science Николай Васильевич Гордеев Царь-пушка

Тысячи людей бывают ежедневно в Московском Кремле — сердце советской столицы. Они приходят сюда, чтобы полюбоваться его древними стенами и башнями и величественным ансамблем кремлевских соборов, познакомиться с произведениями древнерусской живописи и замечательными памятниками декоративного и прикладного искусства, хранящимися в Оружейной палате. Но Кремль привлекает и своим героическим боевым прошлым. С ним связаны многие славные страницы в истории нашей Родины.

Московский Кремль — не только неповторимый памятник русской национальной архитектуры, но и мощная крепость, не раз отражавшая натиск врагов. Здесь сохраняются различные артиллерийские орудия работы русских и иностранных мастеров XVI–XIX веков. Некоторые из них являются очень редкими образцами, свидетельствуют о высоком мастерстве народных умельцев и имеют большую художественную и историческую ценность. Особенно выделяется среди пушек гигант артиллерийского производства XVI века — Царь-пушка.

ru
knizhnik FictionBook Editor RC 2.6 02 February 2011 D0567747-3B53-49C1-89DE-A83E9AB05C7E 1.0

1.0 — создание файла

Царь-пушка Издательсво "Московский рабочий" Москва 1960

Из прошлого русской артиллерии

были известны за несколько столетий до нашей эры. Они применялись, несомненно, и на территории нашего государства. Так, Иоакимовская летопись под 991 г. отмечает, что новгородцы имели в своем распоряжении камнестрельные машины.

Эти камнеметательные и стрелометательные приспособления именуются в летописях по-разному — и «пускичами», и «возградами», и «самострелами», и «стрикусами», и «пороками». Существовали специальные «порочные» мастера, которые чинили и строили эти машины. Новгородская летопись, например, отмечает: «И изыскоша мастеры порочные и начаща чинити пороки».

В русских летописях XIII–XIV веков имеются упоминания о применении таких орудий. Однако самих орудий до нашего времени не сохранилось, дошли лишь некоторые снаряды, метавшиеся ими.

В Государственной Оружейной палате имеются четыре экземпляра древнейших снарядов гигантских метательных машин. Это большие железные кованые стрелы, каждая из них длиной 1 690 мм и весом 2 500 г. Один конец стрелы заостренный, трехгранный, другой несет три пластинчатых пера, которые способствовали правильному полету стрелы. Эти железные стрелы относятся к XII веку. Они были найдены в Успенском соборе во Владимире, у гробницы князя Изяслава Андреевича (умер в 1165 г.).

Для бросания этих тяжелых стрел предназначались специальные машины, известные под названием «бриколи». Они были устроены очень просто, в качестве движущей силы в них использовалась упругость дерева. Стрелы вкладывались в желоб, укрепленный горизонтально на вертикально поставленной стойке или раме. По заднему концу (хвосту) стрелы сильно, с размаху ударял упругий брус, который отводился назад специальным воротом, т. е. взводился. Стрела приобретала большую скорость и летела на расстояние 150–200 м. При помощи такого же приспособления более легкие железные стрелы метались на значительно большее расстояние,

В 40-х и 50-х годах нашего века на стенах и башнях Кремля и на месте старых крепостных рвов было собрано множество круглых каменных ядер диаметром от 15 до 30, а в некоторых случаях до 60–70 см. Колоссальный размер ядер свидетельствует о том, что они были снарядами метательных машин.

С XIV века начинается новая эпоха в развитии артиллерии— эпоха огнестрельной артиллерии. Ее появление связано с изобретением пороха, который стал применяться в качестве метательного вещества. Древние метательные машины постепенно вышли из употребления.

Первые орудия были еще очень несовершенны, что объяснялось уровнем развития промышленности и состоянием техники того времени. Давая оценку этим орудиям, Ф. Энгельс писал: «Европейские пушки XVI века представляли собою нечто весьма неуклюжее». Видимо, с полным основанием можно сказать это и о русских пушках.

Первые орудия изготовлялись из железа. Порох представлял собой мякоть землистого цвета. Его трудно было ввести в канал ствола, так как он приставал к стенкам канала. Поэтому орудия заряжались с казенной части. Патрон с зарядом состоял из сосуда с рукоятью, укреплявшегося в стволе специальными клиньями. Часто случалось, что после выстрела патрон разрывался и своими осколками поражал близко стоящих людей, а от пушки оставался только ствол. Перед выстрелом пушкари обычно прятались в укрытия или ямы.

Позднее научились «зернить» порох, т. е. превращать его в зернистую массу, обладающую сыпучестью. Такой порох засыпали в канал ствола с дульного отверстия и утрамбовывали. После этого в канал ствола вводили снаряд— железное или каменное круглое ядро, обернутое просаленными тряпками или паклей, и забивали до соприкосновения с порохом.

Царь-пушка

Чтобы увеличить действенность артиллерии, у пушек постепенно увеличивали калибр. Орудия иногда достигали гигантских размеров и весили сотни пудов. Такие орудия большого калибра, предназначавшиеся главным образом для осады крепостей, назывались бомбардами. Они стреляли каменными ядрами очень больших размеров (625 мм).

Подобные бомбарды сохранились в музеях Европы. В Вене имеется бомбарда калибром 40 дюймов, в городе Вульвиче (Англия) — бомбарда из меди, которая была крепостным орудием в Дарданелльском проливе. Вес ее—1 160 пудов, т. е. 18 560 кг. Калибр канала ствола — 625 мм, длина орудия — 5 110 мм.

В России первые орудия появились в XIV веке. В 1408 г. многочисленное войско татарского хана Едигея подступило к Москве, но не решилось на осаду и приступ. Летопись отмечает, что «татары показались, но вдали, опасаясь действия огнестрельных городских орудий».

К началу XV века Москва имела уже довольно значительную крепостную артиллерию. Составитель и автор книги «Московский Кремль в старину и теперь» С. Бартенев писал: «Стены и стрельницы Кремля в XVI веке покрылись шатрами и крышами, защищавшими их от дождя и снега, оснастились ставнями, заборами (преградами), навесными бойницами на выпускных дубовых брусьях, обставились крепостной артиллерией самого разнообразного состава, среди которого находились чугунные, железные и медные орудия, начиная от самых малых, стрелявших небольшими пулями, так называемых «затинных пищалей», которыми действовали со стен, и кончая орудиями 6—8-фунтового калибра (2 400 г и З 200 г), помещавшимися по одному в каждом этаже башни. Кроме того, внизу на земле лежали громадные чудовища, гигантские бомбарды…»[2]

Русская артиллерия, или, как ее называли, «наряд», при Иване IV Грозном делается неотъемлемой частью войска. Большую роль сыграла артиллерия при осаде и взятии Казани в 1552 г. Здесь было сосредоточено множество артиллерийских орудий, огонь которых был направлен на наиболее важные объекты крепости. По свидетельству А. Курбского: «Иоанн под Казанью имел одних великих дел и средних до 150, из которых самое меньшее было в полторы сажени, не считая дел огненных, ими же вверх стреляют (т. е. мортир. — кроме того, было множество полевых пушек, стоявших около царских шатров».

Надо сказать, что Иван IV уделял большое внимание развитию артиллерии. Он значительно расширил производство орудий, добивался их улучшения.

Если первая половина XV века была для артиллерии, по выражению Ф. Энгельса, периодом детства, то во второй его половине начинается новый этап в ее развитии.

Важную роль в усовершенствовании орудий сыграло то, что их стали отливать вместе с цапфами, т. е. с цилиндрическими выступами в средней части ствола, на которых они устанавливались на лафете. Это облегчало перевозку орудий и установку на лафет. В старину эти выступы назывались вертлюгами. В это же время начинается отливка чугунных ядер. Благодаря этому стало возможным уменьшить калибры орудий, а следовательно, и облегчить их вес при сохранении одинакового веса снарядов. Старые громоздкие бомбарды стали выходить из употребления. Появился новый вид орудия — пушки, которые имели небольшой калибр, удлиненный ствол и отличались большей дальнобойностью.

В XVI веке пушка как огнестрельное орудие имела определенные установившиеся формы. Она представляла собой медный литой несколько конусообразный ствол. Задняя часть его называлась казенной, средняя — средней и наиболее тонкая — дульной. Казенная часть завершалась торелью[3] и винградом[4], который состоял из декоративной виноградной кисти или шара. На средней части ствола помещались массивные цилиндрические цапфы. Над ними сверху устанавливались скобы, или дельфины, которые чаще всего выполнялись в виде рыб. Эти скобы служили главным образом для перетаскивания и установки пушки. Орудие стояло обычно на деревянном двухколесном лафете, который был окован для прочности полосовым железом.

В XVI веке появился и еще один вид орудий — гаубицы, которые имели более короткий, чем у пушки, ствол и стреляли каменной картечью. В России они назывались гауфницами, или гафуницами.

Употреблялись в то время и мортиры, которые имели самый короткий ствол и наибольший калибр. По своему устройству мортиры явились дальнейшим развитием бомбард.

