sci_tech Авиация и космонавтика 2005 12

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 10.03.2011 FBD-3E0F66-17D9-A64E-EA81-BDD7-5744-CF62FA 1.0 Авиация и космонавтика 2005 02 2005

Авиация и космонавтика 2005 12

На первой странице обложки «Спитфайр» Mk.IX лучшего британского аса Дж. Джонсона

Фото Михаила Никольского

334-й Военно-транспортный авиационный Берлинский краснознаменный полк

Формирование 334-го бомбардировочного авиаполка Дальнего Действия началось на аэродроме Воротынск в Калужской области с 10 апреля 1944 г. на основании постановления ГКО от 12 марта 1944 г.

После завершения сражений по ликвидации блокады Ленинграда в тыл была выведена 1-я Сталинградская Краснознаменная бомбардировочная авиадивизия АДД в составе 31-го Красносельского и 32-го Керченского гвардейских Краснознаменных авиаполков. На базе этих полков было решено сформировать третий полк в дивизии. Им стал 334-й бап АДД. Первым командиром полка был назначен майор В И. Лебедев.

Из полков 1-й авиадивизии пришли командные кадры (большая часть – из 31 -го полка, которым командовала B.C. Гризодубова), а личный состав в ос

новном комплектовался из кодров ГФВ и выпускников авиационных училищ.

Командир 334-го полка В И Лебедев]

Построение личного состава полка со знаменем части Польша, 1944 г

Экипаж лейтенанта Г Б Ивлева после выполнения боевого задании Сентябрь 1944 г.

Личный состав полка на боевой учебе

Отработка взаимодействия между пилотом буксировщика (Панарин А Г) и пилотом планера. 1949 г.

Пионеры Як 14 на стоянке полка. 1954 г.

Формирование полка завершилось к I июня 1944 г. На вооружение поступали самолеты Ли-2 – как новые (с завода N? 84), так и уже полетавшие (из полков 73-й авиадивизии АДД). На момент окончания формирования в полку имелось 29 самолетов Ли-2.

Экипажи полка действовали по портам Либава, Пярну, Мемель, железнодорожным станциям Толочин, Полоцк, Ново-Борисов, по переправам через реку Западная Двина, аэродрому Бобруйск, по переднему краю позиций противника в Прибалтике. Также выполнялись полеты в глубокий тыл противника на сброс разведчиков. В апреле 1945 г. полк бомбил Берлин, по столице Германии было выполнено 90 боевых вылетов. Последние боевые вылеты экипажи полка выполнили по порту Свинемюнде.

В связи с преобразованием Авиации Дальнего Действия в 18-ю воздушную армию, приказом от 6 декабря 1944 г. полк был переименован в 334-й бомбардировочный, а 11 июня 1945 г. приказом ВГК полку присвоено почетное наименование «Берлинский».

На основании постановления Совета Министров от 3 апреля 1946 г. и Директивы Командующего Дальней Авиацией от 9 апреля 1946 г. полк в составе 1-й Сталинградской Краснознаменной авиадивизии был передан в подчинение ВВС Московского военного округа, но уже в июне-июле полк был выведен из состава 1-й авиадивизии и передан в Ленинградский военный округ. С 9 августа 1946 г. часть именовалась «334-й транспортно- десантный Берлинский авиационный полк ВДВ», а с 7 октября того же года – «334-й авиационный транспортный Берлинский полк ВДА».

По состоянию но 1 января 1947 г. в полку имелось семнадцать самолетов Ли-2, один С-47 и семь По-2.

За 1946 г. парашютном способом экипажи полка десантировали 25 570 человек, посадочным – 667 человек. Полк принимал участие в пароде в Москве по случаю Дня Воздушного Флота. В 1948 г. в полк начали поступать самолеты Ил-12 и планеры Ц-25.

Параллельно с десантной подготовкой, полк отрабатывал бомбометание с Ли-2 – проведено 75 практических бомбометоний.

С 19 сентября по 29 сентября 1948 г. 21 самолет Ил-12 и десять Ли- 2 из состава полка приняли участие в показанных учениях ВДВ. которые проходили в районе Староконстантиново.

В очередной роз наименование полка изменили приказом от 25 марта 1949 г. – «334-й транспортно-десантный авиационный Берлинский полк».

С 28 мая по 18 июля 1949 г. 14 экипажей Ил-12 принимали участие в подготовке и проведении воздушного парада в честь Дня Воздушного Флота. По плану подготовки и в ходе проведения парада выполнено 242 попета, десонтировано парашютным способом 1689 человек. С 25 июля по 6 августа 1949 г. 17 экипажей и штаб полка привлекались к учениям 107-й воздушно-десантной дивизии с аэродрома Кировоград. Посадочным способом десантировано 104 человека, 286 т грузов и боевой техники.

Экипаж полка у военно-транспортных самолетов Ан-12

"Качественный ремонт авиатехники – залог безаварийной летной работы!"

Убрка снега с планера Як-14

На 1 января 1950 г. в полку имелось:

– Ил-12: 23 исправных и один неисправный;

– Ли-2: 11 исправных и два неисправных;

– По-2: четыре исправных, неисправных нет;

– Ц-25: 21 исправный, один неисправный;

– Г-И: пять исправных, неисправных нет.

В 1950 г. началось переучивание на планер Як-14 В конце 1950 г в полку имелось семь планеров Як-14 и 16 Ц-25, в 1951 г. планерный парк был унифицирован – 60 планеров Як-14. Это был двойной комплект, так как в полку имелось 28 планерных экипажей. Также в 1951 г. произошла полная замена самолетов Ли-2 самолетами Ил-12 (на вооружении полка в конце года состояло 29 машин).

В 1950 г. девятка Ил-12 приняла участие в воздушном параде в честь Дня Воздушного Флота.

С 3 по 22 августа 1951 г 28 экипажей планерных поездов и штаб полка принимали участие в показном учении по десантированию 107-й воздушно- десантной дивизии с аэродрома При- луки на посадочную площадку в районе Черкасс. Выполнено 328 полетов, десантировано посадочным способом 960 человек и 131 т грузов.

С 11 по 18 сентября 1952 г. 27 экипажей планерных поездов (самолеты Ил-12 и планеры Як-14) принимали участие в учениях на территории Белоруссии. Посадочным способом было десантировано 131 человек из 350-го отдельного десантного полка и 77 т груза.

С 3 по 16 октября 1953 г. – маневры Прикарпатского округа по десантированию 31-й воздушно-десантной дивизии С аэродрома Луцк в район учений доставлено посадочным способом 130 человек и 40 т грузов.

Приказом от 1 октября 1954 г. из штата полка исключены 30 пилотов- планеристов, большинство из них прошло переподготовку на пилотов воздушных кораблей, после чего они еще долго служили в транспортной авиации.

С 12 октября 1955 г. полк именуется «334-й военно-транспортный Берлинский авиационный полк ВТА ВВС».

С 25 октября по 29 ноября 1956 г. экипажи полка выполняли спецзадание за границей. Выполнено 369 самолето-вылетов, перевезено 396 т грузов.

31 октября 1957 г. произошла катастрофа экипажа майора Самарина, погибли все пять членов экипажа. Катастрофа произошла по причине неудовлетворительной организации и руководства полетами.

С 30 мая 1961 г. по 15 января 1962 г. 11 экипажей выполняли спецзадния в Лаосе и Вьетнаме. Выполнено 1908 боевых вылетов, сброшена 1064 т грузов, перевезено в Лаос 901 т грузов и 7451 пассажир В Лаосе летали как Ил-12, так и Ли-2. Одновременно с нашими экипажами аналогичные задания выполняли американцы. Ветераны вспоминали, что порой на одну площадку «своим» партизаном грузы сбрасывает Ли-2, а рядом «чужим» комбатантам бросает «гуманитарную» помощь американский С-47.

Традиция полка: провожать самолет с развернутым знаменем части

Вручение боевых наград личному составу полка за выполнения интернационального

Командир 334-го ВТАП в 1966-75 гг Юргес П Я

Ли-2 в Лаосе

В 1961 г. сложилась интересная ситуация с самолетным парком. Полк планировался к перевооружению на Ан-12, но раньше новую технику стал получать один из транспортных полков, дислоцировавшихся в Германии. Ли-2 из «германского» полка передали в 334-й полк. По состоянию на 1 января 1962 г. самолетный парк полка выглядел следующим образом:

– 12 Ил-12;

– 22 Ли-2.

В 1963 г. началось переучивание на Ан-12 В марте – мае личный состав осваивал теорию, в мае начались полеты. К декабрю на Ан-12 летало 30 экипажей.

В августе 1964 г. командир отряд майор Н С. Папкин произвел вынужденную посадку вне аэродрома из-за непроизвольного выключения трех двигателей сразу. Приказом Главкома ВВС экипажу объявлена благодарность, майор Папкин и борттехник старший техник-лейтенант Кузнецов награждены ценными порядками.

Как показала практика, новую технику быстрее осваивали молодые пилоты, видимо у «стариков» в отрицательную сторону срабатывали наработанные навыки пилотирования двух моторных поршневых самолетов.

С 14 по 21 сентября 1963 г. 26 экипажей полка но самолетах Ан-12Б принимали участие в проведении учений Варшавского Договора с практическим десантированием посадочным способом личного состава и боевой техники 1044-й воздушно-десантной дивизии на аэродром Ровенец в Болгарии. Перевезено:

– 26 САУ-85;

– 3 ГАЗ-63;

– 8 ГАЗ-69;

– 2 УАЗ-450;

– 1 ЗиЛ-164;

– 18 орудий Д-30;

– 18 автомобилей ЗиЛ-157;

– 323 человека личного состава.

По состоянию на 1 января 1964 г в

полку имелось 11 самолетов Ан-12Б и два Ли-2. Через год количество Ан-12 увеличилось до 32, о Ли-2 были сняты с вооружения полка.

Вручение памятных подарков отличившимся экипажам

С 25 февраля по 5 марта 1965 г. проходило опытное учение «Харьков» по перевозке зенитных средств и боеприпасов с аэродромов Прибалтики и из Чкаловской на аэродром Белая под Иркутском. От полка в учении принимало учостие 27 экипажей. Перевезено 28 зенитных установок ЗПУ-1 и 47 установок ЗПУ-2, 60 человек личного состава, 8204 ящика боеприпасов, а также 37-мм пушка и автомобиль ГАЗ-66. За учения полк получил оценку «отлично».

С 17 по 27 октября 1965 г. 27 самолетов Ан-12Б привлекались к учению армий Варшавского Договора, которое проходило на территории ГДР Посадочным способом на аэродром Эрфурт были десантированы подразделения 6-й воздушно-десантной дивизии Войска Польского, перевезено:

– 24 самоходно-артиллерийских установок CY-85;

– 3 автомобиля ЗиЛ-157;

– 1 автомобиль ГАЗ-69,

– 3 автомобиля ГАЗ-ЗбЗ;

– 1 автомобиль УАЗ-450;

– 1 автомобиль ГАЗ-51.

В 1966 г. выполнялись перевозки грузов в интересах министерства геологии в Заполярье, перевезено 6221 человек и 9535 т грузов.

В период с 8 по 29 июня 1967 г. полк выполнял спецзадания по перевозке боевой техники в Египет, Алжир и Сирию. Выполнено 86 рейсов с налетом 1853 ч.

С 21 по 23 августа 1967 г полк составом 28 экипажей принимал участие в учениях «Родопи», проходивших на территории Болгарии.

25 - 28 сентября – учения «Днепр».

Полк участвовал полным составом, 26 экипажей. Десантирование выполнялось из боевых порядков колонна отрядов и поток пар с интервалом 30 секунд с малых высот.

С 1 по 31 декабря 1967 г. – 19 экипажей перевозили грузы в Йемен, выполнив 30 рейсов, и перебросив 187 т грузов и 225 человек.

Также выполнялись транспортные полеты в Заполярье. В 1967 г. полк получил переходящее Красное Знамя Командующего ВТА.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1968 г. за большие заслуги, проявленные в боях по защите Советской Родины, успехи в боевой и политической подготовке и в связи с 50-летием Советской Армии и ВМФ 334-й военно- транспортный авиаполк награжден орденом Красного Знамени.

В рамках операции «Дунай» с 18 по 25 августа было выполнено 185 самолето-вылетов с аэродрома Витебск на аэродром Брно и с аэродрома Чкаловская на аэродром Прага-Рузине. Перевезено 1522 человека и 137 т грузов.

16 апреля 1970 г. приказом командующего ВТА полк объявлен «отличным».

С 6 июля по 3 августа 1970 г. восемь экипажей во главе с командиром полка полковником Югером принимали участие в оказании помощи пострадавшим от землетрясения в Перу. Из Чкаловской в Лиму переброшено 26 человек и 91 т груза (медицинское оборудование, продовольствие, автотранспорт).

Несколько слов о полковнике Югере. Это был человек уникальной судьбы. В возрасте 22 лет его отобрали командиром экипажа Ли-2. который доставил в Москву из Берлина Знамя Победы Он был кавалером пяти (!) орденов Красной Звезды В 1969 г. на учениях «Одра – Нейсе» полк опять десантировал поляков.

Погрузка боевой техники в Ил-76. Псков. 21.09 2005 г

С 24 февраля по 9 апреля 1970 выполнялись перевозки боевой техники и грузов в Египет (85 рейсов. 664 человека и 669 т грузов).

В 1973 г. полеты в Египет, Сирию и Ирак полк выполнял в полном составе, совершив 122 самолето-вылета (60 человек и 1012 т).

Летом 1972 г. для выполнения перевозок пассажиров и грузов за границу по спецзаданиям 334-й ВТАП включен в 1 – эскадрилью 224-го летного авиаотряда ВВС В 1972 г. полк стал лучшим в ВТА.

С 18 июня по 19 августа 1975 г 11 экипажей выполнили 908 полетов в Сомали, перевезено 8515 человек и 2783 т грузов.

С 13 ноября 1977 г. по 17 ноября 1978 г. 21 экипаж летал в Эфиопию. Там был выполнен 6401 полет суммарным напетом 7906 ч, перевезено 40 073 человек и 33 076 т грузов.

С 16 октября 1978 г. 1-я эскадрилья полка приступила к изучению самолета Ил-76 Первые полеты экипажи полка выполнили на Ил-76М 13 декабря 1978 г. на аэродроме Витебск. С 23 января полк приступил к перевооружению на самолет Ил-76М. Первый Ил- 76М на аэродром Псков с аэродрома Витебск перегнал командир 1 -й эскадрильи подполковник А Д. Трифонов. Первая летная смена в Пскове на самолетах Ил-76М проведена 26 января. На конец года в полку имелось 14 самолетов Ил-76М и три Ан-12БП.

В 1978 г. опять выполнялись полеты в Эфиопию. 46 человек за Эфиопию получили награды, в том числе шестеро награждено орденами Красного Знамени и 17 человек орденами Красной Звезды.

Первые полеты в Афганистан были выполнены 11 декабря 1979 г., летало пять экипажей В 1980 г. при выполнении взлета с аэродрома Кабул у экипажа майора П.А. Ефимова отказал один двигатель, тем не менее, экипаж продолжил полет на трех работающих двигателях и благополучно приземлился в Ташкенте.

В 1980 г. самолетный парк полка состоял из 25 Ил-76М и трех Ан-12БП. В следующем году осталось только 25 Ил-76М В 1981 г. полк вторично получил переходящее Красное Знамя Командующего ВТА.

В 80-е годы постоянно выполнялись полеты в Афганистан, Анголу, Сирию.

3 июля 1983 г. полк составом 20 экипажей принимал участие в оперативно-стратегическом учении МО СССР Десантировано парашютным способом 51 БМД и 6 установок «Нона»

В 1986 г. экипажи полка принимали участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС

С 6 по 24 января 1991 г. семь экипажей перебросили в Литву подразделения ВДВ для поддержания Конституционного порядка на территории СССР.

Г В Новожилов но праздновании юбилея полка

Ветераны полка

"Боевой листок", посвященный отважным действиям зкипажа Ил-76

С 8 ноября 1992 г. по 13 июня 1993 г. выполнялись полеты по эвакуации беженцев из «горячих точек» СНГ и по доставке контингента миротворческих сил России в Северную Осетию и Ингушетию.

8 июля 1993 г. произошла катастрофа Ил-76М No 86039 экипажа майора В В. Гудина, погибло восемь членов экипожа и три курсанта-стажера ЛВВАУШ. Летчики сумели отвести падающий самолет от окраины Пскова. Катастрофа произошла из возникшего в кабине воздушного стрелка пожара (предположительно воспламенился боекомплект к пушкам). В память о погибшем экипаже в Пскове и Ново- изборске названы улицы.

В 1994 г. из-за нехватки топлива произошло резкое снижение налета, суммарный налет составил 3044 ч при плане 4403 ч, количество проведенных летных смен – 38 при плане 68. В дальнейшем тенденция, увы, сохранилась В 1995 г. было проведено всего 18 летных смен, а реальный налет полка составил 2390 ч, причем по курсу боевой подготовки – всего 602 часа К сожалению, в настоящее время ситуация радикально не изменилась.

С 9 декабря 1994 г. полк принимает участие в обеспечении проведения контртеррористической операции в Чечне.

С II по 27 марта 1995 г. экипаж майора В Н. Горбунова принимол участие в совместном российско-канадском учении по поиску и спасению терпящих бедствие.

С 15 января 1996 г 24 Ил-76 доставляли контингент российских миротворцев на Балканы, в аэропорты Белграда и Тузлы, выполнено 76 полетов, перевезено 2048 человек, 404 т грузов и 30 единиц боевой техники.

С 26 по 28 августа 1996 г. производилось российско-американское учение САРЭК-96 В рамках учения экипаж майора С.Г. Анейхино выполнил два рейса из Хабаровска, перевезено 107 человек и 19 т грузов.

В июне 1997 на аэродроме Кресты (Псков) 28 военным атташе иностранных государов проводился показ авиационной техники 334-й ВТАП и боевой техники 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

С 26 июня по 23 июля 1999 г. выполнялась перевозка войск и боевой техники в Косово. Выполнено девять рейсов, перевезено 147 человек и 142,1 т боеприпасов.

С 23 по 27 ноября 2001 г. четыре экипажа выполнили восемь полетов в Афганистан, перевезено 45 человек и 56 т грузов.

С 4 по 5 февраля – опять Афганистан: 5 экипажей, 10 полетов, 55 человек и 75 т грузов.

В 2004 г. полк принимал участие в учениях «Мобильность 2004» В учениях, проходивших с 16 по 28 июня принимало участие десять экипажей. Выполнено 67 самолето-вылетов, десантировано 332 человека, перевезено 45 единиц техники и 201 т груза.

В 2005 г. экипажи полка привлекались не только к выброске десантов на учениях, которые проходили на территории России, но и участвовали в совместных российско-китайских и российско-индийских учениях.

Завершая краткое повествование о 334-м военно-транспортном Берлинском Краснознаменном авиационном полку хотелось бы отметить два факта. Во-первых, это один из немногих в отечественных ВВС полков, который за всю свою историю не менял номера. Во-вторых, с 1948 г. полк базируется в Пскове на аэродроме Кресты. Столь длительное пребывание на одном месте также в наших ВВС встречается не так уж часто.

Именной самопет Ил-76 'Псков'

Погрузка техники в Ил-76. Вид из кабины штурмана.

Псков. 21.0905 г.

Аэродром находится на окраине древнего города и не удивительно, что жители Пскова давно считают полк своим, псковским Многие ветераны полка живут рядом с аэродромом, в гарнизоне Кресты, не прерывая связи со своей родной частью В свою очередь, личный состав полка постоянно забоится о ветеранах.

