sci_history А Корсунский Р Готская Испания ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:15:05 2007 1.0

Корсунский А Р

Готская Испания

А.Р.Корсунский

ГОТСКАЯ ИСПАНИЯ

(Очерки социально-экономической и политической истории)

ВВЕДЕНИЕ

Исследование генезиса феодализма в странах, которые в античную эпоху входили в состав Римской империи, связано со значительными трудностями. Это, в первую очередь, недостаточная освещенность экономической и социально-политической жизни этих стран, общественного строя варварских племен в IV-V вв. и развития варварских королевств, образовавшихся на римской территории, в источниках того времени.

Разработка проблемы перехода от античности к средневековью на Пиренейском полуострове осложняется рядом дополнительных факторов. Сохранилось очень мало данных о крупном землевладении в Испании V-VII вв. Исследователь ее истории не располагает хозяйственными источниками, подобными франкским полиптикам и картуляриям. Это препятствует изучению процесса зарождения и формирования феодальной собственности.

Естественный ход исторического развития испано-готского общества в начале VIII в. был нарушен арабским завоеванием, поэтому проследить дальнейшую эволюцию социальных институтов римско-варварского общества на испанском материале значительно сложнее, чем, к примеру, на французском или итальянском. Кроме того, сведения о социально-экономической истории христианских государств Пиренейского полуострова в VIII-IX вв. в источниках крайне скудны.

Основными проблемами, которые пытались разрешить исследователи истории готской Испании, были: так называемый континуитет (т. е. судьбы античных социальных и политических учреждений и вообще античной цивилизации на Пиренейском полуострове в рассматриваемые <3>{В угловых скобках указаны номера и положение окончаний страниц оригинального издания - Ю. Ш.} столетия), роль германских социальных и политических институтов, в частности, общины, королевской власти, дружины, вопрос о наличии феодализма.

Значение римских и германских элементов в Вестготском государстве оценивалось историками по-разному. Ф. Дан, например, всячески подчеркивал роль готской королевской власти, которая, по его мнению, была носительницей национальной идеи, национального единства германцев. Конфликты между королями и знатью, особенно церковной, закончившиеся победой последней, составляли, утверждал немецкий историк, основное содержание политической борьбы, происходившей в готской Испании 1.

Э. Перес Пухоль считал, что очень большое влияние на общественное развитие страны оказала дружинная организация готов2.

М. Торрес полагал, что названный историк преувеличивал последствия вестготского завоевания для судеб Испании, и доказывал, что хотя Вестготское государство испытывало влияние германских порядков, оно в главных своих чертах оставалось римским. По мнению М. Торреса, положение А. Допша об отсутствии разрыва между античностью и средними веками вполне применимо к истории Испании 3.

Несмотря на различия в оценке тех или других социальных и политических институтов Вестготского государства, трудам указанных историков присущи некоторые общие черты: убеждение в том, что в Испании V-VII вв. не произошло глубоких сдвигов в социально-экономических отношениях по сравнению с римской эпохой, представление, будто результатом взаимодействия римских и германских элементов всегда была победа тех или других (но не синтез, не появление новых отношений), стремление решать вопрос о возникновении феодализма <4> главным образом в зависимости от того, насколько сформировались такие институты, как вассалитет, бенефиции, иммунитет. В известной мере эти черты характерны и для работ испанского медиевиста К. Санчес-Альборноса. Правда, в них 4 изучены некоторые существенные сдвиги, которые произошли в общественной жизни Испании после крушения Западной Римской империи. Он нанес удар по распространенному прежде в специальной литературе тезису о непрерывном существовании римской муниципальной системы в Испании вплоть до реконкисты. Римский городской муниципальный строй, доказывает испанский историк, исчез в Вестготском королевстве уже в VI в.

По мнению К. Санчес-Альборноса, в Вестготском государстве сложились вассалитет и бенефициальная система. Но это были лишь предфеодальные отношения, поскольку еще не произошло органического соединения бенефиция и вассалитета.

Изучая корни феодальных отношений, испанский ученый по сути довольствуется констатацией фактов, которые свидетельствуют о значении тех или иных германских институтов, сохранившихся в новых условиях в готской Испании (германская дружина и римская клиентела, прежний, классический, прекарий и т. д.); он ссылается на политическую обстановку в стране (междоусобицы магнатов), ослабление военного духа готов и пр. условия, вынуждавшие вестготских королей опираться на определенный слой магнатов - своих вассалов.

Изучая упадок городских учреждений, К. Санчес-Альборнос не рассматривает ни экономические предпосылки этого явления, ни судьбы самих горожан. В результате развитие городского строя отрывается от процесса феодализации в целом. Поскольку К. Санчес-Альборнос не ставил перед собой задачи исследовать образование феодальной собственности, "предфеодальные" <5> институты бенефиции и вассалитет - оказываются вне связи с экономическими отношениями. Работы К. Санчес-Альборноса содержат много ценных материалов и выводов, касающихся социальных и политических преобразований в готской Испании, а также некоторых проявлений феодализационного процесса. Но разделяя в основном характерное для зарубежной буржуазной историографии представление о феодализме лишь как о системе политических отношений, испанский медиевист оставил вне своего поля зрения существенные черты этого процесса.

Советские медиевисты, изучавшие генезис феодализма в Западной Европе, уделяли главное внимание тем ее областям, где феодализм вырастал преимущественно из отношений разлагавшегося родоплеменного строя германцев (исследования А. И. Неусыхина и др.). В Испании переход к феодализму совершался в иных условиях. Удельный вес германских элементов был здесь меньшим, а римских - большим, чем в тех странах, которые обычно считаются классическим образцом генезиса феодализма в Западной Европе.

Посильной попыткой рассмотреть особенности социально-экономического и политического развития Испании в этот переходный период от античности к средневековью и является настоящая работа.

В рамках данной монографии не представлялось возможным охарактеризовать все стороны исторического развития Испании в V-VII вв. Автор считал необходимым сосредоточить свое внимание на таких вопросах, которые особенно важны для уяснения характера социально-экономического и политического строя готской Испании. Сюда относятся: условия поселения вестготов и других варваров на Пиренейском полуострове, аграрный строй и общинные отношения, формирование класса зависимого крестьянства и развитие крупного землевладения, зарождение бенефициальной системы, феодализация церкви, социальная борьба и образование раннефеодального государства 5. <6>

Равномерная разработка названных выше вопросов затрудняется характером сохранившихся источников, среди которых преобладающее место занимают юридические памятники. Правда, они весьма обширны и разнообразны. В законах Эйриха6, несмотря на значительное влияние римского права, налицо правовые нормы, отражающие еще черты родового быта у готов. Вестготская правда состоит из 500 законодательных положений, в которых содержится фактический материал, характеризующий положение различных общественных слоев, социальное расслоение и классообразование, коммендацию и прекарий, зачатки бенефициальной системы, торговлю, кредит, ремесло, а также политический строй и положение церкви. Все эти данные относятся к различным периодам истории готской Испании, что позволяет проследить эволюцию социальных отношений, юридических и политических институтов с V по VIII в.

Важным источником для V-VI вв. служит Бревиарий Алариха, или Lex Romana Visigothorum. В этом юридическом памятнике имеется огромное число сведений об экономических отношениях, о положении различных классов и слоев испано-римского населения, а также о тех чертах позднеримского политического и церковного устройства, которые сохранились в Испании до VI в.

Согласно традиционному взгляду, Вестготское государство вплоть до середины VII в. основывалось на принципе так называемого личного права; кодексы Эйриха и Леовигильда были предназначены для готов, а Бревиарий Алариха - для галлов и испано-римлян. О свевских законах не сохранилось никаких известий. Кодекс же Реккесвинта являлся общим для всего населения Вестготского королевства. Это представление было <7> пересмотрено испанским историком права А. Гарсиа Галло7. По его мнению, вестготское законодательство с самого начала основывалось на территориальном принципе. Основным доводом испанского ученого было то соображение, что Кодекс Эйриха якобы не заключает в себе "народное право" - он проникнут духом римских законов; ряд постановлений Эйриха и Antiquae Вестготской правды носят общий характер и рассчитаны и на готов, и на местное население. Во введении к Бревиарию Алариха (Commonitorium) отмечается, что этот свод законов утвержден епископами и выборными от "провинциалов". К последним, полагает Гарсиа Галло, принадлежали и готы, и римляне, а к числу епископов - и католики, и ариане.

Точка зрения Гарсиа Галло нашла поддержку у некоторых исследователей 8. Но большая часть историков признала его аргументацию неубедительной и продолжает считать основой вестготского законодательства (до издания кодекса Рекцесвинта) принцип личного права 9.

Отметим, что концепция А. Гарсиа Галло не подтверждается анализом самого содержания вестготских законодательных кодексов. Законы Эйриха, как отмечалось выше, - это в известной мере готское обычное право. Оно не могло быть введено для галлов и испано-римлян в Вестготском королевстве, так как не соответствовало уровню их развития и характеру господствовавших у них социальных отношений. Также невероятна и замена в 506 г. Кодекса Эйриха Бревиарием Алариха, в котором не были отражены ни своеобразные черты готского общества (остатки общинного строя, военные <8> дружины), ни взаимоотношения между готским и местным населением (например, раздел земель). Схема Гарсиа Галло, объясняющая эволюцию законодательства Вестготского королевства субъективными факторами (намерение Алариха II завоевать симпатии галло-римлян, стремление Леовигильда укрепить национальное готское государство), игнорирует действительную основу правовых изменений - условия социально-экономической жизни. Формула "Кодекс Эйриха - Бревиарий Алариха - Кодекс Леовигильда" не учитывает характера социальных отношений готского и галло-испано-римского населения Вестготского королевства в соответствующие периоды его истории. В то же время было бы неправильно слишком резко разграничивать готскую и римскую системы права в Испании V-VII вв. Уже законы Эйриха применялись для решения споров между готами и местными жителями. С начала VI в. вестготские короли издают отдельные законы, рассчитанные на все население королевства, таков, в частности, закон Тейда о судебных издержках. Особенно расширяется эта практика в VII в., что подготавливает введение единой законодательной системы.

Следует иметь в виду, что официальное право не всегда совпадало с юридической практикой: Бревиарий Алариха включал в себя немало архаичных положений, а наряду с Вестготской правдой применялись нормы обычного права, дожившие до периода реконкисты.

Вопрос о происхождении этого обычного права сложен. Такие исследователи, как И. Фиккер, Э. Инохоса, Т. Мелихер 10 и др., старались показать преемственность между германским обычным правом и испанскими фуэрос в сфере аграрных порядков, в семейном и уголовном праве, в юридических нормах, определяющих статус различных социальных слоев.

Указанная точка зрения на соотношение обычного и официального права в Испании V-VII вв. получила довольно широкое распространение в зарубежной, особенно немецкой литературе. Серьезные возражения против нее выдвинул А. Гарсиа Галло. Он обратил внимание на то обстоятельство, что фуэрос различных областей страны, несмотря на специфику последних, обнаруживают много <9> общего. Это касается не только Галисии, Леона и Кастилии, т. е. территории, на которой, начиная с V в. германцы жили наиболее плотно. Такая же общность характеризует фуэрос Наварры и Арагона, где не было значительной германской прослойки среди населения ни до арабского завоевания, ни позднее. Гарсиа Галло приходит к выводу, что общность права испанских государств времен реконкисты явление, генетически восходящее к доготскому периоду. Во времена Поздней империи во всех ее провинциях, в том числе и в Испании, распространилось вульгарное римское право, содержавшее и некоторые германские элементы. В дальнейшем оно, испытав воздействие обычаев вестготов и свевов, а также местного кельтского и иберского населения, послужило основой для единого законодательства, сложившегося в испанских государствах эпохи реконкисты. Необходимо также учитывать, отмечает исследователь, что испанское средневековое право, регулирующее аграрные порядки, примитивно. Само собой, у народов, находящихся на одинаково низкой ступени развития, сходны и юридические нормы 11.

Доводы А. Гарсиа Галло в значительной мере убедительны. Еще русский медиевист И. Лучицкий доказал наличие общинного устройства у басков (в период реконкисты и позднее) 12. Естественно, что следы общины могли корениться не только в древнегерманских порядках, но и в обычном праве местного населения.

Если вестготские законы принадлежат к числу наиболее обширных и содержательных памятников варварского законодательства, то сборник вестготских формул состоит лишь из 46 документов. В этих формулах можно найти некоторые данные о хозяйственных отношениях начала VII в.

Весьма существенное значение для изучения политической истории и социальных отношений V-VII вв. имеют нарративные памятники - произведения Идасия (V в.), Иоанна из Биклары (VI-VII вв.), Исидора Севильского (VII в.), Юлиана (VII в.), Византийско-арабская и Мосарабская хроники (VIII в.) и др. <10>

В произведении Идасия особенно ценны сведения о взаимоотношениях готов и свевов с испано-римским населением и имперскими властями, о народном движении багаудов, а также о присциллианистах. В хронике Иоанна из Биклары первостепенное значение имеет материал о внутренней борьбе, происходившей в Вестготском королевстве в VI в. - о мятеже Гермингильда против короля, о восстаниях городов и крестьян южной Испании, а также басков против короля Леовигильда. "История готов" Исидора Севильского содержит данные о том периоде истории Вестготского королевства, который мало освещен другими источниками VI-начала VII в. В другом своем произведении - "Этимологиях" - Исидор в основном опирается на античных авторов. Но в отдельных случаях он исходит из своих наблюдений над жизнью Испании VII в.

Небольшое историческое сочинение Юлиана проливает свет на борьбу между знатью и королевской властью, происходившую в Вестготском государстве в последний период его существования. То же самое относится и к Мосарабской хронике, в которой описываются войны, восстания, стихийные бедствия, столкновения между различными группировками испано-готской знати.

Постановления Толедских и провинциальных церковных соборов - памятники не только истории церкви: в них немало сведений о церковном землевладении, о феодализации испано-готской церкви и одновременно об условиях социального и политического развития готской Испании в V-VII вв.

В сочинениях испанских церковных писателей VI- VII вв. Мартина из Бракары, Браулиона, Фруктуоза, Валерия, в анонимной хронике митрополитов Эмериты и др.13 содержатся в основном данные об организации и деятельности католической церкви готской Испании. Но в трудах указанных авторов имеется также материал о росте церковных владений в результате дарений со стороны королей и частных лиц, о ростовщических операциях церкви, внутренней борьбе в церквах между клириками, об уставах монастырей, несвободном населении церковных и монастырских имений и проч. Встречаются упоминания, обычно очень лаконичные, о представителях <11> различных слоев общества - от герцогов, гардингов, местной сенаторской знати до заморских купцов, крестьян, ремесленников и рабов.

Сохранилось несколько десятков вестготских писем. Большая часть писем написана церковными деятелями. Авторами некоторых из них были вестготский король Сизебут и комит Септимании Булграмн 14. В письмах имеются данные главным образом о церковных делах. Но в них можно найти также некоторые отрывочные сведения об отношениях Вестготского королевства с Византией и франками, о положении в пограничных с франкским королевством областях Вестготского государства, о порядке сбора налогов, о служилой знати и проч.

Дополнением к упомянутым выше источникам служат археологические, нумизматические, эпиграфические памятники, миниатюры вестготских рукописей, а также частные документы. <12>

ГЛАВА I

РАССЕЛЕНИЕ ВАРВАРОВ В ИСПАНИИ В V в.

Порядок расселения варваров на завоеванной ими римской территории оказывал существенное влияние на римские и германские общественные отношения и тем самым на форму феодализации, развертывавшейся в странах Западной Европы. Поэтому изучение условий этого расселения и в первую очередь получения земель завоевателями чрезвычайно важно для исследования генезиса феодализма. Выяснить обстоятельства поселения германцев - это значит прежде всего ответить на следующие вопросы: селились ли они вперемежку с местными жителями или занимали целиком отдельные области; какие землевладельцы подвергались экспроприации; была ли она полной или частичной, в последнем случае - какая часть владений местных посессоров и какие категории земель перешли к германцам; распространялся ли раздел имущества на рабов и сельскохозяйственный инвентарь? Наконец, как распределялась земля среди самих завоевателей?

Еще до того как Испания была завоевана вестготами, в ней поселились другие варварские племена. В 409 г. сюда вторглись вандалы, аланы и свевы. Это вторжение нанесло сильнейший удар по римскому господству в стране. Около 411 г. варвары прекратили на время военные действия и, разделив по жребию территорию, расселились в различных частях полуострова: свевы и вандалы - в Галисии, аланы - в Лузитании и Картахене, <13> вандалы-силинги - в Бэтике 1. Тарракон оставался под контролем римских властей. На территории, оккупированной варварами, многие города и крепости также оставались в руках испано-римлян. Некоторые исследователи предполагают, что варвары, в частности вандалы, поселились в указанных областях по договору с империей в качестве ее федератов и получили часть земель (по-видимому, одну треть), принадлежавших испано-римлянам2. Если империей и были заключены договоры подобного рода, то они соблюдались очень недолго. Это относится и к вандалам, и к аланам и к свевам.

Согласно Орозию, между испано-римлянами и варварами, занявшимися земледельческим трудом, установились вполне добрососедские отношения3. Но, по-видимому, испанский историк, стремившийся доказать, что бедствия, испытанные Римом в христианские времена, менее значительны, чем в языческие, приукрасил положение испано-римлян. Более объективные источники описывают отношения между варварами и местным населением иначе.

Идасий отмечает, что испанцы, укрывшиеся в городах и бургах, оказались в рабстве у варваров (se subiciunt servituti) 4. Это выражение Идасия не следует понимать буквально. Очевидно, местное население, периодически подвергавшееся нападениям варваров, должно было выплачивать им дань.

Уже в 416 г. имперское правительство использовало вестготов для того, чтобы напасть на вандалов-силингов и аланов - в Бэтике и Лузитании5. Значительная часть силингов и аланов была к 418 г. истреблена, а остальные присоединились к вандалам-асдингам.

В 419 г., во время столкновений между вандалами и свевами в Галисии, последним помогли римские войска <14> под командованием Астерия. Вандалы ушли на юг, в Бэтику6. В 421 г. командующий римскими войсками Кастин напал на вандалов в Бэтике, но потерпел поражение из-за предательства своих союзников готов7. В 424-425 гг. вандалы разграбили Балеарские острова, разрушили Картахену и Гиспалис8. В 428 г. они снова захватили, и разграбили последний 9.

По сообщению Прокопия Кесарийского, император Гонорий предписал, чтобы время пребывания вандалов в империи не бралось судьями в расчет там, где речь шла о применении закона о тридцатилетней давности 10. Это постановление свидетельствует о насильственном характере экспроприации, осуществлявшихся вандалами и аланами, что согласуется и с сообщениями хронистов о частых нападениях варваров на местное население. Замечание же Идасия о распределении земли по жребию относится, видимо, к разделу земель между самими варварами 11.

Вандалы и аланы не успели прочно осесть в Испании. Об их общественном устройстве к началу V в. мы знаем очень мало. Судя по некоторым отрывочным сообщениям нарративных памятников и по данным археологии, вандалы занимались скотоводством и земледелием, у них существовало ремесленное производство. Известно также, что к концу IV в. они приняли христианство в арианской форме; у них зарождалась наследственная королевская власть12. Относительно общественного устройства аланов в источниках имеется еще меньше сведений 13.

Уровень социального развития вандалов и аланов в известной мере характеризуется легкостью, с которой они <15> снимались с одного места и переселялись в другое. Их уход из Испании в 429 г., как справедливо отметил X. Куртуа, был вызван не каким-либо внешним давлением, а условиями внутренней жизни (Куртуа имеет в виду, что у вандалов еще не возникло государство) 14. Следует, очевидно, добавить, что у вандалов и аланов была слаба социальная дифференциация: знать, для которой главным источником обогащения стали бы имения, обрабатываемые несвободными и полусвободными земледельцами, не успела сложиться.

В силу указанных причин вандалы и аланы не вступили в тесное взаимодействие с испано-римским обществом и не оказали такого значительного влияния на социальное развитие Испании, как вестготы и свевы. Но все же двадцатилетнее пребывание вандалов и аланов на полуострове не прошло бесследно для местного населения. Военные действия варваров, предпринимавшиеся с целью захвата добычи и пленных, разгром городов, вилл - все это способствовало в конечном итоге упадку городов; захват вилл, даже если он носил временный характер, вел к дезорганизации хозяйства. Можно не сомневаться, что рабы и колоны старались использовать переход власти к варварам, чтобы бежать от своих господ, а в некоторых случаях и для восстаний. Правда, после ухода вандалов и аланов землевладельцы Лузитании и Бэтики, вероятно, смогли, по крайней мере частично, вернуть себе свои имения. Но вскоре эти области были заняты свевами и вестготами. Таким образом, вандалы и аланы сыграли свою роль в социально-экономической истории Испании в V в., ускорив разложение рабовладельческой системы хозяйства в этой стране.

* *

*

Свевы, поселившиеся в 411 г. в Галисии, вскоре вступили в борьбу с вандалами. В 419 г. они попали в тяжелое положение, но, как уже отмечалось выше, их выручило вмешательство римских войск. Попытка свевов продвинуться на юг, в Бэтику, в 429 г. оказалась безуспешной: вандалы нанесли им поражение у Эмериты. В течение последующего десятилетия свевы ограничивались <16> военными действиями против местного населения Галисии.

Относительно свевов и характера их поселения в Испании имеется немного сведений, главным образом в нарративных источниках. Какие-либо известия о наличии у них писаного права отсутствуют. Согласно данным археологии и топонимики, собранным В. Рейнгартом, ядром поселения свевов служила небольшая область в нынешней Португалии, между Брагой и Порто. Общая зона их расселения была ограничена на севере Понтоведро, на юге - Авейро (севернее Коимбры) 15. О том, как происходило распределение земли между свевами и местным населением, мы не располагаем сколько-нибудь определенными данными. Но сообщения хроник о взаимоотношениях между свевами, с одной стороны, испано-римлянами и галисийцами - с другой, позволяют высказать по этому поводу некоторые предположения. Судя по хронике Идасия, свевы вплоть до второй половины V в. не овладели всей территорией Галисии и Лузитании, где они расселились. Города и бурги оставались у местного населения и подвергались периодическим набегам свевов.

Плебс - так именует Идасий коренных жителей - иногда оказывал успешное сопротивление варварам. Свевы вынуждены были при таких обстоятельствах заключать соглашения о мире 16. Иногда галисийцам удавалось получить поддержку от римских войск и вестготов 17. Но вскоре свевы возобновляли свои нападения. Помимо Галисии и Лузитании объектом этих набегов свевов являлись Баскония и Тарракон. В 441 г. свевский король захватил Бэтику и Картахенскую область 18. В тех случаях, когда заключались соглашения с галисийцами, последние, видимо, обязывались выплачивать дань.

Можно предположить, что свевы, в отличие от вестготов и бургундов, не производили раздела земель с местными посессорами. Там, где свевы создавали свои поселения, <17> они скорее всего попросту экспроприировали местных землевладельцев (как вандалы в Северной Африке). Поэтому в районе компактного расселения свевов происходил подлинный переворот в поземельных отношениях земля оказывалась в руках свободных общинников и знати, а также королей. Но эта территория, как указывалось ранее, была невелика. В незанятых свевами районах Галисии и Лузитании сохранились прежние социальные отношения.

Последствия свевского поселения сказались не только на занятой ими территории. Военные действия, которые велись свевами в Галисии, Лузитании, Бэтике и Тарраконе, сопровождаясь разгромом вилл, захватом пленных, разрушением городов, наносили серьезный ущерб крупному и среднему землевладению, а также крестьянскому хозяйству далеко за пределами собственно свевской области.

* *

*

Значительно больше данных имеется в нашем распоряжении об условиях поселения вестготов в Южной Галлии и в Испании.

До основания своего королевства в Аквитании они в течение четырех десятилетий находились в пределах империи 19. Но об условиях их расселения в то время нет достаточно определенных сведений. Восстав против Рима во время своего пребывания в Мезии, вестготы, по словам Иордана, стали повелевать местным населением и удерживать в своей власти занятую территорию 20. Победа в битве под Адрианополем в 378 г. укрепила позиции готов, и они, как отмечает тот же автор, начали жить во Фракии и Дакии Прибрежной словно на родной земле21. В 382 г. Феодосий поселил вестготов в качестве федератов в Мезии, Фракии и Македонии, где они пребывали до нового восстания против империи в 395 г. Сведений о принципах расселения готов на этой <18> территории в источниках не сохранилось. Отсутствуют какие-либо известия о характере поселения вестготов на Балканском полуострове и в последующие годы.

Относительно первого поселения вестготов в Южной Галлии в 412-414 гг. мы можем судить по некоторым косвенным данным нарративных источников: надо думать, что они были расселены среди местных жителей в соответствии с римским законом о военном постое. Варварам не предоставлялась земля, они просто размещались среди местных жителей и получали от них содержание 22.

Раздел земель между вестготами и местными посессорами произведен был лишь после того, как в 418 г. римское правительство отозвало вестготов из Испании и поселило их в качестве федератов в Южной Галлии, между Луарой и Гаронной, от Тулузы до побережья Атлантического океана (в провинциях Aquitania secunda и Narbonensis prima). С вестготами был заключен договор (foedus) - его условия не сохранились. В хрониках и других нарративных источниках, сообщающих о поселении вестготов в Галлии в 418 г., какие-либо сведения о разделе земель отсутствуют. Речь идет лишь о получении готами территории для поселения, о предоставлении им земель для возделывания23. Зато во фрагментах Кодекса Эйриха упоминаются наделы (sortes) готов и "трети" римлян, говорится о разделе лесов, пахотных и прочих земель между готами и другими землевладельцами. Такие же сведения имеются и в Вестготской правде.

В ряде случаев вестготы первоначально не осуществляли раздела земель с теми, в чьих владениях были поселены, ограничиваясь получением части доходов. Глава Вестготской правды, запрещающая нарушение правил раздела, делает оговорку: "...при условии, что раздел действительно был произведен" 24. Поскольку Кодекс <19> Эйриха, изданный, по-видимому, около 475 г., предусматривает пятидесятилетний срок давности для дел о незаконно захваченных долях римлян и готов, можно предположить, что реальный раздел произошел несколько лет спустя после поселения готов в Аквитании 25.

О том, кто руководил процедурой раздела, в источниках вовсе нет сведений. Практически он осуществлялся скорее всего с помощью соседей-общинников26. В разрешении спора относительно границ владений римлян и готов участвовали лица, специально избранные тяжущимися сторонами, также, очевидно, из числа соседей 27. Судьи заставляли старейших и наиболее надежных из них давать показания 28.

Готы делили земли, вероятно, не только с сельскими, но и с городскими жителями. Не случайно возвращение "третей", незаконно захваченных у римлян, возлагается, в частности, и на городские власти (iudices singularum civitatum) 29.

Особые трудности вызывает определение соотношения, в котором производился раздел земли между германцами и местным населением.

Большинство медиевистов и историков права еще в XIX в. пришло к выводу, что готам достались две трети пахотных земель и половина лесов, принадлежавших прежним посессорам. Разделу подвергались имения землевладельцев различных категорий (как магнатов, так и средних и мелких хозяев) 30. <20>

Исследователи предполагали, что порядок раздела оставался неизменным на протяжении всей истории существования Вестготского королевства.

Вопрос о том, как распределялись господские части крупных имений и наделы держателей, был затронут М. М. Ковалевским. Бургунды, по его мнению, получали две трети земельной площади и одну треть наделов "крепостных" (т. е. колонов и рабов, посаженных на землю), тогда как римлянам оставлялась треть земли. При этом в их руках оказывались две трети "несвободных дворов" каждого имения 31. Что касается вестготов, то им, полагал названный историк, предоставлялись две трети земель римлян, но за счет terra dominica. При этом готы удовлетворялись пустошами, имевшимися в изобилии у галло-римлян 32.

Сходный взгляд в 1928 г. высказал французский историк Ф. Лот, который изучал разделы земель главным образом у бургундов33. С подобной же точки зрения историю вестготских разделов рассматривал А. Гарсиа Галло. Он считал, что разделу подверглись лишь латифундии (но не владения мелких собственников). Римляне и готы поделили земли поровну, только гот получал две трети держаний колонов и рабов и одну треть господского домена, а местный землевладелец остальную часть имения 34.

Вскоре было предложено еще одно толкование вопроса. В статье "О разделах земель у бургундов и у вестготов", опубликованной в 1942 г., Н. П. Грацианский доказывал, что вестготы произвели два последовательных раздела, осуществлявшиеся по различным принципам. При первом разделе, совершенном вскоре после своего поселения в Аквитании в 418 г., готы получили две трети владений римлян; во время второго раздела, уже в 60-70 годах V в., когда был завоеван ряд новых территорий, готы отбирали у местных землевладельцев половину их земель35. Как видно из этого сжатого обзора <21> суждении специалистов, по поводу условии поселения вестготов в Галлии и Испании имеются противоречивые толкования.

Попытаемся прежде всего определить категории посессоров, чьи владения подвергались разделу.

А. Гарсиа Галло обосновывал свою концепцию главным образом следующими соображениями. Готы, получившие две трети земельных владений мелких собственников, не в состоянии были бы прокормить свои семьи на таких незначительных наделах; точно так же римляне не могли бы продолжать ведение хозяйства на оставленной им одной трети их прежних участков.

В составе владений, которые подлежали разделу, находились леса и луга, что не характерно для наделов мелких собственников.

Согласно Вестготской правде, "трети" римлян, незаконно захваченные готами, должны были быть возвращены их собственникам судьями или же виликами и препозитами, т. е. управляющими крупных имений 36.

Первый из перечисленных аргументов может показаться особенно убедительным, если учесть, что к началу V в. большая семья у вестготов, очевидно, еще не уступила окончательно свое место семье индивидуальной. Трудно себе представить, чтобы она могла вести хозяйство на земельном наделе в 3-4 га37. Однако нет оснований полагать, что во всех случаях участниками раздела имения являлись лишь один гот и один римлянин. В вестготских законах, испытавших сильнее влияние римского права, стороны, участвующие в разделах земель, это два индивидуума - римлянин и гот. Но несомненно в некоторых латифундиях могли селиться группы варваров38. В отдельных же случаях гот, по-видимому, <22> мог получать земли не от одного, а от двух или нескольких мелких собственников-римлян. Что же касается последствий раздела земель с готами для местных мелких собственников, то, как заметил А. И. Неусыхин по другому поводу, варвары при разделе земель не обязательно должны были руководствоваться интересами римлян39. Мелкие собственники, лишившиеся возможности вести хозяйство на оставшихся наделах, становились, очевидно, держателями в имениях крупных и средних землевладельцев и церкви 40.

Упоминание о лесах, с чем мы встречаемся в некоторых готских законах, касающихся разделов земель, не может рассматриваться как свидетельство того, что разделу подвергались только латифундии. Законы могли включать в число угодий, подлежавших разделу, и такого рода земли, которые имелись не во всех владениях, а лишь в определенной их части. Кроме того, небольшие участки леса могли быть и у мелких собственников41.

Ссылка А. Гарсиа Галло на то, что виликам и препозитам поручалось возвращать римлянам незаконно захваченные у них готами земли, не является убедительным доказательством исключительности раздела лишь крупных имений: источник не дает оснований утверждать, что подобные действия осуществлялись только управляющими имениями фиска и магнатов. Обязанность следить за правилами раздела земель возлагалась и на судей 42.

Таким образом, утверждение Гарсиа Галло, будто владения мелких собственников вовсе не были затронуты разделом, нельзя считать доказанным. Следует, правда, учитывать, что господствующее положение в римских провинциях Южной Галлии и Испании занимало крупное землевладение. Латифундии с их разнообразным инвентарем, хозяйственными сооружениями, рабочим скотом, рабами, наверное, в большей мере привлекали германцев, чем владения крестьян и беднейшего <23> слоя куриалов. Поэтому крупные имения, естественно, становились объектами раздела в первую очередь. Но наряду с ними частичной экспроприации в местах компактного поселения германцев подвергались и другие владения.

Из Вестготской правды, например, видно, что готские свободные общинники тесно соприкасались в своей хозяйственной деятельности и повседневной жизни с римскими крестьянами, своими госпитами 43.

Остановимся также и на другом тезисе А. Гарсиа Галло относительно распределения земель между римлянами и варварами. Упоминаемые готскими законами tertiae римлян и sortes, или "две трети", готов обозначают, как полагает этот исследователь, наделы держателей, поскольку из господского домена готы получали лишь одну треть земли.

Проследим ход приводимых доказательств. Тексты, выделяемые в Вестготской правде рубрикой "Antiqua", свидетельствуют, по его мнению, о разделе земель поровну. Сюда относится прежде всего параграф, устанавливающий принцип решения тяжбы между совладельцами, принявшими свиней на желудевый откорм. "Если между соучастниками владения возник спор из-за желудей, так как у одного из них больше свиней, чем у другого (т. е. свиней, полученных ими от третьего лица), то тот, у которого меньше, может принять в долю свиней за желуди в соответствии с тем, как разделена земля, пока не станет одинаковым количество свиней у обеих сторон; а потом пусть поделят десятины, как поделили земли"44. Как полагает Гарсиа Галло, в Вестготской правде подразумевается, что совладельцы имеют право принимать в свои доли леса (реально еще не разделенного) равное количество свиней. Тот, кто принял их больше, рассчитывает получить и большую десятину. Но второму консорту это невыгодно, так как свиньи первого <24> быстрее поедят желуди в лесу; поэтому тому, у кого свиней оказалось меньше, разрешается увеличить их численность. Заключительная часть закона - относительно раздела десятин соответственно величине поделенных участков - подразумевает пахотные земли, которые были, следовательно, разделены пополам 45.

Аналогичный порядок раздела земель, с точки зрения испанского исследователя, трактуется и в тексте, где рассматривается раздел леса между совладельцами: "Мы постановляем, - говорится в этом законе, - если гот или римлянин присвоит себе лес, который, возможно, оставался неразделенным, и расчистит его под пашню, то, если осталось еще достаточно леса для того, чтобы компенсировать равноценным участком заинтересованного человека, он не должен отказываться взять лес; если же не имеется более леса равной ценности для возмещения, то участок, расчищенный под пашню, должен быть разделен" 46.

И, наконец, свидетельством равного раздела всей земельной площади пополам, между римлянами и готами, а господского домена в отношении 2:1, А. Гарсиа Галло считает письмо Сидония Аполлинария Лампридию. В этом письме Сидоний высказывает намерение добиваться от вестготского короля Эйриха возвращения незаконно захваченного у него готами земельного наследства. Сидоний согласен получить право пользования "третью" "ценой половины"47. По мнению А. Гарсиа Галло, Сидоний хотел бы восстановить свои права на причитающуюся ему половину владения. Говорит же он о "трети" потому, что культивированные земли составляли лишь одну треть земельной площади, а его интересовали только такие земли 48. <25>

Рассмотрим эти три текста, на которых основано предположение испанского историка о порядке раздела земель между римлянами и готами.

Первый, касающийся десятины за выпас свиней, отнюдь не безусловно относится к римлянину и готу. Вполне возможно, что эта глава Вестготской правды отражает начавшийся переход от общинного пользования лугами и лесами к индивидуальной семейной собственности 49.

"Консорты" в готских законах - термин многозначный. Этим словом могут называться лица как римского, так и готского происхождения, разделившие земли римлян, и простые совладельцы какого-либо имущества - земельного участка, раба и т. д. Поэтому, когда готский судебник имеет в виду в качестве "консортов" гота и римлянина, он всегда уточняет, что речь идет о госпитах (hospites) 50, или же участники сделки прямо именуются готами и римлянами 51. Утверждая, что в конце текста данного закона подразумеваются пахотные поля, А. Гарсиа Галло опирается на собственное толкование термина terra. По его мнению, terra в готских законах - это обязательно пахотные поля, но не леса или другие категории земель52. В действительности же слово terra применяется в двояком значении. Иногда terra - действительно пахотное поле, но в некоторых случаях terra - общее наименование для всяких земель, включая <26> и лес53. Таким образом, рассматриваемый текст не может доказывать, что земли между римлянами и готами делились поровну54.

Во втором тексте, приводимом А. Гарсиа Галло, говорится лишь о разделе леса, а отнюдь не всех земельных владений. То обстоятельство, что леса делились поровну между варварами и местными землевладельцами, вовсе не служит доказательством равного раздела земельных владений 55.

Что касается ссылки испанского исследователя на письмо Сидония Аполлинария, она неубедительна. Предположение А. Гарсиа Галло, будто "треть", о которой упоминает Сидоний Аполлинарий, - это культивированные земли, ничем не обосновано 56.

Мы видим, что ни один из рассмотренных выше текстов не подтверждает гипотезу испанского ученого, согласно которой римляне и готы поделили между собой земли пополам. Данному предположению противоречит и тот факт, что в ряде готских законов прямо говорится о "третях" римлян и sortes готов 57.

Непонятно, почему готские судебники обозначали доли римлян как "трети", а готов как "две трети", если первые получали две трети господских доменов и треть держаний, а готы - две трети земель держателей и одну господского домена. Став на точку зрения А. Гарсиа Галло, мы не сможем объяснить, по какой причине готские законы оберегают принципы раздела держательских наделов, не интересуясь доменом, в котором римляне <27> якобы получали две трети площади, а варвары - одну треть.

Кроме того, мнение Ф. Лота и А. Гарсиа Галло, считавших, что, получая различные доли домена и держаний колонов, готы и римляне приобретали в общем равное количество земли, покоится на двух неверных посылках: во-первых, на предположении, будто готы делили земли лишь с крупными (частично и средними) землевладельцами (ведь владения мелких собственников не состояли из домена и держаний), с чем нельзя согласиться; во-вторых, на таком представлении о структуре крупного имения, которое не находит подтверждения в источниках. По мысли А. Гарсиа Галло, господский домен и та часть имения, которая находилась в руках держателей, были якобы равны по своей площади. Но из чего это вытекает - непонятно.

Находящиеся в нашем распоряжении косвенные данные о позднеримских имениях указывают на значительное разнообразие их структуры58.

Анализ источников показывает, что мнение А. Гарсиа Галло относительно характера разделов не подтверждается фактами. Попытка Ф. Лота и А. Гарсиа Галло определить порядок распределения земель господского <28> домена и держаний между готами и римлянами заслуживает внимания. В источниках, к сожалению, имеется слишком мало данных для того, чтобы можно было пойти дальше общих соображений, например, предположения, что готы при разделе латифундий получали большую часть держаний рабов, колонов и прекаристов 59.

Со взглядами А. Гарсиа Галло на раздел земель между вестготами и римлянами частично совпадает и точка зрения Н. П. Грацианского, согласно которой земли при втором разделе делились пополам. Н. П. Грацианский также ссылался на уже рассмотренные положения Вестготской правды о выпасе свиней и о лесах, оставшихся неподеленными между готами и римлянами 60; он опирался еще на положение Вестготской правды о земельном споре "между тем, кто дает и кто получает землю или лес"61.

Советский историк относил этот закон к практике разделов между готами и римлянами, но, думается, делал это без достаточных оснований. Указание на то, что "участники раздела, не будучи связаны родством, именуются consortes", само по себе не убедительно: ведь под этими consortes, судя по всему содержанию текста, подразумеваются совладельцы (или сонаследники) того, кто давал землю. Слова "consortes eius" в данном случае соответствуют несколько ранее употребленному в этом же тексте выражению "eius heredes". И в позднеримском, <29> и в вестготском праве термином consortes нередко обозначались просто совладельцы, которые могли не быть ни родственниками, ни участниками первоначального раздела земель между римлянами и готами62. В то же время вся терминология закона свидетельствует, что он имеет в виду практику передачи земель во владение. Выражения prestitit, accipit никогда не употребляются в вестготских источниках применительно к участникам разделов, но обычны для текстов, касающихся передачи земель в пользование, по договору 63. Характерно также, что наказание за присвоение земли, предоставленной во владение, о чем говорится в конце текста, - возмещение в двойном размере, - это обычная для вестготского права кара за подобное преступление64. Но она не применялась по отношению к готам, присвоившим владения римлян. Готы обязаны были лишь вернуть то, что было ими незаконно захвачено 65.

Н. П. Грацианский ссылается также и на упомянутое уже выше письмо Сидония Аполлинария о земельном наследстве, хотя интерпретирует этот документ иначе, чем А. Гарсиа Галло. Он переводит текст письма следующим образом: "Ничего я еще не получил из наследства тещи и не добился пользования третьей частью урожая ценою уступки половины участка"66. При таком переводе Сидония остается непонятным, почему он заявляет о своей готовности приобрести треть "ценой половины", если ее уступка была (как полагает Н. П. Грацианский) общей нормой при втором разделе. Кроме того, нельзя согласиться и с утверждением Н. П. Грацианского, будто выплата одной трети урожая была тогда обычной формой оброка. Н. П. Грацианский указывает на один из готских законов VI в., где говорится о возвращении "трети", однако закон этот не вполне ясен; рубрику его трудно согласовать с текстом 67. Смысл же <30> закона заключается скорее всего в том, что если кто-либо принял к себе поселенца, а затем вынужден вернуть "треть", то это должно коснуться как земель, находящихся в распоряжении самого патрона, так и надела, предоставленного поселенцу68.

Предположению Н. П. Грацианского о том, что при втором разделе готы получили только половину земель римлян, противоречит весь характер вестготского законодательства о разделах. Не только древнейшие законы, изданные еще предшественниками Эйриха, но и те, которые были опубликованы в его правление, когда, по мнению Н. П. Грацианского, происходил уже второй раздел земель, именуют доли римлян "третями". Так же обозначается часть имения, находящаяся в руках римлян и в законах VI в. (Antiquae Вестготской правды).

Трудно понять, почему в кодексы, составленные в VI и в VII вв., были включены лишь законы, охранявшие древнейшие принципы раздела, тогда как позднее сложился иной порядок распределения земель. Кроме того, если согласиться с точкой зрения Н. П. Грацианского, придется сделать вывод, что в Испании применялись правила второго, более позднего раздела (успешное завоевание Пиренейского полуострова готами началось лишь при Эйрихе). B связи с этим представляется вовсе невероятным, чтобы законодательные кодексы, составленные практически для Испании (кодекс Леовигильда и Вестготская правда Рекцесвинта), исходили из правовых норм периода первичного раздела земель в Аквитании, в то время, как имелись более поздние нормы, регулировавшие раздел земель в Испании.

Таким образом, источники не позволяют считать достаточно обоснованной гипотезу Н. П. Грацианского, согласно которой при втором разделе готы получили половину всех земельных владений римлян. Данные Вестготской правды о подобном принципе раздела относятся лишь к лесам 69. Вместе с тем следует признать плодотворной мысль Н. П. Грацианского, что условия поселения <31> готов в начале и во второй половине V в. не были одинаковыми.

Вообще же тип поселения, основанного на принципе hospitalitas, отнюдь не являлся общим для варваров, расселившихся на римской территории. Большей частью они получали земли иным способом - путем экспроприации местных землевладельцев, а также в результате захвата запустевших земель и владений бывшего римского фиска.

Так было в провинциях, где варвары уже не встречали эффективного сопротивления со стороны имперского правительства.

Поселение, сопровождавшееся индивидуальным разделом земель между варварами и римлянами, имело место только в особых исторических условиях. Соотношение сил вестготов и империи к концу второго десятилетия V в. было таково, что готам еще трудно было завладеть надолго какой-либо частью римской территории вопреки желанию Рима, а последний не мог уже не считаться с их стремлением приобрести земли. Возможно, римское правительство, поселяя готов в Аквитании, рассчитывало использовать их в качестве заслона против других варваров.

Имперское правительство старалось избавить местных землевладельцев от полной экспроприации; в их распоряжении оставалась треть пахотных земель и половина лесов. Учитывая большой удельный вес лесов в структуре латифундий, можно заключить, что крупные землевладельцы потеряли немногим более половины своих имений. Но соотношение сил между вестготами и империей менялось в пользу варваров. Во второй половине V в. Западная Римская империя окончательно пришла в упадок, а Вестготское королевство усилилось. .Еще в конце 20-х и в середине 30-х годов V в. вестготы пытались расширить свои владения за счет империи. Значительных успехов они достигли лишь при Эйрихе: варварам удалось отодвинуть границы занятой ими территории в Галлии - до Луары (на севере), до устья Роны (на юге); был захвачен Прованс. Вестготы заняли в это время также большую часть Пиренейского полуострова (лишь северо-запад оставался в руках свевов: Бэтика была полунезависимой территорией вплоть до середины VI в.). <32>

Расширение территории, подвластной вестготам, и разрыв с Римской империей завершились, как отмечали авторы V-VI вв., превращением прежнего поселения римских федератов в суверенное королевство 70.

Обстановка в 60-80-х годах V в. коренным образом, следовательно, отличалась от той, которая существовала в 418 г. Теперь безусловный перевес сил был на стороне вестготов, и римские землевладельцы не могли 'более рассчитывать на поддержку со стороны империи.

После того как готы подавили разрозненные выступления местной знати 71, им ничто не мешало установить на новых землях более удобный для себя по сравнению с тем, который был применен в начале века в Аквитании, порядок расселения. В ряде случаев готы отбирали у римлян более двух третей их владений или даже подвергали их полной экспроприации (не исключено, правда, что кое-где варвары руководствовались прежним принципом).

По-видимому, подобной практикой объясняются известия источников относительно обращений галло-римлян к готскому королю с просьбами вернуть отнятые у них земли, сведения о бегстве галло-римлян, лишившихся имущества, с территории, занятой варварами 72.

Нельзя не учитывать, разумеется, и отличий в условиях поселения вестготов во второй половине V в., с одной стороны, вандалов, франков, англов и саксов с другой. Эти отличия связаны прежде всего со своеобразием внутреннего развития перечисленных племен. К 70-80-м годам V в. процесс разложения родового строя у вестготов зашел значительно дальше, чем у вандалов к началу V в., или у франков к концу V в. (не говоря уже об англах и саксах).

В рассматриваемый период здесь уже сложился аллод в своей ранней форме, происходил переход от большой семьи к индивидуальной. В таких условиях неравенство земельных владений, которое возникло при <33> первичном разделе, должно было усилиться. Вероятно, в это время особые преимущества при распределении земель получали королевские дружинники, служилая знать, арианская церковь73.

Н. П. Грацианский высказывал мнение, что при вторичном разделе вестготы могли удовлетвориться меньшей частью владений римлян, чем при первоначальном разделе, поскольку территория их расселения значительно расширилась. Этому предположению противоречат, однако, многие факты. Известно, что бурный темп разложения родового строя у готов приводил к быстрому росту социальной и имущественной дифференциации, формировалось крупное землевладение, увеличивалась нужда в новых землях. Необходимо принять во внимание и географический аспект расселения вестготов. Археологические и топонимические данные свидетельствуют, что варвары расселялись отнюдь не на всей завоеванной ими территории. В Галлии они оседали главным образом в районе Тулузы и к востоку от нее - в Новемпопулане, Нарбонне74. В Испании районы массового поселения варваров составляли лишь незначительную часть территории страны. Более или менее плотно готы поселились в бывшей римской провинции Тарраконе (плоскогорье между Дуэро и Тахо - нынешние провинции Сеговия и Бургос) 75. Расселяясь здесь довольно компактно, готы, надо полагать, испытывали такую потребность в землях, что не всегда довольствовались двумя третями владений местных посессоров.

Массовое поселение готов в Испании развернулось, очевидно, уже в самом конце V в.76. Его условия не нашли отражения в готских законах VI в., так же, впрочем, как не были зафиксированы в соответствующих <34> судебниках условия первоначального поселения (на римской территории) франков или лангобардов. В одних районах появлялись деревни со смешанным, готско-римским, населением, в других - готские поселения. Знатные готы иногда приобретали целые виллы, принадлежавшие прежде испано-римским магнатам 77.

Следует иметь в виду, что равенства в распределении земли среди готов не могло быть ни во время первого, ни при последующих разделах. Этому противоречили как древнегерманские традиции 78, так и правила размещения войск согласно римскому закону о военном постое79. Вдобавок исходным объектом раздела было римское поместье (fundus), границы которого сложились еще до прихода готов80. Различия отдельных римских владений (размеры, внутренняя структура, соотношение культивированных и некультивированных земель) неизбежно влекли за собой и дифференциацию земельных владений готов. Важное значение имело также то обстоятельство, что король мог предоставить готу больше двух третей имения римлянина81. Во время последующих разделов неравенство в распределении земли между готами должно было усилиться в связи с возросшей в среде готов социальной дифференциацией.

О разделе рабов, инвентаря и рабочего скота источники не сохранили сведений. А. Гарсиа Галло утверждает, что готы получали треть рабов местных землевладельцев. Однако это утверждение, как мы видели, основано на ошибочных представлениях испанского <35> ученого относительно распределения между варварами и римлянами земель домена и держаний. Тем не менее, хотя прямые указания в источниках на раздел рабов отсутствуют, все же имеются некоторые основания утверждать, что к готам переходила какая-то часть рабов местных посессоров. Рабы были тем видом имущества, с которого варвары на завоеванной ими римской территории обычно начинали экспроприацию местных землевладельцев82. В одном из сохранившихся фрагментов Кодекса Эйриха устанавливается одинаковый срок давности для востребования готских sortes и "третей" римлян, а также для розыска беглых рабов - 50 лет83. Римское же право предусматривало тридцатилетний срок давности для возвращения имущества. По-видимому, в глазах готского законодателя важным источником возникновения собственности на рабов, как и на sortes, являлись именно разделы между готами и римлянами.

То же самое можно предположить и относительно инвентаря, построек и рабочего скота. Римское имение (fundus) представляло собой единый хозяйственный комплекс. Оно передавалось по завещанию, обычно вместе со всем относившимся к нему инвентарем, семенами и даже запасами продовольствия для рабов. Эти юридические нормы сохранились и в Вестготском королевстве 84. .Характерно также, что готские законы о разделе земель требуют сохранения целостности имения. Все, что к нему относится, должно числиться за ним и не может быть передано какому-либо третьему лицу (с целью утаить от раздела) 85.

Готы получили, несомненно, часть жилых и хозяйственных сооружений, которые согласно закону о военном <36> постое предоставлялись в пользование и римским воинам 86.

О соотношении, в котором делились рабы, инвентарь, рабочий скот и постройки, сведения отсутствуют.

Таким образом, источники позволяют достаточно определенно установить лишь следующие обстоятельства поселения вестготов в Южной Галлии и Испании:

При первоначальном поселении готы получали, как правило, две трети пахотных земель, половину лесов и какую-то долю рабов, инвентаря, скота, жилых и хозяйственных сооружений римлян.

Варвары селились в большинстве случаев вперемежку с местным населением, но в некоторых местностях они занимали земли компактными массами. Готы не вводили каких-либо новых норм раздела земель во время позднейших завоеваний.

Можно допустить, что при разделе они получали большую часть земельных держаний рабов, колонов и прекаристов в имениях крупных и средних землевладельцев; разделу подвергались владения всех земельных собственников, а не только латифундии; при поселении готов во второй половине V-начале VI в. на новых землях в Галлии и Испании у римлян иногда отбирали больше земли, чем это предусматривалось правилами первоначального раздела.

* *

*

Приведенные выше данные свидетельствуют, что вторжение и поселение варваров на Пиренейском полуострове оказало серьезное влияние не только на политическую, но и на социально-экономическую историю Испании. В результате частичной экспроприации земли сервов и колонов, разрушения вилл и деревень в ходе военных действий и набегов варваров, вследствие дезорганизации внутреннего управления, облегчавшей бегство сервов, либертинов и колонов от своих господ, нарушения хозяйственных связей, которые до того времени имели еще немалое значение для испано-римских вилл, был нанесен удар по испано-римскому латифундиальному <37> и городскому землевладению. Удельный вес позднеримского рабовладельческого уклада хозяйства в экономике страны сократился, хотя оставался еще весьма значительным; вырос слой мелких земельных собственников; там, где до поселения варваров сельская община уже давно исчезла, она появилась снова. В то же время поселение вестготов (может быть, в известных случаях и свевов) вперемежку с местными землевладельцами способствовало особенно быстрому по сравнению с большинством других варварских королевств разложению родоплеменного строя у германцев, росту имущественной и социальной дифференциации в их среде 87. <38>

ГЛАВА II

АГРАРНОЕ УСТРОЙСТВО,

ОСТАТКИ ОБЩИНЫ.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ

СОБСТВЕННОСТИ

АЛЛОДИАЛЬНОГО ТИПА

Земледелие и скотоводство, являвшиеся важнейшими отраслями хозяйства в римской Испании, сохранили свое значение и в готский период.

Постепенный упадок городов, торговли и ремесла еще более увеличил удельный вес сельского хозяйства в экономике страны.

О характере земледелия мы располагаем лишь довольно скудными данными Вестготской правды и "Этимологии" Исидора Севильского, а также археологических и некоторых других памятников. Они показывают, что уже в V в. готы, подобно галло- и испано-римлянам, занимались не только хлебопашеством, но и виноградарством, садоводством, огородничеством.

Владения земледельца состояли из пахотного поля, виноградника, сада, луга и участка леса. Все возделанные земли носили наименование culturae 1. Пахотное поле, виноградник, луг обводились обычно изгородью или канавой. К дому земледельца примыкал двор (curtis), где находился скот 2.

Возделывались многочисленные зерновые культуры - разные сорта пшеницы, ячменя, проса, а также бобовых растений 3. Наряду с хлебопашеством большое место принадлежало виноградарству. Вестготская правда уделяет охране виноградников не меньше внимания, <39> чем охране пахотных полей4. Широко было распространено разведение оливок, которым в VII в. занимались не только римляне, но и готы 5. Оливковое дерево считалось самым дорогим 6. Вестготская правда упоминает и фиговые деревья7.

Господствующей системой земледелия было, очевидно, двуполье. Исидор Севильский поясняет термин novalia следующим образом: "Novalia - "новь", поле, вспаханное впервые, либо такое, которое отдыхает через год, ради восстановления сил. Таким образом, novalia поочередно то бывает с урожаем, то пустует"8.

Пахота производилась два раза в год - весной и осенью 9. Аграрной практике готской Испании известны <40> боронование почвы, прополка. Показателем относительно высокого уровня агротехники служит тот факт, что в VII в. применялось удобрение почвы при помощи унаваживания 10 и сжигания соломы на полях 11, а также искусственное орошение полей.

Быстрое усвоение германцами римских способов орошения легко объяснимо: центральные и юго-восточные районы страны (т. е. большая часть Испании) относятся к самым засушливым в Европе, поэтому искусственное орошение было условием получения устойчивых урожаев 12. В источниках встречаются упоминания об оросительных каналах13, о специальных приспособлениях для выкачивания воды из колодцев 14. Вестготская правда устанавливает денежные штрафы для тех, кто в течение определенного времени черпал для своих нужд воду из чужих оросительных каналов 15.

Сельскохозяйственные орудия, использовавшиеся в готской Испании, обнаруживают значительное сходство с римскими. Из кратких сообщений Исидора можно заключить, что здесь применялся железный плуг, т. е. плуг с железным лемехом 16. Задняя часть плуга именовалась buris, а передняя, куда вставлялся лемех, - dentale 17.

Об испанских плугах готского периода можно судить также по миниатюрам испанской библии VII в. - Ашбернхемского Пятикнижия. На одной из них, снабженной надписью "Hic Adam colet terram suam", мужчина в короткой тунике пашет плугом, в который впряжена пара волов. Плуг, изображенный на миниатюре, - бесколесный <41> (типа "плуга с зубом"). Ярмо находится на затылке у волов. Правая рука пахаря с палкой, которой он их погоняет, поднята вверх. Левой ногой он надавливает на пятку плуга 18. Другая миниатюра ("Hic Cain colet terram suam") представляет плуг несколько иного вида. Этот плуг имеет высокую вертикальную рукоятку и два лемеха (или лемех и нож). Пахарь идет за плугом, обеими руками опираясь на рукоятку. В плуг также впряжена пара волов 19.

"Плуг с зубом" был и в более позднее время широко распространен в Испании20. Сохранились образцы лемехов вестготской эпохи, найденные на севере страны, в районе Бургоса. Некоторые из них, копьеобразной формы, являются прообразами кастильских лемехов 21.

Какие-либо сведения о наличии у вестготов и свевов тяжелого колесного плуга, который, согласно Плинию, применялся в римских провинциях, отсутствуют. Но в средневековой Испании колесный плуг был известен22; не исключено, что он был в употреблении в отдельных районах Испании и в готский период.

Исидор Севильский упоминает и многие другие сельскохозяйственные орудия: серпы, мотыги, грабли, вилы, бревна для выжимания винограда, особые ножи и серпы для обрезывания ветвей на деревьях и лоз, пилы, чаны для жидкостей, которые служили при выжимании винограда и оливок23.

В готских деревнях строились водяные мельницы24. <42> Как и в римскую эпоху, применялись ручные мельницы 25.

Большое значение в хозяйственной жизни страны имело скотоводство, особенно разведение крупного рогатого скота, овец и свиней. В Вестготской правде немало статей о пользовании пастбищами и об охране скота 26. Готы занимались также пчеловодством 27, охотой 28 и рыболовством 29, огородничеством и садоводством 30. Не случайно многие параграфы Вестготской правды посвящены защите огородов и садов 31.

Данные о сельскохозяйственном производстве готской Испании показывают, что каких-либо коренных изменений в этой области за период V-VII вв. не произошло, хотя с VI в. заметны некоторые признаки начинающегося подъема сельского хозяйства 32. Быть может, техника сельскохозяйственного производства по сравнению с римскими временами несколько упростилась и повысился удельный вес экстенсивного скотоводства. <43> Но в то же время поселение готов в Испании способствовало расширению площади культивируемых земель. Римские законы, касающиеся пустошей, не вошли ни в Бревиарий Алариха, ни в Вестготскую правду33. Зато нередко упоминается о расчистках лесов под пашни 34, о том, что нужда в земле заставляет земледельцев распахивать участки, непосредственно примыкающие к дорогам 35 и к переправам через реки 36.

В результате утверждения германцев на территории полуострова выросла численность непосредственных производителей, владевших средствами производства: поэтому взаимодействие римских и германских элементов сыграло свою положительную роль в хозяйственном развитии страны.

Существенное значение для характеристики аграрных отношений готской Испании и уровня ее производительных сил имеет проблема общины. Известно, что новые методы землепользования, применявшиеся большими семьями германских общинников в ряде варварских королевств, содействовали улучшению качества обработки почвы 37.

Сведения о земельной общине в Вестготском государстве весьма скудны. В готских законах встречается немало таких данных, которые по-разному истолковываются исследователями: одни держатся того мнения, что у готов господствовали римские аграрные порядки, другие находят здесь общину-марку. Н. Д. Фюстель де Куланж, например, все упоминания о consortes готских <44> законов выводил из римской традиции38. С точки зрения Э. Леви, sortes этих законов обязаны своим происхождением не римскому ager compascuus и не германской марке, а условиям раздела земель между местным населением и пришельцами39. Г. Л. Маурер, напротив, видел в consortes германских общинников40.

В действительности же содержание термина consortes в Вестготской правде не однозначно. Иногда так именуются совладельцы какого-либо имущества (например, лица, совместно владеющие рабами, землей) 41. В некоторых случаях consortes это римлянин и гот, разделившие между собой землю42. Вместе с тем в Вестготской правде отражены и иные связи между землевладельцами. Нередко под consortes подразумеваются крестьяне, соседи, независимо от своей этнической принадлежности, сообща использующие угодья. Так, например, глава о потравах, отмечает, что "консорты или госпиты не подлежат никакому преследованию, так как известно, что у них пользование теми пастбищами, которые не огорожены, является общим" 43.

О некультивированной земельной площади, находящейся в общем пользовании соседей-консортов, вероятно, идет речь и в тех параграфах первой главы Х книги Вестготской правды, где рассматриваются случаи оккупации чужой земли. Различаются два возможных варианта правонарушения: захват земли консорта и неконсорта 44. При этом допускается, что в первом случае землевладелец мог и не знать, на чьем участке он делает <45> заимку45. Нарушитель прав владения консорта сохраняет за собой тогда возделанный участок, возвращая консорту равноценный46. Во втором случае подобная возможность ошибки со стороны лица, совершившего заимку, не предусматривается. По мнению А. И. Неусыхина, сопоставлявшего главу Вестготской правды о заимке на земле консорта с соответствующей главой Бургундской правды 47, в них отражен такой порядок, когда "всем соседям в равной мере было предоставлено право заимки на общей территории некультивированных земель, отдельные части которых на практике лишь по мере надобности подвергались тем или иным совладельцем освоению под пашни или под виноградники" 48.

Следует, однако, добавить, что соседями-консортами, имеющимися в виду в названных главах, могли быть готы и римляне, в свое время разделившие между собой земли.

Таков же характер термина consortes в главе, посвященной выпасу свиней в лесу - общем владении консортов 49. Характерно, что в другой главе Вестготской правды - о столкновениях по поводу границ земельных участков - отсутствует упоминание о римских tertiae, имеющееся в соответствующем законе Эйриха 50, говорится просто о консортах51.

Крестьяне живут в деревнях, которые называются vici52, villae, villulae 53. Жители деревень - соседи, выступающие субъектами определенных правовых норм 54. Иногда группы соседей совместно владеют пастбищами, <46> что могло быть связано с римской системой размежевания земли 55.

О применении такой системы в Испании V-VII вв. говорит не только отмеченное Н. П. Грацианским знакомство Исидора Севильского с трактатами римских землемеров. Еще более важно то, что, судя по "Этимологиям", земельные меры, связанные с этой системой, еще в VII в. были известны крестьянам Бэтики 56.

В общем, местное население Испании в V-VII вв., видимо, жило преимущественно деревнями римского типа. Остатки древнего иберийского общинного устройства ко времени готского поселения сохранились лишь в некоторых районах - в стране басков, в Лузитании, в Тарраконе 57.

Готские же законы исходят из представления, что крестьяне-соседи связаны родственными узами58. Это следует объяснить тем, что готы, подобно бургундам, селились большими семьями.

В Вестготской правде можно обнаружить некоторые черты германской марки. Общинники-соседи нередко <47> совместно решают свои дела 59. Регулируя отношения земледельцев друг с другом, Вестготская правда имеет в виду, что соседям-общинникам приходится проезжать через чужие участки для того, чтобы попасть на собственный. Если земледелец так огородил пашню, виноградник или пастбище, что не оставил места для проезда, то не следует винить того, кто, проезжая, нанес ущерб данному участку60.

Эта же глава Правды предоставляет крестьянам право проезда через сжатые поля и пустоши, хотя бы последние и были обведены рвами 61. Земледелец, выгнавший чужой скот с принадлежащей ему пустоши, обведенной рвом, обязан уплатить за это штраф 62. Собственник скота, совершившего потраву в чужом владении, лишь возмещал ущерб пострадавшему63. Если же потрава была причинена лугу, где пастьба запрещалась, то владелец его мог получить штраф от хозяина скота 64. В одной из глав Вестготской правды говорится, что консорты совместно пользуются теми пастбищами, которые не огорожены65. Земледельцам запрещается наносить ущерб чужому скоту в случае потравы, произведенной в <48> их владениях66; в известной мере закон считается с потребностью общинников, не имеющих своих угодий в выпасе для скота; они вынуждены пасти его в чужих лесах67.

О том, что поля и леса общинника были на какое-то время открыты для проезда и прохода соседей, свидетельствуют и правила устройства охотничьих ловушек. Тот, кто ставил их на своих землях, должен был делать это вдали от часто используемых дорог. Следовало также заранее предупредить соседей о ловушках68.

Отмеченные факты позволяют сделать вывод, что вестготской деревне рассматриваемого периода не чужды были (по крайней мере, в некоторых районах страны) такие черты германской общины, как совместное пользование неподеленными угодьями, система открытых полей, чересполосица и пр. Этот вывод, на первый взгляд, не согласуется с приведенными ранее данными о расселении готов вперемежку с местным населением и о наличии римских элементов в аграрном строе готской Испании; он, казалось бы, не соответствует тому, что владения испано-римских, а позднее также и готских земледельцев представляли собой целостные участки, где пахотные поля перемежались с виноградниками, садами и огородами.

Мы сможем разрешить указанное противоречие, лишь признав, что в Вестготском государстве имело место своеобразное переплетение римских и германских аграрных порядков. При поселении в Галлии и Испании общинный строй готов сохранялся не повсеместно, но <49> преимущественно там, где они оседали компактно в виллах крупных землевладельцев. Рядом с готскими общинниками (даже тогда, когда они селились большими семьями) жили галло-римские и испано-римские свободные крестьяне, прекаристы и колоны. Германцы, становившиеся госпитами местных земледельцев, неизбежно оказывались в сфере действия римских правовых норм, а испано-римские крестьяне связывались определенными хозяйственными отношениями с готскими земледельцами 69. Таким своеобразным сочетанием римских и германских порядков объясняется, очевидно, одновременное присутствие в готских законах, с одной стороны, следов марки, а с другой, признаков аграрного строя римской деревни 70.

Источники свидетельствуют о сосуществовании в готской Испании - притом в течение длительного периода - частной собственности римского типа и аллодиальной собственности, обычной для германцев, когда у них зарождались феодальные отношения. Формирование аллода у вестготов не определяло здесь начало феодализации в такой решающей мере, как во Франкском королевстве, ибо местное крупное землевладение и римская частная собственность в Испании в V-VII вв. сохранились в большей мере чем к северу от Пиренеев. Тем не менее появление аллода и эволюция общинного устройства варваров имели важнейшее значение для феодализационного процесса в этой стране. Вдобавок обе формы собственности - римская собственность на землю и германский аллод развивались здесь в тесном взаимодействии.

Для выяснения характера общины и собственности у вестготов в V-VII вв. существенно определить общественную роль родственных связей между лицами, <50> принадлежавшими в прошлом к одним и тем же родовым объединениям или более узким группам родичей. Важно выяснить, в какой мере индивидуальная семья, появляющаяся уже в V в.71, вытеснила большую семью.

В юридических памятниках упоминаются различные категории родственников. Наиболее обширный круг - это те, кто вправе наследовать родичу, не оставившему завещания. Вестготская правда перечисляет семь степеней родства - от отца, матери, сына и дочери, занимающих первую ступень на родственной лестнице, до таких родственников по боковой линии, как праправнуки и праправнучки братьев и сестер, относящихся к седьмой ступени. Счет родства велся и по отцовской и по материнской линиям. В случае отсутствия близких родичей наследовали лица, принадлежавшие к следующей, более отдаленной степени родства72. Эта система наследования полностью совпадала с римской, нашедшей отражение и в Бревиарии Алариха 73. Но имеются сведения и о признании таких родственных связей, которые присущи обычному праву готов. Так, Вестготская правда предоставляет право наследования незаконнорожденным детям (при отсутствии законных) 74. Из готских законов далее видно, что существовал некий круг родственников, значительно более узкий, чем тот, который определялся готско-римской системой семи степеней родства. Он состоял из лиц, связанных в известной мере имущественными интересами, совместно решавших семейные дела (заключение брака, назначение опекунов, охрана чести женщин), осуществлявших кровную месть75. Такая родственная группировка не имеет четкого обозначения в источниках: обычно говорится просто о родственниках - parentes, parentela, parentalis propinquitas, prosapies. В этом круге выделяется еще более узкий, обозначаемый выражением "близкие родственники" - proximi parentes, или propinqui. Именно эти ближайшие родственники отбирают у невесты то, что жених вручил ей в качестве <51> приданого сверх установленной законом нормы76. Они же хранят приданое своей родственницы, полученное от жениха, если у нее нет родителей77. Такие родичи в первую очередь получают приданое жены кого-либо из своих родственников, которая умерла бездетной и не оставив завещания78. К ним переходит пятая часть имущества вдовы родственника, еще при жизни мужа нарушившей супружескую верность79, имущество женщины, вступившей в связь с рабом (если у нее не было детей) 80.

О браке девушки и юноши, чьи родители умерли, договариваются их ближайшие родственники81. Они также должны следить за поведением девушки, у которой умер отец. Если она уличена в нарушении целомудрия, родичи карают ее смертью 82. Лица этого круга выступают опекунами оставшихся сиротами детей своих родичей 83. Во власть ближайших родственников отдают убийцу их родича84, похитителя их детей85, а также женщину, которая согласилась выйти замуж за мужчину, зная, что жива его первая жена 86. Похититель девушки, которую родственникам удалось отбить, отдавался в рабство этим лицам 87.

Характерно, что в монастыри нередко вступали целые группы родичей с домочадцами и рабами 88. <52>

Состав рассматриваемого круга родственников точно определить трудно не только потому, что имеется мало прямых указаний, но и потому, что он изменялся, все более суживаясь.

Упомянутые выше законы, определявшие порядок наследования по степеням родства, охватывали широкий круг лиц. Но действенность этих постановлений была невелика; те, кто принадлежали к более отдаленной степени родства, могли участвовать в наследовании лишь тогда, когда отсутствовали другие, более близкие, родичи 89.

Ограничения свободы завещания делались готским правом обычно в пользу детей и внуков, иногда - правнуков домохозяина 90. Прочие родственники могли вовсе игнорироваться завещателем. В законе Рекцесвинта прямо говорится: человек, не оставивший детей, внуков или правнуков, может свободно распоряжаться своим имуществом и никто из близких родственников по восходящей или боковой линии не вправе ему препятствовать в этом91.

Оговорка, согласно которой никакие родственники, за исключением перечисленных, не могут претендовать на наследство, если составляется завещание, косвенно раскрывает внутренний смысл этого закона: он состоял в устранении притязаний близких родственников на имущество их родича. Вполне вероятно, что обычное право тогда еще признавало такие притязания.

На приданое, полученное женой от мужа, после ее смерти могли претендовать лишь ее дети, в некоторых случаях также внуки и муж 92.

В то же время, когда речь идет об участии родственников в заключении брака, в назначении опеки над <53> малолетними родичами, в охране чести девушки, на первый план, помимо родителей, выступают ее братья, дядья по отцу и их сыновья 93.

Таким образом, в VI-VII вв. наиболее прочные связи сохранились среди родственников, принадлежавших к трем поколениям, что соответствует традициям большой семьи 94.

О наличии ее остатков у вестготов в этот период свидетельствуют и некоторые данные, относящиеся к хозяйственной жизни. В законах VI-VII вв. упоминаются семьи, состоящие из трех и более поколений и совместно ведущие хозяйство. В Кодексе Леовигильда разбирается случай, когда некие лица, взявшие по договору у собственника земли какой-либо участок, самовольно расширяют запашку в связи с тем, что у них (там, где они живут) подросли дети и внуки 95. В законах Хиндасвинта рассматривается порядок наследования имущества женщиной, муж которой, уже имея семью, продолжал жить вместе с отцом, не получив от него полагающуюся ему свою долю семейного имущества ни полностью, ни частично96. Отец и мать, раздающие свое имущество посторонним лицам, лишают детей того, что, по выражению другого закона Хиндасвинта, является продуктом их собственного труда, "присоединенного к труду родителей" 97.

Но постепенно большая семья уступает место <54> индивидуальной: она налицо у вестготов уже в V в. (хотя на практике может быть и не утвердилась еще настолько, насколько можно судить об этом по официальному романизированному праву). В VI-VII вв. индивидуальная семья упрочивается. Кодекс Эйриха тщательно ограждал права детей на имущество их умершей матери от возможных посягательств отца. Последний мог пользоваться этим имуществом до тех пор, пока не приводил в свой дом мачеху, но не имел права отчуждать что-либо из материнского наследства детей. Если сын женился или дочь выходила замуж, отец обязан был выделить им их долю этого наследства, оставив себе в пользование его третью часть. Если же сын или дочь достигали двадцатилетнего возраста (не вступив еще в брак), они получали от отца половину всего причитающегося им от матери. В случае его вторичной женитьбы нужно было немедленно отдать детям все имущество их матери. Предполагалось, что в дальнейшем дети не будут жить в одном доме с отцом и мачехой 98.

Уже некоторые древние готские законы предусматривают, что сыновья могут при известных обстоятельствах отделиться от отца еще при его жизни 99. Раздел же имущества между братьями после смерти отца - явление столь хорошо известное в готской Испании, что оно находит отражение и в законах, и в формулах 100.

Римские положения о манципации сыновей, применявшиеся испано-римским правом 101, также получили распространение среди вестготов, свидетельством чему служат формулы 102.

Сын приобретал имущественные права еще тогда, когда жил с отцом.

Из имущества, которое досталось сыну в военных походах, лишь одна треть принадлежит отцу, а две трети <55> - сыну; тем же, что получено от короля или патрона, сын распоряжается самостоятельно, и родители не вправе претендовать на это имущество 103. В другом готском законе говорится о доле родительского наследства, которая могла быть выделена дочери еще до ее замужества 104.

В основе подобных постановлений лежит идея строгого разграничения имущественных прав родителей и их детей, характерная для индивидуальной семьи.

Об укреплении последней свидетельствует и упрочение власти отца - главы семьи (в противовес прочим членам родовой группы). Для галло- и испано-римского населения Вестготского королевства сохраняли силу установления римского права о patria potestas, вошедшие в Бревиарий Алариха 105. Они оказали влияние и на готское право V в. Согласно Кодексу Эйриха, дети после смерти матери остаются под властью отца 108. Домохозяин (и его жена) обладали дисциплинарной властью по отношению к детям и внукам, пока те находились в составе семьи 107.

Отцу принадлежало право выдавать дочь замуж, а дочь не могла нарушить его волю 108. Характерно, что Вестготская правда предусматривает случай, когда решению отца о браке дочери противодействуют мать, братья и другие родственники. Закон решительно утверждает права главы семейства, устанавливая высокий <56> штраф для тех родичей, которые пытаются нарушить отцовскую волю 109.

Хотя в праве еще признается древнегерманский принцип опеки родственников над женщиной, все же заметен рост ее правовой самостоятельности. Как уже отмечалось, женщина владела своим имуществом независимо от мужа. Девушка или вдова иногда могла самостоятельно договариваться со своим будущим мужем об условиях брака, о размерах приданого110. Если она выходила замуж за равного ей по званию, делая это вопреки воле братьев, умышленно оттягивавших ее брак, то не теряла своей доли в родительском наследстве 111. Девушка могла выйти замуж и не считаясь с волей родителей, но лишалась при этом права наследовать им 112.

Согласно обычному праву, у родителей еще долго сохранялась власть над дочерью, они могли выдавать ее замуж вопреки ее воле. Против этой тенденции обычного права направлен ряд законодательных положений113.

В Вестготской правде разбираются казусы, когда женщина не находится под чьей-либо опекой114.

* *

*

Укрепление индивидуальной семьи было тесно связано с формированием у вестготов собственности аллодиального типа. <57>

До V в. у них отсутствовала частная собственность на пахотную землю. Но осев в 418 г. в Аквитании, они внедрились в общество, в котором полная индивидуальная собственность на землю была давним и прочно утвердившимся институтом. Получая в римском fundus наделы, варвары нередко обнаруживали, что это имение или определенные его части являются объектом продаж, обменов, отчуждений 115. Тесный контакт с галло- и испано-римлянами, обусловленный самим порядком расселения, явился мощным ускорителем процесса, давно назревавшего в самом готском обществе, - формирования поземельной собственности.

В V в. у готов были приняты римская процедура защиты собственности (rei vindicatio) 116, римский принцип давности владения 117, применялась римская форма завещания 118. Сохранившиеся фрагменты Кодекса Эйриха свидетельствуют о стремлении готских властей оградить земельную частную собственность на землю от каких бы то ни было покушений. Много внимания уделяется порядку разрешения споров по поводу границ владений различных хозяев и выяснения их прав собственности на те или иные участки 119. Так, длительность владения, согласно готскому праву, не могла нарушить прав юридического собственника земли 120.

В источниках имеются также некоторые сведения о купле-продаже земельных участков. Готы покупали землю уже в начале V в. Так, например, Паулин из Пеллы <58> получил деньги за земельный участок у Бордо от некоего гота 121. В Кодексе Эйриха говорится о продаже земли епископами и священниками готской (арианской) церкви 122. Практикуются дарения post morte; возможно, их объектом служили и земли 123.

В нашем распоряжении нет, однако, данных о том, что продаваться могла вся земля гота, в том числе и его наследственный надел 124. Известно, что бургундские законы, которые во многом испытывали влияние готского права V в., различали наследственное семейное имущество, полученное при поселении на римской территории (sors), от всякого иного. Право домохозяина распоряжаться наделом было ограничено 125. У вестготов же имущество, приобретенное домохозяином или его сыном отличалось от семейного. Первым можно было распоряжаться значительно свободнее, нежели вторым 126. Вероятно, в V в. у вестготов существовали ограничения в правах домохозяина по распоряжению общим семейным достоянием. Частично они, как мы видели, сохранились и в VI-VII вв. В процедуре передачи имущества в V в. заметны архаичные черты. В законах Эйриха еще отражена практика выплаты вознаграждения за дарение, напоминающее лангобардский launegild 127.

Есть основания предполагать, что во второй половине V в. у вестготов появилась земельная собственность, сходная с франкским аллодом в ранней его форме. После смерти домохозяина земля переходила к его детям. При этом права наследования для сыновей и дочерей были не одинаковы. Дочь могла получить свою долю лишь в пожизненное пользование, т. е. была лишена <59> возможности отчуждать это имущество. Такое запрещение относилось, очевидно, только к земле, которую после смерти дочери наследовали, по-видимому, ее братья 128.

В VI в. в готском обществе расширяется практика отчуждения земли. Если Кодекс Эйриха, перечисляя обычно отчуждаемое имущество, упоминает о рабах, скоте и в общей форме о "вещах", то Antiqua Вестготской правды включает в этот перечень и землю 129. В начале VI в. дарителям запрещается требовать вознаграждение от лиц, получивших дарение 130.

Официальное право стремится устранить неравноправие женщины при наследовании семейного имущества. Закон Кодекса Леовигильда изменил порядок, существовавшей ранее, в V в., и, должно быть, также в первой половине VI в., установив, что сестры беспрепятственно наследуют равные с братьями доли из всего имущества родителей 131. Другой закон того же кодекса предписал, чтобы в наследовании имущества, причитающегося родичам из материнского рода, женщины принимали участие на равных правах с мужчинами 132.

Претворение в жизнь законов о наследовании несомненно встречало определенные трудности. В середине VII в. издан был закон, который подчеркивал справедливость требования, чтобы порядок наследования <60> "не разделял тех, кого соединила природная близость" 133. Согласно этому постановлению, женщины получили равные права с мужчинами на наследование имущества всех родственников - как из материнского, так и из отцовского рода 134. Следовательно, прежде при наследовании родичам по отцовской линии они не находились в равном положении с мужчинами.

В некоторых случаях ограничения для женщин в области наследственных прав сохранились в VI и в начале VII в. В Кодексе Эйриха указывается, что внук от сына, умершего при жизни отца, получает из имущества деда, то, что причиталось его отцу. Внуку же от дочери причитаются лишь две трети того, что наследовала его мать135. Это правило - оно не было чисто германским по происхождению136 применялось до середины VII в. Лишь закон Хиндасвинта установил равное право наследования для внуков от сыновей и дочерей 137.

Не вполне равноправными были мужчины и женщины и при наследовании по восходящей линии. Так, если умерший имел деда по отцу и другого по матери, то наследство переходило лишь к первому 138. Это ограничение было отменено в VII в., причем только в отношении приобретенного имущества 139.

Источники свидетельствуют также о том, что в готской <61> Испании существовали ограничения в области завещания имущества, чуждые римскому праву. Вопрос этот довольно сложен, поскольку в юридических памятниках, в частности из-за фрагментарности сохранившихся законов Эйриха отсутствуют некоторые данные, необходимые для исчерпывающего изучения проблемы.

Отдельные исследователи считают, что до 70-х годов V в. у готов вообще отсутствовала свобода завещании, и только Эйрих якобы разрешил свободным людям завещать имущество посторонним лицам, а женщинам к тому же распоряжаться приданым, полученным от мужа 140. Основанием для этой точки зрения служат содержащиеся в двух законах Хиндасвинта упоминания о некоем прежнем законе, упраздняемом ими и предоставлявшем родителям право завещать свое имущество кому угодно, а женщине - возможность беспрепятственно располагать своим приданым141; ссылаются также на закон Эйриха, согласно которому женщина, получившая подарки от мужа, могла при условии беспорочного поведения свободно распоряжаться подаренным после смерти супруга 142. Lex abrogata, о котором идет речь у Хиндасвинта, нельзя, однако, признать, как показал Ж. Лакост, готским законом. Хиндасвинт должен был знать, что в кодексе Леовигильда содержится законоположение, разрешающее женщине, у которой есть дети, распоряжаться лишь одной пятой частью имущества, подаренного мужем ей сверх приданого 143.

Что же касается упомянутого закона Эйриха, то, возможно, он предполагает как раз такую ситуацию, когда у женщины нет детей 144. Быть может, <62> существовало не дошедшее до нас установление Кодекса Эйриха, регламентировавшее условия владения подаренным имуществом и той женщиной, у которой имелись дети. Если lex abrogata, там, где в нем говорится о приданом, не является готским, то он, естественно, не может быть готским и в той части, в которой упоминается свобода завещаний. Ж. Лакост заключает, что Хиндасвинт отменял действие некоего римского закона. Новое установление этого короля было рассчитано и на готское, и на испано-римское население 145. Ж. Лакост не указывал, однако, о каком римском законе идет речь. Следует иметь в виду, что полной свободы завещания не знало и римское право периода империи. Уже в конце республики законодательство ограничивало свободу действий лиц, составлявших завещания. Для того чтобы наследники не могли оспаривать законность завещания, нужно было оставлять им не менее четвертой части <63> причитавшегося при обычном наследовании, т. е. когда отсутствовало завещание. Соответствующие положения сентенций Павла и кодекса Феодосия вошли и в Бревиарий Алариха 146.

Подобные ограничения свободы завещаний и дарений, характерные для испано-римского законодательства VI в., были незначительными по сравнению с официальным готским правом V-VI вв. и тем более сравнительно с германским обычным правом, продолжавшим свое существование в готской Испании. Ведь согласно Fragmenta Gaudenziana, в пользу незаконнорожденных детей можно было завещать не более четвертой части имущества 147. По законам Кодекса Леовигильда, женщина могла свободно распоряжаться имуществом, подаренным ей мужем, лишь в том случае, если у нее не было детей. Если же дети были, она, очевидно, не могла каким-либо образом отчуждать это имущество148. С вещами, полученными от мужа сверх приданого, женщина поступала по своей воле только при отсутствии у нее детей. Коль скоро таковые имелись, она была вправе свободно распоряжаться только пятой частью этого достояния 149. Жена не могла претендовать на получение своей доли имущества, приобретенного мужем с помощью ее же рабов 150.

О стремлении законодателя сохранить по мере возможности за родом мужа семейное имущество свидетельствует следующее требование: если бездетная жена не оставила завещания, то дарения, полученные ею в свое время от мужа, после ее смерти должны быть возвращены ему самому или его наследникам (а не ее родственникам). То же самое происходило, если женщину уличали в недостойном поведении 151.

В VII в. были изданы законы, фиксировавшие границы, в которых отец семейства мог распоряжаться своим имуществом, а сын - делать дарения невесте. Закон Хиндасвинта запрещал родителям лишать наследства своих детей. Отцу и матери, деду и бабке, имеющим детей или внуков, разрешалось отдавать церквам, а также либертинам и прочим посторонним лицам не более пятой части своего имущества 152. Поскольку предлогом <64> для лишения детей наследства нередко служило обвинение в нанесении ими оскорблений родителям, предписывалось ограничиваться в подобных случаях телесным наказанием 153. Лицам, желавшим увеличить долю одного из детей или внуков по сравнению с долями других детей, дозволялось делать это лишь в пределах десятой части имущества 154.

Таким образом, если считать, что десятая часть исчислялась из того имущества, которое должно было оставаться наследникам (т. е. из четырех пятых всего достояния), в свободном распоряжении домохозяина оказывалось всего 28% его имущества 155, тогда как по римскому праву и по Бревиарию, он мог свободно располагать 75% своего имущества. Женщине, имевшей детей или внуков, предоставлялось право завещать церквам, а также либертинам и иным посторонним лицам не более четвертой части своего приданого 156. Что касается имущества, полученного женщиной сверх него, то сохранялась, очевидно, прежняя норма, т. е. пятая часть 157.

Как видно из вышеизложенного, в VI-VII вв. еще охраняются права детей и внуков на имущество семьи, но интересы всех прочих родственников не принимаются во внимание.

Имущественные "привилегии" ближайших родственников ограждались и тем законом, который определял максимальную величину приданого и моргенгабе (утреннего дара жениха). Согласно закону Хиндасвинта, наибольший размер приданого, получаемого невестой от жениха, если он принадлежит к среде оптиматов и высшей готской знати (seniores gentis Gothorum), составлял тысячу солидов. Кроме того, жених мог передать невесте в <65> качестве моргенгабе 10 рабов, 10 рабынь и 20 лошадей 158. Для всех же прочих свободных дар жениха (без различия приданого и моргенгабе) не должен был превышать десятой части стоимости его имущества 159. Тот же закон в редакции Эрвигия определяет десятую часть имущества предельной для дара. Это относится ко всем готам, причем в его состав включаются также украшения - на сумму в тысячу солидов 160. В одной формуле, перечисляющей состав моргенгабе, упоминается и оружие 161. Превышать указанную величину приданое могло лишь в том случае, если невеста в свою очередь дарила жениху имущество равной стоимости. Если же этого не происходило, жених мог отобрать все, что он дал сверх положенного 162.

О том, в чьих интересах осуществлялась подобная регламентация, достаточно ясно говорит следующее положение указанного закона. Если сам жених не отбирает у невесты то, что дал ей сверх предписываемого кодексом максимума, это должны сделать его родители или другие родственники, ибо "не следует, чтобы из-за безразличия одного был причинен ущерб многим" 163. Размеры приданого ограничивались, следовательно, во имя соблюдения выгоды определенного круга родственников, которые в свое время были связаны общими хозяйственными интересами.

Исходя из всего вышеизложенного, мы можем <66> сделать вывод, что в основе отмеченных положений вестготского законодательства, ограничивавших возможности свободных людей распоряжаться своим имуществом, лежали пережитки древнего права, предназначенного защищать имущественные интересы родственников. Но вестготские законы VI-VII вв. (о порядке наследования, о завещаниях и дарениях мужа жене) не могут быть объяснены только сохранением германских обычаев и их взаимодействием с соответствующими римскими юридическими установлениями. Следует учитывать коренные изменения в социально-экономических отношениях, которые произошли в VII в., а также политику королевской власти и церкви 164.

Общая тенденция официального права в VII в. сравнительно с ранними готскими законами сводилась к расширению свободы завещаний.

В Бревиарии Алариха содержались статьи римского происхождения, предупреждавшие такие дарения, которые ставили под угрозу сохранение максимума в виде четвертой части имущества - для законных наследников 165. В Вестготскую правду Реккесвинта эти положения не вошли. В закон же Хиндасвинта (о максимальной границе повышения доли наследства сыновей или внуков) Эрвигием было внесено изменение: вместо десятой части имущества устанавливалась квота в одну треть достояния завещателя 166.

Таким образом, несмотря на то, что уже к VI в. господствующей формой семьи стала индивидуальная, а собственность, сходная с франкским полным аллодом, сделалась основной формой земельной собственности, еще сохранялись, даже судя по официальному праву, пережитки большой семьи и ограничения в области свободного распоряжения собственностью домохозяина - в пользу ближайших родственников.

Эти ограничения, имевшие почву прежде всего в социальных отношениях вестготов и свевов (а может быть, и некоторых местных племен, обитавших на севере полуострова), со второй половины VII в. вошли в общегосударственное право и стали, следовательно, действительными для всего населения Вестготского королевства. <67>

ГЛАВА III

ПРЕВРАЩЕНИЕ

СВОБОДНЫХ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ

В ЗАВИСИМЫХ КРЕСТЬЯН

Медиевистами накоплен обильный фактический материал, характеризующий положение различных групп земледельческого населения готской Испании, - мелких земельных собственников, прекаристов, колонов, либертинов и сервов. С этой точки зрения до сих пор не утратили своего значения труды Э. Гауппа1, Ф. Дана2, А. Гальбана3, М. Торреса4 и некоторых других зарубежных ученых5. Вместе с тем интерпретация ими процесса формирования крестьянства в вестготскую эпоху вызывает возражения.

