sci_history Александр Б. Миндлин "Еврейская политика" Столыпина

Общество «Еврейское Наследие». Серия препринтов. Выпуск 19. Москва. 1996

1996 ru
ДДД LibRusEc kit, FictionBook Editor Release 2.6 2007-06-12 1D54414E-7961-48F3-80BA-EB6C3C293EEF 1.1

1.1 — форматирование, правка скриптами; апрель 2011 — DDD

Общество «Еврейское Наследие». Серия препринтов. Вып. 19. М. 1996

Александр Миндлин

«Еврейская политика» Столыпина

Первая статья Манифеста 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании Государственного порядка» гласила: «Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы в началах действительной неприкосновенности личности».[1] Но о какой неприкосновенности личности можно было говорить, когда в ответ на революционные манифестации по поводу указанного акта буквально на следующий день начались погромы, охватившие почти всю страну и являвшиеся кровавыми «патриотическими» манифестациями. Погромы были направлены, главным образом, против евреев, но громили также демократические и революционные слои населения.

Достоянием гласности стал рапорт от 15 февраля 1906 г. министру внутренних дел заведующего особым отделом Департамента полиции, чиновника особых поручений Н. А. Макарова, 3 мая рапорт без комментариев напечатала газета «Речь» под заголовком «Из истории нашей контрреволюции».[2]

Каким образом секретный документ попал в периодическую печать сказано далее. Здесь же необходимо подчеркнуть резонанс, вызванный публикацией в российском обществе, так как из нее стало известно о роли Департамента полиции в организации погромов.

Возмущенные члены I Государственной думы 8 мая единогласно приняли срочное заявление о запросе министру внутренних дел по поводу печатания погромных воззваний в Департаменте полиции и происшедших в Вологде, Калязине и Царицине беспорядков, подписанное 81 членом Думы.[3] Погромы в Калязине и Царицине, и еврейский погром в Вологде произошли 1 мая, как противодействие первомайским демонстрациям. 8 июня в Думе на запрос отвечал министр внутренних дел П. А. Столыпин, недавно назначенный на эту должность. Выступление было пробным камнем его «еврейской политики».

В историографии советского периода в значительной степени укоренилось представление о Столыпине как о «реакционере», «вешателе» и «антисемите». Его современные биографы, например, П. Н. Зырянов и И. В. Островский не оперируют подобными эпитетами и их оценки не столь жестки. Анализируя аспекты деятельности Столыпина, которые опосредованно можно было бы связать с перечисленными эпитетами, они делают акценты на первых двух, уделяя третьему существенно меньше внимания.[4] Поэтому интересно проследить, каким было отношение Столыпина к евреям, выражавшееся, в основном, в его позиции по законам о евреях.

Значительную часть жизни Столыпин провел в своем имении Колноберже, в Ковенской губернии, населенной преимущественно поляками, литовцами и евреями. В процессе активной хозяйственной деятельности он тесно общался с местным населением, в том числе с евреями, и не понаслышке знал положение последних. Возвращаясь к запросу, следует отметить, что Столыпин хотел быть в Думе при его формулировании, приезжал туда. В это время обсуждался другой вопрос; он уехал, рассчитывая вернуться, но опоздал.[5]

За неделю до выступления Столыпина — 1 июня начался еврейский погром в Белостоке, продолжавшийся три дня. 2 июня 49 членов Думы внесли срочное заявление о запросе министру внутренних дел, где говорилось: принимаются ли меры к защите еврейского населения Белостока и что намерен министр предпринять для предупреждения убийств, грабежей и насилий над еврейским населением в других местностях. Выступавшие при обсуждении запроса обвиняли власти в прямой организации погромов или в попустительстве им, либо, в крайнем случае, в бездействии и категорически отвергали в качестве причины погромов национальную вражду. Выдвигалось требование отставки правительства. Запрос единогласно был принят как спешный.[6]

Дума поручила своей комиссии по исследованию незаконных действий должностных лиц немедленно собрать сведения на месте погрома.[7]

8 июня, выступая с ответом на первый запрос, Столыпин прежде всего заявил, что согласно статуту Государственной думы разъяснения министров могут касаться незакономерных действий, произошедших лишь после ее учреждения, то есть после 27 апреля. Но все же он решил ответить на запрос, так как весь Департамент полиции обвинялся «в возбуждении одной части населения против другой, последствием чего было массовое убийство мирных граждан».[8]

Макаров в рапорте докладывал министру о том, что в помещении Департамента полиции была оборудована тайная типография, печатавшая погромные прокламации. Ей руководил жандармский ротмистр М. С. Комиссаров. Другой же жандармский ротмистр, помощник начальника екатеринославского губернского жандармского управления по александровскому и павлодарскому уездам А. И. Будогоский не только распространял такие воззвания, но и побуждал черносотенцев г. Александровска выпускать свои подобные прокламации с молчаливого одобрения высокопоставленных чиновников Департамента полиции.[9] Описанные действия должностных лиц, — завершал Макаров рапорт, — ведущие к возникновению среди населения междоусобной розни, составляют уголовно наказуемое преступление.[10]

Столыпин свел дело к «неправильным» поступкам отдельных людей, действовавших якобы только по собственной инициативе, отрицал факт оборудования Департаментом полиции «преступной типографии» и утверждал, что последствиями действий департамента «не могла быть масса убитых» во время погромов.[11] В Александровске погром произошел 14 декабря 1905 г. Столыпин снисходительно говорил о Будагоском, внесшим значительную лепту в его организацию, Комиссарове и других. Одним из основных доводов в попытке смягчить резонанс от разоблачений Столыпин считал нераспостранение в Александровске «после 14 декабря новых воззваний против революционеров и евреев». В отношении нареканий за неприятие департаментом мер против погромов объяснения министра были совершенно неубедительными. Повторения «неправильных» действий не будет, — утверждал он.[12] Затем Столыпин отвечал на вторую часть запроса — о погроме в Вологде, бесчинствах в Царицыне и убийствах в Калязине.[13] Необходимо указать, что в запросе, в выступлении министра и последующем обсуждении не говорилось именно о еврейском погроме в Вологде, хотя по данным советского историка А. А. Черновского еврейские погромы 1 мая были не только в Вологде, но и в Муроме и Симбирске.[14] Объяснения министра были путанными. Вообще он считал действия властей, если и не вполне правильными, то и не беззаконными, меры правительства — не реакцией, а порядком, необходимым «для развития самых широких реформ».[15] На эти слова Дума ответила шумом.