Снарядами для пушек служили каменные, железные и чугунные ядра, картечь и «кувшины с зельем», т. е. зажигательные и разрывные снаряды. Наибольшее применение имели каменные ядра, которые иногда оковывались свинцом. Железные ядра выковывались на наковальнях, а потом вытачивались на точилах. Для поджигания деревянных построек и укреплений неприятеля применялись раскаленные на огне железные кованые ядра.

Стрельба раскаленными ядрами была давно известна в практике русской артиллерии (например, такие ядра применялись в XVI веке при осаде города Ревеля). Стрельба ими была очень опасна и требовала большой осторожности. В «Уставе ратных и пушечных дел», составленном Онисимом Михайловым в XVII веке, подробно описаны все меры предосторожности, которые нужно было принять: «Заряди пушку добрым порохом, да забей деревянным пыжом и на тот пыж намажь гораздо в палец толщиною глины, которая бы не ищеплялась, да дай ему высохнуть гораздо, потом помажь его еще, где понуже надобно, да укрепи его гораздо тако глиною мажучи, чтобы от ядра порох не запалился». Однако даже этих мер не всегда оказывалось достаточно, поэтому рядом с орудием выкапывали яму, в которую мог спрятаться пушкарь.

Часто применялась картечь, или «дроб», т. е. большое количество мелких снарядов, которые выстреливались разом.

Артиллерийские орудия — пушки, мортиры и гаубицы обычно обслуживали специально обученные для этого люди, которые назывались пушкарями. Часто пушкарями являлись и сами мастера литейщики. Они превосходно умели обращаться с орудиями и стрелять из них, так как всегда сами производили первый пробный выстрел после изготовления каждого нового образца. Кроме того, мастера были и создателями новых орудий.

В XVI–XVII веках пушкари носили на груди отличительные знаки, которые назывались «аламы». В Оружейной палате сохранилось четыре таких знака. Они выкованы из железа в виде круглого чеканного щитка. На каждом из них изображена голова льва, держащего в зубах пушку. Такие щитки подбивались цветным сукном и прикреплялись завязками на груди пушкаря. Аламы служили одновременно и оборонительным вооружением, так как заменяли металлический нагрудник или щит. В описи знамен и оружия Оружейной палаты от 1664 г. упоминается, что «на пушкари сделано 10 кафтанов красных и один кафтан зеленый, нашивки мишурные серебреные, а латы жестяные, писаны в клеймах пушки». Иногда на аламах изображались двуглавые орлы, держащие в лапах мечи и пушки.

Пушкарь имел в своем распоряжении пальник, или жагру, которым поджигался запал орудия. Пальник с фитилем укреплялся на длинном тонком древке, которое было снабжено копьем. Таким образом пальник был холодным оружием для воина.

В 1547 г. Иван Грозный ввел пушкарей в состав стрелецких полков, которые делились на категории. В мирное время пушкари несли такую же службу, как и стрельцы, и жили в специальных селениях — «пушкарских слободах».

По своим техническим достоинствам русская артиллерия во многом превосходила артиллерию Западной Европы и всегда была грозной силой, беспощадно громившей врага. Русские артиллеристы вписали славные страницы в историю борьбы с иноземными захватчиками.

Русская артиллерия непрерывно совершенствовалась и развивалась своим, самостоятельным путем. Еще в начале XVII века в России была изготовлена трехдюймовая бронзовая пищаль с десятью спиральными нарезами. Это было первое в мире нарезное орудие. К концу XVI — началу XVII века относится применение российскими мастерами пушечного дела клиновых затворов. В Западной Европе они получили распространение на 200 с лишним лет позже. Большого расцвета достигла наша артиллерия при Петре I. Первую скорострельную пушку сконструировал русский изобретатель В. С. Барановский. С историей развития нашей отечественной артиллерии неразрывно связаны имена прославленных полководцев П. И. Шувалова, П. А. Румянцева, А. В. Суворова, М. И. Кутузова и других.

Невиданных успехов добились в развитии современной артиллерии советские ученые, инженеры и техники. Можно без преувеличения сказать, что советская артиллерия является самой грозной и самой совершенной, опередившей по своим техническим данным артиллерию не только Европы, но и Америки.

Царь-пушка

Одним из интереснейших образцов орудий, отлитых русскими мастерами, является знаменитая Царь-пушка. Она свидетельствует о высоком уровне развития на Руси пушечного дела и о блестящем мастерстве литейщика Андрея Чохова.

Русский пушечный и колокольный мастер Андрей Чохов начал свою деятельность во времена Ивана IV. Впервые его имя упоминается в 1568 г., последнее упоминание относится к 1632 г. Андрей Чохов отлил множество пушек. Так, пушки с его именем участвовали в походах в Ливонию. При царе Федоре Ивановиче знаменитый мастер отлил Царь-пушку и целый ряд других огромных пушек, в том числе интересную мортиру с именем Лжедмитрия. Все пушки Чохова отличаются колоссальными размерами, великолепной отделкой и превосходным качеством работы. Чохов был придворным литейщиком и оставил после себя многочисленных учеников. В числе его учеников были такие мастера, как Дружина Богданов, Сенька Артемьев, Тарас Григорьев, Мартын Кузьмин и другие.

Царь-пушка

Царь-пушка имеет своеобразную конструкцию и даже по внешнему виду мало похожа на обычную пушку. По устройству канала ствола Царь-пушка близка к мортирам. Канал делится на две части — цилиндрический ствол, или «котел», для снаряда и казенную часть для заряда, или пороховую камору.

Общая длина ствола Царь-пушки 5 м 34 см, калибр дульного среза 890 мм. По длине ствол пушки имеет 6 калибров, тогда как у мортир XVII–XVIII веков он доходил до 2–2,5 калибра, а у дальнобойных мортир — до 3,5 калибра. По-видимому, это орудие является одним из дальнобойных.

Профессор И.И. Фальковский в своей книге «Москва в истории техники» считает, что «по своему типу Царь- пушка является мортирой… В XVI веке ни в одной стране калибра 890, конечно, не было. Но относительные размеры Царь-пушки не отличаются существенно от других мортир даже XVII–XVIII веков».

Ствол Царь-пушки расчленен декоративными орнаментальными поясками на четыре неравные части. У дульного срезау торели имеются рельефные пояса с прямоугольными квадратными углублениями и розетками в центре каждого из них. Орнаментальные пояса состоят из однообразных пальметт, рисунок которых очень характерен для Чохова.

На правой стороне ствола имеется литое изображение скачущего всадника. Это портрет царя Федора Ивановича, при котором отливалась пушка. Над изображением надпись: «Божиею милостию царь и великий князь Федор Иванович Государь и самодержец всея великия Росия».

На средней части пушки имеется другая надпись: «Повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Федора Ивановича государя самодержца всея великия Росия. При его благочестивой и христолюбивой царице великой княгине Ирине. Слита бысть сия пушка в преименитом царствующем граде Москве лета 7094 (1586), в третье лето государства его. Делал пушку пушечной литец Ондрей Чохов».

Канал ствола Царь-пушки имеет не совсем точную цилиндрическую форму: в казенной части диаметр несколько меньше, чем в дульной. Толщина стенок ствола в дульной части—15 см, в пороховой каморе — 40 см. Толщина задней стенки, или торели, — 42 см.

Запальное отверстие у Царь-пушки находится наверху торели, как и у всех других пушек. Диаметр его — 10 мм. У отверстия имеется специальная глубокая впадина в виде квадратной коробочки, в которую насыпался порох. Чтобы порох не сдувался ветром и не сырел в дождливую погоду, над коробочкой была устроена крышка, которая откидывалась на шарнире.

Царь-пушка имеет восемь массивных прямоугольных скоб, расположенных попарно по бокам ствола. Первые две пары находятся в более легкой по весу ствольной части, а две другие — в казенной.

Обычного лафета, как у других пушек, Царь-пушка не имела. Она покоилась на специальном станке с определенным, заранее заданным углом возвышения.

В 1835 г. для Царь-пушки, а также для других больших пушек Кремля на петербургском чугунолитейном заводе Берда были изготовлены декоративные чугунные лафеты, на которых они стоят и до настоящего времени.

В древности Царь-пушка называлась еще «Дробовик Российский», так как была рассчитана на стрельбу «дробом», т. е. картечью.

Царь-пушке не пришлось участвовать в боевых действиях, однако несомненно, что ее отливали именно как боевое орудие, а не в чисто декоративных целях. Царь- пушка является шедевром тяжелой крепостной артиллерии своего времени.

Н. И. Фальковский считает, что, ожидая нашествия татар и сооружая новые укрепления, москвичи вряд ли занялись бы изготовлением «бутафорской» пушки весом 2 400 пудов. Такого же вывода придерживается и ряд других авторов. Так, в книге А. Позднева «Творцы отечественного оружия»[5] высказана мысль о возможности участия Царь-пушки в обороне Москвы. «В 1591 году при приближении к Москве татарских полчищ Казы-Гирея, — пишет А. Позднев, — в боевую готовность была приведена вся московская артиллерия и в том числе Царь-пушка Чохова. Ее установили в Китай- городе для защиты главных кремлевских ворот и переправы через Москву-реку».

