poetry antique_european Автор неизвестен - Европейская старинная литература 20632 Песнь о Сиде

«Песнь о моём Сиде» (Cantar de mio Cid) — памятник испанской литературы, анонимный героический эпос (написан после 1195, но до 1207 года) неизвестным певцом-хугларом). Единственный сохранившийся оригинал поэмы о Сиде — рукопись 1307 года, впервые изданная не раньше XVIII века.

Главным героем эпоса выступает доблестный Сид, борец против мавров и защитник народных интересов. Основная цель его жизни — освобождение родной земли от арабов. Историческим прототипом Сида послужил кастильский военачальник, дворянин, герой Реконкисты Родриго (Руй) Диас де Бивар (1040–1099), прозванный за храбрость Кампеадором («бойцом»; «ратоборцем»). Побеждённые же им арабы прозвали его Сидом (от араб. «сеид» — господин). Вопреки исторической правде Сид изображён рыцарем, имеющим вассалов и не принадлежащим к высшей знати. Образ его идеализирован в народном духе. Он превращён в настоящего народного героя, который терпит обиды от несправедливого короля, вступает в конфликты с родовой знатью. По ложному обвинению Сид был изгнан из Кастилии королём Альфонсом VI. Но тем не менее, находясь в неблагоприятных условиях, он собирает отряд воинов, одерживает ряд побед над маврами, захватывает добычу, часть из которой отправляет в подарок изгнавшему его королю, честно выполняя свой вассальный долг. Тронутый дарами и доблестью Сида, король прощает изгнанника и даже сватает за его дочерей своих приближённых — знатных инфантов де Каррион. Но зятья Сида оказываются коварными и трусливыми, жестокими обидчиками дочерей Сида, вступаясь за честь которых, он требует наказать виновных. В судебном поединке Сид одерживает победу над инфантами. К его дочерям сватаются теперь достойные женихи — инфанты Наварры и Арагона. Звучит хвала Сиду, который не только защитил свою честь, но и породнился с испанскими королями.

«Песнь о моём Сиде» близка к исторической правде в большей степени, чем другие памятники героического эпоса, она даёт правдивую картину Испании и в дни мира, и в дни войны. Её отличает высокий патриотизм.

ru es Юрий Борисович Корнеев
A FictionBook Editor Release 2.6 15 February 2011 0418624D-46EA-4759-9798-B0B24DCC44CC 1.0

1.0 — создание файла

БВЛ – 10. Песнь о Роланде. Коронование Людовика. Нимская телега. Песнь о Сиде. Романсеро Художественная литература. Москва Москва 1979

Средневековая литература

Песнь о Сиде

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИЗГНАНИЕ СИДА

Перевод со староиспанского Ю. Корнеева

Первый лист исходной рукописи "Песни о Сиде" был утерян. Его содержание можно восстановить из прозаической хроники.

ИЗ "ХРОНИКИ ДВАДЦАТИ КОРОЛЕЙ"

Послал король дон Альфонс Руй Диаса, моего Сида, за ежегодною данью, причитавшейся с царей Кордовы и Севильи. Альмутамид, царь севильский, и Альмудафар, царь гранадский, в ту пору сильно враждовали и ненавидели друг друга смертельно. И были тогда с Альмудафаром, царем гранадским, те вельможи, что ему помогали: граф дон Гарсия Ордоньес и Фортун Санчес, зять дона Гарсии, короля наваррского, и Лоне Санчес, брат его, и дон Диего Перес, один из знатнейших во всей Кастилии. И все эти вельможи со своими дружинами помогали Альмудафару и напали на Альмутамида, царя севильского.

Когда Руй Диас Сид узнал, что готовится такой поход против севильского царя, вассала и данника его сеньора, короля дона Альфонса, он принял это во зло, и было ему очень досадно. И разослал всем просительные письма, чтобы они не выступали против севильского царя и не разоряли его земли во имя долга, связывавшего их с королем доном Альфонсом, ибо если они поступят иначе, то не преминет король дон Альфонс помочь своему вассалу, потому что тот его данник. Царь гранадский и вельможи ни во что не поставили письма Сида и все вместе напали весьма отважно и разорили всю землю царя севильского вплоть до замка Кабры.

Увидев это, Руй Диас Сид собрал сколько мог, войска из христиан и мавров и двинулся против гранадского царя, чтобы вытеснить его из земли царя севильского. Гранадский же царь и бывшие с ним вельможи, узнав, что Сид идет на них таким походом, послали ему сказать, что из-за него не вздумают покинуть эту землю. Услыхав такие слова, Руй Диас Сид рассудил, что нехорошо будет, если он на них не нападет; и нагрянул он на них и сразился с ними в открытом поле, и длилась их битва от третьего часа до полудня, и великое было умерщвление мавров и христиан в войске царя гранадского, и победил их Сид и принудил бежать с поля. И полонил Сид в этой битве графа Гарсию Ордоньеса и вырвал у него клок из бороды, и (захватил) также Лопе Санчеса, и Диего Переса, и других рыцарей многих, и прочего люда без счета. И держал их Сид в плену три дня, а затем всех отпустил. Когда же он их захватил, то приказал своим собрать все добро, оставшееся на поле битвы. Затем вернулся Сид со всей дружиной и со всем богатством к Альмутамиду, царю севильскому, и отдал ему и всем его маврам то, что они признали своим, и даже из прочего столько, сколько они пожелали взять. И с тех пор прозвали мавры и христиане этого Руй Диаса де Бивар Сидом Кампеадором, что значит Ратоборец.

Тогда Альмутамид дал ему много добрых даров и те дани, за которыми он приехал; затем подтвердили они мирный договор между королем доном Альфонсом и этим Альмутамидом, и возвратился Сид со всею данью к королю дону Альфонсу, своему сеньору. Король принял его хорошо и был им очень доволен, и нравилось ему то, что Сид там сделал. Поэтому стали ему очень завидовать и строить против него козни и поссорили его с королем.

После того как Сид прибыл к королю, дону Альфонсу, собрал король огромное войско для похода в мавританские земли… И Сид захотел пойти с ним, но очень тяжко заболел и не смог пойти, и тогда оставил его король сторожить землю. И король дон Альфонс вошел в мавританские земли и разорил много земель, и учинил им большое зло. Но пока король проходил по Андалузии, делая там все, что ему хотелось, с другой стороны собрались большие силы мавров, и вступили в его землю, и обложили замок Гормас, и штурмовали его с великим упорством, и творили много зла по всей той земле. Между тем Сид уже выздоравливал и когда услыхал о том, что творили мавры в Сант-Эстеванской земле, собрал, сколько мог, народу, и напал на мавританскую землю, и устроил набег, и разорил всю Толедскую землю, и полонил мавров и мавританок семь тысяч. Затем возвратился Сид в Кастилию с богатством и почетом и большой поживой.

Когда же узнал о том король дон Альфонс, то огорчился всем сердцем. Видя это, бывшие при нем вельможи из великой своей зависти к Сиду наговорили о нем королю много худого, стараясь поссорить его с королем, и твердили: "Государь! Руй Диас Сид нарушил мир, заключенный и утвержденный между вами и маврами, и сделал он так не для чего другого, а лишь для того, чтобы убили и вас и нас". Король же, будучи весьма сердит и разгневан на Сида, тотчас им поверил, ибо таил на него обиду за ту клятву, которую тот взял с него по случаю смерти его брата, короля дона Санчо… И немедля послал он Сиду грамоту, повелевая ему покинуть пределы королевства.

          1

Созвал он родню и вассалов и объявил, что король повелел ему покинуть Кастилию, что на это дано всего девять дней и он хочет знать, кто пойдет с ним, а кто нет.

