sci_history А. М. Белоногов МИД, Кремль, кувейтский кризис

СЕРИЯ«ДОСЬЕ»

Данная книга – первая в России обстоятельная публикация о драматических событиях недавнего прошлого – захвате Кувейта Ираком и операции «Буря в пустыне». Автор, являясь заместителем министра иностранных дел СССР, рассказывает, как участник событий, о том, как формировалась и проводилась в жизнь советская позиция в связи с кризисом, о перепитиях различных международных переговоров Москвы, о том, почему, несмотря на все усилия не удалось найти мирный выход из кризиса. О многих обстоятельствах читатель узнает из этой книги впервые.

AlexKu 21.05.11 1.0

А. М. Белоногов

МИД, Кремль, кувейтский кризис

От автора

В 1990–1991 годах я был заместителем министра иностранных дел СССР. В круг моего ведения, наряду с некоторыми другими вопросами, входили отношения Советского Союза со странами Ближнего и Среднего Востока. Поэтому с самого начала кувейтского кризиса, вызванного захватом Кувейта Ираком, и до его развязки, когда, потерпев сокрушительное поражение от сил антииракской коалиции, Багдад подчинился требованиям ООН, я самым непосредственным образом был вовлечен во многие связанные с кризисом события.

Предлагаемая книга – это, прежде всего, рассказ очевидца и участника этих событий. Мне довелось заниматься разработкой нашей позиции по различным аспектам кризиса, участвовать в переговорах с Ираком, Турцией, Ираном, арабскими странами и другими государствами, в первую очередь с теми, кто входил тогда в Совет Безопасности. Ряд из этих контактов и переговоров я осуществлял сам, в каких-то случаях лишь находился за столом переговоров, которые вели президент СССР М. Горбачев или министр иностранных дел Э. Шеварднадзе, а после его отставки – А. Бессмертных. Иногда же моя причастность ограничивалась только подготовкой соответствующих документов, а что-то по тем или иным причинам и вовсе проходило мимо меня.

Думаю, что не погрешу против истины, если скажу, что кувейтский кризис – одно из самых поучительных явлений международной жизни. К тому же, несмотря на прошедшее с тех пор время, он не стал перевернутой страницей истории. Его последствия шагнули вместе с нами в XXI век – прежде всего в виде особого режима, установленного для Ирака. Он очень чувствительно сказывается и на иракском народе, и на общей политической ситуации в регионе, и на возможностях других стран, в том числе России, развивать связи с Ираком. Попытки Багдада явочным путем освободиться от ограничений и контроля уже не раз приводили к резким обострениям ситуации и даже к новым ударам США по этой стране. Не прекращаются дипломатические баталии вокруг дальнейшей линии Совета Безопасности ООН в отношении Ирака. Нежелание Багдада считаться с некоторыми его решениями – потенциальный источник новых возможных обострений. Отсюда значение достоверного и детального знания прошлого, того, как развивались события в ходе самого кувейтского кризиса, какие решения и почему принимались в этой связи Советом Безопасности, и чем, наконец, руководствовалась тогда Москва в своей политике и действиях.

Мысль написать книгу о кувейтском кризисе родилась у меня в Канаде, где я находился в качестве российского посла с 1992 по 1998 год. Там мне удалось познакомиться с обширной литературой по кризису, появившейся на Западе, как по горячим следам, так и годы спустя. При этом мне бросилось в глаза, что о роли Советского Союза и его позиции говорилось по большей части вскользь и не всегда объективно. Даже в мемуарах такого, казалось бы, осведомленного человека, как Джеймс Бейкер, занимавшего в период кризиса пост госсекретаря США, встречаются превратные толкования действий Москвы и их мотивов. Я вернулся на Родину с намерением самому рассказать о кризисе, осветить его, так сказать, «с московского угла» или, точнее, показать, как он представлялся по крайней мере тем, кто им занимался тогда в МИДе СССР (допускаю, что из каких-то других московских окон на него могли смотреть и несколько иначе).

Мое намерение только окрепло, когда я убедился, что у нас в стране обстоятельных публикаций о кувейтском кризисе не появилось – ни исследовательского плана, ни мемуарного (о журнальных статьях в данном случае я не говорю). Перечень же свидетельств тех, кому действительно есть что сказать о событиях того времени как их участникам, пока очень короток. Это публикация Е. Примакова в четырех номерах «Правды» за 1991 год «Война, которой могло не быть» и по несколько страниц, посвященных кризису в книге Э. Шеварднадзе «Мой выбор» и в дневниковых записях помощника президента СССР А. Черняева. Возможно, что-то не попало в поле моего зрения. Но общую картину это вряд ли изменит.

Свою книгу я писал, отталкиваясь не только от того, что удержала память. Все, что я рассказываю о переговорах и беседах, которые вел сам или на которых присутствовал, основано на сохранившихся у меня записях. Одни из них подробны или даже практически дословны, в иных случаях фиксировалось лишь основное содержание. Без этих записей, блокнотов и блокнотиков тех дней, просто листков с пометками и многочисленных вырезок мне вряд ли бы удалось восстановить хронику событий и раскрыть содержательную сторону дипломатических контактов и переговоров. Подспорьем для меня были также сообщения о встречах, переговорах и пресс-конференциях, публиковавшиеся в свое время в «Вестнике МИД СССР». Там я нашел некоторые свои собственные заявления, на которые ссылаюсь в книге. Не могу не высказать также признательности своему однокашнику по МГИМО и товарищу по совместной работе в Нью-Йорке В. Лозинскому, который, узнав, что я пишу книгу о кувейтском кризисе, передал мне обширную подборку материалов тогдашней американской прессы, это позволило, в частности, лучше показать, как те или иные шаги Москвы воспринимались в Соединенных Штатах, как они влияли на политическую атмосферу вокруг кризиса и его ход.

Хочу также воспользоваться этой возможностью, чтобы сердечно поблагодарить мидовских арабистов, которые были мне надежной опорой в период кувейтского кризиса. Это сильная, яркая, талантливая плеяда дипломатов, великолепных специалистов, глубоко преданных избранному направлению деятельности. К их советам и памяти я обращался не раз в процессе работы над рукописью. Имена некоторых из них читатель встретит на страницах книги.

В ряде случаев для полноты картины мне приходилось вводить в свой рассказ эпизоды, не связанные непосредственно с моей работой. Здесь, понятно, я выступаю не как мемуарист, а скорее как исследователь, опираясь на известные мне отечественные и зарубежные материалы.

У меня, естественно, было и остается собственное отношение к описываемым событиям. Я его не скрываю от читателя. Возможно, мои оценки кому-то не понравятся. Это понятно, потому что и в период самого кризиса разные политические силы в нашей стране по-разному относились к происходившему. Главное, однако, чтобы из прошлого были извлечены должные уроки, особенно теми, кто делает политику или имеет возможность на нее влиять. Надеюсь, что предлагаемая книга будет этому способствовать.

Глава I

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

О себе и своей работе

Заместителем министра иностранных дел СССР я был назначен 23 апреля 1990 года. К этому времени я находился на дипломатической работе уже без малого 36 лет. Предыдущие четыре года я провел в Нью-Йорке, возглавляя Представительство СССР при ООН и являясь одновременно представителем Советского Союза в Совете Безопасности. Этот пост и раньше был, и сейчас остается одним из наиболее престижных в мидовской системе, по праву считаясь также одним из наиболее трудных в силу своей многопрофильности, а также из-за то и дело возникающих в мире осложнений, требующих внимания Совета Безопасности. Но это, как я убедился, и одно из наиболее интересных дипломатических назначений. Я чрезвычайно признателен судьбе за то, что мне довелось поработать на данном посту, пройти в ООН полезную и в чем-то уникальную школу многосторонней дипломатии.

Предложение Э. Шеварднадзе стать его заместителем я воспринял с чувством благодарности за доверие, но внутренне спокойно и как естественный этап в своей уже долгой дипломатической карьере. К новой работе я приступил в конце мая 1990 года по возвращении из Нью-Йорка.

Мне был поручен довольно обширный участок. В общей сложности мне предстояло заниматься отношениями СССР примерно с семью десятками государств Ближнего Востока, Среднего Востока и Африки – от Афганистана до ЮАР – зоны довольно сложной, в том числе из-за многочисленных конфликтов как внутреннего, так и межгосударственного характера. Со многими из них мне доводилось иметь дело в Нью-Йорке – афганским, арабо-израильским (в его разных ипостасях), западносахарским, ангольским, мозамбикским, конфликтом на Африканском Роге и некоторыми другими. На новом месте вполне мог также пригодиться ранний опыт работы в качестве посла СССР в Египте и руководителя отдела Ближнего Востока и Африки Управления по планированию внешнеполитических мероприятий МИД СССР. Так что обширность региона меня не смущала. При этом я предполагал, что главной головной болью для меня будет Афганистан, где советских войск уже не было, но где продолжала полыхать война, в которой Москва оказывала поддержку правительству президента Наджибуллы, а его положение становилось все более шатким. Вызывал определенное беспокойство и Ближний Восток, где уже третий год шла палестинская интифада – кампания активного сопротивления Израилю на оккупированных арабских территориях.

А пока, на первых порах, я старался войти в проблематику наших двусторонних отношений с курируемыми странами, познакомиться с их послами и подчиненными мне подразделениями министерства, установить связи с другими ведомствами, с кем мне предстояло совместно решать те или иные вопросы. Лето – это также время, когда в отпуск приезжает большинство наших послов. И с каждым послом из моего региона надо было не просто встретиться для знакомства, а и очень обстоятельно поговорить, чтобы из первых рук получить информацию о положении в стране, проблемах посольства (а их всегда много – и финансовых, и кадровых, и прочих), условиться о дальнейших шагах.

За всеми этими заботами и текущими делами июнь и июль пролетели для меня незаметно. И вдруг полыхнуло, да так, что на ближайшие полгода все прочее сразу отодвинулось на второй план: в центре всей международной жизни (и моей соответственно) оказался захват Ираком Кувейта.

Такого оборота не ожидали ни в Кувейте, ни в других арабских странах, ни в США, ни в Западной Европе, ни в Израиле, Турции или Иране. Равным образом не предполагали ничего подобного и в Москве, причем не только в МИДе, но и в других учреждениях, включая военную разведку и разведку КГБ. Все были вынуждены буквально в пожарном порядке реагировать на возникший конфликт.

Сказанное вовсе не значит, что никто не замечал происходившего обострения ирако-кувейтских отношений, не обращал внимания на антикувейтскую риторику Багдада и произведенную им переброску войск к границе с Кувейтом. Это хорошо видели, а руководители некоторых арабских стран даже выступали с посредническими услугами, чтобы снять остроту нажима Багдада на Эль-Кувейт. Но никто не мог представить, чтобы в конце XX века одно арабское государство – член ООН и Лиги арабских государств может пойти на вооруженный захват другого суверенного арабского государства, тоже являющегося членом ООН, ЛАГ и других международных организаций. Такого, казалось, и быть не могло.

Штрихи к историческому фону кризиса

Ирак в его существующих границах был скроен англичанами после Первой мировой войны из трех провинций бывшей Оттоманской империи. Он стал независимым государством в 1932 году по окончании мандата, который Англия получила на управление им от Лиги наций как бывшей вражеской территорией. Как известно, Турция воевала в Первой мировой войне на стороне Германии, за что и поплатилась, отдав победителям – Англии и Франции – большие куски своих владений. Политическая карта Ближнего и Среднего Востока и по сей день в значительной степени остается продуктом тогдашних территориальных переустройств, проделанных Лондоном и Парижем.

Кувейт обрел свободу тремя десятилетиями позже – в 1961 году, когда те же англичане были вынуждены отказаться от протектората, установленого ими над этим шейхством в 1899 году посредством секретного соглашения с его правителем. Кувейт в то время тоже относился к Оттоманской империи, но в отличие от провинций, составивших Ирак, турки его не оккупировали и практически им не управляли, что и позволяло местным властителям из династии Сабахов править этой частью Аравии в условиях относительной автономии. Находясь в большей зависимости от Англии, чем от Турции, Кувейт в Первой мировой войне оказался на стороне Антанты, это также способствовало тому, что после войны судьбы Кувейта и Ирака сложились по-разному.

Еще в 1913 году между Лондоном и Константинополем было достигнуто соглашение об особом статусе Кувейта и его границах, но из-за начавшейся мировой войны оно так и не было ратифицировано. В 1922 году англичане официально завершили территориальное размежевание между Ираком, Кувейтом и Саудовской Аравией. Для этой цели было организовано некое подобие международной конференции – я употребляю слово «подобие», так как ни одна из трех названных арабских стран еще не была самостоятельной. Так возникла существующая и по сей день нейтральная зона – область совместной юрисдикции Кувейта и Саудовской Аравии.

Будучи по образованию юристом, а не историком, географом или этнографом, не берусь судить с точки зрения этих дисциплин о достоинствах и недостатках тех разграничительных линий, которые в ноябре 1922 года начертила на карте красным карандашом рука сэра Перси Кокса – тогдашнего английского высокого комиссара в Багдаде, который и был на конференции главным действующим лицом. Замечу лишь, что о скрытых под песками нефтяных богатствах тогда не подозревали и, следовательно, о дележе природных богатств речь не шла. В правовом же плане основополагающий факт состоит в том, что именно с этими границами пришли к независимости сначала Саудовская Аравия, затем Ирак и, наконец, Кувейт. И в этих границах они были приняты в ООН, Лигу арабских государств и другие международные организации, где взяли на себя среди прочих обязательств и обязательство не использовать силу для решения спорных вопросов.

А споры начались почти сразу же. В основном это были претензии Багдада. Уже в 30-е годы возникла версия об «исторических правах» Ирака на Кувейт как таковой, то есть на всю территорию страны.

В качестве главного обоснования продвигался тезис об общности Ирака и Кувейта как частей бывшей Оттоманской империи с особым акцентом на то, что одним из эдиктов Кувейт был какое-то время включен в вилайет Басра (Басра – второй по величине город современного Ирака). Отсюда делался тот вывод, что когда англичане уйдут из Кувейта, последний должен воссоединиться с Ираком. Эти претензии заявлялись высшими должностными лицами Ирака, в частности, королем Гази в 1937 году, призвавшим даже к аннексии Кувейта и начавшим было с этой целью подтягивать войска к ирако-кувейтской границе. Однако смерть Гази положила конец этой затее, да и англичане не позволили бы ей осуществиться.