Так, Р. Альтамира полагал, будто эволюция в положении производительного земледельческого населения готской Испании сводилась к постепенному превращению свободных крестьян в колонов и к росту <68> численности зависимых земледельцев и рабов6. Ф. Дан и М. Торрес подчеркивали, что основными социальными категориями в Вестготском государстве до конца его существования оставались свободные и рабы 7, или свободные, либертины и рабы 8. В работах К. Цеймера, А. Гальбана, Т. Мелихера изучено происхождение вестготских правовых установлений, вскрыты их римские и германские источники. Но в целом процесс разложения социальных групп рабовладельческой эпохи и образования основного производительного класса нового общества, формировавшегося в готской Испании, не раскрывается.

Советская специальная литература представлена лишь несколькими статьями9.

Свободные готские и испано-римские крестьяне в V-VI вв.

Своеобразие эволюции социальной структуры готской Испании во многом определялось особенностями синтеза римских и германских элементов в V-VII вв. Эти особенности, в свою очередь, зависели в значительной мере от соотношения тех и других в Испании. В последние десятилетия среди испанистов утвердилось мнение, что готы составляли не более пяти процентов жителей Пиренейского полуострова в VI-VII вв. 10. О незначительной плотности готского населения по сравнению с испано-римским косвенно свидетельствуют также археологические11 и лингвистические12 данные. <69>

Разумеется, германцы, сохранявшие еще частично свои общинные традиции и военную организацию, играли в общественной, особенно политической жизни страны намного более значительную роль, чем можно было бы заключить на основании их численного соотношения с другими этническими группами. Но ясно также, что готские крестьяне составляли лишь незначительное меньшинство земледельческого населения; политическое преобладание завоевателей не могло оставаться незыблемым. Кроме того, следует принять во внимание особенности взаимодействия римских и германских институтов в Вестготском государстве, которые подробнее будут рассмотрены ниже. Свидетельства источников опровергают представление Фюстель де Куланжа о вестготах как об отряде военных наемников, подвергшихся полной романизации. Имеются, однако, основания утверждать, что этот процесс у готов проходил значительно более интенсивно, чем в других варварских королевствах. Как и разложение общинных порядков, он был ускорен рядом факторов. Готы поселились в Аквитании, уже пробыв до этого 40 лет на территории Римской империи. Создав свое государство, готы не получали в дальнейшем пополнения за счет соплеменников, которые находились бы на той же ступени общественного развития 13.

Способ поселения среди местных жителей также должен был способствовать романизации готов, тем более что область, занятая ими, относилась к числу наиболее романизированных провинций Западной Римской империи14 (южная часть Пиренейского полуострова с 554 по 620 г. находилась в руках византийцев).

Прямым показателем воздействия римских традиций <70> на общественную и культурную жизнь Вестготской Испании может служить глубокая романизация уже в V- VI вв. официального готского права 15, косвенными признаками недолговечность готского языка и незначительность его участия в образовании испанского языка 16, слабое влияние искусства вестготов на развитие испанского искусства17. Об интенсивности романизации готов свидетельствует быстрое стирание грани между ними и испано-римским населением. В первый период существования Вестготского государства эта грань была довольно резко выражена; существовали две различные системы права - для завоевателей и для коренного населения; готы освобождались от налогов, римлян отстраняли от военной службы, пришельцы принадлежали к арианской, а местные жители - к католической церкви. Однако в готской Испании отсутствовала дифференциация вергельдов и судебных штрафов, подобная той, которая практиковалась, например, во Франкском государстве; местные посессоры не подвергались репрессиям и экспроприации в таких широких размерах, как в государствах вандалов и лангобардов. Постепенно различия в положении готов и римлян в административной сфере и культурной жизни изживались. Уже при Леовигильде (573-586) разрешены были смешанные браки 18. Рекаред в 589 г. сделал католическую <71> церковь государственной. С конца VI в. готские короли издавали иногда законы, обязательные не только для готов, но и для римлян, а в середине VII в. был введен единый кодекс законов. В VII в. отпали различия между готами и римлянами, касавшиеся военной службы, а быть может, и в отношении налогов.

Интенсивность процесса романизации вестготов и их малочисленность по сравнению с местным населением - обстоятельства, которые не могли не оказать серьезного влияния на классообразование в готской Испании. При его изучении мы должны уделить внимание не только разложению общинных и формированию феодальных порядков у германцев-вестготов, но и дальнейшему развитию тех элементов новых общественных отношений, которые зародились еще во времена римского владычества в Испании. Разумеется, необходимо учитывать теснейшее взаимодействие и неразрывное единство обоих отмеченных процессов.

Новые классы возникали в готской Испании в результате сдвигов, затронувших все социальные слои, независимо от их этнической принадлежности. Основными социальными группами местного населения, служившими источниками для формировавшегося класса крепостного и зависимого крестьянства, были свободные крестьяне, прекаристы, либертины, колоны и сервы.

Ко времени падения Западной Римской империи в Южной Галлии и Испании еще сохранялись мелкие земельные собственники. Они обозначаются в источниках терминами plebs, plebei 19, rustici20. В числе rustici могли находиться либертины и сервы, но определенная часть rustici, вопреки мнению Ф. Дана 21, свободные крестьяне, имевшие свою землю. Об этом свидетельствует ряд данных. В Бревиарий Алариха были включены конституции римских императоров о мелких земельных <72> собственниках22. Fragmenta Gaudenziana также подтверждают наличие разорявшихся крестьян в Септимании 23. Что мелкие земельные собственники жили в Испании еще в начале VI в., сообщает и Кассиодор. Характеризуя в одном из писем положение на Пиренейском полуострове, он рассказывает о некоторых местных земледельцах (provinciales), которые оказываются под патроциниями виликов 24. Можно предполагать, что эти люди в большинстве случаев - свободные крестьяне 25. Наличие испано-римских мелких земельных собственников в Вестготском государстве засвидетельствовано и готскими законами26, и некоторыми другими источниками27.

В положении этих земледельцев после готского завоевания, на первый взгляд, не произошло какого-либо существенного улучшения, а в некоторых отношениях оно как будто даже ухудшилось. Судя по Бревиарию Алариха, местные крестьяне продолжали платить большие налоги и выполнять обременительные повинности28. <73> Неспособность выплатить налоги и долги вела нередко к утрате земли и имущества 29. Крестьяне становились жертвами ростовщиков 30. Они подвергались насилию со стороны магнатов 31. Следует учесть также, что для известного числа земледельцев само германское завоевание влекло за собой потерю части наделов. Как было установлено выше, разделам подвергались не только земли крупных посессоров, но в некоторых местах и мелких собственников. И если магнат без особенно тяжелых последствий для хозяйства отдавал значительный комплекс своих владений готам, то мелкого хозяина утрата двух третей обрабатываемого им участка могла привести к разорению. К тому же в бурное время завоеваний и междоусобиц от военных действий более всего страдали крестьяне, тогда как магнатам с помощью дружин нередко удавалось успешно защитить свою жизнь и имущество.

Правда, в районах массового поселения вестготов (может быть, также и свевов) испано-римские крестьяне подчас входили в сельские общины. Это, по-видимому, увеличивало в известной мере устойчивость их положения, способность оказывать сопротивление крупному землевладению. Но данное обстоятельство могло лишь временно задержать разорение мелких собственников испано-римского и, что мы покажем далее, также крестьян германского происхождения.

Нужда и притеснения заставляют крестьян отдаваться магнатам под патроцинии, становясь в результате <74> этого лично зависимыми людьми32, или даже добровольно продавать себя и своих детей в рабство 33. Так же, как и в период империи, было широко распространено условное земельное держание прекарий 34.

В области официального права мы не обнаруживаем признаков существенного изменения в условиях жизни широких масс местного населения в первое время после создания Вестготского государства. Но было бы неверно судить об этом лишь на основании юридических норм. Нельзя пройти, например, мимо такого явления, как расширение площади обрабатываемой земли в готской Испании.

Этот процесс может служить показателем постепенного улучшения положения непосредственных производителей, совершавшегося в результате упадка рабовладельческой системы хозяйства и уничтожения централизованного Римского государства. Рассматривая позднее статус зависимых крестьян в последний период существования Вестготского королевства, мы убедимся, что и в их правовом положении произошли некоторые перемены, связанные с процессом феодализации. Элементы новых общественных отношений вызревали и в готской среде. Уже в V в. земельные участки варваров неравны между собой35. При Эйрихе у готов утверждается частная собственность на землю. Сохранившиеся фрагменты его кодекса позволяют проследить характерную тенденцию законодательства, заключающуюся в том, чтобы оградить эту собственность от чьих-либо покушений 36. Готы покупают землю 37, им известны займы, <75> причем не только натурой (как у франков этого же времени), но и деньгами, а также взимание процентов 38. Отчуждение имущества оформляется по римскому образцу - путем выдачи соответствующего документа 39.

Развитие товарного обращения делало неизбежным рост имущественной дифференциации. Из законов Эйриха явствует, что какая-то часть готских крестьян не имеет лошадей и вынуждена одалживать их у соседей40, обедневшие земледельцы нанимаются пасти скот41, иные вовсе разоряются, - им и приходится продавать детей в рабство 42. В положении готских крестьян теперь оказывается много общего с состоянием испано-римских земледельцев.

Все чаще практикуются дарения, в том числе с сохранением за дарителем права пожизненного пользования объектом дарения 43. Иногда свободных людей <76> принуждают "дарить" или продавать свое имущество. При Эйрихе у готов выделяется служилая знать, в руках которой благодаря королевским пожалованиям сосредоточиваются большие земельные владения44. К этой знати коммендируются свободные готы, становящиеся дружинниками, buccellarii, saioni45.

Имущественная дифференциация находит свое отражение и в области гражданского права. Неимущий гот не считается надежным контрагентом в сделках купли-продажи 46; брак с ним рассматривается как бесчестие для дочери дружинника47; за некоторые преступления устанавливаются различные наказания для неимущих (minores) и прочих свободных готов48. Заметно падает также значение простых готов в государственной жизни.

Все же ограничение прав неимущих в V в. только намечается. Если народные собрания как таковые уже исчезли, то на военных сходках в середине V в. еще обсуждались вопросы войны и мира 49; порой здесь провозглашались и короли50. Все воины имели право на военную добычу51, на штрафы, взимаемые с тех, кто уклонился от похода 52.

В VI в. превращение готских крестьян в зависимых земледельцев и ограничение их гражданских прав происходит в более широких размерах, чем в предшествующий период. Закономерность этого процесса на данном этапе общественного развития была в свое время отмечена Ф. Энгельсом: "...с того момента, как возник аллод, свободно отчуждаемая земельная собственность, земельная собственность как товар, возникновение крупной земельной собственности стало лишь вопросом времени"53. Непосредственными причинами, вызывавшими в VI в. <77> ухудшение материального благосостояния и разорение значительной части готских общинников, являлись длительные и опустошительные войны54, высокие судебные штрафы55, насилия знати над мелкими земледельцами и захват их имущества. Экономическая неустойчивость крестьянских хозяйств усиливалась из-за неурожаев и голодовок, часто поражавших многие районы "сухой Испании"56. Задолженность стала играть в VI в. такую же роль в обнищании испано-римских земледельцев. Подобно римским законам, Вестготская правда установила высокую предельную норму процента57. Несостоятельный должник расставался со свободой58.

Широко практиковались залоги, осуществлявшиеся в общем в соответствии с римским правом. В залог отдавались земельные участки 5Э, рабы и скот60. Кредитор имел право продать заложенное имущество, если должник не выплачивал долг в положенный срок, несмотря на предупреждение 61.

Иногда крестьяне, будучи не в состоянии прокормить <78> семью, убивали новорожденных62. Как и в предшествующий период, бедняки продавали собственных детей в рабство 63 или отдавали их на воспитание другим лицам 64. Голод заставлял и взрослых людей идти в кабалу 65.

В законах VI в. упоминаются поденщики - mercennarii, которые ищут работы в деревне66. Часть готских крестьян испытывает нужду в лесных угодьях, вынуждена платить своим зажиточным соседям десятину за использование для выпаса скота их лесов67. Иногда в составе крестьянского надела нет виноградника или пахотной земли такого размера, чтобы можно было возместить ущерб, причиненный угодьям соседа в результате потравы 68. Встречаются крестьяне, настолько бедные, что они не могут обвести свои поля изгородью69.

Для VI в. характерно некоторое сближение неимущих свободных земледельцев с сервами. Об этом свидетельствуют часто повторяющиеся в Вестготской правде запрещения браков между теми и другими70, упоминания о кражах, в которых совместно участвуют свободные люди и сервы 71.

У готов заметно расширяется практика отчуждения земельной собственности 72. <79>

В законах VI в. отчетливо проступает стремление государства ограничить общинные традиции в соответствии с укреплением частнособственнических тенденций у зажиточной верхушки деревенского населения и интересами крупных землевладельцев. Нередко крестьяне полностью выделяют свои владения, в том числе и выпасы общинных земель 73.

Пахотные поля огораживаются теперь независимо от того, сжаты хлеба или нет, и никто не вправе ломать или сжигать изгородь. Виновный в этом принуждается к восстановлению изгороди, к возмещению ущерба, который понес собственник поля, и уплате штрафа в 10 солидов. Если же в поле не было жатвы, он лишь восстанавливает изгородь74. Тот, кто выломал или сжег колья из нее, покрывает ущерб в четырехкратном размере, при условии, что в поле еще не было хлебов, и по тремиссу за каждый кол, если в том поле уже появились какие-то всходы 75.

Огораживаются также виноградники, сады и луга. По-видимому, теперь ставились не только временные изгороди, которые снимались после уборки урожая, но устанавливались постоянные границы. Пахотные поля, принадлежащие земледельцам, разделены уже не одними лишь земляными валами и зарубками на деревьях, но и врытыми в землю камнями, а иногда и особыми пограничными знаками 76. Тот, кто умышленно вырывал их, платил за каждый нарушенный межевой знак штраф в 20 солидов77.

Общинник не может пасти свой скот на чьем-либо огороженном лугу или чужом лесу, не уплатив десятину владельцу этих угодий78. Строго запрещается рубить <80> деревья в чужом лесу79. О разделе общинных угодий между соседями возможно идет речь в той главе Вестготской правды, где запрещается оспаривать разделы, осуществленные по решению большинства или "лучших людей" 80.

Важно отметить, что государство всячески противодействует применению обычного права, сохранившего еще много общинных пережитков. Судьям не разрешается разбирать дела, не предусмотренные судебником; в подобных случаях предписывается обращаться к королю81. Запрещается привлекать к ответственности родственников и соседей преступника 82.

Все это не означало, однако, уничтожения сельской общины. Совместное пользование земельными угодьями характерно ведь для испанской деревни и в период реконкисты и в более поздние времена, причем оно практиковалось в самых различных областях Пиренейского полуострова, в том числе и там, где не было массового расселения германцев 83.

Как известно, общинные порядки сохранялись кое-где у испано-римлян в течение всей эпохи римского господства. Фактически соседская община, несмотря на зарождение крупного феодального землевладения, уцелела среди коренного населения84 и среди германцев - в <81> большей мере, чем об этом можно судить на основании романизированного, направленного на укрепление индивидуальной собственности официального права.

* *

*

Разложение общинных отношений и рост имущественного неравенства среди готов сопровождались развитием социальной дифференциации. Как отмечалось выше, ее зачатки появились в конце IV в. В связи с имущественной дифференциацией в V в. социальное расслоение стало заметнее. Мы уже не встречаем в готском писаном праве никаких упоминаний о родовой знати, которая еще сохранялась ко времени поселения вестготов на римской территории. Служилая же знать не выделяется официальным правом в какой-либо особый слой, отграниченный от остальной массы свободных людей. В готских законах встречаются упоминания о комитах, судьях, о дружинниках (букцелляриях и сайонах) 85.

Налицо первые признаки дифференциации свободных юридического порядка.

Законы различают людей почтенных и "малых". За одни и те же преступления они наказываются по-разному 86. Если человек, продающий имущество, не принадлежал к числу людей, заслуживающих доверия, он должен был искать для себя поручителя 87.

Для представителя высшего слоя брак со свободным из низшего слоя был уже бесчестьем. Патрон обязан был выдать дочь своего умершего дружинника за человека, равного ей по званию 88.

Но подобные проявления юридического неравенства в V - начале VI в. встречаются лишь спорадически; главным субъектом права и в законах Эйриха и во <82> Fragmenta Gaudenziana выступает свободный человек, не подвергаемый каким-либо ограничениям в юридическом отношении 89. Основную массу вестготов составляли еще свободные общинники. Готы в принципе так же равноправны, как франки Салической правды 90.

В VI в. вместе с имущественной дифференциацией получили дальнейшее развитие и юридические различия среди свободных. Законы Леовигильда делят их на два разряда: низший - inferiores, humiliores и высший - maiores, honestiores, potentiores. Решающий признак, определяющий принадлежность готов к этим разрядам, - имущественное положение 91.

Порядок, когда различные наказания за одни и те же правонарушения применяются к готам из высшего и низшего слоя, теперь, по сравнению с V в., получает широкое распространение92. С inieriores взимают, как правило, менее значительный денежный штраф, чем с maiores, зато их подвергают позорному наказанию, которым обычно караются рабы, - наказанию плетьми93. В том случае, когда honestior расплачивается потерей половины имущества, minor лишается руки (за подделку королевских документов) 94. Продолжается также ограничение смешанных браков между теми, кто относится к разным разрядам свободных 95.

Различия в юридическом положении между inferio-res и honestiores свидетельствуют о зарождении сословной градации в готской Испании. Об этом говорит и тот <83> факт, что деление на указанные слои определялось не только различным имущественным положением. К inferiores в ряде случаев относились люди, которые, насколько можно судить по их действиям, не принадлежали к неимущим и социально слабым членам общества. Вестготская правда предполагает, что inferiores могут принуждать других свободных людей заключать с ними договоры и соглашения 96; преграждать судоходные реки 97, силой захватывать своих беглых рабов, нашедших убежище в церкви 98.

Следует отметить, что грани между представителями высшего и низшего слоев еще не всегда четко выражены. Законы иногда противопоставляют знатным (nobiles, potentes) не низших, а просто свободных 99. В некоторых же случаях выше, чем inferiores или viliores, стоят просто ingenui 100. Inferiores, несмотря на некоторые ограничения своего юридического статуса, еще не утратили основных прав свободных людей. Они беспрепятственно распоряжаются своим имуществом, могут судиться и давать свидетельские показания; в составе своих сотен и тысяч идут в военные походы. Крестьяне участвуют в обсуждении деревенских дел на сходах. За любого свободного выплачивается одинаковый вергельд - 300 солидов. Его размеры дифференцируются лишь в зависимости от возраста погибшего: нормальный вергельд выплачивается за полноценного работника, т. е. за мужчину в возрасте от 20 до 50 лет. Для детей и лиц старше 50 лет сумма вергельда соответственно снижалась 101. <84>

Состав каждого из названных разрядов свободного населения был еще пестрым. К nobiles и honestiores относились и остатки родовой знати, и высшая служилая знать, средние землевладельцы, дружинники.

В VI в. имелось немало зажиточных крестьян; они именуются в источниках certiores или meliores. В статьях Вестготской правды, разбирающих случаи нарушения аграрных порядков, подчас противопоставляются друг другу inferiores и honestiores: здесь в состав honestiores, вероятно, входит и кое-кто из таких крестьян, сохранивших нормальный надел и необходимое количество рабочего скота 102. Некоторые из них, не удовлетворяясь наследственным участком, брали землю в прекарное владение и использовали для обработки всех этих земель приселенцев 103.

Мнение состоятельных крестьян имело особый вес при разделах земли 104. Их приглашали в первую очередь давать свидетельские показания 105.

Итак, в высший разряд свободных, наряду с дружинниками, средними и крупными землевладельцами, могли входить и зажиточные крестьяне. К числу inferiores принадлежат свободные обедневшие земледельцы. Среди них имеются, очевидно, и мелкие прекаристы.

Разорение свободного крестьянства - одна сторона <85> процесса аграрного развития в готском обществе, другой - являлось развитие форм условного землепользования.

Разорение мелких земельных собственников в VII в.

В VII в. обнищание мелких земельных собственников приняло более широкий размах, чем в предшествующий период. Pauperes - обычное наименование свободных земледельцев в законах VII в.106. Разорившиеся крестьяне ходят по деревням в поисках земли и работы, делаются прекаристами и колонами крупных землевладельцев 107, .превращаются в бродяг108, живут за счет церковной милостыни 109.

Особенно разрушительное влияние на мелкую собственность оказывают в это время задолженность, насилия магнатов, взыскание судебных штрафов, а также деятельность церкви, вымогавшей имущество и земли у крестьян. Один из законов Рекцесвинта (649-672) запрещает кредиторам отбирать все имущество должника из-за одного какого-либо долга и не разрешает взимать сумму, превышающую размер долга более чем в два раза, если ссуда давалась натурой, и в три раза, если она была денежной 110. В VII в. дарения в пользу церкви <86> приобретают обширные размеры: нередко они приводят к тому, что дети дарителей становятся нищими.

Государству пришлось ограничить размеры дарений частных лиц церквам 111. Четвертый Толедский сбор принял постановление, чтобы церкви выделяли средства на содержание обнищавших дарителей или их наследников 112.

Магнаты заставляли крестьян подписывать договоры, лишавшие земледельцев свободы и имущества113, или же попросту захватывали их земли 114. Усиливаются притеснения крестьян со стороны феодализирующейся служилой знати - графов, судей 115.

Характерно, что большинство свободных крестьян оказывается неспособным нести военную службу. Король Вамба (672-680) издал закон, по которому всякий, уклонившийся от участия в походе, теряет право давать свидетельские показания и обращается в рабство 116. В результате почти половина населения лишалась права свидетельства 117. Государство вынуждено было привлечь к несению воинской службы сервов, обязав <87> сеньоров являться в поход с десятой частью своих несвободных людей 118.

Показателем резкого снижения социального веса свободного готского крестьянства может служить тот факт, что законодательство VII в. не касается тех вопросов деревенской жизни, которым некогда посвящались десятки статей Вестготской правды. Из законов, изданных после правления Рекареда, лишь три-четыре трактуют казусы, касающиеся аграрных отношений.

Характерно также дальнейшее умаление общинных начал в социальной жизни. Если в готском праве VI в. общинные традиции, как мы видели, занимают еще известное место, то в законах VII в. они, как правило, игнорируются 119. Очевидно это связано с резким усилением имущественной и социальной дифференциации в деревне, со слиянием готского и местного крестьянства. В VII в. этнический и социальный состав деревень и вилл (vici, villae, loci) выглядит весьма пестрым. Соседями теперь являются римляне и готы, мелкие собственники и колоны, прекаристы и либертины, букцеллярии и сервы 120. Зависимые земледельцы одной и той же деревни имеют различных господ 121. Управляющие магнатов, прокураторы фиска отправляют в деревнях судебные, финансовые и полицейские функции 122.

Все это свидетельствует о внедрении складывающейся феодальной вотчины в свободную деревню, об установлении зависимости ранее свободных крестьян от землевладельцев и дальнейшем разложении общинных <88> порядков у готов 123. Последнее было обусловлено, следовательно, с одной стороны, процессами, происходившими внутри общины, - ее дифференциацией, связанной с быстрым ростом производительных сил после поселения готов в Галлии и Испании и, с другой, воздействием готского и испано-римского землевладения. Тесный контакт готов с местным населением, усвоение завоевателями многих элементов римской правовой системы, включение германцев и испано-римлян в одну и ту же церковную организацию также ускорили разложение готской общины.

Отражением экономического процесса упадка мелкой земельной собственности и роста зависимого крестьянства является дальнейшее расслоение свободных, затрагивавшее область гражданских и политических прав. В законах Хиндасвинта (642-653), Рекцесвинта и Эрвигия (680-687) деление на два разряда - inferiores и maiores - выражено еще резче, чем в законодательстве

VI в. При этом все более подчеркивается, что представители низшего разряда - это бедняки, pauperes 124. Законы VII в. видят в них людей несостоятельных, неспособных возместить ущерб, который они нанесли другому лицу своими действиями, и уплатить даже не очень высокий штраф 125.

Устанавливается ряд ограничений в гражданских правах для свободных людей низшего разряда. В частности, ограничивается право inferiores привлекать к суду знатных людей 126; свидетельские показания первых не считаются вполне достоверными. Согласно законам

VII в., в качестве свидетелей на суде должны выступать одни только idonei или honesti, т. е. не просто свободные, <89> но и в достаточной мере состоятельные люди 127.

Отличия в наказаниях, назначаемых за одинаковые преступления для людей низшего и высшего звания, становятся еще более значительными. Например, за лжесвидетельство honestior должен лишь возместить ущерб пострадавшему, тогда как inferior подлежит обращению в рабство 128. Свободных людей низшего разряда, наряду с сервами и либертинами, подвергают пытке при судебном разбирательстве 129. Свободные и зависимые крестьяне, в массе своей практически лишенные права участвовать в избрании королей еще в VI в., теперь утрачивают это право и формально 130.

В VII в. для того, чтобы быть полноправным человеком, недостаточно относиться к свободнорожденным: необходимо обладать еще и "достоинством" (dignitas), принадлежность к разряду honestiores или maiores 131.

В законах VI в. "низший" противопоставляется знатному (nobilis) как человек "меньшего достоинства"132. В законе же Реккесвинта говорится о свободных, у которых вовсе нет никакого достоинства (nulla dignitas) 133.

Несмотря на интенсивность разорения свободного крестьянства, мы не имеем все же оснований полагать, что его результатом к началу VIII в. явилось полное исчезновение германских свободных общинников и <90> испано-римских мелких земельных собственников 134. Не говоря уже о том, что процесс феодализации мало затронул племена северной Испании (басков, кантабров) 13S, следует признать, что среди готов и испано-римлян вплоть до VIII в. сохранилось немало аллодистов. Об этом свидетельствуют данные, касающиеся социальной структуры Астурии VIII - IX вв. В своей работе о бегетриях К. Санчес-Альборнос отмечал наличие в Астурии Х в. значительного числа свободных мелких собственников 136. Правда, как справедливо полагал он, этот слой мог расшириться вследствие эмансипации прежних сервов и либертинов и в связи с колонизацией территорий, запустевших во время войн с арабами137. Но документы позволяют видеть во многих мелких аллодистах VIII - IX вв. потомков свободных крестьян готского периода.

В ряде грамот VIII-IX вв. фиксируются условия продажи земельными собственниками, нередко братьями и сестрами, наследственных земельных наделов и другого имущества; оно продается по весьма незначительной цене. Так, некий Пруэлло вместе с четырьмя братьями и пятью сестрами продает наследственное достояние монастырю de Villena, получая за это около 10 солидов 138. Аврелий совместно с братьями продает монастырю четыре луговых участка и приобретает взамен имущество стоимостью в несколько солидов 139. Помпеян продает Герфонсу и Гермильде четыре пятых своего земельного участка, а получает за это быка и кое-что из вещей общей стоимостью в четыре солида 140. Некий <91> Нунильо дарит виллу, унаследованную им от родителей и деда (de proprietate parentum et de avio Daildi), Герменгильду и Патерне. Вилла эта, по-видимому, представляет собой небольшой земельный надел: предки Нунильо получили ее от серва Фронтиниана, который расчистил пустошь 141.

О свободных мелких аллодистах идет речь и в других грамотах, составленных по случаю дарений и продаж земли церквам и частным лицам 142.

Прекарий

Различные формы условного землепользования были хорошо известны испано-римскому населению и до варварского завоевания. У готов они находят применение уже в V в., а в следующем столетии получают довольно широкое распространение.

Аренда античного типа (locatio-conductio) утратила свое прежнее значение еще в Поздней Римской империи. Эта форма земельных отношений уже не находит почти никакого отражения в Бревиарии Алариха и вовсе игнорируется Кодексом Эйриха и более поздними готскими законами 143.

Об узуфрукте упоминают и Бревиарии Алариха и Вестготская правда 144. Он мог быть передан либо на определенное число лет, либо заканчивался со смертью лица, взявшего имущество в пользование 145. Согласно готским законам, дочь, ставшая монахиней, пожизненно владела родительским наследством в качестве узуфрукта 146; точно также вдова получала пожизненно в узуфрукт свою долю наследства и не могла ее отчуждать до конца жизни 147. <92>

По эмфитевтическому праву владели имуществом главным образом из доменов фиска, например, как это видно по Бревиарию, поместьями и колонами 148. Владение было вечным при условии уплаты соответствующего канона. Эмфитевты могли данное имущество передавать по наследству и дарить его 149.

В Вестготской правде эмфитевсис не упоминается. Но, как отметил Э. Леви, там имеется закон, описывающий отношения, сходные с данной формой условного владения 150. B этом законе сказано: "Тот, кто получил земли при условии выплаты оброка, может владеть ими и ежегодно выплачивать собственнику назначенный оброк, ибо договор не должен быть порван. Если же он пренебрег выплатой установленного оброка в какой-либо год, то собственник земли может в соответствии со своим правом вернуть себе землю. Ибо по своей вине утратил полученное им благодеяние тот, кто уличен в несоблюдении договора" 151. Следует, однако, заметить, что данный закон мог иметь в виду и прекарные отношения 152.

Прекарий был наиболее распространенной в готской Испании формой условного землевладения. Он широко практиковался здесь еще в V-VI вв. Бревиарий Алариха сохранил ряд относящихся к нему положений римского права. Прекарий оставался необеспеченным держанием, которое могло быть в любое время востребовано собственником земли 153. Без его разрешения наследники прекариста не могли оставаться во владении прекарным имуществом 154. <93>

Держания, близкие к этому типу, появляются у готов ранее всего (во всяком случае по дошедшим до нас источникам) в церковных поместьях. В одном из законов Эйриха говорится, что дети клириков, владеющие землями или другим церковным имуществом, оставляя службу церкви или становясь светскими людьми, сразу же теряют то, чем владели 155. Позднее, уже в VII в., церковь прямо требовала, чтобы клирики и светские лица, пользующиеся ее имуществом, писали бы соответствующие прекарные обязательства 156.

Источники VI в. сообщают о прекарных держаниях не только церкви, но и светских землевладельцев 157.

Близким к прекарию институтом являлось дарение, при котором за дарителем сохранялось пожизненное право пользования подаренным. Тот, кто дарил имущество другому лицу на подобных условиях, через определенное время мог изменить свое решение. Но если тот, кому было предназначено дарение, дал что-нибудь дарителю (в качестве компенсации), то последний или его наследники должны были вернуть полученное прежнему собственнику 158. Так рисуется положение согласно постановлению Хиндасвинта. В редакции же Эрвигия этот закон упрочивал право собственности на подаренное добро за тем лицом, которому оно должно было принадлежать после смерти традента. Если получивший дар умирал еще в то время, когда жил даритель, он мог <94> завещать такое имущество любому. Если же завещания не было, то подаренное переходило не к дарителю, а к наследникам того, кому оно было подарено (non ad donatorem, sed ad heredes, eius, qui rem donatam percepit) 159.

Здесь становится явственным сближение такого рода дарения post mortem с прекарием, хотя отсутствует столь существенный признак прекария, как выплата оброка. Во всяком случае это был один из возможных путей появления precaria oblata 160.

Но с самого начала стал распространяться и прекарий другого типа, возникавший тогда, когда кредитор, к которому переходило имущество несостоятельного должника, по просьбе последнего предоставлял ему возможность пользоваться утраченным имуществом 161. Предпосылкой возникновения таких прекарных отношений (precaria data) являлась нужда разорившихся общинников в земле. Они обращались к землевладельцам с просьбой о предоставлении наделов 162.

В отличие от прежнего, римского, готский прекарий обычно оформлялся грамотой 163. В ней могли указываться срок пользования землей и величина оброка. Держание, как правило, было длительным 164. Оброк выплачивался по большей части в соответствии с обычаем - в виде десятины с зерна, оливок, винограда, <95> плодов и скота 165. Иногда на прекариста возлагались и другие обязанности 166.

Основная причина, по которой он мог быть лишен земли, - невыполнение оброчных обязательств 167. В иных случаях его, по-видимому, нелегко было лишить полученного им земельного надела 168. По сравнению с классическим римским, готский прекарий представляется более обеспеченным и прочным владением.

Церковный прекарий включал еще в качестве непременного условия хорошее качество обработки земли прекаристом 169. Относительно оброков и других обязанностей прекаристов, получивших держания от церкви, в источниках нет никаких сведений 170.

Уже в VI в. между владельцами имений и прекаристами ведется упорная борьба из-за прав на землю, отданную в прекарий. Готское законодательство явно выступает на стороне землевладельцев - против мелких прекарисгов, стремящихся закрепить за собой участки, полученные в пользование. Вестготская правда старается пресечь попытки прекаристов самовольно захватить <96> земли 171, сверх тех, которые были предоставлены им посессорами; подтверждает, что последние могут вернуть себе землю после истечения срока договора или в случае невыполнения прекаристом своих обязательств 172. Охране собственнических прав церкви на участки, отданные в прекарий, посвящены многочисленные постановления церковных соборов 173.

Распространение прекария у готов - один из признаков того, что в их среде складывается такой же слой зависимого крестьянства, как и у испано-римлян 174.

Коммендация

Если появление прекария и других форм условного землепользования означало возникновение поземельной зависимости непосредственных производителей от крупных собственников, то в установлении личной зависимости важная роль принадлежит коммендации. Этим словом выражались различные понятия - их реальное содержание в разных случаях было неодинаковым. Коммендация одного вида складывалась, когда дружинники отдавались под покровительство патрону, что вело в конечном счете к развитию бенефициальных связей 175. Такого рода коммендация применялась и во владениях церкви 176.

Другим видом коммендации были отношения, возникавшие между крестьянами (прекаристами и прочими свободными поселенцами), с одной стороны, магнатами, с другой. Мотивом коммендации нередко являлось стремление получить покровительство влиятельного лица на тот случай, когда предстоял судебный процесс. Вступление под патроциний по этой причине было широко распространено еще в Поздней империи, хотя и запрещалось законом. Подобная практика отражена также <97> в Бревиарии 177. Тем, кто, ведя судебный процесс, обращается за помощью к магнатам-патронам, закон угрожал проигрышем дела, даже если их притязания были справедливы. Одновременно назначаются наказания для патронов, нарушающих порядок судебного заседания 178. В VII в. законодатели уже не выступали в принципе против их вмешательства в судопроизводство, но старались не допустить явного умаления значения государственного суда.

Хиндасвинт требует лишь, чтобы бедняк не передавал ведение своего дела лицу, более могущественному по сравнению с тем, против которого велась тяжба 179. Являясь на суд, магнат, выступающий в роли патрона, согласно закону, должен был подчиняться требованиям судьи 180, судья же не имел права отказываться от принятия жалобы тяжущегося 181. Свободный человек, поселяясь во владениях светского посессора или церкви, получая в держание участок, обычно также и коммендировался к собственнику земли, отдавался под его патроцинии 182. <98>

По отношению к патрону обязанности коммендировавшегося определяются как obsequium, т. е. "подчинение", "послушание". В источниках отсутствуют данные о характере этого "послушания". Можно лишь заключить, что зависимость лица, находившегося in obsequio, была довольно сильной. Патрон имел, по-видимому, право наказывать коммутировавшегося человека 183; лица, состоявшие под патроцинием, не несли ответственности за правонарушения, которые они совершили по приказанию своих патронов 184; наконец, патрон или, как он именуется в VII в., сеньор, вел своих людей в поход185. Ограничения в сфере распоряжения имуществом (например, обязанность отдать патрону, в случае ухода от него, половину приобретенного за время патроциния имущества) очевидно, применялись как к дружинникам, так и к иным разрядам коммендировавшихся.

Таким образом, наряду с прекарием коммендация играла важную роль в формировании класса феодального зависимого крестьянства. Она продолжала существовать и в послеготской Испании. Сохранились, в частности, грамоты, судя по которым можно заключить, что клирики отдаются под патроциний епископа, получив, видимо, во владение земли. Клирик обязуется верно служить епископу, вносить какие-то платежи и готов претерпеть наказание, коль скоро нарушит свои обязательства 186. <99>

ГЛАВА IV

СЕРВЫ, ЛИБЕРТИНЫ И

КОЛОНЫ. ИЗМЕНЕНИЕ ИХ

ПОЛОЖЕНИЯ В V-VII ВВ.

В свое время Ф. Дан отметил некоторые факты, свидетельствующие об улучшении положения рабов в готской Испании. Но он не считал изменения условий жизни вестготских сервов глубокими 1. Некоторые историки полагали, будто поселение вестготов ухудшило статус рабов в Южной Галлии и Испании. Так, по мнению французского ученого П. Аллара, их положение, якобы улучшившееся в Римской империи, после ее падения вновь ухудшилось вследствие грубого обращения германцев, в том числе и вестготов, с рабами2. Такую же точку зрения высказывал и американский католический историк А. Циглер, утверждавший, что приход вестготов "значительно задержал улучшение в положении рабов" 3.

Другие авторы, напротив, констатировали улучшение положения правового статуса сервов после образования варварских королевств. Таков взгляд А. Допша, объяснявшего перемены тем, что у германцев рабы издревле жили в иных условиях, чем у римлян 4. Таким образом, и те авторы, которые отмечали некоторые изменения в <100> характере рабства в готской Испании по сравнению с римской эпохой, связывали его либо с германскими традициями, либо с влиянием церкви.

Наиболее удачный, по нашему мнению, анализ положения сервов в Испании V-VII вв. содержится в работе бельгийского историка Ш. Верлиндена 5 о рабстве в Испании и Франции. Автор видит в вестготском рабстве "предкрепостное" состояние (preservage). Но изменения в статусе сервов он сводит лишь к тому, что сельские рабы превратились в держателей земли своих господ6. Юридический же статус массы сервов, да и материальные условия их жизни оставались почти такими же, какими были в Поздней Римской империи 7.

При ознакомлении с концепцией вестготского рабства, предложенной Ш. Верлинденом, возникает ряд проблем: действительно ли изменение хозяйственного положения сервов ограничивалось превращением их в держателей? Мог ли в течение двух-трех веков сохраняться неизменным юридический статус сервов, несмотря на существенные сдвиги в их хозяйственном положении? В какой мере раскрывающие этот статус и отраженные в правовых памятниках данные соответствуют реальной жизненной практике?

Для ответа на все эти вопросы обратимся к источникам. Заметим предварительно, что о сервах и либертинах имеется обширный материал, дающий возможность в достаточно полном виде представить правовой статус лиц, входивших в эти общественные группы. О хозяйственном же положении сервов и способах эксплуатации рабского труда сохранилось очень мало известий. Еще меньше сведений в источниках относительно колонов8.

Сервы

О широком применении рабского труда в Галлии и Испании в V в. свидетельствуют разнообразные источники, от кодекса Феодосия до хроник и публицистических <101> произведений. Столь же несомненно наличие рабов и у готов ко времени их вторжения в Галлию. Иордан и Клавдиан упоминают, что вестготы имели рабов еще в период своего передвижения по территории империи. Кроме того, готы получили рабов, когда производили раздел земель с жителями Южной Галлии и Испании. Следовательно, рабское население Вестготского государства VI в. состояло из потомков рабов галло-римских и испано-римских, с одной стороны, и рабов германских, - с другой.

Ни законы Леовигильда, ни другие готские источники не отличают рабов германского от рабов римского происхождения. Их различали по специальности (servi rustici, servi artifices), по возрасту, а с VII в. (когда в Испании начались преследования евреев) - и по религиозной принадлежности: рабы-христиане и рабы-нехристиане. Но о рабах-варварах, галло-римлянах или испано-римлянах нигде нет речи. Очевидно, рабы римлян и варваров-завоевателей в Южной Галлии и Испании еще в V в. слились в единую массу несвободного населения. Это предположение подтверждается сравнением соответствующих данных, содержащихся в Бревиарии Алариха и в законах Леовигильда.

Обычные обозначения рабов и в римском и в готском сводах законов-servi, mancipia. Там и тут они считаются собственностью своих господ, рассматриваются как вещи, наряду со скотом входят в состав движимого имущества 9. Уход серва от господина именуется бегством; в течение нескольких десятков лет беглый раб не гарантирован от того, что не будет возвращен прежнему хозяину 10. Он не может жениться без разрешения господина. Дети рабов наследуют положение родителей. Если рабы принадлежат разным господам, то потомство делится между ними поровну 11. Браки рабов со свободными запрещены 12. Похищение раба расценивалось как <102> кража, похищение же свободного человека отождествлялось с убийством l3.

И римский, и готский кодексы законов не признают сервов правоспособными субъектами. Рабу нельзя давать ссуду, поскольку его имущество принадлежит господину, который не отвечает за сделки, заключенные сервом без его ведома 14. Вообще все документы, подписанные сервами, недействительны 15. Рабы не имеют права жаловаться на своих господ и свидетельствовать против них (кроме случаев государственной измены и чеканки фальшивой монеты) 16.

Раб не отвечает за преступление, совершенное по приказанию господина: всю ответственность несет хозяин 17. Если раб виновен в преступлении, которое карается смертью, хозяин должен выдать его судье; за незначительные же преступления господин сам наказывает своих сервов 18.

Одинаково формулируют готские и римские законы и положения относительно власти господина над жизнью и смертью раба (jus vitae necisque): господин не имеет права убивать своего раба, но не несет ответственности, если он умрет во время экзекуции, которой был подвергнут по его же приказанию 19. В случае убийства чужого раба виновный должен отдать хозяину убитого двух своих рабов20. Раба, пытавшегося найти убежище в церкви, священник обязан был выдать господину, получив от него обещание простить беглеца21. Рабов продают (с землей и без земли), дарят, дают в приданое, обменивают - и те, для которых был составлен Бревиарий, <103> т. е. галло-римляне и испано-римляне, и те, которые руководствовались законами Леовигильда, т. е. вестготы.

Ряд законов, посвященных аграрным правонарушениям, исходит из представления о тесной хозяйственной связи рабов с их господами. Сервы пашут господские поля, работают на виноградниках своих хозяев, пасут их скот и т. д.22. Но наряду с такими сервами в источниках упоминаются и рабы, подобно колонам, обрабатывающие свои земельные держания и уплачивающие оброк23.

В общем мы можем констатировать, что крупные землевладельцы готского и римского происхождения в равной мере применяли рабский труд. Одни сервы обслуживали господскую часть поместья, другие - свои земельные держания. Тем не менее принцип римского права, согласно которому пекулий раба является собственностью господина, признавался в VI в. и готским законодательством. Продажи, совершенные рабами без ведома господ, считались недействительными24. Права господ на все имущество раба тщательно охранялись законами25. Таким образом, сравнение установлений Бревиария и Вестготской правды свидетельствует об отсутствии различий в положении рабов-германцев и рабов из местного населения. Наряду со многими другими это обстоятельство, на первый взгляд, как будто является показателем полного усвоения готами римских рабовладельческих порядков. В действительности было не совсем так. Рабство претерпело в Вестготском государстве существенные изменения, в чем легко убедиться, если рассмотреть положение сервов в последний период существования Толедского королевства. <104>

* *

*

Помимо рабов светских землевладельцев, в Вестготском государстве имелось большое число рабов фиска и церкви. Основной контингент королевских рабов составляли, по-видимому, потомки сервов императорских доменов, перешедших в руки готских королей. Обращенные в рабство за некоторые государственные преступления также становились рабами фиска 26. Они выделялись в общей массе сервов. Королевские рабы обычно владели земельными участками, уплачивали оброки и несли государственные повинности (angariae) 27, они иногда имели своих рабов и вольноотпущенников 28. Подчас имущество королевских сервов было весьма значительным: они могли делать пожертвования духовенству и даже сооружать церкви 29. Такие рабы располагали возможностью занимать дворцовые должности: они становились палатинами, подчас им поручался надзор за призывом военнообязанных (compulsores exercitus) 30. В отдельных случаях королевские сервы могли свидетельствовать на суде так же, как и свободные31.

Рабы фиска имели право отчуждать свои земли и рабов, но лишь таким же сервам, как они сами, т. е. рабам фиска 32. К тому же освобождение собственных рабов производилось ими только с разрешения короля 33. Сервы фиска лишены были возможности покинуть королевские домены и в этом отношении находились даже в худшем положении, чем прочие рабы; для их розыска не существовало срока давности 34. Только в самом конце <105> VII в. на них было распространено общее постановление о сроке розыска рабов 35. Рабы фиска вместе с землями, на которых сидели, могли быть пожалованы королем частным лицам или церквам. Один он и освобождал таких сервов 36.

Рабы составляли важнейшую часть церковного имущества. Земли церкви обрабатывались главным образом сервами и либертинами. Характерно, что имущественное положение церквей определялось в первую очередь числом находившихся в их владении сервов. Для того чтобы церковь имела своего священника, она должна была располагать по крайней мере десятью сервами 37.

При основании церквей и монастырей их наделяли землями и сервами 38.

Обычно церковь использовала своих рабов, предоставляя им земельные участки и взимая с них оброк. Такие сервы жили в своих домах, имели семьи 39. Среди церковных рабов встречаются ремесленники40. Некоторые сервы замещали низшие церковные должности 41. При этом рабов, ставших клириками, предписывалось освобождать, но они оставались в полной зависимости от своих духовных наставников. Последние могли признать таких клириков недостойными их сана и вернуть в прежнее состояние42. Некоторым сервам все же иногда, удавалось достигнуть высоких ступеней церковной иерархии 43.

Соборами было издано много постановлений, ограждавших церковь от потери сервов. Строго ограничивалось право епископов освобождать церковных рабов. <106> Они не могли отпускать их на свободу в любом числе. Общая стоимость всех освобождаемых не должна была превышать стоимость имущества, оставляемого епископом церкви44. Поскольку установить, сколько именно он оставил ей из своего личного состояния, можно было лишь после смерти епископа, то, согласно предписаниям IX Толедского собора, освобождение считалось действительным не со дня отпуска серва на свободу, а со дня смерти того, кто его освобождал 45. Не разрешалось епископам и продавать церковных рабов. Исключение допускалось лишь в отношении тех, кто был известен своей склонностью к побегам 46.

Церковь не без корыстных целей добивалась, чтобы королевские чиновники не отягощали принадлежавших ей рабов государственными повинностями47. Однако полностью избавить несвободное население своих поместий от государственных повинностей церковь, по-видимому, не смогла 48.

Рабы-ремесленники являлись непременной принадлежностью светских и церковных поместий, а также доменов фиска 49. Тут были кузнецы, сапожники, плотники 50. Рабыни изготовляли одежду для несвободного населения поместий51. Известно, что рабы-ремесленники, жившие в церковных имениях, платили десятину продуктами своего мастерства 52.

Рабы составляли не только значительную часть сельского населения. Их было немало и в приходивших в упадок, но еще довольно многочисленных в Толедском королевстве городах. Сервами располагали земледельцы <107> городской округи53. Имели рабов и купцы, местные и иноземные54. Рабы, несомненно, использовались в эргастулах городских ремесленников. Рабов сдавали в аренду 55. Они служили предметом не только внутренней, но и внешней торговли 56.

Интенсивное развитие рабства в Вестготском государстве связано с разорением свободного крестьянства и падением его социального веса. Высокие судебные штрафы, широкое обращение в рабство, как мера наказания, рост задолженности - превратили в сервов значительную часть низшего слоя свободных.

В законах Леовигильда имеются указания на ряд конкретных случаев, когда неуплата судебного штрафа или возмещения за ущерб влекли за собой обращение в рабство. Такой участи подвергались, например, уличенный в вооруженном ограблении, если он не мог возместить ущерб в одиннадцатикратном размере 57; доносчик, который не сумел подтвердить обоснованность своего доноса и оказался потом не в состоянии уплатить возмещение оклеветанному58; насильник, пытавшийся продать свободного в рабство и не сумевший уплатить штраф в 100 солидов 59; тот, кто продал в рабство ребенка свободных родителей, а потом вернул им его, но не нашел средств для уплаты штрафа в 150 солидов60; человек, который подкинул кому-нибудь своего ребенка и не смог выкупить его из рабства (предполагается, что воспитавшие подкидыша сделали последнего рабом) 61.

Судебные штрафы и вергельды были весьма высокими. Вергельд за убийство взрослого человека, например, составлял 300 солидов, компенсация за ранение 20 солидов; между тем многие свободные, как отмечают законы, нередко не могли уплатить штраф в 5-10 солидов 62. <108>

Расставаться со свободой приходилось и должнику, оказавшемуся не в состоянии уплатить свой долг 63. Нередко суд применял порабощение и в качестве самостоятельной меры наказания. Обращением в рабство карались такие преступления, как похищение свободной женщины и насилие64, кража детей свободных и продажа их в рабство65, сожительство свободной женщины с рабом66, проституция, аборт67, оскорбление либертином своего бывшего хозяина68. Рабами становились также люди, приговоренные судом к смертной казни, но нашедшие убежище у алтаря 69. Церковь, в свою очередь, установила обращение в рабство в качестве кары за различные правонарушения 70.

Особое пристрастие к обращению в рабство в качестве способа наказания отличает вестготское законодательство и от римских законов, и от права франкского королевства. Римскому праву было известно обращение в рабство как карательная мера, но применялась она в очень редких случаях, к тому же условно. Несостоятельного должника, например, нельзя было продавать в рабство. Так называемый addictus оставался у кредитора лишь до отработки долга 71.

Показательно сравнение наказаний за одни и те же преступления по римскому праву и по готским законам. Похищение и продажа детей, обвинение либертином <109> своего патрона на суде, обращение к прорицателям и гадальщикам, обрезывание золотых монет караются законами, кодифицирующими римское право, т. е. Бревиарием Алариха II (в соответствии с кодексом Феодосия) - смертной казнью; Вестготской правдой - обращением в рабство 72.

Во Франкском государстве порабощение применялось вообще не как самостоятельная мера наказания, а лишь при выдаче несостоятельного должника кредитору, при выдаче преступника родственникам пострадавшего (на предмет отмщения) и т. д.73. Помимо лишения свободы, происходившего законным порядком, обычным явлением в Вестготской Испании было насильственное обращение в рабство свободных людей. Произвол и насилия были и в эпоху Поздней империи, но в VI-VII вв., в связи с ослаблением государственной власти, ростом своеволия магнатов и падением дисциплины среди королевских должностных лиц, неприкосновенность личности свободного человека сделалась еще более иллюзорной, чем в предшествующую эпоху. Свободных людей силой заставляли признавать себя рабами, похищали взрослых и детей, продавали их в рабство74. К насилиям прибегали как магнаты, так и те, кто призван был предупреждать произвол, т. е. графы, судьи и пр.75.

Существовало также и добровольное обращение в рабство. Разорение, голод и нищета служили для многих людей побудительными мотивами отказа от свободы76. Правда, продажа в рабство самих себя или собственных детей считалась для свободных людей недопустимым поступком. Вестготская правда запрещала родителям продавать, дарить или давать в залог своих детей77. "Тот, кто купит ребенка свободного, - гласил закон, - теряет свои деньги" 78. Тем не менее добровольная отдача в рабство расширялась, и в VII в. для <110> нее применялась уже специальная формула 79. Дети свободных и рабов, согласно готским законам, в любом случае становились рабами, между тем как римские законы предоставляли потомству свободных женщин и рабов свободу80. Важным источником пополнения рабов в готской Испании была война 81. Вестготская правда считает военные походы способом захвата добычи, существенную часть которой составляли рабы. Еще в VII в. воины имели право на получение своей доли из военной добычи, в том числе и пленных, которых сразу же обращали в рабство 82. Источником рабства являлось также естественное воспроизводство, чему способствовало укрепление рабской семьи. Сервы, родившиеся в доме хозяина, как и в римские времена, именовались vernae 83.

Данные об источниках рабства и его роли в хозяйстве готских и испано-римских землевладельцев позволяют заключить, что сервы составляли весьма значительную социальную группу в Вестготском государстве.

* *

*

О выдающейся роли вновь сложившейся категории несвободных людей, за которыми сохраняется название servi, в жизни готской Испании свидетельствует законодательство. Вестготская правда уделяет рабам не меньше внимания, чем в свое время римское законодательство. Десятки законов посвящены регулированию отношений между господами и их рабами, уточнению социального статуса последних. В готском кодексе делам об освобождении, похищении, бегства сервов отведены целые главы. Немалое место уделяется здесь охране прав собственности на рабов. Задержавшему беглого раба выплачивалось вознаграждение84. Суровые кары <111> назначаются тем лицам, которые виновны в краже или подстрекательстве рабов к бегству, в укрывательстве беглых или в оказании им какой-либо помощи 85. Принимать меры к поимке таковых вменяется в обязанность не только государственным чиновникам, но даже епископам и священникам 86. Вестготская правда содержит обстоятельную регламентацию штрафов и возмещений за убийство чужого раба или нанесение ему ранений 87. Ряд законов формулирует условия доказательства человеком, находившимся в рабстве, того, что он незаконно лишен свободы 88.

Рабам посвящено около пятой части кодекса Леовигильда: 62 закона из 324 (кроме того, еще шесть законов касаются либертинов). Столь же велика доля дел о сервах и в вестготских формулах. Из 46 формул 6 трактуют условия освобождения рабов, одна - продажи серва, одна - отдачи раба в залог, одна поручения о розыске раба, одна - продажи свободного в рабство. Никакому другому разряду земледельческого населения церковные соборы не уделяли так много внимания, как рабам и вольноотпущенникам. Для официального права Вестготского государства основной социальной градацией оставалось деление на свободных и рабов, хотя уже с VI в. появляется дифференциация и среди свободных 89.

Большой удельный вес рабства в экономике готской Испании, разумеется, нельзя считать свидетельством сохранения здесь античного способа производства. После краха Римской империи за трехвековой период истории Вестготского королевства рабство претерпело качественные изменения. Если сервы и либертины занимают столь большое место в готских законах - это и показатель <112> эволюции самого института рабства. Наиболее важное значение в этом смысле имело повышение хозяйственной самостоятельности рабов. Наметившаяся в эпоху Поздней империи тенденция эксплуатировать сервов путем наделения землей и взимания оброка еще более усилилась в готской Испании.

Выше уже приводились некоторые данные, характеризующие рост экономической самостоятельности рабов, в первую очередь - церкви и фиска. В источниках, относящихся к VII в., количество подобного рода сведений увеличивается. Законы этого времени заставляют предполагать, что не только фискальные и церковные рабы, но и сервы светских землевладельцев обладали землями, постройками, рабочим скотом90. Рабы живут в своих домах, с собственными семьями91.

Еще в VI в. было признано, что сервы могут получать наследство от своих родственников - либертинов 92. Теперь сервам предоставляются более широкие возможности распоряжаться имуществом.

Заботой о собственном, а не о господском хозяйстве объясняется, по-видимому, ряд правонарушений, которые совершались рабами без ведома их господ. Судя по Вестготской правде, сервы пасут свиней в чужом лесу, уклоняясь от уплаты десятины 93, крадут воду из оросительных каналов 94 и т. д.95.

В конце V в. готское законодательство, подобно римскому праву, считало акты продажи, совершенные рабами, недействительными 96. В конце VI в. это представление устаревает; хотя соответствующий закон Эйриха и не был еще формально отменен, однако, он не попал <113> в кодекс Леовигильда. В VII в. готское законодательство официально признало за сервами право заключать торговые сделки. Хиндасвинт отменил закон Эйриха о недействительности таковых и установил, что сервы вправе продавать движимое имущество из своего пекулия (например, скот) даже без согласия господина 97. Более того - сервы фиска и церкви могли продавать лицам одинакового с ними статуса не только движимое имущество, но и землю 98.

Значительный интерес представляет изданный Хиндасвинтом закон, согласно которому сервы одного господина имели право приобретать недвижимое имущество постройки, земли и пр. в имениях других землевладельцев и жениться на их рабынях. Хозяин мог претендовать только на половину движимого имущества такого серва (вторая его половина была собственностью хозяина рабыни), но не на земли и постройки, находившиеся в чужом имении 99. Еще в VI в. сервы без ведома своих господ участвовали в хозяйственных сделках со свободными. Сервы получали от третьих лиц в пользование рабочий скот100, им предоставлялись ссуды. За сделанные им долги серв также расплачивался из <114> пекулия, правда, лишь после того, как выплачивал оброк господину 101.

В некоторых случаях сервы уплачивают теперь и денежные штрафы 102.

Таким образом, эволюция в экономическом положении вестготских сервов, наделенных землей, состоит в постепенном превращении их в собственников орудий производства и своего частного хозяйства. Такова во всяком случае ведущая тенденция происходивших в рассматриваемую эпоху изменений. Известно, что сочетание собственности непосредственных производителей, основанной на личном труде, с собственностью феодалов характерно для производственных отношений феодального общества.

Изменяется также и юридический статус рабов. Раб начинает рассматриваться как личность, а не instrumentum vocale. Уплата за убийство раба теряет характер возмещения его стоимости и по существу сближается с вергельдом. За случайное убийство чужого серва отныне нужно было уплатить половину той компенсации, которая полагалась за аналогичное по характеру убийство свободного человека 103. Сумма, которую следовало внести хозяину убитого, приблизительно 36 солидов - была в несколько раз больше обычной покупной цены раба 104.

Законы стараются оградить сервов от произвола их господ. Еще в VI в. те могли иногда сами казнить своих <115> сервов 105. С середины же VII в., по закону Хиндасвинта, хозяевам, которые самочинно присуждали своих рабов к смертной казни, грозила ссылка. Рабов, совершивших тяжелые преступления, надлежало выдавать государственным судьям 106. Особые законы устанавливают наказания для светских и духовных лиц, которые увечат своих рабов 107. Ограничивается применение пытки рабов на суде 108. Она допускалась при условии, если обвинитель предварительно приносил клятву перед судьей или его сайоном (в присутствии господина серва или управляющего) в том, что выдвигает обвинение без всякого злого умысла 109. Коль скоро раб, подвергнутый пытке, оказывался невиновным, его господин получал двух рабов от обвинителя, а сам серв, если его здоровью был нанесен значительный ущерб, отпускался на свободу 110.

Сервы получают возможность в некоторых случаях выступать свидетелями на суде. Они могли давать показания при отсутствии осведомленных лиц из числа свободных и к; тому же по определенным делам. К их числу относилась убийства, споры наследников и соседей о небольших земельных участках и постройках, равно как и о рабах 111. Сервы могли присутствовать в <116> качестве свидетелей и тогда, когда врач должен был сделать кровопускание женщине, а ее родственники, которым по закону следовало быть при этом, отсутствовали 112. Человек, находившийся в пути или в походе, мог сделать сервов свидетелями своего устного завещания, если вместе с ним не было свободных людей и он не мог оставить завещание в письменном виде113. В VII в., по закону Хиндасвинта, сервам предоставлено было право вести судебные дела, и свободные люди отныне не могли отказываться отвечать на иски сервов 114.

Ярким показателем изменения характера рабства служит то обстоятельство, что среди сервов уже намечается дифференциация 115. Готские законы начинают различать рабов высшей и низшей категории (servi idonei и servi viliores, или servi inferiores). Градация существовала и в римскую эпоху: сельским рабам (familia rustica) противостояла господская челядь (familia ur-bana, servi urbani), ее положение считалось лучшим по сравнению с условиями жизни сельских рабов. Но если римское законодательство не проводило никаких различий между этими двумя разрядами сервов, то готское относится к рабам высшей и низшей категории неодинаково, хотя различия в их статусе еще незначительны. Servi idonei признавались в большей мере заслуживающими доверия, нежели все прочие рабы. Когда не находилось свидетелей из свободных, приглашали servos idoneos 116. Они обладали, очевидно, большими пекулиями, чем остальные рабы, которые могли и вовсе не иметь имущества. Servi idonei, как пользующиеся доверием, противопоставляются в Вестготской правде рабам, <117> "угнетенным тяжкой бедностью" и потому недостойным свидетельствовать в суде117.

Законодательство тщательнее защищало сервов высшей категории и в то же время снисходительнее карало их за различные правонарушения по сравнению с рабами низшего разряда 118. За оскорбление, нанесенное servo idoneo, свободного наказывали более строго, чем в том случае, когда потерпевшим был servus rusticus 119.

К высшей категории рабов следует также причислить тех, которые, подобно министериалам в других варварских королевствах, привлекались к участию в военных походах 120. О социальном весе зажиточных сервов (а они нередко умели обращаться с оружием) в деревенской общине дают представление законы, упоминающие о том, что servi idonei иногда ведут себя высокомерно даже по отношению к свободным: подчас они наносят им оскорбления 121.

Интересно, что законодательство признает за рабами право охраны своего достоинства. Согласно одному закону, раб, нанесший оскорбление знатному человеку, не подлежит наказанию, если последний сам сначала грубо обошелся с ним 122.

Упрочивается также семейное положение рабов. В Бревиарии Алариха имеется конституция, требующая, чтобы господа учитывали семейные связи рабов и не дробили их семьи при разделе имений 123. Вестготская правда устанавливала: если серв вступает в брак с чужой рабыней, то их хозяева, без чьего ведома заключался брак, могут расторгнуть его лишь в течение одного года 124.

Уже в VI в. возникают некоторые ограничения продажи рабов; поощряется их привязанность к собственному очагу. Раб, проданный господином на чужбину и вернувшийся в родные места, не мог быть продан вторично. Если господин поступал таким образом, эта сделка <118> аннулировалась, а раб получал свободу125. Иноземным купцам возбранялось вывозить сервов, нанятых ими в Испании 126.

Запретив евреям иметь рабов-христиан, король Сизебут предупредил их, что они могут продать своих рабов только в пределах королевства и в тех населенных пунктах, где находится местожительство этих рабов 127.

Характерно, что объектом благотворительной деятельности церкви бывали иногда как свободные бедняки, так и сервы. В госпитале, основанном в VII в. митрополитом Эмериты - Масоной, находились и те, и другие 128.

В VII в. расширяется использование сервов в государственном аппарате. Выше уже отмечались случаи такого рода. Теперь рабы являются иногда помощниками судей и производят судебное расследование 129. Государство начинает возлагать на рабов те обязанности, которые прежде несли лишь свободные. Сервы церкви и фиска платили налоги уже в VI в. Рабы вручали причитавшиеся с них налоговые суммы виликам, которые передавали эти взносы королевским чиновникам. Сервы выполняли также государственные повинности 130.

В конце VII в. сервов привлекают к несению военной службы. Согласно закону Эрвигия, всякий свободный человек должен был брать с собой на войну не менее десятой части своих рабов 131. Рабов призывали иногда <119> в армию и в Риме, но в экстраординарных случаях и только на короткое время.

В Вестготском же королевстве воинская повинность была распространена на всех сервов, хотя их хозяева могли сами решать, кого из рабов брать в поход. Закон Эрвигия порицает землевладельцев, которые, отправляясь в поход по призыву короля, оставляют множество сервов работать на полях и не берут с собой даже их двадцатой части 132.

Далеко зашедший процесс разорения свободного крестьянства и наличие большого числа несвободных, чье хозяйственное и правовое положение постепенно улучшалось, - таковы основные причины, сделавшие необходимым и возможным привлечение сервов к несению военной службы.

Приведенные сведения источников касательно общественного положения вестготских рабов свидетельствуют, что формы личной зависимости несвободного населения от крупных землевладельцев претерпевают в готской Испании существенные изменения. Их суть в постепенном превращении сервов в крепостных крестьян, сохраняющих, правда, в своем юридическом статусе черты рабского состояния 133.

Что статус сервов эволюционировал именно в этом направлении, показывают некоторые данные, характеризующие их положение в Леоне и Астурии в IX-Х вв. В этот период упрочиваются права сервов на их имущество: оно обозначается теперь словом hereditas 134. Сервы <120> дарят земли и другое имущество своим господам 135. Правда, они по-прежнему не могут отчуждать недвижимость посторонним лицам 136.

Брак серва - это уже не contubernium, как прежде, а coniugium 137. Сервы, живущие в имениях, именуются плебсом 138, что знаменует собой их дальнейшее сближение с другими зависимыми людьми.

В Х в. потомки испанских рабов готского периода образуют низший слой крепостного крестьянства - homines de criatione.

Либертины

Важную роль в формировании зависимого крестьянства в Испании V-VII вв. играл также слой вольноотпущенников.

Отпуск рабов на свободу получил уже в Поздней Римской империи довольно широкое распространение, что следует рассматривать как признак разложения античного рабства. Положение либертинов в IV-V в.в. по сравнению с предшествующим периодом существенно изменилось. Вплоть до III в. значительная часть либертинов находила себе применение в торговле и промышленности. В IV в. их используют главным образом как держателей участков в поместьях латифундистов, фиска и церкви. В соответствии с этим характер взаимоотношений либертинов и патронов менялся. Вольноотпущенник и прежде был обязан своему прежнему господину определенными повинностями. Теперь же освобожденный раб обычно получал земельный участок на условии уплаты известных взносов собственнику и, следовательно, оказывался в поземельной зависимости от него. В постановлении Агдского собора (506 г.) прямо было записано, что при освобождении церковного раба, имеющего хорошую репутацию, следует дарить ему 20 солидов и <121> предоставлять в пользование небольшой участок земли. Зависимость подавляющего большинства либертинов от своих патронов была столь тесной, что фактически означала прикрепление к их поместьям. Законодательство конца IV в. уход к другим посессорам запрещало вольноотпущенникам так же строго, как рабам и колонам. Этот запрет в равной мере касался либертинов фиска и церкви 139.

B Вестготском королевстве вольноотпущенничество было тоже широко распространено.

Если Бревиарий сохранил еще римские правила, согласно которым по завещанию можно было освобождать часть рабов 140, то Вестготская правда не знает уже в этом смысле никаких ограничений. Официальное право Вестготского государства, строго ограждая собственность господ на их сервов, в то же время в ряде случаев благоприятствует свободным, когда они отстаивают свой статус и когда осуществляют освобождение рабов. Тот, кто объявлял свободного сервом, сам должен был доказать, каким образом данный человек попал к нему в рабство 141.

Если кто-либо отнимал у свободного или либертина имущество, а его самого объявлял собственным сервом, его принуждали вернуть захваченное добро, после чего он мог вчинять иск по поводу статуса человека, объявленного им сервом 142. Рабам, заявлявшим, что они свободные люди, судья должен был предоставить возможность привлечь необходимых свидетелей 143. Запрещалось подвергать аресту свободного, которого кто-либо объявил сервом 144. Если кто-нибудь, уступая угрозам, вынужден был признать себя рабом, это не наносило ущерба его статусу, пока вопрос о нем не был рассмотрен судом 145. Вестготские законы предусматривали <122> освобождение серва, вторично проданного господином заграницу 146. Свобода даровалась серву, который донес на фальшивомонетчика 147. Следовало освобождать сервов церкви, включенных в состав клириков 148.

Вообще отпуск на свободу считался богоугодным делом 149, хотя сама церковь строго контролировала и ограничивала освобождение рабов епископами, а аббатам и монахам вовсе запрещала делать это 150. Церковь охраняла вольность и имущество либертинов, которые были ей коммендированы их прежними господами 151.

Законы вестготских королей и акты церковных соборов уделяют много внимания правилам освобождения сервов и юридическому статусу либертинов.

О положении готских вольноотпущенников в V в. нет сведений - в законах Эйриха они просто не упоминаются. Но, судя по более поздним источникам, к началу VI в. оно, в общем, было таким же, как у испано-римских либертинов. И самые способы освобождения рабов здесь те же, что и у римлян: по письму, по завещанию, при свидетелях, в церкви, в присутствии священника 152. Мотивами освобождения служили желание наградить верных рабов или совершить благочестивое дело 153. Обычно при освобождении раб получал пекулий в собственность, но иногда вольноотпущенник не имел права отчуждать его без согласия прежнего господина. Часто либертину добавляли еще земли из господских владений, и он становился держателем, а в <123> большинстве случаев и клиентом своего старого хозяина 154.

Как видно из Бревиария Алариха, либертины вносили платежи своим патронам и выполняли повинности в их пользу. Для того, чтобы не нести таковых, в условиях освобождения должна была содержаться соответствующая оговорка 155. Но и в этом случае либертин обязан был оказать поддержку бывшему господину, коль скоро тот впал в нужду 156.

Вольноотпущенник находился в некоторой зависимости от патрона и тогда, когда не являлся держателем его земли. Это особенно относилось к тем либертинам, которые именовались Latini. Согласно Бревиарию Алариха, они не могли оставлять свое имущество детям. После смерти такого вольноотпущенника оно становилось собственностью патрона 107. Либертины, принадлежащие к разряду cives Romani, могли передавать свое достояние детям. Но если они умирали, будучи бездетными и не оставив завещания, то все их добро отходило к патронам 158.

Правом наследования обладали и внуки, а в некоторых случаях и прочие ближайшие родственники либертинов. В одной новелле Валентиниана III, вошедшей в Бревиарий Алариха, говорилось: если у либертина не было ни детей, ни внуков, но после его смерти остались родители, братья и сестры, также являвшиеся либертинами из категории Romani, они получают половину наследства покойного, наследники же патрона - другую половину159.

Готские законы VI в., не выделяя уже среди либертинов Latinos и cives Romanos, признавали за патроном <124> право на часть имущества либертина, который покинул своего и ушел к другому патрону или же умер, не оставив законных детей. Патрон либо его наследники получали в этом случае все, что было подарено либертину после его освобождения, и половину добра, приобретенного им своим трудом на земле патрона. Из имущества же, приобретенного этим либертином за время пребывания на службе у другого патрона, половина отходила к прежнему господину, а половина - к родственникам самого либертина 160.

Как и в римскую эпоху, законодательство все-таки не предоставляло вольноотпущенникам равных прав со свободнорожденными. Либертины, подобно сервам, не могли свидетельствовать на суде против свободных (впрочем предусматривались отдельные исключения из этого правила) 161. Им особенно строго запрещалось давать показания против собственных патронов и их потомства. Нарушивших этот запрет ожидало возвращение в рабство 162. Такому же наказанию подвергались и те вольноотпущенники, которые вели себя высокомерно и грубо по отношению к своим бывшим господам 163. В ряде случаев либертины за одни и те же преступления наказывались строже, чем свободные164. Для либертинов существовали ограничения в области брачных отношений со свободными. Так, категорически возбранялось вступление в брак со вдовами или дочерьми патронов 165.

Компенсация за убийство либертина, согласно одному закону VII в., равнялась половине вергельда свободного 166. Римское деление вольноотпущенников на три разряда, сохранявшееся еще в Бревиарии Алариха, отсутствует в готских законах VI в. и в законодательстве <125> VII в., общем для готов и испано-римлян167. Восприняв основные положения римского права о либертинах, готы отбросили то, что оказалось архаичным, включая и римское разграничение вольноотпущенников. С конца VI в. встречаются упоминания о делении либертинов на два разряда: idonei и inferiores.

Известия источников о различиях в статусе тех и других крайне скудны. Мы знаем, однако, что во второй половине VII в. вергельд либертина высшей категории был вдвое большим, чем либертина, принадлежащего к inferiores l68. В одной главе Вестготской правды эти либертины обозначаются как rusticani 169, что позволяет (учитывая также данные о личной зависимости большинства либертинов от их патронов) отнести их к зависимым крестьянам - держателям земельных участков 170.

Звание вольноотпущенника в готской Испании постепенно становится наследственным; между тем, в римскую эпоху уже сын либертина считался свободнорожденным. Правда, на практике и тогда потомство вольноотпущенников не растворялось в общей массе свободных, но римское право по крайней мере никогда формально не закрепляло за детьми либертинов статус родителей. То же самое можно сказать о Бревиарии Алариха. В противоположность этому готское законодательство с течением времени устанавливает наследственность вольноотпущенничества: либертинам и их потомкам воспрещается давать показания против детей и <126> внуков собственных патронов171, вступать в браки с потомками прежних господ 172, покидать патронов 173.

Положение либертина определялось грамотой освобождения. В ней указывалось, предоставляется ли ему право отчуждать свой пекулий, обязан ли он остаться in obsequio у своего бывшего господина 174.

Вольноотпущенник, связанный "послушанием" со своим господином, фактически уподоблялся коммендировавшемуся. Обычно такой либертин держал землю патрона, за которую платил ему оброк. Патрон мог потребовать от вольноотпущенника также исполнения некоторых повинностей. Но от коммендировавшегося свободнорожденного либертин-клиент существенно отличался тем, что не мог по своей воле покинуть патрона. Поступавшим таким образом законы угрожали обращением в рабство 175.

Раб, получивший свободу без условия находиться in obsequio, мог уйти, куда заблагорассудится, сделаться чьим-нибудь клиентом или стать клириком 176. Обычным типом освобождения делается, однако, отпуск рабов с сохранением их зависимости от бывших хозяев. В VI в. было правилом, что либертин может уйти от патрона, вернув полученные от него подарки и половину имущества, приобретенного за время пребывания под патроцинием. Предоставление свободы на условии, когда отпущенный не может покинуть господина, является лишь одним из способов освобождения. В VII в. устанавливается порядок, при котором вольноотпущенник не вправе оставить своего патрона до самой его смерти. Из этого исходил IV Толедский собор, оправдывая запрещение ухода церковных либертинов ссылкой на то, что патрон таких вольноотпущенников (т. е. церковь), "никогда не умирает" (...quia nunquam moritur eorum <127> pairona177). В конце VII в. фактическое положение вещей было отражено и в официальном праве. Эрвигий заново отредактировал закон VI в., запретив вольноотпущенникам уходить от патронов до смерти последних 178.

А через некоторое время Эгикой был издан новый закон, согласно которому либертины и их потомки не могли покинуть не только патрона, но и его детей и внуков 179.

Отныне связь между либертинами и их патронами превратилась в наследственную.

Статус либертинов в VI-VII вв. был двойственным. С одной стороны, они считались свободными людьми. В юридических и канонических памятниках статус их нередко именуется libertas, ingenuitas180. Вестготская правда четко отличает либертина от серва 181. Если сервов, согласно Вестготской правде, подвергают пытке в связи с обвинениями, выдвинутыми против их господ182, то либертинам такая опасность не грозит. В тех же случаях, когда обвинены сами либертины, они подвергаются пытке при соблюдении определенных условий 183.

В то же время по своему юридическому статусу и общественному положению в целом либертины существенно отличались от свободнорожденных (ingenui) 184. Законы обычно отделяют одних от других 185. Иногда за одни и те же правонарушения для свободных и либертинов назначаются неодинаковые наказания18fi. Bepгельд, выплачиваемый за убийство либертина, был вдвое <128> меньшим, чем тот, что вносился за свободного человека 187. Композиция за увечье либертину составляет треть композиции за свободного человека188. В некоторых случаях либертины (в отличие от свободных) подвергаются таким же наказаниям, что и сервы 189. Даже либертинов высшего разряда ставят ниже свободных людей из inferiores 190.

Таким образом, они еще в меньшей мере, чем эти последние (inferiores), могут быть отнесены к полноправным свободным людям. Либертины представляли собой важный компонент формировавшегося в готской Испании класса зависимых крестьян.

Помимо вольноотпущенников частных лиц, здесь имелись также либертины фиска и церкви. О положении первых данных очень мало. Большинство королевских вольноотпущенников, очевидно, обрабатывало участки, предоставленные им во владение прокураторами фиска. Такие вольноотпущенники могли быть использованы на государственной службе, некоторые занимали дворцовые должности 191. О церковных либертинах в источниках материала больше, чем о каком-либо другом разряде вольноотпущенников. Они играли важную роль в церковном и монастырском хозяйстве. Акты Толедских и провинциальных церковных соборов содержат множество постановлений, касающихся либертинов. Ими становились церковные рабы, отпущенные на свободу. Частные лица, освобождая своих рабов, нередко отдавали их под патроциний церкви 192. Епископы и прочие клирики, отпуская на свободу лично им принадлежащих сервов, также зачастую передавали церкви патроциний над последними 193.

Хозяйственное положение церковных либертинов мы можем охарактеризовать лишь в общей форме. Так же, как и сервы светских землевладельцев, церковные рабы при освобождении обычно получали участки земли, а в <129> некоторых случаях и денежное пособие 194. Они обязаны были платить оброки 195 и не могли свободно распоряжаться своим недвижимым имуществом 196. Формально либертины церкви считались свободными. Акты соборов именуют их ingenui, liberi197. Но практически они не имели ни права свободного передвижения, ни права распоряжаться собственным имуществом, и, находясь в полной зависимости от своего патрона - церкви, легко могли быть возвращены в рабское состояние. Либертины обращались в рабство за бегство из владений церкви и отказ вернуться, за нарушение различных церковных постановлений 198.

Свобода церковных вольноотпущенников подвергалась особенно большой опасности при смене епископов. В таких случаях все либертины в течение года должны были предъявить свои освободительные грамоты. Те, которые не могли почему-либо выполнить это, снова превращались в рабов199.

Данное правило касалось также и потомства вольноотпущенников. Но иногда не помогали и грамоты. Новые епископы зачастую не склонны были оставлять в силе акты освобождения сервов, произведенные их предшественниками 200.

Церковные либертины не могли заключать браки со свободными201. По требованию церкви либертины должны были отдавать ей своих детей на воспитание; избирать для этой цели других патронов они не имели права 202. Освобождая своих рабов, церковь, как правило, оставляла их в obsequium. Ни сами либертины, ни их потомство не могли никогда порвать его узы, они навечно прикреплялись к владениям данной церкви203. <130>

Епископы, отпуская на волю рабов, обязаны были оставлять их в зависимости от той церкви, которой они ранее принадлежали. Напоминания об этом встречаются во всех актах соборов, касающихся порядка освобождения сервов. Вольноотпущенники церкви, ушедшие к другим патронам и не вернувшиеся после предупреждения, подлежали обращению в рабство. Таким образом, в закрепощении либертинов церковное законодательство опередило светское. Если государственными законами вольноотпущенники светских лиц лишаются права покидать своих патронов и их потомство лишь в конце VII в., то для своих либертинов церковь установила такое положение уже в конце VI в.

Право вольноотпущенников распоряжаться своим достоянием было ограничено. Они не могли отчуждать кому-либо имущество, полученное от церкви (т. е., в первую очередь, землю). Либертинам разрешалось продавать его лишь своим родственникам - рабам данной же церкви, или людям, находившимся под ее покровительством 204. Церковные вольноотпущенники могли передавать собственное имущество по наследству лишь детям, но если их не было, то завещать его нельзя было: наследницей тогда становилась церковь205.

Мы видим, что положение церковных вольноотпущенников принципиально не отличалось от положения прочих либертинов. Однако они раньше других своих собратьев испытали действие общей тенденции исторического развития всей этой социальной группы в целом: речь идет об усилении зависимости вольноотпущенников от патронов. Если в римские времена повиновение патрону юридически не являлось обязанностью либертинов, а их дети были вообще свободны от каких-либо обязательств по отношению к патронам родителей, то суровые законодательные постановления в готском государстве VII в. навеки связали либертинов и их потомство с патронами. Крупным землевладельцам, эксплуатировавшим либертинов как держателей, необходимо было гарантировать себя от потери рабочих рук и истощения <131> земельного фонда. Эта потребность светских и церковных магнатов и была удовлетворена путем укрепления института obsequium, установления наследственности звания либертинов, лишения их возможности свободного передвижения и отчуждения недвижимости.

О том, что ведущая тенденция в развитии вольноотпущенничества заключалась в превращении основной массы либертинов в зависимых крестьян, свидетельствует судьба этого слоя населения в послеготский период. В VIII-IX вв. либертины это преимущественно держатели земельных наделов в имениях королей, церкви, светских магнатов206. Они могли дарить церквам часть своего недвижимого имущества 207. Обычно либертины выплачивали оброк собственнику земли и находились под его патроцинием, in obsequio 208. Их продавали и дарили, как и сервов и колонов, вместе с поместьями, где они жили209. Подобно сервам, колонам и свободным, коммендировавшимся к светским и духовным магнатам, либертины относились к плебсу имений 210 и являлись важной составной частью зависимого крестьянства в Астурии. <132>

* *

*

Данные о сервах и либертинах конца VII в. обнаруживают значительное сходство в положении этих социальных групп с положением крепостных раннего средневековья.

Изменения в статусе рабов свидетельствуют об успешном развитии процесса феодализации в готской Испании. В V-VII вв., одновременно с разложением социальных отношений, унаследованных от античного общества, с одной стороны, варварского общества - с другой, происходило формирование нового основного производительного класса: к его главным составным элементам принадлежали вестготские сервы и либертины.

Положение последних в Вестготском государстве не может быть достаточно правильно оценено, если не принять в расчет следующие соображения: дистанция, отделявшая либертинов от свободных земледельцев, все более сокращалась не только вследствие улучшения юридического статуса сервов; это происходило и в результате ограничения юридических и политических прав "низших" свободных, а также в связи с тем, что мелкие держатели земель магнатов, арендаторы и прекаристы в хозяйственной жизни поместья играли роль, мало отличавшуюся от той, которую выполняли либертины и сервы, наделенные земельными участками.

Новый производительный класс в готской Испании складывался в условиях, характерных и для феодализационного процесса в ряде других стран Европы, т. е. при взаимодействии римских и германских общественных порядков.

Официальное право Вестготского государства восприняло все основные положения римского законодательства о сервах и либертинах (отбросив лишь некоторые архаичные положения), но развитие рабства происходило здесь в неразрывной связи со всеми остальными социальными факторами, среди которых германский элемент имел существенное значение.

Возрастание численности рабов совершалось в первую очередь за счет разорявшегося готского крестьянства; к тому же готы способствовали увеличению общей массы несвободного населения, легализовав осуществлявшееся <133> раньше лишь фактически сближение статуса колонов и сервов.

Тенденция предоставлять сервам и либертинам ведение самостоятельного хозяйства, наметившаяся еще в последние столетия римской эпохи, очевидно, также была усилена германцами. Наконец, государство, созданное вестготами, в немалой степени содействовало формированию новых социальных отношений.

Рабы и вольноотпущенники и в других варварских германских королевствах были источником складывавшегося класса крепостных крестьян. Но Вестготское государство отличалось тем, что германцы в нем быстро романизировались, римские порядки тут оказались очень устойчивыми, процесс разорения свободного крестьянства был весьма интенсивным и деградация свободных низшего разряда и их закабаление происходили в широких размерах. В результате сервы и либертины сыграли в формировании нового производительного класса в готской Испании видимо более значительную роль, чем в тех западноевропейских странах, историческое развитие которых являет собой "классический" вариант генезиса феодализма.

Разумеется, большое значение рабства в общественной структуре Вестготского государства не может рассматриваться как свидетельство сохранения здесь в VI-VII вв. рабовладельческого строя. Рабство в готской Испании постепенно становилось формой, прикрывавшей иные социальные отношения, характерные уже не для рабовладельческого, а для возникающего феодального общества.

Колоны

Для изучения истории формирования зависимого крестьянства в Испании существенным является решение вопроса о судьбах колонов.

Как известно, колоны в Поздней Римской империи стали важнейшим слоем земледельческого населения. Они лишились ряда прав свободных граждан и были прикреплены к государственному тяглу. В некоторых отношениях колоны приравнивались официальным правом <134> к сервам, хотя и не смешивались с ними полностью211.

Колоны сохранились в Южной Галлии и в Испании и после образования здесь Вестготского королевства. Характерно, однако, что ни законы Эйриха, ни Вестготская правда о них не упоминают. Некоторые историки объясняли это молчание тем обстоятельством, что колоны слились с сервами и вместе с ними превратились в единую массу несвободных земледельцев212. Против подобной точки зрения выступил в свое время еще Ф. Дан213. По мнению М. Торреса, статус испанских колонов в VI-VII вв., напротив, повысился. Они были приравнены к свободным поселенцам - accolae, коммендировавшимся под патроцинии посессорам.

Обратимся непосредственно к материалу источников о положении колонов в готской Испании.

Основные данные на этот счет содержатся в Бревиарии Алариха. Некоторые отрывочные известия имеются во Fragmenta Gaudenziana, протоколах Толедских соборов, формулах, в "Этимологиях" Исидора Севильского. Кое-какие сведения о земледельцах сходного с колонами статуса можно найти в Вестготской правде214. Во Fragmenta Gaudenziana колоны обозначаются словом tributarii215. Согласно источникам, колоны в VI в. сохраняют основные черты своих позднеримских предшественников. Они обрабатывают земли посессоров, внося им оброки и десятины216. За колонов выплачивается подушная подать. <135>

О натуральных повинностях колонов в источниках не говорится. Землей, которую колоны обрабатывали, они по-прежнему не владели в качестве собственников. Им не разрешалось отчуждать ни ее, ни какое-либо другое имущество без ведома своих господ217. Пекулий колона считался собственностью его господина 218.

Как и прежде, колоны лишены были свободы передвижения. Попытки бегства карались обращением в рабство 219.

Сохранены были также законы, устанавливавшие кары для тех, кто подстрекал колонов к бегству и укрывал их у себя220. Разыскивать беглых колонов можно было в течение 30 лет (женщин до 20 лет) 221.

Состояние колона было наследственным. Беглых колонов возвращали вместе с их детьми222. Потомство трибутариев, принадлежавших различным господам, делилось между последними 223.

Неизвестно, насколько прочно было обеспечено колонам владение их землей. Ведь не случайно в Бревиарий Алариха не был включен закон кодекса Феодосия, запрещавший продавать имение без находившихся в нем колонов224. В то же время было сохранено установление, согласно которому собственник двух имений может по своему усмотрению переводить колонов из одного имения в другое225.

Колоны не могли становиться клириками или монахами 226. Они лишены были права заключать хозяйственные сделки; тот, кто давал что-либо в долг колону, без ведома его господина, не мог потом требовать возврата долга от господина (так же, как если бы речь <136> шла о ссуде серву) 227. Колонов противопоставляют свободным 228 и сопоставляют с сервами229.

Их иногда подвергали пыткам подобно сервам230. Ни тех, ни других нельзя было назначать даже на низшие должности в городских общинах231. Брак и рабов, и колонов не признавался подлинным matrimonium, а лишь сожительством (contubernium) 232. Иногда источники именуют колонов mancipia colonaria 233.

Таким образом, согласно Lex Romana Visigothorum и Fragmenta Gaudenziana, юридический статус колонов действительно весьма был близок к статусу сервов234. Эта близость характерна, однако, только для начала VI в. и притом свойственна почти исключительно галло- и испано-римской среде. Рассматривая те отрывочные данные о колонах, которые относятся к более позднему периоду, мы сталкиваемся с несколько иным положением.

Термин "колон" встречается в некоторых вестготских памятниках VI-VII вв.

Так, II церковный собор в Гиспалисе (619 г.) сослался на "светский закон", по которому колоны должны оставаться там, где они находятся 235. Текст одной из <137> вестготских формул гласит, что земледелец, получая держание, обязуется выплачивать ежегодно десятину, как это в обычае у колонов (ut colonis est consuetudo) 236. В "Этимологиях" Исидора колоны трактуются как свободные поселенцы, обрабатывающие взятые ими в держание чужие земли: обязанные своим положением земле, на которой родились, они ради ее возделывания находятся под властью господ237.

Наконец, закон Хиндасвинта, определяющий повинности куриалов, упоминает о плебеях, которым запрещается отчуждать их участки. Если куриалы и privati могли продавать свои земли лицам равного с ними положения, то плебеи вовсе лишены были права отчуждать и земли, и дома, и рабов238.

3начение термина "плебеи" здесь не совсем ясно. По мнению большинства исследователей, это - колоны 239. Такое предположение вполне вероятно. Правда, не исключено и другое толкование: под "плебеями" здесь могли подразумеваться и свободные крестьяне городских округов, на которых, как на куриалах и privati, лежала обязанность нести известные повинности в пользу государства.

Во всяком случае, колоны, о которых идет речь в упомянутых текстах, были в VII в. по-прежнему лишены свободы перехода, выплачивали десятины и другие оброки земельным собственникам, не могли отчуждать свои участки и рабов.

