sci_history Александр Михайлович Кондратов От тайны к знанию

Эта книга познакомит вас с увлекательнейшими загадками древних цивилизаций, народов, языков, произведений искусства, а также с тем, как, каким образом удается современным ученым восстанавливать события давно минувших времен.

В основу повествования положены результаты новейших исследований ведущих советских и зарубежных ученых.

1969 ru
LT Nemo FictionBook Editor Release 2.6 18 January 2011 OCR "LT Nemo" 2011 B743BD3A-6F1F-4DFA-A927-D566B0A7A35D 1.0 Кондратов А. М. От тайны к знанию «Детская литература» Москва 1969 Для среднего и старшего возраста Кондратов Александр Михайлович ОТ ТАЙНЫ К ЗНАНИЮ Ответственный редактор М. А. Зубков Художественный редактор Л. Д. Бирюков Технический редактор Г.В. Лазарева Корректоры Э. Л. Лофенфельд и Г. В. Русакова Сдано в набор 28/IV 1969 г. Подписано к печати 14/ХI 1969 г. Формат 60×84 1/16. Печ. л. 13. Усл. печ. л. 12,13. (Уч.-изд. л. 11,12). Тираж 100 000 экз. ТП 1969 № 548. А06323. Цена 43 коп. на бум. № 2. Ордена Трудового Красного Знамени издательство «Детская литература» Комитета по печати при Совете Министров РСФСР. Москва, Центр, М. Черкасский пер, 1. Отпечатано с матриц фабрики «Детская книга» № 1 Калининским полиграфкомбинатом детской литературы Росглавполиграфпрома Комитета по печати при Совете Министров РСФСР. Калинин, проспект 50-летия Октября, 46. Заказ № 358. Отзывы об этой и других книгах издательства «Детская литература» просим присылать по адресу: Москва, А-47, ул. Горького, 43. Дом детской книги.

Александр Михайлович Кондратов

От тайны к знанию

Рисунки В. Миронова

Предисловие

В нашем веке человечество начало завоевание космоса. Вместе с тем именно XX век стал веком подлинного открытия собственного дома — планеты Земля, ее недр, атмосферы, морских и океанских глубин. Происходит открытие новых миров не только в пространстве (космос, недра Земли, глубины океана), но и во времени. Историческая наука начинает воскрешать «дела давно минувших дней», отделенные от нас десятками, сотнями, тысячами веков.

Интерес к событиям минувшего был и у ассирийских царей, и у римских пап, и у просвещенных монархов Европы. Но это было скорее простое любопытство, а не желание узнать о том, что же происходило в действительности многие века и тысячелетия назад. Всего каких-нибудь пятнадцать десятилетий отделяют нас от зарождения таких наук, как археология, этнография, антропология, лингвистика. «Эпохой великих географических открытий» называем мы XV–XVI века, когда были открыты новые континенты. «Эпохой великих исторических открытий» можно назвать XIX–XX века, когда перед человечеством предстали давно погибшие и воскрешенные наукой цивилизации.

Эпоха великих исторических открытий не завершена, она только начинается. Каждый год приносит новые находки археологов, новые открытия языковедов и этнографов, новые успехи в расшифровке древних письмен, новые гипотезы о происхождении погибших цивилизаций и народов, новые памятники искусства и истолкования этих памятников.

В Южной Африке и в Андах, в Камбодже и в Мексике, на островах Океании и в пустыне Гоби ведутся археологические раскопки. Названия Теотихуакан, Бонампак, Тиагуанако, Зимбабве навечно вошли в историю искусства. Но не только в далеких, экзотически звучащих землях находят ученые памятники глубокой древности, гениальные произведения искусства, древние письмена. На территории нашей родины, в ее недрах хранятся богатейшие сокровища, бесценные памятники и документы старины. Недаром еще в начале нашего века крупный русский археолог Н. И. Веселовский писал о том, что «в России можно найти древности почти всех времен, почти всех народов — от примитивных орудий каменного века до изделий неподражаемого по изяществу и технике художественного творчества классического мира, от древней клинописи Ассирийского царства до писанцев, уцелевших на утесах сибирских гор…».

История нашей страны с глубочайшей древности связана с историей других древних народов и цивилизаций. Судьба скифов, обитателей южнорусских степей, во многом неотделима от судьбы таких великих держав Древнего Востока, как Персия, Мидия, Ассирия. Проблема заселения Нового Света — это и проблема древнейших жителей нашего Дальнего Востока. История древнейших греческих колоний — это история древних городов Черноморского побережья Кавказа и Крыма. Но все это — давно решенные вопросы. А сколько еще не решенных!

Совсем недавно в Каракалпакии, поблизости от города Нукус, было найдено изображение двуглавого сфинкса. Кто изваял его? И когда? Находится ли его родина на берегах Нила или же на берегах Аму-Дарьи? Являются ли его творцами выходцы из Древнего Египта или же сфинкс был создан мастерами Средней Азии? На эти вопросы у науки пока что нет ответа.

А вот другая находка, известная науке почти полтораста лет, но не менее загадочная. В 1835 году вблизи города Галич при раскопках была найдена медная статуэтка, изображавшая странную фигуру с лучами вокруг головы и за спиной. Кого она изображает? Божество огня? Символ солнца? И почему она похожа на изображения древнеиндийского бога Шивы? На эти вопросы у науки пока что нет ответа.

Но не только в глубине земли таятся памятники, позволяющие воскрешать древнюю историю нашей страны и всего человечества — воскрешать или, наоборот, ставить новые нерешенные проблемы.

В течение многих месяцев жители древнего государства Согдиана героически сопротивлялись армадам Александра Македонского. Государство согдийцев и их язык исчезли около двух тысяч лет назад. Но не так давно языковеды обнаружили, что в горах Памира, в нескольких изолированных кишлаках, живут ягнобы: небольшая народность, сохранившая язык своих предков — согдийцев!

Когда-то вся территория Русского Севера, от Сибири до Прибалтики, была заселена племенами, говорившими на языках, резко отличавшихся от славянских. Следами этих языков являются «непонятные» названия на Севере России, вроде «Нева», «Двина», «Пермь», «Муром» и другие. Современные финский, эстонский, коми, удмуртский, марийский и мордовский языки — потомки этих некогда широко распространенных языков, большинство из которых исчезло, «поглощенное» славянскими языками (ведь славяне, когда они появились на Севере России, обладали более высокой культурой, чем первые поселенцы, жившие охотой и рыболовством). Однако оказалось, что отдельные «островки» языков дожили до наших дней. Таков ливский язык в Прибалтике, на котором говорят около 300 человек. Таков язык водей, живущих в Ленинградской области. На этом языке изъясняются около 30 стариков, молодежь же, хотя и понимает язык стариков, между собой говорит по-русски. Наконец, совсем недавно были обнаружены две старушки — носительницы камасинского языка. Прежде ученые были твердо уверены, что камасинцы уже много десятилетий назад перешли на русский. Любопытно, что каждая из камасинок говорит на особом диалекте этого исчезнувшего языка!

В верховьях Енисея живет маленький народ — кеты. Число кетов невелико, около тысячи человек, а кетский язык знает и того меньше — несколько сотен. Кеты не похожи на своих соседей — селькупов, хантов, якутов, — желтокожих, черноволосых, скуластых, с раскосыми глазами. У кетов светлые волосы, голубые глаза, орлиный нос; по одним признакам они напоминают европейцев, по другим — индейцев. Язык кетов не имеет родства ни с одним из известных языков мира. Раньше он был распространен далеко на юг (к языку кетов восходит название реки Томь и, следовательно, города Томска). Кто предок этого удивительного народа? Индейцы Америки? Древнейшие обитатели Северо-Восточной Азии — палеоазиаты? Жители горного Тибета? Или создатели древнейших цивилизаций в долине Инда? Все эти предположения высказывались различными учеными. Но ни одна из гипотез пока что не доказана: кеты остаются «живой загадкой» для антропологов, этнографов, лингвистов.

Жизнь и быт народностей, стоящих на уровне развития каменного века или сохраняющих пережитки этого уровня… Географические названия, переживающие века и прочней гранита сохраняющие память об исчезнувших народах… Язык, наш обычный разговорный язык, который также может послужить для историка прекрасным источником… Легенды, предания, мифы, сказки — своеобразная «призма», сквозь которую отразились «дела давно минувших дней»… Группа крови, форма черепа и другие физические признаки, свойственные тому или иному народу, которые также могут свидетельствовать о древнем расселении или контактах этих народов…

Археология, этнография, лингвистика, топонимика (наука о географических названиях), история религий, фольклористика, антропология — все эти науки, казалось бы, столь далекие одна от другой, помогают воскрешать историю прошлого, ибо их предмет изучения один — человек, его культура, искусство, язык, облик.

О том, как с помощью различных наук ученые узнают древнюю историю людей, о новейших открытиях советских и зарубежных исследователей, идущих от тайны к знанию, и рассказывает эта книга.

Глава 1. Можно ли верить очевидцам?

Современники вспоминают…

Любому школьнику известно имя Чарли Чаплина, гениального актера, режиссера, сценариста, музыканта (ведь музыку к фильмам, в том числе знаменитую «Песенку Чарли», писал он сам). Не менее известно имя другого нашего великого современника — крупнейшего художника XX столетия Пабло Пикассо. Не так давно состоялась встреча этих прославленных мастеров.

«Перед моим отъездом из Парижа в Рим, — вспоминает Чаплин, — мне позвонил Луи Арагон и сказал, что Жан-Поль Сартр и Пикассо хотели бы со мной встретиться. Я пригласил их к себе на обед… Говорил по-английски только Арагон. Сартр как будто не был склонен делиться с нами своими мыслями. У Пикассо вид насмешливый, заметно, что это человек с чувством юмора. Вечером, когда обед кончился, Пикассо повел нас в свою мастерскую… С гвоздя, вбитого в потолочную балку, свисала на шнуре электрическая лампочка, и в свете ее мы разглядели старую, расшатавшуюся кровать и развалившуюся печку…»

Луи Арагон вспоминает об этой встрече иначе. Писателя Жан-Поля Сартра, «не склонного делиться своими мыслями», на ней не было вообще. Присутствовал же публицист Владимир Познер, знавший Чаплина по Америке и прекрасно владеющий английским языком. В мастерской Пикассо в тот вечер почему-то не горело электричество…

Как видите, версии весьма расходятся. И, вероятно, если бы Пикассо опубликовал свои воспоминания об этой исторической встрече, мы бы имели еще один ее вариант. А ведь говорят о ней очевидцы, непосредственные участники!

А вот какой факт приводит известный историк кино Жорж Садуль. После прихода к власти фашистов из Германии в СССР эмигрировал немецкий драматург и сценарист Фридрих Вольф. В 1934 году он написал пьесу «Профессор Мамлок», по которой был поставлен антифашистский фильм, имевший большой успех. В 1941 году во время боев под Москвой Фридрих Вольф отправился как военный корреспондент на линию фронта. Однажды его задержал наш патруль: показалось подозрительным присутствие немецкого журналиста на передовой. Стали выяснять его личность. Вольф сказал, что он — автор сценария «Профессора Мамлока». Тогда его попросили рассказать содержание фильма… и рассказ автора не совпал с воспоминаниями слушателей. Пришлось Вольфу иным путем доказывать, что он не гитлеровский шпион, сброшенный с парашютом на передовую!

Человеческая память, как видите, может сыграть плохую шутку.

Историки XVII, XVIII, XIX и даже нашего, XX века больше доверяют архивным материалам, чем мемуарам, оставленным современниками происходивших событий. Ведь на точность и объективность воспоминаний влияет не только качество памяти мемуариста, но и прожитая им жизнь, его личное отношение к событиям, его мировоззрение, степень его осведомленности. Если прочитать воспоминания современников о каком-либо выдающемся человеке, например о гениальном русском писателе Ф. М. Достоевском, порой может показаться, что описывается несколько разных людей.

Мемуаристы вспоминают о минувших событиях. И ошибиться здесь не мудрено. Однако и непосредственные записи порой рисуют фантастические картины, хотя все события развертывались прямо на глазах. Фантастическими выглядят иногда не только события, но и описания природы, фауны, флоры, людей. Обратимся хотя бы к судовым журналам эпохи Великих географических открытий…

Капитаны рассказывают сказки

Христофор Колумб, один из открывателей Америки, до конца своих дней верил, что открыл путь в Индию. И хотя земли Нового Света, их обитатели, очертания берегов и островов совершенно не походили на азиатские, Колумб упорно продолжал именовать черное белым, а белое — черным.

Остров Кубу он принял за Малаккский полуостров. И заставил всю команду клятвенно подтвердить — да, Куба является полуостровом. На Антильских островах, сообщал он, были негры. На самом деле негры появились здесь спустя много лет, когда их начали привозить из Африки для работы на плантациях. Примеров заблуждений Колумба очень много — подобно Дон-Кихоту он видел в окружающем мире то, что ему хотелось видеть, а не то, что видели его глаза на самом деле.

Мореплаватель Кирос мечтал стать вторым Колумбом и открыть в Тихом океане новый Новый Свет — огромный Южный материк, богатый золотом, серебром, пряностями, чернокожими рабами. 27 апреля 1606 года в юго-западной части Океании была открыта земля «с высокими горами, сулившими целый материк». Земля была населена темнокожими жителями. Кирос торжественно ввел во владение испанской короны «все эти земли, как те, которые я уже видел, так и те, которые увижу впредь, всю эту страну Юга до самого полюса», ибо «по протяженности она больше всей Европы и Малой Азии, взятой в ее границах до Каспия и Персии, Европы со всеми островами Средиземного моря и Атлантического океана, включая Англию и Ирландию. Эта сокрытая прежде Земля занимает четверть света».

На самом деле земля, открытая Киросом, занимала не «четверть света», а всего лишь несколько сотен квадратных километров — это был один из островов в группе Новых Гебрид. Кирос заявлял, что здесь растут мускатные орехи, имбирь и корица, драгоценные пряности, но их тут никогда не было. «Серебро и жемчуг я видел собственными глазами, а насчет золота мне говорили мои капитаны», — свидетельствует Кирос. На самом же деле ни золота, ни серебра, ни жемчуга на Ново-Гебридских островах нет!

Был ли Кирос лгуном? Нет, так же как и Колумб. И так же как Дон-Кихот. Все они видели то, что им хотелось видеть. А увидеть подлинные факты им мешали идеи, которыми они были одержимы.

Зачастую увидеть мир в истинном свете мешают не только идеи, но и образование, воспитание, традиции, привычки. Так, знаменитый водитель фрегатов Джемс Кук, самый трезвый и наблюдательный из всех мореходов XVIII века, писал о «королях», «феодалах», «землевладельцах», которые якобы имеются на островах Океании. На самом деле собственность на землю у островитян была общественная. Но этот факт никак не мог уложиться в голове Кука, истинного сына Англии тех времен.

Спутник Магеллана, итальянец Антонио Пигафетта, оставивший описание первого кругосветного путешествия, писал о жителях Марианских островов, первого архипелага Океании, открытого европейцами: «Каждый из этих туземцев живет согласно своей воле, так как у них нет властелина… Они ничему не поклоняются». Это не так — вожди были у всех обитателей Океании. И все островитяне поклонялись богам или духам. Адмирал Роггевен, открывший остров Пасхи, сообщал, что гигантские статуи сделаны из глины. На самом деле они каменные. А спутник Роггевена мекленбуржец Карл-Фридрих Беренс писал о том, что рост жителей острова столь высок, что он и другие матросы могли свободно проходить между ногами великанов. На самом деле средний рост островитян равен 172 сантиметрам.

Если верить свидетельствам древних…

Беренс, Роггевен, Кук, Кирос, Колумб, Пигафетта — все они жили не так давно. По историческим масштабам это наши современники. Сколь же путаными, противоречивыми, порой просто невероятными оказываются свидетельства людей средневековья и древнего мира!

О костях Адама и Евы (рост Адама достигал якобы 40, а Евы 30 метров) не раз и не два сообщают средневековые хронисты. Кости эти хранились как священные реликвии «допотопного времени». В Индии, сообщают другие авторы средневековья, живут племена с ушами такой величины, что на них можно спать, как на одеяле; там же обитают люди с головами собак и гигантские муравьи величиной с собаку. В Ирландии рыбы растут на деревьях и имеют золотые зубы.

Кунсткамера небылиц.

В Библии, священной книге христиан и иудеев, рассказывается о победе над ассирийцами, которую бог даровал иудеям. Археологи нашли клинописный текст, повествующий об этом же сражении. Он говорит… о полном разгроме иудейского войска! Надписи на стенах египетских храмов прославляют победы фараонов над ненавистными врагами — хеттами, говорят об уничтожении и поругании врагов. Между тем хетты, судя по всему, регулярно громили войска фараонов. «Величайшей победой», одержанной фараоном Рамзесом II над «мерзопакостным правителем хеттов», именуют тексты египтян битвы при городе Кадеш. Однако после этой битвы по договору Египет должен был отдать хеттам почти всю Сирию — хороша же «полная победа»!

Как видите, древние и средневековые источники весьма ненадежны. Но, быть может, в трудах ученых античности, первых историков, содержатся более надежные и достоверные сведения?

Небылицы античного мира

«По свидетельству историков античности…», «Античные авторы утверждают…» Как часто встречаем мы эти слова в книгах, посвященных истории древнего мира! Но сведения, заимствованные современной наукой из сообщений античных историков, «профильтрованы», очищены от небылиц и нелепостей, которые встречаются в их трудах.

Для древних греков и римлян все исторические события были предопределены богами. Поэтому происхождение народов, языков, городов, государств объяснялось делами того или иного бога или героя. Спор Афины, Афродиты и Артемиды явился причиной Троянской войны. Грандиозные стены и сооружения воздвигли одноглазые великаны — циклопы. Правители Крита являются потомками Зевса… Подобные утверждения часты у античных авторов. Ведь они рассматривали исторические события сквозь своеобразную призму — призму мифологии.

Сделать «поправку на призму», отделить мифологию от действительности порой бывает не так-то легко. Ведь очень часто события действительности позднее обрастали фантастическими деталями, приукрашивались; основные моменты в них забывались, а второстепенные, незначительные становились на их место. Дела людей приписывались богам, политические мотивы становились «политикой богов» на Олимпе. История Троянской войны, дошедшая до нас в изложении Гомера, и реальная история Трои, как она ныне предстает перед нами в свете трудов археологов последнего столетия, — сколько в них разного, несмотря на общую основу!

Вот «Персика» — сочинение, посвященное персидским царям и их государству, написанное греком Ктесием. Ктесий — опытный врач, много лет жил в Персии при дворе персидских царей. Казалось бы, ему-то можно доверять. Но он сообщает, что столица ассирийцев, великая Ниневия, стояла на Евфрате, хотя на самом деле она находилась на берегу реки Тигр. Завоевана Ассирия была, по Ктесию, в IX веке до н. э., в то время как само Ассирийское государство возникло столетием поздней. Ктесий сообщает о переписке, которая якобы велась «ассирийским царем Теватамом» (в хрониках Ассирии такой не значится!) с мифическим правителем Трои, царем Приамом. Приам будто бы просил у ассирийцев помочь ему в войне с греками, осаждавшими Трою, и его просьба была удовлетворена: под стены города прибыло 10 000 воинов, жителей персидской провинции Суза, и… 10 000 чернокожих эфиопов.

До Ктесия историю персов излагал в своей многотомной «Истории» Геродот, который опирался на устные рассказы. В Персии он, по всей видимости, не был. «Персика» Ктесия и была написана для того, чтобы опровергнуть и «превзойти» Геродота. И автор ее стремился разойтись с «отцом истории» во всем: «Если Геродот говорил “черное”, Ктесий говорил “белое”, и наоборот», — пишет известный советский историк и лингвист Игорь Михайлович Дьяконов. Там же, где память изменяла Ктесию «или где он вообще не знал никаких фактов (так как не собирал их), он без стеснения прибегал к вымыслам; особенно часто Ктесий подставлял вместо неизвестных или позабытых им собственных имен другие имена из близкого круга. В результате античный мир получил две ни в чем не схожие истории Азии; оставалось признать одного из историков за лжеца. Современная наука со всей бесспорностью доказала, что не Геродот был лжецом».

А ведь Ктесий — «очевидец», который жил в Персии, находился при дворе персидских царей, мог знакомиться с дворцовыми архивами!

Впрочем, у «отца истории» Геродота также можно найти много выдумок и несуразностей. Недаром еще римский историк I века н. э. Плутарх написал специальное сочинение «О злонамеренности Геродота», опровергающее сообщения «отца истории».

Перечень небылиц, встречающихся в трудах античных авторов, можно было бы продолжать очень долго, ибо «много нелепостей болтают Геродот и другие писатели, уснащая свой рассказ небывальщиной, словно каким-то музыкальным мотивом, ритмом или приправой».

Слова эти принадлежат крупнейшему географу античности Страбону. Но, что любопытно, именно благодаря «явным нелепостям», содержащимся в рассказах некоторых авторов, мы знаем ныне о величайших географических открытиях древнего мира.

Небылицы, доказавшие правду

Геродот в одной из книг своей «Истории» рассказывает о путешествии, совершенном финикийскими мореплавателями вокруг африканского материка. По приказу египетского фараона Нехо финикийцы отправились в далекий путь по Красному морю вдоль берега Африки. Путь был долгим — несколько лет. Во время пути мореходы приставали к берегу, сеяли пшеницу, дожидались урожая и, собрав его, отправлялись в дальнейшее странствие, пока, наконец, не достигли Гибралтарского пролива и, пройдя Средиземное море, не вернулись в Египет.

Геродот не поверил сообщению об этом плавании. Ведь мореходы утверждали, будто бы во время своего плавания вокруг Африки далеко на юге они видели солнце не с левой, а с правой стороны! Явная небылица, решил Геродот, а вслед за ним и все другие ученые древнего мира. Где же это видано, чтобы солнце могло переместиться в другую часть неба!

Но вот в эпоху Великих географических открытий корабли европейцев попадают в Южное полушарие. И там люди Европы могли воочию убедиться, что действительно солнце светит не справа, а слева! Это говорит о том, что финикийские моряки сообщали правду. И они действительно совершили свой беспримерный рейс вокруг африканского материка — «небылица» доказала правду!

«Великим лжецом» прозвали античные авторы марсельца Пифея. Еще бы! Он утверждал, будто во время своего путешествия на Дальний Север достиг таких земель, где день продолжался лишь 6 часов, а ночь — 18! А ведь Пифей был прав: в северных странах, которые он посетил, в зимнее время продолжительность дня гораздо меньше ночи. Снова «небылица» явилась лучшим подтверждением правды!

Солнце с правой стороны.

Гомер сообщал о крохотных человечках, пигмеях, которые живут далеко на Юге, в Эфиопии. Не являются ли эти карликовые люди родственниками «собакоголовых людей» или других фантастических существ, которыми щедро населила Землю фантазия людей древнего мира? Пигмеи долгое время считались «фантазией Гомера» — до тех пор, пока в Центральной Африке не были открыты карликовые племена, рост которых не превышает 120–150 сантиметров!

Совершали ли греки путешествия в глубь Африки во времена Гомера? По всей видимости, нет. Сведения о пигмеях пришли в Грецию из Египта. Египтяне же действительно предпринимали экспедицию в «сердце» Черного континента — к истокам Нила и Лунным горам.

Холмсу было легко…

Сравнивать и сопоставлять различные версии одного и того же события. Привязывать их к определенной эпохе и месту. Привлекать материалы археологии и других наук, чтобы отличить вымысел от правды, — ко всем этим действиям приходится прибегать историкам, восстанавливающим события прошедших дней. И здесь их работа во многом напоминает работу криминалистов. Ведь им тоже приходится иметь дело с противоречивыми и неполными свидетельскими показаниями и сопоставлять их с вещественными доказательствами, чтобы установить истину.

Артур Конан-Дойль прославил на весь мир дела великого сыщика и криминалиста Шерлока Холмса. Но работать Холмсу было куда легче, чем историкам. Холмс знал психологию людей, своих современников. К его услугам были географические и топографические карты. Он всегда мог сам прибыть на место происшествия, еще раз подробно и тщательно опросить очевидцев. Историки этого сделать не могут — «машина времени» пока что не изобретена. Им приходится оперировать только «косвенными уликами» и противоречивыми показаниями. Очевидцы прошедших событий умерли сотни, тысячи, десятки тысяч лет назад.

«Мемуарист всегда думает в большей или меньшей степени, как обмануть историка во имя религиозного пристрастия, политического пристрастия, личного пристрастия. Вам нужно с ними вести борьбу, если вы заслуживаете звания историка, — пишет академик Е. Тарле. — С чем вы будете сопоставлять мемуары? С другими мемуарами другого мемуариста, который также хочет сбить с толку историка? Тут происходит борьба, в которой вы, может быть, разберетесь, а может быть, и нет».

Гораздо более достоверны не воспоминания очевидцев, а подлинные документы разных эпох — ведь составители их, как правило, совершенно не были заинтересованы в искажении фактов. Документы эти, говоря словами Тарле, «писались по-деловому о вопросах текущей жизни и политики, писались они гораздо искреннее по сравнению с мемуарами, потому что незачем было лукавить».

К глубочайшему сожалению, от древних времен до нас дошло крайне мало подлинных исторических документов. Из показаний очевидцев, даже самых фантастических рассказов, опытный ученый сумеет извлечь много ценного. Но и этих свидетельств также осталось немного.

Письменность появилась на планете около шести тысячелетий назад. Все события, происходившие ранее, — это «немые события», о них можно судить лишь по косвенным данным. К тому же искусство письма в древности было распространено лишь у небольшой части населения. Мифы, хозяйственные и отчетные ведомости, изредка литературные произведения — вот тематика «глиняных книг» Двуречья, египетских папирусов и других древних письмен. И для того чтобы прочесть их, ученым прошлого и нынешнего веков пришлось проделать огромную работу.

Дешифровка забытых письмен, «воскрешение» давно утраченных, «мертвых» языков — это одно из величайших достижений научной мысли нашего времени.

Глава 2. От тайны к знанию

Тайна священных письмен Египта

Гигантские пирамиды, сфинкс, высеченный из целой скалы, величественные дворцы и храмы Древнего Египта с самых давних пор привлекали внимание и вызывали восхищение людей всего мира. Кто создал этих великанов? И когда?

Ответить на вопросы могли тысячи надписей, крохотных и гигантских, высеченных на пирамидах и скалах, статуях и храмах. Но как прочитать их? Шестнадцать веков назад египетский жрец Гораполлон написал двухтомный трактат «Иероглифика», в котором с глубокомысленным видом толковал значения загадочных знаков. Знак изображает страусовое перо и передает понятие справедливости, рассуждал Гораполлон, «потому что в крыльях страуса все равны по величине». Знак  изображает пальмовую ветвь и означает «год», так как «пальмовое дерево дает 12 ветвей в год». Знак  изображает зайца и означает слово «открывать», «потому что заяц всегда держит свои глаза открытыми».

Сейчас эти объяснения кажутся смешными. Но когда-то они казались верхом мудрости. И другие исследователи, вслед за Гораполлоном, пытались проникнуть в тайну древних иероглифов, не читая, а просто толкуя их смысл, наподобие «рисунков без слов» в журналах. Вот, например, как толковал Афанасий Кирхер, ученый иезуит, живший в XVI веке, простой текст «говорит Осирис»: «Жизнь вещей после победы над Тифоном, влажность природы благодаря бдительности бога Анубиса». Почему? Да потому что знак воды , который передает звук «н», он истолковал как «влажность природы», изображение глаза — как «бдительность бога Анубиса», и т. д.

Жрец Гораполлон, больше чем кто-либо другой, запутал толкование египетских иероглифов. В то же время он правильно указал значение многих иероглифов, хотя и давал им нелепые объяснения. Например, он правильно сказал, что иероглиф, изображающий гуся, передает слово «сын», хотя и добавил фантастическое объяснение: «потому-де, что гусь самая чадолюбивая птица».

Афанасий Кирхер, не уступавший Гораполлону в фантазерстве, тем не менее верно считал, что для понимания древних иероглифов нужно знать коптский язык, являющийся потомком египетского. Французский ученый де Гинь высказал мысль, что жрецы Египта пользовались письмом, сходным с китайским (правда, мысль эта была вызвана нелепым предположением, будто китайцы — выходцы из страны пирамид).

Фрагмент настенной росписи египетского храма.

Что же скрывается за значками, изображающими птиц, людей, предметы быта, рыб, небесные тела? Как понимать эти странные значки? Следует ли толковать смысл знака подобно тому, как мы толкуем смысл рисунков? Или же они передают какой-то язык? Если это так, то какой же именно? И что передает один иероглиф: звук, слог, корень слова, слово или даже целое сочетание слов? Ответить на эти вопросы помогла поистине чудесная находка.

На рубеже XVIII и XIX веков в дельте Нила, у селения Розетта, был обнаружен кусок черного базальта, покрытый письменами. Уже с первого взгляда можно было увидеть, что вверху камня начертаны иероглифы, а внизу — греческие буквы. Прочитав греческий текст, ученые узнали из него, что иероглифы говорят о том же самом. Находка получила название «Розеттский камень» — классический образец так называемой билингвы (от греческого слова «би» — «два» и латинского «лингва» — «язык») — текста, записанного на двух языках. После находки «Розеттского камня» стало ясно, что иероглифы были письмом в полном смысле этого слова, то есть они передавали звуковую речь. Выяснилось также, что египтяне пользовались письмом, отличным от алфавитного. Греческая надпись была примерно в три раза длиннее, чем иероглифическая: это означало, что иероглифы передавали не буквы, а какие-то другие, более крупные единицы языка.

Может быть, слова? Но подсчеты опровергли и это предположение. В греческом тексте было около пятисот слов. А им соответствовало не полтысячи, а почти полторы тысячи иероглифических знаков! Значит, письмо было смешанным.

Этот подсчет был сделан французским ученым Жаном Франсуа Шампольоном в день своего рождения, 23 декабря 1821 года. Через несколько месяцев гениальному исследователю удалось раскрыть тайну египетских иероглифов, найти систему древнего письма. (Правда, открытию этому предшествовали многолетние труды Шампольона по истории Египта, изучение коптского языка — потомка древнего египетского — и тщательный анализ иероглифических надписей.) День 27 сентября 1822 года, когда Шампольон сделал на заседании академии доклад о своем открытии, справедливо считается днем рождения новой науки — египтологии. Заклятье тайны, веками тяготевшее над иероглифами, исчезло: в них перестали видеть сокровенные символы, скрывающие мистические тайны.

Клин вышибают клином

«Клин вышибают клином» — гласит народная мудрость. Интересно, что пословица эта нашла свое буквальное подтверждение при расшифровке клинописных надписей Двуречья.

Искусство чтения клинописи было забыто еще в большей степени, чем чтение египетских иероглифов. Только отдельные античные авторы смутно упоминали о «сирийских» или «ассирийских» знаках, не похожих на знаки греческого письма и других алфавитных письмен Востока.

Ктесий рассказывал в своей «Персике» об огромной горе Бехистун — «святыне Зевса». Нижняя часть горы была стесана великой царицей Семирамидой, и там царица высекла собственное изображение, поместив рядом сто копьеносцев, и написала на скале сирийскими буквами: «Семирамида по поклаже следовавших за ней вьючных животных, свалив ее от равнины до горной кручи, взошла на вершину».

Скала, описанная Ктесием, существует на самом деле. Посвящена она только не греческому Зевсу, а верховному богу персов Ахурамазде. Высекла ее не легендарная Семирамида, а персидский царь Дарий I. Рельеф изображает этого царя в сопровождении двух воинов, парящего сверху бога и связанных пленников, стоящих перед грозным царем (вероятно, Ктесий когда-то проезжал мимо скалы и видел издали изображения; все остальное — плод его богатого воображения).

Изображения на скале Бехистун сопровождаются клинописными знаками. Когда ученые ознакомились с ними, они пришли к выводу, что надпись сделана тремя видами письма и, по всей видимости, на трех языках — персидском, эламском (Элам, находящийся к востоку от Двуречья, был когда-то культурным центром Персидской державы) и аккадском, который являлся своего рода «латынью» Древнего Востока (на нем даже древние египтяне вели дипломатическую переписку!).

В одном из видов письма Бехистунской надписи имелось всего лишь 36 разных знаков. Исследователи предположили, что клинья передают отдельные звуки, — их слишком мало для того, чтобы передавать слоги, а тем более слова. Число разных знаков во втором типе письма, около ста, говорило о том, что здесь ученые имеют дело со слоговой письменностью. В третьей разновидности письма число знаков достигало нескольких сотен — тут, очевидно, применялось иероглифическое письмо, подобное китайскому или египетскому. В иероглифике часть знаков передает отдельные звуки, часть — слова или корни слов и, наконец, часть является «немыми» знаками-указателями (их называют «детерминативы»), которые самостоятельного значения не имеют, а лишь уточняют чтение или смысл других знаков.

Знаки всех трех видов письма передавали один и тот же текст.

Вначале удалось прочесть знаки первой разновидности — они скрывали древнеперсидский язык, хорошо известный лингвистам. Затем, опираясь на «персидские клинья», были прочитаны знаки второго типа — так называемого эламского силлабария. Наконец, пришел черед и третьему, самому сложному типу. К середине прошлого века ученые смогли читать это письмо, названное аккадской клинописью.

Правда, большое число скептиков сомневалось в правильности дешифровки. Тогда в сентябре 1857 года был устроен своеобразный «экзамен». В Лондоне в это время находились крупнейшие специалисты по клинописи. Всем им в запечатанных конвертах вручили по копии только что найденной древней надписи ассирийского царя Тиглатпаласара I. Каждый из ученых прислал свой перевод текста, и во всех основных моментах переводы сошлись. Так родилась новая наука, изучающая клинопись и культуру Двуречья, — ассириология.

«Клинописные языки»

«Персидские клинья» передавали древнеперсидский язык. Знаки второго письма служили для записи эламского языка. До сих пор ученые недостаточно хорошо знают его грамматику и значение многих слов. Ведь язык обитателей Элама стоит особняком среди других языков мира. И мы не можем привлекать для его изучения данные словарей и грамматик языков, известных ученым. Зато язык, который передавала аккадская клинопись, оказался родственным арабскому, древнееврейскому и другим древним и современным языкам Востока, называемым семитскими.

По-аккадски слово «собака» звучит так же, как и по-древнееврейски: «калбу»; одинаково звучит слово «лицо» — «пан». По-аккадски слово «муш» означает «ночь», по-арабски «маса» означает «вечер». Во всех семитских языках слово «вода» имеет корень «ма», и т. д.

Но вскоре исследователи, изучая тексты, написанные аккадской клинописью, натолкнулись на совершенно непонятные слова и выражения. Быть может, жрецы Вавилона и других городов Двуречья пользовались своим особым, тайным языком, доступным лишь посвященным? Такая гипотеза была высказана крупными ассириологами. Впоследствии же оказалось, что жрецы употребляли не особый, тайный код, а просто другой язык, не имеющий родства с аккадским и другими семитскими языками. Принадлежал этот язык шумерам, древнейшим обитателям долины Тигра и Евфрата. От шумеров унаследовали вавилоняне и другие жители Двуречья достижения цивилизации, религию и искусство письма.

Шумерский язык, так же как и эламский, стоит особняком среди других языков мира. Поэтому изучение его связано с большими трудностями. К счастью, жрецы Вавилона, для которых шумерский язык был таким же чуждым, как и для нас, составили в свое время словари и грамматики этого «иностранного языка». Благодаря им мы можем переводить и понимать шумерские тексты. Оказалось, что именно у шумеров были записаны первые эпические поэмы, басни, лирика, погребальные песни, мифы о «золотом веке», потопе, сотворении мира.

В школьных учебниках самым древним сводом законов названы «законы Хаммурапи», высеченные на черном базальтовом столбе. Среди шумерских текстов удалось найти законодательные документы, на несколько сотен лет старше, чем знаменитые «законы Хаммурапи». До нас дошли целые судебные дела, записанные на табличках из глины шумерскими писцами.

Шумерам принадлежит древнейший в мире медицинский документ, который, кстати, дает рецепты изготовления лекарств без всяких заклинаний, заговоров, молитв. Но, что самое поразительное, в древних текстах шумеров мы находим «первоисточник» книги, которая когда-то считалась самой древней на Земле — Библии.

Сходство многих христианских обрядов с обрядами «язычников» было слишком явным, чтобы пройти незамеченным. И уже самые ранние христианские богословы пытались объяснить это сходство тем, что «язычники» просто-напросто подражают истинной христианской вере. Так, знаменитый богослов, один из «отцов церкви» Тертуллиан, живший в первых веках нашей эры, писал, что «диавол ставит своим долгом извращать истину и всячески старается в мистериях о ложных богах подражать обрядам христианской религии».

Происками дьявола пытались объяснить богословы и совпадение библейских и евангельских текстов с писаниями «язычников», равно как и сходство Христа, девы Марии и христианских святых с «погаными языческими идолами».

Открытие шумерской цивилизации, самой древней на нашей планете, показало, у что ни о каком подражании христианству в Двуречье не может быть и речи. История шумерской культуры начинается за 40–50 веков до «рождества Христова», за 3–4 тысячелетия до создания Библии.

Язык таинственных хеттов

Древнеперсидский, эламский, аккадский, шумерский… Этим списком не исчерпывается перечень языков, которые дошли до нас благодаря клинописи.

Когда археологи раскопали города цивилизации хеттов, живших в Малой Азии, то наряду с документами, написанными на «международном» аккадском языке, они нашли множество глиняных табличек, написанных на непонятном языке. Каком? Ответ напрашивался сам собой: ну конечно же, на хеттском! Вопрос был в другом: как понимать странно звучащие слова чужого языка?

Самый верный способ — это найти среди известных языков «родственников» хеттскому и, опираясь на их законы, понять и незнакомый язык. Так же, как это было с аккадскими текстами. Но поиски «родичей хеттов» долгое время не приводили к успеху. Были перепробованы самые различные языки — кавказские, семитские, даже японский и языки индейцев Америки! Наконец гениальному чешскому ученому Беджиху Грозномуудалось найти «язык-ключ» к таинственным хеттам. Им оказался… русский язык и другие родственные русскому языки индоевропейской семьи.

По-хеттски «небо» звучит как «небис», «долгий» — «дулуга», «кость» — «хаста», «утаить», «украсть» — «тая», «перо» — «петар», «три» — «три», «семь» — «сипта», «новый» — «нова». А как совпадает хеттское слово «ватар», означающее «вода», с русским «вода», английским «water», немецким «Wasser»! Или хеттское «эцца» («есть») с русским «есть», немецким «essen», английским «eat». Или хеттский предлог «в, на», звучащий как «анда», с немецким «ин», английским «in», латинским «эндо», или хеттские местоимения «кто» и «что», звучащие как «куис» и «куит», с латинскими «куис» и «куид»!

После работ Грозного расшифровка хеттских текстов пошла вперед семимильными шагами. Но, кроме аккадской клинописи, хетты пользовались и другим письмом, созданным ими самими. Точнее, этим письмом, знаки которого имели изобразительный, рисуночный характер (но не были похожи на египетские!), пользовались не сами хетты, а лувийцы — народ, близкий к хеттам по культуре и языку (лувийский язык так же отличается от хеттского, как, скажем, русский от украинского, то есть не очень сильно).

Расшифровка лувийских иероглифов продолжалась в течение нескольких десятилетий. Ведь и Шампольон, и дешифровщики клинописи имели билингву — тексты, написанные на двух языках (а Бехистунская надпись даже на трех). При расшифровке иероглифов Малой Азии такой билингвы исследователи не имели. И все же, опираясь на структуру самих текстов, им удалось установить чтение многих знаков. Лувийское письмо стояло, как и египетское и аккадское, на «трех китах» — звуковых, фонетических знаках, знаках, передающих слова и корни слов, и, наконец, «немых» знаках-указателях — детерминативах.

В 1947 году при раскопках холма Кара-Гепе (Черная гора) немецкий археолог лельмут Боссерт нашел несколько надписей, сделанных как иероглифами, так и финикийским письмом известным ученым. «Билингва из Кара-Тепе» полностью подтвердила работу дешифровщиков. Загадка иероглифов Малой Азии была решена!

«Малые хетты» и их письмена

Хетты создали третью великую державу Древнего Востока, соперничавшую с Египтом и Вавилонией. Они оставили нам величественные барельефы, высеченные на скалах, руины городов, клинописные и иероглифические письмена. Хеттский царь Мурсили I предпринял поход на Вавилон, захватил этот «город городов» древнего мира (в нем жило около миллиона человек) и увез статую верховного бога Мардука. Хеттские цари «на равных» вели борьбу с могущественными египетскими фараонами. Борьба эта окончилась мирным договором — первым по древности из дошедших до нас. Договор был высечен египтянами на стенах знаменитого Каранакского храма.

Археологам при раскопках хеттской столицы посчастливилось найти глиняные таблички, содержащие тот же текст, только на аккадском языке.

Хеттские воины.

Самостоятельность хеттов была уничтожена Ассирией. Царь Саргон II захватывает в VIII веке до н. э. последние хеттские города, и с той поры хетты навсегда исчезают с исторической арены. Но не их язык. На территории Малой Азии были обнаружены письмена, выполненные алфавитным письмом, заимствованным у греков. Античные авторы сохранили нам названия различных стран, расположенных в Анатолии (так называли Малую Азию в древности), — Ликия, Лидия, Кария. На каком языке читать тексты этих стран? Долгое время на этот вопрос не было ответа. Ни греческий, ни кавказские, ни семитские языки не помогали ученым понять смысл текстов. И только с помощью хеттского и лувийского языков удалось перевести тексты алфавитных письмен Анатолии.

Оказывается, потомки хеттов и лувийцев в первом тысячелетии до н. э. населяли почти всю Малую Азию и сохранили свои языки (конечно, они несколько изменились: ведь и современный русский отличается от древнерусского; любой язык меняется со временем).

С помощью билингв удалось еще в конце прошлого века прочитать надписи, сделанные письмом ликийцев, живших в стране, занимающей юго-западные полуострова Малой Азии. Но лишь совсем недавно ученые смогли перевести большинство ликийских текстов. Почему? Только после второй мировой войны датскому лингвисту Холбгеру Педерсену удалось доказать, что ликийцы говорили на языке, родственном языку лувийцев и хеттов. Дело в том, что ликийский язык обладал своеобразной фонетикой: хетто-лувийские слова в нем были сильно искажены. Например, имя бога Сарпедона ликийцы писали «Зрпедду», бога грозы Тарху — Трккинз, слово «бог», хеттское «тарцинц», — как «трнкки»; хеттскую основу «марсахх» («искажать») они действительно искажали в «мрсккати».

Нетрудно увидеть, что характерной чертой ликийского языка (а скорее, правил письма) было скопление согласных. Нагромождались они в начале слов. А в середине и концовках слов действовала противоположная тенденция — после каждой согласной регулярно следовала гласная. «Хасабала», «пунамеди», «эсетеси» — такой облик приобретали ликийские слова. И найти в других языках Анатолии, хеттском и лувийском, общие корни и основы при таком «двойном искажении», которому подвергали их ликийцы, было слишком сложно.

Женское имя Лидия происходит от названия государства Лидия, расположенного в Малой Азии. Лидийцы первые в мире начали чеканить монеты. А имя их царя Креза стало синонимом богатого человека.

В настоящее время город Сарды — столицу Креза и других лидийских царей — раскапывают археологи, добывающие из-под земли драгоценные находки и, в том числе, много надписей. Чтение и перевод их не представляют особых трудностей. «В то время, как изучение ликийского продолжалось более столетия и было связано с огромной затратой сил, хотя и не привело к особо значительным результатам, — пишет известный специалист по дешифровке древних письмен Иоганнес Фридрих, — изучение лидийского языка началось лишь после первой мировой войны, почти на голом месте, и притом не потребовало большого труда». Лидийский язык очень близок языку хеттов, и с помощью последнего ученые могут читать лидийские тексты. Например, местоимение «я» по-лидийски звучит «аму», по-хеттски — «амук»; слово «божество» и по-лидийски и по-хеттски звучит как «зива», и т. д.

Между Лидией и Ликией на территории Малой Азии находилась в древности Кария. Долгое время и письмо, и язык карийцев представлялись неразрешимой загадкой, И только в 60-х годах нашего века молодому советскому лингвисту Виталию Викторовичу Шеворошкину (ныне он доктор филологических наук) удалось раскрыть «карийскую тайну». Оказалось, что язык карийцев не кавказский, не греческий, не семитский, как считали в свое время различные исследователи. Он родствен языку хеттов и лувийцев.

Письмена Эгеиды

Кария служила связующим звеном между Малой Азией, островами Эгейского моря и Грецией. Греки, как вы знаете, изобрели алфавитное письмо. Но, оказывается, до этого греки пользовались иным письмом. На острове Кипр в XIX веке были найдены загадочные письмена, знаки которого не походили ни на одну из известных письменностей мира. К счастью, некоторые тексты имели билингву — параллельный текст на финикийском языке (у финикийцев были торговые колонии на Медном острове, как называли в древности Кипр). С помощью билингв удалось прочитать знаки кипрского письма. Оказалось, что каждый из них соответствует какому-либо открытому слогу (а, ка, ке, ку и т. п.) и передает греческий язык.

