sci_tech Авиация и космонавтика 2005 11

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 28.03.2011 FBD-5B7623-AA51-8D42-9F8F-CC6C-B409-53A79B 1.0 Авиация и космонавтика 2005 11 2005

Авиация и космонавтика 2005 11

В течение прошедшего года в нашем журнале была напечатана серия статей, посвященная Дальней Авиации России. Сегодня мы начинаем публикацию материалов о соединениях и частях ВТА.

12-Я МГИНСКАЯ КРАСНОЗНАМЕННАЯ ВОЕННО- ТРАНСПОРТНАЯ АВИАЦИОННАЯ ДИВИЗИЯ

В течение моя 1943 г. согласно постановлению ГКО от 30 апреля 1943 г. в Монино велось формирование 12-й авиационной дивизии Дальнею Действия. Первым командиром дивизии стол гвардии полковник Г.Д. Бежко, начальником штаба – гвардии подполковник Архипов. Дивизия вошла в состав 7-го авиационного корпуса АДД. В дивизию вошли 12-й гвардейский авиаполк дальнего действия (передан из 1-й авиационной дивизии дальнего действия, командир гвардии подполковник Богданов) и 110-й авиаполк дольнего действия (командир полка подполковник Гаврилов), а также части обеспечения. Формирование дивизии завершилось к исходу мая с включением в дивизию также сформированного в мое 336-го авиаполка дольнего действия. 12-й полк был сформирован на бозе 103-го БАП АДД костяк которого составляли опытнейшие пилоты ГВФ

Дивизия приступила к боевой работе 4 июня 1943 г. С 4 июня по 31 августа дивизия в составе 7-го авио- корпуса АДД принимала участие в битве на Курской дуге. Летчики дивизии выполнили на Брянском направлении порядка 600 самолето-вылетов, сбросив 680 т бомб.

С 29 июля по 14 августа 1943 г. дивизия принимала участие в наступательной операции войск Ленинградского фронта по разгрому противника в районе Синявино – Мга. Произведено 367 самолето-вылетов, сброшено 390 т бомб. По результатам боевой работы в мае 1944 г. дивизии присвоено почетное наименование «Мгинская».

С 11 августа 1943 г. по 27 августа 1943 г. дивизия поддерживало наступление войск Красной Армии на Рославльском направлении, произведено 246 самолето-вылетов, сброшено 279 т бомб.

С 28 августа 1943 г. по 20 сентября 1943 г. выполнено 390 самолето-вылетов и сброшено 443 т бомб но позиции противника в районе Духовщина - Смоленск.

С 30 сентября по 17 октября 1943 г. выполнено 228 самолето-вылетов и сброшено 250 т бомб на позиции противника в районе Витебск -Полоцк.

Офицеры 12-го полка у Ли-2

Ли-2 использовался и как транспортный самолет, и как ночной бомбардировщик

Подвеска бомб на Ли-2

А П Богданов уточняет полетное задание

У знамени полка В.Куценко (погиб в 1943 г )

С 18 октября по 6 ноября выполнено 45 самолето-вылетов и сброшено 43 т бомб но позиции противнике но Перекопском перешейке.

В январе 1944 г. дивизия поддерживала наступление частей Красной Армии в ходе прорыва блокады Ленинграда. Бомбовые удары наносились по Волосову, Дудергофу, Перголову( Гатчине, Пушкину. В отдельные ночи экипажи 12-го гвардейского АП АДД и 110-го АП АДД выполняли по три полковых вылета.

В феврале 1944 г. дивизия выполнила 226 самолето-вылетов и сбросило 288 т бомб по городам Германии и Финляндии. Отдельные экипажи выполняли но Хельсинки по пять вылетов за ночь.

С 24 февраля по 15 апреля массированным бомбардировкам (800 самолето-вылетов, 903 т бомб) подверглось Нарва и ряд железнодорожных узлов, расположенных на территории Эстонии. Бомбовые удары помогли сорвать запланированное контрнаступление немцев на данном участке фронта.

В апреле – мае самолеты дивизии бомбардировали сланце-нефтеперегонные заводы в Эстонии, выполнено 88 самолето-вылетов, сброшено 102 т бомб.

Параллельно, с 10 марта по 7 мая 1944 г., выполнялись транспортные перевозки в интересах наступавших Украинских фронтов. К линии фронта в районы Коломыя, Львов, Черновцы было доставлено 1951 т боеприпасов, обратными рейсами в тыл перевезено 2554 раненых.

С 13 июня по 18 августа 1944 г. дивизия поддерживала наступления Красной Армии в Белоруссии на Могилевско-Бобруйско-Минском направлении, выполнено 525 самолето-вылетов, сброшено 466 т бомб.

В июле-августе 1944 г. 110-й авиаполк выполнял спец-задания по переброске имущества 16-й воздушной армии с Гомельского и Могилевского аэроузлов на фронтовые аэродромы Слуцк, Бобруйск, Барановичи, Паневежис, Двинск.

В сентябре 1944 г. дивизия поддерживало действия Прибалтийских фронтов, нанося удары по Риге, Торту, Огре, Митаве, Крустино, выполнено 392 самолето-вылета, сброшено 403 т бомб. Нанесение ударов по целям в Прибалтике были продолжено в октябре 1944 – январе 1945 г., по Мемелю, Либаве и Виндаве было сброшено 423 т бомб.

С 27 июля 1944 г. по 16 января 1945 г. дивизия поддерживала наступление 3-го Белорусского фронта в Восточной Пруссии, выполнено 740 самолето-вылетов, сброшено 725 т бомб. В феврале 1945 г. на Кенигсберг было выполнено 384 самолето-вылета, сброшено 252 т бомб.

5 ноября 1944 г. дивизия награждена орденом Красного Знамени.

В конце декабря 1944 г. в связи с реорганизацией Дольней Авиации 7-й авиационный корпус Дальнего Действия, в который входило дивизия, преобразован в 3-й гвардейский Сталинградский бомбардировочный авиакорпус.

Но момент окончания войны дивизия базировалась на аэродромном узле Венгрув Варшавского воеводства Согласно постановлению СМ СССР от 3 апреля 1946 г. управление 12-й Мгинской Краснознаменной бомбардировочной авиационной дивизии из состава 3-го бомбардировочного авиакорпуса переведено в распоряжение командующего ВВС Московского военного округа. В мое управление дивизии перебазировано в Киржач, где началось формирование новых частей на бозе расформированной 312-й Знаменской ночной легкобомбардировочной ордена Суворова II степени авиационной дивизии. В июне 1946 г. из состава дивизии выведены 363-й транспортный авиаполк (передан в Киевский военный округ) и 369-й транспортный авиаполк (передан в Белорусский военный округ). В июле 1946 г. управление 12-й Мгинской Краснознаменной бомбардировочной авиационной дивизии переформировано в управление 12-й Мгинской Краснознаменной транспортной авиационной дивизии. Командиром дивизии был назначен генерал-майор И.И. Глущенко, но он прокомандовал недолго – уже в конце июля исполняющим обязанности комдива стал полковник Танасейчук, а в сентябре но должность комдива был назначен гвардии генерал-майор В.А. Картаков.

Ил-12 и Ли-2 на аэродроме

Планер Як-14

Десантный планер Ц-25

В дивизию вошли 374-й транспортный авиаполк и 930-й Комсомольско-Трансильванский Краснознаменный транспортный авиаполк.

930-й авиационный Комсомольский полк ночных бомбардировщиков был сформирован в июле 1942 г. в Чувашии но самолетах По-2. Первым командиром стал ветеран боев в Испании член ЦК ВЛКСМ майор М.Д. Еренков. Боевое крещение личный состав полка получил но Калининском фронте в районе ж.д. станции Оленино. В 1943 г. полк действовал в составе 2-го Украинского фронто. За образцовое выполнение заданий командования по завершению уничтожения немецких войск в районе Корсунь-Шевченковский полк 26 февраля 1944 г. был награжден орденом Красного Знамени. В апреле 1944 г. полк принимал участие в Ясско-Кишиневской наступательной операции Красной Армии. За активное участие в освобождении Трансильвании 14 ноября 1944 г. попку присвоено почетное наименование «Трансильванский». Войну полк закончил в Чехословакии.

После окончания Второй мировой войны во всех ведущих армиях мира начался резкий количественный и качественный рост воздушно-десантных войск. Появился даже термин «воздушно-десантная война». ВДВ США в короткий срок достигли численности 150 000 человек. В Советском Союзе также массово велось формирование воздушно-десантных частей и соединений на базе гвардейских стрелковых корпусов. В состав ВДВ включили уже существовавшие 1-ю и 12-ю авиационные дивизии, а ток- же вновь сформированные 3-ю, 6-ю и 281-ю авиатранспортные дивизии.

В результате реорганизации личный состав дивизии был обновлен практически полностью. Результаты «обновления» не замедлили сказаться: как показало проверка командующего авиацией ВДВ генерал-лейтенанта Смирнова, предпринятая 20- 28 апреля 1947 г.:

– организация учебного процесса – неудовлетворительно;

– штурманы не подготовлены к выполнению расчетов но десантирование;

– дисциплина находится на низком уровне.

На 1948 г. дивизии была поставлена боевая задача освоить десантирование войск и грузов парашютным и посадочным способами днем в простых и сложных метеоусловиях в составе полка. На вооружении 930-го ВТАП состояли самолеты Ли-2, на вооружении 374-го ВТАП – самолеты Ил-12 и десантные планеры Ц-25. По итогам 1948 г. дивизии выставлена оценка «удовлетворительно». Задачи десантирования на самолетах Ил-12 могли выполнять 37 экипажей, на самолетах Ли-2 – 58 экипажей.

Помимо десантирования с самолетов, личный состав отрабатывал высадку десанта посадочным способом на планерах. Части дивизии привлекались к проведению порода в Москве в честь Дня Воздушного Флото. С 12 по 29 сентября дивизия полным составом принимала участие в учениях по десантированию 100-й воз- душно-десантной дивизии.

С 8 октября по 20 октября 35 экипажей дивизии выполняли Правительственное задание по оказанию помощи пострадавшим при землетрясении в Ашхабаде.

В 1949 г. буксировать планерные поезда могли 43 экипожа самолетов Ил-12 и 61 экипаж Ли-2, помимо планеров Ц-25 на вооружении состояли планеры Як-14. В учениях по десантированию 100-й воздушно-десантной дивизии принимали участие 22 самолета Ил-12 и 22 планера Ц-25. О масштабах боевой учебы дают представление результаты 1950 г., когда посадочным способом было десантировано 39 484 человека днем и 1685 человек ночью. Более 40 000 человек! Между тем, Ип-12 и Ц-25 по грузоподъемности значительно уступают Ил-76 или Ан-22.

В 1950 г. экипажи 374-го ВТАП выполнили уникальное, беспримерное задание – перелет в Арктику и обратно в составе планерных поездов «самолет Ил-12Т – планер Ц-25». Ранее полеты на планерах выполнялись только в ПМУ. Для полетов в облаках специально под Арктику был разработан планерный радиолокатор «Стриж», который позволял планеристу контролировать положение своего летательного аппарата относительно самолета-буксировщика. Перелет стартовал 11 марта 1950 г с аэродрома Мясново, Тула. Ведущий Ил- 12Т пилотировал Герой Советского Союза капитан А.Н. Харитошкин, командир экипажа планера – А.В. Фролов. Командирам второго буксировщика являлся капитан В.Д. Родин, командир планера – В.Ф. Шмелев. В перелет ушли только добровольцы и, что характерно, холостяки – риск был огромен! Перелет проходил по маршруту Тула – Казань – Свердловск – Омск – Новосибирск – Красноярск. В Красноярске провели подготовку летательных аппаратов к полетом в северных условиях. Далее шли по маршруту Красноярск – Подсменная Тунгуска – Хатанга – Тикси. Из Тикси в течение десяти дней выполнялись тренировочные полеты по адаптации экипажей к Арктике, отработке взлетов и посадок на лед. Затем короткий бросок к острову Котельный, откуда поезда ушли в 1700- км перелет на ледовый аэродром, просто на льдину. Это расстояние два планерных поезда 5 апреля преодолели за шесть часов. За бортом – 30°С , а кабины планеров не отапливались… Первым на выбранную с воздуха льдину сел Ил-12 Хорошкино, следом – планер Фролова.

Ил-12 на станции «Северный полюс»

У Ил-12Т штурман ст.лейтенант А.И. Дмитриев (справа) во время буксировки в Арктику планера. 1950 г

Потом сел второй планер и последним «приледнился» Ил-12 В. Родина. Но импровизированном аэродроме был разбит лагерь. Однако уже утром пришлось решать задачу эвакуации со льдины, началось сжатие льдов: льдина треснула, сократив длину полосы на треть. За двое суток удалось расчистить новую полосу, достаточную для взлета Ил-12 с планером на буксире. 7 апреля поезда взлетели со льдины и взяли курс но Северный полюс. Через полтора часа полета оба поезда достигли географической точки Северный полюс. Сделав три больших круто над полюсом, самолеты и планеры вернулись на «свою» льдину. Впервые в истории над Северным полюсом пролетел планер. 8 апреля караван стартовал со льдины в обратный путь. 11 мая самолеты и планеры «своим ходом» вернулись в Тулу. Еще один перелет в Арктику был выполнен в марте – апреле 1954 г. В этом перелете планеры садились на настоящий ледовый аэродром. Подходящая льдина была предварительно выбрана экипажем Ли-2, 6 апреля на нее перебросили роту солдат, которая и подготовила аэродром. В скором времени аэродром стал полярной станцией СП-4. Планеры прибыли на станцию 11 апреля, причем один из планеров доставил на СП бульдозер, масса которого на 700 кг превышала максимальную грузоподъемность планера. Вот и ответ на вопрос: зачем нужны в то время были планеры на Севере? На мыс Шмидта бульдозер в разобранном виде доставило четыре самолета, на СП – один планер.

В 1953 г. проводились крупные учения Закарпатского военного округа, а всего за год десантировано:

– орудий различного калибра – 59;

– минометов – 48;

– пулеметов – 35;

– автомобилей – 240;

– полевых кухонь – 13;

– разных грузов – 345 т.

В 1954 г. Главком ВВС за успешное выполнение правительственного задания по подготовке арктической экспедиции объявил личному составу дивизии благодарность и наградил летавшие в Арктику экипажи денежными премиями. Прерванный войной процесс освоения Крайнего Севера и Арктики в 50-е годы возобновился с новой силой. Определенный импульс процессу придало возросшее военно-стратегическое значение Арктики. Существовавшие тогда средство доставки не позволяли нанести ядерный удар по территории Северной Америки «проторенными» маршрутами через Атлантику или Тихий океан. Самый близкий путь к Америке лежал через Северный полюс, однако даже в случае действия по «короткому» маршруту бомбардировщикам требовались аэродромы подскока на самом побережье Ледовитого океана и даже на ледовых шапках полярных морей. Дальность полета тогдашних баллистических ракет не позволяла «покрыть» США при пусках не только из Европы, но и с Крайнего Севера, однако перспективные ракетные комплексы могли бы дотянуться до Америки через полюс. Возможностей Полярной Авиации по изысканию и строительству военной инфраструктуры Севера явно не хватало, кроме того, ряд работ особой важности, по соображениям секретности, могли выполнять только военные авиаторы. А вообще, в 1954 г. открылась новая, северная, глава в истории дивизии, причем военные страницы в ней стали далеко не доминирующими. Уже в 1957 г. осуществлялась переброска людей и грузов с аэродрома Воркута на ледовый аэродром СП-6. В 1959 г. на СП-6 летало два экипажа Ил-12 из 374-го полка.

В том же 1954 г. началось освоение десантирования по радиотехнической системе «Рым», позволяющей значительно снизить промахи при высадке основной волны десанта. На 1955 г. дивизия получила задачу освоить систему «Рым» в полном объеме. В 1956 г. курс боевой подготовки был усложнен: экипажи тренировались в высадке десанта на необозначенные площадки с точным временным выходом в заданную точку с выдерживанием заданных высоты и курса. Высоты десантирования составляли от 200 до 3000 м. За 1956 г. десантировано:

– людей 48 350 чел.;

– автомобилей – 61;

– самоходок АСУ-57 – 6;

Ил-14

Военно-транспортный самолет Ан-8

Aн-8(930 ВТАП) выполняет полет над Японским морем в сопровождении южнокорейского истребителя F-5A

В августе 1955 г. при управлении дивизии была сформировано 110-я отдельная военно-транспортная эскадрилья с местом базирования в Туле. 1 июля 1956 г. 12-я Мгинская Краснознаменная транспортная авиационная дивизия переименовано в 12- ю Мгинскую Краснознаменную военно-транспортную авиадивизию.

С 17 октября по 17 ноября 1956 г. дивизия принимало участие в десантировании войск, боевой техники и Грузов на территории Венгрии.

Перевезено:

– 3600 человек личного состава;

– 19 автомобилей ГАЗ-69;

– четыре зенитные установки ЗУ-2;

– 17 безоткатных орудий;

– восемь 82-мм минометов;

– 32 762 кг боеприпасов;

– 230 т других грузов.

Выполнено 1053 самолето-вылета, налет составил 2428 ч. Потерь дивизия не понесла. Зо выполнение боевых заданий орденами Красного Знамени награждено 32 человеко, «Красной Звезды – 54 человека, медалями «За Отвагу» награждено 33 человека, медалями «Зо Боевые Заслуги» – 36 человек.

В ноябре 1957 г. личный состав 930-го авиаполка приступил к переучиванию на самолет Ил-14Т.

Экипажи отрабатывали полеты в строю ночью на Ип-12 и Ли-2 с буксировкой планеров Як-14 с использованием инфракрасной техники. Экипажи дивизии принимали участие в Государственных испытаниях аппаратуры «Орел» на Ан-2. Выполнялись спецзодония в Семипалатинске. Спецзадания экипажи дивизии выполняли регулярно: в 1958 г. с привлечением экипажей дивизии проводились испытания РЛС «Инициатива», полеты по теме «Феррит» АН СССР и испытания аппаратуры «Око» (Феодосия, Адлер, Кутаиси), обеспечивалась работа научной экспедиции в Туруханске. К испытаниям спецаппаратуры в Елизово в 1959 г. привлекалось три Ил-14 из 930-го ВТАП. Три Ил-14 из 374-го ВТАП привлекались к испытаниям новых парашютных систем. Оказывалась помощь жителям города

Орска по ликвидации последствий наводнения. В 1958 г. завершилось переучивание личного состава 930- го военно-транспортного авиаполка на самолет Ил-14. К переучиванию на Ан-8 приступил 374-й ВТАП. По планам боевой подготовки дивизия принимала участие в учениях Туркестанского, Закарпатского и Одесского военных округов.

В феврале 1959 г. 110-я и 115-я эскадрильи выведены из состава дивизии и переданы в ВДВ. С 1 июля 374-й военно-транспортный авиаполк переведен но новый штат, предусматривающий поступление на вооружение самолетов Ан-8, 930-й полк переведен на аналогичный штат с 1 августа 1959 г. 14 октября 1959 г. в 374-м ВТАП произошла катастрофа Ан-8, разбился экипаж командира эскадрильи Парфенова. Причина – самопроизвольное стопорение руля высоты при заходе на посадку в момент выпуска щитков. Экипаж погиб, спастись удалось только хвостовому стрелку. Ан-8 у личного состава тогда особого доверия не вызывал – летные происшествия случались достаточно регулярно, что, в общем, и не удивительно: как-никак Ан-8 стал первым отечественным специализированным военно-транспортным самолетом.

Обеспечивалось показное батальонное учение для финской военной делегации с практическим десантированием с аэродрома Клоково на площадку Хомяково, от дивизии привлекались 18 самолетов Ил-14 из 930-го ВТАП и 12 самолетов Ил- 12 из 374-го ВТАП.

Обеспечивалось работа 52-й Генеральной конференции ФАИ – выполнялось практическое десантирование личного состава 106-й воз- душно-десантной дивизии на аэродром Тушино (десять Ил-14 из 374-го ВТАП).

Согласно Директиве Генерального Штаба от 22 моя 1959 г., 2 декабря 1959 г. из состава 281-й военно- транспортной авиадивизии в состов 12-й дивизии переданы по месту дислокации в Сеще 136-я отдельная военно-транспортная эскадрилья на самолетах Ил-14 и 566-й Солнечногорский Краснознаменный ордена Кутузова 3-й степени военно-транспортный авиаполк но самолетах Ан-12 с частями обеспечения. На момент передачи в состав дивизии 566-й полк находился в процессе переучивания с Ту-4д на Ан-12. Один из самых заслуженных полков советских ВВС был сформирован в сентябре 1941 г. в Воронеже как 566-й штурмовой авиационный полк. В состав полка вошли две эскадрильи штурмовиков Ил-2. Первые боевые вылеты личный состав выполнил 27 ноября 1941 г. с аэродрома Монино по наступающим на Москву немецким войскам. 4 моя 1943 г. «…за покозанные образцы мужество и героизм» полк был удостоен почетного наименования «Солнечногорский». Летом 1943 г. полк принимал участие в сражении на Курской дуге, с декабря 1943 г. – в снятии блокады с Ленинграда. За образцовое выполнение заданий командования осенью 1944 г. в Восточной Пруссии полк был награжден орденом Красного Знамени. В ходе проведения 2-й Восточно-Прусской наступательной операции Кроеной Армии полк особенно отличился при прорыве обороны противника под Гумбиненом, за что был награжден орденом Кутузова 3-й степени. Последний боевой вылет летчики полка выполнили 9 моя 1945 г. в районе Данцига. За время войны 13 летчиков полка были удостоены звания Герой Советского Союза, а майор В.И. Мыхлик удостоен высокого звания дважды. В августе 1946 г. полк базировался в Выползове и Кречевицах, где проходило перевооружение самолетами Ли-2. Бывший штурмовой полк уже как транспортный вошел в состав 281- й транспортно-десантной авиадивизии. С 1956 по 1959 г.г. но вооружении полка состояли самолеты Ту-4д.

19651. Пилоты ВТА лейтенанты Зудов и Коваленок – будущие космонавты

В августе 1959 г. личный состав 930-го полка начал осваивать самолеты Ан-8.

В мае 1960 г. в дивизию вошли 229-й военно-транспортный авиаполк но самолетах Ил-14. Полк с момента формирования в октябре 1942 г. и до окончания войны выполнял задания Главного Управления ВВС, базируясь но аэродроме Подлипки Московской области, по связи со штабами армий и фронтов, полеты в тыл врага но партизанские аэродромы. На вооружении полка состояли самолеты По-2, Як-6, Р-5 и УТ-2. Летом 1945 г. полк был перевооружен самолетами Ли-2. В августе 1945 г. полк принимал участие в розгроме японских войск но Дольнем Востоке. По окончанию войны с Японией полк включили в состав 4-й отдельной дивизии особого назначения с базированием на аэродроме Люберцы. С 1950 г. личный состав и самолеты полка привлекались к обеспечению жизнедеятельности арктических полярных станций СП-4, СП-5 и СП-6. В августе 1957 г. полк был перевооружен самолетами Ил-14. в сентябре 1958 г. передислоцирован на аэродром Иваново-Северный. В августе 1960 г. 229-й полк переведен на штат по самолетом Ан-8. Состав дивизии по состоянию на 1960 г.:

– 374-й ВТАП (самолеты Ан-8);

– 566-й ВТАП (самолеты Ан-12);

– 930-й ВТАП (самолеты Ил-14);

– 229-й ВТАП (самолеты Ил-14);

– 136-я отдельная военно-транспортная авиационная эскадрилья (самолеты Ил-14);

– части обеспечения.

В сентябре 1960 г. 930-й полк был перебазирован из Тейково но аэродром Кречевицы под Новгородом

Личный состав 374-го, 566-го и 930- го ВТАП в полном составе получил задачу переучиться но Ан-12 и Ан-8. Перед 229-м полком стояла задача выполнения спецзаданий, экипажи 136-й эскадрильи отрабатывали задачи наведения транспортных самолетов, маркировки площадок десантирования с использованием системы «Рым» и десантирования десантных комендатур высадочных площадок. 2-я эскадрилья 229-го полка в декабре завершило теоретический курс переучивания на самолет Ан-8.

Семь экипожей Ил-14 из 229-го ВТАП с 23 июля по 29 сентября 1960 г. выполняли спецзадания за границей, в Лаосе. В декабре в Лаос убыли три экипажа Ил-14 из 136-й эскадрильи но самолетах Ил-14 из 100-ю ВТАП 3-й ВТАД. С вероятностью, близкой к 100 %, можно утверждать, что советские летчики прямого участия во Вьетнамской войне не принимали. Когда речь идет о войне во Вьетнаме, за «точку отсчета» обычно выбирается 1964 г., печально известный «Тонкинский инцидент». Между тем боевые действия в Индокитае после окончания Второй мировой войны фактически не прекращались. Сначала здесь шла борьба с французскими колонизаторами, затем в конце 50-х годов французов сменили американцы. Во второй половине 50- х годов основные события розворачивались на территории Лаоса. Американцы поддерживали своих «протеже», ханойское правительство – близкие ему формирования. Понятно, что возможности Северного Вьетнама сильно уступали возможностям США. Баланс сил выровнялся с прибытием в Ханой советских транспортных самолетов. На Ил-14 нанесли опознавательные знаки Северного Вьетнама и белые полосы «быстрого опознавания» но нижние поверхности плоскостей крыло. Самолеты пилотировали советские экипажи. Полеты по доставке грузов и десантированию людей выполнялись с аэродромов Ханой и Долина Кувшинов. Посадки на территории Лаоса не выполнялись. Обычно сброс производился на обозначенные кострами, полотнищами или дымами площадки. В основном летали в Лаос, но выполнялись полеты и в Южный Вьетнам. Обстрелы самолетов с земли случались достаточно часто, причем, как вспоминают ветераны, порой самолеты обстреливали но взлете, доже с аэродрома Ханой. Имели место и потери: был сбит Ли-2 из авиаполка, который базировался в Кедоняе.

