sci_history С. Э. Шумилин Главный калибр фюрера

История создания и применения артиллерийских орудий сверхбольшого калибра в гитлеровской Германии.

ru ru
Эдуард Петров FB Editor v2.0 13 May 2011 Э.П. F83A9C20-3EDC-419A-B14E-A7A920DDAC91 1.0

1.0 — создание файла — Петров Эдуард (13.05.2011)

Журнал "Наука и техника", октябрь 2010 г. 2010 Журнал "Наука и техника", октябрь 2010 г.

Шумилин С.Э

Главный калибр фюрера

Самой мощной и самой крупной классической артиллерийской установкой в мире была и, по всей вероятности, так и останется, в наш уже ракетный век, германское тысячетонное железнодорожное орудие с циклопическим калибром в 800 мм (31,5 дюйма) и длиной ствола более 30 метров.

КОНЦЕПЦИЯ

Это колоссальное орудие было построено на предприятиях фирмы Круппа (Friedrich Krupp A.G.) в Эссене, Германия, в 1941 году. Являясь на то время стратегическим оружием, оно разрабатывалось по прямому указанию Адольфа Гитлера (питавшего слабость к циклопическим сооружениям) специально для разрушения укреплений линии Мажино, построенной французами на границе Германии и Франции и широко разрекламированной ими в прессе в качестве системы самых современных, мощных и совершенно непреодолимых укреплений. Этими первоклассными фортификационными сооружениями французы надеялись отгородиться от набирающего военную мощь соседа.

После прихода Гитлера к власти в 1933 году стало совершенно очевидным, что новое германское руководство не смирится с позорными для Германии последствиями ее поражения в 1918 году и будущая реваншистская война с Францией неизбежна. Уже в 1935 году, по распоряжению германского Верховного командования (Obercommando Heer — ОКН), провели испытания для определения калибров артиллерии, которые были бы эффективны против укреплений линии Мажино, беспокоивших специалистов германского Генерального штаба. К этой программе привлекался и конструкторский отдел фирмы Крупп, который провел прикидки по возможным проектам орудий калибров 70, 80 и 100 см (в Германии было принято указывать калибр орудий не в миллиметрах, а в сантиметрах). Когда Адольф Гитлер уже в качестве канцлера Германии посетил предприятия фирмы Крупп в 1936 году, он поинтересовался, каким должно быть орудие, способное уничтожить самый мощный бункер на линии Мажино, неуязвимость которого незадолго до этого расхваливали сообщения французской прессы, и потребовал как можно скорее разработать подобное тяжелое орудие.

В соответствии с пожеланиями фюрера, даже не дожидаясь окончания испытаний, Управление вооружений Вермахта выдало фирме Крупп спецификацию на будущее орудие: максимальная дальность стрельбы — 35…45 км; максимальный угол возвышения ствола — 65°, снаряды орудия должны были пробивать 1 метр бронированной стали, 7 метров бетона или 30 метров плотного грунта. Расчеты показали, что для достижения таких характеристик пробиваемости необходим снаряд массой около семи тонн, что предполагало наличие ствола калибром около 800 мм. Для обеспечения необходимой мобильности предлагалось разместить орудие на железнодорожном транспортере.

Разработанный в 1937 году предварительный проект 800-мм орудия был признан удовлетворительным, и в том же году, под руководством известного специалиста в области баллистики — профессора Эриха Мюллера (имевшего прозвище «Мюллер Пушка»), инженеры фирмы Крупп приступили к разработке рабочих чертежей. Несмотря на значительный опыт, накопленный при проектировании и постройке предыдущих крупнокалиберных и дальнобойных орудий фирмой Крупп (здесь можно вспомнить и знаменитую 210-мм «Парижскую пушку», обстреливавшую столицу Франции в годы Первой мировой войны, и послевоенные железнодорожные орудия К12 калибра 210-мм, и К5 калибра 280-мм), новый проект 800-мм орудия оказался весьма сложным для реализации из-за своих огромных размеров и веса. Поскольку стрельбу предполагалось вести с расстояния 35–45 км (чтобы не попасть под удары вражеской артиллерии), то для придания снаряду необходимой начальной скорости требовался ствол большой длины. А орудие с длинным стволом, да еще калибра 800 мм, по расчетам, не могло весить менее 1000 т. Однако реальный общий вес орудия значительно превысил расчетные значения и составил 1350 т. А его размеры просто потрясали — полная длина артиллерийской установки (на железнодорожной платформе-лафете) составила 42,97 м; ширина — 7 м; высота — 11,6 м.