Деталь с изображением всадника на Царь-пушке

У подножия пушки лежат четыре огромных ядра, сложенные в пирамиду. Это декоративные чугунные гранаты, полые внутри. Толщина их стенок—9 см. Вес ядра—1 т. Обычно такие снаряды, но с более тонкими стенками, наполнялись порохом, а в круглое отверстие вставлялся запал — деревянная пробка с горящим фитилем внутри.

Вес Царь-пушки — 2 400 пудов (около 40 т). Так как перевозка огромных пушек была сопряжена с большими трудностями, то их отливали обычно на месте, вблизи от крепости. Царь-пушка отливалась в Москве на Пушечном дворе. С одного места на другое ее перетаскивали при помощи катков — толстых бревен. Все это говорит о том, что Царь-пушка предназначалась для защиты и обороны Московского Кремля.

К XVI веку Московский Кремль был сильно укреплен и мог дать отпор сильнейшему противнику. В это время был отлит целый ряд орудий. Так, например, в 1588 г. Чохов отлил из меди стопушечную пищаль, т. е. орудие, состоящее из ста стволов. Калибр каждого ствола — 50 мм. Отливка этой пищали явилась, конечно, вторым чудом литейного искусства после Царь-пушки.

В 1590 г. Андрей Чохов отлил пищали «Троил», весом 7 т, «Аспид», весом 6 т, а затем «Лев» и «Скорпион». В том же году Семенка Дубинин отливает пищаль «Медведь». Очень много больших пушек было сделано и другими мастерами пушечного литья. Все это свидетельствует о стремлении русских людей укрепить обороноспособность государства.

До чоховской Царь-пушки в Москве были известны огромные пушки, которые также носили это название.

Царь-пушка переезжает на новое место

Конечно, они шли ни в какое сравнение с существующей Царь-пушкой ни по своим размерам, ни по мастерству отливки. Так, в 1488 г. мастер Павел Дебосис отлил орудие, которое называлось Царь-пушкой. В 1554 г. в Москве была вылита чугунная пушка калибром 650 мм и весом 1 200 пудов, а в 1555 г. — пушка из чугуна калибром 600 мм, весом 1 020 пудов.

О том, что в Москве существовали и другие огромные царь-пушки, свидетельствуют не только письменные источники, но и планы и чертежи Москвы и Московского Кремля, составленные в XVI–XVI! веках, зарисовки путешественников и участников иностранных посольств, приезжавших в Москву. На планах Московского Кремля XVI века видно, что пушки располагались у главных проездных ворот Кремля — Спасских и Никольских, а также на Красной площади. Орудия эти не сохранились. Видимо, они пошли в переплавку.

До постройки Арсенала Царь-пушка стояла на Красной площади, а в 1825 г. уже находилась на дворе Арсенала. Об этом свидетельствует один из путеводителей по Москве, составленный Сергеем Глинкой в 1825 г.

С 1835 г. в течение 125 лет пушка стояла у бывшего здания Оружейной палаты. 14 февраля 1960 г. ее перевезли на новое место. Царь-пушка вместе с лафетом была поднята с постамента мощными гидравлическими домкратами, поставлена на четыре деревянных полоза, обитых железом, и перевязана поверх деревянной обшивки стальными канатами. Общий вес пушки и лафета с колесами составлял около 80 т. Ее передвинули на катках на 100-тонный автоприцеп, в который был «впряжен» мощный ярославский тягач. Пушка торжественно сдвинулась с места, совершила «круг почета» по Ивановской площади и была установлена на новом месте, недалеко от церкви Двенадцати апостолов.

Пушки веков работы русских и иностранных мастеров

По фасадам здания Арсенала, построенного в 1736 г., расположены орудия работы русских и иностранных мастеров.

Все пушки русской работы, которые можно увидеть здесь, являются боевыми орудиями, они служили для обороны Московского Кремля. В XVI–XVII веках в основном все они стояли на раскатах (площадках) и в этажах башен. В то время башни не имели высоких шатров (они появились лишь во второй половине XVII века).

Общий вид пушек, расположенных вдоль фасада Арсенала

Эти пушки свидетельствуют о талантливости русских мастеров, таких, как Андрей Чохов, Яков Дубина, Мартьян Осипов и многие другие, На отдельных образцах можно изучить процесс формовки и отливки пушек.

Большое количество орудий отлито Андреем Чеховым. В Ленинграде, например, хранится пушка «Инрог» (1577 г.), пушка «Ахиллес» и мортира с именем Лжедмитрия (1606 г.). Две замечательные пушки работы Чохова под названием «Волк» (1577 и 1578 гг.) находятся в Стокгольме. Обе пушки совершенно одинаковы по форме, украшениям и весу (около 7 т). По всей вероятности, они были захвачены поляками при взятии Смоленска и вывезены в Польшу в город Эльбинг. В 1703 г. Эльбинг был взят войсками Карла XII, а пушки вывезены в Швецию.

Помимо Царь-пушки в Московском Кремле имеются еще две пушки работы Чохова. В 1590 г. была изготовлена пушка под названием «Троил», т. е. «троянский царь». Ствол пушки отлит из бронзы, поверхность его разделена поясками на три части и украшена декоративным рельефным орнаментом, состоящим из крупных пальметт. По своему стилю орнамент несколько близок к украшениям на Царь-пушке.

На казенной части ствола имеется надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Русии зделана сия пищаль «Троил» лета 7098 (1590) году. Делал Андрей Чохов».

В центре торели — фигура троянского царя со знаменем в левой руке и с мечом в правой. Царь изображен в пластинчатых доспехах, плаще и с круглым щитом за спиной.

Калибр ствола 195 мм, вес орудия 7 тыс. кг. Общая длина ствола 4 350 мм.

Пушка имеет чугунный декоративный лафет, изготовленный в 1835 г. Она находится у западного фасада Арсенала, с правой стороны от ворот.

Деталь с изображеним троянского коня. Пушка Троил. мастер Андрей Чохов. 1590 г.

В этом же 1590 г. Андрей Чохов отлил из бронзы пушку «Аспид». Поверхность ее ствола разделена на три части поперечными поясками и украшена орнаментом такого же рисунка, как и на только что описанной пушке. По-видимому, эти детали отливались в одних и тех же формах.

На поверхности дульной части орудия имеется литое рельефное изображение чудовища в виде крокодила с извивающимся хвостом и с человеческими головами в лапах. Внизу надпись: «Аспид» (аспид считался злым духом, приносящим людям несчастье). На казенной части ствола другая надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси зделана сия пищаль Аспид лета 7098 (1590) — делал Ондрей Чохов».

Винград выполнен в виде усеченного конуса с плоским яблоком. Канал ствола гладкий.

Калибр 190 мм, вес 6 тыс. кг. Общая длина 5.140 мм. Лафет чугунный, изготовлен в 1835 г.

Пушка находится у южного фасада Арсенала, слева от ворот.

Пушечный мастер Первой Кузмин, работавший в одни и те же годы, что и Андрей Чохов, отлил в 1581 г. из бронзы пушку «Онагр», или «Единорог». Поверхность ствола украшена поперечными поясками и рельефным растительным орнаментом.

На правой стороне дульной части — литое изображение единорога, чудовища в виде лошади с длинным рогом на лбу, которое считалось эмблемой счастья и удачи. Его изображение часто встречалось на оружии и броне в XVI–XVII веках. Под изображением надпись: «Онагр».

На казенной части орудия поперек ствола идет надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси зделана пищаль Онагр в лета 7089 (1581) делал Первой Кузмин».

Пушка "Аспид". мастер Андрей Чохов. 1590 г.

Торель плоская, украшена рельефным орнаментом.

Наверху ее находится запальное отверстие с приспособлением для крышки.

Калибр 190 мм, вес 5 тыс. кг, общая длина 4 180 мм.

Чугунный лафет отлит в 1835 г. Пушка находится у западного фасада Арсенала, справа от ворот.

Мастер (известен как пушечник с 1618 г.) представлен в Кремле одной небольшой пушкой, отлитой в 1630 г. Ствол пушки гладкий, красноватой меди, поверхность его украшена поперечными поясками. Скобы сделаны в виде морских чудовищ, винград — наподобие конуса с шариком на конце.

На казенной части вдоль ствола расположена надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Русии лета 7138 г. (1630) мастер Григорей Наумов».

Калибр пушки 97 мм, вес 796 кг, общая длина 3 м 2 см. Пушка без лафета, находится на постаменте у западного фасада Арсенала, на правой стороне от ворот.

Харитон Иванов, мастер пушечного литья XVII века (известен с 1666 по 1681 г.), изготовил в Москве в 1666 г. две пушки, которые находятся в Кремле. Стволы их из красноватой меди. Каналы стволов несколько смещены в сторону: у одной пушки толщина стенок ствола имеет разницу в 15 мм, при калибре в 66 м. Стволы пушек украшены поперечными поясками.

На казенной части ствола пушек имеются литые надписи: «Пушка весу 20 пуд. 10 гривенок ядро 2 гривенки длина 3 аршина 7 вершков»; «174 году лил мастер Харитон Иванов». (Гривенка — мера веса, равная приблизительно одному фунту).

