science Николай Никитович Захаров Кремлёвские колокола

Тысячи людей приходят ежедневно к замечательному памятнику русского литейного искусства — огромному Царь-колоколу. Часть посетителей Кремля видит колокол впервые, другие приходят сюда во второй и третий раз, чтобы ещё и ещё полюбоваться замечательным изделием рук талантливых русских литейщиков, создавших самый большой в мире колокол.

Но в Московском Кремле хранится не один только Царь-колокол. Медные свидетели разных исторических эпох есть на колокольне Ивана Великого, на Филаретовской пристройке, пять колоколов установлены на постаменте возле Архангельского собора, один колокол занял почётное место в Оружейной палате Кремля, два колокола находятся в церкви Лазаря.

29 колоколов, 29 оригинальных произведений мастеров колокололитейного искусства, 29 свидетелей самых: разных событий многовековой русской истории.

ru ru
knizhnik FictionBook Editor RC 2.6 30 January 2011 C0E5A233-23D0-4779-A219-0DF606338055 1.0

1.0 — создание файла

Кремлёвские колокола Московский рабочий Москва 1969

Во дни торжеств и бед народных

Про все звучит венец металла — И поучителен тот звон...

Ф. Шиллер.

«Раздался звук вечевого колокола, и вздрогнули сердца в Новегороде. Отцы семейств вырываются из объятий супруг и детей, чтобы спешить, куда зовёт их отечество» — так колокол возвестил начало борьбы вольного Новгорода за свою свободу. Три века спустя об этих событиях писал замечательный русский историк Н. М. Карамзин.

Не раз на протяжении многовековой русской истории медные колокола созывали русский народ на защиту родины от врагов. Так было и в 1611 г.

« – Звони в сполошный колокол,— приказал князь Дмитрии Пожарский караульному.

Тревожно загудел самый большой колокол в церкви Николы Зарайского. В Кремль отовсюду сбегались вооружённые люди: из Стрелецкой слободы — стрельцы, из Пушкарской слободы — пушкари... Воевода приказал всем ратникам снаряжаться и немедленно выступать в поход».

Эти строки написаны уже в наши дни по поводу освободительной войны против польской шляхты в начале XVII века.

Таким образом, с самого своего зарождения русские колокола были призваны не только ласкать слух благочестивых прихожан — они несли большую службу, становясь участниками радостей и бед народных.

В зависимости от назначения отливались колокола разных типов.

Набатные колокола предупреждали о приближении врага, о пожарах, служили средством для срочного сбора горожан. Когда был свергнут Лжедмитрий, «народ проснулся от звона нескольких тысяч колоколов, которые били набат».

Московский Кремль. У Царя-колокола

Исследователь памятников московской древности Иван Снегирёв писал в 1842 г. о том, что набатные колокола висели на Спасской, Тайницкой и Троицкой башнях Кремля. Осадные колокола извещали жителей о приступе неприятеля. 15 1581 г. звон осадного колокола предупредил псковичей об осаде Пскова войском Стефана Батория.

Вечевые колокола Новгорода Великого и других городов древней Руси созывали свободных горожан на площади для решения важных и неотложных дел.

Часовые колокола использовались в различных часовых механизмах — курантах. Для часов на Спасской башне Кремля в начале XVII века было отлито 13 колоколов. По словам Алепиского, это были знаменитые часы «по громкому звуку своего большого колокола». Сейчас на кремлёвских курантах 35 медных колоколов.

По специальному постановлению сельским церковным сторожам вменялось в обязанность «производить в сёлах во время вьюг и метелей, днём и ночью, пока не стихнет буря, охранительный для путешествующих метельный звон». Особым характером звона отличались набатные колокола, поэтому горожане сразу отличали набат от обычного церковного звона.

Насколько большую «ответственность» несли колокола за общественную жизнь, видно хотя бы из того, что некоторых из них подвергали «наказанию», других осуждали и ссылали (такие колокола называли опальными).

Императрица Екатерина II повелела отнять язык у набатного колокола, висевшего на Набатной башне близ Спасских ворот Московского Кремля, за то, что в него ударили в набат к бунту в 1771 г. Колокол провисел без языка около 30 лет, затем его сняли и установили в Арсенале Кремля. В наши дни этот колокол занял своё почётное место в Оружейной палате. Это не только немой герой народного восстания, но и памятник литейного искусства, созданный русским мастером Иваном Моториным в 1714 г.

Были колокола, которые поплатились своей «свободой» из-за самодурства царей. Из Москвы в Никольско-Корельский монастырь по указу Фёдора Алексеевича в 1681 г. был отправлен набатный колокол за то, что звоном своим испугал царя во время послеобеденного сна. Предание гласит также, что Иван Грозный повелел отрубить уши у колокола при церкви святого Николая в Пскове за то, что звоном своим колокол испугал коня, на котором ехал царь.

В истории отмечаются случаи, когда из покорённых городов князья и цари брали церковные колокола как военную добычу. Такие колокола в Сибири называли пленными.

Набатный колокол (Мастер И.Ф. Моторин)

Части колокола называются: уши, голова, поля. Украшающие их орнаменты чаще всего содержат рельефные изображения на библейские темы, гербы, различные символические фигуры, арабески или травы.

Образцы старинных колоколов

Колокола различны по форме. В русских колоколах чаще всего поперечник основания равняется высоте колокола с ушами. Литейщики применяли специальную сравнительную таблицу, но которой определяли высоту и толщину различных частей колокола в зависимости от требуемого звука.

Заранее определить вес колокола по его размерам очень важно для литейщика. Вначале, когда модель колокола делалась из воска, вес будущего изделия определяли по весу расходуемого воска, позже — по расходу глины, считая, что 16,4 кг сырой формовочной глины соответствует 82 кг сплава.

Представляет интерес технология отливки колоколов по восковой модели. Сначала над моделью долго и тщательно работал художник. Затем её заформовывали, а потом воск выплавляли, прокаливая форму. Воск стекал по особым каналам в ведра, его взвешивали и по весу воска определяли количество металла, необходимое для отливки, исходя из того, что 1 кг воска соответствует 12—14 кг металла.

Собрание колоколов на колокольне или звоннице составляет звон. Обыкновенно звон состоит из большого колокола, или благовестника, полиелея, малого, или буднишного, ясака и зазвонных. Колокола носят и такие названия: повестка, шестерник, вседневный, постовой, подзвонник, перечасный, боевой.

По церковному порядку 1689 г. патриархом Иакимом указано ключарям: «Как докладывать о благовесте и прозвании колоколов, как их в докладе называть, что новый большой и тот в докладе называть Успенским, старый Успенский в докладе называть воскресным, Реут — полиелейным, а что всегда в него благовест бывает и тот называть вседневным».

Иногда колокола подбирались так, что при звоне составляли целую мелодию. Например, в Ростове-Ярославском на соборной колокольне в кремле 13 колоколов, все они расположены в одном ярусе. Звонят в Ростове по специальным нотам, сочинённым на три различных настроя: ионинский, акимовский и дашковский, или егорьевский (в честь митрополита Ростовского Ионы Сысоевского, архиепископа Иакима и епископа Георгия Дашкова).