"Да воздаст господь идущим со мною, А на тех, кто останется, я не злоблюсь". Тут родич его Альвар Фаньес молвил: "За вами пойдем мы куда угодно, Покуда живы, в беде вас не бросим, Для вас коней до смерти загоним, Последним поделимся с вами охотно, Не изменим вовек своему сеньору". Дона Альвара все одобрили хором, Всем отвечает мой Сид поклоном. Держит на Бургос он путь-дорогу. Бивар, его замок, пуст остается. Заплакал мой Сид и громко и горько, Назад обернулся, на замок смотрит: Распахнуты двери, настежь ворота; На нашестах ни шуб, ни одежды добротной, Ни линялых соколов нету больше. Тяжко мой Сид вздыхает от скорби, Молвит мой Сид разумное слово: "Царь наш небесный с ангельским сонмом, Вот что терпеть от врагов я должен!"           2 Всадники шпорят, поводья ослабив. Ворона в Биваре взлетела справа, А прибыли в Бургос — слева взлетает. Мой Сид распрямился, повел плечами: "Вот, Альвар Фаньес, мы и в изгнанье, Но с честью в Кастилью вернемся обратно".           3 Вступает в Бургос мой Сид Руй Диас, С ним шестьдесят человек дружины. Встречать и мужчины и женщины вышли. Весь людный город у окон теснится. Бургосцы плачут в большом унынье. Каждый твердит, взирая на Сида: "Честной он вассал, да сеньором обижен".           4 Дать ему кров им в охоту, но страшно: Король дон Альфонс на него серчает. В Бургос указ накануне прислал он, Строгий-престрогий, за крепкой печатью. Сиду он кров давать запрещает, А буде кто даст, пусть знает заране — Утратит именье и оба глаза, Лишится души и жизни на плахе. В большой печали все христиане, От Сида прячутся — что ему скажешь? Выбрал мой Сид пристанище на ночь, Поравнялся с домом, а вход-то заперт. Решили соседи, боясь государя: Не впустят Сида — пусть двери ломает. На улице подняли шум биварцы, А в доме тихо — молчит хозяин. Лошадь мой Сид к воротам направил, Выпростал ногу, в створку ударил, Но та устояла — засов не поддался. Вышла тут девочка, год ей десятый. "О Сид, в час добрый надевший шпагу! Король запретил нам своим указом, Строгим-престрогим, за крепкой печатью, Давать вам приют под кровлею нашей, Не то мы дома и добро утратим, А к ним в придачу и оба глаза. От нашей беды вам легче не станет. Да будут вам бог и святые охраной!" Так девочка молвит и прочь убегает. Видит мой Сид: король беспощаден. Поехал он через Бургос обратно, До церкви святой Марии добрался, Колени склонил, помолился жарко, Кончил молитву и снова на конь. За Арлансоном, город оставив, У самых ворот стал станом на камнях, Шатер раскинул и спрыгнул наземь. Мой Сид — в час добрый надел он шпагу! — Стал станом на камнях, раз крова лишают. Вокруг он видит верных вассалов, Но словно в горах разбит его лагерь: Путь ему в Бургос на рынок заказан, Не купит он там ни на грош припасов — Не смеют с ним торговать горожане.           5 Мартин Антолинес, бургосец смелый, Прислал тут биварцам вина и хлеба. Не покупною — своею снедью Он с преизбытком всех обеспечил. Рад Кампеадор такому известью, И все его люди рады душевно. Мартин Антолинес им так ответил: "Мой Сид, в час добрый вы шпагу надели! Проспим здесь ночь и уйдем на рассвете. За службу вам поплачусь я, конечно, — Пойду в опалу, под гнев королевский. Но если мы будем живы и целы, В свой час дон Альфонс гнев на милость сменит, А нет — так к чему мне мое именье?"           6 Рек Сид, рожденный на свет в час добрый: "Мартин Антолинес, копейщик ловкий, Коль не погибну, вам плату удвою. Но я серебро и золото роздал. Видите: мы без поклажи уходим. А я кормить дружинников должен. Ловчить не хотел бы, да, видно, придется. Коль вы согласны, лари мы сколотим, Для весу песком их оба наполним, Обтянем кожей, запрем надежно.           7 Запоры злачены, кожа с тисненьем. К Рахилю с Иудой скачите скорее: Я, мол, в опале, нет в Бургос мне въезда, А лари не свезти — тяжелы непомерно. Пусть ночью в залог их возьмут евреи, Чтоб не могли христиане проведать. Видят творец и сонмы блаженных: Лишь по нужде к обману прибег я".           8 Мартин Антолинес не мешкал нимало, Помчался в Бургос, приехал в замок, К Рахилю с Иудой в дверь постучался.           9 Сидели в лавке Иуда с Рахилем, Считали вдвоем барыши да прибыль. Мартин Антолинес молвит им тихо: "Рахиль с Иудой, друзья дорогие, По тайному делу сюда я прибыл". В лавке все трое тотчас закрылись. "Рахиль с Иудой, клянитесь десницей, Нас ни христианам, ни маврам не выдать, И станете вы богаты отныне. Поехал за данью мой Сид Руй Диас, Взял много добра, богатства большие, Ни с кем не стал добычей делиться. За это враги его очернили. Набил два ларя он золотом чистым, Но у дона Альфонса попал в немилость. Вотчину, замок, дома он покинул, Лари ж не берет — огласки боится, Их на сохран отдать вам решился В залог под ссуду с лихвой обычной. Примите лари, у себя храните, Но верой и правдой оба клянитесь, Что год не заглянете в них под крышку". Сказали торговцы, умом раскинув: "Искать барыша все равно должны мы, А нам известно, как Сид разжился: Взял он у мавров немало добычи. В пути при деньгах спокойно не спится. Два эти ларя на сохран мы примем, Припрячем их так, чтоб огласки не вышло. Но сколько Сид призанять замыслил, Какой мы за год получим прибыток?" Разумно ответил Мартин Антолинес: "Мой Сид у вас не запросит лишку, Только б залог надежно хранился. Люд неимущий валит к нам в дружину. Шесть сотен марок нам необходимы". Рахиль с Иудой сказали: "Дадим их". "Но Сиду некогда — вечер близко. Марки сейчас отсчитать потрудитесь". Торговцы молвили: "Так не годится. Нет ссуды, покамест залог не принят". Сказал дон Мартин: "Ну, вот и отлично. Со мною к Сиду поедем быстро. Мы вам, как пристало, поможем посильно Лари к себе увезти в жилище От христиан и от мавров скрытно". Торговцы в ответ: "Тогда сговорились. Отдайте лари и деньги берите". Мартин Антолинес в дорогу пустился. Рахиль с Иудой вслед поспешили. Не по мосту — вброд они едут рысью, Чтоб в Бургосе их никто не увидел. Сидит в шатре мой Сид досточтимый. Входят торговцы, к руке склонились. Кампеадор им молвит с улыбкой: "Рахиль с Иудой, меня вы забыли! Хоть я королем на чужбину изгнан, А все же вам дам на себе нажиться. Не будете знать нужды до кончины". Торговцы руки целуют Сиду. Мартин Антолинес договор пишет: Лари, что они в залог получили, Год сохранять им в запертом виде, В чем верой и правдой они поклялися; А вскроют — ославит их Сид за лживость, Полушки — и той в кошель им не кинет. "Грузите заклад, — дон Мартин воскликнул. — Рахиль с Иудой, клятву блюдите. Я с вами еду: мне марки отсыпьте, Чтоб до петухов мог Сид удалиться". Грузят торговцы лари с благостыней, Хотя поднимают их через силу. Думают оба в веселье великом: "Богаты мы до скончанья жизни".           10 Сиду к руке Рахиль припадает. "Мой Сид, в час добрый надели вы шпагу! Уходите вы из Кастильи в изгнанье. Большой вам добычи, большой удачи! Кафтан привезти сарацинский, алый, — Целую вам руки! — прошу мне в подарок". Рек Кампеадор: "Привезти обещаю, Иль цену его я к долгу прибавлю". Держат торговцы путь восвояси. Мартин Антолинес за ними скачет Прямо к их дому в бургосском замке. Кладут они одеяло на пол, Белую простынь поверх бросают. Отсыпали триста серебряных марок. Дон Мартин не вешает — только считает. Другие триста золотом взял он, Пять нагрузил щитоносцев деньгами; Сделав все это, сказал на прощанье: "Рахиль с Иудой, лари вы забрали, Так хоть на чулки посреднику дайте".           11 Рахиль с Иудой друг другу шепчут: "Он нам помог, наградим его щедро. — Мартин Антолинес, бургосец смелый, Вот вам в подарок за ваше усердье На чулки, и шубу, и плащ отменный Три десятка марок полного веса. Не в долг их даем — заслужил посредник. Лишь будьте порукой в прочности сделки". Взял дон Мартин с благодарностью деньги, Простился с купцами, отбыл немедля, Вброд Арлансон пересек и едет К тому, кем шпага в час добрый надета. Объятья раскрыв, мой Сид его встретил: "Вы здесь, дон Мартин, вассал мой примерный? Бог да поможет мне с вами расчесться". "Я, Кампеадор, все, что нужно, сделал. Вам дали шестьсот, мне — тридцать евреи. Снимайте шатер, и в путь без задержки, Чтоб быть с петухами в Сан-Педро в Карденье. Вы свидитесь там с супругой своею, Побудете с ней, и уйдем за рубеж мы".           12 Свернули шатер, чуть он речь закончил. Пустился мой Сид с дружиной в дорогу. На церковь святой Марии он смотрит, Лоб себе крестит правой рукою. "Славься здесь, на земле, и на небе, боже! Приснодева Мария, будь мне опорой! Из Кастильи изгнан я доном Альфонсом. Не знаю, вернусь ли живым и здоровым. Преславная, будь мне в изгнанье оплотом, Спасеньем в несчастьях и днем и ночью! Коль ты мне даруешь удачу в походе, Пожертвую я на алтарь твой премного, Велю отслужить тебе месс десять сотен".           13 Скачет воитель, душой он тверд. Отпустил узду, не жалеет шпор. Сказал дон Мартин: "Я съезжу домой, Увижусь с женою, наставлю ее, Как жить ей отныне с детьми одной. Пусть всего лишусь, лить не стану слез. До восхода вас нагоню я вновь".           14 Вернулся он в Бургос, а Сид де Бивар К Сан-Педро в Карденье гонит коня. На радость ему, с ним вассалы мчат. Запел петух, заалела заря, Когда в монастырь мой Сид прискакал. Аббат дон Санчо, служитель Христа, К заутрене затемно братью созвал. С доньей Хименой пять знатных дам Молят творца и святого Петра: "Сида сгубить, вседержитель, не дай!"           15 Сид кличет братью, стучится в ворота. Как рад дон Санчо, аббат достойный! Огонь и свечи во двор выносят, Кампеадора встречают с почетом. Молвит дон Санчо: "Мой Сид, слава богу! Уж раз вы здесь, останьтесь со мною". Ответил мой Сид, в час добрый рожденный: "Я вам, дон аббат, благодарен очень, Но лишь запасусь для дружины едою. Идем мы в изгнанье. Вот марок полсотни. Коль буду жив, эту плату удвою. Обитель я не введу в расходы. За донью Химену примите сотню. Дать кров ей с дамами на год извольте И двум моим малолетним дочкам: Я вам их, дон Санчо, вверяю тоже. Обо всех них, аббат, пекитесь как должно. Коль будет нехватка в деньгах иль прочем, Им все предоставьте и верьте слову: За марку — четыре верну я вскоре". Аббат согласился с большой охотой. Тут с дочками донья Химена подходит. Ведут их дамы к Кампеадору. Супругу она обнимает ноги, Целует руки, рыдает горько: "Мой Сид, надевший шпагу в час добрый, Изгнали вас из-за подлых доносов".           16 "Пожалейте нас, Сид, бородою славный! С двумя дочерьми я здесь перед вами. Они еще дети — годов им мало. Рядом со мной мои верные дамы. Я вижу: уходите вы в изгнанье. Разлука с вами меня ожидает. Наставьте же нас, Приснодевы ради!" Бородою славный горько заплакал, Обеих дочек принял в объятья, К сердцу прижал — любил он их страстно. Вздыхая, молвит он со слезами: "Донья Химена, жена дорогая, Как душу свою, вас люблю я, знайте, Но нынче разлука нас ожидает: Мне уходить, вам здесь оставаться. Дай мне господь и дева святая Дочерей обвенчать своими руками. Коль жив я буду и ждет нас удача, Еще послужу вам, супруга честная!"           17 Всласть потчуют Сида в монастыре. Звон колокольный летит окрест. По всей Кастилье разносится весть: "В изгнанье уходит Сид за рубеж". Бросают рыцари дом и надел: К Арлансонскому мосту всего за день Их сто пятнадцать явилось уже. "Где Кампеадор?" — вопрошают все. Мартин Антолинес ведет их скорей К тому, кто в час добрый рожден на свет.           18 Когда мой Сид де Бивар узнал, Что идет все на лад и растет его рать, Навстречу прибывшим погнал он копя, Улыбкой приветил их издалека. К его рукам все спешат припасть. Сердечно он молвит такие слова: "Царя небес я молю, чтоб для вас, Кто дом покинул ради меня, До смерти я сделал хоть каплю добра, За ваши потери вдвойне вам воздал". Рад он, что рать у него возросла, Каждый вассал его этому рад. Шесть дней он провел в монастырских стенах, Еще осталось ему три дня: Король приказал не спускать с него глаз И, коль не минует он в срок рубежа, Любой ценою его задержать. Вот день померк и спустилась мгла. Всех своих рыцарей Сид созвал. "Вассалы, скажу не в обиду вам: Вас не обделю я, хоть беден сейчас. Вы ж, как пристало, ведите себя: С зарей, чуть заслышите крик петуха, Коней принимайтесь немедля седлать. Вот грянут к заутрене колокола, В честь троицы мессу отслужит аббат, Ее отстоим — ив дорогу пора: Срок близок, а ехать далеко нам". Исполнила точно дружина приказ — Чуть начал редеть на востоке мрак, До петухов седлать принялась. В Сан-Педро к заутрене громко звонят, В храм донья Химена с мужем пришла. К алтарным ступеням припала она, Всем сердцем молит благого творца, Чтоб Сида в опасностях он охранял: "Славен повсюду будь, отче наш, Создавший и сушу, и твердь, и моря! Зажжены тобой солнце, звезды, луна. Приснодева Мария тебя родила В Вифлееме, когда пожелал ты сам. Тебе пастухами хвала воздана. Принесли тебе из арабских стран Мельхиор, Валтасар и Гаспар, три волхва, Ладан, и смирну, и золото в дар. Ионе ты не дал погибнуть в волнах, Извлек Даниила из львиного рва. Спасен тобой в Риме святой Себастьян. С Сусанны навет пред судом ты снял. Тридцать два года ты пробыл меж нас. Памятны всем твои чудеса: Как камень стал хлебом, вином — вода; Как Лазарь воспрял от смертного сна. На горе Кальварийской принял ты казнь, На Голгофе евреями был распят, Меж двух разбойников там умирал: Одного ждал ад, а другого — рай. Ты чудеса творил и с креста: Лонгин душой в слепоте пребывал, Тебя прободал острием копья, С древка на руки кровь полилась; Поднял он их, коснулся чела, Осмотрелся вокруг, обрел глаза,' В тебя уверовал, спас себя. Восстал ты из гроба, спустился в ад, — Воля твоя была такова! — Праведных вывел, ворота взломав. Владыка владык и отец ты наш, С мольбою к тебе обращаюсь я, Пусть и апостол молит тебя — Кампеадору погибнуть не дай, Чтоб свидеться нам довелось опять". Помолилась — и мессе конец настал. Опустела церковь — всем в путь пора. Мой Сид супругу к сердцу прижал, Стала она ему руки лобзать, Не знает, что делать, от слез чуть жива. А Сид мой с дочек не сводит глаз. "Да хранит вас бог, бережет ваша мать. Кто знает, свидимся ль мы еще раз". Стонет Химена: его отпускать Ей горше, чем сдернуть ноготь с перста. Сиду с дружиной пора выступать, А он на родных устремляет взгляд. Альвар Фаньес Минайя его унял: "Мой Сид — в добрый час вас мать родила! — Сберитесь с силами, мешкать нельзя. В свой срок весельем станет тоска — Наставит нас тот, кто нам душу дал". Все дону Санчо снова твердят, Чтоб донью Химену он опекал, И дочек ее, и верных ей дам. Получит за это он щедрый дар. Минайя молвит: "Отец аббат, Коль кто-нибудь явится к нам сюда, Скажите, чтоб шел по нашим следам Искать нас в селах иль в диких горах". Пускают коней дружинники вскачь — Пора им покинуть родимый край. В Эспинас-де-Кан стал Сид на привал. Рать его за ночь еще возросла. Пустился в дорогу он снова с утра, Путь держит в изгнанье, в чужие края. Слева остался град Сант-Эстеван. Отряд в Альковьехе достиг рубежа, Миновал дорогу Кинейскую вскачь И Дуэро у Навас-де-Палос вплавь, А в Фигеруэле заночевал. Отовсюду народ подходит туда.           19 Отужинал Сид, прилег отдохнуть, И чуть первым сном он сладко уснул, Гавриил-архангел предстал ему: "О Кампеадор, отправляйтесь в путь. Доли славней не дано никому — Пока вы живы, удачи вас ждут". Сид перекрестился — проснулся он вдруг.           20 Сид перекрестился, бога восславил: Доволен он сном, что видел недавно. Утром, чуть свет, отправился дальше — До срока ему только день остался. В Сьерре-де-Мьедос разбил он лагерь. Слева — Атьенса и башни мавров.           21 Солнце еще светило с небес, А Сид дружину созвал уже. Не считая пехоты, а также вождей, Триста копий в ней и значки на всех.           22 "Покормите коней, да хранит вас бог! Кто голоден — ешь, а кто нет — в седло! Мы к утру уйдем из пустынных гор, Покинем землю, где правит Альфонс. Кто будет искать нас, найдет легко". С рассветом мой Сид за хребет ушел. По склону дружина берет в галоп. Мой Сид де Бивар меж крутых высот Велел отдохнуть и коням дать корм: В седле нам, молвил, сидеть всю ночь. Всяк добрый вассал рад речи такой: Сеньора слушаться — долг его. Поднял дружину мой Сид с темнотой — Пусть по пути их не видит никто. С седла не слезал он всю ночь напролет. Стоит на Энаресе град Кастехон. С дружиной в засаду мой Сид там залег.           23 Мой Сид в засаде до света пробыл. Тут Альвар Фаньес совет ему подал: "Мой Сид, что шпагу надели в час добрый, С собой прихватите всадников сотню: Когда овладеете вы Кастехоном, Оттуда, сеньор, нас с тылу прикройте. А две другие пошлите со мною. Даст бог, изрядно мы разживемся". Сказал мой Сид: "Вот разумное слово. Возьмите, Минайя, две сотни копий. Два Альвара — Альварес и Сальвадорес И Галинд Гарсиас, копейщик ловкий, Отправятся с вами, Минайя, все трое. Нападайте дерзко, грабьте проворно, За Итой и Гвадалахарой всю область Вплоть до Алкалы разорите с ходу. Не брезгуйте там ни добром, ни казною, Ничего не бросайте — мавров не бойтесь, А с тылу вас моя сотня прикроет. Я здесь удержусь, не сдам Кастехона. Коль дело для вас обернется плохо, Меня известите — приду на помощь. Услышит о нас вся Испания вскоре". Отобрали тех, кто пойдет походом, И тех, кто с Сидом в тылу остается. Тут мрак поредел, засияло солнце. Какой, о господи, день погожий! Встают в Кастехоне люди с зарею, Открыли ворота, за стены выходят, В сады и поля спешат на работу. С ворот распахнутых сняты запоры. Осталось на улицах мало народу. Люд кастехонский разбрелся поодаль. Мой Сид из засады дружину выводит, С ней к Кастехону скачет галопом, Всех мавританок и мавров ловит, Ловит их скот, что вокруг пасется. Мой Сид дон Родриго подъехал к воротам. Стража завидела Кампеадора И в страхе бежала, их не захлопнув. Мой Сид Руй Диас вступает в город. Шпагу высоко вздымает рукою, Пятнадцати маврам голову сносит, Берет серебра и золота много. Сто его конных добычу привозят, Все отдают своему сеньору. А двести три в набег отряженных С Минайей округу грабят жестоко, Вплоть до Алкалы его знамя проносят, Скачут обратно с поживой несчетной, Гвадалахару обходят сторонкой, Вверх по Энаресу с криками гонят Коров и баранов стадо большое, Везут одежду и утварь с собою. Знамя Минайи вьется высоко. Не смеет никто им ударить вдогонку. Спешит дружина с добычей огромной В град Кастехон, где Сида находит. Из замка, который им занят прочно, Навстречу Минайе коня он шпорит, В объятья его принимает тотчас: "Ко мне, Альвар Фаньес, копейщик ловкий! Везде и во всем вы моя опора. Пусть вашу добычу с нашею сложат. Вы пятую часть из нее возьмете".           24 "Я вам премного, мой Сид, благодарен, Но пятую часть, ту, что вы мне дали, Альфонс Кастильский пусть получает. Ее не возьму я: в расчете мы с вами. Да слышит мою вседержитель клятву: Пока я могу конем своим править И в чистом поле с маврами драться, Пока я владею копьем и шпагой И вниз по локтям моим кровь стекает, При вас обещаю, Руй Диас славный, Не брать ни полушки из пятой части. Мне можете что-нибудь дать в подарок, А что останется — будет ваше".           25 Сложили тут всю добычу вместе. Мой Сид, в час добрый шпагу надевший, Смекнул, что король созовет ополченье, Пойдет на изгнанников он непременно. Добычу делить отдал Сид повеленье. Ведут на пергаменте счет казначеи, Каждому платят честно и щедро В серебряных марках полного веса: Всадникам — сотню, полсотни — пешим. Сид пятую часть получил по разделу. Ее не продашь, не раздаришь немедля, А пленники войску в походе помеха. Сид в Кастехоне, и в Ите соседней, И в Гвадалахаре дал знать повсеместно: Кто купит добычу — не будет в ущербе. В три тысячи марок поставили пленных. Доволен мой Сид был такой оценкой. На третий же день он выручил деньги. Но тут увидел мой Сид с сожаленьем — Нельзя оставаться им в замке этом: Хоть он и крепок, воды в нем нету. "Король нас осадит с дружиной своею — Он грамоту дал мирным маврам здешним. Расстаться нам с Кастехоном время".           26 "Не в обиду, вассалы, скажу я вам: В Кастехоне нам оставаться нельзя — Королевская рать здесь настигнет нас. Но не след и замок пустым оставлять. Поселим сто мавров с женами там — Пускай добром поминают меня. Я с каждым из вас расчелся сполна. Мы снова в поход выступаем с утра. Король — мой сеньор: с ним грех враждовать". Одобряют вассалы его слова, Увозят из замка немало добра, Мавританки и мавры их благодарят. Вверх по Энаресу движется рать, Чрез Алькаррию летит по холмам, Пещеры Анкиты минует вскачь. У Тарансского поля течет река. Дружина вброд ее перешла, За Арисой ставит у Сётины стан. Сид много добра по дороге взял. Что он замыслил — не вызнает враг. Утром он выступил в путь опять, Из Аламы в теснину сошел на рысях, Повел чрез Бовьерку за Теку отряд, Выше Алькосера лагерем стал На крутом холме, что высок, как гора. Жажда здесь не грозит — Халон в двух шагах. Взять хочет Алькосер мой Сид де Бивар.           27 Занял он холм, укрепился быстро, К воде и в горы заставы выслал. Мой Сид — в час добрый на свет он родился! — Вокруг холма и у брода вырыть Глубокий ров приказал дружине, Чтобы врасплох ее не застигли, Чтоб знали все, кто здесь стан раскинул.           28 По всей округе известно стало, Что Кампеадор на холме окопался, Христиан покинул, осел среди мавров. За город выйти боится каждый. Ликует мой Сид и его вассалы: Спешат к нему алькосерцы с данью.           29 Алькосерцы дань приносят поспешно, И жители Теки, и мавры Террера. Лишь калатаюдцам не по сердцу это. Пятнадцать недель там мой Сид промешкал — Алькосер ему не сдается, как прежде. Мой Сид схитрил: снял лагерь немедля, Лишь ставку не трогать дал повеленье, Стяг поднял и вниз по Халону поехал. Люди его — при шпагах, в доспехах: Хитростью замок взять Сид намерен, Радует мавров его отступленье: "Мало у Сида припасов и хлеба. Лагерь он снял — лишь ставка на месте. Как зверь от облавы, пустился он в бегство. Ударим вдогонку, обоз отрежем, Иначе его перехватят террерцы, Из добычи нам ничего не отделят. За дань в сраженье получим вдвойне мы". Мой Сид обернулся, погоню заметил, Как зверь от облавы, бежит все быстрее, Мчит вдоль Халона вниз по теченью. Вопят алькосерцы: "Мы одолели!" И стар и млад выходят за стены. Одна у них мысль — как пограбить успешней. Настежь ворота, охраны там нету. Сид глянул назад и смекнул мгновенно: Отъехали мавры от замка далече. Стяг повернул он, пошел в нападенье. "Рыцари, в бой! Без пощады бейте! Пошлет нам добычу отец наш небесный". Сшиблись враги средь равнины окрестной. Боже, какое кипит сраженье! С Минайей мой Сид нападает первым. Правят конями они умело, Путь отрезают к замку неверным. Сидовы люди рубят их метко: Триста убили за краткое время. Скачут и те, что в засаде сидели, С криком несутся к воротам тесным, Со шпагами в них становятся цепью. Тут все остальные туда подоспели. Взял Сид Алькосер таким манером.           30 Педро Бермудес внес знамя в город, Поднял на башне самой высокой. Молвит мой Сид, рожденный в час добрый: "Слава создателю с ангельским сонмом! Коням и людям здесь будет удобней".           31 "Внемлите, Минайя, внемлите, вассалы. Немало добра в этом замке мы взяли. Остались в живых лишь немногие мавры. Не можем мы здесь никому продать их. А коль обезглавим — не станем богаче. Поселим их в замке, раз нам он достался. Пускай они будут челядью нашей".           32 В Алькосере Сид остался с добычей. Шатер свой с холма привезти велит он. Террер на него и Тека сердиты, И Калатаюд в немалой обиде. Мавры снеслись с королем Валенсийским: Мол, некий Руй Диас, прозванный Сидом, Дона Альфонса прогневав, был изгнан. Он под Алькосер пришел с дружиной И захватил его, хитрость измыслив. "Терреру и Теке на помощь придите, Иль Калатаюда с ними лишитесь. Страну, что Халоном с Халокой омыта, И все королевство у вас отнимут". Король Тамин, вняв гонцам, взъярился: "Служат мне три короля сарацинских. Двух я пошлю против Сида нынче ж. Три тысячи мавров отправлю с ними. Помогут им те, что живут по границе. Пусть Сида пленят и везут в столицу: Кто в край мой вторгся, тот платит жизнью". Три тысячи мавров движутся рысью, В Сегорбе ночь провели до денницы, С зарею опять в дорогу пустились, Вечером лагерь в Сельфе разбили. Гонцов они к маврам шлют пограничным, Чтоб те на подмогу к ним поспешили. Войско, с рассветом Сельфу покинув, Шло целый день — ни одной передышки, В Калатаюде остановилось. Разослан приказ по округе обширной, Чтоб отовсюду люди сходились К тем двум королям — к Гальве с Фарисом Осадою брать в Алькосере Сида.           33 Шатры вкруг Алькосера всюду белеют. К маврам валом валят подкрепленья. На подступах к городу их разъезды И ночью и днем объезжают местность. Зорка их стража, силы безмерны. Уж Сиду доступ к воде отрезан. Дать его люди готовы сраженье, Да настрого он запретил им это. Держат в осаде их три недели.           34 Третья неделя к концу идет. Созвал мой Сид на совет бойцов: "Нет хлеба, воды — доступ к ней прегражден. Ночью нам уйти не дадут ни за что, А биться опасно — противник силен. Скажите, как дать нам ему отпор". Тут молвил Минайя, вассал удалой: "Кто из Кастильи сюда пришел, Тот силой у мавров пусть хлеб берет. Нас в замке шестьсот, каждый в бой готов. Врагов убояться не дай нам бог! Ударим на них мы завтра с зарей". Рек Сид: "Минайя, совет ваш хорош. Немало дела вас утром ждет". Всех мавров из замка повыгнали вон, Чтоб замыслов Сида не вызнал никто. Снаряжался он весь день и всю ночь. Вот настал рассвет, заалел восток. Мой Сид с дружиной в доспехах давно. Такую речь он к вассалам ведет: "Как выйдем из замка, все дружно за мной. Лишь двум часовым стоять у ворот. С честью умрем, коль не сломим врагов; Будем богаты, коль верх возьмем. Пусть Педро Бермудес мой стяг несет, Хранит его, как вассал честной, Но без приказа с ним в бой нейдет". Целует Бермудес руку его. На вылазку Сид дружину повел. Вражьи дозоры идут наутек. Мавры вопят, снаряжаются в бой. Землю потряс барабанов гром. Сколько у мавров в лагере войск! Стяги двух королей видны далеко, А прочих знамен никто не сочтет. Вот двинулись мавры, полк за полком, Чтоб Сида с вассалами взять в полон. "Смирно стоять! Не рушить рядов! Вплоть до приказа — ни шагу вперед!" Сдержать Бермудес свой нрав не мог, Стяг поднял, пускает коня в галоп. "Мой Сид де Бивар, да хранит вас господь! Со стягом я врежусь во вражий строй. Пусть наши потрудятся мне помочь". "Стойте!" — мой Сид закричал вдогон. "Поздно!" — ответил Бермудес лихой, Сквозь вражьи ряды пошел напролом. Мавры берут знаменосца в кольцо, Тщатся доспех прорубить на нем. "На помощь!" — взывает Кампеадор.           35 Прикрылись вассалы щитами стальными, Длинные копья вниз опустили, К седельной луке головой склонились, Без дрожи и страха вступают в битву. Рожденный в час добрый громко воскликнул: "Бог да хранит вас! Смелее рубите! Рыцари, с вами ваш Сид Руй Диас". Мавров вкруг Педро смяли кастильцы. Копий у них со значками триста. Много врагов сразила дружина, Назад повернула — столько ж убила.           36 Видели б вы, как там копьями колют, Как щиты на куски разбивают с ходу, Как с маху рубят прочные брони, Как значки на копьях алеют от крови, Как мчатся без всадников резвые кони! Кличу "Аллах!" клич "Сант-Яго!" вторит. Бой тем жесточе, чем длится дольше. Уж пало мавров тринадцать сотен.           37 Лихо бился, в седле золоченом сидя, Мой Сид Руй Диас, славный воитель, Альвар Фаньес Минайя, сеньор Сориты, Бургосец смелый Мартин Антолинес, Воспитанник Сида Муньо Густиос, Мартин Муньос, Монтемайора властитель, Два Альвара, два бойца знаменитых — Сальвадорес и Альварес неустрашимый, Храбрец арагонский Галинд Гарсиас И Фелес Муньос, племянник Сида. Под Сидовым стягом шли они в битву.           38 Убили коня под Минайей арабы, Спешат на помощь ему христиане. Копье он сломал, обнажает шпагу, Хоть пешим остался, разит отважно. Видит мой Сид, что пеш Альвар Фаньес И альгвасил на коне с ним рядом. Правой рукой он шпагу вздымает, Врага пополам рассекает с маху, Его скакуна подгоняет к Минайе: "Минайя, рука моя правая, на конь!" Сегодня, Минайя, вам дела хватит: Еще не устали мавры сражаться". Со шпагой в руке Альвар Фаньес скачет, Лихо разит лиходеев-мавров — Кого ни настигнет, всех убивает. Мой Сид — в час добрый надел он шпагу! — Короля Фариса ударил три раза: Два раза — мимо, третий — удачно. Окрасился в кровь королевский панцирь. Коня повернул король восвояси — Сломлен неверный могучим ударом.           39 Антолинес Гальве удар нанес, Карбункулы выбил из шлема его, До темени сталь прорубил насквозь. Король продолжать не осмелился бой. Фарису и Гальве разгром учинен. Послал христианам победу господь. В ужасе мавры бегут со всех ног, А Сидовы люди скачут вдогон. Укрылся в Террере Фарис — король, А Гальве там не открыли ворот. В Калатаюд удирает он, За ним по пятам мчит Кампеадор, Гонит его до стены городской.           40 Коня ретивого шпорит Минайя. Тридцать четыре убито им мавра. Острую шпагу в руке он вздымает, Кровь с его локтя стекает наземь, Молвит он: "Нынче день был удачен. Скоро теперь вся Кастилья узнает, Что в битве мой Сид взял верх над врагами Мавров в живых почти не осталось. Вдогон христиане спешат без опаски. Но вот они возвратились обратно. На добром коне Сид навстречу скачет — Борода густая, заломлена шапка, Стальное наплечье, в деснице шпага. К вассалам своим он громко взывает: "Царю небесному, господу слава! В нелегкой битве мы верх одержали". Вражеский лагерь грабят испанцы. Захватили щитов, оружья немало, Изловили и взяли на поле ратном Пятьсот и десять коней арабских. В большом веселии все христиане, Хоть в битве своих потеряли пятнадцать. Золота и серебра им досталось Столько, что все они ныне богаты. Доволен каждый такой удачей. Изгнанных мавров вернули в замок. Велел мой Сид, чтоб денег им дали. У Сида с дружиной идет ликованье. Добычу свою он делит на части, В пятину себе сто коней оставил. Боже, как щедр он к своим вассалам! Ни пеших, ни конных не обделяет. В час добрый рожденному все благодарны: Каждый сполна получает плату. "Рука моя правая, Альвар Фаньес, Из этих богатств, что послал нам создатель, Все лучшее вы отберите сами. В Кастилью вас я хочу отправить С вестью о битве, где верх мы взяли. Я королю, хоть на мне и опала, Тридцать коней посылаю в подарок. Отменная сбруя, седло на каждом, К луке приторочена шпага стальная". Минайя в ответ: "Все исполню, как надо".           41 "Вот вам сапог, деньгами набитый. Тысячу месс на них закажите В Бургосе, в церкви девы Марии. Остаток вручите жене моей милой, Чтоб с дочерьми за меня молилась. Ждет их богатство, коль буду жив я".           42 Рад Альвар Фаньес такому приказу. Людей для охраны ему отобрали. Коней накормили, и стало смеркаться. Мой Сид Руй Диас совет созывает.           43 "В Кастилыо, Минайя, путь ваш лежит. Друзей наших там прошу известить, Что по воле творца победили мы. Найдете нас тут на обратном пути, А нет — расспросите, куда мы ушли От вражьих мечей и копий стальных. Здесь нам отовсюду опасность грозит, Спокойно здесь не дадут нам житъч>.           44 С зарей, как решили, Минайя отбыл. В Алькосере Сид остается с войском. Но здесь пребывать им опасно очень: Следят отовсюду за ними в оба Пограничные мавры и днем и ночью. С Фарисом, чуть он оправился снова, Террер и Тека вступили в сговор И Калатаюд, главный тамошний город, — Мол, купим Алькосер у Кампеадора. Его за три тысячи марок он продал.           45 Продал мой Сид Алькосер арабам, Не скуп он был дружине на плату: И конным и пешим роздал немало. В войске его бедняков не осталось. Где щедр сеньор, там вассалы богаты.           46 Замок Алькосер покинул мой Сид. Рыдают мавры и жены их: "Пусть наша молитва вослед вам летит. Премного вами довольны мы". Алькосер оставил мой Сид позади. Мавры и жены их плачут навзрыд. Спускается Сид по Халону вниз, Свой стяг развернул, перешел на рысь, Знак добрый увидел в полете птиц, Рад Калатаюд, и Террер счастлив, Один Алькосер о Сиде скорбит. Скачет мой Сид, не медлит в пути. Над Монте-Реалем он лагерь разбил На крутом холме, что высок и велик. Враг не страшен там ни с какой стороны. Данью Дароку он обложил, Молину, что дальше на запад лежит, И с ней Теруэль, что насупротив; Прибрал и Сельфу к рукам своим.           47 Милостив к Сиду будь, вседержитель! Вот Альвар Фаньес в Кастилью прибыл. Коней королю доставил он тридцать. Дон Альфонс встречает его с улыбкой: "Чей это дар, да хранит вас всевышний?" "Изгнан мой Сид, что в час добрый родился, Но взял он Алькосер, придумав хитрость. Сведал о том король Валенсийский, Сида осадою взять замыслил. Мой Сид на вылазку войско вывел, Двух королей разбил сарацинских, В бою завладел несметной добычей. Шлет он вам дар, наш сеньор и владыка, Руки и ноги целует умильно, Просит, чтоб гнев вы сменили на милость". Сказал дон Альфонс: "Тороплив он слишком. Не может вассал, короля прогневивший, За три недели прощенья добиться. Но дар я приму, раз у мавров добыт он. Я даже рад, что Сид так разжился. Вам же, Минайя, прощаю все вины, Сполна возвращаю все земли ныне, Даю беспрепятственный въезд и выезд, Лишь речь со мной не ведите о Сиде.           48 И вот что вам сверх того скажу я: Коль в землях моих смельчаки найдутся, Что примкнуть пожелают к Сидовым людям, Я им препятствовать в этом не буду". Руки ему Минайя целует: "Спасибо, сеньор, за милость такую, Залог и предвестье щедрот грядущих. Даст бог, за нее мы честно отслужим". Король ответил: ".Мешкать не нужно. Проезд по Кастилье открыт вам всюду. Не бойтесь, Минайя, к Сиду вернуться".           49 Мой Сид, в час добрый надевший шпагу, Стал на холме над Монте-Реалем. Пока живут христиане и мавры, "Сидовым" будет тот холм называться. Мой Сид с него всю окрестность грабит, По реке Мартину ходит за данью. В самой Сарагосе о нем узнали. Обуяли мавров гнев и досада. Недель он пробыл там ровно пятнадцать, Когда же устал дожидаться Минайи, В последнюю ночь не дал спать вассалам, Снялся с холма и свернул свой лагерь, За Теруэль направился дальше, В сосновом бору у Товара стал станом, Всю местность окрест разорил без пощады, От Сарагосы потребовал дани. Три полных недели опять миновали, Из Кастильи Минайя прибыл обратно, Ведет две сотни конных при шпагах, А пешим и счету даже не знает. Мой Сид навстречу Минайе скачет, Сердечно его принимает в объятья, Уста и очи ему лобзает. Тот Сиду поведал все без утайки. Кампеадор улыбнулся от счастья: "Минайя, творцу и угодникам слава! Покуда вы живы, удача с нами".           50 Как рада, о боже, рать Кампеадора, Что Альвар Фаньес вернулся снова! От родичей всем привез он поклоны И от тех бойцов, что остались дома.           51 Как радостен Сид, бородою славный! За тысячу месс заплатил посланец, От жены и дочек привет доставил. Боже, как Сид доволен и счастлив! "Многая лета вам, Альвар Фаньес! Вовек я не видел посла исправней".           52 Рожденный в час добрый нимало не мешкал, Выбрал две сотни всадников смелых, Две ночи подряд был с ними в набеге, Ходил на Альканьис, разграбил местность. Одел он в траур весь край окрестный, Назад возвратился на сутки третьи.           53 О Сиде повсюду известно стало. В Уэске дрожат и Монсоне мавры, А вот сарагосцы дань ему платят, Его нападенья отнюдь не страшатся.           54 Вернулась в лагерь рать Кампеадора. Ликует дружина — добыча огромна. Доволен мой Сид, а Минайя — вдвое. С улыбкой молвил рожденный в час добрый: "Скажу вам, вассалы, правдивое слово: Кто дома сидит, тот много не скопит. Вскочим в седло мы завтра с зарею, Покинем лагерь, пойдем походом". К Алукатской лощине повел он войско, Прошел Монт-Альбан и Уэску с боем, Пробыл в пути десять суток ровно. Молва по окрестностям весть разносит — Кастильский изгнанник всех грабит жестоко.           55 Повсюду о Сиде стало известно. Граф Барселонский тоже проведал, Что Кампеадор разорил всю местность. Счел граф для себя обидою это.           56 Граф молвил, а был он бахвал пустой: "Обиды мой Сид чинит мне давно. Оскорбил он меня, — свидетель весь двор! — Племянника ранил, а пеню не внес. Грабит он край, охраняемый мной, Хоть жили с ним в мире мы до сих пор. Пусть держит ответ за вторженье свое". Собрал дон Раймунд поспешно бойцов — Христиан и мавров большое число, По следам биварца войско повел, Три дня и две ночи скакал вдогон, В бору под Товаром настиг его, Расхрабрился, решил взять Сида живьем. Мой Сид дон Родриго с добычей большой По горному склону спускается в дол, О доне Раймунде там узнает. К графу гонцов посылает он: "Пусть граф не считает нас за врагов, Его я не трону, коль даст нам проход". Ответил граф: "Не дам ни за что. Пусть этот бродяга заплатит за все, Меня обижать заречется вперед". К Сиду гонец поспешил, как мог. Увидел тот, кто в час добрый рожден, Что не уйдет он без боя оттоль.           57 "Геи, мои рыцари, прячьте добычу, Доспехи наденьте, оружье возьмите. Граф дон Раймунд на нас ополчился. Христиане и мавры в его дружине. Без боя они не дадут пройти нам; Нагонят нас, коль не вступим в битву. Оружье готовьте, коней осмотрите. В туфлях за нами враги припустились, Легки у них седла, подпруги жидки; А мы — в сапогах, на седле галисипском. Одна наша сотня управится с ними. Возьмем на копье их при спуске в долину, Каждым ударом троих опрокинем. Раймунд Беренгарий хочет поживы, Но сам под Товаром всего лишится".           58 Умолк мой Сид, все надели брони, В седло вскочили, подняли копья, Видят: французы мчатся по склону. На самом скате, у края дола, Дал к бою знак рожденный в час добрый. Приказ исполняет дружина с охотой, Копьем и мечом орудует ловко, Недругов колет, сшибает с седел. Победа досталась Кампеадору. Пленил он Раймунда, Коладу добыл — Тысячу марок меч этот стоил.           59 Взял верх мой Сид, бородою славный. Пленил и в шатер свой привел он графа, Оставил там под надежной охраной, Вышел оттуда в поле обратно. Вассалы к нему отовсюду скачут. Добыча огромна, Сиду на радость. Отменный ужин ему состряпан, Но дону Раймунду не по сердцу яства. Едва поставили их перед графом, во Оттолкнул он пищу, браниться начал: "Хоть дай мне за это весь край испанский, Не буду есть, лучше трупом стану, Раз верх надо мной оборванцы взяли".           60 Узнайте, что графу мой Сид ответил: "Откушайте хлеба, вина испейте. Смиритесь, и я отпущу вас из плена, Иль нет вам пути в христианскую землю".           61 "Нет, дон Родриго, ешь сам и ликуй, А я уж от голода лучше помру". ' Два дня не желал он смотреть на еду. Пока делили, что взято в бою, Корки сухой не скормили ему.           62 Мой Сид промолвил: "Поешьте хоть малость, Не то не видать вам земли христианской. А коль поедите вы, нам на радость, Я вам и с вами двум вашим идальго Свободу верну и домой вас отправлю". Обрадовал он этой речью графа. "Коль сдержите, Сид, свое обещанье, До смерти я вас восхвалять не устану". "Так ешьте же, граф, голод свой утоляйте, И я отпущу вас с двумя бойцами. А вот из того, что в битве мы взяли, Я ни полушки отдать вам не вправе: Тех, кто изгнан со мной, содержать мне надо. Что взято в бою, то идет им на плату. Покуда господь не решит иначе, Так жить и придется нам, людям опальным". Граф дон Раймунд был рад несказанно, Велел, чтоб воды для рук ему дали. С двумя идальго, что Сид отпускает, Взялся за еду, да еще как жадно! Рожденный в час добрый сидит с ним рядом: "Коль есть вы не будете, мне на радость, Вовеки нам не придется расстаться". Граф молвил: "Охотно вам подчиняюсь". Насытился он и его вассалы. Мой Сид на них смотрит довольным взглядом — Проворно орудует граф руками! "Теперь мне, мой Сид, и ехать не страшно. Коней нам дайте, и мы поскачем. С тех пор как стал графом, не ел я слаще. Запомню навек угощенье ваше". Им дали коней под седлом богатым, Дорогую одежду — шубы с плащами. Мчит граф, с ним вассалы — слева и справа. Мой Сид проводил их до входа в лагерь: "Вот вы, дон Раймунд, и свободны, как раньше. Спасибо за то, что вы здесь потеряли. А коль захотите со мной расквитаться, Опять к нам сюда с дружиной нагряньте, Возьмите мое, иль возьму я ваше". "Мой Сид, я вас больше трогать не стану. От вас откупился я нынче на год И с вами впредь не желаю тягаться".           63 Коня дон Раймунд пускает в галоп, Но бросает назад украдкою взор — Вдруг Сид погоню за ним пошлет. Но Сид не поступит так ни за что: Никогда не грешил вероломством он. В свой лагерь вернулся Кампеадор. Довольны и он, и вассалы его. Большую удачу послал им господь: Добыче они потеряли счет.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СВАДЬБА ДОЧЕРЕЙ СИДА