Винграды пушек выполнены в виде стилизованной головы волка. Все это говорит о том, что эти пушки отливались мастером в одно и то же время по глиняным и восковым моделям.

Интересно отметить, что на одной из пушек дельфин поставлен мастером задом наперед, видимо это было сделано второпях.

Калибр пушек 66 мм, вес 325 кг, общая длина 2 м.

Лафетов нет. Пушки лежат на постаменте на правой стороне от западного входа в Арсенал.

Федор Кириллов, также работавший в XVII веке, отлил в 1671 г. пушку «Василиск». Ствол пушки красноватой меди. Канал ствола несколько смещен в сторону от центра, поэтому и стенки его имеют по окружности разную толщину. С одной стороны толщина стенок ствола — 35 мм, с другой — 23 мм.

Запал имеет углубление в виде квадратной коробочки и ушки для крышки.

Поверхность пушки украшена орнаментом и декоративными поясками. У конца дула находится рельефное изображение птицы с головой дракона и литая надпись: «Василиск».

На средней части вдоль пушки расположена надпись, состоящая из трех строчек: «7179 г. (1671) пищаль длина «3» аршина «7» вершков — ядро «2» гривенки весу «20» пудов — гривенки». Рядом другая надпись: «Лил мастер Федор Кирилов».

Калибр пушки 66 мм, вес 300 кг, общая длина 2 м.

Пушка без лафета, находится в группе мелких пушек, справа от западного входа в Арсенал.

Яким — также мастер пушечного литья XVII века. В 1672 г. он отлил пушку из красноватой меди. Канал ствола несколько овальной формы, с глубокими раковинами, на 13 мм смещен в сторону от центра. Толщина стенок ствола с одной стороны 13 мм, а с другой — 39 мм.

Такая разница объясняется не совсем точной установкой сердечника в готовой форме пушки. Поверхность ствола украшена поперечными поясками и простым орнаментом.

Ниже дельфинов идет фигурная рамка с литой надписью, расположенной в четыре строки: «Лета 7180 году (1672)… пищаль «2» гривенок ядро… В ней весу «19» пуд «8» гривенок длина «3» аршина «7» вершков».

Еще ниже в продолговатой рамке находится другая надпись: «Лил мастер Яким Никифоров».

У торели имеется литое изображение двуглавого орла под короной.

Калибр 65 мм, вес 308 кг, общая длина 2 м 64 см.

Пушка без лафета, находится в числе мелких пушек.

Весьма оригинальную пушку отлил в 1673 г. Андрей ученик пушечного мастера (имеются пушки его работы 1663 и 1673 гг.). Ствол пушки красноватой меди.

Канал ствола всего на 5 мм отклоняется от центральной оси. Цапфы имеют форму усеченного конуса и расположены по центру ствола. Скобы в виде морских декоративных дельфинов, винград гладкий, небольших размеров.

Вокруг ствола идут пояски, которые состоят из простого орнамента в виде ленты и двух рядов чешуек. Ниже дельфинов — литое изображение двуглавого орла, увенчанного одной короной.

На казенной части ствола надпись: «Пушка пищаль 2 гривенки ядро длина 3 аршина 7 вершков в ней весу 22 пуд. 25 гривенок лил ученик Андрей Екимов лета 7182 (1673)».

Поверхность пушки неровная, имеет раковины и три прямые борозды в виде швов. Это говорит о том, что пушка отливалась в разъемной форме, состоящей из трех частей.

Калибр 64 мм, вес 362 кг, общая длина 246 см.

В Московском Кремле можно увидеть три пушки Якова Дубины, мастера пушечного дела XVII века. Это пушка 1679 г. (без названия), пушки «Волк» (1670 г.) и «Троил» (1685 г.). Судя по отлитым им орудиям, он работал как литейщик с 1666 по 1696 г.

Первая пушка небольших размеров. Ствол отлит из красноватой меди. Канал ствола гладкий, несколько смещен от центра. Цапфы конической формы, скобы — в виде дельфинов.

Поверхность ствола украшена поясками и надписью: «Пищаль 2 гривенки ядро длина 3 аршина 7 вершков. В ней весу 20 пуд 18 гривенок».

Ниже дельфинов имеется литое изображение двуглавого орла под одной короной, а под ним надпись: «Лета 7187 (1679) лил мастер Иаков Дубина».

Вес пушки 328 кг, общая длина 2 м 55 см.

Пушка без лафета, находится в числе мелких пушек.

Деталь с изображеним троянского царя. Пушка Троил. Мастер Яков Дубина. 1685 г.

Пушка «Волк» отлита из меди в 1679 г. Канал ствола гладкий, поверхность его разделена на три части поперечными поясками и орнаментом. Ствольная часть пушки украшена декоративной головой волка. На средней части ниже дельфинов имеется литое изображение двуглавого орла, увенчанного тремя коронами.

На казенной части ствола в декоративной раме идет надпись: «Божиею милостию повелением самодержавного великого государя царя и великого князя Федора Алексеевича всея великия и малые и белые России самодержца в 4-е лето благочестивые и богом хранимые державы царства его в славном и преименитом царствующем граде Москве лета 7187 (1679) вылита сия пушка Волк 7 гривенок ядром, длина 7 аршин 4 вершка, а в ней весу 118 пудов 1 гривенок. Лил мастер Яков Дубина».

Торель конусообразной формы, с круглой розеткой. Винград в виде шара, украшенного мелкими горошинами.

Калибр 95 мм, вес 1 888 кг, общая длина 5 160 мм.

Чугунный лафет отлит в 1835 г. Пушка находится справа от западного входа в Арсенал.

Пушка «Троил» отлита из меди в 1685 г. Канал ствола гладкий. Орнамент, украшающий ствол, состоит из крупных декоративных пальметт с фигурами пляшущих скоморохов.

На казенной части ствола литая надпись: «Божиею милостию повелением великих государей царей и великих князей Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержцев вылита сия пищаль названа Троил на которой пищали на казне царь троянский изображен, в царствующем граде Москве при сидении в пушкарской канцелярии царственные большие печати и государственных великих посольских дел сберегателя ближнего боярина и наместника новгородского князя Василия Васильевича Голицына с товарищи. Лета от создания мира 7193 году (1685) месяца августа в ЗО день. Ядром пищаль пуд 10 гривенок. Длиною 7 аршин в ней весу 402 пуда 15 гривенок анно 1685».

У запального отверстия читаем другую надпись: «Лил мастер Яков Дубина».

Торель плоская, с литым рельефным изображением фигуры, сидящей на троне. По бокам фигуры надпись: «Пищаль «Троил».

Калибр 187 мм, вес 6 438 кг, общая длина 3 500 мм.

Пушка стоит на декоративном чугунном лафете у южного фасада Арсенала, с левой стороны от входной арки.

Интересно отметить, что Мартьян Осипов и Яков Дубина по специальному царскому указу однажды получили за свою работу небольшое вознаграждение. В «Дополнениях к актам историческим» (т. III, СПБ, 1872 г.) имеется такое упоминание: «Великие государи… Иван Алексеевич, Петр Алексеевич и царевна Софья Алексеевна… пожаловали пушечных мастеров Мартьяна Осипова, да Якова Дубинку, да учеников их 31 человек за пушечное литье, что они в прошлом во 7194 (1686) году вылили две пушки большие, прозванием одна «Новый Перс» витая, другая «Новый Троил» велели им дать своего великих государей жалованья, в приказ, мастером по 10 рублев человеку учеником по I½ рубли человеку, а на ту дачу деньги 66 рублев с полтиною указали великие государи в пушкарский приказ взять из Новгородского приказу».

пушечный мастер XVII века, представлен в Кремле двумя пушками (пушки его работы относятся к 1650–1681 гг.).

Первая пушка небольших размеров, отлита в 1680 г. из красноватой меди. Канал ствола гладкий и несколько смещен относительно центральной оси. Вследствие этого стенки имеют различную толщину: с одной стороны — 45 мм, с другой — 35 мм.

Поверхность ствола украшена поперечными поясками. На дуле имеется литое изображение льва, на казенной части — двуглавого орла. Ниже надписи: «Лета 7188 (1680) году вылита пищаль 2 гривенки ядро в ней весу 22 пуд 8 гривенок длина 3 аршина 7 вершков»; «Лил Евсевей Данилов».

Калибр пушки 63 мм, вес 356 кг, общая длина 2 м 56 см.

Пушка не имеет лафета, стоит в ряду мелких пушек.

Вторая пушка, «Соловей», отлита Даниловым в 1681 г. также из красноватой меди. Канал ствола гладкий, с небольшими раковинами. Поверхность ствола украшена поясками, орнаментом, а также литым изображением птицы, сидящей на ветке. Впереди птицы вязью сделана надпись: «Соловей». На дульной части ствола имеется литое рельефное изображение орла.

На казенной части ствола надписи: «Пищаль 2 гривенки ядро длина 3 аршина 7 вершков в ней весу 23 пуда 16 гривенок лета 7189 (1681)»; «Лил Евсевей Данилов».

Цапфы конической формы, скобы в виде дельфинов. Винград покрыт глубокими раковинами (видимо, при отливке был недостаток меди), а на торели видны следы от трех срубленных литников. Это свидетельствует о том, что пушка отливалась вертикально, дулом вниз.