Новая вспышка эмоций в Ираке по поводу Кувейта началась, когда 19 июня 1961 года Кувейт обрел независимость. Правивший в то время в Ираке генерал Касем поспешил объявить Кувейт «составной частью Ирака». Существуют разные версии насчет того, началась или нет тогда передислокация иракских войск к границе, но, во всяком случае, Лондон по просьбе правительства Кувейта немедленно вернул свои войска на его территорию. Через некоторое время они были заменены трехтысячным контингентом войск Лиги арабских государств. Касему пришлось отступить.

Государственная самостоятельность Кувейта была признана Ираком в октябре 1963 года, после того как в феврале в Багдаде в результате переворота к власти пришло первое баасистское правительство. Генерал Ахмед аль Бакр, премьер-министр, а потом и президент Ирака, официально отказался от территориальных претензий к Кувейту, признал его независимость и суверенитет и одобрил членство Кувейта в ЛАГ и ООН. Внешне ситуация как бы нормализовалась, но в действительности в Ираке пропаганда никогда не давала затухнуть претензиям на полное поглощение Кувейта.

В этой связи несколько слов о самом Кувейте. Историки относят его зарождение к середине XVIII века, когда одно из кочевых аравийских племен, предводительствуемое семейством Сабахов, обосновалось на побережье самой удобной во всем Персидском заливе гавани, расположенной у его северо-западной оконечности. Там был выстроен форт, по уменьшительному названию которого и стала называться вся прилегающая к нему местность – Кувейт. Жители занимались рыболовством, добычей жемчуга, торговлей, мореходством, плавая на своих небольших судах даже к берегам Восточной Африки.

XVIII и XIX столетия прошли для кувейтян сравнительно спокойно, однако ХХ век принес колоссальные перемены. В 1938 году в Кувейте была обнаружена нефть, в 1946 году началась ее промышленная разработка, а с этим и совершенно новая эпоха в истории Кувейта – время его восхождения к вершинам финансового сверхблагополучия и сопряженных с этим возможностей превратить в прошлом отсталую и очень бедную страну в ультрасовременную.

Нефтяной бум привел и к серьезным демографическим изменениям. Собственный человеческий ресурс Кувейта оказался совершенно недостаточен. Возникла потребность в массовом притоке рабочей силы, особенно квалифицированной. В Кувейт устремились из-за рубежа сотни тысяч людей. Несмотря на строго избирательный характер допуска в Кувейт иностранцев, последние составили с течением времени свыше половины населения страны (около 60 процентов), в том числе в составе трудовой его части – 85 процентов. Возникла весьма своеобразная структура общества, где вершину пирамиды составляли коренные кувейтяне, а нижележащие слои – различные категории неграждан, политико-правовой и социальный статус которых строго регламентировался сверху. Хотя такая система далека от стандартов американской или европейской демократии, людей, желающих получить возможность трудиться и жить в Кувейте, было и остается хоть отбавляй ввиду весьма привлекательного уровня жизни в этом небольшом, но очень привилегированном уголке земного шара. Численность населения Кувейта в 1990 году составляла примерно 2,1 миллиона человек.

Привилегированность же определяется гигантскими природными богатствами Кувейта (особенно при сопоставлении с небольшими размерами территории) – на него приходится примерно 10 процентов мировых запасов нефти. На момент захвата Кувейт являлся шестым по счету крупнейшим ее производителем.

Добывая и перерабатывая большие объемы нефти и экспортируя ее и нефтепродукты, Кувейт использовал получаемые средства как внутри страны, так и за рубежом. Огромные суммы вложены Кувейтом в банки Европы и Америки, нефтепромышленность ряда стран, бензиновые колонки от Италии до Дании, немецкие автомобильные концерны, американские курорты и многие другие доходные отрасли. Считается, что к 1990 году зарубежные инвестиции Кувейта превысили 100 миллиардов долларов, а индивидуальные вклады кувейтян составляли еще порядка 50 миллиардов долларов.

Сложилось положение, когда доходы от зарубежных инвестиций Кувейта стали превышать его доходы от вновь добываемой нефти, что ослабило зависимость Кувейта от колебаний мировых цен на нефть и соответственно необходимость тщательно соотносить объемы своей нефтедобычи с ситуацией на мировом нефтяном рынке. Для самого Кувейта это, может быть, и хорошо, но другие экспортеры нефти имели свой взгляд на такую особенность Кувейта.

Помимо претензий глобального порядка, то есть целиком на весь Кувейт, Багдадом выдвигались и претензии частичного характера. В территориальном смысле их было две: во-первых, передать или, в крайнем случае, сдать в аренду Ираку острова Варба и Бубиян – безлюдные плоские песчаные образования, расположенные рядом с устьем реки Шатт-аль-Араб. Они рассматривались как стратегически важные для обеспечения надежного доступа Ирака в Персидский залив; во-вторых, отдать Ираку кувейтскую часть одного из самых богатых в мире нефтяных месторождений – Румейлы (запасы – 30 миллиардов баррелей). Это месторождение, напоминающее по форме банан, вытянулось с севера на юг и южным концом заходит на десяток километров на территорию Кувейта. Багдад очень раздражало то, что, хотя почти 90 процентов Румейлы находилось в Ираке, последний добывал здесь почти столько же нефти, сколько и Кувейт со своего небольшого куска месторождения. В годы же ирако-иранской войны иракцы заминировали свои нефтепромыслы в Румейле, и нефть добывалась только на кувейтском участке. Время от времени оба эти территориальные требования (то вместе, то порознь, то очень настойчиво, то менее активно) предъявлялись Багдадом кувейтскому руководству; последнее же старалось от этих претензий уйти, предпочитая в принципе вести диалог или в той либо иной форме откупаться.

Ирако-кувейтские отношения, в которых были свои взлеты и падения, в целом не отличались ни доверием, ни сердечностью как раз по причине никогда не скрывавшихся притязаний Ирака на Кувейт. Они, правда, были приглушены в период ирако-иранской войны, когда Багдад очень нуждался в Кувейте как финансовом доноре и активно действующем транспортном коридоре. В этот период Кувейт служил главными воротами, через которые в Ирак доставлялось оружие, снаряжение, боеприпасы, продовольствие и другие товары, и через которые в обратном направлении шла за рубеж значительная часть иракского нефтяного экспорта, так как река Шатт-аль-Араб как транспортная артерия тогда была закрыта, а потому без кувейтских портов было не обойтись.

Казалось, наступили долгожданные перемены к лучшему в ирако-кувейтских отношениях. Но не прошло и двух лет с момента прекращения огня между Ираком и Ираном, как все вернулось на круги своя: Багдад вновь обратился к политике нажима на Эль-Кувейт.

Нажим на этот раз шел не столько по территориальному вопросу, сколько по линии финансов и нефти. Из войны с Ираном Багдад вышел с внушительными внешними долгами, которые делились примерно поровну: 40 миллиардов долларов приходилось на арабские страны и примерно столько же на неарабские, в основном западные. В Багдаде считали, что арабы в любом случае должны простить ему долги, учитывая большие человеческие и материальные жертвы, которые Ирак понес, защищая, как он считал, не только себя, но и остальной арабский мир, прежде всего страны Залива, от «хомейнистской угрозы». Саудовская Аравия так и поступила, но другие не спешили следовать ее примеру. У Кувейта, видимо, были свои резоны не закрывать так просто вопрос об иракской задолженности, учитывая, в частности, упорное нежелание Ирака демаркировать свою границу с Кувейтом и таким образом окончательно решить вопрос о ее прохождении.

Подобная «строптивость» вызывала в Багдаде сильное раздражение. Не меньшее неудовольствие вызывала и уклончивая позиция Кувейта по части предоставления Ираку новых миллиардных субсидий. В печати сообщалось, что в мае 1990 года во время арабского саммита С. Хусейн потребовал от Кувейта 12 миллиардов долларов, но кувейтяне не торопились раскошеливаться. Месяц спустя посетивший Кувейт заместитель премьер-министра Ирака Хаммади, как утверждают, немало удивил хозяев, передав им полный перечень кувейтских зарубежных авуаров в знак доказательства их способности легко пойти на финансовые жертвы. По некоторым сведениям, Кувейт соглашался предоставить лишь 500 миллионов долларов и не сразу, а в течение трех лет, что в Багдаде сочли чуть ли не оскорблением.

Другое противоречие между Ираком и некоторыми странами залива было связано с ценами на нефть и уровнем ее добычи. Ирак как нефтепроизводящая страна, да к тому же сильно обремененная долгами и нуждающаяся в крупных финансовых ресурсах для восстановления разрушенного войной хозяйства был, естественно, заинтересован в максимально высоких мировых ценах на нефть, они же, напротив, опустились за первую половину 1990 года на 30 процентов, до 14 долларов за баррель. И виной тому, как утверждали в Багдаде, было несоблюдение Кувейтом и ОАЭ своих квот на ее добычу, что вело к переизбытку нефти на мировом рынке.

Впервые свое раздражение по этому поводу Саддам Хусейн публично выказал в конце мая 1990 года в Багдаде на арабском саммите, который он собрал, чтобы заклеймить выезд в Израиль советских евреев. Но другая и, несомненно, даже более значимая для Багдада цель встречи состояла в том, чтобы подать сигнал недовольства тем арабам, которые не спешили протянуть ему руку финансовой помощи. Открыто обвинив их в экономической войне против Ирака и подчеркнув, что не станет это терпеть, иракский лидер, как сообщалось, был еще более откровенен в кулуарах, требуя незамедлительно предоставить Ираку сумму порядка 30 миллиардов долларов. Новый нажим был предпринят 16 июля, теперь уже в рамках Лиги арабских государств. Вопреки выдерживавшейся в этой организации традиции не выносить споры на люди, а решать разногласия между ее членами «по-семейному» и через посредников, Багдад демонстративно сделал публичный ход: обнародовал письмо министра иностранных дел Тарика Азиза на имя Генерального секретаря ЛАГ Шадли Клиби, в котором обвинил Кувейт и ОАЭ в нарушении договоренностей ОПЕК о квотах добычи нефти, подрыве нефтяного рынка и снижении цен на нефть. Кроме того, Кувейт был обвинен в «воровстве» иракской нефти на сумму 2,4 миллиарда долларов. Речь в письме шла о том, что кувейтские нефтяники, используя на своей оконечности Румейлы методы наклонного бурения, отсасывают-де нефть с территории Ирака. Сам Тарик Азиз несколькими часами позже жестко выступил на эту же тему в Тунисе на министерской сессии ЛАГ, еще отчетливее придав технико-коммерческому спору политический характер и вновь обвинив Кувейт в «экономической войне» и антииракских «интригах».

Еще больший накал страстей вызвала речь Саддама Хусейна 17 июля в Багдаде по случаю 22-й годовщины прихода к власти в Ираке партии Баас. Это была по сути неприкрытая атака на руководителей стран Залива, которые, мол, «пытаются подорвать Ирак после его военного триумфа». «Вместо того чтобы вознаградить Ирак, пожертвовавший цвет своей молодежи ради защиты их дворцов и богатств, они причиняют ему гигантский вред», «всаживают ему в спину отравленный кинжал». Особенно досталось в этой речи Кувейту и ОАЭ. В их адрес прозвучала и явная угроза: «Возвышение наших голосов против зла, – говорил С. Хусейн, – отнюдь не является последним средством; если зло будет продолжено, найдутся эффективные средства, которые поставят вещи в правильное положение»1.

Все это не могло не настораживать, как и шум, поднятый Багдадом, в том числе на сессии ЛАГ, по поводу незначительного перемещения кувейтского таможенного поста на кувейтско-иракской границе. Несмотря на то что и после этого перемещения пост остался на кувейтской территории, Тарик Азиз и в ЛАГ, и в своих интервью обвинял Кувейт в территориальных нарушениях. Иракская пропаганда также использовала этот случай для нагнетания антикувейтских эмоций.

Кувейт, однако, не дрогнул. Он ограничился тем, что направил в арабские страны своих эмиссаров для разъяснения ситуации, а в письме в ЛАГ выразил удивление и возмущение по поводу «безосновательных» утверждений со стороны «братского Ирака».

Состоявшаяся 25–27 июля в Женеве сессия ОПЕК, идя навстречу требованиям Ирака и Ирана, приняла решение о повышении цен на нефть до 21 доллара за баррель, а Кувейт и ОАЭ обязались соблюдать выделенные им квоты добычи нефти. Но это не снизило накала яростной риторики Багдада в адрес этих двух стран в последние дни июля.

В преддверии агрессии

В столицах арабских стран и на Западе с возраставшим вниманием следили за набиравшей обороты кампанией давления на Кувейт и ОАЭ. У некоторых, видимо, наиболее прозорливых она вызывала тревогу. Например, еще в мае, находясь в Москве, госсекретарь по иностранным делам Туниса Хабиб Бен Яхья в разговоре со мной назвал складывающуюся ситуацию взрывоопасной. Он считал, что если арабы не подойдут к ней «с умом», то взрыв случится гораздо раньше, чем многие предполагают. Преобладало, однако, мнение, что все как-нибудь рассосется и уладится, считалось, что кувейтяне в очередной раз откупятся от нахрапистого соседа.

Естественно, тема ирако-кувейтских разногласий была предметом и моих бесед с послами обеих стран в Москве. И поскольку каждый из них будет не раз фигурировать на страницах этой книги, несколько слов об этих дипломатах. С обоими я познакомился одновременно, когда они, в сопровождении представителя ЛАГ, явились ко мне 23 мая 1990 года объясняться по поводу растущей эмиграции советских евреев в Израиль. Кувейтянин пришел в качестве дуайена арабского дипкорпуса в Москве, а иракец – как представитель страны, где собрался арабский саммит. Потом у нас было много встреч по иным поводам – так что у меня сложилось достаточно определенное представление о каждом.

Посол Ирака Гафель Джасем Хусейн в беседах со мной был всегда строго официален, никогда не затрагивал в разговоре никаких тем, кроме тех, ради которых пришел, и, казалось, ставил своей задачей обойтись минимумом слов при выполнении поручений. Чувствовалось, что все им произносимое взято слово в слово из полученной инструкции. А если я просил его прокомментировать им же сказанное, то в ответ чаще всего звучало повторение тех же самых слов. Равным образом он был предельно лаконичным и в тех случаях, когда разговор происходил по моей инициативе. Живого, непосредственного обмена мнениями не получалось. Посол упорно видел себя лишь в качестве передаточной инстанции. Средних лет, сухощавый, неизменно застегнутый на все пуговицы (в прямом и переносном смысле) – таким запомнился мне посол Ирака. В тоже время мне было известно, что с моими подчиненными при посещении Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки он вел себя иначе: бывал высокомерен и резок.