          64 О деяниях Сида рассказ начинаем. В Алукатской лощине разбил он лагерь, Сарагосу оставил, окрестности также, Ушел из Уэски и Монт-Альбана, До самого моря довел вассалов, Свернул к востоку, чуть солнце встало, Взял Онду с Герикой и Альменаром, Занял всю область вокруг Буррианы.           65 Победу послал ему царь небес: Город Мурвьедро он взял затем; Уповая на бога, пошел в набег; Валенсию в страх и трепет поверг.           66 Валенсийцев взяло на Сида зло. Решили они осадить его, Гнали коней всю ночь, а с зарей Окружили Мурвьедро со всех сторон. Воскликнул мой Сид, сосчитав их число; "Хвала тебе, боже, во веки веков! Маврам чиним мы немалый урон: Хлеба их топчем, пьем их вино. На нас они вправе идти войной. Нам не поладить с ними добром, Но им без подмоги не дашь отпор. Мы из Герики с Ондой своих созовем, В Алукат с Альменаром пошлем гонцов, Из Буррианы к нам помощь придет. В открытом поле дадим мы бой. Молю, чтоб послал нам победу господь". На третьи сутки все войско сошлось. Промолвил тот, кто в час добрый рожден: "Вассалы мои, да хранит вас бог! Христианский край нам покинуть пришлось, Хоть отнюдь не мы виноваты в том. С тех пор дела шли у нас хорошо, Но вот валенсийцы нас взяли в кольцо. Чтоб из этой земли нас не выгнали вон, Мы дать им должны примерный урок".           67 "Минула ночь, наступило утро. Седлайте коней, готовьте оружье. Пойдем-ка глянем на мавров вчуже — Ведь мы-то здесь иноземцы покуда, А после будет всем по заслугам".           68 Промолвил тут Альвар Фаньес Минайя: "Исполним мы, Сид, приказанье ваше. Мне дайте сто рыцарей — больше не надо. Вы с прочими в лоб на врага нападайте, Рубите жестоко, бейте бесстрашно, А я сам сотый с тыла ударю. Даст бог, останется поле за нами". По сердцу Сиду пришлась речь такая. Стали кастильцы готовиться к схватке — Что делать надо, знал из них каждый. Чуть солнце взошло, на врага напали. "Да хранят вас бог и апостол Иаков! Мавров смелее крушите, вассалы. Помните: с вами ваш Сид из Бивара". Растяжки палаток рвутся на части, Колышки их из земли вылетают, Но мавров много — не сломишь их сразу. Тут с тылу ударил на них Альвар Фаньес. Пришлось поневоле им бегством спасаться. Многих из них потоптали конями, Два короля их зарублены насмерть. До самой Валенсии нехристей гнали. Богатство огромное Сиду досталось: Разграбил он мавританский лагерь, С добычей вернулся в Мурвьедро обратно. Пошло там веселье, царит там радость. Себолью с округой биварец занял. От страха дрожат в Валенсии мавры. Повсюду о Сиде известно стало.           69 До моря известно стало о Сиде. С вассалами он в веселье великом: Победу ему ниспослал всевышний. Ночами с ним ходит в набеги дружина, В Гухеру с Хативой с боем вступила, В Денью ворвалась, к югу спустившись. До моря разграбил он край сарацинский. Пенья-Кадьелья ему покорилась.           70 Покорилась Сиду Пенья-Кадьелья. Хатива стонет, скорбит Гухера, Валенсия тоже в горе безмерном.           71 Так, грабя врагов, разоряя всю область, Днем отсыпаясь, в набегах — ночью, Беря города, он прожил три года.           72 Валенсийцам урок преподал мой Сид: Не выйти им из ворот городских. Сады он их вырубил, вред им чинит, Мешает в город хлеб подвозить. Валенсийцы в горе: что делать им? Не подвозят хлеб ни с какой стороны. Ни сына отец, ни родителя сын, Ни друга друг не научат, как быть. Плохо дело, сеньоры, коль нет еды, Коль мрут от голода жены с детьми. Валенсийцы не знают, как им спастись. Королю Марокко шлют весть они, Но им пособить у него нет сил — Войну за Атласом он должен вести. Рад Кампеадор этой вести был, Ушел из Мурвьедро под кровом тьмы, Монте-Реаля с зарею достиг. В Арагон и Наварру он сообщил, Велел, чтоб в Кастилье кликнули клич; Тот, кто быть хочет богат, а не нищ, Пусть к Кампеадору примкнуть поспешит — Валенсией он овладеть решил.           73 "Кто хочет идти на Валенсию с нами По доброй воле, — других мне не надо, — Тех в Сельфском ущелье три дня ожидаю".           74 Промолвил это Кампеадор, Вернулся в Мурвьедро, что им покорен. Везде его клич разнесен молвой. Прослышав, как щедр и удачлив он, Валят к нему христиане валом. Повсюду молва шумит про него. Кто примкнул к нему, тот уже не уйдет. Мой Сид де Бивар все богаче казной. Рад он, что рать у него растет, Не медлит, в поле выводит ее. Валенсию взял биварец в кольцо, Подступы занял со всех сторон, Маврам отрезал и выход и вход. Давали ему валенсийцы отпор Девять месяцев ровно — немалый срок. Настал десятый — их войско сдалось. Большое веселье царило кругом, Когда в Валенсию Сид вошел. Стал конным тот, кто был пеш до сих пор. Разжились все золотом и серебром. Сделался там богачом любой. Взял пятую часть мой Сид от всего — Тридцать тысяч марок ему пришлось, А прочей добыче кто знает счет? Ликует мой Сид, что в час добрый рожден: Взвилось над алькасаром знамя его.           75 Пока отдыхала дружина биварца, Королю Севильи известно стало, Что пала Валенсия — в ней христиане. Повел он в поход тридцать тысяч арабов, В валенсийской Уэрте дал бой испанцам. Разбил его Сид, бородою славный. Преследовал он до Хативы мавров, Настиг на Хукаре, где переправа, — Пошло там ко дну неверных немало. Король их бежал, получив три раны. Вернулся мой Сид с добычей громадной. В Валенсии много взял он богатства, Но в этой битве — больше в три раза: Пришлось на пешего по сто марок. Смотрите, какая у Сида удача!           76 Удачу принес христианскому войску Мой Сид Руй Диас, рожденный в час добрый. Борода у него все длинней и больше. Недаром сказал он такое слово: "Хоть изгнал нас король, я, чтя венценосца, В цирюльню навек забуду дорогу. Пусть наши и мавры об этом помнят". Мой Сид в Валенсии встал на отдых. Минайя и здесь со своим сеньором. Богаты изгнанники, всем довольны, Все щедро взысканы Кампеадором, Даны дома и земли любому. Платит мой Сид, не скупясь нисколько, Даже тем, кто пришел в Валенсию позже. Но видит мой Сид: всем уйти охота И добычу свою увезти с собою. По совету Минайи приказ он отдал: Коль, руки не целуя, домой без спросу Уйдет кто-нибудь и окажется пойман, Пусть отберут все добро у такого, На кол посадят нещадно и тотчас. Мой Сид все дела устроил как должно, Призвал Минайю, так ему молвил: "Коль вы согласны, узнать мне угодно, Скольким богатство дано было мною. Пусть всех людей перепишут по счету, И если кто убежать захочет, Пусть отберут у него нажитое И тем отдадут, кто не бросил город". "Вот мудрый приказ!" — Минайя одобрил.           77 Мой Сид созвал дружину на сбор, Велел сосчитать пришедших бойцов. Тридцать шесть сотен их было всего. Улыбнулся мой Сид — и рад он и горд. "Славен господь наш во веки веков! Не столько нас из Бивара ушло. Мы богаты, а станем богаче еще. Я вас, Минайя, коль вы не прочь, Пошлю в Кастилью: там у нас дом, Там наш сеньор, король дон Альфонс. Из того, что добыть нам здесь удалось, В дар ему сто коней возьмите с собой. За меня поцелуйте руки его, Просите, чтобы дозволил мне он Супругу с детьми увезти оттоль. Скажите, что я пришлю за семьей, Что доний Химену, Эльвиру и Соль С почетом великим и честью большой Доставят в край, что мной покорён". Ответил Минайя: "Исполню всё", — И стал собираться без лишних слов. С собой сто воинов взял посол, Чтоб не знать в пути ни забот, ни тревог, Тысячу марок в Сан-Педро повез, На долю аббата из них пятьсот.           78 Покуда мой Сид веселился с дружиной, Пришел к ним с востока достойный клирик, Епископ Жером, господний служитель, Разумный и сведущий в мудрости книжной, Отважный и в пешей и в конной стычке. Наслышался он про подвиги Сида И с маврами жаждал померяться силой: Позволь ему только схватиться с ними — Вовек бы слез христиане не лили. Был рад ему очень мой Сид Руй Диас. "Мне, бога ради, Минайя, внемлите. В благодарность творцу за великую милость Епархию здесь, на земле валенсийской, Для дона Жерома решил учредить я, А вы эту весть доставьте в Кастилью".           79 Речь Сида пришлась Минайе по нраву. Епископский стол Жеромом был занят. Получил он землю, зажил в достатке. О боже, как все христиане рады, Что епископ в Валенсию к ним назначен! Довольный, простился и отбыл Минайя.           80 В земле валенсийской покой и мир. Альвар Фаньес Минайя в Кастилью спешит. Умолчим о привалах — рассказ не о них. Спросил он, где короля найти; Узнал, что тот Саагун посетил И наверно должен в Каррьоне быть. Внял Альвар Фаньес вестям таким, Повез в Каррьон подарки свои.           81 Как только мессу король отслушал, Минайя — он выбрал удобный случай! — Пред ним на глазах у толпы многолюдной Колени склонил со смиреньем мудрым, Пал ниц и рек, ему руки целуя:           82 "Сеньор наш, смилуйтесь, ради Христа! Мой Сид-воитель, ваш верный слуга, Руки и ноги целует вам, Чтоб вы простили его и всех нас. Изгнан он вамп в чужие края, Но и там но теряет времени зря: Герику с Опдой приступом взял; В Мурвьедро вошел, вступил в Альменар, Кастсхон и Себолья — в его руках, Пенья-Кадьелья им занята. Сеньором мои Сид над Валенсией стал, Епископ им назначен туда. Пять раз побеждал он, по воле творца, Добычу огромную взял у врага, И вот подтвержденье, что я не солгал, — Сто добрых копей, друг другу под стать; На каждом сбруя, седло, стремена. Мой Сид вас молит принять их в дар, Признает вас сеньором, вассалом — себя". Чело осенил крестом государь: "Великой добыче, что Сидом взята, — Святым Исидором клянусь! — я рад. Желанна мне весть о его делах. Охотно коней принимаю я". Гарсия Ордоньес один в сердцах: "Мавры людьми оскудели, знать, Коль творит биварец, что хочет, там". Воскликнул король: "Помолчите, граф. Мечом мне служит мой Сид лучше вас". Тут молвил Минайя, как добрый вассал: "Молит мой Сид, чтоб дозволили нам Супругу его и двух дочек забрать. В Сан-Педро они жили эти года. В Валенсии ждет их мой Сид де Бивар". Ответил король: "Дозволение дам, И стража проводит их до рубежа, Чтоб уберечь от бесчестья и зла. А там, где начнется чужая земля, Пусть Кампеадор охраняет их сам. Дружина и двор, вот вам мой наказ Не хочу я отныне Сиду вреда. Всем, кто сеньором его признал, Что я у них отнял, верну сполна. Пока при Сиде они состоят, Не трону их, не лишу добра — Пусть служат ему, ничего не боясь". Припал Минайя к рукам короля, А тот с улыбкой промолвил так: "Кто хочет к Сиду пойти под начал, Тех с богом к нему отпущу хоть сейчас — Это нам выгодней смут и свар". Тут брату шепнул каррьонский инфант: "Стал Кампеадор безмерно богат. Не худо б вступить с его дочками в брак, Да стыдно нам вслух об этом сказать — Каррьонским инфантам мой Сид не ровня". Пошептались они и опять молчат. Отпустил наконец дон Альфонс посла; "С богом, Минайя! Вам ехать пора. В дорогу проводит вас пристав наш. Он охранять вам поможет дам. До Медины он будет их опекать, А уж дальше — вы и мой Сид де Бивар". Простился Минайя и в путь поскакал.           83 Инфанты Каррьона, умом раскинув, Нагнали Минайю, в путь проводили. "Вы ловки на всё, так за труд не сочтите Кампеадору от нас поклониться. К его услугам всегда мы отныне. Кто с нами дружит, не будет в убытке". Ответил Минайя: "Труд невеликий!" Он отбыл, а братья домой возвратились. В Сан-Педро, туда, где Химена укрылась, К радости общей, посланец прибыл, Зашел помолиться во храм монастырский, Супруге Сида предстал, помолившись. "Пусть, донья Химена, храпит вседержитель Вас с дочерьми от вреда и обиды! Велел вам кланяться муж ваш милый. Здоров он и взял большую добычу. Со мной отпустить вас король согласился В Валенсию — город, что мы покорили. Знал бы мой Сид, что вы здравы и живы, Не ведал бы он тоски и кручины". Химена в отлет: "Помоги нам Спаситель!" Альвар Фаньес Минайя трех рыцарей выбрал — Пусть к Сиду в Валенсию едут быстро. "Скажите ему, — да не знает он лиха! — Жену с дочерьми к нему отпустили, Король им охрану дал до границы, И я, коль господь нам окажет милость, Спустя две недели приеду с ними, С собой привезу всех женщин их свиты". Гонцы немедля в дорогу пустились. Минайя назад в монастырь возвратился. Рыцари скачут туда вереницей, В Валенсию просятся, к Сиду в дружину, Молят Минайю с собой прихватить их. "Мой Сид, — отвечает он, — каждого примет". Шестьсот пять рыцарей там скопилось, Да сто при Минайе до этого было, — Женщин теперь в пути не обидят. Тысячу марок Минайя вынул, Аббату дал из них половину, Другую истратил на дочек Сида, Химену и женщин, что им служили: Велел накупить этот добрый рыцарь Лучшие платья, что в Бургосе сыщут, Отменных мулов, коней мастистых. Когда же пристойно дам снарядили И в путь был готов Минайя пуститься, К ногам его пали Иуда с Рахилем: "Сжальтесь, Минайя, доблестный витязь! Сид разорил нас, всего мы лишились. Лихвы нам не надо — лишь ссуду верните". "Скажу о вас Сиду, коль с ним увижусь. Не бойтесь: дадут ваши деньги прибыль". Молвят торговцы: "Пусть бог вас услышит, А нет — мы к Сиду пойдем с челобитной". Собрался Минайя Сан-Педро покинуть, Немалый отряд за ворота вывел. Аббат дон Санчо с ним, плача, простился: "Да хранит вас, Минайя, в пути всевышний! Сиду к рукам за меня припадите; Скажите, пусть помнит нашу обитель, — Чем больше он нас щедротами взыщет, Тем больше славы стяжает в жизни". Ответил Минайя: "Сказать не премину", — Простился и двинулся в путь неблизкий. Взял стражу с собой королевский пристав, Дам охранял до границы кастильской. Пять суток их вез из Сан-Педро в Медину Альвар Фаньес Минайя с бойцами своими. А трое гонцов, что к Сиду спешили, Ворот валенсийских меж тем достигли. — Сердечно мой Сид был рад их прибытью, Вассалам молвил с довольным видом: "За добрые вести не платят дурными. Вы, Педро Бермудес и Муньо Густиос, И бургосец смелый Мартин Антолинес, И вы, дон Жером, достойный епископ, С собой сто латников наших возьмите, Скачите на запад за Санта-Марию В Молину, где данник и друг мой давнишний Мавр Абенгальбон, этих мест правитель, С сотнею конных отряд ваш усилит. Оттуда вы прямо в Медину двиньтесь — Туда, как сегодня мне сообщили, С семьею моею Минайя прибыл, И вы их с почетом сюда привезите. А я не покину земли валенсийской; Недешево мною она добыта, И глупо ее оставлять беззащитной". Сказал, и вассалы в седло вскочили, Через Санта-Марию проехали рысью, Во Врончалесе ночь провели до денницы, Примчались в Молину на сутки вторые. Мавр Абенгальбон о приезде их вызнал, Встретил посланцев с душою открытой: "Вассалов друга я счастлив видеть. Не в тягость, а в радость мне гости такие". Муньо Густиос ответил учтиво: "Мой Сид вас просит, кланяясь низко, К нам с сотней конных примкнуть самолично. Жена его с дочками нынче в Медине. В Валенсию с честью их проводите, В пути неотлучно при них находитесь". "Все сделаю", — Абенгальбон воскликнул. За ночь собрал он две сотни молинцев, Хотя у него лишь сотню просили. С зарей поскакали алькальд и кастильцы, Одолели хребет, высокий и дикий, Сквозь кустарник в Тарансе путь проложили. Их столько, что с ними не вступишь в битву! В дол Арбухуэльский они спустились. Видят в Медине: подходят чужие. Встревожен Минайя: вдруг это противник. Двух рыцарей он на разведку выслал. Один остался с отрядом прибывшим, Другой к Минайе вернулся мигом: "Сидовы люди за нами явились. Вон Педро Бермудес, добрый воитель, С ним Муньо Густиос, что любит вас пылко, Мартин Антолинес, бургосец истый, Епископ Жером, отважнейший клирик, И Абенгальбон, и его сарацины. Чтоб чести Сида урона не вышло, Сюда они едут с охраной сильной". Сказал Альвар Фаньес: "Их встретить должны мы". Не медлил он ни минуты лишней. Сто конных скачут с Минайей лихо: На шее щиты, все одеты пышно, Тафтяными попонами кони покрыты, Копье со значком у любого в деснице. Пусть видят все: вот Минайя мчится, Везет из Кастильи Сидовых ближних. Дозоры друг с другом съехались живо, Потешный бой сей же час учинили. Царит веселье в Халонской долине. Подъезжают послы, пред Минайей склонились. Мавр Абенгальбон, правитель молинский, Бежит к Минайе с широкой улыбкой, В плечо целует — таков их обычай. "Поздравляю, Минайя, с приездом счастливым! Вы прибыли к нам, — и за то вам спасибо, — По воле Сида с его родными, А Сида мы чтим и не чтить не могли бы, Даже если б зло на него таили: Верх за ним и в бою, и во время мира. Глуп человек, об этом забывший".           84 Альвар Фаньес Минайя улыбнулся широко. "Вы, Абенгальбон, друг Кампеадору. Коль бог нас свидеться с ним сподобит, Сид вам за услугу воздаст с лихвою. А теперь идем: угощенье готово". Ответил мавр: "Учтивостью тронут. Трех дней не пройдет — отплачу вам двойною". Услужил Минайя гостям как должно, Угодил им в Медине радушным приемом, А платил за все пристав дона Альфонса. В Валенсии будет мой Сид доволен: Почтили мединцы его хлебосольно, Король — не Минайя покрыл расходы. Минула ночь, пробудились гости, Отслушали мессу, пустились в дорогу, Летят из Медины к Халонскому броду, В дол Арбухуэльский входят галопом, Минуют быстро Тарансское поле, Мчатся в Молину, лен Абенгальбона. Епископ Жером, служитель господний, Дам охраняет и денно и нощно. Доспехи взвалив на коня заводного, Все время с Минайей он едет бок о бок. Вот и Молина, замок надежный. Мавр Абенгальбон принимает посольство, Гостям все дает, чего ни попросят, Даже коням их меняет подковы, Угождает дамам, как только может, С зарею в путь провожает снова, До самой Валенсии их довозит — Там, денег не взяв, повернул он к дому Так едут они с великим почетом. Три мили до города им остается. К тому, кто шпагу надел в час добрый, Минайя гонцов посылает тотчас.           85 Не был мой Сид так весел вовеки: Получил он весть о своем семействе. Двести рыцарей он отряжает немедля С приказом встретить Минайю и женщин, А сам охраняет город, как прежде: И один все сделать Минайя сумеет.           86 Скачут к Минайе две сотни конных, Встречают семейство Кампеадора, А сам он везде расставил дозоры — В алькасаре крепком, на башнях высоких, На подступе каждом к дверям и воротам. Вот конь Бабьека воителю подан — Король Севильи владел им дотоле. Мой Сид, надевший шпагу в час добрый, Не знает еще, что за конь им добыт, Но хочет потешить жену и дочек Забавою ратной у въезда в город. Приняли дам с небывалым почетом. Обогнал их Жером, епископ достойный, Спрыгнул с седла у первой часовни, Собрал кого можно из лиц духовных. В стихарях белоснежных пошли они тотчас Встречать Минайю и дам благородных. Не мешкал мой Сид, в час добрый рожденный. Бороду он распустил по камзолу, Свистнул Бабьеку, — а тот уж оседлан, — Вскочил в седло, взял копье боевое. Проехал он на коне немного, Пустил его рысью, потом галопом — Увидел народ: скакун бесподобный. Испании всей известен с тех пор он. Спешился Сид после этого снова, К жене и дочкам скорей подходит. Донья Химена пред ним простерлась; "Мой Сид, надевший шпагу в час добрый, Спасли вы нас от беды и позора. Я здесь с дочерьми, что живы-здоровы И рады служить вам, сеньор, и богу". Жену и дочек он крепко обнял. У всех на глазах от радости слезы. Дружина вся весела и довольна, Мечет в мишень для потехи копья. Рек тот, кто шпагу надел в час добрый: "Донья Химена, мне данная в жены, И дочки мои, что мне жизни дороже, В Валенсию-крепость вступите со мною, В удел ваш законный, что мной завоеван". Припали все три к рукам его тотчас, Въехали в город с честью большою.           87 Мой Сид в алькасар привез семью, На башню повел дочерей и жену. Глаза их видят округу всю: Богатый город лежит внизу, С другой стороны море льнет к нему, Тучна и обширна равнина вокруг. Каждый им вид отраден и люб. Руки они воздевают к творцу, За милость ему возносят хвалу. Довольны мой Сид и весь его люд. Вот зима миновала, март на носу. О заморской стране я теперь скажу, О Марокко, где правит король Юсуф.           88 Король Марокканский на Сида разгневан? "Он клином врезался в наши земли И только Христу воздает поклоненье". Король Марокканский сзывает поспешно Полсотни тысяч воинов смелых, Сажает в ладьи свое ополченье, Плывет на Валенсию, Сидову крепость, Достигнув суши, выходит на берег.           89 Приплыл он к Валенсии, взятой Сидом, Велел неверным лагерь раскинуть. Сида немедля о том известили.           90 — "Славься, творец и спаситель наш! Что ни есть вокруг, все я добыл сам, Валенсию взял, и она моя. Покуда живу, ее не отдам. Приснодеве Марии и богу хвала, Что жена и дочки при мне сейчас. Из-за моря арабы приплыли сюда. Примем же бой, коль иначе нельзя. Пусть в деле увидит меня семья, Пусть знает, как жизнь на чужбине сладка, Как хлеб приходится здесь добывать". Жену он кликнул, дочек позвал, Со стен показал им вражеский стан. "Сид, ради Христа, что это там?" "Воспряньте духом, честная жена. То добыча нам в руки идет сама, К приезду вашему знатный дар — Приданое вашим двум дочерям". "Спасибо вам, Сид, и творцу в небесах!" "Смотрите, жена: от стен ни на шаг. Не страшитесь, видя в битве меня. Приснодева и бог не оставят нас. Вы здесь — и сердцем я тверже стал. Коль бог поможет, сломим врага".           91 Лагерь раскинут, заря золотится. Частую дробь барабаны сыплют. Весел мой Сид: "День будет отличный!" Сердце стучит у супруги Сида, У всех ее дам и у дочек милых: Сроду сильней они не страшились. Погладил бороду Сид Руй Диас. "Не бойтесь зря: это — ваша прибыль. Две полных недели, бог даст, не минут, Как мы барабаны у мавров отнимем, Вам на погляд привезем это диво, А затем их возьмет дон Жером, епископ, Поставит во храме Девы пречистой". Вот что обещал мой Сид дон Родриго. Вновь женщины веселы — страх позабылся. Вскачь марокканцы коней пустили, В сады подгородные въехали лихо.           92 Дозорный их видит, в колокол грянул, Вассалы Сида мешкать не стали, На вылазку вышли из города разом, Встретили мавров, вступили в схватку, Выбили их из садов со срамом, Уложили в тот день пять сотен арабов.           93 Нехристей гнали до самых шатров. С победой дружина скачет домой, Лишь Сальвадорес взят в плен врагом. Вернулись к Сиду питомцы его, Хоть видел он бой, рассказали про все. Доволен мой Сид их ратным трудом. "Но, рыцари, рано нам на покой. Нынче день был неплох, завтра будет — хорош. Наденьте доспехи, чуть утро блеснет. Грехи нам отпустит епископ Жером. Как кончит он службу, мы двинемся в бой. — Другого выхода нам не дано. С нами бог и Иаков, апостол святой. Чем хлеб терять, лучше верх возьмем". Ответили все: "Охотно, сеньор". Речь Альвар Фаньес тотчас повел: "Дайте мне, Сид, коль согласны на то, Сто тридцать всадников, смелых бойцов. Вы в лоб нападайте, ударю я в бок. Не вам, так мне поможет господь". Ответил мой Сид: "Дам с охотой большой".           94 День миновал, пала ночь на землю. Люд христианский готовит доспехи. Чуть петухи пред рассветом пропели, Епископ Жером отслужил обедню, Закончив обедню, всем дал отпущенье: "Кто в битве погибнет лицом к неверным, Тот чист от греха и пойдет на небо, У вас же, кем шпага в час добрый надета, За то, что я нынче пропел вам мессу, Подарок в награду прошу смиренно — Право на мавров ударить первым". Промолвил мой Сид: "Дозволяю вам это".           95 За стены мой Сид вассалов выводит, На Кастильской дороге искусно строит, Стражу надежную ставит к воротам. На Бабьеке мой Сид восседает гордо, Сверкает конь его сбруей наборной. Христиане из города знамя выносят" Без трех десятков их сорок сотен, В пять десятков тысяч у мавров войско. Вот добрый Минайя и Альварес в бок им Лихо ударили, с помощью божьей. Бьет шпагой мой Сид, и копьем он колет, Сражает стольких, что трупам нет счета, В крови обагряет руки по локоть, Королю Юсуфу три раны наносит, Но спас неверного конь быстроногий, В замок Гухеру умчал проворно. До самого замка Юсуфу вдогонку Мой Сид с дружиной скакал галопом. Вернулся назад в час добрый рожденный. Удаче своей он рад всей душою, Бабьеку за резвость хвалит премного. Добычу несметную в битве он добыл. Полсотни тысяч у мавров урона, Всего сто четыре бегством спаслося. В их стане захвачено Кампеадором Три тысячи марок в монете звонкой, А прочей поживы — бог знает сколько. Доволен мой Сид, и вассалы довольны, Что в битве взять верх господь их сподобил. Король Марокканский с позором прогнан. Минайя добычу считать остается. Сид в город въезжает с сотнею конных. Скинул он шлем с улыбкой веселой, Сидит на Бабьеке, Коладу поднял. Встречают его супруга и дочки. Осадил он коня, натянув поводья. "Я вашу славу сегодня умножил. Пока я сражался, блюли вы город. Нам господом богом и ангельским сонмом К приезду вашему дар ниспослан. В мыле мой конь, меч красен от крови. Вот как победа в бою достается. Коль бог год-другой даст прожить еще мне, Целовать вам руки все будут с охотой". Так молвил мой Сид и спешиться хочет. Увидев, что наземь он ставит ногу, Служанки и дочки с супругой честною Колени пред ним преклонили тотчас: "Живите долго, а мы — в вашей воле". Пошли они с Сидом в замок надежный, Уселись там на скамьях удобных. "Донья Химена, просили вы, помню, Чтоб этих женщин, что служат вам долго, Своим вассалам я отдал в жены. Две сотни марок даю за любою — Пусть знает Кастилья, кто их сеньора, А дочек ваших просватаем позже". Руки ему все целуют с восторгом, В замке царит веселье большое. Как Сид приказал, так и сделали точно. Минайя с дружиной остался в поле Считать и записывать взятое с бою; Скарб и палатки, одежду и брони. Добытая в битве пожива огромна. Лишь то я назвал, что дорого стоит. Там кони без всадников скачут на воле Под седлом и в сбруе — лови, коль угодно. Окрестные мавры разжились вдосталь, И все же пришлось на Сидову долю Ровно десять сот скакунов чистокровных. Но если уж он получает столько, То, видно, немало досталось и прочим. Нет счета палаткам из ткани роскошной, Что Сидовы люди с поля увозят. Всех лучше — шатер короля Марокко И в нем два столба резных, золоченых. Мой Сид наказал христианам строго Ставку Юсуфа отнюдь не трогать: "Я этот шатер у нехристей отнял, Чтобы в дар послать королю Альфонсу, — Пусть видит, что есть у Сида доходы". С добычей в Валенсию войско входит. Все славят за храбрость дона Жерома. Рубил он и правой и левой рукою. Не счесть арабов, им в битве сраженных. Разжился изрядно прелат достойный: Мой Сид дон Родриго, в час добрый рожденный, Пол своей пятины епископу отдал.           96 Ликует в Валенсии люд христианский: Добра и коней у него в достатке. Рада донья Химена с двумя дочерями И служанки ее, что выходят замуж. Мой Сид дон Родриго не мешкал нимало: "Где вы, Минайя? Приблизьтесь, отважный! Долю себе вы добыли сами. Из моей пятины — то ваше право — Что угодно возьмите, что нет — оставьте, А завтра утром в Кастилью отправьтесь С конями, что мне на долю достались, Их оседлав и убрав побогаче. За то, что жену и детей богоданных Король ко мне отпустил без препятствий, Я двести коней шлю ему в подарок — Пусть добр будет с тем, кто Валенсией правит". Бермудеса Сид отрядил с Минайей. С рассветом пустились в дорогу посланцы, Двести коней с собою погнали. Мол, руки мой Сид королю лобзает, Мол, он из добычи, в сражении взятой, Двести коней шлет в дар государю, Клянется по гроб быть ему вассалом.           97 Валенсия-город уже позади. С дарами богатыми скачут послы, Ни днем, ни ночью не медлят в пути, Рубеж кастильский — сьерру прошли. Дона Альфонса ищут они.           98 Горы и воды они миновали. Вот Вальядолид, где король оказался. Гонцов к нему шлют Бермудес с Минайей — Пусть он их с дружиной принять прикажет: Прислал из Валенсии Сид подарки.           99 Король дон Альфонс доволен душевно, Созвать всех идальго дает повеленье, Сам во главе их из города едет, Посланцам Сида скачет навстречу. Инфанты Каррьона, знайте, с ним вместе И граф дон Гарсия, что Сиду враждебен; Ведь тот одним люб, а другим не по сердцу. Узрели идальго гостей издалеча, Сочли не посольством, а войском целым. Король осенил себя знаменьем крестным. Бермудес с Минайей не стали медлить, Подскакали, спрыгнули с седел поспешно, Пред доном Альфонсом склонили колени, Ноги ему целуют и землю. "На нас, государь, не держите гнева! Стопы вам мой Сид лобзает смиренно, Чтить вас как сеньора клянется до смерти. За милость он вам благодарен сердечно. На днях, о король, разбит им в сраженье Король марокканцев, Юсуфом реченный. Полсотни тысяч погибло неверных. Разжился мой Сид добычей безмерной. Вассалы его забыли про бедность. Двести коней шлет он вам в подношенье". Ответил король: "С охотой приемлю. Благодарен я Сиду за дар бесценный. Недолго ему ждать со мной примиренья". Королю все целуют руки за это, Лишь граф дон Гарсия от злобы темнеет. Отводит он в сторону родичей десять: "Дивят меня Сид и его успехи. Чем он славней, тем нам больше бесчестья. Он у всех королей отнимает победу, Коней, как у мертвых, уводит смело. Во вред нам идет все, что б он ни сделал".           100 Слушайте все, что молвил король: "Хвала вам, творец и святой Исидор, За дар, что мой Сид мне сегодня поднес! Мое королевство усилил он. Минайя, Бермудес, послы его, Себе выбирайте наряд дорогой И то из оружья, что вам подойдет, — Чтоб Сида почтить, не жаль ничего. Трех коней вам дадут из этих двухсот. Сердце мое говорит мне тайком: От этого будет для всех нас добро".           101 Ведут во дворец гостей на ночлег. Дал король им все, в чем нужда у них есть. Про инфантов каррьонских скажу теперь. Меж собою тайком они держат совет: "Становится Сид славней что ни день. Попросим же в жены его дочерей, Приумножим свое богатство и честь". К королю идут они, кончив совет.           102 "Король и сеньор наш, мы молим нижайше Явить нам милость и дать согласье Сидовых дочек за нас просватать, К чести его и к выгоде нашей". Подумал король, ответил не сразу: "Я Кампеадора отправил в изгнанье, Зло ему сделал, а он мне — благо. Как знать, рад ли будет он этому браку? Но все же попробуем с ним столковаться". Вот Педро Бермудес и Альвар Фаньес Явились вдвоем на зов государев. Король их отводит в угол палаты: "Внимайте, Бермудес, и вы, Минайя. Я рад, что мой Сид мне служит исправно. Недолго прощенья ему дожидаться: Пусть предо мной, коль хочет, предстанет. Но новость тут есть для него другая: Инфанты Каррьона Дьего с Фернандо С его дочерями хотят обвенчаться. Прошу вас, будьте моими гонцами И доброму Сиду внушить постарайтесь, Что он себе чести и славы прибавит, Коль станет роднёю каррьонским инфантам". Бермудес с Минайей ему отвечают: "Мы передадим, что вы наказали, А там уж пусть Сид самолично решает". "Тому, кем в час добрый надета шпага, Скажите, что встретиться с ним мы желаем, А место встречи пусть сам назначит. Чтоб Сида почтить, приеду туда я". С доном Альфонсом простились посланцы, Знакомой дорогой в Валенсию мчатся. Едва это Сиду известно стало, Встречать он выехал верных вассалов, Им улыбнулся, сжал их в объятьях: "Минайя, Бермудес, вы снова с нами! Таких баронов найдешь не часто. Как там дон Альфонс? В добром ли здравье? Охотно ли принял наши подарки?" Минайя в ответ: "Доволен остался. Свою благосклонность он вам возвращает". Воскликнул мой Сид: "Вседержителю слава!" Посланцы тут речь повели, как пристало, Что Альфонс Леонский велел на прощанье Дочек Сида посватать за братьев-инфантов, Чем Сид себе чести и славы прибавит, И что дан от души совет государев. Внял Кампеадор этой вести нежданной, Долго в раздумье хранил молчанье: "Христе, мой сеньор, я тебе благодарен! В изгнанье я был с позором отправлен, Все, что имею, нажил трудами, А ныне король снял с меня опалу, Просит дочек моих для каррьонских инфантов. Скажите, Бермудес, и вы, Минайя, Стоит ли мне на брак соглашаться?" "Решайте, как знаете — спорить не станем". Сид молвит: "Инфанты рожденьем знатны. При дворе они в силе, да слишком чванны. Их сватовство не очень мне в радость, Но коль так советует первый меж нами, К переговорам приступим мы тайно, А там уж господь нас на путь наставит". "А сверх того дон Альфонс сообщает, Что встретится он, где желаете, с вами И милость свою от души вам изъявит. Столкуйтесь с ним сами, как вам повидаться". Ответил мой Сид: "Мне это по нраву!" "А место свиданья вы там назначьте, Где вам удобней", — Минайя добавил. "Мненье дона Альфонса знать бы мне надо: Где будет король, туда и поскачем, Чтоб сеньора почтить, как нам подобает. Но поступим все ж по его приказу: Я на берегу полноводного Тахо С государем встретиться буду счастлив". Написали письмо, скрепили печатью, Двух рыцарей с ним к королю послали: Исполнит мой Сид его пожеланье.           103 Прочитал письмо король благородный, Остался им от души доволен: "Кланяйтесь Сиду — рожден он в час добрый! Через три недели с ним встречу устроим. Коль буду жив, он меня не заждется". Вернулись к Сиду гонцы неотложно. К отъезду готовятся стороны обе. Кто видел в Кастилье мулов столь добрых, Коней столь могучих и на ногу легких, Скакунов столь резвых и столь чистокровных, Столько значков всех цветов на копьях, Щитов золоченых и посеребренных, Александрийского шелка цветного! Отправил король припасов побольше К месту свиданья на Тахо привольном, Сам скачет туда с дружиной отборной. Инфанты Каррьона с ним едут тоже. Одно взяли в долг, прикупили другое. Мнят, им богатство достанется вскоре — Земель, серебра и золота вдоволь. Король дон Альфонс иноходца шпорит. С ним графы, вельможи, весь люд придворный, Инфанты Каррьона со свитой большою. Есть там галисийцы, немало леонцев, А кастильцев — тех не сочтешь и вовсе. Все к Тахо спешат, отпустив поводья.           104 Вот Кампеадор в валенсийском замке Дружину поспешно в поход снаряжает. Сколько там мулов отменной стати, Ретивых коней, доспехов прекрасных, Мехов дорогих и плащей с епанчами! На всех до едина — цветное платье. Педро Бермудес, добрый Минайя, Мартин Муньос, Монтемайора держатель, Мартин Антолинес, бургосец храбрый, Прелат дон Жером, епископ бесстрашный. Сальвадорес и Альварес — имя их Альвар, Муньо Густиос, воитель отважный, Арагонец Гарсиас, копейщик славный, — Все готовятся с Сидом к дороге дальней, Равно как другие его вассалы. Но Сальвадорес — так Сид желает — И Галинд Гарсиас в замке остались, Чтоб беречь Валенсию пуще глаза. Мой Сид весь народ отдал им под начало, Велел держать на запоре алькасар, Ни днем ни ночью замков не снимая: Там супруга его с двумя дочерями, За коих он душу отдать согласен, И прочие женщины, их служанки. Как истый барон отдал он приказанье, Чтоб за ворота их не выпускали, Покуда он сам не вернется обратно. Быстро мой Сид из Валенсии скачет. Сколько там коней чистокровных, ратных! Не в дар они Сиду, а с бою достались. Спешит мой Сид с королем на свиданье. Король дон Альфонс приехал днем раньше. Как увидел он, что пред ним за всадник, С почетом его сам встречать помчался. Рожденный в час добрый не мешкал нимало. Отстать велел он своим вассалам, С собою взял лишь лучших пятнадцать, Сошел с коня вместе с ними наземь. Рожденный в час добрый к земле прижался, В нее, сырую, впился перстами, Зубами грызет полевые травы, От радости плачет слезою жаркой. Знал Кампеадор, как почтить государя! Мой Сид простерся у ног монарших. Премного король этим был опечален: "О Кампеадор, немедленно встаньте! Целуйте мне руки, а ноги — не надо. Встаньте ж иль снова ждите изгнанья". Стоит на коленях мой Сид упрямо: "Сеньор мой природный, мне милость вашу Дозвольте принять, с колен не вставая, Чтоб видели все, кто здесь нас окружает". Молвил король: "От души дозволяю. При всем дворе с вас снимаю опалу. Вновь въезд вам дарую в мою державу". Молвит мой Сид, королю отвечая: "Мне милость ваша, сеньор мой, в радость. Я богу и вам за нее благодарен И всем этим людям, вкруг нас стоящим". Руки мой Сид целует монарху, Наконец, поднявшись, уста лобзает. Все рады, а вот Альвар Диас мрачен, Гарсия Ордоньес тоже в досаде. Такое слово мой Сид изрекает: "Хвала и слава тебе, создатель! Раз в милость вошел у сеньора опять я, Значит, господь нас вовек не оставит. Будьте ж гостем моим, король богоданный". Ответил король: "Нет, так не пристало. Вы только что прибыли, мы — заране. Сегодня вы будете гостем нашим, А я, в свой черед, погощу у вас завтра". Сид руки целует, дает согласье. Подходят к нему с поклоном инфанты: "Вам, кем в час добрый надета шпага, Мы с братом служить чем угодно рады". "Бог помочь"! — ответил мой Сид из Бивара. Рожденный в час добрый во всем удачлив. Пировал с ним король весь день до заката, Полюбил его так, что не мог расстаться, Бороде его длинной не раз изумлялся. Дивятся на Сида все, кто там собрались. Вот день прошел, и ночь миновала. Вновь солнце утром блеснуло ярко. Поспешно мой Сид поваров скликает Готовить пир для бойцов и знати. Гостей употчевал он на славу; Все до едина они признались, Что целых два года вкусней не едали. Настал новый день, заря лучезарна. Отслужил дон Жером обедню исправно, Король весь двор на совет созывает, Речь там заводит о деле важном: "Слушайте, воины, рыцари, графы! С просьбой, мой Сид, я к вам обращаюсь. Дай бог, чтоб пошла она всем на благо. Доньям Эльвире и Соль, дочкам вашим, Инфанты Каррьона да станут мужьями. Будут честь и прок от этого брака, Советую вам не давать отказа, И пусть к нашей просьбе присоединятся Все, кто приехал со мною и с вами. Бог да хранит вас, а дочек отдайте". Ответил мой Сид: "Под венец им рано — В года б им не худо войти сначала. Инфанты каррьонские родом знатны. Таким мои дочки, пожалуй, не пара. Но дочек родил я, а вы питали. И я и они по гроб вам подвластны. И ту и другую я вам вручаю. Что ни решите — перечить не стану". "Спасибо, мой Сид, и вам и собранью". Инфанты с места вскочили разом, Кампеадору к рукам припали, Пред лицом короля обменялись мечами. Как истый сеньор, дон Альфонс добавляет: "Спасибо вам, Сид, — а богу — стократно, Что дочек просватать вы дали мне право. Беру я их руки своими руками — За каррьонских инфантов пусть выйдут замуж. С согласья вашего я их просватал. Даст бог, принесет вам радость венчанье. Отдаю в ваши руки каррьонских инфантов. Пусть едут с вами, а я — восвояси. Обоим я дам серебром триста марок, А вы решите, как деньги истратить. В Валенсии жить им под вашей властью — Равно вы отец что дочке, что зятю. Делайте с ними, что сердце подскажет". К рукам короля мой Сид припадает: "Благодарю вас, сеньор мой державный, Что дочек моих вы просватали сами". Вот сговор свершили и слово дали, Чтобы заутра, чуть солнце проглянет, К себе домой возвратился каждый. Премного мой Сид тут себя прославил. Сколько мулов добрых, коней горячих, Дорогой одежды из лучших тканей Роздал он всем, кто охоч до подарка! Чего ни попросят, то и давалось. Лошадей раздарил мой Сид шесть десятков. Любому тот сговор радость доставил. Собрались все в путь, чуть сумерки пали. За руки взял дон Альфонс инфантов. Кампеадору он их поручает: "Да будут вам, Сид, зятья сыновьями. Как хотите, вы с ними вольны обращаться — Пусть отца и сеньора в вас почитают". "Ваш дар принять, государь, я счастлив. Пусть за него вам сторицей воздается!"           105 "Сеньор мой природный, явите милость! Раз дочкам моим женихов нашли вы, Отца посаженого им изберите — Своею рукой я их замуж не выдам". "Где вы, Минайя? — король воскликнул. — На свадьбе, взяв за руки Соль и Эльвиру, Их вместо меня инфантам вручите. Отцом посаженым будьте девицам. При встрече расскажете мне все, как было". Ответил Минайя: "Сеньор, не премину".           106 Уладили все разумно и с толком. "Король дон Альфонс, сеньор мой законный, На память о встрече принять извольте Тридцать вьючных коней со сбруей наборной, Под седлом дорогим иноходцев столько ж, А я вам руки целую покорно". "Смущен я подарком, — король промолвил, — Но от вас его принимаю охотно. Пускай вам создатель с ангельским сонмом Воздадут сторицей за дар подобный. Меня вы, мой Сид, почтили премного, Я вашей службой весьма доволен. Буду жив — в долгу не останусь тоже. Храни вас творец, мне ж пора в дорогу. Да будет и впредь вам господь опорой!"           107 Вскочил мой Сид на Бабьеку-коня "Объявляю всем пред лицом короля! Кто на свадьбе будет — получит дар; Пусть скачет со мной — не проездится зря". С государем простился мой Сид де Бивар, Не просил провожатых, мешкать не стал. Как каждый из рыцарей счастлив и рад! Королю они припадают к рукам: "Государь и сеньор, отпустите нас К Сиду в Валенсию попировать. За инфантов каррьонских решил он там Эльвиру и Соль, своих дочек, отдать". У дона Альфонса редеют войска, Зато возрастает у Сида рать: В Валенсию толпы валят без числа Вслед тому, кем взята она в добрый час, Берут инфантов, как Сид наказал, Бермудес с Густиосом под пригляд: Пусть вызнают два его лучших бойца, Каков у Фернандо и Дьего нрав. Асур Гонсалес в пути к ним пристал. Был он речист, да не скор на дела. Холят инфантов, всячески чтят, Привозят в город, что Сид мой взял. Ликует, их видя, Валенсия вся. Педро и Муньо мой Сид молвит так; "Отведите на ночь покой женихам И будьте при них — таков мой приказ. Хочу я им завтра, чуть встанет заря, Эльвиру и Соль, их невест, показать",           108 Разошлись на ночлег дружина и гости. Мой Сид дон Родриго в алькасар входит. Встречают его супруга и дочки: "Вновь здесь вы, надевший шпагу в час добрый? Дай бог вас во здравии видеть подольше!" "Вновь здесь я, жена, слава в вышних богу! Зятьев я привез, к нашей чести и пользе. Кланяйтесь, дочки, — вам замуж скоро".           109 Руки Сиду Химена и дочки целуют, Целуют служанки, что верно им служат: "Да хранит вас, мой Сид, господь всемогущий! Все поступки ваши разумны и мудры. Не впадут при вас наши дочки в скудость". "Раз вы нас просватали — бедны не будем".