Слоговое письмо Кипра происходит от более древнего письма, которым пользовались на острове Крит. Английский ученый Артур Эванс, всю свою долгую жизнь посвятивший исследованию самобытной цивилизации Крита, показал, что на этом острове существовало три типа письмен. Первое — рисуночное, иероглифическое; второе и третье — линейное и слоговое, развившиеся из более древнего иероглифического письма. «Линейное письмо класса А» и «линейное письмо класса Б» — так назвал их Эванс.

Глиняные таблички с текстами, написанными знаками линейного письма Б, обнаружились и на территории Эллады. Но считалось очевидной истиной, что язык их, конечно, не мог быть греческим. Греки появились на своей родине гораздо позже; тексты же линейного письма Б, так же как и линейного письма А, передают иной язык, на котором говорило древнее население Крита.

Только в 1952 году удалось раскрыть тайну линейного письма Б. Это сделал молодой английский ученый, архитектор по профессии, Майкл Вентрис, впервые в мире применивший для исследования древних текстов статистические и структурные методы анализа. Оказалось, что тексты линейного письма Б написаны… на греческом языке!

Древние греки — ахейцы, о чьих славных делах повествует гомеровская «Илиада», жили в Элладе уже в начале второго тысячелетия до нашей эры. Быть может, и остальные тексты острова Крит, иероглифические и линейного письма А, также написаны по-гречески? Большая часть знаков линейного письма Б и линейного письма А совпадает, поэтому мы можем читать оба вида слогового письма. Но оказалось, что язык линейного письма А не похож на греческий. Он и по сей день остается загадкой. Одни ученые считают его родственным хеттскому, другие — семитским языкам, третьи — каким-то особым индоевропейским языкам. Но, быть может, ближе всего к истине стоят те исследователи, которые предполагают, что язык линейного письма А не имеет родства ни с одним из известных языков мира (подобно шумерскому, баскскому и некоторым другим живым и «вымершим» языкам).

Еще большим туманом неизвестности окутаны иероглифические письмена острова Крит. Ведь мы не только не знаем, какой язык они скрывают, но и не знаем, как читать рисуночные знаки этого письма, древнейшего в Европе.

Тайна за сотнями печатей

В моей книге «Алло, робот!», вышедшей в свет в издательстве «Детская литература» в 1965 году, рассказывалось о «машинных» языках, о проблемах автоматического перевода, межпланетной сигнализации и других интересных вопросах, возникающих «на стыке» кибернетики и науки о языке. Имеется там и глава, посвященная применению кибернетики в расшифровке древних письмен. В числе загадок, ждущих своего решения, как одна из важнейших и труднейших называлась загадка письмен древнейшей цивилизации Индии. Они были найдены при раскопках Мохенджо-Даро, Хараппы и других древних городов Индостана.

Предметы, на которых находятся письмена, условно называют печатями: в действительности мы не знаем, какое назначение имели эти небольшие плоские предметы. На печатях изображены животные, растения, боги, а порой и целые сцены. Встречаются и надписи на амулетах, медных и глиняных пластинках, круглых палочках из слоновой кости, сосудах, орудиях, браслетах. Знаки письма имеют рисунчатый характер, знаков много — несколько сотен. Письменность Индостана, как и письменность Египта, была иероглифической.

На каком языке написаны тексты?

Спор о древних письменах, о языке создателей культуры Мохенджо-Даро и Хараппы начался с самых первых шагов величайшего археологического открытия XX века — раскопок протоиндийской («прото» означает «первенство», «первичность» или «первобытность») цивилизации. И только лишь в самое последнее время удалось приоткрыть завесу тайны над языком создателей древнейшей культуры Индостана.

Советские исследователи изучили структуру протоиндийских текстов с помощью электронных вычислительных машин. Сначала были выявлены отдельные слова, из которых состояли надписи. Затем исследовались формы слов — составлялась «грамматика». Далее началось самое интересное: язык печатей был сопоставлен с языками, на одном из которых теоретически могли говорить протоиндийцы. Выяснилось, что ни хеттский язык, ни язык обитателей Индии мунда-кола не обладали теми характеристиками, которыми обладал протоиндийский. Зато дравидийские языки, несомненно, подходили.

Итак, очень вероятно, что протоиндийцы говорили на языке, входившем в дравидийскую семью, — на дравидийских языках и теперь говорят многие миллионы жителей юга Индии. Кстати, один из дравидийских языков распространен в Пенджабе — неподалеку от Хараппы и Мохенджо-Даро. Определение языка протоиндийских текстов открывает широкие возможности для дальнейшей работы, вплоть до полного прочтения текстов. И работа эта продолжается.

Древнейшие тексты планеты

В древности между Индостаном и Двуречьем находилась довольно большая страна — Элам. Жители ее писали, как вы помните, клинописью. Однако в очень давние времена эламиты пользовались своеобразным рисуночным письмом. Каждый рисунок в нем соответствовал какому-нибудь слову. С помощью таких рисунков эламиты делали свои хозяйственные «записи».

Эламское рисуночное письмо до сих пор недостаточно исследовано. Большой вклад в изучение этих рисуночных надписей сделал известный ленинградский ученый А. А. Вайман. Он изучал не только опубликованные надписи, но и неопубликованные: много уникальных рисуночных надписей собрано в ленинградском Эрмитаже, где и работает А. А. Вайман.

Примечательно, что знаки рисуночного письма Элама, Шумера и Индостана имеют большое сходство. Что это — случайное совпадение? Заимствование? Или правы исследователи, полагающие, что рисуночные письмена Элама и Шумера, как и иероглифы долины Инда, происходят из какого-то единого центра? Лишь будущие исследования могут ответить на этот вопрос.

Мы рассказывали только о клинописных знаках, передававших шумерский язык. Знаки эти восходят к более древнему рисуночному письму, называемому протошумерским. Материал письма — глина и орудие письма — палочка привели к тому, что рисуночные знаки протошумерского письма постепенно превратились в клинья.

Чтение клинописных знаков известно. Очевидно, такое же чтение имеют рисуночные знаки, «прототипы» клиньев. Однако установить родство рисунка и клина, как правило, бывает очень трудно: знаки-рисунки значительно отличаются от знаков-клиньев. К тому же и сами рисунки стилизованы, поэтому нелегко понять, что они изображают. Расшифровкой протошумерского письма в нашей стране занимаются ленинградские ученые И. М. Дьяконов и А. А. Вайман.

О трудностях работы исследователей дает представление такой пример. Вот знак протошумерского письма

. Что обозначает этот рисунок? Оказывается… ягненка. Концентрические круги символизируют бараньи рога. Постепенно знак упрощался и еще более схематизировался, пока не превратился в такую комбинацию клиньев: . Читается этот клинописный знак как «sila» и имеет значение «овца».

Протошумерские тексты — самые древние на планете. Они касаются узкого круга тем — обмеров площадей, долговых обязательств.

Лишь гораздо поздней стали записывать жрецы предания и мифы, из которых мы можем узнать не только о материальной культуре и хозяйстве, но и о внутреннем мире давно живших людей. Однако чтобы эти мифы послужили подлинным историческим источником, исследователю необходимо как бы заново «дешифровать» текст, не только прочесть письмена, не только перевести слова древнего языка, но и сделать перевод с образного и сложного «языка» мифов на точный язык исторических фактов.

Глава 3. Дешифруя священные книги

Веды

Древнеиндийское слово «Веды» родственно русскому «ведать», «знать». Этим словом в Индии называют собрание священных текстов, на которых основывается одна из самых древних религий мира — индуизм. Веды так же царят над всей древней индийской литературой, наукой и философией, как царят величайшие горы мира — Гималаи над Индостаном. В виде комментариев и пояснений к Ведам писали свои труды гениальные индийские философы, логики и психологи. Образы ведийских богов вдохновляли древних художников Индии на создание бессмертных шедевров ее искусства. Анализ языка и стиля Вед позволил индийским ученым создать грамматики и труды по теории стиха, во многом предвосхитившие идеи и методы современной математической лингвистики.

Веды состоят из четырех книг. «Яджурведа» («книга молитв») и «Самаведа» («книга напевов») содержат правила богослужения и жертвоприношений, пояснения и предписания для жрецов. «Атхарваведа» («книга заклинаний») почти целиком состоит из заклинаний, заговоров, наставлений по волховству и колдовству. Четвертая книга «Ригведа» («книга гимнов») — самая большая, самая главная, самая древняя и самая интересная из всех Вед.

Первоначально гимны «Ригведы» не записывались, а передавались из уст в уста и из поколения в поколение жрецами и бродячими певцами — риши. А чтобы при такой изустной передаче не возникали искажения, самовольные вставки или сокращения, более двух тысяч лет назад ревнители священных текстов сосчитали все стихи, слова, даже слоги «Ригведы». По их подсчетам выходило, что 1028 гимнов «Ригведы» состоят из 10 622 стихов, 153 826 слов, 432 000 слогов. Древнейшие из известных нам рукописей «Ригведы» датируются приблизительно 1500 годом. Время же возникновения гимнов, по мнению большинства ученых, относится к середине второго тысячелетия до н. э., то есть отделено от нас тридцатью пятью веками.

«Ригведа» полна именами добрых богов, великих и малых, и злых демонов, с которыми борются боги, дарители света и воды. Перед первыми исследователями «Ригведы» предстал целый мир сверхъестественных существ, разделенных на два лагеря — лагерь Солнца и Дождя и лагерь Тьмы и Засухи (типичное деление для религии скотоводческих племен). Всем именам «Ригведы» было найдено соответствующее мифологическое толкование… а позднее исследователи установили, что это далеко не так! «Ригведу» нельзя рассматривать просто как собрание религиозных гимнов. Она является не только священной книгой — «Библией индуизма», но и ценнейшим источником по истории Индии.

Дешифровкой «Ригведы» вот уже много лет занимаются индологи самых разных стран мира. Имена богов и демонов были отделены от имен людей и названий народов; затем последние получили «прописку» на географической карте, были сопоставлены с индийскими именами и географическими названиями, которые встречаются в трудах античных и арабских авторов. И в результате этого огромного труда перед нами встала картина истории Древней Индии, какой она была три с половиной тысячелетия назад до наших дней.

Арьи и даса

В середине второго тысячелетия до новой эры в Индию со стороны Иранского нагорья вторглись кочевые племена скотоводов, именующих себя арьями. Пришельцы столкнулись с местным населением, которое они называли «даса». Первоначально это слово звучало как «дасью» и означало просто «народы». Но поздней, когда племена арьев покорили местное население, это слово изменилось в «даса» и приобрело смысл «раб».

В долину Инда вторглись арьи…

Население Индии стало делиться на две основные «варны», или «цвета», — варну арьев, к которой относились светлокожие пришельцы-кочевники, и варну даса, к которой было отнесено темнокожее население Индостана. Позднее сами арьи разделились по кастам. Высшей кастой стали считаться брахманы — священнослужители и жрецы. Далее следовала каста кшатриев — правителей и воинов и каста вайшьев — земледельцев, купцов, ремесленников. Местное же население было отнесено к низшей касте — касте шудр. «Брахман, кшатрий и вайшья — это дважды рожденные касты; четвертая, шудры, второго рождения не имеет. Пятой касты нет», — гласят «Законы Ману» (древнейший юридический памятник индийцев).

В Древней Индии, в отличие от других стран, хозяевами всего стали не цари, а жрецы. «Существует два разряда богов: боги небесные и боги земные — брахманы», — объявили они своей сущности. «Все, что существует на земле, есть собственность брахмана; по превосходству своего рождения он имеет право на все, что есть в мире, — учили жрецы. — Брахман, все равно учен он или невежествен, есть великое божество… Знай, что десятилетний брахман и столетний кшатрий состоят друг к другу в отношениях отца к сыну, только отцом будет брахман».

Обязанности царя должны были, согласно учению брахманов, состоять в следующем: первое — не отступать в бою; второе — защищать народ; третье (и главное) — боготворить брахманов. Так предписал творец мира, великий бог Брама, сотворивший брахманов из своих уст, своей мысли, своего слова; кшатрии же были сотворены из не менее благородного материала — рук Брамы. Вайшьи, сотворенные из чресел бога, должны были, согласно учению жрецов, «ходить за скотом, наделять дарами, приносить жертвы, изучать Веды, торговать, давать взаймы деньги и возделывать землю».

Что касается шудр, сотворенных из ног Брамы (а по другой версии — даже из грязи от ног), то им он «предписал одно-единственное занятие — смиренно служить прочим трем кастам». Если шудра слушал чтение Вед, в наказание за это полагалось залить его уши расплавленным свинцом; если он цитировал Веды, ему отрезали язык. Брахман, который решился бы преподать шудрам ведийскую науку, тем самым брал на душу тягчайший и ничем не искупимый грех.

Засилье жрецов длилось столетиями. Но оно не могло продолжаться вечно. В VI веке до н. э. Индию потряс величайший религиозный и духовный переворот. В результате его родились новые религии — буддизм и джайнизм. А вместо прежней религии, называемой брахманизмом, появился индуизм, в котором претензии жречества не столь грандиозны, а обряды менее торжественны и сложны. Индия вступила в новый период своего развития, о нем мы знаем уже не по «Ригведе», а по археологическим раскопкам и историческим документам.

Индия до прихода арьев

Светлокожие пришельцы арьи покорили «низшие» народы с темной кожей и принесли в Индостан высокую культуру — так трактовали древнюю индийскую историю, ссылаясь на «Ригведу», многие западные ученые. Фашистские «теоретики» пытались построить на этом даже целую теорию «о народе-цивилизаторе», который не только Индии, но и всему миру дал высокую культуру. Однако все эти вымыслы опровергает анализ текстов самой «Ригведы». Племена арьев не стояли на высоком уровне культуры, они были простыми кочевниками-скотоводами, любителями опьяняющего напитка сомы и азартных игр. «Ригведа» не раз упоминает об игроках, чье богатство «поглощается пылкими костями» и порицает шулерство при игре в кости. Лишь много веков спустя после своего прихода в Индию племена арьев стали действительно цивилизованным народом и создали великую индийскую культуру. Но корни ее, ее основы были заложены за много сотен лет до прихода арьев в Индостан.

Враги арьев — темнокожие даса изображены в «Ригведе» отнюдь не дикими кочевыми племенами. Они живут в городах и крепостях, они богаты, занимаются торговлей, имеют своих царей. При раскопках городов Двуречья, существовавших, задолго до прихода арьев в Индию, были найдены предметы несомненно индийского происхождения. А это означает, что культурные и торговые контакты между Индостаном и Шумером существовали задолго до арьев, которые, кстати, не владели техникой мореходства и, как истинные скотоводы, дети степей, боялись морских просторов.

Когда в Индии начались археологические раскопки, они показали со всей наглядностью, что именно арьи были пришельцами-варварами, вторгшимися в страну древней культуры. За 20–25 веков до «арийского завоевания Индии», как именуют приход племен арьев некоторые западные историки, на земле Индостана, в долине Инда, на притоках Ганга и в западной части полуострова, процветала цивилизация, которая может соперничать по величию и древности с египетской и шумерской — двумя древнейшими цивилизациями нашей планеты.

За 25 веков до арьев.

Строительство городов и кораблей, система канализации, выращивание хлопка, гороха, ячменя, льна, пшеницы, финиковой пальмы, гончарное производство, десятичная система счисления, приручение слона, горбатого индийского быка, национальная одежда (мужская и женская), украшения и развлечения (вплоть до игры в кости, любителями которой стали арьи) — все это восходит к древнейшей цивилизации Индии. Культ очищения и омовения, культ божественной воды, которым так гордились арьи и так свято чтили брахманы, был заимствован ими от создателей протоиндийской культуры. Один из главных богов индуизма — Шива — также не арийский, а протоиндийский.

Кем были протоиндийцы? Исследования советских ученых показали, что язык текстов, найденных при раскопках древнейших городов Индостана, относится к дравидийским языкам, на которых и поныне говорит темнокожее население Южной Индии.

Лучшие знатоки «Ригведы» задолго до начала раскопок археологов указывали, что было бы ошибкой считать все население Индии до прихода племен арьев диким и невежественным. Анализ священных гимнов индийцев говорит о том, что арьи пришли в страну высокой культуры. И когда начались раскопки, «существовавшее мнение о том, что индоарийцы пришли около середины второго тысячелетия до н. э. в совершенно дикую страну и что все сколько-нибудь значительное в индийской культуре было создано ими, оказалось абсолютно ложным». Так расценивает современная наука результаты археологических исследований Индии.

Маги, «Авеста» и зороастризм

В современной Индии, кроме индуизма, буддизма, джайнизма и других религий и религиозных сект, существует очень древняя и своеобразная религия — огнепоклонничество, или зороастризм. Родина этой религии — Древний Иран.

Зороастр или Заратуштра — так зовут легендарного основателя религии огнепоклонников. Ему приписывается создание их Библии — священной книги под названием «Авеста». Проповеди Зороастра написаны на языке, еще более древнем, чем язык, сохраненный клинописными текстами персидских царей. Он близок к языку священных книг индийцев — языку Вед. Большинство исследователей считает, что Зороастр — это реальная личность, впоследствии обожествленная (наподобие мусульманского пророка Магомета, основателя ислама). Наиболее правдоподобный перевод его имени — «Обладающий золотистыми верблюдами». Звучит это имя странно. Но только для нашего слуха. Для жителей Древнего Ирана оно было обычным, ничем не отличающимся от других имен, например Фрашауштра («Обладающий умелыми верблюдами») или Гаумата («Знающий толк в коровах»).

Зороастр учил, что все в мире является результатом борьбы двух начал — доброго и злого, борьбы света и тьмы. Обожествленную землю нельзя было осквернять телами умерших, поэтому трупы не зарывали, а относили на вершины гор (ибо камень «не боится осквернения»!) или выставляли на съедение птицам и собакам в особых погребальных башнях. «Башни смерти» и поныне существуют у огнепоклонников в Индии, даже в таком международном порту, как Бомбей.

С зороастризмом было связано учение магов. Слово «маг» вошло почти во все языки мира и имеет смысл, близкий словам «колдун», «чародей», «кудесник», «волшебник». В средние века на Востоке магами именовали огнепоклонников, приверженцев религии зороастризма. Однако первоначально магами называли лишь одно племя, в котором впервые восторжествовало учение Зороастра. Окружающие народы сталкивались лишь со жрецами этого племени. Не всякий маг был жрецом, но всякий огнепоклонник был магом, последователем учения Зороастра. Поэтому-то слово «маг» стало синонимом жреца-огнепоклонника, а впоследствии оно превратилось в синоним чародея.

Можно ли верить Библии?

«Ригведа» — священная книга индуистов и «Авеста» — священная книга огнепоклонников являются для вдумчивого историка прекрасным историческим документом (для верующих, разумеется, они не «документ», а откровение, дарованное свыше; его нельзя изучать — надо лишь благоговейно читать и комментировать). А Библия — священная книга иудеев и христиан? Можно ли использовать ее как исторический источник?

В средние века авторитет Библии был непререкаем: люди верили ей больше, чем своим собственным глазам. Византийский купец Козьма Индикоплов (то есть плаватель в Индию) побывал в Турции, Египте, Индии, быть может, на Цейлоне; он повидал разные страны, моря и города. Но когда Козьма выпустил в свет свою «Христианскую топографию», земная суша была изображена им в виде прямоугольника, аккуратно разделенного по линейке на три части — Европу, Азию, Африку. Прямоугольник этот омывали волны Мирового океана. Индикоплов видел, конечно, изрезанные берега Малой Азии, Персидский залив, выступ полуострова Индостан. Но он верил авторитету Библии, а не своим глазам!

Эпоха средневековья окончилась. Был открыт Новый Свет, о котором ни словом не упоминала Библия, населенный людьми, происхождение которых никак не укладывалось в библейскую схему народов и племен. Считать ли жителей Америки людьми, потомками Адама? Этот вопрос долго обсуждался богословами. Римский папа даже издал особую буллу, «даровавшую» индейцам право называться представителями рода человеческого.

В конце XVIII — начале XIX века Библия превратилась в постоянный объект насмешек ученых-просветителей — Дидро, Вольтера, Гольбаха и других. Они приводили несуразности и противоречия, которыми, по их мнению, полна священная книга. Но вот в древнюю землю Ближнего Востока вошла лопата археолога, и многие города и народы, называемые в Библии, предстали перед изумленным миром.

«Библия права!» — обрадовались церковники. Но это не совсем так. Библия права в той же мере, как правы «Ригведа» и «Авеста», как прав Коран и священные книги других народов. Все они могут служить для историка документами, воскрешающими древние времена. Но документами особого свойства, к показаниям которых надо подходить очень осторожно, отделяя вымысел от правды, миф от действительности, выдумку от фактов, быль от небылицы (а небылицами, преувеличениями и противоречиями полны и Библия, и «Авеста», и «Ригведа», и Коран, как и все другие священные книги).

Древняя религия шумеров, а затем вавилонян, несомненно, была знакома авторам Библии. Они широко использовали богатую и поэтичную литературу Двуречья. В Библии можно найти следы влияния египетской религии, не менее развитой и древней, чем шумерская. Основным же «костяком» для нее послужили верования племен иудеев и других жителей древней Палестины и Сирии. Лингвисты и историки показали, что Библия была написана не сразу, по откровению свыше, а в течение нескольких веков. В ней отразились верования и надежды людей той эпохи, в какие бы фантастические одеяния они порой ни облекались.

Весь Восток в VIII–VII веках до н. э. жил мечтой о гибели Ассирийской державы, «логовища львов», и падения ее столицы Ниневии, «города крови». Библия сохранила нам речи, посвященные поруганию и падению ассирийской деспотии, — их приписывают израильтянину Науму, который, по всей вероятности, испытал на себе все тяготы плена и рабства у ассирийцев. «Ты умножила торгашей своих, так что стало их больше, чем звезд небесных, — говорит он, обращаясь к Ассирии. — Чиновники твои подобны акридам (вид саранчи. — А. К.), что становятся станом по оградам в холодный день; солнце взойдет — и исчезнут, и неизвестно место их».

В конце VII века до н. э. Ниневия пала. Об этом говорят раскопки археологов, об этом повествует вавилонская хроника. И об этом же красочно и ярко рассказывает на страницах Библии израильтянин Наум.

«Горе городу крови, что весь полон обмана и грабежа, где не прекращается хищничество! Шум бича, и шум крутящихся колес, и скачущих коней, и несущихся колесниц; всадники заносят и меч пламенеющий, и копье блещущее — и множество сраженных, груды трупов; нет конца телам, спотыкаются о тела убитых!.. Уснули пастыри твои, царь Ассирии, ложатся бойцы твои, развеян народ твой по горам, и некому собрать его… Все, кто слышит слух о тебе, рукоплещут, ибо кого не постигало извечное зло твое?»

Библия приписывает гибель Ниневии великому богу Яхве. Историки же показали, что «город крови» был взят штурмом и разрушен союзными войсками индийцев и вавилонского царя Набопаласара. И разрушен столь основательно, что с тех пор на месте Ниневии не строились новые города. Лишь спустя два с половиной тысячелетия археологи раскопали руины ассирийской столицы.

«Горе городу крови!»

Вскоре после открытия Ниневии был раскопан второй великий город Древнего Востока, о котором говорится в Библии, — Вавилон. Археологи откопали три стены, опоясывающие «мать городов», и остатки легендарной Вавилонской башни. «Колоссальный массив башни, которая была для евреев Ветхого завета воплощением человеческой заносчивости, возвышался среди горделивых храмов-дворцов, огромных складов, бесчисленных помещений, — пишет немецкий археолог Роберт Кольдевей, раскопавший Вавилон. — Ее белые стены, бронзовые ворота, грозная крепостная стена с порталами и целым лесом башен — все это должно было производить впечатление мощи, величия, богатства, ибо во всем огромном вавилонском царстве трудно было встретить что-либо подобное».

Список сведений, приводимых в Библии, которые получили подтверждение раскопками археологов и в письменных документах других народов Древнего Востока, можно было продолжить. Конечно, список противоречий и несоответствий действительности, содержащихся в Библии, был бы еще длинней. Но мы ограничимся просто тем, что еще раз отметим: при правильном подходе Библия может оказаться таким же историческим документом, как «Ригведа», «Авеста» и священные книги других народов.

А Евангелие?

Все, что мы говорили об исторической ценности библейских текстов, относится к первой части Библии — так называемому Ветхому завету, где собраны книги древних иудеев. Но ведь существует еще Евангелие, или Новый завет, повествующий о деяниях Иисуса Христа и его учеников — апостолов. Христиане чтут обе книги священными. Однако часть верующих (они называются иудаистами) Нового завета не признает. Иудейская книга Талмуд утверждает, что Христос был не сыном божьим, а незаконнорожденным сыном римского солдата Пантеры, обманщиком и самозванцем. Не будем вдаваться в споры иудаистов и христиан. Нас интересует другое: может ли Новый завет служить историческим источником?

Церковники считают, что Евангелие было написано в середине I века н. э. учениками Христа, непосредственными участниками и свидетелями описываемых в Новом завете событий. Однако тщательно исследовав сами тексты Евангелия, а также сочинения различных авторов той эпохи, ученые пришли к выводу, что это не так. Книги Евангелия были написаны в разное время, в разных местах и совсем не теми людьми, какие указаны в их заглавиях!

«Некоторые из верующих трижды, четырежды, многократно переделывают и перерабатывают запись Евангелия, чтобы иметь возможность отвергнуть изобличения», — свидетельствует античный философ Цельс. Канонический, принятый церковью текст Нового завета содержит четыре евангелия. На самом деле существовало еще около десятка евангелий, не включенных в канон! В песках Египта археологи нашли отрывки из таких евангелий и, вероятно, найдут еще. Большинство же неканонических евангелий, называемых апокрифическими (то есть тайными, запрещенными), было уничтожено церковью.

По словам крупнейшего русского историка Р. Ю. Виппера, все евангелия «явно слишком далеко стояли и по времени и по месту от событий, от тех народных, культурных, бытовых и географических условий, с которыми они хотели связать свою повесть». И потому, проанализировав Новый завет в своей книге «Происхождение христианства», Виппер прямо заявляет: «Не лучше ли признаться, что евангелия не пригодны в качестве исторических свидетельств для той эпохи и тех событий, которые они передают? Не перестать ли вообще пользоваться книгами Нового завета как документами какой-то земной реальности?»

Две школы

В центре Нового завета стоит жизнь, деяния и мученическая смерть Иисуса Христа. Собственно, ни «Иисус», ни «Христос» не являются именами. «Христос» по-гречески означает «мессия», «пророк», а «Иисус» происходит от древнееврейского «иешуэ» — «спасать». Жил ли такой человек в действительности? Спор о том, кем был Иисус Христос, столь же давен, как и само христианство. С одной стороны, он «сын божий», творящий чудеса, исцеляющий мертвых, ходящий по воде и т. п. — словом, лицо явно не земное. С другой стороны, в Палестине, равно как и во всем древнем мире, было множество людей, считавших себя пророками, произносивших проповеди, утверждавших, что их вдохновляет бог. Находка знаменитых рукописей Мертвого моря показала, что вера в «спасителя» была широко распространена в то время в Иудее и окружающих землях. Кто же Христос — человек или миф?

Существует две резко противоположных школы ученых: одна, мифологическая, отрицает существование Христа, другая, историческая, пытается найти реальное лицо, которое затем было превращено в «сына божьего» и «спасителя». Представители мифологической школы говорят, что легенда о жизни, смерти и чудесном воскресении Христа ничуть не отличается от мифов, широко распространенных на Востоке. Все эти мифы, будь то египетский миф об Осирисе, персидский миф о Митре, хеттский мцф о Телепинусе, повествуют о воскресающем и умирающем боге. И в них можно найти множество «первоисточников», послуживших составителям Евангелия материалом для создания нового мифа — мифа о Христе.

Однако представители исторической школы не считают, что евангельский миф был целиком заимствован из религий Древнего Востока и не имеет под собой никакой реальной основы, никакого исторического ядра. Они предполагают, что когда-то существовало реальное лицо, вокруг которого и был сочинен евангельский миф. На этой точке зрения стояли крупнейший знаток христианства профессор Р. Ю. Виппер и недавно умерший английский историк-марксист А. Робертсон. Ныне эту точку зрения поддерживают такие известные историки религии, как итальянский профессор-коммунист А. Донини, доктор исторических наук А. Каждан и ряд других специалистов.

«Для марксистской науки не имеет принципиального значения вопрос о том, жил или не жил в царствование императора Августа и Тиберия в Иудее человек по имени Иисус, который был казнен при прокураторе Понтии Пилате и впоследствии обожествлен своими суеверными последователями», — пишет советский историк И. С. Свенцицкая в книге «Запрещенные евангелия» (Политиздат, 1965 год).

Известно, что пророк Магомет — основатель ислама — был реальным лицом. Великий же бог древних египтян Осирис — персонаж мифа. Но разве это доказывает правоту ислама или ложность египетской религии? Нет! Священная книга мусульман Коран была написана уже после смерти Магомета и отражает идеологию и интересы определенных слоев арабских племен. Поэтому, как справедливо считает И. С. Свенцицкая, выяснение отдельных деталей жизни Магомета «не может изменить общей научной оценки ислама, так же как окончательное решение вопроса об историчности Иисуса (какая бы школа ни оказалась права) не изменит марксистского учения о христианстве».

Глава 4. Словари вместо лопат

Язык как документ истории

Хроники Египта, Вавилона, Китая… Древнейшие письменные документы планеты — протошумерские письмена. 4000, 5000, самое большее 6000 лет — таков их возраст. А что было раньше? Неужели только немые памятники — найденные археологами костные останки, черепа, орудия, оружие, утварь — могут быть свидетелями древнейшей истории человечества? Оказывается, нет. У нас есть, кроме письмен, еще один «говорящий источник» — это наш язык.

Слова переживают века и государства. Их судьба, их изменение, их сходство с другими словами, их первоначальный смысл — все это неоценимый материал для реконструкции «дел давно минувших дней». Особенно же важным для историка является установление родства древних и современных языков, выявление их «родословной».

Язык Библии — древнееврейский; язык Корана — арабский, на котором ныне говорит вся Северная Африка и Ближний Восток; язык вавилонян и ассирийцев — аккадский, дошедший до нас благодаря клинописным глиняным книгам; диалекты финикийцев и карфагенян; древние и современные языки Эфиопии; наконец, «новоассирийский», или айсорский, язык, на котором говорят в нашей стране на Кавказе, — все эти языки, как «мертвые», так и «живые», образуют единую семью так называемых семитских языков.

В 1929 году французская экспедиция, раскопав холм в Рас-Шампа (Сирия), обнаружила неизвестную письменность, названную угаритской. Знаки ее были клинописными, но читались не так, как известные до тех пор клинописные письмена.

Ряд надписей был сделан на бронзовых боевых топорах, причем на одних топорах всего лишь 6 знаков, а на других к тем же шести знакам добавлялось еще 4 новых. Немецкий филолог Бауер предположил, что 6 знаков передают имя владельца, а 4 — соответствуют слову «топор», и эти «топоры-билингвы» помогли вскоре расшифровать все угаритские тексты. Они оказались написанными на одном из древних семитских языков.

Самые древние письменные документы на семитских языках относятся к первой половине третьего тысячелетия до н. э. Найдены они в Двуречье. Но гораздо раньше в долине Тигра и Евфрата жили шумеры, имевшие свой, особый язык. Значит, люди, говорившие на семитских языках, — не коренное население Двуречья. Где же тогда сложились семитские языки? Палестина, Кавказ, Аравия, Малая Азия, даже легендарная Атлантида назывались их родиной. Но окончательно решить этот вопрос позволило сравнение семитских языков с другими языками мира.

Оказалось, что они не являются самостоятельной семьей, а входят как одна из ветвей в состав большой языковой семьи, называемой семито-хамитской или афро-азиатской. Когда ученые научились читать клинопись Двуречья и иероглифы Египта, они увидели, что очень многие слова египетского и семитского языков звучат сходно. Сначала пытались объяснить это длительными контактами египтян с древними иудеями, ассирийцами, вавилонянами. Такие контакты действительно были. Но слова, имеющие сходное звучание и значение, относились к основному ядру языка, их нельзя объяснить заимствованиями. Ведь, как правило, из чужого языка заимствуются культурные термины, названия редких животных и т. п. (например, русское слово «спутник», французское «одеколон», австралийское «кенгуру» вошли в словари почти всех языков мира). А в египетском и семитском языках совпадали такие «основные» слова, как «вода», «сердце», «мужчина», «губа» и т. п. Значит, когда-то в глубокой древности у предков египтян и семитов был один общий язык.

К западу от Египта, во времена фараонов, обитали воинственные племена ливийцев. От Нила на востоке до Канарских островов на западе — таков был огромный район распространения их языков и диалектов, называемых берберо-ливийскими. Ныне население Северной Африки говорит на арабском языке. Однако кое-где еще остались отдельные «островки» более древних языков — в египетском оазисе Сива, в Алжире, Марокко, Мавритании. А один из берберо-ливийских языков — тамашек — охватывает центральную Сахару и область по берегам реки Нигер: на нем говорят кочевые племена туарегов.

Лингвисты показали, что берберо-ливийские языки, так же как и египетский и семитские, происходят от одной общей основы, от одного языка-отца. К нему восходят и так называемые чадские языки. Они включают около сотни разных языков, диалектов и говоров Республики Нигер, Республики Чад, Нигерии, Северного Камеруна. На некоторых из них говорит всего одна деревня или племя. Зато на языке хауса, самом важном из этой группы, изъясняется более 15 миллионов человек!

Наконец, к общей семито-хамитской основе, к общему языку-предку восходят и кушитские языки. Они распространены на востоке Африки — в Республике Судан, в Эфиопии, Эритрее, Кении, Республике Сомали и даже в Центральной Африке, в Танганьике.

Конечно, за несколько тысяч лет своего развития все языки семито-хамитской семьи сильно разошлись. Они отличаются один от другого примерно так же, как русский от французского и персидского (которые восходят к своей общей основе — индоевропейскому языку-предку). И эти различия могут служить показателями того, как давно отделился тот или иной язык или группа языков от общего языка-отца. Ведь чем сильней различия, тем больше времени прошло с момента отделения от языка-предка.

Французский языковед Марсель Коэн, американский Джордж Гринберг, польский Ежи Курилович, советские лингвисты Дмитрий Алексеевич Ольдерогге, Игорь Михайлович Дьяконов и ряд других ученых из различных стран мира тщательно проанализировали черты различия и сходства в семито-хамитских языках. Профессору Ольдерогге удалось показать, что родиной их была… пустыня Сахара. Правда, тогда, около десяти тысяч лет назад, она не была пустыней (о чем убедительно говорят археологические находки и знаменитые фрески Тассили, древняя живопись Сахары).

Раньше всех от общей основы отделились чадские языки. Произошло это примерно восемь тысяч лет назад, а может быть, и в более древнюю эпоху. Затем отделился египетский язык. Предки египтян осели в дельте Нила и заложили там основы одной из древнейших цивилизаций нашей планеты. Тем временем Сахара стала превращаться в пустыню. В начале или середине пятого тысячелетия до н. э. часть кочевых племен-скотоводов двинулась из Сахары на восток, пересекла дельту Нила и заселила Аравийский полуостров. Так образовалась семитская ветвь языков. Поздней со своей второй родины, Аравии, носители семитских языков двинулись в обратном направлении, с востока на запад — в долину Тигра и Евфрата, а также в Палестину. Вероятно, причина второго переселения была та же, что и первого, — высыхание пастбищ. Плодородная Аравия, как и Сахара, начала превращаться в бесплодную пустыню, и семитским пастухам и скотоводам пришлось искать новые пастбища, новые земли.

Носители кушитских языков из Сахары двинулись на юго-восток, к среднему течению Нила, в Кению, Сомали, Танганьику. И только ливийцы остались на прежней территории, на своей сахарской родине. Правда, и они сильно продвинулись на запад, к дельте Нила (племена ливийцев были постоянной угрозой для границ Египта), и на восток, к Атлантике (к ливийским языкам относится ныне вымерший язык загадочного народа гуанчей, населявших Канарские острова).

Язык показывает… время

Даты, которые мы приводили, конечно, приблизительные. А нельзя ли установить более точно время разделения языков? Ведь определив его, мы сможем датировать древнейшие переселения народов и племен, не оставивших никаких письменных памятников.

Не так давно лингвисты создали метод глоттохронологии (от греческих слов «глотта», «глосса» — «язык» и «хронос» — «время»), с помощью которого можно находить время разделения языков. Оказывается, сам язык — изменение его словаря — может служить своеобразными «часами», показывающими время!

Каждый язык, даже каждое слово в языке имеет свою собственную историю, подобно тому как собственную судьбу и историю имеет каждый народ, каждый человек в отдельности.

Разве можно найти некое общее время для всех языков мира и всех слов языка? Разумеется, нельзя. Но во всех языках мира существует основное ядро, костяк, состоящий из числительных, личных местоимений («я», «мы» и т. п.), терминов родства («сын», «отец», «мать» и др.), названий частей тела. Остальная часть словаря может изменяться в зависимости от развития культуры и общества — вспомните, сколько новых слов появилось в русском языке после реформ Петра Великого! Ядро языка более стойко ко всяким внешним причинам.

Конечно, изменяется и оно, но только очень медленно и по своим, внутренним законам. Определить и вычислить судьбу каждого конкретного слова мы не можем. Да это и не требуется. Нужен статистический подсчет — он-то и даст искомый результат, время изменения языка, отделения его от общей основы.

Статистика изучает самые общие закономерности. Ни один математик не может вычислить, что Степан Иванович опоздает на поезд, а Иван Иванович и Иван Петрович — нет. Кто знает, какие причины заставили Степана Ивановича опоздать! Но статистик может определить, что в среднем на поезда опаздывает столько-то человек, и это число оказывается верным, хотя причины у опоздавших могут быть самые различные. Так же и с изменением основного ядра словаря. У каждого слова своя судьба, но в среднем основа ядра меняется на определенное Число слов в определенный отрезок времени.

Лингвисты отобрали 200 слов — числительные, термины родства и др. — и подсчитали, сколько из них изменилось за тысячу лет. Брали разные языки на протяжении различных отрезков времени. На первом этапе в качестве единицы измерения был выбран процент сохранившихся слов в современном английском языке по сравнению с древнеанглийским языком, существовавшим тысячу лет назад. Чтобы проверить, насколько же объективна эта единица измерения (или коэффициент сохраняемости), ученые провели аналогичные подсчеты на материале других языков. Результаты оказались поразительно близкими: так, классическая латынь по сравнению с современным румынским языком за тысячу лет сохранилась на 77 %, а с французским — на 79 %, с португальским — на 82 %, с итальянским и испанским — на 85 %. Древнеанглийский язык 950 года по сравнению с современным английским сохранился на 85 %; классический китайский язык (950-е годы) по сравнению с современным китайским языком сохранился на 79 %. Древнеегипетский язык Среднего царства (2100–1700 до н. э.) по сравнению с коптским языком (IV–VI век н. э.) за тысячу лет сохранился на 76 %, древненемецкий язык по сравнению с современным немецким — на 78 %.

Как видно, коэффициент сохраняемости языков колеблется от 76 до 85 % за тысячелетие. Такое колебание в значительной мере объясняется тем, что историческая датировка памятников-«контролеров» была приблизительной. Например, датировка древнеегипетского колебалась от 2100 до 1700 года до н. э., коптского — IV–VI век н. э.; интервал времен может колебаться в пределах от двадцати до двадцати шести столетий.

Статистически обработав данные многих языков, ученые нашли, что средняя константа скорости изменения языков равна примерно 80–82 % за тысячелетие.

Лабиринт языков Южной Азии

На каком языке говорят в Китае? Ответ напрашивается сам собой: на китайском. Но он похож на ответ чеховского чиновника, ответившего на вопрос: «Какое правительство в Турции?» — словами: «Турецкое, Ваше превосходительство, турецкое!» На самом деле на территории Китая и в настоящее время, и тысячи лет назад обитали народы, говорящие на самых различных языках.

Собственно говоря, понятие «китайский язык» собирательное. Жители Пекина, Шанхая, Кантона могут читать и понимать письменные тексты, написанные иероглифами. Но когда пекинец заговорит с шанхайцем, понять друг друга им так же трудно, как нам, русским, скажем, серба или чеха. А пекинский диалект отстоит от кантонского так же далеко, как русский от голландского или английского!

Впрочем, можно ли тогда называть это диалектом? Пожалуй, более правы те ученые, которые считают, что не существует одного китайского языка — есть несколько отдельных языков: пекинский, кантонский и т. д. Существует еще особый древнекитайский язык, сильно отличающийся от современной китайской речи.

Кроме китайских языков, на территории Китая есть еще множество других, не родственных им языков. На Севере страны говорят на маньчжурском языке, родственном языку тунгусов. Жители западной части Китая, Синцзяна, и по культуре и по языку близки к народам Монголии и среднеазиатских республик СССР. На острове Хайнань есть языки, родственные сиамскому (или тайскому), на острове Тайвань — индонезийскому, в провинции Юньнань — вьетнамскому и камбоджийскому (кхмерскому) языкам. В глубокой древности все эти языки были распространены еще на большей территории Китая. Не так давно советскому лингвисту Сергею Евгеньевичу Яхонтову с помощью глоттохронологии удалось восстановить сложную картину древнего распространения различных языков на территории Китая и Юго-Восточной Азии.

Более шести тысяч лет назад здесь существовали три большие семьи языков: китайско-тибетская, тайская и австроазиатская (то есть южноазиатская, ее называют также «мон-кхмерская»), В четвертом тысячелетии до н. э. китайский язык отделился от тибетских, которые занимали пространство от верховьев реки Хуанхэ на севере до Ассама (в юго-восточной Индии) на юге и Непале на западе. Полуостров Индо-Китай и весь южный Китай; вплоть до реки Янцзы, были заняты племенами, говорившими на австроазиатских языках. Одна из ветвей этих языков отделилась от общего ствола и переместилась на запад, в Индию. Так, около шести тысяч лет назад в Индостане появились австроазиатские языки мунда-кола.

Пять тысяч лет назад на территории Бирмы появились народы, говорящие на тибето-бирманских языках: карены, наги. Спустя тысячелетие бирманские языки окончательно отделяются от тибетских, и складывается древнейший вьетнамский язык. Примечательно, что он сложился на территории современного Вьетнама, где и по сей день живут потомки древних вьетнамцев.

В начале первого тысячелетия до н. э. происходят крупные передвижения народов, говорящих на тайских языках: они появляются на острове Хайнань и на территории современной китайской провинции Гуйчжоу. Уже в исторические времена, отраженные в древнейших хрониках, происходит переселение бирманцев в Бирму и тайских народов на территорию Тайланда, Лаоса и Ассама. И только в это же время китайские языки начинают распространяться на юг от реки Янцзы.

Великая индоевропейская

Сравнительное изучение языков Юго-Восточной Азии, их родства, их контактов, их древнего распространения, их прародины делает лишь первые шаги. Зато изучение индоевропейской семьи языков насчитывает около двух столетий. Собственно, оно и послужило исходным толчком для возникновения современной науки о языке.

Русский язык и исландский… Казалось бы, что может быть между ними общего? Но сравните исландское «мьёлнир» и русское «молния», исландское «рёк» и русское «рок», исландское «дреки» и русское «дракон», исландское «мюрк» и русское «мрак», исландское «кёлду» и русское «холод», исландское «далур» и русское «долина, дол».

Все эти слова совпадают не только по звучанию, но и но значению.

А это говорит о том, что русский и исландский языки родственны. И не только они. Немецкий, английский, хинди, персидский, армянский, латышский, албанский, греческий, хеттский, древнеиндийский, галльский, португальский, румынский, болгарский и многие, многие другие языки Европы и Азии родственны между собой. Все они когда-то имели одного общего предка, один общий язык, называемый индоевропейским.

Первоначально родство это казалось невероятным. В самом деле, что может быть общего у жителей далекой Исландии и жаркой Индии, у португальцев и армян, у древних греков и современных латвийцев? По культуре, по образу жизни, по уровню развития, по физическому облику они действительно отличаются друг от друга. И все же языки этих народов восходят к одной общей основе, все они являются членами одной великой семьи — индоевропейской.

Возьмем слово «отец». Оно близко к словам в кельтских языках, на которых говорили древние галлы и говорят современные бретонцы (на северо-западе Франции), валлийцы (в Уэльсе), шотландцы и ирландцы: «ather» и «athar». По-английски «отец» будет «father», по-немецки — «Vater», по-латински и гречески «патер», по-французски «пер», по-испански «падре», в языке «Ригведы» и «Авесты», то есть по-древнеиндийски и по-древнеирански, — «питар». Все эти слова образованы от общего индоевропейского корня, от общей основы, имевшей значение «хозяин».