В 1963 г. ростовские звоны были записаны на плёнку под руководством заслуженного деятеля искусств РСФСР Н. Н. Померанцева. Эта запись вызвала очень большой интерес не только у любителей этого своеобразного вида музыкального искусства. Звоном заинтересовались также с точки зрения конструкций профиля и звука колокола.

Для исполнения звонов на соборной колокольне Ростова были приглашены квалифицированные звонари, которые хорошо помнят ростовские звоны и в прошлом их успешно исполняли,— А. С. Бугылин и четыре его помощника — М. С. Урановский, Н. Г. Королев, П. А. Шумилин и В. М. Чушкин.

Колокольный музыкальный звон помещался в Москве на Меншиковой башне и в Кремле на Тайницких, Троицких и Спасских воротах. На Спасской башне колокольный звон в действии до настоящего времени.

Главное достоинство всякого колокола — его благозвучность. Но отлить такой колокол в требуемый тон и нужного веса не так-то легко, хотя и существуют на это различные правила. И все-таки и опытному мастеру не всегда удавалось вполне справиться с заданием, тем более что очень часто чуть ли не главным условием было то, чтобы с наименьшим количеством металла достичь нужного тона, благозвучности и прочности изделия.

Колокольный сплав должен быть составлен таким образом, чтобы вместе с приятным звуком соединял достаточную крепость. Поэтому особые требования предъявлялись к материалу, из которого изготовлялись колокола. Как правило, сплав для отливки состоял из штыковой меди и олова, к которым прибавлялось и серебро. Чистота и сила звука и гула зависели от шихтовки металла и правильной толщины стенок колокола.

В основном для сплава брали 80% меди и 20% олова, хотя эти цифры часто колебались в зависимости от чистоты металла. Иногда колокола отливали из медных монет. Например, все колокола Исаакиевского собора вылиты из старых сибирских пятаков. Для этой пели их было отпущено 65 т 520 кг.

Из истории московских колоколов

Кричит без языка, поёт без горла, радует и бедует, а сердце не чует.

Русская загадка о колоколе.

Искусство литья колоколов в России известно ещё с X века. Впервые о колоколах упоминается в летописях под 988 г. В середине XI столетия колокола были повешены при храме святой Софии в Новгороде, при Десятинной и Ирининской церквах в Киеве. В развалинах Десятинной церкви были найдены два колокола, один из них хорошо сохранился и считается самым древним из дошедших до нас образцов. Высота этого колокола — 40 см, высота ушей — 13,3 см, нижний поперечник — 44,5 см, верхний — 31,1 см, толщина стенок — 2,75 см. Весит он 36 кг.

Несмотря на то что о колоколах было известно ещё в X веке, все же они являлись большой редкостью и долго их заменяли била или бильца: это металлическая или деревянная доска длиной около 2 м, в которую ударяли особой колотушкой или молотком. Различали два била — большое и малое. Малое носили в руке, а большое вешали на балке или на столбах.

Насколько медленно входили в употребление настоящие колокола, свидетельствует хотя бы такой факт, относящийся уже к 1558 г. Тогда по случаю литья первого колокола для новгородской Филипповской церкви было дано такое заключение: «...и не бысть колокола большого и никакого и от создания церквей каменных св. апостола Филиппа и великого чудотворца Николы 175 лет, а было железное клепало».

В начале XIV века литейное искусство уже достигло больших успехов. Мастера отливали колокола весом более полутора тонн. Литейщик Борис (Бориско) в 1342 г. делал колокола для московских и новгородских церквей с использованием моделей восковых букв, выпуклых надписей и рельефных изображений на отливках.

Интересно, что вначале надписи на колоколах читались справа налево, так как мастера вырезали буквы на форме обычным порядком.

В XIV веке в Москве были уже хорошие литейные мастерские, а в XV веке открылся пушечный двор для литья колоколов и пушек. Изделия замечательных мастеров пушечного двора прославились на всю Россию. Из летописей нам известно, что Иван Афанасьев (1530 г.) вылил для Новгорода колокол, какого там раньше не бывало; звон его, по словам летописца, уподоблялся «страшной трубе гласящей». В 1532 г. Николай Немчин вылил колокол-лебедь в 7 т 289 кг и благовестник в 16 т 380 кг.

Андрей Чохов отлил колокол Реут в 32 т 460 кг и колокол в 114 т 660 кг. За 55 лет своей деятельности знаменитый русский умелец отлил кроме колоколов ещё 1600 орудий.

Опираясь на архивные документы, можно назвать ещё нескольких русских мастеров XVII века, отливавших колокола в разные годы: Проня Фёдоров (1606 г.), Игнатий Максимов (1621 г.), Андрей Данилов и Алексей Якимов (1622 г.), Кондратий Михайлов (1626 г.), Богдан Васильев (1627 г.), Григорий Наумов с помощником (1628 г.). В Чудов и Симонов монастыри в 1641 г. лили колокола Алексей Якимов с товарищами, Михаил Иванов и Никифор Баранов, Пётр и Тимофей ученики (1648 г.), Евсей Данилов, Тимофей Воин, Фёдор Сенкин (1650 г.), Емельян Данилов (1652 г.), Александр Григорьев (1665 г.), Харитон Иванов и Мартемьян Осипов (1668 г.), Яким Никифоров (1672 г.), Андрей Якимов и Яким Гаврилов (1673 г.), Осип Иванов, Василий и Яков Леонтьевы, Фёдор Моторин (1679 г.), Евсевий Данилов и Филипп Андреев (1680 г.), Иван Моторин (1688 г. и 1704 г.) и многие другие мастера литейного дела.

С ростом потребности в колоколах и с развитием в России добычи медной руды появлялись и новые колокольные заводы. По всей России славились московские колокола. Кроме того, были колокольные заводы в Воронеже, Валдае, Костроме и Енисейске.

Нередко бывали случаи, когда колокола отливали на месте. Тогда мастера-литейщики со своими учениками выезжали в соответствующий город. Например, в Новгород для литья колокола весом 16 т 40 кг в 1690 г. приехал московский литеец Никифор Баранов с учениками.

Как известно, для продолжения войны со Швецией недоставало артиллерийских орудий. Не было свободной меди для изготовления пушек. Тогда Пётр I повелел для этой цели взять часть церковных колоколов. В 1701 г. в церквах было собрано 130 т 180 кг колокольной меди. Всего из колокольного металла было отлито 100 больших и 143 малые пушки, 12 мортир и 13 гаубиц.

В 1856 г. об этом так писали «Ярославские ведомости»:

«К нему (Петру) явился какой-то русский человек, литейщик, говоря, что медь он может ему доставить... и указал царю на множество колоколов в Москве и по городам. «Возьми их и перелей в пушки,— говорил он.— Когда, господь даст, победишь ты врага, так из его пушек вдвое можешь наделать колоколов».

Как пример того, сколько отбирали у церквей колоколов, «Ведомости» писали следующее: «По указу его царского величества, говорится в одном из списков угличской летописи 1701 г., велено взять четвертую часть колоколов 356 пуд. 19 фунт. 2 1/4 золотника» (или 5 т 839 кг).

Известно, что новые пушки, отлитые из колоколов, сделали своё дело.

Колокола Ивана Великого

Непонятно, как башня может держать на себе такую тяжесть. Только то ей помогает, что звонари не раскачивают колоколов, а бьют в них языками.