Суперорудие было собрано в конце 1941 года, в цехах завода фирмы «Крупп»

В 1939 году Управление вооружений Вермахта заказало три таких орудия. В духе традиций фирмы, по которой строящиеся здесь тяжелые орудия назывались в честь членов семьи Круппов, первое 800-мм орудие первоначально получило неофициальное имя в честь старшего члена семьи — Густава Круппа фон Болен унд Хальбах (Gustav Krupp von Bohlen und Halbach) — «Тяжелый Густав» («Schwerer Gustav»). Правда, удивительным образом в историю это орудие вошло под другим именем — 80-см железнодорожная установка «Дора» (80 cm Kanone (Eisenbahn) «Dora»). По одной из версий, название «Дора» установке присвоили обслуживающие ее артиллеристы и произошло оно от сокращения немецкого выражения «douner und doria» — «черт возьми!», которое невольно восклицал каждый, кто впервые видел этого монстра. По другой версии, «Дора» — это имя жены главного инженера фирмы. По третьей, «Дора» — это название местечка, где стоял гарнизон с этим орудием.

Ввиду трудностей, возникших при создании, прежде всего, ствола орудия, оригинальный срок поставки орудия — весна 1940 года — не был соблюден, и в результате вторжение во Францию прошло без поддержки «Доры» — линия Мажино была обойдена с фланга и, в конечном счете захвачена в неповрежденном состоянии.

Другой «стратегический план» германского Верховного командования — обстрел из «Доры» Гибралтара — также никогда не был осуществлен, из-за отказа генерала Франко предоставить территорию своей страны в качестве германской артиллерийской позиции. Так из «репертуара» «Доры» была исключена и вторая многообещающая стратегическая цель.

КОНСТРУКЦИЯ

Изготовление ствола было завершено в 1941 году, и с 10 сентября по 6 октября орудие было испытано на полигоне Хиллерслебен (Hillersleben), Саксония. Правда, оно стреляло еще с временного лафета, смонтированного на полигоне. Затем орудие было перевезено на полигон Рюгенвальде (Rugenwalde) в Померании, на побережье Балтийского моря, где с 25 ноября по 5 декабря 1941 года состоялись официальные испытания и приемка «Доры», уже установленной на штатный железнодорожный транспортер. На церемонию официальной приемки орудия Альфред Крупп лично пригласил Адольфа Гитлера и Альберта Шпеера (министра вооружений).

Транспортировали суперорудие при помощи нескольких железнодорожных составов (всего до 60 локомотивов и вагонов с персоналом в несколько сот человек)

Постройка 80 сm (Е) «Dora» была окончательно завершена в январе 1942 года. Орудие было готово к боевым действиям и поступило на вооружение специально созданного отдельного 672-го тяжелого железнодорожного артдивизиона (Schwere Artillerie Abteilung (Е) 672). Это формирование состояло из нескольких подразделений, основными из которых являлись штабная и огневая батареи. В составе штабной батареи имелись вычислительные группы, производившие все необходимые для наводки на цель расчеты, а также взвод артиллерийских наблюдателей, в котором, кроме обычных средств (теодолиты, стереотрубы), использовалась и новая для того времени инфракрасная техника. Расчет орудия составлял около 500 человек, но с батальоном охраны, транспортным батальоном, двумя составами для подвоза боеприпасов, энергопоездом, полевым хлебозаводом и комендатурой на установку приходилось до 1420 человек обслуги. Первым командиром 672-го дивизиона стал полковник Р. Бом (R. Bohm), имевший также и диплом инженера.

