sci_tech Авиация и космонавтика 2002 07

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 26.02.2011 FBD-E18CFB-FB43-8A44-2DA4-1D61-8268-260474 1.0 Авиация и космонавтика 2002 07 2002

Авиация и космонавтика 2002 07

От редакции

12 августа 2002 года Военно-воздушные силы торжественно отметят свое 90-летие. Зародившись первоначально в рамках инженерного ведомства русской армии, они уже к лету 1912 года получили путевку в самостоятельную жизнь.

Последующие годы проходили на фоне неуклонного возрастания роли и значения воздушного флота в военном деле. Это позволило говорить о решающем вкладе Военно-воздушных сил Советской Армии в разгром фашистской Германии и ее союзников в годы Второй мировой войны.

На современном этапе Военно-воздушные силы, организационно оформленные в новый вид Вооруженных Сил Российской Федерации, выступают важнейшей составной частью в общей системе национальной безопасности нашего государства.

Несмотря на определенные сложности и трудности переходного периода, в Военно-воздушных силах, в целом, удалось сохранить накопленный многолетний опыт и боевые традиции российских авиаторов и защитников воздушных рубежей страны. Сегодня они всесторонне воплощаются в ратных делах нынешнего поколения защитников Отечества, приумножаются в ходе решения боевых и учебно-боевых задач.

Накануне знаменательного события в жизни Военно-воздушных сил, хочется пожелать редакции журнала "Авиация и Космонавтика" больших творческих успехов в популяризации и активной пропаганде авиационно-космического наследия России, а постоянным читателям журнала – дальнейшего творческого приобщения к вопросам авиации и космонавтики и всесторонней поддержки этих начинаний в нашем обществе, на благо нашей Великой Родины.

Ростислав АНГЕЛЬСКИЙ

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ УПРАВЛЯЕМЫЕ РАКЕТЫ "ВОЗДУХ-ВОЗДУХ"

(Продолжение. Начало в № 1-4/2002 г.)

РАКЕТА К-7

Ракета K-7JI под крылом опытного самолета Т-3

Как уже отмечалось, Постановлением от 30 декабря 1954 г. создание ракет "воздух-воздух" было поручено ряду организаций, в том числе заводу № 134, работы в котором велись под руководством главного конструктора И.И. Торопова. Ранее эта организация занималась разработкой только классического авиационного вооружения, так что опыт проектирования не то что ракет, а вообще каких-либо летательных аппаратов практически отсутствовал. Тем не менее за новую тему – разработку ракеты К-7 для перспективного скоростного суховского перехватчика Т-3 – в ОКБ взялись с энтузиазмом и с размахом, как оказалось впоследствии, не вполне оправданным. Фактически в ОКБ завода N9 134 под наименованием К-7 разрабатывалась не одна ракета, а несколько изделий, объединенных общим индексом и унифицированным твердотопливным двигателем ПРД-21. Да и он, впрочем, в одной из проработок не предусматривался.

Наибольшей преемственностью в сравнении с К-5 обладала ракета K-7J1 – вариант с системой наведения по лучу РЛС "Алмаз-3". Как и для большинства ракет, заданных Постановлением 1954 г., для К-7 предусматривалось достижение максимальной дальности до 9… 12 км. Для обеспечения приемлемой эффективности при наведении по лучу самолетной РЛС, ракету оснастили боевой частью, втрое более тяжелой по сравнению с примененной на К-5. Наряду с необходимостью обеспечить большую дальность, это решение обусловило и вдвое больший стартовый вес новой ракеты, а также примерно полуторакратное увеличение длины. Как и на К-5, в носовой части К-7Л размещались радиовзрыватель и боевая часть, а в хвостовой – аппаратура радиоуправления с антенным устройством, что потребовало применения двигателя в двухсопло- вом исполнении. Однако, в отличие от первой серийной советской ракеты "воздух – воздух", К-7Л была выполнена по нормальной аэродинамической схеме, так что рули с приводом и элементами автопилота располагались позади двигателя.

За счет богатого технического задела по системе наведения разработка К-7Л шла с опережением по отношению к другим вариантам. Уже в 1956 г. прошел заводские испытания специально переоборудованный Як-25 № 0109, оснащенный макетом РЛС "Алмаз", с которого были проведены пуски управляемых по лучу ракет. Испытания продолжились в следующем году. Было выполнено 99 полетов, проведено 38 пусков ракет.

Как и при создании К-6, на смену К-7Л шел ее усовершенствованный вариант – К-7ЛВ, предназначенный для поражения целей на высотах до 22 км. Были изготовлены и ракеты в варианте К-7М, отличавшиеся широким применением неметаллических материалов в конструкции.

К концу сентября 1958 г. с МиГ-19 № 101 и № 102 удалось провести 25 пусков, подтвердивших правильность заложенных в ракету основных технических решений. Результаты испытаний также свидетельствовали о стабильности баллистических характеристик и подтверждали возможность применения ракет с Т-3 и Як-25. Однако проведению совместных испытаний препятствовала неготовность штатного носителя Т-3. Что не менее важно, уже в 1957 г. разработчики Т-3, для которого предназначалась ракета К-7Л, стали склоняться к переходу на более перспективную самонаводящуюся ракету К-8, отрабатывавшуюся в ОКБ-4.

С некоторым опережением по отношению к К-7Л испытывался ее отработочный уменьшенный вариант К-75. По массо-габаритным характеристикам эта ракета, наводимая получу РЛС "Изумруд-2", примерно соответствовала К-5, что позволило использовать ее двигатель и элементы бортовой аппаратуры. Уже в 1956 г. начались пуски с переоборудованных соответствующим образом Як-25 № 1608 и № 1808. С 5 марта по 10 июня на Як-25К №1608 с модернизированной РЛС "Изумруд" выполнили 23 полета и провели три пуска ракет на высотах 5 и 12 км. Однако, в качестве боевой ракеты К-75 не имела ощутимого превосходства над технологически более предпочтительной К-5М – модернизированной К-5. Да и интерес к ракетам, наводимым получу, постепенно спадал из-за их бесперспективности. В ноябре 1957 г. Як-25 № 1608 возвратили в ЛИИ и переоснастили для проведения испытаний неуправляемых авиационных ракет ТРС-85.

Конструкторы завода N9 134 вели и разработки самонаводящихся вариантов ракеты К-7 – К-7СТ с тепловой головкой самонаведения ТГС-56С и К-7С-3 с полуактивной радиолокационной РГС-56С разработки ОКБ-287, сопрягаемой с самолетной РЛС "Алмаз-7". При этом, в отличие от получившей в дальнейшем широкое распространение практики разработки унифицированных вариантов самонаводящихся ракет, различавшихся только носовой частью с "радийной" либо "тепловой" ГСН, конструкторы завода N° 134 проектировали свои первые ракеты исходя из различного расположения основных систем и агрегатов. Наводимую по лучу РЛС ракету К-7С-3 выполнили по нормальной аэродинамической схеме, а К-7С – как "бесхвостку". По постановлению от 7 марта 1957 г. были развернуты работы по предназначенному для третьего и последующих вариантов микояновского истребителя Е-150 еще одному варианту ракеты К-7 – К-70 с ГСН разработки конструкторов ОКБ-287 во главе с B.C. Дегтяревым.

В 1957 г. были выпущены эскизный проект и рабочая документация по К-7С-3, а в следующем году начались ее заводские испытания. Помимо сложностей с отработкой бортовой аппаратуры, задержка хода испытаний определялась недоработанностью и малым ресурсом носителя – Т-3. Для обеспечения более стабильного хода испытаний по инициативе завода № 134 к летной отработке ракет подключили и специально доработанный Як-25 № 0221. В целом, вместо намеченных 38 пусков удалось провести только 1, да и то не с Т-3, а с нештатного носителя – Як-25.

В 1958 г. были проведены и по три пуска ракет К-7СТ с различными тепловыми ГСН, разработанными в ЦКБ- 393 коллективом С.М. Николаева и в НИИ-10 конструкторами во главе с Н.В. Смирновым.

Как и следовало ожидать, распыление сил привело к недопустимому отставанию от установленных сроков. Постановлением от 4 июня 1958 г. разработка К-7 для Т-3 была прекращена и в следующем году работы по этой теме уже не велись.

Во-первых, к этому времени ОКБ-4 ушло далеко вперед с отработкой своей самонаводящейся ракеты К-8 с близкими к К-7 характеристиками. Концепция целевой разработки специальной ракеты для каждого типа перехватчика была отвергнута после подтверждения возможности достаточно универсального применения ракет ОКБ Бисновата.

Во вторых, практически все силы ракетчиков ОКБ завода № 134 были брошены на выполнение особо важного задания – воспроизведение американского "Сайдуиндера" как ракеты К-13.

РАКЕТА К-9 (Изделие 90)

К-9-51

Во второй половине пятидесятых годов определилась потребность в создании управляемой ракеты "воздух-воздух" с характеристиками, более высокими, чем заданные постановлением 1954 г.

Разработка такой ракеты под индексом К-9 велась применительно к суховскому перехватчику П-1, а затем и к рассчитанным на достижение скорости до 3000 км/час тяжелым однодвигательным перехватчикам семейства Е-152 и Т-37, в конце пятидесятых годов проектировавшихся, соответственно, в ОКБ-155 Микояна и ОКБ-51 Сухого. Исходя из веяний времени, разработка ракет, получивших наименования К-9-155 и К-9-51 в соответствии с нумерацией ОКБ, велась непосредственно создателями самолетов-носителей.

Ракета ОКБ П.О Сухого К-9-51 (Р-38), начатая разработкой еще применительно к перехватчику П-1, разрабатывалась по нормальной аэродинамической схеме и напоминала уменьшенный вариант ракеты К-80. На стадии изготовления опытных образцов в связи с прекращением работ по самолету Т-37 в начале 1960 г. разработка ракеты К-9-51 была прервана.

В отличие от Т-37, только по общей конструктивной схеме преемственного к ранее созданным суховским перехватчикам и требовавшего для своего производства освоения новых титановых технологий, микояновский Е-152 был благополучно доведен до летных испытаний. Уже в то время ход работ по бортовому радиоэлектронному комплексу в значительной мере определял возможность своевременного успешного завершения разработки комплекса перехвата. Предусматривалось оснащение Е-152 радиолокационной станцией "Ураган-5Б" как составной частью комплексной автоматизированной системы перехвата "Ураган-5".

Исходя из многолетнего положительного опыта работ ОКБ-155 по крылатым ракетам "воздух-земля", осуществлявшихся совместное КБ-1 Госкомитета по радиолектронике, эта организация в конце мая 1958 г. была привлечена к разработке не только полуактивной радиолокационной ГСН ракеты К-9, но и самолетной бортовой РЛС ЦП-1, функционирующей в составе системы "Ураган". Предполагалось, что дальность обнаружения бомбардировщиков составит до 50 км, втрое превысив соответствующий показатель РЛС "Ураган". В КБ-1 главным конструктором системы в целом был назначен Колосов, системы К-9 – А.И. Савин, ее системы управления – Д.Л. Томашевич. Первоначально разработку принципиальной конструктивной схемы ракеты поручили КБ-1, а рабочей конструкторской документации – конструкторам завода № 134 во главе с Тороповым. Некоторое время ракету для микояновского перехватчика так и именовали К-9-134. КБ-1 подготовило предварительные чертежи и передало их на завод № 134. Однако исследования ЦАГИ показали неприемлемость основных параметров компоновки, принятой КБ-1. Разработка рабочей документации была приостановлена. С началом эпопеи с воспроизводством "Сайдуиндера" завод N9 134 постарались максимально разгрузить от выполнения остальных тем, так что дальнейшие работы по К-9 продолжались на микояновской "фирме" с приданием ракете прежнего обозначения К-9-155.

Управляемая ракета К-9 была выполнена по схеме с поворотным крылом, аналогично известной американской ракете "Сперроу". Микояновцы предусмотрели реализацию ряда новшеств, несколько обогнавших время – широкое использование композиционных материалов, применение двухрежимного твердотопливного двигателя ПРД-56 со стартовой тягой, вдвое превышающей маршевый режим.

Стартовая масса ракеты составила 245 кг, масса боевой части – 24 кг. Ракета наводилась по методу параллельного сближения, подрыв боевой части осуществлялся от неконтактного взрывателя. Максимальная дальность пусков должна была составлять 9 км при скорости полета ракеты до 1400 м/с. Для приема опорного сигнала самолетной РЛС использовались антенны-штыри на оперении, в дальнейшем замененные на пластинчатые антенны-пластины на корпусе.

В состав ракеты входили полуактивная радиолокационная ГСН ЦР-1, радиовзрыватель ЦРВ-1, автопилот АПЦ-18, предохранительно-исполнительный механизм И-60.

В 1959 г. началось изготовление ракет опытным производством ОКБ-155 с использованием документации КБ-1.

Первый полет на самолете Е-152А Г.К. Мосолов выполнил 10 июля 1959 г. К концу марта 1961 г. было осуществлено по 5 пусков баллистических вариантов ракет (изделий 91) с наземных ПУ и в воздухе с истребителя Е-152А. Кроме того, в декабре с этого самолета было запущено 5 программных вариантов ракеты – изделий 92. Было изготовлено 5 самолетных РЛС ЦП-1, 15 комплектов бортовой аппаратуры, 25 экспериментальных ракет. В промежутке между пусками ракет Е-152А принял участие в параде над Тушино. Раскраска размещенных на подкрыльевых пилонах ракет К-9 была призвана придать треугольную форму их трапециевидным поворотным крыльям, что способствовало еще большему сходству микояновской ракеты со "Сперроу". Задуманное искажение формы не сработало – на схемах в зарубежных справочниках достаточно верно воспроизводился внешний вид ракеты, получившей наименование АА-3 "Ash". Сам самолет Е-152 получил код "Flipper" и якобы советское наименование МиГ-23. Двухдвигатель- ная модификация самолета не получила развития. Достигнутая максимальная скорость 2300 км/час была существенно меньше заданной. Из-за трудностей с отработкой системы "Ураган" еще в 1960 г. пытались обеспечить сопряжение Е-512-9 с радиоэлектронными средствами лавочкинской зенитной ракетной системы "Даль", а в следующем году – с системой наведения "Воздух-1".

Ракета К-9-155 под крылом опытного перехватчика Е-152А и ее схема

Первый полет Е-152 с двигателем Р-15 состоялся 21 апреля 1961 г. Пилоны с ракетами К-9 размещались на срезанных законцевках крыла. Такая схема, уже тогда освоенная за рубежом, получила распространение в отечественной авиации только спустя два десятилетия. Второй экземпляр самолета – Е-152-2 с новым комплексом наведения "Смерч" совершил первый полет 21 сентября. Первоначально на нем предусматривалась установка РЛС ЦП-1 и ракет К-9. Однако программа Е-152 осуществлялась с очень большим отставанием от плановых сроков, в основном из-за ненадежности двигателя Р-15. Кроме того, к концу 1961 г. КБ-1 практически прекратило работы по теме К-9. Напротив, разработка ракет К-80 для Ту-128 успешно продолжалась. Поэтому в 1962 г. было принято решение применить их и на самолетах семейства Е-152, заменив РЛС ЦП-1 на станцию "Ураган-5Б-80", получившую затем наименование "Смерч-А". При этом переделанный самолет получил обозначение Е-152П. Но к этому времени все работы велись уже в обеспечение программы Е-155 – будущего МиГ-25П. Позднее пусковые устройства ракет перенесли с законцовок крыла на подкрыльевые пилоны, и перехватчик стал именоваться Е-152М.

РАКЕТА К-8 ( изделие 24)

В соответствии с важнейшим Постановлением Партии и Правительства от 30 декабря 1954 г. №2543-1224, определившим создание нескольких ракет "воздух-воздух" для перспективных истребителей, возглавлявшемуся М.Р. Бисноватым ОКБ-4 поручалась разработка ракет комплекса К-8 для перехватчика Як-25К, оснащенного радиолокатором "Сокол-К", разрабатывавшимся в ОКБ-339 под руководством Г.М. Кунявского.

Эта работа не могла стать прямым продолжением ранее проводившейся М.Р. Бисноватым разработки ракеты СНАРС-250. В соответствии с колоссальным прогрессом авиации за время, прошедшее с 1948 г., существенно ужесточились требования к диапазону скоростей и высот поражаемых целей – ведь первая отечественная самонаводящаяся ракета "воздух-воздух" СНАРС-250 предназначалась для поражения только дозвуковых самолетов! Тем не менее опыт, накопленный коллективом М.Р. Бисновата в конце сороковых – начале пятидесятых годов, оказался исключительно ценным и позволил обогнать другие проектные организации, задействованные Постановлением от 30 декабря 1954 г., и, в отличие от них, успешно довести порученную работу до принятия ракеты на вооружение и ее постановки в серийное производство с последующей многократной модернизацией и эксплуатацией вплоть до начала девяностых годов.

Важную роль в успехе ОКБ-4 сыграло и то, что его конструкторы сразу приступили к созданию самонаводящейся ракеты, в отличие от разработчиков К-6 и К-7, потративших много сил и времени на работы по вариантам ракет с уже отработанной, но бесперспективной системой наведения по лучу самолетной РЛС.

На ранней стадии проектирования К-8 прорабатывалась варианты ракеты, выполненные по схеме "утка" ("изделие 21") и по нормальной аэродинамической схеме ("изделие 22"). Принятый для дальнейшей разработки вариант ракеты ("изделие 24"), как и СНАРС-250, был выполнен по схеме "утка", но при этом рули были расположены по "X" – образной, а не "+" – образной схеме. Раскладка сигналов управления по осям, повернутым на 45 , уже не представлялась сложной задачей. Диаметр ракеты уменьшился до 275 мм, стартовый вес практически соответствовал СНАРС-250.

С учетом печальных результатов отработки СНАРС-250, на К-8 с самого начала предусматривалось применение гиростабилизированной, а не связанной с корпусом головки самонаведения.

Умудренный горьким опытом, Бисноват добился развертывания широкого фронта работ по ключевому элементу разработки – головке самонаведения, предусмотрев, соответственно, и изготовление нескольких вариантов ракеты.

Тепловая ГСН разрабатывалась на конкурсных началах Д.М. Хоролом и его сотрудниками в ЦКБ-589 под индексом С-1 для изделия 24Н (К-81) и коллективом Н.В. Смирнова под наименованием ТГС-57 "Сокол" в НИИ-10 для ракеты в варианте К-84. Полуактивную радиолокационную ГСН ПАРГ- 1 для "изделия 24В" (К-82) разрабатывал коллектив во главе с Н.А. Викторовым в НИИ-648. Кроме того, другой вариант радиолокационной головки самонаведения под наименованием РГС-1 создавался под руководством B.C. Дегтярева в ленинградском ОКБ-287 для "изделия 24Д".

Автопилот АПС-8 проектировался конструкторами завода № 118, радиовзыватель "Снегирь" – в НИИ-504, боевая часть – в СКБ-147. Как и двигатели для других авиационных ракет, твердотопливный ПРД-25 разрабатывался в КБ-2 завода № 81 (ныне НПО "Искра" под руководством И.И. Картукова.

По проектным материалам дальность пуска ракеты составила 2…8 км, при этом поражались цели, летящие со скоростями 600… 1100 км/час на высотах 5…18 км.

В сентябре 1956 г. начались испытания экспериментальных ракет на специально подготовленном Як-25М № ОНО с действующим макетным образцом РЛС "Сокол-2К" – станцией "Сокол-2", доработанной под применение управляемых ракет, – и с размещенными между гондолами двигателей и фюзеляжем пусковыми устройствами с направляющими, сдвинутыми назад относительно передней кромки крыла. К концу года на испытания поступил отработочный вариант ракеты с автономной системой управления – "изделие 24А". Эти ракеты, как и "изделия 24Н" с тепловой ГСН, в следующем году испытывались и с другого Як-25М – N9 0119. На этом самолете направляющие пусковые устройства были выдвинуты вперед относительно передней кромки крыла, то есть размещены по схеме, получившей в дальнейшем широкое распространение. Самолет N9 0110 был доработан в части РЛС, прошел соответствующие испытания и 12 июля был отправлен во Владимировку для проведения пусков боевых "изделий 24Н", в том числе и по реальным целям.

Як-25 с ракетой К-8

Ракеты К-8М по микояновском Е-75Ф

Всего было выполнено 111 полетов, в том числе 72 с управляемыми ракетами, осуществлено 42 пуска ракет, включая два, выполненных по мишени. Было выявлено немало недостатков как по самой ракете, так и по самолетной аппаратуре. К концу этого этапа испытаний основные недостатки системы управляемого вооружения были устранены, но серийное производство Як-25 уже завершилось, а трудоемкое переоборудование только что выпущенных самолетов признали нецелесообразным. К этому времени уже летали сверхзвуковые варианты яковлевского двухмоторного самолета Як-27. Для этого перехватчика система К-8 могла быть применена практически без доработок. Кроме того, к концу 1957 г. К-8 рассматривалась как вооружение скоростных тяжелых перехватчиков И-75 и Е-150 ОКБ Микояна, а также суховского Т-3.

Отработка ракет плавно переплыла на Як-27, оснащенный той же РЛС и обозначенный Як-27К. Уже 19 июля 1957 г. во Владимировку был направлен второй опытный Як-27 N9 58, доработанный под применение К-8 по приказу МАП от 16 мая 1957 г. К началу следующего года на полигон прибыл еще один носитель – переоборудованный серийный Як-27 N9 0201. На этих самолетах, а также на других переоборудованных серийных Як-27 с заводскими номерами 0503, 0104, 0204 установили пусковые устройства ПУ-1-8, в дальнейшем нашедшие применение на других самолетах – носителях К-8 и ее последующих модификаций. На Як-25 и Як-27 летали летчики-испытатели М.Л. Петушков и В.А. Шевченко и др.

Вначале испытывались ракеты с ночной ГСН "С-1-200" , которые комплектовались автопилотом АПС-8-24М и радиовзрывателем "Снегирь". По результатам двух пусков была осуществлена доработка радиовзрывателя, усилено крепление боевой части. Доработанные ракеты испытывались в марте 1958 г. по мишеням САБ-100-25-М на высотах до 13 км. Затем, перейдя к пускам по Ил-28, 23 и 27 мая сбили два беспилотных бомбардировщика на дальностях 5…6км при высоте полета 9…10 км.

С июля начались облеты ракет с усовершенствованными "дневными" ГСН С-1-У и автопилотами АПС-8-24М2Д. Испытания "изделий 24Н" с круглосуточными головками самонаведения С-1-Д-58 начались с 10 октября 1958 г. Пять первых пусков прошли неудачно, в основном из-за отказов системы питания ГСН сжатым воздухом.

Ракеты К-82 ("изделие 24В") с радиолокационной ГСН были подготовлены к испытаниям пусками по парашютным мишеням еще в ноябре 1958 г, но из-за выхода из строя переоборудованного первым Як-25 N9 0119, пуски начались только в следующем году. Ракеты доработали для обеспечения более надежной герметизации гироскопов, изменили постоянную времени автопилота.

В ходе испытаний провели 74 полета, в результате 7 пусков ракет сбили 4 парашютные мишени и 3 беспилотных Ил-28 на высотах 9… 10км с дальности 5…6км. Отработка ракет с радиолокационными ГСН затянулась – заводские летные испытания "изделия 24В" завершились только в августе 1959 г., а "изделия 24Д" с головкой ОКБ-287, испытывавшегося на Як-25М № 0110, – 2 ноября того же года.

Для испытаний ракет К-84 с тепловой ГСН разработки НИИ-10 к концу 1958 г. переоборудовали опытный Як-27 N9 58, но к этому времени отработка варианта ракеты с головкой ЦКБ-589 ушла далеко вперед. Начались совместные летные испытания "изделия 24Н" на самолетах №№- 0104, 0204 и 0503, которые завершились в апреле 1959 г. рекомендацией о принятии на вооружение.

К сожалению, по уровню летно-технических характеристик – максимальная скорость 1270 км/час, потолок 16500 м – Як-27 явно уступал новым самолетам ОКБ Сухого и Микояна и не был запущен в серию в истребительном варианте. С учетом стремительного развития авиации вероятного противника требования к ракетному оружию соответственно корректировались. В частности, максимальную дальность нужно было увеличить с 8 до 12 км, а высоту поражаемых целей – довести до 23000 м.

РАКЕТА К-8М (Р-8М, изделие 24-2)

С учетом положительных результатов испытаний ракеты К-8, ее усовершенствованный вариант под наименование К-8М был задан для вооружения одного из вариантов перехватчика Т-3, создаваемого в ОКБ-51 П.О. Сухого в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 16 апреля 1958 г. N9 419-198. Применительно ко второму этапу разработки этот самолет, в отличие от более ранней модификации Т-3-51, получил обозначение Т-3-8М. Изделие Бисновата явно обогнало детище Торопова, и Сухой окончательно отказался от первоначально заданной для его самолета более легкой К-7. Применение ракеты К-8М обеспечивалось перспективным радиолокатором "Орел", создаваемым коллективом Кунявского в развитие РЛС семейства "Сокол". Ракета комплектовалась доработанными системами – тепловой головкой самонаведения С1-Д-58 и радиолокационной – ПАРГ-1В, радиовзрывателем "Снегирь-М". Начало совместных испытаний планировалось на апрель 1959 г.

Первым под новое вооружение переоборудовали опытный самолет ПТ-7, изменив его обозначение на Т-47-3. Затем, в апреле и мае 1959 г., завершилась доработка серийных Т-47 № 0109 и № 0202, получивших обозначения Т-47-4 и Т-47-5. Только второй из них наконец оборудовали РЛС "Орел", доведенной до относительно работоспособного состояния. Для проведения испытаний назначили ведущих летчиков А.А. Кознова и Е.С. Соловьева.

С августа 1959 г. во Владимировке на еще некомплектных по бортовой радиоэлектронике самолетах Т-47-4 и Т-47-5 начался заводской этап летных испытаний комплекса, в ходе которого до конца года провели 10 автономных пусков ракет К-8М. Как и при отработке К-8, работы по "тепловому" варианту велись с опережением по отношению к "радийному". С 30 ноября перешли к первому этапу госиспытаний (этап "А"), на котором с вновь поступивших самолетов Т-47-7 и Т-47-8 испытывались "изделия 24-2Н" с тепловыми ГСН. В ходе 25 из 44 полетов с 15 ракетами при облетах Ту-16, Ил-28, JIa-17, МиГ-19 и Т-3 был обеспечен захват цели ТГС на дальности более 8км, в остальных случаях РЛС не обеспечила своевременную выдачу сигнала "подготовка", и захват осуществлялся на меньших дальностях.

