоризонт относительно цели обеспечивает срыв сопровождения "Оникса" системами ПРО и ПВО противника, что в сочетании с высокой скоростью и предельно малой высотой полета резко снижает возможности ее перехвата даже самой развитой корабельной противоракетной системой.

Транспортно-пусковой контейнер – неотьемлемая часть ракетного комплекса "Оникс" – в нем, будучи полностью готовой к старту, ракета хранится, выдается на носитель, без вскрытия ТПК контролируется состояние ракеты и ее систем, схема запуска не требует отвода газовой струи а хранение не предусматривает особых требований к микроклимату. О плотности компоновки говорит отсутствие зазоров между фюзеляжем крылатой ракеты и внутренней поверхностью ТПК.

Как известно, положительный опыт испытаний противокорабельных ракет нового типа учтен при проектировании атомной подводной лодки четвертого поколения класса "Северодвинск", на которой также, как и на "Нижнем Новгороде", размещено 24 "Оникса". Вероятно, при проектировании нового корабля также пригодился конструкторам и опыт тактического применения ПЛАРК проекта 670.

Модернизированная подводная лодка остается в боевом строю и после исключения всех своих "систер-шипс", подтвердив факт, что если бы большинство наших кораблей вовремя прошли ремонт, а тем более, модернизацию, то не пришлось бы их так спешно и в таких количествах выводить в отстой, где расходов на содержание ничуть не меньше, чем у кораблей в боевом строю.

ОБЩАЯ ОЦЕНКА ПРОЕКТА

Появление на путях следования авианосных групп ударных подводных ракетоносцев со стартом из-под воды было весьма неприятным сюрпризом для авианосных соединений и крупных надводных кораблей НАТО. Только они более- менее научились обнаруживать "мычащих коров" – атомоходы проекта 675, отслеживать их движение, засекать место всплытия в дальней зоне своей ПЛО (для старта ракет), подавлять тракты ГСН ракет и вот – совершенно новый корабль со скрытной тактикой, притом значительно, на 11-12 децибел менее шумный Да и характеристики ракет были новыми, и нужно было искать контрмеры против них. Оценивая тактику наших новых лодок класса "Чарли", противолодочники НАТО стали звать их "гремучими змеями". Намекая, видимо, на шумность (проявлявшуюся на полных ходах), одновременно они отмечали и неотвратимость удара, если окажешься на ее пути: такая вот затаившаяся морская "змея" ужалит молниеносно и смертельно.

Бывший заместитель командующего 6 флотом США, вице-адмирал Букгалтер признавался, что в ужасно шумной акватории Средиземного моря, под каждым советским кораблем слежения или под проходящими танкерами ему просто мерещились крадущиеся "Чарли", возможности которых существенно превосходили средства защиты американских кораблей. Фактически адмирал расписывался в бессилии.

В проекте 670 весьма удачно была решена проблема целеуказания – для ракетоносцев первого поколения с надводным стаотом ракет поришлось создавать систему "Успех", где освещение загоризонтной надводной обстановки обеспечивалось самолетами, а позднее даже из космоса. Здесь же проблема решалась просто – дальность действия ГАК ("Рубикона", а особенно "Ската") и дальность стрельбы ракетами находились примерно на одном расстоянии. При обнаружении крупной группы кораблей можно было смело производить залп "в упор", с полной гарантией уничтожения целей – время подлета в пределах радиолокационной заметности ракет составляло менее четырех минут, на минимальной высоте, что почти не давало шансов на самооборону (и не оставляет до сего дня). В последующих проектах такой оптимизации уже не было. Кроме того, чем дальше от кораблей противника располагается точка старта, тем больше шансов у них отразить атаку – подводный старт- штука весьма громкая и хорошо засекается корабельной гидроакустикой даже издалека.

Весьма компактные габариты лодки делали малой ее гидроакустическую заметность, а один реактор и турбина создавали меньший структурный шум. На полном ходу в ультразвуковом диапазоне частот шумность ее не превышала 80 децибел, в звуковом диапазоне была около 110 децибел и в инфразвуковом диапазоне – около 100 децибел, причем большая часть шумового диапазона совпадала с естественными звуками моря. Излишне говорить, что со снижением скорости все эти значения резко падали. Это была самая малозаметная атомная лодка второго поколения, что помогало ей первое время легко преодолевать противолодочную зону охраны АУГ. На соревнованиях за приз Главкома по скрытности слежения "Беркут" проекта 670М получал первое место – такие награды легко не достаются.

Немаловажным тактическим плюсом новых ракетных лодок было то, что их силуэт в основном совпадал с проектом 671. До сих пор в иностранных справочниках, а особенно в нашей прессе пишут об одном типе лодок, а фото помещают совершенно другого, особенно путают 670 и 670М. Это также существенно затруднило внешнее распознавание кораблей противолодочными силами НАТО.