Польский писатель Маскевич.

С постройкой в Кремле Успенского (1475—1479 гг.) и Благовещенского (1484—1489 гг.) соборов, а также с началом строительства Архангельского собора появилась необходимость в возведении для них общей колокольни — звонницы. Колокольня, существовавшая здесь раньше, была разобрана. Очевидно, ни по масштабам, ни по состоянию она не соответствовала новым соборам и не могла вместить все необходимые колокола. Эта старая колокольня совмещалась с церковью Иоанна Лествичннка. Отсюда, по преданию, и произошло название вновь построенной колокольни — Иван Великий. В названии нашла отражение и огромная высота колокольни.

Колокольня Ивана Великого, построенная в 1505— 1508 гг., первоначально выглядела иначе. Её три яруса поднимались на 60 м. Каждый вышележащий ярус, резко уменьшаясь в гранях и медленно убывая по высоте, становится стройнее по пропорциям и легче по массе. Завершающий ярус — цилиндрический, надстроен он при Борисе Годунове в 1600 г.

Современник Бориса Годунова дьяк Иван Тимофеев объясняет:

«На самой верхней главе церковной, которая была выше всех других церквей, и прежней высоте которой он, равняясь с нею гордостью, сделал в начале своего царствования большое прибавление и верх которой позолотил,— она и теперь, блестя, существует и всеми видна, превосходя своею высотою другие храмы, на нем на вызолоченных досках золотыми буквами он обозначил своё имя, положив его как некое чудо на подставке, чтобы всякий мог, смотря, прочитать крупные буквы, как будто имея их у себя в руках».

Надпись эта следующая:

«Изволепием Святыя Троицы повелением Великого Государя Царя и Великого князя Бориса Фёдоровича всея Русии самодержца и сына его благоверного Великого государя царевича и Великого князя Фёдора Борисовича всея Русии храм совершен и позлащен во второе лето государства их 108» (или 1600 г.).

В 1532—1543 гг. по проекту зодчего Петрока Малого с северной стороны к колокольне Ивана Великого пристроили звонницу новгородско-псковского типа с храмом. В 1642 г., в царствование Михаила Фёдоровича Романова и патриаршество его отца Филарета, у этой звонницы Бажен Огурцов возвёл так называемую Филаретовскую пристройку.

На Филаретовской пристройке и звоннице сохранились три колокола.

Колокольня Ивана Великого

Большой колокол (который называли Успенский, Праздничный, Царь-колокол) весит 65 т 320 кг. Он был перелит в 1817—1819 гг. на заводе М. Г. Богданова из колокола весом 58 т 165 кг, отлитого мастером К. М. Слизовым в 1760 г. Слизовский колокол разбился при взрыве Филаретовской пристройки наполеоновскими солдатами. Вновь отлитый девяностолетним мастером Яковом Завьяловым Успенский колокол был самым большим из действующих русских колоколов, самым лучшим по тону и звуку. На нем есть надпись:

«Лит сей колокол на заводе московского 2-й гильдии купца Михаила Гаврилова Богданова Яковом Завьяловым и при С.-Петербургского арсенала пушечным мастером 14 класса Русиновым под распоряжением преосвященного архиепископа Августина».

Как предполагают, тот же Августин сочинил и многословную патриотическую надпись, в которой излагается история отливки колокола:

«По счастливом и достославном окончании ужасных и кровопролитных браней и по утверждении прочного мира по всей Европе, перелит сей колокол из старого, слитого в 1760 г. (и весившего 3551 пуд), но в 1812 году поврежденного при падении прежней колокольни, взорванной неистовым галлом, вторгшимся в Россию с двунадесятые языками, когда они, будучи наказуемы разгневанным господом сил, коего имени и святыни поругаться дерзнули, устремились бежать из столицы сея от гнева и ярости божия. Враги святыни и человечества, силою божею всюду гонимы и поражаемы, все пространство от столицы сея до самых пределов российских покрыли трупами своими, и едва малая часть их спастись могла...»

Интересны некоторые подробности того, как Богданов поднимал Большой колокол на колокольню. Когда в 1819 г. было все готово к поднятию колокола, в Москву прибыл митрополит Серафим. Ему кто-то сообщил, что каланча, построенная Богдановым для подъёма нового колокола на колокольню Ивана Великого, нетверда и брусья на колокольне недостаточно надёжны. Вопрос был настолько серьёзный, что митрополит потребовал консультации архитектора и механика. Назначенные для этого чиновники осмотрели сооружения, но, боясь взять на себя малейшую ответственность, нашли каланчу и колокольню ненадёжными и предложили построить новую каланчу. Ясно, что для этого нужны были новые средства и время.

Несмотря на выводы комиссии, Богданов был твёрдо уверен, что построенная им каланча достаточно прочна и надёжна. К счастью Богданова, нашёлся опытный архитектор, который, осмотрев каланчу и перекладины на колокольне, подтвердил их надёжность, предложив на всякий случай сделать дополнительные крепления. Только тогда митрополит все-таки разрешил Богданову поднять колокол.

«В назначенный день для подъёма колокола митрополит Серафим вместе с духовными особами приехал в Успенский собор. Площадь была покрыта несметным числом зрителей. Вдруг докладывают преосвященному, что Богданов, сидя на крыльце, горько плачет. Весть эта крайне его встревожила, ему представилось, что подрядчик проливает слезу от робости или раскаяния. Приказывает тотчас же позвать его к себе и узнает, что он в отчаянии от того, что ему мешают.

Преосвященный, успокоив Богданова, совершенно по его желанию, освятил колокол по церковному чиноположению и тогда благословил поднимать его. Колокол пошёл очень ходко и ровно вверх, уже был на половине высоты, как внезапно раздалось по всем концам площади: «Иван Великий шатается, каланча надаёт!» Заколебались толпы народные, подобно морским волнам, послышались вопли женщин и детей, давимых теснотою, к счастью, обер-полицмейстер Шульгин не потерялся, с удивительным присутствием духа кинулся в толпу теснящегося народа близ семи воротов, коими поднимался колокол, и решительным, уверительным голосом объявил, что это неправда, что это выдумка мошенников. Народ, увидя своими глазами, что ни Иван Великий не шатается, ни каланча не падает, успокоился. Богданов во время самой суматохи управлял действиями многих воротов посредством колокольчика и палочки с навязанным на ней платком, не отходя сам от колокола, он сумел удержать рабочих на своих местах и примерною расторопностью отвратить большую беду».

В тот же день колокол благополучно был поднят и на другой день окончательно надёжно утверждён на перекладинах, к которым было прибавлено несколько новых брусьев.

«В день поднятия колокола митрополит пригласил М. Г. Богданова к своему столу, к которому он и после был приглашаем. Но никакие награды за труд не могли утешить Богданова. «Ну, если бы я не согласился позволить тебе поднять колокол и представил бы то на разрешение в Петербург,— спросил его преосвященный Серафим,— чтобы ты стал делать?» — «Я уже решился,— отвечал Богданов,— я бы ночью привёз колокол и поднял его потихоньку своими рабочими, а там бы воля вашего высокопреосвященства наказать меня!»