«Дора» состояла из собственно орудия и железнодорожного транспортера. 800-мм ствол имел длину 32,48 м (40,6 калибров) и весил 400 т. Заряжание — раздельно-гильзовое. Запирание канала ствола осуществлялось клиновым затвором, имевшим гидравлический привод, также при помощи гидропривода производилось досылание снаряда.

В соответствии с предназначением орудия (борьба с мощными укреплениями противника) для него разработали бетонобойный снаряд массой 71 т. Снаряд имел корпус из хромоникелевой стали, ведущий поясок, баллистический наконечник. Длина бетонобойного снаряда без баллистического наконечника — 2,54 м, длина наконечника — 1,54 м. В снаряде содержалось относительно небольшое количество взрывчатых веществ — 250 кг, но зато толщина его стенок составляла 180 мм, а массивная головная часть была подвергнута закалке. Такой снаряд без труда пробивал восьмиметровое бетонное перекрытие, после чего подрывался донный взрыватель — и взрыв заряда взрывчатки окончательно разрушал бункер. Начальная скорость снаряда составляла 720 м/с, но благодаря специальному баллистическому наконечнику, изготовленному из алюминиевого сплава, максимальная дальность его полета достигала 38 км.

Снаряд «Доры» пробивал бронеплиту толщиной 1 м или 8-метровое железобетонное перекрытие

Кроме бетонобойных были разработаны и фугасные снаряды массой 4,8 т. Каждый такой снаряд содержал 700 кг взрывчатки и был снабжен как головным, так и донным взрывателем, что позволяло использовать его в качестве бронебойно-фугасного снаряда. При стрельбе полным зарядом снаряд развивал начальную скорость 820 м/с и улетал на расстояние до 48 км.

Метательный заряд состоял из заряда в гильзе массой 0,92 т и длиной 3 м, а также двух картузных зарядов массой по 0,465 т каждый. Скорострельность пушки составляла 3 выстрела в час. Живучесть ствола оценивалась в 100 выстрелов, однако на практике уже после первых 15 выстрелов стали обнаруживаться признаки его износа.

«Дора» состояла из собственно орудия и железнодорожного транспортера.

Хотя артиллерийская установка считалась железнодорожной, но по обычному железнодорожному полотну она могла перевозиться лишь в разобранном виде, а стрелять — только со специального сдвоенного железнодорожного пути, на котором и устанавливался ее уникальный железнодорожный транспортер.

На каждый железнодорожный путь устанавливалась одна половина транспортера — сварная коробчатая главная балка на двух балансирах и четырех пятиосных железнодорожных тележках. Перед окончательной сборкой установки каждая из двух частей транспортера могла перемещаться по железнодорожным путям самостоятельно, а непосредственно на огневой позиции они соединялись поперечными коробчатыми балками. В результате получался транспортер на сорока осях и восьмидесяти колесах, стоящих на двух параллельных железнодорожных путях. Маневрирование транспортера осуществлялось при помощи дизель-электрических локомотивов, которые обеспечивали перемещение орудийной установки на позиции и подачу электроэнергии для подъема снарядов и других целей. Для них фирмой Крупп была специально разработана 1000-сильная дизельная силовая установка D 311, благодаря которой обеспечивалось перемещение огромной массы орудия с очень малой скоростью.

После сборки транспортера, представлявшего собой нижний станок орудия, на нем устанавливался верхний станок с люлькой и противооткатной системой, включавшей два гидравлических тормоза отката и два накатника.

Вслед за этим производились монтаж ствола пушки и сборка платформы для заряжания. В хвостовой части платформы устанавливались два электроподъемника с тележками для подачи с железнодорожной колеи на платформу снарядов и зарядов. Левый подъемник служил для подачи снарядов, правый — для зарядов.