Список слов, сходных по звучанию и значению в языках, относящихся к индоевропейским, можно было бы продолжить. Но мы ограничимся примерами, приведенными выше. В них нетрудно заметить не только сходство, но и различия. Ведь со времени разделения общего индоевропейского языка на отдельные ветви прошло, по подсчетам современных лингвистов, около шести тысяч лет. Естественно, что за это время языки и их фонетика существенно изменились.

Датский языковед Р.-К. Раск, немецкий филолог Я. Гримм, русский лингвист А. X. Востоков и ряд других замечательных ученых прошлого века смогли установить правила языковых изменений. Например, греческому «д» соответствует в латинском языке «л»: хитроумный герой «Одиссеи» по-латински именовался Улисс, греческому «даер» соответствует латинское «левир», и т. д. Изучением правил звуковых соответствий в родственных языках занимается специальная область лингвистики — компаративистика, или сравнительно-историческое языкознание.

Правда, в первые годы методы сравнительного языкознания подвергались сомнениям. Уж слишком невероятным казалось скептикам родство литовского и хинди, осетинского и русского, испанского и чешского. «Не может быть! — заявляли они. — Ваши доказательства неубедительны».

Лучший способ проверить теорию — предсказать с ее помощью факты, еще не известные, и затем на практике найти эти предсказанные факты. Астрономия, физика, химия умеют делать это. А сравнительное языкознание? Возможно ли с помощью его методов «предсказать» будущий язык или, что более доступно, назвать черты какого-то языка, науке неизвестного, а затем обнаружить этот «предсказанный» язык?

В конце прошлого века такое предсказание удалось сделать, и это было подлинным триумфом сравнительного языкознания, научности и действенности его методов.

Изучая семью индоевропейских языков, изменения различных звуков с течением времени, вариации звуков в различных родственных языках, молодой швейцарец Фердинанд де Соссюр (ставший впоследствии основоположником современного структурного и математического языкознания) пришел к выводу, что в каком-то индоевропейском языке должен существовать звук, которого нет ни в одном из известных нам языков… А через несколько лет чешский языковед Беджих Грозный, расшифровав загадочные хеттские письмена, нашел этот звук в языке неситов — одном из хеттских племен, говорившем на индоевропейском языке!

Слова и вещи

«Слова и вещи» — так называется метод, с помощью которого лингвисты помогают историкам восстанавливать прошлое. Русский, украинский, польский, чешский, болгарский и другие славянские языки восходят к одному общему языку-предку — общеславянскому языку. От него до нас не дошло письменных памятников. Однако сравнивая слова разных славянских языков и находя в них общие элементы, мы можем судить о хозяйстве, общественном строе и верованиях наших предков.

Древние славяне жили при родовом строе. Об этом говорят не только находки археологов и скудные сведения античных авторов, но и слова, имеющиеся во всех славянских языках, свойственные общеславянскому языку до его распада. В языках славян существует богатая терминология родства: тут и отец, и мать, и сын, и дочь, и дед, и прадед, и внук, и сестра, и свекор, и сноха, и золовка, и деверь, и брат. Отношение к роду выражалось словами «дедина», «родина», «отчизна», «община» — все они обозначают общность владений и общность имущества.

Все члены рода объединялись названиями «род», «сродни», «народ», «братство», «колено», «племя» (последнее слово происходит от корня «плод», «плодить»).

К общим основам восходят слова в славянских языках, обозначающие жилище и его обстановку: «двор», «сени», «клеть», «стена», «дверь», «печь», «порог», «ключ», «замок», «стол», «лава» («лавка», прибитая к стене). Слово «окно» происходит от слова «око», то есть «глаз», — очевидно, окно было небольшим и служило для выглядывания, а не для освещения жилища.

Общеславянского названия для печной трубы нет. А это означает, что изба у древних славян была курная. Слово «стол» образовано от глагола «стлать» — очевидно, первоначально у славян была настилка из досок, которая позднее превратилась в настоящий стол. Дерево было основным строительным материалом, из него тесали все жилье; «тесля» — так назывался плотник. Позднее, когда появились строения из камня, возникли и слова «зедь» — «каменная стена» — и родственные ему «зодчий», «здание», «воздвигать».

Слово «город» (в польском языке «грод», в болгарском — «град», в белорусском — «горад» и т. д.) первоначально имело смысл «огороженное место», «укрепленный пункт» и лишь затем стало применяться как наименование настоящих городов. Об оружии говорят общеславянские слова «щит», «праща», «меч», «копье», «лук», «стрела», «тул» (колчан).

Славяне отличались гостеприимством и приветливостью. Слово «пирог» происходит от слова «пир», которое, в свою очередь, образовано от глагола «пить»; сравни слово «жир», происходящее от «жить», «дар» — от «дать». Сначала славяне не знали вина — его название заимствовано из других языков. Зато во всех славянских языках есть слова «пиво», «мед», «квас».

Не имеет общеславянского названия и греча, а само ее название говорит о том, что русские заимствовали этот злак от греков. У поляков она называется «татарчана каша», то есть «татарская каша», Чешское же название гречи восходит к немецкому слову «хайдекорн» — «злак язычников»; болгарское и сербское «хелда» заимствовано из турецкого языка. Пшено, пшеница, просо, ячмень, рожь, овес — вот основные зерновые продукты древних славян.

Общеславянские слова говорят о том, что славяне были хорошими земледельцами: «орать» (то есть «пахать»), «сеять», «жать», «полоть», «жатва», «жнец», «косить», «вязать», «сноп», «веять», «молоть», «жернов», «плуг», «соха», «борона», «коса», «серп», «вилы», «лопата», «цеп».

Слово «гумно» также общеславянское. Разделяется оно на две части. Первая — «гу» — образовано от корня, обозначающего «животное». Вторая — от глагола «мять». Таким образом, слово «гумно» можно перевести как «место, где мнут, топчут животные». Это означает, что обмолот производился простым способом: рогатый скот вытаптывал зерно на току.

О том, что славяне, кроме земледелия, занимались скотоводством, говорят такие слова, как «говядина», «корова», «вол», «бык», «овца», «теленок», «ягненок», «конь», «жеребенок», «пастух», «пасти», «пастырь», «стадо», «сено», «молоко», «сыр», «сметана», «масло».

Как видите, «археология языка» дает интересные сведения о жизни древних славян. Правда, следует сверять данные этой «лингвистической археологии» с данными археологии настоящей и, если они совпадают, только в этом случае делать вывод. Например, крестьянский дом не имеет общего названия: в русском языке есть «изба», в украинском и польском — «хата», в чешском — «халупа». Но это не говорит о том, что в древности у славян не было постоянного жилища, — археология свидетельствует обратное!

Прочней гранита

Словари могут использоваться вместо лопаты археологов при восстановлении древней истории. Но, к сожалению, мы не всегда имеем эти словари! Многие языки исчезли, не оставив после себя ни письменных текстов, ни грамматик, ни словарей. И все же следы их остались. Эти следы — географические названия, переживающие государства, народы и века.

Дон, Днепр, Днестр, Донец, Дунай — эти слова звучат «звуком пустым» для нас, русских, для молдаван, венгров, румын, украинцев. Почему? Да потому, что они были даны другим, более древним народом, населявшим юго-восточную Европу и ныне исчезнувшим с лица Земли. Народ этот — скифы. Потомком скифского является современный осетинский язык (хотя по своей культуре и внешнему облику осетины близки другим народам Кавказа). И в нем корень «дон» означает «река», «вода». Очевидно, названия Дон, Днепр, Днестр, Дунай, Донец были даны рекам скифами и означали просто «вода», «река». Кстати сказать, значение «вода» имеет название величайшей реки Индии Ганг. Восходит оно к языку мунда, а не к индоевропейским языкам, на которых говорят современные обитатели долины реки Ганг.

Галич — древнерусский город, давший впоследствии название целой области — Галиции. Галле — так называются город и округ в ГДР и город на Юге Бельгии. Древнее поселение в Австрии, где археологи нашли богатую культуру, носит название Галльштадт. Халлан — соляные источники в Швейцарии. На нашей территории есть еще один город Галич — Галич Костромской. Любопытно, что все названные места издревле знамениты своими соляными копями. Русские летописцы сообщают, что оба Галича были центрами соляной торговли. На основе добычи соли выросла Галльштадтская культура. Очевидно, что корень «гал» или «халле» имеет значение «соль». Но на каком языке?

В большинстве языков Европы для названия соли употребляется другой корень — «сол» или «соль» (отсюда русское слово «соль», украинское «силь», английское «солт» и т. д.). Но вот в кельтских языках соль обозначается именно корнем «хал». А древние авторы, начиная с Аристотеля, утверждают, что именно кельтские племена были главными добытчиками соли в Европе! «Название типа Галич — Halle имеют, таким образом, производственный характер, возникнув в глубокой древности как соответствующие термины соляных разработок и в дальнейшем распространившись от кельтов к германцам и славянам», — пишет в этой связи профессор А. И. Попов.

Кельты когда-то жили на территории Восточной Европы. Затем они продвинулись на запад, на территорию Франции, и заселили потом Англию и Ирландию. До прихода кельтов здесь жили какие-то другие народы. Какие? Мы не знаем. Но можем сказать, что, по всей вероятности, они говорили не на индоевропейских языках. Об этом свидетельствуют географические названия Лондон, Темза, Сена — следы древнейшего языка или языков.

До прихода народов, говорящих на семитских языках, в Двуречье жили шумеры. Но вот оказывается, что и они не были первыми поселенцами в долине Тигра и Евфрата. Доказательством тому служат все те же хрупкие слова, пережившие тысячелетия. Названия крупнейших городов Двуречья, такие, как Ур, Урук, Лагаш, знакомые вам по школьному учебнику «История Древнего мира», не являются шумерскими. Клинописные тексты сохранили нам древнейшие названия рек Тигр и Евфрат — они звучали как «Идиглат» и «Буранун». И это тоже не шумерские слова, а слова, имевшие смысл в каком-то ином языке.

Каждое географическое название имело когда-то смысл. И если сейчас оно звучит для нас непонятно, это означает, что когда-то оно было дано народом, говорившим на ином, отличном от нашего языке. Название реки Нева образовано от финского слова «нева», что означает «трясина, болото». Реке оно было дано по названию Ладожского озера, которое в древности именовалось Нево. Под Ленинградом есть поселок Лахта, название его происходит от финского «лахти», что означает «залив».

Объяснить эти названия нетрудно — история освоения русскими берегов Финского залива хорошо известна. Финский язык также прекрасно изучен лингвистами. А вот многие названия на территории СССР до сих пор никак не удается объяснить. Давно известно, например, что наша столица названа по одноименной речке. Но что обозначает само слово «Москва», в каком языке оно имеет смысл? Для объяснений привлекались финский, иранский, марийский, скифский, литовский, славянские языки. Однако убедительного толкования не удалось дать пока что никому.

Не знаем мы происхождения названия величайшей русской реки Волги. Тем более, что в древности она называлась Ра, а в средние века — Итиль. Споры ученых вызывает и наименование «матери городов русских» — города Киева. Легенда утверждает, что оно было дано по имени некого Кыя (по одной версии, он был перевозчиком через Днепр, а по другой — князем, ходившим с Олегом в походы на Царьград). Имя Кый образовано от славянского слова «кый», означающего «палка, шест» (отсюда и бильярдный кий). Однако большинство ученых сомневаются, что название городу дано по имени человека.

По одной гипотезе название древнего Киева происходит от финского слова «киви», означающего «камень». Другие утверждают, что ключом могут быть древние языки Индии. В них есть слово «койава», буквально обозначающее «ковер», а в переносном смысле — «место трона», «столица». Наконец, третьи решительно настаивают на том, что название «Киев» имеет славянское происхождение.

Левушки и западни

Как видите, перед топонимикой — наукой о географических названиях — стоит множество интереснейших задач. Решение их требует особой осторожности. Ведь так легко и просто попасться в ловушки и западни, которые таят названия рек, городов и гор.

«Кажущаяся ясность — самая коварная западня для топонимистов», — пишет крупнейший советский топонимист В. А. Никонов и приводит яркие примеры таких западней и ловушек.

Город Пушкин (под Ленинградом) назывался раньше Царское Село: там была резиденция царского семейства. Объяснить происхождение названия — сущие пустяки. Однако… в одах Державина и в ранних стихах Пушкина эта местность именуется Сарское Село. Оказывается, название это эстонское, когда-то селение именовалось Саари (от эстонского «саари» — «остров»). А затем непонятное название было переосмыслено русским населением.

Самый большой приток Дона очень часто называют Северный Донец. Но нет и никогда не было Южнрго Донца. «Северный» — это лишь искаженный «Северский», по названию древнерусского племени северян, в земле которых начинался и протекал Донец.

Даже географический термин, входящий в состав названия, может явиться западней. Санин хутор — так называется покос, Зарецкие могилы — поле, Остров — город, Луг — деревня, Ладожское озеро — починок, Медвежий омут — покос, Еловый Бор — деревня. Малая Вишера стала ныне гораздо больше, чем Большая Вишера.

Гренландия — буквально «зеленая страна» — покрыта вековыми льдами, и здесь гораздо холодней, чем в Исландии — «ледяной стране».

Самый старый мост в Париже носит название Новый мост. Вест-Индия находится не в Индии, а в Америке.

Новый город, Новгород, — один из древнейших городов нашей страны. Китай-город находится в Москве, а не в Китае…

На каждом шагу исследователя-топонимиста подстерегают ррепятствия самые неожиданные, самые хитрые и замаскированные западни, расставленные временем, меняющим ландшафт, историю народов и языки.

Законы топонимики

Название дается обществом. И река, и гора могут иметь сотни и тысячи различных признаков. Гора может быть крутой, лесистой, речка может быть светлой, стремительной, и т. д. Из всех этих признаков в название отбирается один, тот, который имеет значение для людей, дающих это название.

«Название выражает свойства не объекта, а общества, дающего название. Само обращение к природным признакам продиктовано процессом развития общества». Это положение называют иногда первым законом топонимики.

В безводных южных и западных областях Казахстана даже самые крохотные источники воды имеют свои собственные названия. Токай-кулак («Токаем выкопанный»), Ушкулаш («Три метра»), Алтыкулаш («Шесть метров») — так называются различные колодцы. В Центральном и Северном Казахстане воды больше и подобных названий нет. Нагляднейший пример первого закона топонимики!

«Географические названия нельзя считать прямым отражением местных условий», — гласит один из основных законов топонимики. Название, как правило, отражает не самое типичное явление для данной местности, а, наоборот, самое редкое. В тайге никто не будет давать названия Лесное, Лесная, Лесовица. Почему? Да потому, что там все деревни, все реки — лесные. Вот почему названия, образованные от корня «лес», говорят не о том, что местность изобиловала лесами, а наоборот, что лес был весьма редким явлением. Не за обилие фонтанов получила название Фонтанка ленинградская улица. При Петре I там был единственный в Санкт-Петербурге фонтан, и за необычность, за редкость было дано ей название Фонтанка.

Точно так же обстоит дело и с названиями народов и племен. Какой смысл в местности, населенной одними русскими, давать названия Русский брод или Русский омут? Другое дело, если русские граничат с другими народами. На пограничье и появляются названия Русский брод, Татарский брод…

То, что для неопытного топонимиста — западня, для опытного оказывается ключом к географическим загадкам.

Глава 5. Шедевры как свидетели

N-измерений искусства

Подлинное произведение искусства нельзя прочесть, прослушать, посмотреть до конца. Когда мы перечитываем книгу, или заново слушаем симфонию, или снова видим картину, мы всякий раз открываем в них что-то новое, неожиданное для себя. Ведь количество «граней», или, говоря языком математики, «измерений», великих памятников искусства бесконечно.

Произведения искусства, в особенности живописи и скульптуры, могут служить и ученым, воскрешающим жизнь далекого прошлого, от которого не осталось ни письменных источников, ни сообщений древних авторов — вообще никаких следов. Ведь искусство отражает жизнь, а потому его показания порой ценней показаний других источников. Только при этом необходимо помнить, что искусство — не простое зеркало, бездумно и точно отражающее все, что происходит вокруг.

Прежде всего нужно помнить, что есть два стиля, существующие с самых древних времен. Первый стиль — реалистический, даже натуралистический. Его произведения правдиво передают внешний облик людей, животных, пейзажей, строений. Другой стиль искусства, так же как и первый, восходящий к временам каменного века, — искусство условное, символическое. И к его показаниям нужно относиться очень осторожно. Например, вокруг голов фантастических существ, изображенных на скалах Австралии, имеются овалы — нимбы. Но из этого совсем не следует, что эти существа запечатлели космонавтов в шлемах или христианских святых с нимбами вокруг голов.

Впрочем, даже в произведениях, выполненных в реалистическом стиле, можно найти изображения фантастических животных и людей. Например, замечательные фрески острова Крит наряду с портретами людей изображают грифонов — существ с телом льва и головой птицы. Знаменитый египетский сфинкс — это «помесь» льва и человека. А ведь искусство Крита и Египта достигло очень больших высот реализма.

Разве похожи каменные скифские бабы на портреты древних обитателей степей Причерноморья? Конечно же, нет! Статуи Маркизских островов на Востоке Полинезии никак не могут быть портретами их создателей — ведь у них огромные совиные глаза, голова почти в треть туловища и рот до ушей. Крылатые быки, с таким блестящим реализмом запечатленные в искусстве Двуречья, никогда не существовали в действительности. Так же как и кентавры — полулюди-полулошади, — изображенные великими художниками Греции.

Словом, искусство — это особая «призма», оно по-своему отражает действительность в зависимости от стиля, от эпохи, от того, кто является объектом изображения — человек, божество, животное или мифическое существо. И если помнить об этом, произведения искусства могут быть для историка настоящим окном в мир исчезнувших культур и народов.

Говорящие фрески Крита

На стенах древнеегипетских гробниц археологи обнаружили замечательные росписи. Они воскрешают перед нами жизнь людей, умерших несколько тысяч лет назад, — охоту, жатву, пахоту, празднества, сражения. Об этом же повествуют и египетские тексты. Но порой у исследователей нет письменных документов. Или их пока что не удается прочесть. В этом случае произведения искусства служат историкам едва ли не основным источником, по которому можно судить о культуре, жизни, религии народа. Таковы фрески острова Крит, найденные в развалинах дворца в городе Кносс.

Фреска Кносского дворца (Крит).

Гигантский дворец-лабиринт царей Кнооса был главным центром могучей Критской державы, средоточием ее административной, художественной, хозяйственной и политической жизни. Своеобразные колонны, суженные снизу и расширяющиеся вверху, поддерживали крышу дворца. Его стены были украшены изумительными по мастерству фресками; световые колодцы-шахты, проходящие через все здание сверху донизу, освещали эти шедевры. Одна из фресок, обрамленная пестрым орнаментом, изображает могучего быка. Светлый, с коричневыми пятнами, он мчится, наклонив голову и опустив свои страшные рога. На рогах этих смело повисла девушка; на спине быка стоит на руках жонглер (его тело окрашено в традиционный мужской цвет — темно-красный) с распустившимися черными волосами — он делает переворот и вот-вот спрыгнет на землю. Вторая девушка протягивает навстречу ему руки (современные гимнасты назвали бы это «страховкой»). Эта акробатическая игра с быком была, скорее всего, не забавой, а ритуалом — недаром ее так часто изображают произведения древнего искусства Крита.

По фрескам Крита удается восстановить не только облик, но и религию подданных легендарного царя Миноса. Ведь искусство Крита, как и всякое другое искусство древнего мира, было неразрывно связано с мифологией и религиозными представлениями. Пожалуй, самый ценный материал для этой реконструкции дают росписи на саркофаге, найденном в Айя-Триаде, на южном берегу Крита.

Саркофаг этот — продолговатый ящик длиной 137, шириной 45 и высотой 69 сантиметров — облицован известью; на каждой из четырех стенок поверх облицовки написаны картины — яркие сцены ритуала погребения. Сцена жертвоприношения, которая развертывается на одной из украшенных бычьими рогами и орнаментом сторон саркофага, изображает алтарь, рядом с которым на подставке стоит «лабру» — двойной топор-секира, широко распространенный на Крите. На нем сидит птица — вероятно, символическое изображение души умершего. На нее пристально смотрит жрица, протянув руки над чашей, стоящей на алтаре. На этом же алтаре лежит связанный бык с перерезанным горлом. Кровь жертвенного животного стекает в сосуд. Под алтарем прижались два теленка, очевидно также приготовленные для жертвоприношения. А за алтарем проходит ритуальная процессия женщин, которую возглавляет флейтистка…

Уже на одной этой картине можно увидеть характернейшие черты религии Крита. Бычьи рога, украшающие алтарь, украшали почти все святилища острова. Они увенчивали жертвенники, их рисовали на столах для ритуальных приношений. Вначале на алтарь возлагали настоящие рога, потом их заменили изображения. Их воздвигали на крыше многих храмов. Бык, очевидно, играл необычайно важную роль в религии жителей Крита. Недаром его изображения мы встречаем и на фресках, и на каменных сосудах, и на печатях. В одной из комнат Кносского дворца были обнаружены черепа быков с длинными и мощными рогами.

В Малой Азии был широко распространен культ Великой Богини, Великой Матери, покровительницы земледелия, богини плодородия и земли. Культ Великой Богини, по всей вероятности, был главным религиозным культом на острове Крит. Минойские статуэтки часто изображают богиню-женщину, а не бога-мужчину.

Великая Богиня олицетворяла для критян природу: она была матерью всех богов, повелительницей диких зверей, владычицей гор и лесов. Ее часто изображали с сыном, богом-мальчиком. Постоянными атрибутами богини были двойная секира, змея и голубь. Любопытно, что у греков, унаследовавших культуру подданных Миноса, Великая Богиня как бы разделила свои функции и атрибуты между многими богинями: к Афине отошла змея, к Афродите — голубь, а нимфы стали покровительствовать и охранять леса и горы. Объясняется это тем, что у греков был ярко выраженный патриархальный строй. На Крите же сохранялись черты матриархата: женщины, судя по фрескам, пользовались почетом и уважением, а Великая Богиня, восходящая к Великой Матери, которой поклоняются почти все племена каменного века, была самой главной и почитаемой среди божеств пантеона, в отличие от «патриархального» повелителя богов — греческого Зевса.

Искусство и тайна этрусков

Более пятисот лет прошло с тех пор, как ученые впервые попытались расшифровать язык древних обитателей Италии — этрусков. Но до сих пор никому не удалось найти ключ к таинственному языку. Вот почему произведения этрусского искусства являются не только шедеврами мировой живописи и ваяния, но и ценнейшими историческими документами.

«Для археологов искусство этрусков имеет особый интерес, — пишет специалист по археологии этрусков Раймон Блок. — Понятно, что представления об этом народе, язык которого остается почти неразгаданным, могут быть основаны на детальном изучении изобразительных искусств. Так, например, статуи и фрески говорят о привилегированном положении этрусской женщины и той роли, которую она играла в семейной и общественной жизни. В Греции женщина жила в женской части дома как затворница. В Риме она вела жизнь скромной домохозяйки. В Этрурии, как показывает искусство, украсившее гробницы, женщина была равноправна и в общественной жизни, и на пирах, и на празднествах, и в играх».

Таким образом, положение этрусской женщины резко отличается от положения римских и греческих женщин. Зато в Малой Азии, откуда, согласно Геродоту, происходят этруски, мы находим полное соответствие этому «неантичному» обычаю. Этрусское искусство, если отбросить позднейшее греческое влияние, также показывает свою тесную связь с искусством Малой Азии.

Каменные гробницы этрусков имеют много общего с могилами малоазиатских стран Лидии и Фригии. Этрусские святилища строились возле источников. Святилища древних жителей Малой Азии «почти все без исключения расположены по соседству с источником», свидетельствуют археологи.

Древние храмы этрусков, которые возводились, как правило, на высоких искусственных платформах, также очень убедительно указывают на Восток. Говоря образными словами А. Пиганьоля, «сквозь нарядные греческие одежды, наброшенные на Этрурию, просвечивает, однако, восточное происхождение этого народа».

О восточном «адресе» этрусков говорит и обычай их расписывать, подобно древним египтянам, стены гробниц (позднее в VI–V веках до н. э. этот обычай переняли римляне, умбры и другие народы Италии).

Прекрасный образец древнейших этрусских фресок дает знаменитый грот Кампана, названный так по фамилии итальянского археолога, открывшего его в 1842 году. Под потолком грота тянется фриз из гирлянды лотосов; главная роспись находится по сторонам двери, соединяющей две камеры, уравновешенные композиционно. Верхний правый ярус изображает душу покойника в виде маленькой человеческой фигурки. Она сидит на коне, которого под уздцы ведет человек, а вернее — демон; на крупе коня восседает пантера. Проводник душ в царство мертвых — Харон — шествует впереди, положив на плечо молот.

В верхнем левом углу изображен всадник на крылатом коне; рядом с ним стоит лев. Лев, пантера и сфинкс — этрусские демоны смерти — на нижнем ярусе росписи. Все фигуры композиции показаны в профиль, движения их направлены в сторону двери. Тела мужчин, как и на критских фресках, окрашены в красный цвет. Фигуры людей и зверей сильно стилизованы, изображены в условной манере, напоминающей стиль монументального искусства Древнего Востока.

Этрусская фреска из грота Кампана.

Загадки культуры майя

Колумб, открыв Америку, принял ее за Индию. Но вскоре испанцы убедились, что это не так. Жители Америки совершенно не походили на обитателей Старого Света. Индейцы до-Колумбовой Америки не знали колеса. Они не выплавляли железа и не пользовались каменными орудиями. Не было у них и гончарного круга, и домашнего скота — лошадей, коров, коз.

И, несмотря на этот, казалось бы, каменный век, испанские завоеватели увидели в Америке грандиозные храмы, огромные пирамиды, величественные города, великолепное искусство. Из Америки в Старый Свет попали такие важные продукты питания, как картофель, томаты, кукуруза, подсолнечник. Из Америки жители Европы, Азии и Африки получили какао, кофе и табак.

Завоеватели-испанцы варварски уничтожили древние цивилизации Америки. Они сожгли и разграбили города и храмы, смели с лица земли самобытную и великую американскую культуру. И лишь через много лет археологи и историки начали изучать исчезнувшие цивилизации. Наибольший интерес вызывала и продолжает вызывать до сих пор культура индейцев майя.

Майя создали самую высокую цивилизацию Нового Света. Во многом она превосходила даже и культуры Европы и Азии. Так, астрономы-индейцы создали самый точный в мире календарь. Современные ученые, вооруженные сложнейшими приборами, смогли определить длину года только на 0,0002 (две десятитысячных!) точней, чем жрецы майя. А ведь единственным «телескопом» у индейцев были собственные глаза! С не меньшей точностью была вычислена и длина лунного месяца: она только на три стотысячных отличалась от фактической, установленной нынешними астрономами.

Математики и астрономы майя ввели в употребление символ «нуль» раньше, чем европейские. Последние к тому же заимствовали его у индийцев (через арабов), в то время как майя изобрели его самостоятельно.

Древние майя создали замечательные произведения архитектуры и скульптуры. Здания они покрывали алой или белой известкой; на фоне голубого неба тропиков и яркой зелени джунглей это производило незабываемое впечатление. Самое типичное произведение майя — пирамида. Правда, индейские пирамиды отличались от египетских. Они были ступенчатыми, а на вершине, как правило, находился небольшой храм. От подножия пирамиды наверх, к храму, вела широкая и крутая лестница.

Строили майя и здания другого типа — условно их называют «дворцами». В них обитали жрецы и самые знатные индейцы майя. Простой народ ютился в хижинах, от которых до наших дней почти не дошло каких-либо остатков.

В честь памятных событий и после окончания каждых 52 лет (этим числом майя отмеряли «цикл жизни») у подножия пирамид или на городских площадях воздвигались стелы — каменные плиты, установленные вертикально. На стелах майя высекали изображения и надписи.

Стела индейцев майя.

Какой общественный строй был у древних майя? Этот вопрос до сих пор еще не решен окончательно. Археологические памятники «немы» и не могут дать точного ответа. Иероглифические тексты майя до сих пор не прочтены (хотя советскому исследователю Ю. В. Кнорозову и удалось определить систему письма и чтение многих отдельных знаков). И поэтому произведения древнего искусства майя являются основным источником для историков.

Человек, восседающий на троне, — излюбленный мотив искусства Древнего Востока, будь это фараон Египта, царь Шумера, лабарна хеттов (титул, образованный от имени древнего царя, наподобие титула «цезарь»). Этот мотив очень част и в произведениях искусств древних майя. И по аналогии с произведениями искусств Древнего Востока можно считать, что и у майя человек, торжественно восседающий на троне, является царем, а не жрецом или какой-либо другой высокопоставленной персоной. На фресках Древнего Египта фараон всегда изображался великаном, по сравнению с которым все остальные смертные кажутся пигмеями. И фигура правителя майя тоже крупнее, чем фигуры других персонажей.

Искусство Древнего Востока запечатлело царя не только восседающим на троне со скипетром в руке, но и поражающим врага оружием, повергающим и побеждающим противников. Батальные сцены весьма часты и в искусстве майя. И там также огромный правитель торжествует над жалкими и поверженными врагами. Самым знаменитым произведением, посвященным этой теме, являются фрески, обнаруженные после второй мировой войны в древнем городе майя, который современные индейцы называют Бонампак — «Раскрашенные стены».

В глухих районах, в труднопроходимых джунглях сохранились поселения майя, где люди живут точно так же, как жили их предки два-три тысячелетия назад. Они выжигают заросли, «пашут» землю заостренной палкой… А на Юго-Востоке Мексики, возле границы с Гватемалой, в штате Чиапас, живут лакандоны — удивительный народ, не знающий даже самого примитивного земледелия и охотящийся с помощью луков и стрел.

Лакандоны практически не общаются с современной цивилизацией. Они сохранили почти в полной чистоте и неприкосновенности язык, быт, обряды индейцев майя древнейшего периода. И конечно, лакандоны привлекают пристальное внимание этнографов и историков.

Весной 1946 года американский кинооператор Джайлз Г. Хили совершал поездку по Мексике и Гватемале, снимая фильм «Народ майя на протяжении веков». И, разумеется, он не мог не посетить джунгли Чиапаса. Пожив несколько дней в селении индейцев, Хили заметил, что его обитатели на некоторое время исчезают в джунглях. Зачем? Быть может, они посещают какие-нибудь древние храмы, не известные науке?

13 мая 1946 года (эта дата отныне навеки вошла в историю искусства) двое лакандонов, с которыми подружился оператора отвели его в таинственное место. В чаще деревьев стоял храм, стены которого были покрыты удивительными росписями, равными которым можно считать, пожалуй, только знаменитые фрески в пещерах Аджанты (Индия) и фрески гениального итальянского живописца Джотто.

О сенсационном открытии стало известно мексиканскому правительству. Самоотверженно, сантиметр за сантиметром, не жалея времени и сил, срисовывали в полутемном здании храма шедевры живописи майя мексиканские художники Виллагра и Техеда. И вот весь мир любуется фресками майя из Бонампака.

Росписи находятся в трех комнатах. Первая посвящена изображению торжественной церемонии. В центре, на троне, восседает, скрестив ноги, правитель. Рядом стоят его жены; справа от правителя — важные сановники. Внизу изображены четырнадцать знатных людей в белых плащах, в разнообразных головных уборах. Какой смысл этой церемонии? Скорее всего, ею завершилась подготовка к сражению. Ибо во второй, центральной, комнате изображена битва. Вернее, нападение большого отряда воинов на поселение. Воины убивают или захватывают в плен почти неодетых и безоружных людей. Трубачи издают победные звуки. В центре фрески — столкновение предводителя нападающих (того самого вождя, что восседал на троне) и предводителя его врагов.

Кто победил? Вопрос не вызывает сомнений. В той же комнате, на противоположной стене, находится самая лучшая фреска Бонампака. На вершине ступенчатой пирамиды стоит предводитель нападавших, держа копье. Перед ним на коленях, в униженной позе, — его соперник, молящий о пощаде, простирающий руки. Но мольба тщетна: у ног победителей лежат трупы принесенных в жертву пленников. Надменно и грозно в торжественных позах застыли вожди и знатные воины.

На стенах третьей комнаты — последний, заключительный победный танец в честь одержанной победы над врагом.

Все фрески выполнены с замечательным мастерством. И, по всей вероятности, их сделал один и тот же мастер. Величавость, монументальность церемонии; жаркая схватка, ее динамика и напряженность; бурное веселье победного танца — все это передано с такой силой, что заражает и нас, современных зрителей. А ведь это — творения совершенно далекой от нас культуры, творения, чей возраст равен примерно двенадцати векам!

Вот почему специалисты считают, что живопись Бонампака — это лучшее из того, что дало искусство до-Колумбовой Америки во всем Новом Свете. Эта живопись может смело соперничать с лучшими фресками Старого Света.

«Билингва мифа»

Произведения искусства Крита, Этрурии, Бонампака служат историческими источниками не только потому, что стиль изображений в них реалистический, но и потому, что у более поздних народов, наследников этих культур, мы находим сходных по функции (если и не по имени) богов или обожествленных животных: Великую Мать, священного быка, персонажей античной мифологии. А как быть, когда стиль изображения условный, символический? Знание фольклора, преданий, мифов и здесь позволяет найти ключ к пониманию смысла изображений.

Еще в первой половине прошлого века исследователь Австралии Д. Грей обнаружил на скалах странные рисунки, изображающие существа, похожие на человека, но без рта и окруженные нимбом. Значение их было неизвестно — создатели росписей давным-давно исчезли. Но почти столетие спустя после находки Грея австралийский этнограф Элькин обнаружил, что одно из племен северо-западной Австралии — каранджари — и по сей день поклоняется подобным символическим фигурам. Они называют их словом «вонджина».

Вонджины, по представлениям австралийского племени караджари, являются мифическими предками людей. Однажды, после странствий по поверхности Земли, они решили скрыться в ее глубине. И там, где вонджины ушли в землю, остались их изображения. Чаще всего они встречаются возле водоемов — ведь источники воды, как утверждают мифы, также были созданы вонджинами.

По словам Элькина, австралийцы не пытаются реставрировать древние изображения, «однако в некоторых случаях, особенно это относится к великому “вонджина” и его детям, голова, волосы, брови и глаза наверняка ретушируются, а при нужде и заново рисуются. К этой операции надлежит приступать лишь после начала дождливого сезона, ибо подрисовывание навлекает дождь».

Дождь — это урожай, рост и размножение растений и животных. Для того чтобы вызвать рост нужных растений, австралийцы подрисовывают около голов вонджин изображения этих растений; точно так же подрисовываются и изображения животных. Например, как отмечает Элькин, на потолке одной из пещер «имеются два рисунка, изображающих силуэты двух больших самок кенгуру с детенышами в сумках. Две головы “вонджина” смотрят на этих кенгуру. Они как будто нарисованы или ретушированы недавно. Это делается, как говорят туземцы, во время сезона дождей, чтобы обеспечить размножение этих животных».

Расшифровка смысла наскальных рисунков Австралии стала возможной потому, что некоторые племена пятого континента и поныне живут в «каменном веке». А как понять смысл других росписей, также оставленных людьми каменного века, но который кончился тысячелетия назад? Например, «бесовы следы», рисунки, высеченные на камнях (их называют петроглифы), которыми покрыты скалы Онежского озера и Белого моря.

Не так давно ленинградскому ученому К. Д. Лаушкину удалось найти и расшифровать некоторые из «бесовых следов». Помогали в этой расшифровке памятники фольклора древних жителей Севера саами (лопарей) и народный эпос финнов и эстонцев «Калевала», который создавался в глубокой древности.

На Онежском озере есть урочище Бесов Нос. Гранитный берег рассечен здесь глубокой трещиной. Эта трещина стала центром большой двухметровой фигуры, изображающей чудовище с кривым ртом, четырехугольной головой, широко раскинутыми руками, будто оно вот-вот схватит свою жертву. По обе стороны от чудовища нарисованы огромный налим и ящерица.

Петроглифы Бесова Носа.

Как понять эту композицию? Ключ дает «Калевала», в которой говорится о щели в скале — двери в преисподнюю, страну Туонала. Преисподняя полна пресмыкающихся, в частоколе у домов

Вместо прутьев там гадюки, Ящерицы вместо связок. И играют все хвостами Да шипят все головами.

В преисподней, царстве мертвых, обитает гигантский налим по имени Мана. А правит ею божество смерти с человеческим обликом. Как видите, все три существа-чудовища, образующие, по словам К. Д. Лаушкина, «нечто вроде жуткой триады смерти», являются персонажами «Калевалы». Точнее, «Калевала» дает ключ к их пониманию, ибо наскальные рисунки были высечены, по всей вероятности, задолго до того, как оформился финский эпос. И «Калевала» и петроглифы отражают сходные мифологические представления народов, живших несколько тысяч лет назад.

Правда, фигура чудовища вызывала суеверный страх и спустя тысячелетия — недаром же поморы назвали мыс Бесовым Носом. В XIV или XV веке монахи из Муромского монастыря, находящегося неподалеку от Бесова Носа, решили «обезвредить» нечистую силу. На чудовище был выбит крест и монограмма Иисуса Христа. В таком виде петроглифы сохранились до наших дней.

С помощью «Калевалы» удалась расшифровка и многочисленных изображений водоплавающих птиц, рядом с которыми изображено по яйцу. Эпос повествует о том, что Вселенная возникла из яйца, снесенного чудесной уткой:

Из яйца, из нижней части, Вышла мать-земля сырая. Из яйца, из верхней части, Встал высокий свод небесный.

Большинство дешифровок древних письмен удалось потому, что исследователи имели билингву — текст на известном языке, излагающий то же содержание, что и текст, написанный неизвестным письмом или на неизвестном языке. Мифы и легенды являются своеобразной «билингвой» при расшифровке смысла наскальных изображений. Нельзя ли использовать фольклор еще шире — не только для определения значения петроглифов, а вообще как исторический источник, наряду с произведениями искусства, данными языка, древними текстами священных книг?

Глава 6. По следам легенд

Сказки, мифы, предания

Библия иудеев, «Ригведа» индийцев, «Авеста» древних иранцев, Коран арабов… Много ли найдется таких «священных книг», с помощью которых можно воскрешать историю древнего мира? К сожалению, очень немного. Но ведь в распоряжении исследователей есть другие источники — богатейший и разнообразнейший фольклор народов всего мира. Быть может, и он явится историческим источником? И даже более надежным, чем тексты священных книг?

Произведения фольклора многолики. Тут и песни, и загадки, и пословицы, и легенды, и былины, и предания, и сказки, и мифы. Ученого-фольклориста интересуют все жанры. Историк же нацеливается в основном на легенды, предания и мифы. Но порой их не так-то легко отличить от сказок.

Даже у самых отсталых народов, живущих в каменном веке, есть сказки в нашем понимании этого слова. Их рассказывают детям, ими как смешными небылицами развлекаются взрослые. Но, кроме сказок, есть еще и мифы. Рассказывать их чужеземцам, даже членам своего племени, не прошедшим специальных обрядов, запрещено. Нарушение карается смертью. Внешне, по стилю изложения, по сюжету, порой даже и действующие лица мифа совпадают со стилем, сюжетами, персонажами сказок. И на первый взгляд сказку и миф не различить. Но миф, говоря словами известного исследователя первобытной религии Бронислава Малиновского, для первобытного человека является «тем же, чем для набожного христианина является в библии история творения, потопа, искупительной жертвы Христа на кресте».

Миф заменяет и науку, и религию, и правила поведения. «Что такое мифология австралийцев? — спрашивает профессор Элькин, лучший их знаток, и отвечает: — Это не просто собрание рассказов, в которых повествуется о солнце, луне, звездах и различных явлениях природы. Мы получим неправильное представление о мифологии из книг и книжонок, содержащих эти рассказы, если не свяжем их с социальной, экономической и религиозной жизнью племени… Миф для австралийцев — это животворное начало».

Взрослые австралийцы не верят сказкам так же, как и мы. Но мифы для них такая же реальность, как луна, солнце, кенгуру, эму, о происхождении которых рассказывается в этих мифах. В том, что события, о которых повествует миф, происходили на самом деле, не сомневается ни рассказчик мифа, ни его слушатели. А слушателями мифов, повторяем, могут быть только лица, которым можно доверить тайну этой священной сокровищницы племени.

Когда австралийцы вступили в контакт с белыми поселенцами, когда последние лишили их охотничьих угодий и заперли в резервации, самобытная духовная жизнь людей каменного века стала уходить в прошлое. Старики, хранители мифов, по словам очевидцев, словно сфинксы, сидели в поселениях, «наблюдая орлиным взглядом, какое действие оказывает контакт с белыми на молодых людей, и решая, можно ли доверить им знания отцов, и если да, то когда именно… Слишком часто случается, что общение с белым человеком не дает возможности передать “правду”, и тайны уходят вместе со стариками; последние умирают, с горечью сознавая, что старые обряды и мифы будут преданы забвению, что никто больше не будет заботиться о священных местах и что племя обречено на вымирание. И все же они умирают, радуясь, что не передали свою “правду”».

Вот несколько мифов, записанных у австралийцев.

У вóрона потому черные перья, что он нарочно испачкал их, чтобы испугать своих сыновей и этим заставить перестать драться между собой.

Второй миф объясняет, почему у коалы — сумчатого медведя — нет хвоста: этот хвост когда-то был, но его отрезал кенгуру в тот момент, когда коала пил воду из реки.

Третий миф говорит о происхождении соколов-рыболовов. Раньше они были людьми, которые сильно подрались на охоте. Полученные в драке порезы превратились в соколиные перья, а разбитые носы драчунов — в клювы.

Как видите, священные мифы ничем внешне не отличаются от сказок. И с течением времени они легко могли превратиться в обыкновенную сказку. Вот и попробуйте теперь, по истечении многих сотен лет, установить, где «выродившийся» миф — остаток древних верований, а где — простая сказка! Сделать это нелегко, а порой и просто невозможно.

С другой стороны, не так-то просто провести границу между мифами и легендами. Мифы уходят своими корнями в глубокое прошлое, они связаны с первобытным одушевлением природы, наделением людей, живших в далеком прошлом, фантастическими способностями. Легенды, исторические предания гораздо ближе к действительности. Но ведь и в них герои наделены сверхъестественными чертами. Вспомните Илью Муромца или Соловья-Разбойника из русских былин. В основе их лежит реальная история. Но вот былины, например, повествуют о том, как великий князь Владимир Красное Солнышко, живший в IX веке, воевал с татарами, появившимися на Руси в XIII веке. Фольклор приписывает Стеньке Разину сооружение древних построек и курганов на Волге: и тех, которые появились за сотни лет до него, и тех, которые возникли много лег спустя после его смерти. Так что нужна большая осторожность при анализе былин и вообще любых преданий и легенд.

И все же легенды и мифы могут служить историческим источником! Ведь мифология, как и наука, искусство, поэзия, отражает действительность. Но только в очень фантастической форме. Мифы повествуют о временах могущественных предков, когда был сотворен мир, произошли животные, растения, люди. Однако события действительности также включаются в миф, пропускаются через его своеобразную призму…

Когда коренные обитатели Австралии впервые увидели людей с белой кожей, они приняли их за… своих предков, возвратившихся из царства мертвых и переменивших черный цвет кожи на белый. Австралийцы приветливо встречали их, как сородичей, возвратившихся из-за моря на родину. Рассказывают, что один австралиец даже признал в каком-то европейце своего умершего отца. А когда среди белых кто-либо из племени «узнавал» личного врага или человека из вражеского племени (разумеется, тоже умерших), он нападал на мнимого «врага».

В северо-западной части Австралийского материка среди племен, и поныне живущих в каменном веке, существует особый культ Курангара — духа, имеющего белую кожу, живущего в доме из рифленого железа и для охоты пользующегося деревянной палкой, похожей на священные дощечки австралийцев — чуринги. Когда дух прикладывает эту палку к плечу, из нее вырывается молния, гремит гром, и кенгуру замертво падают наземь.

Как видите, обыкновенные европейцы стали мифическими существами, объектом культа. Более древние мифы, записанные у племен Центральной Австралии, говорят, что все обычаи и культурные блага были дарованы жителям полулюдьми-полуживотными «предками», пришедшими с севера. Этнографы и археологи показали, что действительно австралийская культура распространялась с севера на юг, и мифы отразили это, наделив пришельцев фантастическими сверхъестественными свойствами.

Правда, провести черту между действительностью и вымыслом в мифах удается не всегда. Многие мифы австралийцев говорят о борьбе черных и белых птиц. А племена делятся на две части, так называемые фратрии: «Черный какаду» и «Белый какаду», «Темнокожие» и «Светлокожие», «Прямые волосы» и «Курчавые волосы». Одни исследователи видят в этом указание на то, что пятый континент был заселен двумя волнами переселенцев — курчавоволосыми и темнокожими племенами, родственными жителям Тасмании, и предками австралийцев с волнистыми волосами и более светлой кожей. Однако нигде в Австралии не удалось пока найти «следы» людей, имеющих облик тасманцев. И поэтому многие ученые считают, что мифы о борьбе черных и белых птиц целиком относятся к области фантазии и не имеют под собой исторической основы.

