sci_tech В. В. Гагин Советские дизель-электрические подводные лодки послевоенной постройки

Советские дизель-электрические подводные лодки представлены от более современных до кораблей ранней постройки, от значимых стратегически к вспомогательным, учебным и распределены на главы, изложенные в содержании. В силу различных отклонений в конструкции однотипных лодок (разные верфи, другое назначение, большой промежуток во времени между постройкой головной и последней лодкой серии) расположение незначительных деталей (например, некоторых шпигатов) может быть не совсем достоверно или дано условно.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 21.02.2011 FBD-E13481-0FB4-754E-0EA3-9F3C-3435-B597A4 1.0 Советские дизель-электрические подводные лодки послевоенной постройки АО «Полиграф» 1996

В. В. Гагин

Советские дизель-электрические подводные лодки послевоенной постройки

К 300-летию Российского флота

ПЛБ-67 проект 611АВ – первая в мире с баллистическими ракетами на борту.

ПЛ БС-153 проект 619 GOLF-V class. Последняя ДЭПЛ с баллистическими ракетами.

Советские дизель-электрические подводные лодки представлены от более современных до кораблей ранней постройки, от значимых стратегически к вспомогательным, учебным и распределены на главы, изложенные в содержании.

В силу различных отклонений в конструкции однотипных лодок (разные верфи, другое назначение, большой промежуток во времени между постройкой головной и последней лодкой серии) расположение незначительных деталей (например, некоторых шпигатов) может быть не совсем достоверно или дано условно.

Специальное спасибо С.П.Холяеву, В.А.Черкасову, Н.Прохорову

Составитель ©В.В.Гагин, 1996 г. Графика О В.В.Гагин, 1996 г.

В.В.ГАГИН

СОВЕТСКИЕ ДИЗЕЛЬ-ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ ПОСЛЕВОЕННОЙ ПОСТРОЙКИ

АО «Полиграф» г.Воронеж 1996 г.

СЕРИЯ «РОССИЯ, ПРОСНИСЬ!» Выпуск четвертый

Подводная лодка проект 877 ЭКМ (KILO – class)

Проект 629М GOLF-II

Проект 651 JULIETT

Проект 641Б TANGO

Проект 641 FOXTROT

Проект 633РВ ROMEO

Проект 940 INDIA

ВВЕДЕНИЕ

Некогда России начисто отказывали в соленой водице. Стоило чуть высунуться, и огорчались недруги. Рубить окно в Европу было невероятно трудно. Каждый аршин приморской земли, хотя она являлась нашей исконно славянской, приходилось добывать с боем. Петр I вынужден был строить корабли среди топей и мелководья на северо- западе, валить корабельный лес в центре России, близ Воронежа, и там, скрываясь от злодейского любопытства, готовиться к боям за священные земли.

Издревеле ходили струги славян в гордый Царьград. Закованный панцирными льдами, океан видел в радужных всполохах небесных сияний суда поморов, мудро, с народной смекалкой выполненных для борьбы со сжатием льдов. Приспосабливался и зрел разум русского народе, воспитывался моряцкий дух, дерзновение. Континентальная Россия понимала – ей необходимы емкие легкие, чтобы дышать и жить.

Россиян не укачали до одури пенные валы морей и океанов. Многопушечные фрегаты вышли в Средиземноморье, матросы Ушакова брали неприступные скалы Корфы. Нельсон удивленно пожимал плечами и слал соглядатаев и посланцев к русским адмиралам. Международные торговцы всплескивали руками, зная, что за военным бригом в конце концов придет караван с товарами. Гангут и Синоп – это заявка России на свои права, на равенство. Россияне дерзко шли к Антарктиде, высаживались на Командорах, наносили на карты неизвестные доселе проливы, моря, острова. Русский народ смело выдвигал не менее знаменитых Магелланов, только о них меньше шумели. Наши великаны, подобные Беллинсгаузену, Берингу, Чирикову, Лазареву, Ушакову, Нахимову, Макарову, исключительно из-за нашей природной скромности не выносились на гребень истории, ими не бравировали, на их подвигах лишь воспитывали молодое поколение…

Молодое поколение выросло правильным. Книга посвящается русским и советским подводникам. Они горелщ гибли от удушья, захлебывались в аварийных отсеках, замерзали в студеной воде, но, как могли, выполняли свой долг. Те, кто выжил, научили этому следующих.

СТРОИТЕЛЬСТВО СОВЕТСКИХ ДИЗЕЛЬ-ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

Первая послевоенная судостроительная программа на 1946-1955 г.г. формировалась в непростой обстановке. Появление ядерного оружия поколебало уверенность многих теоретиков в целесообразности не только строить подводные лодки, но и иметь флот вообще.

В конце концов было доказано, что и в условиях ядерной войны флот может решать ряд важных задач.

Известно, что в фашистской Германии во время второй мировой войны огромные силы и средства были брошены на строительство и совершенствование подводных лодок, что позволило немцам создать лучшие по многим характеристикам субмарины в мире и наладить технологию поточной сборки.

Нет ничего удивительного в том, что и США, и Великобритания, и СССР (в котором за годы войны не было построено ни одной новой лодки) проявили большой интерес к трофейной документации и активно привлекали к работе в своих конструкторских бюро немецких специалистов.

В зоне советской оккупации Германии оказалось конструкторское бюро «Глюкауф», в котором разрабатывались проекты немецких лодок XXIII и XXVI серий.

В город Бланкенбург, где находилось это КБ, были доставлены специалисты из Ленинграда и образована строго засекреченная организация, которую возглавил Алексей Антипин.

С использованием немецкого опыта был создан целый ряд больших, средних и малых ПЛ, вооруженных традиционными торпедами и минами. Были построены 20 больших ПЛ проекта 611, 215 средних проекта 613 и 30 малых ПЛ проектов 615 и А615, а также одна опытная субмарина проекта 617.

Лодки строились как с традиционной энергетикой, так и с так называемыми «едиными двигателями», которые позволяли ПЛ в течение нескольких часов удерживать подводную скорость свыше 20 узлов.

Наиболее удачной была средняя ПЛ проекта 613 (WHISKEY class) – самая многочисленная в истории отечественного подводного кораблестроения.

В 50-х годах начался четвертый этап развития отечественных подводных сил, в котором определилось три направления: строительство ПЛ с баллистическими ракетами, строительство ударных ПЛ с крылатыми ракетами и ПЛ с ракето-торпедами. Причем по всем трем направлениям первоначально выпускали как атомные, так и ДЭПЛ.

Основными центрами подводного кораблестроения стали Северное машиностроительное предприятие в Северодвинске, Амурский завод, Адмиралтейские верфи в Ленинграде и завод «Красное Сормово» в Горьком.

В 50-х – начале 60-х годов постройка подводных лодок осуществлялась также Балтийским и Черноморским заводами. Проектированием ПЛ занимались ЦКБ МТ «Рубин» и СПМБМ «Малахит» в Ленинграде (Санкт- Петербург) и ЦКБ «Лазурит» в Горьком (Нижний Новгород).

Баллистические ракеты испытывались на специально переоборудованных дизель-электрических подводных лодках. 16 сентября 1955 года впервые в мире с опытовой ПЛ проекта В611 из надводного положения была запущена баллистическая ракета Р-11ФМ (SS-N-4 «SARK»). В последующем эти ракеты были установлены на пяти ПЛ проекта АВ611 («ZULU V»), каждая из которых имела две ракетные шахты.

В 1959-Д962 г.г. было построено 22 ДЭПЛ проекта 629 с тремя баллистическими ракетами Р-13 (комплекс Д-2), также имевшими надводный старт. В начале 60-х годов была решена проблема подводного старта. На вооружение поступили баллистические ракеты Р-21 (комплекс Д-4), первоначально установленные на ПЛ проекта 629Б, а затем на модернизированных ПЛ проектов 629А и 658М.

Вооружение ПЛ крылатыми ракетами также началось с дизель-электрических ПЛ. В середине 50-х годов для испытания первых крылатых комплексов П-5 и П-10 были переоборудованы подводные лодки проект 613 (WHISKEY-class) и проект 611 соответственно.

П-5 по классификации НАТО – SS-N-3 «SHADDOK».

На серийные подлодки был внедрен только комплекс П-5, поступивший в начале 60-х годов на вооружение ДЭПЛ проектов 644 и 665.

Первые отечественные крылатые ракеты, как и американские, были предназначены для стрельбы по наземным целям.

Постройка ракетных дизель-электрических ПЛ завершилась во второй половине 60-х годов, а развитие многоцелевых лодок продолжается до настоящего времени.

При этом с начала 60-х годов строятся только большие дизель-электрические ПЛ, от постройки средних и малых флот отказался, за исключением лодок специального назначения.

В 1958-1983 г.г. для ВМФ СССР и на экспорт было построено 75 больших ПЛ проекта 641 (FOXTROT-class) и его модификаций, в 1972-1980 г.г. завершена постройка 18 больших ПЛ проекта 641Б (TANGO-class). С 1980 г. их сменили в постройке дизель-электрические ПЛ третьего послевоенного поколения проекта 877 (KILO-class) и его модификации, которые до настоящего времени строятся для ВМФ и на экспорт. Росрия – основной поставщик ПЛ на мировом рынке. Построенные в нашей стране ПЛ плавают под флагами 14 стран мира.

ПРОЕКТ 619 «АНЧАР» («ЗОЛОТАЯ РЫБКА») GOLF-V CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 619 «АНЧАР» («ЗОЛОТАЯ РЫБКА») К-153, с 1991 г. – БС-153.

Код НАТО: 1-го класса GOLF-V.

Водоизмещение: 2800 т.

Размеры: 100x8,2x8 м.

Вооружение: 1 ПУ ракет SS-N-20 (комплекс Д-19); 6-533 мм ТТ (нос), 4-533 мм ТТ (корма) – 16 торпед.

Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5500 л.с.; 3 винта.

Навигационно-акустическое оборудование: 2 радара, 2 сонара («Геркулес», «Феникс»).

Скорость: 15/14 узлов.

Глубина погружения: 300/250 м.

Экипаж: 87 человек ( в т.ч. 12 офицеров).

Строительство: Северодвинск, 1962 г., там же модернизирована в 1974-78 г.г. Главный конструктор Ю.Н.Кор- милицин, ЦКБ-18.

Назначение: для испытания ракет новых типов в составе Черноморского Флота. На 1985 г. находилась в резерве в качестве опытовой. Сдана на слом в 1992 г. Последняя ДЭПЛ с баллистическими ракетами на борту.

Ракета РСМ-52 (SS-N-20).

ПРОЕКТ 601 GOLF-III CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 601. К-118.

Код НАТО: GOLF-III.

Водоизмещение: Размеры: 118x8,2x7,6 м.

Вооружение: 6 ПУ ракет РСМ-40 (SS-N-8, комплекс Д-9), дальность стрельбы 7500 км; 4-533 мм ТТ (нос), 2- 533 мм ТТ (корма). Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 винта. Скорость: 14/13 узлов.

Строительство: 1 единица. Переоборудована в 1976 г.

Главный конструктор В.В. Борисов. Базирование: Северный флот.

В отсеке ПЛ проект 601.

Ракета SS-N-5 (SERB) на транспортной тележке. Ракеты такого типа устанавливались на ПЛ проекта 629М (GOLF-II).

ПРОЕКТ 629А GOLF-II CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 629М.

Код НАТО: 6-го класса GOLF-II. Водоизмещение: 2820/3553 т. Размеры: 99x8,2x8,1 м.

Вооружение: 3 ПУ ракет ССН-5 – комплекс Д-4 (3 ракеты Р-21 в новых ПУ СМ-87); 4-533 мм ТТ (нос), 2-533 мм ТТ (корма) – 6 торпед в ТА. Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5500 л.с.; 3 винта. Навигационно-акустическое оборудование: 2 радара, 2 сонара. Навигационный комплекс «Сигма»-629А. С 1968 года устанавливается буксируемая антенна «Параван». Скорость: 15/12 узлов. Глубина погружения: 300/250 м. Дальность плавания: 16000 миль (7 узлов). Экипаж: 69 человек ( в т.ч. 12 офицеров). Строительство: Северодвинск (8 единиц), Комсомольск- на-Амуре (5 единиц). Модернизированы из GOLF-I по постановлению от 2 июля 1962 г. Базирование (1985 г.): Северный Флот – 4 единицы, Балтийский Флот -6 единиц, Тихоокеанский Флот – 4 единицы.

К-129 переоборудована по проекту 629А 22 июня 1967 г. Затонула 8 марта 1968 г. (в 1974 г. частично поднята американцами).

К-102 с ноября 1968 г. оборудовалась по проекту 605 в Северодвинске, ЧПУ для испытаний ракет 4К-18 комплекса Д-5 (главный конструктор В.В. Борисов). К-113 переведена на Тихоокеанский Флот, установлена на Дальзаводе для переоборудования в минный заградитель по проекту 629И, в 1974 г. списана.

ПЛ проект 629М GOLF-II class.

ПРОЕКТ 629 GOLF-I CLASS

Проект 629: двухкорпусная ПЛ, 8 отсеков. Первоначальный комплекс Д-2 – надводного старта, при качке 4-5 баллов, скорости до 15 узлов. Глубина торпедной стрельбы – 80 м при любой скорости .

Тактико-технические данные см. ПЛ проекта 629А GOLF-II. Строились в 1959-62 г.г. в Северодвинске (14 единиц) и Комсомольске (7 единиц). Экипаж 59 человек, в т.ч. 10 офицеров. Из ПЛ GOLF-I три проданы в Китай (без ракет), одна затонула.

Первые модификации GOLF-I начали поступать на вооружение в 1958 году. Это второй проект ДЭПЛ с баллистическими ракетами на борту (первыми были ZULU-IV с двумя ракетами -они были в боевом составе флота очень недолго). До 1962 года построено 23 ПЛ GOLF-I class.

Вооружение: 3 ПУ ракет (СМ-60) для ракет Р-13 (Д-2);

6-533 мм ТТ (4 нос, 2 корма) – 6 торпед в ТА. Силовая установка: 3 дизеля 37-Д, 6000 л.с.; 3 электродвигателя (бортовые ПГ-102 в 2700 л.с.), 5400 л.с.; аккумуляторы 120-СЦ, ДГ-120; 3 винта. Навигационно-акустическое оборудование: «Плутон»- 629, РЛС «Альбатрос», РЛС «Накат», ответчик «Хром», ГАС «Арктика», ГАС «Свет М», ГАС МГ-15. Скорость: 15,5/12,5 узлов.

Дальность плавания: под РДП с усиленным запасом топлива 16000 миль (7 узлов) или 14000 миль (7,5 узлов); в надводном положении 27000 миль (8,5 узлов). Автономность: 70 суток.

Главный конструктор: Н.Н. Исанин (ЦКБ-16 «Малахит»),

Контр-адмирал Дыгало Виктор Ананьевич. В 1958-1960 г.г. командовал первой ракетной подводной лодкой Тихоокеанского флота и впервые выполнил в 1958 году стрельбу баллистическими ракетами.

ТАЙНА ПРОЕКТА «ДЖЕНИФЕР»

Специальное судно-платформа «Гломар Эксплорер»

…Советского гимна на базе ВМС США в Перл-Харборе как-то не оказалось, поэтому ноты пришлось везти из Вашингтона. Оттуда же специальный курьер доставил перевод Устава Вооруженных Сил СССР и тридцать красных полотнищ с серпом и молотом. По числу погибших моряков.

Их хоронили, как и положено на всех флотах мира. Разве что офицер, командовавший церемонией, поминутно сверялся с уставом армии другого государства. Тела, завернутые в красные флаги, опустили в море осенью 1974 года в районе Гавайских островов, на Тихом океане…

Из досье «Комсомольской правды»:

Дизельная подводная лодка класса «Гольф» разработана в КБ Северодвинска и Комсомольска-на-Амуре в 1958 году. Экипаж – 80-85 человек. Длина – 100 метров, вес в снаряженном состоянии 2800 тонн. Скорость 14-17 узлов. Вооружение: три баллистические ракеты и шесть торпед с ядерными боеголовками. В 1958-1962 годах в СССР было построено 23 лодки подобного класса.

Об операции, получившей название «Дженифер», знало не больше десяти человек. Слишком уж невероятным был проект: подъем с полукилометровой глубины советской подводной лодки, потерпевшей аварию в апреле 1968 года в районе Гавайских островов. О причинах ее спорят до сих пор, хотя большинство экспертов считает, что лодка затонула в результате взрыва двигательной установки, типичнейшего происшествие для субмарин подобного типа.

Советские корабли, подойдя к месту аварии две недели спустя, не обнаружили ничего. В Москву ушел соответствующий рапорт, и с этой минуты 85 членов экипажа лодки попали в списки «пропавших без вести».

В Вашингтоне на дело смотрели иначе. Три года спустя после аварии тогдашний директор ЦРУ Ричард Хэлмс в специальном докладе президенту Никсону изложил план подъема лодки. В случае успеха операции ЦРУ получило бы уникальный материал: подробнейшие технические характеристики советской субмарины, включая данные о вооружении, средствах связи и навигации.

На подготовку ушло почти три года. В июне 1974 года специально построенное судно «Гломар Эксплорер» вышло из военного порта в Лонг Бич, Калифорния. Треть корабельного трюма занимала установка, получившая название «Лунный бассейн»: герметически закрытая сфера, в которую предполагалось погрузить лодку в случае успеха операции. Половину команды «Гломара» составляли сотрудники ЦРУ.

Технические подробности подъема субмарины неизвестны до сих пор. Из отрывочных свидетельств участников операции можно понять, что на борт «Гломара» удалось поднять лишь носовую часть лодки. Раскололась ли она при подъеме или раньше, вовремя взрыва двигателей – узнать не удалось.

Проникнуть внутрь субмарины специалисты смогли только на второй день после подъема. Внутренние переборки лодки были смяты в «гармошку» из-за чудовищного давления под водой. Во многих кубриках расстояние от пола до потолка не превышало полуметра.

По свидетельству участников, через две недели после начала операции трюм «Гломара» превратился в некую смесь архива с моргом. Найденные тела тщательнейшим образом идентифицировались, фотографировались и, после обработки специальным составом, запаковывались в пластиковые мешки для переправки в Штаты. В нескольких отсеках были обнаружены бумаги, в каюте одного из офицеров – шифровальные таблицы и прочая техника, правда, сильно поврежденные морской водой.

Экипаж «Гломара», впрочем, к этим работам не допускался. Вход в «Лунный бассейн» был разрешен только медикам и спецагентам ЦРУ. Моряки же были допущены на борт только для расчистки помещений лодки от жуткой смеси мазута, песка и морской воды, заполнявшей помещения. По свидетельству одного из них, части тел, куски одежды и оборудования были разбросаны по всем отсекам в результате взрыва. Но это, впрочем, не помешало матросам начать охоту за трофеями: часами, кольцами, цепочками…

«Я был свидетелем нескольких конфликтов между матросами и агентами ЦРУ, – рассказывал позднее один из членов команды корабля. – Агенты требовали, чтобы все личные вещи оставались на телах погибших, на что матросы говорили, что не намерены утопить золото в море. Потом на это просто махнули рукой».

Несколько раз советский патрульный корабль, находившийся в том же районе, подходил вплотную к «Гломару», пытаясь выяснить, что за работы ведутся на его борту. Несмотря на то, что поднятая часть лодки была надежно упрятана в трюме, было принято решение возвратиться на базу. Вечером 13 августа 1974 года «Гломар» бросил якорь в десяти милях от острова Мауи на Гавайях.

Скандал разгорелся неожиданно для тогдашней администрации. Несмотря на усилия ЦРУ, отрывочные сведения об операции «Дженифер» все же просочились в печать, и полгода спустя сенатор Фрэнк Чарч, глава сенатского комитета по делам секретных служб, попытался выяснить, зачем были потрачены 35 миллионов долларов, выделенные специальным решением президента без санкции того же сената или конгресса. И почему операция проводилась с вопиющими нарушениями всех международных законов. Ответа он так и не получил. Вместо него было принято неожиданное решение об организации пышных похорон для советских моряков. Один из сотрудников ЦРУ говорил, что «этот вопрос долго обсуждался, и похороны решили провести из-за крайне негативного отношения общественности. Оно могло бы усилиться, если бы стали известны некоторые детали операции. Поэтому основной целью необычной церемонии была всего лишь демонстрация уважения к погибшим морякам».

Вся информация об операции «Дженифер», проходившей под личным контролем президента Форда, сменившего ушедшего со скандалом Никсона, была строжайшим образом засекречена. А американские газеты, опубликовав с десяток материалов о ней, как-то забыли о едва начавшемся скандале.

Об этой истории вспомнили совсем недавно, после визита российского президента в Америку. Пообещав начать активнейшие поиски американских военнопленных, Пропавших на территории СССР, Борис Ельцин ни словом не обмолвился о моряках затонувшей субмарины. Несмотря даже на то, что несколько раз появлялась информация о том, что несколько моряков были спасены после аварии. Штаб же российского ВМФ, по словам нескольких адмиралов, ничего об этом не знает. И для восьмидесяти пяти семей наших подводников они по-прежнему считаются «пропавшими без вести».

Но пока наше правительство хранит привычное молчание, узнать что-либо о судьбе экипажа пытаются сами американцы. Координатор международного экологической организации «Гринпис» Джошуа Хэндлер, основываясь на Законе о свободе информации, несколько раз запрашивал ЦРУ. Ответ он получил предельно конкретный: «Центральное разведывательное управление никогда не подтверждало и не опровергало существование запрашиваемой вами информации. Подобная информация… является секретной по соображениям национальной безопасности согласно приказу 12356».

(К. Белянинов)

ТАЙНА ГИБЕЛИ ПЛ-574

Весной 1975 года средства массовой информации США и других западных стран разразились бурным потоком статей и сообщений о том, что ЦРУ подняло часть советской подводной лодки с ядерными ракетами. Приводились суперсекретные детали операции. Впрочем, обратимся к тем публикациям и сообщениям.

«Вашингтон пост», 20 марта 1975 года:

«На дне океана обнаружены обломки советской подводной лодки, затонувшей в Тихом океане. Центральное разведывательное управление США летом 1974 года подняло одну третью часть подводной лодки. Для этого было использовано судно с бортовым оборудованием, построенное миллиардером Говардом Хьюзом».

Агентство ДНА, 21 марта 1975 года:

«ЦРУ США обнаружило две торпеды с ядерными боеголовками на борту советской подводной лодки, затонувшей в 1968 году. В результате проведенных работ по поднятию лодки добыт «удивительный материал». Обе торпеды были подняты на поверхность и погружены в специально оборудованную барку с целью маскировки от иностранных судов. Предпринятая операция по поднятию лодки в дальнейшем будет продолжена. Если она пройдет успешно, то ЦРУ овладеет всеми кодами, шифровками и схемами машин управления подводным кораблем».

А началось все с трагедии.

24 февраля 1968 года из пункта базирования на Камчатке Могила вышла на боевое патрулирование подводная лодка с бортовым номером 574. Дизельная, с.тремя баллистическими ракетами подводного старта с ядерными головными частями большой мощности, а также двумя ядерными торпедами. Командовал подводной лодкой капитан 1 ранга Владимир Кобзарь, характеризовавшийся командованием как опытный, грамотный и волевой подводник.

В течение 12 дней экипаж выполнял поставленные задачи по скрытному патрулированию (возвращение лодки в пункт базирования намечалось на 5 мая 1968 года), а 8 марта не вышел на связь. В тот день ПЛ-574 должна была дать контрольное радиодонесение – короткий сигнал, но…………

О том, что произошло, вспоминает контр-адмирал в отставке Виктор Дыгало, командовавший в 1968 году соединением, в состав которого входила ПЛ-574:

– В соответствии с боевым распоряжением Владимир Кобзарь регулярно направлял в штаб донесения о ходе плавания. Но 8 марта мы все были встревожены – лодка не ответила на контрольную радиограмму, переданную штабом Тихоокеанского флота для проверки связи. Правда, это не давало оснований предположить трагический исход плавания – мало ли какие причины помешали командиру выйти на связь.

Но донесение так и не поступило. Это было серьезным основанием для тревоги. Тем более что, по данным разведки, примерно в эти же дни в японский порт Иокосука прибыла американская подводная лодка «Суордфиш», имевшая повреждения. Американцами во время захода этой лодки в Иокосуку принимались необычные меры безопасности, к ремонту привлекался только американский персонал. Возникала мысль о столкновении под Водой. Срочно начала готовиться поисково-спасательная операция.

В океан были направлены самолеты, боевые корабли и вспомогательные суда. Глубина в районе поиска – 5.000-6.000 метров, удаление от Камчатки около 1.230 миль. Однако двухмесячный поиск в районе, где предположительно могла затонуть подводная лодка, окончился безуспешно. Анализ обнаруженного масляного пятна показал – оно соляровое, дизельное. Стало быть, лодка погибла.

Версий о гибели ПЛ-574 было выдвинуто и существует до сих пор несколько. Наиболее основательная та, что высказал адмирал Виктор Дыгало. Советскую ПЛ непреднамеренно протаранила следящая за ней американская атомная подводная лодка «Суордфиш». ПЛ-574 в момент столкновения следовала на перископной глубине в режиме «работы двигателя под водой», под РДП, как говорят специалисты, и из-за шума дизеля была «глухой». «Суордфиш» маневрировала на малых дистанциях и, предположительно, при повороте ПЛ-574 на новый курс ударила ее верхней частью боевой рубки. ПЛ-574 с затопленным центральным отсеком пошла на дно.

ПЛ-574 унесла в океанскую пучину жизни 98 советских моряков. Москва промолчала о катастрофе. Родственникам погибших рассылались похоронки, в которых указывалось: «Ваш сын, муж, отец признан умершим…».