Член думы князь С. Д. Урусов, выступавший первым после Столыпина, был уверен в его искренности. При таком министре никто не осмелится «воспользоваться зданием министерства и министерскими суммами, чтобы устраивать подпольные типографии» и организовать погром. Но, — как заявил далее Урусов, — главные вдохновители находятся вне сферы действия министерства внутренних дел, поэтому его обещания не имеют твердого основания; никакое правительство не сможет обеспечить порядок и спокойствие, пока «на судьбы страны будут оказывать влияние люди, по воспитанию вахмистры и городовые, а по убеждению погромщики».[16] Р. Ш. Ганелин полагает, что под такими людьми Урусов, в частности, подразумевал бывшего товарища министра внутренних дел, петербургского генерал-губернатора, а во время работы I Думы — дворцового коменданта, оголтелого антисемита, сторонника самых крайних правых взглядов, обладавшего огромным воздействием на царя, генерала Д. Ф. Трелова.[17] После Урусова в том же ключе выступили еще несколько членов Думы. Основная мысль министра, вновь взявшего слово, заключалась во фразе: «То, что нехорошо, того больше не будет». Но в зале возник сильный шум и крики: «А Белостокский погром?».[18]

В решении Думы, принятом в обычной форме перехода к очередным делам, говорилось, что в проходивших погромах и массовых избиениях мирных граждан есть признаки общей организации и явное соучастие в них должностных лиц, оставшихся безнаказанными, что объяснения министра свидетельствуют о его бессилии прекратить погромы, что создается неизбежность их повторения и что только немедленная отставка правительства и передача власти кабинету, пользующемуся доверием Думы, способны вывести страну из погромного состояния.[19]

Инициатором раскрытия дела о тайной типографии и погромных прокламациях был бывший директор Департамента полиции А. А. Лопухин, получивший сведения от Макарова. Именно после того, как Лопухин в январе 1906 г. дважды беседовал об этом с ничего не подозревавшим председателем Комитета министров С. Ю. Витте, тот приказал уничтожить типографию, но не наказал виновных. Поэтому Лопухин передал копию рапорта Макарова для опубликования в газете «Речь».[20] Кроме того, летом 1906 г., находясь в Мюнхене и прочитав выступление Столыпина 8 июня в Думе, Лопухин увидел в нем существенные искажения событий. 14 июня он написал министру официальное письмо, в котором повторил рассказанное ранее Витте.[21]

В письме Лопухин, не показывая существовавшего у него недоверия к Столыпину,[22] представил свое видение изложения событий министром как следствие извращения обстоятельств дела его подчиненными. В частности, Лопухин указал, что прокламации, призывавшие к избиению евреев, распространялись в Александровске и после погрома 14 декабря 1905 г. Но основная мысль письма заключалась в поддержке мнения Урусова о том, что министр и его центральный аппарат практически бессильны, полиция и жандармерия, а также ряд сотрудников министерства «считают себя вправе вести самостоятельную политику» вследствие поддержки не только некоторых высших чиновников, но и таких фигур как генерал Трепов. «Только осведомленная прессой Государственная дума в силах навсегда прекратить систематическое подготовление властями еврейских и иных погромов» таково было глубокое убеждение Лопухина. Им и объяснял он факт передачи копии рапорта Макарова в газету.[23]

Урусов и Лопухин попали точно в цель — министр внутренних дел не мог предотвратить или остановить еврейские погромы. Так, 22 июня руководитель группы, командированной в Белосток, член Думы М. П. Араканцев после поездки выступил от имени комиссии с докладом о белостокских событиях. Он сказал, что утром 2 июня Столыпин обещал членам Думы В. Я. Якубсону и М. И. Шефтелю немедленно телеграфировать о принятии «действительных мер» против погрома. Но «особенно многочисленные расстрелы евреев» происходили с 5 часов дня 2-го июня до утра 3-го. В этом комиссия увидела существование «тайной власти, для которой власть министра была ничтожной».[24]

Член Думы от Гродненской губернии, в состав которой входил Белосток, М. Я. Острогорский заявил о получении телеграммы с сообщением о погроме в ночь с 1 на 2 июня; в 4 часа утра сам послал телеграмму Столыпину и в 11 часов утра был у него. Министр обещал «принять немедленно самые энергичные меры», сказав, что Острогорский может успокоить своих земляков. Однако вскоре погром «стал бушевать с необыкновенной силой».[25]

Известный исследователь истории евреев в России С. М. Дубнов 35-летнюю историю еврейских погромов в царствования Александра III и Николая II делил на три эпохи: первая 1881–1882 гг., вторая 1903–1906 гг., третья — военные погромы в прифронтовой полосе и изгнание сотен тысяч евреев из западных губерний (1914–1916 гг.).[26] Четвертая эпоха уже после свержения царизма — погромы, которые организовывали белые, гайдамаки, петлюровцы, белополяки и Первая конная армия. Дубнов считал 1906 г. конечным годом второй эпохи.

Следует уточнить его высказывание. После белостокского погрома 9 июля произошел погром в Нижнем Новгороде, 10 июля в Одессе,[27] 27–28 августа в Седлеце, в Царстве Польском,[28] а в 1907 г. 28 февраля в Елизаветграде Херсонской губернии, 8-12 августа в Одессе.[29] Без сомнения Столыпин не желал погромов, однако остановить их как министр внутренних дел, а тогда и председатель Совета министров не сумел.

Антисемиты — представители власти не скрывали и даже афишировали легкость, с которой они могли бы прекратить погромы. Например генерал-майор Бессонов (инициалы установить не удалось — А. М.), начальник охраны второго отдела Киева, куда входили Подол и Старо-киевский участок, где жили преимущественно евреи и располагались богатые еврейские фирмы, во время погрома 18–21 октября 1905 г. заявил, будь его воля, «погром окончился бы в полчаса, но евреи приняли слишком большое участие в революционном движении и потому должны поплатиться». В то же время начальники двух других отделов охраны города старались прекратить погром.[30]

С ответом на запрос о белостокском погроме Столыпин собирался выступать 10 июля, как он заявил председателю Думы.[31] Но 8 июля 1906 г. I Дума была распущена, и министр освободился от, по-видимому, крайне неприятных для него объяснений.

15 мая 151 член Думы в порядке законодательной инициативы внесли предложение об основных законах о гражданском равноправии, где вторая группа предполагаемых законов относилась к ограничениям, обусловленным национальностью и вероисповеданием; речь шла о полной отмене всех ограничений.[32]

Обсуждение проводилось на нескольких заседаниях при единодушной поддержке выступавших за немногими исключениями. Аналогичное решение требовали принять некоторые ораторы в процессе рассмотрения запроса о погромных воззваниях. В связи с неожиданным для членов Думы ее роспуском проблема не получила логического завершения.

После вступления Столыпина на пост председателя Совета министров его первой публичной декларацией была программа правительства, опубликованная 24 августа 1906 г. Предлагаемый перечень мероприятий состоял из двух частей. Одни реформы предполагалось провести в сравнительно короткие сроки, до открытия II Думы, в соответствии с 87 статьей Основных законов, дающей правительству право в периоды «междудумья» представлять законопроекты непосредственно царю. Другие же должны были разрабатываться для внесения в Думу.

