sci_politics ИбрагимлиХаладдин Азербайджанцы Грузии

В брошюре рассмотрены основные проблемы, с которыми сталкиваются этнические азербайджанцы, проживающие в районе Квемо-Картли (Борчалы - азерб.) Грузии. Автором представлен исторический взгляд на жизнь азербайджанцев в Грузии, показано начало против них активной дискриминационной политики со стороны грузинских властей в конце 1980-х годов в сферах землепользования, образования и общественной жизни. Автор подкрепил изложенный материал фактами и статистическими данными, что придает работе дополнительную значимость. Брошюра призвана сыграть важную позитивную роль в прорыве информационной блокады вокруг насущных проблем азербайджанцев Грузии, организованной грузинскими властями.

ru
Litres DownloaderLitres Downloader 31.10.2008litres.rulitres-1713291.0

Халаддин Ибрагимли

Азербайджанцы Грузии

(историко-этнографический и социально-политический комментарий)

ВВЕДЕНИЕ

НАРУШЕННАЯ С КОНЦА 1980-х годов стабильность на Кавказе, считающемся «Балканами» Евразии, до сих пор не восстановлена. Сегодня в трех странах Южного Кавказа сталкиваются интересы четырех центров силы и государства-актера. С этим прежде всего связано отсутствие оптимальной модели стабилизации и обеспечения безопасности в регионе. США считают Южный Кавказ «регионом национальных интересов», Россия считает «регионом приоритетной внешней политики», Турция – «регионом естественных и стратегических интересов», Иран – «регионом обеспечения государственной безопасности». На сцене появился и пятый игрок, предъявивший наличие своих интересов, – с новой философской концепцией «Политика нового соседства» выступает Европейский союз. По логике этой политико-философской концепции, участие всех четырех вышеназванных стран отражает их политические, экономические и геополитические интересы, участие же Европейского союза носит коллективный характер и направлено на оказание странам региона помощи в становлении гражданского общества, развитии демократии и решении различных гуманитарных вопросов. Однако и в концепции «Политики нового соседства» немало слабых сторон: например, значительная часть населения двух стран – Франции и Нидерландов, считающихся основными в ЕС, в вопросе принятия единой Конституции выступила с собственных, отличных от большинства стран Союза позиций; в политике ЕС в отношении трех стран Южного Кавказа – Азербайджана, Грузии и Армении, стремящихся к интеграции в пространство ЕС, пока ясно видны проявления неопределенности и описательного подхода. Нам представляется ошибочным также подход ЕС к странам Южного Кавказа через единую призму, на основе одних и тех же критериев и принципов, не учитывающих социальные и этнорелигиозные особенности каждой страны.

С этнической и религиозной точки зрения, наиболее полифоническим государством является Грузия. Для уровня «нового соседства» с Европой Грузии необходимо решить целый ряд проблем «соседства» внутри страны, что требует значительной энергии и времени. У грузинского государства имеются проблемы Абхазии, Южной Осетии, Аджарии и не имеющих какой-либо формы национальной автономии регионов Борчалы и Джавахетии.

Кроме этого, в Грузии проживает около миллиона мусульман. Пришедший к власти под лозунгами «Национальной демократии» М. Саакашвили добился принятия в качестве государственного атрибута изображения средневекового религиозного флага, тем самым еще более усугубив этнорелигиозное напряжение в обществе. Замена чисто религиозным флагом принятый при объявлении независимости Грузии в 1918 году и отражавший многообразие страны политический символ, игнорирование в этом вопросе мнения населения всей Грузии было очевидной ошибкой, что наверняка будет проявляться уже в ближайшие годы.

Серьезные проблемы имеются в деле консолидации и этнической интеграции внутри самой Грузии. Самой же большой проблемой является проблема азербайджанцев Грузии, выделяющихся среди других национальных меньшинств в странах Южного Кавказа своей многочисленностью и обширной территорией проживания. Дискриминационную политику, проводимую в их отношении официальными властями Грузии, на новом этапе охватывающую время с 1989 года по сегодняшний день, можно разделить на три периода:

• период политики откровенно насильственного изгнания азербайджанцев при З. Гамсахурдиа, т. е. депортации;

• период выживания более мягкими, «цивилизованными» методами при Э. Шеварднадзе;

• нынешней период синтеза политики Гамсахурдиа и Шеварднадзе, так сказать, «бархатной» политики «Национального демократического движения» Саакашвили, облаченного в одежды законности.

В каких сферах жизни дискриминация азербайджанцев Грузии проявляется наиболее откровенно и жестко? До ответа на этот вопрос прежде заметим, что проживание азербайджанцев на территории нынешней Грузии имеет более чем двухтысячную историю. Однако официальный Тифлис, наметивший целью проведение дискриминационной политики, утверждает, что регион Борчалы был заселен в XVIII веке, и строит историографию вопроса именно на этой ложной научно-идеологической концепции. Цель – объявить азербайджанцев «гостями» и подготовить идеологические предпосылки для их выживания с родных земель. С точки зрения современных критериев прав человека и общепринятых принципов международного права, никакого значения не имеет время появления азербайджанцев на нынешних территориях их проживания. В любом случае, когда в современной истории на Южном Кавказе в 1918 году были созданы три национальные республики, в исторической области под названием Борчалы основным компактно населяющим область населением были азербайджанские тюрки, и они являются исконными жителями и равноправными гражданами страны, в состав которой ныне входят их земли, – Грузии. Значит, тенденциозные изыскания грузинской историографии, основанные на шовинистическом идеологизированном подходе к вопросу, никак не сочетаются с государственно-правовой философией современного мира. А вопиющий факт переноса подобных взглядов в школьные учебники означает взвалить конфликтность в мышлении на плечи и будущих поколений.

Другой вектор дискриминации направлен на развал школьной системы образования на азербайджанском языке.

Система образования является одним из основных факторов, обуславливающих компактный образ жизни азербайджанцев, поэтому для «культурного» их выдавливания достаточно разрушить эту систему. Облаченный в демократические одежды закон об образовании имеет целью разрушить консолидированную структуру азербайджанских сельских общин, их компактный образ жизни.

Еще одним проявлением целенаправленной политики по разрушению компактного образа жизни азербайджанцев является претворяемая политика в аграрной сфере. Земли Борчалы отличаются своей плодородностью, и население в основном занято сельским хозяйством. Отчуждение людей в этом регионе от земли означает оторвать их от своих корней, лишить основных источников жизнеобеспечения и нарушить привычный образ жизни. Прекрасно понимая это, грузинские политики в принимаемых ими законах о земле (включая принятый в 2005 году) не хотят признавать равных с грузинами прав азербайджанцев.

Следующим дискриминационным моментом нужно назвать изгнание азербайджанцев из государственных и местных органов, ограничение их участия в общественно-политических процессах. Тем самым искусственно создается проблема гражданской интеграции. Власти Грузии, принявшие обязательства перед европейскими институтами, чинят препятствия для вынесения проблем азербайджанцев Борчалы на обсуждение международных организаций. Вокруг проблем Борчалы создана информационная блокада. Яркой иллюстрацией этого является событие последних дней: когда 14 февраля 2006 года жители села Дамийа Гёрархы, требующие своих земельных прав, проводили акцию протеста, полиция применила насилие в отношении мирных демонстрантов, что было заснято на видеоленту. Журналисты, представители разных стран, были приведены в отделение полиции, где у них ленты были отняты и уничтожены. Сами грузинские СМИ, вне зависимости от радикальной или «демократической» направленности, эти события обошли полным молчанием. Описанный факт является лишь одним эпизодом целенаправленной шовинистической государственной политики властей Грузии в отношении азербайджанцев.

Настоящая брошюра является первой работой, где рассмотрены различные проблемы Борчалы – историческое прошлое, углубившаяся с конца 80-х годов ХХ века дискриминационная политика в аграрной сфере, в сфере образования, в отношении общественных организаций, приведены факты из криминальной хроники, сознательного искажения статистических данных переписи населения и т. д. Надеемся, что брошюра сыграет позитивную роль в прорыве информационной блокады и позволит читателю ближе ознакомиться с регионом Борчалы и сегодняшними проблемами проживающих в нем наших соотечественников.

ИСТОРИЯ И ЭТНОГРАФИЯ

АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ ЖИВУТ в большей части регионов Восточной Грузии. По данным официальной переписи населения, в 1989 году в Марнеульском районе (территория 955,2 км2) проживало 91 923 азербайджанца, в Болнисском районе (804,2 км2) – 53 808, в Дманисском районе (1207,6 км2) – 33 107, в Гардабанском районе (1734,0 км2) – 48 781, в Сагареджойском районе – 15 804, в Телавском районе – 7094, в Лагодехском районе – 7094, в Каспийском районе – 2872, в Карельском районе – 1426, в Цалкинском районе – 2228, в Тетрицкаройском районе – 2499, в Мцхетском районе – 2199, в г. Тбилиси – 17 986, в г. Рустави – 11 576. Кроме перечисленного, в Самцхе-Джавахети, регионе компактного проживания армян, было зафиксировано 947 азербайджанцев, в Горийском районе – 600 и Аджарии – 1700 человек.

Исторически основным регионом компактного проживания азербайджанцев является Борчалы, расположенный на юго-востоке Грузии и официально называемый Квемо Картли (Нижняя Картли). После обретения Грузией независимости Борчалы вошел в состав новообразованной губернии Квемо Картли с административным центром в г. Рустави (историческое название Бостаншехер). По официальным данным, общая площадь губернии – 7 тысяч км2, население – около 600 тыс. человек. Этнический состав населения следующий: азербайджанцы – 49 %, грузины – 40 %, оставшиеся 11 % составляют русские, армяне, греки и представители других наций (1). В губернию входят административные районы Гардабани (историческое название Гаратепе), Марнеули (Борчалы), Болниси (Болус Кепенекчи), Дманиси (Башкечид), Тетри-Цкаро (Акбулаг), Цалка (Бармагсыз). Территория Борчалы в пределах Грузии простирается от границ с Азербайджаном вдоль границ Грузии с Арменией и до Чылдырского прохода у границ с Турцией.

Территория региона исторически подвергалась изменениям, что привело к появлению различных этнографических и цифровых предположений. А.Д. Эрицов следующим образом определял пределы Борчалы: «Уезд, в состав которого входят Борчалинская равнина, Лори и Ардживанский хребет, расположен на юго-востоке Тифлисской губернии между 40 градусами 47 секундами северной и 62 градусами 22 секундами южной широты. Уезд граничит с Газахским уездом Елизаветпольской и Александропольским уездом Эриванской губерний. Южный рубеж проходит по Гошадагскому хребту, через долину Памбак, далее в северозападном направлении по правую руку остаются хребты Чубуглу и Аглаган, называемый также Бозабдальским. На западе Айригар отделяет Борчалы от Ахалкалакского уезда, рубеж между Гори и Борчалинским уездом проходит по Джам-Джамскому и Ардживанскому хребтам. Расположенный в Манглиси Сарыдаг отделяет Борчалы от Тифлиса. Отсюда пределы Борчалы, включая Яглуджа, доходят до Красного моста. Общая длина границы Борчалы составляет 480 верст, из коих 100 верст приходится на границы с Александропольским уездом, 80 верст – с Горийским, 145 – с Тифлисским и 100 верст – с Газахским уездами» (2). А.Д. Эрицовым же отмечается, что пределы Борчалинского уезда более обширные, чем соседние уезды: «Вдвое превышающий размеры соседних Ахалцихского, Ахалкалакского и Телавского уездов, Борчалы крупнее также Тифлисского, Тианетского и Душетского уездов. По площади такого крупного уезда нет ни в Кутаисской, ни в Эриванской, ни в Елизаветпольской и ни в Бакинской губерниях» (3). Из приведенных сведений явствует, что территория Борчалинского уезда охватывала юго-восточные районы современной Грузинской республики – Дманисский (Башкечид), Болнисский (Болус Кепенекчи), Марнеульский (Сарван), Гардабанский (Гаратепе) полностью, частично Цалкинский район (Бармагсыз), город Рустави, а также северную часть нынешней Армении – Спитакский (Хамамлы), Амассийский (Агбаба), Степанаванский (Джалалоглу) и Калининский (Ташир) районы.

Согласно камеральной переписи 1832 года в Борчалы имелось 145 населенных пунктов и 4092 дома, а численность населения мужского пола составляла 3634 армянина, 787 греков, 669 грузин, 213 немцев и 8479 азербайджанцев (4).

По данным архивных материалов, этнический состав населения уезда в 1886 году был следующим (5):

Как видно из приведенных выписок, большую часть населения уезда составляли азербайджанцы. Это же отмечает известный грузинский писатель и общественный деятель И. Чавчавадзе. В 244 и 245-м номерах издаваемой им газеты «Иверия» за 16–17 ноября 1890 года в статье «Борчалос мазра» («Борчалинский уезд») он пишет, что почти две трети населения Борчалинского уезда составляют азербайджанцы. В изданном в Тифлисе «Кавказском календаре на 1907 год» (6) отмечается наличие в Борчалинском уезде 628 850,00 десятин земли, здесь же приводятся данные о проживании в Борчалинском участке 11 630, Екатериненфельдском участке (нынешний Болнисский район. – Х. И.) – 16 615, Лорийском – 1820, Триалетском – 12 435 тюрков-мусульман.

После советизации Грузии было проведено несколько переписей населения, однако их данные о численности проживающих в республике азербайджанцев каждый раз искажались: по переписи 1930 года число азербайджанцев представлено в 200 тыс. человек, 1979 года – 250 тыс., 1989 года – 307 556 человек (5,7 %), по официальным данным 2002 года – 284 761 человек (6,5 %) (7).

Последние цифры свидетельствуют о признании дискриминации и скрытой депортации азербайджанцев за десятилетие независимости Грузии. Кроме указанного, сознательное уменьшение цифровых показателей подтверждают косвенные данные: по переписи 1926 года в Аджарии проживало 132 тыс. человек, Абхазии – 210 тыс., Внутренней Картли – 225 тыс., Южной Осетии – 88 тыс. и в Борчалы – 86 тыс., через 50 лет эти цифры были соответственно 294 тыс., 462 тыс., 353 тыс., 101 тыс. и в Борчалы – 465 тыс. В процентном отношении это выглядит следующим образом: 223 %, 219,7 %, 156,4 %, 115,7 % и 231 %. Логика темпов воспроизводства говорит о том, что численность азербайджанцев, значительно опережавших в демографическом воспроизводстве грузин, не могла увеличиться лишь на 50 тыс. человек. Отсюда вывод – цифры последней переписи значительно занижены, при этом мы имеем в виду также то, что по плотности населения среди регионов Грузии Борчалы находится в первом ряду.

Так сколько же все-таки проживает в Грузии азербайджанцев? В действительности это выявить и уточнить не так сложно: во всей Грузии имеется приблизительно 200 азербайджанских сел и деревень, причем в Баку из каждой из них проживает определенное количество семей. С их помощью установить – пусть даже приблизительно – количество семей и их состав не так сложно. Еще в 1989 году часть интеллигенции, выходцев из Грузии, создала в Баку общество «Борчалы». По описанному выше методу был проведен подробный опрос и составлена справка, в результате выяснилось, что численность азербайджанцев в Грузии составляет около 600 тыс. человек. Учитывая вышеизложенное и политику откровенной дискриминации, развязанную грузинскими властями с 1989 года, в результате которой страну покинуло свыше 100 тыс. человек, нынешняя численность азербайджанцев в Грузии, по нашим подсчетам, составляет приблизительно 500 тыс. Грузинские власти, всегда опасавшиеся демографических темпов роста численности азербайджанцев, постоянно прибегали к дискриминационным мерам в их отношении и скрывали реальные цифры их численности.

Преуменьшение численности азербайджанцев было не единственной дискриминационной мерой. И в советское время, и в последующем для вытеснения их из Грузии создавались всякие идеологические концепции. Грузинские историки утверждают, что тюрки-азербайджанцы в Грузии впервые появились в XI веке при вторжении Сельджукидов, а массовые поселения связаны с периодом правления Сефевидского шаха Аббаса I в XVII веке (8). Искажение истории заселения тюрками Борчалы имело место еще в советский период и приобрело идеолого-концептуальную окраску. Самым же возмутительным является, что все надуманные концепции и сфальсифицированные схемы нашли место в школьных учебниках. Например, в утвержденном Министерством образования Грузии учебнике по географии Грузии для девятого класса средних школ в разделе «География этнических групп и религий» говорится: «Предками большей части проживающих в Грузии азербайджанцев были кочевники племени Борчалы. Их переселил в Грузию шах Аббас. Остальная часть является потомками мугалов, переселившихся значительно позже» (9). Аналогичными тенденциозными утверждениями изобилуют и учебники по истории.

Какова же реальная история?

Одной из вспомогательных дисциплин в изучении исторических событий является топонимика, поэтому, прежде чем перейти к изложению истории Борчалы, обратимся к данным топонимики. Еще средневековый арабский автор Ягут аль-Хамави отмечал: «Борчалы – это название местности в Арране» (10). Другой арабский автор Гардизи именовал этот регион «Бёручёлю», т. е. «Волчья степь», а известный историк и государственный деятель конца XIII – начала XIV века, автор многотомной «Джами аттаварих» Фазлуллах Рашидаддин термин «Борчалы» использует и как топоним, и как этноним. Автор «Истории страны албан» Моисей Каланкатуйский (VII век), а также известные современные турецкие историки А. Тоган и Ф. Кырзыоглу происхождение топонима Борчалы связывают с поселившимся на Южном Кавказе во II веке до н. э. тюрко-гуннским племенем барсилов.

В самих грузинских источниках название региона встречается как «Гурдис хеви» («Волчья долина»), в среднеперсидских («пехлевийских») источниках «Гордман» – «Страна людей Волка» (11). Из перечисленных вариантов предположение М. Каланкатуйского, А. Тогана и Ф. Кырзыоглу о непосредственной связи топонима Борчалы с племенным названием барсилов представляется более обоснованным. Обращаем внимание читателя на то, что названные историки пользуются заслуженным авторитетом как надежные и компетентные специалисты по истории и этнографии Южного Кавказа.

Достаточное количество сведений по истории Борчалы имеется в персидских и арабских письменных источниках. Сведения некоторых из арабоязычных авторов мы уже приводили. В настоящем исследовании мы считаем целесообразным основной упор делать на данные грузинских источников, ибо беспочвенность исторических претензий грузинских историков доказывают свидетельства, в первую очередь, именно грузинских письменных сочинений, среди которых внимание привлекают свод «Картлис цховреба» («Жизнь Картли») и «Мокцеваи Картлисаи» («Обращение [в христианство] Картли»). «Картлис цховреба» начинается с событий VIII века, т. е. отражает взаимоотношения между тюрками-хазарами и Картли, затем дается краткое описание падения Сасанидской империи под ударами мусульманского арабского войска, а также возникновение и история Тифлисского эмирата. Рукопись хроники «Мокцеваи Картлисаи», повествующей об обращении в христианство населения Картли (Восточной Грузии), была найдена в 1888 году. Через два года известным историком Е. Такайшвили она была издана на грузинском языке, а в 1900 году – в переводе на русский язык. Летопись начинается следующими словами: «Когда царь Александр обратил в бегство и оттеснил их в полуночную страну, тогда он впервые увидел свирепые племена бунтюрков, живших по течению Куры в четырех городах с их предместьями – Саркине, Каспи, Урбниси и Одзрахе, и крепости их: большая крепость Саркине, крепости Каспи, Урбниси, Одзрахе... Тогда прибыло отделившееся от халдейцев воинственное племя гуннов, и испросило у владыки бунтюрков место при условии платить дань, и поселились они в Занави» (12).

Е. Такайшвили «бунтюрков» текста называет «туранцами» (13), по мысли академика Н.Я. Марра, термин следует понимать как «коренные тюрки». Советский грузинский историк С.Н. Джанашиа дает свою интерпретацию сообщения источника и обвиняет автора летописи в анахронизме, считая тюрков пришельцами на Кавказе и невозможным их пребывание здесь в IV веке до н. э. Современный грузинский историк Е.С. Чхартишвили более объективно подходит к проблеме, обвиняет С.Н. Джанашиа в предвзятости и считает, что «бунтюрки», являясь частью гуннов, вполне могли поселиться на юго-востоке нынешней Грузии, т. е. на земле Борчалы, еще в IV веке до н. э. А.В. Тоган в работе «Введение во всеобщую историю тюрков» также отмечает проживание в Борчалы гуннов-барсилов и связывает появление термина «Борчалы» с названием именно этого племени.

Параллельно со сведениями о проживании на территории нынешнего Борчалы «бунтюрков» в источниках имеется достаточно материалов и о булгарах. Например, армянский автор V века (некоторые историки время его жизни и творчества относят к VII веку) Моисей Хоренский южные предгорья Кавказа называет «булгарскими землями», а албанский историк Моисей Каланкатуйский в «Истории страны албан» рассказывает о частых войнах одного из булгарских племен – барсилов (14). Все приведенные здесь сообщения авторов древних сочинений дают основания заключить, что вслед за бунтюрками барсилы явились вторым тюркским этническим пластом, освоившим земли Борчалы уже в первых веках нашей эры. Таким образом, та часть гуннов, которая с их основной массой не двинулась на запад и осталась на Кавказе, в источниках называется «булгарами», иногда «бурчалами». В свою очередь, в состав булгарского объединения входили барсилы, хазары, савиры, гарынджалары.

Другой тюркской народностью, участвовавшей в формировании тюркского населения Борчалы, были хазары, причем известно, что в создании и укреплении собственно Хазарского каганата, просуществовавшего в течение VII–X веков, участвовали также тюркские племена булгар-барсилов, савиров и хайландуров.

Еще один тюркский этнос, принявший близкое участие в формировании тюркского населения Борчалы – это, несомненно, кыпчаки. Известно, что уже к X веку кыпчаки вслед за гуннами, тюрками Великого каганата и хазарами, превратились в единоличных хозяев Великой евразийской Степи. Пока наиболее ранним источником, где впервые встречается этноним «кыпчак», считается надгробная каменная стела с надписью, датируемой 759 годом. Средневековые грузинские источники знают «новых» и «старых» кыпчаков, историк Рашидаддин считает кыпчаков одним из пяти объединений тюркского улуса, которое возглавлял Огуз Хаган. Известное из историко-географической литературы понятие «Деште Кыпчак» («Кыпчакские степи») включало в свой состав, в числе других, и степи Причерноморья и Прикаспия.

О поселении кыпчаков в регионе Борчалы и нахождении в их составе племен «гарапапаг» и «гарабёрклер» имеется достаточно исторических исследований. А.В. Тоган, А. Джафароглу, З.М. Буниятов и другие считали одно из подразделений кыпчаков – «гарапапаг» (в русской исторической литературе их называют «караколпак», «черные клобуки») одним из основных тюркских племен, вошедших в состав тюркского азербайджанского населения нынешней Грузии.

В защите Грузии и ее активной внешней политике в начале XII века кыпчаки сыграли важную роль. Абхазо-грузинский царь Давид IV Строитель в борьбе против тюрков-огузов Сельджукидской империи пригласил и поселил в Борчалы и прилегающих областях кыпчакскую орду численностью 40 тыс. воинов, т. е., по подсчетам специалистов-медиевистов, вместе с членами их семей всего около 200 тыс. человек (15). Уместно будет отметить, что одновременно царь Давид IV породнился с кыпчаками, взяв в жены дочь хана (16). Историк царя Давида пишет, что «привел великое множество, и тесть с братьями жены не напрасно трудились, и не зря кыпчаков переселил, ибо их руками уничтожил он силы всей Персии и навел страх на всех царей...» (17).