На полигоне для монтажа орудия железнодорожный путь разветвляли через стрелки, прокладывая четыре параллельные ветки. На две внутренние ветки загоняли половинки транспортера, а по внешним двигались два 110-тонных мостовых крана «Ардельт» высотой 13 м, необходимые для сборки орудия. Рабочая длина железнодорожных путей позиции «Доры» достигала 4120–4370 м.

Наведение орудия в вертикальной плоскости осуществлялось электрическим приводом. Он обеспечивал наведение орудия в диапазоне углов от 0 до +65°.

Какие-либо механизмы для горизонтальной наводки отсутствовали. Горизонтальная наводка осуществлялась за счет перемещения всей установки по железнодорожным путям позиции, которые прокладывались с определенным радиусом изгиба. Стрельба велась только строго параллельно этим путям — любое отклонение грозило перевернуть установку под воздействием огромной силы отката. В момент выстрела на каждую ось передавалась дополнительная нагрузка в 64 т, в результате транспортер вдавливал рельсы на 3–5 см.

Для перевозки всех частей орудия требовались три состава, только один ствол перевозили на трех платформах

Для транспортировки и технического обслуживания установки «Дора» был разработан комплекс технических средств, включавший поезд-электростанцию, железнодорожный состав обслуживания, состав с боеприпасами, подъемно-транспортное оборудование и несколько технических летучек — всего до 100 вагонов с локомотивами и персоналом несколько сот человек. Для перевозки всех частей орудия требовались три состава, только один ствол перевозили на трех платформах.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

В феврале 1942 года 672-й дивизион был отправлен на Восточный фронт в распоряжение командующего 11-й армией генерал-полковника фон Манштейна, штурмовавшего Севастополь. Приказ об отправке под Севастополь полковнику Бому был вручен лично начальником генерального штаба генерал-полковником Гальднером. Главной задачей стал обстрел осажденного Севастополя, портовых сооружений города, укрытых в скалах складов боеприпасов.

Огневую позицию для «Доры» в Крыму выбирал генерал Цукерорт, командующий соединением тяжелых орудий, во время облета на самолете окрестностей Бахчисарая. Ее определили на расстоянии примерно 25 км от обстреливаемых целей (расположенных в северном оборонительном районе Севастополя), в районе поселка Дуванкой (в 2 км к югу от железнодорожной станции Бахчисарай).

Эта местность характеризовалась отсутствием укрытий или растительности. Поэтому в расположенном здесь совершенно голом холме была вырыта траншея-укрытие шириной около 200 м и глубиной до 10 м, направленная на юго-запад к Севастополю, в которой должно было прятаться орудие. Восточнее холма к станции Бахчисарай был проложен специальный подъездной путь, а западнее холма проложили «усы> — слегка развернутые друг относительно друга сдвоенные железнодорожные пути, обеспечивающие горизонтальную «наводку» орудия в пределах 45°. На участке подвоза артиллерийской системы к выемке-укрытию и непосредственно в ней железнодорожный путь построили трехколейным (а не четырехколейным, как на полигоне в Германии), для обеспечения перемещения монтажных кранов во время сборки орудия, а во время стрельбы — для параллельного размещения транспортно-заряжающих вагонов со снарядами и зарядами.

Работы по инженерной подготовке позиции были выполнены за месяц. К ним привлекалось 600 военных строителей-железнодорожников, 1000 рабочих организации «Тодт», кроме того, было мобилизовано 1500 местных жителей и некоторое количество военнопленных. Работы велись круглосуточно. Подготовка огневой позиции закончилась к июню 1942 года.

В месте развертывания орудия построили целую сортировочную станцию. Сюда в 43 вагонах первого поезда прибыли обслуживающий персонал, кухня и средства маскировки. В 16 вагонах второго поезда привезли монтажный кран и вспомогательное оборудование. В 17 вагонах третьего — доставили части самой пушки и мастерскую. Четвертый поезд в 20 вагонах перевез 400-тонный 32-метровый ствол и механизмы заряжания. В 10 вагонах пятого поезда, в которых поддерживался искусственный климат (постоянная температура — 15 °C), размещались снаряды и пороховые заряды.