На втором месте в первой группе стояли «некоторые неотложные мероприятия в смысле гражданского равноправия и свободы вероисповедания». Далее говорилось, что «в области еврейского вопроса безотлагательно будет рассмотрено, какие ограничения, как вселяющие лишь раздражение и явно отжившие, могут быть отменены немедленно».[33]

Правительство, не мешкая, приступило к реализации программы. Товарищ министра внутренних дел В. И. Гурко вспоминал, что в сентябре-ноябре 1906 г. Совет министров неоднократно собирался для рассмотрения законопроектов, которые должны были приниматься по 87 статье.[34] Второй проект касался еврейского вопроса.[35]

А. С. Тагер предполагал, что инициатором проекта закона, касающегося евреев, был министр финансов В. Н. Коковцов.[36] Вероятно, Тагер исходил из письма Коковцова 28 июля 1906 г. директору Парижско-Нидерландского банка Э. Нецлину, где сообщал о принятии в 1904 г. по его инициативе двух законов, снявших некоторые ограничения прав евреев («Об отмене законов о праве жительства евреев в пятидесятиверстной от западной границы полосе» и «О некоторых изменениях в действующих постановлениях о правах жительства евреев в различных местностях Империи»[37] — А. М.). Продолжая, Коковцов указывал, что в ближайшее время представит в Совет министров предложение об отмене ограничений для евреев по торговле, промыслам, их участию в акционерных предприятиях и отмене Временных правил о евреях от 3 мая 1882 г. (эти правила запрещали евреям вновь селиться вне городов и местечек, приостанавливали совершение купчих крепостей и арендных договоров на недвижимые имущества, находящиеся в сельской местности; указанные меры относились к черте оседлости).[38] Кроме того, Коковцов предполагал предоставить евреям право повсеместного жительства.[39]

Коковцов говорил Гурко, что не любит евреев и понимает, что они очень опасны. Но принимаемые против них меры не эффективны, ибо евреи всегда смогут обойти законы.[40] Подобное высказывание, по-видимому, можно считать побудительным мотивом Коковцова.[41]

Когда во второй половине двадцатых — начале тридцатых годов Коковцов писал воспоминания, инициатором проекта он называл не себя, а Столыпина.[42] В документе Совета министров, названном «О пересмотре постановлений, ограничивающих права евреев», отмечалось, что его первоначальную разработку выполнили министерства финансов и внутренних дел. Министр финансов считал единственной возможностью правительства изменять или отменять по 87 статье только временные меры по отношению к евреям; коренные же изменения законов о евреях, «существующих почти полтора столетия», можно было проводить лишь через Государственную думу и Государственный совет.[43] Таким образом, Коковцов отказался от мысли об упразднении черты оседлости.

Хотя в теме, поименованной как «еврейская политика» Столыпина, Коковцов не является фигурой первого плана, его вклад в такую «политику» заметен. Кроме того, он в течение всего времени премьерства Столыпина был одним из его ближайших сотрудников. Поэтому целесообразно привести эпизод, более точно характеризующий отношение Коковцова к национальному, а значит и к еврейскому вопросу.

А. Я. Аврех указывал, что Коковцова «в помещичье-буржуазном общественном мнении, особенно в кадетско-прогрессивных кругах» считали либералом, ибо он как министр финансов чаще, чем другие министры, общался с буржуазией и должен был считаться с ее интересами. Когда после покушения на Столыпина, но еще до его кончины, Коковцов замещал премьера, либеральная пресса восприняла его назначение как конец столыпинского националистического курса, а партия националистов сильно обеспокоилась.[44]

3 или 4 сентября 1911 г. Коковцова посетила группа членов фракции националистов III Думы во главе с П. Н. Балашовым. Тот сказал, что партия националистов взволнована покушением на Столыпина как на человека, слившегося с этой партией и оказывавшего ей покровительство. Партия не доверяет Коковцову и опасается его симпатий «к элементам международного капитала и инородческим». Коковцов ответил: «Вашей политики угнетения инородцев я не разделяю и служить ей не могу». Он завершил разговор так: «Оказывайте какое хотите покровительство русскому элементу, будем вместе возвышать его, но преследовать сегодня еврея, завтра армянина, потом поляка, финляндца… в этом нам не по пути».[45]

При обсуждении Советом министров законопроекта «О пересмотре постановлений, ограничивающих права евреев», Гурко выступил против проекта и предложил отказаться от любых притеснений евреев, особенно в черте оседлости. Далее он заявил, что частичное уравнивание их в правах с остальным населением приведет лишь к негативным результатам; не лишая евреев революционных симпатий, такой курс даст им оружие, облегчающее борьбу против правительства. Большинство членов Совета министров высказалось за проект. Столыпин, по словам Гурко, поначалу тоже был за, потом он стал путаться и сбиваться, после чего предложил представить царю стенограмму заседания для утверждения мнения большинства или меньшинства. Совет поддержал это предложение. Подобным ходом Столыпин как бы перекладывал на царя ответственность за принятие решения. Если царь одобрит законопроект, возмутятся правые, в ином случае возникнет негативная реакция евреев. Далее Гурко привел «курьезный» факт — Столыпин был среди меньшинства, хотя сам предложил проект.[46]

Основные положения законопроекта состояли в следующем. В губерниях черты оседлости евреям разрешалось жить и в сельской местности. Евреи, имеющие право жительства вне черты оседлости, также могли обосноваться в сельской местности. Разрешались торговля, промыслы, участие в акционерных компаниях и приобретение в городских поселениях и ряде поселков недвижимого имущества.[47] Таким образом, частично отменялись Временные правила о евреях. Завершался проект «сомнением» в том, следует ли его издавать по 87 статье или внести в Думу нового созыва. Принять решение должен был сам царь![48]

В примечании к законопроекту, помещенному в книге «Убийство Столыпина: Свидетельства и документы», ее составитель А. Серебренников утверждает, что опубликованная формулировка заключения существенно отличалась от первоначально предложенной Советом министров; в ней испрашивалось соизволение царя на проведение закона только по 87 статье.[49]

В самом начале декабря 1906 г. Столыпин направил законопроект царю на утверждение. При подготовке проекта члены Совета министров, как вспоминал Коковцов, представляли, что Столыпин «не решился бы поднять такой щекотливый вопрос, не справившись заранее со взглядом Государя», хотя он сам об этом не говорил. У Столыпина был убедительный аргумент — личное близкое знакомство с еврейским вопросом в западном крае, где он прожил много лет. Ссылаясь на такой аргумент, Столыпин доказывал несостоятельность многих ограничений жизненными фактами.[50]

Скорее всего, Столыпин ожидал положительного решения царя, тем более, что правительственная программа от 24 августа 1906 г. получила «высочайшее одобрение».[51] Если обещанные программой преобразования не будут осуществлены, — было записано в проекте, — доверие общества к правительству поколеблется.[52]

Однако опыт общения Столыпина с царем показывал — на него нельзя положиться. Даже если премьер убеждал в чем-то царя, в решающий момент тот мог отказаться от принятого решения. Так случилось и на этот раз.

10 декабря Николай II вернул Столыпину журнал Совета министров, где был помещен законопроект, неутвержденным, мотивируя свое решение в письме, в котором говорилось: «Несмотря на самые убедительные доводы, внутренний голос твердит, чтобы я не брал этого решения на себя. До сих пор совесть моя никогда меня не обманывала».[53] Ганелин полагает, что резолюция царя на журнале (ее текст неизвестен) соответствовала по содержанию его письму.[54]

В тот же день Столыпин отправил Николаю II ответное письмо, где указывал: «Исходя из начал гражданского равноправия, дарованного манифестом 17 октября, евреи имеют законные основания домогаться полного равноправия»; частичная отмена ограничений дает возможность Государственной думе отложить разрешение проблемы «в полном объеме на долгий срок»; принятие законопроекта успокоит «нереволюционную часть еврейства» и избавит «законодательство от наслоений, служащих источником злоупотреблений». Затем Столыпин вновь подчеркнул мысль о царском одобрении правительственного сообщения от 24 августа, а также, что Николай II сам указывал «на неприменимость к жизни многих из действующих законов» и лишь не желал их изменения без Думы.

При полном соблюдении тайны, — продолжал премьер, — слухи о подготовке журнала проникли в общество и прессу, поэтому царь ставил себя в невыгодное положение, ибо Совет министров единогласно высказался за проект (следует напомнить, что Коковцов говорил о его принятии большинством Совета — А. М.).