Чуть забегая вперед, отметим, что именно из числа оставшихся в Грузии кыпчаков происходил известный полководец царицы Тамар, командующий грузинскими войсками Кубасар. Кыпчаки, приведенные царем Давидом, сыграли основную роль в укреплении самостоятельности Грузинского царства и власти самого царя. С их помощью совершались походы в глубь территории Ширвана, кыпчаки сыграли главную роль в победе Давида IV над Гянджинским атабеком Сельджукидов в Дидгорской битве 1121 года, в результате чего к Грузинскому царству уже в следующем 1122 году был присоединен Тифлисский эмират. Вскоре были присоединены Дманис (крепость Туманис в эпосе «Деде Горгуд») и Ани. Вместе с тем царь Давид, чтобы окончательно не испортить отношения с мусульманским миром, посетил Джума-мечеть в Тифлисе и запретил христианскому населению Тифлиса содержать свиней.

Монгольские завоевательные походы начала XIII века завершились включением всего Южного Кавказа, в том числе Борчалы, в состав государства Эльханидов – улуса Хулагу-хана и его потомков. Позже, в результате похода в 1386 году на Грузию, кыпчакские поселения севернее Тифлиса подчинил эмир Тамерлан. В XIV–XV веках Грузия находилась в составе или под влиянием государств Гарагоюнлу и Баяндурлу (Аггойонлу). Начиная с XVI века, в ходе османо-сефевидских войн переходивший из рук в руки Борчалы в основном находился в сфере влияния Сефевидов. Является неоспоримой реальностью то, что в правление шаха Аббаса I (1587–1629) в Борчалы и другие земли нынешней Грузинской Республики были переселены тюрки-азербайджанцы, но вместе с тем нельзя отрицать и обратный процесс: шах Аббас I, зная о расположенности гарапапагов к османцам, жителей множества селений Борчалы – Газахского махала переселил в области (беглярбекства) Гянджи – Гарабаха и Ширвана.

Наиболее сложным периодом в истории Борчалы можно считать XVIII век. Это связано с тем, что во время «избрания» в феврале 1736 года шахом Надир-хана, свергшего с шахского трона Сефевидов и узурпировавшего власть, против выступил очень влиятельный род Зиядоглу, представители которого традиционно являлись беглярбеками (наместниками) Гянджи и Карабаха. Через год после этого злопамятный Надир-шах в отместку отнял у них земли Борчалинского и Газахского султанств и переподчинил своему вассалу, грузинскому царю Теймуразу II.

С распадом государства Надир-шаха после его убийства в 1747 г. в Азербайджане образовалось более двух десятков ханств и султанств, в том числе Борчалинское султанство. В состав султанства входили Гараязы (Гардабани), Сарван (Марнеули), Агбулаг (Тетрицкаро), Болниси, Дманиси, а также Джалалоглу, Барана, Ташир и Хамамлы, ныне как административные единицы находящиеся в составе Армении. Передача Борчалы сначала под управление царя Картли, а затем междоусобица между ханствами стали причиной переселения из Борчалы части тюркского населения. Этот процесс даже усилился после смерти в 1747 году Надир-шаха. Такое положение беспокоило царя Картли и Кахетии Ираклия II, опасавшегося обезлюдения податных селений, и он просил старшин селений не оставлять страну (18). Несмотря на просьбы царя, немало семей покинули родные земли и переселились в Турцию и Иран.

Переселение азербайджанцев из Грузии приняло более массовый характер после присоединения Южного Кавказа к России. Этот процесс с определенным усилением и ослаблением продолжался до установления советской власти в Грузии. Так, весной 1828 года более 800 семей гарагапаглы переселились из Борчалы в область Тебриза. При условии выплаты наместнику Азербайджана и наследному принцу Аббас Мирзе 12 тыс. тюменов золотом, а также службы в его войске 400 всадников со своим снаряжением они были поселены в регионе Сулдуз. Что касается Турции, то, по данным турецкого исследователя, профессора А.Б. Арджиласуна, прибывшие из Южного Кавказа беженцы поселились в основном в Карсской провинции. И сейчас здесь имеются 92 селения, большая часть которых носит названия, совпадающие с названиями оставленных ими родных селений в Борчалы (19). О последующей волне переселений М.Ф. Кырзыоглу пишет: «...прибывшие в 1920–1921 гг. в качестве беженцев, а после 1924 года в результате обмена 45 тысяч тюрков нашли приют и возможность спокойной жизни на землях Карса. Это были гарага-паглы, выходцы из регионов Агбаба, Борчалы-Лори и Гараязы» (20).

Насильственное или добровольное переселение азербайджанцев из Грузии продолжалось в годы второй мировой войны и после нее. Наконец, в конце ХХ века, с развертыванием в Грузии национально-освободительного движения за независимость начинается новый этап политики дискриминации и депортации (эти вопросы мы рассматриваем в нашем исследовании отдельно).

В 1880 году царские власти ликвидировали Борчалинское султанство, создав вместо него Борчалинский уезд в составе Тифлисской губернии. При создании уезда районы Гаратепе (нынешнее Гардабани) и Гарачеп (в основном нынешний Сагареджо) были отделены от него.

Как известно, с падением самодержавия Романовых на территории Южного Кавказа образовались три независимые республики, у которых друг к другу сразу же возникли территориальные претензии. Основным объектом претензий всех трех республик стала территория Борчалы. После объявления независимости Грузии 26 мая 1918 года, председатель правительства Рамишвили заявил об установлении границ государства по административным рубежам бывших Елизаветпольской и Тифлисской губерний. Исходя из своего заявления, грузинское правительство в июне 1918 разместило в Борчалы подразделения своих войск, опираясь на которые, новоназначенные грузинские чиновники стали организовывать свое управление, конфисковывать продовольственные запасы населения, произволом и притеснениями принуждать азербайджанское население региона покидать свое местожительство. Местное население, справедливо полагая Борчалы своей родиной, просило помощи у правительства Азербайджанской Республики и настоятельно требовало создания органов своей власти и в Борчалы. Тогдашнее азербайджанское правительство, в свою очередь, не проявляло равнодушия в отношении примыкавшего к Елизаветпольской губернии и с преобладающим тюркским населением региона Борчалы. Уже 14 июня правительство Азербайджанской Демократической Республики направило грузинской стороне ноту протеста в связи с размещением в Борчалы своих войск и выразило желание решать проблему путем переговоров. В июле грузинское правительство предъявило ультиматум с требованием в течение 24 часов вывести свои воинские подразделения из района Гараязы. Азербайджанская сторона вновь напомнила, что пока не определены границы между двумя государствами, лучше избегать открытой конфронтации и решать вопросы путем переговоров. В качестве выхода из сложившейся ситуации правительство Азербайджана предложило создание международной комиссии. Под давлением представителей Германии и Турции на Кавказе правительство Грузии, в связи с вопросом о спорных территориях, в августе 1918 года дало свое согласие на создание арбитражной комиссии, а чуть позже стороны приняли решение передать данный вопрос на рассмотрение намечавшейся Стамбульской конференции. В преддверии конференции и в местной, и в турецкой печати каждая из сторон опубликовала множество статей с изложением своей позиции по спорному вопросу. Азербайджанская делегация в качестве основного аргумента приводила факт подавляющего численного преимущества в Борчалы и части Сыгнахского уезда тюркского населения, а также настоятельные обращения и пожелания местного населения с просьбой о включении указанных территорий в состав Азербайджанской Демократической Республики. Грузинская делегация, в свою очередь, необходимость включения Борчалы в состав Грузии обосновывала близким, буквально «у порога», расположением земель Борчалы к столице республики. Стамбульская конференция не смогла решить спорные территориальные проблемы стран Южного Кавказа. Земли Борчалинского, Гараязского и Сыгнахского регионов площадью 8,7 тыс. км2с подавляющим азербайджанским населением оставались «спорными территориями». Хотя стороны согласованно вынесли данный вопрос на Парижскую мирную конференцию, представители великих держав ограничились лишь признанием де-факто трех южнокавказских республик, но территориальные проблемы оставили до полного прояснения международного положения (21).

В связи с создавшимся неопределенным положением и агрессивным поведением грузинской стороны борчалинцы пришли к решению о провозглашении самостоятельного государственного образования «Гарапапаг». В их обращении к Совету министров Азербайджанской Республики говорилось: «Исконными жителями этих мест являемся мы, и численное большинство за нами. У нас есть все основания, и мы достойны организовать здесь свою власть. Исходя из наших намерений, мы обратились к султану и великому везирю с просьбой признать наши права и под покровительством Высокой Порты содействовать воссоединению наших земель с Азербайджаном» (22). Однако ввиду чрезвычайно запутанного и напряженного положения на Кавказе, а также с целью обеспечения безопасности населения, создатели «Республики Борчалы – Гарапапаг» приняли решение объединиться с Араз-Тюркской Республикой, включавшей земли Нахичевань – Сюрмели и бассейна реки Аракс, и Карсской Республикой, включавшей территории Карсской области и земли месхетинских турков Ахалцих – Ахалкалака.

В январе 1919 года представители указанных тюркских республик провели в Карсе конференцию, где провозгласили о создании «Тюркской республики Юго-Западного Кавказа» с центром в Карсе, охватывавшую территории от Батума до Ордубада в Нахчыванском крае. Территория республики составляла около 40 тыс. км2, а население – 1 млн. 764 тыс. человек. К сожалению, из-за вмешательства великих держав в лице Англии эта республика просуществовала всего несколько месяцев (23).

17 декабря 1918 года Армения официально объявила войну Грузии. Военные действия шли в основном на территории бывшего Борчалинского уезда, местное азербайджанское население несло большие человеческие и материальные потери. Через 14 дней бесславных военных действий, под угрозой поражения и при содействии Союзной комиссии из представителей Англии и Франции, 30 декабря армянское правительство прислало телеграмму с согласием на немедленное прекращение военных действий и на отвод войск, как было решено при участии английского генерала Райкрофта, с 24.00 часов 31 декабря (24). На состоявшейся в Тифлисе 9-17 января конференции было принято решение, касавшееся Борчалы. В нем говорилось: «Линией разграничения войск считать пункты, занятые в нейтральной зоне Борчалы войсками Грузии к 24.00 часам 31 декабря» (25).

Это разграничение в основном совпадает с нынешними границами между Грузией и Арменией. Соглашение о разграничении делило бывший Борчалинский уезд на 3 части: северная часть передавалась Грузии, южная часть – Армении, Лорийский округ объявлялся нейтральной зоной. Мнение местного мусульманского населения совсем не было принято во внимание, ввиду чего представители азербайджанского населения Лори и других частей Борчалы в многочисленных обращениях на имя правительств Грузии, Азербайджана и Турции выражали категорический протест против расчленения своих земель.

Осенью 1920 года, когда турецкие войска заняли Гюмрю и Гаракилсе и находились на подступах к Лори, Армения обратилась за помощью к Грузии. 13 ноября того же года между двумя странами было заключено соглашение, согласно которому нейтральная зона Лори передавалась под контроль Грузии. После установления советской власти в Армении армянская сторона вновь стала требовать возвращения Лори. Здесь при содействии соответствующих служб уже оккупировавшей Азербайджан и Армению 11-й Красной Армии лорийскими армянами был организован антиправительственный мятеж, в результате чего 11–12 февраля 1921 года грузинские подразделения были выведены из региона. Лорийский мятеж создал условия для вторжения Красной Армии, в результате этого и других сопутствующих причин 23 февраля того же года Советская власть установилась и в Грузии. Спустя некоторое время, после долгих обсуждений 6 ноября 1921 года решением Кавказского бюро РКП(б) Лорийский участок окончательно был передан в состав Армении. В статье под названием «Как была потеряна историческая территория Грузии – Лори?», опубликованной в газете «Джорджиан таймс» за 20–27 октября 2005 года, подчеркивается мнение Сталина на заседании ЦК РКП(б) и его особая роль в передаче нейтральной зоны Лори Армении. Общая площадь Лорийского участка Борчалинского уезда, переданного Армении, составляла 2367, 44 км2. 22 декабря 1922 года по рекомендации комиссии по пограничным вопросам Южнокавказского совета по размежеванию Воронцовский район Борчалинского уезда также был присоединен к Лори-Памбакскому уезду Армении.

В 1929 году Борчалинский уезд был ликвидирован, а на его месте образованы три административных райна – Борчалинский (Марнеульский), Люксембургский (Болнисский) и Башкечидский (Дманис). Название «Борчалы» сохранилось применительно только к нынешнему Марнеульскому району. В 1949 году и здесь была произведена замена – вместо «Борчалы» появилось название «Марнеули», хотя среди народа и в неофициальном лексиконе термин «Борчалы» всегда имел и по сей день имеет широкое хождение. С провозглашением Грузией независимости в 1991 году и последовавшим новым административным разделом страны на грузинской части территории исторического Борчалы появилась губерния Квемо Картли с центром в г. Рустави. С другой, армянской части Борчалы, азербайджанцы были изгнаны во время событий осени 1988 – начала 1989 года.

Таким образом,

• первое: этнические корни азербайджанцев Грузии восходят к проживавшим на исторической территории Борчалы еще в последних веках до нашей эры – в первом тысячелетии нашей эры тюркским племенам (бунтюрки, барсилы, булгары, хазары, кыпчаки, огузы, гарапапаги). Азербайджанцы, проживающие в Грузии, являются автохтонным населением своих земель, а не переселенцами. В советский период, не без ведома центра, грузинские историки и исполнительная власть, с целью внесения разброда и оказания психического воздействия и оправдания своей дискриминационной политики в отношении азербайджанцев, объявляли их потомками кочевых тюркских племен и пришельцами, переименовывали существовавшие столетиями названия населенных пунктов, иначе говоря, активно внедряли политику «грузинизации»;

• второе: территория Борчалы в разные периоды истории входила в состав различных государств и великих империй, подвергалась политико-административным изменениям, пока в результате последнего разделения и переименований в советский период не приобрела своего нынешнего вида;

• третье: азербайджанцы Грузии за последние сто лет несколько раз подвергались дискриминации и давлению на этнорелигиозной почве, что в некоторых случаях приводило к насильственному вытеснению из родных мест проживания;

• четвертое: численность проживающих в Грузии азербайджанцев во время переписей сознательно занижалась, и статистические данные фальсифицировались;

• пятое: несмотря на создаваемые трудности в социально-экономической жизни и быту, благодаря своему трудолюбию и терпению азербайджанцы Грузии сумели противостоять дискриминационной политике грузинских властей, по мере возможности всегда стремились активно участвовать в общественно-политической жизни страны. Вопреки официальной идеологической концепции они никогда не считали себя «пришельцами», напротив, всегда воспринимали себя хозяевами и сыновьями своей родной земли – Борчалы.

ИСТОЧНИКИ

1. Газета «Дийар», январь 1998.

2. Ерицов А.Д. Экономический быт государственных крестьян Борчалинского уезда Тифлисской губернии. – Т. 7 – Тифлис, 1887.

3. Там же.

4. Шамыоглу Ш. Межнациональные отношения и этнические процессы в Борчалы. – Баку, 1997 (на азербайджанском языке).

5. Азербайджанский государственный архив. Фонд 970, дело 227, л. 110.

6. Кавказский календарь на 1907 год. Тифлис, 1906.

7. Газета «Борчалынын сеси» («Голос Борчалы»), 26 ноября – 2 декабря 2005.

8. Азербайджанский Центральный государственный архив новейшей истории. Фонд 970, список 1, лл. 5–6.

9. Беруджашвили Н., Давиташвили З., Элизбарашвили Н. География Грузии. – Тбилиси, 1999; Асатиани Н. История Грузии. – Тбилиси, 1995 и др.

10. Мамедов К. Забытая и принуждаемая к забвению история. – Газета «Борчалынын сеси», № 1, 2–9 июля 2005.

11. Там же.

12. Такайшвили Е.С. Источники грузинских летописей. Три хроники. Пер. с грузинского языка. СМОМПК, вып. XXVIII. – Тифлис, 1900.

13. Там же.

14. История Азербайджана. Под ред. Проф. С.С. Алиярлы. – Баку, 1996 (на азербайджанском языке).

15. Котляр И.Ф. Половцы в Грузии и Владимир Мономах. – В кн.: Из истории украинско-грузинских связей. Ч. 1. – Тбилиси, 1968. С. 23.

16. Жизнеописание царя царей Давида. Перевод с древнегрузинского, примечания и комментарии Ю. Насибова. См.: Средневековый Восток: истории и современность. Под ред. З.М. Буниятова. – Баку, 1990. С. 134.

17. Там же, с. 134–135.

18. Мамедов К. Борчалы на фоне азербайджано-грузинских взаимоотношений. – Газета «Борчалынын сеси», 27 августа – 2 сентября 2005.

19. Мустафа В. Борчалы. – Газета «Ики сахиль» («Два берега»), 1 октября 1992.

20. Кырзыоглу М.Ф. Взгляд на 1800-летнюю историю проживания племени гарапапаг в бассейне рек Кура и Араз. – Эрзурум, 1772 (на турецком языке).

21. Насибли Н. Азербайджанская Демократическая Республика. – Баку, 1990 (на азербайджанском языке).

22. Мамедли Ш. Разделенный Борчалы. – Баку, 1991 (на азербайджанском языке).

23. Мусаев Исмаил. Политическое положение в Нахичеванском и Зангезурском регионах Азербайджана и политика иностранных держав (1917–1921 гг.). – Баку, 1996 (на азербайджанском языке).

24. Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. – Тифлис, 1919. С. 483.

25. Мамедли Ш. Указанная работа.

ИЗЛОЖЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ, НАЧАВШИХСЯ С КОНЦА 1980-х ГОДОВ

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ Грузия наиболее полифоничное (многогранное) этнополитическое государство. В советский период эта многогранность послужила основанием для образования относительно многочисленных автономных образований в республике. В Грузии, в отличие от всех других южно-кавказских государств, основной этнос – грузины – составляют меньшинство. В Армении армяне составляют примерно 95 % населения страны, в Азербайджане – 85 %, между тем в Грузии общий удельный вес грузин – не более 50 %. В переписи населения 2002 года указано, что грузины в Грузии составляют 84 %. Официальная статистика 1979 года создает совсем иную картину. В Грузинской советской энциклопедии цифры изложены таким образом: грузины 68,8 %, русские 7,4 %, азербайджанцы 5,1 %, армяне 9 %, абхазы 1,7 %, осетины 3,2 %, греки 1,9 %, украинцы 0,9 %, евреи 0,6 %, курды 0,5 %, другие 0,9 % (1). В этом списке аджары не указываются как отдельный этнос. Как аджары, так и мингрелы, лазы, сваны, обобщались в составе грузин. Из статистической картины 1979 года открыто видна нереальность статистики 2002 года. Потому что по демографическому росту грузины уступают всем негрузинским этносам в Грузии. Очевидно, что последние 15 лет Грузию покидали многие. Но масштаб покинувших страну не столь велик, чтобы между статистиками 1979-го, 2002 года возникла такая большая разница.

Сами грузины этнически не монолитны. Другими словами, они делятся на разные языковые группы. Например, грузины считают грузинами мингрелов, сванов, лазов, говорящих пусть и на родственных, но отличных от грузинского языках, и не считающих себя грузинами. Грузинские ученые провели многочисленные исследования с целью доказать грузинское происхождение этих этносов. Однако в настоящее время сваны и мингрелы Сванетии и Мингрелии проводят религиозную службу на своем языке. В 2005 году в грузинской прессе распространилась информация о том, что Библия переведена на сванский и мингрельский языки. Это известие вызвало серьезное беспокойство у грузинской интеллигенции. Они в нервозной форме заявили, что сванский язык уже через 50 лет не будет существовать. По их словам, не было необходимости перевода Библии на этот язык, наоборот, это стало источником опасности, направленным на разрушение единства грузинской нации. Выходящая в Тифлисе газета «Резонанси» пишет: «Если после этого книги по математике, ботанике и другие будут опубликованы на мингрельском и сванском языках, то этот процесс будет продолжен, а в дальнейшем приведет к печальным последствиям» (2). По некоторым неофициальным данным, если сваны, мингрелы, лазы будут признаны как отличные (от грузин) этнические группы, то общая численность грузин в Грузии составит порядка одного миллиона. Другая газетная публикация позволяет сделать иной вывод по поводу вышесказанного: «Если состоится признание мингрелов и сванов в качестве национальных меньшинств, тогда придется заново пересмотреть численность грузинского населения. А это дает основание предположить, что численность этнических картвелов (грузин) будет меньше или равна численности негрузин. По некоторым сведениям, если не учитывать сванов, мингрелов и лазов, то численность грузин будет составлять 800 тысяч человек. Кроме того, имеются демографические аспекты. То есть рост численности грузин в последние годы по сравнению с предыдущими годами сильно уменьшился» (3). Не имея никакой перспективы и основания настаивать на грузинских корнях аджарцев, абхазов, осетин, азербайджанцев, армян (в советский период часть армян свои фамилии заменила на грузинские и ассимилировалась, – естественно, в статистике они отмечены как грузины, что позитивно повлияло на искусственный прирост грузинского населения), русских, греков, аварцев и других, грузины единственной «точкой опоры» для своего прироста считают сванов, мингрелов и лазов. Страх потерять возможность искусственного прироста создает нервозность.

При таком сложном этнополитическом положении национализм в Грузии не опирается на исторические корни. В этой стране национальная идея всегда была проблематичной. В последние годы самым привлекательным национальным лозунгом был «Грузия для грузин!». Он привел к многочисленным проблемам в стране. Когда началось национально-освободительное движение, Грузия сильно пострадала от деятельности радикальных националистов. У грузин не было достаточно сил: ни количества, ни национальной энергии для обеспечения безопасности и целостности страны. В таком положении другие этносы – как автохтонные, так и пришлые народы, – подвергались притеснениям и испытали дискриминацию, что резко усилило центробежные тенденции. С этой позиции «гамсахурдизм», т. е. радикальный национализм, шовинизм, и ныне в несколько завуалированной форме проводимый «демократический национализм», – самый нежелательный выбор для Грузии. «В целом трудно говорить о существовании конкретной единой национальной идеологической системы в Грузии, речь может идти только о краткосрочном приливе национальных чувств. Оттого, что эти приливы принесли обществу страдания и разрушения, думающие люди во времена преобладания рационального мышления не проявили заинтересованность в формировании национальной идеологии» (4).

Азербайджан и Грузия – это стратегический регион, связывающий три таких великих государства, как Россия, Иран, Турция, а в целом – ключ в евразийское пространство. Векторы Север-Юг, Восток-Запад проходят через территории этих двух государств. В данном регионе сталкиваются многочисленные интересы. Этот регион Россия расценивает как «приоритетную и значимую зону внешней политики», США – как «зону национальной безопасности», Иран – как «зону государственной безопасности», Турция – как «зону естественных и стратегических интересов». Если между этими двумя южнокавказскими государствами стратегических связей нет, то не будет другой эффективной альтернативы по векторам Север-Юг, Восток-Запад. Занимаемая Грузией геополитическая позиция дает только ей множество преимуществ. Она на Южном Кавказе единственная открытая страна. Такое геополитическое преимущество создает для Грузии условия интеграции в Европу и за счет этого – к относительным успехам в решении некоторых внутренних проблем. Однако у Грузии нет сильного лобби за рубежом, как у Армении, или богатых природных ресурсов, как у Азербайджана. Одна из слабых сторон Грузии – существующая внутренняя этническая «блокада». Абхазы и осетины контролируют дороги (две автомобильные, одну железнодорожную), соединяющую Грузию с Россией, вдоль границы Грузия – Армения и Грузия – Азербайджан проживают азербайджанцы, на границе Грузия – Турция – армяне (ныне планируется переселение турок-месхетинцев). А побережье Черного моря занимает Аджария. Во всех случаях связи Грузии с соседними государствами пролегают через внутренние этнические территории.