Подводные лодки этого проекта с 1972 года выполняли задачи боевой службы по слежению, активно участвовали каждый раз на тех оперативно – командно- штабных учениях, где отрабатывались задачи поиска и уничтожения авианосцев, отрядов ракетных кораблей или действий на коммуникациях. Наиболее крупными из них были "Океан-75", "Север-77", "Разбег-79", "Север-81", "Авангард-83", "Атлантика-84", с 1978 года только с К-201 было произведено 49 пусков ракет "Аметист"! На ТОФ, ввиду недостаточного количества противолодочных сил, ПЛАРК пр. 670 привлекались даже для поиска иностранных подводных лодок в районах патрулирования РПКСН – так, в августе 1979 года та же К-201 контролировала отсутствие слежения за нашим ракетоносцем, который специально для этого проходил проливом Буссоль.

В мае 1972 года в Средиземном море, севернее Александрии, состоялось тактическое учение разнородных сил, куда была включена ПЛАРК К-313. В это время в Египте были с визитом министр обороны СССР А.А. Гречко и С.Г. Горшков, которые внимательно следили за ходом этих учений. Надводные ракетные корабли навели на стартовую позицию лодку, в назначенное время были произведены пуски "Аметиста" из- под воды и П-35 с "Грозного , обе ракеты попали в цель. Основной целью этой практической стрельбы была демонстрация египетскому руководству, заодно и 6-му флоту США наших возможностей, а также проверка на деле боеготовности сил на боевой службе и способность противостоять корабельным соединениям любого противника в этом регионе…

Определенным второстепенным недостатком корабля считалось наличие лишь одного реактора. Конечно, даже случайное падение защиты (A3) приводило лодку в аварийное состояние, оставляя лишь резервное питание и, несомненно, в этом плане командиры двухре- акторных лодок чувствовали себя значительно увереннее. Но все опасения недостаточности резервов энергоустановки, связанные с одним реактором, были рассеяны многими дальними походами, в том числе и подледными, когда в 1979 году, например, К-320 всплыла на полюсе относительной недоступности, в 800 милях к северу от острова Врангеля. Все лодки успешно перешли на восток, причем без всплытия в Чукотском море, где их обычно встречали корабли сопровождения. Четырежды эти переходы возглавлял капитан 1 ранга И И. Налетов, между прочим, не оцененный в свое время за это достойной наградой.

А до этого, в 1974 году, К-201 вместе с К-314 (пр. 671) совершили совместный переход южным путем на ТОФ: первое всплытие после выхода состоялось уже в Аденском заливе через 45 суток, 15 дней экипажи отдыхали в Сомали, 25 марта в надводном положении в сопровождении эос "Башкирия" проследовали до острова Сокотра, откуда вышли на боевую службу в Индийский океан. 25 апреля лодки вошли в Тихий океан и взяли курс на Камчатку…

И разве не опыт эксплуатации однореакторных установок на 670 проекте дал конструкторам козыри при проектировании лодок типа "Барс"?

Так или иначе, два вывода напрашиваются одновременно: проект 670 есть лучшая наша ударная ракетная лодка и в то же время она не оценена по своим возможностям в нашем ВМФ. Огульное списание всех кораблей этого типа – лучшее тому подтверждение. Сегодня, когда для дальнобойных "Гранитов" нет космического целеуказания, не "Оскары", а именно "Чарли", которые в этом самом космическом ЦУ не нуждаются, могли бы оставаться реальной угрозой для АУГ, крупных конвоев, всяких буровых платформ любого вероятного противника. Проект 670- идеальная лодка по "стоимости-эффективности" для относительно небогатой страны, куда сегодня приходится причислять Россию.

В АРЕНДЕ У ИНДИИ

Стремясь к овладению ядерным оружием и добиваясь, чтобы Индия- лидер Третьего мира, доминировала в Индийском океане, политические круги и военно-морские специалисты этой страны начали прилагать усилия по созданию отечественной атомной подводной лодки. С 1982 года за семь лет только на проектно- исследовательские работы было израсходовано 4 миллиарда рупий, но когда стало ясно, что трудностей намного больше, чем представлялось, был предложен необычный ход: аренда лодки у СССР для овладения атомными технологиями и опытом эксплуатации. Из более чем обширного ассортимента обратили внимание на проект 670- компактная, мощно вооруженная, способная нести службу в тропиках, лодка удовлетворяла всем требованиям индийских моряков. В 1987 году, после долгих уговоров Ганди и размышлений М.С. Горбачева, состоялось подписание документов о передаче в аренду К-43 на три года. Этому событию предшествовала длительная подготовка двух индийских экипажей в учебном центре Владивостока, а с 1984 года и на самой К- 43, которая была переведена в нашем ВМФ в разряд УТС и перед этим, кстати, модернизированная под ГАК "Рубикон". 5 января 1988 года во Владивостоке лодка подняла индийский флаг и была переименована в "Чакру" (S-71). Забегая вперед, можно сказать, что из индийских офицеров, прошедших школу "Чакры", впоследствии выросло 8 адмиралов, с должностями до замглавкома ВМС Индии…

Через десять дней "Чакра" с индийским экипажем и с 30 советскими офицерами отправилась к новому месту службы. 3 февраля 1988 года перед подходом к базе на лодку поднялся Раджив Ганди – несколько часов он пробыл на корабле, идущем в подводном положении, осмотрел его и вышел на палубу, приняв участие в торжественной церемонии встречи в порту Вишакхапатнам.

