sci_history Артур Конан-Дойль Морская поездка Джелланда ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-10 Mon Jun 10 22:10:59 2013 1.0

Конан-Дойль Артур

Морская поездка Джелланда

Артур Конан Дойл

Морская поездка Джелланда

Мы придвинули наши кресла к камину, закурили сигареты, и наш друг англо-японец начал свой рассказ.

- Отсюда не близкий путь до Желтого Моря, и весьма возможно, что никто из вас не слыхал о ялботе "Матильда" и о том, что случилось на его борту с Генри Джелландом и Вилли Мак-Ивоем.

Середина шестидесятых годов была эпохой сильных волнений в Японии. Дело происходило вскоре после бомбардировки Симоносаки, перед началом революции. Среди туземцев была партия тори и партия либералов, и обе эти партии спорили о том, надо ли перерезать всех иностранцев, или нет.

Люди, живущие на краю вулкана и каждую минуту ожидающие взрыва, становятся отчаянно смелыми. Но эта отчаянная смелость бывает только на первых порах. Постепенно человек становится осторожнее, старается избегать опасности. Никогда не кажется жизнь более прекрасной, чем в это время, когда тень смерти начинает падать на нее. Время тогда слишком драгоценно, чтобы тратить его понапрасну, и человек спешит насладиться каждой минутой существования. Так мы думали тогда в Иокогаме.

Одним из главнейших членов европейской колонии был в те времена Рандольф Мур, крупный экспортный промышленник. Его конторы находились в Иокогаме, но жил он, по большей части, в Леддо, в собственном доме. Уезжая, он оставлял все дела в руках своего главного клерка, Джелланда, которого он знал как человека очень энергичного и решительного. Но энергия и решительность иногда бывают качествами отрицательными и даже не совсем удобными, например, в тех случаях, когда они обращаются против вас самих. Карточная игра - вот что было несчастьем Джелланда. Он был небольшого роста, с темными глазами и черными курчавыми волосами. Каждый вечер можно было видеть его неизменно, на одном и том же месте, по левую руку от крупье за игорным столом у Метисона. Долгое время он выигрывал и жил роскошнее, чем его хозяин. Потом счастье изменилось, он начал проигрывать, и через какую-нибудь неделю он и его партнер были без гроша в кармане.

Его партнером был клерк, служивший в одной конторе с ним, высокий юноша англичанин, с желтыми волосами, которого звали Мак-Ивой. Сначала он был довольно хороший мальчик, но в руках Джелланда он оказался мягче воска и скоро превратился в бледную копию самого Джелланда. Они были всюду вместе, но путь указывал Джелланд а Мак-Ивой следовал за ним. Я и еще кое-кто из моих друзей старались образумить юношу и доказать ему, что этот путь не приведет его к добру. Он легко поддавался нашим увещеваниям, и готов был, по-видимому, исправиться, но как только появлялся на сцену Джелланд Мак-Ивой снова был в его власти. Может быть, тут действовал животный магнетизм или иная подобная сила, но как бы там ни было, а маленький Джелланд мог делать, что ему угодно с большим Мак-Ивоем. Даже после того, как они проиграли все деньги, они продолжали каждый вечер занимать места за игорным столом и жадными взорами следили, как выигравший загребал кучки золота.

Наконец, однажды вечером, они уже не могли более воздерживаться от игры. Для Джелланда стало невыносимо видеть, как другие выигрывают по шестнадцать раз кряду, а он не может ничего поставить. Он пошептался с Мак-Ивоем и потом сказал что-то банкомету.

- Конечно, мистер Джелланд - отвечал банкомет, - ваш чек все равно, что деньги.

Джелланд написал чек и поставил его на черное. Вышел червонный король, и банкомет придвинул к себе чек. Джелланд стал красен от гнева, а Мак-Ивой побледнел. Другой, более крупный чек был написан и брошен на стол. Вышла девятка бубен. Мак-Ивой закрыл лицо руками от отчаяния.

- Клянусь богом, я не хочу быть битым! - поворчал Джелланд и бросил на стол чек, еще крупнее двух первых.

Вышла двойка червей. Через несколько секунд оба друга шли по улице, и прохладный, ночной ветер освежал их разгоряченные лица.

- Вы, конечно, догадываетесь, что нам следует теперь сделать, - начал Джелланд закуривая сигару, - мы переведем на свой текущий счет часть денежных сумм, имеющихся в конторе. Опасаться нам нечего, старый Мур не будет проверять книги до пасхи. Если мы выиграем, то легко возместим взятую сумму до проверки конторских книг.

- Но если не выиграем? - с трепетом спросил Мак-Ивой.