Посол Кувейта Абдулмохсин Юсеф аль-Дуэйдж являл собой как бы противоположенность иракцу. Немного его помоложе, он производил впечатление очень жизнелюбивого человека, эмоционального, общительного, динамичного, с хорошо развитым чувством юмора. Он уже довольно давно находился в Москве, говорил по-русски, и среди москвичей, в том числе мидовцев, у него было немало не просто знакомых, а хороших друзей, которых, кстати сказать, он не забыл, когда перестал быть послом в нашей стране. Оказавшись, как и я, послом в Канаде, он продолжал оттуда наезжать в Москву, испытывая по ней настоящую ностальгию.

Вернусь, однако, к существу вопроса. Говоря о ситуации в нефтяных делах, посол Ирака делал упор на ущербе, который его страна несет из-за низких цен на нефть. Их падение он объяснял неким «темным планом», исполнителями которого выступили Кувейт и ОАЭ. По его словам, иракское руководство рассматривает несоблюдение данными государствами квот нефтедобычи как «откровенный заговор» с целью ослабить финансовые возможности таких арабских стран, как Ирак, Ливия, Алжир.

Посол Кувейта, со своей стороны, отводил как беспочвенные иракские обвинения в совершении Кувейтом экономических диверсий, упирая на большую помощь, которую его страна неизменно до этого оказывала Ираку. Причину обострения посол видел в том, что Багдад давит на его страну, преследуя цель списать многомиллиардные долги и получить новые кредиты. По словам посла, иракское руководство обращалось к Кувейту за деньгами всего за неделю до распространения на сессии ЛАГ обвинений в адрес его страны. Признав, что Кувейт отказался аннулировать иракские долги, посол подчеркивал, что его руководство положительно реагировало на просьбу о новых кредитах, оговорив лишь, что технически они должны предоставляться через арабский Фонд экономического развития. Что же касается пограничной проблемы, то Кувейт, по словам Дуэйджа, вполне удовлетворен согласием Ирака искать ее решение в рамках ЛАГ. Сославшись на контакты кувейтского посольства в Вашингтоне с Белым домом и госдепартаментом, Дуэйдж сказал, что по американским прогнозам Саддам Хусейн навряд ли предпримет шаги в направлении дальнейшей эскалации. Этот разговор с послом у меня состоялся 23 июля.

Темп событий между тем продолжал нарастать. С начала двадцатых чисел июля космическая разведка США и наблюдения военных атташе различных стран в самом Ираке начали регистрировать перемещение иракских войск, в том числе их ударной силы – так называемой Республиканской гвардии – в направлении границы с Кувейтом. Особое место в этих передвижениях занимали танковые части и иная бронетехника.

Сразу же встал вопрос, что это означает – только ли бряцание оружием для устрашения (и только ли Кувейта) или за этим кроется нечто большее, или же, напротив, переброска войск никак не связана с ирако-кувейтскими разногласиями. Как бы то ни было, неизвестность настораживала лидеров арабских стран и, пожалуй, в первую очередь президента Египта Хосни Мубарака, которому предстояло руководить очередным арабским саммитом, назначенным на ноябрь в Каире.

Получив от своей разведки сведения о концентрации иракских войск на границе с Кувейтом, Х. Мубарак, переговорив сначала 22 июля в Каире с Тариком Азизом, решил все же обратиться непосредственно к Саддаму Хусейну и, если потребуется, выступить посредником. С этой целью 24 июля он предпринял конфиденциальную поездку в Багдад, где в течение трех часов беседовал наедине с иракским руководителем. В книге о кувейтском кризисе, подготовленной коллективом журнала «Ю Эс Ньюс энд Уорлд Рипорт» на основе интервью своих корреспондентов, о встрече двух президентов говорится со слов Мубарака следующее:

«Я продолжал спрашивать его, каковы твои намерения, зачем эта напряженность между Ираком и Кувейтом?» Мубарак нажимал на Саддама относительно движения дивизий Республиканской гвардии к Кувейту. Саддам отвечал, что беспокоиться незачем – это всего лишь обычная вещь, но Мубарак продолжал настаивать. «Я задал ему ясный, прямой, определенный вопрос: «Есть ли у тебя намерения насчет военной акции против Кувейта?». И вновь иракский лидер просил не беспокоиться. Передвижения войск, сказал Саддам, рассчитаны просто на то, чтобы напугать Сабахов. Они паникуют, испуганы, и этого достаточно. По дороге в аэропорт Мубарак сказал Саддаму, что намерен теперь отправиться в Кувейт и мог бы передать непосредственно Сабахам что-то от иракского лидера. По словам Мубарака, Саддам, проявив к этому слабый интерес, попросил: «Не говори им сейчас, что я ничего не собираюсь предпринимать. Пусть пока подергаются от страха». На что Мубарак ответил контрпредложением: если Саддам направит делегацию в третью страну и кувейтяне туда же пошлют делегацию, то обе стороны, может быть, смогли бы разрешить свои разногласия. Такой третьей страной не обязательно быть Египту. Почему бы не выбрать Саудовскую Аравию, собравшись, например, в приморском городе Джидде? Это было бы нейтральное место и к тому же наиболее подходящее в эту отчаянную летнюю жару. Саддам согласился».2

А далее произошло то, что сильно удивило египетского президента. Хотя его перелет из Багдада в Эль-Кувейт занял всего час с четвертью, к моменту приземления самолета министр иностранных дел Ирака Тарик Азиз уже успел выпустить пресс-релиз, где сообщалось о встрече двух президентов и утверждалось, что на ней обсуждались только вопросы иракско-египетских отношений и что тема Кувейта не затрагивалась.

Тем не менее Х. Мубарак довел свою миссию до конца, договорившись с эмиром Кувейта и затем с саудовским королем Фахдом о переговорах в Джидде, и известил об этом на следующий день Саддама Хусейна по телефону. Кувейтской стороне Мубарак советовал проявить гибкость и прямо предупреждал, что Ираку требуются деньги.3

Поскольку о поездке Х. Мубарака в Багдад стало известно и ряд руководителей государств звонили египетскому президенту, чтобы узнать о ее результатах, Мубарак ориентировал их в том смысле, что, согласно полученным им заверениям, о вторжении иракских войск в Кувейт речи не идет. О том же он сообщил президенту США Бушу.

В дальнейшем иракская сторона категорически отрицала (в том числе и в беседах в Москве), что С. Хусейн давал Мубараку какие-либо обещания не вторгаться в Кувейт, и даже утверждала, что президент Египта просто «не понял», мол, тех словесных конструкций, в которые его иракский собеседник облекал свои мысли насчет Кувейта.

В разговоре с М.С. Горбачевым, на котором я присутствовал, Тарик Азиз высказался по этому поводу так: ни один арабский лидер не может открытым текстом сказать другому, что он вынужден начать военные действия против арабской страны, но любой здравомыслящий человек должен был бы понять, о чем идет речь (заметим, что своим объяснением Т. Азиз фактически признавал, что решение осуществить вторжение уже существовало на момент багдадской встречи Х.Мубарака и С.Хусейна).

Помимо президента Египта в эти дни известную активность проявил и король Иордании Хусейн. 30 июля он побывал в Багдаде, где встретился с Саддамом Хусейном, а оттуда перелетел в Кувейт, где беседовал с наследным принцем Саадом. В книге племянника саудовского короля генерала Халеда ибн Султана об этом эпизоде сказано так: «Насколько мне известно, наследный принц Саад поинтересовался настроениями Саддама.

Король Хусейн: «Он на вас очень сердит!»

Шейх Саад: «А существует ли военная угроза?»

Король Хусейн: «О, нет!»

Шейх Саад: «Зачем же он тогда сконцентрировал войска вдоль наших границ?»

Король Хусейн не поверил, что войска действительно там, поэтому шейх Саад даже предложил свозить его в пограничную зону и показать передовые позиции иракцев, которые к тому времени были уже отлично видны. Могу добавить, что после вторжения эмир Кувейта с возмущением прочитал в одной американской газете утверждения короля Хусейна о том, что он предупреждал кувейтцев о военной угрозе со стороны Ирака, но эмир якобы на это не обратил внимания, рассчитывая на защиту США».4

Из сказанного трудно заключить, в чем на самом деле состояла миссия короля Хусейна – предупредить кувейтян или создать у них впечатление, что реальной опасности нет. Но если учесть, что об отсутствии военной угрозы король Хусейн в те же дни сообщал и президенту Бушу, то скорее можно придти к выводу, что в задачу короля вряд ли входило предупреждать руководство Кувейта о возможном вторжении. Не вяжется это и с характером его личных отношений с Саддамом Хусейном и всем последующим поведением.

В эти же дни в Багдаде и Эль-Кувейте побывал и Генеральный секретарь Лиги арабских государств Ш. Клиби (правда, в Ираке не горели желанием его принимать и оттягивали его прибытие). Никаких видимых результатов эта миссия не дала.

Какая же роль в этом случае отводилась ирако-кувейтской встрече в Джидде? Она состоялась 1 августа, и кувейтскую сторону на ней представлял наследный принц шейх Саад, иракскую – заместитель председателя Совета революционного командования Иззат Ибрагим – формально второе лицо в государстве. Вот что об этой встрече пишет Халед ибн Султан:

«Вопреки некоторым отчетам, опубликованным впоследствии, встреча в Джидде 1 августа отнюдь не стала ареной битвы, не было никаких взрывов негодования. Не было ничего такого, что оправдывало бы или объясняло вторжение в Кувейт, осуществленное на следующую ночь. Конечно, проводя столь интенсивную дипломатическую обработку своих оппонентов в течение нескольких предыдущих дней, Иззат Ибрагим мог рассчитывать на большую покладистость кувейтцев, их готовность простить Ираку военные долги, предоставить новые субсидии и отказаться от претензий на нефтяное месторождение Румейла. Однако кувейтцы не готовы были идти на безоговорочные уступки. Они собирались отвергнуть весьма прозрачный подтекст Саддама, подразумевавший, что все, чем они обладают, в определенном смысле принадлежит Ираку. Во всяком случае, когда они не уступили сразу, Иззат Ибрагим, казалось, потерял интерес к встрече.

Открыв совещание традиционными братскими приветствиями, король Фахд затем предоставил обеим сторонам возможность побеседовать наедине. Позже они приехали к нему во дворец, чтобы сообщить о результатах переговоров, причем в одном автомобиле, украшенном иракским и кувейтским флагами. Король дал обед в их честь. Были соблюдены все правила этикета. Король Фахд посадил шейха Саада справа от себя, а Иззата Ибрагима – слева. Ничто не свидетельствовало о том, что отношения разорваны, ни даже о том, что переговоры зашли в тупик. Договорились в скором будущем продолжить переговоры в Багдаде. Но несколько часов спустя Саддам вторгся в Кувейт».5

Из того, как организовывалась встреча в Джидде, как она прошла и что за ней последовало, думается, можно заключить следующее: иракское руководство на самом деле вовсе не собиралось вести переговоры с Кувейтом; встреча в Джидде возникла как тактическая уступка президенту Мубараку, как способ ослабить реакцию арабских стран на планировавшийся захват Кувейта, а заодно усыпить бдительность кувейтян, и прочих, создав иллюзию, что переговоры будут продолжены. Тарик Азиз даже сделал специальное заявление насчет того, что следующая встреча состоится в Багдаде. То же сообщил посол Ирака в Вашингтоне помощнику госсекретаря Джону Келли. Сам собой напрашивается вывод: Багдад умышленно занимался дезинформацией.

Руководство Кувейта, срочно собравшись после завершения встречи в Джидде и обсудив ситуацию, решило ничего не предпринимать и ждать следующего раунда. В Кувейте не паниковали, может быть, еще и потому, что за многие годы уже привыкли к силовым демонстрациям Багдада. Они случались не раз, в том числе и в форме вооруженных вторжений. Например, в 1973 году, сконцентрировав войска на границе с Кувейтом, Ирак оккупировал затем часть северо-восточного Кувейта, но потом вывел войска по требованию ЛАГ. Во время войны с Ираном под предлогом иранской опасности и вопреки возражениям Кувейта иракские вооруженные силы пребывали на кувейтской стороне границы в течение нескольких лет.

Вот и на этот раз кувейтяне, не желая давать Багдаду лишний предлог, предпочли не принимать каких-либо мер по подготовке страны на случай вторжения. Да и о каком серьезном военном отпоре можно было говорить? По размерам территории Кувейт уступал Ираку в 25 раз, по численности населения – почти в 10 раз, а вооруженные силы выглядели совсем крошечными по сравнению с миллионной армией Ирака, к тому же закаленной в восьмилетней войне с Ираном и демобилизованной с тех пор лишь примерно на четверть.

И за иностранной политической и военной поддержкой руководство Кувейта обращаться не спешило в отличие от президента ОАЭ, который сразу, как только Багдад обвинил в ЛАГ Эмираты в экономической агрессии, обратился к Вашингтону с предложением провести совместные военные учения (что, кстати, и было осуществлено).

Думаю, читателю будет небезынтересен рассказ о событиях тех дней, который я услышал от прибывшего в Москву в августе 1990 года спецпредставителя короля Саудовской Аравии принца Бандера ибн-Султана. «За неделю до вторжения иракских войск в Кувейт, – рассказывал принц, – американцы проинформировали нас о том, что иракцы концентрируют свои армии в районе кувейтской границы. Мы запросили Багдад, что это означает. Нам ответили – готовятся военные учения. Мы передали сказанное кувейтянам, и они поверили в это. Они были озабочены информацией, которую американцы им передали, так как считали, что в Вашингтоне ищут повод для того, чтобы разместить свои базы на кувейтской территории. Через несколько дней американцы передали нам и кувейтянам фотографии иракских войск, сделанные со спутников. Они свидетельствовали о том, что войска построены для атаки. Однако кувейтяне вновь подумали, что американцы стремятся испугать их и хотят создать предлог для ввода своих войск. В тот же день король Фахд связался по телефону с Саддамом Хусейном. Иракский президент заверил нашего короля, что никакого вторжения в Кувейт не готовится. Однако король Фахд все же послал в Багдад нашего министра иностранных дел. Его также уверили в том, что вторжения не планируется. Примерно в те же дни С. Хусейн лично заверил обратившихся к нему президента Египта, короля Иордании и Я. Арафата, что никакого вторжения не будет. Все трое потом передали эти заверения кувейтянам и нам. Мы со своей стороны также пытались успокоить кувейтян и теперь чувствуем себя виноватыми».