«Эдда» и «саги об исландцах»

Историческая действительность, лежащая в основе мифа, бывает очень часто столь искажена «кривым зеркалом» фантазии, что ученым порой приходится производить «дешифровку наоборот». Не восстанавливать историю по мифам, а напротив, зная историческую действительность, находить в ней то, что послужило основой для мифа. Наглядный пример этому дает анализ мифологии исландцев, собранной в книге «Эдда».

В ее основе лежит мифология древних германцев, отразившая, конечно, по-своему события истории. Один из текстов «Эдды» рассказывает о том, как некто Атли пригласил к себе двух братьев своей жены Гудрун. Атли задумал выведать у них, где запрятано сокровище, принадлежавшее когда-то дракону. Предостережения и недобрые предвестия говорят братьям, чтобы они не принимали приглашение. Но избежать того, что предназначала судьба, уже нельзя. После героической борьбы братья попадают в плен к коварному Атли. Но тайну сокровища не выдают. Один из братьев смеется, когда ему вырезают сердце. А другой, брошенный в яму со змеями, играет на арфе пальцами ног (ибо руки у него связаны) до тех пор, пока не умирает от укусов змей.

Гудрун, жена Атли, жестоко мстит за смерть своих братьев: она убивает Атли и поджигает его палаты.

Ученые установили, что в этом мрачном мифе отразилось… разрушение воинственными гуннами государства бургундов на среднем Рейне. В 437 году там погиб король бургундов Гундикарий (Гуннар) «вместе со своим народом и родичами». Атли — это «бич божий», предводитель гуннов Атилла. Вот в какой фантастической форме отразил миф смерть Атиллы и гибель бургундов!

Кроме «Эдды», у исландцев есть древние повествования в прозе («Эдда» написана стихами) — саги. Самые знаменитые из них, так называемые «саги об исландцах», написаны были в XIII веке. Повествуют же они о событиях примерно с 930 до 1030 года. Казалось бы, в них сказителям предоставлен полный простор для фантазии. Ведь саги повествуют о славных делах первых поселенцев острова, могущественных предков. Но вот что пишет лучший знаток исландской литературы в нашей стране Михаил Иванович Стеблин-Каменский: «Реализм “саг об исландцах” не имеет никакой параллели в средневековой литературе. От рыцарских романов — повествовательного жанра, наиболее характерного для средневековой литературы, — “саги об исландцах” отличаются, как небо от земли. По богатству жизненной правды и полнокровности с “сагами об исландцах” могли бы сравниться разве только лучшие реалистические романы нового времени. Однако в известном смысле саги правдивее лучших реалистических романов: в них меньше заметен вымысел».

«Саги об исландцах», вместе с примыкающими к ним «рассказами об исландцах», занимают 12 томов. Около семи тысяч имен упоминается в них, то есть практически все исландцы той эпохи, за исключением челяди, рабов и домочадцев. Названия хуторов, речек, селений, фьордов, гор, холмов, заливов, которые и поныне сохранились на карте Исландии, постоянно приводятся в сагах. Факты действительности, порой самые обыденные, являются основой повествования. В нем нет лирических отступлений, эффектных переходов, моралистики, рассуждений, преувеличений. Казалось бы, «саги об исландцах» можно считать что ни на есть подлинным историческим документом. Но… настораживает в них прежде всего сам реализм.

Между событиями, о которых повествуют саги, и временем их записи прошло не менее двух столетий. Неужели в памяти рассказчиков сохранились все детали, все имена, все подробности давно прошедших лет? Огромное место в «сагах об исландцах» отведено разговорам персонажей между собой — иногда они занимают почти, половину всего повествования. Разговоры эти приведены дословно, во всех мельчайших подробностях. А никакая даже самая цепкая память не смогла бы сохранить их на протяжении двухсот, а то и трехсот лет. К тому же нередко саги приводят такие диалоги, содержание которых вообще могло быть известно только лишь самим собеседникам. А это значит, что разговоры в сагах сочинены.

Саги обстоятельно и подробно повествуют о том, что мертвецы вмешиваются в дела живых людей, убивают скот, дерутся, забираются на крыши домов. И приходится их заново умерщвлять, обносить могилы стеной или сжигать разгулявшийся труп. Иногда же пострадавшие исландцы затевают настоящую судебную тяжбу с мертвецом. Кроме людей и оживающих мертвецов, в сагах действуют оборотни. И люди, и мертвецы, и оборотни описаны одинаково реалистично и тщательно.

В одной из саг говорится о том, как герой проплыл всю горную речку Хитарау, от ее истоков до моря. На самом же деле эта речка очень мелкая и каменистая, плыть по ней невозможно. Другая сага повествует о том, как был сожжен в доме герой Ньял и его семья. Археологи нашли это место и произвели тщательные раскопки. Но, кроме сгоревшего когда-то хлева, следов пожарища найти не удалось.

Не означает ли это, что «саги об исландцах» — вымысел, замаскированный лишь сугубо реалистической формой изложения? Многие ученые считают, что это действительно так. «Саги об исландцах», по их мнению, являются первыми в мире историческими романами, сознательно стилизованными «под правду». А большинство жителей Исландии твердо верит, что все, сказанное в сагах, — чистейшая правда. Истина же, очевидно, посередине. Многое в «сагах об исландцах» является вымыслом, плодом фантазии. И в то же время в основе саг лежит реальное историческое зерно. И если его найти, то они могут служить незаменимым источником по истории древней Исландии.

И не только Исландии. Ведь в «сагах об исландцах» говорится о плаваниях в далеких морях, об открытии «Зеленого острова» — Гренландии. Больше того, в них можно найти упоминание о том, как на рубеже прошлого и нынешнего тысячелетий отважные мореходы открыли на западе страну Винланд, то есть почти за полтысячи лет до Колумба открыли Америку!

Путешествие Бьярни

Исландия была заселена норманнами в IX веке (почти за сто лет до них там побывали ирландские отшельники, но они, «не желая общаться с язычниками», покинули остров). Эрик Рыжий в 981 году открыл Гренландию — самый крупный в мире остров. В 985 году из Исландии в Гренландию направился викинг Бьярни с дружиной. «Неразумным сочтут все наше плавание, ибо никто из нас не бывал на Гренландском море», — сказал Бьярни. Однако, несмотря на это, норманны все же вышли в океан и «плыли трое суток, пока земля не исчезла за волнами, — гласит древняя скандинавская сага. — Тут попутный ветер улегся, подул северный ветер, и лег туман, так что они не знали, где находятся, и длилось это много дней. Потом они вновь увидели солнце и смогли определить все восемь стран света. Они подняли паруса и плыли весь этот день и еще ночь, а затем увидели землю».

«Они стали обсуждать друг с другом, что это за земля, но Бьярни сказал, что это не может быть Гренландия, — рассказывает далее сага. — Они спросили его, намерен ли он плыть к этой земле. Он отвечал: “Мой вам приказ — приблизиться к земле”. Так они и поступили и вскоре увидели, что земля эта плоская и покрыта лесом. Они прошли мимо этой земли, оставив ее слева. Затем они плыли двое суток и вновь увидели землю. Они спросили Бьярни, не думает ли он, что это Гренландия. Он сказал, что и эта земля вряд ли Гренландия, “ибо в Гренландии, как рассказывают, много больших ледников”. Вскоре они приблизились к земле и увидели, что она ровная и покрыта лесом. Попутный ветер прекратился, и мореплаватели решили, что разумнее всего будет пристать здесь к берегу, однако Бьярни не захотел этого. Они заявили, что необходимы дрова и питьевая вода. “У вас всего достаточно”, — сказал Бьярни. Хотя люди возражали ему, он велел поднять паруса, и приказ этот был выполнен. Они повернули в открытое море».

В конце концов Бьярни достиг Гренландии, а затем вернулся на родину, в Норвегию. Когда он рассказал о своем открытии новой земли на Западе, то получил порицание за то, что не высадился на берег и не проявил никакого интереса к неведомой земле.

О Бьярни повествует только одна сага. Но ведь скандинавские саги нельзя считать таким же достоверным историческим документом, как, скажем, летопись. Действительность и фантазия, достоверное и вымышленное тесно переплетаются в них. Быть может, и рассказ о путешествии Бьярни — поэтическая выдумка?

Многие ученые склоняются к тому, что «рассказ о Бьярни настолько достоверен, насколько вообще это можно ожидать от изустного народного предания». («Он слишком бессодержателен и скучен, чтобы быть вымышленным», — замечает в этой связи один из географов.) Эти ученые считают, что, по всей вероятности, густой туман, куда попало судно Бьярни, — это туманы острова Ньюфаундленд. А полоса суши, которую видели викинги, — лесистые берега этого огромного острова.

Если бы Бьярни высадился на берег, о чем его просила команда, он мог бы считаться первооткрывателем Америки. Но Бьярни отказался от высадки. Через пятнадцать лет под влиянием плавания Бьярни, в 1000 году, викинг по имени Лейф Счастливый, сын Эрика Рыжего, решил пуститься на поиски земель на Западе…

Лейф Счастливый. 1000 год

…Лейф и его спутники взошли на корабль, всего их было 35 человек, — говорит сага «Рассказ о гренландцах». — Они снарядили свой корабль и, когда все было готово, вышли в море и сначала достигли земли, которую видел Бьярни. Они приблизились к этой земле, бросили якорь, спустили лодки и высадились на берег. Вся земля от берега до самых ледников напоминала сплошной плоский камень и показалась им совсем непривлекательной. Лейф сказал: «С этой землей у нас получилось не так, как у Бьярни, ибо мы вступили на нее. Теперь я дам ей имя и назову Хеллуланд — Валунная Земля».

После этого викинги вернулись на корабль и поплыли дальше, до тех пор, пока не нашли другую землю — плоскую и лесистую. Повсюду простирались белые песчаные отмели, а берег полого спускался к морю. Лейф сказал: «Этой земле мы дадим подходящее имя и назовем ее Лесной страной — Маркланд».

Хеллуланд — Валунная земля.

Затем норманны вернулись на свой корабль и поплыли дальше, на юго-запад, пока не обнаружили новую землю. Местность была гостеприимной, в реке и озере водилось много красной рыбы, которую викинги никогда не видывали прежде. «Они решили обосноваться там на зиму и соорудили большие дома, — рассказывает сага. — В этой благословенной стране, по их мнению, не надо заготавливать на зиму корм для скота. Зимой там не бывает морозов и трава остается почти такой же зеленой, как летом. День и ночь не так различаются своей продолжительностью, как в Гренландии или Исландии».

Когда были построены дома, Лейф обратился к своим товарищам с предложением разбиться на две группы, чтобы обследовать новооткрытую страну. Одна группа должна остаться у домов, «другая же отправиться в глубь страны на такое расстояние, чтобы к вечеру вернуться обратно».

Во время этих разведок один из участников похода викингов, по национальности немец, обнаружил, к своей радости, виноградные гроздья. «Наутро Лейф сказал своим людям: “Займемся двумя делами: один день будем собирать виноград, а на другой — рубить виноградные лозы и валить деревья, чтобы погрузить их на наш корабль”. Так и порешили… — рассказывает сага дальше. — Когда пришла весна, они приготовились к отплытию. Лейф дал этой стране имя, соответствующее ее особенностям, и назвал ее Винланд — Виноградная земля».

Путь Лейфа Счастливого.

О путешествии Лейфа, об открытии Хеллуланда, Маркланда и Винланда повествует не только «Рассказ о гренландцах», но и другие древние саги. Более того, сведения о путешествии Лейфа содержатся в записях лучшего географа старой Исландии Николая Тингерейского, который жил в XII веке. Вот что сообщал он: «Лейф Счастливый первым нашел Винланд. К югу от Гренландии находится Хеллуланд, затем идет Маркланд, а оттуда недалеко до Славного Винланда, который, как полагают некоторые, соединяется с Африкой. Если это правда, то между Африкой и Маркландом, очевидно, лежит Мировой океан».

Какие же части Америки были обнаружены Лейфом Счастливым и его спутниками? Хеллуланд (Валунная земля) — это, по мнению большинства географов, остров Ньюфаундленд. Маркланд (Лесная земля) — в равной степени может быть применено и к Ньюфаундленду и к южной части полуострова Лабрадор… А Винланд (Виноградная земля) — это… впрочем, о местонахождении Винланда ученые ведут споры и по сей день.

Где находился Винланд?

Многие исследователи считали, что Винланд — это вообще сказочная страна, страна молочных рек и кисельных берегов. Искать ее на карте мира бессмысленно. К числу этих скептиков принадлежал великий норвежский путешественник и ученый Фритьоф Нансен. За двадцать лет до Нансена немецкий исследователь Гельцих, не сомневаясь в достоверности саг, предположил, что их содержание не имеет никакого отношения к открытию Америки. Просто «в Исландии имелись сведения, что на юге или юго-западе (точно никто не знал) находится Страна виноградников (Испания), что путь туда ведет мимо чудесных каменных скал и т. п., все это было сведено воедино в саге о плаваниях в Хеллуланд и Винланд».

Другой немецкий ученый — О. Шелль считал, что плавания норманнов в Хеллуланд и Маркланд (и тем самым открытие Америки до Колумба) — историческая правда, но все сообщения о Винланде — сказка, выдумка. Разделяя точку зрения Нансена, он объявил рассказ о Винланде заимствованием из сочинений античных писателей Горация, Лукиана и других.

А может, скептики не правы? Уж слишком детально, слишком достоверно и подробно рассказывает «сказка» о путешествиях. Назовем хотя бы такую деталь. В сагах упоминается о кленах с красивой древесиной, которые были обнаружены в далеких западных землях. Так, возвратившись в Норвегию, один из участников плавания продал статую из древесины купцу из Бремена за очень большую по тем временам сумму… Данные ботаники говорят, что клены с такой древесиной растут только в Северной Америке. Могла ли попасть в «сказку» такая реалистическая деталь? Вряд ли.

«Ультракритически настроенные исследователи собрали массу материала, чтобы доказать нам, насколько сказочный и неправдоподобный характер носит все описание Винланда, — писал немецкий географ Брёггер. — В действительности же тенденции подобных исследователей и полученные ими результаты значительно наивнее и фантастичнее, чем большая правда, именуемая Винландом».

Если это так, то в каком же месте Америки находится «Виноградная земля»? Американский ученый Ферналд предположил, что норманны могли принять за виноград смородину, которая распространена на Ньюфаундленде, Лабрадоре. Из нее нередко делают вино (недаром по-шведски «смородина» называется «винбар», то есть винная ягода). А это значит, что Винланд надо искать в этих «смородинных» местах.

Другие исследователи утверждали, что Винланд находится примерно у 50° северной широты, у холодной Баффиновой Земли. А третьи — у 27°, почти на две с половиной тысячи километров южней, у побережья Флориды. Большинство ученых, верящих показаниям скандинавских саг, склоняются к мысли, что «славный Винланд» находится на территории современного штата Массачусетс (неподалеку от города Бостона). В Бостоне даже воздвигнут дорогой памятник в честь Лейфа Счастливого, викинга, открывшего Америку почти за пять столетий до Колумба, в 1000 году… Но не поторопились ли бостонцы со своим монументом?

Является ли рассказ о Винланде правдой? Или далекая земля на западе со всеми ее благами является вымыслом, сказочной страной? Ведь древние греки также помещали на запад, в Атлантику, мифические «Острова блаженных», а по библейским представлениям там находился рай. Ответить на вопрос, правдива легенда или нет, могут лишь раскопки археологов.

Не раз мировую печать облетали сенсационные известия о том, что на территории Америки найдены следы пребывания викингов: доспехи, надписи на камне, каменные здания. Но все эти сенсации оказывались недолговечными. «Вещественные доказательства» были ловкими подделками, столь частыми в Соединенных Штатах, этой «классической стране блефа и сенсаций», как назвал ее крупнейший историк географических открытий профессор Рихард Хенниг.

В 1965 году была опубликована географическая карта, на которой, задолго до путешествия Колумба, нанесены берега Гренландии и Северной Америки. Составлена ли эта карта по исландским источникам? Или она является очередной фальсификацией? Мнения специалистов на этот счет разделились.

В последние годы печать всего мира облетело утверждение норвежского исследователя Хельге Инстада. По его словам, на острове Ньюфаундленд находятся остатки скандинавского жилья, возраст которого около тысячи лет. Так ли это? На этот вопрос ответит будущее. Ведь сенсационным сообщениям нужно доверять с не меньшей осторожностью, чем свидетельствам легенд.

Троянская война, о которой поведала гомеровская «Илиада», считалась вымыслом, как и само существование Трои. Генрих Шлиман, купец-миллионер и археолог-любитель, нашел следы древнего города и на весь мир возвестил о том, что Троя была реальностью, а не мифом. Позднее оказалось, что Шлиман принял за гомеровскую Трою город, который существовал на доброе тысячелетие раньше Троянской войны. А «гомеровская Троя» была нечаянно уничтожена при раскопках… самим Шлиманом, не обратившим внимания на ее руины!

Легенды индейцев Южной Америки говорят о таинственных белых людях, которые когда-то жили в Перу, а затем исчезли в океане. Говорят они и о том, что один из правителей государства инков, которого звали Тупак-Юпанки, примерно за сто лет до испанского завоевания плавал на плотах в океан вместе со своим войском. Там были открыты и завоеваны большие острова, откуда Тупак-Юпанки привез черных людей, бронзовый трон, шкуру, челюсть лошади и очень много золота. Как отличить вымысел от правды? Смелое путешествие Тура Хейердала и его спутников на плоту «Кон-Тики» показало, что действительно на плотах инков можно пересекать Тихий океан. Но ведь ни на одном из островов Океании нет бронзы и золота, а тем более лошадей. Ближайшие к Южной Америке острова населены полинезийцами, которые имеют светлую кожу. Чернокожие жители Океании находятся на много тысяч километров дальше, и вряд ли можно было достичь их на плотах.

Столь же туманен и не ясен вопрос о таинственных белых людях. Археологи обнаружили несколько мумий, волосы которых отличались по форме и по цвету от волос живших в Южной Америке индейцев. Но ведь легенды утверждали, что в Перу были великаны, которым самый высокий человек доходил лишь до колен. Вряд ли удастся найти следы таких гигантов, ибо они являются плодом фантазии.

«Длинноухие» острова Пасхи

Не всегда и не везде легенды дают ответ на загадки истории. Около шестисот гигантов было высечено из камня древними ваятелями на острове Пасхи. Когда-то большинство из них стояло на специальных платформах — аху, но затем статуи были свергнуты с пьедесталов. Почему? Легенда островитян объясняет это следующим образом. Когда-то на острове Пасхи: появился никому не известный старик. Знаками он дал понять островитянам, что хочет поесть куриных голов. В этой просьбе незнакомцу было отказано. Старик лег спать в одной из хижин. Ночью раздался страшный грохот. Изо всех сил топал старик по полу хижины — и все статуи упали со своих постаментов.

Другая легенда говорит о том, как были прекращены работы на «горе ваятелей» — кратере вулкана Рано-Рараку, где высекались статуи. На южном склоне вулкана жила старуха. Благодаря своей волшебной силе «мана» она могла передвигать каменных гигантов из каменоломни к берегу моря, к постаментам. Кроме того, старуха варила обед для каменотесов и скульпторов. Однажды, когда старуха куда-то отлучилась, ваятелям принесли омаров, которых они и съели. Вернувшись и узнав, что ей ничего не оставили, старуха пришла в страшный гнев, статуи упали с постаментов, а работы в каменоломня не были прекращены.

Как видите, эти легенды не содержат исторического зерна, и правильней их называть не легендами, а сказками, хотя и говорят они о вполне реальных вещах — статуях, аху, каменоломне. Очевидно, придуманы они были гораздо позже реальных событий, из-за которых прекратилась работа над статуями и гиганты были свергнуты с постаментов — аху.

Но вот другая легенда, записанная на острове Пасхи. Приведем ее целиком в переводе с языка острова Пасхи, сделанном автором этих строк.

«Длинноухие» сказали «короткоухим»:

— Отправляйтесь-ка таскать камни к побережью, помогайте нам строить каменные платформы — аху.

— Мы не будем таскать для вас камни, — отвечали «короткоухие». — Пусть они валяются на земле. Мы не можем из-за них оставить сладкий картофель, покрывшийся листьями, бананы, сахарный тростник. Без присмотра они будут чахнуть и дичать.

И «короткоухие» не стали таскать камни. «Длинноухие» рассердились. Им пришлось строить аху без помощи «короткоухих», и они затаили на них злобу.

«Длинноухие» жили на полуострове Поике; там они вырыли длинный ров — он пересекал весь полуостров. А когда ров был готов, «длинноухие» притащили дрова и бросили их на дно.

У одного «длинноухого» жена была из рода «короткоухих». «Короткоухие» ничего не знали о том, что «длинноухие» вырыли ров и набросали в него дрова. Но «длинноухий» сказал своей жене, «короткоухой»:

— Мы вырыли ров специально для вас, «короткоухих».

Женщина дождалась ночи, а потом пришла к своим землякам. Она так сказала «короткоухим»:

— «Длинноухие» хотят зажарить вас во рву. Спрячьтесь в моем доме. А потом постройтесь в цепь. Когда же начнется битва, сбросьте «длинноухих» в ров — пусть они зажарятся в своей собственной печи!

После этого женщина вернулась домой, на прощание сказав «короткоухим»:

— Поторопитесь!

Затемно все воины «короткоухих» собрались в доме женщины. Они замаскировались, потом образовали цепочку и двинулись в путь. Едва появилась утренняя заря, «короткоухие» бросились на «длинноухих». Женщины, дети, мужчины «длинноухих» стали спасаться бегством. Они бежали до тех пор, пока не остановились перед рвом — дрова в нем подожгли «короткоухие». Как могли «длинноухие» избежать пламени, если они не умели летать?

«Короткоухие» надвигались. Вот они подошли вплотную. И пришлось «длинноухим» прыгать прямо в пламя. Мужчины, женщины, дети «длинноухих» — все погибли, никто не остался в живых. Только двое «длинноухих» сумели перепрыгнуть через тела своих соплеменников и спастись бегством.

Гибель «длинноухих».

«Короткоухие» пустились в погоню за ними. Они достигли залива Анакена (залив Августа), потом спустились вниз в пещеру Ана-Ваи (пещера Воды). «Короткоухие» стали наносить удары дротиками двум последним «длинноухим». В ответ из пещеры доносились крики «длинноухих»:

— Оро-ро-ине! Оро-ро-ине!

«Длинноухие» высунули свои лица в один из выходов пещеры и вновь закричали:

— Оро-ро-ине!

Вскоре один из «длинноухих» умер. А последний «длинноухий», оставшийся в живых, сказал:

— Великие люди! Пощадите человека, который остался совсем один! Зачем вам убивать меня? Оставьте меня в живых!

Воины «короткоухих» посмотрели, есть ли в живых кто-либо еще из «длинноухих». Но никого не нашли — все «длинноухие» были мертвы. «Короткоухие» прикрыли тела убитых землей, а потом вернулись к пещере.

Так в живых остался только один «длинноухий». Он присоединился к «короткоухим» и поселился в заливе Ханге-о-Хону (залив Черепахи). Потом он женился на женщине из племени «короткоухих», этот мужнина, которого пощадили потому, что он остался всего лишь один-единственный изо всех «длинноухих».

…Так повествует древнее предание о гибели «длинноухих» в пламени. Участь, которую они готовили для «короткоухих», постигла их самих. Жители острова Пасхи хорошо помнят свои родословные. Потомки последнего «длинноухого», имя которого было Оророине, живы и по сей день. Так, бывший староста острова Пасхи Педро Атан, который столь ярко описан в книге «Аку-аку» Тура Хейердала, является потомком последнего представителя «длинноухих».

Когда было сражение «длинноухих» и «короткоухих»? И можно ли верить древнему преданию? Быть может, оно является обыкновенной сказкой? Ответить на этот вопрос помогли археологические раскопки, произведенные на острове Пасхи Туром Хейердалом и археологами Норвегии и США.

Через весь полуостров Поике, расположенный в восточной части острова Пасхи, тянется ров. Местные жители называют его «Те-уму-о-те-ханау-еепе», что означает «Земляная печь “длинноухих”». Раскопки археологов обнаружили в этом рву наконечники для копий, скелеты, следы большого костра, который когда-то пылал здесь… Нет сомнения — древнее предание оказалось правдивым!

У современных ученых есть очень хороший способ определять возраст «дел давно минувших» — радиоуглеродный анализ. Исследуя содержание радиоактивного углерода в костях, кусочков дерева и т. п., можно определить возраст этих остатков. Радиоуглеродный анализ показал, что большой костер во рву горел приблизительно между 1570–1770 годами. К сожалению, более точной даты радиоуглеродный анализ дать не может. Археологи остановились на среднем числе — 1670 годе.

Но у науки есть и другой способ узнать о дате прошедших событий. Число поколений, разделяющее последнего «длинноухого» Оророине и его современных потомков, бывшего старосту острова Пасхи Педро Атана и его собратьев, равно восьми. Средний возраст поколений равен примерно 25 годам. Значит, битва между «длинноухими» и «короткоухими» происходила в конце XVIII века. Это подтверждается и другими уже не косвенными, а прямыми данными.

Остров Пасхи был открыт голландским адмиралом Роггевеном в 1722 году. Голландцы отметили, что островитяне благоденствуют, нигде не видно следов каких-либо разрушений, междоусобных войн. Роггевена принимали на полуострове Поике — оплоте «длинноухих». Значит, они еще были целы. А когда знаменитый водитель фрегатов капитан Кук посетил остров Пасхи в 1774 году, он с печалью констатировал, что остров нищ, бесплоден, его древняя культура находится в запустении. Кук со свойственной ему проницательностью записал в своем судовом журнале, что остров Пасхи постигла какая-то катастрофа.

…Значит, война между «длинноухими» и «короткоухими» произошла в промежутке между плаваниями Роггевена и Кука! Так даты радиоуглеродного анализа, подсчета поколений и записей мореходов позволили точно определить время трагических событий на острове Пасхи, происходивших около двух столетий назад.

«Божественные предки» и генеалогия

Итак, около двухсот лет прошло со времени сражения между «длинноухими» и «короткоухими», восемь поколений сменилось с тех пор, и все же имена последнего «длинноухого» и его потомков сохранились в памяти островитян.

Восемь поколений — много это или мало? Для нас, конечно, очень много. Считайте себя первым поколением, вашего отца — вторым, деда — третьим, прадеда — четвертым. Почти наверное вы не знаете имени своего прадеда, жившего около ста лет назад. Восьмое же поколение — это прапрапрапрадед! Никто из читателей не знает имени такого далекого предка. Но для жителей острова Пасхи восемь поколений — это сущий пустяк. Легендарный Хоту Матуа — первый правитель острова, прибывший из далекой страны Хива, где стояли каменные статуи, а в море было много акул, — жил, согласно родословным островитян, тридцать поколений назад.

Но тридцать — это священное число у жителей острова Пасхи. Вероятно, они «округлили» реальное число поколений и подогнали его к священной «тридцатке». Другие исследователи записали на острове родословные Хоту Матуа, в которых было 20 имен, 32 имени и даже 57 и 69! «Если бы остров Пасхи имел генеалогию (родословную запись. — А. К.) королей, вроде тех, какие записаны на других островах Полинезии, многие его тайны могли бы быть раскрыты», — замечает в этой связи французский этнограф Альфред Метро, руководитель экспедиции на остров Пасхи, работавшей там в 1934–1935 годах.

А родословные полинезийцев действительно очень интересны. Число имен, содержащихся в них, поражает. На острове Раротонга была записана генеалогия, содержащая 92 имени, 92 поколения. А на Маркизских островах число поколений, прошедших со времени прибытия «божественных предков», равно 159! «Средний возраст» одного поколения — 25 лет. Перемножьте теперь 159 на 25, и вы получите дату в пределах четырех тысячелетий!

Могла ли человеческая память сохранить имена в течение такого огромного времени? Конечно, нет! Ученые произвели анализ имен, содержащихся в родословной, записанной на Маркизских островах, и обнаружили в их числе Небо, Пространство, названия ветров, стихий, морей. Силы природы и стихии были олицетворены в образах людей и выступали в родословных как «божественные предки».

И все же родословные могут служить историческим источником. Новозеландский ученый Перси Смит, сравнивая имена генеалогий, записанных на разных островах, нашел, что имена самых древних «божественных предков» — вождей, мореплавателей, героев — совпадают. И более поздние имена отличаются одно от другого. Это говорит о том, что когда-то полинезийцы жили вместе. Затем они расселялись на разные острова, и у каждого острова начиналась своя история. И если откинуть Небо, Пространство и другие имена стихий и сил природы, генеалогии полинезийцев позволяют определить дату заселения того или иного острова и архипелага.

Но провести черту между мифическим и реальным, историческим временем бывает не всегда легко, ибо имена богов и людей зачастую звучат одинаково.

Из полинезийских героев-мореплавателей, открывателей новых земель, самую широкую известность получил Хиро. Его имя широко известно в Полинезии. Быть может, Хиро — это реальное лицо, великий мореплаватель-полинезиец, изъездивший на своей ладье южные моря вдоль и поперек. Имя Хиро известно в Центральной Полинезии, на Таити, в Новой Зеландии, на островах Кука, на острове Тубуаи, расположенном на юго-востоке Полинезии (как первооткрыватель и предок его жителей), и, наконец, на острове Пасхи. Но весьма вероятно, что здесь мы имеем дело с двумя персонажами: божеством Хиро и реальным лицом, названным в честь бога Хиро.

На Новой Зеландии Хиро (или Фиро) — это бог ночи, тьмы, мрака. На острове Пасхи он известен как бог дождя. Таитянские предания утверждают, что Хиро родился в легендарной «стране предков» Гаваики, откуда был направлен на воспитание к деду, жившему на Таити, и приписывают ему сооружение первого судна из досок, которое заменило выдолбленный из ствола дерева челнок. И в то же время, как утверждает. Те Ранги Хироа, лучший знаток древней культуры Полинезии, «предания других островов не оставляют никакого сомнения, что Хиро был действительно одним из выдающихся мореплавателей XIII века и что он с архипелага Общества (ныне принято называть его по главному острову архипелагом Таити. — А. К.) предпринимал путешествия к различным островам на востоке, юго-востоке, юге и юго-западе».

«Расслоение» мифов и реальности, персонажей сказок и персонажей исторических преданий полинезийцев — одна из трудных, но интереснейших задач исследования древней культуры и истории Океании. Для того чтобы придать своей власти «божественный авторитет», вожди полинезийцев возводили свою родословную к богам и героям. Но в генеалогиях вождей есть, безусловно, и вполне реальные исторические лица. Где кончается миф и начинается история? Ответить на этот вопрос не так-то просто. Ведь у полинезийцев существовал обычай обожествления своих предков. Через каких-нибудь пять-шесть (а то и меньше) поколений реально существовавшее лицо могло почитаться островитянами наравне с мифическими богами и героями. И отличить эту историческую личность от личностей мифических будет необычайно трудно.

Те же трудности встают перед исследователем, когда он попробует провести разделяющую черту не только между стихиями, богами, героями и реальными лицами, но и между различными демонами, духами лесов, гор, отдельных местностей и реальными людьми, первыми поселенцами Полинезии, которые прибыли на острова до прихода «исторических полинезийцев», чьи имена донесли до нас предания.

Жители Новой Зеландии, маори, верили, что леса охраняют так называемые хакатури — слуги бога Тане: в горах, по их верованиям, обитают демоны-невидимки — пату, живущие и в лесных чащах; кроме них, в фольклоре маори упоминаются демоны понатури, днем живущие в океане, ибо свет солнца убивает их. Жители острова Пасхи и по сей день верят в духов аку-аку, которые охраняют различные части острова. Гавайцы считали, что, кроме них, на островах живут менехуне му, ва, вао и еепа — крохотные хвостатые человечки, подобие европейских гномов или троллей, обитатели лесов и глубоких долин, неутомимые ночные строители храмов и каменных водоемов.

Как показывают данные археологии, и Новая Зеландия, и остров Пасхи, и Гавайские острова были заселены задолго до прихода туда легендарных предков полинезийцев. По данным генеалогий, эти «исторические полинезийцы» прибыли на остров Пасхи в XI–XIV веках, заселили Новую Зеландию примерно в XIV веке, Гавайские острова — около XIII–XIV веков. А результаты радиоуглеродного анализа показывают, что остров Пасхи был обитаем уже в IV веке, Новая Зеландия — в X веке, Гавайские острова — во II веке н. э. Не являются ли демоны и духи этих земель фольклорным отражением существующих людей? Этот вопрос и поныне еще не решен.

Очень часто о событиях древней истории мы можем судить лишь на основании преданий и легенд. Затем начинаются раскопки археологов, и если легенды подтверждаются, они служат для объяснения и толкования находок. Ведь сами по себе археологические памятники «немы». Сопоставление же с данными предания может заставить их «заговорить». К сожалению, большинство событий древности археологам приходится восстанавливать именно по «немым» памятникам. И тут ученые прибегают к самым хитроумным методам, чтобы заставить заговорить памятники прошлого.

Глава 7. Молодая наука о древностях

«Архаиос» — «древний». «Логос» — «знание»

Термин «археология», состоящий из двух греческих слов: «архаиос», то есть «древний», и «логос» — «слово», «знание», впервые встречается в произведении великого античного философа Платона (заметим, кстати, что Платон впервые ввел и другой научный термин — «кибернетика», «наука об управлении»). И хотя как наука археология молодая, ее истоки восходят к очень давним временам.

Уже две с половиной тысячи лет назад по приказу вавилонского царя Набунаида производились раскопки фундаментов древних храмов и дворцов — царь хотел найти вещественные доказательства событий прошлого, не доверяя хроникам и легендам. «Отец истории» Геродот может быть назван если не «отцом», то «прадедом» археологической науки; он первый стал обращать внимание в исторических исследованиях на вещественные памятники прошлого, тщательно описывая египетские пирамиды, древние поселения на сваях, царские могилы и т. п.

Во времена Возрождения, когда интерес к античности проявился с необычайной силой (знатоками древности становятся не только ученые-гуманисты, но и графы, князья и даже римские папы), начинается и рождение археологии как науки. Правда, сначала главный интерес был направлен на то, чтобы найти какие-либо произведения искусства древности, украшения, клады. Никакому систематизированию, никакой научной обработке находки не подвергались. И лишь в XVII веке начинаются первые попытки осмыслить находки, привести их в систему, тщательно обмерить и описать.

В 1718, году Петр I издает два «археологических указа», где повелевает собирать «старые надписи, старое оружие, посуду и все, что зело старо и необыкновенно» и отправлять находки в музей — Кунсткамеру. При этом «всему делать чертежи, как что найдут».

Через год в Европе выходят в свет десять огромных томов, написанных Монфоконом, — первая попытка обобщить многочисленные находки античных памятников.

В начале XVIII века начались раскопки римского города Геркуланума, погибшего при извержении Везувия. В 1748 году обнаружен второй погибший город — Помпеи.

Год за годом раскапывая эти мертвые города, ученые постепенно приходят к мысли, что не только статуи и произведения искусства представляют интерес: ведь вулканический пепел Везувия, обрушившись на Геркуланум и Помпеи и погребя их, как бы законсервировал эти города, сделал «каменные фотографии» жизни и быта древних римлян.

«Идеи новых, научных приемов раскопок, зародившиеся в Помпеях и Геркулануме, прошли долгий путь развития, потребовали работы многих выдающихся умов, пока не была выработана современная научная методика археологических исследований, продолжающая совершенствоваться с каждым годом», — пишут советские ученые А. Л. Монгайт и А. С. Амальрик в книге «В поисках исчезнувших цивилизаций». Раскопки мертвых городов Геркуланума и Помпей послужили, таким образом, мощным толчком к возникновению новой науки — археологии.

«Археология — систематическое изучение древностей и восстановление древнейшей истории наций и народов по остаткам зданий, мест погребений, оружия, утвари и украшений, относящихся к временам, от которых сохранилось очень мало или вообще не сохранилось никаких письменных документов…»

«Археология есть наука, изучающая историческое прошлое человечества по вещественным историческим источникам. Поскольку источники эти обычно погребены в земле, можно сказать, что археология есть история, вооруженная лопатой…» «Археология произвела переворот в исторической науке. Она расширила пространственный горизонт истории почти в той же степени, в какой телескоп расширил поле зрения астрономии». «Археология занимает все более важное место среди других гуманитарных наук. Она не является кабинетной наукой, ибо предполагает активные поиски, иногда тяжелые и всегда страстные. Это поиски в поле, с их романтикой приключений, с надеждами и разочарованиями, это поиски за рабочим столом — решения многочисленных загадок истории, предлагаемых археологу в особенно сложном и запутанном виде…»

Так характеризуют свою науку археологи — люди, доставшие для человечества из-под земли — в буквальном смысле слова! — новые миры, которые, казалось, навсегда исчезли с лица планеты.

Вавилонская печать с изображением жреца.

Друзья и враги археологов

Страсть к коллекционированию, собиранию монет, статуй, древних предметов и надписей владела людьми с давних времен. Знаменитый ассирийский царь Ашшурбанипал собрал в своей библиотеке колоссальное количество древних «глиняных книг» и гордился умением их расшифровывать. В античном Риме возник специальный термин «антиквариус» — «любитель старины». В эпоху Возрождения даже папы и кардиналы покровительствуют поискам памятников древности и заботливо собирают их.

Но поиски, находки и бережное хранение предметов, относящихся к далекому прошлому, — это еще не археология. Конечно, чем больше различных предметов разных эпох и стран попадало в коллекции, тем легче было ученым систематизировать их, исторически «осмыслить». И это-то «осмысление» отличает археологию от простого собирательства.

Само собой разумеется, что страсть к собиранию коллекций памятников древности принесла большую пользу археологии. Но она же нанесла и непоправимый ущерб этой науке. Археологов интересует все. Даже такие скромные находки, как костные останки, черепки, поврежденное оружие и предметы быта, порой могут рассказать больше, чем величественные монументы, статуи, храмы. Коллекционеров же интересовали главным образом памятники искусства, причем неповрежденные. Все остальное, не имеющее отношения к коллекции, погибало или просто-напросто варварски уничтожалось.

Вот, например, как описывает очевидец вскрытие этрусского саркофага: «Нелегко было сдвинуть крышку, наконец она поднялась, стала вертикально и потом тяжело упала на другую сторону. И тогда произошло то, чего я никогда не забуду, что до самой смерти будет стоять у меня перед глазами: я увидел молодого воина в полном вооружении — в шлеме, с копьем, щитом и в поножах. Я подчеркиваю: не скелет воина, а самого воина. Казалось, смерть не коснулась его. Он лежал вытянувшись, и можно было подумать, что его только что положили в могилу. Это видение продолжалось какую-то долю секунды. Потом оно исчезло, словно развеянное светом факелов. Шлем скатился направо, круглый щит вдавился в латы, покрывавшие грудь, поножи, лишившись опоры, оказались на земле. От соприкосновения с воздухом тело, столетиями лежавшее непотревоженным, неожиданно превратилось в прах, и только пылинки, казавшиеся в свете факелов золотистыми, еще плясали в воздухе». Сколько таких бесценных находок безвозвратно утеряно для науки!

Когда в 1711 году было открыто местонахождение Геркуланума и начались раскопки, из пепла поспешно извлекали статуи, а на все остальное — орудия труда, утварь, даже на прекрасные фрески на стенах — не обращали никакого внимания. Потребовалось специальное вмешательство властей, чтобы прекратить хищнические раскопки. С этих пор прошло более 250 лет, археология стала подлинной наукой и добилась блестящих успехов, но… хищнические раскопки в поисках памятников искусства не прекратились и до сих пор.

Совсем недавно, в 1967 году, газета «Правда» сообщала о том, как в Турции были пойманы с поличным два американских военнослужащих в тот момент, когда они срезали древние фрески с памятника руин города Эфеса. Это не единственный случай. Различными путями, используя военную и дипломатическую почту, в музеи США, ФРГ, Англии уплывают украденные памятники древности, по праву принадлежащие турецкому народу. Парламент Турции предполагает принять специальный закон, направленный против «цивилизованных» грабителей.

Расхищение памятников старины стало настоящим национальным бедствием Италии.

«Есть антиквары, которые лично отдают распоряжение о раскопках, как если бы у них были полномочия официальных археологических ведомств. Есть перекупщики древностей, которые продают содержимое античных могил еще до раскопок, так сказать в “нераспакованном” виде. Есть антиквары, которые захватили через спекулянтов землей целые районы, которые сдают отдельные участки в аренду другим антикварам на определенный срок, — свидетельствует миланская газета “Абичи”. — Полиция, да и само итальянское правительство почти ничего не могут сделать против этого неслыханного разграбления страны. Приведем хотя бы такой случай. Совсем недавно на аукционе в Цюрихе за астрономические суммы продавались предметы, найденные… в знаменитом этрусском городе Тарквинии и других древних городах Италии. Но итальянские власти были бессильны что-либо сделать и вернуть эти ценности, украденные у страны. Прошел год — и в Париже была выставлена целая фреска, обнаруженная итальянскими археологами, а затем исчезнувшая». Но и здесь власти «не смогли ничего предпринять».

В нашей стране такое положение, конечно, невозможно.

«Героический век» археологии

Минувший век был поистине «героическим веком» археологии. Немецкий ученый Лепсиус открывает и исследует богатейшие памятники Древнего Египта. Лишь вблизи города Мемфиса он обнаружил 67 пирамид фараонов и около 130 гробниц знатных вельмож и чиновников, стремившихся во всем подражать «живому богу», правителю страны пирамид. «Памятники Египта и Эфиопии» — так назывался фундаментальный двенадцатитомный труд Лепсиуса, подводивший итоги его исследованиям.

Но оказалось, что открытия Лепсиуса — лишь начало открытий в древней земле Египта. В том же XIX веке ученые открывают величественную Аллею сфинксов, которая вела к месту погребения священных быков Аписов, — 64 гробницы этих быков; десятки тысяч иероглифических надписей; погребальный инвентарь и мумии великих фараонов, имена и деяния которых сохранили древние тексты; столицу «отступника» фараона Эхнатона, заменившего поклонение древним богам поклонением Солнцу и впоследствии проклятому жрецами…

А в это же время археологи воскрешают вторую великую цивилизацию Древнего Востока, родившуюся в долине Тигра и Евфрата. «Город крови» — ассирийская Ниневия и «мать городов» — великий Вавилон, о которых говорит Библия, были извлечены из-под земли. Вслед за ними начинаются раскопки еще более древних городов Двуречья, созданных шумерами, — Ура, Урука, Ниппура, Лагаша. К западу и северу от них найдены древние города хеттов, соперников египтян и жителей Двуречья. В канун 1870 года археологи Британского музея находят первые следы одного из легендарных чудес света — храма Артемиды Эфесской, воздвигнутого в Малой Азии двадцать пять веков назад. А затем в Малой Азии открыто еще одно «чудо света» — гробница карийского царя Мавзола, от названия которой образовалось слово «мавзолей».

Генрих Шлиман открывает эгейскую культуру, которую он принимает за культуру, описанную в поэмах Гомера. Но вот начинаются раскопки на острове Крит, и Артур Эванс убедительно показывает, что именно здесь, на Крите, родилась самобытная цивилизация Эгеиды, возраст которой на многие десятки веков старше «гомеровских времен».

В середине прошлого века француз Мюо, путешествуя по Камбодже, неожиданно открывает в джунглях величественный город с храмом, созданным безымянным мастером, гений которого можно сравнить с гением лучших художников Возрождения. Так был открыт Ангкор — архитектурный и скульптурный комплекс, ныне являющийся гордостью камбоджийского народа.

Талантливый ученый-самородок Иван Егорович Забелин в середине XIX века раскапывает множество курганов, служивших гробницами скифских вождей. В 1862–1863 годах в кургане Чертомлык ему удалось найти богатейшее погребение. В гробнице находились останки скифского царя, его жены, шести рабов, одиннадцати коней, очень много золотых изделий, великолепный серебряный сосуд для вина, украшенный изображениями. На территории Юга России, в Крыму и на Украине, в течение минувшего века археологи раскопали десятки огромных и тысячи малых курганов-гробниц.

В Южной Африке в последней четверти прошлого века было открыто Большое Зимбабве — огромное здание, по форме напоминающее рыцарский замок, и не менее величественное сооружение овальной формы. Стена, окружавшая его, потребовала около ста тысяч тонн камня!

Примерно в это же время испанский археолог Савтуола открывает замечательную живопись людей каменного века на стенах Альтамирской пещеры. Открытие воспринимается ученым миром очень скептически: никто не хочет верить, что первобытный человек мог создавать великолепную живопись. Но в самом конце XIX века новые открытия подтверждают правоту Савтуолы: да, действительно, уже 150–200, а то и все 400 столетий назад среди людей жили гениальные художники.

Карта языков мира.

Новое открытке Америки

XIX век принес открытия древних цивилизаций Египта и Двуречья, погребений скифов в степях Причерноморья, шедевров первобытного искусства. Примерно в это же время произошло и новое открытие Америки — открытие археологическое, которое не завершено и по сей день.

