sci_history Юрий Григорьевич Федосеев Великая Смута

Представляем вам новую книгу бывшего начальника легендарного МУРа Юрия Федосеева «Великая Смута».

Автор продолжает рассказ, начатый в первых трех частях своего исторического повествования — «Долетописная Русь», «Русь доордынская» и «Русь и Золотая Орда». Уверены, эти произведения, а их тираж разошелся почти моментально, разбудили читательский интерес к истории нашего народа, нашей страны.

Юрий Федосеев, базируясь на произведениях корифеев русской исторической школы, излагает традиционную версию истории нашего Отечества — теперь уже от Елены Глинской до восшествия на престол Михаила Романова. Без школярства и начетничества он дает зримое представление о событиях, которыми так богата наша история и о которых мы так мало знаем.

ru
oberst_ FictionBook Editor Release 2.5 21 February 2011 D4389FFA-7EED-4B25-8014-7547502AA40D 1.0

1.0 — создание файла

Великая Смута В.А. Стрелецкий 2006 5-91039-010-4

Ю. Г. Федосеев

Великая Смута

Глава I

Безвременье

Смерть Василия III. Елена Глинская и удельные князья. Опала Юрия Дмитровского, Михаила Глинского, Андрея Старицкого. Русско-литовские отношения. Дела крымские и казанские. Дела русские. Смерть Елены. Первый приход Шуйских к власти. Смещение митрополита Даниила. Правление Ивана Вельского. Второй приход Шуйских. Бесславный конец Андрея Шуйского и боярского своеволия. Глинские. Признаки духовного возрождения русского народа. Митрополит Макарий. Венчание на царство Ивана I и его женитьба

Третьего декабря 1533 года великий князь Василий III Иванович скончался на 55-м году жизни. По его духовному завещанию и уже устоявшейся практике регентом трехлетнего великого князя Ивана IV стала его двадцатипятилетняя мать Елена Васильевна Глинская, в свою очередь порученная заботам дяди ее Михаила Глинского и ближайших бояр умершего государя — Михаила Юрьева и Ивана Шигоны, а также митрополита Даниила, которым надлежало обеспечить преемственность власти и уберечь права наследника престола от возможных посягательств со стороны его дядьев Юрия Дмитровского и Андрея Старицкого, по доносам великокняжеских соглядатаев не оставлявших надежд на восстановление древнего лествичного права, согласно которому власть переходила к старшему в роду мужчине.

С разрешения этой гипотетической проблемы и начало свою деятельность правительство Елены. Уже через неделю после смерти Василия III Юрий Дмитровский был обвинен в нарушении крестоцелования и в заговоре с целью захвата власти, заключен под стражу, где он впоследствии и умер от истощения.

Решение судьбы другого дяди великого князя из-за отсутствия веских поводов и оснований было отложено «на потом» или «до лучших времен».

А тем временем при великокняжеском дворе развивалась типичная при смене власти интрига, усугубленная в данном случае еще и тем, что на смену сильному князю пришла молодая и слабая женщина. Князья и бояре боролись между собой за близость к престолу, за возможность влиять на решения, принимаемые регентшей, причем спор шел не о том, как лучше обустроить государство, а о том, кому достанутся ключевые придворные должности, выморочные или конфискованные поместья, кто от имени великого князя будет «казнить и миловать». Другими словами, каждый «тянул одеяло на себя».

Неожиданно высоко стала восходить звезда князя Ивана Федоровича Овчины-Телепнева-Оболенского, далеко небесталанного военачальника, сблизившегося с Еленой Глинской, — из-за личной приязни она стала доверять ему решение не только военных, но и внутриполитических и дворцовых проблем. Насколько можно судить, это был первый в истории Руси фаворит, на коих будет так богат XVIII век. Именно между ним, любовником правительницы, и ее дядей, властолюбивым и честолюбивым Михаилом Глинским, развернулась основная борьба, победителем из которой вышел не руководитель регентского совета, назначенный самим Василием III, а «мил сердечный друг» правительницы. Дядя же, обвиненный в стремлении «самовластно держать государство», в августе 1534 года был арестован, посажен в ту же палату, где он сидел еще при прежнем великом князе, и вскоре умер от истощения, как и Юрий Дмитровский, заморенный голодом.

Примерно в это же время в Литву бежали два знатнейших боярина — князь Семен Бельский и Иван Ляцкий из рода Кошкиных, неудовлетворенные своим положением при дворе и недовольные засильем фаворита, от которого стали зависеть их карьера, благополучие и сама жизнь.

Избавившись от бояр-соперников, Овчина-Оболенский начал новую интригу. Его очередной жертвой стал последний дядя великого князя — Андрей Старицкий, позволивший себе в кругу не очень преданных ему бояр высказывать обиды на великого князя, правительницу и ее фаворита за то, что он после смерти Василия III так ничего и не получил к своему уделу. Интрига, развивавшаяся на протяжении трех лет, сопровождалась обменом посольствами и переманиванием служилых людей, формированием коалиций и готовностью удельного князя при удобном случае бежать в Литву. Дело дошло до того, что фаворит Елены повел на Андрея московские полки, а последний, собрав семью, ближних бояр и свое войско, устремился по единственно оставшейся незаблокированной дороге на Великий Новгород — часть помещиков города высказала желание перейти к нему на службу. Завершилось все относительно мирно, если не считать заключения под стражу самого Андрея и членов его семьи, торговую казнь его ближних бояр и повешение тридцати новгородских помещиков. Через полгода Андрей Старицкий повторит судьбу брата: он умрет в тюрьме от голода.

К моменту восшествия на великокняжеский стол трехлетнего Ивана IV истекал срок перемирия с Литвой, однако престарелый Сигизмунд счел для себя зазорным направлять великих послов к князю-ребенку. Кроме того, он, подзуживаемый перебежчиком Семеном Бельским, надеялся воспользоваться временным неустройством на Руси и вернуть себе то, что стараниями Ивана III и Василия III отошло к Москве. Правительство же Елены Глинской со своей стороны настаивало на соблюдении обычая заключать русско-литовские договоры исключительно в Москве. Препирательства о том, кому посылать послов и где заключать договор, тянулись почти три года, что стоило немалой крови как той, так и другой стороне. Поляки взяли Гомель, Стародуб, Почеп, сожгли Радогощ и окрестности Чернигова. Московские полки в свою очередь прошлись огнем и мечом по литовским землям до Любеча, Витебска и чуть ли не до Вильны, отбили назад Стародуб и Почеп и в довершение ко всему построили на литовской земле свои укрепленные городки Себеж, Заволочье, Велиж. Десятки тысяч человек погибли в этих взаимных набегах, еще большее количество людей было уведено в полон. Дорого народам доставался гонор их правителей.

К важнейшим внешнеполитическим событиям этого периода относятся и обострившиеся отношения с Крымом, что, в частности, и подтолкнуло Москву на заключение пятилетнего (до 1542 г.) перемирия с Литвой. Некоторое время Крымское ханство было как бы поделено на две враждующие между собой части. Одну из них возглавлял Саип-Гирей, а другую — следующий за ним по старшинству из Гиреева рода Ислам. Это, конечно же, снижало их возможности по организации крупных набегов на соседние страны, тем не менее и тот и другой, не принимая на себя никаких обязательств, считали возможным требовать от московского князя подарков и «поминков», время от времени подкрепляя свои притязания локальными набегами на русские поселения по берегам рек Оки и Прони. Обстановка изменилась в худшую сторону после того, как один из ногайских князей, внезапно напав, убил Ислама и Саип-Гирей стал единовластным хозяином Крыма. Подстрекаемый Семеном Бельским, стремившимся с помощью литовцев и татар восстановить независимость своего Бельского удела и надеявшимся получить к тому же и Рязанское княжество, крымский хан с помощью своих сторонников организовал в Казани заговор, в результате которого хан Еналей, подручник Москвы, был убит. На его место Саип-Гирей посадил своего брата, Сафа-Гирея. Тот, не без рекомендации брата, перестал выплачивать дань-оброк Москве и чуть ли не сразу возобновил набеги на русские земли. А из Крыма в Москву продолжали сыпаться требования «большой казны» и отказа от каких-либо прав на Казань. Над Русской землей нависла угроза разрушительного набега. В этих условиях правительству Елены Глинской ничего другого не оставалось, как, сохраняя внешние признаки собственного величия, на время согласиться с такой расстановкой сил. Уже подготовленный поход на Казань был отменен.

Историки практически единогласны в отрицательной оценке Елениного правления. Однако справедливость требует, чтобы мы все-таки сказали и о том, что ей удалось сделать. А слабой правительнице и порочной женщине оказалось по силам строительство Китайгородской стены в Москве, восстановление почти полностью сгоревшего Ярославля, а также городских стен Владимира и Твери, укрепление Вологды и Великого Новгорода, возведение Буйгорода и Устюга, а также городков на Балахне и Проне.

И еще одним знаковым событием ознаменовалось правление Елены Глинской. При ней была установлена единая монетная система Великого княжества Московского. Дело в том, что во времена Василия III на Руси большое распространение получила умышленная порча серебряных денег, в результате вес монет, а следовательно, и покупательная способность снизились чуть ли не в два раза. «Резчики» денег и фальшивомонетчики были казнены, удельные княжества лишены права лить свою монету, хождение старых денег запрещено. С 1535 года на Руси из одной гривенки серебра (около 200 граммов) стали лить по три рубля московских или по 300 денег новгородских, на которых князь на коне изображался уже не с мечом в руке, а с копьем. Отсюда пошло и название — копейная, копейка.

Чуть более четырех лет правила Елена. Правила без грубых ошибок и особого ущерба земле Русской. Наоборот, некоторые ее шаги, а вернее, шаги ее правительства, где партию «первой скрипки» играл князь Иван Федорович Овчина-Телепнев-Оболенский, были продуманы, целесообразны и прогрессивны. Но властолюбивое московское боярство никак не хотело мириться с тем, что всеми делами в государстве заправляет человек, находящийся по Родословцу ниже многих из них, а это в те времена расценивалось не иначе, как «бесчестие». Поэтому не приходится удивляться тому, что 3 апреля 1538 года тридцатилетняя мать великого князя умерла. Большинство историков склонны считать, что она была отравлена. Русское общество, не готовое к спокойному восприятию ее чуть ли не открытого сожительства с Иваном Овчиной, не то что безразлично, а даже с некоторым злорадством отнеслось к кончине регентши. Об этом говорит хотя бы то обстоятельство, что, вопреки православным обычаям, похоронили Елену в день смерти и, как подметил Н. Карамзин, без митрополичьего отпевания.

А уже через семь дней был заключен под стражу Иван Овчина-Оболенский. Расправились с ним его же методами — заморили голодом.

Теперь в борьбе за власть схлестнулись могущественные кланы князей Шуйских, потомков суздальских князей, поддерживаемые новгородцами и некоторыми членами Рюрикова рода, и Бельские, на стороне которых выступали многие выходцы из Литвы. Но дрались они не за великокняжеский престол, ибо никто из них не мог оспаривать прав Ивана IV. Они дрались за возможность управлять его именем, что, кроме чести и славы, давало им возможность сказочного обогащения. Те, кто на какой-то период времени оказывался наверху, как хищные звери набрасывались на лакомые куски. Иван IV, обвиняя Шуйских, впоследствии писал Андрею Курбскому: «…сколько зла они наделали! Сколько бояр и воевод, доброхотов отца нашего, умертвили! Дворы, села и имения дядей наших взяли себе и водворились в них! Казну матери нашей перенесли в большую казну… из казны отца нашего и деда наковали себе сосудов золотых и серебряных и написали на них имена своих родителей, как будто бы это было наследственное добро… Потом на города и села наскочили и без милости пограбили жителей… рабов своих сделали вельможами… мзду безмерную отовсюду брали, все говорили и делали по мзде». И так поступали не только Шуйские. Каждая из враждующих боярских семей, оказавшись у власти и пользуясь фактическим бесправием великого князя, спешила заполучить себе как можно больше.

Сначала власть захватили Шуйские. Они взяли под стражу князя Ивана Федоровича Бельского, брата отъехавшего в Литву Семена Бельского. Его советников и подручников они отправили в ссылку по деревням, а дьяка Мишурина без государева приказания предали смертной казни. Во главе семейного клана Шуйских стоял в то время князь Василий Васильевич — последний воевода вольного Великого Новгорода, опытнейший военачальник, который, стремясь закрепиться у трона, а может быть, и надеясь получить его если не для себя, то для своих наследников, будучи в достаточно преклонных годах, женится на юной двоюродной сестре Ивана IV — Анастасии, дочери крещеного татарского царевича Петра и сестры Василия III — Евдокии. Но семейное счастье их было недолгим и бесплодным. Василий вскоре умирает, власть же переходит к его брату Ивану, и тот идет еще дальше в борьбе со своими противниками. Он добивается смещения с митрополичьего престола Даниила, сторонника Бельского, и возведения на освободившееся место последователя нестяжателей — игумена Троице-Сергиева монастыря Иоасафа (февраль 1539 г.), который, однако, недолго остается его союзником. За спиной у Шуйских он выхлопотал у великого князя освобождение Ивана Бельского (июль 1540 г.), что явилось для них полной неожиданностью, в связи с чем князь Иван Шуйский, как тогда говорили, в сердцах перестал ездить к государю и в Боярскую думу.

Власть на короткое время переходит к Бельскому и митрополиту Иоасафу, сторонникам сильной централизованной власти, благодаря которым из-под стражи освобождается семья умершего в заключении удельного князя Андрея Ивановича Старицкого — его жена Евфросинья и сын Владимир. Молодому князю возвращают отцовский удел и недвижимое имущество в Москве. Ему дозволяется видеться с великим князем и иметь свой двор, бояр и детей боярских, только двор этот состоял уже не из числа приближенных его умершего отца, а из ставленников Москвы.

В отличие от современников, Бельский по каким-то причинам не применял репрессивных мер по отношению к своим недоброжелателям, что было расценено ими как слабость и, надо полагать, ускорило конец его правлению. К январю 1542 года сторонники Шуйских составили новый заговор, в результате Иван Бельский был отстранен от власти, вновь арестован и сослан на Белоозеро, где его четыре месяца спустя и убили слуги Шуйских. Не менее решительно действовали заговорщики и в отношении митрополита: они устроили на него настоящую облавную охоту, гоняясь за Иоасафом из митрополичьих палат в покои великого князя, — захватить его удалось только на подворье Троицкого монастыря. Жизнь митрополита висела на волоске, ибо единомышленники Шуйского уже готовы были убить его. Лишь вмешательство игумена Алексея предотвратило самосуд. Иоасаф был низложен, сослан в Кирилло-Белозерский монастырь, а на его место, в угоду многочисленным новгородским участникам заговора, возвели новгородского архиепископа Макария, ставшего впоследствии одним из величайших церковных деятелей Руси.

Следует отметить, что во время этого переворота Шуйские проявили не только враждебность к своим противникам, но и полное небрежение к подрастающему Ивану Васильевичу, покои которого они бесцеремонно обыскивали в поисках приверженцев прежнего фаворита. Это сильно напугало великого князя и зародило в его душе жажду мести. Но он был слишком молод для принятия самостоятельных решений, поэтому Шуйские и их сторонники еще целых два года упивались своей властью, ущемляя Ивана IV в повседневной жизни, унижая его человеческое достоинство и оскорбляя как государя. Единственно, в чем Шуйские потворствовали ему, так это в развитии его отрицательных наклонностей и жестокости по отношению сначала к животным, а потом и к людям. Что же касается придворного этикета, то на всех официальных церемониях и приемах они вынуждены были раболепствовать перед великим князем, выказывая полную готовность превратиться в пыль у его ног. Все это развивало в Иване IV, с одной стороны, презрение к рабам-ласкателям, а с другой — ненависть к строптивым вельможам, беззаконно похитившим его права.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения государя, стала безобразная сцена, произошедшая в сентябре 1543 года на Государственном совете: Шуйские и их единомышленники набросились с кулаками на Федора Воронцова, которого Иван Васильевич в последнее время приблизил к себе, и чуть не убили его. Только заступничество митрополита Макария и великого князя спасло тому жизнь, правда, не спасло от ареста и ссылки в Кострому. Неведомо, каким поводом воспользовался тринадцатилетний Иван IV, но через три месяца после этого случая он приказал схватить «первосоветника боярского» Андрея Шуйского и отдать его псарям, которые по дороге в тюрьму и убили его, затравив собаками. С тех пор, говорит летописец, начали бояре от государя страх иметь и послушание.

Есть предположение, что эта перемена в отношении малолетнего великого князя к своему окружению была в какой-то степени спровоцирована Глинскими, которые тут же заполнили собой образовавшийся вокруг престола вакуум власти. Те самые Глинские, что при Шуйских даже не смели заикаться о своих правах, в кои-то веки получили возможность не то чтобы поуправлять государством, но, по крайней мере, небезвыгодно попользоваться своим родством с великим князем. Хотя нужно сказать, правление Глинских положительно повлияло на внешние проявления авторитета верховной власти. Ивана прекратили унижать и оскорблять, его окружили вниманием и даже подобострастием. Однако, попустительствуя дурным наклонностям князя-отрока, Глинские не забывали и о собственных интересах. Они повсюду расставляли наместников из числа своих приверженцев, переселившихся из Литвы, Южной Руси и Северской земли. Те, в свою очередь, чувствуя высокое покровительство, где только могли, обогащались за счет народа, позволяя себе при этом разного рода бесчинства и своеволия. При них с новой силой распространились мздоимство, насилие и грабежи. Случавшиеся время от времени опалы бояр либо носили отпечаток мести за прежние обиды, нанесенные великому князю в детстве, либо являлись результатом интриг новых временщиков. В немилости оказались бояре Иван Кубенский, Петр Шуйский, Александр Горбатый, Дмитрий Палецкий, Федор Воронцов. Уже тогда стали проявляться несдержанный характер молодого государя, его самодурство и деспотизм. Считая себя полновластным хозяином земли Русской, а всех населяющих ее людей — своими рабами, он, не особо задумываясь, выносил смертные приговоры одним и жестокие наказания другим. По его приказу, в частности, были задушены князь Трубецкой и сын Ивана Овчины-Оболенского Федор, участник молодецких забав государя. По его приговору были казнены князь Кубенский и два брата Воронцовы, ложно обвиненные в подстрекательстве новгородских стрельцов к неповиновению. А всего по распоряжению тринадцатилетнего мальчишки было казнено восемь человек. Много это или мало? Если для Европы с ее Людовиком XI, «художником пыток», с Владом Дракулой, боровшимся с бедностью и болезнями посредством массового сожжения больных и бедных, с Чезаре Борджа, средневековым исчадием ада, восемь человек были сущими пустяками, то в Московской Руси, где за все время правления Ивана III и Василия III насчитывалось меньшее количество смертных приговоров, такое количество казненных вельмож шокировало общественное мнение. Мы уже не говорим о таких «шалостях» государя, как паление бород псковским жалобщикам и поливание их горячим вином, что попало в летописи как пример изощренного злодейства.

Но зло есть зло, а жестокость есть жестокость. В отличие от зла, жестокость с большим успехом может рассчитывать на объяснение и понимание. В критической ситуации именно жестокость может оказаться единственно правильным средством исправления положения. Хотя нельзя сказать, что все эти убийства и опалы носили крайний характер и ситуацию невозможно было исправить другими способами. Многомудрый митрополит Макарий, понимая это, по мере возможности смягчал их последствия. Тем не менее мы должны признать, что жестокость принесла свои плоды: бояре поняли, что их самовластию приходит конец.

Все течет, все изменяется. На внутриполитической арене появляются новые «игроки» и реанимируются старые. Вновь звучит голос Максима Грека, находящегося в заключении. Его усилия, направленные на объединение всех православных церквей, его критика церковных и светских вельмож, подвергающих бедных людей жестокой эксплуатации, его призывы к установлению справедливости на земле находят живой отклик как у церковнослужителей, так и у мирян. Вновь возникает вопрос о соотношении церкви и государства, священства и царства. Если Максим Грек, священник Ермолай, монах Артемий отдавали приоритет священству, то бывший подданный польского короля Иван Пересветов был горячим идеологом самодержавия и сильного центрального правительства. Дворянин же Матвей Башкин, будучи одним из первых оппозиционных правительству публицистов, не только критиковал крепостнические порядки, но и ставил под сомнение ранее неприкосновенные догматы Священного Писания.

Обновлялось общество, а вместе с ним и ближайшее окружение великого князя. Не последнюю роль в этом играл митрополит. Первосвятителем Макарий стал, как мы помним, в 1542 году по настоянию новгородских участников очередного заговора Шуйских, однако, вопреки их ожиданиям, он не превратился в их клеврета и союзника по ослаблению уже сложившегося централизованного государства. В отроческие годы великого князя и в первые годы своего первосвятительства Макарий открыто не вмешивался в политику, если не считать ходатайств за осужденных. Он, если можно так сказать, готовил почву, пытался создать среду и условия для будущего справедливого правления подрастающего Ивана Васильевича. Благодаря митрополиту, будущий царь приобщился к изучению истории, Священного Писания и церковно-служебных книг. В числе наперсников «державного сумасброда» по настоянию Макария появились люди незнатные, но искренне желающие благополучия своему отечеству и своему народу. Их роль поначалу была незаметной, положение — опасным, но в конечном итоге тактика, избранная митрополитом, оправдала себя. К своему совершеннолетию великий князь был уже вполне готов к тому, чтобы принять на себя царский титул, что, с одной стороны, окончательно выделит его из массы княжеских родов, поднимет над ними, а с другой — поможет осознать ответственность как христианского правителя Третьего Рима.

В декабре 1546 года шестнадцатилетний Иван призвал к себе митрополита с боярами и объявил, что имеет намерение жениться, но не на иностранной принцессе. Он попросил провести в своем государстве смотр-конкурс невест не только среди девиц княжеских и боярских родов, но и среди дочерей детей боярских. Однако прежде чем сочетаться браком, князь хотел принять на себя царское достоинство и венчаться на царство. Желание это, по мнению Н. И. Костомарова, было мотивировано двумя причинами: во-первых, Иван IV, как внук Софьи Палеолог, мог считать себя наследником византийских императоров (цезарей); а во-вторых, на территории Руси он был своеобразным преемником власти ханов (царей) Золотой Орды. Для пущей убедительности предполагаемого действа была использована сказка-легенда, сочиненная в Литве, о происхождении Рюрика от потомков брата римского императора Августа по имени Прус, когда-то переселившегося в Прибалтику.

Обряд венчания на царство состоялся 16 января 1547 года. В торжественной обстановке при стечении большого количества людей митрополит Макарий в Успенском соборе Кремля возложил на молодого царя шапку, бармы и цепь Владимира Мономаха. Этому предшествовал церковный молебен со специально написанной молитвой, в которой первосвятитель просил Бога укрепить Ивана «на троне справедливости… дать ему победу над варварами… сделать его мудрым хранителем церкви… дать справедливость народу, заботиться о бедных».

А к тому времени была готова и невеста. Выбор «конкурсной комиссии» и самого царя пал на девушку одного из самых знатных и древних московских боярских родов, основатель которого, Андрей Иванович Кобыла, когда-то пришел из Пруссии. Дочь умершего окольничего Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина — Анастасия стала первой русской царицей. Кого-то это обнадежило, а кого-то и расстроило. «Государь обидел нас своим браком, — заявляли представители княжеских семей, — взял боярскую дочь, свою рабыню, как невесту. И мы должны служить ей, как будто бы она — наша сестра». И не эта ли недоброжелательность через тринадцать лет станет причиной преждевременной смерти Анастасии?

Глава II

Великий царь Иван Васильевич

Московский пожар. Сильвестр и Адашев. Соборы 1550 и 1551 годов. Покорение Казани. Кризис 1553 года. Покорение Астраханского царства. Успехи в противостоянии крымскому хану. Первый железный занавес. Установление торговых отношений с Англией. Ливонская война и ее причины. Хорошее начало. Союз ордена и Литвы. Возобновление военных действий и самоликвидация ордена. Раздел Ливонии

Надежды Макария на то, что Иван, женившись, остепенится, не оправдались. Ощущая себя самодержавным государем, он продолжал вести все тот же беспорядочный и буйный образ жизни, перепоручив управление государством своим родственникам по материнской линии — Глинским, против которых и в народе, и в боярской среде давно вызревала жгучая ненависть. Чтобы образумиться и окончательно повзрослеть царю потребовался еще один толчок. И этим толчком явилась серия опустошительных московских пожаров, в результате которых многие строения Кремля и около двадцати пяти тысяч домов горожан сгорело. Восемьдесят тысяч человек остались без крова и средств к существованию. В огне погибло от 1700 до 3700 человек, пострадал и митрополит Макарий. По Москве поползли слухи, что причина всех этих несчастий — поджоги и колдовство. Версии поджогов придерживались и правившие Москвой Глинские, отдавшие приказ ловить и казнить поджигателей, но, несмотря на казни, пожары продолжались.

Этим несчастьем воспользовались старые недоброжелатели Глинских из числа князей и бояр и присоединившийся к ним дядя царицы — Григорий Юрьевич Захарьин. Они решили обвинить во всех бедах олитвинившихся потомков хана Мамая. Якобы их люди вынимали из человеческих трупов сердца, мочили их в воде и той водой кропили улицы Москвы, отчего Москва и сгорела. Двадцать шестого июня 1547 года народ, подстрекаемый врагами Глинских, взбунтовался. Юрий Глинский, дядя царя, был схвачен обезумевшей толпой и забит до смерти. Погибла вся их челядь, а также находившиеся в Москве служилые дворяне из Северской земли, вызванные Глинскими для поддержания порядка в стольном городе. Но этого было мало — в живых оставалась бабка царя Анна и другой его дядя — Михаил. На третий день всенародного бунта толпа, требуя их выдачи, двинулась на Воробьевы горы, где тогда располагалась летняя царская резиденция. Ввиду реальной угрозы наглость и необузданность Ивана IV в одночасье сменились растерянностью и откровенной трусостью. Кто отдал команду царской охране стрелять по бунтовщикам — неизвестно. Но известно, что после таких решительных действий толпа рассеялась, бунт был подавлен.

Ряд авторитетных авторов утверждает, что именно в этот момент чуть ли не в образе пророка явился иерей Сильвестр, который нарисовал венценосцу печальную картину бедственного положения Московского царства и объявил, что причиной всех этих бед, в том числе пожара и народного бунта, являются многочисленные грехи самого царя. Сильвестр предупредил Ивана Васильевича о грядущих, еще более серьезных карах небесных, если он не обуздает свой нрав и не пойдет путем, указанным Господом. В подтверждение своих слов он продемонстрировал напуганному царю какие-то страшные видения, отчего тот чуть ли не в одночасье сделался иным человеком: раскаялся и стал его послушным учеником на пути добра.

Так ли это было или несколько иначе, да и было ли вообще, сказать трудно, но мы можем лишь констатировать, и это подтверждается историческими документами, что примерно в то самое время при дворе действительно появился иерей Сильвестр — о нем достоверно известно лишь то, что он, как и Макарий, пришел в Москву из Великого Новгорода и был весьма дружен с князем Владимиром Андреевичем Старицким. С этого дня и на протяжении ряда лет Сильвестр имел такое влияние на Ивана IV, что тот и шагу не делал, чтобы не спросить у него совета. Их отношения были настолько доверительными, что церковнослужитель вмешивался даже в супружескую жизнь царской четы.

В этот же период царь приблизил к себе худородного Алексея Адашева, случайно оказавшегося в числе участников молодеческих забав Ивана, сделав его своим окольничим. «Если бы, — говорил их современник Андрей Курбский, — все подробно писали об этом человеке, то это показалось бы совсем невероятным посреди грубых людей; он, можно сказать, был подобен Ангелу». Итак, Сильвестр, со слов все того же Курбского, возбудил в царе желание благотворительности, а Адашев указал и облегчил пути ее достижения.

Сильвестр и Адашев не без участия митрополита Макария создали что-то наподобие народно-патриотической партии, в которую вошли как представители знатных родов (князья Дмитрий Курлятьев, Андрей Курбский, Воротынский, Одоевский, Серебряный, Горбатый, Шереметевы и др.), так и люди незнатные. Всех их отличали любовь к своему отечеству и желание быть ему полезными.

По прошествии лет Иван, ставший к тому времени Грозным, скажет, что эта Избранная рада вместо послушания и подчинения ему забрала у него суверенную власть и правила сама, как хотела, что на словах он был государем, а фактически ничем не управлял. В известной переписке с Курбским Грозный упрекал своих прежних наставников: «Во всякой мелочи, до обуванья и спанья, я не имел своей воли: все делал по их желанию, словно младенец». Что ж, может быть, так оно и было, но давайте хотя бы тезисно рассмотрим то, что удалось сделать Сильвестру и Адашеву за те 11–12 лет, что они находились у власти. Полезны ли они были Московскому царству или вредны? Реальными ли были их реформы или беспочвенными фантазиями кабинетных мыслителей? Заботились ли они о русском народе или еще больше затягивали удавку на его шее?

Реформы начались не сразу, да не могли они сразу начаться, поскольку их содержание вряд ли было бы благосклонно воспринято Боярской думой, члены которой горой стояли за прежние порядки и свои прежние привилегии. Поэтому Сильвестр и Адашев предложили царю созвать собор из высшего духовенства, аристократии и дворянства. Третье сословие (купцы и горожане) принимали участие в законотворчестве опосредовано, через челобитные на имя царя, что гарантировало учет мнения простых людей.

Первый собор открылся 27 февраля 1549 года, и начался он с обращения к народу самого Ивана Васильевича, который, покаявшись в своих юношеских грехах, пообещал положить конец боярским несправедливостям в отношении детей боярских и крестьян, искоренить неправосудие, лихоимство и сребролюбие. Он пообещал также издать справедливые законы и назначил «судей правдивых» для составления будущего Судебника, а пока учредил специальный орган во главе с Адашевым для рассмотрения челобитных на свое имя и вывел из-под юрисдикции наместников дела по тяжбам с участием детей боярских, за исключением дел об убийствах и грабежах.

К следующему году Судебник был готов. Он представлял собой уточненный, расширенный и усовершенствованный вариант Судебника Ивана III от 1497 года и состоял из ста статей, большинство которых относилось к уголовному законодательству и лишь некоторые — к гражданскому. Наибольший интерес вызывают статьи, регламентирующие организацию судопроизводства и правовое положение сословий. Смысл произведенных изменений в судопроизводстве сводился к ограничению прав бояр-наместников (в городах) и волостелей (в сельской местности) по рассмотрению судебных дел. В их исключительной юрисдикции остались лишь дела в отношении «служилых государевых людей». Все остальные дела они могли рассматривать только с участием выборных от народа старост и целовальников. Судебник, а вслед за ним и уставные грамоты, выдаваемые уездам, предоставляли возможность их жителям вообще уйти от наместничьего (волостельского) суда. Правда, за это следовало заплатить в казну немалую сумму оброка. Тем не менее возможность, хоть и платную, реального самоуправления административная реформа, проводимая Избранной радой Ивана IV, давала. Чаще других этим правом пользовались земли, ранее входившие в Новгородскую республику и имевшие соответствующую практику.

Охраняя средние и низшие слои населения от боярского самоуправства, Судебник установил своеобразную табель о рангах, взяв за точку отсчета сумму штрафа, выплачиваемого потерпевшему за «бесчестие». Так, боярин за ущерб, причиненный его достоинству, мог получить 600 рублей, дьяк — 200, служилый дворянин — в зависимости от получаемого по службе дохода. Гостю, оптовому торговцу, за «бесчестие» причиталось 50 рублей, посадскому (мещанину) и розничному торговцу — в десять раз меньше, достоинство же ремесленника и крестьянина оценивалось в один рубль. В то же время разработчики закона попытались ограничить распространение холопства, в том числе и служилого, как форму оплаты процентов по кредиту. Судебник подтвердил право крестьян на Юрьев день (право перехода к другому помещику), а выкуп пленных россиян объявил государственным делом, для чего ввел специальный налог.

Для укрепления царской власти и повышения роли дворянства «ближней радой» была проведена еще одна важная акция. Третьего октября 1550 года царь и Боярская дума постановили расселить тысячу лучших детей боярских из отдаленных земель вокруг Москвы в радиусе 70 верст с предоставлением поместий. Эта «избранная тысяча» задумывалась как быстромобилизуемое специальное воинское подразделение, находящееся в непосредственном распоряжении двора. Отряды пищальщиков, наиболее перспективный и эффективный в бою род войск, были многократно увеличены и преобразованы в стрелецкие полки, положившие начало созданию регулярной армии. Как казаки, станицами расселявшиеся на дальних рубежах государства, так и стрельцы размещались слободами в городах, чаще других подвергавшихся нападению татар или литовцев. Для управления этими частями был учрежден специальный приказ. В начале 1550-х годов численность стрелецкого войска составляла три тысячи человек. К мерам по укреплению обороноспособности государства можно с полным основанием отнести и запрет ведения местнических споров во время войны, из-за которых нередко страдали результаты всей кампании.

И это только начало. Что плохого в этих изменениях? Какой вред они нанесли государству и лично царю? Ответ может быть только один — действия Избранной рады были и прогрессивными, и полезными как для государства Российского, так и для укрепления личной власти царя.

В 1551 году состоялся так называемый Стоглавый собор, который утвердил Судебник, именуемый еще иногда Царским судебником.

Разрешив земские дела, участники собора приступили к наведению порядка в церковном устройстве. Работа собора была построена в форме вопросов царя и ответов собора. Вопросов было сто, столько же и ответов. Отсюда и название собора — Стоглавый.

Главнейшей задачей собора, как и в случае с земством, было ограничение своевластия руководителей церковных епархий, занимавших положение, сравнимое разве что с положением удельных князей. Дело в том, что епархии за столетия своего существования всеми правдами и неправдами обросли богатыми поместьями со своим сельскохозяйственным производством, природными и ремесленными промыслами, что приносило им большие доходы, бесконтрольно расходуемые архиереями. Другим источником поступлений являлись сельские и городские церкви. Само собой разумеется, что всем этим сложным хозяйством нужно было кому-то управлять. Так вот для этого архиереи-владыки располагали своим штатом бояр на кормлении и детей боярских, наделенных поместьями. Как удельные князья и вотчинники, владыки на территории своих епархий имели право духовного и мирского суда, который непосредственно исполняли бояре и десятильники. Своекорыстная же природа человека такова, что он, не имея сдерживающих факторов, почти всегда будет стремиться к обогащению, что и происходило в те времена как на государственных, так и на монастырских землях. Поэтому собор постановил: на владычном суде в обязательном порядке должны присутствовать выборные священники, старосты и десятские, а при необходимости на них следует допускать и земских старост с целовальниками. Таким путем царь и митрополит надеялись если не искоренить, то хотя бы уменьшить число неправосудных решений.

Нужно сказать, что к середине XVI века монастыри располагали огромными земельными владениями и имели неплохую перспективу к их приросту. Однако и государство остро нуждалось в увеличении поместного фонда, за счет которого царь наделял землей дворян, становящихся опорой его правления. Поэтому для ликвидации земельного дефицита собор, по настоянию Ивана Васильевича, постановил отобрать у монастырей все вотчины, отданные им боярами после смерти Василия III, а также возвратить дворянам те земли, что были присвоены у них монастырями под предлогом невозврата долга. Впредь же церкви разрешалось приобретать земельные угодья только с высочайшего разрешения.

Собор сделал очередную попытку ликвидировать безграмотность как среди священников, так и среди мирян, для чего постановил учредить училища, вверив их устройство наиболее подготовленным церковнослужителям, а православных христиан призвал отдавать туда своих детей для обучения грамоте, письму и церковному пению.

Во избежание распространения неканонических книг, всякого рода измышлений, ложных учений и ересей собор учредил духовную цензуру за книгопереписчиками, поручив старостам и десятским просматривать готовые книги с целью изъятия негодных с точки зрения церкви. То же самое было предпринято и в иконописи. Богомазами впредь могли стать лишь те, кто получал благословление архиерея, а иконы и церковная роспись обнародовались только после их предварительного просмотра и одобрения.

Много внимания на соборе было уделено организации монастырского общежития, быту и нравам черного духовенства. Из женских монастырей убрали всех мужчин вплоть до мужчин-настоятелей. В монастырях запретили держать «пьянственное питье», а для контроля за расходованием монастырской казны был введен обязательный отчет перед царским дворецким.

Упорядочивалась жизнь сельских церквей, уточнялись обрядовые и ритуальные процедуры, в частности был установлен минимальный возраст для вступления в брак: жениху — 15 лет, невесте — 12.

Были осуждены и запрещены азартные игры, в том числе игра в шахматы, скоморошьи и музыкальные представления, лицедейство, публичные пляски женщин, не говоря уже о языческих обрядах и «бесовских потехах».

Это то, что касалось внутренней политики, проводимой от имени царя митрополитом Макарием и правительством Сильвестра — Адашева. Но оставались еще и дела внешние. На северо-западе Руси было спокойно. Престарелый Сигизмунд, утомленный прежними войнами, и его наследник Сигизмунд-Август, более занятый своими увеселениями, не представляли какой-либо угрозы для Москвы. Ливонские рыцари, за многие годы отвыкшие от войн и переориентировавшиеся на торговлю, больше думали о материальной выгоде и покровительстве со стороны московского царя, чем об экспансии на восток. Реальную угрозу для Москвы представляли лишь Казанское и Крымское ханства, управляемые двумя братьями — Сафа— и Саип-Гиреями.

Мы прервали описание российско-татарских отношений на воцарении Сафа-Гирея в Казани в 1535 году и выходе Казанского царства из-под вассальной зависимости от Москвы. С тем чтобы восстановить свое влияние на Среднее Поволжье, тогда еще правительство Елены Глинской приняло решение о снятии опалы с прежнего казанского царя Шиг-Алея, которого Москва надеялась посадить на престол с помощью промосковски настроенных татарских мурз и князей. Но вместо наступательных действий московским воеводам почти два года подряд пришлось отбиваться от казанских набегов то на Нижегородские, то на Костромские и Рязанские земли, причем без особого успеха. В 1537 году Москва, заключив перемирие с Литвой, собрала полки для того, чтобы организовать решительное наступление на Казань, но Саип-Гирей, восстановивший свое единоначалие в Крыму, угрозой нашествия помешал этим планам. Воодушевленный поддержкой брата, Сафа-Гирей с еще большей дерзостью продолжил свои разбойничьи набеги на пограничные русские земли. Обстановка обострилась до крайности в 1541 году, когда крымский хан, собрав стотысячное войско, решил сам принять участие в походе на Москву. Однако московские воеводы, упрежденные о набеге, сумели исполчиться и достойно встретить любителей легкой наживы. Стараниями воеводы Ивана Турунтая-Пронского, князей Микулинского, Серебряного, Курбского, Ивана Шуйского и Дмитрия Бельского крымчаки были остановлены на окском рубеже и обращены вспять. Саип-Гирей отступал с такой поспешностью, что со своим многочисленным войском не смог взять даже небольшой город Пронск, стоящий на пути его отхода.

В 1545 году Москва перешла к активным действиям. И хотя первый рейд русских войск под стены Казани не имел впечатляющих результатов с военной точки зрения, но с политической — он стал катализатором внутриказанских противоречий, завершившихся изгнанием в январе 1546 года Сафа-Гирея, приглашением ШигАлея и клятвенными заверениями князей и чиновников казанских в верности великому князю московскому.

Правда, как отмечает Н. М. Карамзин, люди, затеявшие переворот, думали не о государственных интересах, а о своих, личных. Шиг-Алей оказался на положении чуть ли не пленника. Ему не разрешалось ни общаться с народом, ни выезжать из города. Его верных слуг кого посадили под арест, кого умертвили. Такое «царствование» продолжалось около месяца и закончилось самым настоящим бегством. Вновь воцарившийся Сафа-Гирей, окруженный крымчаками и ногаями, начал новый этап своего правления с жестоких казней противников, что в очередной раз отвратило от него большинство казанцев. И лишь страх удерживал их в повиновении.

После венчания на царство Иван Васильевич, воодушевленный «ближней радой», решил сам возглавить поход против Казани, только кампания (февраль 1548 г.) не удалась. Из-за теплой зимы в Волге был утоплен чуть не весь «огнестрельный снаряд», вследствие чего предполагаемый штурм города стал невозможным. Царю пришлось довольствоваться малозначащей победой передового полка Симеона Микулинского на Арском поле — то мероприятие было больше похоже на удачный набег, чем на какое-то сражение.

Через год после этих событий (март 1549 г.) из Казани пришло известие, что Сафа-Гирей, в очередной раз напившись допьяну, упал и разбился насмерть и ханом провозглашен двухлетний Утемиш-Гирей — его сын от красавицы Сююнбеки, дочери могущественного ногайского князя Юсуфа. Понадеявшись на поддержку крымчаков и ногайцев, казанские вельможи не торопились как-то оформить свои отношения с Москвой, что дало повод московскому царю в феврале 1550 года подступить под стены Казани с 60-тысячным войском. Штурм города, несмотря на огромные потери с той и другой стороны, положительных результатов не дал. А потом начались оттепель и связанные с ней бездорожье, затруднения с подвозом продовольствия и фуража. Русские войска во избежание больших потерь вынуждены были отступить. Тем не менее, не взяв Казань штурмом, Иван Васильевич решил взять ее измором, для чего повелел основать новый город при впадении в Волгу реки Свияги. Свияжск, возведенный за четыре недели, давал возможность русским воеводам контролировать всю правобережную часть Казанского ханства, так называемую Горную Черемису, населенную черемисами (марийцами), чувашами и мордвой, которые с началом строительства крепости стали добровольно переходить в русское подданство. Эта относительно мирная экспансия была подкреплена выставлением казачьих отрядов на всех переправах на Каме, Волге и Вятке. Таким образом, Казань без войны лишалась половины своей территории. Попытки князя Юсуфа оказать давление на Москву, совершая набеги на Рязанские земли, и тем помочь своей дочери и внуку не увенчались успехом. Ногайские орды были разбиты царскими воеводами, а морозы довершили дело. В родные кочевья вернулось лишь несколько десятков воинов.

В Казани же нарастало возмущение против засилья крымчаков, чей предводитель Улан Кощак, став любовником Сююнбеки, уже вынашивал планы по захвату престола. Недовольство обрело форму вооруженного противостояния, и крымчаки, опасаясь, что их выдадут Москве, побросав своих жен и детей и пограбив все, что было можно, бежали вверх по Каме и Вятке, где были наголову разбиты вятским воеводой Зюзиным. Кощака же взяли в плен, отослали в Москву, где вместе с другими пленниками и казнили.

Так Казань оказалась в руках сторонников московского царя, к которому незамедлительно было направлено посольство с просьбой дать им Шиг-Алея и взять к себе малолетнего Утемиш-Гирея с матерью. Иван Васильевич согласился принять под свое покровительство неспокойное ханство, но при условии, что ему будут выданы не только царь с царицей-матерью, но и оставшиеся в Казани крымчаки. Кроме того, он потребовал отпустить всех русских полоняников, чье число приближалось к ста тысячам. В августе 1551 года Шиг-Алея посадили в Казани, и он, согласно договоренности, приступил к освобождению русских пленников. Но уже через некоторое время от оставленных при новом хане боярина Хабарова и дьяка Выродкова стали поступать доносы в Москву. Сообщалось что среди казанцев из-за отказа Ивана Васильевича возвратить им Горную Черемису, а также в связи с убытками, причиняемыми освобождением пленников без всякого выкупа, зреет недовольство. Казанские вельможи, передавали Хабаров с Выродковым, вновь ведут переговоры с крымчаками и ногаями с целью свержения Шиг-Алея и выхода из-под московской зависимости. Узнав об этом, Шиг-Алей, верный слуга московского царя, под предлогом пира заманил к себе всех заговорщиков, а когда те напились, приказал своим слугам и московским стрельцам умертвить их. Семьдесят заговорщиков было убито, остальные разбежались. После этого шаткое положение Шиг-Алея только усугубилось, в связи с чем Иван Васильевич предложил ему ввести в Казань московские войска, но тот, посчитав это прямым предательством своего народа, отказался от подобных действий. Единственное, на что он пошел, так это на увеличение численности стрелецкой охраны.

А недовольство казанцев продолжало расти. В январе 1552 года в Москву прибыла большая делегация, которая, обвинив своего царя во всех смертных грехах, потребовала его смещения, а взамен согласилась перейти в прямое и полное подчинение Москве, принять царского наместника и русский воинский гарнизон. Если этого не произойдет, говорили казанские посланцы, то народ может убить Шиг-Алея и принять к себе царя из других земель.