          110 "Донья Химена, творцу хвала! Эльвира и Соль, говорю я вам: Нам к чести и пользе послужит ваш брак. Но знайте: его устроил не я. Мой сеньор дон Альфонс вас просватал сам. Так просил он меня, настаивал так, Что ему я не смог ни в чем отказать И в руки его отдал, дочки, вас. Выдаю вас замуж не я — государь".           111 Алькасар в тот день разубрали на диво; Застлали полы и стены обили Дорогими коврами, парчой, аксамитом. Счастлив, кто зван в хоромы такие! Все рыцари Сида на свадьбу явились. За инфантами тотчас гонцов отрядили. Едут инфанты в алькасар к Сиду В одежде богатой, с оружьем отличным, Но входят пешком со смиренным видом. Встречать их мой Сид с вассалами вышел. Пред тестем и тещей инфанты склонились. На резную скамью женихов усадили. Все Сидовы люди отменно учтивы — Подражают тому, кто в час добрый родился. Встал Кампеадор и громко воскликнул: "Раз всё мы решили, мешкать нет смысла. Бесценный мой друг Альвар Фаньес, приблизьтесь! Вручаю я вам дочерей любимых, Как обещал своему властелину, А слово мое вовек нерушимо. Вы ж, в свой черед, женихам их вручите, И в церковь пускай идут молодые". Минайя ответил: "Рад вам подчиниться". Вот за руки взял обеих девиц он, Инфантам молвит слова такие: "Вам я, Минайя, вручаю ныне, Как велел дон Альфонс, мой и ваш владыка, Двух этих девиц из семьи именитой. Обеих с честью в жены возьмите". С радостью те их принять согласились, Тестю и теще к рукам приникли. Затем мой Сид своих ближних кликнул, Повел их в церковь святой Марии, Где уж давно дон Жером облачился. У входа во храм их встретил епископ, Благословил, обвенчал по чину. Отслушав мессу, все на конь вскочили, За городом начали ратные игры. Как Сид с вассалами в них отличился! Коня под собою менял он трижды. Остался доволен он тем, что увидел: Инфанты Каррьона скакали лихо. В Валенсию женщин отвез дон Родриго, В алькасаре свадьбу отпраздновал пышно. Прибить семь мишеней велел он с денницей — Еще до обеда их изрешетили? Две полных недели свадьба продлилась, На третью гости домой запросились. Рожденный в час добрый, мой Сид Руй Диас Лишь мулов одних и коней ретивых Приезжим рыцарям роздал сто с лишним. Раздарил он шубы, плащи цветные, А деньгам там счет и вовсе забыли. Не поскупилась и Сидова свита — Каждый принес от себя гостинцы. Все, кто хотели, дары получили. Все богачами вернутся в Кастилью. Вот уже гости в путь снарядились, Прощаются с тем, кто в час добрый родился, С семейством его, а также с дружиной. Гости премного довольны ими. Никто не помянет хозяев лихом. Фернандо и Дьего — в веселье великом. Граф дон Гонсало обоим родитель. Вот гости снова в стране кастильской, А Сид с зятьями — в земле валенсийской" Целых два года инфанты там жили, В холе и чести, ни с чем не сравнимых. С вассалами вместе мой Сид веселится. Да не попустят господь с пречистой, Чтоб Сиду тот брак во зло обратился. Вот мы эту песнь до конца и сложили. Храни вас создатель с небесной силой!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ОСКОРБЛЕНИЕ В ЛЕСУ КОРПЕС