Столица страны Тифлис со всех трех сторон опоясана азербайджанскими населенными пунктами. Учитывая этот фактор, грузинские политики стараются расшатать именно этот этнически компактный регион, а по возможности, совсем разрушить его. Это один из главных факторов, стимулирующих дискриминационную политику грузинских властей в Борчалы.

Известно, что Азербайджан и Грузия взаимозависимы (Грузия для Азербайджана – дверь в открытые воды), со стратегической точки зрения Грузия намного больше нуждается в Азербайджане. Но даже несмотря на это, дискриминационное отношение грузинских властей к правам азербайджанцев нисколько не изменилось. Ответ прост: эта политика проводилась и проводится на государственном уровне. Если бы это было не так, то после националиста З. Гамсахурдиа при относительно толерантном Э. Шеварднадзе, пришедшем ему на смену благодаря демократическим лозунгам М. Саакашвили, после заключения договора между Азербайджаном и Грузией о дружбе, сотрудничестве, двусторонней безопасности от 8 февраля 1993 года или же после подписания 8 марта 1996 года Тифлисской Декларации о стратегическом партнерстве (5), после реализации нефтепроводов Баку – Супса в 1998 году, Баку – Тифлис – Джейхан в 2005 году – ситуация бы изменилась.

ОБОСНОВАНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ С ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ И ЕЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

ПАРАЛЛЕЛЬНО С РАЗВЕРНУВШИМСЯ в 1988 году в Грузии национально-освободительным движением началась новая дискриминационная политика против азербайджанцев, которая на сей раз реализовывалась в более открытой и уродливой форме. Массовая депортация азербайджанцев из Армении и нарастающий этнический конфликт в Нагорном Карабахе, перешедший в плоскость открытых военных действий, не могли не беспокоить азербайджанцев, живущих в Грузии, что создавало выгодные условия для реализации коварных планов радикальной части грузинского общества. Организации «Святой Илья Чавчавадзе», «Шота Руставели» и общество «Мераб Костава» первыми открыто выступили с инициативой изгнания азербайджанцев, объявленных «пришлыми», «гостями». Однако процессом руководил официальный Тифлис. По молчаливому согласию тогдашнего первого секретаря ЦК КП Грузии Г. Патиашвили неформалы сносили дома азербайджанцев, как якобы незаконно построенные. За незнание грузинского языка их в массовом порядке освобождали от работы, в Борчалы переселяли из Сванетии пострадавших от снежных обвалов сванов, для них выкупали на средства из специально созданных фондов дома и строили новые поселки вблизи густонаселенных азербайджанских населенных пунктов. Позже те же переселенные сваны, привычные к жизни в горах, превратились в настоящие катализаторы в создании криминогенной ситуации в регионе и вытеснении азербайджанцев, стали постоянным источником угроз для местного населения. Без сомнения, официальный Тифлис был подстрекателем, настройщиком антиазербайджанских настроений среди сванов. Многие даже пришли к заключению, что снежные обвалы в Сванетии создавались искусственно, и переселение сванов в густонаселенное Борчалы – это продуманная политика, которая преследует цель притеснения азербайджанцев.

Грузинское правительство, вместе с увеличением числа грузинского населения за счет беженцев в регионе, вскоре приступило к реализации и других мероприятий: были установлены некоторые ограничения при паспортной регистрации азербайджанского населения районов Гардабани, Марнеули, Болниси и Дманиси, создавались препоны в получении прописки по месту жительства для возвратившихся в родные края молодых людей, завершивших службу в армии или окончивших обучение в других республиках.

Переселенные в регион сваны при непосредственной помощи и поддержке правоохранительных органов создавали провокации и часто нарушали спокойствие и стабильность. Новосозданные организации призывали грузин принимать активное участие в процессе изгнания негрузин из страны, межэтнические отношения приобретали все более невыносимый характер. Вина за скапливаемые годами социальные проблемы в Грузии приписывалась другим нациям и народам. З. Гамсахурдиа открыто говорил об этом в своем интервью газете «Советская Россия»: «Предательское правительство и продажные активисты продали страну, народ, продали грузинские земли по кускам непосредственно негрузинскому населению. Негрузинское население растет катастрофическими темпами. Наш народ в ближайшее время может остаться в меньшинстве на своей же земле. Мы не можем допустить, чтобы население других республик обосновалось здесь. Люди прибывают со всех республик и пускают корни в Грузии, осваивают земли, строят дома. Понимаете, это грозит нам смертью» (6). Этот чисто шовинистический подход к естественному национальному росту, демографическому процессу был обоснованием дискриминационной политики с идеологической точки зрения. Примеров уродливого проявления шовинизма в периодике достаточно. В конце 80-х годов Лашой Надареишвили, занимавшим ответственный пост в комсомольской организации Грузии и признававшимся талантливым поэтом, в одном из интервью было сказано: «В стране Советов каждой нации, каждому региону присущи свои собственные проблемы, в том числе и Грузии. Я знаю, что Грузия – родина грузин, потом – родина всех наций, живущих в Грузии. Многие из живущих здесь народов, в том числе азербайджанцы, веками жили здесь, трудились на этой земле, пожинали плоды. Но как у монеты есть обратная сторона, так и у этого вопроса есть вторая сторона: демография, вопрос роста. Как мы знаем, прирост грузинского населения очень мал, а расселенных на этой земле некоторых народов – очень высок. Мы хотим, чтобы в большинстве был представлен грузинский народ, потому что на земле нет другой Грузии» (7).

Новые грузинские политики стремились добиться создания искусственного этнодемографического баланса в пользу грузин по численным показателям, достигнуть механического большинства. Якобы причина отставания грузин в демографическом развитии от других этносов в негрузинах, живущих в Грузии. Взгляды грузинской интеллигенции, политиков на демографическую проблему были явно далеки от гуманистических принципов, чужды правам человека, противоречивы местным и международным законам. Для исправления демографической ситуации подходящим средством считалась политика «этнической чистки». То есть нарушай права других для достижения цели. Другого названия этому нет.

Начиная с 1989 года З. Гамсахурдиа, ничем не гнушаясь, призывал грузин изгонять из страны негрузинское население. Его выступление на митинге в Кахетии (село Ахалсопели Кварельского района) означало сжигание всех мостов: «Кахетия была с демографической точки зрения всегда мононациональным регионом, здесь грузины всегда были представлены в большинстве. Сейчас нам создали проблемы. Как спасти Кахетию? Теперь поднялись татары (грузины и сейчас называют азербайджанцев татарами. – Х. И.). Хотят стать равными нам в Кахетии. Там – с одной стороны легцы (лезгины. – Х. И.), с другой стороны армяне и еще осетины. Они не сегодня-завтра поглотят Кахетию. Эти проклятые герои-коммунисты продали святую землю иноземцам. Сейчас интернационалисты говорят нам, что мы должны обеспечить всем – и легцам, и татарам, и армянам – возможность участвовать на выборах. А грузинский народ не желает этого. Слышите? Партия, называемая Национальные демократы, во главе с Чантурией, говорит татарам: оставайтесь, не уходите. Хотят, чтобы негрузин здесь прибавилось, а потом с легкостью расправились с нами. В результате этого они уже остановились. Из Грузии не уходят ни татары, ни легцы. Сила на нашей стороне, грузинский народ с нами, мы можем справиться со всеми изменниками, все должны дать нужный отпор. Мы будем изгонять из Грузии всех заклятых врагов – угнездившихся здесь негрузин» (8).

Для нормализации обстановки руководство республиканской коммунистической партии и правительство не предприняли никаких мер. Доставленные в регион внутренние войска и работники милиции вместо восстановления спокойствия создавали условия для притеснения азербайджанского населения. В ряде газет и журналов, издаваемых в республике (например, «Литературули Сакартвело», «Соплис сховреба», «Коммунист», «Ахалгазрда коммунисти», «Молодежь Грузии», «Социалистури Рустави» и др.), а также по радио и телевидению проводилась широкомасштабная антиазербайджанская кампания, от «гостей» требовали поскорее покинуть Грузию. Проводимая пропагандистская кампания создавала чувство недоверия и ненависти в отношении негрузинского населения, в том числе и азербайджанцев. В действительности, лица, занимающие высокие посты, шли на поводу шовинистических, националистических кругов, своими антигуманистическими, противозаконными решениями и приказами усиливали репрессивные меры, направленные против азербайджанцев.

Грузинский народ, особенно молодежь, направлялись на осуществление этой политики целенаправленно проводимой пропагандистской кампанией. Уже в столице республики Грузии городе Тифлисе, как и в других городах и районах, возникло движение под лозунгом «Грузия для грузин!». По существу, такого рода шовинистические по духу акции, противоречащие идеям суверенитета Грузии, создавали основание для возникновения серьезных проблем у самого грузинского народа. Борьба за свободу и суверенитет Грузии изменяла свой характер, свою направленность, усиливались центробежные тенденции у негрузин. Во всех без исключения регионах Грузии возникали горячие точки. Страна каждый день делала шаг, приводивший к неуправляемости, обострялись национальные отношения, имели место столкновения на национальной почве. Участие в борьбе за суверенитет Грузии для негрузин не представлялось возможным.

В Борчалы была создана очень напряженная ситуация. В июне 1989 года грузино-азербайджанское противостояние превратилось уже в реальность. Пришедшие в эмоциональное состояние участники митинга, состоявшегося 23–25 июня в поселке Казрети города Болниси, начали репрессивные действия против азербайджанского населения. Многовековые отношения добрососедства позабылись вовсе. В регион были введены части незаконных вооруженных формирований «Мхедриони» («Конница»), руководимые сванами Дж. Иоселиани и Т. Китовани. Мирное невооруженное население, у которого год назад грузинская милиция загодя изъяла охотничьи ружья, было в страхе. Азербайджанцы думали, что столкнулись с повторением того, что уже произошло в Армении. Многотоннажные грузовые машины, доставляющие сырье с гор на завод, расположенный в поселке Казрети, стали пугать население Дманиси и Болниси, издавая тревожные сигналы (хотя по законам того времени этим машинам строго запрещалось выходить с маршрута «завод – рудник»). В эти дни в родильном доме поселка Казрети насильно выставили на улицу 18 беременных азербайджанок. Началось массовое изгнание азербайджанцев из промышленных и строительных организаций района, районных партийных комитетов, райисполкомов. Уже к концу осени 1989 года на ответственных постах Борчалинского региона не осталось ни одного азербайджанца. В управлениях и на предприятиях принудительно отстраняли от работы всех азербайджанцев, начиная с занимающих руководящие посты и заканчивая рабочими.

В райцентрах Болниси и Дманиси взрывались дома азербайджанцев. В номере газеты «Знамя победы» от 1 июля 1989 года, выходящей в Болниси, говорилось, что азербайджанцам со стороны грузин дан ультиматум срочно оставить свои дома. Чтобы пресечь сообщение между районными центрами и селами, останавливались автобусные маршруты, телефонная связь была отрезана, совсем прекратилось сношение между Гардабани, Марнеули, Болниси и Дманиси. Люди вынуждены были идти пешком от Дманиси до Марнеули 60 км.

Рядом общественно-политических организаций Грузии были созданы особые фонды с целью купли в регионе домов азербайджанцев. Разными способами наказывались те, кто добровольно не продавал свои квартиры этим организациям. Об этом имеется достаточно фактов в печатных органах Азербайджана. В Болниси и Дманиси насильственное выселение азербайджанцев уже распространилось из районных центров в селения. В результате именно этой политики жители смежных сел Муганлы и Саатлы Дманисского района, оставив родные земли, вынуждены были переселиться в Азербайджан, так же поступила большая часть населения других сел этого района: Саламмелик, Гусейнкенд, Гарабулаг, Годагдаг, Шиндилер, Гызылкилсе, Гамарли, Шахмарлы, Бахчалар, Ормешен.

Грузинское правительство разными способами завуалировало политику «зачистки» в Борчалы, пыталось скрыть ее сущность, в лучшем случае ограничивалось тем, что представляло это как скверные деяния экстремистских групп. С другой стороны, в опустевшие села переселяли грузин. Села Муганлы и Саатлы, после того как они были населены новыми грузинскими жителями, стали называться «Гугути». Своих новых жителей ждали не только дома, оставленные азербайджанцами, но и новопостроенные поселки.

Однако националисты сталкивались с целым рядом трудностей при реализации своей бредовой идеи создания этнического грузинского большинства в Борчалы. Самое главное из них – нехватка при расселении грузинских семей. У новосозданных поселков были одни только названия. Газета «Свободная Грузия» (19 мая 1992 года) с сожалением писала: «В селе Тандзия Болнисского района разместились беженцы из района Местиа. 14 готовых домов остались незаселенными... Недалеко от села Квемо-Болниси – 50 готовых домов. В окрестностях не видно ни одной живой души. Сельская дорога намеренно перерыта, для того чтобы не было мародерства». Та же ситуация царила в районах Гардабани, Марнеули и Дманиси; новосозданные поселки оставались в основном незаселенными.

Грузины, не имевшие возможности заселить опустевшие дома, приступили к практике переселения пяти-десяти грузинских семей в азербайджанонаселенные села и поселки, переименовывали их, а управление поручали грузинам. В качестве примера приведем историю вокруг села Сараджлы Болнисского района:

• в итоге дискриминации из 1200 семейств села Сараджлы 500 семейств переселилось в Азербайджан или в Россию;

• в село переселили 10 грузинских семей;

• название села поменяли на никому не понятное и трудно выговариваемое грузинское название;

• статус средней общеобразовательной школы понижен до 4-летки;

• управление селением поручено одному из глав этих десяти семей и пр.

По законам формальной логики, эти проводимые «реформы» аргументировать не трудно. Например, грузины могут жить в Грузии, где только захотят; смена местожительства для человека – естественный процесс, и препятствовать этому противозаконно; кадры назначаются не по национальной принадлежности, а по способностям и опыту, и др. Однако грузины, как правило, высказывая всегда эти аргументы, которые как бы логично ни выглядели, открыто проявляют признаки дискриминационной политики, фальшь и неискренность.

После того, как З. Гамсахурдиа стал президентом, дискриминационная политика стала официальной. Президентским указом от 16 июля 1991 года «Об урегулировании переселенческих процессов в Грузинской Республике» создана юридическая основа насильственного переселения национальных меньшинств, в том числе азербайджанцев, и вытеснение их из своих очагов. В указе объявлялось, что процесс переселения – это естественное явление, и оно должно воплощаться в жизнь по юридическим правилам. Этот документ поручал соответствующим органам «установить правила купли домов (квартир), которые опустели в итоге эмиграции, и домов (квартир), хозяева которых хотят эмигрировать из республики...», а также «оказывать содействие единому государственному фонду социальной защиты и демографии в работе по купле освобожденных домов.» (9). Именно после этого указа в течение нескольких дней в районах Болниси и Дманиси были куплены частные дома (квартиры) тысяч людей, «желающих переехать», «просящих по собственному желанию» освободить их от занимаемой должности.

В 1990 году был закрыт азербайджанский отдел газеты «Знамя победы», издаваемой в Болниси, а в 1991 году – выходящей в Дманиси газеты «Триалети». За короткий срок разогнали коллектив этих двух газет. Была уничтожена техническая база и архив этих газет, издававшихся более полувека.

ИСКУССТВЕННАЯ ПРОБЛЕМА ИНГИЛОЙЦЕВ

ОДНОЙ ИЗ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ является проводимая в Грузии пропаганда о живущих в Азербайджане немногим более 20 тысячах ингилойцев (грузин-мусульман). Еще с 1989 года официальные круги Грузии, пресса и интеллигенция объявили, что живущие в Азербайджане ингилойцы задыхаются в гуще национальных проблем, и потребовали немедленного устранения этой проблемы. Этому были посвящены многочисленные публикации. Во время официальной поездки 12 июля 1991 года в Тифлис экс-президент Азербайджана А. Муталибов столкнулся с жесткими обвинениями по этому поводу. Через несколько дней после визита каналы ТАСС распространили сообщение под названием «Гамсахурдиа обвиняет Азербайджан». В сообщении отмечалось, что З. Гамсахурдиа обвинил азербайджанскую сторону в многочисленных проблемах грузин, живущих в Азербайджане. Правда, официальные круги обеих республик незамедлительно опровергли сообщение корреспондента ТАСС А. Кочеткова. Но в тех же опровержениях признавалось, что в общем З. Гамсахурдиа указал на то, что грузинские граждане Азербайджана находятся в кругу проблем прошлого и современности, и выразил пожелание, что противоположная сторона решит эти проблемы.

Во-первых, факт ассимиляции якобы грузин в Азербайджане уже по определению ошибочен и специально подтасован, но после прихода З. Гамсахурдиа к власти, эта тема была искусственно актуализирована. Главная цель заключалась в изобретении и раздувании фактов ущемления прав грузин в Азербайджане для оправдания притеснений азербайджанцев в Грузии, одновременно в перспективе имелось в виду превентивное давление на противоположную сторону, что борчалинская проблема не тема для обсуждения во время официальных переговоров. В общем, грузины во все времена стремились к тому, чтобы уравнять борчалинский вопрос с ингилойским вопросом, 20-тысячное население с 600-тысячным населением, старались отождествить вымышленную проблему с реальной.

Некоторые грузинские печатные органы вели и ведут последовательную пропаганду в этом направлении, в средствах массовой информации подаются разжигающие национальные страсти информации, статьи о Саингило, «Раны Эрети», косвенно даже выдвигаются территориальные притязания на зону Белоканы – Шеки – Закаталы Азербайджанской Республики.

Статья «Саингило, наша сердечная боль» из газеты «Республикури утскебани» от 30 ноября 1991 года как раз об этом. Автор, объехавший Гахский район Азербайджана, в своей полупоэтической, но далекой от исторической и современной реальности статье эту территорию посчитал исконной грузинской территорией и обратился к эмоциям читателей: «До тех пор, пока в Саингило звучат песни, грузинские стихи и вообще используются грузинские слова, пусть на него вовремя обратят внимание», или «мы покидаем древнюю грузинскую землю, боготворимую землю Эрети с чувством удовлетворения, потому что хоть и немного мы обрадовали нуждающихся несчастных ингилойских детей». Еще дальше пошли сотрудники еженедельника «Джигнис самгаро», выпускающегося в Тифлисе. В номере от 13 марта 1991 года эта газета опубликовала карту Грузинской Демократической Республики (1918–1921 гг.), на карте в состав Грузии включены целиком районы Белоканы, Закаталы, Гах, частично районы Газах, Товуз и Шамкир, а также некоторые вилайеты Турции.

ХРОНИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ В ГРУЗИИ

САМЫЕ ТЯЖЕЛЫЕ СЛУЧАИ, которым подверглись азербайджанцы в Грузии, были незаконные аресты людей, зверские убийства, похищения с пытками. Ввиду того, что совершаемые против азербайджанцев в Грузии преступления были организованы на государственном уровне, население было обеспокоено бездействием правоохранительных органов. Исполнители этих преступлений – неофициальные вооруженные отряды, мафиозные группировки, а также сваны. На глазах у государственных органов на огромной территории от Гардабани до Дманиси осуществлялась расправа над азербайджанцами. Похищения людей, а затем возвращение их за большую сумму и драгоценности стало обычным явлением. С 1989 до 1994 года только в районе Дманиси было похищено 22 человека, из них 19 были азербайджанской национальности, а 3 греками.

Хотя преступники всем известны, они гуляют на свободе и часто совершают новые преступления и провокации. Обращения азербайджанского населения к государственным органам остаются без ответа. В 1990 году в обращении азербайджанцев, жителей райцентра Дманиси, к генеральному секретарю ЦК КПСС, первому секретарю ЦК КП Грузии говорилось: «Районный партийный комитет и его первый секретарь О. Елошвили проводит в отношении азербайджанцев шовинистическую политику. В районе ни один азербайджанец не остался на своем посту. Поставленные перед необходимостью азербайджанцы покидают районный центр» (10).

Азербайджанские печатные органы писали о криминогенной обстановке в Борчалы и о зверствах, совершаемых против азербайджанцев. «13 декабря 1989 года был убит житель селения Мухран-Карелского района Сабир Байрамов. За несколько месяцев до этого был убит житель города Болниси Ашыр Хаджи оглы, его тело было выброшено за городом...». Газета «Сабах» от 8-20 декабря 1992 года писала: «Получили тревожное известие от Борчалинского общества „Гейрат“ („Честь“): 3 декабря автобус марки „ЛАЗ“, следующий по маршруту Верхний Гарабулаг Дманисского района Грузии – Баку, в 18 часов был обстрелян автоматной очередью вблизи селения Гантиади (грузинское селение. – Х. И.). В результате погибли отец пяти детей Гулиев Алмаз Рустам оглы и Азизалиев Али Мустафа оглы. 4 женщины и 4 мужчин были тяжело ранены. Только благодаря самоотверженности водителя Байрамова Агагусейна автобус не скатился в ущелье».

Газета «Юрддаш» («Соотечественник») в №№ 4849 от 19 ноября 1993 года передала еще одно сообщение об очередном преступлении, произошедшем в районе Дманиси: «Насилия против азербайджанцев в Грузинской Республике продолжаются. Произволу бандитов нет счета. Они пытают азербайджанцев самыми дикими способами, не гнушаются убийствами людей. Особенно тяжелое положение в районе Дманиси... 7 ноября автобус, следующий из Баку в селение Ягублу, был подвергнут нападению бандитов, в результате зверски убит 26-летний Ибрагимов Бейляр Теймур оглы (житель селения Багчалар, единственный сын в семье). Правоохранительные органы не предпринимают никаких мер для поимки преступников. Азербайджанское население Дманиси спешно покидает Дманиси».

Газета «Юрддаш» («Соотечественник») в № 23 от 23 июня 1993 года писала и о других преступлениях, совершенных бандитами: «1 июня, в 22.15 вечера бандиты напали на жителей дома № 36 по улице Гагарина города Дманиси. Хозяин дома Шарифов Хаджихалил Хаджи оглы подвергся беспощадному насилию со стороны бандитов. Дом был обстрелян разного рода огнестрельным оружием... самого Хаджихалила пытали, прижигая горячим утюгом.

Через несколько дней после этого события, уверенные в своей безнаказанности, бандиты убили другого жителя Дманисского района Камала Набиева.

Неизвестными лицами был убит житель селения Юхары Орузман (Верхний Орузман) 40-летний Мехман Идрисов. На теле покойного обнаружено 13 пулевых ран».