Таким образом, если у иракского руководства были задумки по части маскировки своих намерений, то они вполне удались. В ночь с 1 на 2 августа кувейтяне спали спокойно. Ни в Эль-Кувейте, ни в Вашингтоне, ни в Лондоне, ни в арабских или иных столицах не допускали мысли о том, что под вопросом окажется сама судьба Кувейта как самостоятельного государства.

Показателем того, что кризиса не предвиделось, может служить и дружный отъезд из Багдада в отпуск в конце июля большинства послов, в том числе американского и советского. Август считается политически мертвым сезоном и временем отпусков не только в Европе и в Америке, но и в арабском мире (в последнем случае в том числе и по климатическим причинам – к концу лета жара особенно изнурительна).

Нашим послом в Ираке в то время был Виктор Викторович Посувалюк, опытный дипломат и прекрасный арабист. Он занял свой пост в Багдаде в апреле 1990 года, а в отпуск отбыл потому, что в Ирак был переведен из другой арабской страны – Султаната Оман, где также был послом. За несколько дней до отлета в Москву он специально зондировал у иракских властей, нет ли противопоказаний его временному отсутствию в стране, и получил заверения, что таковых нет. Чуть забегая вперед скажу, что В. В. Посувалюку довелось пробыть в Москве всего два-три дня, так как после вторжения иракских войск в Кувейт, первым же рейсом ему пришлось улететь назад.

* * *

В Москве, как я отмечал, внимательно наблюдали за событиями в регионе, но ничего тревожного ни от наших послов, ни по другим линиям в центр не поступало. За пару дней до вторжения я обращался в Главное оперативное управление Генштаба, но и там считали, что перегруппировка иракских войск связана с предстоявшими учениями (видимо, такую версию иракцы подбрасывали не только саудовцам, но и нашим военным представителям в Ираке).

27 июля, принимая руководителя делегации Общества ирако-советской дружбы, государственного министра Ирака Аршада Аз-Зибари, я сказал ему, что в СССР внимательно следят за тем, как складываются отношения между Ираком и Кувейтом и искренне заинтересованы в том, чтобы возникшие разногласия были урегулированы политическими средствами, через двусторонние контакты или с помощью механизмов ЛАГ. При этом я выразил удовлетворение уже происходящим ростом цен на нефть и надежду, что тем самым успешно снимается одна из причин ирако-кувейтских разногласий. Мною было также подчеркнуто (как я это раньше сделал в беседах с послами Ирака и Кувейта), что всякое осложнение в арабском мире мы рассматриваем как негативный фактор. Министр в знак согласия кивал головой и со своей стороны не сказал ничего, что могло бы вызвать у нас тревогу.

За день до вторжения мне довелось принимать миссию доброй воли Султаната Оман во главе с советником султана Раджабом. Хотя разговор был посвящен двусторонним отношениям наших стран, я все же счел нужным сказать: мы обеспокоены напряженностью, возникшей между Ираком и Кувейтом, надеемся, что эти две соседние арабские страны найдут возможным уладить свои отношения, если необходимо, при посредничестве других арабских государств, а Советский Союз действует в направлении нормализации ирако-кувейтских отношений, которое определяется нашей принципиальной позицией – всегда выступать в интересах арабского единства.

Признаться, я до сих пор не могу до конца объяснить себе, как высшее руководство Ирака – люди, казалось бы, зрелые и многоопытные, могли пойти на такую авантюру, как вооруженный захват другого государства. Могу лишь выстраивать свои версии по поводу того, откуда взялась серия грубейших просчетов, приведших к военному разгрому Ирака и тому незавидному положению, в котором даже десятилетие спустя находится иракский народ и его государство. Подробно я расскажу об этом в последней главе книги, а пока хочу выделить лишь один момент: почему в 1990 году даже представить было трудно, что Багдад по собственной воле вновь вступит на тропу войны.

Ведь минуло всего два года после окончания одного из самых долгих и кровопролитных военных конфликтов второй половины XX века – ирако-иранской войны. Иракские власти объявили ее финал своей победой. Но это верно лишь отчасти – в том смысле, что Хомейни в конце концов пришлось отказаться от мечты добиться свержения режима Саддама Хусейна. Истощив в войне силы, он согласился на прекращение огня, на что Багдад с радостью был готов еще за шесть лет до того, как смолкли, наконец, орудия. Но ведь и Багдад не добился по большему счету ровно ничего. Рассчитывая на легкий успех, он сам инициировал войну, а потом не знал, как из нее выпутаться, причем иракские войска были отброшены назад, в сущности, на те же географические рубежи, откуда началась восемь лет назад иракская наступательная операция. Я отлично помню, как меня – представителя Советского Союза в Совете Безопасности ООН, где вопрос о войне между Ираком и Ираном не сходил с повестки дня, буквально осаждали арабские дипломаты и в первую очередь представители Ирака с просьбой, чтобы СССР помог прекратить войну. Ирак выстоял с большим трудом и, не будь массированной советской и французской помощи оружием, вряд ли появился бы повод сооружать в Багдаде арку победы в виде поднятых вверх и под углом сходящихся сабель, каждую из которыхрук Саддама Хусейна.

По некоторым подсчетам экономические потери Ирака в войне с Ираном составили сумму порядка 500 – 750 миллиардов долларов, в войне погибло и было искалечено около полумиллиона иракцев, тяжело пострадал город Басра, который иранские войска неоднократно пытались взять штурмом. Значительный ущерб понесла первооснова иракской экономики – нефтяная и нефтеперерабатывающая промышленность, что отрицательно сказалось на уровне нефтедобычи и соответственно доходов от экспорта нефти. Так, если в последнем предвоенном 1979 году Ирак добыл 175 миллионов тонн нефти, то десятилетие спустя – лишь 139 миллионов тонн. Связанное с войной резкое увеличение военных расходов (при значительном падении доходов) затормозило осуществление принятых ранее программ развития, часть проектов пришлось «заморозить» до лучших времен. Покупательная способность иракского динара сократилась в 12 раз, уровень инфляции в 1990 году составил около 40 процентов, заметно обострились социальные проблемы, в том числе трудоустройства. Иными словами, война с Ираном обернулась для Ирака во многих отношениях – особенно в человеческом и социально-экономическом – большой бедой. Поэтому преодоление издержек военных лет объективно выдвигалось в качестве главной национальной задачи, реализация которой, прежде всего, требовала мирной, спокойной обстановки. Вот почему так трудно было представлять себе, что руководство Ирака может наступить на те же самые грабли – вновь ввяжется в военную авантюру. К большому сожалению, случилось, однако, именно так.

Вторжение

Было 2 часа ночи (с 1-ого на 2-ое августа 1990 года), когда 120-тысячная иракская военная группировка начала широким фронтом вторжение в Кувейт. Главным направлением удара была столица – город Эль-Кувейт, к которому вела современнейшая шестиполосная автострада соединяющая Басру со столицей Кувейта. Она и была использована для форсированного марш-броска. Его авангард составляли отборные танковые части Республиканской гвардии. Вторым эшелоном шла артиллерия и мотопехота. Продвижение было быстрым и почти беспрепятственным ввиду почти полного отсутствия к северу от столицы кувейтских воинских частей. К пяти часам утра иракцы подошли к столице и к полудню при поддержке боевой авиации и вертолетов почти полностью ею овладели. К двум часам дня все здания государственных учреждений, телевизионный и радио центры, телефонный узел, аэропорт, морской порт и другие важные объекты были заняты иракскими войсками.

Основные бои развернулись у казарм и у резиденции эмира – дворца Дасман, где в числе оборонявших его погиб младший брат эмира Фахд аль-Ахмед ас-Сабах, известный в стране и за рубежом своей деятельностью в Национальном и Азиатском олимпийском комитетах. Дасман и другая городская резиденция эмира были сожжены. Несмотря на отдельные случаи проявления кувейтскими военнослужащими и полицейскими героизма и самоотверженности, в целом в столице и в остальных частях страны вооруженное сопротивление было спорадическим и сравнительно быстро подавлялось многократно превосходящими силами противника.

Овладев столицей, иракские войска начали продвигаться вглубь страны и за двое с небольшим суток полностью ее оккупировали. Это был блицкриг. И Багдаду его можно было бы считать полностью удавшимся, если бы не один очень досадный «прокол» – эмир, его многочисленная семья, члены правительства Кувейта избежали плена, успев перебраться автотранспортом и вертолетами в соседнюю Саудовскую Аравию, где и нашли себе прибежище. Их временной резиденцией стал город Таиф. В эмиграции оказалась и часть кувейтских военнослужащих, успевших перебазироваться в Саудовскую Аравию, в ряде случаев со своей боевой техникой, в частности авиационной.

Иракские военные власти постарались сразу же прервать всякую связь Кувейта с внешним миром – телефонную, авиационную, морскую. Сложнее было с сухопутной границей: всю ее перекрыть в пустыне было невозможно и через имевшиеся бреши почти сразу же начался отток населения – тех, кто не хотел жить под властью Багдада. Всего за время оккупации Кувейт покинуло до трети его населения (одна только Саудовская Аравия приняла 360 тысяч беженцев из Кувейта). На то было много причин, в том числе почти сразу же начавшиеся убийства, пытки, грабежи, изнасилования.

Вместе с тем у многих сложилось впечатление, что оккупационные власти вполне сознательно не препятствовали массовому исходу местного населения, рассчитывая таким путем изменить демографический состав Кувейта, куда сразу же хлынул поток переселенцев из Ирака.

Москва определяется

Так случилось, что в СССР о начале иракского вторжения в Кувейт узнали от американцев. Их космическая разведка, для которой Персидский залив по понятным причинам был объектом самого пристального отслеживания, регулярно поставляла данные о наращивании иракских войск у границы с Кувейтом и их перестроениях. Но аналитики в Вашингтоне не спешили с выводами. Еще за несколько часов до вторжения ЦРУ расценивало шансы, что оно состоится, как 50 на 50. При этом твердо считалось, что в любом случае дело ограничится захватом двух островов, на которые давно уже претендовал Ирак, и приграничной полосы, на что в Вашингтоне были готовы, в общем-то, посмотреть сквозь пальцы. Успокаивали и полученные заверения арабских лидеров. В частности, король Иордании Хусейн, как утверждают, дважды звонил по этому поводу президенту США Бушу (28 и 30 июля). Тревога поэтому не поднималась, и даже ближайшая к Персидскому заливу авианосная группа США, находившаяся в это время более чем за тысячу миль оттуда, не получала команды срочно направляться в зону возможного конфликта.

В Вашингтоне было восемь двадцать вечера, когда советник президента США по национальной безопасности генерал Брент Скоукрофт счел нужным все-таки предупредить Буша о возрастающей вероятности иракского вторжения. Несколько раньше госдепартамент сориентировал в том же духе по телефону своего шефа Джорджа Бейкера, который в этот момент вел переговоры в Иркутске с Э. Шеварднадзе. Как потом не раз говорил Эдуард Амвросиевич (написано это и в его книге «Мой выбор»), он не мог поверить, что иракское руководство пойдет на столь безрассудный шаг. За год до этого Шеварднадзе побывал в Ираке, беседовал несколько часов с Саддамом Хусейном, сам видел разбитую Басру и соответственно составил себе представление об иракских приоритетах, в которые новая агрессия просто не вписывалась. «В этом нет никакой логики», – так он сказал Бейкеру, когда последний сообщил ему о полученном из госдепа предупреждении.

Кувейтские власти, узнав о начале вторжения, весьма оперативно известили об этом американское посольство, но ни о какой помощи не просили, считая, что иракские войска вот-вот остановятся. Затем последовали уже более тревожные обращения в посольство с прямой просьбой о помощи. Радио Кувейта этот же призыв обратило ко всем странам. О развитии событий посольство США по телефону информировало госдепартамент.

В Вашингтоне было около девяти часов вечера, когда стало ясно, что налицо масштабная военная агрессия. Кризисная группа Совета национальной безопасности США довольно быстро сумела собраться и приступить к работе. Поздно вечером Белый дом выпустил краткое заявление, в котором осудил вторжение и призвал Багдад его немедленно прекратить. В пять утра Джордж Буш подписал распоряжение о замораживании всех кувейтских и иракских счетов, чтобы Багдад не мог их использовать.

В Иркутске переговоры между Бейкером и Шеварднадзе были практически завершены, и дело шло к отлету госсекретаря с визитом в Улан-Батор, а нашего министра – в Москву, когда из Вашингтона поступило известие, подтвердившее, что казавшееся немыслимым стало фактом: Ирак напал на Кувейт. Ни глубина вторжения, ни его цели еще не были ясны. Поэтому между руководителями внешнеполитических ведомств СССР и США состоялось лишь краткое обсуждение общего характера. Никаких публичных заявлений по поводу начавшегося кувейтского кризиса в Иркутске сделано не было. Договорились лишь поддерживать тесный контакт.

* * *

Москва и Кувейт находятся в одном часовом поясе. Соответственно и для Москвы иракское вторжение в Кувейт началось в 2 часа ночи. Мне о нем стало известно рано утром в результате телефонного звонка из секретариата министра, как только туда поступили первые тревожные сигналы. Когда я добрался до МИДа, информация там все еще была чрезвычайно скупая. Сразу возникла масса вопросов: какова цель вторжения и как далеко Багдад намерен зайти в этом непонятном пока предприятии; как с нашими людьми в Кувейте (их там было порядка 800 человек), все ли живы, как обеспечить их безопасность; какой должна быть политическая линия СССР в связи с начавшимися событиями; когда, что и кем должно быть публично сказано о них от лица нашей страны; как вести себя в Совете Безопасности ООН, где вопрос о вторжении непременно встанет, если уже не встал; следует ли предпринимать шаги с нашей стороны перед Багдадом, если да, то какие и на каком уровне? И со всеми этими враз навалившимися проблемами надо было определяться очень быстро.