Близость границы, обширные водные пространства и давняя страсть всех военных к рыбалке и охоте, прославленные многими кинофильмами, порой приводят к комическим ситуациям. К примеру, совсем недавно, зимой, был организован массовый выезд личного состава на рыбалку, на Псковское озеро. По озеру проходит граница с Эстонией Нет, ловили в России, однако одетая в камуфляж толпа привлекала внимание эстонских пограничников: А вдруг вторжение? Общение через границу недоразумение разрешило, однако «дружбы народов» не случилось. Кстати, совсем рядом, в Острове, снимался знаковый фильм «Особенности национальной охоты», а на баню псковского военно- транспортного полка с живым крокодилом можно поглядеть в фильме «Особенности национальной политики». Крокодил, кстати, свой, псковский.

В полку имеется два именных самолета:

Ил-76М No 86049 «Псков», наименование присвоено приказом Командующего ВТА от 13 января 2000 г. торжественная церемония проведена 20 января 2001 г.

Ил-76МД «Николай Зайцев», наименование присвоено в июле 2005 г. в честь командира 334-го ВТАП.

Материал подготовил Михаил Никольский

Воспоминания ветерана 3-й авиабригады ОН им. С. М. Кирова Хребтовского Ивана Сергеевича.

У истоков транспортной авиации

Выписка из послужного списка Хребтовского ИС.:

– с августа 1934 г. по январь 1934 г. фпагштурман авиаотряда 24 ТБЭ 3-ей авиабригады ОН им. С. М. Кирова, г. Детское Село, (приказ РВС СССР № 00448 от 1 августа 1934 г.);

– с января 1935 г. по апрель 1936 г. исполнял должность флагштурмана 24-ой тяжелобомбардировочной зскадрильи 3-ей авиабригады ОН им. СМ Кирова, г. Детское Село (приказ 24 ТБЭ №8);

– с апреля 1936 г. по октябрь 1937 г., помощник начальника разведотдела 3-ей авиабригады ОН им. С. М. Кирова, г. Пушкин (приказ НКО СССР №01484 от 19 апреля 1936 т.),

– с мая 1936 г. по март 1937 г. исполнял обязанности начальника разведотдела штаба 3-ей авиабригады ОН им С. М. Кирова (приказ по бригаде № 054).

Так сложилась судьба у людей моего поколения, что в 1920-1930 гг. мы стояли у истоков комсомольского и пионерского движения, развития ношей отечественной индустрии, давшей нашей стране первые советские самолеты, танки, бронемашины, автомобили и корабли. На их базе наша Рабоче-Крестьянская Красная Армия оснащалась новой боевой техникой Современным стало и строительство вооруженных сил. Появились новые ряды войск, в том числе и военно-транспортная авиация и воздушно-десантные войска.

Как известно. 11 декабря 1932 г. Реввоенсовет СССР принял постановление о развертывании авиамотодесантных отрядов. Во исполнение этого постановления и организовывались первые авиадесантные бригады (АДБ), их еще называли авиабригады особого назначения (АБОН). Это был симбиоз тяжелобомбардировочной авиации и парашютно-десантных частей. Одной из таких авиабригад была и 3- я АБОН им. С М. Кирова, входившая в состав Ленинградского военного округа, дислоцировавшаяся в 1934-1938 гг. в г. Детское Село (ныне Пушкин). Командующим войсками округа был тогда командарм 1 -го ранга (впоследствии Маршал Советского Союза) Б М. Шапошников.

В те годы в авиационные училища ВВС принимали по профилю летчиков и штурманов только командиров, коммунистов. А вот лиц, имеющих среднее образование, к которым обычно относились командиры взводов (в основном из артиллерийских и механизированных частей, а некоторые из них еще до летных школ приобщались к авиации) – проходили при авиаотрядах сборы по подготовке воздушных корректировщиков артиллерийского огня.

Вот и я зимой 1932 г. прошел первый сбор в 28 Отдельном авиаотряде (корректировщиков артогня), которым командовал, летнаб тов. Красовский С А. (будущий маршал авиации), шеф- пилотом у него был тов. Емец. Отряд дислоцировался в г Иванове-Вознесенске. Позднее такие сборы я проходил в авиаотряде (гор. Воронеж) и в лагере на ст. Сейм (Московский военный округ).

После окончания 3-ей Военной школы летчиков и летнабов им. К Е Ворошилова (г. Оренбург) в 1933 г. и отдела штурманов Военной школы морских летчиков и штурманов им. И В Сталина (г. Ейск) летом 1934 г., меня направили в 3-ю авиабригаду ОН на должность флагштурмана авиаотряда 24 ТБЭ.

Бригада была экспериментальной, под одним командованием находились эскадрильи тяжелой бомбардировочной авиации (ТБ-3) и парашютно-десантные батальоны. Кроме них на территории бригады размещались конструкторское бюро Гроховского и центральные курсы по подготовке начальников и инструкторов парашютно-десантных служб ВВС, которые базировались на наших летных частях. В бригаде по плану боевой подготовки главного штаба ВВС проводились сборы летчиков по отработке техники пилотирования с тяжелыми грузами (автомашинами, броневиками, танкетками, орудиями).

Когда я прибыл в авиабригаду, ею командовал комдив тов. Коханский, бывший начальник бронемеханизиро- ванных частей Ленинградского военного округа, старейший член РСДРП, поляк по национальности, имевший научный труд Волевой и требовательный командир. Затем он был переведен в г. Нерчинск командиром авиадесантного корпуса, а впоследствии репрессирован как «враг народа». Его на время заменил комдив Ворожейкин А. В., позднее маршал авиации, начальник Главного штаба ВВС

В 1936 г. бригадой командовал комбриг Зайцев (тоже авиатор), но он вскоре сдал свою должность пехотному комбригу Вещеву, который в финскую компанию погиб во время боя, а летные части со своей старой техникой (ТБ-3) сильно пострадали от вражеской ПВО Тогда же якобы погиб и командир 25ТБЭ Киссель, посадивший самолет на тонкий лед озера и утонувший. После этого бригадой командовал «патриарх ВДВ» комбриг Безуг- лый И. С. , который все годы возглавлял руководство парашютно-десантными батальонами бригады. Это уже после него летные части отделились от парашютистов и влились в ВВС СССР.

Начальником политотдела 3 АБОН им. С. М. Кирова был комбриг Усатый. Он в 1936-1938 гг. участвовал как воин-интернационалист в Испании, вместе с инженером 25 ТБЭ тов. Иоффе, которого в бригаде шутливо называли «дон Иоффе». Под руководством тов Усатого, в период обмена парт- документов, я заполнял партийные билеты и учетные карточки нового образца на всех коммунистов бригады. В 1937 г. начальником политотдела авиабригады был комбриг Россет, которого через год репрессировали как «врага народа».

Начальником штаба 3 АБОН им. С. М. Кирова был военспец – офицер царской армии Ешурин, беспартийный высококвалифицированный штабной командир. В беседах он вспоминал как в дореволюционное время, будучи воспитанником пажеского корпуса, который дислоцировался в Гатчине, ездил на стрельбище в пролетке кучером, держа «трехлинейку» меж колен. Как сложилась его дальнейшая судьба неизвестно.

В оперативном отделе штаба служили опытные командиры т. Моргунов (начальник) и его помощники Борисов и Назаров. В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Борисов командовал авиадесантным корпусом.

В разведывательном отряде штаба я работал один с апреля 1936 г., до этого пройдя службу флагштурманом авиаотряда и 24 ТБЭ, а затем по зрению был переведен на штабную работу. При отделе была фотолаборатории для дешифрования аэрофотоснимков и лент фотопулеметов. Непосредственно обработкой разведданных я занимался лишь во время бригадных и окружных тактических учений, используя 26-ю разведывательную эскадрилью. Остальное время занимался оборудованием учебного класса по разведке ВВС прибалтийских государств и Финляндии. Под руководством зам. командира авиабригады тов. Безуглого И.С. вел всю мобилизационную работу (десантные батальоны имели приписной состав из г. Ленинграда и области), а также выполнял обязанности военного цензора-совместителя бригады, контролировал издание многотиражки. А с верстками брошюр ездил за разрешением в военную цензуру штаба ЛВО.

Организацию и фамилии начальников остальных отделов штаба и служб бригады указаны на прилагаемой схеме.

Конструкторское бюро Гроховско- го занималось техническим переоборудованием самолетов ТБ-3, приспосабливая их для перевозки тяжелых боевых грузов, выброски легких грузов и создания условий для большой кучности при приземлении парашютистов. Первую задачу КБ решало так: разрабатывали и делали в своей слесарной мастерской подвесную систему для крепления броневиков, танкеток, орудий и транспортных автомашин (с этой целью спиливали кабину водителя) под фюзеляжем самолетов. Вторую задачу – на грузовых парашютах сбрасывали легкие орудия, контейнеры, мешки, которые при касании с землей автоматически отделялись от парашютов. Третью задачу выполняли следующим образом: снимали в плоскостях ТБ-3 выпускаемые люльки воздушных стрелков («штаны») и в дополнение к этим отверстиям прорезали в плоскостях еще по одной дыре с тем, чтобы в эти отверстия могли по команде штурмана одновременно выброситься еще два парашютиста. Кроме того, прорезали в противоположном борту самолета еще одну дверь. Основная часть десантников заранее выходила на плоскость, держась за поручни, а затем по команде скользила по крылу вниз.

Были случаи преждевременного раскрытия парашютов, и десантник, как правило, зависал на хвостовом оперении. После трагического исхода, было принято решение выдавать каждому прыгающему нож, чтобы он мог разрезать стропы парашюта и спуститься на запасном.

На тактических учениях авиабригады отрабатывалось взаимодействие между ее летными и парашютно-десантными частями: штаб бригады, получив приказ командования, намечал пункт выброски или высадки десанта и посылал в этот район воздушного разведчика для уточнения объекта и аэрофотосъемки этих мест. Получив эти данные, сначала выбрасывали парашютистов, которые захватывали полевой аэродром и обеспечивали посадку следующего эшелона с боевой техникой и личным составом. Выброска авиадесанта производилась эскадрильями по-отрядно, по ведущему самолету одновременно или по мере подлета отрядов к указанному рубежу.

Иногда по ошибке ведущего штурмана (не выдерживали нервы!) совершалась преждевременная выброска, не долетая до нужного рубежа. Реже выброска осуществлялась с отклонением от намеченного пункта, чем затягивалось время на сбор десантников и занятие ими боевых позиций или совершения захвата намеченного обьекта противника.

Оргонизоция 3-й авиабригады особого назначения (АБОН) им. С. М. Кирова (авиадесантной бригады – АДБ) в 1934-1938 гг.

Высадка воздушного десанта с ТБ-3

Теперь об авиаэскадрильях и их отрядах.

Комондиром 24 ТБЭ был комбриг Александрович Владимир Иванович, беспартийный, очень квалифицированный летчик, с которым я летал полтора года как на ТБ-3, так и на Р-5. В 1960-х годах он служил в Главном штабе ВТА, в звании генерал-майора и умер в 1980 г. Начальником штаба эскадрильи был Антонов, а его помощником – Гаранин.

В эскадрильи я состоял членом партбюро. секретарем которого был тов. Барановский. Из летчиков, командиров кораблей, помню тов. Кутыркина, Глазунова, Тягунина Александра Николаевича, который вскоре перевелся в АДД ив 1941 г. участвовал в налете на Берлин, а из штурманов – Кочановского, Сушко, Нилова. В разведывательной эскадрилье в одном экипаже По-2 служили муж и жена (она летчиком, он – летнабом).

После злодейского убийства тов. С. М. Кирова в Ленинграде (1 декабря 1934 г.) нашей бригаде было присвоено его почетное имя.

Летом 1935 г. 3 АБОН принимала участие в Киевских всеармейских маневрах, которыми руководил нарком обороны СССР К. Е. Ворошилов Ноша эскадрилья совершила 6-ти часовой беспосадочный перелет из Пушкина в Кировоград в район сосредоточения (без десантных частей, которые в это время перевозились по железной дороге). По маршруту в район Глухова из-за низкой облачности громада бомбардировщиков летела почти бреющим полетом и привезла на неубирающих- ся шасси своих самолетов десятки срезанных верхушек елок. Вторым сюрпризом для кировоградцев было то, что при посодке самолетов началась «пальба», так как покрышки колес, накаченные ленинградским воздухом, нагрелись южным солнцем и при соприкосновении с ВПП громко лопались. Инженерной службе пришлось срочно менять покрышки.

Бригада выполнила свои задачи успешно; это была первая в военной истории самая крупная выброска воздушного десанта (свыше тысячи человек). После окончания маневров в Броварах прошел парад участников, которым командовал командарм 1 ранга Якир И. Э.

Но не всегда нашей бригаде сопутствовали удачи. В 1936 г. проводилось окружное учение с выброской воздушного десанта в районе Пскова, у реки Великой. Руководство бригады пренебрегло метеоданными, которыми обеспечил опытнейший бригадный синоптик тов. Чертков, и пошло на риск. А тут подул сильный ветер. Некоторые десантники не сумели справиться с гашением парашютов, и при приземлении их волочило так быстро, что их не успевали догнать даже на пикапах. Ребят било о камни и кое-кто из них лишился жизни. Пришлось отменить учение, срочно вызвать санитарный поезд для эвакуации погибших и тяжелораненых. Не исключено, что впоследствии этот случай был инкриминирован для репрессий командования бригады.

Не могу не вспомнить еще один трагический эпизод. Во время одного из учений ЛВО наша эскадрилья перевозила посадочным десантом курсантов Ленинградского училища связи. Перед посадкой в наш самолет я лично предупредил группу курсантов, чтобы по время полета они сидели в плоскостях на скамейках спокойно, без суеты и ходьбы, так как могут провалиться сквозь фанеру, которой были прикрыты дыры, приготовленные для выброски парашютистов.

Летим … Вдруг меня по плечу хлопает бортавиатехник. Я оборачиваюсь и спрашиваю: «В чем дело?». Он отвечает: «Один уже пошел!». «Куда?». «Вниз пошел!». Значит, один недисциплинированный курсант все же решил «погулять» и провалился. Вот так глупо погиб при исполнении служебных обязанностей.

В истории 3-й АБОН им. С. М. Кирова нужно вписать еще такой замечательный факт, когда ей было вручено Почетное Красное Знамя германского комсомола. Один мой товарищ недавно говорил мне по телефону, что у него есть фотоснимок, на котором запечатлен я, держащий это знамя. Но я лично что-то не припомню этого случая.

Авиаэскfдрипьи, которым более половины летного времени отводили на боевую подготовку по курсу бомбардировочной авиации, занимались бомбометанием, стрельбой по конусам, фотографированием местности, экспериментировали со сбрасыванием кассет со стеклянными ампулами, стальными стрелами и пр. Летный состав занимался в учебных классах, изучал материальную часть самолетов и вооружения, физически тренировался на батуте, стрелял из личного оружия. За отличное содержание самолета авиатехник нашей эскадрильи тов. Волков был награжден Орденом Ленина.

Но однажды был курьезный случай с ТБ-3 нашей эскадрильи: во время тренировочных полета у шасси целиком оторвалась правая спfрка колес. Она покатилась, как мотоцикл, по бетонке, далее по полю до самого проволочного ограждения аэродрома. Это сразу заметили с земли и сообщили по радио взлетевшему экипажу. Пришлось руководителю полетов и командиру корабля т. Короткову поломать голову – как безаварийно совершить посадку самолета. Предложили экипажу, кроме пилотов, выброситься на парашютах. слить горючее и совершить посадку на одну опору шасси. Командир корабля, учтя мнение экипажа, который решил не выбрасываться, сделав несколько кругов, пошел на посадку, и как только спарка коснулась бетонки, скорость пробега стала уменьшаться, самолет медленно накренялся, пока крыло не заскрежетало о землю, и не посыпались искры, затем машина развернулась на 180° и остановилась.

Так благополучно закончилось это ЧП. За то время, что самолет сливал топливо, на аэродроме уже появилось начальство не только из Пушкина, но и из Ленинграда. Мы ожидали, что командир корабля за умелую посадку – спасение экипажа и самого самолета получит поощрение, но руководство бригады ограничилось вынесением ему выговора.

Бригада участвовала и в учениях ПВО, которыми руководил командарм Буденный. Совершали мы «налет» на металлургический завод им. Сталина и другие объекты г. Ленинграда, имитируя бомбометание цветными ракетами.

В праздничные парады войск Ленинградского гарнизона летные части бригады совершали полеты над Дворцовой площадью, а парашютно-десантные подразделения проезжали перед трибуной на «пикапах».

За три года службы в 3-й АБОН мне пришлось испытать одну вынужденную посадку. Правда, не на ТБ-3, а на По-2. Припоминаю этот случай потому, что в нем имелись элементы комедийного характера.

На корпусных авиаучениях, которыми руководил комкор Тестов зимой 1936 г., я был послан из штаба бригады как офицер связи самолетом По-2 на другой аэродром. В полете замерзло отверстие масляного бака, и он от нагрева лопнул, облив летчика и меня маслом. Что делать? Выбрали вблизи какого-то села, в районе Сольцы Ленинградской области, пахотное поле, покрытое небольшим слоем снега (самолет был на лыжах) и благополучно приземлились. Уже вечерело… Сбежались селяне, особенно детвора. Мы уточнили название села. Узнав где находится ближайший телефон, летчик пошел звонить в штаб корпуса, дислоцировавшийся в Кречевицах. Мне же пришлось с помощью председателя сельсовета найти лошадь и веревки, чтобы подвезти самолет к окраине села. На ночь «заштопорили» самолет – подкатили под плоскости толстые бревна, к которым привязали крылья. Бревна облили водой и приморозили к земле. А все дело в том, что в мерзлую почву штопора не ввинчивались. Потом я снял пулемет, часы, рацию, отнес в ближайшую избу. Когда вернулся летчик, то сказал, что завтра утром прилетит По-2 с авиатехником, привезут новый бочок и масло. Всю ночь я выходил к самолету, который охранял сторож, выделенный председателем сельсовета.

Утром опять собралось уже почти все население села – смотреть, как улетит самолет. Мы увидели на горизонте летящий самолет, но он вдруг исчез. Для приема самолета я попросил женщин принести темные дорожки (холстины), чтобы выложить ими на снежном поле посадочное «Т». Но холстин оказалось мало. Тогда я предложил присутствующим построиться в букву «Т», около которого, мол, будет садиться самолет. Построились. Я попросил всех стоять спокойно и не бояться.

Вскоре появился самолет. Увидев поле и мое живое «Т», летчик, сделав круг, пошел на посадку. И вдруг мое «Т» видя, что на него летит самолет, дрогнуло и разбежалось. Хорошо еще, что люди побежали в сторону села, а не в поле. Все обошлось без ЧП.

Когда подрулил самолет, спрашиваем у летчика, что с ними случилось? Почему они исчезли с горизонта? Летчик шутливо сказал: «Спрашивали у местных, где находится ваше село».

На прилетевшем По-2 я улетел в Кречевицы, совершив над селом прощальный круг с покачиванием плоскостями и помахав собравшимся рукой.

Оглядываясь на пройденный более чем полувековой путь развития военно-транспортной авиации, видишь колоссальный прогресс нашей отечественной авиации. Какая теперь у нас мощная техника! Какие высококвалифицированные кадры! Ведь в 30-х годах все начиналось с нуля. Все строилось и держалось на энтузиазме и инициативе летного состава. В то время в полетах как вид связи и управления между самолетами широко применялись семафорные флажки красного и желтого цветов, которыми манипулировали штурманы ТБ-3, находясь в открытом по пояс «моссельпроме» (передней части корабля). Вдоль железнодорожной линии Ленинград-Москва на крышах станций крупными белыми буквами были написаны их названия, видимо, для ориентировки летчиков гражданской авиации. Отличными летнабами и штурманами считались те, кто безошибочно вылетал из Москвы в нужном направлении, не перепутав направления железных дорог.