Рассказывают, что, когда Богданов готовился поднимать колокол из ямы после отливки, к нему приходил известный иностранный механик и, из сожаления к неучёному русскому литейщику, доказывал ему, что невозможно поднять такую тяжесть на столь ненадёжные перекладины. «Приходи завтра звонить в колокол»,— ответил ему Богданов. И действительно, на другой день колокол уже висел на перекладинах и оставался на них до самого подъёма на колокольню.

Так был поднят самый большой в то время колокол.

Колокол Реут, расположенный на звоннице, весит 32 т 760 кг. Он был изготовлен по указу царя Михаила Фёдоровича в 1622 г. лучшим литейным мастером Андреем Чоховым. Колокол этот отличается особенной формой и необыкновенной толщиной краёв. Во время взрыва французами Филаретовской пристройки от колокола отбились уши, по их так искусно приделали, что у колокола не изменился даже тон звучания. В 1855 г. во время звона реут упал, пробив три каменных и два деревянных свода. При этом было убито несколько человек. Колокол подняли и поставили на прежнее место, где он оставался в действии до 1885 г.

Третий колокол на пристройке колокольни Ивана Великого весом 13 т 71 кг отлит русским мастером Иваном Моториным в 1704 г. Колокол вначале назывался Вседневным, а позднее — Семисотным.

Не менее интересны колокола, находящиеся на самой колокольне Ивана Великого. Всего их 18.

В нижнем ярусе размещено шесть колоколов:

Медведь (вседневный) весит 7 т 273 кг, отлит он по повелению Ивана Васильевича русским литейным мастером Ива ном Алексеевым в 1501 г. и перелит в 1775 г.

Лебедь весит 7 т 371 кг. Он перелит из старого колокола в 1775 г. с сохранением прежней формы и надписи. Лебедем колокол назван якобы потому, что его звон напоминал громкий лебединый крик.

Новгородский колокол весит 6 т 880 кг. Отлит в Новгороде в 1556 г. для Софийского собора, перелит в Москве по повелению царицы Анны Иоанновны в 1730 г.

Колокол Широкий, весом 4 т 914 кг, отливали русские мастера Василий и Яков Леонтьевы в 1679 г.

Колокол Слободский (5 т 62 кг) перелит из старого Слободского в 1641 г.

Ростовский колокол, весом 3 т 276 кг, отлит в 1687 г. для Белогостинского монастыря Ростовской губернии.

В среднем ярусе столпа колокольни девять колоколов:

Колокол Новый (3 т 276 кг) раньше назывался Успенским. Отлит в Москве в 1679 г.

Немчин весит 3 т 112 кг. Назван по фамилии мастера.

Безымянный — весом 2 т 457 кг.

Даниловский колокол отлит в 1678 г. переславль-залесским мастером для Свято-Троицкого Даниловского монастыря.

Колокол Глухой, весом 1 т 638 кг, отлит в 1621 г.

Корсупский весом 655 кг перелит из старого Корсунского колокола мастером Нестером Ивановым в 1554 г.

Безымянный колокол, весом 1 т 71 кг, был отлит мастером Филатом Андреевым в конце XVII века.

Марьинский колокол отлит, как гласит надпись на нем, «лета 7176» (1668 г.).

Старая и новая конструкция балок на колокольне Ивана Великого

В верхнем ярусе колокольни три колокола. Два колокола корсунские, зазвонные, весом 156 кг и 123 кг. Они издают чистый мелодичный звук и имеют беловатый цвет. Поэтому есть основания предполагать, что в состав сплава вошла большая доля чистого серебра.

Шереметевский колокол отлит Ф. И. Шереметевым для села Новгородни в 1620 г.

Колокола на колокольне Ивана Великого первоначально висели на деревянных балках, а во второй половине XIX века перевешены на железные. На Филаретовской пристройке и на звоннице колокола были перемещены с деревянных балок на металлические в начале XX века.

Детище московских литейщиков

Утвердивши форму в глине, Обожженную огнем, Выльем колокол мы ныне, Ну, живей, друзья, начнём!

Ф. Шиллер.

Совершенствование творчества московской школы литейщиков лучше всего видно в последовательном развитии технологического процесса производства колоколов, от знаменитого годуновского колокола, отлитого Андреем Чоховым через несколько вынужденных переливок, и до отлитого И. Ф. Моториным Царь-колокола.

Годуновский колокол (1599 г.) находился на Ивановской площади Кремля и своими размерами и красотой удивлял всех, в том числе иностранцев. Архиепископ Арсений Елассонский, посетивший Москву в царствование Бориса Годунова, писал: «Он же (Борис Годунов.— Н. 3.) отлил два больших колокола, один для Москвы в патриархию, в который звонят в большие праздники, а другой в монастырь святой Троицы. Подобной величины колоколов и такой красоты нельзя найти в другом царстве во всем мире».

Другой иностранный путешественник Пётр Петрей де Ерлезунд, свидетельствовал о том, что звонят в этот колокол «в большие праздники, также, когда приезжают из чужих краёв послы». «Для звона употребляются двадцать четыре человека и даже более,— добавляет Адам Олеарий,— они стоят на площади внизу и, ухватившись за небольшие верёвки, привязанные к двум длинным канатам, висящим по обеим сторонам колокольни, звонят таким образом все вместе, то с одной стороны, то с другой стороны».

Во время одного из пожаров в Кремле годуновский колокол, весом 33 т 600 кг, упал и разбился.

В 1651 г. снова заговорили об отливке ещё более крупного колокола, весом 8 тыс. пудов.

Царь Алексей Михайлович сначала хотел поручить отлив нюренбергскому мастеру Гансу Фальку, который работал в то время на московском Пушечном дворе. Ганс Фальк потребовал для выполнения этого задания пять лет, заявив при этом, что медь от старого колокола в дело не годится. Русские же мастера, работавшие в это время на Пушечном дворе (Данило Матвеев, сын его Емельян, ученики Кирила Самойлов, Василий Борисов и Семён Симонов), заявили, что они могут выполнить такое «большое колокольное дело», причём будут «и слова и травы» на колоколе положены так же, как кладёт их Фальк.

Они считали также, что медь от прежнего колокола годится в переливку. Кроме всего прочего они обещали выполнить все работы не в пять лет, а за один год.

На челобитной, в которой мастера изложили свои соображения, царь написал: «Тот колокол перелить Пушкарскому приказу русским мастерам по их челобитию».

Искусные литейщики слово своё сдержали: колокол в 8 тыс. пудов был отлит с одного раза, поднят и подвешен. Его звон в декабре 1654 г. встречал русских воинов, возвращавшихся из Польского похода.

Царь остался очень доволен работой Емельяна Данилова и в награду дал ему во владение 500 крестьянских семейств. Но талантливый мастер отказался от царского дара: «Я бедный человек,— говорил он,— и не имею сил справляться с рабами, для меня достаточно ежедневной милостыни паря». Тогда царь приказал платить ему по динару в день до конца жизни, а после него — его детям. Умер Емельян Данилов в 1654 г. от моровой язвы.

Во время очередного испытания нового колокола, звук которого распространялся до 7 вёрст, он разбился от слишком сильного удара. На предложение вновь перелить колокол откликнулся один из мастеров, переживших моровую язву,— «молодой человек, малорослый, тщедушный, худой, моложе 20 лет, совсем ещё безбородый... Этот человек, явившись к царю, взялся сделать колокол больше, тяжеловеснее и лучше, чем он был прежде, и кончить эту работу в один год». Этим мастером был Александр Григорьев.