ВМС Индии подошли к приему и эксплуатации атомной лодки очень ответственно, создав для ее базирования уникальные условия содержания, которых у нас в стране не было никогда. Был построен специальный пирс с 60- тонным краном, на огромной охраняемой территории располагались подстанция, здание службы радиационной безопасности, облицованное мрамором, специальный крытый док- эллинг, мастерские со всем необходимым оборудованием. При стоянке в базе обеспечивалось регулярное докование, подача воды, воздуха, электроэнергии 380, 220, 127, 110, 24 вольт, что, несомненно, экономило моторесурс самого корабля.

Из трех лет эксплуатации в Индии "Чакра" принимала активное участие во всех крупных учениях флота, в смотре, проводимом Президентом республики в 1989 году в Бомбее, около года провела в автономных плаваниях, и только дважды возникали серьезные аварийные ситуации, связанные с износом водоотливных магистралей, не менявшихся со времени постройки. Вот что значит обеспеченная стоянка!

Все это время в самой Индии не затихали споры – нужна ли стране атомная подлодка, зарубежная печать также муссировала присутствие субмарины в "безъядерной" зоне Индийского океана, что резко меняло соотношение сил в регионе, но, несмотря на это, Индия не только просила о продлении аренды "Чакры", но и вела переговоры о получении второго корабля этого проекта (планировалось название "Читра"). Передача не состоялась, хотя было официально заявлено, что ракетного оружия на лодке нет, а "Чакра" служит лишь для тренировок индийских моряков, западные разведки зафиксировали ракетные стрельбы (все с прямым попаданием ракет). Политическое же руководство СССР видимо, посчитало, что лучше получить гуманитарную помощь от Запада, чем живые деньги от партнера из третьего мира. Сегодня.Индия, испытавшая ядерную бомбу, пока продолжает самостоятельно проектировать атомную подводную лодку, хотя уже очевидно, что проблемы и затраты настолько велики, что в ближайшее время появление такой субмарины под Индийским флагом маловероятно. Да что Индия, даже вторая ядерная держава мира – Россия уже с огромным трудом строит свой "Северодвинск", заложенный в 1993 году.

ПОЧЕМУ ИХ ЗОВУТ "ЧАРЛИ"?

Известно, что почти все наши подводные лодки носят буквенные обозначения флагов международного свода сигналов (А- Альфа, Б- Браво, В- Виктор и т.д.). Но отчего и почему идет такая классификация, до сих пор нигде внятно не рассказано. Любопытно, но в период гласности и наша пресса также сообщала об авариях на "подводных лодках типа Хотэл, Новембер, Чарли…" Последняя кличка как раз и относится к проекту 670. Есть версия, что такое обозначение пошло от тактики действий вьетконговцев (их звали "чарли"), которые под покровом ночи и джунглей наносили свои смертельные удары американским "джи-ай" и исчезали, словно растворяясь… Объяснение хорошее, многозначительное и зловещее, но тогда почему "Виски" (кочевала версия, что из-за того, якобы, что наши подводники на обед выпивают по полбутылки спиртного), почему "Гольф" и тому подобное? К счастью, военно- морской атташе США в России капитан 1 ранга Питер Галбрайт в 60-е годы служил в Главном штабе и, естественно, много знал.

Да, поначалу американцы пытались придерживаться строгой системы. Зная о том, что литеры советских подводных лодок времен войны достигли буквы "Щ" и, полагая, что остальная часть алфавита уже использована, нашим первым послевоенным субмаринам на Западе дали последние буквы, естественно, латинские – W и Z. Букву X придержали для обозначения экспериментальных вариантов, У решили обойти по той причине, что она обозначает "янки" (известно, что это прозвище американцев). Когда начали поступать сведения о подготовке к строительству в СССР атомных лодок, в 1 960 году их решили для удобства зашифровать следующим образом- N ("норд"- то есть северной постройки), Е ("ост"- то есть восточной постройки) и С ("центр" – то есть Горьковской постройки), переложив обозначение на флотский семафор (так наши моряки называют а – "аз", б- "буки" и т.д.). Таким образом, любая атомная лодка Горьковской постройки была бы названа "Чарли". Конечно же, никто в НАТО не предполагал, что количество типов лодок "зашкалит" за алфавит, поэтому система сломалась, а в дело пошли и "янки" (когда наша лодка повторила "Джорджа Вашингтона"), и другие буквы, некоторые даже дважды… Вот как рождался "Чарли" и другие клички наших субмарин.