Международное сотрудничество нашло свое продолжение по основному месту базирования: 10 декабря 1960 г. на бозе 566-го ВТАП в Сеще приступили к переучиванию на Ан-12 три летных экипажа и инженерно-технический состав ВВС Индии. До 1967 г. здесь проходили обучение летные и наземные экипажи из Кубы, Алжира, Индонезии, Ирана, Китая, Польши. Старшим первой группы переучивания стал заместитель командира 566-го ВТАП подполковник А.В. Дурименко. Переучивание на бозе 566-го полка в Сеще проводилось до сформирования курсов по переучиванию летного состава в Иваново (впоследствии 610-й ЦБП и ПЛС). Курсы были сформированы но базе 3-й эскадрильи 566-го ВТАП.

В 1961 г. велась отработка десантирования в боевом порядке «поток самолетов». В 374-м и 930-м ВТАП подготовлено по одной эскадрильи к десантированию боевой техники на платформах ПП-127. Налет за год составил 23 125 ч, в том числе по курсу боевой подготовки 13 628 ч, на десантную подготовку – 4866 ч и на выполнение спецзаданий – 4631 ч. Читатель, не пропускайте скучные цифры, запомните их и сравните с аналогичными показателями 90-х годов – интересная картина получится.

В начале апреля 1961 г 374-й ВТАП был поднят по боевой тревоге и переброшен в Фергану. Здесь самолеты подготовили к приему десантников из 103-й вдд, десант также находился на аэродроме. В тревожном ожидании прошло несколько дней, команда «отбой» поступила 12 апреля. Полк находился в боевой готовности но случай посадки Юрия Гагарина в нештатном режиме. Первый космонавт Планеты посетил полк 2 декабря 1966 г. С 12 апреля 1961 г. в круг многочисленных задач 374-го ВТАП вошло еще одна – поиск и спасение экипажей космических кораблей, эвакуация экипажей с мест приземления но космодром Байконур. Не удивительно, что из полка вышло сразу два космонавта: В.Д. Зудов (совершил орбитальный полет на КК «Союз- 23» в октябре 1976 г.) и В В. Ковале- нок (летал в космос трижды, дважды Герой Советского Союза). С формирование двух поисково-спасательных авиаполков в Ташкенте и Троицке «космические» задачи с 374-го ВТАП были сняты.

Долгие годы основным самолетом ВТА оставался Ан-12

Пассажирские Ан-10 также использовались военно- транспортной авиацией

В 1962 г. в состав дивизии входили:

– 374-й военно-транспортный авиаполк (место базирования Тула);

– 229-й военно-транспортный авиаполк (Иваново);

– 930-й военно-транспортный авиаполк (Кречевицы);

– 566-й военно-транспортный авиаполк (Сета);

– 136-я отдельная военно-транспортная эскадрилья наведения (Сеща).

В феврале 1963 г. 136-я эскадрилья было расформировано. В сентябре 229-й ВТАП полностью перешел с Ан-8 на Ан-12.

В ноябре 1963 г. 930-й военно- транспортный авиаполк выведен из состава дивизии в связи с перебазированием на Дальний Восток в Завитинск согласно Директивы ГШ ВВС от 17 октября 1963 г. Передислокация полка связана с наращиванием авиационной группировки но Дальнем Востоке в связи с обострением советско-китайских отношений, о также с ростом объема помощи братскому народу Демократического Вьетнама. В дальнейшем Ан-12 неоднократно выполняли рейсы во Вьетнам, летали над Лаосом, где один самолет из 930-го полка был сбит американским истребителем. В 1964-1965 гг. экипажи 229-го ВТАП, базируясь в Ханое (Северный Вьетнам), выполняли полеты по доставке продовольствия в различные районы Лаоса.

В 1964 г. в дивизию входили:

– 229-й ВТАП (самолеты Ан-12Б)

– 374-й ВТАП (самолеты Ан-12Б)

– 566-й ВТАП (самолеты Ан-12)

1965 г. В 377-м ВТАП имелись пять самолетов Ан-10.

В 1966 г. продолжалась отработка боевого порядка "поток одиночных самолетов" на сокращенных временных дистанциях с переменным профилем полета с целью выброски десанта в ограниченное время. В 1967 г. отрабатывались полеты с грунтовых аэродромов и десантирование с малых высот. 229-й ВТАП в полном составе и 15 экипажей из 566-го ВТАП принимали участие в учениях «Днепр» и в воздушном породе в Домодедово, было сброшено 1200 парашютистов. Колонну Ан-12Б вел командир 229-го ВТАП заслуженный военный летчик полковник Н.И. Кузнецов. За участие в параде и освоение новой техники 97 человек удостоены Правительственных наград, в том числе орденов Кроеной Звезды.

В соответствии с Директивой Генерального Штаба от 29 декабря 1967 г. был сформирован 8-й военно-транспортный авиаполк но самолетах Ан-22.

В 1968 г. отработан боевой порядок «колонна отрядов». По Директиве ГШ ВВС от 1 марта 1969 г. в каждом авиаполку но один самолет в военное время полагалось содержать по четыре экипажа.

Согласно Директиве Генерального Штаба от 12 декабря 1966 г. и Директиве ГШ ВВС от 25 января 1967 г. но аэродроме Иваново-Северный в составе 229-го ВТАП началось формирование эскадрильи но самолетах Ан-22, командиром эскадрильи был назначен майор Л.Н. Хорошко. В июле 1967 г. сформировали первые три летных экипожа «Антеев»:

– командиры кораблей: майор Л.Н. Хорошко, Н С. Скок, А.Я. Бояринцев

– помощники командиров короб- лей: капитаны О.Г. Милетев, Е.П. Хохлов

– штурманы кораблей: майор В.Г. Романов, капитаны В.В Семенов и В А. Клецко

– бортинженеры: капитаны А С. Ко- стриков, В.М. Воселеутский, Ю.К. Захаров

– борттехники по авиационному оборудованию: капитаны Н.М. Голубев и Я.Т. Чесюк, старший лейтенант Ю Г. Хохлов

– старшие бортрадисты. капитан А.И. Шлыков, старшие сержанты Мисяков и Маурин

Теоретическое переучивание летного и наземного состава закончилось в сентябре 1968 г., о практическое ноземное освоение Ан-22 проводилось с 12 по 27 декабря 1968 г. но аэродроме Ташкент-Заводской. Переучивание завершилось 20 февраля 1969 г. В этот день из Ташкента в Иваново перелетели два «Антея»: Ан- 22 No 0108 (бортовой номер «08», командир корабля старший инспектор- летчик ВТА полковник В.Ф. Ялин) и Ан-22 No 0109 (бортовой номер «09», командир корабля майор Л.Н.Хорошко).

Три экипажа 229-го ВТАП в 1968 г. отработали на АН-22 перевозки грузов днем и ночью в ПМУ и днем в СМУ но полную дольность.

С 4 по 16 июня 1969 г. дивизия полным составом (95 самолетов Ан- 12) принимала участие в учениях «Восток» с практическим десантированием управления 105-й воздушно-десантной дивизии и 345-го парашютно-десантного полка в район Уч-Арал и выполнял обратную перевозку десантников из Уч-Арало в Фергану и Ташкент. Учения «Восток» проводились в период роботы Международного совещания коммунистических и рабочих партий с целью предотвращения вооруженных провокаций на советско-китайской границе. Впервые в учении были задействованы крупнейшие в мире военно-транспортные самолеты Ан-22 – три самолета (командиры кораблей майоры Хорошко, Скок и Бояринцев), о в сентябре военный «Антей» впервые пересек границу Советского Союза – экипаж майора Хорошко выполнил два рейса по маршруту Ташкент – Дели – Ханой.

Ан-22 «Антей»

Первые экипажи из состава ВТА, освоившие Ан-22 (81-й В ТАЛ. 1971 г. В центре командир полка полковник Н.С. Моргис. зам. командующего ВТА генерал-лейтенант авиации Б.М. Константное, командир эскадрильи подполковник Л.Н. Хорошко.

«С высоким качеством полетное задание выполняет экипаж секретаря партийной организации эскадрильи майора А.Гуляева»

Дивизия составом 229-й, 374-й и 566-й ВТАП обеспечивала десантирование посадочным способом боевой техники и грузов в ходе проведения операции «Дунай» – вводе войск стран Варшавского Договора в Чехословакию. 21 августа 1969 г. с аэродрома Постовы в Чехословакии вылетело управление дивизии на одном Ан-12, 25 Ан-12 из 229-го ВТАП и 25 Ан-12 из 566-ю ВТАП. В тот же день с аэродрома Смоленск взлетели и взяли курс на Чехию 21 Ан-12 из 374-го ВТАП. самолеты доставили посадочным способом но аэродром Намешть личный состав, боевую технику и грузы 317-го и 350-го парашютно-десантных полков 103-й воздушно-десантной дивизии: 2026 человек, 102 единицы боевой техники и 138 т грузов. 25 августа 24 Ан-12 из 229-го ВТАП и 19 Ан-12 из 566-го ВТАП перебросили с аэродромов Чермень и Луцк перевезли аэродромную технику в Звонен. Транспортные полеты выполнялись и в последующие дни. Операция «Дунай» не обошлась без потерь – разбился один Ан-12 из 374-го ВТАП.

Погрузка десанта в «Антеи»

Всего по операции «Дунай» выполнено 393 самолето-вылета, перевезено 3930 человек, 1130 т грузов, 460 единиц техники. За учостие в операции «Дунай» 26 человек награждено орденами и медалями.

В конце 60-х годов в Советской Армии началось формирование подразделений спецназа. Десантирование групп СпН необходимо производить максимально скрытно, что предполагает длительный полет на малых и сверхмалых высотах. В октябре 1969 г. 12 самолетов Ан-12 из 566- го ВТАП были задействованы в опытном тактико-специальном учении по плану Генерального штаба с практическим десантированием личного состава и грузов бригады спецназа с аэродрома Дягилево но 15 различных посадочных площадках на европейской территории Советского Союза от Прибалтики до Карпат. Главная сложность учений с точки зрения экипажей – длительный полет на предельно малых высотах (отдельные члены экипажей доже «травили» из- за длительной болтанки). По результатам учений пять человек награждены орденами Красной Звезды (подполковники ДФ. Полканов, Н.С. Мор- гис, П.Л. Станкевич, майор Ф.Г. Дегтярь), и пятеро – медалями.

В 1970 г. боевая подготовка еще больше усложнилось – отрабатывались сомкнутые боевые порядки с выходом в районы десантирования днем на высотах 50-100 м, ночью – 200-300 м. Десантирование выполнялось с высоты 400 м. Дивизия ПОЛНЫМ составом принимала участие в учениях «Двина». 4 марта 1970 г. пять «Антеев» обеспечили переброску танков и ракетных установок из Армавира в Бобруйск. Практически сразу после учений, в марте, на бозе эскадрильи «Антеев» был сформирован 81-й отдельный военно-транспортный авиационный полк с местом базирования аэродром Иваново-Северный (Директива ГШ ВВС от марта 1970 г.), командир полка – полковник Н.С. Моргис. 229-й ВТАП расформирован в соответствии с директивой ГШ ВВС от 10 мая 1971 г.

Состав дивизии но 1971 г.:

– 8-й ВТАП (самолеты Ан-12);

– 374-Й ВТАП (самолеты Ан-12);

– 566-й ВТАП (самолеты Ан-12).

В 1971 г. 566-й ВТАП приступил к переучиванию на самолет Ан-22. Процесс перевооружения шел до 1975 г. В 1972 г. на вооружении полка состояло пять «Антеев», в 1973 г. – 13.

В 1971 г. производилось обучение личного состава полков десантированию с преодолением сильной ПВО. В июне дивизия принимала участие в учениях «Юг» Министерства Обороны с практическим десантированием личного состова и боевой техники 98-й воздушно-десантной дивизии на площадки в Крыму, эти учения проводились для проверки и совершенствования боевой выучки частей СпН.

Во исполнение директивы ГШ ВВС от 8 июня 1972 г. 566-й ВТАП перевооружен с Ан-12 на Ан-22. 1-я эскадрилья к концу года была подготовлена к перевозкам на Ан-22 войск, боевой техники и грузов на полную дальность, личный состав 2-й эскадрильи завершил теоретический курс и приступил к полетам на Ан-22. Дивизия принимала участие в учениях «Запад-72» и «Удар-72».

«Пролетарский интернационализм, беспредельную преданность Коммунистической партии, мужество и отвагу, хорошую боевую выучку и летное мастерство, высокие морально- политические качества продемонстрировал личный состав частей дивизии в октябре 1973 г. при выполнении специального правительственного задания по оказанию помощи народам арабских стран в их борьбе против израильских захватчиков».

В октябре-ноябре 1973 г. выполнялись перевозки грузов в рамках оказания срочной военной помощи Египту и Сирии. Полеты выполнялись с промежуточными посадками в Югославии (Дубровник) или в Венгрии (Будапешт). Над Адриатикой и Средиземным морем самолеты НАТО (чаще всего американские палубные истребители с авианосцев 6-го флота ВМС США) неоднократно выполняли опасное сближение с транспортными самолетами в надежде помешать перевозкам. Однако, по воспоминаниям ветеранов, имитация атаки была выполнена всего один раз, причем «шевеление» пушек кормовой стрелковой точки Ан-12 заставило американского пилота имитацию прекратить.

В ходе этой операции выполнено 202 полета с налетом 3950 ч, на Ближний Восток доставлено 2100 т грузов. За успешное выполнение боевых заданий 104 человека награждены орденами и медалями, в том числе подполковники И.А. Некраха и Д.Д. Молодов – орденами Ленина. Работы экипажей военно-транспортной авиации отметил в своем выступлении на декабрьском 1973 г. Пленуме ЦК КПСС Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Леонид Ильич Брежнев:

– Когда ход военных действий но Ближнем Востоке потребовал быстрого восполнения потерь в технике, мы создали воздушный мост, сотнями самолетов перебрасывали различные виды оружия, в том числе тяжелого, на Египетский и Сирийский фронты Задачи на 1974 г.: личный состав 374-й совершенствует подготовку но Ан-12, 1-й эскадрилье 8-го полка освоить в теории и приступить к полетам но Ан-22, в 566-м полку личному составу 3-й эскадрильи освоить Ан- 22. 1-я эскадрилья 8-го полка переучилась на Ан-22 полностью, 2-я эскадрилья приступила к полетам на Ан-22 8-й ВТАП по директиве Генерального Штаба от 13 февраля 1975 г. переведен на 3-х эскадрильный состав (Ан-22) и передислоцирован из Сещи в Мигалово (Калинин, ныне Тверь).

Середина 70-х годов отмечена бурным ростом освоения нефтегазовых месторождений на севере Сибири. Для обустройство месторождений, рабочих поселков, проведения буровых робот, строительства газопроводов на Север требовалось доставить крупногабаритную тяжелую технику. В отсутствие сухопутных и водных путей сообщения токую технику могли перевезти лишь самолеты Ан-22. В конце 1974 г. началось освоение нефтяного месторождения но Самотлоре. С 27 декабря 1974 г. по 27 января 1975 г. пять экипажей Ан-22 из 566-го ВТАП перевезли но Самотлор 120 человек и 1100 т. Грузов. В феврале – марте два Ан-22 из 8-го ВТАП доставили на нефтепромыслы еще 30 человек и 800 т грузов.

Ан-22 из состава 81-го ВТАП осуществляет полет над Средиземным морем в сопровождении перехватчика НАТО F- 104G

Самосвал "Комацу", доставленный Ан-22

Сибирь – кладезь полезных ископаемых, кладовая валюты в прямом смысле: якутские месторождения золото и алмазов входят в число крупнейших в мире. Освоение кладовых Якутии также не обошлось без «Антеев». С 15 мая по 15 октября 1979 г. десять экипожей Ан-22 из 81-го ВТАП перевезли с аэродромо Кневичи на аэродром Полярный в интересах объединения «Якутскзолото» 30 огромных японских самосвалов «Ко- мацу». В 1986 г. в интересах предприятия «Якут-Алмаз» перевезено 440 т грузов с аэродрома Кневичи на аэродром Полярный. А всего по 1991 г. только самолетами 81-го полка с аэродрома Кневичи на аэродром Полярный было перевезено 28 988 т груза. В мое 1980 г. экипажи 81-го ВТАП доставили материалы для строительства БАМа.

Директивой Генерального Штаба от 18 июня 1975 г. из состава дивизии исключен 374-й ВТАП, взамен введен 81 -й ВТАП.

Состав дивизии но 1975 г., все полки на Ан-22:

– 8-й ВТАП;

– 81-й ВТАП;

– 566-й ВТАП.

14 октября 1975 г. Мгинская Краснознаменная втад впервые вылетела на выполнение задачи в составе трех полков Ан-22. Этот день стал днем рождения дивизии в новом «антеевском» качестве!

В 70-е годы Ан-22 эксплуатировались очень интенсивно. «Антеи» летали по всему миру, и не только с военными грузами на борту. С 15 по 28 июля 1970 г. пять Ан-22 из 81-ю ВТАП выполняли спецзадание по оказанию помощи пострадавшим от землетрясения в Перу. Всего было выполнено 60 самолето-вылетов, перевезено 250 т грузов. К сожалению, один из полетов окончился трагедией. 18 июля через 47 минут после взлета с аэродрома Кефлавик была потеряно связь с экипажем Ан-22 (зав. No 09303) подполковника Скоков. Погибло 17 человек, находившихся на борту самолета.

В период с 25 апреля no 17 июня 1971 г. три Ан-22 из 81-го полка перевозили в Париж и обратно советские экспонаты, выставляемые но авиакосмическом салоне. Интересно, что это задание выполнялось под эгидой АН СССР. Впоследствии такие задания выполнялись не раз: Ан-22 перевозили в Ле-Бурже космические корабли «Союз» и «Союз-ТМ», орбитальную стонцию «Мир», искусственные спутники Земли «Квант», «Квант- 2», «Молния», «Кристалл», «Метеор», «Горизонт», транспортные космические коробли серии «Прогресс», межпланетные станции «Венера» и «Марс».

Помимо обеспечения участия Советского Союзо в престижном международном авиасалоне, «Антеи» стали привлекать к обеспечению визитов высшего руководства страны за рубеж Впервые такое задание выполнялось с I по 29 июня 1973 г. – Ан- 22 перевезли 69 человек и 122 т груза из Чколовской в Вашингтон и Лос-Анджелес, обеспечивая визит Генерального секретря ЦК КПСС тов. Л.И. Брежнева в США. В ноябре- декабре 1980 г. было выполнено 14 рейсов на обеспечение визита т. Л.И. Брежнева в Индию.

Не секрет, что ближневосточная война 1973 г. началось с «подачи» арабской стороны. Подготовка к ней велось загодя. На Ближний Восток перебрасывались морем и воздухом грузы военного назначения и боевая техника. В марте, мое и в октябре 1971 г. девять Ан-22 из 81-го ВТАП перевезли в Египет 301 т грузов.

На базе 81-го полка отрабатывалось десантирование людей и боевой техники с «Антеев» в плотных боевых порядках «поток одиночных самолетов». Итогом работы стало проведенное в сентябре 1974 г. исследовательское летно-тактическое учение.

Уже после включения 81-го ВТАП в состав 12-й дивизии, экипажи «Антеев» этого полка выполнили исключительное по своей важности задание, фактически способствовав становлению государства Ангола. В ночь с 13 на 14 ноября полк составом 17 самолетов доставил боевую технику и боеприпасы в Луанду. Линия фронта но тот момент проходила всего в 20 км от аэродрома посадки. В ноябре- декабре 1975 г. экипажи 81-го и 566- го ВТАП под непосредственным руководством и при личном участии командира дивизии генерал-майора М.М. Кузнецова выполнили 203 самолето-вылета по доставке спецгрузов в Анголу. Только самолеты из 81- го полка перевезли 1069 т грузов. Доставленные «Антеями» две установки РСЗО БМ-21 «Град» решили дальнейшую судьбу страны. Как известно, к власти в Луанду пришла партия МПЛА во главе с Агостиньо Нетто, но были и другие претенденты, поддержанные США, Заиром, ЮАР, Китаем. К моменту провозглашения независимости страны Луанду контролировало МПЛА, однако в окрестностях столицы Анголы сосредоточились отряды про-китайски настроенной ФНЛА, два батальона регулярной армии Заира при девяти бронеавтомобилях Панар AML-60 и AML-90. Имелась артиллерия и минометы. Французский наемник вспоминал: «Кубинские части … буквально смели нос». Действительно, ангольцам помогали кубинцы, по численности защитники Луанды существенно уступали наступавшим. Смели противника две советские машины БМ-21 с кубинскими расчетами. Боеприпасов к «Градам» хватало всего на два залпа из каждой машины. Хватило одного. Моральный ущерб от 80 одновременно разорвавшихся снарядов во много раз превзошел физический: противник обратился в бегство. Бой имел место 12 ноября. «Грады» доставили на аэродром в Пуэнт-Нуаре в Конго два «Антея» из 81-го ВТАП. Полеты советских самолетов непосредственно в Анголу не разрешались до официального провозглашения независимости от Португалии. Полоса в Пуэнт-Нуаре не позволяло принимать Ан-22, из- за чего в самолеты загрузили всего по одной боевой машине. Тем не менее, все равно вероятность неудачной посадки оставалась очень высокой: короткая полоса. Экипажи сумели на нее благополучно приземлиться. Из Пуэнг-Нуаре в Луанду «Грады» доставили морем, дальнейшее – известно. Экипажи «Антеев» продолжали летать в Анголу многие годы, причем пик перевозок пришелся но 90-е годы.

Доставка «Града» в Анголу. Порт-Нуар. Экипаж подполковника Б.П. Жукова. 1978г.

Эвакуация ангольских раненых самолетами ВТА

В 1976 г. 16 Ан-22 из 566-го ВТАП принимали участие в умениях армий строн-участниц Варшавского договора «Щит-76». Парашютным способом был десантирован личный состав 108- го парашютно-десантного полка 7-й воздушно-десантной дивизии на площадку Пшемкув (ПНР). Выполнено 17 самолето-вылетов, десантировано 50 БМД-1, пять автомобилей ГАЗ-66, другая техника и вооружение.

В 1977 г. личному составу поставлена задача подготовки экипажей к полетом по международным воздушным линиям. Экипажи 8-го и 81-го ВТАП перевезли в Эфиопию несколько сот тонн грузов и 370 человек. Впервые за послевоенное время не был выполнен план по налету, причина – нехватка топлива. Тем не менее, дивизия впервые выполнило поставленную на учениях задачу по десантированию на предельную дальность в боевом порядке «поток пар» парашютно-десантного полка. 20 сентября проводилось опытное учение по отработке боевого порядка «поток самолетов» в составе Ан-22, Ан-12ППС и Ил-76 с автономным десантированием но незнакомую площадку. В учении принимали участие 26 Ан-22 из 8-го и 81-го ВТАП, Ан-12ППС из 18-й ВТАД и Ил-76 – из 3-й ВТАД.

В 1978 г. учения по отработке смешанного боевого порядка проводились в более широком масштабе, чем год назад. В сентябре Ан-22 из 8-го и 566-го ВТАП перебросили 1040 человек и 17 БМД-1 из 350-го порашютно-десантного полка и спецчастей 103-й воздушно-десантной дивизии, в то время кок Ан-22 из 81-го попка доставили на площадку приземления людей и технику 350-го ПДП посадочным способом. Полет выполнялся в одном боевом прядке «поток пар» с самолетами Ан-12 из 6-й ВТАД и Ил-76 из 3-й ВТАД. Десантирование выполнялось на незнакомую площадку.

В 1979 г. экипажи 8-го, 81-го и 566- го ВТАП принимали участие в учениях на Востоке – с 13 по 16 марта посадочным способом десантирован на аэродром Степь личный состав и техника 137-го парашютно-десантного полка. 18-20 марта экипажи дивизии обеспечивали маневр 806-го авиационного полка истребителей-бомбардировщиков и 927-го истребительного авиационного полка с аэродромов Осовцы и Луцк но аэродромы Сойн- Шанда и Чойбалсан (Монголия).

В марте 1979 г. экипажи 8-го, 81- го, 566-го ВТАП выполнили в ДРА 78 самолето-вылетов. Полеты выполнялись с аэродромов Челябинск, Чкаловская, Фергана, Карши в Кабул и Баграм. Было перевезено:

– одно БМП-1;

– девять БМД-1;

– девять ГАЗ-66;

– дво Урал-375;

– один ЗиЛ-565;

– четыре ЗиЛ-131

и другие грузы.

По декабрь 1979 г. было выполнено 456 самолето-вылетов с аэродромов Быхов, Сеща, Борисполь, Фергана, Чкаловская, Рита, Моры, Булык, Витебск, Кокайты, Ташкент в Кабул, Багром и Кандагар. Перевезено:

– БМД-1 – 87;

– БМП-1 – 12;

– БТРД – 38;

– гаубиц Д-30 – 12;

– заправщиков ТЗМ – 10;

– БТР-60 – два;

– СУ-85 – 19;

– ГАЗ-66 – 124;

– ЗиЛ-131 – 29;

– BA3-2I03 – пять;

– 110 т боеприпасов.

Ан-124 и Ил-76 – основные машины современной военно-транспортной авиации

Погрузка в Ан-22 зенитного ракетного комплекса 'Бук'

Полеты в ДРА выполнялись регулярно. В 1980 в Афганистон выполнено 263 рейса, 761 самолето-вылет, перевезено 6633 т груза. В 1982 г. в Афганистан выполнено 47 рейсов 145 самолето-вылетов, перевезено 1039 т грузов.

В 1984 г. в ДРА выполнено 13 рейсов 56 самолето-вылетов, перевезено 428 т грузов.

В 1980 г. выполнялись перевозки грузов в Сирию, Ливию, Эфиопию. Продолжено отработка маневра авиационных частей: самолетами Ан- 22 перебазирован полк боевых вертолетов Ми-24 с аэродрома Вазиани на аэродром Кокайты. Произошла катастрофа Ан-22 по вине личного состава.