Поскольку колоны, несомненно, принадлежали к inferiores, на них распространялись правовые ограничения, которым подвергался этот слой населения (телесные наказания, пытки и пр.). <138>

Из этого видно, что колоны, упоминаемые в цитированных источниках, действительно сохранили в VII в. основные черты статуса колонов V-VI вв.240. Возможно, отсутствие в Вестготской правде термина "колоны" объясняется тем, что потомки испано-римских колонов все более сближались по своему положению с сервами (хотя окончательно, по-видимому, так и не слились с ними). Но это сближение вело к тому, что иногда тех и других обозначали одним и тем же термином, например, mancipia 241.

Мы встречаем в источниках также данные о типе поселенцев, близких к колонам, но все-таки кое в чем отличающихся от них. Законы VI-VII вв. упоминают тех, кто селится на чужих землях. Эти поселенцы (accolae, suscepti) выплачивают собственникам земли оброк, десятину242 - по обычаю или по соглашению243. Невыплата влечет за собой лишение владения. Как правило же, оно является длительным, обычно наследственным 244. Поселенцы - вольные люди, они не закрепощены; их споры с собственниками земли относительно размеров предоставленных им участков разрешаются так же, как тяжбы между соседями-общинниками 245.

Статус таких поселенцев, которых можно назвать свободными колонами, явно выше, чем статус колонов Бревиария Алариха, прикрепленных к земле и сопоставляемых в ряде случаев с сервами. Свободных же колонов трудно отличить от прекаристов. <139>

В Вестготском королевстве была санкционирована в начале VI в. зависимость позднеримских колонов, но государство не содействовало росту именно данного слоя зависимых земледельцев. В готской Испании исчезло прикрепление колонов к государственному тяглу. Здесь не были изданы законы, закрепощавшие свободных поселенцев, которые обрабатывали определенное число лет земли в чужих имениях (подобные закону Анастасия в Восточной Римской империи) 246. Поэтому лица, селившиеся в поместьях вестготских землевладельцев, оставались свободными держателями, что, разумеется, не исключало постепенного установления их личной зависимости от магнатов. Вестготская правда, по-видимому, не случайно избегает термина coloni.

Так обозначались лишь потомки позднеримских колонов, которые находились в особенно тяжелом положении. Превращение же свободных мелких собственников в держателей вело к росту зависимости иного характера. В процессе формирования зависимого крестьянства в Испании колонат, очевидно, не играл такой важной роли, как во Франкском королевстве.

Ему уделяют относительно мало внимания не только вестготские, но и астурийские памятники. В грамотах астурийского периода, изобилующих упоминаниями о сервах и либертинах, имеются лишь единичные сообщения о колонах. Так, король Ордоньо II дарит епископу Мондонедо земли и вместе с ними сорок трибутариев, которые должны будут нести оброки и службы церкви 247. В другой грамоте король также передает церкви землю вместе с колонами и поселенцами 248. <140>

По мнению Ш. Верлиндена, именно из этих колонов, лишенных свободы передвижения и платящих оброк своим господам, но все же менее подчиненных произволу сеньора, чем сервы, в Астурии образовался слой зависимых крестьян, именуемых iuniores de capite (или iuniores de cabeza) 249.

Таким образом, нет оснований предполагать, что колоны в готской Испании окончательно слились с сервами (даже если иметь в виду колонов старого, т. е. позднеримского типа) в готской Испании. Что касается соотношения различных групп земледельческого населения, то установление каких-либо пропорций весьма затруднительно. Судить об этом мы можем лишь на основании косвенных указаний источников. Выше уже отмечалось, какое важное место занимают сервы в готских юридических памятниках. Сервы выступают как непременная принадлежность поместья250. Характеризуя население имений фиска, источники говорят лишь о сервах и либертинах251. То же самое относится и к церковным владениям. В то время как о прекаристах и других свободных держателях земель церкви в актах соборов имеются лишь единичные упоминания, сервам и либертинам посвящены десятки постановлений.

Рабы находили применение и в хозяйстве мелких земельных собственников252.

Столь значительный удельный вес сервов и либертинов в общей массе земледельцев связан не только с тем, что овладение страной относительно малочисленными готскими пришельцами меньше изменило ее социальную структуру, чем поселение варваров в ряде других стран Западной Европы. Существенно и то обстоятельство, что превращение в сервов стало в Испании особенно <141> широко распространенной формой вступления разорявшихся свободных крестьян в поземельную и личную зависимость от крупных земледельцев.

Не располагая статистическими данными, мы можем, разумеется, лишь предположить, что сервы и либертины составляли в готской Испании главную массу земледельцев.

* *

*

Резюмируя все сказанное в данной и в предыдущей главах о положении земледельческого населения, мы приходим к следующим выводам. В готской Испании началось формирование класса зависимых крестьян феодального общества. Именно они составляли к началу VII в. основную массу непосредственных производителей. Это были уже не свободные мелкие собственники, а прекаристы, колоны, либертины и сервы.

Далеко зашедший упадок свободного крестьянства - одна из причин того, что для Толедского королевства оказалось непосильным сопротивление арабскому завоеванию, - задача, которую разрешило, хотя и с трудом, Франкское государство при Карле Мартелле.

Своеобразие процесса классообразования в готской Испании заключается в том, что основным источником формирования феодально зависимого крестьянства служили не разорявшиеся германские крестьяне, слишком малочисленные здесь, а местные земледельцы.

Особенностью этого процесса является также гораздо более значительная по сравнению с другими варварскими королевствами роль в нем сервов и либертинов.

Но формирование класса зависимого крестьянства и тут происходило в рамках нового социального и политического устройства, складывавшегося в обстановке крушения рабовладельческой империи и создания раннефеодального государства. Несмотря на свою малочисленность, германские общинники и в Испании наложили свой отпечаток на облик зарождавшегося класса непосредственных производителей феодального общества. <142>

ГЛАВА V

ЗАРОЖДЕНИЕ ФЕОДАЛЬНОГО

ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ

Для изучения истории крупного землевладения в Вестготском государстве необходимо осветить не только зарождение и дальнейшую эволюцию крупной земельной собственности королей, дружинников и арианской церкви, но и судьбу владений испано-римской сенаторской знати, куриалов, католической церкви.

Трудность исследования указанной проблемы определяется прежде всего скудостью и односторонним характером источников. Мы располагаем, как уже отмечалось выше, главным образом, юридическими памятниками. Вдобавок вестготские законы уделяют мало внимания конкретным вопросам управления королевскими поместьями или хозяйственному положению монастырей. Вестготская правда редко затрагивает сферу взаимоотношений между светскими и церковными землевладельцами и королем или между крестьянами и вотчинниками. Что же касается формул, то их данные об имущественных сделках весьма ограничены. Сведений о феодальной вотчине в Астурии и Леоне в VIII - IX вв. также очень мало. Все же, используя совокупность юридических памятников, формул, канонических и нарративных источником, мы в состоянии выяснить некоторые важные стороны рассматриваемого процесса, как он протекал в V - VII вв. в этой стране.

Ко времени завоевания Южной Галлии и Испании вестготами здесь давно господствовало крупное землевладение. <143> Свободное крестьянство, как и в других романизированных провинциях империи, разорялось. Результатом готского завоевания явилась прежде всего частичная экспроприация местных магнатов и католической церкви. Сенаторская аристократия утратила многие из своих прежних привилегий. Неудивительно, что она в ряде случаев оказывала вооруженное сопротивление завоевателям 1. Однако едва ли следует чрезмерно преувеличивать отрицательные последствия германского завоевания для испано-римского крупного землевладения. Раздел земель между готами и местными посессорами не был повсеместным. В Бревиарии Алариха говорится о сенаторах, которые владеют большим имуществом, обширными поместьями 2 (иногда - двумя и более)3. Имения таких магнатов еще в VI в. были населены тысячами сервов, либертинов и колонов 4.

У местной знати и готских королей, равно как и их дружинников, оказавшихся собственниками вилл и рабов, возникают общие интересы. Они определяются прежде всего стремлением подавить восстания крестьян, колонов и рабов и отразить новые попытки завоевания испанской территории извне. Если испано-римская <144> знать даже с помощью имперских войск не в состоянии была вплоть до 40-х годов V в. ликвидировать выступления багаудов, то готская конница нанесла им решительное поражение5. В VI в. готские короли дали отпор вторгавшимся в Испанию и опустошавшим ее франкам, нанесли удары по баскам и византийцам 6. Часть римской знати Галлии и Испании еще с начала V в. склонялась к союзу с вестготами. Сидоний Аполлинарий упоминает о сближении некоторых представителей галло-римской знати с вестготскими королями 7. О том же свидетельствует рассказ Орозия, характеризующий отношение вестготского короля Атаульфа к Римскому государству. Заявление о готовности восстановить с помощью готов могущество римлян, приписываемое источником Атаульфу 8, отражает надежды, которые известные круги римской провинциальной знати и духовенства возлагали на готских королей. С другой стороны, королевская власть не могла не считаться с могуществом местных магнатов, обусловленным как их экономическим положением, так и властью над несвободными и зависимыми земледельцами.

Союз готских королей с галло- и испано-римскими магнатами нашел свое выражение в том, что в законах Вестготского государства получили признание права собственности римских посессоров на поместья, сервов и колонов 9, а также в том, что было установлено гражданское равенство местных жителей и германцев. В Тулузском, позднее в Толедском королевстве вестготов отсутствовала дифференциация в вергельдах и штрафах - вообще в уголовном праве по отношению к лицам <145> местного и германского происхождения, столь характерная для Франкского государства 10.

Важным этапом в сближении местной знати с готскими королями явилось издание в 506 г. Аларихом II (при тесном участии галло-римских и испано-римских магнатов, а также духовенства - abhibitis sacerdotibus ас nobilibus viris) 11 - свода законов для местного населения - Бревиария Алариха. Новый кодекс подтвердил полноту власти этих посессоров над их сервами, либертинами 12 и колонами 13; он сохранил правовые нормы, содействовавшие закрепощению свободных поселенцев 14. За посессорами закреплялись дарения, полученные от фиска15. Сенаторская знать сохранила свое особое положение в процессуальном кодексе, характерное для позднеримского права 16.

Несмотря на включение в Lex Romana Visigothorum закона 370 г., запрещавшего брачные союзы между римлянами и варварами 17, они все же не были редкостью, особенно в среде знати 18. В начале VI в. такого рода браки были полностью узаконены 19.

Представители местной аристократии уже в V в. занимали видные посты в гражданской и военной <146> администрации Вестготского государства 20. Все остальные галло- и испано-римляне стали нести военную службу в начале VI в., а может быть и раньше. В Бревиарии Алариха удерживались римские установления относительно peculium castrense21, запрещение возлагать на военных (militantes) обязанности прокураторов и ведение судебных дел22; сохранили также силу конституции, предоставлявшие военным некоторые привилегии 23. О том, что галло- и испано-римляне несли в это время военную службу, свидетельствуют и нарративные источники 24.

В общем, если не считать налоговых привилегий готов 25, то, с точки зрения официального права, галло-римская и испано-римская знать не отличалась по своему положению от готской. Судя по сообщениям источников, местные магнаты с помощью своих вооружённых рабов и букцелляриев совершали насилия над окрестным населением26, а в иных случаях оказывали сопротивление и королям27. Действовавшие же на местах суды, как и в римские времена, находились в тесной зависимости от магнатов 28; последние играли определяющую роль и в городском управлении.

Таким образом, хотя вторжение варваров и установление господства вестготских королей нанесли <147> материальный ущерб крупным землевладельцам Южной Галлии и Испании и умалили в известной мере их политическое значение в государстве, они смогли все же удерживать свои основные экономические позиции и власть над зависимыми земледельцами29. Это обеспечило галло-римской и испано-римской аристократии возможность в дальнейшем вместе с готской знатью войти в состав формировавшегося класса феодальных крупных землевладельцев. Сохранение, по крайней мере частичное, римских крупных землевладельцев после варварского завоевания и включение их в новый господствующий класс, складывавшийся в период раннефеодального общества, характерны и для Франкского государства 30. Но в Вестготском королевстве, судя по приведенным выше данным, роль римских магнатов в этом процессе была особенно велика.

Сложнее оказались взаимоотношения вестготских королей и католической церкви. В период готского завоевания Южной Галлии и Испании местные епископы выступали наиболее активной силой сопротивления. Некоторые, в том числе Сидоний Аполлинарий, за свою деятельность, враждебную готам, были сосланы Эйрихом. В ряде случаев готский король оставлял незамещенными епископские вакансии31. Точно так же и в конце V - начале VI в. во время столкновения между Франкским государством и Тулузским королевством часть католических епископов оказалась на стороне франков 32. Трения между королевской властью и католической церковью происходили и в VI в. Источники упоминают о преследовании отдельных епископов Леовигильдом, захватывавшим иногда даже католические церкви 33. <148>

По мнению К. Фойгта, такого рода столкновения между готской королевской властью и католическим епископатом объясняется тем, что последний был тесно связан с Римской империей 34. В действительности, однако, причины конфликтов лежат глубже. Для церкви готское завоевание означало не только потерю части владений, но и утрату былых преимуществ государственной церкви. Вестготские же короли, сохраняя в качестве государственной религии арианство, имели возможность удерживать в своих руках земли, отнятые у католической церкви, и использовать их для раздач своим дружинникам и арианскому духовенству.

Вместе с тем католическая церковь, монастыри и епископы, несмотря на уступку части своих владений германцам, сохранили положение крупных посессоров. В актах соборов начала VI в. эта церковь выступает как прочная экономическая организация: она свободно, в соответствии с каноническими правилами, распоряжается своим имуществом, устанавливает нормы обращения с сервами и либертинами 35, регулирует порядок эксплуатации своих земель, отдаваемых в прекарное пользование36, ведет ожесточенную борьбу из-за доходов против светских магнатов - владельцев частных церквей 37. Духовенство обладало известной юрисдикцией не только над клириками, но и прочим местным населением 38. Короли, по-видимому, проявляли терпимость в отношении к католической церкви до тех пор, пока ее представители не выступали против государства 39. Местные епископы и при арианских королях имели возможность созывать церковные соборы. Эти епископы играли важную роль в городском управлении. Католическое духовенство было привлечено в 506 г. и к составлению кодекса законов для местного населения40. Бревиарий Алариха сохранил прежнее положение об освобождении клириков от несения государственных <149> повинностей41. В то же время сюда не был включен римский закон, запрещавший принимать в клир богатых плебеев42. Отказ от такого установления создавал благоприятные условия для роста церковного имущества.

Усиление влияния католической церкви и постепенное ее сближение с королевской властью в VI в. видны из таких фактов, как принятие некоторыми готскими магнатами католичества, появление католических епископов-готов 43, предоставление в дар католическому монастырю имущества арианским королем Леовигильдом 44. Заключительным этапом этого сближения явился переход Рекареда в 589 г. в католичество, которое сразу же стало государственной религией. Это событие следует рассматривать не просто как победу одной церковной организации над другой, но и как показатель серьезного экономического значения испано-римского землевладения, на которое опиралась католическая церковь.

В Вестготском государстве существовал и слой средних землевладельцев местного происхождения. Куриалы выступают владельцами имений, сервов45. Включение в курии по-прежнему связано с имущественным цензом 46. Размеры его в сохранившихся законах не обозначены, однако видно, что куриалы отличаются от плебса своей зажиточностью47.

В рамках Вестготского государства продолжается разложение куриального строя, начавшееся в период Поздней империи. Тем не менее куриалы в VI в. еще представляли собой слой средних (и отчасти мелких) земельных собственников, значение которого не следует недооценивать48. <150>

На основании всего сказанного выше о землевладении местных магнатов, католической церкви и куриалов можно заключить, что крупная и средняя земельная собственность римского типа уцелела в Вестготском государстве в значительных размерах.

Наряду с землевладением, унаследованным от эпохи Римской империи, в Тулузском, а затем в Толедском государстве стало складываться крупное землевладение в готской среде. В качестве землевладельцев выступали в первую очередь представители знати, дружинники, короли и арианская церковь. Сведений о формировании готской знати имеется очень мало. Во фрагментах кодекса Эйриха эта знать не упоминается. К VI в. она, по-видимому, уже полностью сливается со служилой. Почва для превращения служилых людей в земельных магнатов создавалась еще в период поселения готов в Аквитании и Испании. При разделе земель с местным населением короли могли предоставлять некоторым лицам, в первую очередь дружинникам, большие владения, чем прочим49. Знать и позднее, в VI-VII вв., получала дарения из доменов фиска50. Имуществом, полученным от короля, готы обычно могли распоряжаться, как своим аллодом, т. е. свободно, хотя в ряде случаев такого рода пожалования (особенно в поздний период) были, по-видимому, условными51. Концентрация поместий в руках готской знати происходила также путем покупки земли и в результате прямого насилия над мелкими земельными собственниками (как местного, так и готского происхождения) 52.

Королевские должностные лица обогащались также, взимая незаконные поборы и принуждая население <151> выполнить повинности в свою пользу53. Готские землевладельцы, именуемые в источниках знатными, могущественными людьми, магнатами (nobiles, potentes, maiores personae), характеризуются здесь как владельцы вилл и селений 54. В их вотчинах используется труд сервов55, а иногда и наемных работников56. Часть земель передавалась во владение прекаристам и поселенцам, которые должны были выплачивать оброк57. В имениях готов-вотчинников жили также дружинники; за свою службу они получали земельные пожалования58.

В экономической зависимости от таких вотчинников оказывались обедневшие крестьяне, прежние мелкие собственники. Об этом можно судить по упоминаниям Вестготской правды о задолженности крестьян, о получении с них десятин за выпас скота в чужом лесу, а также о взимании с неимущих земледельцев платы за пользование скотом, в том числе лошадьми, необходимыми для выполнения повинностей 59.

Рост крупного землевладения и возвышение вотчинников над общинниками-крестьянами находит свое отражение в дифференциации гражданских прав различных слоев свободных готов.

Как отмечалось выше, Вестготская правда, устанавливает за одни и те же преступления различные наказания для знати и для свободных inferiores. Ограничиваются браки между лицами, принадлежащими к <152> различным разрядам свободных60. Можно предположить, что в разряд, противопоставляемый "низшим", т. е. в состав honestiores и maiores, входили не только крупные землевладельцы, но и мелкие вотчинники. По-видимому, как раз ими являются те maiores и honestiores готских законов, которые непосредственно участвуют в хозяйственной жизни деревни, вступая даже в прямые столкновения с другими деревенскими жителями61, ведут борьбу с церковью62 и друг с другом из-за рабочей силы63, применяют ради повышения своих доходов различные осуждаемые законами способы эксплуатации рабов64.

В источниках не содержатся данные о хозяйственной деятельности арианской церкви. Фрагменты кодекса Эйриха и Вестготская правда позволяют лишь сделать на этот счет выводы самого общего характера. Землевладение этой церкви сложилось, по-видимому, еще в V в., в период поселения готов в Южной Галлии и Испании. В дальнейшем оно росло на основе королевских пожалований и дарений готских посессоров65. Церковь обладала также известными правами наследования имущества клириков и монархов66. Часть своих земель она, подобно католической церкви, предоставляла в держание клирикам и мирянам на условии их коммендации и <153> несения соответствующей службы67. Большую роль в церковном хозяйстве играл также труд сервов. В увеличении числа этих сервов арианская церковь проявляет сугубую заинтересованность68. Арианские епископы обычно вели собственное хозяйство и, стремясь к его расширению, нередко достигали своей цели, присваивая имущество тех церквей, которыми они управляли. Ряд законов V - VI вв. направлен на охрану церковного имущества от посягательств епископов и их наследников69.

Арианские епископы занимают влиятельное положение. Законодательство предоставляет им некоторые судебно-административные полномочия в отношении всего готского населения70, и в общей системе должностной иерархии епископам принадлежит одно из первых мест71. Имеются основания думать, что в V-VI вв. арианская церковь и ее епископы так же, как и светская готская знать, концентрировали в своих руках значительную часть земельной собственности.

Крупным землевладельцем была также готская корона. В позднеримский период в Южной Галлии и Испании (особенно в Бэтике и в центре страны) имелось немало императорских доменов72. После создания Вестготского государства они перешли к готским королям и служили фондом для дарений дружинникам, знати (как готского, так и римского происхождения) 73, церкви. В дальнейшем, после завоевания всего Пиренейского полуострова, этот фонд пополнялся за счет <154> конфискаций земель и имущества мятежных светских и церковных магнатов 74.

Охарактеризованное выше землевладение церкви, фиска, магнатов, верхушки куриалов послужило в дальнейшем основой становления феодальной вотчины.

В VII в. завершается в общем процесс слияния местной и готской знати в единый класс крупных землевладельцев. Об этом свидетельствует уничтожение в VI- начале VII в. обособленности готов и испано-римских посессоров в политической, религиозной и частной жизни. Уже Леовигильдом были узаконены смешанные браки между готами и местными жителями75 и сделана попытка создать единую государственную церковь, облегчив условия перехода в арианство76. Эта попытка, правда, не увенчалась успехом. Католическая церковь была достаточно сильна для того, чтобы сохранить свои позиции. Церковная унификация была осуществлена сыном и преемником Леовигильда - Рекаредом, объявившим государственной религией католичество. То обстоятельство, что победительницей в борьбе за господство в религиозной жизни вышла церковь испано-римлян, характерный показатель большого удельного веса местного населения в общественной жизни готской Испании. Принятие Реккаредом католичества являлось, с точки зрения современников, важным шагом в упрочении позиций местной церкви и тесно с ней связанной светской знати. Испано-римская аристократия того времени рассматривает готскую королевскую власть как представительницу собственных интересов77. <155>

Другим свидетельством стирания граней между испано-римлянами и германцами служит унификация права, начавшаяся еще в VI в. и завершившаяся в середине VII в. (издание Рекцесвинтом единого и общего свода законов для всего населения). Принятие такого в значительной мере романизированного кодекса также отражало большое значение местной светской и духовной знати как составной части формировавшегося здесь нового господствующего класса.

В VII в. знатные испано-римляне так же, как и готы, замещают дворцовые должности, входят в ordo palatinum78, занимают видные посты в гражданской и военной администрации 79. По мере разложения германских общинных порядков и военного устройства, с одной стороны, роста частной власти магнатов (которые с этого времени предводительствуют в войнах своими людьми) - с другой, исчезают различия в отношении к военной службе между готами и римлянами, еще существовавшие, по-видимому, в V-VI вв. Соответствующие законы VII в. распространяются в равной мере на тех и на других80.

Несколько более сложен вопрос о налоговом обложении готов и местных жителей. Можно думать, что в отличие от последних, готы в V-VI вв. не платили поземельного налога 81. В VII в. столь резкой грани в этой области, по-видимому, уже не существует. Закон Хиндасвинта о куриалах упоминает privati, которые, <156> подобно куриалам, отягощены налогами и повинностями82; предупреждает, что все, приобретающие земли и рабов у куриалов и у privati, должны нести государственные повинности в соответствии со стоимостью полученного покупателями имущества. Этими людьми, приобретавшими земли у куриалов и у privati, могли быть лица и готского, и местного происхождения. В источниках VII в. называются различные разряды тяглого населения - куриалы, сервы и либертины фиска, церкви, частных лиц, но о какой-либо дифференциации по этническим признакам при взимании налогов нет и речи83. Разумеется, довод ех silentio не является достаточно весомым, чтобы только на его основе признать проблему решенной. Но сведения о разорении мелких земельных собственников, римлян и варваров, и о концентрации земли в руках магнатов, о слиянии римской и германской знати позволяют предположить, что к концу VII в. крупные землевладельцы Испании - и готы, и римляне - находились в одинаковом положении по отношению к фиску84.

Для готов к тому времени оставалась, очевидно, лишь одна привилегия право быть избранным на королевский трон. Но существование этой традиции не помешало герцогу Павлу - греку по происхождению домогаться королевской короны и не воспрепятствовало занять трон Эрвигию, являвшемуся готом лишь по отцовской линии85.

Таким образом, имеются основания утверждать, что готские и местные магнаты слились в VII в. в единую землевладельческую знать. Это дает нам возможность рассматривать крупное землевладение Толедского королевства как единое целое86. <157>

В VII в. происходит дальнейший рост землевладения католической церкви, в частности епископов, светских магнатов и королей. Владения католической церкви резко выросли в конце VI в. в результате приобретения ею имущества арианской церкви87.

К тому же после объявления католичества государственной религией увеличился объем дарений, исходивших от королевской власти 88. Обычно короли предоставляли в дар церкви целые деревни, населенные пункты, поместья вместе с обрабатывавшими их сервами89.

В VII в. учащаются также дарения частных лиц в пользу церкви. По-видимому, в сохранившихся вестготских формулах речь идет, главным образом, о дарениях, жаловавшихся крупными вотчинниками 90. Но некоторые законы этого периода позволяют предположить, что все чаще дарителями выступали мелкие земельные собственники.

Королевская власть проявляет беспокойство по поводу того, что непрекращающиеся дарения в пользу церкви оставляют свободных людей наследников дарителей - без состояния и лишают их возможности нести военную службу91. Закон, изданный Хиндасвинтом, напоминал, что те, кто имеют детей или внуков, не могут дарить церквам более пятой части своего имущества.

Церковь получала дарения и от несвободных земледельцев, особенно от сервов и либертинов фиска92. <158> Важную роль в укреплении ее экономической базы играл также особый способ освобождения частными лицами собственных рабов: освобожденных отдавали под патронат церкви93.

Все эти дарения, как видно из вестготских формул, некоторых постановлений церковных соборов и законов, носили необратимый характер94. Рост церковного имущества происходил также в результате закабаления мелких земельных собственников, бравших ссуды у церквей и монастырей95, или вследствие прямого насилия 96. Накопленные церковью денежные средства позволяли ей приобретать и целые имения (praedia) 97. Важным источником увеличения численности рабов в церковных вотчинах являлся выкуп пленных; операции такого рода производились в широких размерах церковью 98.

Рост светского крупного землевладения, происходивший уже в V-VI вв., продолжался и позднее. В источниках VII в. магнаты выступают как владельцы поместий, находящихся на значительном расстоянии друг от друга99. Вотчинник зачастую лишь периодически жил в том или ином своем имении, в остальное время оно <159> находилось в управлении актора или вилика, так называемых seniores loci (или priores loci100). Такие вотчины магнатов обрабатывались сотнями сервов 101. Характерно, что максимальный размер morgengabe знатного гота был определен законом в тысячу солидов, 20 рабов обоего пола и 20 лошадей102. По подсчетам Ф. Дана, общая ценность имущества такого представителя готской знати должна была составлять по меньшей мере 60-80 тыс. солидов 103.

Крупное землевладение церкви и светских магнатов росло не только вследствие разорения мелких земельных собственников, но и за счет все более приходивших в упадок средних посессоров из римлян, а также отчасти мелких и средних вотчинников-готов. За куриалами сохранялось положение тяглого сословия, ограниченного по сравнению со знатью в своих правах и впадающего во все большую зависимость от государственных должностных лиц, от епископов и магнатов. Земли куриалов, вероятно, постепенно переходят в руки крупных собственников. Свидетельством этого служит, наряду с отмеченным выше запустением курий, также и то обстоятельство, что владения куриалов подчас оказываются у так называемых privati. По-видимому, privati - это те посессоры (по мнению К. Цеймера, готского происхождения)104, которые расширили свои владения, приобретя земли куриалов, и обязаны были нести повинности, выполнявшиеся прежними собственниками 105. <160>

Можно предположить, кроме того, что, в отличие от разорявшейся основной массы куриалов, верхушка этого слоя посессоров сливается с землевладельческой знатью 106.

* *

*

B VII в. продолжало также существовать обширное землевладение королей и членов их семьи. Если фонд королевских доменов истощался в результате дарений в пользу церкви и верных (fideles), то одновременно он пополнялся за счет конфискаций имущества мятежных магнатов, а иногда и просто в результате насильственных захватов королями имений посессоров 107.

Между королевской властью и знатью в VII в. происходит упорная борьба из-за доменов фиска. Законодательство и постановления церковных соборов отражают, с одной стороны, тенденцию к превращению этих доменов в частное имущество короля, с другой - стремление знати строго разграничивать государственное достояние и частные владения королевского дома, что было особенно важно, поскольку короли в Вестготском государстве были выборными. Так, VI Толедский собор принял постановление об охране имущества потомков короля 108. в то же время знать неоднократно добивалась издания законодательных постановлений, осуждавших присвоение королями конфискованного имущества в свою пользу и передачу государственного достояния их родственникам 109. Но вопреки постоянным притязаниям светских и духовных магнатов на фискальное <161> имущество несмотря на самовольный его захват110, равно как и раздачу королевского имущества во владение верным, королевская власть сумела удержать в своих руках большой земельный фонд. Арабские завоеватели закрепили за сыновьями короля Витицы огромное количество принадлежавших ранее готской короне имений и деревень 111.

Приведенные выше данные говорят о сохранении римских элементов в социальной жизни Испании вплоть до VII в. Нет, однако, оснований согласиться с выводами некоторых историков, считавших, будто в Вестготском государстве сохранилась без существенных изменений римская латифундия 112. В Южной Галлии и Испании еще в период Поздней империи крупное землевладение античного типа начинает изживаться. Все более широкое распространение приобретает мелкое хозяйство колонов, вольноотпущенников и рабов, наделенных землей. Вестготское завоевание еще более способствовало утверждению именно такой формы эксплуатации непосредственных производителей крупными землевладельцами.

Вторжения варваров и войны, происходившие в V- VI вв. на территории полуострова, ликвидация имперских государственных учреждений и замена их более слабыми органами власти варварских королевств - все <162> это облегчило массам сервов и колонов бегство от своих господ113. Иначе говоря, значительно сократилась численность тех земледельцев, чей труд владельцы имений могли использовать для обработки домена по собственному произволу.

В районах массового поселения вестготов и свевов виллы испано-римлян были раздроблены. Присвоение готами двух третей пахотных земель, половины лесов и лугов и известной части сервов и колонов, принадлежавших испано-римским посессорам, должно было нарушить хозяйственную целостность крупных имений 114 и усилить наметившуюся еще во времена Поздней Римской империи тенденцию к расширению мелкого хозяйства и сокращению домена.

Впрочем, о хозяйственной структуре поместий в готской Испании нам приходится судить лишь на основании весьма скудных показаний источников. Обычно поместье обозначается словом fundus. Согласно нормам римского права, fundus - это топографически и в хозяйственном отношении замкнутая территориальная единица, охватывающая определенный комплекс домениальных земель, господский двор, хозяйственные постройки, держания сервов и колонов. В таком смысле этот термин употребляется как Бревиарием Алариха 115, так и готскими законами 116. <163>

В последних fundus - не обязательно большое имение, но иногда - владение свободного гота-крестьянина, которое коренным образом отличалось от виллы крупного землевладельца 117.

Поместье обозначается в вестготских источниках также терминами villa 118, possessio119, praedium 120. Крупное поместье нередко совпадает с селением (locus) и представляет собой комплекс пахотных полей, виноградников, садов, лесов, лугов, вод, культивируемых земель, пустошей и хозяйственных сооружений. В опись имущества обычно включаются и сервы 121.

Земля здесь делилась обычно на две части - господскую, раздаваемую во владение свободным и несвободным мелким земледельцам. О существовании домена можно судить по косвенным указаниям источников. Из них видно, в частности, что рабы в имениях магнатов использовались для выполнения сельскохозяйственных работ под непосредственным руководством землевладельца или его вилика. Когда в готских законах говорится о каком-нибудь проступке раба, о поломке им чужой изгороди, захвате чьего-либо скота, нарушении межевого знака, то всегда различается: был ли совершен проступок рабом по приказанию господина или же по своей инициативе 122. Законы подобного характера исходят из представления о тесной связи сервов с собственным хозяйством посессоров. Рабы пашут господские поля, обрабатывают виноградники хозяев, пасут их скот. Вилики рассматриваются как должностные лица <164> господина: они "правят" сервами 123. В одной из вестготских формул сохраняется еще деление рабов на mancipia rustici et urbani, типичное для римского сальтуса 124.

Число таких рабов в крупных поместьях нередко было весьма значительным, о чем свидетельствует, в частности, упоминание Х Толедского собора о дарении неким епископом свыше 500 рабов церковным либертинам 125.

Некоторое представление о крупном имении в готской Испании позволяют составить археологические памятники. Особенно ценными следует считать результаты раскопок виллы близ Бадахоса (на границе Бэтики и Лузитании), охарактеризованные испанским археологом Серра Рафольсом.

В центре виллы находился господский дом, к которому примыкали помещения для сервов и хозяйственные постройки 126. В вилле имелась часовня. Характер сооружений и их расположение свидетельствуют, что это была не деревня, а именно крупная вилла127. С подобными виллами мы встречаемся и в вестготских формулах, где описывается состав имения 128.

Римская вилла "La Cocosa" просуществовала без особых изменений в своей структуре от эпохи империи вплоть до арабского завоевания 129. Следует иметь в виду, что область, в которой находилась указанная вилла, не принадлежала районам массового расселения вестготов и свевов. Наличие же сельских сервов в этой вилле само по себе не может служить показателем неизменности ее характера с римских времен, хотя широкое применение рабского труда в вестготском крупном поместье не вызывает сомнения.

Часть имения раздавалась парцеллами в держание сервам, либертинам, колонам, прекаристам и букцелляриям. <165> Подобная структура церковной вотчины характерна, судя по некоторым картуляриям, для Астурии и послеготского периода 130. Вестготские формулы показывают, что к крупному поместью VII в., как и к позднеримскому fundus, относились adiunctiones, которые могли охватывать и остатки римского ager compascuus, и германской альменды, поглощенной вотчиной 131. Этот процесс включения общинных земель в крупное владение продолжался здесь еще в IX в.132.

Говоря об обязанностях держателей крупных вотчин, источники обычно ограничиваются упоминанием оброка 133.

Из-за отсутствия данных трудно установить отличия в положении разных слоев зависимых земледельцев. На основании некоторых косвенных указаний источников мы можем высказать по этому поводу лишь соображения самого общего характера. Рабы платили специфический сервильный оброк - tributum servile134 и несли повинности - opus seruile 135. Это была барщина, включавшая, очевидно, все полевые работы - пахоту, обработку виноградников, косьбу и пр. В крупных вотчинах, вероятно, применялось уже обычное для послеготской Астурии закрепление за участками тех или иных держателей каких-либо особых видов повинностей и работ 136. <166> Рабский надел 137 был, вероятно, меньше, чем у свободного колона или у либертина 138. В постановлении Агдского собора предписывается при освобождении предоставлять церковным сервам небольшой участок пахотной земли, виноградник и 20 солидов деньгами 139. Этой суммы, очевидно, было достаточно для приобретения упряжки быков и минимально необходимого инвентаря 140. (После смерти епископа, освободившего рабов, все, что им было дано сверх установленной нормы (определяемой, по-видимому, обычаем), отбиралось и возвращалось церкви 141.

Обязанности либертинов иногда фиксировались в освободительных грамотах 142. Судя по актам соборов, обязанность церковных либертинов подчиняться патрону открывала широкий простор для того, чтобы возлагать на них всевозможные повинности и взимать различные платежи. Либертины входили вместе с сервами в состав familia ecclesia; упоминания источников об использовании людей церкви для работ в хозяйстве епископов и священников относятся не только к сервам, но и к либертинам 143. <167>

Обязанности свободных колонов и прекаристов144 главным образом состояли, по-видимому, во взносе оброка - десятины и некоторых других платежей 145. За неуплату в срок свободный держатель карался штрафом (он обязан был уплатить двойной оброк) или же вовсе лишался участка 146. Отработочные повинности свободных держателей надо полагать имели второстепенное значение по сравнению с оброками. Ни формулы, ни Вестготская правда, ни постановления соборов, касаясь взаимоотношений вотчинников и их держателей, не упоминают о барщине. В то же время все земледельцы (это относится не только к держателям земель светских посессоров и церкви, но и к мелким земельным собственникам) обязаны были нести государственные повинности - ангарии (angariae), которые начинают все чаще выполнять в пользу отдельных должностных лиц, нередко управляющих доменами фиска (прокураторов); с конца VI в. они постепенно превращаются в полевую барщину 147.

То обстоятельство, что источники лишь вскользь упоминают о барщине зависимых земледельцев, а главное внимание уделяют оброку, не может, разумеется, само по себе служить доказательством незначительности барщины держателей церковных и светских вотчинников. Вместе с тем данные о широком применении труда сербов в поместьях позволяют думать, что домен обрабатывался главным образом ими. Кроме того, известно, что барщина свободных держателей в Испании была <168> невелика и в послеготское время 148. По-видимому, крупная светская, королевская и особенно церковная вотчина основывались в Вестготском государстве не столько на эксплуатации держателей ингенуильных мансов, как это было во Франкском государстве (особенно к северу от Луары) 149, сколько на применении труда мансуариев несвободного происхождения - сервов и либертинов, а также бывших римских колонов. Владения магнатов и церкви зачастую не представляли собой сплошной территории, а были разбросаны по различным местностям, во всяком случае находились в разных деревнях 150. Такая структура вотчины определялась самим характером ее формирования. И светские магнаты, и церковь нередко завладевали вначале участками отдельных крестьян, живших в различных деревнях, и лишь позднее, по мере установления власти над всей деревней, округляли свои владения.

В поместье осуществлялось единое управление всем хозяйством. Непосредственное участие самого крупного землевладельца в руководстве производственным процессом, казавшееся новшеством во времена Сидония Аполлинария 151, в Готском государстве в VI-VII вв.- обычное явление 152.

Сравнительно недавно испанским историком Гомецом Морено было опубликовано написанное на грифельной доске письмо вилика вестготскому сеньору. В этом письме, относящемся к VII в., речь идет о способе закупоривания бочек (очевидно, с вином) и о мерах, которые принимаются для того, чтобы при выполнении таких работ сервы не обманули своего господина 153. Характерно, что каникулы для судей (являвшихся обычно землевладельцами), предписывалось приурочивать к сезону <169> важнейших сельскохозяйственных работ - жатвы хлебов и сбора винограда 154. На это же время епископы освобождались от всяких вызовов в столицу 155.

Особенно тщательно регламентировано было ведение хозяйства в церковных имениях. Правда, дошедшие до нас материалы источников освещают главным образом один вопрос - обеспечение прав церкви на ее имущество, на землю и на рабочую силу. Многочисленные постановления соборов закрепляют принцип неотчуждаемости церковного имущества, ограждают его от захватов со стороны светских магнатов, а также самих епископов. В этих постановлениях содержится много указаний относительно обращения с сервами и либертинами, имеются отдельные предписания и по поводу ведения хозяйства в церковных вотчинах. Судя по этим документам, большое значение придавалось господской части церковных имений. В держание отдавались лишь те участки, которые были наименее выгодны для использования их под домен156. В монастырских правилах можно найти сведения о порядке подбора пастухов для монастырских стад, о снабжении этих пастухов одеждой и обувью и т. д.157. Строгий контроль осуществлялся и за хозяйством держателей. Они обязаны были хорошо обрабатывать землю (utiliter laborare), и за недобросовестную работу лишались держания 158. Если контроль за какими-либо земельными участками был затруднителен из-за их отдаленности от хозяйственного центра и они не представляли собой значительной ценности, то такие земли церковь предпочитала продавать159.

Основная часть продуктов, производившихся в поместье, предназначалась для собственного потребления владельца и его семьи. Но еще в VI в., как свидетельствует Кассиодор, хлеб из Испании экспортировался в <170> Италию 160 и он несомненно производился в крупных поместьях. О тяге клириков к коммерческим занятиям можно судить по наставлениям церковных соборов, запрещающим духовенству спекуляцию161 и ростовщичество 162. В больших поместьях жили также обслуживавшие нужды господина и всех жителей виллы ремесленники 163. Они платили оброк продуктами своего ремесла164.

Крупной вотчиной обычно управлял вилик, или актор 165, прокуратор (в доменах фиска) 166, эконом (в церковных вотчинах), или prepositus167. Они руководили непосредственно хозяйственной жизнью поместья, распоряжались его имуществом, регламентировали труд сервов и прочих зависимых земледельцев 168.

Миниатюры Ашбернхэмского пятикнижия, изображающие сцены из земледельческой жизни, представляют <171> виликов одетыми иначе, чем работники; в руках у них бичи и они не принимают сами участия в работах, а лишь надзирают за тем, как трудятся жнецы и другие хлебопашцы 169.

Помимо хозяйственных, управляющие выполняли административные и полицейские функции 170. Должности эти могли занимать и свободные люди и сервы 171.

О системе хозяйства, применявшейся в доменах фиска, сведений почти не сохранилось. Можно предположить, что после перехода бывших императорских доменов к готским королям хозяйство здесь велось в основном по-прежнему. Имения обрабатывались преимущественно сервами и либертинами фиска. Наделение сервов землей, практиковавшееся еще в римские времена, теперь, очевидно, распространилось еще шире. Сервы фиска уже в VI в. владели земельными участками, рабами и другим имуществом, могли продавать земли и рабов любому из прочих сервов фиска 172, а также освобождать собственных рабов (с разрешения короля) 173. Они выплачивали оброк - tributum 174, внося его продуктами сельского хозяйства и ремесленными изделиями 175. В конце VII в. сервы фиска, как и свободные люди, должны были нести военную службу и, отправляясь в поход, обязаны были брать с собой десятую часть своих рабов 176.

Все эти факты свидетельствуют о значительной хозяйственной самостоятельности сервов отмеченной <172> категории, по крайней мере часть их по существу находилась на положении королевских бенефициариев.

Кроме сервов, испомещенных на землю, в доменах короны трудились и дворовые рабы; они могли быть подарены - и не обязательно с землей 177.

О том, что в доменах фиска в первый период существования готского государства сохранялись позднеримские хозяйственные порядки, говорит и другое обстоятельство: еще к началу VI в. в этих доменах имелись крупные арендаторы (conductores). Они стремились превратить королевские домены в собственные владения, присвоив большую часть их доходов 178. Вероятно, акторы и прокураторы тоже вели значительное собственное хозяйство. Неслучайно они отягощали земледельцев повинностями и работами на себя 179, не давали вступать во владение землями фиска тем лицам, которым они были пожалованы 180. Управляющие имениями самовольно освобождали королевских сервов, оставляя их, очевидно, под своим патроцинием. Хиндасвинт издал закон, запрещавший отпускать таких сервов на свободу без разрешения короля 181.

* *

*

Данная выше характеристика вотчины вестготского периода может быть дополнена сохранившимися известиями об астурийской вотчине VIII-IX вв. По своей структуре к началу IX в. она не отличалась, как видно из формул дарений, от готской виллы VII в.182. <173> Непосредственными производителями астурийских имений являлись по-прежнему сервы, либертины, свободные поселенцы; коммендировавшиеся к землевладельцу. По своему положению земледельцы, принадлежащие к этим категориям и объединяемые общим наименованием plebs 183, сближаются друг с другом, хотя различия юридического порядка, особенно между сервами и свободными поселенцами, не исчезают даже в IX-Х вв. Основная обязанность держателей и в этот период - оброк (tributum, decimas). Барщина не играла сколько-нибудь значительной роли. Домен был, по-видимому, невелик 184 и обслуживался главным образом (или исключительно) трудом сервов.

Все эти данные об астурийской вотчине VIII-Х вв., являющейся прямым продолжением вестготской, подтверждают высказанные выше выводы о характере последней.

Изучение материалов источников, касающихся землевладения в Испании VI-VII вв., свидетельствует о существенных сдвигах, которые произошли в экономической структуре крупного имения. Хозяйственная единица, продолжавшая обозначаться римским термином funduis, villa или praedium, приобретала однако новое содержание. К VII в. основной производственной ячейкой в вестготском крупном имении (так же, как и в современном ему франкском) стало крестьянское хозяйство. Крестьяне - будь то сервы, либертины, колоны или прекаристы, самостоятельно вели свое хозяйство и владели необходимыми орудиями производства. Таким образом, в крупном землевладении VII в. начинают вырисовываться черты феодальной вотчины. Особенность ее формирования в Вестготском государстве заключалась в наличии значительных пережитков рабовладельческой системы хозяйства: среди земледельцев преобладали сервы и либертины, уже превратившиеся <174> фактически в крепостных, хотя и сохранившие еще ряд черт античных рабов и вольноотпущенников. Для обработки господской части имения применялись преимущественно дворовые рабы.

Если наиболее типичным для Франкского государства было образование раннефеодальной вотчины в процессе поглощения крупным землевладением мелкой земельной собственности и превращения крестьян в зависимых земледельцев, то для Вестготского государства особенно характерно иное: вотчина возникала здесь из прежнего римского поместья, постепенно менявшего свою внутреннюю природу. Прежде всего менялся характер эксплуатации непосредственных производителей сервов; они, как и либертины, превращались в зависимых земледельцев. От производства, рассчитанного в известной мере на рынок, имения переходили к замкнутому хозяйству. Преобразования этого рода начались еще в последний период существования Римской империи, но с созданием Вестготского государства развернулись со всей силой в Испании. Воздействие германского завоевания на эволюцию римской латифундии - в сторону превращения ее в раннефеодальную вотчину - выразилось преимущественно в том, что оно способствовало повышению социального статуса тех непосредственных производителей, на эксплуатации труда которых основывалось поместное хозяйство.

* *

*

К VII в. верхние слои формирующегося класса феодальных вотчинников постепенно превращаются в особый разряд высшей знати, обладающий некоторыми привилегиями и отличающийся по своему положению не только от свободных низшего звания (humiliores, inferiores), но и от всех прочих свободных.

Палатины, nobiles, magnati вместе с епископами пользуются исключительным правом избирать короля, участвовать в работе Толедских церковных соборов. Некоторые правовые установления, формально касающиеся всех свободных, фактически имеют в виду именно эту аристократическую верхушку. Таково, например, запрещение подвергать палатинов и других свободных <175> людей, обвиненных в государственной измене, каким-либо карам до того, как их вина установлена собранием палатинов и епископов 185.

В конце VII в. появляются признаки нового подхода вестготского права к системе вергельдов. Предпринимается попытка установить повышенный вергельд для знатных.

Редактируя заново Вестготскую правду, Эрвигий внес в Antiquae и в законы Хнндасвинта, упоминающие о вергельде, ряд изменений, повысив его до 500 солидов 186. Правда, судя по большинству рукописей вестготского кодекса, во всех этих законах речь идет об изменении суммы вергельда вообще для свободных людей (ingenui), а не для какого-либо слоя свободных. Некоторые исследователи считали поэтому, что нововведение Эрвигия не означало установления дифференциации вергельда 187. Другие полагали, что она существовала у вестготов издавна, а в VII в. вергельд был повышен для обоих разрядов свободного населения 188.

Следует иметь в виду, что общая тенденция исторического развития состояла в установлении дифференцированных вергельдов. Во время реконкисты вергельд нобиля составлял ( 600, а виллана - 300 солидов 189. В готский период такой четкой градации не было. В Вестготской правде Рекцесвинта еще сохраняется единый вергельд для всех свободных, равный 300 солидам 190. Эрвигий, повысив вергельд до 500 солидов, также не разграничивал тех, чья жизнь ограждалась этим <176> вергельдом. Впрочем, к главе, устанавливающей композиции за убийство, в одной из рукописей Вестготской правды (V-15) сделано добавление, различающее вергельд в 500 солидов для тех, кто именуются honesti, и в 300 солидов - для прочих 191. Эта рукопись относится, однако, к Х в., и трудно установить, когда было внесено указанное дополнение к LVis., VIII, 4, 16 - в конце готского периода или позднее.

Тем не менее ясно, что новым вергельдом в 500 солидов предполагалось защищать жизнь отнюдь не рядовых свободных (во второй половине VII в. они уже утратили значение основных субъектов права), а знатных, nobiles и honestiores. Но эта новая норма вергельда в конце VII в. только появилась и не успела еще утвердиться. Поэтому Вестготская правда в редакции Эрвигия содержит противоречивые положения; иногда сохраняется вергельд в 300 солидов, иногда же вводится вергельд в 500 солидов. О непрочности нововведений Эрвигия говорит также тот факт, что и более поздний закон Эгики предполагает вергельд свободного человека равным 300 солидам 192.

Таким образом, в последний период существования Вестготского королевства намечается лишь тенденция к появлению особого вергельда для знатных лиц.

В ряде других случаев право устанавливало привилегии знати гораздо определеннее. Так, в середине VII в. был издан закон, запрещавший подвергать знатных пытке во время допроса 193. Постановления, предусматривавшие наказания за насилия епископов в отношении мирян, также имели в виду лишь знать, магнатов, но никак не другие слои свободных 194. Об особом положении знати свидетельствуют и некоторые законодательные положения, регулирующие порядок вступления в брак; для палатинов, seniores gentis Gothorum были установлены отдельные правила относительно брачного дара невесте 195. Занятие какого-либо низшего поста в <177> служебной иерархии, компрометировало не только самого знатного человека, но и его потомство 196. Кое-какие привилегии представителей служилой знати распространялись и на детей 197. Знатность теперь передавалась по наследству.

Все это показывает, что начавшийся еще в VI в. процесс формирования сословий в VII в. усилился. <178>

ГЛАВА VI

ВОЗНИКНОВЕНИЕ

БЕНЕФИЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

И ФЕОДАЛЬНОЙ ИЕРАРХИИ.

ФЕОДАЛИЗАЦИЯ ЦЕРКВИ

Бенефиции и зачатки феодальной иерархии

Вопрос о существовании бенефициальной системы в Испании раннего средневековья является спорным. Некоторые зарубежные авторы отрицали ее наличие в Вестготском государстве 1. Иные исследователи высказывали прямо противоположное мнение. Так, например, Э. Гаупп считал отдельные статьи Вестготской правды и каноны, принятые соборами, явным свидетельством появления у вестготов бенефициев 2. В дальнейшем К. Санчес-Альборнос доказывал, что бенефициальная система возникла еще в готской Испании 3. Эта точка зрения в последнее время поддерживается некоторыми другими испанскими учеными 4. Развитие ленных связей рассматривается, однако, упомянутым исследователем, как уже отмечалось выше, изолированно от образования феодальной земельной собственности и соответственно классов феодального общества. Между тем основой становления <179> этой системы служило именно формирование иерархической структуры собственности на землю, и нельзя всесторонне изучить зарождение бенефиция, отвлекаясь от развития аграрного строя страны в целом.

В истории зарождения и развития феодальной собственности в готской Испании различимы два этапа: V- VI вв. и VII в. (особенно его вторая половина). Уже на первом этапе для этого процесса характерны: интенсивное разложение общинного устройства у германских завоевателей (вестготов и свевов), рост численности зависимых крестьян и концентрация земельной собственности у магнатов, обеих церквей и королевской власти. Но в массе своей германцы и часть местных сельских жителей были тогда свободные крестьяне. Второй этап знаменуется дальнейшим упадком свободной общины, превращением главной массы свободных крестьян в зависимых земледельцев, созданием раннефеодальной вотчины, постепенным складыванием привилегированного сословия крупных землевладельцев, что служит отражением далеко зашедшего процесса классообразования.

Поскольку вопрос о структуре земельной собственности - неотъемлемая часть общей проблемы формирования феодальной собственности, целесообразно рассматривать происхождение и развитие бенефициальной системы в соответствии с обозначенными двумя этапами социальной эволюции готской Испании.

Для Вестготского государства, как и для других варварских королевств, типичным был институт военных дружин. Раздача дружинникам земли королями, светскими магнатами, а также церковью явилась здесь базой для развития бенефициальной системы.

Местные крупные землевладельцы, еще до завоевания вестготами Испании получившие дарения из римского имперского фонда, к началу VI в. продолжали владеть этими землями как собственностью. Составителями Бревиария Алариха в него были включены римские правовые нормы, которые подтверждали за лицами, наделенными землями фиска, право свободно распоряжаться ими 5. Очевидно, в соответствии с такими же <180> правилами владели землями и те испано-римляне, которые получали дарения за свою службу от готских королей. Римские установления, определявшие условия владения имуществом, полученным в дар от императора, вряд ли были бы включены в законодательный сборник, составленный в начале VI в., если бы противоречили сложившейся в то время практике королевских пожалований. Но по сравнению с римской эпохой само понятие собственности претерпело в готские времена, как мы убедимся ниже, некоторые изменения.

Готские законы, в свою очередь, содержат сведения о королевских пожалованиях свободным людям, именуемым leudes, fideles. Некоторые историки считали, что указанные термины обозначают не дружинников, а просто свободных, подданных готских королей 6. По мнению других специалистов, leudes и fideles это королевские дружинники7. Существование дружины у вестготских королей подтверждается сообщениями современных авторов. Последние называют дружинников короля clientes 8, comites, fideles 9. В Вестготской правде слово leu-des встречается лишь один раз.

"Если сын, - говорится в данной главе Вестготской правды, - приобрел что-нибудь при жизни отца и матери в результате щедрости короля или дарений патронов и желает кому-то продать или подарить что-либо из этого имущества кому-либо, то в его воле сделать это, соблюдая условия, которые содержатся в других наших законах. И пока он жив, отец и мать не могут ничего присвоить себе из этого добра. Если же кто-нибудь из левдов приобрел что-либо не в результате королевских дарений, но во время военного похода собственными <181> усилиями и живет в доме отца, треть причитается отцу, а две трети - сыну, который приложил свой труд" 10.

Если предположить, что "левды" здесь - это только королевские дружинники, то непонятно, почему для них устанавливается такое ограничение в праве распоряжаться военной добычей, которому не подвергаются дружинники частных лиц. Правильнее поэтому считать, что обязанность сына, живущего вместе с отцом, отдавать ему треть добра, добытого в походе, есть остаток прежней общности семейного имущества, и распространялась эта обязанность на всех дружинников (как короля, так и частных лиц), а вероятно, и участников военных походов вообще. Установление это характерно именно для готского права, оно чуждо действовавшему в готской Испании римскому праву 11.

В юридических памятниках других варварских королевств термин "левды" также не однозначен. Если в эдикте Хильперика он обозначает, очевидно, королевских дружинников 12, то в Бургундской правде - свободных людей низшего звания с вергельдом в 150 солидов 13.

Таким образом, хотя существование королевских дружинников в готской Испании не вызывает сомнений, считать, что они в VI в. обозначались термином leudes, нет достаточных оснований. Мы не располагаем также известиями о каких-либо привилегиях этих дружинников.

Термин fideles имеет в источниках двоякий смысл. В некоторых случаях под fideles подразумеваются просто христиане (в отличие от приверженцев других религий) 14. Но иногда это слово употребляется в более узком <182> значении как определение особой прослойки свободных людей. Во время военных действий fideles - это воины особого разряда: в источниках они выделяются из общей массы участников похода 15. Относительно fideles мы знаем, кроме того, что они принадлежат к дворцовой службе 16, обязаны верностью своему патрону - королю 17. Fideles получают от него пожалования и сами дарят имущество соответственно своим дружинникам 18. 1Из приведенных выше данных явствует, что fideles в узком значении слова - это королевские дружинники.

Следует выяснить, что же представляли собой пожалования, получаемые ими от королей. На этот счет в литературе высказываются два противоположных взгляда: одни (Ф. Дан, M. Торрес) полностью отвергают бенефициальный характер указанных пожалований19, другие (Э. Перес Пухоль, К. Санчес-Альборнос) полагают, что они являлись бенефициями 20.

Выяснение данного вопроса представляет собой сложную задачу, так как источники содержат лишь отрывочные данные об условных пожалованиях. Сведения относительно королевских пожалований в ранний период истории Вестготского государства особенно скудны. Но все же данные готских памятников позволяют <183> выявить некоторые черты формирующейся бенефициальной системы в Испании V-VII вв.

В готских законах королевские пожалования обозначаются иногда как "бенефиции"21. Этот термин, однако, употребляется еще не дифференцирование. Бенефициями именуются различного рода вознаграждения и сделки - передача земли в прекарное держание, гонорар медика, взятка должностному лицу и т. д.22. Вместе с тем не вызывает сомнений, что в VI в. отличали имущество, полученное в качестве королевского пожалования, от прочего. Первое ограждалось от посягательств со стороны членов семьи бенефициария.

В V-VI вв. существовали пережитки семейной собственности, и домочадцы в известных случаях могли претендовать на часть достояния, приобретенного или унаследованного родственником (мужем, женой, сыном). Но притязания эти не распространялись на имущество, полученное от патрона - короля или частного лица23. Такого рода ограничение вызвано было, очевидно, стремлением государственной власти сохранить за бенефициариями материальную основу их службы.

Источники не дают, однако, достаточных оснований для того, чтобы видеть в королевских пожалованиях обычные дарения (в духе классического римского права). Правда, эти пожалования нередко обозначаются словом donationes и лицо, получившее таким путем имущество, как будто приобретает на него право собственности, может его дарить и продавать24.

Но применение термина donatio само по себе не может служить доказательством того, что такие пожалования означали передачу земли и другого имущества в собственность королевским верным. Еще римскому <184> законодательству времен империи известны были дарения, предоставленные на определенных; условиях25. В германском варварском праве мы также встречаем "дарения", которые не являются полной и неограниченной собственностью, подобной собственности классического римского права26.

Естественно поэтому, что и выросшее на почве позднеримских юридических традиций и пережитков древнегерманского обычного права законодательство Вестготского государства исходит из представления, что дарения в некоторых случаях могут быть востребованы дарителем 27. Готские законы не указывают прямо, в каких именно случаях таковые аннулируются. Косвенные сведения на этот счет, однако, имеются. В упомянутом выше отрывке из Кодекса Эйриха вслед за постановлением, обусловливающим возвращение дарителю отданного им кому-либо имущества "определенными и обоснованными причинами", следует любопытное указание: оказывается, при дарениях post mortem даритель вправе изменить свою волю и востребовать подаренное добро, "даже если он не считает себя чем-либо оскорбленным" 28. Сопоставляя установления, определяющие порядок возвращения дарителями их имущества, мы видим, что условие, не обязательное для дарений post mortem, было, по-видимому, обычным для дарений общего характера. Мы видим, что одним из мотивов аннулирования дарения было нанесение дарителю оскорбления лицом, получившим от него это имущество. Следовательно, в форме старой римской donatio могло осуществляться пожалование, обусловленное "почтением" пожалованного к дарителю. Во взаимоотношениях королей <185> и их верных это условие несколько позднее выступает в виде требования соблюдать верность патрону - королю.

Что касается права королевских дружинников распоряжаться имуществом, полученным ими от короля, то отчуждение такого имущества могло происходить лишь на определенных условиях29. Мы их не знаем, но, судя по ограничениям, которым подвергалось право собственности дружинников частных лиц на достояние, полученное от патронов30, можно заключить, что и королевским пожалованиям земли дружинникам уже в VI в. присущи некоторые черты условности31. Правда, в это время они выражены еще слабо: по-видимому, исходившая от королевской власти тенденция превратить безусловные держания в условные встречает упорное противодействие знати, верных, которые стремятся к получению прав собственности на имущество, предоставленное им во владение королями. Раздача имущества казны верным и церкви, происходившая в то время, когда институт бенефиция был не развит и основные принципы его еще не утвердились (особенно в области королевского землевладения), явилась, по-видимому, главной причиной того, что фонд королевских земель оказался истощенным уже к середине VI в. Королю Леовигильду пришлось поэтому употребить чрезвычайные меры, чтобы возместить растраченное его предшественниками32.

Несколько более четко вырисовываются черты условных пожалований в сфере церковного землевладения. И арианская, и католическая церкви раздавали земли в держание не только мелким <186> прекаристам-крестьянам, обязывая их выплачивать оброк33. Иногда клирики и миряне вознаграждались земельными участками. Такое пожалование, как правило, было временным и условным. Когда служба данной церкви прекращалась, пожалование отменялось и имущество возвращалось обратно 34. Пожалование являлось обычно пожизненным. Оно могло быть передано по наследству только в том случае, если наследники продолжали выполнять службу церкви и лишь с согласия епископа35. Разумеется, в цитированной выше главе Вестготской правды имеется в виду не крестьянский прекарий - недаром подобные держания получали от церкви дети епископов 36.

Пожалования такого рода могли предоставляться церковью и дружинникам. Правда, мы не располагаем сведениями о наличии дружинников у высшего духовенства в V-VI вв. Но для последующего периода этот факт не вызывает сомнений37.

Раздача прекарных пожалований земли и другого имущества лицам, служащим церкви в Вестготском государстве так же, как и во Франкском, как бы предвещала появление церковных бенефициев38.

Наиболее же отчетливо видны их будущие контуры в пожалованиях, которые получали дружинники частных лиц от своих патронов. В законах V в. такие дружинники именуются букцелляриями и сайонами.

Термин "букцеллярий" - римского происхождения39. Еще в Поздней Римской империи создание магнатами <187> дружин букцелляриев было обычным в Аквитании и Испании, несмотря на издание императорами законов, запрещавших содержание частных военных отрядов40. В готском государстве дружины частных лиц стали легальными. Для обозначения дружинников готские законы используют римскую терминологию. В кодексе Эйриха и в Antiquae Вестготской правды такие дружинники именуются букцелляриями. Судя по законам V в., они обычно живут в доме господина, получают от него орудие и различное имущество41. Дружинник мог по своему желанию порвать связь с одним патроном и перейти к другому. Точно так же и его сыновья сами решали, продолжать ли службу после смерти отца прежнему патрону и его наследникам42. B большинстве случаев, однако, узы, связывавшие дружинников с патронами, сохранялись поколениями43.

В VI в. в положении букцелляриев заметно изменение: в готской Испании происходит так называемое "оседание дружины на землю". Если раньше главным компонентом имущества, получаемого букцеллярием от патрона, являлось оружие, то в законах VI в., регламентирующих имущественные отношения дружинников и патронов, речь идет в первую очередь о земле44. При этом старый термин "букцеллярий" заменяется теперь описательным выражением "qui in patrocinio constitutus est" 4S. Возможно указанное обстоятельство вызвано тем, что в связи с расширением круга лиц, <188> коммендировавшихся к крупным землевладельцам, не все они постоянно находились в доме своего патрона. Их общая обязанность по отношению к нему так же, как и верных в отношении короля, - сохранять преданность и "послушание" (obsequium) 46.

Практически дружинник должен был прежде всего выполнять военную службу. Об этом свидетельствует обычай получения дружинником оружия от того лица, к которому он коммендировался. Характерно также участие дружинников в предпринимавшихся их патронами мятежах и вооруженных нападениях на соседей47.

В VII в. дружинники отправлялись на войну под командованием своего патрона 48. В одной надписи VII в. говорится о том, что clientes дали возможность похоронить своего патрона Оппилу, погибшего во время войны 49.

Данные о правах дружинников частных лиц на пожалованное им имущество несколько более многочисленны, чем соответствующие сведения, касающиеся королевских дружинников. Из Вестготской правды видно, что основным условием сохранения бенефиция были исправная служба и соблюдение верности патрону. Если букцеллярий изменял ему и переходил к другому, он лишался земли и всего остального пожалованного патроном, а также половины имущества, приобретенного за время нахождения у него на службе50.

Дружинник мог передавать сыну землю и другое имущество, полученное от патрона, но лишь в том случае, если тот оставался на службе у этого же патрона или его наследников. Отказ от нее влек за собой утрату не только указанного имущества, но и половины всего состояния, приобретенного за время службы51. Если букцеллярий не имел сыновей, но оставил после себя дочь, патрон должен был найти ей мужа с тем, чтобы <189> тот мог нести службу, - в таком случае наследница целиком сохраняла отцовское имущество. Отказываясь же выйти замуж за того, кто был ей предложен патроном, она утрачивала возможность наследовать достояние, пожалованное патроном ее отцу 52.

Право дружинников отчуждать такое имущество также ограничивалось. В Вестготской правде говорится, что дружинники могут продавать или дарить его "согласно условию, которое содержится в других наших законах" (aliis nostris legibus continetur) 53. По мнению К. Цеймера 54, здесь идет речь о законе, который предписывает, чтобы лица, получившие дарения от короля, распоряжались ими как своей собственностью55. Тут говорится, однако, о королевских пожалованиях, а не о бенефициях, раздаваемых частными лицами. Предположению, будто дружинники владели бенефициями без всяких ограничений, противоречит и известное нам правило о возвращении всего пожалованного имущества букцеллярием, уходящим от патрона. Скорее всего существовали законы (они не дошли до нас), определявшие условия, соблюдая которые дружинник мог отчуждать свой бенефиции.

Подобного рода ограничения применялись вестготским правом и для лиц, принадлежавших к другим социальным группам. Так, куриалы и privati, обязанные нести государственные повинности, не могли передавать или дарить свое имущество посторонним: им разрешалось делать это лишь в своем кругу с тем, чтобы получивший имущество принимал на себя и выполнение соответствующих повинностей56. Возможно, и дружинники <190> частных лиц могли отчуждать свои бенефиции, коль скоро продолжали служить патрону. Таким образом, пожалования, полученные дружинниками от частных лиц, носили в готской Испании условный характер.

Сходное с букцелляриями положение занимали сайоны. "Сайон" (saio, sagio) слово германское, оно употреблялось и остготами. Если букцеллярии имелись в Испании и до основания Вестготского государства, то сайоны появились лишь вместе с готами. Роль сайонов здесь несколько отличалась от той, которую они играли в Италии: у остготов - это дружинники короля, у вестготов - также и частных лиц. Подобно букцелляриям сайоны обязаны своим патронам "послушанием"57, но их служба, по-видимому, несколько специализированного характера. В VI в. сайоны иногда выполняют уже обязанности судебных исполнителей, обслуживающих должностных лиц 58. .Очевидно, по мере роста частной власти магнатов, стремившихся присвоить и судебные полномочия, часть дружинников используется светскими и духовными магнатами именно для этих надобностей. Таково было назначение сайонов. Их имущественное положение также отличалось от того, в котором находились букцеллярии. Покидая патрона, сайон сохранял полученное от него оружие, но зато возвращал все имущество, приобретенное за время службы у патрона, а не половину (как букцеллярии) 59.

Судя по готским законам, дружинники были в довольно тесной зависимости от патронов. Показателем могут служить следующие факты: лица, состоящие под патроцинием, в ряде случаев освобождаются от ответственности за преступные действия, предпринятые по приказанию патронов60, дочь букцеллярия после смерти отца оказывается "под властью" (in potestatem) его патрона 61. Отдельными чертами юридическое положение дружинников напоминает иногда положение других разрядов жителей вилл крупных землевладельцев, в <191> частности, либертинов62. Было бы неправильно, однако, на этом основании делать вывод о какой-либо "приниженности" статуса дружинников63. Вестготская правда подчеркивает, что букцеллярии и сайоны - это люди свободные (ingenui), они могут располагать собой как им угодно. Дружинники являлись социальной группой, стоявшей в целом выше и либертинов, и свободных поселенцев (прекаристов и колонов, коммендировавшихся к магнатам)64.

Либертины и их потомство, обязанные "послушанием" своим патронам, были фактически закрепощены, их имущественные и гражданские права ограничены65. Все это резко отличало либертинов от дружинников. Что касается прекаристов, то они были связаны не только "послушанием", но должны были выплачивать патрону оброк, десятину; по истечении срока землевладелец мог лишить их земельного держания 66. У дружинника же разрешалось отбирать бенефиции лишь в случае нарушения верности. Характерно, что патрону надлежит выдать замуж дочь букцеллярия не просто за свободного человека, но за "равного" (equalem); ее вступление в брак с "низшим" (inferior) вопреки воле патрона влекло за собой утрату бенефиция: по-видимому, не всякий свободный человек считался пригодным к тому, чтобы стать дружинником 67. <192>

Отличие дружинников от прочих, "подзащитных" магната отражено и в терминологии, применяемой Вестготской правдой: наряду с выражением qui in patrocinio constitutus est68 встречается и другое: qui in opero rustico constitutus est69. Последнее, естественно, не относилось к дружинникам.

Мы не располагаем какими-либо прямыми известиями источников относительно характера хозяйства дружинников. Но различные косвенные данные об их бенефициях и социальном статусе позволяют предположить, что дружинники принадлежали к высшему, а не к низшему слою свободного населения, т. е. к honestiores, maiores. Их состав в VI в. был довольно пестрым: в число honestiores включались представители различных социальных групп, от зажиточных крестьян до крупных землевладельцев 70. Входившие сюда букцеллярии частных лиц, равно как и бенефициарии церкви и королевские дружинники, очевидно, находились на пути к превращению в вотчинников, подчас даже и в крупных. Данный слой землевладельцев играл: значительную роль в политической жизни готской Испании.

Рост крупного землевладения в Вестготском государстве в VII в. обусловил тот же результат, к которому аналогичный процесс привел несколько позднее и в других раннефеодальных государствах: магнаты, сосредоточившие в своих руках обширные земельные владения, не были заинтересованы в дальнейшем укреплении королевской власти и добивались ее ограничения.

Короли же, осуществляя политику, направленную на подавление центробежных тенденций в своем государстве, стремясь к завоеванию новых областей полуострова, могли опираться не только на свою дружину, но и собирать при нужде народное ополчение, т. е. свободных общинников, которые ещё нуждались в королевских пожалованиях, и, следовательно, в завоеваниях и значит в укреплении королевской власти 71. Пользуясь поддержкой этого социального слоя готского общества, Леовигильд сумел разгромить мятежных магнатов <193> испано-римлян и германцев и укрепить центральную власть72. Опираясь на дружинников и используя готское войско в V-VI вв., короли также усмирили крестьянские восстания, происходившие в центральной и южной части Пиренейского полуострова.

Отмеченные процессы социальной и политической жизни готской Испании, стремление королевской власти и феодализирующейся знати подавить выступления крестьян, поднимавшихся против закабаления и эксплуатации, а также завоевательные войны готских королей, происходившие во второй половине VI в. и в начале VII в., дали толчок дальнейшему развитию иерархической структуры земельной собственности, проникновению элементов бенефициальной системы и в сферу отношений между королями и их fideles.

* *

*

В VII в. королевские пожалования верным, а также церквам (судя по вниманию, которое уделяют этому юридические и канонические памятники) практикуются значительно шире, чем раньше.

Содержание понятия fideles в источниках VII в. по-прежнему несколько расплывчато. Сплошь и рядом - это лица, состоящие непосредственно на королевской службе. Они занимают различные дворцовые должности и образуют дружину короля73. Fideles живут, однако, не только в самой королевской резиденции, но и в своих виллах, в провинциях. Об этом свидетельствует, в частности, один из законов короля Вамбы (672- 680)74. В нем говорится, что в случае вражеского вторжения каждый проживающий в данной провинции на расстоянии 100 миль от того места, куда вторгся неприятель, обязан со своей дружиной (cum omni virtute sua 75) выступить вместе с прочими верными <194> (in consortio fidelium) против врага. Здесь fideies - это не только дружинники, постоянно находящиеся в распоряжении короля, но и те, которые живут в провинции.

Королевские fideles и сами располагают дружинами. К числу таких fideles относятся представители местной администрации - герцоги, графы и другие, а также крупные землевладельцы, не являвшиеся должностными лицами. Общая и постоянно выступающая на первый план черта fideles - это их право на получение и сохранение королевских пожалований 76. Обязанности верных по отношению к королю включают "верность", послушание и добросовестную службу. Король в свою очередь должен был защищать fideles77.

Претенденты на королевский трон старались обеспечить себе поддержку возможно большего числа fideles 78. А после захвата власти новый король нередко награждал своих сторонников землями, отобранными у fideles предшественника. Это обстоятельство, по мнению К. Санчес-Альборноса, показывает, что отношения верности и служба связывали fideles с их сеньором-королем до его смерти79. Следует учитывать, однако, что с точки зрения участников Толедских соборов отобрание пожалований у fideles после смерти короля - незаконно.

В источниках отсутствуют какие-либо сведения о процедуре, оформлявшей включение в состав fideles80. Известно, что верные приносили клятву верности королю, но отличалась ли она чем-либо от той присяги, которой <195> были обязаны ему все подданные, мы не знаем81. Лишь в самом конце VII в. королем Эгикой издан был закон, требовавший, чтобы при смене короля представители высшей служилой знати - палатины - всякий раз лично являлись во дворец для принесения государю клятвы в верности, у всех же прочих свободных такую присягу могли принимать королевские должностные лица (discussores), объезжавшие провинции. У лиц, уклонявшихся от принесения присяги, могло быть конфисковано все имущество 82.

Судя по законам готских королей VII в. и по актам Толедских соборов, fideles представляли собой социальный слой, который наряду с высшим духовенством играл важнейшую роль в политической жизни. В упомянутом выше законе Вамбы fideles даже олицетворяют собой все Вестготское государство. Закон требует, чтобы в случае вражеского нападения или внутреннего мятежа каждый выступал в защиту короля, народа, родины и "верных нынешнего короля"83. Определяя положение fideles в той системе сословных градаций, которая уже довольно отчетливо заметна в Вестготском государстве VII в., мы можем причислить их к высшему разряду свободных (honestiores, maiores). К нему принадлежали, как известно, в первую очередь, представители формировавшегося в готской Испании вотчинного землевладения.

Особый слой fideles образовывали гардинги. Значение этого слова объяснялось различно; по мнению Ф. Дана и М. Торреса, гардинги - это лишь дворцовые должностные лица, телохранители короля84. Л. Шмидт, Г. Бруннер и Т. Мелихер считали гардингов прежде всего дружинниками 85, причем Бруннер настаивал на римском происхождении гардингов, сопоставляя их с <196> protectores римских императоров. Особенно обстоятельно изучил происхождение гардингов и их положение в Вестготском государстве К. Санчес-Альборнос 86. Отвергая точку зрения Г. Бруннера, испанский ученый отмечает, что термин gardingus связан с готскими словами gards, gardia87. Этимологически гардинги соответствуют скандинавским гускарлам (huskarlar). Так назывались в Норвегии королевские дружинники низшей категории 88. В готской же Испании гардинги выполняли почетную роль при королевском дворе и высоко ценились в войске. Наравне с seniores palatii они принадлежали к разряду палатинов, хотя могли и не занимать каких-либо должностей89. По Вестготской правде, гардинг вообще относится к высшему разряду свободных (maiores loci persona) 90. K. Санчес-Альборнос сопоставляет гардингов с франкскими антрустионами91. Судя по тому, какое место гардинги занимали в королевском окружении и в социальной иерархии Вестготского государства, можно предположить, что они составляли верхний слой королевских дружинников. Гардинги жили также и в провинциях, занимая и там привилегированное положение.

В хронике VII в. среди участников мятежа против короля Вамбы в Тарраконе упоминается гардинг Гильдигиз92. Это сообщение косвенным образом подтверждает предположение об оседании королевских дружинников на землю.

Изменения, происшедшие в характере королевских пожалований к VII в., не отражены в источниках с достаточной определенностью и полнотой. Тем не менее, <197> на основании отдельных известий, которые можно найти в законах этого времени и в актах Толедских соборов, отчетливо выявляется общее направление эволюции изучаемого института.

Королевские пожалования представляли собой в VII в. главный стержень всей политической борьбы, происходившей внутри господствующего класса готского государства. В решении этой проблемы наметились две противоположные тенденции. Королевская власть стремилась, чтобы ее пожалования были временными, действительными лишь на время жизни того государя, который предоставил во владение верному какое-либо имущество. Характерно, например, что в актах Толедских соборов осуждались попытки королей отобрать у верных пожалования, сделанные их предшественниками 93. Другая тенденция исходит от магнатов. Они намеревались закрепить за собой в собственность королевские пожалования, максимально расширить свои владения за счет имущества короны, ограничить право короля свободно распоряжаться земельным фондом фиска 94.

Источники позволяют проследить, каким образом обе эти тенденции сказывались в готском законодательстве и как в зависимости от соотношения политических сил то одна, то другая получала преобладание. <198>

Правление Хиндасвинта ознаменовалось усилением королевской власти; значительное число магнатов, старавшихся занять независимую по отношению к ней позицию, подверглось экспроприации95. Хиндасвинт принял также меры к тому, чтобы предотвратить расхищение магнатами владений фиска96. Значительно расширив государственный земельный фонд, король использовал его для того, чтобы наделить землей своих дружинников и церковь97. В то же время он стремился узаконить начатое его предшественниками превращение безусловных пожалований в условные. В законе о королевских дарениях, который был издан Хиндасвинтом (или, во всяком случае, заново отредактирован им), к обычному заверению в том, что королевские пожалования неприкосновенны, была сделана показательная оговорка: "если это не будет вызвано виной получившего пожалования"98. Такая оговорка означала, что соблюдение верности королю основное условие сохранения пожалованного имущества.

Отмеченные выше черты политики Хиндасвинта, по-видимому, характеризуют его попытку укрепить королевскую власть и государство в целом, создав слой землевладельцев, связанных с короной условными пожалованиями. Сопротивление светских магнатов и церкви помешало, однако, упрочиться режиму, установленному <199> Хиндасвинтом. Уже при его преемнике Рекцесвинте знать в значительной мере восстановила свои позиции. VIII Толедский собор потребовал возвратить верным все отобранное у них королями со времен Свинтилы (621 - 631). У правящего короля могло остаться лишь то, чем его отец (Хиндасвинт) располагал до вступления на трон. Собор постановил, что впредь не должны допускаться захваты имущества верных королями99. Рекцесвинт вынужден был удовлетворить в основном требования собора 100.

В правление Эрвигия знати удается продолжить курс на закрепление за собой королевских пожалований и расширение своих привилегий. Она стремится лишить королей важного средства, с помощью которого у магнатов отбиралось пожалованное им имущество, - права конфискации владений за явное нарушение "верности" (государственную измену) 101.

Тем не менее характер королевского пожалования верным остается двойственным. С одной стороны, этим имуществом можно распоряжаться как аллодом. Получивший королевский "бенефиции", согласно официальному праву, мог свободно располагать им 102, передавать по наследству родственникам 103, отдавать в держание либертинам104. Пожалования королей церквам были необратимы105. Но, с другой стороны, в этот период <200> утверждается важнейший принцип бенефициальной системы - соблюдение верности патрону-королю рассматривается отныне как условие сохранения самого бенефициального держания. В конце VII в. знать добилась, однако, признания за собой права свободно распоряжаться имуществом, пожалованным королями.

Формулируя закон заново, Эрвигий добавил, что пожалование передается по наследству, если покойный не оставил завещания 106. Очевидно, ранее в аналогичном случае король старался вернуть себе некогда пожалованное имущество. Но магнаты все же не могли воспрепятствовать тому, что и в новой редакции закона Хиндасвинта оставлена была прежняя оговорка об условиях владения. Бенефициарий мог беспрепятственно владеть пожалованным ему имуществом, если не провинился перед королем, т. е. сохранил ему верность 107.

Одной из форм раздач королевского имущества верным являлось пожалование in stipendium 108. Вопреки распространенному прежде толкованию stipendium как платы за земельное держание, которая вносится лицом, получившим его, К. Санчес-Альборнос показал, что stipendium - это вознаграждение за службу 109. Такая раздача земли практиковалась не только королевской властью, но и церковью. Пожалование sub stipendium испанский историк называет бенефициальным по существу держанием.

Необходимо отметить, однако, что черты условного владения в королевских пожалованиях in stipendium выступают не более отчетливо, чем в прочих пожалованиях королей, в частности обозначаемых как "дарения" 110. Судя по постановлению XIII Толедского собора, <201> королевские бенефициарии владели имуществом, полученным in stipendium, не менее прочно, нежели предоставленным им в качестве "дарения"111.

Материалы источников позволяют считать важнейшим условием владения королевским пожалованием в VII в. несение военной службы. Правда, вплоть до падения Толедского королевства она была обязанностью всех свободных людей. Но поскольку к VII в. произошли крупные социальные сдвиги, приведшие к разорению крестьян-собственников и превращению их в зависимых земледельцев, а также повлекшие за собой рост частной власти светских магнатов и церкви, постольку прежнее народное ополчение перестало быть основным ядром вооруженных сил. Обладание известным имуществом признается готскими законами необходимой предпосылкой военной службы 112. Как видно из военных законов Вамбы и Эрвигия, государство рассчитывает теперь главным образом на магнатов, которые должны выступать в поход, ведя с собой не только свои дружины, но и зависимых людей, а также часть сервов.

В Житии св. Фруктуоза упоминается возможность пожалования королем церковного имущества. Агиограф Валерий рассказывает, что шурин аббата монастыря Compluto обратился к королю с просьбой передать ему какие-то монастырские владения с тем, что он примет <202> на себя обязанность нести военную службу113. Такое намерение расценивается автором жития как святотатство, которое не могло поэтому остаться безнаказанным: покушавшийся на церковное имущество вскоре заболел и умер. Единичное сообщение об имевшей место попытке получить монастырское имущество в бенефиции от короля не дает, разумеется, оснований думать, будто в Испании того времени широко практиковались бенефициальные пожалования, подобные франкским precaria verbo regis. Возможно, что в упомянутом тексте речь идет о вознаграждении за участие в каком-то конкретном военном предприятии 114.

Тем не менее случай, описываемый в житии Фруктуоза, лишний раз подтверждает тот факт, что наряду с королевскими пожалованиями в собственность производились также условные пожалования 115. Из готских законов видно также, что исправная служба становилась <203> в VII в. непременным условием владения королевскими пожалованиями. Так, военный закон Эрвигия, назначая мерой наказания тем, кто не является по королевскому призыву в войско, конфискацию имущества и ссылку (для знатных) или наказание плетьми и уплату крупного штрафа (для "низших"), предусматривает, что имущество, конфискованное у верных, не может быть передано тому, кто в свое время плохо выполнял службу и был лишен звания и земельных владений 116. Таким образом, критерий распределения имущества фиска среди fideles - их отношение к своей основной обязанности, т. е. к несению воинской службы.

Сходные правовые установления мы встречаем и в актах Каролингов 117. Впрочем, здесь нарушители законов о воинской службе караются лишением именно бенефиция, в то время, как готские законы требуют в таких случаях конфисковать не только то, что было бы пожаловано, но и собственное имущество провинившегося 118.

Отсутствие такого четкого разграничения (между собственностью верного и королевским пожалованием) означает, что в готском государственном праве понятие королевского бенефиция еще не было всесторонне разработано; это, в свою очередь, отражает незавершенность процесса превращения безусловных королевских пожалований в условные. Еще в самом конце VII в. некоторые короли пытались возродить политику ограничения светских и духовных магнатов, которую некогда <204> проводили Леовигильд и Хиндасвинт, но, по-видимому, безуспешно 119.

Более высокой ступени развития бенефиции достиг в частном крупном землевладении. Составляя во второй половине VII в. Вестготскую правду, Реккесвинт включил в нее упомянутые выше законы VI в. о дружинниках; они оставлены были без всяких изменений и Эрвигием при новом редактировании правды в конце VII в.

В источниках встречаются сведения о том, что наряду с крестьянским прекарием существовали также прекарные держания крупных и средних земельных собственников. Например, один из законов Хиндасвинта констатирует, что лица, уличенные в государственной измене, пытаются предотвратить грозящую им конфискацию имущества, для чего передают свои владения родственникам, друзьям и церквам в прекарий 120.

Передача земли в прекарное пользование представителям формировавшегося феодального землевладения была в VII в. обычным делом. Такие прекарий представляли собой благоприятную почву и для развития бенефиция. Широкое распространение в VII в. частных дружин, имевшихся как у светских, так и у духовных магнатов, также должно было способствовать складыванию бенефициальной системы.

B источниках имеются некоторые известия о церковных бенефициях. B законе Вамбы, направленном против захватов частных церквей епископами, отмечается, что они присоединяют владения этих церквей к епископским церквам, дарят их или передают in stipendium клирикам и мирянам 121. Подобная передача имущества <205> (in stipendium) рассматривается в данном случае как нечто явно отличное от дарения 122. В то же время оно и не является предоставлением земли в обычное прекарное держание, обусловленное выплатой оброков и несением повинностей. Выше уже отмечалось, что клирики и другие лица, получившие от церкви имущество in stipendium, должны были оформлять эти пожалования в качестве прекарных с тем, чтобы церковь не понесла ущерба в своих правах на имущество, предоставленное в пользование 123. Держатели земель, пожалованных in stipendium, обязуются хорошо вести свое хозяйство - в противном случае им грозит лишение земли 124. Ни о каких оброках, обычных для крестьянских прекариев, вовсе не говорится.

Можно предположить поэтому, что здесь речь идет об условном пожаловании бенефициального типа. О том, что среди держателей церковных земель, помимо мелких крестьян-прекаристов и колонов, были и владельцы крупных держаний, не являвшиеся крестьянами, косвенно свидетельствует также постановление церковного собора в Эмерите, согласно которому наделение мирянина, живущего в церковных владениях, имуществом производится "сообразно с его достоинством" 125.

К числу таких мирян, вознаграждавшихся за свою службу церкви (в частности, епископам) земельными пожалованиями, относились прежде всего дружинники 126. Таким образом, мы имеем основания предполагать, что в VII в. церковь шире, чем в предшествующий <206> период, практиковала раздачу земель в бенефициальное владение, по сути условное; одной из его форм было пожалование земли in stipendium 127.

Пожалование бенефициев, по-видимому, постепенно связывается с установлением отношений вассального характера. Уже в VI в. бенефиций и коммендация были, как правило, неотделимы друг от друга 128. В источниках нет данных о том, в каких формах совершалась коммендация, приносили ли дружинники и другие "подзащитные" особую клятву верности своему патрону. В конце VII в. Эгика запретил приносить такую клятву кому-либо, кроме короля 129. Этот запрет может служить как раз косвенным указанием на то, что, коммендируясь, дружинники присягали своему патрону. Возлагая на магнатов обязанность приводить с собой в поход дружину и предоставляя каждому свободному человеку право отправляться на войну под началом своего сеньора (в памятниках конца VII в. именно таким образом обозначается магнат, имеющий дружинников и "подзащитных" 130), государство само упрочивало складывающиеся сеньориальные отношения. Мы видим, следовательно, что на низшей ступени феодально-иерархической лестницы, т. е. в отношениях магнатов со своими вассалами, бенефициальная система прокладывала себе дорогу быстрее, чем на вершине этой иерархии - в сфере связей магнатов с королями. Обращает на себя внимание, что после крушения Вестготского государства бенефициальная система продолжала существовать не только в Каталонии и Септимании (где сильное влияние на социально-политическую жизнь оказало Франкское государство), но и в Астурии и Леоне131. Здесь <207> особенно заметна преемственность в развитии прежних вестготских социальных институтов; в Х-XI вв. fideles в этих государствах, как и прежде у вестготов, получают от королей земли в полную собственность или в виде условного пожалования. Наследникам готских дружинников - milites, инфансонам земли также предоставляются их патронами светскими и духовными магнатами, на правах бенефиция, который именуется теперь prestimonium, prestamum, atondo 132.

В зарождении бенефиция в готской Испании отчетливо проявилось формирование иерархической структуры феодальной собственности, вместе с которой сама бенефициальная система пережила Вестготское государство.

Возникновение частной власти крупных землевладельцев

Одним из компонентов рассматриваемого нами процесса становления крупного феодального землевладения было формирование частной власти магнатов над крестьянами. Появившись на свет, она, в свою очередь, способствовала феодализации общественных отношений и образованию крупной феодальной вотчины. Согласно традиционному представлению, крупные землевладельцы будто бы не располагали такой властью в готской Испании 133. <208>

Показателем ее развития в ряде других феодальных государств считался обычай, в силу которого сеньору предоставлялась иммунитетная грамота, запрещавшая агентам короля доступ в его владения. Относительно выдачи грамот этого рода в Вестготском государстве сведения действительно не сохранились. Но рост частной власти магнатов и их политической самостоятельности прослеживается по данным вестготских юридических, канонических и нарративных источников.

Складывание отношений частной зависимости во многом определяется характером классообразования, точнее, социальным и юридическим статусом различных общественных слоев, которые в дальнейшем преобразовывались и вливались в классы феодального общества. Понятно, что установление частновладельческой власти над теми зависимыми крестьянами, которые происходили из прежних рабов, вольноотпущенников и колонов, осуществлялось значительно легче, чем над земледельцами, в прошлом являвшимися вольными германскими общинниками. И, изучая генезис и развитие частной зависимости в готской Испании, приходится обращать особое внимание на то обстоятельство, что именно первая из этих категорий земледельцев (т. е. рабы, вольноотпущенники и колоны) представляла собой основу для формирования здесь крестьянства, находящегося в феодальной зависимости.