Между прочим, иностранные эксперты, изучив первые снимки 670 проекта, посчитали, что при таком насыщении вооружением и скорости лодка должна иметь длину 117 метров, а мощность не менее 24000 л.с. Ясно, что "Чарли" на самом деле значительно компактнее и до сих пор непревзойдена по такому показателю, как количество вооружения на тонну водоизмещения.

Надо еще добавить, что фактически номера проекта 670 (с буквой А) не существовало в природе – этот индекс появился в справочнике "Военно-морской флот России и СНГ 1992 г", который вышел в Якутске в 1992 году, и с тех пор "кочует" по литературе. Номера проектов впервые в нашей стране были опубликованы именно в этом справочнике – тогда, в 1992 году, по понятным причинам в ежегодник попало очень много приблизительных и непроверенных сведений. Теперь же можно смело вычеркивать индекс "А" из проекта 670.

НЕВЕЗУЧАЯ К-429

Надо сказать, что о 670 проекте в нашей литературе рассказано незаслуженно мало (как, впрочем, и обо всех других сормовских лодках из-за запуганности и скрытности нижегородцев), при этом есть и ошибки, и неточности и элементарная путаница. В труде В.Н. Бурова, к примеру, при описании проекта 670 и 670М из точных цифр указана лишь длина модернизированной лодки (фото, естественно, перепутано).

Эти подводные лодки "засветились" лишь после аварии на одной из "Чарли" – замелькали их фотографии в бюллетенях "Гринпис" и иностранной печати, а после наступления гласности к ним проснулся интерес и в нашей прессе. "Героиней" этих публикаций стала К- 429 Тихоокеанского флота.

…24 июня 1983 года около 21 часа по Хабаровскому времени лодка вышла в полигон боевой подготовки для передачи от первого экипажа второму в "горячем" состоянии. Второму экипажу также требовалось подтвердить свое нахождение в линии (перерыв не должен превышать полугода, иначе пришлось бы долгое время сдавать курсовые задачи). Старшим на борту был начальник штаба соединения, командиром выходил капитан 1 ранга Н. Суворов (второй экипаж), но на борту находился 121 человек, из них 72 прикомандированных, в том числе командир первого экипажа и оба командира БЧ-5. Семь нянек, как говорится.

За двое суток до этого К-429 вернулась из дальнего похода. Царила полная неразбериха, вещи заносили те, кто прибывал на лодку, вещи уносили те, кто сходил, за материальные ценности нес ответственность еще как бы первый экипаж, но официально он уже не отвечал за приготовление лодки к выходу в море, кроме того, моряки устали и мало помогали в сборах. А второй экипаж (набранный с пяти лодок), естественно, не мог знать таких мелочей, как, например, выход из строя сигнализации положения некоторых забортных отверстий. Предполагая, что выход в море будет кратковременным, дополнительные ИСП-60, водолазное белье, ИП-6 и прочие "мелочи" не загрузили.

При переходе лодки в район дифферентовки в бухту Саранная продолжалось, уже в нарушение всех инструкций, вентилирование носовых отсеков в атмосферу, хотя после приготовления к походу и бою запоры общесудовой системы вентиляции должны быть уже на ручном управлении и стоять на стопорах. Сменился личный состав на боевых постах, после объявления учебной тревоги вентиляторы были остановлены, но 1 и 2 запоры вдувной магистрали остались открытыми, а транспаранты их положения в ЦП, ввиду поломки, естественно, не загорались.

В 23 часа 30 минут начали погружение, лодка перешла в позиционное положение (заполнены цистерны концевых групп)- но клапаны вентиляции цистерн средней группы не открывались ввиду срабатывания автоматики, которая реагировала на открытые забортные отверстия. По приказу командира БЧ-5 была отключена блокировка. К этому событию примешалось еще одно – оказались закрытыми)!) кингстоны глубиномера и в центральном посту не могли понять, почему лодка не погружается. Не став особенно разбираться, командир БЧ-5 приказал принять воду для утяжеления лодки в уравнительную цистерну.

И тут одновременно поступили два доклада: из ЦП – "Топ перископа – ноль" (перископ ушел в воду) и из четвертого отсека – "Поступление воды в отсек!"

На подводной лодке была объявлена аварийная тревога, командир БЧ-5 дал команду на продувание цистерн воздухом высокого давления (ВВД), но поскольку клапаны вентиляции и аварийные захлопки цистерн были открыты (шел процесс погружения), то воздух вытравился в море.