В 1981 г. в ДРА выполнено 44 рейса, 199 самолето-вылетов, перевезено 1222 т грузов и 1585 человек. В сентябре дивизия 40 самолетами Ан-22 и пятью самолетами Ан-12 принимало участие в учениях «Запад-81». Для ВТА кульминацией учений стал день 27 августа 1981 г. В район десантирования шли четыре параллельных колонны самолетов, четыре военно- транспортных авиадивизии, четыре сотни самолетов. Первая колонна – Ил-76, взлетевшие с аэродромов Шауляй и Паневежис, вторая колонна – Ан-22, третья – Ан-12 с аэродромов Лида и Россь, четвертая – Ил- 76 из Шауляя и Кедайняя. Прикрытие боевых порядков военно-тронс- портной авиации осуществляли 24 истребителя МиГ-23 и 12 МиГ-21. Десантирование людей, грузов и техники выполнялось с высот 300 – 400 м. Второй вылет в рамках учений «Запад-81» был выполнен 3 сентября. Лучший результат по десантированию показал экипаж майора Ткаченко: отклонение от расчетного времени сброса – 25 с, отклонение от точки сброса – 80 м. В целом по дивизии лучшие результаты показали экипажи 81 -го полка, на втором месте были экипажи 8-го полка. Всего же в учениях «Запад-81» было задействовано 1100 самолетов, выполнено 26 000 самолето-вылетов.

В период с 9 по 31 декабря 1985 г. экипажи дивизии принимали участие в оказании помощи пострадавшим от землетрясения в Армении. Полеты выполнялись с 70 аэродромов, в том числе с 15 зарубежных – из США, Японии, ФРГ, Италии, Люксембурга и других стран. Аэродромы выгрузки – Сан- дар, Миха Цхакая, Ереван.

В штат 566-го ВТАП введена 4-я эскадрилья на самолетах Ан-124. 10 февраля 1987 г. в 13 ч 12 мин на аэродроме Сеща произвел посадку первый самолет Ан-124 «Руслан» №-106.

1987 г. 566-й ВТАП перевооружен с самолетов Ан-22 на Ан-124. Боевая задача – к концу года подготовить одну эскадрилью на Ан-124 к высадке десанта посадочным способом. Налет но Ан-124 за 1987 г. составил 690 ч., к десантированию с посадкой было подготовлено семь экипажей. К концу 1988 г. в 566-м ВТАП насчитывалось 14 «Русланов». Полк приступил к перевозкам грузов но АН-124 в интересах народного хозяйство. В феврале впервые проведено исследовательское учение по переброске войск и крупногабаритной техники на большие расстояния эскадрильей, вооруженной самолетами Ан-124.

В 1989 г. на фондах 566-ю ВТАП в Сеще сформирован 235-й ВТАП 2- эскадрильного состава на самолетах Ан-124. В конце года на вооружении полка имелось 20 самолетов Ан- 124. Огромная рабою проведена по подготовке типовых каталогов формализованных заявок для полетов но аэродромы страны и за рубеж.

В 1989 г. выполнялись активные перевозки грузов, боевой техники и вооружения. В частности на Ан-22 перевозились вертолеты Ми-8, самолеты Су-24 и МиГ-25. «Антей», как показала практика, лучше чем любой другой самолет, включая «Руслан», подходит для транспортировки авиатехники.

На рубеже 90-х годов невыполнение плана по полетам стало хроническим из-зо неритмичных поставок топлива и запасных частей. Ток, в 1992 г. план по налету был выполнен только но 81 % для Ан-22 и но 55 % для Ан-124. Нехватка запасных частей в сочетании с сокращением полетов, общее ухудшение ситуации но просторах некогда могучею СССР (проще говоря, в стране воцарился бардак) привели к трагедиям. 11 ноября 1992 г. ночью в ПМУ разбился Ан-22 майора И.П. Мисютино из-зо неудовлетворительной организации и контроля за выполнением воздушных перевозок, несоответствия веса и характера груза, количества пассажиров и нарушения экипажем эксплуатационных ограничений по максимальной массе полезного груза. 19 января 1994 г. произошло катастрофа Ан-22 из 8-ю ВТАП, пилотируемого военным летчиком 1-го класса майором А.Я. Крединым. Причина – разрушение в полете тяги бустерного управления левым элероном, которая в сочетании с конструкторским недостатком системы управления привела к нарушению поперечной управляемости и не позволило экипажу при своевременных и правильных действиях предотвратить столкновение с землей. 6 декабря 1997 г. в Иркутске разбился Ан-124 из 566-го ВТАП (зав. № 82005, командир экипожа подполковник В.В. Иванов), погибло 13 человек.

Ил-76 и Ан-124 обеспечивают деятельность наших миротворцев в Косово. 1996 г.

Ан-22 осуществляет вывод советских войск из Германии

Дивизия принимала участие в перебазировании частей и подразделений из стран Ближнего Зарубежья но территорию России. В 1993 г. самолетами Ан-22 и Ан-124 перевозились люди и техника 104-й воздушно-десантной дивизии из Гянджи в Ульяновск, 13-й военно- транспортной авиадивизии из Прибалтики в Зауралье, Западной группы войск в Россию. Также выполнялась доставка крупногабаритной техники на международные выставки, проходившие в Абу-Даби и Малайзии.

Экипажи дивизии принимали участие в переброске частей и подразделений Мобильных сил из Центрального и Дальневосточного районов в район Чеченского конфликта.

В 1995 г. началось перебазирование 235-го ВТАП на аэродром Ульяновск, полк в 1995 г. выполнял задания в условиях двойного базирования, полностью перебазирование было завершено в октябре 1995 г. В декабре личный состав 8-го и 81-го ВТАП приступили к подготовке перевозок российского миротворческого контингента на Балканы в Тузлу. Переброска в Тузлу боевой техники 98-й воздушно-десантной дивизии выполнена с аэродрома Иваново в январе 1996 г.

По причине хронической нехватки топливо многие тренировки выполнялись методами «пеший по летному» и «пеший по автомобильному» – то есть не хватало даже бензина. К примеру, методом «пеший по летному» отрабатывались действия авиационного полка по выходу из-под ракетного удара! План боевой подготовки выполнен всего на 54 %. В 90-е годы жены военнослужащих неоднократно перекрывали ВПП, требуя выплаты денежного довольствия офицеров и прапорщиков.

Вторая половина 90-х годов ознаменовалась массовым сокращением вооруженных сил.

В 1997 г. был расформирован 81-й ВТАП в Иванове. В 1998 г. Переформирован и включен в состав 12-й ВТАД 978-й ОТАП в 978-Й ВТАП (Клин), ранее входивший в состав ПВО В составе полка две эскадрильи самолетов Ил-76 и одна эскадрилья смешанного состава (Ан-12, Ту-134, Ан-24, Ан-26). Расформирован 235-й ВТАП. Самолеты Ан-22 из 81-го и 235-го полков переданы в 8-й гвардейский ВТАП, «Антеи» с вылетанным ресурсом разделаны в Иваново. Принят из 18-й ВТАД и расформирован 600-й ВТАП. Приняты из 18-й ВТАД 600-й и 117-й ВТАП, из 3-й ВТАД – 196-й гвардейский ВТАП. 196-й полк формировался в 1943 г. как 110-й авиационный полк АДД – «корневой» полк 12-й дивизии. 8-й ВТАП переформирован в 8-й гвардейский Ленинградский Краснознаменный военно-транспортный авиационный полк с передачей Боевого Знамени, регалий, почетных наименований и исторического формуляра 600-го ВТАП, к которому весной 1998 г. был передан по расформированию 128-й ВТАП 18-й ВТАД. В результате умопомрачительных реорганизаций на вооружении дивизии оказалось около 300 самолетов десяти типов при штатной численности в чуть более 100 самолетов семи типов!

Самолетный парк дивизии по состоянию на 1998 г.:

Управление 12-й ВТАД -Ан-12БП, Ан-26;

8-й гв. ВТАП – Ан-22;

196-й гв. ВТАП – Ил-76М/МД;

566-й ВТАП – Ан-12;

978-й ВТАП – ИЛ-76М/МД Ту-134Ш, Ту-134-154, Ан-72, Ан-12БК/БП, Ан-24, Ан-26;

117-й ВТАП – Ил-76М/МЯ Ан- 12ППС, Ан-12БК/БП, Ан-26, Ил- 78.

Могучая сила, исправность которой, однако, составляла 46 %. Даже уровень в 46 % удавалось поддерживать ценой каннибализации одних самолетов в пользу других – за предыдущие пять лет в полки не поступило ни одного ЗИПа.

План по налету за 1998 г. выполнен всего на 43 %, хотя по десантной подготовке – на все 100%, правда, какой то был план… 210 ч налета на всю дивизию по десантной подготовке.

Дивизия принимала участие в командно-штабных учениях «Редут-98», а самолеты Ан-12ППС обеспечивали Государственные испытания тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий».

В феврале 1998 г. в отделе военной геральдики и символики Генерального Штаба МО РФ утвержден нарукавный знак по принадлежности к 12-й Мгинской военно-транспортной авиационной дивизии: изображение белого медведя на герольдическом щите красного цвета. Знак разроботан офицерами управления 12-й ВТАД. Белый медведь выбран не случайно. Во-первых – давно признанный символ Арктики, а 12-я ВТАД внесло огромный вклад в освоение Севера. Во-вторых, белый медведь является самым крупным хищником России, о на вооружении 12-й дивизии состоят самые крупные отечественные военно-транспортные самолеты – Ан-22 и Ан-124.

В 1999 г. укомплектованность самолетного парка существенных изменений не претерпела – парк оставался сверхштатным. В марте проводились КШУ ГК ВВС «Воздушный мост 99» с практическим обозначением – перевозка комплекса С-300ПМУ Ан- 22 8-го гвардейского ВТАП с аэродрома Оренбург но полигон Ашулук. К учениям по десантированию подразделений 98-й воздушно-десантной дивизии привлекались Ан-12ППС из 117-го ВТАП. Выполнялись перевозки российских миротворцев с аэродрома Мигалово в Слотину, помимо людей и техники на Балканы было доставлено 14 боевых вертолетов Ми-24 и 11 транспортных Ми-8.

Ан-22 из состава 81-го ВТАП готовится к вылету в Моздок. 1995 г.

Проверка качества топлива. 1995 г. Слева главный инженер дивизии В Н Юдин

В 2000 г. 8-й гвардейский ВТАП переформирован в 76-ю отдельную гвардейскую Ленинградскую Краснознаменную военно-транспортную авиоционную эскадрилью, на вооружении эскадрильи состоят самолеты Ан-22. 978-й ВТАП переформирован в 78-ю отдельную военно-транспортную авиационную эскадрилью (Ту-154, Ту-134, Ан-12, Ан-26).

Состав ДИВИЗИИ по состоянию на 2000 г.:

– управление 12-й ВТАД Мигалово (Тверь);

– 76-я ОВТАЭ Мигалово (Тверь);

– 78-я ОВТАЭ Клин;

– 566-й ВТАП Сещо;

– 978-й ВТАП Оренбург;

– 196-й ВТАП Мигалово (Тверь).

В августе 2000 г. Ан-124 (зав. No 32025) из 566-го ВТАП и Ил-76 из 196-го ВТАП доставили во Фритаун РОССИЙСКИЙ контингент миротворческих сил ООН в Сьерро-Леоне. Были перевезены четыре боевых вертолета Ми-24. Полет над Африкой и посадка во Фритауне выполнялись в сложных метеоусловиях. Ан-124 пилотировал лично командир дивизии генерал-майор Г.И. Левкович, штурманом был заместитель командира дивизии по воспитательной работе полковник Ю.В. Коробкин.

18 августа 2000 г. в Мигалове проведены торжественные мероприятия в честь присвоения самолету Ан-22 No 08832 почетного наименования «Василий Семененко» в честь бывшего командира 8-го ВТАП. В этот же день в Оренбурге проводились торжества в честь присвоения Ил- 76МД № 78813 из 1-й эскадрильи 117-го ВТАП наименования «Оренбург».

В 2001 г. выполнено в числе других два рейса в Афганистан (впервые после 1989 г.), перевезено 25,8 т груза и 28 человек. В 2002 г. в Афганистан выполнено уже пять рейсов, в 2003 г. – 11, в 2004 г. – 3.

В 2001 г. после пятилетнего перерыва прошли учения с практическим десантированием парашютным способом личного состава, техники и грузов подразделений ВДВ. Учения проводились в течение всего года. Экипажи майоров Журуева и Беспалова из 196-го ВТАП 4 и 6 сентября принимали участие в совместных учениях 51-го парашютно-десантного полка 106-й воздушно-десантной дивизии и 11-й отдельной воздушно-десантной бригады вооруженных сил Франции. Но площадку Хомяково парашютным способом было десантировано 375 человек (198 солдат и офицеров 351-го ПДП и 177 французов). Экипажи Ан-12ППС из 117-го ВТАП принимали участие в испытаниях перспективного ЗРК С-400. В сжатые сроки экипажами 196-го ВТАП выполнена задача по переброске техники и личного составо отдельного отряда спецназа, а также МЧС из России но аэродром Баграм. Первые посадки в Баграме выполнялись в отсутствие радиотехнических систем на поврежденную ВПП.

Полки и отдельные эскадрильи, входившие в состав 12-й Краснознаменной Мгинской военно-транспортной авиадивизии

Ан-22 дивизии на аэродроме Мигалово. Июль 2005 г.

Командующий 61-й воздушной армией (В ТА/ генерал-лейтенант В Ф. Денисов

Потриарх Алексий II сходит с борта самолета ВТА Ан-124

В ходе сборов руководящего состава 61 -й воздушной армии Bf К (ВТА), которые проходили в Мигалове с 21 по 25 августо 2001 г., демонстрировались перспективные военно-транспортные самолеты Ил-76МФ и Ан-70.

15-16 февраля 2002 г. один Ил-76 из 196-го ВТАП и шесть Ил-76 из 117-го ВТАП приняли участие в показных учениях 119-й ПДП 106-й ВТАД, посвященных 60-летик> проведения Вяземской воздушно-десантной дивизии 16 февраля с аэродрома Кубинка на площадку Двоевко (Вязьма) было десантировано парашютным способом 345 человек личного состава, три БМД-2, две установки ЗУ-23, один автомобиль ГАЗ-66. Всего за 2002 г. парашютном способом дивизия десантировало 4514 человек, 21 единицу техники и 17 т грузов. Впервые прицеливание при десантировании выполнялось по спутниковой навигационной системе.

Для выполнения требований безопасности полетов по стандартам ICAO два Ан-124 и три Ил-76 из 196-го ВТАП оснащены системами о предупреждении столкновений в воздухе TCAS- II (TCAS-76A но Ил-76 и TCAS-2000 на Ан-124). Спутниковыми навигационными системами KIN-90 оборудовано шесть самолетов Ил-76, на двух Ан-124 доработаны радиостанции УКВ диапазона.

21 июня 2002 г. при перевозке 210 призывников из Дагестана и Ингушетии на аэродроме Новосибирск на борту Ил-76 из 117-го ВТАП произошел пожар. 11 человек (двойной экипаж) во главе с командиром корабля подполковником А.Ж. Зеленко 32 минуты боролись за жизнь пассажиров. Указом Президента РФ от 19 августа 2002 г. подполковнику Зеленко Андрею Жонновичу присвоено звание Героя России, пять человек из состава экипажа награждены орденами Мужество, еще пятеро медалями Нестерова.

В 2003 г. самолеты дивизии привлекались к развертыванию в Киргизии российской авиабазы Конт и обеспечивали проведение зарубежных визитов Президента РФ.

1 июня 2003 на торжествах по поводу 60-летия дивизии Ил-76МД №86900 из 196-ю ВТАП присвоено наименование «Тверь».

Командиры дивизии год вступления в должность

гв. генерал-майор Картоков В.А. 1946

гв. полковник Клобуков Е В. 1952

полковник М.Е. Шаповалов М.Е. 1956

гв. полковник Ерофееевский А.П. 1958

полковник Княжев В.И.* 1961

полковник Яковлев Б.Я.* 1966

полковник Кузнецов М.М.* 1976

полковник Некроха И.А. * 1976

полковник Дырдин В.А. 1983

полковник Устинов В.Г. * 1985

полковник Левкович Г.И.* 1987

генерал-майор Ерофеев В.Е. 2002

полковник Кочалкин В.Т. 2002

* за время командования дивизией получил звание «генерал-майор»

Дислокация дивизии

май 1943 г, Монино

октябрь 1943 г. Грибцово (район Калуги)

декабрь 1943 г. Левашово (район Ленинграда)

март 1944 г. Озерки, Сосновка (район Ленинграда)

март 1944 г. Гатчина

май 1944 г. Гранцево (район Калуги)

июнь 1944 г. Злынка (район Гомеля)

июль 1944 г. Стародуб (район Гомеля)

сентябрь 1944 г. Вильнюс

март 1944 г. Венгрув (Польша)

май 1946 г. Киржач

июнь 1946 г. Тула

август 1976 г. Сеща

Материал подготовил Михаил. НИКОЛЬСКИЙ

Вподимир РИГМАНТ

Долгая дорога к Ту-160

Продолжение. Начало в АиК №№3,4.7,10/2005 г.

Как известно, запуск многих отечественных военных авиационных программ в годы «холодной войны» частично был определен подходами к проблемам развития и применения боевой авиации в США и в других западных странах и являлся попыткой создания в конкретных условиях СССР, с учетом уровня развития научно-технического потенциала в области авиастроения и смежных с ней областей, боевой авиационной техники, которая по комплексу своих характеристик не уступала бы американским оброзцам и максимально отвечала бы специфике боевого применения и эксплуатации ее в ВВС СССР.

В свете подобного подхода, освещение дальнейшей судьбы создания отечественного сверхзвукового стратегического пилотируемого самолета- носителя следует, по мнению автора, проводить с уметом развития аналогичной программы в США, приведшей к созданию серийного стратегического бомбардировщика В-1. Это было одна из самых масштабных американских программ в области боевой авиационной техники второй половины XX веко, повлиявшая во многом на выбор основных элементов близкого по назначению отечественного стратегического авиационного комплекса Ту-160.

Прекращение работ по «трехмаховому» однорежимному стратегическому бомбардировщику В-70 отнюдь не стало для военно-промышленного комплекса США прекращением работ в области создания нового стратегического сверхзвукового носителя, который должен был заменить в строю «старичка» В-52, составлявшего основу авиационной триоды американских сил ядерного сдерживания.

В ходе дальнейшего развития концепции стратегического ударного самолета в США, а затем и чуть позже в СССР, пройдя путь проб и ошибок на путях создания двух- и трехмаховых межконтинентальных ударных однорежимных машин, военные и конструкторы логично пришли к более универсальной и более гибкой концепции многорежимного самолета, приемлемого для боевых действий как в условиях глобальной ядерной войны, ток и в условиях локальных конфликтов различной интенсивности – экономичного в дозвуковом крейсерском полете на большой высоте, и способного с большой боевой нагрузкой и высокой скоростью преодолевать противодействие элементов ПВО на больших и малых высотах. Он должен был действовать как в варианте бомбардировщика, так и в варианте ракетоносца. Самолет должен был использовать широкую номенклатуру ракет различных типов и назначения, позволявших наносить удары, не входя в зону действия средств ПВО, или предварительно подавлять их по маршруту полета до выхода на цель.

Проектирование американского В-1 велось и с учетом его возможного использования в качестве носителя «четвертой» системы стратегического оружия (так в США воспринималось новое поколение высокоточных крылатых ракет воздушного, морского и наземного базирования, создававшихся практически одновременно с развертыванием программы В-1). Именно в токой ипостаси ВВС США планировало получить но вооружение флот В-1 в 1980-2010 годах, к моменту окончательного снятия с эксплуатации В-52

Начало работ над проектом В-1 можно отнести к 1961 году. После того как под Свердловском был сбит советской ракетой «75-го» комплекса американский высотный самолет- разведчик U-2, в ВВС США развернулось изучение проекта перспективного стратегического ударного самолета. Для формирования его облика до 1965 года было проведено масштабная серия исследований по данной теме в различных направлениях. Исследования включали: – проект 1961 года сверхзвукового маловысотного бомбардировщика, известного под шифром SLAB. Речь шла об околозвуковом бомбардировщике с крылом фиксированной стреловидности, обладавшего дальностью полета более 20000 км, из которых около 8000 км самолет должен был выполнять полет на малых высотах.

полезная нагрузка рассматривалась до 5,5 т, взлетная масса – до 230 т.

– проект авиационной ударной системы с повышенной дальностью полета ERSA (S) но основе сверхзвукового многорежимного самолета с крылом изменяемой стреловидности (взлетная масса – свыше 270 т, полезную нагрузку 4,5 т самолет мог нести на дальность 16000 км, из которых 4600 км выполнялся на высоте 150 м).

– проект августа 1963 года мало- высотного пилотируемого ударного самолета прорыва ПВО – LAMP, с крылом изменяемой стреловидности, со взлетной массой около 160 т, способного нести 9,0 т нагрузку на дальность свыше 11000 км, включая участок в 3700 км полета на малой высоте.

– проект AMP – усовершенствованный пилотируемый самолет прорыва ПВО. Работы над ним начались в ноябре 1963 года и были продолжены и развиты в 1964 году по теме AMPSS – усовершенствованная пилотируемая стратегическая система прорыва ПВО. Эти роботы можно характеризовать как предпроекты по теме AMSA, ставшей затем темой В- 1. Эти проекты велись до осени 1964 года и предусматривали создание самолета-носителя с дальностью полета свыше 11000 км, способного нести нагрузку свыше 22,0 т.

Все эти предварительные исследования и проектные работы позволили сделать вывод, что для успешного прорыва советской ПВО и проникновения к жизненно важным объектам СССР самолету-носителю необходима высокая дозвуковая скорость на малой высоте и умеренная сверхзвуковая скорость (до М-2,0) на больших высотах, что в свою очередь позволяло обеспечить необходимую скорость реакции ударной системы и обеспечить гибкость и универсальность системы в условиях конфликтов различного уровня и интенсивности. Таким образом, речь шла о создании многорежимного стратегического самолета-носителя. Данные принципы были положены в основу начавшегося в 1965 году следующего этапа исследований – программы изучения перспективного пилотируемого стратегического самолета АМ$А, проводившейся до декабря 1969 года, когда ВВС США запросили у промышленности ее предложения.

Предварительные конфигурации самолета AMSA

К проекту AMSA были подключены ведущие самолетостроительные фирмы США: Боинг, Дженерол Дайнемикс и Рокуэлл, которые провели тщательный анализ силовой установки, вооружения, надежности, технического обслуживания и оценили возможность использования в конструкции планера титана с учетом его стоимости. Рсссмотриволись также вопросы, связанные с условиями работы экипажа, уязвимостью самолета, обороной с помощью снорядов-ловушек и использованием системы в ограниченных и локальных войнах в качестве обычной бомбардировочной системы с обыкновенными бомбами. Всего к предварительным роботом на этапе изучения проблемы создания самолето было привлечено несколько десятков фирм США, связанных с оэро- космическим бизнесом

Следует отметить, что все предложения по перспективному стратегическому пилотируемому носителю, выдвигавшиеся ВВС США и подкрепленные серией предпроектов, начиная с 1960 года, стабильно отвергались Министерством обороны США. По мнению же ВВС, токая машина нужно была в составе стратегических ударных сил По замыслу руководства ВВС США система предназначалось для замены В-52 и FB-111 в 70-е и 80-е годы. Самолет-носитель должен был иметь дальность полета без дозаправки 16000 км и хорошую маневренность. Вооружение 25 ракет SRAM и большой груз обычных или ядерных бомб. Оборудование должно было включать улучшенные активные и пассивные средства для прорыва системы ПВО. Взлетная масса определялась около 150 т. Скорость сверхзвуковая на малой высоте (М-1,2) и соответствующая М-2,5 но большой крейсерской высоте.

Но начальном этапе программы AMSA рассматривалось возможность глубокой модификации под эти требования FB-111, в противовес развития ее в сторону создания принципиально нового самолета. Но этом этапе проводились интенсивные исследования и разработка силовой установки, электронного оборудования.

Против этой программы в 1966 году выступало Министерство обороны США, ведь программа AMSA шла в разрез с точкой зрения министерство, согласно которой основным стратегическим оружием США считались МБР наземного базирования и баллистические ракеты, запускаемые с подводных атомных ракетоносцев. На исследования по теме до 1966 года

(включая исследования по предтемам) было израсходовано 90 млн. долл., в 1967 году – 11 МЛН.ДОЛЛ., но 1968 год было ассигновано 20 млн. долл. Основные трудности в разработке самолета по программе AMSA, с которыми столкнулись разработчики, касались силовой установки, которая должно была обеспечить большой диапазон летных данных ЛА, в том числе устойчивый сверхзвуковой полет на малой высоте при небольшом расходе топлива.

С учетом этих обстоятельств проектировщики склонялись к целесообразности использования в проекте ТРДД с переменной степенью двухконтурности и восьмикратным отношением тяги к массе двигателя. Исследования по проекту проводились фирмами Дженерал Электрик и Пратт-Уитни. На самолете должны были стоять четыре ТРДДФ с тягой по 22700 кгс каждый. Навигационное оборудование должно было включать бесплатформенную инерциальную систему и доплеровскую систему навигации, что должно было обеспечить самолетовождение в условиях непрохождения радиоволн, вызванных ядерным взрывом. Вооружение – ракеты SRAM, ядерные и обычные бомбы.

Вполне возможно, это программа разделило бы судьбу предыдущих или еще длительное время не выходила бы за рамки НИР, если бы в 1969 году, наконец, не завершилась проводившаяся ВВС США с 1962 года программа «Прогнозирование», которая положила конец масштабному обсуждению (и не только в США) на тему: устарели ли стратегические бомбардировщики, и не стоит ли от них окончательно отказаться в системе вооружений страны.