Описание технологического процесса отливки и подъёма огромного колокола, по счастливой случайности сохранившееся в путевых записках Павла Алеппского, подробно знакомит нас с мастерством замечательного русского литейщика.

Для отливки колокола была вырыта огромная яма, которую снизу доверху выложили кирпичом. Внутри её устроили печь, которая должна была топиться днём и ночью. Замешав глину, выложили из неё сердцевину (болван) формы колокола и высушили. Потом наложили второй слой глины (рубашку) толщиной, как стенки колокола. Затем приступили к устройству верхней формы. Сначала из железных кривых, согнутых, как лук, с крючками на концах прутьев сплели вокруг всей формы каркас. Потом его тщательно обмазали глиной с внутренней и внешней стороны. После просушки затвердевшую форму надёжно привязали верёвками к большим медным блокам, укреплённым на четырёх дубовых столбах. Затем множество стрельцов повернули вороты, и верхняя часть формы поднялась. Под неё подвели толстые брусья и таким образом укрепили. Мастер вырезал на форме необходимые надписи и изображения.

Следующий процесс — это разрушение второго слоя глины (рубашки), очистка формы и смазка её салом и жиром, чтобы во время отливки металл без помех заполнял все свободное пространство. Когда форму установили на место, каменщики сложили вокруг неё прочную стенку из нескольких рядов кирпича, чтобы форма выдерживала большое давление, создающееся при заливке колокола.

Для плавки металла построили пять кирпичных печей, связанных железом снаружи и внутри. Снизу от отверстий в каждой печи шли желоба к форме колокола. После загрузки металлом всех пяти печей дверцы их замазали и развели огонь, который поддерживали в течение трёх дней, пока медь не расплавилась. Затем открыли отверстия у печей, и медь потекла по желобам к литниковой чаше поверх ушей колокола. Во время литья в одном из желобов образовалась трещина, и часть меди вытекла. Немедленно дополнительно доставили медь и серебро, загрузили все это в одну из печей, что обеспечило полное наполнение формы колокола. Готовый колокол остывал три дня.

Для его подъёма установили 16 машин. Каждую из них приводили в движение 70 — 80 стрельцов, а над канатом каждой машины сидел специальный человек, руководивший их деятельностью. Колокол подняли за три дня, повесили над ямой на высоту человеческого роста и укрепили брёвнами. Тогда подвесили железный язык весом 4 т. Длина его была в полтора человеческого роста. К языку привязали четыре длинные верёвки, и около сотни стрельцов стали тянуть с четырёх сторон. Раздался гул, подобный грому. Бревна, на которых висел колокол, колебались от его движения и трещали.

Успенский колокол 1655 г. (из альбома А. Мейерберга)

Вся работа по отливке этого колокола продолжалась от начала февраля до 1 декабря, т. е. в течение 10 месяцев. Александр Григорьев сдержал данное им обещание отлить колокол раньше годичного срока.

Посетивший Москву в 1661 г. барон Мейерберг застал Большой Успенский колокол лежащим на земле. Предполагается, что постройка, на которой был подвешен колокол, не выдержала, и колокол упал без повреждения на землю.

Подъём колокола в 1674 г. (из альбома Пальмквиста)

Э. Пальквист поместил в своём альбоме картину вторичного подъёма этого колокола на отдельную пристройку при колокольне Ивана Великого. Поднятый в 1674 г., он висел на колокольне до 1701 г., когда во время большого пожара в Кремле снова упал и разбился.

Великан

Лил сей колокол российский мастер Иван Фёдоров сын Моторин с сыном своим Михаилом Моториным.

Из надписи на Царь-колоколе.

В 1730 г. императрица Анна Ивановна, пожелавшая оставить своеобразную память о своём царствовании, указала перелить разбитый колокол Григорьева с добавлением металла и довести вес колокола до 10 тыс. пудов.

Сыну фельдмаршала Миниху было поручено для отливки колокола отыскать в Париже искусного мастера. Миних предложил выполнить эту сложную работу королевскому механику Жерменю, но тот принял за шутку требование вылить колокол такой величины.

Перелить колокол, разбившийся при пожаре 1701 г., и установить его на колокольне Ивана Великого подрядился колокольного дела мастер Иван Фёдорович Моторин, без сомнения являвшийся самым выдающимся литейщиком своей Эпохи.

В Московскую артиллерийскую контору из правительствующего сената был прислан указ об изготовлении большого Успенского колокола. В деле по этому поводу, начатом в августе 1730 г., говорится:

«...Колокол лить артиллерийского ведомства колокольному мастеру Ивану Моторину, определя к нему для вспоможения московского Арсенала пушечного мастера одного, учеников 10 человек, а для лучшего вылития того колокола, над мастеровыми смотрения и к покупкам всяких к тому литью припасов и материалов определить от полевой артиллерийской команды артиллерийских офицеров двух человек».

Факсимиле И.Ф. Моторина

Готовясь к отливке, мастер заранее обдумывал и процесс подъёма колокола. Иван Моторин докладывал:

«К подъёму де оного колокола надлежит быть в покупе припасов: 4 столба сосновых, длиною на 12 сажен, в отрубе по 8 вершков, ценою по 6 рублёв за дерево, сто брёвен еловых длиною по 3 сажени, в отрубе по 5 вершков, ценою по восемь рублёв. Четыре ворота со всем убором, кроме канат, по 10 рублёв за ворот, на те вороты два каната мерою по 60 сажен, весом по 50 пудов, ценою по 80 коп. за пуд, восемь блоков 40 рублёв, а ежели нанять — 16 рублёв, сани, на чем вести колокол, из дубового лесу 16 рублёв, на подъем оного 100 рублёв, и того 308 рублёв, и, по определению коллегии Экономии минувшего февраля 28 дня, велено к подъёму того колокола на лесные и прочие припасы с наёмным блоком и мастером за работу означенное число деньги 284 рубли ему выдать и во утверждение взять у него Моторина сказку с подписанием взятья штрафа, что ему вышеозначенный колокол на Ивановскую колокольню поднять и утвердить, как надлежит, конечно, к наступающему празднику святых, без всяких отговорок, а при оном подъёме и утверждении никакого повреждения тому колоколу не учинить, а ежели паче чаяния несмотрением его, Моторина, тот колокол может как повредиться, и ему, Моторину, перелить в такой же вес и поднять и утвердить, как надлежит, своими материалами и работными людьми, не требуя от коллегии экономии ничего».

Колокол должны были отлить по чертежам, сделанным в Артиллерийской конторе. Так как там не было искусных резчиков для изготовления из дерева моделей икон, изображений императрицы, царя Алексея Михайловича и различных украшений и надписи, то из Петербурга, из интендантской конторы пьедестального дела были выписаны мастера Василий Кобылев, Пётр Галкин, Пётр Кохтев, Пётр Серебряков и формовального дела мастер Пётр Луковников, «с платою первым четырем по шесть рублей, а последнему по пять рублей в месяц жалованья».