112

В Валенсии Сид и его родня. С ним инфанты Каррьона, его зятья. Прилег на скамью и уснул он раз, Но тут, узнайте, стряслась беда: Лев вышел из клетки, запор сломав, Весь двор привел в смятенье и страх. Спавшие сбросили плащ с себя, Окружили скамью, где сеньор их лежал. Фернандо Гонсалес, каррьонский инфант, Забыл с перепугу, куда бежать, — Залез под скамью и спрятался там. Дьего Гонсалес — за ворота, Кричит что есть мочи: "Каррьон, прощай!" К столбу в давильне припал он, дрожа, Измарал в грязи свой камзол и плащ. Проснулся тот, кто рожден в добрый час, Видит, вокруг вассалы стоят. "Что тут стряслось? В чем у вас нужда?" "Из-за льва, сеньор, сумятица вся". Оперся на локоть мой Сид и встал, Пошел на льва с плащом на плечах. Устыдился лев, его увидав, Поник головой, перестал рычать. Взял за гриву его мой Сид де Бивар, В клетку отвел и запер опять. Удивились все, насколько он храбр, Вернулись с ним в алькасар назад. Мой Сид дон Родриго зятьев стад звать. Искали их долго, нашли едва. С лица они были белей полотна. Послушать бы вам, как двор хохотал, Покуда мой Сид не велел всем молчать. Сгорели инфанты в тот день от стыда; Уж больно обида была велика.           113 Чуть кончилось это, им на позор, Марокканцы пришли под Валенсию вновь. На поле Куарто стоит их шатров Пять десятков тысяч иль больше того. Слыхали про Букара? То их король.           114 Рад Кампеадор с баронами вместе, Что вновь им поживу шлет царь небесный. Лишь у инфантов смутно на сердце: Страшит их число шатров у неверных. Отходят в сторонку Фернандо и Дьего: "Не выгоду брак нам сулит, а потери. Заставят ввязаться нас в бой, без сомненья, Каррьона мы не увидим этак, И дочери Сидовы овдовеют". Муньо Густиос услышал их речи, Явился к Сиду с такою вестью: "Ваши зятья — смельчаки, наверно, Коль им перед битвой домой захотелось. Внушите вы им, чтоб смирно сидели: Ни пользы, ни проку от них нам нету. Даст бог, мы и сами одержим победу". Сид входит к зятьям с улыбкой приветной; "Да хранит вас создатель земли и тверди, Мужья моих дочек, что солнца белее! Вас тянет в Каррьон, а меня — в сраженье. Останьтесь в Валенсии, отдыхом тешьтесь. С маврами я управляться умею. С помощью божьей, мы их рассеем".           115

Пока они вели такие речи, король Букар приказал передать Сиду, чтобы тот ушел из Валенсии и впредь не нарушал мир, не то поплатится за все свои дела. А Сид ответил посланцу: "Ступай и скажи Букару, этому вражьему сыну, что не минет три дня, как получит он то, чего добивается".

Заутра Сид велел вассалам взяться за оружье и повел их на врага. Каррьонские инфанты попросились в передовой отряд, и когда Сид развернул войско к бою, дон Фернандо, один из инфантов, поскакал вперед, собираясь напасть на мавра по имени Аладраф. Мавр увидел это и сам ринулся на инфанта, а тот насмерть перепугался, повернул коня и пустился наутек, даже не дождавшись противника.

Педро Бермудес, скакавший рядом с инфантом, увидел это, напал на мавра, взял над ним верх и убил его. Потом поймал лошадь убитого, нагнал беглеца и крикнул: "Дон Фернандо, возьмите коня и скажите, что это вы убили его хозяина-мавра, а я подтвержу ваши слова".

Инфант ответил: "Дон Педро Бермудес, премного вам благодарен…

Коль буду жив, вам воздам я вдвое".