ВВС США подтвердили необходимость и преимущество стратегических систем на основе пилотируемых самолетов-носителей, возможность и необходимость их использования в глобальном термоядерном конфликте (наряду с МБР и БРПЛ) и в различных локальных конфликтах с обычным вооружением Чаяния ВВС нашли отклик в МО США. Согласно пересмотренному бюджету но 1970 год, представленному министром обороны США Лэердом в марте 1969 года, программа AMSA форсировалось. Вместо проведения конкурса проектов продолжительностью два года фирма или фирмы для разработки самолета должны были быть выбраны в течение пяти-шести месяцев. Резко увеличивались ассигнования на программу: 1970 год – 100 млн.долл. и далее по нарастающей. В 1977 году планировалось начать развертывание боевых частей на новых самолетах.

На 1969 год данные основные летно-тактические данные самолета по программе AMSA определялись следующими значениями: экипаж – 4 чел.

двигатели – 4 х ТРДДФ

взлетная тяга

на форсаже – 4 х 16000 – 18000 кгс

взлетная масса – 150 – 160 т

максимальная скорость

на большой высоте – 2350-2550 км/ч (М-2,2 – 2,4)

у земли – 1100-1470 км/ч |М-0,9-1,2)

практический потолок – 24000 м

максимальная дальность – 16000 км

длина ВПП – 1850 М

Таким образом, для американской авиапромышленности закончился период неопределенности, и с присущей ей динамичностью оно приступило к практическим роботом по созданию новою стратегического авиационного самолета-носителя.

В мое 1969 года программа AMSA получила официальное обозначение В-1. В ноябре того же года ВВС США выдают запрос предложений по программе разработки самолета. Свои предварительные технические предложения по будущему В-1 в короткие сроки представили известные фирмы Боинг, Дженерал Дайнемикс и Норт Америкен Рокуэлл, проводившие ранее исследования по теме AMSA (всего в предварительные работы по теме было вовлечено до 30 фирм американского авиопрома).

ВВС США выбрали генеральным подрядчиком по В-1 фирму Норт Америкен Рокуэлл, ставшую к тому моменту Рокуэлл Интернешнл. 5 июня 1970 года фирма получила контракт на проектирование, постройку и испытания партии опытных самолетов.

Облик В-1 определили следующие основные требования: высокая выживаемость парка бомбардировщиков в случае нанесения противником первого удара, длительный дозвуковой крейсерский полет но большую дальность, глубокое проникновение в воздушное пространство противника. Для преодоления существовавших на тот период (и прогнозируемых на ближайший период) сил и средств советской ПВО были разработаны два расчетных профиля полета: основной – с большой дозвуковой скоростью полета у земли и альтернативный – со сверхзвуковой скоростью полета на большой высоте. В обоих случаях предусматривалась попутная дозаправка топливом и посадка на аэродромах подскока в Европе или в Азии. Самолет оптимизировался для выполнения основного расчетного профиля, альтернативный же изначально рассматривался как дополнительный, повышающий гибкость применения но перспективу, на случай изменения геополитической и стратегической ситуации в мире.

В дальнейшем, в ходе развития проекта, большинство конструктивных изменений, которые вносились по тем или иным причинам (финансового или стратегического порядка), были сделаны за счет способности длительного полета на сверхзвуке. Таким образом, сверхзвуковой полет для программы В-1 практически всегда был вторичным фактором, особенно это проявилось в его серийной модификации В-1 В, поступившей на вооружение ВВС США. Пожалуй, это является коренным отличием В-1 (наряду с другой возможной номенклатурой вооружения, более совершенной авионикой, меньшими размерами и массами и менее совершенной аэродинамикой) от отечественного Ту-160, для которого полет на сверхзвуке закладывался как один из важнейших параметров, обеспечивавших эффективность системы при борьбе с морскими подвижными целями, за счет приемлемой скорости реакции самолета-носителя.

Подход к созданию самолетов дальней авиации с учетом их предназначения для борьбы с соединениями и кораблями ВМФ вероятного противника был и есть традиционным для послевоенного периода развития отечественной авиации. Все послевоенные тяжелые боевые самолеты, создававшиеся для ВВС, и тем более их модификации для авиации флота могли эффективно работать по морским целям. Такой подход давал возможность нашим вооруженным силам в определенной степени компенсировать значительное превосходство западного блока по количественному и качественному составу ВМФ.

В проектное задание на В-1 закладывались следующие позиции: большие величины полезной нагрузки и дальность попето, способность летать с большой дозвуковой скоростью, соответствующей М-0,85, на малой высоте с отслеживанием рельефа местности и со сверхзвуковой скоростью но крейсерской высоте, а также способность действовать в условиях применения ядерного оружия. Необходимая боевая эффективность в этих условиях должно была обеспечиваться сложным и гибким электронным оборудованием, повышенной живучестью конструкции самолета и его систем и агрегатов. Требуемая способность В-1 выполнять полеты на малой высоте с большой скоростью, при выполнении всех остальных требований к боевому применению, стала одним из основных факторов, оказавших влияние но выбор его аэродинамической компоновки и на целый ряд конструктивных решений, выбранных при его проектировании.

Перед проектировщиками ставилось задача создания самолета-носителя, который способен был бы доставлять к цели такую же боевую нагрузку, как два В-52 (при такой же дальности полета) или как шесть FB- 111 А, с учетом поражения целей обычным оружием (забегая вперед, можно сказать, что этот вид боевого применения для В-1, как типа, стол основным в начале нашего столетия).

В-1 стал первым самолетом в США, при проектировании которого были применены специальные конструктивные мероприятия по повышению его живучести в условиях ядерной войны: повышение прочности узлов пла- неро, защита систем от поражающих факторов ядерного оружия (экранировка всею оборудования, меры, обеспечивавшие затухание посторонних электромагнитных импульсов, попадающих в коммуникационные линии и т.д.).

Разработчики считали, что живучесть и способность к выполнению полетного задания должны были повыситься, по сравнению с предыдущими стратегическими самолетами, такими как В-52, благодаря следующим обстоятельствам:

– рассредоточению частей и соединений САК на В-1 по большему числу аэродромов, превышающих на полторы сотни число аэродромов, задействованных под флот В-52. Дело в том, что взлетная дистанция В-1 на уровне моря при прочих ровных условиях при взлетной массе 163 т определялась но 40% меньше, чем взлетная дистанция В-52 при взлетной массе 211 т;

– способность по тревоге уйти за 4 минуты на безопасное расстояние от аэродрома, что вдвое быстрее, чем для В-52. Анализ показывал, что в условиях ударов по местам базирования самолетов САК, в ситуации, когда способен уцелеть лишь один В-52, могли выжить 16 В-1;

– способность летать на скорости, соответствующей М-0,85, на высоте 150-300 м с отслеживанием рельефа местности;

– сравнительно малой величине отметки от самолета на экранах РЛС систем ПВО за счет его компоновки (интегральная схема, крыло изменяемой в полете стреловидности) и специальных мер по уменьшению отраженного электромагнитного сигнала от самолета.

Ток, гондолы двигателей размещались так, чтобы входные и выходные устройство силовой установки частично экранировались крылом и наплывом крыла при облучении самолета РЛС с передней полусферы сверху В положении максимальной стреловидности при облучении спереди сверху В-1 имел форму острого клина, способствующую отражению луча РЛС в сторону. Предполагалось покрывать конструктивные элементы самолета, влиявшие существенно на величину ЭПР и соответственно интенсивность отметки на экране РЛС систем ПВО (каналы входных устройств силовой установки, входные направляющие компрессора двигателей, лонжероны крыло и т.д.), специальными покрытиями, поглощающими электромагнитное излучение и тем самым снижающими уровень отраженного сигнала.

На период создания В-1 считалось, что наибольшую опасность для него будут представлять самолеты ДРЛО типа Е-ЗА (советский аналог – А-50), РЛС которых будут фиксировать с большой дальности и высоты идущие на малых высотах В-1 и наводить на них истребители-перехватчики. Считалось, что величина отметки от В-1 на экране РЛС в 15-25 раз будет меньше, чем от В-52, и примерно равна отметке от само лето-истребителя, а дальность обнаружения В-1 получится в два-три раза меньше, чем для В-52.

Модели различных вариантов самолета AMSA и В1A

Модель самолета В-1A в аэродинамической трубе

– оснащение самолета мощной системой радиоэлектронного противодействия, введение в состав экипажа оператора с функциями работы с этой системой.

– трехкратное резервирование бортовых систем

– возможность ухода от цели но сверхзвуковой скорости.

К прогрессивным конструктивным решениям по В-1 относили насыщение его систем бортовыми цифровыми вычислительными машинами, новый подход к формированию систем передачи информации на борту, наличие разнообразного радиоэлектронного оборудования и гибкость его замены, осуществление мер по защите систем в условиях применения ядерного оружия, обеспечение повышенной надежности и живучести, применение на тяжелом самолете подобного класса крыла изменяемой в полете стреловидности (до В-1 на тяжелом самолете класса дальний ракетоносец-бомбардировщик такое крыло было применено на советском Ту-22М, максимальная взлетная масса которого находилась в пределах 120 тонн. Именно его принято считать первым в мире тяжелым самолетом с крылом изменяемой стреловидности. Максимальная взлетная масса В-1 в модификации В-1 А составила порядка 180 тонн, о для В-1В превысило 216 тонн. У Ту-160 это величина равна 275 тоннам).

Самым важным конструктивным отличием В-1 от предыдущих самолетов подобного класса, создававшихся ранее для ВВС США, стало крыло изменяемой стреловидности. Оно разрабатывалось на основе базы донных НАСА, которая использовалась ранее при создании тактического истребителя F-l 11 и его бомбардировочной модификации FB-111A.

Крыло изменяемой стреловидности для самолетов донных программ стало рассматриваться еще с 1963 года, а с 1967 года уже считалось необходимым элементом программы AMSA. Именно тогда определился и облик общей аэродинамической компоновки самолета: нормальная схема с однокилевым оперением и четырьмя двигателями. Существовало несколько промежуточных вариантов по схеме размещения двигателей, воздухозаборников, но общая схема оставалась практически неизменной.

Проектом 1967 года предусматривался несущий фюзеляж с пакетным размещением двигателей в прифюзеляжной кормовой части и попарным вертикальным размещением двигателей и воздухозаборников. Высокорасположенное крыло с его подвижными частями в положении максимальной стреловидности 75 градусов образовывало единую несущую поверхность со стабилизатором в соответствии с популярной тогда идеей перехода «нормальной» схемы на крайних режимах полета к схеме «бесхвостки».

В 1968 году самолет начал приобретать более традиционные очертания. Двигатели сместились в центральную часть, поворотные части крыло теперь не образовывали единой поверхности со стабилизатором. В конфигурации 1969 года самолет приобрел знакомую нам теперь форму В-1.

В ходе окончательного поиска оптимальной аэродинамической формы самолета и ее совершенствования было продуто в аэродинамических трубах 44 модели самолета.

Следует отметить, что программа AMSA ставила задачу, чтобы по характеристике «боевая нагрузка/дальность полета» новый самолет превосходил находившийся но вооружении В-52. Проект 1967 года предусматривал самолет с расчетной взлетной массой около 107 т, что явно не удовлетворяло этому требованию. В проработках 1968-1969 годов взлетная масса поднялась уже до 160 т и более.

В соответствии с заданием, В-1 должен был обладать высокой точностью поражения целей различными типами оружия. Самолет предполагалось вооружить ракетами SRAM (32 ракеты, затем 24 в трех фюзеляжных отсеках вооружения), о также свободнопадающими ядерными и обычными бомбами, а также крылатыми ракетами воздушного базирования AGV-86A (ALCM-A).

Вот вкратце те общие положения, которые определили дальнейшие работы по созданию будущего В-1.

Всего ВВС США планировало получить от американской авиационной промышленности 244 В-1 (включая опытные самолеты), которые должны были заменить к 1981 году В-52.

Но первом этапе фирма Рокуэлл, выйдя победителем в конкурсе проектов по В-1, получила контракт на дальнейшие исследования по теме, разработку, постройку и испытания пяти опытных самолетов (позже это число было сокращено до трех) и двух планеров для прочностных статических и усталостных испытаний.

Схема В-1А

Схема технологического членение В-1A

Как отмечалось выше, в ходе работ по предпроектам, проекту AMSA и, наконец, непосредственно по В-1, доминировало требование обеспечить способность самолета-носителя прорваться к цели на малой высоте, что и определило конфигурацию самолета В-1.

Рассмотрим некоторые особенности компоновки и конструкции самолета В-1 (В-1 А). Общая схема – «нормальная» интегральная, с крылом изменяемой стреловидности, с четырьмя ТРДДФ, размещенными попарно в мотогондолах за центропланной частъю интегральной части фюзеляж-крыло.

Хвостовое оперение однокилевое, со стабилизатором на киле. Шасси трехопорное, с носовой стойкой. Мощный передний наплыв, присущий интегральной схеме, обеспечивает большие внутренние объемы и прочность конструкции. Значительная часть дополнительного объема наплывов используется для размещения топлива, освобождая от него значительные обьемы центральной части фюзеляжа, используемые под отсеки вооружения. Кроме того, подобное решение позволяет уменьшить ЭПР.

Планер В-1 выполнен но 41,3% из алюминиевых сплавов, но 21,0% – из титановых, на 6,5% – из стальных сплавов, на 30,6% – из неметаллических материалов и на менее чем на 0,3% – композиционных материалов.

В ходе работ над силовой схемой самолета учитывался опыт работ над самолетами С-5А и F-111. Под особым вниманием специалистов были проблемы скорости роста трещин в материалах, дублирование путей передачи нагрузок, уровни напряжений и т.д. Были расширены объемы прочностных испытаний и расчетов но долговечность конструкции, заведомо принимались достаточно консервативные решения при проектировании, представлявшие компромисс, учитывавший характеристики используемых материалов с условиями безопасного повреждения конструкций и процессы механики разрушений элементов конструкции планера.

Разработчикам пришлось выбирать оптимальное решение между массой и прочностью конструкции, а не между скоростью полета и кинетическим нагревом, поэтому титан использовали главным образом в конструкции центральной балки крыло и хвостовой части фюзеляжа. Например, вынужденное увеличение доли алюминия в конструкции В-1 (в частности в конструкции горизонтального оперения) потребовало его перемещения вверх по килю (первоначально ГО было размещено на фюзеляже в непосредственной близости к зоне выхлопных газов ТРДДФ).

Схема двигателя ТРДДФ B-1A

Макет отделяемой кабины В-1A

Узел поворота консоли крыла

Конструкция горизонтального оперения и хвостовой части фюзеляжа в значительной степени определялось флаттерными характеристиками, поэтому их конструкция во многом определялась компромиссом между размерами оперения и аэроупругостью фюзеляжа с учетом требуемых характеристик управляемости. Была задана жесткость хвостовой части фюзеляжа В-1, в соответствии с которой и было спроектировано ГО. Но вскоре выяснилось, что для обеспечения требуемых характеристик управляемости, особенно при больших скоростных напорах при полетах но малых высотах, от конструкции планера требуется более высокая статическая прочность фюзеляжа. Первоначально ее предполагалось обеспечить с помощью стольной балки в верхней части силового набора фюзеляжа, относительно дешевой, но весьма тяжелой. В ходе развития проекта применили балку из бороэпоксидного композиционного материала, которая была значительно дороже стальной, но значительно ее легче. Композиты составили 0,3% от массы конструкции В-1, и почти все они пришлись на эту пятисекционную композитную балку, простирающуюся от центральной балки крыла до основания киля.

Интегральная конструкция планера обеспечивала высокое аэродинамическое качество и хорошие показатели по весовой отдаче конструкции.

Конструкция фюзеляжа самолета балочно-стрингерной схемы спроектирована с учетом правила площадей. Фюзеляж выполнен в основном из алюминиевых сплавов, в нижней хвостовой части фюзеляжа, в зоне действия реактивных струй двигателей, применено обшивка из титанового сплава. Между балкой центроплана и оперением применены лонжероны из стали, зо центропланом, в середине третьего отсека вооружения – двухстеночный усиленный шпангоут, выполненный из титанового сплава. К нему крепятся двигатели. Титан также использован в отсеке двигателей для противопожарных перегородок. Носовой и хвостовой обтекатели фюзеляжа и оперения выполнялись из полиамидного кварца, в форкиле применены композиционные материалы.

Силовая схема фюзеляжа образуется обшивкой, шпангоутоми и продольными балками. В силовой схеме предусмотрено большое число путей передачи нагрузок. Конструкция отличается большой плотностью силовых элементов – шаг шпангоутов составляет примерно 250 м.м по всей длине фюзеляжа.

Конструктивно- технологически фюзеляж состоит из нескольких основных секций, соединяемых технологически до установки поворотных частей крыла (консолей), хвостового оперения, гондол двигателей и шасси.

Носовая секция включает в себя носовой обтекатель, отсек РЛС, кабину экипажа, нишу уборки передней опоры шасси, отсек оборудования системы жизнеобеспечения и большой закабинный отсек БРЭО. (На первых машинах носовая секция делилась на три отдельных подсборки).

В следующей секции, простирающейся до центроплана, размещались два отсека вооружения, над отсеками проложены магистрали, а пространство между отсеками вооружения и бортами секции представляли собой топливные баки-отсеки. В наплывах крыла этой секции располагались РЛС бокового обзора и отсеки БРЭО.

В следующей за центропланом секции размещались третий отсек вооружения и ниши уборки основных опор шасси. Между отсеком вооружения и бортами секции располагались топливные баки-отсеки.

Отдельным агрегатом выполнялось центральная балка. Следующая секция фюзеляжа представляло собой почти целиком топливный бак, за ней шел отсек БРЭО и хвостовой конус фюзеляжа.

Кабина экипажа герметизированная, первоначально выполнялось как отдельный агрегат, включавший спасательную капсулу но четырех членов экипажа. В ходе развития проекта из-за сложностей с доводкой подобной системы спасения и экономии средств от спасательной капсулы отказались и перешли к кабине с четырьмя катапультируемыми сиденьями экипажа (пилот, второй пилот, оператор оборонительных систем, оператор ударных систем). Это позволило но каждой машине сэкономить

320000 долл. и 2270 кг массы. В кабине предусматривались место еще под двух человек и два спальных места. Имелся туалет.

При работах по спасательной капсуле использовался опыт, полученный при разработке подобной системы для самолета F-111.

Следует отметить, что системы спасения с использованием спасательных капсул при всей их заманчивости в части повышения безопасности спасения экипажа все-таки до настоящего времени не получили распространения в боевой авиации из-за их конструктивной сложности, большой массы и проблем в эксплуатации, хотя по ним и в США, и в СССР в свое время был выполнен большой объем робот применительно к использованию их на тяжелых самолетах- носителях.

Макет самолета В-1А

В СССР подобную спасательную капсулу разработчики туполевского ОКБ предполагали использовать в проекте Ту-135 в первой половине 60-х годов, но все закончилось на уровне НИРовских работ в связи с прекращением робот по проекту самолета.

Режим полета с большими дозвуковыми скоростями на малых высотах оказался в значительной степени расчетным для конструкции В-1, в частности для конструкции хвостового оперения. Однокессонный киль крепится к хвостовой части фюзеляжа. Консоли управляемого стабилизатора, имеющие в основном алюминиевую кессонную конструкцию, устанавливаются но стольную ось и поворачиваются в подшипниковых узлах или синхронно, или дифференциально для управления по тангажу и крену соответственно.

Нижняя секция руля направления и носовые поверхности, установленные на носовой части фюзеляжа, являются рабочими аэродинамическими поверхностями системы демпфирования упругих колебаний планера при полете на малых высотах. Как показали испытания моделей в аэродинамических трубах, носовые демпфирующие поверхности примерно на 40% снизили действующие но экипаж перегрузки при полетах в условиях турбулентности. Получение аналогичного положительного эффекта за счет увеличения жесткости конструкции дало бы прибавку массы самолета до 4,5 т, в то время как система демпфирования дала прибавку лишь в 225 кг.

По требованиям ВВС США максимальная взлетная масса самолета должна была оставаться в пределах 159-182 т (первая опытная машина на рулежке имела массу 179 т). При этом возросло удельная нагрузка на крыло (975 кг/кв.м), что ослабило реакцию самолета на порывы ветра на малых высотах. Машина стало более инертной и более приемлемой для полетов на малых высотах. Однако возрастание массы самолета привело к уменьшению потолка и дальности полета.

Весьма высокая удельная нагрузка на крыло самолета В-1 не только диктует более жесткие требования к управляемости, но и к увеличению значений взлетных и посадочных скоростей самолета. Это в значительной степени компенсируется использованием крыла изменяемой стреловидности с однощелевыми закрылками большой площади, а также секционированными предкрылками по всему размаху крыла. Управление стреловидностью крыла осуществлялось вручную, угол стреловидности в дозвуковом крейсерском полете – 25 град, в полете на малой высоте – 50- 55 град.

Поворотные консоли крыла имеют двухлонжеронный алюминиевый кессон с фрезерованными лонжеронами и нервюрами и цельными фрезерованными нижними и верхними плитами-панелями Проушины узла поворота консолей изготовлены из двойных пластин диффузионной сваркой, эти пластины имеют интегральные элементы жесткости, полученные машинной сборкой. Центральная балка крыла, воспринимающая как продольные нагрузки от фюзеляжа, так и поперечные от крыла, почти на 80% изготовлена из титана с помощью диффузионной сварки. Балка служит также для крепления основных стоек шасси и размещения топлива. Ее внутренние объемы представляют собой топливные баки-отсеки.

При проектировании узлов поворота крыла фирма Рокуэлл рассмотрела 35 проектов и использовала свой опыт разработки проектов СПС, а также опыт других американских фирм по созданию тактических самолетов с крылом изменяемой стреловидности. В конструкции поворотных узлов применено простоя схема передачи нагрузок. Подшипники узлов поворота стальные сферические. Привода поворотных узлов крыло развивают усилие до 450 тс и питаются от четырех гидросистем. Непосредственно привод осуществляется чорез винтовые шариковые преобразователи.

Органами управления и механизации крыла являются предкрылки, закрылки и интерцепторы. Предкрылки занимают весь размах поворотных частей крыла и отклоняются но 20 град, при взлете. Однощелевые выдвижные шестисекционные закрылки занимают значительную часть размаха поворотной части крыла. Закрылки отклоняются но 40 град. При стреловидности крыла более 20 град, две внутренние секции закрылка блокируются. При скорости более М-1 в убранном положении фиксируются также внешние интерцепторы на верхних поверхностях крыла, которые вместе с дифференциально отклоняемым стабилизатором обеспечивают управление по крену.

В ходе проектирование фирма- разработчик изыскивало конструктивные возможности снижения аэродинамического сопротивления, работая над улучшением частной аэродинамики, особенно это касалось элементов в области неподвижной части крыла на участке его сопряжения с поворотными консолями. Была разработана специальная конструкция, состоящая из нескольких элементов, обеспечивающих при различных положениях поворотных частей крыла минимальное сопротивление этого проблемного участка конструкции самолета.

Панель, шарнирно подвешенная на фюзеляже позади шарнирного узла, накрывает поворотную часть крыла, как зализ. За ней находятся два неподвижных зализа, обеспечивающие плавность перехода между фюзеляжем и крылом, а самые задние панели служат зализом между фюзеляжем и моторной гондолой. Под крылом имеется панель, закрепленная на мотогондоле, и специальная панель, контактирующая с нижней поверхностью крыла. Эта поверхность подпружинена и поэтому отслеживает движение крыла в диапазоне эксплутационных перегрузок от 0 до 1.

Выбор типа двигателя для силовой установки был продиктован как требованиями обеспечения межконтинентальной дальности без дозаправки топливом в полете, длительного крейсерского полета со скоростью свыше М-2 на больших высотах и полета на малой высоте с большой дозвуковой скоростью и большой потребной тягой.

Выкатка первого В-1А

Второй опытный В-1A в полете на форсаже

Выбранный для В-1 ТРДДФ типа F101 фирмы Дженерал Электрик имеет требуемый цикл, согласуемый с требованиями к В-1 и приемлемые удельные расходы топлива. Этот ТРДДФ разрабатывался с конца 60-х годов в рамках программы AMSA. F101 представляет из себя двухвальный ТРДДФ со степенью двухконтурности порядка 2, имеет модульную конструкцию.

Первоначально для силовой установки В-1 предполагалось разработать воздухозаборники смешанного сжатия. Однако в ходе проработки проекта, с целью экономии массы и улучшения эксплуатационных характеристик, перешли к воздухозаборником внешнего сжатия. При этом получили некоторое снижение крейсерского числа М, при снижении массы на 610 кг. Воздухозаборники с вертикальным клином, каждый состоит из трех шарнирных секций. Створки перепуска выполнены перед самым входным сечением двигателя и регулируются с учетом температуры, число М в диффузоре канала воздухозаборника во время сверхзвукового полета. Испытания показали высокие противопомпажные запасы работы двигателя в комплекте с данными воздухозаборниками.

Мотогондолы под два двигателя F101 разнесены довольно широко в поперечной плоскости, поэтому фирма-разработчик самолета подробно изучала проблему устойчивости при отказах двигателей в полете. Для случая нормальной беспомпажной работы двигателя были определены границы углов атаки и скольжения в зависимости от скорости полета. Согласно расчетам, при отказе обоих двигателей одной мотогондолы самолет, благодаря автоматической системе управления полетом, не должен выходить за пределы безопасных режимов полета.

Топливо занимает значительную часть внутренних объемов конструкции планера. Все восемь топливных боков интегральные-встроенные, в ряде случаев через них идут проводки систем. В двух основных фюзеляжных баках установлены два подкачивающих насоса и насос, подающий топливо в систему охлаждения. Краны перекрестного питания позволяют подавать топливо в контуры охлаждения и ко всем ТРДДФ из любого бака. ВСУ в каждой гондоле получает топливо из двух основных топливных магистралей. Самолет может заправляться топливом в полете. В любом из передних отсеков вооружения можно разместить дополнительно до Ют топлива.