После окончания подготовительных работ основные части установки были поданы на позицию, и началась ее сборка, продолжавшаяся неделю. При сборке применялись два специальных железнодорожных подъемных крана с дизельными двигателями мощностью по 1000 л.с.

В феврале 1942 года 672-й дивизион был отправлен на Восточный фронт

Секретность работ обеспечивалась усиленной маскировкой, кроме того, весь район строительства был объявлен закрытой зоной, а в воздухе над ним постоянно патрулировали истребители из состава 8-го авиакорпуса генерала Рихтгоффена. В результате ни советской военной разведке, ни местным подпольщикам до самого окончания осады Севастополя так ничего и не удалось узнать о «Доре». При этом парадоксально выглядит тот факт, что среди местного населения активно ходили слухи о немецкой «Царь-пушке» с самыми различными подробностями.

В совершенно голом холме была вырыта траншея-укрытие, в которой должно было прятаться орудие. Работы по подготовке позиции были выполнены за месяц

Непосредственная охрана позиции возлагалась на караульную роту численностью 300 бойцов, а также большую группу военной полиции и специальную команду со сторожевыми собаками. От воздушных атак позицию «Доры», кроме истребителей, прикрывал усиленный артиллерийский дивизион ПВО численностью 400 человек, в него входила батарея 88-мм зенитных орудий и батарея 20-мм зенитных автоматов. Кроме того, имелось усиленное военно-химическое подразделение в составе 500 человек, предназначенное для постановки дымовой завесы в целях маскировки с воздуха. Общая численность личного состава, привлеченного к обслуживанию артиллерийской установки, составляла более 4000 человек.

Боевую работу «Дора» начала на рассвете 5 июня. Транспортер с орудием был выведен из выемки в холме на «усы», а несколько в стороне в воздух был поднят аэростат, предназначавшийся для корректировки стрельбы. В рассчитанной точке путей орудие вместе с транспортером при помощи домкратов было окончательно наведено на цель (в горизонтальной плоскости). Затем орудие зарядили и придали стволу угол возвышения 53°. После этого зарядные вагоны ушли в укрытие.

В 5 ч 35 мин прогремел первый выстрел. Он вызвал эффект небольшого землетрясения. Грохот при сгорании за 6 миллисекунд свыше 900 килограмм пороха и выталкивании 7-тонного снаряда был чудовищным. По свидетельству очевидцев, звуковой волной на станции Бахчисарай и прилегающих к ней строениях были выбиты стекла. Снаряд, проведя в полете 45 с, взорвался в районе цели № 1 — полевого склада боеприпасов 95-й дивизии (севернее станции Макензиевые горы). Следующие 7 выстрелов были произведены по береговой батарее № 16 (южнее поселка Любимовка). Еще 6 выстрелов были сделаны по зенитной батарее ПВО Черноморского флота № 365, последний из них прозвучал в 19 ч 58 мин.

На следующий день, с 8 ч 28 мин до 19 ч 45 мин, «Дора» сделала 16 выстрелов. Из них 7 по защищенному командному пункту зенитного дивизиона 61-го артиллерийского полка ПВО (к северу от поселка Бартеневка) и 9 выстрелов по штольням арсенала в Сухарной балке.

7 июня с 5 ч 17 мин до 9 ч 48 мин продолжился обстрел арсенала в Сухарной балке (7 выстрелов).

11 июня было сделано 5 выстрелов по опорному пункту 95-й стрелковой дивизии, расположенному в старом редуте времен Крымской войны.

17 июня за два часа (с 4 ч 48 мин до 6 ч 44 мин) было сделано пять выстрелов по башенной батарее № 30.

Последние пять выстрелов были сделаны 26 июня опытными фугасными снарядами, специально привезенными в Крым для баллистических испытаний. В сторону моря на полную дальность были выпущены четыре снаряда. Пятый снаряд немцы, не удержавшись от соблазна, выпустили по Корабельной стороне Севастополя.