Рассмотрим, в какой мере распространялась частная власть крупных землевладельцев на различные группы зависимого населения. В источниках содержится больше всего сведений о характере господства землевладельцев над сервами. Бревиарий Алариха, Вестготская правда и постановления соборов свидетельствуют, что господам принадлежала ограниченная юрисдикция в отношении сервов. Согласно наиболее древнему вестготскому закону, касающемуся этого вопроса, в случае, если раб совершал кражу у своего господина или у другого серва, хозяин мог поступить с вором по собственному усмотрению. Судья не должен был вмешиваться в дело, разве что этого пожелает сам господин 134. Бревиарий и вестготские законы VII в. определяют объем <209> частновладельческой юстиции точнее. Господа могли судить и наказывать своих сервов по всем делам, которые не карались смертной казнью. Коль скоро они совершали такие преступления, виновных надлежало передавать государственным судьям135. Господин, однако, не отстранялся полностью от решения судьбы приговоренного. Если судья признавал последнего виновным, но не приводил приговор в исполнение, это мог сделать господин 136. Господам запрещалось также увечить своих сервов (Ne liceat quemcumque servum vel ancillam quacumque corporis parte truncare) 137. Эти постановления, правда, не представляли собой непреодолимой преграды для землевладельцев, когда они желали осуществить власть над своими сервами в полном объеме: за смерть серва, вызванную наказанием, господин не отвечал 138. Точно так же не нес ответственности тот, кто убил своего серва, если клятвой и свидетельскими показаниями других присутствовавших при этом сервов подтверждал, что действовал в порядке самозащиты 139. Когда серв совершал преступление по отношению к третьему лицу, господин должен был представить виновного судье 140. Суд происходил обычно в присутствии господина серва или его актора (если обвинялся серв фиска, то - в присутствии прокуратора) 141. Показательно, что серв не нес ответственности за преступление, которое он совершил с ведома или по приказанию господина 142. <210>

Наличие обширной власти над сервами создавало благоприятные условия для роста частной власти магнатов; сервы представляли собой весьма значительный слой зависимых земледельцев.

Обратимся теперь к колонам, вольноотпущенникам, прекаристам, дружинникам: в какой мере они находились под властью землевладельца?

Колоны, как известно, еще в Поздней Римской империи оказались в личной зависимости от своих господ. В таком же положении их потомки оставались в Испании и при готах 143.

Личная зависимость вольноотпущенников, прекаристов и дружинников определялась тем, что они обычно были связаны с землевладельцами отношениями патроната. Вольноотпущенники чаще всего состояли под патроцинием своих прежних господ и не имели права уйти от них. Церковных же сервов, например, вовсе нельзя было освобождать, не оставляя их под патронатом церкви 144. Свободные поселенцы - прекаристы, согласно вестготским памятникам, находятся под патроцинием тех землевладельцев, в чьих имениях поселились 145. Под "покровительство" светских лиц (особенно тех, которые в своих владениях имели церкви) отдавались и клирики 146. Под патроцинием магнатов состояли дружинники - букцеллярии и сайоны.

Нет оснований утверждать, что лица, принадлежавшие к указанным социальным группам, были в равной мере зависимы от своих патронов. Вольноотпущенники находились в более суровой зависимости, чем свободные <211> дружинники или прекаристы, которые обладали правом покинуть своего патрона, вернув ему землю и подаренное им имущество.

Но зависимое состояние всех лиц, которые пребывали под патроцинием, имело некоторые общие черты. И официальное право начинает объединять состоящих под патроцинием в некую общую категорию зависимых людей. Характерно, что, определяя круг тех, кому ли-бертины церкви вправе отчуждать свое имущество, IX Толедский собор включает в число этих людей лишь рабов, а также состоящих под патроцинием данной церкви 147. А один из провинциальных соборов объединяет под общим наименованием conditionales сервов и прочих зависимых людей, связанных с церковью патронатными узами 148.

Из некоторых косвенных указаний наших источников видно, что по делам неуголовного характера (точнее, по таким, которые не карались смертной казнью) патроны могли осуществлять дисциплинарную власть по отношению к тем, кто состоял под их патроцинием. Светские законы и постановления церковных соборов, запрещающие частным лицам превышать свои права, присуждать к смертной казни подвластных им людей, явно исходят из того, что жертвами подобных злоупотреблений становятся не только сервы 149. Особенно ярким свидетельством осуществления дисциплинарной практики патронами служит закон Рекцесвинта, предоставляющий им право подвергать телесным наказаниям лиц, находящихся под патроцинием. Согласно этому закону, <212> патрон не несет ответственности, если тот, кто подвергся наказанию, умер в результате экзекуции 150.

В тех случаях, когда человек, находившийся под патроцинием, судился с кем-либо в публичном суде, патрон оказывал ему там поддержку. Некоторые свободные для того и отдавались под патроциний, чтобы заручиться таким покровительством. Вначале установление подобного рода судебных патроциниев осуществлялось нелегально 151. В VII в. оно узаконивается, хотя государство предпринимает еще попытки как-то регулировать порядок избрания патронов с целью ведения судебных дел 152. Особенно характерным показателем власти патрона над состоящими под его патроцинием служит тот факт, что они не отвечали за преступления, совершенные ими с ведома или по приказанию господина. Еще в кодекс Леовигильда был включен закон, предписывавший лишь в том случае наказывать свободных людей, участвовавших в мятеже или в насилиях, если они не находятся под патроцинием зачинщика такого рода действий 153.

В VII в. Рекцесвинтом был издан закон, который полностью освобождал от ответственности лиц, совершивших правонарушения по повелению патронов 154. <213>

Источники содержат и другие данные, указывающие на конкретные проявления частной власти землевладельцев. Для того чтобы правильно оценить эти сведения, нужно учитывать, что в общественном и политическом строе Вестготского королевства сохранилось немало римских традиций. Известно, что в эпоху Римской империи крупные землевладельцы из сенаторского сословия нередко приобретали некоторые административные функции. Они взимали государственные налоги с обитателей своих имений, собранное вносили в казну155, поставляли рекрутов из числа колонов в армию 156. Государство возлагало на таких магнатов обязанность следить за религиозными воззрениями подвластного населения и искоренять ереси 157. В их владениях находились частные церкви. Еще в те времена заметно возрастает самостоятельность управляющих поместьями фиска и частных лиц (прокураторов, акторов, виликов). В новых исторических условиях эти тенденции получили в Вестготском королевстве дальнейшее развитие.

Императорские прокураторы не только управляли имениями, но и собирали с их населения налоги и принуждали его нести государственные повинности, осуществляли юрисдикцию по делам о мелких правонарушениях, представляли в государственный суд виновных в серьезных преступлениях, наблюдая в этом случае за ведением дела 158. Собранные суммы прокураторы доменов подчас использовали для собственных нужд. Повинности также порой выполнялись в пользу самих управляющих 159. Значительную самостоятельность, судя по римским источникам IV-V вв., получают также акторы и вилики частных лиц. Симмах в своих письмах отмечает, например, что акторы уклоняются от доставки денег, собранных в имениях собственника, и вообще ведут себя совершенно независимо 160. Они не только <214> эксплуатируют в своих интересах рабов и колонов, живущих в поместье, но притесняют и окрестное население 161.

После вестготского завоевания магнаты и их управляющие в значительной мере удержали власть над жителями имений. Управляющие землями фиска - вилики и акторы - по-прежнему собирают здесь государственные налоги и принуждают население выполнять государственные повинности 162. Землевладельцы обязаны бороться против остатков язычества в среде подвластных им людей 163. Лишь в том, что касается военной повинности, соответствующая римская традиция оказалась прерванной, поскольку в первый период существования Вестготского королевства военная служба возлагалась только на готов.

Вестготское государство с самого начала санкционировало власть прокураторов доменов фиска над населением имений. Управляющие фактически были признаны государственными должностными лицами, хотя продолжали в то же время руководить и хозяйственной жизнью королевских поместий 164.

О виликах владений фиска и магнатах говорится как о людях, под управлением которых находится несвободное и зависимое население имений165. Серва представляет в суд либо вилик, либо владелец имения 16fi; вернуть беглого серва тоже надлежит либо вилику, либо господину 167. Вилики в первую очередь занимались хозяйственными делами I68.

Вместе с тем управляющие имениями - не только фиска, но и магнатов характеризуются как государственные должностные лица особого разряда (ordo <215> villicorum). Находясь на низшей ступени должностной иерархии 169, акторы, вилики и прокураторы фиска все-таки обладали властью официальных лиц (potestatas, cura publica) 170.

В ведении акторов и прокураторов фиска (может быть и церкви) состоял определенный служебный округ171, территория (commissum). Все эти управляющие располагали административными, финансовыми, а отчасти также судебными полномочиями. Они, например, следили, чтобы воины, находясь в походе, не совершали насилия и не грабили население королевства172; вилики, как и судьи городских округов (iudices civitatum), обязаны были возвращать земельные владения римлян, незаконно присвоенные готами, собственникам173. На виликах (в данном случае, очевидно, не только фиска, но и светских магнатов, а также церкви) лежала обязанность задерживать беглых рабов, обнаруженных ими в деревнях и виллах, и возвращать их хозяевам 174. Виликам и акторам, которые в ряде случаев именуются "старейшинами" местечек (seniores loci, priores loci175), крестьяне должны были сообщать о приблудившемся скоте 176, о появлении в деревне беглых 177.

Как ответственным за сбор государственных налогов, управляющим надлежало ежегодно являться <216> (вместе с некоторыми другими должностными лицами) на провинциальные церковные синоды для получения инструкций о порядке взимания этих налогов 178.

Фискальная деятельность виликов контролировалась вышестоящими инстанциями, которые в случае выявленных злоупотреблений привлекали виновных к строгой ответственности 179.

Государство очень неохотно передавало судебные полномочия частным лицам. Согласно Вестготской правде, даже мелкие правонарушения, совершаемые в деревнях и виллах, должны были рассматриваться и соответственно караться государственными судьями. В готских законах упоминаются судьи местечек (iudices locorum), которые разбирают, в частности, дела о потравах, о поджогах лесов, беглых рабах, подвергают наказанию женщин, занимающихся проституцией, и т. д.180.

Таким образом, в компетенцию государственных судей входили и уголовные, и гражданские дела, включая мелкие. Административные же и судебные функции виликов, акторов и прокураторов первоначально распространялись лишь на несвободное население их вилл и деревень 181. Но позднее, по мере роста крупного землевладения, разорения общинников и превращения их значительной части в зависимых людей, магнаты (а соответственно и вилики) устанавливают свою власть также над деревнями, где живут еще и свободные крестьяне. <217>

Росту частной власти магнатов способствовали церковь и государство. В 589 г. III Толедский собор поручает землевладельцам искоренять язычество среди сервов имений. В середине VII в. закон Хиндасвинта предписывает акторам и прокураторам задерживать и подвергать наказанию всех, занимающихся колдовством, какое бы положение они не занимали 182. Еще более ясно выступает признание государством частной власти магнатов и их управляющих, причем не только над несвободным, но и над свободным деревенским населением, в законе Эгики. Согласно этому постановлению, на акторов и прокураторов имений фиска и частных лиц возлагается обязанность строго наказывать деревенских жителей, если те не сообщили о беглых рабах, укрывавшихся в деревне. Наказанию подлежат при этом все обитатели данного селения, независимо от своей народности и социального статуса 183. Все они, следовательно (а среди них имеются и свободные крестьяне), считаются подчиненными акторам и прокураторам 184. Мы видим, что к концу VII в. в сферу частной власти крупных землевладельцев и прокураторов доменов фиска оказались вовлеченными свободные крестьяне тех деревень, которые постепенно попадали под административное влияние вотчинников.

Особенно благоприятные условия для роста частной власти складывались в церковных поместьях. Церковь пользовалась рядом привилегий, облегчавших этот процесс. Епископам принадлежало право суда над клириками 185, и этот суд был для них обязателен. Клирики не могли судиться у судей-мирян, хотя в отдельных случаях их можно было привлекать к светскому суду186. Епископы имели своих сайонов, т. е. дружинников, осуществлявших функции судебных исполнителей 187.

Церковь пользовалась и налоговыми привилегиями, а также свободой от некоторых государственных повинностей. Вестготское государство признало римское установление, освобождавшее клириков от экстраординарных и так называемых "грязных" повинностей (munera sordida) 188. <218> В конце VI в. от выполнения ангарий были освобождены и церковные сервы 189. В 633 г. свободные клирики, которые ранее пользовались иммунитетами от "экстраординарных" и "грязных" повинностей, были освобождены от государственных повинностей вообще (...ab omni publica indictione atque labore habeantur immunes) 190.

Иммунитет, предоставлявшийся церкви и клирикам, являлся не полным. Церковные сервы не освобождались от подушного налога191, а с имений в последний период существования Вестготского королевства взимался поземельный налог 192. Но тем не менее все эти привилегии ограничивали вмешательство официальных должностных лиц в жизнь церковных вотчин, что создавало благоприятные условия для установления там ее частной власти.

Расширение ее объема у крупных землевладельцев к концу VII в. получило отражение в изменении судебной практики и военной системы. Вернее, изменения, которые фактически давно уже произошли в общественной жизни, были оформлены юридически.

Вплоть до середины VII в. вестготское правительство в соответствии с нормами римского права признавало лишь два источника судебной власти: предоставление судебных полномочий королем и избрание третейского судьи самими тяжущимися сторонами 193. В 80-е годы VII в. положение меняется. В изданные ранее законы, определявшие круг лиц, которые пользуются судебной властью, Эрвигий внес дополнения: отныне права судьи <219> приобретает и тот, кому они делегированы каким-либо судьей 194.

Учитывая бессилие местных судей против магнатов, чье давление они зачастую испытывали, можно сделать вывод, что крупному землевладельцу нетрудно было добиться судебных полномочий для себя или для своих виликов.

Рост частной власти магнатов церкви оказал влияние и на военную систему Вестготского государства. В первый период его истории свободный гот, как отмечалось выше, мог брать с собой в военный поход дружинников и вооруженных рабов. Уже закон Вамбы предписывает, чтобы с началом военных действий каждый сеньор выступал в поход вместе со всей дружиной, которой он располагает195. Другой, более поздний, закон, изданный Эрвигием, требовал от всякого, будь то гот или римлянин, отправлявшегося в поход, брать с собой десятую часть сервов; они должны были получить от него и соответствующее вооружение 196. Теперь Вестготская правда исходит из представления, по которому каждый воин идет в поход либо под командованием своего графа (или другого государственного должностного лица), либо сеньора 197. Но последний не только посылал своих людей в войско: под его командованием они и сражались в боях 198. Особенно тесно связаны были с сеньором, разумеется, дружинники, но он предводительствовал и прочими зависимыми людьми 199.

Изложенные постановления свидетельствуют о том, что крупный землевладелец мог сам набирать войско в собственных владениях, действуя вместо соответствующих королевских агентов, и возглавлять своих людей во <220> время войны. Это яркий показатель роста частной власти магнатов в Вестготском королевстве.

С охарактеризованными явлениями связано в известной мере и формирование института частных церквей. Оно создавало дополнительные узы личной зависимости крестьян от магнатов. Священник был влиятельным лицом в вестготской деревне. Он не только стоял во главе религиозной общины: ведь церковная организация в готской Испании тесно переплеталась с государственным механизмом. Епископы и священники выполняли некоторые публично-правовые функции, выступая фактически в качестве государственных должностных лиц. Священникам, например, полагалось доносить королю о злоупотреблениях судей и акторов доменов фиска200, следить за соблюдением религиозных законов201; в их присутствии рабов отпускали на свободу202. Как и судьи, священники выполняли нотариальные обязанности203, участвовали в опеке над малолетними204 и т. д.

Сооружая у себя церкви, магнаты, с одной стороны, освобождались (хотя бы частично) от епископской опеки над обитателями своих имений; с другой -могли использовать духовенство этих частных церквей для усиления своей власти над местным населением. Священники, естественно, находились в зависимости от основателей церквей, состояли обычно под их патроцинием205.

Таким образом, распространение частновладельческих церквей, в свою очередь, способствовало сосредоточению политической власти в руках сеньора вотчины.

Но, несмотря на то, что светские и духовные магнаты практически обладали весьма значительной властью над населением, на Пиренейском полуострове тогда не было института, который в соседнем, Франкском, государстве юридически закреплял эту частную власть магнатов - иммунитета. В источниках не сохранилось <221> никаких следов его существования в V-VII вв. Известно, однако, что в христианских государствах, образовавшихся в северной части полуострова после арабского завоевания, иммунитеты получили широкое распространение. Они сплошь да рядом применялись в Испанской марке в IX в.206, и, вероятно, Каролинги, предоставлявшие здесь иммунитеты, не механически переносили на Пиренейский полуостров франкские порядки, но действовали в соответствии с местными обычаями. Но если трудно сказать, в какой мере распространение иммунитетов следует отнести за счет франкского влияния в этом районе, то в Астурии и Леоне иммунитет основывался несомненно не на чужеземных влияниях, но на вестготских традициях. В источниках сохранились данные о наличии в Астурии и Леоне иммунитетов, запрещавших королевским должностным лицам вступать во владения иммуниста для выполнения судебных, фискальных и полицейских функций207.

В IX в. сеньоры взимают судебные штрафы на территории, подчиненной их юрисдикции208.

Широкое распространение иммунитетов в испанских христианских государствах вскоре после крушения Вестготского королевства указывает, что условия для возникновения этого института созрели еще в готский период.

Необходимо также учитывать несоответствие между фактическим объемом политической самостоятельности магнатов и юридическими принципами. На деле она была значительно большей, чем по нормам официального права. Правительство не в состоянии было справиться со своеволием знати, которая все меньше была склонна подчиняться местным властям. Еще в начале VI в. испано-римские магнаты с помощью отрядов вооруженных рабов творили насилия над окрестным населением; принуждали крестьян продавать или <222> дарить им свое имущество, вымогали наследство умерших и т. д.209. Вилики не только притесняли жителей незаконными поборами, но и принуждали их отдаваться под патроцинии 210. Такого же рода факты зафиксированы в готских законах VI в. Знатные готы силой исторгают у рядовых общинников выгодные для себя договоры, захватывают их участки211, врываются со своими дружинниками в чужие владения и т. д. Особенно характерны сведения источников, рисующие неподчинение магнатов государственным властям и узурпацию ими тех прав, которые по закону принадлежали лишь официальным лицам.

Магнаты не выполняют требования судей о выдаче сервов, совершивших какие-либо преступления212, укрывают в поместьях разбойников, беглых рабов и колонов 213, не допускают сюда епископов и судей, преследующих язычников214, сами не являются к судьям по их вызову215, отказываются давать свидетельские показания 216, уклоняются от уплаты налогов 217 и от несения военной службы 218.

В то же время знатные нередко нарушают законы, присваивая себе права публичных властей, вмешиваются в действия должностных лиц. Задержав преступников, магнаты не выдают их судьям, но заключают в свои тюрьмы 219.

Подобно позднеримскому, Вестготское государство не санкционировало создание частных тюрем, но фактически они, очевидно, имелись у магнатов 220. <223>

Знатные люди самовольно чинят суд221, оказывают давление на королевских судей, вмешиваются, вопреки их протестам, в ход судебного разбирательства 222. Они без какого бы то ни было разрешения судей занимают и опечатывают чужие дома 223.

Знаменательно, что еще в VI в. государственные агенты, как признает само правительство, нередко не в состоянии были осуществить свою, принудительную власть по отношению к знати. В Вестготской правде рассматриваются всевозможные казусы, когда судья неспособен подчинить себе нарушителей законов. В одной из ее глав говорится: коль скоро судья не может захватить человека, обвиненного в преступлении, граф должен прислать ему подкрепление224.

В других случаях судье, оказавшемуся бессильным перед магнатом или кем-либо иным, находящимся под его патроцинием, предписывается обращаться к королю (предполагается, что граф тоже не в силах осуществить принуждение), а если король находится слишком далеко, то к епископу или к судье высшего ранга 225.

Стремление магнатов к политической самостоятельности выражается также в их неподчинении королю.

Имеются данные о том, что испано-римские, а также готские магнаты в VI-VII вв. все чаще проявляют нелояльность по отношению к королевской власти, именно они выступают главными носителями сепаратистских тенденций. Многие представители знати уклоняются от участия в военных походах226. Характерно назначение <224> строгих кар для тех лиц из знати, кто отказывается приносить присягу королю 227.

Ведя борьбу против королевской власти, светские и церковные магнаты нередко вступают в соглашения с чужеземными государствами. В истории Вестготского королевства известно немало такого рода случаев. Например, знатный гот Атанагильд, поднявший в середине VI в. мятеж против короля Агилы, вступил в союз с Византией 228. Граф Сизенант, подготавливая в 631 г. восстание против Свинтилы, заключил соглашение с франками о совместных действиях229. С ними же был в сговоре и герцог Павел, организовавший мятеж против Вамбы 230. Зачастую в мятежах и заговорщических сношениях с другими государствами участвовали и епископы.

Переход на сторону противников Вестготского королевства расценивается в актах соборов и законах VII в. как опасное и широко распространенное преступление. VI Толедский собор вынес при Свинтиле постановление против перебежчиков - им назначались религиозные кары 231. При Хиндасвинте был издан закон "О тех, кто как перебежчики и мятежники выступают против своих королей, народа и родины" - "De his, qui contra principem vel gentem aut patriam refugi sive insulentes existunt"232. Им грозила смертная казнь. Король мог помиловать виновного, и тогда казнь заменялась ослеплением преступника и конфискацией всего его имущества 233. Но если самому Хиндасвинту еще удавалось претворять данный закон в жизнь234, то его преемникам это становилось все труднее. Так, например, участники мятежа Павла против Вамбы не были наказаны так, как <225> того требовал закон Хисдасвинта: их приговорили лишь к пожизненному заключению и наказанию, бесчестившему свободного человека, - преступникам остригли полосы. В самый же закон Хиндасвинта при новом редактировании Вестготской правды Эрвигием была внесена оговорка, смягчавшая кару, назначенную для перебежчиков 235. По-видимому, магнаты уже вступили на тот путь, следуя которым их потомки в послеготский период добились для себя права денатурализации и ведения войны против собственного государя236.

Известно, что междоусобная борьба магнатов сыграла роковую роль в судьбе Вестготского королевства. После смерти Витицы в 709 г. сын его Акила не сумел утвердиться на троне. Против него восстала знать, и в 710 г. королем был избран Родриго, герцог Бэтики 237. Сторонники Акилы бежали или были подвергнуты репрессиям, а их имущество конфисковано. Противники нового короля вступили в сношения с арабами и оказали существенную помощь вторгшемуся в Испанию Тарику. В решающей битве при Гвадалете сыновья Витицы, командовавшие отрядами готского войска, обратились в бегство, - тем самым победа арабам над Родриго была обеспечена 238.

Об уровне политической самостоятельности, достигнутом вестготскими магнатами ко времени крушения Толедского королевства, свидетельствует и тот факт, что арабы, завоевывая Испанию, в отдельных случаях заключали соглашения с местными сеньорами. Например, арабский военачальник в Испании, сын Мусы, Абд-аль-азиз подписал в 713 г. договор с Теодемиром, правившим Мурсией. Здесь за Теодемиром была во всей полноте утверждена его власть, а он признал себя <226> вассалом арабов и обязался выплачивать им ежегодную подать. По этому поводу французский историк Э. Леви-Провансаль справедливо заметил, что Теодемир являлся сеньором данной области еще до вторжения арабов 239.

Сеньории подобного рода существовали к началу VIII в. также и в северной части полуострова. Поэтому после крушения Толедского королевства и могли там столь быстро возникнуть самостоятельные области, отстаивавшие свою независимость в борьбе против арабов и франков 240.

Таким образом, политическое устройство Испании в эпоху раннего средневековья складывалось довольно своеобразно. Несмотря на значительное усиление частной власти магнатов, добивавшихся политической самостоятельности здесь до конца истории Вестготского королевства, отсутствовали иммунитета и сохранялась, по крайней мере формально, государственная централизация.

Это явление, находящееся, на первый взгляд, в противоречии с данными о начале феодализационного процесса, объясняется следующим обстоятельством: Вестготское королевство, историческому развитию которого были присущи свои особенности, - значительный удельный вес рабовладельческого уклада в экономике и элементов римских политических институтов в государственном строе, сформировалось как централизованное государство. Тенденция к созданию политически самостоятельных сеньорий и сосредоточению политической власти в руках магнатов - общая для всех раннефеодальных государств Западной Европы. В условиях централизации она получила свое выражение в частичном переходе административных функций к вотчинникам, а также в ограничении королевской власти церковными и светскими магнатами в самом центральном <227> государственном аппарате. Орудием такого ограничения были и Толедские церковные соборы 241. Королевская власть, все более отступая перед натиском магнатов, все же вплоть до арабского завоевания отказывалась формально санкционировать их политическую самостоятельность и тем самым политическую децентрализацию.

Лишь после гибели Толедского королевства в историческом развитии Испании совершился новый скачок: появились иммунитеты, а вместе с ними произошло дальнейшее расширение политической самостоятельности землевладельческой знати.

Феодализация церкви

Церковь в Испании, как и в других странах Западной Европы, была крупным землевладельцем. Постепенное превращение церковных имений в феодальные вотчины, эксплуатирующие труд зависимых крестьян (сервов, либертинов, колонов, мелких прекаристов), составляло основу процесса ее феодализации.

В готской Испании отчетливо заметен рост частного епископского землевладения: епископы расхищали церковное имущество, используя его для расширения собственных владений, передачи церковного достояния родственникам и наследникам.

Арианское духовенство не знало целибата. И даже после превращения католичества в государственную религию в 589 г. бывшему арианскому духовенству, вступившему в католический клир, была предоставлена возможность сохранить свои семьи, правда, при условии соблюдения целомудрия242. Епископы и священники могли оставлять имущество сыновьям и внукам243. В дальнейшем церковь старалась добиться соблюдения канонов о безбрачии духовенства, но, по-видимому, без особого успеха. Еще в 657 г. IX Толедский церковный собор, констатируя, что многие епископы, священники, <228> диаконы имеют детей, предупреждал, что нарушители церковных канонов подвергнутся наказанию, а дети клириков не смогут наследовать своим родителям и станут церковными сервами 244.

По своему образу жизни епископы мало отличались от светских магнатов. Нередко они участвовали в усобицах, восстаниях245, совершали насилия над соседями - светскими землевладельцами 24е, вели друг с другом распри из-за территории, входившей в состав их диоцезов247. Некоторые епископы пытались произвольно назначать себе преемников248. Широко распространена была продажа церковных должностей249.

Церкви в VII в. извлекали определенные доходы от своих имений, получали дарения от королей и частных лиц. В VII в. церкви, очевидно, взимали уже десятины 250. Епископы имели право на одну треть церковных доходов (главной церкви диоцеза). Но они обычно не удовлетворялись этим и изыскивали дополнительные источники доходов, например, незаконно взимали поборы с тех, кто прибегал к их суду251.

Использование церковного имущества имело наиболее важное значение для высшего духовенства. Епископы присваивали достояние церкви, в том числе вклады верующих, ценную церковную утварь, украшения252. Вопреки канонам они самовольно отчуждали церковное имущество253, раздавали его своим родственникам и <229> клиентам 254. Освобождая рабов церкви, епископы нередко оставляли их под патроцинием тех или иных частных лиц, а не самой церкви255. Церковных сервов и либертинов епископы посылали для работы в своих вотчинах, что наносило ущерб хозяйству церкви256.

Источники содержат множество сведений о том, какие усилия предпринимала церковь (при поддержке королевской власти) для того, чтобы помешать расхищению церковного имущества епископами. Королевские законы и постановления соборов требовали строгого разграничения достояний церквей и епископов.

Вестготская правда предписывала тотчас по назначении епископа составлять опись имущества церкви. После смерти этого епископа надлежало проверить наличие инвентаризованного; недостающее возмещали епископские наследники257. Собор в Бракаре постановил, что личное достояние епископа может передаваться по наследству, но без урона для имущества церкви258.

Церковный собор в Гиспалисе принял решение, согласно которому епископ может дарить своим родственникам рабов церкви лишь в том случае, если затем компенсирует ее тем же числом собственных рабов 259. <230> Епископ, ничего не оставивший церкви из своего имущества, не мог освобождать церковных сервов. Его преемник должен был вернуть таких отпущенников под власть церкви 260.

Согласно постановлению церковного собора в Эмерите, дарения епископа его приближенным, сернам и либертинам оставались в силе лишь при условии, если он завещал своей церкви имущества на сумму, в три раза превышающую стоимость розданного261.

Соборы исходили из убеждения, что, обогащаясь, епископ или церковный эконом либо присваивает имущество церкви, либо использует то положение, которое он занимает в церковной иерархии. Поэтому IX Толедский собор постановил, что если имущество епископа или лица, управляющего хозяйством церкви, было незначительным до их вступления в должность, то после смерти означенных лиц все приобретенное ими отходило к церкви. Если же имелся в наличии инвентарь принадлежавшего им добра (т. е. если было доказано, что они не присвоили ничего из церковного достояния), то все приобретенное ими делилось между наследниками умершего и церковью. Тем же имуществом, которое было подарено кем-либо епископу или другому служителю церкви, владельцы его могли распоряжаться по своему усмотрению. Оно переходило церкви лишь тогда, когда они никому не оставили его в наследство262.

К числу мер, направленных против захвата епископами имущества церкви, относились также требования, чтобы епископы и священники ничего не продавали без согласия прочих клириков 263, чтобы о выдаче имущества, произведенной кому-либо епископом или экономом церкви в вознаграждение за те или иные услуги, составлялись документы 264; срок давности владения <231> имуществом, которым епископ или эконом неправильно распорядились, исчисляется не с начала фактического владения таковым, а со времени смерти епископа или эконома 265.

Стараясь расширить свои вотчины и умножить остальное имущество, епископы посягали не только на достояние и доходы тех церквей, которыми они управляли сами, но и приходских церквей, монастырей, часовен, находившихся на территории поместий магнатов.

Постановления соборов зачастую упоминают о незаконных действиях епископов в приходах. Они отягощали клириков поборами и повинностями к своей собственной выгоде266, отбирали значительную часть дарственных вкладов, которые эти церкви получали от верующих 267.

Епископы нарушали также права монастырей, посягая на их имущество и возлагая различные повинности на монахов. У монастырей, как и у приходских церквей, отбирались дарения, поступившие от верующих 268. Монахов, словно сервов принуждали работать на епископов 269. Монастырь, по словам постановления IV Толедского собора, превращался в имение епископа (...ita ut pene ех coenobio possessio fiat...) 270.

Попытки епископов расширить источники своих доходов за счет церквей и монастырей встречали сопротивление не одного только приходского духовенства и аббатов, с чьими интересами не могли не считаться соборы и королевская власть. Такие устремления <232> епископата сталкивались также с намерениями светских землевладельцев, основывавших свои частные церкви. Уже ко времени создания Вестготского королевства их было в Испании довольно много. У. Штутц утверждал некогда, будто частные церкви - институт германского происхождения271. Но, как показали М. Торрес, П. Р. Бидагор и другие исследователи, они возводились здесь уже в IV в.272.

После образования Вестготского королевства количество частных церквей в стране продолжало увеличиваться. Магнаты сооружали их в деревнях и виллах, обеспечивали землей и сервами, назначали в церкви клириков, обычно из сервов и либертинов. Нередко речь шла лишь о базиликах - часовнях, в которых литургия не совершалась273.

Приношения верующих этим церквам составляли важный дополнительный источник доходов для феодализировавшейся землевладельческой знати. Собор в Бракаре прямо выступил против тех, кто строит базилики не из-за благочестия, но по алчности - pro quaestu cupiditatis. Основатели подобных церквей, отмечал собор, делят доходы пополам с клириками, так что эти церкви существуют на "трибутарных условиях" (sub tributaria conditione) 274. Светские землевладельцы нередко пробовали превратить свои церкви в монастыри, поскольку последние в имущественном отношении были независимы от епископов. Подобные действия, однако, церковью запрещались275. <233>

Если основатели церквей рассматривали их как свою полную собственность, пытались неограниченно распоряжаться их доходами, произвольно назначать клириков, то епископы, напротив, стремились подчинить эти церкви своему управлению.

С VI в. соборы всячески стараются сузить права основателей церкви и увеличить возможности вмешательства епископов в управление частными церквами.

В решениях соборов подчеркивается, что имуществом таких церквей управляет епископ и основатели церквей не вправе им распоряжаться 276.

Но в то же время церковь не могла не учитывать реально сложившейся обстановки: ведь частные церкви фактически находились во власти их владельцев. Кроме того, светские магнаты имели известный вес на Толедских соборах. Поэтому соборы и королевская власть выступали против попыток епископов присвоить господство над частными церквами и их доходы 277.

Основатели частных церквей и их потомки получили право надзора за имуществом данных церквей. В случае незаконных посягательств на него епископов можно было обращаться к церковным и светским властям278.

Соборы не признавали прав основателей церквей на доходы последних. Притязания же епископов на эти доходы ограничивались. Касаясь доходов епископов, <234> соборы не всегда четко разграничивают диоцезальные, приходские и частные церкви, что затрудняет выяснение имущественных прав епископов. К тому же позиция соборов по этому вопросу с течением времени претерпела некоторые изменения.

Так, в 561 г. собор в Бракаре постановил, что церковные доходы распределяются следующим образом: треть идет епископу, треть - клирикам, треть используется на ремонт храма 279. В постановлении говорится о церквах вообще, без какой-либо дифференциации. Второй собор в Бракаре в 572 г. постановил, что епископу дозволяется получать от приходских церквей лишь 2 солида в год, претендовать же на треть ее доходов он не может. Она предназначается для ремонта церковного здания, и епископ должен лишь контролировать расходование этих средств280. Епископы обладали также правом постоя за счет церквей своего диоцеза, но при этом не могли являться со свитой более чем в пять-десять человек и оставаться дольше одного дня281.

Еще раньше, в 554 г., провинциальный собор в Тарраконе решил, что епископ, объезжая приходы, получает не более трети доходов местных церквей и обязан использовать эти средства для их ремонта282. Если учесть, что и общеиспанский III Толедский собор запретил епископам взимать с приходских церквей какие-либо поборы, помимо ранее установленных канонами283, можно сделать следующий вывод о правах епископов в приходских и частных церквах. Права эти в VI в. ограничивались получением небольшого денежного взноса (в Галисии - 2 солида с церкви в год); каждая церковь обязана была содержать епископа и его свиту в течение одного дня ежегодно. Получая треть доходов приходских церквей, епископ должен был обеспечить их ремонт.

В вестготской формуле наделения церкви имуществом имеется характерная оговорка, гласящая, что <234> епископу не будут принадлежать никакие права на него (absque episcopali impedimento) 284.

В первой половине VII в. соборы более ясно определяют объем прав епископов в отношении дохода с приходских и частных церквей. IV Толедский собор установил, что епископы могут получать треть их доходов (от приношений верующих, оброков, урожая, собираемого в церковных владениях) 285. О ее назначении в постановлении собора не было сказано. VII Толедский собор в 646 г. подтвердил постановление Второго Бракарского собора (относительно взимания епископами двух солидов в год) 286. Но IX Толедский собор высказался по этому поводу гораздо определеннее: епископ отныне мог произвольно распоряжаться третью, получаемой от приходских церквей287. Однако претензии епископов на треть доходов церквей диоцеза, по-видимому, не были удовлетворены.

Как уже говорилось, епископские притязания встречали ожесточенный отпор приходского духовенства и владельцев церквей. В документах соборов отмечается, что аббаты и пресвитеры не повинуются своим епископам; им наносятся оскорбления во время объездов диоцезов288. Правда, нередко и епископы применяли силу, для чего использовали своих сервов289. Но перевес в подобных конфликтах был все же, очевидно, на стороне светских магнатов, располагавших дружинами и обладавших уже значительной властью на территории, где находились их владения. <236>

Собор в Эмерите в 666 г. снова потребовал от епископов отказаться от взимания с приходских церквей трети их доходов с тем, чтобы эти средства шли на ремонт церквей 290. А в самом конце VII в. XVI Толедский собор напоминал епископам, что, получая от церквей прихода трети, они должны на эти суммы поддерживать церкви в исправном состоянии 291.

Что касается остальных двух третей церковных доходов, то вопрос о них вообще оставался вне поля зрения участников соборов. Эти доходы, судя по актам Бракарского собора, делились между владельцами церквей и местным духовенством292. За основателями частных церквей оставалось также право назначения в них клириков, хотя оно получало силу лишь после утверждения епископами293. Назначение епископом священника в такую церковь, произведенное без согласия ее владельца, считалось недействительным294. На деле основатели церквей пользовались их достоянием свободнее, чем это допускалось официальным правом. Частная церковь, по-видимому, рассматривалась как собственность ее владельца, которой он мог неограниченно распоряжаться по своему усмотрению, передавать по наследству, осуществлять ее отчуждение в любой форме. Характерно, что в IX-XI вв. в Астурии и Леоне сеньоры свободно продавали свои церкви 295.

В феодализации церкви важную роль играли миряне.

Еще арианская готская церковь в Галлии и Испании практиковала раздачу своих земель тем светским лицам, которые вступали под ее патроциний296. Такого рода сделки совершались и католической церковью297. При церквах и монастырях постоянно жили миряне из ближайшего окружения епископов и аббатов. Постановление <237> церковного собора в Эмерите называет среди возможных расхитителей имущества умершего епископа знатных и незнатных свободных людей, воспитанных во владениях данной церкви 298. Собор в Цезареавгусте отметил, что аббаты принимают в монастыри мирян как бы под патроциний, а затем вновь принятые начинают притеснять монахов 299.

Иногда светские магнаты сооружали монастыри в своих виллах и оставались там со своими семьями и сервами; они не желали, однако, подчиняться монастырской дисциплине и не отказывались от своего имущества 300.

Х Толедский собор запретил епископам предоставлять своим родственникам и близким возможность получать доходы с церквей и монастырей301. Интересно также, что некоторые епископы в VII в. назначали экономами своих церквей мирян, что было осуждено и запрещено соборами 302.

На основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы о положении церкви в готской Испании. Стремление епископов умножить свои имения и свои доходы, присваивая церковное имущество, особенно сервов и либертинов, а также взимая побор с приходских и частных церквей; расширение практики основания частных церквей светскими магнатами; столкновения епископов с этими землевладельцами, а также с приходским и черным духовенством из-за доходов от церквей и монастырей - столкновения, которые по сути <238> являлись не чем иным, как борьбой за перераспределение ренты, взимаемой с непосредственных производителей (сервов, либертинов, колонов, мелких прекаристов); частичная раздача церквами своих земель во владение светским людям, находившимся под их патроцинием, - все это признаки начинавшейся феодализации испанской церкви в VI-VII вв. <239>

ГЛАВА VII

СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В ИСПАНИИ

В V-VII вв.

Крушение римского господства и зарождение феодальных отношений в Испании происходило в условиях социальной борьбы, в которой принимали участие сервы, либертины и колоны, свободные германские и испано-римские крестьяне.

Борьба эксплуатируемых масс населения против светских и церковных землевладельцев и агентов государственной власти принимала многообразные формы. Она выражалась в вооруженных восстаниях, бегстве сервов и колонов от своих господ, оппозиции по отношению к официальной церкви, принимавшей форму еретического движения.

Движение багаудов в V в.

В 40-х годах V в. в Испании происходили подлинные народные восстания, их участники сражались против римских войск. Хронист Идасий называет повстанцев так же, как Зосим и Проспер Тиро именовали тех, кто боролся против римского владычества в Галлии, - багаудами. К одной и той же категории относит участников народных движений в обеих провинциях также Сальвиан Марсельский, который отмечает, что от римского государства отпала к варварам значительная часть Испании и Галлии 1. <240>

Самое раннее сообщение об испанских багаудах относится к 441 г. По словам Идасия, багауды Тарракона были разбиты командующим римскими войсками Астурием 2. Но эта победа оказалась неполной. Два года спустя его преемнику Мерободу снова пришлось воевать против того же противника. Как сообщает Идасий, Меробод в короткое время подавил арацеллитанских багаудов 3. После этого в течение шести лет багауды нигде не упоминаются, а к 449 г. тот же хронист относит новую вспышку движения, на этот раз в районе Тириассона 4. <241>

В 454 г. багауды Тарракона потерпели жестокое поражение. Они были разбиты вестготами, которыми командовал Фредерик, брат вестготского короля, выполнявший поручение имперского правительства5. Какие-либо дальнейшие сведения о багаудах Тарракона отсутствуют. Э. А. Томпсон относила к действиям багаудов также сообщение Идасия о грабежах, произведенных в округе Бракары и ликвидированных в 456 г.6. В действительности, грабежи, о которых говорится в 179-й главе этой хроники, совершали не багауды, а вестготы. В 466 г. Бракара была захвачена войском их короля Теодориха, нанесшего поражение свевам. Вслед за тем город подвергся разграблению, множество римлян попало в плен 7.

Захватив в плен свевского короля Рекиария, Теодорих вскоре выступил из Галисии в Лузитанию8. Непосредственным результатом этого Идасий считает прекращение грабежей в округе Бракары, которые он связывает, следовательно, с пребыванием здесь именно вестготов9.

Таким образом, действия багаудов в Испании ограничились Тарраконом, единственной провинцией, которая не находилась еще тогда во власти варваров. Движение багаудов носило здесь устойчивый характер. Судя по сообщениям Идасия, оно продолжалось в течение тринадцати лет.

Несмотря на поражения, которые правительственные войска наносили отрядам багаудов, подавить движение долго не удавалось. Силы, которыми располагали местные магнаты 10, оказались для этой цели недостаточными. Тарраконские посессоры добивались от римских властей в Галлии присылки регулярных войск. <242>

О составе участников движения багаудов в источниках нет данных. Известно, однако, что в области, где действовали отряды багаудов - Тарраконской провинции, имелись латифундии испано-римских магнатов и фиска; здесь было развито и муниципальное землевладение, особенно в приморской части провинции; на севере же, в мало романизированных районах сохранились самостоятельные общины туземных племен 11. Выше уже упоминалось о местных землевладельцах, которые могли набирать значительные вооруженные отряды из рабов, либертинов и колонов своих имений. Вполне вероятно, что в восстаниях багаудов в Испании так же, как и в Галлии, принимали участие мелкие свободные земельные собственники, разоряемые налогами и повинностями, зависимые крестьяне, колоны и рабы.

Мы не располагаем какими-либо сведениями о программе повстанцев. По-видимому, в Испании, как и в Галлии, они совершали нападения на виллы магнатов и города. Там, где им удавалось укрепиться, они, быть может, создавали самоуправляющиеся общины; багауды не признавали власти римских чиновников12. К. Санчес-Альборнос высказал мнение, что испанские багауды - это баски, которые не подчинились римскому господству, как позднее они не покорились и вестготским королям. Выступление багаудов, полагает ученый, - это не социальное, а национальное движение13. Отнюдь не исключено, что значительную, может быть даже ведущую, роль в народном движении против римских властей и магнатов действительно играли баски. Ведь и в Галлии ядром армии багаудов являлись армориканцы, крестьяне одной из весьма поверхностно романизированных <243> областей данной страны 14. Это не дает, однако, оснований отрицать социальный по своей сути характер движения багаудов в Тарраконе - той части Испании, где, как известно, было широко развито крупное землевладение.

Движение багаудов, были ли это выступления свободных общинников против римских властей или борьба зависимых крестьян, колонов и сервов против земельных магнатов, являлось выражением того стихийного социального протеста, который столь типичен для периода смены античности средневековьем15. Он не мог привести к победе народных масс. Но, ослабляя римское государство, выступления крестьян способствовали победам варваров и тем самым крушению римского господства в Испании.

Подавление восстаний багаудов не означало прекращения борьбы общинников, сервов и зависимых крестьян против крупных землевладельцев и формировавшегося в стране нового государства.

Вестготские короли еще в V в. обнаружили намерение оказывать поддержку правящим кругам галло- и испано-римского общества, когда те стремились подавить сопротивление эксплуатируемых масс населения. Готские власти пресекали какие-либо произвольные нарушения прав собственности римских посессоров на их земли и рабов 16. Для розыска беглых рабов был определен пятидесятилетний срок давности вместо римского тридцатилетнего17. В Бревиарий Алариха II были внесены положения римского права о карах за возбуждение мятежа18. Согласно Вестготской правде, войска предназначены не только для ведения войн с иноземным врагом, но и для внутренних надобностей. В ряде случаев судья мог обращаться за военной помощью к комиту 19.

Свободные и несвободные испано-римские земледельцы вели в VI в. упорную борьбу против нового государства, выражавшего интересы главным образом <244> магнатов, римских и готских. В 70-х годах борьба эта на юге Испании перешла в открытое восстание. Установлению здесь готского господства активно сопротивлялись и некоторые города (в особенности Кордова), использовавшие пребывание в этой части полуострова византийских войск. Но главной движущей силой восстания, по-видимому, было все же крестьянство. Только преодолев его длительное сопротивление, Леовигильд сумел справиться со всеми остальными участниками движения20.

У нас нет данных о самостоятельных вооруженных выступлениях рабов в V-VII вв. Известно, однако, что рабы широко применяли пассивное средство сопротивления своим господам - бегство. Вестготская правда квалифицирует как "мятежное упрямство" (contumacia rebellionis) попытки сервов использовать для освобождения право церковного убежища 21.

Во время войн и междоусобиц это бегство рабов и колонов принимало массовый характер. Так было, когда на территорию Южной Галлии и Испании в начале V в. вторглись аланы, вандалы и свевы, а затем и вестготы. Устанавливая пятидесятилетний срок давности для розыска беглых, король Эйрих, очевидно, намеревался распространить закон на сервов и колонов, оставивших своих господ именно в этот период22.

Нечто подобное происходило и в галльских владениях вестготов во время войны между ними и франками в 507 г. Теодорих Остготский, вмешавшись в нее, предписал своим полководцам в Южной Галлии восстановить порядок и без всяких колебаний (sine aliqua dubitatione) вернуть беглых их прежним господам23. Во <245> второй половине VII в. бегство сервов от своих хозяев приобрело весьма внушительные размеры24.

Положения римского права о мятежах готскими королями были расширены и детализированы. Вестготская правда требует, чтобы зачинщик мятежа был подвергнут позорной каре - публичному наказанию плетьми, считался обесчещенным (infamia notatus) и принужден был сообщить имена своих соучастников. Все они, как свободные люди, так и сервы, тоже наказываются плетьми 25. Характерно, что возможными участниками мятежа называются рядом друг с другом - свободные и сервы.

Борьба, которую общинники и зависимые крестьяне вели со своими господами крупными землевладельцами, а также с государством, объективно была направлена как против пережитков рабовладельческого строя, еще сохранявшихся в экономике и праве, так и против складывавшегося феодального землевладения и формировавшегося раннефеодального государства. Вестготские короли выступили активными поборниками интересов испано-римских магнатов. Это естественно: собственные устремления королей и готской знати, ставших владельцами поместий, хозяевами рабов и колонов, во многом совпадали с интересами этой местной знати. Опираясь на войска, набиравшиеся из готских крестьян, короли подавили в V-VI вв. восстания римского сельского люда, колонов и рабов. Впрочем, столетием позднее готские общинники оказались почти в таком же положении, как и местные.

В источниках отсутствуют данные об открытых выступлениях закрепощаемого крестьянства, колонов и сервов против господствующего класса в VII в. Но о том, что социальные столкновения продолжались, косвенно <246> свидетельствуют упоминания источников о "мятежном плебсе".

Вестготское официальное право и постановления церковных соборов провозглашают анафему тем, кто попытается захватить власть в государстве с помощью бунтующего народа 26.

Некоторые историки утверждали, что королевская власть в Вестготском государстве якобы покровительствовала крестьянам27. В отдельных случаях стремление предотвратить новые социальные конфликты, а также сохранить более или менее широкий контингент свободных земледельцев, необходимых для пополнения войска, действительно послужило причиной издания законов и постановлений, напоминавших магнатам, чиновникам и епископам о необходимости "снисхождения" к "беднякам" 28.

Но крестьянской политике готских королей гораздо более свойственно другое: раздача магнатам деревень, ликвидация общинных порядков свободных готских земледельцев и подавление восстаний сельского плебса. Короли поддерживают знать, а равно и крестьянскую верхушку в их попытках уничтожить общинные традиции, ограничивают юридические права низшего слоя свободных. В этом отчетливо сказывается классовый характер Вестготского государства: оно содействовало превращению свободных мелких земельных собственников в зависимых крестьян.

На севере Испании упорную борьбу против Вестготского королевства вели баски. Вестготские короли, вторгаясь на территорию басков, подавляли восстания, основывали здесь города, являвшиеся опорными пунктами <247> вестготского господства, накладывали на басков дань29. Но через некоторое время баски вновь восставали. Против басков воевали Леовигильд, Рекаред, Свинтила, Рекцесвинт, Вамба, Родриго и другие готские правители30. Борьба басков с Вестготским королевством по сути представляла собой движение свободных общинников против грозившей им утраты своей независимости.

Антагонизм между угнетенными массами зависимых крестьян и свободных общинников, с одной стороны, классом крупных землевладельцев - с другой, послужил одной из важнейших причин крушения Вестготского королевства в начале VIII в.

Арабскому завоеванию готской Испании способствовали не только усобицы среди ее знати, но и враждебное отношение к этому государству со стороны сервов, либертинов и других эксплуатируемых слоев, а также свободных крестьян северных окраин полуострова, боровшихся против вестготского господства.

Во время вторжения в Испанию арабов им оказывал содействие ряд магнатов сторонники сыновей Витицы, а также евреи, которые постановлением XVII Толедского собора в 694 г. были обращены в вечное рабство31. Не исключено, как предполагает Кахигас32, что на сторону арабов переходили и сервы-христиане, но данных в источниках об этом не имеется.

Сервы склонны были использовать всякое ослабление государства для открытого выступления; неслучайно крупное восстание сервов (возможно и либертинов) происходило в VIII в. на территории, оставшейся в руках вестготов - в Астурии, при короле Аурелио (768- <248>774) 33. Применение в тексте хроники Себастьяна термина tyranice предполагает, что восставшие, вероятно, стремились установить какую-то новую власть. Это восстание создало серьезную опасность для Астурийского королевства.

Антагонизм непосредственных производителей и землевладельцев выражался не только в восстаниях, которые происходили довольно редко, но главным образом, в повседневной борьбе земледельцев против обременительных оброков и повинностей, в попытках устранить или ослабить личную зависимость от светского посессора или церкви. В канонических памятниках попытки сервов и либертинов добиться улучшения своего положения характеризуются такими терминами, как superbia, sedicio, contumacia 34. Светские и церковные землевладельцы, подавляя эти попытки, применяли открытый террор. В постановлениях соборов читаем, что епископы и священники, вменяя в вину сервам и либертинам "гордыню" и подозревая в недобрых замыслах против церкви, подвергают обвиняемых пытке, увечат, присуждают к смерти 35. В одном из законов Хиндасвинта указывается, что господин не отвечает за убийство раба, коль скоро действует в порядке самозащиты 36. Подобная формула по существу легализовала неограниченное право расправы господ с сервами, высказывавшими недовольство своим положением. Закон Рекцесвинта, запрещавший <249> хозяевам калечить сервов без суда 37, был изъят Эрвигием из Вестготской правды 38.

Рабы стремились использовать право церковного убежища, но и бегство к алтарю далеко не всегда спасало их от произвола господ 39. Некоторые сервы покидали своих хозяев и становились поселенцами в других поместьях40.

Наиболее обстоятельно канонические памятники воспроизводят различные стороны борьбы, которую вели церковные либертины против усиления эксплуатации со стороны епископов и их агентов. Судя по актам соборов, они стремились избавиться от повиновения (obsequium) церкви. Получая свободу, сервы должны были давать обязательство (professio) навсегда остаться под патроцинием церкви 41. При вступлении нового епископа в должность всем либертинам и их потомкам надлежало представлять свои освободительные грамоты и возобновлять professio. Епископы в ряде случаев умышленно не уведомляли либертинов о необходимости предъявить эти грамоты, не помогали тем, кто их утерял (доказать другими средствами свои права на свободу вольноотпущенники не могли) и возвращали таких либертинов в рабское состояние42. Вступая в управление имуществом церкви, новый епископ мог также опротестовать распоряжения своего предшественника об отпуске сервов на волю и о предоставлении им имущества под тем предлогом, что благосостоянию церкви нанесен ущерб, ибо она-де была недостаточно компенсирована прежним епископом за освобождение рабов43. В результате либертины могли вновь стать рабами или утратить часть своего достояния. На епископский произвол вольноотпущенники имели право жаловаться <250> лишь собору, в котором решающее слово принадлежало, однако, тем же епископам44.

Угрожающее поведение сервов и либертинов порой побуждало государственную власть к частичным уступкам; периодически ограничивались террористические действия вотчинников, направленные против рабов и вольноотпущенников; время от времени снималось бремя недоимок, лежавшее на этих земледельцах45.

Что касается столкновений свободных колонов и прекаристов с вотчинниками, то о них мы можем судить лишь на основании тех статей Вестготской правды, которые упоминают о самовольном расширении земледельцами своих держаний46, об отказе от выплаты оброка 47. По-видимому, эти свободные держатели вместе с мелкими земельными собственниками-крестьянами участвовали в мятежных выступлениях плебса, о которых неоднократно, как мы видели, упоминается в источниках.

Присциллианство

Оппозиция господствующему классу и его государственной власти находила свое выражение также в ересях. Наиболее распространенной из них в V-VI вв. была ересь присциллианистов.

Деятельность Присциллиана, выходца из знатной семьи в Галисии, относится к концу IV в. Знакомый не только с догматикой христианской церкви, но и с персидской философией, Присциллиан не позднее 379 г. выступил с изложением своих религиозных воззрений, которые, по определению церковных писателей IV-V вв., представляли собой смешение идей манихеев и гностиков. <251> Уже в 380 г. на соборе в Цезареавгусте (Тарракон) взгляды Присциллиана были осуждены. Это не помешало ему навербовать себе сторонников, добившихся избрания его епископом Авилы. В 383 г. император Грациан издал закон об изгнании манихеев из Рима. Это явилось ударом и по приверженцам Присциллиана, поскольку их обвиняли в манихействе. Епископы-присциллианисты вынуждены были оставить свои кафедры. В 384 г. ряд испанских епископов, обвинив Присциллиана не только в манихействе, но также в колдовстве и разврате, добились его осуждения и казни (385 г.). В Испанию отправлена была комиссия, которая руководила репрессиями против сторонников Присциллиана 48. Их главой в Испании стал епископ Асторги Симпозий. В Галисии большинство епископов оказалось в рядах присциллианистов, и галисийская церковь фактически отделилась на время от испанской католической церкви. Происходила ожесточенная борьба за епископские кафедры с ортодоксальным духовенством, особенно с епископами Бэтики. В 400 г. был созван Толедский церковный собор, на котором католическому духовенству удалось завоевать значительный успех. Из десяти епископов-присциллианистов шесть, в том числе Симпозий, отказались от своих догм. После этого присциллианисты были вытеснены из рядов высшей церковной иерархии. Но как секта присциллианство продолжало существовать на протяжении V-VI вв. и не только в Испании, но и за ее пределами - в Галлии. Его следы обнаруживаются и в VII в.49.

Судя по тем обвинениям, которые выдвигались церковными соборами и католическими писателями против присциллианистов, расхождения между ними и ортодоксальной церковью касались религиозных догматов и принципов церковной организации. Присциллианистам прежде всего вменяли в вину, что они отошли от никейского символа веры в толковании догмата о божественной Троице и о природе Христа. Подобно савелианам, <252> они отрицали реальное различие между тремя божественными ипостасями 50.

Не менее значительны были разногласия и в области христологии. Согласно Присциллианистам, Иисус Христос имел лишь одну природу51: он - "не рожденный" (innascibilis) 52; его тело, страсти, христово воскресение - лишь воображаемое, видимость 53. Важную роль в догмах присциллианистов играло представление о дьяволе, который считался порождением хаоса 54. При этом видимый мир, человеческие тела - создания не бога, а дьявола. Душа человеческая - эманация божественной субстанции, часть бога. Присциллианисты не верили в телесное воскресение и придавали большое значение влиянию небесных светил 55.

С представлением о дьяволе как о творце материального, видимого мира связано убеждение присциллианистов в необходимости умерщвления плоти. Они считали злом брак и деторождение, воздерживались от употребления мяса56. Присциллианисты проповедывали также отказ от имущества 57. Первоначально требования аскетического образа жизни предъявлялись лишь претендовавшим на епископские должности, а позднее и ко всем верующим 58.

Примерно так же, как участники испанских соборов, характеризовали взгляды присциллианистов Иероним, <253> Августин, Орозий, Сульпиций Север, папа Лев I и некоторые другие церковные авторы конца IV-V вв.59.

В противоречии с указанными источниками находятся сохранившиеся произведения самого Присциллиана. Излагая свои религиозные взгляды, он не расходится явно в толковании догматов с ортодоксальным вероучением. Он осуждает манихейство и гностицизм и заявляет о собственной верности католической церкви60.

Отдельные исследователи, например Ф. Парэт и Э. Бабю, утверждали, будто обвинения в манихействе и гностицизме, выдвинутые против Присциллиана некоторыми испанскими епископами, были несправедливы, что он вообще якобы не был еретиком. Так, сопоставляя обоснование аскетизма манихеями и Присциллианом, Ф. Парэт отмечает, что для первых быть богатым - порочно. Богатых после смерти ждет кара. По Присциллиану же, богатство само по себе не мешает истинной вере и благочестию; для него отказ от имущества - только средство воспитания духа, нравственного самоусовершенствования.

Было бы, однако, неправильно судить о присциллианской теологии по нескольким произведениям, написанным в значительной мере для того, чтобы опровергнуть обвинения в ереси. Поскольку церковные писатели и постановления соборов упорно причисляли тезис о нерожденности Христа к еретическим догмам присциллианистов, а епископ Симпозий отрекся на I Толедском соборе именно от этого положения 61, мы вправе думать, что христология Присциллиана не совпадала с ортодоксальной 62. В своей записке о ереси присциллианистов и оригенистов, направленной Августину, Орозий привел небольшую выдержку из неизвестного письма Присциллиана: связь между божественными силами и человеческими душами описана здесь в чисто манихейском духе 63. <254>

Наиболее явно Присциллиан отступал от требований католической церкви в своем отношении к апокрифам. Он считал необходимым их использование64. Естественно, это создавало широкие возможности его последователям отклоняться от ортодоксальных догматов.

Непримиримость взглядов Присциллиана с учением господствующей церкви видна уже из того, что в его догматике на первый план выдвигалась вера, понимаемая как некое мистическое единство человека с богом. Эта вера предполагала самоотречение: внешний мир в глазах человека словно обесценивался. В связи с этим, как справедливо отметил Ф. Парэт, присциллианство ставило под сомнение спасительную роль церкви и всей церковной организации 65.

В то же время отрицание воплощения Христа, реальности его страданий и смерти подрывало одну из тех догм, на которых основывалась католическая церковь, - учение об искуплении грехов.

Таким образом, если остается не вполне ясным, в какой мере те или иные догмы присциллианистов принадлежали самому основоположнику этого движения или распространялись позднее его последователями, то объективная враждебность этого мистического и аскетического религиозного направления господствующей церкви не вызывает сомнений. Именно этим следует объяснять и поддержку, которую присциллианство встречало в народной среде, и в то же время ожесточенную борьбу, ведшуюся против этой ереси католическим епископатом.

В нашем распоряжении нет прямых данных о выступлениях присциллианистов непосредственно против самой церковной организации. Но, по сообщениям косвенного характера, можно заключить, что последователи Присциллиана стремились создать собственную организацию, отличную от церковной. Они выделяли из своей среды проповедников66, устраивали богослужения в частных домах, в виллах67, под открытым небом, <255> пользуясь при этом апокрифическими произведениями68. От службы у алтаря не отстранялись ни миряне, ни женщины. Причащение могло производиться не только вином, но и виноградом и молоком. О подобном обычае упоминал еще III провинциальный собор в Бракаре в 672 г.69. Присциллианистов отличало соблюдение множества постов. Они постились каждое воскресенье70. Члены этой секты не вступали в брак71.

Присциллианисты, придерживавшиеся аскетических идеалов, выделялись и своим внешним видом среди окружающих. Военные отряды, разыскивавшие "еретиков", обнаруживали их по бедной одежде и бледности 72. Очевидно, им присуще было стремление огладить резкие разграничения между клиром и верующими, что в то время было уже характерно для католической церкви.

Присциллиатотво распространялось в сложной исторической обстановке, когда римское господство в Испании подходило к концу и большая часть ее территории оказалась в руках варваров. Выяснить социальную базу данного религиозного движения очень трудно. Об отношении к этому движению органов старой государственной власти, сохранившихся в Испании в V в., и правителей варварских королевств, образовавшихся тогда на полуострове, имеется больше сведений. <256>

По-видимому, присциллианистов поддерживали довольно широкие народные слои. На I Толедском соборе в 400 г. говорилось, что на стороне присциллианистов большая часть плебса Галисии73. О том, что низы заражены "чумой ереси", писал в начале 40-х годов V в. и папа Лев 74.

В 561 г. собор в Бракаре указывал на опасность сохранения присциллианства в отдаленных районах страны среди "непросвещенных" людей75. Так называли тогда сельских жителей. Среди присциллианистов были и выходцы из знати 76, духовенства 77, но основной их контингент составлял сельский плебс, свободные и зависимые крестьяне. Вероятно, немало сторонников присциллианисты имели и в среде городского плебса, поскольку в противном случае они не смогли бы занять в конце V в. ряд епископских кафедр в Галисии и Лузитании. О прочных корнях присциллианства в массах свидетельствует его устойчивость. Несмотря на казнь Присциллиана и репрессии против его сторонников, движение в 80-х годах не заглохло, а даже усилилось78. В начале V в. были изданы новые имперские законы, объявлявшие присциллианистскую ересь государственным преступлением, грозившие <257> еретикам конфискацией всего имущества и другими карами 79, но и это не помогло.

Вторжение варваров в Испанию способствовало упрочению присциллианства. Орозий около 415 г. писал Августину, что от еретиков испанская церковь страдает больше, чем от неприятелей 80. Позднее папа Лев I в письме к испанскому епископу Турибию отмечал, что варварские вторжения помешали выполнению законов и затруднили духовенству борьбу с отклонениями от истинной веры 81. Свевы, в чьих руках оказалась с конца 20-х годов V в. большая часть страны, не склонны были оказывать какую-либо поддержку католической церкви в ее борьбе против еретиков. Епископы боролись против них собственными силами, опираясь, видимо, также на муниципальные власти в тех городах, которые оставались в управлении у испано-римлян.

В 40-х годах V в. вновь наблюдается подъем присциллианства в Испании, хотя участники движения вынуждены были теперь в большинстве случаев действовать нелегально. Епископ Турибий в одном из своих писем сравнивал эту ересь с гидрой, у которой заново отрастают отрубленные головы (velut quibusdam hydrinis capitibus pullulare) 82. В хронике Идасия сообщается, что в 445 г. была раскрыта группа манихеев (подразумеваются присциллианисты) в Асторге83. Епископ Турибий по поручению папы Льва производил расследование их деятельности 84. Следует отметить, что оживление присциллианства совпадает по времени с активными выступлениями багаудов. Правда, главными районами деятельности секты были Галисия и Лузитания, а багаудов - Тарракон. И вообще мы не располагаем данными о непосредственной связи этого религиозного движения <258> с восстаниями багаудов 85. Несомненно, однако, что по своей социальной принадлежности присциллианисты и багауды были близки друг к другу.

В 448 г., после смерти свевского короля-язычника Рехилы, королем стал католик Реккиарий. Это, по-видимому, на некоторое время облегчило католической церкви в Галисии и Лузитании ее борьбу против присциллианистов. Но в 456 г. свевское королевство было разгромлено вестготами. С начала 60-х годов среди галисийских свевов распространилось арианство. Вестготские короли-ариане, завладев основными районами Испании, не препятствовали католической церкви преследовать присциллианистов, а с начала VI в. и содействовали ей. В Бревиарий Алариха была включена новелла Валентиниана III, изгонявшая манихеев из городов и лишавшая их ряда гражданских прав, в частности права получать наследство и завещать свое имущество, находиться на государственной службе86. Другой римский закон, вошедший в Бревиарий, предписывал неуклонно привлекать всех еретиков-куриалов к несению муниципальных повинностей. Здесь же напоминалось о необходимости без промедления предпринимать против манихеян, присциллианистов и других еретиков меры, указанные в ранее принятых постановлениях87. Но несмотря на то, что отдельные должностные лица в Вестготском королевстве ревностно преследовали еретиков 88, присциллианисты продолжали свою деятельность.

Превращение католичества в государственную религию создало господствующей церкви новые возможности для искоренения ереси. <259>

В 561 г. свевский король отрекся от арианства и принял католичество. Это облегчило церкви борьбу против еретиков в Галисии. В том же году в Бракаре был созван церковный собор, на котором епископ Лукреций предложил заново осудить присциллианские догмы. Епископы признали это совершенно необходимым 89, и собор издал семнадцать статей против ереси 90. Но через одиннадцать лет Второму собору в Бракаре пришлось снова запрещать чтение апокрифов в церквах и всякую иную деятельность присциллианистов91.

В 589 г. вестготский король Реккаред перешел из арианства в католичество. Католическая церковь могла теперь рассчитывать на активнейшее участие государственного аппарата в подавлении, ересей. В Вестготскую правду включается закон Хиндасвинта, грозящий суровыми карами всем, кто причастен к какой-либо ереси92. И тем не менее литература присциллианистов еще долго имела хождение93. Католическая церковь даже в VII в. с подозрением относилась к монахам и клирикам, которые выделялись аскетическим образом жизни и уклонялись от соблюдения требований церковной дисциплины94.

Наряду с присциллианистской в Испании были и другие ереси. В Бэтике в V в. имелись несториане95. В VII в. отмечается деятельность в Испании ацефалов <260> ереси монофиситского характера 96. Но ни одна из этих ересей не была распространена так, как в V-VI вв.- присциллианство.

Ереси в Испании в V-VII вв., как и во многих других странах эпохи средневековья, были выражением оппозиции народных масс официальной церкви, неразрывно связанной с формировавшимся тогда господствующим классом. Возникнув еще в рабовладельческом государстве, ереси продолжали существовать и в раннефеодальном государстве. "Революционная оппозиция феодализму, - писал Ф. Энгельс, - проходит через все средневековье. Она выступает, соответственно условиям времени, то в виде мистики, то в виде открытой ереси, то в виде вооруженного восстания"97. <261>

ГЛАВА VIII

ФОРМИРОВАНИЕ

РАННЕФЕОДАЛЬНОГО

ГОСУДАРСТВА

В Вестготском королевстве, возникшем в начале V в. в Аквитании, зачатки государственности сочетались с остатками общественной организации, свойственной родоплеменному строю. Поселившись среди галло-римского, а позднее и испано-римского населения, вестготы не разрушили целиком местные органы государственной власти. И в Галлии и в Испании сохранился позднеримский административный аппарат (комиты, судьи, сборщики налогов, муниципальные власти). Правда, этот аппарат сохранился не полностью - вместе с империей не стало центрального управления, равно как и римских войск.

Высшая власть здесь принадлежала теперь королям варваров - вначале вандалов, затем вестготов и свевов. Они распоряжались вооруженными силами военными дружинами и народным ополчением (первоначально лишь из одних варваров).

Формирование государства, происходившее по мере усиления социальной дифференциации у готов, было в значительной мере ускорено теми специфическими условиями, в которых вестготы поселились в Аквитании и в Испания. Завоевателям нужно было обеспечить свое господство над покоренной страной. Между тем они оказались включенными в общество с развитыми классовыми противоречиями, с сохранившимся, по крайней мере частично, государственным аппаратом. Сближение верхушки пришельцев-варваров с господствующими <262> слоями местного населения обусловило также особые формы взаимодействия системы управления завоевателей и позднеримских органов государственного устройства, утверждавшихся тогда в Галлии и в Испании. Но их слияние произошло не сразу.

По мнению Ф. Дана, М. Торреса и ряда других исследователей, система управления Вестготского королевства была с самого начала государственной организацией. Между тем Вестготское королевство не сразу стало подлинным государством: оно прошло различные этапы в своем историческом развитии.

Мы располагаем лишь немногими данными о его эволюции в первой половине V в. Почти совсем нет сведений об организации управления у свевов.

Известно, что уже в начале V в. у вестготов появляется писаное право: Теодорих I издавал законы, регулировавшие раздел земель между местными посессорами и завоевателями 1. Эти законы упоминает и Сидоний Аполлинарий2. Около 475 г. Эйрихом был издан уже целый кодекс законов. Согласно источникам, королю принадлежит высшая военная власть. Он организует военные походы за пределы территории королевства и назначает командиров войска - комитов и дуксов3. Король руководит внешними сношениями4. В его руках находится и верховная административная власть. Он назначает правителей провинции 5. Король является также высшим судьей. По описанию Сидония Аполлинария, рассмотрение тяжб было повседневным занятием Теодориха6. Король наказывает нарушителей законов, взыскивая <263> с них штрафы7. Он контролирует деятельность судей8.

В распоряжении короля находилась казна, овладение которой считалось важнейшей предпосылкой успеха в борьбе за трон 9. Доходы королей складывались из поступлений от имений римского фиска, перешедших к готам, а также из военной добычи. Кроме того, к королям переходило выморочное имущество (т. е. достояние тех, кто не оставил после своей смерти законных наследников) 10, в некоторых случаях и преступников11. В казну поступали также налоги, которые продолжало выплачивать, может быть, в несколько меньшем объеме, чем в римские времена, галло-римское и испано-римское население 12.

Административный аппарат состоял из двух разнородных частей: из чинов готской системы управления и римских государственных и муниципальных органов 13. О дворцовом управлении в V в. известно очень мало. В резиденции короля находилась его довольно значительная дружина; ее высший слой, очевидно, принимал участие в управлении 14. С этой целью использовались и некоторые представители римской знати, как, например, Лев из Нарбонны, который выполнял функции канцлера и принимал участие в подготовке законов 15. В правление Алариха II некоторые должностные лица дворцового управления носили титул: vir inlustris, vir spectabilis; имелись также комиты 16.

В отличие от франкских королей вестготские <264> короли в основном жили в своей постоянной резиденции (в Тулузе) 17.

Известия о территориальном делении Вестготского королевства в первый период его существования весьма скудны. По-видимому, готы сразу или через некоторое время после, своего поселения в Аквитании восприняли основные элементы позднеримской системы провинциального устройства - провинции и городские общины (civitates). В законах Эйриха civitas фигурирует как единица территориального деления 18. Очевидно, были тогда уже и провинции, правителями которых являлись дуксы и комиты 19. На эти должности назначались как королевские дружинники, так и выходцы из местной знати 20. Особенно важную роль в управлении играл comes.

Комиты в Вестготском королевстве появились в результате взаимодействия элементов римской и германской административных систем. Известно, что в Поздней Римской империи звание комита имели многие высшие чины дворцового управления, выполнявшие экстраординарные поручения императора в провинциях и диоцезах, а также командиры воинских частей и начальники гарнизонов21. Такие комиты городских округов и военные командиры имелись в Галлии и Испании в то время, когда вестготы завоевали эти страны. В одном из писем Сидония Аполлинария упоминается comes civitatis Массилии (Марселя) 22. Комитами на римской службе становились и варвары, в том числе вестготы23. У готских королей в V в. также имелись комиты. Первоначально так именовались дружинники. Они, как мы знаем, использовались и для управления завоеванной территорией. <265>

К концу V в. вестготский комит, занимающий тот или иной пост в местном управлении, воспринял уже, вероятно, некоторые черты своего позднеримского предшественника: это соответствовало общей тенденции политического развития укреплению в обществе начал государственности. Вестготские комиты, в отличие от позднеримских, обладали и военной, и гражданской властью. В подчинении у них состояли начальники тех воинских отрядов, которые формировались в соответствующих округах24; в их ведении находились различные административные, а позднее и судебные дела 25.

В готских поселениях в конце V в. были также судьи. Отрывочные сведения об их функциях содержатся во фрагментах кодекса Эйриха. Согласно его законам, вестготские судьи в ряде случаев осуществляли, подобно графам Салнческой правды, принудительную власть по отношению к правонарушителям26. Но в отличие от франкских графов того времени, они, по-видимому, начинали уже и судить (впрочем, объем их судебных полномочий неясен). В источниках встречается упоминание о подкупе судей27. Судебной властью над готами при некоторых случаях, очевидно, обладал тиуфад - тысячник 28.

Там, где не было германских поселений, позднеримские органы местного управления функционировали по-старому, хотя во главе городских округов и провинций стояли судьи, комиты и дуксы, назначенные готским королем. <266>

Для Вестготского королевства наряду со всеми этими старыми и новыми элементами государственности характерны еще значительные остатки военной демократии. Вплоть до конца V в. созывалось народное собрание. На нем могли присутствовать все свободные люди готского происхождения. В действительности после расселения готов в Аквитании и Испании такие собрания вряд ли могли посещать все те, кто имел на это право.

Обычными участниками собраний в мирное время скорее всего были королевские дружинники, а также прочие готы, жившие в селениях, расположенных не очень далеко от королевской резиденции. Присутствие последних явственно видно из описания такого собрания, даваемого Сидонием Аполлинарием 29.

Собрания созывались, в соответствии с древним обычаем, рано утром30; на него являлись с оружием в руках31; чтобы высказать свои предложения32, король просил слова; собрание возгласами и шумом реагировало на речи выступавших33. Народное собрание обсуждало вопросы войны и мира 34, а также избирало короля 35. Об осуществлении этим органом судебных функций данных нет. Постепенно значение собраний падало. Они созывались еще при Эйрихе36, но ни в его законах, ни в Antiquae Вестготской правды уже не упоминаются. Функции народного собрания постепенно переходили к королю; как уже отмечалось выше, нередко он сам (точнее, при участии верхушки знати и дружины) определял <267> те или иные направления внешней политики и был верховным судьей.

Важную роль в местном управлении играло собрание свободных общинников по деревням и другим населенным пунктам. В Вестготской правде оно обозначается как conventus publicus или conventus publicus vicinorum37. Такое собрание решало вопросы землепользования, рассматривало тяжбы о границах земельных участков и другие дела. Согласно законам Эйриха, делами о нарушении межевых законов, о границах участков общинников, о границах и инвентаре римских имений, подлежащих разделу с готами, занимаются соседи (vicini) 38 и третейские судьи, выбранные тяжущимися сторонами 39. Иногда решение принималось всеми общинниками в соответствии с мнением большинства 40.

Здесь же, в собрании общинников, судя по более поздним законам, делались объявления о приблудившемся скоте41; наказывались плетьми свободные и рабы, совершившие правонарушения 42.

По-видимому, на практике объем судебных функций общинного собрания был шире, чем по законам готских королей, которые стремились ограничить его функции43.

Собрания общинников действовали там, где образовались <268> готские и свевские поселения, возможно, и в областях басков и кантабров.

В собраниях, происходивших в деревнях со смешанным германо-римским населением, в конце V в. стали участвовать также и местные свободные земледельцы (так было и во Франкском королевстве)44.

Из должностных лиц готской сельской общины в источниках упоминаются лишь inspectores - лица, контролирующие границы земельных владений общинников. Надо думать, что они избирались всеми членами общины. Inspectores рассматривали споры по поводу границ владений 45. В их присутствии устанавливались пограничные знаки46. Такие должностные лица известны и Баварской правде 47.

Сходная административная система сложилась в V в. и на той территории Испании, которая оказалась в руках свевов. Параллельно с их системой управления, которая носила, вероятно, несколько более архаичный характер, чем вестготская, сохранялись остатки римских учреждений, муниципальное устройство48.

В административном устройстве обоих королевств по мере роста социальной дифференциации черты военной демократии отступали на задний план перед усиливавшимися элементами государственности. Важное значение для формирования нового государства имело то обстоятельство, что вестготские короли сразу возглавили местные органы государственного управления. Королевский суд стал высшим судом не только для готов, но и <269> для римлян, у которых возникали тяжбы с ними; сборщики налогов вносили теперь налоги готским королям. Последние принимали активное участие в политической жизни империи в целом.

Известно, что галло-римский магнат Авит был провозглашен в 455 г. римским императором готским войском и галло-римской знатью в столице Вестготского королевства - Тулузе49.

В конце V в. при Эйрихе произошло значительное усиление королевской власти, что привело и к укреплению политической самостоятельности Вестготского королевства. Эйрих намного расширил его территорию за счет римских владений в Южной Галлии и Испании и окончательно порвал союз с империей 50.

Упрочение королевской власти соответствовало интересам и вестготской служилой знати, и местных (т. е. галло- и испано-римских) магнатов. Готская знать стремилась к завоеваниям, которые означали для нее дополнительные земельные пожалования, получение должностей в управлении новыми областями. Отношение местной знати к королям было двойственным. Экспроприация части земель в пользу готов не могла не вызывать у нее враждебности. Но вместе с тем крупные землевладельцы видели в королях варваров единственную силу, способную оградить их от опустошительных набегов других завоевателей, от восстаний багаудов 51.

Поэтому, хотя противоречия между господствующими слоями местного общества, с одной стороны, вестготами и свевами - с другой, исчезали не сразу52, королевская власть довольно скоро начала представлять общие интересы <270> тех и других. Об этом свидетельствуют прежде всего готские законы, защищавшие право собственности римских землевладельцев на их имущество, в том числе на рабов и колонов. Королевская власть, далее, быстро обнаружила свою готовность участвовать и в подавлении социальных выступлений низов. В 454 г. вестготское войско разгромило багаудов Тарракона. Вестготские короли с конца V в. принимали меры для того, чтобы воспрепятствовать бегству рабов и колонов от своих господ, которое приняло широкие размеры в период варварских вторжений53. Земельные владения испано-римских посессоров ограждались от незаконных посягательств их готских госпитов 54.

Укрепление королевской знати и государственности в целом нашло свое яркое выражение в начале VI в. при Аларихе II, когда была официально санкционирована деятельность позднеримских органов государственного управления. Правда, в Бревиарии Алариха перед нами уже их упрощенная схема. Но все-таки важнейшие элементы римской административной системы, исключая, разумеется, ее высшие звенья, здесь сохранены. Комиты провинций упоминаются лишь в тексте законов, а не в комментариях, которые в большей степени соответствуют истинному положению вещей к началу VI в.55. Основной же фигурой административной системы, согласно Бревиарию, является судья (судья провинции, городской общины и населенного пункта)56. Судьи имеют, как и прежде, канцелярию - officium 57. В источниках называется также правитель провинции - rector provinciae 58-должность, не утвердившаяся в готской Испании.

В Бревиарии часто встречаются сборщики налогов 59. <271> Формировавшееся государство уделяло большое внимание изысканию финансовых средств. Сохранилась также прежняя организация управления доменов императорского фиска, перешедших к вестготским королям. Управление этими доменами осуществлялось акторами, прокураторами и видиками 60.

Таким образом, по своей социально-политической сущности Вестготское королевство в V в. характеризуется двойственностью. Выражая еще в известной мере потребности всех свободных готов, королевская власть в то же время все более выступает представительницей интересов готской знати и местных магнатов.

* *

*

VI в. - период дальнейшего упрочения государственности у вестготов. Судя по немногим дошедшим до нас сведениям, в это время усложнялся центральный аппарат управления; в VII в. он окончательно конституируется как officium palatinum. В источниках упоминаются различные чины дворцовой службы, носящие римские титулы vir illuster или illuster procer 61. Важнейшими из них являлись комиты 62. Король обсуждал подготавливаемые законы с епископами и знатью 63. Исидор Севильский повествует, что при Леовигильде исчезла былая простота нравов, характерная для королевского двора; появился трон; государь, раньше не отличавшийся по внешнему виду от прочих готов, начал носить особое королевское одеяние64.

Стремясь упрочить престиж королевской власти, Рекаред пытался внести в этот институт элементы римской традиции: он первым из готских королей стал именоваться Flavius.

Более четкие формы приобретают в этот период местные органы администрации. Ее чины находились в <272> полной зависимости от короля, который назначал и смещал должностных лиц, предоставлял им жалованье65. Во главе провинций, как и раньше, стояли дуксы и комиты. Первые, очевидно, соединяли у себя военную и гражданскую власть66.

Комиты провинций и городских общин обладали обширными полномочиями судебными67 полицейскими 68 и фискальными (участвовали в сборе налогов) 69. Помимо этого комиты были и военными начальниками. В подчинении у них состояли тиуфады и начальники низших воинских подразделений 70. Комиты контролировали сбор ополчения71 и обеспечивали войско продовольствием 72.

Судьям, помимо их прямых функций, принадлежал и полицейский надзор73. Они также принуждали население уплачивать налоги и нести государственные повинности 74. В присутствии судей освобождали рабов75.

Полномочия дуксов, комитов и судей имели силу как по отношению к германскому, так и местному населению Вестготского королевства. Здесь не было (во всяком случае, в VI в.) отдельных комитов и судей для готов (как в остготской Италии).

В Вестготской правде не упоминается уже officium должностных лиц. Известно, впрочем, что в распоряжении судей имелись судебные исполнители сайоны 76.

Кроме дуксов, комитов и судей, которые занимали центральное место в администрации, источники упоминают нумерариев (сборщиков налогов), виликов77 и др. <273> В городских общинах продолжали свою деятельность дефензоры78.

В вестготском законодательстве уделяется много внимания налоговому обложению. Главным налогом в королевстве был поземельный налог (tributum); он взимался деньгами или натурой. Принципы и методы его взимания оставались римскими: данные об имуществе земельных собственников (о земле, рабах и проч.) заносились в кадастры (polyptici publici), и в соответствии с этой оценкой посессоры платили причитавшееся с них79. В системе сбора этого налога были неизбежны изменения по сравнению с эпохой империи; регулярное проведение переписей с целью учета всех изменений в имущественном положении налогоплательщиков вряд ли могло осуществляться в новых условиях, когда административный аппарат стал более примитивным, а магнаты оказывали все большее сопротивление государственным сборщикам налогов. Tributum должен был превратиться в постоянный, фиксированный налог80.

Важное значение имела, кроме того, подать, предназначавшаяся на содержание войска и административного аппарата, - аннона81. В начальный период истории Вестготского королевства сохранился и налог с торговых операций - auraria 82. Значительным бременем для населения были также государственные повинности angariae 83.

Готы не платили поземельный налог за участки, полученные при разделе земель с местными жителями84. Но с владений, которые они приобретали позднее, налог, очевидно, взимался 85. Данные юридических, канонических <274> и нарративных источников VII в., касающиеся налогового обложения, не дают оснований усматривать какие-либо различия в этом отношении между готами и испано-римлянами86.

Налог взимался не только с земельных собственников, но и с держателей чужой земли, в том числе вольноотпущенников 87, рабов фиска и церкви 88. От его уплаты не были свободны и клирики 89. Евреи вносили особый налог, от которого их освобождали, если они переходили в христианство90.

Несмотря на происходившее постепенно упрочение государственного аппарата и на то, что Вестготское королевство использовало ряд позднеримских политических институтов, в VI в. были еще значительны остатки древней германской системы общественной организации. Это относится прежде всего к военному устройству и общинному самоуправлению.

Помимо народного ополчения и королевской дружины, в военных походах участвовали также отряды, набранные и приводившиеся местными магнатами 91. Знаменательно, что в Бревиарий Алариха вошли положения римского права, касавшиеся таких вопросов, как завещания солдат, военный пекулий (castrense peculium), порядок рассмотрения судебных дел между военными и гражданскими лицами, участие военных начальников в судебных делах для гражданских лиц и пр.92.

В некоторых городах и крепостях размещались постоянные гарнизоны. Кое-где сохранилось и ополчение горожан 93. <275>

В ряде случаев воины по римскому обычаю получали содержание от государства - аннону94. Имелись особые должностные лица, ведавшие сбором ополчения (compulsores exercitus), их назначали из королевских сервов95.

Но основу военной системы составляло все же готское народное ополчение, воплощавшее в себе один из важных элементов древнегерманского общественного устройства и сохранившее некоторые свои былые черты. Иногда оно играло самостоятельную роль в политической жизни, влияя на решение вопросов войны и мира, а также на выборы королей. Как и раньше, готское ополчение состояло из боевых подразделений - отрядов в пять сотен, сотню, десяток воинов. Эти подразделения возглавлялись соответствующими начальниками, которые именовались (соответственно): тиуфад (thiufadus, millenarius), пятисотник (quingentenarius), сотник (centenarius) и декан (decanus). Эти командиры находились в подчинении у комитов округов, на территории которых созывались в ополчение воины данных подразделений, когда предстояли военные действия.

Тысячник (тиуфад) выполнял также некоторые полицейские и судебные функции96. Участвуя в походе в составе своих подразделений, готы, в первую очередь наиболее знатные и состоятельные, брали с собой букцелляриев 97 и вооруженных сервов 98. Воины сохраняли еще право на часть военной добычи99. По сотням распределялись суммы, полученные в качестве штрафов с тех военных командиров, которые либо без достаточных оснований освободили кого-либо от явки в поход, либо <276> сами дезертировали из войска, либо присвоили деньги, причитавшиеся воинам сотни 100.

В VI в. (и позднее) уцелели и элементы древнего порядка судопроизводства, осуществлявшегося в судебных собраниях общин. Правда, если принимать во внимание только памятники официального права и не учитывать более поздние сведения о судебном устройстве эпохи реконкисты, можно прийти к заключению, что в Испании VI в. полностью восторжествовала римская система суда. Вестготская правда не упоминает никаких судебных собраний по деревням или в округах. Судебным разбирательством занимаются, как правило, судьи, назначенные королевской властью. Они не только председательствуют в судебных заседаниях, но и выносят решения. Исходя именно из этих установлений официального права, такие исследователи, как Ф. Дан и М. Торрес, утверждали, будто готской Испании были чужды какие-либо древне-германские судебные институты и что в области суда всецело господствовали римские порядки 101.

Ошибочность подобных представлений стала очевидна после того, как было исследовано обычное право вестготов, особенно после опубликования упомянутой уже статьи Э. Инохосы о германских элементах в испанском праве. Испанское законодательство .в IX-XI вв. показывает, что даже тогда созывались судебные собрания всех свободных жителей населенных пунктов 102.

Сохранилось соприсяжничество103, практиковалось внесудебное взятие залога 104, устраивались судебные поединки 105. Все это позволяет предполагать, что перед нами черты судебной организации, характерные и для готской Испании, где они, однако, не были официально зафиксированы. Нормы Вестготской правды, регулирующие судебное устройство, нередко отражают не столько уже прочно утвердившиеся порядки, сколько стремление государственной власти преобразовать судебную систему <277> в соответствии с потребностями господствующих социальных слоев.

Государство настойчиво старалось устранить остатки древнегерманских судебных обычаев с тем, чтобы суд сверху донизу осуществлялся королевскими агентами и в соответствии с установлениями романизированного официального права. Вестготская правда требовала, чтобы судьи не рассматривали такие дела, относительно которых нет определений в законах. (Ut nulla causa а iudicibus audiatur, que in legibus non continetur.) В подобных случаях комит или судья должен был обращаться за инструкцией к королю 106.

Потерпевшему от кражи запрещалось вступать в соглашение с вором, минуя судью 107.

В Вестготской правде ничего не говорится о деревенских судебных собраниях. Согласно официальному праву, на собраниях соседей крестьяне лишь оповещаются о приблудившемся скоте 108, делаются сообщения о появлении беглого раба 109. Как и в V в., соседи разбирают споры о границах земельных участков 110, восстанавливают нарушенные межевые знаки 111, определяют ущерб, понесенный вследствие потравы полей односельчан 112 и пр.

