sci_psychology Виктория Юркевич Воля и привычка. Ч.4. "Хочу, но не умею", или типичные ошибки самовоспитания. ru Lykas FictionBook Editor Release 2.6 16 April 2011 Lykas 2513DB3A-CDF9-45F0-AA4A-91B0AF65FA96 1.0

1.0 — создание файла Lykas


Виктория Юркевич

Воля и привычка. Ч.4. "Хочу, но не умею", или типичные ошибки самовоспитания

В статье, опубликованной в предыдущем номере, мы говорили о стремлении подростка к самовоспитанию. Такое стремление в эту пору есть, пожалуй, практически у каждого, однако далеко не каждый реализует его. У многих дело не идет дальше искренних намерений стать лучше и постоянных обещаний себе и другим «с понедельника начать новую жизнь». Это — всего лишь общевозрастное желание; оно еще не проникло «внутрь», не стало личным стремлением,

Да и те подростки (а их немало — около 55 процентов), которые время от времени предпринимают попытки самовоспитания, нередко делают это буквально с ходу, не особенно обдумывая, чего они намереваются достичь, и еще менее заботясь о том, как к этой цели прийти. Взявшись самостоятельно за самовоспитание, они зачастую быстро срываются, терпят неудачу. Одна, две, три такие неудачи — и у подростка опускаются руки.

Говорят, что ни человек, то характер. Но наблюдения показывают: при всем разнообразии индивидуальностей в большинстве случаев встречаешься с типичными ошибками в организации самовоспитания, которые родители вполне могут заранее предусмотреть.

Весь процесс самовоспитания можно, упрощая, свести к двум последовательным этапам, на каждом из которых возникают свои трудности. Первый — постановка целей, выработка программы; второй — их реализация, исполнение. Опыт показывает, что большое число сбоев, пожалуй, даже наибольшее у подростка возникает при постановке целей. Известному психологу Л. С. Выготскому принадлежит крылатая фраза, что подростка характеризует не слабость воли, а слабость целей. В чем же слабости подростка именно при постановке целей?

Первый недостаток — абстрактность, своего рода «книжность» принятой цели. Например, подросток ставит цель — стать волевым или стать организованным. Каково конкретное содержание этой цели, какие действия она включает — школьнику чаще всего неизвестно. Случается это обычно оттого, что и сама такая цель принимается подростком под давлением взрослого («Сколько раз тебе говорить — будь организованным!»).

Поставить цель достаточно конкретно — означает не только указать, что именно нужно делать, но и заранее предусмотреть возможный объем работы и примерное время ее выполнения.

Л. С. Славина, известный советский психолог, на изящном эксперименте показала, как много значит для успеха конкретизация цели, хотя бы указание объема работы. Двум совершенно одинаковым группам ребят дали одинаковую работу — клеить коробки. Объяснили, что работа необходима для развития ручных умений, а сами коробочки нужны для учебных целей. Дальнейшие инструкции для каждой из двух групп были различны. Первой группе никак не ограничили объем работы; ребята должны были трудиться до тех пор, пока педагог не скажет «довольно». А для другой группы задание было точно оговорено по объему и было достаточно большим. И та, и другая группы закончили работу одновременно, но учащиеся во второй группе работали и быстрее, и лучше, чем в первой. Случайности тут не было: в повторном эксперименте группы поменялись местами, и во всех случаях преуспевали те ребята, кому заранее был точно определен объем работы.

В другом эксперименте использовался фактор времени: ребятам одной группы говорили, столько времени они будут трудиться, а другие должны были просто работать до сигнала. Оказалось: те, кто работал без учета времени, значительно быстрее утомлялись; в этой группе были даже отказы от работы.

Конкретно, четко и ясно поставленная цель самовоспитания — это больше чем половина дела. В свое время Л. Н. Толстой писал, что для того, чтобы ребенок довел дело до конца и сделал это с удовольствием, нужно, чтобы работа была доведена хотя бы до половины и он знал, что она сделана хорошо.

Далее в числе недостатков самовоспитания следует назвать несоизмеримость цели и реальных возможностей подростка. Подростковая нереалистичность самооценки часто приводит к тому, что цель, пусть даже и сформулированная достаточно конкретно, реально оказывается невыполнимой.

Так, один из учащихся восьмого класса, развивая свою волю, решил ежедневно вставать в 5 часов утра и заниматься иностранным языком и математикой. Уже через два дня сделать это он не смог физически и, считая, что волю ему развить не удастся, всякие дальнейшие попытки самовоспитания прекратил. В другом случае девочка, желая развить волю и заодно похудеть, назначила себе крайне жесткую диету, которую, конечно, не смогла выдержать (да и отношение родителей было резко отрицательным). И работа по самовоспитанию была на этом закончена.