Я прекрасно сознавал, что во всем мире взоры сейчас будут обращены именно к Москве: как мы среагируем. Ведь ни для кого не было секретом, что Ирак является одним из самых крупных военных клиентов Советского Союза, что в Ираке есть немало советских военных специалистов. Так как же, отнесется Москва к вооруженному вторжению своего протеже в Кувейт? В духе «холодной войны» или по-новому? Что будет взято за критерий? Ясно, что Москве предстоял серьезный экзамен на политическую и нравственную зрелось. Вопрос для нас встал ребром: или – или. И решать его должно было высшее государственное руководство.

А между тем в Москве не было ни Э. Шеварднадзе (он еще не прилетел из Иркутска), ни М.С. Горбачева (он вообще был в отпуске в Крыму вместе со своим помощником по международным делам А.С. Черняевым). Эти трудности, конечно, были преодолимы, но на это тоже потребуется время. А его было крайне мало. Ведь как только из новостных передач станет известно об иракском вторжении, в МИД посыпется град звонков из ЦК, правительства, ведомств, из СМИ и просто от граждан, чьи родственники находятся в Кувейте и Ираке. Так что разбираться в ситуации, продумывать порядок и образ действий, готовить предложения руководству надо было начинать немедленно.

Собрав руководящих работников Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки, в круг ведения которого входили наши отношения с Ираком и Кувейтом, и рассказав им то немногое, что стало известно, и проведя краткий обмен мнениями о начавшемся кризисе, условился с ними, кто что конкретно должен делать: кто собирает из всех возможных источников и обобщает информацию, кто готовит проект заявления (сразу решили, что ввиду важности вопроса это должно быть заявление правительства), кто работает над текстом возможного обращения к Багдаду, кто срочно связывается с нашим представительством при ООН и так далее. Раздав задания и установив для их выполнения кратчайшие сроки, сам обратился к другому первоочередному делу – встрече с послом Кувейта, уже обратившегося с просьбой срочно его принять.

Когда со страной случается беда, посол, даже если он отменно владеет собой, не может не отразить переполняющие его чувства. Большое внутреннее напряжение было заметно и по выражению лица посла Дуэйджа, когда он вошел в мой кабинет, и по кратким отрывистым фразам его речи, обычно плавной и элегантной. Суть его сообщения сводилась к следующему: иракские войска нарушили государственную границу Кувейта и оккупировали северную часть страны. В настоящее время они находятся уже в окрестностях столицы, идет артиллерийский обстрел резиденций главы государства и премьер-министра, а также международного аэропорта. Руководство Кувейта, сказал посол, обращается с просьбой к руководству Советского Союза предпринять все, что только возможно, для скорейшего прекращения иракского вторжения. В этих целях оно просит Москву в экстренном порядке сконтактироваться с Багдадом, а также привести в действие механизм Совета Безопасности ООН.

Cо своей стороны обещал послу незамедлительно информировать советское руководство о переданном им обращении и сказал, что если Кувейт сочтет целесообразным потребовать созыва Совета Безопасности, то это требование нами будет поддержано. Подчеркнув, что есть общепризнанные принципы международного права, четко регламентирующие поведение государств, заверил, что ими Советский Союз и будет руководствоваться в подходе к оценке происходящего.

Итак, 2 августа мы получили, во-первых, официальное обращение Кувейта помочь в скорейшем прекращении оккупации Ираком кувейтской территории; во-вторых, просьбу срочно вступить на этот счет в контакт с Багдадом и, в-третьих, задействовать в тех же целях механизм Совета Безопасности. Все три просьбы были законны, логичны и исходили от страны, с которой у Советского Союза были нормальные и, более того, дружественные отношения. Разумеется, СССР как великая держава и постоянный член Совета Безопасности, несущий свою немалую долю ответственности за поддержание мира и международной законности, имел право и даже прямую обязанность в любом случае выступить в защиту жертвы агрессии, то есть и без всякого формального обращения Кувейта к нам за поддержкой. Но столь же несомненно, что сделанное обращение усиливало для СССР моральный и юридический императив к действию.

А то, что мы имели перед собой факт вооруженной агрессии, со всей очевидностью следовало из уже имевшейся информации. Не было только ясно, зачем понадобилось Багдаду идти на столь грубое нарушение международного права и Устава ООН. В свое время (это было еще в 1957 году) мне довелось участвовать в выработке юридическим комитетом Генассамблеи ООН определения понятия «агрессия». Оно потом было официально утверждено резолюцией Генеральной Ассамблеи и с тех пор служило четким критерием того, что есть агрессия. У меня, как юриста – международника, поэтому с самого начала не было сомнений в том, как следует квалифицировать и как непременно будет квалифицировано международным сообществом насильственное появление иракских войск на территории суверенного государства – члена ООН, каким является Кувейт.

И тем не менее было над чем задуматься: ведь речь шла о конфликте между двумя арабскими государствами, с каждым из которых у Советского Союза была своя сложившаяся система отношений, причем в материальном плане объем связей с Ираком намного превосходил сумму наших экономических интересов в Кувейте. К тому же дело не ограничивалось финансово-экономической стороной вопроса: были также факторы исторического, политического, военного и даже чисто человеческого порядка, связывающие СССР и Ирак. Их тоже надо было должным образом учитывать при подготовке предложений руководству. Уже одно то, что в Ираке в это время находилось около 8 тысяч советских граждан, было очень и очень весомо.

Дипломатические отношения с Ираком Советский Союз установил в 1944 году. В 1955 году они были прерваны монархическим иракским режимом (в этой связи сразу вспоминается антисоветский Багдадский пакт). После антифеодальной революции в Ираке (июль 1958 года) отношения были восстановлены. Тогда же было положено начало нашему военно-техническому сотрудничеству с Ираком, которое, ширясь и развиваясь, постепенно приобрело доминирующее положение в общем объеме связей с этой страной. В Ирак поставлялись танки и бронетранспортеры, артиллерийские орудия, многозарядные ракетные установки, ракеты «земля-земля» (так называемые «скады»), самолеты истребительной, бомбардировочной и транспортной авиации, боевые вертолеты, средства ПВО и связи, боеприпасы и другое военное снаряжение. Причем мы не только поставляли оружие, но и помогали Ираку налаживать собственное военное производство. Существенным направлением сотрудничества была также подготовка военных кадров. Большое число иракских офицеров прошло через советские военные академии и училища. Осваивать советскую военную технику иракцам помогали и непосредственно на месте в самом Ираке. Что полностью отсутствовало в наших военно-технических связях, так это любое содействие обретению Ираком средств массового поражения – химического, биологического и ядерного (этим, увы, грешили некоторые западные фирмы). В общей сложности за три десятилетия военно-техническое сотрудничество с Ираком дало советскому бюджету свыше 12 миллиардов долларов, что, конечно, немало. Кроме того, на 1990 год за Ираком оставалась задолженность по кредитам на несколько миллиардов долларов, покрывать которую имелось в виду ежегодно равными долями, в том числе поставками иракской нефти (не непосредственно Советскому Союзу, а в счет советских поставок третьим странам).

Хотя объемы советско-иракского сотрудничества в военных и гражданских сферах соотносились примерно как 10 к 1, но и в невоенной области дела шли вперед. Около 95 процентов в советском экспорте в Ирак составляли оборудование и готовые изделия. Экономическое сотрудничество имело также форму участия СССР в строительстве и оборудовании в Ираке различных народно-хозяйственных объектов, из которых наиболее крупными были освоение нефтяного месторождения Западная Курна, сооружение газопровода Насирия – Багдад, строительство ТЭС «Юсифия». В общей сложности с нашим участием в годы, непосредственно предшествующие кувейтскому кризису, в Ираке сооружалось около 100 объектов. Были согласованы и концептуальные соображения к проекту Долгосрочной программы развития торгово-экономического сотрудничества с Ираком до 2005 года.

В целом в неплохой форме находилась и сфера политических отношений. В 1972 году был заключен Договор о дружбе и сотрудничестве, шел довольно регулярный обмен визитами различных уровней и т.д. При всем этом обе стороны относились друг к другу с известным резервом. И тому были причины: казни и преследования иракских коммунистов, использование против курдов химического оружия, жесткое подавление любого инакомыслия. В этом смысле общественное развитие в СССР и Ираке шло по все более расходящимся векторам – у нас к большей свободе и демократии, в Ираке – к дальнейшему «завинчиванию гаек» и усилению культа личности Саддама Хусейна. Это расхождение не проявлялось сколько-нибудь заметно в официальных отношениях – они оставались корректными и даже благожелательными, но подспудная настороженность присутствовала. В определенной степени она поддерживалась ощущением сугубой закрытости иракского высшего эшелона и иной его спецификой, чреватой неожиданностями. В этом смысле перипетии ирако-иранской войны для нас стали определенным предупреждением. И вот теперь новый сюрприз.

Что же касается Кувейта, то дипломатические отношения с ним были установлены много позже – в 1963 году, но с тех пор развивались ровно, имели стабильную тенденцию к расширению сотрудничества, несмотря на, казалось бы, серьезные различия в социальной структуре общества и политической ориентации. Однако неукоснительное соблюдение принципа невмешательства во внутренние дела способствовало росту взаимного доверия. Именно в Кувейте открылось первое на Аравийском полуострове советское посольство. И Кувейт же способствовал тому, что со временем наши диппредставительства появились также в Объединенных Арабских Эмиратах, Катаре и Омане. В свою очередь Советский Союз с готовностью откликнулся на просьбу Кувейта обеспечить безопасность транспортировки его нефти в Персидском заливе в один из особенно горячих периодов ирако-иранской войны. До реализации, правда, дело не дошло, так как эту функцию взяли на себя американцы, до этого давшие Кувейту отказ на аналогичное обращение.

Советский Союз участвовал в осуществлении в Кувейте некоторых проектов экономического и технического характера, в связи с чем там постепенно росло число работающих советских гражданских специалистов. Перед кризисом их уже насчитывалось несколько сот человек. Было положено начало и сотрудничеству по военной линии. Кувейт предоставил нам несколько кредитов. В сфере внешней политики также нашлись общие интересы и точки соприкосновения. Поэтому у обеих сторон были основания быть довольными тем, как продвигаются в их отношениях дела, что и подтверждалось в ходе делегационных обменов и соответствующих переговоров.

Имея хорошие отношения и с Ираком, и с Кувейтом, Москва, естественно, была заинтересована в их сохранении и дальнейшем развитии. Нам также была нужна обстановка мира и спокойствия на Ближнем Востоке. И вот теперь мы оказались перед перспективой международного кризиса, который шел совершенно вразрез с нашими интересами как самого общего плана, так и применительно непосредственно к отношениям с Ираком и Кувейтом.

* * *

Между тем поступавшие сообщения вселяли все большую тревогу. Во-первых, они свидетельствовали не просто о вторжении, а о массированном вторжении иракских войск в Кувейт, с использованием десятков тысяч солдат и, по видимому, большого числа танков, а также других родов войск, включая авиацию, причем на все увеличивающуюся глубину кувейтской территории. Создавалось впечатление, что цель военной операции состояла в полном захвате страны. Это впечатление подкреплялось начавшимся с утра откровенным ликованием багдадского радио по поводу, как оно сообщало, триумфа «великого иракского народа, этой жемчужины арабской нации и символа ее гордости и могущества», чьи «доблестные вооруженные силы» помогают опрокинуть в Кувейте «предательский режим, вовлеченный в сионистский и другие иностранные заговоры». Радио Багдада не скупилось и на другие выпады в адрес кувейтского руководства, противопоставляя ему неких «борцов за свободу», якобы обратившихся к иракскому руководству с просьбой защитить кувейтскую «революцию» и самих кувейтян от происков извне.

Центральное место в сообщениях багдадского радио занимало заявление высшего органа власти в Ираке – Совета революционного командования (СРК), в котором говорилось, что ввод войск в Кувейт осуществляется «в ответ на просьбу свободного временного правительства Кувейта» и что иракские войска будут выведены, «когда обстановка стабилизируется и когда кувейтское свободное временное правительство об этом попросит». В заявлении Совета также содержалась угроза «превратить героический Ирак и дорогой ему Кувейт в кладбище для всех, кто покусится совершить агрессию и кто движим стремлением к вторжению и предательству».

Суть происходящего начала, таким образом, по-немногу проясняться, но, к сожалению, в худшую, более опасную сторону. Стало понятно, что конфликт качественно перерос рамки пограничного спора о принадлежности островов и южной оконечности Румейлы, как первоначально многие предполагали. Вопрос перешел в плоскость самого сохранения Кувейта как государства с той системой власти, которая там существовала на протяжении двух с половиной веков. Сразу вспомнились притязания Багдада на весь Кувейт, в свете которых версия о «свободном временном правительстве» и его «просьбе» могла быть не больше, чем прикрытием планов фактического поглощения Кувейта. Во всяком случае мидовские арабисты, с которыми я обсуждал утром 2 августа различные варианты развития обстановки, такое ее прочтение считали вполне возможным.

И все же верить в это, по правде сказать, не хотелось: уж больно тяжелыми рисовались последствия подобного безрассудства. Отношения же с Ираком в Москве ценили и никаких несчастий его народу не желали.

Итоги наших рабочих совещаний в МИДе суммировались примерно так: реакция на вторжение должна быть такой, как это вытекает из самого противоправного характера действий Ирака, но на первый случай надо ограничиться тем, чего не сказать просто нельзя. Дальнейшие наши оценки будут зависеть от того, как станет поступать Багдад. Пока же нашими главными требованиями должны быть незамедлительный отвод иракских войск из Кувейта и полное восстановление кувейтского суверенитета. Плюс призыв к урегулированию спорных вопросов путем переговоров. Тон – твердый, но не угрожающий. В нем должно чувствоваться сожаление и недоумение по поводу происшедшего и надежда на торжество разума и быстрое мирное урегулирование. В таком духе построить как публичное заявление, так и конфиденциальное обращение к Саддаму Хусейну. Этой линии придерживаться и в ООН.