Суд же творили судьи, назначенные королем. В одном из законов VI в. называются еще auditores, которые, подобно судьям, разбирают дела о составлении фальшивых королевских грамот 113. Возможно, речь идет здесь о судебных заседателях 114. <278>

Вообще же в законах VI в. уже не встречаются сведения о каких-либо судебных заседателях. Правда, согласно официальному законодательству VI-VII вв., признавалась возможность участия в рассмотрении гражданских дел представителей местных общин, именуемых "добрыми людьми" (boni homines), "почтенными людьми" (honesti viri), "почтенными соседями" (honesti vicini). Следует, однако, иметь в виду, что в данном случае, как и во многих других, Antiquae Вестготской правды недостаточно полно отражают положение, характерное для VI в. В Вестготскую правду Реккесвинта, естественно, не были включены те законы VI в., которые казались готским правящим кругам не соответствующими интересам государства, знати и церкви.

Законодатели стремятся сузить полномочия тех должностных лиц, которые являлись в Вестготском государстве своеобразным "наследием" архаической системы управления периода переселений вестготов. Так, например, если тысячники V в. еще обладают судебной властью в гражданских делах, то в VI в. гражданское судопроизводство находится уже вне их компетенции 115. Они остаются военными начальниками и могут, видимо, судить готов за воинские преступления 116. Отстранение свободных общинников от участия в судебном разбирательстве вызывало у них сопротивление. Из готских законов мы узнаем о беспорядках на судебных заседаниях и о мерах, принимаемых для ограничения их публичности. Такие ограничения были чужды и римскому, и древнегерманскому праву. В свое время в Lex Romana Visigothorum был включен римский закон, запрещавший судьям разбирать дела келейно и требовавший, <279> чтобы судебное разбирательство было публичным и гласным 117. Вестготская правда установила порядок, когда от тяжущихся сторон в суд должно было являться равное число людей, так, чтобы одна из них, которая окажется более многочисленной на заседании, не подавляла другую шумом и натиском (ut nulla pars multorum intentione aut clamore turbetur) 118. В VII в., о чем уже сказано, публичность судебных заседаний была сужена с тем, чтобы избежать давления присутствующих на суд119.

Законодатели стремились исключить или, по крайней мере, ограничить применение такого способа судебного доказательства, как очистительная клятва, и вводили римские процессуальные методы - опрос свидетелей, рассмотрение документов 120.

Вестготская правда детально определяла круг дел, когда можно было сразу прибегать к очистительной клятве 121. Стараясь расширить сферу действия государственного суда, официальное право лишь в немногих случаях разрешало самим родственникам потерпевшего преследовать преступника. В принципе отрицалась ответственность родственников преступника за совершенное преступление: Quod ille solus culpabilis erit, qui culpanda conmiserit122.

Показателем романизации вестготского права и вместе с тем явного желания законодателей удалить из <280> него всякие следы древнегерманских судебных обычаев может служить также и то обстоятельство, что выплата вергельда за убийство практикуется не как общее правило, а в виде исключения, в немногих случаях 123.

Борьба государства против остатков военной демократии, происходившая в VI в., отражала сдвиги в социальных отношениях, характерные для Испании этого времени. Ограничивая политические и гражданские права свободных общинников, стараясь ликвидировать общинное самоуправление и увеличить власть королевских должностных лиц, государство ослабляло позиции рядовых свободных готов и способствовало превращению свободных общинников в зависимых крестьян.

Однако полностью вытеснить общинные органы самоуправления государству не удалось ни в VI в., ни в последующий период.

* *

*

В VII в. развитие Вестготского государства носит противоречивый характер. С одной стороны, заметна дальнейшая эволюция политического строя в направлении к централизации, что давало повод некоторым историкам говорить о создании "абсолютной монархии" в готской Испании; с другой, - к концу VII - началу VIII в. явственно обнаруживается общий упадок Вестготского королевства, выражающийся, в частности, в росте центробежных сил в этой стране.

Прежде чем пытаться выяснить причины этой противоречивости, необходимо установить, какие изменения происходили в вестготской государственности в VII в. В этот период в ней еще более явственно выступает ряд черт римского (и византийского) политического устройства.

В законодательстве VII в. окончательно утвердился взгляд, согласно которому король - источник права. Еще в Бревиарий Алариха было включено положение <281> римского юриста Павла о том, что император - творец законов (...imperator... leges facit.) 124. Закон, изданный в VII в., подчеркивал, что королю принадлежит право добавлять к действующим законам новые125.

Вестготской юридической и публицистической литературе VII в. известна идея utilitas publica. С точки зрения официальной идеологии королевская власть выступает как фактор, обеспечивающий благополучие народа 126. В соответствии с этой доктриной юристы декларировали самодовлеющее значение права и необходимость подчинения короля законам 127.

Но вместе с тем король мог осуществлять принудительную власть - iussio 128. Ее нарушение влекло за собой высокий денежный штраф или наказание плетьми 129. Короли в ряде случаев могли произвольно, по собственному усмотрению назначать меру наказания для преступников 130. Королю принадлежало право выдавать замуж девушек и вдов 131. Те, кто обращаются к королю, именуют его dominus, dominus gloriosissimus atque clementissimus и т. п.132. <282>

Приняв католичество, готские короли стали играть важнейшую роль в церковных делах. Они созывали церковные соборы и определяли круг вопросов, обсуждавшихся на их заседаниях. Вопреки каноническим правилам о порядке выборов епископов 133, короли назначали их 134. Церковь пыталась бороться против этого, но назначение епископов королями происходило и в конце VII в. 135.

Рекцесвинт называл себя королем "милостью божьей". Со времени правления Вамбы установился обычай помазания королей на царство 136.

Еще в Бревиарий Алариха вносятся установления римского права о государственной измене и о карах за "оскорбление величества" (crimen laesae majestatis) 137. В законах VII в. свободные люди именуются подданными 138. Испания, Галисия, Галлия (Септимания) - это, по официальной терминологии, суть территории, находящиеся "под властью" короля 139. В произведениях VII в. появляется идея монархии, представление о самодержавной власти вестготских государей 140. <283>

По мнению испанского историка Р. Хибера, Вестготскому королевству присущи были партикуляристские тенденции; они выражались, полагал он, в разделении королевства между королем и его сыновьями 141. Действительно, соправителями были известное время Леовигильд и его брат Лиува; Леовигильд сделал своими соправителями собственных сыновей Герменгильда и Реккареда. После того как первый из них женился, Леовигильд передал ему в управление часть провинции Бэтики (или один из ее городских округов) 142. Вестготские короли назначали соправителями своих сыновей и в более позднее время (Свинтила - Рицимера, Хиндасвинт - Рекцесвинта, Витица - Ахиллу).

Они стремились обеспечить таким путем престол за наследниками, что, впрочем, им не всегда удавалось сделать.

Подобная практика свидетельствует, что централизация в Вестготском королевстве была не столь значительной, как это может показаться, принимая во внимание хотя бы указанный выше факт - сохранение многих римских государственных институтов. Но патримониального деления государственной власти между сыновьями короля здесь все же не видно. Вестготское королевство до конца оставалось единым, хотя сепаратистские тенденции в нем росли.

Для готской Испании характерно также четкое разграничение частного имущества короля, которым глава государства мог распоряжаться как собственностью, и имущества фиска, находившегося лишь в управлении у короля 143. Имения короля и короны (фиска) не смешивались друг с другом; ими управляли разные должностные лица 144.

Таким образом, королевской власти готской Испании чужд патримониальный характер, присущий этому институту в некоторых других раннефеодальных государствах, <284> в частности во Франкском. Вестготское королевство ни в юридическом аспекте, ни в реальной жизни не расценивалось Современниками как достояние королей, его не делили между сыновьями умершего короля.

Высший административный орган - officium palatinum - носит в VII в. черты позднеримской и византийской дворцовой службы. В его состав входит ряд ведомств, возглавляемых комитами.

Как видно из подписей, скреплявших постановления соборов, среди палатинов (так назывались чины дворца) были комиты, ведавшие частным имуществом королей и их казной (comes patrimoniorum, comes thesaurorum), а также апартаментами (comes cubicularum), канцелярией (comes notariorum), конюшнями (comes stabuli), королевским столом (comes scanciarum), стражей (comes spatariorum) 145.

В подчинении у комитов, состояли препозиты - начальники низшего ранга, ведавшие ремесленниками и другим обслуживающим персоналом двора 146. Палатины имели различные ранги; названные выше комиты относились к высшему (illustres) 147.

Дворец выступает не только как комплекс служб, ведающих отдельными областями управления, но и как участник законодательной деятельности. Король издает законы вместе с палатинами 148. Палатины высшего ранга участвуют в работе Толедских церковных соборов. Известное влияние на вестготский palatium оказала структура оффиция префекта претория позднеримской Галлии 149.

В VII в. еще более, чем прежде, заметна тенденция ликвидировать всякий намек на участие простого люда в управлении и суде. Королевская власть в Вестготском государстве юридически оставалась избирательной. Готы из числа рядовых свободных не только фактически, как это было уже и в VI в., но и формально отстранялись теперь от выборов короля. Участие в них становилось <285> привилегией узкого слоя знати и высшего духовенства l50.

Значение должности тиуфада умаляется еще больше, чем прежде. Он уже не имеет права судить по уголовным делам 151. В отличие от комитов, которые причисляются к honestiores, тиуфады включаются в состав inferiores 152. Государство заботится, чтобы суд осуществлялся только лицами, получившими соответствующие полномочия от короля (или третейскими судьями) 153. Обращение в процессе судебного разбирательства к судебным заседателям (auditores) отныне вовсе считается необязательным и передается на усмотрение судьи. Последний, если считает нужным, сам назначает таких заседателей 154.

Лицам, начавшим дело в суде, строго запрещается приходить затем самостоятельно к соглашению друг с другом в обход суда 155.

Добиваясь окончательного устранения остаточных форм древнегерманской организации управления, Вестготское государство одновременно вытесняло такие римские политические институты, как муниципальное управление. В VII в. оно пришло в полный упадок. Важнейшие функции римских муниципиев стали выполнять теперь королевские должностные лица 156.

Государство активно вмешивалось в самые различные сферы социально-экономической и духовной жизни страны. Оно благоприятствовало развитию торговли и промышленности157, декларировало готовность защищать <286> простой народ от притеснения магнатов 158; ревностно осуществлялось искоренение ересей, язычества, предпринимались гонения против инаковерующих.

В конце VI - начале VII в. были достигнуты значительные успехи в сфере территориального расширения и упрочения господства вестготов. После присоединения к королевству области свевов и изгнания византийцев почти весь полуостров оказался под властью готских королей. Политическая консолидация Испании в рассматриваемый период ознаменована была также установлением в 654 г. единой системы права.

Наличие вплоть до конца VII централизованного государства в Испании связано было с особенностями ее экономического и политического развития. Важную роль играло длительное сохранение здесь вилл, связанных в какой-то мере с рынком, остатков торговли и городов: отсюда - заинтересованность определенных слоев общества (магнатов, городских землевладельцев, купцов) в поддержании условий, необходимых для осуществления внешних и внутренних экономических связей. Готская служилая знать, как и знать других варварских королевств, стремилась с помощью государства расширять свои земельные владения. Поскольку готы представляли собой лишь незначительное меньшинство среди населения завоеванной страны, их знать вынуждена была довольно долго мириться с существованием сильной королевской власти, обеспечивавшей варварам господство в Испании.

Тем не менее феодализационный процесс в VII в. сделал неизбежным ослабление централизации и постепенное перерождение государственного устройства.

Политическое развитие Вестготского королевства в VII в. (особенно во второй его половине) отмечено новыми чертами. Выдающееся значение в управлении приобретают теперь учреждения, представляющие светскую и духовную знать дворец (officium palatinum). Мы уже отмечали, что officium palatinum - высший административный орган в стране - был важнейшим орудием королевской власти. Особенности социально-политического развития готской Испании в VII в. обусловливали двойственную роль этого учреждения. Дворец <287> (officium palatinum), как и общеиспанские Толедские церковные соборы, стал в известной мере ограничивать королевскую власть.

Остановимся подробнее на готских институтах подобного характера.

Для обозначения высшей служилой знати, принимающей непосредственное участие в государственном управлении, в источниках VII в., наряду с выражением officium palatinum, употребляется термин Aula Regia 159. Он включает в себя, очевидно, несколько более широкий круг служилой знати, чем тот, который выражало понятие officium palatinum. Помимо чинов, входящих в него, к aula regia относятся комиты, не имеющие специальных должностей во дворцовом управлении, и гардинги - высший слой королевских дружинников 160.

Лица, принадлежащие к Aula Regia - палатины, вместе с наиболее влиятельными и близкими ко двору епископами образуют своеобразный новый орган управления. В VII в. король издавал законы совместно с ними 161.

Иногда собрание палатинов и епископов выполняло и судебные функции. Только оно могло судить дворцовых сановников, епископов и других представителей знати, которым грозили тюрьма, лишение должности и сана, пытка, конфискация имущества 162.

Этот своеобразный суд, как явственно следует из приведенного постановления XIII Толедского собора, призван был ограждать высшую светскую и духовную знать от произвола со стороны короля. Собрание палатинов и епископов ограничивало также короля в его праве помилования преступников. Лицам, виновным в <288> государственной измене, король мог сохранить жизнь с согласия упомянутых светских и церковных магнатов 163.

Исключительным правом этого собрания стало избрание короля 164. В рассматриваемый период все более заметна наметившаяся уже раньше тенденция к установлению наследственности королевской власти. Некоторые короли в расчете на то, чтобы передать трон своим сыновьям, как отмечалось выше, назначали их соправителями. Но официально принцип избираемости государя все же сохранился. Родриго - последний вестготский король - получил трон посредством избрания, вопреки стремлению сыновей его предшественника Витицы наследовать отцовскую власть.

Палатины и епископы ограничивали также право короля распоряжаться имуществом фиска, хотя юридически такого рода ограничения, по-видимому, не были оформлены. Но законы королей VII в. и акты Толедских соборов указывают на весьма активное вмешательство высшей знати в эту область государственного управления. Характерно и сообщение хроники Псевдо-Фредегара о том, как знать помешала королю Сизенанту выполнить его обязательство перед франкским королем Дагобертом 165. Вступая на престол, король приносил присягу. Он клялся защищать католическую веру, бороться против иудейской религии, разграничивать государственное и королевское имущество, быть справедливым по отношению к народу 166.

Значительное влияние на политическую жизнь Вестготского королевства оказывали Толедские церковные соборы. В исторической литературе давалась различная оценка характеру деятельности этих соборов. Ф. Дан <289> видел в них яркое проявление теократической природы вестготской монархии. Он считал соборы орудием господства в ней епископата 167. В. К. Пискорский рассматривал Толедские соборы как первую стадию представительного правления в средневековой Кастилии 168. По мнению американского исследователя Ч. Бишко, к Толедским соборам с середины VII в. вообще перешла высшая политическая власть в государстве169. Напротив, другой американский историк А. Циглер утверждал, что соборы имели столько власти, сколько им предоставлял король 170. М. Торрес и К. Санчес-Альборнос, оспаривая представление о теократичности вестготской государственности, отмечали, что соборы не обладали политической властью; им не принадлежали ни законодательные, ни судебные полномочия 171.

Для того чтобы выяснить действительную роль соборов в готской Испании и в частности взаимоотношения королевской власти и соборов, следует прежде всего принять во внимание активное участие духовенства в государственном управлении. Ни в какой другой стране Западной Европы не переплетались так тесно церковь и государственный аппарат, как в Вестготском королевстве 172.

Еще когда господствующей религией было арианство, вестготские короли нередко привлекали арианских епископов к выполнению административных и судебных функций. Епископы в случае нужды оказывали содействие судьям или заменяли их 173. Католические же епископы занимали важное место в городском управлении. После принятия Рекаредом католицизма участие церкви в деятельности государственных учреждений значительно расширилось. На епископов возложен был <290> постоянный контроль над судьями 174. Они же следили за тем, как взимались налоги, и доносили королю о злоупотреблениях 175. Епископы сами творили суд по религиозным и некоторым гражданским делам.

Естественно, что на практике и церковные соборы выходили за рамки чисто религиозных дел: они занимались многим, относившимся к собственно административной сфере.

На ежегодно созывавшихся провинциальных соборах обсуждались вопросы налогового обложения. Судьям и акторам имений фиска предписывалось являться сюда за инструкциями о порядке взимания налогов и повинностей со всего населения 176.

Эти соборы выполняли и судебные функции. Они рассматривали жалобы на епископов, судей и магнатов, претензии простых людей к магнатам 177. Особенно важную роль в государственном управлении играли общеиспанские Толедские соборы. Если ознакомиться с правилами созыва и порядком заседаний соборов, не вникая в самый характер их деятельности, то может показаться, что они были лишь совещательным органом, находившимся в полной зависимости от короля. В самом деле соборы созывались по его инициативе. Присутствовали на их заседаниях епископы и аббаты некоторых монастырей, а начиная с VI собора (638 г.) - представители светской служилой знати (палатины) по назначению короля. Король оказывал влияние и на определение круга вопросов, обсуждавшихся на соборах, внося свои предложения на этот счет (tomus). Силу закона решения собора приобретали по утверждению их королем.

Постановления соборов касаются самых разнообразных политических проблем, аннулирования недоимок, накопившихся по государственным налогам178. предоставления права давать свидетельские показания тем, кто ранее был лишен его за дезертирство и уклонение от военной службы 179, меры наказания евреев, отказывающихся <291> перейти в христианство, и проч. 180. Но основными среди вопросов нерелигиозного характера, обсуждавшихся здесь, были отношения между королевской властью и магнатами (светскими и церковными).

Соборы определяли порядок престолонаследия, правила проведения королевских выборов. От них отстранялись все не принадлежавшие к узкому кругу высшей знати 181. Соборы особенно много занимались делами о государственной измене: принимались решения о наказаниях для изменников, о помиловании ранее осужденных за подобные преступления, об имуществе, конфискованном у государственных преступников; в то же время много внимания уделялось охране прав знатных. Соборы заботились, чтобы они не подвергались необоснованным репрессиям.

Значительное внимание уделялось судьбе королевских дарений, предназначавшихся светским магнатам и церкви. Именно решения указанных вопросов обнаруживают, что соборы далеко не всегда являлись послушным орудием королей; нередко они занимали самостоятельную позицию, и их постановления ограничивали королевскую власть.

Так, соборы настаивали на том, чтобы при смене государей не отбиралось то имущество, которое было ранее пожаловано верным и церквам 182; имущество, законно конфискованное королем у частных лиц, не должно было переходить в его наследственную собственность, такие владения надлежало жаловать палатинам 183. Собор напоминает королям, что они должны заботиться о приумножении славы королевства и накопленное добро оставлять государству 184.

В Толедо подчас оспаривалось право королей на помилование лиц, виновных в государственной измене, поскольку это было связано с возвращением им конфискованного имущества. VII Толедский собор постановил: <292> если король желает помиловать человека, осужденного за государственную измену, он может вернуть ему не более двадцатой части конфискованного добра. Король не должен был препятствовать отлучению от церкви лиц, виновных в подобных преступлениях 185.

Соборы в некоторых случаях старались подчеркнуть свое участие в управлении страной рядом с королем. Так, XIV Толедский собор в одном из своих постановлений упоминал о "соправлении" короля и собора 186.

Вестготские короли в VII в. должны были перед занятием трона приносить присягу в верности подданным 187.

Отмеченные выше ограничения власти королей соборами отнюдь не были безусловными и стабильными. Самые постановления соборов вовсе не всегда утверждались королями без оговорок и изменений. Примером тому может служить участь постановления VIII Толедского собора о королевском имуществе: Рекцесвинту предоставлялось право владеть как наследственным достоянием лишь тем имуществом, которым его отец Хиндасвинт владел до своего вступления на трон 188. Однако Рекцесвинт, издавая закон, соответствовавший в принципе рекомендации собора, установил значительно более выгодные для короля условия владения: срок приобретения этого имущества был отнесен ко времени правления короля Свинтилы, т. е. более чем на тридцать лет <293> назад189. Но это лишь подчеркивает тот факт, что соборы нередко выступали самостоятельно, стараясь оказать давление на короля.

В общем можно констатировать, что собрания палатинов и епископов, а также Толедские соборы выступали в готской Испании в качестве органов политической власти, представлявших интересы феодализирующейся знати в центральном аппарате управления и в известной мере ограничивавших королевскую власть.

Показателем феодализации политического устройства служат также изменения в положении чинов королевской администрации, в характере военной и налоговой системы в VII в. Все меньше соблюдался, видимо, принцип вознаграждения должностных лиц путем выдачи им жалованья, унаследованный от Римской империи. Важнейшим источником доходов для судей становятся поборы, законно и незаконно взимаемые ими с судящихся.

Римское право запрещало получать судьям от тех, чьи дела они рассматривали, подарки. Аналогичное постановление вошло и в Бревиарий Алариха 190. Но уже закон Тейда (531-548) по существу санкционировал взимание судьями значительных поборов с тяжущихся: преподносимые им подарки не должны были лишь превышать стоимости объекта тяжбы191. Нормальный же сбор, который должны были вносить лица, обращавшиеся в суд, составлял одну двадцатую часть стоимости вещи, являвшейся предметом спора192. Не удовлетворяясь установленным законом сбором, судьи взимали с тяжущихся суммы, равные трети стоимости объекта тяжбы 193. Сайонам официально разрешалось взимать десятый солид с оспариваемого по суду имущества и, кроме того, выполняя судебные поручения, они имели право требовать в пользование лошадей и от истца, и от ответчика 194. Судьи имели еще право на штрафы, которые взимались с лиц, не являвшихся на суд или пытавшихся нарушить нормальный ход судопроизводства 195. <294>

В готской Испании VII в. становится все более заметным то явление, которое Ф. Энгельс впоследствии назвал узурпацией королевскими должностными лицами положения сеньора по отношению к жителям своего округа (pagenses) и их частным и публичным правам 196.

К началу VI в., как видно из Бревиария Алариха и письма Теодориха Остготского Ампелию, своему наместнику в Испании, королевские должностные лица взимали с населения налоги сверх установленного, чтобы присвоить себе излишки 197; они требовали от населения выполнять в их пользу службы, на которые не имели права, заставляли свободных крестьян вносить им платежи 198. Такого рода действия государственных должностных лиц считались злоупотреблениями и преследовались законом. Но запреты оказывались безрезультатными. Это видно из того, что сходные законы издавались и в конце VI в.199, и в VII в.200.

Постепенное разложение вестготской администрации выражается также в том, что некоторые должностные лица начинали осуществлять судебные права в том округе, который не был им подчинен201, или захватывали чужое имущество202. В то же время они нередко отказывались разбирать дела, когда считали это невыгодным для себя203.

Военная система Вестготского королевства в VII в. характеризуется переходом от народного ополчения к войску, состоящему из отрядов, которые приводят с собой магнаты и служилая знать204. К концу VII в. <295> Вестготское государство уже полностью зависело в военном отношении от знати. Уклонение магнатов от походов или даже переход на сторону противников королевства парализовал силы Вестготского государства.

В последний период существования Вестготского государства все внимание королей поглощено лишь подавлением мятежей магнатов, регулированием пожалований имущества в пользу верных и церкви, борьбой против иноземных противников королевства.

В последние десятилетия VII в. и в начале VIII в. в Испании происходила острая междоусобная борьба, отголосками которой служат сообщения хроник о репрессиях по отношению к некоторым магнатам при короле Эгике205, восстановлении их в правах при Витице206, об отказе магнатов признать наследниками этого государя его сыновей и избрании на трон Родриго207, против которого, в свою очередь, организовали заговор сыновья Витицы и их сторонники.

Вместе с тем Вестготское королевство уже обнаруживает явную слабость в столкновениях с внешними противниками 208.

Арабы, вмешавшись в междоусобную войну в Испании, вначале не собирались предпринимать завоевание этой страны. Тарик, высадившись в Испании, имел в своем распоряжении лишь семь тысяч человек209.

Вестготские магнаты, поддержавшие арабов, также предполагали, что те ставят своей целью лишь захват военной добычи210. Но слабость противника побудила арабов превратить набег в завоевание211. Характерно, что некоторые испанские города, например Эмерита, <296> открывали им ворота, не оказав сопротивления212. Отдельные вестготские магнаты заключали сепаратные соглашения с завоевателями.

Таким образом, завоевание обнаружило, что централизованное государство в Испании к началу VIII в. фактически перестало существовать: оно становилось фикцией.

Анализ рассмотренного материала позволяет сделать некоторые выводы о характере Вестготского королевства и его своеобразии. Как и в других варварских королевствах, образовавшихся на территории Западной Римской империи после ее крушения, в Вестготском государстве в течение длительного времени сочетались остатки римской государственности и форм управления, свойственных военной демократии. В V-начале VI в. королевская власть в известной мере служила интересам всех свободных готов, осуществивших частичную экспроприацию местных землевладельцев и пользовавшихся по сравнению с последними некоторыми преимуществами в общественной и политической Жизни. По-видимому, такой же характер носило в V в. и королевство свевов.

По мере зарождения феодальных отношений в Испании Вестготское королевство приобретало черты раннефеодального государства и становилось органом господства класса крупных землевладельцев, формировавшегося из германской служилой знати и местных светских и церковных магнатов.

Принятие католичества в конце VI в. явилось выражением того факта, что эти магнаты стали равноправными партнерами готской знати в составе правящей верхушки общества.

Вестготское королевство до некоторой степени обеспечивало также интересы верхушки городских землевладельцев и купцов.

Выполнение задач, которые ставили данные социальные слои перед государством, - подавление сопротивления и выступлений народных масс (разорявшихся германских и испано-римских свободных крестьян, колонов, либертинов и сервов), обеспечение служилой знати и церкви землями, завоевание новой территории на полуострове и отражение внешних противников (франков, <297> византийцев), сохранение условий, необходимых для поддержания торговых связей, - требовало определенной централизации государственного устройства. Эта централизация оставалась в течение длительного времени характерной чертой готской Испании.

Вестготское королевство шире, чем большинство других раннефеодальных государств в Западной Европе, использовало римские политические учреждения; правящие круги усиленно добивались устранения остатков военной демократии, хотя и не достигли в этом отношении полного успеха.

Сдвиги в социально-экономических отношениях в VII в., связанные с дальнейшей феодализацией, превращение основной массы свободных общинников в зависимых крестьян, сужение товарно-денежных отношений, упадок слоя городских землевладельцев и ослабление заинтересованности у тех магнатов, которые приобрели обширные земельные владения, в сильной центральной власти, - привели к изменениям и в политическом устройстве. Несмотря на внешнее сохранение централизованного устройства, отсутствие иммунитетных округов и обособившихся феодальных княжеств внутри страны, центральное управление к концу VII в. деградирует. Власть в государстве перешла в руки узкой группировки светских и церковных магнатов, которые препятствовали укреплению могущества короны.

Вестготское королевство, не имевшее широкой социальной базы и полностью зависевшее теперь от поддержки светских магнатов и епископов, оказалось бессильным перед лицом внешних противников. <298>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ различных сторон общественной жизни готской Испании позволяет определить основные итоги исторического развития этой страны в период перехода от античности к средневековью. К началу этого периода, т. е. в V в., Испания страна со сложной гетерогенной социальной и этнической структурой. В испано-римское общество включились в качестве завоевателей варварские племена. Они были малочисленны по сравнению с местным населением, но обладали военным превосходством.

В Испании, принадлежавшей к числу наиболее романизированных и развитых в экономическом отношении провинций Западной Римской империи, в это время происходило разложение рабовладельческой системы хозяйства: на полуострове ослабевали товарно-денежные отношения, приходили в упадок города, широкое развитие получали вольноотпущенничество и колонат, а также прекарные отношения в землевладении. Но в то же время здесь сохранились крупные имения, связанные в той или иной мере с рынком.

Большую роль в сельском хозяйстве играл еще труд рабов. Они все шире использовались в качестве тяглых держателей земельных наделов, но подчас эксплуатировались и старым способом - в домене. Некоторые города сохранили значение центров ремесла и торговли. Продолжала еще существовать позднеримская городская организация с куриями и муниципальным устройством. Римское крупное землевладение, несмотря на захват части имений готами и свевами, в общем удерживало свои прежние экономические позиции. <299>

С социально-экономическими и политическими учреждениями позднеантичного типа переплетались институты общественного устройства варваров. Рядом с римской виллой (а иногда и непосредственно на ее месте) оказалась деревня германского образца; бок о бок с испано-римскими крестьянами, прекаристами, колонами, вольноотпущенниками и сервами обрабатывали земли готские и свевские общинники, а также их рабы. Позднеримская городская община - civitas, сохраняя еще нередко муниципальные порядки и оставаясь резиденцией католического епископа, стала одновременно центром готской (соответственно свевской) административной, военной и церковной (арианской) организации.

По отношению к местному населению применялись нормы старого римского права, однако верховная власть принадлежала королям варваров. Основную массу готов составляли полноправные свободные общинники. Существовала земельная община, еще не окончательно сложилась земельная собственность аллодиального типа. Готской системе управления присущ был еще ряд черт военной демократии.

Таким образом, к началу VI в. в Испании сосуществовали социальные и политические институты общества, в котором происходило разложение рабовладельческих отношений и общественно-политическое устройство варваров периода разложения родового строя.

Рассматривая социально-экономический и политический строй Испании к концу готского периода, мы обнаруживаем существенные сдвиги. Внешне положение изменилось мало. По-прежнему господствующее положение в экономической жизни занимает крупное землевладение. Важную роль играет рабство. Сохраняются многие города; в некоторых из них не прекратилось ремесленное производство. Существует внутренняя и внешняя торговля (правда, их объем сократился). Вестготское государство усвоило ряд черт римской политической системы с присущей ей централизацией, хотя в то же время сохранились военные дружины германского происхождения.

Нетрудно, однако, установить, что старые по форме (римские или германские) институты наполнялись иным содержанием, и сам характер общества и государства по сути дела претерпел значительные изменения. Господство <300> крупного землевладения стало еще более безусловным, чем прежде в связи с окончательным упадком римского городского землевладения и разорением значительной части свободных испано-римских землевладельцев и германских общинников, превратившихся в зависимых крестьян. Крупная вилла претерпела внутреннюю эволюцию: связь виллы с рынком еще более ослабела или вовсе прервалась; расширилась раздача земли в держание зависимым и несвободным земледельцам. Обрел новые черты и сам тип непосредственного производителя, поскольку сервы, колоны и либертины утратили ряд признаков статуса соответствующих социальных групп античного периода и все более сближались по своему положению с будущими крепостными и зависимыми крестьянами феодального общества. Широкое распространение земельных пожалований на условии несения службы, в том числе и военной, свидетельствовало о формировании иерархической структуры земельной собственности.

Вестготское государство по своей социальной сущности являлось органом господства нового формировавшегося класса крупных землевладельцев. Для этого государства было характерно непосредственное участие светских магнатов и высшего духовенства (римского и германского происхождения) в органах управления. Перестали играть сколько-нибудь существенную роль и римские муниципальные учреждения и институты германской военной демократии; в середине VII в. были официально отменены как римская система права, так и проникнутый еще во многом духом обычного германского права готский кодекс законов VI в. В вестготской монархии VII в. явственно вырисовываются черты раннефеодального государства.

Становление феодальных порядков в готской Испании протекало своеобразно. Здесь не произошло такой ломки позднеримских экономических отношений, как во Франкском и Лангобардском королевствах. Возникновение раннефеодальной вотчины происходило не в результате единовременного уничтожения рабовладельческой латифундии, но большей частью путем постепенной ее трансформации.

Класс феодально зависимого крестьянства формировался главным образом за счет сервов и либертинов (испано-римских и германских), а также колонов. Роль <301> разорявшихся свободных крестьян германского и местного происхождения в этом процессе была в Испании менее значительной, чем в большинстве других раннефеодальных государств. Это обстоятельство не могло не оказать влияния на положение зависимого крестьянства, основная масса которого сохранила в своем статусе ряд черт прежнего рабского состояния.

В готской Испании не сложилась полностью иерархическая структура феодальной земельной собственности. Условный характер землевладения находил свое выражение главным образом в отношениях между светскими магнатами и церковью, с одной стороны, их дружинниками и другими свободными людьми, некрестьянами, получавшими от них во владение земли, - с другой. Королям же, которые стремились сделать свои пожалования служилой знати и церквам условными, не удалось до конца преодолеть сопротивление светских и духовных магнатов.

Особенностью Вестготского государства была значительная по сравнению с некоторыми другими раннефеодальными королевствами централизация. Генетически она была связана с сохранением значительных элементов товарно-денежных отношений, торговли и городов, а равно и с необходимостью обеспечения господства готов над завоеванной территорией, поскольку они составляли незначительное меньшинство населения полуострова.

По мере развития феодализационного процесса росла частная власть светских и церковных магнатов. Но, в отличие от каролингской монархии, Вестготское государство не санкционировало эту власть юридически. В готской Испании не было иммунитетов.

В общем же, несмотря на своеобразие исторического процесса в готской Испании, она шла по тому же феодальному пути развития, как и другие страны Западной Европы. И свидетельством прогрессивности этого испано-готского синтеза может служить тот факт, что христианские государства северной Испании, социальный и политический строй которых был непосредственным продолжением строя Вестготского королевства, послужили основой для феодального развития Испании в период реконкисты. <302>

RESUMEN

Introduccion

En la literatura historica extranjera esta difundido el punto de vista de que la Espana Visigoda era la continuacion directa de la Espana Romana. La conquista barbara no condujo a transformaciones basicas ni en el orden economico, ni en el politico. Los historiadores que senalan la aparicion en el reino visigodo de las instituciones prefeudales del beneficio y del vasallaje, las consideran aisladamente, desligadas de los factores principales del desarrollo social, es decir, de los cambios en las relaciones economicas.

En esta obra se hace la tentativa de estudiar las tendencias fundamentales del desarrollo historico de Espana en los siglos V, VI y VII.

Cap. 1. El establecimiento de los barbaros

en Espana en el siglo V.

Las regiones donde se asentaban en masa los visigodos y suevos ocupaban solo una parte pequena del territorio de la peninsula. No obstante, la conquista de Espana por los barbaros, su establecimiento en ella tuvo consecuencias importantes. Fue realizada la expropriacion parcial de propietarios agrarios hispano-romanos, un buen numero de villas, aldeas y ciudades fue destruido, el sistema administrativo resulto desorganizado considerablemente, y los vinculos economicos, que tenian entonces importancia para las villas romanas fueron perturbados. La importancia de las relaciones esclavistas en la economia disminuyo (aunque continuaba siendo considerable <303> todavia), aumento la capa de pequenos propietarios agrarios, reaparecio la comunidad agraria alli, donde ya habia desaparecido antes del establecimiento de los barbaros. Al mismo tiempo, el establecimiento de los godos (quizas en algunos casos tambien el establecimiento de los suevos) mezclados con propietarios hispano-romanos, contribuyo a la disolucion rapida del regimen gentilicio de los germanos y al crecimiento de la diferenciacion social entre ellos.

Cap. II. El regimen agrario. Restos de la comunidad agraria. El

surgimiento de la propiedad del tipo alodial

La tecnica de la produccion agricola en la Espana goda se simplifico algo y aumento la importancia de la ganaderia extensiva. Pero al mismo tiempo se extendio el area de la tierra cultivada. La cantidad de agricultores libres, que poseian medios de produccion, aumento. Pero no tuvieron lugar cambios fundamentales en el nivel de las fuerzas productivas en la agricultura espanola. En las regiones donde los germanos se establecieron en masa, se propago la comunidad agraria. Entre la poblacion del pais predominaba la aldea de tipo romano.

Las tierras arables se alternaban con las vinas y huertas en las posesiones de los propietarios hispano-romanos (y mas tarde de los godos). No solo las tierras arables, sino tambien los prados y bosques, eran propiedad privada. Pero para la aldea visigoda son caracteristicos determinados rasgos como el uso conjunto de tierras indivisas y el enclavamiento de parcelas en las de otro propietario. Evidentemente tuvo lugar un entrelazamiento de los regimenes agrarios tarderomano y germano.

Los godos y los campesinos del pais estaban ligados mutuamente por las relaciones economicas. Estas aceleraron la descomposicion de la comunidad agraria de los germanos.

Ya en el siglo V entre los visigodos aparece la familia individual, que gradualmente desplaza a la familia grande (que comprendia tres generaciones y mas) en calidad de unidad economica fundamental. La afirmacion de la familia individual estaba estrechamente ligada con la formacion de la propiedad agraria de tipo alodial. En el siglo VI se extiende la practica de la alienacion de la tierra. <304> Pero en el siglo VII aun se mantienen algunas restricciones a la libertad de legar y alienar los bienes, que defienden los derechos de los parientes a la propiedad familiar.

Cap. III. La transformacion de los agricultores libres

en campesinos dependientes

El contigente mas importante para la formacion de la clase del campesinado dependiente lo constituyeron los agricultores libres del pais. La expropiacion parcial de los posesores hispano-romanos causo un dano considerable a la economia del campesinado hispano-romano. La inestabilidad economica de los pequenos propietarios agrarios, las violencias por parte de la nobleza y de los grandes terratenientes producian tambien un efecto destructivo para la capa del campesinado libre.

Los agricultores libres se convertian en campesinos dependientes a consecuencia de la perdida de la tierra propia y del ingreso en patrocinio. Asi se convertian en precaristas y a veces en siervos. Una parte de los godos libres tambien se arruinaba y se convertia en campesinos dependientes dotados con tierras en las posesiones ajenas. Surge la desigualdad juridica entre los godos. Aparece la capa superior los "honestiores" o "maiores" y la capa infima - "humiliores" o "inferiores". La iglesia desempena un papel importante en el proceso de la transformacion de los pequenos propietarios en agricultores dependientes.

En el siglo VII el proceso de la decadencia del campesinado libre se acelera. La posesion grande se implanta en la aldea libre. Se profundiza la diferenciacion entre los hombres libres en los derechos civicos y politicos. El estado de los "inferiores" en este periodo se empeora. Pero la capa de los pequenos propietarios se conserva hasta el fin de la existencia del reino visigodo. El "precarium" se extiende y se convierte en una posesion mas firme y duradera que en el Imperio Romano. La "commendatio" desempena un papel importante en el establecimiento de la dependencia personal de los hombres libres. Los patrocinados se encontraban bajo la sujecion de sus patronos y bajo la dependencia personal de ellos. <305>

Cap. IV. Los siervos, libertinos y colonos. Modificaciones

en su situacion en los siglos V, VI y VII

Los siervos y los libertinos desempenaban un papel importante en la formacion de la clase del campesinado dependiente. Las fuentes juridicas no contienen datos sobre las modificaciones del status de ellos en los siglos V y VI. No se les consideraba personas capaces. Al siervo le consideraban un objeto. Su "peculium" era una propiedad de su dueno. El trabajo de los siervos se aplicaba ampliamente en las economias de los propietarios agrarios laicos, de la corona y de la iglesia. Se puede admitir que los siervos y los libertinos constituian la capa fundamental de los productores directos, que era explotada por los propietarios agrarios, grandes y medianos.

En el siglo VII ya se manifiestan modificaciones esenciales en la situacion de los siervos. Aparecen los rasgos de su independencia economica. Se admite su derecho de concluir convenios comerciales y vender los bienes moviles de su peculio, incluyendo el ganado, sin la aprobacion de su dueno. Ellos obtienen la posibilidad de testimoniar en los juicios y pleitear con hombres libres. Se consolidan sus relaciones familiares . A fines del siglo VII se emitio una disposicion segun la cual fue dispuesto que una parte determinada de los siervos de cada senor debia tomar parte en las campanas militares.

Asi pues, aunque los siervos de la Espana Goda en el aspecto juridico continuaban siendo esclavos, practicamente su condicion iba aproximandose poco a poco a la condicion de los futuros campesinos de servidumbre. El desarrollo de la liberacion de los siervos era un testimonio del proceso de la declinacion de la esclavitud antigua y patriarcal.

La mayor parte de los libertinos continuaba estando en dependencia hereditaria de sus antiguos duenos y de sus descendientes. Habitualmente los libertinos eran dotados con tierras en las posesiones de propietarios agrarios laicos, de la corona y la iglesia. Su derecho a disponer libremente de sus bienes era limitado. Ellos estaban privados de la libertad de movimiento. El statuto de los libertinos tenia un caracter dual: de un lado ellos eran considerados gente libre. De otro lado los libertinos estaban limitados en su derecho de testimoniar, no podian casarse con la <306> gente libre de nacimiento, eran sometidos a castigos especiales en caso de violar las leyes. El "wergeld" de los libertinos era dos veces inferior al de los hombres libres.

En cierta medida los colonos eran tambien una fuente para la formacion del campesinado dependiente. Pero en el reino visigodo no se nota el crecimiento de esta capa. Evidentemente los colonos jugaban en la Espana Visigoda un papel menos importante que en el reino de los francos. La peculiaridad del proceso de la formacion de la clase campesina dependiente en Espana consiste en que esta aumento, no tanto a cuenta de los agricultores germanos aruinados, como de los agricultores hispano-romanos, de los pequenos propietarios precaristas, libertinos, colonos y siervos.

Cap. V. El nacimiento de la gran propiedad agraria

feudal

El nacimiento de la propiedad agraria feudal transcurria sobre la base de la "villa" grande romana de un lado, y de la posesion, que crecia como resultado de la descomposicion de la comunidad agraria germana, de otro lado. Los "senatores" del pais y la iglesia catolica despues del establacimiento de los barbaros se mantuvieron como grandes propietarios agrarios. En la vida politica la nobleza hispano-romana perdio su condicion dominante. Entre la aristocracia hispano-romana por un lado, y la nobleza goda y el poder real por otro lado, existian contradicciones. Verdad es, que el derecho oficial desde el principio afirmo la propiedad de los bienes de los posesores del pais y defendio -la vida y seguridad de todos los hombres libres. La nobleza hispano-romana ejercio considerable in fluencia en la gobernacion local. La iglesia catolica continuaba siendo una fuerza politica grande, y gozaba de gran influencia en las comunidades urbanas. Entre los germanos los representantes de la gran propiedad agraria eran la nobleza goda, los reyes godos y la iglesia arriana. Al convertirse el catolicismo en religion estatal, los bienes de la iglesia arriana fueron transferidos a la iglesia catolica.

La descomposicion de la comunidad agraria y el surgimiento de la propiedad de tipo alodial intensificaron el <307> crecimiento de la gran propiedad agraria en los siglos VI y VII. En algunos casos la gran propiedad coincidia en su territorio con la aldea, a veces las posesiones de los magnates y de la iglesia estaban dispersadas por varias aldeas y poblaciones.

En algunas posesiones la produccion estaba predestinada para el mercado, aunque, en general, en el pais predominaban las relaciones de la economia natural.

La "villa" adquirio un caracter nuevo en comparacion con la epoca romana. La base de la produccion en las grandes posesiones era la hacienda campesina. La particularidad de estas posesiones consistia en la existencia de las supervivencias del sistema de la economia esclavista. Entre los agricultores de estas posesiones preponderaban los siervos y libertinos, que practicamente ya se habian transformado en campesinos de la servidumbre. Para cultivar la reserva senorial se utilizaba principalmente a los siervos domesticos.

Si para el reino franco lo mas tipico era la formacion de las grandes posesiones feudales por medio de la absorcion de la pequena propiedad agraria, para el estado visigodo era especialmente caracteristico el surgimiento de las mismas como resultado de la transformacion de la naturaleza interna de la villa grande romana. Esta transformacion se expresaba en la alteracion del caracter de la explotacion de los siervos, en la conversion de los siervos y libertinos en campesinos dependientes, y tambien en la disminucion del nexo de las grandes posesiones con el mercado.

El desarrollo de la gran propiedad agraria en la Espana Goda se manifesto tambien en el ahondamiento de la diferenciacion social. En el siglo VII la capa de los grandes propietarios agrarios disfrutaba de privilegios en comparacion no solo con la capa de "inferiores", sino con todos los otros hombres libres.

Cap. VI. El surgimiento del sistema beneficia! y de la

jerarquia feudal. La feudalizacion de la iglesia

En la Espana Goda surge el sistema beneficial. Es verdad que no se formo enteramente. Hasta el fin de la existencia del estado visigodo continua la lucha entrelos reyes, <308> que trataban de otorgar las tierras a los fieles en concesiones temporales, y los magnates, que consideraban estas posesiones como su propiedad. Sin embargo tales concesiones temporales de tierras se establecieron en las relaciones entre los magnates y la iglesia por un lado y las personas que estaban en patrocinio, por otro lado. Tambien esta ligado al proceso del desarrollo de las relaciones feudales el crecimiento del poder privado de los grandes propietarios agrarios. Ellos adquieren un poder coercitivo respecto a los hombres libres, los conducen a la guerra y recaudan los impuestos. Pero en el reino visigodo no se constituyeron las inmunidades. Un reflejo del proceso del desarrollo de las relaciones feudales lo constituyen algunos rasgos de la vida eclesiastica tales como la distribucion por las iglesia de una parte de sus tierras a los laicos que estaban bajo su patrocinio, las tentativas de los obispos y abades de usar las posesiones eclesiasticas como propias, el crecimiento de las iglesias privadas y la lucha por sus bienes entre los obispos y magnates laicos.

Cap. VII. La lucha social en la Espana Goda en los siglos V, VI y VII

En los anos cuarenta del siglo V en Espana tenia lugar el movimiento de los bagaudos. En este movimiento contra las autoridades romanas y los grandes propietarios agrarios, participaron los siervos, colonos y campesinos libres. Por el ano 454 los visigodos reprimieron este movimiento.

En los anos ochenta del siglo VI los campesinos de la Betica se sublevaron contra el reino visigodo. La resistencia de los siervos a sus duenos tenia un caracter permanente que se manifestaba habitualmente en formas pasivas, principalmente en la fuga.

Los priscilianistas expresaban un estado de animo ascetico, estimaban como una virtud la renuncia a sus bienes, luchaban contra la iglesia dominante y practicamente fundaron una organizacion eclesiastica independiente.

Cap. VIII. La formacion del Estado feudal en su fase inicial

En Espana durante largo tiempo junto a los organos del poder godo se conservaron las instituciones del poder local romano. Los reyes godos encabezaban ambos sistemas de gobernacion. <309>

El poder real en el siglo V todavia expresaba en cierto modo los intereses de todos godos libres, pero al misino tiempo de forma creciente se manifestaba ya como representante de los intereses de la nobleza goda e hispano-romana.

En el siglo VI se fortalece el aparato estatal. El Estado trata de abolir los organos de gobierno heredados de la democracia militar de los godos. Al mismo tiempo se restringe la importancia de los municipios romanos. Al desarrollarse las relaciones feudales, el reino visigodo adquirio el caracter de un Estado del periodo inicial del feudalismo.

El Estado Visigodo expresaba los intereses de la nueva clase dominante, que se estaba formando en Espana, la clase de los grandes propietarios agrarios feudales. Las tareas mas importantes del Estado feudal en Espana en esta fase consistian en aplastar la resistencia social de las masas de los campesinos, en conquistar territorios nuevos y conceder tierras a la nobleza y a la iglesia, en rechazar a los enemigos exteriores, y en mantener las condiciones necesarias para el comercio.

En el reino visigodo se conservaron en grado mayor que en muchos otros reinos barbaros de Europa las instituciones politicas romanas. Pero este reino no era una continuacion directa del Imperio Romano. El Estado Visigodo se distinguio del Estado Romano tanto por su base y caracter social como por su estructura.

En el siglo VII los cambios en las relaciones economicas y politicas, que estaban relacionados con el proceso del surgimiento del feudalismo y con la disminucion del interes de parte de los magnates en la existencia de un vigoroso poder central, condujeron a las alteraciones en el regimen politico.

A pesar del mantenimiento formal del regimen centralizado, el poder se encontraba en las manos del estrato estrecho de los magnates laicos y eclesiasticos.

Conclusion

Durante los tres siglos de existencia del reino Visigodo en el orden economico social y politico de Espana ocurrieron cambios esenciales. Estos cambios se manifestaron en la aparicion de la propiedad basada en la explotacion <310> de los agricultores dependientes y en el comienzo de la formacion de la clase de los campesinos de servidumbre y propietarios agrarios feudales, en el surgimiento de la estructura jerarquica de la propiedad feudal y en la formacion del Estado feudal en su primera fase. <311>

БИБЛИОГРАФИЯ

ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ИСТОЧНИКИ

(с обозначением принятых сокращений)

Amm. Marcell.- Ammianus Marcellinus. Rerum gestarum libri qui supersunt, ed. J. C. Rolfe, I-III, 1939.

Apollin. Sidon.- Apollinarius Sidonius. Opera, MGH, AA, t. VIII.

M. Воuquet. Recueil des historiens des Gaules et de la France, t. III. Paris, 1869.

Braul.- Вrau1io. Vita S. Aemiliani, Migne, P.L., t. 80.

Cassiod- A. Cassiodorus. Variae, MGH, AA, t. XII.

Chronica byzantinoarabe de 741. Chronica mozarabe de 754, MGH, AA, t. XI, pars 1.

Chron. Caesaraugust.- Chronicorum Caesaraugustanorum reliquia, MGH, AA, t. XI.

Claudius Claudianus. Carmina, MGH, AA, t. X.

Codigos Espanoles. Madrid, 1897.

Fragm. Gaud.- Collatio iuris Romano-Visigothico (Fragmenta Gaudenziana), MGH, Legum sectio I, t. I.

Coleccion de privilegios, franquezas, exenciones у fueros concedidas a varios pueblos у corporaciones de la corona de Castilla, t. VI. Madrid, 1883.

J. Vives. Conc.- Concilios visigoticos e hispano-romanos, ed. preparada por. J. Vives. Barcelona-Madrid, 1963.

Conc. Hisp.- Continuatio Hispana, MGH, AA, t. XI.

La cronica Albeldense, Boletin de la Academia de la Historia, t. CI. Madrid, 1932.

Ennod.-Ennodius. Vita S. Epifani, MGH, AA, t. V.

Epist. Wis.-Epistolae Wisigothicae, MGH, Epistolarum, t. III.

A. C. Floriano. Diplomatica espanola del periodo Astur, t. 1-II, Oviedo, 1949-1951.

Form. Wis.- Formulae Wisigothicae, MGH, Legum sectio V, Formulae Merovingici et Karolini aevi, ed. K. Zeumer. <312>

Fredeg.-Chronicarurn que dicuntur Fredegari libri VI, MGH, Scriptores Rerum Merovingicarum, t. II.

Fruct. Regula monast.- Fructuosus. Regula monastica communis. PL, t. 87.

Gesetze der Westgoten hrsg. von E. Wohlhaupter, Weimar, 1936.

I. Guаllаrt. Algunos documentos de inmunidad de tierra de Leon, СНЕ, III, 1945.

M. Gomez Moreno. Documentacion goda en pizarra. Boletin de la real Academia espanola. Cuad. CXLI, Enero-Abrile de 1954.

Gregorii I Papae. Registrum Epistolarum, MGH, Epistolarum, t. II.

Greg. Turon.- Gregorius Turonensis. Historia Francorum, MGH, Scriptores Rerum Merovingicarum, t. V.

E. Hinojosa. Documentos para la historia de las instituciones de Leon у de Castilla, Madrid, 1919.

Histoire de la conquete de lEspagne par les musulmanes, trad. De chronique dIbn elKoutha. Paris, 1847.

Aem. Hubner. Inscriptiones Hispaniae Christianae. Berolini, 1874.

Aem. Hubner. Inscript.- Aem. Hubner. Inscriptionum Hispaniae Christianarum Supplementum. Berolini, 1900.

Hуdat. Chron.- Hydatii Lemici Chronicon, MGH. AA, t. XI, pars I.

Ildefonsus. Liber de viris illustribus. PL, t. 96.

Isidori Iunioris episcopi Hispalensis Chronica Maiora, МGH, АА, t. IX, pars I.

Iord. Getica - Iordanis de origine actibusque Getarum, MGH, Auct. Ant., t. V, p. 1.

Isid. Hist. Goth.- Isidori Iunioris episcopi Hispalensis Historia Gothorum, Wandalorum Sueborum ad. a. DCXXIV, MGH, АА, t. XI, pars I.

Isid. Instit.- Isidorus Hispalensis. Institutionum disciplinae. "Rhenisches Museum fur Philologie", Neue Folge, Frankfurt a. M., 1912, Bd. 67.

Isid. Etym.- Isidori Hispalensis Originum sive Etymologiarum libri XX, PL, t. 82.

Isid. Regula monach.- Isidоrus. Regula monachorum, PL, t. 83.

Iohan. Biclar.- Iohannis abbatis Biclarensis Chronica, MGH, t. XI, pars I,

G. M. Jovellanos. Coleccion de Asturias, t. I. Madrid, 1947.

Iul. Hist.- Iulianus. Historia rebellionis Pauli adversus Wambam, PL, t. 96.

CEur.- Legum codicis Euriciani Fragmenta, MGH, Legum sectio I, t. I.

Leon. Epist.- Leonis Magni Epistolae, PL, t. 54.

LBurg.- Lex Romana Burgundionum, MGH, Legum sectio I, t. II.

LRVis.- Lex Romana Visigothorum, Ed. Haenel, Lipsiae, 1849.

LVis.- Lex Visigothorum, MGH, Legum sectio I, t. I.

Mansi - Mansi. Sacrorum conciliorum nova et amplissima collectio, t. III-XII. Florentiae, 1760-1766.

Marca Hispanica. Parisii, 1688.

Mart. Bracar. - Martinus Bracarensis. De correctione rusticorum. Martin von Bracara's Schrift. De correctione rusticorum. Christiania, 1883.

Maxim. Chron. - Maximi Caesaraugustani Chronicon, PL, t. 80.

Fl. Merobavdis Reliquiae, MGH, АА, t. XIV. <313>

The miniatures of the Ashburnham Pentateuch, ed. O. Gebhardt. London, 1883.

Т. Munoz у Romero. Coleccion de fueros muuicipales у cartas pueblas, t. I. Madrid, 1847.

Olymp. - Olympiodoros Fragmenta, FHG, t. IV.

Oros. Common. - P. Orosii ad Aurelium Augustinum Commonitorium de errore priscillianistarum et origenistarum, CSEL, t. XVIII.

Oros. Hist.- Paulus Orosius. Historiarum libri septem, PL, t. 31.

A. dOrs. El Codigo de Eurico. Estudios visigoticos, II. Roma-Madrid, 1960.

Paul. Emerit. De vita patr. Emer.- Paulus Emeritanus. De vita patrum Emeritensium. Migni, PL, t. 80.

Paul. Pell. Eucharist.- Paulinus Pellaeus. Eucharisticos, CSEL, t. XVI. Vindobonae, 1888.

Priscil.-Priscilliani quae supersunt, CSEL, t. XVIII.

Procop.- Procopius Caesariensis. Opera omnia, vol. I-III. Lipsiae, 1962.

Е. Saеz. Documentos Gallegos ineditos del periodo asturiano, AHDE, t. XVIII, 1947.

Salv. De gubern.- Sаlvianus. De gubernatione Dei, MGH, AA, t. I.

C. Sanсhez-Albоrnoz. La Espana musulmana. t. I. Buenos-Aires, 1960.

С. Sanchez-Albornoz. Serie de documentos ineditos del reino de Asturias. СНЕ, tt. I-II, 1944.

Sebast. Chron.- Sebastiani Chronicon; H. F1оrez. Espana sagrada, t. XIII, Append. 7.

Sulp. Sever. Dial.- Sulpicius Severus. Dialogi, PL, t. XX.

Symm. Epist.- Symmachi Epistolae, MGH, AA, t. XII.

Tajo. Sent.- Тajо. Sententiarum libri quinque, PL, t. 80.

Turrib.- Тurribias. Epistola, PL, t. 54.

Valer. De gen. monach.-Valerii De genere monachorum, PL, t. 87.

Valer. Vita Fruct.- Valerius abbas. Vita S. Fructuosi, PL, t. 87.

Vita Audoini, FHA, fasc. IX. Barcelona, 1947.

Vita S. Caesarii, PL, t. 67.

J. Vives. Inscr.- D. J. Vives. Inscripciones cristianas de la Espana Romana у Visigoda, Barcelona, 1941.

Zosim. Hist.- Zоsimus. Historia nova, ed. Е. Mendelssohn. Leipzig, 1887. <314>

ЛИТЕРАТУРА

Труды основоположников марксизма-ленинизма

Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд., т. 3.

Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 7.

Энгельс Ф. Марка. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21.

Энгельс Ф. Франкский период. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19.

Ленин В. И. О государстве. Соч., 4-е изд., т. 29.

Монографии, статьи, исследования

Агрикультура в памятниках западного средневековья. М.-Л., 1936.

Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании, пер. с исп. М., ИЛ, 1951.

Арский И. В. Последнее десятилетие визиготского государства в средневековых испанских хрониках VI-XII вв. "Проблемы истории докапиталистических обществ", 1935, No 5-6.

Арский И. В. Сельская община в готской Испании. УЗ ЛГУ, No 39, серия историч., вып. 4, 1939.

Грацианский Н. П. О разделах земель у бургундов и у вестготов. В кн.: "Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья". М., Изд-во АН СССР, 1960.

Грацианский Н. П. Система полей у римлян по трактатам римских землемеров. В кн.: "Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья". М., Изд-во АН СССР, 1960.

Дилигенский Г. Г. Северная Африка в IV-V вв. М., Изд-во АН СССР, 1961.

Кагаров Е. Г. Исторические наслоения в земледельческой технике Испании. СЭ, 1938, No 1.

Ковалевский М. М. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства, т. I. М., 1898. <315>

Корсунский А. Р. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. Изд-во МГУ, 1963.

Корсунский А. Р. Движение багаудов. ВДИ, 1957, No 4.

Корсунский А. Р. О положении рабов, вольноотпущенников и колонов в западных провинциях Римской империи в IV-V веках. ВДИ, 1954, No 2.

Корсунский А. Р. Вестготы и Римская империя в IV - начале V в. "Вестн. Моск. ун-та", сер. истории, 1965, No 3.

Корсунский А. Р. О социальном строе вестготов в IV в. ВДИ, 1965, No 3.

Корсунский А. Р. О колонате в Восточной Римской империи V-VI веков. ВВ, 1956, т. IX.

Корсунский А. Р. Города Испании в период становления феодальных отношений (V-VI вв.). В кн.: "Социально-экономические проблемы истории Испании". М., "Наука", 1965.

Кузнецов В. А. и Пудовкин В. К. Аланы в Западной Европе в эпоху "Великого переселения народов". СА, 1961, No 2.

Лучицкий И. В. Поземельная община в Пиренеях. О3, 1883, No 10, 12.

Маурер Г. Л. Введение в историю общинного, подворного, сельского и городского устройства и общественной власти. СПб., 1880.

Моммзен Т. История Рима, т. V. М., ИЛ, 1949.

Неусыхин А. И. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI- VIII вв. М., Изд-во АН СССР, 1956.

Неусыхин А. И. Исторический миф Третьей империи. УЗ МГУ, вып. 81, 1945.

Пискорский В. К. История Испании и Португалии. СПб., 1902.

Пискорский В. К. Кастильские кортесы в переходную эпоху от средних веков к новому времени. Киев, 1907.

Прокошев П. А. Присциллиан и присциллианисты. Казань, 1900.

Серовайский Я. Д. Изменения аграрного строя на территории Бургундии в V в. СВ, XIV, 1959.

Скржинская Е. Ч. История Олимпиодора. ВВ, 1956, т. VIII.

Сюзюмов М. Я. О правовом положении рабов в Византии. УЗ СГПИ, вып. II, 1955.

Удальцова З. В. Италия и Византия в VI в. М., Изд-во АН СССР, 1959.

Фрязинов С. В. Из истории развития феодального землевладения в Астурии и Леоне IX-Х вв. НДВШ, историч. науки, 1958, No 2.

Фюстель де Куланж Н. Д. История общественных учреждений древней Франции, пер. с франц. тт. II-VI. СПб., 1904- 1907.

Шишмарев В. Ф. Очерки по истории языков Испании. М.-Л., 1941.

Штаерман Е. М. Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи. М., Изд-во АН СССР, 1957.

Литература на иностранных языках

D'Ales А. Priscillien et lEspagne chretienne a la fin du IV-e siecle. Paris, 1936. <316>

Allard Р. Les origines du servage en France. Paris, 1913.

Auzias L. LAquitanie carolingienne. Toulouse-Paris, 1937.

Вabut Е. Priscillien et le priscillianisme. Paris, 1908.

A. Ballesteros у Beretta. Historia de Espana у su influencia en la historia universal, tt. I-II. Barcelona-Buenoe-Aires 1943-1944.

Caro I. Baroja. La vida agraria tradicional reflejada en el arte espanol. "Estudios de historia social de Espana". Madrid 1949; Bd. 67, 1950.

Ramon Bidagor R. La "iglesia propia" en Espana, v. IV AG Romae, 1933.

Вishkо Ch. Spanish abbots and the Visigothic councils of Toledo. Humanistic studies in honor of J. Calvin Metcalf. Charlotensville 1941.

В1осh N. Comment et pourquoi finit lesclavage antique. "Melanges historiques", t. I. Paris, 1963.

Вгuсk Е. F. Kirchenvater und soziales Erbrecht, 1956.

Brunner Н. Deutsche Rechtsgeschichte, Bd. I. Leipzig, 1906; Bd. II. Munchen und Leipzig, 1928.

Brunner Н. Mithio und Sperantes. Abhandluneen zur Rechtsgeschichte. Bd. I. Weimar, 1931.

Brunner Н. Die Landschenkungen der Merovinger und der Agilofinger. "Forschungen zur Geschichte des deutschen und franrosichen Rechts. Stuttgart, 1894.

De las Cagigas I. Los mozarabes. t. I. Madrid, 1947.

De Cardenas F. Ensayo sobre la historia de la propiedad territorial en Espana, t. I. Madrid, 1874.

Costa J. Colectivismo agrario en Espana. Madrid, 1915.

Соurtоis Ch. Les vandales et lAfrique. Paris, 1955.

Dahn F. Die Konige der Germanen, 5. Abth. Wurzburg, 1870.

Dahn F. Die Konige der Germanen, Bd. VI, 2. Aufl. Leipzig 1885.

Dahn F. Westgotische Studien. Wurzburg, 1874.

David Р. Etudes historiques sur la Galice et le Portugal du VI-e au XII-e siecle. Paris, 1947.

Delaruelle Е. Toulouse capitale wisigothique et son rempart. Annales du midi, t. 67, 1955, fasc. 3.

Di11 S. Roman Society in the Last Century of the Western Empire, London, 1910.

Dорsсh A. Wirtschaftliche und soziale Grundlagen der europaischen Kulturentwicklung. IK I-II, Wien, 1923-1924.

Dubler C. Uber das Wirtshaftsleben auf der iberischen Halbinsel von XI zum XIII Jahrhundert. Geneve-Erlangen-Zurich, 1943.

Fiсker J. Uber nahere Verwandschaft zwischen gotisch-spanischen und norwegisch-islandischen Recht. MIOG, Erganzunesband II. Innsbruck, 1888.

Gamillscheg Е. Romania Germanica, Bd. I. Berlin und Leipzig, 1934.

Garcia Gallo A. La historiografia juridica contemporanea. AHDE, t. XXIV, 1954.

Garcia Gallo A. Nacionalidad у territorialidad del derecho en la epoca visigoda. AHDE, t XIII, 1936-1941.

Garcia Gallo A. Notas sobre et reparto de tierras entre romanos у visigodos. "Hispania", 1941, No. 4. <317>

Gaupp E. Th. Die gernianischen Ansiedlungen und Landtheilungen in den Provinzen des romischen Westreiches. Breslau, 1844.

Gibert R. El reino visigodo y el particularismo espanol - I Goti in Occidente. Spoleto, 1956.

Haudricourt A. G. et Delamarre M. Lhomme et la charrue a travers le monde. Paris, 1955.

Halban A. Das romische Recht in den germanischen Volksstaaten, Bd. I. Breslau, 1899 ("Gierkes Untersuchungen zur deutschen Rechts und Staatsgeschichte").

Hinojosa E. Das germanische Element im spanischen Recht. ZSSR, Germ. Abth., 31, 1910.

Hinojosa y Naveros E. El derecho en el poeina del Cid. Obras, t. I. Madrid, 1948.

Hinojosa E. Origen del regimen municipal en Leon y Castilla. Estudios sobre la historia del derecho espanol. Madrid, 1903.

Hirschfeld O. Der Grundbesitz der romischen Katser in den ersten drei Jahrhunderlen. Beitrage zur alten Geschichte, Bd. II, Leipzig, 1902.

Jullian C. Histoire de la Gaule, t. V. Paris, S. a.

G. de Lacoste. Essai sur les mejoras ou avantages legitimaires dans le droit espagnol ancien et moderne. Paris, 1910.

Levi-Provencal E. Histoire de lEspagne musulmane, t. I. Paris, 1950.

Levy E. West Roman Vulgar Law. The law of property. Philadelphia, 1951.

Levy E. Westromisches Vulgarrecht. Das Obligationenrecht. Weimar, 1956.

A. Lopez-Amo y Marin. En torno a la territorialidad del derecho visigodo. "Historia de Espana", "Arbor". Madrid, 1953.

Lot F. Du regime de lhospitalite. Revue belge de philologie et dhistoire, 1928, t. VII, n° 3.

Mazzarino S. Si puo parlare di revoluzione sociale alla fine del mondo antico?-"II passagio dall'antichita al medioevo in occidente". Spoleto, 1962.

Melicher Th. Der Kampf zwischen Gesetzes- und Gewohnheitsrecht in Westgotenreiche. Weimar, 1930.

MenendezPelayo M. Historia de los heterodoxos espanolos, t. I. Madrid, 1880.

Menendez Pidal R. Espana y su historia, t. I. Madrid, 1957.

I. Orlandis. Consecuencias del delito en el Derecho de la alta edad media. AHDE, t. XVIII, 1947.

D'Ors A. La territorialidad del derecho de los visigodos. I Goti in Occidente. Spoleto, 1.956.

D'Ors A. Varia Romana. Los "Leudes" de LV. Antiqua 4, 5, 5. AHDE, t. XXIV, 1955.

Palol P. de Salellas. (Fibulas y broches de cinturon de epoca visigoda en Catalauna. "Archivo espanol de arqueologia, t. XXIII, Madrid, 1950.

Paret F. Priszillianus. Ein Reformator des vierten Jahrhunderts. Wurzburg, 1891.

Perez E. Pujol. Historia de las instituciones sociales de la Espana goda, t. I-IV. Valencia, 1896.

Piel J. M. Toponimia Germanica. Enciclopedia linguistica hispanica, t. I. Madrid, 1960. <318>

Puig i Cadafalch. Lart wisigothique. Linvasion barbare et le peuplement de lEurope. Paris, 1953.

Reinhart W. Historia eeneral del reino hispanico de los suevos Madrid, 1952.

Reinhart W. La tradicion visigoda en el nacimiento de Castilla. "Estudios dedicados a Menendez Pidal", t. I. Madrid, 1950.

Reinhart W. Uber die Territorialitat des westgotischen Gestzbucher. ZSSR, GA, Bd. 68, 1951.

Riaza R.y Garcia Gallo A. Manual de historia del derecho espanol. Madrid, 1935.

Sanchez-Albornoz y Menduina C. Ruina y extincion del municipio romano en Espana e instituciones que le reemplazan. Buenos-Aires, 1943.

Sanchez-Albornoz C. El "stipendium" hispano-godo y los origenes del beneficio praefeudal. Buenos-Aires, 1947.

Sanchez-Albornoz C. Las Behetrias. La encomendacion en Asturias, Leon y Castilla. AHDE, t. I, 1924.

Sanchez-Albornoz C. Muchas paginas mas sobre Behetrias. AHDE, t. IV, 1927.

Sanchez-Albornoz y Menduina C. En torno a los origines del feudalismo, tt. I-III. Mendoza, 1942.

Sanchez-Albornoz C. El Aula Regia y las asambleas politicas de los godos. Cuadernos de historia de Espana, 1946, No. 5.

Sanchez-Albornoz C. Espana y el feodalismo Carolingio. I Problemi della civilta Carolingia. Spoleto, 1954.

Schmidt K. D. Die Bekehrung der Germanen zum Christenzum, Bd. I. Gottingen, 1939.

Schmidt L. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgang der Volkerwandcrung. Die Westgermanen. Berlin, 1918.

Schmidt L. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgang der Vokerwanderung. Die Ostgermanen, 1941.

Schmidt L. Geschichte der Wandalen. Munchen, 1942.

Schultze A. Uber westgotisch-spanischen Eherecht. Leipzig, 1944.

Schultze A. Augustin und der Seelteil des germanischen Erbrechts. Leipzig, 1928.

S. Stein. Der "Romanus> in den frankischen Rechtsquellen MIOG, Bd. XLIII, 1929.

Stevens E. Agricultural and Rural Life in the Later Roman Empire. In "Cambridge Economic History of Europe", vol. I. Cambridge, 1942.

De Serra Rafols J.La "villa" romana de la dehesa de "la Cocosa". Badajoz, 1952.

Stroheker K. F. Eurich, Konig der Westgoten. Stuttgart, 1937.

Stroheker K. F. Der senatorische Adel im spatantiken Gallien. Tubingen, 1948.

Stutz U. Geschichte der kirchlichen Benefizialwesens. Berlin, 1895. Szadecky Hardess A. Zur Interpretation zweier Hydatices Stellen. "Helicon, 1961. No. 1.

Thibault F. Limpot direct dans les royaumes des ostogoths, des wisigoths et des burgundes. Nouvelle revue historique de droit francais et etranger, No. 36, 1902.

Thompson E. A. Peasant revolts in Late Roman Gaul and Spain. "Past and Present", 1952, No. 2. <319>

Thompson E. A. The settlement of the barbarians in southern Gaul. JRS, 1956, v. 46, pp. 1-2.

Thouvenot R. Essai sur la province Romaine de Betique. Paris, 1940.

Torres C. Priscilliano, "doctor itinerante, brillante superficilidad, CEG, XXVII, 1954.

Torres M. Lecciones de historia del derecho espanol, vol. II. Salamanca, 1936.

Torres M. El estado visigotico. AHDE, t. III, 1926. Torres M. El origen del sistema de "iglesias propias", AHDE, t. V, 1928.

Torres M. у Prieto Bances R. Instituciones economicas, sociales у politico-administrativas de la peninsula Hispanica durante los siglos V, VI у VII. "Historia de Espana dirigida por R. Menendez Pidab, t. III. Madrid, 1963.

De Valdeavellano L.G. Historia de Espana, t. I. Madrid, 1955.

Verlinden Ch. Lesclavage dans, lEurope medievale, t. I. Brugge, 1955.

Verlinden Ch. Le grand domaine dans les Etats iberiques. "Recueilles de la Societe Jean Bodin", IV. Wetteren, 1949.

Vismаra G. Romani 1 Goti di fronte al diritto nel regno ostrogoto. "I Goti in Occidente". Spoleto, 1956.

Vоigt K. Staat und Kirche von Konstantin dem Grosse bis zum Ende der Karolingerzeit, Stuttgart, 1936.

Voltelini H. Prekarie und Benefizium. VJSW, Bd. XVI, 1922.

Waitz G. Deutsche Verfassungsgeschichte, Bd. II, Graz 1953.

Wi1da W. Das Strafrecht der Germanen. Halle, 1842.

Wohlhaupter E. Das germanische Element in altspanischen Recht und die Rezeption des romischen Rechtes in Spanien. ZSSR, RA, Bd. 66, 1948.

Zeiss K. Die Grabfunde aus dem spanischen Westgotenreich. Berlin und Leipzig, 1934.

Zeumer K. Geschichte der westgotischen Gesetzgebung. NA, Bd. XXIII, XXIV, XXVI, 1898-1901.

Zieg1er A. Church and State in Visigothic Spain. Wastington, 1930. <320>

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

(периодические издания, серии и коллекции)

ВВ - Византийский временник

ВДИ - Вестник древней истории

ВИ - Вопросы истории

ИАИ - Известия на археологически института Българска академия на науките

ИРАИК - Известия Российской Академии истории материальной культуры

НДВШ - Научные доклады высшей школы

ОЗ - Отечественные записки

СА - Советская археология

СВ - Средние века

СЭ - Советская этнография

УЗ ГГУ - Ученые записки Горьковского государственного университета

УЗ ИИ - Ученые записки Института истории РАНИОН

УЗ ЛГУ - Ученые записки Ленинградского государственного университета им. А. А. Жданова

УЗ МГУ - Ученые записки Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова

УЗ СГПИ - Ученые записки Свердловского государственного педагогического института

АЕА - Archivo espanol de arqueologia

AG - Analecta Gregoriana

AHDE - Anuario de historia del derecho espanol

AKG - Archiv fur Kulturgeschichte

BYZ - Byzantion

BZ - Byzantinische Zeitschrift

CEG - Cuadernos de estudios Gallegos

СНЕ - Cuadernos de historia de Espana

CJ - Codex Iustiniani. Ed. P. Kruger. Berolini, 1954.

CRF - Capitularia regum Francorum

CSEL - Corpus scriptorum ecclesiasticorum latinorum

EB - Etudes byzantines

FHA - Fontes Hispaniae Antiquae <321>

FHG - Fragmenta Historicorum Graecorum

HV - Historische Vierteliahrschrift

IRS - Journal of Roman Studies

MGH - Monumenta Germaniae Historica

MIOG - Mitteilungen des osterreichischen Instituts fur Geschichtsforschung

CTh. - Libri Theodosiani XVI, Berolini, 1905

NA - Neues Archiv der Gesellschaft fur altere deutsche Geschichtskunde

PL - L. P. Migne. Patrologiae cursus completus. Seriaes latina

PRE - Paulys Real Encyclopadie der classischen Alter

tumwissenschaft

PS - Pauli Sententiae

RBPhH - Revue belge de philologie et dhistoire

VSWG - Vierteljahrschrift fur Sozial - und Wirtschaftsgeschichte

SM - Studi Medievali

ZSSR - Zeitschrift der Savignystiftung fur Rechtsgeschichte <322>

УКАЗАТЕЛЬ

Абд-аль-Азиз 262, 283

Акторы. См. вилики

Аларих II 264

д'Але А. - 253

Альтамира Р. 68, 69, 71

Аполлинарий Сидоний 25, 27, 30, 148, 263, 265, 267

Арабское завоевание Испании 3, 248, 296

Арский И. В. 48, 49, 91

Ацефалы 260

Ашбернхемское пятикнижие 171, 172

Бабю Э. 252

Багауды 240-251

Баски 247

Бенефиции. См. также пожалования королевские и пожалования in stipendium 180, 205-208

Бидагор Р. 233

Большая семья у вестготов 33, 51, 54

Boni homines 279

Браулион 86

Бревиарий Алариха 7, 9, 44, 51 passim (Lex Romana Visigothorum)

Бруннер Г. 62, 110, 185

Букцеллярии. См. "дружинники частных лиц"

Бэтика 14, 15, 32

Валерий 202

Вальдеавельяно Л. 8, 69, 179, 208, 241, 274

Вамба, король вестготов 84, 87, 197, 293

Вергельд 84, 176-177

Верлинден Ш. 28, 101, 141, 144 Верные. См. Fideles

Вестготская правда 7-9, 44, 67, 209

Вилики 23, 73, 214-217, 273

Вилла. См. "Имение крупное" Висмара Дж. 7

Vicini. См. "соседи"

Военная система Вестготского королевства 275-276, 295-296

Вольноотпущенники готские в V веке 123-124, 211

Вольноотпущенники в VI-VII вв. 123-134, 192, 211, 301

Вольноотпущенники церкви 129-132

Галисия 10, 14, 17

Гальбан А. 14, 68

Гардинги 196-197

Гарсиа Галло А. 8-10, 21- 29, 35

Гаупп Э. 14, 68, 179

Гомес Морено М. 169-170

Грацианский Н. П. 21, 29-31, 34, 37

Дан Ф. 4, 68, 72, 100, 247, 263, 277, 289, 290

Деревня готской Испании 46, 47, 49, 50, 88, 300

Допш А. 4, 100 <323>

Дружинники королевские 181-183, 199, 265

Дружинники церкви 206-207

Дружинники частных лиц 187-193, 211

Дуксы 263, 266, 273

Епископы 107, 148, 149, 218, 290, 291

Земельная собственность аллодиального типа 33, 57, 59, 67

Землевладение арианской церкви 153, 154, 186-187

Землевладение фиска 154- 155, 161- 162

Знать землевладельческая в VII в. 155-157, 175 -178

Идасий 10, 14, 15, 17, 158, 240-242, 259, 270

Имение испано-римское в V- VI вв. 23, 24, 50

Имение крупное в VII в. 88, 162-173, 301

Иммунитеты 219, 221-222

Индивидуальная семья 51, 54, 55

Инохоса Э. 9, 54, 66, 174, 176, 268, 277

Inspectores 269

Inferiores u honestiores 83, 84, 89, 152, 153, 175

Иоанн из Биклары 10, 245, 248, 284

Исидор Севильский 10, 39-42, 47, 87, 123, 138, 163, 164, 186

Ковалевский М. М. 21, 162

Кодекс Эйриха 7, 8, 9

Колоны в готской Испании 139-141, 211, 301

Коммендация 97-99

Комиты 263-266, 273, 285

Conventus publicus vicinorum 268-269

Консорты 26, 29, 30, 45, 46

Королевская власть 262-264, 270-271, 281-284, 297

Корсунский А. Р. 67, 122, 134, 243, 274, 282, 290

Коста И. 81

Куриалы в Испании в V- VII вв. 150-151, 259, 299

Ла Кост Ж. 62, 63

Левды 181-182

Леви Э. 45, 93

Леви-Провансаль Э. 227

Леовигильд, король вестготов 7, 9, 71, 155, 284

Леон 10

Либертины. См. вольноотпущенники

Лот Ф. 21, 28

Лузитания 13, 14, 17

Лучицкий И. В. 10, 81

Маркс К. 315

Магнаты испано-римские в V-VI вв. 143-148

Маццарино С. 241

Мелихер Т. 9, 69

Мелкие земельные собственники в Южной Галлии и Испании в V-VI вв. 22, 23, 72-75

Мелкие земельные собственники в Астурии в послеготский период 91-92

Менендес Пидаль Р. 162, 241

Монастыри 232-233

Неусыхин А. И. 6, 23, 83, 193, 269

Община сельская 38, 44-45, 47, 50, 51, 81, 88-89

Officium palatinum 285-288

Орозий 14, 145

Павел из Эмериты 86, 119, 156, 159, 161, 172

Палатины 288-289

Парэт Ф. 253, 255

Патроцинии 73, 97-98, 211-213

Перес Пухоль Э. 4, 135, 138, 183

Пискорский В. К. 76, 290

Пожалования in stipendium 201-202, 205-207

Пожалования королевские 183-186, 194-206

Прекарий, прекаристы 92-96, 111

Присциллианство 251-260

Прокошев П. А. 252

Прокураторы имений фиска 214-216 <324>

Рабовладельческий уклад хозяйства 38, 227, 299

Разорение мелких собственников в VII в. 86-91

Расселение аланов и вандалов в Испании 13, 16-37.

Расселение вестготов в Южной Галлии и в Испании 18, 19, 31-35, 49, 50

Расселение свевов в Галисии 16-18

Рейнгарт В. 8, 17, 70, 71, 269

Рекаред, король вестготов 71, 88, 155, 272, 290

Рекцесвинт, король вестготов 8, 53, 86, 89, 156, 176, 200, 213, 249, 284, 293

Родриго, король вестготов 226, 289

Родственные связи у вестготов 51-57, 60-67

Романизация вестготов 70-72

Сайоны 191

Сальвиан Марсельский 240

Санчес-Альборнос К. 5, 6, 68, 73, 91, 92, 120, 121, 179, 181, 183, 201, 208, 243, 285, 286

Саэц Э. 91

Свинтила, король вестготов 284

Свободные поселенцы 139- 140, 211

Септимания 207, 283

Сервы 101-121, 210, 211, 300- 301

Сервы в Астурии в послеготский период 248-249

Сервы фиска 105-106

Сервы церкви 106-107, 211

Система земледелия в Испании 40-41, 43

Система наследования у готов 51-53, 60, 61

Скржинская Е. Ч. 187, 196

Соборы церковные провинциальные 291-292

Соборы церковные Толедские 11, 289-294

Соседи 46-48, 268

Судьи 271, 273, 277

Тарракон 14, 17

Теодорих II, король вестготов 7, 252

Теодорих, король остготов 7, 295

Тиуфады 273, 276, 286, 287

Томпсон Э. А. 241, 242

Торрес М. 4, 68, 196, 208, 233, 247, 263, 288

Удальцова З. В. 7, 140

Fideles 182, 183, 194-196, 200, 209

Fragmenta Gaudenziana 63

Fundus. См. имение

Фрязинов С. В. 166, 174

Фюстель де Куланж Н. Д. 44, 70

Фруктуоз 202-203

Хибер Р. 227, 284

Хиндасвинт, король вестготов 61, 62, 89, 94, 199, 200, 225, 226, 284, 293

Цеймер К. 31, 64, 69, 271, 293

Церкви частные 221, 233-236

Civitas 265, 300

Циглер А. 100, 290

Частная власть крупных землевладельцев над населением 208-228

Шмидт Л. 69, 76, 269 Штаерман Е. М. 243

Эгика, король вестготов 205, 296

Эдикт Теодориха 7

Эйрих, король вестготов 32, 62, 263, 267, 270

Энгельс Ф. 77, 187, 261, 295

Эрвигий, король вестготов 89, 94 <325>

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ............................................................ 3

Глава I. Расселение варваров в Испании в V в. .................. 13

Глава II. Аграрное устройство, остатки общины. Возникнове

ние собственности аллодиального типа ......................... 39

Глава III. Превращение свободных земледельцев в зави

симых крестьян ..................................................... 68

Глава IV. Сервы, либертины и колоны. Изменение их

положения в V-VII вв. ........................................... 100

Глава V. Зарождение феодального землевладения .............. 143

Глава VI. Возникновение бенефициальной системы и

феодальной иерархии. Феодализация церкви ..................... 179

Глава VII. Социальная борьба в Испании в V-VII вв. .......... 240

Глава VIII. Формирование раннефеодального государства ..... 262

Заключение ......................................................... 299

Resumen .............................................................. 303

Библиография ....................................................... 312

Литература ............................................................ 315

Список сокращений .................................................. 321 <326>

ПРИМЕЧАНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

1 F. Dаhn. Die Konige der Germanen 5. Abth. Wurzburg, 1870; Bd. VI. Leipzig, 1885.

2 E. Perеz Pujol. Historia de las instituciones sociales de la Espana goda, tt. I-IV. Valencia, 1896.

3 М. Torres. El estado visigotico. AHDE, t. III, 1926; eiusdem. Lecciones de Historia del derecho espanol, vol. II. Salamanca, 1936; eiusdem. Las invasiones у los reinos germanicas de Espana. "Historia de Espana", dirig. por R. Menendez Pidal, t. III, Espana visigoda. Madrid, 1940; M. Torres y R. Prieto Bances. Instituciones economicas, sociales у politico-administrativas de la peninsula Hispanica durante los siglos V, VI у VII. Ibid.

4 С. Sanchez-Albornоz. Las behetrias. La Encomendacion en Asturias, Leon у Castilla, AHDE, t. I, 1924; eiusdem. Muchas paginas mas sobre las Behetrias. AHDE, t. IV, 1927; eiusdem. En torno a los origenes del feudalismo, tt. I-III. Mendoza, 1942; eiusdem. Ruina у extincion del inunicipio romano en Espana e instituciones que le reemplazan. Buenos-Aires, 1943; eiusdem. El "stipendium" hispano-godo у los origenes del beneficio praefeudal. Buenos-Aires, 1947; eiusdem. El Aula Regia у las asambleas politicas de los godos. СНЕ, 1946, No. 5.

5 Некоторые проблемы разработаны автором в других его исследованиях и поэтому изложение соответствующего материала в данную работу не включено. См. А. Р. Корсунский. Города Испании в период становления феодальных отношении (V-VII вв.). В кн.: "Социально-экономические проблемы истории Испании". М., "Наука", 1965; его же. О социальном строе вестготов в IV в. ВДИ, 1965, No 3; его же. Вестготы и Римская империя в IV-начале V в. "Вестник МГУ", серия IX, история, 1965, No 3.

6 Законы вестготского короля Теодориха II, отца Эйриха, до нас не дошли. Правда, высказывалось мнение, будто Эдикт Теодориха ошибочно приписывается остготскому королю Теодориху, а на самом деле издан был вестготским королем Теодорихом II (G. Vismara. Romani е Goti di Fronte al diritto nel regno ostrogoto. "I Goti in Occidente". Spoleto, 1956). Новое толкование происхождения эдикта нельзя еще, однако, считать окончательно установившимся. Ср. З. В. Удальцова. Италия и Византия в VI веке. М., Изд-во АН СССР, 1959, стр. 162-164.

7 А Garcia Gallo. Nacionalidad у territorialidad del derecho en la epoca visigoda. AHDE, t. XIII, 1936-1941.

8 W. Reinhart. Uber die Territorialitat des westgotischen Gesetzbucher. ZSSR, Germ. Abth" Bd. 68, 1951; Angel Lopez-Amо у Marin. En torno a la territorialidad del derecho visigodo. "Histo-ria de Espana". "Arbor". Madrid, 1953.

9 См. рецензию Э. Хейманна на упомянутую статью Гарсиа Галло. ZSSR, 1943, Bd. 63, Germ. Abth.; A. Sсhultze. Excurs. Zur Geschichte der westgotischen Rechtsquellen. "Berichte uber die Verhandlungen der sachsischen Akademie der Wissenschaft zur Leipzig". Philol.- hist. Klasse, Bd. 95, 1943, 4 Heft; E. Wоh1haupter. Das germanische Element im altspanisclien Recht und die Rezeption des romischen Rechtes in Spanien. ZSSR, Bd. 66, 1948, Rom. Abth.; L. de Valdeavellano. Historia de Espana, t. I. Madrid, 1955, р. I.

10 См. библиографический указатель.

11 А. Garcia Gаllо. La historiografia juridica contemporanea. AHDE, t. XXIV, 1954, pp. 609-617.

12 См. И. Лучицкий. Поземельная община в Пиренеях. "Отечественные записки", 1883, No 10.

13 См. библиографический указатель.

14 См. библиографический указатель.

ГЛАВА I

1 Hydat. Chron. 49; Isid. Hist. Wand., 73; Oros. Hist. adversum paganos, VII, 43, 12.

2 E. Th. Gaupр. Die germanischen Ansiedlungen und Landtheilungen in den Provinzen des romischen Westreiches. Breslau, 1844, S. 435; А. Наlbаn. Das romische Recht in den germanischen Volksstaaten, Bd. I. Breslau, 1899, SS. 66-67; L. Sсhmidt. Geschichte der Wandalen. Munchen, 1942, SS. 22-23.

3 Oros. Hist. adversum paganos, VII, 47, 7: Barbari execrati gladios suos ad aratra conversi sunt residuosque Romanos ut socios modo et amicos fovent.

4 Нуdat. Chron., 49; Isid. Hist. Wand., 73.

5 Нуdat. Chron., 60, 62, 67, 68.

6 Hydat. Chron., 71, 74.

7 Ibid., 77.

8 Ibid.,86; Isid. Hist. Wand., 73.

9 Нуdat. Chron., 89; Isid. Hist. Wand., 73.

10 Procop. De bello Vandalico, 1, 3.

11 Нуdat. Chron., 49.

12 L. Sсhmidt. Op. cit. SS. 35-36.

13 Известно, что у них еще до переселения в Западную Европу возникли союзы племен. По мнению некоторых исследователей, у аланов достигло высокого уровня производство металлических изделий. Найденные в Галлии и Испании полихромные пластинчатые золотые фибулы и пряжки причерноморского типа могут быть связаны с пребыванием там аланов. См. В. А. Кузнецов и В. К. Пудовкин. Аланы в Западной Европе в эпоху "Великого переселения народов". СА, 1961, No 2, стр. 79-95.