Иногда цель оказывается хоть и выполнимой, но зато совершенно бессмысленной, В нашей практике был случай, когда ученик девятого класса, решив развить свою волю, перешел на… вегетарианство, видимо, прочитав где-то модную статейку. В вегетарианстве он преуспел, однако это никак не повлияло на его организованность в школьных и прочих делах. Обеспокоенные состоянием его здоровья, родители обратились сразу и к врачу, и к психологу.

Очень распространенный дефект самовоспитания у подростков — одновременный выбор множества целей. Каждая из этих целей и конкретна, и посильна, но в сумме они абсолютно невыполнимы. Вспомним хотя бы подростка, который записался сразу в «авто-мото-вело-фото-кино-радиокружок»…

Широта интересов и планов подростка — явление возрастное и не только отрицательное: происходит как бы примеривание к различным видам деятельности, школьник ищет себя, Поэтому не стоит активно бороться с такой широтой интересов и целей, но попытаться дать подростку разумный совет необходимо.

Подросток, решивший развивать свой интеллект и выбравший для этого сначала биологию, затем — японский язык, потом, — информатику, находится, как говорят, в полном своем праве. Однако в этих случаях полезно посоветовать ему хотя бы наметить срок для проверки прочности увлечений.

К сожалению, безмерная широта целей очень часто проявляется во всем, что связано с самовоспитанием. Школьник считает необходимым решить все свои проблемы сразу, одним махом избавиться от всех своих недостатков. Так, один из наблюдавшихся нами учеников составил себе огромный список задач, которые он намеревался решить не позже чем через неделю. Но стоило уже на следующий день сорваться одному из запланированных дел, как у подростка тут же опустились руки.

Довольно часто приходится встречаться с нарушением правильного соотношения ближних и дальних целей. Можно сказать, такое бывает у большинства подростков, однако само это соотношение нарушается по-разному у сильных, способных и у слабых по развитию школьников.

Первые часто жертвуют, по известной пословице, синицей ради журавля в небе. Так, бывали случаи, когда старшеклассники, желая стать образованными людьми («на уровне мировых стандартов», как выразился один из наших подопечных), начинали самостоятельно изучать общее литературоведение, иностранные языки, теорию и практику переводов, мотивируя это тем, что все это крайне необходимо будущим филологам. В то же время школьные предметы эти будущие филологи основательно запускали, считая, что они просто не стоят их внимания. В этом случае дальняя цель, которая должна была быть перспективой и вести за собой школьника, стала на место повседневной, ближней цели, без реализации которой невозможно дальнейшее продвижение, в том числе и к этой высокой цели.

В другом случае мальчик, мечтавший стать выдающимся конструктором, буквально целыми днями сидел за моделями лодок, читал горы литературы по этим вопросам, а в то же время учителя не без оснований предъявляли ему претензии по обычным школьным курсам математики и физики.

Конечно, раннюю высокую целеустремленность не хотелось бы осуждать — своего рода восхищение было у всех взрослых, хорошо знавших этих незаурядных школьников. Однако никакая высота цели не может никого избавить от необходимости выполнять и более «приземленные» дела.

Нередко бывает и наоборот: школьник за горой постоянных, очень напряженных будничных дел не видит, ради чего все это делается. Цель в жизни видится ему в том, чтобы все было хорошо на ближайшем отрезке: сдать экзамены, приобрести хорошую профессию, получить водительские права и т. д. и т. п. В этих планах много реализма, но они никак не вдохновляются сколько-нибудь высокой отдаленной целью. Некоторые из таких сугубых реалистов признались в анкете: «Я не загадываю далеко вперед, ведь жизнь быстро меняется». Это тоже недостаток постановки целей, пусть даже это и говорит о практичности подростков. Таких подростков, а особенно старших школьников, последнее время немало.

Подчас подростков, задумавших заняться самовоспитанием, подводит подмена целей.

Обычная ситуация: подросток хочет стать организованным, усидчивым и вполне разумно решает, что наиболее реальный вариант воплощения этой цели — домашняя работа. И более того, задача ставится еще конкретнее: стать организованным настолько, чтобы избавиться от двоек по иностранному языку. Этот нелюбимый предмет крайне запущен, и решение задачи, конечно, требует волевых усилий.

Ученик прилежно, напрягаясь, сидит несколько недель и добивается сначала нетвердой, а потом все более уверенной тройки. Ура! Родители счастливы, цель считается достигнутой, и школьник «расслабляется».

Но ведь здесь, по сути дела, произошла именно подмена целей: вместо самовоспитания в центре оказалась иная задача — улучшить отметки по языку. Отметки подросток благодаря штурмовой работе улучшил, но работать регулярно, ежедневно, четко, т. е. быть организованным так и не научился.