Такое решение, бескровное завоевание неспокойного царства, вполне устраивало Ивана IV и его окружение. Далее события развиваются следующим образом. Алексей Адашев едет в Казань и сообщает Шиг-Алею решение Москвы. Тот напоследок выводит из строя несколько пушек, отправляет в Свияжск пищали и порох, а 6 марта под предлогом рыбалки сам выезжает из Казани. Через два дня «лучшие казанские люди» уже принимают в Свияжске присягу на верность московскому государю. В ответ Симеон Микулинский, назначенный казанским наместником, клянется, что он и его люди будут «жаловать добрых казанских людей». После этого в Казань направляются Иван Черемисинов — для приведения к присяге остальных людей и восемь детей боярских — для наблюдения за подготовкой помещений, в которых предполагается поселить наместника, его людей и прибывшие с ними полки. Все идет хорошо. В Казань прибывает легкий обоз со съестными припасами и семьюдесятью казаками. Наместник вместе с Иваном Шереметевым и Петром Серебряным в сопровождении сторожевого полка под командой князя Ромодановского направляется к Казани. По пути их дружелюбно встречают татарские князья и мурзы с заверениями в своей преданности. Из Казани поступают радостные вести, что народ казанский продолжает присягать, что царский дворец готов к приему гостей. Ничто не предвещало неудачи до тех пор, пока русские воеводы не совершили роковой ошибки, послав впереди себя князей Ислама и Кебяка, а также мурзу Аликея, которые по прибытии в Казань возмутили население и затворили город. Простояв под стенами Казани два дня, несостоявшийся наместник, не причинив никакого вреда татарским селениям, со всеми своими людьми возвратился в Свияжск. Не столь мирно повели себя казанцы. Перебив всех русских пленных, они послали к ногаям за помощью и пригласили на казанский престол астраханского царевича Едигер-Мехмеда, ранее состоявшего на службе у московского царя и участвовавшего в походе на Казань в 1550 году.

В апреле того же года царь и Боярская дума постановили предпринять решительный поход на Казань. Возглавить поход взялся сам Иван Васильевич. Хотя есть интересное место в последующей переписке Ивана IV с Андреем Курбским, где царь упрекал князя в том, что «ближняя рада», к которой принадлежал и Курбский, против его воли принудила его возглавить поход на Казань. «Вы меня, как пленника, посадили в судно, повезли сквозь безбожную и неверную страну. Если бы не всемогущая десница Божия защитила мое смирение, то я бы непременно лишился жизни». Так что предстоящий подвиг, прославивший Ивана как защитника православия и добавивший к его имени почетную приставку «Грозный», в большей степени «заслуга» его опекунов и воевод. Иван же, выходит, только присутствовал при сем: молился, произносил речи, соглашался с предлагаемыми решениями. А наружу, для истории, выходило: «царь повелел», «царь решил», «царь прозорливо и счастливо предвидел». Итак, произнося «царь», мы должны иметь в виду его ближайшее окружение. «Свита делает короля», — говорили французы.

Но вернемся к самому походу. Первым делом царя в казанском походе стало усиление гарнизона Свияжска, куда он направил своего шурина, царицыного брата Данилу Романовича. Туда же по рекам начали свозить боевые припасы, продовольствие, ратных людей. По всей земле Русской был объявлен сбор войск. Но наступление основных сил на Казань откладывалось в связи с тревожными вестями о походе на Москву нового крымского царя — Девлет-Гирея. Весь июнь 1552 года Иван IV с воеводами и большой ратью поджидал неприятеля в районе Коломны и Каширы, только Девлет-Гирей, опасаясь генерального сражения, решил попользоваться малым и направился к городу Тула, стоящему в степи. Однако тульский воевода князь Григорий Темкин с малочисленным гарнизоном при помощи местных жителей не только отбил два приступа, но, выйдя из города, в открытом бою обратил вспять татаро-турецкое войско. Разгром довершили подоспевшие царские воеводы, догнавшие противника на речке Шивороне.

Счастливо решив крымскую проблему, русские войска отправились на Волгу. Путь из Коломны до Казани царские войска, двигавшиеся двумя колоннами, да еще и с остановками, проделали почти за месяц. Тринадцатого августа они достигли города Свияжска. Желая избежать кровопролития, Иван Васильевич через Шиг-Алея послал Едигеру, астраханскому царевичу, приглашенному на казанский престол, грамоту с предложением покориться его воле. Получив дерзкий и грубый ответ, он 20 августа со 150-тысячным войском обложил Казань, в которой, по разным сведениям, находилось 30-тысячное татарское и 27-тысячное ногайское войско. Почти 30 тысяч воинов было и у князя Япанчи, укрывавшегося в лесах за Арской засекой. Вокруг Казани царь повелел строить укрепления с таким расчетом, чтобы как можно удобнее расположить позиции для артиллерийской и ружейной стрельбы. Осаждающие возводили башни, осадные туры и просто бревенчатые заборы. Все поле перед крепостными стенами было изрыто рвами и траншеями, в которых укрывались стрельцы и казаки. Таким образом, связь Казани с внешним миром была прервана. Отведя русло реки Казанки, русские лишили жителей города воды. Сшибки враждующих сторон происходили беспрестанно. Вылазки осажденных, нападения Япанчи, стрельба с крепостных стен наносили немалый урон московскому войску. Те, в свою очередь, день за днем расширяли зону своего влияния вокруг Казани, совершая кровавые рейды в радиусе 100–150 километров. Села сжигались, население уничтожалось либо угонялось в плен, имущество подвергалось разграблению.

Тридцатого августа Александру Горбатому и Петру Серебряному удалось нанести решительное поражение войску Япанчи, скрывавшемуся в окрестных лесах и сильно досаждавшему русскому войску своими внезапными нападениями.

Первые признаки разногласия у осажденных появились после того, как 4 сентября взрывом был уничтожен их последний источник питьевой воды. В городе начались болезни, мор. Осада же продолжалась своим чередом. Туры шаг за шагом приближались к крепостным воротам, полным ходом шли работы по прокладке подкопа под крепостные стены.

Общий приступ был назначен на воскресенье, 2 октября. Сигналом к нему послужили два оглушительных взрыва, поднявших в воздух большой участок крепостной стены. Русские вошли в пролом, однако защитники города несколько часов сдерживали их яростный напор и стали отступать только тогда, когда улицы оказались забиты трупами. У городской мечети произошла самая ожесточенная схватка, в ходе которой погиб и главный казанский мулла. Царь Едигер, защищавшийся в своем дворце, видя бесперспективность оборонительных действий, решил пробиваться из окружения и ринулся с остатками ногайского войска к воротам в нижней части города. Сложилась совершенно критическая ситуация, и в этих условиях приближенные царя сочли за благо сохранить жизнь Едигеру, выдав его на милость победителя, а сами решили принять последний бой. Сначала 6-тысячному отряду сопутствовала удача: удалось даже смять конницу Андрея и Романа Курбских, но подошедшие Микулинский, Глинский и Шереметев нанесли отряду окончательное поражение.

Пленных не брали. Все сражавшиеся против русских войск с оружием в руках, а это было практически все мужское население города, уничтожались на месте. В качестве военного трофея Иван Васильевич взял себе только Едигера, царские знамена и крепостные пушки. Всю добычу, все сокровища, все имущество, взятые в Казани, весь полон, состоявший из женщин и детей, царь отдал войску. Из татарского плена было освобождено около 40 тысяч русских невольников. По прибытии в Москву на дары церкви, на награды воеводам и воинам было потрачено еще 48 тысяч рублей из царской казны. Огромная по тем временам сумма.

Однако победу воинскую нужно было подкрепить и победой духовной. В центре Казани уже 6 октября была освящена церковь-обыденка во имя Благовещения Богородицы, а в январе — феврале 1553 года два последних казанских царя, Утемыш-Гирей и Едигер, приняли православие. Первый из них умрет в девятнадцатилетнем возрасте и будет похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля, в месте захоронения московских царей, а второй, женившись на русской девушке, под именем Симеона Касаевича станет одним из доверенных воевод Ивана Грозного.

Победа над Казанью оказалась для молодого царя теми «медными трубами», испытания которыми он не прошел. Его, самодержавного хозяина Руси и помазанника Божьего, начала тяготить зависимость от «ближайшей рады». После победоносной войны он почувствовал себя «большим и сильным» и перестал прислушиваться к советам своих опекунов. Вместо того чтобы способствовать претворению в жизнь спланированной кампании по окончательному покорению Казанского ханства, подавляя тлеющие очаги сопротивления и приучая новых подданных к московским порядкам, он, игнорируя уговоры приближенных, не только сам не остался там, но и увел за собой львиную часть армии, возложив эту тяжелую миссию на бояр. Те же в свою очередь, видя безразличие царя к казанским делам, не торопились с принятием необходимых мер. Более того, некоторые из них открыто заявляли о невозможности удержания этого края в повиновении и осуждали сам Казанский поход за его высокую затратность. Именно инертность Боярской думы в отношении казанских дел, по мнению современников, была одной из главнейших причин того, что вскоре после поспешного ухода оттуда основных сил русских войск практически вся луговая (левобережная) часть былого Казанского ханства восстала против Москвы и понадобилось еще пять лет, чтобы привести мятежников к повиновению.

Следующим симптомом охлаждения между царем и митрополитом, возглавлявшим «команду реформаторов», стал немотивированный отказ последнего от участия в крещении царевича Дмитрия, родившегося вскоре после Казанского похода. Но основной кризис отношений наступил все-таки в марте 1553 года. Царь тяжело заболел. Речь шла о жизни и смерти. Одна часть его приближенных была охвачена горем, другая — радовалась в предвкушении грядущих перемен. Встал вопрос о наследнике и принесении присяги. Иван Васильевич потребовал, чтобы бояре присягали на верность его пятимесячному сыну Дмитрию, но тут возроптали и здравомыслящие бояре. «Мы рады повиноваться тебе и твоему сыну, — сказал один из них, — только не хотим служить Захарьиным, которые будут управлять государством именем младенца, а мы уже испытали, что значит боярское правление». Многие из них хотели видеть на царском престоле Владимира Андреевича Старицкого, показавшего себя не с худшей стороны с того момента, как Иван Васильевич снял опалу с него и с его честолюбивой матери, урожденной княгини Хованской, и приблизил их к себе. Кандидатуру Владимира поддержал и Сильвестр. О позиции митрополита Макария летописцы не упоминают. Видимо, она была также не в пользу младенца. В конце концов воля царя возобладала, и бояре, а вместе с ними и Владимир Андреевич присягнули царевичу Дмитрию.

Иван же после выздоровления делал вид, что зла ни на кого не держит, но жизнь показала, что он уже тогда затаил ненависть к своим опекунам и наставникам. Пострадал лишь князь Семен Лобанов-Ростовский, активнее других выступавший за Владимира Андреевича и попытавшийся после выздоровления Ивана Васильевича отъехать в Литву вместе со своими родственниками. Смертный приговор, вынесенный ему Боярской думой, царь по ходатайству Макария заменил ссылкой и заключением на Белоозере.

Из трех татарских ханств: Казанского, Крымского и Астраханского — последнее было самым слабым. Основанное на руинах прежней могущественной Золотой Орды в устье реки Волги Астраханское ханство находилось под сильным влиянием Ногайской Орды, обособившейся вскоре после Куликовской битвы и кочевавшей на просторах от Иртыша до Крымского ханства, в свою очередь находящегося под патронажем турецкого султана. Астраханским престолом распоряжались то одни, то другие. Однако с усилением Московского княжества астраханские правители все чаще и чаще стали обращать свои взоры на Север. Дело в том, что весь постзолотоордынский мир, как и любая развалившаяся империя, был раздираем нескончаемыми войнами многочисленных потомков Чингисидов и их военачальников за старшинство, за право получения дани, за тучные пастбища, за рыболовные места. Каждый царевич, каждый князь искал для себя выгоду, бесконечно меняя союзников и покровителей. Как не было единства в Крымском ханстве (мы уже говорили о войне Саип-Гирея с Исламом), так не было его и у ногаев. Если вышеупоминавшийся нами Юсуф держал сторону турецкого султана, то его родной брат Измаил находился в дружественных отношениях с Москвой. Отмечая эту разобщенность, С. М. Соловьев приводит в своих сочинениях такой пример: «В то время как один астраханский царевич, Едигер, бился с русскими насмерть в Казани, родственник его, астраханский царевич Шиг-Алей, находился в русском стане, другой царевич, Кайбула, владел Юрьевом, изгнанный из Астрахани царь Дербыш-Алей жил в Звенигороде. Незадолго перед тем преемник Дербыша, астраханский царь Ямгурчей, присылал в Москву бить челом государю, чтобы пожаловал, велел ему служить…» Из всего этого следует, что Великая Степь, уставшая от бесконечных войн, с нетерпением ждала сильного государя, способного прекратить это кровопролитие и дать мир населявшим ее народам.

Через год после падения Казани, в октябре 1553-го, в Москву пришли послы Измаила и других ногайских мурз с предложением о совместных действиях против Ямгурчея и замене его Дербышем. Результатом этого посольства стало то, что весной следующего года 30-тысячная русская армия под началом князя Юрия Пронского-Шемякина начала сплавляться вниз по Волге. Двадцать девятого июня она миновала «переволоку» между Волгой и Доном, а 2 июля достигла и самой Астрахани, которую взяла без малейшего сопротивления по той простой причине, что Ямгурчей и его воины просто разбежались, завидев русских. В Астрахани был посажен Дербыш, обязавшийся ежегодно выплачивать Москве 40 тысяч алтын и поставлять ко двору Ивана Грозного три тысячи рыбин. Забрав с собой русских невольников да гарем Ямгурчея, русские воеводы оставили небольшой гарнизон во главе с дворянином Тургеневым и возвратились в Москву.

Выполнил свою часть договора и Измаил. В упорной и кровопролитной войне он разбил отряды Юсуфа, а его самого убил. Но после такой победы он не мог оставаться спокойным до тех пор, пока будет жив хоть один из юсуфовых сыновей, а поэтому ему пришлось обратиться к московскому царю с просьбой о помощи. Весной 1555 года стрелецкий голова Кафтырев и казачий атаман Павлов отправились на Волгу. Им была поставлена задача перекрыть возможные переправы, дабы не дать противникам Измаила переправиться через реку и внезапно напасть на него.

Сыновья Юсуфа нашли другой путь. Снедаемые жаждой мести, они подступили под стены Астрахани, однако взять ее не смогли. Тогда за голову своего союзника, недавнего астраханского царя Ямгурчея, они договорились с Дербышем о беспрепятственной переправе через Волгу. Из-за этого предательства Измаил, застигнутый врасплох, вынужден был бежать, власть над Ногайской Ордой на некоторое время перешла к его племянникам. Узнав об этом, Кафтырев повернул назад отряд Тургенева, отосланный Дербышем в Москву, и со своими стрельцами прибыл в Астрахань, но нашел ее пустой: боясь царского гнева, татары разбежались. Правда, Дербыш вскоре вернулся. Стрелецкий голова убедил его, что он не только не понесет никакого наказания за предательство, но получит даже некоторую выгоду, в том числе и освобождение на один год от выплаты дани.

В марте 1556 года в Москву пришла очередная весть от Измаила: Дербыш окончательно перешел на сторону крымского хана и выбил из Астрахани полутысячный отряд царского посла Мансурова — это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Ивана Васильевича. На Волгу были направлены казаки Колупаева и Ляпуна Филимонова, стрельцы Черемисинова и Тетерина, а также вятичи с воеводой Писемским. Потерпев в первом же бою поражение от казаков Филимонова, Дербыш в беспорядке отступил, Астрахань опять обезлюдела, так что Черемисинову она досталась без боя. Все последующие попытки оказать какое-то сопротивление русскому войску успеха не имели. Более того, степняки вновь перессорились между собой. Сыновья Юсуфа напали на род Шиг-Мамая, изгнали Дербыша, а крымские пушки, отнятые у прежних союзников, прислали Черемисинову в Астрахань за то, чтобы московский царь простил их прежние грехи и позволил кочевать у Астрахани и служить государю, как служит их дядя, с которым они к тому времени помирились. Вслед за ними и «черные люди» стали приходить к русским воеводам бить челом, чтобы их не казнили, а дали возможность жить в Астрахани, служить царю и платить ему дань.

Так устье Волги окончательно закрепилось за Москвой, что открыло русскому государству целый мир мелких владений Северного Кавказа, враждовавших между собой и терпящих большую нужду от крымских татар. Одно за другим потянулись посольства в Москву с мольбами о помощи, предложениями военного союза, просьбами взять «под руку белого царя».

Не будет преувеличением сказать, что усилиями Ивана Грозного, его советников и воевод была реализована многовековая мечта русского народа. Именно они довели до логического завершения дело своих предшественников Дмитрия Донского и Ивана III. Волжская Орда, угнетавшая и разорявшая Русь более трехсот лет, прекратила свое существование. Некогда грозные и надменные ханы превратились в подручников русских государей, кочевники окончательно осели на земле, а их разбойничьи шайки переквалифицировались в дисциплинированное и боеспособное войско — послушное орудие московских царей. Покорение Казани и Астрахани открывало путь не только на Северный Кавказ. В связи с малочисленностью и низкой организацией аборигенов Москва получила уникальную возможность колонизации Урала и Сибири.

Тем не менее первые годы освоения волжских просторов были затруднены как сопротивлением местных мятежных князей и мурз, так и противодействием крымского хана Девлет-Гирея, в свою очередь подстрекаемого турецким султаном. Однако наступательный поход 1555 года князя Ивана Шереметева в сторону Перекопа, впервые организованный Москвой за все время существования Крымского ханства, а также рейд, предпринятый в следующем году путивльскими казаками под началом дьяка Ржевского, знаменовали собой конец безусловного господства крымчаков на степных просторах южнее Оки и Куликова поля. И если поход Шереметева нельзя отнести к разряду безусловно успешных, то действия отряда Ржевского и примкнувших к нему украинских казаков в районе Ислам-Керменя и Очакова не на шутку напугали крымского хана, который не только изменил тон своих грамот, адресованных царю, но и отпустил за выкуп всех (!) русских, плененных им в бою с Шереметевым. Последующие действия каневского старосты Дмитрия Вишневецкого и пятигорских черкесов, взявших в 1556 году Ислам-Кермень, Темрюк и Тамань, безуспешные попытки хана в 1557 году выгнать Вишневецкого с острова Хортица, а еще больше удачный рейд Даниила Адашева (1559 г.) в устье Днепра и по территории Крыма вселили в умы Избранной рады Ивана Васильевича уверенность в том, что с Крымом можно поступить так же, как они поступили с Казанью и Астраханью.

Но осуществлению этого плана мешал ряд обстоятельств. Если население Казани и Астрахани было всего лишь единоверным с населением Турецкого султаната, то Крым являлся к тому же еще и турецким вассалом, а султан вряд ли бы смирился с тем, что подвластное ему ханство перейдет под юрисдикцию православного царя. Поражение Крыма означало бы поражение Турции, чего она, находящаяся на пике своего могущества, ни под каким предлогом допустить не могла. Хотя бы из принципа. Но дело не только в принципе. Крым — отличный плацдарм для дальнейшей турецкой экспансии в Центральную и Восточную Европу. Таким образом, война с Крымом означала войну с Турцией, к чему Москва не была готова.

Не менее важную роль в московско-крымских отношениях играло и польско-литовское государство, которое больше боялось московского царя, чем крымского хана, и потому было заинтересовано в сохранении этого разбойничьего государства, своими набегами ослаблявшего стратегического противника.

Нельзя сбрасывать со счетов и такого существенного препятствия, как отдаленность той земли. Если Московское царство, Казань и Астрахань связывала судоходная Волга, то Москву и Крым разделяла Великая Степь, изнуряющий путь по которой занимал не менее двадцати дней. И если Казань, окруженную русскими городами, еще можно было удержать под властью Москвы, то Крым — при наличии резко отрицательной реакции Турции и европейских государств на усиление Московского царства — вряд ли. Правильность этого вывода подтверждается всей последующей историей, и в частности обстоятельствами походов Голицына — при правительнице Софье, Миниха — при Анне Иоанновне и Крымской войны 1853–1855 годов — при Николае I. А о том, что «просвещенная» Европа была явно не на нашей стороне в этой борьбе с преступным государством, говорят невыполнимые условия заключения антикрымского союза, выдвигаемые Литвой, и создание первого «железного занавеса» на границах Московии, с помощью которого они пытались задержать проникновение на нашу территорию технических знаний, науки, искусства. С. М. Соловьев, в частности, приводит такой случай, относящийся к эпохе Ивана Грозного. В 1547 году только что венчанный на царство Иван Васильевич поручает предприимчивому саксонцу Шлите навербовать в Европе для нужд своего государства как можно больше ученых и ремесленников. Шлите, с разрешения германского императора, выполняет это поручение и собирает в Любеке для последующей отправки по месту назначения более сотни мастеров. Но в события вмешивается ливонское правительство, оно красноречиво расписывает императору, что ждет его и всю Европу в целом, если «русские варвары» освоят и внедрят в свою повседневную жизнь научно-технические достижения. Император прислушивается к мнению своих братьев по крови и разрешает магистру не пропускать в Москву ни одного ученого и художника. Ослушавшихся этого приказа мастеров, попытавшихся на свой страх и риск все-таки добраться до Москвы, посадили в тюрьму, а некоего Ганса, повторившего свою попытку после освобождения, схватили в двух милях от русской границы и казнили. Иван Грозный своеобразно отреагировал на этот недружественный акт — он распорядился продать туркам и татарам всех европейских наемников, взятых в плен в предыдущих войнах Москвы с Польшей.

Однако то, чего боялись немцы, не боялись англичане, начинавшие ощущать снижение спроса на свои товары и тесноту на традиционных рынках. Чтобы спасти положение дел, им требовались новые рынки сбыта. И судьба, в лице Ричарда Ченслера, открывшего морской путь из Англии в Московию через Северное, Норвежское, Баренцево и Белое моря, предоставила такую возможность. В 1553–1555 годах, в самый разгар боевых действий за покорение поволжских народов, в Москве, а потом и в Лондоне были подписаны торговые соглашения, по которым английские и русские купцы получили свободу перемещения и право беспошлинной торговли, а также гарантии личной и имущественной безопасности. Сверх того, английская королевская чета дала согласие на свободный выезд в Россию своих подданных, художников и ремесленников, чем не преминул воспользоваться первый русский посол в этой стране Осип Непея, вывезший в Москву много механиков, медиков, рудознатцев и других мастеров. Так была прервана интеллектуальная блокада Московского царства.

А теперь мы переходим к одному из трагических эпизодов русской истории — двадцатичетырехлетней Ливонской войне, успешно начатой и закономерно проигранной Иваном Грозным. Ливонский орден как военная организация немецких рыцарей-крестоносцев и как католическое государство был образован в начале XIII века на латышских и эстонских землях, потеснив одновременно и русских князей, основавших там еще в 1030 году город Юрьев (Дерпт, теперешний Тарту) и владевших рядом волостей, расположенных по берегам Двины. Вынужденно уступая крестоносцам подвластные им земли, полоцкие князья выторговали себе часть собираемой с туземных племен дани — вообще-то она практически никогда не выплачивалась, но право на нее время от времени подтверждалось двусторонними договорами, в частности договором о перемирии, подписанным магистром ордена Плеттенбергом еще во времена Ивана III (1503 г.). Так вот, именно эта запись и послужила той зацепкой, которой, к несчастью для Руси, и воспользовался Иван Грозный для развязывания военных действий — правда, не с целью получения свободного выхода к Балтийскому морю (он у нас был через устье реки Невы), а с целью завоевания новых городов и поместий для своих голодных и жадных «кромешников».

Вспомнили об этой формальной дани в 1554 году, когда ливонское посольство прибыло в Москву для ведения переговоров о продлении перемирия на очередной срок. Право Москвы на получение дани было продублировано и в новом соглашении, причем было обещано, что выплаты будут реальными, но прошло три года, а ливонцы так и не прислали ни талера. Более того, в 1557 году они в ходе переговоров об условиях нового соглашения поставили вопрос о снижении, а потом и об отмене дани, мотивируя это сложившейся практикой двусторонних отношений. Когда же Москва ответила отказом, Ливония, заботясь о собственной безопасности, вступила в соглашение с Литвой, явно нацеленное против Москвы, что окончательно вывело из себя Ивана Грозного, решившего и дань взять, и выход к морю получить. В январе 1558 года не менее чем 40-тысячная армия Московского царства под высшим командованием касимовского царя Шиг-Алея, дяди Ивана IV Михаила Глинского, мятежного крымского царевича Тохтамыша, астраханского царевича Кайбулы, бояр Алексея Басманова, Даниила Адашева, князя Андрея Курбского, князей казанских, кабардинских и черемисских вторглась в Ливонию, опустошая все на своем пути. Предместья городов и крепостей были разграблены, селения сожжены, а население выведено в окрестности Иван-города. Как и обещал Алексей Адашев, московский царь сам собрал причитающуюся ему дань. Особой жестокостью в этом рейде отличились, кстати, не татары и не черемисы, а отряды охотников, состоявшие из псковских и новгородских жителей. Объясняется это, видимо, чувством мести, накопившимся за многие годы взаимных набегов, причиненных бед и страданий.

Одиннадцатого мая Басманову и Адашеву сдалась Нарва, а 18 июля князь Петр Шуйский принудил к сдаче процветающий и сильно укрепленный Дерпт. Жителям обоих городов была предоставлена свобода выбора. За остающимися обывателями сохранялись практически все их прежние права и привилегии. Эстонские крестьяне получили часть земель, конфискованных у немецких рыцарей и монастырей. Из России наладилась поставка хлеба, семян, скота и лошадей. Эта довольно взвешенная политика, направляемая преимущественно Алексеем Адашевым и дьяком Висковатым, позволила за летнюю кампанию с минимальными потерями занять всю восточную часть Эстонии и получить долгожданный выход к морю. В Нарве оживилась международная торговля и даже была предпринята попытка создания собственного флота.

Всю зиму 1558/59 года русские отряды совершали регулярные рейды в северную часть Латвии, доходя до окрестностей Риги и приводя в отчаяние ливонское правительство, тщетно ожидавшее помощи со стороны польского короля и германского императора. И все же к лету при посредничестве датского короля Фридриха II орден смог заключить с Москвой перемирие на шесть месяцев. Это решение, лежавшее в русле миролюбивой политики, проводимой Алексеем Адашевым, было с большой неохотой санкционировано самим Иваном IV. И царь, как показали последующие события, был прав. Воспользовавшись этой передышкой, магистр Ливонского ордена Готард Кетлер вступил в переговоры с Сигизмундом-Августом, и результатом их стало соглашение от 31 августа, согласно которому орден переходил под покровительство Литвы. Через две недели литовский протекторат распространился и на Ригу.

В это же время посредник в русско-ливонском соглашении о перемирии Фридрих II, пользуясь случаем, вознамерился решить за счет разваливающегося ордена и свои проблемы. Вместо того чтобы выделить брату Магнусу часть своего королевства, причитающуюся тому по завещанию, он совершил торговую сделку и купил для него за 30 тысяч талеров остров Эзель (Сааремаа).

В довершение ко всему Кетлер, воодушевленный поддержкой Августа, нарушил соглашение о перемирии и предпринял поход на Дерпт, однако вынужден был отступить, остановленный русскими войсками.

Такие последствия перемирия и такое развитие событий резко ухудшили отношение Ивана IV к Алексею Адашеву, ибо нарушались планы царя на завоевание всей Ливонии. Адашев в его глазах представлялся чуть ли не предателем, ибо своим сочувственным отношением к ливонцам он вольно или невольно, но нанес ущерб государству. Царь, вопреки советам своего недавнего фаворита, в 1560 году возобновляет военные действия против ордена. Русские войска одерживают крупную победу при Эрмесе и штурмом берут крепость Феллин. Положение рыцарей усугубляют восставшие против них латышские крестьяне.

Орден доживал последние месяцы. В конце 1561 года его магистр, предчувствуя невозможность дальнейшего сопротивления наседающим московским войскам, подписал договор с Литвой, и в результате находившаяся под его контролем территория (теперешняя Латвия) на правах герцогства вошла в состав Великого княжества Литовского. Немецкий орден окончательно прекратил свое существование. А остальные земли поделили между собой соседи. Москва удерживала за собой восточную Эстонию с Нарвой и Дерптом; Ревель (Таллин) с центральной и северной Эстонией захватила к этому времени Швеция; Дания вступила во владение островом Эзель. Попытка любой из этих четырех стран увеличить свои приобретения в Ливонии была чревата новой войной, и уже не с обескровленным орденом, а с боеспособными армиями европейских хищников.

Глава III

Иван Грозный — царь «Кромешников»

Смерть царицы Анастасии. Удаление Сильвестра и Адашева. Заочный суд над ними. Первые репрессии. Омерть Макария. Вторая женитьба царя. Завоевание Полоцка. Набег крымчаков на Рязань. Обострение отношений с Боярством. Александровская слобода. Опричнина. Казни бояр, погромы, Беззакония опричников. Митрополит Филипп. Массовый террор. Убийство Владимира Старицкого. Новгородский погром. Псков. Массовые казни в Москве. Московско-крымские отношения. Татарское нашествие на Москву в 1571 году. Битва при Молодях. Отмена опричнины

Благополучный период царствования Ивана Грозного подходил к концу. Недовольство, накапливающееся у венценосца от своей зависимости от советников (Сильвестр, Адашев), прорвалось после смерти царицы Анастасии. Все без исключения историки с пиететом отзываются о душевных качествах царицы, ее щедрости, богобоязненности. Но такова ли она была на самом деле? Не дань ли это дому Романовых, при которых писалась и неоднократно переписывалась наша история? Вопросов возникает еще больше, когда узнаешь, что два хороших начала в жизни Ивана Васильевича, жена и советники, не ладили между собой, что это их взаимонепонимание, а вернее, соперничество дало основание овдовевшему царю обвинять своих бывших помощников и наставников в колдовстве, с помощью которого они якобы «извели царицу». За что? Какой была царица в реальной жизни мы, видимо, уже никогда не узнаем.

Сильвестр, почувствовав враждебную недоброжелательность царя, еще за полгода до смерти Анастасии как бы по собственной инициативе удалился из Москвы в Кирилло-Белозерский монастырь. Вслед за ним от общегосударственных дел был отстранен и Адашев. Его ждала почетная ссылка в действующую в Ливонии русскую армию, где он смог проявить себя и как удачливый военачальник, и как дальновидный политик, расположивший к себе, а следовательно, и к Московскому царству немецких рыцарей и местное население, все чаще изъявлявшее желание перейти в русское подданство. Но что бы он ни делал, ему уже все засчитывалось в негатив и доброе отношение к населению завоеванных земель стало расцениваться как предательство. В конце сентября 1560 года в Москве прошло совместное заседание Боярской думы и Церковного совета, на котором, вопреки возражениям митрополита Макария, состоялся заочный суд над Сильвестром и Алексеем Адашевым. Новые фавориты царя, в том числе и Захарьины-Юрьевы, опасались, что подсудимые своим личным присутствием, личным обаянием и умением убеждать смогут вновь «околдовать царя» и вернуть себе его расположение. Суд был скорый и неправый. Сильвестра сослали в Соловецкий монастырь, а Адашева заточили в дерптскую тюрьму, где он через два-три месяца умер. Есть предположение, что его отравили.

Правда, пока был жив Макарий, царь по моральным соображениям воздерживался и от смертной казни членов аристократических фамилий, и от чрезмерных репрессий. Хотя что называть чрезмерным? Обвинив Владимира Старицкого и его мать в заговоре, он практически принудил княгиню Евфросинью к принятию пострига, а двор двоюродного брата в который уже раз укомплектовал своими соглядатаями. Князь Дмитрий Курлятьев, один из ведущих деятелей Избранной рады, вместе с женой, сыном и двумя дочерьми сначала был арестован, а затем их всех обрядили в монашеские рясы и упрятали за монастырскими стенами. Были казнены родственники и близкие друзья Алексея Адашева, подвергнуты опале князья Михаил и Александр Воротынские, а также первосоветник Боярской думы князь Иван Бельский. Проявляя «гуманизм» в отношении заподозренных лиц, Иван Грозный обставлял свою «милость» такими унизительными клятвами и гарантиями с их стороны, что никто уже не считал себя в безопасности. И это было только начало.

Обвал произошел после смерти митрополита Макария, последовавшей 31 декабря 1563 года. С этого момента и на многие годы вперед счастье отвернулось от Московского царства.

Но прежде чем мы перейдем к опричнине, следует хотя бы упомянуть о некоторых внутригосударственных и международных событиях, непосредственно предшествующих этому темному периоду в истории русского народа. Через неделю после смерти «горячо любимой Анастасии» Иван Грозный, имея двух наследников престола — шестилетнего Ивана и трехлетнего Федора, изъявил желание вступить в брак с какой-нибудь иностранной принцессой. Однако в «европейский калашный ряд» нас не пустили, брачные переговоры с Литвой и Швецией закончились провалом. Московскому самодержцу пришлось довольствоваться дочерью недавно присягнувшего ему кабардинского князя Темрюка — Кученей (в крещении Мария).

Свадьба состоялась в августе 1561 года, а через полгода все мысли царя были вновь заняты военными заботами. Крымский хан, подстрекаемый Сигизмундом-Августом, вновь разорил города Мценск, Одоев, Белев. Отбив это нашествие, русское войско в конце 1562 года под началом самого Ивана Васильевича вступило на литовскую землю, чтобы покарать польского короля за коварство и продолжить завоевание ливонских земель, перешедших под его корону. Дело в том, что московский царь не признавал прав поляка на эти земли. Более того, в ходе предшествовавших этим событиям переговоров из уст самого царя неоднократно звучали утверждения, что и сама Литва, вернее, львиная доля ее территории некогда принадлежала его предкам и что он считает ее своей вотчиной. Поэтому поход на Полоцк представлялся не как акт агрессии, не как захват чужого, а как возвращение ранее утерянной собственности. Поход оказался успешным. Пятнадцатого февраля 1563 года город сдался на условиях частичного сохранения существовавшего там самоуправления. Только вот победа была омрачена зловещими актами немотивированного царского гнева как по отношению к своим подданным, так и по отношению к жителям Полоцка. Еще до начала осады царь, за что-то рассердившись на князя Ивана Шаховского, собственными руками забил его до смерти, а в сдавшемся Полоцке ограбил не только городскую казну, но и дома богатых горожан. Некоторые историки утверждают, что именно в этом походе произошел первый в истории Московского царства еврейский погром. 300 евреев, отказавшихся принять святое крещение, якобы были утоплены в Двине. Хотя евреи, как утверждает А. И. Солженицын, об этом нигде не упоминают.

Сигизмунд-Август, не ожидавший такого стремительного наступления, тут же начал дипломатическую игру, целью которой было не установление мира, а получение передышки, для того чтобы и самому собраться с силами, и подтолкнуть Девлет-Гирея посредством отправки ему «большой казны» к новому походу на Москву. Так оно и получилось. Переговоры закончились ничем. Но если поход 70-тысячного литовского войска на Полоцк для русских завершился относительно благополучно, то неожиданный набег 60-тысячной крымской орды на Рязань принес неисчислимые бедствия. Множество русских людей были угнаны на невольничьи рынки. Эта трагедия еще раз заставила задуматься не только оппонентов, но и верноподданных Ивана Грозного о правильности выбора внешнеполитического пути. Даже близкие к нему бояре и дворяне, поддержанные новым митрополитом Афанасием, стали умолять его прекратить «избиение несчастных христиан», заключить мир с Литвой и направить всю свою энергию на борьбу с Крымом. В этих призывах царь услышал отвергнутые им адашевские идеи и заподозрил, что его, «потомка римских императоров», помазанника Божьего и примерного богомольца, его, защитника православия и покорителя Казани и Астрахани, его, победителя Ливонского ордена и хозяина земли Русской, — хотят если не лишить власти, то ограничить в ней. Оказывается, мало было того, что он удалил из Москвы Сильвестра и Адашева, мало было того, что он жестоко покарал, с одной стороны, их единомышленников, а с другой — властолюбивых потомков удельных князей. Крамола, несмотря ни на что, продолжает гнездиться в его семье, в Боярской думе, в Москве и в других городах. Находятся люди, считающие себя умнее царя и осмеливающиеся давать советы, как ему поступать. Так не бывать же тому! Земля Русская — его вотчина, он на ней хозяин, а все живущие здесь — его холопы, которых он, по своему усмотрению, волен «казнить или жаловать». Их жизнь, умение и таланты, их имущество должны принадлежать и служить только ему. Их помыслы должны быть направлены лишь на обеспечение благополучия его царствованию. Любое инакомыслие — крамола, любое несогласие — измена, любое противодействие — грех, караемый смертью. И никакие прежние заслуги не гарантировали заподозренному боярину или дворянину уважения его чести, сохранности имущества и права на жизнь.

От этой безысходности в людей вселился страх. Но если простой крестьянин или горожанин в такой ситуации убегает в леса или к «лихим людям», то бояре и дети боярские начинают искать себе нового государя. Практически все авторы говорят о массовых отъездах русских дворян в Литву. Называются даже имена, но их немного. Чаще всего вспоминают уже известного нам Дмитрия Вишневецкого, покинувшего Московское царство для того, чтобы продолжить борьбу с крымскими татарами и турецкими янычарами. Тяжело переживал Иван Васильевич отъезд братьев Алексея и Гавриила Черкасских. Он даже пытался уговорить их вернуться назад, но безуспешно. А самый чувствительный удар нанес ему побег Андрея Курбского, помощника и советника, небесталанного воеводы, с которым его связывали в прежние годы чуть ли не дружеские отношения. Если изменяют такие люди, то кому тогда верить? Теперь и в Ивана Грозного вселился страх. Страх за свою жизнь и судьбу царского престола. За каждым углом ему мерещилась измена, в каждом человеке он видел коварного врага, подлежащего уничтожению. Но для искоренения крамолы и уничтожения врагов нужны были государственный механизм и послушные исполнители. Так появилась опричнина.

Третьего декабря 1564 года царь, вместе с семьей и группой бояр и дьяков, в благонадежности которых он пока не сомневался, а также в сопровождении избранных провинциальных дворян и сынов боярских, следующих за ними в боевом порядке, никого не оставив «на хозяйстве» в Москве, покинул столицу. Беспокойство москвичей при виде этого необычного каравана сменилось паникой, когда они узнали, что в царском обозе следует вся государственная казна: деньги, золотые и серебряные изделия, драгоценные украшения, иконы, одежда. Целый месяц Москва пребывала в тревожном ожидании. Наконец 3 января 1565 года Иван Васильевич прислал с гонцом два письма. В первом, адресованном митрополиту и боярам, он обвинил бояр и дьяков в предательстве, разграблении казны и уклонении от военной службы. Церковным же иерархам он поставил в вину их вмешательство в государственные дела и заступничество за провинившихся. В конце послания государь заявлял, что в таких условиях он не может царствовать и оставляет трон. Второе письмо, зачитанное публично, оповещало купцов и простолюдинов, что за ними вины нет, что он их всех любит, но вот бояре-изменники не дают ему всех облагодетельствовать. Письмо, по сути своей, провокационное. Под угрозой народного восстания боярская верхушка капитулирует, и к царю, обосновавшемуся в Александровской слободе, направляется депутация с мольбами: трона не оставлять, править по своему усмотрению, а предателей наказывать по своему разумению.

Пятого января Иван великодушно прощает холопов, но выдвигает условия своего возвращения, смысл которых сводился к следующему: оставаясь главой государства со всеми вытекающими отсюда последствиями, он создает собственный двор и собственное войско (опричнину). Под управление двора он берет по своему усмотрению часть территории Московского царства, где отменяются действия земских институтов и вводится его личное управление. Но самое важное — государь потребовал полной свободы действий в отношении предателей и изменников. В этих условиях Боярская дума, митрополит, дворяне и церковные иерархи вынуждены были пойти на нарушение «старины», старых порядков управления, предоставив царю «чрезвычайные полномочия». И он ими не преминул воспользоваться. Чуть ли не через месяц после этого состоялась казнь князя Александра Горбатого и его сына Петра, князей Сухого-Кашина, Петра Горенского, окольничего Петра Головина. Князь же Дмитрий Шевырев был посажен на кол.

К опричному двору царь приписал часть Москвы и Перемышля, целиком — Вязьму, Можайск, Медынь, Малоярославец, Суздаль, Шую, Тотьму, Устюг. Потом опричнина будет только увеличиваться. На ее территории тут же началась «переборка людишек». Земские дворяне, не удостоенные чести быть приписанными к сему почетному ордену, насильственно выселялись из своих поместий, а на их место водворялись опричники, стремившиеся получить как можно больше прибыли с доставшихся им земель, в результате чего крестьянские хозяйства разорялись и оскудевали. Крестьяне разбегались. Всего изгнали из своих поместий около девяти тысяч помещиков. Большинство из них было ограблено и обесчещено, а кто-то в этом угаре и расстался с жизнью.

В опричнине состояли родственники первых двух жен царя и часть бояр, пленные ливонские рыцари (такие, как Иоанн Таубе и Ейларт Краузе, с которыми мы еще встретимся в настоящем повествовании) и любители приключений из Германии (такие, как Генрих фон Штадтен), все члены Английского торгового дома и богатейшие русские купцы и промышленники, в том числе и знаменитые Строгановы. Опричное войско царя, первоначально состоявшее из одной тысячи дворян и детей боярских, с годами достигло 5–6 тысяч. В качестве символов своих жандармских функций опричник привешивал к седлу своего коня собачью голову и метлу. Это означало, что его задача — «выгрызание и выметание» измены.

Столицей опричнины стала Александровская слобода, в которой возвели царские палаты, обнесенные рвом и крепостным валом. Опричники жили на одной улице, купцы — на другой, а все вместе это представляло собой военный лагерь, откуда никто не мог выехать или куда никто не смел въехать без царева разрешения. Иван Грозный даже пытался превратить это место в подобие монастыря, где бы он выполнял роль игумена, а его наиболее преданные опричники — роль монахов. Удивительно, но в царе каким-то неизъяснимым образом сочетались и неукротимая жестокость, и чрезмерная набожность. Видимо, правы исследователи, видящие причину этого симбиоза в болезненно-маниакальном страхе. Он боялся за свою жизнь и за свою власть. Не отсюда ли и такая жестокость по отношению к мнимым и действительным врагам? Не отсюда ли и боязнь Суда Небесного, приводящая к другой крайности — богомольному неистовству?

Опричники практически постоянно находились в слободе, покидая царя лишь для выполнения каких-то его поручений. В промежутках между церковными бдениями и непотребными оргиями они «раскрывали» все новые и новые заговоры, чтобы показать свою полезность и преданность. В отличие от последующих представлений о «добром царе и злых царских слугах», времена Ивана Грозного были олицетворением как царской изощренной жестокости, так и вседозволенности его сатрапов.

При появлении опричников улицы, присутственные места обезлюдевали, дома закрывались. Земские старались не вступать с этими «кромешниками» в какие-либо отношения — ведь опричники, словно имея «лицензию на убийство», не признавали ни законов, ни правил делового оборота. Не было на них управы и в судах, получивших царское повеление: «судите праведно, чтобы наши не пострадали». Под опричнину попал и удел князя Владимира Старицкого. Царь отписал его на себя, дав тому взамен другие города и волости, с которыми у опального князя не было ни взаимного тяготения, ни освященных временем взаимных обязательств. После такой «рокировки» Владимир Андреевич, окруженный тайными шпионами и откровенными недоброжелателями, оказался в полной зависимости от своего двоюродного брата.

Успокоенный и умиротворенный этими злодеяниями, Иван Грозный на время (1566–1567 гг.) обуздал свои кровавые аппетиты. Это было связано не только с «усталостью» царя, а в большей степени с благотворным влиянием церковных иерархов, которые хоть и действовали по-разному, но в одном направлении. После смерти Макария митрополичий престол занимал Афанасий — усердный молитвенник, но безвольный пастырь, тем не менее осмелившийся в знак протеста против опричнины самовольно сложить с себя сан первосвященника. Правда, перед московским обществом царь попытался представить уход Афанасия «за немощью велией» или, как бы сейчас сформулировали, «по состоянию здоровья». Тем не менее это был ощутимый и болезненный удар по царскому самолюбию. На освободившееся место царь тут же выдвинул казанского архиепископа Германа. Он даже переселил его в митрополичьи палаты, которые тот через несколько дней вынужден был покинуть, так как при первом же разговоре с Иваном Васильевичем осмелился просить об отмене опричнины.

Этот церковный кризис состоялся как раз накануне Земского собора 1566 года, созывавшегося царем для того, чтобы получить земский приговор о продлении Ливонской войны. Хотя не нужно обольщаться такой «соборностью» — земство собиралось не для совета, Иван Васильевич лишь хотел принудить его раскошелиться на продолжение войны. Так вот, на этом соборе царь и углядел игумена Соловецкого монастыря Филиппа, в миру — Федора Степановича Колычева, представителя могучего боярского рода. Сначала игумен отказался от митрополии, ссылаясь на слабость своих сил. Когда же собор и царь стали настаивать на принятии сана, Филипп высказался откровеннее, потребовав восстановить целостность государства. Тут уже Иван Грозный не намерен был уступать. В итоге нашли компромисс: Филипп не вмешивается в опричнину — «домовый обиход» царя, но в качестве компенсации возвращает себе древнее право ходатайствовать перед царем за опальных. На том и порешили.