Было также решено внести предложение приостановить поставки Ираку советского оружия. Этот вопрос возник, можно сказать, автоматически. Так уже бывало раньше, когда Багдад использовал советское оружие не в целях обороны. Поставки советского оружия приостанавливались в 1975 году в связи с тем, что оно применялось Багдадом внутри самого Ирака против курдов. В 1980 году, когда иракские войска вторглись в Иран и стали проводить там наступательные операции, СССР также ввел мораторий на поставки в Ирак оружия, который действовал почти два года. Поставки возобновились лишь после того, как Иран отбросил назад иракские войска и последние перешли к обороне собственной территории. В таком подходе не было ничего антииракского – это всего лишь применение к конкретной ситуации стандартной позиции СССР, состоявшей в том, что советское оружие поставляется только в оборонительных целях, о чем наши партнеры всегда прекрасно знали.

Не скрою, как только поступила информация о массированном иракском вторжении, лично у меня появилось очень неприятное ощущение, что Багдад вновь крупно «подставил» Москву, использовав советское оружие в неправедных целях. Уже на следующий день стало, например, известно, что в марш-броске на Кувейт главная роль была отведена советским танкам «Т-72». А когда купленное или полученное в кредит иностранное оружие используется в нарушение международной законности, это, хочешь – не хочешь, бросает тень на благоразумие поставщиков. Неудивительно, что в Москве не могли разделить восторги багдадского радио не только потому, что учинять военное насилие над малой и почти безоружной страной – это плохо, но и потому, что для этой цели было использовано советское оружие.

Забегая чуть вперед, скажу, что на следующий день, то есть 3 августа, все наши центральные газеты опубликовали сообщение, в котором было сказано: «В обстановке, сложившейся в связи с вторжением вооруженных сил Ирака в Кувейт, в Советском Союзе принято решение приостановить поставки Ираку вооружений и военной техники». Это был шаг большого политического и военного значения. Характерно, что в зарубежной прессе, в частности, американской, сообщения о нем были напечатаны на первых полосах.

Когда Э. Шеварднадзе, вернувшись из Иркутска в Москву, прибыл в МИД, у нас уже был готов набор проектов первоочередных документов. С появлением министра мне сразу стало внутренне легче. И уж совсем ободрило то, что сделанные нами заготовки были им одобрены без существенных поправок. Проведенные министром совещания показали также высокую степень согласия мидовских специалистов в том, как в этой ситуации должен действовать Советский Союз. Порадовало и то, что предложения, представленные министром в Крым М.С. Горбачеву, получили полное понимание и поддержку президента.

Среди них был и текст заявления советского правительства, немедленно распространенный 2 августа через электронные СМИ и опубликованный на следующий день в печати. Сообщая о вторжении войск Ирака на территорию Кувейта, заявление подчеркивало, что никакие спорные вопросы не оправдывают применение силы, и что такое развитие событий в корне противоречит интересам арабских государств, создает дополнительные препятствия на пути урегулирования конфликтных ситуаций на Ближнем Востоке, идет вразрез с позитивными тенденциями оздоровления международной жизни. Советское правительство, говорилось в заявлении, убеждено, что ликвидации возникшей опасной напряженности в Персидском заливе способствовал бы «незамедлительный и безоговорочный вывод иракских войск с кувейтской территории. Суверенитет, национальная независимость и территориальная целостность Государства Кувейт должны быть полностью восстановлены и ограждены».

Эти положения правительственного заявления, которые я привел почти дословно, составили основу позиции СССР в отношении кувейтского кризиса. Отдельные элементы этой позиции потом уточнялись и развивались, но главная идея – возвращение к статус-кво через уход иракских войск из Кувейта и восстановление и ограждение суверенитета, независимости и территориальной целостности этого государства – полностью сохранила свою силу вплоть до конца кризиса.

Она же стала стержнем нашей позиции в ООН при рассмотрении там его различных аспектов.

Решение Совета Безопасности ООН

Примерно в те же часы, когда в Москве в первой половине дня кипела работа по сбору первичной информации, ее оценке и подготовке проектов документов, в штаб-квартире ООН тоже бурлила жизнь с той, однако, разницей, что в Нью-Йорке время было ночное. Мне легко представить себе, как там все происходило, так как за четыре года работы на посту представителя СССР в Совете Безопасности я хорошо узнал не только ооновский механизм и действующие в нем правила, процедуры и обычаи, но и конкретных людей, которым теперь предстояло принимать от лица мирового сообщества соответствующие решения. Вот как развивались события там.

Первым из заседающих в Совете Безопасности представителей 15 государств о вторжении в Кувейт узнал постпред США Томас Пикеринг – один из лучших американских профессиональных дипломатов, с кем мне доводилось иметь дело (потом он с успехом работал несколько лет в России в качестве посла США, прежде чем занял второй по значению пост в госдепартаменте). Тогда ему было 58 лет. В тот вечер его разыскали в одном из нью-йоркских ресторанов, где он давал прощальный ужин другому моему бывшему коллеге по Совету Безопасности – представителю Великобритании сэру Криспену Тикелу, который должен был вскоре возвращаться на родину. Президент Буш лично переговорил по телефону с Пикерингом и поручил ему принять все необходимые меры, чтобы вместе с Кувейтом срочно созвать заседание Совета Безопасности.

Хотя в Вашингтоне многие высшие чины относились к ООН неважно, видя в ней скорее помеху для свободы действий США, чем полезный инструмент, на этот раз о Совете Безопасности вспомнили мгновенно. И прежде всего по той причине, что на тот момент не было ничего другого, что можно было бы противопоставить иракской агрессии, а реагировать было надо. Сыграло свою роль и то, что Джордж Буш в свое время занимал пост постоянного представителя США при ООН и лучше других понимал значение и возможности Совета Безопасности с точки зрения мобилизации мирового общественного мнения и создания необходимой правовой базы для последующих мер. В том, какие это могут быть меры и потребуются ли они, еще предстояло разбираться. Пока же ситуация была довольно неясной.

О случившемся оповестили Генерального секретаря ООН Переса де Куэльяра, который распорядился немедленно начать подготовку на случай экстренного заседания Совета. Эту работу возглавил его заместитель по делам Совета Безопасности В.С. Сафрончук. Но для того, чтобы механизм Совета заработал, требовалось официальное обращение какого-либо государства с просьбой о срочном созыве Совета Безопасности. По логике вещей это должен был быть Кувейт. Но постпреда Кувейта, ничего не знавшего о постигшей его страну беде, какое-то время не могли найти (мобильные телефоны тогда еще не были в ходу). В этой ситуации Пикеринг сам от имени США направил надлежащее обращение в ООН, а кувейтское письмо поступило уже вторым.

Пока шло оповещение членов Совета Безопасности, его текущего председателя (они меняются каждый месяц, и в августе им был представитель Румынии А. Мунтяну), а также сотрудников Секретариата ООН, Пикеринг занялся подготовкой проекта резолюции. Как я понимаю, его идея состояла в том, чтобы резолюция была короткой и составлена таким образом, чтобы ни у кого из членов Совета не могло возникнуть ни малейших возражений или сомнений по поводу любого из ее положений. И это Пикерингу удалось. Соавторами проекта резолюции стали восемь других членов Совета – Великобритания, Франция, Канада, Финляндия, Колумбия, Малайзия, Эфиопия и Кот д’Ивуар. Моего нью-йоркского преемника посла Ю.М. Воронцова в то время в Америке не было (он находился в отпуске), и Советский Союз в течение почти всего августа представлял в Совете Безопасности первый заместитель постпреда В.В. Лозинский, очень опытный дипломат и один из лучших знатоков истории и практики ООН.

Пока председатель Совета вел с его членами положенные консультации по повестке дня и другим аспектам предстоящего заседания, мы в Москве в спешном порядке анализировали полученный от Лозинского проект резолюции, готовили свои предложения для доклада наверх и указания Лозинскому, как действовать.

Официальное заседание Совета Безопасности началось около пяти часов утра по нью-йоркскому времени. В соответствии с ооновскими канонами принять в нем участие были приглашены как непосредственно заинтересованные стороны Кувейт и Ирак. Выступление постпреда Кувейта Абульхасана, которому слово предоставили первым, было эмоциональным, исполненным горечи и недоумения по поводу нападения «братского Ирака», которому Кувейт так много помогал в войне против Ирана. Абульхасан потребовал немедленного прекращения вторжения и вывода всех иракских войск. Иного выступления в этой ситуации трудно было ожидать. Что действительно поразило членов Совета, так это ответное слово представителя Ирака. Ввиду краткости и примечательности этого выступления приведу его почти полностью (в своем переводе с английского):

«Позиция правительства моей страны в отношении рассматриваемого Советом пункта повестки дня состоит в следующем.

Первое. Происходящие в Кувейте события являются его внутренним делом и не имеют отношения к Ираку.

Второе. Свободное временное правительство Кувейта обратилось к моему правительству с просьбой помочь обеспечить безопасность и порядок с тем, чтобы кувейтянам не пришлось страдать. Мое правительство решило предоставить такую помощь исключительно на указанной основе.

Третье. Правительство Ирака категорически заявляет, что оно не преследует в Кувейте никаких целей и желает иметь с ним сердечные добрососедские отношения.

Четвертое. Именно сами кувейтяне в конечном счете определят свое будущее. Иракские вооруженные силы будут выведены, как только будет восстановлен порядок. Такова была просьба Свободного временного правительства Кувейта. Мы надеемся, что это займет не больше нескольких дней или нескольких недель.

Пятое. Как сообщают, предыдущее кувейтское правительство свергнуто и теперь есть новое правительство. Вследствие этого лицо, занимающее здесь место Кувейта, никого не представляет, и его заявление не имеет силы.»6

Как легко заметить, ни одно из приведенных выше утверждений представителя Ирака не имело ничего общего с правдой: не было ни свержения кувейтянами своего законного правительства, ни просьбы о помощи со стороны «свободного правительства» Кувейта, ибо такого правительства тогда просто не существовало, не было необходимости обеспечивать в Кувейте «безопасность и порядок», так как порядка никто до этого не нарушал, а безопасности не угрожал; не было нужды и «спасать» кувейтян от страданий, поскольку условиям жизни в Кувейте могла позавидовать едва ли не каждая страна. И, конечно, ничего кроме улыбки не мог вызвать самый первый тезис – о том, что события в Кувейте не имеют никакого отношения к Ираку.

Однако самый большой парадокс состоял даже не в фальши иракского заявления, а в том, что буквально через несколько дней вся официальная пропаганда Багдада начнет доказывать нечто прямо противоположенное, а именно: все происходящее в Кувейте – это внутреннее дело Ирака, ибо Кувейта и кувейтян нет, а есть единый Ирак. С прежней дымовой завесой в виде утверждения в ООН в том, что «правительство Ирака не преследует в Кувейте никаких целей» и что оно «желает иметь с Кувейтом сердечные добрососедские отношения», было решительно покончено.

Но это еще впереди. Однако и без того заявление иракского представителя в Совете Безопасности 2 августа произвело на членов Совета самое удручающее впечатление. Если у кого-то и могли быть какие-то сомнения насчет того, надо ли Совету действовать так безотлагательно, то они сразу же и полностью отпали. На заседании Совета Безопасности выступили 11 его членов. В основу своего выступления в Совете В.В. Лозинский положил текст заявления советского правительства, который мы успели ему передать. Заседание завершилось в седьмом часу утра (по-московски в третьем часу дня) единодушным принятием резолюции, получившей порядковый номер 660. За нее было подано 14 голосов (представитель Йемена заявил о неучастии в голосовании ввиду отсутствия у него инструкций от своего правительства).

Таким образом, уже в самый первый день кризиса Совет Безопасности определил отношение к нему и сформулировал требования к Багдаду. Оперативность, с которой Совет предпринял этот шаг, стала следствием самой чрезвычайной ситуации, когда жертвой прямой вооруженной агрессии стало очень небольшое по размерам и почти невооруженное государство, оказавшееся не в состоянии противостоять вторжению и столкнувшееся с угрозой полной оккупации своей территории. Медлить в такой обстановке было недопустимо. То, что Совет Безопасности среагировал быстро и адекватно и тем самым выполнил свой долг, возложенный на него Уставом ООН, подтвердило простую истину: окончание «холодной войны» придало ООН «второе дыхание», создало предпосылки для более успешного выполнения ею своего главного предназначения – стоять на страже международного мира и всеобщей безопасности.

Поскольку в дальнейшем на резолюцию 660 будут многократно ссылаться и в ООН, и вне ее, посмотрим, что в ней конкретно говорилось. В преамбульной части Совет Безопасности выразил свою тревогу по поводу вторжения вооруженных сил Ирака в Кувейт и квалифицировал его как нарушение международного мира и безопасности. Это, как видим, не более, чем объективная констатация факта. В постановляющей части резолюции было сказано, что Совет Безопасности: «1) осуждает вторжение Ирака в Кувейт; 2) требует, чтобы Ирак незамедлительно и безусловно отвел все свои силы на позиции, которые они занимали 1 августа 1990 года; 3) призывает Ирак и Кувейт незамедлительно приступить к интенсивным переговорам для урегулирования их разногласий и поддерживает все усилия в этом отношении, и особенно усилия, предпринимаемые Лигой арабских государств; 4) постановляет созвать при необходимости новое заседание для дальнейшего рассмотрения шагов по обеспечению выполнения настоящей резолюции».

Полагаю, что даже самый придирчивый взгляд не обнаружит в резолюции политических передержек или нарочитостей, специально ориентированных на то, чтобы вызвать у Багдада по отношению к резолюции реакцию отторжения. Напротив, в резолюции все максимально корректно, а сами требования к Ираку – минимальны: всего лишь вернуть войска на свою территорию. И, наконец, добрый совет, дающий Багдаду вполне достойный, я бы даже сказал, элегантный выход из положения – сесть за стол переговоров, тем более, что аналогичный призыв Совет обратил в равной степени и к Кувейту, несмотря на то, что после иракского вторжения Кувейту как потерпевшей стороне вести переговоры с агрессором могло показаться политически затруднительным.

В свою очередь, содержавшееся в резолюции указание на поддержку Советом усилий Лиги арабских государств открывало перед Багдадом еще один удобный канал урегулирования, если бы его цели и интересы ограничивались только приграничной территорией и деньгами.

Ответный ход в любом случае был за Ираком. Но Багдад проигнорировал резолюцию. Он даже не приостановил продвижение своих войск вглубь Кувейта, ведя дело к полной оккупации страны.