К этому моменту из ствола «Доры» (с учетом полигонных испытаний) было сделано уже около 300 выстрелов, и ее ствол ввиду износа перестал быть пригодным для стрельбы.

Результаты применения немцами «Доры» под Севастополем оказались совершенно невпечатляющими. Из 48 выстрелов, сделанных в период с 5 по 17 июня, наблюдателями было отмечено только 5 попаданий — по батарее № 365, опорному пункту 95-й стрелковой дивизии и по командному пункту зенитного дивизиона 61-го артиллерийского полка ПВО. При этом батарея № 365, вызывавшая особенную обеспокоенность у немецкого командования, называвшего ее «форт Сталин», не шла ни в какое сравнение с фортами линии Мажино и являлась всего лишь зенитной батареей, вооруженной старыми 76-мм зенитными пушками образца 1915/28 года.

По воспоминаниям генерала фон Манштейна, «Дора» «одним выстрелом уничтожила большой склад боеприпасов на берегу бухты Северная, укрытый в скалах на глубине 30 метров». Однако взрыв, о котором вспоминает Манштейн, в действительности произошел от детонации боеприпасов, подготовленных к переброске на Южную сторону и открыто выложенных на берегу бухты, а сами штольни склада в Сухарной балке совершенно не пострадали. При стрельбе по другим объектам снаряды «Доры» ложились в 100…750 метрах от цели.

При сборке применялись два специальных железнодорожных подъемных крана с дизельными двигателями мощностью по 1000 л.с.

Интересно, что за стрельбу из «Доры» по складу боеприпасов артиллеристы получили нагоняй от самого фюрера, о чем свидетельствует запись в дневнике боевых действий 54-го армейского корпуса: «Из штаба группы «Юг» последовал звонок. Фюрер заметил, что стрельба по складу боеприпасов «Сухарная балка» не цель для «Доры», так как она предназначена, прежде всего, для разрушения железобетонных сооружений. «Доре» фюрер разрешает стрелять только по таким целям. Штаб 11-й армии не докладывал о стрельбе по складу боеприпасов. Возможно, в штаб сухопутных войск об этом доложил кто-то из господ, представляющих этот штаб».

Огневая позиция для «Доры», в районе поселка Дуванкой (в 2 км к югу от железнодорожной станции Бахчисарай)

Таким образом, результаты применения колоссального 800-мм орудия при штурме Севастополя оказались просто ничтожны. Это поняли и сами немцы, так Манштейн по этому поводу писал: «В целом эти расходы, несомненно, не соответствовали достигаемому эффекту». А начальник Генерального штаба Гальднер оценивал «Дору» следующим образом: «Настоящее произведение искусства, однако, совершенно бесполезное».

Современные военные исследователи также сходятся на том, что эффективность стрельбы не соответствовала размерам и стоимости 80-см «монстра», и что старые удлиненные полевые 21-см мортиры сыграли бы здесь большую роль. Надо сказать, что ряд советских официальных источников вообще считал, что «Доры» под Севастополем не было, а все слухи о ней — это дезинформация немецкой разведки. Такое заключение основывалось на том, что созданная после окончательного освобождения Крыма Советскими войсками в мае 1944 года специальная комиссия, занимавшаяся поисками огневой позиции сверхтяжелого орудия в районах сел Дуванкой и Залакой, ничего не обнаружила. Не нашлось упоминаний о применении «Доры» и среди трофейных немецких документов.

В оправдание «Доры» нужно отметить, что штаб 11-й армии выбрал для нее цели очень неудачно. Казалось бы, в первую очередь семитонными снарядами «Доры» нужно было обстреливать защищенные командные пункты флота, Приморской армии и береговой обороны, узлы связи флота, башенные батареи № 30 и № 35, спецкомбинаты № 1 и № 2, склады горючего, укрытые в известняковых штольнях Инкермана, а не батарею № 16, с которой 254-мм орудия были сняты еще в конце 20-х годов.