Погас свет, уже после подъема лодки было установлено, что оператор ГЭУ, который находился в 4 отсеке, успел сбросить аварийную защиту реактора и заглушить его всеми штатными поглотителями. Командиры дивизионов электротехнического и движения были обнаружены у 1 запора системы вентиляции, на привод которого был надет ключ- трещотка, но за те 30 секунд, что им было отведено, они не успели да и не смогли бы его перекрыть. Мичман В. Лещук (доложивший о поступлении воды) также был найден у люка, навалившимся на рычаг затвора.

Два молодых матроса, которые находились в верхнем помещении четвертого отсека, самовольно кинулись в корму, переборочную дверь в 5 отсек из-за поступающей воды они закрыть уже не смогли, в результате было затоплено и реакторное помещение.

После удара о грунт были вручную закрыты клапаны вентиляции, поданы остатки ВВД, лодка чуть подвсплыла и обратно легла на грунт на глубине 39 метров, с креном 15 градусов на левый борт и дифферентом на корму в полградуса. В затопленных помещениях погибло 14 человек. В носовых отсеках находилось 84 человека, в корме- 23.

Перед командованием лодки встала задача оповестить флот о происшествии. Аварийно- спасательный буй, предназначенный для этого, отдать не смогли- он был расклинен еще первым экипажем перед выходом в море во избежание потери. Всплывающее спасательное устройство также отдать не смогли. Позднее Главком ВМФ приказал фактически выпустить ВСУ на всех подводных лодках проекта 670, но ни у кого это устройство не сработало.

Оставался один вариант – выпустить физически крепких, подготовленных ребят в водолазном снаряжении через торпедный аппарат. Через 4,5 часа мичмана Мерзликина обнаружили пограничники, и флот был оповещен об аварии. Осложнили ситуацию взрывы аккумуляторных батарей и неудачная попытка выстрела торпеды из 533-мм аппарата – она вышла наполовину, чем не только закупорила возможный выход для подводников, но и усложнила впоследствии спасательные работы.

Кроме двоих, которые погибли при выходе из лодки, все люди были спасены. Надо отметить, что такая операция была осуществлена в нашем флоте впервые.

После этого неудачного погружения для К-429 наступила "черная" полоса. При подъеме (до него и во время) были дополнительно затоплены 1, 3, 4 и 5 отсеки, что еще более затруднило подъем лодки – несмотря ни на что, 9 августа 1983 года она была поднята и 13 августа поставлена в плавучий док. Сроки восстановления ПЛ были сжатыми, а объемы работ большими, исходя из разрушений, причиненных взрывами батарей и затоплением – в тогдашних ценах эти работы оценивались в 300 млн. рублей. 13 сентября 1985 года, в период приемки лодки из ремонта, в результате грубых нарушений требований живучести, К-429 затонула у стенки завода в Большом Камне – только теперь оказались затопленными все отсеки. То ли возиться с ней флот устал, то ли увидели в этом предзнаменование – только лодку после осушения решили списать из боевого состава ТОФ и в 1987 году переоборудовать для использования в качестве УТС, в качестве чего она служит до сих пор. Вот, пожалуй, единственный шумный случай, "прославивший" наши субмарины проекта 670 в зарубежной прессе. Если бы не это происшествие, можно было бы смело считать лодки этого типа практически безаварийными, хотя, из описания аварии, можно все же сделать вывод о том, что лодки эти значительно "умнее", нежели порой люди, которые ими управляют.

ПОДРОБНОСТИ ПО КОРАБЛЯМ ПРОЕКТА 670

К-43 (строительный № С-701). Зачислена в списки ВМФ – 13 мая 1962, заложена – 9 мая 1964, спущена – 2 августа 1 966, приемный акт – 6 ноября 1967, вступила в строй – 27 ноября 1967. На СФ в состав 11 дивизии 1 флотилии пл. Первый командир- кап. 1 ранга Е.Н. Золотарев. Затем – кап. 1 ранга В. Савицкий. В 1971 дежурство для обеспечения похода К-147. В 1980 переход Северным морским путем с РПКСН на ТОФ, в состав 2 флотилии, 10 дивизия пл (к-р кап. 2 ранга Н.Я. Марьяшин, старший на переходе к-адм. В.В. Мочалов).

В декабре 1980 перегрузка активной зоны. 20 марта 1981 столкновение с К-184 (поврежден легкий корпус). В 1982 боевая служба в Индийском океане (9 месяцев). С 30 августа 1984 служила для подготовки индийских экипажей (к-р кап. 2 ранга А.И. Теренов), переведена в класс тренировочных станций, как УТС-550. Переоборудована на з-де "Звезда" в Большом Камне по пр. 06709. С 5 января 1988 до 5 января 1 991 в аренде у Индии (S- 71 "Чакра"), вновь зачислена в состав ТОФ 28 апреля 1992, бортовой номер 733. Исключена приказом Главкома ВМФ от 3 июля 1992.