Осталось неясным, хотел ли Столыпин ответственность взять на себя, чтобы не компрометировать Николая II, или хотел не подрывать авторитет Совета министров.

Так как о возвращении журнала царем еще никто не знал, Столыпин просил, по крайней мере, переделать «резолютивную часть журнала», а именно, испрашивать царя не на утверждение им журнала по 87 статье, а на двоякую запись — внести ли вопрос в Думу или разрешить его по 87 статье. В том случае, — завершал письмо премьер, — правительство «в глазах общества не будет казаться окончательно лишенным доверия Вашего Величества, а в настоящее время Вам, Государь, нужно правительство сильное».[55]

Николай II не заставил себя долго ждать и уже на следующий день, 11 декабря в письме согласился с предложением Столыпина.[56] Практически царь предпочел более краткую резолюцию. «Собственной Его Величества рукой начертано: „Внести на рассмотрение Государственной думы“. 15 декабря 1906 г. в Царском Селе. Председатель Совета министров Столыпин» — такая запись сделана на первой странице журнала.[57]

Столыпин говорил Коковцову, что не ожидал подобного решения, так как ему приходилось делиться мыслями на основании опыта в Западном крае, и Николай II «ни разу не высказал принципиального несогласия». Однако Столыпин отнесся к решению царя спокойно.[58]

Гурко писал, что царь взял на себя ответственность за отклонение проекта, спасая от нее правительство. Далее он упоминал о различных версиях, циркулировавших в Санкт-Петербурге относительно законопроекта. По одной из них решение царю подсказал Столыпин. Сам Гурко утверждал, что не знал, какая из версий правильна.[59]

Чтобы понять, чем действительно руководствовался царь, необходимо хотя бы кратко остановиться на роли черносотенного движения в антисемитской политике в стране.

При первом посещении Витте Лопухин высказал убеждение в том, что погромы организуют черносотенные организации и «крайний правительственный антисемитизм»,[60] получивший меткую характеристику «зоологического антисемитизма». Было бы неправильно относить подобную характеристику только к правительственным и чиновным кругам. В еще большей степени она относилась к черносотенцам. Однако, говоря о двух указанных группах, следует оперировать более широким понятием — «зоологический национализм», направленный против всех «инородцев» в России — евреев, поляков, финнов, армян и др. Но антисемитизм был особенно грубым и резким проявлением зоологического национализма.

За делом о погромных прокламациях стоит «группа лиц, составляющих как бы боевую дружину одного из наших самых патриотических собраний», — утверждал Урусов.[61] Непонятно, почему он говорил завуалированно, однако ясно, что речь шла о «Союзе русского народа», созданном в ноябре 1905 г. в качестве инструмента борьбы с революционным движением. Антисемитизм был необходимым признаком каждого «союзника» (так для краткости называли членов союза).

По мнению Лопухина, высказанному им Витте, правительственный антисемитизм доходил по иерархической лестнице до чиновных низов, затем в виде призывов к избиениям евреев спускался к черносотенцам и реализовывался ими.[62] Дубнов антиеврейские законы называл «тихими, легальными, канцелярскими» погромами.[63] Но эти же законы были одним из основных факторов существования антисемитизма и возникновения уже кровавых погромов.

С момента основания за «Союзом русского народа» стояла имеющая несравненно большее значение организация — «Совет объединенных дворянских обществ». Она была не политической организацией, а объединением самых правых дворян, целью которого являлась защита их сословных интересов.

Программа союза воспроизводила программу совета объединенного дворянства, косвенно руководившего деятельностью союза и других правомонархических организаций и партий. Официально союз не выступал от имени совета, но объединенное дворянство проводило через союз свою политику.

С 14 по 18 ноября 1906 г. заседал второй съезд уполномоченных дворянских обществ. В это время просочились слухи о рассмотрении Советом министров вопроса расширения прав евреев. 15 ноября делегат съезда, товарищ председателя союза В. М. Пуришкевич заявил с трибуны съезда, что Главный совет союза обратился к своим отделам с предложением просить императора воздержаться от утверждения законопроекта. «По прошествии 24 часов у ног Его Императорского Величества было 205 телеграмм» с указанной просьбой [64] (в союзе было 205 отделов — А. М.).

Резолюция съезда выступала против всяких уступок «еврейским притязаниям», каждая уступка расценивалась как проявление слабости государственной власти. В резолюции высказывалось требование производить любые изменения законов о евреях только в общем законодательном порядке, но не по 87 статье.[65]

Известный адвокат, член Думы В. А. Маклаков по поводу упомянутого законопроекта писал, что «при диких формах современного антисемизма (написано в 1942 г. — А. М.) тогдашнее положение евреев в России может казаться терпимым». В проекте полного равноправия не было, «но евреи так не избалованы, что оценили бы и это». Говоря о получении царем 205 телеграмм от союзников, Маклаков, ссылаясь на письмо Николая II Столыпину, резюмировал: «Вот источник того внутреннего голоса, который Государя будто бы никогда не обманывал».[66]

Наверняка это и была истинная причина отклонения законопроекта царем — Николай II поддержал антисемитов «дорогого» ему «Союза русского народа».

В начале 1907 г. П. А. Тверской, независимый русский и американский журналист, как он сам себя называл, специальный корреспондент агентства «Американ Ассошиэйтод Пресс», взял интервью у Столыпина. Тверской говорил о еврейских погромах, как уже о хроническом явлении, к которому присоединились другие явления, например, избиения интеллигенции. Он обвинял власть не только в бездействии, но и в их поощрении и указывал на черносотенную агитацию и апатию «в преследовании ее кровавых последствий, несмотря на существование военных положений и полевых судов».[67]

О том, что полевые суды не рассматривали дела погромщиков, Тверской, возможно, не знал. Впрочем, далее рассказано о помиловании многих осужденных обычными судами погромщиков.

Отвечая Тверскому, Столыпин говорил, что в этой области и он и правительство бессильны вследствие постоянно действующих на них «различных давлений и влияний». Поэтому он не раздумал об отставке. Затем Столыпин заметил, что ему только остается лавировать. Закончил он, сказав: «Погромы теперь пока прекратились, и пока я у власти, их больше не будет».[68]

Если напомнить о двух последних погромах, организованных как раз в 1907 г., то Столыпин не выполнил обещание.

Возвращаясь к вопросу о сопротивлении правых сил, на которое натолкнулись первые шаги правительства Столыпина, следует подчеркнуть, что премьер не собирался отступать от реформ. В январе-феврале 1907 г., получив записку крайних правых членов Государственного совета о внутренней политике, Столыпин написал на ней замечание: «Реформы во время революции необходимы, так как революцию породили в большой мере недостатки внутреннего уклада… К тому же путь реформ торжественно возвещен, создана Государственная дума и идти назад нельзя. Признанием бессилия власти будет обращение всех сил на полицейские мероприятия», — закончил премьер.[69] Приведенная запись не предназначалась для опубликования и ее нашли в письменном столе после кончины Столыпина.