Царь-колокол на постаменте

Предварительно Моторин отлил небольшую (весом 12 пудов) модель колокола. Чертежи, смета и модель, а также две модели механизма подъёма колокола были отправлены в Петербург для утверждения.

В связи с тем что вся подготовка, включая утверждение проекта, заняла около двух лет, непосредственная работа по изготовлению формы колокола, постройке печей и др. была начата лишь в январе 1733 г.

Для изготовления формы колокола были сделаны по чертежам, составленным русскими мастерами, два шаблона, один из них для внутреннего профиля, второй — наружного.

Формовку Царь-колокола производили на Ивановской площади, чуть восточнее колокольни Ивана Великого. Для этой цели была вырыта яма десятиметровой глубины, боковые стороны которой укрепили дубовыми брусьями с металлическими креплениями и обложили кирпичом. У основания ямы вбили дубовые сваи, на которых установили железную решётку для более прочного основания так называемой постели. Затем приступили к выкладке цоколя болвана. Диаметр этого фундамента был больше диаметра будущего колокола. В центре фундамента, высота которого была 35 см, было оставлено отверстие для выхода газов.

На фундамент наложили второе кольцо из кирпича, но уже на глиняной массе. На это кольцо установили шаблон. Затем, руководствуясь шаблоном, из кирпича сделали форму болвана. Всю стопу кладки для прочности укрепили проволокой, потайными полосами и обручами.

После этого на болван слоями наложили глиняную формовочную массу. Выровненная шаблоном, она образовала нужную форму внутренней части колокола. Глиняный слой обмазки обмотали проволокой и прокололи в нескольких местах, чтобы проходили газы. После просушки глину промазали салом, чтобы создать изолирующий слой между формовочным материалом.

Затем приступили к изготовлению тела (рубашки) колокола. Для этого был установлен второй шаблон, с внешними очертаниями колокола, а на болван в несколько слоёв нанесли жирную формовочную глиняную массу. Чтобы при просушке она не потрескалась, в слои рубашки но всей окружности формы закладывали мягкие волокна. Закончив шаблонирование наружного слоя, фальшивое тело подсушили, нанесли слой особой литейной краски, ещё раз выгладили шаблоном и дали просохнуть. На поверхность тела колокола в соответствующих местах наложили восковые украшения — изображения фигур, орнамент в виде трав, надписи.

После того как тщательно выверили правильность размещения украшений, приступили к изготовлению кожуха — верхней формы колокола.

С большим искусством на фальшивое тело колокола был нанесён первый слой глиняной массы. При этом особое внимание обращалось на заполнение всех деталей украшения. После подсушки первого слоя кожуха сверху нанесли ещё несколько слоёв жидко разведённой формовочной смеси, пока не получили слой в 7 мм. После хорошей просушки нанесли более густой слой из той же формовочной смеси, которую также просушили.

Плавильная печь

Чтобы форма лучше просыхала, внутри болвана развели огонь, продолжая в то же время наносить следующие слои кожуха. Между отдельными слоями, как и прежде, прокладывали льняные волокна, проволоку и бечеву, чтобы предупредить растрескивание формы при просушке. Для прочности в тело кожуха вставили изогнутые железные полосы-ребра и обручи, скреплённое проволокой. В результате получился, по существу, каркас, заменивший опоку. На последний слой глиняной массы кожуха наложили более толстые ребра, верхние концы которых были загнуты в виде крючков (для подхватывания при подъёме), а нижние — подогнуты под нижнюю кромку кожуха. Поверх рёбер были поставлены обручи, стянутые болтами.

После того как кожух просох, форму подняли за крюки при помощи соответствующих приспособлений, чтобы осмотреть и окончательно отделать.

Кожух осмотрели, исправили отдельные места формы, покрыли её краской и подсушили. Мастер теперь окончательно убедился в правильности украшений, отпечаток которых получился с внутренней стороны кожуха.

Затем приступили к окончательной отделке болвана. Рубашку разрезали по частям и аккуратно удалили её с болвана. Выложили из кирпича свод болвана и заделали его глиняной формовочной массой. В своде укрепили железную петлю для языка. Все это подсушивалось огнём, разведённым внутри болвана. После отделки формы на неё вновь установили кожух, с таким расчётом, чтобы он точно встал на прежнее место.

На запрос сената о ходе работ по изготовлению болвана и кожуха инженер-капитан Андрей Рух и колокольный мастер Иван Моторин в ноябре 1732 г. дали такие сведения: болван начнут делать 29 июня, он будет изготовлен через два с половиной месяца, т. е. к 15 сентября, с 15 сентября начнут делать кожух, сделают его в два месяца — к 15 ноября. Окончательно форма будет готова к литью к 13 декабря. 14 ноября приставленный к литью «для смотра и понуждения в работе» артиллерийский капитан Глебов доложил:

«Сего де ноября 1-го дня (по ст. ст.— Н. 3.) означенный колокольный мастер Моторин объявляет, хотя де прежним его объявлениям и показательно, что изготовит все к литью колокола к вышеописанному предыдущему декабря к 15 числу сего года, но того де исправить невозможно за множественностью тяжёлою великою работаю. Понеже де надлежит все делать по размеру со опасным аккуратством, и в сушении оного болвана снаружи управиться не мог затем, что продолжение было немалое в сушке болвана, так же за конечною работою за большими скобами и потайными полосами и обручами, ибо и поныне потайные полосы в болван не прирезаны и обручи не положены. И оное хотя происходит не от малолюдства кузнечных и прочих к тому надлежащих мастеровых и работных людей, которым притом перелитии с довольством имеется, но паче означенной скобы и большие полосы и обручи требовали сделании не мало времени».

Последней операцией технологического процесса формовки мастер установил в специальное гнездо наверху кожуха приготовленную заранее по деревянным моделям форму ушей.

Одним из важных условий получения хорошей отливки является правильное устройство литниковой системы. Иван Моторин выбрал такую конструкцию, чтобы в форму при её заполнении жидким металлом не попадали шлак и другие загрязнения. Для этого был устроен особый резервуар, так называемая литниковая чаша, которая при литье была наполнена металлом почти до краёв. Чистый металл поступал из чаши в форму, а шлак как более лёгкий держался на поверхности литниковой чаши.

Чтобы кожух выдержал давление расплавленного металла во время литья, все пространство между формой колокола и стенами литейной ямы засыпали землёй, тщательно её утрамбовав.

25 января 1734 г. Сенатская комиссия по надзору за отливкой колокола доносила в Петербург следующее:

«Поданное доношение колокольного мастера Ивана Моторина, который объявляет: дело же Успенского большого колокола... к литью приходит. Сего де января с 28 числа как болван, так и кожух, обжигать надлежит, которого де времени того обжигания будет с оного числа месяца, а потом надлежит разлучать кожух от тела и поднять оной кожух кверху, и как он де поднимется, а тело выберется, то уже медлить литьём дальнего продолжения никак не можно, дабы какой сырости от того медления не возымелось. И требует Моторин оное сушение и разлучение кожуха от тела к литью того колокола чинить ли, послать в С.-Петербург и Правительствующий сенат при ведении... и требовать на оно... донесение... немедленной резолюции».