Член комиссии парламента Грузии по межнациональным отношениям А.И. Скачков так оценивал тогдашнюю обстановку, напрямую связанную с политическими мотивами и сознательно нагнетаемую до невыносимости: «В настоящее время обстановка в районе Дманиси дошла до такой степени, что преступления совершаются среди белого дня, на глазах правоохранительных органов. Если раньше преступность носила субъективный характер, то сейчас начинает приобретать яркую национальную окраску. В большинстве случаев жертвами преступников становятся азербайджанцы. Мафиозные структуры, преступники и стоящие за ними лица сеют среди азербайджанцев страх и панику, заставляя их покидать республику. Произошедшие столкновения в селениях Гемерли, Делляр, Гантиади и др. могут привести к гражданской войне в республике. Несмотря на опасную ситуацию, районные власти и правоохранительные органы не предпринимают никаких мер для борьбы с преступностью» (11).

Говоря о том, что соответствующие органы, проявляя беспомощность в борьбе с преступниками, на самом деле сознательно демонстрировали медлительность и бездействие, А.И. Скачков объективно и правильно оценивал ситуацию: «Бывшее руководство (имеется в виду З.К. Гамсахурдиа. – Х. И.) управляло межнациональными беспорядками, их основной целью было то, чтобы любыми средствами отстранить азербайджанские кадры от занимаемых должностей и вынудить их оставить республику. О каких кадрах может идти речь, если даже дворников освободили от работы по той лишь причине, что они родились в азербайджанской семье... Азербайджанцы вынуждены теперь покидать не только районные центры, но и села.

Интересно, какая мать родила таких жестоких и бессовестных людей? О каких национальных отношениях можно говорить, если только в одном 1992 году все директора совхозов района азербайджанской национальности были освобождены от работы, несмотря на то, что 2/3 районного хозяйства приходилось на азербайджанскую часть, грузины при распределении земельных участков совсем не вспоминают об азербайджанцах?» (12).

Наряду с Дманиси, в районных центрах Болниси, Марнеули, Гардабани, Каспи, Карели, а также в Тифлисе убийства азербайджанцев, изгнание их из родных мест, нарушение всех прав человека было обычным явлением. Вызвало у людей отчаяние то, что руководство Грузии не только не предпринимало никаких действий, но на самом деле тайно поддерживало происходящее. Поэтому азербайджанское население вынуждено обращаться уже к государственным органам Азербайджана. Можно было встретить сотни таких обращений в прессе. В открытом письме, отправленном группой жителей города Тифлиса и селения Ферма Каспийского района президенту Азербайджанской Республики, спикеру парламента, главе грузинского государства, редакциям радиостанции «Свобода» и газеты «Юрддаш» («Соотечественник») говорилось, что азербайджанцы, живущие во всех уголках Грузии, находятся в эпицентре большой опасности, и выражалась просьба принять эффективные меры. В письме говорилось: «Ехать по Военно-Грузинской дороге уже не представляется возможным. Мало того, что бандиты все отбирают, они избивают людей, не останавливаются даже перед убийством. 11 апреля 1993 года было совершено нападение на дом Джумшуд Гариб оглы, живущего по улице Земоведзиси города Тифлиса. Недалеко от Сисатури 24 числа того же месяца десять человек в полицейской форме от „Мхедриони“, напав на азербайджанцев и открыв огонь из автомата, убили 18-летнего Бахтияра Хасрат оглы. Во время нападения был ранен Мешеди Гурбан оглы, а его жене бандиты выкололи глаза.... Письмо заканчивается такими словами: „Грузинские государственные органы не могут защитить права азербайджанских граждан, или не хотят защищать. Мы обращаемся к азербайджанскому государству!“» (13)

Только за короткий период власти З. Гамсахурдиа 94 азербайджанца были похищены, 660 человек изгнаны с работы, а 27 500 человек были депортированы из своего Отечества, со своих исторических земель.

В целом, с 1989 по 1994 год, до того как наступило относительное спокойствие в Грузии, были убиты более 100 азербайджанцев.

КРАХ РЕЖИМА ШОВИНИСТА ГАМСАХУРДИА

НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО политическое объединение «Круглый стол», провозгласив основами своей платформы объявление переходного периода в Грузии, подготовку страны к суверенитету с правовой, экономической и политической позиций и приобретение независимости, стало победителем на парламентских выборах 90-го года, звиадисты уже сумели оттолкнуть от себя негрузинское население страны. Они объединили вокруг себя националистов. А этой силы было явно недостаточно для обеспечения безопасности страны и, как оказалось, сохранения ее территориальной целостности.

В конце восьмидесятых – девяностых годов лидеры национально-освободительного движения стали заложниками своей политики. Осенью 1991 года положение З. Гамсахурдиа осложнилось. Бывшие соратники превратились в противников. Например Т. Китовани, отдалившись от Гамсахурдиа, постепенно перешел в оппозицию. Президент, назвав вооруженных людей «Мхедриони» «преступниками», объявил, что ими управляли из Москвы (14). После того, как положение президента осложнилось, он начал говорить об азербайджано-грузинских исторических дружеских связях. Но уже было поздно. Власть Гамсахурдиа оттолкнула от себя не только негрузин, она, раздробив Грузию на регионы, привела страну к порогу катастрофы. Теперь понятие регионализма в сознании людей стало отождествляться с территорией, в рамках которой находились этнические субгруппы, причислявшие себя к грузинам. Право на жизнь обрели такие термины, как «тифлисец», «зугудидец», «кахетинец» и пр. Одним из тезисов оппозиции было неприятие того, чтобы «мингрелец из Зугудиди» руководил государством. Брошенный З. Гамсахурдиа бумеранг возвращался к нему.

Э. Шеварднадзе пришел к власти в период, когда Грузия переживала трагические дни. Правы те, кто считает, что у национальных меньшинств Грузии появилась надежда на исправление положения. Но быстро не представляется возможным залечить глубокую рану. Э. Шеварднадзе в первую очередь занялся проблемами Абхазии и Осетии, при решении этих проблем он добивался потепления отношений с Азербайджаном.

Глава государства Грузии, как только пришел к власти, объявил азербайджанской стороне, что хочет совершить официальный визит в Баку. В 1992 году делегация грузинского парламента приехала с официальным визитом в Баку. В связи с беспокойством о судьбе живущих в Грузии соотечественников, азербайджанские масс-медиа проявили серьезное внимание к этой поездке. Делегация, говоря о важности дружественных отношений между двумя государствами и, с одной стороны, прося у Азербайджана помощи в связи с тяжелым положением, в котором оказалась Грузия, с другой стороны, относилась к притеснениям азербайджанцев в Грузии как к обычному явлению. Как выяснилось, планы грузин выжить азербайджанцев не были сняты с повестки дня. Ответ члена делегации, избранного от района Дманиси, в котором компактно проживают азербайджанцы, на вопрос газеты «Сабах» («Утро») «Дает ли грузинское правительство гарантии безопасности проживания азербайджанцев на своих исторических землях?» является показательным: «Мы пока не даем гарантии, у нас нет права задерживать приезжающих в Азербайджан. Если они уезжают на свою родину, то, пожалуйста. Мы всегда готовы их проводить» (15).

До выборов не были зарегистрированы ни одна политическая организация, общество или народное движение, которые бы объединили вокруг себя азербайджанцев, и это вольно или невольно повлияло на выдвижение кандидатов и результаты выборов. Грузины пытались связать отсутствие азербайджанцев среди 234 человек, получивших депутатские мандаты на парламентских выборах 1992 года, с их политической пассивностью. Для того чтобы воспрепятствовать избранию азербайджанцев в парламент, от районов Болниси и Дманиси выдвигались кандидатуры премьер-министра Т.И. Сигуа и министра обороны Т.К. Китовани. Аналогичный сценарий практиковался в районах Марнеули и Гардабани. Бывший председатель Национальной демократической партии Георгий Чантурия четко высказался по поводу того, что азербайджанцы не были представлены в парламенте: «Я тоже отрицательно отношусь к этому факту. Но здесь в некотором смысле было немало вины и азербайджанского населения. Потому что они не возмутились действиям Т. Сигуа и Т. Китовани» (16). Есть доля правды в том, что политическая активность азербайджанцев была низкой. Но то, что высокопоставленные чиновники, злоупотребляя своим служебным положением, получили мандаты в ходе недемократических выборов, мало связано с фактором пассивности избирателей. Глава одной из вооруженных бандитских группировок, расправляющейся с азербайджанцами, Т. Китовани не смог бы получить в регионе и 1 % голосов.

В феврале 1993 года глава Госсовета Э. Шеварднадзе и премьер-министр Т. Сигуа прибыли в Баку с официальным визитом. В ходе этого визита между двумя государствами был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности. В пункте 19 Договора говорилось: «Стороны, Пришедшие к Высочайшему Согласию, взяли на себя обязательства предотвратить любые действия, поощряющие насилие, основанное на национальной, этнической или религиозной принадлежности, вражде или ненависти и направлены против отдельных лиц и групп, принять эффективные меры для их искоренения, в том числе принятием соответствующих законодательных актов.

Стороны, Пришедшие к Высочайшему Согласию, взяли на себя обязательства защищать лиц или группы, которые подвергались или могли подвергаться запугиваниям и насилию из-за своей этнической, языковой, культурной или религиозной принадлежности, и принять эффективные меры по защите их собственности.

Стороны дают гарантии лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, не подвергаться против своей воли попыткам ассимиляции; индивидуально или совместно с другими лицами, относящимся к национальным меньшинствам, – право свободно и всесторонне проявлять свою культуру, сохранять и развивать ее» (17).

К сожалению, после подписания этого договора все еще продолжался произвол, начавшийся в период З. Гамсахурдиа. Правда, Э. Шеварднадзе еще работал в одной команде с некоторыми популярными лидерами национально-освободительного движения. Главари бандитов, насильно выгонявших азербайджанцев с земель своих предков, авторы проводившейся политики дискриминации и насилия были пока в окружении Э. Шеварднадзе (например, главарь вооруженных отрядов «Мхедриони» Т. Китовани стал министром обороны). По этой причине еще рано было говорить об установлении стабильности в Борчалы. Окружение не дало бы Э. Шеварднадзе возможность «потерять плоды стольких лет». Но из-за того, что для Э. Шеварднадзе потепление отношений с Азербайджаном являлось приоритетным и важным, он выглядел заинтересованным в создании определенного спокойствия в Борчалы, в то же время не хотел делать поспешных шагов. Э. Шеварднадзе ждал подходящие условия, для того чтобы приступить к политике, частично удовлетворяющей как окружение, так и азербайджанскую сторону, а также азербайджанцев, живущих в Грузии. Такие условия возникли после ареста Т. Китовани и Дж. Иоселиани. Но это не означало, что периоду дискриминации пришел конец. После восстановления относительного затишья в Борчалы, Э. Шеварнадзе просто заменил осуществлявшееся насильственное изгнание азербайджанцев, на другие, более тонкие способы их выживания.

Дискриминация этого периода отражается в официальных документах. Принятый реакционный закон об аграрной реформе, изменения топонимов, названий азербайджанских сел, другие указы и решения – все это «плоды» правления Э. Шеварднадзе.

«РЕФОРМЫ» В ТОПОНИМИИ

ИЗМЕНЕНИЕ НАЗВАНИЙ исторических мест – один из видов дискриминации, причем самый уродливый. Еще в 40-50-е годы прошлого века были заложены основы грузинизации древних топонимов тюркского происхождения. Главной целью этих изменений был разрыв нитей, связывающих местное население с далеким прошлым, внушение местным мысли о том, что они пришельцы, разрушение духовных памятников, имеющих национально-этническое происхождение.

Процесс переименования начался с Болнисского района. Переименовывали так: Гочулу – Хидисгари, Джафарли – Самтредо, Мыгырлы – Ванати, Имирхасан – Сванети, Шахбузлу – Мухиани, Ашагы Гошакилсе – Квемо Беавиани, Муганлы – Тсуртави, Колакир – Монастыр, Дашлы-гуллар – Егути, Хасанходжалы – Кахлиани, Эсмеляр – Табути. и др. В течение шести месяцев переименовали 35 названий сел, 100 % жителей которых были азербайджанцы. В каждом из этих больших сел жили от 1000 до 10 000 человек (18). В официальной государственной газете Грузии «Сакартвелос Республика» от 10 июня 1992 года удар, нанесенный по истории и духовности азербайджанцев, назван «Триумфом исторической правды». Без результата остались многочисленные обращения, акции протеста азербайджанского населения Болнисского района, а также общественно-политических организаций, представляющих азербайджанцев. Со стороны вышестоящих организаций не были отменены самовольные несправедливые решения, принятые даже районными советами. Болнисское районное отделение народного движения грузинских азербайджанцев «Гейрат» («Честь») в телеграмме, направленной главе государства, о восстановлении прежних наименований сел отмечалось: «во имя сохранения многовековой дружбы и добрососедства наших народов просим помочь в восстановлении справедливости и отнестись к этому вопросу с особым вниманием и заботой» (19). Письмо такого же содержания было адресовано президенту Азербайджанской Республики А. Эльчибею: «Названия сел – это наша история, наша идентификация, наша честь, наше достоинство. С полным основанием можно сказать, что потеря этих названий означает потерю нашей истории, нашего достоинства. Эта кампания переименования оскорбляет не только борчалинцев, но и всех азербайджанцев. Это второй армянский вариант. Там тоже, до того как выгнали наших соотечественников, переименовали названия их местностей. Грузинское руководство игнорировало решения сельских собраний, в которых выражался протест переименованию. Уже начали переименование рек и гор. Возникла смешная ситуация. Реку, именуемую в народе „Храм“, в Болниси назвали „Кцийа“. А в Марнеули, Дманиси и Гардабани сохранилось прежнее название реки» (20).

Несмотря на многочисленные протесты, официальный Тифлис заявлял, что азербайджанцы якобы толерантно относятся к переименованию. Грузинский исследователь М. Комахия пишет: «Сторонники Э. Шеварднадзе считали, что переименование 35 азербайджанских сел (1993) население не волновало. В настоящее время село или река имеет два названия. Одно официальное (грузинское), второе – азербайджанское, которое местные жители употребляют в повседневной жизни, что создает определенные проблемы» (21). Далее автор в том же тексте делает более объективный вывод, отрицая предыдущий: «Местное население считает, что таким образом власти пытаются стереть их историческую память, а это также негативно отражается на интеграции азербайджанцев» (22).

Обращения борчалинцев к главам государств остались без ответа и результата. Кампания переименования, а затем сохранение ошибочных результатов – это не только попирание прав наций и граждан, это одновременно неуважение к Договору 1993 года о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Грузией и Азербайджаном. Приехавший в 1992 году в Марнеули премьер-министр Т. Сигуа обещал заняться вопросом возвращения селам прежних названий: «К этому вопросу подошли очень безответственно. Нельзя так делать, безответственно, одним ударом. Все эти вопросы должны быть доказаны научными данными. Если будет необходимо, этот вопрос будет вынесен в парламенте. Я даю вам слово, что без решения парламента не будет изменено ни одно название» (23). И вправду, процесс переименования был приостановлен – дело было сделано. В подтверждение нашей мысли отметим, что тех, кто поступил, по словам Т. Сигуа, «безответственно», не освободили от работы, также не устранили результаты этих «безответственных» деяний. Переименованные азербайджанские села еще сохраняют грузинские названия. Т. Сигуа проводил предвыборную кампанию и просто, для того чтобы попасть в парламент, нуждался в голосах борчалинцев.

АРМЯНСКИЕ ПРОВОКАЦИИ В БОРЧАЛЫ

С КОНЦА 1993 ГОДА проявляются симптомы замены криминогенной ситуации на стабильную. Попав в очень тяжелое положение по вопросу Абхазии, Грузия стала обходительнее относиться к нацменьшинствам, в том числе к азербайджанцам. Зато не дремали армянские спецслужбы, запланировавшие серию провокаций с целью снова разжечь страсти.

События в основном происходили в районе Марнеули. В течение трех-четырех месяцев против азербайджанского населении провели несколько террористических акций. Был похищен и увезен в Армению житель села Садахлы. Двух молодых людей, приехавших из Шамкирского района Азербайджана, убили, одного в Шулавери, где живут армяне, а второго – в поселке Шаумян, а вскоре был убит житель села Арыхлы.

Устроенный 11 августа 1993 года на колхозном рынке в центре Марнеульского района взрыв по своему почерку оказался делом армянских террористов. В результате взрыва погибли Зулфуназ Даливалова (жительница Марнеульского района), Салми Абдулрахманова (Азизкенд), Асиф Аббасов (житель города Марнеули) и более 20 человек были тяжело ранены. Происшествия, творимые армянами, чинились беспрерывно. Чуть позже два жителя села Кепенекчи Болнисского района – Ахмед Гоюшов и Рамазан Мамедов были похищены и увезены в район Калинино (Ташир) Армении.

Для того чтобы обратить существующее тяжелое положение в Борчалы в грузино-азербайджанское противостояние, армяне пустили в ход возможности средств массовой информации. На страницах армянских газет писали, что периодические похищения армян в Грузии, раздающиеся на грузино-армянской границе перестрелки и взрывы, – все это, главным образом, дело рук азербайджанцев.

О том, что армяне совершали в регионе разного рода провокации и занимались тем, что вносили раздоры, были публикации и в грузинских газетах. Газета «Свободная Грузия» от 19 мая 1992 года писала о взрыве моста вблизи села Имир Марнеульского района, ссылаясь на высокопоставленное лицо в МВД Грузии: «7 мая в 3 часа 10 минут в селе Имир Марнеулского района был взорван мост на реке Храм. Незадолго до этого вблизи этого моста некто по фамилии Оганов „ловил рыбу“.» В том же номере газеты была передана информация о другой провокации: «В марте 1992 года в поезде Баку – Тифлис за № 38 не состоялась афера армянина Армена Саркисовича, который представлялся азербайджанцем и грабил грузинских пассажиров, при задержании он признался в том, что получил указание от тифлисских армян: сеять раздор между грузинами и азербайджанцами».

Постепенное увеличение армянских провокаций на территории Борчалы беспокоило местных азербайджанцев и общественно-политические организации, в которых были представлены азербайджанцы, а также местные органы власти. В заявлении народного движения «Гейрат» от 19 февраля 1993 года была дана политическая оценка действиям провокаторов: «От имени азербайджанцев республики категорически заявляем, что азербайджанцы непричастны к происходящим провокациям. Основной целью участвующих в этом политиканов является стремление еще более испортить отношения между грузинами и азербайджанцами, перенести на территорию Марнеульского района кровавые драматические конфликты, продолжающиеся уже несколько лет между Арменией и Азербайджаном, и создание еще одной горячей точки на территории Грузии» (24).

Распространение армянских провокаций на территории Борчалы имело ряд причин, в том числе субъективных. Армянские спецслужбы с особой чувствительностью следили за происходящими событиями в Борчалы – они прекрасно знали о том, что грузинское правительство того времени пустило на самотек дело защиты прав азербайджанского населения этого региона.

С другой стороны, в период правления З.К. Гамсахурдиа произвол отдельных преступных и мафиозных групп совпал с формируемым на государственном уровне отношением к азербайджанцам, так что официальная Грузия, не выполнив свои обязанности в области обеспечения безопасности собственных граждан, в итоге пришла к тому, что в регионе резко участились армянские провокации.

Враждебная деятельность армян в Грузии – реальность. Но в то же время истиной является и то, что грузины, используя азербайджано-армянский конфликт, приписывали содеянные ими преступления армянам.

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМЫ БОРЧАЛЫ ИЗ АЗЕРБАЙДЖАНА

НЕВОЗМОЖНО ЗДЕСЬ ИЗБЕЖАТЬ темы отношения в Азербайджане к событиям, происходившим в Борчалы, и к фактам дискриминации в Грузии азербайджанского населения.

Происходящие в Азербайджане напряженные общественно-политические события конца 80-х годов отодвинули на задний план борчалинскую проблему. Ситуация еще более осложнилась тем, что смена власти приобрела регулярный и продолжительный характер. Невнимание в Азербайджане к проблеме Борчалы со временем еще больше осложнило здесь ситуацию.

В 1989 году первый секретарь ЦК КП Азербайджана с целью проведения встречи «по принципу дружбы и добрососедства» направил группу азербайджанской интеллигенции родом из Грузии в Борчалы. Эта миссия была согласована с грузинским правительством и общественно-политическими организациями Грузии. Делегация, ознакомившись с ситуацией и степенью ее напряженности, пришла к выводу, что время скрывать проблему уже прошло. В тот период Азербайджан категорически не был заинтересован в ухудшении отношений с Грузией, поэтому в общественно-политических кругах, можно сказать, доминировало мнение о том, что нельзя открывать «второй фронт» в связи с началом развязанного Арменией конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Несмотря на это, в делегации возобладало мнение, что борчалинская проблема должна быть в центре внимания азербайджанского государства и общественности. Но в тот период коммунистическое руководство Азербайджана не учло мнение побывавшей в регионе делегации.

На основании решения Бакинского городского совета от 4 октября 1989 года первым официально предпринятым шагом стало приостановление процесса обмена жилья азербайджанцев, живущих в Грузии, на жилье в Баку. Были ужесточены ограничения выходцам из Грузии, прописывающимся в Баку. Безусловно, к защите прав азербайджанцев, проживавших в Грузии, а также к собственно борчалинской проблеме такие административные меры не имели никакого отношения. Азербайджанское государство, принимая такого рода меры, на самом деле бросало население Борчалы на произвол судьбы и «совесть» грузинских шовинистов. Но все равно вынужденные переселенцы из Грузии, найдя обходные пути вроде фиктивных браков или переоформлений квартир на имя кого-либо из своих родственников, проживавших в Баку, Сумгаите и других городах, направлялись в Азербайджан, напоминающий лагерь беженцев, а столкнувшись здесь с препятствиями, переселялись в Россию.

В 1991 году первый президент Азербайджана А. Муталибов совершил официальную поездку в Тифлис. После того, как А. Муталибов перешел «Красный мост» в обратном направлении, «встреча, проходящая в атмосфере дружбы и дружелюбия» с З. Гамсахурдиа, канула в забвение.

Начавшиеся в Азербайджане с 1988 года потрясения завершились приходом к власти в мае 1992 года Народного фронта. И во время правления НФА осмотрительная политика в отношении Грузии становится приоритетной из-за войны с Арменией, армии беженцев, породивших в стране гуманитарную катастрофу. На первых порах власти Эльчибея азербайджанская сторона пыталась скрыть от общественности страны истинную сущность событий, происходивших в Борчалы, отвергала факты массового прибытия беженцев из Грузии в Баку и другие города и районы республики. Азербайджанские правящие круги не собирались оказывать давление на официальную Грузию в связи с событиями, происходящими в Борчалы. В соседней республике почти ничего не предпринималось для защиты прав азербайджанцев, живущих на своих исторических землях. В официальных средствах информации эта проблема не освещалась. Только некоторые общественно-политические организации, независимые и прооппозиционные газеты, действующие в Грузии и в Азербайджане, говорили и писали о реальной действительности. Они направляли в адрес руководства Азербайджанской Республики многочисленные обращения, отмечая, что равнодушное отношение к судьбе региона приведет к более горьким последствиям, как было и в предыдущие правления. Созданные живущими в Азербайджане выходцами из Грузии общества стремились довести до общественности проблемы Борчалы во время круглых столов, семинаров, конференций.

В этот период часть азербайджанской интеллигенции, выходцы из Грузии, встретившись с президентом А. Эльчибеем, выразили пожелание о необходимости мер в отношении происходящих в Борчалы событий, в первую очередь о встрече с Э. Шеварднадзе. Однако замена Гамсахурдиа на Шеварднадзе расстроила А. Алиева (Эльчибея), он даже иногда открыто демонстрировал нежелание встретиться со «старым коммунистом». Естественно, судьба части своего народа должна была стоять выше лично-психологического настроения и отношения. По некоторым неофициальным данным, только после нескольких обращений Э. Шеварднадзе, А. Эльчибей дал согласие на его официальный визит в Баку. Действительно, в прессе тогда проходило сообщение, что запланированный визит главы грузинского государства отложен.