В то время идеалами для нас были: известный штурман ВВС Главного штаба тов. Стерлигов, по трудам которого учились аэронавигации, военный штурман тов. Шелыганов (он был у нас на встрече со слушателями Ейской школы штурманов), который осенью 1938 г. нашел в дальневосточной тайге экипаж самолета «Родина» Гризодубовой- Расковой, за что был награжден орденом Ленина, и целая плеяда штурманов с мировыми именами, совершивших знаменитые дальние перелеты, в том числе и перелеты через Северный полюс.

При навигации и бомбометании мы тогда пользовались примитивными приборами – ветрочетом, навигационной линейкой, оптическими бортовыми прицелами (ОПБ-1, ОПБ-2), бомбосбрасывателями («Помбер-1»), у которых не каждый штурман мог одной рукой вытянуть тяги держателей бомб. Но были и секстанты, бортовые аэрофотоаппараты.

Авиабригада располагала прекрасным клубом, в котором выступали ленинградские артисты. В выходные и праздничные дни духовой оркестр днем и вечером на открытом воздухе Екатерининского парка давал для гуляющих бесплатно прекрасные концерты из произведений классической музыки и советских песен.

Как я уже говорил ранее, сталинская система необоснованных репрессий не прошла мимо руководства авиабригады, но меня, непосредственно не коснулась, если не считать репрессий моего отчима, венгра, воина-интерна- ционалиста 5-ой Красной армии, бывшего члена РКП (б), так как в самый разгар террора (1937-1938 гг.) я был уже вне бригады и являлся слушателем Военной академии РККА им. Фрунзе. Кстати, перед поступлением в академию, в бригаде кто-то из представителей органов, не помню кто, задал мне вопрос: «Кто вас рекомендовал в ВКП(б)?» Я ответил: «Секретарь Паргузинского Райкома тов. Маркизов, зав. Женотделом райкома тов. Адамчикова и чекист Казаков». В 1936 г. я еще не знал, что через два года, Маркизов и Адамчикова будут объявлены «врагами народа» и расстреляны. Их реабилитировали в 1956 г.

Пройдя весь свой жизненный путь в рядах доблестных Вооруженных Сил СССР от красноармейца-одногодични- ка Московской Пролетарской стрелковой дивизии (1930 г.) через артиллерию, авиацию и оперативную разведку до старшего офицера Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, полагаю, что жизнь прошла не даром для Родины и самого себя. Сейчас нахожусь на заслуженном отдыхе, но не считаю себя только пенсионером, а продолжаю трудиться в ветеранской организации.

Материал предоставлен музеем ВТ А, г. Иваново

Владимир РИГМАНТ

Долгая дорога к Ту-160

Продолжение Начало в АиК №№ 3,4,7,10-11/2005 г.

Как известно, немаловажное значение на формирование облика будущего Ту-160 сыграл американский стратегический бомбардировщик В-1.

Особое внимание при создании В-1 было обращено на создание эффективного наступательного и оборонительного БРЭО Оно создавалось по двум независимым контрактам- фирма Боинг занималась наступательными системами, отделение AIL фирмы Катлер-Хаммер – оборонительной системой.

Как это обычно бывает из-за их сложности, разработка и испытания щли с некоторым отставанием от проектирования и постройки планера и основных систем самолета. Окончательная доводка всего этого сложного хозяйства планировалась уже на этапе комплексных испытаний и доводок первых машин. Фирма Боинг кроме того была ответственна за объединение частей системы навигации и применения бортового оружия, основными компонентами которой являлись инерциальные платформы, радиолокатор следования рельефу местности (модернизированный вариант локатора с F-111), радиолокатор переднего обзора, ин- фрокрасная система переднего обзора и телевизионная система для низкого уровня освещенности (образовавшие электрооптическую систему обзора). доплеровский высотомер и радиовысотомер. Основой всего этого комплекса являлись два универсальных вычислителя с блоком памяти. Один вычислитель использовался для целей навигации, другой – для применения систем оружия В случае выхода из строя одного из них, второй мог брать на себя задачи первого и наоборот.

Оператор наступательных систем имел в наличии большое количество навигационных средств и мог применять предварительно запрограммированный автоматический режим или любую комбинацию автоматического и ручного режимов применения оружия в зависимости от конкретно поставленной перед экипажем боевой задачи.

На тот период задачи по системе оборонительного БРЭО еще не были четко определены и фирма, отвечавшая за них, практически занималась НИР по этой теме.

Следует отметить, что создание эффективных средств РЭП для В-1 оказалось «крепким орешком» для их создателей. Еще в конце 80-х годов, когда уже практически все В-1 модификации В-1В были в эксплуатации, с этой системой продолжались серьезные проблемы, снижавшие уровень боеготовности соединений этих самолетов в составе ВВС США

С самою начала рабочего проектирования в самолет закладывались избытки по энергетике для БРЭО (первоначально эти возможности использовались лишь на 60%), с учетом развития комплекса. В тот период разработчики уже рассматривали внедрение в бортовые системы БРЭО РЛС с фазированной антенной решеткой, РЛС заднего и бокового обзора, телевизионную систему верхнего обзора для низкого уровня освещенности, стабилизированную платформу астронавигационной системы, хвостовые электрооптические датчики и камеры, перспективные КВ и УКВ радиостанции, системы спутниковой связи и навигации, ИК сканирующую систему и ИК средства противодействия

Хотя на этом этапе развития проекта основным средством защиты В-1 при его действиях по обьектам противника считалась возможность прорыва к цели или в зону пуска ракет за счет продолжительного полета на малых высотах с высокой околозвуковой скоростью, разработчики проводили работы по снижению сигнатур радиолокационной и ИК заметности самолета. Например, на всех элементах остекления кабины экипажа было введено электропроводящее покрытие, задерживавшее любое электромагнитное излучение изнутри. Во входных устройствах двигателей использовалось специальное ра- диопоглощающее покрытие, которое также наносилось на нижние поверхности корневой части крыла и на поверхности за РЛС. Аналогичные меры планировалось принять и при установке других активно излучающих элементов БРЭО. Речь шла о снижении ЭПР по сравнению с В-52 в 25-30 раз. Принимались меры по снижению ИК сигнатуры, в частности в зоне сопел ТРДДФ Все это стало фундаментом для работ по значительному реальному снижению сигнатур на этапе создания модификации В-1В, для которой этот фактор стал одним из основных в ходе перехода от В-1 к В-1В.

Продумывалась и совершенствовалось система боевой эксплуатации, вводились соответствующие доработки в конструкцию систем с целью максимального выживания самолетов в боевых условиях. Мыслилось, что в ходе боевых действий при подготовке к вылету первый подбежавший по тревоге член экипажа включает тумблер на носовой стойке шасси, и к тому времени, когда весь экипаж занимал свои место в кабине и пристегивал ремни, все четыре двигателя были уже запущены с помощью BCУ Через четыре минуты после объявления тревоги. В-1, в идеале, должен был уже находиться на безопасной дистанции от аэродрома базирования.

В-1 проектировался с учетом требований максимально возможного выживания в условиях мощной ударной волны и импульса электромагнитного излучения Все отсеки оборудования снабжались экранами, а вокруг створок и стыков отсеков БРЭО организовывалась защита в виде проводящих линий с низким электрическим сопротивлением.

Испытание катапультируемой кабины

Макет кабины В 1A

Тренажер В 1

Компоновочная схема В-1

Проектные значения боевой нагрузки и общая большая боевая эффективность по сравнению с В-52, позволяли уменьшить потребный парк самолетов В-1 по сравнению с В-52 (на 1985 год планировалось иметь в строю 241 В-1). Однако новые машины должны были иметь назначенный ресурс 13500 летных часов, что но тот период превышало на 1 ООО часов полученные налеты на B-52G и В-52Н, причем для В-1 большая часть этого ресурса должно была быть израсходована при полетах на малых высотах с большими скоростями, так что если пересчитывать назначенный ресурс к условиям предполагавшейся летной эксплуатации В-1, разница должна была быть еще больше.

Требования к усталостной долговечности планера, вибрационным и температурным характеристикам всех систем в значительной степени определили разработку элементов конструкции В-1. Обширные исследования в области прочности конструкции, выполненные фирмой Рокуэлл, давали материалы для практического внедрения мероприятий по достижению необходимых ресурсных параметров в эксплуатации.

К моменту первого полета опытного самолета В-1 были опубликованы следующие основные характеристики этой машины.

Геометрические размеры по первой машине

размах крыла, м:

максимальный………….. 41,75

минимальный………….. 23,77

длина самолета, м…… 46 02

высота самолета, м…. 10,36

площадь крыла, кв. м…. 185

угол стреловидности по передней кромке, град.:

минимальный……………….. / 5

максимальный……………. 67,5

Двигатели число

и тип………………………. 4 ТРДДФ

…………………. Дженерал Электрик

…………………………. F101-GE-100

статическая тяга, кг:

на форсаже………….. 4 х 13600

без форсажа………….. 4 х 7200

Массы и нагрузки расчетные, т

максимальная взлетная масса…………… 180

масса пустого самолета.. 73

масса боевой нагрузки 25-36

масса топлива……………. 72,5 ограничена взлетной массой.

После взлета, за счет дозаправки топливом в полете, может быть увеличена до 86 т)

Удельная нагрузка на крыло при макс. массе, кт/кв. м…………….. 976

Летные данные (расчетные) максимальная скорость, км/ч:

на высоте 15000 м 2300 (М-2,2)

на малой высоте 1050 (М-0,85)

крейсерская скорость

на большой высоте……… 900

дальность полета на скорости соответствующей М-0.85, с боевой нагрузкой 25-35 г, без дозаправки топливом в полете 10000-11000

дальность полета при смешанном профиле полета, включающем полет с крейсерской и сверхзвуковой скоростями но большой высоте и с большой дозвуковой скоростью на малой высоте………… 9000

максимальная дальность полета с дозвуковой скоростью с ядерным оружием малого веса и одной дозаправкой

в полете…………………….. 16000

длина разбега, м………. 2000

экипаж, чел………………………. 4

В-1А в полете с крылом на максимальной стреловидности

Как говорилось выше, контракт на разработку В-1 был заключен с фирмой Рокуэлл в июне 1970 года. С момента заключения контракта до начала поступления В-1 на вооружение должно было пройти пять лет.

Разработчики В-1 совместно со смежниками подошли к программе создания самолета, его систем и оборудований с величайшими тщательностью и размахом. В ходе отработки проекта и оптимизации схемы и аэродинамики самолета обьем испытаний но 44 моделях превысил в течении пяти лет 22000 ч Проводимые с 1970 года испытания на прочность 682 отдельных элементов конструкции и узлов планера должны были продолжаться до начала 80-х годов, давая опережающую информацию по прочностным характеристикам.

Наработка ответственных узлов планера в испытаниях на усталость должна была вчетверо превысить расчетный общий ресурс самолета и достичь 54000 ч. Обьем программы испытаний самолетных систем и оборудования составил 4530 ч Наработка системы управления полетом на макете с натурными компонентами достигла 1800 ч.

Контракт на разработку двигателя предусматривал изготовление 46 двигателей для стендовых и летных испытаний.

Для испытаний БРЭО быг построен специальный испытательный комплекс, оснащенный поворотным стендом с натурным макетом самолета. В программе разработки В-1 на фирме Рокуэлл в начале 70-х годов было занято 11000 человек, фирма имела имела 35 фирм-субподрядчиков, фирма Боинг (система нападения) – 13, а отделение AIL (система защиты) – 28. К 1977 году этой темой на Рокуэлл уже занималось 16000 человек, но Боинге – 1700, Дженерал Электрик, занимавшаяся ТРДДФ, подключила к этой работе 1100 сотрудников К началу 80-х годов Рокуэлл планировала увеличить это число до 17000 человек, в том числе до 4000 человек – на заводе окончательной сборки серийных самолетов.

Первоначально программой разработки, испытаний и производства В-1 предусматривалась постройка пяти опытных самолетов, двух планеров для испытаний на прочность и 240 серийных машин. Позже, в целях экономии, число опытных самолетов было сокращено до трех, но в середине 70-х годов ВВС приняло решение о постройке четвертого опытного самолета

Программа летных испытаний распределялась между опытными самолетами следующим образом: на первом опытном самолете шла проверка основных летных данных, управляемости и характеристик флаттера; второй опытный самолет предназначался для статических испытаний на прочность в течение восьми месяцев после его окончательной сборки, а затем для измерения нагрузок действующих на самолет в воздухе; третий опытный самолет предназначался для отработки системы нападения; четвертый – для отработки системы защиты

К осени 1974 года первый опытный самолет В-1 (74-0158) был готов к испытаниям. Первая рулежка на нем была проведена 26 октября, а 23 декабря 1974 года первый летный экземпляр В-1 впервые поднялся в воздух. Полет продолжался 1ч. 18 мин. на скорости 333 км/ч, общая дистанция полета 400 км, шасси и закрылки в первом полете не убирались.

Второй опытный самолет (74-0159) выполнил первый полет 14.06.76. Третий опытный самолет (74-0160) – 26 03.76 Четвертый (76-0174) – 14.02.79 г.

Летные испытания самолетов проводились на авиабазе Эдвардс. Участвовавший в летных испытаниях В-1 персонал состоял из 200 инженеров фирмы Рокуэлл, 140 испытателей ВВС США и 40 сотрудников фирмы Боинг. Испытательные полеты проводились вдоль западного побережья США Программа летных испытаний отличалась большой осторожностью и постепенностью в исследовании режимов Каждый полет предварительно рассматривался особой комиссией с точки зрения безопасности и выполняемых задач.

Например, на первой машине второй полет был проведен только через месяц после первого 23.01.75 г. В этом более чем трехчасовом полете самолет летал на высоте около 5000 м, но скорости 823 км/ч, пролетев 1600 км Взлетная масса была доведена до 136 т, закрылки были убраны. В ходе полета запускались в воздухе обе ВСУ На четвертом полете в феврале была произведена имитоция дозаправки топливом в полете В марте на пятом полете провели изменение угла стреловидности, в апреле в шестом полете провели три дозаправки топливом. В седьмом полете 21 апреля впервые В-1 вышел на сверхзвук, пролетев на этом режиме 42 минуты.

Модифицированный В 1A

Работы по определению ЭПР В-1

Первый год летных испытаний первого В-1 был посвящен в основном оценке его способности выполнять полеты с большой дозвуковой скоростью на малых высотах. За год первый В-1 налетал 110 ч„ в основном подтвердив соответствие машины требованиям полета на малых высотах. До конца июня 1977 года опытные самолеты налетали в сумме 643 ч., выполнив 118 полетов по различным испытательным программам. К концу 1977 года эти цифры равнялись уже 825 ч и 146 полетам.

Следует отметить, что в процессе исследований, предэскизного и рабочего, проектирования, а также в процессе наземных и летных испытаний требования к В-1 и конструкция его некоторых элементов претерпели ряд изменений. Ниже приводятся некоторые из этих изменений:

– на раннем этапе исследований отказались от способности самолета летать на малой высоте со сверхзвуковой скоростью;

– отказались от базирования самолета на грунтовых аэродомах;

– с целью экономии отказались от разработки нового БРЭО, приняв использование аппаратуры, применяемой и отработанной на других самолетах американских ВВС;

– изменили математическое обеспечение бортовой ЭВМ;

– регулируемые входные устройства заменили на нерегулируемые, при этом максимальное полетное число M на большой высоте снизилось с 2,2 до 1.4-1,6 (при этом экономия по программе составила 200 млн.долл);

– в октябре 1974 года отказались от применения отделяемой кабины экипажа;

– двухщелевые закрылки заменили на однощелевые. была достигнута экономия массы, при незначительном ухудшении взлетно-посадочных характеристик, были устранены ниши на участке входа закрылков в фюзеляж при увеличении стреловидности крыла, сами закрылки в корневой части были скошены;

– изменена конструкция зализов крыла, для лучшего соответствия правилу площадей аэродинамической схемы самолета;

– увеличена стреловидность ГО с 32 град до 42,5 град., удлинены на 1,27 м хвостовой конус фюзеляжа и но 1.06 м обтекатель в пересечении кипя и ГО;

– перед грузоотсеками установлен интерцептор, выдвигаемый в воздушный поток при открытых люках, что устранило сильные аккустические нагрузки в грузоотсеках;

– в ходе испытаний были выявлены повышенные вибрационные нагрузки на БРЭО, что потребовало дополнительных доработок конструкции;

– была проведена доработка системы изменения центровки самолета перекачкой топливо.

В процессе испытаний, после всех доработок и ограничений, на В-1А (такое обозначение получили четыре первых В-1 после развертывания программы создания В-1 В), с двигателями F101 – GE-100 с максимальной тягой на форсаже 13600 кгс и с максимальной бес- форсажной тягой 7700 кгс, были зафиксированы следующие основные характеристики:

размах крыла: при максимальный стреловидности, м……… 41.67

при минимальной стреловидности, м……… 23.84

длина самолета, м……….. 46,0

высота самолета, м……. 10,62

площадь крыла по базовой трапеции при минимальной стреловидности, кв.м.. 181,16

максимальная взлетная масса, т……….. 176,3

масса пустого самолета, т 64,5

масса снаряженного самолета………………………. 73,0

масса топлива, т………….. 86,0

боевая нагрузка на внутренних узлах, т……… 34,0

максимальная скорость В-1 A Nv 2 на высоте 1520 м, км/ч……. 2300 (М-2,22)

дальность полета без дозаправки, км…….. 9800

В ходе выполнения программы возникли серьезные проблемы с финансированием. Реальные расходы превысили более чем вдвое первоначальные, заложенные в контракт с Рокуэлл (1,351 млрд.долл.). Стоимость постройки одного В-1, при программе 244 машины, включая опытные, по курсу 1970 года оценивалась в 35,7 млн.долл, стоимость производства всех самолетов – в 10,0 – 12,0 млрд. долл.

В 1971 году стоимость разработки уже составила 2.6 млрд.долл. К 1974 году стоимость всей программы разработки, испытаний и производства возросла до 19 млрд. долл., при стоимости одной машины 76,4 млн.долл. В следующем году стоимость программы уверенно перевалила за 21,0 млрд.долл. В 1977 году стоимость одного самолета уже зашкалила за 100 млн.долл.

В-1 в полете. Хорошо виден надфюзеляжный гребень

Год 1977 стоп для дальнейшей судьбы программы развертывания В-1 этапным. 30 июня 1977 года президент США Джимми Картер обьявил о решении не развертывать серийное производство В-1. В политическом плане Картер шел в русле тенденций разрядки и принимавшихся в тот период усилий по заключению новых договоров США И СССР по ограничению стратегических вооружений.

В военном плане это решение обосновывалось появлением новой эффективной компоненты ядерного сдерживания – крылатых рокет воздушного базирования большой дальности (ALCM-B, с дальностью полета 2400 км, вместо АLСМ-А, с дальностью попета 1600 км). Новая ракета имела длину свыше 6 м, вместо 4.27 м.

В-1 же был спроектирован под ALCM-A. Под новый тип оружия требовались серьезные доработки, а это новые деньги, причем немолые. Кроме того как раз в это время были достигнуты первые заметные успехи по созданию технологий «Стелс», которая на перспективу представляла более эффективное средство обеспечения прорыва ПВО противника, чем концепция маловысотного стратегического самолета прорыва ПВО.