- Ну, полно, товарищ, не надо быть таким трусливым. Если будем крепко держаться друг за друга, мы добьемся успеха. Завтра вечером вы будете писать чеки, и посмотрим, не будете ли вы счастливее меня.

Мак-Ивой не был счастливее Джелланда, и когда на следующий вечер друзья встали из-за карточного стола, ими было проиграно более 5000 фунтов из денег хозяина. Но Джелланд, по-прежнему, не терял надежды и присутствия духа.

- У нас осталось еще впереди целых девять недель до ревизии книг, - сказал он. - Мы успеем отыграться.

В этот вечер Мак-Ивой вернулся к себе на квартиру, терзаемый стыдом и раскаянием. В присутствии Джелланда он чувствовал себя смелее. Но, оставшись один, он вдруг понял весь ужас своего положения, перед ним воскрес образ его старой матери, жившей в Англии и так гордившейся тем, что ее мальчик получил хорошее место, - и безумное отчаяние овладело им. Он метался на постели, мучимый бессонницей и раскаянием, как вдруг пришел Джелланд. Он держал в руке клочок бумаги.

- Очень жаль, что я вас побеспокоил, Вилли, - сказал он. - Вот что: наша игра кончена. Этот клочок бумаги ожидал меня дома. Мур пишет, что он приедет в понедельник утром для проверки книг.

- В понедельник! - пролепетал Мак-Ивой, - сегодня пятница!

- Нет, суббота, сын мой, и три часа ночи. У нас немного осталось времени.

- Мы погибли! - вскричал Мак-Ивой.

- Конечно, погибли, если вы будете так громко кричать, - сказал Джелланд резко. - А теперь, Вилли, действуйте согласно моим указаниям.

- Я сделаю все, что вы скажете - все.

- Ну вот и отлично. Мы должны и бороться, и погибнуть вместе Я со своей стороны заявляю, что ни в каком случае не сяду на скамью подсудимых. Понимаете? А вы?

- Что вы хотите сказать? - спросил Мак-Ивой, в страхе отступая.

- Что обоим нам суждено умереть, и что для этого стоит только нажать курок. Я клянусь, что не отдамся в руки живым. Клянетесь вы также? Если нет, я предоставляю вас вашей судьбе.

- Хорошо. Я сделаю все, что вы найдете лучшим. Клянусь вам.

- Смотрите же, вы должны сдержать свою клятву. Теперь у нас в распоряжении остается только два дня, чтобы найти какой-нибудь выход. Ялбот "Матильда" продается, вполне оснащенный и готовый к отплытию. Мы купим судно и все, что необходимо для путешествия, но сначала возьмем из конторы все остальные деньги. Там еще осталось 5 000 фунтов в несгораемом шкафу. Вечером, когда стемнеет, мы перенесем их на "Матильду" и отправимся в Калифорнию. Колебаться нечего, сын мой, потому что иного выхода нам не осталось. Мы должны или решиться на это, или погибнуть.

- Я сделаю все, что вы скажете.

- Хорошо. И смотрите бодро, будьте готовы ко всему, потому что если Мур станет подозревать и явится раньше понедельника, то... - Джелланд хлопнул по боковому карману сюртука и бросил на своего друга взгляд полный рокового значения.

На следующий день все благоприятствовало их замыслу. "Матильда" была куплена без всяких затруднений, и хотя она была слишком миниатюрна для такого далекого плавания, однако в этом состояло ее главное удобство, так как, если бы она была больших размеров, двое мужчин едва ли могли бы справиться с нею. В течение дня был сделан запас пресной воды, а когда стемнело, оба клерка перенесли деньги из конторы на "Матильду" и заперли их в укромном мосте. К полуночи они, не возбуждая подозрений, тихонько собрали все свои пожитки и в два часа ночи были уже на "Матильде" и снялись с якоря. Их отплытие было, конечно, замечено, но каждый думал, что это двое любителей-спортсменов, желающих воспользоваться воскресным днем, чтобы сделать морскую прогулку. Никто и но подозревал, что эта прогулка должна окончиться или на берегу Америки, или на дне океана. Легкий ветерок дул с юго-востока, и маленькое суденышко быстро понеслось вперед. Но в семи милях от берега ветер вдруг затих, и "Матильда" остановилась неподвижной, слегка покачиваясь на морской зыби. За весь день друзья не сделали и одной мили, и вечером Иокогама все еще виднелась на горизонте. В понедельник утром приехал из Леддо Мур и тотчас же направился в свою контору. До него дошли слухи, что два его клерка мотали деньги и вели роскошную жизнь, и это заставило его приехать раньше определенного времени для проверки конторских книг. Но когда у входа в контору он увидел трех младших клерков, стоящих на улице, заложив руки в карманы, он понял, что случилось нечто очень серьезное.