14 Ch. Courtois. Les Vandales et lAfrique. Paris, 1955, р. 58.

15 W. Reinhагt. Historia general del reino hispanico de los suevos. Madrid, 1952, р. 67.

16 Hydat. Chron., 91 (а. 430); ibid. 113 (а. 438): Suevi cum parte plebis Gallaeciae cui adversabantur, pacis iura confirmant; ibid., 96 (а. 431); 119 (а. 439); 121 (а. 440); 137 (а. 448); 190 (458); 201 (460); 204 (а. 460).

17 Hydat. Chron., 98 (а. 432); 100 (а. 432); 134 (а. 446); 155 (а. 453); 161 (а. 454); 170 (а. 456).

18 Нуdat. Chron., 123 (а. 441).

19 Об уровне общественного развития вестготов ко времени их поселения на римской территории см. А. Р. Корсунский. О социальном строе вестготов в IV в. ВДИ, 1965, No 3.

20 Iord. Getica, с. 137.

21 Ibid., с. 138: Thracias Daciaque ripense post tanti gloria tropaei tamquam solum genitalem potiti coeperunt incolere.

22 См. Н. П. Грацианский. О разделе земель у бургундов и у вестготов. В кн.: "Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья". М., Изд-во АН СССР, 1960, стр. 318.

23 Нуdаt, Chron., 69: Cothi intermisso certamine quod agebant Per Constantium ad Gallias revocati sedes in Aquitanica a Tolosa usque ad Oceanum acceperunt. См. также данные источников, приведенное Гауппом (E. Th. Gaupp. Op. cit., S. 418).

24 LVis., X, 1, 8: ...si tamen probatur celebrata divisio.

25 Пастбищами же и лесами готы могли владеть совместно с римлянами и значительно позднее (см. LVis., VIII, 5,5; ср. VIII, 5,2).

26 LVis., X, 1, 8: Sed quod a parentibus vel a vicinis divisum est, posteritas inmutare non temetet.

27 CEur., 276: ...inspectio iudicantium, quos partium consensus elegerit...; LVis., X, 3, 5.

28 LVis., X, 3, 5: ...ut iudex, quos certiores agnovertit vel seniores, faciat eos sacramenta prebere...

29 LVis., X, 1, 16: ...iudices singularum civitatum. Источники свидетельствуют о том, что готы жили не только в деревнях, но и в городах (LVis., III, 4, 17; Conc. Narbon, can. 14).

30 E. Th. Gaupp. Op. cit, SS. 398-401; А. Наlban. Ор. cit., SS. 164-165; F. Dahn. Die Konige der Germanen, Bd. VI. Leipzig, 1885, S. 58; ср. "Historia de Espana", dir. por R. Menendez Pidal, t. III. Madrid, 1940, р. 154.

31 См. М. М. Ковалевский. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства, т. I. М., 1898, стр. 112.

32 Там же, стр. 133.

33 F. Lot. Du regime de l hospitalite. RBPhH, t. VII, 1928, n° 3.

34 A. Gаrсiа Gаllо. Notas sobre et reparto de tierras entre romanos у visigodos. "Hispania", 1941, No. 4, pp. 40-63.

35 См. Н. П. Грацианский. Ук. соч., стр. 318-326.

36 А. Garcia Gаllо. Ор. cit., рр. 45-51.

37 Мелкий собственник в римских провинциях обычно имел надел менее 25 югеров (приблизительно 6 га); те, кто владели участками, превышавшими эту норму, могли уже быть зачислены в куриалы.

38 В одном, не полностью дошедшем фрагменте Кодекса Эйриха о готах, исправляющих нарушенные границы своих владений в имениях римлян, говорится во множественном числе - CEur., 276: ...tunc Gothi ingrediantur in loco hospitum et ducant, ubi terminum fuerat ostensus. В Вестготской правде учитывается, что раздел между римлянином и готом производили "родственники или соседи" (LVis., X, 1,8).

39 См. А. И. Неусыхин. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI-VIII вв. М., Изд-во АН СССР, 1956, стр. 315.

40 См. стр. 92-99, 139-140.

41 Такие участки леса предоставлялись и прекаристам (LVis., X, 1, 13).

42 LVis., X, 1, 16.

43 LVis., X, 1, 6; X, 1, 8; VIII, 5, 5. Ср. А. Р. Корсунский. О развитии феодальных отношений в готской Испании V-VII вв. СВ, вып. X, 1957, стр. 41-42.

44 LVis., VIII, 5, 2: De porcis inter consortes ad glandom in communi fructu susceptis. Si inter consortes de glandibus fuerit orta contentio pro eo, quod unus ab alio plures porcos habeat, tunc qui minus habuerit, liceat ei secundum quod terram dividit porcos ad glandem in porcione sua suscipere, dummodo equalis numerus ab utraque parte ponatur; et postmodum decimas dividant, sicut et terras diviserunt.

45 А. Gаrсiа Gаllо. Ор. cit., pp. 58-59.

46 LVis., X, 1, 9: De silvis inter Gotum et Romanum indivisis relictis. De silvis, que indivise forsitan residerunt, sive Gotus sive Romanus sibi eas adsumserit, fecerit fortasse culturas, statuimus, ut, si adhuc silva superest, unde paris meriti terra eius, cui debetur, portioni debeat conpensari, silvam accipere non recuset. Si autem paris meriti, que conpensetur, silva non fuerit, quod ad culturam excisum est dividatur.

47 Ароllin. Sidon. Epist., VIII, 9: ...Necdum enim quicquam de hereditate socruali, vel in usum tertiae sub pretio medietatis obtinui.

48 A. Gаrсiа Gаllо. Ор. cit., р. 62.

49 См. замечание А. И. Неусыхина (Ук. соч., стр. 313) о бургундском законе, трактующем сходный случай. Переход лесов в собственность отдельных лиц происходил у вестготов в VI в. - это видно, в частности, из закона, предшествующего в готском судебнике рассматриваемому закону (LVis., VIII, 5, 1: De porcis in glande presumtive an placite missis).

50 CEur., 276: ...tunc Gothi ingrediantur in loco hospitum... Nullus novum terminum sine consorte partis alterius... constituat. LVis., X, 3, 5; Ср. LVis, VIII, 5, 5: Consortes vero vel ospites nulli calumnie subiaceant, quia illis usum erbarum, que concluse non fuerant, constat esse communem.

51 В Х книге Вестготской правды сначала говорится о разделе земли между "консортами" (LVis, X, 1, 4; 6; 7), о предоставлении ее во владение (LVis., X, 1, 14), а затем выделяются случаи разделов и совместного владения землей римлянами и готами. См. LVis., X, 1, 8: De divisione terrarum facta inter Gotum adque Romanum; X, 1, 9: De silvis inter Gotum et Romanum indivise relictis.

52 A. Gаrсiа Gаllо. Ор. cit, pp. 59-60.

53 Законы, упоминающие наследование, продажу, дарения, пожалование земель дружинникам, несомненно, имеют в виду не только пахотные земли, но и леса, которые также могли представлять собой частную собственность (CEur., 320; LVis., V, 4, 7; V, 7, 16; V, 34; LVis., VIII, 4, 23; X, 1, 8; X, 1, 11).

54 A. dOrs. El Codigo de Eurico. "Estudios visigoticos", II. Roma-Madrid, 1960, р. 188.

55 LBurg., LIV, 1,2; LXVII.

56 Выражение Сидония Аполлинария настолько лаконично, что расшифровать его чрезвычайно трудно, и в специальной литературе даются самые различные толкования. Гаупп, например, полагал, что Сидоний хотел бы из причитавшейся ему трети пожертвовать еще половину земель, чтобы обеспечить себе владение второй половиной (Е. Th. Gaupp. Ор. cit., S. 398). По мнению Ф. Дана, Сидоний, желая сохранить за собой треть владений, готов был уплатить стоимость половины всех земель (F. Dahn. Ор. cit., Bd. VI, S. 55). О толковании данного текста Н. П. Грацианским см. ниже, стр. 30.

57 CEur., 276, 277; LVis., X, 1, 8; X, 1, 16; X, 2, 1.

58 Сведения о распределении всей площади имения между господским доменом и держаниями отсутствуют. Но известно, что соотношение пахотных земель и лесов в разных поместьях было весьма различным, а это должно было влиять и на пропорции площади домена и держаний. Так, в крупном имении Шираган близ Тулузы пахотная земля составляла около 10% всей площади (С. Jullian. Histoire de la Gaule, t. V. Paris, s. a., p. 361); в имении Авзония - приблизительно 20% его территории (А. Schulten. Die romischen Grundherrschaften. Weimar, 1896, S. 126). Интересны данные (хотя трудно сказать, насколько они типичны) об имении Noviliacus (в нынешнем департаменте Эндр во Франции). В собственном хозяйстве посессора здесь находилось 120 акров пахотной земли, а в руках девяти держателей - 360 акров (Е. Stevens. Agricultural and Rural Life in the Later Roman Empire. In: "The Cambridge Economic History of Europe", vol. I. Cambridge, 1942, р. 212). Ш. Верлинден считал, что в готской Испании земельные владения частных лиц делились по своей структуре на две категории: 1) tertiae римлян, которые обрабатывались с помощью рабов, и 2) sortes готов, где хозяйство велось с помощью держателей (Ch. Vег1inden. Le grand domaine dans les Etats iberiques chretiens au moyen age. "Recueils de la societe Jean Bodin", IV. Wetterene, 1949, р. 178). Никаких доводов в пользу этого предположения Верлинден, однако, не приводит. Источники не дают оснований резко противопоставлять структуру римских и готских владений.

59 Если основную часть этой территории крупных имений занимали леса и прочие некультивированные земли, а поля входили главным образом в состав наделов держателей, то готы, получая у римлян две трети пахотных земель, естественно, должны были взять себе большую часть держаний.

60 См. Н. П. Грацианский. Ук. соч., стр. 320-321.

61 LVis., X, 1, 14: Si inter eum, qui accipit terras vel silvas, et qui prestitit, de spatio, unde prestiterit, fuerit orta contentio, tunc, si superest ipse, qui prestitit, aut, si certe mortuus fuerit, eius heredes prebeant sacramenta, quod non amplius autor eorum dederit, quam ipsi designanter ostendant... Si vero consortes eius non dignentur iurare aut forte noluerint vel aliquam dubietatem habuerint, quantum vel ipsi dederint vel antecessores eorum, ipsi, ut animas suas non condemnent, nec sacramentum prestent, sed ad tota aratra quantum ipsi vel parentes eorum in sua sorte susceperant, per singula aratra quinaqnagenos aripennes dare faciant, ea tamen conditione, ut, quantum occupatum habuerint vel cultum, mixti quinquaginta aripennes concludant. Nec plus, quam eisdem mensuratum fuerit aut ostensum, nisi terrarum dominus forte prestiterit, audeant usurpare. Quod vero amplius usurpaverint, in duplun reddant invasa.

62 LVis., X, 1,4; V, 7, 2.

63 См., например, LVis., X, 1, 11; 13; 15.

64 LRVis., CTh. II, 26, 1; LVis., X, 1, 5.

65 LVis., X, 1, 16. Ср. А. dOrs. Op. cit., p. 182.

66 См. Н. П. Грацианский. Ук. соч., стр. 324.

67 LVis., X, 1, 15: Ut qui ad excolendum terram accipit, sicut ille, qui terram dedit, ita et iste censum exolvat. Qui accolam in terra sua susceperit, et postmodum contingat, ut ille, qui susceperat, cuicumque tertiam reddat, similiter sentiant et illi, qui suscepti sunt, sicut et patroni eorum, qualiter unumquemque contigerit.

68 К. Zeumеr. MGH, Legum sectio, I. t. I. р. 388, п. 4; Е. Wоhlhaupter. Die Gesetze der Westgoten. Weimar, 1936, S. 283. Кстати, нет сведений и о выплате вестготскими земледельцами оброка в размере трети урожая. Упоминается лишь, что прекаристы, как и колоны, платили десятину (Form. Wisig. No. 36).

69 LVis., X, 1, 9.

70 Ароllin. Sidon. Epist., VII, 6: ...Evarix, rex Gothorum, rupto dissolutoque foedere antiquo; Iоrd. Getica, 237: ...Euricus... Gallias suo iure nisus est occupare; ibid., 244: ...Eurichus... totas Spanias Galliasque sibi iam iure proprio tenens...

71 Isid. Hist. Gothorum, 34: Tarraconensis etiam provinciae nobilitatem, quae ei repugnaverat, exercitus inruplione evertit. Chronica Caesaraugust, a. 497; а. 506.

72 Apollin. Sidon. Epist., VI, 10; VIII, 9, 1.

73 CEur., 305, 306; LVis., IV, 5, 5; V, 2, 2; V, 2, 3; ср. Iогd. Getica, 233. Термин "аллод" в готских источниках не встречается.

74 К. F. Stroheker. Eurich, Konig der Westgoten. Stuttgart, 1937, S. 118.

75 W. Reinhагt. La tradicion visigoda en el nacimiento de Castilla. "Estudios dedicados a Menendez Pidal", t. I. Madrid, 1950, р. 541; eiusdem Uber die Territorialitat der westgotischen Gesetzbucher. ZSSR, 1951, Bd. 68, Germ. Abth., SS. 349-352; R. Menendez Pidal. Espana у su historia, t. I. Madrid, 1957, р. 189.

76 Chron. Caesaraugust., а. 494: His conss. Gotthi in Hispanias ingressi sunt...; a. 497: His coss. Gotthi intra Hispanis sedes acceperunt...

77 Топонимические данные свидетельствуют о существовании в средневековой Испании локальных обозначений, происходящих от имен новых владельцев имений готских сеньоров. К их числу относятся Vilafafila в Саморе (т. е. вилла Фавиллы); Villatuelda - в Бургосе (т. е. вилла Теудилы) и др. (R. Menendez Pidаl. Ор. cit., р. 89). Правда, не всегда можно достаточно определенно установить время возникновения этих наименований, так как они могли возникнуть и позднее, например, вскоре после арабского вторжения. Ср. А. Gаrсiа Gаllо. Ор. cit., р. 43; I. М. Рiеl. Toponimia Germanica. Enciclopedia linguistica hispanica, t. I. Madrid, 1960, pp. 533- 537.

78 Тасit. Germ., 26.

79 CTh., VII, 8, 5.

80 CEur., 276.

81 LVis., X, 1, 8: ...ne... de tertia Romani Gotus sibi aliquid audeat usurpare aut vindicare, nisi quod a nostra forsitan et fuerit largitate donatum.

82 Amm. Marcell. Rerum gesta, XXXI, 16, 13; Orientius. Commonitorium. CSEL, t. XVI, 11, 178; Apollin. Sidon. Epist, VII, 72.

83 CEur., 277; LVis., X, 2, 1.

84 LRVis., Pauli Sententiae, III, 9, 27; III, 9, 32. Ср. Form. Wisig, No. 21.

85 CEur., 276: Si quodcumque ante adventum Gothorum de alicuius fundi iure remotum est et aliqua possessione aut vinditione aut donatione aut divisione aut aliqua transactione translatum est, id in eius fundi adque a Romanis antiquitus probatur adiunctum, iure consistat. Можно не сомневаться, что готы отбирали у своих госпитов часть скота. Еще будучи во Фракии, они требовали от императора предоставления им здесь территории "со всем скотом и хлебом" (Аmm. Маrсell. Ор. cit., XXXI, 12,8).

86 CTh., VII, 8. 5.

87 О последствиях поселения варваров в Испании для эволюции аграрного строя и государственного развития см. ниже, гл. II, VIII.

ГЛАВА II

1 CEur., 320; LVis., VIII, 4, 28; X, 1, 9; 13.

2 LVis., VIII, 1,4 Ch.

3 Isid. Elymol., XVII, 4; XX, 14.

4 LVis, VIII, 3, 5; VIII, 3, 10; VIII, 3, 11; VIII, 3, 13; VIII, 3, 15. В "Этимологиях" Исидора Севильского виноделию посвящена отдельная глава (Lib. XVI, сар. 5); когда в Вестготской правде рассматривается случай самовольной обработки земледельцем чужого участка, предполагается, что "узурпатор" посадил на нем именно виноград (LVis., X, 1, 6-7); в формулах дарений и завещаний при перечислении владений виноградники всегда следуют за пахотными полями (Form. Wis., No. 9, 21). Виноградники особенно тщательно охранялись от всяких покушений. Тот, кто вырубил или сжег чужой виноградник, должен был дать в возмещение собственнику два равноценных виноградника (помимо его прежнего виноградника). Похитивший виноград возмещал ущерб в двойном размере.

5 В готских законах V-VI вв. еще нет упоминаний об оливковых насаждениях, но в законах VII в. о них уже говорится (LVis., X, 1, 6; Antiqua emend.; XII, 2, 18 Egica).

6 LVis., VIII, 3, 1 Antiqua emend.

7 LVis., VIII, 2, 2.

8 Isid. Etymol., XV, 13, 12: Novalis ager est, primum proscissus, sive qui alternis annis vacat, novandarum sibi virium causa. Novalia enim semel cum fructu erant, et semel vacua. Isid. Etymol., XVII. 2, 2: Duplex est autem aratio: vernalis et autumnalis. Intermissio est qua alternis annis vacuus ager vires recipit. Одной из причин, тормозивших применение в Испании трехполья, было широкое распространение в этой стране виноградарства. Сбор винограда и жатва хлебов совершались не в одно и то же время. Хлеб убирался с середины августа до середины сентября (а в картахенской провинции уборка начиналась уже в июле); сбор же винограда происходил с середины октября до середины ноября (LVis., II, 1, 12 Ch.). Ср. в кн.: "Агрикультура в памятниках западного средневековья". М.-Л., 1936. стр. 11. О влиянии виноградарства на систему земледелия см. Н. П. Грацианский. Из истории сельскохозяйственной техники во Франции в феодальный период. В кн.: "Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья", стр. 228-229.

9 Isid. Etymol., XVII, 2. В источниках не упоминаются четыре вспашки, обычные для римских времен. В "Этимологиях" говорится о proscissio (XVII, 2, 5), что указывает на существование в VII в. второй вспашки. О применении римской системы пахоты в германских государствах см. А. И. Неусыхин. Возникновение зависимого крестьянства..., стр. 26-27.

10 Isid. Etymol., XVII, 2, 3.

11 Ibid., XVII, 3, 13.

12 LVis, VIII, 4, 31 Recces.: Multarum terrarum situs, que indiget pluviis, foveri aquis studetur inriguis, aquarum solitus usus, disperetur confisus ex fruge proventus.

13 Isid. Etymol., XIII, 21, 4: Rivi dicti deriventur ad irrigandum, id est inducendum aquas in agros.

14 Ibid., XX, 15, 3: Telonem hortulani vocant lignum longum quo auriunt aquas... hoc instrumentum Hispani ciconiam dicunt propter quod imitetur eiusdem nominis avem levantes aqua ac deponentes rostrum dum clangit.

15 LVis., VIII, 4, 31 Recces.

16 Isid. Etymol., XVII, 2, 2; XX, 14, 1.

17 Ibid., XX, 14, 2.

18 "The miniatures of the Ashburnham Pentateuch" ed O. Gebhardt. London, 1883, plate III, p. 12.

19 Ibid.

20 A. G. Haudricourt et M. Delamarre. L homme et la charrue a travers le monde. Paris, 1955, pp. 102-103, 145-147.

21 J. Саrо Ваrоja. Le vida agraria tradicional reflejada en el arte espanol. "Estudios de historia social de Espana" Madrid 1949, р. 94.

22 Ibid., p. 101.

23 Isid. Etymol., XX, 14, 3-13. О применении в Испании на протяжении всего средневековья римских сельскохозяйственных орудий - плуга с железным лемехом и отвальной доской, молотильной доски, приводимой в движение волами, см. Е. Г. Кагаров. Исторические наслоения в земледельческой технике Испании. СЭ, 1938, No 1, стр. 202-203.

24 LVis., VIII, 4, 30.

25 J. de Serra Rafols. La "villa" romana de la dehesa de "la Cocosa". Badajoz, 1952, pp. 38, 46-48. Вилла, о которой идет речь в работе испанского археолога, существовала вплоть до арабского завоевания.

26 LVis., VIII, 3, 13; VIII, 4, 15: VIII, 4, 18; VIII, 4, 4; VIII, 4, 6; VIII, 4, 8; VIII, 5, 1-6. Исидор Севильский в "Этимологиях" специально разбирает вопрос о корме для скота (VII, 4, 8). Большая роль скотоводства в хозяйстве магнатов, монастырей и крестьян видна также из агиографической литературы. Так, в одном из произведений св. Валерия рассказывается, что вследствие похищения быков у мелких посессоров последние, оставшись без рабочего скота, как и их рабы, оказались в нищете (S. Valerii abbatis opuscula. PL., t. 87, col. 446; S. Fruct. Regula monastica. Ibid., col. 11171118).

27 LVis., VIII, 6, 1; Isid. Etymol., XV, 13, 7.

28 LVis., VIII, 4, 22; 23.

29 LVis., VIII, 4, 29.

30 Isid. Etymol., XVII, 4, 1-11.

31 LVis., VIII, 3, 13; VIII, 3, 15; X, 1, 6. Структура сельского хозяйства юго-восточной Испании к началу VIII в. в известной мере характеризуется компонентами натуральной подати, которую население Мурсии должно было выплачивать арабам. Эта подать состояла из зернового хлеба, ячменя, сусла, уксуса, меда и оливкового масла (Е. Levi-Provencal. Histoire de l Espagne musulmane, t. I. Paris, 1950, р. 33).

32 Это относится, разумеется, к Испании V- VII вв. в целом. У готов же и свевов уровень производства в VI-VII вв. оказался намного выше, чем в период, предшествовавший их поселению в Галлии и Испании.

33 Римские законы облегчали оккупацию пустующих земель теми, кто был в состоянии их обработать (CTh., V, 12; V, 14, 30; X, 12, 3).

34 LVis., X, 1, 9: De silvis, que indivise forsitan residerunt, sive Gotus sive Romanus sibi eas adsumscrit, fecerit fortasse culturas..; LVis., X, 1, 13: Quid ad placitum terras suscipit, hoc tantum teneat, quod eum terrarum dominus habere permiserit, et amplius non presumat. Quod si culturas suas longius extendisse cognoscitur et sibi alios ad excolendos agros forte coniunxerit... aut silvam, que ei data non fuerat propter excolendos agros aut conclusos aut facienda forsitan prata succiderit...

35 LVis., VIII, 4, 25.

30 Ibid., VIII, 4, 28: Qui in eо loco, ubi transitus fluminis est, culturam fecerit vel preruptum ripe, aut ubi pecora transeunt, potuerit exeludere et fecerit fortasse culturas, sepem etiam facere non moretur.

37 См. А. И. Неусыхин. Ук. соч., стр. 27-28.

38 См. Н. Д. Фюстель де Куланж. История общественного строя древней Франции, т. IV. СПб., 1910, стр. 205-207.

39 Е. Levу. West Roman Vulgar Law, pp. 85-86.

40 Г. Л. Маурер. Введение в историю общинного, подворного, сельского и городского устройства и общественной власти. СПб., 1880, стр. 151-152.

41 LVis.,V, 7, 2; X, 1, 14.

42 Ibid., X, 3, 5: Ut, si aliqua pars de alio loco tempore Romanorum remota est, ita persistat... et tamen nullus novum terminum sine consortis presentia aut sine inspectore constituat.

43 LVis., VIII, 5, 5: Consortes vero vel ospites nulli calumnie subiaceant, quia illis usum erbarum, que concluse non fuerant, constat esse communem.

44 LVis., X. 1, 6: Si vineam aut domum quis in consortis terram construxerit; LVis., X, 1, 7: Si vineam in aliena terra quis plantet, in qua sortem non habet.

45 LVis., X, 1, 6: ...si... ignoraverit quod portio sit consortis...

46 LVis., X, 1, 6. Ср. LRVis., Gr. VI, 1.

47 LBurg, XXXI, 1.

48 А. И. Неусыхин. Ук. соч., стр. 295.

49 LVis., VIII, 5, 2: De porcis inter consortes ad glandem in communi fructu susceptis.

50 CEur., 276.

51 LVis., X, 3, 5: ...nullus novum terminum sine consortis presentia aut sine inspectore constituat. Cp. LVis., X, 1, 3.

52 LVis. III, 4, 17; IX, 1, 21 Egica; Isid. Etymol., XV, 2, 11.

53 LVis., VIII, 6, 2; IX, 1, 21 Egica; Conc. Tolet. XII, Tomus Ervigii regis concilio oblatus. MGH, Legum sectio I, t. I, p. 476.

54 LRVis., CTh., III, 1, 2 I.: ...jubetur, ut vicini rei quae venditur, testes esse debeant et praesentes, in tantum, ut etiam de mediocribus rebus si quid in usum venditur, ostendi vicinis placeat, et sic comparari ne aliena vendantur. LRVis., PS, V, 7, 7; Isid. Etymol., XV, 2, 11.

55 Isid. Etymol., XV, 13, 9: ...compascuus ager dictus, qui a divisoribus agrorum relictus est ad pascendum communiter vicinis. Э. Леви высказал предположение, что в Поздней империи прежняя римская практика использования ager compascuus уже не применялась (Е. Levу. West Roman Vulgar law. The law of property. Philadelphia, 1951, pp. 85-86). Но, как показал Н. П. Грацианский (Ук. соч., стр. 277-283), в Галлии и Испании в тот период прибегали к таким способам межевания земли, с которыми связано именно употребление ager compascuus.

56 Isid. Etymol., XV, 15, 4: Actus quadratus undique finitur pedibus centum viginti. Hunc Baetici Arapennum dicunt, ab arando scilicet; Ibid., XV, 15, 5: Actus provinciae Baetici rustici Agnam vocant.

57 А. Наlbаn. Ор cit., S. 41. Ср. А. Ваllеstеrоs у Веretta. Historia de Espana, t. I, р. 912; И. В. Лучицкий. Поземельная община в Пиренеях. ОЗ, 1883, No 12, стр. 424-430.

58 Об этом говорит глава Вестготской правды, запрещающая преследовать родственников и соседей преступника-LVis., VI, 1, 8: Omnia crimina suos sequantur auctores, nec pater pro filio... nec frater pro fratre, nec vicinus pro vicino, nec propincus pro propinquo ullam calumniam pertimescat. "Vicini", упоминаемые здесь, были готами, ибо, как отмечает Гальбан, нельзя предположить, что римлянина могли преследовать за преступление, совершенное готом, или наоборот (А. Наlbаn. Das romische Recht in den germanischen Volksstaaten, S. 166). В римском праве имеется сходное установление, но в нем ничего не говорится о соседях. LRVis., CTh., IX, 30, 4: Propinqui vero adfines vel amici, familiares vel noti, si conscii criminis non sunt, non teneantur obnoxii.

59 Соседи (vicini) определяют ущерб, нанесенный в результате потравы полям какого-либо общинника (LVis., VIII, 3, 15), присутствуют в качестве свидетелей при восстановлении нарушенных пограничных знаков между земельными владениями (ibid., X, 3, 2). Во время поселения готов в Галлии и Испании соседи, вероятно, принимали участие в разделе земель (ibid., X, 1, 8). О роли соседей в деревенской жизни см. также ibid., VIII, 5, 4; VIII, 4, 17; IX, 1, 8. О собраниях общинников (conventus publicus vicinorum) и о должностных лицах общин см. ниже, стр. 268-269.

60 LVis., VIII, 3, 9; см. также И. В. Арский. Сельская община... "Уч. зап. ЛГУ", серия историч., 1939, вып. 4, стр. 207.

61 Ibid., VIII, 3,9. Ср. Edictus Rothari, 358. "Die Gesetze der Langobarden", hrsg. von F. Beyerle. Weimar, 1947.

62 LVis., VIII, 4, 26.

63 LVis., VIII, 3, 11; 13.

64 LVis., VIII, 3, 12.

65 Ibid., VIII, 5, 5: Si quorumcumque animalium grex in pascuis intraverit alienis... Consortes vero vel ospites nulli calumnie subiaceant, quia illis usum erbarum, que concluse non fuerant, constat esse communem. Поскольку на общих пастбищах скот какого-либо крестьянина легко мог попасть в чужое стадо, вестготские законы, подобно другим варварским правдам, регламентируют порядок оповещения о таких случаях и устанавливают правила временного содержания этого скота (ibid., VIII, 5, 4; VIII, 5, 5; VIII, 5, 7; см. Th. Melicher. Der Kampf zwischen Gesetzes - und Gewohnheitsrecht im Westgotenreiche. Weimar, 1930, S. 237).

66 LVis., VIII, 4, 7; VIII, 4, 13.

67 В главе, посвященной выпасу свиней, признается право владельца леса взимать десятину с тех, кто пасет своих свиней в его лесу. Если он делает это самовольно и не заключает договора, несмотря на повторное предупреждение, то владелец леса вправе уничтожить часть его свиней. Но и в этом случае их хозяин не лишается вовсе возможности использовать для выпаса этот лес (LVis., VIII, 5, 1: ...et nihilhominus tertia vice eum, cuius porcos invenit, admoneat, ut porcos suos in silvam eius, si voluerit, introducat et decimum iuxta consuetudinem solvat).

68 LVis., VIII, 4, 23. У нас нет, однако, оснований вслед за И. В. Арским утверждать, будто в Вестготской правде отразились периодические переделы земли готскими общинниками (см. И. В. Арский. Ук. соч., стр. 210). Законы, на которые ссылается этот исследователь (LVis., X, 1, 8; X, 1, 3), предполагают раздел владений между римлянами и готами - его условия и не должны нарушаться.

69 В некоторых случаях готские и римские консорты в течение некоторого времени вовсе не осуществляли реального раздела своих земель, в том числе и пахотных (LVis., X, 1, 8; X, 1, 9).

70 Характерно, что Вестготская правда прямо сопоставляет право совместного пользования альмендой общинников-консортов с правами госпитов, т. е. готов и римлян, на общие пастбища (LVis., VIII, 5, 5).

71 CEur., 320, 321, 322.

72 LVis., IV, 1, 1-7.

73 LRVis., PS, IV, 10, 1.

74 По римским законам незаконнорожденные дети были лишены этого права.

75 LVis., III 1, 1; III 1, 3; III, 1, 5; III, 1, 6; III, I, 7; III, 2, 3; III, 3, 2; III, 3, 11 Ch.; III, 4, 5 Ch.; III, 4, 13 Ch.; IV, 3, 3; IV, 2, 13 Erv.; IV, 2, 18 Ch.

76 LVis., III, 1, 5 Ch.

77 LVis., III, 1, 6.

78 LVis, V, 2, 4; V, 2, 5.

79 LVis, III, 4, 13 Ch.

80 LVis., III, 2, 3.

81 LVis., III, 1, 7; ср. III, 1, 3 Ch.

82 LVis, IV, 3, 3.

83 LVis., IV, 3, 3. Опекунами они выступают и в том случае, когда дети их родича оставались без матери, а отец приводил в дом мачеху. Опекунство мог взять на себя и сам отец, но в случае его отказа опекуном становился кто-нибудь из родственников (отцовского рода согласно закону Вамбы - LVis., IV, 2, 13 Nov., рода материнского согласно редакции Эрвигия - IV, 2, 13 Erv.).

84 LVis., VI, 5, 18 Erv.; VI, 5, 16 Erv. Ср. VI, 1, 2 Ch.

85 LVis, VII, 3, 3.

86 LVis., III, 6, 2 Ch. Речь идет о родственниках первой жены.

87 LVis., III, 3, 2.

88 В монастырском уставе Фруктуоза предусматривалась возможность совместного выступления такой родственной группы против монастырских властей. Fruсt. Regula monastica: Si quis sane ex nobis contra regulam cum parentibus, germanis, filiis, cognatis vel propinquis aut certe cum fratre secum habitante consilium de absente supradicto patre nostro inierit...

89 LVis., III, 2, 2.

90 LVis., IV, 2, 2; IV, 2, 13; IV, 2, 18 Ch.; IV, 5, 1 Ch.; IV 5, 4 Ch.; VI, 5, 21 W.

91 LVis., IV, 2, 20 R.: Omnis ingenuus vir adque femina sive nobilis seu inferior, qui filios vel nepotes aut pronepotes non reliquerit, faciendi de rebus suis quidquid voluerit indubitanter licentiam habebit; nec ab aliis quibuslibet proximis, ex superiori vel ex transverso venientibus, poterit ordinatio eius in quocumque convelli... В закон Кодекса Леовигильда, касавшийся прав на наследование сестрами имущества отца и матери, Эрвигием была включена оговорка - "если он (т. е. брат наследницы) умер без завещания". LVis., IV, 2, 7 Erv.

92 LVis., IV, 5, 2 Ch.; V, 2, 2 Ch.; V, 2, 4.

93 LVis., III, 1, 2; III, 1, 7; III, 4, 5; IV, 3, 3. Интересно отметить, что во время реконкисты, согласно фуэрос, в число наиболее близких родственников включались примерно такие же родичи. Так, право убивать врага при осуществлении кровной мести имели отец, сын, брат, дядья, двоюродные братья, деверь. Fuero de Sepulvedo, с. 51. См. Е. Hinojosa. Das germanische Element im spanischen Recht, S. 53.

94 О большой семье у франков см. А. И. Неусыхин. Ук. соч., гл. III, 1.

95 LVis., X, 1, 13: Quod si culturas suas longius extendisse cognoscitur et sibi alios ad excolendos agros forte coniunxerit, aut plures filii vel nepotes in loci ipsius habitatione subcreverint...

96 LVis., IV, 2, 18 Ch.: Quod si filius, habens uxorem et filios, patre vivente recesserit, antequam ci pater suus omnem portionem, que ei contingebat, inplesset, et ipse cum patre vivens filios, quos reliquerat, vivente avo mortui fuerint... Si vero filius cum patre in commune vivens nihil ab со portionis acceperit...

97 LVis., IV, 5, 1 Ch.: ...utilitatibus publicis nihil possint omnino prodesse, quos oportuerat cum virtute parentum iniundum sibi laborem inexcusabiliter expedire.

98 CEur., 321: Qui novercam superduxerit, omnes facultates maternas filiis mox ferormet; ne, dum filii cum rebus ad domum transeunt alienam, novercae suae vexentur iniuriis.

99 CEur. 321; ср. LVis., IV, 5, 5.

100 LVis., IV, 2, 2; IV, 2, 5 Ch.; X, 1, 2: Divisione factam inter fratres, etiam si sine scriptura inter eos convencrit, permanere iubemus... Form. Wisig. 33. Cartula pactionis.

101 LRVis., G, 6, 3: ...per emancipationem filii sui iuris efficiuntur. LRVis., CTh. V, I, 3; Filia quam fiduciatam nominavit, hoc est emancipata.

102 Form. Wis., 34.

103 LVis., IV, 5, 5: ...nec sibi aliquid, dum filius vivit, exinde pater vel mater vindicare presumant.

104 LVis., III, 1, 8: ...portionem suam, sive divisam sive non divisam, quam de faculatate parentum fuerat consecutura, amittat (если вопреки воле братьев выходит замуж за человека низшего звания).

105 Отец в случае нужды мог даже продать детей в рабство (LRVis., N. Val. XI, 1); дети при жизни отца не могли вступать в брак без его разрешения (LRVis., Р. S. II, 20, 2); все, приобретенное сыном, жившим в доме отца, принадлежало главе семьи (LRVis., G. 2, 1); отец в завещании назначал опекунов своим детям (LRVis., G. I, 7).

106 CEur., 321. Ср. LVis., IV, 2, 13.

107 LVis., IV, 5, 1 Ch.: ...flagellandi tamen et corripiendi eos, quamdiu sunt in familia constituti, tam avo quam avie, seu patri quam matri potestas manebit.

108 LVis., III, 1, 2: Si quis puellam cum volumtatem patris sponsatam habuerit, et ipsa puella, contemnens volumtatem patris ad alium tendens, patri contradicat, ut illi non detur, cui a patre fuerit pacta, hoc ita eam nullo modo facere permittimus.

109 Ibidem: Et si fratres vel mater eius aut alii parentes malo volumtati eius consenserint, ut eam illi traderent, quam ipsa sibi contra paternam volumtatem cupierat, et hoc ad effectum perduxerint, illi, qui hoc macinaverunt, libram auri dent, cui rex iusserit. Обычное право, сохранявшееся в Вестготском королевстве наряду с официальным, очевидно предоставляло родственникам более обширные возможности. Характерно, что в цитируемом законе, там, где речь идет о выдаче девушки замуж, вместо "отца" (как было в первоначальной редакции) Эрвигием вставлено parentes (в данном случае "родственники").

110 LVis., III, 3, 7; LVis, III 4, 7.

111 LVis., III, 1, 8.

112 LVis., III, 2, 8.

113 Conc. Tolet. III, can. 10: Ut viduis pro castitate violentiam nullus inferat, et ut mulier invita virum non ducat. LVis., III, 3, 11 Ch.: Illi quoque, qui puellam ingenuam viduam vel absque regiam iussionem marito violenter presumserint tradere, quinque libras auri ei, cui vim tecerint cogantur exolvere; et huiusmodi coniugium, si mulier dissentire probatur, irritum nihilhominus habeatur.

114 LVis., III, 4, 2.

115 CEur., 276: Si quodcumque ante adventum Gothorum de alicuius fundi iure remotum est et aliqua possessione aut vinditione aut donatione aut divisione aut aliqua transactione translatum est, id in eius fundi, adque a Romanis antiquitus probatur adiunctum, iure consistat.

116 CEur, 289.

117 Ibid., 277.

118 Ibid., 286, 294, 296, 308, 309, 320.

119 CEur., 276: Cum autem proprietas fundi nullis certissimis signis aut limitibus probatur... eligat inspectio iudicantium... Cp. CEur., 274, 275.

120 В этом отношении законы Эйриха шли даже дальше, чем судебник Гундобада - в высокой степени романизированная варварская правда. Согласно этой правде, фактический владелец мог сохранить за собой чужую землю, если владел ею 30 лет (L. Burg., tit. 79, 3). Готские же законы в аналогичных случаях не признавали какой-либо давности и требовали восстановления права собственности. СЕur., 275: Nec contra signa evidentia ullum longe possessionis tempus opponat.

121 Paul. Pell. Eucharist., v. 520.

122 CEur., 306.

123 CEur., 308.

124 А. д'Орс высказывает предположение будто в одном из фрагментов кодекса Эйриха имеется в виду продажа готских sortes (СЕur., 304.) (см. A. d Ors. Op. cit., р. 210). Однако фрагмент этот настолько испорчен, что ничего определенного о его содержании сказать нельзя.

125 См. А. И. Неусыхин. Ук. соч., стр. 287-290.

126 СЕur., 323; LVis, IV, 5, 5; IV, 2, 16 R.

127 CEur., 308: Ille vero qui falsa donatione circumventus aliquid in utilitate donatoris expendit, aut ab ipso donatore recipiat aut ab eius heredibus... CEur., 312. См. A. Gаrсia Gаllо. Nacionalidad у territorialidad del derecho en la epoca visigoda, p. 104.

128 CEur., 320: ...si parentes sic transierint, ut nulla fuerit testamenti ratio, puella inter fratres aequalem in omnibus habeat portionem; quam usque ad tempus vitae suae usufructario iure possideat, post obitum vero suum terras suis heredibus derelinquat, de reliqua facultate faciendi quod voluerit... in eis potestatem... Здесь речь идет о дочери, ставшей монахиней. Но судя по началу испорченного текста этого фрагмента, подобный же порядок наследования применялся вообще по отношению к дочерям. См. К. Zeumеr. Ор. cit., NA Bd XXVI, S. 97.

129 CEur., 294: Venditionis haec forma servetur, ut, seu res, seu mancipia seu quodlibet animalium genus venditur... Cp. LVis., V, 4, 7: Vinditionis hec forma servetur, ut seu res aliquas vel terras seu mancipia vel quodlibet animalium genus venditur...

130 Fragm. Gaud. XIV: ...neque vicissitudinem requirat.

131 LVis., IV, 2, 1: Ut sorores cum fratribus equaliter in parentum hereditatem succedant. Si pater vel mater intestati discesserint, sorores cum fratribus in omni parentum facultate absque aliquo obiectu equali divisione succedant.

132 LVis., IV, 2, 10: Has hereditates, que a materno genere venientibus, sive avunculis sive consubrinis seu materteris, relincuntur etiam temine cum illis, qui in uno propinquitatis gradu equales sunt, equaliter partiantur.

133 LVis., IV, 2, 9 Ch.: Nam iustum omnino est, ut, quos propinquitas nature consociat, hereditarie successionis ordo non dividat.

134 Ibid.: Femina ad hereditatem patris aut matris, avorum vel aviarum, tam paternorum quam maternarum, et ad hereditatem fratrum vel sororum sive ad has hereditates, que a patruo vel filio patrui, fratris etiam filio vel sororis relinquantur, equaliter cum fratribus veniant.

135 CEur., 327.

136 В Бревиарий Алариха вошло римское постановление сходного характера. См. LRVis., CTh. V, 1, 24 I.

137 LVis., IV, 2, 18 Ch.: ...nepotes ex filio vel filia, qui patre vel matre supreste mortui fuerint, integram de rebus avi vel avie, quam fuerant pater eorum aut mater, si vixissent, habituri, percipiant portionem.

138 CEur., 328: Qui moritur, si avum paternum et maternum relinquit, ad avum paternum hereditas mortui universa perlineat. Но если оставались дед по отцу и бабка по матери, то они получали равные доли наследства.

139 LVis., IV, 2, 6 Ch.: Quotiens qui moritur, si avum paternum aut maternum relinquat, tam ad avum paternum quam ad avum maternum hereditas mortui universa pertineat... Et hec quidem equitas portionis de illis rebus erit, que mortuus conquisisse cognoscitur.

140 H. Brunner. Beitrage zur Geschichte des germanischen Wartrechts. Abhandlungen zur Rechtsgeschichte Bd II, Weimar 1931, SS. 222-223; К. Zеumеr. Op. cit., N. A., Bd. XXVI, SS. 140-141.

141 LVis., IV, 5, 1 Ch.: ...ideo, abrogata legis illius sententia, qua pater vel mater aut avus sive avia in extraneam personam facultatem suam conferre, si voluissent, potestatem haberent, vel etiam de dote sua facere mulier quod elegisset in arbitrio suo consisteret; LVis., IV, 5, 2 Ch.: Quia mulieres, quibus dudum concessum fuerat de suis dotibus iudicare quod voluissent..

142 CEur., 319.

143 LVis., V, 2, 4.

144 В законе отмечается, что в случае недостойного поведения женщина утрачивает подаренное ей имущество; оно переходит не к ее детям, как это следовало бы ожидать, а к наследникам дарителя - ad heredos donatoris legitimos. CEur., 319.

145 G. de Lacoste. Essai sur les mejoras ou avantages legitimaires dans le droit espagnol ancien et moderne. Paris, 1910, pp. 29- 35, 48, 70. К такому же мнению пришли А. Шульце и Э. Брук: см. А. Sсhultzе. Augustin und der Seelteil des germanischen Erbrechts. Leipzig 1928 SS. 10-11; Е. Е. Вruсk. Kirchenvater und soziales Erbrecht, 1956, SS. 152-153.

146 LRVis., Р. S. IV, 5, 6 I; LRVis., CTh., II, 19, 2 I: filiis... ut de inofficioso matris testamento proponant, id est si quarta debitae portionis suae filio dimissa non fuerit. В Бревиарий Алариха включены были также положения римского права, направленные против дарственных выдач, которые делались завещателем еще при жизни для того, чтобы уменьшить размеры обязательной доли, предоставляемой ближайшим наследникам. См. LRVis., CTh.. VIII, 5, 1; LRVis., Gr., VIII, 2.

147 Fragm. Gaud., IX.

148 LVis., V, 2, 5: Maritus si uxori sue aliquid donaverit, et ipsa post obitum mariti sui in nullo scelere adulterii fuerit conversata sed in pudicitia permanserit, aut certe si ad alium maritum honesta coniunctione pervenerit, de rebus sibi a marito donatis possidendi et post obitum suum, si filios non habuerit, relinquendi cui voluerit habeat potestatem.

149 LVis., V, 2, 4.

150 LVis., IV, 2, 15. Вообще же доход, полученный мужем или женой, делился между супругами поровну. LVis., IV, 2, 16 R. К. Цеймер предполагает, что в основе этого закона Реккесвннта лежит закон Эйриха. К. Zeumеr. Ор. cit., N. Д., Bd. XXVI, S. 122.

151 LVis., V, 2, 4; V, 2, 5. Cp. LVis., III, 1, 5 Ch.

152 LVis., IV, 5, 1 Ch.: Sane si filios sive nepotes habentes ecclesiis vel libertis aut quibus elegerint de facultate sua largiendi volumtatem habuerint, de quintam tantum partem iudicandi potestas illis indubitata manebit.

153 Ibid.: ...Exheredare autem filios aut nepotes licet pro levi culpa inlicitum iam dictis parentibus erit, flagellandi tamen et corripiendi eos, quamdiu sunt in familia constituti, tam avo quam avie, seu patri quam matri potestas manebit.

154 Ibid.

155 G. de Lacoste. Ор. cit., p. 99.

156 LVis. IV, 5, 2: ...decernimus, ut de dote sua mulier, habens filios aut nepotes, seu causa mercedis ecclesiis vel libertis conferre, sive cuicumque volnerit, non amplius quam de quarta parte potestatem habebit.

157 LVis., V, 2, 4.

158 LVis., III, 1, 5 Ch.: ...non amplius in puelle vel mulieris nomine dotis titulo conferat vel conscribat, rebus omnibus intromissis, quam quod adpretiatum rationabiliter mille solidorum valere summam constiterit, adque insuper X pueros, X puellas et caballos XX sit illi conscribendi dandique concessa libertas. О различии между приданым (dos) жениха и morgengabe см. А. Sсhultze. Uber westgotisch-spanisches Eherecht. Leipzig, 1944, S. 47.

159 LVis., III, 1, 5 Ch.

160 LVis., III, 1, 5 Erv.

161 Form. Wis., 20: Ecce decem imprimis pueros totidemque puellas tradimus atque decem virorum corpora equorum, pari mulos numero; damus inter cactera et arma ordinis ut Getici est et morgingeba vetusti.

162 LVis., III, 1, 5 Ch.

163 Ibid.: ...non oportebit unius tepiditate multis ad futurum damna nutriri. Обычное право вестготов, по-видимому, предусматривало, что домочадцы и ближайшие родственницы должны давать согласие на отчуждение движимого имущества. Такое положение, как отметил Инохоса, характерно для фуэрос периода реконкисты. См. Е. Нinоjоsа. Das germanische Element im spanischen Recht, S. 14.

164 См. ниже, гл. III, V, VIII.

165 LRVis., CTh., II, 20, 1; LRVis., Gr., VIII. 2.

166 LVis., IV, 5, 1 Erv.

ГЛАВА III

1 Е. Th. Gaupp. Ор. cit.

2 F. Dаhn. Die Konige der Germanen, Bd. VI.

3 A. Halban. Ор. cit,

4 М. Torres у R. Prieto Bances. Instituciones economicas, sociales у politico-administrativas de la peninsula Hispanica durante los siglos V, VI у VII.

5 Заслуживает внимания также ряд работ, посвященных различным сторонам общественной жизни готской Испании, в частности, роли германского права в этом государстве (Е. Нinоjоsа. Ор. cit.; Th. Melicher. Ор. cit), коммендации и прекарию (С. Sanchez-Аlbornoz. Las Behetrias: La encomendacion en Asturias, Leon у Castilla. Idem. El "stipendium", hispano-godo у los origenes del beneficio praefeudal. Buenos Aires, 1947; Ch. Verlinden. Lesclavage dans lEurope medievale, t. 1. Peninsule iberique-France, Brugge, 1955).

6 В. Альтамира-и-Кревеа. История Испании, т. I, стр. 72.

7 F. Dаhn. Ор. cit, Bd. VI, SS. 157-158.

8 М. Тоrrеs у R. Prietо Bances.Op, cit, pp. 189-190.

9 См. ниже: "Библиография цитированных источников и литературы".

10 L. Sсhmidt. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgang der Volkerwanderung, I, Abth, Berlin, 1910, SS. 222-280; "Historia de Espana", dirig. por R. Menendez Pidal, t. III, р. 55; А. Ваllesteros у Beretta. Historia de Espana, t. I, р. 898; W. Reinhаrt. La tradicion visigoda en el nacimiento de Castilla. "Estudios dedicados a Menendez Pidal", t. I. Madrid, 1950, р. 537; L. de Vаldeavellano. Historia de Espana, р. 320.

11 К. Zеi?. Die Grabfunde aus dem spanischen Westgotenreich. Berlin und Leipzig, 1934, S. 136, Anm. 2; Р. de Раlоl Sаlеllas. Fibulas у broches de cinturon de epoca visigoda en Cataluna. AEA, t. XXIII, Madrid, 1950, pp. 73-98.

12 См. В. Ф. Шишмарев. Очерки по истории языков Испании. М--Л., 1941, стр. 71-73; Е. Gаmillsсhеg. Romania Germanica, Bd. I. Berlin und Leipzig, 1934, SS. 357-358. Однако в некоторых районах, например, в Старой Кастилии, плотность готского населения была выше, чем в остальных частях страны (см. W. Reinhаrt. Uber die Territorialitat der westgotischen Gesetzbucher. ZSSR, Germ. Abth., Bd. 68, 1951, SS. 350-352).

13 Лишь при Эйрихе к вестготам присоединился небольшой отряд остготов под командованием Теодомира (Iord. Getica, cap. 56). В VI в. вестготами было поглощено свевское королевство, находившееся в западной части Пиренейского полуострова.

14 Т. Моммзен. История Рима, т. V. М., ИЛ, 1949, стр. 73; А. Halban. Op. cit., SS. 41-43.

15 Уже в Кодексе Эйриха обнаруживается значительное влияние римского права. Среди законов же, кодифицированных Леовигильдом, одна треть - римского происхождения (А. Halban. Ор. cit., S. 198). Правда, в готской Испании наряду с романизированным официальным все время действовало обычное германское право. Но уже тот факт, что его установления оставались вне официального законодательства, указывает на высокую степень романизации готов.

16 См. В. Ф. Шишмарев. Ук. соч., стр. 28. Автор отмечает, в частности, что в испанском языке среди терминов испанского языка, относящихся к земледелию и домашнему хозяйству, лишь четыре слова - готского происхождения: луг, гусь, ольха, хорек (там же, стр. 75).

17 Р. Альтамира-и-Кревеа. История Испании, т. I, стр. 80-81; Puig i Cadafalch. Lart wisigothique. Linvasions barbares et le peuplement de lEurope. Paris, 1953, р. 19.

18 Некоторые исследователи полагают, что запрещение смешанных браков, перешедшее в Бревиарий Алари.ха из кодекса Феодосия, на готов вообще не распространялось, законодательство Вестготского королевства не могло именовать их "варварами" (W. Rеinhart. Uber die Territorialitat der westgotischen Gesetzbucher, SS. 348-349).

19 LRVis., CTh., I, 10, 2; LRVis., PS, V, 4, 10; Conc. Bracar. III, can. 1.

20 Iohann. Biclar. Chronica, a, 572; Isid. Etymol., XV, 15, 5.

21 Ф. Дан считал, что среди римского населения Южной Галлии и Испании свободных мелких земельных собственников не было (F. Dahn. Op. cit, Bd, VI, S. 92).

22 Судя по тексту, можно считать свободными крестьянами плебеев, или inferiores, на которых верхушка куриалов перекладывает тяжесть налогов и повинностей (LRVis., CTh., XII, 2, 1); тех, кто из-за недоимок лишаются сервов и рабочего скота (LRVis., CTh., II, 30, 1) и из-за нужды продают своих детей в рабство (LRVis., CTh., III, 3, 1).

23 В этих законах говорится о земледельцах, которые не могут расплатиться с незначительным долгом и вынуждены отдавать кредитору в качестве залога быка или лошадь (Fragm. Gaud., XIX); иные из этих бедняков продают себя в рабство (ibid., XVII).

24 Cassiod. Variae, lib. V, 39.

25 См. также С. Sanchez-Albornoz. Las Behetrias, p. 189.

26 По-видимому, к свободным крестьянам следует отнести римлян, которые переводят на имя готов свое имущество, являющееся объектом тяжбы (CEur., 312); мелкими земельными собственниками можно считать многих римлян, принимающих непосредственное участие в деревенских делах совместно со своими готскими consortes.

27 О крестьянах-плебеях, именуемых rustici, говорится в актах церковного собора в Бракаре (Conc. Bracar., III, can. 1: ...alia die convocata plebe ipsius ecclesiae, doceant illos, ut errores fugiant idolorum... О крестьянах упоминает также Мартин из Бракары (см. С. Р. Сasраri. Martin von Bracaras Schrift. De correctione rusticorum. Christiania, 1883, cap. 8, 10, 18). Очевидно, rustici, которым епископы читают проповеди, - свободные крестьяне: идолопоклонство у сервов должны были искоренять непосредственно их господа (Conc. Tolet., XII, can. 11, ср. CTh, XVI, 5, 52; XVI, 5, 54).

28 В готском государстве с местного населения по-прежнему взимались подушная подать (capitatio plebeia, или humana) и поземельный налог (capitatio terrena); сохранены были различные повинности (munera), число которых, впрочем, несколько сократилось (см. А. Ballesteros y Beretta. Historia de Espana.., t. I, р. 915; R. Riaza у A. Garcia Gallo. Manual de Historia del derecho espanol. Madrid, 1934, р. 145.

29 LRVis., CTh, XI, 4, 1; ср. Сassiоd. Variae, V, 39.

30 Законы допускали взимание 50% при займах натурой и 12% - при денежных займах (LRVis., CTh., II, 33, 1; 2. Несостоятельный должник оставался у кредитора до отработки долга (LRVis., CTh., V, 5, 1). За неуплату налогов землю крестьянина продавали (LRVis., CTh., XI, 4, 1 I.).

31 LRVis., CTh., I, 6, 5; II, 1, 9; IV, 4, 5; Cassiod. Variae, V, 39.

32 LRVis., IX, 1: Advenae plerumque tenues abiectaeque fortunae quorundam se obsequiis iungunt...

33 LRVis., NVaL.XI, 1.

34 См. ниже, стр. 92-97.

35 Наделы вообще могли быть равны лишь тогда, когда готы селились большими группами в крупных имениях. В иных случаях размеры участков готов определялись величиной земельных владений римлян, госпитами которых они становились. (CEur., 276; LVis., X, 3, 5; X, 1, 14). Большие наделы получали, очевидно, представители готской знати, включая и дружинников короля (LVis., X, 1, 8).

36 Законы уделяют много внимания порядку разрешения споров по поводу границ земельных владений различных хозяев и выяснения их прав собственности на те или иные участки (CEur., 274- 276). Установление частной собственности на землю выражено в готских законах V в. более ярко, чем в Бургундской правде. Последняя признает римский принцип давности владения в течение 30 лет (LBurg., tit., 79, 3. MGH, Legum sectio I, t. II). Относительно трактовки аналогичных случаев в готских законах см. стр. 58, прим. 120.

37 Раul. Реll. Eucharist. vers., 520. В Кодексе Эйриха упоминается продажа земли арианскими епископами и священниками (CEur., 306). Во Франкском государстве, как известно, земля становится объектом свободного отчуждения лишь в конце VI - начале VII в.

38 CEur., 285.

39 Ibid., 286.

40 CEur., 279.

41 CEur., 278: Qui cavallum aut quodlibet animalium genus ad custodiendum mercede placita commendaverit... Ibid., 299: Parentibus filios suos vendere non liceat aut donare nec oppignerare...

42 Ibid., 299. В свете этих фактов особенно очевидна ошибочность точки зрения тех историков, которые утверждали, будто главным занятием готов после их поселения в Аквитании и Испании были охота и военное дело, земледельческие же работы выполнялись якобы лишь колонами и рабами (см. В. К. Пискорский. История Испании и Португалии. СПб., 1909, стр. 12; L. Sсhmidt. Geschichte der deutschen Stamme, I, S. 283; С. W. Previte-Orton. The Shorter Cambridge Medieval History, vol. I. Cambridge, 1952, р. 142). Законы Эйриха характеризуют положение таким образом, что свободные готы непосредственно были заняты земледельческим трудом: они пашут землю, корчуют леса, пасут скот и т. д. Косвенные данные о земледельческих занятиях готов в Галлии V в. можно встретить также у римских авторов того времени. См. Apollin. Sidon. Carm., VII, V. 415-410.

43 CEur., 308.

44 LVis., X, 1, 8. Об этом законе см. А. dOrs. Op. cit., р. 176.

45 CEur., 310, 311.

46 Ibid., 295.

47 Ibid., 310.

48 Codicis Euriciani leges restitutae, No. 2.

49 Apollin. Sidon. Carm. VII, v. 458-488; Iоrd. Getica, 189-190. См. Рrосор. В. G. I, 12.

50 Iord. Getica, 215.

51 CEur., 323; ср. Isid. Hist. Goth., 61.

52 LVis., IX, 2, 4.

63 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 497.

54 В VI в. готские крестьяне иногда уклоняются от выступления в поход (LVis., IX, 2, 1-5).

55 Размеры штрафов и вергельдов не соответствовали имущественным возможностям крестьянина. Так, вергельд за убийство взрослого равнялся 300 солидов (LVis., VIII, 4, 16); штраф за ранение составлял несколько десятков солидов (ibid., VI, 4, 1; VI, 4, 8). Крестьяне же подчас не в состоянии были уплатить штраф в 5-10 солидов (ibid., VIII, 3, 14; VIII, 1, 6). Отказ же от уплаты судебного штрафа означал для виновного обращение в рабство (ibid., V, 4, 11; VI, 4, 2; VII, 1, 1; VII, 3, 3).

56 В житии Авдоина сообщается, например, о засухе и голоде в Испании, продолжавшемся с 634 по 640 г. Vita Audoini, с. 7, р. 295: Iam ferme septem terminabantur anni, in quibus regio ipsa siccitate et, terra versa in ariditate, sterilitas et famis et pestilentiae morbus undique minabatur interitus. О голоде, как причине самопродажи свободных в рабство см. Fragm. Gaud., XVII.

57 LVis, V, 5, 8; V, 5, 9. Cp. LRVis., CTh. II, 33, I; 2.

58 Ibid., V, 6, 5 Ch.

59 LRVis., PS, II, 13, 1-3.

60 LRVis., PS, II, 12, 5; II, 5, 2; IV, 11, 6; Form. Wis., No. 44.

61 LRVis., PS, II, 5, 1; LVis., V, 6, 3. Данное установление, как отметил в свое время В. Мейбом, отличает Вестготскую правду от других варварских судебников, не признававших за кредитором права продавать залог. См. V. Меibоm. Das deutsche Pfandrecht. Marburg und Leipzig, 1867, SS. 257-260.

62 Толедский собор издал особое постановление против таких преступлений. Conc. Tolet., III, can. 17.

63 LVis., V, 4, 12: Parentibus filios suos vendere non liceat aut donare vel obpignorare.

64 LVis., IV, 4, 3.

65 Fragm. Gaud., XVII: Si quis ingenuum hominem captivum aut in fame oppressum emerit super quinque solidos numerum, reddatur illi sex.

66 LVis., IX, 1, 2.

67 LVis, VIII, 5, 1-3.

68 LVis., VIII, 3, 11.

69 LVis., VIII, 4, 25: Dc servando spatio iuxta vias publicas... Qui certe iuxta huiusmodi viam messem aut vineam vel pratum sive conclusum habere cognoscitur, sepem utrumque concludat. Quod si propter paupertatis angustias campum sepibus non possit ambire, fossatum protendere non moretur.

70 Ibid., III, 2, 2; III, 2, 3; III, 2, 7 Ch.

71 LVis., VII, 2, 14: ...si servus et ingenuus seu servi et ingenui unum animal aut quamcumque unam rem pari consensu furaverint, unam conpositionem exolvant, id est ingenuus medietatem novecupli, et servus idemque medietatem sexcupli...

72 Кодекс Эйриха упоминает среди покупаемого и продаваемого имущества рабов и скот (CEur., 294). В аналогичном законе VI в. к этим объектам купли-продажи добавлена земля (LVis., V, 4, 7).

73 LVis., VIII, 5, 5: Qui vero sortem suam totam torte concluserit et aliena pascua absente domino invadit, sine pascuario non presumat, nisi forsitam dominus pascue voluerit.

74 LVis., VIII, 3, 6.

75 LVis, VIII, 3, 7. Ср. LSal., XXXIV, 1.

76 LVis., X, 3, 3. Ср. CEur., 275; LVis., X. 3, 2.

77 LVis., X, 3, 2: Qui istudio pervadendi limites conplanaverit aut terminos fixos fuerit ausus evellere: si ingenuus est, per singula signa vel notas XX solidus cui fraudem fecit cogatur inferre... Если же пограничный знак был вырыт во время пахоты случайно, нарушитель лишь восстанавливает его.

78 LVis., VIII, 5, 1; VIII, 5, 5. Характерно, что предоставляя общиннику право уничтожить часть чужих свиней, обнаруженных им в своем лесу, Вестготская правда ставит в известность владельца леса, что он может делать это, не боясь никаких жалоб (ibid., VIII, 5, 1: ...et nullam calumniam pertimescat). Другая глава той же правды устанавливает строгое наказание для хозяев скота, которые сопротивляются проведению в жизнь требований официального права, касающихся потрав (LVis., VIII, 3, 14; ср. Lex Salica, IX, 5-100- Titel Text, hrsg. von К. А. Eckhardt. Weimar, 1953).

79 LVis., VIII, 3, 1; VIII, 3, 8. Вестготское право идет по пути охраны частной собственности дальше, чем другие варварские правды, предоставляющие общинникам возможность на определенных условиях пользоваться дровами из чужого леса (LSal., XXVII, 19; LBurg., XXVIII, 1, 3).

80 LVis., X, 1, 3: Si plures fuerint in divisione consortes, quod а multis vel melioribus iuste constitutum est, a paucis vel deterioribus non convenit aliquatenus inmutari.

81 LVis., II, 1, 13.

82 Ibid., VI, 1, 8.

83 См. И. В. Лучицкий. Поземельная община в Пиренеях, стр. 424-430; J. Соstа. Colectivismo agrario en Espana. Madrid, 1915, pp. 348, 355, 361, 451-452; Th. Meliсher. Op. cit., SS. 242- 256.

84 О характере общины у местного населения мы имеем еще меньше данных, чем о готской общине. См. упомянутые выше труды И. В. Лучицкого, X. Косты.

85 CEur., 322, 276, 310, 311, 306, 335.

86 За вступление в брак с близкими родственниками "малых" людей обращали и рабство, у остальных свободных конфисковывали имущество. Codic. Euric. leges restitutae, 2.

87 CEur., 295: Si venditor non fuerit idoneus. В VI в. слово idoneus употребляется для обозначения зажиточных и заслуживающих доверия людей. Их привлекают в качестве свидетели. Ср. LRVis. CTh. I, 5, 1.

88 CEur., 310: ...ut ipse patronus aequalem ei provideat, qui eam sibi possit in matrimonium sociare.

89 Обычная форма обозначения лиц, являющихся носителями норм права в указанных юридических памятниках, это "si quis", "si qui".

90 См. А. И. Неусыхин. Ук. соч., гл. III, 3.

91 Inferiores рассматриваются законами как люди мало состоятельные. Вестготская правда учитывает, что они могут оказаться не в состоянии уплатить штраф в 5 солидов. LVis., VIII, 3, 14: ...si certe humilioris loci persona fuerit et non habuerit unde conponat...; Cp. LVis., II, 4, 6 Ch. Позднее, в законах VII в. свободные низшего слоя прямо противопоставляются представителям знати как pauperes, pauperiores. LVis., II, 3, 4 Ch.; II, 3, 9 Ch.

92 LVis., VII, 5, 1; VIII, 3, 6; VIII, 3, 10; VIII, 3, 12; VIII, 3 14; VIII, 4, 25; VIII, 4, 29; IX, 3, 3.

93 LVis., II, 2, 8; VIII, 3, 6; VIII, 3, 10; VIII, 3, 14; VIII, 4, 29; IX, 3, 3.

94 LVis., VII, 5, 1.

95 Если девушка, поступая вопреки воле родственников, выходила замуж за свободного, принадлежавшего к низшему по сравнению с ней слою, она теряла долю в родительском наследстве LVis., III, 1, 8. Ср. LVis., V, 3, 1.

96 LVis., II, 5, 9.

97 Ibid., VIII, 4, 29.

98 LVis., IX, 3, 3.

99 LVis., II, 2, 8; II, 4, 2.

100 LVis., III, 1, 8; III, 3, 4. Ср. VII, 6, 2 Recces.

101 LVis., VIII, 4, 16: ...si iugulaverit aliquem ipse quatrupes in annis XX CCC solidos conponatur, et ab hos usque ad eum, qui annos L habuerit, unam conpositionem iubemus stare. Человек, похитивший и продавший ребенка свободных родителей, оставался во власти последних или же, если они были согласны, выплачивал вергельд в 300 солидов. LVis., VII, 3, 3: ...si voluerint, conpostionem homicidii ab ipso plagiatore consequantur, id est solidos CCC... В свое время немецкий историк права В. Вильда высказывал предположение, что готские законы всегда устанавливали разные вергельды для свободных. Для высшего разряда вергельд был сначала 300, а в VII в.- 500 солидов, для низшего - соответственно 150 и 300 солидов. См. W. Wilda. Das Strafrecht der Germanen. Halle, 1842, SS. 427- 429. На размерах вергельда в VII в. мы остановимся ниже. а что касается предшествующего периода, то предположение В. Вильды ошибочно: в "Antiquae" Вестготской правды имеются лишь два упоминания о вергельде (они приведены выше), и в обоих случаях вергельд в 300 солидов назначается для всех свободных людей.

102 о том, что нередко honestiores Вестготской правды - это именно крестьяне, свидетельствуют главы, где honestiores рассматриваются в качестве лиц, непосредственно участвующих в деревенских делах вместе с другими соседями-общинниками (LVis., VIII, 3, 10; VIII, 3, 14; VIII, 3, 16; VII, 4, 25). Разумеется, в данном случае трудно отделить зажиточных земледельцев от мелких вотчинников. Термин honestiores употребляется и в более широком смысле; иногда он служит для обозначения всех, кто не относится к inferiores. Так, глава Вестготской правды, устанавливающая, что за подделку королевского приказа honestior наказывается конфискацией половины имущества (LVis., VII, 5, 1), явно имеет в виду не зажиточного крестьянина, а какое-то лицо, стоящее на более высокой ступени социальной лестницы.

103 LVis., X, 1, 15; X, 1, 13: ...si culturas suas longius extendisse cognoscitur et sibi alios ad excolendos agros forte coniunxerit...

104 LVis., X, 1,3.

105 LVis., V, 7, 8; X, 3, 5.

106 LVis., XII, 1, 1 Ch. Закон требует, чтобы судьи были снисходительными к беднякам: ...circa victas tamen personas ac presertim paupertate depressas severitatem legis aliquantulum temperare.

107 LVis, X, 1, 15; Form. Wis, No. 36: Dum de die in diem egestatem paterer et huc illuc percurrerem, ubi mihi pro compendio laborarem, et minime invenirem, tunc ad dominationis vestrae pietatem cucurri sugerens, ut mihi iure precario in locum vestrum quod vocatur ill. ad excolendum terras dare iuveres...

108 В деревни приходят свободные, ищущие заработка и не имеющие определенных занятий (LVis., IX, 1, 21 Egica; IX, 1, 12); некоторые женщины-крестьянки занимаются даже проституцией (LVis., III, 4, 17).

109 В житии св. Эмилиана епископ Браулион упоминает о толпах нуждающихся, которые обращались к церквам с просьбой о помощи (S. Вraulio. Vita S. Aemil., cap. XX: Cum quodain tempore egentium ad eum convenissent turbae petentes subsidii...). В жизнеописании митрополитов Эмериты (Pauli Emerit. De vita patrum Emeritensium, cap. IX) сообщается о выдаче епископом Масоной муки, вина и оливкового масла крестьянам (rusticis de ruralibus) и горожанам. См. также Conc. Caesaraugust., III, can. 3.

110 LVis., II, 5, 8 Ch.; и упомянутом выше жизнеописании митрополитов Эмериты рассказывается об епископе, прощавшем долги толпам должников (Pauli Emerit. De vita patrum Emerit., сар. VIII: ...multis captivis et egenis multam largitus est stipem ad ultimum redditis chirographis multorum debita relaxavit. Иногда должник брал на себя обязательство в случае невыплаты долга в срок вернуть полученную им ссуду в двойном размере и вдобавок с процентами. Form. Wis., No. 38.

111 LVis., IV, 2, 18 Ch.; IV, 5, 1 Ch.

112 Conc. Tolet., IV, can. 38.

113 Крестьян, видимо, принуждали продавать свое имущество по низкой цене (LVis., V, 4, 6 R) и заключать невыгодные договоры (LVis., II, 5, 5 Ch.). Четвертый Толедский сбор постановил, что люди, у которых епископы, судьи или магнаты (potentes) отобрали имущество, могут жаловаться провинциальным соборам. Conc. Tolet., IV, can. 3.

114 В трактате Исидора "Institutionum disciplinae", рисующем облик знатного юноши, благовоспитанного и гуманного, отмечаются такие его черты: ...adfinibus nihil nocentem, neque rura sua exclusis pauperibus latius porrigentem... (A. Anspach. Isidori Hispalensis "Institutionum discplinae". "Rheinisches Museum fur Philologie". Neue Folge. Frankfurt a. Main, 1912, Bd. 67, S. 559).

115 Должностные лица взимают с населения незаконные поборы и повинности в свою пользу (Cassiod. Variae, V, 39; LVis., XII, 1, 2 Reccaredus) захватывают имущество частных лиц (LVis., VIII, 1, 5 Ch), за недоимки отбирают у крестьян земли (Edicitum Ervigii de tributis relaxatis. MGH, Legum sectio I, t. I, pp. 479-480).

l16 LVis., IX, 2, 8 W.

117 Conc. Tolet., XII, tomus, р. 476: ...cuius severitatis institutio, dum per totos Hispaniae fines ordinata decurrit, dimidiam ferre partem populi ignobilitati perpetuae subjugavit...

118 LVis., IX, 2, 9 Erv.

119 Только однажды в законе Рекцесвинта упоминается conventus publicus vicinorum (LVis., VIII, 5, 6). Но роль этого собрания весьма ограничена: сходка соседей уполномочена лишь выслушивать сообщения о приблудившемся скоте.

120 LVis., IX, 1, 21 Egica. Сервы упомянуты в числе vicini. LVis., II, 4, 10 Recces.

121 LVis., IX, 1, 21: Nam et ceteri habitatores loci illius, seu cuinscumque gentis vel generis homines, quorumlibet sint servi, tam ecclesiarum quam etiam fisci nostri vel diversorum possessorum... Если в VI в. в качестве свидетелей и представителей общины привлекались все "соседи" (vicini), то по законам VII в. обращались к "почтенным соседям" (honesti vicini) или к "добрым людям" (boni homines) - ibid., IX, 1, 1 Erv.; XI, 1, 1 Erv.; IX, 1, 21 Egica.

122 LVis., VIII, 1, 9; IX, 1, 8; IX, 1, 21; X, 1, 16; XII, 1, 2; Conc. Tolet. III, can. 18; 21.

123 В VII в. считается обычным, когда участник военного похода получает оружие от своего сеньора и сражается под его начальством (LVis., IX, 2, 9 Erv.).

124 LVis., II, 3, 4 Ch.: Questionem in personis nobilibus nullatenus per mandatum patimur agitari. Ingenuam vero et pauperem personam adque in crimine iam ante repertam non aliter ex mandato subdendam questioni permittimus... LVis., II, 3, 9 Ch.: Nam etiam si potens cum pauperem causam liabuerit... Cp. I.Vis., II, 4, 30 Recces.

125 LVis., II, 4, 6 Ch.: ...si minoris loci persona est et non habuerit unde conponat... Cp. I.Vis., IX, 2, 9 Erv.

126 LVis., VI, 1, 2 Ch.: ...ut persona inferior nobiliorem a se vel potentiorem inscribere non praesumat.

127 LVis., II, 4, 3 Ch.: In duobus autem idoneis testibus, quos prisca legum recipiendos sancsit auctoritas non solum considerandum est, quam sint idonei genere, hoc est indubitanter ingenui, sed etiam, si sint honestate mente perspicui adqui rerum plenitudine opulenti Cp. LVis., II, 1, 19 Ch.; II, 1, 30 Recces.; II, 4, 5 Ch.; VI, 1, 2 Ch.; VI, 1, 5 Ch.; IX, 1, 21 Egica.

128 LVis, II, 3, 9 Ch.

129 LVis., II, 3, 4 Ch. Ср. LVis, VI, 1, 2 Ch.

130 Conc. Tolet. VIII, can. 10; LVis., II, 1, 6 Recces.

131 Еще Бревиарий Алариха выделял в особую категорию лиц, которым присуща была "голая свобода" (nuda libertas). Таковыми считались дети, рожденные от сожительства свободных женщин с рабами. Они не могли наследовать своей матери, хотя сами и считались вольными людьми. LRVis., CTh., IX, 6, 1: ...in nuda maneant libertate, neque per se neque per interpositam personam qualibet titulo voluntatis accepturi aliquid ex facultatibus mulieris. Теперь же в положении тех, кто не имеет достоинства, оказывается весь слой inferiores (хотя его представители не лишены права наследования).

132 LVis., II, 4, 2: ...si nobilis fuerit... si licet ingenue, minoris tamen fuerit dignitatis persone...

133 LVis., II, 1, 9 Recces.

134 И. В. Арский, например, утверждал, что к концу VII в. "свободные готы исчезают. Над огромным морем крепостных и рабов - христиан и евреев господствует небольшая кучка испано-готской знати". И. В. Арский. Последнее десятилетне визиготского государства в средневековых испанских хрониках. "Проблемы истории докапиталистических обществ", 1935, No 5-6, стр. 69.

135 Эти племена не были окончательно покорены ни римлянами, ни вестготами. Накануне арабского вторжения последний вестготский король Родриго предпринял поход против восставших басков.

136 С. Sanchez-Albornos. Las behetrias, p. 201.

137 Ibid, p. 202.

138 А. С. Flоriano. Diplomatica espanola del periodo Astur. Oviedo, 1949 t. I, No. 15 (а, 796), р. 93.

139 А. С. Floriano. Op. cit., t. I, No. 33 (а. 827).

140 E. Saez. Documentos Gallegos ineditos del periodo asturiano. AHDE, t. XVIII, 1947, No. 3 (а. 835); см. также комментарий Э. Саэца к этим грамотам. Ibid., pp. 404-406.

141 С. Sanchez-Albornoz. Serie de documentos ineditos del reino de Asturias, СНЕ I-II, 1944, XII (а. 877) р. 344.

142 А. С. Floriano. Op. cit., t. I, No. 6 (а. 757), рр. 54- 55; E. Saez. Op. cit., No. 4 (а. 842), р. 414; No. 10 (а. 879), р. 422; No. 14 (а. 895), р. 427; С. Sanchez-Albornoz. Op cit., VI (а. 858), р. 340; VII (а. 861), р. 341; VIII (а. 861), р. 341.

143 Е. Levу. Westromisches Vulgarrccht. Das Obligationenrecht. Weimar, 1956, SS. 256-261.

144 I.RVis., PS, III, 9, 17; LVis., IV 2, 14.

145 LRVis., PS, III, 9, 17; LVis., GTh. VIII, 5, 2.

146 CEur., 320.

147 CEur., 322; LVis., IV, 2, 14. Ср. LVis., V, 2, 6 Ch.

148 LRVis., CTh., III, 19, 3, 1: Si forte cesserit ut minores possessionem iuris emphyteutici, hoc est, quod ex fisci bonis parentes eorum habere meruerunt...; LRVis., NVal., VIII, 1.

149 LRVis., N. Marc., III, 1.

150 Е. Levy. West Roman Vulgar law. Philadelphia, 1951, р. 92. Ср. А1vаro dOrs. Op. cit., p. 181.

151 LVis., X, 1, 11: Terras, que ad placitum canonis date sunt, quicumque suscepit, ipse possideat et canonem domino singulis annis, qui fuerit definitus, exolvat; quia placitum non potest inrumpi. Quod ci canonem constitutum singulis annis inplere neclexerit, terras dominus post suo iure defendat; quia sua culpa beneficium quod fuerat consecutus, amittit, qui placitum non inplesse convincitur.

152 LVis., X, 1, 12: De terris, que definito annorum numero per placitum dantur. LVis., X, 1, 19 Recces.

153 LRVis., PS, V, 7. 8.

154 LRVis., PS, V, 7, 10 I.

155 CEur., 306. Ср. LVis.,V, 1, 4.

156 Conc. Tolet. VI, can. 5: Saepe fit ut proprietati originis obsistat longinquitas temporis; quapropter providentes decernimus, ut quisquis clericorum vel aliarum quarumlibet personarum stipendium de rebus Ecclesiae cujuscunque episcopi percipiat largitate, sub precariae nomine debeat professionem scribere, ut nec per tentionem diuturnam praejudicium afferat Ecclesiae...

157 LVis., X, 1, 12: Si per precariam epistulam certus annorum numerus fuerit conprehensus, ita ut ille, qui susceperat, terras post quodcumque tempus domino reformaret, iuxta conditione placiti terram restituere non moretur. Cp. LVis., X, 1, 11; X, 1, 13; X, 1, 14.

158 LVis., V, 2, 6 Ch.: Qui vero sub hac occasione largitur, ut eandem rem ipse, qui donat, usufructario iure possideat, et ita post eius mortem ad illum cui donaverit, res donata pertineat, quia similitudo est testamenti habebit licentiam inmutandi volumtatem suam, quando voluerit, etiam si in nullo lesum fuisse se dixerit. Ille vero, qui falsa donatione circumventus aliquid in utilitatem donatoris expendit, aut ab ipso donatore recipiat, aut ab eius heredibus, ne iniuste damna sustineat, qui lucrum se habere de inani promissione putabat.

159 LVis., V, 2, 6 (ред. Эрвиг.).

160 Об аналогичном переходе от дарения in die obitus sui к прекарию у лангобардов см. А. И. Неусыхин. Ук. соч., стр. 238- 239.

161 LRVis., PS, V, 7, 5 I: ...possidet... precario qui per precem postulat, ut ei in possessione permissu domini vel creditoris fiducia commorari liceat. Isidоr. Etymol., V, 25, 17.

162 LVis., X, 1, 12; X, 1, 13: Qui ad placitum terras suscipit, hoc tantum teneat, quod eum terrarum dominus habere permiserit... Form. Wis., No. 36: Dum de die in diem egestatcm paterer et huc illuc percurrerem ubi mihi pro compendio laborarem, et minime invenirem, tunc ad dominationis vestrae pietatem cucurri sugerens ut mihi iure precario in locum vestrum, quod vocatur illud, ad excolendum terras dare iuveres ...; Cp. Form. Wis., No. 37.

163 Form. Wis., No. 36, 37.

164 Вестготская правда свидетельствует о стремлении прекаристов расширять границы своих участков в связи с тем, что подрастают дети и внуки. LVis., X, 1, 13: Si ille, qui ad placitum accepit terras, extendat culturas... Quod si culturas suas longius extendisse cognoscitur et sibi alios ad excolendos agros forte coninnxerit, aut plures filli vel nepotes in loci ipsius habitatione subcreverint...

165 Form. Wis., No. 37: Et ideo spondeo me ut annis singulis secundum priscam consuetudinem de fruges aridas et liquidas atque universa animalia vel pomaria seu in omni re, quod in eodem loco augmentaverimus, decimas vobis annis singulis persolvere. Cp. LVis., X, 1, 19 Recces.

166 LVis, X, 1, 19 Ch.

167 LVis., X, 1, 11: Quod si canonem constitutum singulis annis inplere neclexerit, terras dominus post suo iure detendat; quia sua culpa beneficium, quod fuerat consecutus, amittat, qui placitum non inplesse convincitur; Form. Wis., No. 36.

168 Вестготская правда, например, особо разъясняет, как следует поступать с поселенцами, коль скоро землевладельцу приходится вернуть кому-либо (очевидно, римлянину) треть своих земель - раздел земли должен коснуться соответственно и владений поселенцев: Qui accolam in terra sua suscepcrit, et postmodum contingat, ut ille, qui susceperat, cuicumque tertiam reddat, similiter sentiant et illi, qui suscepti sunt, sicut et patroni eorum, qualiter unumquemque contigerit (LVis., X, 1, 15). Ср. интерпретацию этой статьи у К. Цеймера (имеем в виду MGH, Legum sectio I, t. I, р. 388, n. 4), Э. Вольгауптера ("Gesetze der Westgoten", hrsg. von E. Wohlhaupter. Weimar, 1936, S. 283) и Н. П. Грацианского ("О разделах земель у бургундов и у вестготов", стр. 324). Ср. LVis., X, 3, 4.

169 Conc. Tolet. VI, can. 5: ...et quaequumque in usum perceperit debeat utiliter laborare, ut nec res divini iuris videbantur aliqua occasione neglegi... Conc. Emerit., can. 13.

170 CEur., 306; LVis., V, 1, 4; Conc. Agath., cap. 7; Conc. Tolet. VI, cap. 5; Conc. Emerit., can. 13, Ср. U. Stutz. Geschichte des kirchlichen Benefizialwesens. Berlin, 1895, S. 83.

171 LVis, X, 1, 12-14.

172 Ibid, X, 1, 12. Cp. LVis., X, 1, 11; X, 1, 19 Recces. Form. Wis, No. 36.

173 Conc. Tolet. II, can. 4; VI, can. 5; Conc. Agath., can. 22.

174 Охарактеризованный выше прекарий - преимущественно крестьянский. Но прекарий применялся в готской Испании также крупными и средними землевладельцами (см., например, LVis., II, 1, 8 Ch.).

175 См. ниже, стр. 179-208.

176 См. ниже, стр. 186-187, 205-208.

177 LRVis., CTh., II, 13, 1, I: Qui cautiones exigendas potentibus dederint, omne debitum perdant. LVis., CTh., II, 14, 1, I.

178 LVis., II, 2, 8: Quicumque habens causam ad maiorem personam se propterea contulerit, ut in iudicio per illius patrocinium adversarium suum possit obprimere, ipsam causam, de qua agitur, etsi iusta fuerit, quasi victus perdat.

179 LVis., III, 3, 9 Ch.: Nulli liceat potentiori, quam ipse est, qui committit, causam ulla ratione committere, ut non equalis sibi eius possit potentia opprimi vel terreri. Pauper vero, si voluerit, tam potenti suam causam debeat committere, quam potens ille est, cum quo negotium videtur habere.

180 LVis., II, 2, 2 Ch.

181 LVis., II, 1, 20 Ch.

182 LVis., X, 1, 15: Qui accolam in terra sua susceperit... similiter sentiant et illi qui suscepti sunt, sicut et patroni eorum. Cp. LRVis., CTh., V, 11, 1 (coloni - patroni); LVis., V, 1, 4: Heredes episcopi seu aliorum clericorum, qui filios suos in obsequium ecclesie commendaverint, et terras vel aliquid ex munificentia ecclesie possederint... Кстати, получая прекарий, мелкий земледелец оказывался не только в поземельном, по практически - в той или иной мере - и в личной зависимости. Косвенно об этом свидетельствует текст прекарной формулы, согласно которому получающий землю обязуется во всем действовать в интересах землевладельца. См. Form. Wis., No. 36: ...in omnibus pro utilitatibus vestris adsurgere et responsum ad defendendum me promitto aferre. Характерна также сама формула обращения человека, нуждающегося в земле к собственнику. Ibid.: ...ad dominationis vestrae pietatem cucurri...

183 LVis., VI, 5, 8 Recces. Может быть, право господ применять телесные наказания распространялось лишь на либертинов соответствующего разряда. Однако, поскольку судебник очень широко предписывает такую меру наказания по отношению к свободнорожденным готам, не кажется невероятным, что патрон мог наказывать подобным образом не только либертинов, но и свободных, попавших in obsequium.

184 LVis., VI, 4 2; VIII, 1, 4 Ch.

185 LVis., IX, 2, 8 W.

186 А. С. Floriano. Op. cit., No. 73 (а. 861), р. 306; No. 75 (а. 861), р. 309.

ГЛАВА IV

1 F. Dahn. Die Konige der Germanen, Bd. VI, SS. 187-208.

2 Р. Аllаrd. Les origines du servage en France. Paris, 1913, pp. 32, 65.

3 A. Ziegler. Church and State in Visigothic Spain. Washington, 1930, р. 170.

4 A. Dopsch. Wirtschattliche und soziale Grundlagen der europaischen Kulturentwicklung, Bd. II. Wien, 1924, S. 209.

5 Ch. Verlinden. Lesclavage dans lEurope medievale, t. I, pp. 85-86.

6 Ibid., pp. 84, 101.

7 Ibid., pp. 93, 102.

8 Об освещении вестготского колоната в специальной литературе см. ниже, стр. 134-142.

9 LRVis., CTh., II, 10, 1; LVis., V, 4, 7.

10 Согласно Бревиарию, срок розыска беглых рабов - 30 лет, по готским законам-50 лет (LRVis., NVal., VIII, 1; CEur., 277).

11 LVis., X, 1, 17. Если кто-либо дал свою рабыню в жены чужому рабу без ведома его господина, то дети от такого брака становились собственностью последнего (LVis., III, 2, 5).

12 LRVis, CTh., IX, 6, 1; IV, 11, 4; LVis., III, 2, 2; III, 2, 3.

13 А. dOrs. Op. cit., p. 99.

14 LRVis., CTIi., II, 31; LVis., V, 5, G.

15 LRVis., PS, III, 6, 1; LVis., II, 5, 6 Recces.

16 LRVis., CTh., IX, 3, 1-2; LVis., VI, 1, 4.

17 Ibid., VI, 4, 2. Серв нес ответственность наравне со своим господином лишь тогда, когда вместе с ним был виновен в государственной измене и некоторых других преступлениях (LVis., VI, 1, 4).

18 LRVis. CTh., IX, 9, 1; G. III, 1; LVis., VI, 5, 12 Ch.; VII, 2, 21; VI, 5, 8 Recces.

19 LRVis., CTh., IX, 9, 1; LVis., VI, 5, 8 Ch. Вестготская правда признавала за господином в отдельных случаях право решать вопрос о жизни и смерти провинившегося раба. LVis., VI, 5, 12 Ch.

20 LVis.,VI, l, 5 Ch.; VI, 5, 12 Ch.

21 LVis, V, 4, 17.

22 LRVis., PS, V, 24, 2; LVis, VIII, 3, 6; VIII, 4, 11; VIII, 3, 15; VIII, 5, 3.

23 LRVis., CTh, II, 32, 1 I; Fragm. Gaud., XVI: Si quis mutuaverit tributario sive servo alieno sine iussu aut conscientia domini sui, nihil a domino serbi exigat, neque a domo, in qua habitat ille serbus, nisi de rebus servi, qui mutuum accepit. Ita tamen si tributum suum non habeat serbus ille conpletum, ante dominum suum restituat tributa de labore suo; et tunc si aliquid remanserit de peculio ipsius, interpellet ille, qui illi inpromutuavit. Cp LVis., X, 1, 17 Ch.

24 CEur., 287.

25 LVis., V, 4, 16. Если кто-нибудь выкупал раба, а потом обнаруживалось, что тот был выкуплен на средства из его же пекулия, бывший господин мог требовать возвращения своего раба (см также LVis., V, 4, 15).