На самолете имеется автоматическая система изменения центровки с помощью перекачки топлива. Это система измеряет вес топливо во всех баках и вычисляет фактическую центровку. Для этого используются заложенные в память вычислителя данные о плечах сил и информация о боевой

нагрузке, угловой ориентации самолета, числе М и барометрической высоте, положении крыла, закрылков, предкрылков и шосси. Если вычисленная центровка не соответствует необходимой для текущих условий полета, топливо перекачивается вперед или назад. Важную роль эта система играет и при сбросе боевой нагрузки.

В конфигурации начала 70-х годов вооружение В-1 представлялось следующим. В каждом из трех идентичных отсеков вооружения можно было разместить пусковой барабан с восемью аэробаллистическим ракетами SRAM или другое оружие общей массой 34 т во всех трех отсеках.

Но внешних четырех подфюзеляжных узлах предполагалось подвешивать еще восемь ракет или 18,2 т другого оружия Таким образом, общая боевая нагрузка должна была достигать 52 т. Правда, при такой боевой нагрузке самолет должен был осуществлять взлет с полупустыми боками и дозаправляться топливом в воздухе сразу же после взлета.

Одновременно велись работы над дозвуковыми крылатыми ракетами АLСМ с ТРДД, оборудованными системой наведение с отслеживанием рельефа местности и способными прорываться к цели но малых высотах.

Опытное бомбометание с В-1A

Основной отличительной особенностью самолетных систем и бортовых систем оборудования самолета В-1 является их избыточность, принятая при проектировании с целью обеспечения высоких показателей эксплуатационных надежности, технологичности и оперативной готовности к боевому применению.

Немаловажным фактором при проектировании систем самолета стал учет широких модернизационных и модификационных возможностей комплекса в течение его жизненного цикла. В требованиях к самолету указывалось, что одиночный отказ в отдельной подсистеме не должен привести к срыву выполнения основного задания, а второй отказ в той же подсистеме не должен помешать безопасному возвращению на базу. По существу все системы должны быть работоспособны при отказе. Подобные требования впервые выдвигались при проектировании самолета подобного класса.

Другим требованием являлось получение высоких показателей надежности при действиях вне основной базы, так как справедливо считалось, что но все бозы стратегической авиации США нацелены советские МБР, и поэтому самолеты-носители должны находиться в полной боевой готовности и обладать способностью выполнить боевой вылет в течение 30 суток, находясь но аэродромах рассредоточения, классность которых может быть значительно ниже, чем на месте постоянного базирования. Все это можно увидеть при рассмотрении

особенностей решений по некоторым системам самолета, многие из которых и сейчас не утратили своей актуальности.

Например, гидросистема В-1 состоит из четырех одновременно работающих систем с давлением 280 кгс/см: , первая и вторая системы питаются от гидронасосов левых ТРДДФ, о третья и четвертая – от правых, поэтому при одном отказе в гидросистеме самолет способен выполнять и дальше боевое задание, а при двух отказах – совершить безопасную посадку.

Автоматическая система управления полетом выполнена четырехканальной с обычной механической проводкой, которая, по мнению фирмы-разработчика, имеет преимущества по объему и весу перед другими вариантами. Например, на том этапе состояния различных систем управления, специалисты фирмы Рокуэлл оценивали электродистанционную систему управления, которую уже начали использовать на многих самолетах, как недостаточно совершенную, считая, что уровень совершенства этих систем приблизительно соответствует уровню совершенства бустерных систем управления середины 50-х годов, что на момент формирования облика самолета В-1, его систем и утверждения проекта было явно недостаточно.

(Продолжение следует)

Международный авиасалон в Чехии Брно-2005 «CIAF» CIAF'2005

Гв. полковник Николай Дятел с наградным холодным оружием, полученный в Брно пилотажной труппой «Стрижи»

С 9 по 11 сентября 2005 в Брно проходил Чешский международный авиасалон (CIAF'2005). Первый в истории Чехии салон такого масштаба. На статической экспозиции и в небе доминировала авиация НАТО. ВВС США представляли самолет ДРЛО Е-ЗА, транспортный С-23, штурмовик А-10А. Франция выставила «Мираж» F.1, Греция – новейшую модификацию F-16. Словакию представлял МиГ-29УБ. Германию представлял «Торнадо», Великобританию – «Ягуар», Бельгию – F-16. Чехия, как хозяйка салона, продемонстрировало на земле и в небе L-39, L-159, вертолеты Ми-24, Ми-8МТВ и W-3 «Сокол». «Гвоздем» экспозиции и летного показа стола тройка истребителей «Гриппен» ВВС Чехии. «Свеженькие» истребители прибыли в Чехию из Швеции совсем недавно – летом 2005 г. Кстати, самолеты не являются собственностью Чехии, о взяты в лизинг. По такой же схеме начнут получать В 2006 г. «гриппены» ВВС Венгрии. После долгого перерыва напомнили о своем существовании ВВС Сербии, казалось бы полностью уничтоженные авиацией НАТО. Но стоянках и в полете демонстрировались самолеты «Галеб» и «Орао». К другим интересным экспонатам стоит отнести модернизированный румынский вертолет «Пума».

Россию представляла авиационная группа высшего пилотажа «Стрижи» и транспортный самолет сопровождения Ил-76. После длительного перерыва пилотажники из Кубинки демонстрировали свое летное мастерство в небе Европы. Об интересе к «Стрижам» говорит такой факт: премьер-министр Чехии в силу занятости не смог присутствовать на летном показе «для всех», но все-таки приехал но аэродром, где по его личной просьбе индивидуальный пилотаж открутил командир «Стрижей» гвардии полковник Николай Дятел. По завершении салона «Стрижи» как лучшая пилотажная группа получила ценный приз – старинную саблю с дарственной надписью президента Южной Моравии.

Славянские страны ныне разъединены. Чехия и Словакия стали членами НАТО, а в Сербии вряд ли скоро забудут бомбежки НАТОвской авиации. Россия – сама по себе. Однако на салоне в Брно «братья- славяне» держались вместе, презрев политические разграничения. Даже словацкий МиГ-29УБ стоял в одной линейке С МиГ-29 из Кубинки.

Помимо боевой авиации в Брно достаточно широко было представлена авиация спортивная. Пилоты-спортсмены продемонстрировали как индивидуальный, так и групповой пилотаж.

Когда номер готовился к печати, стало известно о том, что орденами Мужества награждены Н.М. Дятел и зам. начальника 237-то ЦПАП им. Кожедуба И. В. Ткаченко

Фоторепортаж Олега Черникова

Владимир ПРОКЛОВ

Первые реактивные самолеты ОКБ им. П.О. Сухого

Истребители Су-15 и Су-17

Из опыта создания первых реактивных истребителей вывод, что для роста скорости самолета только одного увеличения тяти двигателя недостаточно. Необходимо также изменение аэродинамической компоновки самолета. Снизить его лобовое сопротивление при полете на больших околозвуковых скоростях можно было, применив более тонкий профиль крыла и придав крылу стреловидную форму в плане.

С 1946 года в ЦАГИ, совместно с ведущими ОКБ, начались широкомасштабные эксперименты в аэродинамических трубах Т-104 и 1-106 по изучению характеристик крыльев прямой и обратной стреловидности, а также поиск мер борьбы с недостатками этих схем.

Такоя робота проводилась и в ОКБ П.О.Сухого. Сохранился протокол совместного совещания представителей завода No 134 П.О.Сухого и И.Е.Бославского, а также сотрудников ЦАГИ С.А.Христиамовича, А.А.Дородницына, П П.Красильщикова, Г.П.Свищева, А.И.Сильмана, В.В.Струминского и Б .А.Ушакова, состоявшегося в ЦАГИ 21 апреля 1947 года. Но совещании был рассмотрен ряд вопросов Обсуждая один из них: «О рекомендации схемы самолета-перехватчика с максимальной скоростью, соответствующей М-0,87», приняли решение «…Срочно провести в трубе Т-106 испытания мотогондол на крыле с обратной стреловидностью. …На основе этих испытаний… выдать рекомендации по схеме самолета-перехватчика (с крылом с обратной стреловидностью) с двумя двигателями Дервент».

Выдать рекомендации по схеме самолета-перехватчика (G-4800кг, S= 21м) с одним двигателем «Нин»:

а) с крылом с обратной стреловидностью…

б) с крылом с прямой стреловидностью…».

Результаты исследований и накопленный при этом опыт позволили коллективу ОКБ приступить к проектированию своего первого истребителя со стреловидным крылом.

В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 11 марта 1947 года, утвердившим план опытного строительства самолетов но 1947 год, П.О.Сухому предписывалось спроектировать и построить:

в…о) истребитель-перехватчик с двумя турбореактивными двигателями "Дервент V" с герметической кабиной. со следующими данными Максимальное скорость у земли – 1050км/ч

Максимальная скорость но высоте 5000 м 1000км/ч

Время подьема но 5000 м – 2.5мин

Время подъема но 10000 м- 6,5мин

Разбег – 700м

Пробег – 400м

Дальность полета но высоте 10000м на скорости 800км/ч – 1600км

Максимальная дальность с дополнительными баками – 2000км

Практический потолок 15000м

Вооружение – 3 пушки калибра 37 мм Самолет построить в двух экземплярах и сдать первый экземпляр на государственные испытания в июле месяце 1948 года…».

Компоновочная схема Су-15

В марте приступили к эскизному проектированию и после анализа ряда схем остановились на среднеплане со стреловидным крылом и оперением, с размещением двигателей внутри фюзеляжа. При этом повторение компоновочной схемы самолета МиГ-9 было отвергнуто конструкторами. так как из-за большого диаметра центробежного компрессора двигателя Dervent-V значительно возрастало лобовое сопротивление самолета.

В ОКБ приняли весьма остроумное решение, расположить двигатели не рядом, о последовательно, тандемно. Подобная схема позволило получить меньший мидель фюзеляжа и в полной мере использовать эффект стреловидного крыло. Самолет получил заводской шифр «П» и обозначение Су-15,

Аналогичную схему размещения двигателей применили в ОКБ А.И.Микояна для перехватчика И-320 (первый полет 16 апреля 1949 года) и в ОКБ С.А.Лавочкина для перехватчика «200» (первый полет 9 сентября 1949 года).

В конце апреля Главком ВВС утвердил ТТТ к истребителю-перехватчику Су-15, согласно которым он предназначался для ведения активного воздушного боя с самолетами противника, для уничтожения самолетов-разведчиков, самолетов-снарядов, беспилотных самолетов, а также для отражения налетов авиации противника в системе ПВО. Заданные в ТТТ высокие значения максимальной скорости и скороподъемности, о также требования по обеспечению длительного горизонтального полета при одном отказавшем двигателе вынудили увеличить энерговооруженность самолета. П.О.Сухой принял решение заменить двигатель Dervent-V (Р-1590 кгс) но РД-45 (Р-2040 кгс).

Известно, что летом 1946 года правительство СССР разрешило Министерству авиационной промышленности закупить в Англии 10 экземпляров ТРД Dervent-V и Nene-I фирмы Rolls-Royce. И уже 2 февраля 1947 года Совет Министров СССР своим постановлением обязал главного конструктора завода № 45 В.Я.Климова предъявить на государственные испытания в декабре 1947 года двигатель РД-45, созданный но базе Nene-I, а заместителя главного конструктора завода № 500 В.М.Яковлева предъявить на гос-испытания к указанному сроку двигатель РД-500, созданный на базе Dervent-V.

Эскизный проект перехватчика Су-15 завершили в 1947 году и в конце января 1948 года предъявили для анализа в ГК НИИ ВВС Проект был одобрен, но главному конструктору предписывалось в процессе изготовления макета и постройки самолета устранить недостатки, отмеченные в Заключении.

В конце февраля комиссия рассмотрело представленный ей макет самолета Су-15 и с некоторыми изменениями утвердила его.

В середине марта приступили К постройке опытного экземпляра самолета. Месяцем раньше был заложен планер для статических испытаний. В процессе постройки опытного экземпляра самолета ритм работ неоднократно нарушался из-за целого ряда проблем, требовавших своего разрешения совместно с НИИ-17, ВИАМ, ЦИАМ, к тому же ЦАГИ дважды менял свои рекомендации по профилям стреловидною крыла. Все это ставило под угрозу сроки окончания робот. В июне изготовили статический экземпляр самолета и передали на испытания.

Су-15

В начале июня 1948 года советское правительство приняло решение «…сократить предусмотренные бюджетом на 1948 год расходы но опытные и научно-исследовательские работы по авиапромышленности на 800 миллионов – 1 миллиард рублей…». Это решение послужило поводом к ликвидации опытных заводов и ОКБ, возглавляемых И.В.Четвериковым, П.В.Цыбиным, С.М Алексеевым, М М.Пашининым, РЛ.Бартини, В.К.Грибовским, Г.И.Бекшаевым, И.Ф.Незвалем, Н.И.Камовым, Н.Д.Кузнецовым, В.С.Нитченко. С.А.Аксютиным, А.И.Мужиловым, а также прекращению работ по созданию нескольких НИИ и Южной испытательной базы. Кроме того, была скорректировано тематика плана опытного самолетостроения на 1948 год по всем оставшимся ОКБ.

12 июня Совет Министров СССР своим постановлением утвердил план опытных работ по МАП на 1948 год, согласно которому П.О.Сухому надлежало:

«… I.Построить истребитель-перехватчик с двумя двигателями РД-45, герметической кабиной и радиолокатором, со следующими данными:

Максимальная скорость

у земли – 1050км/ч

но высоте 5000 м – 1000км/ч

Время подъема

на высоту 5000 м – 2,0мин, 10000 м • 5,5мин

Дальность полета на высоте 10000м со скоростью 800км/ч нормальная – 1600км

с подвесным баком – 2000км

Разбег – 450м

Пробег – 550м

Практический потолок – 15000м

Вооружение: 2 пушки калибра 37мм (Проработать установку третьей пушки калибра 37мм на втором экземпляре самолета)

Экипаж – 1 чел.

Самолет построить в двух экземплярах и первый экземпляр предъявить на государственные испытания в ноябре 1948 года…»

В конце сентября завершилось изготовление опытного экземпляра самолета, о 8 октября он был перевезен но аэродром ЛИИ МАП. В процессе подготовки Су-15 к летным испытаниям проявился ряд дефектов, препятствующий выпуску самолета в воздух. Наиболее существенные из них:

– Замедленное расторможивание основных колес шасси (10 с при норме 1-2 с)

– Нечеткая робота систем при аварийном выпуске шасси.

На устранение этих дефектов ушло две недели.

В конце октября для проведения летных испытаний была назначена бригада в составе ведущего летчика- испытателя – летчика ЛИИ МАП Г.М.Шиянова, второго летчика-испытателя – летчика завода No 134 В.А.Котилко, ведущего инженера Н.Н.Каштанова, бортмеханика Л.А.Забалуева, мотористов И.Н.Осипенкова и В.В.Конторкина. Забегая вперед, следует отметить, что по разным причинам В.А.Котилко участия в испытаниях самолета Су-15 не принимал.

23, 25 сентября и 2 ноября были выполнены рулежки, а 10 ноября при попытке осуществления первого взлета самолет потерпел аварию. При разбеге самолета, из-за появления больших усилий но ручке управления от рулей высоты в момент отрыва (У-250км/ч), Г.М.Шиянов прекратил взлет. Самолет выкатился за пределы ВПП и попал в канаву, в результате были сломаны опоры шасси, повреждены щитки колес, створки контейнера тормозного парашюта, съемная крышка нижнего люка и закрылок левой консоли крыло, нуждался в переборке и передний двигатель РД-45.

В середине декабря ремонт самолета был завершен, но из-за отсутствия переднего двигателя работа приостановилась. Эта задержка вынудила К.А.Вершинина обратиться к П. В .Дементьеву с напоминанием о том, что: «…Снятый с самолета и направленный для переборки на завод №45 двигатель РД-45 до настоящего времени еще не получен.

Строительство 2-го экземпляра самолета производится крайне медленно (начата только стапельная сборка фюзеляжа) из-за большой загруженности завода №134 договорными роботами для завода No 340 МинСудпрома, для института резиновой промышленности, для аэроклуба им. Чкалова и др. организаций.

Прошу Вас принять необходимые меры по ускорению заводских летных испытаний 1-го экземпляра и по ликвидации значительного отставания в постройке 2-го летного экземпляра самолета»,

Накануне нового 1949 года самолет был полностью собран и в начале января началась наземная подготовка к первому полету.

11 января 1949 года Г.М.Шиянов поднял самолет Су-15 в воздух. Первые полеты выявили недоведенность гидросистемы, что не обеспечивало надежную эксплуатацию самолета и выполнение ИТ. Кроме того, эффективность элеронов на малых скоростях не укладывалось в принятые нормы, а выпуск тормозных щитков создавал большой пикирующих момент. Работы по устранению этих недостатков растянулись до конца испытаний.

К тому же в ряде полетов, начиная с седьмого, наблюдалась незначительная тряска самолета, возникавшая при М>0,87. По мере повышения числа М интенсивность тряски несколько возрастала, достигая максимума при М-0,94, а при еще больших значениях М – ослабевало. Эта тряска носила мягкий характер и на рулях почти не ощущалось. Для выявления ее причин испытатели совместно со специалистами лаборатории No 3 ЦАГИ установили контрольно-записывающую аппаратуру (КЗА). В нескольких полетах были получены осциллограммы колебаний хвостового оперения, крыла и элеронов. Анализ их результатов свидетельствовал о том, что вибрации носили нерегулярный характер, при этом оперение практически не вибрировало, а максимальная амплитуда вибрации концевых частей консолей не превышало 1,5мм.

В то же время обработка полетных данных показало, что вибрации указанного характера возникали независимо от величины скоростного напора и только после достижения определенного значения числа М. Приборная скорость начала возникновения вибраций менялась в диапазоне от 570 до 830км/ч. При достижении тех же приборных скоростей, но при меньших числах М тряска не наблюдалась.

К концу моя были выявлены основные летно-тактические характеристики самолета, и оставалось сделать 12-15 полетов для их корректировки, связанной с установкой переднего форсированного двигателя РД-45Ф (Р-2270 кгс), задний РД-45Ф установили в начале года. С этими двигателями планировалось достигнуть М-1,02.

В связи с затянувшимися заводскими испытаниями самолета Су-15 и для ускорения сдачи его на госиспытания, приказом МАП от 28 моя 1949 года вторым летчиком-испытателем был назначен летчик ЛИИ МАП С.Н.Анохин.

В очередном полете 2 июня, СН. А.ю- хин, выполняя разгон самолета на высоте 5000 м при скорости 790 км/ч, обнаружил подергивание педалей, перешедшее на скорости 805 км/ч в общую тряску самолета. При уменьшении скорости до 780 км/ч тряско прекратилась. Этот режим не был зафиксирован КЗА, ток кок летчик не включил самописцы. Анализируя полет, специалисты пришли к выводу, что данная тряска не может быть связана с числом М, так как в предыдущих полетах при скорости 805 км/ч но высоте 5000 м и при М-0,86 тряска отсутствовала. Необходим был повторный полет.

На следующий день (3 июня) при выполнении этого режима скорость была доведено до 825 км/ч, но тряска, имевшая место накануне, не повторилась. С.Н.Анохин приступил к выполнению следующего пункта полетного задания – разгон до максимальной скорости на высоте 2000 м. Вот как он описывает этот полет в донесении, представленном аварийной комиссии: «…снизившись до высоты 2000 м, я довел скорость до 400 км/ч по прибору… и начал выполнять вторую площадку…В районе Воскресенска самолет достиг скорости 870 км/ч, в это время появилась тряска педалей управления рулем направления, которая мгновенно передалось на самолет. Я сразу же убрал сектор управления двигателем полностью, но тряска не исчезла, а достигла еще большей частоты. Я нажал кнопку рации… и передал на старт, что самолет вошел во флаттер…, самолет же вел по горизонту, не создавая ему перегрузок. Через некоторое время частота тряски уменьшились, но амплитуда колебаний возросла и сопровождалось очень большими ударными нагрузками на всю конструкцию самолета.

Стрелки приборов послетали, и мне козалось, что вся приборная панель разрушилась. Правый пульт тумблеров начал сильно искрить, кабина наполнилась запахом горелой резины. Скорость самолета достигло малой величины… Он шел со снижением, руль высоты был взят но себя почти полностью, по всей вероятности, самолет находился в режиме парашютирования. Тряска не прекращалась. Тогда я увеличил обороты двигателей (дав сектора в среднее положение); через короткий промежуток времени тряска снова достигла прежней высокой частоты. Я снова убрал сектора, и тряска приняла другой характер (частота колебаний уменьшилась). Тогда я выключил бустерное управление, тряска не прекращалась, а усилия от рулей стали очень большими, пришлось снова включить бустерное управление. Я пробовал увеличить поочередно обороты заднему и переднему двигателям, но это не изменило положения. От тряски фонарь открылся и остался в полуприподнятом положении. Вслед за этим кабина самолета начала наполняться дымом. Я принял решение покинуть самолет, так как положение стало катастрофическим.

Воспользоваться катапультой я не решился, тж. при этом фонарь сбрасывался отсосом потока и он мог не сброситься вследствие возможного в таких условиях заклинения. Закрыв стоп-краны, я отстегнул ремни, слегка потянул за рукоятку аварийного сброса фонаря. Фонарь сорвало, но я был отвязан и катапультироваться уже было поздно.

Когда я бросил управление, самолет резко пошел на нос. Зацепившийся за кабину, парашют некоторое время держал меня у фюзеляжа самолета, но с ростом скорости меня сорвало. Парашют открылся, приблизительно, на высоте 600 м.

С момента возникновения тряски и до покидания самолета все управление самолетом работало нормально Самолет слушался рулей. Управление не вырывало…».

Самолет упал в районе населенного пункта Бронницы, разрушился и частично сгорел. (По свидетельству очевидцев, огонь и дым в полете не наблюдались).

По «горячим» следом было назначено аварийная комиссия под председательством М.А.Тайца, в которую вошли представители розничных организаций и учреждений МАП: Я.М.Пархомовский, А.С.Кочанов, А.А.Головин, В.С.Степин, Н.Г.Зырин, а для консультаций привлекались М.М.Громов, М.В.Келдыш и другие специалисты. В результате проведенной работы комиссия не смогла выявить причин тряски, повлекшей за собой аварию самолета, о ограничилось лишь предположениями, о чем свидетельствуют выдержки из аварийного акта:

«…С большой вероятностью можно считать, что начало возникновения вибраций в последнем полете вызвано причинами, связанными с аэродинамическими воздействиями, точнее, с величиной скоростного напора, который в донном полете…был наибольшим за время летных испытаний самолета.

Место падения Су-15 (3 июня 1949 г.)

Однако, как известно, при возникновении вибраций, связанных с аэродинамическими воздействиями, уменьшение скорости на 100-150км/ч всегда является достаточным для полного прекращения возникших и развившихся вибраций…

Так как в данном полете летчику удалось снизить скорость самолета в 3,5 раза – от 870км/ч до -250км/ч, а тряско самолета не прекратилось, можно предположить, что либо вследствие возникших вибраций, либо независимо от них произошло нарушение нормальной работы одного из двигателей или конструкции самолета, явившейся тем постоянно действующим фактором, который продолжал поддерживать вибрации самолета в столь широком диапазоне скоростей. Установить характер этого нарушения по анализу обломков самолета и двигателей не представляется возможным.

Причинами возникновения вибраций но скорости Упр-870км/ч могли быть вихреобразования, связанные с аэродинамическим срывом с каких- либо элементов самолета или автоколебания системы гидроусилитель – руль направления. Истинная причина возникновения вибраций может быть установлена только после специальных исследований.

Следует считать весьма маловероятным, чтобы причиной возникновения тряски являлся флаттер, поскольку, как известно из опыта, развитие вибраций при флаттере происходит значительно резче, чем это было в донном полете. Кроме того, руль направления был перебалансирован, в то время, кок для предотвращения флаттера достаточна полная весовая балансировка».

В заключение было отмечено, что: «…Комиссия считает необходимым:

1. Широко развернуть теоретические и экспериментальные работы по исследованию влияния работы обратимого бустерного управления на вибрационные свойства самолета.

2. Усилить в ЦАГИ и ЛИИ систематические исследования малоизученных типов вибраций, встречающихся в ряде испытаний опытных самолетов при больших скоростях и больших значениях число М.

3. Внедрить в практику летных испытаний опытных самолетов применение приборов С бронированными кассетами и телеметрических методов измерения…

…при испытании дублера самолета Су-15 переход в процессе летных испытаний на числа М больше 0,92 и при Vnp >850км/ч должен производиться после проведения специальных исследований по выявлению причин тряски…».

На момент аварии программа заводских испытаний было выполнена на 92%. Общий налет составил 20ч.15мин. Из 42 полетов Г.М.Шиянов выполнил 38, а С.Н.Анохин – 4, не считая полет 3 июня.

Что касается второго экземпляра («дублера») истребителя-перехватчика Су-15, то работы по нему были прекращены в декабре 1948 года и в 1949 году не возобновлялись, при общей готовности – 42%. Несомненно, авария самолета Су-15 послужила одной из причин, повлекших за собой ликвидацию ОКБ П.О.Сухого в 1949 году.

Во исполнение решения макетной комиссии в ОКБ разрабатывался эскизный проект двухместного учебно- тренировочного варианта истребителя-перехватчика Су-15. Согласно ТТТ, утвержденным Главкомом ВВС 16 июля 1948 года, он предназначался для обучения и тренировки летчиков в технике пилотирования и боевом применении истребителя-перехватчика. От своего прототипа Су-15УТ отличался двухместной негерметичной кабиной и вооружением, состоящим из одной пушки Н-37 с боекомплектом в 20 патронов и пулемета УБ- 12,7 с боекомплектом в 100 патронов. О состоянии робот по данному проекту сведений не имеется.