Ракета К-8М с ТГС

Радийная ракета К-8М под крылом Су-11

В начале 1960г. деятельность ОКБ-4 по разработке ракет К-8М стала предметом рассмотрения на Научно-техни- ческом совете Госкомитета по авиационной технике. Военные высказали немало претензий к предъявленным на испытания, но явно неотработанным в наземных условиях дневным ГСН, сетовали на необходимость вводить предпусковую уставку в систему управления ракеты в соответствии с условиями пуска. Разработчики пеняли на сумбурный характер работ – им пришлось "пересаживаться с самолета на самолет", переходя с яковлевской машины на суховскую. Заказчики и ракетчики дружно упрекали разработчиков самолетной РЛС, низкая надежность которой систематически становилась причиной срыва плановых испытаний.

Более или менее доведенная РЛС подоспела только ко второму этапу госиспытаний, начавшемуся 26 апреля 1960 г. Под испытания К-8М с "радийной" ГСН доработали самолеты Т-47-7 и Т-47-8. На втором этапе ("Б") до конца года в 119 полетах было осуществлено 37 пусков "тепловых" ракет по парашютным мишеням ПМ-2, высотной мишени ВУМ и беспилотным Ил-28, подтвердивших соответствие тактико-техническим требованиям. В ходе испытаний был проведен ряд доработок, в частности разработан виброустойчивый сбрасываемый в полете защитный колпак для ТГС. Кроме того, для повышения помехоустойчивости разнесли передающие и приемные антенны радиовзрывателя.

По "радийному" варианту ракеты К-8М ("изделию 24-2В") в мае 1960 г. провели доработку головки ПАРГ-1ВВ с повышением частоты конического сканирования до 20 Гц, В ходе этапа "А" испытаний с 15 июня по 2 августа 1960г. было проведено 15 полетов с пуском 3 ракет по парашютной мишени ПМ-109 и двух – по Ил-28. На этапе "Б" с участием пяти самолетов в 1960 г. было выполнено 25 полетов, проведено 14 пусков ракет.

В испытаниях работали летчики Б.М. Андрианов, В.М. Андреев, Н.П. Захаров, П.Ф. Кабрелев, Э.М. Князев, а также будущий космонавт и первая жертва в истории советской космонавтики В.М. Комаров.

По результатам испытаний выявилось существенное снижение дальности самолета Т-3-8М по сравнению с Т-3-51 из-за увеличенного аэродинамического сопротивления более крупных ракет и использования неоптимального воздухозаборника с большим центральным телом, что потребовало применения на Т-47 более экономичного двигателя АЛ-7Ф2 взамен АЛ-7Ф1.

Испытания второго этапа, на котором было задействовано 5 самолетов (Т-43-3, Т-43-5, Т-43-6, Т-43-8, Т-43-11) продолжались до мая 1961 г. Акт Госкомиссии по завершению испытаний был утвержден 8 июня 1961 г, а спустя месяц пилотируемый Е.Н. Соловьевым Т-47-8 принял участие в тушинском параде. Впервые показанные ракеты К-8М получили на западе обозначение АА-3 "Anab".

Авиационный ракетный комплекс перехвата Т-3-8М был принят на вооружение Постановлением от 5 февраля 1962 г. N9 139-67 с присвоением наименования Су-11-8М. Ракеты К-8М стали именоваться Р-8М, радиолокатор "Орел" – РП-11. Комплекс обеспечивал перехват целей, летящих со скоростями 800… 1600 км/час на высотах от 8 до 23 км. Дальность обнаружения целей РЛС РП-11 составляла 25…26 км, а их автосопровождение начиналось с удаления 16… 17 км. Пуск ракет Р-8М осуществлялся на дальностях до 12 км. Ракета весом 275 кг оснащалась боевой частью весом 40 кг, при этом обеспечивалось поражение цели залпом двух ракет с вероятностью 0,8…0,9.

Ракета серийно выпускалась на заводах в Болшево, Ижевске, Коврове и Киеве, при этом последний был определен в качестве головного предприятия с передачей ему основной технической документации. На первых порах запуск в серию сдерживался недопоставкой ГСН С-1Д-58 и радиовзрывателей. Относительно небольшое число перехватчиков – всего около сотни Су-11 было построено на заводе N9 153 в Новосибирске с 1961 по 1965 г.

В ходе отработки К-8/К-8М, шедшей с опережением по отношению к работам по другим ракетам, заданным Постановлением 1954 г., ее разработчики первыми столкнулись с рядом сложных научно-технических проблем. Часть из них была решена практически раз и навсегда, а часть и в дальнейшем, на последующих ракетах, потребовала тщательной отработки как конструкторских, так и технологических решений.

В частности, за счет введения так называемого "спарника" для шарнирной связи корпусов гироскопов тангажа и курса удалось исключить уход гиростабилизатора головки самонаведения РГС-1 по этим каналам, возникавшей под действием колебаний по крену. Намного сложней оказалась борьба с так называемыми синхронными ошибками, порождаемыми неоднородностью характеристик преломления радиолуча в различных зонах обтекателя. Для исключения паразитной обратной связи по поперечной перегрузке пришлось менять конструкцию обтекателя и применяемые в нем материалы, вводить специальную фильтрацию сигнала.

Помимо суховских самолетов, ракеты семейства К-8/К-8М предусматривались и в качестве вооружения тяжелых перехватчиков ОКБ Микояна, оснащенных мощной РЛС "Ураган-5Ф". Первый полет переделанного из пушечного И-7У ракетоносца И-75Ф выполнил Г.К. Мосолов 28 апреля 1958 г. Однако эта машина со стреловидным крылом, ведущая свою родословную от все того же МиГ-19, уже устаревала. С 1- 959 г. работы переключились на новый самолет с треугольным крылом Е-150. Но и на Е-150 работы по К-8 не получили реального развития – задержки с отработкой самолетного двигателя Р-15 привели к существенному отставанию испытаний самолета от установленных сроков, а реальное сопряжение этого истребителя с управляемым вооружением велось уже применительно к ракетам К-9.

(Продолжение следует)

Уважаемые читатели, на протяжении ряда лет мы неоднократно затрагивали тему "лунной гонки", завершив ее серией статей Александра Маркова, подробно осветившего первую высадку человека на Луну. В то же время существует версия того, что никакой посадки не было, а все вышесказанное является лишь фальсификацией в духе фантастического фильма "Козерог-Г'. Неудивительно, что мы получили от читателей несколько писем по этому поводу. Для того чтобы прояснить ситуацию с этим вопросом, мы вновь обратились к Александру Маркову.

А. МАРКОВ

НЕ ЛЕТАЛИ? О БЕДНОМ "APOLLO" ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

– А нельзя ли, чтобы вы репортеров расстреляли? – спросил Персиков, глядя поверх очков. Этот вопрос развеселил чрезвычайно гостей…

"Роковые яйца". Михаил Булгаков

Когда редакция журнала "Авиация и космонавтика" в связи с обращением к ним читателей с вопросом – летали ли "Apollo" на Луну? – попросила меня на него ответить, я не видел в этом особого смысла, тем более что уже отвечал по этой "теме" в журнале "Звездочет" (№12.1999). Но недавно редакция журнала "Новости космонавтики" познакомила меня с новым "воинственным доносом" противника прилунений Apollo, в котором кроме требования закрыть программе дорогу к печати, предлагалось немедленное опубликование "железных опровержений", а редакторов рекомендовано – через одного расстрелять.

IGNORANTIA NON EST ARGUMENTUM"

Невежество не есть аргумент (лат.)

Больше всего хочется при столкновении с упертыми отрицателями "Apollo" просто отвернуться и не обращать больше на них внимания или послать этих "чеховских злоумышленников" на переподготовку в классы средней школы, сопровождая посыл фразой из диалога Остапа Ибрагимовича Бендера с Шурой Балагановым: – "Нет, никакого Рио-Дежанейро и Америки нет, и Европы нет, ничего нет. И вообще последний город – это Шепетовка, о которую разбиваются волны Атлантического океана…"("Золотой теленок" Ильфа и Петрова), но, поостыв, я понял, что не прав.

Не впадая в крайность, все-таки приходится констатировать, что на сегодняшний день реальная лунная программа "Apollo" освещается в научно-популярной литературе редко и поверхностно. Гораздо чаще на книжных лотках ее замещают дешевенькие малограмотные "поделки", главной "научной" парадигмой которых является "концепция фонвизинского Митрофанушки".

ТАК, В ЧЕМ ВОПРОС?

Любая достоверная информация находит свою тропинку в чащобах дремучего леса небылиц. Тропинка эта то зарастает, то снова прореживается, все зависит от "лесников". Не бесполезно будет узнать читателю, почему столь извилистой оказалась она и у "Apollo".

Национальная "лунная" космическая программа США (1961-72) не была только проектом достижения Луны, это была задача создания глобального ракетно-космического комплекса, обеспечивающего Соединенные Штаты приоритетами в исследовании Луны, Марса и всей Солнечной Системы до 2000-го года. Почти все американское, что летало и летает сегодня в космосе, является результатом ее реализации. Освоение человечеством Луны выполнено, увы, не в том объеме, какой задумывался изначально. Планировались десятки полетов – осуществилось лишь девять: три с облетом Луны (Apollo: 8,10,13) и шесть с посадкой на поверхность спутника Земли (Apollo: 11,12,14,15,16,17).

СССР не собирался уступать американцам Луну, но надвигающееся неминуемое поражение, причины которого и сегодня еще анализируются неоднозначно, породило официальную установку на критику "авантюрных американских планов".

Пресса СССР достаточно наглядно осветив первую лунную высадку "Apollo", каждую последующую миссию отмечала все прохладней, чему немало способствовал вполне естественный повод – освещение работы уже наших АС "Луна-16, 17, 20" (1970-72: два забора грунта и "Луноход-1"), которые успешно оттеснили "бесполезные полеты Аполлонов". А в 1972 "Apollo", как лунная программа, закончилась.

1973-1976-е годы окончательно закрывают тему "лунной гонки": СССР сворачивает программу лунного комплекса "Н-1 – JI3" и успешно проводит работу еще двух АС "Луна-21 и 24" ("Луноход-2" и 3-й забор грунта); в 1975-м проводят совместный (США – СССР) орбитальный полет "Аполлон- Союз".

США еще 5 лет копались с "Шаттлом", мы за эти годы снова выбрались в "первопроходцы звездных трасс". Рана тихо зажила, на душе стало опять хорошо от "невиданных космических побед", и средь печатных кущ тихонько зашуршало: а зачем это было?

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

Справедливости ради следует отметить, что волна славы лунной программы быстро "стихла" и в США. Сегодня в Америке и Европе с трудом отыщешь книги по программе за период 30-летней давности. Библиотека Apollo складывалась постепенно. После отчетов NASA (отдельные издания по каждой посадочной миссии: 1970-73) до конца 80-х было еще издано не более 2-3 десятков книг, касающихся непосредственной поверхностной лунной работы экспедиций.

20-ти (1989) и 25-летний (1994) юбилеи программы прибавили к ним еще 1,5-2 десятка альбомов, переизданий и с десяток новых историко-научных монографий.

Качественный порог для любителей программы наступил с середины 90-х, с размещением в интернете и на CD "The Apollo Lunar Surface Journal. Eric M.Jones" – наиболее полного отчета по поверхностной работе всех посадочных лунных миссий. Отчет содержал полные комплекты фотографий, выполненных астронавтами на поверхности Луны, а также тексты переговоров астронавтов и ЦУП, с подробными к ним комментариями.

Сегодня библиотека Apollo пополняется впервые переиздаваемыми через 30 лет (в Канаде) томами "Preliminari Science Report" – научными отчетами NASA по каждой миссии, уже в виде "The NASA Mission Reports", содержащими на CD и видеозаписи миссий (Apollo – 11, 14-17).

Одним словом, пока само NASA и энтузиасты-любители программы в тиши лабораторий, библиотек и кабинетов неспешно занимались "камеральной работой", свободное дикое поле публичной прессы засеяли лихие сорняки доморощенных измышлений: "Да они и не прилунялись! Ату их – аферистов Века!.."

ПОЛЕТЕЛИ РАКИ НА КРИВОЙ СОБАКЕ

Публикации о том, что "Apollo" – большая мистификация, научной основы не содержат, имеют тезисную форму, сомнительный (часто, подложный) ряд доказательств, базируемый на бытовой логике: "Это настолько фантастично, что, кажется, этого не было". Они появилась на свет в самой Америке в 1993-1994 годах. Но вырасти в "сказочный куст" на родине, конечно, не смогли, все-таки: десятки музеев, открытый для экскурсий космопорт, научные центры, сотни тысяч живых участников великой эпопеи выбивают из-под ног их авторов реальную почву.

Не имели они большого успеха и перебравшись в Старый Свет – Европу, родину пионеров ракетной техники. У нас же удобно устроились в легкомысленных еженедельниках околонаучного толка и облюбовали "демократическое" TV. Почему?

SIC TRANSIT GLORIA MUNDI

Tax проходит слава мира (лат.)

Осмысление результатов программы Apollo требовало времени, а свято место пусто не бывает, "сцену" заняла заслуженная свежая слава межпланетных АС США (1977-1993), исследовавших планеты Солнечной Системы (Pioneer, Voyager 1-2, Magellan, Calileo).

Есть еще одна минимально освещенная сторона медали, по своей сложности и накалу печальных страстей соперничающая с обратной стороной Луны – это тема закрытия Apollo, которая сыграла не последнюю роль в ее сегодняшней малоизвестности.

Закрытие было неизбежно: риск шести полетов после гибели "Apollo 1" (Apollo 7-12) и четырех после аварии "Apollo 13" (Apollo 14-17) переполнил чашу нервного напряжения. Изменилось время, изменились внешние и внутренние политические акценты, и новая политическая элита США не хотела "терять" выигрышный социально-политический резонанс мероприятия, доставшийся ей по наследству.

Итак, слава подзабыта, основные творцы Apollo тихо "выведены" из NASA, кто на пенсию, а кто и из самих США (часть "немецкой команды" фон Брауна). Под спудом печали нескоро писались мемуары и подробные аналитические книги. А когда написались, не сразу нашли издателя, а иные не нашли и сегодня.

Внутри США и в западном мире интеллектуальный голод по лунным исследованиям был утолен, если не пресыщен, но сквозь "железный занавес", огораживающий СССР до 1985-90 годов, это удовлетворение почти не проникло. Наступил наш черед, с конца 80-тых годов мы официально узнали о своем участии в "Лунной гонке" с ракетным комплексом "Н1-ЛЗ". И прямо на наших глазах была уничтожена уже вторая лунная ракета СССР – "Энергия", и уже бывший СССР как лунный исследователь выдохся, за Луну больше некому было бороться, теперь с ней можно было выделывать что угодно. И на нее "полетели" опровергатели…

НОВЫЕ РЕВИЗОРЫ

Пробный выстрел был классическим, но холостым – Что засекретили американцы? Дело в том, что NASA – организация гражданская и всю свою научную и финансовую отчетность по государственной программе Apollo не только не секретила, но и давным-давно подробно осветила в печати и никогда не препятствовала доступу к ней. В связи с чем любой исследователь (конечно, если он гражданин США) мог получить разрешение ее изучать.

Тогда отлили пробную "пулю" – Люди на Луне были не первыми?.. Но и она "пошла за молоком". Тогда начали "шмалять" из чего попало:

– Они наблюдают за нами. Луна База инопланетян Таинственные столбы на Луне. Скелеты. Яйца динозавров. Танки и тракторы. НЛО. Бородатые мужики. Астронавты, поверившие в бога на Луне…

Но НЛО-шный бульон явно проскакивал по желудку читательского интереса, не вызывая в нем никакой сколь- ко-нибудь заметной "финансовой зависимости".

Клев пошел на первую хитрую полуутку – Американцев не пустили на Луну?! Американцы были, но не более 1-2 раз? Или – были, но после 6-и раз, но уже секретно…

И хотя ни NASA, ни американская, ни отечественная научная общественность особенно не возмутилась (для Америки это была уже история, а в России разрасталась ельцинская разруха), всем была "до лампочки" эта Луна, и этот "товар" завис.

Вот тут-то и выползла наконец давно задуманная "Клюква" – 6-й канал TV, 12 апреля 1996 года, на 35-летие гагаринского пуска, выпускает передачу "Нью-Йорк, Нью-Йорк А.Гордона – Р.Рене: "Американцы не были на Луне".

Вот отсюда этот товар и пошел, и идет до сих пор.

ОСЛИНЫЕ УШИ

Дрова в лесу не продают. Рыбой на берегу озера не торгуют.

Умный действует по обстоятельствам, глупый – наперекор смыслу. (Китайские народные поговорки, пословицы и выражения).

Итак, откуда пошла волна – "Не были?" – я, надеюсь, частично объяснил. Но кто еще является "апостолами" толмачей новой гипотезы?

Вообще, упоминается ряд зарубежных авторов и персон, выступивших по "теме": – англичане Л.Уолкинс и Д.Амброуз (Альтенратива-3.1978), некто М.Мильхикер (центр "Контакт КЭЦ"); китаец (?!) Мао Кан; американцы Б.Хиклман, Ф.Штеклинг, М.Шателен. Кстати, последнего называют, почему- то, руководителем программы "Аполло", в "те годы"? Но, в основном, все пользуют "труды" двух американских авторов – Р.Рене и У.Кэйсинга(1*).

Из утверждений (по публикациям ОД) "самого Рене" следует, что он изучал программу вовсе не по оригинальным документам. А разглядывая с лу пой фото в подаренном ему NASA альбоме и по опубликованным в США популярным книгам астронавтов. Претензии к программе, сформулированные им,примитивны и чудовищно безграмотны, а дорисовывали их еще более абсурдными деталями наши отечественные мифотворцы.

Книга же У.Кэйсинга – просто фантастика, принятая кем-то за чистую монету.

Чего стоит оригинальное открытие Кэйсинга – "NASA испытывало финансовые и технические трудности, что и предопределило большое американское шоу, чтобы и русских обогнать и налогоплательщиков "успокоить". Ну, причин рождения лунной гонки, у нас и своих версий хватает, а вот насчет финансовых и технических трудностей NASA, это любопытно. На момент организации Агенства в период 1959-1960 гг. у него не только финансовых трудностей и долгов, но и самих финансов, по-крупному, еще не побывало, контора только формировалась, и именно под лунную гонку.

"ПРЕДЕЛЬНАЯ ДОТОШНОСТЬ" ИССЛЕДОВАНИЯ

Обычно опровергатели начинают все свои опусы с утверждения, что они "дотошно" исследовали фото- и киноматериалы Apollo, что крайне сомнительно… Я, например, только один раз в одной статье и одной телепередаче встретил, наконец, ссылки на конкретные номера обсуждаемых лунных фотографий.

Если издателю уж очень хочется опубликовать "опровержение" высадок Apollo, ну душа горит, то хорошо бы не забыть напечатать и "координаты" обсуждаемого, № фото NASA, конкретное место на траверзе миссии и время в стенограмме переговоров. А то просто диву даешься постоянным описаниям "седеющих операторов" ЦУПа при посадках Apollo на Луну. Фамилии, господа! Кто там был лысый, рыжий и кто уже был седой, хорошо известно, кто к ним "добавился"?

Особенно НЛО-шные публикации в соприкосновении с темой Apollo пестрят максимальным количеством наиболее нелепых и грубых ошибок. И в конце 60-х, и в начале 70-х, и по сей день в США полно хронических психопатов и не молодых, и совсем "старых дев", ловко торгующих НЛО-шными сказками, и у нас в стране есть люди, упёртые в эти "вещи". Но, господа-товари- щи, занимайтесь своими "играми" в своей песочнице, а уж если по Apollo руки чешутся, то извините – документы на стол.

1* Если книга Кэйсинга существует, то вот "труды" Рене? Подозрительно, что столь часто упоминаемый опус, ни разу не проявился в названии английской аббревиатурой. Конечно, я вполне могу ошибаться, но думаю, что никакого Рене, как автора книги и не существует, а есть лишь "гипотезотворец", выдвинутый Гордоном за "лидера идеи", то есть – гибрид "Рене-Гордон". Но пусть это останется предположением, тем более что последователи ужа давно перещеголяли первоисточник.

"НЕОПРОВЕРЖИМЫЕ" ОСНОВНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА (ОД)

Рассмотрим наиболее часто публикуемые ниспровергателями "основные доказательства" (ОД) якобы нереальности лунных миссий Apollo. Я не буду замусоривать текст бесконечными ссылками на все время повторяющихся авторов ОД или ярких индивидов, это отнимет слишком много места…

Авторы страшно любят именовать свои ОД – "неопровержимыми". "С какой стати?"- спросит читатель. А не с какой, им просто так больше нравится – сказал и поверил.

В принципе творчество штука полезная, но не в его власти смещать категории и принципы в области наук об информации. Хранение знаний имеет свои формы, в которых понятие "документ" не отменятся по желанию частного лица, ни письменный, ни фотографический.

Но пора приблизиться вплотную к нашему ближайшему небесному телу.

Перебрав несколько десятков вырезок из газет, журналов и книг по нашей теме, которыми меня снабжают мои знакомые букинисты, я обнаружил, что около дюжины отечественных авторов откровенно не брезгуют дешевой компиляцией, по кругу списывая у Рене и друг друга одни и те же замусоленные "факты".

1. ОБЛЕТ ЛУНЫ

ОД оспаривают возможность самого факта облета Луны пилотируемым космическим кораблем землян. Или признают его, но в автоматическом режиме, с имитацией пилотируемого статуса.

Есть вещи, которые можно подделать, но не данные радиолокационного слежения за полетом – собственные американские, советские, британские, французские, австрийские и др.

Можно подделать радиопереговоры, передачи телеметрии и телерепортажи – и наш, и британский, их перехваты, но это будет уже дороже.

Очень рискованно организовывать "подтверждение" наземными обсерваториями облачных выбросов" – паров воды (как проявление функционирования систем жизнеобеспечения КА), имитация которых в автоматическом полете у Луны чревата изменением траектории КА и срывом поставленной ему задачи, или полной его потерей.

2. РАДИАЦИОННАЯ ОПАСНОСТЬ

ОД утверждают: период (1967-70), когда "первые четыре корабля серии "Аполло" летели к Луне, были годами максимальной активности Солнца. Интенсивность излучения солнечной радиации в космическом пространстве могла составлять от 100 до 1000 ренген, 200 ренген – уже смертельная доза, а астронавт должен набрать на Луне дозу 400-500 ренген?"

Обратимся к 4-х томному изданию АН СССР (М.1975) "Основы космической биологии и медицины":

Том 1-й, стр. 82 – " Природа возрастаний солнечных космических лучей, связанных с приходом в точку наблюдения ударных волн, вызванных вспышками на Солнце, до настоящего времени окончательно не решена (!); стр. 83 – " наибольшую радиационную опасность для человека представляют солнечные протоны высоких энергий, наиболее мощные вспышки приведены – в таблице №7

В таблице №7 на период полетов Apollo есть только три реально опасные для астронавтов солнечные вспышки – 2, 4 и 7 августа 1972 года. Ну, и какой Apollo в это время летал?

3. ПОСАДКА НА ЛУНУ

3.1. Топливо

Зачитываю (неоднократно тиражируемую) цитату из ОД:

– "В 1969 году Армстронг и Олдрин буквально на последней капле горючего героически посадили на Луну "Аполло- 11" весом 102 кг. "Аполло-17" весом 514 кг сел на Луну без всяких проблем с совершенно тем же запасом топлива. Это вопиющее несоответствие ничем не объясняется, да и, собственно, объяснить его "экономией на маневрах" или "нахождением более короткой тропинки к Луне" не возможно, что подтвердит любой специалист в данной области"".

Можно, конечно, ответить русской поговоркой – "слышат звон, да не знают, где он", но напомним все-таки авторам ОД весовые характеристики лунной техники.

Вес полностью заправленного топливом лунного модуля (LM-5) Apolloll (32/36-часовой мисси серии "G") – 15061 кг, из которых – 10849 кг приходится на топливо. Вес топлива посадочной ступени LM: для основного двигателя – 8210 кг, для двигателей ориентации – 274 кг. Вес модифицированного LM-9 Apollo 15 (70/72-часовой миссии серии "J"), доставляющий на Луну еще и луноход "ровер" (227 кг) – 16420 кг. Вес топлива посадочной ступени LM, обеспечивающего работу посадочного ЖРД и двигателей маневра, увеличен на (6,3 %) 522 кг.

3.2. Техника.

Как видите, ОД весьма свободно обращаются с цифрами, но и по самой технике посадки мне подкинули парочку "горячих каштанов":

– лунный модуль не мог прилуниться в пилотажном режиме, т.к. его окна безжалостно забрызгивали маслянистые продукты выхлопа двигателей ориентации (маневровых) ЖРД;

– прилунение невозможно в принципе из-за конструкции ЖРД LM и особенностей конструкции узлов модуля.

Рассуждения этих ОД базируются на следующем:

Двигатели ориентации установлены перед окнами LM – утверждение неверное.

Центры передних блоков маневровых двигателей (2 узла, по четыре ЖРД) находятся на уровне портала люка-выхода на поверхность. Высота портала люка ниже нижней точки треугольного окна-иллюминатора на 30 см. И только 2 сопла из 8 (по одному слева и справа) приближены зоной выхлопа к окнам пилотов, с углом оси истечения газов к плоскости стекол -90° и расстоянием до окон – 1,0-1,2 м.

Оба эти двигателя функционируют только в режиме ориентации LM – по крену. Но любая уже выполненная пилотажная процедура в безвоздушном пространстве нуждается в минимальной коррекции, так как летательный аппарат не испытывает сопротивления окружающей среды. А установка крена LM выполняется строго программой БЦВМ и не участвует в операциях ориентации по тангажу и рысканию" ("до- вороту" визиров на цель) и тем более не принимает участия и в операциях по перемещению LM, так что эти сопла "пылили" гораздо меньше других 14- ти.

ВЗЛЕТНАЯ СТУПЕНЬ

Фотографии одного и того же участка Луны, сделанные с Surveyor-З (слева) и Apollo 12 (справа) с отметкой характерных элементов

Но сажевый выхлоп 45-килограммо- вого импульсного ЖРД (в начале и конце импульса) ни теоретически, ни практически не способен забрызгать окна, так как продукты выхлопа высотного (длинного) сопла направлены (в вакууме) по оси тяги ЖРД и ничего запылить не смогут, кроме самой двигательной платформы и агрегатов, расположенных за ней.