О катастрофе молчали. Тем не менее о ней узнали в США, причем не только о самом факте, но и точном районе гибели ПЛ. Затонувшую субмарину сфотографировали. Фотоснимки показали: лодка лежала на грунте на ровном киле и почти без крена. У американцев появилась реальная возможность завладеть многими секретами советского ВМФ – главного противника ВМС США на море.

Особый интерес – к шифровальной машинке. У разведчиков США почти всегда были затруднения с советскими кодами, и машинка даже семилетней давности могла быть использована для расшифровки тысяч советских телеграмм, переданных в самый разгар «холодной войны» в шестидесятых годах.

Практическая реализация идеи подъема погибшей советской подлодки вылилась в операцию ЦРУ под условным наименованием «Проект Дженифер», которая в ЦРУ часто обозначалась «Проект Дж.». Операция начала проводиться в начале 70-х годов при полной поддержке со стороны президента Ричарда Никсона и носила глубоко секретный характер. Важная роль в ней отводилась миллиардеру Говарду Хьюзу – владельцу сети авиалиний, электронных компаний, предприятий по добыче нефти. Он частично финансировал операцию – не лишенный авантюристической жилки, Хьюз еще в 1938 году совершил рекордный кругосветный перелет, вкладывал деньги в перспективные авиационные разработки.

Для подъема ПЛ-574 технические исполнители спроектировали два специальных судна: судно-платформу «Гломар Эксплорер» и док-понтон НМВ-1. Характерная деталь: даже при окончательной сборке судов инженеры-строители не могли понять назначения.

В октябре 1970 года советской разведке в США удалось установить, что спецслужбы этой страны предприняли меры по поиску затонувшей советской подводной лодки, направив в район гибели ПЛ специальное судно.

Наблюдением было установлено, что судно производило стыковку и опускание трубы на глубину порядка 5000 метров. Судно, за которым тщательно наблюдали советские моряки, принадлежало фирме «Гломар» и являлось одним из ее 9 специализированных судов предназначенных для бурения шельфов в прибрежных зонах Мирового океана. Оно было зафрахтовано ЦРУ для ложного маневрирования, руководство фирмы и экипаж не имели представления об истинном характере операции «Дженифер».

Непосредственное же осуществление операции «Дженифер» началось позже. «Гломар Эксплорер» покинул судоверфь в июле 1973 года для морских испытаний. Осенью того же года его видели у берегов Никарагуа, где предположительно в то время жил Говард Хьюз. В западной печати высказывались мнения, что «таинственный корабль» вел поиск марганца на глубинах от 10.000 до 16.000 футов. А уже летом 1974 года судно было замечено у Гавайских островов, в районе гибели советской подлодки. Экипаж «таинственного корабля» составлял 170 человек. Все члены экипажа являлись служащими-контрактниками ЦРУ.

В июне 1974 года экипаж «Гломар Эксплорер» предпринял первую попытку поднять советскую подводную лодку. Причем на глазах членов экипажа советского разведывательного корабля.

В начале марта 1975 года к Гавайским островам был направлен корабельно-измерительный комплекс «Чажма». Он вел слежение за «Экспло- рером» в течение недели. По докладу командира судно осуществляло навинчивание и подгонку труб.

В целях организации непрерывного слежения за «таинственным судном» разведуправление флотом добилось разрешения у командующего флотом направить из Петропавловска-Камчатского океанский спасательный буксир MB-136 с группой наблюдения. «Эксплорер» просматривался в течение десяти суток – он по-прежнему занимался «прогонкой труб».

И вдруг… Сенсационный взрыв в иностранной прессе: «ЦРУ США поднята со дна Тихого океана затонувшая советская подводная лодка».

При помощи наращенных до 5 километров труб док-понтон с клешнеобразными подводными захватывающими устройствами опустился к самому дну океана. Установленные на нем телекамеры позволяли операторам в деталях видеть все, что происходило в океанских глубинах. Вскоре для специалистов наступил самый ответственный момент – захват советской подлодки. Он прошел успешно. Начался подъем, но…

Когда док-понтон прошел 99 процентов пути, подлодка разломилась на две части в месте пробоины. Кормовая часть выскользнула из захватов и устремилась на дно океана с телами большинства погибших и баллистическими ракетами.

Ракеты с ядерными боеголовками уплыли от ЦРУ, однако эксперты ведомства в тот день посчитали цель наполовину достигнутой. В их руках находился первый отсек с торпедами и второй, командирский отсек с шифропостом.

«Эксплорер» с док-понтоном покинул район и направился в Гонолулу. В последующем планировалось поднять и кормовую часть с ракетным отсеком. В районе Гонолулу, на закрытом для плавания судов полигоне, из носовой части подводной лодки были извлечены погибшие подводники, за семь лет совершенно не тронутые тленом – на огромных глубинах кислород отсутствует.

Как и предусматривалось планом «Проект Дженифер», подводники с ПЛ-574 были перезахоронены в океане по принятому в советском Военно-Морском Флоте ритуалу.

Освобожденный от погибших корпус подводной лодки доставили в тщательно охраняемую бухту Редвуд- Сити (район Сан-Франциско). Там из нее извлекли две ядерные торпеды, уцелевшие документы, другое имущество. Как сообщала американская печать, были тщательно изучены конструктивные особенности подводной лодки, оцененные как «весьма интересные».

Однако главной цели спецслужбы США не достигли – шифров не оказалось. Так уж получилось. Обратимся еще раз к воспоминаниям контр-адмирала в отставке Анатолия Штырова:

– Причина была неожиданной как для американцев, так и для нас самих: во время заводского ремонта с модернизацией в Дальзаводе (Владивосток) в 1967 году командир ПЛ- 574 Владимир Кобзарь «проявил разумную инициативу – за соответствующее «вознаграждение», точнее, за спирт, за «шило», как его называют на флоте, перенес штатную шифрорубку из второ го в четвертый отсек, расширив тем самым свою командирскую каюту.

Дальнейшему продолжению операции помешала печать. ЦРУ не сумело удержать операцию в тайне. Помешал курьезный случай.

Одной из гангстерских банд Лос-Анджелеса стало известно, что в офисе миллиардера Говарда Хьюза имеются документы, обладание которыми принесет миллионы долларов. Налет на офис зафиксировала полиция. Вместе с ней прибыло море репортеров. Один из документов в конце концов попал в печать.

Долгое время Белый дом и Кремль никак не реагировали на сообщения о советской подводной лодке. Молчание Белого дома было понятно. Попытка поднять советскую подводную лодку могла повлечь последствия, аналогичные тем, какие имели место при инциденте с самолетом «У-2», пилотируемым Пауэрсом.

Что же касается Кремля, то советское правительство никогда не сообщало публично о гибели подводной лодки.

В осуществление постановления ЦК КПСС главнокомандующий советским Военно-Морским Флотом отдал приказ: вести боевое дежурство кораблями в районе гибели ПЛ-574 и не допустить подъема со дна океана оставшейся ее части, вплоть до бомбежки района. Такая форма боевого дежурства велась в течение полугода.

Предпринятые меры сыграли свою роль. Вашингтон, чтобы не осложнять отношения с Москвой, отказался от дальнейшего подъема подводной лодки, руководству ЦРУ последовали соответствующие указания. В операции «Проект Дженифер» была поставлена точка, в операции, в которой еще много тайн и секретов.

(Анатолий Докучаев)

Баллистические ракеты советских ДЭПЛ (слева направо): SS-N-5, РСМ-25 (SS- N-6), Р-13 (SS-N-4).

ПРОЕКТ 651 JULIETT CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 651.

Код НАТО: 15-го класса JULIETT.

Водоизмещение: 3174/3750 т.

Размеры: 85,9x9,7x6,3 м.

Вооружение: 4 ПУ ракет SS-N-3A (комплекс П-6, угол подъема ПУ 20°); 6-533 мм ТТ – нос, 2-406 мм ТТ – корма.

Силовая установка: 2 дизеля, 3500 л.с.; 2 электродвигателя, 6000 л.с.; 2 винта в кольцевых насадках.

Навигационно-акустическое оборудование: 2 радара (в т.ч. для наведния ракет), 3 сонара («Геркулес», актив/пассив, актив).

Скорость: 17/18 узлов.

Глубина погружения: 300/240 м.

Автономность: 90 суток.

Экипаж: 79 человек.

Строительство: Балтийский завод -2 единицы, остальноые -Горький (Нижний Новгород), 1961-68 г.г., всего построено 16 ПЛ. Проект 651 – дизель-электрический аналог АПЛ ECHO-II class. Технический проект утвержден в январе 1959 г. Главный конструктор А.С. Кассаучер.

Базирование: Северный Флот – 6 единиц, Балтийский Флот – 3 единицы, Тихоокеанский Флот – 4 единицы, Черноморский Флот – 3 единицы. С 1991 г. выведены в резерв и списываются. Б-124 и Б-77 в 1994 г. проданы в Голландию под плавучие рестораны.

Проект 651. JULIETT class. На Б-68 испытывалась система «Касатка».

К-156, 85 с корпусами из маломагнитной стали – строились на Балтийском заводе.

Проект 651 – двухкорпусная, 8 отсеков, с шестой ПЛ – резиновое покрытие корпуса.

ПРОЕКТ 665 WHISKEY LONG BIN

(C-61, 64,142,152,155,164)

В 1958-62 г.г. на Балтийском заводе была проведена примитивная доработка проекта 613 под четыре ПУ ракет SS-N-3. Направляющие пусковых уже подняты на 20° – конструктивные особенности определяют низкие ходовые характеристики корабля. Главный конструктор Леонтьев (ЦКБ-112).

Используются только как учебные. Водоизмещение: 1490 т. Размеры: 84,8x6,7 м. Скорость: 14,5/11 узлов.

Вооружение: навигационный комплекс «Север»-Н665. 4 носовых ТА.

На 1986 г.: на Черноморском Флоте – 1 единица, на Балтийском Флоте – 2 единицы. Выведены в резерв.

Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Г.Горшков

ПРОЕКТ 644 WHISKEY TWIN CYLINDER

В 1959 г. в ЦКБ-18 ПЛ проекта 613 переоборудованы в двухракетные.

Тактико-технические данные аналогичны ПЛ проекта 613 WHISKEY-V class, который был доработан в носитель крылатых ракет системы П-5. Транспортно-пуско- вые контейнеры ракет для стрельбы назад одновременно поднимались на угол 20°.

С-158, 162, 69, 80 (затонула 27 января 1961 г., поднята 27 июля 1969 г.). Водоизмещение: 1160 т. Размеры: 76x6,6 м. Скорость : 16/10 узлов.

Вооружение: комплекс «Север»-А644У, 4 носовых ТА.

ТОРПЕДНЫЕ ДИЗЕЛЬ-ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ

ПРОЕКТ 613 WHISKEY-V CLASS

В 1927 году были сконструированы первые советские лодки класса «Д», а к 1941 году в ВМФ СССР насчитывалось 212 лодок. После войны поредевший подводный флот пополнился трофейными германскими подводными лодками, на базе которых с 1948 года начинается строительство лодок класса WHISKEY и ROMEO. План предусматривал строительство 1200 единиц за 15 лет – (с 1950 по 1965 г.г.): упомянутых классов 340 и 560 единиц, а также 200 лодок дальнего действия типов ZULU и FOXTROT. 100 лодок класса QUEBEC с двигателями, работавшими на перекиси водорода по замкнутому циклу (по типу немецких лодок Вальтера) и две типа «М», с двигателями на жидком кислороде.

Эта программа была впоследствии сокращена, но тем не менее, серия WHISKEY побила рекорды серийности среди подводных лодок – 240 единиц! Часть их была переоборудована в подводные лодки радиолокационного дозора, часть в носители крылатых ракет, часть продана за границу, около 50 единиц находится в резерве.

Было построено 28 лодок класса ZULU (с устройством РПД), 60 – FOXTROT, 20 – ROMEO, 40 – QUEBEC.

Существенно повлияло на пересмотр количества строившихся подводных лодок и начало строительства атомного флота.

Россия продолжает вводить дизельные подводные лодки (класса KILO и «Амур») как для собственного ВМФ. так и на экспорт, пониженной шумности и улучшенной обтекаемости, хотя преимущества перед атомными они имеют лишь на внутренних морях (Балтийское и Черное).

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРОТИВОЛОДОЧНОЙ БОРЬБЫ

Подводные силы после второй мировой войны претерпели принципиальные качественные изменения. Подводные лодки превратились из ныряющих в подлинно подводные корабли, автономность, глубина погружения, скорость и дальность подводного хода которых значительно превосходят те же параметры лодок периода второй мировой войны. Атомные и дизельные подводные лодки, вооруженные торпедами, способны длительное время действовать на океанских и морских коммуникациях, маршрутах развертывания ударных сил флотов, а также на подходе к пунктам базирования сил. Практически неограниченная дальность плавания и большая, измеряемая тысячами километров, дальность стрельбы баллистическими ракетами позволяют лодкам наносить мощные ядерные удары по важнейшим объектам на территории противника.

Таким образом, возникает постоянная угроза со стороны подводных лодок не только для военно-морских сил и торгового мореплавания противника, как это было в минувшие войны, но и для военных береговых объектов противника.

В связи с ростом возможностей и расширением задач подводных сил увеличивается значение не только противолодочной обороны, но и борьбы с подводными силами, особенно ракетоносными. По взглядам зарубежных военных специалистов, успешное ведение борьбы с подводными лодками в современных условиях может осуществляться только специально организованной системой сил и средств. Больше того, решение этой проблемы считается одним из важнейших элементов достижения господства на море. В частности, военно-морские силы не смогут выполнить стоящие перед ними задачи без противолодочной борьбы. Этим объясняется то особое внимание, которое уделяется руководством НАТО использованию сил и средств борьбы с подводными лодками и совершенствованию их организации.

Во всех капиталистических морских державах огромное внимание уделяется развитию и совершенствованию сил и средств борьбы с подводными лодками, причем первостепенная роль отводится противолодочным подводным лодкам, дальнейшее развитие которых идет в первую очередь по пути увеличения глубины погружения, скорости хода, снижения шумности, улучшения гид- ро-акустического оборудования и специального вооружения.

Большое место в военных планах империалистических стран отводится противолодочной авиации, которая, по мнению зарубежных специалистов, способна значительно облегчить решение задачи борьбы с лодками и существенно уменьшить общее напряжение сил. В связи с этим ведутся работы по значительному увеличению радиуса действия и скорости полета самолетов, автоматизации процессов поиска и поражения подводных лодок.

Интересно, что в начале 50-х годов для борьбы с подводными лодками в удаленных районах во флотах США и Англии были организованы маневренные авианосные поисково-ударные группы (АПУГ), куда входили тяжелые авианосцы. Позднее они были переведены в подкласс противолодочных. В 60-е годы эти корабли прошли модернизацию и до последнего времени являлись основой противолодочных сил США и НАТО. Однако с развитием базовой патрульной авиации, увеличением радиуса ее действия и по мере ввода в строй атомных торпедных подводных лодок роль противолодочных авианосцев постепенно снижается, а соответственно уменьшается и ш численность. В ближайшей перспективе этот подкласс, видимо, прекратит свое существование, уступив место многоцелевым авианосцам и вертолетоносцам.

О ПУТЯХ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГИДРОАКУСТИЧЕСКОГО ПОИСКА ПРОТИВОЛОДОЧНЫХ КОРАБЛЕЙ

…Шло учение по поиску подводных лодок. Один из кораблей получил невысокую оценку: дальность, на которой корабль обнаружил «противника», была далека от расчетной. В тех же условиях соседние корабли поиск произвели успешно. Командир попытался объяснить свою неудачу «плохой гидрологией» (к слову сказать, этим термином иногда пользуются как своеобразным щитом для оправданий). Акустики корабля славились своим мастерством, и командир длительное время считался опытным противолодочником. Почему же экипаж постигла неудача? А дело в том, что на этом корабле с некоторых пор не стали обращать должного внимания на параметры ГАС и на состояние корабля. Это и привело к уменьшению дальности действия аппаратуры.

Общеизвестно, что опытный, грамотный, знающий свое дело гидроакустик – главная фигура КП Р. Без него немыслим успешный поиск подводной лодки. Но что значит опытный, грамотный? Существуют определенные требования к отбору и подготовке гидроакустиков, которые изложены и в правилах, и методиках. Однако часто приходится встречаться с различным толкованием этих понятий. Одни считают, что главное для гидроакустика – длительность времени и число поддержания контактов, а теоретические знания ему нужны лишь минимальные. Другие полагают, что современные средства отображения подводных целей отодвинули индивидуальные качества гидроакустиков (слух, зрение и способность к быстрому распознаванию полезных сигналов на фоне помех и т. д.) на второй план. Третьи требуют от гидроакустиков такого знания теории и практики, которое доступно только специалистам инженерной квалификации.

Очевидно, настала пора более строго определить объем знаний гидроакустиков как операторов. Видимо, они должны знать основы акустики, твердо усвоить законы распространения звука в воде, уметь замерять ее скорость, определять ожидаемую дальность обнаружения, научиться учитывать все важнейшие факторы, влияющие на дальность действия ГАС.

Памятен такой случай. На одном корабле, только что вышедшем из дока, оказались резко заниженными дальности наблюдения. Тщательно проверили все элементы аппаратуры. Они были в норме. Но, увы, станция не да вала нужных результатов. Корабль снова поставили в док. И тут обнаружили, что гидроакустики, отремонтировав обтекатель, не позаботились о должном креплении наружных устройств. Это и создавало дополнительные помехи.

Правильно поступают те командиры, которые не только проверяют, как учат гидроакустиков непосредственные начальники, но и сами готовят их. Они лично производят с акустиками занятия и тренировки. Перед каждым походом вместе ними оценивают условия поиска, рассказывают о способах действий кораблей при поиске и слежении. Во время плавания информируют расчет об изменениях в обстановке, о своих действиях и о действиях соседей. Гидроакустики здесь приучены после обнаружения подводной лодки докладывать командиру не только признаки классификации цели, но и малейшие изменения пеленга, дистанции, характера отметки, изменения записи, появления помех. Это облегчает командиру поиски правильных решений. Ведь он, например, по- разному будет действовать при потере контакта, если цель в мертвой зоне ушла под корабль или под кильватерную струю, резко увеличила скорость, изменила курс и глубину и т.д. Поэтому типовой доклад « «Контакт потерян» мало что дает командиру. Гидроакустики же сообщением деталей могут помочь ему лучше оценить характер действия подводной цели.

Несколько слов хочется сказать о подготовке других членов расчета. Основное требование, предъявляемое к ГКП корабля, ведущего поиск, – своевременность и полнота отображения подводной и надводной обстановки в районе поиска. Не секрет, что сегодня счет времени идет на секунды. Даже опытные командиры не могут сейчас принять правильного решения, опираясь только на собственное восприятие сложившейся обстановки. Вот почему любые усилия командира по подготовке операторов командных пунктов окупаются в море с лихвой. Хорошо отработанный ГКП, имеющий, кроме штатного оборудования, заранее подготовленные планшеты, шаблоны, варианты действий сил при поиске и восстановлении контакта, поможет командиру в короткий срок принять обоснованное решение.

(Контр-адмирал В.Кругляков)

О НАТОВСКИХ ПРОТИВОЛОДОЧНЫХ УЧЕНИЯХ

Командование НАТО считает Атлантику одним из главных океанских театров войны. Его значение, по оценке военных специалистов Запада, определяется в первую очередь тем, что здесь проходят пути сообщения, по которым предусматривается осуществлять стратегические переброски войск и грузов из США и Канады для усиления группировки ОВС блока в Европе. Кроме того, Атлантика связывает военно-промышленные районы Североамериканского континента с Европой, Ближним Востоком и Африкой. По ее коммуникациям перевозятся важнейшие виды сырья, прежде всего нефть и нефтепродукты, для стран – участниц НАТО.

Учитывая особую важность и большой пространственный размах этого театра, руководство блока создало здесь два командования ОВС НАТО: стратегическое (верховное) – на Атлантике и главное – в зоне пролива Ла-Манш. Вооруженные силы данных командований представлены главным образом ВМС.

В мирное время военно-морские силы находятся в национальном подчинении, а в НАТО передаются в случае войны, при обострении международной обстановки или на период учений. Их оперативная и боевая подготовка в рамках блока планируется и осз'ществхшется с таким расчетом, чтобы уже в мирное время отработать все вопросы, связанные с передачей в подчинение командования НАТО сил национальных флотов, формированием многонациональных соединений объединенных ВМС и использованием в различных видах войн.

В ходе боевой подготовки большое внимание уделяется применению новейших образцов оружия (прежде всего ракетного) и техники кораблей, подводных лодок и авиации ВМС, совершенствованию тактических приемов ведения боевых действий в условиях РЭБ, исследованию влияния кораблей новых типов и систем их вооружения на повышение возможностей и эффективности использования корабельных соединений в различных операциях на море. Эти вопросы отрабатываются в составе однородных и разнородных соединений и групп многонационального состава главным образом в ходе типовых учений объединенных и национальных флотов.

Военно-морские силы стран Североатлантического блока в 1980 году, например, привлекались примерно к 50 учениям, из них около 20 было проведено на Атлантике и в зоне пролива Ла-Манш. В ходе их решались следующие основные задачи: перевод ВМС с мирного на военное положение в соответствии с действующей в НАТО системой тревог, передача частей и кораблей в подчинение командования блока, формирование оперативных соединений и групп различного целевого назначения и их развертывание в районах предназначения, уничтожение кораблей и подводных лодок противника в интересах завоевания господства на море, оказание непосредственной авиационной и корабельной поддержки сухопутным войскам на европейских ТВД, обеспечение перебросок войск усиления в Европу, проведение морских десантных операций, защита коммуникаций, противодесантная оборона островов и побережья.

Кроме того, важное место в боевой подготовке уделялось обеспечению деятельности атомных ракетных подводных лодок, ударного флота НАТО на Атлантике: специального ударного соединения для действий в чрезвычайных условиях, борьбе с подводными лодками на противолодочных рубежах и в отдельных районах моря, постановке минных заграждений (в том числе самолетами стратегической авиации ВВС США) и ведению противоминных действий в условиях массированного использования минного оружия.

Большинство из перечисленных выше задач в наиболее полном объеме отрабатывается на учениях объединенных вооруженных сил НАТО «Тим Уорк», «Сейф Пасс» и «Оушн Гейт».

Особое место при решении задач завоевания господства на море отводится противолодочным действиям, которые отрабатываются как в ходе указанных выше учений, так и на специальных противолодочных – «Джойнт мэритайм кос», «Флотекс» и других. На них совершенствуются приемы и тактика действий по поиску, слежению и «уничтожению» подводных лодок маневренными противолодочными силами в отдельных районах Атлантики, проверяется организация всех видов обороны корабельных соединений, десантных отрядов и конвоев на переходе морем и совместные действия противолодочных кораблей, подводных лодок и самолетов базовой патрульной авиации на противолодочных рубежах совместно со стационарной системой дальнего гидроакустического наблюдения СО СУ С. Надводные корабли действуют в составе авианосных и корабельных поисково-ударных групп. Широко используются палубные противолодочные вертолеты.

В решении противолодочных задач важное место всегда отводилось постоянному соединению ВМС НАТО на Атлантике, включающему пять – семь кораблей. Его задачей в мирное время является проведение совместной боевой подготовки кораблей различной национальной принадлежности, а в военное время оно будет использоваться в качестве передового эшелона противолодочных сил в Восточной Атлантике до развертывания основных сил ВМС в районах боевого предназначения.

По-прежнему большое внимание уделяется боевой подготовке базовой патрульной авиации, которая рассматривается иностранными военными специалистами как одно из наиболее эффективных средств борьбы с подводными лодками. В ходе учений ее самолеты решают задачи вскрытия надводной и подводной обстановки, «уничтожения» или наведения на обнаруженные подводные лодки и корабли «противника» своих ударных сил. При повседневном патрулировании и во время учений самолеты «Орион», «Нимрод», «Нептун» и «Атлантик» обследуют обширные водные пространства с помощью радиогидроакустических буев, магнитных обнаружителей, газовых анализаторов, радиолокационных и визуальных средств обнаружения. «Уничтожение» подводных лодок осуществляется торпедами и глубинными бомбами. В отдельных случаях самолеты использовались для постановки минных заграждений в прибрежных водах и на маршрутах движения конвоев. Усиление группировки самолетов базовой патрульной авиации в Восточной Атлантике производилось за счет переброски на остров Исландия и в Великобританию американских и канадских противолодочных самолетов «Орион» и «Аргус».

В ходе учений важное место всегда отводилось противоминному обеспечению деятельности авианосных, амфибийно-десантных и противолодочных сил. Выход боевых кораблей из ВМБ и портов осуществлялся лишь после контрольного траления фарватеров тральщиками и вертолетами-тральщиками. В этих целях интенсивно использовалось постоянное соединение минно-тральных сил в зоне пролива Ла-Манш, состав которого на время крупных учений увеличивается до 12 тральщиков.

На всех учениях решались, кроме того, задачи противолодочной, противовоздушной, противоракетной и противокатерной обороны кораблей и соединений на переходе морем. При этом противовоздушная оборона авианосных групп и отрядов десантных кораблей осуществлялась силами охранения в тесном взаимодействии с силами и средствами объединенной системы ПВО НАТО в Европе. Оборону авианосца в ближней и средней зонах обеспечивали корабли непосредственного охранения на удалении 30-40 миль (55 – 75 км) и выделяемые на угрожаемые направления корабельные поисково-ударные группы, дальнее охранение – самолеты базовой патрульной авиации, палубные самолеты «Викинг» и поисково- ударные группы.