Похоже, уже через несколько дней после поставления в митрополиты Филипп воспользовался выговоренным правом. Дело в том, что Земский собор, выдавая деньги на продолжение войны, потребовал взамен отмены опричнины. Челобитную подписали триста человек. Все «подписанты», естественно, тут же оказались в тюрьме. Их ждала серьезная кара, но, благодаря вмешательству Филиппа, они отделались сравнительно легко: только два смертных приговора да пятьдесят человек, отведавших батагов. Остальные по истечении пяти дней ареста были освобождены. Правда, кое-кто из них потом как бы по служебной надобности был выслан из Москвы, тем не менее все нашли это решение беспрецедентно мягким. Было бы логично предположить, что арест трехсот участников собора и «уламывание» Филиппа взаимосвязаны между собой. Арестованные являлись как бы заложниками у царя, их судьба была в его руках, а тут поставлением Филиппа решалось сразу несколько проблем: церковь получает достойнейшего митрополита, земство «скидывается» на войну, митрополит с первых своих шагов получает ореол защитника страждущих, а над всем этим витает грозный самодержец.

Целый год между Иваном Грозным и митрополитом царили мир и согласие, пока не возникла угроза обострения русско-литовских отношений. Король знал, что царь готовит новое наступление, поэтому решил ослабить русское войско. Многие бояре и дворяне стали получать от короля и его вельмож письма с предложением оставить царскую службу и отъехать в Литву. Кто-то об этих грамотах доложил Ивану Васильевичу, а кто-то нет. Но уже одно только получение подобных писем накладывало тень подозрения на адресата: «Если получил такое предложение, значит, дал повод надеяться, что можешь изменить». Началось следствие, однако розыск не дал убедительных доказательств измены бояр, поэтому царь решил реализовать решение Земского собора и провести крупномасштабную операцию в Ливонии. В начале ноября 1567 года Иван Васильевич с войском стоял на ливонской границе, намереваясь овладеть Ригой и Вильной, но что-то заставило его спешно покинуть военный лагерь и возвратиться в Москву. Московская версия — плохая погода, бездорожье, отставание артиллерии; западная версия — раскрытие нового боярского заговора. Якобы бояре сговорились схватить Ивана Грозного и передать его польскому королю, спешившему со своим войском им навстречу. Источники даже указывают, что царским доносчиком оказался не кто другой, как сам Владимир Андреевич Старицкий, в пользу которого этот заговор и составлялся.

Нетрудно вообразить реакцию царя. Первой жертвой становится один из верховных представителей земства конюший Иван Петрович Федоров, виноватый уже в том, что подписал обращение Земского собора об упразднении опричнины, и в том, что первым получил «прелестное» письмо Сигизмунда. Федорова убил, предварительно покуражившись, сам Иван Грозный. За конюшим последовали князья Иван Куракин-Булгаков, Дмитрий Ряполовский и трое князей Ростовских. От рук опричников в это же время погибли славные своими воинскими подвигами Петр Шенятев и Иван Турунтай-Пронский. Царский казначей Тютин со всем своим семейством был убит братом царицы Михаилом Черкасским. За казнями вельмож последовали погромы их усадеб и новые жертвы среди их домочадцев.

Ужас объял бояр и «черных людей», духовенство и мирян. Взоры всех были обращены к единственно возможному заступнику — митрополиту Филиппу, который, потеряв всякую надежду на действенность увещеваний, решился в марте 1568 года на публичное осуждение развязанного царем террора против собственного народа. Только вот поступок первосвятителя дал обратный результат. Последовали новые казни и новые аресты. Под стражу были взяты все высокопоставленные церковные иерархи из окружения митрополита. Но ни угрозы, ни пытки, ни издевательства не дали палачам никаких доказательств вины митрополита. Тогда над ним учинили суд. Игумен Соловецкого монастыря Паисий, мечтавший о епископском сане, согласился дать ложные показания, обвинив Филиппа в чародействе и мнимых злоупотреблениях, которые он будто бы совершил в его бытность на Соловках. В ноябре 1568 года Филипп с бесчестием был сведен с престола. Царь неделю уламывал Церковный собор осудить их недавнего главу к сожжению, но иереи не взяли греха на душу, ограничившись ссылкой опального в Отроч-монастырь. Все члены рода Филиппова были подвергнуты опале, а многие и казнены.

Опричные бесчинства с этого момента приняли массовый характер. Любое противодействие «кромешникам» расценивалось как бунт со всеми вытекающими отсюда последствиями. Пьяная драка на ярмарке в Торжке стала поводом для расправы с местными жителями, которых пытали, топили в реке. По аналогичному сценарию развивались события и в Коломне.

1569 год был насыщен таким количеством тревожных и трагических событий, что и у здорового, уравновешенного человека голова могла пойти кругом. На Астрахань надвигалась 30-тысячная армия турецких янычар и крымских татар. В результате Люблинской унии, объявившей о создании единого польско-литовского государства, Москва приобрела на Западе вдвое более сильного, а следовательно, и вдвое более опасного противника. В том же году Иван IV получил информацию о свержении с престола и заключении в тюрьму его шведского двойника — психически больного короля Эрика и захвате престола братом несчастного узника — Иоанном (Юханом). Ну а смерть от яда его второй жены, Марии Темрюковны, добила царя окончательно, разрушив все сдерживающие препоны его болезненной жестокости. Первой жертвой стал безвольный Владимир Старицкий, которого он по ложному доносу обвинил в покушении на свою жизнь, стремлении занять царский престол и отравлении царицы. Коварно заманив двоюродного брата в Александровскую слободу, царь принудил его принять яд. Имеется информация, что вместе с Владимиром Андреевичем отравились его жена и младшая дочь. Через несколько дней в реке Шексне по приказу Ивана Васильевича были утоплены мать Владимира, княгиня Евфросинья, и невестка царя, жена его брата Юрия, умершего в 1563 году, виноватая лишь в том, что пожалела старую княгиню.

Страшась силы объединенного польско-литовского государства, Грозный с утроенным рвением начинает поиск возможных изменников среди своих подданных. В его воспаленном воображении врагами становятся жители некогда свободолюбивых Пскова и Новгорода.

Чего греха таить, основания для таких подозрений были. Не далее как в январе 1569 года, вследствие измены двух посадских людей, переодевшихся в одежду опричников, литовцы обманом захватили город Изборск, прикрывавший Псков со стороны литовской границы. В качестве превентивной меры царь использовал старый отцовско-дедовский метод борьбы с крамолой, выведя из Пскова 500, а из Новгорода — 150 семейств из числа «лучших людей». Но эти масштабные меры по «перебору людишек» показались ему недостаточными. Требовалась более впечатляющая акция устрашения. И повод для нее не заставил себя долго ждать. Очередной искатель чинов и денег из Волыни по имени Петр, так называемая переметная сума, не получив от новгородских властей ни того ни другого, решается на месть. Он доносит царю, что архиепископ и ряд новгородских вельмож готовы передаться польскому королю и уже заготовили соответствующее обращение, до поры до времени спрятанное за образами в одной из церквей. Посланцы царя, как и следовало ожидать, обнаруживают грамоту в указанном месте, что становится поводом для одного из самых жестоких и самых несправедливых злодейств высших властей государства против собственного народа в истории средневековой Руси.

В декабре того же года царь с царевичем Иваном Ивановичем и опричным войском выступил из Александровской слободы. Первой жертвой этого похода стал Клин, с жителями которого «кромешная орда» поступала хуже, чем иноземные захватчики. Кровавая полоса погрома с горами трупов и факелами пожаров протянулась через Городню до самой Твери. Бывший митрополит Филипп, находившийся в Отроч-монастыре, за отказ благословить поход на Новгород был задушен Малютой Скуратовым. Ограбление Твери началось с духовенства и закончилось мелкими торговцами и ремесленниками, преимущественно из числа тех, кто или подружился, или породнился с пленными инородцами. Все, что нельзя было взять с собой, уничтожалось. Человеческая жизнь не ставилась ни в грош. Убивали без вины, походя, в забаву и в развлечение. Все ливонские и крымские пленники, как содержавшиеся в тюрьмах, так и проживавшие во дворах местного населения, были умерщвлены. Та же судьба ожидала и всех путников, попадавшихся на пути движения опричного войска. Убивали только для того, чтобы поход этот оставался тайной для других областей Руси. Участь Твери разделили Медное, Торжок, Вышний Волочек и все населенные пункты до Ильменя.

Второго января 1570 года передовой отряд опричников вошел в Новгород, предварительно выставив вокруг него крепкие заставы, чтобы никто не мог спастись бегством. Все церкви и монастыри, все дома именитых горожан были опечатаны. Подозревая, что основная крамола кроется в первую очередь среди священнослужителей, о чем и доносил волынец Петр, царь обложил двадцатирублевым штрафом каждого иерея и монаха. Тех, кто не мог заплатить, ставили на правеж. Но этого показалось мало. Все приказные, все богатые купцы и промышленники были взяты под арест. Город в ужасе затаился. Седьмого января все священники и монахи, не заплатившие штраф, были зверски умерщвлены и развезены по монастырям для погребения. На следующий день царь прибыл в город, выслушал литургию в Софийском соборе, после чего пошел в архиепископские палаты, где во время обеда по его приказу был схвачен новгородский архипастырь с чиновниками и слугами. Церковную казну, посуду, иконы, книги, богатое убранство — все забрали в царскую казну.

На Городище открылся суд над мнимыми изменниками, растянувшийся на пять недель. Ежедневно перед неправыми судьями, царем Иваном и его сыном, представали до тысячи новгородцев, которых били, мучили, жгли, привязывали к лошадям за ноги или за голову и волокли в Волхов. Казнили целыми семьями. Грудных детей привязывали к матерям и сталкивали под лед. Выплывавших добивали баграми и секирами.

В разных источниках мы встречаем разные данные о количестве жертв новгородского погрома: 60 тысяч в Псковской летописи, 27 тысяч у опричника Иоанна Таубе и 1,5 тысячи в поминальнике самого Ивана Грозного. Истина, надо полагать, лежит где-то посередине. Псковский летописец писал по слухам, а царь мог посчитать за жертвы лишь именитых новгородцев без жен, детей, слуг и работников. Так что 10–20 тысяч — цифра вполне реальная.

Двенадцатого февраля, оставив князя Петра Пронского наместником и воеводой Новгорода, царь двинулся в сторону Пскова, намереваясь и там учинить подобное. А в Александровскую слободу отправился огромный обоз с награбленным имуществом и арестованными новгородцами, подозреваемыми в измене. Среди них находился и архиепископ Пимен, так усердствовавший на суде против Филиппа. О масштабе разграбления Новгорода свидетельствуют признания одного из немецких опричников, Генриха фон Штадтена: «Я был с великим князем (в новгородском походе) с одним конем и двумя слугами… Я возвращался в мое имение с сорока девятью конями, из которых двадцать два были запряжены в сани с добром». Неплохая добыча. После такой «отеческой заботы» Новгород опустел, его торговля пришла в упадок, как и знаменитые ранее ремесла.

Пскову повезло, если можно так сказать. «Намаявшегося» в Новгороде царя совместными усилиями мудрого наместника князя Юрия Токмакова, юродивого Салоса и покорного верноподданного населения удалось умилостивить. Как дар были восприняты адресные ограбления богатых псковитян да монастырских касс.

Иван Грозный торопился в Москву, где велось следствие в отношении архиепископа Пимена, его новгородских соумышленников, московских пособников и сочувствующих им. Под стражей находилось более трехсот человек. В числе подозреваемых, помимо новгородцев и земцев, оказались и в чем-то провинившиеся перед царем видные опричники, такие как Алексей Басманов и его сын Федор, казначей Никита Фуников, боярин Семен Яковлев, князь Афанасий Вяземский и другие. В соумышлении с новгородцами был обвинен и глава посольского приказа (канцлер) Иван Висковатый, осмелившийся взывать к царю «не проливать столько крови, иначе не с кем будет не только воевать, но и жить». Нужно сказать, что царь к тому времени уже изрядно разочаровался в опричнине, но по упрямству своему и за неимением другой надежной опоры своей тирании продолжал терпеть ее существование.

И вот 25 июля в Москве в Китай-городе состоялась казнь. То, что обвинения в большинстве своем были надуманными, говорит хотя бы тот факт, что половине осужденных даровали жизнь. Вряд ли бы Иван Грозный оставил без наказания явных крамольников. Остальные (около двухсот человек) окончили жизнь в страшных мучениях. Царь лично распоряжался казнями — одна не походила на другую и каждая отличалась изощренностью. Но и этого оказалось мало: жен восьмидесяти казненных утопили, а мать, жену и дочь Висковатого после надругательства над ними заточили в монастырь, где они вскоре умерли.

Однако это не было концом безумной тирании. Еще два года лучшие люди государства Российского не чувствовали себя в безопасности. От рук опричников продолжали гибнуть заслуженные воеводы и великомудрые царедворцы, земцы и ранее преданнейшие царю опричники. Ивану Грозному везде мерещилась измена. И только трагедия 1571 года, а вслед за ней и победа 1572 года наконец-то вразумили царя поверить земству. Но об этих событиях и связанных с ними московско-крымских отношениях нужно рассказать чуть подробнее.

Итак, возвратимся к делам крымским. Мы остановились на отрицательной реакции хана в связи с ликвидацией Казанского и Астраханского царств, а также на успешных походах против крымских татар Вишневецкого, Ржевского, Адашева. Радужные перспективы развития московско-крымских отношений поддерживал и удачливый период Ливонской войны. На этом фоне Иван Грозный по примеру своего деда делает попытку заключить союз с Девлет-Гиреем. Но этот союз, эта дружба были нужны не сами по себе. Во все времена цари и короли, как правило, дружили против кого-то. Так и в этом случае предполагалось дружить против ослабевшей Литвы. Для ведения дипломатических переговоров в Крым был направлен большой посол Афанасий Нагой. Посла приняли радушно, однако «татарин любит того, кто ему больше даст», поэтому послу были выставлены требования регулярных и весьма богатых поминков. Хотя Нагой и отговаривался тем, что «дружба не покупается», но поминки пошли, да такие, что крымский хан на время забыл все свои претензии на Казань. Но аппетит приходит во время еды, да к тому же и польский король не скупился, чтобы завоевать расположение Девлет-Гирея. Он прислал такую казну, что крымский хан, не задумываясь, послал свои отряды в набег на русские земли. Правда, поход этот вряд ли можно считать удачным — он не взял ни одного города, несмотря на отсутствие в них каких-либо значительных русских сил, а часть его рассеявшихся для грабежа отрядов была разбита. Тем не менее, воодушевленный щедрыми поступлениями от польского короля и в надежде что-то еще выторговать у русского царя, Девлет-Гирей стал вновь требовать себе Казань и Астрахань. Получив отказ, татары осенью 1565 года предприняли новый поход, но, встретив достойный отпор со стороны защитников Болхова, сочли за благо вернуться в свое разбойничье логово. В постоянных переговорах, чередовавшихся с демонстрацией силы, прошло еще четыре года, пока турецкий султан не принял решение о походе на Астрахань. Весной 1569 года 17-тысячная турецкая армия и 50-тысячная армия крымских татар двинулись вверх по течению Дона в направлении волго-донской переволоки. Только вот крымский хан, не желавший усиления турок в Северном Причерноморье, был для них плохим союзником. Он и сам не проявлял инициативы, и турок отговаривал, да к тому же и всячески вредил им. Закончился поход бесславно: ни Волго-Донского канала не прорыли, ни городов не поставили, ни Астрахани не взяли. Не помогли им и ногаи, решившие изменить русскому царю, с которым они, по их же признанию, дружили «пока были наги и бесконны», а теперь, оправившись, изъявили готовность на все ради своих единоверцев. Крымский хан достиг своей цели: турки потеряли интерес и охоту силой восстанавливать мусульманские царства на Волге под своим покровительством, но сам Девлет-Гирей такой надежды не терял и продолжал требовать от царя передачи этих царств под свою юрисдикцию.

Весь 1570 год прошел в тревожных ожиданиях нового турецко-татарского нашествия и в дипломатических пересылках, в которых султан требовал не только ликвидации русской крепости на Тереке и восстановления независимости Астрахани и Казани, но и подручничества себе русского царя. Весной следующего года опасность татарского нашествия возобновилась. Земское войско во главе с Бельским, Мстиславским, Воротынским и Шуйскими расположилось на Оке в районе Коломны, опричное войско вместе с царем и Михаилом Черкасским — в Серпухове. Однако противники Ивана Грозного, в их числе упоминается и боярский сын Кудеяр Тишенков из крещеных татар — прототип былинного Кудеяра, встретили 120-тысячное крымское войско и провели его, минуя русские заставы, прямо к Москве. Царь, узнав, что вместе с Девлет-Гиреем на Москву идет и его тесть — князь Темрюк, казнил его сына Салтанкула — Михаила Черкасского, являвшегося первосоветником опричной Боярской думы, а также воеводой Большого полка, и бежал со своими опричниками через Александровскую слободу, Ростов и Вологду на Белоозеро. Несогласованность и растерянность земского войска привели к тому, что часть его бездействовала, а другая часть была истреблена в пылающей Москве. Последствия похода были ужасными. Москва, за исключением кремлевских построек, полностью выгорела. В огне погибло около 80 тысяч москвичей, в полон уведено более 100 тысяч человек, не говоря уже о сгоревшем имуществе, домашних животных и запасах продовольствия.

Окрыленный успехом хан в уничижительной форме потребовал от царя передачи ему Казани и Астрахани, угрожая новым походом. Иван Грозный, то ли напуганный, то ли поднаторевший в дипломатических переговорах, начал длительную переписку через своего посла Афанасия Нагого, предлагая хану то одну Астрахань, то совместное владение Казанью, то богатые поминки. Но тот, памятуя о прошлогодней удаче, решает уже не просто пограбить ослабленное Ливонской войной, опричниной, мором и неурожаями Московское государство — в его планах захватить его, поделить между своими князьями и мурзами русские города, волости и поместья.

Если Александровская слобода худо-бедно, но хоть как-то защищала Ивана Васильевича от «коварной» земщины, то от крымского хана защитить она не могла. Поэтому центр Московского царства на время переместился в недавно разоренный Новгород, куда царь переехал со всем своим семейством и куда на 450 телегах была вывезена вся государственная казна. В случае поражения самодержец готов был бежать еще дальше, а именно в Англию — королева Елизавета обещала дать ему убежище и возможность жить… за свой счет.

Наученный горьким опытом прошлогоднего поражения, Иван Васильевич решил объединить войска земщины и опричнины, поставив во главе всей армии опытнейших земских полководцев князя Михаила Воротынского и Ивана Шереметева Меньшого, а также опричника князя Никиту Одоевского. Объединенная группировка насчитывала в своих рядах около 60 тысяч человек, в том числе и 7-тысячный отряд ливонских немцев под командой Георгия Фаренсбаха.

Летом 1572 года Девлет-Гирей, как и ожидалось, во главе 120-тысячного войска, состоявшего из ногайцев, турецких янычар и собственно крымских татар, двинулся по проторенной дорожке на Москву. Первое соприкосновение с русской армией у него состоялось на берегах Оки в районе Серпухова, где он, не вступая в бой, для отвода глаз оставил 2-тысячный отряд, а сам с основными силами направился к Москве. Этот маневр вскоре был обнаружен, и Воротынский начал преследование хана.

Передовой полк князя Дмитрия Хворостинина 28 июля настиг татарский арьергард в 50 километрах от Москвы в районе села Молоди и смело атаковал его. Удар был настолько силен, что Девлет-Гирею пришлось приостановить движение на Москву и выслать на помощь своему арьергарду 12-тысячный отряд ногаев и татар. Силы оказались неравными, поэтому Хворостинин вынужден был отступить. Однако отступал он так, что своим умелым маневром сумел подвести преследующих его татар под ружейный и пушечный огонь подоспевшего Большого полка князя Михаила Воротынского. Поредевшая татарская конница откатилась назад.

Узнав о прибытии Большого полка, крымский хан перешел к обороне. На следующий день русские сумели подтянуть все свои резервы и обустроить изобретенный князем Воротынским гуляй-город, окружив его деревянными щитами, установленными на телегах, и обведя глубоким рвом. Тридцатого июля Девлет-Гирей бросил основные силы против московского стана, но русские укрепления устояли против конных атак; мало того, эффективность огня осажденных была настолько высокой, что к концу дня они смогли перейти в контрнаступление и нанести ощутимый урон противнику, захватив в плен большое число татарских мурз, в том числе и одного астраханского царевича.

Первый день августа прошел в мелких стычках и в подготовке к генеральному сражению. На следующий день Девлет-Гирей сосредоточил против гуляй-города практически все свои силы. Теперь татары наступали как в конном строю, так и в пешем порядке. Засевшие за укреплениями стрельцы Хворостинина и немецкие наемники стойко отражали атаки врагов. Трупы татарских воинов все гуще покрывали окружающие гуляй-город окрестности, но накал битвы не ослабевал. Тем временем князь Воротынский с Большим полком, пользуясь складками местности, скрытно вышел в тыл ханскому войску. По его сигналу из гуляй-города был произведен залповый огонь из всех орудий и пищалей, и навстречу на какое-то время опешившим татарам из-за укреплений бросились стрельцы и иностранные наемники. Одновременно с тыла на орду навалился Большой полк. «И сеча была велика…», татары побежали, потери их были огромны. Среди убитых оказались сын, внук и зять хана. Окончательный разгром вторгшейся орды завершился уже на берегах Оки. Бежал и Девлет-Гирей, оставив победителям обозы, шатры и свое знамя. В Крым он возвратился лишь с 20 тысячами всадников. Это все, что осталось от его грозной армии. Из 20-тысячного турецкого войска в Константинополь не вернулось ни одного человека.

Победа при Молодях имела огромное значение. Первым результатом ее стало то, что крымчакам надолго отбили охоту совершать такие масштабные рейды в Московское царство, и то, что присоединение Казани и Астрахани стало объективной и непререкаемой реальностью.

Вторым не менее важным результатом считается отмена изжившей и скомпрометировавшей себя опричнины. Хотя о какой отмене может идти речь, если к 1572 году земщины-то, как таковой, уже и не было. Все русские города и земли, за исключением опустошенной за год до этого Рязани, уже вошли в состав опричнины. В них уже состоялся «перебор людишек» — кто уничтожен, а кто сослан в пограничные области или на освоение вновь приобретенных земель к югу и востоку от Московской Руси. Земщина с ее удельными и вотчинными порядками, пропущенная через опричное сито, неузнаваемо преобразилась. В государстве установился единый опричный, в смысле самодержавный, порядок. Вот как впоследствии об этом периоде писал немецкий авантюрист Штадтен, ранее служивший в опричнине: «…великий князь достиг того, что по всей Русской земле, по всей его державе — одна вера, один вес, одна мера! Только он один и правит! Все, что ни прикажет он, — все исполняется и все, что запретит, — действительно остается под запретом. Никто ему не перечит: ни духовные, ни миряне». Ну чем не самодержавие? Самодержавие чистейшей воды!

Но что дало основание преимущественно западным современникам этих событий утверждать об отмене опричнины? Здесь, видимо, огромную роль сыграла инерция в поведении царских «кромешников». Начав в 1564 году с бесчинств и вседозволенности, насилия, грабежей и кровопролития, они потеряли чувство меры и не заметили того момента, когда от разрушения нужно было переходить к несвойственному их натурам созиданию. Послужив какое-то время «движущей силой революции сверху» и выполнив поставленную перед ними задачу, они постепенно превращались в угрозу для выстраиваемого царем правопорядка. Их методы после победы при Молодях, возродившей у земщины чувство национальной гордости и уверенности в своих собственных силах, были уже явно неуместны. Это теперь мы знаем закономерности общественного развития, знаем, что практически всякая революция «пожирает своих детей», а тогда «переборка» уже в опричной среде рассматривалась как очередная блажь Ивана Грозного, которому нужен был только повод. И он нашелся. Опричники лишь позволили себе усомниться в целесообразности реабилитации жертв прежних репрессий, и вся их верхушка «пошла под нож»: князь Василий Темкин утоплен, Петр Шенятев повешен на воротах собственного двора, князь Андрей Овцын для куража вздернут рядом с овцой на опричном Арбате, убит печально знаменитый Григорий Грязной. Можно верить, а можно и не верить, но в записках уже упоминавшихся Таубе и Краузе есть информация, что лейб-медик Елисей Бомелий лично отравил около сотни опричников. Правда, вышло из обихода само понятие «опричнина» — говорят, что лишь за упоминание о ней людей секли. Но если вернуться в XX век, много ли менялось в карательной практике Советского государства от периодической замены ВЧК на ОГПУ, НКВД на МГБ, КГБ на ФСК, ФСБ на какую-нибудь очередную аббревиатуру. Так что была уничтожена не опричнина, а ее наиболее одиозные проявления и чересчур ретивые исполнители.

Глава IV

Бесславный конец царствования

Московско-польские отношения. Люблинская уния. Генрих Анжуйский. Успехи русской армии в Ливонии. Перемирие. Симеон Бекбулатович. Стефан Баторий. Измена Магнуса. Возобновление Ливонской войны, оккупация Латвии. Сдача Полоцка, Великих Лук. Осада Пскова. Антоний Поссевино. Ям-Запольское перемирие. Договор со Швецией. Бесславный конец Ливонской войны. Покорение Сибири. Смерть Ивана Грозного

Казалось бы, Русь могла вздохнуть спокойно. Создавалось впечатление, что лимит несчастий для нее исчерпан, что русский народ ждут мир и процветание. Все благоприятствовало тому: прекратились неурожаи, а вместе с ними и голод; отступили моровые поветрия и стихийные бедствия; польско-литовские вельможи принялись обхаживать московского царя, чтобы он принял королевскую корону, — и только от этой перспективы крымский барс превратился в жалкого шакала, выпрашивающего подачки, а Ливония притихла в ожидании своего приговора.

Итак, после победы при Молодях судьба Московского царства во многом решалась в зависимости от того, кто станет королем объединенного польско-литовского государства.

Вкратце напомним события последних 10–15 лет, связанные с русско-литовскими отношениями:

— 1559 год. Сигизмунд-Август и ливонское правительство заключили договор, согласно которому король под залог девяти волостей обязывался защищать орден от русских войск;

— 1560 год. Иван Грозный заявляет литовским послам, что договор этот он не признает и будет поступать с ливонцами так, как поступают с данниками и неисправимыми должниками;

— 1561 год. Конец Немецкого ордена. Раздел его земель между четырьмя европейскими государствами. Вхождение Ливонии в состав Польского королевства. Этот же год ознаменовался неудачным сватовством московского царя к сестре польского короля, Екатерине;

— 1562 год прошел во взаимных опустошительных набегах;

— 1563 год. Взятие Полоцка московскими полками. Перемирие, сколачивание антимосковской коалиции, второе поражение русских войск при Орше, измена Курбского;

— 1565 год. Учреждение опричнины;

— 1566 год. Активизация Ливонской войны, успехи русских войск, переговоры, требование Риги, провал переговоров;

— 1567 год. Неудачное посольство русских в Литве.

— 1568 год. Новое обострение русско-литовских отношений. Локальные победы и поражения;

— 1569 год. Приостановление военных действий. Начало борьбы за польское наследство.

Здесь будет уместным напомнить, что единого польско-литовского государства тогда не существовало, а было два суверенных государства, управляемых со времен Ягайло (1386 г.) королем Польши, являвшимся одновременно и великим князем литовским. И там и там были своя рада, свое войско, своя казна, свои законы. Но если положение великого князя считалось в какой-то степени наследственным, то есть от Бога, то король Польши, как правило, избирался общим шляхетским собранием, а следовательно, был зависим от своих же подданных. Однако сложность ситуации при Сигизмунде-Августе заключалась еще и в том, что король был бездетным, поэтому «совмещение должностей» выборного короля и наследственного великого князя в будущем становилось весьма проблематичным. Таким образом, двухсотлетней конфедерации Польши и Литвы приходил конец, что означало непременное ослабление обоих государств — это было очевидным как для поляков, так и для литовцев. Поэтому в начале 1569 года по инициативе короля в Люблине был созван объединительный сейм. На нем между польскими и литовскими вельможами разгорелась ожесточенная борьба вокруг условий, на которых они согласились бы создать единое государство. Поляки предлагали унитарный принцип построения будущего государства, а литовцы настаивали на федеративном устройстве с широкими правами сторон в решении внутренних проблем. Первоначально верх брала литовская делегация, но после того как король узнал, что часть украинской шляхты хотела бы стать подданными польской короны, он своим декретом выделил из состава Великого княжества Литовского три украинские области (Волынскую, Киевскую, Брацлавскую) и передал их Польше. Чаша весов качнулась в другую сторону. Первого июля 1569 года объединительный акт, получивший название Люблинской унии, был подписан в польской редакции. Так на карте Европы появилось новое государство — Речь Посполита.

Антимосковская направленность этого объединения была очевидной. Тем не менее в Польше и особенно в Литве русская партия еще обладала значительными силами, в связи с чем решила попытаться возвести на польский престол либо Ивана Грозного, либо одного из его сыновей. Чтобы не раздражать общественное мнение и не множить противников этого курса, московский царь сначала приостановил все военные действия против Литвы, а в 1570 году подписал трехлетнее перемирие.

В июле 1572 года (за несколько дней до битвы при Молодях и менее чем за два месяца до Варфоломеевской ночи) Сигизмунд-Август скончался, перед смертью посоветовав своим вельможам избрать на престол московского царя. В процессе многочисленных консультаций наметились четыре основные кандидатуры: Эрнест — сын австрийского императора, Генрих Анжуйский — брат французского короля, Иоанн — король шведский, Федор — младший сын царя московского. Однако условия, выдвинутые Польским сеймом, и встречные условия Ивана Грозного были заранее неприемлемыми для обеих сторон. Поляки, например, просили передать Литве Смоленск, Полоцк, Усвят, Озерище, а также дать за Федором, как бы «в приданое», некоторые города их московских владений. Иван в свою очередь потребовал ни много ни мало признания за собой царского титула, передачи польской короны по наследству, возвращения под юрисдикцию Москвы Киева и всей Ливонии.

В результате дипломатических интриг победу одержал сын Екатерины Медичи Генрих Анжуйский, поддержанный французским королем и турецким султаном. За три месяца на польском престоле он успел, как говорят исследователи, понежиться, попировать, поохотиться на диких зверей, ощутить свое зависимое от собственных подданных положение и возненавидеть их за это. Ну а когда умер его брат, французский король Карл IX, Генрих, подстрекаемый своей матерью, тайно бежал в Париж, напоследок ограбив польскую казну. В феврале 1575 года он был коронован во Франции под именем Генриха III, получившего известность как развратный и расточительный женоподобный король с безответственной тягой к богохульству и оккультным упражнениям.

Ну а Польша вновь погрузилась в смутный период междуцарствия. Основная борьба за корону на этот раз развернулась между австрийским императором Максимилианом и князем Трансильвании Стефаном Баторием. Иван Грозный поддерживал кандидатуру Максимилиана, который обещал в случае своего избрания уступить царю Литву. Мнения польской шляхты разделились. Сенат избрал Максимилиана, а Сейм — Батория. Последний, воспользовавшись бездействием императора, в сопровождении своей дружины прибыл в Краков, где и был коронован 1 мая 1576 года. При вступлении на престол Баторий дал торжественное обещание: соблюдать и уважать законы страны; жениться на пятидесятитилетней сестре умершего короля Анне; заключить союз с турецким султаном; усмирить крымского хана; освободить пленников, томящихся в татарском плену; обеспечить безопасность государства; вернуть все земли, завоеванные московскими князьями.

Запахло новой войной.

Однако для полноты картины нужно немного возвратиться назад. После раздела Ливонии между Швецией, Польшей, Данией и Россией (1561 г.), после взятия русскими войсками Полоцка (1563 г.) последовало еще несколько боевых столкновений между русскими и литовскими армиями, которые не изменили баланса сил на этом театре военных действий. Более того, польско-литовское государство, переживавшее кризис власти и не имевшее достаточных сил для оказания сопротивления московской экспансии, предложило Ивану Грозному закрепить договором границы по принципу фактического владения. России в этом случае отошли бы Полоцк, Юрьев, Нарва. Однако царь, почувствовав в себе силу, захотел большего. Он заявил о своих правах на Ригу, в чем его поддержал и Земский собор, специально созванный в июне 1566 года. Но с этим не согласилась уже противная сторона. В результате состояние «ни войны, ни мира», чередующееся отдельными стычками, локальными победами, поражениями и перемириями, тянулось более десяти лет.

Такое положение русско-литовских отношений не означало прекращения Ливонской войны. На какое-то время основным противником для Москвы в этом регионе стала Швеция, владевшая северной частью Эстонии с Ревелем (Таллин). С русской стороны военными действиями руководил датский герцог Магнус, провозглашенный Иваном Грозным королем, как бы сейчас сказали, виртуального Ливонского королевства. В июне 1570 года Магнус во главе русской экспедиционной армии вступил на территорию, контролируемую шведами, а в августе осадил Ревель. Осада продолжалась до марта следующего года без какой-либо надежды на успех, так как главенствовавшие на море шведы без особого труда обеспечивали осажденных всем необходимым, вплоть до свежего подкрепления в живой силе и технике. Снятие осады 16 марта 1571 года явилось закономерным результатом непродуманности всей зимней кампании. Хотя кому война, а кому мать родна. Боярин Иван Петрович Яковлев изрядно обогатился под Ревелем. Его добыча едва уместилась на двух тысячах саней.

Затем последовали нашествие Девлет-Гирея на Москву, паническое бегство Ивана Грозного на Белоозеро и предательство его главного советника по ливонским делам, немца Иоанна Таубе, который с помощью ливонских рыцарей, находившихся на русской службе, попытался захватить Дерпт. К счастью, русский гарнизон смог отбить это нападение, и тогда бывшему опричнику ничего не оставалось делать, как переметнуться на сторону польского короля.

Следующая крупномасштабная операция в Ливонии началась через полгода после победы русских войск при Молодях. Царь принял на себя верховное командование, и уже 1 января 1573 года русские штурмом овладели опорным пунктом шведов в Прибалтике крепостью Пайде. В ходе штурма, кстати, погиб и печально знаменитый Малюта Скуратов. Через некоторое время пала крепость Каркус. За этими победами последовало почти трехлетнее перемирие, совпавшее с очередным польским междуцарствием.

К этому времени у болезненно подозрительного Ивана Грозного накопился новый ряд проблем, которые он, во избежание вредных лично для себя последствий, задумал разрешить чужими руками.

Что это были за проблемы?

Во-первых, царь в очередной раз решил «перебрать людишек» в своем ближайшем окружении. Удалить неугодных, заподозренных в предательстве или скомпрометировавших себя родственными или дружескими отношениями с опальными боярами.

Во-вторых, его вновь начала раздражать Боярская дума, состоящая из представителей аристократических фамилий и комплектующаяся не по воле царя, а по решению самой Думы. Без согласия Думы Иван Васильевич мог назначить только думного дворянина, влияние которого на принятие решений было незначительным, в связи с чем царь этим правом особо-то и не пользовался. Так вот, Дума временами осмеливалась напоминать самодержцу, что он, согласно Судебнику 1550 года, не имеет права принимать важных государственных законов без ее согласия. А это ему крайне не нравилось. Видимо, поэтому он и придумал такой способ дистанцироваться от нее.

И, в-третьих, Царю опять потребовались новые земли, за счет которых он мог бы увеличить свою армию, наделив служилых дворян поместьями. Но вот вопрос: где взять эти земли? Ответ, как всегда, лежал на поверхности: или завоевать, или отнять у Церкви. Но завоеванные земли были уже все поделены, а покушаться на церковные владения означало отмену своих же ранее принятых решений, чего «осторожный самодур» пока не решался делать.

Правда, есть еще одна версия того, почему Иван Васильевич пошел на возрождение опричнины, хоть и в несколько измененном виде. Это его суеверие. Некоторые авторы утверждают, что какие-то колдуны напророчили, что в 7084 году от Сотворения мира, или в период с 1 сентября 1575 по 31 августа 1576 года от Рождества Христова, русский царь должен умереть. Чтобы обмануть судьбу, Иван и придумал назначить вместо себя другого человека.

Выбор пал на Саин-Булата. Мы мало знаем об этом человеке, тем не менее его личность, как и его родословная, весьма примечательна. Это был прямой наследник Чингисхана. Его прадед, Ахмет, хан Золотой Орды, проиграл стратегическое Стояние на Угре Ивану III в 1480 году. Его отец, Бек-Булат, поступил на русскую службу лет за двадцать до этих событий. Сам Саин-Булат уже несколько лет был царем в Касимове и в этом качестве участвовал в Ливонской войне. В 1573 году он принял крещение и новое имя, с которым и вошел в историю, — Симеон Бекбулатович. После крещения он женился на княжне Анастасии Мстиславской, дочери видного московского боярина князя Ивана Федоровича Мстиславского, мать которого была двоюродной сестрой Ивана IV, а отец — крещеный казанский царевич по имени Петр. Весьма аристократическая родословная. По существу, наследник золотоордынского престола стал правителем всего лишь одного из улусов своих предков.

Иван Васильевич оставил себе титул князя московского и… государственную казну, что, безусловно, говорит о театрализованности нового царя — тот, осознавая свое положение, сделался послушным инструментом в руках самодержца. И действительно Иван «перетряхнул» свой двор, постращал бояр и подготовил выгодное для себя решение Церковного собора, который через четыре года (январь 1580 г.) не сможет отказать ему в изъятии у монастырей бывших родовых княжеских вотчин и заложенных поместий. Согласится собор и на запрет впредь покупать, брать в залог и принимать в дар новые земли. По прошествии злополучного года, а может быть, в связи с недовольством духовенства начавшейся секуляризацией церковных земель, но самое правдоподобное — в связи с избранием Стефана Батория польским королем, что означало скорую войну, Симеон был сведен с престола. В благодарность за верную службу царь пожаловал ему Тверь и титул великого князя тверского.

Итак, вернемся к Стефану Баторию, ведущему свою родословную от древнего венгерского рода из Трансильвании (Седмиградья), восходящего к XIII веку. Известно, что отец его, Этьен Баторий Сомлио, был воеводой Седмиградским при князе Иоанне Запольском. Сам Стефан в молодые годы посещал лекции в университете города Падуя в Италии, состоял на военной службе у короля Венгрии и князя Трансильвании и даже три года находился в плену у немцев. В 1571 году, благодаря расположению к Баторию императора и султана, его избирают воеводой, а затем и князем Седмиградья, находившегося у турок в вассальной зависимости. В 1574 году он вступил в борьбу за польский престол. Однако на сейме голоса разделились. Сенаторы проголосовали за австрийского императора Максимилиана, а средне— и мелкопоместная шляхта — за Стефана Батория. Двусмысленность положения не остановила тщеславного воеводу, и он, несмотря на возражение императора, приехал в Краков, где был коронован 1 мая 1576 года. Приступить же к выполнению взятых на себя обязательств по возвращению польско-литовских земель, захваченных Московским царством, новоизбранный король не мог. На это было несколько причин, и прежде всего то, что на ведение военных действий он должен был получить согласие Сейма и деньги на содержание войска. Ни того, ни другого у него не было, да к тому же в Гданьске вспыхнуло восстание сторонников австрийского императора, грозившее отпадением этой прусской территории. Поэтому Баторий вынужден был лавировать и оттягивать время начала войны с Москвой. Для этого он через полгода после коронации посылает в Москву послов для обсуждения условий мирного договора, при этом сознательно проявляет неуважение к персоне царя, опуская в обращении к нему его царский титул и титулы князя полоцкого и смоленского.

Осознавая неизбежность вооруженного столкновения с Польшей и одновременно недооценивая способности Батория, Иван Грозный сам начинает новый этап Ливонской войны, причем начинает неудачно. Три месяца (январь — март 1577 г.) пытается овладеть Ревелем, но все его попытки оказываются безуспешными. Однако с подходом основных сил он перенацеливает действия своих войск на литовскую часть Ливонии. Его подручник король Магнус действует в Северной Латвии, а Симеон Бекбулатович со своими помощниками Иваном Шуйским, Федором Мстиславским, Сицким и Юрьевым — в Южной. На этот раз кампания пошла более удачно, хотя без конфузов не обошлось. Магнус, еще недавно выступавший в роли странствующего рыцаря, слишком серьезно воспринял свой новый титул короля. Он стал рассылать королевские грамоты с призывом подчиниться ему как законному государю. И надо же было такому случиться, что некоторые города охотно откликнулись на это обращение, а жители Вендена и Вольмара даже выгнали польско-литовские гарнизоны, провозгласив Магнуса своим королем. Окрыленный успехом, он принялся активно расширять подвластную ему территорию, но забыл лишь спросить об этом Ивана Грозного. А тот вовсе не собирался уступать Магнусу Ливонию. В довершение всех неприятностей новоиспеченный король позволил себе требовать от Ивана Грозного уважения суверенитета своего марионеточного королевства. Реакция царя была незамедлительной: Магнус лишается и королевского звания, и всех пожалованных ему земель. Правда, через два месяца, когда вся Ливония, за исключением Риги и Ревеля, окажется под властью Москвы, Иван IV на радостях все ему возвратит.

Осенью 1577 года Иван Грозный посчитал, что Ливонская война закончилась его победой, которую нужно лишь закрепить соответствующими договорами. Однако радоваться было рано — Польша и Швеция «сосредоточивались». Почти два года им понадобилось для того, чтобы изготовиться для ведения наступательной войны против русских. А пока суд да дело, они вели бесконечные переговоры, заключали перемирия, которые никто не собирался соблюдать, изыскивали денежные средства, комплектовали наемную армию, переманивали на свою сторону прежних союзников царя. В 1578 году, намаявшись от царской непоследовательности, унизительной подозрительности, грубого обращения и неуважительного отношения, на сторону польского короля перешел Магнус. Это больно ударило по престижу государя и существенно изменило соотношение сил на всем театре военных действий. Не лучшим образом зарекомендовали себя в Ливонии русская администрация и русские помещики (бывшие опричники), перешедшие от адашевской тактики умиротворения местного населения к тактике «выжимания последних соков» и ограничения гражданских прав и свобод. Если раньше эстонцы и латыши выступали на стороне русского войска, то теперь они отдавали предпочтение своим прежним господам — немецким рыцарям, шведам и полякам.

Первый серьезный гром прогремел в августе 1579 года, когда Баторий во главе 15-тысячного наемного войска подступил к Полоцку и после трехнедельной осады принудил его гарнизон к сдаче. Через месяц та же участь постигла и город-крепость Сокол. Это поражение повлекло за собой два серьезных последствия. Первое — для Москвы закрывался торговый путь через Западную Двину и далее в Балтийское море, второе — польско-литовской армии открывалась прямая дорога в Московское царство. Осенью того же года Баторий захватил города Красный, Козьян, Ситну, Туровль, Нещерду. От набегов польской конницы серьезно пострадали сотни селений Смоленской области и Северской земли — они были сожжены и разграблены.

А Ивана Грозного как будто поразил ступор. Имея около восьмидесяти городов с крепкими воинскими гарнизонами и сильные полки, стоящие вдоль засечной полосы, он, лишенный мужества и способности к сопротивлению, чуть ли не в одночасье сменил надменный тон на унизительное заискивание перед своим решительным, а потому и более счастливым противником. В то же время, терпя одно поражение за другим, он не забывал о своих удовольствиях. Поистине пиром во время чумы представляются устроенные им празднования по случаю бракосочетания безвольного и ограниченно дееспособного сына Федора и своей, уже не поддающейся счету, свадьбы.

Вместо организации сопротивления, не говоря уже о наступательных действиях, московский царь направляет в военный стан своего врага послов, которым наказывает смиренно перенести от поляков все, вплоть до побоев, но уговорить короля прекратить военные действия. Король же, захватив инициативу, требует невозможного, а именно передачи Литве Смоленска, Новгорода, Пскова, Великих Лук и всех ранее захваченных ливонских территорий. В подтверждение серьезности своих намерений Баторий в августе 1580 года осаждает Великие Луки, очередной форпост на пути к Москве, и 5 сентября, после мощнейшей артиллерийской подготовки, берет эту крепость штурмом, а вслед за ней — Невель, Озерище, Заволочье. И только смоленским воеводам Даниилу Ногтеву и Федору Мосальскому удается остановить дальнейшее продвижение польских войск.

Разуверившись в возможности благополучного исхода Ливонской войны, царь пошел на крайние меры. Он повел опасную игру с Римской католической церковью. Обвинив Батория в попустительстве турецкой экспансии и нежелании противостоять ей, а также в нехристианском поведении по отношению к православному населению Руси, Иван Васильевич через своего посла дал понять Папе Римскому, что не имеет ничего против объединения церквей и своего участия в войне с Турцией. Но прежде он попросил помощи в заключении мирного договора с Польшей на выгодных для себя условиях. Папа Григорий XIII, желая приобщить россиян к своей пастве, благословил на посредническую миссию между Москвой и Польшей известного богослова иезуита Антония Поссевино. Баторий же, понимая всю искусственность и даже некоторую театрализованность происходящего, использовал приезд папского посланца как повод для продолжения военных действий. Со 100-тысячной армией, состоящей преимущественно из европейских наемников, Баторий в августе 1581 года подступил к городу-крепости Пскову, ничуть не сомневаясь в успехе. Только все его усилия оказались тщетными. Псковский воевода Иван Петрович Шуйский не только успешно оборонялся, но и совершал отважные вылазки за крепостные стены. Не удались полякам и подкопы под оборонительные сооружения: встречными действиями защитников города они были ликвидированы. А прорыв в осажденный город свежего стрелецкого войска под командой Федора Мясоедова, совершенный 2 ноября, сделал бессмысленной дальнейшую осаду в условиях наступающей зимы, при острой нехватке в польском стане продовольствия и фуража. К тому же из-за невыплаты солдатских денег экспедиционный корпус Батория стал таять на глазах.