Без сомнения, отношение президента Эльчибея к Борчалы и вообще к грузинскому вопросу было не без изъяна. Президент страны в одном из интервью говорил: «Мы всегда были внимательны по отношению к Грузии и всегда старались сохранять хорошие взаимоотношения. Мы понимаем, что в связи с создавшейся обстановкой на Кавказе, положение Грузии ухудшилось. И поэтому мы заботимся о поставках в эту страну топлива и другого сырья. Что касается вопроса, касающегося азербайджанцев, живущих в Грузии, то этот вопрос не ставится условием переговоров. Потому что вмешательство во внутренние дела страны – не цивилизованно. Просто в ходе переговоров мы интересуемся положением азербайджанцев и выражаем пожелание стране, с которой мы строим взаимоотношения, чтобы она стала демократической страной, дающей гарантии правам человека, создающей возможности для создания культурной автономии. Наши партнеры принимают эти пожелания» (25).

Было ошибочно относиться к этому вопросу только с позиции прав человека. Надо было относиться к проблеме с позиций угрозы безопасности азербайджанскому государству и нации, говорить о факте проживания более полумиллиона азербайджанцев на своих исторических землях в Грузии, об их убийствах и изгнании. Тем более что прибывшие в Азербайджан вынужденные переселенцы еще более осложняли и без того тяжелую гуманитарную обстановку, связанную с беженцами из Армении.

На государственном уровне отношение к борчалинской проблеме более объективно выразил спикер парламента И. Гамбар в одном из интервью, данном осенью 1992 года. Он сказал: «Мы в курсе обстановки. Знаем, что в последнее время в Грузии происходят человеческие трагедии. В связи с этим у нас был телефонный разговор с грузинским руководством, мы довели до их сведения, что встревожены создавшимся положением. В ближайшее время в Грузию поедет официальная делегация. Уже получено согласие. Мы не допустим осуществления там „армянского варианта“, в ближайшее время мы приостановим тяжелые процессы» (26).

После многочисленных обращений и обсуждений в прессе 2 декабря 1992 года на повестке дня совещания в Милли Меджлисе Азербайджанской Республики был поставлен вопрос «О положении соотечественников, живущих в Грузии». В прениях было принято решение изучить ситуацию на месте и для ведения практических переговоров направить в Грузию делегацию, состоящую из представителей государственных и правительственных органов. Итак, впервые на государственном уровне обсуждалось положение азербайджанцев, живущих в Грузии, и проблема стала темой межгосударственных переговоров. 13 декабря делегация Верховного совета Азербайджанской Республики отправилась в Грузию для ведения переговоров, связанных с ситуацией. К сожалению, долгожданный однодневный визит не оправдал надежд борчалинцев. Делегация, вместо того чтобы ознакомиться с жизненными условиями и реальной обстановкой полумиллионного населения Борчалы, встретилась с жителями ближайшего к Тифлису селения Теодорети и возвратилась. Этот факт стал причиной понятного недовольства населения Борчалы и общественно-политических организаций Азербайджана. В совместном заявлении Отдела внешних сношений партии Народного фронта Азербайджана, общественных организаций «Юрддаш», «Гарачоп» и народное движение азербайджанцев Грузии «Гейрат» говорилось: «...Прискорбно, что делегация... возвратилась из Тифлиса, не посчитала нужным встретиться с соотечественниками региона, население которого находится в более тяжелом положении. Этим нанесен тяжелый удар по последней надежде жителей самых напряженных мест, буквально переживающих состояние массового психоза. Этот половинчатый визит стал причиной недовольства сотен тысяч наших соотечественников в Грузии. Принимая во внимание крайнюю степень тяжести положения, заявляем руководству республики: если не будут предприняты меры по обеспечению прав человека наших сограждан в Грузии, то тогда историческая ответственность за халатное отношение к этому делу падет на азербайджанское государство» (27).

Однако визит делегации Азербайджана в Грузию не остался без последствий. Во-первых, организация официального визита еще раз доказала, что азербайджанцы в Грузии находятся в центре больших проблем и непосредственно грузинская сторона несет ответственность за решение этих проблем. Во-вторых, грузинская сторона в ходе переговоров уверилась в том, что последующее развитие связей между двумя государствами будет в значительной степени зависеть от отношения к азербайджанцам, живущим в этой республике.

Г. АЛИЕВ И Э. ШЕВАРДНАДЗЕ: ДРУЖЕСКИЙ ЭТАП

С ВЕСНЫ 1993 ГОДА внимание азербайджанских властей к борчалинскому вопросу несколько возросло. Одной из причин явилось то, что в отношении к власти Эльчибея в народе произошли серьезные изменения, власть не оправдала ожидавшихся надежд, и прежние подпорки постепенно были утеряны. В правительстве рассчитывали, что проживающие в Азербайджане полмиллиона выходцев из Грузии будут опорой власти Эльчибея. Некоторые официальные лица говорили о необходимости привлечения в государственные органы самоуправления азербайджанцев родом из Грузии, отмечая, что правление Эльчибея не опиралось на региональные принципы. Было правдой и то, что ни один азербайджанец из Грузии не был представлен в этом правительстве. Поэтому предполагалось, что с назначением нескольких азербайджанцев из Грузии на государственные посты можно будет добиться поддержки полумиллионного электората. Однако было поздно, и 4 июня 1993 года власть Эльчибея сменилась властью Г. Алиева.

В конце 1993 года Э. Шеварднадзе удалось добиться постепенной стабилизации положения в большей части Грузии, в том числе в Борчалы. Ликвидируются криминогенные группы, по частям разоружались преступные формирования. События в Азербайджане и Грузии происходили в тот период как бы по одному и тому же сценарию. Однако Э. Шеварднадзе был на шаг впереди:

– Э. Шеварднадзе пришел к власти в 1992 году, Г. Алиев – в 1993 году.

– сперва Э. Шеварднадзе обезвреживает вооруженные группировки, арестовывает руководителей «Мхедриони» Т. Китовани и Дж. Иоселиани, а потом аналогичное происходит в Азербайджане. Г. Алиев нейтрализовал и добился ареста С. Гусейнова, затем разогнал ОМОН, руководитель которого Р. Джавадов был убит.

В конце 1993 года между Тифлисом и Баку была создана «горячая линия». Э. Шеварднадзе, столкнувшись с более серьезными проблемами в Абхазии и Осетии, при тесном сотрудничестве с Г. Алиевым постарался установить спокойствие в Борчалы. Оба опытных политических деятеля, соприкоснувшись с войной, постарались максимально избежать лишних и ненужных проблем. Избранный курс был правильным и вскоре дал свои результаты. Грузинское правительство с помощью азербайджанской стороны приступило к обезвреживанию преступных групп в Борчалы. В результате проведенных операций много преступников было задержано, разгромлены вооруженные группировки, занимавшиеся грабежами, разбоями, убийствами и пытками людей (отметим, что из-за того, что в проведенных операциях участвовали все еще прочно занимавшие ответственные посты в команде Э. Шеварднадзе бывшие «звиадисты», части отъявленных преступников под их покровительством удалось улизнуть от ответственности). Было конфисковано более 200 ворованых машин, упрятанных во дворах домов сванов под стогами сена. Абсолютное большинство этих машин принадлежало азербайджанцам.

Личные связи между главами двух государств постепенно укреплялись. Внутри двух стран имелись оппозиционные силы, у которых под контролем были как вооруженные формирования, так и капитал.

Для того чтобы предотвратить установление связей между этими силами, Э. Шеварднадзе и Г. Алиев взяли инициативу в свои руки. Немного спустя, ни в Грузии, ни в Азербайджане не осталось никакого незаконного вооруженного соединения, которое могло бы создать опасность правлению Г. Алиева и Э. Шеварднадзе. А международные экономические проекты, связанные с нефтью и транспортным коридором по территории двух государств, еще более сблизили их друг с другом.

На самом деле, президент Э. Шеварднадзе списком «Гражданского союза» проявил верность Г. Алиеву. В 1996 году в каждом из этих двух государств стали действовать посольства. В Борчалы криминогенное положение сменилось спокойствием, на азербайджано-грузинской границе, а также на дорогах внутри Грузии была создана благоприятная обстановка для проезда. Уже из Баку во все регионы, в большинство сел Грузии, где живут азербайджанцы, открылись автобусные маршруты.

Но, как было отмечено выше, дискриминация все еще не прекращалась, изменилась лишь ее форма. Начались хронические нападки на два основных вектора: на образование и аграрный сектор, которые обеспечивали стабильный и компактный уклад жизни людей в Борчалы. Именно Э. Шеварднадзе породил основу для этих двух самых больших проблем азербайджанцев, живущих в данный момент в Грузии. Взамен Г. Алиев не стал углубляться в проблему, достаточным оказалось, что были прекращены насилия в отношении азербайджанцев в Грузии, восстановлено спокойствие в регионе, открыты посольства, избраны шесть азербайджанских депутатов в парламент Грузии. Достаточно обратить внимание на отчет для председателя Милли Меджлиса, подготовленный после визита депутатской группы Милли Меджлиса по связям с грузинским парламентом, который может послужить иллюстрацией всего вышесказанного. После того как азербайджанские парламентарии описывают тяжелое положение азербайджанцев Грузии, они представляют нижеприведенные предложения, отметив важность их претворения в жизнь:

1. В районах компактного проживания азербайджанцев целесообразно организовать совместные предприятия и обеспечить их жизнедеятельность. Это несколько облегчило бы социальную обстановку.

2. Нуждающееся в топливе местное население просит открыть бензозаправочную станцию в районе Дманиси. В этом деле целесообразно помочь им.

3. Восстановить издание газет на азербайджанском языке, следует оказать материально-техническую помощь.

4. Оказать серьезную помощь школам, в первую очередь надо обеспечить раздачу бесплатных учебников.

5. Решить проблему паспортной прописки.

6. Должен быть найден способ решения вопроса о возвращении насильно выгнанных из своих домов и выдворенных из своей страны людей.

7. Изыскать возможности продлить маршрут пассажирского поезда Баку – Тбилиси до Марнеули, что является одной из настоятельных просьб местного населения. 31. 07. 1996. (28).

Почти ни одно из выдвинутых в 1996 году предложений, не было претворено в жизнь. Отметим, что в перечисленных предложениях были и такие, которые могли бы быть решены одним постановлением или распоряжением местной власти.

И на последующих этапах азербайджано-грузинских дружественных взаимоотношений не были обсуждены основные проблемы азербайджанцев. Даже тогда, когда Г. Алиев в 2000 году во время своего официального визита в Грузию сделал подарок Э. Шеварднадзе, который оставался недоволен тарифами на перекачку нефти по трубопроводу через территорию Грузии Баку – Тбилиси – Джейхан и оказал прессинг на своего друга, он не коснулся ни одного вопроса по Борчалы. В то время все население ожидало от Г. Алиева, сказавшего «пусть это будет подарком моему другу», добиться чего-нибудь для Борчалы. Одним словом, в период правления Г. Алиева и Э. Шеварднадзе почти не затрагивались такие вопросы, как восстановление старых названий переименованных сел, возвращение изгнанного населения, восстановление на работу уволенных, раздача земли азербайджанцам на основании равных прав, вопросы, связанные с проблемами в области образования. Правда, в некоторых районах ничтожно малое число азербайджанцев привлекали на должности заместителей или помощников, на второстепенные роли в государственных делах, возвратили несколько вопиющим образом изгнанных семей. Однако все это просто служило ширмой вместо решения основных реальных проблем. Одним словом, просто проводилась политика их замораживания.

Такое законсервированное положение, без сомнения, не могло длиться долго. В период смены власти проблемы должны были ожить, и с приходом к власти М. Саакашвили старые раны открылись вновь. Люди начали требовать землю, работу, восстановления прежних названий своих сел, создания нормальных условий для получения образования их детьми.

НАЦИОНАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ И ЖИВУЩИЕ В ГРУЗИИ АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ

В 2002 ГОДУ В ГРУЗИИ спокойствие вновь было нарушено. Начало свою деятельность «Национальное движение», одним из лидеров которого был М. Саакашвили. Он был знаком с азербайджанцами Грузии еще с 1991 года. 1 марта того же года М. Саакашвили, выступая по телевидению и оправдывая армянский сепаратизм, заявил, что армяне на правильном пути. Это выступление было снято активистами общества «Гейрат», а потом переведено на азербайджанский язык и напечатано в газете «Сабах» (29). Просто М. Саакашвили, боровшийся тогда за власть и часто прибегавший к популистским высказываниям, забыл старую мудрость: «Живя в стеклянном доме, не бросайся камнями».

Во время выборов в местные органы самоуправления М. Саакашвили более открыто выразил негативное отношение к азербайджанцам. Он назвал азербайджанцев, защищавших Э. Шеварднадзе, «жалкими людьми» (30), и это оскорбительное выражение было опубликовано в республиканских газетах. Естественно, азербайджанцы выразили резкие протесты. В период парламентских выборов в ноябре 2003 года М. Саакашвили, проводивший избирательную кампанию, прибыл в Борчалы. Между представителями «Национального движения» и сторонниками Э. Шеварднадзе в селении Фахралы Болнисского района состоялся рукопашный бой. Некоторые грузинские эксперты прогнозировали, что высказывания в адрес азербайджанцев приведут к тому, что в регионе не проголосуют, и визит в Борчалы не пройдет гладко. После Фахралинского инцидента основной мотивацией этого конфликта считалась антипатия к лидеру «Национального движения». А на самом деле сопротивление организовывалось «шеварднадзевцами», то есть со стороны местных органов власти во главе с губернатором Л. Мамаладзе. В то же время, естественно, сыграли свою роль и высказывания М. Саакашвили в адрес азербайджанцев. В канун выборов лидер общества «Гейрат» А. Аскеров открыто заявил, что «один из руководителей оппозиционной партии „Национальное движение“ Михаил Саакашвили известен среди проживающих в Грузии азербайджанцев своим радикал-национализмом и проармянской позицией» (31).

Объективности ради уместно отметить, что 28 мая 2004 года на внеочередных парламентских выборах М. Саакашвили получил в Борчалинском регионе больше голосов, чем было прогнозируемо: по данным грузинских экспертов, более трех четвертей – 76 % (32). Мы сомневаемся, что полученные 76 % голосов соответствуют действительности. Активисты действующих в Борчалы азербайджанских общественных организаций отмечали, что М. Саакашвили получил в Борчалы не более 30–40 % голосов. Но и этого немало. Так в чем заключается причина успеха М. Саакашвили в регионе?

Во-первых, азербайджанские власти поддержали Э. Шеварднадзе в открытой и несколько грубой форме: выходцы из Грузии, народные депутаты Милли Меджлиса, которых азербайджанцы Грузии негативно воспринимали из-за их пренебрежительного отношения к проблемам Борчалы в период их депутатства в Милли Меджлисе, а также брат президента Джалал Алиев, приехав в Борчалы, открыто пропагандировали Э. Шеварднадзе, что порождало обратный эффект. Во-вторых, статьи, напечатанные в прессе, об отправке из Азербайджана во время «бархатной революции» в адрес сторонников Э. Шеварднадзе материальной и «некоторой технической помощи» и о конфискации ее на таможне, намного изменили обстановку в пользу М. Саакашвили. Азербайджанцы, проголосовав за того, за кого не хотели, как бы исправляли официальный Баку, «допускавший ошибку содействием в подавлении демократической революции». То есть азербайджанцы Грузии в качестве противников демократии фактически попали в положение шантажируемых. В-третьих, М. Саакашвили привлекательными «демократическими» лозунгами легко ввел в заблуждение массы людей. В четвертых, оппозиция, желавшая прийти к власти в Азербайджане, искренне желала прихода к власти М. Саакашвили. В оппозиционной прессе Азербайджана было напечатано бессчетное количество статей, одобряющих его курс, и это оказало решающее влияние на умонастроение населения Борчалы.

После того, как была решена проблема Аджарии, М. Саакашвили возобновил прежнюю дискриминационную политику в отношении азербайджанцев. По сути, новая политика является не чем иным, как синтезом «гамсахурдизма» и политики Э. Шеварднадзе. Однако в этой «синтетической» политике «гамсахурдизм» преобладает. М. Саакашвили, как и З. Гамсахурдиа, посылает в населенные азербайджанцами селения вооруженные силы специального назначения, по вымышленным обвинениям арестовывает политически активных азербайджанцев, пытаясь вызвать новую волну страха. В этот раз объектами нападения были избраны районы Марнеули и Гардабани. Потому что из районных центров Дманиси и Болниси азербайджанцев уже изгнали (в настоящее время в районных центрах Болниси и Дманиси осталось всего примерно 50 семей), большая часть молодежи покинула села, некоторые села совсем опустели. Сейчас в этих районах грузины выглядят добившимися своего. То есть сохранилась рабочая сила, которая как бы призвана сеять, выращивать урожай, пасти скот и содержать новоявленных грузинских князьков-«тавадов». В Гардабани и Марнеули азербайджанцы активны и еще в силах оказывать сопротивление. Поэтому-то М. Саакашвили и его окружение принялись за «прореживание» населения в первую очередь именно в этих районах. В самые большие села под ширмой ведения борьбы с «контрабандой» и с «торговцами наркотиками» несколько раз были посланы особые отряды в масках. Вооруженные отряды обыскивают в селах дом за домом, под завесой борьбы с «контрабандой» занимаются разбоями, грабежом, запугиванием населения, стремятся изгнать людей с насиженных мест. Пришедшие в масках иногда, не скрывая свою ненависть, угрожают оружием детям, женщинам и сквозь зубы вопрошают: «Когда вы покинете нашу Грузию?» Местное население вновь проводит массовые акции, выражая открытое недовольство политикой М. Саакашвили. Азербайджанцы вполне оправданно заявляют, что борьбу с контрабандой надо вести не в домах, не в самих селах, а на границе. С другой стороны, характерно, что борьба с «контрабандой» ведется только в селах, где живут азербайджанцы. Разве нет «контрабандистов» в других регионах Грузии? В чем заключалась «философия» новой дискриминационной политики против азербайджанцев, которая ведется под завесой «борьбы с контрабандой»? Причины простые. Во-первых, введя войска в села, вернув атмосферу периода З. Гамсахурдиа, запугав население, стремятся создать невыносимые условия для жизни и вынудить покинуть родной очаг. Во-вторых, арестами активистов народного сопротивления желают расшатать способность азербайджанцев к сопротивлению. В-третьих, лишают возможности каждодневного заработка людей, зарабатывающих мелким бизнесом, подрывая их семейное материальное обеспечение, зная, что глава семьи и старшие сыновья, согласно национальному менталитету, ответственны за семейный достаток и вынуждены будут покинуть страну в поисках заработка. Термин «борьба с контрабандизмом» является пустой фразой, призванной юридически и официально прикрыть введение в регион специальных отрядов. Бывший мэр Гардабани Фазил Алиев, эмигрировавший при Саакашвили за свои политические взгляды, пишет: «Сегодня в Грузии пресекается ввоз товаров в страну азербайджанцами, занимающимися мелким бизнесом, что на официальном языке именуется „борьба с контрабандизмом“. Создалась ситуация, при которой азербайджанцам неофициально запрещена торговля. А армяне контрабандным способом доставляют в Грузию товары, составляющие почти 50 % экономики страны. Однако в связи с этим не был арестован ни один армянин» (33).

Другим вектором давления являются рейды, проводимые спецназовцами под ширмой «борьбы с наркотиками». Умело пользуясь этим предлогом, они входят в азербайджанские села и часто арестовывают безвинных людей. В статьях и интервью Ф. Алиева проясняется суть этого вопроса: «В приграничные села наркотические вещества привозятся из Армении. Особые структуры Грузии посредством своих людей сперва продают эти наркотические вещества в селах, в которых проживают азербайджанцы, а потом арестовывают этих людей. Пользуясь этим методом, они зарабатывают колоссальные деньги и демонстрируют общественности, что азербайджанцы занимаются противозаконными действиями. В настоящее время азербайджанцы составляют 47 % заключенных тифлисских тюрем» (34). Только в одном азербайджанском селе Соганлыке, являющемся ныне пригородом Тифлиса, за подобную продажу наркотиков арестовано 52 человека.

Политика, проводимая М. Саакашвили, демонстрирует, что окончательной целью его власти является изгнание из страны оставшейся части азербайджанцев, особенно ее активных в политическом и экономическом отношении представителей. Со стороны правоохранительных органов и структур контрразведки с целью препятствия отпору политике дискриминации и ущемления прав человека подвергаются жестокому прессингу члены созданных ими обществ и НПО. В 2005 году по обвинению в сепаратизме был арестован один из активистов, отстаивающих интересы азербайджанцев, Телман Гасанов (бывший заместитель главы Гардабанского района). Председатель общества «Грузия – Родина Моя» А. Бабаев по этому поводу писал: «Т. Гасанов всегда боролся против беззакония. Он говорил, почему хотя бы одна из 48 организаций района Гардабани не возглавляется азербайджанцем. Арестом Т. Гасанова власти хотят посеять страх среди борющихся азербайджанцев» (35). Правоохранительные органы дали санкцию на арест и главного редактора газеты «Новое мышление» Ниязи Гусейнова. Н. Гусейнов был вынужден покинуть Грузию, а его брат арестован по сфабрикованному обвинению. В связи с этим в заявлении официального представителя общества «Борчалы» в России, вице-президента Всероссийского конгресса азербайджанцев С. Аллахвердиева говорилось: «С целью ареста Ниязи Гусейнова организована специальная кампания, санкционированная руководством страны. Его статьи о проблемах азербайджанских общин, опубликованные в той же газете, руководством Министерства государственной безопасности Грузии расценивались как угроза государственной безопасности. Гусейнов, отвергнув предложенное ему сотрудничество со стороны грузинских спецслужб, сказал, что он разгласит обществу планы, подготовленные грузинским руководством о выселении азербайджанской общины» (36). Отметим, что и в азербайджанской прессе прошли публикации о действительном наличии подобного документа у Н. Гусейнова.

Снова, как и во времена Гамсахурдиа, совершаются откровенные преступления против азербайджанцев, а правоохранительные органы делают вид, что не замечают их. За короткий срок правления М. Саакашвили были убиты 24 азербайджанца, большая часть преступников – всем известные лица. В 2004 году на Марнеульском рынке его владельцем у всех на глазах был убит азербайджанец. Правоохранительные органы заявили, что этот человек умер от инфаркта, и против убийцы уголовное дело не завели. В селении Гуллар Марнеульского района владелец-грузин конного клуба «Жокей» открыл огонь по населению, возмущавшемуся присвоением клубом сельских земель (50 гектаров плодородной земли этого селения было передано конному клубу «Жокей», а владелец-грузин содержит на этом пространстве 11 лошадей). В результате два человека погибли. Убийца все еще на свободе. В 2005 году был похищен влиятельный сельский аксакал Садраддин Палангов, выступавший против дискриминационной земельной политики администрации Саакашвили, до сих пор о нем не дают никакой информации, и это характерный почерк «тотон-макутов» саакашвилиевской власти.