Калибр 63 мм, вес 364 кг, общая длина 2 м 59 см.

Пушка без лафета, стоит в общем ряду с пушками XVII века.

В Московском Кремле имеются четыре пушки работы мастера XVII века Мартьяна Осипова (известен как пушечник с 1666 по 1696 г.).

Пушка «Инрог», или «Единорог», отлита в 1670 г. из бронзы. Ствол украшен литым рельефным орнаментом и тремя поясками. У дульного среза изображен сидящий на задних лапах медведь, по бокам его — две собаки, вокруг расположен растительный орнамент.

Пушка "Единорог". Мастер Мартьян Осипов. 1670 г.

На правой стороне ствола — крупное рельефное изображение единорога, т. е. лошади с большим рогом на лбу и длинным извивающимся хвостом. Средняя часть пушки украшена декоративными скобами. Цапфы конической формы, с декоративной маской сатира.

Казенная часть пушки гладкая, с литым изображением двуглавого орла под тремя коронами. Ниже надпись: «Божиею милостию повелением самодержавного великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея великие и малые и белые России самодержца в 25-е лето благочестивые и богом хранимые державы царства его в славном и преименитом царствующем граде Москве лета 7178 года (1670) вылита сия пушка весом 779 пудов ядро без четверти 2 пуда (28 кг). Единорог яблоко держит пушка ядро пусти, яблоко ядром умертви и Ирода супостата (т. е. врага. — Ред.) победи». Ниже, у запального отверстия, идет другая надпись: «Лил сию пушку пушечной мастер Мартьян Осипов».

Торель покрыта рельефным орнаментом, изображающим скоморохов с медведями, винград — в виде шара, усыпанного горошинами.

Калибр пушки 220 мм, вес 12 467 кг, общая длина 6 м 30 см.

Ствол пушки покоится на декоративном двухколесном лафете, изготовленном на чугунолитейном заводе Берда в 1835 г. Пушка стоит у южного фасада Арсенала, с левой стороны от входной арки.

Вторая пушка, носящая название «Новый перс», отлита Мартьяном Осиповым в 1685 г. Она представляет собой почти точную копию пушки «Перс» иностранной работы, однако по качеству значительно превосходит ее.

Пушка "Новый перс". Мастер Мартьян Осипов. 1685 г.

Канал ствола гладкий, поверхность его разделена на три части поперечными поясками и орнаментом. Дульная часть витая, т. е. украшена полукруглыми жгутами, идущими спирально по стволу. Средняя часть пушки покрыта орнаментом в виде чешуек и имеет массивные декоративные дельфины. Наверху гладкой казенной части надпись: «Соизволением божиею милостию великих государей и царей и великих князей Иоанна Алексеевича Петра Алексеевича всея великия и малыя и белые России самодержцев их царского величества сия пищаль названная «Нови перс» вылита в царствующем граде Москве лета 7194 (1186) государствования 4 году. При сидении в пушкарской канцелярии царственные большие печати и государственных великих посольских дел сберегателя ближния боярина и наместника Новгородского князя Василия Васильевича Голицына с товарищи. Лип мастер Мартьян Осипов».

Торель гладкая, плоская, в центре ее — литая полуфигура перса в чалме. По краю идет надпись: «Пищаль названная Перс лита лета 7194 году месяца октября в 12 день длина 7 аршин, ядро 40 гривенок, весу 353 пуд».

Деталь Винграда с изображеним перса. Пушка Новый перс. Мастер Мартьян Осипов. 1685 г.

За отливку этой пушки царь по особому указу пожаловал мастеру 10 рублей.

Калибр орудия 180 мм, вес 5 800 кг, общая длина 4 м 90 см.

Пушка покоится на чугунном декоративном лафете. Ее можно увидеть у южного фасада Арсенала, слева от входной арки.

Третья пушка, «Гамаюн», отлита Мартьяном Осиповым в 1690 г. Канал ствола и дульная часть гладкие, а средняя и казенная состоят из 14 плоских граней. На конце дула имеется цилиндрическое утолщение, а также рельефное изображение птицы с надписью «Гамаюн». На верхних гранях расположена рельефная надпись: «При сидении Б.К.Ф.С.У. (т. е. боярина князя Ф. С. Урусова. — Ред.) лета 7198 (1690) году месяца июля 29 ден длина 6 аршин ядро 6 гривенок в ней весу 102 пуда лил мастер Мартьян Осипов».

Торель плоская, в центре ее — львиная голова с отверстием в пасти для кольца.

Калибр пушки 92 мм, вес 1 700 кг, общая длина 3 м.

Винград пушки Гамаюн. Мастер Мартьян Осипов. 1690 г.

Пушка покоится на декоративном лафете, изготовленном в 1835 г. Она стоит у западного фасада Арсенала, с левой стороны от входной арки.

Пушка «Орел» отлита Мартьяном Осиповым в 1693 г. Канал ствола гладкий. Поверхность ствола разделена на три части обычными поясками и орнаментом. На поверхности дульной части имеется крупное литое изображение двуглавого орла, увенчанного коронами. Внизу надпись: «Пушка Орел», а на казенной части другая надпись: «Лета 7201 (1693) году месяца сентября в 13 день. Лил мастер Мартьян Осипов».

Калибр 180 мм, вес 600 кг.

Винград в виде шара, усыпанного горошинами.

Пушка стоит на чугунном декоративном лафете, выполненном в 1835 г., у южного фасада Арсенала, на левой стороне от входной арки.

Из пушек, отлитых мастером Иваном Михайловым, в Кремле можно увидеть лишь одну пушку работы 1697 г.

Ствол пушки красноватой меди. Канал покрыт глубокими раковинами, образовавшимися при отливке, несколько отклонен от центра оси и имеет овальную форму. Поверхность ствола гладкая. Цапфы конической формы, скобы — в виде морских рыб. Винград не вышел из-за недостатка металла при отливке. Рядом со скобами надпись: «Лета 7205 (1697) месяца июля в 30 день, лил мастер Иван Михайлов».

Калибр орудия 70 мм, вес 250 кг, общая длина 2 м 24 см.

Пушка стоит в группе мелких пушек у западного фасада Арсенала.

Из работ мастера пушечного литья XVII века в Кремле имеется пушка «Лев», отлитая в городе Глухове в 1705 г. Канал ствола гладкий, поверхность ствола разделена на три части поясками и украшена растительным орнаментом. На правой стороне канала литое изображение льва с ядром. На казенной части ствола латинская надпись и литой герб гетмана Малороссии Ивана Мазепы, окруженный буквами «А.Е.Г.И.М.В.Ц.Б.З.», которые обозначают начальные буквы слов его полного титула.

Ниже герба надпись: «За державы великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всея великия и малые и белые России самодержца. Старанием же и коштом ясновельможного его милости пана Иоана Мазепы гетмана войска его царского пресветлого величества запотозкого вылита сия армата в Глухове року 1705 месяца априля дня 3 Карп Балашевич сего дня мастерил».

На верхней части торели имеется небольшой прилив, который служил прицелом.

Калибр 125 мм, вес 3 тыс. кг, общая длина ствола 3 890 мм.

Пушка покоится на декоративном чугунном лафете, выполненном в 1835 г., у западного фасада Арсенала, с левой стороны от входной арки.

Из работ известного с 1692 г. как мастер пушечных и колокольных дел, имеется пушка, отлитая из меди в 1710 г. Канал ствола гладкий, с правильной центровкой. Поверхность пушки гладкая. На казенной части имеется надпись, в которой приводится имя мастера и дата отливки.

Пушка без лафета, стоит среди мелких пушек XVII века.

Мортира неизвестного русского мастера XVII века отлита из чугуна. Поверхность ее разделена на три части гладкими широкими поясами.

Основание мортиры — в виде квадратной толстой подушки с двумя массивными цапфами у передних углов. Чтобы придать мортире необходимый угол возвышения, задние углы поднимались специальными градусными клиньями.

Чугунный лафет декоративный, отлит в 1835 г. Мортира находится у южного фасада Арсенала, с левой стороны от входной арки.

С правой стороны от входной арки стоит вторая мортира русской работы, отлитая в 1735 г. Поверхность ее разделена на три части. На дульной части литой вензель «А. И.» (Анна Иоанновна. — Ред.), на казенной — литое изображение одноглавого орла в облаках и коронованной фигуры в плаще.

Калибр котла 207 мм, наружный диаметр 280 мм.

Мортира находится с правой стороны от входной арки.

Некоторые из пушек работы русских мастеров, участвовали в походах. Так, например, пушка «Инрог», 1577 г., работы мастера Андрея Чохова, весом 7,5 т, участвовала в походе под Смоленск в 1633–1634 гг.

В разрядной книге имеется упоминание о том, что «…с боярином же воеводою Михаилом Борисовычем Шейным… послано под Смоленск наряду и зелья и свинец и всяких запасов на сборных подводах… пищаль «Инрог» ядро пуд 30 гривенок на волоку весу в теле 450 пудов в волоку весу 210 пудов под нею 64 подводы. Да к той же пищали Инрог стан с колесы весу 200 пудов под ним 10 подвод».