Несмотря на официальное торможение программы, летные испытония были продолжены по программе оценки возможности преодоления ПВО бомбардировщиками (программа ВРЕ). Фирма Рокуэлл, в качестве альтернативы, в экстренном порядке подготовила несколько проектов развития В-1 в сторону его удешевления и универсализации, включавшие в себя новые программы-вариации на тему В-1 NTP

– самолет ближайшего будущего для прорыва ПВО, SWL – самолет-носи- тель стратегического оружия; СМСА – самолет-носитель крылатых ракет, MRB

– многоцелевой бомбардировщик. Все эти проекты предусматривали создание на базе В-1 более дешевого базового самолета с фиксированной стреловидностью крыла в 25 град.

Конструктивно базовый самолет предполагалось строить по модульной схеме, сменные модульные блоки вводились в конструкцию в зависимости от конкретной модификации самолета. Например, в варианте обычного бомбардировщика в базовую конструкцию «вживлялись» отсек РЛС с обтекателем, модуль отсека вооружения с бомбовыми держателями, модуль топливного бака во втором отсеке вооружения, хвостовой отсек оборудования в обтекателе; в варианте носителя стратегического оружия – РЛС, хвостовой обтекатель и два модуля отсеков вооружения, первый на 8 ракет типа ALCM внутри отсека, плюс 10 ракет на наружной подвеске, второй на 8 и 4 ракеты соответственно; в варианте проникающего самолета ближайшего будущего вводилась система демпфирования упругих колебаний, в первый отсек вооружения помещалось 16 ракет типа SRAM, во второй отсек помещался топливный бак. Помимо ударных вариантов рассматривалась модификация самолета-заправщика с модулями топливных боков в грузоотсеках и заправочной штангой в хвостовом конусе.

Хотя все эти предложения имели право на существование и фирма Рокуэлл провела необходимую предварительную работу по ним, все они не были приняты к дальнейшей проработке. Таким образом во второй половине 70-х годов дальнейшая судьба американского перспективного стратегического авиационного носителя, несмотря но миллиарды затраченных долларов, огромную роботу проведенную американской авиационной промышленностью и ВВС, снова погрузилась в туман политических решений верховной власти.

В то же время начальный этап проводившихся исследований по программе «Стелс» показал, что не все так просто – в короткий срок получить для ВВС стратегическую машину с подобными новациями нереально. В то же время парк стратегических бомбардировщиков ВВС США, по мнению командования ВВС, требовал обновления Вечно летать на В-52 было невозможно.

Выбор был двоякий: или пойти на серьезный технический, финансовый и стратегический риск и броситься в пучину неизведанной технологии «Стелс», отказавшись полностью от развития и осуществления в той или иной форме программы В-1, или в качестве временной, но надежной меры принять на снабжение ВВС В-1 или какой-либо другой стратегический самолет, построенный по современным технологиям, при этом без особой спешки продолжать заниматься «стратегом» на основе «Стелс». В 1980 году главой администрации США становится Рональд Рейган, возглавивший новый «крестовый поход» против СССР и принявший на ближайшую перспективу стратегию активной борьбы с советской «империей зла» В рамках этой доктрины и в ее конкретных приложениях, касавшихся ВВС, речь шла и о перспективной стратегической машине «Стелс» и о промежуточной стратегической авиационной системе.

В декабре 1980 года была сформирована концепция боевого самолета большой дальности полета LRCA, который, как и В-1, должен был обладать возможностью преодоления ПВО СССР, нести ракеты SRAM, иметь на борту ракеты большой дальности и осуществлять их пуски, не входя в зону ПВО, выполнять операции с помощью обычных средств поражения, вести морское патрулирование и осуществлять постановку мин. Помимо модифицированного В-1. на эту роль претендовало несколько проектов от модернизированных В-52 и FB 111А до самолетов-носителей крылатых ракет на базе пассажирского Боинга 747. Как показали дальнейшие оценки и исследования, именно линия развития В-1 оказалась наиболее приемлемой для американцев. Произошел естественный модернизационный переход от В-1 к В-1 В, который приобрел в ходе модернизации ряд новых особенностей, качественно изменивших весь тактический облик самолета и который позволяет говорить о создании новой машины.

Продолжение следует

Владимир ПРОКЛОВ

Истребители Су-15 и Су-17

(Окончание. Начало в № 11/2005 т.)

Создание самопета со стреловидным крылом 50 было сопряжено с большими трудностями, в первую очередь, связанными с вопросами устойчивости, управляемости, прочности конструкции.

Определенную сложность в процессе проектирования представляла отделяемая носовая часть фюзеляжа (НЧФ) с кабиной, не имевшая аналогов в отечественном самолетостроении. К примеру, динамика движения НЧФ по направляющим рельсам при отстреле и в момент схода, а также стабилизация НЧФ в свободном падении с предупреждением её столкновения с остальной частью самолета изучалась расчетным путем. Аэродинамические характеристики обеих частей самолета определялись по материалам испытаний в аэродинамических трубах специальных моделей.

В начале ноября 1948 г. законченный эскизный проект был направлен в ГК НИИ ВВС для анализа и выдачи заключения. Проект получил одобрение, но при этом ряд недостатков, отмеченных в Заключении требовалось устранить в процессе постройки опытного экземпляра. В декабре Заключение по эскизному проекту было утверждено главным инженером ВВС.

Параллельно с разработкой эскизного проекта строился макет самолета. В конце декабря макетная комиссия рассмотрела и утвердила его, внеся некоторые изменения, а опытное производство приступило к изготовлению самолета.

Постройка опытного экземпляра завершилась в конце июля 1949 года, а через месяц Су-17 перевезли но аэродром ЛИИ МАП для проведения заводских испытаний. В период с 4 сентября по 8 октября С.Н.Анохин выполнил на нем несколько рулежек и пробежек. Самолет был подготовлен к первому полету, о чем уведомили руководство МАП.

В конце октября главком ВВС обратился к министру авиапромышленности с письмом, в котором напомнил о том, что: Экспериментальный истребитель Су-17… находится в ЛИИ МАП с 27 августа с.г. в состоянии готовности к проведению летных испытаний.

Однако, отсутствие до настоящего времени разрешения МАП на первый вылет задерживает проведение летных испытаний самолета.

ВВС заинтересованы в результатах летных испытаний самолета Су-17 и в получении оценки работы двигателя TP- 3 в полете на больших высотах и сверхзвуковых скоростях.

В связи с этим прошу Ваших указаний ускорить решение вопроса о допущении самолета Су-17 к летным испытаниям и скорейшем их проведении

О Ваших решениях прошу поставить меня в известность…».

Резолюция М.В.Хруничево: «г. Жигареву. Этот вопрос будет решен правительством с планом опытных работ…».

К сожалению, в утвержденном плане опытного строительства на 1949- 50 годы тематика ОКБ П.О.Сухого была исключена.

Аэродинамические исследования модели со стреловидным крылом

Су-17 – вид сбоку

Общий вид самолета "Р"

14 ноября 1949 года Совет Министров СССР своим постановлением разрешил Министерству авиационной промышленности:

в…о) ликвидировать опытно-конструкторское бюро т. Сухого и перевести 40 инженерно-технических работников для работы в опытно-конструкторском бюро т. Ильюшина и остальное количество – в опытно-конструкторское бюро т. Туполева;

б) перевести опытно-конструкторское бюро N<? 43 т. Торопово на завод № 134 и реорганизовать этот завод в опытный завод по вооружению самолетов, сохранив присвоенный ему номер;…».

Такое решение правительства не устраивало руководство ВВС и в середине декабря генерал-полковник авиации П.Ф Жигарев отправил докладную записку заместителю Председателя Совета Министров СССР Н.А.- Булганину, в которой отмечал, что: «В связи с расформированием по решению правительства, ОКБ т. Сухого, прекратилось выполнение нескольких работ, представляющих интерес для ВВС.

Прошу Ваших указаний министру авиационной промышленности т. Хруничеву:

…– в кратчайший срок начать летные испытания построенного ОКБ экспериментального истребителя Су-17 с целью: исследования полета на сверхзвуковой скорости до 1,1 скорости звука; испытания в полете двигателя ТР-3 т. Люлька на больших скоростях и вы- сотах; отработки отделяемой кабины и катапультируемого сидения нового типа, обеспечивающих в комплексе спасение экипажа на сверхзвуковой скорости и больших высотах».

Следует отметить, что вопрос о проведении комплекса испытаний катапультируемого кресло уже поднимался. Приказом МАП от 26 июля 1949 года «Для проведения в ЛИИ стендовых испытаний катапультируемого кресла новой конструкции т.Сухого…», разработанного для самолета Су-17, была назначена группа испытателей в составе: П.Т.Королева, В.С.Кочеткова, В Н.Кулебякина, П.В.Панасюка, К.Э.Симона. программа испытаний включала отработку кресла на 12-метровой катапультной установке с 500мм стреляющим механизмом. По-видимому, работы предусмотренные этим приказом не выполнялись, поскольку каких-либо сведений о их проведении найти не удалось. Кроме того, приказом МАП от 29 октября 1949 годо «Для проведения летных испытаний усовершенствованного катапультируемого кресла конструкции завода N9 134 и стреляющего механизма нового типа на самолете МиГ-9УТИ…» были назначены: парашютист-испытатель В С Кочетков, летчик самолета МиГ-9УТИ – Я.И Берников, ведущий инженер Р.А.Стасевич, летчик самолета сопровождения МиГ-15 – А.П.Якимов

Накануне нового 1950 г П О Сухой был назначен заместителем А.Н.Туполева – главного конструктора завода № 156.

В начале апреля 1950 года П.Ф.Жигарев вновь обратился к Н.А.Булганину с докладной запиской, в которой отмечал, что: Проектом плана опытного самолетостроения на 1950-51 годы предусматривается постройка новых опытных истребителей с большими скоростями, с установкой на них двигателей ТР-3 конструкции т Люлька.

Однако работа этого двигателя в воздухе детально ещё не проверена Летные испытания двигателя ТР-3 т Люлька на летающей лаборатории Пе-8ЛЛ, проводимые в ЛИИ МАП не могут полностью выявить надежной работы двигателя при установке его на реактивный само/лет. Об этом свидетельствуют дефекты двигателей РД-500. РД- 45 и ВК-1 ('зуд, помпаж, плохой запуск на высоте), выявленные при полетах истребителей, хотя указанные двигатели на летающей лаборатории Пе-8 работали без замечаний.

Носовая часть фюзеляжа Су-17

Катапультируемое кресло

В ЛИИ МАП имеется в летном состоянии самолет Су-17 с двигателем ТР-3, готовый к испытаниям ещё в августе 1949 года. Но указанном самолете можно заблаговременно провести летные испытания и доводку двигателя ТР-3 точно в тех же условиях, в каких этот двигатель будет работать на новых опытных самолетах истребителях с тем, чтобы избежать дефектов и задержки внедрения в серийное производство двигателей ТР-3 конструкции т. Люлька кок это было с двигателем ВК-1.

В связи с этим, считаю крайне целесообразным проводить полеты самолета Су-17 с двигателем Люльки с тем, чтобы выявить работу двигателя на больших скоростях, а также и на больших высотах, проверить работу автоматики двигателя но большой скороподъемности самолета.

Докладывая на Ваше решение, прошу указаний т. Хруничеву».

10 июня 1950 года постановлением правительства был утвержден план опытного самолетостроения на 1950- 51 годы, один из пунктов которого требовал от И.О. начальника ЛИИ И В.- Острославского принять для проведения летно-исследовательских работ:

«… истребитель конструкции т.Сухого со стреловидным крылом 50, с двигателем т. Люлька с тягой 4600кг, с отделяемой кабиной – для отработки двигателя в полете на больших скоростях и проведения летных исследований средств спасения пилота, с проверкой отделяемой кабины в воздухе…».

В конце июня самолет Су-17 по акту был передан в ЛИИ МАП. К этому моменту на самолете, не имевшем надлежащего ухода, потеряли герметичность гидравлическая и топливная системы, а на обшивке появились очаги коррозии. По этой же причине, по мнению А.М.Люльки, требовалась переборка и осмотр узлов двигателя ТР-3. Кроме того, по результатам испытаний двигателя ТР-3 на летающей лаборатории возникла необходимость доработки установки его на самолете Су- 17 с тем, чтобы обеспечить:

– надежный продув подкапотного пространство;

– слив остатков топлива из двигателя и подкапотного пространства при неудавшемся запуске;

– вынос среза реактивного сопла за пределы ХЧФ

Выполнить эти работы могли только специалисты ОКБ П.О.Сухого, к этому времени «разбросанные» по другим организациям. Желающих же взять на себя ответственность в проведении летных испытаний неисправного и недоработанного самолета не нашлось. Дальнейшая судьба самолета неизвестна.

Второй экземпляр («дублер») самолета Су-17 на момент ликвидации ОКБ имел готовность около 30%.

Экспериментальный истребитель Су- 17 представлял собой одноместный цельнометаллический среднеплан.

Фюзеляж типа полумонокок круглого сечения эксплуатационно делился на три самостоятельные части: отделяемую носовую, среднюю и хвостовую.

В носовой части фюзеляжа (НЧФ) размещались: лобовой воздухозаборник, разделяющийся на два воздушных канала, герметическая кабина и часть оборудования. Силовой каркас НЧФ состоял из 10 основных и 7 дополнительных шпангоутов, связанных в верхней части основанием фонаря кабины, в нижней части – газоотводными трубами пушечных установок, а также наружной обшивкой, обшивкой воздушных каналов и полом кабины

НЧФ крепилась к средней части фюзеляжа (СЧФ) при помощи двух специальных замков, расположенных но шпангоуте 10 в плоскости основания фонаря и катапультирующего механизма, размещенного под полом кабины. В аварийных ситуациях НЧФ могла отделяться от самолета. Управление сбрасыванием НЧФ осуществлялось при помощи гашетки, расположенной в

кабине летчика. Трос от гашетки крепился к спусковому пружинному механизму, который силой своей пружины (200 кгс) приводил в движение тягу, соединяющую рычаги замков. В начале своего хода тяга разблокировала катапультирующий механизм, затем открывала оба замка и в конце хода вызывала срабатывание катапультирующего механизма. В момент выстрела НЧФ отсоединялась от СЧФ и начинала двигаться на своих роликах, закрепленных на газоотводных трубах. При перемещении ролики катились по рельсам клыка СЧФ, обеспечивая движение вперед и одновременно поворот вниз. Токая сложноя траектория обеспечивала безопасное отделение НЧФ при нахождении самолето в отвесном пикировании Стабилизация отделенной НЧФ осуществлялась при помощи специального парашютного устройства

В СЧФ размещались: ниши передней и основных опор шасси, воздушные каналы, объединяющиеся в один у шпангоута 17, двигатель, передняя группа топливных баков, вооружение, различные системы и оборудование. Силовой каркас СЧФ состоял из 19 шпангоутов, связанных между собой 25- ю стрингерами, силовой балкой и обшивкой.

Шпангоут по 10 СЧФ

Макет фонаря кабины

Положение сброшенной носовой части фюзеляжа относительно самолета

Положение носовой части и самолета относительно осей

Типовой разьем проводки управления /шп. 10)

Основная опора в убранном положении

Основная опора в выпушенном

Передняя опора шасси

Тормозной щиток

В хвостовой части фюзеляжа (ХЧФ) размещались: удлинительная труба двигателя, задняя группа топливных баков, контейнер тормозного парашюта, задняя хвостовая опора и тормозные щитки, общей площадью 0,5 м2 . Силовой каркас ХЧФ состоял из 17 шпангоутов, 26 стрингеров и обшивки Стыковка СЧФ и ХЧФ осуществлялась при помощи болтовых соединений.

Крыло – свободнонесущее цельнометаллическое с углом стреловидности 50° по линии одной четверти хорд, установочным углом 1,5° и отрицательным углом поперечного «V» равным 5°. Крыло состояло из двух отъемных консолей, стыкующихся с СЧФ по шпангоутам 16,21,25. Обшивка крыла стыковалась с фюзеляжем контурным уголком. Каркас каждой консоли включал в себя: главный лонжерон, две дополнительные стенки, стрингеры, литые носки, набор нервюр и обшивку. Каждый элерон имел внутреннюю компенсацию и герметизирующее полотно, закрепленное на элероне и крыле. Но левом элероне устанавливался триммер. Углы отклонения элеронов ±28°, а угол отклонения триммера ±12°. Каркас элерона состоял из лонжерона, набора нервюр и дюралевой обшивки. Щиток-закрылок типа «Фаулер» передвигался по трем направляющим крыла, угол отклонения 30°. Конструкция щитка аналогична конструкции элерона.

Стреловидное хвостовое оперение состояло из киля с рулем поворота и стабилизатора с рулем высоты. Киль был выполнен из двух частей. Силовой каркас нижней части включал: три лонжерона, набор нервюр, стрингеры, дюралевую обшивку и крепился к ХЧФ в трех точках. Конструкция верхней части аналогичная нижней, при этом две верхние нервюры были выполнены из дерева. В деревянной части киля, где размещалось антенна радиостанции, передний и средний лонжерон отсутствовали, а задний представлял деревянную стенку. Обшивка этой части киля была выполнено из шпона, о остальная – из дюраля. Руль поворота однолонжеронной конструкции крепился к килю в пяти точках и имел весовую балансировку. Углы отклонения руля поворота +30 . Стабилизатор состоял из двух половин, силовой каркас каждой включал: основной лонжерон, два вспомогательных, набор нервюр и обшивку. Крепление стабилизатора к килю обеспечивало возможность изменения установочного угла от минус 5,5° до плюс 1,5°. На первом экземпляре самолета перестановка осуществлялась на земле. В перспективе, с установкой электромеханизма, появлялась возможность управления стабилизатором в полете. Руль высоты состоял из двух половин и по конструкции был аналогичен рулю поворота Каждая половина подвешивалась в четырех точках и имела триммер. Углы отклонения руля высоты -плюс 42°, минус 23°.

Шасси трехколесное с носовым колесом. Передняя опора рычажного типа убиралась в фюзеляж по потоку. Основные опоры рычажного типа с выносным амортизатором кре

пились на фюзеляже. Уборка основной опоры осуществлялась за счет сокращения длины подкоса при одновременном повороте всей системы вокруг оси верхней головки стойки. В убранном положении ниши закрывались створками, а опоры фиксировались механическими замками В выпущенном положении передняя опора фиксировалась гидравлическим и шариковым, о основные гидравлическими и роликовыми замками. На передней опоре устанавливалось нетормозное колесо размером 530x230. а на основных – тормозные колеса размером 880x250.

Правый пульт кабины

Приборная доска

Установка С-13

Самолет имел жесткую систему управления, состоящую из управления рулем высоты, рулем поворота и элеронами. Проводка управления в месте разъема НЧФ и СЧФ имела разъемные звенья, передающие движение простым соприкосновением, работая на сжатие и имея в соединении предварительное натяжение. В проводку управления рулем высоты, рулем направления и элеронами, по обратимой схеме были включены бустерные механизмы, являвшиеся готовыми изделиями завода № 279 и развивавшие за счет кинематики подключения различные усилия. Управление триммерами элерона и руля высоты – электромеханическое.

Гидравлическоя система состояла из двух независимых подсистем: основной и дополнительной. Основная предназначалась для уборки и выпуска шасси, закрылков и тормозных щитков, а дополнительная – для питания бустеров. Каждая подсистема имела автономный источник давления – гидронасос 355Б, расположенный на коробке проводов ТР-3. рабочее давление в основной – 120-140кг/см7 , а дополнительной – 42- 63кг/см? . рабочая жидкость – гидромасло ГМЦ-2.