К-87, с 15 января 1978 переименована в К-212 (строительный № С-702). Зач – 24 января 1963, зал – 6 февраля 1965, сп – 20 марта 1968, прием – 28 декабря 1968, вст – 8 января 1969. В состав 1 1 дпл 1 флпл. В составе группы ПЛ трансарктический переход с СФ на ТОФ (к-р кап. 2 ранга А.А. Гусев, старший на борту кап. 1 ранга Е.А. Томко, стали Героями Советского Союза), с 13 ноября 1978 в состав 10 дпл 2 флпл, за переход экипаж награжден вымпелом Министерства обороны. Перегрузка активной зоны с 16 декабря 1988 в Чажме (СРЗ-ЗО). Десять автономных походов. Последний б/н 731. Искл – приказом ГК ВМФ от 19 апреля 1990.

К-25 (строительный № С-703). Зач – 27 января 1965, зал – 2 декабря 1965, сп – 31 августа 1968, прием – 30 декабря 1968, вст – 8 января 1969. В состав 11 дпл 1 флпл. В мае 1974 во время стрельб ракета попала в буксир. В 1975 участие в учениях "Океан-75" со стрельбой по нескольким целям. С 21 декабря 1978 по 31 марта 1983 капитальный ремонт в губе Пала с перегрузкой активной зоны. Переход Севморпутем с СФ на ТОФ (к-р кап. 2 ранга И.А. Фомин), с 15 ноября 1984 в состав 10 дпл 2 флпл. 4 февраля 1 985 пожар в ГРЩ- 1. В 1987 возгорание аккумуляторного помещения. Одиннадцать автономных походов. Последний б/н 726. Искл – приказом ГК ВМФ от 24 июня 1991.

К-143 с 25 июля 1977 переименована в К-121 (строительный № С-704). Зач – 27 января 1965, зал – 25 ноября 1966, сп – 29 апреля 1969, прием – 31 октября 1969, вст – 28 ноября 1969. В состав 11 дпл 1 флпл.

Переход Севморпутем с СФ на ТОФ (к-р кап. 1 ранга Е.Н. Телегин, старший кап. 1 ранга И.И. Налетов), с 6 октября 1983 в состав 10 дпл 2 флпл. В августе 1984 авария системы ВВД. 1 марта 1987 касание грунта в Авачинском заливе. Перегрузка активной

зоны. Десять автономных походов. В 1990-92 б/н 737, последний б/н 711. Искл – приказом ГК ВМФ от 30 июня 1993.

К-313 (строительный № С-705). Зач – 3 ноября 1966, зал – 14 июля 1966, сп – 16 июля 1969, прием – 1 6 декабря 1969, вст – 9 января 1970. В состав 1 1 дпл 1 флпл. В марте 1970 взрыв водородной смеси. В августе 1970 затопление трюма 2 отсека при стоянке в базе. 8 августа 1971 при нахождении в подводном положении частичное затопление 3-4 отсеков через систему вентиляции. В мае 1972 (к-р кап. 2 ранга С.Я. Згурский) на Средиземном море выполняла ракетную стрельбу по мишени. Заход в Александрию (Египет). 19 декабря 1978 столкновение с МПК-90 в Западной Лице. Капремонт с перегрузкой активной зоны с 1 1 декабря 1981 по 18 сентября 1985 в губе Пала. Переход Севморпутем с СФ на ТОФ (к-р кап 2 ранга М.А. Мажуго, старший И.И. Налетов) без всплытия в Чукотском море, с 9 октября 1986 в состав 10 дпл 2 флпл. Пятнадцать автономных походов. Последний б/н 716. Искл- приказом ГК ВМФ от 3 июля 1992. В 1994 активная зона выгружена. Затонула у причала в Вилючинске 29 мая 1997, 13 октября поднята. Отстаивается в Чажме.

К-308 (строительный № С-711). Зач – 21 июня 1967, зал – 29 декабря 1967, сп – 19 февраля 1970, прием – 20 сентября 1970, вст – 20 октября 1970. В состав 1 1 дпл 1 флпл. 13 апреля 1978 столкновение в подводном положении с К-490. 5-12 апреля 1979 участие в учениях "Разбег-79". С 20 сентября 1982 по 10 мая 1984 капремонт с перегрузкой активной зоны (Пала- губа, з-д "Нерпа").

Переход Севморпутем с СФ на ТОФ, без всплытия в Чукотском море (к-р кап. 2 ранга В.А. Малых, старший И.И. Налетов), с 31 октября 1985 в состав 10 дпл 2 флпл. Десять автономных походов. Последний б/н 706. Искл – приказом ГК ВМФ от 3 июля 1992.