В 1839–1842 годах американский путешественник и дипломат Джон Ллойд Стивенс обнаружил руины древних городов майя в джунглях Южной Мексики и Гватемалы. Яркие и красочные описания Стивенса, четкие и точные рисунки его постоянного спутника Фредерика Катервуда показали, что не только Старый Свет, но и земля Америки хранит немало археологических загадок.

Находки Стивенса и Катервуда вызвали живой интерес во всем научном мире. Вскоре в глухие районы Мексики, Гватемалы и Гондураса отправляются многочисленные путешественники, исследователи, а порой и просто авантюристы, обуреваемые жаждой наживы, надеясь обнаружить в джунглях Центральной Америки богатые золотые клады, сокровища и драгоценности.

Археологи Старого Света не раз убеждались, что древние легенды и предания не лгут. Пришлось и археологам Нового Света убедиться в правоте индейских легенд. В XVI веке испанцы разрушили великую державу астеков (ацтеков). Астеки утверждали, что их культуре предшествовала культура другого народа, называвшегося «тольтеки». Этот народ достиг больших успехов в строительстве, изобразительном искусстве, иероглифическом письме. О государстве тольтеков сообщал в своих записках индейский принц Иштлилшочитль, живший во времена испанского завоевания.

Долгое время ученые не верили свидетельствам индейцев. Ведь слово «тольтек» в переводе означает «мастер», «строитель». Вполне возможно, думали ученые, легендарные «тольтеки» являются лишь собирательным образом, а не реальным народом. И все же оказалось, что правы предания, а не скептики!

В Чолуле, в маленьком мексиканском городе, археологи обнаружили самое величественное строение Нового, а быть может, и Старого Света, воздвигнутое легендарными тольтеками, — пирамиду высотой 77 метров и с периметром основания 440 метров! Гигантская статуя бога дождя по имени Тлалок, также созданная тольтеками, весит 167 тонн — это одна из самых тяжелых статуй мира. Лишь совсем недавно, в 1965 году, удалось перевезти древнего Тлалока из городка Коатитлан, где он был изваян из вулканической скалы, в столицу Мексики. Чтобы транспортировать гиганта, пришлось построить новую дорогу, укрепить мосты и даже сделать специальный прицеп для перевозки.

Рядом с маленьким мексиканским городком Тула была найдена легендарная столица тольтеков — Толлан. Мир был восхищен замечательными статуями, найденными в руинах столицы тольтеков. А еще раньше совершенно неожиданно в каком-то часе езды от столицы Мексиканской республики — города Мехико — была открыта новая цивилизация, на много веков старше цивилизации тольтеков.

«Теотихуакан» означает «Жилище богов». Так называется долина (15 километров длиной и 7 шириной) — ответвление долины Мехико. Здесь был расположен гигантский город, границы которого и по сей день не удалось определить археологам. Только один центр имеет два с половиной километра в длину и около одного километра в ширину!

Самое грандиозное сооружение «Жилища богов» — Пирамида Солнца. Она имеет пять ступеней и возвышается почти на 70 метров. Длина сторон основания пирамиды превышает 200 метров: мексиканский гигант может соперничать со знаменитой пирамидой Хеопса — самым грандиозным сооружением Старого Света. Неподалеку от Пирамиды Солнца находится ее младшая сестра — Пирамида Луны, высотой более 42 метров и с периметром у основания около 150 метров.

Пирамида Солнца и изображение Тлалока. Культура Теотихуакана.

Времена расцвета Теотихуакана уходят в глубочайшую древность: о создателях древнего города даже астеки ничего не знали. Мануэль Гамио, мексиканский археолог, исследовавший в начале XX века руины «Жилища богов», доказал, что цивилизация Теотихуакана занимает как бы промежуточное положение между культурой новокаменного века и цивилизацией астеков. В содружестве с ботаниками, зоологами, геологами и специалистами других наук Гамио выпустил монументальный обзор, в котором была рассмотрена вся история долины Теотихуакана: с древнейших времен до наших дней.

Совсем недавно, в 1960 году, Национальный институт археологии и истории Мексики составил план многолетних и систематических исследований древнейшего города, «отца» Теночтитлана — столицы астеков — и «деда» современного города Мехико. В 1962 году мексиканское правительство отпустило огромную сумму — 14 миллионов песо — на изучение и реконструкцию Теотихуакана.

Раскопки XX века

Прошлый век — «героический век» археологии. Но и в XX веке были открыты не менее величественные постройки и города. В 1923 году английские археологи открывают гробницу фараона Тутанхамона, в которой обнаружили самый большой «золотой клад» из всех известных в мире. В Двуречье были найдены следы «потопа» — грандиозного разлива Тигра и Евфрата, — затопившего шумерские города и заставившего жителей Двуречья делить свою историю на время «до потопа» и «после потопа» (от шумеров это деление перешло к вавилонянам, а от последних — к составителям Библии). В Индии археологи открывают древнюю культуру, созданную на 20–25 веков раньше прихода легендарных арьев в Индостан.

В первой четверти XX века в изучении древних культур Америки наступил новый этап. Мексиканский народ начинает понимать, что древняя история его родины — один из истоков национальной культуры. И именно мексиканские исследователя приступили к изучению погибших цивилизаций Центральной Америки. Альфонсо Касо, «мексиканский Шлиман», открывает на побережье Тихого океана самобытную культуру, возраст которой равен более тысячи лет. Раскопки ведутся повсеместно — от долины Мехико до джунглей штата Чиапас и полуострова Юкатан. Перед взором изумленного мира предстают гениальные произведения живописи и скульптуры, величественные памятники архитектуры, соперничающие размерами с пирамидой Хеопса. Открыты древние рукописи, покрытые иероглифическими знаками, и гиганты из камня весом десять, тридцать и даже сто тонн.

Оказывается, Мексика с еще большим правом, чем Египет, может именоваться «страной пирамид»: на ее территории, вместе с Гватемалой, зарегистрировано более 12 тысяч археологических сооружений!

В начале XX века немецкий этнограф Фробениус в развалинах древнего города Ифэ (на берегу Гвинейского залива) находит великолепные скульптуры, вещественные доказательства того, что когда-то в Западной Африке существовала самобытная развитая цивилизация. В 1938–1939 годах в Ифэ проводятся археологические раскопки, в результате их были открыты новые памятники искусства и доказано местное происхождение цивилизации Ифэ (Египет эпохи фараонов, Индия, Этрурия и даже легендарная Атлантида выдвигались в качестве родины этой африканской цивилизации).

После второй мировой войны в долине реки Нок, неподалеку от Ифэ, археологи находят новую культуру, возраст которой на добрых полтора тысячелетия древнее культуры Ифэ. В 1958 году экспедиция французского ученого Анри Лота исследует наскальные рисунки в Сахаре. Фрески Тассили, возраст которых охватывает промежуток между XI и I тысячелетиями до н. э., становятся известными всему миру и занимают свое почетное место в истории искусства.

После второй мировой войны археологи начинают также систематическое исследование Австралии и Океании. Архипелаг Фиджи и остров Пасхи, Маркизские острова и Новая Каледония, Гавайи и Таити, Новая Зеландия и Самоа — вот далеко не полный перечень тех мест, где были успешно проведены археологические раскопки. Благодаря им история заселения и самобытного развития народов Океании начинает переписываться заново.

Европа, Азия, Америка, Африка, Австралия и Океания… Все континенты, кроме необитаемой Антарктиды, вошли в поле зрения современной археологии. Но не только по географическому охвату превосходит наука о древностях XX века науку века минувшего. Ведь археологам XX столетия предоставлена техника, о которой лишь мечтали в XIX веке.

Для поисков месторождения нефти, подземных руд или вод геологи разработали метод электроразведки. Заключается он в том, что через грунт пропускают электрический ток и в зависимости от сопротивления этого грунта определяют его состав.

Теперь этот метод с успехом применяют и археологи, отыскивая подземные погребения. Для лучшего изучения гробниц применяется ныне и фотозондирование. До начала раскопок в найденном погребении бурят грунт и в отверстие опускают специальный фотоаппарат с электронной вспышкой, который делает снимки. И лишь затем, уже зная устройство гробницы, археологи приступают к раскопкам.

В поисках древних поселений все чаще начинает принимать участие «всевидящее око» аэрофотосъемки. С ее помощью не так давно удалось обнаружить этрусский порт Спину. За два тысячелетия, прошедших с того времени, когда население покинуло этот город, болотистая почва дельты реки По, где находилась Спина, прочно засосала строения. Сделав снимки с воздуха, ученые увидели своеобразный «план города». На месте древнего канала трава росла очень густо и образовала на снимках темные полосы. А светлые линии обозначили места стен и строений — ведь здесь трава росла очень плохо или совсем не росла. Имея такой «аэрофотоплан», археологи достигли блестящих результатов, раскопав руины порта этрусков.

В настоящее время в помощь археологам привлекаются электронные вычислительные машины: им поручают хранение, классификацию и сопоставление исходных данных. Но, пожалуй, наиболее важную помощь археологам в определении дат оказали техника и точные методы исследования, созданные в XX столетии.

В поисках точного времени

Когда произошло то или иное событие? Этим вопросом едва ли не в первую очередь задаются исследователи древних культур. Чем глубже в земле найден предмет, тем он древнее. Изучая расположение слоев по отношению один к другому, можно установить хронологию событий. Но хронология эта будет относительной, условной. Мы будем знать лишь, что «событие А» или «город А» древнее, чем «событие Б» или «город Б», но не будем знать абсолютно точного времени. А знать его необходимо. Как же определить это точное время?

Хроники, летописи, документы часто сообщают даты. Каждая дата имеет свою «точку отсчета». Для христиан — это «сотворение мира» или «рождество Христово»; для мусульман — «год хиджры», связанный с пророком Магометом и егц делами; для древних римлян — «день основания Рима». Все эти «точки отсчета» нетрудно согласовать с нашей хронологией и перевести мусульманские, христианские или древнеримские даты на даты наших дней. «Год хиджры» — это 622 год н. э., «день основания Рима» — 754 год до н. э., «сотворение мира», согласно Библии, произошло около 7000 лет назад.

У индейцев майя существовал очень точный календарь (достаточно сказать, что, вычисляя продолжительность лунного месяца, астрономы города Паленке ошиблись всего лишь на 0,00027 дня). И календарь этот имел две «точки отсчета», подобные христианскому «сотворению мира» и «рождеству Христову». Только дата сотворения мира у майя была отнесена не на семь тысячелетий, а на добрых 5 миллионов лет до наших дней!

Ну, а как быть, когда у нас нет письменных дат? И даже таких косвенных источников, как родословные, упоминания летописцев о «большом пожаре», или «небесном затмении», или «правлении царя такого-то»? Можно ли тогда определить время происходивших событий?

Долгое время археологам приходилось довольствоваться относительной хронологией. И лишь совсем недавно, после второй мировой войны, ученым удалось найти способ определять абсолютное время. Для этого нужно лишь иметь древесные остатки, золу или какие-либо другие следы органических веществ. В состав всех организмов входит изотоп углерода С14 — радиоактивный элемент, который образуется под воздействием космических лучей (он поглощается растениями из атмосферы и с растительной пищей попадает в организм животных).

Образование С14 возможно лишь при жизни организма. Как только наступает его смерть, начинается распад радиоактивного изотопа. И этот распад происходит с определенной скоростью. А это значит, что в лаборатории можно найти почти точную дату археологического памятника, определив, сколько в нем содержится С14.

Правда, датировка эта возможна в пределах до 60 тысяч лет (за более долгий срок изотоп распадается полностью). Возраст же многих памятников археологии, например костей предков человека, превышает сотни тысяч и даже миллион лет. Здесь уже используются другие методы определения возраста: количество фтора в костях, наличие других химических компонентов позволяет лабораторным путем находить время гибели человека или животного, останки которого найдены рядом со следами пребывания древних предков людей.

Этнографы на Рапа-Нуи

Человечество развивается неравномерно. Географические условия, контакты с другими народами, внутреннее развитие общества и много других общественных и природных причин влияет на ход развития разных стран и народов.

Когда европейцы открыли Новый Свет, они столкнулись с культурой майя и астеков, находившейся на уровне древнеегипетской, шумерской, античной культуры. Но вместо того чтобы войти в дружеский контакт с людьми, как будто прибывшими к нам из тьмы тысячелетий, испанские конкистадоры занялись войнами и грабежом. Ассирия, Египет, Вавилония и другие государства древнего мира пали под ударами других держав, равных им по культуре, или кочевых племен, стоявших на более низком уровне. Самобытные культуры до-Колумбовой Америки погибли от руки людей, прибывших из стран, на многие столетия опередивших их в развитии. Когда же пробудился интерес к древнейшей истории, цивилизации Нового Света были мертвы.

Такая же участь постигла и культуры Океании. К счастью, здесь порой удается найти «живых свидетелей», людей, деды и прадеды которых жили тем образом жизни, который давным-давно исчез в Старом Свете. Поиском и изучением таких «живых свидетелей», своего рода «живых ископаемых», занимается специальная наука — этнография. Вместе с археологией она дает бесценный материал для реконструкции древней истории человечества. Примером тому может служить этнографическое изучение острова Пасхи.

6 апреля 1722 года под 27°4′ южной широты голландская эскадра под командованием Роггевена открыла маленький скалистый остров. Был день христианской пасхи, и открытая земля получила название «остров Пасхи». Экспедиция Роггевена обнаружила на острове огромные каменные статуи.

В 1770 году испанский капитан Гонсалес-и-Хаедо, заново открывший эту землю, сообщил о существовании на острове своеобразного рисуночного письма.

Знаменитые водители фрегатов Джемс Кук в 1774 году, Франсуа Лаперуз в 1786 году, Юрий Лисянский в 1804 году посетили остров Пасхи. Завязав с островитянами дружеские отношения, они имели возможность познакомиться с их культурой и бытом. Но визиты капитанов были краткими.

В 1862 году остров подвергся варварскому набегу перуанских работорговцев, поставщиков рабочей силы для добычи гуано в Южной Америке. Почти все работоспособное население было вывезено пиратами. После вмешательства правительства Англии и Франции 100 человек было возвращено на родину, 85 из них умерло в пути от оспы, а оставшиеся в живых занесли болезнь на остров Пасхи. До пришествия европейцев население Рапа-Нуи (как называют остров Пасхи полинезийцы) исчислялось в несколько тысяч. После эпидемии и набега перуанцев осталось всего-навсего 111 человек.

Гибель культуры острова Пасхи была довершена миссионерами. По их наущению были сожжены памятники местной письменности — кохау ронго-ронго. Принятие христианства окончательно подорвало старые традиции, связь с древней культурой, которая с тех пор именуется «загадочной» и «таинственной». Когда интерес к ней пробудился, она была мертва, и этнографы смогли собрать лишь немногие крупицы прежних знаний и традиций.

«В то время как культ статуй мы едва различаем сквозь туман древности, — писала английская исследовательница Кэтрин Раутледж, посетившая остров Пасхи в 1914–1915 годах, — дощечки кохау ронго-ронго были неотъемлемой частью жизни островитян, о чем еще помнят люди немного старше среднего возраста. Мучительно сознавать, как близки мы были к их разгадке и как далеки теперь».

И все же Раутледж во время своей экспедиции удалось разыскать старика по имени Томеника, который умел читать и писать иероглифы. Однако старик не выдал чужеземке тайну древнего искусства письма. Вскоре он умер в колонии для прокаженных.

Раутледж думала, что Томеника был последним маори ронго-ронго — знатоком письма кохау ронго-ронго. Впоследствии оказалось, что это не так. У старика были ученики, которым он передал свое умение. Не исключено, что кто-либо из учеников Томеники дожил и до наших дней. Ведь тетради, найденные на острове Пасхи Хейердалом, неопровержимо свидетельствуют, что интерес к древней культуре острова, к его письму кохау ронго-ронго не угас даже у современных жителей острова Пасхи!

Первое время даже была надежда, что в тетрадях содержится ключ к таинственному письму кохау ронго-ронго. И хотя анализ тетрадей, проведенный советскими учеными, показал, что, к сожалению, этого заветного ключа в тетрадях нет, все же есть много данных считать, что и поныне живы старики-островитяне, которые знают то, чего не знают до сих пор ученые, пытающиеся раскрыть тайну «говорящего дерева» острова Пасхи.

Ведь истории этнографических исследований известны случаи, когда ученым удавалось найти живых знатоков письмен, давно считавшихся «мертвыми». В конце XVIII века французский исследователь Анкетиль-Дюперон сообщил, что ему удалось прочитать и перевести тексты священной книги древних персов «Авесты» (он много лет провел среди современных огнепоклонников, для которых и поныне «Авеста» — священная книга, и научился у жрецов, из поколения в поколение передававших знание текста, искусству чтения «Авесты»).

Когда Анкетиль-Дюперон опубликовал свой перевод «Авесты», перевод этот единодушно был признан «плодом фантазии» и считался таковым до тех пор, пока успехи языкознания XIX века не подтвердили правоту отважного исследователя, с риском для жизни добывшего у жрецов-огнепоклонников тайну их священных текстов.

Еще более поразительный случай произошел совсем недавно, в середине нашего столетия.

Как известно, испанцы под предводительством Писарро уничтожили великую цивилизацию инков в Южной Америке, а вместе с ней и все памятники письма. Впрочем, памятников этих было крайне мало — когда-то процветавшее иероглифическое письмо было запрещено самими инками и заменено «письмом узелками» — «кипу» или «квипу». Инки сохранили лишь совсем немного иероглифических текстов, где была записана их история (ведь с помощью узелков «кипу», родных братьев наших «узелков на память», связного текста не запишешь). Однако после испанского завоевания и эти тексты погибли. Каково же было изумление всего ученого мира, когда в пятидесятых годах XX века боливийский археолог и этнограф Дик-Эдгар Ибарра Грассо обнаружил живых знатоков иероглифического письма! И не только в отдаленных горных районах Боливии и Перу, но даже в самой столице Боливии — городе Ла-Пас!

В отдаленных районах государства инков, очевидно, были люди, не послушавшиеся запрета. А после гибели инков запрет иероглифического письма потерял свою силу, и ловкие христианские миссионеры не только не стали препятствовать «еретическому» письму, но, напротив, поощряли его. Вот почему и поныне индейцы, не знающие ни грамоты, ни испанского языка, пользуются письмом, корни которого уходят во времена культуры Тиагуанако, предшествовавшей культуре инков.

Раутледж считала, что эпоха создания статуй уходит «в туман древности». Однако оказалось, что и здесь этнографические исследования могут пролить свет на эту «загадку номер один» острова Пасхи. Себастьян Энглерт, ученый, более тридцати лет живущей на Рапа-Нуи, собрал у островитян ценные сведения о том, как изготовлялись, транспортировались и воздвигались на платформы каменные гиганты. А вскоре этнографические сведения прошли «экспериментальную проверку», после того как на остров Пасхи прибыла экспедиция, возглавляемая Туром Хейердалом.

Живые люди каменного века

Письмо и монументальное искусство — это достижения цивилизации. Конечно, найти ключ к загадкам высоких культур с помощью «живых свидетелей» — задача весьма увлекательная и романтическая. Но основную свою цель этнографы видят не в этом. Тщательное описание образа жизни, верований, жилищ, одежды, орудий, способов земледелия и охоты людей, живущих первобытными общинами, — таков главный вклад этнографической науки в реконструкцию прошлого. В джунглях Амазонки, на островах Океании, на просторах Австралии, в пустыне Калахари, в лесах Малакки, Борнео и Суматры еще в прошлом веке жили (а порой живут и в нашем веке атома и космоса) люди, у которых продолжается каменный век.

Еще во времена античности суеверный страх и изумление вызывали странные находки — топоры из камня. Их называли «громовыми», так как верили, что сделаны они на небе, а не на Земле. Разгневавшись, боги поражали этими топорами непокорных людей. Когда началась эпоха Великих географических открытий, оказалось, что орудиями из камня пользовались многие народы Африки, Азии, Америки, Океании. И уже в эпоху Возрождения геолог и ботаник Михаил Меркати сделал вывод, что и «громовые топоры», которые находили в Европе, являются делом рук человеческих: их изготовили предки нынешних обитателей европейского материка.

Жители Центральной и Южной Америки — майя, астеки, инки — находились на уровне цивилизации Древнего Востока. Другие народы Америки, а также Африки и Океании не достигли этой стадии. Их уровень развития соответствовал неолиту — новокаменному веку, которого человечество впервые достигло 6–8 тысяч лет назад на огромной территории от Туркмении до Сахары. Эпохе неолита предшествовал так называемый мезолит — среднекаменный век. Жители Австралии, в течение многих сотен веков жившие в полной изоляции от остального мира, находились до открытия их европейцами на уровне мезолита. У них не было постоянных жилищ, земледелия, одежды. Пищу они добывали охотой и собирательством.

Наконец, самая древняя эпоха в развитии человечества — это «древнекаменный век», или палеолит. Для населения Европы и большей части Азии он закончился около 13–15 тысячелетий назад, для жителей других районов земного шара — гораздо позже. И когда возникла этнография как наука, на планете не было ни одного народа, который бы жил так, как жили люди палеолита. Впрочем, может быть, ученые и имели счастливую возможность изучить живых людей палеолита. На острове Тасмания обитали племена, чьи орудия напоминали примитивные орудия наших предков, живших 40, а то и 60 тысяч лет назад.

Но коренное население Тасмании было зверски истреблено колонизаторами. 28 декабря 1838 года последние тасманийцы, преследуемые, словно дикие звери, были загнаны на мыс и схвачены, а затем переселены в болотистую долину одного из маленьких островков возле Тасмании. В 1860 году в живых осталось только 11 тасманийцев, а в 1876 году умерла последняя тасманийка. Так погибли последние люди палеолита. А ведь изучение их образа жизни и культуры могло дать бесценный материал для науки.

Расисты пытались объяснить культурную отсталость австралийцев и других народов, живущих в каменном веке, якобы их врожденной неспособностью, умственной отсталостью, физической неполноценностью. Но это чистый вымысел. Все люди нашей планеты равны и физически и психически. Отсталость же в культуре объясняется не биологическими, а социальными причинами. Когда «человек каменного века» попадает в мир современной цивилизации, он не хуже остальных людей овладевает ее достижениями.

Люди равны, независимо от их национальности, развития культуры, цвета кожи. Все они происходят от единого предка — «человека разумного», который многие тысячи лет назад начал осваивать свою планету.

Глава 8. У колыбели человечества

Неудачнее сотворение людей

Многие мифы и любая священная книга говорят о сотворении мира и людей. И почти всегда в них утверждается, что современный человек создан «со второй попытки», его сотворению предшествовал неудачный опыт богов или бога.

Обратимся к Библии. Все современное человечество является потомками сыновей праведного Ноя, спасшихся вместе с отцом от всемирного потопа. Остальные люди были уничтожены водами. Что же было причиной уничтожения людей? Библия объясняет это так:

«В то время были на земле исполины…» Исполины эти были «злы и весьма грешны перед господом». Когда «Бог взглянул на землю», он увидел: «вот она, растленна». И это послужило причиной потопа.

Таким образом, злобность и неистовство исполинов, вышедших из подчинения богу, вызвали гнев божий и потоп. Не включенная в библейский канон «Книга Еноха» более подробно описывает события: для присмотра за порядком бог направил на землю ангелов стражи. Эти ангелы не устояли перед прелестями дочерей человеческих и «отпали». Их потомство, дети-великаны, превратились в злобных духов стихий и нарушали порядок, установленный богом. Разгневанный бог разверз хляби небесные, и начался потоп.

Подобный же случай описан и в древнегреческом мифе о Девкалионе и Пирре, которые были единственными людьми, спасшимися от всемирного потопа и положившими начало современной человеческой расе. Сходные предания о гибели человечества от потопа имеются во многих мифологиях различных народов (праведный Утнапиштим у вавилонян, великий учитель Ману у индийцев, и т. п.). Не будем рассматривать все мифы о потопе — их слишком много. Обратим внимание лишь на те, в которых говорится об уничтожении первозданных человекоподобных существ.

Священный эпос индейцев киче «Пополь-Вух» («Книга народа») подробно рассказывает об этом. Первоначально боги Тепеу и Кукумац создали человека из глины. Но, в отличие от ветхого Адама, человек из глины в Центральной Америке оказался неудачным. Глина «расплывалась, она была мягкой, без движения, не имела силы; падала вниз, она была слабой… Лицо ее было скошено на одну сторону, зрение ее было полностью затуманено, и она не могла видеть сзади. В первый момент она могла зато говорить, но разума у нее не было. Она быстро намокала в воде и не могла стоять».

Тепеу и Кукумац разрушили свое неудачное творение и попробовали создать человека из дерева. Деревянные люди «имели лица подобно людям и населили поверхность Земли. Они существовали и размножались, они имели дочерей, они имели сыновей, эти деревянные фигуры, но они не имели ни души, ни разума, они не помнили свою Создательницу и своего Творца; они бесцельно блуждали на четырех ногах».

И тогда, гласит «Книга народа», «потоп был создан Сердцем небес (один из эпитетов бога ветра Хуракана), был устроен великий потоп, который пал на головы деревянных созданий».

Но не только потоп губил деревянных людей, забывших о богах-создателях. «Сошлись малые животные и большие животные, а деревья и скалы начали бить деревянных людей по лицам. И все начало говорить: их глиняные кувшины, их сковородки, их тарелки, их горшки, их собаки, их камни, на которых они растирали кукурузные зерна, — все, сколько было, поднялось и начало бить их по лицам».

Так совершилась «вторая гибель людей сотворенных, людей созданных, существ, которым было назначено быть разрушенными и уничтоженными; и уста и лица всех их были искалечены. Говорят, что их потомками являются те обезьяны, которые живут теперь в лесах».

От обезьяны к человеку

Человеку предшествовали «долюди», потомками которых являются обезьяны… Казалось бы, эпос индейцев киче излагает взгляд, принятый современной наукой. Но так кажется лишь на первый взгляд. Как в книге «Пополь-Вух», так и в любой священной книге да и любом мифе всегда рассказывается о некоем «акте творения». Были сотворены «неудачные люди», потом были сотворены современные люди. Идея эволюции, постепенного изменения, движения и становления, перехода количества в качество чужда любой религии, любой мифологии. Все появляется в законченном виде, ничто не меняется и не развивается.

«Первые люди, которые вышли из земли, появились с теми же украшениями на теле, со своей коробочкой для извести и так же жуя свой бетелевый орех. Само событие, самый факт выхода из земли был мифическим, то есть относящимся к числу тех фактов, которые сейчас не совершаются, но человеческие существа и страна, приютившая их, были такими же, какими они являются в настоящее время», — пишет о мифологии папуасов известный этнограф Б. Малиновский. Но то же самое можно сказать и о библейском сотворении мира и человека, да и о любой религии мира.

Диалектическая философия, начиная с Гераклита, а затем и естественные науки выдвинули полностью противоположную религии идею: все течет, все меняется. Чарлз Дарвин создал эволюционное учение об изменении живых существ на Земле. И логическим завершением этого учения была его теория происхождения человека из человекообразных обезьян.

Сходство человека с гориллами, шимпанзе, орангутангами — вот, собственно говоря, основные доказательства, которые были у Дарвина. В распоряжении науки была лишь одна челюсть ископаемой человекообразной обезьяны — дриопитека («древесной обезьяны»), найденная в 1856 году во Франции. Позднее археология добыла новые аргументы.

В Индии, в 300 километрах от Дели, были обнаружены останки человекообразных обезьян, живших десятки миллионов лет назад. На территории Грузии, в местности Удабно, в 1939 году был открыт новый вид ископаемых предков или родственников человека — удабнопитек («обезьяна из Удабно»). В Европе, Северной, Восточной, Южной Африке, в Южной Азии археологи нашли останки новых видов человекообразных обезьян. Стало ясно, что 10, 15, 20, 40 миллионов лет назад на нашей планете они были широко распространены. И какая-то из ветвей, какой-то из видов обезьян вступил на путь очеловечивания, в то время как другие виды дали современных горилл, шимпанзе, орангутангов.

Между человеком и человекообразной обезьяной должен быть какой-то промежуточный вид «обезьяночеловек», питекантроп (от греческих слов «питекос» — «обезьяна», «антропос» — «человек»), предположил ученик и последователь Дарвина немецкий ученый Эрнст Геккель.

В 1891 году, после долгих самоотверженных поисков, голландский врач Евгений Дюбуа находит на острове Ява зубы, бедренную кость и черепную крышку питекантропа. Гипотеза Геккеля блестяще подтвердилась. Позднее новые находки питекантропов были сделаны на острове Ява, в Северной, Южной и Восточной Африке. В 1907 году в Германии, неподалеку от города Гейдельберга, была найдена челюсть существа, близкого питекантропу. В пещере Чжоу-Коу-Дянь, в 54 километрах от Пекина, в 20—30-х годах XX века археологи нашли множество костных остатков и черепов синантропов («китайский человек»), стоящих на одну ступеньку ближе к современному человеку, чем питекантроп.

Между человекообразной обезьяной и человеком был «обезьяночеловек»… Оказывается, еще одно звено эволюции было и между питекантропом и современным человеком — палеоантроп («древний человек»), или неандерталец (названный так по месту первой находки — долине Неандерталь, в Германии). К настоящему времени найдено около ста останков этого древнего человека, населявшего планету 40—200 тысяч лет назад. На смену ему пришел «хомо сапиенс» («человек разумный») — наш непосредственный предок.

Люди и расы

На Земле существует три больших, или «первичных», расы: негроидная, или экваториальная (черная), европеоидная (белая), монголоидная (желтая). Многие ученые считают, что к «первичным» расам надо отнести еще одну — она представлена коренными обитателями Австралийского материка. В самом деле, у австралийцев волосы не курчавые, как у негроидов, а волнистые; у них, в отличие от африканцев, сильно развит волосяной покров, растет борода, кожа темно-коричневого, а не черного цвета. Словом, спутать австралийцев с африканцами никак нельзя. И все же советские ученые считают, что и африканцы и австралийцы относятся к одной большой экваториальной расе.

Не образуют ли особую расу жители Нового Света, американские индейцы? Этот вопрос вызывал споры едва ли не с первых лет открытия Америки: ведь внешний облик индейца резко отличает его от остальных народов планеты. И все же большинство исследователей пришло к выводу, что коренные жители Нового Света являются лишь особой, сильно изменившейся ветвью большой монголоидной расы. Об этом свидетельствуют черные прямые волосы индейцев, широкие скулы, слабый рост волос на лице и голове.

В пустыне Калахари живут бушмены, низкорослые (немногим более 150 сантиметров) люди, когда-то заселявшие почти всю Южную и Юго-Восточную Африку. В самых труднодоступных местностях бассейна реки Конго обитают пигмеи, рост которых еще меньше, чем у бушменов (у мужчин — 140–150, у женщин — 125–130 сантиметров!). Когда-то район их распространения был значительно шире. На Андаманских островах, расположенных неподалеку от Индии, живут племена, почти такие же малорослые, как и пигмеи. Многие ученые считают, что андаманцы были первыми обитателями Индостана. Маленькие темнокожие люди, негритосы, населяют внутренние районы полуострова Малакка, филиппинского острова Лусон, Новой Гвинеи и Ново-Гебридских островов в Океании. Не являются ли все эти люди представителями одной большой расы, большой, несмотря на маленький рост ее представителей?

«Пигмейская проблема» и поныне не решена наукой. Однако советские ученые привели много веских доказательств в пользу того, что маленьких темнокожих людей нельзя считать самостоятельной «первичной» расой, — по всей вероятности, они являются своеобразным ответвлением экваториальной, или негроидной, расы.

Итак, белые, черные, желтые расы… Когда же они образовались? Наиболее оголтелые расисты утверждали, что человеческие расы образовались будто бы от разных человекообразных обезьян. Дескать, негроидная раса произошла от общего предка с гориллой, монголоидная — от общего предка с орангутангом, а европеоидная — от общего предка с шимпанзе. Утверждение это настолько вздорно, что нет особой необходимости его опровергать.

«Человеческая» ветвь отделилась от общего ствола человекообразных обезьян многие миллионы лет назад. Даже гораздо позже, во времена питекантропов, также еще не существовало никакого деления на расы. Но вот во времена неандертальцев (древних людей) деление на расы уже четко определилось. Но были ли это современные человеческие расы, вот в чем вопрос! Факты говорят об обратном — расы неандертальцев не были тем «фундаментом», на котором стоят расы современных людей.

Некоторые ученые объявили, что коренные жители Австралии являются прямыми потомками неандертальцев. Ведь у австралийцев, как и у древних людей, сильно развиты и выступают вперед надбровья. Однако у неандертальцев в надбровья слиты воедино переносица, надбровные дуги и их боковые отростки. У австралийцев же они, как и у всех современных людей, разделены. Человека отличает от древних людей преобладание высоты черепа над шириной. И здесь австралийцы ушли от них еще дальше, чем все народы Азии, Африки и Европы! Для неандертальцев характерны широкие сутулые плечи и короткие руки и ноги. У австралийцев совершенно противоположные особенности сложения. Словом, если по одним физическим признакам австралийцы ближе всех к неандертальцам, то по многим другим они дальше от них, чем все остальные народы планеты.

Кстати сказать, это относится и к признакам, отличающим ту или иную расу от человекообразных обезьян. У шимпанзе отсутствует свойственная лишь человеку переходная часть губ красного цвета — губы у них бесцветные и ровные. У монголоидов и большинства европеоидов она развита средне или слабо. А у представителей негроидной расы — средне, сильно и даже очень сильно, благодаря чему возникает впечатление оттопыренных, вздутых губ. Иными словами, признаки сходства или различия человека и обезьяны, в той или иной степени выраженные у разных рас, никак не могут говорить о превосходстве одной расы над другой.

Французский антрополог и анатом Анри Валуа провел интересную работу, в которой выделил две группы физических признаков, свойственных человеку. Первая группа — это такие признаки, появление которых может быть вызвано внешними условиями и приспособлением человека к ним: цвет кожи, форма глаз и волос и т. п. Здесь расы отличаются одна от другой. Вторая группа признаков — «основная», появление ее никак не могло быть вызвано внешними причинами, например: число позвонков, строение борозд мозга, устройство гортани. Оказывается, эти признаки у всех людей на Земле одинаковы. А это неопровержимо говорит о том, что расы происходят из одного общего ствола. Расовые различия — внешние, а не внутренние!

Где ты был, Адам?

Когда сложились расы? Точного ответа на этот вопрос у современной науки пока — нет. Ясно только, что сорок тысяч лет назад их еще не было. «Хомо сапиенс», сменивший неандертальцев, представлял единый вид и расовый тип. А 10–20 тысяч лет назад человеческие расы уже вполне сформировались. И расселение их по планете значительно отличалось от нынешнего. Так, например, под Москвой, в Центральной части России, на Украине, на Дону, в районе Волги обитали люди, похожие на современных австралийцев и папуасов Новой Гвинеи. Следы древних негроидов найдены также в Италии, Швейцарии и даже Англии.

Конечно, эти люди не исчезли бесследно с наступлением новокаменного века, а затем и века металлов. Они смешивались с новыми пришельцами, представителями европеоидной расы. Смешение рас шло и в других частях планеты. Происходило оно на протяжении многих тысячелетий и продолжается по сей день. В свете этого смехотворными выглядят попытки нынешних расистов бороться за «чистоту расы» (будь она белая или желтая). Теперь о таковой не приходится и говорить: она нарушена, по крайней мере, 10–20 тысяч лет назад!

«Человек разумный» — «хомо сапиенс» — произошел от одного вида. Значит, и в одном районе или шире — в одной большой области планеты. Где же находится эта колыбель человечества?

Споры ученых о родине человека не прекращаются и поныне.

Вначале считалось, что ею была Юго-Восточная Азия. Именно там обнаружил Дюбуа своего знаменитого питекантропа. Впоследствии в Индонезии и Индокитае были найдены останки древних неандертальцев и обезьянолюдей.

Англичанин Артур Кизс выдвинул гипотезу, что колыбелью «человека разумного» была Австралия. Но гипотеза эта была решительно отвергнута: на пятом континенте нет человекообразных обезьян, да и следы питекантропов и даже неандертальцев найти не удалось. По этим же причинам следует отвергнуть как прародину и Новый Свет — Америку.

Современное человечество — единый вид, который сформировался в Средиземноморье и Передней Азии несколько десятков тысяч лет назад — такова самая распространенная точка зрения (ее поддерживает большинство советских ученых). В конце 20-х годов в Палестине, в труднодоступных пещерах Схул и Табун, были найдены убежища, в которых обитали многие тысячи поколений первобытных людей. И в их облике переплелись черты неандертальцев и черты «человека разумного».

Однако недавние находки замечательного археолога Луиса Лики заставляют в самое последнее время обратить пристальное внимание на материк, который геологи считают древнейшим на нашей планете, — Африку. Лики по национальности англичанин. Но вся его жизнь связана с Восточной Африкой, где он совершил множество открытий — будь это находка следов древней цивилизации на границе Кении и Танганьики, находка остатков ископаемых животных или древних человекообразных обезьян.

17 июня 1959 года в 11 часов утра в ущелье Олдовай (Кения) был обнаружен череп очень древней, неведомой дотоле человекообразной обезьяны, названной зинджантропом (от арабского названия Восточной Африки — Зиндж). И, что самое замечательное, рядом с костными останками лежали гальки с оббитым концом — примитивнейшие орудия прапредка человека! Когда ученые попробовали определить возраст черепа с помощью новейших методов исследования, оказалось, что он равен примерно 1 700 000 лет, то есть вдвое старше возраста питекантропов и в несколько десятков раз древнее возраста первого «хомо сапиенса»!

Советский антрополог В. П. Якимов выступил с опровержением Лики. Разумеется, опровергал он не датировку и не сам факт находки, а лишь «приписку» примитивных каменных орудий существу, которое обнаружил английский ученый. Уж слишком походил на обезьяну вновь открытый зинджантроп. А вскоре правоту Якимова доказал… сам Лики. Он сделал новую находку в том же Олдовайском ущелье. Но на этот раз не останки человекообразной обезьяны (зинджантроп по уровню развития был ниже питекантропа), а останки пятерых существ, стоявших очень близко к питекантропу, но живших почти на миллион лет раньше, чем обезьяночеловек.

Лики назвал существо, найденное им, «хомо хабилис» — «человек умелый».

Уступки или борьба?

«Если бы перед нами продефилировал весь ряд наших предков от обезьяны до человека, смогли бы мы указать пальнем на первое подлинно человеческое существо в этом ряду? Нет, вероятно, не смогли бы», — говорил когда-то французский ученый Антони. Где кончается человекообразная обезьяна и начинается обезьяноподобный человек? Открытие Лики с еще большей остротой поставило этот вопрос. Неандерталец — это «древний человек», питекантроп — «древнейший человек». А «хомо хабилис», «человек умелый», кто он — человекообразная обезьяна или же первый предок человека? Ответ на этот вопрос пока не найден.

Но открытие Луиса Лики ставит не менее интересные вопросы перед наукой, изучающей происхождение человечества. Останки «человека умелого» были найдены не только в самых древних слоях Олдовайского ущелья, но и в гораздо более поздних, почти вместе с останками питекантропа. А это значит, что «хомо хабилис» и обезьяночеловек жили в одну и ту же эпоху. Древние же слои ущелья содержали, кроме костей «человека умелого», еще и останки зинджантропа — человекообразной обезьяны. Совсем недавно Лики опубликовал статью, в которой предположил, что зинджантроп и родственные ему человекообразные обезьяны (австралопитеки, «южные обезьяны», и другие), так же как и питекантропы, были лишь боковыми ветвями. Их эволюция зашла в тупик, и они вымерли. Из «хомо хабилиса» же развились неандертальцы, а из них — современные люди.

Так ли это, ответить смогут лишь будущие исследования. Однако и сейчас ясно, что рождение человека не было простой и гладкой дорожкой, где одно звено эволюции «без сучка и без задоринки» переходило в другое; где менее развитый, «тупиковый» вид покорно отдавал пальму первенства высшему, а сам, совершив свою почетную историческую миссию, тихонько вымирал и исчезал с лица Земли. Нет, по всей видимости, человеку, прежде чем стать хозяином своей планеты, приходилось вести борьбу не только с силами природы и дикими животными, но и со своими человекообразными «родичами».

В родословном древе человечества существовали «слепые» ветви, которые бесплодно засыхали. Но «засыхание» это происходило не пассивно. Древним предкам людей приходилось вести упорную борьбу с человекообразными обезьянами и даже видами древнейших людей. В Южной Азии миллионы лет назад обитали гигантопитеки — огромные человекообразные обезьяны, рост которых достигал трех с половиной, а то и четырех метров, а вес — полтонны. Гораздо позже в этих же краях жил мегантроп — «великий человек», размерами своими не очень уступавший гигантопитеку. И такой верзила был весьма опасным конкурентом для предков людей: одолеть его можно было лишь с помощью ума, а не физической силы. Ибо тут он мог потягаться с тигром или гориллой.

В Южно-Африканской республике в 20-х годах нашего столетия археологи обнаружили останки человекообразной обезьяны австралопитека. Одно время ее считали непосредственным предком обезьянолюдей. Но после второй мировой войны в тех же слоях находят питекантропов. Значит, они сосуществовали!

По всей видимости, австралопитеки были также «боковой ветвью», последние остатки которой были загнаны в тупик, на южный край Африканского континента, и тут они вымерли или, скорей всего, были истреблены более развитыми предками человека. «Эмигранты с низким лбом и большими зубами, они должны были принимать питекантропа за гения, а синантропа — за сверхчеловека», — образно сказал один из известнейших исследователей первобытного человека Ральф Кенигсвальд.

Когда археологи тщательно исследовали пещеры и гроты Франции, места обитания древнейших жителей Европы, то оказалось, что неандертальцы и современные люди одно время также сосуществовали. И между ними, по всей видимости, шла борьба не на жизнь, а на смерть. «Человек разумный» развился, как считает большинство ученых, из какой-то одной прогрессивной ветви неандертальцев. Но ведь большинство «неандертальских рас» было «тупиковыми», больше того, оказывается, что с ходом времени древние люди деградировали, утрачивали человеческие черты. «Планетой неандертальцев» была наша Земля сто тысяч лет назад. И когда появился «хомо сапиенс», ему пришлось очищать ее от них.

Заселяя планету, человек оттеснял, а возможно, и физически истреблял своих полуживотных «родственников». На протяжении всей древнейшей истории «человека разумного», словно мрачная тень, людям сопутствовали их непримиримые враги — человекоподобные существа, так и не овладевшие членораздельной речью, так и не ставшие людьми. И, быть может, олицетворением этих непримиримых и злобных врагов человека, этого зла, с которым пришлось столкнуться людям на первых шагах их великого пути, являются древнейшие боги и демоны, которых точнее всего можно назвать одним словом — «антилюди».

Глава 9. Модель мира

Возможно ли это?

Внутренний мир людей, исчезнувших многие тысячи лет назад, даже десятки тысяч. Можно ли восстановить его сейчас, когда сменились неисчислимые поколения, а вся планета переменила свой облик?

Советский антрополог и скульптор М. М. Герасимов разработал научные методы, с помощью которых по особенностям черепа можно восстановить черты лица людей, как бы давно они ни умерли. Ныне мы знаем внешний вид неандертальцев, питекантропов, синантропов, древнейших людей. Но это — лишь внешность. А внутренний мир?

Археологи разработали строгую классификацию каменных орудий, которыми пользовались наши прапрапредки. Наиболее примитивные из этих орудий — это слегка оббитые гальки, «инструменты» жившего почти два миллиона лет назад «человека умелого», открытого Луисом Лики. Шелльские, ашелльские, мустьерские орудия, грубые рубила, каменные скребла и остроконечники — «инструменты» неандертальца. Более совершенные и разнообразные орудия из камня и кости эпох Ориньяк, Солютре и Мадлен (названных так по пещерам, где были сделаны находки) — «инструменты» первых людей.

Известный советский археолог В. А. Городцев не только научился изготовлять из камня древнейшие орудия наших предков, но и работать ими. Другой советский ученый, С. А. Семенов, экспериментально, на практике, проверил «производительность труда» первобытного человека (и она оказалась гораздо выше, чем думали до этих опытов). Но это материальная культура, а не духовная. Неужели ключ к мировоззрению, точнее, мироощущению и миропониманию древних людей исчез с их гибелью?

Современная наука сумела воскресить, конечно лишь в общих чертах, «модель мира», духовный облик и внутреннюю жизнь первобытного человека. Этнография, археология, лингвистика, искусствоведение и целый ряд других научных дисциплин сделали возможным такую реконструкцию, которая может показаться фантастической и невозможной. Больше того, в настоящее время делаются попытки восстановить даже язык людей, который перестал звучать многие тысячелетия назад!

Великая Мать

Внутренний мир неандертальца, вероятно, отличался от нашего внутреннего мира еще сильней, чем внешний облик древнего человека отличается от нашего. И восстановить эту неандертальскую «модель мира» почти или совсем невозможно. Зато о внутреннем мире первого «хомо сапиенса» мы можем знать гораздо больше.

Человечество, по мнению большинства ученых, в своем развитии прошло когда-то древнейшую стадию матриархата, когда главой общества и его основой являлся материнский род. Счет родства велся по материнской линии, по материнской же линии наследовалось родственниками имущество умерших. При вступлении в брак мужчина переходил в дом своей жены, а не наоборот.