Пневматическая система состояла из трех автономных подсистем:

– торможения основных колес и аварийной уборки и выпуска тормозных щитков. Запас воздуха размещался во внутренней полости правой стойки шасси, емкостью 7л и давлении 130кг/ см г ;

– аварийного торможения основных колес. Запас воздуха – в баллоне (шп. 15-16);

– аварийного выпуска шасси и закрылков. Запас воздуха – во внутренней полости левой стойки шасси.

Силовая установка состояла из ТРД ТР-3 с удлинительной трубой и нерегулируемым реактивным соплом. Монтаж и демонтаж двигателя осуществлялся после отстыковки ХЧФ, а его обслуживание – через специальные люки в СЧФ и ХЧФ. Удлинительная труба имела термоизоляцию, состоящую из наружных кожухов, выполненных из АМЦ и внутреннего наполнителя из «рытой» алюминиевой фольги толщиной 0,017мм.

Для защиты воздухозаборника от обледенения, в полый носок периодически подавался горячий воздух, забираемый за 7-ой ступенью компрессора двигателя. Система имела сигнализатор обледенения.

Противопожарная система предназначалась для локализации пожара в районе расположения задней группы топливных баков и состояла из:

– 4-х литрового баллонам с углекислотой, снабженного пи- розотвором;

– 6-ти термодатчиков, расположенных вблизи топливных баков;

– кольцевого коллектора подачи СО, (шп.ЗЗ);

– сигнальной лампы «Пожар».

Топливная система включала: переднюю группу баков, общей емкостью 950 л, заднюю группу баков, общей емкостью 830 л, насосы подкачки, пожарный кран, трубопроводы и фильтры. Передняя группа состояла из двух мягких резиновых непротек- тированных баков и металлического расходного бака с подкачивающими насосами и отсеком отрицательных перегрузок. Задняя группа состояла из четырех металлических баков, выполненных в виде полых цилиндров и расположенных вокруг удлинительной трубы. Поверхности баков, прилегающие к удлинительной трубе, имели тепловую защиту из двух слоев стекловолокна и дюралевого кольцевого экрана. Зазор между экраном и удлинительной трубой продувался охлаждающим воздухом. Для обеспечения необходимого диапазона центровок топливо вырабатывалось в определенной последовательности. На самолете предусматривалась подвеска двух крыльевых топливных баков емкостью по 300 л.

Основные характеристики самолетов Су-15 и Су-17

Сравнительные характеристики ТРД

Герметическая кабина вентиляционного типа в верхней части имела фонарь, состоящий из неподвижного козырька, откидной части и закабинного обтекателя. Козырек имел переднее бронестекло и боковое остекление из плексигласа. Откидная часть – литая рама, остекленная плексигласом. Для предохранения остекления фонаря от запотевания, оно обдувалось горячим воздухом. Герметическая кабина оборудовалась системами: автоматического регулирования давления; вентиляции и наддува с регулировкой температуры воздуха; вентиляции наружным воздухом от скоростного напора; герметизации фонаря. Для обеспечения высотных полетов на самолете устанавливалось стандартное кислородное оборудование.

Комбинированная система спасения летчика в аварийных ситуациях включала отделяемую НЧФ и катапультируемое кресло шторочного типа. При этом катапультирование было возможно из свободно падающей НЧФ с перегрузкой 5-6д и без отделения НЧФ с перегрузкой до 18д.

Вооружение состояло из двух пушек Н-37, расположенных по бортам СЧФ. Суммарный боезапас составлял 80 патронов. Гильзы и звенья при стрельбе выбрасывались наружу. Имелись счетчики патронов. Система управления стрельбой – электрическая, а перезарядки – электропневматическая. Для ведения прицельной стрельбы предусматривалась установка автоматического прицела, совмещенного с радиодальномером, а для контроля – фотокинопулемет С-13.

Электрооборудование состояло из источников электроэнергии и электрической сети. Основным источником являлся генератор постоянного тока ГС- 9000, охлаждаемый путем принудительного продува, а аварийным – аккумулятор 12А-30.

Радиооборудование: УКВ-радиостанция РСИУ-3; радиополукомпас «Рион»; радиовысотомер РВ-2; ответчик опознавания «Барий М»; радиодальномер «Радаль». На опытном экземпляре вместо «Рион» был установлен РПКО-Ю, а из-за отсутствия готовых изделий не устанавливались «Радаль» и «Барий М».

Пилотажно-навигационные приборы: авиагоризонт АГ-47Б; комбинированный указатель скорости КУС-1200; высотомер динамический ВД-15; вариометр ВР-75; М-метр М-15; дистанционный гиромагнитный компас ДГМК-3; навигационный индикатор НИ-46; магнитный компас КИ-1 1; часы АВР; индикатор радиополукомпаса.

Приборы контроля двигателя и систем – аналогичны, установленным на самолет Су-15.

Фотооборудование: фотоаппарат АФА-39.

Бронирование предусматривало установку бронестекла толщиной 100 мм, трех бронеплит спереди, сзади – бронеспинку и заголовник.

ГЛИЦ 85 лет

Фоторепортаж Сергея Кривчикова

Празднование 85-летия ГЛИЦ

Летчик штурмовик АНАТОЛИЙ БРАНДЫС

Всё дальше удаляется человечество от эпохальной даты, 9 мая 1945 года – Дня Победы над фашистской Герма- нией Этот день не зря считается величайшим праздником для всего советского народа, внесшего основной вклад в дело победы над коричневой чумой. Именно на Советско-германском фронте были разгромлены лучшие германские армии, именно здесь фашистам был нанесён решающий урон, определивший исход войны, какой не знало человечество. Однако и цена победы оказалось неизмеримо высокой. Десятки миллионов погибших и искалеченных советских людей, разрушенное народное хозяйство но территории, подвергшейся немецкой оккупации, издевательства и унижения над людьми, оказавшимися на занятой немцами земле. Против оккупантов воевал весь советский народ – от мала до велика. Именно поэтому для него это была Великая Отечественная война И именно благодаря самоотверженности и массовому героизму народа была одержана победа.

Людей, совершивших выдающиеся подвиги, страна награждала высшей наградой – званием Героя Советского Союза. Свыше 11 тысяч человек во время войны были удостоены этого высокого звания, а 63 человека за особо выдающиеся подвиги удостоены этого звания дважды. Среди них и наш герой, речь о котором пойдёт ниже.

Воспоминания сослуживца

Мне посчастливилось общаться с Анатолием Яковлевичем Брандысом не только по службе, но и наблюдать его в домашних условиях, познакомиться с его семьёй. Это оставило неизгладимый след.

В мае 1955 года после окончания ВВИА имени Жуковского я был направлен для прохождения дальнейшей службы в качестве инженера полка по радио в 949 штурмовой авиационный полк (ШАП), располагавшийся в Елгаве, небольшом латвийском городке. Там же находился штаб дивизии и ещё один полк, которым, как я узнал впоследствии, командовал дважды Герой Советского Союза гвардии подполковник Брандыс.

Будучи выходцем из семьи лётчика, я всегда интересовался их подвигами, знал фамилии Героев, дважды Героев и трижды Героев Советского Союза. Но это были в основном лётчики-истребители, как и мой отец. К своему стыду фамилию Брандыс я услышал впервые. Конечно же, мне было интересно узнать, за какие подвиги он удостоен столь высокой награды. Однако он служил в другом полку, а разница в служебном положении не позволяла с ним поближе познакомиться.

В часть я прибыл, когда в дивизии шло переучивание с винтомоторных штурмовиков Ил-10 на реактивные истребители МИГ-15. Полётов было много, работы для инженерно-технического состава – невпроворот. Целыми днями с утра и до позднего вечера готовили самолёты к вылету, производили послеполётные осмотры, занимались учёбой, когда не было полётов. Свободного времени практически не было.

В октябре 1955 года произошла смена командования дивизии. Подполковник Брандыс стал её командиром и одновременно начальником гарнизона города.

Самой большой проблемой в городе было отсутствие жилья для вновь прибывающих военнослужащих. Дело в том, что во время войны город сильно пострадал, весь центр его был разрушен и очень медленно застраивался. В основном это были частные дома. Лётный состав и старослужащие из инженерно-технического состава были расселены в оставшемся после войны жилье, о нового не строилось. Нам с женой пришлось снять мансарду у частника, в которой летом жить было терпимо, а ближе к зиме нужно было без конца топить печку. Но всё равно было холодно. Время от времени я обращался к командованию с просьбой о жилье, но каждый раз получал отказ.

Приближался новый 1956 год. По существующей традиции многие офицеры приглашались на встречу Нового года в Дом офицеров. Мы с женой тоже были приглашены и с удовольствием отправились на праздник. В большой комнате двухэтажного деревянного, ещё довоенной постройки, дома, который был переоборудован под Дом офицеров, были накрыты столы, стояла новогодняя ёлка. Народу пришло много: командование дивизии, полков, лётчики, инженеры. Все с наряженными жёнами После первых тостов обстановка разрядилась, официоз прошёл, начались танцы, песни, анекдоты. В общем, веселье.

На этом вечере мы с женой впервые познакомились с А.Я. Брандысом и его супругой, Нилой Семёновной, красивой. молодой, доброжелательной женщиной с огромными голубыми глазами. Она очень непринуждённо завела с нами разговор, поинтересовалась, кто мы и откуда, нашими проблемами и заверила, что всё образуется и будет хорошо. Немного рассказала о своём муже (пока тот отсутствовал) и шестилетнем сыне. Когда узнала, где мы живём (оказалось на одной улице и почти рядом), обрадовалась и пригласила в гости. Мы были растроганы таким вниманием. На мои слова о неравном положении, чтобы ходить в гости к командиру, заявило, что он простой человек и без предрассудков Домой в свою мансарду мы возвращались в хорошем настроении и от праздника, и от знакомства с Брандысами.

В начале января Анатолию Яковлевичу было присвоено очередное воинское звание. А наша жизнь потекла в прежнем русле. Домой приходил только спать И вот, однажды в самом начале весны, во время очередных полётов, когда в аэродромной каптёрке собрались лётчики во главе с командиром дивизии, я подошёл к Брандысу и потихоньку спросил его, не появилось ли жильё. В ответ он заявил, что жилья нет, но если я желаю, он может нам с женой выделить одну комнату в своей трёхкомнатной квартире. Конечно, я это понял, как шутку, и сразу от него отстал.

Через несколько дней, придя домой с очередных полётов, поднялся по лестнице на свою мансарду и, к своему неописуемому удивлению обнаружил её пустой. Ни жены, ни мебели. Хозяин дома, к которому я обратился, заявил, что пришли солдаты и перенесли вещи к Брандысом. Оказывается, после новогоднего вечера наши жены подружились и, в конце концов, приняли решение жить в одной квартире, чтобы не было скучно. Ведь мужья вечно на службе, постоянно отсутствуют, а так веселее. Как для них всё просто!

Конечно, на первых порах я чувствовал себя крайне неловко, особенно, когда мы вместе с Анатолием Яковлевичем оказывались дома. Но потом, поближе с ним познакомившись, и поняв, что это за человек, всё стало на свои места. Никакого зазнайства, высокомерия, "комчванства". Простота, скромность, открытость, искренность, доброжелательность – вот качества, которые я в нём обнаружил. И это, несмотря на величайшие военные заслуги. Это произвело на меня неизгладимое впечатление, которое я сохранил на всю жизнь.

Пользуясь неформальной обстановкой, в которой мы довольно часто оказывались либо за праздничным столом, либо, играя в шахматы или просто разговаривая о жизни, я пытался расспрашивать Анатолия Яковлевича о войне и его участии в ней. Он не очень охотно рассказывал о себе, но всё же я узнал, что на фронте он был чуть менее двух лет. За это время прошёл путь от пилота, младшего лейтенанта до капитана, командира авиаэскадрильи, дважды Героя Советского Союза. Поскольку он был лётчиком-штурмовиком и летал на Ил-2, то ордена давались за количество успешных боевых вылетов, а звания присваивались в зависимости от времени участия в боевых действиях.

Ещё из разговоров с ним я узнал, что он ни разу не был ранен. "Неужели не попадал в критические ситуации", – спросил я. "Попадал", – ответил он, и продолжил: "Однажды над морем самолёт был так повреждён, что уже не управлялся и практически падал. Мысленно прощаясь с жизнью, лихорадочно искал выход из создавшегося положения. Буквально в последнюю секунду мелькнула мысль – триммер! Попробовал – получилось! Выровнял самолёт и буквально доковылял до своего аэродрома". Больше ничего мне вытянуть из него не удалось.

Анатолий Яковлевич очень любил играть в шахматы. Мы с ним частенько этим занимались, как правило, в ожидании ужина. Даже находясь в совершенно проигрышной позиции, он никогда не сдавался и играл до мата или до голого короля. Сказать "Сдаюсь" было выше его сил. Сопротивляться до последнего, искать выход из любого положения было его принципом. Мне кажется, что именно эти качества: упорство, настойчивость, желание до последнего искать выход из любого положения, во многом определили его военные успехи. Ну и конечно прекрасное знание самолёта, умение быстро соображать, ориентироваться в сложной обстановке, найти единственно правильное решение.

Осенью 1956 года меня перевели на новое место службы, и связь с Брандысами надолго прервалась. Мы пару раз встретились ним случайно. Только совсем недавно, работая в архиве, мне удалось более подробно познакомиться с жизнью, службой и судьбой этого замечательного человека. Я считаю своим долгом рассказать о нём подробней.

Анатолий Яковлевич Брандыс родился 12 августа 1923 года в г. Днепропетровске в семье рабочего вагоноремонтного завода. После окончания спецшколы ВВС в июне 1941 года, он, сразу же после начала войны, был призван в армию и уже 25 июня поступил в Днепропетровскую школу первоначального обучения, в которой освоил самолёт У-2, а затем, в декабре 1941 года был направлен в Пермскую военную авиашколу пилотов.

Пройдя полный курс обучения, и получив 19 июля 1943 года первое офицерское звание "младший лейтенант", был выпущен в качестве пилота штурмовика Ил-2 с записью в лётной книжке: "Лётную программу на самолёте Ил-2 освоил. Оценка – отлично".

Интересная деталь. После выполнения каждого полёта с инструктором, последний оценивает действия обучаемого курсанта по многим параметрам, таким как взлёт, набор высоты, развороты, построение маршрута и т.д. Среди отмечаемых параметров всегда фигурировала "осмотрительность". Конечно, в процессе обучения и многочисленных полётов неизбежно в действиях курсанта Брандыса отмечались шероховатости и оценки бывали разные. Но по "осмотрительности", начиная с первого полёта на боевом самолёте, который состоялся 9 марта 1942 года, и до последнего, неизменно стояла отличная оценка. Очевидно, что это качество в боевых последующих вылетах сыграло важную, если не ведущую роль.

После месячного пребывания в учебно-тренировочном авиаполку Уральского военного округа, где он осваивал боевое применение, младший лейтенант Брандыс в августе 1943 года в качестве лётчика прибыл в 75-й Сталинградский гвардейский авиаполк 1-ой гвардейской штурмовой авиадивизии в составе Действующей армии Южного фронта. С этого момента двадцатилетний лётчик начинает вносить свой личный вклад в дело Победы.

31 августа 1943 года он совершает первые два боевых вылета на штурмовку вражеского переднего края. К тому времени экипаж штурмовика Ил-2 из-за высоких потерь был дополнен стрелком. Задачей стрелка являлся обзор задней полусферы и защита самолёта от нападения со стороны хвоста с помощью подвижного крупнокалиберного пулемёта.

В день, когда в часть прибыли стрелки для формирования экипажей, Анатолий где-то задержался и попал, как говорят, к шапочному разбору; в помещении остался только один претендент: невысокий, щупловатый и довольно пожилой, по мнению других лётчиков, киргиз. Звали его Абдыкасым Ка- рымшаков и было ему за тридцать, что естественно делало его в глазах молодых двадцатилетних лётчиков менее привлекательным, чем земляки-ровесники.

Абдыкасым оказался верным боевым другом и отличным стрелком, не раз выручавшим из беды самолёт, лётчика и себя. С лёгкой руки Анатолия его "перекрестили" в Андрея, на которого он охотно отзывался до конца своих дней.

Войну Абдыкасым Карымшаков закончил полным кавалером ордена Славы, что приравнено по статусу к званию Герой Советского Союза. В Киргизии таких кавалеров всего несколько человек и Карымшаков после войны стал там очень почитаемым гражданином. На всех встречах и торжествах он всегда начинал разговор со слов благодарности своему командиру Толе.

Начались боевые будни экипажа, вылеты на штурмовку вражеских войск, танковых колонн, укреплений. Теперь дальнейшая судьба зависела от мастерства лётчика и стрелка и, конечно же, госпожи удачи. Особенностью целевого назначения штурмовика Ил-2, по определению, предполагались полёты на низких высотах. Обладая мощным вооружением, самолёт представлял грозную боевую силу. Однако при штурмовке он находился в поле досягаемости практически всех видов наземного оружия противника. И, несмотря на наличие брони, боевые потери этих самолётов, особенно в начальный период войны, были весьма велики. Так средняя "продолжительность жизни" штурмовика, когда он был одноместным и совершенно не защищался от нападения немецких истребителей со стороны хвоста, составляла 7-9 боевых вылетов. Поэтому и награждение боевыми наградами лётчиков-штурмовиков определялось количеством успешных боевых вылетов. В самом начале войны звание Героя Советского Союза лётчик-штурмовик мог получить за 40 боевых вылетов. За меньшее их число лётчики представлялись к награждению орденами. После появления в составе экипажа стрелка потери штурмовиков от истребителей значительно уменьшились, а "нормы" для награждения соответственно были увеличены.

К своей первой боевой награде – ордену Красного Знамени, Анатолий Брандыс был представлен 25 октября 1943 года. Вот выписка из наградного листа: "За совершение с 19.8.43 г. по 23.10.43 г. 24-х боевых вылетов но штурмовку и бомбометание войск противника, за уничтожение укреплений, техники и живой силы'. Представление подписал командир авиаэскадрильи старший лейтенант Леонид Беда, с которым они впоследствии пройдут всю войну, вместе одним Указом Президиума Верховного Совета СССР получат вторые Золотые Звёзды Героев Советского Союза и останутся друзьями на всю жизнь.

Летный состав 75-го гвардейского штурмового авиаполка

Штурмовики над побережьем Крыма

А пока впереди новые боевые вылеты, каждый с огромным риском для жизни.

Свой второй орден Красного Знамени А. Брандыс получает в феврале 1944 года за 74 боевых вылетов. К этому времени он уже командир звена и водит своих подчинённых в бой группой.

В начале апреля 1944 года произошёл случай, оказавшийся серьёзной проверкой на прочность для друзей- лётчиков. Группа штурмовиков под прикрытием истребителей наносило удар по вражескому аэродрому южнее Джанкоя, в Крыму. Отработав по цели, группа без потерь начала отход, как вдруг в шлемофоне послышался голос командира Леонида Беды: 'Иду на вынужденную посадку'. Анатолий видел посадку командира. Кругом степь, укрыться негде, а недалеко деревня Алексондровка, в которой засели фашисты Они заметили повреждённый самолёт и уже двигались к месту его посадки но подводох.

Что делать? Бросить друга и командира? Созрело решение: сесть рядом, забрать экипаж и взлететь. В степи это возможно, хотя и очень опасно. Брандыс заходит на посадку, но тут замечает, что с земли Леонид Беда подаёт ему какие-то знаки, лихорадочно размахивая руками, показывая, чтобы он не садился. Опытный глаз командира заметил, что у самолёта Брандыса повреждено шасси. Сесть в такой ситуации на "брюхо' вполне возможно, но тогда оба экипажа будут просто обречены, т.к. взлететь уже не удастся. Самолёт Брандыса взмывает вверх, он вызывает по рации младшего лейтенанта А Берестнева и приказывает ему сесть и забрать экипаж Беды.