Следующее ОД: "Струя выхлопа маневрового двигателя, направленная вниз, должна прожечь посадочную ступень LM".

Ось направленного вниз выхлопа маневрового ЖРД проходит где-то в 10 см, параллельно вертикальной стенке ПС LM и дополнительно – отсекается от ПС дефлектором (специальным экраном-желобом). Да и продукты его выхлопа, как я уже говорил выше, являются не "раскаленными смолистыми веществами (ОД)", а мелкодисперсной сажей. Базз Олдрин, спустившись на лунную поверхность, в шутку заметил: "Еще ничего не сделал, а уже выпачкался". Выпачкался он не сильно, но именно этой копотью (сажей), которая частично осела от работы двух передних (правого и левого) направленных вниз (рысканье и перемещение) маневровых ЖРД на трап перед люком выхода LM.

Следующее ОД: "Посадочный двигатель модуля при 112 градусах отклонения струи выхлопа должен сжечь днище модуля с радиолокационной антенной и днище взлетной ступени", то же самое вменяется и ЖРД взлетной ступени.

Но опять у нас что-то ничего не получается: сопловый насадок посадочного ЖРД LM выступает из днища ступени на 85-90 см. И сопло взлетного двигателя LM также выступает из днища ВС на 45-50 см.

Авторы ОД, видимо, введены в заблуждение схематическими чертежами техники Apollo, публикуемой в популярной периодике, а следовало бы познакомиться с фотографиями реальной техники, выполнившей прилунение. И факелы выброса ЖРД и ПС, и ВС, даже если следовать логике ОД, не коснутся ни днищ ступеней, ни стоек модуля и т.д.

Что касается самого "раскрытия" (или "отклонения струй") аж до 112- 200° факела выброса горячих продуктов выхлопа ЖРД, то на LM Apollo, насколько известно, использовались двигатели с "высотным" (длинным) соплом, имеющим характеристику "полного расширения" давления газов на срезе насадки или самого сопла, в режиме максимальной тяги Истечение продуктов выхлопа в таком ЖРД происходит по оси тяги двигателя, с максимальным отклонением струй газа на срезе не более 5-10°.

И еще одно, и, может быть, самое главное, уважаемые авторы ОД, если вы утверждаете что-то, как специалисты в своей области, то говорите конкретно о конкретных вещах, а не прикрывайтесь многозначительными ссылками, вроде: "Возьмем отчет "Посадочный двигатель для лунного корабля AIAA Paper №67-521,1968".

Если уж пишете о двигателях LM, то и пишите конкретно о:

– ЖРД ПС LM – фирмы "Спейс Технолоджи MIRA.10500", тягой 450-4760 кг

– ЖРД ВС LM – "БЕЛЛ 8258", тягой 1600 кг.

Если рассуждаете о "забрызгивании" окон-иллюминаторов LM, то и "забрызгивайте" их выхлопами конкретного: импульсного маневрового ЖРД фирмы "Марквардт" МА-109, тягой 45,5 кг.

Если у вас есть доказательства, что таковых ЖРД не существует в природе, то подавайте в суд на министерства образования и обороны, которые "оболванивают" российских студентов и специалистов, публикуя фантастические данные в учебных и справочных изданиях. Или хотя бы укажите нам, несведущим, какие книжки с полки сбросить.

Есть еще ОД и по устройству посадочного шасси и самого LM, и поспорить об этом можно, но уделять в этой общей статье много места узко техническим заморочкам, а порой и откровенным глупостям, как говорится, много чести будет, да и читателя жалко.

4. Присутствие на Луне

Факт присутствия на Луне научных приборов, доставленных туда астронавтами, в частности зеркальных отражателей лазерного луча, эксперименты с которыми проводились и в США, и в Японии, не могут быть, видимо, убедительными для авторов ОД, так как теоретически их возможно доставить и АС.

Монографии и отчеты европейского Центра в Хельсинки концентрировавшего в себе, во время полета КК Apollo-11 все результаты евразийских астрономических и радиолокационных средств наблюдения полета к Луне, тоже для ОД – не факт. Облет Луны ОД со скрипом, они уже склонны признавать, но вот посадка – "заедает".

Факт посадки на Луну автоматического КА США "Surveyor-З" – ОД не оспаривают. КА выполнил (и передал на Землю) фотографирование участков лунной поверхности. Через 2,5 года рядом с Surveyor-З прилуняется Apollo-12. Участки лунной поверхности, сфотографированные Surveyor, теперь фотографируются астронавтами Apollo 12. На Земле фотоматериалы сравниваются и изучаются специалистами геологами – совпадение деталей идентифицируется как стопроцентное.

Разумеется, ОД и этим не убедишь, как не убеждают их результаты исследования минералов, доставленных с Луны, которые подделать совершенно не возможно.

5. Экипировка (скафандры)

Сделаем очередные выдержки из ОД: "…для охлаждения скафандра требуется до 4,5 литра воды, а емкость у Аполло 1 литр, этого хватит всего на 1 час, при КПД 100% вода должна выбрасываться и сверкать на Солнце;

– костюмы астронавта сделаны из прорезиненной ткани (а требовалось 80 см свинца), надутый скафандр совершенно несгибаем, в пустоте скафандр уподобляется рыцарским латам, они должны напоминать глубоководные скафандры водолазов;

– NASA никогда не могла бы изобрести перчаток для работы на Луне! В аналогах нельзя пошевелить и пальцем;

– в своих рюкзачках астронавты должны были нести запас кислорода на 4 часа, плюс радио, система жизнеобеспечения, батареи, насос для охлаждения и многое другое. Ну согласитесь, это никак не может вместиться в "маленькие рюкзачки" и т.д.

Ну ни дать, ни взять – описание рыцарских лат короля Артура или снаряжения пловцов капитана Немо. А какая свобода самовыражения. Особенно мне нравится реверанс из последней выдержки: "Ну, согласитесь!".

СССР в то же самое время создал свой лунный скафандр "Кречет", модифицированный впоследствии в скафандры "Орлан – М, – ДМ", в которых наши космонавты работают по сей день. Да, он разительно отличался от скафандра астронавтов Apollo и по конструкции и по компоновке узлов, но изучив его, читателю легче будет понять, как функционировала СЖО лунной американской экипировки.

Скафандр Apollo – A6L, после трагической гибели в пожаре экипажа Apollo 1, к полету Ароllo 7 был модифицирован в модель A7L, выполненную в наружном слое из негорючей стеклоткани "Бета", на плечах, локтях, коленях и спине были вставки из тканого металлического материала.

К полету Ароllo 8 скафандр был доработан в модель улучшенной подвижности A7L-B.

К миссии Ароllo 9 конструкторы дорабатывали эту модель уже функционально, т.е. изготавливались модификации скафандра: "внутрикорабельная" – IV (Intra Vehicular) и "внекорабельная" (лунная) EV (Extra Vehicular). Нас в основном интересует последняя модификация – EV (A7L-B), которая использовалась в миссиях Apollo 9-14.

К миссиям Apollo 15-17 скафандр также модернизировался для придания ему подвижности в поясной части, чтобы астронавты имели возможность сидеть в электрокаре на Луне.

Скафандр Apollo "EV", в отличие от "IV", имел защитные оболочки от солнечного перегрева и ударов мелких метеоритов из 2-х слоев нейлона с нео- преновым покрытием и 7-ми слоев ткани "Бета" с капроновым покрытием, и еще 1-го слоя "Бета" с тефлоновым покрытием. Полный земной вес (lg) скафандра "EV" с ранцем СЖО (PLSS) – 83 кг, на Луне все это будет весить -14 кг.

Разработаны и специальные лунные ботинки, и специальные перчатки для работы на Луне из ткани "Хромель-R" с теплоизолирующим покрытием, концы пальцев изготовлены из кремнийорганического каучука.

Системы жизнеобеспечения: кислород, регенерация, охлаждение, связь – действительно упаковались в компактный ранец, соединяемый со скафандрами специальными шлангами, надеваемый в LM на спину перед выходом на Луну, на ранце сверху размещался дополнительно резервный блок с аварийным запасом кислорода. Вес ранца (рюкзака) СЖО (PLSS) с "запаской" -54 кг на Земле и соответственно – 9 кг на Луне.

Ресурс скафандра EV в миссиях Apollo 9-13 был рассчитан на 4,5 часов (4 ч. плюс 30 мин. запас). К миссиям Apollo 13-14 скафандр был уже оборудован внутренней флягой с водой, запас кислорода увеличен на 40 минут, кроме этого скафандры можно было соединять доп. шлангом BSLSS, что увеличило ресурс кислородного запаса в случае с аварией одного "EV" с 40 до 75 минут. Ранцевая система СЖО (PLSS) была серьезно модифицирована к трехдневным миссиям Apollo l5-17, ее ресурс был увеличен до 8 часов, а запас кислорода каждого скафандра до 75 минут, в связи с чем полный индивидуальный ресурс стал 9 ч. 15 мин.

Первыми испытали на лунной поверхности оснащение "EV" астронавты Apollo l1, которые остались довольны мягкостью и легкостью скафандра, свободно сгибаться он не позволял, чтобы нагнуться, нужно было долго занимать причудливую позу, но для первых миссий этого было достаточно. А что касается серьезной радиации, то от нее не спасли бы ни 80 и ни 180 см свинца, как говорится, лучший способ избежать неприятной ситуации – просто в нее не попадать (смотри выше – п.2.).

6 . Следы в лунной пыли.

К поведению лунного грунта авторы ОД имеют в основном две претензии:

– первая касается следов, оставляемых ногами астронавтов на лунном грунте: "След может образоваться лишь при наличии в грунте влаги, без которой не происходит слипания частиц".

– вторая касается отсутствия "воронки" под соплом лунного модуля, которую "обязательно" должна была вырыть струя выхлопа посадочного двигателя LM".

ОД рассматривают лунный грунт как что-то земное, обычное, типа муки, пепла, песка, кирпичной или минеральной крошки, абсолютно сухое и свободно двигающееся.

Поступим просто, полезем на полки с книжками. Московское издательство "Наука" (АН СССР) выпустило в 1974 году монографию "Лунный грунт из Моря Изобилия", читаем, на стр. 8, 17, 38, 39:

"Рыхлый грунт лунных морей, реголит, имеет очень контрастный характер по сравнению с рыхлым грунтом Земли.

…Не похож на пепел земных вулканов вулканический песок земных вулканов, представляет собой рыхлый разнозернистый темно-серый (черноватый) материал, легко формируется и слипается в отдельные рыхлые комки.

…На его поверхности четко отпечатываются следы внешних воздействий – прикосновений инструментов грунт легко держит вертикальную стенку, но при свободном насыпа- нии имеет угол естественного откоса около 45 градусов".

Со следами понятно? Обсудим предполагаемую "воронку" под соплом LM, читаем дальше из уже упомянутого труда – стр.38, 39:

"Несмотря на заметную слипаемость, грунт обладает неустойчивостью к вибрационным воздействиям, легко просеивается через сита…

– объемный вес -1,2 г/см3 … легко уплотняется при тряске до объемного веса 1,9…

– интересным свойством лунного грунта является его высокая электризация, что проявляется в прилипании частиц к поверхностям…" и далее на стр. 543:

"Лунная пыль содержит многочисленные фрагменты, происхождение и эволюция которых различны: частицы метеоритов, образцы пород, находившиеся под поверхностью Луны, и пород, значительно изменивших свою структуру под воздействием различных внешних факторов…

…Обладает необычными свойствами – повышенной склонностью к электризации, аномальной сцепляе- мостью, низкой теплопроводностью…", далее стр. 581:

"…Земные аналоги лунного грунта имеют меньшие значения объемного веса как в рыхлом, так и в уплотненном состояниях, коэффициент относительной сжимаемости лунного грунта на порядок выше обычного песка…" и т.д.

Реголит легко подвижен лишь в нескольких сантиметрах поверхностного слоя, значительно тяжелее любого аналога земной пыли и крайне уплотнен по сравнению с ними. При посадке на него лунных модулей облако пыли образовывалось из исключительно тонкого (-0,1- 0,5 мм) поверхностного слоя, наиболее легкой и мелкой фракции.

Если авторам ОД не известно, то мягкое прилунение LM производится на регулируемой тяге ЖРД. В конечную фазу прилунения (зависание над поверхностью) летательный аппарат переходит над выбранной "посадочной площадкой". Оптимальная высота этого режима -8-10 м от поверхности до центра масс LM. Лунный модуль "Орел" миссии Apollo 11, имея средний расход топлива при посадке (при плавно изменяемой тяге двигателя на минимальную) -10-5 кг/сек, опускался на поверхность в режиме зависания -5 секунд и еще 0,9 секунды двигатель работал уже у ставшего на грунт LM.

Какую работу в течение 6 секунд произведут продукты выхлопа (-40 кг топлива) камеры сгорания ЖРД, регулируемой к минимуму (R = 450 кг) реактивной тяги, вылетающие из конусного сопла диаметром 1,5 м, опускающегося на поверхность с высоты – 5,5- 0,5 м?

Даже на Земле при посадке на сухой песчаный бархан этот угасающий, короткий широко-конусный "факел" (при минимальной тяге ЖДР "сечение полного расширения" газов уходит внутрь сопла) сдует поверхностную пыль и будет "впитан", как промокашкой, более тяжелыми слоями песка, а на Луне?

Воронка под посадочной ступенью Apollo 12

Вид сдуваемой выхлопом лунной пыли

Еще раз напомним, что лунная пыль обладает: "склонностью к электризации, аномальной сцепляемостью, низкой теплопроводностью, высоким объемным весом и на порядок выше, чем у песка, коэффициентом относительной сжимаемости". И чтобы выкопать сколько-нибудь заметную "лунку" в реголите, которую хотят увидеть под соплом LM авторы ОД, нужен короткий, мощный высокоэнергетический выхлоп , что, разумеется, будет эквивалентно уже не мягкой посадке, а совсем другому исходу прилунения.

Лунный грунт – вещество сложно и долго формируемое в условиях космического вакуума, без экранирования поверхности атмосферой, под воздействием прямого излучения близко расположенной звезды. Он не сравним абсолютно адекватно ни с каким веществом на Земле, а посему, изобретатели ОД, не дуйте на муку фенами для сушки волос, не получите вы аналогий.

7. Поведение тел на луне

7.1. Движение астронавтов

Помните сцену из фильма "Место встречи изменить нельзя", когда в логове бандитов горбатый главарь проверяет легенду Володи Шарапова умением играть на фортепиано? Шарапов играет Шопена, а урка Промокашка насмешливо обрывает его фразой: "Это и я так могу! Почему мне сразу вспомнился эпизод из фильма, когда я услышал эти же самые слова в телепередаче г-на Гордона?

Эта легендарная фраза произносится при сравнении -30-секундного фрагмента съемки телекамерой ровера движения астронавта Apollo 17 Юджина Сернана по лунной поверхности с попытками актера имитировать в земных условиях "лунные движения" – подскоки, выполняемые всем телом, с толчком всеми мышцами ног, спины и с махом руками.

Вся эта телевизионная подтасовка и комментарий к ней вообще чрезвычайно условны и кроме самих авторов никого и ни в чем не убеждают, но, к сожалению, не у всех телезрителей есть видеомагнитофоны (а на это и расчет), чтобы записать эту передачу и просмотреть внимательно несколько раз.

Вообще жаль, что видеохроники Apollo крайне мало известны, полный комплект их только еще выходит в "The NASA Mission Reports". На сегодня на CD размещены только записи миссий Apollo l1,14,15, а кадры последующих миссий Apollo l6, 17 на видеокассетах NASA представлены пока лишь отдельными короткими фрагментами.

Вот один из таких фрагментов и разбирает "по косточкам" телелента Гордона, но вместо натужных растяжек актера (накладываемых на длинные прыжки астронавта) лучше внимательно посмотреть на движение самого Сернана, особенно небольшие легкие прыжки. Астронавт отталкивается от лунной поверхности, покрытой слоем скользкой пыли толщиной 5 -12 см одними мышцами голеностопа и двигается, не прилагая почти никаких усилий.

Сильный толчок всей ногой приводил к реальной опасности падения при 1/6 g, но авторы ОД, видимо, еще со времен фантазий Циолковского мечтают о "прыжках на два – два с половиной метра". Самих падений астронавты не боялись уже с миссии Apollol2, будучи уверены в прочности скафандра и шлема, но обнаруженная сильная липучесть лунной пыли, которая потом заносилась в LM и доставляла неприятный дискомфорт, побуждала их бессмысленных падений все-таки избегать.

7.2. Падение тел на Луне

В видеозаписи движения ровера (лунохода) миссии Apollo 16 авторы ОД углядели, что "скорость камней, вылетающих из-под колес ровера, такая же, как на Земле"? Она, извините, такая, какая на Луне, а вот то, что пыль из-под тех же колес падает одновременно с камнями, не замечено.

Ничего не могут поделать ОД и с демонстрацией Д.Скоттом (Аро11о15) опыта Галилея: одновременного падения молотка и перышка. С законами физики здесь все нормально, только, чтобы заставить так падать и пыль, и перо на Земле, необходимо поместить лунный модуль, луноход и участок "лунной поверхности" в вакуумной камере размером с крытый футбольный стадион. Сооружение, если бы таковое существовало, имело бы стоимость, соизмеримую с постройкой современного небоскреба или авианосца. В США умеют считать деньги, конгресс средств на секретный бункер или лишний дредноут не выделял. Не засветился "он" и по сей день ни у подрядчиков, ни у сторонних организаций, что в свете договоров ОСВ нереально.

Со временем, когда видеозаписи Apollo станут более доступны любителям космонавтики (видимо, когда их разместят в интернете), липовые сенсации отомрут потихоньку сами по себе, а пока, я бы посоветовал авторам ОД разыскать и посмотреть видеозапись выгрузки из посадочной ступени LM комплекта поверхностных экпериментов (ALSEP) в миссии Apollol4. Посмотреть и объяснить, уже мне, как свободный конец толстого ремня может качаться как маятник в течение 10 минут, не меняя амплитуды?

7.3. Колышущийся флаг.

Флаг "полощущийся как от ветра на поверхности безатмосферной Луны" – это ОД не минует ни одну статью про "аферу Аполло".

Но все-таки мы имеем дело с конкретными вещами, в конкретном месте и если только что приведенный выше пример с долгой амплитудой ремня ни кому из авторов ОД ничего не подсказал, тогда зададим вопрос. Если бы флаг, сшитый из неоднослойной синтетической ткани, деформированной скручиванием в упаковке, даже расправленный распоркой на стойке, снова не хотел бы свернуться, это было бы еще более неправильно с точки зрения физики?

Флаг на Луне. Видно, как он освещен с двух сторон

Полотнище флага действительно движется некоторое время, но только после прикосновения к его стойке или к нему самому рук астронавтов, инерцию колебательного движения (ткани и стойки в среде с силой тяжести – 1/6 g) не отменишь. Если продолжить следить по видеозаписи за качанием флага, то он успокоится буквально в течение 10-15 секунд, но авторам ОД это досматривать, а тем более показывать уже – не по нужде.

Аналогично флагу на Луне "шевелились": провода, длинные кабель-жгуты, легкая упаковка, обертка, чалки, ремни. На Земле их быстро "гасит" гравитация, на Луне же многие предметы ведут себя непривычно.

7.4. Освещение флага

Действительно "интересной" и, казалось бы, "не убиваемой" претензией ОД был вопрос, а почему флаг на Луне освещен – на фото с запада (взгляд на площадку установки научных приборов), и на фото с "востока" (взгляд с площадки с приборами)? Кто его "подвернул", снова "ветер" или ассистент кинопавильона?

Но уже в самой постановке вопроса был "закопан" и ответ. Линия полотнища флага располагалась почти точно на Солнце (с юга на север) и все -2,5 часа он гордо стоял перед телекамерой, пылая освещенной стороной. Никто его больше не трогал и специально перед уходом за модуль не подворачивал, ну, ликуйте, авторы ОД.

Увы, ликование будет недолгим, посмотрите внимательно на сияющее полотнище, а что за черное пятно у него посредине? Правильно, складка – тень вмятины ткани. Флаг, установленный точно на Солнце, освещен почти одинаково с обеих сторон, от камеры лучше, при взгляде с площадки устанавливаемых приборов – похуже, что и фиксируют выполненные фото.

8. Откровенные небылицы

Есть устоявшиеся истории-анекдоты по поводу миссий Apollo, перетаскиваемые из издания в издание, часто даже без смены текста и орфографии.

Классикой этого "аполло-творчества" можно считать целый набор историй про миссию Apollol4: заблудились, вернулись, когда уже кончился кислород, видели бородатого мужика, и имели 5 неудачных попыток стыковки LM и СМ после взлета с Луны и т.д.

Подробно ход миссии Apollol4 я изложил в №№ 4-5 за 2001 год в журнале "Новости космонавтики", поэтому отвечу здесь только по одной позиции.

Четыре неудачные попытки стыковки LM и СМ были, но не после взлета с Луны, что дает, конечно, "нечаянной перестановке" весьма интригующую сенсационность, а в режиме "перестроения отсеков" – вскоре после отлета от Земли.

9. Телевизионная съемка на луне

Вот еще один вопросец ОД: "Почему телевизионные картинки, показывающие корабли Аполлон-11 и Аполлон-12 на Луне, имеют столь низкое качество? Изображения снимались телекамерами с телевизионного экрана, затем проецировали его на большой экран?.."

Наружная телевизионная съемка Apollo l1 выполнялась черно-белой камерой фирмы Westinghouse Electric, установленной на поверхности Луны на штативе. До установки на штатив камера находилась в модульном отсеке хранения оборудования MESO, открываемом астронавтом по выходу на Луну.

Наружная телевизионная съемка Apollo l2 вообще не получилась, так как камера сломалась. А почему у них "низкое качество"? Но все-таки и трансляция была не из Чикаго в Бостон, и не из Москвы в Мытищи, а из-за 300.000 километров от Земли, а самому-то телевидению, как средству надежной инженерной коммуникации, много было лет?

10. Фотографирование на поверхности луны

10.1. Фототехника

Отрицать факт существования фототехники Apollo, "способной реально фиксировать" действия и события на Луне (что иногда делают ОД), глупо, уж не самое сложное это устройство для человечества второй половины XX века. Фотокамеры испытывались в орбитальной миссии Apollo 9 и запечатлели: и LM на фоне Земли, и выход астронавта из модуля. Подделать такие фотодокументы почти невозможно, так как орбитальная миссия Аро11о 9 была единственной, если не считать последующих программ ЭПАС и Skylab, в которых, кстати, использовалась та же фото- и кинотехника. Успешно она фотографировала и Землю с Луной в миссии Apollo 10.

Широкоугольная фотокамера Hasselblad (ширина пленки 70 мм), которой выполнялась съемка на Луне, имела характеристики для четкого фоторепортажа. Оснащалась объективом Biogon с фокусным расстоянием 38 мм, наводкой на дальность – от 0,3 м до бесконечности, выдержкой – от 1/500 до 1

секунды, углом обзора – 71 х 71 градус, светосилой объектива – 4,5.

Фотографии, получаемые фотокамерой с такими характеристиками объектива, будут иметь: хорошее объемное изображение близлежащих предметов от 0.5 до 1,5 м и четкое изображение всех предметов от 2-х метров до бесконечности, но с некоторым скрадыванием ощущения перспективы при панорамной съемке. При монтажном сращивании кадров в панорамы следует учесть, что примерно 30% по краям каждого кадра имеют существенные искажения (до 5- 10%) масштаба.

Времени первого EVA на Луне (-2,5 часа) для поверхностной работы вообще и для фотоработы в частности у пилотов было немного, а посему астронавтов вооружили простой, надежной техникой для получения четкого, точного фотодокумента присутствия землян на Луне. Фотокамера должна была запечатлеть лунный модуль, астронавтов и приборы в лунной среде и саму среду: грунт, детали рельефа, камни, горизонт. И все это – и в жанре "портрет", и в перспективе.

10.2. Фотографии

ОД выказывают сомнение в подлинности фотографий Apollo на основании предположения, что: "при фотографировании с рук, снимки не могли получиться четкими, т.к. нельзя устранить "дрожание"? Но авторам ОД, видимо, не известно, что фото выполнялись не с рук, а с места крепления камер – на груди астронавтов, что и устраняет их дрожание.

Замечания ОД по качеству, композиции, масштабным несоответствиям, освещению, отбрасываемым теням и всему остальному, что им еще непонятно на фотографиях Apollo, нужно рассматривать индивидуально, по каждому фото или фрагменту панорамы. Как правило, по тем фотографиям, с которыми у меня было время разбираться, все замечания ОД-эшников свидетельствовали о их непонимании того, что происходит перед камерой.

10.3. Угол света

Простой пример, ОД: "А вот еще вопиющее противоречие. Угол Солнца в момент выхода на поверхность Луны в полете Аполло-11 был 7,24. Кадр "Весь мир следил, как Армстронг спускался по лестнице на Луну" сделан при угле Солнца около 60

Крепление камеры на груди

Возвышение Солнца над лунным горизонтом во время выхода Олдрина на лунную поверхность

Ну, то, что на фото спускающегося астронавта запечатлен Олдрин, а не Арстронг, это я за ошибку у ОД уже не считаю, важно тут совсем другое. На фотографиях выхода и спуска Олдрина на Луну, которые обычно публикуются в альбомах (AS11-40-5862,-63,-66,-67,- 68) угол Солнца определить невозможно в принципе, так как на них нет ни одного элемента с законченной тенью.

Но мы сможем приблизительно точно определить угол Солнца над горизонтом, последовательно срастив кадры AS 11-40-5868+5864+5865, так как получим полную тень отрезка стойки модуля "-Y" от тарельчатой опоры до горизонтальных распоров и знаем приблизительное расстояние, с которого астронавт делал этот снимок. Высота обозначенного отрезка стойки -0,9 м, а тень стыка стойки с горизонтальными распорами примерно в 2,0 метрах от ног Армстронга, а Армстронг стоит примерно в 3,5 метрах от тарельчатой опоры стойки "+Z" и примерно в 7,0 метрах от тарельчатой опоры "-Y". Отрезок тени видится длиной как -3,5 м, учитывая, что она лежит в выемке на грунте, длина должна быть уже -4,0 м. Расчет получится весьма условный (не учитывающий фото искажений), но достаточный для этого примера. Вот авторы ОД пусть и посчитают угол прямоугольного треугольника с основанием -3,5-4,0 м и высотой -0,9 м. Похоже, что это все- таки ближе к 7,24°, чем к 60°?