Большая часть преступлений, происходящих в последнее время, это преступления, совершаемые на почве земельных споров. Люди требуют права на землю, выступают против дискриминации. А это, как говорится, «не нравится грузинам». Они не только не хотят признавать право людей на землю, но и не выносят, когда требуют это право.

В январе 2004 года М. Саакашвили прибыл в Баку с официальным визитом и в ходе переговоров назвал азербайджанцев «национальным достоянием Грузии». Но, оказалось, это было обычной фразой из обычного застольного тоста: к концу того же года обстановка в Грузии достигла опасной черты.

М. Саакашвили вновь продемонстрировал свое лицемерие. Население крупных сел Гардабанского и Марнеульского районов в знак протеста против произвола и несправедливости начали проводить пикеты и митинги уже в Тифлисе около Государственной канцелярии. Действующие в Грузии азербайджанские общества и организации, созданные в Азербайджане выходцами из Грузии, общественно-политические объединения направили на имя М. Саакашвили требования о приостановлении ввода в селения вооруженных военных соединений, о прекращении создания искусственной криминогенной ситуации и практики запугивания и изгнания населения. В обращении общества «Кёрпу» («Мост») говорилось: «Доводим до вашего внимания нижеследующие требования:

Положить конец преступлениям, совершаемым против живущих в Грузии азербайджанцев, для объективного расследования таких незаконных действий создать Государственную Комиссию.

Положить конец проводимой в отношении азербайджанцев на государственном уровне политике двойных стандартов, положить конец политике национальной дискриминации, обеспечить азербайджанцев Грузии гуманитарными гражданскими правами, соответствующими международным юридическим нормам.

На государственном уровне принять срочные и эффективные меры для ареста убийц наших соотечественников, наказать их в соответствии с законом» (37).

Азербайджанская парламентская делегация, представленная в ПАСЕ, вынесла на рассмотрение сессии Совета Европы вопрос о проблемах азербайджанцев Грузии. Ассамблея, принимая во внимание, что есть необходимость в решении и постоянном контроле этих и других проблем азербайджанцев, являющихся основным национальным меньшинством Грузии, постановила: «Считать целесообразным обсуждение данной проблемы в соответствующей комиссии и связи с этим назначить докладчика; призвать Комитет министров уделить особое внимание проблемам азербайджанцев, исторически компактно проживающих в Грузии, в плане обеспечения в еще большей степени прав национальных меньшинств государств-участников» (38).

В 2005 году между Азербайджаном и Грузией возник энергетический кризис. Азербайджан, обвинив грузин в переправлении горючего в Армению, приостановил сотни полных горючим поездов на границе двух стран. Этот кризис, длившийся месяц, в конце концов окончился компромиссным решением. В январе 2006 года Грузия вновь начала испытывать энергетический кризис. На этот раз Грузию наказывал «Газпром» РФ. Азербайджан вновь протянул руку помощи, поставив из своих запасов необходимый природный газ замерзающему населению Тифлиса. В русле этих жестов предпринятым М. Саакашвили ответным шагом явилось то, что он, прибыв в селение Джандар Марнеульского района, великодушно предоставил одной семье документ о собственности на землю. Теперь грузинские СМИ очень любят приводить этот пример. Однако мало кто сомневается, что взаимоотношения вновь станут прохладными.

М. Саакашвили, так же, как и Э. Шеварднадзе, объявил И. Алиева своим другом и сказал, что многому научился у него. Однако границы этой дружбы и, как говорят борчалинцы, демократии, принесенной «бархатной революцией», заканчиваются в Борчалы, в селениях, населенных азербайджанцами.

Сегодня азербайджанцы испытывают проблемы, связанные с землей и образованием. Население желает сажать, выращивать на своей земле, писать, читать и говорить на языке, данном им Богом.

ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ И ИНТЕГРАЦИИ В ГРУЗИИ

ГРУЗИЯ ВЗЯЛА НА СЕБЯ обязательства по воплощению в жизнь положений, предусмотренных «Рамочной конвенцией о защите национальных меньшинств», «Европейской хартией о региональных языках и языках меньшинств», а также другими международными актами. Однако вот уже несколько лет в Грузии не принимается закон о национальных меньшинствах. Грузинские политики и интеллигенция полагают, что этот закон может быть принят после решения южно-осетинской и абхазской проблем. Они опираются на этот аргумент в основном при общении с представителями европейских институтов и хотят, чтобы Запад с пониманием относился к положению Грузии. Но так как уже были взяты обязательства, то естественно, что закон о национальных меньшинствах должен соответствовать западным стандартам. Именно по этой причине грузины до принятия этого закона планируют добиться решения ряда проблем, связанных с азербайджанцами: приватизация со стороны грузин земель, на которых проживают азербайджанцы, затем приписывание этого на счет анархии и хаоса, возникших в предыдущий период, и объявление, что уже никак невозможно исправить эту «историческую» несправедливость; разрушение средней общеобразовательной системы с преподаванием на азербайджанском языке, введение преподавания на грузинском языке в селах проживания азербайджанцев (в новом законе об образовании установлен короткий срок – до 2011 года, т. е. ускорение процессов связано именно с этим); наконец, притеснение и выдворение азербайджанцев из страны, оставление в качестве рабочей силы только части безграмотных.

Разработан еще один проект, предусматривающий интеграцию национальных меньшинств в грузинское общество (создано даже министерство, занимающееся этой сферой). Теперь грузины готовятся к воплощению его в жизнь. Из-за того что закон о национальных меньшинствах до сих пор не принят, не вызывает сомнения, что документ об интеграции будет документом об ассимиляции. Потому что интеграция не имеет юридической базы.

Рассмотрим разные направления интеграционных проблем на примере азербайджанцев, проживающих в Грузии.

• Как было выше отмечено, в стране имеется серьезный пробел в области права. Другими словами, отсутствие юридической базы интеграции создает серьезную препону. С другой стороны, законы, принятые в парламенте, так же, как другие юридические документы, издаются только на грузинском языке. Тираж выходящей в Грузии на азербайджанском языке единственной газеты «Грузия» очень мал и почти не распространяется в районах и селах. Невозможность ознакомления населения с законами, государственными решениями и другими юридическими документами приводит к информационному вакууму в этой сфере. В итоге, азербайджанцы не пользуются гражданскими правами из-за неинформированности. Грузины преподносят это как плоды незнания грузинского языка и утверждают, что в итоге население «наказано» за безграмотность. Этим обстоятельством, в свою очередь, обосновывается необходимость введения преподавания в средних общеобразовательных школах на грузинском языке. Однако, если даже ни один азербайджанец не знает грузинского языка, просветительская работа в первую очередь – долг государства. И это должно осуществляться в соответствии с положениями «Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств» на языке самих меньшинств. Незнание грузинского языка – это только предлог, потому что нет такого азербайджанского села в Грузии, где хотя бы два-три десятка человек не знали бы грузинского языка средне или хорошо. Основная проблема в отсутствии СМИ, которые могли бы донести до людей необходимые документы.

• Проблемы в сфере образования. В школах, в которых процесс обучения осуществляется на азербайджанском языке ежедневно, грузинский язык преподается один час в неделю. Это означает, что само государство плохо обучает грузинскому языку. Азербайджанцы сами предложили ввести изучение грузинского языка ежедневно по одному часу, открыть дополнительные курсы, а на участках, где проживает смешанное население, открыть многоязычные школы и т. д. Но грузины считают по-другому: в школах, где преподавание ведется на азербайджанском языке, проводить учебу в основном на грузинском языке. Это откровенная ассимиляция, еще точнее – дискриминация на этнической почве. Она означает: покинь страну, вновь противоречит сути и букве положений «Европейской хартии о региональных языках и языках меньшинств», подписанной Грузией.

• Проблемы в сфере политики. Азербайджанцы находятся несколько в стороне от процессов, происходящих в Грузии. Основной причиной этого является то, что в грузинской политической среде на азербайджанцев смотрят сверху вниз, по отношению к ним культивируется безосновательное высокомерие. Мы уже приводили в качестве примера высказывание М. Саакашвили. С другой стороны, притесняются созданные азербайджанцами движения, объединения, печатные органы, они не регистрируются со стороны государства, не говоря о создании условий для их деятельности. Грузинские НПО, занимающиеся защитой прав человека, вообще забыли об азербайджанцах. На нарушение их прав смотрят не то что равнодушно, а даже как бы на естественное явление. Созданные азербайджанцами организации не приглашаются на международные мероприятия.

Дабы избежать привлечения внимания мировой общественности к борчалинской проблеме, словно по сговору проводится явная политика изоляции. Политически активных людей называют сепаратистами и арестовывают по вымышленным обвинениям. Одним словом, общественная активность азербайджанцев искусственно тормозится. Грузины сами устанавливают уровень представительства азербайджанцев в парламенте. В нынешнем парламенте азербайджанцы занимают три места. М. Саакашвили говорит, что главное – не количество, а качество. Но мнение лидера движения «Грузия – Родина Моя» по этому вопросу иное: «Среди азербайджанцев 350 тысяч избирателей, имеющих право голоса. А такое количество избирателей может проголосовать за избрание 20–22 депутатов» (39). Еще одной проблемой является устранение азербайджанцев из государственных учреждений и предприятий Борчалинского региона. Во всех государственных учреждениях работают грузины. Для получения одной справки или свидетельства о рождении в учреждениях месяцами создают волокиту, искусственно доводя дело до того, что азербайджанцы бывают вынуждены пользоваться грузинскими «посредниками». В этом плане более тяжелая ситуация в районах Дманиси и Болниси. Те, кто не подает обращения на грузинском языке, сталкиваются с откровенными оскорблениями и угрозами. Такая ситуация не только тормозит интеграцию, но даже расшатывает веру людей в перспективу проживания в Грузии. В «Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств», участником которой является и Грузия, отмечается: «Значительному числу лиц, относящимся к национальным меньшинствам, или же традиционно проживающим в регионах, стороны, по мере возможности, стараются обеспечить создание условий, дающих возможность пользоваться языком меньшинств при общении с ними и с административными органами власти, если об этом просят те же лица, и если те просьбы соответствуют реальным потребностям. Статья 10, пункт 2» (40). Уместно будет отметить, что в Грузии азербайджанскому языку фактически отведен не статус языка национального меньшинства, а статус языка провинции.

• Проблемы в аграрной сфере. Плодородные земли в Борчалы были даны в аренду на срок 49 лет приезжим грузинам из городов Тифлис и Рустави. Они, в свою очередь, эти же земли сдают в субаренду азербайджанцам. В то же время, несмотря на то, что в городах Тифлис и Рустави проживают больше 20 тысяч азербайджанцев, никто из них не получил ни пяди земли. По новому закону о земле, уже переданные государством в аренду земли будут проданы в первую очередь арендаторам. Значит, была создана правовая возможность для освоения грузинами более 70 % земли, обрабатываемой азербайджанцами. Представляет интерес соображение одного грузинского автора, старающегося более или менее объективно относиться к аграрному вопросу: «На начальном этапе земельной реформы население не смогло получить всю достоверную информацию из-за незнания государственного языка, чем и воспользовались отдельные частные лица или фирмы, которые на основе существующих законов оформили в собственное владение десятки гектаров наилучших угодий. В дальнейшем крупные их арендаторы начали выдавать эти гектары в субаренду местному населению, которое после революции потребовало справедливого решения данного вопроса, что, к слову, власти обещали сделать. Но некоторые азербайджанцы считают, что данное обещание не выполнено, большая часть земель в Квемо-Картли передана в аренду грузинам и лишь малая ее толика распределена среди азербайджанцев. В связи с этим они полагают, что к ним относятся, как к „второсортным“ гражданам, что вызывает у них справедливое недовольство и не способствует их интеграции в современное грузинское общество» (41).

• Социально-психологические проблемы. Начавшиеся против азербайджанцев с 1989 года дискриминационная политика, беззакония, несправедливости, аресты безвинных, многочисленные убийства и безнаказанность преступников сильно изменили отношение азербайджанского населения к грузинам. Налицо взаимное недоверие, и это один из основных психологических факторов, препятствующих интеграции.

БОРЧАЛИНСКАЯ ПРОБЛЕМА И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

ПОСЛЕ 1989 ГОДА в Азербайджане и Грузии возникли многочисленные общества, занимающиеся проблемами Борчалы. Сегодня в Грузии действует 25 организаций азербайджанцев, из которых шесть имеют прорелигиозную ориентацию.

Первой организацией, созданной в Грузии, было народное движение «Гейрат» (1989). Отделы этой организации были учреждены во всех районах и больших селах. Народное движение «Гейрат» продолжает свою деятельность и сегодня.

Параллельно с организацией «Гейрат» осуществляет свою деятельность общество «Озан». Это общество, собрав материалы о преступных событиях и правовых нарушениях, происходивших с 1989 года по сегодняшний день, представило их прессе, органам по государственным связям и мировым авторитетным институтам.

Одним из обществ, отличавшихся своей активностью, является «Грузия – Родина Моя» (2003). Хотя оно возникло относительно поздно, но уже смогло проявить себя в Грузии и Азербайджане. Это общество в деле решения проблем азербайджанцев Грузии отдает предпочтение руслу законности, права и переговоров, стремится наладить сотрудничество с грузинскими политическими партиями и НПО.

Азербайджанцы, выходцы из Грузии, в конце 1980-х годов с целью содействия решению борчалинской проблемы создали несколько организаций. В 1989 году было создано общество «Борчалы», вслед за ним стало действовать общество «Гарачоп», в 1995 году – общество «Юрддаш» («Соотечественник»), превратившееся в одноименную партию. Эти организации очень серьезно занимались проблемами азербайджанцев, проживающих вне Азербайджана, в том числе и в Грузии. В настоящее время свою деятельность продолжают общества «Борчалы» и «Гарачоп».

С целью освещения и донесения до общества проблем грузинских азербайджанцев в разное время издавались и газеты. Жизнедеятельность некоторых из них была короткой, иные меняли свои названия, а другие действуют до сих пор. Прекратилось издание газет «Гейрат», «Борчалы», «Юрддаш» («Соотечественник» – выходила на азербайджанском и русском языках), а «Борчалынын сеси» («Голос Борчалы») и «Сабах» («Утро») пока что издаются.

Направления уже перечисленных обществ и менее известных организаций можно обобщить следующим образом:

НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ГРУЗИИ

• Создать отделения в большинстве населенных пунктов проживания азербайджанцев, оказать коллективное сопротивление дискриминационной политике, организовать мирные массовые акции, митинги и пикеты.

• Для овладения рычагами воздействия на происходящие в Грузии политические процессы, активно участвовать в муниципальных и парламентских выборах.

• Вести последовательную работу по просвещению населения. Для этой цели издавать газеты, обеспечить массовость их выпуска, по мере необходимости распространять листовки, перевести на азербайджанский язык и распространить официальные государственные законы, указы, приказы и распоряжения, антиазербайджанские статьи, напечатанные в грузинской прессе.

• Собрать и направить в соответствующие государственные учреждения факты, связанные с правонарушениями, тяжелыми преступлениями, совершенными в отношении азербайджанцев, и др., держать под контролем процесс расследования.

• Вести борьбу с дискриминацией в области образования и в аграрной сфере.

• Подготовить отчет о попирании прав азербайджанцев, проживающих в Грузии, и представить его государственным органам Грузии и Азербайджана, а также авторитетным международным организациям.

• В связи с важностью и актуальностью борчалинской проблемы в СМИ вести пропаганду, проводить круглые столы, семинары и конференции;

• Выпускать популярные брошюры, статьи по истории, литературе, образованию, культуре, экономике, о выдающихся личностях Борчалы.

• Поддерживать тесные связи с грузинскими обществами, действующими в Азербайджане, проводить совместные круглые столы и пресс-конференции.

НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

• Направить внимание азербайджанской общественно-политической среды на борчалинскую проблему. Сформировать объективное мнение об этой проблеме в государстве и в обществе.

• Подготовив документы по борчалинской проблеме, представить их международным организациям, посольствам зарубежных стран.

• Провести встречи с азербайджанскими официальными кругами, подготовить концепцию и пакет предложений по борчалинской проблеме, которые представить государственным органам.

• Организовать поездку в Борчалы и проводить встречи с местным населением.

• Организовать благотворительные марафоны с целью оказания помощи учреждениям образования и культуры.

• Объединить усилия политических партий Азербайджана в вопросах решения борчалинской проблемы.

• Проводить научные конференции, семинары, круглые столы.

С 1989 года по сегодняшний день организации, действующие в Грузии и Азербайджане, направили сотни обращений в разные государственные органы, международные организации, посольства, провели десятки конференций, семинаров, круглых столов.

В обращениях отображались нарушения прав человека, случаи тяжких преступлений, имеющая место в Грузии этническая пристрастность, явные проявления дискриминации, актуальные проблемы в области образования и в аграрной сфере, а также указывались конкретные пути выхода из сложившейся обстановки. Среди этих обращений были и связанные с благотворительной целью: со сбором учебников и школьных принадлежностей для школ Борчалы.

В деятельности самих этих организаций тоже имеются проблемы. В их числе – отсутствие координации между организациями, созданными азербайджанцами в Грузии. С начала 2000 года в этом направлении были сделаны первые шаги. 16 ноября 2002 года региональные лидеры азербайджанцев Грузии, председатели обществ, аксакалы собрались в городе Марнеули и провели собрание инициативного комитета. Основная цель собрания была в том, чтобы объединить проживающих в Грузии азербайджанцев, обсудить пути решения их социально-экономических и политических проблем, одновременно выразить свое отношение к попиранию прав азербайджанцев. На этом совещании было принято решение о создании инициативного комитета, состоящего из 42 человек. Инициативный комитет, вновь собравшись через день, принял решение о создании координационного совета, состоящего из 15 человек. Было принято еще одно решение о том, чтобы за месяц до предполагаемого объединения действующих организаций создать новую структуру под названием «Объединение всегрузинских азербайджанцев» и провести его первый съезд. К сожалению, из-за отсутствия единства среди лидеров общественных организаций намеченная структура не была создана. Появление у азербайджанцев Грузии авторитетного общественно-политического центра, объединения было бы качественно новым этапом в борьбе против дискриминационной политики. Одновременно увеличились бы шансы достичь успеха на предстоящих парламентских выборах.

У обществ, действующих в Азербайджане, также имеются свои специфические проблемы. Общества «Борчалы» и «Гарачоп» встретились с давлением азербайджанских властей уже со дня своего образования. А. Везиров и А. Муталибов просто неверно оценили суть происходящих процессов (распад Советского Союза, образование новых независимых государств), испытывали трудности в проведении независимой и национально ориентированной политики. Опасаясь ухудшения отношений с Грузией, они не хотели признавать борчалинскую проблему, не без их ведома создавались препятствия для деятельности названных обществ.

В период годичного правления А. Эльчибея власть из-за своей слабости стремилась уйти от дополнительных проблем, не желала выносить борчалинскую проблему на уровень общественного обсуждения.

Отношение к этому вопросу в правлении Г. Алиева и И. Алиева иное. В отношении к борчалинской проблеме проявляются две линии. Во-первых, власть Алиевых, в отличие от власти Эльчибея, выделяется регионализмом. В Азербайджане, как и в Грузии, живет около полумиллиона азербайджанцев родом из Грузии. Власть, опасаясь активного участия этого экономически инициативного населения в политических процессах, как правило, ревностно относилась к созданным ими обществам. Власти беспокоила сама возможность того, что эти общества, консолидируясь, превратятся в политическую партию. Поэтому с появлением независимо мыслящих и авторитетных лиц в обществах, созданных азербайджанцами из Грузии, на эти общества оказывалось разного рода давление. По этой причине ранее созданным обществам не дается свобода деятельности и возможность расширения, а появлению новых создаются препоны.

И еще один вопрос состоит в том, что власти стремятся сохранить свой контроль над борчалинской проблемой. Азербайджанские власти желают сами заниматься этой проблемой по своему усмотрению, считая деятельность обществ нежелательной. Именно по этим соображениям общества, созданные в последнее время, разными способами разрушаются. Например общество «Кёрпю» («Мост») действовало всего три месяца.

Несомненно, это ошибочная политика. К борчалинской проблеме надо относиться не с компрадорской точки зрения, а с позиции национального интереса, и возникшая эффективная гражданская инициатива в этом направлении должна поддерживаться.

Слабые в Азербайджане с экономической точки зрения азербайджанцы грузинского происхождения ныне склонны работать в России. Сегодня более интенсивно интересоваться своими соотечественниками – с проблемами Борчалы и борчалинцев – стали проживающие в России интеллигенция и деловые люди.

Отметим ошибки, которые, по нашему мнению, допущены властями Азербайджана в связи с борчалинской проблемой:

• В связи с борчалинскими событиями не сформировано правильное и своевременное общественное мнение.

• Фактически равнодушная политика помогла усилению проводимой на государственном уровне дискриминационной политики против азербайджанцев Грузии.

• В результате бездействия официальных властей такие случаи, как нарушения конституционных прав населения Борчалы, наличие фактов массовой депортации, а также случаи ухудшения криминогенной обстановки в регионе оказались вне внимания международных организаций и общественности.

• Не были защищены права и предотвращено переселение из своих родных очагов большей части азербайджанского населения самих городов и сельского населения Дманиси и Болниси, а также этих районов.

• Борчалинское население подверглось огромным материальным и духовным потерям, психологическим потрясениям, но не почувствовало реальной поддержки основного центра исторической родины.

И сегодня из-за недостаточного внимания к борчалинской проблеме мы являемся свидетелями горьких результатов в аграрной сфере и в образовании.

Тем более стоит подчеркнуть заслуги обществ, цель которых заключается в содействии решению проблем соотечественников в Грузии. Несомненно, не будь этих обществ, азербайджанцы, проживающие в Грузии, встретились бы с еще большими потерями.

ИСТОЧНИКИ

1. Грузинская советская энциклопедия. – Тбилиси, 1981.

2. Газета «Резонанси», 1 августа 2005.

3. Газета «Утро», 10–16 сентября 2005 г.

4. Ибрагимли Х. Кавказ в измененной Евразии. – Анкара, 2001.

5. Журнал «Кавказ», 1997 г. № 2.

6. Газета «Советская Россия», 28 ноября 1990.

7. Газета «Советская Грузия», 24 августа 1992.

8. Газета «Сабах» («Утро»), 28 августа – 10 сентября, 1992.

9. Газета «Грузия», 20 июля 1991.

10. Шамыоглы Ш. Этнические процессы и межнациональные отношения в Борчалы. – Баку, 1997.

11. Там же.

12. Там же.

13. Газета «Соотечественник», 23 июня 1993.

14. Газета «Грузия», 28 сентября 1991.

15. Газета «Сабах», 23 января – 10 февраля 1993.

16. Шамыоглы Ш. Этнические процессы и межнациональные отношения в Борчалы. – Баку, 1997.

17. Газета «Грузия», 9 февраля 1993.

18. Газета «Сабах», 11–18 сентября 1998.

19. Шамыоглы Ш. Этнические процессы и межнациональные отношения в Борчалы. – Баку, 1997.

20. Газета «Сабах», 28 августа – 10 сентября 1992.

21. Азербайджанцы Грузии: проблемы гражданской интеграции// Центральная Азия и Кавказ, № 5 (35), 2004.

22. Там же.

23. Газета «Сабах», 7-20 ноября 1992.

24. Шамыоглы Ш. Этнические процессы и межнациональные отношения в Борчалы. – Баку, 1997.

25. Газета «Сабах», 23 января – 10 февраля 1993.

26. Газета «Сабах», 12–25 сентября 1992.