Береонев мастерски садится рядом с самолётом Беды, тот вместе со стрелком буквально но ходу в него вскакивает. и Берестнев тут же взмывает в воздух. Брандыс всё это время кругами ходит над ними но малой высоте и пулемётным огнём отгоняет рвущихся к месту посадки фашистов. Так был спасён прославленный лётчик, командир и друг – Леонид Беда. А вот млодший лейтенант Алексей Берестнев впоследствии погиб, но каждый раз при встрече. будучи оба уже генералами, Анатолий и Леонид всегда поднимали тост за Лёшку, за упокой его души.

К моменту описанного эпизода Анатолий уже совершил 83 боевых вылета и был награждён очередной правительственной наградой – орденом 'Отечественной войны I степени'. А всего в его личном деле восемь наградных листов, относящихся к периоду Великой Отечественной войны. Особого внимания заслуживают пятый и восьмой – это представления к званиям Героя и дважды Героя Советского Союзо. Они подводят итог боевой деятельности за 128 и последовавших за ними ещё 99 боевых вылетов.

Пятое представление датировано 29 августа 1944 года и подписано командиром 2-ой эскадрильи 75-го гвардейского штурмового Сталинградского Краснознамённого авиационного полка 1 -ой гвардейской штурмовой Краснознамённой, орденов Суворова и Кутузова дивизии капитаном Бедой В нём перечисляются потери, нанесённые врагу лично Брандысом и делается вывод о том, что он заслуживает присвоения высокого звания. В заключении командира дивизии отмечено: "Мужественный боец. Отлично владеет техникой пилотирования На боевые задания летает с большим желанием, беспощадно уничтожает технику и живую сипу противника. В боях за освобождение Крыма произвёл 26 успешных боевых вылетов, за освобождение Севастополя – 19 успешных боевых вылетов. за освобождение г. Орша и прорыв укреплённой обороны немцев произвёл 25 успешных боевых вылетов, проявляя исключительное бесстрашие и мужество в боях с немецкими захватчиками'. Командующий 8-ой воздушной армии, генерал-полковник авиации Хрюкин, краток: 'За личную отвагу и героизм, за пример в бою достоин высшей награды Правительства – присвоения звания Героя Советского Союза'.

Таким образом, практически всего лишь за год пребывания на фронте Брандыс стал опытнейшим воздушным асом, получил звание старшего лейтенанта и должность заместителя командира эскадрильи.

В восьмом представлении, датированном 16 апреля 1945 годо, отмечается, что после присвоения звания Героя Советского Союза гвардии капитан Брандыс произвёл ещё 99 успешных боевых вылетов. В результате лично уничтожил и повредил танков – 7, автомашин с войсками и грузом – 21, самоходных орудий – 9, подавил огонь 20 точек зенитной артиллерии, уничтожил 11 артиллерийских батарей, вызвал 20 очагов пожара, уничтожил 1 паровоз и 20 железнодорожных вагонов, уничтожил до 8 самолётов противника на земле, до 30 повозок с грузом и истребил до 200 человек живой силы противника. В представлении подчёркивается: "На боевые задания летает в качестве ведущего группы. Задания выполняет отлично. В сложной воздушной обстановке не теряется, а всегда принимает правильные решения. В воздушных боях с противником настойчив и бесстрашен. При выполнении боевых заданий по штурмовке и бомбометанию техники и живой силы противника над целью, несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии и других средств противника, снижается до бреющего полёта, в упор расстреливает технику и живую силу врага. В воздухе ориентируется отлично". Далее приводятся примеры и результаты отдельных боевых вылетов и делается вывод о том, что гвардии капитан Брандыс достоин награждения второй медалью "Золотая Звезда".

К этому времени относится и боевая характеристика Брандыса, данная командиром полка и фактически подводящая итог его вклада в дело великой Победы: "Гвардии капитан Брандыс участвует в Отечественной войне с августа 1943 года по 20.10.43г. на Южном фронте, с 20. 10.43г. по 10.06.44г. на 4-м Украинском фронте и с 10.06.44г. на 3-м Белорусском фронте. Тактически подготовлен хорошо. Прекрасно знает тактические приёмы противника. В воздушных боях бесстрашный, настойчивый. За период пребывания на фронтах Отечественной войны он провёл 217 успешных боевых вылетов на самолёте Ил-2 на штурмовку и бомбометание. В результате лично уничтожил и повредил танков – 7, самоходных орудий – 9, автомашин с войсками и грузом – 64, подавил огонь до 50 артиллерийских батарей, до 30 точек зенитной артиллерии, создал до 80 очагов пожаров, уничтожил до 20 самолётов противника на земле, до 50 повозок сгрузом и до 600 человек живой силы противника. На боевые задания летает с большим желанием. Задания выполняет отлично. Летает ведущим группы штурмовиков. Умеет хорошо организовать работу над целью. Летает уверенно и грамотно. Техника пилотирования и штурманская подготовка отличная. Как командир эскадрильи много работает с подчинёнными и на своём боевом опыте учит молодых лётчиков, как надо воевать. Умеет организовать боевую работу эскадрильи как на земле, так и в воздухе. Сам лично гвардии капитан Брандыс выдержанный, исполнительный, требовательный к себе и подчинённым офицер. Вывод: занимаемой должности вполне соответствует. Достоин продвижения в должности".

Было бы не справедливо не сказать о его соратнике, стрелке – Абдукасыме Карымшакове. Он оказался верным боевым другом, не раз спасавшим своего командира в боях. Так в воздушном бою под Севастополем 16.4.44г. он сбил вражеский истребитель, а 6.5.44 г. отразил 7 атак вражеских истребителей, подавил несколько зенитных огневых точек. И это были не единственные его победы. За свои боевые успехи он стал полным кавалером ордена "Славы", награждён орденами: "Красного Знамени", "Красной Звезды" и дважды орденом "Отечественной войны I степени" и это, не говоря о многочисленных медалях.

Свой последний, 228 боевой вылет Анатолий Брандыс произвёл 5 мая 1945 года. На этом его война закончилась. Если в целом охарактеризовать его фронтовые достижения, то их без сомнения можно назвать выдающимися!

Во-первых, несмотря на то, что он и его стрелок постоянно в течение года и 8 месяцев рисковали жизнями, оба остались не просто живы, но не получили даже царапины.

Во-вторых, оба закончили войну героями. Лично Брандыс дважды удостоен звания Герой Советского Союза, награждён четырьмя орденами "Красного Знамени", орденом "Александра Невского" и "Отечественной войны I степени". О наградах его стрелка сказано выше.

В-третьих, эскадрилья под командованием Брандыса (назначен на эту должность 24.01.45г.) совершила 501 боевой вылет, потеряв при этом в ожесточённых боях всего 4 экипажа и 9 самолётов, что свидетельствует о его высоком командирском мастерстве.

И всего этого достиг человек, которому не исполнилось полных 22 года!

Читающий эти строки пусть представит себя и свои достижения в таком возрасте!

По статусу, как всем дважды Героям, на родине Брандыса в Днепропетровске ему установлен прижизненный памятник – бронзовый бюст.

После окончания войны Анатолий Брандыс ещё более 40 лет отдал служению армии и её военно-воздушным силам. В 1946 году его направили на учёбу в Военно-воздушную академию (ныне КВВА им. Гагарина), после окончания которой в мае 1950 года он в звании майора был назначен заместителем командира 723 ШАП. В 1955 году стал командиром 339 штурмовой авиадивизии, в которую входил упомянутый выше полк. Дивизия под его руководством практически безаварийно переучилась на реактивные самолёты МиГ-15, за что в 1957 году он был представлен командующим воздушной армии к генеральскому званию. Решение командующего было поддержано Главкомом ВВС, однако звание присвоено не было. Дело в том, что в это же время Брандыс поступил учиться в академию Генерального штаба. Там по совершенно необъяснимым причинам это представление не было поддержано. Понадобилось прослужить ещё более 18 лет, чтобы стать, наконец, генералом!

После окончания в 1959 году академии Генерального штабе!, Анатолия Яковлевич опять командует авиационными дивизиями. Это было время сокращения авиации и ему пришлось выполнять эту неприятную обязанность в обоих случаях. В 1964 году он перешёл на преподавательскую работу в Военную академию им. Фрунзе. Поступил и успешно закончил в ней очную адъюнктуру.

Оставаясь последовательным и твёрдым защитником роли штурмовой авиации в войсковых операциях, посвятил этим вопросам свою диссертацию на соискание учёной степени кандидата военных наук и успешно защитил её. С присущим ему упорством и настойчивостью стал овладевать педагогическим мастерством, что ему в полной мере удалось.

С июля 1972 года он доцент и старший преподаватель кафедры оперативного искусства ВВС в академии Генерального штаба. В качестве советника был с 1972 по 1975 годы в Египте и преподавал в Военной академии этой страны. Только в 1975 году ему, наконец, было присвоено воинское звание "генерал-майор авиации", а спустя 10 лет – "генерал-лейтенант". В 1986 году генерал-лейтенант Брандыс увольняется в отставку. В многочисленных послевоенных аттестациях командования неизменно отмечаются его трудолюбие, настойчивость в достижении цели, стремление постоянно повышать свои знания и такие человеческие качества как скромность и порядочность. Его деятельность на преподавательском поприще отмечена высокими правительственными наградами: орденами "Октябрьской революции", "Отечественной войны I степени", "Красной Звезды" и многими медалями.

Человек прожил прекрасную жизнь, пройдя через горнило войны, несправедливости; остался верным патриотом своей Родины, отдал всего себя на её благо.

Кандидат технических наук, доцент, полковник в отставке Максимов Николай Николаевич.

Воспоминания сына

Мой отец, Анатолий Яковлевич Брандыс, родился в посёлке Клочко, на станции Нижнеднепровск, которая была окраиной, а со временем стала микрорайоном Днепропетровска. Районы Клоч- ко, Султоновки считались в то время неблагополучными, хулиганскими, или как теперь говорят, криминогенными. Однако именно они, как и Днепропетровск в целом, дали достаточно большое число героев войны и известных государственных деятелей. Повидимому то, что сказал Жванецкий об Одессе: "Что-то есть в этом сочетании солнца, воздуха и моря, если здесь рождаются такие люди", имеет отношение и к Днепропетровску. Только роль моря здесь играет красивый и полноводный в этом месте Днепр.

Полный кавалер орденов Славы Абдукосым Карымшаков

Мои первые воспоминания относятся ко времени проживания в латвийском городе Елгава, куда отец был направлен для прохождения службы после окончания академии. Жили мы в каком-то двухэтажном особнячке в трёхкомнатной квартире с печным отоплением. Вскоре к нам подселился молодой старший лейтенант с женой. Вскоре отца направили но учёбу в академию Генерального штаба Сменял его в Елгаве дважды Герой Советского Союза А Н. Ефимов, будущий маршал авиации. Наши вещи уже отправили, а их ещё не прибыли и мы в пустых комнатах с младшим Ефимовым играли в футбол моей форменной школьной фуражкой-конфедераткой, за что получили от отцов подзатыльники "за непочтительное отношение к форме".

После окончания академии отца направили командовать дивизией, расположенной в посёлке Раховка, в 400 км от Одессы. Места эти знамениты лиманами, куда часто выезжали на выходные с семьями порыбачить. Один роз, сослуживцы то ли заблудившись, то ли желая угодить командиру, заехали на колхозные пруды, где натаскали много здоровенных карпов. Отец вернулся ночью очень гордый своим уловом, который еле тащил и запустил в ванну. А утром нагрянула милиция с руководством колхоза. Разразился скандал, рыбу забрали, а потом, непонятно как, все оказались за одним столом, главным украшением которого были эти самые карпы, но уже пожаренные. Конфликт был улажен и в ближайшие выходные состоялся футбольный матч между колхозной и нашей дивизионной командой.

Дивизия, однако, попала под расформирование, и пробыли там мы недолго. Лётчиков сменили ракетчики, и эта замена в судьбе отца, как я понимаю. сыграла значительную роль. Как высококвалифицированный военный, а академию Генштаба он окончил с хорошими показателями, он, конечно, не мог отрицать возрастающую роль ракетного вооружения, но с уничтожением штурмовой тактической авиации согласиться никак не мог и к лозунгу Никиты Сергеевича Хрущёва о том, что мы весь мир забросаем этими "колбасами". относился довольно скептически.

Следующим местом службы отца был польский город Шпротава. Мне запомнились два мощных взрыва, от которых задрожали окна в домах и в школе (это были катастрофы самолётов), и многочисленные вечера польско- советской дружбы с концертами художественной самодеятельности (мама пела в женском хоре, я – в школьном). Сходство польского и украинского языков (отец учил украинский в школе), позволявшее ему довольно сносно объясняться с поляками, а также фамилия Брандыс, вызывали к отцу определённую симпатию с их стороны и недовольство со стороны нашего особиста, с семьей которого мы довольно дружно жили в одном коттеджике.

После польского этапа службы отец был назначен начальником Центрального аэроклуба имени Чкалова. Участвовал в организации и проведении красочных авиационных соревнований и праздников на тушинском аэродроме, принимал зарубежных гостей. К этому периоду относится его первая зарубежная поездка: в Париже в Международной авиационной федерации он представлял на утверждение в качестве мировых рекордов результаты полётов наших космонавтов. Никаких особых впечатлений оттуда не привёз, хотя приходившие гости ждали захватывающих рассказов о посещении стриптиза, а вот мне досталась шариковая авторучка и жевательная резинка, что невероятно подняло мой авторитет во дворе.

Жили мы в то время на улице Глаголева в трёхкомнатной квартире на пятом этаже "хрущёвки" без лифта. Неказистость дома с лихвой компенсировалась его обитателями: в доме жили специалисты медико-биологических проблем – врачи, готовившие космонавтов. Очень интересно было слушать их, не всегда понятные, правда, беседы с отцом о влиянии перегрузок на психологию перенесения одиночества.

К этому времени я оканчивал восьмой класс в седьмой по счёту школе за время переездов нашей семьи Мать очень беспокоил уровень моих знаний и направление дальнейшего обучения, тем более что именно в это время появились школы с профессиональным уклоном. Она постоянно докучала отцу требованием поговорить с сыном и помочь ему с определением своего место в жизни. Однажды он не выдержал, сказал: "Ладно* и увёл меня в другую комнату. Когда мы остались одни, он спросил: "В каком лётном училище ты хочешь учиться"? Я по мальчишески самоуверенно ответил, что профессия военного лётчика мне не нравится, так как связана с неоправданным риском в мирное время. Только позже я понял, как нелегко отцу это было услышать. Но с наигранным спокойствием сообщил матери, что мы обо всём договорились, и я от его помощи отказался. Тогда мне было преподано чёткое уставное правило: "Командир принимает решение, реализует его и несёт всю полноту ответственности за правильность принятого решения и полноту его реализации". Только командир – это ты сам и ответственность за свои поступки несёшь перед собой и своими родными и близкими. Я не без труда поступил в математическую школу и стал учиться на программиста. Мама была очень довольна: 'Если в институт не поступишь, то в армии, по крайней мере, куда-нибудь в шахту не засунут". Эх, знать бы.

Как-то, придя домой из школы, застал у входа в квартиру достаточно пожилого, невысокого, но жилистого киргиза в сапогах, халате, с какими-то мешками через плечо. На моё удивление. увидев отца, он заулыбался и с возгласом: "Толя"1 полез к отцу обниматься. Самое удивительное, что отец бросился к нему, обнял, расцеловал и стал выговаривать: "Андрей, что ж не позвонил, мы бы встретили!?" Это оказался стрелок, с которым они вместе прошли всю войну. Надо сказать, что и впоследствии Абдыкасым не утруждал себя предупреждениями о своём приезде, что однажды стало причиной забавного эпизода.

На юбилей Победы в Москве собирали полных кавалеров ордена Славы из всех тогда ещё союзных республик. Все были уже в сборе, не было только представителя Киргизии. Его искали и журналисты, и телевизионщики, позвонили отцу на работу: 'Где Карымшаков?' А Абдыкасым сидел в это время у нас в подьезде на подоконнике, где я его и застал, придя домой. Но и после обнаружения ехать в гостиницу он отказался и сказал, что жить будет у Толи. Потом несколько раз заезжал в гости сын Абдыкасымо – Куван. Он стал штурманом гражданской авиации и по делам прилетал в Москву.

В доме вообще часто бывали гости, но всё-таки больше запомнились люди, познакомившиеся с отцом ещё в войну. Герой Советского Союза, лётчик, писатель Василий Борисович Емелья- ненко слушал детские стихи моей сестры и почти всерьёз их рецензировал. А потом они с отцом стали вспоминать как погиб их приятель Пашка Амшеев: бежав из плена и снова вернувшись в строй, возвращаясь на аэродром с удачно выполненного задания, решил попугать в поле девушек и врезался в единственное в степи дерево. Я выскочил из комнаты, чтобы не разреветься при них, а они, сокрушённо покачав головами, налили себе водки, причём дядя Вася – в блюдце, и покрошил туда кусочки хлеба, которые с удовольствием употребил.

В начале 1973 года ситуация в семье складывалась немного напряжённая: отцу предстояла командировка в Египет, сестра оканчивала десятый класс, я был женат, и моя жена была в положении. А тут меня ещё стали бомбардировать повестками из военкомата. Мама очень нервничала и намекала, чтобы отец сходил и договорился об отсрочке моего призыва. У нас с ним состоялся хороший разговор, в котором я сказал, что служить – это дело моё, а вот от его помощи с квартирой, если он сочтёт возможным, я бы не отказался. Прямой похвалы от него было добиться трудно и одобрением собеседнику служила обычно лёгкая подковырочка. В тот раз он сказал: "Ну, растёшь, Валерьян Анатольевич" и ласково, но с силой как он это любил, потрепал по шее.

Служил я два года в отделении заправки компонентами ракетного топлива на шахтной пусковой установке в Прибалтике, недалеко от Елгавы. После демобилизации стал вопрос о трудоустройстве. Одним из вариантов была работа в органах госбезопасности. Я решил посоветоваться с отцом и, как мне показалось, этот вариант его как-то не порадовал, но прямо он ничего не сказал, а чуть позже, вроде между делом, уже за шахматами, рассказал историю со СМЕРШем во время войны. Кто-то разбомбил нашу танковую колонну, при этом в эфире якобы мелькали позывные отца. Не успел он приземлиться, как его затолкали в машину и отвезли в штаб дивизии. Там в гимнастёрке без ремня долго таскали по кабинетам, угрожали сорвать погоны, лишить орденов, поставить к стенке, пока какой-то сидевший в углу полковник не сказал: "Хватит ерундой заниматься, такой не мог, не видите что ли?" Этот урок-намёк я понял и усвоил: "Работай, где хочешь, но доверяй людям и оставайся человеком сам".

Ко времени его работы над диссертацией уже закончилась вторая арабо-израильская война, были проанализированы и обобщены результаты войны во Вьетнаме, где чётко проявилась роль тактической штурмовой авиации, показали свою эффективность вертолёты. Работал над диссертацией он увлечённо, с интересом, открывал для себя новые понятия "алгоритм", "блок-схема", а главное – тема была выстрадана и близка.