Обратно к своим возвратились оба. Стал хвастать инфант, дон Педро не спорит. Доволен мой Сид и его бароны: "Коль царь небесный и впредь нам поможет, Зятья мои станут для битвы годны". Говорят они так, а враги подходят. Барабанный бой сотрясает воздух. Тех, кому служба у Сида внове, Немало дивит неслыханный грохот, А Дьего с Фернандо дивятся всех больше. Не видали б их здесь, будь на то их воля! Услышьте, что молвил рожденный в час добрый: "Эй, Педро Бермудес, племянник мой кровный, Блюдите Фернандо и Дьего тоже, Зятьям моим милым будьте оплотом. Мавров, бог даст, мы с поля прогоним".           116 "Клянусь вам, мой Сид, милосердьем небесным, Что дядькой инфантам быть не намерен. Пусть блюдет их, кто хочет: нет мне до них дела" Людей вести я должен в сраженье. Вы ж стойте в тылу и ждите известий. Коль выйдет нам худо, на помощь приспейте". Вот и Минайя к Сиду подъехал: "Внемлите, мой Сид, боец несравненный! На войне лишь господь посылает победу, А он всегда вашу сторону держит. Распоряжайтесь, как надо, сечей, А долг свой исполнить мы все сумеем. Даст бог, удача вам не изменит". Воскликнул мой Сид: "Так не будем мешкать!" Но тут епископ, успеха предвестник, Предстал перед Сидом в броне отменной; "Отслужена троице мною обедня, Но затем я покинул родную землю, Чтоб вместе с вами разить неверных; Свой орден и меч мне прославить хотелось. Дозвольте мне врезаться в нехристей первым. На значке моем — посох, герб — на доспехах, Даст бог, испытаю их нынче в деле, Чтоб душу и сердце вдоволь потешить И чтоб вы меня похвалили за рвенье. Коль откажете, вас я покину немедля". "По нраву мне просьба, — мой Сид ответил. — Выбирайте мавра, с ним схватку затейте. Посмотрим, как бьется служитель церкви",           117 Пришпорил коня дон Жером, епископ, С ходу ворвался в стан супротивный. Успех ниспослал ему вседержитель. Двух мавров разом пронзил он пикой, Древко сломал, за шпагу схватился. Какой, о боже, он славный воитель! Двоих заколол, пятерых зарубил он. Но мавров много, его окружили, Бьют, да броню раздробить не в силах. Рожденный в час добрый это увидел, Копье наставил, щитом прикрылся, Пришпорил Бабьеку, что мчится лихо, Ударил на мавров с охотой великой. Сквозь строй их пробился мой Сид Руй Диас, Четверых пронзил, семерых опрокинул. По милости божьей, взял верх он в битве, Одолел супостата с людьми своими. Рвутся растяжки шатров сарацинских, Из земли вылетают колья резные. Мой Сид из лагеря Букара выбил.           118 Из лагеря выбил, погоню начал. Видеть бы вам, как щиты отлетают, Как головы в шлемах валятся наземь, Как мечутся кони, лишившись хозяев! Целых семь миль продолжалась скачка. За Букаром мчится мой Сид из Бивара: "Стой, Букар! Приплыл из-за моря сюда ты. Взгляни же? вот Сид, бородою славный. Поцелуйся со мной, и станем друзьями". Букар в ответ; "Вот так друг отыскался! Лошадь ты шпоришь и держишь шпагу, — Знать, ее на мне испытать желаешь. Но если мой конь не споткнется случайно, Хоть до моря скачи — меня не достанешь". Ответил мой Сид; "Не бахвалься напрасно". На ногу легок скакун у араба, Но Сидов Бабьека резвей гораздо. У моря с Букаром Сид поравнялся, Занес Коладу, сплеча ударил, Повыбил из шлема карбункулы разом, Навершье рассек, раздробил забрало, От лба раскроил до пояса мавра, Убил короля из заморского края, Добыл Тисону, меч в тысячу марок, Победу стяжал в бою небывалом, Покрыл себя великою славой.           119 Вспять христиане поворотили. Разграблен дочиста стан супротивный. К нему едет тот, кто в час добрый родился, Мой Сид Руй Диас, отважный воитель. Две шпаги при нем бесценные ныне. По вражьим трупам мчится он быстро, Панцирь горит, на лице улыбка, Заломлена шапка на самый затылок. Скачет вокруг удалая дружина. Вдруг нечто отрадное он увидел; Едут к нему от шатров сарацинских Дьего с Фернандо, зятья дорогие. Граф дон Гонсало — обоим родитель. Улыбнулся приветно мой Сид дон Родриго; "Вы ль это, зятья, что, как дети, мне милы? Я знаю, вы нынче славно рубились. В Каррьоне вас не помянут лихом: Букара с вами мы нынче сломили. Коль господь со святыми нас не покинут, Принесет нам победа немало выгод". Вот и Минайя вернулся к Сиду, На шее щит, весь мечами избитый, А дыр от копий в нем не исчислить, Но Минайя за них сполна расплатился. По локтю его кровь наземь струится: Сразил он врагов два десятка с лишним. "Слава создателю ныне и присно И вам, кто в час добрый на свет явился! Букар убит, победа добыта, Все вражьи богатства — наша пожива. Зятья ваши тоже нас убедили, Что маврам в поле не кажут спину". Мой Сид ответил: "Рад это слышать. Кто смелы сейчас, те потом знамениты". Он хвалит, а братья мнят, что глумится. В Валенсию-город отвозят добычу. Мой Сид ликует с людьми своими, Шесть сотен марок он каждому выдал. Долю свою зятья получили, Припрятали так, что никто не сыщет, Мнят, что не узнают нужды до кончины. Живется в Валенсии им отлично: Одеты богато, кормятся сытно, С дружиной своею мой Сид веселится.           120 Рад Кампеадор, весь двор его рад; Выигран бой, и Букар в нем пал. Бороду гладит мой Сид де Бивар: "Сеньор наш небесный, тебе хвала! Ты мне сегодня увидеть дал, Как рядом со мною сражались зятья. Каррьона о них достигнет молва. Будет им честь и выгода нам".           121 Поделили часть поживы огромной, Спрятали часть про запас надежно. Велел вассалам рожденный в час добрый, Чтоб из добычи, захваченной с бою, Взял себе каждый законную долю, А пятину Сида никто не трогал. Приказ исполнили все как должно. Досталось Сиду коней шесть сотен, А мулов под вьюк и верблюдов столько, Что счета никто им не знает толком.           122 Богатой добычей мой Сид завладел. "Сеньор наш небесный, хвала тебе! Был прежде я беден, богат — теперь; Добыл я землю, золото, честь; За каррьонских инфантов отдал дочерей. Ниспослал мне господь немало побед. Христиан и мавров — страшу я всех. Марокканцы в мечетях ждут каждый день, Что ночью на них пойду я в набег, Хоть и в мыслях того у меня еще нет: Что там искать, коль нехудо и здесь? Зато уж дань — свидетель творец! — Заплатят они, раз угодно мне". В Валенсии-городе радость и смех. Ликуют дружина и Сид вместе с ней, Вспоминают, как взяли над маврами верх. Инфанты Каррьона довольны вполне: Пять тысяч марок им выплатил тесть. Мнят себя богачами они в душе. Вот пришли они на сбор во дворец. Там Сид, дон Жером, — нет прелата храбрей! — Альвар Фаньес Минайя, лихой боец, И много других, кто ест Сидов хлеб. Поклоном встретил Минайя гостей, Ради Сида повел к ним такую речь: "От вас, свояки, честь нашей родне". Рад Кампеадор, что зятьев узрел: "Пред вами мы все — я с супругой моей, Эльвира и Соль, наши дочери две. Пусть верно вам служат, вас любят и впредь, Слава той, кем Спаситель рожден на свет! Принесет ваш брак честь вашей семье — Пойдет в Каррьон о вас добрая весть".           123 Дон Фернандо Сиду на это молвил; "По милости вашей и с помощью божьей, Добру своему мы не знаем счета. Ради вас мы славу добыли с бою, Мавров разим, побеждаем в поле. Убит нами Букар, изменник подлый. О других пекитесь — мы всем довольны", Вассалы сидят, смеясь втихомолку: Сами ходили и в бой и в погоню, Но там не видали инфантов обоих. Так разозлили каррьонцев бароны, Потешаясь над ними и днем и ночью, Что инфанты задумали дело злое. Зашептались они, — вот уж братья точно! — Да будет господь им за это судьею: "Вернемся в Каррьон — загостились мы очень, Домой мы приедем с поживой огромной, Навряд ли ее истратим до гроба",           124 "Попросим, чтоб Сид с нами жен отпустил: Мол, мы их в Каррьон увезти хотим — Пора им взглянуть на владенья свои; А как уйдем из здешней страны, Сотворим что угодно с ними в пути — Пусть львом нас больше никто не корит. От графов Каррьонских мы родились, Уедем домой с богатством большим, А Сидовых дочек вольны осрамить". "Выдаст за нас — так богаты мы — Любой государь дочерей своих. Мы, каррьонцы, родом из графской семьи. А Сидовых дочек навек осрамим, Чтоб львом нас больше никто не корил". Сговорившись, к Сиду вернулись они. Взял слово Фернандо, и двор затих: "Коль дозволит творец небес и земли, И донья Химена, и сами вы, Сид, И Минайя, и все, кто здесь собрались, Мы жен богоданных хотим увезти. В наши земли, в Каррьон, доставим мы их, Покажем угодья, что им отдадим, И все, чем владеет наш род искони, Что к нашим сынам должно перейти". Не почуял мой Сид ни обмана, ни лжи, "Вручаю вам дочек и с ними дары. Вы женам поместья в удел отвели, Я ж дам серебром вам тысячи три, Мулов, коней под седло и вьюки, Боевых скакунов, быстроногих, лихих, Сукна, шелка, дорогие плащи, Коладу с Тисоной, мои мечи — В честном бою я себе их добыл. Я отдал вам дочек, вы мне — как сыны, Но сердце мое увозите вы. Пусть видит Леон и Кастилья узрит, Что не нищи вернулись зятья мои. Ваших жен, наших дочек, беречь вы должны, А я вам воздам за любовь и труды". Инфанты жен беречь поклялись. Дочек мой Сид каррьонцам вручил. Братья дары принимать пошли, Понабрали всего, что по сердцу им, Велели на мулов поклажу грузить. В Валенсии-городе гомон и крик: Каждый в доспехах на лошади мчит Сидовых дочек в Каррьон проводить. Пора и в дорогу — все заждались. Эльвира и Соль, две родных сестры, Спешат перед Сидом колени склонить. "Отец и сеньор, пусть бог вас хранит! Мы матерью нашей от вас рождены. Пред нею и вами мы обе стоим. В Каррьон приказали вы нам отбыть. Вашу волю исполнить нам долг велит. Одну лишь милость просим явить — Извещайте нас там о себе и родных". В объятья дочек мой Сид заключил,           125 Отец обнимает их, мать им молвит; "Дочки мои, отправляйтесь с богом. Я и отец ваш — с вами душою. Поезжайте в Каррьон, ваш удел законный. Сдается, вас выдали замуж в час добрый", Родителям руку целуют сестры, Благословляют те их любовно. Сбираются Сид и вассалы в дорогу. Ретивы их лошади, крепки брони. Из Валенсии светлой инфанты уходят. Служанок обняли Сидовы дочки. На рысях выезжают все за ворота. Скачет мой Сид с вассалами бодро, Хотя по птичьему видит полету, Что проку не будет от брака такого. Но он заключен, и его не расторгнешь.           126 "Эй, Фелес Муньос, мой кровный племянник, Двоюродный брат милых дочек наших, Тебе проводить до Каррьона их надо. Взгляни на надел, что дан им мужьями, И с вестью ко мне возвращайся сразу". Муньос в ответ: "От души согласен". Тут к Кампеадору подъехал Минайя: "В Валенсию, Сид, вернуться пора нам, Коль соизволит творец всеправый, У каррьонцев в гостях мы еще побываем". "Эльвира и Соль, храни вас создатель! Ближним своим живите на радость". "Дай бог вам здоровья!" — зятья отвечают. Нелегким и долгим было прощанье. Отец и дочери громко рыдают. Вторят вассалы их горькому плачу. "Эй, Фелес Муньос, мой кровный племянник, В Молине вы нынче станете на ночь. Абенгальбону поклон передайте. Он друг мне, так пусть окажет вниманье Мужьям моих дочек, каррьонским инфантам, Что нужно в пути — им все предоставит, Вплоть до Медины проводит сам их. А я с ним потом с лихвой рассчитаюсь". Как ноготь с перстом, тут они расстались. В Валенсию Сид вернулся обратно. Инфанты каррьонские едут дальше, В Санта-Мария-д'Альварассин скачут, Там отдыхают на кратком привале, В Молину спешат, поспевают к закату.           127 Мавр Абенгальбон увидеть их счастлив, Гостей принимает с великим тщаньем. Боже, как щедр он, как ласков с каждым! В путь провожает их сам спозаранок, Две сотни конных берет для охраны. Проходят они по Лусонскому кряжу, По Арбухуэло к Халону съезжают, В Ансарере на ночь становятся станом. Сидовым дочкам дал мавр подарки, А каррьонским инфантам — коней немало. Сделал все это он Сида ради. Достатки мавра увидели братья, Предательство злое задумали тайно; "Раз Сидовых дочек мы бросим со срамом, Убьем и Абенгальбона также, Себе заберем все богатство мавра, Как доход с Каррьона, надежно припрячем. Сиду взыскать его с нас не удастся". Подслушал сговор каррьонцев коварных Один из мавров, по-нашему знавший, Таиться не стал, остерег алькальда: "Тебя как сеньора я предупреждаю; Инфанты на жизнь твою злоумышляют". Мавр Абенгальбон и храбр и умен. Две сотни конных ведет он с собой, Подъезжает к инфантам, играя копьем. Пришлись им не по сердцу речи егоз "Не будь мне помехой пред Сидом долг, Узнал бы весь мир, как плачу я за зло. Сидовых дочек к отцу б я отвез, А вам бы вовек не увидеть Каррьон".           128 "Скажите, инфанты, в чем я провинился, Что вы за службу мне смерти хотите? От вас ухожу я, предатели злые. Простите меня, доньи Соль и Эльвира, Но нет до каррьонцев мне дела отныне. Дай бог, что с небес управляет миром, Чтоб горя ваш брак не доставил Сиду". Так молвил мавр и уехал быстро, Реку Халон перешел с дружиной, Вернулся, разумный, к себе в Молину, Вот с Ансарерой инфанты простились, И ночью, и днем едут без передышки, Взяли правей Атьенсы скалистой, Сьерру-де-Мьедос минули рысью, За Монтес-Кларос перевалили. Слева владенье Аламоса — Гриса, Где Эльфу он в гроте держал, как в темнице; Справа Сант-Эстеван, но дотоль не близко. В лес Корпес инфанты теперь углубились. Горы вокруг, дубы вековые, Хищные звери повсюду рыщут. Нашлась там лужайка с источником чистым. Шатер у воды инфанты разбили, Заночевали с людьми своими. Обнимают их жены, ласкают пылко, Но худо бедняжкам придется с денницей. Заутра на мулов добро погрузили, Свернули шатер, для ночлега служивший. Слуги господ обогнали на милю: Велели инфанты, чтоб все удалились — И челядинцы, и челядинки, Чтоб только жены остались с ними, — Любовью, мол, хочется им насладиться. Вот они — вчетвером, далеко — остальные. Недоброе дело у братьев в мыслях; "Эльвира и Соль, говорим вам открыто: Ждет вас бесчестье в горах этих диких, Уедем мы сами, а вас покинем. Надела вам в Каррьоне не видеть. Пусть узнает об этом мой Сид Руй Диас. За шутку со львом мы ему отплатили". Не оставили женам ни шуб, ни накидок, До исподнего сняли, что на них было. Шпоры остры у изменников низких, Плети ременные крепко свиты. Донья Соль это видит и молвит тихо: "Фернандо и Дьего, явите милость. У вас на боку две шпаги стальные, Колада с Тисоной, что дал наш родитель. Обезглавьте нас, и умрем мы безвинно, Знают все, христиане и сарацины: Ни в чем перед вами мы не согрешили. Дурной вы пример, нас избив, подадите, Навеки за это чести лишитесь, На себя навлечете везде укоризну". Не вняли злодеи, как их ни просили, Избивают они сестер беззащитных, Плетьми ременными хлещут с гиком, Шпорами колют — кровь так и брызжет. У женщин рубцами тело покрыто, Исподнее взмокло и все обагрилось, А сердце ноет от тяжкой обиды. Вот счастье бы им ниспослал вседержитель, Кабы мой Сид там тогда объявился! Несчастных до смерти чуть не забили, Алеет кровь на одежде их нижней. Примахались у братьев руки и спины — Лютовали инфанты в полную силу. Сидовы дочки без чувств поникли. Бросили их в дубраве пустынной,           129 Забрали их шубы из горностая. Без накидок в платьев, в одних рубахах, В горах, меж птиц и зверей плотоядных, Лежат они, знайте, почти бездыханны. Окажись здесь мой Сид, вот было бы счастье!           130 Инфантами брошены замертво жены, Сказать друг дружке не могут ни слова. Бахвалясь, мужья их мчат через горы: "За брак наш постылый свели мы счеты. Наложниц — и то нам не надо подобных. Насильно король нас женил на неровнях. За шутку со львом мы отметили с лихвою",           131 Бахвалясь, инфанты мчат через лес. О Фелесе Муньосе слово теперь. Сид, его дядя, с ним в кровном родстве. Вперед он уехал за челядью вслед, Но тревога и страх у него на душе. Отстал он, свернул, незаметно исчез И в чаще густой у тропы засел: Сестер двоюродных хочет узреть, Узнать, не чинят ли мужья им вред. Инфантов он видит, слышит их речь, А тем невдомек, что тут кто-то есть: Будь это не так, не остался б он цел, Скрылись каррьонцы среди дерев, Помчался Муньос назад по тропе, Нашел сестер без чувств на земле. Вскрикнув: "О сестры!" — с седла он слез, Коня привязал, подбежал к воде. "Эльвира и Соль, — помоги вам творец! — Пострадали безвинно вы от мужей. Да воздаст им небо за этот грех!" В чувство стал приводить сестер он затем, А бедняжки молчат — язык онемел. Взывает Муньос в слезах и тоске: "Эльвира и Соль, ответьте же мне! Сестры, в себя придите скорей, Пока не стемнело и длится день, Чтоб звери в горах не могли нас съесть". Очнулись Эльвира и Соль наконец, Увидели вдруг, что брат подоспел. "Да поможет, сестрицы, нам царь небес! Узнав, что меня меж челядью нет, Инфанты разыщут нас в дубняке. Вставайте живо, или всем нам смерть". Шепчет донья Соль — не сказать ей слышней: "Коль дорог вам, братец, мой Сид, наш отец, Воды Христа ради прошу нам принесть", Дорогою и новой шапкой своей — Привез из Валенсии он эту вещь — Фелес Муньос воды зачерпнул в ручье, Дал напиться старшей и младшей сестре, Уговорил приподняться и сесть, Стал увещать еще потерпеть, Собраться с духом помог, как умел, Поднял с земли, устроил в седле, Укутал обеих плащом потеплей, Под уздцы взял лошадь, дубняк пересек, Поехал горами, таясь от людей, Спустился к Дуэро, чуть день померк. Оставил он сестер на реке, Где башня Урраки стоит на скале, К Дьего Тельесу в Сант-Эстеван полетел; От Минайи держал этот Тельес лен. Вести он внял, изменился в лице, Взял мулов, набрал про запас одежд, За дочками Сида поехал во тьме, Их в Сант-Эстеван доставил чуть свет, Принял тепло — ничего не жалел. Люд сант-эстеванский отзывчив к беде: Каждому Сидовых жаль дочерей, Каждый их рад приютить и беречь, Пока не станут здоровы вполне. Каррьонцы бахвалятся дома уже. О расправе известно стало в стране. Король дон Альфонс всей душой воскорбел. В Валенсию мчит за гонцом гонец. Выслушал Сид печальную весть, Погрузился в раздумье, долго был нем. Вот поднял он руку, поднес к бороде. "Господи, слава тебе за честь, Что мне воздана инфантами днесь! Клянусь бородою, не рваной никем, Вовек не спущу я каррьонцам их дел, А дочки мои вновь пойдут под венец". Опечален мой Сид, весь двор помрачнел, А Минайя — так тот огорчен вдвойне. Вот Минайя, Бермудес, смелый боец, И Мартин Антолинес шпорят коней, Двести мой Сид им дал человек, Без передышки скакать велел — В Валенсии ждет он своих детей. Служа сеньору, мешкать не след: Мчатся послы, не щадят лошадей, В замке Гормас становятся, верьте молве, В сумерках поздних на краткий ночлег. Сант-эстеванцы узнали меж тем, Что Минайя сестер увезет на заре. Как умные люди, пошли они все Навстречу посланцу, хоть ночь на дворе, Принесли оброк — и вино и снедь. Минайя был рад, но припасы отверг: "Сант-эстеванцы, спасибо за честь, Что вы оказали нам в нашей нужде. Я благодарю всех собравшихся здесь От себя и от Сида, хоть он вдалеке. Да воздаст вам господь в своей доброте!" Понравился всем учтивый ответ, Ночь досыпать все ушли к себе. Минайя сестер разыскал скорей, На него наглядеться не могут те. "Как бога, мы счастливы вас лицезреть. Восславьте его, что мы живы досель. В Валенсию нас везите, к родне — Расскажем мы там о своем стыде",           132 Плачут обе сестры, и Минайя тоже, А Педро Бермудес в слезах им молвит; "Эльвира и Соль, позабудьте горе, Коль скоро вы живы и в добром здоровье, Ваш брак не удался — удастся новый, А день отмщенья наступит скоро", Проспали ночь они с сердцем легким, Ехать домой собрались с восходом. Сант-эстеванцы гостей в дорогу До Рио-д'Амор проводили с почетом; Там, с ними простившись, вернулись в город. Чрез Алькосебу Минайя проходит, Влево берет, огибает Гормас, У Вадо-дель-Рей спускается к броду, В замке Берланга ночлег находит, В путь отправляется снова с зарею, До Медины скачет без остановки, Назавтра в Молину женщин привозит. По нраву пришлось это Абенгальбону. Встречать их мавр поехал охотно, Употчевал славно Сиду в угоду, В Валенсию прямо отправил оттоле. Узнал обо всем рожденный в час добрый, Выехал сам встречать своих кровных, Играет копьем, веселится душою. Вот Кампеадор милых дочек обнял, Расцеловал и с улыбкой молвил: "Вы ль это, дочки? Господь вам в помощь! Каюсь, ваш брак не посмел я расстроить. Но если на то меня бог сподобит, Мужей получше найду я вам снова, Зятьям же инфантам воздам с лихвою". Целуют дочери руки отцовы. Въезжают все в город, вздымая копья. Как донья Химена ласкает дочек! Рожденный в час добрый не мешкал нисколько, На тайный совет он созвал баронов, Гонца в Кастилью шлет к дону Альфонсу,           133 "Эй, Муньо Густиос, мой верный вассал! Взращен в моем доме ты в добрый час. В Кастилью гонцом к королю поезжай, Руки ему целуй за меня: Я — его ленник, он — мой государь, Обида, что мне нанесли зятья, Моего короля не задеть не могла: Просватал дочек не я — он сам, А их обрекли на позор мужья. Коль нас постигнет от этого срам, На доне Альфонсе за все вина. Увезли каррьонцы немало добра, Отчего обида вдвойне тяжела. Короля я прошу кортесы созвать — Пусть держат ответ лиходеи там. Возмездия алчет моя душа". Муньо Густиос вскочил на коня. Два рыцаря с ним, два верных бойца. Их оруженосцев с собою он взял. В Кастилыо они из Валенсии мчат, Скачут, не знают ни ночи, ни дня. В Саагуне нашли они короля. Леон и Кастилья — его земля, И вкруг Овьедо Астурия вся. До Сантьяго подвластна ему страна. Галисийские графы сеньора в нем чтят. Муньо Густиос спрыгнул с седла, Святым помолился, восславил творца, Вошел во дворец, весь двор там застал. Два вассала его идут по бокам. Король дон Альфонс увидел посла, Муньо Густиоса в нем узнал, Поднялся, сделал навстречу шаг. Густиос пред ним повергся во прах, Устами припал к королевским стопам. "Явите милость, владыка наш! Сид ноги и руки целует вам. Ему вы сеньор, а он ваш слуга. С каррьонцами сами его дочерям Вступить вы велели в почетный брак. Вы слыхали про честь, что нам воздана. Осрамили жестоко инфанты нас: С Сидовых дочек одежду сорвав, Обеих избили они без стыда, Их бросили в Корпесе, в диких горах На съедение птицам и хищным зверям. В Валенсию Сид привез их назад. Вам руки целуя, он молит вас Злодеев суду кортесов предать. Он опозорен, но вы — стократ. Такую обиду спускать нельзя. Заставьте каррьонцев ответ держать". Король помрачнел и долго молчал. "Обида моя, признаюсь, тяжка. Правдивы, Густиос, ваши слова. Да, Сидовых дочек просватал я, Кампеадору желая добра. Лучше б той свадьбе вовек не бывать! Для нас с ним бедой обернулась она. Встать за него бог и долг мне велят. Кортесы сбирать не хотел я пока, Но повсюду весть разошлю сейчас, Что в Толедо на них король приказал Звать графов, вельмож и прочую знать. Велю я каррьонцам явиться туда, Чтоб призвал их к ответу мой Сид де Бивар. Честь его отстоять постараюсь там",           134 "Пусть Кампеадор, рожденный в час добрый, Через семь недель, взяв вассалов с собою, Прибудет в Толедо, наш город стольный, Где сберу я кортесы, Сиду в угоду. Поклонитесь своим — пусть забудут горе! Честью им воздадут за обиду скоро". Густиос простился и к Сиду отбыл. Дон Альфонс Кастильский сдержал свое слово. Через гонцов, не медля нисколько, Известил Сантьяго, дал знать Леону, Стране португальской, Галисии тоже, Кастильским баронам, равно и каррьонцам, Что всяк в Толедо прибыть к венценосцу Через семь недель на кортесы должен. Во всех владениях дона Альфонса Королевский приказ решено исполнить.           135 Инфантам каррьонским куда как досадно, Что король в Толедо кортесы сзывает, Встретить там Сида они боятся, Просят в ответ на приказ монарший Дозволить им не являться в собранье. Король возразил: "Ни за что не согласен. На кортесы прибудет мой Сид из Бивара, Ответьте на иск, что он вам предъявит. А кто осмелится дома остаться, Тот мне не люб и пойдет в изгнанье". Пришлось покориться каррьонским инфантам, Весь род их сошелся и стал совещаться. Граф дон Гарсия примкнул к ним тайно: Он Кампеадору недруг заклятый, Инфантам — советчик и благожелатель. В указанный срок кортесы собрались. С королем средь первых приехали графы Дон Энрике с доном Рамоном старым, Чьим сыном был император славный, Дон Фруэла с доном Бирбоном храбрым И много людей разумных и знатных Со всех концов кастильской державы. Граф дон Гарсия, Граньонец Курчавый, И Альвар Диас, Оки держатель, И бахвал пустозвонный Асур Гонсалес, И два Асуреса — Педро с Гонсало, И оба каррьонца — Дьего с Фернандо С роднёю своей явились туда же, Чтоб Сида обречь бесчестью и сраму. Не прибыл в Толедо из всех, кого звали, Лишь тот, кем в час добрый надета шпага. Встревожен король его опозданьем. Лишь на пятый день подоспел биварец. Гонцом к королю отрядил он Минайю: Пусть руки целует сеньору и скажет, Что будет Сид на кортесы к закату. Доставила весть государю радость. С большою свитой верхом он скачет, В час добрый рожденного с честью встречает, Сид едет с дружиной в доспехах богатых; Каков сеньор, таковы и вассалы. Как только король его замечает, Сид сходит с коня и бросается наземь, Хочет сеньора почтить, как пристало. Король, это видя, воскликнул сразу: "Святым Исидором прошу я, встаньте! Рассержусь я на вас, коль не сядете на конь, От всей души нам обняться надо. Легло мне на сердце горе ваше. Приезд ваш кортесы почтит и прославит". "Аминь", — ответил мой Сид государю, К руке припал, потом с ним обнялся. "Хвала творцу, что вас вижу во здравье! Граф дон Рамон, вам кланяюсь также, Вам, граф дон Энрике, и всем, кто с вами. Да хранит короля и всех вас создатель! Дочки мои и супруга честная Бьют вам челом и руки лобзают. Наша обида вам тоже в тягость". Ответил король: "Видит бог, вы правы".           136 К Толедо король коня повернул, Но за Тахо мой Сид не спешит отнюдь. "Явить мне милость, сеньор, прошу: Возвратиться извольте в столицу свою, А я на ночлег в Сан-Серван поскачу. Все силы мои туда подойдут. В том месте святом я ночь промолюсь, А с зарею в город людей поведу, Еще до обеда в него вступлю". "Согласен", — король ответил ему. Дон Альфонс пустился в обратный путь, В Сан-Серван мой Сид поскакал во весь дух, Потребовал свеч, приник к алтарю, В месте святом помолился творцу, Поведал ему про свою беду. Минайя, а с ним и весь Сидов люд В путь собрались, чуть рассвет блеснул.           137 Молились они на рассвете долго. Заутреня кончилась лишь с восходом. Получила обитель даяний много. "Поедете вы, Минайя, со мною, Затем дон Жером, служитель господень, Бермудес с Густиосом, свычные к бою, Мартин Антолинес, копейщик ловкий, Два Альвара — Альварес и Сальвадорес, И Мартин Муньос, в час добрый рожденный, И Фелес Муньос, чей дядя я кровный, И Маль-Анда, который сведущ в законах, И Галинд Гарсиас, храбрец арагонский, И сверх того сотня бойцов отборных. Чтоб тело доспехи вам не натерли, Наденьте камзолы под светлые брони, Поверх же броней шубы набросьте, Шнуровку на них затяните плотно, А мечи плащами прикройте надежно. Идти на кортесы с оружьем придется, Иначе мы век своего не добьемся. А коли каррьонцы там с нами повздорят, Всегда их уйму я при свите подобной". "Охотно, сеньор", — все ответили хором, Как Сид приказал, снарядились вскоре. Рожденный в час добрый не мешкал нисколько! Чулки натянул от ступней до бедер, Обул сапоги, что сшиты на совесть. Рубаха на нем светлее, чем солнце, Золотой и серебряной блещет строчкой, Закрывает руки до самых ладоней. Поверх рубахи — камзол парчовый. Шитьем золотым он слепит все взоры. На алой шубе из золота пояс. Мой Сид Руй Диас всегда в нем ходит. Из виссона шапка у Кампеадора. Поплотней ее он надел нарочно, Чтоб его за кудри никто не дернул. Бороду он подвязал тесьмою — Пусть и ее никто не коснется. Набросил он на плечи плащ роскошный: Каждый дивится, кто ни посмотрит. С сотней своею, в путь снаряженной, Из Сан-Сервана он скачет галопом, В Толедо стольный въезжает гордо, Слезает с коня у ворот дворцовых, Идет к палатам шагом нескорым, Вассалы — вокруг, он сам — посередке. Король дон Альфонс увидел, кто входит, Навстречу Сиду встал благосклонно. Поднялся граф Рамон, граф Энрике тоже И все, кто туда на кортесы сошелся. Рожденный в час добрый встречен с почетом. Не встал перед ним лишь Курчавый Граньонец С прочей роднёю каррьонского дома. Король дон Альфонс взял за руку гостя: "Сядьте, мой Сид, со мною бок о бок На эту скамью, ваш дар добровольный. Не всем вы любы, но нам всех дороже". Валенсию взявший признательно молвил: "Как пристало сеньору, воссядьте на троне, А я помещусь со своими поодаль". Ответом король доволен был очень. Сел Сид на скамью с богатой резьбою. Вкруг сотня стоит, готова к отпору. Смотрит на Сида весь люд придворный: Борода подвязана крепкой тесьмою, Барона в нем сразу видать по убору. Глаз не поднять от стыда каррьонцам. Вот дон Альфонс поднялся с престола: "Внемлите, вассалы, господь вам в помощь! Дважды сзывать я кортесы изволил: Сначала в Бургосе, после в Каррьоне; Теперь на них прибыл в Толедо стольный, Чтоб Кампеадора почтить особо. Зятьев к ответу призвать он хочет: Он ими, мы знаем, обижен жестоко. Пусть судят их графы Энрике с Рамоном И прочие все, кто каррьонцам не родич. Вникните в иск — вам законы знакомы, Решите по правде — мне ложь неугодна, А стороны пусть берегутся ссоры — При всех я клянусь святым Исидором: Зачинщик в изгнанье дни свои кончит. Кто прав, за того я и встану сегодня. Пусть же мой Сид свой иск нам изложит. Инфантов каррьонских послушаем после". Встал Сид и приник к руке венценосца: "Я вам, государь, благодарен покорно, Что созвали кортесы вы мне в угоду. Вот в чем мой иск к инфантам каррьонским. Король, с дочерей смыть позор я должен. Их просватали вы своею рукою. Зятья покидали Валенсию-город В мире со мной и согласии полном. Я дал им две шпаги, Коладу с Тисоной (Как истый барон, взял я с бою обе) — Пусть славой себя, вам служа, покроют. Но, в дубраве Корпес жен своих бросив, Они за любовь мне воздали злобой. Пусть шпаги вернут: я не тесть им больше". Рассудили судьи, что иск законен. "За нами слово", — рек граф Ордоньес. Инфанты Каррьона со всею роднёю И свитой своей отошли в сторонку, Посовещались, решили тотчас: "Мой Сид поистине нам мирволит, Не ставя в вину позор своих дочек, А король эту тяжбу уладить склонен. Шпаги вернем, как биварец просит. Тогда бароны разъедутся снова. Управы на нас Сид найти не сможет". Вернулись они, возвысили голос: "Явите милость, король благородный! Сид шпаги нам отдал — об этом нет спору. Коль дар свой ему отобрать охота, При вас возвратить их мы Сиду готовы". Вынимают инфанты шпаги из ножен, Вручают их королю с поклоном. Сверкают клинки так, что глазу больно, Эфесы золотом блещут червонным. Дивятся кортесы богатству такому. Король оружие Сиду отдал. Облобызал тот руку сеньору, Уселся вновь на скамье узорной. Держит он шпаги, глаз с них не сводит: Они не подменены — это уж точно. Вот Сид улыбнулся, голову поднял, Погладил бороду с видом довольным: "Не рваной никем клянусь бородою, За дочек моих вы сведете счеты". Окликнул мой Сид Бермудеса громко: "Примите Тисону, племянник мой кровный. Прежний владелец ее не стоил". Мартин Антолинес, копейщик ловкий, Вслед за Бермудесом к Сиду подозван: "Возьмите Коладу, вассал мой достойный. Владел ею прежде, чем я ее добыл, Раймунд Беренгарий, граф Барселонский. Дарю ее вам, чью изведал доблесть. Себя вы покроете в час урочный При этой шпаге славой большою". Тот Сиду к руке припал по-сыновьи. Встал Кампеадор и опять взял слово: "Хвала вам, король, и господу богу! Я шпаги забрал и рад всей душою, Но с инфантами все ж не сполна расчелся. В Валенсии дал я им на дорогу Три тысячи марок в монете звонкой. Мне злом и за это воздали с лихвою. Пусть деньги вернут: я не тесть им больше". Как тут инфанты взвыли от злости! Спросил граф Рамон: "Иск верен иль ложен?" Отвечают инфанты с тяжелым вздохом: "Мы шпаги вернули с целью одною — Чтоб Сида унять и с тяжбой покончить". Граф дон Рамон возражает обоим: "Я вот что скажу, коль король дозволит; Ответьте тотчас на иск, вам вчиненный". Прибавил король: "Я согласен с судьею". Поднялся мой Сид со скамьи проворно: "Верните деньги, что взяли с собою, Иль предо мной оправдайтесь в расходах". Вновь зашептались каррьонцы тихонько: Не знают, что делать, где взять им столько, — Ведь деньги у них разошлись давно уж. Судьям они говорят в одно слово: "Валенсию взявший прижал нас безбожно, Но долг мы, коль Сид нас решил обездолить, Уплатим землей из каррьонских угодий". Судьи в ответ: "Вы признались в долге. Платите землею, коль Сид не против, А мы по закону требуем только, Чтоб долг был уплачен под нашим присмотром". Король же добавил, вняв приговору: "Известно и нам, и всему народу, Сколь перед Сидом инфанты виновны. Из трех тысяч марок за мною две сотни! Их принял я в дар, как отец посаженый, Но верну каррьонцам, коль так им плохо, — Пусть расплатятся с тем, кто рожден в час добрый. От тех, кто в нужде, брать дары негоже". Фернандо Гонсалес молвит в расстройстве; "Столько наличных у нас не найдется". Граф дон Рамон отвечает сурово: "Спустили вы деньги, их нет у вас вовсе. Вот как мы решим пред монаршей особой: Платить вам натурой, а Сиду — не спорить". Смекнули инфанты: перечить не стоит. Видеть бы вам, как ведут иноходцев, Надежных мулов, коней легконогих, Сколько несут и мечей и броней! Все принял мой Сид по оценке законной. Кроме двух сотен, монарху врученных, Вернули инфанты добро остальное — Чужим одолжились, как вышло свое-то. Обернулась тяжба для них бедою.           138 Принял мой Сид все это добро, Отдал вассалам его под присмотр. Покончив с одним, речь повел о другом" "Явите милость, король и сеньор! Забыть я не в силах горшее зло. Внимайте, кортесы, печальтесь со мной! Каррьонцами тяжко я оскорблен, Без боя не дам им уйти домой".           139 "Скажите, инфанты, что я вам сделал Словом, поступком иль хоть помышленьем? Коль кортесы решат, повинюсь я немедля. Но за что же меня вы ранили в сердце? Из Валенсии вас отпустил я с честью, Отдал вам своих дочек, добро и деньги. Коль жен не любили вы, псы, лиходеи, Зачем их с собой понуждали уехать? За что их шпорами били и плетью? За что их бросили в чаще леса, Где их растерзали бы птицы и звери? Да будет за это позор вам уделом. Ответьте, иль пусть нас рассудят кортесы".           140 Вскочил тут на ноги граф дон Гарсия. "Смилуйтесь, первый испанский властитель! Пусть взглянут кортесы на этого Сида. Отрастил он бороду, ею кичится, Одних запугал, помыкает другими. Но инфанты Каррьона столь родовиты, Что даже в наложницы Соль и Эльвиру — Не то что в жены — им брать неприлично. По праву они, бросив их, поступили. А Сидовы речи — угрозы пустые". Погладил бороду Сид десницей: "Слава господу богу и здесь и в вышних! Да, граф, я оброс бородою длинной, Но отчего же вам это обидно? Не краснел за нее я ни разу в жизни, Никому не давал ее рвать доныне — Ни нехристю-мавру, ни христианину, Как вашу мне в Кабре дергать случилось. Когда эту крепость я взял с дружиной, Драл вас за бороду каждый мальчишка. Доселе в ней проплешины видны. В кошельке у меня клок ее хранится".           141 Фернандо Гонсалес встал, в свой черед: Услышьте, что громко вымолвил он: "Пора б с этой тяжбой покончить давно. Вернули вам, Сид, все ваше добро. Не стоит длить между нами спор. От графов каррьонских ведем мы род. Любой государь отдаст за нас дочь. Не ровня нам идальго простой. По праву мы бросили в Корпесе жен. Лишь пуще теперь мы гордимся собой".           142 С усмешкой мой Сид на Бермудеса глянул: "Вновь, Педро Молчун, ничего ты не скажешь? Иль дочкам моим не доводишься братом? Кто метит в меня, тот тебя задевает. Коль сам я отвечу, тебе не драться".           143 Тут Педро Бермудес слово берет. Он не речист, на ответ не скор, Но уж как начал, с ним лучше не спорь. "У вас, мой Сид, в привычку вошло В собраньях меня прозывать Молчуном, Хоть знаете вы: я с детства таков. Но не станет за мной, как до дела дойдет. — Фернандо, ты лжец и болтаешь вздор. Лишь честь принесло вам с Сидом родство. Сейчас про тебя расскажу я все. Припомни-ка, враль, под Валенсией бой. Сид дал тебе первым вступить в него. Полетел ты на мавра во весь опор, Но, с ним не схватившись, пошел наутек. Не будь там меня, ты бы ног не унес. Я вместо тебя сразился с врагом, Спешил его и пронзил насквозь. Тайком его лошадь тебе подвел, Никому о том не сказал до сих пор. Ты ж Сиду и всем похвалялся потом, Что мавра убил, как истый барон, И каждый бахвальство за правду счел. Труслив ты и подл, хоть пригож лицом. Безрукий болтун, бесстыдно ты врешь!"           144 "Ну-ка, Фернандо, признайся нам, Как в Валенсии лев привел тебя в страх, Когда убежал он, а Сид дремал. Как себя показал ты в беде тогда? Под скамью, где спал Сид, заполз ты, дрожа, И гроша за тебя я больше не дам. Сеньора мы кинулись все защищать. Тут проснулся мой Сид, что Валенсию взял, Встал на ноги, смело пошел на льва. Потупился зверь перед ним от стыда, И Сид его в клетку отвел опять. Когда воротился мой Сид назад, Он всех вассалов вокруг увидал, Спросил про зятьев, но вас не было там. Бейся со мною, изменник и тать. Сражусь я с тобой пред лицом короля За доний Эльвиру и Соль де Бивар. Вы бросили их, и грош вам цена. Хоть вы мужчины, а пол их слаб, Стоят они куда больше вас. На поединке нашем, бог даст, Придется тебе это, вор, признать. Ни словом единым я здесь не солгал". На этом меж ними; кончилась пря.           145 Дьего Гонсалес молвил надменно; "Мы — графского званья и знатны рожденьем. О, если бы не было свадьбы этой!.. Нам с Кампеадором родниться невместно. Мы бросили жен и о том не жалеем, Они ж пусть вздыхают до самой смерти: Их опозорили мы навеки. На поединок я выйду смело. Их бросив, себе мы прибавили чести".           146 Мартин Антолинес с места встает: "Лжив твой язык, предатель и вор! Вспомни, как струсил ты перед львом, Как удрал за ворота на скотный двор, Как в давильне, дрожа, стоял за столбом, Как в грязи измарал свой плащ и камзол. Не уйдешь ты нынче от боя со мной. Не Сидовым дочкам, а вам позор! Не стоите вы вами брошенных жен. Признаться тебя я заставлю мечом, Что ты — изменник, а речь твоя — ложь".           147 Кончилась пря между ними на этом. Тут Асур Гонсалес входит в кортесы. Обшит его плащ горностаевым мехом, Лицо лоснится — всласть он наелся. Не очень ведет он разумные речи.           148 "Кто это вздумал, бароны, чтоб мы С каким-то биварцем тяжбу вели? Пусть у себя на Увьерне сидит, Дерет с мужичья за помол три цены. Невместно каррьонцам родниться с таким".