Ни одно из культурно отсталых племен, известных науке, все же не «законсервировалось» на уровне палеолита. И нигде на планете не найти народа, где бы господствовал матриархат. Однако его пережитки сохранились во многих местах земного шара: в Африке, в Юго-Восточной Азии, у индейцев Северной Америки и, в особенности, в Микронезии — на островах, расположенных в северо-западной части Океании.

Рождение девочки встречалось в Микронезии с большей гордостью, чем рождение мальчика. В случае смерти женщины микронезийцы считали, что вымирает весь род. Женщины объявлялись не только «матерями рода», но и «матерями земли». В остальной Океании, да и во всем мире первобытные племена почитали предков мужчин. В Микронезии же был развит культ женских предков. Важную роль в жизни общества играла «большая женщина», почитавшаяся выше, чем вождь, который ничего не предпринимал без ее согласия. Эта должность, как правило, наследовалась младшей сестрой или дочерью сестры «большой женщины».

Женщина считалась «матерью земли», ее владыкой и у первых людей, обитавших в Европе и Азии 15–30 тысяч лет назад. Об этом убедительно говорят многочисленные женские статуэтки и изображения женщин, которые находят археологи на огромной территории — от Атлантики до Сибири. Они изображали женщину — хранительницу домашнего очага (пережитки этого представления сохранились в некоторых языках, например: в киргизском слово «уй» значит «дом» и «жена»; в древнееврейском эти понятия также выражены одним и тем же словом; в одном из наречий Тибета слово «жена» состоит из двух частей: первая означает «дом», «жилище», а вторая — «очаг»).

Кроме того, что женщина почиталась как «хранительница очага» (а вместе с ним жилища и детей), в эпоху матриархата ее обожествляли и как великую родоначальницу, Великую Мать. Женские статуэтки эпохи палеолита обычно находят группами, при этом очень часто статуэтки имеют свои особые, индивидуальные черты. Значит, в эпоху матриархата почитали не просто некий общий образ Великой Матери, а живых, конкретных людей.

Позднее складывается религиозный культ Богини-Матери, о котором рассказывают замечательные фрески Крита (см. главу «Шедевры как свидетели»), а также многие религии Древнего Востока, в особенности Малой Азии (храм Артемиды Эфесской — одно из семи «чудес света» — был воздвигнут в честь такой Великой Матери). Великую Мать в облике богини плодородия и земледелия почитали многие африканские народы, жители Южной Индии и племена индейцев Америки.

Все Великие Матери, почитавшиеся разными народами мира, считались не только божествами земледелия, но и повелительницами диких зверей, хозяйками гор и лесов (самое древнее изображение Великой Матери на Крите представляет ее стоящей на горе; у ее ног распростерлись хищные животные). Очевидно, в эпоху матриархата женщина считалась «главным охотником». Правда, сами женщины участия в охоте не принимали, но им приписывалась волшебная способность делать ее удачной с помощью магических заклинаний. Этнографы нашли в верованиях некоторых народов следы этой женской «охотничьей магии».

Вот как описывает немецкий исследователь Л. Фробениус обряд, который довелось ему наблюдать у одного из племен пигмеев в джунглях Африки. Перед восходом солнца, накануне наступления дня охоты, на песке был изображен контур антилопы. Как только первые лучи солнца коснулись изображения, женщина, сопровождавшая охотников-пигмеев, подняла руки вверх и произнесла заклинание. Тотчас же охотник выстрелил из лука в антилопу, нарисованную на песке. А затем женщина вновь повторила заклинание.

Подобные же магические церемонии происходили и в эпоху матриархата. До нас дошла композиция, изображающая три женские фигуры, исполняющие магический обряд, охотника-мужчину, бросающего копье в самку оленя — цель охоты. Композиция эта была обнаружена во Франции. Близкие ей по теме наскальные изображения археологи нашли в Северной Африке и в Испании.

Звери и люди

С исчезновением матриархата постепенно исчезает из искусства палеолита и образ женщины. Главой семьи и главой рода становится мужчина. Поклонение женщине, Великой Матери и «хранительнице очага», заменяется иными верованиями. И на первом месте среди них стоит так называемый тотемизм, обожествление животных, а порой растений и даже объектов природы, которые считаются мифическими «прародителями», создателями всего сущего, творцами людей. Зарождение тотемизма началось в эпоху палеолита, о чем говорят нам памятники искусства древнекаменного века.

Первобытный человек не выделял себя из окружающего мира. Животные, по его представлениям, ничем не отличались от людей, напротив, были сильней и могущественнее его. Надевая шкуру животного, первобытный человек не только и не столько маскировался под него, сколько сливался, отождествлялся с ним. «Мы и животные — одно и то же» — эти слова приходилось слышать этнографам и в Австралии, и в Америке, и в Африке. «Наиглавнейшая функция маскировки у культурно отсталых народов — это стремление преобразиться (а впоследствии перевоплотиться!) в иное существо, создать с помощью маски определенный образ (животного, предка, духа, бога) и в этом облике от лица изображенного образа действовать (в буквальном смысле лицедействовать!) в определенном смысле, полезном для общества», — пишет советский этнограф А. Д. Авдеев в работе, посвященной маскам различных племен и народов земного шара.

Из образа охотника, переодевшегося в шкуру животного или надевшего его маску, рождается образ полуживотного-получеловека. При этом любопытна следующая деталь. Главной охотничьей дичью человека эпохи палеолита были мамонты и олени. Ни птицы, ни рыбы, ни змеи не входили в состав постоянного «меню». Однако их изображения являлись объектом поклонения людей древнекаменного века. Среди фантастических фигур наскальной живописи той эпохи можно выделить изображения полуптиц-полулюдей. Подавляющее же большинство фигур наделено лишь отдельными чертами верблюда, антилопы и других животных вперемежку с человеческими чертами.

Кого изображают эти странные существа — не люди и не животные, а скорее то и другое, вместе взятое? Ответить на вопрос помогает этнография.

Ближе всех по уровню культуры к людям палеолита стояли австралийцы. Лучшие знатоки их мифологии — Б. Спенсер и Ф. Гиллен — свидетельствуют, что тотемные «предки» являлись для жителей Австралии одновременно и животными и людьми, в некий мифический период сотворившими мир. «Когда мы восходим к этому отдаленному периоду, мы оказываемся среди получеловеческих существ, наделенных способностями, которыми их нынешние потомки не обладают. Эти существа обитали в стране, которую занимает племя теперь, но у которых не было тогда многих ее наиболее бросающихся в глаза особенностей».

В мифическое время, называемое «алчера», жили «предки, которые, на взгляд туземцев, столь тесно связаны с животными и растениями, чьи имена они носят, что человек из “алчера”, принадлежащий, например, к кенгуру, может быть иногда назван безразлично и человеком-кенгуру и кенгуру-человеком. Человеческая личность как таковая часто смешивается с животным или растением, от которого эта личность, согласно туземным верованиям, происходит».

«…Помогите, животные-предки!» (Ритуальный танец охотника в маске).

Спенсер и Гиллен сообщают о том, как австралийцы делали усилия описать процесс происхождения людей от других, нечеловеческих существ, имевших различные формы. «Одни представляли животных, другие — растения. Во всех случаях их следует рассматривать как посредствующие этапы в переходе от животного или растительного предка к человеческому предку, носящему имя своего тотема». Живописными изображениями таких «переходных существ» и являются, по всей вероятности, фантастические существа, оставленные нашими прапредками тысячелетия назад, в эпоху древнекаменного века.

Неолитическая революция

Около 12 тысяч лет назад заканчивается последний ледниковый период. В это же время первые племена делают следующий шаг в своем развитии — от древнекаменного века к среднекаменному (мезолиту). Изобретен лук и стрелы, появляются новые орудия труда, наряду с охотой получает развитие рыбная ловля. С изменением условий жизни и труда меняется и внутренний мир людей.

Изображения женщины и великолепные реалистические рисунки диких животных — такова основная тематика искусства палеолита (если не считать изображения фантастических существ). Реалистический стиль сохраняется в эпоху мезолита лишь на юге и востоке Пиренейского полуострова, но и здесь он сильно отличается от палеолитического: изображения охотников занимают главенствующее место, причем отдельные черты фигуры предельно стилизуются, туловище становится непомерно длинным и узким, ноги непропорционально массивными. Остальное же искусство среднекаменного века полно символики и условных изображений.

Еще большей схематизации, даже геометризации подвергается искусство неолита. В новокаменном веке человек впервые начинает не оббивать, а шлифовать свои орудия из камня, пилить и сверлить его, изобретает способы формовки и обжига глиняной посуды, от собирательства переходит к земледелию и от охоты к скотоводству. Овца, свинья, корова, коза становятся отныне верными слугами человека (собака была приручена еще в палеолите, вероятно, в связи с охотничьими операциями). Пшеница, ячмень, рис, рожь позволяют людям уже не думать ежедневно о «хлебе насущном» и освобождают их мысли и силы для других дел. Происходит великое изменение в жизни первобытных людей — происходит «неолитическая революция».

Когда мы произносим слово «революция», обычно представляется короткий, но бурный этап развития общества. Но первая революция в развитии человечества продолжалась не одну сотню, а возможно, даже и тысячу лет. И все-таки она заслуживает наименования «революция» — постепенные изменения в устройстве общества, в ведении хозяйства привели к резкому «скачку». Земледелие, гончарное искусство и постоянные поселения — вот «три кита», на которых стало держаться первобытное общество, «три кита», с помощью которых человечество совершило переход от первобытной дикости к цивилизации.

«Неолитическая революция» происходила и в Старом, и в Новом Свете. Но если в Старом Свете она ознаменовалась приручением животных и изобретением колеса, то в основе «неолитической революции» Америки была кукуруза. Благодаря ей возникла та питательная среда, на основе которой затем выросли великие цивилизации Нового Света.

Ремесло и земледелие отделяются одно от другого. Начинается специализация труда, накопление богатств и их неравное распределение. Общество делится на имущих и неимущих, на бедных и богатых, на знатных и простолюдинов. И, естественно, меняется мировоззрение, меняется «модель мира».

Австралийцы, стоящие на уровне среднекаменного века и сохранившие черты более древних представлений палеолита, поклонялись мифическим «предкам», не разделяя их по рангам и чинам. Теперь неравенство существует не только в обыденном мире, но и в сверхъестественном. Уже не мифические, а вполне реальные предки, могущественные вожди, начинают обожествляться. Нерасчлененный сонм демонов и духов выстраивается по ранжиру: появляются боги старшие и младшие, главные и второстепенные. Им посвящаются скульптурные изображения из дерева, из камня и, главным образом, из обожженной глины, незнакомой людям мезолита и палеолита.

Земледелие требует определенного опыта и навыков, знания сроков посевов — появляются зачатки науки. Плодородные поля заставляют людей жить на одном месте, а не кочевать, как в прежние времена, в поисках дичи и растений. На месте оседлых поселений вырастают древнейшие города, возраст которых равен 8–9 тысячам лет: Иерихон в Палестине, Анау в Туркмении, Джармо в Ираке.

Идут годы и столетия. Люди начинают овладевать плавкой металлов, техникой орошения, изобретают плуг и колесо. Около 6 тысяч лет назад в долине Нила и в Двуречье возникают первые цивилизации на планете, а вслед за ними появляются древнейшие цивилизации на Крите, в долине реки Инд и реки Хуанхэ. Человечество вступает в новую эпоху.

Монументы, иероглифы, боги, жрецы

Какие черты отличают цивилизованное общество от первобытного? Во всех цивилизациях древнего мира существовало деление на классы, на богатых и бедных, на свободных и рабов. Но ведь и неравенство, и так называемое патриархальное рабство этнографы наблюдали у многих индейских племен Америки, народов Африки и Океании, а все же они жили в первобытном обществе!

Государство — вот второй признак цивилизации. Аппарат управления, угнетения, подчинения большинства меньшинству. В Древнем Египте и Шумере, в Индии и Китае, у индейцев майя и инков в Америке, создавших свои самобытные цивилизации, — у всех у них были правители, жрецы, воины, купцы, земледельцы, чиновники, стоящие на разных ступенях социальной лестницы.

Специализация труда и ремесел — таков третий признак любой высокой культуры. Человек каменного века был и охотником, и воином, и художником, и колдуном, и ремесленником. Ведь потребности и его и общества были невелики. С возникновением государства, с разделением общества на классы появляются специализация труда и самые различные профессии: ткач, гончар, прорицатель, охотник, художник, чеканщик, литейщик, солдат, пекарь, кожевник и многие другие.

Характерный признак цивилизации — торговля на дальние расстояния. У первобытных народов нет купцов, которые странствуют по миру и развозят товары. Обмен идет «из рук в руки», от одного племени к другому (при этом вещи могут совершать путешествия на многие тысячи километров от места их изготовления). В Египте, в Двуречье, в особенности на Крите и в Индии получает распространение хорошо организованная торговля, которую ведут опытные купцы. Не так давно поблизости от современного порта Бомбей археологи раскопали остатки древнейшего порта в мире — город Лотхала, окруженный трехкилометровой стеной. Трасса Индия — Двуречье была освоена древними мореходами около 5 тысяч лет назад; египетские суда торговали со страной Пунт, находящейся на далеком берегу Восточной Африки; смелые мореходы Крита бороздили воды Атлантики.

Города — вот пятый признак, отличающий цивилизацию. У первобытных народов городов нет, есть лишь укрепленные (или неукрепленные, если жители чувствуют себя достаточно могущественными) деревни. А города древнего мира могли поспорить численностью населения и великолепием со многими современными городами. Если же считать «городом» обнесенное стенами место жительства людей, то и поныне самым крупным городом на планете является великий Вавилон.

С городами связан и шестой признак цивилизации — монументальная общественная архитектура. Нет нужды перечислять величественные дворцы, гробницы, храмы, открытые археологами в Египте, Двуречье, Индии, Греции, на Крите и в других местах нашей планеты.

Седьмой признак — развитое и разнообразное искусство — также не требует комментариев: гениальные скульптуры и фрески египтян, живопись Крита, искусство до-Колумбовой Америки, барельефы и статуи Ассирии и Вавилона говорят сами за себя.

Древний мир не знал науки в нашем понимании этого слова. Лишь в VI–IV веках до н. э. Пифагор, Архимед и другие ученые античности заложили основы точного знания. Но зачатки науки можно найти и в сочинениях египетских жрецов, пытавшихся определить число «пи», и в астрономических расчетах вавилонян и индейцев майя.

С деятельностью древних математиков и астрономов связано создание календаря, точной системы летосчисления. Первобытные народы такого счета времени не знали, да он им и не требовался. Продолжительность сезона, года, в крайнем случае, жизни одного или нескольких поколений — таков их охват событий прошлого. Все, что было раньше, относится к мифическим временам. «Каждый раз, когда они говорят о событии из прошлого, они проводят лишь следующее различение: либо это событие случилось в их время или во времена их отцов, либо в какое-то иное время. Вне этой демаркационной линии все прошлые события помещаются ими в один и тот же план без каких-либо градаций, вроде того что “это было давно” или “это было очень давно”, — пишет известный этнограф Бронислав Малиновский об “истории” первобытных народов. — Всякое представление о последовательной смене эпох отсутствует в их сознании. Прошлое для них является огромным нагромождением событий».

Разумеется, такое «огромное нагромождение событий» не может быть в любом государстве. Хроники, правления царей, наблюдения за движениями светил, сроки жертвоприношений, время сева и сбора урожая и сотни других дел требуют чтобы время строго учитывалось.

Учет невозможен без системы записи, без письма. И это — последний признак, по которому можно отличить цивилизованное общество от первобытного (правда, у многих первобытных племен, например индейцев чероки, существовало письмо, но оно сложилось под воздействием европейцев). Египет или Китай, Индия или Крит, Двуречье или Анатолия — везде существовали здесь иероглифические системы письма, с помощью которых можно записывать звуковую речь. У первобытных же племен средством передачи сообщений служит «язык рисунков» — пиктография, знаки которого можно толковать разными словами и фразами на любом языке мира.

Единый центр?

Системы письма индейцев майя, древних индийцев, китайцев, шумеров, хеттов, критян строятся на одних и тех же принципах. В монументальном искусстве самых разных цивилизаций, порой отделенных одна от другой тысячами километров, также есть черты несомненного сходства. Стоит только упомянуть о пирамидах, которые воздвигали в Египте, Двуречье, Полинезии и в до-Колумбовой Америке. Функции богов, а порой даже их имена во многом сходны у разных цивилизованных народов древнего мира. Не означает ли это сходство, что все высокие цивилизации развились из одной, самой древней? Например, из египетской или шумерской? Или, быть может, и эти самые первые на планете цивилизации также имеют общего «прародителя», какую-то «культуру икс», один общий источник? Этим вопросом ученые стали задаваться еще в те годы, когда археология делала лишь первые шаги. Его предельно четко и образно сформулировал известный поэт и историк Валерий Брюсов в статье «Учители учителей»:

«Та общность начал, которая лежит в основе разнообразнейших и удаленнейших друг от друга культур “ранней древности”: эгейской, египетской, вавилонской, этрусской, яфетидской, древнеиндусской, майской и, может быть, также тихоокеанской и культуры южноамериканских народов, не может быть вполне объяснена заимствованием одних народов у других, взаимными их влияниями и подражаниями. Должно искать в основе всех древнейших культур человечества некоторое единое влияние, которое одно может объяснить замечательные аналогии между ними. Должно искать за пределами “ранней древности” некоторый “икс”, еще неведомый науке культурный мир, который первый дал толчок к развитию всех известных нам цивилизаций. Египтяне, вавилоняне, эгейцы, эллины, римляне были нашими учителями, учителями современной цивилизации. Кто же был их учителями? Кого мы можем назвать ответственным именем “учителя учителей”?»

Брюсов завершает свой вопрос словами: «Традиция отвечает на этот вопрос — Атлантида!»

Глава 10. Поиски затонувших земель

«Выслушай, Сократ…»

«Государство», «Тимей», «Критий» — так называются произведения Платона, образующие как бы трилогию. Они связаны между собой одними и теми же действующими лицами, которые в беседах излагают свои философские и политические взгляды, иллюстрируя их различными поучительными историями.

Критий, один из участников диалогов (его собеседники — Сократ, Тимей и Гермократ), говорит, обращаясь к хозяину дома, мудрому Сократу: «Выслушай, Сократ, сказание хоть и очень странное, но совершенно достоверное, как заявил некогда мудрейший из семи мудрых — Солон… В Египте, на дельте, углом которой разрезывается течение Нила, есть область, называемая Саисской… Прибыв туда, Солон, по его словам, пользовался у жителей большим почетом, а расспрашивая о древностях наиболее сведущих в этом отношении жрецов, нашел, что о таких вещах ни сам он, ни кто другой из эллинов ничего не знают…»

Старый египетский жрец рассказал Солону, продолжает Критий, что некогда у афинян был город, превосходящий нынешние Афины, но впоследствии уничтоженный потопом. «Записи говорят, какую город ваш обуздал некогда силу, дерзостно направлявшуюся разом на всю Европу и на Азию со стороны Атлантического моря. Тогда ведь море это было судоходно, потому что перед устьем его, которое вы по-своему называете Геракловыми столбами, находился остров». Остров этот был больше Ливии (то есть Африки) и Азии, вместе взятых. На нем «сложилась великая и грозная держава царей, власть которых простиралась на весь остров, на многие иные острова и на некоторые части материка. Кроме того, они и на здешнем материке владели Ливией до Египта и Европой до Тиррении».

Грекам удалось отразить натиск врагов, которые хотели поработить Элладу, Египет и другие земли, «Впоследствии же, когда происходили страшные землетрясения и потопы, в один день и бедственную ночь вся наша воинская сила разом провалилась в землю, да и остров Атлантида исчез, погрузившись в море».

Так рассказывает диалог «Тимей». В другом диалоге, называющемся «Критий», приводится подробное описание Атлантиды, ее культуры, общественного строя, религии, хозяйства.

«У них находилось в полной готовности все, что было предметом производства и в городе, и в прочих местах страны», ибо остров «производил и прекрасно взращивал все, что растит ныне земля благовонного — из корней, трав, деревьев… Все это остров, пока был под солнцем, приносил в виде произведений, удивительно прекрасных и в бесчисленном множестве. Принимая все эти дары, островитяне устраивали между тем в храмы, и царские дворцы, и гавани, и верфи, и все прочее в стране».

В середине острова во дворе царя Атлантиды находился главный храм, полный несметных богатств и покрытый снаружи золотом и серебром. Атланты воздвигали «золотых кумиров — бога, что, стоя в колеснице, правил шестью крылатыми конями, а сам, по громадности размеров, касался теменем потолка» храма. Столица Атлантиды была густо застроена домами, а самая главная из трех ее гаваней наполнена была «судами и прибывающим отовсюду купечеством, которое в своей массе день и ночь оглашало местность криком, стуком и смешанным шумом».

За 9 тысяч лет до Платона — и, значит, за 11 с половиной тысяч лет до наших дней — столица Атлантиды вместе со всем островом «в один день и одну бедственную ночь» опустилась на дно морское…

«Платонида» и Атлантида

История поисков Атлантиды насчитывает более двух тысяч лет. И она, говоря словами Н. Ф. Жирова (автора монографии «Атлантида», 1964 год), должна послужить предметом специального исследования, которое будет читаться как захватывающий роман о заблуждениях человеческой мысли.

В самом деле, почему мы должны верить Платону? Да и вообще, правильна ли такая постановка вопроса? Ведь великий философ не записывал преданий и легенд. Его «Диалоги» — это литературное произведение, в котором он пропагандировал свои политические взгляды и идеалы. Спустя много лет к этому же приему прибегали Томас Мор в своей «Утопии», Френсис Бекон в «Новой Атлантиде», Джонатан Свифт в «Путешествиях Гулливера», Салтыков-Щедрин в «Истории одного города». Не будем же мы основывать «глупологию» и отыскивать следы гущеедов, рукосуев и славного города Глупова на территории России или с глубокомысленным видом искать следы катастрофы, которая уничтожила Угрюм-Бурчеева!

Величайший философ и ученый античности Аристотель, который, кстати, был учеником Платона, считал, что Атлантиду создал тот же человек, который ее и разрушил (ему же принадлежит знаменитый афоризм: «Платон мне друг, но истина дороже»). Во времена Возрождения критически мыслящие ученые также не верили в реальность платоновской Атлантиды. В наше время подавляющее большинство ученых стоит на этой точке зрения. В американских научных кругах даже считается признаком «дурного тона» вести дискуссию об Атлантиде на страницах археологических и этнографических журналов.

«Спор об исчезнувшем континенте неизменно вызывал нечто вроде словесной потасовки. Так происходит еще и в наши дни. Только специалистам смертельно надоела эта борьба, в ходе которой столетняя война низводится до уровня обыкновенной драки. Сейчас втянуть профессионала в спор об Атлантиде — почти безнадежная задача: он просто пожмет плечами и с утомленным видом отвернется. На этом фоне сторонники исчезнувшего континента выделяются своей увлеченностью и непоколебимостью. Их верность делу достигает порой степени неистовства», — иронически замечает известный американский археолог Роберт Уокоп и добавляет, что, по всей видимости, приверженцы Атлантиды стали считать себя как бы гражданами этой легендарной страны и потому, защищая ее, «стали насмерть».

Значит, затонувший материк в Атлантическом океане — выдумка Платона? И на самом деле никогда не существовал? Не будем торопиться с выводами, ибо исследования дна Атлантики показывают, что когда-то здесь была суша, опустившаяся на дно. Имеет ли она отношение к платоновской Атлантиде? Опустилась ли эта суша миллионы лет назад, как считает большинство геологов? Или же ее опускание произошло с окончанием последнего ледникового периода (ведь существуют доказательства и в пользу этой датировки)? Пожалуй, лучше всего современное состояние вопроса выразил знаменитый норвежский исследователь Тур Хейердал в своей статье, написанной специально для советских читателей.

В пользу легенды Платона «пока что не существует ни единого доказательства — ни исторического, ни биологического, ни археологического, — пишет Хейердал. — Но так же ненаучно было бы категорически отрицать возможное существование затонувшего населенного материка в Атлантике, пока мы не докажем, что после появления человека такого материка никогда не существовало». А поэтому сейчас «любители романтических грез о затонувшей Атлантиде вольны предаваться фантазиям. Но самое лучшее, что они пока смогут сделать по отношению к критически настроенным ученым, это сказать: вы не опровергли еще существования Атлантиды».

Подводная археология

Земная кора может опускаться — это общеизвестно. При этом под воду уходят строения и целые города. Раскопками затонувших миров занимается подводная археология — молодая наука, которая делает лишь первые шаги.

7 июня 1692 года крупнейший торговый центр Нового Света — столица Ямайки Порт-Ройял в течение нескольких минут почти целиком погрузился в морскую пучину. Спустя два с половиной столетия, в 1965 году здесь начаты раскопки археологов. Чтобы поднять город на поверхность, вокруг порта воздвигается земляная дамба. Интенсивные раскопки ведутся аквалангистами и водолазами под водой. Найдены два чудом уцелевших дома, кирпичи, кровельный материал, части мебели, останки людей, погибших в результате катастрофы, стеклянная и оловянная посуда, утварь, множество монет.

Подводные раскопки, которые ведутся сотрудником Ямайского института Р. Марксом, — лишь небольшая часть работ по воскрешению затонувших миров в самых раэных частях нашей планеты.

Греческий ученый Галанопулос обнаружил на острове Санторин в Эгейском море остатки большого города, находящегося под водой. Не является ли катастрофа, погубившая город (она произошла примерно 35 веков назад), «первоисточником» платоновской Атлантиды? Галанопулос считает, что да. Но окончательно ответить на этот вопрос смогут лишь тщательные раскопки в Эгейском море.

Американский археолог Е. Финник, изучая южное побережье Турции, нашел под водой большое кладбище затонувших судов — турецких, византийских, римских, греческих. Самое старое из них имеет возраст около трех с половиной тысяч лет! Не так давно были исследованы руины знаменитого когда-то финикийского порта и крепости Тир, ныне ушедшего под воду. Археологам удалось определить границы древнего города, найти следы укреплений и башен. Больше того, находки на дне морском позволили восстановить многие детали героической борьбы, которую вели жители Тира с войсками Александра Македонского.

Интересные исследования ведутся в водах, омывающих остров Цейлон, — тут подводные археологи изучают древние храмы и дворцы, опустившиеся на дно. Древние поселения обнаружены под холодными водами Северного моря.

Затонувшие города есть и на территории, вернее, под водами нашей страны. Античные историки неоднократно писали о Диоскурии, большом и богатом городе на берегу Понта Эвксинского — Черного моря. По мнению большинства ученых, Диоскурия находится ныне на дне Сухумской бухты. Здесь вот уже много лет работают советские исследователи, подводники-археологи. Со дна морского извлечено множество античных предметов, в том числе замечательные произведения искусства (ведь Диоскурия была греческой, а затем римской колонией).

Не так давно советскому историку Л. Н. Гумилеву удалось обнаружить еще одну «русскую Атлантиду», находящуюся на дне морском, вернее, на дне Волги и Каспийского моря. Это — остатки некогда могущественного государства хазаров.

О хазарах мы узнаем еще в начальной школе. Помните, «Как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хазарам…» История хазарского царства тесно связана с древней историей Руси; хазары когда-то господствовали почти над всей территорией Юго-Восточной Европы; на Волге находился большой город Итиль (названный так по древнему наименованию Волги) — столица хазарской державы.

«Необыкновенным явлением в средние века был народ хазарский, — писал В. В. Григорьев, знаменитый русский востоковед, — окруженный племенами дикими и кочующими, он имел все преимущества стран образованных: устроенное правление, обширную, цветущую торговлю и постоянное войско. Когда величайшее безначалие, фанатизм и глубокое невежество оспаривали друг у друга владычество над Западной Европой, держава хазарская славилась правосудием и веротерпимостью, и гонимые за веру стекались в нее отовсюду. Как светлый метеор, ярко блистала она на мрачном горизонте Европы и погасла, не оставив никаких следов от его существования». О хазарах, однако, писали византийские, армянские, арабские летописцы; упоминал о них автор «Повести временных лет», первый летописец, хронисты.

Профессор Михаил Илларионович Артамонов самым тщательным образом собрал и проанализировал сведения средневековых хронистов. Результатом многолетней работы была книга Артамонова «История хазар», вышедшая в света 1962 году.

Расцвет Хазарии начался в середине VII века, когда потомки великого правителя державы тюрков (простиравшейся от Черного до Желтого морей) обосновались в Хазарии и создали Хазарский каганат. Уже в начале VIII века могучая держава хазаров господствовала над многочисленными племенами и родами: печенегами, уграми, буртасами (народ, живший на средней Волге, от которого, кроме кратких упоминаний в трудах средневековых историков, ничего не осталось), гузами, волжскими болгарами и др.

Хазарский каганат был мощным заслоном против угрозы, неотвратимо надвигавшейся на Восточную Европу, — движения полчищ фанатиков-мусульман. В борьбе против арабских халифов хазары, в союзе с другими племенами, вышли победителями. И по безопасным дорогам потянулись из Европы в Азию и обратно караваны купцов.

Столица Хазарии — Итиль богател год от года. Но богатства скапливались, главным образом, не в руках правителей-хазар, а у иноземных купцов. Звон золота стал более слышным, чем звон мечей. В начале IX века власть в Хазарии попала в руки иудейской общины. Власть великого кагана стала чисто номинальной. Всеми делами заправлял бек Обадия, именовавший себя «царем» (впрочем, только в общении с иностранными державами).

С давних пор существовал «путь из варяг в греки» по Днепру. Путь «из варяг в хазары» по Волге был второй водной артерией, связывавшей северные страны с южными. Между создающимся русским государством и Хазарией, во главе которой стали хитрые купцы с царем-узурпатором, началась упорная борьба.

Закончилась она победоносным походом князя Святослава, сына Игоря. В 965 году он разгромил наемное войско хазар и захватил все крупные города Хазарии. С господством великого хазарского каганата над Юго-Восточной Европой было покончено.

Где искать Хазарию?

Несмотря на «мечи и пожары», которым «обрекли села и нивы хазар», народ хазарский, разумеется, не исчез. Уцелевшие от разгрома обратились за помощью к мусульманам, и Хазария, бывшая когда-то главным заслоном против натиска арабов, сама стала мусульманской страной. Год за годом хазары теряют свою территорию, начинают растворяться в среде окружающих народов. Последнее упоминание о хазарах мы находим в XIII веке среди перечня племен, подчинившихся Батыю. С тех пор хазары навсегда исчезают с исторической арены.

Советские историки и археологи заново воскресили «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». Первые — на основании исторических документов, вторые — на основании археологических раскопок. Так мы узнали о древнейшем государстве на территории нашей страны — Урарту; о замечательном искусстве кочевников-скифов; о древнейшей истории Новгорода и других славных русских городов; о племенах угров, кочевавших когда-то на просторах Сибири и завершивших в IX веке «великое переселение народов», осев на Дунае и дав начало венгерской нации.

Естественно, после выхода в свет «Истории хазар» профессора М. И. Артамонова хазарами заинтересовались археологи: нельзя ли отыскать руины хазарских городов и поселений, найти их славную волжскую столицу Итиль, обнаружить предметы быта, орудия труда, оружие, жилища?

Пространство между Волгой, Доном и Тереком — таковы географические координаты Хазарии. Здесь хазары обитали в течение доброй тысячи лет. Но археологам не удавалось отыскать ни одной могилы, ни одного черепка, ни одного поселения, ни одного дома хазар! На Волге находился прославленный город Итиль, обширный и многолюдный, с дворцом, сделанным из кирпича, обнесенный мощной защитной стеной. Берега Волги хорошо изучены, но… нигде не удалось найти следы хазарского Итиля.

Почему мы не находим следов хазар? Историки средневековья сообщают о них массу сведений, но археологам не удается ни доказать, ни опровергнуть эти сведения, так как следов материальной культуры хазар нет. Быть может, их нет просто потому, что на самом деле хазары жили не там, где мы их ищем? И были они не могущественным культурным народом, а «полудиким, хищным степным племенем»?

Именно так считал один из крупнейших исследователей Древней Руси академик Б. А. Рыбаков (слова, приведенные выше, принадлежат ему). Хазария была, по его мнению, «небольшим полукочевническим государством», которое, «хищнически пользуясь выгодами своего положения», паразитировало на великом торговом пути, соединявшем Азию и Европу.

Академик Рыбаков относил территорию Хазарии за левый берег Волги, в калмыкские степи. А тот факт, что и в этих степях нет поселений хазар, говорит лишь о том, что хазары действительно были «полудиким» и «хищным» степным племенем кочевников.

Казалось бы, все ясно, но… так ли это в действительности? Можно ли так решительно отвергать свидетельства средневековых летописцев, говоривших о богатстве и могуществе Хазарии? Может быть, памятники культуры, погребения и поселения хазар мы не находим по другой причине? И решить «хазарскую загадку» поможет не история или археология, а совсем другие науки — геология и климатология?

Именно к такому выводу пришел доктор исторических наук Л. Н. Гумилев, когда отправился к берегам Волги на поиски легендарного города Итиль.

Пятна на Солнце, дожди и кочевья

Смена климата в Европе и степях Центральной Азии зависит от направления циклонов, которые приносят теплый и насыщенный влагой воздух с Атлантического океана. Когда активность Солнца невелика (на нем мало пятен), циклоны проносятся над Черным морем, Кавказом, Казахстаном и «застревают» в горах Алтая и Тянь-Шаня. Обильные дожди выпадают на степи и пустыни, которые начинают покрываться зеленой травой. Озеро Балхаш и Аральское море наполняются водой. Каспий же, наоборот, мелеет и сохнет — ведь его более чем на 80 % питают воды могучей Волги, а обильные влагой циклоны проносятся южнее ее течения.

Солнечная активность увеличивается, и лавина циклонов сдвигается к северу, проносясь теперь над Францией и Германией, средней полосой России и теряясь в бескрайних просторах Сибири. Волга наполняется влагой, разливается, заболачивает прибрежные леса, несет свои обильные и мутные воды в Каспий, который набухает, увеличивается в размерах и заливает окрестности. А Балхаш и Аральское море тем временем мелеют, не получая влаги, «перехваченной» Волгой, степи сохнут.

Но вот активность Солнца возрастает до предела. Направление циклонов еще более сдвигается на север и идет через Шотландию, Скандинавию к Белому и Карскому морям, растопляя их льды. Вечная мерзлота уходит в глубь земли, вода из тундровых озер впитывается в оттаявшую землю, озера мелеют, рыба гибнет в них, и в тундру приходит голод. Голод приходит и в южные степи, которые, не получая влаги, превращаются в самые настоящие пустыни. Мелеет, оставшись без влаги, и Волга. Каспий снова входит в свои прежние границы.

Таковы три климатических цикла, три «сезона», каждый из которых длится от двух до пяти веков. И смена этих сезонов оказывается неразрывно связана с историей кочевых народов, населявших великую степь от Черного моря до Желтого. Ведь кочевники жили только за счет природы: от количества травы на пастбищах зависело количество их коней и овец, а количество травы зависело от количества влаги, приносимой циклонами с Атлантики.

Климатология объясняет причины образования циклонов и их перемещения. Геологи могут указать смены климата, но у них нет точных дат, когда они происходили. Зато историки имеют эти даты — даты расцвета и упадка различных кочевых народов. Сочетая данные трех наук — климатологии, истории и геологии, — мы получаем возможность решить «хазарскую загадку».

Скрытые на волжском дне

В IV веке пришел конец засушливому «сезону», и началось увлажнение степей. Кочевые племена вступают в период очередного расцвета. Племя тюрков захватывает власть над великой степью и образовывает Тюркский каганат. Волга, не получая влаги атлантических циклонов, мелеет, Каспий отступает, и в волжской дельте и в нижнем течении великой реки начинает расцветать культура хазар, куда в VII веке переносят свою резиденцию потомки последнего великого кагана, повелителя тюрков.

Расцвет Хазарии связан, таким образом, с климатическими условиями, с тем, что циклоны Атлантики питали влагой степи и не насыщали водами Волгу. Но вот начинается новый климатический цикл — в великой степи свирепствует засуха, Волга набухает, Каспий выходит из берегов и заливает хазарские земли. Гонимые голодом и жаждой с востока, на Хазарию обрушиваются кочевые племена. С запада ей угрожает Русь, начавшая объединение. Когда-то славяне платили хазарам дань беличьими шкурками и мечами. Теперь такими же мечами бывшие данники — славяне — начинают рубить хазарские головы. А с юга на Хазарию неотвратимо надвигаются воды Каспия, заливая плоский берег «прикаспийских Нидерландов».

К середине X века две трети хазарской земли покрыто водой. В 965 году князь Святослав одним могучим ударом опрокидывает Хазарский каганат. А затем море и засуха довершают гибель хазар — к концу XIII века вся их страна находится под водами Волги и Каспия. Остатки народа в низовьях Волги принимают мусульманскую веру, смешиваются с пришлыми народами — так появляются астраханские татары. А другие остатки хазар, исповедовавшие христианство, смешиваясь в течение многих лет с русскими крестьянами, бегущими от помещиков в степи между Доном и Волгой, образуют казачество (само слово «казак» происходит, быть может, от слова «хазар»).

Была страна Хазария…

Таким образом, культура хазар, их города и поселения, могилы и здания, керамика и оружие, их славная столица Итиль — все это находится на дне Волги и Каспия. Там-то и надо искать — таков был вывод доктора Л. Н. Гумилева.

В течение нескольких лет вел Лев Николаевич Гумилев поиски «хазарской Атлантиды». В дельте Волги на склоне огромного бугра была найдена первая хазарская могила (в период наибольшего подъема Волги — в XIV веке — волны лишь омывали бугор, который, впрочем, в то время превратился в настоящий остров). С помощью землечерпалки в центральной дельте Волги со дна были подняты черепки хазарских сосудов. Наконец удалось рассеять туман неизвестности, окутывающий столицу Хазарии — город Итиль.

«Правда, Л. Н. Гумилев, как и его предшественники, не обнаружил остатков Итиля в наиболее вероятном месте его нахождения, но зато он впервые и со всей убедительностью разъяснил, каким образом этот город мог исчезнуть, — пишет крупнейший знаток истории Хазарии профессор М. И. Артамонов, учитель Гумилева. — Так как следов Итиля на исконных берегах Волги нет, он мог находиться только в долине этой реки, в хазарское время непохожей на современную».

Хазария, эта «волжская Атлантида», находится ныне под водой. И лишь дальнейшие розыски позволят нам обнаружить новые памятники исчезнувшей культуры, а быть может, и ханский дворец, и другие здания столицы Хазарии, города Итиль. Поиски эти должны вести, разумеется, не «простые» археологи, а исследователи, вооруженные и аквалангами и археологическими знаниями.

«Хазарская Атлантида» ждет своих колумбов!

Берингия — мост в Америку

Когда говорят о затонувших мирах, обычно представляются величественные города и храмы, погребенные под водой, высокие цивилизации, тайну которых скрывает морское дно. Крупные геологические изменения лица нашей планеты, однако, происходили в конце последнего ледникового периода, 12–13 тысяч лет назад. А в это время человечество жило еще в каменном веке и не умело строить не то что города, но и простые здания. Вот почему от подводной археологии надо ждать не столько открытий дворцов и храмов под водой, сколько следов заселения первобытными людьми нашей планеты. И они могут оказаться не менее ценными источниками для восстановления прошлого, чем затонувшие города.

Кто, когда и откуда заселил Америку? Этот вопрос возник уже тогда, когда человечество осознало потрясающую истину — Колумб открыл не Индию, а Новый Свет, неведомый дотоле, новый огромный мир. Все попытки найти «человека американского», питекантропа или неандертальца, из которого развились жители Нового Света, потерпели крах. Америка не является родиной «человека разумного» — таков вывод современной науки. Человек пришел сюда из Старого Света…

Когда? Находки археологов позволяют датировать время первого открытия Америки глубокой древностью. 30 тысяч, а может быть, и более лет назад первобытные колумбы попали на американский континент. Откуда? Большинство данных говорит о том, что предки американских индейцев прибыли из Азии.

Чукотку от Аляски отделяет Берингов пролив, ширина которого невелика, каких-нибудь 90 километров. Но… ведь в глубокой древности вся Северо-Восточная Азия была покрыта мощными льдами. Первые люди на Чукотке появились две-три тысячи лет назад. А между тем Новый Свет был заселен на много тысячелетий раньше. Быть может, первые колумбы попали в Америку из более южных районов Азии? Но их отделяют от Нового Света огромные водные пространства, преодолеть которые человеку палеолита было явно не под силу. Как же попали люди на американский континент?

Берингия — так называют геологи огромный сухопутный мост, соединявший берега Америки и Азии вплоть до последнего ледникового периода. Остатками его являются Курильские, Алеутские, Командорские острова. В настоящее время Берингией интересуются не только геологи, но и археологи. Ведь именно по этому мосту (возможно, он был не сплошным, а разделенным на острова и островки, расстояние между которыми было невелико) и попал, по мнению большинства современных ученых, человек из Азии, точнее, из районов Дальнего Востока в Америку. На Курилах, Алеутских островах и в омывающих их водах, возможно, будут найдены следы первых открывателей Америки, дальневосточных колумбов.

Но не только Берингия погребена под водами величайшего океана нашей планеты. Сухопутные мосты существовали и в южной части Тихого океана, и с их помощью, по всей вероятности, первобытные люди начали заселять острова Океании и Австралийский материк.

Сунда и Сахул

«Линией Уоллеса» называют в честь великого соратника Дарвина, Альфреда Уоллеса, границу, которая отделяет богатейшую фауну и флору Индонезии и Малакки от более скудной океанийской. Древний водораздел между ними пролег много миллионов лет назад. И все же вплоть до конца последнего ледникового периода расположение суши в этом районе земного шара, как установили геологи, было не таким, как ныне.

Сунда — так называют массив суши, объединявший некогда многочисленные острова Индонезии. Другой материк, названный геологами Сахул, объединял в одно целое Новую Гвинею, Австралию и Тасманию. Водное пространство, разделяющее Сунду и Сахул, было непреодолимой преградой для проникновения более высокоразвитых растений и животных индо-малайской зоны в зону океанийскую, сохранившую древние черты (Сунда и Сахул отделились проливом около 50 миллионов лет назад). Но это пространство не было таким большим, как ныне, — ведь после того как на земле кончился ледниковый период, уровень Мирового океана непрерывно повышается. И то, что не под силу животным и растениям, вполне могло быть под силу первобытным людям. С помощью бревна или самого примитивного плота они могли преодолеть водораздел между Сундой и Сахулом и попасть из Азии в Астралию и Новую Гвинею.

Но… ограничением здесь является не водное пространство, а время. Попали ли люди в пятую часть света в столь глубокой древности, в эпоху оледенения? Или же заселение ее началось гораздо позже, когда льды стали таять, уровень океана подниматься, а Сунда и Сахул распались на отдельные острова Индонезии, Новую Гвинею, Австралию и Тасманию?

Осторожные исследователи полагали, что человек появился на австралийской земле не так давно, примерно шесть тысяч лет назад. Романтически же настроенные ученые датировали время пребывания «человека разумного» на пятом континенте… третичным периодом. Доказательством служили оттиски ступней и ягодиц, найденные в штате Виктория в 1830 году в слоях третичного периода (правда, следы эти могли быть оставлены и кенгуру — уж слишком они мало походили на человеческие, да к тому же и датировка их была весьма сомнительной).

Раскопки археологов, непрекращающиеся и по сей день, и современные методы радиоуглеродного анализа позволили найти следы древнейших обитателей пятого континента и определить их возраст. Древнейшая находка датируется 16-м тысячелетием до н. э. — уже 180 столетий назад в Австралии жили люди! Находка эта была сделана в Кейлоре, на юго-востоке Австралии. А заселение ее шло, очевидно, с севера. Значит, первые люди ступили на австралийскую землю еще раньше — 19–20 тысяч лет назад, а может быть, и еще в более позднюю эпоху. Ведь на острове Калимантан (Борнео) был обнаружен скелет, похожий на скелеты древних австралийцев, возраст которого равен почти 40 тысячам лет (39 600 — такова дата радиоуглеродного датирования). Возможно, что и на австралийской земле будут найдены следы пребывания человека 25—30-тысячелетней давности.

40 тысяч лет — дата останков древнейшего человека, похожего на австралийцев, в Юго-Восточной Азии. Поднятие океана и распад Сунды и Сахула начались 12–13 тысяч лет назад. Значит, в течение 25–28 тысячелетий первобытные люди могли преодолевать неширокий водораздел между Азией и Австралией. Когда же ледниковый период закончился, племена пятого континента оказались в полней изоляции от внешнего мира, вплоть до того времени, пока их не открыли отважные европейские мореплаватели XVII–XVIII веков.