Из выписки видно, что в походе пушку везли отдельно от лафета, или, как его раньше называли, станка. Для того чтобы перевезти пушку с лафетом, общий вес которых достигал 10–11 т, требовалось 70–75 лошадей.

Наряду с русскими пушками XVI–XVII веков, в Кремле сохранились и артиллерийские орудия иностранного происхождения. Многие из них являются трофеями и были захвачены в боях с иностранной интервенцией за свободу и независимость нашей Родины. По своему конструктивному устройству и качеству работы эти пушки мало чем отличаются от пушек работы русских мастеров.

Наиболее ранней является польская пушка 1547 г., отлитая из бронзы. Ее калибр 70 мм. Поверхность ствола в дульной части граненая, в средней и казенной — круглая, украшена литыми польско-литовскими гербами и орнаментом. В одной из надписей упоминается имя польско-литовского короля Сигизмунда II (1520–1572 гг.). Пушка является трофеем Ливонской войны 1558–1583 гг. Она покоится на декоративном чугунном лафете у западного фасада Арсенала.

Пушка польская 1581 г., отлита из бронзы, калибр 190 мм.

На поверхности дульной части, в кругу изображение крылатого грифона с надписью, в которой указан 1581 г. На казенной части ствола литой рельефный герб из трех щитов. Вокруг герба идет надпись, в которой упоминается имя польско-литовского и трансильванского короля Стефана Батория. В надписи у торели приведено имя итальянского мастера Иеронима Витали из Кремоны.

Пушка покоится на декоративном чугунном лафете у южного фасада, с правой стороны от ворот Арсенала.

Пушка «Перс» иностранной работы, отлита из бронзы в 1619 г. Калибр 160 мм. Канал ствола испещрен глубокими раковинами и трещинами, образовавшимися при отливке.

Поверхность дульной части выполнена в виде скрученного жгута. Средняя часть украшена орнаментом, состоящим из полукруглых чешуек. На казенной части имеются орнамент и надписи.

Торель плоская, по краю обрамлена венком из дубовых листьев. В центре ее литое поясное изображение перса с усами и в чалме. За ним надпись: «Год 1619». Вес пушки 5 т.

Пушка стоит на декоративном чугунном лафете у южного фасада Арсенала, справа от входной арки.

Пушка польская, отлита из бронзы в городе Данциге в 1629 г. Поверхность ствола гладкая, украшена поперечными поясками, орнаментом и надписями. В дульной части имеется рельефное изображение бизона. На казенной части литой герб, окруженный орденской цепью «Золотого руна».

Над гербом надпись, в которой упоминается польский (1566–1632 гг.) и шведский (до 1604 г.) король Сигизмунд III Ваза.

Запальное отверстие пушки расположено вверху на торели и сделано в виде небольшой чашечки, украшенной литой головой турка. Винград наподобие виноградной кисти.

Пушка находится на чугунном декоративном лафете у западного фасада, с левой стороны от входной арки.

Пушка иностранной работы, отлита из бронзы в 1635 г. Канал ствола гладкий, калибр 155 мм.

Общий вид пушек XVIII–XIX вв.

Поверхность ствола разделена на три части поясками и орнаментом. На казенной части изображен Георгий Победоносец на коне, поражающий грифона. Ниже надпись: «Пищаль ядром 26 гривенок весом 148 пудов

На казенной части ствола барельеф с портретом французского короля Людовика XIV. Портрет окружен венком и надписью. В надписи на торели упоминается имя мастера, время и место изготовления пушки.

Пушка стоит без лафета, в общем ряду мелких пушек.

Пушка французская XVII в., отлита из бронзы. Поверхность ствола расчленена на шесть частей поперечными поясками. Дульную часть украшает орнамент. Декоративно оформлены также средняя и казенная части ствола. У цапф имеются изображения двух гербов. В одном из них — монограмма из нескольких букв.

На казенной части пушки расположен ряд литых лилий, на поясах — очень плохо сохранившаяся надпись.

Особой достопримечательностью пушки являются ее скобы, или дельфины. Они расположены попарно в дульной и казенной частях пушки и поставлены поперек ствола. Скобы украшены маскаронами с массивными витыми кольцами, которые служили для подъема пушки.

Торель плоская, по краю украшена литым орнаментом из дубовых листьев и веток с желудями. Поперек торели расположена так называемая «гребенка», которая служила для установки угла возвышения. Она состоит из девяти прямоугольных массивных зубцов. Канал ствола гладкий, калибр 165 мм, вес 7 тыс. кг.

Пушка стоит на декоративном чугунном лафете у южного фасада Арсенала, справа от входной арки.

Пушка австрийская XVII века, отлита из бронзы. Канал ствола гладкий, калибр 110 мм. Поверхность ствола разделена на три части поперечными поясками. Скобы в виде декоративных рыб. Торель плоская, круглая, винград в виде массивного дельфина. На казенной части ствола насечена надпись на арабском языке (плохо сохранилась). Тут же двуглавый орел, увенчанный короной с гербовым щитом на груди.

Пушка покоится на декоративном чугунном лафете у южного фасада Арсенала, справа от входной арки.

Особое место среди артиллерийских орудий занимают иностранные пушки Отечественной войны 1812 г. Армия Наполеона, вторгшаяся в Россию, имела большое количество пушек, мортир и гаубиц. Многие из них были захвачены нашей армией в ожесточенных боях, в том числе во время исторического Бородинского сражения, другие были брошены при бесславном бегстве французской армии.

После отступления неприятеля из Москвы Московский Кремль представлял собой страшную картину хаоса и разрушения. Стены Арсенала близ Никольских ворот были подорваны. Обломки их завалили многочисленные орудия, лафеты, фуры и другое военное имущество, которое здесь было сосредоточено врагом. Все было поломано, разбито и разбросано. Некоторые орудия стояли у Никольских, Боровицких и Спасских ворот, некоторые — в башнях и на стенах.

Всего в Москве было собрано более 100 иностранных орудий, а к 10 января 1819 г. сюда было свезено свыше 800 орудий из различных мест, где шли бои с частями армии Наполеона. Сейчас эти трофейные артиллерийские орудия войны 1812 г. стоят вдоль фасадов Арсенала. У западного фасада, слева от главного входа (в сторону Троицких ворот) находятся пушки с инициалами Наполеона I, а также с девизом и инициалами Конвента. Тут же пушки испанские, голландские, итальянские (с гербом Фердинанда Тосканского), с гербом французского короля Людовика XVI, польские (с гербами князя Потоцкого, Сапеги), саксонские, прусские и др. Вдоль южного фасада, у главных ворот Арсенала и по правой стороне до Никольских ворот расположены австрийские, французские, вюртембергские, итальянские и другие пушки и гаубицы.

Общий вес всех пушек составляет несколько сот тонн, а каждая из них весит от 250 до 500 кг. В 1817 г. эта коллекция пушек оценивалась суммой в полтора миллиона золотых рублей.

Артиллерия различных государств Европы до 1800 г. по своей системе, устройству и калибрам была почти одинакова с русской. В это время орудия, как правило, отливались из бронзы, были гладкостенные, заряжались с дула и стояли на двухколесных лафетах. Мушка находилась на утолщении дульного среза ствола, а иногда просто отмечалась чертой или стрелкой, пропиленной на теле орудия. Снарядами служили шаровые сплошные чугунные ядра и разрывные гранаты, т. е. пустотелые круглые снаряды, наполненные порохом. Орудия стреляли на расстояние 300 сажен (600 м).

На пушках XVIII–XIX веков обычно у конца дула было вычеканено название. Монограммы, гербы и другие надписи помещались на казенной части орудия перед запалом. На торели иногда располагались надписи, в которых упоминались место и время отливки, а иногда и имя литейщика.

Например, на многих пушках французского происхождения имеется монограмма короля Людовика XVI, гильотинированного 21 января 1793 г., на других — монограмма республики, состоящая из двух переплетенных между собой букв — RF (республика Франции), увенчанных надписью. На некоторых пушках выполнены монограммы Национального собрания с буквами AN, с изображением «всевидящего ока» и надписями.

Пушки, отлитые при Наполеоне I, украшены его инициалами (буква «N» в лавровом венке под короной).

На прусских пушках, отлитых в Бреславле в 1780–1801 гг., помещен прусский герб — одноглавый орел с мечом в одной лапе и с «перунами» в другой. Над орлом— корона и надпись: «За славу и родину!» На казенной части имеется монограмма короля Фридриха и девиз «Последний довод короля».

На пушках с гербами Богемии, Бургундии и Ломбардии вычеканены изображения орлов с орденской цепью «Золотого руна».

Пушки времени Марии Терезии украшены гербом герцогства Тосканского, который включает в себя гербы австрийский, пармский, венгерский, богемский, иерусалимский.

Итальянские пушки имеют изображения гербов с античными коронами и девизом «Бог мне ее дал; горе тому, кто ее тронет».

На неаполитанских пушках выгравирован шифр Мюрата — «Иахим-Наполеон». Это имя, которое Мюрат принял, сделавшись неаполитанским королем.