Воспоминаний и фильмов о войне отец не любил, предпочитал комедии. Но один фильм, если и не понравился в чистом виде, то чем-то притягивал. Это "В бой идут одни старики" с Леонидом Быковым в главной роли. Актёра этого он любил ещё по фильму "Максим Перепелица" и смотреть картину начал, видимо, из-за него. Мы, конечно же, не могли оценить точность и правдивость многих моментов, но вот главный герой прямо списан с отца: та же лёгкая бравада перед окружающими, дружеские подначки, снисходительность к пехоте, характерный жест – отмашка ладонью со словами "слабак". Не претендуя на приоритет дважды Героя Советского Союза Виталия Ивановича Попкова, как прототипа образа, невозможно не заметить таких общих черт для всего славного и гордого племени "сталинских" соколов. Что-то общее чувствовалось в этих внешне непохожих дважды Героях: статный Василий Андрианов, элегантный Алексей Прохоров, щупловатый Леонид Беда. Наверное, сильный характер, да ещё та самая национальная идея, которую мы теперь, как у нас принято, "что имеем – не храним, потерявши" – …ищем.

Приятелей и знакомых у отца было много, а вот к друзьям можно отнести только немногих из числа фронтовых сослуживцев, однокашников по учёбе в период Золотой Орды, да сослуживцев по раннему елгавскому периоду. Не то, чтобы трудно сходился с людьми, наоборот, мог разговориться с простым работягой или просто земляком. Как мы понимали, не хотел сближения с людьми, которым интересен не он сам, а притягателен блеск его Золотых Звёзд. Человеком великосветской тусовки отец не был, "с сильными мира сего" тесных отношений не поддерживал. Что-то выхлопотать для друзей или родстенников ещё мог, а вот для себя делать этого не хотел. Свободное время проводил в семье, любил пешие прогулки по Серебряному бору. В отпуск выезжали с мамой в престижные по тем временам санатории, но по возвращении она всегда смеялась: "Все люди, как люди, по аллеям гуляют, на процедуры ходят, у фонтанов сидят, а наш, как молодой, с волейбольным мячиком прыгает". И друзья – "кореша", подтрунивали: "Ну, какой ты, Брандыс, генерал? У тебя и живота-то нет".

Болезнь он переносил тяжело. Всей семьёй ездили к нему в госпиталь в Красногорск, поднимали дух перед операцией. Мама просто там дежурила, а мы её периодически подменяли. После операции в 1980 году отца выписали домой, и у нас появилась надежда на то, что врачи, как они сами говорили, успели. Были осложнения, но мама сама делала обезболивающие уколы, и состояние отца вроде стабилизировалось. Но к середине 1987 года боли усилились, стало ясно, что это метастазы. Его снова забрали в Красногорск. Осталось ощущение, что больше всего отца мучила не боль, а то, что он не может скрыть от окружающих своё бессилие перед болезнью.

23 февраля 1988 года я приехал к нему в палату, налил стаканчик коньяку и бросил туда две звёздочки с предложением обмыть полученное звание подполковника. Попытался расшевелить отца шуткой: "У тебя две звезды на груди, две – на погонах (он уже был генерал-лейтенантом), и у меня теперь тоже две. Не такие, как у тебя, но тоже чего-то стоят". Он лежал с закрытыми глазами, на юмор не реагировал. Тогда мать сказала: "Совсем фиговые наши дела, кто ж поверит, что Толик от коньяка отказался?" Отец открыл глаза, слабо улыбнулся и со словами: "Эх, вы, черти!" пригубил стаканчик.

Через месяц отца не стало. Похороны на Кунцевском кладбище были очень торжественными, завершилось всё гимном, салютом и торжественным маршем почётного караула. На поминках было много народу и тёплых, искренних слов. Запомнилось сказанное старым другом Героем Советского Союза Борисом Савельевичем Левиным: "Мы потеряли не только лётчика, героя и друга. Анатолий был государственным человеком, который последовательно отстаивал роль штурмовой авиации даже в самые трудные для неё дни в ущерб, быть может, собственным карьерным интересам".

При жизни ещё до болезни отец иногда говаривал, что надгробие себе заработал – на родине в Днепропетровске бронзовый бюст уже стоит. После его смерти мы всей семьёй обсуждали различные варианты надгробия и надписи. 9 мая 1990 года, как обычно, привели могилу в порядок, протёрли фотографию, положили цветы и стояли неподалёку, собираясь уже уходить. Мимо проходили двое ветеранов и вдруг остановились: "Смотри-ка! Только Брандыс! Отлетался, штурмовичок".

Теперь на могиле отца чёрный камень с силуэтом штурмовика Ил-2, две бронзовые звезды, надпись "Анатолий Брандыс" и маленький пропеллер с лётной петлицы между датами жизни.

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ, Михаил НИКОЛЬСКИЙ

Супермарин "Спитфайр"

Продолжение. Начало в №№ 1-4,7-8.10,11/2005 г.

'Девятка' на заводском аэродроме

Асы девяток

Гроуп-кэптэн Джсймс Эдгар "Джонни" Джонсон

Джонни Джонсон родился в Бэрроу, графство Лейкестешир, вступил в RAF вскоре после начала Второй мировой войны. Первые боевые вылеты он выполнил в декабре 1940 г. на «Спит- файре» Mk.l в составе 616-й эскадрильи В начале 1941 г. эскадрилью перевооружили «Спитфайрами» Mk.HA, через несколько месяцев – «Спитфайрами» Mk.V. В ходе патрульных рейдов над территорией оккупированной Европы он одержал свою первую подтвержденную победу: сбил на «Спит- фойре» Mk.HA 26 июня 1941 г. над северной Францией Bf 109Е. Несколько раз Джонсон летал ведомым у уинг- коммендера Дугласа Бадера.

В июне 1942 г. на личном счету Джонсона числилось уже семь личных побед в воздушных боях и одна в группе, ему было присвоено звание скуад- рон-лидера. Джонсон получил назначение командиром вооруженной «Спитфайрами» Mk.V 610-й эскадрильи. В марте 1943 г. Джонсон стал уинг-ком- мендером и принял под свое начоло канадское авиакрыло, которое базировалось в Кенли. На вооружении крыла состояли истребители «Спитфайр» Mk.lX В последующие шесть месяцев ас сбил 14 самолетов, еще пять побед он разделил с товарищами по оружию.

В сентябре 1943 г. Джонсона направили на «отдых» – перевели в штаб 11-й группы. В боевое подразделение летчик вернулся в марте 1944 г. Джонсон получил назначение командиром другого канадского авиакрыла – 144-го, также оснащенного «девятками». Джонсон командовал этим соединением в период вторжения во Францию и в первые критические недели

боев в Нормандии В августе 1944 г. 144-е авиакрыло расформировали, а Джонсон получил назначение командиром 127-го крыла. В этой должности он оставался до начала 1945 г. 6 апреля 1945 г. Джонсон получил чин гроуп-кэптена.

За свою боевую карьеру Джеймс Эдгар Джонсон лично одержал 34 победы в воздушных боях (из них 27 на «Спитфайре» Mk.lX) и семь – в группе. Кроме того, три личных и две групповые победы посчитали вероятными; 10 самолетов лично и три в группе он уничтожил на земле. Дж. Джонсон стал самым результативным британским летчиком-истребителем. Все свои победы в воздушных боях он одержал исключительно на «Спитфайрах». Интересно, что и все сбитые им самолеты (исключая один «вероятный» Bf 110) – одномоторные истребители.

После окончания войны Джонсон продолжил делать карьеру в RAF, дослужившись в конечном итоге до вице- маршала авиации.

Уинг-коммендер Копии Фэпкпэнд Грэй

Колин Грей родился в Кристчарче, Новая Зеландия, вступил в RAF в 1938 г. После завершения курса летной подготовки получил в ноябре 1939 г. назначение в вооруженную истребителями «Спитфайр» Mk.l 54-ю эскадрилью. Первый боевой вылет совершил на прикрытие эвакуации британских войск из Дюнкерка. Тогда же одержал и первую подтвержденную победу – сбил 25 мая 1940 г. над Гравелайнсом Bf 109 В последующие несколько месяцев Грей провел множество воздушных боев. К концу Битвы за Британию на счету новозеландца числилось 16 подтвержденных побед и одна вероятная. В течение 1941 г. Грей успел послужить в 1-й, 41-й, 43-й, 54-й, 403-й и 616-й эскадрильях, но сбил всего два самолета противника, прежде чем его «боевой тур» (тур – в смысле "командировка") подошел к концу Вновь к боевой деятельности новозеландец вернулся в сентябре 1942 г.

Одна из первых серийных 'девяток', поступивших в боевую чость

Эдгар 'Джонни' Джонсон

Расстрел 'летающих бомб' V-1 был опасен для перехватчика, о чем свидетельствуют повреждения "Слитфайра'

'Спитфайр' пытается крылом сбить V-1 с курса на Лондон

Снаряжение пушки 'Испано" на "Спитфайре' Mk IX

Ночная пристрелка бортового вооружения "Спитфайра'

Прежде чем получить назначение командиром вооруженной «Спитфай- рами» Mk.IX 64-й эскадрильи, он летал в составе 403-й и 616-й эскадрилий. Затем аса перевели в Тунис, где после короткого периода службы в штабе 333-й группы, его назначили командиром 81-й эскадрильи, также оснащенной «девятками». В составе этого подразделения он добавил в свой личный реестр еще пять побед в воздушных боях.

В мае 1943 г. Колин Грей стал уинг- коммендером. В период вторжения на Сицилию летчик командовал 322-м авиакрылом, в октябре 1943 г. вернулся в Британию. С июля 1944 г. командовал авиакрылом, которое базировалось в Детлинге, затем – авиакрылом из Лимпни. Летчики крыла осуществляли перехват самолетов-снарядов V-1.

Войну ас завершил, имея на своем счету 27 личных побед (семь из них – на «Спитфайре» Mk.lX) и две групповые; шесть личных побед и четыре групповые засчитаны кок вероятные; 12 самолетов противника Грей повредил. Копии Фэлклэнд Грей стал лучшим летчи- ком-истребителем Новой Зеландии. После войны ветеран продолжил службу в RAF, уволился в запас в звании гроуп-кэптена.

Скуодрон-лидор Йохоннес Якобус "Крис" Лс Роукс

Крис Ле Роукс родился в Южной Африке, в Трансваале, вступил в RAF в феврале 1939 г. Карьеру летчика- истребителя начол в феврале 1941 г. в составе 91-й эскадрильи, вооруженной сначала истребителями «Спитфайр» Mk.I, затем – «Спитфайр» Mk.V Первую воздушную победу одержал над Булонью, сбив 17 августа 1941 г. BI 109Е. Первая военная командиров

ка Ле Роукса завершилась в декабре 1941 г. Несколько последующих месяцев южноафриканец служил инструктором в 55-м оперативно-тренировочном центре. Некоторое время Ле Роукс работал летчиком-испытателем на фирме Роллс-Ройс. Он, в частности, проводил испытания оснащенного мотором «Мерлин-61» самолета «Спитфайр» Mk.V – будущего «Спитфайра» Mk.lX. В сентябре пилот вновь вернулся в боевое подразделение – в 91-ю эскадрилью. Эскадрилья имела на вооружении истребители «Спитфайр» Mk.V В январе 1943 г. его перевели в Тунис на должность командира 111-й эскадрильи, также оснащенной «пятерками». Здесь Ле Роукс прослужил до конца боев в Северной Африке После короткого периода службы в должности офицера управления воздушным движением, Ле Роукс принял в июле 1944 г. командование 602-й эскадрильей. На вооружении подразделения находились «Спитфайры» Mk.IX.

17 июля южноафриканец в ходе разведывательного полета над Нормандией обнаружил мчащийся на большой скорости штабной автомобиль. Но всякий случай Крис его обстрелял: был убит водитель, пробиты шины, ранен пассажир. Обычная для войны история, если не считать, что пассажиром являлся командующий немецкими войсками в Нормандии генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель. Простой летчик случайно решил задачу, с которой не смогли справиться десятки специально обученных коммандос – поставил точку в карьере «лиса Пустыни». 29 августа 1944 г. Крис Ле Роукс не вернулся из боевого вылета, до сих пор он считается пропавшим без вести. Боевой счет южноафриканца включает 18 достоверно сбитых самолетов противника (шесть но «Спитфайре» Mk.IX), два – вероятно и 8 поврежденных.

Попадание 20-мм снаряда в фюзеляж за кабиной 'Спита'

Попадание 20-мм снаряда в закрылок 'девятки'

Два самых известных истребителя союзников на одном аэродроме: "Спитфайр' IX и P-5IB 'Мустанг'

Уинг-Коммсндер Уильям Верном Кроуфорд-Комптон

Кроуфорд-Комптон родился в Новой Зеландии, в Инверкаргилле, вступил в RAF в 1939 г. Карьеру летчика- истребителя начал в начале 1941 г. сержантом в составе оснащенной истребителями «Спитфайр» Mk.V 603-й эскадрильи. В мае 1941 г. его перевели в 485-ю эскадрилью. Первую победу «киви» (прозвище новозеландцев в британских вооруженных силох) одержал 13 октября 194 I г. над Францией – его жертвой стал Bf 109F В конце апреля 1942 г боевой счет Кроуфорд- Комптоно достиг шести достоверных побед и одной вероятной. Затем на некоторое время боевая работа аса прервалась из-за ранения, полученного при вынужденной вследствие полученных боевых повреждений посадки В августе Кроуфорд-Комптон был назначен командиром летавшей но «Спитфайрах» Mk IX 611-й эскадрильи В июне 1943 г. после получения звания уинг-коммендер Кроуфорд-Комптон вступил в командование авиакрылом из Хорнчарча. В октябре аса направили в США для передачи боевого опыта молодым летчикам-истребителям. Вернувшись в Англию, Кроуфорд-Комптон стал командиром вооруженного «Спитфайрами» Mk.lX 145-го авиакрыла В начале 1945 г. новозеландца отозвали на штабную работу в 11 -ю группу; в этой должности «киви» застала весть о разгроме Германии. Кройфорд-Комптон сбил не менее двадцати самолетов (14 из них на «Спитфайре» Mk.IX), одну победу ему засчитали как «вероятную». После окончания войны он продолжил службу в RAF, где дослужился до звания вице-маршала авиации.

Ричард Юдит

Рассказ об асах, воевавших на «девятках», не был бы полным без упоминания короткой, но блестящей карьеры канадца французского происхождения Ричарда Юдита. Юдит прибыл в Британию в 1942 г. Два года он служил здесь в подразделениях второй линии, в частности таскал матерчатые конусы, в стрельбе по которым упражнялись расчеты зенитной артиллерии. За два года франко-канадец налетал очень много часов, став опытным пилотом. В сентябре 1944 г. в звании флайт-лейтенанта он получил назначение в 411-ю эскадрилью. оснащенную истребителями «Спитфайр» Mk.IX, через месяц стал здесь командиром звена. К 28 декабря Дик Юдит совершил 52 боевых вылета, но не провел ни одного воздушного боя.

29 декабря большая группа немецких истребителей прикрывала взлет реактивных истребителей-бомбардировщиков Ме-262 с аэродрома Рейн под Оснобрюком. Истребителям-бомбардировщикам предстояло атаковать позиции союзников в Арденнах. Около полудня «Спитфайры» Mk.IXE из 411- й эскадрильи взлетели с голландского аэродрома Хииш и направились на высоте 3000 м в район патрулирования над Рейном. Юдит возглавлял «желтое» звено. Внезапно он обнаружил ниже себя истребители противника: – Четыре Вf 109 и восемь Fw 190 летели колонной. Я атаковал Мессершмитт, последний истребитель в строю. С дистанции 180 м открыл огонь Трасса прошла вдоль всего фюзеляжа самолета противника от киля до кока воздушного винта. 109-й загорелся, и оставляя шлейф черного дыма, пошел к земле.

Техническое обслуживание 'Спитфайра' на передовом аэродроме в Нормандии

Заправка 'Спитфайра' из канистр перед вылетом Нормандия

Обслуживание 'Спитфайра' Mk.lX в 317-й эскадрилье

Остальные истребители успели встать в оборонительный круг прежде, чем я атаковал Fw 190. Я стрелял с дистанций от 230 м до 100 м под курсовым углом в 30 градусов. Снаряды попали в кабину пилота и хвостовую часть фюзеляжа фокке-вульфа Самолет загорелся.

Следующим стал полого пикировавший В/ 109 Короткой очередью с дистанции примерно в 270 м я отправил его в отвесный полет. Немецкий летчик выпрыгнул из кабины, но парашют у него не раскрылся Я наблюдал, как Мессершмитт взорвался, ударившись о землю.

Затем я атаковал Fw 190, который преследовал «Спитфайр», в свою очередь насевший на другой фокке- вульф. вСпитфайр» был из моего звена. С 230 м я расстрелял самолет противника. Он также упал и взорвался.

Несколькими минутами позже я перестроил звено. На 600 м я перехватил Fw 190. Противник находился в левом вираже Я выждал пока он подойдет ближе, после чего с дистанции 180 м дал короткую очередь Попаданий не видел, поэтому продолжил вести огонь и стрелял, пока немецкий истребитель не развалился в воздухе. Все пять побед Юдита в одном бою подтверждены рапортами летчиков 411-й эскадрильи, принимавших участие в схватке, а также кадрами кино- фотопулемета.

В том же самом бою коллега Юдита из той же 411-й эскадрильи сбил три вражеских истребителя. В тот день тяжелые потери понесли штаффели трех истребительных эскадр люфтваффе: JG-6, JG-27 и JG-54. Три сбитых Юдитом фокке-вульфа скорее всего принадлежали 9-му штаффелю JG-54 За знаменательный воздушный бой Дик Юдит был удостоен ордена, он стал асом в течение одного боевого вылета. В январе 1945 г. Юдит одержал в воздушных боях еще пять побед, в том числе сбил реактивный Ме-262. Самолет Юдита сбили зенитки 3 марта 1945 г. при штурмовке железнодорожной станции. К моменту гибели на счету Юдита значилось десять личных побед в воздушных боях, одна групповая, один самолет он повредил, еще один уничтожил на земле.

Основное вооружение "Спитфайров": 7,7-мм и 12,7-мм пулеметы "Браунинг" и 20-мм пушки "Испано" с коротким и длинным стволами

Выверка прицела

В прицеле Мессершмитт Вf 110

Тактика асов

К лету 1942 г., когда но вооружение эскадрилий RAF начали поступать истребители «Спитфайр» Мк.Х, основной тактической единицей Истребительного командования являлась пара самолетов. В боевом строю дистанция между самолетами составляло 250 ярдов (229 м), ведомый самолет летел С небольшим сдвигом в одну из сторон по отношению к ведущему и чуть ниже него. Такой боевой порядок обеспечивал летчикам сплошной круговой обзор без «мертвых» зон. Ведомый мог открывать огонь без команды только в случае атаки противником самолета ведущего. Две поры составляли звено, три звена – эскадрилью.

Тактика, которой следовало большинство асов, была довольно простой, но требовала хорошей индивидуальной летной подготовки. Во-первых, следовало первым обнаружить противника, чтобы успеть оценить ситуацию. Затем, по возможности незаметно для противника, занять выгодное положение для атаки со стороны солнца и получить преимущество в высоте. Далее следовала скоростная атака но пикировании. Вести стрельбу желательно было прицельно короткими очередями. Выходить из атаки следовало набором высоты, чтобы опять занять выгодное исходное положение выше противника с возможностью нанесения повторного удара. Асы, кок правило, отличались превосходной воздушно-стрелковой подготовкой, которая позволяла поражать им противника в первой атаке.

Примером такой атаки может служить 15-я победа, одержанная уинг- коммендером Джонни Джонсоном 24 июня 1943 г.

Джонсон вел две эскадрильи «Спитфайров» в ходе операции Ramrod-164 – налете бомбардировщиков «Вентура» Королевских ВВС Великобритании на французскую электростанцию в Йенвилле. В послеполетном рапорте Джонсон писал.