И почему бы авторам ОД не рассмотреть панораму № "2" Apollo l1, где есть все для промеров: и время съемки кадра, и полная тень LM, флаг, телекамера на треноге, фигура астронавта, тень фотографирующего, где с углом Солнца над горизонтом – всё сразу прояснится? Увы, каждый видит то, что хочет.

Вот почему я не хочу в этой статье уделять много места анализу всех опубликованных "сомнительных фото" Apollo, анализ этот будет приблизительно таким же, какой вы только что прочли. Некоторые фото еще рассмотрим, но по другим причинам.

10.4. Земля на фотографиях небосвода Луны

Читаем ОД: "Во время предполагаемого пребывания астронавтов на Луне наша родная планета совершенно исчезает с лунного небосвода. В чем дело? Неужели землянам неинтересно? Вот они сидят в лунной кабине – шесть часов после прилунения, в их окна светит Земля. А они ее "в упор не видят". Не понимаю…".

Перед ответом на вопрос автора ОД сам хочу спросить: если прилунение запланировано в экваториальной части Луны и почти посередине ее диска, а Луна повернута к нам всегда одной стороной, где, интересно, нужно искать Землю на небосводе Луны? Может, над головой?

Вывод сделан прямо у вас на глазах, осталось найти ему подтверждение. Перебираем фотографии миссии Apollo l1 одну за другой – да, вот же она наша "голубая" – AS11-40-5923, -5924. Фотографии выполнены в момент обхода LM, с точки у задней стойки, через "затылок" модуля прямо вверх в небо. Так что была она на небосводе почти в зените, а из окон-иллюминаторов LM увидеть ее у астронавтов не было никакой возможности.

10.5. О звездах на фотографиях небосвода Луны

Ну, факт ОД "отсутствия звезд на лунных фотографиях Apollo" – самый дохлый. Извините, сегодня уже даже школьникам известно, что не видел никаких звезд ни наш Гагарин, ни Титов, ни Терешкова. Нет их и на фотографиях, фиксирующих работу космонавтов и астронавтов в открытом космосе: на "Союзах", "Салютах", "Шаттлах", "Мире".

Нет потому, что на фотографиях, выполняемых широкоугольной оптикой при чрезвычайной яркости Солнца в отсутствии атмосферного рассеяния света, можно снимать либо только корабль и астронавта с короткой выдержкой, либо только звезды – с большой выдержкой, а вместе – не получится. "Нет пока таких методов" как сказано в уже упомянутой кинематографической классике.

И приводимые ОД факты странной "подсветки" астронавта сверху как раз из той же области "звездной слепоты" фототехники. На астронавтах были белые скафандры, и, как я уже отмечал, верхний слой ткани "Бета" с тефло- новым покрытием выполнял роль защитной оболочки от солнечного перегрева и был отражателем солнечного света, направьте солнечный зайчик в объектив камеры, какой будет эффект?

Вид Земли с орбиты Луны

Вид Земли в зените над Appolo l1

При фотографировании такого яркого белого пятна (астронавта) вблизи, на фоне LM и на ярко освещенной лунной поверхности некоего ореола вокруг него не заметно. Но на средней дистанции в окружении полной черноты над ним появляется "загадочное свечение", которое на самом деле является его собственным отражением, слегка засвечивающим пленку.

11. "Конец века"

– Где умный человек прячет камешек?

– На морском берегу.

– А где умный человек прячет лист?

– В лесу.

– Но что ему делать, если леса нет?

– Он сажает лес, чтобы спрятать лист.

– И если ему надо спрятать мертвый лист, он сажает мертвый лес.

(Гилберт Кийт Честертон "Сломанная сабля")

Я не случайно взял именно этот эпиграф для данной главы, в которой речь пойдет о "первой ласточке" телевизионного проекта Гордона "Конец века" – телеленте о большом блефе Apollo. Смысл эпиграфа, думаю, станет ясен читателю уже в середине главы, а что касается самого проекта – он был местами любопытен, например, передача о Циолковском мне понравилась.

Но почему цикл "Конец века" начался именно с Apollo? По личной приязни автора, старой памяти (Рене – Нью- Йорк), новой надежде? В предварявших передачу интервью автор грозился расставить окончательные точки над "лунным блефом" и в них же заранее рапортовал о полной победе и равнодушии к поражению: "Плевать мне: поймут – не поймут ".

Итак, позиция "наше вам с кисточкой", жанр ленты фантастический, сценарий – этакий русский "Козерог-2": будущее, преддверие запуска советской экспедиции на Марс, кругом шныряют агенты спецслужб и критиковать Apollo небезопасно (класс!).

Вот такой вот перевёртыш. Если не ошибаюсь, в этой стране непопулярно было до сих пор хвалить как раз Apollo.

Гордон и актриса-партнерша размышляют над идеями некоего Бурцева – автора ОД. Один большой монолог об Apollo г-на Гордона, повторяющего "список Рене", перемежающийся обращениями к партнерше, – "Ну после всего увиденного у вас, надеюсь, не осталось сомнений?.."

Что до содержания, то на большинство ОД, озвученных в телеленте, я уже ответил выше. Осталось ответить на рассуждения Гордона по поводу четырех фотографий с шестью "убийственными" (по Гордону) ошибками".

11.1. as16-113-18339-40.

Первой обсуждается фотография, изображающая прыжок астронавта рядом с флагом на фоне лунного модуля ("астронавт перепрыгивает собственную тень").

Доказательства "подделки" фото строятся на "отсутствии" тени прыгающего астронавта на переднем плане фото и графической попытки ее дорисовать. А еще выдвигается почти детективная идея насчет умышленной "обрезки правой части фото в последующих переизданиях".

Так как официальный номер миссии и кадра в фильме не называются, меня это несколько насторожило, потому что это одна из наиболее известных фотографий программы – прыжок Джона Янга, командира Apollo l6: AS16-113- 18339. В большинстве публикаций она, как правило, подписывается своим номером, мало того, у нее есть конкретное продолжение, кадр: AS 16-1 13-18340 – продолжение прыжка. Более того, в той же фотокассете "Magazine 113" следом идут еще три кадра: 18341, 18342, 13843, которые выполнил уже сам Джон Янг, закончивший прыжок и взявший фотокамеру у напарника – Чарли Дюка. На трех кадрах Дюк как раз стоит на том самом месте, с которого прыгал Янг, а рядом с ним (справа) тень флага и тень самого астронавта (не убравшиеся в кадре с прыжком Янга).

Но авторы фильма "проводят" линию тени флага по реальной тени астронавта, а тени самого астронавта "предначертывают" быть на переднем плане, где ее, разумеется, нет.

Слов нет, нарисовано мудрено. По- чему-то сразу вспомнилось газетное интервью Гордона – " раньше я ненавидел американские корпорации, сейчас я ненавижу дураков". Но чтобы самому не попадать в дурацкое положение, может быть не надо искать сзади и спереди то, что лежит посередине?

11 .2. AS14-66-9277-80.

Игра в гольф

Тележка-"рикша ", использовавшаяся для перевозки камеры (фото из взлетного модуля)

След якобы под посадочной ступенью

Если взглянуть пошире, то видна вся дорожка следов

Ситуация почти повторяется и с фотографией Apollo l4 – AS14-66-9277 – этот номер авторам телефильма известен. На ней они графически достраивают не вместившуюся в кадр заднюю опору посадочного шасси LM и дорисовывают ее гипотетическую тень. Эти "художества" еще более усилили мои подозрения, так как за этим кадром (той же фотокассеты) идут кадры: 9278, 9279, 9280, где вот она – эта опора. Более того – в отчете миссии кадры собраны в официальную панораму №2, где и модуль – уже целиком, и прилегающие окрестности? Зачем городить огород? Но и это еще не все.

Здесь же якобы под соплом ЖРД LM авторы указывают на следы астронавта – "как могли следы попасть под сопло"? – задают авторы вопрос, отрезая ответ ножницами. Если вырезать из кадра небольшой фрагмент, на котором не будет стоек шасси – только сопло ЖРД и грунт, то действительно создается иллюзия, что следы прямо под посадочной ступенью, но иллюзия исчезает, как только рассмотришь полные состыкованные кадры – 9278, -9279, на которых четко просматривается вся дорожка следов астронавта, обходящего модуль. Опять наивное недоразумение?

11.3. Фото: "X"

Дальше – больше, автор в восторженно ироничном порыве предлагает нам взглянуть на очередное "официальное фото из той же миссиина котором, дескать – откровенно безграмотно "нарисован" флаг.

С этой минуты просмотра фильма сомнения мои насчет "тонкой иронии" г-на Гордона рассеялись и снова вспомнились его слова в газетном интервью перед фильмом – "Плевать получите".

Дело в том, что фотографий, запечатлевающих в кадре сразу обоих астронавтов в миссиях Apollo, не существует, их можно получить методом стыка или вклейки в панорамах, когда астронавты фотографировали друг друга на одном участке и в одном направлении на горизонт, но сразу обоих в одном кадре их быть не может.

Вплоть до последней миссии лунные экспедиции не комплектовались дистанционным фото-спуском. Но даже если бы астронавты и "прихватили" его самостоятельно (есть такая легенда-анекдот командира Apollo 12 Пита Конрада), нужен был бы штатив. В миссии Apollo 14 камеру можно было бы закрепить на "рикше" (перетаскиваемой тележке), но на фото Гордона эта тележка стоит в кадре рядом с обоими астронавтами.

Если автор фильма (Гордон) не знает, что ведет свою увлеченную речь об обведенном ретушером теле-кадре TV- камеры, которая у всех миссий ставилась напротив LM, по сути – о весьма некачественно нарисованной реконструкции кадра, запечатляюще- го игру в гольф Алана Шепарда в самом конце EVA-2, – остается только развести руками.

На откровенно неграмотной картинке, разбираемой Гордоном, масса дорисовок, совершенно не совпадающих с конкретным телевизионным изображением, по сути – это иллюстрация из детской книжки, но автор фильма, о сём не зная, азартно приговаривает: "Вот видите,, не совпадает (длина тени действительно рисованного флага). Вот такое оно, Apollo, – все склеенное и пририсованное, все и везде – чуть-чуть

11.4. AS16-107-17446.

Теперь нам демонстрируют фото, запечатлевшее небольшой участок лунной поверхности, номер кадра, конечно, опять приходится называть са- мим AS16-107-17446 (Станция 4, 2-ой лунный день, миссия Apollol 6).

В левой верхней четверти – пилот LM астронавт Чарли Дюк рядом с луноходом (ровером), а слева, почти у нижней кромки кадра, здоровый камень, на котором явно рукой фотомаркировщика написана буква "С.", да – именно с точкой. С этой буквой он так теперь и печатается в дорогих альбомах, на радость любителям разоблачений.

– Откуда эта "С."? – вопрошают авторы ОД. – Опять забыли павильонные работники и подставились! Я нашёл эти кадры на CD NASA: на родных, как говорится, исходящих кадрах AS16-107- 17445, -17446 – нет этой пометки, не существует её в природе.

Дальше, авторы на примере из этого же кадра (-17446) рассматривают фрагмент, на котором наконечник переговорной антенны ровера якобы перекрывает масштабный крест на фильтре объектива камеры, делается вывод: фото монтированное, антенна, а значит и сам ровер, вклеены в этот кадр.

Для будущего анализа могу безвозмездно подарить авторам ОД еще два номера фото той же миссии: AS 16-114- 18388 и AS 16-115-18552, на которых те же самые кресты и так же в точности "пропускают вперед себя" то камеру астронавта, то буровую машину, то пакет трубок-буров.

При рассмотрении данного оптического эффекта следует учитывать, что фотографирование велось не на Земле (!), а на Луне, в отсутствии рассеяния света атмосферой. Недаром там астронавты смотрят через отражающий светофильтр со слоем золота, так как смотреть на металлические предметы, освещаемые солнцем, – всё равно, что смотреть на сварку. Дифракцию света на Луне никто не отменял. Поэтому свет, отражённый от антенны, перекрыл очень тонкий крест светофильтра объектива.

Фото без "буквы"

Фото уже с буквой "С" маркировщика

Фото AS 16-114-18388 с якобы перекрытием изобрежения крестами

Фрагмент (неготив и позитив) 1 при минимальном контрасте

Фрагмент 1 при . максимальном – контрасте

Если вы встречаете на фотографии подобные эффекты, преобразуйте фото из позитива в негатив, засвеченные места там сразу проявятся, на нашем фото горизонтальная насечка креста светофильтра объектива проходит прямо по самому кончику антенны и сильно засвечена бликом солнца, но все-таки еле-еле видна (!) при сильном ослаблении контраста фото.

11.5. О совести и чести

С фотографиями я, уж как мог, постарался объяснить, но в фильме Гордона есть еще и текст, некоторые вещи которого объяснять неприятно, но надо.

Устами героя-ведущего фильма Гордон повторяет "измышление Рене" – что, вот де в 1967 году в американском отряде было 56 астронавтов, но в течение года 11 из них странным образом погибло. Восемь – в авиационных катастрофах, "а ведь это были пилоты высшего класса" – усиливает впечатление Гордон. Один – в автокатастрофе, а троих – "сожгли" в Apollol у и единственный свидетель гибели Гриссома, Уайта и Чаффи тоже странно погиб". "Так ликвидировали несогласных участвовать в лунной авантюре" – резюмирует Рене-Гордон.

11.6. …Напрасные слова

Отвечу так. Когда-то у СССР не было ни одного авианосца, были корабли для посадки самолетов вертикального взлета, ни о наших морских пилотах, ни об американских "палубных летчиках" мы слухом – не слыхивали, а авианосцы вообще называли "плавающими мишенями". Но вот и у нас появился авианосец, и за первую на него посадку летчику-испытателю дали звезду "Героя".

Недавно по телевидению показали интервью с летчиком-испытателем, космонавтом, Героем Советского Союза Игорем Волком, в котором он, наверное, впервые рассказал нам всем, что из шести профессиональных пилотов испытателей нашего "Бурана" сегодня остался один. Такая у них работа, господа Рене-Гордоны, и не совали бы вы к ним своего носа.

А что касается "единственного свидетеля" гибели Apollol (называемого в фильме) Тома Барона, работника фирмы North American Rockwell (генподрядчика CM – капсулы командного модуля) Apollo, то бурную (и действительно необходимую) критическую волну по качеству изготовления СМ он погнал всего за месяц до трагедии Apollo l, и его показания комиссии по расследованию мало что добавляли к списку замечаний самих астронавтов. (Подробно о трагедии Apollo 1 – "Новости космонавтики" №3. 2002 г.)

СОВЕСТЬ И ЗНАНИЕ

Одна деталь. Авторы ОД вопиют – спорьте с нами, приводите факты, несите нам фотографии, шлите материалы!!! А жирно не будет, господа хорошие? Информация дорого стоит, пошлите письмо в NASA, найдите книжное или букинистическое агентство в Америке или Европе, вам отыщут и вышлют и 10, и 20, и больше книжек, долларов по 20-60 за каждую, "жаба" не задушит?

И еще мне нравятся совершенно очаровательные шаманские заклинания авторов ОД – Вас дуют, вам предлагают принять всю эту туфту просто на веру! Вы – зомбированы!

Милостивые государи, а почему я должен верить вам, персонам, знакомым с Apollo лишь по журналу "Америка" и переводам ГОНТИ из популярных (зарубежных, кстати) аэрокосмических журналов? Почему я должен считать жуликами и лгунами профессиональных астронавтов и выдающихся ученых ракетчиков? Опираясь только лишь на ваши кухонные рассуждения и расчеты?

Если меня "зомбируют" труды Академии Наук СССР и работы, издаваемые NASA, я не против и даже согласен. А вот ваши "искания" все время нуждаются в анализе, и не всегда в научно-техническом.

P.S. …О бедном apollo, в конце века

"Мертвые леса" ошибок и заблуждений не великая новость для истории цивилизации, вот и авторы ОД в "Конце века" предложили переписать картину мира старыми мичуринскими штуками – уничтожьте в цепи часть событий-звеньев и получите новую историю. Только программа "Apollo" – это уже лунная история, господа-товарищи, над которой глупость человеческая более не властна.

60-летию ОКБ им. А.И.Микояна посвящается

Евгений Арсеньев

Самолеты ОКБ им. А.И.Микояна

Продолжение. Начало в АиК №№4,7-12/2000, 1-4,10-12/2001, 1,2/2002

УТИ МиГ-9 (И-301Т, ТФ)

Учебно-тренировочный истребитель

Для обеспечения подготовки летного состава строевых частей ВВС к полетам на реактивных истребителях Постановлениями Совета Министров СССР № 1498-665 от 9 июля 1946 г и № 493-192 от 11 марта 1947 г. коллективу ОКБ-155, возглавляемому А.И.Микояном, была поручена разработка двухместной модификации самолета МиГ-9. В соответствии с утвержденным заданием новый учебно-тренировочный истребитель должен был иметь максимальную скорость 890 км/ч у земли и 900 км/ч на высоте 5000 м, которую машина должна была набирать за 5,0 мин. Дальность на высоте 10000 м при полете со скоростью 700 км/ч была определена в 500 км, практический потолок – 13000 м. Длина разбега и пробега должна была составлять соответственно в 895 м и 725 м. Машину требовалось предъявить на государственные испытания в марте 1947 г.

Работу над новой модификацией МиГ-9 в ОКБ-155 начали в июле 1946 г. Эскизный проект "спарки" был готов к концу октября, а в соответствии с графиком проектирования и постройки самолета, утвержденным Микояном 26 августа, выкатка на аэродром первого опытного экземпляра была запланирована на 20 декабря 1946 г.

По конструкции машина, получившая наименование И-301Т и заводской шифр "ТФ", практически полностью соответствовала истребителю МиГ-9 и отличалась от последнего только наличием двухместной кабины, двойного управления, а также катапультных кресел. Триммер на руле направления не устанавливался.

Передняя кабина (учлета) была полностью идентична кабине истребителя МиГ-9, а во второй кабине (инструктора), размещенной между шпангоутами №13 и №17, установили только самый необходимый комплект аэронавигационных приборов и приборов, контролирующих работу силовой установки. Фонарь передней кабины откидывался вправо, задней – сдвигался назад по трем направляющим полозам: двум боковым и одному центральному. Открытое положение переднего фонаря фиксировалось упором. Кабины учлета и инструктора разделяла прозрачная перегородка.

Катапультируемые кресла инструктора и учлета по конструкции были аналогичны. Направляющие рельсы устанавливались в передней кабине на шпангоуте №12 под углом 22,5°, в задней – на шпангоуте №17 под углом 18,5°. Масса кресла составляла 28,5 кг. Управление пиромеханизмом катапультирования состояло из ручки выстрела и ручки предохранителя, которая являлась одновременно и ручкой аварийного сброса подвижной части фонаря. На чашке сидения имелись две подножки для установки ног при аварийном покидании самолета. В соответствии с порядком катапультирования первым покидал машину учлет, а вторым инструктор. Предварительно в таком же порядке сбрасывались створки фонаря.

Размещение кабины инструктора и катапультных кресел заставило конструкторов переработать конструкцию фюзеляжа. Изменению подвергся участок между шпангоутом №8 носовой и шпангоутом №19 хвостовой частей фюзеляжа. Технологический разъем фюзеляжа был перенесен со шпангоута №15 (у МиГ-9)непосредственно на наклонный шпангоут №12. Соединение головной и хвостовой частей осуществлялось при помощи четырех фрезерованных узлов, расположенных на лонжеронах фюзеляжа. В связи с переделкой хвостовой части фюзеляжа были усилены шпангоут №19, обшивка второй кабины и верхние лонжероны. Кроме этого передняя часть центральной балки крепления двигателя была увеличена по длине на 250 мм, для того чтобы на ней установить ручку управления инструктора. Педали ножного управления крепились к шпангоуту №12.

Установка второй кабины также вызвала изменения в топливной системе. Для ее размещения был ликвидирован первый фюзеляжный баки несколько уменьшен второй, при этом запас топлива сократился на 33%. Подход ко второму баку, ставшему первым, осуществлялся через люк в стенке шпангоута №17. Всего топливная система включала 9 баков, три фюзеляжных и шесть крыльевых, суммарной емкостью 1020 литров (840 кг). Для обеспечения высотности на машину установили систему поддавливания топлива воздухом, отбираемым после 7-й ступени компрессоров двигателей РД- 20.

Общий вид учебно-тренировочного истребителя И-301Т (ТФ)

Расположение капотов и эксплуатационных лючков осталось таким же. Правда, видоизменилась конфигурация люка у корневой части консолей крыла. Также в целях более удобного доступа к двигателям, размер фюзеляжного люка был несколько увеличен.

Вооружение самолета оставили без изменения, что позволяло решать не только учебно-тренировочные задачи, но и боевые. Для регистрации результатов стрельб в левом лобовике крыла был установлен фотокинопулемет 6N1 фирмы "Fairchild". Бронирование состояло из 12 мм бронеплиты, установленной перед приборной доской на шпангоуте №16, и 64 мм бронестекла.

Радиооборудование также осталось без изменения и включало приемопередающую радиостанцию РСИ-6 и радиополукомпас РПКО-10М с плоской рамкой РМД-К1. Приемник РСИ-6МУ располагался в кабине учлета с правой стороны у наклонного шпангоута, а передатчик РСИ-6 – в кабине инструктора, также с правой стороны у наклонного шпангоута. Однолучевая жесткая антенна длиною 3,9 метра шла от мачты на переднюю кромку правой половины стабилизатора. Для связи учлета с инструктором машину оснастили переговорным устройством СПУ-2М со специальной приставкой, позволяющей производить радиопередачу из передней и задней кабин. Управление приемником радиостанции и радиополукомпасом было сосредоточено в передней кабине.

Для обеспечения высотных полетов на самолет установили два кислородных прибора легочного типа КП-14. Запас кислорода был увеличен за счет установки второго 4-х литрового баллона. В хвостовой части фюзеляжа, между шпангоутами №24 и №25, устанавливалась четырехзарядная сигнальная ракетница ЭКСР-46. Для сокращения разбега и взлетной дистанции на самолете была предусмотрена установка стартовых пороховых ускорителей.

Постройка опытных экземпляров учебно-тренировочного истребителя И- 301Т должна была проходить в тесной кооперации с другими авиазаводами. Первоначально было предусмотрено изготовление фюзеляжей для двух опытных экземпляров, а также элементов ручного и ножного управления на заводе №381 по шаблонам и на оснастке, изготовленным заводом №155, а хвостового оперения (киль, стабилизатор, рули высоты и направления) и шасси на заводе №1 им. Сталина. Крыло на первую машину ТФ предполагали установить от самолета И-300 (Ф- 3). Однако по причине загрузки завода №381 выпуском большой номенклатуры гражданской продукции и освоением производства опытных серий сразу двух истребителей – И-250 и И-150, а также агрегатов двигателя ТР-1 изготовление фюзеляжей для И-301Т сильно затянулось. В связи с этим изготовление опытных экземпляров "спарки" было выполнено ремонтным вариантом, то есть путем переделки двух боевых МиГ-9 головной серии.

Первый экземпляр самолета УТИ МиГ-9 (ТФ-1), переделанный из МиГ-9 №101006, был закончен в производстве в декабре 1946 г. и передан на заводские летные испытания. Ответственными за их проведение были назначены ведущий инженер A.M.Блок и летчик-испытатель В.Н.Юганов. После проведения рулежек и подлетов 31 января 1947 г. состоялся первый вылет. Помимо Юганова в заводских испытаниях ТФ-1, которые завершились 28 марта, также приняли участие летчи- ки-испытатели ЛИИ НКАП: 11 марта облет машины выполнил Г.М.Шиянов, а 12 марта испытания провел М.Л.Галлай. В общей сложности было выполнено 9 полетов. Однако катапультные кресла летные испытания на машине не проходили, а лишь были проведены наземные испытания с подбором пирозарядов.

31 марта учебно-тренировочный истребитель был предъявлен на государственные испытания, а 5 апреля Юганов перегнал машину в ГК НИИ ВВС. Однако на госиспытаниях, которые прошли в период с 11 апреля по 2 июня, было установлено, что самолет УТИ МиГ-9 №01 (ТФ-1) не мог быть использован для тренировки и вывозки летного состава строевых частей ВВС в связи с отсутствием нужного обзора передней полусферы из кабины инструктора в самых ответственных на данном самолете моментах полета – на взлете и при расчете на посадку. Кроме этого на машине был выявлен ряд других дефектов. Таким образом, первый экземпляр учебно-тренировочного истребителя был забракован.

При постройке второго экземпляра самолета УТИ МиГ-9 (ТФ-2) замечания военных были учтены. На самолете значительно улучшили обзор из задней кабины за счет замены переднего бронестекла на обычное, снятия межкабинной перегородки и изменения обводов боковых стекол переднего фонаря. Помимо этого с самолета сняли бронирование, угол установки стабилизатора увеличили с 1°10' до 1°24\ а общий запас топлива довели до 1040 л.

Также на машине были установлены воздушные тормоза и подвесные топливные баки, которые, в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР №493-192 от 11 марта 1947 г., должны быть установлены на самолетах МиГ-9 и сданы на госиспытания соответственно в марте и в апреле 1947 г.

Воздушные тормозные щитки были размещены так же, как на истребителе МиГ-9 №102002, который прошел с ними заводские испытания, но на государственные не передавался по причине необходимости срочной отработки вооружения. Управление тормозными щитками на машине ТФ-2 было возможно только из передней кабины. Пневмоси- стема самолета обслуживала управление воздушными тормозами, а также затормаживание колес при уборке шасси.

Цельнометаллические 260-литровые подвесные топливные баки (ПТБ) обтекаемой формы подвешивались на бомбодержателях на концах консолей крыла. Из подвесных баков топливо специальными перекачивающими электропомпами через обратные клапаны подавалось во вторые крыльевые баки. Поскольку расход топлива двигателями был меньше производительности электропомп, то излишек топлива поступал во 2-й фюзеляжный бак, откуда по шунтовой трубе перетекал обратно в ПТБ, что в свою очередь препятствовало переполнению 2-го фюзеляжного бака и вытеканию керосина через дренажную систему. Оба бака сбрасывались одновременно при открытии замков бомбодержателей, управляемых одним рычагом. Система открытия замков бомбодержателей – тросовая.