ПРОЕКТ «АМУР»

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК СЕМЕЙСТВА «АМУР» « АМУР» – ДЭПЛ ЧЕТВЕРТОГО ПОКОЛЕНИЯ

Большой опыт строительства и продажи другим странам модификаций подводных лодок класса FOXTROT и KILO дает основания с оптимизмом рассматривать экспортные возможности новой подводной лодки, призванной иметь значительно меньшее водоизмещение и лучшие тактико-технические характеристики, определяющие ее боеспособность. Подводная лодка задумана как своего рода морской подводный охотник, способный уничтожать любые цели, будь то боевые надводные корабли, транспортные суда или подводные лодки, нанесением торпедных, ракетных ударов, постановкой минных заграждений, а также с помощью боевых пловцов.

Основу концепции создания подводной лодки нового поколения составляют:

– высокая боевая эффективность, превосходящая таковую у аналогов;

– обеспечение гарантированного упреждающего обнаружения кораблей противника;

– удобство и простота эксплуатации;

– более низкая трудоемкость постройки по отношению к ПЛ предыдущих поколений.

Для создания образцов нового радио-электронного вооружения и другого комплектующего оборудования подводной лодки привлечены не только традиционные

фирмы, издавна работающие для подводного кораблестроения России, но и ряд других ведущих фирм российского ВПК, Множество первоклассных фирм ВПК предлагают свои услуги. Конкурсный подход и глубокий анализ возможностей этих фирм позволил ЦКБ МТ «Рубин» вместе с ВМФ России не только резко повысить требования к разрабатываемому оборудованию, но и быть уверенным в реализации заказов.

Для «Амуров» было применено оборудование и вооружение отечественного производства. Основное лодочное оборудование всегда производилось на заводах и предприятиях России. Это, однако, не исключает возможность по заказу заказчика на «Амурах» применить оборудование и вооружение иностранного производства, проектировать ПЛ совместно с инозаказчиком. Такой опыт у специалистов бюро накоплен еще с довоенного времени (с 30-х годов).

В процессе подготовки к проектированию ПЛ малого водоизмещения был проанализирован опыт конструкторов бюро старшего поколения, которые проектировали ПЛ разного водоизмещения. Был также учтен опыт второй мировой войны и боевых действий советских подводников в мелководной части Балтийского моря и Финского залива.

К настоящему времени создание основного комплектующего оборудования прошло стадию технических проектов и рабоче-конструкторской документации на изготовление первых образцов.

Экспортный вариант подводной лодки получил наименование «Амур 1450». Ее вооружение включает 6 торпедных аппаратов калибра 533 мм. Боезапас составляет 16 единиц, в который могут входить универсальные торпеды, противолодочные ракето-торпеды, крылатые ракеты, мины. Предусмотрена возможность использования скоростных противолодочных ракет. Их действие подобно молниеносному удару кинжала. В зарубежных флотах нет аналога этому оружию.

Система стрельбы позволяет выстреливать боезапас одиночно и залпом до 6 единиц. Готовность к залпу двумя торпедами из дежурных торпедных аппаратов измеряется секундами. Традиционное для российских подводных лодок механическое устройство заряжания позволяет быстро автоматически произвести перезарядку торпедных аппаратов и осуществить второй и последующий залпы. Весь цикл подготовки комплекса по использованию оружия и стрельба автоматизированы и осуществляются с пульта оператора из главного командного пункта подводной лодки.

Гидроакустический комплекс включает высокочувствительные шумопеленгаторные антенны. В состав комплекса входят носовая и две бортовые антенны в носовой оконечности ПЛ. Размеры антенн увеличены в максимально возможной степени. Они занимают большую часть поверхности носовой оконечности. Гидроакустическими антеннами столь большой площади не располагает ни одна из аналогичных подводных лодок в России и за рубежом. Обводы носовой оконечности тщательно оптимизированы в гидродинамическом отношении и проверены экспериментально в большой кавитационной трубе ЦНИИ имени А.Н. Крылова в Санкт-Петербурге.

Кроме стационарных антенн, на ПЛ размещена выпускная буксируемая гидроакустическая антенна с точкой выхода в верхнем вертикальном стабилизаторе.

Низкая шумность разрабатываемого для ПЛ комплектующего оборудования, системное применение новейших средств акустической защиты, оригинальные технические решения специалистов ЦКБ МТ «Рубин», ЦНИИ имени А.Н. Крылова, научно-исследовательский институт ВМФ России позволяют прогнозировать снижение шумности ПЛ «Амур 1450» в 8-10 раз по сравнению с ПЛ предыдущего поколения класса «Кило».

Сочетание высокой эффективности гидроакустического комплекса с низкой шумностью самой ПЛ обеспечивает гарантированное упреждающее обнаружение кораблей противника, в том числе особо малошумных подводных лодок, на значительном расстоянии. Тем самым созданы благоприятные возможности для принятия оптимальных решений на атаку.

Навигационный комплекс включает инерциальную навигационную систему, и обеспечивает безопасность кораблевождения и выработку данных о месте нахождения и параметрах движения подводной лодки с необходимой для использования оружия точностью.

На ПЛ применен командирский перископ с каналом ночного видения и лазерным дальномером. Комплект средств радиосвязи позволяет осуществлять надежную двустороннюю радиосвязь с береговыми командными пунктами, кораблями, судами и самолетами при нахождении в надводном и перископном положениях. Для приема командных сообщений при нахождении на большой глубине имеется выпускная буксируемая радиоантенна. Выпуск антенны производится из прочного корпуса. Радиолокационная система с размещенными на одном подъемно-мачтовом устройстве активной и пассивной антеннами имеет канал повышенной скрытности в активном режиме и дает полную информацию о надводной, и воздушной обстановке, не демаскируя подводную лодку.

Модели ПЛ «Амур 1850» (вверху) и «Амур 550»

Управление подводной лодкой, оружием и техническими средствами высокоавтоматизировано и осуществляется с операторских пультов, сосредоточенных в главном командном пункте. Это позволило сократить численность экипажа до 41 человека при трехсменной вахте и до 34 человек при двухсменной вахте. Все радиоэлектронные системы объединены общекорабельной системой обмена данными, что позволяет производить автоматически с максимальной быстротой анализ информации и в обработанном виде представлять ее командиру для принятия решений. Обеспечено резервное управление оборудованием в отсеках с местных постов.

На подводной лодке применена крестообразная компоновка кормового оперения. Носовые рули размещены на ограждений рубки, что исключает их негативное влияние на работу носовых шумопеленгаторных антенн. Всесторонние модельные испытания, проведенные на экспериментальных установках ЦНИИ имени А.Н. Крылова, показали хорошую маневренность подводной лодки во всех эксплуатационных режимах.

Одновальная главная энергетическая установка включает гребной электродвигатель мощностью 2000 кВт и аккумуляторную батарею из двух групп аккумуляторов. Полная скорость подводного хода составляет 16 узлов. Это достаточно для эффективного решения боевых задач при наличии дальноходного и быстроходного подводного оружия и крылатых противокорабельных ракет. Подводная дальность плавания экономической скоростью порядка 3 узлов составляет 300 морских миль.

Для движения в надводном и перископном положениях ПЛ оснащена двумя дизель-генераторами переменного тока с выпрямителями. Выбранная мощность дизель-генераторов позволяет осуществлять не только «обычную» зарядку аккумуляторной батареи, но и специально разработанный российскими специалистами режим ускоренной зарядки, позволяющий значительно сократить время нахождения подводной лодки в перископном положении. Отсутствие щеточного токосъемного устройства повышает безопасность эксплуатации генераторов.

Новое оборудование, разрабатываемое для подводной лодки «Амур», лучше не только по виброакустическим характеристикам, но и по ресурсным показателям по сравнению с оборудованием, которое применено на подводных лодках третьего поколения. Даже при высокой интенсивности эксплуатации заводской ремонт понадобится не раньше, чем через 10 лет с начала эксплуатации подводной лодки.

При проектировании российские специалисты сохранили принцип «корабль – твой дом родной», присущий российскому подходу к обеспечению жизнедеятельности экипажа. Для всех членов экипажа предусмотрены каюты. Для командного состава – двухместные. У командира – уютная одноместная, хорошо оборудованная каюта.

Для приема пищи имеется кают-компания с буфетной. Все запасы продовольствия размещены в специаль- ных кладовых, охлаждаемых и не охлаждаемых. Камбузное оборудование новой разработки при малых габаритах' и энергопотреблении способно обеспечить быстрое приготовление горячей пищи с сохранением вкусовых и питательных качеств продуктов.

Пресная вода хранится в цистернах из нержавеющей стали. Это благоприятно сказывается на сохранении ее качества. Пополнение запасов воды возможно с помощью водоопреснительной установки, утилизирующей тепло дизелей. В целом водоснабжение вполне достаточно как для питьевых, так и для гигиенических целей (мытье посуды, душевые).

Одной из задач проектирования новой ПЛ было радикальное решение вопросов охраны окружающей среды при эксплуатации корабля. В результате выполнения разносторонних проектных проработок удалось предусмотреть размещение оборудования по очистке трюмных вод от нефтепродуктов, очистке сточных вод, брикетированию пищевой тары и мусора, измельчению пищевых отходов. Другими словами, выполнены действующие международные требования по экологии, предъявляемые к кораблям и судам.

Эксплуатация подводной лодки «Амур» возможна в любом районе Мирового океана, где отсутствует сплошное ледовое покрытие.

Фирма «Рубин» выполнила проектные проработки целого семейства дизель-электрических подводных ло- .док «Амур» водоизмещением от 550 до 1850 тонн. При этом были приняты одинаковые принципиальные конструктивные и компоновочные решения, как общекорабельные, так и по отдельным подсистемам. Использовано единое либо модифицированное оборудование. Тактйко-тех- нические характеристики подводных лодок типа «Амур» представлены в таблице.

Семейство ПЛ типа «Амур» может удовлетворить интересы любого потенциального заказчика. Например, основные отличия ПЛ «Амур 1850» от «Амур 1450» заключаются в применении более энергоемкой аккумуляторной батареи и более мощного гребного электродвигателя. Это позволило значительно увеличить дальность плавания, полную подводную скорость и автономность плавания, улучшить обитаемость. Однако водоизмещение возросло до 1850 тонн.

Главный конструктор ПЛ проекта «Амур» Юрий Кормилицын

ПРОЕКТ 877ЭКМ «ПАЛТУС» KILO CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 877 «ПАЛТУС».

Код НАТО: 14-го класса KILO.

Водоизмещение: 2300/3200 т.

Размеры: 72,6x9,9x14,7 м.

Силовая установка: 2 дизеля, 3650 л.с.; 1 электродвигатель, 5900 л.с.; 1 шестилопастный винт.

Вооружение: 6-533 мм ТТ (18 торпед или 24 мины), 4 ТА – ПУ SA-N-5/8 для пуска ракето-торпед «поверхность-воздух» SA-7i 14 IR.

Скорость: 10/17 узлов.

Экипаж: 52 человека.

Навигационно-акустическое оборудование: 1 радар, 2 сонара (актив, пассив).

Строительство: с 1979 г. в Комсомольске на заводе №199, Ленинграде (Санкт-Петербург) и Горьком (Нжний Новгород). С 1986 г. поставляются в Польшу (1 единица), Румынию (1 единица), Индию (6 единиц), Алжир (2 единицы). Строительство серии продолжается. 1 ПЛ построена с водометной насадкой.

Антенны и выдвижные устройства ДЭПЛ проект 877 KILO.

1. Антенна связи.

2. Антенна связи.

3. Шнорхель.

4. Радиолокатор кругового обзора.

5. Пеленгатор.

6. Мачта связи.

7. Антенна.

8. Обзорный перископ.

9. Командирский перископ.

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА ПРОЕКТА 877

Центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин» (ЦКБ МТ «Рубин») – старейшая фирма России, специализирующаяся на создании подводных лодок разного водоизмещения, начавшая свою историю по проектированию боевых подводных лодок с 1901 года (тогда называлось техническим бюро подводного плавания Балтийского завода в Санкт-Петербурге).

Бюро проектировало подводные лодки под руководством выдающегося конструктора И.Г.Бубнова. С 1926 года КБ стало самостоятельной проектной организацией под руководством известного кораблестроителя Б.У.Ма- линина, первопроходца советского подводного флота. По его проектам построено более 900 подводных лодок, в том числе дизель-электрических и атомных ракетоносцев.

В проектах современных подводных лодок используются последние научно-технические достижения. В настоящее время ЦКБ МТ «Рубин», возглавляемое академиком Игорем Спасским, выполняет работы не только в области подводного кораблестроения для ВМФ России, но и на экспорт.

В 1974 году было подписано техническое задание главкомом ВМФ С.Г.Горшковым и министром судостроительной промышленности СССР Б.Е.Бутомой на создание новой ПЛ с более высокими тактико-техническими характеристиками. Особое внимание было уделено вопросам энерговооруженности лодки, скоростным характеристикам в подводном положении и под РДП («Шнорхель»), малошумности и уровню физических полей, обусловливающих скрытность подводного корабля, эффективности торпедного и радиоэлектронного вооружения.

Дизель-электрические подводные лодки (ДЭПЛ) класса FOXTROT проектировались как ныряющие. Вновь проектируемая подводная лодка должна была стать иной. Ставилась задача обеспечить значительный прирост скорости подводного хода по сравнению с проектом 641, улучшить мореходность, живучесть, особенно обитаемость, уменьшить численность экипажа, что связано с применением автоматизации большинства процессов управления ДЭПЛ.

К тому времени КБ и НИИ разных отраслей промышленности уже накопили весомый потенциал по разработке современных экономичных дизель-генераторов, главных гребных электродвигателей, аккумуляторов, навигации, радиолокации, гидроакустики и т.д. Наше оборудование не уступало зарубежному, а по некоторым параметрам превосходило его, было надежнее.

Предваряя работу над проектом, совместно с институтами судпрома и ВМФ был проведен детальный анализ состояния и развития подводных сил за рубежом для выработки новой концепции использования ПЛ ВМФ СССР. Это позволило создавать проект с учетом конкуренции на мировом рынке вооружений, а также обеспечить определенный запас водоизмещения ПЛ для возможности ее модернизации, чтобы на многие десятки лет подводная лодка сохраняла высокую боеспособность.

Водоизмещение подводной лодки с противогидроло- кационным покрытием корпуса около 2300 м3 . Наибольшая длина корпуса – 72,6 м. ширина – 9,9 м. Высота наружного корпуса по крышу ограждения выдвижных устройств – 14,7 м. Осадки лодки при нормальном водоизмещении: на миделе – 6,2 м, носом – 6,6 м.

Лодка – одновальная, имеет хорошо обтекаемую форму корпуса. Носовые горизонтальные рули отнесены дальше к средней части. Таким образом достигнуто значительное снижение помех гидроакустическому комплексу. Снижению уровня помех способствует также особая форма носа и ряд других конструктивных элементов.

Лодка – двухкорпусная, что обеспечивает ей большую живучесть. Она имеет 6 отсеков, разделенных прочными переборками. В крейсерском положении лодка даже при заполнении одного любого отсека с двумя прилегающими к нему цистернами главного балласта одного борта может оставаться на плаву.

На лодке, в отличие от ранее использовавшихся, принята оригинальная схема полного электродвижения. Применение полного электродвижения вместо прямодействующей дизель-электромоторной схемы значительно упрощает управление лодкой и повышает ее маневренность. Эти процессы полностью автоматизированы и имеют централизованное управление. Крупнейшие в России предприятия «Электросила» и «Коломенский завод» изготовили новое электроэнергетическое оборудование: дизель, генератор, гребные электродвигатели. Отечественной промышленностью были освоены специально для этой ДЭПЛ новые энергоемкие аккумуляторы. Для режима экономического хода предусмотрен специальный электродвигатель. Впервые на лодке такого класса применены резервные электродвигатели малой мощности. Они обеспечивают ее движение в узостях, позволяют маневрировать при швартовке, а также могут быть использованы для хода при повреждении основного вала и винта.

Скорость полного надводного хода – около 10 узлов. Скорость полного подводного хода составляет 17 узлов.

Дальность плавания – 6000 миль в режиме работы дизеля под водой. Найдены конструктивные решения, позволившие снизить подводную шумность лодки в несколько раз по отношению к предыдущим проектам ПЛ и резко уменьшить вибрацию.

В носовой части убраны шпигаты, носовые рули перенесены в среднюю часть, шумящие механизмы вынесены из первого отсека. Следовательно, повысилась скрытность движения лодки. Скрытности движения лодки способствует также примененная на ней принципиально новая система газоотвода. За лодкой не остается практически никакого следа.

Система погружения и всплытия автоматизирована. Предельная глубина погружения – 300 м, рабочая – 240 м, перископная – 17,5 м.

Лодка оснащена 6 торпедными аппаратами. Из них 2 аппарата рассчитаны на стрельбу телеуправляемыми торпедами новейшей конструкции с особо высоким коэффициентом поражения.

Для погрузки боезапаса на лодке установлено специальное устройство. Лодка может принять 18 торпед (6 – в торпедные аппараты и 12 – на стеллажи). Вместо торпед могут быть приняты 24 мины, 12 – в торпедные аппараты (по 2 на аппарат) и 12 – на стеллажи.

На лодках впервые установлено автоматическое устройство быстрого заряжания, которое в несколько раз сокращает время зарядки торпедных аппаратов, позволяет значительно увеличить скорострельность и обеспечить преимущество в дуэльной ситуации. Управление устройством быстрого заряжания осуществляется дистанционно из торпедного отсека с пульта управления «Мурена» или с местных постов.

Мощный комплекс минно-торпедного вооружения способен решать многоцелевые задачи. Он обеспечивает выстреливание всего боезапаса на всех глубинах погружения – от перископной до рабочей – и совместно с боевой информационно-управляющей системой (БИУС) позволяет вести как одиночную, так и залповую стрельбу по двум целям.

Взамен поста управления торпедной стрельбой «Ленинград», обеспечивавшего вручную на ПЛ проекта 641 ввод необходимых данных для производства торпедной стрельбы, на новой ДЭПЛ установлена БИУС – многоцелевой компьютер (МВУ- ПОЭМ). Он позволяет одновременно следить за 5 целями, из них 2 цели вести в автоматическом режиме и 3 – вручную, обеспечивая с комплексом телеуправления внесение поправок в связи с маневрами цели и точное наведение торпед на цель. БИУС позволяет решать целый ряд навигационных задач.

Малогабаритный навигационный комплекс «Андо- га» обеспечивает непрерывную прокладку курса, выдает координаты места и скорости. Через систему БИУС команда на изменение курса поступает на пульт управления ПЛ. То есть автоматика может вести лодку по проложенному курсу.

Лодка оборудована активной и пассивной радиолокационными станциями с высокой эффективностью слежения. Они могут четко работать в надводном и перископном положении.

Станция имеет систему расхождения целей и позволяет обнаружить надводные корабли, самолеты и вертолеты противника значительно раньше, чем те обнаружат лодку.

Архитектура носовой оконечности ПЛ позволила вписать в ее размеры гидроакустическую антенну совершенно новой конструкции, что помогло значительно увеличить дальность действия гидроакустического комплекса (ГАК). ГАК – МГК-400 спроектирован для нового поколения ДЭПЛ с учетом длительной эксплуатации в различных районах Мирового океана и возможностей модернизации по мере освоения новых технологий. Средства гидроакустики обеспечивают значительное увеличение дальности обнаружения целей и упреждения в дуэльной ситуации с вероятным противником. Все индикаторы систем выведены на единый пульт управления.

Преимущество в упреждении обнаружения противника достигается надежной гидроакустической защитой корпуса лодки. На базе многолетних научных изысканий, морских испытаний в бассейных и в натурных условиях, применяя специальное покрытие, удалось решить задачу создания системы противогидроакустической защиты ПЛ. Правда, первые походы в районы с тропическим климатом доказали необходимость усовершенствования технологии уплотнения пластин, из которых выполнен резиновый панцирь ДЭПЛ проекта 877. Уже первые экспортные ПЛ получили хорошо отработанную промышленностью технологию специальной обработки пластин, которая исключала их отрыв при погружениях лодок.

Учитывая опыт плавания ПЛ в теплых морях и океанах, промышленность внедрила в конструкцию пластины специального озонирующего слоя для снижения вредного воздействия прямых солнечных лучей. Одновременно по инициативе конструкторов бюро на всех забортных конструкциях, в том числе и торпедных аппаратах, были применены изделия в тропическом исполнении.

Нетрадиционное размещение боевых постов и комплексов позволило управлять большинством систем новой лодки в автоматическом режиме с пульта центрального поста. Это привело к сокращению личного состава до 52 человек при 3-х сменной вахте. Автоматика помогает исключить ошибки, предупреждать аварийные ситуации. Но в случае выхода ее из строя работа любой из автоматических систем может быть выполнена вручную.

Полная автономность лодки – 45 суток непрерывного пребывания в море. Для личного состава созданы комфортные условия. Экипаж обеспечен удобными каютами. Есть душевая, амбулатория, кают-кампания, кинозал, который размещается в двух смежных 6-местных каютах.

Кладовые для провизии с различной температурой охлаждения позволяют хранить длительное время и поставлять на камбуз свежие продукты в любом ассортименте.

Личный состав не оторван от мира. На борту предусмотрены видео- и фильмотека, библиотека, индивидуальное радиовещание, которым пользуется каждый член экипажа, свободный от вахты.

Лодка оснащена системой вентиляции и кондиционирования воздуха. Для борьбы с пожарами установлены системы воздушно-пенного и объемного химического пожаротушения. Состав технических средств лодки обеспечивает возможность ее эксплуатации в любых климатических условиях.

Специалисты ведущих стран мира, в том числе США, сразу оценили достоинства нашей подводной лодки. Они обратили внимание на то, что с появлением новой советской ПЛ американские субмарины потеряли преимущество в бесшумности, которым они обладали в течение многих лет.

Один из американских журналов назвал ПЛ класса «Кило» «черной дырой в океане» из-за сложности ее обнаружения средствами гидроакустики, поскольку ее «шумовой портрет» схож с естественными шумами моря. Эта оценка полностью подтвердила прогнозы проектантов и флота о высокой степени скрытности ПЛ класса «Кило».

Строительство подводных лодок 877 проекта ведется в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Комсомольске-на-Амуре по отработанной технологии, агрегатно- модульным способом, освоенным судостроительной промышленностью России. Это позволяет улучшить качество работ и повысить надежность сборки элементов лодки.

Во время передачи первой подводной лодки проекта 877ЭКМ индийскому флоту в сентябре 1986 года Министр обороны Индии отметил, что приобретение этой лодки знаменует большой технический скачок в развитии флота его страны. «Будущее страны зависит от того, насколько хорошо мы сможем использовать морские пространства», – добавил он, заметив, что эта задача очень непростая, и в ее выполнении важную роль предстоит сыграть именно подводным лодкам.

ПРОЕКТ 641Б «СОМ» TANGO CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 641 Б.

«Горьковский комсомолец»,

«Магнитогорский комсомолец» (с 9 июня 1980 г.)

«Комсомолец Таджикистана» (с 26 августа 1980 г.)

+ 15 единиц.

Код НАТО: 18-го класса TANGO.

Водоизмещение: 2750/3546 т.

Размеры: 90,2x9,6x6,9 м.

Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5200 л.с.; 3 винта.

Вооружение: 6-533 мм ТТ (нос), 24 торпеды.

Скорость: 20/16 узлов.

Глубина погружения: 300/240 м.

Экипаж: 78 человек.

Автономность: 80 суток.

Навигационно-акустическое оборудование: навигационный комплекс «Мост»-641Б, ГАК МГК-400 «Рубикон», БИУС «Узел», АСУ «Пирит», АСУ стрельбы «Вольфрам».

Строительство: головная сдана в июле 1973 г. в Горьком (Нижний Новгород) – в Севастополь Б-380. Главный конструктор Ю.Н. Кормилицын.

TANGO class является дальнейшим усовершенствованием проекта 641 FOXTROT.

ГИДРОАКУСТИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ ПЛ В ПРОТИВОЛОДОЧНОЙ БОРЬБЕ

Дизель-электрические лодки первых послевоенных проектов «проложили дорогу» для экипажей современных субмарин, в океанских походах набирая опыт эксплуатации боевой техники, осваивая приемы подледного плавания, изучая гидрологическую и гидрографическую обстановку стратегически важных районов океана, отрабатывая тактику противолодочного поиска и противокорабельной борьбы.

Тактика противолодочной борьбы зачастую сводится к поиску и обнаружению ПЛ противника с помощью гидроакустических средств раньше, чем это сделает противник.

При этом состояние окружающей ПЛ среды приобретает важнейшее значение, особенно такие параметры, как зоны акустической сходимости и положение подлодки относительно «термоклина».

Зоны сходимости представляют собой кольцеобразные районы вокруг подводного корабля. Звук, направляющийся вниз от точки конвергенции, расположенной в зоне сходимости, преломляется в зависимости от давления и температуры воды, двигается вверх и вниз по отношению к поверхности по спирали через нерегулярные интервалы, которые также зависят от состояния окружающей ПЛ среды.

Командир корабля, стараясь не попадать в эти районы – относительно того, где, по его мнению, находится цель, может уклониться от обнаружения. Для этого ему нужно быть в пределах тех районов, где звук распространяется от своего источника просто радиально.

Самый простой способ – занять позицию над слоем температурного скачка (термоклина) или под ним, чтобы он разделял подлодки – тогда звуки, издаваемые его двигателем, будут скорее всего отражаться от слоя и вражеская лодка его не обнаружит.

Температурный скачок – пограничный слой подводного пространства, разделяющий теплые поверхностные воды и более холодные глубокие области.

Дизельные подводные лодки наряду с атомными занимают видное место в агрессивных планах руководства ВМС стран блока НАТО. Согласно данным справочника «Джейн», в середине 1980 года во флотах стран Североатлантического союза насчитывалось 186 дизельных лодок.