Царь-колокол в литейной яме (гравюра XVIII века)

Из этого доношения следовало, что наиболее трудоёмкие работы по изготовлению колокола были закончены. Дальнейшая работа заключалась в том, чтобы высушить верхнюю форму и болван, вытопить воск, «которого времени обжигания будет с месяц»,— говорил Моторин. Затем предстояло снять верхнюю форму, очистить её от скоксовавшегося воска, исправить возможные случайные повреждения, удалить глиняную рубашку (тело) колокола, «озолить» болван, засыпать пространство, где была топка, песком, а затем снова опустить верхнюю форму (кожух) на болван, скрепить форму с железными брусьями, положенными на фундамент под болваном, и укрепить на ней форму колокольных ушей, которые «сготовлены отдельно».

Согласно сообщению Моторина, на все эти работы требовалось около шести недель. Дальше следовало сложить каменную стенку вокруг всей формы, чтобы во время литья не было никаких неожиданностей, а затем высушить эту кирпичную кладку.

Плавка металла для колокола производилась в четырёх плавильных пламенных печах, установленных вокруг литейной ямы. Каждая печь вмещала до 50 т металла. Расплавленный металл поступал в литейную чашу формы по специальным кирпичным желобкам.

Важным был вопрос о металле для будущего колокола. Металла от прежнего Успенского колокола, предназначенного к переливке, было, естественно, недостаточно. Поэтому Моторин потребовал «прибавок к наличному на угар и на прибыль олова английского 300 пудов, чтобы при литье колокола недостачи не было».

Однако в Москве не было достаточного количества олова, и его пришлось выписывать из Петербурга. Моторин требовал также для работ персидской меди — на прибыль и на угар — 1000 пудов. Вместо персидской меди Моторину отпустили сибирской чистой меди расковочной красной дощатой 798 досок, весом 500 пудов 3 фунта (8 т 191 кг), колпашной меди — 5960 колпаков весом 499 пудов 37 фунтов (8 т 188 кг) — всего 1000 пудов (16 т 380 кг).

26 ноября 1734 г., после получения из Петербурга разрешения на все важнейшие этапы работ, были затоплены все четыре печи, в которые было уже положено 5723 пуда 4 фунта (93 т 744 кг) больших кусков меди от старого колокола. 27 ноября добавлено ещё 1276 пудов 36 фунтов (20 т 915 кг) кусков меди. В тот же день развешена и загружена по печам красная медь весом 4 тыс. пудов. 28 ноября загружены в печи олово и медь весом 2 тыс. пудов (32 т 760 кг). Таким образом, полная первоначальная загрузка всех плавильных печей составила около 13 тыс. пудов.

Через 43 часа после начала плавки было обнаружено, что у двух печей поды подняло и медь ушла.

Литейный мастер Иван Фёдорович Моторин держал совет с пушечными мастерами Андреем Степановым, Андреем Арнальтом и с подмастерьем Копьевым, каким способом продолжать дальше плавку металла. Было решено оставшийся металл расплавить в двух других печах, добавив 6500 пудов (106 т 470 кг) меди и олова. Ради такого непредвиденного случая с Пушечного двора к печам срочно привезли 600 колоколов весом 1663 пуда (27 т 240 кг). Кроме этого было приказано отпустить с Пушечного двора 4137 пудов (67 т 764 кг) пушечной меди, 700 пудов (11т) олова.

Но неудачи продолжали преследовать мастеров. 29 ноября, через 75 часов работы, сообщили, что «из твёрдых двух печей в пламеннике одной печи потекла медь», в которую теперь дополнительно «меди сажать невозможно». Чтобы не допустить большой утечки, мастера решили выпустить оставшийся расплавленный металл в запасные печуры, потом все печи починить, а потом уже продолжать плавку.

Когда металл уже выпустили, вдруг заметили, что загорелась машина, предназначенная для подъёма кожуха формы колокола. Несмотря на присутствие артиллерийских и полицейских офицеров с командами, снабжёнными противопожарными инструментами, быстро распространявшийся огонь сразу погасить не удалось. Сгорела подъёмная машина, наполовину сгорела кровля. Обгоревшие дубовые бревна обрушились на приготовленную колокольную форму.

Факсимиле М.И. Моторина

После такого происшествия форму было необходимо разобрать и проверить её состояние, чтобы исправить все, что нужно, и продолжать литье. Дальнейший ход работ И. Ф. Моторин определял так:

 «Ныне же надлежит, по исправлении над колокольного формою кровли, попорченные печи разобрать и, выбрав из них медь, те печи по-прежнему сделать и наилучшим способом утвердить, а потом разобрать колокольную форму до фундамента и осмотреть, не имеется ли в той форме повреждения, и для того надлежит её с болвана поднять, и буде той форме повреждения не явится, то её надо немного подсушить, а потом, спустя, по-прежнему забутить и к литью колокола медь в печах растоплять и литьём оканчивать».

Иван Моторин снова принялся за дело, но закончить отливку огромного колокола мастеру помешала смерть. Его дело продолжил сын Михаил, который и раньше принимал участие в работах.

23 августа 1735 г., через несколько дней после смерти отца, Михаил Иванович Моторин писал в своей докладной:

«По смерти отца его остались при нем, Михаиле, крепостной его человек Гаврилов Лукьянов сын Смирнов да Огородной слободы посадский человек Андрей Фёдоров сын Маляров, которые при отце его Иване Моторине были при колокольных литьях, также при деле к перелитью Успенского большого колокола колокольной формы были же подмастерьями и колокольному делу искусны».

Помощниками при литье были определены также пушечные подмастерья Степан Копьев, Кирилл Полыхании и заподмастерье ученик Семён Петров.

Схема украшений Царь-колокола

Кроме литейщиков к работе были привлечены каменщики, кузнецы, слесари, пильники, столяры, плотники, вспомогательные рабочие, которые подносили кирпич, воду, известь, разводили и мяли глину, носили уголь, дули мехами. Всего было занято восемьдесят три человека мастеровых и рабочих людей. Различные работы, связанные с отливкой, выполняли скульпторы, пьедестальные и формовальные мастера, резчики. В общей сложности это чудо литейного искусства создавали около двухсот человек.

Для восстановления плавильных печей, повреждённых при первой плавке, Моторин дополнительно к прежним материалам запросил также кирпича красного гончарного подового 4 тыс. штук, кирпича красного городового донского 30 тыс. штук, кирпича гжельского белого 5 тыс. штук, глины белой гжельской 200 пудов, железа брусчатого и полосного сибирского 200 пудов, соснового и елового угля для сушки печей и т. д.

К этому добавим, что для отливки колокола было израсходовано одного кирпича 1214 тыс. штук, из этого числа на одну печь пошло 330 тыс. штук, на основание, облицовку — 300 тыс. штук, на выкладку болвана и укрепление кожуха — 250 тыс. штук.

На этот раз были приняты особые меры предосторожности с учётом противопожарных мероприятий, для выполнения которых из полиции было вытребовано 400 человек с пожарными трубами.

Снова началась отливка. 23 ноября 1735 г. зажгли литейные печи. Через 36 часов, когда металл расплавился, открыли летку первой печи, и медь пошла в колокольную форму. Через 4 минуты выпустили металл из второй печи, ещё через 13 минут — из третьей и из последней, четвертой,— через 7 минут после предыдущей. Таким образом, литье продолжалось .46 минут, причём каждую минуту в форму поступало 7 т металла. Оставшаяся в четвертой печи медь была выпущена в запасные печуры.