Контакты с послами Ирака, Кувейта и госсекретарем США

А теперь вернемся в Москву, в то же самое 2 августа. Во второй половине дня я вызвал в МИД посла Ирака Г.Д. Хусейна. Сославшись на поручение руководства, я вручил ему для передачи в Багдад текст заявления советского правительства, сопроводив его некоторыми комментариями. В частности, я охарактеризовал действия Ирака как военную агрессию, подчеркнув, что более мягкая тональность нашего публичного заявления не должна истолковываться как неготовность открыто давать в дальнейшем этим действиям заслуженную оценку. Подчеркнул необходимость безотлагательного отвода иракских войск и полного восстановления кувейтского суверенитета.

Во-вторых, я передал послу текст обращения советского руководства к президенту Ирака С. Хусейну. В нем выражалась глубокая тревога и сожаление в связи с вооруженным вмешательством Ирака в Кувейт, причем эти действия квалифицировались как грубое нарушение международного права. Обращение далее привлекало внимание к тем непредсказуемым последствиям международного масштаба, которые может повлечь за собой эта акция с учетом присутствия в Персидском заливе иностранных военных флотов, высказывалась надежда, что Ирак прекратит использование военной силы против Кувейта, примет единственно разумное решение – незамедлительно и безоговорочно выведет свои войска с территории Кувейта, а для решения спорных вопросов использует уже достаточно проверенные пути и механизмы. В обращении было сказано, что Советский Союз был бы готов оказать в этом содействие, но что прежде всего должно быть восстановлено статус-кво.

В-третьих, я привлек внимание посла к только что принятой резолюции Совета Безопасности ООН, отметив, что Советский Союз за нее голосовал и что она, на наш взгляд, адекватно отражает возникшую ситуацию. Мы призываем руководство Ирака, сказал я, самым серьезным образом отнестись к резолюции и действовать в направлении ее реализации, тем более что резолюция принята в полном соответствии с главой 7 Устава ООН со всеми вытекающими отсюда последствиями правового и политического порядка.

В-четвертых, я затронул в беседе с послом тему поставок Ираку советского оружия, подчеркнув, что в нынешней обстановке со всей остротой встает вопрос о возможностях их продолжения и что он серьезно обсуждается сейчас советским правительством. Выразил надежду, что иракское руководство учтет и это обстоятельство при определении своего отношения к резолюции Совета Безопасности.

В-пятых, я поставил вопрос об обеспечении безопасности находящихся на территории Кувейта советских граждан, выразив надежду, что правительство и военное командование Ирака примут для этого все необходимые меры.

Посол, заверив, что он сейчас же доведет все до сведения своего руководства, в свою очередь утверждал, что иракские войска вступили в Кувейт по требованию кувейтской оппозиции, якобы поднявшейся против правящего режима, что сформировано новое, свободное правительство в Кувейте, обратившееся к Ираку с просьбой о помощи, и что иракские войска будут выводиться по мере стабилизации обстановки.

На это я сказал, что мы продолжаем признавать то правительство, которое находилось у власти в Кувейте до настоящего дня. Дал также ясно понять, что не верим в состоятельность высказываемой версии относительно оппозиции и ее обращения за «помощью». На этом мы и расстались с послом. Не думаю, что он испытывал внутреннее удовлетворение, когда готовил свою депешу в Багдад с изложением подхода СССР к иракскому вторжению в Кувейт.

* * *

Между тем для нас события первого дня кризиса на этом не закончились. Возник еще один срочный вопрос: американцы передали предложение провести краткую встречу Бейкер – Шеварднадзе в Москве 3 августа на обратном пути госсекретаря из Монголии в США и опубликовать по ее завершении советско-американское заявление по Кувейту. Идея этой встречи родилась у американцев в Москве, была доложена Бейкеру, который, созвонившись из Улан-Батора с Бушем, получил его «добро». Не скрою, у нас были колебания, стоит ли: ведь уже есть резолюция Совета Безопасности, Москва и Вашингтон по отдельности выступили со своими правительственными заявлениями. Для начала вроде бы достаточно. С другой стороны, в Иркутске тема почти не обсуждалась, а теперь появилась какая-то ясность в отношении масштабов операции и ее целей, есть, следовательно, предмет для обмена мнениями. В конце концов, переговорив по телефону с Горбачевым, Эдуард Амвросиевич дал команду готовить встречу и проект заявления. С нашей стороны это было поручено помощнику министра С.П. Тарасенко, с американской – находившемуся проездом в Москве Дэннису Россу, который, в свою очередь, был одним из самых приближенных к Бейкеру лиц и к тому же специалистом по Ближнему Востоку.

Совместное заявление рождалось в муках – американцев тянуло на хлесткие слова, которые, по сути ничего не давая, могли, однако, осложнить нам на будущее диалог с Багдадом. А этот канал связи надо было сохранять в рабочем состоянии. Поладили, помнится, лишь на пятом варианте, но заодно показали, что по ближневосточным делам намерены отстаивать свои интересы, а не подстраиваться под американские. За это Бейкер в своих мемуарах пустил не мало стрел в адрес «арабистов из советского МИДа». Я насчитал в его книге по меньшей мере два десятка страниц, где по разным поводам разбросаны нелестные замечания на счет «упрямства» советских арабистов и их якобы просаддамоских симпатий.

* * *

3 августа я вновь встретился с послом Кувейта Дуэйджем. На этот раз инициатива исходила от меня. Я подробно проинформировал посла в шагах, которые были предприняты Советским Союзом для прекращения иракской агрессии. О заявлении правительства, решении приостановить поставки оружия Ираку и нашем голосовании в Совете Безопасности посол уже знал из утренних газет, но о содержании обращения советского руководства к Саддаму Хусейну и моем вчерашнем разговоре с послом Ирака он услышал впервые. Я ему также сообщил, что советским послам дано поручение формировать широкое общественное мнение для воздействия на Багдад в плане незамедлительного выполнения им резолюции Совета Безопасности. Рассказал также о предстоящей встрече Э. Шеварднадзе с Дж. Бейкером и вероятном выступлении с совместным заявлением, которое, как мы надеемся, будет воспринято мировым сообществом как еще один важный сигнал в пользу скорейшего вывода Ираком войск из Кувейта.

Посол от души благодарил за справедливую и объективную позицию СССР. Он не скрывал радости по поводу того, что эмиру Кувейта и его семье удалось спастись, равно как и многим членам правительства его страны. Он поделился также некоторой другой имеющейся у него информацией, в частности о сохраняющихся очагах сопротивления на юге страны, процессе налаживания оперативной связи между оказавшимся в вынужденной эмиграции руководством Кувейта и кувейтскими представительствами за границей. Вместе с тем никакого оптимизма относительно перспектив быстрого преодоления кризиса посол не испытывал. В этой беседе впервые с кувейтской стороны было высказано суждение о том, что наиболее эффективной мерой воздействия на Багдад могли бы стать экономические санкции, а главное – полное блокирование экспорта иракской нефти.

После Дуэйджа наступила очередь посла Ирака Хусейна. По договоренности с министром я ему также сообщил о предстоящем прилете Бейкера и вероятности совместного советско-американского заявления, информировал посла о том, что в Совете Безопасности уже появился (пока еще неофициальный) проект резолюции о введении против Ирака широких экономических санкций в случае невыполнения им резолюции Совета Безопасности о выводе войск. Подчеркнул, что в Совете растут настроения, чтобы такая резолюция была принята в течение следующих 48 часов. Поэтому всякая затяжка с выводом иракских войск из Кувейта будет работать в пользу принятия резолюции о санкциях. Заметил, что СССР хотел бы привязать США к решению кризиса невоенными мерами, и в этом смысл сегодняшней встречи с Бейкером. Но, предупреждал я посла, не следует недооценивать возможности возникновения ситуации, когда США прибегнут к силе.

Смысл всего сказанного сводился к одному – поскорее уходите из Кувейта. Посол обещал тотчас же информировать Багдад о нашем разговоре. У него самого ничего нового для нас не было.

* * *

Собственно говоря, мы не питали особых надежд на легкое и быстрое разрешение кризиса после того, как Ирак своими заявлениями и объяснениями в Багдаде и ООН раскрыл суть своего замысла в отношении Кувейта. Теперь уже практически вся страна находилась под иракской оккупацией, и в ней всем распоряжались только военные чины и спецслужбы Ирака. Это вытекало и из наблюдений советских людей в Кувейте, из которых, к счастью, никто не пострадал. Поступившие из посольства депеши свидетельствовали о совершенно неожиданном и неспровоцированном характере вторжения и о том, что в самой стране до этого в политическом плане все было абсолютно спокойно. Иракские утверждения о кувейтской революции и приходе там к власти нового правительства, на помощь которому якобы и поспешили иракские войска, выглядели как чистый вымысел.

Все это, естественно, не могло не отразиться на встрече руководителей внешнеполитических ведомств СССР и США, которая состоялась вечером 3 августа в московском аэропорте «Внуково – 2». В своих книгах Э. Шеварднадзе и Дж. Бейкер делятся мыслями и переживаниями, правда, не сколько по поводу содержания состоявшейся между ними беседы, сколько самого факта их рандеву на этой ранней, но критически важной стадии кризиса, когда закладывалась сама основа дальнейшего советско-американского взаимодействия в связи с ним. Хотя принципиальное отношение к действиям Багдада и требования к нему каждая из сторон определила и выразила совершенно самостоятельно еще накануне, встреча во Внуково дала возможность сопоставить эти позиции, обменяться информацией, прояснить намерения друг друга в связи с кризисом, условиться о взаимодействии, его параметрах и основных направлениях усилий. Как свидетельствует сам Бейкер, Шеварднадзе получил от него заверения насчет того, что США не собираются переходить к военным акциям и не будут ставить советскую сторону перед неожиданностями. Исключение было оговорено лишь на случай, если потребуется срочно спасать своих граждан.

В совместном заявлении по итогам встречи акцент был сделан на полном и немедленном осуществлении резолюции 660 Совета Безопасности. Новый элемент, подсказанный обстановкой, состоял в подчеркивании необходимости восстановления в Кувейте законной власти. В адрес Багдада было сделано предупреждение, что «международное сообщество не может и не будет мириться с агрессией или способствовать ей».7 На состоявшейся во «Внуково – 2» пресс-конференции Э. Шеварднадзе усилил это предупреждение, заявив, что если резолюция 660 Совета Безопасности не будет реализована, в повестку дня встанет вопрос о другой резолюции, чтобы иметь основу для принятия соответствующих мер. При этом он подчеркнул, что у СССР нет планов военного вмешательства.

Хочу выделить один момент. Бейкер в своих мемуарах так излагает позиции сторон и подготовку к встрече, что у читателя невольно складывается впечатление, будто содержавшийся в заявлении совместный призыв к всеобщей приостановке поставок оружия Ираку исключительная заслуга американской дипломатии, которой чуть ли не за уши пришлось вытягивать Советский Союз согласиться на него. Бейкер ни словом не обмолвился, что СССР в одностороннем порядке и за день до встречи во «Внуково – 2» уже принял и объявил решение не поставлять оружие Ираку. Пойдя на это первым, Советский Союз по логике вещей самым прямым образом оказался заинтересованным в том, чтобы и другие поставщики оружия последовали его примеру. Проблема поэтому заключалась вовсе не в призыве к другим, а в том, чтобы этот призыв не повис в воздухе. Вот почему Э. Шеварднадзе и ставил перед Бейкером вопрос о позиции Франции – второго по величине после СССР поставщика оружия Ираку. И лишь когда Бейкер фактически дал гарантию, что Париж откликнется позитивно и что американский эмиссар уже направлен с аналогичной задачей к третьему по величине поставщику – Китаю, в проекте совместного заявления были сняты скобки с абзаца, содержавшего упомянутый советско-американский призыв к третьим странам.

И коль скоро я упомянул о мемуарах Джеймса Бейкера, хочу сказать, что они интересны, содержательны, но тенденциозны (или претенциозны) в том смысле, что в них очень сильно чувствуется стремление подать весь ход событий после начала кризиса как некое американское шоу, где главным режиссером выступал сам госсекретарь США. Говоря это, я вовсе не хочу умалить роль Соединенных Штатов – она действительно была большой и в ряде отношений ведущей. Очень активно и во многих случаях правильно действовал и Бейкер, за что ему, как говорится, честь и хвала. Но другие государства по большому счету вели себя по отношению к кувейтскому кризису тем или иным образом не потому, что так хотелось Вашингтону, а руководствуясь прежде всего собственным пониманием того, что требовала ситуация и как это соотносилось с национальными интересами и ответственностью страны. Сказанное в полной мере, в частности, относится к тому, как действовала Москва. Но это же можно сказать о Пекине, Токио, Париже и десятках других столиц.

Встреча во «Внуково–2», где было условлено о тесных советско-американских консультациях по кувейтскому кризису, положила начало долгой и интенсивной серии контактов, которые осуществлялись в Москве, Вашингтоне и Нью-Йорке, а также через обмены посланиями и телефонные разговоры между главами государств и руководителями внешнеполитических ведомств СССР и США. Достаточно сказать, что только в августе 1990 года между Э. Шеварднадзе и Дж. Бейкером состоялось 11 таких телефонных бесед. В этом плане на мою долю пришлись в основном контакты с послом США в Москве Джеком Мэтлоком. Их было много, бывало, что встречались даже дважды в день. О некоторых я еще расскажу.

Тем временем на Западе и в арабском мире

У себя в МИДе мы тщательно отслеживали реакцию в мире на иракское вторжение. В этой работе мы опирались на официальные заявления высших должностных лиц государств, сообщения наших посольств, агентств печати, высказывания представителей дипкорпуса в Москве, другие источники. Почти сразу стало ясно, что Запад практически единодушен в категорическом неприятии иракской акции. При этом правительства стран Запада не только публично давали ей самую жесткую политическую и правовую оценку, но и принимали практические меры, направленные на защиту экономических и финансовых интересов Кувейта и оказание давления на Ирак. Не дожидаясь решения ООН о введении против Ирака санкций, многие страны ввели их в одностороннем порядке, а страны Европейского сообщества приняли на этот счет и коллективное решение, о чем нас информировал посол Италии как страны – текущего председателя ЕС.

В Америке же события развивались так. Утром 2 августа президент Буш вылетел в штат Колорадо, где ему предстояло присутствовать при вручении премии Аспенского института Маргарет Тэтчер и самому там выступить. Практически все западные исследователи сходятся в том, что встречи Буша и Тэтчер в Аспене и их долгие беседы сыграли очень крупную роль в определении позиции американского президента по кувейтскому кризису и путям его преодоления.