- Что это значит? - спросил он резко.

- Контора заперта, мы не могли войти, - отвечали клерки.

- Где мистер Джелланд?

- Он не пришел сегодня.

- А мистер Мак-Ивой?

- Он тоже не пришел.

Рандольф Мур еще более нахмурился.

- Надо сломать дверь, - сказал он.

В Японии, в этой стране землетрясений, дома строят не особенно прочно. Дверь была легко сломана, и все вошли в контору. Дальнейшее понятно без всяких описаний. Несгораемый шкаф был открыт, деньги исчезли, и вместе с деньгами исчезли оба клерка. Мур тотчас же принялся действовать.

- Где их видели последний раз?

- В субботу они купили "Матильду" и отправились в плавание.

В субботу! Дело казалось безнадежным, у них было в распоряжении целых два дня. Но может быть какой-нибудь случай задержал их. Мур кинулся на пристань, и стал смотреть в зрительную трубу.

- Великий боже! - вскричал он. - Там вдали еще видна "Матильда"! Я-таки поймаю негодяев, в конце концов!

Но тут явилось неожиданное препятствие. Свободного парохода нигде не было видно, и Мур выходил из себя. Над холмами стали собираться тучи, были все признаки приближающейся бури. Рандольф Мур взял полицейский пароход с вооруженной командой из десяти человек, и отправился догонять "Матильду".

Джелланд и Мак-Ивой, измученные напрасным ожиданием попутного ветра, заметили темное пятно, отделившееся от берега и становившееся все больше по мере приближения к ним. Наконец, они различили, что это пятно - пароход наполненный людьми, и блеск оружия заставил их догадаться, что эти люди вооруженные полицейские. Джелланд бросил взгляд на небо, грозившее бурей, на повисшие беспомощно паруса "Матильды" и на приближающийся пароход.

- Это за нами погоня, Вилли, - сказал он. - Клянусь богом, мы самые несчастные неудачники в мире, потому что небо обещает ветер, и через какой-нибудь час мы понеслись бы вперед.

Мак-Ивой застонал.

- Ну, нечего сентиментальничать из-за этого, дружище, - продолжал Джелланд. - Это полицейский пароход и среди полицейских я вижу старого Мура. Он хорошо заплатил им за услугу.

Мак-Ивой сидел, скорчившись, на палубе.

- Моя мать! Моя бедная, старая мать! - повторял он, рыдая.

- Она, во всяком случае, не услышит, что ее сын был на скамье подсудимых,сказал Джелланд. - Мои родители никогда особенно не заботились обо мне, но ради них я постараюсь умереть с честью. Нехорошо быть таким малодушным, Вилли. Наша песенка спета. Да благословит вас бог, старый дружище Вилли! Вот револьвер.

Джелланд взвел курок и протянул револьвер своему Другу. Но тот отшатнулся с ужасом и криком. Джелланд бросил взгляд на приближающийся пароход. Он был всего в нескольких сотнях ярдов.

- Теперь нет времени для колебаний! - сурово сказал Джелланд. - Черт возьми! Будьте же, наконец, мужчиной. Чего вы трусите? Вы дали клятву!

- Нет, нет, Джелланд!

- Пусть будет так. Но я поклялся, что никого из нас не возьмут живым. Вы готовы?

- Я не могу! Я не могу!

- Тогда я сделаю это для вас.

С парохода увидели, что Джелланд наклонился вперед, раздались два револьверных выстрела, но прежде чем рассеялся дым, случилось нечто, заставившее полицию забыть о "Матильде" и думать только о своем спасении.

Потому что в этот самый момент разразилась буря - один из тех коротких, внезапных шквалов, какие часто бывают в здешних морях. Паруса "Матильды" надулись от ветра и она понеслась, как испуганная птица. Попутный ветер гнал ее вперед, и она скользила легче перышка по вздымающимся волнам. Пароход напрягал все усилия, чтобы догнать ее, но она все неслась вперед и скоро исчезла во мраке бури, чтобы никогда больше не являться глазам смертных. Пароход повернул назад и успел достигнуть Иокогамы, хотя едва не потерпел крушения.

Вот каким образом случилось, что "Матильда" с грузом в 5000 фунтов и двумя мертвыми телами на палубе отправилась в плавание через Тихий океан. Каков был конец плавания Джелланда, о том никому неизвестно. Может быть, ялбот пошел ко дну во время бури, или был найден каким-нибудь купеческим судном, хозяин которого воспользовался грузом "Матильды" и умел хорошо молчать, или, может быть, он еще носится по безграничному простору океана, гонимый ветром то на север, к Берингову морю, то на юг, к Малайским островам. Лучше оставить этот рассказ неоконченным, нежели испортить истинное происшествие выдуманным концом.