Второй опытный экземпляр учебно-тренировочного истребителя УТИ МиГ- 9 (ТФ-2) был закончен в производстве 15 июля 1947 г. и передан на заводские летные испытания. Ответственными за их проведение назначили ведущего инженера К.П.Ковалевского и летчика- испытателя А.Н.Чернобурова. Первый вылет машины состоялся 19 июля 1947г. Заводские испытания машины, на которых в общей сложности выполнили 13 полетов, завершились 23 августа, а 26 августа Чернобуров перегнал ее в ГК НИИ ВВС. Документация по результатам заводских испытаний поступила военным 3 сентября, и на следующий день начались повторные государственные испытания учебно-тренировочного истребителя, которые продолжались до 17 ноября 1947 г. Так как система катапультирования заводских испытаний еще не проходила, то на госиспытания она не предъявлялась.

Самолет УТИ МиГ-9 (ТФ-1) на государственных испытаниях

Фонарь кабины УТИ МиГ-9 №01 (ТФ-1)

Второй опытный экземпляр УТИ МиГ-9 (ТФ-2), оборудованный тормозными щитками и 260-литровыми подвесными баками

В соответствии с утвержденной программой военным испытателям предстояло определить возможность использования самолета, после произведенных на нем переделок, для вывозки и тренировки летчиков строевых частей ВВС, проверить и оценить работу воздушных тормозов и системы подвесных баков. Вместе с этим необходимо было дать оценку работы силовой установки и спецоборудования, а также выявить эксплуатационные качества самолета. Ответственными за проведение госиспытаний назначили летчика-испытателя В.Г.Иванова и ведущего инженера М.Ф.Розанова, который также выполнял роль второго летчика.

По оценке специалистов ГК НИИ ВВС, предъявленный на госиспытания учебно-тренировочный истребитель УТИ МиГ- 9 №02 (ТФ-2) отличался от своего предшественника в основном в лучшую сторону. Задняя кабина по обзору и оборудованию обеспечивала инструктору возможность самостоятельного выполнения полета, а также своевременного обнаружения и исправления ошибок обучаемого за исключением грубых ошибок торможения. Последнее было затруднено по причине отсутствия возможности у инструктора отключать управление тормозами в передней кабине. В связи с этим ОКБ-155 рекомендовалось установить систему двойного управления тормозами по типу самолета УТИ Ла-9. Кроме этого было отмечено чрезмерно далекое расположение в передней кабине сиденья летчика относительно приборной доски, а также педалей и ручки управления самолетом по сравнению с УТИ МиГ-9 №01.

Самолет УТИ МиГ-9 №02 (ТФ-2) на государственных испытаниях

Вместе с устранением вышеуказанных недостатков ОКБ-155 требовалось отработать систему обогрева кабин, так как при включении обогрева в кабины могли попадать продукты пиролиза, пары и мелкие капли масла, правда, в зону дыхания летчиков вредные газы не проникали. Кроме этого подогрев воздуха был недостаточен для зимнего времени и отсутствовал подвод теплого и холодного воздуха в кабину инструктора.

По своим летным качествам и технике пилотирования УТИ МиГ-9 №02 в основном не отличался от истребителя МиГ-9. Самолет допускал выполнение всего комплекса фигур высшего пилотажа, не связанных с созданием отрицательных перегрузок. Выполнение маневров с отрицательными перегрузками было недопустимо, ввиду неприспособленности к этому топливной и масляной систем. В связи с этим военные потребовали оборудовать машину приспособлениями, обеспечивающими питание двигателей горючим и их смазку при действии отрицательных перегрузок.

Характеристики маневренности и пикирования незначительно отличались от характеристик одноместного МиГ-9. Время выполнения виража на высоте 1000 м составляло 26-28 сек, радиус виража при этом – 550-600 м. Набор высоты за боевой разворот с начальной высоты 1000 м и начальной скорости 680-760 км/час составлял 1900- 2000 м. Потеря высоты за переворот с начальной высоты 5000 м и начальной скорости 280-300 км/час составляла 1100-1300 м.

Вновь было подчеркнуто удачное размещение двух двигателей, расположенных рядом, что повышало безопасность полета, так как при остановке одного из двигателей балансировка самолета практически не изменялась.

Самолет был достаточно устойчив в продольном и боковом отношении на всем летном диапазоне скоростей, как на режиме планирования, так и на режиме полного газа. Правда, при выполнении фигур высшего пилотажа, а также при изменении скорости в горизонтальном полете возникали значительные нагрузки от руля высоты, направления и элеронов.

Максимальная горизонтальная скорость "спарки" на высоте 5000 м составила 810 км/ч, а с подвесными баками – 710 км/ч. Скорости определялись при номинальных оборотах двигателей 9500 об/мин и конусах реактивных сопел, установленных в положении "С". Время набора высоты 5000 м составляло 5,3 мин, а с подвесными баками – 7,3 мин. Как отметили военные, эти данные были вполне достаточны для учебно-тренировочного самолета.

Дальность и продолжительность полета при работе двигателей на наивыгоднейшем режиме на высоте 5000 м составляли соответственно без подвесных баков – 320 км и 38 мин, с подвесными баками – 510 км и 55 мин, а на высоте 1000 м (с ПТБ) -380 км и 45 мин.

Полет с подвесными баками по технике пилотирования в горизонтальном полете, а также на взлете и посадке был аналогичен полету без ПТБ. Возможность показа пилотажа при переучивании летного состава на самолете с подвесными баками исключался, ввиду ограничений по скорости (не более 600 км/ч по прибору) и по перегрузке (не более 2,5 при полных ПТБ), установленных Главным конструктором.

Фонарь кабины УТИ МиГ-9 №02 (ТФ-2) в открытом положении

Тормозной щиток в выпущенном положении

Общий вид размещения агрегатов спецоборудования в носовой части фюзеляжа: 1-рамка РПК; 2-приемник РПК; 3-аккумуляторная батарея; 4-кислородные баллоны

Приборная доска передней кабины на самолете УТИ МиГ-9 (ТФ-2)

Приборная доска задней кабины инструктора на самолете УТИ МиГ-9 (ТФ-2)

Система подвесных баков работала удовлетворительно, а в полете ПТБ сбрасывались надежно. Однако сброс баков для увеличения дальности и продолжительности полета был признан нецелесообразным, так как при этом на высоте 5000 м дальность увеличивалась только на 30 км, а продолжительность полета на 4 мин.

Также было признано нецелесообразным применение подвесных баков в вывозных полетах по кругу, так как перерыв в работе электропомп требовал обязательной дозаправки ПТБ, во избежание не выработки оставшегося горючего (более половины емкости). Кроме этого посадка с не выработанными подвесными баками не рекомендовалась Главным конструктором. Поэтому ПТБ следовало применять только как средство увеличения дальности полета.

Вместе с этим было отмечено, что запас горючего во внутренних баках самолета, равный 1040 л, ограничивал время пребывания в зоне при полетах на пилотаж не более 8-12 мин, а высоту полета примерно до 8000 м. Поэтому военные предложили на учебно-тренировочном самолете оставить только две нижние 23-мм пушки, а вместо центральной установить топливный бак емкостью 200-250 литров. Необходимо было доработать и топливную систему, так как она не обеспечивала нормальную подачу горючего из задней группы баков в передний фюзеляжный (расходный) бак, вследствие чего при длительной работе двигателей на номинальном режиме выработка из него начиналась при наличии еще значительного количества горючего в задней группе баков.

Применение воздушных тормозов значительно улучшило характеристики торможения самолета, увеличило продолжительность ведения непрерывной стрельбы по наземной цели и заметно сократило время снижения с высоты на скоростях более 400 км/ч по прибору. Управление воздушными тормозами было удобное, а балансировку самолета выпуск щитков не изменял, правда, в процессе их выпуска (в течение 2-3 сек) на самолет действовал небольшой пикирующий момент. Вместе с этим отмечалась недостаточная эффективность тормозных щитков при планировании на посадку.

Длина разбега и взлетной дистанции УТИ МиГ-9 №02 при полетах с бетонированной ВПП без подвесных баков составляли соответственно 835 м и 1580 м, а с подвесными баками -1020 м и 1900 м. Расход руля высоты на посадке был недостаточен, вследствие чего посадочная скорость составляла 180 км/ч, что на 10 км/ч больше, чем у самолета МиГ-9. В связи с этим необходимо было обеспечить достаточный расход руля на посадке. Длина пробега и посадочной дистанции

– без подвесных баков

– 775 м и 1525 м, с подвесными баками

– 920 и 1650 м.(2*)

Непрерывное торможение на пробеге с давлением 3-4 кг/см2 , по сравнению с торможением импульсами, сокращало длину пробега и создавало более равномерный износ покрышек колес.

2* Длина пробега с ПТБ определялась до отработки режима торможения и не являлась оптимальной.

Первый опытный экземпляр УТИ МиГ-9 (ТФ-1)после доработки фонаря по типу самолета ТФ-2

Катапультируемое кресло

Катапультирование испытателя Н.Жукова из кабины МиГ-9 УТИ (ТФ-2) на скорости бООкм/ч 20 октября 1949 г.

Объем установленного на машину спецоборудования был достаточен для выполнения полетов на всех высотах днем в сложных метеоусловиях. Однако дальность уверенной радиосвязи, которая на испытаниях не превышала по приему 70 км и передаче 110 км, не удовлетворяла нормам ВВС (не менее 120 км). Дальность действия РПК, равная 110 км, также не соответствовала нормам ВВС (не менее 200 км). Установка фотокинопулемета работала безотказно и обеспечивала удовлетворительное качество снимков. Правда, военные предложили ОКБ-155 приспособить установку под отечественный фотопулемет С-13.

Техническая эксплуатация "спарки" в целом была несколько облегчена, по сравнению с МиГ-9, а условия эксплуатации спецоборудования стали значительно лучше.

По заключению специалистов ГК НИИ ВВС учебно-тренировочный истребитель УТИ МиГ-9 №02 повторные государственные испытания прошел удовлетворительно и после устранения основных недостатков мог быть использован в ВВС для вывозки летного состава строевых частей и школ при переучивании на МиГ-9, а также для проверки техники пилотирования. Также по результатам проведенных испытаний воздушные тормозные щитки и топливная система с подвесными баками рекомендовались для внедрения на все учебно- тренировочные и боевые самолеты МиГ-9. Всего за время госиспытаний было выполнено 47 полетов общей продолжительностью 15час. 32 мин.

На основании полученных результатов самолет был рекомендован к серийному производству и принятию на вооружение. Первоначально учебно- тренировочному истребителю планировали присвоить наименование МиГ-11, но затем его оставили прежним – УТИ МиГ-9. В соответствии с планом серийного производства завод №1 им. Сталина должен был выпустить до конца 1948 г. 60 "спарок". Однако в связи с запуском в серийное производство более совершенного истребителя МиГ-15 и сворачиванием выпуска МиГ-9 надобность в самолетах УТИ МиГ-9 отпала. Тем более уже в ноябре 1948 г. в ОКБ-155 началась разработка двухместного учебно- тренировочного варианта самолета МиГ- 15. Правда, несмотря на это, отработка средств аварийного спасения летчика не потеряла актуальности.

Как уже было отмечено, на заводских летных испытаниях УТИ МиГ-9 катапультные кресла в полете не отрабатывались. В связи с этим не проводились и их государственные испытания. Однако отработка системы катапультирования в летных условиях уже шла полным ходом. В течение 1947 г. испытания катапультных кресел проходили на самолете Пе-2 №345, который пилотировал летчик-испытатель С.Ф.Маш- ковский. Первоначально работы шли с использованием манекена, а 24 июня 1947 г. состоялось первое катапультирование парашютиста-испытателя Г.А.- Кондрашева. Предварительно 19 июня был произведен облет снаряжения Р.А.- Стасевичем.

Между тем Постановлением Совета Министров СССР №1591-425 от 16 мая 1947 г. было принято решение о запуске катапультных кресел в серийное производство. В связи с этим на заводе №1 начали подготовку производства, были изготовлены специальные приспособления и стапеля. Однако вскоре работы пришлось приостановить, так как летные испытания кресла на МиГ-9 еще не проходили, а в ходе их отработки, несомненно, возникнет необходимость внесения изменений в конструкцию кресла.

Стоит отметить, что чертежи катапультного кресла для истребителя МиГ-9 были разработаны в ОКБ-155 по немецкому образцу и переданы на завод №1 еще в феврале 1947 г. Никаких тактико-технических требований к креслу ВВС не предъявляло. А поскольку создание системы катапультирования для самолета МиГ-9 практически являлось первой отечественной разработкой, естественно, в ходе испытаний пришлось столкнуться с большим количеством проблем, которые заставляли проводить исключительно исследовательские работы. Только в период с мая по август 1947 г. с самолета Пе-2 №345 было выполнено 33 катапультирования, в том числе три катапультирования испытателя Кондрашева.

В 1948 г. испытания системы катапультирования проходили уже на вернувшемся из ГК НИИ ВВС самолете УТИ МиГ-9 (ТФ-2). В марте летчик-испытатель Машковский освоил машину, а 5 мая состоялось первое катапультирование манекена из второй кабины "спарки". В этом и последующих полетах задняя кабина не имела сдвижной части фонаря. Параллельно испытания с катапультированием манекена проводились на бомбардировщике Ту-2 №36/48, который пилотировал летчик- испытатель И.И.Шелест. С сентября к полетам на Ту-2 подключили летчика- испытателя Н.С.Рыбко. Испытания проходили под руководством ведущих инженеров В.Г.Шварцбурга (Пе-2, УТИ МиГ-9) и Тар-Акопяна (Ту-2).

14 июля 1948 г., после выполнения 18 катапультирований манекена с УТИ МиГ-9 (12) и Ту-2 (6), из второй кабины "спарки" был катапультирован парашютист-испытатель Кондрашев. В облете снаряжения также принимал участие парашютист-испытатель А.В.Быстрое. Всего в 1948 г. было выполнено 32 катапультирования, в том числе 17 с Ту-2 (манекен) и 15 с УТИ МиГ-9 (включая три катапультирования Кондрашева на скоростях до 700 км/ч).

29 сентября самолет УТИ МиГ-9 (ТФ- 2) был предъявлен на государственные испытания системы катапультирования, которые проходили в ЛИИ в период со 2 октября по 18 ноября. Ответственными за их проведение назначили парашютиста – экспериментатора А.В.Быстро- ва, его дублера Н.Я. Гладкова, а также летчика-испытателя В.Г.Иванова.

Перед началом летных испытаний было проведено 10 катапультирований манекенов на земле с перегрузкой 8- 15 единиц. С 4 октября испытания проводились в воздухе. Всего было выполнено два катапультирования с использованием манекена и три катапультирования испытателя.

В целом работа получила положительную оценку, а применение катапультного кресла было рекомендовано на серийных истребителях с целью спасения летчика в аварийных ситуациях. В следующем году работы над системой катапультирования продолжились. 11 января 1949 г. самолет УТИ МиГ-9 (ТФ-2) для дальнейших испытаний был отправлен в ГК НИИ ВВС, где машина находилась до 19 февраля. В марте 1949 г. в ЛИИ НКАП возобновилась отработка системы на самолете Ту-2 №36/48, а с мая – на УТИ МиГ-9. На испытаниях "спарку" пилотировали летчики-испытатели М.Л.Галлай, В.В.Тезавровский, С.Ф.Машковский и Я.И.Берников. Испытания средств спасения проводил парашютист-испытатель Н.Жуков и врач-физиолог П.К.Исаков (облет снаряжения).

За создание катапультного кресла в 1948 г. авторскому коллективу в составе А.И.Микояна, М.И.Гуревича, Н.З.Матюка, А.Г.Брунова и С.Н.Люшина была присуждена Сталинская (Государственная) премия 2-й степени.

Основные характеристики учебно-тренировочного истребителя УТИ МиГ-9 №02(3* )

Длина самолета, м 9,75

Размах крыла, м 10,00

Площадь крыла, м 18,20

Высота самолета, м 3,225

Масса пустого самолета, кг 3460

Взлетная масса, кг 4895

Запас топлива, кг 862

Запас пускового топлива, кг 14

Взлетная масса с ПТБ, кг 5339

Запас топлива с ПТБ, кг 1284

Максимальная скорость полета, км/ч:

на высоте 5000 м 810

на высоте 5000 м с ПТБ 710

Время набора высоты 5000 м, мин 5,3

Время набора высоты 5000 м с ПТБ, мин 7,3

Время виража на высоте 1000 м, сек 26 – 28

Набор высоты за боевой разворот с начальной высоты 1000 м, м 1900-2000

Коэффициент торможения при выпуске воздушных тормозов на максимальной скорости на высоте 5000 м 0,707

Практическая дальность полета, км:

без ПТБ на высоте 5000 м 320

с ПТБ на высоте 5000 м 510

Продолжительность полета, мин:

без ПТБ на высоте 5000 м 38

с ПТБ на высоте 5000 м 55

Длина разбега, м 835

Длина разбега с ПТБ, м 1020

Длина пробега, м 775

Длина пробега с ПТБ, м 920

Посадочная скорость, км/ч 180

3* По результатам государственных испытаний

КОЛЛЕКЦИЯ ТЯЖЕЛЫЕ ИСТРЕБИТЕЛИ

Учебно-боевой самолет Me 262В-la (фото из музея Уиллоу Г ров, США)

Виктор БАКУРСКИЙ, Хельмут ВАЛЬТЕР, Андрей ФИРСОВ

МЕССЕРШМИТТ Me 262

(Продолжение. Начало см. Ли К 2-4/2002 г.)

ME 262В

Хотя Me 262 не представлял собой проблемы для освоения опытным пилотом, но, как и всякий другой самолет, он имел свои особенности, что вызывало сложности с обучением новичков, имевших ограниченный налет даже на поршневых самолетах. 262-я испытательная команда в Лекфельде как раз и отвечала за освоение новой техники. Однако было очевидно, что подготовка пойдет легче при использовании двухместного самолета, и на "Мессершмитте" был разработан такой вариант – Me 262В-1а.

В ноябре 1944 г новый самолет был поставлен в III (Erg.)/JG 2 (запасная группа – бывшая 262-я испытательная команда). От обычного самолета Me 262В-1 отличался установкой второго кресла пилота на месте заднего основного бака, что потребовало смонти-ровать на самолете так называемые "Викингер- шифф" – пилоны для двух 300-л баков. Управление стало двойным. Пушечное вооружение было сохранено. Всего было поставлено 15 таких самолетов, а последующие уже переделывались в двухместный ночной перехватчик, получивший обозначение Me 262B-la/Ul.

Возможность использования Me 262 в качестве ночного перехватчика была продемонстрирована в серии испытаний, проводимых в Рехлине в октябре 1944 г. полковником Хайо Германом и обер- лейтенантом Бехренсом на Me 262А-1а (V056) с "оленьими рогами" антенн от локатора "Лихтенштейн" SN-2 (FuG 220). После успешных испытаний было решено переделать Me 262В-la во временный ночной истребитель, отличавшийся только установкой локатора "Нептун" FuG 218 и пеленгатора "Наксос" FuG 350 ZC. Еще до появления Me 262В- 1 a/U 1 на базе Me 262 была сформирована экспериментальная часть ночных истребителей под командованием майора Герхарда Штампа. Эта часть использовала тактику "Дикого кабана", применяя обычные Me 262А-1а. Первоначально она была известна как "команда Штампа". Все пилоты "команды" были опытными ночными бойцами, а один из них – обер-лейтенант Курт Вельтер, имевший большое число побед, позже стал ее командиром, а часть была переименована в "команду Вельтера". В течение февраля-марта 1945 г. "команда" получила первые два двухместных Me 262В-1 a/U 1, которые были использованы для прикрытия Берлина. В апреле часть была переименована в 10./NJG 11. Она осталась единственным подразделением ночной истребительной авиации, вооруженным Me 262, получив около десятка Me 262B-la/Ul.

Слева – уже известный нам Me 262 V056, переоборудованный для испытания антенн радиолокатора; справа – для определения влияния антенн радиолокатора на аэродинамику самолета его хвостовая часть была покрашена черной краской и на нее наклеены шелковинки.

Me 262B-la/Ul из 10./NJG 11

Me 262B-la/U1 – трофей американской армии

Me 262В-la/U1 в авиационном музее Йоханесбурга (ЮАР)

Если Me 262В-1 a/U 1 был лишь переделкой учебной машины, то Me 262В- 2а рассматривался настоящим ночным истребителем, поступление на вооружение которого ожидалось с середины 1945 г. Конструктивно самолет отличался вставкой двух фюзеляжных секций до и после двухместной кабины, что увеличивало общую длину на 1,2 м. Это позволило разместить в фюзеляже 900- л и 600-л задние баки, которые на В-1 заменялись на 300-л и 260-л. Одновременно емкость переднего вспомогательного бака была увеличена с 170 л до 500 л, но подвеска двух 300-л баков сохранилась. Планировалось даже использовать 900-л бак на жестком буксире за самолетом. Так же, как ранее испытывавшиеся на самолете бомбы, бак оснащался деревянным крылом, а для взлета использовалась сбрасываемая тележка. Буксируемый бак увеличивал общий запас топлива до 4400 л, позволяя Me 262В-2а довольно долго вести патрулирование. Горючее из этого бака расходовалось в первую очередь, после чего бак сбрасывался.

Первый Me 262В-2а получил локатор, как у Me 262B-la/Ul. Впервые он поднялся в воздух в марте 1945 г. "Оленьи рога" антенны снижали максимальную скорость на 60 км/ч. Эту проблему неоднократно пытались разрешить. В результате появилась антенна "Утренняя звезда", установленная в носу самолета. Это позволило получить прибавку в скорости 50 км/ч. Но в конце-кон- цов решили остановиться на локаторе сантиметрового диапазона FuG 240 "Берлин", антенна которого размещалась под пластиковым обтекателем. Увеличение воздушного сопротивления с этим локатором было незначительным, если вообще было. К моменту полного краха "третьего рейха" Me 262В-2а с локатором "Берлин" был на окончательной стадии сборки. Он должен был сохранить стандартное вооружение из четырех 30-мм пушек МК 108, кроме того планировалось установить две такие пушки под углом к горизонту по типу "шраге музик". Это позволяло поражать вражеские бомбовозы снизу в самую уязвимую их часть – двигатели и бомбоотсеки. ME 262С

Герд JIинднер осуществляет взлет на Me 262С-1а (27.02.1945 г.)

Ракетный двигатель HWK 109-509, установленный в хвостовой части Me 262С-1а

Наземные испытания BMW 003R на Me 262C-2b (25.01.45)

В начале 1945 г. особое внимание уделялось разработке ракетного варианта самолета, так называемого "Защитника дома", способного очень быстро выходить на высоту перехвата. Первый из них – Me 262С-1а был переоборудован из Me 262А-1а (N9 130 186) и полетел 27 февраля 1945 г. под управлением Гер- да Линднера. Me 262С-1 был оснащен ракетным двигателем "Вальтер" R II- 211/3 (HWK 509), установленным в хвостовой части фюзеляжа. Т-топливо заливалось в передний 900-л бак, а С- топливо – в задний 600-л. Топливо для Jumo 004В заливалось в задний основной 900-л бак и в передний дополнительный на 170 л.

Хотя ракетный двигатель существенно снижал дистанцию разбега, на Me 262С-1а он в основном использовался для набора высоты. Несмотря на дополнительные 1700-кг тяги, "Защитник дома" при весе 7800 кг требовал для взлета 600 м "бетонки" – на 20% больше, чем с двумя стартовыми 500-кг ракетами "Борзиг". В результате "Вальтер" запускался уже после начала разбега, для чего пилоту требовалось нажать две кнопки с двухсекундным интервалом. Хотя R 11-211/3 работал всего три минуты, этого было достаточно для набора высоты 8000 м, а высоту 11700 м самолет набирал со старта за 4,5 мин. Линднер успел совершить на Me 262С-1 только четыре полета, когда работы были переключены на Me 262С-3.

Второй ракетный вариант Me 262С- 2b – "Защитник дома"-Н – был также переделан из Me 262А-1а (№ 170 074). Свой единственный полет он совершил в марте 1945 г. под управлением Карла Баура. Me 262C-2b был оснащен двумя двигателями BMW 003R, представлявшими собой спарку турбореактивного BMW 003А тягой 800 кг и ракетного HWK 718 тягой 1225 кг. Баки использовались как на С-1а, только в передний заливалось S-топливо, а в задний – R-топливо. Двигатель BMW 718, несмотря на 50 прогонов BMW 003R на земле, представлял определенную проблему, так как пролитое топливо тут же воспламенялось. Свой единственный полет Карл Баур описывал так: "На скорости около 160 км/ч я нажал кнопку запуска (для BMW 718), и ракеты с грохотом заработали. Самолет так быстро ускорялся, что я уже через несколько секунд был вынужден убрать закрылки и шасси, так как боялся, что самолет просто перевернется. Я чувствовал, что скорость достигла критического числа Маха, и задрал нос,'но скорость, похоже, продолжала увеличиваться. Топливо выгорело на высоте 7000 м, я набрал еще 1000 м – всего со времени старта прошло полторы минуты".

Слева – двигатель BMW 003R для самолета Me 262C~lb Справа – взрыв двигателя во время испытаний 25.01.45.

Главным недостатком первого "Защитника дома" была ограниченная емкость баков для турбореактивного двигателя. В результате Me 262С-3 был оснащен ракетным двигателем "Вальтер" R 11-211/3 на подвеске под фюзеляжем с баками для горючего на бомбодержателях прямо перед двигателем. Ракетный двигатель можно было сбросить на парашюте после выработки топлива. Топливо поступало в ракетный двигатель по гибким трубопроводам, но возникла проблема – баки располагались несколько ниже, чем двигатель, что затрудняло подачу топлива в камеру сгорания. Эту проблему так и не удалось разрешить до окончания работ по "Защитнику дома".