Царь-колокол. Фрагмент орнамента

Так 24 ноября 1735 г. литье Царь-колокола завершилось благополучно, о чем было оставлено свидетельство.

Каковы же вес и состав Царь-колокола?

Точного расчёта требовал металл, который предполагалось загрузить в печи при второй отливке. От первой отливки осталось металла 14 814 пудов 21 фунт (242 т 662 кг), к этому было добавлено олова 498 пудов 6 фунтов (8 т 160 кг). Всего при второй отливке было 15 312 пудов 27 фунтов (250 т 822 кг) металла. В остатке оказалось 2985 пудов 8 фунтов (48 т 898 кг) металла, следовательно, не учитывая угар, вылитый колокол весит 12 327 пудов 19 фунтов, или 201 т 924 кг.

Согласно анализу, произведённому в лаборатории минного корпуса, в сплаве Царь-колокола содержится меди 84,51%, олова—13,21%, серы — 1,25%. Потери составили 1,3%.

Но испытаниям, сделанным в 1832 г., в колоколе выявлено около 0,036% золота, что составляет примерно около 72 кг, и около 0,26% серебра, что составляет около 525 кг.

Высота колокола 6 м 14 см, а диаметр 6 м 60 см.

Царь-колокол является изумительным произведением русского колокольного искусства. Он не имеет себе равных во всем мире как но величине, так и но весу.

После отливки Царь-колокол остался в яме, в которой его отливали. Он стоял на железной решётке, расположенной на двенадцати дубовых сваях, вбитых в землю. Над ямой было сделано деревянное перекрытие.

29 мая 1737 г. в Москве был страшный пожар, известный под названием Троицкого. Пожар охватил и кремлёвские здания. Загорелась деревянная постройка над ямой, в которой стоял Царь-колокол. В яму стали падать горящие бревна. Чтобы колокол не расплавился, сбежавшийся народ стал заливать водою раскалённый металл. В результате быстрого и неравномерного охлаждения колокол дал трещины, и от него откололся кусок весом 11,5 т.

В литературе высказывались различные мнения. Некоторые считают, что перед пожаром 1737 г. колокол был повешен на особых подмостках, стоивших тогда 62 тыс. руб. Более распространено мнение, что колокол не вынимали из той ямы, где он отливался.

Чертёж подъёмных лесов Царь-колокола (1836 г.)

Второе предположение подтверждается тем, что при первоначальном подъёме колокол потащил бы за собой решётку, на которой он стоял с момента отливки. Если бы колокол был поднят, а затем вновь свалился бы в литейную яму, он не смог бы попасть на то же место, с которого был снят при подъёме. Не были сняты с колокола и литники, что при подъёме сделали бы обязательно.

Особой вехой в жизни колокола стала история его подъёма из литейной ямы.

Долгое время считали, что его вообще невозможно поднять, так как неоднократные попытки не приносили успеха.

Так было в 1792 г., затем в 1819 г. Спустя два года после этого яму расчистили, застлали досками и обнесли перилами, сделали лестницу, но которой можно было спускаться вниз и осматривать колокол.

15 1836 г. вновь было решено поднять колокол и поставить его на пьедестал. Это дело было поручено французскому инженеру Монферрану, строителю Исаакиевского собора и других грандиозных зданий.

Подъёмные работы начали с тщательной подготовки. Прежде всего вынули землю, окружавшую колокол, п поставили сруб, чтобы предупредить обвал. Зятем несколько насосов выкачали воду, чтобы осушить почву. После этого осмотрели весь колокол и убедились в том, что его можно поднять без какого-либо риска.

Шесть недель ушло только на сооружение лесов и других приспособлений.

И день начала подъёма колокола огромная толпа окружила Кремль. Как только заработали вороты и натянулись канаты, послышался треск лесов. Все увидели поднимавшийся колокол, тащивший за собой часть железной решётки, на которой он стоял. Тяжесть была настолько велика, что два каната лопнули и отскочил сломавшийся блок. Когда колокол прошёл четверть дистанции, дело ещё усложнилось, так как из-за разрыва канатов колокол принял неправильное положение, затруднявшее подъем, а затем лопнули ещё два каната. Подъем приостановился. В яму под висящий на канатах колокол спустился рабочий, который установил под колокол подставку из брёвен. По возвращении этого храбреца, рассказывает Монферран, колокол без приключений установили на бревна.

Анализируя неудачу первой попытки подъёма, инженер объясняет её непрочностью канатов, которые испортились от сырости при перевозке из Петербурга в Москву, а потом мокрые пролежали ещё в течение шести месяцев.

Подъём Царя-колокола в 1836 г. (с современного рисунка)

Заказали новые канаты, число воротов увеличили до 20.

По окончании всех приготовлений был назначен новый подъем в присутствии генерал-губернатора, главных начальствующих лиц города и членов комитета по строительству Кремля.

В пять часов утра 23 июня 1836 г. солдаты стали у воротов, а в шесть часов пять минут вороты заработали. Блестяще выполненный подъем длился 42 минуты 33 секунды. Вслед за этим яму прикрыли крепким помостом из брёвен, поставили на него полозья на катках и опустили на них колокол. Затем передвинули его на подготовленный восьмигранный постамент, расположенный рядом с колокольней Ивана Великого, где он и стоит с 26 июля 1836 г.

Надпись на пьедестале, составленная архитектором Монферраном, неточна: колокол вылит не в 1733 г. Указ сенату о литье его последовал 26 июля 1730 г. В январе 1734 г. Сенатская комиссия доносила, что болван и кожух колокола окончены и испрашивали позволения обжигать и приступить к литью, следовательно, к отливке приступили в 1734 г. Но первая его отливка была неудачна. Её повторили в 1735 г. Таким образом, колокол пробыл в земле не 103 года, если учитывать, что он не поднимался, а 101 год 7 месяцев (24 ноября 1735 г. отлит, 23 июня 1836 г. поднят).

Вскоре после извлечения колокола из литейной ямы на нем установили четыре кронштейна, которые поддерживают шар с бронзовым крестом.

Несколько раз, но всегда безуспешно, поднимался вопрос о спайке колокола. В одних случаях останавливала очень большая сумма стоимости спайки, в других — и это, пожалуй, главное — то, что припаять отколотый 11,5-тонный кусок к Царь-колоколу с гарантией сохранения его нормального звука не представляется возможным. Поэтому этот уникальный колокол сохраняется в том виде, каким он был извлечён из ямы. Этот памятник имеет большое историческое значение, и какие-либо эксперименты над ним недопустимы.

С художественной стороны колокол замечателен красотой своей формы и скульптурных украшений. Его верхний и нижний фризы с большим искусством украшены узором ИЗ пальмовых ветвей. К сожалению, во время заполнения металлом формы в некоторых местах произошли смывы. Особенно это видно на изображениях отдельных фигур. Такие места нельзя считать «недочеканенным изображением», как это иногда приходится слышать.

Более 235 лет прошло со времени создания Царь-колокола, но слава его с каждым днём становится все шире. В наши дни он неотделим от художественного облика Московского Кремля — политического центра Советского государства.