Дизельные подводные лодки обладают определенными преимуществами перед атомными, К ним относят, в частности, меньшую шумность, что улучшает условия работы гидроакустических станций (ГАС) при решении задач противолодочной борьбы.

В настоящее время, как сообщает иностранная пресса, наметилась интеграция гидроакустической техники с БИУС и системами управления оружием, происходящая на базе широкого использования ЭВМ. В результате качественно изменились тактические возможности гидроакустической аппаратуры. Повысилась вероятность обнаружения целей и классификации полученного контакта. Кроме того, стало реальным одновременно следить за несколькими (до шести) целями и быстро выявлять изменения в их маневрировании, автоматически получать информацию и непрерывно выдавать ее во все сопряженные системы и наглядно, в удобном для непосредственного применения виде, отображать на экранах и табло, а при необходимости регистрировать.

Цифровая обработка сигналов позволила системам пассивной локации подводной лодки достаточно точно определять только по шумам цели пеленг и дистанции до нее.

Наконец, интеграция различных систем на базе ЭВМ упростила контроль за работой и обслуживание ГАС и позволила сократить обслуживающий персонал, что имеет немаловажное значение для сравнительно небольших по водоизмещению дизельных подводных лодок.

Основным трактом акустической станции является шумопеленгаторный с дальностью действия несколько десятков километров. В низкочастотном (220 Гц – 7 кГц) диапазоне прием сигналов происходит на конформную (совмещенную с обводами носовой части корпуса) акустическую антенну состоящую из пьезокерамических гидрофонов, а в высокочастотном (8 кГц) – на цилиндрическую антенну с гидрофонами из цирконата свинца, размещенную вблизи киля. Цилиндрическая антенна служит также и для слежения за несколькими (до четырех) целями. Оба канала шумопеленгования дополняют друг друга. Окружающее пространство обозревается путем быстрого последовательного опроса большого числа передающих 360° статически сформированных лепестков характеристики направленности. Обнаруженные шумящие цели пеленгуются с высокой точностью равносигнальным методом.

Активный тракт дал возможность вести круговой обзор при всенаправленном излучении одной посылки или при излучении серии посылок в последовательно меняющиеся направления, а также излучать одиночные посылки в определенном направлении. Принятые эхо-сигналы отображаются на экране индикатора и могут быть записаны для измерения доплеровского сдвига частоты.

Тракт пассивной локации имеет на каждом борту подводной лодки три приемные антенны, установленные заподлицо с корпусом в носовой, средней и кормовой частях. Они принимают шумы цели, которые подвергаются корреляционной обработке, что позволяет с достаточной точностью определить место цели по трем линиям положения. Антенны тракта могут использоваться как дополнительные для тракта шумопеленгования.

Станция обеспечивает направленную и ненаправленную звукоподводную связь.

Тракт обнаружения сигналов гидролокаторов позволяет обнаруживать импульсные сигналы различного происхождения на расстоянии нескольких десятков километров, определять их частоту, длительность и направление на источник сигнала.

В конструкции станции широко использованы интегральные схемы, благодаря этому уменьшены ее габариты и вес, повышена надежность. Данные о целях отображаются на двух экранах, автоматически поступают на автопрокладчик ЭВМ системы управления торпедной стрельбой, где вырабатываются команды для стрельбы.

Разработана и более простая гидроакустическая станция. Она включает тракты шумопеленгования, эхо- пеленгования и пассивной локации. Поиск и обнаружение целей ведется в режиме шумопеленгования с применением кореляционного метода обработки сигнала. После обнаружения цели дистанция до нее измеряется путем излучения направленной одиночной посылки или методом пассивной локации.

В целях повышения эффективности использования средств гидроакустического наблюдения на подводных лодках имеют также приборы для измерения скорости распространения звука в воде и для сигнализации о начале возникновения кавитации гребных винтов, приборы контроля уровня собственных шумов.

Для повышения эффективности использования ГАС имеется прибор построения лучевых картин по вводимым данным о фактическом распределении скорости распространения звука с увеличением глубины. Система способна функционировать в режиме тренажера с имитацией сигналов, поступающих на ее вход от различных целей. Вся текущая информация, вводимая в систему в процессе ее боевой работы и вырабатываемая ею, может быть записана для последующего воспроизведения и анализа. Систему обслуживают один-два оператора.

ГАС других типов имеют цилиндрические секционированные антенны. Для кругового обзора пространства статически формируются 96 лепестков диаграммы направленности.

Определение координат обнаруженных целей и слежение одновременно за несколькими осуществляется во всех режимах с помощью ЭВМ. В активном режиме для получения максимальной дальности действия предусмотрено согласование параметров излучения (излучаемой мощности, частоты, вида модуляции посылки) с фактическими гидрологическими условиями в районе наблюдения.

В режиме обнаружения сигналов .гидролокаторов определяются пеленг на источник сигнала, его частота и амплитуда, длительность импульсов, частота их следования и классифицируются источники излучения по совокупности всех этих признаков.

Станция также может работать и во вспомогательных режимах: тренажера, лучеграфа и автоматического контроля технического состояния, обеспечивающего обнаружение неисправных модулей.

На пульте ГАС находятся все органы управления и два экрана. На одном из них с трехцветной индикацией, представляющем собой индикатор кругового обзора, одновременно отображаются в центральной части полная обстановка со своим кораблем в центре и круговой шкалой пеленгов, а по краям – полная текстовая информация о сопровождаемых целях (дистанции, пеленги, величины доплеровских сдвигов частот, курсы, скорости), данные о курсе и скорости своего корабля, о режиме и параметрах работы ГАС. На втором экране высвечиваются текстовые иерархические матрицы, обработка которых позволяет оптимизировать процесс управления аппаратурой. Такое представление информации, значительно упрощает обслуживание и эксплуатацию станции и позволяет выполнять это одному оператору.

В ноябре 1983 года АПЛ класса VICTOR-III получила задание снять шумовые и другие характеристики четвертого американского ракетоносца типа «Огайо».

По мнению экипажа, молодой честолюбивый капитан нашей субмарины, вдохновленный примерами героев-подводников Отечественной войны, решил чуть ли не зайти в бухту базы супостата.

Для акустической маскировки К-324 в Саргассовом море поднырнула под небольшое суденышко, следовавшее подходящим курсом. Все шло нормально, как вдруг скорость нашей ПЛ стала быстро падать, несмотря на повышение оборотов турбины до максимума.

Никакие ухищрения и догадки экипажа к положительным результатам не привели – скорость упала до трех узлов.

Ничего не поделаешь – пришлось всплывать. Всплывать чуть ли не в виду американских берегов, в самом «логове», так сказать.

Для осмотра основного винта заполнили носовые цистерны, лодка приобрела приличный дифферент на нос и аварийная команда, вооруженная двумя «Калашниковыми» и двумя ПМ (весь имеющийся на советской АПЛ арсенал) осмотрела кормовую часть. Так и есть, на валу оказался намотанным какой-то кабель, очень прочный, не поддающийся ни лому, ни автоматным очередям: все усилия оказались тщетными.

Командир принял решение – идти на Кубу в надводном положении. Тут-то ее и запечатлели американские летчики, моряки и туристы на прогулочных яхтах.

С горем пополам до Кубы доползли. Командира сразу вызвали на «ковер». Но, вопреки печальным предположениям о его судьбе, вернулся капитан «на коне» -злосчастный кабель, намотанный на винт отчаянным подводником, оказался ничем иным, как новейшей американской гидроакустической антенной, которую испытывали на невзрачном суденышке беспечные американцы.

Наши ученые и технологи получили бесценные материалы для изучения…

Аварийная ПЛ К-324 в Саргассовом море

ПРОЕКТ 641 FOXTROT CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 641.

«Челябинский комсомолец» (с 18 января 1963 г.), «Ярославский комсомолец» (с 15 февраля 1965 г.), «Псковский комсомолец» (с 3 июня 1966 г.), «Брянский комсомолец», «Владимирский комсомолец» (с 23 сентября 1967 г.), «Ростовский комсомолец» + 39 единиц. Код НАТО: 45-го класса FOXTROT. Водоизмещение: 1950/2500 т. Размеры: 91,3x7,5x5,1 м.

Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5200 л.с.; 3 винта. Автономность: 90 суток.

Вооружение: 10-533 мм ТТ (6 нос, 4 корма), 22 торпеды или 32 мины. Скорость: 16/16 узлов. Дальность хода: 16000 миль (8 узлов). Экипаж: 75 человека.

Навигационно-акустическое оборудование: гирокомпас «Курс-5», лаг ЛР-2, эхолот НЭЛ-5, эхоледомер ЭЛ-1, РЛС «Буря», РЛС «Накат», ответчик «свой-чужой» «Хром-К», ГАС кругового обзора «Тулома», ГАС «Арктика», ГАС обнаружения гидролокаторов «Свет М», антенна передатчика ВЧ «Ива».

Строительство: в 1958-1971 г.г. в Ленинграде (заводы «Судомех», «Адмиралтейский»), Поставлялись на Кубу (7 февраля 1979 г., март 1980 г., февраль 1984 г.), в Индию (апрель 1968 г., март 1969 г., ноябрь 1969 г., февраль 1970 г., ноябрь 1973 г., декабрь 1973 г., октябрь 1974 г., февраль 1975 г.), в Ливию (декабрь 1976 г., две – февраль 1978 г., февраль 1981 г., январь 1982 г., февраль 1983 г.). 9 ПЛ в резерве. Главный конструктор С.А. Егоров, затем З.А. Дери- бин.

Назначение: ПЛ класса FOXTROT -большая лодка, предназначенная для дальних походов и несения патрульной службы на океанских позициях. Дальнейшее развитие класса ZULU.

Проект 641 FOXTROT class. 2 ПЛ такого типа переданы в Польшу (1987 и 1990 г.г.), 8 ПЛ 641И поставлялись в Индию в 1968-75 г. г.

ПРОЕКТ 611, 611АВ, 611Р ZULU-IV CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 611 .

Код НАТО: 2-го класса ZULU-IV. Водоизмещение: 1850/2400 т. Размеры: 90x7,5x5,1 м.

Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5100 л.с.; 3 винта. Вооружение: 10-533 мм ТТ (6 нос, 2 корма), 22 торпеды или 32 мины (АМД-1000) + 4 торпеды. Скорость: 16/16 узлов. Глубина погружения: 200/170 м. Дальность хода: 20000 миль. Экипаж: 75 человека.

Строительство: первая серия послевоенных больших ПЛ, строились в 1951-55 г.г. в Ленинграде (завод «Судо- мех») и в Северодвинске. Главный конструктор С.А. Егоров.

В 1990 году списана последняя ракетная лодка, оборудованная на базе ПЛ ZULU-V Б-78 «Мурманский комсомолец» проект 611АВ (главный конструктор И.И. Исанин).

«Систершипы»: Б-61, Б-62, Б-67, Б-73, Б-79, Б-89. Вооружены двумя ракетами Р-11ФМ. 2 ПЛ использовались для океанографических исследований, 1 ПЛ продана под ресторан в Голландию. БС-89 (проект 611Р) – испытания ГАК «Енисей». БС- 69 и БС-891 оборудованы на Северном флоте для носителей подводных пловцов, БС-82 переоборудована для поиска подводных кабелей.

ПУТЬ В ОКЕАН (ОПЫТ ПЕРВЫХ ПОХОДОВ)

Говоря об искусстве управления кораблем, я позволю себе сделать маленькое отступление. Когда мне впервые довелось выйти в море на одной из новейших атомных подводных лодок, первое, что поразило меня, это ее управляемость под водой на больших скоростях, с большими дифферентами. «Умнейшие» автоматы в кратчайшие сроки приводили корабль на заданную глубину, заставляли его выполнять сложнейшие маневры. Но, пожалуй, не меньше поражали и совершенно спокойные лица в центральном посту: никакого напряжения личного состава эти головокружительные эволюции не вызывали.

Наш корабль, созданный за много лет до атомных подводных кораблей, тоже хорошо управлялся под водой, и его можно было удержать под перископом на океанской волне и заставлять быстро уйти на большую глубину. Мощные гребные электродвигатели легко бы справились с подобными задачами, но такой маневр обошелся бы в несколько градусов плотности электролита аккумуляторной батареи. А нам приходилось беречь каждые полградуса плотности. Старая батарея требовала сокращения числа зарядок. Кроме того, в забортной воде, прогретой тропическим солнцем на большую глубину до 27- 28°, температура электролита достигала во время зарядки предельно допустимых значений, а для того чтобы остудить его до температуры, позволяющей начинать очередную зарядку, требовалось немало времени. С уходом на глубину с раскаленной батареей и без того высокая температура в отсеках становилась еще выше. Все это вынуждало жесточайшим образом экономить электроэнергию. Даже в крайних случаях старались не давать более среднего хода одним, редко двумя моторами.

Оставался один способ удерживать лодку на заданной глубине – «управлять» плавучестью. Но здесь мы столкнулись с трудностями. Нередко приходилось «утяжелять» корабль. При ошибке рулевого (а ошибаются и асы) тяжелая лодка под воздействием «лишней» воды начинала быстро погружаться, и требовалось как можно быстрее откачать «лишнюю» воду. Однако этому мешала недостаточная производительность водоотливных средств, не рассчитанных на такой режим работы. К тому же она резко падала с увеличением глубины, т. е. именно тогда, когда «лишняя» вода становилась все более нежелательной.

В таких условиях каждое подвсплытие на перископную глубину, плавание под РДП на зыби и волне, а равно и погружение вызывали большое напряжение экипажа, особенно личного состава центрального поста. Вот почему столь необычной, непривычно спокойной показалась мне обстановка на современном атомоходе. Но тем большие удовлетворение и гордость я испытываю за наши новые подводные корабли – потомки тех, которых мы учили плавать.

Поиски наилучших приемов управления нашей подводной лодкой принесли первый успех: мы по-настоящему научились плавать в штормовую погоду. Первое время нам не удавалось справиться с водой, поступавшей в отсеки через регистры вдувной вентиляции, несмотря на неукоснительное выполнение требований инструкций. Сам факт попадания внутрь лодки соленой забортной воды уже достаточно неприятен, но еще неприятнее то, что она попадала на неудачно расположенные вблизи регистров электрические щиты. Сначала мы подвязывали к регистрам вместительные резиновые мешки от хим- комплектов. Но представьте себе резиновый мешок, наполненный водой; как вылить из него воду в трюм в безопасном месте подальше от электрооборудования, как перенести его? Поэтому мы вскоре, пользуясь правом испытателей, частично отступили от инструкции: выключили вдувной вентилятор и… все беды прекратились.

Сегодня можно считать, что РДП, испытанное в океане всесторонне, вполне надежно. А тогда это устройство еще только испытывалось. Одной из слабых его сторон оказались часто прогоравшие захлопочные прокладки и недостаточная прочность спускного трубопровода. И тем не менее.устройство в целом заслуживало высокой оценки. Было установлено также, что режим плавания под РДП технически не более опасен, чем другие подводные режимы, и не предъявляет к личному составу никаких особых требований, кроме безукоризненного знания устройства, неукоснительного выполнения инструкций и филигранной практической отработки.

Поход наш планировался как чисто подводный. Предусматривалось лишь несколько всплытий для астрономических обсерваций, к которым мы готовились загодя: сформировали «астрономический расчет» (в него вошли командир, его старший помощник и штурмана) и настойчиво тренировали его на скорость и точность. Достаточно было отдать команду: «По местам стоять к всплытию для астрономических наблюдений!» И все действия выполнялись почти автоматически.

В походе нам не удалось избежать нескольких всплытий для осмотра и ремонта механизмов, к которым не оказалось доступа в подводном положении. И вот тут выяснилось, что к этому мы не готовы. Даже в относительно тихую погоду через горбатую палубу надстройки то и дело перекатывается вода, на первый взгляд такая мирная, безобидная. Но тот, кто хоть раз испытал на себе коварство и силу этой безобидной водички, знает, что устоять на ногах, когда она перекатывается через палубу, невозможно, нужно за что-нибудь держаться. А как быть, если в руках у вас инструменты, которые вы не должны выпустить? В общем, работа на палубе в море оказалась делом серьезным. Море никогда не прощает пренебрежения к правилам морской практики. Опыт флотской службы неопровержимо доказал, что в мирное время за борт смывает, как правило, необученных морской практике или недисциплинированных людей, служащих под командой непредусмотрительных начальников.

Чтобы не подвергать личный состав неоправданному риску, мы выработали специальное корабельное расписание по работе на палубе, сформировали ремонтные расчеты и скомплектовали инструментальные сумки, где каждый инструмент был привязан к ней длинным штертом. Ни один человек не спускался на палубу без страховочного конца, который держал специальный наблюдатель на мостике.

Нельзя было не поражаться самоотверженности, бесстрашию и смекалке людей, умудрявшихся в труднейших условиях выполнять сложные ремонтные работы. Многим обязан экипаж своей главной ремонтной бригаде – инженер-механику Фролову, старшине мотористов Калашникову и электрику Медведеву.

Встреча в порту Вонсан. ПЛ проекта 613.

Нельзя обойти молчанием и непредвиденные события в походе. Самым тяжелым из них стало случайное частичное засоление пресной воды. Так как штатного судового запаса пресной воды на этот поход не хватало, а полагаться на «недоведенную» в то время опреснительную установку было рискованно, пришлось дополнительно принять пресную воду в одну из уравнительных цистерн. Трюмным запретили какие-либо манипуляции с клапанами этой цистерны без специального на то приказания. Однако во время одной из дифферентовок трюмный, действуя автоматически (сами же мы и приучали его к этому), привычным движением открыл клапана. Небольшого количества тихоокеанской воды оказалось достаточным, чтобы сделать находившуюся в цистерне пресную воду малопригодной для питья.

Беда не приходит одна: опреснительная установка из-за недостаточного охлаждения в низких широтах резко снизила свою производительность, неисправности в ней следовали одна за другой. Пришлось перейти на строжайший водный рацион: около полутора литров пресной воды на человека в сутки; для мытья посуды использовалась подсоленная вода, периодически из нее же готовили суп, прозванный матросами «рассольником по- тихоокеански», и даже кофе. Для умывания и прочих нужд использовалась только забортная вода. «Просто так» воду не пили. Только 6 и 7 ноября каждому выдали по полной кружке почти холодной, но совершенно пресной воды. Одни медленно цедили драгоценную влагу сквозь зубы, смаковали, другие, отпив немного, накрыли кружки пергаментом, тщательно завязали его и спрятали в тумбочки, но большинство выпило воду по- русски, залпом.

Жажду экипаж переносил стойко, с присущей нашим морякам способностью заглушать беду шуткой. Тяжелее переносилась жара и влажность воздуха в отсеках (мы не смогли обеспечить электроэнергией кондиционер из- за быстро ухудшавшегося состояния аккумуляторной батареи).

Создавшиеся бытовые условия потребовали от наших врачей поистине героических усилий, чтобы предотвратить кожные и желудочные заболевания. Кульминационным пунктом деятельности наших врачей явилась операция по поводу аппендицита. Теперь мало кого удивляют сообщения о хирургических вмешательствах в море, но тогда это было из ряда вон выходящим событием. Операция, проведенная в нашем походе Михаилом Семеновичем Сирадзе, – первая в истории подводного плавания. Протекала она в весьма сложных условиях, ибо сильный шторм доставали лодку даже на глубине. Впервые глубину хода командиру пришлось согласовывать с врачом. Кают-компания, изолированная от «внешнего мира» стерильными простынями, превратилась в полотняный «мешок», наполненный горячим воздухом. Чтобы пот с липа хирурга не заливал глаза, пришлось соорудить на его голове огромную чалму из мохнатого полотенца, но и она быстро взмокла. Чалму несколько раз сменяли. Ассистировал Михаилу Семеновичу корабельный врач, а вот с «хирургической сестрой» дело обстояло хуже: на эту роль еще исподволь готовили матроса-химика, человека в высшей степени исполнительного и старательного, но, как оказалось, совершенно не переносившего вида крови. Тем не менее операция прошла успешно.

В течение всей операции в лодке было так тихо, словно вся команда надеялась услышать пульс больного. Периодически по корабельной трансляции сообщалось о его самочувствии. А после операции Михаил Семенович трое суток не отходил от матроса и просил почаще подвсплывать и вентилировать лодку. Вот когда все мы почувствовали, что не зря так упорно учились удерживать подводную лодку под РДП в штормов.ую погоду. Через неделю оперированный был в строю.

Наши врачи, учитывая опыт похода, внесли много ценных предложений по улучшению медицинского обеспечения дальних походов. В частности, они указали в своем отчете на необходимость коренного улучшения хирургической подготовки офицеров-медиков, предназначенных для службы на кораблях, введения в штат подводных лодок должности химика-санитара и организации соответствующей подготовки таких специалистов.

Каждый мореплаватель, независимо от того, поставлена ли перед ним на данный поход задача – изучение театра задачи или нет, считает ее для себя совершенно обязательной. В нашем походе изучение театра и влияние условий плавания на экипаж и технику было одной из главных задач.

Район плавания – от высоких широт до тропических. Такой поход подводной лодки открывал перед нами широкое поле деятельности, а океан, словно задавшись целью показать себя во всей своей силе, помог ощутить в полной мере и многометровую зыбь, так затруднявшую плавание под РДП, и ледяную воду высоких широт, вызывавшую адский холод в отсеках и большой расход электроэнергии на грелки, и прогретые на большую глубину воды тропиков, где «вскипает» электролит и «глохнут» акустики, и проклятый пассат, задувающий в лодку выхлопные газы, и осеннее тихоокеанское небо, на котором неделями не увидишь ни солнца, ни звездочки, и путаные малоизученные течения, способные на десятки миль увести корабль от исчислимого места.

Эффективное и целеустремленное изучение театра в походе требует незаурядной наблюдательности и знания методики накопления и анализа статистического материала. К сожалению, наши молодые штурмана, в целом хорошо справлявшиеся со своими обязанностями, методикой этой в достаточной степени не владели. Но поход заставил их срочно восполнить пробел в этом вопросе.

Толчком к сбору статистического материала (занятию, конечно, скучнейшему) послужило одно, на первый взгляд, малоприметное обстоятельство. С первого дня похода штурмана замеряли температуру забортной воды на различных глубинах, используя впервые установленный на подводной лодке дистанционный термометр. С продвижением на юг вода, естественно, теплела, при этом легко улавливалось плавное приращение температуры. И вот однажды привычный ход потепления оказался нарушенным. На графике обозначился небольшой по абсолютной величине, но необычный по характеру скачок. Погрешили было на термометр, но последующие замеры вновь показали необычный рост температуры. Через несколько дней ход приращения температуры восстановился.

Штурманские занятия космонавтов Ю.Гагарина и Г.Титова под руководством Н.Каманина. ПЛ проекта 613.

Это событие вызвало немалое оживление, в кают- компании разгорелись жаркие споры. Самыми популярными книгами на некоторое время стали навигационные пособия. Внимательное изучение атласа течений разрешило загадку: мы пересекли относительно теплую струю Северотихоокеанского течения, совершающего великий круг в северной половине океана и поднимающего на север теплые экваториальные воды.

Случай заметно повысил интерес к анализу результатов наблюдений, впоследствии сослужившему неплохую службу. Уже при возвращении десятибалльная облачность наглухо закрыла и солнце, и звезды. Десять дней не было астрономических обсерваций. Над нами один за другим прошли два свирепых циклона. Шли по счислению, учитывая встречное течение Ойя-Сио 0,25 узла. Сокрушались по поводу того, что каждые сутки оно съедало у нас 6 миль, т. е. за 10 суток мы «теряли» 60 драгоценных миль.

Так мы считали бы и дальше, если бы на траверзе Сангарского пролива не обнаружили заметного кратковременного потепления воды. К этому времени мы все уверовали в дистанционный термометр и не сомневались в том, что лодка пересекла полосу какого-то теплого течения. Но какого? Единственное в этой широте теплое Цусимское течение пролегало далеко от нас. Несущее теплые воды южных морей, оно выходит из Японского моря через Сангарский пролив и тут же, теснимое мощным холодным Ойя-Сио, поворачивает к югу, прижимаясь к берегам острова Хонсю.

Но откуда же взялось теплое течение здесь, вдали от берегов Хонсю? Снова поиски, споры, догадки.

И вот штурман Анатолий Нимбуевич Дашиев находит в одном из пособий упоминание о том, что продолжительные сильные северо-западные ветры способны отжать холодное течение от Курильских островов и берегов Японии. Для нас эта информация имела существенное и притом не только познавательное, но и чисто практическое значение: оно натолкнуло нас на мысль о возможности в таких условиях распространения теплого Цусимского течения в океане на значительно большее расстояние, чем обычно. Выходило, что именно его мы и пересекли, поднимаясь на север, т.е. шли вне полосы встречного холодного течения и напрасно учитывали его.

Первая же астрономическая обсервация подтвердила справедливость этого вывода. Значит, в некоторых случаях в океане можно ориентироваться еще и по температуре воды. Согласитесь, что при движении в меридиональном направлении может оказаться полезным приближенное знание даже только широты места.

Несколько слов о записи наблюдений. Вполне оправдало себя ведение на походе графического Дневника. В непрерывных, складывавшихся «гармошкой» графиках фиксировались состояние гидрометеорологических факторов, режим плавания, глубина и скорость хода, плотность и температура электролита, температура воздуха в отсеках, расход топлива за сутки, обнаружения кораблей, судов и самолетов (дистанции, элементы движения), неисправности и сроки их устранения и т.д.

Такой способ отображения обстановки не только экономит время, но и весьма нагляден. В собранных воедино графиках, характеризующих основные события и сопутствовавшие им обстоятельства, легче улавливалась взаимосвязь явлений. Достоинство графического дневника в том, что он позволяет быстро восстановить обстановку плавания в любой интересующий вас момент, а также облегчает оценку действий экипажа при разборе итогов и обобщении опыта похода.