          149 Тут Муньо Густиос с места поднялся: "Молчи, изменник, вор и предатель! До заутрени ты садишься за завтрак, Соседям во храме в лицо рыгаешь, Ни сеньору, ни другу не скажешь правды, Всем только лжешь, а богу — подавно. Дружбу твою ни в грош я не ставлю. Виновным себя ты в бою признаешь". Молвил король: "Будет вам пререкаться. Кто вызвал, пусть бьется, — господь за правых". Едва он успел отдать приказанье, Два рыцаря входят в кортесы нежданно — Иньиго Хименес и с ним Охарра. Сватами их в Кастилью прислали Инфант Арагонский с Наваррским инфантом. К рукам короля они припадают, Сидовых дочек просят просватать, Сулят им трон Арагона с Наваррой, Коль король согласится выдать их замуж. Смолкли бароны, внимают посланцам. Мой Сид поднялся, встал пред собраньем: "Явите милость, сеньор богоданный! Всем сердцем господу я благодарен, Что сватов к нам шлют Арагон с Наваррой. Выдал замуж дочек не я — вы сами. В ваших руках и теперь они также, А я ни в чем вам перечить не стану". Встал дон Альфонс, всех призвал к молчанью. "Что вам угодно, мой Сид достославный, Того и я от души желаю. Две эти свадьбы сегодня мы сладим. Именья и чести они вам прибавят". Встал Сид и припал к рукам государя: "Коль так вам угодно, сеньор, я согласен". Промолвил король: "Да воздаст вам создатель! А вы, Хименес с Охаррой, внимайте: Дозволяю я сочетаться браком Эльвире и Соль, дочкам Сида-биварца, С Наваррским и с Арагонским инфантом. Вручаю их вам и благословляю". Хименес с Охаррой поспешно встали, К руке короля припадают устами, А после Сиду к руке приникают. Учинили сговор и слово дали, Чтоб все устроилось к общему благу. Многим в кортесах это по нраву, Зато каррьонцы отнюдь не рады. Встал на ноги тут Альвар Фаньес Минайя: "Явите милость, сеньор наш державный, А Сид на меня пусть не будет в досаде. Меня не слыхали в кортесах ни разу, Но сказал кое-что сегодня и я бы". Ответил король: "Ваша речь мне приятна. Говорить здесь все, что угодно, вы вправе". "Мне уделите, бароны, вниманье. Каррьонцы меня обидели тяжко. От лица короля по воле монаршей Им своих сестер я вручил, как пристало. Немало у Сида добра они взяли, Но бросили жен, надругавшись над ними. За это в измене я их обвиняю. Из рода они Вани-Гомес, правда. Было в нем много достойных графов, Но эти двое в злодействе погрязли. За то я творцу возношу благодарность, Что к Соль и Эльвире прислали сватов Инфант Арагонский с инфантом Наваррским. Вам ровней, каррьонцы, они были раньше. Теперь, как сеньорам, им руку лобзайте, К стыду своему им во всем покоряйтесь. Дону Альфонсу и господу слава! Возвеличен ими мой Сид из Бивара. Вы ж, повторяю, злодеи и тати. А кто вам в защиту хоть слово скажет, Того я немедля на бой вызываю". Поднялся тут на ноги Гомес Пелаэс: "Довольно, Минайя, с нас вашей брани. Готовы тут многие с вами тягаться. Тем хуже для вас, что вам этого мало. Коль выйдем отсюда мы живы и здравы, Я сам докажу вам, что вы солгали". Молвил король: "Прекратим пререканья. Пусть больше никто не вступает в распрю. Поединку же быть на рассвете завтра. Трое на трое будут, как вызвались, драться". Каррьонцы на это ему возражают: "Отсрочку нам, государь, предоставьте. У Сида оружье и кони наши. В Каррьон за новыми съездить нам надо". Речь к Кампеадору король обращает: "Где вам угодно, там бой и назначьте". Тот молвит: "Зачем мне ехать куда-то? Валенсии я — не Каррьона держатель". Воскликнул король: "Ну вот и прекрасно! Своих бойцов мне, Сид, передайте. Пусть едут со мной под моей охраной. Ручаюсь вам, как сеньор вассалу: Никто из вельмож их не тронет пальцем. Внемлите все моему приказу: Чрез три недели в Каррьонском крае Быть поединку в присутствии нашем. А кто опоздает, тот будет объявлен Изменником низким, бой проигравшим". Подчинились инфанты, спорить не стали. К руке короля мой Сид припадает: "Своих трех бойцов я ныне вручаю Вам, мой король и сеньор богоданный. Все у них есть для победы в схватке. Мне с честью верните их, бога ради". Ответил король: "Как решит создатель!" С золоченым шлемом мой Сид расстался, Со светлой, как солнце, виссонной шапкой, Снял тесьму, распустил всю бороду разом. Не могут кортесы им налюбоваться. К Энрике с Рамоном, двум графам знатным, Подходит он, крепко их обнимает, Предлагает обоим любые подарки, Равно как всем за него стоявшим — Пусть каждый берет, что ему по нраву. Кто принял дары, а кто отказался. Простил мой Сид королю двести марок И много добра взять его заставил. "Явите милость, сеньор, бога ради! Коль скоро покончили мы с делами, К руке меня допустите вашей, И в Валенсию я отбуду обратно". После чего, приказав дать послам Наваррского и Арагонского инфантов коней, мулов и прочее, что нужно в пути, Сид распростился со сватами.           150 Перекрестился король торопливо: "Святой Исидор, Леона хранитель, Такого барона я вижу впервые!" Мой Сид к королю подъезжает рысью, Припадает устами к руке властелина: "На Бабьеку не зря вы, сеньор, подивились: Коня резвее нет в целом мире. В подарок его от меня примите". "Ни за что на свете! — король воскликнул. — Хозяина лучше вовек он не сыщет. Лишь такого достоин он господина, Лишь на нем неверных громить должны вы. Срази бог того, кто его отнимет: Множит он с вами славу Кастильи". Бароны с кортесов домой поспешили. К бойцам своим так мой Сид обратился: "Педро Бермудес, Мартин Антолинес И Муньо Густиос, вассал мой милый, В бою себя как бароны ведите. Чтоб слух о победе в Валенсию прибыл". Сказал Антолинес: "Тут речи излишни. Коль скоро долг на себя уж принят, Его мы уплатим иль жизни лишимся". Рожденный в час добрый с друзьями простился И, весел, в Валенсию отбыл с дружиной. В Каррьон поехал Кастильи властитель. Три полных недели минули быстро. Сидовы люди к сроку явились, Чтоб долг свой исполнить на поединке. Король дон Альфонс не даст их в обиду. Два дня ждать каррьонцев пришлось прибывшим Вот скачут инфанты, одетые пышно. С роднёю своей они сговорились Застать врасплох поединщиков Сида, К его позору на поле убить их. Но ничего у каррьонцев не вышло: Король дон Альфонс им страшен был слишком. Всю ночь с оружьем бойцы промолились. Заутра, едва занялась денница, Сошлось туда много вельмож именитых, Чтоб поединок воочыо увидеть. Король приехал вместе с другими, Чтоб зла и кривды там не случилось. Изготовились к бою три валенсийца: Один у них долг, и они едины. Каррьонцы тоже спешат снарядиться. Дает им советы граф дон Гарсия. Короля они просят с поклоном низким, Чтоб Коладой с Тисоной никто не бился, Чтоб в ход их пускать не дерзал противник, Жалеют, что Сиду их возвратили. Король не принял такой челобитной: "Об этом в кортесах просить надо было, Будьте храбрей, и ваш меч навострится Под стать двум этим клинкам знаменитым. Инфанты, на поле ступайте живо. Как истые рыцари, бейтесь нынче: Поединщики Сида — народ не трусливый. Прославитесь вы, коль сладите с ними; Коль вас побьют, зла на нас не держите — Все знают: вы сами на то напросились". Пришли инфанты в большое унынье, О том сожалеют, что натворили, Каррьон бы отдали, чтоб помириться. Сидовы люди готовы к битве. Подъехал король, их взором окинул. Молвят они: "Наш природный владыка, Король и сеньор, вам целуем десницу. По правде с врагами нас рассудите, Чтоб здесь не случилось ни зла, ни кривды. У каррьонских инфантов большая свита. Откуда нам знать, что их род замыслил? Сеньор наш отдал нас вам под защиту. Защитите же нас, да воздаст вам Спаситель!" Король дон Альфонс им в ответ: "Не премину". На коней быстроногих все трое вскочили И в бой поскакали, перекрестившись. На шеях щиты с шипами стальными, Наконечники копий остры и длинны, Значок на каждом ветер колышет. Много баронов вослед им мчится К вешкам, туда, где поля граница. Уговорились бойцы нерушимо: Каждому насмерть с врагом рубиться. Навстречу им скачут каррьонцы лихо С большою свитой: их род многочислен. Судей назначил король самолично — Решать им одним, кто в бою победитель. Рек дон Альфонс, как поля достигли: "Словам моим, инфанты, внемлите. Когда б не вы, бой в Толедо был бы. Трех этих бойцов, что выбраны Сидом, В Каррьон я привез под своей защитой. Стойте ж за правду и бойтесь кривды. Кого уличат в ней, тот будет изгнан — Нет места ему в державе Кастильской". Невесело это каррьонцам слышать. Расставили вешки судьи честные. Все с поля ушли и вокруг поместились. Шестерым бойцам престрого внушили: Кто вышел за вешки, тот признан побитым. Весь люд придворный вкруг вешек стеснился, На полдюжины копий от них отодвинут. Солнце между сторон поделив справедливо, Судьи из круга за вешки вышли. На каррьонцев помчались рыцари Сида, Каррьонцы на них, в свой черед, устремились. Каждый себе противника выбрал, Добрым щитом надежно прикрылся, Наклонил копье со значком развитым, К холке коня пригнулся пониже, Шпорит, чтоб несся скакун, как птица. Дрожит земля, грохочут копыта. Избрал противника каждый рыцарь. В круге они трое на трое сшиблись. Решил народ: "Все, наверно, погибнут!" Бермудес первым вступил в поединок, С Фернандо Гонсалесом он схватился. В щиты друг другу бьют они с силой. Щит дону Педро копье пронзило, Вышло наружу, но в плоть не проникло, Древко его в двух местах преломилось. Не качнулся Бермудес, с седла не свалился, Ударом воздал за удар, что принял. Копье угодило под шип нащитный, Разом вонзилось в щит до половины, В тройной кольчуге два ряда пробило, А в третьем застряло, от сердца близко, Лишь потому Фернандо и выжил. Рубашка, камзол и кольца стальные В мясо ему на ладонь вдавились, Багряный ток изо рта его хлынул, Подпруги, не выдержав, расскочились. Из седла Бермудес каррьонца вышиб. Решил народ, что инфанта убили. Копье бросил Педро и шпагу вынул, Но чуть Фернандо Тисону завидел, При судьях себя признал он побитым, И с поля Бермудес прочь удалился.           151 Дон Мартин и дон Дьего бьются на копьях. От удара сломались они у обоих. Антолинес шпагу вырвал из ножен. Сверкнул клинок, озарил все поле. Бьет дон Мартин что есть силы наотмашь, Рассек на инфанте шлем золоченый, Завязки на нем порвал, как бечевки, Забрало пробил до подкладки холщовой. Шпага насквозь через холст проходит, Волосы режет, касается кожи. Осталось на Дьего полшлема только. От удара Колады струхнул каррьонец, Понял, что целым не выйдет из боя. Показал он противнику спину тотчас, Даже меч на него со страху не поднял. Тут дон Мартин по хребту его ловко Плашмя огрел Коладой тяжелой. Инфант в испуге воскликнул громко; "От этой шпаги спаси меня, боже!" Коня погнал он за вешки галопом. Поле осталось за бургосцем добрым. "Ко мне возвратитесь, — король ему молвил, — Победу добыть помогла вам доблесть". Согласились судьи с таким приговором.           152 О Муньо Густиосе скажем теперь мы. С Асуром Гонсалесом сшибся он смело. Друг другу в щит копьем они целят. Асур Гонсалес и ловок и крепок. Щит дону Муньо пробил он метко. Конец копья кольчугу прорезал, Но вышел наружу, не ранив тела. Нанес Густиос удар ответный, В средину щита угодил с разбега, Разрубил на Асуре сбоку доспехи, Копье всадил в него около сердца. Впилось глубоко в Асура древко, Наружу вышло на локоть целый. Копье повернул Густиос умело И, выдернув, сбросил врага на землю. Значок и древко от крови алеют. Все мыслят: Асур не уйдет от смерти. Копье над ним вновь заносит недруг. Гонсало Асурес воскликнул: "Не бейте! Осталось поле за вами в сраженье". Сказали судьи: "Мы слышим это". Отдал король разойтись повеленье, Оружие взял, что осталось на месте. Сидовы люди уходят с честью: С помощью божьей они одолели. В каррьонских землях печаль и смятенье. Ночью пришлось валенсийцам уехать: Решил король — так опасности меньше. Мчат они днем и ночью не медлят, Скачут в Валенсию, Сида владенье. Осрамили каррьонцев они навеки, Долг пред сеньором исполнив примерно. Сид Кампеадор доволен и весел. Инфантам везде воздают поношеньем. Кто женщин безвинных смеет бесчестить, Пускай такого же ждет удела. Но речь о каррьонцах закончить время. Получили они то, чего хотели. О рожденном в час добрый пора поведать. Валенсия-город в большом восхищенье: Сидовы люди вернулись с победой. Бороду гладит Руй Диас неспешно: "За дочек отметить мне помог царь небесный. Хоть не достался Каррьон им в наследство, На них жениться каждому лестно". Посол арагонский с наваррским вместе И Альфонс Леонский уладили дело: Эльвира и Соль вновь венчаются в церкви. Второй их брак почетней, чем первый. Ныне мужья у них лучше, чем прежде. Рожденный в час добрый стал всюду известен. В Арагоне с Наваррой царят его дети. Монархи испанские — Сидово семя. Гордятся они достославным предком. Расстался мой Сид с этим миром бренным В троицын день, да простит его небо! Дай бог того же и всем нам, грешным. Вот что за подвиги Сид содеял. На этом рассказ наш пришел к завершенью. Аминь! Да сподобится рая писавший. Писано в мае Педро Аббатом В год тысяча триста и сорок пятый. Кто книгу прочел, пусть вина поставит, А коли нет денег, закладывай платье.

Комментарии

Родич его Альвар Фаньес — Имя это впервые упоминается в грамоте, устанавливающей брачный дар Сида (1074 г.). Согласно «Песни о Сиде», дочери Сида — двоюродные сестры Альвара Фаньеса. Исторический Альвар Фаньес был видным кастильским военачальником. В 1085–1086 гг. король Альфонс VI послал его в Валенсию с ответственным поручением. В 1097 г. он участвовал в походе Альфонса против Сарагосы. В 1099 г. был разбит альморавидами[1] при Куэике. С 1109 г., в правление доньи Урраки, — губернатор Толедо. В 1110 г. отражает осаду альморавидов. В 1114 г. погиб под Сеговией, защищая права королевы против арагонцев. В «Песни о Сиде» он все время состоит при дяде, что противоречит истории; его участие в завоевании Валенсии тоже апокрифично: в 1095 г. он был при дворе Альфонса VI. Понятно, что он перешел в народную поэзию как посредник между Сидом и Альфонсом, так как действительно пользовался доверием этого короля.

1. Заплакал мой Сид… — Подлинное имя Сида было Родриго Диас, в сокращении — Руй Диас. Что касается прозвища «Сид», то это слово арабского происхождения, означающее «господин».

4. Насесты — употреблялись для развешивания платья, а также для домашней живности, в том числе и для охотничьих птиц.

Шубы. — Мужская одежда состояла из рубашки и штанов; поверх рубашки надевался род камзола (brial) с узкими рукавами, доходившего до пят. Покороче его был кафтан, пли шубейка (pel, pellizon), с меховой оторочкой и широкими рукавами (при горностаевой отделке все это одеяние иногда называлось «горностаем»). Поверх шубейки носили широкий плащ, застегнутый пряжкой.

5. Линялых соколов. — то есть тех, которые уже вышли из периода линьки, считавшейся очень опасной болезнью для охотничьих птиц; они ценились много дороже, чем те, которым она еще предстояла.

11—12. Сид здесь гадает по полету птиц, — обычай, сохранившийся еще со времен римского язычества. Полет птицы слева — дурной знак. То, что исторический Сид верил в это гадание, подтверждается ругательным письмом графа Беренгария к Сиду: «…Видим также и знаем, что горы, и вороны, и вороны, и копчики, и орлы, и все прочие виды пернатых — твои боги, ибо больше веришь ты в их пророчества, нежели в господа».

14 (курсив). Но с честью в Кастилью вернемся обратно. — Вставка, необходимая здесь по смыслу, заимствована из «Первой Генеральной хроники».

22. Король дон Альфонс. — Альфонс VI, сын Фернандо (Фердинанда), леонский король с 1065 г. В битве при Голыгохере был разбит братом Санчо и изгнан из королевства. До смерти брата находит прибежище у Мамуна, царя толедского. По смерти Санчо воцарился над Леоном, Кастилией и Галисией (1072–1109), объединив снова все земли своего отца. Царствование его — сплошной ряд войн, большей частью успешных. Центральным моментом этих войн является взятие Толедо в 1085 г. Его дальнейшее победоносное продвижение в Андалузию было остановлено альморавидами, нанесшими ему три тяжелых поражения (Саграхас — 1086 г., Хаэн — 1102 г., Уклес — 1108 г.). В последней битве погиб его единственный сын (от мавританки Саиды) Санчо. После смерти Альфонса VI (1109) владения его отошли к дочери, донье Урраке.

27. Эти кары являлись мерою исключительной строгости. Ослепление применялось лишь к самым тяжким уголовным преступникам, а имущество изгоняемых далеко не всегда подвергалось конфискации.

65. Мартин Антолинес — неизвестная личность. «Частная хроника Сида» (гл. 90) превращает его в «племянника героя, сына его брата Фернандо Диаса», что совсем нелепо, так как, по законам испанской патронимики, называться Антолинесом мог бы только сын Антолина.

98—99. К Рахилю с Иудой. — Певец принял еврейское женское имя Рахиль за мужское. Второе имя читается всеми издателями «Песни о Сиде» как Видас, потому что такое имя (готского происхождения) действительно существовало в средневековой Испании, и начертание в рукописи ближе всего к такому произношению. Однако при тогдашнем начертании букв между VI и IV почти никакого различия не было, и IVDAS (распространеннейшее еврейское имя) могло быть ошибочно прочитано как VIDAS. То, что евреи живут за оградою замка, дело вполне возможное. Городские управления предпочитали отводить евреям место для жительства поближе к укреплениям. Овьедское постановление от 1274 г. гласит: «Так как евреи рассеялись по городу и селятся врозь, отчего происходит вред для города по разным причинам, которые мы не желаем объявлять, приказываем, чтобы впредь евреи и еврейки жили в Подзамке (socastiello), от ворот Замка до новых ворот Подзамка, все вместе, и за воротами, если пожелают». Таким образом, устанавливалось огражденное гетто. В частности, в Бургосе евреи, видимо, были связаны с замком; когда в 1126 г. этот замок перешел в руки арагонцев, евреи вместе с кастильцами штурмовали замок и вернули его Кастилии («Хроника Альфонса VII», гл. III).

111. Это обвинение встречается только здесь. Латинское прозаическое жизнеописание Сида — «История Родерика» и латинская «Кантилена о Родерике» его не знают, а хроники следуют за «Историей». Не исключена, однако, возможность, что это и было одним из обвинений, возведенных на Сида его врагами. Согласно «Песни», обвинение ложное, ибо Сид уходит из Бивара бедным.

154. Кампеадор — прозвище Сида, первоначально означавшее «боец», «ратоборец», но уже в XIV в. утратившее свой общий смысл и ставшее как бы вторым именем Сида.

181 (курсив). Держат торговцы свой путь восвояси… — Менендес Пидаль интерполирует три стиха, хотя текст хроники дает два коротких предложения, возникших, возможно, из двух стихов.

190. И просьба Антолинеса дать ему на «чулки» (то есть на чай), и самая уплата этого куртажа опущены хрониками.

253. Химена Диас — дочь графа Астурийского, Диего Родригеса, и инфанты Леонской Химены, двоюродная сестра Альфонса VI. В 1074 г. вышла замуж за Сида. Согласно «Истории Родерика», в 1089 г. была заключена в темницу своим кузеном Альфонсом VI, но вскоре выпущена, после чего последовала в изгнание за мужем. Это расходится с показанием «Песни о Сиде», где Химена выезжает в земли мавров уже после взятия Валенсии (1094 г.). После смерти Сида Химена правила Валенсией с 1099 г. до ее отвоевания маврами в 1102 г., затем жила в Кастилии. После 1113 г. следы ее теряются. В вопросе о детях Химены и Сида «Песнь» также расходится с «Историей Родерика», которая говорит: «Король Альдефонс… дал ему в жены племянницу свою госпожу Эхимену, дочь Дидака, Овьедского графа, от которой родились у него (Сида) сыновья и дочери». Исторически известен только один из этих сыновей — Диего Родригес, павший в битве при Консуэгре в 1097 г., двадцати двух лет от роду. Однако были и другие сыновья. В 1101 г. Химена составила дарственную в пользу валенсийского собора «с согласия сыновей и дочерей, а также добрых моих вассалов».

268. Бородою славный— ибо никто еще не осмеливался оскорбить Сида, коснувшись его бороды рукой (см. ст. 3285).

330—365. Молитва Химены. — Манера вставлять молитвы в героический эпос перешла из французских поэм. В «Песни о Роланде» (ст. 3100) есть молитвы, весьма сходные с этой по выражениям:

Защитою нам будь, Спаситель наш! Всеправедный наш бог, Ионе встарь В китовом чреве не дал ты пропасть; От гибели ты Ниневию спас; Ты Даниила вызволил из рва… и т. д. Или еще (ст. 2384): Царю небес, от века чуждый лжи, Кто Лазаря из мертвых воскресил, Кем был от львов избавлен Даниил…

337. Мельхиор, Валтасар и Гаспар — апокрифические имена евангельских волхвов, пришедших поклониться младенцу Иисусу. Происхождение этих имен неизвестно. Впервые они встречаются в VII–VIII вв. в форме: «Мелихиор, Батисарея и Гатаспа». С XII в. широко распространены в церковной литературе.

406. Гавриил-архангел. — В ст. 406–409 речь идет о том, что Гавриил является Сиду в сновидении. Эпизод этот, составляющий единственный сверхъестественный мотив во всей «Песни о Сиде», следует рассматривать как наносный, он заимствован из «Песни о Роланде», где Гавриил постоянно служит посредником между героями и богом: дважды приносит он вести с неба, дважды является Карлу в видении, он же уносит душу Роланда в рай (см. «Песнь о Роланде», ст. 2395).

418. Не считая пехоты, а также вождей. — В оригинале: «omnes valientes» — «мужественные люди»; очевидно, имеются в виду главные бойцы, которые являются начальниками, вроде Альвара Фаньеса и т. п. Отсюда — наш перевод.

424. Эта фраза вряд ли угроза по отношению к дону Альфонсу; вернее, ее следует понимать как ожидание пополнения сил разными искателями приключении и легкой наживы.

476. А двести, три в набег отряженных… — «Три» — это Альвар Альварес, Альвар Сальвадорес и Галинд Гарспас (ст. 443—443-а); сам Альвар Фаньес не сосчитан (см. ст. 418).

504—505. «Первая Генеральная хроника» (гл. 853) дает такое толкование словам Минайи: «Очень благодарил Альвар Фаньес Сида за то, что тот ему предлагал; но сделал это Альвар Фаньес для того, чтобы Сид делился с ним в других случаях».

508—509. Буквальный перевод: «Что к королю Альфонсу придет его дружина», что он причинит ему зло со всею его (или своею?) дружиной — mas-nadas. Благодаря обилию личных местоимений текст становится настолько непонятным, что эта непонятность, по-видимому, вызвала путаницу даже в «Первой Генеральной хронике» (гл. 853): «И Сид тоже, увидев, как ему повезло с самого начала, набрался по этой причине большой смелости в своих делах и послал сказать королю дону Альфонсу, что раз он его таким образом изгнал из страны, то и он сослужит ему плохую службу с тою дружиной, которую он ведет с собой». А затем, в гл. 854, «Хроника» парафразирует речь Сида (см. ст. 530–531 и 538), из которой явствует, что Сид боится короля. Это противоречие можно устранить только таким истолкованием ст. 508–509: «Король соберет дружину и нападет на людей Сида».

528. Мирные мавры — заключившие договор с Кастилией и откупившиеся от нападений. По-видимому, Сид нападает на данников своего короля.

611. Педро (или Пер, Перо) Бермудес — согласно «Песни о Сиде», племянник и знаменосец Сида. Родство это исторически не установлено. В одной кастильской дарственной 1069 г. встречается подпись: «Дон Педро Бермудес, вельможа». Возможно, что это другой Педро Бермудес. Еще раз имя это встречается в документах в 1085 г., но уже без добавления слова «вельможа». В поэме (ст. 3302) встречается игра слов: «Vermudos — mudo» («немой»), а в «Рифмованной хронике» эта шутка Кампеадора перешла в прозвище: «Сын его брата, по прозванью Педро Молчун». Хроники пытаются подвести под тот же каламбур реальную базу, утверждая, будто Педро Бермудес гнусавил и язык у него заплетался.

654. Фарис. — Так же, как Гальве и предполагаемый его сеньор Тамин, историей не засвидетельствован. Как имя нарицательное по-арабски «фарис» значит «всадник». В «Первой Генеральной хронике» (гл. 848) сказано: «Немного времени спустя сразился Сид Руй Диас в Мединасели с мавром по имени Фарис, который был отличным витязем, и победил его Сид и убил его». Но это произошло в 1066 г., за четверть века до событий, описываемых в «Песни о Сиде».

698—699. Стяги двух королей — два главные стяга. Главный стяг — это прежде всего знамя главнокомандующего; но, кроме того, у начальников отдельных отрядов, у крупных вассалов были свои знамена; таково, например, знамя Альвара Фаньеса в ст. 482.

737. Муньо Густиос — вассал Сида. Братья Химены, астурийский граф Родриго Диас и Фернандо, в 1083 г. подарили монастырю св. Викевтия землю, «приобретенную от сестры нашей Ауровиты Диас и полученную ею по брачному контракту от супруга ее, Муньо Густиоса». Этот же Муньо Густиос в 1113 г. скрепил купчую Химены. Итак, Муньо Густиос был свойственником Сида.