Другим незавершенным проектом можно считать модификацию самолета Су-15 в вариант истребителя сопровождения. В начале июня 1948 года главный инженер ВВС обратился к С.А.Лавочкину, А.И.Микояну и П.О.Сухому с просьбой сообщить свои соображения о возможности модификации проектируемых ими истребителей-перехватчиков в истребители сопровождения, с сохранением ЛТД, оборудования и вооружения, но с увеличенной до 3000км дальностью полета на высоте 10000м.

Через три недели пришел ответ от П.О.Сухого, который сообщал, что: «Модификация стоящего в плане моего КБ самолета-перехватчика в истребитель сопровождения возможна при условии переделок, вызываемых увеличением горючего до 5000 кг, считая в том числе 1000 кг в подвесном боке. Основная переделка – удлинение фюзеляжа в зоне его цилиндрической части для размещения горючего.

При сохранении оборудования и вооружения полностью по самолету- перехватчику, вес истребителя сопровождения будет порядка 12500 кг, при взлетной нагрузке на крыло порядка 300кг/м; самолет будет иметь следующие данные с РД-45: Максимальная скорость у земли – 1070 км/ч

без подвесного бока на Н-5000 – 1040 км/ч

Дальность – 3000 км

при Упр-600-800км/ч на Н-10000м

Дальность до опорожнения подвесного бока – 400 км

Высота – 14000 м

Длина разбега

без ускорителей – 625 м

Для проведения испытаний целесообразно не переделывать существующий экземпляр перехватчика, о изготовить новый по своим ТТТ. В связи с этим на испытания может быть подан истребитель сопровождения в варианте одноместном или, если это будет признано необходимым, в двухместном варианте».

И.В.Марков переадресовал письмо в Авиационно-технический комитет (АТК) ВВС для анализа. Данный вариант модификации Су-15 был рассмотрен и одобрен комитетом, однако председатель АТК генерал-майор ИАС А.Н.Пономарев высказал свои сомнения по поводу целесообразности его реализации, мотивируя это тем, что:

Размещение вооружения

Основной и передняя опоры шасси

«…Поскольку модификация перехватчика в истребитель сопровождения не указана в постановлении Совета Министров от 12 июня 1948 года, то т. Сухой в настоящее время, ввиду отсутствия средств, может ограничиться только эскизной проектировкой.

В связи с тем, что производство завода № 134 загружено 1-м и 2-м экземплярами истребителя-перехватчика…, учитывая, что т. Сухой еще не приступил к эскизной проектировке экспериментального истребителя по плану 1948 года – нецелесообразно в настоящее время ставить вопрос о модификации…». Главный инженер ВВС согласился с этими доводами. Вопрос был исчерпан.

Но в ОКБ работа по вариантом модификации Су-15 пока продолжалась, и в конце июля П О.Сухой направил руководству ВВС дополнительные предложения: «…мною эскизно рассмотрены два варианта истребителя сопровождения с дальностью 3000км. Первый представляет собой незначительную модификацию моего истребителя с 2 РД- 45, в которой количество горючего увеличивается до 5000кг за счет изменения сечений воздухопроводов двигателей, соответствующего увеличения фюзеляжных боков и применения подвесного бака на 1500кг.

Дублер самолета-перехватчика строится с измененными сечениями воздухопроводов.

Второй вариант является модификацией того же истребителя-перехватчика с заменой двух двигателей РД-45 одним ТР-3 и полным изменением формы фюзеляжа. Необходимое для дальности 3000км количество горючего 4700кг в этом варианте полностью размещается в фюзеляже.

Основные данные этих вариантов:

Второй вариант имеет преимущество по потолку и разбегу, кроме того, благодаря уменьшению количество двигателей…этой вариант имеет большие эксплуатационные преимущество. Поэтому в проект плана 1949 года мною включен истребитель сопровождения на базе Су-15 с ТР-3».

Поскольку решение по этому вопросу уже было принято, то все ограничилось только перепиской.

Первый отечественный истребитель-перехватчик Су-15 представлял собой одноместный цельнометаллический среднеплан реданной схемы.

Фюзеляж полумонококовой конструкции. Силовой набор состоял из 42 шпангоутов, четырех лонжеронов, стрингеров и обшивки. Эксплуатационно фюзеляж разделялся но две части: головную (ГЧФ) и хвостовую (ХЧФ), стыкующиеся между собой в плоскости шпангоутов No 31 и No 32 при помощи болтовых соединений.

В ГЧФ размещались: воздухозаборник, бортовая РЛС, герметическая кабина, ниша передней опоры шасси, передний двигатель, топливные баки, основная часть агрегатов систем оборудования самолета и его вооружение. Общий лобовой воздухозаборник разделялся на два канала, один из которых подводил воздух к переднему двигателю, а другой – к заднему. Над воздухозаборником, в обтекателе из полистирола, помещалась антенна БРЛС «Торий-2». Из-за принятого расположения воздушных каналов гермокабина было несколько сдвинута влево от оси симметрии фюзеляжа.

В ХЧФ размещался задний двигатель, а по бортам – два воздушных тормозных щитка общей площадью 1,21м2 .

Крыло – свободнонесущее с углом стреловидности 35° по линии хорд, установочным углом 1° и отрицательным углом поперечного «V» 0?40. Корневой профиль ЦАГИ С-7с-12, концевой – СР-3-12. Крыло состояло из двух консолей, стыкующихся с фюзеляжем по шпангоутам №№13,17,20. Кроме того, обшивка крыло крепилась к фюзеляжу стыковочными уголками. Каркас каждой консоли состоял из лонжерона, двух дополнительных стенок, стрингеров, литых носков, набора нервюр и обшивки.

Механизация крыла включала элероны с внутренней компенсацией и выдвижные закрылки. Углы отклонения элеронов ±20°, углы отклонения закрылков: взлетный 25°, посадочный 50*. Конструктивно элероны и закрылки выполнены однолонжеронными цельнометаллическими. Но левом элероне размещался триммер.

Правый пульт летчика (макет)

Приборная доска (макет)

Хвостовое оперение стреловидное (Х-35°), состояло из кипя с рулем поворота и стабилизатора с рулем высоты. Киль однолонжеронной конструкции со вспомогательной балкой и набором стрингеров и нервюр был выполнен из двух частей. Нижняя представляла единое целое с фюзеляжем, о верхняя, съемная, крепилась при помощи болтов. Для устранения экранного эффекта верхняя часть киля (от 7-й нервюры), под которой размещалась антенна радиостанции, имело деревянную конструкцию. Руль поворота однолонжеронный с весовой балансировкой крепился в трех точках. Углы отклонения руля поворота +30°. Стабилизатор состоял из двух половим, силовой каркас каждой включал: основной лонжерон, разрезанный по оси симметрии, два вспомогательных и набор нервюр. Стабилизатор крепился к килю болтами. Руль высоты состоял из двух половин, соединенных между собой карданным волом. Каждая половина подвешивалась в трех точках и имела триммер. Углы отклонения руля высоты – плюс 30°, минус 20°.

Шасси – трехколесное с носовым колесом. Передняя опора рычажного типа убиралась в фюзеляж по потоку. Основные опоры балочного типа убирались в крыло по направлению к фюзеляжу, при этом колесо поворачивались относительно опор на 90° и размещались в фюзеляже вертикально. В убранном положении ниши шасси закрывались створками и щит- коми, а опоры фиксировались механическими замками, В выпущенном положении опоры фиксировались гидравлическими и шариковыми замками. Но передней опоре устанавливалось нетормозное колесо размером 580х240А, а на основных – двухкамерные тормозные размером 900x275.

Для сокращения пробега при посадке но самолете было установлено тормозное парашютное устройство состоящее из:

– контейнера тормозного парашюта;

– тормозного парашюта (S -26,2 м2);

– соединительного троса;

– замка тормозного парашюта;

– системы управления.

Система управления самолетом – смешанная. Управление рулем высоты и элеронами – жесткое, рулем поворота до розьема фюзеляжа – дублированное тросовое, а в хвостовой части – жесткое. Управление триммерами элерона и руля высоты – электромеханическое. В проводку управления рулем высоты и элеронами были включены по обратимой схеме бустерные механизмы, питание которых осуществлялось от отдельной гидросистемы. Кроме того, предусматривалось возможность установки бустерного механизма в проводку управления рулем поворота. Бустерные механизмы, изготовленные но заводе № 279 (директор и главный конструктор Т.М.Бошта), конструктивно отличались друг от друга формой кронштейна крепления.

Гидравлическая система состояла из двух независимых подсистем: силовой и бустерной. Каждая имела автономный источник питания – два гидронасоса с приводом от ТРД. Рабочее давление в основной гидросистеме 120-150 кгс/см2 , а в бустерной – 42-65 кгс/см2 . Рабочая жидкость – смесь, состоящая из 50% глицерина и 50% спирта. Силовая гидросистема предназначалась для уборки и выпуска шасси, закрылков, тормозных щитков, торможения основных колес, а бустерная только для обеспечения работы бустеров.

Пневматическая (аварийная) система служила для аварийного выпуска шосси и закрылков. Рабочее тело – сжатый воздух, давление в системе 150 кг/см', емкость баллона 10 л (шп.4).

Катапультируемое кресло Су-15

Силовая установка состояла из двух ТРД РД-45Ф, расположенных в ГЧФ и ХЧФ. Ось переднего двигателя имела наклон по отношению к строительной горизонтали фюзеляжа (СГФ), равный 8°13, а ось заднего – параллельна СГФ. Подвод воздуха к двигателям осуществлялся по воздушным каналам, составлявшим единое целое с каркасом фюзеляжа и входившим в его силовую схему. Для обслуживания переднего двигателя предусматривались ряд люков, а для монтажно-демонтажных работ – съемная панель. Для осмотра верхних камер сгорания переднего двигателя он имел возможность поворачиваться в подшипниках основного крепления. Монтаж и демонтаж заднего двигателя осуществлялся после отстыковки ХЧФ, а его обслуживание – через люки в ХЧФ.

Противопожарная система предназначалась для локализации пожара при нарушении целостности камер сгорания и состояла из:

– защитного кожуха (на каждом двигателе);

– 18 биметаллических датчика пожара (по 9 но каждом двигателе);

– сигнальной лампы «Пожар»;

– баллона с углекислотой, снабженного двумя пирозатворами;

– двух кольцевых коллекторов подачи углекислоты.

Топливная система включала в себя: 4 мягких топливных бока общей емкостью 2875л, клапанные коробки, блок электромагнитных кранов, насосы подкачки. Предусматривалась возможность подвески дополнительного бока емкостью 875л. Топливные баки были разбиты на две группы: переднюю и заднюю. Выбранный порядок выработки топлива обеспечивал необходимый диапазон центровок от взлета до посадки самолета. Топливо – керосин.

Герметическая кабина вентиляционного типа технологически было выполнено в виде отдельного агрегата, который вкладывался в ГЧФ и крепился слец.узлами. Верхняя часть кабины имела фонарь, состоящий из неподвижного козырька, откидной части и закабинного обтекателя. Остекление откидной части и боковые стекло козырька были выполнены двойными. Межстекольное пространство через силикогелевые патроны соединялось с кабиной. Для поддержания в гермокабине необходимых условий жизнедеятельности летчика она было оборудовано:

– системой автоматического регулирования давления;

– системой вентиляции и наддува с ручной регулировкой температуры воздуха;

– системой вентиляции наружным воздухом (до Н-2000м) за счет скоростного напора;

– системой герметизации фонаря.

Спасение летчика в аварийных ситуациях обеспечивалось катапультируемым креслом шторочного типа, созданного в ОКБ П.О.Сухого.

Вооружение состояло из двух пушек Н-37, расположенных на правом и левом борту ГЧФ. Суммарный боезапас составлял 110 патронов. Гильзы и звенья при стрельбе собирались в специальных отсеках под пушками. Система управления огнем электрическая, а перезарядки – электропневматическая. Наведение на цель и прицеливание осуществлялось при помощи РЛС «Торий», а контроль – фотокинопулеметом С-13.

Бортовое оборудование имело следующий состав:

Электрооборудование состояло из источников электроэнергии и электросети, в которую входили: аппаратура регулирования и защиты, коммутационная аппаратура, электропроводка и электроразъемы. Основными источниками электроэнергии служили два генератора постоянного тока ГС- 3000, о аварийным – аккумулятор 12А-30.

Радиооборудование: УКВ-радиостанция 12РСУ-10 «Кура»; радиополукомпас РПКО-10; ответчик опознавания «Барий»; радиолокационная станция «Торий».

Пилотажно-навигационные приборы: авиагоризонт; комбинированный указатель скорости КУС-1200; высотомер динамический ВД-15; вариометр ВР-3-75; М-метр М-0,95; индикатор РПКО-10; индикатор «Торий; часы АВРМ.

Приборы контроля двигателей и систем: тахометры; указатели температуры; манометры; сигнальные лампы.

Высотное и кислородное оборудование: указатель высоты и перепада давления УВПД; указатель расхода воздуха РВ-1; кислородный прибор КП-14; кислородная маска КШ-10; индикатор кислорода ИК-14; кислородный баллон 4л; манометр М-12; кислородный редуктор КР-14; запорный вентиль.

По ТТТ броневая защита предусматривалось только от атак в переднюю полусферу (ППС) и включало: передний щит толщиной 18мм; верхний щит толщиной 12мм; бронестекло толщиной 100мм.

Применение крыльев со стреловидностью 35° обеспечивало лишь приближение к скорости звука. Следующим шагом должен был стать переход к звуковым и сверхзвуковым скоростям полета. Исследования, проведенные в аэродинамических трубах ЦАГИ, показали, что увеличение стреловидности до 45°-55" дает возможность безопасно с допустимым волновым сопротивлением перейти через скорость звука. Для контроля основных аэродинамических характеристик, полученных в трубах Т-106М и Т-112, необходимы были летные эксперименты на летающих моделях и экспериментальных самолетах.

План опытного самолетостроения но 1948 год по ОКБ П.О.Сухого предусматривал ещё одно задание:

«…2. Спроектировать и построить экспериментальный истребитель с ТРД со стреловидным крылом 501 , со сбрасываемой кабиной, со следующими данными:

Максимальная скорость но высоте 10000 м – Ма-1

Экипаж – 1чел.

Предусмотреть место для установки 2-х пушек калибра 37мм.

Самолет построить в 2-х экземплярах и снять летные данные но первом экземпляре в сентябре 1949 года…».

В начале июля маршал авиации К.А.Вершинин утвердил ТТТ к новому самолету, согласно которым он предназначался для:

– достижения в установившемся горизонтальном полете число Маха, равного единице, и исследования особенностей полета со скоростью, соответствующей Ма-1;

– отработки конструкции герметической сбрасываемой кабины;

– отработки прототипа фронтового истребителя больших скоростей.

К эскизному проектированию самолета, получившего обозначение «Р» или Су-17 приступили в июне месяце.

(Продолжение следует)

33 ГОДА НА АЭРОДРОМЕ или воспоминания авиатехника

Аркадий Шмерлев

ВТОРАЯ ПРЕДПОСЫЛКА К ПОЖАРЧИКУ

Этот случай произошел зимой 1957 года в г. Быхов, Белоруссия. С этого аэродрома, с самолета Ту-4 началась моя офицерская служба. Попал я в Дальнюю Авиацию по распределению. Общежития не было, поэтому все снимали «углы» но частных квартирах в самом городе-селе. На конвертах писали «город Быхов». А в жизни – село, районный центр. Даже света в домах еще не было. Только в конце 1955 года построили маленький кинотеатр и питался он энергией от танкового дизеля с 20 до 23 часов. Свет давали и в село. Снял «угол» и я. Выдали мне зимнюю одежду и давай, братец, на мороз – голыми ручками крутить гаечки. Все мечты о гусарской жизни развеялись вмиг. О самом самолете Ту-4 знания были очень поверхностные Нас готовили на самолеты Ил-28 и МиГ-15. Самолет был начинен современным для того времени оборудованием, которое было скопировано с американскою В-29 и В-25. И на каждый самолет, по штату, был положен техник-электрик, который входил в состав наземного экипажа. Вот с этого поста я и начал свой путь, с этого началась совершенно иная жизнь.

На самолете давно не было штатного электрика, и это было видно по всему. Когда меня подвели к этой «летающей крепости», там как раз работали рабочие с завода изготовителя по доработкам. Меня к самолету подвел начальник группы и познакомил с хозяином самолета – борттехником по фамилии Толстолап. И тут сразу за дело. Борттехник дал мне первую вводную, т. е. поставил задачу обеспечивать доработчиков электропитанием. А это значило, что утром я должен был привезти с зарядной станции аккумуляторные батареи для питания электропаяльника, а вечером отвезти обратно. Батарей всего четыре, и вес каждой 40 кг. Ну я, естественно, спросил ею: «А где брать машину для привоза?» Тут он стал вовсю смеяться и высказал такую фразу: «Ну ты, лейтенант, и даешь, какую машину? Сбей какие-то санки и вперед, волоком, как бурлаки…» А до АЭС было 2 км. По снегу тащить такой вес еще пол-беды, а вот когда пересекаешь рулежку, очищенную до бетона, вот тут – и трагедия, и комедия! С меня валил пар как с паровоза,несмотря на 30-градусный мороз. Да еще одежда тяжелая и неуклюжая… Вот так я начинал закалять свою сталь. Хватит об этом. Перейду к основному вопросу рассказа. Время шло. Примерно через полгода службы утром было общее построение всего полка, прямо но аэродроме. Ко мне подходит техник-оружейник и говорит: «Аркадий, у меня неисправность, и командир отпустил меня пораньше на самолет исправлять ее. Можно я без тебя подключу самолет под ток?» И я разрешил. Этот техник мне в отцы годился. Я думал, что он опытный. Он быстро ушел к самолету. А где-то минут через двадцать прибегает и говорит: «Слушай, я что-то не ток включил. Все неправильно работает, а с одного блока пошел дым и он сгорел. Пошли, помоги разобраться». Ток тихонько мы с НИМ ушли с построения. А пока шли, из его рассказа я сделал вывод, что он подключил «кару» с перепутанной полярностью. Мое предположение подтвердилось – вольтметр сети шкалил в обратную сторону. А «кара» – это аэродромный источник питания постоянным током. Исполнение, примерно, как сварочный аппарат. Мотор полуторки, генератор, рома на четырех колесах и возили это «чудо» от самолета к самолету несколько человек, из тех, кому нужно было питание. Я переключил провода, все стало в норме. Сгоревший блок оружейник заменил, и но этом пожарчик закончился. Я хочу сделать вывод. С моей стороны было прямое нарушение основного документа, где было написано, кому из членов экипажа разрешалось подключать самолет под ток. А блокировки никакой тогда не было. И по этой причине были пожары с тяжелыми последствиями. Благо об этом случае начальники не знали. Для себя вывод я тоже сделал.

ПЕРВЫЙ, ОЧЕНЬ ПОЛЕЗНЫЙ УРОК

Прежде чем продолжить рассказ – пару слов о себе, чтобы читатель мог лучше представить себе всю картину в целом. Вырос я в семье юристов, один ребенок в семье. Интеллигентная семья. И понятно любому, что трудовые навыки у меня были нулевыми. Все трудности начались с началом войны. Эвакуация, скитания, недоедание, холод, бомбежки и т. д. Это отдельная большая тема. Я хочу коротко читателю этих строк дать сравнение моего детства с детством тех детей, которые выросли в селах. Это небо и земля. Вот только в войну я узнал, как держать лопату, топор и др. навыки. И вот те, которые со мной учились в училище и были из сел, – они легче и менее болезненно вошли в эту, совсем новую для нас всех роль. Получился резкий контраст между тем, чему нас учили, и тем, с чем пришлось ном столкнуться в практической жизни. Преодолеть этот «овраг» удалось благодаря молодости и здоровью, а также поддержке ветеранов, фронтовиков, которые умело делились с нами своими навыками.

Зима 1954-55 годов выпала суровая. Как работать на 30-градусном морозе – нас не учили. Техника старая, мало знакомая. На первых шагах пришлось испытать растерянность, неуверенность, даже разочарование. И, повторяю, только благодаря хорошим товарищам удалось выстоять и выйти победителями со столь сложного периода жизни.

Теперь, непосредственно, о том самом уроке.

Быхов 1955 г., январь. Самолет Ту-4. После длительного полета самолет возвратился с замечанием по моей специальности. Не включался в сеть третий генератор. После ряда проверок дело дошло до реле, которое включало генератор в сеть. Реле необходимо было снять и проверить но стенде. Я уже знал некоторые подробности от соседей-коллег, как его снять. Нужно было отвернуть 4 винта. Реле было расположено вверху, на мотогондоле двигателя, в специальном отсеке. Я думал с этой задачей справиться быстро и поэтому не одел теплых брюк, которые техники метко назвали «глушителями». В них очень неудобно работать, особенно с маленьким ростом. Я их часто не одевал. А тут ударил мороз под 30 градусов. Я в теплой куртке, в валенках и в голифе залез на двигатель, сравнительно быстро отвернул 3 винта, а последний, дальний, к которому подход был плохой, не давался. Что я только не приспосабливал, коленки замерзли, руки тоже, о винт ни с места. Провозился более часа, кручусь, ругаюсь.. Смотрю, поднимается на двигатель стартех Сабошный и говорит: «Что ты сынок ругаешься? Не замерз?» Я ответил, что с одним винтом вожусь уже час. Поднялся он ко мне, внимательно все осмотрел и говорит: «Сбегай вниз и принеси большую отвертку с деревянными щечками и большой молоток». Я мигом все принес, не понимая, к чему такой инструмент? Смотрю, он берет эту отвертку и старается подсунуть ее сбоку головки злополучного винта, затем молотком ударяет по торцевой части отвертки, и головка винта улетает прочь. Спокойно снимает реле и отдает мне. Я спросил, как быть с оставшимся обрубленным винтом? Очень просто: «Возьми пассатижи и выверни его». Ну, думаю, вот это да – вот как надо работать. А он, видя мое изумление, произнес: «Это самый лучший способ - "одесский"». Я столько провозился, пальцы все посбивал до крови, а он за пару минут все сделал. Эта капля живого примера буквально вошла пронзила всю мою душу. Такой пример стал для меня символом и компасом во всей дальнейшей жизни. Понятно, что таких примеров можно привести множество, с ними сталкивался часто, но вот именно этот эпизод обрел такое для меня значение. Я стал реже обращаться за помощью, старался находить свои способы и методы выхода из сложных ситуаций.

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ, Михаил НИКОЛЬСКИЙ

СУПЕРМАРИН "СПИТФАЙР"

(Продолжение. Начало в №№ 1-4,7/2005 г.)

"Спитфайр" Mk.VII на боевой службе

Из-за низких темпов серийного производство вооружить истребителями «Спитфайр» Mk.VII одну эскадрилью RAF (124-ю) удалось только в мае 1943 г. Первая победа в воздушном бою на «Спитфайре» Mk.VII была одержана 15 мая: флэг-офицер Уиллис перехватил под Плимутом на высоте 11 км истребитель Fw 190 и сбил его.

В августе 1943 г. три самолета «Спитфайр» Mk.VII перебросили в Скибри, на Оркнейские острова, для противодействия высотным разведчикам люфтваффе, периодически появлявшимся над главной базой Royal NAVY в Скапа-Флоу. Истребительные эскадрильи, которые постоянно базировались в южной Англии, на ротационной основе направлялись на Оркнейские острова, обычно срок командировки составлял три месяца. Встречи с противником в районе Скапа- Флоу были крайне редкими,

В сентябре 1943 г. истребителями «Спитфайр» Mk.VII было перевооружена вторая в RAF эскадрилья (616- я, аэродром Эксетер), а в мае – 131-я эскадрилья из Колирна. Всего завод фирмы Супермарин в Саутгемптоне изготовил 140 истребителей модификации Mk.VII, последний из ник передали заказчику в мае 1944 г.

В период подготовки к вторжению в Нормандию 313-ю и 616-ю эскадрилью свели в одно авиакрыло, которым стал командовать ас времен Битвы за Британию уинг-коммендер Питер Броузере. Перед крылом поставили задачу не допустить пролетов самолетов-разведчиков противника над портами, где велась погрузка войск. В период вторжения «семерки» патрулировали на большой высоте над районами высадки.

«Высотное прикрытие» – термин довольно относительный. Реально «Спитфайры» Mk.VII патрулировали на высоте порядка 6000 м, то есть действовали подобно обычным «Спитфайрам». В период операции «Оверлорд», ввиду отсутствия достойного противника в воздухе, «семерки» охотились за немецкой техникой на железнодорожных дорогах и автодорогах, они доже наносили удары по аэродромом, на которых базировалась немецкая авиация. Так как полетов на большой высоте не предвиделось, то но всех «Спитфайрах» Mk.VII через две недели после дня «Д» продолговатые законцовки плоскостей крыла заменили обычными скругленными, которые обеспечивали лучшую маневренность но малых и средних высотах.

Питер Броузере возглавлял звено «Родео» из 131-й эскадрильи в боевом вылете над Северной Францией 7 августа 1944 г. Ведомым командира крыла летел скуадрон-лидер «Сэмини» Сомпсон – опытный летчик, совсем недавно служивший начальником штаба 10-й авиагруппы. «Спитфайры» были перехвачены группой из шести Fw 190. Броузере так вспоминал о произошедшем воздушном бое:

– Мне пришлось долго маневрировать, чтобы занять выгодное положение для атаки. Противник все время бросал свой самолет то влево, то вправо, менял скорость. Со стороны наш полет, наверное, напоминал клубок дерущихся котов. Я все-таки умудрился подойти но дистанцию стрельбы и выпустить очередь по фокке-вульфу. Один из снарядов попал прямо в кабину. Для меня это стало трагедией, поскольку я всегда старался вести огонь по крылу или двигателю, давая шанс летчику покинуть самолет.