Самовоспитание состоит в приобретении необходимых волевых привычек, а не просто в латании сиюминутных дыр в учебной работе и поведении. Пока подросток не выработал у себя потребности в организации своей деятельности, задача самовоспитания не достигнута.

Теперь поговорим о том, какие трудности и опасности подстерегают подростка на втором этапе самовоспитания — на этапе реализации цели. Прежде всего это отсутствие критериев успешности.

Наиболее характерная ситуация часто обозначается учителями, как «учил, но не выучил». Подросток, желая, наконец, учиться хорошо и, более того, сделав это целью самовоспитания, действительно старается регулярно готовить домашние задания. Однако учителя им по-прежнему недовольны. В чем же дело? Ведь он действительно старается, ежедневно учит уроки…

Результата нет, потому что у школьника нет критериев успеха. Наблюдения педагогов и психологов показывают: у многих школьников, особенно слабоуспевающих, во время домашних занятий часто возникает «чувство знакомости» изучаемого материала, а настоящего усвоения этого материала реально нет. У ученика нет и критериев, чтобы понять, знает он урок или только знаком с материалом. Дело доходит иногда до парадоксальных случаев: ученик считает, что он решил задачу, хотя еще не нашел даже способа ее решения. В других случаях ученик был убежден, что прекрасно знает урок по истории, но не смог назвать ни одной даты. Точно так же подросток, решивший «для здоровья» и в порядке воспитания воли заниматься утренней гимнастикой, не утруждает себя определением критериев эффективности этих занятий. Два-три раза взмахнул руками, поднял гирю — и считает, что волю развил, а здоровье укрепил.

По сути дела, цель деятельности, пусть даже четко и конкретно сформулированная, может остаться приблизительной только потому, что с самого начала человеком не были выработаны критерии успешности, то есть он не определил: если сделать столько и так, этого достаточно, если сделать меньше и хуже, цель не достигнута.

Очень часто подростку мешает и отсутствие четкой программы реализации цели. К сожалению, постановка цели у многих подростков сразу воплощается в весьма хаотических действиях — без предварительной выработки программы. Ученик, поставивший целью овладеть английским языком, решает, что можно приступать к этому немедленно, слушая песни, исполняемые по-английски. Убедившись, что это занятие хотя и доставляет удовольствие, однако никакого заметного продвижения в знании языка не дает, подросток, не теряя времени, начинает искать возможность посмотреть фильм на английском языке. Теперь он считает, что именно это поможет ему быстро развить навыки в языке. Убедившись, что и эта мера ни к чему не привела, подросток оставляет всякие занятия.

Принимая ту или иную цель самовоспитания, надо с самого начала точно знать, что ему нужно делать, в какое время, каким образом, каковы критерии успешности. Программу деятельности непременно надо соотнести с конечным результатом. Правда, это вовсе не значит, что нельзя вносить изменения в намеченную программу: можно и чаще всего нужно, но сначала должна быть программа, а потом уже необходимые изменения.

Подчас серьезные осложнения подростку, занявшемуся самовоспитанием, приносит отсутствие гибкости в реализации программы деятельности. Неумение приспособиться к изменившимся обстоятельствам, негибкость поведения — частая беда подростков. Надо иметь не только программу, но и запасные варианты — иначе все время придется ее перестраивать.

У многих подростков наблюдается и неправильная реакция на неудачу. Цель может быть достаточно реалистична и продумана, все основные звенья будущей работы определены, и все-таки это не гарантирует от неудач. А подросток, как правило, не готов к тому, что у него что-то сорвется. Неудачу — даже не очень крупную — он воспринимает как свидетельство того, что он «совсем безвольный» и у него уже «ничего не выйдет». Начатое дело, таким образом, бросается. Через некоторое время подросток начинает снова планировать какую-то новую работу, однако и здесь неудача, и опять дело не завершается. Выходит, подросток психологически не подготовлен правильно реагировать на неудачи. Он воспринимает их как поражение, а не как закономерный этап сложной работы.

Все эти трудности в том или ином виде встречаются почти у каждого подростка. И без помощи взрослого школьник часто «застревает» на них и либо совсем прекращает работу по самовоспитанию, либо действует по инерции, испытывая чувство бессилия и в итоге — бессмысленности своих попыток.

Правда, нам приходилось иметь дело со старшеклассниками, чья работа над собой проходила успешно практически полностью без помощи взрослых. Однако здесь были благоприятные обстоятельства: эти учащиеся уже были подготовлены к такой работе и потому могли вести ее в значительной мере самостоятельно. У них запас волевых привычек был достаточен, чтобы эффективно расширять свои возможности волевого саморегулирования. К сожалению, такие случаи не так часты. Обычно подросток нуждается в помощи со стороны.

Какова же должна быть помощь взрослых? Об этом — в следующей статье.

Семья и школа № 7 год неизвестен