На гановерских пушках — вензель короля Георга VII с цепью ордена Подвязки и надписью: «Пусть будет стыдно тому, кто дурно об этом подумает».

На голландских пушках, отлитых в Гааге в 1797 г., мы

видим гербы Фландрии с надписью: «Бодрствуйте, уповая на бога».

На пушках, отлитых в 1788 г., изображен герб Зеландии — «выплывающий лев»; на щите под герцогской короной надпись: «Борюсь и выбиваюсь».

Польские пушки украшены гербами Станислава Августа, князя Сапеги, князя Потоцкого, окруженными цепью ордена Белого Орла с надписью: «За веру, закон и паству».

На пушках с гербом Сапеги изображена мантия, в овале — стрела, вокруг — лавры, перевитые орденской лентой, и титул князя Нестора-Казимира Сапеги, который именовался главным начальником артиллерии великого княжества Литовского. На пушках выгравирован девиз «За веру, царя и закон» и надпись: «Гражданин меня пожертвовал отечеству».

На пушках с гербом графов Потоцких мы видим мантию, на ней овальный щит с семиконечным крестом и гербом Пилявы. Лавры переплетены лентой ордена Станислава. На овале надпись: «Граф Теодор Потоцкий коронной артиллерии генерал майор». Сверху расположены шлем и графская корона, а над ней страусовые перья с таким же, как в гербе, крестом.

Над гербом девиз «Для войны, но отнюдь не для гражданской» и год: «1767».

На дульном срезе многих пушек имеются надписи, в которых рассказывается о времени и месте отливки, а также о мастере.

На представленных в Московском Кремле пушках имеются имена таких замечательных литейщиков Франции, известных и далеко за ее пределами, как Беранже и Мариц. Существовало целое поколение мастеров Беранже, из которых особенно славился Жан-Франсуа Беранже. Он отливал пушки в образцовой литейной мастерской, организованной им в городе Дуэ, и как знаток литейного дела приглашался в другие города Франции. Мариц также работал в Дуэ, а затем в Гааге и в Вульвиче.

Интересны также имена и других иностранных мастеров пушечного литья XVIII века.

Некоторые пушки из замечательной коллекции Московского Кремля находятся сейчас в залах Государственного Исторического музея, а также у здания Бородинского музея, на месте славного Бородинского сражения.

Все они являются свидетелями героической борьбы русского народа за свободу и независимость нашей Родины.

Отливка пушек

Мы познакомились кратко с типами русских орудий и историей русского артиллерийского дела, осмотрели пушки Московского Кремля, прочитали имеющиеся на них надписи, узнали о мастерах, которые их отливали. А вот как отливались эти пушки? Об этом стоит рассказать отдельно.

Для того чтобы изготовить пушку, требовалось большое умение мастера и его помощников. Каждая пушка в XVI–XVII веках формовалась и отливалась более года. Очень много времени требовалось для просушки глиняной модели и формы.

Первоначально для отливки пушек использовали хорошо известный в то время сплав меди с оловом, из которого лили колокола.

Первыми специалистами пушечного литья были мастера колокольных дел, поэтому и все приемы технического процесса изготовления колоколов они механически переносили на пушки.

Изготовляемые в XVI–XVII веках орудия не имели никаких стандартов и определенных признаков классификации. Почти каждый литейный мастер создавал свой особый тип пушки, назначая ей по своему усмотрению длину, толщину и прочие размеры. Поэтому и артиллерия XVI–XVII веков была крайне разнообразна. Правда, предпринимались некоторые попытки регламентировать производство пушек. Например, на «Пушечном дворе хранилась роспись пищальных образцов старого и нового заводу»[6] т. е. список размеров, формы и веса всех вновь отливаемых пушек.

Интересные материалы об отливке пушек содержатся в книге профессора Н. Н. Рубцова «История литейного производства в СССР»[7].

Формовалась пушка к отливке весьма сложным способом. Весь процесс состоял из ряда отдельных операций. В первую очередь готовилась фальшивая[8] неразъемная модель корпуса будущей пушки. Ока делалась из глины на деревянном точеном или граненом стержне слегка конической формы, который являлся основной осью всей будущей формовки. На этот стержень навивался сололленный жгут, для того чтобы стержень можно было потом легко вынуть. При навивании жгута стержень вращался при помощи ворота на специальных подставках. Затем стержень обмазывали слоем глины и просушивали его на открытом воздухе. На просушенный слой глины наносился второй слой, и так несколько раз. Первые слои состояли из жирной, размоченной в воде глины. смешанной с молотым кирпичом, последние же — из тонко размолотой жирной глины, смешанной с волосом (это придавало составу большую вязкость). После этого поверхность вращающейся модели обрабатывалась при помощи специального шаблона, который срезал излишек глины и вырисовывал весь основной профиль пушки с ее декоративными поясками.

Затем на модели укреплялись детали пушки, т. е. цапфы, дельфины, надписи и другие лепные украшения, которые заранее отливались в специальных гипсовых или глиняных формах. Состав, из которого готовились детали, состоял из смеси воска, сала и толченого угля. Эти слепки прикреплялись на готовую модель при помощи деревянных колышков и проволоки.

Процесс изготовления модели пушки

Таким образом получалась модель из глины и воска для отливки будущего орудия.

Процесс изготовления формы для отливки пушки

После хорошей просушки модели начиналось изготовление формы, или, как раньше называли, кожуха, который служил для отливки самого корпуса орудия. Модель пушки обмазывали специальным составом, состоящим из смеси сала и растительного масла, для того чтобы создать изолирующий слой между моделью и кожухом. При этом сухая глина очень хорошо пропитывалась составом, поэтому можно было легко отделить модель от формы.

Затем модель несколько раз обмазывалась размолотой жирной глиной, смешанной для вязкости и крепости с волосом и другими заполнителями. Каждый из нанесенных слоев просушивался на воздухе, а затем на него наносился еще более толстый слой из более густой глины, и так до необходимой толщины, которая могла обеспечить крепость формы, выдержать тяжесть растопленного металла. Толщина стенок формы обычно колебалась от 175 до 300 мм, а общий диаметр доходил иногда до 1 м. Диаметр же формы Царь-пушки был около 2 м при длине до 6 м.

Чтобы придать форме большую прочность, на нее накладывались еще поперечные железные обручи, которые в свою очередь соединялись с продольными железными полосами. В местах пересечения этих полос делались скрепления из проволоки. Общий вес такой модели и формы был очень значителен. Так, модель и форма Царь-пушки весили несколько десятков тонн.

После обмазки глиной готовая форма пушки основательно просушивалась на огне. Теперь нужно было удалить из формы модель. Для этого сначала выбивали стержень, на котором изготовлялась модель, а тот тянул за собой соломенный жгут. Затем форму ставили вертикально в яму для обжига на огне. Под действием огня растапливался изолирующий слой между формой и моделью. Восковые детали плавились и вытекали, становилась хрупкой сама модель, и ее сравнительно легко удаляли. После этого оставалась только одна форма корпуса будущей пушки с отпечатками на внутренней поверхности всех ее украшений и надписей.

Казенная часть пушки заканчивалась обычно торелью с винградом, которые формовались отдельно. Приемы формовки были одни и те же. Простой винград лепился по шаблону из глины, сложный — формовался из глины или воска. Затем эта форма соединялась с формой корпуса пушки при помощи продольных полос, концы которых были загнуты крючками.

Царь-пушка винграда не имеет, она формовалась без него. Торель у нее плоская. На ней видны следы ножа, которым срезали и равняли глину; кроме того, тут же имеются отпечатки пальцев мастеров, работавших над глиняной моделью. По этим следам можно определить, что модель и форма Царь-пушки были, как и у других пушек, выполнены из глины, а детали украшений, надписи и скобы — из воска.

Готовую форму пушки ставили вертикально в яму и вокруг нее очень тщательно утрамбовывали землю. После этого приступали к установке сердечника пушки, по которому отливался канал ствола. Стержень сердечника состоял из железного прута, который обматывался пенькой, покрывался слоем глины и выравнивался специальным гладким шаблоном. Установка сердечника была одной из самых сложных, ответственных операций и производилась только опытным мастером. Даже среди прекрасных образцов пушечного литья иногда встречаются пушки с не совсем правильным расположением канала ствола.

После установки формы на место в земле готовили литейную канавку, по которой подводился расплавленный металл. У верхнего конца формы всегда оставлялась так называемая прибыль, т. е. запас расплавленного металла, который постепенно стекал и заполнял всю форму пушки.

Когда отливка была закончена и металл остыл, изделие вынимали из ямы и разламывали форму, чтобы освободить отливку. Затем вынимали сердечник, очищали канал ствола, и пушка была готова. Для новой отливки была необходима новая модель и новая форма, что требовало большой затраты времени, сил и средств.

Техника отливки орудий, на наш взгляд, конечно, была очень примитивна, однако по тому времени считалась сложной, особенно если учесть, что модель из глины и глиняная форма, укрепленная железными полосами и обручами, достигала иногда очень больших размеров и веса.