27. Шамыоглы Ш. Этнические процессы и межнациональные отношения в Борчалы. – Баку, 1997.

28. Отчет председателя Милли Меджлиса Азербайджанской Республики Р. Гулиева. Из личного архива Х. Ибрагимли.

29. Газета «Утро», 2 – 15 сентября 1992.

30. Газета «Резонанси», 21 мая 2002 (на грузинском языке).

31. Газета «Эхо», 3 октября 2003.

32. Центральная Азия и Кавказ, № 5. 2004.

33. Газета «Борчалынын сеси» («Голос Борчалы»), 10–16 сентября 2005.

34. Там же.

35. «Борчалынын сеси», 26 ноября – 2 декабря 2005.

36. «Национальный вопрос в Грузии – проблема Борчалы». Обращение С. Аллахвердиева. Из личного архива Х. Ибрагимли.

37. Новая стадия азербайджано-грузинских отношений. – Баку, 2004.

38. Место в общественно-политической жизни и социальные проблемы азербайджанцев, компактно проживающих в Грузии. Выступление в ПАСЕ депутата Р. Гусейнова. Июль, 2005. Из личного архива Х. Ибрагимли.

39. «Борчалынын сеси», 26 ноября – 2 декабря 2005.

40. Сборник актов о правах национальных меньшинств. – Баку, 2005.

41. Вардошвили М. Население Квемо-Картли требует земель. Газета «Дила» («Утро»), 23 марта 2004.

ДИСКРИМИНАЦИОННАЯ АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА

ТЕРРИТОРИЯ ПРОЖИВАНИЯ азербайджанцев в Грузии отличается своей плодородностью, почвы – продуктивностью. По этой причине азербайджанцы в основном занимаются сельским хозяйством – скотоводством и земледелием. В некоторых районах урожай собирают дважды в год. В 1970–1980 годы заготовка 38 % сельскохозяйственного урожая Грузии приходилась на долю районов проживания азербайджанцев. Для подтверждения этого факта достаточно просмотреть статистику по государственной заготовке животноводческих продуктов по районам Грузинской ССР, опубликованную в Грузинской советской энциклопедии (1):

Как видно, один лишь район, населенный азербайджанцами, заготавливал больше продукции, чем Абхазия и Аджария вместе взятые. Из-за очень большой разницы в сфере заготовки, о которой идет речь, невозможно проводить статистическое сравнение с каким-либо районом Грузии, где проживают грузины. И в сфере заготовки бахчевых культур, и в овощеводстве ситуация та же.

Факты говорят сами за себя, у азербайджанцев очень тесная связь с землей, и в их компактной жизнедеятельности значительное место занимает аграрный фактор. И поэтому в первую очередь для притеснения азербайджанцев грузины задумали лишить их земли. Суть начавшейся в 1989 году дискриминационной аграрной политики именно в этом.

В результате этой политики появилось несколько решений Кабинета министров Грузии, принятых в 1992–1994 годах в связи с приватизацией в стране колхозов, совхозов, предприятий сельскохозяйственного назначения: Декрет от 21 октября 1992 года Государственного совета Грузии, указы главы грузинского государства от 30 декабря 1994 года за № 249 и от 16 февраля 1996 года за № 166. В этих документах предусмотрена государственная и частная форма земельной собственности и определены три категории приватизации земли. Были предусмотрены: первая категория (0,15 га) – приусадебные участки для сельских жителей, вторая категория – для фермерских хозяйств (0,13 га), третья категория – для городского населения (0,16 га). Требования, вытекающие из этих решений, претворились в жизнь в других регионах Грузии, они до 1996 года не были применены в отношении азербайджанцев, живущих в Борчалы (Квемо-Картли). 21 октября 1992 председатель Государственного совета Э. Шеварднадзе подписал Декрет «О проведении земельной реформы, реорганизации совхозов, колхозов и иных сельскохозяйственных предприятий» в Грузии. Права землепользователей открыто излагаются в пункте 5 этого документа: «Принять решение до 1 декабря 1992 года о предоставлении в бессрочное (вечное) владение совхозов, колхозов и других сельскохозяйственных предприятий их пользователям в форме частных, трудовых коллективов и др. Органам местного самоуправления обеспечить граждан, землепользователей соответствующими документами, свидетельствами, подтверждающими право на землепользование» (2). Однако гражданская война, политические волнения в Грузии не позволили претворить в жизнь положения, предусмотренные в Декрете. В период появления относительной политической стабильности вновь актуализировался вопрос о земельной реформе. Часть политиков страны считает целесообразным проведение земельной реформы на основе принципов рыночной экономики, полагая правильным восстановление частной собственности на землю, другая часть – консерваторы, – полагаясь на этнический аргумент, считают серьезной опасностью для целостности государства приватизацию земли в многонациональной Грузии, вдоль границы которой проживают национальные меньшинства. В результате этих обсуждений восторжествовала позиция консерваторов. 16 февраля 1996 года был принят «Закон Грузии о собственности на земли сельскохозяйственного назначения» (3). Согласно этому закону за гражданами страны признавалось право собственности на приусадебные участки. Вскоре, 22 марта 1996 года, был принят «Закон Грузии об аренде земель сельскохозяйственного назначения», и по этому закону утратили свое значение положения, закрепленные Декретом 1992 года, о приватизации совхозов, колхозов и других сельскохозяйственных предприятий, взамен в силу вступило правило о сдаче в долгосрочную аренду. По закону осуществление сдачи земли в аренду было возложено на сакребуло (муниципалитеты), а в реальности процесс сдачи в аренду проводился под контролем местных исполнительных властей.

Проявлением дискриминации и основой этнических разногласий послужило реакционное постановление Кабинета министров Грузинской Республики от 16 января 1993 года за № 39 «О проведении реформы земель сельскохозяйственного назначения». В постановлении предусматривается сдача земель сельскохозяйственного назначения, в аренду и обеспечение городского населения Грузии земельными паями в сельских местностях. Розданные на основании этого документа городскому населению земельные участки в 68 районах страны были намного меньше земельных участков, отведенных в четырех населенных азербайджанцами районах Борчалы (Квемо-Картли). Так, для городского населения Тбилиси и Рустави только в одном Марнеульском районе было отведено 5870 гектаров земельных участков. В постановлении было запланировано, что 33 000 грузинских семей станут собственниками земли в Борчалы (Квемо-Картли). В 4 пункте постановления говорилось: «С целью занятости и улучшения обеспечения городского населения республики продовольствием определить площадь отведенных земельных участков для проживающих в городах республиканского значения и в районных центрах в соответствии с приложением.

Определить следующие правила приобретения земельных участков для лиц, проживающих в городских и районных центрах, желающих стать производителями сельскохозяйственной продукции:

• В этом случае, как сказано в третьем и четвертом абзацах 6-го пункта постановления Кабинета министров Грузинской Республики от 10 марта 1992 года за № 290 „О мерах по проведению первого этапа земельной реформы в Грузинской Республике и о конкретных изменениях и дополнениях к постановлениям Кабинета министров Грузинской Республики от 18 января 1992 года за № 48 и от 6 февраля за № 128“, при приобретении приусадебных участков, лица, отказавшиеся от городской прописки и переселившиеся в районы, могли приобрести землю в соответствии с нормами, предусмотренными пятым абзацем того же пункта.

• С разрешения Министерства обороны Грузинской Республики, право раздачи земельных участков в пользу выезжавших со своей семьей на постоянное место жительства из районов осуществлялось в соответствии с нормами, предусмотренными в постановлении Кабинета министров Грузинской Республики от 10 марта 1992 года за № 290.

Органы самоуправления городов Тбилиси, Кутаиси, Рустави, а также районных центров составляют списки граждан, желающих приобрести землю, предусмотренную в пункте этого постановления, и по желанию обращаются в соответствующие районные органы местного самоуправления» (4). Отметим, что ни один из городских жителей, приобретших землю в Борчалы, не поменял свою прописку. С другой стороны, отмеченный в постановлении тезис «с целью улучшения обеспечения населения продовольствием» служил ширмой. Потому что земли, предоставленные городскому населению, или вообще не возделывались, или снова же использовались со стороны азербайджанцев, вынужденных брать свои же земли в аренду, т. е. в конце ХХ века мы стали очевидцами насаждения в отдельно взятой «культурной древней» стране классических форм феодального землепользования.

В таблице, приведенной ниже, в цифрах находят свое конкретное отражение этническая пристрастность и аграрная политика, притесняющая местное население.

ЗАВЕДУЮЩИЙ УПРАВЛЕНИЕМ ДЕЛАМИ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ ГРУЗИИ Г. БЕРИДЗЕ

ИЗ-ЗА ТОГО ЧТО ГРУЗИЯ была заинтересована в совместном участии с Азербайджаном в международных экономических проектах, ее долгом было исполнение принципов добрососедства, но, несмотря на косметические поправки в своей политике, проводимой в отношении наших соотечественников, Грузия всегда оставалась верной своим шовинистическим и националистическим принципам в процессе приватизации земли. Все это открыто продемонстрировано и в законах Грузии от 22 марта 1996 года «О землях сельскохозяйственного назначения», от 22 июля 1996 года «Об аренде земель сельскохозяйственного назначения». В пункте 7 закона Грузии от 22 марта 1996 года «О землях сельскохозяйственного назначения» отмечается: «Режим использования земель сельскохозяйственного назначения в приграничной и прибрежной полосах, в приграничной зоне определяется особым постановлением» (5). По этому постановлению приватизация земли может осуществляться на расстоянии 21 км от границы Грузии с соседними государствами. Это постановление придумано именно с целью лишения азербайджанцев возможности участвовать в приватизации, потому что территория Борчалы целиком тянется узкой полосой до турецкой границы: с одной стороны – вдоль границы Грузии и Азербайджана, с другой стороны – Грузии и Армении. Согласно этому постановлению, из-за того, что большинство населенных азербайджанцами сел размещается в приграничной полосе, здесь приватизация не была проведена, и эти самые территории были включены в фонд государственного имущества. Находящиеся там совхозы и колхозы были преобразованы в агрофирмы и подчинены Министерству сельского хозяйства Грузии, Министерству обороны и другим организациям.

При раздаче приусадебных участков в Грузии в отношении наших соотечественников по сравнению с другими регионами применялись двойные стандарты. Несмотря на то, что в законе предусмотрено предоставление населению Грузии 0,25 га приусадебных земель, в действительности грузинам предоставляли гораздо больший лимит. Азербайджанцам решено было выделить 0,15 га земельных участков. Например, для населенных азербайджанцами сел Марнеульского района предусматривалась норма 0,15 га, а для населенных грузинами и армянами сел того же района – 0,25 га. Если фактически самый высокий показатель в азербайджанских селах варьируется между 0,2–0,24 га, то этот показатель в грузинских селах составляет: в Церетели – 0,41 га, в Тамариси – 0,41 га, в Серакви – 0,49 га и т. д. Самый низкий показатель наделения землей зафиксирован в азербайджанских селах – Кепенекчи (0,2 га), Гуллар (0,2 га), Гачаган (0,2 га). Такая же ситуация характерна и для населенных азербайджанцами сел Болнисского, Дманисского, Гардабанского и других районов. Обратимся к противоположной ситуации на примере села Сартичала Гардабанского района. Грузинским семьям, которые в 1953 году переселили сюда из разных регионов, выделили землю в двукратном размере, а после приватизации им дали еще 0,40 га земли, живущим же с ними в одном селе азербайджанцам выделили 0,15 га земли с учетом приусадебных. Часть земель, выделенных азербайджанцам, составляют неплодородные земли у побережья реки, не предназначенные для земледелия. Раздача паевых земель и иных участков для жителей Тбилиси и Рустави на территории населенных азербайджанцами сел – это не только вопиющее попрание прав азербайджанцев в получении земли, она в то же время еще больше напрягает положение в регионе, который отличается и без того демографической плотностью, создает нервозную атмосферу и конфликтные ситуации.

Двойные стандарты проявляются также в предоставлении земли в аренду (сроком на 49 лет). В каждом азербайджанском селе власти путем посулов и подачек сумели перетянуть к себе влиятельных местных азербайджанцев, предоставляя им земли в аренду. Требующим свои права раздали неплодородные земли, а оставшиеся земельные участки предоставили приезжим грузинам. В результате всего этого теперь азербайджанцы вынуждены брать земли в аренду у приезжих арендаторов. С целью уйти от ответственности центральная власть в секретных инструкциях предоставила полномочия председателям районных советов давать разрешения на сдачу земель в аренду. Поэтому воплощение этого процесса в жизнь сопровождалось нарушениями закона, взятками, протекционизмом, противоречивыми моментами. Из-за того что данные о численности приезжих арендаторов в регионе и о площади предоставленных им земельных участков со стороны властей Грузии охраняются как государственная тайна, мы не располагаем достаточной информацией об этом. В регионе, населенном азербайджанцами, имеются также сотни гектаров участков земли, принадлежащих патриархату Грузии, обществу Святого Ильи, Министерству сельского хозяйства, Министерству обороны, Конному клубу и другим учреждениям и организациям. По неофициальным данным, патриархату Грузии передано 100 га земли, принадлежавших селу Техле Гардабанского района. Указом президента Грузии о реорганизации в сфере производства сельского хозяйства от 6 июня 1996 года за № 336 было частично изменено постановление, принятое Государственным советом, от 7 мая 1992 года за № 10 «О формировании пограничной полосы Грузинской Республики и решении комплексных проблем» и постановление Кабинета министров Грузинской Республики от 31 октября за № 16, касающееся территорий, подчиненных Министерству обороны. По этому указу Йарганчайское общественное животноводческое хозяйство, Гамамлинское общественное молочно-животноводческое хозяйство Дманисского района, Текелийское общественное овощеводческое хозяйство, Гачаганское овощеводческое хозяйство, Садахлинское плодоовощеводческое хозяйство, Тамарисский консервный завод Марнеульского района, Назарлинское общественно-овощеводческое молочноводческое хозяйство (все азербайджанские населенные пункты) Гардабанского района остаются в подчинении Министерства обороны Грузии, которому эти хозяйства передаются в аренду на основе льготных условий договора. В результате создается сложная и многоступенчатая форма аренды, так как государство заключает договор с грузинским арендатором, а этот самый арендатор, в свою очередь, без заключения договора за наличные деньги передает субаренду местному жителю-азербайджанцу. Все это в конечном счете делает практически невозможным решение спорных моментов, возникающих впоследствии между грузинскими и азербайджанскими арендаторами, в суде. Даже в случае вынесения этих спорных вопросов на рассмотрение суда, судьи, как правило, используя правовой вакуум и руководствуясь этническими принципами, принимают решения в пользу грузинских арендаторов. Все это лишает азербайджанцев возможности воспользоваться законом об аренде земли, усиливает недовольство населения, создает почву для появления локальных конфликтов. Земельная политика, проводимая властью Грузии в регионе проживания азербайджанцев, является дискриминационной расовой политикой, направленной на вытеснение населения из родных мест.

Аграрная политика правительства Грузии противоречит фундаментальному принципу создания гражданского общества, которое закреплено в конституции. И власть М. Саакашвили, представляющаяся демократической, не желает изменять политику земельной реформы З. Гамсахурдиа и Э. Шеварднадзе.

После прихода к власти М. Саакашвили земельные проблемы еще больше обострились, начались локальные столкновения со смертельным исходом и многочисленные массовые акции, выражавшие справедливое недовольство. Погибшими в результате этих столкновений были азербайджанцы, убийцами – грузинские арендаторы или представители правоохранительных органов. За последние два года (2004–2005) на почве конфликтов в аграрной сфере убито примерно десять азербайджанцев. Хотя личности убийц известны, правоохранительные органы не предпринимают никаких мер, а убийцы продолжают разгуливать на свободе.

Притеснения соотечественников в аграрной сфере серьезно беспокоят и проживающих в Азербайджане представителей интеллигенции родом из Грузии. Общество азербайджано-грузинских дружественных связей «Кёрпю», действующее в Баку, на проведенном 10 декабря 2004 г. круглом столе с участием представителей политологического сообщества, неправительственных организаций, журналистов и деятелей науки в адрес М. Саакашвили приняло обращение, в котором говорится о необходимости внесения соответствующих изменений в действующее законодательство, с тем чтобы восстановить несправедливо ущемленные права граждан Грузии азербайджанского происхождения (6). Проблемы азербайджанцев Грузии были доведены до сведения политических кругов Европы во время летней сессии 2005 года со стороны делегации Азербайджана в Парламентской ассамблее Совета Европы. В выступлении члена азербайджанской делегации Р. Гусейнова на тему «Социальные и местные проблемы в общественно-политической жизни компактно проживающих в Грузии азербайджанцев» особый акцент сделан именно на проблемах, связанных с обеспечением землей и возможностями землепользования: «Значительное большинство азербайджанцев Грузии живет в сельской местности, и традиционно основным их занятием было сельскохозяйственное производство. Но сегодня самые большие трудности, с которыми они сталкиваются, связаны именно с землей: у граждан Грузии грузинского и азербайджанского происхождения возможности в приобретении земельных наделов у государства неравноправны. Если даже оставить в стороне учиняемые субъективные трудности со стороны чиновников местных и региональных властей, то и сами принятые законы создают серьезные препятствия стать собственниками земельных наделов для считающихся равноправными гражданами страны азербайджанцев» (7).

Ничего не изменилось в этом вопросе и после принятия нового Закона «О приватизации земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в собственности государства» (2005 г.). Бывший посол Азербайджана в Грузии Р. Гасанов следующим образом комментирует новопринятый закон: «Откровенно сказать, новый закон еще более „узаконил“ прежнюю несправедливость. Новый закон предусматривает, что на ныне арендуемые у государства земли имеет право первоочередного выкупа тот, в чьем распоряжении находится арендуемая земля. Лишь после того, если арендатор не имеет возможности, или отказывается выкупить, тогда этот участок земли выносится на торг» (8). Как мы уже выше отмечали, основными же арендаторами земли, теми, кто сдает их в субаренду азербайджанцам, являются в абсолютном большинстве грузины.

Самым интересным и, безусловно, заслуживающим внимания является шумиха, поднятая по этому поводу в грузинской прессе, об «открытых счетах в азербайджанских банках», о «целевых длительных и беспроцентных кредитах» якобы выдаваемых азербайджанцам Грузии на скупку «грузинской земли» (9). Все эти публикации, бесспорно, были направлены на создание видимости недовольства официальным Тбилиси, и без того проводящим пристрастную этническую политику. Например, газета «Резонанси» в ряде своих публикаций выразила «беспокойство» по поводу принятия Закона «О приватизации земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в собственности государства» и начале продажи земель Министерством экономического развития. В этих публикациях выпячивается мысль, что «грузинские земли» уже скупаются азербайджанцами, проживающими в приграничных селениях, а бедные грузинские крестьяне, мол, не имеют материальной возможности для приобретения земли, «если же учесть материальную поддержку азербайджанцам из Азербайджана и темпы естественного прироста их численности, то уже в ближайшие годы мы можем потерять наши здешние земли» (10). В вопросе земли грузинские общественные организации, печать и официальные власти действуют синхронно и слаженно, словно управляются из одного центра.

Подобные публикации в грузинской прессе, «протесты общественности» являются своеобразным способом оказания косвенного давления на правительство Азербайджана. Еще в период правления Э. Шеварднадзе власти Грузии старались убедить своего коллегу в Азербайджане в том, что «все это не простые вопросы, для постепенного решения накопившихся проблем нужно время, иначе мы сталкиваемся с серьезными протестами и осложнениями во внутриполитической жизни». К нашему сожалению, азербайджанские власти, чтобы не усложнять своему коллеге «внутриполитическое положение», в свою очередь, не проявляли должной инициативы и рвения для обсуждения на переговорах данной проблемы. Положение с этим и сегодня не продвинулось ни на шаг. С горьким сожалением подчеркнем и тот факт, что ни в одном банке Азербайджана не то что не был открыт какой-либо счет, как утверждалось в грузинской прессе, но такая мысль даже не была темой обсуждения...

Целенаправленная политика грузинских властей проявляется и на местном уровне. Когда осенью прошлого года жители села Дамйа Гёрархы в связи с земельной проблемой у Государственной канцелярии (президентский аппарат) в Тифлисе проводили акцию протеста, представитель президента Грузии по Квемо-Картли (Борчалы) Зураб Меликишвили и глава администрации Марнеульского района в ответ на их письменное обращение просто посоветовали обратиться в суд, хотя прекрасно всем известно, что за последние десять лет в судебных инстанциях Грузии в пользу азербайджанца не было вынесено ни одного решения.

В заключении раздела отметим и то, что изложенная здесь аграрная политика грузинских властей привела к возникновению серьезных проблем в производстве и снабжении населения сельскохозяйственной продукцией. Кроме того, малые объемы производства, дискриминационное отношение хозяев городских рынков к азербайджанским крестьянам, привозящим продукцию со своих приусадебных огородов и садов (как следствие – высокие цены), вынуждают представителей грузинского населения городов Тбилиси и Рустави в сезон сбора урожая наниматься на поденную работу в азербайджанских селениях. В Борчалы возникла даже «биржа батрачьего труда» грузинских работников. Нередки случаи, когда преподаватели школ и вузов, работники учреждений медицины, представители других малооплачиваемых слоев населения за пару ведер картошки, огурцов или помидоров в поте лица трудятся целый день. Однако ни трудности с обеспечением качественным продовольствием, ни высокие цены на тбилисских базарах, ни унизительный поденный труд горожанина на сельском огороде не изменили заносчивого и в глубине души шовинистического антиазербайджанизма. Никто не хочет задаваться вопросом: «Кто же будет обрабатывать отторженную от азербайджанцев землю?» Несмотря на все, мало найдется в нынешней Грузии среди титульной нации людей, не поддерживающих пристрастную и дискриминационную политику в аграрной сфере. Таковы горькие реалии обработки массового сознания грузин сначала школьными учебниками, в последующем – ТВ и другими средствами массовой информации.

В результате анализа проводимой в Грузии несправедливой и дискриминационной аграрной политики и возникающих при этом проблем, наши предложения о необходимых в этой области коренных реформах и подготовке проекта нового, более прогрессивного законодательства заключаются в следующем:

• абсолютное большинство азербайджанцев Грузии традиционно занято в сельском хозяйстве. Лишение азербайджанцев напрямую или косвенным образом возможности пользоваться землей разрушает сформировавшийся исторически образ жизни, вынуждает людей покидать родной очаг и приводит к нарушению этнодемографического баланса;

• явившиеся со стороны арендаторы не платят никаких налогов или других выплат в местный бюджет, следствие этого – отсутствие поступлений от использования земли как основного источника средств и развал местной инфраструктуры, системы образования, объектов культуры и т. д.;

• из-за высоких субарендных выплат повышаются цены на сельскохозяйственную продукцию, из-за трудностей сбыта снижается интерес к огородничеству, садоводству, скотоводству, падает уровень производства;

• азербайджанцы Грузии разочаровались в новой демократической власти, уже имеют место локальные стычки со смертельным исходом, зреют предпосылки для конфликтов на этнорелигиозной почве;

• налицо явная необходимость проведения в Грузии глубокой земельной реформы, отвечающей критериям демократии и учитывающей интересы и национальных меньшинств;

• одним из эффективных путей выхода из положения является государственная программа помощи для выкупа земли непосредственно занятым на земле крестьянам, в том числе азербайджанцам Грузии, путем выдачи банковских ссуд;

• своим соотечественникам, азербайджанцам Грузии, действенную помощь в этом вопросе могли бы оказать проживающие ныне в России выходцы из Грузии.