26 LVis., II, 1, 8 Erv.

27 LVis., V, 7, 16; X, 2, 4 Recces.; X, 2, 5 Egica; Conc. Tol., III, can. 21.

28 LVis., V, 7, 16; IX, 2, 9 Erv.

29 Conc. Tolet., III, can. 15: Si quis ex servis fiscalibus fortasse ecclesias construxerint easque de sua paupertate ditaverint, hoc procuret episcopus prece sua auctoritate regia confirmari. При этом сервам фиска не разрешалось дарить церквам и беднякам земли и рабов. На прочее же имущество этот запрет не распространялся.

30 LVis, IX, 2, 2; IX, 2, 5.

31 LVis., II, 4, 4 Ch.

32 Ibid., V, 7, 16: ...servis nostris mancipia sua aut terras ad liberos homines non liceat vinditione transterre, nisi tantummodo aliis servis nostris vendendi habeant potestatem.

33 Ibid.

34 Ibid, X, 2, 4.

33 LVis., X, 2, 5 Egica.

36 Ibid., V, 7, 15 Ch.

37 Conc. Tolet., XVI, tomus: ...ut unaquaeque ecclesia, quamvis pauperrima, quae vel decem mancipia habere potest, sui debeat cura gubernari cultoris; ceterum si minus habuerit, ad alterius ecclesiae presbyterum pertinebit.

38 Form. Wis., No. 8. Form. Wis., No. 9; Paul. Emerit. De vita patr. Emerit., can. 3.

39 Conc. Agath., can. 46.

40 Conc. Hisp., I, Fragm.; Conc. Tolet., X, App.

41 Conc. Tolet. IX, can. 11; Conc. Emerit., can. 18.

42 Conc. Emerit., can. 18; Conc. Tolet. IX, can. 11; Conc. Tolet. XVII, can. 23; Conc. Tolet. IV, can. 47.

43 Постановления IV Толедского собора показывают, например, что люди рабского происхождения становились иногда епископами (can. 19).

44 Conc. Tolet. IV, can. 69.

45 Conc. Tolet., IX, can. 12: Si sacerdos libertatem servis Ecclesie conferre voluerit, non а dic confectionis suae scriptura tempus annorum computatum tenebit, sed ex quo eum qui scripturam confecit verins obiisse constiterit.

46 Conc. Agath., can. 46.

47 Conc. Tolet, III, can. 24. Следует учесть, что решения Толедских соборов после их утверждения королем получали значение общегосударственных законодательных установлений.

48 В постановлении IV Толедского собора говорится об освобождении от государственных повинностей лишь свободных клириков (can. 47).

49 LRVis., PS, II, 18, 3; III, 9, 21; 34, 3G; LVis., IX, 1, 17; VI, 1, 5.

50 LRVis., PS, III, 9 21; 34.

51 LRVis., PS, III, 9, 21; Conc. Tolet, X, App.

52 Conc. Hisp., I, Fragm.; Conc. Tolet., X, App.

53 LRVis., NTh., III, 1; LVis, XII, 1, 2 Reccar.; V, 4, 19 Ch.

54 LVis, XI, 3, 3-4.

55 Ibid.

56 LVis., IX, 1, 10; VII, 3, 3; VI, 2, 1 Ch.; V, 4, 21 Recces.

57 Ibid., VI, 4, 2.

58 Ibid., VII, 1, 5.

59 Ibid., V, 4, 11.

60 Ibid., VII, 3, 3.

61 Ibid., IV 4, 1.

62 LVis., VIII, 3, 14; VIII, 1, 6; IX, 1, 21 Egica.

63 LVis., V, 6, 5 Ch.

64 LVis., III,3, 1; III, 3, 2; III, 3, 14.

65 Ibid, VII, 3, 3.

66 Ibid., III, 2, 3.

67 Ibid., III, 4, 17; VI, 3, 1.

68 Ibid., V, 7, 9.

69 Ibid., III, 2, 2.

70 К их числу относились заговоры и государственные преступления, гадания и предсказания, невыполнение клириками обета целомудрия, различные виды нарушений церковными либертинами установленных для них правил поведения (Conc. Narb., can. 14; Conc. Tolet. IV, can. 71; Conc. Hisp., II, can. 8; Conc. Tolet. VI, can. 10). Характерно, что когда церковь - уже накануне крушения Толедского королевства - решила радикальным образом покончить с той опасностью, которую, по мнению епископов, представляла perfidia judaeorum, Толедский собор постановил: обратить всех евреев в рабство, раздать их христианам и запретить им освобождать таких рабов (Conc. Tolet. XVII, can. 8).

71 См. И. А. Покровский. История римского права. Пг., 1918, стр. 119; П. Виллемс. Римское государственное право, вып. I. Киев, 1888, стр. 112.

72 LRVis., CTh., IX, 14, 1; IX, 3, 2; IX, 13, 2; IX, 18, 1; LVis, VII, 6, 2 Recces.; VII, 3, 3.

73 Н. Вrunner. Deutsche Rechtsgeschichte, Bd. II, S. 480.

74 LVis, V, 7, 7; VII, 3, 5; VII, 3, 6; LRVis., CTh., III, 3, 1.

75 LRVis., CTh., VIII, 4, 1; VIII, 1, 1; LVis, XII, 1, 2.

76 LRVis., NVal., XI, 1; Fragm. Gaud., XVII.

77 LVis., V, 4, 12.

78 Ibid.

79 Form. Wis., No. 32.

80 LVis III, 2, 3; III, 2, 7 Ch.; IX, 1, 15. Cp. CTh., IX, 6, 2; IX, 6, 10.

81 LVis., IV, 2, 15; IV, 5, 5.

82 Isid. Hist. Goth., 61; LVis., IV, 2, 16.

83 Аеm. Hubner. Inscript., No. 115: ...operarios vernolas... No. 123; Vаlеr. Vita S. Fruct., с. XX: ...unum vernulum suum, nomine Decentium, qui illi bene servierat, residuum habebat.

84 LVis., IX, 1, 14.

85 LVis., IX, 1, 3; IX, 1, 5.

86 Епископам и священникам, не проявлявшим надлежащего усердия в надзоре за поимкой беглых рабов, грозило наказание плетьми (LVis., IX, 1, 21 Egica).

87 LVis., VI, 4, 1; 9; 11; VI, 5, 9; 20 Recces.

88 LVis., V, 7, 3; 8.

89 Это находит свое отражение, между прочим, и в численном соотношении законов, где дифференцируются различные группы свободных, и законов, различающих лишь свободных и рабов. Дифференциация наказаний для лиц, принадлежащих к различным разрядам свободных, в кодексе Леовигильда выражена в 17 законах, а для свободных и рабов - в 30.

90 LVis.,V, 4, 13 Ch.; X, 1, 17 Ch.

91 Ibid., XII, 2, 14 Sis.: Nec liceat venditoribus in alias eos regiones transferre, nisi ubi eorum mancipiorum sessio indicatur et mansio; Form. Wis., No. 8. Раба дарят вместе с его участком, а также с женой и детьми (cum uxore et filiis).

92 LVis., V, 7, 13: ...alia vero medietas ad manumissi proximos, sive servi sunt, sive liberi, sine dubio revertatur.

93 LVis., VIII, 5, 3.

94 LVis., VIII, 4, 31 Recces.

95 CEur., 274; LVis, VIII, 3, G; VIII, 3, 10; VIII, 3, 12; VIII, 3, 15; VIII, 6, 3 Recces.

96 CEur.. 287.

97 LVis., V, 4, 13 Ch.: Ideoque, cum promulgata sanctio iuris antiqui non sine dominorum dispendio servorum venditiones in irritum preceperit devocari, providentiori decreto consulimus, si leges patrias ad equitatis regulam redigamus; sitque melius earum statuta corrigere, quam cum eis pariter oberrare... Predicte vero serviles persone si animalia quelibet bruta vendiderint seu res quascumque vel ornamenta distraxerint, que tamen, aut sui sint peculii, aut a dominis suis vel aliis negotiandi hoccasione distrahenda perceperint, ita perenniter firma subsistant... Сервы по-прежнему были лишены возможности продавать землю, дома и рабов.

98 LVis., V, 7, 16: ...servis nostris mancipia sua aut terras ad liberos homines non liceat, vinditione transferre, nisi tantummodo aliis servis nostris vendendi habeant potestatem. Cp. Conc. Tolet. IX, can. 10.

99 LVis., X, 1, 17 Ch.: Sane si in fundum alterins domini, ad cuius iura idem servus vel ancilla non pertinent, preter edificium agrumque vel aliquid, quod esse possit inmobile, a servis talibus in re mobili fuerit conquisitum, non aliter quam agnationem rem huiuscemodi equaliter eorum domini sibi debeant vindicare. То, что серв иногда жил не в вилле своего господина и находился в хозяйственной зависимости от какого-то другого лица, засвидетельствовано и законом VI в., где говорится о возможных претензиях кредиторов серва к его господину или к дому, в котором этот серв живет. Fragm. Gaud. XXI.

100 LVis., V, 5, 6.

101 Fragm. Gaud., XVI: Si quis mutuaverit tributario sive servo alieno sine iussu aut conscientia domini sui, nihil a domino serbi exigat, neque a domo, in qua habitabit ille serbus; nisi de rebus servi, qui mutuum accepit. Ita tamen, si tributum suum non habeat serbus ille conpletum, ante dominum suum restituat tributa de labore suo; et tunc si aliquid remanserit de peculio ipsius, interpellet ille, qui illi inpromutuavit.

102 Если серв обвинил перед судом свободного человека и обвинение не подтвердилось, необходимо уплатить возмещение. LVis., II, 2, 9 Ch.: Nec tamen pro eadem conpositionem ultra resultet dominus eius; tantum ut, si minor est actio, quam decem solidi possint valere, servus conpositionis medietatem, hoc est duos semis solidos, cogatur exolvere. Cp. LVis., VIII, 3, 6.

103 LVis., VI, 5, 9 Recces.; cp. LVis, V, 5, 5 Recces.; VI, 5, 7 Recces.

104 Раба можно было купить за 5-10 солидов (Fragm. Gaud., No. 17).

105 LVis., VII, 2, 21. О произволе господ по отношению к сервам свидетельствуют еще вестготские формулы начала VII в., например, относительно продажи раба. Form. Wis., No. 11: ...quem ex hac die habeas, teneas et possideas, iure tuo in perpetuum vindices ac delendas, vel quicquid de supra fati servi personam facere volueris, liberam in omnibus habeas potestatem. Cp. Form. Wis., No. 32.

106 LVis., VI, 5, 12 Ch.

107 Ibid., VI, 5, 13 R: Ne liceat quemcumque servum vel ancillam quacumque corporis parte truncare. Cp. Conc. Emerit., can. 15.

108 рабов разрешалось подвергать пытке и при разборе дел, в которых их господа обвинялись в государственной измене, изготовлении фальшивой монеты и убийстве. Пыткой проверялись показания сервов и в тех случаях, когда жена их господина была обвинена в адюльтере (LVis., VI, 1, 4; III, 4, 10; III, 4, 13 Ch.).

109 LVis., VI, 1, 5 Ch.

110 Ibid.

111 LVis., II, 4, 10 Recces.: Certe nec de aliis causis nec de maioribus rebus esse sibi credendum scient, nisi de minimis quibuscumque rebus ac de terris aut vineis vel edificiis, que non grandia esse constiterint, propter quod solet inter heredes aut vidnos possessores intentio exoriri. Допуск к свидетельским показаниям по такого рода делам был естественным результатом того, что в деревнях и вотчинах сервы являлись соседями свободных и зависимых крестьян и по своему положению все более сближались с последними.

112 LVis., XI, 1, 1 (ред. Эрвиг.).

113 LVis., II, 5, 13 Ch.

114 LVis., II, 2, 9 Ch.: Nonnuli enim ingenui servos alienos ledere promti sunt et ad servi petitionem iudicio adesse contemnunt, adserentes, se utique cum eo causam dicere non debere, a quo eis conponi non poterit, si victores extiterint... id consultissime decernendum helegimus: ut nulli penitus audientia denegetur, sed cuiuscumque servus cum quolibet se adseruerit seu suum sive domini sui vel domine habere negotium, istatim ille, contra quem habet, prestus esse ad iudicium conpellatur, aut petenti procul dubio responsurus aut conpositionis summam legaliter inpleturus, si a servo fuerit iustissime superatus.

115 LVis, III, 3, 9 Ch.

116 LVis., XI, 1, 1 Erv.

117 LVis., II, 4, 10 Recces.; ср. XI, 1, 1 (ред. Эрвиг.).

118 Ibid., VI, 4, 7 Ch.; III, 3, 9 Erv.

119 Ibid., VI, 4, 3 Ch.; III, 4, 15.

120 Ibid., VIII, 1, 9; IX, 2, 9 Erv.; IV 2, 15.

121 Ibid., VI, 4, 7 Ch.

122 Ibidem.

123 LRVis., CTh., II, 25, 1.

124 LVis., X, 1, 17 Ch.

125 LVis., IX, 1, 10: ...Ipse vero, qui eum ex peregrinis locis ad patriam remeantem notanda iterum cupiditate distraxerat, alium servum paris meriti priori reddat emtori...

126 LVis., XI, 2, 3. Ср. XI, 2, 4.

127 LVis., XII, 2, 14 Sis.: Vendere tamen infra fines regiones nostrarum in his locis, ubi conmanere videntur, cum omni peculio christiano, cui fas fuerit, iustissimo pretio libera facultas subiaceat. Nec liceat venditoribus in alias regiones transferre, nisi ubi eorum manicpiorum sessio iudicatur et mansio.

128 Pau1. Emerit. De vita patr. Emerit., c. 9: ...taleque praeceptum dedit, ut cunctae urbis ambitum medici indesinenter percurrentes, quemcunque servum seu liberum, Christianum sive Iudaeum repe rissent aegrotum, ulnis suis gestantes ad xenodochium deferrent.

129 LVis., II, 1, 18 Ch.

130 LVis., X, 2, 4 R; X, 2, 5 Egica; Conc. Tolet III. can. 21.

131 LVis., IX, 2, 9 Erv.: ...id decreto speciali decernimus, ut, quisque ille est... seu sit Gotus sive Romanus... quisquis horum est in exercitum progressurus, decimam partem servorum suorum secum in expeditione bellica ducturus accedat...

Во Франкском государстве в конце VIII в. было издано постановление, по которому несвободные бенефициарии должны приносить присягу и нести военную службу.

132 LVis., IX, 2, 9 Erv.: ...cum quidam illorum laborandis agris studentes servorum multitudines cedunt, et procurande salutis sue gratiam nec vicessimam quidem partem sue familie secum ducunt...

133 Юридический статус сервов и в других раннефеодальных государствах изменялся медленно. Во Франкском королевстве, например, сервы, несмотря на значительное сближение их в хозяйственном отношении со свободными держателями, с правовой точки зрения оставались рабами еще и в IX в. См. М. Вlосh. Comment et pourquoi finit lesclavage antique, p. 266.

Еще медленнее происходило изменение статуса сервов в Византии. См. М. Я. Сюзюмов. О правовом положении рабов в Византии. УЗ СГПИ, вып. 11, 1955, стр. 186; З. В. Удальцова. О положении рабов в Византии в VI в. ВВ, т. XXIV, стр. 25.

134 С. Sanchez-Albornoz. Serie de documentos ineditos del reino de Asturias, X (a. 870), р. 343; G. М. Jovellanos. Coleccion de Asturias. Madrid, 1947, VIII. Decreta Aldefonsi regis et Geloirae reginae, a. 990, р. 71.

135 С. Sanchez-Albornoz. Op. cit., IX (а. 864), р. 321; Х (а. 870), р. 343; XII (а. 877), р. 344.

136 G. M. Jovellanos. Op. cit., VIII (а. 900), р. 70.

137 С. Sanchez-Albоrnоz. Ор. cit, X, р. 343: ...unus ex filiis meis quem de recto coniugio habeo.

138 А. С. Floriano. Diplomatica espanola, t. II. Oviedo, 1949, No. 85 (886), pp. 20-21, ср. р. 731.

139 См. А. Р. Корсунский. О положении рабов, вольноотпущенников и колонов в западных провинциях Римской империи в IV-V веках. ВДИ, 1954, No 2, стр. 56.

140 LRVis., PS, IV, 13, 4. Другими способами (например, по письму, в церкви) можно было отпускать на свободу всю familia. LRVis., G., II, 1.

141 LVis. V, 7, 8.

142 LVis. V, 7, 5.

143 LVis. V, 7, 3.

144 LVis. V, 7, 4.

145 LVis. V, 7, 7.

146 LVis., IX, 1, 10.

147 LVis., VII, 6, 1. Фиск выплачивал выкуп господину серва. Если же господин не желал отказываться от раба, фиск выплачивал последнему три унции золота.

148 Conc. Tolet. IX, can. 11.

149 Form. Wis., No. 2: Incertum vitae tempus, quo mortali ducimur... nec finem scire possumus... Haec res nos excitata ut aliquem beneficium ante Deum invenire mercamur. Quam ob rem ingenuum te civemque Romanum esse constituo atque decerno. См. также Form. Wis., No. 3.

150 Isid. Regula monach., c. 19: Abbati vel monacho monasterii servum non licebit facere liberum; qui enim nihil proprium habet, libertatem rei alienae dare non debet.

151 Conc. Tolet. IV, can. 72.

152 LVis , V, 7, 1; V, 7, 14 Ch.; Form. Wis., No. 31.

153 Form. Wis., No. 2, 4, 5.

154 LVis., V, 7, 13: Si manumissus sine filiis legitimo coniugio natis transierit, et ei patronus in libertate aliquid donaverit, aut forsitan de eius servitute discesserit et alibi se contulerit, omnia ad patronum sive ad eius heredes sine dubio revertantur. Quod si forsitan in terra patroni consistens aliquid de labore suo adquisierit... См. также Form. Wis., No. 2, 5, 6.

155 Form. Wis., No. 4: ...decerno, ut, absterso a vobis omne originali macula ac fecc servili, perfectu gradu fervendo, nullius reservato obsequio, in splendidis sinu hominum coetu aulam ingenuitatis plerumque vos esse congandete.

156 LRVis., PS, II, 33, 1 I.

157 LRVis., CTh., 11, 22, I.

158 Ibid., V, 3, 1.

159 LRVis, NVal., VI, 1.

160 LVis., V, 7, 13.

161 LVis, V, 7, 12 Recces.

l62 Ibid., V, 7, 11; ср. LRVis., CTh., IV, 10, 2.

163 Ibid., V, 7, 9; V, 7, 10; cp. LRVis., CTh., IV, 10, 1.

164 LVis., VI, 4, 3 Ch.

165 Ibid., V, 7, 17; III, 2, 2; LRVis., PS, II, 20, 6. Можно не сомневаться, что ограничения в браках между представителями высшего и низшего разрядов свободных распространялись и на либертинов. В Вестготской правде прямо говорится о недопустимости браков церковных либертинов со свободными. LVis., IV, 5, 7 W.

166 LVis., VIII, 4, 16 (ред. Эрвиг.).

167 В формулах упоминаются либертины - cives Romani, но нет никаких сведений, позволяющих судить о том, чем они отличались от остальных вольноотпущенников. Возможно, что наличие в формулах подобной категории - один из тех архаизмов, которые вообще встречаются в этом памятнике довольно часто.

168 Libertinus idoneus мог быть подвергнут пытке на суде, если процесс велся о сумме, не меньшей чем в 250 солидов. Если обвиняемый был искалечен в результате пытки, но оказался невиновным, ему выплачивалась компенсация в 500 солидов. Либертина низшего разряда пытали, когда дело шло о сумме в 100 солидов и выше, а компенсация, получаемая им в случае невиновности, составляла 250 солидов (LVis., VI, 1, 5, ред. Эрвиг.).

169 LVis., VI, 1, 5 (ред. Эрвиг.): Nam si inferior fuerit atque rusticanus, quem liberum esse constet...

170 См. ниже, стр. 129-132.

171 LVis.,V., 7, 11.

172 Ibid., V, 7, 20 Egica.

173 Ibid., V, 7, 17 Recces.

174 Form. Wis., No. 3: ...ea tamen conditione serbata, ut quousque advixero, ut ingenuus in patrocinio mihi persistas et ut idoneus semper adhereas; Conc. Hispal. I, can, I: ...ut hii quos constat tali conditione fuisse liberatos in iure ecclesiae maneant ut idonei, et peculium suum non aliis personis, sed tantum filiis suis et nepotibus derelinquant. Form. Wis., No. 2, 4, 5, 6. LVis, XII, 2, 14 Sis.

175 LVis., V, 7, 20 Egica; Conc. Tolet. IV, can. 71.

176 LVis, V, 7, 13; Conc. Tolet. IV, can. 75; Form. Wis., No. 2, 4.

177 Conc. Tolet. IV, can. 70.

178 LVis., V, 7, 13 (ред. Эрвиг.).

179 LVis., V. 7, 20 Egica.

180 Form. Wis., No. 2, 3, 5, 6; Conc. Tolet. III, can. 6; IV, can. 69; IV, can. 71; VI, can. 10.

181 LVis., III, 3, 9 Recces.: ...non iam unius conditionis esse noscuntur.

182 LVis., VI, 1, 4. Ср. LVis., V, 4, 14.

183 Свободных из inferiores можно было подвергать пытке при разбирательстве дел, где речь шла о сумме свыше 500 солидов (LVis., VI. 1, 2 Ch.) (ред. Эрвиг.). Для либертина высшего разряда (idoneus) эта сумма равнялась 250 солидов, а низшего (inferior, rusticanus) - 100 солидов. LVis., VI, 1, 5 (ред. Эрвиг.). Что касается сервов, то для них таких ограничений по применению пытки не было. LVis., VI, 1, 5 Ch.

184 LVis., V, 7, 5; VI, 1, 5 Ch.; VI, 4, 3 Ch.

185 LVis., VI, 4, 3 Ch.: equalem statum non habet.

186 LVis., VI, 4, 3 Ch.; IX, 1, 21 Egica.

187 LVis., VIII, 4, 16 (ред. Эрвиг.).

188 LVis., VI, 4, 3 Ch.

189 Ibid.

190 Ibid., VI, 1, 2 Ch.

191 Ibid., XII, 1, 3 Erv.

192 Conc. Tolet. IV, can. 72: Liberti qui a quibusquumque manumissi sunt atque ecclesiae patrocinio conmendati existunt...

193 Conc. Tolet. III, can. 6.

194 См. выше, стр. 121-122.

195 Conc. Tolet. X, App.

196 См. выше, стр. 127.

197 Conc. Tolet. III, can. 6; IV, can. 69.

198 Conc. Tolet. IV, can. 71; Hisp., II, can. 8; Conc. Tolet. VI, can. 10.

199 Conc. Caesaraugust., III, can. 4: ...si ipsi liberti infra anni spatium supervenienti suo pontifici carthulas libertatis suae praesentare neglexerint, protinus eos in pristinam servitutis redigant condrtionem...

200 Conc. Agath., can. 7; Conc. Caesaragust, III, can. 4.

201 Conc. Tolet. IX, can. 13.

202 Conc. Tolet. VI, can. 10.

203 Ibid., III, can. 6; Conc. Hisp., I, can. 1; Conc. Tolet. IV, can. 69; 70; Conc. Emerit., can. 20.

204 Conc. Tolet., IX, can. 16.

205 Conc. Hisp., I, can 1; Conc. Tolet. IV, can. 74.

206 Так, например, в астурийской грамоте от 745 г. некий Алоит, жена его Ика и их родственники, происходившие из familia епископа Одоария и в прошлом его рабы и служители (cuius eramus famuli et seruitores), вернувшись из захваченных арабами областей в район Луго, просили у епископа предоставить им землю (ut nobis concederet et donaret unam villam ex illis quas ipse prendiderat, quod facere, misericordia motus non distullit). Земли, полученные Алоитом и его родственниками, которые, очевидно, стали теперь либертинами, обозначаются как их hereditas (А. С. Flоriano. Ор. cit., t. I, No. 4, р. 41).

207 Ibid, pp. 42-43.

208 Некие Ордоньо и Профлиния освобождают своих сервов и отдают их под патроциний церкви св. Марии, определив размеры оброка, который эти либертины должны будут в установленные сроки вносить церкви. А. С. Flоriano. Ор. cit., No. 39 (а. 831): ...de homines vero nostra sibe quod liberabimus sive etiam quod in seruicio abemus sint liberi post nostrum obitum adque ingenui adque adderentes patrocinium solum in festiuitate Sancti Tome et Sancti Fructuosi hoc ocurant cum sua oblatione et sua elemosina ad sacerdotes vel pauperes... Ibid., No. 4 (относительно Алоита и его родственников): ...iussionem eius, et voluntatem successorum eius faciamus in perpetuum). Ibid., No. 74 (а. 861), р. 308.

209 Ibid., No. 26 (а. 817).

210 Ibid., No. 64 (а. 861).

211 См. А. Р. Корсунский. О положении рабов, вольноотпущенников и колонов.., стр. 58-69.

212 Е. Perez Рujо1. Ор. cit., t; II, pp. , 193, 215; t. IV, pp. 91, 233-234, 315; R. Riazа у A. Gаrсia Gаllо. Manual de Historia del derecho espanol, p. 103; Ch. Verlinden. Lesclavage dans LEurope medievale, p. 85.

213 F. Dahn. Ор. cit, S. 171, Anm. 7.

214 М. Torres. Lecciones de historia del derecho espanol, vol. II. Salamanca, 1936, р. 182; М. Тоrres у R. Рrietо Bances. Ор. cit., р. 196.

215 Fragm. Gaud., XVI, XX.

216 LRVis., CTh, V, 9, 1 (tributum); Form. Wis., No. 36: Decimas vero praestatione vel exenia, ut colonis est consuetudo, annua conlatione me promitto persolvere. Cp. LVis., X, 1, 19 Recces.

217 LRVis., CTh., V, 11, 1 I.: In tantum dominis coloni in omnibus tenentur obnoxii, ut nescientibus dominis nihil colonus neque de terra neque de peculio suo aliena re praesumat.

218 Характерно, что беглого колона возвращали обратно в имение вместе с его пекулием. LRVis., CTh., V, 10, 1. См. также LRVis., CTh., V, 11, 1.

219 LRVis., CTh., V, 9, 1.

220 LRVis., CTh., V, 9, 2.

221 LRVis., NVal., IX, 1; LRVis., NVal., V, 10, 1.

222 Ibid.,V, 10, 1.

223 Fragm. Gaud., XX; LRVis., NVal., IX, 1.

224 CTh., XIII, 10, 3. Ср. Edict. Theod., 142.

225 LRVis., NVal., XII, 1.

226 Ibidem.

227 LRVis., CTh, II, 30, 2; Fragm. Gaud., XVI: Si quis mutuaverit tributario sive servo alieno sine iussu aut conscientia domini sui, nihil a domino serbi exigat, neque a domo, in qua habilabit ille serbus.

228 LRVis., NVal., IX, 1, I: Ingenua itemque mulier si contubernium coloni elegerit alieni...; LRVis., NVal., V, 1: ...Servos colonosque in hoc facinore deprehensos duci protinus ad tormenta conveniet... Ingenui quoque, quos similis praesumtio reos fecerit, si fortasse plebei et nullarum fuerint facultatum...

229 LRVis, NVal., V, 1.

230 Ibid., NVal., V, 1.

231 LRVis., CTh., VIII, 1, 1.

232 LRVis., PS, II, 20, 3; LRVis., NVal., IX, 1.

233 В тексте новеллы Валентиниана, касающейся перевода земледельцев из одного имения в другое, говорится об оригинариях и колонах (LRVis., NVal., VIII, 1), а комментарий к этой новелле упоминает соответственно mancipia originaria vel colonaria.

234 Тем не менее предполагать полное слияние колонов и сервов все же нет оснований. Примечательно уже одно то, что колону, пытавшемуся бежать, грозило обращение в рабство (LRVis, CTh., V, 9, 1). Не менее важен и другой факт свободная женщина могла стать женой колона, но ее дети становились сервами (LRVis., NVal., IX, 1, I). Правила раздела детей колонов и сервов разных господ несколько отличались друг от друга. Fragm. Gaud., XX.

235 Conc. Hisp., II, can. 3: Scribitur enim in lege mundiali de colonis agrorum, ut ubi esse quisque iam coepit ibi perduret.

236 Form. Wis., No. 36.

237 Isid. Etymol., IX, 4, 36: ...alienum agrum locatum colentes ac debentes conditionem genitali solo propter agriculturam sub dominio possessoris... Вторая часть этого определения заимствована Исидором у Августина (Аugust. De civitate Dei, X, 1, 2).

238 LVis., V, 4, 19 Ch.: Nam plebeis glebam suam alienandi nullam umquam potestas manebit; amissurus procul dubio pretium, vel si quid contigerit accepisse, quicumque post hanc legem vineas, terras, domosque seu mancipia ab officii huius hominibus accipere quandoque presumserit.

239 E. Perez Pujol. Op. cit., t. IV, p. 241; К. Zeumer. MGH, Legum sectio I, t. I, p. 225; F. Dahn. Op. cit., S, 314.

240 LVis., X, 1, 15. Ср. Isid. Etymol., IX, 4, 36.

241 CEur., 277. Закон, определяющий условия раздела земель между готами и римлянами, упоминая беглых и mancipia, очевидно, имеет в виду и сервов, и колонов. Характерно, что в одной конституции VII в. прямо отмечается наличие среди mancipia наряду с сервами - свободных, каковыми могли быть либертины и колоны. См. LVis., XII, 3, 12 Erv.: ...nulli ludeorum licebit mancipium christanum habere, non ingenuum, non etiam servum...

242 LVis., X, 1, 11; X, 1, 13 (canon); X, 1, 19 Recces. (decimas).

243 LVis., X, 1, 19 Recces.: Nam quamvis consuetudo vel promissio exoluta non fuerit...

244 LVis., X, 1, 13: Quod si culturas suas longius extendisse cognoscitur et sibi alios ad excolendos agros forte coniunxerit, aut plures filii vel nepotes in loci ipsius habitatione subcreverint...; LVis., X, 1, 14: Si vero consortes eius non dignentur iurare aut forte noluerint vel aliquam dubietatem habuerint, quantum vel ipsi dederint vel antecessores eorum...

245 LVis., X, 1, 4 Ch. Позднеримские колоны вообще не могли судиться по гражданским делам со своими господами. CI, XI, 50, 1.

246 CI, XI, 48, 19. В этом отношении политика вестготских королей существенно отличается от политики византийских императоров VI в., усиленно добивавшихся распространения колоната. См. А. Р. Корсунский. О колонате в Восточной Римской империи V-VI веков. ВВ, т. IX, 1956, стр. 45-77. О положении колонов в варварских королевствах см. также 3. В. Удальцова. Италия и Византия в VI веке. М., Изд-во АН СССР, 1959, стр. 102-105; Г. Г. Дилигенский. Северная Африка в IV-V вв. М., Изд-во АН СССР, 1961, стр. 268-278.

247 Е. Нinоjоsа. Documentos рara la historia de las instituciones le Leon у de Castilla. Madrid, 1919 (а. 914, р. 1).

248 А. С. Floriano. Ор. cit., t. I, No. 38, р. 179: Homines commorantes tam coloni, quam advenae omnes liberi sunt a Regia servitute, sine omnia calumnia, et serviant Sanctae Mariae lucense Sedis.

249 Ch. Vеrlindеn. Lesclavage dans lEurope medievale, t. I, p. 112.

250 Form. Wis., No. 21: Volo pertinere locum illum ad integrum, cum mancipiis rusticis et urbanis, terris, vineis; LVis., IX, 2, 8 Erv.: ...cum quidam illorum laborandis agris studentes servorum multitudines cedunt...

251 LVis., V, 7, 16; X, 2, 4 Recces.; X, 2, 5 Egica; Conc. Tolet. III, can. 21.

252 LVis., III, 4, 17: ...et donetur a nobis alicui pauperi, ubi in gravi servitio permaneat... См. также LRVis., CTh., II, 30, 1; Fragm. Gaud., XIII; LVis., VII, 2, 5. Об удельном весе рабства в готской Испании см. Ch. Vеrlindеn. Ор. cit.

ГЛАВА V

1 Apollin. Sidon. Epist., II, 1; III, 3; VI, 7; Isid. Hist. Goth., 34.

2 В этих имениях укрываются беглые рабы, колоны, коллегиаты и куриалы (LRVis., NVal., IX; LRVis., NMaior., I). Крупные землевладельцы принимают к себе новых поселенцев (LRVis., NVal., IX), покупают и продают поместья (LRVis., CTh., III, 1, 2 I; LRVis., CTh., XI, 2, 1 I). Подчас римские магнаты и после крушения империи удерживают в своих руках земли, ранее входившие в состав доменов фиска (LRVis., CTh., IV, 13, 1; IV, 20, 3). Как и в прежние времена, эти землевладельцы занимаются ростовщичеством (LRVis., CTh., 11,33,4).

3 LRVis., NVal., XII, 1: Si quis dominus duorum fuerit praediorum. Земли знатного галло-римлянина Паулина после того, как он стал вести аскетический образ жизни, были проданы ста хозяевам (S. Dill. Roman Society in the Last Century of the Western Empire. London, 1910, р. 202). Испано-римляне были в состоянии делать щедрые дары церкви. Так, церковь Эмериты, получив дарение от одного знатного римлянина, стала самой богатой в Лузитании. (Раul. Еmerit. De vita patr. Emerit., cap. 4).

4 Тевд, наместник Теодориха Остготского в Испании, женившись на знатной испано-римлянке, смог набрать в ее владениях и вооружить отряд в две тысячи человек. См. Рrосор. В. G. I, 12; ср. Oros. Hist., VII, 40.

5 Hydat.Chron., 158.

6 Chron. Caesaraugust. ad а. 541; Isid. Hist. Goth., 41; 54.

7 О префекте Галлии Серонате сообщается, например, что он предпочитал законы готского короля Теодориха римским законам Феодосия (Ароll. Sidоn. Epist. II, 1).

8 Oros. Hist.,VII, 43.

9 На сохранение своих земельных владений, находившихся в пределах готской территории, или на компенсацию (в случае занятия этой земли пришельцами) могли рассчитывать даже те посессоры, которые оказались вне границ нового королевства. Так, Паулин из Пеллы рассказывает, что он получил деньги за свой земельный участок, расположенный около Бордо, от гота, занявшего этот участок (Paul. Pell. Eucharist, v. 520).

10 Lex Salica, hrsg. von I. F., Behrend. Weimar, 1897, XIV, 2; 3; XXXII, add. 1, 2; XLI, 5; 6; Lex Ribvaria, MGH, Legum sectio I, t. III, p. II, 40, 3. Ср. 40, 1, 2; 4.

11 Commonitorium Alarici regis (MGH, Legum sectio I, t. I), p. 466.

12 См. выше, стр. 131-123.

13 LRVis., NVal. XII; LRVis., CTh., V, 10, 1; V, 11, 1.

14 LRVis., NVal., IX, 5.

15 LRVis., CTh, X, 1, 1; ср. LRVis., CTh., II, 1; IV, 13, 1; LRVis., NMaior., III, 1.

16 Nobiles могли судить только равные им по званию лица (LRVis., CTh., II, 1, 12). Если судебное дело возбуждалось против знатных лиц (maiores personae), судья должен был докладывать об этом главе государства, с тем, чтобы получить от него указания, какие следует принимать меры (LRVis., CTh., IX, 30, 2). Для зажиточных людей и бедняков устанавливались различные наказания за одно и то же преступление (LRVis., CTh., I, 5, 1); знатным и состоятельным должно было оказываться больше доверия на суде, чем простому люду (LRVis., CTh., XI, 14, 2).

17 LRVis., CTh., III, 14, 1.

18 Procop. BG, I, 12 (о браке Тевда с испано-римлянкой); ср. Oros. Hist, VII, 40, 2; VII, 43, 2; Olympiod. Fragm., 24.

19 LVis., III, 1, 1.

20 См. R. F. Strohker. Der senatorische Adel im spatantiken Gallien. Tubingen, 1948. SS. 86-91.

21 LRVis. CTh., I, 11, 1; II, 10, 3.

22 LRVis. CTh., II, 12, 6.

23 Lrvis., CTh., II, 23, 1. Militantes упоминаются также в других законах Бревиария Алариха (LRVis., CTh., III, 5, 4; V, 4, 1; см. M. Torres. Lecciones de historia..., vol. II, pp. 279-280). К этой категории относились, очевидно, не только галло-римляне и испано-римляне, принимавшие участие в ополчении во время войны, но и те выходцы из местной среды, которые попали в число дружинников (fideles) готских королей.

24 Gregor. Turon. Historia Francorum, II, 37; Vita S. Aviti eremitae. "Recueil des historiens des Gaules et de la France", par dom. M. Bouquet, t. III (источник недостаточно достоверный). Paris 1869, p. 390.

25 LVis., X, 1, 16.

26 LRVis., CTh., IX, 7, 3; II, 1, 9; I, 6, 5.

27 Iohann Biclar. Chronica а. 574, а. 575, а. 585.

28 По-видимому, с этим обстоятельством связано законоположение, согласно которому лица, обвиняемые в преступлениях, должны судиться не по месту жительства, а там, где совершили преступление (LRVis., CTh., IX, 1, 1; cp. LRVis., CTh., I, 7, 1).

29 Данные топонимии позволяют выявить большее число владельцев вилл испано-римского происхождения, чем германского (см. R. Menendez Pidal. Espana у su historia, t. I. Madrid, 1957, р. 189.)

30 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 498.

31 F. Dаhn. Die Konige der Germanen, Bd. V. Wurzburg, 1870, SS. 94-95; К. Vоigt. Staat und Kirche von Konstantin dem Grossen bis zum Ende der Karolingerzeit. Stuttgart, 1936, S. 131.

32 Кое-кто из епископов был подвергнут репрессиям Аларихом II (см. F. Dahn. Op. cit., S. 105).

33 F. Dahn.Op. cit., S. 141.

34 К. Vоigt. Staat und Kirche..., S. 94.

35 Conc. Agath., can. 7, 56.

36 Ibid, can. 6, 7, 22, 45, 46, 56; Conc. Tolet. II, can. 4.

37 См. ниже, стр. 232-237.

38 Conc. Tolet. I, can. 11; Conc. Tarracon., can. 4, 10.

39 Isid. Hist. Goth., 41 (о Тевде): ...qui dum esset haereticus, pacem tamen concessit ecclesiae.

40 Commonitorium Alarici regis, p. 466.

41 LRVis., CTh., XVI, 1, 1.

42 CTh., XVI, 2, 17.

43 Paul. Emerit. De vita patr. Emerit., cap. 3.

44 Ibid., cap. 9.

45 LRVis., NMaior., I, 1; LVis., V, 4, 19 Ch. Некоторые куриалы могли иметь владения в разных провинциях (LRVis., N. Theod., XI, 1).

46 LRVis., CTh., XII, 1, 1; NVal, X.

47 Клирика, лишенного духовного звания, включали в курию, если он был состоятельным человеком, в коллегию, - если беден (см. LRVis., CTh., XVI, 1, 5 I). Законодательство отличает куриалов и от крестьян городской округи (см. LRVis., CTh., II, 30, 1).

48 См. А. Р. Корсунский. Города Испании в период становления феодальных отношений (V-VII вв.). В кн.: "Социально-экономические проблемы истории Испании". М., "Наука", 1965.

49 Это различие возникало двояким образом: королевский дружинник, граф и приближенные короля завладевали обычно 1/3 имений местных магнатов; иногда же они получали от них большую долю. См. выше, стр. 35.

50 LVis., III, 1, 9 R.; IX, 2, 9 Erv.; Conc. Tolet. VI, can. 14.

51 LVis., IV, 5, 5; V, 2, 2; V, 2, 3. О бенефициальных держаниях в готской Испании см. ниже, стр. 183-191, 198-208.

52 LVis., VIII, 1, 2; VIII, 1, 12; X, 1, 5; X, 1, 8. Готская аристократия, очевидно, располагала земельными владениями преимущественно в северной и центральной частях Испании (см. W. Reinhагt. Uber die Territorialitat der Westgotischen Gesetzbucher. ZSSR, Germ. Abth., Bd. 68, 1951, SS. 350-352).

53 LVis.. XII, 1, 2 Reccar.; Cassiod. Variae, V, 39, 2. Юридические и нарративные источники исходят из представления, согласно которому судьи, графы, герцоги, гардинги (королевские дружинники) - это богатые люди. Законодательство считает их способными уплатить штраф в 10 фунтов золота, т. е. более чем 700 солидов (LVis., XII, 1, 2 Reccar.), в то время как низшие должностные лица иногда не в состоянии внести штраф даже в один фунт золота и их обращают из-за этого в рабство (LVis., IX, 2, 9 Erv.). Cp. Paul. Emerit. De vita patr. Emerit., c. 17: ...quosdam Gothos nobile genere opibusque ditissimos, e quibus etiam nonnuli in quibusdam civitatibus a rege fuerant constituti...; ibid., cap. 19: ...duo denique comites, inclyti licet opibus et nobiles genere...

54 LVis., II, 4, 17; VI, 1, 1.

55 CEur., 323; LVis., III, 4, 17; V, 4, 17; VI, 1, 1.

56 LVis., IX, 1, 12.

57 LVis., X, 1, 11; X, 1, 12; X, 1, 15.

58 LVis,V, 3, 1; V, 3, 4.

59 LVis., V, 5, 8; V, 5, 9; VIII, 5, 1; V, 5, 2.

60 LVis., III, 1, 8; ср. LVis., V, 3, 1.

61 Они отбирают силой свой скот, попавший на чужое поле (LVis., VIII, 3, 14), их призывают к ответственности за поджог или поломку изгороди соседа (LVis., VIII, 3, 6). Этими honestiores могли также быть состоятельные крестьяне.

62 В законах упоминается о том, что церкви, используя право убежища, сманивают рабов у посессоров (LVis., V, 4, 17).

63 LVis., IX, 1, 5; IX, 1, 12; cp. LVis, IX, 1, 1; 2; IX, 1, 3. Некоторые вотчинники принуждают собственных сервов скрывать свое происхождение и вступать в брак со свободными женщинами. Таким образом, эти владельцы рассчитывают позднее предъявить права на потомство рабов (LVis., III, 2, 7 Ch.).

64 Вестготская правда устанавливает наказание для тех владельцев вилл, которые заставляют своих рабынь заниматься проституцией (LVis., III, 4, 17).

65 О распространенности подобных дарений можно судить по тому, что Вестготская правда содержит особое запрещение сервам фиска дарить земли и рабов церкви (LVis., V, 7, 16).

66 Если клирики и монахи умирали, не оставив законных наследников и не распорядившись своим добром, оно переходило к церкви (LVis., IV, 2, 12).

67 Наследники епископов или клириков, прекратившие служить данной церкви, теряли все, полученное от нее во владение (CEur., 306; LVis.,V, l, 4).

68 LVis., V, 4, 17.

69 CEur., 306; LVis., V, 1, 4; V, 1, 2. Для духовенства арианской церкви готской Испании безбрачие не было обязательным.

70 LVis, VII. 1, 1; VII, 5, 1; cp. LVis., III, 3, 2; IV, 3, 3.

71 В тех случаях, когда местный судья не способен принудить магната выполнить свои распоряжения, ему надлежит, согласно Вестготской правде, обращаться к королю, епископу или судье высшего ранга (LVis., VII, 1, 1).

72 О. Hirsсhfeld. Der Grundbesitz der romischen Kaiser in den ersten drei Jahrhunderten. Beitrage zur alten Geschichte, Bd. II. Leipzig, 1902, S. 308.

73 В Бревиарий Алариха включен также закон, определяющий порядок обращения с семьями рабов при разделе имений, полученных от фиска (LRVis., CTh., II, 25, 1).

74 Подобного рода политику Леовигильда Исидор Севильский, например, характеризовал следующим образом: ...fiscum quoque iste locupletavit primusque aerarium de rapinis civium hostiumque manubiis auxit (Isid. Hist. Goth., 51). Домены королей и фиска были сосредоточены главным образом на юге Пиренейского полуострова, а также в его центральной части.

75 LViv., III, 1, 1.

76 F. Dahn. Die Konige der Germanen, Bd. V, S. 142.

77 По словам епископа Леандра, готы и испано-римляне тогда окончательно объединились в одно государство. См. Homilia S. Leandri. Mansi Sacrorum conciliorum magna et amplissima collectio, t. IX, p. 105: Superest autem, ut nimiter unum omnes regnum effecti, tam pro stabilitate regni terreni, quam felicitate regni coelestis, Deum precibus adeamus. Убеждением в неразрывной связи интересов Испании и готского народа проникнуто и известное введение Исидора Севильского к его "Истории готов". "De lavde Spaniae" (MGH AA, t, XI,vol. II, p. 267).

78 R. Riаzа у А. Gаrсiа Gаllо. Manual de Historia.., p. 99.

79 При Рекареде герцогом Лузитании был испано-римлянин Клавдий, Vir clarissimus, nobili genere ortus, Romanis parentibus progenitus... in praeliis strenuus... Paul. Emerit. De vita patr. Emerit., cap. 17. Король Вамба поручил герцогу Павлу, греку по происхождению, подавить мятеж графа Нима Хильдерика (Jul. Hist. rebell., р. 768). В то же время готы занимали епископские места, хотя численное преобладание в высшем слое католического духовенства осталось за римлянами. Источники VII в. иногда обозначают знатных готов словом senatores. (См. Form. Wis., No. 20: ...insigni merito et Getice stirpe senatus..., 82; Tandem usu ex primatis nomini Chyntasindus, collictis plurimis senatoribus Gotorum ceterumque populum regnum Spaniae sublimetur).

80 LVis., IX, 2, 9 Erv.: ...quisquis ille est, sive sit dux sive comes atque gardingus, seu sit Gotus sive Romanus... quisquis horum est in exercitum progressurus, decimam partem servorum suorum secum in expeditione bellica ducturus accedat...

81 LVis., X, 1, 16; ср. Cassiodor. Variae, V, 39, 2. Налогоплательщики именуются Кассиодором provinciales.

82 LVis., V, 4, 19 Ch.

83 LVis., X, 2, 4; X, 2, 5 Egica; Conc. Tolet. XIII, Tomus; Conc. Tolet. XVI, tomus; LVis., XII, 2, 13 Sis. Замечание Исидора Севильского о том, что римляне довольны своим положением в Вестготском королевстве, так как избавились от тяжелого гнета налогов (Isid. Hist. Goth., 16), следует, по-видимому, отнести прежде всего к римской знати, как светской, так и духовной.

84 По мнению К. Санчес-Альборноса, готские и испано-римские магнаты, входившие в состав ordo palatinum, были свободны от налогов (С. Sanchez-Albornoz. El Aula Regia у las asambleas politicas de los godos. СНЕ, 1946, No. 5, р. 30.)

85 Conc. Tolet. V, can. 3; VI, can. 17.

86 F. Dahn. Die Konige der Germanen, Bd. V, S. 215.

87 Conc. Tolet. III, can. 9.

88 Рекаред характеризуется Иоанном из Биклары как щедрый покровитель церквей и монастырей: ecclesiarum et Monasteriorum conditor et ditator efficitur. Johan. Вiсlаr. Chronica, а. 587, р. 218. Основывали их и другие вестготские короли. Сизебут построил церковь св. Леокадии в Толедо и обеспечил ее необходимым имуществом; Хиндасвинт основал монастырь de Compludo и de San Roman, Реккесвинт церковь San Juan de Bano и т. д. (см. F. de Cardenas. Ensayo sobre la historia de la propriedad territorial en Espana. Madrid, 1873, р. 768).

89 Fonn. Wis., No. 9; ср. Paul. Emerit. De vita patr. Emerit., cap. 3.

90 Form. Wis., No. 8, 21.

91 LVis., IV, 5, 1: ...ita inoffensos filios vel nepotes aut non gravi culpa forsitan obnoxios inanes relinquunt, ut utilitatibus publicis nihil possint omnino prodesse, quos oportuerat cum virtute parentum iniunctum sibi laborem inexcusabiliter expedire. Cp. LVis., IV, 2, 20. Recces.

92 LVis, V, 7, 16.

93 Conc. Tolet. III, can. 6; Conc. Tolet. IV, can. 72.

94 Form. Wis., No. 7-9; Conc. Tolet. VI, can. 15; LVis., V, 1, 1 Recces.: Quapropter, quecumque res sanctis Dei basilicis aut per principum aut per quorumlibet fidelium donationes conlate repperiuntur votive ac potentialiter, pro certo censetur, ut in earum iure inrevocabili modo legum eternitate firmentur.

95 О ростовщических операциях клириков см. Conc. Tarracon, can. 3; Conc. Bracar. II, can. 62; Paul. Emerit. De vita patr. Emerit, cap. 8.

96 В источниках упоминаются насильственные действия епископов по отношению к магнатам (LVis., IV, 5, 6. W.; Conc. Tolet. XI, can. 5: De compescendis excessibus sacerdotum). Можно, однако, не сомневаться, что еще чаще объектами насилий являлись крестьяне, куриалы, мелкие вотчинники.

97 Conc. Tolet. IV, can. 69.

98 Ch. Vеrlinden. Lesclavage dans lEurope, t. I, pp. 63-65.

99 Согласно Вестготской правде, тот, кто задержит беглого раба, обязан передать его господину, если же последний находится далеко, то управляющему ближайшего поместья, принадлежащего владельцу раба (LVis., IX, 1, 9 Erv.). Ср. этимологические изыскания Исидора Севильского по поводу терминов locuples и possessiones - Isid. Etymol., X, 1: locuples, locis plenus, possessionum plurimarum possessor; ibid., XV, 13, 3: Possessiones sunt agri late patentes publici, privatique...

100 LVis., VI, 1, 1; VIII, 5, 6 Recces.; IX, 1, 8.

101 Король Эрвигий считал, что войско будет всегда укомплектовано, если магнаты станут брать с собой в поход хотя бы десятую часть своих сервов (LVis., IX, 2, 9 Erv.).

102 LVis., III, 1, 5 Ch; Form. Wis., No. 20.

103 F. Dahn. Die Konige der Germanen, Bd. VI, S. 119. Интересно сопоставить размеры состояния непосредственного производителя со стоимостью имущества магната. В VI в. считалось, что отпущенному на свободу и наделенному небольшим участком земли серву достаточно 20 солидов, чтобы начать вести самостоятельное хозяйство (Conc. Agath., can. 7).

104 MGH, Legum sectio I, t. I, p. 224.

105 В Бревиарий Алариха вошли римские законы, требовавшие, чтобы тот, кто приобрел земельное владение, принимал на себя все налоги, уплачивавшиеся его прежним хозяином (LRVis., CTh., XI, 2, 1; XI, 2, 2; III, 1, 2).

106 В хронике митрополитов Эмериты упоминается primarius civitatis из знатного сенаторского рода (Paul. Еmerit. De vita patr. Emerit., cap. 4; см. также А. Р. Корсунский. Ук. соч., стр. 19).

107 Короли силой исторгали дарения у подданных (см., например, Conc. Tolet, VIII: Decretum in die secunda universalis concilii editum in nomine principis).

108 Conc. Tolet, VI, can. 16.

109 Conc. Tolet., VIII: Decretum iudicii universalis editum in nomine principis; LVis., II, 1, 6 Recces.: De principum cupiditate damnatae eorumque initiis ordinandis, et qualiter conficiende sunt scripture in nomine principum facte.

Вопрос об имуществе фиска и его использовании тесно связан с проблемой условного земельного держания в Вестготском государстве (см. ниже, гл. VI).

110 LVis., II, 3, 10 Ch.: Nullus quidem rerum fiscalium temerator debet existera.

111 По сообщению хроник, арабы признали за сыновьями вестготского короля право владеть тремя тысячами деревень. Historia Pseudo-Isidoriana, с. 20. FHA, fasc. IX, р. 380.

112 См. М. М. Ковалевский. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства, т. I. М., 1898, стр. 141. По мнению этого ученого, villa в Аквитании и Испании VII в. носит характер поместья, по своему личному и имущественному составу соответствующего римскому имению (massa или saltus). См. также R. Riaza у A. Garcia Gallo. Manual de Historia.., Madrid, 1935, р. 97; М. Тоrrеs у R. Ргietо Bances. Instituciones economicas, sociales у politico-administrativas... "Historia de Espana" dirigida por R. Menendez Pidal, t. III, p. 163. Авторы последней работы, правда, отмечают, что в латифундии, существовавшей в Вестготском государстве, могли применяться разнообразные формы эксплуатации. По мнению же К. Дюблера, античная латифундия пережила Вестготское государство и удержалась даже в мусульманской Испании (С. Dubler. Uber das Wirtschaftsleben auf der Iberischen Halbinsel vom XI zum XIII Jahrhundert. Geneva-Erlenbach-Zurich, 1943, S. 107).

113 См. ниже, стр. 244-245.

114 См. о влиянии бургундского поселения на хозяйственный строй римской виллы юго-восточной Галлии: Я. Д. Серовайский. Изменения аграрного строя Бургундии в V в. СВ, вып. XIV, 1959, стр. 16-17.

115 LRVis., PS, III, 9, 18; III, 9, 27; III, 9, 32; III, 9, 36; LRVis., CTh., XI, 2, 1 I.

116 Кодекс Эйриха предписывал, чтобы всякое имущество, которое было отчуждено из имения еще до прихода готов, считалось принадлежащим к данному fundus. CEur., 276: Si quodcumque ante adventum Gothorum de alicuius fundi iure remotum est et aliqua possessione aut vinditione aut donatione aut divisione aut aliqua transactione translatum est, id in eius fundi, adque a Romanis antiquitus probatur adiunctum, iure consistat. См. также CEur., 275; LVis., X, 3, 3; X, 3, 5; Isid. Etymol., XV, 13, 4. В формулах дарений, как правило, подчеркивается, что вилла дарится вместе со всем, относящимся к "праву" этого имения. Form. Wis., No. 8: ...donamus gloriae vestrae in territorio ill. loco ill. ad integrum, sicut a nobis nunc usque noscitur fuisse possessum, cum mancipiis nominibus designatis, id est ill. et ill.... pratis, pascuis, paludibus, aquis, aquarum ductibus vel omni iure loci ipsius ut diximus gloriae vestrae deservientes... Cp. Form. Wis., No. 9.

117 LVis., X, 1,7; X, 1, 17 Ch.

118 LRVis., CTh., III, 1, 2 I; LVis., III, 4, 17; Fragm. Gaud., No 15; Isid. Etymol., XV, 13, 2: Villa a vallo, id est aggere terrae nuncupata, quod pro limite constitui solet. Но villa - это и деревня, населенная свободными и несвободными земледельцами (LVis., VIII, 6, 2; IX, 1, 21 Egica).

119 LVis., X, 3, 5; Isid. Etymol., XV, 13, 3: Possessiones sunt agri late patentes publici, privatique... Possessio - это не всегда крупная вотчина. Иногда этот термин применяется и для обозначения мелких хозяйств. LVis., VI, 2, 4 Ch.: decem convicinas possessiones.

120 LRVis., NVal, XII, 1; LVis., IX, 2, 8 W.; Conc. Tolet. IV, can. 69; Conc. Tolet. XVI, tomus; Сassiоd. Variae, V, 39, 6.

121 Form. Wis., No. 21.

122 LRVis., PS, V, 24, 2; LVis, VIII, 3, 6; VIII, 4, 11; VIII, 3, 15 etc.

123 LVis., XII, 3, 19 Erv.

124 Form. Wis., No. 21; Ср. Form. Wis., No. 20: Rusticos impendam famulos per nostra manentes rura. Тот факт, что Исидор Севильский останавливается на этимологии термина cibarius (Cibarius est, qui ad cibum servis datur, nec delicatus. См. Isid. Etymol., XX, 2, 15), возможно связан с практикой выдачи пропитания некоторой части рабов в виллах магнатов еще и в VII в.

125 Conc. Tolet. X, aliud decretum.

126 J. de Serra Rаfо1s. La "villa" romana de la dehesa de "la Cocosa". Badajoz, 1952, pp. 38, 46-48, 62.

127 Ibid., p. 28.

128 Form. Wis., No. 8, 9, 21.

129 J. de Serra Rаfоls. Op. cit., p. 36.

130 Ch. Verlinden. Le grand domaine dans les Etats iberiques. Recueiles de la Societe Jean Bodin, IV, 1949. Wetteren, pp. 193-194.

131 Form. Wis., No. 9: possessionem cui vocabulum est ill. cum mancipiis, terris et vineis omnique iure eius atque adiunctionibus ad memoratum locum pertinentibus...

132 Согласно дарственным грамотам, имения передаются иногда вместе с наследственными правами соседей на воды и леса. С. Sanсhеz-Albornoz. Serie de documentos ineditos del reino de Asturias, IV (a. 822): ...dono... in loco... terras molinos... senera super uilla et alias terras ante uilla... et cum uicinos hereditate in fontes et in montes.

133 Этот оброк именуется canon (LVis., X, 1, 11; X, 1, 13), decima (LVis., X, 1, 19 Recces.; Form. Wis., No. 36), tributum (Conc. Bracar. II, can. 46; Fragm. Gaud., XVI; LVis., X, 2, 5 Egica).

134 Conc. Bracar. II, can. 46.

135 Mart. Вracar. De correctione rusticorum, cap. 18: ...opus seruile id est agrum, pratum uineam, uel si gravia sunt non faciatis.

136 Liber testamentorum. Quae debent servitio ruale homines de Pravia. Coleccion de Asturias reunida, por G. M. Jovellanos, t. I. Madrid, 1947, р. 7; см. также С. В. Фрязинов. Из истории развития феодального землевладения в Астурии и Леоне IX-X вв. НДВШ, историч. науки, 1958, No 2, стр. 139-140.

137 В вестготских источниках не встречается какое-либо особое наименование земельного надела серва. В одном случае его двор называется mansio (LVis., XII, 2, 14 Sis.).

138 Может быть, это одна из причин, по которой натуральная подать, взимавшаяся арабами в начале VIII в. с рабов в Мурсии, была вдвое меньше, чем подать свободных людей (E. Levi-Provencal. Histoire de lEspagne musulmane, t. I. Paris, 1950, р. 33. Рабы в VII в. обычно обеспечивались таким пекулием, который позволял им вести собственное хозяйство. Так, закон, обязывавший евреев продавать своих рабов - христиан, предписывал, чтобы последние получали при этом достаточный пекулий (LVis., XII, 2, 14 Sis.).

139 Conc. Agath., can. 7. Таков же был порядок освобождения сервов и светскими землевладельцами .(см. Form. Wis., No. 2, 5, С; LVis., V, 7, 14 Ch.).

140 В нашем распоряжении нет данных о стоимости рабочего скота в Септимании или в Испании VI-VII вв. Известно лишь, что за самовольный захват (в залог) быка уплачивали 2 солида, а за лошадь - 3 солида (Fragm. Gaud., No. 13).

141 Conc. Agath., can. 7; ср. Conc. Tolet. X, aliud decretum.

142 LVis., V, 7, 14 Ch.: De conditionibus a manumissore in scripturam manumissi conscriptis.

143 Conc. Bracar. III, can. 8: Nam quorumdam fertur opinio, quidam sacerdotum familias ecclesiae in suis propriis laboribus quassent, rei propriae profectum augentes, dominicis vero dispendium nutrientes. Отказ либертинов от повиновения церковь карала, возвращая их в рабство. Если же она не в состоянии была это сделать (когда либертин, например, вступал под патроциний какого-либо магната), то ограничивалась тем, что отбирала у него земельный участок (Conc. Tolet. IX, can. 14).

144 Иногда они именуются просто accolae (LVis., X, 1, 15).

145 Form. Wis., No. 36: ...decimas vero praestationes vel exenia ut colonis est consuetudo annua inlatione me promitto persolvere. См. также LVis., X, 1, 19 Recces.

146 LVis, X, 1, 19 Recces.; X, 1, 11; Form. Wis., No. 36.

147 LVis., V, 5, 2; XII, 1, 2 Reccar.; Conc. Tolet. III, can. 20, 21. Ф. Энгельс, характеризуя путь развития барщинных повинностей во Франкском государстве, отмечал, что их прообразом были, как "римские ангарии, принудительные работы в пользу государства, так и повинности, выполнявшиеся членами германской общины-марки по сооружению мостов, дорог и для других общих целей" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 153).

148 См. М. М. Ковалевский. Ук. соч., т. I, стр. 23-24, 639.

149 См. А. И. Неусыхин. Ук. соч., стр. 368-369.

150 Закон Эрвигия предписывает, чтобы задержавший беглого раба вернул его господину или, если тот находится далеко, в его соседние владения (LVis., IX, 1, 9 Erv.; см. также Conc. Agath., can. 45; LVis., IX, 1,21 Egica).

151 Ароll. Sidon. Epist, I, 6; VIII, 8.

152 В житии св. Фруктуоза знатный магнат принимает в горах у пастухов отчет о состоянии скота (см. Vita S. Fruct., cap. 1).

153 M. Gomеz-Moreno. Documentacion goda en pizarra. Boletin de la real Accademia espanola, t. XXXIV, cuad. XVLI. Enero-Abrile, 1954, pp. 43-45; Eiusdem. Documentacion goda en pizarra. Real Academia de la Historia. Madrjd, 1966, pp. 32-35.

154 LVis., II, 1, 12 Ch.

155 Conc. Tolet. VII, can. 6.

156 Conc. Agath., can. 7: ...minusculas vero res aut ecclesiae minus utiles peregrinis vel clericis salvo iure ecclesiae in usum prestare permittimus.

157 Fruct. Regula monastica.., col. 1117-1118.

158 Conc. Tolet, IV, can. 5; Conc. Tolet. VI, can. 4.

159 Conc. Agath., can. 45: Terrulas aut vineolas exiguas et ecclesiae minus utiles aut longe positas parvas episcopus sine consilio fratrum si necessitas fuerit, distrahendi habeat potestatem.

160 Саssiоd. Variae, V, 35.

161 Conc. Tarracon., can. 2: Quicumque in clero esse voluerit, emendi vilius vel vendendi carius studio non utatur.

162 Conc. Tarracon. can., 3; см. также Paul. Emerit. De vita patr. Emerit., cap. 8.

163 LRVis., PS, III, 9, 36 J; LVis, VI, 1, 5 Ch. В одной надписи, относящейся ко второй половине VI в., называются operarii vernales, т. е. рабы-ремесленники, вскормленные в доме господина (Aem. Hubner. Inscripciones Hispaniae Christianae, No. 115). В церковных вотчинах использовался иногда и труд наемных ремесленников - artifices mercennarii - как они названы в житии св. Эмилиана (Braul. Vita S. Aemil., cap. 19). Исидор Севильский упоминает мастерские, в которых женщины, очевидно рабыни, изготовляют ткани. Isid. Etymol., XV, 6: Genecium, Textrinum, Graece dictum, quod ibi conventus feminarum abopus lanificii exercendum conveniat.

164 Conc. Tolet. X: aliud decretum... et quae ipse aut de opere utriusque sexus artificum familiarum ecclesiae potuit habere confecta atque illata aut quae sua provisione habuisse visus est conquisita...; см. также Conc. Hisp., I Fragm. Часть этих ремесленных продуктов церковь продавала. Conc. Tolet. X, loc. cit. О связи крупных вилл с рынком и о товарно-денежных отношениях в готской Испании см. также А. Р. Корсунский. Ук. соч., стр. 30-49, 56-59.

165 LRVis., PS., III, 9, 31; III, 9, 32; LVis., VI, 1 1; VIII, 1, 5 Ch.; IX, 1, 8; IX, 1, 9 Erv.; X, 1, 16; XII, 3, 19 Erv.; Isid. Etymol., IX, 4, 33.

166 LVis., VI, 2, 4 Ch; VIII, 1, 5 Ch.; IX, 1, 21 Egica; XII, 1, 2 Reccar.

167 Conc. Tolet. IV, can. 48; LVis., VIII, 1, 5 Ch.; II, 1 8; IX 1, 9 Erv.

168 LVis., XII, 3, 19 Erv.; Isid. Etymol., IX, 4, 33: Vilicus propriae villae gubernator est. Unde et a villa vilicus nomen accepit. LVis., VIII, 1, 5 Ch.; Conc. Tolet. X, can. 3.

169 Надписи на миниатюрах гласят: "hic superoperarios", "propositus operum", "hic ioseph super messores ut, congregent frumenta". The miniatures of the Ashburnham Pentateuch, pl. XI, XIV, X, pp. 18, 20-21.

170 См. ниже, стр. 215-217.

171 LRVis., PS, III, 9, 31; LVis., XII, 3, 19 Erv.; Conc. Tolet. IV, can. 38. В крупных виллах, помимо управляющих, были еще и низшие должностные лица iuniores. LVis., IX, 1, 21 Egica. Cp. Capit. regum franc., t. I, 32, с. 58.

172 LVis., V, 7, 16.

173 Ibidem.

174 LVis., X, 2, 4 R; X, 2, 5 Egica; XII, 1, 3 Erv.

175 Король Леовигнльд жалует аббату Нункту имение фиска с тем, чтобы аббат и его монахи получали оттуда пропитание и одежду. Paul. Еmerit. De vita patr. Emerit., cap. 3: ...eidem viro auctoritate conscripta, de quodam praecipuo loco fisci dixerit, ut alimenta aut indumenta exinde cum suis fratribus haberet...

176 LVis., IX, 2, 9 Erv.

177 Так, постановление III Толедского собора запрещает дарить тех сервов из familia fisci, которые служат клириками (Conc. Tolet. III, can. 3.). В VII в. короли раздавали иногда сервов без земли (LVis., III, 3, 1 Erv.).

178 Сassiоd. Variae, V, 39, 6: Non enim nostra sed illorum (т. е. арендаторов. - А. К.) rura dicenda sunt, si pro voluntate conducentis modus eveniat pensionis.

179 LVis., XII, 1, 2 Reccar.; Cassiod. Variae, V, 39, 15; V, 39, 6.

180 LRVis., CTh., X, 1, 1.

181 LVis., V, 7, 15 Ch.

182 В 817 г. некий Помпеян дарит сыну Фафине и невестке Пенетруде виллу со всеми ее землями, сервами и либертинами. А. С. Floriano. Diplomatica espanola.., t. I, No. 26: ...villa que est usque in terminos de Colimbrianos et inde usque in terminos de Roadi idest pimare... terras cultas et incultas exitus montium, aquas cum ductibus suis... quinta que dicunt in Quada, siue seruos et libertos de omnibus uillis que superius diximus...

183 А. С. Floriano. Op. cit., t. I, No. 24 (а. 812); No. 75 (а. 861); t. II, р. 731; E. Hinоjоsa. Documentos para la historia de las instituciones de Leon у de Castilla. Madrid, 1919, V (a. 987), р. 8.

184 Ch. Verlinden. Le grand domaine dans les Etats iberiques, pp. 193-194; С. В. Фрязинов. Ук. соч., стр. 138-140.

185 Conc. Tolet. XIII, can. 2. Обстоятельно разъяснив порядок расследования дел, когда обвиняемыми являются палатины, собор вскользь отмечает, что подобным же способом должны рассматриваться обвинения против прочих свободных. Nam et caeterorum ingenuorum personis, qui palatinis officiis non haeserunt et tamen ingenuae dignitatis titulum reportare videntur, similis ordo servabitur... Никаких дальнейших указаний по поводу применения этого порядка по отношению к рядовым свободным постановление не содержит.

186 LVis., VI, 1, 2 Ch. (ред. Эрвиг.); VI, 1, 5 Ch. (ред. Эрвиг.); VIII, 4, 16 (ред. Эрвиг.).

187 Е. Perez Pujоl. Ор. cit., t. II, р. 198.

188 W. Wilda. Ор. cit, SS. 427-429; Е. de Hinоjоsа у Naveros. El derecho en el poema del Cid. Obras, t. I. Madrid, 1948, р. 188, No. 10.

189 Fuero Viejo 1 5, 16. Ср. II, 1, 19; Е. Hinojosa. Ор. cit., р. 188.

190 LVis., VII, 3, 3; VIII, 4, 16; VI, 1, 2 Ch.; VI, 5, 14 Ch.

191 LVis., VIII. 4, 16: Honestum D solidi componantur, de ingenuis personis in annis XX CCC solidos conponantur... MGH, Legum sectio I, t. I, p. 337.

192 LVis., VI, 1, 3 Egica.

193 LVis., II, 3, 4 Ch.

194 Conc. Tolet. XI, can. 5.

195 LVis., III, 1, 5 Ch.

196 Назначение королем Вамбой некоего Теудемунда, находившегося на дворцовой службе (в качестве спатария), нумерарием в Эмериту было расценено как унижение и самого Теудемунда и его потомства. Король Эгика издал даже эдикт, которым очистил этого спатария и его потомков от нанесенного им оскорбления. Edictum Regis concilio directus. MGH, Legum sectio I, t. I, pp. 483-484.

197 LVis., VI, 1, 2 (ред. Эрвиг.): ...primates palatii nostri eorumque filii. Cp. Con. Tolet. XI, can. 5: ...puellae nobiles.

ГЛАВА VII

1 F. Dahn. Op. cit, Bd. VI, S. 141; M. Torres. Lecciones de historia del derecho espanol, vol. II, p. 289.

2 E. Th. Gaupр. Ор. cit., S. 396.

З C. Sanchez-Albornoz у Menduina. En torno a los origenes del feudalismo, tt. I, III, parte 2; eiusdem. El Aula Regia У las asambleas politicas de los godos; eiusdem. El "stipendium" hispanogodo у los origenes del beneficio praeufeudal.

4 L. de Valdeavellano. Historia de Espana, t. I, p. I. Madrid, 1955, pp. 312-314.

5 LRVis., NMarciani, III, 1: ...ut soluto canone a possessoribus in perpetuum teneatur, et impletis fiscalibus debitis, illi, qui possident, heredibus suis relinquendi aut quibus voluerint donandi habeant potestatem. Cp. LRVis., CTh., X, 1, 1.

6 F. Dahn. Op. cit, Bd. VI, S. 141; M. Torres. Lecciones.., vol. II, р. 172.

7 См. относительно leudes: К. Zeumer. Op. cit., Bd. XXVI. Hannover und Leipzig, 1901, S. 146; Th. Melicher. Der Kampf zwischen Gesetzes - und Gewohnheitsrecht in Westgotenreiche. Weimar, 1930, SS. 157-158. Относительно fideles см. С. Sanchez-Albornoz. El "stipendium" hispano-godo... passim; его же. En torno a los origenes del feudalismo, t. I, p. 38. К. Цеймером высказано было предположение, что в поздних вестготских законах вместо слова leudes употребляется другое - gardingi (см. MGH, Legum sectio I, t. I, р. 202). О гардингах см. ниже, стр. 196-197.

8 Iord. Getica., 228; 233; Apollin. Sidon. Epist., I, 2.

9 Iord. Getica., 189; 163.

10 LVis., JV, 5, 5.

11 В соответствии с принципами римского классического права Lex Romana Visigothorum признавала неограниченное право собственности сына на peculium castrense. LRVis., CTh., I, 11, 1; LRVis., PS, III, 4, 3. А. д'Орс, отрицая принадлежность вестготских левдов к служилой знати, в то же время неправомерно сопоставляет постановление Вестготской правды о распоряжении военной добычей сына с положением Бревиария о peculium castrense. А. dOrs. Varia Romana. Los "Leudes" de LV. Antiqua 4, 5, 5. AHDE, t. XXIV, 1955, р. 638.

12 LSal., Capit V, 2-3.

13 LBurg., CI, 2. Ср. LBurg, II, 2.

14 LVis., XII, 2, 1 Recces.: Quod post datas fidelibus leges oportuit infidelibus constitutionem ponere legis.

15 Иордан, например, сообщает, что Атаульф, направляясь в глубь Испании, оставил в Барселоне свои сокровища, часть "верных", а также больных воинов (Iord. Getica, 163: ...per suas opes Barcilona cum certis fidelibus delectis, plebeque imbelli interiores Hispanias introivit). Церковный собор в Эмерите постановил: в связи с военным походом приносить молитвы за короля, fideles и войско (Conc. Emerit., can. 3: ...pro eius (короля. - А. К.) suorumqe fidelibus, atque exercitus sui salute offeratur); см. С. Sanchez-Albоrnoz. Il "stipendium" hispano-godo..., p. 121, n. 3.

16 Согласно Вестготской правде, жалоба королю может быть подана через посредство fidelis regis (См. LVis., VI, 1, 6 Ch.).

17 Про клиента Теодориха - Агривульфа, изменившего своему королю, Иордан пишет: Vir si quidem erat Varnorum stirpe genitus, longe a Gothici sanguinis nobilitate seiunctus, idcirco nec libertatem studens, nec patrono fidem conservans (Iоrd. Getica, 233).

18 LVis., IV, 5, 5 add. MGH, Legum sectio I, t. I, p. 201: ...seu fidelis aliquid ei donaverit.

19 См. примеч. 1 к стр. 179.

20 Е. Perez Pujol. Op. cit., t. II, pp. 195, 211; С. Sanchez-Albornoz. El "stipendium" hispano-godo.., pp. 21-22; eiusdem. En torno a los origenes del feudalismo, t. III, p. 2, Epilogo.

21 LVis., IV, 5, 5.

22 LVis, II, 4, 6 Ch.; VI, 1, 2 Ch.; IX, 2, 5; X, 1, 11.

23 LVis., V, 2, 3: ...de rebus regia donatione conlatis, si in nomine mariti fuerit conscripta donatio, nihil sibi exinde mulier, excepto quod in dote perceperit, debeat vindicare. Idemque et si in nomine mulieris inveniatur facta donatio; LVis., IV, 5, 5; V, 2, 2 Ch.: Donationes regie potestatis, que in quibuscumque personis conferuntur sive conlate sunt, in eorum iure persistant... Этот закон приписывается Хиндасвинту, но в основной своей части он относится, по-видимому, к V в. См. Die Gesetze der Westgoten. Hrsg. von E. Wohlhaupter. Weimar, 1936, S. 112.

24 LVis., IV, 5, 5; V, 22, 2.

25 CI, VIII, 54 (55): de donationibus quae sub modo vel condicione vel ex certo tempore conficiuntur; VIII, 55 (56) : de revocandis donationibus. Cp. E. Levy. West Roman Vulgar Law. Philadelphia, 1951, pp. 41-42.

26 H. Вrunner. Die Landschenkungen der Merovinger und der Agilofinger. "Forschungen zur Geschichte des deutschen und franzosischen Rechtes. Stuttgart, 1894, SS. 6-8, 21.

27 CEur., 308: Res donata, si in praesenti traditur, nullo modo а donatore repetatur, nisi causis certis et probatis.

28 CEur., 308: Qui vero sub hac occasione largitur, ut post eius morte ad illum cui donaverit, res donata pertineat, quia similitudo est testamenti, habebit licentiam inmutandi voluntatem suam, quando voluerit, etiam si in nullo laesum fuisse se dixerit.

29 LVis., IV, 5, 5: ...iuxta eam condicionem, que in aliis nostris legibus continetur.

30 См. ниже, стр. 189-191.

31 Данные источников свидетельствуют о том, что в отношениях fideles и королей, с одной стороны, и дружинников частных лиц и их патронов - с другой, было немало сходного: например, был одинаков порядок отчуждения пожалованного имущества (LVis., IV, 5,5); характерно, что король именуется патроном верных (Iоrd. Getiса, 233).

32 Isid. Hist. Goth., 51: Extitit autem et quibusdam suorum perniciosus: nam quoscumque nobilissimos ac potentissimos vidit aut capite truncavit aut proscriptos in exilium egit aerarium quoque ac fiscum primus iste auxit...

33 Conc. Agath., can. 7.

34 CEur, 306; LVis, V, 1, 4.

35 Conc. Tolet. II, can. 4: Si quis sane clericorum agella vel vineolas in terris ecclesiae sibi fecisse probatur sustendae vitae causa, usque ad diem obitus sui possideat; post suum vero de hac luce discessum iuxta priorum canonum constitutiones jus suum Ecclesiae sanctae restituat, nec testamentario ac successorio jure cuiquam haeredum prohaeredumve relinquat, nisi forsitan cui episcopus pro servitiis ac praestatione Ecclesiae largiri voluerit.

36 LVis., V, 1, 4.

37 См. ниже, стр. 219, 237-238.

38 См. Ф. Энгельс. Франкский период. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 506.

39 О. Seeck. Das deutsche Gefolgswesen auf romischen Boden. ZSSR, Germ. Abth., Bd. 17, 1896; E. Ч. Скржинская. "История" Олимпиодора. ВВ, т. VIII, 1956, стр. 246-247, примеч. 35 и стр. 249, примеч. 46.

40 Такими дружинами располагали, по-видимому, аквитанский магнат Экдиций, который с собственным конным отрядом сражался против вестготов (Apoll. Sidоn. Epist, III, 3); испано-римские аристократы Дидим и Вериниан, пытавшиеся преградить путь варварам в Испанию (Oros. Histor., VII, 40); знать Тарракона, вступившая в борьбу с Эйрихом в 60-х годах V в. (Isid. Hist. Goth., 34).

41 CEur., 310.

42 LVis., V, 3, 1: Si vero alium sibi patronum elegerit, habeat licentiam cui se voluerit, conmendare; quoniam ingenuo homini non potest prohiberi, quia in sua potestate consistat. Вестготская правда (LVis., V, 3, 1) упоминает и о возможном отказе сыновей дружинников служить сыновьям или внукам отцовского патрона (LVis., V, 3, 1).

43 Ibidem.

44 CEur., 310: Si quis buccellario arma dederit vel aliquid donaverit...; LVis., V, 3, 4: ...ille cui se conmendaverit, det et terram.

45 LVis., V, 3, 1.

46 LVis.,V,3, 1;V, 3, 2.

47 LVis., VI, 4, 2.

48 LVis, IX, 2, 8 W; IX, 2, 9 Erv.

49 Aem. Hubner. Inscript, No. 123: Haec cava saxa - Oppilani continet membra claro nitore natalium - gestu abituque conspicuum... In procinctum belli necatur, - opitulatione sodalium desolatur. Noviter cede perculsum clientes rapiunt peremtum - Exanimis domum reducitur, - suis a vernulis humatur.

50 CEur., 310; LVi;.., V, 3, 1; V, 3, 4.

51 LVis., V, 3, 1.

52 LVis., V, 3, 1.

53 LVis., IV, 5, 5.

54 MGH, Legum sectio I, t. I, р. 201, n. 3.

55 LVis., V, 2, 2 Ch.: Donationes regie potestatis, que in quibuscumque personis conferuntur sive conlate sunt, in eorum iure persistant... Выражение "in eorum iure" в данном случае, по-видимому, означает не столько предоставление дружинникам неограниченного права собственности на пожалованное им имущество, сколько признание недопустимости произвольных захватов ранее розданных бенефициев преемниками короля.

56 LVis., V, 4, 19 Ch.: Ipsis interim curialibus vel privatis inter se vendendi, donandi vel commutandi ita licitum erit, ut ille, qui acceperit, functionem rei accepte publicis utilitatibus inpendere non recuset. Точно также рабы фиска имели право продавать свои земли людям того же социального статуса. LVis., V, 7, 16.

67 CEur.,311; LVis.,V, 3, 2.

58 Fragm. Gaud., с. XIII.

59 CEur.,311; LVis.,V, 3, 2.

60 LVis, VI, 4, 2; VIII, 1, 1 Recces.

61 LVis., V, 3, 1.

62 В VI в. либертин мог уйти от своего патрона, вернув полученные от него подарки и половину имущества, приобретенного за время пребывания под патроцинием (LVis., V, 7, 13). Особенно заметно сходство в положении свободных дружинников, с одной стороны, сервов и либертинов фиска - с другой. Например, последние могли становиться палатинами (Conc. Tolet. XIII, can. 6). Одной из важнейших обязанностей либертинов фиска считалось несение военной службы. Эгика (687-702) издал специальный закон, грозивший возвращением в рабство тем из них, которые уклонялись от участия в военных походах (LVis., V, 7, 19 Egica. Cp. LVis., IX, 2, 9 Erv.)

63 H. Vоltelini. Prekarie und Benefizium. VJSW, Bd. XVI, 1922, S. 299.

64 Землевладелец, наделивший земельным участком поселенца (accola), именуется в Вестготской правде его патроном (LVis., X, 1, 15. Ср. также Form. Wis., No. 36-37). О принудительном установлении магнатами и их виликами "покровительства" над мелкими земледельцами см. также: Саssiоd. Variae, V, 39, 15.

65 См. выше, гл. IV.

66 LVis., X, 1, 11.

67 LVis., V, 3, 1.

68 LVis., V, 3, 1; V, 3, 3.

69 LVis., VIII, 1, 12.

70 См. выше, стр. 85, 152-153.

71 См. А. И. Неусыхин. Исторический миф Третьей империи. УЗ МГУ, вып. 81, 1945, стр. 61-62.

72 Ioann. Вiсlar. Chron., а. 578: Leovegildus rex extinctis undique tyrannis et pervasoribus Hispaniae superatis sortitus requiem propria cum plebe resedit; ibid., a. 579, а. 585; Isid. Hist. Goth., 51.

73 LVis., VI, 1, 6 Ch.; Conc. Tolet. V, can. 6 (regum fideles); Conc. Emerit., can. 3; см. С. Sanсhez-Albоrnoz. En tomo a los origenes del feudalismo, t. I, pp. 42-44.

74 LVis., IX, 2, 8 W.

75 Ibidem.

76 LVis., IX, 2, 9 Erv.; Conc. Tolet. V, can. 6; Conc. Tolet. VI, can. 14; Fredeg. IV, 82.

77 Conc. Tolet. VI, can. 14: ...omnes qui fideli obsequio et sincero servitio voluntatibus vel iussis paruerint principis totaque intentione salutis eius custodiam vel vigilantiam habuerint...; Conc. Tolet. V, can. 6: ...fideli praebere obsequium...; Conc. Tolet. VI, can. 15: ...fidelia servitia...; cp. Capitula Pistensia, 689, с. 2. MGH, Legum sectio II, CRF, t. II, p. 275.

78 Iul. Hist. rebell.: ...plurimos sibi fideles effecit...

79 С. Sanchez-Albornoz. Op. cit., t. I, pp. 51-52.

80 По мнению К. Санчес-Альборноса, обряд коммендации в Вестготском государстве, как позднее в средневековой Кастилии, заключался в том, что человек, вступавший под покровительство, должен был поцеловать правую руку сеньора (С. Sanchez-Albornoz. Op. cit., t. III, 2, р. 264). Однако никаких известий об этом в вестготских источниках нет.

81 М. Тorres. Lecciones.., р. 289.

82 LVis., II, 1, 7 Egica.

83 LVis., IX, 2, 8 W: ...et statim ad vindicationem aut regis aut gentis et patrie vel fidelium presentis regis contra quem ipsum scandalum excitatum extiterit...

84 F. Dahn. Op. cit., Bd. VI, S. 109; М. Тorres. Lecciones.., vol. II, p. 290.

85 L. Sсhmidt. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgange der Volkerwanderung, I. Abth. Berlin, 1928, S. 291; H. Вrunner. Deutsche Rechtsgeschichte, Bd. II, S. 136; Th. Melicher. Der Kampf zwischen Gesetzes und Gewohnheitsrecht, SS. 157-158.

86 С. Sanchez-Albornoz. El Aula Regia.., pp. 59-62; еiusdem. En torno a los origines del feudalismo, t. I, pp. 85-139.

87 В Вестготской правде встречается слово wardia - стража. LVis., IX, 2, 8 W: Quicumque vero ex palatino officio ita in exercitus expeditione profectus extiterit, ut nec in wardia cum reliquis fratribus suis laborem sustineat.

88 K. Maurer. Vorlesungen uber altnordische Rechtsgeschichte, Bd. I. Leipzig, 1907, S. 171.

89 LVis., II, 1, 1; XII, 1, 3; Conc. Tolet. XIII, can. 2; Juliani Iudicium in tyrannorum perfidia promulgatum, c. 5; С. Sanchez-A1bornoz. El Aula Regia.., рр. 57-62; еiusdеm. En torno a los origenes del feudalismo, t. I, рр. 84-106.

90 LVis., IX, 2, 9 Erv.

91 С. Sanchez-Albornoz. Op. cit., рр. 111-115.

92 Iul. Hist. rebell., с. 7.

93 Conc. Tolet. V, can. 6: Ut regum fideles a successoribus regni a rerum iure non fraudentur pro servitutis mercede... Ut quisquis suprestis principum extiterit iuste in rebus profligatis aut largitate principis adquisitis nullam debeat habere iacturam; nam si licenter et iniuste fidelium perturbentur mentes, nemo optabit promptum ac fidele praebere obsequium dum cuncta nutant in incertum et in futuro discriminis formidant causam...; Gonc. Tolet. VI, can. 14.

94 Так, VIII Толедский собор при Реккесвинте резко выступил против захватов королями и передачи собственным наследникам имущества, ранее пожалованного верным. Собор исходит из представления, что земли, на законных основаниях перешедшие к королю от fideles (например, в случае измены последних), не должны оставаться в его руках, их следует жаловать другим верным. Conc. Tolet. VIII: Item Decretum iudicii inuversalis editum in nomine principis. Quosdam namque conspeximus reges postquam fueririt regni gloriam adsequentes extenuatis viribus populorum, rei propriae congerere lucrum... sicque solo prinicpali ventre subpleto cuncta totius gentis membra vacuata languescerent ex defectu; unde evenit, ut nec subsidium mediocres nec dignitatem valent obtinere maiores... См. также Conc. Tolet. VI, can. 14.

95 Мятежные и непокорные магнаты карались как государственные изменники. LVis., II, 1, 8 Ch.; Fredegar, IV, 82: Cumque omnem regnum Spaniae suae dicione firmassit, cognetus morbum Gotorum, quem de regebus degradandum habebant, unde sepius cum ipsis in consilio fuerat, quoscumque ex eius uius viciae prumtum contra regibus, qui a regno expulsi fuerant, cognoverat fuesse noxius, totum sigillatem iubit interfici aliusque exilio condemnare; eorumque uxoris et filias suis fedelebus cum facultatebus tradit.

96 LVis., II, 3, 10 Ch: Nullus quidem rerum fiscalium temerator debet existere.

97 Fredeg., IV, 82.

98 LVis., V, 2, 2 Ch.: Donationes regie potestatis, que in quibuscumque personis conferentur sive conlate sunt in eorum iure persistant; quia non oportet principum statuta convelli, que convellenda esse percipientis culpa non fecerit. Вина, служившая основанием для отобрания пожалования, могла, очевидно, состоять также в неспособности верно нести службу королю; см. Conc. Tolet. VI, can. 4: Ceterum si infidelis quisquam in capite regio aut inutilis in rebus conmissis praesenti piissimo domino nostro Chinthiliani regi extiterit, in clementiae eius manum et in potestatis nutu constat huiusmodi moderatio. Cp. LBurg., I, 3-5.

99 Conc. Tolet. VIII, can. 10: Item Decretum universalis editum in nomine principis; Lex edita in eodem concilio a Recesvinto principe namque glorioso.

100 LVis., II, 1, 6 Recces. В отличие от законопроекта, предложенного участниками собора, закон, изданный королем, возвращал верным имущество, конфискованное не со времен Свинтилы, а лишь с периода правления Хиндасвинта. Все же прочее оставалось за короной (см. К. Zeumеr. Ор. cit., NA, Bd. XXIV, S. 50).

101 Знать сумела несколько смягчить наказание виновным в измене. Вместо смертной казни или ослепления мерой вводится обращение в рабство (с передачей фиску), причем наследники изменника могут сохранить 1/20 часть его имущества. LVis., II, 1, 8 (ред. Эрвиг.).

102 LVis., V, 2, 2 Ch. (ред. Эрвиг.): ...ut quicquid de hoc facere vel iudicare voluerit, potestatem in omnibus habeat...

103 LVis., IV, 2, 16 Recces.; V, 2, 2 Ch. (ред. Эрвиг.).

104 Form. Wis., No. 5.

105 LVis., V, 1, 1 Recces.; Conc. Tolet. VI, can. 15: ...opportunum est enim ut sicut fidelia servitia hominum non existere censuimus ingrata, ita ecclesiis collata (quae proprie sunt pauperum alimenta) eorum in iure pro mercede offerentium maneant inconvulsa.