ШАГ В БУДУЩЕЕ

Одновременно с работами над Me 262 инженеры и конструкторы фирмы Мессершмитт продолжали вести исследования, направленные на создание реактивных самолетов следующего поколения. При этом основной упор был сделан на качественное улучшение их аэродинамики и, в первую очередь, на установку стреловидного крыла. Подобных проектов было несколько. Некоторые из них представляли собой глубокую модернизацию Me 262, другие были совершенно отличными от него (однако и в том и в другом случае Me 262 использовался в качестве летающей лаборатории). Так, в ходе разработки и постройки легкого одномоторного реактивного истребителя Мессершмитт Р1101 на Me 262 испытывались воздухозаборник и воздушный канал, обеспечивающие подвод воздуха к двигателю, установленному под хвостовой частью Р1101. Немаловажную роль Me 262 сыграл и как базовая конструкция при создании сверхскоростных самолетов со стреловидным крылом по программе HG (Hochgeschwindigkeit – высокоскоростной). Здесь уместно вспомнить уже упоминавшийся ранее Me 262 V9 с приплюснутым фонарем пилотской кабины и вездесущий Me 262 V056. Очередным шагом стал HG I, переделанный, по нашим данным (в зарубежной литературе утверждается, что HG I есть ни что иное, как Me 262 V9) из серийного истребителя и отличавшийся стреловидным оперением и наплывами на центроплане. Следующим шагом стал Me 262 HG II (март 1945 г.), на котором кроме стреловидного оперения было установлено и стреловидное крыло. Машина была построена и подготовлена к летным испытаниям.

Однако в результате столкновения на рулежке с другим самолетом HG II получил сильные повреждения и до конца войны не восстанавливался. Тем не менее работы над HG II позволили вплотную подойти к созданию еще более одиозного проекта HG III. Модели этого самолета уже продувались в аэродинамической трубе, однако завершить работы не позволила оккупация Германии войсками союзников.

Истребитель Р1101

Me 262A-la в ходе испытаний воздухозаборника двигателя для истребителя Р1101

(Продолжение следует)

ЛОКХИД Т-33А

Андрей ФИРСОВ

Продолжая тему первых реактивных истребителей нельзя не вспомнить созданный на базе американского истребителя F-80 "Шутинг Стар" (см. АиК 10-12/2001) двухместный учебно-тренировочный самолет Т-33А. В отличие от своих сверсников – двухместных учебных вариантов советского истребителя МиГ-9 и немецкого Me 262 их американского собрата ждала более счастливая судьба – Т-33А стал настоящей "летающей партой" пилотов реактивной авиации многих стран на долгие годы

Истребитель "Шутинг Стар" с начала своей карьеры явно не попадал в разряд надежных и безопасных самолетов, чем до того славилась фирма Локхид. Причем проблема лежала не в ошибках конструкторов, а в новизне самой реактивной техники. Это отмечал еще и создатель истребители Клерэнс Джонсон:

"Вполне очевидно, что эксплуатация такого передового самолета, как Р-80, выявит огромное количество новых проблем. Отстутствие обдува винтом рулей на взлете и на малых скоростях приводит к ошибкам пилотов. Недостаток опыта часто приводит к разгону двигателя в полете с разрушением лопаток компрессора и турбины. Часто лопатки разрушается и в результате дефектов самого двигателя. Причем порой самолет с пробитым фюзеляжем удавалось и посадить. Никакой защиты от летящих со скоростью пули обломков лопаток установить невозможно – необходимо только добиться безусловной надежности работы двигателя даже при потере нескольких лопаток. И разрушение самих лопаток компрессора и турбин должно быть сокращено до минимума. Необходимо добиться полной надежности двигателя".

К 1947 г. ВВС США охватила просто эпидемия катастроф с Р-80. Кроме первого пилота "Шутинг Стара" Мило Берхэма погиб и лучший ас США во второй мировой войне Ричард Бонг. Эти катастрофы ставили вопрос о создании специального тренировочного самолета для обучения полетам на реактивной технике. Но в условиях послевоенного сокращения военных программ выбить деньги на создание нового самолета было делом очень сложным. В результате новые пилоты Р-80, имевшие за плечами только опыт полетов на учебном Норт- Америкэн Т-6 и поршневом истребителе Р-51 "Мустанг", в лучшем случае довольствовались знакомством со списанными Р-80, стоявшими даже не на. шасси, а на бетонных блоках!

У тренировочного реактивного самолета был один горячий сторонник – вице- президент "Локхида" по связям с военным ведомством "Мак" Шорт, который практически с самого начала работ по Р-80 выступал за создание двухместной версии истребителя, предназначенной для переподготовки пилотов на реактивную технику. В течение трех лет с 1945 г. по 1947 г. он пробивал эту идею, порой прямо в разрез с мнениями военных.

В конце концов "Маку" удалось заразить своими идеями руководство фирмы "Локхид" – разве можно было возразить на аргумент, что пилотов реактивных самолетов на земле не научишь? В результате "Локхид" пошла на выделение 1 млн. долл. на создание прототипа двухместного "Шутинг Стара" в надежде в дальнейшем компенсировать затраты заказами ВВС.

В мае 1947 г. несколько бывших сотрудников "Сканк уоркс" под руководством Дона Пэлмера приступили к работе над "моделью 580". Через три месяца проект был готов, со сборочной линии забрали почти готовый Р-80С для переделки в двухместный вариант. Работы выполнялись специальной командой из состава "Сканк уоркс". Традиционная секретность группы сыграла положительную роль, сохранив работу в тайне от фирм-конкурентов – несмотря на вполне прогнозируемый быстрый рост рынка реактивных учебно-тренировочных самолетов, "Локхид" оказалась первой, предложивший такой самолет ВВС и флоту.

Сравнение компоновочных схем истребителя F-80 "Шутинг Стар" (вверху) и тренировочного самолета Т-33А (внизу)

Первый опытный ТР-80С

Т-33А стали практически первыми самолетами вновь воссозданных "люфтваффе"

Ударный вариант Т-33А – AT-33 долгие годы был основным боевым самолетом ВВС Португалии

Пожалуй, дольше всего Т-33 и АТ-33 эксплуатировались в ВВС Боливии – практически до конца XX века, а новый XXI век они встретили на консервации

Небольшая команда из 14 человек под руководством Пэлмера активно приступила к перестройке Р-80С: самолет частично разобрали, и приступили к "врезке" второй, слегка приподнятой кабины с двойным управлением. Перед крылом в фюзеляж была сделана 75 см взставка и еще 30-см вставка за крылом. Емкость фюзеляжного бака пришлось сократить более, чем в два раза. Правда, общую емкость баков удалось сохранить, заменив крыльевые протектированные баки на мягкие нейлоновые. Дополнительно под законцовками крыла можно было подвесить 165-галлоные баки, позже замененные концевыми 230- галлонными баками, крепящимися по линии симметрии.

Первые Р-80 не имели катапультируемых кресел, но к моменту создания учебного самолета они стали стандартом. Соответственно кабину ТР-80С, как теперь назывался двухместный Р-80, оснастили двумя катапультируемыми креслами конструкции "Локхид". При этом фонарь кабины был единым и, в отличие от откидываемого в бок на истребителе, поднимался вверх электроприводом.

Вооружение сократилось до пары 12,7-мм пулеметов с 300 патронами на ствол.

Опытный ТР-80С был выведен из цеха без особой помпы в начале марта 1948 г. и 22 марта был поднят впервые в воздух под управлением Тони Левьера. Первые же полеты показали, что самолет удался – он практически мало отличался по поведению от одноместного истребителя. Более того, благодаря большему удлинению фюзеляжа, летные данные чуть-чуть улучшились.

Уже 7 апреля 1948 г. ВВС согласились заказать для войсковых испытаний 20 ТР-80С. В течение месяца фирма "Локхид" гоняла опытный самолет по базам ВВС, знакомя всех от генерала до курсантов с новым учебным самолетом. 11 июня 1948 г. обозначение машины поменяли на TF-80C, а 5 мая 1948 г. оно стало привычным Т-33А.

Во время тура Левьера по базам ВВС интерес к самолету проявил и флот. Морская авиация также переходила на реактивную технику и необходимость в учебной машины была очевидна. Незадолго до этого в начале 1948 г. флот получил от ВВС 50 F-80C, которые использовались для обучения пилотов, но страдали такой же высокой аварийностью, что и машины ВВС. Временно полеты на F-80C приостановили. Но уже через год флот получил первые 26 учебных TF-80C вместо одноместных машин. Машина пришлась флоту "ко двору" – в последующим было поставлено 699 самолетов под обозначением ТО-2.

Увы, "отца" Т-33А к тому времени уже не было в живых – "Мак" Шорт скончался от инфаркта прямо за своим рабочим столом в августе 1948 г. Триумф его детища был внушительным – только "Локхид" выпустила 5691 Т-33 различных модификаций. Еще 656 самолетов построила "Канадэйр" в Канаде и 210 "Кавасаки" в Японии. Большинство выпущенных ушло за рубеж в более, чем 20 стран по всему миру.

На базе Т-33А был создан разведчик RT-33A с фотооборудованием в носовой части фюзеляжа и усиленным запасом топлива, штурмовик АТ-33А с более совершенным прицельными и навигационным оборудованием, а также усиленными держателями для боевой нагрузки. Разведчики и штурмовики Т-33 поставлялись США в первую очередь режимам, борющимся с внутренним "врагом". По части военных конфликтов Т-33А "повезло" значительно больше, чем предку – F-80 "Шутинг Стару". Например, во время Корейской войны Т-33А использовались в качестве вывозных самолетов для ознакомления вновь прибывших пилотов с боевой обстановкой и театром военных действий. Позже, снимаемые с вооружения Т-33А стали переделываться в летающие мишени QT-33A, предназначенные в первую очередь для имитации низколетящих и маневренных целей, например, крылатых ракет.

Производство Т-33 на "Локхиде" прекратилось в 1959 г. ВВС США даже в 1996 г. еще числили за собой последний Т-33А.

Сергей Николаевич Климов

29 мая 2002 г. после тяжелой и продолжительной болезни скончался командир авиационной группы высшего пилотажа "Русские Витязи" гвардии полковник Климов Сергей Николаевич.

Климов С.Н. родился 4 марта 1962 года. В 1983 г. окончил Борисоглебс- кое Высшее военное училище летчиков имени В.П. Чкалова. Проходил службу в Московском военном округе. Участник боевых действий в Афганистане. С 1989 года служил на Кубинской авиабазе. С 1995 года летал в составе АГВП "Русские Витязи". С 2001 года занимал должность командира и ведущего АГВП "Русские Витязи".

Мы все потеряли необыкновенного человека и друга. Мы вместе до последнего дня боролись за его жизнь.

Фондом содействия авиации "Русские Витязи" была организована акция по сбору средств на лечение С.Н. Климова. На наш призыв о помощи откликнулось очень много людей и организаций.

Позвольте от лица Фонда, командования ВВС, летчиков АГВП "Русские Витязи", семьи Климовых и лично от С.Н.Климова (помощь оказывалась при его жизни, и он был в курсе дел) сказать всем спасибо.

Мы благодарим руководство заводов Комсомольского-на-Амуре авиационного производственного объединения, АООТ "ОКБ Сухого", ОАО "Чебоксарское НПП"ЭЛАРА", Иркутское авиационное производственное объединение, администрацию Одинцовского района и г. Чебоксары , ОАО "Акконд", ГУ ДП Клеа ФГУП "ЧПО им. Чапаева", в Белгороде – Белгородский филиал "Внешторгбанка" ООО "Нефтехимсервис" и ОАО "Белэнергомаш", АО "Энергософин", ООО "Энергомаш"; в Санкт-

Петербурге – ЗАО "Петропром", ЗАО "Международный центр делового сотрудничества", ООО "Машсервис"; в Москве – Краснопресненское ОСБ 1569, ООО "Корнстройпроект", ОАО фирма "Уралтрубпроводстрой", ООО "Белэнергомаш", ООО "Регион – Интеграция", ООО "Трубы-2000", ООО "Грей- вес", ООО "Пост Продакшин", Центр подготовки виртуальных летчиков "- RAF-", личный состав Бежицкого, Ан- дриапольского авиагорнизонов, управления 16-й ВА и управления авиации Московского округа ВВС, службы безопасности полетов.

Мы благодарим всех людей, кто оказал Сергею Николаевичу и его семье посильную помощь, откликнувшись и сопереживая: Григорьева А.И., Алексеева В.Н., Минченко Г.М., Трегубова Ю.Г., Трубицина В.Л. и многих-многих других, в том числе летчиков из США, Канады и других стран.

Спасибо медперсоналу и администрации Центрального военного клинического госпиталя № 6, Онкологического Центра РАМН, Военной-медицинской Академии г. Санкт-Петербурга. Все Вы боролись с болезнью Сергея, делая все для того, чтобы продлить его жизнь.

Отдельные слова благодарности сотрудникам больницы N° 26 г. Санкт- Петербурга. Здесь была проведена крайне сложная, уникальная, авторская операция – длительность операции 12 часов. Оперировали:

Зав. кафедрой торакальной хирургии Санкт-Петербургской Медицинской Академии последипломного образования доктор медицинских наук профессор Тарасов В.А.

Ассистировали: зав. Отделением торакальной хирургии больницы Ставровиецкий В.В., врачи Виноградов М.В., Богданович А.С. Анестезиолог: Блюм М.Б., медсестры: Черябина М., Харакозова И.А.

Вся операционная бригада больницы в знак особого уважения к заслугам Сергея Николаевича Климова выразила желание работать безвозмездно. Однако, предоперационная подготовка больного и послеоперационная терапия потребовали больших материальных затрат. Частичная оплата за проведенное лечение была произведена за счет собранных средств, а затраты в сумме около 200 000 рублей были оплачены больницей самостоятельно, благодаря главному врачу Железняк Елене Семеновне и заместителю главного врача Дмитриеву Николаю Васильевичу.

К сожалению, мы не можем перечислить Всех, кто помогал нам в этот период жизни. Примите наши искренние слова благодарности. Спасибо всем.

Михаил Никольский

Истребитель Ченьгду J-10

Слухи о таинственном китайском истребителе J-10 ходят в авиационном мире уже несколько лет. Нельзя сказать, чтобы сей аэроплан приковывал внимание экспертов всего света, которые давно и прочно порешили: J-10 – это китайский "Лави". Работы по созданию истребителя "Лави" израильская фирма IAI вела, и вела успешно, в 80-е годы. Программу пришлось закрыть в 1988 г. в результате сильнейшего прессинга со стороны США, которые опасались появления на мировом рынке военной техники опасного конкурента самолету F- 16. Документацию на истребитель Израиль продал в Китай.

Первые снимки истребителя J-10 появились в интернете в конце 90-х годов, они имели исключительно плохое качество. Сообщалось, что по крайней мере один китайский любитель авиации отправился в места не столь отдаленные за размещение снимков во «всемирной паутине». Анализ известных снимков позволяет говорить о значительном ближневосточном влиянии на внешний облик машины, однако J- 10 – не "Лави"! При общей компоновке киль китайского истребителя имеет большую площадь, несколько другая форма у подфюзеляжного воздухозаборника, крыло и фюзеляж – иные.

Российский вклад в конструкцию "поднебесного" истребителя четвертого поколения не так заметен, как израильский, но куда более значителен. Самолет оснащен одним двигателем Люлька-Сатурн АЛ-31ФН тягой 12 500 кг. В отличие от двигателей АЛ-31, установленных на истребителях Су-27, движок для J-10 имеет нижнее расположение коробки приводов. Глазами самолета является российская РЛС – "Жук-1011Д" или "Жемчуг". Руками – ракеты воздух-воздух Р-73, Р-77 и китайская копия PL-8 израильской ракеты "Питон-3". Вооружение размещается на

11 внешних узлах подвески. Помимо ракет воздушного боя в арсенал самолета входят корректируемые авиабомбы с лазерным наведением, управляемые ракеты воздух-поверхность китайского производства, свободнопадающие авиабомбы. Встроенное вооружение- 1 пушка калибра 23 мм. В кабине установлено катапультируемое кресло К-36П. Приборное оборудование выполнено на современном уровне: три больших цветных многофункциональных индикатора, боковая ручка управления, нашлемный прицел (последний является копией системы киевского завода "Арсенал", по другим данным – нашлемный прицел разработан израильской фирмой Элбит). Самолет оснащен электродистанционной системой управления, вероятно, он статически неустойчив по каналу тангажа.

В ноябре 2002 г. ожидается публичный дебют J-10 на авиасалоне в Чжухае. В преддверии этого события стала доступной дополнительная информация о программе разработки самолета. Проектирование китайского "противовеса" МиГ-29 и Су-27 началось в начале 80-х годов. Самолет создавался как истребитель завоевания превосходства, но распад Советского Союза заставил Китай пересмотреть требования к перспективному истребителю в сторону усиления его многофункциональности. Первый прототип, представлявший собой "клона" израильского "Лави", был изготовлен в 1993 г., однако близкое знакомство с Су-27 заставило китайцев в значительной степени пересмотреть проект. Первый официальный полет прототип J-10 совершил

23 марта 1998 г. В ходе разработки и испытаний наибольших усилий потребовала доводка электродистанционной системы управления. Израильский "Лави" имел аналогичную систему, но в свое время США категорически запретили передавать документацию на ЭДСУ в Красный Китай. Из-за отказа системы управления разбился один опытный самолет. В программе летных испытаний задействовано, по различным оценкам, от шести до десяти прототипов. Не исключается, что уже в 2005 г. на вооружении ВВС Китая будет состоять до 30 истребителей J-10, а общее количество самолетов, предназначенных для удовлетворения собственных потребностей, достигнет 500! В конце 2001 г. Китай получил первый из 54 заказанных фирме Люлька-Сатурн двигателей АЛ-31ФН, предназначенных для установки на серийные истребители. Всего же Китай намерен закупить порядка 300 двигателей АЛ-31.

В тактическом плане ожидается, что самолеты J-10 заменят в ВВС Китая истребители-бомбардировщики J-6 и Q- 5. Действуя в одних боевых порядках с многофункциональными истребителями Су-27МКК и J-8IIC, новейшие истребители-бомбардировщики будут представлять серьезнейшую угрозу Тайваню. На Формозе уже провели сравнительное моделирование воздушных боев J-10 с самолетами F-16 и "Чинь-Куо", результаты показали, что самолет из континентального Китая обладает рядом несомненных преимуществ: лучшей маневренностью, наличием на- шлемной прицельной системы.

На мировом рынке авиационной техники истребитель J-10 может составить конкуренцию "Тайфуну", "Гриппену", "Рафалю", F-16, F/A-18 и МиГ-29. В числе наиболее вероятных заказчиков J-10 называют Таиланд, Пакистан и Иран. Командующий ВВС Таиланда ознакомился с самолетом и дал ему высокую оценку еще до первого полета, в 1997 г. Скорее всего, на экспортных машинах будут устанавливать китайские двигатели WP-15, имеющие меньшую чем АЛ-31, тягу, и китайские РЛС.

В случае реализации амбициозных планов по вводу в состав ВМС Китая авианесущего корабля возможно появление "маринизированного" двухместного варианта истребителя J-10 с двигателем РД-33 или АЛ-41. Ведутся работы по созданию двухдвигательной модификации, ориентированной, прежде всего, на нанесение ударов по наземным целям. Скорее всего, два движка будет иметь и авианосный вариант J-10.

Появление J-10 является прямым следствием грандиозных экономических успехов страны. В конце XX века Китай стремительно вошел в число лидеров мировой экономики – сегодня уже никто не вспомнит анекдот о запуске спутника миллионом китайцев из гигантской рогатки. В конце XX века появился и первый китайский реактивный истребитель мирового уровня, абсолютно сравнимый по всем характеристикам с изделиями ведущих мировых авиастроительных фирм.

Характеристики многофункционального истребителя J-10

Размеры, м

длина 14,57

размах крыла 8,78

Максимальная взлетная масса, кг 9 300

Максимальная скорость М=2

Потолок практический, м 18 000

Максимальная перегрузка 9д

Длина разбега, м 350 м

БИБЛИОГРАФИЯ

Анатолий Демин "Ходынка"

"В море – дома", – сказал о моряках адмирал Макаров. Очевидно, следуя за мыслью знаменитого флотоводца, "домом" летчика должно являться небо. Увы, самолет – не корабль. Недавно экипажи стратегических бомбардировщиков В-2 поставили рекорд продолжительности боевого вылета – 44 ч, чуть меньше двух суток. Дом самолета все- таки на – земле, на аэродроме. Об отечественных самолетах и летчиках написано много, об аэродромах почти ничего. Между тем, во многих странах история аэродромов – отдельная и крайне интересная песня. В Великобритании, наверное, все лужайки, на которые хоть раз приземлялся самолет, описаны подробно и красочно местными историографами. Любят свои аэродромы в Штатах и Германии… мы же, как это, увы, часто бывает, слегка поотстали. "Слегка" – слабо сказано. К счастью, положение начинает выправляться. У давнего автора нашего журнала Анатолия Анатольевича Демина вышла книга с простым названием "Ходынка". Вот, собственно, и все! Любой знакомый с авиацией человек сразу поймет, о чем идет в книге речь. Ходынка – не просто аэродром, не просто история русской и советской авиации, Ходынка – сама История. Символично, что первая книга о российском аэродроме посвящена именно Ходынскому полю – самому известному аэродрому нашей страны.

Первая часть истории Ходынского поля (конец XIX века – 1909 г.) вышла в свет к 850-летию Москвы. Тираж давно разошелся. Первая часть была "книжкой", серым изданием в мягкой обложке. Главное, конечно, содержание, однако важна и полиграфия. Оформление второй части (1909- 1917г.г.) вполне соответствует содержанию! Недостаток всего один – тираж в 1000 экземпляров. По сему не стоит откладывать приобретение кусочка истории нашей Родины на потом. Автор в настоящее время работает над самым "горячим" периодом авиационной жизни Ходынского поля. Успехов Вам, Анатолий Анатольевич. Мы же надеемся, что у вас появятся последователи. Ведь кроме Ходынки есть еще Липецк и Жуковский, Ахтубинск и Ржев. Да мало ли в нашей стране аэродромов, больших и не очень? Россия все-таки – не Великобритания.

НОВОСТИ МИРОВОЙ АВИАЦИИ

Европа Оценка возможности создания стратегического бомбардировщика

В начале 2002 г. в Париже прошла 9-я парламентская встреча "Мир и оборона". На ней сопредседатель европейского авиационно-космического концерна EADS Филипп Камю впервые поднял вопрос о перспективах разработки в Европе "бомбардировщика, способного выполнять многие задачи из числа тех, что пришлось решать американским ВВС в Афганистане. Обсуждение, по словам французского министра обороны Алена Ришара, носило достаточно конкретный характер, не смотря на то, что создание бомбардировщика не фигурирует ни в одном из проектов военных программ, подлежащих утверждению парламентом Франции. В генеральном штабе существует понимание необходимости принятия на вооружение такого самолета. Свидетельством чему может служить ответ главкома французских ВВС генерала Жан-Пьера Жоба (Jean-Pierre Job) на вопрос почему французские самолеты не принимали участия в воздушных операциях против талибов: "США использовали в Афганистане стратегические бомбардировщики В-52 и В-1. Франция не располагает аналогичными самолетами, и именно из-за отсутствия стратегических бомбардировщиков мы не смогли принять участия в воздушной операции". С конца 50-х годов, когда Франция отказалась от стратегических бомбардировщиков с обычным вооружением в пользу политики ядерного сдерживания, высшие военные чины не высказывались столь откровенно.

Для Франции проект тяжелого бомбардировщика выходит за пределы обозримого будущего. Уже в следующем проекте бюджета, чтобы в нем фигурировали все желаемые вооружения, придется предусмотреть выделение ассигнование в размере более 20 млрд. евро. Вопреки широко распространенному мнению, сегодня очень трудно увеличивать расходы на разработку обычных вооружений за счет сокращения ассигнований на средства ядерного сдерживания. В области ядерного оружия, по мнению экспертов, остановка некоторых программ обойдется дороже их продолжения.

Создание европейского стратегического бомбардировщика отныне стало темой для дискуссий в Европейском Союзе. Повод для размышлений дала появившаяся программа ЕТАР (European Technology Acquisition Programme), целью которой является объединение усилий европейских стран в создании перспективных авиационных систем, способных конкурировать с американскими. Среди этих систем может быть стратегический бомбардировщик, который был "приговорен к исчезновению" в 1990-х годах, но возрождается в настоящее время.

США Возможность сокращения закупок самолетов по программе JSF

Планы командования ВМС уменьшить объемы закупок палубных ударных истребителей Локхид Мартин F-35 вызвали недопонимание не только у заказчиков этого самолета в США, но и у иностранных партнеров, принимающих участие в программе JSF. Одновременно, с 548 до 460, предполагается сократить закупки палубных истребителей-бомбардировщиков Боинг F/A-18E/F, предназначенных для ВМС и корпуса морской пехоты. Эти планы являются частью мероприятий министерства обороны по совершенствованию структуры авиации упомянутых выше родов вооруженных сил. Принятие окончательного решения ожидалось в апреле 2002 г.

По словам одного из представителей промышленности, уменьшение закупок самолета F-35 может коснуться в равной степени палубных самолетов с обычными взлетом и посадкой (CTOL) и варианта КВВП (STOVL). Доля самолетов КВВП в общих закупках сравнительно мала(4*), поэтому предлагаемое сокращение приведет к снижению интереса относительно разработки трех модификаций истребителя F-35.

Представители корпуса морской пехоты пытаются найти в конгрессе сторонников, которые могли бы помочь расстроить планы ВМС. Министерство обороны начало изучать реакцию иностранных партнеров. В частности, правительства Нидерландов и Италии планировали в начале апреля 2002 г. принять окончательное решение об участии в программе разра

ботки самолета JSF, но появившиеся предложения по сокращению закупок могут отрицательно сказаться на их решениях. Представитель министерства обороны Нидерландов обратился с письмом в министерство обороны США и руководству американских ВМС, в котором просит разъяснить ситуацию.

Руководитель комитета по закупкам при министерстве обороны США Пит Олдридж в ответ на письмо заявил, что возможные сокращения не отразятся на программе разработки самолета JSF. Он добавил, что цена самолета не будет пересмотрена в сторону дальнейшего увеличения(5*), так как она основана на выпуске самолетов только для вооруженных сил США. Олдридж призвал голландское правительство как можно скорее принять решение о присоединении к программе, так как дальнейшие задержки могут "отрицательно сказаться на тех преимуществах, которые может получить авиационная промышленность Нидерландов". Доля Нидерландов в программе НИОКР по самолету JSF определена в размере 800 млн. долл. Если эта страна будет участвовать с будущем серийном производстве, то это может принести ей дополнительно 8-10 млрд. долл.