К-320 (строительный № С-712). Зач – 29 января 1969, зал – 30 апреля 1968, сп – 27 марта 1971, прием – 15 сентября 1971, вст – 27 октября 1971. В цехе на стапеле завода 18 января 1970 в результате запуска реактора произошел выброс радиоактивной воды в цех. На СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл. 19 января 1972 столкновение в Мотовском заливе с ПЛА К- 131 (к-р на К-320 кап. 1 ранга О. Мерзляков). В 1973 частичное затопление реакторного отсека. Переход Севморпутем с СФ на ТОФ (к-р кап. 2 ранга В.Т. Аникин, старший к-адм. Е.Д. Чернов), длился 20 суток, с 5 сентября 1979 в состав 10 дпл 2 флпл. 26 ноября 1979 награждена вымпелом МО. Перегрузка активной зоны в 1980. Десять автономных походов. В 1990-93 б/н 702, последний б/н 716. Искл – приказом ГК ВМФ от 5 июля 1994.

К-302 (строительный № С-713). Зач – 1 2 января 1 968, зал – 17 января 1 969, сп – 1 1 июля 1970, прием – 1 декабря 1970, вст -21 декабря 1970. На СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл В июне 1972 касание дна в Мотовском заливе (к-р кап. 1 ранга А. Кочегаров). В 1973 к- р кап. 1 ранга В.Г. Семенов. В феврале 1974 касание дна на глубине 130 м в полигоне боевой подготовки (к-р кап. 1 ранга Романчук). В апреле 1979 пожар в силовой сети от короткого замыкания. С 20 апреля 1985 по 4 марта 1987 капремонт с перегрузкой активной зоны в Пала- губе. Переход Севморпутем с СФ на ТОФ (к-р кап. 2 ранга М.А. Мажуго), с 28 сентября 1987 в состав 10 дпл 2 флпл. Одиннадцать автономных походов. В 1990-92 б/н 710, последний б/н 702. Искл – приказом ГК ВМФ от 30 июня 1993.

К-325 (строительный № С-714). Зач – 31 марта 1969, зал – 6 сентября 1969, сп – 4 июня 1971, прием – 5 ноября 1 971, вст – 6 декабря 1971. На СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл. 22 декабря 1973 пожар в кабельной трассе турбинного отсека. 14-19 апреля 1977 участие в учениях "Север-77". Переход Севморпутем с СФ на ТОФ (к-р кап. 2 ранга В.П. Лушин, старший на борту к-адм. Р.А. Голосов, стали Героями Советского Союза), с 13 ноября 1978 в состав 10 дпл 2 флпл, экипаж награжден вымпелом МО. В январе 1980 замасливание системы ВВД. Перегрузка активной зоны в 1982. Тринадцать автономных походов. Последний б/н 747. Искл – приказом ГК ВМФ от 24 июня 1991.

К-429 (строительный № С-715). Зач – 9 февраля 1970, зал – 26 января 1971, сп – 22 апреля 1972, прием – 15 сентября 1972, вст – 31 октября 1972. На СФ, в состав 11 дпл 1 флпл. В марте 1973 частичное затопление реакторного отсека. В 1975 разрушение балластной цистерны № 13 при продувании. Впервые для этого проекта совершила переход Севморпутем с СФ на ТОФ (к-р кап. 1 ранга В.Т. Козлов, получивший за переход Героя Советского Союза, старший на борту к-адм. Е.Д. Чернов), с 30 апреля 1977 в состав 10 дпл 2 флпл, в ноябре награждена вымпелом МО. Перегрузка активной зоны. Девять автономных походов. Затонула 24 июня 1983 в полигоне боевой подготовки (бух. Саранная), к-р кап. 1 ранга Н. Суворов. Поднята. 13 сентября 1985 повторное затопление в СРЗ-49. 12 октября 1986 выведена из боевого состава флота, переоборудована в тренировочную станцию (УТС-130). Базируется на Камчатке.

К-201 (строительный № С-721). Зач – 25 апреля 1970, зал – 16 ноября 1971, сп – 9 июля 1972, приемный акт – 26 декабря 1 972, вст – 31 января 1 973. СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл. С 20 января по 7 мая 1974 вместе с К-314 переход вокруг Африки, Малаккским проливом, через Индийский океан (к-р кап. 2 ранга Р.А. Хайтаров) с заходом 10 марта в Берберу (Сомали) и 25 марта на Сокотру, в состав 10 дпл 2 флпл ТОФ. 8 октября 1977 попала у Камчатки в японские рыболовные сети. С 1978 к-р кап. 1 ранга А.А. Шиков С 1979 к-р кап. 1 ранга Б.Г. Бледнов. В декабре 1980 слежение за АУГ "Коралл Си"- Главком ВМФ выразил благодарность. Перегрузка активной зоны в 1983. Двенадцать автономных походов. В 1990-93 б/н 743, последний б/н 703. Искл – приказом ГК ВМФ от 5 июля 1994.