Из Бахчисарая ствол «Доры» был отправлен на ремонт, на заводы Круппа в Эссен. А лафет и все оборудование, по приказу Гитлера, перебросили под Ленинград в район станции Тайцы, сюда же после ремонта прибыл и ствол. Под Ленинград предполагалось отправить и построенную к тому времени вторую 800-мм артиллерийскую установку «Тяжелый Густав-2» (Schwerer Gustaw-2), однотипную с «Дорой». Однако наступление Красной Армии спутало немцам карты и лишило их возможности применить свои сверхмощные орудия под Ленинградом.

ДУБЛИКАТЫ

«Тяжелый Густав-2» был официально представлен высшему руководству вермахта и министерству вооружений на полигоне в Рюгенвальде 19 марта 1943 года. Интересно, что в ходе демонстрации конструктор этих орудий профессор Мюллер заметил фюреру, что оно может быть использовано также и против вражеских танков. Присутствовавший здесь же в числе высших офицеров Вермахта танкист, генерал Гудериан, был потрясен этим заявлением, ответив, что, хотя эта пушка действительно может обстрелять танки, но она никогда не сможет попасть в них.

За постройку «Тяжелого Густава-2» фирма Крупп получила от министерства вооружений 7 миллионов рейхсмарок. По поводу оплаты первой установки — «Доры» — Густав фон Болен унд Гальбах Крупп счел своим долгом проявить перед фюрером верноподданнические чувства и 24 июля 1942 года писал Гитлеру: «Мой фюрер! Большое орудие, которое было создано по Вашему личному распоряжению, доказало теперь свою эффективность. Оно вписывает славную страницу в историю заводов Круппа… Следуя примеру, показанному Альфредом Крупном в 1870 году, моя жена и я просим как об одолжении, чтобы заводам Круппа было разрешено не брать оплаты за этот первый экземпляр». На заводах Круппа успели изготовить узлы и для третьей заказанной установки, но собирать ее не начинали.

Боевую работу по штурму Севастополя «Дора» начала на рассвете 5 июня. Транспортер с орудием был выведен из выемки в холме на «усы»…

В следующий раз использовали «Дору» при подавлении Варшавского восстания в сентябре-октябре 1944 года. По целям в Варшаве было выпущено около 30 снарядов.

В том же году предполагалось использовать «Дору» для обстрела британской столицы с территории Франции. Так как дальность ведения огня была большой, то для орудия были разработаны специальные трехступенчатые реактивные снаряды Н.326. Другим способом увеличения дальности огня стал спроектированный для «Доры» новый ствол калибра 52 см и длиной 48 м, который устанавливался на старый лафет. При этом расчетная дальность стрельбы составила бы 100 км, но снаряд при этом содержал всего 30 кг взрывчатого вещества и обладал чрезвычайно скромным фугасным действием. Данная разработка так и не вышла из стадии проектирования.

Таким образом, хотя в Германии в годы войны и было изготовлено три 800-мм орудия, но в боевых условиях успели применить только одно — «Дору». Конец этих, безусловно выдающихся, орудий оказался бесславным.

22 апреля 1945 года в ходе наступления в Баварии американские войска обнаружили в лесу, в тупике железнодорожной линии, полтора десятка тяжелых платформ с остатками какой-то огромной металлической конструкции, сильно поврежденной взрывом. Позднее при более тщательном обследовании близлежащей местности в тоннеле были найдены и другие узлы — два гигантских орудийных ствола, затвор, части лафетов. После осмотра найденных узлов специалистами они пришли к заключению, что найденные детали являются частями сверхмощного артиллерийского орудия. По показаниям пленных, обнаруженные конструкции принадлежали «Тяжелому Густаву». После завершения обследования остатки артиллерийской установки были отправлены американцами на переплавку.

Еще одно некомплектное 800-мм орудие обнаружили на заводе в Эссене британские войска.

Третье 800-мм орудие (возможно, именно «Дора») в апреле 1945 года было подорвано немецкими инженерами близи Оберлихау (Oberlichtnau), где оно и было обнаружено советскими войсками.