Планы ВМС вызвали беспокойство в Великобритании, где до сих пор не прекратились дискуссии относительно целесообразности закупки самолета F- 35 в варианте КВВП. Представители ВМС Великобритании обсуждают возможность приобретения палубного самолета в том варианте, который собираются закупать ВМС США. Дискуссия связана с намерением ВМС Великобритании ввести в перспективе в строй крупный авианесущий корабль, на котором могут базироваться самолеты с катапультным взлетом (вариант CTOL). ВВС Великобритании также собираются покупать самолет JSF в варианте CTOL. Уменьшение закупок варианта КВВП для вооруженных сил США может ослабить позиции сторонников этого варианта в Великобритании.

4* В настоящее время для вооруженных сил США и Великобритании предполагается построить 2852 самолета F-35, из которых более 600 будут изготовлены в варианте КВВП.

5* На начальном этапе программы цена самолета была установлена в пределах 30 – 35 млн. долл., позднее она была увеличена до 40 – 50 млн. долл.

Индия Программа летных испытаний истребителя LCA

Индия готовится приступить к летным испытаниям второго экземпляра опытного многоцелевого легкого истребителя LCA (испытания первого самолета начались в январе 2001 г.). По словам директора программы Коты Харинараны, самолет №2 должен был совершить первый полет в конце января 2002 г., но из-за технических проблем был отложен. Начало испытаний третьего прототипа истребителя LCA запланировано на июнь – июль 2002 г.

Согласно существующим планам, истребитель LCA должен достичь степени первоначальной боеготовности в конце 2005 г., а полной боеготовности – в 2008 г. Предполагается, что в 2006-2015 гг. индийские ВВС получат 200 самолетов LCA, которые заменят истребители МиГ- 21, не прошедшие модернизацию(6*).

Санкции, введенные США против Индии в мае 1998 г. после проведения ею испытаний ядерного оружия, привели к замораживанию поставок ряда американских изделий для самолета LCA, в частности, ТРДДФ Дженерал Электрик F404, предназначенных для установки на опытных истребителях. Однако в ходе работы международной выставки вооружений, состоявшейся в Индии в феврале 2002 г., стало известно, что США возобновили поставки оставшихся шести двигателей F404F2/ J3 (до введения эмбарго Индия успела получить 11 двигателей из 17 заказанных). Кроме того, фирма Дженерал Электрик предлагает Индии новую партию из 40 ТРДДФ F404, предназначенных для оснащения первых серийных истребителей LCA.

При технической поддержке России в Индии ведется разработка более экономичного двигателя GTRE GTX-35VS "Кавери" тягой 8300 кгс. Однако информация о приобретении дополнительной партии двигателей F404, вероятно, свидетельствует о проблемах с выполнением программы разработки двигателей "Кавери". Этот двигатель в настоящее время проходит испытания, однако, как сообщается, будет готов к серийному производству не ранее 2006 г.

В 2004-2015 гг. состав ВВС пополнится 140 истребителями Су-ЗОМКИ (которые будут строиться в Индии по лицензии), а также 17 истребителями "Мираж" 2000ЕН (также собираемыми в Индии). Кроме того, 25 истребителей МиГ-21 бис будут модернизированы в усовершенствованный вариант МиГ-21-93. Планируется также модернизация 40 истребите- лей-бомбардировщиков МиГ-27МЛ и всех самолетов "Ягуар" IS.

6* В настоящее время индийские ВВС располагают 50 многофункциональными истребителями Су-ЗОК, 68 – МиГ- 29, 35 -ДассоАвиасьон "Мираж"2000Н, 213 – МиГ-21 бис, 15 – МиГ-21М и 40 – МиГ- 21ФЛ, 133 истребителями-бомбардировщиками МиГ-21 МП, 64 – МиГ-23БН, 85 – SEPECAT "Ягуар" IS и 17- "Ягуар" IM, а также четырьмя самолетами- разведчиками МиГ-25Р.

США 50-летие со дня первого полета бомбардировщика Боинг В-52

12 апреля 2002 г. на заводе фирмы Боинг в г. Уичито (шт. Канзас) состоялась церемония, посвященная 50- летию со дня первого полета стратегического бомбардировщика В-52. Первый полет опытный самолет YB- 52 совершил 15 апреля 1952 г. С того времени фирма Боинг построила на заводах в Уичито и Сиэтле 744 самолета В-52 различных модификаций. В настоящее время на вооружении воздушного командования находится 94 самолета В-52Н. Еще один самолет NB- 52 используется в качестве самолета- носителя экспериментальных летательных аппаратов в НИЦ им. Драйдена.

Самолеты В-52 активно применялись в боевых действиях во Вьетнаме, на Ближнем Востоке и Югославии. Недавно они использовались в антиталибских операциях в Афганистане, где совершили менее 3% боевых вылетов из общего числа вылетов авиации союзников, но при этом доставили к целям почти 35% бомб и ракетного оружия.

В настоящее время самолеты проходят программу модернизации, в результате чего они останутся в эксплуатации до 2040 г. Модернизация заключается в установке более экономичных ТРДД, применении новой авионики и средств обмена информацией, а также использовании перспективного высокоточного оружия класса воздух – поверхность.

ТОЛЬКО ФАКТЫ Потери и летные происшествия авиации США в Афганистане

19 октября 2001 г.

Вертолет Боинг МН-47Е "Чинук" из 160-го авиационного полка Сил специальных операций армии США

При выполнении полета над Афганистаном в темное время суток вертолет МН-47Е столкнулся с препятствием, в результате чего подломилась передняя опора шасси. Вертолет благополучно вернулся на базу в Пакистан. Экипаж и находившиеся на борту люди не пострадали. Инцидент произошел в районе гор Баба-Сахиб недалеко от Кандагара. Сообщалось, что в этом районе находилась резиденция лидера талибов муллы Мохамеда Омара. Носовая двухколесная стойка шасси 22 октября демонстрировалась по телевидению. Представители движения Талибан представили колеса и стойку в качестве доказательства сбитого ими американского вертолета.

19 октября 2001 г.

Вертолет Сикорский МН-60К "Блэк Хок" из 160-го авиационного полка Сил специальных операций армии США

Вертолет разбился при посадке вечером 19 октября в безлюдном районе провинции Белуджистан, юго-западный Пакистан, недалеко от границы с Афганистаном. Вертолет принимал участие в обеспечении действий отряда американского спецназа в Афганистане. Находившиеся на борту два рэйнджера погибли, члены экипажа и остальные пассажиры получили ранения средней тяжести. Представители движения Талибан заявили, что вертолет был сбит. Пентагон сообщение талибов опроверг. Согласно официальной версии причиной трагедии послужи па потеря видимости в условиях сильной запыленности атмосферы. Для эвакуации разбившегося вертолета были направлены два тяжелых вертолета корпуса морской пехоты США Сикорский СН-53Е "Си Стэллион". При промежуточной посадке для дозаправки на аэродроме Панджгур, провинция Белуджистан, вертолеты подверглись обстрелу из легкого стрелкового оружия. Заправка была прекращена, оба вертолета взлетели и вернулись на базу, не выполнив поставленной задачи. Вторая попытка была предпринята 24 октября после усиления охраны авиабазы Панджгур. Остатки потерпевшего катастрофу вертолета удалось эвакуировать.

2 ноября 2001 г.

Вертолет МН-53

Вертолет МН-53 получил повреждения при посадке в условиях плохой погоды примерно в 23 часа местного времени. Два вертолета МН-53 Сил специальных операций ВВС США выполняли полет над территорией Афганистана. Членов экипажа и находившихся на борту спецназовцев эвакуировал второй вертолет, который приземлился рядом с потерпевшей аварию машиной. Четверо членов экипажа вертолета МН-53 получили ранения. Поврежденный вертолет на месте посадки был уничтожен истребителями-бомбардировщиками F-14 с авианосца "Теодор Рузвельт". Представители движения Талибан заявили об уничтожении вертолета МН-53, сообщив, что в результате его падения погибло 40-50 американских военнослужащих. США не разглашали место, где произошел инцидент, по данным талибов, вертолет разбился ("был сбит") в округе Навур, провинция Газни.

2 ноября

БПЛА RQ-1l "Предэйтор" из 57-го авиакрыла ВВС США

Связь с беспилотным разведчиком RQ-1L "Предэйтор" пропала в 23 ч 45 мин. Согласно официальной версии БПЛА потерял управление из-за обледенения. Попыток эвакуировать остатки беспилотного разведчика не предпринималось.

20 ноября

Вертолет

Примерно в 19 ч 40 минут вертолет совершил "тяжелую" посадку в южной части Афганистана. Четыре члена экипажа получили ранения. Причина катастрофы не известна, но Пентагон категорически отрицает, что вертолет был сбит. Относительно типа, представитель министерства обороны сообщил, что "это был небольшой вертолет". Экипаж эвакуирован в результате поиско- во-спасательной операции, в которой принимали участие вертолеты и самолет С-130.

6 декабря

Вертолет Белл UH-1N подразделения НММ-365 корпуса морской пехоты

Вертолет UH-1N разбился на аэродроме Доланги (база морской пехоты "Рино") в Афганистане, после пожара машина восстановлению не подлежит. Из четырех находившихся на борту человек один получил ранения средней тяжести, трое – не пострадали. Был ранен один находившийся на земле морской пехотинец. Обстрел в качестве причины падения вертолета представители Пентагона отвергают.

12 декабря

Бомбардировщик Боинг В-1В из 28-го авиационного экспедиционного авиакрыла ВВС США

Бомбардировщик В-1В упал в Индийский океан в 30 милях от атолла Диего-Гарсия. Самолет возвращался из боевого вылета в Афганистан. Официальная причина падения – отказ и невозможность запуска одного двигателя, отказ двигателя привел к потери работоспособности ряда бортовых систем, в частности высотомера. Отказ произошел в 100 милях от Диего-Гарсиа. Экипаж в ночном полете потерял пространственную ориентировку, а самолет перешел в пикирование. Члены экипажа катапультировались в 23 ч 10 мин местного времени на высоте 4600 м. При приводнении летчики получили ранения средней тяжести. Место падения было обнаружено самолетом КС- 10А из 79-го авиакрыла самолетов-заправщиков ВВС США. В поисково-спасательной операции принимали участие патрульный самолет Р-ЗС "Орион", два других самолета м эсминец ВМС США "Рассел". Авиация выводила корабль на место приводнения членов экипажа бомбардировщика. Операция завершилась успехом примерно через два часа после падения самолета.

29 декабря

Вертолет Сикорский СН-53Е эскадрильи НММ-365 корпуса морской пехоты США.

Вертолет СН-53 получил повреждения при посадке в районе северо-западнее Кандагара: сломана передняя опора шасси, органы управления, разбита приборная доска. О пострадавших из числа находившихся на борту не сообщалось. Вертолет отремонтирован на месте посадки, после чего 2 января 2002 г перелетел в международный аэропорт Кандагар.

29 декабря 2001г., авария вертолета Сикорский СН-53

30 декабря

Беспилотный разведчик RQ-4A "Глобал Хок"

Связь с одним из принимавших участие в операции "Enduring Freedom" разведчиков потеряна примерно в 13 часов местного времени. Согласно официальной версии причиной потери послужил отказ бортовой системы. О месте падения не сообщалось. Высказывается предположение, что БПЛА упал в районе аэродрома базирования Аль-Джафра в Абу-Даби. Не исключено, что оператор БПЛА не справился с управлением разведчика на посадке.

9 января 2002 г.

Самолет-заправщикKC-130R подразделения VMGR-352

Самолет-заправщик KC-130Rb18 ч 45 мин столкнулся с вершиной в горах Лунди на высоте 1845 м в районе авиабазы Шамси (280 км юго-запад нее Куетты, Пакистан). Все семь членов экипажа погибли. Самолет выполнял обычный полет на дозапаравку в воздухе.

9 января 2002 г.

Палубный самолет ПЛО Локхид S-ЗВ "Викинг"

В 19 ч 44 мин местного времени при посадке на палубу авианосца "Теодор Рузвельт" на самолете S-ЗВ подломилась правая опора шасси. Самолет возвращался после рутинного полета на дозаправку в воздухе. Никто из членов экипажа самолета или команды авианосца не пострадал. Ремонт самолета занял 40 минут.

Середина января 2002 г.

Палубный истребитель-бомбардировщик F/A-18C "Хорнет" из эскадрильи VFA-147

При контакте истребителя-бомбардировщика F/A-18C "Хорнет" с самоле- том-заправщиком КС-10А над Афганистаном произошел обрыв шланга топливопровода. На приемной штанге ударного самолета осталась воронка и кусок шланга длиной 2-3 м. На высоте 8230 м и при скорости полета 480 км/ч из-за ударов шланга разрушился фонарь кабины. Летчик лейтенант Грег Браун сумел произвести посадку на аэродроме Джакобабад в Пакистане. На самолете был поврежден фонарь кабины и носок крыла, при посадке повреждения получила гидросистема. После замены фонаря и ремонта носка крыла утром следующего дня самолет перелетел на авианосец "Джон С. Стеннис", несмотря на неполную функциональность гидравлики.

20 января 2002 г.

Вертолет Сикорский СН-53Е из эскадрильи НМН-361 корпуса морской пехоты

На вертолете Сикорский СН-53Е эскадрильи НМН-361 корпуса морской пехоты 20 января после взлета с авиабазы Баграм произошел отказ механической системы. Вертолет в 6 ч 30 мин. упал в горах в 60 км южнее Баграма на высоте 2130-2745 м. Экипажу предстоял обычный транспортный полет по снабжению отдаленного поста американских войск. В результате падения вертолета погибли два члена экипажа: специалист по аппаратуре навигации и связи стафф-сержант Уолтер Ф. Кохи и механик вертолета сержант Дуайт Дж. Морган. Пятеро остальных членов экипажа (техник капрал Дэвид Линни, механик капрал Ивэн Монтанец, техник капрал Стефен Салливан, летчик капитан Уильям Коди и летчик капитан Дог- лас Гозгоу) получили ранения средней тяжести. Уцелевшие члены экипажа были эвакуированы с места падения другим вертолетом. Чтобы предотвратить захват остатков машины членами отрядов "Талибан", 23 января по поврежденному вертолету СН-53Е нанесли удар боеприпасами JDAM два истребителя-бомбардировщика F/A-18 палубной авиации ВМС США.

22 января 2002 г.

БПЛА RQ-1 "Предэйтор"

Беспилотный разведчик "Предэйтор" разбился в Пакистане после выполнения разведывательного задания над Афганистаном.

25 января 2002 г.

БПЛА RQ-1 "Предэйтор"

Беспилотный разведчик "Предэйтор" разбился в Пакистане примерно в 13 ч местного времени после выполнения разведывательного задания над Афганистаном.

28 января 2002 г.

Вертолет Боинг CH-47D "Чинук" подразделения 7-101 армейской авиации США

Вечером (примерно в 21 ч) 28 января тяжелые повреждения на посадке в ходе выполнения боевого задания в восточной части Афганистана получил транспортный вертолет Боинг CH-47D "Чинук" подразделения 7-101 армии США. Вертолет перевернулся после того, как попал одной из опор шасси в воронку, которыми изобилует летное поле аэродрома Хост. Летчик не заметил воронку из-за темноты и сильной запыленности. На борту вертолета находились солдаты 187-го полка 101-й воздушно-десантной дивизии, которых перебрасывали в Хост из Кандагара на смену американской морской пехоты. Из 24 находившихся на борту человек погибло десять (в том числе все шесть членов экипажа).

Середина января 2002 г. Палубный истребитель-бомбардировщик F/A-18C "Хорнет" из эскадрильи VFA-147*

13 февраля 2002 г.

Самолет Локхид МС-130Р 9-й эскадрильи 16-го авиакрыла Сил специальных операций ВВС США

Самолет МС-130Р столкнулся с горой в 2 ч 50 мин местного времени в восточном Афганистане. Семь из восьми членов экипажа получили тяжелые ранения. Удар при посадке сильно смягчил толстый слой снега. С места происшествия члены экипажа эвакуированы вертолетами. Причины инцидента официально не разглашались, за исключением традиционной оговорки о том, что самолет потерян не от обстрела средствами ПВО.

4 марта 2002 г.

Вертолеты Боинг МН-47Е 160-го авиационного полка Сил специальных операций армии США

Два вертолета Боинг МН-47Е из 160-го полка Сил специальных операций, действовавших в районе Гардеза, подверглись обстрелам с земли. Первый вертолет получил прямое попадание гранаты ручного противотанкового гранатомета. Граната не разорвалась, но попадание заставило летчика совершить вынужденную посадку. После осмотра повреждений экипаж вновь поднял машину в воздух. На взлете вертолет был обстрелян из стрелкового оружия. Один из находившихся на борту солдат выпал из вертолета, однако командир экипажа принял трудное решение не заниматься его поисками, чтобы сохранить жизнь остальным.

Несколько позже по времени в результате обстрела в окрестностях населенного пункта Шахи-Кот вынужден

был совершить вынужденную посадку второй вертолет МН-47Е. Экипаж не сумел выполнить управляемую посадку, кроме того, место приземления находилось прямо в расположении противника. Сразу после посадки вертолетчики и находившиеся на борту спецназовцы приняли бой. К моменту эвакуации погибло семь или восемь американских военнослужащих. Еще десять человек получили ранения.

Вспомнить и рассказать

Авиация и жизнь

Бокун В.И.

Бокун Вячеслав Иосифович командир звена 4 ОИАЭ, Минск, декабрь 1924г.

Мы предлагаем вашему вниманию воспоминания обычного летчика. Он не стал асом, не совершил вошедших в историю перелетов, но на таких, как он, держалась и держится наша авиация. Он просто честно служил небу, а это – совсем не мало! Жалко, уходят, к сожалению, наши ветераны. Уходят навсегда. Уходят, унося с собой аромат эпохи, запах бензина и масла, свист ветра в расчалках стареньких бипланов. Пользуясь случаем, редакция обращается с просьбой к бывалым пилотам. Пишите. Присылайте нам свои воспоминания. Мы не обещаем публикаций "срочно в номер", но Ваши воспоминания рано или поздно увидят свет. Вашу память ни один архив не заменит!

Мог ли я представить себе, что всю жизнь свяжу с авиацией, когда в 1913 году в Минске впервые в жизни наблюдал полет самолета? На Кошарской площади был произведен взлет; самолет сделал два круга на высоте 100 м и сел на площадь. Это было небывалое, удивительное зрелище! Всего через восемь лет я стал курсантом, а затем военным летчиком.

Я прошел солдатом Германскую войну, заслужил "Георгия". В 1919 году, шестого апреля, поступил добровольно в 10-й истребительный авиационный отряд телефонистом, а затем стал авиамотористом. Из Минска авиаотряд перебазировался в Петроград на комендантский аэродром, откуда производилась боевая работа против белой армии генерала Юденича. В тот год в Петрограде было очень голодно. Даже мы в армии получали скудный паек: 400 гр. хлеба и чечевичную похлебку. Вспоминается, как я с трудом мог проворачивать винт мотора перед запуском двигателя самолета "Ньюпор". Жил я с летчиком Богдановым Володей и его братом Колей на 6-ом этаже в бывшей квартире генерала Кокушкина. Обстановка богатая, а кушать нечего. Чтобы подняться на 6-й этаж, надо было дважды сидя отдохнуть – так мы ослабли.

За хорошую работу меня командировали в Егорьевск, в школу авиамотористов. После шести месяцев учебы я был направлен в Москву в резерв авиаспециалистов, а оттуда получил назначение на врангелевский фронт. Мои коллеги сделали попытку обратиться с просьбой в штаб авиации Действующей армии о зачислении их в школу военных летчиков, но все получили отказ с предупреждением, чтобы никто больше не обращался с подобными просьбами. Однако я решил обратиться лично к начальнику авиации Действующей армии товарищу Лапчинскому. Войдя в кабинет, я увидел его сидящим за столом. Он спросил, не поднимая головы: "Что надо?" Отвечаю: "Товарищ начавиадарм (начальник авиации Действующей армии), про шу зачислить меня в школу военных летчиков". Он: "А на гауптвахту не хотите?" Отвечаю: "Или в школу, или на гауптвахту". Он, произнеся :"Ишь ты!", спросил, кто я, и заключил: "Поезжай по назначению и сообщи адрес, а мы вызовем, когда надо будет". У меня с уст сорвалось: "Разве? Это правда?". На это он среагировал так: "Пошел вон отсюда".

Прибыв по назначению на станцию Долинская в 44-й авиаотряд, я сообщил в Москву свой адрес и был телеграммой вскоре, в феврале 1921г., вызван в Егорьевскую школу военных летчиков.

В школу я прибыл с опозданием на три месяца, а теоретический курс по плану был шестимесячным. Однако меня зачислили в группу "А", потому что зав. учебной частью тов. Зимин вспомнил меня по курсу авиамотористов, которые я закончил на "отлично" (летная и техническая школы находились под одним руководством и располагались в одном здании).

Я с увлечением изучал самолет "Фраман XX". Несмотря на то, что моим инструктором был тоже курсант, но уже заканчивающий программу – Бочкарев Николай Степанович, я успешно вылетал самостоятельно на самолете "Фарман XX". Произошло это 13 июля 1921 г.

Вспоминается случай той поры.

На четвертом самостоятельном полете после взлета при наборе высоты 80 -100 метров мотор внезапно заклинило и самолет от мгновенного прекращения действия гироскопического момента винта и мотора накренило влево. (В те годы на самолетах -истребителях еще устанавливали моторы "Гном" или "Рон" с вращающимся картером и неподвижно закрепленным коленчатым валом. Воздушный винт жестко закреплялся на картере. Не исключено, что совместное воздействие на самолет гироскопических моментов мотора и винта принято было называть ради краткости "гироскопическим действием винта".) Пока я выбирал крен, самолет потерял скорость настолько, что должен был перейти в свободное падение. Я инстинктивно всем телом навалился вперед на козырек, изменив центровку самолета, который стал переходить в режим крутого планирования. Передо мной находился перрон железнодорожного вокзала со множеством людей. Я, не раздумывая, отвернул самолет вправо и приземлился на огороде с капустой почти без пробега – я высоко выровнял самолет и спарашютировал. Самолет повреждений не получил, я – тоже. Самолет был разобран и вынесен по частям. Причиной остановки мотора стало заклинивание муфты шатунов. (Муфта шатунов была в моторах типа "Гном" или "Рон", на которых коленвал был неподвижным, а картер мотора с цилиндрами и винтом вращался. Упоминание о муфте шатунов (муфте коленвала) подверждает, что мотор был типа "Рон" или "Гном".) Это было слабое место двигателя.

В конце 1921 г. егорьевскую и зарайскую школы перебазировали на Качу, что в 25 км от Севастополя. На базе качинской школы и была тогда создана 1-я школа военных летчиков. Школу я закончил в 1922 г. В основном в школе обучали полетам на самолетах "Фар- ман XX". Программу обучения заканчивали на "Моран-Парасоль" и "Моран- Ж". Эти машины собирали из поломанных белогвардейских самолетов, образовавших на Бельбеке целое "кладбище". Условия работы школы осложнялись тем, что матчасть ( и самолеты, и моторы) была в аварийном состоянии. Паек был рассчитан на полуголодное существование. Охотились на бакланов и дельфинов. Обмундирование обменивали в Севастополе на рынке на камбалу, пшено и т.п. Постельных принадлежностей не было. Даже летали, случалось, в брезентовых трусах и деревянных колодках. Выхлоп из карбюратора "Блоктюб" обжигал волосы на животе.

В ноябре 1922 г. состоялся первый групповой выпуск школы в количестве 42 человек. Все получили направление в Московскую высшую школу Военных летчиков. Ехали поездом в вагоне IV класса (сплошные нары). Одеты были в основном в тех же трусах и колодках на ногах. Уже подъезжая к Курску, мы стали замерзать и спасались тем, что лежали на сплошных нарах вплотную друг к другу. Беспокоились – а что же будет с нами дальше? Оказывается, начальник Московской авиашколы Иванов Борис Андреевич организовал прием нас таким образом: на Курский вокзал вечером были поданы бортовые машины, в кузовах которых была солома. В вагон нам были поданы романовские шубы (овчинные). Нас привезли на территорию авиашколы – на Ходынку. Сначала пропустили через санпропускник – баню. Затем одели во все новое армейское обмундирование и строем повели по заснеженнной дороге к бывшему ресторану "Стрельна", где в зале с фикусами и пальмами были расставлены столы, а на столах бачки с горячими щами, на второе подали гречневую кашу на сале. Когда мы наелись, нас отвели в общежитие в 2-х этажный дом. Там были уже расставлены кровати, а на них матрацы, набитые соломой. Подушки и белье – новые. 15 -20 минут на туалет – и последовала команда "Отбой".

Все эту команду, видимо, и ждали, потому что незамедлительно улеглись спать, все затихло.

Я попал в группу Жукова ("король парасолей" – такая была у него кличка). Это была контрольная группа для перехода на другие типы самолетов. От Жукова я попал в группу инструктора Громова Михаила Михайловича. Он обучал нас на самолетах типа "Нью- пор XXI" и Ньюпор XXIV". На этих типах мы проходили высший пилотаж и элементы воздушного боя. Закончили программу обучения полетам на самолетах типа "Фоккер flVII", "Мартинсайд".

В августе 1923 г. нас распределили для прохождения летной службы по авиачастям. Я в составе группы из 6 человек был назначен в Белорусский военный округ в 4-ю отдельную истребительную авиаэскадрилью, базирующуюся в г. Минске.

В 1925 г. эскадрилья перебазировалась в г. Серпухов, где ее перевооружили с "Ньюпоров XXIV" на самолеты "Фоккер -ДХГ. По летным качествам нас, троих летчиков (Семенова, Гинце и меня), откомандировали в школу воздушного боя на должности инструкторов. Творческая работа мне понравилась. Мне, как методисту поручили обучить практической тактике воздушного боя 9 афганцев и одного турка. Они в Борисоглебской авиашколе закончили обучение по технике пилотирования. Трудность заключалась в том, что если афганцы хоть немного овладевали русским языком, то турок Артуроль по-русски не понимал ни бельмеса. Иноземцев прислали к нам по линии Коминтерна. Командование обязывало нас обучить их во что бы то ни стало и без потерь. Я это задание выполнил.