20 февраля 1907 года была открыта II Дума, а 6 марта на ее заседании председатель совета министров более подробно изложил программу правительства от 24 августа 1906 г. И вновь, несмотря на недавнюю неудачу, обусловленную позицией царя, он, в частности, говорил о шагах предусматривающих облегчение положения евреев: «С целью проведения в жизнь высочайше дарованных узаконений об укреплении начал веротерпимости и свободы совести министерство (т. е. правительство — А. М.) вносит в Государственную думу и Совет ряд законопроектов, определяющих отмену связанных исключительно с исповеданием ограничений».[70] Однако за три с половиной месяца существования II Думы столыпинское правительство не внесло никаких законопроектов по отмене ограничений для евреев.

Став во главе Совета министров в разгар революции, Столыпин хотел противопоставить демократическому движению и либеральной Думе активную массовую организацию правого толка и пытался делать ставку на «Союз русского народа». Например, член Главного совета союза П. Ф. Булацель сообщал о переговорах в сентябре 1906 г. премьера с союзом; видным «союзникам» тот обещал, что, если они составят большинство в Думе, то к изменению основных законов в их духе «вряд ли бы встретилось препятствие».[71] Подобному высказыванию едва ли стоит предавать значение, ибо, как известно, союз был ярым противником и столыпинских реформ и самого существования Думы. Все же это не мешало правительству финансировать союз и его черносотенную прессу; такие факты подтверждал товарищ министра внутренних дел С. Е. Крыжановский,[72] тесно сотрудничавший с Пуришкевичем.

К представителям власти, являвшимся вдохновителями еврейских погромов, никакие репрессивные меры, как указано ранее, не принимались. Но непосредственных участников погромов, убийств и грабежей приходилось судить и осуждать, что очень не нравилось Николаю II. В беседе с руководителем одесского отдела «Союза русского народа» графом А. И. Коновницыным он говорил, что русские суды относятся к участникам погромов излишне строго. «Даю вам мое царское слово, что буду всегда исправлять их приговоры по просьбам дорогого мне „Союза русского народа“»[73] (царь был почетным членом союза[74] и носил его значок).[75] Николай II выполнял свое слово и подписывал большинство «всеподаннейших докладов» министра юстиции И. Г. Щегловитова о помиловании осужденных за еврейские погромы, составлявшихся по ходатайствам различных отделов союза.[76]

Это подтвердил с думской трибуны Пуришкевич, говоривший о многих осужденных «безвинно по голословным доказательствам еврейского кагала. Когда впоследствии монархические организации одна за другой возбуждали ходатайства о помиловании, все они получили полное удовлетворение».[77] Через некоторое время к тому же вернулся член Думы Е. П. Гегечкори, но в совсем противоположном ракурсе: «Г. Щегловитов напрягает все усилия, пользуется всеми находящимися в его руках средствами, чтобы погромщики — „союзники“ не понесли заслуженной кары».[78]

Витте утверждал, что помилованием царя пользовались «явные убийцы и подстрекатели к убийствам», и помилование происходило «не без участия Столыпина».[79] Учитывая явную неприязнь Витте к Столыпину, видную во многих главах его «Воспоминаний»,[80] можно усомниться в истинности подобного утверждения. Но если в действительности премьер сам и не присоединялся к ходатайствам о помиловании, то наверняка знал о докладах царю министра возглавляемого им правительства.[81]

От массовых погромов «союзники» перешли к террористическим актам. 18 июля 1906 г. они убили члена I Думы профессора М. Я. Герценштейна, 29 января 1907 г. покушались на Витте, 14 марта того же года убили редактора газеты «Русские ведомости» Г. Б. Иоллоса, также бывшего члена Думы.

Связь с «союзниками» дискредитировала Столыпина. Причиной этого был не только их бандитизм. Они поносили премьера и правительство, не стесняясь в выражениях, несмотря на получаемые деньги. Поэтому отношения Столыпина с союзом летом 1907 г. стали ухудшаться, произошла заминка в выдаче средств. Глава союза А. И. Дубровин попросил начальника Петербургского охранного отделения полковника А. В. Герасимова, близкого сотрудника Столыпина, быть посредником. Он отказался из-за резкой компании, проводимой против премьера газетой Дубровина «Русское знамя». Глава союза все же уговорил Герасимова и тот убедил Столыпина, который нехотя «распорядился о выдаче 25 тысяч рублей» союзу.[82] На следующий день в «Русском знамени» говорилось будто «Столыпин дал эту сумму за то, чтобы Дубровин не печатал известных статей, как бы подкупил его».[83] Премьер стал добиваться смещения Дубровина и в 1910 г. Главный совет союза полностью обновился. Дубровин был вынужден сам уйти и впоследствии создал новую черносотенную организацию Всероссийский Дубровинский союз русского народа.[84]

Видный кадетский публицист, член ЦК партии народной свободы В. П. Обнинский, характеризуя Николая II, писал: «Царь не раз говаривал преданному слуге Петру Аркадьевичу: „Отчего Вы не запишитесь в „Союз русского народа“? Ведь Дубровина теперь там нет“». Затем Обнинский добавлял: «Да, Дубровина — то не было, зато Николай оставался».[85]

До своей кончины Столыпин продолжал контактировать с «Союзом русского народа», но не дубровинским, а обновленным, более умеренным.[86]

22 мая 1907 г. Столыпин издал циркуляр № 20 по министерству внутренних дел, предложивший Курскому губернатору приостановить «впредь до пересмотра общего вопроса о праве жительства евреев» выселение евреев, поселившихся вне черты оседлости на законном основании, но утратившим по каким-либо причинам это право, а также имеющих семью и «домообзаводство». Решение дополняли существенные ограничения. Административная власть должна быть уверенной в том, что еврей, оставленный в запрещенной ему местности, «не вреден для общественного порядка и не вызывает неудовольствия» населения. Затем циркуляр предписывал категорически не допускать впредь «незаконного водворения» евреев вне черты оседлости.[87]

Хотя под действие циркуляра подпадало всего несколько тысяч еврейских семейств, правые фракции III Думы 26 ноября 1908 г. внесли заявление о запросе министру внутренних дел, в котором обвинили его в превышении власти, а также незаконности циркуляра, разосланного по всей России, и нарушении Свода законов. Запрос требовал точного соблюдения действующих законов о евреях и утверждал, что закон нельзя отменить министерским циркуляром.[88] По решению Думы заявление было передано в комиссию по запросам,[89] но осталось нерассмотренным.[90] Однако это не помешало властям отреагировать на запрос массовым выселением евреев в местности черты оседлости. Например, из Киева зимой 1910 г. выслали 1200 еврейских семейств.[91]

Третьеиюньский переворот стал переломным моментом во внутренней политике Столыпина, в том числе, в еврейском вопросе. «Правительство Столыпина объявило войну русскому еврейству», — писал Витте.[92] Конечно же, утверждение Витте, относившегося к Столыпину с нескрываемой антипатией, не является убедительным доказательством, хотя факты говорят сами за себя. Так, 14 сентября 1907 г. общее собрание членов Киевского губернского отдела «Союза русского народа» потребовали в письме Столыпину очистить Киевский политехникум от «засилия» евреев. Резолюция премьера на полях письма была такой: «Наконец, среди грубой брани и требований, вызванных политиканством и интригой, дождался я от „Союза русского народа“ мыслей правдивых и серьезных. Безобразный прием евреев в Киевский политехникум уже обратил на себя мое внимание, и я принял соответствующие меры».[93] Столыпин приказал исключить из политехникума 100 студентов-евреев, выдержавших конкурсные экзамены, а на их места принять русских, получивших меньше баллов.[94]

1 ноября 1907 г. была открыта III Дума; 16 ноября Столыпин изложил в ней правительственную декларацию, в которой уже не было ни одного слова об отмене ограничений для евреев.[95] До 16 ноября Столыпин более или менее считался со всем, «что было левее того настроения, в котором он сам находился в данный момент. После 16 ноября он считался только с крайними правыми по тем немногим вопросам, по которым с ними расходился», — писал Тверской.[96]

Впрочем, изредка председатель Совета министров отступал от жесткого курса, по крайней мере, на словах.