ПРОЕКТ К670М

К-152 с 1989 БЕРКУТ с декабря 1997 НОВГОРОД ВЕЛИКИЙ (строительный № С-901). Зач – 5 февраля 1971, зал – 30 декабря 1972, сп – июля 1973, приемный акт – 30 декабря 1 973, вст – 7 февраля 1 974. СФ, в состав 11 дпл 1 флотилии. Первый к-р кап. 1 ранга Осипов. В апреле- декабре 1 974 в период госиспытаний проведено 8 пусков ракет (3 пуска с оценкой отлично). С 25 июня 1986 по 10 июля 1992 в Пала – губе (з-д "Нерпа") модернизирована по пр. 06704 (с перегрузкой активной зоны и заменой ГАК), отличный корабль по итогам комплексной проверки МО в 1989. Экипаж награжден Красным знаменем Военного Совета СФ. Восемь автономных походов. В 1997 к-р кап. 1 ранга К. Абрамов. Искл. по плану в 2002 г.

К-158 (строительный № С-902). Зач – 6 февраля 1973, зал – 12 февраля 1974, сп – 30 июня 1975, прием – 29 декабря 1975, вст – 19 февраля 1976. На СФ, в состав 11 дпл 1 флотилии. Перегрузка активной зоны в 1986. Десять автономных походов. Искл – 24 июня 1991. В 1996 разрезана на з-де "Нерпа".

К-479 (строительный № С-903). Зач – 19 марта 1974, зал – 1 октября 1975, сп – 6 мая 1977, прием – 30 сентября 1977, вст – 29 ноября 1977. На СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл Пятнадцать автономных походов. Поставлена с 13 сентября 1991 на капремонт в Мурманске, искл – 5 июля 1992, разрезана на металлолом на з-де "Нерпа" в июне 1995.

К-503 (строительный № С-904). Зач – 19 марта 1974, зал – 7 февраля 1977, сп – 22 сентября 1978, прием – 31 декабря 1978, вст – 24 января 1979. На СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл. В марте 1979 возгорание. В январе 1984 затопление реакторного отсека, ремонт и перегрузка активной зоны в Пала- губе с 18 апреля по 25 июня 1986. Восемь автономных походов. Искл – 30 июня 1993. Разрезана на металлолом на з-де "Нерпа".

К-508 (строительный № С-905). Зач – 29 августа 1974, зал – 10 декабря 1977, сп – 3 октября 1979, прием – 30 декабря 1979, вст – 12 января 1980. На СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл. В 1980 столкновение при всплытии с ВПК "Вице-адмирал Дрозд". В апреле 1984 авария парогенератора. Капремонт и перегрузка активной зоны с 19 января 1990 по 15 февраля 1991 в Полярном. Шесть автономных походов. Искл – 4 августа 1995. Разрезана на металлолом на з-де "Нерпа".

К-209 (строительный № С-911). Зач – 8 февраля 1978, зал – 20 декабря 1979, сп – 16 сентября 1980, прием – 30 декабря 1980, вст – 24 января 1981. На СФ, в состав 1 1 дпл 1 флпл. Пять автономных походов. 15 января 1993 поставлена на капремонт на з-д "Нерпа", но 4 августа 1995 исключена.

НОМЕРА, ОТНОСЯЩИЕСЯ К пр. 670:

25; 43; 87 (до 1978); 121; 143 (до 1977); 201; 209; 212; 302; 308; 313; 320; 325; 429; 452; 458; 479; 503; 508.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

"Военный парад" № 6 (24) 1997, № 2 (26), 1998 г.

С.П. Букань "По следам подводных катастроф" Москва, 1992 г.

В.А. Легошин "Борьба за живучесть на подводных лодках" СПб, 1996 г.

"Невский бастион" СПб. Выпуск 5. № 2, 1998 г. "okrety wojenne", № 15, 1996 г

"Очерки военно- морской истории" № 5 и 6, Харьков, 1997 г.

A.S. Pavlov "WARSHIPS OF THE USSR AND RUSSIA 1945- 1995" USNIP 1997

A.C. Павлов "Подводные лодки проекта 671" Якутск, 1997 г. А.С. Павлов "Военные корабли России 1997-1998" Якутск, 1997 г.

"Три века Российского флота" Т. 3, СПб, "Логос" 1996 г. Л.П. Хияйнен "Развитие зарубежных подводных лодок и их тактики" Москва, Воениздат, 1979 г.

ПАВЛОВ Александр Сергеевич

ГРЕМУЧИЕ ЗМЕИ ОКЕАНОВ

Идея, текст, оформление автора

Слано в набор 10.02.99. Подписано в печать 15.04.99. Формат 60x84 1/8. Отпечатано издательско-полиграфическим предприятием г. Якутска

ООО "Литограф", г. Якутск, ул. Б.Чижика,31/4