Отливка каждой пушки, особенно большой, была целым событием. Обычно пушка отливалась по специальному царскому указу из очень дорогого по тому времени металла — меди. Иногда в переплавку шли старые медные пушки, отжившие свой век и вышедшие из употребления. Поэтому сохранившиеся до нас древние пушки имеют большое историческое значение.

Интересно отметить, что Петр I с большой любовью относился к историческим пушкам работы прославленных русских мастеров и не разрешал пускать эти пушки в переплавку. Так, например, на мортире, отлитой Андреем Чоховым в 1606 г. при Дмитрии Самозванце, имеется такая надпись от 1703 г.: «Великий Государь, по имянному своему указу, сего мортира переливать не указал…» (В настоящее время мортира находится в Ленинградском артиллерийском музее.)

В XVII веке пушки формовались и отливались уже новым способом. «Как только старый Пушечный наряд превратился при Петре I в войсковую артиллерию и начала проводиться в жизнь классификация пушек и их деление по размерам (калибру и т. п.), способ изготовления неразборной глиняной формы стал вредным пережитком, от которого следовало избавиться как можно скорее»[9].

Теперь для отливки пушки применялась разборная форма, состоящая из 12 частей. Иногда употреблялись и цельные опоки, т. е. части формы с продольным разъемом. Формовка при этом производилась горизонтально. Модель будущей пушки вытачивалась из дерева и могла служить продолжительное время. Все пушки, взятые как трофеи во время Отечественной войны 1812 г., изготовлены по новому способу.

В «Дополнениях к актам историческим» (т. ХІІ) приведен интересный документ о производстве пушек.

В 1688 г. пушечный мастер Яков Дубина был послан в Псков для переплавки испорченной при пожаре медной пушки — Раномыжской пищали. Приехав на место, Дубина определил, что литейные избы пришли в крайнюю ветхость и требуют большого капитального ремонта. Все это вызвало большую задержку в исполнении работы и нарекания со стороны заказчиков.

В свое оправдание мастер писал царю: «Велено к прежней даче на пушечное дело мне, холопу вашему, и учеником на корм и всякие пушечные припасы выдать из таможенных и из кабацких доходов десять рублев, а больше того давать не велено, потому что я, холоп ваш, в переливке тое пищали учинил многое омедление, а мочно де было мне… не только тое одное пищаль вылить, но и 20 пищалей».

Что же помешало мастеру? Оказывается: «а во Пскове прежний пушечный двор сгорел без остатку, и печи литейные старые обетчали и зарушились, и пушечного дела строить было в старых печах отнюдь нельзя, потому: как в прошлом в 7184 году (1676) пушечного дела мастеры лили во Пскове пищаль «Певца»; и в тех старых печах медь в литье ушла в землю».

Пришлось мастеру строить новые печи, для которых готовили новый кирпич из хорошей глины, а глину возили за 20 верст от Пскова. «И печи и хоромы и иные всякие припасы что к тому литейному делу годится, все сделано вновь, и за тем тому пушечному делу медление учинилось… А по се число пушечной станок и кожух и печи к литью становятся в готовности, а лить той пищали до весны, за зимним временем, и образца (т. е. формы. — Н. Г.) мерзлой землею осыпать невозможно, потому что тот образец от мерзлой земли отпотеет, и будет мокр; а такие большие пищали выходят из дела, на старом Московском Пушечном литейном дворе, в год и в полтора года с готовым припасом, и в том пушечном литье чинятся расходы большие, кроме новых заводов» (т. е. кроме расходов на новое оборудование литейной мастерской, какое произвел в Пскове литейщик Дубина). «А в прошлых годах (с 1658 г.), тому назад лет с тридцать и до ныне (т. е. до 1688 г. — Н. Г.) служил я, холоп ваш, вам великим государем и работал то пушечное дело, Полковой и верховой и проломный наряд и потешные пищали на Москве и в Смоленску без лености…»

Летом 31 августа 1688 г. Раномыжская пищаль была отлита мастером Дубиной, о чем свидетельствует отписка царю псковского воеводы Петра Головина.

Для отливки пушек строились специальные пушечные избы, представлявшие собой небольшой литейный завод, для изготовления пороха — пороховые избы.

Русская летопись «Софийский временник» под 1488 г. упоминает о пожаре в Москве: «Августа 13 день того же лета в среду, в час дни загореся на посаде у Москвы церковь Благовещенская на Болоте деревянная… и по

Васильевский луг и по реку и мосты три у Фроловских ворот и «пушечная изба». Та же лотопись отмечает пожар в пушечных избах и несколько позже, под 1500 г.

В летописях XVI века также довольно часто говорится о пожарах в пушечных избах или «пожары от пороха», «от делания пороха» и т. д. Нужно сказать, что летописи обычно отмечали только наиболее крупные пожары, которые охватывали большое количество городских построек, а иногда и всей Москвы.

Согласно летописным указаниям, можно сделать вывод, что пушечные избы размещались в Большом посаде, т. е. Китай-городе, и даже на Красной площади, около кремлевской стены.

В пушечных избах работало много мастеров и подсобных рабочих. Работали иногда днем и ночью, выполняя срочные заказы. Для того чтобы стать мастером пушечного литья, надо было пройти долгий путь в качестве ученика мастера или подмастерья. Зачастую ученики были очень опытными и по мастерству не отличались от своих учителей, но они не имели права называть себя мастерами. На многих пушках имеются указания о том, что лили их ученики, например «лил ученик Андрей Екимов». Однако эти пушки ничем не отличаются от пушек работы мастеров пушечного литья.

Как правило, ученики набирались из вольных людей, не приписанных к тяглу; они были преимущественно детьми пушкарей или членами семей, живших на пушкарских дворах[10]. Продолжительность обучения учеников пушечному литью была неопределенной, некоторые числились учениками по двадцати и более лет, иногда же им очень скоро доверялась самостоятельная работа.

За успешные отливки мастерам давалось «вознаграждение». Те, которые числились «государевыми мастерами», получали установленный оклад, а кроме того, ежегодно «царский подарок» — сукно, шелка и т. д. Так, например, в 1620 г. царь Михаил Федорович указал выдать Андрею Чохову: «4 аршина сукна английского багрового по рублю за аршин». За отливку большого колокола весом 2 тыс. пудов Чохов же получил в 1622 г. «4 аршин сукна лундышу маковый цвет, цена полтора рубли аршин, до 10 аршин камки куфтерю червчатого, цена по рублю аршин, да сорок куниц, цена 12 рублев»[11].

Однако, несмотря на это, даже такие прославленные мастера, как Андрей Чохов, не говоря уже о рядовых мастерах, терпели страшную нужду и бедность. Об этом имеются материалы в исторических архивах. Так, например, знаменитый литейщик Иван Моторин писал: «Жалованых и кормовых денег и никакого награждения не имею, отчего в пропитании моем претерпеваю не малую нужду и скудность…»[12]

И все же и в этих тяжелых условиях работы русские пушечные мастера создавали свои замечательные произведения, отличающиеся сложностью выполнения, тонкостью и красотой украшений, а главное своими боевыми качествами.

Осмотрев исторические памятники пушечного литейного искусства, представленные в Московском Кремле, можно с уверенностью сказать, что мастерство русских умельцев стояло на высоком уровне. По своему внешнему виду, украшениям и боевым качествам русские пушки не уступали заграничным образцам. Большинство из них принадлежало к крепостной артиллерии и входило в так называемый «городовой наряд».

Самая древняя пушка в Московском Кремле относится к 1547 г., а самая поздняя имеет дату 1870 г. Таким образом, по времени их разделяет более чем два с половиной столетия.

XVI–XVII века можно считать начальным периодом развития нашей отечественной артиллерии. В это время она сделала большой шаг вперед, заложила основы артиллерийского дела. Тогда же зародились славные традиции мужества, героизма, отваги и мастерства русских артиллеристов-пушкарей. В разных городах России уже в начале XVIII века насчитывалось 9 500 пушкарей.

Русская артиллерия вписала немало героических страниц в историю защиты нашего отечества от внешнего врага.


Примечания

1

2

Москва. Синодальная типография, 1912 г., т. 1, стр. 40.

3

Торель (от слова «тарелка») — задняя стенка ствола орудия в виде круглого плоского диска с фигурным профилем по краю.

4

(от слова «виноград») — прилив, чаще всего в виде виноградной кисти, которая укреплялась в центре торели.

5

Военное издательство Министерства обороны СССР, Москва, 1955 г., стр. 46–47.

6

С.К. Богоявленский. О пушкарском приказе. Отдельный оттиск.

7

Москва — Ленинград, 1947 г., Государственное научно-техническое издательство машиностроительной литературы.

8

Фальшивая модель после изготовления формы разбивалась и уничтожалась. Впоследствии модели сохранялись для других отливок.

9

Н.Н. Рубцов. История литейного производства в СССР, сто 117

10

С.К. Богоявленский. О пушкарском приказе. Отдельный оттиск.

11

Дополнения к «Дворцовым разрядам», собранные И. Е. Забелиным. «Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете». 1882–1883 гг.

12

П. Исторические сведения о большом колоколе, лежащем в Кремле, близ Ивановской колокольни, М., 1895 г.