Один из всего двух евреев — членов III Думы Л. Н. Нисселович решил внести законодательное предложение об отмене ограничений политических и гражданских прав евреев, предварительно выяснив у лидеров правых фракций, как они отнесутся к передаче подобного предположения в комиссию.

Весной 1908 г. Нисселович был на приеме у премьера по поводу полученных из черты оседлости известий о готовящихся там выступлениях «союзников». Он воспользовался посещением, чтобы сообщить Столыпину ответы лидеров фракций и узнать, как правительство отнесется к указанному предположению. Сами ответы Нисселович не привел, но писал, что глава правительства категорически заявил о безусловном недопущении погромов. И действительно, как отмечено ранее, после 1907 г. в период премьерства Столыпина погромов не было. По главному вопросу он заявил: «Если в самой Думе возникнет законодательное предположение насчет евреев, то правительство пойдет Думе навстречу в отношении улучшения быта и положения еврейской бедноты, как в черте оседлости, так и вне ее».[97]

Необходимо подчеркнуть, что Столыпин ушел от ответа на главный вопрос — об отмене ограничений политических и гражданских прав евреев, заменив его частностями. Кроме того, вне черты оседлости еврейской бедноты почти не было.

Циркулярами министра народного просвещения от 1 и 6 июля 1887 г. No № 9817 и 10313 были введены процентные нормы лиц иудейского исповедания для средних и высших учебных заведений: в черте оседлости 10 % общего количества обучающихся, в столицах 3 %, в прочих местностях 5 %.[98] В 1901 г. они были снижены, соответственно, до 7,2 и 3 %. Циркуляр от 7 июня 1903 г. восстановил прежние нормы.[99]

В 1905–1906 г.г. эти нормы во многих местностях перестали соблюдать, чему содействовал циркуляр, предоставлявший руководству учебных заведений право заполнять евреями почему либо не занятые христианами места. В университетах решение принимали советы, пользовавшиеся неразберихой и противоречиями между прежними, не отмененными постановлениями, и новыми, вызванными волной революционных выступлений.[100] Практически администрация высших учебных заведений явочным порядком отменила процентные нормы.

А. Н. Шварц, назначенный министром народного просвещения в начале 1908 г., отмечал, что томский епископ в письме царю жаловался на полное нарушение процентной нормы в Томске. Николай II передал письмо Столыпину, а тот поставил вопрос на обсуждение Совета министров.[101] В результате 16 сентября 1908 г. был утвержден закон «Об установлении процентных норм для приема в учебные заведения лиц иудейского исповедания», подтвердивший нормы 1887 г. для высших учебных заведений,[102] 22 августа 1909 г. — закон «Об условиях приема евреев в средние учебные заведения», установивший нормы 15 % для черты оседлости, 5 % для столиц и 10 % для прочих местностей.[103]

Казалось бы, первый из упомянутых законов не ужесточил прежние нормы для высших учебных заведений, а второй — повысил их для средних. Но по сравнению с положением, существовавшим в 1905–1906 г.г., это был шаг назад, возмутивший не только евреев, но и либеральную общественность. Витте писал, что «мера эта законодательного характера… Это было новое ограничение евреев и сделано вопреки закону, помимо Государственной думы и Государственного совета».[104]

Правительство продолжало идти по пути ограничений, и 11 марта 1911 г. был подписан закон «Об ограничении установленными Высочайше утвержденным 22 августа 1909 года положением Совета Министров процентными нормами допуска евреев к экзаменам в качестве экстернов в предусмотренных в означенном положении учебных заведениях». Закон распространял на евреев, сдающих экзамены в средних учебных заведениях в качестве экстернов, установленные для этих заведений нормы, но исчисляемые по отношению к общему количеству экстернов.[105] Действительный смысл закона состоял в практическом запрещении сдавать евреям экзамены экстерном, ибо у христиан, имеющих право на обучение без всяких ограничений, не было никакой необходимости в экстернате. Поэтому лишились такой возможности и евреи.

Сын Столыпина, А. П. Столыпин, писал об отце: «Живя и работая в крае, в котором сказывалось влияние трех народностей — польской, литовской и еврейской, Петр Аркадьевич узнал их сильные и слабые стороны. Широко просвещенный и воспитанный в культурных русских традициях, он привык с уважением относиться к правам инородцев, но огонь национального самосознания разгорелся в нем ярким пламенем».[106]

Но панегирик А. П. Столыпина был неоправдан — «огонь национального самосознания» сжег уважение к правам инородцев, если оно и было. Так, в начале 1910 г. Столыпин издал циркуляр, указавший губернаторам, что культурно-просветительные общества инородцев содействуют пробуждению в них «узкого национально-политического самосознания» и «ведут к усугублению начал национальной обособленности и розни» и потому должны считаться «угрожающими общественному спокойствию и безопасности». Поэтому циркуляр признавал учреждение подобных инородческих обществ (особо были выделены общества украинцев и евреев) недопустимым. Губернаторы также должны были тщательно ознакомиться с деятельностью уже существующих обществ с указанных позиций и в необходимых случаях закрывать их.[107]

В националистическом духе был разработан законопроект «О применении Положения о земских учереждениях 12 июня 1890 г. к шести губерниям Западного края». В III Думу он был внесен министром внутренних дел 20 января 1910 г., а 25 января постановлением Думы передан на рассмотрение в комиссию.[108] 7 апреля комиссия по местному самоуправлению внесла доклад по этому проекту в общее собрание Думы. 7 мая — в день первого заседания, посвященного обсуждению законопроекта, выступил Столыпин.[109] Отстаивая интересы русского населения Западного края (белорусы и украинцы официально причислялись к русским) перед поляками, законопроект одним острием был направлен против евреев — его 6 статья гласила, что евреи не допускаются к участию в выборах и не могут быть избраны в земские гласные. При этом, как обычно, было включено якобы смягчающее условие — «впредь до пересмотра действующих о них (о евреях — А. М.) узакононений».[110]

Дума приняла закон 1 июня 1910 г.,[111] но 4 марта 1911 г. Государственный совет отклонил основную статью законопроекта.