Окончание Ливонской войны, может быть, было бы и не таким плачевным для Москвы, если бы не царь, который в очередной раз проявил нерешительность, граничащую с трусостью. Какими мотивами он руководствовался, нам неизвестно — они могли быть и обоснованными. Но пошли он тогда под Псков дополнительные силы — и победа русских была бы более чем возможной. Тогда бы и условия мирного договора диктовал он, а не Баторий и Поссевино. А доводы «за» и «против» направления туда войск были, и они обсуждались настолько бурно, что в пылу спора Иван IV нанес своему сыну и наследнику Ивану Ивановичу смертельные ранения, от которых тот скончался 19 ноября 1581 года. Пока поляки из последних сил вели осаду, а Баторий выпрашивал у Сейма дополнительных средств на ведение войны, в Ям-Заполье шли переговоры, в которых Поссевино занимал откровенно пропольскую позицию.

Но инициативой уже владели псковичи. Сила была на их стороне, что продемонстрировала сорок шестая, и последняя, вылазка русского гарнизона (2 января 1582 года), в процессе которой было уничтожено и взято в плен большое количество неприятельских воинов. Это явилось решающим толчком для того, чтобы канцлер Замойский, оставшийся во главе осаждающих, «дал знать своим послам, что терпение войска уже истощилось; что надобно подписать договор или бежать». И снова мы в должной мере не воспользовались безвыходным положением поляков: боясь возвратиться в Москву без мира, царские послы подписали договор, по которому Речи Посполитой отходили Ливония, а также Полоцк и Велиж. Единственное, чего добились, так это отказа Батория от контрибуции и возвращения других русских городов, захваченных поляками.

Однако Ливонская война на этом не закончилась. Швеция, воспользовавшись походом Батория на Псков, изгнала русские войска из Эстонии, овладела Нарвой, а затем, перейдя на русскую территорию, взяла Иван-город, Ям-город и Копорье. Угроза нависла над Псковом и Новгородом. Но шведы к этому времени уже выдохлись. К несчастью, и Иван Грозный не мог прислать дополнительных войск для исправления положения, так как обстоятельства вынуждали его заниматься делами на Средней Волге, где черемисы в очередной раз подняли восстание. В итоге перемирие, заключенное со Швецией в августе 1583 года, стало последним правовым актом, в котором были зафиксированы плачевные результаты Ливонской войны. Согласно этому договору мы не только ничего не приобретали, но и теряли часть своей прежней территории, а именно Копорье с Иван-городом и Ям-городом.

Так бесславно закончилась война, длившаяся почти четверть века, унесшая десятки, если не сотни тысяч человеческих жизней и причинившая страдания жителям этого края. По существу, внешняя политика Ивана Грозного потерпела сокрушительное поражение. Она истощила внутренние силы России. Замахнувшись на «окна в Европу», мы лишились даже «форточки» — Иван-города. Дружественная одно время Швеция превратилась в злейшего врага, Украина и Белоруссия вошли в состав укрепившейся Речи Посполитой, грозно нависшей над нашими западными границами. Репутация страны, совершившей агрессию и потерпевшей поражение, надолго закрепилось за Московской Русью.

Последние годы царствования Ивана Грозного проходили под угрозой нового нашествия Стефана Батория, мечтавшего о покорении всего Московского царства, в условиях непрекращающихся бунтов на Средней Волге и опустошительных набегов ногайцев в район Алатыря, Коломны, Белева, Новосиля, в напрасных хлопотах о новой женитьбе — теперь уже на родственнице английской королевы Марии Гастингс.

Но судьбе было угодно, чтобы царствование это завершилось на хорошей ноте. «Новое Царство послал Бог России». Промыслом потомков крещеного золотоордынского мурзы — купцов Строгановых, отвагой и организаторскими способностями Ермака Тимофеевича, мужеством и храбростью донских казаков и наемников из числа русских татар, немецких и ливонских пленников, выкупленных Строгановыми у возвращавшихся с Ливонской войны ногайцев, произошло первое покорение Сибири.

Отряд численностью 840 человек отправился в это исключительно рискованное предприятие 1 сентября 1581 года, как раз когда Стефан Баторий только начинал осаду Пскова. Их путь пролегал по рекам Чусовая и Серебряная до Уральского хребта. Потом они волоком перетащили ладьи на реку Журавли и сплавились по ней до Тагила, а затем и до Туры, где на месте нынешнего Туринска стоял городок князя Епанчи. Вот у этого городка и произошло первое сражение русских землепроходцев и коренного населения Западной Сибири. Напуганные грохотом пушек, татары бежали, а на месте городка остались развалины и головешки. Затем были бои в урочище Бабасан на берегу Тобола, в окрестностях Карачинского озера, но самая важная, самая решительная битва состоялась 23 октября на реке Иртыш под горой Чувашьей, преграждавшей путь к столице Сибирского царства Искеру (Сибирь). С татарской стороны битвой руководили сам хан Кучум и его племянник Маметкул. Численный перевес был явно на стороне сибирских татар, но огнестрельное оружие и стойкость казаков, литовцев и немцев, их организованность и профессионализм обеспечили победу и на этот раз. Двадцать шестого октября, через неполных два месяца с начала кампании, Ермак торжественно вступил в безлюдную столицу. Спустя несколько дней к нему явились остяки со своим князем Боаром — присягнули на верность «белому» царю. За ними последовали вогульские князья Ишбердей и Суклема, множество татарских мурз, соглашавшихся платить дань в надежде на покровительство пришельцев.

Летом 1582 года Ермак продолжил освоение новых земель. С частью своих людей он пошел в северном направлении по Иртышу, по пути покоряя где силой, а где только угрозой ее применить другие татарские, остяцкие и вогульские улусы и городки. Дойдя до Оби, Ермак взял главный остяцкий город Назым, привел к присяге местное население, после чего с чувством выполненного долга возвратился в сибирскую столицу.

Настало время триумфа. В 1583 году из Москвы пришла царская грамота о «вечном забвении старых вин и вечной благодарности России за важную услугу», а с ней награды, почести, подарки. Прибыли воевода князь Семен Болховский с 500 стрельцами и дьяк Иван Глухов.

После этого удача отвернулась от «князя Сибирского», как назвал Ермака Иван Грозный в своей грамоте. Зима 1583/84 года выдалась на редкость тяжелой: цинга, голод, болезни, жестокие морозы да к тому же партизанские действия аборигенов уполовинили русское воинство, а коварство князя Карачи лишило атамана верного сподвижника Ивана Кольцо и еще сорока донских казаков. После этого предательского убийства все ранее покоренные улусы восстали на россиян и, благодаря своему многолюдному скоплению, заперли их в осажденном Искере. Ермака и его дружину спасла только смелая ночная вылазка отчаянных казаков на стан князя Карачи, которая позволила внести замешательство в ряды нападавших, а уже совместные действия охотников и крепостного гарнизона обратили их в бегство.

Бунт подавили, но дни Ермака, а вместе с ним и его экспедиции тем не менее были сочтены. В ночь на 5 августа 1584 года Ермак Тимофеевич, а вместе с ним и 50 казаков пали в ночном бою на берегу Иртыша. Это событие привело к тому, что оставшиеся россияне, опасаясь за собственную судьбу, решили покинуть Сибирь. Пятнадцатого августа около 150 человек (все, что осталось от стрелецкого отряда, дружины Ермака и иностранных наемников купцов Строгановых) отправились в обратный путь.

Может сложиться впечатление, что воинский труд, гибель людей оказались напрасными. Это не так: дорога в Сибирь была проторена; силы татар взвешены и сочтены явно недостаточными для того, чтобы им удалось сохранить за собой этот большой край, поэтому дело Ермака Тимофеевича — бывшего казачьего атамана, когда-то промышлявшего «зипуны» на Волге и Дону, — подхватили государевы люди. Через год в Сибирь был направлен воевода Иван Мансуров с сотней стрельцов, со временем к ним присоединялись все новые и новые отряды. В 1586 году они уже возводят крепость Тюмень, на следующий год — Тобольск, а чуть позже — Пелым, Березов, Обдорск, Сургут, Нарым, Томск и другие. Богатство России стало прирастать Сибирью. По утверждению Н. М. Карамзина, уже «около 1586 года Сибирь доставляла в казну 200 000 соболей, 10 000 лисиц черных и 500 000 белок», не считая бобров и горностаев.

Но этого Иван Грозный уже не застал. Он умер 18 марта 1584 года, объявив своим наследником царевича Федора.

Глава V

Царь Федор Иоаннович и Борис Годунов

Пятибоярщина. Удаление царевича Дмитрия. Богдан Бельский. Смерть Никиты Юрьева и пострижение Ивана Мстиславского. Ликвидация Великого княжества Тверского. Мария Старицкая. Федор Иоаннович. Борис Годунов. Заговор против царицы. Смерть царевича Дмитрия. Неприязнь бояр к Годунову. Успехи правительства Годунова в освоении новых земель и во взаимоотношениях с другими странами. Любовь Бориса к иностранцам, учреждение патриархата. Внутреннее положение в Московском царстве. Юрьев день. Заповедные лета. Закрепощение крестьян. Агрессивность православного царя. Счастливый тандем. Смерть царя Федора. Избрание Бориса Годунова. Царские милости и льготы. Подозрительность нового царя и его страх потерять престол. Сыскной приказ. Опала Вельского и Романовых. Голод, мор, преступность. Григорий Отрепьев. Его скитания. Бегство в Литву. Самозванство. Поддержка Лжедмитрия Папой Римским, Сигизмундом III и польской шляхтой. Семейство Мнишеков. Поход самозванца на Москву и его радушный прием. Поражение при Добрыничах. Смерть Бориса Годунова. Переход Басманова на сторону Лжедмитрия. Смерть царя Федора Борисовича

Умирая, Иван Грозный назначил своему наследнику Федору Иоанновичу целый регентский совет, состоящий из пяти преданных ему вельмож. В эту Верховную думу вошли: князь Иван Мстиславский — троюродный брат нового царя; Никита Романович Юрьев — его дядя по матери; князь Иван Шуйский — знаменитый защитник Пскова; Иоаннов любимец — хитрый решительный и честолюбивый Богдан Бельский, воспитатель царевича Дмитрия, а также царский шурин Борис Федорович Годунов.

Как и при любой другой смене власти, это царствование началось с репрессий. В первую же ночь к вдовствующей царице Марии Нагой, царевичу Дмитрию и их родственникам была приставлена стража, а их возможных приспешников и людей, неугодных новой пятибоярщине, выслали из Москвы или посадили в тюрьмы. На следующий день высшие сановники Московского царства присягнули на верность новому царю, а опасное семейство Нагих было сослано в город Углич, определенный еще Иваном Грозным как собственный удел его младшего сына. Бельский со своим воспитанником не поехал, что дало основание подозревать его в интриге против Федора и желании стать единоличным регентом-правителем, в случае его замены на малолетнего Дмитрия. Хотя было и другое подозрение: якобы Бельский хотел возвести на престол Бориса Годунова, своего друга и советника. Насколько были обоснованы эти предположения, судить сложно, тем не менее они дали повод к тому, чтобы удалить его из Москвы назначением на воеводство в Нижний Новгород.

По прошествии шестинедельного траура по усопшему венценосцу состоялось венчание на царство Федора Иоанновича, сопровождавшееся невиданными милостями с его стороны: были уменьшены налоги, возвращены свобода и достояние опальным вельможам, без выкупа отпущены военнопленные, герою Пскова Ивану Шуйскому пожаловали все доходы этого города, а большая группа царедворцев получила боярские звания. Но самыми большими милостями был осыпан Борис Годунов — он и конюший, и ближний великий боярин, и наместник Казанского и Астраханского царств. Беспримерными были и его доходы. Как отмечали современники, Годунов только за свой счет мог выставить 100-тысячную армию.

Во главе регентского совета первое время находился боярин Никита Романович, но тяжелый инсульт свел его в могилу. Умирая, он взял клятву с Бориса Годунова, что тот будет покровительствовать его пятерым сыновьям — молодым братьям «Никитичам», как их называли в народе. Эта смерть обострила дворцовые интриги. Кто был их инициатором, неизвестно, но последующим поколениям россиян настойчиво внедрялась мысль, что именно представители древних княжеских и боярских родов решили избавиться от не в меру честолюбивого и удачливого Годунова. Существует версия, согласно которой бояре планировали даже физически устранить фаворита. Роль «подсадной утки» в этой комбинации должен был взять на себя князь Иван Мстиславский — троюродный брат царя Федора и названый отец самого Бориса. Ему надлежало заманить Годунова к себе на пир, во время которого предполагалось передать царского шурина в руки убийц. Заговор вскрылся. Иван Мстиславский из первосоветника Боярской думы в одночасье превратился в монаха Кирилло-Белозерского монастыря, а его соумышленники (Воротынские, Головины) были заключены в темницу или сосланы в дальние от столицы места. Без наказания остались лишь Шуйские — то ли по ходатайству митрополита, то ли за отсутствием бесспорных улик.

Однако цепь последующих событий дает достаточно серьезные основания предполагать, что инициатором этой интриги был сам Борис Годунов. И вот почему. Вслед за расправой над «заговорщиками» тут же последовала акция против зятя Мстиславского — Симеона Бекбулатовича. Этот Чингисид и родственник царя после своего полупотешного годичного великого княжения во времена Ивана Грозного получил в удел Тверь и титул великого князя тверского. По существу, это было самостоятельное государство, что при определенных условиях могло угрожать как безопасности Московского царства, так и московскому престолу. Его-то Годунов и решил ликвидировать, дабы исключить возможность возрождения исторически беспокойного княжества и устранить гипотетического претендента на царскую корону. Задуманное осуществилось без каких бы то ни было эксцессов: Тверь получила московского наместника, а Симеон был выслан в свое Кушалинское имение.

Примерно в это же время разворачивались и события по нейтрализации возможного использования в антимосковских целях Марии Владимировны Старицкой, троюродной сестры царя Федора, вдовы ливонского короля Магнуса, проживавшей со своей девятилетней дочерью в Польше под строгим надзором Стефана Батория. С помощью представителя британско-русской компании Джерома Горсея Марию удалось уговорить на побег. Однако в Москве ее ждал не любящий брат, а печальный обряд монашеского пострига в Пятницком монастыре. Разрешив таким образом возможные международные осложнения, связанные с королевой Ливонии, Годунов одновременно пресек и все варианты ее участия во внутренней политике при дворе московского царя. Мария была лишней фигурой на шахматной доске, как и ее вскоре умершая дочь, похороненная с соответствующими ее статусу почестями.

С этого момента Борис Федорович становится фактическим правителем Московского царства и все последующие события в период царствования Федора Иоанновича будут связаны не с личностью царя, а с личностью его шурина. Поэтому вполне уместно краткую характеристику последнего царя династии Рюриковичей дать именно сейчас, ибо потом это только нарушит нить исторического повествования.

Как отмечали современники, Федор Иоаннович «от младенчества и до конца живота своего» отличался слабостью души и тела, а потому был «больше пригоден для кельи или пещеры, нежели для власти державной». Для подданных он являлся образцом кротости, сострадательности, искренней набожности, целомудрия и тихой семейной жизни. Но как государь Федор Иоаннович был… никакой. Он не хотел и не мог заниматься государственными делами, перекладывая все заботы на правителя, и был хорош хотя бы тем, что не мешал тому управлять страной. Единственный поступок, совершенный им на троне, — это отказ от развода с женой, Ириной Федоровной Годуновой, которая все никак не могла дать ему наследника. Современники считали царя слабоумным, а некоторые иностранцы в своих воспоминаниях выводили блаженным, а то и полным идиотом. Но народ любил его, как ангела земного, приписывая его молитвам благосостояние государства, наступившее после царя Грозного. По жизни его и смерть ему досталась тихая, как сладкий сон.

Все четырнадцать лет царствования Федора Иоанновича рядом с ним был его шурин Борис Федорович Годунов, потомок золотоордынского мурзы Чета, принявшего крещение от митрополита Петра и поселившегося на Руси в XIV веке под именем Захария, — прославился он уже только тем, что основал и построил знаменитый Ипатьевский монастырь под Костромой. Борис и его сестра Ирина, рано оставшиеся без родителей, воспитывались в доме их дяди Дмитрия Ивановича Годунова, оказавшегося в годы опричнины при дворе Ивана Грозного. Женитьба Бориса на дочери царского любимца Малюты Скуратова — Марии открыла ему путь наверх, а женитьба царевича Федора на сестре Годунова сделала его членом царской семьи. Когда Федор восходил на трон, Борису было 32 года. Будучи неграмотным и несведущим в церковной службе, он тем не менее имел ум государственный, пытливый. Хорошо разбирался не только во внутридворцовых интригах, но и в организации государственного управления, психологии разных слоев общества, чем небезуспешно пользовался в своих далеко идущих планах. Став после смерти Юрьева и опалы Мстиславского главой регентского совета, он стремился всеми силами оправдать доверие царя, заслужить расположение народа и получить признательность Отечества. Он хотел стать хорошим правителем и стал таковым. Ни одно назначение, ни одно важное дело не решалось без его участия, ни один иностранный посол не мог приехать в Москву, не нанеся ему визита и не заручившись его благорасположением.

Все это вызывало раздражение других членов Боярской думы, оказавшихся в полной зависимости от всесильного правителя. На этой почве назревал новый заговор. Душой и мозговым центром антигодуновской оппозиции стало семейство Шуйских, которых активно поддерживали посадские московские люди, недовольные протекционистскими действиями Бориса по отношению к английским купцам. Это не укрылось от всевидящего ока шпионов и доброжелателей Годунова, и он начал кампанию по вытеснению своих недругов из царского окружения. Попытка митрополита Дионисия примирить враждующие стороны не только не принесла успеха, а, наоборот, спровоцировала Годунова на откровенную расправу с некоторыми из своих противников. Тогда митрополит и князья Шуйские, Урусовы, Колычевы, Быкасовы вместе с купцами и частью воинских и гражданских чиновников, желая избавиться от властолюбивого правителя, решили лишить его сестриной поддержки и «бить челом» царю Федору о том, чтобы тот развелся с Ириной Годуновой, в связи с отсутствием наследника, и взял бы себе новую жену, которая будет в состоянии родить ему здоровое потомство. Узнав о заговоре, Борис с помощью своего красноречия смог уговорить митрополита, и тот отказался от инициирования бракоразводного процесса. Со своей стороны Годунов пообещал не мстить злоумышленникам. Однако уже через короткое время по ложному обвинению в измене все замешанные в истории «лучшие люди» были взяты под стражу. И хотя суд не получил веских доказательств их вины, все они подверглись опале — кто пострижен в монахи, кто посажен в тюрьму, а семерым купцам отсекли головы на площади. Возмущенный неправосудным решением, митрополит Дионисий в присутствии царя обвинил правителя в тирании и клеветнических измышлениях, за что и поплатился — как его, так и крутицкого архиепископа Варлаама свели с кафедр и заточили по разным монастырям, а ранее сосланные князья Андрей Иванович и Иван Петрович Шуйские были задушены в своих кельях. Произошло это в 1588 году.

Итак, на пятом году правления Годунов пролил первую кровь своих политических противников. «Так начались, — говорит Н. М. Карамзин, — злодейства; так обнаружилось сердце Годунова, упоенное прелестями владычества, раздраженное кознями врагов, ожесточенное местью!» Тем не менее именно с этого момента официальный титул Бориса стал звучать так: «Зять Великого Государя, Управитель, Слуга и Конюший, Боярин и Дворцовый воевода, Содержатель царств Казанского и Астраханского».

Историография последующих четырех веков, основываясь на легендах, вымыслах и литературных памфлетах, приписывала и до сих пор приписывает Годунову организацию убийства малолетнего царевича Дмитрия в мае 1591 года в городе Угличе. Причем совершенно игнорируются материалы, собранные следственной комиссией, возглавляемой будущим царем Василием Ивановичем Шуйским, а его вряд ли можно считать клевретом правителя — не надо забывать о репрессиях, примененных к членам его семьи за три года до описываемых событий. Так вот в тех материалах, основанных на показаниях очевидцев, совершенно определенно делается вывод о том, что с царевичем, игравшим на улице «в тычку», произошел эпилептический приступ и он, падая, непроизвольно напоролся на нож, который был у него в руках. Иначе, как несчастным случаем, это происшествие назвать трудно. Но уже тогда общественное мнение россиян было настроено таким образом: если в государстве происходит что-то хорошее, то это благодаря молитвам царя Федора, а если случается какое-то несчастье, то это не иначе как происки Годунова. «Все щедроты и благодеяния правителя, — говорит Н. И. Костомаров, — толковались в дурную сторону, а злые языки беспрестанно приписывали ему новые злодеяния». Молва обвиняла Бориса в смерти Грозного, царевны Феодосии — его племянницы, королевны Евфимии — дочери Марии Старицкой, а также в смерти жениха его же собственной дочери — Иоанна, брата датского короля. Ему ставили в вину потерю зрения Симеона Бекбулатовича и нашествие на Москву крымского хана в 1591 году. И тут же мы видим, что учреждение в Москве патриаршего престола расценивалось его противниками как подкуп духовенства, а помощь погорельцам — как популизм. Личный выезд на место строительства Смоленского кремля рассматривается как желание покрасоваться перед народом, а оказание продовольственной помощи голодающему населению — как бессознательное пособничество эпидемиям и разгулу преступности в городах. Освобождение от налогов и выдача наградных денег служилым дворянам подается как развращение и попустительство.

А все из-за того, что Годунов возвысился не «по месту» и не «по отечеству». Практически все члены Боярской думы по своему происхождению были потомками владетельных князей, а потому подчинение наследнику малозначительного татарского выкреста они считали «за бесчестие», каким бы умным он ни являлся. Ум, как критерий оценки способностей соискателя государственных постов, в расчет тогда не принимался. Вот и смерть Дмитрия поставили ему в вину. Помимо всего прочего, не нужно сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что история Смутного времени писалась по заказу уже новой царской династии, династии Романовых, а ей было невыгодно превозносить Бориса Федоровича. Вот и «вешали на него всех собак». Защищать же его после смерти стало некому. Людей, облагодетельствованных им, было много, а вот благодарных — мало.

Ну а теперь перейдем к делам и событиям, к которым был причастен Борис Годунов и за которые, как говорил Н. М. Карамзин, он, «если бы родился на престоле, то заслужил бы имя одного из лучших венценосцев в мире».

Начал он, как мы уже говорили, с налоговых послаблений, амнистии опальных вельмож и освобождения военнопленных поляков. Потом пошла обычная в таких случаях смена представителей центральной власти на местах. Скомпрометировавшие себя наместники и судьи были смещены, а на их место поставлены если не лучшие, то, по крайней мере, более надежные и лично преданные. А для того чтобы они служили честно и не занимались лихоимством, им пригрозили суровыми карами и… удвоили жалованье. Затем Борис более умом, нежели мечом смирил казанских татар и черемису, пообещав им прощение за прежнее «воровство». Дело завершилось тем, что те прислали в Москву своих старейшин и они принесли клятву верности новому царю. Для закрепления успеха на берегах Волги приступили к строительству новых городов — Цивильска, Уржума, Царево-Кокшайска, Царево-Санчурска, Самары, Саратова, Переволоки, Царицина, а также возведению каменной стены Астраханского кремля. Активно продолжалась начатая Ермаком колонизация Сибири. Вместе со стрельцами и казаками туда направлялись земледельцы, строители, ремесленники. От Печоры до Кети и Тары, а потом и до Оби поднимались новые укрепленные города, пополнявшие царскую казну «пушистым золотом».

Правительство Годунова нашло общий язык и с другими казачьими ватагами, ранее промышлявшими разбоем. Где кнутом, где пряником оно смогло переориентировать их энергию на служение Отечеству в качестве пограничной стражи и авангарда в освоении новых земель на юге и юго-востоке. К этому времени относится и основание теперешнего Уральска на реке Яик (Урал). Оставаясь внешне самостоятельными и независимыми от Москвы, казачьи отряды беспрестанно тревожили владения турецкого султана, угрожали набегами крымскому хану, обуздывали ногаев. Если им удавалось закрепить за собой какую-то территорию, то в конечном итоге она отходила русскому государству, а если они терпели фиаско, то у Москвы была всегда «дежурная» отговорка: мол, казаки «беглецы, бродяги и воры, царю они не подчиняются, и он, как султан и хан, сам с ними ничего поделать не может».

Оборонная линия Московского царства от набегов крымских татар, веками существовавшая по течению Оки, постепенно теряла свое значение. Новой оборонительной линией, вдоль которой ежегодно развертывались войска, охранявшие границу, стал треугольник Мценск — Новосиль — Орел. Одновременно с этим возводились Ливны, Воронеж, Кромы, Елец, восстанавливался Курск. После воцарения Годунов предпринял еще один смелый шаг. На Нижнем Осколе, вблизи места его впадения в Донец, он начал возводить город Царев-Борисов — не только для защиты, но и в качестве базы для потенциального русского похода на Крым.

В 1586 году кахетинский царь Александр, желая заручиться поддержкой единоверного монарха, отдался в подданство Москве, которая от такого несвоевременного и недолговременного приобретения получила одну лишь головную боль. Вскоре кахетинский царь был убит своим же сыном Константином. Русским войскам, теснимым со всех сторон, пришлось покинуть Кахетию и Тарки, потеряв при этом около трех тысяч воинов. Тем не менее это было «два шага вперед, один шаг назад». На Тереке восстановили и укрепили город-крепость Тарку — с тех пор русские ратные люди его уже не покидали.

Относительно благополучно складывались и отношения с Крымом. Поражение при Молодях надолго отбило желание у крымских татар совершать походы на Московские земли. Теперь они предпочитали более короткие набеги на южные украинские области, входившие тогда в состав Польши, либо нанимались на службу к московскому царю. Правда, не последнюю роль здесь играли и «поминки», регулярно посылаемые Москвой крымскому хану. «Сюда не ходи, ходи туда». События же 1591 года, когда новый крымский хан Казы-Гирей подступил к Москве чуть ли не со 150-тысячным войском, были больше похожи на маневры или на фарс, обставленный мистическими атрибутами, если, конечно, не признать, что действительно произошло чудо, благодаря иконе Божьей Матери, бывшей с Дмитрием Донским на Куликовом поле. Не вступая в сражение, Казы-Гирей в ночь на 5 июля внезапно снялся и, теряя людей в арьергардных стычках, поспешно удалился в Крым.

Постепенно утряслись и русско-польские отношения. Высокомерие и воинственность Батория остужались польской же шляхтой, не желавшей ни воевать, ни денег на войну давать. Перемирие было продлено на два года, а после смерти короля (декабрь 1586 г.) ситуация десяти-четырнадцатилетней давности повторилась. Московский царь вновь рассматривался как реальный претендент на польский трон, и даже на более выгодных условиях. Уже никто не требовал ни Новгорода, ни Смоленска, нужны были только деньги для подкупа шляхты и демонстрации серьезности московских намерений. Но денег у послов не оказалось. В результате трон занял Сигизмунд, сын шведского короля Иоанна III и Екатерины Ягеллонки, дочери польского короля Сигизмунда I. В январе 1591 года договор о перемирии между Польшей и Москвой был продлен еще на двенадцать лет.

Но как ни хотелось мира, а войны избежать не удалось. Срок перемирия со шведами истекал, а условия мирного договора, выдвигаемые послами, не устраивали ни ту, ни другую сторону. В результате накопившая силы Москва объявила Швеции войну, продолжавшуюся более двух лет, хотя проявления ее были довольно умеренны. Русские возвратили себе Иван-город, Ям-город и Копорье, но Нарвы взять так и не удалось. На том и порешили, заключив в мае 1595 года «вечный мир», по которому Москва дополнительно присоединила к своим владениям Корелу и города Колы. Причем и шведы, и русские праздновали это событие как победу.

Замыкая круг, нельзя не сказать об Архангельске, строительство которого началось в 1584 году. К тому времени город был основным морским портом в торговых сношения с европейскими странами, и в первую очередь с Англией.

Не следует забывать и того обстоятельства, что Борис Годунов был одним из первых западников на русском троне. Приняв в наследство от Ивана Грозного дружеские отношения с представителями туманного Альбиона, он их развивал и углублял, отклоняя при этом стремление английских купцов к монополии и сдерживая их продвижение в Поволжье и на Каспий. Однако не только купцы приходили в Московию. Среди иностранцев, кстати не только англичан, были и архитекторы, и лекари, и инженеры, и воины. Поступая на московскую службу, немцы, шведы, ливонцы и те же англичане получали льготы от податей и повинностей, которые превосходили льготы, предоставляемые местным дворянам и детям боярским. Многие иностранцы удостаивались даже права беспошлинной торговли, а те из них, кто нанимался на военную службу, получали поместье и щедрое жалованье. Современники отмечали, что в телохранителях у Бориса Годунова служили только иностранцы, преимущественно немцы из Ливонии. Их услуги оценивались так высоко, что даже их слуги при поступлении на службу получали «по 15 рублей в подарок, столько же в жалованье, разные ткани, небольшую связку соболей и по 300 четвертей земли с 20 крестьянами». Ну чем не дворяне-помещики!

В Москве разрасталась Немецкая слобода, где царь Борис по просьбе своих врачей-иностранцев позволил им построить даже протестантскую церковь, первую инославную церковь в русской столице. Будучи сам неграмотным, Годунов тем не менее планировал открыть в Москве учебное заведение с иностранными профессорами, но, встретив сопротивление со стороны духовенства, ограничился тем, что послал за границу два десятка молодых людей, из которых в Россию, кстати, так никто и не вернулся.

Ко времени царствования Федора Иоанновича Русская православная церковь, отказавшаяся подчиняться Флорентийскому объединительному собору, вот уже более ста пятидесяти лет самостоятельно решала все свои внутрицерковные вопросы, в том числе и избрание митрополита. После захвата Константинополя турками (1453 г.) ее автокефальность получила новое и во многом бесспорное обоснование. При Иване III Москва провозгласила себя уже Третьим Римом, дав понять православному миру, что именно она, свободная и независимая от иностранного владычества, является восприемницей истинной веры. Тем не менее это возвышенное самоощущение не испортило связи Русской церкви с другими православными церквами. Их взаимоотношения просто получили другое содержание. Теперь уже не они помогали Москве, а Москва оказывала помощь и поддержку патриархам древних церквей, находившимся в условиях недружественного мусульманского окружения и терпящим нужду. В этих условиях на Руси зрело убеждение, что с учетом нового статуса великого князя московского, увенчанного царской короной, было бы логично, если бы и митрополит Московский получил сан патриарха. Решение же этого вопроса целиком зависело от волеизъявления Вселенского Патриарха Константинопольского и согласия трех других православных патриархов — Александрийского, Иерусалимского и Антиохийского. Первый шаг по учреждению Московской патриархии был сделан в 1586 году во время первого визита одного из восточных патриархов. За защитой от турецкого угнетения и материальным вспомоществованием в Москву прибыл патриарх Антиохийский Иоаким. Соответствующая помощь была оказана, но во время встречи с Годуновым патриарху было высказано пожелание царя Федора учредить патриаршество и в Москве. Нужно полагать, что «зерна попали на подготовленную почву». Через два года Москву без предупреждения посетил уже Вселенский Патриарх Иеремия II. Все ожидали, что он начнет говорить об учреждении русского патриархата, но этого не произошло. Тогда ему предложили самому остаться в Москве в качестве патриарха. Он согласился, тем самым подтвердив, что СевероВосточная Русь достойна патриаршего окормления. На самом деле это была западня: Москве Иеремия был не нужен. Здесь был свой кандидат на это место. Но куда девать уже согласившегося патриарха? Как понудить его отказаться от сана? Вопрос решился на удивление просто: Иеремии предложили в качестве патриаршей резиденции заштатный к тому времени город Владимир. Он посчитал это унижением и запросился домой. Только вот давать обратный ход процессу учреждения новой патриархии Иеремия уже не мог, ибо это означало бы охлаждение межцерковных отношений и лишало бы восточных патриархов, находившихся в зависимости от мусульманских правителей стран своего пребывания, весьма существенной материальной помощи царя московского. Поэтому 26 января 1589 года в Покровском соборе Кремля состоялось торжественное возведение в патриаршее достоинство митрополита Иова, ставленника Бориса Годунова. Иеремия же, получив богатые дары, в мае того же года отбыл из Москвы. Весной следующего года созванный им Церковный совет согласился признать патриаршеский статус Русской православной церкви. Это событие повысило не только и не столько статус Церкви, сколько авторитет московских правителей как на международной арене, так и внутри страны.

А теперь о внутреннем положении дел. После беспокойных, если не сказать сумасшедших, лет правления Ивана Грозного наступило относительное спокойствие. Правительство занялось ревизией пашенных земель, гармонизацией налогов, заселением новых земель и новых городов, переписью населения. Выяснилось, что народу в областях Московского царства катастрофически мало. Один английский путешественник того времени вспоминал впоследствии, что на пути из Вологды в Ярославль он обнаружил около пятидесяти полностью обезлюдевших деревень. Естественен вопрос: куда подевались жители, ведь ни татары, ни литовцы до этих мест не доходили? Ответ лежал на поверхности. Поначалу убыль населения происходила от болезней и опричнины, что была не лучше чумы, потом крестьяне, оказавшиеся арендаторами у мелкопоместных дворян из числа военных служилых людей, либо уходили в Юрьев день к другому землевладельцу, либо ударялись в бега от чрезмерной эксплуатации. Некоторые, соблазненные налоговыми льготами и подъемными пособиями, переселялись в степные черноземные районы Поволжья, в Сибирь. В результате многие дворяне лишились средств к существованию, ибо имеющаяся у них земля не приносила дохода — ведь ее некому было обрабатывать. Кто-то из дворян добивался новых поместий, но и населенной земли у царя было в обрез.

Куда же уходили крестьяне в Юрьев день? Оказывается, в крупные боярские вотчины и на церковные земли, где положение земледельцев было сытнее. Однако если царь никак не мог повлиять на разного рода льготы, которые богатые бояре устанавливали для своих крестьян за счет незначительного уменьшения собственных доходов, то льготы на церковных землях зависели от тарханных грамот, выдаваемых царским двором. Следовательно, отмена тарханов могла хоть как-то снизить привлекательность монастырских земель и уменьшить отток крестьян из поместий служилых дворян, что и последовало в июле 1584 года, когда духовный собор временно отказался от ранее предоставленных льгот. Но осенью того же года тарханы начали восстанавливаться.

Нельзя сказать, что в споре мелкопоместного служилого дворянства и церкви царь и его шурин заняли позицию духовенства. Нет, для достижения стабильности в сельском хозяйстве они нашли способ понадежнее, введя «заповедные лета», в течение которых запрещался крестьянский выход. Однако эта временная мера вскоре превратилась в постоянную. В царском указе 1597 года мы читаем: «Которые крестьяне из поместий и отчин выбежали до нынешнего года за пять лет, на тех суд давать и сыскивать накрепко, и по суду этих беглых крестьян с женами, детьми и со всем имением отвозить назад, где они жили…» Из этого следует, что фактическое прикрепление крестьян к земле произошло на рубеже 1592–1593 годов. Подтверждение данному предположению можно найти и в указе царя Василия Шуйского, где он называет правителя Годунова инициатором крепостного права.

В том же, 1597 году последовал и другой указ, закрепляющий холопское состояние слуг, работавших по найму на своих господ. Кроме людей, добровольно взявших на себя «служилую кабалу», то есть подписавших кабальную грамоту, в специально созданном Холопьем приказе стали учитывать и ранее вольных людей, которые «послужили с полгода и больше… потому что господин такого добровольного холопа кормил, одевал и обувал». А коли сбежит такой холоп, то «денег по этим служилым кабалам у них не брать и челобитья их не слушать, а выдавать их господам в службу до смерти».

Привлечение иностранцев на русскую службу и освоение новых земель породило еще одну проблему. Русские, живущие среди татар, черемисов, чувашей, немцев, достаточно легко вступали в смешанные браки, перенимали обычаи окружающего их народа, отпадали от православной веры, принимая ислам, католицизм или протестантизм. С другой стороны, новообращенные христиане из-за смешанного с мусульманами проживания и нерадивости церковнослужителей «к церквам Божьим не приходят, крестов на себе не носят, в домах образов и крестов не держат, попов не призывают и отцов духовных не имеют». Узнав об этом из письма казанского владыки Гермогена, Федор Иоаннович повелел: выкупить у иноверцев русских должников или передать их новокрещеным взамен пленных латышей и литовцев, иноверцам же он впредь запретил принимать русских в услужение и давать им денег взаймы. Куда более строго он велел поступать с нестойкими в вере новообращенными христианами, которых предписывалось свезти в специальные слободы, устроив там церкви с полным причтом. Не желавших переселяться следовало отдавать на поруки, на отступников от веры — налагать эпитимью, а наиболее злостных — сажать в тюрьму. Смотрящим за этими слободами детям боярским надлежало следить, чтобы новообращенные «женились у русских людей и дочерей своих выдавали за русских же», но это уже были благие пожелания. А в завершение царь приказал своим воеводам «мечети посметать и вконец их извести».

Итак, мы совершенно спокойно можем констатировать, что по смерти Ивана Грозного Московское царство молитвами благочестивого царя Федора Иоанновича и административными талантами его шурина Бориса Годунова росло, укреплялось, процветало и благоденствовало. Это сочетание — любимый народом царь и мудрый правитель — как никогда благотворно воздействовало не только на государственное преуспеяние, но и на народную жизнь. Как правитель, как брат царицы, Борис Годунов, ощущая полную поддержку со стороны царя, мог, особо не беспокоясь о своем статусе, заниматься благоустройством государства, строительством новых городов, развитием торговли, расширением международных связей, гармонизацией межклассовых отношений внутри страны. Со своей стороны, богобоязненный Федор Иоаннович, будучи уверенным в своем шурине, мог не беспокоиться о судьбе государства и своей собственной судьбе.

История не признает сослагательного наклонения, но если бы судьбе было угодно продлить во времени этот тандем, то он принес бы Московскому царству немало пользы. Но… 7 января 1598 года на сорок первом году жизни Федор после непродолжительной болезни переходит в мир иной. Существует много версий по поводу его устного завещания престола, но, так или иначе, бояре, боясь междуцарствия, присягнули принявшей монашеский постриг царице Ирине Федоровне, от имени которой вплоть до избрания Бориса Годунова государством управлял патриарх Иов.

Встал вопрос, кому быть царем. Кандидатура Бориса Годунова была обозначена на следующий день после добровольного затворничества в Новодевичьем монастыре царицы Ирины. Бояре, духовенство, чиновники и народ московский, собравшиеся по этому поводу в Кремле, потребовали от патриарха, чтобы он умолял Бориса принять державу. Тот наотрез отказался, ссылаясь на свою худородность. Тогда решили для выбора нового царя созвать Всенародный собор. Он собрался по окончании «сороковин», 17 февраля. В нем участвовали 99 священнослужителей, 272 представителя от дворян, чиновников и бояр, 33 выборных от городов, 7 голов стрелецких, 27 купцов и 16 сотников от народных ополчений. Историки единодушны во мнении: все эти люди являлись приверженцами Бориса Годунова по той простой причине, что были обязаны ему за те благодеяния, которые он им оказал за более чем десятилетний период своего правления. А это разве плохо? Разве дела менее убедительны, чем пустые обещания? Говорят еще, что выборщики голосовали за Бориса, опасаясь в случае избрания другого кандидата лишиться своих постов и привилегий. Но мы же знаем, что административный аппарат, отлаженный Годуновым, был на тот период времени чуть ли не идеальным. А от добра добра не ищут, поэтому в интересах дела его и менять было не нужно. Так что решение собора об избрании Бориса Годунова царем и великим князем даже по меркам XXI века может быть признано не просто легитимным, а и целесообразным. Правда, официальная историография изображает состоявшееся избрание как какой-то фарс с широким применением «административного ресурса», начиная с определения персонального состава собора и заканчивая отрежиссированным крестным ходом и так называемым всенародным плачем.

Все было гораздо сложнее. В Москве насчитывалось немалое количество людей, желавших видеть на троне не Годунова, а кого-нибудь из Шуйских или Романовых, а то и такой «отработанный материал», как Симеон Бекбулатович. Поэтому не так уж и безальтернативен был Борис Федорович. С другой стороны, до нас дошли сведения, что бояре, предлагая Годунову царскую корону, хотели не только обезопасить себя, не только сохранить свои права и привилегии, но и ограничить самодержавную власть вновь избираемого «хозяина земли Русской». Значит, не просто так Годунов отказывался от боярского предложения принять державу — он хотел, чтобы это решение принял Всенародный собор, и без всяких условий. И добился своего, став царем.

Однако все, что ему было суждено сделать доброго для Русской земли, он уже сделал, находясь одесную царя Федора Иоанновича. Все последующие годы царствования самого Бориса были потрачены на то, чтобы закрепиться на престоле и утвердить новую династию. К сожалению, не все его действия были достойны, корректны и честны. Он то заискивал, то вероломствовал, обманывая одних, подкупая других, уничтожая третьих. А начал Годунов, даже еще не приняв знаков царской власти, с демонстрации силы и развращающего подкупа. По непроверенной, а может быть, и по специально запущенной информации о движении крымских татар на Москву, Борис собрал почти 500-тысячное войско на берегах Оки. Причем, в пику высокородным князьям и боярам, он поставил во главе полков пять служилых царевичей, в том числе астраханского царевича Арслана Кайбулича, ногайского (казахского) — Ураз-Магомета, сибирского — Махметкула.

В ожидании мнимого противника проводились смотры боевой готовности войск с последующими пирами и раздачей дворянам повышенного жалованья — все это расположило к Годунову служилых людей, желающих и впредь получать царские милости. А к Москве тем временем приближалась не рать, а всего лишь посольство крымского хана. Устрашенные огромным войском и одаренные щедрыми подарками послы возвратились за Перекоп, а царь победителем вступил в Москву.

Не меньшими милостями были ознаменованы и коронационные торжества. По этому случаю все стрельцы, дьяки и прочие служилые люди удостоились тройного оклада жалованья, крестьяне освободились от выплаты податей на один год, а инородцы — от ясака на тот же срок. Все торговые люди получили право беспошлинной торговли на два года. Из ссылок возвратили опальных бояр и дворян. Была отменена смертная казнь. В Новгороде и в ряде других мест закрыли несколько казенных кабаков, от которых население терпело убытки и оскудение. От царских щедрот немного досталось вдовам и сиротам. Особая милость была проявлена в отношении иностранцев, о чем уже говорилось.

Но, став царем, достигнув желанной высоты, Годунов как будто истощил запас творческих сил, которыми он отличался в период своего временщичества. Пребывая в эйфории от собственного величия, он был уже не в состоянии решиться на какую-то реформу, какой-то крупный шаг, кроме разве что строительства новых городов в Сибири и на юге Московского царства.

Отныне вся энергия Годунова направляется на то, чтобы основать новую династию и защитить ее от потенциальных противников. Патологическая подозрительность Бориса стала проявляться с первых же шагов его царствования. Например, текст подкрестной записи (присяги), которую должны были подписать все подданные, был составлен в таких выражениях, что каждый подписывающий уже чувствовал себя подозреваемым в намерении если не совершить цареубийство, то как минимум уничтожить имущество царствующего семейства. Каждый обещал под страхом наказания не искать себе другого царя и доносить обо всех злоумышлениях, которые станут ему известны. Даже простое сношение с Симеоном Бекбулатовичем, переписка с ним, не говоря уже о дружбе, приравнивались к государственной измене.

Вскоре последовало и другое, не менее странное распоряжение об особой молитве, читаемой подданными в частной домашней жизни при питии заздравной чаши, о благоденствии царского семейства и милосердии венценосца по отношению к рабам своим.

Много сил и средств Московского царства уходило на то, чтобы новую российскую династию признали и приняли в свой круг другие монархи Европы. Годунов заискивал перед иностранцами в надежде, что те будут формировать за границей его положительный имидж. Именно поэтому иностранцам, приезжавшим тогда в Москву, предоставлялись такие льготы, о которых у себя в отечестве они даже и мечтать-то не могли. По прибытии на царскую службу иностранцы-дворяне становились князьями, «граждане — боярами», а их слуги получали поместья с крепостными крестьянами и дворянские звания. Свою безопасность царь доверял только иностранцам, сформировав из них специальный полк. О его здоровье и здоровье членов венценосной семьи заботились английские врачи, жившие при дворе на положении первых бояр. Английских купцов полностью освободили от таможенных платежей, ганзейских — наполовину. Ливонские купцы пользовались беспроцентными и фактически безвозвратными кредитами, при условии не покидать Россию и не распространять дурные слухи о Борисе. Иностранцы были изъяты из-под юрисдикции общих судов, будучи подсудными исключительно царскому суду.