106 LVis., V, 2, 2 (ред. Эрвиг.): ...Quod si etiam his, qui hoc promeruerit, intestatus discesserit, debitis secundum legem heredibus res ipsa succesionis ordine pertinebit, et infringi conlate munificentie gratia nullo modo poterit...

107 Ibidem.

108 Conc. Tolet. XIII, can. 1: Illa vero quae de eorum bonis largitione principali cuilibet donata vel stipendio data sunt, in eorum iure quibus concessa sunt perpetim tenebuntur.

109 С. Sanchez-Albornoz. El "stipendium" hispano-godo.., pp. 73-76. Автор связывает происхождение такого пожалования с классическим римским прекарием (ibid., р. 96).

110 В церковных пожалованиях этого рода их условный характер яснее (см. ниже, стр. 205-207).

111 Для короля, очевидно, было одинаково трудно вернуть имущество, пожалованное верным в качестве stipendium или в форме дарения. Постановление XIII Толедского собора об амнистии участникам мятежа герцога Павла указывало, что следует вернуть мятежникам их имущество, если оно находится еще в распоряжении фиска. Если же это имущество уже подарено или пожаловано sub stipendio другим лицам, то оно остается за теми, кому пожаловано (Conc. Tolet. XIII, can. 1).

112 Еще Хиндасвинт пытался воспрепятствовать тому, чтобы родители лишали детей наследства, жертвуя свое достояние церкви или вообще расточая каким-либо иным способом: по мнению законодателя, такие действия лишали многих свободных людей возможности служить государству. (LVis., IV, 5, 1 Ch.). Вамба запретил отбирать у детей преступников наследственное имущество. Король мотивирует свой закон аналогичным соображением: человек, не обладающий. определенным состоянием не впособен будет служить государству. (LVis., VI, 5, 21 W: ...quia iniusto ordinatum esse censemus, ut per parentum culpas filii vel nepotes ad mendicitatem deveniant, nec valeant principium exercere iussa, quos cum parentum facultate opportebat peragere negotia publica).

113 Valer. Vita S. Fruct., с. 2: ...illico invidus vir iniquus sororis eius maritus, antiqui hostis stimulis instigatus, coram rege prostratus, surripuit animum eius, ut cuiscumdem pars haereditatis a sancto monasterio auferretur, et illi quasi pro exercenda publica expeditione conferretur. На этот текст обратил внимание К. Санчес-Альборнос ("El "stipendium" hispano-godo...", pp. 124-126), а еще до него некоторые другие испанские историки.

114 С. Sanchez-Albornoz. Espana у el feudalismo Carolingio, "I problemi della civilta carolingia". Spoleto, 1954, р. 122. Следует еще учесть, что в VII в. влияние церкви на государственную жизнь Испании было сильнее, чем во Франкском государстве при Карле Мартелле. Неудивительно, если испанская церковь могла воспрепятствовать секуляризации в сколько-нибудь широких масштабах своих земель.

115 К. Санчес-Альборнос полагает, что в житии Фруктуоза имеется в виду не просто военный бенефиций, а пожалование, предполагавшее военную службу бенефициария в коннице. Эта гипотеза не находит, однако, никакого подтверждения в источниках. Единственный довод, который приводит историк, состоит в том, что здесь не могла подразумеваться обычная военная служба, поскольку нести ее обязаны были все подданные вестготской короны. Довод этот нельзя признать убедительным: когда в Каролингском государстве стали широко раздаваться военные бенефиции, отнюдь не была отменена воинская повинность свободных. Утверждая, что военный бенефиций связан был с обязанностью конной службы, К. Санчес-Альборнос ссылается на ряд глав Вестготской правды (LVis., IV, 2, 15; IV, 5, 5; VII, 1, 7; II, 5. 13 Ch. и др.). С. Sanchez-Albornoz. Espana у el feudalismo Carolingio, p. 121. Но во всех этих статьях говорится о военных походах, а какие-либо данные о военных бенефициях и о конной службе отсутствуют.

116 LVis., IX, 2, 9 Erv. MGH, Legum sectio I, t. I, p. 372: ...tunc id irrevocabili constitutione tenebitur, ut etiam si ipsam eam habere non meruerit, qui eam prius acceperat. in aliis fidelibus transfusa res ipsa proficiat; tantum, ut in illius ultra potestatem non transeat, qui in profectione bellica tardus et dignitate semel exstitit privatus et rebus.

117 Capitul. Bonon., 811 (MGH, Legum sectio II, CRF, t. I, 74, с. 5): Caputulare missorum in Theodonis villa datum secundum, generale 44, с. 6. Ср. LVis., IX, 2, 9 Erv.: ...ut unusquisque de his, quos secum in exercitum duxerit, partem aliquam zabis vel loricis munitam, plerosque vero scutis, spatis, scramis, lanceis sagittisque instructos, quosdam etiam fundarum instrumentis vel ceteris armis, que noviter forsitan unusquisque a seniore vel domino suo iniuncta habuerit, principi, duci vel comiti suo presentare studeat.

118 LVis., IX, 2, 8 W: ...de eorum facultatibus quidquid censura regalis exinde facere vel iudicare voluerit, arbitrii illius et potestatis per omnia subiacebit; LVis., IX, 2, 9 Erv.: ...a bonis propriis ex toto privatus.

119 Так, Эгика в широких размерах захватывал владения непокорных магнатов. Зато его сын Витица вынужден был компенсировать потери пострадавшим. Contin. Hispana, 59.

120 LVis., II, 1, 8 Ch.: Verum quia multi plerumque repperiuntur, qui, dum his et talibus pravis meditationibus occupantur, argumento quodam fallaci in ecclesiis aut uxoribus vel filiis adque amicis seu in aliis quibuscumque personis suas inveniantur transduxisse vel transducere facultates, etiam et ipsa, que fraudulenter in dominio alieno contulerant, iure precario reposcentes sub calliditatis studio in suo denuo dominio possidenda recipiant, unde nihil de suis rebus visi sunt admisisse...

121 LVis., IV, 5, 6 W: ...de his qui in eorum diocesi fundatis ecclesiis pia fidelium oblatione donantur, insatiabili rapacitatis studio aut iure ecclesie principalis innectunt aut donanda aliis vel stipendio habenda distribuunt.

122 LVis., IV, 5, 6 W: ...aut donanda aliis vel sub stipendio habenda distribuunt...

123 Conc. Tolet. VI, can. 5. См. выше, стр. 97.

124 Conc. Tolet. VI, can. 5: ...et quaequumque in usum perceperit debeat utiliter laborare, ut nec res divini juris videantur aliqua occasione negligi, et subsidium ab ecclesia cui deserviunt percipere possint clerici: quod si quis eorum contemserit facere, ipse se stipendio suo videbitur privare.

125 Conc. Emerit., can. 17: ...quod si laicus, quamvis ingenuus in domo ecclesiae tamen nutritus, et ab ecclesiae rebus dignitatis gratia praeditus, iuxta quod dignitas eius exegerit...

126 В документах упоминаются епископские сайоны (Conc. Emerit, can. 8); епископы и аббаты обязаны выступать в походы с собственными дружинами (LVis., IX, 2, 8 W). Высшее духовенство, вероятно, использовало своих дружинников и во время междоусобиц и при столкновениях со светскими магнатами (см. Conc. Tolet. XI, can. 5: De compescendis excessibus sacerdotum).

127 См. также С. Sanchez-Albоrnoz. El "stipendium" hispano-godo.., pp. 32-38 sq.

128 LVis., V, 1, 4; V, 3, 1; V, 3, 4.

129 LVis., II, 5, 19 Egica.

130 LVis., IX, 2, 9 Erv.

131 В Септимании институт бенефиция развивался, по-видимому, тоже в значительной мере под воздействием готских традиций. В конституции Людовика Благочестивого (815 г.) говорится, что испанцы, переселяющиеся в Септиманию, могут коммендироваться к графам (очевидно, в большинстве случаев это были испанские или септиманские готы) и получать от них бенефиции. Constitutio de Hispanis I. MGH, CRF, t. I, 132, с. 6: Noverint tamen iidem Hispani sibi licentiam a nobis esse concessam, ut se in vassaticum comitibus nostris more solito commendent, et si beneficium aliquod quisquam eorum ab eo cui se commendavit fuerit consecutus, sciat se de illo tale obsequium seniori suo exhibere debere, quale nostres homines de simili beneficio senioribus suis exhibere solent. Выражение "more solito" означает, скорее всего, что подобная практика считается у готов чем-то обычным.

132 С. Sanchez-Albornoz. En torno а los origenes.., t. III, р. 2, рр. 273-286; eiusdem. Espana у el feudalismo Carolingio, pp. 128-132; L. de Vаldeavellanо. Op. cit., t. I, рр. 9-41; A. Ballesteros у Beretta. Historia de Espana у su influencia en la Historia Universal, t. II. Barcelona - Buenos Aires, 1944, рр. 686-688.

133 F. Dahn. Op. cit, Bd. VI; M. Тorres у R. Prietо Вances. Instituciones economicas, sociales у politico-administrativas... "Historia de Espana dirigida por R. Menendez Pidal, t. III; Historia de Espana. Gran historia general de los pueblos hispanos, t. II. Barcelona, 1958.

В "Истории Испании" Л. Вальдеавелльяно отмечается, что испанское государство вынуждено было опираться на узы частноправового характера, что магнаты и вилики присваивали себе административные права. Однако эти наблюдения автором не развиваются (см. L. Vаldеаvеllano. Ор. cit, рр. 326-327).

134 LVis., VII, 2, 21: ...nec iudex se in hac re adimisceat, nisi dominus servi fortasse voluerit.

135 LRVis., G. III, 1; LVis, VI, 5, 12 Ch.

136 В Вестготской правде говорится: если вина серва доказана и он присужден к смерти, приговор осуществляется либо судьей, либо его господином. В последнем случае во власти хозяина казнить серва или сохранить ему жизнь (...si reum iudex occidere noluerit, mortis eius sententiam scriptis decernat, et utrum interficere eum dominus eius an vite reservare voluerit, in eius potestate consistat. LVis., VI, 5, 12 Ch.).

137 LVis., VI, 5, 13 Recces. Ср. Conc. Emerit., can. 15.

138 LRVis., CTh., IX, 9, 1; LVis., VI, 5, 8 Recces.

139 LVis., VI, 5, 12 Ch.

140 LVis., VI, 1, 1; VI, 4, 10; VI, 4 Ch.; XII, 1, 2.

141 LVis., VI, 1, 5 Ch.: ...ita tamen servandum est, ut nec ingenuum quisque nec servum subdere prius questioni presumat, nisi coram iudice vel eius saione, domino etiam servi vel actore presente districte iuraverit, quod nullo dolo vel fraude aut malitia innocentem faciat questionem subire; LVis., XII. 1, 2 Reccar.

142 Бревиарий Алариха сохранил еще для испано-римлян старое установление, согласно которому серв отвечал за свои поступки и в том случае, если выполнял лишь приказание хозяина (LRVis., CTh., IX, 7, 3). По Вестготской же правде, за такое преступление ответствен только последний. См. LVis., III, 3, 8; IV, 2, 15; VI, 4, 4; VII, 3, 5; VIII, 1, 1.

143 См. выше, стр. 134-141.

144 См. выше, стр. 124-128.

145 LRVis., NVal., IX, 5; LVis., X, 1, 15: Qui accolam in terra sua susceperit... similiter sentiant et illi qui suscepti sunt, sicut et patroni eorum... Согласно прекарной формуле, прекарист оказывался в какой-то мере зависимым от собственника земли и в судебном отношении; Form. Wis., 36: ...responsum ad defendendum me promitto auferre. Ср. Н. Вrunner. Mithio und Sperantes. Abhandlungen zur Rechtsgeschichte, Bd. I. Weimar, 1931, S. 225.

146 Conc. Narbon, can. 5; Conc. Agath., can. 8; Conc. Tolet. XIII, can. 11; ср. Form. Wis., No. 45.

147 Conc. Tolet. IX, can. 16.

148 Conc. Bracar. II, can. 46: De conditionalibus non ordinandis, nisi cum consensu patronorum. Si quis obligatus tributo servili vel aliqua conditione vel patrocinio cuiuslibet domus non est ordinandus clericus, nisi... patroni concessus acceserit (следует, разумеется, учитывать, что положение лиц, находившихся под патроцинием крупных землевладельцев, не было одинаковым. Часть дружинников в дальнейшем превращалась в мелких вотчинников, а большинство мелких прекаристов и вольноотпущенников - в зависимых крестьян).

149 LVis., VI, 5, 12 Ch.: ...ut nullus dominorum dominarumque servorum suorum vel ancillarum seu qualimcumque personarum (курсив мой. - А. К.) extra publicum iudicium quandoquidem occisor existat; Conc. Tolet. XI, can. 6.

150 LVis., VI, 5, 8 Recces. На первый взгляд может показаться сомнительным, чтобы это положение распространялось на дружинников и других свободнорожденных. Во Франкском королевстве даже попытка сеньора избить вассала палкой служила тому законным основанием для ухода от сеньора. См. Capit. Aquisgr., cap. 16 (MGH, CRF, t. I). Следует, однако, иметь в виду, что в готской Испании, в отличие от Франкского государства, телесные наказания свободных широко применялись уже в VI-VII вв.

151 LVis., II, 2, 8.

152 Lvis., II, 3, 9 Ch: Qualibus personis potentes et qualibus pauperes prosequendas actiones iniungant. Nulli liceat potentiori, quam ipse est, qui commitit, causam suam ulla ratione committere, ut non equalis sibi eius possit potentia opprimi vel terreri... Pauper vero, si voluerit, tam potenti suam causam debeat committere, quam potens ille est, cum quo negotium videtur habere. Лица, пользовавшиеся поддержкой могущественных патронов, иногда и сами притесняли бедняков. См. Тajо. Sententiae, V, 11: Sunt nonnuli qui patronibus maioribus adiuncti superbiunt et de eorum elata potentia contra inopes suoerbiae insania extolluntur. Cp. LVis., II, 3, 9 Ch.

153 LVis., VIII, 1, 3. См. также LVis., VIII, 1, 4 Ch.

154 LVis., VIII, 1, 1: Ut solus patronus vel dominus culpabiles habeantur, si eisdem iubentibus ingenuus vel servus inlicita operentur.

155 C1., XI, 4, 8; CTh., XI, 1, 14.

156 Cl, XI, 47, 19; XII, 34, 3.

157 CTh., XVI, 5, 52; 54.

158 Н. Вeaudоuin. Les grands domaines dans lempire Romaine. Paris, 1899; pp. 52, 189.

159 О самостоятельности прокураторов фиска свидетельствует следующее: один из законов V в. констатировал, что эти управляющие препятствуют передаче владений фиска тем лицам, кому они пожалованы императором (CTh., X, 1, 2).

160 Symm. Epist., V, 87; VI, 81; IX, 6.

161 CTh., I, 16, 14.

162 LVis., XII; 1, 2 Reccar.; XI, 1, 2; Conc. Tolet. III, can. 18; Сassiod. Variae, V, 39, 15.

163 Conc. Tolet. III, can. 16.

164 Это обстоятельство не учитывали некоторые историки, считавшие виликов только государственными чиновниками. См. "Historia de Espana". Gran historia general de los pueblos hispanos, t. II, p. 240. Ср. F. Dahn. Op. cit., Bd. VI, SS. 345-348; С. Sanchez-Albornoz. Las behetrias. La encomendacion en Asturias, Leon у Castilla, p. 188.

165 LVis., XII, 3, 19 Erv.: Ne Iudei administratorio usu sub ordine vilicorum atque actorum christianam familiam regere audeant.

166 LVis., VI, I, 1.

167 LVis., IX, 1, 9 Erv.

168 LVis., VIII, 1, 5; IX, 1, 18; X, 1, 16; XII, 3, 19 Erv.

169 Вместе с милленариями (тысячниками) и нумерариями они причисляются к низшим государственным агентам (inferiores), за провинности их подвергают телесным наказаниям. Должностные лица высшего ранга за аналогичные нарушения законов наказуются штрафами (LVis., IX, 1, 21 Egica).

170 LVis., XII, 1, 2 Reccar.: Ut nullus ex his, qui populorum accipiunt potestatem et curam, quoscumque de populis aut in sumtibus aut indictionibus inquietare pertemtet... iubemus, ut nullis indictionibus, exactionibus, operibus vel angariis comes, vicarius vel vilicus pro suis utilitatibus populos adgravare presumant..." Edictum Ervigii regis de tributis relaxatis (MGH, Legum sectio I, t. I, p. 479): ...Certe si quisquis ille dux, comes tiuphadus, numerarius, villicus aut quicumque curam publicam agens tributa ex acto, sibi commisso... non exegerit...

171 LVis., IX, 1, 21 Egica: ...in quorum commisso mancipia ipsa latebrosa vagatione se foverint... Edictum Ervigii regis de tributis relaxatis.

172 LVis.,VIII, 1, 9.

173 LVis. X, 1, 16.

174 LVis. IX, 1, 21 Egica.

175 LVis. VI, 1, 1; VIII, 5, 6 Recces.

176 LVis. VIII, 5, 6 Recces.

177 LVis. IX, 1, 8; IX, 1, 9 Erv.

178 Conc. Tolet. III, can. 18.

179 В Вестготской правде содержится и любопытное постановление, запрещающее врачам доступ в тюрьмы, где содержатся графы, трибуны и вилики. Мотивируется этот запрет тем соображением, что врач может помочь заключенному покончить жизнь самоубийством, а это нанесет ущерб интересам государства. LVis., XI, 1, 2.

Законодатель, видимо, учитывает, что если таковое произойдет, трудно будет выяснить характер злоупотреблений, допущенных тем или иным должностным лицом при сборе налогов, и, следовательно, добиться возмещения ущерба.

180 LVis., VIII, 5, 6 Recces.; VIII, 5, 4; VI, 2, 3 Ch; VII, 2, 1; III, 4, 17.

181 Территория, находящаяся в ведении виликов и акторов, обычно обозначается в источниках словом locus. Так именуется в вестготских памятниках всякий населенный пункт вообще, будь то деревня, вилла или civitas. Однако вилики обычно не имеют отношения к civitas. Следовательно, населенные пункты, возглавляемые виликами, - это виллы или деревни. См. LVis., VI, 1, 1; VIII, 5, 1; VIII, 6, 2; IX, 1, 6.

182 LVis, VI, 2, 4 Ch.

183 LVis., IX, 1, 21 Egica: ...omnes habitatores loci ipsius, tam viri quam femine, cuiuslibet sint gentis, generis ordinis vel honoris, CC erunt flagellis publice a iudicibus coercendi.

184 Ibid.: ...si... in subditis sibi populis vel iunioribus adimplere neglexerint... Характерно, в связи с этим, одно замечание Фруктуоза относительно мелких собственников, основывающих лжемонастыри. Аббат монастыря Compludo пишет, что они хотят жить, не подчиняясь никакому сеньору (Regula monast. commun. S. Fructuosi, col. 1: Et quia suo arbitrio vivunt, nulli seniorem volunt esse subiecti...).

185 LRVis., CTh., XVI, 1, 3; 5; NVal., XI).

186 LVis., III, 4, 18 Recces.; II, 1, 19 Ch.; Conc. Agath., can. 33.

187 Conc. Emerit, can. 8.

188 LRVis., CTh.,XVI, 1, 1; 2.

189 Conc. Tolet. III, can. 8.

190 Conc. Tolet. IV, can. 47.

191 Conc. Tolet. III, can. 8.

192 Conc. Tolet. XVI, tomus, p. 482.

193 LVis II, 1 18 Ch ; II, 1, 15 Recces.; ср. CI, III, 1, 14; Dig.,V.

194 LVis., II, 1, 18 Ch. (ред. Эрвиг.); LVis., II, 1. 15 (ред. Эрвиг.): Nam et si hii, qui potestate iudicandi a rege accipiunt, seu etiam hii, qui per commissoriam comitum vel iudicum iudiciaria potestate utuntur...

195 LVis., IX, 2, 8 W. Если кто-либо по болезни не может выступить в поход, надлежит отправить в поход дружину.

196 LVis., IX, 2, 9 Erv.

197 Ibidem.

198 Ibidem: ...si quisque exercitalium in eadem bellica expeditione proficiscens, minime ducem aut comitem aut etiam patronum suum secutus, fuerit, sed per patrocinia diversorum se dilataverit, ita ut nec in wardia cum seniore suo persistat, nec aliquem exhibeat...

199 См. А. Е. Hubner. Inscript, No. 125.

200 LVis., XII, l, 2 Reccar.

201 LVis., XII, 3, 27 Erv; cp. LVis., III, 5, 2.

202 LVis., V, 7, 2.

203 LVis., II, 5, 14 Ch.; II, 5, 16 Recces.

204 LVis., IV, 3, 3 Recces.; IV, 3, 4.

205 Conc. Agath., can. 8; Conc. Narbon., can. 5. Ср. Conc. Emerit., can. 11.

206 Marca Hispan, X (рр. 773-774); XXII (рр. 784-785).

207 Coleccion de privilegios, franquezas, exenciones у fueros concedidas a varios pueblos у corporaciones de la corona de Castilla, t. VI, No. CXIV (a. 804). Madrid, 1883; G. M. Jоvellanos. Coleccion de Asturias, t. I, No. LII (a. 814); J. Guаllаrt. Algunos documentos de inmunidad, de tierra de Leon. CHF, III, 1945, рр. 168-185; С. Sanсhez-Albоrnоs. Estudios.., p. 792.

208 J. Оrlandis. Consecuencias del delito en el Derecho de la alta Edad Media. AHDE, t. XVIII; 1947, р. 97.

209 LRVis., CTh., IX, 7, 3; II, 1, 9; IV, 4, 5.

210 Cassiod. Variae, V, 39, 15: Vilicorum quoque genus, quod ad damnosum tuitionem queruntur inventum, tam de private possessione, quam publica funditus volumus amoveri, quia non est defensio, quae praestatur invitis: suspectum est quod patiuntur nolentes.

211 LVis., II, 5, 9. Ср. LVis., V, 4, 3.

212 LRVis., CTh., II, 1, 1; LVis., VI, 4, 2.

213 LRVis, CTh., I, 10, 3; LVis., IX, 1, 3; 13.

214 Conc. Tolet. XVI, can. 2.

215 LVis., II, 1, 19 Ch.

216 LVis., II, 4, 2.

217 LRVis., CTh., XI, 4, 1.

218 LVis, IX, 2, 8 W; IX, 2, 9 Erv.

219 LRVis, VII, 2, 22; VI, 4, 3 Ch.

220 LRVis, CTh., IX, 8, 1: LVis., VI, 4, 3 Ch. Тот, кто захватил вора или другого преступника, мог удерживать его у себя дома не более суток, после чего обязан был выдать его судье. LVis., VII, 2, 22.

221 LVis., II, 1, 18 Ch.

222 LVis., II, 2, 8.

223 LVis., VIII, 1, 4 Ch.

224 LVis., VII, 4, 2: ...Quod si forte ipse iudex solus eum comprehendere vel distringere non potest, a comite civitatis querat auxilium, cum sibi solus sufficere non possit. Ipse tamen comes illi auxilium dare non moretur, ut criminis reus insultare non possit.

225 Вестготская правда, например, считает возможным, что судье не под силу заставить знатного человека отказаться от незаконного брака (LVis., III, 6, 1: ...si nobiles fuerint fortasse persone, quos iudex distringere vel separare non possit, nostris id auditibus confestim publicare non differat). Сходное положение могло сложиться, если обвинитель отказывался представить суду человека, сделавшего донос (LVis., VII, 1, 1).

226 LVis., IX, 2, 8 W; IX, 2, 9 Erv. Жалобы Вамбы и Эрвигия на нежелание магнатов участвовать в защите королевства весьма напоминают аналогичные упоминания в капитуляриях франкских королей, изданных во второй половине IX в.

227 LVis., II, 1, 7 Egica.

228 Isid. Hist. Goth., 47.

229 Fredeg., IV, 73.

230 S. Iul. Historia rebell., p. 801: ...commovit ad scandalum cives, ad suorum pernicies plebes, ad eversionem patriae gentes, ad interitum principis non solum proprias, sed externarum plebium nationes.

231 Conc. Tolet. IV, can. 30, 45; Conc. Tolet. XVI, can. 9; Conc. Tolet. VI, can. 12: De confugientibus ad hostes.

232 LVis., II, 1, 8 Ch. Ср. также Conc. Tolet. VII, can. 1.

233 LVis., II, 1, 8 Ch.

234 Fredeg., IV, 82: Fertur, de primatis Gotorum hoc vicio repremendo ducentis fuisse interfectis; de mediogrebus quingentis interficere iussit...

235 Было разрешено заменять смертную казнь или ослепление ссылкой и конфискацией имущества преступника; предварительно его подвергали телесному наказанию, а затем обращали в королевского раба. LVis., II, 1, 8 (ред. Эрвиг.).

236 Fuero Viejo de Castilla, I, 4, 1.

237 Contin. Hisp., 68.

238 "Histoire de la conquete de lEspagne par les musulmanes", trad. de la chronique dIbn el'Koutha. Paris, 1847, р. 10; см. также перевод анонимной хроники Ajbar Machmua и хроники Ben-al Qutiya в сб. С. Sanchez-Albоrnoz. La Espana musulmana, t. I. Buenos-Aires, 1960, pp. 36, 101. Ср. J. de las Cagigas. Los mozarabes, t. I. Madrid, 1947, pp. 43-45.

239 E. Levi-Provencal. Histoire de lEspagne musulmane, t. I. Paris, 1950, pp. 31-32. Ср. R. Gibert. El reino visigodo у el particularismo espanol. Settimane di Studio del centro italiano di studi sull'alto medioevo. Spoleto, 1956. I Goti in Occidente, p. 580.

240 L. Auzias. LAquitaine carolingienne. Toulouse-Paris, 1937, pp. 29-33; Р. Альтамира-и-Кревеа. История Испании, т. I, стр. 89; "Historia de Espana", dirigida рог R. Menendez Pidal, t. IV. Madrid, 1957, pp. 39-42.

241 Здесь присутствовало не только высшее духовенство, но и служилая знать, а наряду с церковными делами рассматривались также вопросы государственного управления, законодательства, тут же судили должностных лиц и пр.

242 Conc. Tolet. III, can. 5.

243 Соnс. Tolet. IX, can. 10.

244 Conc. Tolet. IX, can. 10.

245 Conc. Tolet. IV, can. 30, 45; VII, can. 1.

246 Conc. Tolet. XI, can. 5; XVI, tomus.

247 Conc. Hisp. II, can. 2; Emerit, can. 8; Conc. Tolet. IV, саn. 34.

248 Decretum synodale Hilarii papae, c. V, Migne. PL, t. 84, col. 788: ...nova et inaudita, sicut ad nos missis de Hispania epistolis sub certa relatione pervenit in quibusdam locis perversitatum semina subinde nascuntur. Denique nonnuli episcopatum, qui non nisi meritis praecedentibus datur, non divinum munus sed haereditarium putant esse compendium, et credunt sicut res caducas atque mortales ita sacerdotium velut legati aut testamentario jure posse dimitti.

249 Conc. Bracar. II, can. 3; Tolet. IV, can. 19; VI, can. 4; XI, can. 9.

250 См. Eugen. Tolet. Opuscula. Cp. P. R. Вidagог. La "iglesia propia" en Espana. PG Romae, v. IV, 1933, pp. 132-134.

251 Соnc. Tarrac., саn. 4.

252 Conc. Hisp., I, can. 1; Conc. Bracar. II, can. 16; Conc. Hisp., II, саn. 10; Conc. Tolet. IX, can. 1; Conc. Tolet. XVII, сan. 4.

253 Conc. Agath., саp. 22; Conc. Tolet. III, can. 3.

254 Conc. Bracar. II, can. 16; Conc. Tolet. X, can. 3; Conc. Tolet. XVI, can. 5.

255 Conc. Tolet. IV, can. 68; Conc. Hisp. I, can. 1.

256 Conc. Bracar. III, can. 8: Ne rectores ecclesiae plus propria quam ecclesiastica iura laborare intendant... Nam quorundam fertur opinio, quod quidam sacerdotum familias ecclesiae in suis propriis laboribus quassent, rei propriae profectum augentes, dominicis vero dispendium nutrientes.

257 LVis., V, 1, 2: Post episcopi vero ipsius obitum, dum alter episcopus ordinatus, secundum rerum inventarium requirat ecclesie, et si aliquid deminutum de rebus ecclesie pervenerit, proprii heredes episcopi, vel quibus facultas eius pertinere vel relicta esse videtur, de precedentis satisfaciant facultate. Этот закон представляет собой Antiqua и относится еще к арианской церкви; он вошел, однако, и в кодекс Реккесвинта.

258 Conc. Вrасаr. II, can. 15. Ср. Conc. Hisp. I, can. 1. Епископ мог передавать имущество по наследству своим детям и внукам. Если же он, не имея детей, завещал свое достояние другим лицам, а не церкви, то все пожалования из имущества церкви и освобождения рабов, осуществленные им при жизни, становились недействительными. Conc. Hisp. I, can. 1.

259 Conc. Hisp. I, can. 2: Еа vero mancipia quae memoratus episcopus (Гавденций. - А. К.) de iure ecclesiae sublata suis proximis contulit, si similia de proprio suo ecclesiae ipsus non conpensavit, ecclesia vestra absque aliqua oppositione recipiat.

260 Conc. Tolet. IV, can. 67. Если же епископ отпускал церковного серва, не оставив его под "покровительством" церкви (а, очевидно, .передав его под патроциний кого-либо из своих родственников) он обязывался дать ей двух рабов той же стоимости. Conc. Тоlet. IV, can. 68.

261 Conc. Emerit., can. 21.

262 Conc. Tolet. IX, can. 4. Интересно отметить сходство только что изложенного постановления с правилами, регулировавшими имущественные отношения между патронами и лицами, состоявшими под их покровительством. См. LVis., V, 3, 3.

263 LVis., V, 1, 3.

264 Conc. Tolet. IX, can. 3.

265 Conc. Tolet. IX. can. 8: Ut scripturae quas sacerdotes vel ministri iniuste fecerint, post mortem eorum habeant annorum numerum conputatum.

266 Conc. Tolet. III, can. 20: Ut episcopus angarias vel indictiones in dioecese non inponat... neque in angariis presbyteres aut diacones neque in aliquibus fatigentur indictionibus... Conc. Tolet. IV, can. 33; Conc. Tolet. VII, can. 4; Conc. Bracar. II, can. 2.

267 Conc. Bracar. II, can. 2: Placuit ut nullus episcoporum, quum per suos diaeceses ambulantes, praeter honorem cathedrae suae id est duos solidos, aliquid alibi per ecclesias tollat, neque tertiam partem ех quaquumque oblatione populi in ecclesiis parochialibus requirat...

268 Conc. Ilerd., can. 3: Ea vero quae in iure monasterii de facultatibus offeruntur, in nullo dioecesana lege ab episcopis contingantur.

269 Conc. Tolet. IV, can. 51: Nuntiatum est praesenti concilio eo quod monachi episcopali imperio servili opere mancipentur et iura monasteriorum contra instituta canonum inlicita praesumtione usurpentur...

270 Ibidem.

271 U. Stutz. Geschichte des kirchlichen Benefizialwesens. Berlin, 1895, SS. 107-1108. Этот историк, впрочем, признавал также и влияние римских обычаев на развитие института частновладельческих церквей, но главное значение, по его мнению, имели германские традиции, восходившие якобы еще ко времени, когда вожди древних германцев сооружали храмы. См. также К. Вihlmеуеr - Н. Tuchle. Kirchengeschichte. 2 Th. Paderborn, 1951, S. 112.

272 М. Torres. El origen del sistema de "iglesias propias". AHDE, t. V, 1928, pp. 121-151; P. Ramon Bidagor. La "iglesia propia" en Espana. Analecta Gregoriana. Romae, v. IV, 1933, pp. 24-32.

273 P. David. Etudes historiques sur la Galice et le Portugal du VI-e au XII-e siecle. Paris, 1947, pp. 8-9; P. Ramon Bidagor. Op. cit, pp. 66-68.

274 Conc. Bracar. II, can. 6.

275 Conc Ilerd., can. 3: Si autem ех laicis quisquam a se factam basilicam consecran desiderat, nequaquam sub monasterii specie, ubi congregatio non colligitur vel regula ab episcopo non constituitur, ea а dioecesana lege audeat segregare. Fruct. Regula c. 2: Ut presbyteri saeculares non praeseumant absque episcopo, qui per regulam vivit aut consilio sanctorum Patrum, per villas monasteria construere...

276 Conc. Tolet. III, can. 19: Multi contra canonum constituta sic ecclesias quas aedificaverint postulant consecrari, ut dotem ei ecclesiae contulerint censeant ad episcopi ordinationem non pertinere, quod factum et in praeteritum displicet et in futuro prohibetur; sed omnia secundum constitutionem antiquorum ab episcopi ordinationem et potestatem pertineant...; Conc. Tolet. IV, can. 33: Noverint autem conditores basilicarum in rebus quas eisdem ecclesiis conferunt nullam potestatem habere, sed iuxta canonum constituta sicut ecclesiam ita et dotem eius ad ordinationem episcopi pertinere.

277 Conc. Tolet. IV, can. 33: Avaritia radix cunctorum malorum cuius sitis etiam sacerdotum mentes obtinet; multi enim fidelium in amore Christi et martyrum in parrichiis episcoporum basilicas construunt, oblationes conscribunt, sacerdotes haec auferunt atque in usus suos convertunt...; Cp. LVis., IV, 5, 6 W; Conc. Tolet. IX, can. 1; X, can. 3.

278 Conc. Tolet. IV, can. 33; Conc. Tolet. IX, can. 1: Item de rebus ecclesiae nihil episcopi auferant, et qualiter proximi fundatoris ecclesiarum sollicitudinem gerant.

279 Conc. Bracar. I, can. 7.

280 Conc. Bracar. II, can. 2.

281 Conc. Tolet. VIII, can. 4.

282 Conc. Tarracon., can. 8.

283 Conc. Tolet. III, can. 20.

284 Form. Wis., No. 8. См. примеч. К. Цеймера: MGH, Legum sectio, t. V, р. 479.

285 Conc.. Tolet. IV, can. 33: ...tam de oblationibus quam de tributis ac frugibus tertiam consequantur.

286 Conc. Tolet. VII, can. 4.

287 Conc. Tolet. IX, can. 6: Ut episcopus tertiam ecclesiasticarum rerum sibi debitam cui elegerit conferat. О том, что епископы претендовали в VII в. на какие-то поборы с приходских и частных церквей, свидетельствует и житие Фруктуоза. Он считает нежелание магнатов и священников отказываться от десятин и других доходов (очевидно, в пользу епископов) причиной превращения частных церквей в монастыри. Fruct. Regula. с. 2: ...dum formidant suas perdere decimas, aut caetera lucra relinquere, conatur quasi monasteria aedificare.

288 Conc. Emerit, can. 11.

289 Conc. Tolet. XI, can. 5: De compescendis excessibus sacerdotum.

290 Conc. Emerit, can. 16.

291 Conc. Tolet. XVI, can. 5: ...instituit, ut tertias quas antiqui canones de parrochiis suis habendas episcopis censuerunt, si eas exigendas crediderint, ab ipsis episcopis dirutae ecclesiae reparentur.

292 Conc. Bracar. II, can. 6.

293 Conc. Tolet. IX, can. 2.

294 Р. Бидагор цитирует некоторые надписи на испанских церквах VII в., в которых употреблены выражения - "hereditas nostra", "proprio iure dicavi". R. Вidagоr. Op. cit., pp. 75-76.

295 Ibid., р. 125.

296 LVis., V, 1, 4.

297 Conc. Tolet. VI, can. 5; LVis., IV, 5, 6 W; Vаler. Vita S. Fruct. c. 2.

298 Conc. Emerit., can. 17: ...quod si laicus, quamvis ingenuus in domo ecclesiae tamen nutritus et ab ecclesiae rebus dignitatis gratia praeditus, iuxta quod dignitas eius exegerit, pro tali excessu excommunicationis sententia feriendus erit... si maior fuerit qui dignitate polleat sex mensibus ab episcopo suo excommunicatus maneat...

299 Conc. Caesaraug. III, can. 3: Ut monasteria diversoria secularium non fiant... quosdam abbates... dum quasi patrono affectu aditum secularibus in monasteriis adtribuunt, diversas insolentias monachis ibidem Deo deservientibus ingerunt, dum et eorum operationem, quo se divinae pietati placituros alacri curiositate exhibent, deprehendunt...

300 Fruct. Regula monastica, c. 2: Solent enim nonnuli ob metum gehennae in suis sibi domibus monasteria componere, et cum uxoribus, filiis, et servis atque vicinis, cum sacramenti conditione in unum se copulare, et in suis sibi, ut diximus villis et nomine martyrum ecclesias consecrare, et eas falso nomine monasteria nuncupare.

301 Conc. Tolet. X can. 3.

302 Conc. Hisp. II, can. 9; Conc. Tolet. IV, can. 48.

ГЛАВА VII

1 Salv. De gubern. Dei, V, 5, 23: Et hinc est, quod etiam hi, qui ad barbaros non confugiunt, barbari tamen esse coguntur scilicet ut est pars magna Hispanorum, et non minima Gallorum, omnes denique, quos per universum Romanum orbem fecit Romana iniquitas iam non esse Romanos. Перед этим Сальвиан рассказывал о бегстве людей, угнетенных налогами, к варварам или багаудам (Ibid., V, 5, 22).

2 Hydat. Chron., 125 (а. 441).

3 Ibid., 128 (а. 443).

4 Нуdat. Chron., 141 (а. 449): Basilius ob testimonium egregii ausus sui congregatis in ecclesia Tyriassone foederatos occidit ubi et Leo eiusdem ecclesiae episcopus ab isdem, qui cum Basilio aderant, in eo loco obiit vulneratus. В следующей главе Идасий отмечает, что свевский король Реккиарий, возвращавшийся из Галлии от своего тестя, вестготского короля Теодориха, вместе с Базилием разграбил область Цезаравгусты, захватил Илерду и увел оттуда много пленных (ibid., 142). 141-я глава хроники Идасия по-разному истолковывается исследователями. Одни полагают, что Базилий - это командир римского военного отряда, разгромивший багаудов в Тирриассоне. См. W. Reinhаrt. Historia general del reino hispanico de los suevos. Madrid, 1952, р. 45; L. de Vаldeavellanо. Op. cit., t. I. Madrid, 1955, р. 260; "Historia de Espana", dir. por R. Menendez Pidal, t. III. Madrid, l963, p. 32. Другие, напротив, считают Базилия вождем багаудов, который разгромил отряд федератов. См. О. Seeck. PRE, t. III, S. 48; E. A. Thоmpsоn. Peasant revolts in Late Roman Gaul and Spain. "Past and Present", 1952, No. 2, р. 16; A. Szadeckу-Наrdess. Zur Interpretation zweier Hydatius-Stellen. "Heliko", 1961, No. 1, SS. 148-152; S. Mazzarinо. Si puo parlare di revoluzione sociale alla fine del mondo antico. "II passagio dall'antichita al medioevo in occidente". Spoleto, 1962, р. 422. В таком случае 142-я глава хроники Идасия свидетельствует о каких-то кратковременных совместных действиях свевов и багаудов в Тарраконе. Но неясным остается, кто такие foederati, о которых идет речь в предыдущей главе. Можно было бы предположить, что хронист имеет в виду какой-то отряд готских федератов. Однако Идасий, неоднократно упоминая содействие готских войск имперским властям в Испании, никогда не называет эти войска федератами. Подобно другим западноримским хронистам, он вообще не употребляет это выражение как технический термин. Вызывает недоумение также то обстоятельство, что Идасий, враждебно относящийся к багаудам, отмечает "редкую отвагу" их предводителя. В целом толкование 141-й главы хроники остается, таким образом, спорным.

5 Hydat. Chron., 158 (а. 454): Per Fredericum regis fratrem Bacaudae Terraconenses caeduntur ex auctoritate Romana.

6 Ibid., 179 (а. 456): In conventus parte Bracarensis latrocinantum depraedatio perpetratur. См. Е. А. Тhоmpsоn. Op. cit, p. 16.

7 Hydat. Chron., 174 (а. 456).

8 Hydat.Chron., 178.

9 Ibid., 179.

10 В начале V в. испано-римские магнаты успешно отражали в течение трех лет попытки вандалов, аланов и свевов прорваться в Испанию (см. Oros. Hist. VII, 40, 5). В 464 г. знать Тарракона оказала вооруженное сопротивление войскам вестготского короля Эйриха (см. Isid. Hist. Goth., 34 (а. 473).

11 О. Нirsсhfeld. Der Grundbesitz der romischen Kaiser. Beitrage zur alten Geschichte, Bd. II, 1902, S. 308; A. Ballesteros у Beretta. Op. cit., p. 912; Е. М. Штаерман. Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи. М., 1957, стр. 161.

12 Весьма любопытно рассуждение Сальвиана, где он сопоставляет королевства, образованные на римской территории варварами, и районы, в которых господствовали багауды. Sаlv. De gubern. Dei V, 5, 22: Itaque passim vel ad Gothos vel ad Bacaudas vel ad alios ubique dominantes barbaros migrant. См. также А. Р. Корсунский. Движение багаудов. ВДИ, 1957, No 4, стр. 79-80.

13 В сб. "II passagio dall'antichita al medioevo in occidente", pp. 437-438, 440.

14 См. А. Р. Корсунский. Ук. соч., стр. 79-80.

15 См. также ответ С. Маццарино на выступление К. Санчес-Альборноса. S. Mazzarino. Op. cit., р. 439.

16 См. выше, стр. 145-146, след.

17 CEur., 277; LVis., X, 2, 2.

18 LRVis, PS, V, 3, 1 I; LRVis., CTh., IX, 23, 1 I. Cp. LRVis, PS, V, 31, 1.

19 LVis., VI, 1, 1; VII, 4, 2; IX, 2, 8 W.

20 Johann. Biclar. Chron., с. 213 (а. 572): Leovegildus Rex Cordubam civitatem diu Gothis rebellem nocte occupat et caesis hostibus propriam facit multasque urbes et castella interfecta rusticorum multitudine in Gothorum dominium revocat; ibid., p. 215 (а. 577): Leovegildus rex Orospedam ingreditur et civitates atque castella eiusdem provinciae occupat et suam provinciam facit et non multo post inibi rustici rebellantes a Gothis opprimuntur et post haec integra a Gothis possidetur Orospeda.

21 LVis., V, 4, 17.

22 CEur., 277: Sortes Gothicas et tertias Romanorum, quae intra L annis non fuerint revocate, nullo modo repetantur. Similiter de fugitivis, qui intra L annos inventi non fuerint, non liceat eos ad servitium revocare. Cp. LBurg., 79, 5.

23 Саssiоd. Variae, III, 48.

24 LVis.. IX, 1, 21 Egica.

25 LVis.. VIII, 1, 3: Qui ad faciendam cedem turbas congregaverit, aut qui seditionem alteri, unde contumelium corporis sentiat, fecerit vel faciendam incitaverit aut preceperit, mox iudex facti crimen agnoverit, eum conprehendere non moretur; ita ut caput huius sceleris, infamia notatus, extensus publice coram iudice LX flagella suscipiat et omnes, qui cum eo venerint vel quid fecerint, nominare cogatur, ut si in eius patrocinio non sunt, unusquisque ingenuorum quinquagena flagella suscipiat. Servi autem huius criminis socii, si alterius domini sunt, singuli in conventu publico ad aliorum terrorem extensi coram iudice ducentenos hictus accipiant flagellorum.

26 LVis., II, 1, 6 Recces.: Quemcumque vero aut per tumultuosas plebes... adeptum esse constiterit regni fastigia... et anathema fiat...; Conc. Tolet. VIII, can. 10: ...non forinsecus, aut conspiratione paucorum, aut rusticarum plebium seditioso tumultu.

27 F. Dahn. Op. cit., Bd. VI, S. 175; M. Torres. Lecciones.., vol. II, pp. 176-177.

28 Так, очевидно, крестьянские восстания, происходившие в правление Леовигильда, побудили III Толедский собор принять постановление, чтобы судья и прокураторы не отягощали жителей поборами, а взимая их, руководствовались бы соответствующими указаниями провинциальных церковных соборов (Conc. Tolet. III, can. 18).

29 Johan. Biclar. Chron., а. 581: Leovegildus rex partem Vasconiae occupat et civitatem, quae Victoriacum nuncupatur, condidit. После того как Свинтила нанес баскам поражение, они покорились готскому королю: Isid. Hist. Goth., 62: ...obsides darent, Ologicus civitatem Gothorum stipendiis suis et laboribus conderent, pollicentes eius regno dicionique parere et quicquid imperaretur efficere.

30 Jоhаn. Вiсlar. Chron., а. 581; Isid. Hist. Goth., 54, 59, 62; La cronica Albeldense, p. 600. Фройю, восставшего против Реккесвинта, очевидно, поддерживали баски, которые в это же время вели военные действия против Вестготского королевства. См. Таiо. Sentent., col. 72; Contin. Hisp., 35-36.

31 Conc. Tolet. XVII, can. 8.

32 J. de lаs Саgigаs, Los mozarabes, t. I. Madrid, 1947, р. 45.

33 La cronica Albeldense, р. 602: Eo regnante, serui dorninis suis contradicentes, eius industria capti in pristina sunt seruitute reducti. По сообщению другой хроники, восставшие были либертинами. Sеbаst. Chron., р. 486: ...cuius tempore libertini contra proprios dominos armas sumentes, tyrannice surrexerunt: sed principis industria superati, in servitutem pristinam sunt reducti.

34 Conc. Tolet. IX, can. 13; Conc. Hisp. II, can. 8; Valer. De gen. monach., cap. 26.

35 Conc. Emerit., can. 15: ...dicentes ex ea homines aliquos maleficium sibi fecisse...; LVis., VI, 5, 15 Egica; Conc. Tolet. XI, can. 6; VI, can. 10. В постановлении провинциального собора фигурирует некий либертин Елисей, который, оказывается, не только покушался на благополучие епископа, но проклял и саму церковь - его патронессу. Conc. Hisp. II, can. 8: ...ad contumaciae morbum transiliit, sicque per superbiam non solum eiusdem episcopi veneficiis artibus salutem laedere voluit, sed etiam patronam Ecclesiam libertatis immemor damnavit.

36 LVis., VI, 5, 12 Ch.

37 LVis., VI, 5, 13 Recces.

38 Правда, Эгика, желая, очевидно, предотвратить дальнейшее обострение борьбы сервов против господ, снова ввел в Вестготскую правду закон Реккесвинта (LVis., VI, 5, 13 Egica).

39 LVis., V, 4, 17; IX, 3, 1; IX, 3, 2; IX, 3, 3; Conc. Ilerd., can. 8.

40 LVis., IX, 1, 8; IX, 1, 11; IX, 1, 14; IX, 1, 15 Antiqua emendata.

41 Conc. Tolet. IV, can. 70; Conc. Tolet. VI, can. 9.

42 Conc. Caesaraugust. III, can. 4. Характерно, что в одной из вестготских формул об освобождении серва епископом имеется особая оговорка, возбраняющая преемникам епископа нарушать этот акт освобождения (Form. Wis., No. 6).

43 Conc. Hisp. I, can. 1, can. 2; Conc. Tolet. IV, can. 67, can. 68; Conc. Emerit., can. 21.

44 Х Толедский собор рассматривал дело о завещании епископа Рицимера, который, как заявил его преемник епископ Фруктуоз, якобы отпустил многих сервов на свободу, сделал щедрые дары либертинам и тем самым резко сократил доходы церкви. Собор принял решение о мерах, необходимых для того, чтобы церковь сохранила свои доходы. Вопрос же о либертинах и их имуществе был передан на усмотрение самого Фруктуоза. Он должен был решить, следует ли оставить в силе распоряжение Рицимера об освобождении сервов и наделении их имуществом (см. Conc. Tolet. X, aliud decretum).

45 Edictum Ervigii regis de tributis.., p. 479.

46 LVis., X, 1, 13.

47 LVis., X, 1, 11.

48 Sulp. Sever. Dial. III, 11, 5.

49 Об истории присциллианства см. M. Menendez Pelayo. Historia de los heterodoxos espanolos, t. I, Madrid, 1880; П. А. Прокошев. Присциллиан и присциллианисты. Казань, 1900; Е. Babut. Priscillien et le priscillianisme. Paris, 1908.

50 Взгляды присциллианистов на Троицу неоднократно предавались анафеме католической церковью. Conc. Bracar. I. Ср. Epist. Leonis ad Thuribium I. Contra Priscillianistas qui sanctum Trinitatem non personis, sed tantum nominibus distinguunt, р. 716. Ср. A. dAles. Priscillien et lEspagne chretienne a la fin du IV-e siecle. Paris, 1936, р. 122.

51 Conc. Tolet. I, Regula fidei catholicae, 13.

52 Ibid., 6.

53 Противопоставляя ортодоксальное учение о природе Христа взглядам присциллианистов, I Толедский собор отмечал; ...nec imaginarium corpus aut phantasmatis alicuis in eo fuisse, sed solidum atque verum, hunc et esurisse, et sitisse, et doluisse, et flevisse, et omnes corporis injurias pertulisse...

54 Conc. Bracar. I, can. 7.

55 Conc. Tolet. Regula, 1, 9; can. 10, 11, 15; Conc. Bracar. I, can. 5, 9.

56 Conc. Tolet. I, Regula, 16, 17; Conc. Bracar. I, can. 11, 14.

57 F. Paret. Priszillianus. Ein Reformator des vierten Jahrhunderts. Wurzburg, 1891, SS. 106-108.

58 С. Torres. Priscilliano "doctor itinerante, brillante superficialidad". CEG, XXVII, 1954, р. 77.

59 Соответствующие цитаты из их сочинений приведены в упомянутой работе Э. Бабю.

60 Priscill. Tract., II, 51-52; F. Paret. Op. cit, SS. 106-108.

61 Conc. Tolet. I. Mansi, t. III, p. 1004.

62 См. К. Kunstle. Antipriszilliana. Freiburg und Breisgan, 1905, S. 23.

63 CSEL, t. XVIII, p. 153. Э. Бабю предполагал, правда, что Орозий процитировал не письмо Присциллиана, а какое-то манихейское произведение.

64 Priscill., tract. III: Liber de fide et de apocryphis.

65 F. Paret. Op. cit., SS. 286-287.

66 Conc. Caesaraug. I, can. 7.

67 Conc. Tolet. I. Mansi, t. III, p. 1006; ср. Priscillianus. Canones, can. XL; Conc. Caesaraug. I, can. 4.

68 S. Leonis. Epist. XV, can. 15, р. 688. Один из канонов Присциллиана (компендиум посланий апостола Павла), согласно которому члены христианской общины должны обращаться со своими делами не в государственные суды, а в церковные (сап. XLVI), проникнут, по мнению Ф. Парэта, духом раннехристианской церкви. Имеется в виду установка на то, чтобы передавать все дела на суд общины верующих (см. F. Paret. Op. cit, S. 33).

69 Conc. Bracar. III, can. 1; см. M. Menendеz Реlауо. Ор. cit., pp. 142-143.

70 Conc. Caesaraugust. I, can. 2.

71 S. Philastr. Liber de haeresibus, LXXXIV. Abstinentes. Sunt in Gallis et Hispanis, et Aquitania veluti abstinentes qui et Gnosticorum et Manichaeorum particulam perniciosissimam aeque secuntur, eademque non dubitant praedicare separantes persuasionibus conjugia hominum et escarum abstinentiam promittentes. В то же время присциллианисты допускали внебрачное сожительство с женщинами. См. К. Kunstle. Ор. cit., S. 39.

72 Sulp. Sever. Dial. III, 11, 5: ...etenim solis oculis judicabatur, cum quis pallore potius aut veste, quam fide haereticus aestimaretur. Cp. CTh., XVI, 5, 40: ...Huic itaque hominum generi nihil ex legibus sit commune cum ceteris.

73 Conc. Tolet. I; Mansi, t. III, col. 1006: ...habentes hanc fiduciam, quod cum illis propemodum totius Gallaeciae sentiret plebium multitudo. В начале V в. Сульпиций утверждал, что Присциллиан... multos nobilium pluresque populares auctoritate persuadendi et arte blandiendi aplicuit in societatem. Sulp. Sever. Hist. sacra, II, 46.

74 Leon. Epist. XV, c. 5: Quae vero illic aut quanta pars plebium a contagione pestis huius aliena est... (col. 680).

75 Conc. Bracar. I, 1. J. Vives. Conc., p. 66: ...ne quis tamen aut per ignorantiam aut aliquibus, ut assolet, scribturis deceptus apocryfis aliqua adhuc ipsius erroris pestilentia sit infectus, manifestius ignaris hominibus declaretur quia in ipsa extremitate mundi et in ultimis huius provinciae regionibus constituti aut exiguam aut репе nullam rectae eruditionis notitiam contingerunt. Интересно, что гораздо позднее в феодальной Франции XII-XIII вв. еретики в изображении церковных писателей - это simplices et pauperes homines, illiterati, idiotae. См. H. Grundmann. Literatus - illiteratus. AKG. Band. XL, H. I, SS. 54-57.

76 Sulpic. Sever. Hist. sacra. II, 46.

77 Leon. Epist. XV, c. 3 (col. 680).

78 Sulpic. Sever. Hist. sacra. II, 51: Ceterum Priscilliano occiso non solum non repressa est haeresis, quae illo auctore proruperat, sed confirmata, latius propagata est...

79 Cod. Theod. XVI. 5, 40 (407 г.); XVI, 5, 43 (408 г.); XVI, 5, 48 (410 г.); XVI, 5, 59 (423 г.); XVI, 5, 65 (428 г.); Nov. Valent. XXXV (445 г.). Заслуживает внимания, что наряду с донатистами, манихеями и некоторыми другими сектами имперское законодательство относило присциллианистов к числу наиболее опасных еретиков (см. CTh., XVI, 5, 65).

80 Oros. Op. cit., р. 152: Dilacerati gravius a doctoribus pravis quam a cruentissimis hostibus sumus.

81 Leon. Epist. XV.

82 Turrib. Epist. (Idacioet Ceponio episcopis), c. 2.

83 Hydat. Chron., 130.

84 Ibid., 135.

86 Убийство епископа Льва в 449 г. в Тириассоне во время пребывания там отряда багаудов - событие, о котором нам слишком мало известно, чтобы делать какие-нибудь выводы о совместных выступлениях багаудов и присциллианистов. Обращает на себя внимание, что Идасий, рассказывающий о тех и о других, не усматривает никакой связи между ними, которую он не преминул бы подчеркнуть, если бы для этого имелись хоть какие-либо основания. Августин ведь всячески выпячивал близость донатистов к агонистикам.

86 LRVis., NVal., II, 1.

87 LRVis., N. Theod. III, 1.

88 Архиепископ Толедо Монтан в письме, относящемся к 30-м годам VI в., особо выделяет заслуги некоего Турибия в искоренении ереси присциллианистов и язычества в районе Паленсии (в северной Испании). См. Mansi, t. VIII, р. 788.

89 Conc. Bracar. I. Praefatio.

90 Conc. Bracar. I (Proposita contra Priscillianam haeresem capitula).

91 Conc. Bracar. II, can. 67, 42, 57. На заключительном заседании собора митрополит потребовал, чтобы епископы объявили о решениях, принятых в Бракаре, в своих диоцезах и отлучили бы от церкви всех клириков и монахов, зараженных присциллианистской ересью. См. Mansi, t. IX, р. 773.

92 LVis., XII. 2, 2 Ch.: De omnium heresum erroribus abdicatis.

93 Интересно отметить, что присциллианистские прологи к четырем Евангелиям нашли отражение в некоторых Евангелиях школы Ады во Франкском королевстве (IX в.). См. R. M. Walker. Illustrations to the Priscillian Prologues in the Gospel Manuscripts of the Carolingian Ada School. The Art Bulletin, 1948, March, v. XXX, pp. 1-10.

94 В актах VII Толедского собора в 646 г. говорится, что лишь наиболее достойные и ученые монахи могут жить вне монастырей. Всех же недостаточно добродетельных и ученых, и тех, кто бродят по стране, епископы должны принудить поселиться в монастырях.

95 М. Menendez Реlауо. Ор. cit., pp. 168-170.

96 Conc. Hisp. II, can. 12; De quodam Acephalorum episcopo, can. 13; Conc. Tolet. XIV, can. 8, 9; см. М. Menendеz Pelayo. Ор. cit., pp. 199-200; "Historia de Espana", dir. роr R. Menendez Pidal, t. III, p. 271.

97 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 7, стр. 361.

ГЛАВА VIII

1 CEur., 277.

2 Сидоний Аполлинарий обвинял римского префекта претория Галлии - Сероната в том, что он римским законам предпочитает готские. Apoll. Sidon., II, 1: ...leges Theodosianas calcans, Theodoricianasque praeponens.

3 Hydat. Chron., 193 (а. 459); 197 (а. 459); 201 (а. 460); Chronica Gallica, 652, 653.

4 Ароll. Sidоn. Epist. IV, 22, 3; VIII, 9, 5.

5 Greg. Turon. Hist. II, 20: Eoricus autem Gothorum rex Victorium ducem super septem civitatis praeposuit anno XIV. regni sui.

6 Ароll. Sidon. Epist. I, 2, 9: ...redeunt pulsantes, redeunt summoventes, ubique litigiosus fremit ambitus. К вестготскому королю обращаются знатные галло-римляне с просьбой вернуть им земли, захваченные готами. Ibid., VIII, 9, 1; 2.

7 CEur., 277: ...libram auri cui rex iusserit coactus exsolvat.

8 Codicis Euriciani leges ex lege Baiuvariorum restitutae, No. 1.

9 Iord. Getica, 216. См. Apoll. Sidоn. Epist., I, 2.

10 Cod. Euric. leges restitut, No. 14.

11 Ibid., No. 2.

12 Salv. De gubern. Dei V, 36: Gothi... subiectos tributis non premunt; Сassiоd. Variae V, 39, 13.

13 Apoll. Sidon. Epist., I, 2, 4 (о дворе Теодориха I): circumstitit sellam comes Armiger; pellitorum turba satellitum ne absit, admittitur, ne obstrepat, eliminatur sicque pro floribus immurmurat exclusa a velis inclusa cancellis.

14 Е. Delaruellе. Toulouse - capitale Wisisgothique et son rempart. "Annales du midi", t. 67, 1955, fasc. 3, pp. 211-221.

15 Ароll. Sidоn. Epist., VIII, 3, 3.

16 Commonitorium Alarici regis, MGH, Legum sectio I, t. I, pp. 465-467.

17 Двор Эйриха иногда находился в Бордо. См. Ароll. Sidon. Epist. VIII, 9; Paul. Pell. Eucharist., vers. 501-514.

18 CEur., 322 (comes civitatis); CEur., 304 (territorium civitatis).

19 Iоrd. Getica, 233. Ср. Iord. Get. 190.

20 Greg Turon. Hist, II, 20; Chronica Gallica, 652-653.

21 O. Seeck. Comites. PRE, Bd. III, SS. 631-642; H. Вrunner. Op. cit, Bd. II, SS. 220-221.

22 Apoll. Sidon. Epist. VII, 2, 5. Cp. Hуdat. Chron., 170 (а. 456); 217 (а. 462 - 463).

23 Еще во время пребывания вестготов в Италии Атаульф, впоследствии вестготский король, получил от Аттала звание comes domesticorum equitum. Zоsim. Hist. nova, VI, 7; Sozom. Hist. eccles. IX, 8.

24 LVis., IX, 2, 1; IX, 2, 3; IX, 2, 4. Можно предположить, что эти Antiquae Вестготской правды, отражающие первоначальную воинскую систему варваров, соответствуют и отношениям, характерным и на рубеже V-VI вв.

25 CEur., 322; LVis., VII, 1, 5. Ср. LVis., III, 4, 17.

26 Судья, например, заботится о том, чтобы дети, оставшиеся без отца, не лишались своего имущества вследствие злоупотреблений их матери. Получив соответствующую жалобу, судья напоминает ей (commoneat), что она не имеет права тратить это имущество (CEur., 322). Он расторгает браки, заключенные между близкими родственниками (nuptias incestas). Codic. Euric. leges restitutae, No. 2. Местные судьи (locorum iudices) оценивают размеры компенсации, которая должна быть выплачена покупателю, если он оказывается вынужденным вернуть приобретенную вещь ее прежнему владельцу (CEur., 289).

27 Codicis Euriciani leges restitutae, No. 1: ludex si accepta pecunia male iudicaverit...

28 CEur., 322.

29 Ароll. Sidоn. Carm. VII, v. 452 sq.

30 Apoll. Sidon. Carm. VII, v. 452 sq.: ...luce nova veterum coetus de more Getarum contranitur...

31 Hуdat. Chron., 243 (а. 467).

32 Ароll. Sidоn. Carm. VII, v. 459.

33 Ibid., v. 486 sp.: Prorumpit ab omni murmur concilio fremitusque et proelia damnans seditiosa ciet concordem tumultum; Iоrd. Getica, 190: ...adclamant responso comites duci, laetus sequitur vulgus.

34 В 451 г. народное собрание рассматривало предложение имперского правительства о союзе против Аттилы (Iоrd. Getica, 188-190), в 455 г. - вопрос о мире с империей. Apoll. Sidon. Carm. VII, v. 486-488.

35 Iord. Getica, 215: At Gothi Theodorito adhuc iusta solventes armis insonantibus regiam deferunt maiestatem fortissimusque Thorismud bene gloriosos manes carissimi patris, ut decebat filium patris exequias prosecutus...

36 Hуdat. Chron., 243; Isid. Hist. Goth., 35.

37 Эти термины отсутствуют в фрагментах кодекса Эйриха и встречаются лишь в правде. LVis., III, 4, 17; VI, 2, 4 Ch.; VII, 2, 6; VIII, 1, 3; VIII, 4, 14; VIII, 5, 6 R; IX, 2, 2.

38 CEur., 274: Si quis autem dum arat vel plantat vineam, terminum casu, non volumtate evellerit, vicinis praesentibus restituat terminum et nullum damnum patiatur.

39 CEur., 276: Cum autem proprietas fundi nullis certissimis signis aut limitibus probatur, quid debeat ovservari, eligat inspectio iudicantium, quos partium consensus elegerit. Cp. CEur., 275.

40 LVis., X, 1, 3: Si plures fuerint in divisione consortes quod а multis vel melioribus iuste constitus est, a paucis vel deterioribus non convenit aliquatenus inmutari.

Этот закон, известный нам как Antiqua Вестготской правды, учитывает уже не только мнение большинства, но и "лучших". Вероятно, в V в. решающее значение имела все же позиция большинства общинников. Ср. LVis., X, 1, 8: Sed quod a parentibus vel a vicinis divisum est, posteritas inmutare non temtet.

41 LVis., VIII, 4, 14; VIII, 5, 6 Recces.

42 LVis., III, 4, 17; VI, 2, 4 Ch.; VII, 2, 6; VIII, 1, 3; IX, 2, 2.

43 Conventus publicus, выступающий позднее как concilium, concejo, выполнял судебные функции и в период реконкисты. Е. Нinojosa. Origen del regimen municipal en Leon у Castilla. Estudios sobre la historia del derecho espanol. Madrid, 1903, pp. 18-20.

44 См. G. Wаitz. Deutsche Verfassungsgeschichte, Bd. II, 2. Graz, 1953, S. 143. Закон Эйриха, касающийся спора о границах римского имения, предполагает, что римские и готские земледельцы по соглашению избирают третейских судей. CEur., 276.

45 CEur., 275. Ср. LVis., X, 3, 4 Recces.

46 CEur., 276: Nullus novum terminum sine consorte partis alterius aut sine inspectore constituat. Cp. LVis., X, 3, 5.

47 См. А. И. Неусыхин. Возникновение зависимого крестьянства, стр. 348.

48 Короли у свевов избирались. См. Hydаt. Chron., 181. Им, т. е. королям, принадлежала высшая военная власть, руководство внешними сношениями. Христианство было принято свевами лишь в середине V в. Римляне в городах сохранили свои учреждения. См. L. Sсhmidt. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgange der Volkerwanderung. 2. Abth. Die Geschichte der Westgermanen, SS. 231-233; W. Reinhardt. Historia general., pp. 64-68.

49 См. Нуdаt. Chron., 163 (а. 455). Ср. Ароll. Sidоn. Carm. VII, v. 486-521. Римское правительство, в свою очередь, подчеркивало, что считает Вестготское королевство частью империи. См. Iоrd. Getica, 188: auxiliamini etiam rei publicae, cuius membrum tenetis.

50 Iоrd. Getica, 237; Ароll. Sidоn. Epist., VII, 6.

51 Сидоний Аполлинарий, сам долго боровшийся против расширения владычества варваров в Галлии, в то же время называл вестготского короля Теодориха оплотом римлян. Romanae columen salusque gentis. Apoll. Sidon. Carm. XXIII, v. 71. Эннодий писал о "железном господстве" (ferrea dominatio) Эйриха. Еnnоd., 80.

52 Проявлением этих противоречий было сохранение арианства у готов до 589 г., у свевов - до 561 г., сохранение принципа личного права вплоть до VII в., запрещение смешанных браков, отмененное лишь в VI в.

53 См. выше, стр. 162-163, 244-245.

54 LVis., X, 1, 16: Ut, si Goti de Romanorum tertiam quippiam tulerint, iudice insistente Romanis cuncta reforment. Данный закон, как полагал К. Цеймер, взят из кодекса Эйриха. См. MQH, Leges, t. I, р. 389, n. 1.

55 LRVis., CTh., I, 6, 4.

56 LRVis., CTh., I, 6, 4 (iudices provinciarum); I, 11, 2 I; ibid., III, 11, 1 I: si aliquis de his iudicibus qui provincias administrant vel etiam his, quibus civitates vel loca commissa sunt...

57 Ibid, XII, 1, 1; I, 6, 1.

58 LRVis., CTh., II, 1, 8; II. 4, 2; XI, 5, 1.

59 LRVis. CTh., XII, 2, 1; 2 (exactores, susceptores); LRVis., CTh., VII, 1, 1. Ср. Саssiоd. Variae, V, 39, 2.

60 См. выше, стр. 171-172, 215-216.

61 Conc. Tolet. III (подписи).

62 LVis., XII, 1, 2.

63 Соmmоnit. Alaricis regis. MGH, Leges, t. I, p. 466: adhibitis sacerdotibus ac nobilibus viris...

64 Isid. Hist. Goth., 51: ...primusque inter suos regali veste opertus solio resedit: nam ante eum et habitus et consessus communis ut populo ita et regibus erat.

65 LVis., VII, 4, 5; XII, 1, 2 Reccar.: ...dum iudices ordinamus, nostra largitate eis conpendia ministramus.

66 Иногда правитель провинции обозначается в Вестготской правде, как и в Lex Romana Visigothorum, термином rector provinciae (LVis., XII, 1, 2 Reccar.). Возможно, это общее наименование должностных лиц, возглавлявших провинции.

67 LVis. VII, 1, 5.

68 LVis. VII, 4, 2; VII, 4, 4; VIII, 1, 9; VIII, 4, 29; III, 4, 17.

69 LVis. XI, 1, 2.

70 LVis. IX, 2, 3.

71 LVis. IX, 2, 3.

72 LVis. IX, 2, 6.

73 LVis. II, 1, 23; II, 3, 2; VII, 1, 1; III, 4, 1.7; IV, 3, 3; IX, 1, 3; VIII, 1, 9; VIII, 4, 29.

74 LVis. XII, 1, 2. Conc. Tolet. III, can. 18; 21.

75 LVis. V, 7, 9.

76 Fragm. Gaud, XII; ср. LVis., II, 1, 8 Ch.; VI, 1, 5 Ch.

77 См. выше, стр. 215-217.

71 См. А. Р. Корсунский. Города Испании в период становления феодальных отношений, стр. 49-60.

79 См. письмо Теодориха его уполномоченному в Испании Ампелию о нарушениях правил взимания налогов. Саssiоd. Variae, V, 39, 2: ...dehinc non polyptychis publicis, ut moris est, sed arbitrio compulsorum suggerentur provincialium subiacere fortunae. Cp. LVis., V, 4. 19 Ch.

80 L. de Valdeavellano. Op. cit., t. I, part I, pp. 329-330.

81 LVis, XII, 1, 2 Reccar.; IX, 2, 6.

82 LRVis., CTh, XIII, 1, 1.

83 Cassiod. Variae. V, 39, 14; LRVis., CTh., VIII, 2, 1; LVis., V, 4, 19; XII, 1, 2.

84 LVis., X, 1, 16.

85 LVis., V, 4, 19 Ch.

86 Ср. F. Тhibаult. Limpot direct dans les royaumes des ostrogoths, des wisigothes et des burgundes, pp. 34-39; "Historia de Espana", dirig. por R. Menendez Pidal, t. III, p. 228.

87 LVis, XII, 2, 13 Sis.

88 LVis., X, 2, 4; X, 2, 5 Egica; Conc. Tolet. IV, can. 47; Conc. Тоlet. XVI, tomus; Conc. Tolet. XIII, tomus.

89 F. Dahn. Op. cit, Bd. VI, SS. 256-257.

90 LVis., XII, 2, 18 Egica.

91 Согласно сообщению Григория Турского, в 507 г. на стороне вестготов сражался против франков отряд римлян во главе с сыном Сидония Аполлинария. Greg. Turon. Hist. II, 37.

92 LRVis., PS, III, 4, 3; CTh., I, 11, 1; CTh., II, 1, 9; II, 1, 2; II, 12, 6.

93 См. А. Р. Корсунский. Ук. соч., стр. 21.

94 LVis., IX, 2, 6.

95 LVis., IX, 2, 2; IX, 2, 5.

96 LVis., II, 1, 16 Recces.; II, 1, 27 Recces.

97 LVis, V, 3, 3; V, 3, 4; IV, 5, 5.

98 LVis., IV, 2, 15. Cp. CEur., 323.

99 Даже в начале VII в. воины имели право удерживать пленных как свою военную добычу, так что король, желая их освободить, выкупал этих пленников у своих воинов. Король Сизебут выкупал таким путем византийских солдат. Isid. Hist. Goth., 61: ...adeo post victoriam clemens, ut multos (paene omnes) ab exercitu suo hostili praeda in servitutem redactos pretio dato absolveret eiusque thesauris redemptio existeret captivorum. Готские законы часто упоминают об имуществе, приобретенном воином во время походов. См. CEur, 323; LVis., IV, 2, 15; IV, 2, 16 Recces.; IV, 5, 5.

100 LVis., IX, 2, 1; IX, 2, 3; IX, 2, 4; IX, 2, 5.

101 F. Dahn. Op. cit., Bd. VI, SS. 225-226; M.Torres у R. Prietо Ваnсes. Op. cit, p. 222.

102 E. Hinоjоsa. Origen del regimen municipal en Leon у Саstilla, pp. 18-20.

103 E. Hinоjоsa. Das germanische Element im spanischen Rechte, S. 291.

104 Ibid., SS. 338-339.

105 Ibid., S. 299.

106 LVis., II, 1, 13.

107 LVis., VII, 4, 1 Recces. Данный закон относится к VII в., но, как отмечал К. Цеймер, сходное постановление имелось уже в законах Эйриха. См. MGH, Legum sectio I, t. I, р. 300.

108 LVis., VIII, 4, 14.

109 LVis., IX, 1, 8.

110 LVis., X, 3, 2.

111 LVis., X, 3, 3.

112 LVis., VIII, 3, 15; VIII, 3, 6.

113 LVis., VII, 5, 1.

114 Э. Вольгауптер переводит auditores как Untersuchungsrichter (Е. Wohlhaupter. Gesetze der Westgoten, S. 193). Едва ли можно согласиться с таким переводом. Вестготскому праву неизвестны какие-либо особые следственные судьи. По мнению Ф. Дана, auditores - знатоки законов, судебные заседатели, привлекаемые судьей к рассмотрению дела (см. F. Dаhn. Westgotische Studien. Wurzburg, 1874, S. 245.). Это толкование следует признать более удачным. Упомянутый готский закон не смешивает auditores с судьями. Термин auditores применялся в Южной Галлии для обозначения судебных заседателей - скабинов, и после того как там было ликвидировано вестготское господство. См. G. Wаitz. Deutsche Verfassungsgeschichte, Bd. 4, 3 Aufl. Graz, 1955, S. 391; LVis., V, 6, 3; XI, 1, 1; VI, 1, 5 Ch.; I, 21 Eg. X, 17 Ch.; VI, 1, 2 Ch. Правда, в одном законе VII в; honesti viri не только свидетели. Епископы рассматривают некоторые судебные дела (контролируя светских судей) вместе с "почтенными людьми". LVis., II, 1, 30 R.: ...adiunctis sibi aliis viris honestis. Однако имеются основания предполагать, что honesti viri здесь - это не общинники, а скорее местные магнаты.

115 LVis., IV, 2, 14. Ср. CEur., 322.

116 LVis., IX, 2, 1; IX, 2, 4; IX, 2, 5. Cp. LVis., II, 1, 16 Recces.

117 LRVis., CTh., I, 6, 2 I: ludex... sciturus, non se in secretis domus aut in quibuscunque angulis finitivam sententiam prolaturum, sed apertis domus suae ianuis intromissisque turbis, ut neminem lateat, quicquid secundum vel veritatis ordinem fuerit iudicatum.

118 LVis., II, 2, 3. По мнению К. Санчес-Альборноса, в этом законе речь идет о столкновении в суде двух родственных групп (С. Sanchez-Albornoz у Menduina. Ruina у extincion del municipio romano en Espana, p. 87).

119 LVis., II, 2, 2 Ch.: Audientia non tumultu aut clamore turbetur, sed in parte positis, qui causam non habent, illi soli in iudicio ingrediantur, quos constat interesse debere.

120 LVis., II, 1, 23: Iudex, ut bene causam agnoscat, primum testes interroget, deinde inscripturas requirat, ut veritas possit certius inveniri, ne ad sacramentum facile veniatur.

121 LVis., VII, 2, 1; II, 1, 23; V. 5, 1; V, 5, 2; V, 5, 7; IX, 1, 4; IX, 1, 8; IX, 1, 14; VIII, 4, 14; X, 1, 14. С конца VII в. целесообразность вопроса о применении клятвы решалась судьей. LVis., II, 1, 23 (ред. Эрвиг.): In quibus tamen causis et a quo iuramentum detur pro sola investigatione iustitie, in iudicis potestate consistat.

122 LVis., VI, 1, 8.

123 Вергельд выплачивал владелец быка, ставшего виновником смерти свободного человека (LVis., VIII, 4, 6); судья, который подверг пытке неповинного свободного, закончившейся его гибелью (LVis., VI, 1, 2 Сh.); люди, участвовавшие в сговоре об убийстве, но не являвшиеся исполнителями этого преступления (LVis., VI, 5, 12 Ch.).

124 LRVis., PS, IV, 5, 3.

125 LVis., II, 1, 14 Recces.: Ut terminate causa nullatenus revolvantur, relique ad libri huius seriem terminentur, adiciendi leges principibus libertate manente.

126 См. А. Р. Корсунский. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. Изд-во МГУ, 1963, стр. 175-176.

127 LVis., II, 1, 2: Quod tam regia potestas quam populorum universitas legum reverentie sit subiecta. Cp. Isid. Sententiarum lib. III. 51, 1, 2: Iustum est principem legibus obtemperare suis...; Cp. LRVis., CTh., I, 2, 1 I: Quaecunque contra leges a principibus fuerint obtenta non valeant.

128 F. Dahn. Op. cit., Bd. VI, S. 503, Anm. 4.

129 LVis., II, 1, 33 Recces.: Quicumque ingenuorum regiam iussionem contemnere invenitur, si nobilior persona est, tres libras auri fisco persolvat; si autem talis sit, qui non habeat unde hanc rei summam adinpleat... С hictus flagellorum accipiat.

130 Ф. Дан преувеличивал власть короля, когда утверждал, будто ему принадлежало неограниченное право наказывать преступников. Согласно законам VII в., король мог по своему усмотрению карать лишь изменников; лиц, уклонившихся от похода; тех, кто обрезал монеты; людей, отказавшихся от присяги королю; отравителей (LVis., II, 1, 8 Ch.; IX, 2, 8 W.; IX, 2, 9 Erv.; VII, 6, 2 Recces.; II, 1, 7 Egica; VI, 2, 4 Ch.

131 LVis., II, 2, 1; III, 3, 11 Ch.; III, 5, 1; III, 6, 2. Cp. Fredegаг. IV, 82.

132 F. Dahn. Op. cit, SS. 506-507; К. Strоheker. Das spanische Westgotenreich und Bysanz. B. J., Bd. 163, 1963, S. 266. Вестготский двор испытал влияние византийских дворцовых порядков. По сообщению одной арабской хроники, дочь последнего готского короля (Родриго), ставшая женой Абд-аль-Азиза, сына Мусы, удивлялась тому, что арабы не падают ниц перед ее мужем, как в свое время делали подданные ее отца. Ibn'Аbd Al Hakam. Conquete de lAfrique du Nord et de lEspagne. Paris, 1948, р. 107.

133 Епископов должны были избирать клир и горожане, результаты выборов утверждались епископами соседних диоцезов (Conc. Tolet. IV, can. 19).

134 Conc. Barcin., с. 3; S. Sisebutus. Epist. Wisig., 6, 32, 80; Braul. Epist, No. 31-32. Епископы в письмах к королю именуют себя servuli vestri (Braul. Epist. IV, 37).

136 XII Толедский собор констатировал, что епископские кафедры часто остаются вакантными из-за того, что король не сразу узнает о смерти епископа. Conc. Tolet. XII, can. 6. Архиепископ Эмериты Стефан жаловался, что король Вамба заставил его превратить одно из аббатств диоцеза в епископство (Conc. Tolet. XII, can. 4.)

136 I. Оr1аndis. Op. cit., pp. 90, 94.

137 LRVis., PS, V, 3, 1; CTh, IX, 3, 2; LVis., II, 1, 6; II, 1, 7. Ср. Isid. Etymol., V, 26, 25.

138 LVis., II, 1, 2 Recces.; IX, 1, 21 Egica (subditi); LVis., II, 1, 6 (subjecti).

139 LVis., IX, 2, 8 W.: ...in cunctis provinciis que ad ditionem nostri regiminis pertinent...

140 Isid. Etymol., IX, 3, 23: Monarchae sunt qui singularem possident principatum, qualis fuit Alexander apud Graecos et lulius apud Romanos. Cp. Isid. Hist. Goth., 62 (о Свинтиле): ...totius Spaniae intra oceani fretum monarchiam regni primus idem potitus, quod nulli retro principum est conlatum.

141 R. Gibert. El reino visigodo у el particularismo espanol. "I Goti in Occidente", pp. 573-575.

142 Iohan. Biclar., а. 579, Greg. Turon. Hist. Franc., V, 38: Leuvichildus autem dedit eis (т. е. Герменгильду и его жене. - А. К.) unam de civitatibus in qua resedentes regnarent.

143 LVis., II, 1, 6 Recces.; Conc. Tolet. VIII: Decretum iudicii universalis editum in nomine principis.

144 LVis., IX, 1, 21 Erv.

145 MGH, Legum sectio I, t. I, рр. 485-486.

146 LVis., II, 4, 4 Ch.: praepositi stabulariorum, gillonariorum, argentariorum, coquorum.

147 Conc. Tolet. VIII, tomus, MGH, Leges, t. I, p. 474. Ср. ibid., р. 485-486.

148 LVis., II, 1, 5 Recces.; XII, 2, 14 Sis.

149 С. Sanchez-Albornoz. El Aula Regia.., p. 24.

150 Conc. Tolet. VIII, can. 10: Abhinc ergo et deinceps ita erunt in regni gloriam perficiendi rectores, ut aut in urbe regia aut ubi princeps decesserit cum pontificum maiorumque palatii omnimodo eligantur adsensu, non forinsecus aut conspiratione paucorum, aut rusticarum plebium seditioso tumultu. Cp. LVis., II, 1, 6 R.

151 LVis., II, 1, 6 Recces.

152 LVis., IX, 2, 9 Erv.

153 LVis., II, 1, 15 Recces.: Quod nulli liceat dirimere causas, nisi quibus aut princeps aut consensio volumtatis potestatem dederit iudicandi. Это постановление могло быть направлено и против магнатов, незаконно присваивавших себе судебные функции.

154 LVis, II, 2, 2 Ch.

155 LVis., II, 2, 10 Egica; VII, 4, 1 Recces.

156 С. Sanсhez-Albornoz у Menduina. Ruina у extincion del municipio romano.., pp. 21-22, 56.

157 С. Sanсhez-Albоrnоz, El gobierno de las ciudades de Espana.., pp. 363-369.

158 См. выще, стр. 247.

159 MGH, Legum sectio I, t. I, pp. 478, 481, 483.

160 M. Torres у R. Prieto Bances. Instituciones economicas, sociales.., pp. 218-219; С. Sanchez-Albоrnоz. El Aula Regia.., pp. 35-37, 48.

161 LVis., II, 1, 5 Recces.: ...prolatis seu conexis aliis legibus, quas nostri culminis fastigium iudiciali presidens trono coram universis Dei sanctis sacerdotibus cunctisque officiis palatinis, ducante Deo adque favente audientium universali consensu, edidit et formavit...

162 Conc. Tolet. XIII, can. 2: ...is qui accusatur ordinis gradum sui tenens et nicil ante de supradictorum capitulorum nocibilitate persentiens, in publica sacerdotum, seniorum atque etiam gardingorum discussione deductus et iustissime perquisitus aut obnoxius reatui detectae culpae legum poenas excipiat, aut innoxius iudicio omnium conprobatus appareat. Cp. LVis., XII, 1, 3 Erv.

163 LVis., VI, 1, 7 Ch.

164 Conc. Tolet. IV, can. 75; Conc. Tolet. VIII, can: 10: ita erunt in regni gloriam perficiendi rectores, ut... cum pontificum maiorumque palatii omnimodo eligantur assensu...

165 Подняв мятеж против короля Свинтилы, комит Сизенант пообещал Дагоберту вознаграждение в 500 фунтов золота, если тот откажется ему помочь. Но когда Сизенант стал королем, знать воспрепятствовала выполнению этого соглашения и согласилась на выплату Дагоберту лишь 200 тысяч солидов. См. Fredeg. IV, 73. По мнению Ф. Грирсона, размеры выплаченной суммы в сообщении Псевдо-Фредегара весьма преувеличены. См. Ph. Grierson. Commerce in the dark ages: A critic of the evidence. Transactions of the royal historical society, 5 series, v. 9, 1959.

166 Conc. Tolet. VI, can. 3; VIII, can. 10; XVI, tomus.

167 F. Dаhn. Ор. cit., Bd. VI, SS. 492, 517.

168 В. К. Пискорский. Кастильские кортесы в переходную эпоху от средних веков к новому времени. Киев, 1897, стр. VII.

189 Ch. Вishkо. Spanish abbots and the Visigothic councils of Toledo. Humanistic studies in honor of J. Calvin Metcalf. Charlotensville, 1941, р. 139.

170 A. Ziegler. Ор. cit., p. 43.

171 M. Torres у R. Prieto Bances. Instituciones economicas, sociales.., p. 291; С. Sanchez-Albornoz. El Aula regia.., P. 50.

172 См. А. Р. Корсунский. Образование раннефеодального государства, стр. 88,172-176.

173 LVis., VII, 1, 1; VII, 5, 1.

174 LVis., II, 1, 30: De data episcopis potestatem distringendi iudices nequiter iudicantes; Conc. Tolet. IV, can. 32.

175 LVis. XII, 1, 2 Reccar.

176 Conc. Tolet. III, can. 18.

177 Conc. Tolet. IV, can. 3.

178 Conc. Tolet. XIII, can. 3.

179 Conc. Tolet. XII, can. 7.

180 Conc. Tolet. XVII, can. 8.

181 Conc. Tolet. V, can. 3; VI, can. 17; VIII, can. 10.

182 Conc. Tolet. V, can. 6; VI, can. 14.

183 Conc. Tolet. VIII: Decretum iudicii universalis editum in nomine principis.

184 Ibidem: Regem etenim iura faciunt, non persona, quia nec constat sui mediocritate subdi sublimitatis honore; quae ergo honori debent honori deserviant, et quae reges adcumulant regno relinquant...

185 Conc. Tolet. VII, can. 1. Данные требования, разумеется, были продиктованы конкретной политической ситуацией. При иной расстановке сил среди магнатов, боровшихся за власть и земли фиска, менялась и позиция соборов по рассматриваемому вопросу. XIII Толедский собор, например, постановил амнистировать участников восстания Павла против Вамбы и вернуть им их имущество. Conc. Tolet. XIII, can. 1. Ср. Conc. Tolet. XII, can. 3. Здесь важно то, что собор предъявил королю определенные требования и стремился ограничить его власть.

186 Conc. Tolet. XIV, can. 12.

187 Подобную присягу "по обычаю" принес Вамба. Iul. Hist. rebell. с. 4: At ubi ventum est, quo sanctae unctionis susciperet signum... regio iam cultu conspicuus ante altare divinum consistens, more fidem populis reddidit. О клятве короля народу см. также F. Dаhn. Ор. cit., Bd. VI, S. 527. Разумеется, "подданные", которым присягали короли, это по существу магнаты и высшее духовенство.

188 Соnc. Tolet. VIII, Decretum iudicii universalis editum in nomine principis.

189 LVis., II, 1, 6 Recces.; см. K. Zeumer. Op. cit; NA, Bd. XXIV, SS. 49-53.

190 LRVis., CTh., I, 6, 7.

191 Lex Theudi, MGH, Leges, t. I, p. 468.

192 LVis., II, 1, 26 Ch.

193 Ibidem.

194 Ibidem.

195 LVis., II, 1, 19 Ch.; II, 2, 8 (ред. Эрвиг.).

198 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 514.

197 LRVis, CTh., XI, 7, 1; Сassiоd. Variae, V, 39, 13.

198 LRVis, CTh., VIII, 2, 1; XI, 5, 1; Сassiоd. Variae, V, 39, 14.

199 LVis., XII, 1, 2 Reccar.: Decernentes igitur et huius legis nostre severitatem constituentes iubemus, ut nullis indictionibus, exactionibus, operibus vel angariis comes, vicarius vel vilicus pro suius utilitatibus populos adgravare presumant nec de civitate vel de territorio annonam accipiant; quia nostra recordatur clementia, quod, dum iudices ordinamus, nostra largitate eis conpendia ministramus.

200 Edictum Ervigii regis de tributis relaxatis, p. 479.

201 LVis., II, 1, 18 Ch.: Nullus in territorium non sibi commisso vel ille, qui iudicandi potestatem nullam habet omnino commisso, quemcumque presumat per iussionem aut saionem vel distringere vel in aliquo molestius convexare...

202 Ibidem.

203 LVis., II, 1, 20 Ch.; LVis., II, 2, 7 Ch.

204 См. выше, стр. 220-221.

205 Cont. Hisp., 53: Additur super hoc ut fertur, pressurarum eius in plerosque acervitas, quos indebite rebus in honore privavit, quos de nobili statu in servitutem sui iuris implicuit, quos tormentu subegit, quos etiam violentis iudiciis pressit.

206 Ibid, p. 59.

207 Ibid., р. 68.

208 Adefonsi Magni. Chronica, с. 5 (об Эгике): Gentes infra regnum tumentes perdomuit: adversus Francos inrumpentes Gallias, ter praelium egit, sed triumphum nullum cepit.

209 Ajbаr Machmua, C. Sanchez-Albоrnoz. La Espana musulmana, t. I, p. 35.

210 Ibid., р. 36.

211 Ibid., p. 34.

212 "Histoire de la conquete de lEspagne par les musulmans", trad. de la chronique dIbn el'Koutha. Paris, 1857, р. 10.