Тогда по инициативе Столыпина царь распустил обе палаты с 12 по 14 марта, чтобы провести законопроект по 87 статье, и 14 марта утвердил закон.[112]

15 марта фракция «Союза 17 октября», группа прогрессистов, социал-демократическая фракция и фракция народной свободы внесли заявление о запросах (каждая отдельно) председателю Совета министров о нарушении им основных законов в связи с проведением закона о западном земстве по 87 статье.[113]

20 марта, в весьма напряженные для Столыпина дни, к нему обратился с письмом Балашев. Тагер полагал, что автором письма был глава думской фракции националистов.[114] Однако лидером фракции был Петр Николаевич Балашов, а в письме, опубликованном в «Красном архиве», указана фамилия Балашев, без инициалов.[115] Подлинным автором письма являлся Иван Петрович Балашев, издавший еще в 1906 г. брошюру, которая по названию посвящалась вопросу изменения закона о выборах в Думу, но основным в ней были грубые и резкие антисемитские выпады.[116]

В письме автор призывал Столыпина не уходить со своего поста, пока он не выполнит «национальную» программу. Он предлагал «явиться на думский запрос с роспуском в кармане». «Сделайте это предстоящим летом и в октябре соберите „обновленную“ Думу. Тем временем введите на основании 87 статьи окончательно принцип черты оседлости для евреев и полное устранение их от школы, суда и печати».[117] Эта программа Балашева полностью совпадала со взглядами националистов, утверждавших, что равноправие евреев недопустимо.[118]

Крайние правые и националисты ужесточали политику антисемитизма. Например, на заседании Постоянного совета объединенных дворянских обществ 27 марта в резолюцию по еврейскому вопросу были включены категорические требования изгнания евреев из армии, строгого исполнения всех ограничений, существующих для евреев, а также была указана желательность их недопущения к законодательной, административной и педагогической деятельности и полного разобщения русской и вообще христианской учащейся молодежи от еврейской.[119]

В 1910 г. Совет министров разработал законопроект «О преобразовании управления городов в губерниях Царства Польского», который должен был распространить Городовое положение 1892 г. на Западный край.[120] Но принципиально новым по сравнению с указанным положением были национальные курии и нормы представительства от них. Здесь еще в более сильном националистическом духе продолжалась та же линия, что и в законопроекте о западном земстве в отношении евреев. Предлагалось в городах и городских поселениях, где жили более 50 % евреев, избирать им не более 20 % от общего количества гласных; если евреи составляли менее 50 % жителей, они смогли бы избирать не более 10 %; в тех городах и местечках, где евреев было меньше 10 %, количество гласных от еврейской курии определялось бы процентным отношением числа евреев ко всему населению; и, наконец, при 2 % евреев, они имели бы право избирать всего двух гласных. Обсуждение законопроекта в Думе происходило уже после смерти Столыпина.[121]

С последней публичной речью он выступил 27 апреля 1911 г. в Думе, отвечая на запросы четырех фракций по закону о западном земстве. Председатель Совета министров, в частности сказал: «В законе проводятся принципы не утеснения, не угнетения нерусских народностей, а охрана прав коренного русского населения».[122] Таков был его комментарий к 6 статье закона.

Националисты и крайние правые одобрили эту статью. Например, член Думы Пуришкевич заявил, что основными положениями государственного национализма должны быть следующие: русский народ является народом хозяином; евреям строжайше запрещается занимать в стране какие-либо должности в области государственного управления.[123]

Обнаружение 20 марта в Киеве убитым подростка А. Ющинского, ставшее отправным пунктом «дела Бейлиса», вызвало дикую антисемитскую истерию в стране. Киевское охранное отделение получило через директора Департамента полиции приказ Столыпина «собрать подробные сведения по делу об убийстве мальчика Ющинского и сообщить подробно о причинах этого убийства и о виновных в нем».[124]

Этот приказ можно расценивать двояко. Газета «Русское знамя» писала, что «убитый премьер был единственным ни за какие деньги не соглашавшимся прикрыть дело Юшинского».[125] С другой стороны, Столыпин к его чести не поддался общей истерии, не верил в ритуальное убийство и потому желал, чтобы были найдены настоящие преступники.

Упомянутый приказ, по-видимому, явился последним актом «еврейской политики» Столыпина.

Как же оценить такую его «политику»?

Столыпин был представителем своей эпохи и того строя жизни, в рамках которого он сформировался. И его попытки провести какие-то законодательные облегчения для евреев определялись не душевной склонностью, а рассудком, сознанием, что существующее положение евреев вредно для России. Однако давление на него правых кругов оказалось сильнее.

Подытоживая сказанное о различных аспектах «еврейской политики» Столыпина, можно утверждать, что она никакого улучшения жизни евреям не принесла, а в ряде моментов ужесточила антиеврейские законы.


Примечания — литература

1

Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Т. XXV. 1905. Спб., 1908. № 26803.

2

Ганелин Р. Ш. Первая государственная дума в борьбе с черносотенством и погромами // Освободительное движение в России. Вып. 15. Саратов, 1992. С. 113–140; Лурье Ф. М. Из истории правительственных провокаций: Опыт исторического расследования // Вестник Евр. унта в Москве. М., 1993, № 4, с. 168–179.

3

Государственная дума. Созыв 1-й. 1906 г. Сессия 1-я. Стенографические отчеты. Т. I. Спб., 1906. С. 270–271, 277.

4

Севрянов П. Н. Петр Столыпин: Политический портрет. М., 1992; Островский И. В. — П. А. Столыпин и его время. Новосибирск, 1992.

5

Стенографические отчеты. Т. I. С. 275.

6

Там же Т. II. С. 952–961.

7

Там же. С. 961.

8

Там же. С. 1125–1126.

9

Материалы к истории русской контрреволюции. Т. 1. Спб., 1908. С. LXXXVIII–XCII.

10

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Пг., 1916. Ст. 341.

11

Стенографические отчеты. Т. II. С. 1127.

12

Там же. С. 1126.

13

Там же. С. 1126–1129.

14

Черновский А. А. Союз русского народа. По материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г. М.-Л., 1929. С. 420.

15

Стенографические отчеты. Т. II. С. 1129.

16

Там же. С. 1129–1131.

17

Ганелин Р. Ш. Черносотенные организации, политическая полиция и государственная власть в царской России // Национальная правая прежде и теперь. Историко-социологические очерки. Ч.1. СПБ., 1992. С. 98.

18

Стенографические отчеты. Т. II. С. 1141.

19

Там же. С. 1173, 1196.

20

Витте С. Ю. Воспоминания. Т. III. Таллин — М., 1994. С. 81–84; Лопухин А. А. Отрывки из воспоминаний. М.; Пг., 1923. С. 81–91.

21

Лопухин А. А. Указ. соч. С. 95.

22

Там же.

23

Малиновский И. А. Кровавая месть и смертные казни // Известия Томского ун-та. Кн. 33. Томск, 1909. Приложения. С. 41–48.

24

Стенографические отчеты. Т. II. С. 1595–1598.

25

Там же. С. 1785–1786.

26

Дубнов С. М. Погромные эпохи (1881–1916) Материалы для истории антиеврейских погромов в России. Т. 1. 1919. С. IX–XIII.

27

Левицкий В. Правые партии // Общественное движение в России в начале XX века. Т. 3. Кн. 5. Спб., 1914. С. 432–433.

28

Материалы к истории… С. 405–414.

29

Черновский А. А. Указ. соч. С. 421.

30

Материалы к истории… С. 249–251.

31

Успенский К. Н. Очерк царствования Николая II // Голос минувшего. 1917, № 4, С. 28.

32

Стенографические отчеты. Т. I. С. 378–379.

33

Правительственный вестник. 1906. 24 августа.

34

Gurko V. I. Features and Figures of the Past Government and Opinion in the Reign of Nicholas II. Stanford, 1939. P. 502.

35

Ibid. P. 504.

36

Тагер А. С. Царская Россия и дело Бейлиса. М., 1934. С. 48.

37

ПСЗ. Т. XXIV. 1904. Спб., 1907. №№ 24736, 25016

38

ПСЗ, Т. II. 1882. Спб., 1886. № 834.