Царем овладело жгучее желание организовать династический брак своих детей. Но как будто злой рок преследовал его семью. Первый жених царевны Ксении — сын свергнутого шведского короля Эрика XIV, принц Густав, специально выписанный Годуновым из Италии, где он находился в изгнании, не подошел на эту роль, так как не захотел расставаться со своей любовницей и принимать православие. Второй жених — брат датского короля Христиана, принц Иоанн, был всем хорош, даже, говорят, чересчур хорош, но спустя месяц по прибытии в Москву умер. Ничем завершились брачные переговоры с австрийским и английским дворами, с владельцами Кахетии и шлезвигским герцогом.

Не лучше обстояло дело и внутри страны. Все старания Бориса снискать себе и своей семье народную любовь были напрасны. Его взаимоотношения с высшим сословием государства усугубились тем, что, стремясь узнать тайные мысли своих врагов, которые ему мерещились на каждом шагу, он развил до крайних пределов доносы и шпионство, поставив во главе тайной полиции и Сыскного приказа своего родственника Семена Никитича Годунова. Сначала поощрялись доносы слуг и холопов на своих господ, а потом эта практика приняла тотальные масштабы. «И от таких доносов, — говорят современники, — была в царстве большая смута: доносили друг на друга попы, чернецы, пономари, просвирни, жены доносили на мужей, дети на отцов. От такого ужаса мужья от жен таились. И в этих окаянных доносах много крови пролилось невинной, многие от пыток померли, других казнили, иных по тюрьмам разослали и совсем дома разорили». Одним из первых пострадал старый друг Бориса — умный и честолюбивый Богдан Бельский, бывший воспитатель покойного царевича Дмитрия. Будучи человеком богатым и щедрым, Бельский, выполняя поручение царя по строительству и укреплению города Царева-Борисова, сумел расположить к себе множество работных и ратных людей, некоторые называли его (вряд ли серьезно) «царем Борисовским». Но даже и такое возвеличивание кого бы то ни было Годунов простить не мог. Бельский был схвачен, разорен и отправлен в тюрьму.

А потом очередь дошла и до семьи Романовых, тех самых Никитичей, что были поручены попечению Бориса Годунова их умирающим отцом, Никитой Романовичем. Известно и имя доносчика-провокатора — Бартенев, именно он по наущению руководителя Сыскного приказа подложил в дом Александра «отравное зелье». Его обнаружение дало повод к аресту всех пяти братьев Никитичей, а также их родных и близких им князей Черкасских, Шестуновых, Репниных, Сицких, Карповых. Все они были подвергнуты пыткам, но получить какие-то доказательства их вины в заговоре против царя последователи Малюты Скуратова так и не смогли. Тем не менее в июне 1601 года им всем вынесли приговор, по которому старший из Никитичей, Федор, был насильственно пострижен в монахи под именем Филарет и сослан в Антониев монастырь на Северной Двине. Его жену Ксению Ивановну, а теперь уже монахиню Марфу, отправили в один из Заонежских погостов, а их шестилетнего сына Михаила, будущего основателя царской династии Романовых, вместе с родственниками сослали на Белоозеро. Оказались в ссылке и другие братья. Но только двум из пяти братьев, иноку Филарету и Ивану Никитичу, удалось перенести опалу и выжить. Александр, Михаил и Василий Никитичи умерли почти в одно и то же время, в феврале — марте 1602 года. Народная молва обвинила в их смерти Бориса Годунова.

Эти репрессии совпали по времени со страшным бедствием, постигшим Московское царство. В связи с катастрофическим неурожаем в стране наступил неслыханный голод, продолжавшийся три года и ставший катализатором всех последующих бед. Люди ели траву, собак, кошек, крыс. Родители поедали детей, дети — родителей. Царство превратилось в настоящий разбойничий вертеп. По стране гуляла холера, унося десятки тысяч жизней. А богатые землевладельцы лишь наживались на народном несчастье, нанимая работников в страду за кусок хлеба и прогоняя их из имений после завершения сельскохозяйственных работ. Сэкономленный хлеб шел на продажу, цена на него выросла до баснословных размеров. Никто не стеснялся заниматься хлебной спекуляцией, даже патриарх Иов, имевший большой запас хлеба, не торопился, со слов иностранных наблюдателей, его продавать, ожидая дальнейшего повышения цен. Лишь немногие богатые люди проявляли истинное милосердие по отношению к тем, кто волею судеб был вверен их попечению. История сохранила имя одной из немногих таких благодетельниц: Ульяна Устиновна Осорьина из-под Мурома, причтенная нашей церковью к лику святых под именем Юлиании Лазаревской. Она дошла до крайней степени нищеты, распродала все, что только можно было распродать, но продолжала заботиться о своих крепостных крестьянах. А когда и хлеба не на что было купить, сама пекла хлеб из лебеды и коры деревьев, который казался несчастным вкуснее любого настоящего хлеба.

Большую заботу о голодающих проявил и Борис Годунов. Но и здесь не обошлось без промашки. Начал он с щедрой раздачи денег бедствующему населению, в результате цены на хлеб тут же поднялись, а Москва наполнилась голодными со всех областей государства. Шли даже те, кто мог найти пропитание в своем краю, но дармовщина привлекала всегда, везде и всех. А тут к тому же обозначились и признаки морового поветрия, что заставило Годунова отказаться от такой благотворительности. Через некоторое время он нашел другой способ поддержать своих подданных — дал им работу. Он сломал в Кремле старые деревянные палаты Ивана Грозного и на их месте возвел палаты каменные. Но сколько человек можно накормить таким образом? В конце концов царь начал скупать хлеб в отдаленных районах, где сохранились его большие запасы, и продавать в Москве в два раза дешевле, причем вдовам, сиротам и… немцам большое количества зерна было отпущено бесплатно. Голод отступил, а богатый урожай 1604 года и вовсе снял этот вопрос с повестки дня.

Но кончились одни бедствия, пришли другие: в голодные годы из бежавших и брошенных на произвол судьбы холопов образовались огромные разбойничьи шайки. Объединившись, разбойники избрали себе атамана Хлопку Косолапа и двинулись к Москве. Справиться с ними смогло только большое войско под началом воеводы Ивана Басманова ценою жизни большого количества ратных людей и самого воеводы.

И тут случилось то, чего больше всего боялся Борис Годунов. Появился претендент на царскую корону. В Польше некий молодой мужчина объявил себя царевичем Дмитрием, чудесным образом избежавшим смерти. Кем был в действительности самозванец, сейчас вряд ли можно говорить со стопроцентной уверенностью. Одни считали его действительно спасшимся сыном Ивана Грозного, другие подозревали в нем побочного отпрыска Стефана Батория, третьи — уроженца Западной Руси. Хотя наиболее вероятным предположением было то, что он принадлежал к семье небогатого служилого рода Отрепьевых-Нелидовых. У галицкого боярского сына Богдана и его жены Варвары подрастал отрок Юрий. Существует версия, что он был побочным ребенком какого-то очень знатного и влиятельного человека. Но имя настоящего отца не было известно Юрию по той простой причине, что хранителя этого секрета, Богдана Отрепьева, внезапно убил в Москве какой-то литовец. Юрий же, зная о своем положении в семье Отрепьевых, мог только строить предположения об истинных своих родителях. Мальчик с детства был обучен грамоте и обнаруживал хорошие умственные способности. Некоторое время он служил в доме бояр Романовых и у князя Бориса Черкасского. Потом, под влиянием какой-то личной угрозы, Юрий исчезает из Москвы и начинает скитаться по монастырям. В 1595 году в Успенском монастыре города Хлынова (Вятка, Киров) он принимает постриг с именем Григорий. Его странствия продолжались еще несколько лет, пока он не осел в келье своего деда Замятни Отрепьева, постриженного к тому времени в Чудовом монастыре Московского Кремля. Там его и заметил патриарх Иов, оценивший грамотность и умение брата Григория составлять каноны чудотворцам. Патриарх стал брать его с собой в Боярскую думу и к царскому двору, где молодой монах мог ознакомиться с придворными порядками. Находясь при патриаршем дворе, Григорий пристрастился к астрологии, принимал у себя звездочетов и гадателей, которые и предсказали ему тридцатичетырехлетнее царствование на московском престоле. Слова их упали на подготовленную почву. Слыша о своем внешнем сходстве с царевичем Дмитрием и внимая предсказаниям гадателей, Григорий не смог сдержать распиравшего его честолюбия, что вскоре стало известно даже Борису Годунову, который распорядился отправить «чернокнижника» на Соловки. Однако механизм карательного аппарата где-то дал сбой, что позволило Григорию Отрепьеву сбежать в Новгород-Северский, а потом в Киев и Острог.

Все лето 1602 года он проводит во владениях Константина Острожского и, видимо, не добившись нужного для себя результата, осенью перебирается к некоему пану Гойскому, где, работая на господской кухне для собственного пропитания, параллельно изучает латинский и польский языки, знакомится с учениями анабаптистов. Весной 1603 года Отрепьев исчезает. Исследователи предполагают, что Григорий ездил договариваться о совместных действиях с запорожскими казаками, знаменитыми не только борьбой с крымскими татарами, но и тем, что в конце XIV века они три раза подряд оказывали весьма эффективную помощь трем самозванцам, претендовавшим на молдавский престол, а именно Ивану Подкове, некоему казаку по имени Петр и греку Якову Василику. Вероятно, именно в этой поездке он выучился верховой езде и превосходному владению оружием. Первыми, кому он объявил себя царевичем Дмитрием, были близкие с запорожскими казаками паны Свирские и воевода города Остра Михаил Ратомский. Последний доложил о столь важном событии «по команде» православному князю Адаму Вишневецкому — тот владел огромными землями, простирающимися до русской границы, и терпел всякие неудобства от неурегулированности пограничного вопроса. Здесь-то и началось восхождение новой звезды на политическом небосклоне Европы. Отрепьева принимают в домах местной шляхты, какой-то московит опознает в нем царевича Дмитрия, что повышает его ставки, и о нем докладывают королю Сигизмунду III. Но тот не торопится его признавать. Между тем среди запорожского и донского казачества вовсю идет вербовка желающих принять участие в новой военно-политической авантюре. Через некоторое время в доме двоюродного брата Адама самозванец знакомится с сестрой хозяина дома Мариной Мнишек, отец которой, Юрий Мнишек — сандомирский воевода, надеется с помощью этого знакомства избавиться от навалившихся на него материальных проблем. Происходит тайное обручение молодых, а потом следует чуть ли не «триумфальное шествие», завершившееся приемом у короля, признавшего Отрепьева за истинного царевича, выделившего ему денежное содержание и разрешившего «искать помощи у его польско-литовских подданных для добывания себе престола». Поддержать самозванца в открытую Сигизмунд не мог, так как это было бы нарушением договора о перемирии.

Самозванец, притворно посопротивлявшись, тайно принимает католичество, обещая Папе Римскому когда-нибудь ввести унию и в Московском государстве. А дальше происходит позорнейший торг. За помощь в овладении московским престолом и за «руку» Марины Мнишек Григорий обещает выплатить миллион злотых будущему тестю и уступить ему в потомственное владение Смоленское и Северское княжества, а своей жене он обязуется отдать в полное владение Великий Новгород и Псков.

В середине августа 1604 года Лжедмитрий выступил из Самбора в сторону польско-русской границы во главе 3-тысячного отряда. Одну половину его составляли польские искатели приключений, избравшие своим гетманом Юрия Мнишека, а вторую — запорожские казаки. Отказавшись от традиционного маршрута польских набегов: Орша — Смоленск — Вязьма, они избрали более южное направление — через Северскую Украину, жители которой благожелательно относились к противникам Бориса Годунова. Этот путь был хорош еще и тем, что проходил в непосредственной близости от мест расположения запорожских и донских казаков — на них возмутители спокойствия рассчитывали как на своих союзников. В октябре в районе Вышгорода самозванец перешел Днепр и, еще даже не вступив в пределы Московского государства, получил радостную весть — воинские гарнизоны Моравска, а за ним и Чернигова, арестовав своих воевод, перешли на его сторону. Но у Новгорода-Северского их ждала неудача. Посланный царем Борисом воевода Петр Федорович Басманов сумел организовать оборону города с помощью приведенного им стрелецкого отряда. Вскоре, однако, осажденный город оказался небольшим островком в море мятежной стихии. Бояре, недовольные Годуновым и желающие перемен в Московском царстве, один за другим стали сдаваться названому царевичу. Пример этому предательству подал князь Василий Рубец-Масальский, сдавший самый укрепленный город Северской Украины — Путивль. За ним последовали Рыльск, Севск, Курск, Кромы. Казакам, шедшим на помощь самозванцу, без труда поддались Белгород, Одоев, Ливны и другие города.

В то время как Басманов терпел большую нужду в Новгороде-Северском, царский свояк Дмитрий Шуйский стоял без дела со своим войском у Брянска, требуя дополнительного пополнения живой силой. В декабре, когда численность рати достигла почти 50 тысяч человек, ее возглавил малоспособный в военном отношении князь Федор Мстиславский, он и повел воинов на выручку Басманову. Однако 10–15-тысячное войско самозванца обратило в бегство эту массу людей, не желающих воевать. Для подкрепления деморализованного войска Годунов направил туда дополнительные силы и князя Василия Шуйского, под началом которого у деревни Добрыничи неподалеку от Севска 21 января 1605 года состоялось новое столкновение с войсками самозванца — он лично руководил боем. Напор польской конницы натолкнулся на стойкость московских стрельцов, в результате сражение закончилось полной победой царских войск. Лжедмитрий потерял 15 знамен, 13 орудий и 6 тысяч человек только убитыми, не считая пленных и раненых. Спасаясь от преследования, соискатель московского престола укрылся в Севске, а затем перебрался в Путивль, намереваясь бежать еще дальше, но уже погрязшие в измене русские подданные под угрозой выдачи Годунову принудили самозванца продолжить борьбу.

Шуйскому и Мстиславскому как раз сейчас и закрепить бы успех, осадить Путивль, а они занялись ничего не значащим Рыльском, несчастной Комарницкой волостью и под конец увязли в бездарной осаде Кром. Да и царь Борис оказался не на высоте. Вместо того чтобы понудить воевод к наступательным действиям, он засылает к Лжедмитрию своих людей с отравой. Но их ловят, изобличают и казнят. Тем временем к самозванцу подошел 4-тысячный отряд донских казаков, и он, воспрянув духом, начал рассылать по всем городам и волостям Московского царства письма с призывом служить ему как законному государю. Со всех земель в Путивль потянулись люди, и скоро город по своему многолюдству стал похож на настоящую столицу.

Приближалась весна 1605 года, а вместе с ней и крупномасштабная война, благо что и воевода решительный имелся — Петр Басманов, которому царь пообещал свою дочь и полцарства в придачу (Казань и Астрахань), если ему удастся решить проблему с самозванцем. Может быть, у них что-то и получилось бы, но 13 апреля пятидесятитрехлетний Борис Годунов внезапно скончался. Молва гласила, что он отравился им же приготовленным ядом. Зачем? Ведь его наследнику, о котором он так пекся, едва исполнилось шестнадцать лет. Не мог он этого сделать. Было бы правильнее предположить, что его отравили по команде бояр или Лжедмитрия, но «отработка» и освещение этой версии вряд ли устроила бы Романовых, в конце концов оказавшихся победителями. А победители, как известно, пишут историю под себя, так что даже предположение такое исключили.

Несмотря на то что Москва спокойно присягнула Федору Борисовичу Годунову, царице Марии Григорьевне и царевне Ксении, все понимали: это царствование будет коротким, ибо Борис не оставил своим наследникам ни верных слуг, ни надежных друзей. Не стал им опорой и Петр Басманов, отправленный в войска на замену Шуйскому и Мстиславскому, к тому же отправили его по соображениям местничества не первым, а вторым воеводой, так что ни о каком «полцарстве» и речи не могло идти. Очередной обман и, как следствие, кровная обида. А в войсках разброд и шатание. Там уже давно созрело желание перемен в царстве, правление Годуновых не устраивало слишком многих. К приезду Басманова группа сторонников самозванца была весьма представительной: братья Василий и Иван Голицыны, Федор Шереметев, Михаил Салтыков, братья Ляпуновы. Приглядевшись к настроению ратников и убедившись в бесперспективности дальнейшей борьбы, Басманов занял их сторону. Однако первым на сторону Лжедмитрия перешел иностранный царский отряд под командованием лифляндского дворянина фон Розена. Басманов же открыто обратился к войскам с призывом «переходить на службу своему прирожденному государю Дмитрию Ивановичу». Войско разделилось, большая часть его пошла за своими воеводами, а меньшая с воеводами Катыревым-Ростовским и Телятевским бежала в Москву.

Не доверяя переметнувшимся войскам, самозванец распустил большую их часть по домам, а сам победным маршем двинулся на Москву. Кромы, Орел, Тула встречали его хлебом-солью. Тридцатого мая Лжедмитрий расположился лагерем в окрестностях Тулы, а 1 июня в Москву прибыли его гонцы Наум Плещеев и Гавриил Пушкин. Сопровождаемые огромной толпой купцов и ремесленников из пригородных поселений, гонцы проследовали на Красную площадь, где зачитали письмо Лжедмитрия, адресованное боярам и людям московским, в котором самозванец извещал их о своем чудесном спасении и о том, что прощает им их неведение. Толпа неистовствовала, масла в огонь подлил Василий Шуйский, будто бы заявивший: «Борис послал убить Дмитрия царевича, но царевича спасли. Вместо него погребен попов сын». Обезумевшая чернь, не встречая сопротивления со стороны стрельцов, ворвалась в Кремль, схватила царскую семью и на водовозных клячах доставила ее в старый боярский дом Годуновых. Под арестом оказались и все их родственники. Только после этого толпа приступила к грабежу и погромам домов бывших царских любимчиков. За всеми этими действиями, как говорят некоторые источники, стоял Богдан Бельский, накануне вернувшийся из ссылки.

Третьего июня московская депутация с изъявлением покорности прибыла в стан самозванца. Он принял ее неласково, а избитого до полусмерти князя Телятевского посадил в тюрьму. Однако названный Дмитрием не торопился в Москву. Он хотел, чтобы всю черную работу «по зачистке престола» сделали до него и вроде бы без его участия. Десятого июня в столицу приехали князья Василий Голицын и Рубец-Масальский и приступили к своей неблагодарной миссии. Патриарх Иов, у которого в услужении когда-то находился Григорий Отрепьев, с позором был выведен из храма прямо во время богослужения и на простой телеге отправлен в Старицкий Богородицкий монастырь. Всех родственников Годунова отправили в ссылку, а Семена Годунова, руководившего при Борисе политическим сыском, задушили в Переяславле. Ужасная судьба ждала царя Федора и его мать, царицу Марию Григорьевну: в присутствии Голицына и Масальского они были задушены, как говорят летописцы, «двумя отъявленными негодяями» — Михаилом Молчановым и Шеферединовым. Народу же объявили, что они от испугу приняли яд. Царевну Ксению оставили в живых для потехи самозванцу, прослышавшему о ее красоте. Останки Бориса Годунова были вынесены из Архангельского собора и похоронены рядом с телами жены и сына в убогом Варсонофьевском монастыре на Сретенке.

Так завершилась, практически не начавшись, царская династия Годуновых.

Глава VI

Лжедмитрий

Лжедмитрий в Москве. Милости и опалы. Осуждение Шуйского. Внешняя и внутренняя политика. Расточительность царя. Непростые отношения с Польшей. Марина Мнишек и ее приезд в Москву. Вызывающее поведение поляков. Венчание Марины на царство и ее Бракосочетание с Лжедмитрием. Неадекватность поведения царя. Признаки заговора. Требования польских послов. Бунт, убийство Лжедмитрия. Избрание царем Василия Шуйского

Пока Голицын и Рубец-Масальский выполняли в Москве поручения Лжедмитрия, в Тулу потянулись делегации от русских земель. Прибыли на поклон и московские «набольшие» бояре Федор Иванович Мстиславский и Василий Иванович Шуйский. Не замедлили с приездом и иноземные телохранители Бориса Годунова, изъявившие готовность служить новому царю. Самозванец принял их особенно ласково, заявив: «Я вам верю более, чем своим русским». 20 июня, встречаемый несмолкаемым колокольным звоном и радостными криками своих верноподданных, новый царь торжественно въехал в столицу. Богдан Бельский, бывший воспитатель царевича Дмитрия, с Лобного места объявил собравшемуся народу, что это и есть подлинный сын Ивана Грозного. Затем Отрепьев поклонился гробам прежних великих князей, приложился к мощам святителей и пал на гроб Ивана Грозного, обильно поливая его слезами. Первый акт новой исторической драмы был омрачен лишь поведением сопровождавших царя поляков, которые бесцеремонно расхаживали по кремлевским храмам, бряцая оружием, а члены их свиты, не слезая с коней, громко трубили в трубы и били в бубны, что казалось русскому народу осквернением святынь.

Начало нового царствования ознаменовалось опалой для одних и милостями для других. Семьдесят четыре семейства из числа родственников и ближайших приверженцев Годуновых отправляются в ссылку, взамен возвращаются опальные в прежнее царствование бояре. Ко двору приближают слепого Симеона Бекбулатовича. Вместо патриарха Иова на престол назначается ловкий грек Игнатий, митрополит Рязанский, первый из церковных иерархов признавший Лжедмитрия. Филарет Никитич Романов, как бы вопреки своему желанию, возводится в сан митрополита Ростовского. Несколько лиц получают боярские и окольничьи звания, а будущий полководец Михаил Скопин-Шуйский, по польскому образцу, назначается «великим мечником». Самым близким человеком новому царю становится Петр Басманов. Земельные наделы и денежное содержание служилых дворян удваиваются, а вот простолюдинов, примкнувших к самозванцу еще до его вступления в Москву, с военных постов смещают. То же происходит и с донскими казаками, благодаря которым самозванец и занял престол. Лишь малый отряд их остается в Москве, остальные отправляются в свои станицы.

Восемнадцатого июля происходит встреча Лжедмитрия с бывшей царицей Марией (Марфой) Нагой, которая, как она впоследствии объяснит, опасаясь за собственную жизнь, признает его за своего сына. Только после этого самозванца венчают на царство «по обыкновенному обряду».

Однако большинство источников отмечает, что с первых же дней появления «названного Дмитрием» в Москве многим стало понятно: на престоле эта фигура временная и нужна она только лишь для того, чтобы свергнуть Бориса Годунова. Именно поэтому боярская оппозиция во главе с Василием Шуйским и Василием Голицыным сразу же начала подспудную дискредитацию нового царя, готовя общественное мнение к легитимности его скорого свержения. Заговор вскрывается. Шуйского арестовывают и осуждают Собором духовных и думских представителей к смертной казни, которую назначают на 25 июня. Но начинать свое царствование с казни самозванец не захотел, в связи с чем Шуйский вместо эшафота отправляется в ссылку, откуда через полгода возвращается в Москву с полной реабилитацией. А тем временем работа оппозиции приобретает все более масштабные формы, в ряды ее сторонников вовлекаются самые разные слои московского общества.

Что же касается нового царя, то он производил двойственное впечатление. С одной стороны, располагал к себе «хождением в народ», простотой общения, участием в народных забавах, готовностью лично принимать челобитные и какой-то житейской справедливостью, вследствие чего многомудрые думские старожилы восхищались остротой его ума и легкостью решения сложных государственных проблем. Так, он велел возвратить все царские долги, наделанные еще Иваном Грозным, отменил двойное холопство (заимодавцу и его наследникам) и запретил возвращать крестьян помещикам, которые в голодные годы отказались от их содержания и прокорма, ликвидировал посредников при сборе ясака с коренных жителей Западной Сибири. Во внутренней политике он продолжал в общем-то правильную линию Бориса Годунова, опираясь на мелкое и среднее дворянство. Его внешняя политика также находила немало сторонников: он держал на расстоянии Сигизмунда III с его территориальными притязаниями, умело уходил от ранее данных обещаний по поводу церковной унии, активно поддерживал идею Папы Римского о крестовом походе против крымского хана и турецкого султана.

Но его легкомысленность и вспыльчивость — от природы, грубость — от худого воспитания, надменность, безрассудность и неосторожность — от свалившегося на него счастья, сдобренные закоснелой подлостью и худым лицедейством, отсутствие государственного мышления и внешней сановитости выдавали в нем самозванца и бродягу. Как говорится, «из грязи в князи». Ложь и обман присутствовали во всех его действиях — в отношениях и со своими подданными, и с европейскими государями. Сев на царский трон, он возомнил, что ему все можно, все доступно. Царское достоинство Лжедмитрия уже не устраивало, он возжелал именоваться «императором непобедимым». Государственной казной распоряжался как своими карманными деньгами, не заботясь о возможных последствиях. Ксению Годунову превратил в свою наложницу, а людей, знавших его в прежние времена, — в своих заложников. Семейство Отрепьевых, в том числе и взрастившую его Варвару, он пощадил, но держал кого в тюрьме, кого в Сибири.

Его страстная и странная любовь к Марине Мнишек вконец истощила казну. Только за то чтобы Юрий Мнишек привез ее в Москву, он выплатил ему более миллиона рублей серебром, не считая драгоценных подарков для невесты. А всего на поляков было потрачено около 4 миллионов.

Здесь нужно чуть подробнее рассказать о состоянии русско-польских отношений во времена Сигизмунда III Ваза. Выросший в протестантской Швеции, но воспитанный истовой католичкой Екатериной Ягеллонкой, Сигизмунд занял польский престол в упорной борьбе с Федором Московским и братом германского императора — эрцгерцогом Максимилианом в 1587 году. С первых же шагов он показал себя ярым приверженцем иезуитов и Папы Римского. По этой причине вся его энергия, весь потенциал Польского королевства были мобилизованы на распространение римского влияния. Объектом экспансионистских аппетитов Сигизмунда с одинаковым успехом могли быть как протестанты, так и православные. Когда умер его отец, король Швеции, Иоанн (Юхан) III, шведский престол захватил брат короля — Карл IX, что привело к войне между дядей и племянником. С позиции России война Польши со Швецией была выгоднее, нежели их возможный союз, который, если бы состоялся, мог создать большие проблемы не только для безопасности северо-западной Руси, но и для всего русского государства. Но для Сигизмунда первейшим врагом был его дядя, с которым он не надеялся справиться собственными силами, а потому искал себе союзников для ведения войны. Самой подходящей кандидатурой для этого была, на его взгляд, Россия. И он начал ее обхаживать, причем с дальним прицелом. В октябре 1600 года, еще во времена Бориса Годунова, в Москву прибыло посольство во главе с литовским канцлером Львом Сапегой. Привезенный им проект договора о вечном мире между нашими государствами больше походил на поэтапный план поглощения России Польшей, чем на договор двух суверенных государств. За красивыми словами о любви и приязни, общности друзей и врагов, согласованности действий на международной арене, совместном ведении оборонительных и наступательных войн скрывались иезуитские планы проникновения католицизма в Московское царство — по примеру Украины и Белоруссии. Для этого предполагалась обоюдная свобода передвижения и поступления на учебу, государственную, воинскую и земскую службу, приветствовались смешанные браки и приобретение земли и недвижимости. За этим следовали требования уважать и религиозные чувства поляков, а именно дать им возможность строить костелы на Русской земле. Дальше больше: единый флот, единое таможенное пространство, единая монета, двойные короны, взаимное право престолонаследия при отсутствии у монархов сыновей. Но все это когда еще будет и будет ли вообще, а вот Смоленск и Северскую землю полякам хотелось бы получить тотчас же.

Тогда Годунов отверг это предложение, и Сапега, просидев в Москве более полугода, уехал к себе домой не просто раздосадованным, а взбешенным, несмотря на то что вез королю грамоту о двадцатилетнем перемирии. Но прошло каких-то пять лет — и у Сигизмунда появилась новая возможность прибрать Россию к рукам. Его протеже, расстрига Григорий Отрепьев, занял московский престол. Брак самозванца и Марины Мнишек стал казаться королю уже недостойным венценосца, и он задумывает просватать за него какую-нибудь из своих родственниц. Но тут к нему стали прибывать тайные гонцы из России. Царица Марфа сообщала королю, что человек, сидящий на московском троне, не ее сын, а князья Шуйский и Голицын прислали письмо, в котором упрекали короля в том, что он «навязал им в цари человека низкого и легкомысленного, тирана и распутника, ни в каком отношении не достойного престола». На словах же королю было передано, что бояре намерены свергнуть Отрепьева и просят себе в цари его сына, королевича Владислава. В предвкушении удачи Сигизмунд меняет тактику. Ему уже не нужен самозванец, который не только не выполняет своих обещаний о передаче Польше обещанных земель, но и препятствует внедрению католицизма в русское общество. Хуже того, этот расстрига позволяет себе надменный тон при общении со своими бывшими покровителями и даже угрожает отобрать у них древнерусские земли, находящиеся под юрисдикцией Литвы и Польши. Король извиняется за свою ошибку с самозванцем, но избрание Владислава на московский престол «предоставляет воле Божьей». Не стал он вмешиваться и в судьбу Григория Отрепьева, руководствуясь тем же принципом.

Но вернемся к этому странному дуэту: Марина Мнишек и самозванец. По настоянию горделивой панночки, кем-то осведомленной об увлечениях «Дмитрия Иоанновича», жених отсылает свою наложницу Ксению Годунову в монастырь под именем Ольги, а в Польшу направляет секретаря, Афанасия Власьева, для того чтобы ускорить приезд царской невесты в Москву. Привезенные послом деньги для Юрия Мнишека облегчают выполнение поставленной задачи, и вот уже 10 ноября 1605 года в Кракове в присутствии короля происходит заочное обручение молодых. Но Мнишеки не торопятся с отъездом, требуя новых обещаний, льгот и денег, денег, денег. Их приготовление к путешествию заняло три месяца, за этот срок будущий государев тесть успел наделать новых долгов и… получить от короля индульгенцию от судебного преследования на все время своего отсутствия.

И вот огромная процессия, насчитывающая более двух тысяч человек, двинулась в московские пределы. Здесь были родственники и католические священники, прислуга и музыканты, аптекари и парикмахеры, портные и торговцы. Вся эта свита сопровождалась многочисленной охраной из мелкопоместной польской шляхты, надеявшейся поживиться за счет расточительного «императора непобедимого». Их путевые расходы по дорогам Польши щедро оплачивались из царской казны, а уж после того как кортеж невесты пересек русскую границу, его дальнейший проезд был обставлен со всей тщательностью и мотовским хлебосольством. Второго мая Марина в великолепной карете, запряженной десятью лошадьми, торжественно въехала в Москву. Ее встречали колокольным звоном и громом пушечных выстрелов. Перед каретой верхом ехал старый Мнишек и шли отряды польской пехоты и гусар. По обеим сторонам улиц стояли московские стрельцы, дворяне, казаки, иностранные наемники, сдерживающие напор несметной толпы зевак.

Невесту разместили в Вознесенском монастыре, что в глазах русского населения должно было означать приготовление к ее крещению по православному обряду; отцу Марины отвели дом Годуновых. Гостей оказалось так много, что царю пришлось, как говорит Карамзин, взять для этого «все лучшие дома в Китае и Белом городе и выгнать хозяев, не только купцов, дворян, дьяков, людей духовного сана, но и первых вельмож, даже мнимых родственников царских, Нагих. Сделался крик и вопль». И еще одно обстоятельство вызвало у москвичей недоумение — это чрезмерное вооружение польских людей, больше соответствующее битве, чем торжественному сопровождению свадебного кортежа. Все это породило слух, передающийся из уст в уста: «Поляки хотят овладеть столицей».

Все последующие события были словно специально кем-то срежиссированы, чтобы уже возникшие разногласия между русскими людьми, с одной стороны, и царем с его польским друзьями — с другой, достигли своего апогея и привели в последующем к трагической развязке.

Будущей царице, например, не понравились «дурно обставленные», «зловещие» помещения обители с «грубыми монахинями» и «отвратительной едой», о чем она не замедлила пожаловаться своему возлюбленному. Тот поспешил ее утешить. Марине был послан ларец с драгоценностями стоимостью 500 тысяч рублей и польский повар, а чтобы изнеженным паненкам было не скучно, им разрешили наслаждаться игрой польских музыкантов и песельников. В монастыре начались кощунственные игрища, оскорбляющие чувства православных верующих.

Не меньшее возмущение москвичей вызывали непрекращающиеся пиршества во дворце, демонстративная роскошь гостей и их непомерные траты на угощения, платье и украшения. Русские люди были убеждены, что происходит расхищение царской казны, что достояние Отечества, собранное умом и трудом предшествующих государей, «уплывает» в руки неприятелей России.

Вряд ли понравилось москвичам и факельное шествие, сопровождавшее переезд Марины Мнишек из монастыря в новый царский дворец. Форменным вызовом православным русским устоям явилось и само бракосочетание, устроенное в канун праздника святителя Николая, когда венчание в принципе не положено, не говоря уже о венчании на царство еще (!) невесты, чего прежде и царицы-то не удостаивались.

Серьезно упал в глазах русского боярства Лжедмитрий во время встречи с послами польского короля, прибывшими вместе с невестой. Московских бояр, воспитанных на обычаях местничества и правилах старины, до глубины души возмутило, что самозванец принял из рук посла королевскую грамоту, в которой он именовался князем. Не великим князем, не царем, что было уже признано другими монархами, и не императором, чего он по глупости добивался, а всего лишь князем. Такого унижения для Русской державы бояре простить не могли и не простили.

Восьмого мая 1606 года состоялось венчание Марины Мнишек на Царство Московское и всея Руси и сразу же — ее бракосочетание с самозванцем. На следующий день начались свадебные торжества, сопровождавшиеся разного рода недоразумениями: это и отказ польских послов присутствовать на обеде из-за несоответствующего, по их мнению, места за свадебным столом, и угрозы со стороны царицы отхлестать кнутами чересчур любопытных своих соотечественников. Но были и куда более серьезные происшествия.

Так, абсолютно неадекватно вел себя сам новобрачный. Он то панибратствовал со всеми поляками, то отпускал непристойные шутки в адрес Папы Римского, австрийского императора и польского короля. Доверившись давнему предсказанию чернокнижников о своем славном тридцатичетырехлетнем царствовании, самозванец считал себя будущим освободителем христианства от турецкого гнета, ставя себя на уровень не ниже Александра Македонского, которого он обязательно победил бы, живи они в одно время. Не придавал он значения и явным признакам назревающего бунта как со стороны бояр, так и со стороны служилых людей. А признаки эти были куда как красноречивы. Одиннадцатого мая дьяк Тимофей Осипов при большом стечении московской знати и иностранных гостей вместо того, чтобы торжественно объявить Марину царицей и тем самым открыть церемонию принесения ей присяги, провозгласил царя расстригой и еретиком, а Марину — иезуиткой и язычницей, оскорбляющими одним своим присутствием московские святыни, за что был тут же убит и выброшен из окна. 15 мая в Кремле поймали еще каких-то шесть заговорщиков, троих убили на месте, а других бросили в застенок и подвергли пытке. Народ московский, возмущенный наглым и беспардонным поведением казаков и польской шляхты, принимал свои меры. Купцы перестали продавать им порох и оружие. По ночам толпы людей ходили по улицам, ругая и избивая попавшихся на их пути поляков, а однажды четырехтысячная толпа собралась вокруг дома князя Вишневецкого, и только благодаря крепкой страже дело не закончилось кровопролитием.

Подлили масла в огонь и королевские послы. Днем 15 мая состоялись их переговоры с московскими боярами и дьяками, во время которых они начали требовать выполнения обещаний, данных ранее Отрепьевым, а именно передачи в состав Польского королевства Смоленска, Новгорода, Пскова и Северской земли. Настаивали послы и на участии русских войск в войне против Швеции, обещая взамен гипотетическую поддержку в предстоящей войне с турками. Вновь, как и пять лет назад, был поднят вопрос об открытии в Московском государстве костелов, иезуитских школ и коллегий, а также о наследовании престола в случае бездетной смерти царя. Православным боярам открылась вся опасность дальнейшего нахождения самозванца на троне, опасность государственная и вероисповедальная. Бродившие в их умах подозрения наконец-то получили официальное подтверждение. К тому же пронесся слух, что во время намеченного на 18 мая учебного боя по взятию деревянного городка, специально сооруженного за Сретенскими воротами, все московские бояре будут перебиты, а требования польских послов — удовлетворены.

К этому времени уже все было готово к перевороту. В ночь на 17 мая все главнейшие заговорщики, вплоть до сотников и пятидесятников псковских и новгородских полков, назначенных для похода в Крым и стоящих вблизи столицы, собрались в доме Шуйского. На этом собрании Шуйский и заявил, что Лжедмитрий был посажен на стол только для того, чтобы заменить Бориса Годунова, и в надежде на то, что молодой и энергичный царь станет опорой православия и «старых русских заветов». Но получилось все иначе: самозванец, презирая «нашу веру и все русское», всецело предался полякам, а поэтому от власти его нужно отрешить. Способ же отрешения в те времена был один — убить.

Для облегчения задачи бояре, участвовавшие в заговоре, от имени царя распустили по домам семьдесят иностранных телохранителей из ста, ежедневно дежуривших в кремлевском дворце. А тем временем 18-тысячное псковско-новгородское войско тихо вошло в Москву и заняло все двенадцать городских ворот. Под утро 17 мая по удару колокола церкви Ильи Пророка вооруженный чем попало народ стал стекаться на Красную площадь, где уже находился ударный отряд заговорщиков численностью до двухсот всадников. Собравшимся объявили: «Литва собирается убить царя и перебить бояр, идите бить литву». Москвичи бросились в разные концы города, начался кровавый погром. Заговорщики же направились в Кремль. Василий Шуйский, с крестом в одной руке и мечом в другой, во главе огромной толпы въехал через Спасские ворота. Иностранная стража растерялась и впустила их во дворец. Единственный, кто с оружием в руках встал на защиту самозванца, оказался Петр Басманов, но был тут же убит Михаилом Татищевым. Спасаясь от убийц, самозванец выпрыгнул из окна на деревянные подмостки, устроенные для потешных огней по случаю его свадьбы, оступился и упал на землю с высоты пяти саженей, повредил голову, грудь, ногу и потерял сознание. Его подобрали стрельцы, стоявшие на страже, обмыли водой. Когда он пришел в себя, то стал умолять стрельцов заступиться за него, обещая им в награду имущество и жен мятежных бояр. Те вроде бы прельстились обещанным и обратили оружие в сторону заговорщиков, но когда им пригрозили истреблением их жен и детей, оставленных без защиты в стрелецкой слободе, они бросили расстригу на растерзание толпы. Обнаженные трупы недавнего царя и его первого помощника Петра Басманова сволокли на Красную площадь.

Покончив с Лжедмитрием, заговорщики, не желавшие осложнения отношений с Сигизмундом, бросились спасать поляков. С помощью боярских дружин и стрельцов им удалось к одиннадцати часам дня обуздать и усмирить народ, прекратить резню. Сведения о количестве убитых разнятся — от одной до трех-четырех тысяч, причем потери поляков и русских были где-то сопоставимыми. Не пострадали ни Юрий Мнишек, ни князь Вишневецкий, ни послы польского короля. Спаслась и Марина Мнишек, спрятавшаяся во время захвата царского дворца под широкими юбками одной из своих фрейлин.

Три дня пролежали на Красной площади обезображенные тела Лжедмитрия и Басманова, после чего их предали земле. Местом последнего упокоения самозванца стало кладбище для бездомных и безродных за Серпуховскими воротами. Однако вскоре по Москве поползли слухи, что царь ожил и ходит ночью по улицам Москвы. Тогда труп его извлекли из могилы, сожгли, пепел зарядили в пушку и выстрелили в ту сторону, откуда он пришел на Москву.

Как говорят летописцы, после убийства Отрепьева в Москве не наблюдалось ни глубокой скорби о нем, ни радостного настроения от одержанной победы. Получилось так, что одна партия победила другую, не задев чувств подавляющего большинства населения, которое ощущало себя пешкой, использованной втемную, в только что сыгранной политической авантюре.

…Еще не убрали с Лобного места останки того, кто совсем недавно величался «императором непобедимым», а на Красной площади уже толпятся посадские люди: купцы, ремесленники, разносчики. К ним выходят бояре, дьяки, духовенство и предлагают вместо отрешенного расстригиного приспешника Игнатия избрать нового патриарха, который бы возглавил временное правительство до созыва Земского собора по избранию нового царя. Но Москва всегда симпатизировала Шуйским, ведущим свое происхождение от старшего сына Александра Невского — Андрея, поэтому неудивительно, что в собравшейся толпе оказалась мощная «группа поддержки», проскандировавшая: «Патриарх — потом! Даешь в цари Василия Ивановича Шуйского!» Других предложений не последовало. Так Шуйский без учета мнения представителей других земель и вопреки «старине» стал «выкрикнутым» царем. А смута от этого лишь продолжала расти и шириться.

Глава VII

Василий Иванович Шуйский

Василий Шуйский. Дискредитация Лжедмитрия. Чьим царем был Шуйский. Григорий Шаховской — всей крови заводчик. Молчанов. Болотников. Первая крестьянская война. Неудачи Шуйского под Кромами и Троицким. Переход Ляпунова и Пашкова на сторону Шуйского. Поражение Болотникова при Котлах. Калужское сидение Болотникова. Царевич Петр. Осада Тулы. Триумф Шуйского. Лжедмитрий II. Прибытие польских отрядов. Поход Лжедмитрия на Москву. Польско-московские отношения. Тушинский вор. Двоевластие. Марина Мнишек в стане Вора. Осада Троицкого монастыря. Переход северских городов на сторону Лжедмитрия. Податная политика тушинского двора. Гравежи. «Перелеты». Падение авторитета Василия Шуйского. Переговоры со шведами. Псков. Новгород. Выборгский договор. Делагарди. Взятие Твери. Калязин. Патриотический подъем в северных городах. Русские воры и русские патриоты. Пример устюжан. Северное ополчение. Шереметев. Сражение в Троицын день. Скопин-Шуйский. Александровская слобода — третья столица Московского царства. Ляпунов предлагает Скопину царскую корону. Осада Смоленска. Смута в Тушине. Побег Вора в Калугу. Снятие осады с Троице-Сергиевой лавры. Смута в Тушине. Вступление Скопина в Москву. Смерть Скопина. Положение на театре военных действий. Освобождение патриарха Филарета. Поражение Дмитрия Шуйского при Клушине. Волуев присягает Владиславу. Конфликт интересов Польской респувлики и королевской семьи. Активизация действий тушинцев. Отрешение Шуйского от власти.

Происхождение многочисленного княжеского рода Шуйских теряется в веках. Одни авторы считают его родоначальником Андрея — сына Александра Ярославича Невского, другие — Андрея Ярославича, старшего брата героя Ледового побоища. Но что точно известно, так это то, что новый царь в восьмом колене был прямым потомком Дмитрия Константиновича Суздальского, тестя другого нашего героя — Дмитрия Донского. Два внука суздальского князя: Юрий Васильевич и Василий Семенович, получив во владение по половине города Шуи, дали старшую и младшую ветви князей Шуйских. Как утверждает Г. В. Вернадский, дедом Василия Ивановича был печально знаменитый Андрей Шуйский, затравленный псарями Ивана IV, а отцом — Иван Шуйский, убитый шведами во время Ливонской войны.

Предшествовавшая более чем пятидесятилетняя жизнь Василия Ивановича мало отличалась от жизни других аристократов средневековой Руси, целиком зависимых от прихоти царей. Потомкам запомнились только составленный Шуйским в угоду Борису Годунову отчет о причинах гибели Дмитрия Угличского да его непоследовательность в свидетельских показаниях по этому вопросу, которые ему потом пришлось давать публично. Историки не балуют положительными оценками ни умственные способности, ни нравственные качества, ни физические достоинства Василия Ивановича. Почитаешь Н. И. Костомарова — и создается впечатление, что менее жалкого венценосца Россия никогда не знала. А так ли это на самом деле? Неужели «мелочный, скупой до скряжничества, завистливый и подозрительный, постоянно лживый и постоянно делавший промахи» человек, каковым его рисует историк, мог совершить подвиг, равный подвигу великомученика? Ведь это он, «олицетворение старого русского быта, пропитанного азиатским застоем», первым начал борьбу с самозванцем, это он выдержал пытки, не назвав ни одного своего соумышленника, а потом на эшафоте, когда палач уже заносил над ним свой топор, крикнул: «Умираю за веру и правду!» Это он, «неспособный давать почин и вести других за собой», после возвращения из ссылки собрал вокруг себя противников Лжедмитрия, разработал и осуществил дворцовый переворот и свое воцарение. Его хотят выставить честолюбивым ретроградом, а ведь это он первым за всю историю Руси целовал крест (принес присягу) на том, что «ни над кем не делать ничего дурного без собору», не наказывать вместе с виновными их невиновных родственников, «а которая мне была грубость при царе Борисе, то никому за нее мстить не буду».