738. Мартин Муньос, Монтемайора властитель. — Город Монтемайор находится в Португалии, и действительно в 1080 г. некий Мартин Муньос был альгвасилом при Сиснанде ибн Дауде, мосарабском вожде, которого Фернандо I сделал графом всей Португалии. Мартин Муньос был женат на дочери Сиснанда и после его смерти стал графом Коимбры; по-видимому, был с этого поста смещен графом Раймундом, королевским зятем. В 1094 г. Мартин Муньос занимал место губернатора. Менендес Пидаль предполагает, что в этом году он отъехал к Сиду, будучи обижен на Раймунда и на короля. Действительно, имя его затем исчезает, и лишь в 1110 г. он появляется вновь в качестве ярого противника вдовы графа Раймунда, доньи Урракн, и сторонника арагонского короля Альфонса Воителя. В этом же году кастильцы берут его в плен. Несомненно, «Песнь о Сиде» имеет в виду это самое лицо; но несомненно также, что этот Мартин Муньос не мог быть при Сиде неотлучно во время его изгнания ни в 1081, ни в 1089 г.

740. Альвар Сальвадорес — знатный кастилец, младший брат графа Гонсало Сальвадореса; жил при дворе Фернандо I, Санчо II и Альфонса VI. Подписал среди прочих свидетелей брачный контракт Сида. Его участие в походе на Валенсию вполне возможно.

742. Фелес Муньос — племянник Сида, упоминаемый только в «Песни» и в «Хронике двадцати королей». Остальные хроники заменяют его столь же неизвестным Ордоньо.

861. Живя в Алькосере и грабя окрестности, Сид и его дружина сравнительно дешево сбывали награбленное на местном рынке. Поэтому города оказывали слабое сопротивление такого рода бандам и охотно платили им небольшую дань в расчете па большую поживу за счет соседей. Так было, как отмечает Менендес Пидаль, и в Валенсии после занятия ее Сидом в 1094 r.

875 (курсив). Но взял он Алькосер, придумав хитрость… — Интерполяция продиктована словами «в бою» (ст. 877) и взята из «Первой Генеральной хроники».

957. Граф Барселонский. — В «Песни о Сиде» так ошибочно назван граф Беренгарий Братоубийца, сын Раймунда Беренгария Старого; сперва Беренгарий правил вместе с братом Раймундом, затем убил его. Беренгарий дважды сражался с Сидом и оба раза был взят в плен (в 1081 и 1090 г.). В 1098 г., обвиненный в братоубийстве, Беренгарий бежал в Палестину. Племянник его Раймунд Беренгарий III женился на дочери Сида.

964. …край, охраняемый мной… — земли Аль-Хаджиба, союзника барселонского графа, заплатившего Беренгарию за то, чтобы тот освободил его от Сида.

993—994. Седла легкие (coceras) противопоставлены «галисийским», снабженным, вероятно, более высокой лукой и сообщавшим большую устойчивость всаднику.

1009. Колада — меч, будто бы добытый Сидом в бою у графа Раймунда Беренгария и позднее послуживший ему для того, чтобы разрубить пополам царя Букара и добыть второй меч, Тисону (ст. 2426). Название «Колада», по-видимому, означает «литая». Сначала оба меча через посредство дочери Сида Марии Родригес перешли в собственность королей Арагонских. Колада в 1286 г. попала в руки дона Санчо IV Кастильского. В XV в. оба меча оказались в Мадриде. В 1503 г. они описаны в инвентаре сеговийского алькасара. Согласно этому описанию, у Колады перекладина (крест) и набалдашник железные, посеребренные, с узором в шашечку, рукоять деревянная, с белой кожаной обмоткой, клинок с желобами по обе стороны и отмечен на одной стороне четырьмя концентрическими кругами. После 1503 г. Колада нигде больше не появляется. В XVII и XVIII вв. показывали разные мечи, называя их «Ко-ладой», но подлинной Колады уже нет.

1012. «История Родерика» рисует обращение Сида со своим пленником несколько иначе: «Граф же Беренгарий, видя и сознавая, что господь поразил и сокрушил его и что он предан в руки Родерика, — смиренно умоляя о милосердии, предстал перед Родериком, сидевшим в своей ставке, и многими просьбами просил снисхождения. Родерик же не пожелал принять его благосклонно и не позволил ему сесть рядом с собою в ставке, но повелел своим рыцарям сторожить его вне палатки, однако же заботливо приказал, чтобы ему щедро отпускали пищу». Затем Сид, выздоровев от раны, отпускает графа на волю, определив выкуп его и Гиральда Алемана по 80 000 марок золотом. Остальных, в особенности неимущих (которые хотели заложить детей и родственников), Сид отпускает без выкупа.

1040. «История» называет четырех главнейших рыцарей, захваченных вместе с графом: «Убив и умертвив огромное и бесчисленное множество их (барселонцев), захватили наконец и самого графа и, пленного, вместо с пятью с лишним тысячами его людей, тоже захваченных, привели к Родерику. Родерик же приказал некоторых из них, а именно дона Бернальда, Гиральда Алемана, Раймунда, Муронова сына, Рикарда, Гвилельмова сына, и нескольких других, и бесчисленных знатнейших людей, содержать вместе с этим графом и охранять неусыпною стражею в особом месте». В «Первой Генеральной хронике» названы другие имена. «Частная хроника Сида» (гл. 106) приписывает пленение графа самому Сиду: «Мой Сид увидел, где граф стоял… и поскакал к нему и так ударил его копьем, что свалил на землю… и тогда граф был взят в плен». Это — плод «героического развития» сказания.

1064–1065. Рыцари Сида, очевидно, снимали с пленных все мало-мальски ценное платье; это было обычным явлением в средние века. Например, из Лиутпранда Кремонского («Антоподосис», II) мы узнаем, что даже знатных пленников раздевали до рубашки.

1085. Деянья (la gesta). — Перевод «деяния» дан по основному значению слова, которое присуще ему в большом количестве староиспанских памятников. Здесь оно является синонимом «песни» (cantar), что явствует из заключительных стихов этой части поэмы (ст. 2275); очевидно, эти два термина употреблялись без различия, когда речь шла об эпическом стихотворном произведении.

1181. Имеется в виду посольство к Юсуфу в 1093 г., когда альморавидский правитель послал зятя, но тот не посмел выступить против Сида в ушел ни с чем.

1187. В 1091 г. в войске Сида было до сорока арагонских рыцарей.

1209. Сид два раза давал валенсийцам срок для посылки за помощью: первый раз в августе 1093 г. на один месяц, второй — в июне 1094 г. на две недели. В первый раз они посылали к Юсуфу (см. выше), во второй — к правителю Сарагосы и альморавидскому правителю Мурсии; оба раза — неудачно. Вообще предоставление осажденным срока для призыва на помощь являлось почти что обычаем в войнах с маврами. Два таких случая засвидетельствованы в XII в. при Альфонсе VII. Менендес Пидаль указывает на древность этого обычая, приводя пример из Библии (Первая Книга Царств, II), где Ноас Аммонитянин осаждает Иавис: «И сказали ему старейшины Иависа: «Дай нам сроку семь дней, чтобы послать нам послов во все пределы израильские, и если никто не поможет нам, то мы выйдем к тебе». Саул освобождает Иавис.

1222. В Севилье в то время не было короля, так как альморавиды в 1091 г. овладели Севильей и посадили там губернатором Сира бен Абу-Бекра. Кроме того, Сид не вел войны с Севильей ни в то время, ни раньше, когда там были короли.

1244. Неотлучное пребывание Минайи Альвара Фаньеса при Сиде в Валенсии — вымысел.

1252. Вассал, который покинул своего сеньора, формально не объявив ему о том и не поцеловав руки, считался предателем.

1289. Епископ Жером — дон Иероним из Перигора, клюнийский монах, около 1096 г. вывезенный из Франции первым толедским архиепископом (тоже клюнийцем), Бернаром де Седирак. Очевидно, Бернар отправил его немедленно в недавно покоренную Валенсию. Сид принял его и богато одарил. В 1098 г. Жером был избран в епископы клиром и народом; папа Урбан II утвердил избрание.

1304–1306. Буквальный перевод: «…дали ему в Валенсии, отчего он мог быть богат». Очевидно, обеспечили его доходом; слова «в Валенсии» означают, что доход шел о земельного участка в этой области.

1333. Пять раз побеждал он по воле творца. — Менендес Пидаль считает это ошибкой певца и насчитывает всего четыре битвы: с Фарисом и Гальве (тирады 34–40), с Беренгарием (тир. 58), с валенсийцами (тир. 68) и с «королем Севильи» (тир. 75). Но, быть может, имеется еще в виду битва под Алькосером (тир. 29). В цикле Сида пять побед являются «эпическим числом»: в «Родриго» (ст. 422) Сид клянется одержать пять побед на поле бранном; в «Частной хронике Сида» (гл. 2) Сид побеждает пятерых мавританских царей.

1342. Святой Исидор — епископ севильский (570–636), известный ученый средних веков. Кроме своей огромной энциклопедии («Этимологии») в двадцати книгах, был автором ряда трудов по естествознанию, истории, каноническому праву и даже лексикологии. В «Песни о Сиде» король постоянно клянется святым Исидором. Помимо того что Исидор считался одним из патронов Испании, у леонского короля были и особые причины для его почитания: в 1063 г. мощи Исидора были перенесены в Леон, и соборная церковь стала называться его именем. Культ Исидора стал официальным, и двор поддерживал его.

1345. Гарсия Ордоньес (или Гарси Ордоньес) — при Санчо II сеньор над Панкорво, с 1074 г. альферес короля Альфонса VI, с 1076 г. граф Нахеры; назывался также сеньором Кабры и Граньона. Погиб в 1108 г. в битве при Уклесе, прикрывая щитом королевича Санчо, своего воспитанника. Гарсия Ордоньес был женат на донье Урраке, дочери наваррского короля Гарсии и двоюродной сестре Альфонса. Памятники не дают ясного представления о его личности. Были, несомненно, какие-то заслуги, ибо Гарсия Ордоньес пользовался неизменной милостью короля. Судя по многочисленным походам, в которых он участвовал, и по его героической смерти, он был человеком храбрым. Вследствие этого, а также ввиду его высокого положения он, казалось бы, должен был пользоваться уважением современников; однако «История Родерика» рисует его ярусом, не дерзнувшим выйти на Сида, когда тот вызвал его на бой в 1092 в., предварительно разграбив его земли. Согласно арабскому историку Ибн Бассаму, Гарсию Ордоньеса в насмешку звали «криворотым». «Курчавым граньонцем» называет его «Песнь о Сиде» (ст. 3112). Разные памятники описывают его позорное поражение при Кабре; не имея основания сомневаться в подлинности факта, мы вынуждены, однако, предположить, что памятники, восхваляющие Сида, дают не совсем полную картину отношений и вряд ли являются вполне надежными источниками для характеристики Ордоньеса (Каброю, по-видимому, он владел до смерти). Взаимная нелюбовь Сида и графа, вероятно, возникла еще тогда, когда после смерти короля дона Санчо бывший альферес Кастилии Сид должен был уступить первенство аль-фересу леонского короля Гарсии Ордоньесу. То обстоятельство, что Гарсия Ордоньес в качестве поручителя подписал брачный контракт Сида, еще не свидетельствует о дружбе между этими двумя сановниками: может быть, семья невесты потребовала таких знатных и могущественных поручителей, как Гарсия Ордоньес и граф Педро Асурес; возможно также предположить, что первый из них участвовал в совершении этого акта, представляя особу короля.

1363. «История Родерика» о втором изгнании Сида повествует так: «Король же, выслушав такого рода ложное обвинение, подвигнутый и распаленный величайшим гневом, немедля приказал отнять у него (Сида) все замки, деревни и земельные владения» (а может быть, почести — honeres). Об этой конфискации здесь, очевидно, и идет речь. В другом месте там говорится: «А также приказал… жену его и детей, связанных, со всею жестокостью бросить в темницу». «Песнь» представляет положение Химены и дочерей совсем в другом свете.

1376. Инфанты — титул, ныне применяемый только в отношении королевских детей, но в XI и XII вв. применявшийся к сыновьям всех знатных домов. Потому так именуются и зятья Сида, инфанты де Каррион. Женитьба этих инфантов на дочерях Сида исторически не засвидетельствована, ибо хроники в данном случае черпают сведения из «Песни о Сиде». В частности, маловероятно, чтобы инфанты могли отвергнуть дочерей Кампеадора после того, как он взял Валенсию, корда такие магнаты, как Рамиро де Монсон, внук наваррского короля, или Раймунд Беренгарий III, властитель Барселоны, считали возможным породниться с Сидом. С другой стороны, трудно допустить, чтобы предание о таком браке было чистым вымыслом. Быть может, была какая-нибудь расстроившаяся помолвка еще в пору жизни Сида до его изгнания, и наш певец обошелся столь же свободно с хронологией, как с именами обеих девушек (см. прим. к ст. 2075).

1519. Этот обычай неоднократно засвидетельствован в испанских хрониках. Еще в XVI в. Антонио де Гевара говорит: «Мавры… при встрече целовали друг друга в плечо, а при расставании — в колено» (Менендес Пидаль).

1548. У вполне снаряженного рыцаря было три лошади: боевая (cavallo en diestre, старофранцузское — destrier), дорожная (palafre, старофранцузское — palafroi) и вьючная, которая чаще всего заменялась мулом. Мул вез доспехи, a «palafre» рыцаря, который пересаживался на боевого коня перед самым сражением. Последний, шедший до места боя порожняком, в старину у нас назывался также «заводным» (то есть запасным)

1573. Бабьека. — Буквальное значение этого слова — «пентюх», «дуралей». О происхождении этого коня поэтические памятники повествуют различно. «Песнь о Сиде» говорит (ст. 1574), что он был добыт в бою с королем Севильи, но и король и бой, как мы видели, вымышлены (см. прим. к ст. 1222). «Кантилена» называет его: «конь, привезенный варваром заморским». В «Частной хронике Сида» мы находим вариант довольно обычного в героическом эпосе мотива «выбора коня». «Несколько времени спустя попросил он (Сид) у этого своего крестного (клирика Пейре Прингоса) жеребчика от какой-нибудь из его кобыл. И тот выпустил всех кобыл с жеребцами, и Сид не взял ни одного, а под конец выбежала кобыла с жеребцом очень безобразным и паршивым. И сказал Сид крестному: «Хочу этого». А крестный, рассердившись, сказал ему в гневе: «Дуралей, плохо выбрал!» И сказал тогда Родриго: «Это будет добрый конь, и имя ему будет Дуралей (Бабьека)». Германский герой Сигурд («Сага о Вёльсунгах») тоже вместе со стариком выбирает коня и тоже выгоняет табун. Илья Муромец покупает «жеребчика немудрого, бурого жеребчика косматого», из которого потом выходит богатырский конь.

1577. Ратные забавы заключались в скачке и главным образом в метании копья (bofordas) в деревянные доски (tablaclos), служившие мишенью (см. ст. 1602 и 2249).

1615 (курсив). Каждый им вид отраден и люб. — Интерполяция не является безусловно необходимой, но «Хроника двадцати королей», парафразирующая это место «Песни», дает здесь добавочную ассонирующую фразу, которая сама укладывается в стих.

1621. Король Юсуф. — Юсуф ибн Тешуфин (1059–1106) — вождь из племени ламтуни, которого Абдаллах, шейх альморавидов, сделал эмиром. В 1061 г. Абдаллах передал ему свою власть.

Юсуф основал столицу в Марокко и оттуда захватил весь Могриб до Сеуты. Уже в 70-х годах XI в. испанские царьки, теснимые Альфонсом VI, просят Юсуфа о помощи, неоднократно призывая его на полуостров. Юсуф четыре раза переправлялся через пролив (1086,1089, 1090, 1097 гг.); он одержал две крупные победы над Альфонсом — при Саграхас (1086 г.) и при Консуэгре (1097 г.). Он смещал мавританских царьков в Испании, как хотел. Альвара Фаньеса его войска разбили два раза (1090 г. и 1097 г.). Лично против Сида Юсуф не выступал никогда, но его войска дважды были разбиты наголову Кампеадором (1094 г. и 1097 г.). Зато после смерти героя альморавиды снова овладели Валенсией.

1631. Единственное место в «Песни о Сиде», где мавры названы неверными, вообще единственное место, указывающее на отрицательное отношение к чужой вере.

1658–1660. Барабана африканских (берберийских) войск производили сильное впечатление и на крестоносцев. То же — в «Песни о Сиде», стихи 2345–2347. В «Песни о Роланде» (ст. 3137) упоминаются барабаны в армии египетского эмира. Арабские источники единогласно отмечают страх, который нагоняли на христиан барабаны Юсуфа в битве при Саграхас.

1663. Сид перед торжественным обещанием берется за бороду, как бы клянясь ею.

1681. «Первая Генеральная хроника», гл. 925: «Альвар Сальвадорес, преисполнившись великого желания убивать мавров и думая, что дамы на негосмотрят, поскакал далеко впереди других и врезался в середину мавров; он не получил помощи и был взят в плен» (более куртуазный вариант). Там же далее говорится, что смельчак был найден целым и невредимым в захваченной испанцами вражеской ставке и затем освобожден, о чем в «Песни о Сиде» не упоминается.

1704–1705. Обычная проповедь перед крестовым походом. В «Песни о Роланде» (ст. 1133) архиепископ Турпен таким же образом ободряет франков:

Я ж дам вам отпущение грехов. Вас в вышний рай по смерти примет бог, Коль в муках вы умрете за него.

1798. Это принятая в средние века церковная десятина, подать в пользу церкви (библейского происхождения).

1940. Имеется в виду король.

2002. Алькасар (арабское аль-каср) — высочайшая в городе башня над дворцом правителя. Иногда так называли весь дворец. Валенсийский алькасар помещался в самом центре города напротив главной мечети. Сид поселился в нем только в феврале 1095 г., через полгода после занятия города.

2041. Альвар Диас (ум. в 1111 г.) — вельможа, правитель Оки в Старой Кастилии, свояк эпического героя Диего Ордоньеса.

2075. Эльвира и Соль. — Дочерей с такими именами у Сида, по-видимому, никогда не было. Относительно «Соль» еще можно предполагать, что это прозвище при христианском имени. В XI–XII вв. нередко встречается в грамотах «Мария, по прозвищу Соль», то есть «Солнце». Но относительно Эльвиры такого предположения сделать нельзя. О браке дочери Сида с инфантами де Каррион тоже ничего не известно. Тех дочерей Сида, через которых он породнился с Наваррой и Арагоном, звали Кристиной и Марией.

2093. Обмен мечами засвидетельствован в средние века как знак примирения и братания, по не как свадебный обряд.

2164–2165. В действительности дело обстояло далеко не так. Как передает «История Родерика», во время опалы Сида (1089 г.) «Родерика покинули многие из его рыцарей и перешли в королевский лагерь».

2314. Букар — неизвестный правитель. «История Родерика» вместо него называет Магомета, зятя и племянника Юсуфа ибн Тешуфина, который, однако, в сражении не погибает.

Имя Букара (может быть, искаженное Абу-Бекр, по Сиру Абу-Бекру, альморавидскому правителю Севильи; см. прим. к ст. 1222) упоминается у самых первых хронистов XIII в., Луки Туйского и Родриго Толедского. Любопытно, что оба хрониста расходятся с «Песнью»: у них Букар не убит Сидом. Эта версия, по-видимому, тоже была распространена в народных песнях, ибо и в старом романсе «Повстречался добрый Сид» Букар, хотя и раненный, успевает сесть в лодку.

2337. После этого стиха в рукописи отсутствует целый лист (около пятидесяти стихов). Следуя Менендесу Пидалю, мы восполняем пропуск прозифицированным текстом по «Хронике двадцати королей».

2373. Речь идет о бенедиктинском ордене, точнее, о его клюнийском ответвлении, к которому принадлежал Жером. Из монастыря Клюни (основан в 910 г.) берет начало движение, преследовавшее цели установления теократии. Организационно это движение, охватившее огромное число влиятельных монастырей во Франции, Германии, Италии п Испании, выражалось в том, что все они признавали главенство Клюни, настоятель которого в XII в. получил прозвище «аббата аббатов». Политическое влияние клюнийцев, составлявших как бы орден в ордене, было огромно.

2375. Герб — вернее, «эмблема». Родовых и земельных гербов, по-видимому, еще не было в Испании в XI в. Однако это уже не простой отличительный знак, судя по тому, что на значке у епископа изображен посох. На позднейших епархиальных гербах мы всегда видим посох и митру. Таким образом, знак уже имеет смысл, является «эмблемой» и индивидуальным гербом (см. «Песнь о Роланде», ст. 3090). В 1147 г. в битве при Альмерии леонские рыцари носили на щите изображение льва (Леон). В XIII в. уже все испанские королевства имеют гербы и появляются гербы фамильные.

2455. Этот стих явно неуместен после ст. 2454. Менендес Пидаль переставляет его после ст. 2437.

2564–2565. Дословно: «Введем их во владение брачным даром, который мы даем им в честь». Брачный дар давался мужем жене и, по леонскому праву, составлял половину земельного имущества мужа. Этот дар (по-латыни — агrhae, donatio propter nuptias), согласно часто встречающейся формуле, давался «в честь» непорочности, или красоты, или любви новобрачной.

2662. «Первая всеобщая хроника», передавая (в гл. 933) эту часть «Песни», совершенно опускает заговор инфантов против Абенгальбона (который там назван Абенканьоном), очевидно, считая этот эпизод слишком неправдоподобным. И в самом деле, находясь на мавританской земле с небольшою свитою, могли ли инфанты думать о безнаказанном убийстве алькальда, располагавшего двумя сотнями всадников?

2694–2695. Аламос и Эльфа — персонажи не дошедшей до нас легенды. Имя Аламос нигде не встречается; Эльфа — распространенное женское имя.

2813. Дьего Тельес. — Имя землевладельца, засвидетельствованное в купчих крепостях 1078 и 1092 гг. Между прочим, он купил землю у матери Альвара Сальвадореса (см. прим. к ст. 740). Однако неизвестно, можно ли отождествить это лицо с упоминаемым в ст. 2813 вассалом Альвара Фаньеса.

3004–3008. Все это место сильно попорчено и восстановлено по тексту «Хроники двадцати королей».

3112. Курчавый Граньонец — Гарсия Ордоньес.

3129. По-видимому, ссылка на какие-то два очень важных созыва кортесов, но на какие именно — установить сейчас невозможно.

3197–3197-а. В рукописи чрезмерно длинный стих. Менендес Пидаль принимает здесь полтора стиха и прибавляет полстиха от себя.

3287. «История Родерика» (источник всех хроник в отношении этого эпизода) говорит: «Взяты были в этой битве граф Гарсия, сын Opдония, Луп, сын Санкция, и Дидак, сын Петра, со многими своими рыцарями. Родерик, сын Дидака, отпраздновав победу, продержал их в плену три дня, а затем, отняв у них палатки и прочее добро, отпустил их на волю». О бороде дона Гарсия не говорится ни слова. Впервые эпизод с бородой появляется в «Хронике двадцати королей», где, вероятно, он заимствован из «Песни о Сиде».

3291-а (курсив). В кошельке у меня клок ее хранится. — Восстановлено по «Хронике двадцати королей».

3302. Педро Молчун. — См. прим. К ст. 611.

3394. Иньиго Хименес— знатный вельможа при дворе Альфонса Воителя, короля Арагонского (начало XII в.); возможно, что в 90-х годах XI в. был послом короля Педро.

Охарра — не известная истории личность, именуемая в «Частной хронике Сида» п некоторых других — Очоа Перес и Очоа Лопес. Охарра и Очоа— баскские имена и потому хорошо подходят для наваррского посла.

3457. Гомес Пелаэс— Лицо с таким именем фигурирует в грамотах конца XI — начала XII в. Оно принадлежало к роду Вани-Гомесов.

3507. Здесь в рукописи выпал лист, то есть около пятидесяти стихов; они восстановлены по «Хронике двадцати королей».

3544. Всенощное бдение с оружием в церкви предписывалось перед посвящением в рыцари и перед судебным поединком. Сохранились соответствующие узаконения. Обряд этот часто встречается в рыцарских романах.

3610. Делить солнце — значило расставить бойцов так, чтобы они были в равно выгодных условиях, чтобы ни одному из них солнце не било в глаза.

3726. «История Родерика» сообщает: «Преставился же Родерик в Валенсии в эру 1137, в июне месяце». «Первая Генеральная хроника», гл. 954: «Благородный муж отдал богу душу. Случилось это в эру 1132, по прошествии 15 дней месяца мая».

3733. В тексте: «Эра MCCXLV». Выяснилось, что одно «С» стерлось и надо читать: MCCCXLV, то есть по нашему летоисчислению, 1307 г.

3734–3735. Эта шутливая присказка чтеца внесена в манускрипт другой рукой также в XIV в. Книгу — в подлиннике «El romanz», что означало всякое сочинение на испанском, народном (в отличие от латинского) языке.

А. Смирнов


Примечания

1

* Альморавиды — мусульманская секта, отличавшаяся чистотой нравов и религиозным фанатизмом; возникла за Атласскими горами. Начало ей положил около 1039 г. проповедник Абдалах ибн Ясин. К 1042 г. он уже обратил всю Сахару, а в 1055 г. начал поход на Магриб (Передняя Африка). В 1061 г. он передал звание вождя Юсуфу ибн Тешуфину, который распространил власть альморавидов на Испанию. Около 1120 г. там же, за Атласом, возникло новое движение — альмохадов, которые оспаривали власть альморавидов н к 1146 г. окончательно взяли верх над ними.