39

Красный архив. 1923, № 4, С. 134–135.

40

Gurko V. T. Op. cit. P. 504.

41

Сомнительно! — см. «Из моего прошлого 1903–1919 г.г.» — ldn-knigi.

42

Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903–1919 гг. Кн. 1. М., 1992. С. 206–207.

43

О пересмотре постановлений, ограничивающих права евреев // Особые журналы Совета министров царской России. 1906 год. IV. М., 1982. С. 759–760.

44

Аврех А. Я. Столыпин и третья Дума. М., 1986. С. 27–28.

45

Коковцов В. Н. Указ. соч. С. 413–415.

46

Gurko V. T. Op. cit. P. 505–506.

47

О пересмотре постановлений… С. 796–800.

48

Там же. С. 800.

49

Убийство Столыпина: Свидетельства и документы. Составитель А. Серебренников. Нью-Йорк, 1989. С. 69.

50

Коковцов В. Н. Указ. соч. С. 208.

51

О пересмотре постановлений… С. 794.

52

Там же.

53

Красный архив. 1924, № 5, с. 105.

54

Ганелин Р. Ш. Первая государственная дума… С. 140.

55

Красный архив. 1924, № 5, с. 106–107.

56

Там же. С. 107.

57

Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1276, оп. 20, д. 4, л. 215.

58

Коковцов В. Н. Указ. соч. С. 208–209.

59

Gurko V. T. Op. cit. 506.

60

Лопухин А. А. Указ. соч. С. 85.

61

Стенографические отчеты. Т. II. С. 1130.

62

Лопухин А. А. Указ. соч. С. 85.

63

Дубнов С. М. Указ. соч. С. XI–XII.

64

Труды второго съезда уполномоченных дворянских обществ 31 губернии. Спб., 1906. С. 52.

65

Там же. С. 136.

66

Маклаков В. А. Вторая государственная дума: Воспоминания современника. Париж, 1942. С. 40.

67

Тверской П. А. К историческим материалам о покойном Столыпине // Вестник Европы. 1912, № 4, с. 189.

68

Там же. С. 189–190.

69

РГИА, ф. 1284, оп. 185, 1907 г., д. 5а., ч. 3, л. 150.

70

Государственная дума. Созыв 2-й. 1907 г. Сессия 2я. Стенографические отчеты. Т. I. Спб., 1907. Стб. 110.

71

Приведено по: Изгоев А. С. — П. А. Столыпин. Очерк жизни и деятельности. М., 1912. С. 50.

72

Крыжановский С. Е. Воспоминания. Берлин, 1938. С. 100.

73

Успенский К. Н. Указ. соч. С. 34.

74

Островский И. В. Указ. соч. С. 37.

75

Daily Telegraph. 1907. № 251.

76

Тагер А. С. Указ. соч. С. 47; Степанов С. А. Черная сотня в России. 1905 1914 гг. М., 1992. С. 81–82.

77

Государственная дума. Созыв 3-й. 1908 г. Сессия 1-я. Стенографические отчеты. Ч. II. Спб., 1908. Стб. 2306.

78

Там же. 1909 г. Сессия 2-я. Ч. II. Спб., 1909. Стб. 2880.

79

Витте С. Ю. Указ. соч. С. 464.

80

См.: Витте С. Ю. Указ. соч. С. 335.

81

Cм. M. П. Бок «Воспоминания о моем отце П. А. Столыпине», также — Граф В. Н. Коковцов «Из моего прошлого 1903–1919 г.г.» — ldn-knigi.narod.ru.

82

Герасимов А. В. На лезвии с террористами. М., 1991. С. 156.

83

Черновский А. А. Указ. соч. С. 75.

84

Степанов С. А. Указ. соч. С. 192.

85

Обнинский В. П. Последний самодержец // Голос минувшего. 1917, № 4, с. 78.

86

Зырянов П. Н. Указ. соч. С. 97.

87

Найхин Б. Л. Сборник законов о евреях. М., 1911. С. 26.

88

Государственная дума. Созыв 3-й. 1908 г. Сессия 2-я. Стенографические отчеты. Ч. I. Спб., 1908. Стб. 1850–1851.

89

Там же. Стб. 1857.

90

Обзор деятельности Государственной думы третьего созыва 1907–1912 гг. Ч. I. Спб., 1912. С. 464–465.

91

Новый восход. 1910, № 3, стб. 2; Кандель Ф. Очерки времен и событий из истории российских евреев. (Часть третья: 1882–1920 годы.). Иерусалим, 1994. С. 246.

92

Витте С. Ю. Указ. соч. С. 468.

93

РГИА, ф. 1270, оп. 3, д. 941, л. 107.

94

Дубнов С. М. Евреи в царствование Николая II (1894–1914). Петербург, 1922. С. 76.

95

Государственная дума. Созыв 3-й. 1907 г. Сессия 1-я. Стенографические отчеты. Ч. I. Спб., 1908. Стб. 307–312.

96

Тверской П. А. Указ. соч. С. 201.

97

Нисселович Л. Н. Еврейский вопрос в III Государственной Думе. Спб., 1908. С. 33–35.

98

Мыш М. И. Руководство к русским законам о евреях. Спб., 1904. С. 360–361.

99

РГИА, ф. 733, оп. 153, д. 3, лл. 40–40 об.

100

Шварц А. Н. Моя переписка со Столыпиным. Мои воспоминания о Государе. М., 1994. С. 33, 118.

101

Там же. С. 33–34.

102

ПСЗ. Т. XXVIII. 1908. Спб., 1911. № 31008.

103

ПСЗ. Т. XXIX. 1909. Спб., 1912. № 32501.

104

Витте С. Ю. Указ. соч. С. 486, 504.

105

ПСЗ. Т. XXXI. 1911. Спб., 1914. № 34900.

106

Столыпин А. П. П. А. Столыпин. 1862–1911. М., 1991. С. 6.

107

Новый выход. 1910, № 6, стб. 16.

108

Государственная дума. Созыв 3-й. 1910 г. Сессия 3-я. Стенографические отчеты. Ч. II. Спб., 1910. Стб. 214.

109

Там же. Стб. 774–791.

110

Там же. Стб. 3062.

111

Там же. Стб. 2981.

112

ПСЗ. Т. XXXI. 1911. Спб., 1914 № 34903.

113

Государственная дума. Созыв 3-й. 1911 г. Сессия 4-я. Стенографические отчеты. Ч. III. Спб., 1911. Стб. 718–725.

114

Тагер А. С. Указ. соч. С. 57.

115

Красный архив. 1925, № 2 (9), С. 291–294.

116

Балашев И. П. Записка о необходимости изменения закона о выборах в Государственную думу. Спб, 1906.

117

Красный архив. 1925, № 2 (9), С. 292–293.

118

Националисты в 3-й Государственной Думе. Спб., 1912. С. 144.

119

Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 584, оп. 1, д. 81., л. 11.

120

Аврех А. Я. Указ. соч. С. 93.

121

Государственная дума. Созыв 3-й. 1911 г. Сессия 5-я. Стенографические отчеты. Ч. I. Спб., 1911. Стб. 2436.

122

Там же. Сессия 4-я. Ч. III. Стб. 2861–2862.

123

Там же. Стб. 2910–2911.

124

Цит. по: Тагер А. С. Указ. соч. С. 98.

125

Русское знамя. 1911. 8 сентября.