Для начала новый царь поспешил как можно скорее дискредитировать своего предшественника на троне. По всей стране в церквах зачитывали обращения бояр, царицы Марфы и самого Василия, в которых Лжедмитрий уличался в самозванстве, а Шуйский возвеличивался как спаситель Церкви и Отечества. Были обнародованы переписка расстриги с папским двором о намечавшейся церковной унии и документы, свидетельствующие о его намерении передать польской короне Смоленск и Северскую землю. Бывшие клевреты Григория Отрепьева принародно каялись в пособничестве узурпатору царского престола и уличали его во всех действительных и мнимых преступлениях. Чтобы окончательно закрыть эту щекотливую тему, Шуйский организовал «обретение нетленных мощей» царевича Дмитрия и их перемещение в Архангельский собор Московского Кремля, усыпальницу московских великих князей.

Историки называют Василия Шуйского боярским царем, а ведь это не так. Бояре всего лишь не противились его вступлению на престол, но ни о какой широкой поддержке с их стороны не может быть и речи, как не может быть речи и о чрезмерных льготах и милостях, которыми он «осыпал» боярскую олигархию. Признавая заслуги Василия в свержении самозванца, они тем не менее не считали его достойным «помазанником божьим», что даже не пытались скрывать, позволяя себе поступки, на которые никогда бы не решились не то что при Иване Грозном, а и при Борисе Годунове. Все наблюдатели отмечали: бояре при Василии были большими царями, чем он сам.

Не стал, да и не мог стать, Шуйский царем дворянским, потому что те ждали от него новых поместий и денег. Но самозванец оставил казну пустой, так что царю на неотложные государственные нужды на первых порах пришлось занимать у монастырей и богатых купцов, а поместий не было из-за отказа самого же Василия Ивановича от массовых репрессий в отношении своих прежних недоброжелателей. Единственное, что он сделал для дворян и детей боярских, да и то лишь после того, как рязанское и тульское дворянское ополчение покинуло стан мятежного Болотникова, состоящий из беглых холопов, так это окончательно закрепостил крестьян. Соборным Уложением от 9 марта 1607 года он установил полную крепостную зависимость холопов от своих господ: «…крестьянин крепок тому, за кем записан в писцовой книге; крестьянский “выход” впредь вовсе запрещается, и тот, кто принял чужого крестьянина, платит не только убытки владельцу вышедшего, но и высокий штраф… на Царя Государя». Понятно, что эта мера никак не может свидетельствовать о расположении царя и к «подлому» сословию. Так кому же благодетельствовал Шуйский? А получается, что никому. Этот, с точки зрения критиков (причем западников и космополитически настроенных россиян), недостойный государь имел, похоже, одну заботу: заботу о благе России. Но его показная беспристрастность, умеренность, граничащая с робостью, нерешительность по отношению к явным врагам Отечества были не самыми лучшими качествами для правителя страны. Страны, в которой народ за год с небольшим видел уже четвертого самодержца, пережил два цареубийства и, «не наблюдая общего согласия по поводу последнего царя, проявлял необыкновенное своевольство и смятение в умах».

Вместо того чтобы лишить власти и влияния всех приспешников прежнего режима, разослав их по ссылкам, тюрьмам и монастырям, он их всего лишь убрал из Москвы с глаз долой, направив воеводами и наместниками в окраинные города: князя Рубец-Масальского — в Корелу, Михаила Салтыкова — в Иван-город, Богдана Бельского — в Казань, Афанасия Власьева — в Уфу, Григория Шаховского — в Путивль. Так крамола волею самого царя переместилась из центра на окраины и ее опасность для государства, как мы увидим в дальнейшем, только усилилась. Наиболее ярко это проявилось в случае с последним назначенцем.

Князь Григорий Шаховской, более двадцати лет прослуживший на военной службе, начиная с Ивана Грозного, и недовольный своим положением, при первом же столкновении с отрядами Лжедмитрия I перешел на его сторону и стал одним из ближайших помощников самозванца, рассчитывая на еще больший карьерный рост. Однако смерть Отрепьева спутала его карты, и он, как бы на всякий случай, выкрал в царском дворце государственную печать, рассчитывая на ее возможное применение в дальнейшем. «Выкрикнутый царь», не особенно доверявший Шаховскому, вскоре по восшествии на престол отправил его на воеводство в Путивль, являвшийся в то время сильнейшей крепостью Северской земли, присоединенной к Московскому царству еще в 1500 году. Положение военного форпоста на пути крымских и литовских набегов обусловило и состав населения края. Коренные жители этих мест — севрюки отличались предприимчивостью и способностью выживать в условиях дикого поля. После присоединения Путивля к Московскому царству в его окрестностях стали селиться как «вольные люди» и беглые холопы, так и проштрафившиеся дети боярские, а также осужденные, но помилованные преступники. Это вполне соответствовало политике Москвы — заселять вновь приобретаемые земли людьми, способными постоять за себя, а значит, и за Русь Православную. Если же учесть, что Путивль со своим воеводой Рубец-Масальским одним из первых в 1604 году присягнул Григорию Отрепьеву, то можно себе представить, какую ошибку совершал Шуйский этим назначением.

Последствия не заставили себя долго ждать. Сразу же по прибытии в Путивль Шаховской собрал жителей и объявил, что царь Дмитрий жив и что «выкрикнутый царь» незаконно занимает царский престол. Жители города-крепости тут же восстали против Шуйского. Нужно полагать, Шаховской действовал согласованно со сбежавшим из Москвы в ночь торжества Шуйского над Лжедмитрием «чернокнижником» и интриганом Михаилом Молчановым — убийцей Марии и Федора Годуновых. Укрывшись в Самборе у матери Марины Мнишек, Молчанов распускал слухи о спасении царя, будоража тем самым умы польских искателей приключений и провоцируя недовольных россиян на вооруженную борьбу с правительством Шуйского. Одно время он даже себя пытался выдавать за спасшегося Дмитрия, но, боясь разоблачения, появляться в этой личине перед россиянами не решался.

Восстанию же был нужен вождь, и он явился в лице Ивана Болотникова, бывшего наемного ратника личной дружины князя Телятевского. Военная судьба этого человека сложилась неудачно: был взят в плен татарами и несколько лет проплавал галерным рабом на турецком судне. Обстоятельства его освобождения из неволи неизвестны, известно лишь, что, получив свободу, он какое-то время жил в Венеции. Во время описываемых событий Болотников как раз пробирался к себе на родину через европейские страны. В Польше его задержали и представили Молчанову как Дмитрию — царю московскому. Тот разглядел в Иване качества, необходимые для того, чтобы повести за собой недовольное население, и счел возможным направить его в Путивль с письмом к Григорию Шаховскому. Князь принял посланника как царского представителя и, оценив его умение держаться и, нужно полагать, военные навыки, дал под его начало часть своего войска. В Путивле Болотников развернул активную деятельность. От имени царя Дмитрия он обратился к жителям прилегающих сел и городов, к казакам и всем «гулящим людям» с призывом встать под его знамена, обещая волю, богатство и почести. В ответ поднялась вся Северская земля. Движение против Шуйского каким-то невероятным образом очень быстро переросло в крестьянскую войну. Дома и поместья господ подвергались разорению и разграблению, мужчины — уничтожению, а женщины — насилию. Несмотря на это, в рядах повстанцев оказалось большое число бояр и дворян, в том числе и весь воинский гарнизон во главе с князем Телятевским, бывшим хозяином холопа Болотникова.

Увещевательные меры, предпринятые правительством Шуйского, ожидаемых результатов не дали, и тогда против восставших были направлены войска. Многое зависело от результатов первых боев. Победи Шуйский — тогда колеблющееся население приняло бы его сторону и восстание, возможно, было бы подавлено в зародыше. Но рядом с мятежным городом Кромы 5-тысячное царское войско под командованием князя Трубецкого потерпело поражение от значительно меньших сил Болотникова. Это стало своеобразным сигналом к повсеместному восстанию во всех южных областях Московского царства. Сотник Истома Пашков возмутил Тулу, Венев и Каширу, Григорий Сунбулов и Прокофий Ляпунов — древнюю Рязанскую землю. На сторону еще не объявившегося «Дмитрия Иоанновича» перешли двадцать городов Орловской, Калужской и Смоленской областей. Волнения коснулись Вятки, Перми, Нижнего Новгорода. В Астрахани за Дмитрия встала не чернь, а воевода князь Хворостинин.

После победы под Кромами крестьянская армия, пополнившись дворянскими дружинами Ляпунова и Пашкова, переправилась через Оку, разграбила по пути Коломну и устремилась на Москву. В 70 верстах от столицы у села Троицкого произошла встреча Болотникова с основными силами, выставленными против него Шуйским. Бой закончился полным поражением царских войск. Преследуя отступающих, повстанцы в середине октября 1606 года достигли Москвы и остановились в селе Коломенском. Казалось бы, падение Шуйского предрешено, так как на тот момент у него не было ни верных помощников, ни надежного войска, ни денег, ни продовольствия. Но судьба еще хранила Василия Ивановича. Под Москвой с особой отчетливостью проявилась социальная несовместимость повстанческого войска. Базой, на которую хотел опираться и опирался Болотников, были холопы, беглые крестьяне и преступники. Именно к ним он обращался в своих воззваниях, направляя их против московских бояр, чиновников, купцов. Это не устраивало вождей рязанского дворянского ополчения Ляпунова и Сунбулова, в связи с чем они сочли для себя, что «большее зло» в этой междоусобице представляет Болотников, и перешли на сторону «зла меньшего». Они были прощены Шуйским, более того — Ляпунов удостоился звания думского дворянина. Активную и достаточно мощную поддержку получил Шуйский от Твери и Смоленска. Но если в Твери основную роль играл архиепископ Феоктист, то в Смоленске движение приобрело поистине народный характер. Смоляне по своему опыту уже знали все прелести польского владычества. В ноябре смоленские и тверские отряды, освобождая по пути города от сторонников Лжедмитрия, двинулись к Москве.

Шуйский послал к Болотникову гонцов с предложением отступить от самозванца и поступить на службу к нему, но тот отказался сложить оружие, заявив, что «будет на Москве не изменником, а победителем». Тогда племянник царя, двадцатилетний Михаил Васильевич Скопин-Шуйский, в недалеком прошлом «великий мечник» Григория Отрепьева, два месяца назад уже одержавший победу над мятежниками в районе реки Пахры, получив подкрепление в лице смолян, 1 декабря выступил от Даниловского монастыря к селу Коломенскому. В районе урочища Котлы противоборствующие армии сошлись в ожесточенном бою, но если холопы и казаки Болотникова сражались с отчаянием смертников, то дворянское ополчение Истомы Пашкова, находившееся в составе повстанческой армии, не вступая в бой, перешло на сторону правительственных сил. Это решило исход битвы. Мятежники еще три дня держали оборону в своем укрепленном стане, но, после того как острог загорелся, с боем прорвались к Серпухову, а потом и к Калуге, жители которой (в отличие от серпуховчан) заявили о наличии у них годового запаса продовольствия и готовности им поделиться.

Окрыленный победой, Василий Шуйский решил закрепить успех. Беспощадно расправившись с мятежниками, захваченными на поле боя (все они были утоплены), он отрядил пять воевод против восставших городов южных областей. Царским отрядам удалось снять осаду с Нижнего Новгорода, освободить Арзамас и Свияжск. Боярин Иван Романов и князь Мезецкий разбили отряд Василия Рубец-Масальского, направлявшийся к Калуге для помощи Болотникову. При этом сам Масальский погиб, а его ратные люди, памятуя о жестокой участи своих товарищей, захваченных у Котлов, от безысходности подорвали себя на бочках с порохом. Но вообще зимняя кампания была не очень удачной. Осада Венева, Тулы, Калуги не принесла лавров победителей ни брату царя Ивану Шуйскому, ни его племяннику Скопину, ни князьям Мстиславскому и Татеву.

Тем не менее положение Болотникова и его единомышленников с каждым днем становилось все отчаяннее. В осажденной Калуге начался голод, а за ним неизменные болезни и мор. «Спасшийся» Дмитрий так и не объявился. Восставшие остались без «знамени» и идейного вдохновителя. Тогда Шаховской послал за казацким самозванцем Петром, еще при расстриге объявившим себя сыном царя Федора Ивановича, якобы подмененным девочкой Феодосией для того, чтобы укрыть его от врагов. Нужно сказать, что в Смутное время была очень большая мода на самозванцев. В Астрахани, например, по очереди объявлялись один сын и два внука Ивана Грозного (Август, Иван, Лаврентий), а в Украине наследников было целых восемь (Федор, Ерофей, Клементий, Савелий, Семен, Василий, Гаврило, Мартын). Так вот, отличавшийся жестокостью к своим врагам и бесчеловечностью к беззащитным жертвам, «царевич Петр», которому предстояло стать знаменем антишуйского движения, во главе многочисленного казачьего войска, собранного с Волги, Дона, Терека и Донца, ускоренным маршем двинулся к Путивлю, а оттуда, соединившись с Шаховским, — к Туле. Узнав об этом, Телятевский, подкрепившись еще одним отрядом мятежников, выступил из Тулы в Калугу на выручку Болотникову. В районе села Пчельня он наголову разбивает царские войска, высланные ему навстречу из-под Калуги. При этом около 15 тысяч московских ратников перешли на сторону антиправительственных сил. Мстиславскому пришлось снимать осаду с Калуги и отводить оставшиеся войска к Серпухову. Воспользовавшись этим, Болотников уходит в Тулу, где соединяется с другими атаманами и воеводами, но теперь уже под знаменем «царевича Петра».

Но Шуйский уже почувствовал себя самодержцем. По всем землям, включая и монастырские, он рассылает строгие приказы собирать служилых людей и направлять их в Москву. К маю 1607 года набралось 100-тысячное войско, и Василий Иванович решает лично возглавить поход против крамольников. Двадцать первого мая армия двинулась к Туле. Первое сражение состоялось 5 июня неподалеку от Каширы у реки Восмы. Целый день длилась битва, чаша весов клонилась то в одну, то в другую сторону, успех же дела, как утверждает ряд авторов, решило предательство князя Телятевского, перешедшего на сторону правительственных сил с 4-тысячным отрядом. Через несколько дней состоялось повторное сражение уже в окрестностях Тулы. И на этот раз военная удача была на стороне Шуйского. Шаховской, Болотников и «Петр Федорович» заперлись в Туле. Началась четырехмесячная осада, но ни попытки уморить осажденных голодом, ни приступы крепостных стен не дали нужного результата.

Осада Тулы не требовала большого количества воинов, поэтому часть войска (татары и мордва) была направлена царем в карательную экспедицию по городам и уездам Северской Украины, чтобы «всяких людей воевать, и в полон имать, и живот их грабить за их измену и за воровство, что они воровали, против московского государя стояли и царя Василия людей побивали». А тем временем муромскому сыну боярскому Кровкову пришла мысль, как с наименьшими потерями одолеть мятежный город. Он запрудил наносной землей реку Упу, в результате чего вода вышла из берегов, обступила город, влилась внутрь его и прервала сообщения жителей с окрестностями. Начался голод. Находясь в безвыходном положении, Шаховской, Болотников и Лжепетр вступили в переговоры с царскими воеводами об условиях сдачи. Под обещание о помиловании они прекратили сопротивление и 10 октября явились с повинной в ставку Василия Шуйского. Характерна повинная речь Болотникова, стоящего перед царем на коленях и с саблей на шее: «Я исполнил свое обещание, — сказал он, — служил верно тому, кто назвал себя Дмитрием в Польше: справедливо или нет — не знаю, потому что сам я прежде никогда не видел царя. Я не изменил своей клятве, но он выдал меня, теперь я в твоей власти: если хочешь головы моей, то вели отсечь ее этой саблей, но если оставишь мне жизнь, то буду служить тебе так же верно, как и тому, кто не поддержал меня». Вот каковым был на самом деле Болотников. А мы-то длительное время считали его отважным вождем первой крестьянской войны против окончательного закрепощения крестьян, в то время как он, бывший галерный раб, одаренный от природы и чему-то научившийся за годы своих странствий, искренне желавший положить на алтарь Отечества свои знания и умения, всего лишь искал место и способ приложения своих сил. Ну а то что Молчанов был первым, кого он встретил, возвращаясь на Родину, — не вина его, а беда. За свою невольную ошибку Болотников испил чашу страданий до дна. Его публично помиловали, но сослали в Каргополь, где тайно «посадили в воду», то есть утопили. Со Лжепетром церемонились меньше — его просто повесили, а вот «всей крови заводчик» князь Шаховской отделался всего лишь ссылкой на Кубенское озеро.

Шуйский вернулся в Москву триумфатором. Ему казалось, что все тревоги позади и что пора подумать о наследнике престола, ибо в свои пятьдесят пять лет он по злой воле Бориса Годунова не был даже женат. Распустив по домам утомленное войско и отслужив благодарственный молебен в Троице-Сергиевой лавре за дарованную победу над супостатом, царь наконец-то нашел возможность сочетаться браком с Марией Буйносовой-Ростовской, с которой был помолвлен еще при расстриге. Удивительно, но брак этот оказался роковым и для него, и для Московского государства в целом. Любовь, захлестнувшая его на склоне лет, располагала к неге, роскоши и лености. Он не только сам охладел к государственным делам и ратным подвигам, но заразил своим состоянием советников, воевод и воинов. Одновременно с царем медовый месяц праздновал и его племянник Михаил Скопин-Шуйский, обвенчавшийся с Анастасией Головиной.

А над царством тем временем вновь сгущались тучи. В августе 1607 года, еще до взятия Тулы, так страстно желавшей появления своего царя и избавителя Дмитрия Ивановича, в тюрьме северского городка Пропойска объявился названый царь Димитрий — он был помещен в острог как неизвестно чей лазутчик. С разрешения местных властей самозванец перебрался в Стародуб, где доверчивые жители «стали собирать для него деньги и рассылать во все стороны грамоты по городам, чтобы высылали людей и казну так счастливо отыскавшемуся царю». А новоявленный царь бросил клич по приграничным польско-литовским областям. «Я первый раз, — писал он, — с литовскими людьми Москву взял, хочу и теперь идти к ней с ними же». Кем был этот самозванец на самом деле, никто толком так и не знает. Одни современники считали его сыном Курбского, другие — школьным учителем, третьи — поповичем, а первый царь династии Романовых в письме к принцу Морицу Оранскому назвал его жидом, которого послал на Московское царство польский король Сигизмунд. Единственное, что о нем было достоверно известно, так это то, что он отлично разбирался в Священном Писании и досконально знал «весь круг церковный», то есть всю обрядовую сторону православного церковного богослужения. По своим личным качествам это был человек, умевший пользоваться представившимися ему возможностями и вполне подходящий на роль лжецаря: умный и ловкий, когда можно — наглый, когда нельзя — трусливый и, как всякий обманщик, лишенный всяких нравственных начал. Лично знавшие его поляки характеризовали нового самозванца безбожным, грубым, жестоким, коварным, развратным, составленным из преступлений всякого рода.

Вокруг нового Лжедмитрия начала собираться дружина, во главе ее оказался некий поляк Меховецкий, который, по некоторым сведениям, и был инициатором этого самозванства. Только сил было еще так мало, что дружина не могла прийти на помощь Болотникову в осажденной Туле, тем не менее их вполне хватило на то, чтобы напасть на город Козельск и разграбить его. Часть поляков, отягощенных добычей, вознамерилась было покинуть стан Лжедмитрия, но Меховецкий решил воспрепятствовать этому. Запахло вооруженной разборкой, и самозванец счел за благо тайно покинуть свою армию. С небольшим отрядом преданных лично ему людей он засел в Орле, но и там не чувствовал себя в безопасности из-за состоявшегося на него покушения. По просьбе Меховецкого он вернулся к своему войску, но, увидев, что беспокойство в стане не улеглось, вновь оставил его.

Однако обстоятельства благоприятствовали самозванцу. Дело в том, что накануне в Польше разразился сильнейший внутренний кризис. Владетельные паны под предводительством Зебжидовского подняли восстание против Сигизмунда. Борьба проходила с переменным успехом, но победа в итоге досталась королю, чью армию возглавлял один из талантливейших полководцев того времени гетман Жолкевский. Разбитые отряды мятежников, не желавших повиноваться королю и привыкших к войне, решили поискать счастья в Московском государстве. Первые отряды прибыли к самозванцу от князей Романа Рожинского (тысяча воинов под командой Валавского) и Адама Вишневецкого (другая тысяча во главе с Тышкевичем). Печально знаменитый впоследствии пан Лисовский явился лично. В декабре по предложению последнего была предпринята осада Брянска, от которой скоро пришлось отказаться в связи с наступившими холодами, и все войско Лжедмитрия II отправилось зимовать в Орел.

Тем временем в Польше множилось число искателей приключений как среди противников, так и среди верноподданных польского короля. Возглавил это движение уже известный нам князь Рожинский. Когда его отряд достиг 4 тысяч человек, а это произошло в начале 1608 года, Рожинский выступил в поход. Заняв Кромы, он отрядил посольство в Орел. Польские послы вели переговоры в ультимативной форме. Номинально признавая самозванца царем, они потребовали всю полноту власти и денег. На коле (казачьем круге) прежний гетман Меховецкий был отстранен и объявлен вне закона, а на его место «выкрикнули» князя Рожинского. И самозванец, сначала пытавшийся что-то возражать, вынужден был согласиться с этим. Вскоре к повстанцам присоединились 3 тысячи запорожских и 5 тысяч донских казаков. Последними предводительствовал Иван Заруцкий, тернопольский уроженец, отведавший татарского плена и воинской удачи. Был он смел, красив и… крайне безнравственен.

К маю 1608 года численность мятежного войска достигла 20 тысяч, и Лжедмитрий начал свой поход на Москву. Первое поражение царскому войску он нанес 10–11 мая в районе Болхова, занял город и захватил 5 тысяч пленных, которые притворно согласились присягнуть ему. Дальше его путь шел через Козельск, Калугу, Можайск и Звенигород. Никто не оказывал сопротивления, наоборот — на каждом шагу к нему присоединялось все большее количество людей, недовольных правлением Шуйского. В Звенигороде польско-«воровскому» воинству пришлось остановиться. В стан гетмана Рожинского прибыли послы польского короля, которые в это время вели тяжелые переговоры с московским правительством.

Остановимся на этом поподробнее, так как все события были неразрывно связаны между собой. После убийства Григория Отрепьева Шуйский и его союзники, во избежание осложнений с польской короной, бросились спасать жизнь и имущество оставшихся в живых поляков, и в первую очередь послов Олесницкого и Гонсевского, а также Юрия Мнишека, князя Вишневецкого и других высокородных панов. Бывшую царицу Марину Мнишек отпустили к отцу. Ко всем приставили дополнительную охрану, которая выполняла и роль караула, чтобы поляки не сбежали без царского разрешения. В процессе препирательств Боярской думы и королевских послов стороны пришли к общему мнению: в захвате царского престола Лжедмитрием никто конкретно не виноват. «Все делалось по грехам нашим, — согласились бояре, — этот вор обманул и вас и нас». Однако, вопреки ожиданиям, домой были отпущены только рядовые поляки, послы же и знатные паны оставались в Москве в качестве заложников и гарантов безопасности московского посольства, отправленного в Польшу 13 июня 1606 года — через четыре недели после убийства Лжедмитрия и расправы над поляками — для того, чтобы объяснить королю обстоятельства происшедшего. Русских послов, князя Григория Волконского и дьяка Андрея Иванова, неприветливо встретили за границей. В городах, посадах и панских имениях «их бесчестили, бранили непристойными словами, называли изменниками, в Минске в их людей бросали камнями и грязью и хотели драться, к посланникам на двор приходили, бранили и хотели убить». Шуйскому был очень нужен мир с Польшей, тем не менее он выдвинул королю практически невыполнимые требования: удовлетворение за кровопролитие и расхищение царской казны, совершенные польским ставленником и его польским окружением. Но главное, чего хотел добиться царь, так это невмешательства Польши в московские дела: поляки не должны оказывать помощь новым самозванцам, а король — разрешать своим подданным участвовать в этих авантюрах. Сигизмунда же в это время тоже больше заботили события внутри страны, его противостояние с сеймом — ракош, — поэтому мир ему был нужен не меньше, чем Шуйскому. Для проведения соответствующих переговоров в октябре 1607 года (сразу же после подавления восстания Болотникова) в Москву приехали Сигизмундовы послы: пан Витовский и князь Друцкий-Соколинский. Они поздравили Василия Шуйского с восшествием на престол и потребовали освобождения задержанных послов и других поляков. Переговоры, как всегда, проходили сложно, но в конце концов между Москвой и Польшей было заключено перемирие на три года и одиннадцать месяцев на условиях, которые в общих чертах сводились к следующему: стороны не должны помогать врагам друг друга; царь отпускает поляков, задержанных в России, а король — русских, задержанных в Польше; король отзывает из России всех поляков, находящихся в войске самозванца, и впредь никому из своих подданных не разрешает вмешиваться в московские дела. Договор этот был подписан 25 июня 1608 года, но, как мы помним, еще до его подписания польские послы направили в Звенигород своего представителя пана Борзковского с приказом к полякам, сопровождавшим Лжедмитрия II, оставить его и выйти из Московского государства. Впоследствии мы увидим, что договора пишутся для того, чтобы их нарушать. А при желании у короля, впрочем как и у царя, всегда найдется отговорка: такой-то имярек «заворовал» и ему неподвластен, но как только появится возможность, он будет обязательно наказан за все прегрешения сразу. Так и в этом случае. Послы выполнили условия договора, приказали Рожинскому и другим покинуть пределы Московского государства, а те не послушались, заявив, что уж если они взялись за дело, то доведут его до конца, посадят «государя на престол его прародителей».

Наступление Лжедмитрия на Москву продолжилось, не встречая сопротивления со стороны Шуйского. Правда, Василий Иванович выслал было навстречу войско под командованием Скопина-Шуйского и Ивана Романова, но там открылся заговор. Князья Катырев, Трубецкой и Троекуров вместе с другими, менее знатными людьми решили перейти к самозванцу, но их схватили, пытали, после чего рядовых участников казнили, а знатных заговорщиков разослали по тюрьмам. Ненадежное же войско, во избежание предательства, было отведено к Москве. Первого июня к Москве подошел и Лжедмитрий. Его армия еще не была столь многочисленной, чтобы штурмовать либо вести планомерную осаду, поэтому после тщательной рекогносцировки местности она начала обустраиваться в районе села Тушино, между Москвой-рекой и Всходней. Отсюда и общеизвестное имя самозванца — Тушинский вор. Королевские послы еще раз попытались было воздействовать на Рожинского и других поляков с тем, чтобы они покинули московские пределы, но безуспешно. Тушинцы готовились к решительной битве. Царские войска, численностью около 70 тысяч, во главе со Скопиным-Шуйским стояли на реке Ходынке напротив войск самозванца, а царь с отборными резервными полками — у Пресненских прудов и на Ваганькове. На рассвете 25 июня Рожинский врасплох напал на Скопина, опрокинул его передовые отряды, захватил весь обоз и гнал бегущих до самой Пресни, откуда те, получив подкрепление от царя, уже сами погнали поляков. После ожесточенной схватки враждующие стороны остановились на противоположных берегах реки Ходынки. Опасаясь нападения со стороны царских войск, тушинцы приступили к укреплению своего стана: они выкопали ров, установили частокол, башни и ворота. А к самозванцу из Польши прибывали все новые и новые вооруженные отряды во главе с такими искателями денег и приключений, как Бобровский, Млоцкий, Зборовский, Выламовский, Ян Сапега.

Таким образом, в Московском царстве установилось двоевластие, причем военная инициатива принадлежала уже не Шуйскому. Желая взять Москву в кольцо, Лисовский со своими лисовчиками-казаками совершил обходной маневр вдоль Оки и оказался к югу от столицы. Он захватил Зарайск, разбив наголову рязанского воеводу Захара Ляпунова, разорил и разграбил Коломну, но по пути в Москву сам потерпел поражение от князей Куракина и Лыкова.

Мы уже упоминали, что одним из условий подписанного московско-польского договора о перемирии был выезд за пределы Руси польских заложников, в том числе Юрия и Марины Мнишеков. И вот под усиленной охраной к польской границе отправляется «царицын» поезд. Однако гетману Рожинскому было крайне важно «воссоединить разлученных супругов» — надо было придать хотя бы внешнюю видимость законности притязаний Тушинского вора на московский трон. Поэтому вслед за поездом отправляется отряд Зборовского, который настигает его, разбивает сопровождавший поляков московский отряд и доставляет бывших заложников в стан Сапеги. Начался торг по поводу условий, на которых Мнишеки согласились бы признать Тушинского вора за царя Дмитрия. Сошлись на 300 тысячах рублей, Северском княжестве и четырнадцати городах — разумеется, после взятия Москвы. Пятого сентября 1608 года в присутствии Сапеги состоялось тайное венчание по католическому обряду Марины со вторым Лжедмитрием.

А через несколько дней Сапега, действовавший автономно от Тушинского вора, двинулся по направлению к Троицкому монастырю, надеясь захватить эту богатейшую обитель московских патриархов и перекрыть пути сообщения Москвы с северными областями государства. Против него царь выслал брата своего, Ивана, но приведенные им ратники были уже настолько деморализованы, что при первом же столкновении они, не желая воевать ни за царя московского, ни за царя тушинского, разбежались по домам ждать развязки борьбы. Сапега же, усиленный подошедшими отрядами Лисовского, рыскавшими по окрестностям Москвы в поисках добычи, продолжил путь к лавре, которой достиг 23 сентября. Монастырь уже в те времена представлял собой весьма внушительную крепость, не уступающую по своим сооружениям ни Смоленскому кремлю, ни Московскому. Так что рассчитывать на легкую добычу полякам не приходилось. Началась осада. Но если в других сражениях русские еще раздумывали, кого поддерживать: одного ли, другого ли царя, то здесь сомнений не было — они защищали Православную Русь и ее святыню — гроб преподобного Сергия. Несмотря на то что осаждавших насчитывалось около 30 тысяч при 63 орудиях, они ничего не смогли сделать с 2–3-тысячным гарнизоном защитников. Все атаки были отбиты, все подкопы разрушены, все пожары потушены. Более того, осажденные неоднократно предпринимали смелые вылазки за крепостные стены, нанося ощутимый урон противнику. Конечно, единичные случаи предательства со стороны защитников монастыря имели место — куда без этого? Но отрадно, что во время осады случился массовый переход в осажденную крепость 500 казаков во главе с атаманом Епифанцем. Правда, не обошлось в монастыре и без серьезных проблем, вызванных теснотой, недоеданием, отсутствием дров, болезнями, а также характерных для осажденных городов подозрений в измене и предательстве. На этой почве главный воевода князь Григорий Роща-Долгорукий конфликтовал не только с архимандритом Иоасафом и монастырской братией, но и со своим ближайшим помощником воеводой Алексеем Голохвастовым. Дело доходило до арестов, пыток и даже до подстрекательства к бунту, что и неудивительно для тех условий, в которых находились осажденные, потерявшие к весне 1609 года две трети своего состава. Тем не менее защитники лавры продолжали делать свое дело, отбиваясь на монастырских стенах и производя вылазки за пределы крепости. История сохранила для потомков имена особо отличившихся защитников: Ананий Селевин, стрелец Нехорошев, крестьянин Никифор Шилов.

Но если Троицкий монастырь под круглосуточное церковное богослужение благодаря своим защитникам оставался неприступным для иноземных разбойников и русских предателей, то о других городах и других служилых людях этого не скажешь. После поражения Ивана Шуйского и начала осады Сергиевой обители Москва пришла в уныние. Многим показалось, что это начало конца. В Тушино потянулись перебежчики: сначала мелкие «сошки», дьяки и подьячие, жильцы и дворяне, а потом и стольники — князья Дмитрий Трубецкой и Дмитрий Черкасский, Алексей Сицкий и Михаил Бутурлин, братья Засекины. Не видя перспективы скорого взятия Троице-Сергиевой лавры, Лисовский со своими казаками пошел в рейд по северным землям. Первым ему покорился Суздаль, покорился не сразу и не силой оружия, а под влиянием примера группы противников Шуйского, начавших присягать Тушинскому вору. Основав в Суздале временную ставку, Лисовский поспешил разослать свои отряды по другим городам. Следующей его добычей стал Владимир, и опять без применения какой-либо силы. На этот раз инициатором сдачи выступил воевода Иван Годунов, родственник царя Бориса, отдавший предпочтение новому Лжедмитрию. Переяславцы переметнулись на сторону самозванца без всяких колебаний и сразу же примкнули к польскому отряду, направлявшемуся в Ростов. Несколько тысяч ростовцев под влиянием митрополита Филарета Романова и воеводы Третьяка Сеитова осмелились дать бой на подступах к городу, но были разбиты и отступили к Ростову, где смогли продержаться еще три часа. Поляки и переяславцы взломали дверь соборной церкви, перебили множество находившихся там людей, а митрополита с бесчестием повезли в Тушино, где названый Дмитрий «по-родственному» произвел его в патриархи подвластного ему царства. Напуганный ростовскими событиями ярославский воевода князь Федор Борятинский мало того что послал Вору повинную грамоту, 30 тысяч рублей и обязался снарядить ему тысячу всадников, так еще и сам оказался проводником его политики, направив дальше на север наказ и целовальную грамоту. Его примеру последовали Вологда со своим воеводой Пушкиным, Тотьма с представителем знаменитой семьи Строгановых, а всего тушинскому царю присягнуло двадцать два города. Присягнули из-за бессилия Шуйского, по незнанию, на чьей стороне правда, и не видя ценностей, которые должны были бы защищать; руководствовались они лишь инстинктом самосохранения. Обрадованный таким победным шествием, Тушинский вор сначала рассылал похвальные грамоты, обещая дворянам и служилым людям царское жалованье, церквам — тарханные грамоты, а жителям — освобождение от царских податей. Но вскоре политика изменилась. В Тушино прибывало все больше и больше людей, а их всех нужно было хоть как-то кормить, поэтому в города и уезды полетели разнарядки на продукты, фураж, зимнюю одежду. В то же время гетману Рожинскому казалось, что окончательное покорение Московии — дело недалекого будущего, поэтому он, и раньше-то не особо считавшийся с самозванцем, тут и вовсе распоясался, по-хозяйски распоряжаясь в его палатах и угрожая «свернуть ему шею» в случае неповиновения.

Уже более полугода казаки и польские авантюристы добывали царскую корону названому Дмитрию, а обещанных им денег и богатства все нет и нет. Царская казна близко, но «видит око, да зуб неймет», вот они и решили не откладывать на потом получение причитающейся им награды. В стане Рожинского образовалась инициативная группа во главе с неким Андреем Млоцким, которая начала изготавливать грамоты с требованием повышенных податей с каждой учтенной сохи и выти обрабатываемой земли и направлять с этими грамотами по городам и весям смешанные русско-польские отряды. Только ознакомившись с их содержанием, люди понимали, в какую кабалу они загнали себя своей же присягой самозванцу. Но делать нечего, в Тушино потянулись возы с припасами, а люди «стали думать и гадать, как бы вора соглядать».

Москва же тем временем, по выражению С. Ф. Платонова, дошла до глубокого политического разврата. Не уверенные ни том, ни в другом царе москвичи устраивались так, чтобы им было хорошо и в случае успеха Шуйского, и в случае успеха Вора. В некоторых семьях отец служил одному царю, а сыновья — другому, чтобы иметь сторонников в обоих лагерях. Часто бывало, говорит А. Ничволодов, что родственники, пообедав вместе, разъезжались затем на службу — одни к Шуйскому, а другие к Вору с тем, чтобы опять по-приятельски съехаться за следующей трапезой. Или так: «перелет» ехал в Тушино, целовал крест, получал жалованье, деревеньку, а то и сан, а потом возвращался в Москву, винился, испрашивал прощение и… жалованье. Московские купцы в погоне за прибылью возили товары в Тушино, наживаясь на этом, в то время как в самой Москве чувствовалась острая нехватка тех же товаров — в результате цены катастрофически росли.

Авторитет Василия Шуйского падал с каждым днем. Недовольные им бояре, дворяне и купцы составляли разные планы заговоров с целью его свержения. В феврале 1609 года князем Романом Гагариным и Григорием Сумбуловым была предпринята попытка поднять мятеж, но она была нейтрализована стараниями патриарха Гермогена. Через два месяца вскрылся заговор боярина Крюк-Колычева, планировавшего физическое устранение царя, — заговорщик был казнен. Но и это не успокоило общество, носились слухи, что Шуйского убьют то на Николу летнего, то на Вознесение. Единственное, что могло спасти царя, так это успех дела, порученного им племяннику Михаилу Васильевичу Скопину-Шуйскому, направленному в Новгород для ведения переговоров со шведскими послами об оказании военной помощи и для мобилизации русских северных земель на борьбу с Тушинским вором.

Еще в феврале 1607 года шведский король Карл IX предлагал свою помощь Василию Шуйскому в борьбе с Лжедмитрием и его польскими покровителями, но царь, не желая окончательного разрыва с польским королем, отклонял все предложения, и только реальная угроза потери власти заставила его пойти на этот весьма рискованный шаг. Миссия Скопина была достаточно сложна: северо-запад Руси подвергся влиянию самозванца не в меньшей степени, чем вся страна. Особенно острую форму приобрело противостояние сторон в Пскове, где власть захватили «меньшие люди»: стрельцы, казаки, городская чернь. Арестовав воеводу Петра Шереметева и других знатных граждан, они подвергли ограблению не только их имения, но и церковное имущество. Узнав о бунте, к ним на подмогу из Тушина прибыл отряд, возглавляемый дворянином Федором Плещеевым, приход которого ознаменовался массовыми расправами. Бывший воевода был задушен в тюрьме, других сторонников Шуйского пытали, казнили, сажали на кол. В обстановке всеобщего смятения случился пожар, уничтоживший добрую часть города. Поджигателями объявили дворян и богатых горожан, что дало возможность приверженцам Тушинского вора вылить на них свою ненависть через грабежи, изнасилования, убийства.

Жители Иван-города и Орешка принесли присягу Лжедмитрию, новгородцы колебались, в связи с чем Скопин-Шуйский, опасаясь предательства, покинул Новгород и направился в Швецию для ведения переговоров. Только благодаря активному вмешательству новгородского митрополита Исидора сторонники московского царя взяли верх, и городские старосты, догнав Скопина уже в устье Невы, попросили его вернуться, обещая всяческую помощь в борьбе с самозванцем. Но тут возникла новая опасность — пришло известие, что на Новгород движется толпа поляков и русских изменников во главе с полковником Кернозицким. Выступить против него вызвался второй новгородский воевода, Михаил Татищев, личность во многом противоречивая, но, бесспорно, честолюбивая и корыстная. За непродолжительное пребывание в городе он успел нажить себе массу недоброжелателей. Они-то и донесли, что Татищев замыслил измену. Скопин-Шуйский ничего лучшего не придумал, как в присутствии самого обвиняемого публично огласить донос, что вызвало всплеск эмоций, завершившийся тут же грязным и кровавым самосудом (январь 1609 г.). Прямых доказательств измены Татищева не было ни тогда, ни сейчас, но косвенно донос подтвердился переходом на сторону самозванца большого количества служилых людей, находившихся у него в подчинении. В результате против наступающих поляков новгородцы смогли выставить лишь плохо организованные крестьянские ополчения. Однако, прослышав, что на помощь Новгороду идут шведские наемники, Кернозицкий проявил осторожность и отошел к Старой Руссе.

И действительно, в конце февраля 1609 года в Выборге шурин Скопина стольник Головин и дьяк Зиновьев заключили с поверенными короля договор, согласно которому Швеция обязывалась отпустить на помощь Шуйскому 2 тысячи конницы и 3 тысячи пехоты наемного войска да сверх того неограниченное количество добровольцев, изъявляющих желание служить московскому царю. За это Шуйский отказывался от своих притязаний на Ливонию, соглашался на постоянный союз с королем против Польши и брал на себя взаимные обязательства по оказанию военной помощи в случае необходимости. Делалось это, конечно, не бесплатно. В 37 тысяч рублей была оценена военная помощь, а сверх того царь обещал передать шведскому королю через одиннадцать недель после вступления наемников на Русскую землю город Корелу со всем ее уездом. Двадцать шестого марта 5-тысячное наемное шведское войско, навербованное со всей Европы и устремленное не к чести и справедливости, а к материальной наживе и плотским удовольствиям, вступило на Русскую землю. Возглавлял этот интернациональный корпус талантливый двадцатисемилетний полководец Якоб Понтус Делагарди. Первым делом князь Скопин-Шуйский подписал Выборгский договор и выплатил прибывшим 8 тысяч рублей, из них 3 тысячи — соболями. Он убедил Делагарди не распылять силы на малозначимые цели, а направить острие наступления на Москву. Уже в конце апреля воевода Чулков и шведский генерал Эверт Горн изгнали тушинцев из Старой Руссы и нанесли поражение полковнику Кернозицкому, взяв 9 пушек, знамена и пленников. Удачное начало операции способствовало тому, что намучившиеся под тушинско-польским владычеством русские города при приближении русско-шведских войск стали добровольно переходить на сторону московского царя. Порхов, Торопец, Торжок встречали своих освободителей хлебом и солью. Второй удачный бой произошел неподалеку от Торжка между 3-тысячным отрядом пана Зборовского и князя Шаховского, с одной стороны, и 2-тысячным отрядом Головина и Горна — с другой. Понеся значительные потери, тушинцы отступили. Десятого мая по направлению к Твери из Новгорода выступило 2-тысячное новгородское ополчение, а из Тёсово — 10-тысячное шведское войско. По пути русское ополчение усилилось 3-тысячным пополнением смолян, предводительствуемым князем Борятинским, уже приобретшим боевой опыт по изгнанию воровских шаек из Дорогобужа и Вязьмы. Через два месяца шведские и русские отряды объединились на подступах к Твери, где 12 июля между ними и вышедшими из города поляками и русскими изменниками состоялось упорное сражение, в котором союзные войска, хоть и имевшие численное превосходство, оказались слабее и отступили. Однако к утру следующего дня они оправились, привели в порядок свои силы, скрытно подобрались к городским стенам и внезапным броском овладели городскими воротами. Во избежание полного поражения Зборовский со своими отрядами покинул Тверь и направился к Троице-Сергиевой лавре. Скопин же, воодушевленный успехом, продолжил движение в сторону Москвы, но, не дойдя до нее 130 верст, получил известие, что шведы под предлогом невыплаты денег подняли мятеж и возвращаются назад. Дальнейшее продвижение Скопина по направлению к Москве было равносильно самоубийству, поэтому он, послав своих помощников уговаривать Делагарди возвратиться, переправился через Волгу и расположился в Калязине, ожидая подхода ополчений из северных земель и результатов переговоров со шведами. Прибытие тысячи иностранцев во главе с Христиерном Сомме (Зоме) было хорошим знаком. Еще больше уверенности придавал непрекращающийся поток русских добровольцев, вливавшихся в общенациональное движение по освобождению исстрадавшейся Руси. Сапега и Зборовский попытались было атаковать лагерь Скопина-Шуйского, но во встречном бою на реке Жабне потерпели поражение и возвратились к Троицкому монастырю.

А Скопин окунулся в подготовку необученных ратному делу русских ополченцев, в чем ему весьма активно помогали шведские наемники генерала Сомме. Но одно дело «свои», довольствующиеся тем, «что Бог пошлет», и другое — чужие наемники, требующие «деньги вперед» за свое участие в дальнейшем походе на Тушинского вора. Он рассылал письма по городам и монастырям с требованием денег, от имени царя обещая возвратить их «вдвое» после окончания Смуты. Реакция была разной. Пермяки, рассчитывавшие отсидеться за дальностью своего местоположения, под разными предлогами уклонялись от помощи деньгами и ратными людьми. А вот устюжане, вычегодцы, вологжане помогали, чем могли. Купцы Строгановы посылали ратников и деньги без всяких обращений. Иноки Соловецкого монастыря выгребли казну до последней копейки, отправив Шуйскому 17 тысяч рублей и… одну серебряную ложку.

В Смутное время с особой яркостью проявилась антиномичность характера русского народа: в нем самым неожиданным образом уживались ужас и восхищение, ничтожество и величие, отвращение и любовь, преступление и подвиг, рабство и свобода. Характерно в этом отношении поведение русских людей в зависимости от того, к какому лагерю они присоединились в эти судьбоносные годы. Горько читать воспоминания отечественных и иностранных наблюдателей о том, как вели себя русские, примкнувшие к самозванцам и польским интервентам. Н. М. Карамзин в своем замечательном труде приводит следующие слова свидетеля тех ужасных событий: «Россию терзали свои более, нежели иноплеменные: путеводителями, наставниками и хранителями ляхов были наши изменники… В лесах, в болотах непроходимых россияне указывали или готовили им путь, и числом превосходным берегли их в опасностях, умирая за тех, которые обходились с ними как с рабами. Вся добыча принадлежала ляхам: они избирали себе лучших из пленников, красных юношей и девиц… Сердце трепещет от воспоминания злодейств: инокинь обнажали и позорили, всех твердых в добродетели предавали жестокой смерти; метали с крутых берегов в глубину рек, расстреливали из луков и самопалов; в глазах родителей жгли детей, носили головы их на саблях и копьях; грудных младенцев, вырывая из рук матерей, разбивали о камни…Гибли Отечество и Церковь:…на иконах играли в кости… в ризах иерейских плясали блудницы.