– Я возглавлял авиакрыло из Кинпи. «Вентуры» вышли на цель в 17ч 25 мин. По радио я получил предупреждение о взлете истребителей противника. Вскоре мы заметили труппу из 40 вражеских самолетов, летевших курсом на Гавр. Хотя у нас не было тактического преимущества, я отдал приказ отсечь их от бомбардировщиков. Крыло перестроилось. Когда первые фокке-вульфы подошли на дистанцию примерно в две мили, я приказал обеим эскадрильям набрать высоту и выйти на солнце. Солнце слепило пилотов Fw-190, мешая летчиком истребителей противника верно оценить ситуацию. Для нас же вражеские самолеты теперь представляли собой отличные цели. Они летели но 300 метров ниже меня, дистанция сократилось до одной МИЛИ. Я приказал ведомому скуадрон-лидеру Макнэйру держаться за мной, а остальным сохранять набранную высоту и пока не вмешиваться в бой. Мишенью я выбрал ведомый Fw 190. Я зашел ему в хвост и открыл огонь с дистанции в 270 м, гашетку отпустил когда до противника оставалось 140 метров. Попадания снарядов отчетливо наблюдались на фюзеляже вражеского истребителя и на его хвостовом оперении. От правого стабилизатора фокке-вульфа отлетел большой кусок. Fw-190. перешел в неуправляемое падение, он упал в окрестностях Вэлмона.

Анализ кадров, снятых кинопулеметом показал, что Джонсон выпустил по Fw-190 три очереди: одну с дистонции в 330 м продолжительностью 0.7 с, затем короткую очередь длительностью 0,3 с, после чего – длинную, продолжительностью 4,9 с дистанции 220 м. Кадры наглядно показывали попадания снарядов и пуль, выпущенных «Спитфайром» Джонсона. Скуадрон- пидер Роберт Макнэйр сбил ведомого пары фокке-вульфов.

Любой летчик-истребитель старался занять выгодную и простую для последующей точной стрельбы позицию для атаки, но ас был способен поразить самолет противника и из не выгодного для себя положения Примером такой атаки могут служить действия скуодрон-лидера Уильяма Крауфорда-Комптона в бою над Дуврским проливом вечером 20 января 1943 г., когда он одержал свою десятую победу:

– Я возглавлял в боевом вылете свою 64-ю эскадрилью, когда полу-

чил по радио сообщение о появлении над нашими кораблями в районе Коле двух или трех самолетов противника. Я снизился до высоты 2100 м. На поиск противника потребовалось две или три минуты. Семь фокке-вульфов Fw-190 находились примерно в семи мипях от нас, противник держал курс к мысу Крис-Низ В наборе высоты я внезапно обстрелял замыкающий самолет в звене. Фокке-вульф скрылся в облаке – я промахнулся. Другой Fw-190 шел левее меня, его пилот похоже не видел мой «Спитфайр». Снизу сзади я обстрелял его, снаряды прошипи фюзеляж и правое крыло вражеского истребителя. Я вел огонь бронебойными и бронебойно-зажигательными снарядами, последние при попадании в цель давали языки пламени длиной в полметра. Сильно дымя, фокке- вульф взял курс в сторону берега Второй очередью я добил противника: фокке-вульф упал в Ла-Манш в полумиле от Кале. Через две минуты я обнаружил другой Fw-190 с тянущимся за ним дымным шлейфом. Самолет также шел в направлении побережья. Мы вернулись к середине пролива практически на уровне моря. Пробив облачность, мы ушли на высоту.

На "Спитфайрах" – "пятерках" и "девятках", поставляемых по "обратному ленд-лизу" – сражались также и американские асы. И хотя большинство своих побед они одержали уже после "пересадки" на "Мустанги", первые, самые важные победы были одержаны именно но "Спитак"

Передвижной макет "Спитфайра" для оборудования ложных аэродромов

…И его "противник" – макет Не 111, сделанный из списанного французского самолета – "жертва" атаки "спитфайров"

Признаком квалификации летчика всегда считалась способность пилотировать самолет на грани допустимых режимов, полностью использовать его маневренные возможности В полной мере свой талант пилота продемонстрировал скуадрон-лидер Крис Ле Роукс, когда сбил свой 17-й самолет. 31 июля 1944 г. он возглавлял свою 602- ю эскадрилью в полете на свободную охоту над Нормандией:

– Перед нами стояла задача поражать любые транспортные средства противника, которые мы обнаружим. Офицер службы наведения приказал нам идти в район Фалеза Боекомплект у нас уже был на исходе, и я передал ведомому, что намерен израсходовать остаток где-нибудь под Фопезом. Ведомый отстал, дальше я летел один. Над Фалезом обнаружил шестерку Fw 190, летевших на высоте 2700 м. Остаток боекомплекта не предусматривал ведения длительного воздушного боя. Самолет противника зашел мне в хвост Резким правым виражом мне удалось от него увернуться, теперь уже я пытался сесть фокке-вульфу на хвост. В ходе маневрирования с большими перегрузками летчик истребителя противника не справился с управлением, столкнулся с землей и разбился. У меня кончалось топливо, поэтому пришлось садиться на первом подвернувшемся нашем аэродроме в Дью- Жамю. Самолет противника упал в миле от Вира. Я все-таки сбил этот Fw 1901.

Даже в бою соблюдалось правило, по которому младшим по званию летчикам следовало прежде всего следить за воздушным пространством и не покидать строй. 10 сентября 1943 г. канадец флэг-офицер Ирвинг Кеннеди, служивший в 111-й эскадрильи (эскадрилья базировалась на сицилийском аэродроме Фалкон), в составе группы «Спитфайров» Mk.lX патрулировал над Салерно. Гроуп-кэптен Джордж Гилрой повел своих подчиненных в атаку на истребители-бомбардировщики Fw 190, которые намеревались нанести бомбово-штурмовой удар по позициям высаженного накануне десанта союзников Кеннеди летел на новеньком истребителе с бортовым кодом МА481, полученным эскадрильей несколькими днями ранее. Дальнейшие события он описал в своей автобиографической книге «Black Crosses off My Wingtip»: – Сложно было удержать место в строю, меня то подрезал передний кСпитфайр», то наседал задний. Я весь был как взмыленный конь… Наконец мне удалось «приклеиться» к хвосту ведущего. Мы неслись над самыми кронами деревьев. Перед самолетом кэптена Гилроя за пределами радиуса эффективного поражения бортовым оружием, на дистанции около 750 метров, шел одиночный фокке-вульф. За ним тянулся небольшой шлейф дыма – летчик на форсаже стремился оторваться от нас.

Я даже несколько вырвался вперед кСпитфайра» командира. Он покосился на меня, я увидел его лицо в кислородной маске. Гилрой, к моему удивлению, спросил: *Ты сам им займешься?». А то! Я полностью выжал газ. Погоня продолжалась несколько минут, НО МЫ не приблизились к фокке-вульфу НИ но дюйм. Ситуацию нельзя было назвать приятной: я знал, что гроуп-кэптен всегда ставит во главу угла интересы группы в цепом, а не свои или отдельного взятого летчика. Гилрой проявил такт и выдержку. Я все-таки нагнал истребитель противника. Огонь открыл сразу из всего бортового вооружения. Немцу пришлось прыгать с парашютом, хотя высота-то составляла 450 м. Гилрой бросил в эфир: 'Хорошая работа, парень! Идем домой».

В этом бою канадский летчик одержал свою пятую победу.

Продолжение следует

Истребитель Супермарин «Спитфайр»

Фото Виктора Кабанова

«Спитфайр» Mk.IX, Италия, 1943 г

«Спитфайр» Mk.IX «польской» 145-й эскадрильи RAF. Тунис. 1943 г.

«Спитфайр» Mk.IX с «полосами вторжения» из 312-й эскадрильи RAF. Нормандия, 1944 г.

«Спитфайр» Mk.XVI из состава 74-й эскадрильи, декабрь 1944 г.

Рисунки с. Ершова и В. Хвощина

АЭРОАРХИВ

Эскадрилья "Аэрокобр"

Американские истребители в Королевских ВВС

Сокращенный перевод статьи, опубликованной в журнале The Flight №23 за 1942 г

Командир эскадрильи, отмеченный в Битву за Британию Крестом «За летные заслуги» и имеющий на своем счету восемь официально подтвержденных побед в воздушных боях, возглавляет одно из самых прославленных подразделений RAF, совсем недавно перевооруженное американскими истребителями Белл «Аэрокобра».

В эскадрильи служат пилоты из всех уголков Великобритании, трое летчиков из доминионов, один чех, а недавно появился пилот из Сенегала.

Корреспонденту журнала «FLIGHT» командир с гордостью заявил, что считает «Аэрокобру» сомым современным истребителем в мире, более современным, чем любой другой новейший самолет.

«Аэрокобра» – самолет абсолютно новой концепции. К главным отличительным чертам «Аэрокобры» относятся расположение двигателя Аллисон жидкостного охлаждения мощностью 1150 л.с. за кабиной пилота, длинный вал, приводящий во вращение воздушный винт, и шасси с носовой опорой. Есть у самолета и другие важные отличия, но пока, по соображениям секретности, упоминать о них публично не рекомендуется.

Первые вопросы, которые возникли у самого командира эскадрильи в отношении нового самолета были следующими: как поведет себя шасси с носовой опорой при эксплуатации самолета на полевых аэродромах и не имеет ли двигатель тенденции смещаться вперед при аварийной посадке? На оба вопроса командир получил удовлетворившие его ответы.

«Аэрокобра» спроектирована как раз с учетом эксплуатации на аэродромах, не имеющих твердых ВПП Так, эскадрилья сейчас базируется на поле для игры в крокет, и инцидентов с поломками носовых опор шасси не отмечалось. Конструкция стойки очень прочная и, в то же время, не тяжелая, хотя самолет в целом, если сравнивать его с другими британскими одноместными истребителями, тяжеловат.

Один истребитель эскадрилья потеряла в результате необычайно грубой посадки ночью. Было совершено еще три грубые посадки, но не столь серьезные, как та ночная. Больше серьезных инцидентов не произошло. Во всех четырех случаях двигатели вообще не смещались со своего места Больше в эскадрилье тревоги по поводу возможных смещений двигателя вперед при грубых посадках не испытывают.

С точки зрения технического обслуживания двигатель «Аэрокобры» ничем не отличается от установленного на британских истребителях двигателя «Мерлин». До настоящего времени никаких проблем с двигателями не возникало.

Несколько фактов относительно летно-тактических характеристик самолета… Все они взяты из открытой американской печати. Максимальная скорость самолета – примерно 400 миль в час. Сегодня пилоты утверждают, что решающими факторами достижения победы в воздушном бою являются скорость, огневая мощь и преимущество в высоте.

Вооружение «Аэрокобры» иначе как грозным не назовешь. Состоящие на вооружении эскадрильи истребители укомплектованы одной 20-мм пушкой, стреляющей сквозь втулку воздушного винта, двумя синхронными и четырьмя крыльевыми пулеметами. Боекомплект огромен.

«Аэрокобры», построенные для RAF несколько отличаются от самолетов, эксплуатируемых в США Кроме того, ряд доработок был внедрен в истребители уже нашими людьми. Сведения о доработках направлены фирме Белл. Эти доработки будут учтены в последующих модификациях самолета.

Стоит отметить, что эскадрилья не получила вместе с самолетами положенного комплекта запасных частей, что весьма досадно. Однако техники RAF отличаются природной сметкой, благодаря которой самолеты не простаивают по причине отсутствия запасных частей. Мы можем предположить, что нечто подобное произошло с «Аэрокобрами», поставленными России. Такие вещи порой происходят во время войны, поэтому не стоит упрекать американцев в небрежности. Всем известно как тревожатся американцы в плане оказания помощи союзникам.

Важным достоинством «Аэрокобры» является хороший круговой обзор из кабины. В этом отношении американский истребитель вне конкуренции. Доступ в кабину осуществляется через дверцу в борту, а не сверху. Прозрачный верх фонаря кабины неподвижен. Конечно, рослые пилоты чувствуют себя в кабине некомфортно, из-за чего рост летчика ограничен 5 футами 10 дюймами (примерно 175 см). Американцы ввели также ограничение по весу пилотов, но в эскадрилье на ограничение по весу не стали обращать внимание.

Прежде чем покинуть, при необходимости, самолет с парашютом, пилот сбрасывает дверцу, затем скользит по крылу и, наконец, сваливается в пространство. Таким же способом наши летчики покидают в воздухе кабины «Харрикейнов» или «Спитфайров».

О летных качествах Аэрокобры» толком ничего не известно, но пилоты высоко оценивают американский истребитель, хотя некоторые из них, ранее летавшие на «Харрикейнах», остались настолько преданными своим машинам, что не против вернуться в кабины своих старых самолетов.

Прим. редактора "АиК'

Первой и единственной эскадрильей RAF получившей истребители «Аэрокобра» ствала 601-я эскадрилья. Как известно, «Кобры» в британских ВВС не прижились как по причине неудовлетворительных летно-технических характеристик, так и по причине технической недоведенности.

Подмеченное корреспондентом журнопа Flight желание некоторых пилотов вернуться даже на устаревшие для 1942 года «Харрикейны» – очень тревожный звоночек в общей оценке «самого современного из всех современных» истребителей.

Представленная же информация о самолете Р-39 в журнале Flight носило явно пропагандистский и дезинформационный характер.

Свою славу, как известно, «аэрокобры» снискали лишь в 1943 году но Советско-германском фронте, оказавшись в руках действительно выдающихся пилотов. Но до этого американский истребитель советские и американские специалисты почти год лечили от всевозможных «детских болезней».

Новости мировой авиации

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ПРОГРАММА СТРОИТЕЛЬСТВА АВИАНОСЦЕВ

Проект авианосца CVF

После длительного перерыва в Великобритании вновь принята программа строительства авианосцев. Последний из трех авианесущих кораблей типа «Инвинсибл», «Арк Ройал», вступил в строй в 1985 г. Корабли типа «Инвинсибл» предназначались прежде всего для действий против подводных лодок ВМФ Советского Союза в Северной Атлантике, но в связи с изменением геополитической ситуации этим кораблям пришлось принимать участие в вооруженных конфликтах совершенно иного характера. Даже англо- аргентинский конфликт 1982 г. из-за Фолклендских (Мальвинских) островов продемонстрировал ограниченные возможности «Инфинсибло» при использовании в качестве традиционного авианосца. Операции на Балконах и в Персидском заливе лишний раз данный факт подтвердили. Из-за сравнительно небольшого водоизмещения (стандартное водоизмещение 16 000 т) на кораблях невозможно разместить сбалансированную авиагруппу, кроме того СВВП «Хариер» имеют ограниченную боевую эффективность, особенно в ударном варианте.

Текущей программой предусмотрено строительство двух авианосцев «Куин Элизабет» (Queen Elizabeth) и «Принц Уэльский» (Prince of Wales) с планируемым вводом в строй в 2012 и 2015 г.г. соответственно. Окончательные размерения кораблей пока не определены. Исходный проект предполагал постройку корабля водоизмещением 58 000 т и длиной 284 м. Оптимальным считается вариант водоизмещением 65 000 т, однако из-за бюджетных ограничений не исключается строительство кораблей водоизмещением менее 58 000 т. Скорее всего, в целях снижения стоимости, корабли не будут иметь бронирования. Также пока не определена концепция корабля: будет ли это овионосец с трамплинным взлетом по типу «Адмирала Кузнецова» или корабль, оснащенный катапультами. Корабли предназначены для действий в составе экспедиционных сил.

Состав авиагруппы – в зависимости от водоизмещения от 30 до 60 Основу авиагруппы будут составлять самолеты F-35B (в стандартном варианте от 20 до 40). F-35B рассматривается в качестве универсального самолета, способного наносить удары по наземным целям, осуществлять ПВО авианосного соединения и решать задачи завоевания превосходства в воздухе над сушей. Также в состав авиагруппы запланировано включить от четырех до шести летательных аппаратов MASK (Maritime Airborne Surveillance and Control) для использования в качестве воздушных командных пунктов и средства дольнего радиолокационного обнаружения. Тип летательного аппарата MASK не выбран. С точки зрения эффективности наиболее перспективным считается палубный самолет ДРЛОиУ E-2D "Advanced Hawkeye". Однако «Хокай» может базироваться только но корабле, оснащенным катапультами и аэрофинишерами. Таким образом, выбор самолета E-2D в качестве летательного аппарата MASK тесно увязан с выбором концепции авианосца. Реально «Хокай» «пропишется» на британских авианосцох только в случае реализации наиболее амбициозного проекта авианосца водоизмещением 65 ООО т. Другим кандидатом на роль MASK является конвертируемый ЛА V-22 «Оспри», совмещающий достоинства вертолета и самолета, обладающий в варианте ДРЛОиУ сопоставимой с E-2D эффективностью при меньших размерах, что немаловажно для ЛА корабельного базирования. В отличие от E-2D модификации «Оспри» в варианте ДРЛОиУ в «металле» пока не существует, кроме того принятие решения в пользу V-22 MASK увязывается с принятием решения в целом о закупке или отказе от закупок американских кон- вертоппанов Великобританией.

Авианосец "Инвинсибип" в момент вступления в строй

F-35 в цветах авиации британских ВМС

Беспилотный Х-47

Самолет ДРЛО E-2D 'Хокай'

Конвертоппан MV-22B на испытаниях

Вариант вертолета «Мерлин» как средства MASK будет наименее эффективным, но скорее всего наиболее реальным. Стоимость вертолета «Мерлин» сильно превысила запланированную, фирма-производитель увязывает возможное снижение стоимости с увеличением объема заказа. В то же время программа закупок вертолетов вооруженными силами Великобритании неоднократно пересматривалась в сторону уменьшения, а на мировом рынке «Мерлины» в базовых модификациях столкнулись с очень серьезной конкуренцией Кроме того, вертолетная компонента авиагруппы перспективного британского авианосца уже определена точно – «Мерлины» в модификации НМ 1, способные решать задачи ПЛО, борьбы с надводными и наземными целями, поиска и спасения и выполнять грузовые перевозки. В состав штатной авиагруппы планируется включить до 14 вертолетов «Мерлин» НМ. 1.

Помимо традиционных для авиагрупп современных авианосцев самолетов и вертолетов, в состав авиагруппы перспективного авианосца намечено включить боевые БПЛА Наиболее вероятными кандидатами считаются американские БПЛА Х-45С и Х-47В, точнее их палубные модификации, разрабатываемые в США по совместной программе ВВС и ВМС J-UCAS (Joint- Unmanned Combat Air System). Как и в случае с E-2D. БПЛА могут базироваться только на авианосце «традиционной» конфигурации с катапультами. БПЛА рассматриваются в качестве средства подавления ПВО противника и средства РЭБ. Включение БПЛА в состав авиагруппы приведет к снижению количества самолетов F-35. Так, вместо 36 F-35 на корабле можно будет разместить 20 самолетов F-35 и 20 БПЛА (за счет меньших размеров БПЛА замена осуществляется не в пропорции 1:1).

Изначально предусматривается возможность «гибкого» состава авиагруппы, от полностью вертолетной до полностью самолетной В состав авиагруппы, в зависимости от характера решаемых задач, могут включаться боевые вертолеты «Апоч» АН 1 и/или транспортные вертолеты «Чинук» ВВС Великобритании.

Планируемый состав штатной авиагруппы авианосца водоизмещением 65 000 т – 36-40 самолетов F-35B, четыре ЛА MASK, четыре вертолета «Мерлин».

Авиация в изобразительном искусстве