В 1926 г. школу воздушного боя из Серпухова перебазировали в Оренбург с задачей на этой базе сформировать 3-ю школу военных летчиков. Я был уже командиром отряда. Вместе с начальником подготовки летнабов т. Рожиным я получил задание обследовать на самолете P-I территорию от г. Орска до г. Челябинска с целью выявления перспективности полей для возможности использования их под аэродромы. Пришлось делать много посадок на поля, пригодность которых для посадки самолетов определялась только визуально, с воздуха. Рассчитывали на везение и личную технику пилотирования. Мы выполнили эту задачу. Осталось теперь из Орска перелететь в Оренбург. Было уже 16 часов, когда я взлетел с аэродрома в Орске. "Уцепился" за железную дорогу Орск – Оренбург, которая повела меня в горный массив, и уже при подходе к горам у меня была высота 200 -250 метров. Через 10-15 минут я оказался в горном массиве и, чтобы не потерять ориентировки, держался за железнодорожное полотно на высоте 50 -100 м. В горах я вошел в снегопад , да такой, что горы терялись из вида, и я по профилю железной дороги переводил самолет из разворота в обратный разворот с ощущением, что вот-вот врежусь в гору. Так продолжалось 40-45 минут. Когда я вышел из гор в степь, то перешел на бреющий полет.

Километров за 20 до Оренбурга подумал: "А в городе уже начали зажигать огни". К аэродрому я подлетал почти в темноте, и нас никто не ждал. Высоту на посадке определял по свету электроламп у ангаров. Подрулил к ангару, а вылезти из самолета сам уже не смог. Меня высадили и отвели в санпункт, где дали полстакана спирта. (В настоящее время такое состояние летчика после полета на высотах, которые можно назвать "Высоты ниже предельно – малых, определили бы как стрессовое (удивительно, как это медики той поры, незнакомые с медициной и терминологией современных наук о человеке, догадались применить такой эффективный способ снятия подобного состояния? Рука всевышнего? Или не обошлось без помощи инопланетян? Хлоп полстакана – и порядок!).

Следует иметь в виду что на рубеже 60 -70-х гг. XX века руководящими документами по летной подготовке было установлено, например, для летчиков-истребителей в простых метеоусловиях макс, время непрерывного полета на предельно-малых высотах над равниной или морем не более … 5 минут!

Сравните: 28-летний командир отряда Бокун ( в августе 1923 г. только получивший звание "Красвоенлёта"), в 1925 г. успешно выполняет полет на предельно- малых высотах продолжительностью 1 час 47 минут при низкой облачности и ограниченной видимости).

Я проверил себя в борьбе со стихией, собственную технику пилотирования в весьма сложных метеоусловиях, да притом на самолете Р-1.

В декабре 1931 г. я получил назначение в Баку командиром 2-й отдельной истребительной авиаэскадрильи. Как я узнал позже, эскадрилья была поражена пьянством. Личный состав жил свободно и разгульно. Жили в одном 2-х этажном доме в поселке Мон- тино на окраине Баку. По вечерам – частые выпивки, даже на полетах некоторые появлялись под хмельком. Пришлось вести борьбу с пьянкой в бытовой обстановке, а в день полетов я приказал пропускать летчиков на аэродром через санпункт. Начсанчасти осматривал их лично, заставляя дышать себе в лицо. Такое состояние эскадрильи не было удивительным, т.к. примером служил сам бывший командир эскадрильи Протеро- мой предшественник, а у него частенько гостем был начальник ВВС Закавказской армии комбриг Шалимо. Протеро сняли. Мне очень трудно было работать. С одной стороны, я не получал должной поддержки со стороны моего непосредственного начальника комбрига Шалимо, который, прибывая ко мне в эскадрилью, начинал с вопроса: "Ну, как дела идут у трезвенника?" Он слушал отзывы обо мне тех лиц, которые были обижены на меня за мое противоборство пьянке. Был и такой эпизод, когда комбриг Шалимо, прилетев из Тбилиси на самолете, снизившись над аэродромом, во время полетов, с выключенным мотором кричал и ругался матом, чтобы уже с воздуха, до посадки показать, что в эскадрилье не все в порядке. Сойдя с самолета, обрушивался на меня за какую-нибудь мелочь, за небольшой непорядок на старте. Не выдержав такого узурпаторства и нарушения моих прав как руководителя полетов, я заявил: "Снимаю с себя обязанности руководителя полетов и передаю их Вам". И я ушел на левый фланг. Он же побагровел от неожиданности, ответил мне: "Ладно же", и ушел с аэродрома, дав понять, что не будет мне мешать. Об этом я написал рапорт командующему Закавказским Краснознаменным округом тов. Смолину, который через несколько дней прибыл в Баку. По вызову я явился к нему в вагон, где он при мне открыл мой рапорт, подчеркнутый красным и синим карандашом. Задав несколько вопросов, он заключил: "Мною будут сделаны соответствующие выводы, а вы продолжайте руководить эскадрильей в соответствии с Уставом". От начштаба я узнал, что командарм т. Смолин запретил Шалимо посещать эскадрилью без его ведома. И только через 2,5 месяца он появился, когда сопровождал нового командира Федько.

Продолжая борьбу с пьянством, я делал упор на улучшение качества лет- но-тактической подготовки и добился положительных результатов. Проверку их произвели на военных маневрах Закавказского ВО совместно с Черноморским флотом. Маневры проводились на территории Грузии и Армении. Полеты на маневрах в горных условиях прошли без летных происшествий. Однако имел место следующий эпизод. Эскадрилья на рассвете, выполнив задание по обнаружению на маршруте в горах горнострелковой дивизии и от- штурмовав ее в строю десяти самолетов (ведущим был я), возвращалась на аэродром Калининск. На маршруте я не досчитал одного самолета. Передав команду заместителю, я вернулся к месту штурмовки и в воздухе встретился с самолетом, пилотируемым летчиком Михаилом Третьяковым. Он шел в строю замыкающим и отстал настолько, что его перекрыло кучевое облако.

Третьяков потерял идущую впереди группу самолетов, а в вместе с тем и ориентировку. Растерявшись, он стал кружить на одном месте, это его и спасло. Я дал команду пристроиться ко мне. Он так "прилип", что я боялся, как бы он не задел мой самолет винтом. После посадки на аэродроме Третьяков очень благодарил меня за спасение. Тут уже ругать его нельзя. После маневров эскадрилья заметно окрепла.

В конце января 1933 г. эскадрилью посетил начальник ВВС т. Алкснис. По плану 2 февраля должны были быть полеты, и Алкснис сказал, что намеривается присутствовать на них. Вся организация полетов проводилась так, как было предусмотрено руководящими документами. В процессе полетов явился дежурный по полетам и доложил, что на стадионе произвел вынужденную посадку летчик Сагарадзе. Полеты продолжались. Затем последовало донесение, что в районе озера Бюикшор летчик Владимиров опустился на парашюте. И когда я доложил об этом Апкснису, то он сказал: "Этого еще не хватает" и приказал закрыть полеты. Алкснис на машине уехал в город; как потом выяснилось, он побывал у прокурора. Я же с членами аварийной комиссии уехал на место упавшего самолета. Мы составили акт, который был доложен Алкснису. Через три дня состоялся суд, на котором я выступал как эксперт. Летчик Владимиров утверждал, что самолет он оставил из-за отказа рулевого управления. А я считал, поскольку не имелось разъединений его сочленений, что летчик Владимиров проявил рассеянность и поспешность при посадке в самолет, в результате произвел взлет, забыв застегнуть привязные ремни. При выполнении соответственно заданию высшего пилотажа допустил зависание самолета – вывалился за борт, а затем произвел спуск на парашюте. Суд вынес решение: "Подвергнуть летчика тюремному заключению сроком на один год".

Начальник ВВС Алкснис отбыл в Москву, как видно, раздраженным случившимся в эскадрилье. Это не могло не отразиться отрицательно на моей карьере. (Бокун тем не менее до конца жизни бережно хранил одеяло, под которым у него на квартире спал Алкснис, очевидно, уважение пересилило обиду) Уже имелось предварительное распоряжение начать формирование авиабригады на базе эскадрильи, но меня не утвердили на должность командира авиабригады, оставив в должности командира эскадрильи в этой бригаде. И когда был прислан на должность комбрига полковник Иванов Афанасий Данилович, то я подал рапорт с просьбой назначить меня в другую часть. Просьбу удовлетворили, направив меня в Москву в штаб ВВС. Там я встретился с начальником Сталинградской авиашколы, который ходатайствовал о назначении меня командиром эскадрильи Сталинградской авиашколы. Ходатайство удовлетворили.

Авторитет в школе, в которой пробыл с 1933 по 1936 гг., я завоевал неплохой. В конце 1936 г. меня откомандировали в Липецкую Высшую офицерскую летно-тактическую школу для повышения квалификации. Школу я закончил к середине 1938 г. Был приказ, предоставляющий право выбора части назначения тем, кто закончит учебу на отлично. Первенство заняли: я по истребительной авиации, а полковник Скрипко – по бомбардировочной. Вызвали нас двоих в Москву, где мы предстали перед Военным советом ВВС. Утвердили мое назначение на должность командира отдельного полка, расположенного в г. Пушкине (окрестности Ленинграда), а Скрипко назначили командиром полка в Ташкент. К сожалению, для меня назначение не состоялось И вот почему.

В воскресенье из Москвы прилетел комиссар школы и привез приказ о назначении. У нас было "чемоданное" состояние и Скрипко в понедельник поездом уехал в Ташкент. А я задержался. У меня было двое детей. Дочь Лора находилась в пионерском лагере, а сын Валерий был дома. Мне пришлось ехать в лагерь за Лорой.

Во вторник через посыльного меня вызвал начштаба полковник Свечников и предложил зайти в кабинет начальника школы. Вошел я в кабинет, где за столом сидел начшколы генерал-майор Шахт, сбоку сидел комиссар школы полковник Машнин. Навстречу поднялись сидевшие у стены начальник особого отдела Пшеничников с сотрудником. Первый выхватил у меня из нагрудного кармана партбилет, а второй сорвал петлицы. Меня вывели, а у входной двери уже сидело пять человек арестованных. В особом отделе начальник зачитал мне протокол, в котором меня обвиняли в шпионаже (58- я статья, пункт "б"). На вопрос, признаю ли я себя виновным, я ответил: "Нет!" Меня отвели в липецкую тюрьму, которая была донельзя переполненной. Я просидел всю ночь на нарах, а перед рассветом меня вывели и посадили в "пикап".

(Продолжение в следующем номере)

Знаменитый летчик, известный художник

Имя Андрея Борисовича Юмашева, участника рекордного перелета из СССР в США через Северный полюс в составе экипажа Михаила Громова, известно сегодня каждому. Однако мало кто знает, что Андрей Борисович еще и профессиональный художник. В этом году авиационной общественностью широко отмечалось 100-летие со дня рождения этого необыкновенного человека.

Родился он в Санкт-Петербурге 31 марта 1902 года в семье Бориса Юмашева – дворянина и государственного чиновника по почтовому ведомству.

Учился в школе Общества поощрения и художеств и закончил ее в 1917 году. В 1918 году Андрей Юмашев добровольно поступает на службу в 1-й мортирный артдивизион Петрограда, а по окончании артиллерийских курсов служит младшим командиром на Южном фронте и в частях Харьковского военного округа.

С 1923 г. начинается авиационная деятельность Андрея Борисовича. В январе 1923 г. он поступил в Егорьевскую теоретическую школу Воздушного флота, которую окончил в октябре того же года. Через эту школу прошли многие известные впоследствии летчики. Практическое обучение полетам он проходил в Липецке и Борисоглебске, а с начала 1925 г. по окончании в Серпухове Высшей авиационной школы "Стрельбом", дававшей основы военного применения, Андрей Борисович – летчик 3-й истребительной авиаэскадрильи в Киеве.

В 20-е годы в стране большую популярность приобретает планеризм. Не остался в стороне от этого и Юмашев. В 1925 г. он спроектировал и построил одноместный рекордно -тренировочный планер "Ю-1", на котором принял участие в III Всесоюзных планерных состязаниях в Коктебеле, где получил второй приз за полет на дальность – 4,8 км. В грамоте, врученной А.Б.Юмашеву, говорилось: "Награждая Вас призами и настоящей грамотой за полет дальностью 4,8 км и за 13 посадок, сделанных без серьезных поломок, Президиум Союза Авиахим СССР приносит Вам искреннюю благодарность за Вашу плодотворную работу и просит продолжить ее в будущем".

И Андрей Борисович продолжил полеты на планерах. В 1928 г. на V Всесоюзных планерных состязаниях на планере "Гамаюн" B.C. Вахмистрова, А.А. Дубровина и М.К. Тихонравова Юмашев установил два всесоюзных рекорда: дальности по прямой (14 км) и высоты над точкой взлета (375 мм). Им впервые в нашей стране было осуществлено парение в термическом потоке. Ныне планеристы состязаются в полетах на дальность лишь с использованием термических потоков, а в двадцатые годы парение проводилось лишь в горной местности в потоках обтекания.

Еще раз Андрей Борисович выступал на планерных состязаниях в 1929 г. на VI ВПС в Коктебеле, где на планере "Скиф" тех же авторов он установил новый всесоюзный рекорд высоты полета – 1520 м.

С мая 1926 г. по май 1927 г. Андрей Борисович – инструктор воздушного боя Серпуховской школы, а с мая 1927 г. старший лейтенант Юмашев – летчик- испытатель НИИ ВВС, где он прослужил до 1935 г. Он испытывал самолеты, автопилоты, оборудование для слепых и ночных полетов, проводил испытания на штопор. Он провел государственные испытания самолетов-истребителей И-2 Бис, И-3, И-4, разведчиков Р-3, Р-6, бомбардировщика ТБ-3, транспортного самолета АНТ-9, экспериментального самолета Р.Л. Барти- ни "Сталь-6", на котором была получена скорость 420 км/час. В те годы самолеты-истребители имели скорость лишь 260 -270 км/час. С 1932 г. Андрей Борисович – командир эскадрильи тяжелой бомбардировочной авиации НИИ ВВС.

В 1933 г. в ЦАГИ был построен самолет АНТ-25РД, предназначенный для установления рекорда на открытую дальность, для чего нужно было побить рекорд французских летчиков Росси и Кодоса – 9104 км. Для проведения испытаний и дальних перелетов в НИИ ВВС были сформированы два экипажа. В первый входили М.М. Громов, А.И. Филин, И.Т. Спирин, во второй – А.Б. Юмашев, П.М. Стефановский, С.А. Данилин. Перед экипажами была поставлена задача провести всестороннюю подготовку для установления мирового рекорда дальности беспосадочного полета по прямой. Так как протяженности территории нашей страны не хватало, то М.М. Громов и А.Б. Юмашев рассмотрели несколько вариантов маршрута перелета. Один из них – из Москвы через Европу и Атлантику в Северную Америку с посадкой в Нью- Йорке, другой – из Москвы в Австралию, но наиболее реальным казался так называемый "южный" маршрут через Европу, Северную Африку, Атлантику с посадкой в Бразилии. Этот маршрут был одобрен руководством страны, и его выполнение было намечено на осень 1936 г.

Подготовка к рекордному полету входила в решающую стадию, когда главный энтузиаст рекордного перелета М.М. Громов внезапно попадает в госпиталь с язвенным кровотечением желудка, что отстранило его от активной деятельности на целый год. Вот что рассказывает Андрей Борисович Юмашев о дальнейшем развитии этой темы:

"Весной 1935 г. произошли события, изменившие сложившуюся ситуацию. Меня вызвали на совещание к Орджоникидзе, где было объявленно, что полярный летчик С.А. Леваневский просил разрешить ему лететь через Северный полюс в Соединенные Штаты Америки на самолете АНТ-25, и правительство удовлетворило его просьбу. Вторым пилотом предложили лететь мне. Это предложение я отклонил, считая для себя невозможным лететь в такой ответственный полет с летчиком, которого не знал ни как пилота, ни как человека. Леваневский на самолете АНТ-25 не летал и был не знаком с его особенностями. К тому же самолет в

то время не был подготовлен к арктическим условиям. Этот маршрут требовал основательного изучения и разработки. И я высказал мнение, что такой полет в ближайшее время преждевременен. Но вопрос уже был решен …"

В 1936 г. у Андрея Борисовича произошло несколько знаменательных событий. В качестве командира экипажа самолета ТБ-3 он совершил полет в Прагу, сопровождая визит командующего ВВС Я.И. Алксниса. На самолете ТБ-3 Юмашев установил три международных рекорда:

11 сентября с грузом 5 000 кг поднялся на высоту 8102 м,

16 сентября с грузом 10 000 кг поднялся на высоту 6606 м,

20 сентября с грузом 12 000 кг поднялся на высоту 2700 м.

После этого Андрей Борисович получил с нарочным большой пакет с сургучной печатью. На большом белом листе – всего четыре строки:

"Поздравляю с достижением рекорда высоты на четырехмоторном самолете АНТ-6.

Желаю Вам новых успехов.

Жму руку.

И. Сталин

За испытание новых самолетов Андрей Борисович был награжден легковым автомобилем "М-1".

Но были и менее радостные вести. В конце 1936 г. ввиду категорического отказа Бразилии пропустить наш самолет над своей территорией был поставлен крест на "южном"маршруте. В.П. Чкалов уже неоднократно обращался к И.В. Сталину с просьбой о перелете через Северный полюс в Америку, и, наконец, 25 мая 1937 г. он получил согласие на этот полет. Через несколько дней после того, как был решен вопрос о перелете В.П. Чкалова, из госпиталя вышел М.М. Громов и тотчас обратился к Сталину по вопросу о полете на побитие рекорда дальности. На этот раз и он также получил согласие на перелет. После кремлевского совещания экипаж Громова (А.Б. Юмашев и С.А. Данилин) переехал на Щелковский аэродром, где уже в течение месяца на усовершенствованном самолете- дублере АНТ-25 готовился экипаж В.П. Чкалова (Г.Ф. Байдуков и А.С. Беляков).

В процессе ускоренной подготовки "опытного самолета к перелету он получил бортовой номер "No-25-1", в то время как дублер имел "No-25".

Поначалу было решено, что перелет будет осуществляться двумя самолетами. Сперва летит экипаж Чкалова, а через полчаса старт примет самолет Громова. А.Б. Юмашев писал о заключительном этапе так:" Оба экипажа были готовы, Но неожиданно был снят двигатель с самолета М.М. Громова (чье это распоряжение – осталось неизвестным) и переставлен на самолет Чкалова. Экипажу Громова представлялся другой двигатель. Но над ним надо было еще работать. Совместный старт состояться не мог".

Вероятно, во всех этих событиях сыграла роль политическая подоплека. Чкаловский экипаж имел подходящее классовое происхождение, благосклонность вождя, на бортах воздушного корабля оставалась надпись "Сталинский маршрут", все его участники были членами ВКП(б). Члены Громовского экипажа такими анкетными данными не обладали. Двое из них – М. Громов и А. Юмашев – имели дворянское происхождение, а мать С. Данилина воспитывалась в богатой московской купеческой семье. Все трое были беспартийными.

Чкаловский экипаж вылетел в 1 час 04 минуты по Гринвичу 18 июня 1937 г.. Встретившись в полете с огромными трудностями (прохождение трех циклонов в слепом полете, обледенение, недостаток кислорода, большой обход в океан в районе пересечения Скалистых гор). 20 июня в 16.20 по Гринвичу В.П. Чкалов посадил самолет на северной границе США в городке Ванкувер. Время полета – 63 часа 16 минут. Израсходовано 5658 кг горючего. Остаток – 77 кг. Расстояние по прямой 8582 км. Рекорда не получилось. Несмотря на это, в США прилет летчиков из Советской России произвел настоящую сенсацию.

12 июля 1937 года в 3 часа 23 мин (0 часов 23 мин по Гринвичу) перегруженный до предела самолет АНТ- 25 с бортовым номером "СССР No25- 1" оторвался от бетонной полосы Щелковского аэродрома. Взлет продолжался всего 2 минуты, но летчикам они показались бесконечными ( Михаил Михайлович Громов позднее говорил, что такого тяжелого взлета в его жизни ни- коогда больше не было.) Теперь нужно было точно выдерживать маршрут и режимы полета по высоте и скорости – от этого зависела дальность полета самолета. Первые сутки полета ушли на достижение Северного полюса. Этот отрезок пути громовский экипаж преодолел на 3 часа 18 мин быстрее экипажа Чкалова.

На шестнадцатом часе вторых суток после пролета Большого Медвежьего озера в Канаде самолет вошел в циклон как раз тогда, когда нужно было пересекать Скалистые горы высотой 3000 м. Три часа слепого полета А.Б. Юмашев боролся с сильной болтанкой и обледенением. Машину швыряло из стороны в сторону, как щепку. Дважды самолет подходил к Сиэтлу и оба раза циклон заставлял менять курс. 14 июля в начале третьих суток полета самолет "СССР No-25-1" снова вышел в район Сиэтла. На этот раз в разрывах облачности летчики увидели залив, на берегу которого раскинулся город. Достигнув Сан-Франциско, громовский экипаж уже устанавливал новый мировой рекорд по прямой. Но командир и его экипаж приняли решение идти на юг к Сан-Диего, несмотря на предупреждение о том, что утром аэродром будет закрыт туманом. Так оно и оказалось. Недалеко от мексиканской границы находились горы, а ближе к Лос-Анже- лесу простиралось плоскогорье, на котором в районе Сан-Джасинго было найдено место для посадки. Отсюда Данилин передал последнюю радиограмму "Аэродромы побережья закрыты туманом, находимся в районе Лос- Анжелеса, будем садиться в поле". Когда полет закончился, штурманские часы показывали 14 ч 40 мин по Гринвичу. Самолет "СССР No25 -1" пробыл в воздухе 62 ч 17 мин. Дальность полета составила 10 148 км.

После возвращения из Америки с А.Н. Туполевым, Москва 1937 год

В течение всего трехнедельного пребывания экипажа в США со страниц печатных изданий не сходили описания перелета. Мэр Лос-Анжелеса объявил всех героев почетными гражданами города. В Голливуде их ждал восторженный прием, их экскурсоводом была маленькая кинозвезда Ширли Темпл. Андрею Борисовичу был предложен контракт на миллион долларов за съемку фильма, от которого он отказался за неимением времени. В Белом доме летчики были приняты Президентом США Франклином Делано Рузвельтом. Зная, что Президент увлекается филателией, Андрей Борисович преподнес ему конверт с маркой и спецгашением, посвященный перелету. Присутствующий на беседе Государственный секретарь Хэлл сказал: "Дипломаты за много лет работы не смогли бы сделать то, что сделали вы своим полетом для сближения двух наций".

23 августа москвичи встречали летчиков-героев на площади Белорусского вокзала, их чествовали на правительственном приеме в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. А.Б. Юмашеву и С.А. Данилину было присвоено звание Героев Советского Союза. 20 сентября в Москву пришел официальный документ ФАИ:

Имеем честь известить Вас о том, что, рассмотрев документацию полета летчиков Громова, Юмашева и Данилина, мы включили в официальную таблицу международных и мировых рекордов ФАИ следующий рекорд: Класс "С"

Дальность по прямой без посадки

(СССР).

Полковник М. Громов, майор А. Юмашев и инженер С. Данилин на мотоплане АНТ-25-1, мотор АМ-34-860 л.с., Москва -Сан-Джасинто (США) 12-13-14 июля 1937 г. 10 148 км.

Примите наши уверения в совершенном почтении.

Генеральный секретарь

Поль Тиссанди".

А. Б. Юмашев – генерал-майор, 1946 год

За выдающееся мировое достижение все члены экипажа самолета "СССР No25-1" были удостоены высшей награды ФАИ – Медали де Лаво. В истории советской авиации это произошло впервые. (Через 25 лет точно такую же награду получит Юрий Гагарин). На долю членов экипажа Громова пришлось немало разочарований и горьких моментов, связанных с задержкой, многократным откладыванием и другими неприятностями, но именно они доказали, что несравненно лучше подготовлены и в совершенстве владели самолетом АНТ-25 РД. В своей стране они стали национальными героями.

В 1938 г. майору А.Б.Юмашеву было присвоено внеочердное звание – полковник.

В декабре 1939 – феврале 1940 гг. Андрей Борисович принимал участие в войне с Финляндией.В марте 1941 г. Юмашев – заместитель по летной службе недавно организованного Летно-исследовательского института, а с началом ВОВ по совместительству – командир эскадрильи истребителй ПВО, в котором по ночам летчики-испытатели ЛИИ охраняли Москву с воздуха. В первые же дни двое из них – Галлай и Бай- калов – сбили вражеские самолеты и были награждены орденами. В августе 1941 г. Андрей Борисович в составе делегации летных специалистов был командирован в США для отбора самолетов по ленд-лизу. С января 1942 принимал участие в боях под Ржевом, Великими Луками, Курском, участвовал в операциях по взятию Кенигсберга и Берлина. В июне 1943 г. Андрею Борисовичу присвоено звание Генерал-май- ора авиации. В октябре 1946 г. Юмашев ушел в запас по болезни. Тогда, наконец, он смог целиком посвятить себя искусству, живописи. И раньше, при всякой возможности, Андрей Борисович рисовал, делал эскизы, писал портреты окружавших его летчиков. Рассказывали, что порученцу доставалось, если он забывал взять с собой небольшой мольберт. Проснувшись рано в первое утро после перелета в США в гостинице Сан-Диего, Андрей Борисович сделал акварельный рисунок домов вокруг гостиницы. Этот рисунок, а также другие рисунки, портреты и картины на авиационную тему, переданы его вдовой К.С. Володиной в дар Научно-мемориальному музею Н.Е. Жуковского. Они экспонировались на выставке художественных произведений Андрея Борисовича Юмашева в Научно-мемориальном музее Н.Е. Жуковского.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию некоторые из работ А.Б. Юмашева, хранящиеся в фондах музея Н.Е. Жуковского.

Материал подготовил директор музея А.П. Красильщиков

Авиация в изобразительном искусстве

Як-24

В июле 2002 г. исполняется 50 лет со дня первого полета вертолета Як-24. ; Статью об испытаниях вертолета читайте в следующем номере журнала.

Фото предоставлено

ОАО «ОКБ им. Л.С. Яковлева».

САМОЛЕТЫ ОКБ «МиГ» ИСТРЕБИТЕЛЬ МиГ-9

Материалы по самолету МиГ-9 опубликованы в «АиК» № 10,11 /2001 и 1, 2,3/2002.

МиГ-9РК

УТИ МиГ-9 (ТФ-2)

И-307 (ФП)

МиГ-9М (И-308)

Рисунки Сергея Ершова