Иноков, священников палили огнем, допытываясь их сокровищ; отшельников, схимников заставляли петь срамные песни, а безмолвствующих убивали… Сердца окаменели, умы омрачились… В общем кружении голов все хотели быть выше своего звания: рабы господами, чернь дворянством, дворяне вельможами. Не только простые простых, но и знатные знатных, и разумные разумных обольщали изменою, говоря: мы блаженствуем; идите к нам от скорби к утехам!» Современникам казалось, что россияне уже не имели ни Отечества, ни Души, ни Веры; что государство, зараженное нравственной язвой, в страшных судорогах кончалось.

Однако и Тушинский вор не был абсолютным средоточием зла. Он не говорил: «Убивай, грабь, насилуй!» Напротив, он даже пытался бороться с теми, кто компрометировал его так называемое царствование. По его приказу был казнен пан Наливайко, который во Владимирском уезде «побил до смерти своими руками дворян и детей боярских и всяких людей, мужиков и женок 93 человека». Такого же отношения к «беспредельщикам» он требовал и от своих воевод. Но это были только благие пожелания. Поляки и тушинские изменники быстро доказали, что они пришли не во благо России, а лишь для своей корысти, что пропасть между ними и подавляющим большинством населения непреодолима, что Россией должен править не тот, кто обещает «златые горы», сидя в Перемышле, Туле или Тушине, а московский царь, пусть и не очень хороший, но по закону считающийся «хозяином земли Русской», а следовательно, являющийся гарантом целостности государства, гарантом безопасности своих подданных. Удивительно, но зачинателями и выразителями этих государственнических идей стали не князья и бояре, а духовенство и простые посадские и сельские жители. Всем известно, что патриарх Гермоген был очень невысокого мнения о способностях Василия Шуйского, но для сохранения порядка в государстве он сделал все, чтобы бунт, поднятый Сунбуловым и Гагариным в феврале 1609 года, не был поддержан москвичами. Нельзя не вспомнить и митрополита новгородского Исидора, который положил конец сомнениям, витавшим в умах новгородцев по поводу московской или тушинской ориентации, и принял самое деятельное участие в мероприятиях Скопина-Шуйского по консолидации северных областей и мобилизации самих новгородцев. В том же ряду стоит и игумен Иоиль, убеждавший жителей Балахны «не отставать от нижегородцев» и сохранять верность Василию Шуйскому.

А реальное сопротивление Тушинскому вору началось с северного городка Устюжны, не имевшего ни своего воеводы, ни укрепленного острога. Жители города вместе с подошедшими к ним на помощь белозерцами решили сесть в осаду против тушинских разбойников. Для организации обороны в Устюжну прибыл небольшой отряд во главе с дворянином Андреем Ртищевым. В первом же бою (5 января 1608 г.) ополчение было «посечено как трава», но тушинцы по какой-то причине не стали развивать успех и отошли. Воспользовавшись передышкой, оставшиеся в живых устюжане и белозерцы начали спешно возводить острог и вооружаться. Скопин-Шуйский прислал им из Москвы пороху и еще 100 ратных людей. Третьего февраля тушинцы подошли к острогу, но, как ни старались, взять его не смогли. Потеряв часть людей и вооружения, поляки ушли и больше к Устюжне не возвращались. Успех устюжан воодушевил остальных. Против ляхов поднялись Галич, Кострома, Вологда, Городец, Бежецкий Верх, Кашин. В ответ полки Лисовского, Тышкевича и Шаховского провели карательную экспедицию по мятежным землям. Были сожжены Кинешма, Старица, Юрьевец и предместья Ярославля. Местом ожесточенных боев стало до того малоизвестное село Данилово в 60 верстах от Ярославля. Сначала успех сопутствовал восставшим, разбившим даже суздальского воеводу Федора Плещеева, но потом тушинцы, собрав большие силы, взяли приступом Даниловский острог и учинили там кровавую бойню для сотен и тысяч черных людей. Некоторые города были вновь захвачены поляками и русскими изменниками, вновь лилась кровь, но волну народного сопротивления остановить было уже невозможно. Восстанию же требовался предводитель. На помощь северным городам Скопин-Шуйский посылает воеводу Вышеславцева, который без особого труда занимает Романов, Пошехонье, Мологу, Рыбинск. Когда у него набирается около 40 тысяч ратников, он во встречном бою наносит поражение тушинскому воеводе Тышкевичу, после чего занимает Ярославль и Углич.

А от Астрахани к Москве с 3-тысячным, хорошо обученным войском уже двигался воевода Федор Иванович Шереметев. Его полки, безуспешно простоявшие более года под мятежным городом, где засел очередной «царевич» Август, были отозваны Шуйским на помощь центральной власти. Свой поход-возвращение Шереметев начал с освобождения от повстанцев острога и города Царицына (24 октября 1608 г.). Дальнейший его путь вверх по Волге, хоть и очень медленный, сопровождался практически повсеместными восстаниями жителей городов и сел против тушинских воровских гарнизонов. В Нижний Новгород, жители которого встречали его как освободителя, он прибыл лишь весной 1609 года. Немного отдохнув и пополнив ряды за счет ополчений с мест, Федор Шереметев через Муром, Касимов (его он взял приступом) двинулся на Владимир. Владимирцы, узнав о приближении верных царю Василию войск, схватили своего воеводу Вельяминова, верно служившего Тушинскому вору, привели его в соборную церковь, дали возможность исповедоваться и причаститься, после чего забили камнями. Попытка же овладеть Суздалем успехом не увенчалась, вследствие чего Шереметеву пришлось отойти во Владимир и обосноваться там на некоторое время.

Но, говоря о подвигах Скопина, ополчения северных городов и Шереметева, мы должны иметь в виду, что и Москва собой что-то да представляла. Там было достаточно сил, правда, не для того, чтобы победить Тушинского вора, но защитить себя от его отрядов, обложивших город со всех сторон, Москва могла совершенно спокойно. Об этом свидетельствуют события Троицына дня (25 июня 1609 г.), когда поляки, уже знавшие о приближении Скопина к Твери, внезапной атакой сбили передовые отряды горожан, подошли к самой Москве, а потом, как бы приглашая москвичей на битву, отошли за Ходынку и расположились на ее берегу. Царь Василий послал против них все свои войска с пушками и дубовыми гуляй-городами на возах, через их бойницы стрельцы вели прицельную стрельбу. Завязалась упорная битва, в которой поляки и казаки начали одолевать царское войско. Казалось, победа их близка, но неожиданное для поляков появление свежих сил под началом князей Ивана Куракина, Андрея Голицына и Бориса Лыкова полностью изменило ситуацию: тушинцы были остановлены, а потом и обращены в бегство. Только донские казаки Заруцкого смогли задержать наступающих москвичей на рубеже реки Химки. В этом сражении тушинцы потеряли практически всю свою пехоту.

Нужно сказать, что в это время заметную роль в организации обороны Москвы уже играли такие земские деятели, как Прокопий Ляпунов и Дмитрий Пожарский, но их основной подвиг еще впереди, поэтому и рассказ о них последует в свою очередь.

Центральной же фигурой антипольского сопротивления в этот период был, бесспорно, Скопин-Шуйский. В его лагерь в Калязине продолжали прибывать все новые и новые ополчения с запасами продовольствия и всего необходимого для военно-походной жизни. Везли они и собранные по городам деньги для выплаты жалованья иностранным наемникам. Когда сумма средств превысила 10 тысяч рублей, Скопин отправил их со своими послами Делагарди, чтобы тот остановил уходящих в Швецию наемников и понудил их к выполнению Выборгского договора. Деньги и передача шведам без царского утверждения Корелы с уездом сделали свое дело: корыстолюбивые наемники повернули назад и пошли на соединение с русским ополчением. Но еще до их подхода князь Михаил в ночь на 5 сентября овладел Переславлем-Залесским, убив при этом 500 и пленив 150 шляхтичей Сапегиной рати. Через десять дней явились и шведские войска, которые, получив еще 15 тысяч рублей мехами, воспылали готовностью к продолжению похода на Москву. Двадцать шестого сентября Михаил Скопин и Делагарди двинулись дальше на юг и, достигнув Александровской слободы, решили остановиться в ней, чтобы пополнить свое войско спешащими к нему со всех сторон ополчениями.

Такой мощный военный кулак в 100 верстах от Москвы прервал экономическую блокаду столицы. В город пошли обозы с продовольствием из Коломны, Владимира, Переславля. Князь, имея, кроме шведских наемников, 18 тысяч своих воинов, тем не менее считал возможным применять лишь оборонительную тактику. Однако это не помешало ему направить в изнуренную многомесячной осадой Троицкую обитель 900 ратников, которые, к радости осажденных, без боя соединились с ними. Но смелый и решительный Сапега был еще силен. Восемнадцатого октября он с 4-тысячным отрядом выступил из своего стана, расположенного неподалеку от Троицкого монастыря, чтобы испытать силы объединенного войска. Встретив передовые дружины Скопина, он гнал их до самой слободы, где вступил в открытое сражение с его основными силами. Не выдержав схватки с русскими из-за их многочисленности, поляки вынуждены были вернуться к своей бесполезной осаде. Скопин их не преследовал: он выжидал. А Александровская слобода тем временем, как и при Иване Грозном, стала затмевать по своему значению стольный город Москву. Туда стремились мысли и сердца сынов Отечества, туда шли толпами и порознь, конные и пешие, кто с мечом, а кто и с рогатиной. Новую дружину снарядила и прислала Ярославская земля, из Владимира прибыл Шереметев со своей низовой ратью, царские полки привели из Москвы князья Куракин и Лыков, ожидались новые наемные войска из Швеции.

Все благополучно складывалось для молодого полководца: доверие царя, единодушие всех слоев русского народа, наличие пусть купленных, но профессионально подготовленных союзников, раздор в неприятельском стане. И, наконец, как заметил Н. М. Карамзин, россияне увидели то, чего уже давно не видали: ум, мужество, добродетель и счастье в одном лице; увидели мужа великого в прекрасном юноше и славили его с любовью, которая столь долго была жаждой, неудовлетворенной потребностью их сердец, и нашла предмет столь чистый. То, что чувствовал любой неравнодушный к судьбе своей Родины, то, что как бы витало в воздухе, посмел сформулировать и высказать лишь один человек: Прокопий Ляпунов — рослый, сильный, красивый рязанский дворянин, способный на отчаянный, безрассудный, но искренний поступок, поднявший когда-то вместе со своим братом Захарием мятеж в армии Годунова под Кромами и примкнувший к Лжедмитрию I. Какое-то время он состоял в армии Болотникова, но, убедившись в несхожести или даже в антагонизме своих и его целей, в ноябре 1606 года перешел на сторону Василия Шуйского, за что был пожалован в думские дворяне. С тех пор воевал на стороне московского царя и против Болотникова, и против Тушинского вора. Прокопий был признанным вождем рязанского дворянства, и его слово многое значило. Так вот, этот Прокопий Ляпунов взял на себя смелость от лица всей России предложить царскую корону двадцатитрехлетнему Михаилу Васильевичу Скопину-Шуйскому, как единственно достойному претенденту на этот пост. И если мы вспомним, как Василий Шуйский стал царем и как к этому отнеслись жители городов и уездов, сколько раз его пытались свергнуть с престола и как он сам изъявлял согласие передать власть достойному претенденту, да к тому же учтем его достаточно преклонный возраст и отсутствие наследников — то предложение Ляпунова было в высшей степени оптимальным. И не факт, что молодой герой не хотел этого. На словах он отрицал такое желание, но были ли его высказывания искренними, мы уже никогда не узнаем, потому что архивы не сохранили ни одного документа, написанного его рукой. Как будто кто-то специально вымарывал князя Михаила из истории. А какая была бы перспектива: победное шествие из Александровской слободы в Москву, венчание на царство, а потом всей землей Русской — на Сигизмунда, застрявшего под Смоленском. И вряд ли король устоял бы против такого напора. И не было бы еще двух лет безвременья, государственного разоренья и народных бед.

Однако принять предложение Ляпунова для Скопина было равносильно нарушению крестоцеловальной присяги, приравниваемому к государственной измене, на что он не осмелился пойти. Хотя оно ему понравилось — об этом говорит тот факт, что он не стал применять жестких санкций против послов рязанского дворянства. Постращав, отпустил их с миром, чем навлек на себя подозрение и царя, и его брата-наследника.

Ну а в Тушине и на западных границах Московского царства события развивались совсем не так, как предполагали в Москве и в лагере Скопина-Шуйского. На смену одной, уже слабеющей угрозе в лице Тушинского вора пришла другая — в виде профессиональной, хорошо организованной и вооруженной по последнему слову европейской техники армии Сигизмунда. Подавив восстание в собственной стране, король счел возможным вмешаться в русские дела, рассчитывая если не захватить Москву, то хотя бы прирезать к Речи Посполитой Смоленск и Северскую землю. Двадцать первого сентября 1609 года 30-тысячное королевское войско осадило Смоленск, — с этого момента для России начался новый круг ада.

Но еще какое-то время русские пребывали в эйфории. В Тушине благодаря стараниям короля началась смута. Одни тушинские поляки, не желавшие делиться уже награбленным и скорой предполагаемой добычей, заключили конфедерацию (союз) посадить Вора на престол, даже если для этого потребуется вступить в открытую борьбу с королевскими войсками, другие — соблазненные предполагаемой раздачей денег из королевской казны, были готовы переметнуться на сторону Сигизмунда. Последних становилось все больше и больше. Эти разногласия отражались и на взаимоотношениях Вора с его польскими союзниками: к нему стали относиться не то что без почтения, а и с «величайшим презрением», как к ничтожному заложнику, в глаза называли мошенником и обманщиком, а гетман Рожинский чуть было не избил его. Чувствуя, что его вот-вот выдадут королю, в январе 1610 года самозванец в одежде простолюдина на навозных санях в сопровождении лишь своего шута бежит в Калугу, оставив в Тушине и Марину Мнишек, и всю свою казну. Это бегство окончательно побудило всех тушинских поляков перейти на сторону короля.

В это же самое время разворачивались события по снятию осады Троице-Сергиевой лавры. Отряд дворянина Волуева, высланный Скопиным на разведку в район боевых действий, беспрепятственно проник в монастырь, соединился с уже находившимся там отрядом Жеребцова и напал на поляков. Захватив пленных, объединенный отряд вернулся в Александровскую слободу с крупным полоном и известием о плачевном состоянии войск Сапеги, который, не дожидаясь подхода основных сил Скопина и Делагарди, 12 января спешно снялся с занимаемых позиций и отступил в сторону Дмитрова. Несколько дней спустя Скопин торжественно въехал в Сергиев монастырь. Так закончилась шестнадцатимесячная осада обители. Практически вся монастырская казна пошла на выплату жалованья шведскому войску. Завершить разгром остатков польского отряда Скопин поручил князю Куракину. Тот поставил сводный русско-шведский отряд на лыжи и направился к Дмитрову, где наголову разбил деморализованных поляков. А Сапега, бросив знамена и пушки, бросился бежать в сторону западной границы на соединение, «смотря по обстоятельствам, с королем или Лжедмитрием».

Но тушинский стан, несмотря на побег «царика», еще представлял серьезную угрозу и для Москвы, и для армии Скопина, поэтому молодой, но достаточно осторожный князь не торопился бросаться в битву. Он выжидал, чем кончится противостояние Рожинского, оставшегося единоличным предводителем в Тушине, и Вора, обосновавшегося в Калуге. Но если с поляками было ясно — они практически все были готовы присоединиться к королю, то с русскими изменниками вопрос обстоял гораздо сложнее. Лишь незначительная их часть, не слишком запачканная изменой и преступлениями против своего народа, могла рассчитывать на относительно снисходительный прием в Москве. Других ждала совершенно иная участь, поэтому большинство донских казаков, оставив на поле боя свыше тысячи погибших товарищей, вырвались из рук бывших союзников-поляков и отправилось в Калугу к самозванцу.

Однако нашлись и такие, кто решил сделать ставку на польского короля. И что бы там ни писали потом романовские хронографы, но во главе пропольски настроенной группировки стоял патриарх Филарет, служивший воровскому царю. В отличие от Гермогена, впоследствии принявшего мучительную смерть от поляков за отказ сотрудничать с ними, он на это сотрудничество пошел добровольно. Пусть Россией правит кто угодно — хоть иноверный иностранец, но лишь бы не Шуйские, не Голицыны, не Мстиславские. Русское посольство из тушинского стана Сигизмунд принял под Смоленском 31 января 1610 года. Наиболее заметными фигурами в нем были Михаил Салтыков и его сын Иван, князь Рубец-Масальский, Юрий Хворостинин, Лев Плещеев, Михаил Молчанов, дьяки Грамотин, Андронов, Чичерин, Апраксин. Они умоляли короля спасти Россию и православие, призывали его идти на Москву и вместе с тушинцами дать бой приближающимся войскам Скопина и Делагарди с тем, чтобы посадить на московский престол королевича Владислава. Последнее предложение было благосклонно воспринято, и уже через четыре дня стороны подписали договор, содержание которого дает все-таки некоторые основания не считать русских послов откровенными предателями своего Отечества. Приглашая на царствование королевича, тушинцы постарались внести в договор условия, призванные охранять московскую жизнь от чрезмерного польско-литовского влияния и обязывающие Владислава «неизменно блюсти православие», сохранять прежний сословный строй и административный порядок. Были там и новации. В частности, предусматривались свободный выезд россиян в другие христианские страны для получения образования и возможность карьерного роста «меньших людей» в зависимости от их заслуг. Говорят, когда Салтыков просил короля о сохранении православия, он прослезился. Видимо, уже тогда понимал, в какую опасность ввергает Россию, а также всю бесперспективность обращения к человеку, установившему церковную унию в своей стране, человеку, благословившему гонения на православное население подвластной ему северо-западной Руси, человеку, находившемуся под сильнейшим влиянием иезуитов.

А в Тушине тем временем положение становилось угрожающим. После поражения Сапеги под Дмитровом Рожинский оказался между тремя огнями: Скопин — в Александровской слободе, Шуйский — в Москве и Вор — в Калуге. Рожинский настойчиво приглашает Сигизмунда выступить со своими войсками к Москве, но тот, увязший под Смоленском в безнадежной осаде, с места не трогается. В этих условиях Рожинскому ничего не остается делать, как искать более надежное и более укрепленное место. В первых числах марта 1610 года он поджигает свой стан и направляется не на помощь Сигизмунду, а в сторону Иосифо-Волоколамского монастыря.

Только после этого Скопин-Шуйский повел свои полки в Москву, оставив у себя в тылу, в Суздале, боеспособную польско-запорожскую группировку Лисовского — Просовецкого. Москвичи встретили Скопина и Делагарди 12 марта как героев-освободителей — хлебом и солью, торжественными молебнами и пышными пирами. Но всеобщая радость омрачалась откровенной враждебностью Дмитрия Шуйского, брата царя, считавшего себя престолонаследником. Чувства досады и ревности по отношению к молодому герою не покидали его, и это видели не только приближенные царя, которому он пытался внушить мысль о честолюбивых целях племянника, но и шведские союзники. Поэтому Делагарди настоятельно рекомендовал Скопину покинуть опасную для него Москву и выступить к Смоленску, против Сигизмунда. Но тот, видимо считая свою миссию по освобождению Москвы выполненной, не торопился к открытому столкновению с польским королем, который, хотя и разорвал договор о перемирии, все же в состоянии войны с царем московским не находился. Более того, король предложил Шуйскому, чтобы великие послы польские съехались с боярами думными — «о добрых делах договор постановить для унятия… войны в Московском государстве».

Больше месяца купался в лучах славы молодой герой, но… видимо, действительно Шуйский был несчастливым правителем. После того как племянник прибыл в Москву, авторитет царя в глазах подданных вырос, у него даже появилась возможность навести порядок в государстве, дать людям мир и спокойствие. Но после трагических событий, произошедших со Скопиным, эти надежды умерли навсегда. Двадцать третьего апреля 1610 года во время очередного пира у Скопина открылось обильное кровотечение из носа, и через две недели он скончался. Поговаривали об отравлении, называлась даже отравительница — жена Дмитрия Шуйского, Екатерина, — дочь Малюты Скуратова. Но даже в те времена веских доказательств чьей-либо вины так и не обнаружили. Однако распространившаяся молва об отравлении обрекала царствующий род Рюрика на второе и окончательное пресечение.

Тем не менее положение Московского царства еще внушало некий оптимизм. Четвертого апреля в Волоколамском монастыре от старых ран умер один из столпов тушинского режима, тридцатипятилетний Рожинский, бывший до недавнего времени гетманом, а по существу — соправителем Тушинского вора. Сигизмунд же мало того что безнадежно застрял под Смоленском, так еще встретил и неожиданное сопротивление в Северской земле, население которой, насмотревшись на города, ранее захваченные королевскими войсками и подвергшиеся зверскому обращению со стороны запорожских казаков, не спешило «под его высокую руку». Если Новгород-Северский присягнул Владиславу добровольно, то Чернигов, Мосальск, Белая Церковь дали достойный отпор захватчикам и их пришлось брать кого приступом, кого измором. Ну а жители Стародуба и Почепа вообще проявляли чудеса беспримерного героизма и самоотверженности. А ведь Северская земля изначально была не очень расположена к москалям и московским властям. Но самое главное, в распоряжении Василия Шуйского была сила — армия, сформированная еще князем Михаилом Васильевичем, и наемное шведское войско, по своей численности превосходящее силы короля и Тушинского вора.

И вот эта армия начала свое планомерное наступление. Первой целью стал Иосифо-Волоколамский монастырь, где засели остатки войск умершего гетмана Рожинского. Усилиями Волуева, Горна и Делавиля 21 мая польско-воровские отряды были вытеснены из монастыря, причем часть из них — с Руцким и Маркотским — ушла на Угру и вступила в переговоры с калужским сидельцем, а другая часть — с Сапегой, Зборовским и касимовским ханом — отправилась к королю под Смоленск. В ходе этой операции, кстати, получили свободу русские полуколлаборационисты-полузаложники, в том числе и Тушинский патриарх Филарет. После освобождения монастыря Волуев вместе с другим воеводой, князем Елецким, принял команду над небольшим отрядом, занявшим село Царево-Займище, прикрывающее основные силы русского 40-тысячного войска во главе с Дмитрием Шуйским и 8-тысячного шведского отряда Делагарди, выступившие по направлению к Смоленску. Четырнадцатого июня отряд Волуева — Елецкого был блокирован подошедшими войсками гетмана Жолкевского, в связи с чем русские запросили помощи у Дмитрия Шуйского. Тот отозвался на зов и всей своей объединенной ратью двинулся на выручку попавшим в несчастье, но в районе села Клушино был внезапно атакован Жолкевским, скрытно совершившим 20-километровый ночной бросок. Русские мужественно сопротивлялись, нанося полякам ощутимый урон, и еще неизвестно, чем бы закончилась битва, если бы шведы, недовольные задержкой с выплатой денег, не стали переходить на сторону поляков. Лишь Горн и Делагарди с небольшим отрядом не запятнали себя предательством, но и они, захватив казну Дмитрия Шуйского более чем с 12 тысячами рублей, вышли из боя и направились к своей границе. Русское войско было разбито, и князь Дмитрий, как тогда говорили, возвратился в Москву со срамом. После этого блокированный в Цареве-Займище русский отряд вынужден был присягнуть королевичу Владиславу на условиях договора от 4 февраля. Его примеру последовали недовольные правлением Шуйского жители Можайска, Борисова, Боровска, Иосифо-Волоколамского монастыря, Погорелого Городища, Ржева, что увеличило польское войско на 10 тысяч человек.

Здесь необходимо уточнить, что Польша, считавшаяся республикой и избиравшая себе короля для выполнения преимущественно внешнеполитических функций, и в первую очередь военных, в те времена не отождествляла себя с королевской династией. Сын умершего короля не обязательно становился правопреемником своего отца, поэтому приглашение Владислава на московский трон рассматривалось в Польше, всего лишь как внутреннее дело королевской семьи. Восшествие на московский престол королевича не означало присоединение Московии к Польше, а потому все затраты Сигизмунда на ведение этой войны могли рассматриваться да и рассматривались Сеймом, как использование государственных средств в своих корыстных интересах. Король рисковал лишиться финансирования и быть обвиненным в забвении государственных интересов, поэтому он стремился всеми способами установить над русскими подданными, над русскими землями не власть своего сына, а собственную власть — власть польского короля. Понимали это и русские, присягавшие Владиславу, когда настаивали на сохранении русских обычаев и русских порядков, на сохранении и преумножении прав и привилегий русского боярства и дворянства, на неприкосновенности Русской православной церкви и недопущении распространения католичества, польского участия в управлении государством и владения русскими богатствами. Они приглашали на трон лишь одного поляка, дальнего родственника московских князей, но не всю его королевскую рать. На этой основе впоследствии произойдет разрыв короля Сигизмунда, действовавшего в интересах Польши, и его талантливейшего полководца Жолкевского, который руководствовался здравым смыслом и законами чести, потому что понимал: если русские просят Владислава, то они и примут только его, что полонизация Московии невозможна.

Но многих россиян не устраивал договор, подписанный Жолкевским в Цареве-Займище, по той причине, что в нем не обговаривалось такое обязательное для православной Руси условие, как принятие Владиславом крещения по греческому обряду. В этом усматривалась угроза со стороны воинствующего католицизма, поэтому взоры части русского общества вновь обратились к самозванцу, который, натерпевшись от самовольства своего польского окружения, провозгласил чисто националистическую политику, направленную против любых иностранцев, что, впрочем, не помешало ему за деньги переманить на свою сторону Сапегу с остатками его войска. Из Калуги Вор двинулся в сторону Москвы, а по пути с помощью предателей, младших воевод при князе Михаиле Волконском, захватил и разграбил Боровско-Пафнутьевский монастырь. Вслед за этим ему сдались Серпухов, Кашира и Коломна. Только Зарайск, где воеводствовал Дмитрий Пожарский, продолжал оставаться верным присяге. «Будет на Московском государстве по-старому царь Василий, то ему и служить, — говорил князь жителям города, — а будет кто другой, и тому также служить». Примеру Зарайска последовала и Коломна, вновь присягнувшая Шуйскому. Но Лжедмитрий с 30-тысячным войском спешил к Москве, дабы опередить Жолкевского. К началу июля 1610 года его стан расположился у села Коломенское.

Москва же, над которой с двух сторон нависла угроза, тем временем бурлила страстями. Ни один город не прислал царю Василию ни войск, ни денег. В этих условиях падение Москвы казалось неизбежным. Тогда действовавшие заодно с князем Василием Голицыным братья Ляпуновы, после смерти Скопина взбунтовавшие Рязань и отколовшиеся от Москвы, вступили в переговоры с ближайшим окружением Лжедмитрия (князья Сицкий и Засекин, дворяне Нагой, Сунбулов, Плещеев, дьяк Третьяков и другие). На почти что братской встрече у Даниловского монастыря они, озабоченные бедственным положением государства, поклялись друг другу, что одни сводят с престола Василия, а другие арестовывают самозванца, после чего совместно избирают нового царя и во главе с ним изгоняют из Московского царства поляков и разбойничьи казацкие шайки. Но если москвичи, несмотря на возражения части бояр и самого патриарха Гермогена, свою часть договора выполнили и 17 июля свергли с престола царя Василия, то тушинцы обманули москвичей. Они отказались «отстать» от самозванца, заявив, что готовы жизнь за него отдать. Таким образом, надежды на всенародное избрание нового царя рушились, и у Шуйского появилась возможность вновь вернуться к власти, но тут уже Захарий Ляпунов и князья Засекин, Тюфякин и Мерин-Волконский решили пойти до конца в своем намерении расправиться с неугодным царем. Подговорив монахов из Чудова монастыря, они 19 июля насильно постригли в монахи недавно царствующую чету, а братьев бывшего царя взяли под стражу.

Москва оказалась на пороге нового витка внутренней смуты и под угрозой иностранной оккупации.

Глава VIII

Лихолетье

Семибоярщина. Жолкевский у ворот Москвы. Договор о призвании Владислава на царство. Присяга. Изгнание самозванца в Калугу. Великое посольство. Жолкевский как дипломат. Ввод польских войск в Москву. Прибытие Жолкевского под Смоленск. Самоуправства Сигизмунда. Гермоген. Калужский царик, его убийство и последствия этого события. Зарождение первого земского ополчения. Пожар Москвы. Начало осады. Падение Смоленска. Деятельность триумвирата: Трубецкой, Злруцкий, Ляпунов. Политика Ляпунова, его смерть. Распад первого ополчения. Делагарди и Новгород. Отпадение Новгорода от Московского царства. Псков и новый Лжедмитрий-Сидорка. Моление об избавлении. Кузьма Минин. Дмитрий Пожарский. Сбор средств и ополчения. Противоречия казаков и дворян ополчения. Пожарский в Ярославле. Покушение на его жизнь. Уход Заруцкого из подмосковного лагеря. Прибытие под Москву второго ополчения. Сражение с Ходкевичем. Авраамий Палицын. Поражение Ходкевича. Раздоры во втором ополчении. Создание единого правительства. Взятие Китай-города. Капитуляция поляков. Неудачный поход Сигизмунда на Москву. Земский собор. Избрание на царство Михаила Федоровича Романова

"Москва лишилась правительства в такую минуту, — говорит С. Ф. Платонов, — когда крепкая и деятельная власть была ей очень необходима. Враги подходили к стенам самой Москвы, владели западным рубежом государства, занимали города в центральных и южных областях страны. С этими врагами необходимо было бороться не только за целость государственной территории, но за независимость самого государства, потому что их успехи угрожали ему полным завоеванием». Именно в этих условиях стране был нужен новый царь, не выкрикнутый, не самозваный, а законный хозяин земли Русской, избранный не Боярской думой, а Земским собором, представляющим интересы всех городов и всех сословий. Но для избрания такого царя было нужно время, а государство не могло оставаться безначальным. Так появилась Семибоярщина, которой люди «били челом, чтобы пожаловали, приняли Московское государство, пока Бог даст государя». В этот коллективный орган входили: Ф. И. Мстиславский — первосоветник Боярской думы еще со времен Бориса Годунова, И. М. Воротынский — одна из «переметных сум» Смутного времени, А. В. Трубецкой, А. В. Голицын, И. Н. Романов — брат патриарха Филарета, Ф. И. Шереметев — воевода низовой рати, прибывшей для освобождения Москвы от Тушинского вора, и Б. М. Лыков — зять патриарха Филарета.

Вопрос избрания нового царя не был чем-то неожиданным. Еще до свержения Василия Шуйского московское боярство активно обсуждало возможные кандидатуры на царский трон. Мнения тогда разделились. Патриарх Гермоген вместе со служилым людом и московскими обывателями был за четырнадцатилетнего Михаила Романова. Прочее духовенство ратовало за Василия Голицына. Мстиславский же с боярами, дабы избежать местнических споров между собой, склонялись к кандидатуре королевича Владислава, которому к тому времени присягнуло не только тушинское боярство, но и население части Московского царства, расположенного к западу от столицы. Однако реальная и непосредственная угроза Москве со стороны Лжедмитрия, стоящего в Коломенском, и Жолкевского, занявшего Можайск, сужала возможность выбора до двух кандидатов — самозванца и королевича Владислава. Если первого сознательно или от безысходности поддерживала чернь и патриотически настроенная часть дворянства, то за королевича горой стояло боярство, панически боявшееся «быть побитыми от своих холопей». Поэтому ничего удивительного не было в том, что Семибоярщина не только оказывала активную помощь сторонникам Владислава, но и призывала гетмана Жолкевского к более решительным действиям по овладению Москвой. Бояре, уже не надеявшиеся на московских стрельцов, считали, что только польские войска спасут их от взбунтовавшейся черни.

К 24 июля поляки находились уже в семи километрах от Москвы на Хорошевских лугах. Начались съезды переговорщиков. Но, что бы ни говорили представители сторон, какие бы условия они ни выдвигали, окончательное решение оставалось за патриархом Гермогеном. А он считал, что православной страной может править только православный царь, поэтому занял принципиальную позицию, требуя обязательного крещения иноверного королевича по греческому обряду. Гетман же поступил как хитрый и опытный дипломат. Он согласился внести в договор этот пункт, но с оговоркой, что последнюю точку в разрешении данного вопроса должен поставить король. А для того чтобы хоть как-то успокоить патриарха и бояр, Жолкевский пообещал помогать им в их войне с Лжедмитрием, а после того, как угроза столице со стороны самозванца минует, отвести свои войска от Москвы к Можайску, где ждать окончания их переговоров с Сигизмундом. В договор, помимо крещения королевича, был включен и пункт о восстановлении суверенитета московского царя над всей территорией государства в границах, существовавших до Смутного времени, в том числе и над Смоленском. Ну а поскольку договор с московской стороны редактировали бояре, то в него не были включены уже апробированные положения о праве россиян на выезд за границу для получения образования и возможности карьерного роста «меньших людей» за их заслуги перед Отечеством. В надежде, что их условия будут приняты, бояре сочли возможным ускорить принесение присяги Владиславу и просить короля отпустить в Москву новоизбранного царя, разрешив ему принять православие. Церемония крестоцелования состоялась 27 августа на полпути от польского стана к Москве, а на следующий день — в Успенском соборе Кремля, но уже в присутствии патриарха. По городам разослали грамоту Боярской думы с требованием присягать королевичу, но там уже знали о перенесении его крещения «на потом», что многие расценили как «никогда», и по этой причине присягать не торопились. Более того, ряд городов, ранее отчаянно боровшихся с самозванцем (Суздаль, Владимир, Юрьев, Галич, Ростов и др.), посчитали, что в этих условиях Лжедмитрий является «меньшим злом», и в интересах православия вступили с ним в переговоры, переводя таким образом политическое противостояние сторон в плоскость вероисповедания.

Жолкевский же, исполняя свою часть договора, вместе с 30-тысячным московским войском подступил к Угрешскому монастырю, где находилась ставка самозванца, но тот, заранее предупрежденный своими сторонниками, вместе с Мариной Мнишек и Заруцким успел сбежать в Калугу. Преследовать его никто не стал, видимо, потому, что в качестве жупела он был нужен и гетману, и Семибоярщине, чтобы оправдать присутствие польского войска не только на территории Московского царства, но в последующем и в самой Москве.

Отогнав от Москвы Вора, Жолкевский начал форсировать отправку московского Великого посольства к королю Сигузмунду для того, чтобы тот, утвердив подписанный им договор, отпустил в Москву своего сына и позволил ему принять православие. Но гетман уже знал: король договор не утвердит, и не потому, что не согласится на перекрещение сына, а потому, что сам вознамерился сесть на московский престол, чтобы объединить таким образом Речь Посполитую и Московское царство под одной короной. Для решения этой, как он сам понимал, весьма сомнительной затеи нужно было удалить из Москвы наиболее влиятельных и деятельных лиц, способных разрушить польские планы. К таким лицам гетман относил В. В. Голицына, реального претендента на царскую корону, и Филарета (Федора) Никитича Романова, отца другого кандидата на это место — Михаила. Он убедил их возглавить Великое посольство, отчетливо понимая, что в нужный момент их посольский статус может трансформироваться в положение пленников. Каким-то образом Жолкевский сумел очаровать и Гермогена, благословившего посольство на выполнение данной чрезвычайно важной, но одновременно и сомнительной миссии.

Но и этим гетман не ограничился. Предвидя неизбежность вооруженного сопротивления русского народа коварным планам короля, он решил во что бы то ни стало ввести свое малочисленное войско в Москву, где бы оно было защищено крепостными стенами от народного гнева и всяких других неожиданностей. В реализации этих замыслов ему способствовал страх московских «лучших людей» перед все еще боеспособной армией самозванца. Бояре, опасавшиеся за свою жизнь и имущество, сами попросили гетмана расквартировать польскую армию в городе, после чего уже совместными усилиями, под гетманскую гарантию безопасности населения, они смогли убедить и патриарха в целесообразности такого шага. В ночь с 20 на 21 сентября поляки тихо, по-воровски вступили в столицу и разместились в Кремле, Китае и Белом городе, а также в Новодевичьем монастыре. Первое время поведение поляков было безупречным, все нарушения пресекались на корню, а нарушители подвергались строгому наказанию. Гетман своим вниманием и обхождением смог расположить к себе не только бояр, но и патриарха, а стрельцы за его заботу, подарки и угощения были готовы служить ему не за страх, а за совесть. Они безропотно восприняли даже назначение поляка Гонсевского на пост главы стрелецкого войска.

И все же Жолкевский, с такой легкостью занявший столицу соседнего государства, наверняка предвидел реакцию русских на попытку Сигизмунда самому сесть на московский престол, поэтому он, не желая терять престиж удачливого военачальника, стремился покинуть Москву до начала неизбежных трагических событий. Но, с другой стороны, гетман все-таки где-то в глубине души еще надеялся, что сможет убедить короля утвердить подписанный им договор с московскими боярами. Так что он, как настоящий триумфатор — покоритель держав, захватив сверженного боярами царя Василия Шуйского и двух его братьев, отбыл из Москвы и 30 октября 1610 года торжественно въехал в королевский стан под Смоленском, где уже две недели шли безуспешные переговоры с московским Великим посольством. Москвичи настаивали на безусловном исполнении подписанных договоров, королевская же сторона под различными предлогами откладывала и поход на самозванца, и прибытие королевича в Москву. Но камнем преткновения было все-таки принятие Владиславом православия и вывод польских войск из пределов Московского царства. Король упорно вел линию на аннексию если не всего русского государства, то хотя бы части его. Ему во что бы то ни стало хотелось привести к покорности смолян, вот уже более года сидевших в осаде. Это стало делом чести не только главного польского воеводы Яна Потоцкого, осаждавшего город, но и самого короля. Но ни угрозы послам, ни подкуп второстепенных членов посольства, ни увещевательные грамоты из Москвы, писанные пропольской Семибоярщиной, ни бомбардировки и приступы не смогли сломить волю защитников и их вождей — воеводу Михаила Шеина и архиепископа Смоленского Сергия. Смоленск, несмотря на голод, болезни и гибель своих защитников, стоял неприступно.

А тем временем король пользовался случаем. Не отпуская сына на царство, но и окончательно не отказывая в этом россиянам, он забирал в свои руки бразды правления государством, расставлял на государственные посты преданных ему людей, возводил их в конюших, бояр, стольников, раздавал от своего имени поместья и деревни, награды и жалованья из московской казны, становясь таким образом реальным правителем Московского царства. Наместником польского короля в русской столице и начальником польского гарнизона в Москве стал дипломат и военачальник Александр-Корвин Гонсевский. Его активными помощниками были первый боярин Федор Мстиславский, верный слуга обоих Лжедмитриев Михаил Салтыков и ранее никому не известный Федор Андронов, купец-кожевенник, сумевший выслужиться сначала у Тушинского вора, а потом и у Сигизмунда до думного дворянина и царского казначея. Под стать им были и рассаженные по основным приказам бывшие тушинцы Василий Масальский, Иван Грамотин, Степан Соловецкий, Василий Юрьев, Евдоким Витовтов, Федор Мещерский, Юрий Хворостинин, Михаил Молчанов, Иван Салтыков. И если в провинцию грамоты от короля шли за подписью Владислава, дабы не возбуждать раньше времени недовольство населения, то с московскими боярами Сигизмунд уже не церемонился, требуя подчинения лично себе.

Были у этих польских приспешников и оппоненты, но их противостояние основывалось не на принципиальных разногласиях, а на так называемом личном «бесчестии», которое они усматривали в том, что были оттеснены от власти «худородными мужиками».

Одним из немногих принципиальных противников польской экспансии, если не самым принципиальным, был патриарх Гермоген. Он выступал за русского царя и только под большим нажимом субъективных и объективных обстоятельств согласился на приглашение Владислава, но с одним непременным условием: королевич должен креститься по греческому закону. Патриарх был категорически против присутствия поляков в Москве, даже готов был поднять народ на восстание и только под личные гарантии Жолкевского и его обещание начать активные действия против Лжедмитрия согласился на размещение польского гарнизона в столице. Он отказался подписывать грамоты к Великому посольству о сдаче Смоленска и практической капитуляции перед Сигизмундом и тут же в соборной церкви Кремля призвал москвичей к защите православия, за что был взят под стражу. Но даже в заключении Гермоген продолжал борьбу, рассылая по городам свои послания и поднимая население против польских интервентов.

Но это произойдет несколько позже. А пока король без толку топтался у Смоленска, безуспешно пытаясь понудить Великое посольство и воеводу Шеина к сдаче крепости. Число недовольных польским присутствием на Русской земле росло с каждым днем. Новгородцы хоть и присягнули Владиславу, но ни одного поляка в город не пустили. Торопчане отказались присягать и сели в осаду. Казанцы поцеловали крест на верность Лжедмитрию, убив при этом второго воеводу — известного нам Богдана Бельского, возражавшего против присяги самозванцу. Жители Вятки последовали их примеру. Пермяки остались верными своей выжидательной тактике: ни вашим — ни нашим, ни войны — ни мира. Рязань целиком стояла за Ляпунова, который в это время вел игру с самозванцем против польского короля.

В Калуге же назревали другие события. Вор все больше и больше убеждался в призрачности своего царственного положения и ненадежности русских «подданных» и польских союзников, которые в поисках жалованья и подарков бесконечно переходили из лагеря в лагерь. Он заявил, что, став московским царем, истребит и изгонит из страны всех поляков и «немцев», и по мере возможности начал приводить свою угрозу в исполнение. Подчиненные ему татарские отряды регулярно совершали глубокие рейды, из них они неизменно приводили десятки пленных, с которыми по приказу самозванца беспощадно расправлялись, а трупы выставляли на площади или сбрасывали в Оку. Татары и другие мусульмане казались Лжедмитрию идеальными подданными, в связи с чем он даже вынашивал мысль оставить Московское царство и обосновать в низовьях Волги мусульманское государство, как некое подобие когда-то всемогущей Золотой Орды, а потом заключить братский союз с турками. Нужно сказать, что мусульманам эта мысль была по душе и они всем своим поведением до поры до времени выказывали ему свою безграничную преданность. Дело дошло до того, что самозванец стал доверять свою безопасность исключительно татарским телохранителям. Но татарская масса, как и все население Московского царства, была неоднородной, и среди татар брат поднимался на брата, а сын — на отца. Как-то так получилось, что к осени 1610 года касимовский царевич Ураз-Мухаммед-Хан оказался в лагере у Сигизмунда, а его сын — в Калуге у Вора. Отпросившись у короля, Хан отправился в Калугу уговаривать сына оставить самозванца и следовать за ним. Но сын был искренним сторонником Лжедмитрия и донес о предложении отца «своему» царю. Тот, ничтоже сумняшеся, приказал утопить царевича в Оке, что стало роковой ошибкой Вора и причиной последующих трагических событий. Через два месяца после этого (11 декабря 1610 г.) начальник его личной стражи крещеный татарин Петр Урусов выманил самозванца на охоту и убил его, а сам вместе с другими татарами, заранее выведенными из Калуги, бежал в Крым, опустошая по пути русские города и села. Остаткам тушинского войска вместе с казачьим атаманом Заруцким и князем Шаховским пришлось по настоянию московского правительства присягать на верность Владиславу. На этом завершилась одна стадия Смутного времени и наступила другая — стадия первого антипольского ополчения.

Убийство Лжедмитрия, с одной стороны, упрощало, а с другой — обостряло внутриполитическую ситуацию в Московском царстве. С учетом того что столица государства находилась в руках сторонников Владислава, терялся всякий смысл не только королевского похода вглубь страны, но и нахождения самого короля под Смоленском. Но дело не только в целесообразности, но и в правомерности, так как и то и другое было уже нарушением ранее заключенных договоров, согласно которым польские войска должны были покинуть пределы русского государства, как только там утвердятся закон и порядок. А они, закон и порядок, с ликвидацией противоборствующих лагерей, можно сказать с некоторой натяжкой, утвердились. Так вот, если следовать логике прежних договоренностей, которую разделяло большинство русских людей, то Владислав должен был принять православие и воцариться в Москве, а Сигизмунду ничего другого не оставалось делать, как вывести свои войска из московских пределов, удовлетворившись некоей компенсацией за понесенные им во время войны расходы. Но мы-то знаем, что это не входило в планы короля. Он хотел уже не только Смоленск и Северскую землю, но и все царство, а это, с позиции русских патриотов, представляло реальную угрозу православию и национальной самостоятельности. Таким образом, маски благодетелей и радетелей за судьбу русского народа пришлось сбросить, и внутримосковская смута, во многом спровоцированная польскими элементами, теперь по воле самого короля стала трансформироваться в неприкрытую интервенцию.