Гигантский треугольник

А как шло заселение Океании? Попасть на территорию Новой Гвинеи первобытным людям было нетрудно — она являлась северной частью материка Сахул, ближе всего расположенной к материку Сунда. Собственно, Новая Гвинея служила необходимым этапом пути при заселении Австралии из Азии, ее никак нельзя было миновать. В 1929 году на севере Новой Гвинеи был найден череп, похожий как на черепа древнейших обитателей Юго-Восточной Азии, так и на черепа древнейших австралийцев. Недавние раскопки обнаружили на Новой Гвинее каменные орудия, которые также имели сходство с орудиями каменного века Азии и Австралии.

Однако Новая Гвинея — это лишь «южные ворота Океании». А как попали люди на острова Полинезии, отделенные один от другого тысячами километров водной глади? На бесчисленные коралловые атоллы Микронезии? На острова Меланезии, протянувшиеся цепью в юго-западной части Океании? И кем были эти люди?

…Неподалеку от Африки расположен остров Мадагаскар. Население его говорит на мальгашском языке, не имеющем ничего общего с африканскими языками. Зато в языке обитателей острова Пасхи, находящегося на противоположной стороне земного шара, можно найти очень много слов, сходных по звучанию и по значению с мальгашскими словами. И это не случайные совпадения (ведь в языке острова Пасхи можно найти слова, подобные русским, например, «пучок», «пук» звучит там, как «пука»). Язык острова Пасхи, как и мальгашский язык, относится к великой семье малайско-полинезийских, или, как их еще называют, австронезийских (от греческого «аустро» — «южный», «несос» — «острова») языков. На этих языках говорит население Индонезии и Филиппин, они встречаются на китайских островах Хайнань и Тайвань, к ним относятся микронезийские и меланезийские языки, а также все языки Полинезии, от острова Пасхи на востоке до Гавайев на севере и Новой Зеландии на юге.

Больше того, лингвисты собрали немало доказательств, что когда-то австронезийские языки были распространены на территории Японии. В японской лексике, особенно связанной с морем, есть немало австронезийских корней и слов. Например, «пещера» и по-японски и на языке острова Пасхи звучит как «ана»; слово «рыба» в японском и во всех полинезийских языках звучит как «ика», и т. п. Фонетика японского языка также удивительно похожа на полинезийскую и — шире — австронезийскую.

Австронезийский треугольник.

Однако нельзя включать в австронезийскую семью японский язык — его грамматика да и основной фонд лексики совсем другие. Скорее всего, на формирование языка современных японцев повлиял в древности какой-то австронезийский язык или несколько языков. А это говорят о том, что носители этих языков добирались на севере не только до Гавайев и Тайваня, но и до Страны Восходящего Солнца. Остров Пасхи — Япония — Мадагаскар — вот крайние точки поистине гигантского треугольника, который обозначает границы распространения австронезийских языков.

Где была колыбель языков?

Малайско-индонезийская, или австронезийская, семья языков не имеет родства с другими семьями мира. Правда в последнее время добыты факты, говорящие о том, что в глубокой древности, примерно 9 тысяч лет назад, эта семья образовывала вместе с мон-кхмерскими (или австроазиатскими) языками одну большую аустрическую (то есть южную) семью языков. Но это лишь хорошо обоснованная гипотеза, а не доказанный факт. К области гипотез относится и «адрес», который дают исследователи родине австронезийских языков.

В самом деле, откуда, из какого центра стали распространяться эти языки почти по всему Южному полушарию нашей планеты? Данные археологов свидетельствуют, что родиной австронезийцев мог быть Южный Китай — там найдены орудия каменного века, похожие на орудия полинезийцев и древнейших индонезийцев. Однако данные лингвистики говорят совсем о другом. На территории Южного Китая с незапамятных времен обитали носители мон-кхмерских языков (к ним относятся и современные языки Камбоджи и Вьетнама). Лишь в самом конце первого тысячелетия до н. э. в Южном Китае появились носители китайского языка, перешедшие древний водораздел — реку Янцзы, отделявшую китайцев от предков вьетнамцев и кхмеров.

Таким образом, находки археологов в Южном Китае имеют другой «лингвистический адрес» — не австронезийский, а мон-кхмерский. Исследования же американского лингвиста Исидора Дайена привели его к выводу, который озадачил и филологов и археологов: «Концентрация австронезийских языков на востоке Новой Гвинеи и Меланезии указывает на то, что австронезийская семья, вероятно, имела свой центр в Меланезии и (или) на Восточной Новой Гвинее». Это сенсационное сообщение было сделано Дайеном на проходившем в Москве в 1964 году VII Международном конгрессе археологов и этнографов. Однако оно не встретило поддержки у подавляющего большинства специалистов.

Все-таки, пожалуй, самым достоверным «адресом» родины австронезийских языков нужно признать Индонезию. Скорее всего, это огромный и густо населенный остров Ява и прилегающие к нему островки. Именно тут имелись все благоприятные условия для того, чтобы сложилась около 7–9 тысячелетий назад австронезийская семья языков, вернее, австронезийский «праязык». Затем он начал распадаться на отдельные языки и ветви после того, как отдельные группы и племена покидали прародину и расселялись по островам и архипелагам Индийского и Тихого океанов. Разумеется, не по суше, а морским путем, ибо австронезийцы были самым выдающимся народом-мореплавателем всех эпох.

Индонезийцы, микронезийцы, полинезийцы, меланезийцы — все они пользовались лодками с балансиром-бревном, располагавшимся либо с одной, либо с обеих сторон лодки. На этих судах бесстрашные мореходы пересекали воды Индийского и Тихого океанов, ориентируясь по звездам, ветрам и Солнцу. По мере продвижения из внутренних морей Индонезии в открытый океан совершенствовались навигация и судостроительство. Вместо балансира-бревна предки полинезийцев стали делать вторую лодку и соединять ее с первой. Так появились знаменитые двойные ладьи-катамараны, на которых и были покорены просторы величайшего океана нашей планеты.

Австронезийцы в Тихом океане

Метод глоттохронологии, о котором мы рассказывали, позволяет датировать время отделения языков от общего языка-основы, языка-отца. А раскопки, которые ведутся теперь на многих островах Океании, позволяют датировать время пребывания людей. Как же рисуется в свете новейших исследований картина заселения Великого океана?

Филиппины — Микронезия или Новая Гвинея — Меланезия? Северным или южным путем шли австронезийцы, предки полинезийцев, к островам на востоке? Этот спор, начавшийся много десятков лет назад, пока что кончился «вничью»: оказывается, и на микронезийских и на меланезийских островах обнаружены следы пребывания людей примерно одинаковой давности.

1500 год до н. э. — такова древнейшая дата на Марианских островах, но есть веские основания предполагать, что они были заселены уже четыре тысячи лет назад. А на островах Фиджи, на границе Меланезии и Полинезии, найдены следы пребывания людей, относящиеся к 2000 году до н. э. Данные же глоттохронологии, «лингвистические часы», говорят, что полинезийские языки обособились примерно 3,5–4 тысячелетия назад.

Первыми из островов Полинезии были заселены западные архипелаги — Тонга и Самоа. Археологам пока что удалось найти следы пребывания людей в Западной Полинезии, которые датируются началом нашей эры. Однако это не древнейшие следы — ведь данные «лингвистических часов» показывают, что население здесь должно было появиться уже в 750–500 годах до н. э. Об этом косвенно свидетельствуют и результаты раскопок, которые провел американский археолог Роберт Саггс на Маркизских островах. Там были найдены следы пребывания человека, возраст которых превышает две тысячи лет, — они относятся ко II веку до н. э.

На Маркизских островах археологи обнаружили изделия из глины, похожие на те, которыми пользовались первые поселенцы Западной Полинезии (в дальнейшем гончарное производство полинезийцами было утрачено). Вообще все признаки, свойственные древнейшей культуре Маркизских островов, указывают, что острова были заселены не из Центральной Полинезии (такова была общепринятая точка зрения до начала раскопок Саггса), а из Западной Полинезии, скорее всего с островов Тонга.

Лингвистический анализ показал, что язык острова Пасхи является потомком маркизанского языка. Отделение его произошло около 500 года до н. э. И действительно, норвежская экспедиция на остров Пасхи, возглавляемая Туром Хейердалом, нашла следы пребывания людей на этом далеком острове, датирующиеся концом IV века н. э., — археологическое время, очень близкое ко времени «лингвистических часов». А ведь ранее считалось, что остров Пасхи был заселен чуть ли не на целое тысячелетие позже, в XIII–XIV веках.

Анализ родословных гавайских правителей показал, что их «божественные предки» прибыли на Гавайи приблизительно в XII веке. Однако археологи нашли на Гавайях следы человека, датирующиеся 120-м годом н. э. Правда, здесь имеется расхождение со временем, которое показывают «лингвистические часы» — 1000 год н. э. Но к этому расхождению мы вернемся позднее.

Гавайские острова были заселены с острова Таити — об этом говорят и предания самих гавайцев, и археологические данные, и этнографические, и, наконец, данные лингвистики. С Таити была заселена Новая Зеландия — «Ао-Теа-Роа» (Большое Белое Облако), как называют ее маори, коренные жители этого двойного острова. Заселение Ао-Теа-Роа происходило, судя по данным языка и археологии, в конце первого тысячелетия новой эры. Правда, первыми сюда прибыли не маори, а примитивные племена, охотившиеся на гигантских птиц моа, ныне вымерших. И лишь спустя несколько столетий в Новую Зеландию прибыли «спартанцы Полинезии» — маори. И охотники на моа, и маори отправились в свой путь с Таити.

К началу XIV века все основные острова Полинезии были заселены: атоллы, находящиеся на западе, — с Тонга и Самоа; отдаленные острова Восточной Полинезии — с Маркизских островов; коралловый архипелаг Туамоту — с Таити и Маркизских островов. Весьма возможно, что отважные мореходы Восточной Полинезии достигали берегов Америки и открыли Новый Свет за несколько веков до Колумба. Если это так, то границы гигантского австронезийского треугольника следует раздвинуть от Мадагаскара до берегов Южной Америки!

Океанийские негроиды

Большинство народов и племен, говорящих на австронезийских языках, относится к монголоидной расе, вернее, к ее южной, или тихоокеанской, ветви. Таковы малайцы, мальгаши, индонезийцы. К южным монголоидам, как показывают работы советских антропологов, близки и полинезийцы с их черными прямыми волосами, желто-оливковым цветом кожи, широким уплощенным лицом. Еще ближе к южным монголоидам микронезийцы.

На сложение физического типа полинезийцев, а в меньшей мере всех южных монголоидов повлияли австралоиды, предки австралийцев, населявших в глубокой древности не только пятый континент, но и Юго-Восточную Азию, а возможно, и Южный Китай и Японию (ведь загадочных айнов, древних жителей Страны Восходящего Солнца, современные исследователи относят к австралоидам). Темнокожие, волнистоволосые австралоиды (волнистые волосы отличают их от другой ветви большой негроидной расы — африканской) послужили, по мнению советских и ряда зарубежных антропологов, основой для сложения физического типа меланезийцев. Правда, у меланезийцев курчавые волосы. Но, как впервые отметил великий русский ученый Миклухо-Маклай, курчавые волосы появляются у них лишь в возрасте около пяти лет. У новорожденных и грудных детей меланезийцев волосы волнистые, а это убедительно говорит об австралоидном происхождении меланезийцев.

Зато курчавоволосость является «исконным» свойством другого темнокожего народа Океании — папуасов (само название их образовано от малайского «папуа» — «курчавый»). Папуасов, кроме курчавых волос, отличает еще от остальных негроидов Океании своеобразная форма носа, выпуклого в хрящевом отделении. Различают два типа папуасов: к первому относятся люди среднего (до 160 сантиметров) роста, с широким лицом, ко второму — горбоносые, высокорослые (до 186 сантиметров) люди с длинным лицом.

В начале нашего столетия на Новой Гвинее было обнаружено существование карликовых племен. От папуасов их отличает не только маленький рост, но и цвет кожи (от светло-коричневого до красноватого), выпуклая верхняя губа и темно-каштановые вьющиеся волосы. Являются ли пигмеи Новой Гвинеи родственниками других маленьких людей, живущих на Ново-Гебридских островах в Меланезии, в джунглях полуострова Малакка (семанги), в горах Филиппинского острова Лусон (аэта) и на Андаманских островах, расположенных в Индийском океане? Или же это просто особый тип папуасов, сложившийся под воздействием внешних условий? На этот вопрос пока что нет ответа.

«Папуасские» языки Океанин

Темнокожие меланезийцы говорят на языках, входящих в австронезийскую семью. Все остальные австронезийские народы и племена относятся к южным монголоидам. Очевидно, темнокожее население Меланезии говорило когда-то на своих особых языках и диалектах, а затем, под влиянием пришельцев-австронезийцев, унаследовало от них «меланезийские языки» (примеров такого заимствования мы знаем очень много — вспомним хотя бы негров Америки, говорящих на индоевропейских языках). О существовании древних языков в Океании говорят отдельные «островки» — языки Меланезии, отличающиеся от австронезийских. Впрочем, эти «островки» имеются не только в Меланезии, но даже в Индонезии, наиболее вероятной родине австронезийских языков.

К ним относится язык обитателей маленького островка Энггано, находящегося возле Суматры; язык тембора на острове Сумбава; два языка на Молукках, знаменитых «Островах Пряностей»; девять языков острова Тимор; 15 диалектов островов Хальмахера. В Новой Гвинее скорей австронезийские языки являются «островками» в море иных языков — их насчитывается около 800! На островах Адмиралтейства, Новой Британии, Новой Ирландии, архипелаге Луизиады, расположенных неподалеку от Новой Гвинеи, также живут носители языков, отличных от австронезийских. На Соломоновых островах имеется 22 таких языка, на Новых Гебридах — 3, на Новой Каледонии и близлежащих островах Лоялти — более 50.

Все эти языки, не похожие на австронезийские, объединяют под общим названием «папуасские». Но название это чисто условное. Во-первых, на них говорят не только папуасы Новой Гвинеи, но и в Индонезии и в Меланезии. Во-вторых, и это главное, до сих пор никому не удалось убедительно доказать, что «папуасские» языки родственны между собой. Напротив, имеется множество данных в пользу того, что они не родственны.

Числительные — один из самых устойчивых элементов языка: они, как правило, сохраняются с небольшими звуковыми изменениями в течение многих тысячелетий, несмотря на огромные пространства, разделяющие языки, отделившиеся когда-то от общей основы. Так, например, в языке острова Пасхи «пять» звучит как «рима», на острове Мадагаскар — как «лима». А в «папуасских» языках такого сходства числительных нет, хотя племена, говорящие на них, разделяет не половина земного шара, как Мадагаскар и остров Пасхи, а какие-нибудь один-два километра.

Племена сохуров и маринд-аним, живущие на юге Западного Ириана, — соседи. В прежние времена они не раз совершали набеги друг на друга, охотясь за головами. Существовал между ними и культурный обмен. Но вот числительные «один» и «два» на языке сохуров звучат как «диханд» и «камир», а на языке маринд-аним — как «сакод» и «ина». Ничего общего! Не совпадают в «папуасских» языках Океании и Индонезии и другие слова, относящиеся к основному фонду языка…

Когда такого совпадения нет, принято считать, что языки относятся к разным языковым семьям. В Европе подобных семей три — индоевропейская, уральская (венгерский, финский, эстонский, некоторые языки Поволжья) и баскская. Во всем Старом Свете с трудом наберется 20–30 семей. А только на одной Новой Гвинее, по подсчетам автора этих строк, имеется около ста языковых семей — пожалуй, больше, чем во всем остальном мире. А ведь к ним надо добавить еще и «папуасские» языки Индонезии и Меланезии, образующие более 30 семей.

О чем это говорит? Вероятно, о том, что заселение Новой Гвинеи и прилегающих островов происходило в глубочайшей древности, когда языки еще не сложились, — 20, 30 тысяч лет назад. Расселившись по труднодоступным долинам и плоскогорьям, их обитатели стали говорить на обособленных языках. И расселение это происходило, по-видимому, не так, как значительно более позднее расселение носителей австронезийских языков.

Меланезида?

Мореходная техника австронезийцев, их навыки навигации — одно из блестящих достижений людей с техникой каменного века. Но этого никак нельзя сказать о папуасах. Они пользовались примитивными лодками-однодеревками, с помощью которых можно переплыть речку или плавать по ней, но уж никак нельзя совершать плавания в океане. К тому же папуасы не имели никаких навыков, которые позволяли бы им ориентироваться по звездам и ветрам, как это делали австронезийцы.

«Для папуасов характерно отсутствие мореходства, что существенно отличает их от меланезийцев, полинезийцев и микронезийцев, — свидетельствует крупный немецкий океанист профессор Дамм. — По огромным рекам Новой Гвинеи они ездят в узких долбленых лодках, в которых, впрочем, никогда не отваживались да и не могли отважиться выйти в море. Папуасы Новой Гвинеи — типичные сухопутные жители».

Единственный случай «морского путешествия» папуасов, зафиксированный исследователями, — это переселение племени сулка с южного побережья Новой Ирландии на соседний остров Новая Британия. Пролив этот неширок, около 20 километров. К тому же путь был проделан на лодках с балансирами, заимствованными у австронезийцев. А ведь острова Меланезии были заселены носителями «папуасских» языков задолго до прихода в Океанию великих мореходов-австронезийцев!

Как же попали они в Меланезию? Вероятно, тем же путем, каким австралийцы попали в Австралию. Расстояние между островами было не столь велико, как ныне, и его можно было преодолеть с помощью примитивных средств вроде бревен и плотов. Затем же, с концом ледникового периода, уровень океана стал повышаться, и части Меланезиды оказались под водой, как оказались под водой прибрежные части Сунды и Сахула.

Человек появился в Австралии, по самой скромной оценке, 18 тысяч лет назад. Значит, на территории Новой Гвинеи люди появились еще раньше. И совсем не обязательно их путь должен был лежать только на юг, в Австралию. Часть пришельцев с Сунды могла пойти на восток, в Меланезию, в те времена еще бывшею Меланезидой. Так, перебираясь с острова на остров по сухопутным мостам и островкам, первые поселенцы, носители «папуасских» языков, добрались до Соломоновых островов, Новой Каледонии, а возможно, даже и до Фиджи.

Археологи нашли следы пребывания человека на Фиджи, которые датируются 2000 годом до н. э. Но это следы австронезийцев. Однако здесь обнаружены многочисленные (недатированные) каменные орудия, гораздо более архаичные и примитивные, чем орудия самых древних индонезийцев и полинезийцев. Вероятно, они оставлены «папуасоязычными» обитателями Фиджи. Быть может, о них говорят фиджийские легенды, повествующие о темнокожих маленьких человечках, оттесненных в горы и леса предками современных жителей Фиджи.

О маленьких человечках повествует и фольклор Соломоновых островов: племена, говорящие на «папуасских» языках, являются вещественным доказательством того, что до прихода австронезийцев здесь жило более древнее население. На Новой Каледонии и островах Лоялти жили многочисленные племена, языки которых отличались от меланезийских. Антропологи же отмечают близость особого «новокаледонского» физического типа к австралоидному (как и у австралийцев, у новокаледонцев растут борода и волнистые волосы). Отдельные низкорослые племена Новой Каледонии очень близки к пигмейским племенам Новой Гвинеи. А на Новых Гебридах и поныне живут темнокожие маленькие люди.

Возможно, что до прихода австронезийцев Меланезия была заселена людьми двух физических типов: австралоидами и пигмеями, воспоминания о которых остались в меланезийском фольклоре. Впрочем, упоминания о темнокожих карликах имеются и в фольклоре жителей Микронезии и Гавайских островов.

Микронезида? Гавайида?

Данные антропологии показывают, что в формировании микронезийцев принимала участие негроидная раса. Причем негроиды были первыми поселенцами в Микронезии. В конце прошлого века на острове Понапе, в центральной части Каролинских островов, были записаны легенды, говорящие о том, что в глубокой древности остров был населен маленькими человечками чокалаи. Они отличались от микронезийцев не только, ростом, но и короткими курчавыми волосами, низким лбом, широким носом. Сходные предания были записаны и на Маршалловых островах.

Атоллы, к числу которых относятся Маршалловы острова и большинство островов Каролинского архипелага, по мнению океанологов, образовались сравнительно недавно — в конце последнего ледникового периода, когда они являлись своеобразными «надгробиями» опустившейся суши. Быть может, по этой суше темнокожие пигмеи и прошли на острова Микронезии много тысячелетий назад? Ведь на ближайшем к ней острове — Лусоне — и по сей день живет карликовый народ аэта, который, вероятно, населял когда-то весь Филиппинский архипелаг.

Но только ли до Микронезии добрались карликовые люди? Океанологические исследования показали, что от Микронезии к Гавайским островам тянется огромная подводная цепь гор, бывших когда-то сушей. Не могли ли пройти по ней пигмеи и заселить Гавайские острова? Ведь в фольклоре гавайцев мы находим упоминание о менехунах, маленьких человечках, населявших острова до прихода полинезийцев.

Согласно данным археологии, древнейшие следы пребывания человека на Гавайях относятся к началу нашей эры. А данные «лингвистических часов», как вы помните, говорят, что гавайский язык отделился от таитянского почти на тысячелетие позднее. Не принадлежат ли следы, найденные археологами, темнокожим пигмеям?

Но если в Меланезии мы имеем такие веские доказательства, как данные лингвистики и антропологии, примитивные орудия, свидетельства фольклора, в Микронезии их меньше (они ограничиваются легендами и «негроидной» примесью в облике микронезийцев), то в отношении Гавайских островов этого никак нельзя сказать. Здесь не найдено ни костных останков пигмеев, ни следов иного, неполинезийского языка в языке гавайцев, ни примитивных каменных орудий, отличающихся от полинезийских.

К тому же сухопутный мост между Микронезией и Гавайскими островами опустился, по всей видимости, не в конце ледникового периода, а гораздо раньше, миллионы лет назад, тогда же, когда произошло опускание суши и в остальной части Полинезии. Сухопутные мосты, соединявшие Новую Зеландию с Австралией и Меланезией, остров Пасхи с другими землями, опустились задолго до возникновения «человека разумного» на нашей планете. По всей видимости, легендарные менехуны были первой волной полинезийцев, а не каким-либо иным народом.

Впрочем, изучение Океании, как археологическое, так и океанологическое, только-только начинается. И кто знает, быть может, новые открытия заставят заново пересмотреть, казалось бы, «навсегда решенные» вопросы древнейшей истории этой части света.

Глава 11. Планета еще не открыта

Загадки Океании

Древнейшее заселение островов Тихого океана — это лишь одна из многочисленных загадок Океании, которую предстоит решить археологам в содружестве с лингвистами, знатоками фольклора, геологами, этнографами, ботаниками, антропологами, историками географических открытий.

На территории Новой Гвинеи в прошлом веке и в настоящем обнаружены каменные скульптуры, песты и ступки. Местное население с большим мастерством вырезает из дерева скульптуры и маски, но не пользуется камнем как материалом для творчества.

Не пользуются папуасы и каменными пестами и ступками. Происхождение всех этих изделий из камня является для населения Новой Гвинеи такой же загадкой, как и для ученых. Одни папуасские мифы утверждают, что каменные изделия — это останки очень древних предков; другие — что они дело рук таинственного карликового народа; третьи приводят фантастические истории, объясняющие появление каменных скульптур, пестов и ступок.

Столь же разнообразны и научные гипотезы, с помощью которых океанисты пытаются объяснить происхождение загадочных изделий из камня. На Западе популярна гипотеза, согласно которой каменные фигуры были вытесаны неведомым доисторическим народом, который жил на Новой Гвинее до того, как остров заселили папуасы. Народ этот, несмотря на свою древность, имел более высокую культуру — он умел выращивать злаки и толочь зерна в ступах (чего не делали папуасы). Советский этнограф Н. А. Бутинов выдвинул более правдоподобную гипотезу: изделия из камня созданы не таинственно исчезнувшим народом, а предками современных меланезийцев, побывавшими здесь 5–6 тысячелетий назад. Ведь берега Новой Гвинеи были важной вехой на их пути к островам Меланезии.

Весьма вероятно, что многие изделия из камня выполнены самими папуасами, так как стиль скульптур из камня напоминает стиль деревянных статуй, которые и поныне изготовляют жители Новой Гвинеи.

Каменные скульптуры были обнаружены американским археологом Осборном при раскопках на островах Палау в Микронезии. Это головы высотой около полуметра. Происхождение статуй неизвестно. По своему стилю они не имеют аналогий в искусстве Океании. Какой народ их создал, каково назначение статуй и их возраст? На все эти вопросы предстоит еще ответить науке. Правда, о находке на островах Палау науке стало известно лишь в 1958 году. Зато другая загадка Микронезии вот уже около ста лет волнует умы как профессиональных ученых, так и многочисленных романтиков, энтузиастов археологии, — это грандиозные руины на острове Понапе, в центральной группе Каролинского архипелага.

Нан Мадол — так называется самое большое древнее поселение на западном берегу Понапе, архитектурный комплекс площадью около 18 квадратных километров, состоящий из около сотни искусственных островков, разделенных каналами (недаром Нан Мадол называют «Венецией Тихого океана»!). На островках расположены гробницы, площадки, туннели, храмы. Самая большая крепость — Нан Танах, сложенная из базальтовых глыб, раскинулась на площади почти в восемь с половиной тысяч квадратных метров.

Нан Мадол обнесен высокой толстой стеной; имеется и большой мол, длиной около километра. Канал делит «Венецию Тихого океана» на две части: верхний и нижний город. Кроме Нан Мадола, на острове Понапе есть и другие древние сооружения: храмы, склепы, насыпи, платформы.

Кто и когда воздвиг их на маленьком гористом острове? У науки пока нет ответа. Выдвигалась гипотеза, что «тихоокеанская Венеция» является руинами столицы могущественного государства, территория которого ныне скрыта под водой. Другая гипотеза предполагает, что постройки Понапе — дело рук светлокожих полинезийцев; третья — темнокожих меланезийцев; четвертая гипотеза называет творцами грандиозных сооружений народ чаморро, населявший соседние Марианские острова и беспощадно истребленный колонизаторами-испанцами в XVI веке. Какая из гипотез верна? На этот вопрос мы не можем пока что ответить. Ведь археологическое изучение Микронезии — да и вообще Океании — делает лишь первые робкие шаги.

Таинственный остров

Около двух с половиной столетий назад цивилизованный мир узнал о гигантских статуях острова Пасхи. Капитаны, миссионеры, путешественники, этнографы побывали на далеком острове и оставили описания его загадочной культуры. В 1955–1956 годах здесь работала археологическая экспедиция, организованная и возглавленная прославленным норвежским исследователем Туром Хейердалом. В обработке материалов, собранных экспедицией, приняли участие специалисты в разных областях науки и из разных стран, в том числе и из Советского Союза (доктор исторических наук Ю. В. Кнорозов, кандидат исторических наук И. К. Федорова и автор этих строк). Публикация материалов заняла сотни страниц, целых три тома. Но все же многие загадки острова Пасхи ждут своего решения. И в первую очередь — это загадка происхождения удивительного искусства, самобытного письма и вообще всей культуры «Пупа Земли», как называют свою родину островитяне.

Большой популярностью когда-то пользовалась гипотеза, предполагавшая, что остров Пасхи с его статуями (так же как и «Венеция Тихого Океана» — Нан Мадол) является остатком «тихоокеанской Атлантиды» — материка, на котором жило когда-то многочисленное культурное население, погубленное катастрофой. Английский ученый Макмиллан Браун в 1924 году выпустил в свет большой том, посвященный доказательству этой гипотезы. Затонувшую сушу он назвал Пацифида, от «Пацифик» — «Тихий океан».

В самом деле, как мы уже говорили, Тихий океан является одним из самых «горячих» мест на нашей планете. В период последнего оледенения здесь происходили грандиозные изменения: погружались массивы суши, зарождались коралловые атоллы и острова. В ту далекую эпоху человек мог сделать примитивный плот, чтобы преодолеть небольшое водное пространство, отделяющее один остров от другого. Но построить такие величественные сооружения, как грандиозный порт Нан Мадол в Микронезии или гигантские статуи острова Пасхи, ему было явно не под силу. Да такая мысль и не могла бы прийти в голову людям, все помыслы которых были направлены на добычу «хлеба насущного» — на охоту, рыболовство, собирательство. Монументальное строительство в Океании началось много тысячелетий позднее. Радиоуглеродный анализ показал, что гигантские статуи острова Пасхи начали свой путь от каменоломен к берегу океана не 10–12 тысяч лет назад, а лишь в XI веке нашей эры. А это означает, что реальная геологическая Пацифида вряд ли имеет отношение к Пацифиде исторической — стране с высокой культурой, существование которой предположили Браун и некоторые другие исследователи.

Статуи острова Пасхи.

Археологические раскопки на острове Пасхи показали, что культуру островитян можно разделить на три больших периода. Первый начался в первых веках нашей эры и закончился около тысячи лет назад. В этот период возводились грандиозные каменные платформы — аху: каменные плиты без всякого цемента надежно и плотно подгонялись одна к другой. Во втором периоде, начавшемся в XI веке, строительство платформ уже не велось с такой тщательностью: все внимание и силы островитян были направлены на гигантские статуи. Скульптуры из камня высекали и в первом периоде, но они были невелики по размерам, разнообразны по стилю и не предназначались для того, чтобы стоять на платформах. Теперь же, в течение XI–XVI веков, жители острова Пасхи изготовили несколько сотен огромных, многотонных статуй, водрузив бóльшую часть их на платформы.

Война «длинноухих» и «короткоухих» открывает третий период, во время которого статуи свергаются с постаментов, а вместо монументальных платформ возводятся небольшие пирамидальные сооружения. Завершается этот период гибелью самобытной культуры и принятием христианства жителями острова Пасхи.

Кем была создана удивительная цивилизация Рапа-Нуи? Знаменитый норвежский путешественник и исследователь Тур Хейердал привел много доказательств в пользу того, что выходцы из Южной Америки являются творцами культуры острова Пасхи. Миллионам читателей популярных книг Хейердала «Путешествие на “Кон-Тики”» и «Аку-аку» хорошо известны доводы норвежского ученого, и мы не будем их повторять.

Согласно гипотезе Хейердала, и первый и второй периоды древней истории Рапа-Нуи — это результат деятельности выходцев из древнего Перу. А последний, третий период, «который был отмечен междоусобными войнами, каннибализмом и общим упадком», — это плоды деятельности полинезийцев, истребивших трудолюбивых и мирных первых поселенцев острова. Полинезийцы, пишет Хейердал, «эти воинственные люди оказались одними среди руин на голой сцене острова Пасхи.

Они сохранили в своей среде очень небольшой инородный элемент. Такими их и застал Роггевен, когда приподнял занавес для европейского зрителя — через много лет после того, как великая драма кончилась и исполнители главных ролей покинули сцену».

Но так ли это? Вот в чем вопрос.

Полинезийцы на острове Пасхи

Начнем со знаменитых великанов острова Пасхи. Если полинезийцы уничтожили древнюю культуру и ее создателей в результате битвы с «длинноухими», естественно, что они стали разрушать и свергать с платформ статуи, в изготовление которых, согласно преданиям, заставляли их участвовать «длинноухие». Последние были истреблены, согласно предположению Хейердала, примерно за полвека до открытия острова Пасхи Роггевеном. Но почему же тогда тот же Роггевен свидетельствует, что этим статуям поклонялись?

«Что касается их богослужения, то ввиду кратковременности нашего пребывания мы не смогли получить об этом достаточно полного представления, мы только заметили, что они разводили огонь перед очень высокими каменными статуями и садились на корточки перед ними, склонив головы, а затем складывали руки и раскачивали таковые вверх и вниз», — читаем мы в судовом журнале Роггевена. О разрушении и свержении статуй свидетельствуют капитаны конца XVIII — начала XIX веков, а не первооткрыватели острова Пасхи.

В начале и середине XIX века, через много лет после уничтожения «длинноухих», на острове Пасхи процветало искусство иероглифического письма. Одна из немногих сохранившихся дощечек кохау ронго-ронго — это европейское весло с нанесенными на нем зубом акулы знаками. Характер знаков письма острова Пасхи, изображения танцевального весла «ао», палки-копалки, пращи и других предметов быта, орудий и украшений, также чисто полинезийских, говорит о том, что письмо было создано полинезийцами. Необычайно большое число удвоений знаков в текстах также говорит об этом — ведь характернейшей чертой полинезийских языков, отличающей их от всех остальных языков мира, как раз является обилие удвоенных морфем (мельчайших значимых частей слова) и слов!

Таким образом, третий, «полинезийский» период нельзя трактовать как период «дикости» и уничтожения прежней культуры. Высокую цивилизацию острова Пасхи уничтожили не полинезийцы, а перуанские работорговцы и католические миссионеры.

Обратимся теперь ко второму периоду — периоду господства «длинноухих». Легенды острова Пасхи изображают их отнюдь не как мирных и гуманных учителей. Напротив, поводом к восстанию послужило, как утверждает самая полная версия предания о гибели «длинноухих», злодеяние одного из «длинноухих», который умертвил и хотел съесть тридцать детей.

Обычай поедания людей не свойствен индейцам Перу, но он широко распространен в Полинезии. О полинезийском происхождении «длинноухих» свидетельствуют и их имена, сохраненные легендами; нигде в них не говорится, что «длинноухие» говорили на другом, неполинезийском языке. Во рву Поике, где нашли свою могилу «длинноухие», было обнаружено множество костных останков. Видный антрополог Р. Меррил подверг эти останки тщательному анализу. И его вывод таков: на острове Пасхи не было двух рас; все костные останки принадлежали полинезийцам.

Петроглифы, скульптуры, танцевальное весло…

Тайны древнего Перу

Правда, мнение Меррила звучит убедительно лишь для второго и третьего периодов развития культуры острова Пасхи. Слишком мало материала дошло до нас от первых поселенцев Рапа-Нуи. И поэтому мы не можем сейчас утверждать с уверенностью, что они были также полинезийцами. Пока что ясно одно — до прибытия на остров первого «короля» Хоту-Матуа, о котором говорят легенды, здесь жило более древнее население.

Кем были эти люди? Полинезийцами? Темнокожими жителями Меланезии, «Черных островов»? Или же выходцами из Южной Америки? Будущие исследования ответят на этот вопрос. Ведь археологическое изучение Полинезии, Меланезии и Южной Америки делает лишь первые шаги и сулит множество интересных и неожиданных открытий.

В первой половине XVI века испанские войска захватили огромную империю инков, простиравшуюся с севера на юг почта на 4 тысячи километров и занимавшую площадь около 2 миллионов квадратных километров. И лишь спустя столетия археологи начали изучение замечательной инкской культуры. В 1911 году была открыта легендарная крепость Мачу-Пикчу («Старая Вершина») — город на неприступной скале. Стали известны и другие города и крепости инков. Затем последовали новые находки — они относились ко временам, предшествовавшим расцвету державы инков.

Археологи обнаружили сотни мумий в пещерах и подземных городах-некрополях. Храмы, стоящие на вершинах пирамид. Изумительные по мастерству и совершенству скульптурные портреты-сосуды. Золотые маски, сосуды и украшения. Было открыто колоссальное здание-лабиринт Чавин де Уантар. Совсем недавно в 12 километрах от столицы Перу — города Лима обнаружены руины древнего города, «возраст» которого равен 35 векам. В нем имеется удивительное пятиэтажное здание с 25 залами. В этих залах могло разместиться около трех тысяч человек.

Каждый год приносит всё новые и новые открытия в Боливии, Перу, Эквадоре. Новые находки — и новые загадки. Амежду тем и старые тайны древних культур Южной Америки еще не решены. Это прежде всего загадка Сан-Августина и Тиагуанако.

В южной части республики Колумбия, в верховьях реки Магдалена, около ста лет назад, вблизи деревушки Сан-Августин, был обнаружен целый комплекс памятников. Более трехсот рельефов и каменных статуй высотой 2–3 метра скрывались в джунглях. Кто, когда, зачем создал эти статуи и рельефы, не похожие на другие памятники искусства Нового и Старого Света? На этот вопрос у науки пока что нет ответа. Ясно одно — во времена испанского завоевания и ранее, при инках и задолго до инков, поселение вблизи Сан-Августина уже было брошено жителями. Когда? Называют разные даты — тысяча, 2 тысячи, 3 тысячи лет назад. Почему? На это нет и приблизительного ответа.

В Андах, на высоте 4 километров, находится самое высокогорное озеро в мире — Титикака. Скорей не озеро, а маленькое море. А неподалеку от этого чуда природы находится чудо, созданное человеческими руками, — Тиагуанако, комплекс удивительных и загадочных сооружений. Это крепость-пирамида Акапана, имеющая форму шестнадцатиугольника. Это здание Каласассайя на двух расположенных одна на другой террасах-прямоугольниках с массивными, величественными стенами. Рядом возвышаются «Ворота Солнца» — огромный портал из монолитных каменных блоков, украшенных барельефами. Барельеф имеет 3 метра в высоту и почти 4 метра в ширину. Он изображает странную фигуру — полузверя-получеловека, украшенного лучами солнца. Около километра разделяет «Ворота Солнца» и «Ворота Пумы», три платформы из стотонных плит. Есть в Тиагуанако и огромные каменные скульптуры-монолиты.

Ворота Солнца (центральная фигура).

И поныне в книгах главы, рассказывающие о Сан-Августине и Тиагуанако, озаглавливаются словами «тайна» и «загадка». Тур Хейердал считает, что создатели культуры острова Пасхи и каменных статуй Маркизских островов — это потомки творцов Сан-Августина и Тиагуанако. Существуют и другие, еще более смелые гипотезы. Так, например, американский профессор Артур Познанский доказывал в своей книге «Тиагуанако, или Колыбель американского человека», что Тиагуанако является тем заколдованным местом, где, согласно легендам индейцев, впервые на Земле появилась культура.

По мнению Познанского, Тиагуанако (все его постройки и статуи) является «гигантским каменным календарем, отразившим астрономические явления». И, предложив свою «расшифровку» календаря, Познанский объявил Тиагуанако древнейшим поселением не только в Новом, но и в Старом Свете: по его мнению, «Воротам Солнца» около 20 тысяч лет. А другой исследователь, Г. Ш. Беллами, более чем в десять раз увеличил это число: по его мнению, Тиагуанако был создан около четверти миллиона лет назад! Впрочем, редко кто из археологов согласен с этим. Большинство американистов датирует руины Тиагуанако VI–X веками н. э.

По всей видимости, они ближе к истине, чем Познанский и Беллами. Ведь отдельные очаги культуры, созданной в Тиагуанако, сохранились кое-где в Южной Америке вплоть до времен испанского завоевания, то есть XVI века.

«Сегодня ясно, что патриотически настроенные романтики неправы, когда они, основываясь на притянутых за волосы “доказательствах” из области астрономии или геологии, награждают Тиагуанако легендарным возрастом», — пишет известный знаток древней культуры Перу Г.-Д. Диссельгоф. Но он же признает, что в более глубоких слоях земли могли быть найдены остатки культуры, предшествовавшей культуре Тиагуанако. Но это — дело будущих исследователей.

«Культура мадре»

Восходят ли цивилизации Южной Америки к одному центру? На этот вопрос мы не можем ответить. Не может ответить археология и на другой, еще более интересный вопрос о том, восходят ли все древние культуры Нового Света к одному центру или же в Америке самостоятельно развивалось два очага цивилизации: один в районе Анд, другой — в Центральной Америке. Зато большинство ученых уверены, что обнаружена колыбель всех высоких культур Центральной Америки.

Более ста лет назад в джунглях Гватемалы американский путешественник, исследователь и дипломат Стивене открывает памятники древней культуры индейцев майя.

Открытие Стивенса — только начало. В джунглях мексиканского штата Чиапас и на полуострове Юкатан найдены новые величественные храмы и монументы, творцами которых были майя. Столица Мексики — город Мехико стоит на развалинах столицы государства астеков — города Теночтитлан, варварски разрушенного Кортесом. Это было общеизвестно. Но вот оказывается, чтои Теночтитлан имел своего предшественника: величественный «город богов» — Теотихуакан. Но и культура Теотихуакана не самая древняя в Центральной Америке.

«Культура мадре» («культура-мать») — так называют мексиканские ученые замечательную цивилизацию, самую древнюю на американском континенте. Открыта она была всего дишь 20–25 лет назад при раскопках на юге мексиканских штатов Вера-Крус и Табаско. Индейские предания и записи испанских хронистов сообщают, что в глубокой древности в этом районе жили ольмеки — «люди земли каучука». Поэтому и создателей «культуры мадре» ученые стали называть ольмеками.

Искусство письма, календарь, основные принципы архитектуры и скульптуры, математики и астрономии — все эти достижения древних цивилизаций Центральной Америки восходят к творцам «культуры мадре». На одном из памятников культуры ольмеков высечена дата: 31 год до н. э. — самая ранняя в Новом Свете!

Наиболее известные творения ольмеков — гигантские каменные головы. Высота их достигает 3 метров, а вес — 30 тонн. Но эти огромные размеры не помешали изваять лица с удивительным реализмом и мастерством. Возле голов-великанов нет никаких фрагментов тела: это означает, что головы были самостоятельным скульптурным произведением. Лица гигантов — это лица юношей с широким, плоским, как будто сплющенным, носом, толстыми губами и глазами миндалевидной формы, полуприкрытыми тяжелыми веками. На голове изображен плотно прилегающий шлем.

Гигантская каменная голова. Культура ольмеков.

До сих пор неизвестно, кого изображают эти головы. Неведомо, и с какой целью они изготовлялись. Монолиты, из которых высекались головы, доставлялись из каменоломен, отстоявших на несколько десятков километров от места установки памятников. Можно представить, каких усилий стоила транспортировка — ведь жители Америки не знали никаких вьючных животных, не знали колеса!

«Культура-мать», культура ольмеков, была самой древней цивилизацией Мексики. Она дала толчок развитию замечательной цивилизации майя, древние города которой поглотили ныне джунгли мексиканского штата Чиапас, республики Гватемала и Гондурас. Оказалось, однако, что есть и другие великие цивилизации древности, происходящие от культуры ольмеков.

Письмена и урны сапотеков

Более ста лет назад французский офицер Г. Дюпе возле города Оахака — столицы мексиканского штата Оахака — обнаружил руины заброшенного древнего города. Особое внимание Дюпе привлекли рельефы, не встречающиеся более нигде в Мексике: они изображали странную фигуру танцора с полуоткрытым ртом, из которого торчали зубы ягуара.

В самом конце прошлого века американка М. X. Савой произвела раскопки нескольких холмов в окрестностях Оахаки. Холмы оказались искусственными — земля скрывала остатки древних строений. При раскопках были обнаружены своеобразные статуэтки, погребальные урны в виде скульптур. На этом исследования прекратились. И только в 1931–1932 годах уже не чужеземцы, а сами мексиканцы смогли провести подлинно научное и тщательное исследование погибшего города. В результате была открыта новая великая цивилизация, во многих отношениях не уступавшая цивилизации майя и Теотихуакана. Честь этого открытия принадлежит замечательному ученому Альфонсо Касо, справедливо названному «мексиканским Шлиманом».

Монте-Альбан («Белая Гора») называют мексиканцы огромную гору возле Оахаки. На вершине и склонах этой горы располагался величественный город Монте-Альбан. Раскопки Касо обнаружили сотни зданий, погребальных склепов, фрески, замечательные произведения скульптуры. На вершине города-горы находилась большая площадь. Ее окружали массивные каменные платформы; на платформах сооружались пирамиды, которые, в свою очередь, служили фундаментом для зданий. В центре площади находилась астрономическая обсерватория. Вниз с горы спускалась грандиозная лестница шириной почти 40 метров.

Люди поселились на склонах горы Монте-Альбан очень давно — более 25 веков назад. Глиняная посуда, маленькие статуэтки, украшения, найденные в самых древних слоях Монте-Альбана, убедительно подтверждают, что первоначальная культура имела сходство с «культурой мадре», культурой ольмеков. Но на рубеже нашей эры цивилизация, открытая Альфонсо Касо, начинает приобретать совершенно оригинальные и самобытные черты. И ярче всего эти черты проступают в изумительных по мастерству исполнения погребальных урнах.

Культ мертвых занимал очень важное место в жизни древних обитателей Монте-Альбана, такое же, как и в древнем Египте. Жители долины Нила бальзамировали тела умерших и хоронили их в пирамидах. Жители Монте-Альбана сжигали мертвецов, а пепел помещали в погребальные урны. Как правило, эти урны изображали сидящее или стоящее божество: оно должно было охранять душу умершего от всех враждебных сил. Пепел помещался в специальный цилиндр — он находился в спине фигур.

Погребальная урна. Культура сапотеков.

Но не только богов изображали монте-альбанские урны-скульптуры. Часто они передают не величественный и надменный лик бога, а обыкновенные человеческие земные лица. По всей вероятности, это портреты умерших. И здесь безыменные мастера достигали больших высот реализма.

Погребальные урны жители Монте-Альбана помещалив каменные склепы: гробница состояла из четырех комнат, расположенных крестообразно. Стены украшались яркой живописью.