В корне изменилась и роль вахтенного офицера. В походе он вырос в самостоятельного, подлинного вахтенного начальника. Кстати, этот старый, уже забытый термин, пожалуй, точнее отражал роль и служебное положение лица, возглавляющего вахту. В существующем термине «вахтенный офицер» невольно оказались выхолощенными и старшинство его по отношению ко всему составу смены, и степень ответственности за ее действия. Однако дело, конечно, не столько в термине, сколько в существе его. Накапливалась и командирская практика вахтенных офицеров. Наверное, не случайно самый молодой из них Евгений Бахминов вслед за старшим своим коллегой по вахте Николаем Шумковым вырос в отличного командира подводной лодки. Фактическое управление действиями всей смены потребовало от вахтенного офицера более глубокого знания каждого члена смены, его подготовленности, состояния, самочувствия, короче говоря, его «степени надежности». Вот здесь на помощь вахтенному офицеру и пришла комсомольская группа смены. Ее зоркий глаз подмечал и примерное усердие, и малейший промах, и нерадивость на вахте. Это помогало объективно оценивать работу каждого члена боевой смены. Введенные на походе краткие разборы вахты стали конкретными, содержательными, а следовательно, и полезными.

Особое значение приобрела в дальнем плавании индивидуальная воспитательная работа. В обстановке большого физического и нервного напряжения, в непривычных еще условиях жизни появились раздражительность, обидчивость, болезненное реагирование на замечания. Словом, довольно резко изменилась эмоциональная окраска взаимоотношений и служебных, и личных.

Вместе с тем обстановка плавания требовала высочайшей бдительности и дисциплинированности. Не могло быть места малейшим послаблениям, попустительству. В равной степени нужны были высокая требовательность, основанная на четкой организации службы и глубоком понимании каждым членом экипажа существа требований к нему, твердость и решительность начальников, но без грубости и «разносов», повсеместный строжайший контроль, но без недоверия и придирок, теплота и товарищеская забота, без панибратства и заигрывания.

Все это давно известные принципы, на которых должны строиться взаимоотношения во всяком воинском коллективе, причем в любой обстановке, а не только в дальнем походе. Однако в условиях длительного плавания во много раз острее, чем на берегу, или в коротких походах, ощущается малейшее отступление от этих всем известных принципов. Здесь отступления опасны и потому недопустимы. Предупредить, исключить их можно только усилиями всего коллектива. Фундамент успеха в этом деле закладывался, конечно, еще в базе, при отработке организации службы. Скурпулезное определение обязанностей личного состава по корабельным расписаниям, глубокое изучение их и практическое освоение на тренировках и учениях в походе дало сваи плоды. Каждый член экипажа твердо знал, чего от него требовал любой сигнал, любая команда и что и как он обязан делать без всяких команд. Это и было тем непременным условием, без которого невозможна подлинная требовательность.

ПЛ проекта 613 в океанском походе.

Но не одной требовательностью добились мы успеха в походе. На корабле был хороший, здоровый настрой экипажа. А его не могло быть без постоянного общения офицеров с матросами и старшинами. Нужно признаться, что не у всех офицеров, особенно молодых, в достаточной мере существовала органическая потребность в общении. Но командир, политработники, партийная организация привили им необходимость такого общения. В начале похода некоторые офицеры решили, очевидно, что в океане не до бесед и разговоров, и стали забывать дорогу к матросам. Случалось, что кое-кто мог проиграть в домино от одной вахты до другой, а нескольких минут для беседы или короткой встречи с подчиненными не найти, а иные, изредка бывая, делали это без души, не находя темы для непринужденной, полезной беседы, способной оставить добрый след в их душах. И над этим пришлось задуматься партийной и комсомольской организациям.

А как непросто оказалось установить и поддерживать на всем долгом пути здоровую товарищескую атмосферу в кают-компании – в жаре, духоте, среди одних и же знакомых до малейшей черточки лиц. Здесь так нужны взаимное уважение, деликатность, умение порадовать, поднять настроение интересным остроумным словом и вместе с тем не быть навязчивым, не заставлять присутствующих выслушивать длиннющие, нередко уже не раз слышанные повествования о доблестях или недугах рассказчика.

Создателям корабля мы могли с благодарностью сообщить, что техника блестяще выдержала сложнейший экзамен и показала в целом весьма высокую надежность. Одновременно мы вручили им добытые в море данные о работе материальной части корабля, о достоинствах ее и недостатках, о конструкторских находках и промахах, высказали свои предложения по дальнейшему совершенствованию техники.

Своим командирам мы могли с глубоким удовлетворением доложить, что принятая в нашем флоте система подготовки подводников вооружает их всем необходимым для плавания и выполнения боевых задач в любом районе Мирового океана. С честью выдержала экзамен в океане и система воспитания наших матросов, старшин и офицеров беззаветному служению партии и Родине. Вместе с тем мы доложили и об усложняющих выполнение задач в море слабинах в обучении и воспитании и личного состава.

Своим коллегам по службе мы посоветовали готовить каждый поход с такой же тщательностью, с таким же волнением и ответственностью, с какими каждый из нас готовил свое первое дальнее плавание.

* * *

Высоко оценив значение первых дальних плаваний наших кораблей, Главно-командующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков указывает на необходимость дальнейшего усложнения задач, решаемых на высшем этапе учебы – дальних океанских плаваниях: «…сегодня уже недостаточно просто уметь далеко и долго плавать. Требуется отрабатывать взаимодействие однородных и разнородных сил в различных условиях обстановки, совершенствовать приемы вооруженной борьбы с сильным противником в самых неблагоприятных условиях».

От имени товарищей по первому дальнему океанскому походу я желаю счастливого плавания всем, кому выпала высокая честь решать эту задачу.

(По воспоминаниям контр-адмирала А. Гонтаева)

ПЛАВАНИЕ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК В АРКТИЧЕСКИХ ЛЬДАХ

Центральный арктический бассейн (ЦАБ) занимает срединную часть Северного Ледовитого океана к северу от границы континентального шельфа окраинных арктических морей, проходящей примерно по 200-метровой изобате. Площадь ЦАБ достигает 9 млн. кв. км.

Характерной особенностью Бассейна является то, что он круглый год покрыт своеобразной шапкой полярных льдов. 6,5 млн. кв. км, или свыше 72%, его площади занимает многолетний паковый лед, остальное приходится на более слабые льды и чистую воду. Под влиянием ветров и течений арктические льды находятся в постоянном движении.

Даже в самое холодное время года поверхность этой шапки изобилует многочисленными трещинами, каналами и полыньями, либо совершенно свободными, либо покрытыми тонким молодым льдом. Большие полосы чистой воды держатся круглый год даже в высоких широтах.

Морской лед представляет собой сложную трехкомпонентную структуру из твердых кристаллов соли и пресного льда, жидкого рассола и мельчайших пузырьков воздуха диаметром до 0,1 мм. Твердая компонента образует пористый скелет, промежутки (раковины) которого заполняют рассол и воздушные пузырьки. Соотношение твердой, жидкой и газообразной компонент зависит от возраста льда, солености воды, температуры и других факторов и определяет его основные физические свойства. Прочность морского льда зависит от температуры, солености, количества заключенного в нем воздуха, внутренней структуры. При низких температурах лед обладает большей прочностью, чем при высоких. С уменьшением солености прочность льда увеличивается.

Многолетний паковый лед лишен пузырьков воздуха и сильно уплотнен (средняя плотность 0,9), его прочность близка к прочности бетона. Состояние нижней поверхности, количество солей и содержание пузырьков воздуха в нем влияют на характер рассеяния и поглощения звуковых колебаний.

Дрейфующие в ЦАБ льды различаются по многим признакам: происхождению, возрасту, подвижности, форме, строению, состоянию поверхности, стадии таяния, торосистости, сплоченности и т. д. Не рассматривая начальные формы льдов, как не влияющие на всплытие подводных лодок, познакомимся лишь с некоторыми формами молодых льдов. К ним относятся серые льды и белый лед. Толщина их лежит в пределах от 10 до 70 см; обнаруживаются они приборами и при всплытии представляют опасность для перископов, радиоантенн и других выдвижных устройств.

Толщина однолетнего льда к началу таяния может достигать 1,5-2,0 м, и за летний период он обычно полностью не исчезает, а сохраняется до нового ледообразования. В книге американского журналиста Н.Полмера приведена фотография атомной подводной лодки «Сар- го», всплывшей из-под арктического льда толщиной 122 см. Это свидетельствует о способности подводных лодок пробивать однолетний лед и всплывать в надледное положение или под рубку.

Двухлетний лед толще (2,0 м и более) и плотнее однолетнего, поэтому и осадка его больше. Сведений о том, что подводная лодка может проломить такой лед, в печати не встречалось.

Поскольку многолетний паковый лед составляет большую часть ледового покрова, он является основным препятствием для всплытия подводных лодок, охарактеризуем его ближе.

Толщина пакового льда на относительно гладких местах в среднем равна 3 м. Его верхняя поверхность неровная. Например, осадка торосов порой достигает 7- 8, а в иных случаях и 16 м. Такие мощные нагромождения на поверхности льда почти не встречаются. Один из участников арктического подледного похода В. Лалор свидетельствовал, что «толщина льда резко меняется даже на протяжении нескольких сот футов…», и далее: «Аппаратура, следившая за контурами льдов, показывала осадку всего три метра. Однако вскоре гидролокатор обнаружил впереди глубоко сидящие льды. С замирающим сердцем я следил за тем, как вырисовывались очертания огромной подводной скалы, уходившей на глубину девятнадцать метров».

Средняя величина неровностей нижней поверхности пакового льда равна примерно 3 м, что существенно влияет на характер распространения звуковой энергии, излучаемой гидроакустическими приборами, затрудняя обнаружение полыней. Однако для правильной ориентировки в ледовой обстановке надо знать не только характер поверхности льда, но и его форму, размеры и сплоченность.

С точки зрения форм и размеров различают ледяные поля и битый лед. Ледяные поля подразделяются на обширные (более 10 км в поперечнике), большие (2-10 км, малые (0,5-2 км) и обломки (100-500 м). Кроме того, лед бывает крупнобитый (размеры льдин 20-100 м), мелкобитый (2-20 м), куски (0,5-2,0 м) и ледяная каша. Битый лед в полыньях и разводьях сильно затрудняет всплытие. Поэтому аппаратура, предназначенная для обеспечения данного маневра, должна иметь высокую разрешающую способность, позволяющую различать мелкобитый лед и даже куски, так как они могут повредить ограждение рубки, выдвижные устройства, рули и винты, что например, и произошло с американской подводной лодкой «Карп».

Возможность всплытия зависит также от сплоченности (густоты) дрейфующего льда. Сплоченностью, принято называть отношение суммарной площади льда, которая освещается звуковым лучом гидроакустического прибора, к площади промежутков чистой воды между отдельными льдинами. Следует помнить, что дрейфующий лед, как правило, неравномерно покрывает море (особенно летом) и густота его в различных секторах неодинакова.

Большую опасность при подледном плавании представляют айсберги и ледяные острова. Айсберги встречаются во многих районах Северного Ледовитого океана. Высота их надводной части достигает 50 м, осадка же в несколько раз превосходит эту величину. Встречаются айсберги длиной 2-2,5 км и шириной до 1,5 км. Понятно, что неожиданная встреча с таким подводным препятствием грозит подводному кораблю крупными неприятностями. На помощь подводникам в этом случае приходит гидроакустическая техника – гидролокаторы и айсбергомеры, но трудности подледного плавания, все равно остаются довольно значительными.

Айсберги проникают в ЦАБ главным образом, из района Земли Франца-Иосифа, Северной Земли; здесь их больше всего. Ледяные горы, рождающиеся в районах Гренландии и Шпицбергена, в высокие широты почти не попадают. Полярные исследователи отмечают, что число айсбергов от года к году может резко меняться».

В конце 40-х годов в ЦАБ и прилегающих арктических морях советские полярные летчики открыли дрейфующие ледяные острова. Сейчас их известно около двух десятков. Самый большой из них (открытый в апреле 1948 г. летчиком И.П. Мазуруком имеет размеры 17x18 миль. Толщина дрейфующих ледяных островов колеблется 50 до 70 м, удельный вес льда – от 0,87 до 0,92 г/см3 , осадка достигает 50 м.

Несмотря на многочисленные и очевидные трудности подледных походов в высокие широты, кроме атомных подводных лодок Советского Союза под полярной шапкой льдов за последние годы побывали подводные лодки США, Англии и Франции. Он тоже всплывали в надводное положение на участках чистой воды или в молодом тонком льду. От определения размеров и характера таких пространств во многом зависит правильная оценка возможности всплытия. В связи с этим несколько подробнее рассмотрим характеристики таких форм, как полынья, разводье, канал, трещина, окно.

Полынья – достаточно устойчивое пространство чистой воды среди ледяных полей. Размеры полыней бывают весьма различные: от нескольких десятков квадратных метров до десятков квадратных километров. Чаще всего они имеют форму прямоугольника, квадрата либо круга. Однако существуют гигантские полыньи, вытянутые в длину. Их размеры и местоположение, безусловно, представляют большой интерес, тем более что они заранее обнаруживаются и фиксируются авиаразведкой. Так, с советского самолета Н-169 2-3 марта 1941 г. в районе «полюса относительной недоступности» наблюдались полыньи шириной до 500 м и длиной до 18 км; изредка попадались обширные пространства чистой воды шириной до 10 км и длиной до 45 км. Кроме того, в Центральном арктическом бассейне постоянно существует два больших открытых пространства чистой воды: «Сибирская Полынья» к северу от Новосибирских островов и Северной Земли и «Великая Полынья» к северо-востоку от острова Элсмир. Авиаразведкой выявлено также, что образование больших полыней, встречающихся на границе дрейфующих льдов и берегового припая, связано главным образом с режимом ветра.

Разводье – менее устойчивое пространство чистой воды шириной в несколько десятков метров, подверженное действию ветров и приливо-отливных явлений. Наиболее характерная форма разводий – вытянутая, длиной до нескольких километров. Часто разводья искривлены, что затрудняет выбор участка для всплытия.

Канал – узкая длинная полоса воды (длина более чем в 10 раз превосходит ширину между крупными льдинами, появляющаяся обычно вследствие расширения трещин. Как отмечают исследователи, каналы, так же как полыньи и разводья, встречаются в центральной Арктике не только в летнее, но и в зимнее время. Каналы из-за малой ширины обнаружить с помощью эхоледомеров трудно, что отмечал в своей книге «Морской дракон» командир американской атомной подводной лодки Д. Стил во время специального полета над арктическими льдами.

Трещина – разрыв во льду шириной до 10 м. При подледном плавании местоположение длинных трещин полезно отмечать на карте, так как известно, что за небольшой срок узкая трещина может превратиться в достаточно широкий канал. Трещины можно использовать для радиосвязи, выпуская в них специальные буйковые радиоантенны.

Окно – еще неустановившийся термин, принятый для обозначения участков молодого льда, покрывающего поверхность полыней, разводий и каналов. Окно хорошо просматривается в перископ. Оно выделяется ярким пятном на более темном фоне остальной поверхности, покрытой толстым паковым льдом.

Образование молодого льда в полыньях, разводьях и каналах начинается в первой половине сентября, а иногда даже и во второй половине августа. Скорость его нарастания зависит прежде всего от температуры воздуха. При минус 40 °С можно ожидать увеличения толщины льда в среднем на 2,5 см за несколько часов, за неделю – на 30 см, за месяц – до 1 м. Своевременно обнаружить окна и правильно определить толщину их льда помогают эхоледомеры, указатели полыней и другие приборы, обеспечивающие плавание в зимнее время.

Для успешного всплытия важно также учитывать течение, характер, направление и скорость дрейфа льдов вообще и отдельных ледовых образований в частности. В подтверждение можно привести пример, когда подводная лодка «Скейт» в разводье шириной около 100 м из-за неучета дрейфа льда всплыть с первого раза не смогла. Маневр удался Только после тщательного учета дрейфа льда и скорости всплытия подводной лодки.

ПЛ проекта 613 в арктических льдах.

От чего же зависит дрейф льда и каковы его элементы? Профессор Н.Н. Зубов дает три наиболее характерных случая:

– ветровой дрейф сплоченных льдов, вызывающий даже самостоятельное дрейфовое подледнее течение;

– дрейф отдельной льдины под действием ветра на верхнюю ее часть и ветрового течения на нижнюю;

– ветровой дрейф разреженных льдов, когда оказывается, что каждая льдина (из-за различий в форме и размерах) дрейфует по-своему, что особенно опасно при всплытии, так как ледовая обстановка в таких случаях меняется очень быстро.

Направление дрейфа льда при устойчивых ветрах отличается от направления ветра примерно на 30° вправо, а зависимость скорости дрейфа от скорости ветра определяется в общем случае ветровым коэффициентом, равным 0,32. Направление ветрового течения (когда на поверхности моря отсутствует лед) отклоняется от направлении ветра на 45° вправо.

Причинами, вызывающими генеральное движение больших масс льда в ЦАБ, являются в основном постоянные течения и господствующие ветры, связанные с распределением атмосферного давления. Под действием этих факторов значительная часть льдов выносится в проход между Гренландией и Шпицбергеном. В секторе, прилегающем к Америке, льды дрейфуют по часовой стрелке по замкнутому кругу. Эти генеральные направления становятся заметными лишь на больших расстояниях. При дрейфе льдины обычно описывают причудливые петли и зигзаги и часто возвращаются в исходные точки. В отношении годичных колебаний выноса льда известные советские полярники Н.А. Волков и З.М. Гуд- кович отмечают: «Заметно изменяется в течение года и средняя скорость поверхностного выносного течения. Максимальная скорость приходится на июль – сентябрь, а минимальная на октябрь – декабрь».

Однако следует иметь в виду, что дрейф отдельных льдин, айсбергов и торосистых образований при большой скорости ветра достигает 1,0-1,5 узлов. Таким образом, от момента начала всплытия подводной лодки с глубины до приближения к поверхности льдина может переместиться на десятки метров.

Ледяные острова дрейфуют с меньшей скоростью. Так, станция «СП-6», расположенная на ледяном острове, зафиксировала изменение скорости дрейфа от 1 до 20 км в сутки. Направление дрейфа айсбергов из-за их большой осадки иногда резко отличается от направления дрейфа окружающих ледяных полей.

Последнее обстоятельство, на которое хотелось бы обратить внимание, это учет приливо-отливных явлений. Сплоченность льдов, а, следовательно, и наличие каналов, разводий и трещин зависят от того, какая в данный момент вода – полная или малая, а также от того, является ли прилив квадратурным или сизигийным. В ЦАБ приливо-отливные явления действуют на лед менее резко, чем у побережья, но зато более регулярно. Наибольшие приливные сжатия наблюдаются при смене отливных течений на приливные, а разрежения – в противоположном случае.

Из изложенного видно, что оценка возможностей всплытия подводной лодки в арктическом бассейне – дело сложное, требующее детального знания характеристик ледового покрова и большого опыта.

В последнее десятилетие в иностранной, особенно в американской, печати появилось немало публикаций об атомных подводных лодках ВМФ США, совершивших походы к Северному полюсу или трансарктические плавания. Характерно, что каждый из походов преподносился как сенсация всемирного значения. Журналисты США, командиры подводных лодок У.Андерсен, Д.Калверт, Д.Стил в выпущенных книгах об этих походах пытались представить дело так, будто плавания подо льдом есть давняя и непререкаемая монополия американских подводников. Командир «Наутилуса» У.Андерсен, например, утверждал, что после попытки, сделанной в 1931 г. на подводной лодке «Наутилус» (экспедиция Г. Уилкинса – Х.Свердрупа), первыми погружались под лед в районе Шпицбергена немецкие подводники в годы второй мировой войны, а первые подледные плавания совершили американские подводные лодки «Борфиш» (в 1947 г.) и «Карпи» (в 1948 г.).

Говорить, что приоритет в таких плаваниях принадлежит американцам, значит грешить против истины. Еще задолго до того, как они начали подледные плавания, советские подводники на Дальнем Востоке, Балтике и Севере уже немало плавали по льдом. Да и сама идея использования подводной лодки для достижения Северного полюса высказывалась тоже в России. Известно, в частности, что одним из горячих поборников этой идеи был Д.И. Менделеев. В 1901 г. в его рабочей тетради записаны «Мысли о подводном судне». Уже тогда ученый правильно считал, что подводная лодка с обычными двигателями не сможет преодолеть подо льдом большое расстояние, отделяющее чистую воду от закрытого полями пакового льда Северного полюса, и предлагал в качестве нового источника движения под водой пневматический двигатель.

В «Морском сборнике» писалось о первом в мире экспериментальном подледном плавании подводной лодки «Кефаль» в 1908 г.

В ходе учений отмечались случаи, когда подводным лодкам приходилось производить дифферентовку и погружение в полыньях, а также совершать небольшие подледные плавания. Так, в начале 1934 г. подводная лодка «ГЦ-102» (командир А.Т. Заостровцев) должна была следовать на позицию. Ледокол вывел ее из бухты. В одном из разводий была произведена дифферентовка, после чего подводная лодка прошла подо льдом около 5 миль и всплыла на чистой воде. Вспоминая об этом, бывший командир «Щ-102», ныне контр-адмирал запаса, А.Т. За- островцев рассказывает: «В памяти хорошо сохранилось: в зенитный перископ отчетливо виден над лодкой серо- зеленый лед с большими зазубринами, а потом, когда вышли на чистую воду, – переливы волн с бликами солнца. Изумительная, необычная картина…». В ту же зиму пришлось преодолевать ледовые препятствия в подводном положении и подводной лодке «Щ-101» (командир Д. Г.Чернов).

ПЛ проект 641 Б.

Во время похода 12 февраля 1936 г. командир бригады вызвал подводную лодку в одну из бухт для проверки. На подходах к бухте она встретила ледяное поле, которое форсировала в подводном положении. После проверки «Щ-117» погрузилась в полынье и легла на грунт. Когда же она начала всплытие, оказалось, что полынья затянута льдом толщиной 10-12 см, и лодке пришлось пробить его своим корпусом.

Во время советско-финской войны плавания подо льдом совершили на Балтике лодки «Щ-324», «ТТТ-311», «С-1», «С-5», «М-72».

По свидетельству старейшего подводника-североморца Героя Советского Союз И.А. Колышкина, в ходе боевой подготовки в предвоенные годы имелись и другие случаи подледных плаваний. В осеннее время в период автономных плаваний, – говорил он, – лодки бывали в Карском море, у мыса Желания и в других районах с более высокими широтами. Попадая в полосы мелкобитого льда, они, как правило, не погружались, а форсировали лед в надводном положении. Но случалось, некоторые командиры, например подводной лодки «Д- 2» (командир Л.М.Рейснер) в 1936 г. и «Щ-402» (командир Б.К. Бакунин) в 1939 г., во время автономных походов совершили небольшие подледные плавания.

В годы Великой Отечественной войны североморские подводники также попадали иногда в ледовую обстановку (подводные лодки «Щ-402», «К-21»). Накопленный опыт позволил им сразу же после войны внести предложение об использовании обычной дизель-электрической подводной лодки для похода подо льдом к Северному полюсу. Североморцы.предлагали зарядку аккумуляторов производить в разводьях или полыньях, сообщения о которых по маршруту подводной лодки могла дать авиация, а также искать разводья самостоятельно с помощью эхолота, работающего «вверх», и расчетов по глубиномеру. Это позволяло бы, по их мнению, довольно точно определять толщину льда и находить чистую воду. В аварийных случаях для образования полыньи предполагалось взрывать лед торпедами. Но смелое для того времени предложение не было осуществлено. Однако сама постановка вопроса – о достижении Северного полюса подо льдом – заслуживала внимания.

Необходимо отметить, что США нельзя считать пионерами и в выдвижении предложения об использовании подледных трасс Арктики для транспортных целей. В иностранной же литературе именно американцам приписывается приоритет в разработке этой проблемы, которая якобы встала впервые с появлением атомных подводных лодок. Еще в 1929 г. советский ученый С.А. Бутурлин писал: «Для массовых грузов подводная лодка, конечно, дорогое сообщение. Но ее работа дешевле работы аэроплана, в случае доставок почты, пушнины, ценных металлов или при необходимости снабдить продуктами или снаряжением затертый льдами остров, корабль или какой-либо прибрежный пункт соответствующего типа подводная лодка может оказаться практичнее воздушного судна».

В нашей стране неоднократно выдвигались предложения и об использовании подводных лодок в научно- исследовательских целях, в том числе и при работе в Арктике. В январе 1934 г. во Всесоюзном арктическом институте специальная комиссия разработала программу и план высокоширотной экспедиции. Наряду с другими транспортными средствами предполагалось использовать специально приспособленную подводную лодку. Перед Великой Отечественной войной в записке на имя заместителя Председателя СНК СССР, Наркома обороны СССР и начальника Главсевморпути профессор Ю. Визе вновь ставил вопрос о применении подводной лодки в Арктике.

В советской литературе после войны вопрос о применении подводной лодки в качестве исследовательского и транспортного судна поднимался неоднократно. Эту идею развивали академики Ю.А. Шиманский, Н.Т. Гуд- цов, профессор Г.И. Покровский и другие.

Р.Я. Перельман в своей книге писал: «Подводные лодки могли бы стать и наверное станут удобным транспортным средством, особенно в условиях подледного плавания в арктических и антарктических морях». Автор приводил описание и схематические чертежи проекта будущего атомного подводного корабля, способного круглый год работать в Северном Ледовитом океане.

Следует отметить, что эти соображения были высказаны значительно раньше выхода американской атомной подводной лодки «Наутилус» в первый арктический рейс.