Мы часто встречали самолеты противника в ходе наших длительных полетов на патрулирование, иногда мы их перехватыволи прямо над аэродромами базирования. Так в августе 1944 г. мы атаковали аэродромы в Ле Валлё и Ле Мане, уничтожив или повредив но земле множество Fw 190.

Одна из первых серийных «семерок»

«Спитфайр» Mк. VII из 131-й эскадрильи. весна 1944 г

Высотный истребитель «Спитфайр» Мк. VII на Оркнейских островах

Высотная «восьмерка» из состава 308 й эскадрильи в Италии

Когда мы появились под Ле Маном после штурмовки Ле Валлё, большинство базирующихся здесь немецких истребителей взлетали или готовились к взлету. Я атаковал один взлетавший фокке-вульф. Я открыл огонь в момент, когда немецкий летчик как раз убирал шасси. Я сбил его без труда. Тогда мы уничтожили такое количество самолетов противника, что получили благодарность от командующего ВВС.

Мы также летали днем но сопровождение бомбардировщиков. Обычно такой полет занимал три-три с половиной часа. Прямым аналогом «Спитфайра», с точки зрения комфорта, можно считать утлую моторную лодку, поэтому длительные полеты сильно выматывали. В одном из рейдов мы эскортировали группу из 250 «Ланкастеров». Я тогда летел в самом хвосте группы. Разбившись на пары, «Спитфайры» моего крыла прикрывали середину и заднюю полусферу строя бомбардировщиков, в то время как истребители уинг-коммендера «Бирди» Бирл-Уилсона прикрывали голову ударной группы. Колонна растянулось настолько, что когда первый самолет пересекал побережье Франции, последний все еще находился над Англией.

Вскоре 616-я эскадрилья получила реактивные «Метеоры», а 124-ю переоснастили «Спитфайрами» Mk.IX. Осталось только одно эскадрилья, продолжавшая эксплуатировать «семерки».

Имея емкость внутренних боков в 129 галлонов, почти на 50% больше, чем у «Спитфайра» Mk.IX, «семерки» хорошо подходили для выполнения заданий по сопровождению бомбардировщиков. 11 августа 1944 г. самолеты 131-й эскадрильи совершили самый длительный для «Спитфайров» Mk.VII боевой вылет. Истребители сопровождали «Ланкастеры» в налете на базу немецких подводных лодок в Ло Поллисе. Протяженность маршрута – 1100 км, полет продолжался 3 ч 50 мин. «Спитфайры» летели но пределе радиуса действия. Случись воздушный бой – вернуться на свой аэродром они бы уже не смогли. Операция проводилась в расчете на то, что британские истребители сорвут атаку противника одним своим присутствием. Противник в воздухе, к счастью для пилотов «Спитфайров», ток и не появился.

Истребители «Спитфайр» Mk.VII сняли с вооружения в январе 1945 г., шанс продемонстрировать самолету свои качества высотного истребителя-перехватчика так за войну и не выпал.

«Спитфайры» Мk. VIII на Средиземноморье

С поступлением в войска истребителей «Спитфайр» Mk.IX нужда в более совершенном варианте Mk.VIII с мотором «Мерлин-61» значительно уменьшилась. Первый серийный «Спитфайр» Mk.VIII покинул завод фирмы Супермарин в ноябре 1942 г., но на уровень 50 самолетов ежемесячно производство вышло только в июне 1943 г. Емкость топливных баков «восьмерки» была такой же, как у «Спитфайра» Mk.VII. Большой запас топлива определил регионы применения истребителей этой модификации: районы С обширными водными пространствами – Средиземноморье и Дальний Восток. Первой «восьмерки» получила базировавшаяся на Мальте 145-я эскадрилья в июне 1943 г. Задержка в поставке самолетов связано с транспортными проблемами: «Спитфайры» доставляли но Мальту (и на Дальний Восток) морем в розобранном виде.

Затем «Спитфайры» Mk.VIII получили подразделения RAF, действовавшие в Италии, 55 самолетов этого типа англичане передали ВВС США. Американские «восьмерки» эксплуатировались вместе СО «Спитфайрами» Mk.V в 308-й эскадрильи 31-й истребительной группы, остальные две эскадрильи ЭТОЙ Группы имели но вооружении «Спитфайры» Mk.V и Mk.IX.

С весны 1944 г. действовавшие на Средиземноморье «Спитфайры» переключились на нанесение ударов по наземным целям, поскольку авиация союзников прочно удерживала господство в воздухе.

«Спитфайры» на Дальний Восток доставлялись в разобранном виде

«Восьмерки» из состава 136 й эскадрильи – самого результативного подразделение англичан в Юго-Восточной Азии

«Спитфайр» Mк VIII, летящий над Тихим океаном в одном строю с Р-38

«Спитфайры» Mk.VIII в Юго-Восточной Азии

На Дальнем Востоке первые «Спитфайры» MkVIII появились в конце 1943 г., их получили 81-я и 152-я эскадрильи RAF, которые базировались в восточной Индии но аэродромах Алипор и Байгачи. В начале 1944 г. «восьмерки» получили еще два подразделения – 67-я эскадрилья в Читтагонге и 155-я – в Алипоре. Тогда же к ним присоединились три эскадрильи RAF, имевшие на вооружении «Спитфайры» Mk.V – 136-я и 607-я в Раму и 615-я в Читтагонге.

Но первых порох вооруженные «Спитфайрами» эскадрильи почти не вели активных действий. К этому времени ВВС японской армии окончательно утратили господство в воздухе. Беспокойство британским летчиком причиняли только пролеты скоростных разведчиков Мицубиси Ки-46 «Дина», фотографировавших позиции союзных войск. До появления «Спитфайров» «Дины» летали безнаказанно, но с появлением «восьмерок» начали нести потери.

Период относительного затишья закончился 8 февраля с началом японского наступления в районе Арака- но. Наступавшие использовали тактику просачивания мелких групп через линию фронта, которая, к тому же, здесь не была сплошной. Японцы стремились перерезать линии снабжения передовых частей войск союзников, заставляя их тем самым оставлять свои позиции. Командующий 14-й британской армией генерал Уильям Слим предложил использовать для снабжения отрезанных от баз войск авиацию, попавшим в окружение в районе Сизвея войскам численностью 5000 человек был отдан приказ держаться. «Спитфайры» обеспечивали господство в воздухе, в то время как транспортные «Дакоты» и С-46 «Комондо» перебрасывали по воздуху подкрепления.

Три подразделения «Слитфайров», каждым из которых командовал ас, перебросили на передовой аэродром в Рому, расположенный вблизи индийско-бирманской границы. Этими подразделениями являлись: 67-я эскадрилья (командир скуадрон-лидер Томас Паркер), 81-я (командир скуодрон-лидер Уильям Уайтэмоур) и 152-я (командир скуадрон-лидер Мервин Ингрэм). С прибытием этих эскадрилий ситуация в воздухе изменилась кардинальным образом. «Спитфайры» Mk.V по своим характеристикам примерно соответствовали лучшему японскому истребителю из число имевшихся на театре военных действий – Накодзима Ки-44 «Тодзё».

«Спитфайры» Mk.VIII превосходили «Тодзё» по скорости на 60 км/ч, а более «скромный» по характеристикам истребитель Ки-43-II «Оскар» на все 140 км/ч. Эскадрильи «Слитфайров» нанесли тяжелейшие потери японским ВВС. Угроза воздушному мосту к окруженной группировки перестала существовать.

Как только фронт на земле стабилизировался, тактика просачивания сыграла против японцев. Мелкие группы японцев скрытно передвигались по тропом в джунглях, имея при себе минимальный запас провизии, воды и боеприпасов. Все необходимое они добывали с боем у противника. Теперь делать это стало сложно, почти невозможно, о японцы не имели эффективных средств доставки грузов в тыл противника. Проникшие в тыл союзников японские войска пришлось отводить. Последний полет по воздушному мосту транспортные самолеты выполнили 23 февраля. Бои за Сиз- вей стали прелюдией к еще более масштабной воздушной операции. В июне в результате японского наступления в Бирме отрезанной от баз снабжения оказалось группировка численностью 55 000 человек. Ее снабжение взяла на себя авиация. «Спитфайры» вновь обеспечили господство в воздухе авиации союзников. Воздушный мост просуществовал 80 дней, за этот период японским истребителям удалось сбить только три транспортных самолета. В конце этой операции «Спитфайры» Мк VIII получили 136-я, 607-я и 615-я эскадрильи. Японская авиация уже никогда более не претендовала на господство в небе Бирмы.

«Спитфайры» Мк. VIII из состава австралийских ВВС

«Спитфайр» Mk.IX из состава 126-й эскадрильи. Лето 1944 г.

«Спитфайры» Mk VIII в Австралии и южной части Тихого океана

Королевские ВВС Австралии (RAAF, Royal Australian Air Force) получили в общей сложности 410 истребителей «Спитфайр» Mk VIII; первая партия прибыла в Мельбурн в октябре 1943 г. На Тихом океане действовало пять эскадрилий, вооруженных «Спитфайрами»: 54-я, 79-я, 452-я, 453-я, 548-я и 549-я.

Летом 1945 г. 80-е авиакрыло RAAF под командованием аса гроуп-капитана Клива Кэлдуэлла в составе 79-й, 452-й и 453-й эскадрилий было направлено на Новую Гвинею. К этому времени активность японской авиации полностью сошло но нет. Летчики 80-го крыло, не встречая противодействия в воздухе, переключились на штурмовку наземных целей.

«Девятки» в боях

Прежде, чем «Спитфайр» Mk.IX встретился с истребителями противника в реальном воздушном бою, ему удалось немного «повоевать» в полигонных условиях.

В июле 1942 г. проводились сравнительные испытания истребителя «Спитфайр» Mk.IX раннего выпуска с двигателем «Мерлин-61» и трофейного Fw 190. Фактически «Спитфайр» и Fw 190 являлись совершенно разными самолетами, созданными под разные концепции тактического использования, но, как ни странно, чрезвычайно близкими по своим летным характеристикам:

Скорость:

С точки зрения скорости и маневренности Fw 190 сравним со «Спитфайром» Mk.IX до высоты 8 км. Выше «Спитфайр» Mk.IX несколько превосходит Fw 190. Ниже приведены сравнительные донные о максимальной скорости полета по высотам:

– на высоте 700 м Fw 190 на 8 – 10 км/ч быстрее, чем «Спитфайр» Mk.IX;

– на высоте 1500 м максимальные скорости Fw 190 и «Спитфайра» примерно одинаковы;

– но высоте 3000 м «Спитфайр» Mk.IX на 10 км/ч быстрее Av 190;

– но высоте 5000 м «Спитфайр» Mk.IX на 8 км/ч быстрее Fw 190;

– на высоте 7000 м максимальные скорости Fw 190 и «Спитфайра» Mk.IX примерно одинаковы;

– но высоте 8000 м «Спитфайр» Mk.IX на 8-10 км/ч быстрее Fw 190.

Скороподьемность:

На высоток до 8000 метров скороподьемность обоих истребителей, продемонстрированная в ходе сравнительных летных испытаний, близка, но в целом «Спитфайр» Mk.IX незначительно превосходит Fw 190.

Выше скороподьемность Fw 190 прогрессивно снижается, в то время кок скороподьемность «Спитфайра» Mk.IX растет.

При переходе из горизонтального поле то в набор высоты Fw 190 имеет но ранней стадии небольшое преимущество за счет лучших разгонных характеристик, превосходство Fw 190 более очевидно при переходе в набор высоты из пикирования.

В целом различия в характеристиках скороподъемности обоих истребителей незначительны, в бою будет иметь преимущество самолет, летчик которого владеет инициативой.

Пикирование:

На пикировании Fw 190 разгоняется значительно быстрее «Спитфайров» Mk.IX и имеет большую скорость. Особенно преимущество Fw 190 заметно но начальной стадии пикирования.

Маневренность:

По маневренности Fw 190 превосходит «Спитфайр» Mk.IX, уступая лишь по величине радиуса виража. На вираже «Спитфайр» Mk.IX без труда заходит в хвост Fw 190.

Большая, чем у «Спитфайр» Mk.IX, угловая скорость крена позволяет Fw 190 легко уходить от атаки на вираже. Точно так же Fw 190 может легко уйти из-под удара переворотом с последующим пикированием. Подобный маневр всегда вызывает затруднения у летчиков «Спитфайр» Mk.V и Mk.IX. Несколько проще пикирование с переворотом должен выполнять «Спитфайр» Mk.IX, двигатель которою оснащен карбюратором, способным работать при отрицательных перегрузках (в испытаниях принимал участие «Спитфайр» Mk.IX с обычным карбюратором).

Шестой слова Дональд Кингби, одержавший первую победу на "девятке"

"Девятка" у специальною "малозаметного" (не отбрасывающею тень) ангара

В бою между «Спитфайром» Mk.IX и Fw 190 определяющую роль играет тактика. В целом летчики облета отдали предпочтение «Спитфайру» Mk.IX, считая, что в случае захвата инициативы пилот «Спитфайра» имеет хороший шанс добиться успеха в бою с Fw 190.

Схватки с вражескими «фоккерами» не заставили себя ждать.

Вечером 30 июля 1942 г. флайт- лейтенант Кингби из 64-й эскадрильи одержал свою 16-ю победу в воздушном бою:

– Я увидел группу из двенадцати Fw 190, летевших на 600 метров ниже. Мы шли на высоте 3600 м над Булонью и держали курс к побережью Франции. Используя преимущество в высоте, я зашел фокке-вульфу в хвост, после чего с дистанции 300 метров выпустил полусекундную очередь. Я проскочил вперед, но мое место занял другой «Спит». Правым разворотом я ушел вверх, чтобы обрушиться на очередной Fw 190. Выпущенная мной с дистанции 350 метров пушечно-пулеметная очередь прошила самолет противника по всей длине фюзеляжа. Фокке-вульф перешел в отвесное пикирование. Я шел за ним до высоты 1200 м и отчетливо наблюдал, как самолет противника упал но окраине Булони и взорвался.

Рапорт Кингби о проведенном воздушном бое мало отличается от множества других, если бы не одно «но»: впервые пилоты Fw 190 встретили равного противника: эскадрилья, в которой служил Кингби, имела но вооружении истребители «Спитфайр» Mk.IX. Бой 30 июля 1942 г. стал началом конца господства в воздухе над северо-западной Европой истребителей люфтваффе.

Первыми «девятки» получила 64-я эскадрилья RAF, которая базировалась в Хорнчарче. Состояния боеготовности на новой технике подразделение достигло 28 июля 1942 г. В первых полетах летчики эскадрильи противника не встречали. Первую победу но «Спитфайре» Mk IX одержал 30 июля уже упоминавшийся Донольд Кингби. В проведенном в тот же день втором воздушном бое летчики 64-й эскадрильи сбили еще три истребителя Fw 190. К середине августа «девятки» поступили еще в три эскадрильи – 401-ю (канадскую), 402-ю и 611-ю.

Дьепп

Все четыре имевших на вооружении «Спитфайры» Mk.IX эскадрильи принимали участие в воздушных боях над Дьеппом. Трагическая высадка войск союзников в Дьеппе началась 19 августа.

Первыми ушли в воздух на прикрытие сил вторжения самолеты 402- й и 611-й эскадрилий. Перед пилотами «девяток» стояла задача прикрыть десантно-высадочные средства на маршруте подхода к берегу. Летчики провели несколько воздушных боев с истребителями противника, потерь не понесла ни одна сторона.

Ближе к полудню «Спитфайры» Mk.IX всех четырех эскадрилий эскортировали группу бомбардировщиков В-17 «Летающая Крепость», которые наносили удар по аэродрому в Эббивилле, на котором базировались немецкие истребители. Самолеты 64- й эскадрильи продолжали сопровождать «Крепости» на маршруте возвращения, в то время как «Спитфайры» трех других эскадрилий остались в небе над Дьеппом.

Летчикам 402-й и 611-й эскадрилий вступить в бой не довелось, в отличие от пилотов 401-й эскадрильи. Канадцы атаковали бомбардировщики Do 217, летевшие под прикрытием истребителей Fw 190. Бомбардировщики люфтваффе стремились нанести удар по кораблям, крейсировавшим в районе Дьеппа. Пилоты «девяток» сбили два дорнье и один фокке-вульф. Эскадрилья также не обошлось без потерь – был потерян самолет пайлот-офицера Доно Моррисона. Летчик остался жив:

– Я заметил летевший ниже меня на 500 метров Fw 190, и разворотом со снижением зашел ему в хвост. Выпустил двухсекундную очередь, отпустив гашетку только тогда, когда до самолета противника оставалось 30 метров. Все попадания пришлись в правый борт фюзеляжа вражеского истребителя. В носу Fw 190 образовалась дыра с квадратный фут площадью. Прежде чем я и мой противник влетели в облако, фокке-вульф взорвался. Почти сразу же мотор моего самолета стал работать с перебоями, о море было совсем близко. Я успел набрать 600 метров, прежде чем двигатель встал совсем. Нахлобучив поглубже шлемофон, я открыл фонарь, толкнул ручку управления от себя и вывалился из кабины. Парашют открылся, когда до воды оставалось не более 60 метров. Подо мной взметнулся столб воды – это был мой к Спитфайр».

Отметку о тысячной победе авиакрыла делает командир 611-й эскадрильи Джек Чарльз

Парни по ту сторону Канала требуют поддержки не только огнем – в подвесной бак истребителя вместо топлива заливают пиво. Париж будет взят!

В "девятке" маршал ВВС Артур Конингхем

Через 15 минут купания Моррисона вытащили из Ла- Манша моряки с британского катера.

В полдень «Спитфайры» Mk IX всех четырех эскадрилий опять были в воздухе. Истребителям предстояло прикрывать отход неудавшегося десанта из Дьеппа. Летчики 401- й, 402-й и 611-й эскадрилий схватились с немецкими истребителями, а «Спитфайры» 64-й эскадрильи атаковали бомбардировщики Do 217. Командир 64-й эскадрильи Дункан-Смит вспоминал:

– Я летел ведущим эскадрильи, высота ~ 6400 а«. Мы находились в пяти милях южнее Дьеппа. В этот момент ниже нас на 1500-1800 метров появилась тройка бомбардировщиков Do 217, также державших курс на юг. Отдав команду атаковать, я выбрал в качестве объекта удара крайний левый самолет противника. Трехсекундную очередь из всего бортового оружия я выпустил с дистанции 320 м. От левого двигателя, остекления кабины, центроплана бомбардировщика полетели крупные фрагменты конструкций. Двигатель Дорнье сначала дымил, потом показались большие языки пламени. Самолет противника перешел в отвесное пикирование, он скрылся в облачности, висевшей на высоте примерно 300 метров.

Уилфред Дункан-Смит родился в Мадрасе, в Индии, вступил в RAF в 1939 г., карьеру летчика-истребителя начал в октябре 1940 г. сержантом в 611-й эскадрильи. Первую победу одержал 18 июля 1941 г., сбив но «Спитфайре» Mk.V Bf 109Е. В августе того же года Дункан-Смит получил назначение на должность командира звено в 603-й эскадрилье, однако вскоре после нового назначения тяжело заболел и остаток года провел в госпитале. После выздоровления Дункан-Смит несколько месяцев служил в 411-й эскадрилье, прежде чем в апреле 1942 г., получив звание скуодрон-лидера, стал командиром 64-й эскадрильи. В августе – очередное повышение в звании и должности: уинг-коммендер, командир авиакрыла Норт-Уилд. Затем Дункан- Смит служил в штабе Истребительного командования. В мае 1943 г. его направили на Мальту, где он в течение короткого периода командовал базировавшимся в Луге авиакрылом. После Мальты – служба в Северной Африке в должности командира 244-го авиакрыла ВВС Пустыни. В ноябре 1943 г. Дункан-Сит получил звание гроуп-кэптена и назначение на Средиземноморье командиром 324-го авиакрыла. Но этом посту он оставался до марта 1945 г. В конце войны на счету Уилфорда Дункан-Смтта значилось 17 личных побед, две групповые; шесть личных и две групповые вероятные победы; 8 поврежденных самолетов противника. Все свои победы ас одержал, летая на «Спитфайрах» различных моделей, более половины – но Mk.IX. После войны Дункан-Смит продолжил службу в RAF в звании гроуп- кэптена.

Вернемся, однако, в небо Дьеппа.

Еще один Do 217 сбил Дон Кингби, это была его 19-я победа. По одному Bf 109 сбили Дункан Смит и флайт-лейтенант Томми Томас. В скоротечном воздушном бою 64-я эскадрилья потеряла один «Спитфайр».

Вечером в боевой вылет ушли истребители 64-й, 402-й и 611-й эскадрилий. Дункан Смит атаковал и сбил Do 217, но его самолет успел повредить воздушный стрелок с Дорнье. Летчик выпрыгнул с парашютом. «Купался» Смит недолго – его спасли военные моряки. Смит был сбит на «Спитфайре» с бортовым кодом "8R581" – первой «девятке», полученной 64-й эскадрильей. Вся карьера этого самолета уложилась в 23 дня!

"Спитфайры" Мк.IX из 242-й эскадрильи на о.Корсика

"Девятка" из состава 306-й /польской) эскадрильи 1942 г.

Иммануил ГАЛИТЦИНИ

Польский ас С.Скальский, возглавлявший истребительную труппу "девяток"в Северной Африке

За день «Спитфаиры» Mk.IX четырех эскадрилий (в каждой по 14 машин) выполнили порядка 150 самолето-вылетов, сбили шесть самолетов противника достоверно и два вероятно. Собственные потери составили семь истребителей:

– 64-я эскадрилья совершила три боевых вылета. Летчики сбили четыре бомбардировщика Do 217, потеряно три «Спитфайра» Mk.IX;

– 401-я эскадрилья совершила три боевых вылета. Летчики сбили один истребитель Fw 190 достоверно и два – вероятно. Потеряно три «Спитфайра» Mk.IX, один был поврежден, но вернулся на аэродром;

– 402-я эскадрилья совершила четыре боевых вылета. Летчики сбили три истребителя Fw 190, потерь эскадрилья не понесла;

– 611-я эскадрилья совершила четыре боевых вылета. Летчики сбили один истребитель Fw 190 и два повредили, потерян один «Спитфайр» Mk.IX.

Бой в стратосфере

Воздушные бои над Дьеппом не приостановили подготовку люфтваффе к новым налетам но Британию. Через несколько дней после завершения сражения в небе над Дьеппом, два самолета Ju 86R из Hohen- kampfkommondo (подразделение высотных бомбардировщиков) прибыли на расположенный в северной Франции аэродром Бювэ.

Самолет Ju 86R был оснащен двумя дизелями с турбонаддувом и системой впрыска закиси азота, которые обеспечивали летательному аппарату экстремальный по тем временам практический потолок. Бомбардировщик не обладал высокой скоростью полета. Его максимальная скорость не превышала 320 км/ч, но комбинация высотных моторов и «рыло большого размаха позволяла ему уверенно лететь на высоте 13 700 м. Ju 86R мог безнаказанно бомбить объекты на территории Великобритании днем, не опасаясь противодействия со стороны британских истребителей. В то же время высотный бомбовоз мог нести весьма ограниченную полезную нагрузку – всего одну 250-кг бомбу. Впрочем, командование люфтваффе и не рассчитывало нанести ощутимый урон противнику силами двух высотных самолетов. Главным считался пропагандистский эффект – показать беспомощность английской системы ПВО. Первый налет имел место 24 августа: один Ju 86R сбросил бомбу но Кэмберли, второй – на Саутгемптон. На отражение налета взлетело 15 «Спитфайров» Истребительного командования, но ни один из них, как этого и следовало ожидать, не «дотянулся» до высотных Юнкерсов.

Но следующий день одиночный бомбордировщик вновь появился в небе Британии, воздушную тревогу объявили по всей юго-восточной Англии Самолет освободился от бомбы над Стэнстедом, затем прошел над восточной частью Лондона и пересек береговую черту в районе Шорхэма. На перехват поднимались пять «Спитфайров» Mk. V, но ни один из них не сумел приблизиться к бомбардировщику но дистанцию стрельбы.

«Спитфаиры» Mk.IX на итальянском аэродроме под Таранто. Итальянец на "Макки" показывает проход но малой высоте

В "девятке" но том же аэродроме вице-маршал ВВС Х.Бродхерст

Техники месят грязь на итальянской земле

За последующие две с половиной недели Юнкерсы выполнили девять полетов над Англией, каждый роз их безуспешно пытались перехватить истребители RAF. Высотные самолеты оставались неуязвимыми. Перед лицом новой угрозы Истребительное командование приступило к формированию звена специального назначения (Special Service Flight), местом базирования которого определили Нортхолт.

Идеальным средством борьбы с Ju- 86R мог бы стать «Спитфайр» Mk.VII, но истребители этого типа еще не были готовы принять участие в боях. В качестве временной меры звено специального назначения получило два облегченных «Спитфайра» Mk IX. Чтобы увеличить высотность истребителей, с них сняли броню, часть оборудования, четыре пулемета, оставив только две 20-мм пушки Испано.

12 сентября Ju 86R взял курс на Английский канал, его экипаж намеревался в очередной роз сбросить бомбу на территорию Великобритании. На сей раз высотного рейдера ждала достойная встреча. Флэг-офицер Иммануил Галитцини взлетел на перехват, быстро набрав высоту в 12 000 м. Летчик обнаружил высотный самолет противника над Солентом, справа от себя и чуть выше. Экипаж немецкого бомбардировщика также заметил одиночный «Спитфайр»: от Юнкерса отделилась бомба, после чего самолет перешел в набор высоты. Облегченный «Спитфайр» набирал высоту быстрее, чем массивный Ju 86R: Голитцини сумел занять позицию для атаки:

– С дистанции 180 м я выпустил очередь продолжительностью три секунды. Но последних выстрелах отказала левая пушка, «Спитфайр» стол медленно крениться в противоположную сторону. В этот момент я попал в инверсионный след бомбардировщика, фонарь моего самолета заволокло туманом. Через минуту «Спитфайр» выскочил из инверсии, я вновь прозрел. Я стал набирать высоту для повторной атаки. Юнкерс держал курс на юго-восток, стремясь уйти в сторону моря. Чтобы сбить противника, мне было необходимо подойти к нему кок можно ближе: «Спитфайр» на такой высоте сложно было удерживать в горизонте, выдерживая при этом курс. К тому же я понимал, что из-за отказа одной пушки при выстрелах самолет начнет самопроизвольно крениться и раскачиваться. До противника оставалось всего 90 метров, я уже готовился открыть огонь, как вдруг «Спитфайр» начал крениться, но я все же дал короткую очередь. Затем опять стал набирать высоту, «наскреб» 13 400 м.