Время наивысшего расцвета Монте-Альбана известно довольно точно. С помощью радиоактивного анализа оно определяется 300–600 годами н. э. Затем начинается упадок и гибель этого города. Но если мы можем уверенно ответить на вопрос «когда», то на вопрос «кто», какой народ был создателем своеобразной культуры штата Оахака, мы не можем и по сей день ответить с полной уверенностью.

Археологи нашли целый ряд иероглифических надписей в руинах Монте-Альбана. По общему стилю знаки сходны со знаками ольмеков и майя. Корни этих письмен общие, ольмекские. И все же в них есть большие отличия, даже в таких стойких к изменениям символах, как знаки календаря. Письмена Монте-Альбана до сих пор не расшифрованы и по-прежнему скрывают загадку исчезнувшей цивилизации… Но, может быть, не народа.

Большинство ученых считает, что создателем Монте-Альбана был индейский народ сапотеки, и поныне живущий в окрестностях «Белой Горы». С древнейших времен сапотеки населяют восточную часть нынешнего штата Оахаки — юг перешейка Техуантепек. И, возможно, их древние предки и были создателями великого города Монте-Альбана. Впрочем, окончательно ответить на этот вопрос мы сможем лишь тогда, когда кому-либо из дешифровщиков (быть может, сидящему ныне на школьной скамье) удастся прочитать древние письмена.

Одиссеи древности

Древние американские культуры во многом опережали современные им цивилизации Старого Света. Например, в точности календаря, в отдельных разделах математики. С другой стороны, индейцы не знали таких изобретений, как плавка железа, колесо, плуг, порох. А это говорит о том, что длительных культурных контактов между Старым и Новым Светом не существовало. Но это, разумеется, не дает права утверждать, что отдельные суда финикийцев, критян, греков, римлян, индийцев не могли случайно попасть в Новый Свет.

Со времен великого открытия Колумба и до наших дней известны случаи, когда буря относила суда или лодки от европейских и африканских берегов к берегам Америки. Мощное течение Куро-Сиво может перенести судно от берегов Азии к берегам Нового Света. Отыскать следы безыменных колумбов в Америке — одна из самых увлекательных задач, стоящих перед археологами. Не раз появлялись в печати сенсационные сообщения о находках в земле Нового Света финикийских надписей, египетских статуэток, греческих монет… Однако все эти сенсационные находки оказывались грубыми или умелыми подделками.

Но вот в 1960 году на XXXIV Международном конгрессе американистов в Вене мексиканский археолог Г. Пайон сообщил, что ему удалось найти статуэтку из терракоты. Статуэтка эта, по мнению знатоков античного искусства, относится к хорошо известному стилю, распространенному в Римской империи во II веке н. э. А найдена она была в Центральной Мексике, в древней постройке, под тремя никем не потревоженными слоями глинобитных полов. Если это, пока что предварительное, сообщение подтвердится, то найденная Г. Пайоном статуэтка будет первым признанным наукой «предметом импорта» из древнего мира в Новый Свет!

В 1962 году на побережье Эквадора археологи обнаружили остатки глиняной посуды, удивительно похожей на керамику Японии третьего тысячелетия до н. э. А это говорит о том, что, вероятно, первые мореплаватели Старого Света ступили на американскую землю чуть ли не за пять тысяч лет до Колумба!

Впрочем, еще одно вещественное доказательство древних связей Старого и Нового Света известно науке очень давно. Это — сладкий картофель, распространенный как в Америке, так и в Полинезии. Родина его — Новый Свет. Привезти сладкий картофель в Полинезию мог только человек. Когда и кто — вот в чем вопрос. Ведь его могли доставить на острова великолепные мореходы-полинезийцы, а могли и индейцы Америки, совершавшие плавания на плотах по Тихому океану.

Мы еще очень мало знаем об отважных мореплавателях древности. Не так давно археологи открыли древнейший в мире порт Лотхал, расположенный недалеко от современного порта Индии Бомбей. Окружность Лотхала — около 3 километров. Порт имел входной и выходной каналы, обложенные жженым кирпичом. Советский исследователь Ю. Решетов выступил со смелой гипотезой: он доказывает, что древние индийские мореходы совершали длительные плавания на Восток и достигали берегов Америки!

Это пока что лишь гипотеза. А вот морская связь между Индией и Двуречьем — твердо доказанный факт. Пять тысяч лет назад по трассе Персидский залив — Индийский океан двигались суда. «Перевалочным пунктом» для них были Бахрейнские острова.

Величайшими мореплавателями древнего мира долгое время считались финикийцы. Этот торговый, предприимчивый народ поддерживал связь между великими цивилизациями Средиземноморья. Но после раскопок А. Эванса на острове Крит стало ясно, что финикийцы лишь наследники мореходного искусства жителей Крита, минойцев. Минойцы совершали плавания во все концы Средиземного моря и выходили в Атлантический океан. Вполне возможно, что они открыли в Атлантике остров Мадейру, Канарские, а может быть, и Азорские острова за две тысячи лет до финикийцев и за пять тысяч лет до португальцев.

Как далеко заплывали корабли критян на запад и на юг? Быть может, какой-то безвестный корабль и достиг берегов Америки, направленный туда бесстрашным капитаном или занесенный бурей. Кто знает?

В Южной Африке, на краю пустыни Намиб, открыты замечательные рисунки на скалах. В центре росписей — изображение женщины с вазой (или цветком) в руках и луком со стрелами. По мнению авторитетнейшего знатока первобытного искусства аббата Анри Брейля, Белая Дама поразительно похожа на женские изображения фресок минойского Крита. Брейль и многие другие специалисты считают, что несколько тысяч лет назад на юге Африки побывали критяне. Правда, некоторые исследователи называют другие «адреса» — Древний Египет, Элладу, бушменов или какой-либо иной африканский народ.

Африканская Белая Дама.

«Черная Атлантида» — Африка

Атлантиду, загадочную землю, искали в Африке. Правда, безуспешно. Но великий африканский континент можно назвать «Черной Атлантидой», ибо его земля хранит десятки неведомых цивилизаций, сотни археологических культур. История древней Африки еще не написана. Мы знаем лишь отдельные разрозненные страницы из этой книги, которую напишут ученые будущего. Только в нашем, XX столетии происходит подлинное «новое открытие Африки», ее древних цивилизаций, ее замечательных культур. Каждый год приносит новые открытия поистине удивительного мира Африки, его изумительной скульптуры, самобытной музыки, поэзии, архитектуры, великолепных наскальных росписей.

Знаменитая Белая Дама — лишь один из многочисленных памятников живописи, обнаруженных в Южной Африке, главным образом в Драконовых горах. Среди них имеются изображения европейцев верхом на лошадях, держащих в руках ружья. Это означает, что рисунки сделаны после того, как в Южной Африке появились белые люди. Но большинство рисунков — это превосходные по выразительности и мастерству сцены охоты на диких кабанов, антилоп и других животных. Есть рисунки, изображающие женщин с копалками в руках — они ищут съедобные растения. Имеются и батальные картины: стычки маленьких бушменов с рослыми темнокожими зулусами.

Творцы этих нескольких рисунков — бушмены. Но наиболее древние изображения, на которых показаны звери, вымершие еще в ледниковый период, отличаются по стилю от обычных картин. Может быть, их создали предки современных бушменов? Или это творчество какого-то иного, ныне бесследно исчезнувшего народа? На эти вопросы нет ответа.

Существует гипотеза, согласно которой бушмены были не только самыми первыми обитателями африканского материка, но и вообще являются самым древним народом на планете. В их языке имеются странные щелкающие звуки, не похожие на звуки других языков мира. Есть много данных, говорящих о том, что предки бушменов населяли не только Южную Африку, но и всю восточную часть материка и даже Южную Европу и Ближний Восток.

И язык, и древнее расселение, и внешний облик бушменов — все это загадка для лингвистов, археологов и антропологов. Маленький, около ста пятидесяти сантиметров, рост сближает бушменов с пигмеями. Желтая кожа — с жителями Азии. Курчавые волосы и широкий нос — с неграми. Надбровные дуги такие же большие и массивные, как и у австралийцев. Кожа на лице и теле уже в раннем возрасте становится очень морщинистой. Недаром бушменов считают одним из наиболее своеобразных антропологических типов земного шара!

Наскальная роспись бушменов.

Современные исследования показывают, что предки бушменов принимали участие в создании загадочной цивилизации, существовавшей между реками Замбези и Лимпопо, наиболее известным памятником которой является Зимбабве. Но, кроме зданий монументальных построек Большого Зимбабве, в междуречье Замбези — Лимпопо обнаружено множество подобных же зданий меньшего размера («Зимбабве» буквально означает «Каменный дом»). В горах Иньянга на рубеже прошлого и нынешнего веков был открыт грандиознейший комплекс сооружений, тянущийся на многие километры. С площади в один квадратный километр было перемещено 500 тысяч кубометров земли и камней. Топографическая аэрофотосъемка, а затем тщательные измерения и подсчеты показали, что строительный материал для стен нужно было доставлять за 80 километров. Словом, труд, затраченный при создании Иньянги, вполне сопоставим с титаническим трудом строителей великих пирамид Египта.

Правда, пирамиды возникли на несколько тысяч лет раньше, чем Иньянга и Зимбабве. Монументальное строительство в Южной Африке началось лишь в VI веке н. э. и закончилось около XVIII века. Творцами цивилизации междуречья Замбези — Лимпопо (а она знаменита не только гигантскими сооружениями, но и каменными скульптурами и тонкими изделиями из золота) были предки бушменов и современных африканских народов, говорящих на языках банту. «Зимбабве построено африканцами для африканцев» — таков вывод современных археологов. А ведь в свое время выдвигались гипотезы о том, что цивилизация Южной Африки обязана древним мореходам Крита, египтянам времен фараонов, индийцам, арабам, мифическим «хамитам». Наконец, создание Большой Зимбабве приписывалось подданным легендарного иудейского царя Соломона (в это верил и английский писатель Райдер Хаггард, автор приключенческого романа «Копи царя Соломона»).

Энгаруку — мертвый город на границе Кении и Танзании, обнаруженный известным исследователем Восточной Африки Лики… Азанийская цивилизация, предшественница Энгаруку, следы которой находят на территории Восточной Африки… Древняя цивилизация Мероэ, повлиявшая на азанийскую…

Здесь, в Мероэ, темнокожие писцы преобразовали египетскую иероглифику в алфавитное письмо. Здесь же древние металлурги создали самый крупный в мире центр выплавки металла. Культура Мероэ сочетала в себе египетские и чисто африканские черты. Язык ее создателей по-прежнему остается загадкой для исследователей. Быть может, раскопки, начатые совсем недавно учеными ГДР, помогут не только открыть новые надписи, храмы, дворцы и города мероитской цивилизации, но и найти ключ к письменам, обнаружив билингву — текст на мероитском и египетском или каком-либо известном науке языке.

Впрочем, раскопки археологов приносят не только «ключи» к письменам, но и новые загадки. Лишь в последние годы началось тщательное изучение африканского письма.

Нет сомнения, что земля Африки хранит в себе неведомые ныне памятники письма. И кто знает, может быть, из Африки происходит самый загадочный текст планеты — таинственный Фестский диск.

Фестский диск

Проводя раскопки вблизи критского города Фест, итальянский археолог Л. Пернье обнаружил круглую терракотовую табличку, покрытую рисуночными знаками. Ни в одном месте мара до сих пор не удалось обнаружить подобных памятников письма.

Надпись на диске не вырезанная, а штампованная. Это первый «напечатанный» текст, известный науке.

Диск сделан не из критской глины. Среди рисуночных знаков чаще других встречается изображение мужской головы в уборе из перьев. Головной убор индейцев Америки? Или жителей Малой Азии? Северной Африки? Легендарных атлантов? Древних критян?

В свое время высказывались подобные предположения. Из истории Египта мы знаем, что более трех тысяч лет назад войскам фараонов пришлось отражать натиск «народов моря». И египетские фрески изображают врагов в уборах, подобных головному убору на диске из Феста.

Впрочем, это еще не говорит о том, что диск — памятник письма «народов моря». Ведь он мог содержать победную реляцию и упоминать вождей «народов моря» в числе поверженных врагов. К тому же головной убор из перьев носили и воины Крита.

Число знаков Фестского диска невелико. Всего лишь 45 разных. Общая длина надписи — 241 знак. Но, несмотря на столь небольшой объем текста, многие дешифровщики (и маститые ученые и дилетанты) пытались разгадать тайну диска.

Артур Эванс, открывший минойскую культуру, полагал, что текст является победным гимном. Немецкий исследователь Э. Шертель произвел сложные математические выкладки и объявил, что язык надписи близок латинскому, а текст является гимном в честь Зевса и Минотавра. Профессор Иоганнесбургского университета С. Дэвис прочитал диск по-хеттски и нашел в нем описание церемонии в знак освящения дворца города Фест царем Нокеулом. Пробовали читать диск и по-гречески и даже обнаружили в нем фразу: «Восстань, Спаситель! Слушай, богиня Реа!» А другой исследователь прочитал текст на одном из семитских языков и перевел целый отрывок:

Высшее — это божество, звезда могущественных тронов. Высшее — это нежность утешительных слов. Высшее — это изрекающий пророчества. Высшее — это белок яйца.

Французский атлантолог Марсель Омэ предположил, что уникальный памятник письма был создан в Атлантиде. И более того, он обнаружил в нем упоминание о какой-то катастрофе и гибели народа в волнах моря (не задумавшись над простым вопросом, каким образом атланты ухитрились отштамповать надпись, если их страна катастрофически погибла?).

Таинственный диск из Феста.

Количество вариантов дешифровки Фестского диска достигает двухзначного числа. Но, пожалуй, все они могут служить лишь наглядным пособием того, как не надо расшифровывать письмена. Ведь пока не определена система письма (является ли оно слоговым, иероглифическим и т. п.), пока не выявлена грамматика языка, на котором написан текст, и не доказано его родство с каким-либо известным, все попытки «дешифровки в лоб» будут кончаться неудачей, несмотря на всю изобретательность исследователей.

В книге «Когда молчат письмена», выходящей в свет в издательстве «Наука», доктор филологических наук В. В. Шеворошкин и автор этих строк показали, что в принципе текст диска из Феста можно прочитать даже… по-русски. Разумеется, подобное предположение абсурдно. «Русское чтение» Фестского диска приводится как доказательство того, что, если задаться какой-то заранее выбранной целью, текст Фестского диска или его отрывки можно прочитать на любом языке. И вычитать из него любое содержание.

Вероятно, расшифровка диска из Феста только тогда будет успешной, когда археологам удастся найти новые памятники этого своеобразного письма. Или же с помощью электронных вычислительных машин удастся провести огромную по объему работу, чтобы сопоставить слова диска с многочисленными названиями, именами и словами, которые дошли до нас в трудах античных авторов, расшифрованных текстах линейного письма Б, египтян, хеттов, лувийцев и других народов Средиземноморья.

Стоунхедж, дольмены и менгиры

Конечно, трудности, стоящие перед дешифровщиками древних письмен, очень велики. Но зато, когда письмена прочтены, словно яркий прожектор освещает тьму веков. К сожалению, большая часть древней истории не отражена в памятниках письма. И поэтому здесь приходится «расшифровывать» сами объекты, строить гипотезы об их назначении и происхождении.

«Восьмое чудо света» — так называют Стоунхедж, монументальное сооружение, находящееся в Англии. Многотонные, высотой в несколько метров каменные столбы «восьмого чуда света» образовывали когда-то три концентрических круга. Чтобы возвести эту постройку, первобытным архитекторам и каменщикам приходилось доставлять глыбы весом до 50 тонн из каменоломен, находящихся в 35 километрах. Археологи датируют начало постройки Стоунхеджа 1900 годом до н. э. Эту дату удалось определить с помощью радиоуглеродного анализа. Но как узнать, с какой целью было создано это сооружение, потребовавшее колоссального напряжения сил?

Ответить на этот вопрос, сотни лет волновавший всех интересующихся историей, удалось… с помощью электронной вычислительной машины. Профессор астрономии Бостонского университета Джеральд Хоукинс заставил «электронный мозг» решать загадку «восьмого чуда света». Хоукинс предположил, что Стоунхедж был своего рода гигантским «каменным календарем». Следуя указаниям этого календаря, люди сеяли и собирали урожай, наблюдали за перемещением Солнца и Луны. «Это была астрономическая обсерватория, и к тому же очень хорошая», — писал американский астроном.

Сначала это была догадка. Потом, прибыв в Стоунхедж, Хоукинс стал проводить астрономические наблюдения с помощью «каменного календаря». Наконец, вернувшись домой в Бостон, ученый закодировал детальный план расположения монументов Стоунхеджа и в виде программы ввел в электронную вычислительную машину. Оказалось, что лучи солнца, проходя между каменными столбами, очень точно указывают положение восходящего и заходящего солнца. И правда, с меньшей точностью столбы эти могут служить и «лунным календарем». Больше того, древние астрономы с помощью специального сооружения — примитивного счетно-решающего устройства — могли точно определять даты солнечных и лунных затмений.

Так, после долгих столетий молчания камни Стоунхеджа «заговорили». Кроме Стоунхеджа, на территории Англии имеются и другие древние сооружения из камня — дольмены, происхождение которых остается загадкой. Дольмены есть во Франции, Испании, Дании, Палестине, Северной Африке, южных районах Скандинавии, Иране, Индии, Юго-Восточной Азии, на Черноморском побережье Кавказа, в Сирии, Океании.

Дольмен — сооружение в виде гигантского ящика из больших каменных плит. Иногда размеры «каменных домиков» очень велики: например, во Франции одна из плит дольмена весит 40 тонн, и доставлена она из «каменоломни», расположенной в 30 километрах.

Назначение дольменов известно: это погребальные сооружения. Но кто, какой народ построил их в столь удаленных одна от другой землях? Да и был ли это один народ? Сходство гробниц-«домиков» несомненно, но, быть может, архитектурная идея постройки родилась в каком-то одном месте, а затем стала распространяться по свету? И если это так, то в каком месте? И когда?

Древний Египет, Атлантида, Океания назывались родиной дольменов. Существуют и другие гипотезы. Но ни одну из них нельзя признать убедительной. Очень часто возле гробниц-дольменов вкопаны менгиры, столбообразные камни. Иногда они, словно часовые, большой группой стоят на площадке перед дольменом. Зачем? На этот вопрос также нет ответа.

И еще одна «дольменная загадка». Дольмены встречаются в приморских районах. И чем ближе к берегу моря, тем крупнее их размеры. Возьмем хотя бы дольмены нашего Кавказа. Неподалеку от Сухуми, в абхазском селении Эшери, есть дольмен, сложенный из плит длиной более 3,5 метра, толщина плит достигает 0,5 метра. «Крыша» этого дольмена весит 22,5 тонны. По крайней мере, полтораста человек должны были поднимать ее, чтобы водрузить на место. Длина плит Пшадского дольмена, расположенного также неподалеку от моря, достигает 4 метров. А на территории Кубани размеры дольменов уже меньше: длина плит не превышает 2 метров.

Чем объясняется это? Тем, что строители дольменов были морским народом? Или тем, что, распространяясь от побережья в глубь страны, «завоевывая новых приверженцев, идея дольменов слабела», как считает крупнейший знаток первобытного искусства в нашей стране А. А. Формозов? Пока что мы находимся лишь в области гипотез.

Наша неведомая страна…

Кавказские дольмены — лишь одна из многочисленных археологических загадок нашей земли. Во всех уголках Советского Союза ведутся поиски следов далекого прошлого. Они влекут за собой новые открытия, новые загадки и гипотезы.

Средняя Азия — территория, где найдены поселения новокаменного века, самые древние в СССР и одни из самых древних в мире. Академик Николай Иванович Вавилов показал, что среднеазиатские земли входили в район, где впервые на нашей планете зародилось земледелие и скотоводство, фундамент древних цивилизаций. Советские археологи В. М. Масон, И. Н. Хлопин и другие нашли в песках Туркмении следы раннеземледельческих культур, возраст которых превышает семь тысячелетий.

Наследником этих культур была цивилизация Хорезма, открытая и раскопанная Сергеем Павловичем Толстовым в результате многолетних исследований в каракумских и кызылкумских песках. До наших дней сохранились руины хорезмийских укреплений — символ былого величия и могущества одного из древнейших государств на территории Советского Союза.

Древнейшего, но не самого древнего. Государство в Хорезме возникло в VII веке до н. э. А за двести лет до этого на территории современной Армении возникло государство Урарту (кстати, название горы Арарат происходит от слова «Урарту»), которое вскоре становится одним из могущественнейших государств Ближнего Востока, часто одолевая в битвах даже великую Ассирийскую державу. Рельефы и надписи, высеченные на скалах, повествуют о победах урартских царей над войсками Ассирии и других соседних стран и народов.

Кавказ с давних пор называют «горой языков». И это название очень точно — ведь на сравнительно небольшой территории Кавказа говорят более чем на 150 языках и наречиях! Хотя более чем сто лет назад русский кавказовед П. К. Услар писал, что «теперь уже утвердительно можно сказать, что к великим семействам языков Старого Света — индоевропейскому, семитскому, кушитскому (коптский, эфиопский) и урало-алтайскому — должно присоединить еще совершенно самостоятельное семейство кавказских, так как все эти языки при изумительном разнообразии представляют глубоко родственные черты», все же родство всех языков Кавказа между собой остается окончательно недоказанным.

Современные лингвисты выделяют три больших семьи кавказских языков: южную, или картвельскую (грузинский, занский, сванский языки); западную, или абхазо-адыгскую (кабардинский, адыгский, убыхский, абхазский и абазинский языки); восточную, или дагестанскую (в нее входят многочисленные языки Дагестана). Восходят ли все эти три семьи к одному общему «языку-отцу»? Пока что никто с уверенностью не может сказать, являются ли черты сходства языков Кавказа результатом древнейшего родства или же длительных контактов. Недоказанными остаются по сей день увлекательные гипотезы о родстве кавказских языков с шумерским, урартским, эламским, «протехеттским» (или хаттским) и другими языками Древнего Востока, ныне вымершими.

Быть может, решительный сдвиг в решении загадок «горы языков» наступит после того, как удастся, расшифровать древние письмена, которые найдены на территории нашей страны.

Это и таинственные иероглифические знаки, обнаруженные в Армении (условно их называют «протоурартскими» или «протоармянскими» письменами); и алфавитная письменность Кавказской Албании, располагавшейся на территории Азербайджана и Южного Дагестана (до сих пор мы не знаем ни чтения знаков албанского алфавита, ни того, какой кавказский язык скрывается за этими знаками); и знаменитая Майкопская плита, по мнению Г. Ф. Турчанинова, являющаяся древнейшим письменным памятником нашей родины. Попытка Турчанинова прочитать текст по-абхазски признана специалистами по древним письменам неудачной: Майкопская плита ждет своего Шампольона, так же как и многие другие письмена, высеченные на древних камнях Кавказа.

Памятники первобытного искусства (СССР).

Древняя история Кавказа не ограничивается загадками языков и письмен. Еще во времена палеолита здесь обитал «человек разумный», и поиски следов его пребывания — одна из самых важных задач советской археологии. Кавказ, быть может, даст решение одной из главнейших проблем истории «века металлов» — проблемы происхождения плавки железа, ибо, по всей вероятности, здесь находился первый центр выплавки железа.

Мы уже рассказывали, как на волжском дне были найдены следы хазарской культуры. А вот следы другого народа, жившего на Волге в древности, — буртасов, до сих пор не обнаружены. От буртасов сохранились лишь краткие упоминания в средневековых хрониках да несколько географических названий («Буртасово» и т. п.). Не отыщутся ли следы материальной культуры этого таинственного народа также на волжском дне?

Волга пересекает великий древний путь, по которому двигались кочевые народы из степей Центральной Азии в Европу. Гунны и тюрки; воинственные угры, которые в IX веке завершили «великое переселение народов» и дали начало венгерскому народу; федерация аланов, простиравшаяся от зааральских степей до устья Дуная… Великая степь, раскинувшаяся от Желтого до Черного морей, не разделяла Запад и Восток, а, напротив, неразрывно связывала их судьбы.

«Псковская Венеция» — поселение на сваях, обнаруженное совсем недавно археологической экспедицией Эрмитажа на Усвятском озере… Новые наскальные изображения, найденные в Карелии… Раскопки Новгорода, приносящие всё новые и новые «берестяные грамоты», — бесценные письменные источники по истории Древней Руси… Раскопки на Чукотке, которые ведутся ленинградским археологом Д. А. Сергеевым, — с их помощью, быть может, удастся найти следы первобытных колумбов, заселявших Америку тысячелетия назад…

Планета еще не открыта. Не открыта еще и наша страна. Новое открытие Земли — археологическое — продолжается!

Глава 12. Археология и космос

Древности и техника XX века

Древние тексты, написанные иероглифическими знаками и дешифровка их с помощью кибернетических машин… Язык как исторический источник… «Говорящие названия», следы древнейшего расселения народов…

Мифы, легенды и сказки, помогающие воскрешать прошлое… Археологические раскопки с помощью новейших достижений техники — радиоактивная датировка и датировка с помощью «лингвистических часов»… Мы рассказали далеко не обо всех методах, которые позволяют ученым проникать в глубь времен. Многие из них создаются буквально на наших глазах.

Трассиология — так называется особая отрасль археологической науки. Это слово появилось совсем недавно. Трассиология занимается изучением следов износа инструментов. Следы эти помогают определить, какая работа производилась орудием, а также как, каким способом было изготовлено само орудие труда. С помощью микроскопа, бинокулярной лупы, стерсофотографирования удалось установить особые «законы изнашивания» древних орудий. Все основные процессы труда: сверление, прокалывание, пиление, резание, рубка, строгание, затачивание, скобление, шлифование, копание земли и т. п. — отражаются в следах изнашивания орудий.

Все чаще и чаще археологи прибегают к помощи химиков. Но химические методы анализа, как правило, ведут к уничтожению исследуемого предмета. Его или сжигают (при спектроскопии, например), или растворяют. А нельзя ли оставить предмет в неприкосновенности? Оказывается, можно. Позволяет это делать так называемый активационный метод анализа. Предмет облучают потоком нейтронов. Нейтроны взаимодействуют с ядрами элементов и вызывают радиоактивность. Измерив ее, можно определить, из каких элементов состоит предмет и каково содержание того или иного элемента в нем.

Каждому медику известно, как важно определить группу крови: ведь прежде чем начать переливать чужую кровь больному, нужно знать, к какой группе принадлежит эта кровь. Иначе операция приведет к катастрофе. Всего таких групп четыре. Особые вещества (фактор A, фактор B) имеются в крови IV группы. Отсутствуют они в крови группы I. В группе II есть фактор A, в группе III — фактор B. Генетики определили законы наследования группы крови от родителей к детям. Например, если у отца I группа, а у матери IV, то у детей будет только II или III группа, но никак не I и IV. Оказывается, наследственный анализ крови может оказать огромную помощь в решении многих исторических загадок. Например, такой, как заселение Америки.

Выяснилось, что среди американских индейцев нет людей с кровью III и IV группы, то есть фактор В отсутствует в крови коренных жителей Нового Света. Почему? Очевидно, потому что среди первых поселенцев Америки не было людей с этим фактором. Произойти же это могло лишь в том случае, если группа первооткрывателей Нового Света была очень маленькой: 100, 50, а то и всего 20 человек! И лишь в том случае, если Америка заселялась не несколькими волнами переселенцев, а одной-единственной волной, скорее даже не волной, а «каплей».

Вероятно, лишь ничтожная «капля» просочилась из Центральной Америки в Южную. Ведь в крови южноамериканских индейцев нет не только фактора B, но и фактора A. У них только I группа крови! Много тысячелетий назад на американский континент прибыла крохотная горстка людей, в крови которых случайно отсутствовал фактор В. Потомки этих людей расселились по Северной и Центральной Америке. А затем, Спустя тысячелетия, столь же крохотная «капля» через Панамский перешеек проникла в Южную Америку и заселила ее. И в крови этих первых поселенцев, также случайно, отсутствовал фактор A.

Кстати сказать, группы крови говорят не только о первооткрывателях Нового Света. Многие романтично настроенные исследователи предполагают длительные культурные контакты между Старым и Новым Светом. Но если бы это было так, если бы в Америке существовали колонии народов Старого Света, это непременно бы отразилось на соотношениях групп крови. Сравните сами: число индейцев с III группой равно нулю, а у жителей Индостана из 10 человек у 4 имеется эта III группа!

Дактилоскопия — наука об узорах, образуемых линиями кожи на концах пальцев, — долгое время считалась одной из областей криминалистики — науки о раскрытии преступлений. Ныне же она является и одной из областей антропологии. Оказывается, узоры на кончиках пальцев у каждого народа, у каждой расы отличаются своими особенностями. Например, на пальцах у пигмеев имеется узор из 9 так называемых «дельта», у русских — в среднем из 12, у бурят — из 14–15, у эскимосов — из 18.

У некоторых народов данные дактилоскопии и групп крови не совпадают. Это говорит о том, что в создании физического типа принимали участие несколько различных рас или подрас.

Решая проблемы древнейшей истории, ученые вынуждены в наши дни изучать группы крови и узоры на пальцах, так сказать, «задним числом». Ведь данные эти все же современные, а не древние. Однако начинаются попытки установить и непосредственно состав крови людей, умерших много сотен лет назад. Например, по мумиям или костным остаткам. Это открывает новые перспективы для сопоставления данных прошлого и настоящего для новых выводов и гипотез.

Египетские гробницы-пирамиды тщательно исследованы археологами. Но ведь в них, по всей видимости, существует еще множество потайных камер, коридоров, помещений, спрятанных за толстыми стенами, надежно замурованных. Как отыскать их в толще камня? Археологи Каира предполагают провести просвечивание пирамид. Конечно, рентгеновы лучи неспособны одолеть колоссальные — до 150 метров! — массивы камня. А вот космические лучи могут! Ими-то и предполагается облучать пирамиды. С помощью счетчика космических лучей можно будет обработать «космическую рентгенограмму» и получить нужные сведения.

Воскрешая минувшее

Новейшие достижения, науки и техники XX столетия — века атома и космоса — приходят на помощь историкам, изучающим далекое прошлое. Раскопки и исследования требуют больших средств, отнимают много времени и сил. Но нужны ли они? Стоит ли тратить такие усилия, чтобы уточнить какую-либо дату, или прочесть древний текст, или открыть новое поселение, или стоянку первобытного человека?

Каждый новый факт, даже самый незначительный, помогает нам лучше понять прошлое. А без правильного понимания прошлого нельзя понять и настоящее. И, разумеется, строить свое будущее.

Библия и сообщения античных историков — вот единственные источники о прошлом, которыми человечество располагало каких-нибудь 200 лет назад. Около 7 тысяч лет назад, если верить Библии, был создан мир. Однако на территории самой Палестины, родины авторов священной книги христиан и иудеев, найдены следы пребывания первобытного человека возрастом порядка 60 тысяч лет. А возраст «хомо хабилиса» — «человека умелого», найденного Лики в Восточной Африке, равен 1 700 000 лет! Вот насколько раздвинулась историческая перспектива благодаря археологии и другим наукам о человеке и его прошлом.

Европа — колыбель культуры. Греция — колыбель европейской цивилизации. Это мнение казалось непоколебимой истиной до тех пор, пока не были прочтены египетские и клинописные письмена, пока не была открыта великая цивилизация острова Крит, стоящая у истоков античной культуры, пока в земле Туркмении, Ирака, Сахары, Испании не были найдены следы одной из величайших революций в истории планеты, благодаря которой человечество перешло к оседлому образу жизни — земледелию и скотоводству, — способствовавшему возникновению первых высоких цивилизаций — египетской, шумерской, протоиндийской, минойской.

Древнегреческий, латынь, древнееврейский — вот три древних языка, которые были известны ученым до тех пор, пока в Индии не были открыты памятники на санскрите, пока не были прочтены хеттские, египетские и другие тексты. И эти древние языки, их сопоставление с современными нужны не только языковедам: оказывается, сам язык, его словарный состав, его изменение во времени может быть прекрасным историческим источником.

Ныне нас радует не только «божественный звук эллинской речи». Замечательные сказки и поэтические произведения Древнего Египта; древнейший в мире литературный памятник «Эпос о Гильгамеше»; «Пополь-Вух», или «Книга народов»; эпос индейцев киче; величественные гимны «Ригведы»; поэма «Махабхарата» и другие произведения древнеиндийских певцов и поэтов «риши» — все это по праву вошло в золотой фонд мировой литературы наряду с «Илиадой», «Одиссеей», былинами.

Памятники искусства эпохи эллинизма — Аполлон Бельведерский, Венера Милосская, Лаокоон — вплоть до XX века считались непревзойденными шедеврами мирового искусства. Ныне искусствоведы ставят гораздо выше произведения античного искусства более ранних времен, многие из которых были открыты археологами. И наряду с шедеврами античного искусства мы восхищаемся теперь гениальными творениями египетских скульпторов (вспомните хотя бы портреты Нефертити), африканской бронзой Бенина и Ифэ, фресками Бонампака, наскальными росписями Сахары, Танганьики, Южной Африки, палеолитической живописью из пещер Испании и Франции, нашей Каповой пещеры. Архитектура Ангкора и Теотихуакана, Вавилона и Зимбабве и многих других древних городов встает теперь наряду с архитектурой Афин, Рима, Коринфа. Открытия археологов произвели настоящую революцию во взглядах на искусство, бытовавших ранее. Красота шедевров возрастом 3, 5, 10, 30 тысячелетий повлияла и на эстетику XX века!

Шедевры древнего искусства.

Гости из космоса

Наш век — век завоевания космоса. И если человечество, путь которого был нелегок и извилист, начинает покидать свою планету-колыбель, то вполне возможно, что разумные обитатели других планет, где жизнь возникла раньше, чем на нашей, или путь к становлению «существа разумного» был короче, чем у людей, уже давно начали освоение космического пространства. Быть может, наши неведомые братья по разуму побывали когда-то и на Земле?

В этом предположении нет ничего фантастического, невозможного. Действительно, представители «цивилизации планеты икс» могли побывать на нашей Земле и оставить следы своего пребывания. Больше того, эти следы могут быть даже известны археологам или историкам, выступая в качестве «необъяснимых явлений» и «загадочных фактов». И если никакие разумные «земные гипотезы» не могут объяснить происхождение этих явлений и фактов, то исследователь вправе прибегнуть к «космической гипотезе».

В советской и зарубежной печати неоднократно появлялись статьи, авторы которых назвали целый ряд загадок древней истории и пробовали объяснить их с помощью гипотезы о космических пришельцах, посетивших нашу планету в глубокой древности. Гипотезы эти интересны и увлекательны, но им недостает одного — убедительности.

Среди наскальных изображений в Сахаре имеются изображения людей в странных одеяниях, напоминающих скафандр космонавта. Пришельцы? Профессор Анри Лот, открывший эти рисунки, назвал людей, разумеется в шутку, «марсианами».

Вскоре, но уже всерьез его стали поправлять, утверждая, что это не марсиане, а «жители Юпитера». В советской печати физик М. Агрест и писатель-фантаст А. Казанцев предположили, что наскальные изображения Сахары связаны с космонавтами. Предположение заманчивое, но… неужели у космонавтов не было другого оружия — они изображены с луками в руках! Не проще ли предположить, что «марсиане» — это люди в ритуальных масках? (Кстати, в Африке эти маски часто изготовляли из тыкв.)

Мы не будем разбирать подробно «вещественные доказательства» в пользу визита космических пришельцев на нашу планету. Все они столь же «убедительны», как и «марсиане» из Сахары. Есть более разумные объяснения исторических загадок древности, на фоне которых предположение об их внеземном происхождении выглядит чистой фантастикой, а не научной гипотезой.

Да и, собственно говоря, почему мы должны ждать от пришельцев, чтобы они возводили храм Юпитера в Баальбеке, оставляли свой «неземной календарь» на знаменитых «Воротах Солнца» в Тиагуанако и занимались подобными же делами? Представьте себе, что через век или два человечество откроет планету, населенную человекоподобными существами — или просто людьми, — стоящими на уровне развития Ассирии или древнего Перу. Неужели люди только тем и стали бы заниматься, что возводить колоссальные храмы или чертить свой земной календарь? Разумеется, нет!

Впрочем, очень может быть, что разумные существа совершенно непохожи на людей. Их образ мысли, их психика, их внешний облик отличаются от нашего, человеческого. А это означает, что следы пришельцев из космоса, если они действительно побывали на Земле, нужно искать не в постройках древности, не в «марсианах», вооруженных охотничьими луками. Где же? Тут мы ничего не можем сказать, ибо ничего не знаем о наших «негуманоидных», «внечеловеческих» братьях по разуму. Возможно, что исследования психики животных, таких, как дельфины, работы по созданию «электронного мозга» и попытки установить радиосвязь с космосом, если они увенчаются успехом, помогут ответить на наш вопрос.

А пока что, быть может, следы неведомых гостей встречались и встречаются нам, но мы не обращали и не обратим на них внимания, считая игрой случая, порождением сил природы или просто-напросто вещами, не вызывающими интереса.

Века и люди

Были ли пришельцы на Земле или нет — покажет будущее. Однако ясно и сейчас, что археология, дешифровка письмен, этнография, антропология и другие науки, с помощью которых мы узнаем о событиях прошлого, играют огромную роль в нашем настоящем и будут играть в нашем будущем.

Великолепные произведения древней африканской скульптуры, Бенина и Ифэ, вдохновляют современных ваятелей Африки. В шедеврах астеков, сапотеков, тольтеков и других индейских народов художники Латинской Америки находят неиссякаемый источник вдохновения. Искусство Древнего Египта, Крита, Двуречья, Камбоджи оказало несомненное влияние не только на художественные вкусы, но и на творческую практику художников нашего века.

Народы Индии, Египта, Мексики, Ирака и других стран, ставших независимыми государствами, видят в древних культурах не просто «объект археологической науки», а свои корни, свои традиции, пережившие века. Раскопки археологов и реконструкция прошлого нашей страны показывают, что во все времена на ее огромной территории обитало множество разных народов, с различными языками, религиями, культурами, антропологическим обликом. Смешение языков, рас, культур шло в течение долгих веков.

Это смешение происходило и во всем мире. На планете нет ни одной «чистой» расы, нет ни одного языка, который бы не испытал влияния другого языка, родственного или неродственного. Нет ни одной «культуры в чистом виде» — процесс обмена идеями и изобретениями начался многие тысячи лет назад. Изучение древней истории показывает, что все люди нашей Земли равны. Нет высших и низших рас, нет «культурных» и «варварских» языков, нет «целиком самостоятельных» и «полностью заимствованных» культур.

Для первобытного человека «людьми» были лишь члены его племени. Все остальные были врагами или злыми демонами. Для греков все негреки были варварами. Для христиан все неверующие в Христа были язычниками, для мусульман те, кто не следовал заветам пророка Магомета, — «неверными». Для европейцев XVIII и даже XIX века все остальное человечество было скопищем дикарей. Для нас, людей XX века, знающих свое прошлое, каждый человек на земном шаре принадлежит к одной единой семье — ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ.

Вместо заключения

В одной книге невозможно рассказать обо всех проблемах, решаемых такими науками, как археология, этнография, антропология и др. Нельзя рассказать в одной книге и обо всех древних цивилизациях, «воскрешенных» учеными. Цель нашей книги заключается в другом — ввести юного читателя в лабораторию исследователей, дать ему почувствовать «аромат тайны», увидеть увлекательные и сложные вопросы, решенные, решаемые и еще не решенные наукой. Вот почему вместо заключения мы решили дать краткий обзор литературы, которую стоит прочесть всем, кто интересуется древней историей.

О методах археологии, о круге проблем, решаемых этой молодой наукой о древностях, рассказывает книга А. С. Амальрика и А. Л. Монгайта «Что такое археология?», выдержавшая два издания. Два издания выдержала в нашей стране и книга этих же авторов под названием «В поисках исчезнувших цивилизаций» (последнее, переработанное, издание вышло в свет в 1966 году в издательстве «Наука»). О романтике труда археолога, о сенсационных открытиях цивилизаций Крита, Египта, Двуречья, Центральной Америки рассказывает увлекательный «роман археологии» — книга К. Керама «Боги, гробницы, ученые». Книга этого же автора «Узкое ущелье и черная гора» (Москва, 1962 год) повествует о загадочной цивилизации хеттов.

Цивилизации Египта посвящена книга «Страна Большого Хапи» (Детгиз, 1955 год). Ее авторы — египтолог Н. Петровский и литератор А. Белов.

А. Белов в соавторстве с ассириологом Л. Липиным написал книгу «Глиняные книги», посвященную цивилизации Двуречья, и в соавторстве с американистом Р. В. Кинжаловым — «Падение Теночтитлана», о культуре индейцев астеков и ее гибели. Обе эти книги вышли в Детгизе.

О древнейшей цивилизации нашей планеты — шумерской — рассказывает книга лучшего знатока литературы и языка шумеров С. Крамера «История начинается в Шумере». О технике строительства знаменитых пирамид рассказывает популярная книга советского египтолога X. Я. Кинк «Как строились египетские пирамиды». Книга Э. Церена «Библейские холмы» повествует о раскопках в «библейских странах» — Древнем Египте, Палестине, Малой Азии, Финикии, Двуречье. Англичанка М. Чабб рассказывает о раскопках в стране пирамид в книге «Здесь жила Нефертити» и в Двуречье — в книге «Город в песках». «Загадки египетских пирамид» — так называется книга французского ученого Ж. Ф. Лауэра, посвященная «первому чуду света». «Ур халдеев» — название книги английского археолога Л. Вулли, раскапывавшего в течение многих лет города шумеров. Все названные книги были изданы в течение 1961–1966 годов Главной редакцией восточной литературы издательства «Наука» в серии «По следам исчезнувших культур Востока».

О новейших археологических открытиях на территории Африки рассказывает книга, написанная коллективом советских ученых «Африка еще не открыта», выпущенная в свет издательством «Мысль» в 1967 году. Об открытии прославленных фресок Тассили рассказывает профессор Анри Лот в книге «В поисках фресок Тассили». Книга ленинградского африканиста Л. Е. Куббеля «Страна золота» рассказывает о древних культурах Западной Африки (Москва, 1966 год). Замечательному искусству мастеров Африки посвящена книга советских искусствоведов В. Мириманова и Г. Черновой «Искусство Африки».

Профессор С. Я. Лурье посвятил свою книгу «Заговорившие таблички» культуре и письменам острова Крит и догомеровской Греции. Трое, Криту и Микенам посвящена книга. Т. Д. Златковской «У истоков европейской культуры» (Москва, 1961 год). Американский ученый Чарлз Галленкамп рассказывает в книге «Майя» (Москва, 1966 год) о загадке этой исчезнувшей цивилизации. Книга Б. Я. Стависского «Между Памиром и Каспием» посвящена культурам Средней Азии в древности (она вышла в свет в 1966 году в серии «По следам исчезнувших культур Востока»).

Поискам затонувших земель, главным образом Атлантиды, посвящены книги Екатерины Андреевой «Вековые загадки» (Москва, 1954 год) и «В поисках затерянного мира» (Детгиз, 1961 год). О подводной археологии рассказывается в книге В. Блаватского и Г. Кошеленко «Открытие затонувшего мира» (Москва, 1963 год). Доктор исторических наук Л. Н. Гумилев посвящает книгу «Открытие Хазарии», вышедшую в свет в 1966 году в серии «По следам исчезнувших культур Востока», своим поискам «хазарской Атлантиды».

О новейших открытиях археологов, лингвистов, дешифровщиков древних письмен рассказывает книга автора этих строк «Погибшие цивилизации», вышедшая в свет в 1968 году. Точным методам дешифровки посвящена брошюра автора «Машинный перевод (ЭВМ и дешифровка древних письмен)» (Москва, 1966 год). О дешифровках рассказывает книга Э. Добльхофера «Знак и чудеса» (Москва, 1963 год) и книга известного немецкого дешифровщика И. Фридриха «Дешифровка забытых письменностей и языков» (Москва, 1961 год).

О топонимике — науке о географических названиях — рассказывают книги И. Сергеева «Тайна географических названий» (Москва, 1960 год), В. А. Никонова «Введение в топонимику» (Москва, 1965 год). В. А. Никоновым составлен «Краткий топонимический словарь» (Москва, 1966 год), рассказывающий об истории и происхождении около 4000 наименований наиболее крупных географических объектов как в СССР, так и в зарубежных странах, — рек, городов, морей, гор, островов и т. д. Топонимике посвящены книги С. Узина «О чем молчит карта» (Москва, 1959 год) и «Тайны географических названий» (Москва, 1961 год).

Об основах антропологии популярно рассказывает книга профессора М. Ф. Нестурха «Человеческие расы», выпущенная в свет издательством «Просвещение». Поискам «первого человека» посвящена книга Н. Эйдельмана «Ищу предка».

Все рекомендованные книги — популярные. Если же, заинтересовавшись какой-либо наукой или древней цивилизацией, вы захотите узнать о ней больше и глубже, то список литературы вы сможете отыскать в рекомендуемых книгах.

И кто знает, быть может, кому-либо из вас посчастливится в будущем найти ключ хотя бы к одной из многочисленных тайн древней истории, о которых вы узнали.