Ныне подледные глубины Центрального арктического бассейна уже полностью освоены советскими подводниками. Свидетельством этому служат походы прослав- леннык экипажей под командованием Героев Советского Союза Л.М. Жильцова, А. Сысоева и многих других командиров подводных лодок.

(Капитан 3 ранга Ю.Ф.Тарасюк, действительный член Географического общества СССР Капитан 2 ранга В.Г.Реданский)

ПЛ проект 613.

ПРОЕКТ 633РВ , 633 ROMEO CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 633РВ, 633.

Код НАТО: 2-го класса ROMEO.

Водоизмещение: 1330/1730 т.

Размеры: 76,6x6,7x5,5 м.

Силовая установка: 2 дизеля, 4000 л.с.; 2 электродвигателя, 2700 л.с.; 2 винта.

Вооружение: 8-533 мм ТТ (6 нос, 2 корма), 14 торпед или 28 мин АМД-1000. Глубина стрельбы – 40 м.

Скорость: 16/13 узлов.

Глубина погружения: 200/170 м. Непрерывное пребывание под водой – 300 ч.

Дальность хода: 9000 миль (8 узлов) под РДП с усиленным запасом топлива. Автономность – 60 суток.

Экипаж: 54 человека.

Навигационно-акустическое оборудование: гирокомпас «Курс-5», лаг ЛР-2, эхолот НЭЛ-5, РЛС «Буря», РЛС «Накат», ответчик «Хром-К», ГАС «Тамир-2», ГАС «Свет-М», МГ-15.

Строительство: в 1959-62 г.г. в Горьком (Нижний Новгород). Поставлялись в Египет (6 единиц в 1966-68 г.г.), Болгарию (2 единицы в 1984 г. и 1986 г.), Алжир (январь 1982 г. и февраль 1983 г.), Сирию (в 1985 г. и 1986 г.). Китай и Северная Корея строили ПЛ по советским чертежам. 4 ПЛ китайской постройки проданы в Египет. Советский Союз построил более 20 ПЛ проекта 633. На 1985 г. на Северном флоте насчитывалось 4, на Черном море – 6 единиц. Главный конструктор З.А. Дерибин, затем А.К. Назаров и Е.В. Крылов.

Назначение: используются как опытные ПЛ. Последние списаны в 1994 г.

СС-128 – новые ПУ в 1989 г. в виде носовой наделки для ракет «Гранат». Проект 06333.

МИННО-ТОРПЕДНОЕ ОРУЖИЕ СОВЕТСКИХ ДЭПЛ

Приоритет создания первой АСН торпеды оказался принадлежащим Германии.

Работы по проектированию самонаводящихся торпед немцы начали в 1934 году. Однако первые реальные образцы нового оружия им удалось изготовить только после начала второй мировой войны. Вслед за неудачной T-IV «Фальке» в 1943 году была создана АСН торпеда Т-У«Цаункениг» – «Королевский забор». Название данного «чудо-оружия» свидетельствует о его основном назначении: нацисты собирались блокировать этим «забором» Британские острова.

Эффективность «Королевского забора» оказалась низкой. Чрезмерно сложная система наведения (а она включала 11 ламп, 26 реле, 1760 контактов и 30 км проводов!) была крайне ненадежно!!. А если учесть недостаточный опыт моряков «кригсфлотте» и принятые странами антигитлеровской коалиции меры безопасности, станет ясно, почему из 640 торпед T-V, выпущенных немцами за годы второй мировой войны, в цель попали только 58. Процент попаданий обычными торпедами в германском флоте в три раза выше.

В самом конце войны в Германии была разработана очень любопытная торпеда «Лерхе» («Жаворонок»), в которой удалось объединить две системы – телеуправления и АСН. Торпеда управлялась оператором с корабля- носителя с помощью многожильного кабеля длиной около 6 км, а на конечном участке включалась головка самонаведения. Правда, поступить на вооружение не успела.

Системы наведения немецких торпед обоих типов стали прототипами целого семейства АСН оружия, впоследствии принятого во многих странах.

В настоящее время на вооружении находятся торпеды, предназначенные для стрельбы по подводным лодкам, надводным кораблям, а также по тем и другим.

Основное внимание созданию противолодочных торпед было уделено на рубеже 50-60-х годов в связи с вступлением в состав флота АПЛ и возросшей потребностью борьбы с ними. Торпеды для стрельбы по надводным кораблям практически не совершенствовались, а универсальные торпеды начали создаваться в 70-х годах.

Новые торпеды имеют увеличенную скорость и дальность хода, улучшенную аппаратуру самонаведения с увеличенным радиусом действия и повышенной надежностью. Скорость торпед 45-50 узлов, дальность хода – несколько десятков километров.

Специализированные противолодочные торпеды управляются в двух плоскостях на больших глубинах погружения. Так, глубина хода противокорабельных торпед лежит в пределах 2-15 м, а у противолодочных она достигает 450 м и более.

Наиболее типичной силовой установкой, используемой в настоящее время в торпедах, является поршневая машина, работающая на парогазовой смеси, получаемой в камере сгорания, куда подаются воздух, топливо (обычно керосин) и пресная вода. Развитие парогазовых торпед идет по пути применения новых, более мощных, чем сжатый воздух, окислителей (концентрированная перекись водорода и кислород).

Велись работы по созданию жидких унитарных топлив, а также твердого (порохообразного) топлива.

В последние годы в поисках путей увеличения дальности хода торпед исследуются различные типы топлива, вступающие в химическую реакцию с водой при высоких температурах. К ним относятся топлива на основе алюминия, натрия и лития.

Другое перспективное направление развития торпедного оружия связывается с электрическими силовыми установками.

В послевоенный период широкое распространение получили никелькадмиевые и серебряно-цинковые аккумуляторные батареи для электрических торпед.

Совершенствуются АКБ, использующие в качестве электролита морскую воду; аккумуляторные с органическим катодом, серебряно-магниевые, магнийорганические, с расплавленными солями и другие с высоким значением удельной энергии.

Системы самонаведения с большим радиусом реагирования – в основном акустические: активные, пассивные и комбинированные активно-пассивные системы.

Благодаря применению полупроводниковых модульных схем современные системы имеют малый вес и габариты и обеспечивают дальность действия до 1400 м при частоте 30-60 Гц. Добиться дальнейшего увеличения радиуса действия аппаратуры самонаведения можно путем перехода на низкие частоты и принятия различных мер по обесшумливанию работы всех механизмов торпеды. Это не только увеличивает радиус действия системы самонаведения в 2-3 раза, но и затрудняет обнаружение торпеды кораблем-целью, и резко снижает эффективность различных имитаторов цели.

Современные торпеды последнего поколения управляются по проводам на траектории сближения и наводятся на цель аппаратурой самонаведения на конечном участке траектории. Активно используются телеуправление и система самонаведения по кильватерному следу.

Один из способов борьбы с торпедой, наводящейся по кильватерному следу – выпуск из торпедного аппарата преследуемой лодки специальных объемов газа, пузырьки которого будут сбивать головку самонаведения с пути.

Однако в настоящее время появились торпеды, «запоминающие» направление движения цели, и неподвижные клубы пузырьков газа-имитатора часто оказываются неэффективной защитой.

На вооружении российских подводных лодок состоят и не имеющие аналогов во флотах мира сверхскоростные торпеды «Шквал».

В настоящее время традиции Советского ВМФ по постоянному совершенствованию торпедного оружия утрачены, испытательные базы и станции по отработке новых торпедных систем на Каспийском море и озере Иссык-Куль законсервированы.

Мины занимают важное место в арсенале наших подлодок. Они имеют контактные, неконтактные (магнитные, акустические, гидродинамические) и комбинированные взрыватели. Мины снабжаются различными противотральными устройствами, минными ловушками и самоликвидаторами. Вес ВВ в современных минах достигает 1000 кг.

Специализированные противолодочные мины представляют собой комбинацию якорной мины с противолодочной торпедой, размещенной в легком контейнере, обеспечивающем необходимую плавучесть для поддержания торпеды на минном якорном устройстве.

При получении акустического сигнала от проходящей цели открывается крышка герметичного контейнера и запускается двигатель торпеды, после чего она производит поиск цели.

Глубина постановки мин достигает 800 м. Радиус действия ее акустической аппаратуры превышает 1 км. Таким образом, расчетный минный интервал в заграждении составляет около 2 км. Это позволяет создавать противолодочные глубоководные минные заграждения большой протяженности с относительно небольшим количеством мин.

О важности использования минного оружия, особенно для ДЭПЛ (в Российском ВМФ на Балтике практически не используются АПЛ) в Балтийских проливах и Северном море никогда не забывали наши вероятные противники (ныне – сотрудники?) по НАТО, и хотя реальная «советская угроза» усилиями перестройки и реформ за последние 10 лет сильно «полиняла», возможность прорыва русских субмарин сквозь североатлантические противолодочные рубежи, например Фареро-Исландский, иностранные специалисты оценивают 50%.

В планах форсирования милитаристских приготовлений Североатлантического блока важное место отводится Балтийскому и Северному морям. Руководство НАТО уделяет этому региону самое пристальное внимание. Оно считает, что в современных условиях успех боевых действий на Европейском театре войны в значительной мере будет зависеть от удержания контроля над западной частью Балтийского моря и проливной зоной. Балтийские проливы рассматриваются как особое стратегическое направление, которое в случае войны станет ареной боевых действий всех видов вооруженных сил. Поэтому не случайно в 1962 году здесь было создано командование объединенных вооруженных сил ГРОВС НАТО в зоне балтийских проливов.

Судя по материалам иностранной прессы, зона «ответственности» этого командования включает территории Дании и западногерманской земли Шлезвиг-Гольштейн, северо-западную часть Балтийского моря (до меридиана 16°, восточнее острова Борнхольм), проливную зону, а также восточные районы Северного моря. Западная граница проходит по меридиану 5° (мыс Линнеснес, южное побережье Норвегии) до побережья ФРГ. Основными задачами ОВС НАТО в зоне Балтийских проливов являются сохранение контроля над проливной зоной, противодесантная оборона побережья ФРГ и Дании, нарушение морских коммуникаций противника в Балтийском море, а также защита своих путей сообщения в проливной зоне и восточной части Северного моря. В решении этих задач главенствующая роль отводится объединенным военно-морским силам.

В состав объединенных ВМС НАТО предусматривается выделить свыше 250 боевых кораблей и катеров ВМС ФРГ и Дании, также до 140 самолетов авиации ВМС ФРГ. В случае необходимости объединенные ВМС НАТО в зоне Балтийских проливов могут быть усилены кораблями и подводными лодками норвежского флота.

Под удержанием контроля над проливной зоной натовские военные специалисты понимают комплекс мероприятий по недопущению выхода кораблей противника из Балтийского моря в Северное, ослабление и уничтожение его флота в Балтийском море, срыв морских десантных операций на Датских островах, а также нарушение его коммуникаций в Балтийском море. При этом характер боевых действий будет иметь свою специфику ввиду физико-географических особенностей этого региона.

Балтийское море простирается с севера на юг на 750 миль, с востока на запад 350. Его сильно изрезанная береговая линия образует многочисленные заливы и бухты. Около 60 проц. площади моря имеют глубины до 50 м, и только 12 процентов, свыше 100 м. В северной части моря грунт каменистый, дно неровное, а на юге грунт пес- чано-глинистый, дно ровное. Балтийское море практически не подвержено приливно-отливным явлениям. Так, величина прилива у Копенгагена не более 0,21 м.

Проливная зона, соединяющая Северное и Балтийское моря, является одним важнейших районов театра. Она представляет собой мелководную узость между Ютландским и Скандинавским полуостровами, благоприятную для создания глубоко эшелонированной обороны. В состав зоны входят проливы Зунд, Фемарн-Бельт, Большой Бельт, Малый Бельт, Каттегат и Скагеррак. Зунд (его длина 60 миль, ширина 2-13 миль имеет к северо-востоку от Копенгагена глубины 12-20 м, а к югу 5-7 м. Через южную часть проложены два фарватера с глубинами 7,2 и 8 м. Фемарн-Бельт отделяет острова от материка, ширина пролива 10 миль. Большой Бельт – самый глубоководный путь из Балтийского моря. Его протяженность около 65 миль, ширина 6-1 миль. Наименьшая глубина фарватера 16 м. Длина пролива Малый Бельт более 7 миль, ширина от 0,4 до 12 миль, минимальная глубина фарватера 11м. Каттегат и Скагеррак представляют собой наиболее удобные для судоходства пути.

Их длина 11 и 160 миль, ширина 23-67 и 60-70 миль, глубина 30-50 и 70-800 м соответственно.

Географические особенности Балтийского моря и его проливов благоприятствуют ведению блокадных действий в проливной зоне с целью срыва воинских перевозок и недопущения прохода сил флотов противника в Северное море и северо-восточную часть Атлантики. В то же время незначительная удаленность побережья противника и расположенных на нем аэродромов ограничивает возможности применения крупных группировок надводных кораблей в открытых районах Балтийского моря. Поэтому считается целесообразным вести активные боевых действия в нем и предпроливной зоне легкими силами (ракетными и торпедными катерами), подводными лодками и авиацией с массированным использованием минного оружия.

Минное оружие рассматривается командованием объединенных ВМС НАТО в зоне Балтийских проливов как одно из наиболее эффективных средств борьбы с противником в этом районе. Морские мины обладают высокой боевой устойчивостью, способны поражать подводные лодки и надводные корабли, создавать длительную и непрерывную угрозу противнику, оказывать огромное психологическое воздействие на его личный состав.

Опыт прошедших войн свидетельствует, что ни на одном театре военных действий не было столь сложной минной обстановки, как в акваториях Балтийского моря и проливной зоны. Только во вторую мировую войну здесь было выставлено более 69 тысяч мин. Плотность минных заграждений на отдельных участках достигала 200- 300 мин на квадратную милю.

Установить контроль за подходами к проливной зоне предусматривается путем решительных наступательных и оборонительных действий первоначально в акватории Балтийского моря. Эти действия будут направлены на уничтожение прорывающихся группировок надводных и подводных сил противника к проливной зоне, вытеснение их в юго-восточную часть моря с последующим максимальным ограничением свободы действий посредством выставления минных заграждений в районах военно- морских баз, на маршрутах развертывания и в местах сосредоточения при подготовке к проведению десантных операций.

Минные постановки в Балтийском море будут производиться главным образом подводными лодками и самолетами ВМС и ВВС ФРГ и Дании, а также надводными кораблями и гражданскими судами. Минные заграждения могут быть выставлены как заблаговременно, до начала боевых действий, так и в ходе войны.

Географические и гидрологические условия Балтийского моря благоприятствую эффективному применению минного оружия практически на всей его площади. Учитывая небольшие глубины моря, командование объединенных ВМС НАТО в зоне Балтийских проливов предполагает использовать в основном донные неконтактные мины с магнитными, индукционно-гидроакустическими и гидродинамическими взрывателями, оборудованные приборами срочности и кратности и противотральными устройствами. Многочисленные мели и песчаные банки, которыми изобилует этот район, предполагают строго регламентированные пути движения кораблей и судов, что в свою очередь повышает эффективность использования минного оружия.

В случае потери инициативы при завоевании господства в предпроливной зоне, а также нарастания угрозы захвата противником Датских о-вов и потери проливов предусматривается постановка оборонительных минных заграждений на подходах к десантно-доступным участкам этих островов и западногерманскому побережью и, кроме того, в районах предпроливной зоны юго-восточ- нее и западнее острова Борнхольм. В последующем планируется блокировать Балтийские проливы посредством массированного использования минного оружия.

Применение минного оружия преследует цель сковать действия наступающих сил противника и предотвратить высадку тактических и оперативно-тактических десантов на острова, занимающие ключевые позиции на подступах к проливной зоне и непосредственно в ней. Для постановки оборонительных минных заграждений в этих районах предусматривается привлечь семь минных заградителей, более 50 тральщиков и значительную часть боевых кораблей и катеров, самолеты базовой патрульной и тактической авиации ВМС и ВВС ФРГ и Дании, а также самолеты авианосной авиации из состава ударного флота НАТО на Атлантике и стратегические самолеты В-52 ВВС США. Кроме того, для решения этой задачи могут быть использованы специально переоборудованные для этих целей военные транспорты и гражданские суда и даже железнодорожные и автомобильные паромы.

В ВМС Дании и ФРГ имеется значительный запас мин, а разветвленная система их складирования в непосредственной близости от вероятных районов постановки позволяет рассредоточить минные заградители и другие корабли – постановщики мин по пунктам складирования, быстро произвести приемку этого оружия и в течение ограниченного времени осуществить блокаду проливной зоны.

В отдельных проливах, в том числе Большой Бельт, Малый Бельт и Зунд, предусматривается заблаговременно, до начала боевых действий, установить управляемые с берега минные заграждения, которые будут использоваться для уничтожения прорывающихся через эти районы кораблей противника.

Блокирование зоны Балтийских проливов, по мнению командования НАТО, позволит выиграть время и усилить свою обороняющуюся группировку на Датских островах и полуострове Ютландия за счет переброски морем сил с других ТВД, а также путем маневра силами в пределах проливной зоны. В случае прорыва сухопутными группировками противника оборонительных рубежей на территории земли Шлезвиг-Гольштейн или потери Датских островов предусматривается вывести оставшиеся корабли западногерманского и датского флотов из проливной зоны и заминировать проливы Каттегат и Скагеррак, а в последующем выставить мины и в Северном море, прежде всего в восточной его части.

Физико-географические условия Северного моря, так же как и Балтийского, благоприятны для минных постановок. Его глубины плавно увеличиваются от 20-30 м на юге до 200 м на севере. Исключением является Норвежский желоб, где они достигают 800 м. Рельеф дна неровный. В море много песчаных гряд, отмелей и узких впадин. Самая значительная отмель – Доггер-Банка – имеет глубины 14-18 м. Береговая черта изрезана слабо. Подходы к портам и ВМБ возможны только по фарватерам. Глубины акваторий основных портов 5-10 м, а входных фарватеров и рекомендованных курсов 7-50 м.

Все это, с одной стороны, облегчает использование минного оружия против надводных кораблей и подводных лодок противника, с другой – затруднит действия своего флота в случае применения такого же оружия противником.

В начальный период войны минное оружие в Северном море намечается использовать ограниченно, главным образам для обороны военно-морских баз, портов и районов добычи нефти. Отдельные минные поля и банки могут быть выставлены на вероятных маршрутах движения подводных лодок противника.

Планируя активно применять мины при ведении боевых действий в Балтийском и Северном морях, руководство Североатлантического блока выделяет значительные средства на их разработку и производство. Как сообщалось в иностранной печати, на вооружении ВМС ФРГ и Дании находятся в основном американские и английские мины 50-60-х годов, такие, как Мк-25, Мк-36, Мк-50, Мк-52, Mk-IV, Mk-V и другие. В последние годы интенсивно разрабатываются и уже серийно выпускаются мины собственных конструкций, в частности в ФРГ – UMS и G1. Между странами блока осуществляется широкий обмен информацией, системами и приборами, координируются научные исследования. Подтверждением этого может служить сотрудничество Дании и ФРГ в создании мин SA1 и SGM80. В ходе НИОКР главное внимание уделяется универсальным (по носителям) минам, повышению их тралостойкости, а также унифицированным системам взрывателей и защитных устройств.

Предусматривая активное использование минного оружия в боевых действий в Балтийском и Северном морях, командование НАТО одновременно придает большое значение развитию его носителей. К активным минным постановкам планируется привлекать не только силы из состава ВМС и ВВС ФРГ и Дании, но и других стран – Норвегии, Нидерландов, Великобритании и США. Это приспособленные для постановки мин базовые патрульные самолеты «Орион» (Норвегия и США), «Нимрод» (Великобритания), «Атлантик» (Нидерланды), английские легкие бомбардировщики «Буканир», а также самолеты авианосной авиации «Интрудер», «Корсар» и «Викинг» с американских авианосцев, развернутых в Северном море, и стратегические бомбардировщики В-52 ВВС США. Кроме того, ставить мины могут самолеты военно-транспортной авиации указанных стран.

Балтийское и Северное моря хорошо оснащены в навигационном отношении. Их радиотехнические средства (радиомаяки и радионавигационные системы «Омега», ЛОРАН, «Декка», ШОРАН, ТАКАН, «Рейдист»), а в некоторых случаях и светотехнические (береговые и плавучие маяки, светящиеся знаки, буи и вехи) дают возможность осуществлять минные постановки с высокой точностью в сложных метеорологических условиях. Так, система «Рейдист» обеспечивает определение места с точностью 5 м на дальностях до 250 миль, что позволяет выставлять минные заграждения на подходах к ВМБ и портам.

В целях наиболее эффективного применения мин командование ВМС НАТО большое внимание уделяет выработке единой тактики. Оно создало специальную рабочую группу по разработке общих принципов использования минного оружия на морских ТВД и постоянно отрабатывает эти вопросы в ходе многочисленных учений национальных флотов и ВМС блока, таких, как «Тим уорк», «Нозерн уэддинг», «Блю харриер», «Брайт хорайзн», «Ботани бэй» и других.

Все это чрезвычайно осложняет боевую работу наших подводников.

ПРОЕКТ 615, А615 QUEBEC CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 615.

Код НАТО: 31-го класса QUEBEC. Водоизмещение: 392; 405,8/503,9 т. Размеры: 56,76x4,46x3,59 (2,78) м. Силовая установка: 2 бортовых дизеля М-50, 2x900 л.с.; 1 дизель 32-Д, 900 л.с.; аварийный электродвигатель ПГ-106, 78 л.с.; аккумуляторы 23-МУ (60 элементов); 3 винта.

Топливо: 19,54 т; 8,6 т жидкий кислород; 14,4 т химпоглотитель.

Вооружение: 4-533 мм ТТ (нос), 4 торпеды К-45; 1 двухствольная артустановка 25 мм 2М-8 (с 1956 г. артиллерия снята). Скорость: 16,1/15 узлов. Глубина погружения: 120/100 м. Автономность: 10 суток. Экипаж: 29 человек.

Строительство: с 1953 г. (М-254) до 1962 г. (М-361). В 1959-71 г.г. выведены в резерв и списаны.

В декабре 1946 г. начаты работы в ЦКБ-18 по ПЛ с единым двигателем, главный конструктор А.С. Кассациер. Полуторакорпусная, 7 отсеков. Обшивка ограждения рубки дюралюминиевая, все двигатели – на амортизаторах.

М-257 – пожар в 1956 г., М-259 – взрыв в 1956 г., М-351 – затонула 22.08.57 г., поднята.

Подводная лодка подготовлена к разделке с использованием удлиненного кумулятивного заряда в плавучем доке завода имени 61 коммунара. Легкий корпус в районах реза предварительно снят.

(Снимок из газеты «На трудовой вахте»)

О РДП И ЕДИНОМ ДВИГАТЕЛЕ

Еще сто лет назад конструкторы и изобретатели подводных лодок понимали, что держать на корабле два двигателя – один для подводного, другой для надводного хода – нецелесообразно, и не оставляли попыток разработать единый двигатель, либо хотя бы оснастить бензомотор или дизель устройством для подачи воздуха, когда субмарина находится на перископной глубине.

Контр-адмирал кригсмарине Э.Гофт утверждал, что первый успех принесло изобретение так называемого шнорхеля, но те же немецкие подводники признают, что аналоги видели на голландских лодках и четко известно – впервые такую трубу установили в 1925 году на итальянской подлодке «Сирена».

Советский кораблестроитель Г.М.Трусов установил, что подобное «устройство впервые предложил в 1915 году командир подводной лодки «Акула» лейтенант Н.А.Гудим». Однако дальнейшие исследования показали, что авторами прототипа РДП вполне могут быть признаны С.Янович, Б.Е.Сальяр…

Инженер-контр-адмирал М.АРудницкий осматривал остатки РДП Сальяра на балтийских лодках «Леопард» и «Волк». Историк флота Н.А.Залесский видел снимок ПЛ «Кугуар» с РДП.

Все это однозначно свидетельствует – подобное устройство было изобретено и применялось в России рань- те, нежели в и н остр я иных флотах. Короче, помните анекдот про съезд патентоведов?

О едином двигателе если и забыли, то не навсегда. Историк советского подводного флота капитан 1-го ранга В.И.Дмитриев установил, что в 30-е годы инженер С.А.Базилевский создал «Редо» – регенеративный единый двигатель особого назначения, который в августе 1938 года установили на экспериментальной подводной лодке XII серии С-92. Это был дизель, работавший на газовой смеси; лодка успешно прошла испытания, несколько раз выходила в море.

Группа Базилевского приступила к проектированию единого двигателя в 1935 году, смонтировала его на С-92 через 3 года. А что в этом отношении тогда делалось в других странах?

В том же году Англия и Германия заключили соглашение, по которому «третьему рейху» разрешили строить субмарины, а уже в следующем году профессор Г.Вальтер представил проект парогазовой турбины для подводной лодки. Трудно поверить, что немцам удалось столь скоро справиться со столь сложным делом, видимо, они не один год готовились к отмене статей Версальского договора, запрещавшего Германии иметь подводный флот. В установке Вальтера окислителем служила 80-процен- тная перекись водорода, которая разлагалась в камере на водяной пар и кислород, последний сжигался с жидким топливом, в которое впрыскивалась питательная пресная вода. Образовавшаяся горячая парогазовая смесь под высоким давлением затем поступала в турбину, потом охлаждалась. Вода возвращалась на исходную позицию, ненужная углекислота удалялась за борт. Проект Вальтера сразу заинтересовал моряков. «Мы ухватились за него и добились того, что командование военно- морским флотом энергично поддержало это исключительно важное изобретение», – вспоминал гросс-адмирал К.Дениц. В 1937 году немцы приступили к созданию лодок Вальтера, но из-за технических трудностей до начала второй мировой войны не получили ни одной, сказалось и скептическое отношение руководства «кригсмарине» к подобным новинкам.