В качестве истребителя-бомбардировщика "Спитфайр" мог нести до 450-кг бомб /одну 500-фунтовую и две 250-фунтовые!

Это первые официальные снимки "девяток"

"Спитфайры" Mk.IX на полевом аэродроме в Нормандии

Ремонт "девятки" в Нормандии Виден обломанный деревянный винт

Удачным маневрированием Юнкерс умело увернулся от двух последующих атак «Спитфайра». Галитцини потерял противника. Топливо на его «Спитфайре» заканчивалось, поэтому летчик посадил свой самолет в Тэнгмери. Юнкерс приземлился в Коне. В ходе послеполетного осмотра в левой плоскости крыла бомбардировщика нашли сквозную пробоину от 20-мм снаряда. Экипаж Ju-86R доложил наверх, что теперь «Спитфайры» способны перехватывать высотные бомбардировщики. Менее чем через три недели после начала операция Hohenkompfkommondo завершилась.

Проведенный 12 сентября 1942 г. воздушный бой «Спитфайра» Голитцини с бомбардировщиком Ju-86R считается сомой высотной схваткой Второй мировой войны.

«Спитфайры» Mk.IX на Средиземноморье

Появление «Спитфайра» Mk.IX позволило истребительному командованию RAF восстановить господство в воздухе над северо-западной Европой, утерянное после появления у противника самолетов Fw 190. Но Средиземноморском театре военных действий наблюдалась аналогичная картина, но «девятки» здесь появились лишь в начале 1943 г. Первой получило «Спитфайры» Mk.IX эскадрилья, базировавшаяся в Алжире но аэродроме Константина Первый боевой вылет в Северной Африке «девятки» совершили 31 января 1943 г. Вскоре истребители модификации Mk.IX получила дислоцированная на тунисском аэродроме Сук-эль-Кемис 72-я эскадрилья.

Примерно в это же время ВВС Пустыни были усилены Польской истребительной группой. На вооружении группы состояло 15 самолетов «Спитфайр» Mk.IX. Командовал подразделением скуадрон-лидер Станислав Скальский, под его началом находились отборные летчики-добровольцы, такие, как Кароль Пняк, Вацлав Кроль, Еугениуш Горбачевский и Казимир Спорный. В административном плане польская группа подчинялась штабу 145-й эскадрильи RAF, который находился на аэродроме Бен-Гардан. Все бортовые коды «Спитфайров» поляков начинались с аббревиатуры «ZX». В Северной Африке 13 мая 1943 г., Горбачевский сбил пять самолетов противника, Скальский и Спорный – по три.

«Спитфайры» Mk.XVI с каплевидным фонарем

«Спитфайр» Mk XVI на Среднем Востоке

«Спитфайр» Mk.XVI в составе учебной школы с демонтированным вооружением

В период тунисский кампании две истребительные группы 12-й воздушной армии ВВС США также имели на вооружении самолеты «Спитфайр». Сначала это были Mk V, но в конце апреля американцы начали получать более совершенные «Спитфайры» Mk.IX.

В мае-июне количество вооруженных «девятками» эскадрилий RAF, которые действовали на Средиземноморье, быстро росло. Американские 31-я и 52-я истребительные авиагруппы были полностью перевооружены «Спитфайрами» Mk.IX, американцы эксплуатировали эти самолеты до весны 1944 г.

«Спитфайр» Mk.XVI

Истребитель «Спитфайр» Mk.XVI представлял собой комбинацию планера самолета «Спитфайр» Mk.IX и двигателя «Мерлин-266». Обозначение «Мерлин-66» было присвоено мотору «Мерлин-66», который выпускался по лицензии в США фирмой Паккард. За исключением двигателя, «Спитфайр» IF Mk.IX был практически идентичен «Спитфайру» Mk.XVI, по летным характеристикам они также почти не отличались друг от друга. Но фирме Паккард моторы выпускались в соответствии с американскими стандартами, двигатели американского производства требовали иных запасных частей и инструмента, нежели моторы фирмы Роллс-Ройс

Во избежание путаницы истребителю с мотором производство фирмы Паккорд присвоили новое обозначение – Mk.XVI. Большинство «Спитфайров» Mk.XVI получили крылья с вооружением типа «Е», на машинах поздних выпусков применялся пониженный закабинный гаргрот и каплевидные фонари, за счет чего удалось улучшить обзор пилота в заднюю полусферу.

В начале декабря 1944 г. первой в RAF сменило «девятки» но «Спитфайры» Mk.XVI 403-я эскадрилья, которая базировалось в Эвере, неподалеку от Брюсселя, Вскоре истребители новой модификации стали получать другие эскадрильи 2-й тактической воздушной армии. Всего «Спитфайры» 16-й модели получили 19 эскадрилий британских ВВС.

Так как инструмент и запасные части к «Спитфайрам» Mk.IX и «Спитфайром» Mk.XVI не были взаимозаменяемы, то в одном подразделении самолеты обеих модификаций встречались крайне редко. К этому времени основным британским истребителем воздушного боя на Европейском театре военных действий стал оснащенный двигателем «Гриффон» «Спитфайр» Mk.XIV В последние месяцы войны в Европе «Спитфайр» Mk.XVI использовались в основном как истребители-бомбардировщики.

(Продолжение следует)

АЭРОАРХИВ

Me 109 – Плохой продукт

Сокращенный перевод статьи, опубликованной в журнале "Thе Aeropane" от 6 октября 1940 г

С момента начала налетов на Англию было сбито такое количество одноместных истребителей Мессершмитт Me-109 германских ВВС, что министерство авиационной промышленности сочло возможным продемонстрировать эти самолеты но ряде выставок.

Один такой Me-109 на прошлой неделе демонстрировался в Эшфорде, графство Кент. Самолет с заводским номером 1394 был построен но заводе Erlo Moschinenwerke в Лейпциге, сбит – несколько недель назад под Мэйфилдом, Кент. Истребитель получил единственную сквозную пробоину в маслобаке. Летчик благополучно посадил самолет на выпущенное шасси. При посадке были погнуты попасти винта и помят нижний капот двигателя, в остальном самолет можно считать исправным. К сожалению, перед демонстрацией с самолета было демонтировано вооружение и снят ряд интересных табличек с двигателя.

Вероятно, это один из первых Ме-109, изготовленных заводом Erlo Moschinenwerke. На привязных ремнях кресла стоит дата 27 июня 1939 г. Заводской номер 1394 нанесен в кабине и на киле. Интересный факт: хотя завод Erlo приступил к выпуску самолетов еще в 1936 г., за последующие три года он выпустил сравнительно небольшое их количество. Интереснее всего, однако, факт производство крыла фирмой Юнкерс на заводе в Дессау.

Поскольку на самолете стоит двигатель Даймлер-Бенц мощностью 1150 л.с., то мы имеем дело с новейшей моделью Ме-109Е, что также подтверждает состав вооружения: две крыльевые пушки и два синхронных пулемета в фюзеляже над двигателем. Предусмотрена возможность монтажа мотор-пушки, однако пушка не устанавливалась. Переключатель вооружения позволяет вести огонь из любого ствола избирательно или из всех залпом.

В целом машина на фоне «Харрикейна» и «Спитфайра» выглядит очень плохо, особенно в плане культуры производства, однако сама по себе конструкция неплоха. Прицел фирмы Карл Цейс из Иены откровенно устаревший, бронестекло фонаря кабины не предусмотрено, ток же как вообще бронезащита. Топливный бак не протектирован и к тому же установлен в самом уязвимом месте самолета – за кабиной летчика. С другой стороны, бак смонтирован в районе центра тяжести, поэтому выработка топливо мало сказывается на балансировке самолета.

Вид на силовую установку "мессера"

Поврежденный водорадиатор

Вызывает интерес схема окраски самолета. Верхние поверхности фюзеляжа, крыла и горизонтального оперения окрашены в темный серо-зеленый цвет, нижние и боковые ~ в светло-голубой. Никаких признаков камуфляжа. Эмблема эскадрильи – желтый ягуар на фоне карты Африки.

Фонарь кабины изготовлен из плексигласа. Ручка управления коротковата. Шкала указателя скорости проградуировано до отметки 750 км/ч. По сравнению с британскими истребителями приборное оборудование кабины выглядит очень бедным.

Общее впечатление от машины: прежде всего, самолет более прост в изготовлении, чем британские истребители, кроме того, его постройка требует менее квалифицированной рабочей силы. С точки зрения летных характеристик, вооружения и оборудования Me-109 уступает «Харрикейну» и «Спитфайру». Уступает настолько, что в случае поединка равных пилотов Мессершмитт должен сбиваться всегда.

Новости мировой авиации

ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ СОСТОЯНИЕ ПРОГРАММЫ ИСТРЕБИТЕЛЯ «ЕВРОФАЙТЕР»

Контракт на изготовление 620 истребителей EF-2000 «Тайфун» был подписан в декабре 1997 г. между консорциумом Eurofighter Gmbh и организацией NETMA (NATO Eurofighter and Tornodo Monogement Agency). В летных испытаниях было задействовано 13 опытных самолетов, один из которых был потерян (DA-6/ ХСЕ 16-01| в ноябре 2002 г. из-за пожара двигателей.

К лету 2005 г. первые истребители EF-2000 «Тойфун» поступили на вооружение ВВС Германии, Италии, Испании и Великобритании. В Германии, Испании и Италии используется обозначение EF-2000. в Великобритании – наименование «Тайфун». Ниже приведены сведения о планах закупок самолетов этими странами:

ВВС Великобритании – 195 одноместных, 37 двухместных;

ВВС Германии – 147 одноместных, 33 двухместных;

ВВС Италии – 106 одноместных, 15 двухместных;

ВВС Испании – 71 одноместный, 15 двухместных.

Закупки самолетов планируется вести тремя партиями. Все 148 самолетов первой партии в настоящее время находятся в стадии изготовления или построены. Производство организовано по сериям. Самолеты первой производственной серии первой партии обладают «базовыми» возможностями по борьбе с воздушными целями. В дальнейшем планируется усовершенствовать бортовое оборудование самолетов, программное обеспечение и интегрировать в систему управления новые виды оружия. Донные изменения станут стандартными для 236 самолетов 2-й партии (контракт на производство самолетов второй партии заключен 14 декабря 2004 г.|. Поставки самолетов первой партии намечено завершить в 2007 г., поставка самолетов 2-й партии запланировано на 2008 – конец 2013 г.

Самолеты 3-й партии будут обладать возможностью наносить удары по наземным целям высокоточным управляемым оружием и способностью бороться с воздушными целями, малозаметными в радиолокационном диапазоне. Подписание контракта на изготовление самолетов 3-й партии намечено на конец 2007 г. с началом поставок через четыре с половиной года после заключение контракта.

Несмотря на уже оговоренное общее количество закупаемых ВВС четырех стран НАТО истребителей, окончательной ясности с количеством самолетов 3-й партии пока нет, так как есть мнение об избыточном количестве заказанных истребителей EF-2000.

Самолеты 1-й партии

ВВС Великобритании – 37 одноместных, 18 двухместных,

ВВС Германии – 28 одноместных, 16 двухместных;

ВВС Италии – 19 одноместных, 10 двухместных;

ВВС Испании – 8 одноместных, 12 двухместных;

Всего – 148 (92 одноместных, 56 двухместных).

Самолеты 2-й партии

ВВС Великобритании – 83 одноместных, 6 двухместных;

ВВС Германии – 58 одноместных, 10 двухместных;

ВВС Италии – 43 одноместных, 3 двухместных;

ВВС Испании – 27 одноместных, 6 двухместных;

Всего – 236 (211 одноместных, 25 двухместных).

В окончательной конфигурации истребитель EF-2000 «Тайфун» будет представлять собой полноценный многоцелевой самолет с возможностью применения управляемого вооружения по воздушным и наземным целям Многие образцы управляемого вооружения, которые планируется интегрировать в CYO самолета, пока находятся в стадии разработки. Вооружение самолетов ВВС разных стран не стандартизируется. Ток, противотанковыми ракетами «Метеор» планируется вооружать только истребители «Тайфун» ВВС Великобритании, а ракетами воздух-поверхность «Таурус» – только истребители EF-2000 ВВС Германии. В результате интеграция систем оружия в единую СУО представляет собой одно из самых сложных препятствий на пути к достижению самолетом полностью боеготового состояния. В окончательной конфигурации самолеты первой партии будут обладать полноценными возможностями по борьбе с воздушными целями и ограниченными возможностями по поражению наземных целей.

В отличие от программы подготовки летчиков самолетов «Торнадо» ВВС Германии, Великобритании и Италии, которых готовили по единой программе в учебном центре RAF в Коттесморе, программа подготовки летного

и технического состава истребителей Еврофайтер построена по национальному принципу: ВВС каждой страны готовят личный состав в собственных учебных центрах. К лету 2005 г. учебные центры располагали 29 двухместными истребителями EF-2000 «Тайфун» (Германия – восемь самолетов, Италия – пять, Испания – пять, Великобритания – 11). Первый серийный истребитель ВВС Германии был поставлен I августа 2003 г., это была как роз двухместная машина (GT003/ 98+33, позже бортовой номер изменен но 30+03).

ВВС Испании первый одноместный истребитель получили 29 декабря 2004 г. На данном самолете, по сравнению с ранее построенными, в значительной степени обновлено программное обеспечение бортовых систем. ВВС Германии получили первую одноместную машину 24 февраля 2005 г., ВВС Великобритании – в марте 2005 г.

ВВС ГЕРМАНИИ

Переучивание личного состава Jogdgeschwoder-73 "Steinhoff" (JG-73 "S") на истребитель Еврофайтер началось в апреле 2004 г. на авиабазе Логе, расположенной но северо-востоке Германии. Первые десять человек (два летчика-испытателя и восемь строевых летчиков-истребителей, в основном ранее летавших но «Фантомах») получили квалификацию «строевой летчик-инструктор». Летная подготовка проводилось под руководством пилотов EADS на заводском аэродроме в Мончинге. Помимо переучивания на новую технику, перед первыми десятью пилотами стояло задача написания руководства по летной эксплуатации истребителя Еврофайтер для ВВС Германии. Первые самолеты поступили на вооружение 2-й эскадрильи JG-73 (732-я эскадрилья в системе нумерации НАТО). Следом зо десятью первыми пилотами курс переучивания на Еврофайтер проходят командир JG-73 полковник Гюнтер Котц и пятеро летчиков. Окончание переучивание «второй партии» летчиков ВВС Германии намечено но вторую половину 2005 г. Ожидалось, что 11 одноместных истребителей EF- 2000 для JG-73 должны были прибыть в Лаге в марте-мае 2005 г. Одноместный самолет, предназначенный для обучения наземного персонала, поступил в 1-е Техническое училище люфтваффе (Technische Schule der Luftv/offe 1, TSLw-1) в Кауфбюрене, Бавария, 24 февраля 2005 г.

Освоение самолетов запланировано проводить в три этапа. На первом этапе летчики будут приобретать базовые навыки пилотирования семи двухместных самолетов, шесть из которых будут базироваться непосредственно в Лаге. На первых 11 одноместных EF-2000 будет доработано программное обеспечение по стандарту PSP-2 (Production Software Package 2), в перспективе аналогичную доработку намечено провести и на первых семи спарках. Из-за розницы в программном обеспечении на первых семи двухместных самолетах, до проведения на них доработок, невозможно в полном объеме готовить летчиков одноместных истребителей. На этапе 2 намечено использовать 18 самолетов, семь спарок и 11 одноместных истребителей. Помимо прочего, но этапе 2 (уже в 2005 г.) намечено освоение но самолетах дозаправки в воздухе. Этап 3 начнется в 2006 г. с поступлением самолетов, оснащенных бортовыми оборонительными системами EuroDASS (European Defensive Aids Sub-Systems). На донной стадии летчики и самолеты должны достичь степени полной боеготовности в отношении воздушного боя. В настоящее время вооружение истребителей EF-2000 ВВС Германии ограничено встроенной бортовой пушкой и ракетами AIM-91 «Сайдуиндер». На каждый этап отводится 250 летных часов.

С окончанием трех этапов освоения самолета в качестве истребителя завоевания превосходства в воздухе, предполагается реализация потенциала Еврофойтера кок многоцелевого самолета – освоение режимов роботы по земле. Первые самолеты, способные применять управляемое оружие по наземным цепям (самолеты 2-й партии), кок ожидается, поступят на вооружение в 2008 г., но интеграция вооружения в полном объеме, по словам представителя люфтваффе, вряд ли будет выполнено ранее 2009 г.

Всего по штату но вооружении JG- 73 планируется иметь 22 одноместных истребителя и 12 двухместных.

Вторым но истребители Еврофайтер будет перевооружен JG-74, который дислоцируется в Неюбурге. Начало переучивания намечено на 2006 г. За ним последует Jogdbomber-geschwoder-31 "Boelke" (JaboG-33), дислоцированный в Норвениче. На вооружении данного гешвадера самолеты «Торнадо» будут сохранены до 2010 г. В 2012 г. самолеты Еврофайтер должны поступить на вооружение JG-71 "Richthofen", авиабаза Виттмюндхавен. Последним получит EF-2000 JaboG-ЗЗ из Бюхеля. В 2015 но вооружении люфтваффе должно состоять 180 самолетов Еврофайтер и 85 самолетов «Торнадо».

ВВС ВЕЛИКОБРИТАНИИ

В ВВС Великобритании истребители EF-2000 получили собственное имя «Тайфун» и обозначение Т. I для двухместных и F.2 для одноместных. Министерство обороны считает необходимым заказ 232 самолетов «Тайфун». Контракты но поставку 55

самолетов 1-го транша и 89 самолетов 2-го транша подписаны. Ожидается заключение контракта но поставку 88 самолетов 3-го транша, однако заключение контракта остается под вопросом. Самолеты 1 -го транша включают два предсерийных, 11 двухместных самолетов «Тайфун» Т.1 1-й партии, шесть двухместных самолетов «Тайфун» Т.1 А 2-й партии и 36 одноместных истребителей «Тайфун» F2 2-й партии. Все 11 «Тайфунов» Т.2 1-й партии уже переданы заказчику, но один из них (ZJ804) передан фирме ВАЕ Системз для переоборудования в прототип самолета 2-й партии Т.1 А На самолете установлены бортовые системы обороны комплекса DASS. В феврале 2005 г. самолет был отправлен в США для проведения испытаний новых радиоэлектронных систем на полигоне Чайна-Лэйк.

Первый предназначенный RAF одноместный «Тайфун» F.2 выполнил первый полет 21 декабря 2004 г., в марте его передали в 17-ю (резервную) эскадрилью. Это первый поступивший но вооружение «Тайфун», оснащенный комплексом DASS. На базе 17-й (резервной) эскадрильи были организованы войсковые испытания самолетов «Тайфун». Первый «Тайфун» Т.1 поступил на вооружение эскадрильи 18 декабря 2003 г. Подготовка пилотов ведется в 29-й (резервной) эскадрилье, на вооружении которой состоят пять самолетов «Тайфун» Т.1. Для переучивания на самолеты «Тайфун» отбираются пилоты скоростных реактивных истребителей. Вероятно, первым строевым подразделением истребителей «Тайфун» стонет эскадрилья 3 (F), которая базируется в Коттесморе. Достижение боеготовности эскадрильи намечено на лето 2006 г. Эскадрилья в настоящее время вооружено СВВП «Харриер» GR.7. На осень 2007 г. запланировано перевооружение с «Торнадо» F.3 на «Тайфун» эскадрильи XI (F), авиабаза Конингсби; на конец 2008 г. – 6-й эскадрильи (вооружено истребителями-бомбардировщиками «Ягуар»). Начало поставок первых самолетов 2-го транша ожидается в 2008 г.

ВВС ИТАЛИИ

Первый серийный EF-2000 (ММ55092/'1Т001') был передан ВВС Италии 19 февраля 2004 г. на авиабазе Турин-Козелле. Самолет был оставлен в Турине, где его используют для подготовки наземного инженерно-технического персонала. Второй самолет (ММ55093/'1Т002') прибыл на авиабазу Гроссето, севернее Неаполя, 16 марта 2004 г. На церемонии 29 марта того же года самолет официально передали IX Gruppo (эскадрилье), машина получила бортовой номер «4-1». Первой должна была получать истребители EF-2000 4 Stormo (авиакрыло), в состав которого входят IX и XX Gruppi. Командир XX Gruppo отвечает за подготовку летного и инженерно-технического состава обеих Gruppi, в то время кок командир IX Gruppo несет ответственность зо ввод самолетов в эксплуатацию.

Подготовка личного состава началась в октябре 2003 г., когда четыре пилота и группа техников начала теоретическое изучение самолета в Турин-Козелле. Летчики (майор Пико из IX Gruppo, капитаны Аморт, Кардулло, Скарци из XX Gruppo) после окончания 6-недельного теоретического курса, в отсутствие самолетов, приступили к написанию руководства по летной эксплуатации. С середины марта по начало августа 2004 г. пилоты прошли базовый курс летной подготовки в Гроссето под руководством летчиков-испытателей ВВС Италии. Базовый курс включал шесть полетов, четвертый полет выполнялся ночью, шестой полет – самостоятельный, без инструктора. В 2005 г. эти же четыре пилота прошли курс базовой инструкторской подготовки с налетом в 35 ч, после чего получили квалификацию летчика-инструктора самолета EF-2000.

Следующая группа из четырех пилотов, освоивших EF-2000, состояло из четырех офицеров управления 4 Stormo. Пилоты приобрели навыки пилотирования Еврофайтера, но не приступали к освоению боевого применения самолета, отчасти из-за несогласованности программы обучения но боевое применение. Но 31 декабря 2004 г. в 4 Stormo имелось пять самолетов EF-2000, суммарный налет этих машин составил порядка 370 ч.

Первоначальным планом предполагалось, что на начальном периоде эксплуатации самолеты EF-2000 из 4 Stormo будут базироваться на заводском аэродроме в Газелле, но затем командование ВВС решило с самого начало базировать самолеты на аэродроме Гроссето. Туда согласно двухлетнему контракту направили группу из 40 специалистов фирмы Аления Аэроноутико для оказания помощи инженерно-техническому составу ВВС в поддержании самолетов в пригодном к полетом состоянии. Предполетный и послеполетный осмотр самолетов производят гражданские специалисты.

Поставки 29 самолетов 1-го транша (семь двухместных 1-й партии, три двухместных и 19 одноместных 2-й портии) намечено завершить до конца 2007 г. Поставки 49 самолетов 2- го транша не начнутся ранее 2008 г.

Как ожидалось, первый одноместный EF-2000 (IS002) должен был прибыть в Гроссето в марте 2005 г. До конца 2005 г. намечена поставка еще семи одноместных и одного двухместного истребителей. В результате в конце 2005 г. на вооружении 4 Stormo будет состоять 14 истребителей EF-2000. Достижение боеготовности запланировано но 2007 – 2008 г.г.

Согласно планам следом зо двумя группами 4 Stormo самолеты Еврофайтер получат две группы 36 Stormo (авиабаза Джиойя дель Колле, не ранее 2008 г.). Самолетами 3-го транша вооружат две труппы 37 Stormo (авиабаза Трапани).

ВВС ИСПАНИИ

Первой самолеты EF-2000 получила 11-я группа ВВС Испании. ВВС Испании заказали 87 самолетов (заказ еще на 16 машин зарезервирован), которые будут поступать тремя траншами. Первые семь летчиков и группа техников прошла 9-месячный курс на заводе EADS-CASA, первые три самолета СЕ. 16 (обозначение двухместных EF-2000 в ВВС Испании) прибыли на авиабазу Морон 27 моя 2004 г. В июле 2004 г. к ним присоединились еще две спарки. Все самолеты поступили но вооружение 113-й эскадрильи (по штату в эскадрилье положено иметь 14 самолетов и не менее 14 инструкторов-летчиков). Эскадрилья определено как подразделение переучивания летного состава. Здесь летчики обучаются пилотированию новых истребителей и приобретают базовые навыки воздушного боя но них. Окончательную подготовку летчики будут проходить непосредственно в строевых частях. Первым строевым подразделением истребителей С/СЕ. 16 стонет 111-я эскадрилья, которая должно достигнуть состояния боеготовности в середине 2006 г. Следующей, согласно текущей программы, истребители Еврофайтер получит 112-я эскадрилья. По штату в строевой эскадрилье положено иметь 18 самолетов и 21 летчика. Поступление на вооружение 11-й группа последнего из 50 самолетов запланировано на 2014 г. Все самолеты С/СЕ. 16 11-й группы будут базироваться на аэродроме Альбасете.

По состоянию на весну 2005 г. в 113-й эскадрилье имелось пять двухместных и один одноместный Еврофайтер, 11 летчиков эскадрильи прошли переучивание на новый тип, четверо из них получили квалификацию инструкторов Для переучивания на самолет EF-2000 отбирают пилотов с налетом не менее 1000 ч на реактивных истребителях. Десять летчиков ранее летало на истребителях F/A-18 «Хорнет», один – на «Мираже» F.I.

Намеченная на январь 2005 г. поставка одного двухместного самолета и поставка двух одноместных истребителей, запланированная но январь- март, задержаны, тем не менее до конца года предполагается поступление но вооружение ВВС 11 истребителей С/СЕ. 16. Уже поступившие но вооружение самолеты используются с довольно высокой интенсивностью: еженедельный суммарный налет достигает 20 часов.