ИСТОЧНИКИ

1. Грузинская советская энциклопедия. – Тбилиси, 1981.

2. Газета «Гюрджистан» («Грузия»), 23 октября 1992.

3. Там же, 19 февраля 1996.

4. Там же, 19 января 1993.

5. Там же, 24 марта 1996.

6. Азербайджано-грузинские отношения на современном этапе. – Баку, 2004.

7. Газета «Борчалынын сеси», 02–09 июля 2005.

8. Там же, 11–17 ноября 2005.

9. Там же, 22–28 ноября 2005. 10. Там же.

ДИСКРИМИНАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ

РАЗВИТИЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ В БОРЧАЛЫ условно можно разделить на пять этапов: древний период – до VIII века, период исламизации и основанная на нем система образования – с VIII века до середины XIX века включительно, с середины XIX века по 1920 год, советский период – в течение 1921–1991 годов, новый этап – с 1991 года по сегодняшний день.

Как и в остальных частях тюркского мира, в первый период в образовании основной формой были индивидуальные занятия. Ведущей формой в организации обучения оставались занятия индивидуальные или в составе небольшой группы детей, собранных из близкородственных семей или родов. В обучении и воспитании ведущими были методы убеждения, бесед и подачи личных примеров в поведении и образе жизни, усвоения навыков с целью подготовки и адаптации подрастающего поколения к повседневной жизни. Надежных сведений о существовании в тот период особых учреждений или школ у нас нет, фактом остается, что в систематическом воспитании мальчиков непосредственное участие принимали отец, старшие братья и «аксакалы» – старейшины рода и племени, мнения которых высоко ценились и были непререкаемы. Важную роль в качестве института социализации играли коллективы сверстников, где происходил процесс формирования и самоутверждения личности, вырабатывались отношения взаимопомощи и ответственности друг за друга. Воспитанием девочек занимались матери, бабушки, тети, старшие сестры и уважаемые представительницы старшего поколения рода и племени. Уважение к старшим, преданность членам семьи и рода составляли основу воспитания детей и подростков.

Принятие ислама с середины VIII века тюрками Борчалы сопровождалось коренными изменениями и в системе организации образования и воспитания подрастающего поколения. На местах создавались мектебы и медресе – духовные школы и училища, где наряду с обучением шариату преподавали астрологию, математику, географию, каллиграфию и другие предметы. Одаренные дети часто направлялись на продолжение учебы в высшие религиозные учебные центры Ирана, Ирака, Египта и других мусульманских стран.

После манифеста императора Александра I от 1801 года и присоединения Восточной Грузии к Российской империи ситуация вновь коренным образом изменилась. Изменения особенно стали зримы после русско-турецких и русско-иранских войн первой трети XIX века, в результате которых большая часть Южного Кавказа была присоединена к России. Начался процесс изменений в этническом составе населения, в том числе в регионе Борчалы: сюда стали переселять армян, немцев, греков, духоборов, здесь стала увеличиваться численность и самих грузин. В местах проживания русских, армян и немцев создавались школы с обучением на их языке, греки получали образование на русском языке, азербайджанские дети записывались родителями или в русские школы, или продолжали учиться в традиционных мусульманских мектебах.

Изменение этнического состава населения региона создало условия для ознакомления представителей разных народов с хозяйственной деятельностью и культурой друг друга, привело к усилению взаимосвязей между ними. Эти процессы нашли отражение и в области образования – в рассматриваемый период во многих уголках Борчалы были открыты русско-азербайджанские начальные школы.

После советизации Южного Кавказа число школ в Борчалы значительно увеличилось. Можно сказать, что они появились почти во всех населенных пунктах – это были начальные школы, во многих селениях позже преобразованные в обязательные восьмилетние или общеобразовательные средние школы. В Тбилиси, Сарване, Болниси, Башкечиде, Агбулаге начали свою деятельность техникумы, кроме них, в Тбилиси открылся также институт по подготовке учителей с двухлетним сроком учебы.

С 1989 года в отношении школ с азербайджанским языком обучения в Грузии началась кампания идеологических нападок. Недоброжелательные элементы в правительстве и обществе Грузии хорошо понимали, что определяющими и консолидирующими составными образа жизни азербайджанцев являются землепользование и образование, именно поэтому началась целенаправленная работа по разрушению обеих отраслей. В результате дискриминационной политики на государственном уровне стремительно стало сокращаться число азербайджанских школ, а в оставшихся, ввиду вынужденного отъезда многих семей, уменьшалось количество учеников.

Ниже приводим таблицу, составленную по материалам 1989 года (1).

Конкретная картина по отдельным населенным пунктам на 1989 год была следующей:

Таким образом, из приведенных статистических данных следует, что в 1989 году в Грузии имелась всего 181 азербайджанская школа, из них 107 средних, 46 неполных средних и 28 начальных.

Сравнительно небольшое число учеников (и соответственно – учителей) в азербайджанских школах городов Тбилиси и Рустави объясняется выбором частью учащихся-азербайджанцев получения образования в русских школах. Причинами подобного выбора были в первую очередь удаленность азербайджанских школ от мест проживания и возможность продолжить учебу по всему бывшему Советскому Союзу. Кроме этого, приблизительно в 30 сельских школах азербайджанских деревень Каспийского, Карельского, Мцхетского и Горийского районов обучение велось на грузинском языке (чуть забегая вперед, отметим, что подобную практику ассимиляционной политики нынешние власти планируют в отношении уже всех азербайджаноязычных школ).

Каково же сегодняшнее положение?

Сегодня в Дманисском районе осталось всего три средние общеобразовательные школы, ибо имевшиеся в райцентре средние школы, а также средние школы в шести селениях были закрыты. Такая же участь постигла единственную школу в райцентре Болниси, большая часть школ в азербайджанских селах из средних была преобразована в неполные средние или даже начальные. В справке Министерства образования Грузии по этому поводу говорится: «Необходимо отметить, что число негрузиноязычных школ действительно сокращается, но основная причина тому – недостаточный контингент учащихся. Так, в 1996 году в стране было 165 азербайджаноязычных школ, в 2003-м – 164, но за тот же период количество учащихся в них уменьшилось на 8 тысяч» (2).

Как говорится, комментарии излишни: из справки ясно, что одновременно с уменьшением количества школ и изменением их статуса резко уменьшается и количество учащихся. Понижение статуса школ, отсутствие возможности дать своему ребенку нормального уровня образование вкупе с другими искусственно создаваемыми социально-экономическими и бытовыми проблемами вынуждают часть населения покидать свое местожительство, в результате сокращается контингент не только средних школ, но также неполных и начальных, что, в свою очередь, дает основание властям для полного закрытия школы. В этом и заключается «философия» поэтапной дискриминационной политики выживания азербайджанского населения Грузии. Для сравнения рассмотрим положение в области образования ингилойцев Азербайджана, записывающихся грузинами и обучающихся в грузиноязычных школах: в одном из небольших селений Кахского района для контингента из 23 учеников функционирует полномасштабная средняя школа, в другом селении имеется неполная средняя школа, насчитывающая шесть учеников (3).

Нынешние власти Грузии, не довольствуясь стремительным сокращением количества имеющихся в Грузии азербайджанских школ, дали старт новому этапу своей дискриминационной и ассимиляционной политики, облачив ее в правовые одежды в виде подписанного президентом М. Саакашвили 8 апреля 2005 года «Закона об общем образовании» (4).

В пункте 1 статьи 4 новоиспеченного закона говорится о том, что языком обучения в общеобразовательных школах является грузинский язык, в Абхазской автономной республике – грузинский и абхазский языки. В данной статье, регламентирующей языки обучения в Грузии, ничего не говорится о языках обучения других народов, компактно населяющих республику, – русском, азербайджанском, осетинском, армянском, в то время как пункт 1 статьи 38 Конституции Грузинской Республики гласит: «Граждане Грузии, независимо от национальной, языковой, этнической и религиозной принадлежности, имеют равные права в социальной, экономической, культурной и политической жизни. В соответствии со всеми установленными принципами и нормами международного права, без всякого вмешательства или пристрастного отношения они имеют право развивать свою культуру, свободно пользоваться родным языком в общественной и личной жизни» (5). В приведенной выше статье не говорится о праве на образование на родном языке и делается попытка уйти от использования термина «право получить образование», тем не менее формула «развивать свою культуру, свободно пользоваться родным языком» может трактоваться и как право учиться на родном языке. Пункт 3 статьи 4 нового закона об образовании также создает впечатление соблюдения прав негрузинских меньшинств: «Гражданам Грузии, для которых грузинский язык не является родным, государство в пределах своих возможностей и в рамках национального образовательного планирования обязано создавать начальные, базовые или общеобразовательные учреждения или сектора, обеспечивая при этом изучение грузинского языка, а в Абхазской автономной республике – грузинского и абхазского языков» (6). Однако уже пункт 4 статьи 5 вступает в противоречие с вышеприведенной статьей конституции и процитированным здесь пунктом 3 статьи 4 закона об образовании: «В соответствии с пунктом 3 статьи 4 настоящего Закона в начальных, базовых и общеобразовательных учреждениях предметы „Грузинский язык“ и „Грузинская литература“, „История Грузии“, „География Грузии“ и изучение обществоведческих дисциплин осуществляется на грузинском языке, на территории Абхазской автономной республики – на грузинском и абхазском языках» (7). Содержание статьи фактически узаконивает преподавание большинства предметов, за исключением предметов «Азербайджанский язык» и «Азербайджанская литература», на грузинском языке. Оказывается, новые грузинские демократы, говоря о развитии национальных культур, о праве граждан на получение образования на своем национальном языке, в отношении азербайджанских школ великодушно полагают изучение на родном языке только предмета «Азербайджанский язык». Создается впечатление, что смешиваются понятия «обучение на родном языке» и «изучение родного языка», на самом деле грузинские законодатели хорошо знают, чего хотят. Сознательное внесение путаницы является попыткой ввести в заблуждение международные организации, перед которыми Грузия взяла на себя обязательства, и вообще всю демократическую общественность.

Какие же обязательства перед международными организациями взяла на себя Грузия, принявшая, прямо скажем, такой реакционный, антигуманный и заключающий в себе признаки «расовой дискриминации» закон? Рассмотрим, какие международные документы, под которыми стоит подпись представителя Грузии, позволяют себе грубо нарушать грузинские власти.

Наиболее обстоятельным документом, регулирующим право национальных меньшинств получать образование на родном языке, являются Гаагские рекомендации, разработанные при участии Верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств Макса ван дер Стула группой из 10 международных экспертов в 1996 году. В 11-м пункте рекомендаций говорится: «Первые годы обучения имеют решающее значение для развития ребенка. Исследования в области образования убеждают, что в начальной школе учебная программа в идеале должна преподаваться на родном языке ребенка. По мере своих возможностей государство должно создавать благоприятные условия для реализации родителями своих чаяний... В средней школе значительная часть учебной программы должна преподаваться на языке меньшинства. Язык меньшинства должен преподаваться как учебный предмет на постоянной основе. Официальный государственный язык также должен преподаваться как учебный предмет на постоянной основе предпочтительно двуязычными учителями, которые хорошо понимают культурно-языковую базу детей» (8). К рассматриваемому нами вопросу отношение принятой в Страсбурге 05.11.1992 «Европейской хартии о региональных языках и языках меньшинств» следующее. часть III, статья 8 – Образование:

«б) предусмотреть возможность начального образования на соответствующих региональных языках или языках меньшинств;

в) предусмотреть возможность среднего образования на соответствующих региональных языках или языках меньшинств;

г) предусмотреть возможность технического и профессионального образования на соответствующих региональных языках или языках меньшинств;

д) предусмотреть возможность университетского и других форм высшего образования на региональных языках или языках меньшинств;

ж) принимать меры по обеспечению преподавания истории и культуры, выражением которых является соответствующий региональный язык или язык меньшинства» (9). В пункте 2 статьи 14 «Рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств» (Страсбург, 01.02.1995) говорится о принятии Сторонами обязательств «Об обеспечении необходимых возможностей для получения представителями национальных меньшинств образования на своем родном языке» (10). Как выше уже отмечалось, после вступления в Совет Европы Грузия стала одной из принявших обязательства Сторон.

В соответствующей статье нового «демократического» закона указывается, что «пункт 4 статьи 5 вступит в силу с 2010/2011 учебного года». Однако в Грузии, не дожидаясь 2010 года, к «реформам» приступили фактически уже сейчас. В школах с азербайджанским языком обучения предметы «Грузинский язык», «История Грузии», «География Грузии» и «Грузинская литература» ведутся на грузинском языке. Начало преподавания этих предметов без обучения учеников на должном уровне грузинскому языку впоследствии может обернуться разладом в работе азербайджанских школ, вынужденным отъездом из региона семей, где родители обеспокоены будущим своих детей.

Еще одним способом, разваливающим систему образования национальных меньшинств в Грузии, является внедрение ваучерной системы. Толкование термина дано в объяснительной части закона об образовании: «Ваучер – это документ, передаваемый родителям или другому предусмотренному законом представителю ученика, с государственными обязательствами обеспечения его общего образования». Годовая сумма, предусмотренная этим ваучером на одного ученика, составляет примерно 30 американских долларов. По оценке экспертов, в этом случае школы могут комплектоваться при условии наличия не менее 60 учеников, т. е. для двух-трех деревень будет функционировать только одна школа. В отношении 164 имеющихся ныне в Грузии азербайджанских школ это означает сокращение их числа более чем наполовину. Следствием станет безработица для части учителей и их вынужденный отъезд из региона, в конечном счете – легкоуправляемая и послушная масса населения без организующей и культурной прослойки.

Еще одна проблема связана с продолжением учебы выпускниками средних школ Грузии в высших учебных заведениях. В школах Грузии предметы «История Азербайджана» и «География Азербайджана» никогда не изучались, а это сильно усложняет поступление в вузы Азербайджана. Организации и общества, занимающиеся проблемами Борчалы, неоднократно обращались в Министерство образования Азербайджанской Республики и в качестве выхода из положения предлагали два варианта решения этой проблемы: первое – договориться с грузинской стороной на взаимной основе о преподавании указанных предметов в азербайджанских школах, а предметов «История Грузии» и «География Грузии» – в грузиноязычных школах Азербайджана; второе – в случае невозможности договориться, выпускникам азербайджанских школ Грузии при сдаче вступительных экзаменов в вузы предоставлять определенные льготы, как это, кстати, делает грузинская сторона для выпускников-ингилойцев школ Азербайджана. С сожалением констатируем, что воз и поныне там – с каким-либо конкретным предложением или инициативой азербайджанская сторона, насколько нам известно, еще не выступала. Если глубже взглянуть на весь спектр проблем азербайджанцев Грузии, связанный с получением образования, то они не меньше должны волновать и азербайджанское государство в лице исполнительной и законодательной власти. Проблема образования соотечественников за рубежом должна стать одной из приоритетных. Одним из проявлений равнодушия к положению азербайджанцев в Грузии является прекращение обеспечения школ Борчалы педагогическими кадрами и повышения их квалификации. Возможные горькие последствия нового грузинского законодательства в сфере образования, похоже, совсем не беспокоят азербайджанскую сторону, ибо по сей день не было никакой реакции официальных властей.

ИСТОЧНИКИ

1. Газета «Сабах», 30 октября – 10 ноября 1992 (на азербайджанском языке).

2. Справка Министерства образования Грузии о существующих негрузиноязычных школах в 2003/2004 учебном году. – Ж. «Центральная Азия и Кавказ», 2004, № 5.

3. Газета «Сабах», 17–27 октября 1992 (на азербайджанском языке).

4. Закон Республики Грузия об общем образовании. – См.: http:/reform.edu.ge/files/200_72_377751_kanoni.

5. Там же.

6. Там же.

7. Там же.

8. Сборник международных актов о правах национальных меньшинств. – Баку, 2005 (на азербайджанском языке).

9. Там же.

10. Сборник международных актов.

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ДИСКРИМИНАЦИЯ НЕГРУЗИНСКОГО населения в Грузии имеет две основные причины. Первая – демографические проблемы самих грузин, иначе говоря, резко бросающиеся в глаза, по сравнению с негрузинским населением, низкие показатели естественного прироста у титульной нации. Вторая – высокомерное отношение к негрузинам как к гражданам второго сорта. Эти укрепившиеся в глубине души грузин качества, постоянно беспокоящие их сознание, в определенные периоды истории превращаются в мотивацию их общественно-политического поведения и приложения в реальной политике. Обе первопричины в особо откровенной и уродливой форме проявляются в отношении азербайджанского меньшинства.

События, начавшиеся с конца 80-х годов XX века, воочию показали наличие специальной концепции для претворения в жизнь дискриминационной политики на государственном уровне. О том, что подобная политика породила многочисленные проблемы для самой Грузии, известно всем, однако не похоже, чтобы сегодняшние грузинские политики вынесли правильный урок из недавнего исторического прошлого. Напротив, порождаются новые и углубляются прежние проблемы. Неправильная национальная политика снижает до невозможного уровня процессы гражданской интеграции. Нет оснований надеяться на изменение в ближайшие годы политики официального Тбилиси в отношении азербайджанцев, что делает неизбежной активизацию борьбы азербайджанской общины Грузии за свои гражданские и социальные права.

Позиция уступок и отступлений последних 1520 лет привела к многочисленным жертвам и лишениям: более 100 тыс. азербайджанцев были изгнаны или «добровольно» оставили свои дома на исторических землях, они почти полностью покинули районные центры Дманиси и Болниси, за эти годы на этнорелигиозной почве убито примерно 150 азербайджанцев, сотни домов разрушены или разграблены, сотни людей похищены, подвергнуты пыткам, только часть из них выпущена после выплаты выкупа. Одной из главных причин всех этих беззаконий, произвола и бесчеловечности было отсутствие отпора со стороны азербайджанцев, именно этим объясняется различная картина, которую мы видим, с одной стороны, в Абхазии, Осетии, Аджарии, Джавахетии и, с другой, в Борчалы.

Что надо сделать для прекращения дискриминации и признания национальных и гражданских прав азербайджанцев в Грузии? Каковы наши выводы после тщательного изучения различных аспектов проблемы?

Наличие в Грузии значительного числа азербайджанцев, в том числе их преимущество в регионе компактного проживания Борчалы, при отсутствии должного отношения к их естественным правам – потенциальный источник двойной конфликтной ситуации: с точки зрения национальной и религиозной. Этим реалиям необходимо давать правильную оценку.

Уже долгие годы проблемы Борчалы подвергаются информационной блокаде. В этом вопросе сказалась ошибочная позиция и азербайджанского государства – с самого начала событий, если не было других возможностей, необходимо было оказать помощь соотечественникам хотя бы в информационной сфере. Однако была избрана противоположная позиция – сокрытие происходящих событий. Ныне надо исправлять ситуацию и чутко подходить к информационному обеспечению любых событий – даже самых мелких нарушений законности и прав, доводить их до сведения общественности и международных организаций. В этом деле основную роль должны играть как общественные организации азербайджанцев в самой Грузии, так и общества, созданные ими в Азербайджане и России.

Излагаемые в школьных учебниках, в грузинской историографии и публицистике тенденциозные и необъективные взгляды в отношении азербайджанцев Грузии не отражают никаких проблем относительно действительного исторического прошлого. Воспитывая подрастающее поколение ложными историческими знаниями, грузины взваливают надуманные и бесполезные проблемы на плечи своего будущего, ибо сеют семена взаимного недоверия между грузинами и национальными меньшинствами, особенно между грузинами и азербайджанцами, создавая препятствия для интеграции последних в гражданское общество.

Азербайджан и Грузия являются стратегическими партнерами, участвующими во многих совместных и международных проектах. Это обстоятельство, однако, не должно оттеснять отношение к соотечественникам в Грузии. Азербайджано-грузинские отношения должны включать в себя фактор Борчалы как региона с компактным азербайджанским населением и как части территории Грузии.

Несмотря на большой потенциал между двумя странами в сфере экономики, положение здесь нельзя считать удовлетворительным: если во внешней торговле Азербайджана в 1998 году Грузия находилась на 11-м месте, то в 2002 году она была только 21-й. Ослабление экономических взаимосвязей, без сомнений, оказывает негативное влияние на проблемы Борчалы. Усиление влияния Азербайджана в экономической сфере в Борчалы безусловно принесло бы положительные результаты. Например, Азербайджан мог бы организовать поставки в Борчалы нефтепродуктов, электроэнергии и природного газа. Грузии, задыхающейся в тисках проблем, связанных с обеспечением населения топливом и электроэнергией, будет трудно привести разумные контраргументы. Также не является невозможным вкладывание инвестиций в Борчалы – во всяком случае, Грузия не является такой уж закрытой страной. Правда, не избежать ревнивого и консервативного отношения определенных кругов в Грузии, но социально-экономические проблемы и возможность налоговых поступлений в казну, критерии современных международных экономических связей должны сыграть свою роль. Здесь слово за деловыми людьми Азербайджана и выходцами из Грузии – бизнесменами России и Турции.

Надо усилить политическую активность азербайджанцев Грузии. Координация деятельности общественных организаций, увеличение числа НПО и повышения качества их работы, направленной в защиту прав человека, организация вебсайтов, рассказывающих об историческом прошлом и нынешних проблемах Борчалы, – вот некоторые направления деятельности.

Новые законы Грузии об образовании и земле самым дискриминационным образом задевают образ жизни и будущее наших соотечественников. Образование и земля – вот две основные нити, связывающие борчалинцев с родным очагом. Нельзя допустить разрыва этих нитей. В сфере образования азербайджанское правительство обязано оказывать эффективную материальную и моральную помощь, сделав эту проблему общей проблемой Грузии и Азербайджана. Надо постоянно требовать от грузинской стороны, взявшей на себя обязательства перед международными организациями, неуклонного их выполнения и обеспечения прозрачности своей политики в отношении Борчалы.

В Азербайджане правящие круги должны изменить свое отношение к выходцам из Борчалы и не опасаться превращения создаваемых ими общественных организаций в политическую партию или движение. Эта ошибочная политика снижает активность выходцев из Грузии, в конечном счете оказывает негативное влияние на возможности оказания действенной помощи из Азербайджана.

В настоящее время ощутимо возросло число азербайджанцев из Грузии, представленных в крупном и среднем бизнесе России. Немало людей из Борчалы проживает ныне в различных регионах России – Москве, Кубани, Ставрополье, Волгоградской области и др. Наблюдается усиление их интереса к происходящим на родине событиям, чувства гражданской ответственности и политической активности. Углубление связей между их земляческими организациями, объединение усилий в деле решения проблем Борчалы представляют собой реальную силу в сочетании с реальными возможностями.

В советский период азербайджанцы Грузии обладали фактической культурной автономией. Этот статус создавал все условия для получения образования на родном языке в начальных, неполных средних, средних и специальных учебных заведениях, для развития других сфер культуры. Нынешняя Грузия намного отошла от прежней системы, успешно функционировавшей даже в тоталитарном Советском Союзе: учреждения культуры ликвидированы, одни школы закрыты, у множества понижен статус, остро не хватает учебников, отсутствуют элементарные условия в действующих школах.

Имеет смысл объединенными усилиями азербайджанцев Грузии, проживающих в России и Азербайджане, самих азербайджанцев в Грузии при содействии азербайджанского государства разработать «Концепцию развития Борчалы».