Схема устройства РДП: 1 – воздушная шахта, 2 – обтекатель, 3 -покрытие, предохраняющее от радиолокационного облучения, 4 – головка с клапаном, предотвращающим попадание в шахту забортной воды, 5 -антенна радиоприемника радиолокационного излучения, 6 – антенна системы «свой – чужой», 7 – поплавок, управляющий положением клапана 4, 8 -козырек шахты для выпуска отработавших газов 9, 10 – клапан, 11 -рычаг.

Схема парогазовой турбинной установки: 1 – насос для подачи перекиси водорода, 2 – камера разложения перекиси, 3 – камера горения, 4 -форсунка, 5 – главная турбина, 6 – конденсатор, 7 – конденсатный насос, 8 – холодильник для питательной воды, 9 – питательный насос, 10 -подача питательной воды в камеру горения, 11 – компрессор выхлопных газов, 12-редуктор, 13- электродвигатель экономичного хода, 14 – гребной винт.

Только в 1942 году заложили 4 опытовые субмарины XVIIBa серии (или Ва-201) водоизмещением 236/294 т, оснастив каждую парогазовой турбиной в 5 тыс. л.с., позволявшей развивать под водой до 26 узлов (у дизель- электрических – максимум 10 узлов). Правда,ненадолго.Запас окислителя занимал солидный объем 40 куб.м, дальность плавания не превышала 80 миль.

Построив три лодки, немцы в 1944 году начали готовить 12 тоже опытовых XVIIE серии большего (312 т) водоизмещения с 2,5-тысячесильными турбинами и скоростью 21,5 узла при дальности плавания под водой 1115 миль. Закончили тоже три, за ними последовала дюжина малых, уже боевых лодок ХУИГ серии, у которых запас перекиси водорода довели до 50 куб. м, однако этот заказ не выполнили.

Не довелось повоевать и средним субмаринам XVII- Фау серии водоизмещением 659 т. На них предполагалось разместить 98 куб. м окислителя, две турбины Вальтера общей мощностью 2,1 тыс. л.с., которые должны были обеспечить под водой 19-узловый ход при дальности плавания 205 миль.

Тогда же немцы наметили пополнить «кригсмарине» 200 средними подлодками XXVI серии водоизмещением по 842 т, с 7,5-тысячесильной турбиной. Если их предшественницы имели по два носовых торпедных аппарата, то у этих их было десять, причем их разместили в центре корпуса, чтобы выпускать торпеды назад – лодка атаковала противника на отходе, чтобы быстрее уйти от преследователей. Сотню недостроенных субмарин разобрали после войны, та же участь постигла заказанные в начале 1945 года две большие (1485 т) лодки XVIII серии с 5 торпедными аппаратами и 5 турбинами общей мощностью 5,5 тыс. л.с., для которых требовалось 204 куб. м окислителя.

Схема работы дизеля по замкнутому циклу «крайслауф»: 1 – дизель, 2 – подача воздуха, 3 – выхлоп газов в надводном положении, 4 – переключение выхлопа на замкнутый цикл, 5 – циркуляция выхлопных газов в подводном положении, 6 – холодильник, 7 – перепускной клапан для регулирования температуры газов, 8 – газовый фильтр, 9

– смеситель для обогащения выхлопных газов кислородом, 10 – баллоны с кислородом, 11 – кислородный редуктор, 12 – регулятор подачи кислорода, 13 – регулятор давления при работе двигателя по замкнутому циклу, 14

– компрессор выхлопных газов, 15 – выпуск избыточных газов, 16 – редуктор, 17 – разобщительная муфта, 18 – электродвигатель экономичного хода, 19 – гребной винт.

WHISKEY TWIN CYLINDER class с двумя ракетами П-5 на борту.

Транспортно-пусковой контейнер с крылатой ракетой П-5 береговой обороны на колесной базе.

После войны документы о двигателях Вальтера достались англичанам и американцам, последние в конце 40-х годов опробовали его на дизель- электрической «Корпорел» и сочли бесперспективным. Главным образом, из-за небольшой дальности плавания полным ходом под водой, изрядной пажароопасности, чувствительности к изменению глубины погружения и высокой стоимости эксплуатации.

Тем не менее в 1956 году англичане начали строить 2 опытные субмарины типа «Эксплорер» с двумя вальтеровскими установками по 4 тыс. л.с. Спустя 9 лет, завершив программу испытаний, их списали – преемников у них не было.

В 1960 году и шведы попробовали оснастить экспериментальными парогазовыми турбинами 2 из 6 новых дизель-электрических лодок типа «Дракон», чтобы добиться хотя бы ненадолго 25-узлового хода под водой. И согласилось с выводами американских экспертов.

В 1942 году, не ограничившись опытными вальтеровскими лодками, немцы взялись за эксперименты с другим видом единого двигателя – установкой «крайслауф» (бег по кругу). Суть ее состояла в том, что в подводном положении в цилиндры дизеля впрыскивался газообразный или жидкий кислород, хранящийся в баллонах (не правда ли, напоминает работы Никольского и Базилевского?). Выхлопные азы очищались, обогащались кислородом, и их вновь отправляли в цилиндры. Судя по расчетам, установка мощностью 1,5 тыс. л.с. могла обеспечить скорость до 16 узлов, однако слишком уж был велик расход компонентов горючей смеси. «Крайслауф» думали применить на малых и средних субмаринах, поскольку было ясно, что на большую дальность плавания рассчитывать не приходится. У немцев дальше экспериментов дело не пошло, как и у шведов, попробовавших внедрить «крайслауф» на лодках среднего тоннажа типа «Шьормен», строившихся с 1962 года.

В советском флоте работы с РДП продолжили в 1943 году, опробовав на плавучей зарядовой станции Б-2 (бывшая подводная лодка «Пантера» типа «Барс»). Когда она шла на перископной глубине под дизелями, воздух к ним подавался через вертикальную трубу. Позже подобным устройством оснастили боевую лодку ID,-310V бис-2 серии. Напомним: немцы начали применять аналогичные «шноркели» только со следующего года.

Что же касается единого двигателя, то работы над ним продолжались, и в феврале 1951 года на одном из ленинградских заводов заложили опытовую лодку С-99 проекта 617 с парогазовой турбиной. Окислителем служила перекись водорода, 100-тонный запас которой держали в синтетических забортных цистернах. Это весьма напоминает установку Вальтера, но, как утверждают капитаны 1- го ранга В.Баданин и Л. Худяков, советским специалистам трофейная документация и техника не достались. Вступив в строй в 1958 году, С-99 совершила несколько плаваний, запуск турбины производили на глубине 80 м, на 120 м лодка ходила довольно долго и не более 5 минут 50 м глубже (американцы были правы). В мае 1959 года из-за разложения перекиси водорода в трубопроводе произошел взрыв, никто не пострадал, С-99 вернулась на базу, но восстанавливать ее не стали.

В тот же период отрабатывали единый двигатель для малых субмарин 615-го проекта, не без оснований прозванных «зажигалками». После того, как одна из таких «малюток» затонула на Балтике после пожара, их постепенно вывели из боевого состава.

ПРОЕКТ 613 WHISKEY CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 613.

«Комсомолец Казахстана»,

«Ульяновский комсомолец» + 38 единиц.

Код НАТО: 40-го класса WHISKEY.

Водоизмещение: 1080/1350 т.

Размеры: 76x6,5x4,9 м.

Силовая установка: 2 дизеля, 4000 л.с.; 2 электродвигателя, 2700 л.с.; 2 винта.

Вооружение: 6-533 мм ТТ (4 нос, 2 корма), 12 торпед или 24 мины АМД-1000.

Скорость: 18/14 узлов.

Дальность хода: 8500 миль (10 узлов).

Экипаж: 54 человека.

Строительство: двухкорпусная, 7 отсеков – Горький (завод «Красное Сормово»), Комсомольск, Ленинград (завод «Балтийский»), Николаев в 1951-57 г.г. Всего построено 215 единиц. Главный конструктор Я.Е. Евграфов, с 1950 г. – З.А. Дерибин. Для Минрыбхоза и океанологии были оборудованы две ПЛ: «Северянка» и «Славянка». Поставлено в разные страны 40 единиц: в настоящее время в строю 3 в Албании, 2 в Египте, 2 в Индонезии, 4 в Северной Корее, 2 в Польше. Китай строил ПЛ по советским чертежам.

ПРОЕКТ 865 («ПИРАНЬЯ») И ДРУГИЕ «МАЛЮТКИ» (КОД НАТО LOSOS CLASS. МС-520, МС-521)

Главный конструктор проекта Ю.К.Минеев.

Это непростые субмарины. Многие из них к ВМФ России не имеют никакого отношения. Они привлекаются для специальных операций бывшего КГБ СССР.

В июне 1988 года в проливе Зунд под самым своим носом шведы обнаружили лежавшую на дне маленькую подводную лодку, ее длина не превышала 30 метров. Корабль, засекший лодку сонаром, вызвал противолодочные вертолеты и, поскольку дело было в территориальных водах Швеции, сразу же началась атака глубинными бомбами. Задерганным бесконечными нарушениями своих морских границ шведам даже было все равно – натовская это или советская ПЛ.

После того, как взорвались первые бомбы, на поверхности забурлили пузыри воздуха, и атакующие поняли, что лодка со дна поднялась. Бомбежка продолжалась еще некоторое время, потом пустили на дно водолазов. Совсем рядом с воронками от глубинных бомб на грунте они увидели отпечаток киля лежавшей там субмарины.

По мнению экспертов, взрывы были очень близко и не могли не повредить корпус лодки.

Вскоре неподалеку в нейтральных водах появился советский спасательный буксир: шведы зацепили лодку основательно.

Маленькие советские субмарины досаждали не только шведам, которые обнаруживали их даже в бухте Стокгольма. Американцы видели их прямо в акватории своей базы Субик-бэй на Филиппинах, сталкивались с ними и норвежцы, и японцы.

Раньше информации о таких лодка-малютках ни у кого не было, и охотиться за ними было чрезвычайно трудно – практически невозможно. Теперь – другое дело. В торговом раже Минобороны России раскрыло все секреты потенциальным покупателям и противникам. Даром. Не грех теперь и нашему читателю немного рассказать про бывшие военные тайны.

История советских сверхмалых лодок для разведывательных и диверсионных операций восходит к 1955 году, когда 29 октября в 1 час 30 минут от страшного взрыва в севастопольской бухте перевернулся и затонул линкор «Новороссийск» и погибло шестьсот моряков.

Наиболее вероятной причиной взрыва представляется диверсия итальянских боевых пловцов, доставленных на внутренний рейд Севастополя сверхмалой подводной лодкой SX фирмы «Cos.mo.s.».

Малая ПЛ 3 ранга «Пиранья» на ходовых испытаниях.

Компоновочная схема сверхмалой ДЭПЛ «Пиранья».

Несмотря на мизерные размеры, аналогичные ПЛ во время 2-й мировой войны, «натворили» немало: итальянские водители человеко-торпед подорвали в порту Александрии два английских линкора, «Куин Элизабет» и «Вэлиент»; английские боевые пловцы в ответ отправили на дно сначала легкий крейсер «Тройано», потом тяжелый крейсер «Больцано».

Англичане лейтенанты Плейс и Кэмерон на сверхмалых субмаринах «Х6» и «Х7» прорвались через стальные сети, окружавшие линкор «Тирпиц» и двумя зарядами продолжили дело командира советской подлодки «К- 21» Лунина, попавшего торпедой перед тем в главный фашистский линкор – проломили ему корпус в двух местах, да так, что корабль водоизмещением 40000 тонн подбросило из воды на два метра! Потом «Тирпиц», совершенно неподвижную мишень, добили английские бомбардировщики.

Английская сверхмалая «ХЕ-3» под командованием Фрейзера в Сингапуре скрытно подошла под днище японского тяжелого крейсера «Токао», и водолаз Мэгенис установил на днище шесть присасывающихся мин. Лодка «ХЕ-1» под руководством Смарта также опустила свои заряды рядом с крейсером. После взрывов, потопивших корабль, обе субмарины вышли к своим буксировщикам и вернулись в базу.

Отомстившая за оскорбление итальянского флота («Новороссийск» был флагманским линкором «Джулио Чезаре» и передан СССР как трофей) минилодка «Космос» несла две человекоуправляемые торпеды длиной 7 метров и массой 2,4 т, глубиной погружения до 60 метров. Они управлялись двумя диверсантами, имели радиус действия 50 миль при скорости 3,3 узла и несли заряды с 270 кг взрывчатого вещества и 8 небольших добавочных зарядов. Водители размещались на торпеде под прозрачным колпаком.

Сама ПЛ двигалась на поверхности или под шноркелем (устройство для работы дизеля под водой) с дизелем мощностью 300 л.с., а под водой – на электромоторе. Пять человек экипажа и восемь подводных диверсантов. После 1955 года итальянская фирма «Космос» продала 70 таких субмарин. Местопребывание их сохраняется в тайне. Известно только, что две из них приобретены Колумбией и 12 – Пакистаном.

Организатор и вдохновитель итальянских морских диверсантов князь Боргезе, человек, помышлявший занять место Муссолини, поклялся отомстить советскому флоту, и свидетельства, это подтверждающие, имеются.

Главное из них, на мой взгляд то, что Советский ВМФ заказал отечественным конструкторам сверхмалые подводные лодки.

Боргезе после войны стал лидером неофашистов, готовил в декабре 1970 года государственный переворот, но заговор был раскрыт и «черному» князю пришлось бежать в Испанию под покровительство диктатора Франко, где он и умер в возрасте 68 лет в 1974 году.

Его похороны в усыпальнице рода Боргезе вылились в крупнейшую неофашистскую демонстрацию. Его жена, русская графиня Дарья Олсуфьева на письмо известного исследователя Б.Коржавина с просьбой рассказать о роли князя Боргезе в катастрофе «Новороссийска», промолчала. Молчание – знак согласия?

Наши боевые пловцы также не лыком шиты. В 1953 году в Лондон с дружественным визитом прибыл советский крейсер «Свердлов» и при швартовке продемонстрировал восхитительные маневренные качества.

Командир английских подводных диверсантов, опытнейший капитан 3-го ранга Крэбб стал жертвой авантюрной попытки обследовать обводы подводной части корпуса и винты нашего корабля.

Его труп в разорванном легководолазном костюме был обнаружен в Темзе недалеко от берега.

Официальная версия – попал под винты крейсера при утреннем проворачивании механизмов…

На выставке вооружений в Абу-Даби чертежи и макет сверхмалой подлодки «Пиранья» вызвали настоящий фурор. Таких лодок в мире нет.

Ее силуэт напоминает контуры ПЛАРБ проекта 667Б («Дельта-1»), только в гаргроте за рубкой не баллистические ракеты, стоящие вертикально, а горизонтально расположенные торпедные аппараты. Она действительно самая малая, «ихние» малые – в шесть раз больше.

Что-либо подобное «Пиранье» немцы сделают, может быть, к 2000 году (проект ТР-300), а итальянцы (S300 СС) – через 10 лет.

У «Пираньи» больше, чем у кого бы то ни было в мире, оружия на тонну веса: мины, торпеды, диверсанты – на войне один диверсант способен сделать больше, чем дивизия.

Над «Пираньей» в «Малахите» стали работать в начале 70-х. Раньше делали великие лодки для великой страны – «малышки» шли вторым номером. Но денег хватало на все. И хоть звезды и премии вручали тем, кто строил «монстров», коллектив, возглавляемый Юрием Константиновичем Минеевым, решил уникальную задачу.

В 1988 году «Пиранью» сдавали Военно-Морскому Флоту – действующий образец. Испытания проходили на Балтике. Конструкторы вспоминают, как недоверчиво смотрел на «недомерка» главный специалист-механик Лиепайской военно-морской базы. Однако после ходовых испытаний заявил, что «интересней лодки еще не видел».

Сегодня две такие ПЛ стоят на приколе в Кронштадте, практически не отходя от причальной стенки: на Бал- тфлоте, как в захудалом колхозе, нет «горючки».

Третью «Пиранью» будут строить для Швеции на продажу. От наших моряков заказа не будет: за последний год-два в России не заложено на верфях ни одного боевого корабля – впервые со времен Петра Великого.

«Пиранья» незаменима для ведения боевых действий во внутренних морях. Балтику, Черное, Красное моря она способна пересекать вдоль и поперек. Уникальные технологии сделали ее почти бесшумной. У «Пираньи» нет магнитного поля – ее не «берут» мины.

Группа главного конструктора Минеева не теряет надежды построить малую ПЛ нового поколения «Пи- ранья-2». Но у России до сих пор нет военной доктрины, а у «Малахита» – денег.

Проект практически готов, но в него вносят все новые и новые «интересности», дорабатывают, улучшают. На что надеются?

ХАРАКТЕРИСТИКИ МАЛЫХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК

* Всего «Тритонов» 30 единиц: В-483…В-490, В-520…В-543. Главный конструктор Ю.К. Минеев (ЦК5-16 «Малахит»), Строились на ЛАО в Нижнем Новгороде.

СРЕДСТВА РАДИОТЕХНИЧЕСКОМ РАЗВЕДКИ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК

Среди многочисленных носителей средств РЭБ особое место занимают подводные лодки (ПЛ), которые в силу присущих только им качеств, прежде всего скрытности, способны решать с высокой эфффективностью широкий круг возложенных на них задач. Вместе с тем бурное внедрение на флот новейших достижений науки и техники в области обнаружения и уничтожения подводных целей оказало непосредственное влияние на повышение возможностей противолодочных сил и усложнила деятельность ПЛ. В связи с этим наиболее остро ставится вопрос об оснащении их современными средствами обнаружения противника, к числу которых относятся средства радиоэлектронной разведки (РЭР), включающей радиотехническую (РТР).

На вооружении подводных лодок находятся станции радиотехнической разведки второго поколения.

Они считаются самыми современными и предназначены для перехвата и обработки сигналов, излучаемых РЛС противолодочных кораблей и самолетов противника.

Станция РТР включает антенную систему, приемное устройство, блок управления, процессоры и дисплеи.

Приемник состоит из съемных высокочастотных блоков, которые можно подключать к антеннам различной конструкции, в том числе и всенап- равленным. Диапазон рабочих частот станции определяется количеством этих блоков.

В ней автоматизированы функции приема, анализа, обработки и отображения сигналов, которые могут выполняться как во всем диапазоне частот, так и на отдельных его участках. Два программно-совместимых процессора повышенной надежности используются для управления станцией и обработки данных разведки. Первый из них общего назначения (состоит из арифметическо-логического блока, много-функционального блока управления и устройств ввода-вывода информации) обеспечивает параллельную работу различных устройств станции. Второй контролирует работу функциональных устройств станции и отличается от первого только некоторыми характеристиками. Он автоматически определяет направление на источник излучения сигналов, распознает их и анализирует параметры (частоту, вид модуляции, ширину и амплитуду импульса, скорость сканирования антенны, частоту повторения импульсов и другие), по которым оценивается радио-электронная обстановка и степень угрозы для подводной лодки со стороны противника.

Запоминающее устройство содержит до 200 сигналов современных РЛС, по которым определяются типы обнаруженных источников излучения. Результаты обработки данных отображаются на дисплеях и выдаются в отпечатанном виде.

В станции имеется четыре дисплея: на первом ото-, бражаются результаты пеленгования, на втором и третьем – информация об угрозе подводной лодке, параметры перехваченных сигналов и т.д., на четвертом – результаты их анализа.

Цифровая обработка сигналов позволила повысить достоверность данных и обеспечила сопряжение с системами управления оружием, что значительно сократило время реакции (до миллисекунд) при минимальном участии оператора.

В станции РТР предусмотрены автоматический, полуавтоматический и ручной режимы работы. В первом ведется секторный поиск, определяется частота перехваченного сигнала, частота повторения и ширина импульсов.

Станция другого типа способна захватывать, регистрировать и анализировать сигналы РЛС, а также передаваемые по радио- и радиорелейным линиям связи.

В станцию входят антенная группа, блоки распределения каналов перехвата, демодуляции, регистрации сигналов, а также приемная группа, пеленгатор, средства отображения, вспомогательные приборы и устройства. Ее технические средства размещены в стойках, сгруппированных по функциональному назначению. К станци подключаются пять рабочих мест операторов, находящихся в рубке радиоразведки и радиорубке.

Система РТР способна обнаруживать, идентифицировать и определять направление на корабли, подводные лодки и самолеты противниках, излучающие сигналы. Основными ее элементами являются: антенная система с приемным устройством, четырехканальный пеленгаторный приемник, процессор, пульт управления и отображения информации.

В антенную систему входят широкополосная всенаправленная антенна (установлена в командирском перископе) и четыре пеленгатор- ные антенны рамочного типа (расположены в мачте РТР). Приемное устройство подключено к всенаправлен- ной антенне, а четырехканальный пеленгатор- ный приемник – к пеленгаторным. Принятые ими сигналы поступают в процессор, который вычисляет амплитуду, ширину импульса, время приема сигналов и направление на их источники излучения. Пульт управления и отображения информации включает органы управления системой, отображения данных, устройство звуковой сигнализации и индикатор неисправности аппаратуры.

Цель, представляющая угрозу для подводной лодки, на экране отображается в буквенно-цифровой форме: вид носителя (ракета обозначается стрелкой, а класс – ее направлением, тип самолета – буквой). Здесь же указывается направление и расстояние до нее. При обнаружении работающей РЛС наведения ракет противника на экране появляется мерцающее пятно, а в науш- нинах оператора прерывистый звук.

Система РТР начинает функционировать, когда ПЛ находится на перископной глубине с поднятым командирским перископом.

Модифицированный из GOLF-I class проект 629КС GOLF SSQ.

ПЛ проекта 613 радиолокационного дозора, дооборудованная новой ГАС.

ПРОЕКТ 629КС, 629Р GOLF SSQ CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 629КС.

Код НАТО: 3-го класса GOLF. Водоизмещение: 2000/2800 т. Размеры: 100x8x7,5 м.

Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5500 л.с.; 3 винта.

Вооружение: 10-533 мм ТТ (6 нос, 4 корма), 16 торпед.

Скорость: 15/14 узлов.

Дальность хода: 6000 миль.

Экипаж: 87 человек (в т.ч. 12 офицеров).

Навигационно-акустическое оборудование: 2 радара, 2 сонара («Геркулес», «Феникс»),

Строительство: 3 единицы: К-83, К-107, К-96 в 1973-79 г.г. переведены на Тихоокеанский Флот с Северного Флота. К-107 перешла на Северный Флот. Ракеты и кормовые ТА сняты. Переоборудованы во Владивостоке («Дальзавод») из ракетной ПЛ в корабль связи (ретрансляторы). Главный конструктор В.В. Борисов.

ПРОЕКТ 640 WHISKEY CANVAS BAG CLASS

Тактико-технические данные аналогичны ПЛ проекта 613 WHISKEY-V class.

С 1961 г. оборудованы в ПЛ РЛС-дозора С-62, С-73, С-149, С-151.

Основное назначение – радиоразведка и РЛС-дозор. Водоизмещение: 1062 т. Размеры: 76x6,3x5,1 м.

Вооружение: 4 ТА. РЛС «Касатка» стабилизирована и работоспособна при волнении до 7 баллов. СС-73 списана в 1978 г. (Тихоокеанский Флот).

ПРОЕКТ 690 «КЕФАЛЬ» BRAVO CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 690 «Кефаль»

С-368, СС-256, СС-310, СС-356.

Код НАТО: 4-го класса BRAVO. Водоизмещение: 2750/3300 т. Размеры: 73 х 9,8 х 7,3 м.

Силовая установка: 1 дизель, 3500 л.с (плюс 1 вспомогательный дизель); 1 электродвигатель, 3000 л.с.; 1 винт. Скорость: 15 узлов.

Вооружение: 2 ТТ (1-533 мм, 1-406 мм).

Экипаж: 60 человек.

Навнгационно-акустическое оборудование: ГАС «Арктика», 1 радар «Тобол».

Строительство: Комсомольск, 1967-70 г.г. Всего построено 4 единицы, по одной на каждый из четырех флотов.

Назначение: Конструкция ПЛ позволяет производить учебные торпедные стрельбы по корпусу.

СС-310 (31 октября 1970 г.) – на Черноморском Флоте.

ПРОЕКТ 940 «ЛЕНОК» INDIA CLASS ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 940.

БС-203 «Комсомолец Узбекистана», БС-486. Код НАТО: 2-го класса INDIA. Водоизмещение: 3950/4800 т. Размеры: 106x10x7 м.

Силовая установка: 2 дизеля Д-42, 3800 л.с.; 2 электродвигателя, 2700 л.с.; 2 винта в насадках.

Скорость: 15/10 узлов.

Строительство: Комсомольск, 1975-80 г.г., 2 единицы.

Назначение: Носители глубоководных спасательных аппаратов (по типу ДСРВ США). Для спасательных работ и исследований, вооружения нет. БС-203 – Северный Флот, БС-486 – Тихоокеанский Флот. Оборудованы подруливающими устройствами, системой глубоководной постановки на якорь. БС-486 принимала участие в спасении экипажа С- 178 в 1981 г. С 1990 г. – в резерве.

ПРОЕКТ 1840 БС-555 LIMA CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 1840 БС-555.

Код НАТО: 1-го класса LIMA. Водоизмещение: 1650/2300 т. Размеры: 78x8x6 м.

Силовая установка: 2 дизеля 37-Д, 4000 л.с.; 1 электродвигатель ПГ-102, 2700 л.с.; 1 винт. Скорость: 17/14 узлов. Глубина погружения: 375 м. Экипаж: 42 человека.

Навигационно-акустическое оборудование: 1 радар,

2 сонара: актив, пассив. Строительство: Ленинград (завод «Судомех»), 1979 г. Назначение: Для гидроакустических исследований. Вооружения нет.