А против интервенции, как всем известно, русский народ всегда поднимался всей землей. Первыми испытали на себе прелести польского владычества жители смоленских волостей, еще недавно отказавшиеся садиться в осаду. Вот что они писали москвичам: «Мы не противились — и все погибли, в вечную работу латинству пошли. Если не будете теперь в соединении, то… переменена будет христианская вера в латинство, и разорятся божественные церкви… и убиен будет лютою смертию род ваш христианский, поработят и осквернят и разведут в полон матерей, жен и детей ваших». Знаменем русского народного сопротивления стал патриарх Гермоген, который в декабре 1610 года начал рассылать по городам свои послания с призывом защитить православие и землю Русскую. На его обращение, как и следовало ожидать, сразу откликнулся пассионарный Прокопий Ляпунов, против которого Гонсевский немедленно послал крупный отряд запорожских казаков. Но к Ляпунову на выручку уже спешил зарайский воевода Дмитрий Пожарский, к нему присоединились коломенское и рязанское ополчения. Получив пополнение, Ляпунов направился из Пронска в Рязань, а Пожарский сам оказался в осаде. Однако удача сопутствовала будущему освободителю России. Во время стремительной вылазки он разгромил запорожцев и обратил их в бегство. Для антипольского восстания на юге Московского царства уже не было никаких препятствий. Начались интенсивные пересылки между городами, сбор земских ополчений и денежных средств. На защиту православия поднялись не только Поволжье и Север, но и остававшаяся до последнего времени безучастной далекая Пермь. Рязанское и северское ополчения на Москву вел думский дворянин Прокопий Ляпунов, муромское — князь Литвин-Масальский, низовское — князь Репнин, суздальское — Артемий Измайлов, ярославское и костромское — князья Волынский и Волконский, вологодское и поморское — князья Пронский и Козловский, галицкое — Мансуров. Из Пскова спешил печально знаменитый тушинец атаман Просовецкий, а из Калуги — недавние злейшие враги земства, донские казаки во главе с тушинским боярином князем Дмитрием Трубецким и атаманом Заруцким. К тому времени атаман уже «сошелся» с Мариной Мнишек и рассчитывал, что царский трон может занять ее новорожденный сын Иван, называемый в народе Ворёнком. Но самым интересным оказалось то, что свои услуги в защите православия, правда не бесплатно, предложил Ян Сапега, знакомый нам по многомесячной и кровопролитной осаде Троицкого монастыря. И Ляпунов, к своему позору и нашему стыду, принял это предложение. Хорошо еще, что союз не состоялся, а то неизвестно чем бы он мог закончиться.

Итак, в марте 1611 года передовые отряды земского ополчения и казачьи разъезды появились в непосредственной близости от Москвы. Напуганные поляки и их русские советники принялись лихорадочно готовиться к обороне. Опасаясь внутригородского восстания, они заменили стражу у городских ворот, запретили жителям Москвы ходить не только с саблями, но и с топорами, будь то плотники или торговцы соответствующим инструментом. Более того, крестьянам не разрешили возить в город мелкие дрова: вдруг их используют в качестве кольев — оружия простолюдинов. На Вербное воскресенье, 17 марта, Михаил Салтыков готовил широкомасштабную провокацию. Он подговорил поляков воспользоваться праздничным шествием и учинить расправу над патриотически настроенными москвичами, но горожане, вопреки традициям, отказались от проведения демонстрации, и бойня сорвалась. Поляки так без дела и простояли на улицах и площадях. А через два дня, когда положение в Москве стало еще более опасным, поляки решили поднять пушки на кремлевские стены. Своих сил не хватило, тогда они обратились к московским возчикам, но те отказались им помогать. Началась перепалка, перешедшая в рукоприкладство, а затем и в самое настоящее побоище. Иностранные наемники численностью около 8 тысяч человек, перешедшие на сторону поляков во время битвы при Клушине, услышав шум, выступили из Кремля и тоже принялись избивать безоружных москвичей. В результате погибло около 7 тысяч горожан. Русские ударили в набат, стали вооружаться и возводить баррикады. К ним на помощь поспешили Дмитрий Пожарский, Иван Бутурлин и Иван Колтовский со своими отрядами. Общими усилиями поляки сначала были остановлены, а потом и оттеснены в Китай-город. Ополченцы и взбунтовавшиеся москвичи заняли Замоскворечье, Яузские и Сретенские ворота. Чтобы выкурить восставших, поляки по совету своих русских приспешников подожгли город. Говорят, что Михаил Салтыков первым запалил свой дом. За ночь, с 19 на 20 марта, Белый город выгорел дотла, а утром следующего дня огонь уже вовсю гулял по Замоскворечью. Пожарский получил серьезное ранение. Русские передовые отряды отступили, а вместе с ними из города потянулись многочисленные беженцы в поисках ночлега и куска хлеба. Однако 25 марта основные силы земского ополчения и казаки численностью около 100 тысяч (цифра, вероятно, завышена) подошли к Москве, 1 апреля они окружили Белый город, а 6 апреля штурмом овладели большей частью крепостных стен. Польский гарнизон оказался в осаде.

Скрывать свои истинные намерения королю стало невозможно, а потому и его игре в переговоры пришел конец. Наступило время ничем не прикрытой агрессии. Великое посольство во главе с Филаретом и князем Голицыным, в течение полугода последовательно отстаивавшее интересы русского православного государства, по приказу короля было взято под стражу и в качестве военнопленных вывезено в Польшу. Теперь делом чести короля и всего польского «рыцарства» стало овладение непокорным Смоленском. Им было уже не до Гонсевского, осажденного в Московском Кремле — спасти бы свой престиж и гонор.

А в Москве тем временем (22–23 мая) русские взяли оставшиеся башни Белого города, завершив тем самым окружение поляков в пределах Кремля и Китай-города, и освободили Новодевичий монастырь, в котором засели и вяло отбивались «немецкие» наемники, когда-то пришедшие в Москву в составе войск Скопина — Делагарди. На этом активные действия первого земского ополчения были приостановлены. Его вожди считали, что взятие Кремля — дело времени, что поляки, имевшие скудные запасы продовольствия и фуража, сдадутся сами и без лишних потерь со стороны осаждающих, а потому решили сосредоточиться на организации армии и страны.

Но прежде чем рассказать об их мероприятиях по государственному устройству, следует упомянуть о последних днях героической обороны Смоленска и трагической судьбе его защитников. Более двадцати месяцев оборонялся Смоленск, выдержав бомбардировки, отразив приступы и смирив малодушных и сомневающихся. Душой обороны был даже не доблестный воевода Шеин, достойный всяческих похвал, а смоленский архиепископ Сергий, врачевавший души не только рядовых прихожан и людей именитых, а и самого воеводы. Много пришлось пережить защитникам. В некоторые моменты они даже были готовы вступить в переговоры с поляками об условиях сдачи крепости, и только один Сергий стоял до конца, убеждая мирян словом и делом к защите православия, отождествляемого им с властью московских царей. К лету 1611 года от 70 тысяч защитников осталось едва ли 8 тысяч. Обстрелы, голод, болезни сделали свое дело. Но оставшиеся в живых ратоборцы сдаваться не думали. Судьбу города решило предательство. Перебежчик Андрей Дедешин указал полякам слабое место обороны — плохо сложенную крепостную стену, против которой поляки и сосредоточили огонь всех своих батарей. Стена, не выдержав шквального огня, рухнула, и осаждавшие ринулись в город. Воевода Шеин перед лицом гетмана Якова Потоцкого сложил оружие. Но не так поступили другие жители. Они заперлись в соборной церкви Богородицы и подожгли порох, находившийся в ее подвале. Взрыв положил конец их страданиям и открыл путь к бессмертию.

Король решил больше не рисковать. Он не пошел к Москве на выручку отряду Гонсевского. Его вполне устраивало падение непокорного Смоленска, удержание в своих руках Москвы и формальное пленение последнего русского царя. Не покорив страны, а лишь превратив ее в растревоженный улей, Сигизмунд торопился отпраздновать еще не состоявшуюся победу. Двадцать девятого октября 1611 года жители Варшавы стали свидетелями театрализованного триумфального шествия гетмана Жолкевского, везущего на поклон к королю «поверженного» Василия Шуйского.

А теперь возвратимся к государственному строительству времен первого земского ополчения. С учетом того что на защиту православия от латинян к Москве подошли отряды со всех концов Московского царства, их вожди и представители по праву образовали постоянно действующий Земский собор, ставший верховной властью страны. Перед собором стояла задача сформировать исполнительную власть, мобилизовать армию, наладить сбор налогов и провианта, скоординировать действия земель и интересы сословий. Что касается правительства, то большинством голосов был образован триумвират в составе двух бывших тушинских бояр — Трубецкого и Заруцкого и думского дворянина Прокопия Ляпунова. Были восстановлены Разряд, Поместный, Земский и Разбойный приказы. Первое, чем занялись собор и Временное правительство, было упорядочение земельных наделов служилым людям. Их размер по общему приговору восстанавливался до уровня 1605 года, «как было при прежних российских прирожденных государях»; земли, розданные Сигизмундом и Владиславом, возвращались в прежнее состояние; поместья дворян и детей боярских, не прибывших на земскую службу под Москву, отбирались в казну или раздавались беспоместным и разоренным детям боярским. Казаки были выведены из городов и волостей, им запретили самовольно собирать «корм», что по привычке сопровождалось грабежами и насилием. Ослушавшихся приказывалось унимать и строго наказывать. Не забыли на соборе и о рабочей силе. Беглых и вывезенных в Смутное время крестьян предписывалось сыскивать и отдавать прежним помещикам. Позаботились прежние противники и о своей личной безопасности. Смертная казнь в отношении даже самых отъявленных злодеев и негодяев из благородных сословий могла применяться только по приговору бояр и с согласия «всей земли». Предусматривались меры и против нерадивых бояр и воевод. Таких начальников по решению земства можно было «переменить и на их место выбрать других… кто к ратному и земскому делу пригодится».

Ведущую роль во Временном правительстве играл Прокопий Ляпунов. Во внутренней политике он опирался на дворянство и посадских людей, к казакам же относился как к вынужденным и ненадежным союзникам. С. М. Соловьев говорит, что по отношению к ним он был даже очень жесток, строго наказывал за малейшие проступки, действительные и мнимые, хотя и другие ополченцы страдали от чрезмерной гордости думного дворянина. «Много позора и бесчестия» терпели не только дети боярские, но и именитые бояре, часами ожидавшие аудиенции у деятельного, целеустремленного, но самоуверенного и спесивого временщика. Только себя он считал правым, только его решения должны были неукоснительно выполняться. В такой же безапелляционной манере Ляпунов решал и важнейший вопрос того времени — поиск кандидатуры на московский престол. Не посоветовавшись с ведущими деятелями Земского собора, он направил в Новгород нового воеводу, Василия Бутурлина, и поручил ему вступить в переговоры с Делагарди о подыскании царя из числа шведских принцев. Через короткое время, 23 июня, он же настоял на отправке в Швецию уже официальной делегации, целью которой было заключение военного союза против поляков. Все это вызвало недовольство не только казаков, но и значительной части земских людей, убедившихся на примере событий 1610 года, что от шведов можно получить больше вреда, чем пользы. Политические разногласия и личные амбиции Ляпунова создали ему немало тайных недоброжелателей и откровенных врагов, особенно среди казаков, которые только и ждали благовидного предлога, чтобы расправиться с ним. Со своей стороны и поляки стремились избавиться от такого деятельного и, нужно сказать честно, талантливого предводителя земского ополчения, представлявшего, в отличие от изменчивых казаков, реальную угрозу незадачливым оккупантам, осажденным в Москве. В польском стане изготовили поддельное письмо, якобы написанное лично Ляпуновым и адресованное в русские города. В нем были, в частности, и такие слова: «Где поймают казака — бить и топить, а когда, даст Бог, государство Московское успокоится, то мы весь этот злой народ истребим». С оказией это письмо было передано атаманам донских казаков, которым оно пришлось как раз кстати. Двадцать второго июля они собрали казачий круг, вызвали на него Ляпунова и совершили над ним самосуд. Трубецкой и Заруцкий при этом не присутствовали.

Убийство Ляпунова обострило вражду между земцами и казаками. Не желая подчиняться Трубецкому и Заруцкому, оказавшимся во главе ополчения, городские и дворянские отряды практически всего Поволжья покинули лагерь и отказались платить налоги на содержание армии. Поляки же, воодушевленные разногласиями в русском стане, попытались отвоевать утраченные позиции. Четвертого августа Я. Сапега, прорвав внешнее кольцо русских войск вокруг осажденного польского гарнизона, въехал в Кремль с обозом продовольствия.

Однако этот успех положения не изменил, осада продолжалась в прежнем режиме. Через два месяца к Москве подошел гетман Ходкевич, но его сил было явно недостаточно, чтобы атаковать русских, и он, постояв несколько дней в бездействии, отступил на зимние квартиры в район города Дмитрова.

А что же шведы? Делагарди после поражения при Клушине (24 июня 1610 г.) с небольшим отрядом своих единомышленников направился в сторону финской границы. Тут он принял команду над экспедиционным шведским корпусом, захватил Ладогу и подступил к Кореле (Кексгольму). Но жители и гарнизон города не хотели пускать его в крепость. Они считали, что договор Карла IX и Василия Шуйского о территориальных уступках выполняться не должен по той простой причине, что шведская сторона не то что не выполнила своих обязательств, а своим переходом на сторону поляков совершила предательство. Осада Корелы продолжалась до марта 1611 года, пока от 3-тысячного гарнизона не осталось чуть более ста защитников. Своим мужеством они заслужили почетную сдачу крепости и право уйти на Русь с оружием и под своими знаменами. В это же время Карл IX попытался присоединить к Швеции Северную Карелию, Кольский полуостров и Соловецкие острова, но, встретив отчаянное сопротивление русских, вынужден был отойти, удовлетворившись обычным для того времени грабежом жителей нескольких деревень. Тем не менее, ощущая слабость Москвы, Делагарди после завоевания Корелы повел свою армию на Новгород. Заняв Хутынский монастырь, он направил запрос городским властям: признают ли они союзнический Выборгский договор 1609 года? Ему ответили, что этот вопрос не в их компетенции и что его может решать только будущий царь московский. Вот к этому-то времени и подоспел ляпуновский посол Бутурлин, который завел разговор о военной помощи и возможности избрания на московский престол шведского принца. Шведы, по своему обыкновению, начали торговаться, требуя денег и новых территориальных уступок, на что Бутурлин имел полномочия от Ляпунова, но не имел согласия новгородских властей. Переговоры затянулись. Желая как можно быстрее получить шведскую помощь против поляков, Бутурлин, как говорят шведские источники, даже советовал Делагарди захватить Новгород, что он 8 июля и попытался сделать, но неудачно. Опять же, как и со Смоленском, судьбу города решило предательство. Некий Иван Шваль, взятый шведами в плен, согласился провести их в город. В ночь на 16 июля он незаметно ввел шведов через Чудинцовские ворота. Защитники опомнились только тогда, когда нападавшие уже вовсю действовали на городских стенах и во дворах. Бутурлин, практически не оказывая сопротивления, покинул город, предоставив возможность небольшой группе людей вписать себя в героическую историю России. Это стрелецкий голова Василий Гаютин, дьяк Анфиноген Голенищев, казачий атаман Тимофей Шаров, Василий Орлов, протопоп Аммос да несколько десятков безымянных новгородцев. Архиепископу Исидору и воеводе Одоевскому, вдруг оказавшимся без ратных людей, ничего не оставалось делать, как вступить в переговоры с Делагарди. А у того уже и проект договора готов. Пришлось подписать. По существу, это была капитуляция. Новгород фактически выводился из состава Московского царства, и его покровителем становился шведский король, без ведома которого город отныне не мог заключать международные договоры. Новгородцы соглашались избрать себе в цари одного из шведских принцев, а до его прибытия повиноваться генералу Делагарди. Ему они обязались помогать приводить к присяге шведскому королю жителей ближайших городов, сообщать обо всех ставших известными антишведских злоумышлениях и объявлять без утайки обо всех доходах и текущем состоянии казны. Новгородцам запрещалось самовольно покидать город и вывозить свое имущество. Для себя же шведы предусмотрели право получать награды в виде имений и поместий, а также содержать свою армию за счет местного населения. Как и в случае с поляками, шведская сторона опустила в договоре вопрос об обязательном принятии королевичем православной веры, что делало договор заранее неприемлемым для Московского царства.

Неизвестно, какое бы продолжение имело подписание этого договора, но именно в это время умирает шведский король Карл IX и погибает Ляпунов. Новый король Густав II Адольф, как и Сигизмунд, уже не соглашается на учреждение новой династии, а потому брата в Новгород не отпускает. Но, желая впоследствии присоединить к своему королевству захваченные русские земли, он до поры до времени сохраняет статус-кво, оставляет там в качестве своего наместника генерала Делагарди, который к тому моменту захватывает и другие русские города, в том числе Иван-город, Орешек, Тихвин. На пять долгих лет Великому Новгороду предстояла унизительная шведская оккупация.

Трудные времена переживал и Псков, где с переменным успехом продолжалось противостояние «лучших» и «меньших» людей, сопровождавшееся массовыми арестами, пытками и кровавыми расправами. Наконец установилось некоторое равновесие под началом дьяка Ивана Луговского, успешно ведавшего как ратными, так и земскими делами. После смерти Тушинского вора Псков оказался как бы самостоятельной республикой. Его жители не последовали ни за москвичами, присягнувшими Владиславу, ни за новгородцами, подпавшими под шведов. Более того, они успешно отбивали набеги разбойничьих шаек Лисовского, несколько лет рыскавших по Псковской земле, а весной 1611 года выстояли и перед литовским гетманом Ходкевичем, шесть недель простоявшим под Печорами. В довершение ко всем этим напастям в марте того же года в Иван-городе объявился очередной Лжедмитрий, некий Сидорка, к которому тут же примкнули расквартированные в городе казаки из числа приверженцев предыдущего самозванца. Псковичи, окруженные со всех сторон, обратились за помощью к Ляпунову, но руководителям первого ополчения было явно не до них.

Итак, после гибели Ляпунова Московское царство оказалось, по существу, разорванным на части: на северо-западе страны хозяйничали шведы; в Смоленской области и в самой Москве — поляки; под Москвой, пользуясь польским «безнарядьем», «безнарядные» же донские казаки изображали из себя защитников православия, что нисколько не мешало им грабить русское население; а по городам и волостям разъезжали дикие шайки «лисовчиков», «сапежинцев» и прочие безымянные банды, состоявшие из польских авантюристов и запорожских «любителей чужого зипуна». Но Русь не пала духом и не пришла в отчаяние. А пример противостояния врагам Отечества вновь показал простой и обездоленный русский народ, сбивавшийся в небольшие отряды так называемых «шишей» для ведения партизанской войны как против иностранных интервентов — поляков и шведов, так и против своих же единоверцев, потерявших человеческий облик и ведущих себя хуже всякого иноземного захватчика. Все Поволжье от Твери до Астрахани, отказавшееся подчиняться казацкому правительству, сосредоточивалось для организованного очищения Русской земли и восстановления законного порядка, освященного многовековыми традициями. Идейным вдохновителем этого движения продолжал оставаться лишенный поляками свободы патриарх Гермоген, которому активно вторил новый троицкий архимандрит Дионисий, рассылавший по областям призывные грамоты православным христианам.

Но в сознании людей жило твердое убеждение, что всякое богоугодное дело, а очищение страны было богоугодным, нужно начинать с самоочищения, с покаяния и поста. И вот, по самоизволению людей, по приговору всей земли Московского государства люди добровольно проводят без пищи и питья три дня с молитвой к Богу о ниспослании им добрых начальников и пастырей. Другими словами, народ был готов к борьбе, не хватало только достойных вождей.

И они объявились. Опять же не из числа аристократии, а из народа, и не в царственных городах, а в провинциальном Нижнем Новгороде. С. М. Соловьев писал: «Когда в октябре 1611 года нижегородцы получили Троицкую грамоту, то старшие люди в городе с духовенством собрались для совета, и Минин сказал: „Святой Сергий явился мне во сне и приказал возбудить уснувших; прочтите грамоты Дионисиевы в соборе, а там что будет угодно Богу“. Зажиточный, но небогатый мясник и купец Кузьма Захаров Минин-Сухоруков, выбранный накануне посадской общиной земским старостой, то есть „начальником судных дел“, был истинным гражданином своего исстрадавшегося Отечества, готовым пожертвовать всем для обретения независимости, мира и порядка, для торжества православия. Именно он стал инициатором и душой второго земского ополчения. „Захотим помочь Московскому государству, — говорил он, — так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жен и детей закладывать и бить челом — кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником…Мы не искусны в ратном деле, так станем клич кликать по вольных служилых людей“.

Начался добровольный сбор средств, но полагаться на одни пожертвования было нельзя, и тогда, по настоянию Минина, посадская община приняла указ об обязательном сборе «пятой деньги» — пятой части капитала каждого гражданина. Чуть позже таким же налогом стали облагать монастыри и дворянские поместья.

Но ополчению был нужен воевода, знатный не своим происхождением, а своими подвигами по защите Отечества. Как считали нижегородцы, таким воеводой мог быть только князь Дмитрий Михайлович Пожарский, который зарекомендовал себя не только горячим сторонником Московского централизованного государства, ни разу не поддавшимся соблазну польских, тушинских и прочих сомнительных искателей московского престола, а и самоотверженным воином, не раз проливавшим свою кровь в боях с врагами земли Русской.

Так сложился этот тандем — Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский.

В конце октября избранный воевода прибыл в Нижний Новгород во главе своей дружины и примкнувших к нему смоленских служилых людей, помещенных Трубецким и Заруцким в Суздальской земле после их изгнания из родных мест поляками. Информация о том, что поднялся Нижний Новгород, распространялась быстро. К нему потянулись земские отряды из Арзамаса, Коломны, Рязани. Однако собранных Мининым денег оказалось недостаточно, и тогда нижегородцы стали рассылать по городам грамоты, возвещавшие о начале второго восстания, сборе ополчения и средств на его содержание. Эти грамоты, как отмечают исследователи, были направлены не столько против поляков, Маринкиного сына и Псковского вора, сколько против казачьих бесчинств. Основная мысль грамоты заключалась в следующем: «Надобно нам соединиться и действовать вместе, чтобы не дать казакам сделать ничего дурного».

Всю зиму шло комплектование народной армии. Но не все было так гладко. Амбиции ряда могущественных казанских и нижегородских семейств ослабляли народное движение, так как местные вельможи сочли за бесчестие быть в подчинении у худородного мясника. Препятствия возникли и со стороны подмосковного казачьего стана, в первую очередь атамана Заруцкого, который, присягнув 2 марта 1612 года Псковскому вору Сидорке, направил под Ярославль большой казачий отряд во главе с Просовецким — для того чтобы воспрепятствовать соединению нижегородской рати князя Пожарского с ярославцами и ополчениями поморских городов. Однако посланный из Нижнего передовой отряд опередил казаков, и Ярославль остался за земцами. А следом за авангардом уже двигались основные силы ополчения, числом не менее 20 тысяч. Кроме отрядов из Поволжья и Северной Руси, в ополчении было около 3 тысяч «добрых» казаков и тысяча стрельцов, сибирские татары под командованием царевича Арслана и татарские отряды из Касимова, Романова, Темникова, Кадома, Алатыря и Шацка. По мере их продвижения, с радостью воспринимавшегося местными жителями, ополчение обрастало все новыми и новыми участниками, пополнялась и его казна. Движение народной армии не на шутку испугало и казаков, стоящих станом под Москвой. Трубецкой и Заруцкий прислали Пожарскому грамоту, в которой они винились в том, что присягнули Псковскому вору, раскаивались в этом и уведомляли, что «отстали от него (Сидорки. — Ю.Ф.) и целовали крест, что вперед им никакого вора не затевать, а быть с нижегородским ополчением в совете и соединении, против врагов стоять и Московское государство очищать».

Но вожди ополчения уже решили для себя: с казаками не соединяться.

Тревожные известия поступали из Костромы. Ее жители доносили Пожарскому, что местный воевода Иван Шереметев «прямит Владиславу и не хочет пускать нижегородское ополчение в город». Пришлось идти всей ратью на Кострому, и когда ополчение вошло в посад, горожане поднялись против своего воеводы и чуть не убили его. Оставив на костромском воеводстве князя Романа Гагарина, Пожарский в первых числах апреля прибыл в Ярославль. Здесь-то он и узнал о трагической гибели патриарха Гермогена (17 февраля), проклявшего перед смертью русских прислужников польского короля и благословившего народное ополчение, идущее на очищение Московского государства. А поход на Москву все откладывался: своих сил было недостаточно, приверженцы Сидорки-Лжедмитрия захватили Углич и Пошехонье, шведы — Тихвин, не внушал доверия и подмосковный казачий стан Трубецкого и Заруцкого. Время решительных действий еще не наступило.

А из Ярославля, ставшего временной столицей Московского царства, по городам Руси пошла новая грамота, где подпись Пожарского стояла лишь на десятом месте, а Минина — на пятнадцатом. Там, конечно же, был призыв к сбору средств и ополчения, осуждение казачьих бесчинств, неприятие польско-литовских порядков, но главное — в грамоте была изложена настоятельная просьба прислать в Ярославль делегатов от всех чинов и сословий, чтобы они, войдя в Совет всей земли Русской, избрали нового государя. Чтобы нейтрализовать шведов и отвратить их от активного вмешательства в московские дела, Пожарский затеял с ними вялотекущие переговоры без каких бы то ни было обязательств со своей стороны. Изменились настроения и в подмосковном казачьем лагере. Памятуя свое обещание «вперед никакого вора не затевать», казачье правительство объявило Сидорку самозванцем. После этого специально посланный отряд захватил его и 1 июня доставил под конвоем в Москву, где очередного Лжедмитрия ждали скорый суд и казнь.

А ополчение тем временем приобретало боевой опыт: из Антониева монастыря в Бежецком уезде были изгнаны запорожские казаки, из Пошехонья и Углича — великорусские, под Переяславлем потеснены отряды Заруцкого. Успешно боролся Пожарский и с местническими спорами и внутренними раздорами в своем стане. Для этого в качестве третейского судьи из Троицкого монастыря был призван бывший ростовский митрополит Кирилл, который оперативно и весьма успешно разбирал тяжбы начальников о старшинстве.

Почему Пожарский сидел в Ярославле? Кого он боялся? Поляков? Исследователи дают однозначный ответ: он боялся казаков. Боялся, что они, профессиональные воины, войдут в сговор с такими же профессионалами — вольными шайками запорожских казаков и польских авантюристов, нападут на плохо обученное ополчение, побьют в первую очередь «лучших людей» и посадят на престол своего, казацкого царя, хоть того же Маринкиного сына под регентством Ивана Заруцкого. Эти опасения вскоре подтвердились неудавшимся покушением на жизнь князя Пожарского, организованным подручными атамана.

Но страхи страхами, а события настоятельно торопили Минина и Пожарского к выступлению. Пришла весть, что гетман Ходкевич с большим войском приближается к Москве. Если бы ему удалось прорваться в Кремль и соединиться с осажденными там поляками, то задача ополчения по очищению Московского царства была бы значительно осложнена, так как потребовалось бы гораздо больше сил и растянулось бы на неопределенное время. В этих условиях Пожарский принял непростое решение — выступать. Он отправил два передовых отряда: один во главе с Дмитриевым и Левашовым, а второй во главе с Лопатой-Пожарским с наказом: в стан Трубецкого и Заруцкого не входить, а организовать свои особые укрепленные острожки у Петровских и Тверских ворот. Такая предосторожность оказалась весьма уместной. Готовность Заруцкого к предательству подтвердилась и на этом этапе. Сначала он попытался преградить дорогу Лопате-Пожарскому, но был разбит и обращен в бегство. Через некоторое время он пошел еще дальше. По настоянию Марины Мнишек вступил в переговоры с Ходкевичем о совместных действиях, но и здесь его ждала неудача. О сепаратных переговорах стало известно князю Трубецкому. Разразился большой скандал. В итоге Заруцкий с двадцатью пятью сотнями казаков отступил к Коломне, где к нему присоединилась Марина с сыном, после чего они все направились в город Михайлов.

Трубецкой и оставшиеся под Москвой казаки торопили Минина и Пожарского с прибытием, так как гетман Ходкевич ожидался со дня на день. Четырнадцатого августа ополчение подошло к Троицкому монастырю и остановилось. Вновь возникли сомнения: а не замышляют ли казаки убить князя Дмитрия Пожарского, как они это сделали год назад с Прокопием Ляпуновым? Наиболее осторожные вожди ополчения настаивали на дополнительном договоре с Трубецким, чтобы «укрепиться и друг на друга никакого зло не умышлять». Но угрожающее движение Ходкевича к Москве не давало времени на дополнительные переговоры. Восемнадцатого августа основные силы ополчения выступили к столице. Все предложения Трубецкого расположиться одним лагерем Пожарским были отвергнуты. Он организовал себе особый острог у Арбатских ворот, что было воспринято казаками с особым неудовольствием. Это напоминало им, что они, по существу, противники, которые неоднократно скрещивали свое оружие, проливали кровь друг друга, и только угроза православию сделала их союзниками. Союзниками на время, ибо, как только минует опасность, они вновь могут оказаться по разные стороны баррикад.

Ополчение пришло вовремя, так как 21 августа Ходкевич уже стоял на Поклонной горе, а 22-го, переправившись через Москву-реку около Новодевичьего монастыря, напал на Пожарского. Бой длился более шести часов. Поляки брали верх. Ополченцы, оттесненные к Чертольским воротам (район нынешней Кропоткинской площади), вынуждены были спешиться, но это только усугубило их положение. Поляки могли вот-вот прорваться в Кремль. А Трубецкой с другой стороны реки равнодушно наблюдал за происходящими событиями, не желая вмешиваться: «отстоятся, мол, и одни от гетмана». Но не так думали командиры пяти ополченских кавалерийских сотен, выделенных накануне Пожарским для усиления казачьего стана и находившихся в это время на другом берегу реки. В нарушение приказа Трубецкого, они двинулись на выручку своим, увлекая за собой и некоторые казачьи отряды. Переправившись через Москву-реку, они и решили судьбу боя. Ходкевич, потеряв надежду пробиться в Кремль с этой стороны, отошел к Поклонной горе, чтобы через день повторить свою попытку, но уже с другой стороны. Он перенес лагерь к Донскому монастырю и с рассветом 24 августа повел наступление по нынешним Ордынским и Пятницкой улицам. Гетман рассчитывал на легкую победу, надеялся, что Пожарский, в отместку за бездействие Трубецкого в предыдущем бою, на этот раз также останется безучастным, но ошибся. В Замоскворечье его ждал еще накануне переправившийся Пожарский со своим полком, а у церкви Святого Климента (на Пятницкой) — казачий отряд. Сам Трубецкой находился на берегу реки в районе старых Лужников (в настоящее время — район Павелецкого вокзала).

И на этот раз профессиональное польское войско взяло верх над слабо организованными казаками и плохо обученными ополченцами. Полк Пожарского был втоптан в Москву-реку и вынужден был отступить на другой берег, а казакам пришлось покинуть Климентовский острожек. Уверенный в успехе гетман тут же перенес свою ставку и весь обоз в район церкви Святой Екатерины (на Ордынке), готовясь форсировать реку. Видя свое бессилие и невозможность в одиночку противостоять польскому натиску, Пожарский упросил келаря Троице-Сергиевой лавры Авраамия Палицына, состоявшего при ополчении, уговорить казаков пойти против поляков и не дать им вместе с обозом пробиться в Кремль. И Авраамий, сопровождаемый большим количеством дворян, совершил невозможное. Воодушевленные его горячим словом казаки, а за ними и ополченцы возвратились к месту боя, отбили назад Климентовский острожек и залегли вдоль дорог, готовые умереть, но поляков в Кремль не пропустить. Решительного перелома в битве добился Кузьма Минин. Взяв себе в помощники одного польского перебежчика, он во главе трех сотен дворянской конницы напал на две польские роты, стоявшие у Крымского брода. Атакованные в панике бросились бежать по направлению к гетманскому стану, внося смятение и неразбериху. Видя это, казаки и ополченцы перешли в наступление, и вся польская армия, потеряв 500 человек, вынуждена была отступить на Воробьевы горы. Рассвет 25 августа Ходкевич встречал уже на пути к Можайску.

Победа над гетманом, достигнутая общими усилиями армий Пожарского и Трубецкого, не привела к немедленному объединению ополченцев с казаками и согласованным наступательным действиям против осажденных в Кремле и Китай-городе поляков. Русские воеводы находились каждый в своем стане. Более того, князь Трубецкой, как боярин, требовал, чтобы стольник Пожарский и купец Минин ездили к нему на совет, те же, опасаясь коварства своих непоследовательных союзников, уклонялись от этих поездок, чем еще больше разжигали недовольство казаков.

Недовольство же это было в принципе обосновано. И дело вовсе не в субординации, а в том, что богатая и хорошо снабжаемая всем необходимым дворянская армия Минина и Пожарского пришла к Москве, как говорили казаки, на «все готовенькое», а они, на ком вот уже два года держится вся осада, не получают ни жалованья, ни припасов, ни кормов. Пользуясь этим настроением казачьих низов, братья Шереметевы вместе с «заводчиком всякого зла» Григорием Шаховским, а также Плещеевым и Засекиным начали подговаривать казаков покинуть подмосковный лагерь и самим искать себе пропитание грабежами. Высказывались даже предложения убить Дмитрия Пожарского, а его армию, ограбив, отогнать от Москвы.

Все понимали, что в одиночку ни казакам, ни ополчению с поляками не справиться, что казаков нужно материально поддержать, но денег на выплату им жалованья не было ни у Трубецкого, ни у Пожарского. Тогда на помощь воеводам в очередной раз пришла Троице-Сергиева лавра. Архимандрит Дионисий, чтобы удержать казаков под Москвой, написал им, говоря современным языком, гарантийное обязательство о выплате причитающихся им денег, а в залог своего обещания выслал «сокровища церковные, ризы, стихари, епитрахили саженные». Тут уж и казаков проняло. Стыдно им стало, и они, возвратив церковную утварь и священнические одеяния, пообещали все претерпеть, а от Москвы не уходить. Помирил Дионисий и воевод, которые, оставаясь в своих таборах и острожках, учредили на Неглинке и Трубной площади единую администрацию (Разряд и приказы). Воевод на местах оповестили, что исполнению подлежат только те распоряжения из Москвы, которые будут подписаны и Трубецким и Пожарским, «а которые грамоты станут приходить к вам от кого-нибудь одного из нас, то вы бы этим грамотам не верили».

«Укрепившись» таким образом, Трубецкой и Пожарский приступили к возведению оборонительных сооружений на случай, если вдруг Ходкевич возобновит свои попытки прорваться в Кремль и Китай-город, по которым русские вновь начали вести интенсивный обстрел, чтобы понудить осажденных поляков к сдаче. Не ограничиваясь чисто фортификационными и артиллерийскими упражнениями, вожди ополчения применяли и другие методы для достижения своих целей. Так, еще в середине сентября Пожарский послал «всему рыцарству, немцам, черкасам и гайдукам, которые сидят в Кремле», предложение прекратить сопротивление, со своей стороны гарантируя, что все желающие уйти в свою землю будут отпущены без каких-либо задержек, «а которые захотят Московскому государству служить, тех пожалуем по достоинству». Ответом был неоправданно гордый и непростительно грубый отказ.

В конце концов казакам все это надоело, и они 22 октября приступом взяли Китай-город. Под контролем поляков оставался один Кремль. Для того чтобы сэкономить и без того скудные продовольственные запасы, они велели находившимся с ними русским выслать своих жен и детей за крепостные ворота. Пожарский лично принимал всех выходящих, не позволяя казакам обирать их, и из рук в руки передал на попечение доверенных ополченцев.

Прошло еще какое-то время, и поляки, доведенные голодом до людоедства, все-таки вступили в переговоры о капитуляции. Просили лишь одного — сохранить им жизнь. Первыми, как бы для проверки, они отпустили бояр — Федора Мстиславского, Ивана Воротынского, Ивана Никитича Романова с племянником, будущим царем Михаилом Федоровичем, и мать последнего, инокиню Марфу Ивановну. Всех их приняли с подобающим почтением и препроводили в свои имения. Вслед за ними вышли другие русские люди, по разным причинам оказавшиеся в польском стане. Увидев их в богатых одеждах и со скарбом, казаки Трубецкого бросились было на них, чтобы ограбить. Но ополчение Пожарского не допустило этого — казаки вынуждены были ни с чем возвратиться в свои таборы. На другой день воеводы принимали уже капитуляцию поляков: Пожарскому достался полк Будзилы, а Трубецкому — полк Струся. Участь сдавшихся была разной: ополченцы лояльно отнеслись к своим пленникам, а вот казаки подвергли их ограблению, а некоторых и убили. Следующий день, 27 ноября, ознаменовался торжественным молебном на Красной площади, выносом иконы Владимирской Божьей Матери и обозрением последствий пребывания поляков в Кремле, оставивших после себя оскверненные храмы, поруганные иконы, ободранные престолы и чаны с человеческим мясом.

После изгнания поляков «высокородный» Трубецкой поселился в Кремле, а скромный по природе Пожарский — в Воздвиженском монастыре на Арбате. Тем временем земцы начали разъезжаться по своим землям, а казаки, получив жалованье деньгами и имуществом, обнаруженным в Кремле, побезобразничав и побесчинствовав в пьяном угаре, рассыпались по близлежащим русским городам и волостям, занявшись грабежом. «И был, — говорит летописец, — во всей России мятеж, страшнее прежнего, а бояре и воеводы не знали, что и делать».

В Москве воинской силы практически не осталось, если не считать малочисленные личные княжеские дружины и боярские подворья с воинскими холопами. Казачий стан продолжал жить своей жизнью. Он то уменьшался, то увеличивался до угрожающих размеров, готовый все поставить с ног на голову. А тут и отрезвление пришло: в Вязьме обнаружился польский король Сигизмунд. Дело в том, что польская шляхта, встревоженная известиями о бедственном положении Струся в Московском Кремле, еще летом 1612 года потребовала от своего короля решительных действий, не указав, правда, с какими средствами и с каким войском королю идти на Москву. Тем не менее король кое-как набрал в Вильне 3 тысячи немцев, сформировал из них два полка и в октябре того же года двинулся с ними к Смоленску, рассчитывая, что польская конница, находившаяся там, примкнет к его войску. Однако его надежды не оправдались. Не помогло ему и коло (казачий круг), созванное королем, на котором он униженно просил шляхтичей о помощи. Так что из Смоленска на Москву выступил с тем, с чем и пришел, — с 3 тысячами наемников. Правда, в пути его нагнали 1200 всадников, усовестившихся таким отношением своих собратьев к королю. Но это было малым утешением. В Вязьме Сигизмунд соединился с остатками отряда Ходкевича и попытался взять Погорелое Городище. Но, послав тамошнему воеводе Юрию Шаховскому предложение о сдаче, получил такой ответ: «Ступай к Москве; будет Москва за тобой, и мы твои». Несолоно хлебавши пошел дальше. Встав под Волоколамском, отправил под Москву отряд молодого Адама Жолкевского.

В Москве же на воевод напал сильный страх: в городе к тому времени практически не было ни войска, чтобы сразиться в чистом поле, ни провианта, чтобы сесть в долгую осаду. И все-таки Пожарский и Трубецкой решились принять бой. Собрав все, что оставалось в городе, они выступили навстречу полякам и в отчаянном порыве обратили вспять менее удачливого потомка прославленного гетмана. Это был серьезный удар по престижу короля и ослабевшего польского воинства.

Хотя назвать это простой удачей язык не поворачивается. Русские за времена Смуты серьезно изменились. Как отмечают историки, ни один город не сдался королю, ни один русский не пришел к нему бить челом. Король же, чтобы не уходить побитым, задумал для престижа взять хотя бы… Волоколамск, но и здесь его ждала неудача. Все приступы окончились провалом, и он, потеряв немало своих воинов, снял осаду и прямой дорогой отправился в Польшу. «Как силен был прежде страх, нагнанный приближением Сигизмунда к Москве, так сильна была теперь радость, когда узнали об его отступлении от Волока», — говорит С. М. Соловьев.

Успеху сопутствовал и другой счастливый случай. Воевода Михаил Бутурин подступил к Переславлю-Рязанскому, где засел Иван Заруцкий, и в коротком бою наголову разбил его казачьи отряды. Атаман с Мариной Мнишек, ее сыном и остатками войска вынужден был бежать на Украину, а затем и в Астрахань.

Московское царство, земство и казачество, получило короткую передышку для того, чтобы выполнить основную задачу всенародного движения — приступить к процедуре избрания достойного, Богом благословенного царя. По городам были разосланы грамоты с приглашением прибыть в Москву по десяти представителей власти и выборных от сословий. Когда съехалось довольно много делегатов, назначили трехдневный пост, после которого начались заседания собора. Первым делом решался вопрос: выбирать царя из иностранных королевских дворов или из числа своих княжеско-боярских родов? Ответ был такой: иноязычных принцев, не христианской веры греческого закона, на Владимирское и Московское государство не избирать; Маринки и сына ее на государство не хотеть.

Следовательно, предстояло искать своего. Рассматривалось много кандидатур, в том числе татарских царевичей, князя Черкасского и князя Трубецкого. Пожарский на предложение баллотироваться ответил: «Недостоин я такой чести от вас». Наконец 7 февраля 1613 года поступили два письменных предложения — от дворянина из Галича и от одного из донских атаманов, в которых называлось имя Михаила Федоровича Романова, как самого близкого по родству с прежними царями через Анастасию Романовну, первую жену Ивана Грозного. Так получилось, что Михаил устраивал всех: и бывших тушинцев, окормлявшихся когда-то «воровским» патриархом Филаретом, и властолюбивых бояр, не желавших уступать царское место себе подобным, — предлагалось «мягкое тесто», из которого в отсутствие многоопытного отца можно лепить что угодно. Но прежде чем принять окончательное решение по кандидатуре царя, собор постановил послать в города и уезды надежных людей, для того чтобы узнать, как отнесется население к избранию Михаила Федоровича. Через две недели посланные вернулись. Подъехали и опоздавшие делегаты, а также бояре, ранее входившие в Семибоярщину и служившие полякам.

В первое воскресенье Великого поста, 21 февраля 1613 года, на свое последнее заседание собрался Земский собор. Каждый из 800 делегатов подал письменное мнение о том, кого бы он и избравшие его люди хотели видеть на царском троне. Мнение оказалось единым — Михаила Федоровича Романова. Так в европейскую политику входила новая русская династия, которой предстояло править Россией более трехсот лет, решая не только судьбы собственного народа, но и оказывая влияние на жизнь своих соседей: помогая одним и укрощая других, перекраивая государственные границы на политической карте мира в свою ли пользу или в пользу своих союзников.

Список использованной литературы

Богуславский В. В., Бурминов В. В. Русь. Рюриковичи: Иллюстрированный исторический словарь. М.: Познавательная книга плюс, 2000.

Богуславский В. В. Славянская Энциклопедия. XVII век. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004.

Большаков В. И. Грани русской цивилизации. М.: Москва, 1999.

Брокгауз Ф., Ефрон И. Энциклопедический словарь. Россия. СПб., 1898.

Бушков A. A. Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000.

Валишевский К. Смутное время. М.: СП «ИКПА», 1989.

Валянский С. И., Калюжный Д. В. Другая история Руси. От Европы до Монголии. М.: Вече, 2001.

Вернадский Г. В. История России: Московское царство. Т. 1–2. Тверь; М.: ЛЕАН АГРАФ, 2001.

Вернадский Г. В. История России: Россия в средние века. Т. 1–2. Тверь; М.: ЛЕАН АГРАФ, 2001.

Вернадский Г. В. История России: Монголы и Русь. Т. 1–2. Тверь; М.: ЛЕАН АГРАФ, 2001.

Греков И. Б., Шахмагонов Ф. Ф. Мир истории: Русские земли в XIII–XV веках. М.: Молодая гвардия, 1986.

Гумилев Л. H. От Руси до России. М.: Изд. В. Шевчук, 2001.

Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М.: ACT: Астрель, 2004.

Жукович П. H. Под скипетром Романовых: Исторические очерки: 1613–1913 гг. СПб., 1912.

Ерчак В. М. Слово и Дело Ивана Грозного. Минск, 2005.

Иловайский Д. И. История России: Царская Русь. М.: Чарли, 1996.

Каллаш В. В. Три века: Россия от Смуты до нашего времени. М.: Патриот, 1991.

Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб.: Литера, 2002.

Ключевский В. О. Русская история: Полный курс лекций. Кн. 1, 2. Ростов н/Д: Феникс, 2000.

Козлов Ю. Ф. Страницы правления государством Российским. Йошкар-Ола, 1990.

Костомаров Н. Н. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Т. 1, 2. Калуга: Золотая аллея, 1995.

Леванов Б. В., Чунаков А. В. История России с древнейших времен до наших дней: Курс лекций. М.: Омега-Л, 2002.

Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2000.

Покровский М. Н. Русская история. Т. 1. СПб.: Полигон, 2002.

Перехов Я. Л. История России (IX — XX вв.): Учебное пособие. М.: Гардарика: Март, 2000.

Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. М.: Летопись-М, 2000.

Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. 3–4. М.: Голос, 1993.

Стешенко Л. Л., Шамба Т. М. История государства и права России: Академический курс. Т. 1. М.: Норма, 2003.

Толстой М. В. Рассказы по истории Русской Церкви. Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1991.

Хуторской В. Я. История России от Рюрика до Ельцина. М.: Новый век, 2000.