В ПЛЕНУ

После победы, в СССР были организованы многочисленные инженерные комиссии для изучения оружия и техники поверженной фашистской Германии. Изучалось и найденное под Оберлихау 800-мм орудие. О нем упоминается в отчете уполномоченного Министерства вооружений о работе в Германии в 1945–1947 годах: «… в июле 1946 года специальная группа советских специалистов по заданию Министерства вооружений предприняла изучение 800-мм установки «Густав». Группой составлен отчет с описанием, чертежами и фото 800-мм орудия и проведена работа по подготовке к вывозу 800-мм железнодорожной установки «Густав» в СССР». Руководил группой инженер-майор Б. Житков. Установка была доставлена в Советский Союз и отправлена на артиллерийский полигон Ржевка под Ленинградом.

Здесь комиссия специалистов артиллерийского полигона, изучив полученные ими узлы немецкого 800-мм орудия, сделала вывод, что ничего нового в них для советских специалистов нет, т. е. «произведение искусства» фирмы Крупп не впечатлило советских специалистов. После этого части трофейного орудия провалялись в Ржевке еще четыре года.

Затем они были перевезены на артиллерийский завод «Баррикады». Здесь их «изучали» еще в течение двух лет, но так как никаких светлых идей в головах советских конструкторов это творение «мрачного германского гения» не зародило, то, чтобы не загромождать заводскую территорию, остатки «Доры» свезли подальше — за город, на заводской артиллерийский полигон. Здесь они ржавели до начала 60-х годов. Однако наличие в пределах досягаемости почти 500 т практически «бесхозного» высококачественного металла не давало спокойно спать по ночам советским хозяйственникам. В конце концов, их стремление выполнить план по сдаче металлолома преодолело обычную бюрократическую волокиту всяческих согласований и остатки «Доры» отправились в мартеновские цеха на переплавку, а четыре ее железнодорожные платформы растворились в закромах Сталинградского Совнархоза. Единственным «узлом» «Доры», дожившим до наших дней, очевидно, осталась только одна громадная гильза этого орудия, которая долгое время использовалась в качестве пожарной бочки, а затем была отреставрирована и экспонировалась в музее «Сталинградская битва», хотя, к слову сказать, под Сталинградом эти немецкие 800-мм орудия никогда и не применялись.

Узлы взорванной «Доры» на заводе «Баррикады» ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Хотя 800-мм снаряды «Доры» были способны разрушить практически все, что построено человеком, однако это орудие было чудовищно дорогим как при своем создании, так и в эксплуатации. Только для изготовления ствола потребовалось огромное количество высококачественной стали, при этом он все равно не мог выдержать более нескольких сотен выстрелов. Для перемещения, сборки и хранения орудийной установки постоянно требовался персонал в количестве нескольких сот человек. К тому же из-за своей малой подвижности и огромных размеров ее применение требовало значительных усилий по обеспечению секретности и мощного прикрытия ПВО, в противном случае установка могла быть уничтожена всего одним успешным налетом авиации противника. Данные факторы делали применение этого орудия непрактичным, тем более что оно действительно подходило только для уничтожения мощных укреплений (хотя, конечно, «Дора» была способна разрушить городской квартал одним выстрелом, но и обычная тяжелая артиллерия справилась бы с этим так же хорошо — и гораздо дешевле) и для нее просто не было соответствующих целей после захвата линии Мажино и взятия Севастополя.

В этой связи интересно мнение прославленного советского конструктора артиллерии В. Грабина, который на вопрос о том, имелись ли на вооружении советских артиллерийских войск сверхдальнобойные орудия типа «Доры», ответил: «… нашему конструкторскому бюро приходилось проектировать 650-мм орудие. Должен сказать, что очень сложно изготовить такие пушки — для одного орудия нужен целый завод, а потребность в них, как показала практика, невелика».

Таким образом, «Дора» стала еще одним примером одержимости нацистов созданием вооружения, которое было либо слишком мощным, либо слишком передовым, чтобы иметь какой-либо практический эффект.

Журнал "Наука и техника", октябрь 2010 г.