ПРОЕКТ 1710 «МАКРЕЛЬ» BELUGA CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 1710 «БЕЛУГА».

Код НАТО: 1-го класса SS-533 BELUGA.

Водоизмещение: 1900/2400 т.

Размеры: 62x8,7x6 м.

Силовая установка: 1 дизель, 2000 л.с.; 1 электродвигатель, 2700 л.с.; 1 винт.

Скорость: 10/28 узлов.

Экипаж: 40 человек.

Строительство: Ленинград (завод «Судомех»), 1982 г. Переведена на Черное море.

Назначение: Носитель глубоководного аппарата. Для отработки формы корпуса скоростных ПЛ. Вооружения нет.

«ОКЕАНОЛОГ»

Год постройки:1975. Водоизмещение: 12 т. Диаметр: 5 м.

Глубина погружения: 600 м. Скорость: 3 узла. Экипаж: 3 человека.

«АРГУС»

Год постройки: 1976. Водоизмещение: Ют.

Строился в Ленинграде (Санкт-Петербург), завод «Адмиралтейский».

ПРОЕКТ 1837,1837К INDIA CLASS

АПС-5, АПС-11, АН С 18…27

Год постройки: 1978. Водоизмещение: 35 т. Длина: 12,1 м.

Глубина погружения: 2000 м. Время работы под водой: 11 ч.

Базируются на ПЛ класса «Индиа», СС «Коммуна», СС «Эльбрус», QC-3. Всего 12 единиц.

«ЭЛЬБРУС»

Год постройки: 1981. Длина: 13,7 м.

Базируются на спасательных судах типа «Эльбрус».

«СКАТ»

Год постройки: 1977. Водоизмещение: 0,040 т. Глубина погружения: 6000 м.

Необитаемый автономный аппарат.

«АТЛАНТ-2»

Год постройки: 1975. Водоизмещение: 8 т. Размеры: 4,3x3,2x1,8м. Глубина погружения: 300 м.

Экипаж: 2 человека.

Электроснабжение по кабелю. Строился в Ленинграде (Санкт-Петербург). Серийные аппараты называются «Тетис».

«ПАЙСИС-7, -11»

Год постройки: «Пайсис-7» – 1975; «Пайсис-11» – 1976.

Водоизмещение: 0,68 т.

Размеры: 5,8x3x3,6 м.

Глубина погружения: 2000 м.

Скорость: 2 узла.

Экипаж: 3 человека.

Канадской постройки.

«СЕВЕР-2»

Год постройки: 1970. Водоизмещение: 0,68 т. Размеры: 5,8x3x3,6 м. Глубина погружения: 2000 м.

Скорость: 2 узла. Экипаж: 3 человека. Канадской постройки.

ПРОЕКТ 1832 «СЕВЕР-2»

Год постройки: 1970. Водоизмещение: 28/40 т. Размеры: 12,5x2,7x3,8 м. Глубина погружения: 2000 м. Скорость: 4 узла. Экипаж: 3-5 человека.

Строился в Ленинграде (Санкт-Петербург), завод «Адмиралтейский». Всего 4 единицы: ЛС-17, ЛС-8, ЛС-28, ЛС-34.

«СЕВЕР-М»

Год постройки: 1977. Глубина погружения: 300 м. Экипаж: 12 человека.

«ОСМОТР»

Год постройки: 1988. Глубина погружения: 300 м.

Строился в Ленинграде (Санкт-Петербург), завод «Адмиралтейский».

ПРОЕКТ 1839,1839.2 ELBRUS CLASS

Водоизмещение: 45 т. Длина: 13,7 м.

Глубина погружения: 2200 м.

Строился в Ленинграде (Санкт-Петербург), завод «Адмиралтейский». Всего 19 единиц. Базируются на СС «Г.Козь- мин», СС «Эльбрус».

ПРОЕКТ 1808 «ПОИСК»

Глубина погружения: 4000 м. Всего 4 единицы.

В сотрудничестве с НПО «Энергия» специалисты ЦКБ «Лазурит» разработали подводный аппарат со шлюзовой камерой, предназначенный для доставки водолазов с судна-носителя к месту выполнения подводных работ на глубину до 500 м и их обеспечения. При нормальном водоизмещении 19 т аппарат имеет длину 9,2; ширину 3,1 и высоту 3,4 м. Энергетическая установка на основе топливных элементов (водородно-кислородных электрохимических генераторов) энергоемкостью 210 кВтч (напряжение 27 В) обеспечивает дальность подводного плавания 27 миль, наибольшую подводную скорость около 3 узлов. Рабочая автономность 16 ч, аварийная – 72 ч. Экипаж аппарата – 2 человека, число водолазов или пассажиров – 4 человека.

Подводный аппарат, предназначенный для доставки водолазов к месту выполнения подводных работ на глубину до 600 м (ЦКБ «Лазурит»).

ПРОЕКТ 1855 «МИР»

Год постройки: 1987. Водоизмещение: 18,7 т. Размеры: 7,8x2,9x3,2 м. Глубина погружения: 6100 м. Экипаж: 3 человека.

Построен в Финляндии («Раума-Репола»). «Мир-1» принимал участие в поисках ПЛ «Комсомолец». Базируются на спасательных судах типа «Алагез», «Академик Мстислав Келдыш». Всего 5 единиц.

Особенностью ОПА «Мир» является прозрачный обтекатель, установленный в носовой оконечности аппарата. Полезная нагрузка подводного аппарата 0,3 т. Прочный корпус изготовлен из мартенситностареющей стали с пределом текучести 1600-2000 мПа, при этом диаметр ПК составляет 2,1 м. Аппарат снабжен двумя манипуляторами и тремя иллюминаторами.

Успешное создание ОПА зависит от правильного выбора материала прочного корпуса и источников энергии движительного комплекса. В настоящее время для изготовления ПК подводных аппаратов применяются сталь, алюминий, титан, акриловое стекло. Наиболее широкое применение для изготовления корпусов ОПА имеет сталь, что объясняется высокой степенью освоенности этого материала и хорошими прочностными характеристиками.

Одним из перспективных материалов для изготовления ПК является титан, который дает возможность значительно облегчить аппарат при замене им стали. Это была наглядно продемонстрировано переоборудованием американских ОПА«Алвин» и «Си клифф». При изготовлении ПК из титана необходимо особое внимание уделять технологии изготовления сплавов и обработки готовых корпусов.

В последнее время созданы новые марки стали, которые по своим удельным прочностным характеристикам превосходят титан, что дает возможность создавать прочные корпуса для ОПА не менее легкие, чем титановые.

В качестве первичных источников энергии рассматриваемых ОПА обычно применялись только электроаккумуляторы, главным образом, свинцово-кислотные и серебряно-цинковые. Серебряно-цинковые аккумуляторные батареи (АБ) легче в 2-3 раза свинцово-кислотных, но у них меньший срок службы и большая длительность зарядки.

В настоящее время автономность по обитаемости ОПА в 10 раз превышает автономность по запасам энергии. Значительное увеличение энергоресурса может быть достигнуто путем применения аккумуляторов новых систем, электрохимических генераторов или иных перспективных источников энергии.

Наибольшие практические результаты в части разработки химических источников тока нового типа достигнуты в области создания электрохимических генераторов системы водород – кислород (топливный элемент). На ОПА можно использовать и тепловые двигатели, использующие окислитель (кислород, перекись водорода). Отличительной особенностью работы большинства установок этого типа является необходимость удаления избыточных отработавших газов. Отмеченного недостатка лишены поршневые двигатели с внешним подводом тепла (двигатель Стирлинга).

«РУСЬ»

Год постройки………………………………….. -|992

Длина наибольшая, м…………………………… 8

Ширина наибольшая,м………………………… 3 j

Высота наибольшая, м……………………….. 3 7

Спусковая масса, т………………………………. 24

Глубина погружения, м……………………. 6000

Автономность, ч:

рабочая………….. ………………………………….. 12

аварийная……………………………………………. 80

Экипаж, чел………………………………………… 2-3

Скорость максимальная, уз…………… 2,5-3,0

Запас энергии, кВт/ч ……………………………………. 50

Время погружения (всплытия)

на глубину 6000 м, ч……………………………. 2,5

ПОДВОДНЫЙ АППАРАТ «РУСЬ» С ГЛУБИНОЙ ПОГРУЖЕНИЯ 6000 м

Ленинградскими конструкторами СПМБМ «Малахит» закончено проектирование и корабелами ЛАО ведется постройка обитаемого подводного аппарата (ОПА), получившего название «Русь» и предназначенного для выполнения целого комплекса работ в океане на глубинах до 6000 м. Такая глубина погружения позволит проводить работы на 97% площади дна Мирового океана.

При проектировании этого ОПА был использован имеющийся опыт, а также проанализирован уровень технических решений, примененных на подобных аппаратах, построенных в мире за последние годы. Для сравнения уровня принятых технических решений была проработана информация по ОПА «Синкай-6500» (Япония), «Наутилус» (Франция), «Элвин» (США), «Мир» (Финляндия). Последний аппарат (2 ед.) построен финской фирмой «Раума-Репола» для АН СССР. Практически одинаковое назначение аппаратов и условия их эксплуатации диктуют сходные технические решения и принципы компоновки. Все глубоководные аппараты имеют близкую по размерам прочную сферу для размещения экипажа и необходимых технических средств, твердый легковесный наполнитель (синтактик) для обеспечения плавучести, источник энергии (аккумуляторную батарею) в погружном исполнении, движительно-рулевой комплекс, состоящий из элементов типа «винт в насадке» и «винт в трубе», уровнительно-заместительную систему для регулирования плавучести в процессе подводного плавания, балластную систему, обеспечивающую надводное положение ОПА, манипуляторное устройство (механическая рука), средства навигации, связи, гидроакустики, различное научно-техническое или специальное оборудование, механизмы и системы, обеспечивающие работоспособность перечисленных выше элементов. Все это заключено внутри наружного (легкого) корпуса, обеспечивающего защищенность оборудования, необходимые гидро-динамические характеристики ОПА и определяющего его архитектуру.

Отличительными особенностями таких аппаратов являются, кроме их внешнего вида, следующие элементы:

– применяемые конструкционные материалы;

– принципиальные схемы систем и устройств;

– степень совершенства радиоэлектронного оборудования;

– комплекс мероприятий, обеспечивающих безопасность экипажа и обслуживающего персонала.

В качестве материала прочного корпуса глубоководных ОПА применяются, как правило, либо стальные сплавы, либо сплавы на основе титана. Так, на аппаратах «Синкай-6500», «Наутилус», «Элвин» применен титановый сплав, на ОПА «Мир» – стальной. Для изготовления элементов наружного корпуса применяются различные материалы в разнообразных комбинациях. Это стеклопластики, углепластики, алюминиевые, титановые сплавы, сталь, органическое стекло и прочее. Способы креплений элементов наружного корпуса также различны. Здесь встречаются и сварка, и резьбовые крепления, и применение различных клеев.

В качестве источников энергии используются аккумуляторные батареи различных типов, как щелочные, так и кислотные. В последнее время применяются преимущественно щелочные аккумуляторные батареи (ни- кель-кадмиевые, никель-железные),

Движительно-рулевые комплексы (ДРК) принципиально отличаются по схеме размещения и по виду используемой в приводах энергии (электродвижение, гидродвижение). Вспомогательные механизмы в основном отличаются также родом потребляемой энергии.

Вне зависимости от принципа построения основной энергетической схемы все рассматриваемые аппараты снабжены системой гидравлики, более или менее развитой. Общим для всех перечисленных аппаратов потребителем гидравлики является манипуляторное устройство.

Уравнительно-заместительные системы, применяемые на ОПА больших глубин, могут строиться по двум схемам. Первая представляет собой традиционную систему, состоящую из прочной, рассчитанной на полное забортное давление, соответствующее предельной глубине погружения, цистерны, дистанционно управляемой приемно-отливной арматуры, насоса высокого давления, контрольно-измерительных приборов. Как правило, для изменения плавучести в таких системах используется забортная вода, принимаемая или откачиваемая из прочной цистерны.

Вторая схема построена по иному принципу и состоит из прочной цистерны, дистанционно управляемой приемной арматуры, контрольно-измерительных приборов, бункера с твердым сыпучим балластом (стальная или чугунная дробь), устройства дозированного сброса сыпучего балласта. По этой схеме утяжеление аппарата происходит за счет приема забортной воды в прочную цистерну, а облегчение – за счет сброса балласта, принятого заранее в специальный бункер. На современных ОПА больших глубин обе схемы в той или иной мере совмещены.

Безопасность для экипажа и обслуживающего персонала достигается рядом конструктивных мероприятий, таких как:

– обеспечение всплытия аварийного ОПА с глубины за счет сброса предусмотренных для этих целей грузов;

– обеспечение быстрого поиска аварийно всплывшего аппарата и его подъема на борт судна-носителя;

– обеспечение возможности членам экипажа покинуть в надводном положении аварийный аппарат;

Высокий уровень освоения отечественной металлургической промышленностью производства титановых сплавов с заданными характеристиками позволил применить их в конструкциях прочного и легкого корпусов и при изготовлении элементов оборудования, работающего в непосредственном контакте с морской водой. Исключение разнородных материалов из конструкций и механизмов аппарата «Русь» практически сняло задачу защиты корпусных конструкций от электрохимической коррозии, что существенно повышает надежность аппарата в целом и снижает эксплуатационные расходы.

В основных несущих конструкциях корпуса исключены резьбовые соединения, требующие периодического контроля, и они заменены сваркой. Из неметаллических материалов применен стеклопластик, образующий наружную обшивку аппарата, крепящуюся титановым крепежом на несущей раме легкого корпуса поверх блоков плавучести из синтактика, формирующих внешние обводы ОПА. Эти блоки плавучести не требуют замены в течение всего срока службы. Доступ при монтаже и ремонте к оборудованию достигается через съемные лис- ты, расположенные в верхней и нижней частях наружного корпуса вдоль диаметральной плоскости ОПА. Отличительной особенностью ОПА «Русь» от существующих аналогов является отсутствие в конструкциях корпуса материалов, способствующих развитию электролитической коррозии.

Экипаж располагается внутри сферического прочного корпуса внутренним диаметром 2,1 м на лежаках. Конструкция лежаков дает возможность экипажу в зависимости от выполняемой задачи оперативно принимать наиболее удобное положение (сидя или лежа) перед органами управления и наблюдения. Основные органы управления и контроля состояния технических средств вынесены на пульт, расположенный в носовой части прочного корпуса перед экипажем. Управление с пульта может осуществлять любой из членов экипажа со своего штатного места.

Нормальная эксплуатация ОПА предусматривается с двумя акванавтами на борту. При необходимости экипаж может быть увеличен до трех человек без дооборудования помещения. Органы управления ОПА сформированы таким образом, что с управлением аппаратом справляется один человек. Другими членами экипажа могут быть при этом привлеченные к работам специалисты: геологи, ихтиологи, нефтяники, рыбаки и т. п. Для визуального наблюдения подводной обстановки и обзора зоны работы манипуляторного устройства в носовой части прочного корпуса размещены 3 иллюминатора под углом 20° к горизонту. Иллюминатор, расположенный в диаметральной плоскости, имеет диаметр 140 мм, два бортовых иллюминатора – диаметр 90 мм. В настоящее время рассматривается возможность увеличения диаметров иллюминаторов соответственно до 210 и 115 мм.

Продольный разрез (вверху) и план ОПА «Русь». 1 – балластная цистерна; 2 – бункер с сыпучим балластом (дробью); 3 -прочная (уравнительная) цистерна; 4 – аккумуляторная батарея; 5 -горизонтальное подруливающее устройство; 6 – вертикальное гидроусиливающее устройство; 7 – ВПК и ГПК; 8 – ограждение входного люка; 9 – подъемное устройство; 10 – опоры постановки на грунт; 11 – манипуляторное устройство; 12 – грузовой лоток; 13 – антенна гидроакустической станции; 14 – блок системы гидравлики; 15 – антенна звукоподводной связи; 16 – донный ответчик; 17 – рым для раскрепления на носителе; 18 – синтактик.

Изображение ОПА «Русь» с частично снятыми обшивкой и блоками плавучести.

Сборка прочного корпуса и уравнительных цистерн подводного аппарата.

В качестве источника энергии на ОПА «Русь» используются как серебряно-цинковые, так и свинцовокислотные аккумуляторы, размещаемые в килевой части ОПА в специальных, заполненных диэлекрической жидкостью, контейнерах.

Уравнительно-заместительная система имеет прочную цистерну и бункер с твердым сыпучим балластом. Наряду с некоторым увеличением из-за этого водоизмещения ОПА, примененное расположение позволяет практически исключить потребление энергии на переходы по глубине и существенно уменьшить время погружения (всплытия) аппарата.

Балластная система, состоящая из двух балластных цистерн и системы воздуха высокого давления, обеспечивает надводное положение ОПА с 10%-м запасом плавучести.

С целью повышения КПД энергетической системы ОПА «Русь» применено электродвижение. В качестве приводных двигателей движительно-рулевого комплекса и насосов гидравлики использованы погружные электродвигатели постоянного тока мощностью 2 КВт, не требующие промежуточного преобразования энергии от аккумуляторных батарей (АБ). Имеющаяся на ОПА система гидравлики предназначена в основном для обеспечения работы манипуляторного устройства, а также для кратковременной работы отдельных механизмов. В основном режиме придонного плавания система гидравлики не потребляет энергии. При необходимости время ввода в действие этой системы составляет несколько секунд.

Движение и управление маневрированием ОПА «Русь» осуществляется с помощью 6 движителей, 3 из которых конструктивно выполнены в виде горизонтальной и вертикальных поворотных колонок, размещенных в кормовой оконечности аппарата (ГПК и ВПК), и 3 – по схеме «винт в трубе» – один горизонтальный в носовой оконечности и два вертикальных побортно в средней части корпуса (ГПУ и ВПУ). С помощью этих движителей аппарат может управляться как с ходом, так и без хода по всем координатным осям. Примененная схема отличается от схем, принятых на OПA «Синкай-6500», «Мир» и «Наутилус», где в качестве основного движителя применен движитель типа «винт в насадке» большого диаметра, размещенный в кормовой оконечности ОПА и обеспечивающий перемещение ОПА в горизонтальной плоскости и на различных скоростях путем изменения частоты вращения. Учитывая, что основным режимом плавания придонных аппаратов является движение у грунта со скоростями до 1 узла, выбор этого движителя вряд ли оптимален с точки зрения КПД системы «движитель – АБ» на промежуточных режимах. В нашем случае движение на малых скоростях обеспечивается работой одновременно одной или двух кормовых колонок малой мощности, работающих в оптимальных режимах. Эта же схема применена на ОПА «Элвин» после его модернизации и на ряде необитаемых ПА.

Аппаратура управления всеми электродвигателями размещена внутри прочного корпуса ОПА и позволяет производить плавную регулировку частоты их вращения в широком диапазоне.

Для создания статических дифферентов на ОПА применено дифферентное устройство, конструктивно выполненное в виде грузов, перемещаемых внутри опор постановки на грунт с помощью специальной лебедки и тросовой проводки. Привод лебедки гидравлический. Управление устройством осуществляется с пульта управления движением.

Радиоэлектронное оборудование, размещенное на борту ОПА больших глубин «Русь», решает весь комплекс задач судовождения и задач, связанных с его специальным назначением. Навигационное обеспечение аппарата состоит из гирокурсоуказателя, абсолютного и относительного лагов, промерного эхолота, системы прокладки и счисления. Кроме того, ОПА снабжен системами гидроакустической навигации, донным маяком-ответчиком. ОПА «Русь» постоянно, в режиме подводного плавания, находится в гидроакустическом контакте с судном обеспечения. Двусторонняя звукоподводная связь поддерживается по гидроакустическому каналу. ОПА «Русь» оборудован мощной гидроакустической станцией, позволяющей вести поиск объектов в режимах кругового или бокового обзора, а также обнаружение препятствий по курсу на дистанциях до 750 м.

Выгодным отличием ОПА «Русь» от аналогов является наличие системы автоматического управления движением, позволяющей выполнять наиболее трудоемкие задачи поиска объектов на заданной площади или выход в заданную точку в автоматическом режиме.

Манипуляторное устройство позволяет выполнять ряд операций с помощью специального инструмента, расположеннго в грузовом лотке. С помощью ОПА «Русь» могут осуществляться доставка на грунт и подъем с грунта предметов массой до 400 кг.

В составе проекта выполнена разработка специального бурового устройства, устанавливаемого взамен манипулятора. Буровая установка позволяет производить бурение дна для отбора кернов любых, в том числе скальных, пород на глубину до 3 м, что значительно увеличивает возможности ОПА и соответственно круг возможных потребителей.

Для размещения на ОПА «Русь» дополнительного оборудования (телевидения, научного, специального) предусмотрен резерв водоизмещения и кабельных линий.

Особое внимание при проектировании ОПА было уделено обеспечению безопасности экипажа и обслуживающего персонала. С этой целью спуск (подъем) ОПА с судна-носителя предусмотрен без привлечения легководолазов или дополнительных плавсредств.

Исполнительный орган манипуляторного устройства ОПА «Русь».

В отличие от ОПА «Синкай-6500», «Наутилус», «Мир», строящийся ОПА «Русь» снабжен ограждением входного люка, которое несколько ухудшает динамические характеристики и увеличивает габарит ОПА, но дает ряд преимуществ. К ним следует отнести возможность экипажу в надводном положении ОПА открывать крышку входного люка для визуального наблюдения надводной обстановки, аварийной вентиляции прочного корпуса, аварийного покидания аппарата. Высота ограждения входного люка обеспечивает его незаливаемость при допустимом для эксплуатации ОПА состоянии моря.

Аварийное всплытие ОПА «Русь» с глубин обеспечивчется сбросом предусмотренных для этих целей грузов. Этими грузами являются запас сыпучего балласта (дроби), опоры постановки на грунт с расположенным в них дифферентным устройством, исполнительные органы манипуляторного устройства. С целью предотвращения возможных зацепов ГПК и ВПК защищены ограждением. Для обнаружения всплывшего ОПА используются средства судна-носителя, а также УКВ радиостанция и проблесковый отличительный огонь. Окраска ОПА «Русь» делает его хорошо заметным на поверхности моря в светлое время суток.

ОПА «Русь» может эксплуатироваться с привязным необитаемым аппаратом с фототелевизионной аппаратурой, способным проникать для обследования в узкие расщелины или отсеки затонувшего судна без риска при этом для самого ОПА. В этом случае необитаемый аппарат устанавливается на ОПА «Русь» взамен грузового лотка.

«НЕПТУН»

Спуск на воду первого в Советском Союзе экскурсионного подводного аппарата «Нептун».

В производственном объединении «Северное машиностроительное предприятие» в 1992 году был построен первый в Советском Союзе экскурсионный подводный аппарат «Нептун», имеющий длину около 30 м. В нем могут совершить увлекательное подводное путешествие на глубине до 40 м одновременно 42 человека. На рейде Архангельского морского порта были произведены демонстрационные погружения «Нептуна», на которые были приглашены журналисты, представители иностранных фирм. Подобные морские прогулки пользуются за рубежом повышенным спросом. Поэтому один из возможных вариантов использования подводного аппарата «Нептун» – сдача в аренду иностранным туристическим фирмам.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Military Parade, Jan-Feb 1994. В.Маринин, В.Доценко «90 лет отечественного подводного судостроения».

2. Flight International, March 10, 1989.

3. Military Parade, Jan-Feb 1995. Ю.Кормилицын, «Семейство ПЛ «Амур».

4. А.С.Павлов, «Военные корабли СССР и России 1945- 1995 г.г.».

5. Jane's. «The Soviet Submarine Fleet: a photografic survey» John Berg.

6. Karl-Heinz Eyermann. «Raketen». Berlin, 1967.

7. Sea Classics. «Soviet, Sharks Revisited» by Geo John Geiger. March 1988.

8. «Огонек», апрель 1987 г. Н.Каманин, «О Гагарине».

9. В.Дыгало, М.Аверьянов, «История корабля». Москва, 1991 г.

10. «Морской сборник» (разных лет). Контр-адмирал А.Гонтаев, «Путь в океан». В.Г.Реданский, «На пути к полюсу». Ю.Ф.Тарасюк, «Всплытие подводных лодок в арктически льдах». А.Чирков, «Средства радио технической разведки подводных лодок». А.Простаков, «Гидроакустические средства ПЛ». В.Хоменский, «Боевая подготовка ВМС НАТО на Атлантике». В. Овсяников, А.Колпаков, «Взгляды на использование минного оружия в зоне Балтийских проливов». Контр-адмирал В.Кругляков, «Пути повышения эффективности поиска». А. Первенцев, «Могучий, океанский».

11. «Зарубежное военное обозрение», №11, 1978 г. А.Метелев, «Средства поиска и подъема затонувших объектов».

12. «Судостроение», №1, 1992 г. В.Т.Шепель, «Предэскизное проектирование исследовательских ОПА с глубиной погружения более 2000 м».

13. «Судостроение», №7, 1991 г. В.Г.Марков, Г.К.Писаренко, Е.М.Разумихин, «Подводный аппарат «Русь».

14. «Техника-Молодежи». И.Боечин «Параллельными курсами».

15. «Гангут», №6. В.Жарков «Первая ракетная ПЛ».

Редактор В.В.Гагин Корректор В.Ю.Новохатский Технический редактор А.М.Чересчуров

Сдано в набор 15.04ч 96 г. Подписано в печать 30.04.96 г. Формат 60x90/8. Бумага офсетная №2. Усл.печ.листов 7,0. Тираж 1000 экз.

Издательство АО «Полиграф», г.Воронеж. ISBN 5-86937-006-Х. Отпечатано в типографии ВГУ, г.Воронеж.