К этому моменту М. Тэтчер уже 11 лет стояла во главе правительства, прочно закрепив за собой репутацию «железной леди» – жесткого решительного политика, готового на самые крутые меры ради защиты британских интересов. Война за далекие Фолклендские острова, которые Аргентина попыталась было отобрать у Великобритании, стала своего рода символом политического кредо Тэтчер. Этому кредо она оставалась верна и теперь, когда вторжение Ирака в Кувейт породило угрозу дальнейшего подрыва позиций Англии в зоне Персидского залива, и так уже изрядно размытых после второй мировой войны. Ее рецепт был категоричен – силе нужно противопоставить силу и заставить Багдад, если потребуется оружием, вывести свои войска из Кувейта. Тэтчер, не колеблясь, предложила Бушу английские войска для участия в коалиции против Саддама Хусейна. В своей аспенской речи она заявила, что вторжение «бросает вызов каждому принципу ООН» и что, если мы позволим ему удаться, то ни одна маленькая страна больше никогда не будет чувствовать себя в безопасности, так как «воцарится закон джунглей».8

Тогда ли в Аспене или днем – двумя позже Дж. Буш принял для себя окончательное решение дополнить политическое и экономическое давление на Багдад еще и массированным военным, не столь уж существенно. Важно, что курс на военное противостояние Ираку был взят. Но его материализация сразу же уперлась в проблему плацдарма. В качестве естественного и наиболее удобного места сосредоточения и развертывания войск могла выступить только Саудовская Аравия – единственная страна, которая граничила с Кувейтом и имела к тому же собственную границу с Ираком. Отдав распоряжение о передислокации авианосных групп США в район Персидского залива, президент США сосредоточился на Саудовской Аравии и других ключевых арабских странах, от позиции которых зависело многое.

* * *

Арабский мир или, говоря иными словами, совокупность арабских стран, где объединяющими началами выступали прежде всего общность языка, религии и в несколько меньшей степени общность традиций и культуры, в 90-х годах XX века являл собой весьма пеструю картину. Арабские страны заметно отличались друг от друга не только размерами территории и численностью населения, но и государственным устройством, политическими системами, уровнем экономического и социального развития, внешнеполитической ориентацией и по ряду других параметров. По-разному складывались и их отношения друг с другом, если иметь в виду в первую очередь симпатии и антипатии руководящих элит. На этом фоне такое экстраординарное событие, как захват Кувейта Ираком, вызвало у них весьма неоднозначную реакцию. Эта реакция тоже не оставалась в статике. Она менялась как под влиянием самого хода событий, так и в результате воздействия внешних сил – арабских и неарабских.

Для многих, в первую очередь большинства арабских стран Залива захват Кувейта стал полнейшим шоком. В странах Залива даже несколько дней ничего не сообщали о случившемся ни в прессе, ни по телевидению, ни по радио. Но это молчание с лихвой компенсировалось лихорадочными телефонными звонками друг другу руководителей государств и их министров в попытках прояснить обстановку и решить, как быть. При этом центром притяжения всеобщего интереса был, естественно, Багдад, от которого все, собственно, и зависело. Но последний держал себя с подчеркнутой надменностью, как бы давая понять остальным, кто есть кто в арабском мире.

Как рассказывал мне уже упоминавшийся выше саудовский принц Бандер, в ту ночь, когда произошло вторжение, король Фахд тщетно пытался связаться по телефону с Саддамом Хусейном. Это удалось только на следующий день. Король просил его незамедлительно вывести войска, убеждал в необходимости решать межарабские проблемы мирными средствами. Однако, по словам Бандера, иракский президент явно не был настроен вести серьезный разговор. Он отшучивался и переводил беседу на другие темы.

2 августа аналогичная попытка была предпринята президентом Алжира Шадли Бенджедидом, о чем мне рассказывал алжирский посол в Москве на следующий же день. По словам посла, Ш. Бенджедид в разговоре по телефону с Саддамом Хусейном потребовал незамедлительного вывода войск с территории Кувейта. Не получив удовлетворительного ответа, президент Алжира как председатель Союза арабского магриба начал консультации на предмет координации действий с руководителями всех арабских государств Северной Африки.

Не менее показателен и разговор, который состоялся у президента Ирака с королем Иордании Хусейном утром 2 августа. По словам иорданского монарха, Саддам Хусейн его предупредил, что ни о каком выводе иракских войск из Кувейта не пойдет и речи, если арабы попробуют осудить Багдад за вторжение.9 Передать это предупреждение и прилетел король Хусейн сразу же 2 августа в Александрию, где в то время находился президент Египта Мубарак. Последний был зол на иракского лидера, считая, что тот обманул и подставил его, обещав не применять силу против Кувейта. Тем не менее в преддверии исламской конференции, для участия в которой в Каир должны были начать прибывать министры иностранных дел всех арабских государств, Мубарак считал необходимым попытаться быстро разрешить проблему Кувейта. В этих целях он попросил короля Хусейна срочно отправиться в Багдад и договориться о проведении арабского мини-саммита с участием С. Хусейна, руководителей арабских стран Залива, Египта и Иордании. Урегулирование кризиса, которое должно было стать главной целью саммита, Мубарак предлагал осуществить на следующей основе: иракские войска покидают Кувейт, туда возвращаются Сабахи, после чего проводятся ирако-кувейтские переговоры при согласованном заранее понимании, что они принесут Багдаду нужное удовлетворение.10

Когда Мубарак и король Хусейн беседовали в Александрии, Мубараку позвонил Буш, что дало ему возможность поговорить сразу с обоими арабскими лидерами. Вот что по этому поводу написал потом президент США:

«Король Хусейн сообщил мне, что собирается, не откладывая, посетить Саудовскую Аравию и Ирак. «Я просто умоляю вас, сэр, сохранять спокойствие», – сказал он. «Мы хотим заниматься этим в арабском контексте, найти путь, который даст нам основу для лучшего будущего». Я сказал королю, что мир не примет нынешнее положение и что оно неприемлемо для Соединенных Штатов. «Я уверен, что Саддам Хусейн это знает, но вы можете сообщить это ему от моего имени». Король ответил, что Ирак «полон решимости уйти как можно скорее, может быть в течение нескольких дней», и обещал этого добиваться. Мубарак пояснил, что они стараются найти такое решение в отношении отвода войск, которое «не выбросит» правительство Кувейта. «Джордж, дайте нам два дня на поиск решения», – попросил он. Я рассказал о принятых нами экономических мерах. «Единственное исключение может возникнуть, конечно, если создастся угроза для американцев – тогда все будет по-другому». Хосни поддержал санкции (хотя я даже специально не поднимал этого вопроса). «Я сейчас переговорю с Саддамом Хусейном», – сказал он. «Я также в контакте с саудовцами». «Это очень важно», – сказал я. «Скажите, пожалуйста, Саддаму Хусейну, что Соединенные Штаты сильно озабочены его действиями. Мы очень озабочены тем, что будут задействованы другие силы – вы знаете, мой друг, что это означает. Скажите это Саддаму, если хотите». Хосни сказал, что сделает это».11

План Мубарака, как теперь очевидно, предлагал компромиссную развязку кризиса. Король Хусейн, хотя и без энтузиазма, взялся выполнить предложенную ему миссию, но как позже сам скажет, не стал обговаривать с Саддамом Хусейном схему Мубарака, а ограничился обсуждением лишь самой идеи мини-саммита. Остается думать, что король, либо зная намерения Саддама Хусейна, либо догадываясь о них, исходил из невозможности договориться с ним о восстановлении законной власти в Кувейте.

Так потерпела крушение первая попытка найти «арабское решение» проблемы освобождения Кувейта. То, что Багдад не собирается искать компромисс, подтвердило переданное багдадским радио 3 августа сообщение Совета революционного командования, исключившее возможность возвращения правящей семьи Сабахов в Кувейт, но пообещавшее начать отвод иракских войск 5 августа. В сущности отказ Багдада рассматривать возможность восстановления в Кувейте законной власти подрывал возможность успешного поиска компромисса как в арабских рамках, так и в более широких.

Между тем собравшийся по требованию Кувейта на чрезвычайное заседание Совет Лиги арабских государств после долгих споров принял 2 августа резолюцию, в которой осудил «иракскую агрессию» против Государства Кувейт и связанное с ней «кровопролитие и разрушение собственности» и призвал Ирак «вывести свои войска немедленно и безоговорочно на позиции, которые они занимали 1 августа». Против голосовали Ирак, Йемен, Мавритания и Судан; воздержались ООП и Иордания; отсутствовала Ливия. На раскладе голосов сказались многие факторы: географическая удаленность от эпицентра событий, характер отношений с Ираком (некоторым арабским странам, как например Мавритании и Судану, он оказывал финансовую поддержку и помощь оружием), специфика отношения к существовавшему в Кувейте режиму и так далее.

Важно, что Совет ЛАГ принял по существу то же решение, что за несколько часов до него Совет Безопасности ООН. Тем самым было положено начало формированию единой позиции ООН как всемирной организации и ЛАГ как региональной в нахождении путей и средств к восстановлению мира и безопасности, которое было нарушено вторжением Ирака.

Свое негативное отношение к происшедшему отдельные арабские государства стали выражать и индивидуально. Первой это сделала Сирия, жестко осудившая Багдад и потребовавшая немедленного ухода из Кувейта. В конечном счете публично свою позицию выразили и другие арабские государства, но сделали они это с различными нюансами. Однако примечательно, что ни одно арабское правительство публично – даже те, кто сочувствовал Багдаду, – не поддержало иракское вторжение.

* * *

В самом сложном и деликатном положении оказалась, естественно, Саудовская Аравия. Годами она ощущала себя в сравнительной безопасности. Основную внешнюю угрозу видела в Иране, имела несколько неприязненные отношения с Йеменом и опасалась израильской авиации. Ирак же всегда рассматривался как друг и почти союзник, тем более что на войну с Ираном Эр-Рияд ему предоставил большие безвозмездные суммы и еще 16 миллиардов долларов в виде займов. Все это позволяло Саудовской Аравии – стране с 11-миллионным населением и очень богатой – обходиться довольно компактными вооруженными силами: 40 тысяч человек в сухопутных войсках, 250 танков, 140 самолетов и 35 тысяч человек в Национальной гвардии (в основном легковооруженные бедуинские отряды). О том, что эти войска смогут успешно противостоять вооруженным силам Ирака (захоти Багдад продолжить свой бросок на юг), не приходилось и говорить. Соотношение сухопутных сил Саудовской Аравии и Ирака было 1 к 17. В Эр-Рияде это отлично понимали.

Между тем 3 августа одна из иракских воинских частей проникла на десяток километров на территорию Саудовской Аравии, что побудило начальника ее генштаба срочно связаться по горячей линии с иракским визави. В ответ были принесены извинения и даже направлен факс, заверявший, что «если хоть один иракский солдат сунет через границу палец, ему отрубят всю руку». Но через 6 часов вторжение повторилось в другом месте, и на этот раз уже никто из иракского начальства не пожелал ответить на тревожный звонок саудовского генерала. Еще через 6 часов состоялось следующее вторжение, причем горячая линия оказалась вовсе отключенной.12 Понятно, что эти силовые демонстрации (что бы за ними ни стояло) побуждали сомневаться в надежности подписанного в 1989 году между Саудовской Аравией и Ираком пакта о ненападении, как и заверений, переданных посетившим Саудовскую Аравию 3 августа после разговора Фахда с С. Хусейном – заместителем председателя СРК Ирака Иззатом Ибрагимом.

Его категоричное заявление от имени С. Хусейна о необратимости происшедших в Кувейте изменений говорило саудовцам о том, что отныне им придется жить под дамокловым мечом дальнейшей иракской экспансии, тем более что путь в Объединенные Арабские Эмираты, все время называвшиеся Багдадом наряду с Кувейтом в качестве участника антииракского заговора, лежал через Саудовскую Аравию.

Самый первый (после захвата Кувейта) разговор с королем Фахдом Джордж Буш провел еще из Аспена 2 августа. Буш вспоминает: «Король был возбужден, и переводчик едва успевал за ним. Фахд рассказал, как до иракского удара он пытался разрешить ирако-кувейтские противоречия и что обе стороны выражали готовность к переговорам. Саддам даже заверил саудовцев, что у него «нет заинтересованности нападать на Кувейт». Король гневно заметил, что Саддам поступил прямо наоборот, «поскольку он тщеславен и не понимает, что последствия его действий нарушают мировой порядок. Он думает только о себе»… «Я надеюсь, что вопрос решится мирно», – сказал король. «Если нет, то Саддаму следует преподать урок, который бы он запомнил на всю жизнь – если останется в живых».13

В ходе этого разговора Буш предложил королю направить в Саудовскую Аравию эскадрилью самолетов F-15 и был удивлен и озабочен тем, что король не поспешил сказать «да», а предложил вернуться к этому вопросу позже.

Король Фахд колебался. И немудрено. В Саудовской Аравии всегда предпочитали, чтобы американские вооруженные силы были достаточно близко, но все-таки «за горизонтом». Останавливала сомнительная совместимость присутствия иностранных войск, тем более немусульманских, с положением саудовского монарха как хранителя главных мусульманских святынь – Мекки и Медины. Не сочетались иностранцы также и с консервативными традициями и образом жизни самих саудовцев. К тому же было ясно, что размещение в Саудовской Аравии американских войск автоматически влекло бы за собой состояние острой вражды и конфронтации с Багдадом, во всяком случае пока там у власти находится режим Саддама Хусейна.

Были также сомнения другого порядка. Готовы ли Соединенные Штаты направить на Аравийский полуостров достаточно крупные силы и держать их до разрешения конфликта? Не получится ли как в Ливане, когда стоило террористам взорвать американскую казарму, как весь американский контингент был быстренько выведен из страны? И наоборот, будут ли американцы готовы полностью уйти из Саудовской Аравии после преодоления кризиса?

Эти и подобные вопросы были предметом ряда телефонных разговоров Буша с Фахдом между 2 и 5 августа. В конечном счете саудовское руководство, всерьез обеспокоенное информацией о концентрации иракских войск у границы с Саудовской Аравией, дало согласие на срочный визит в Джидду, где находился король Фахд, министра обороны США Дика Чейни и командующего СЕНТКОМа (центральное командование вооруженных сил США) генерала Шварцкопфа.

Сообщенные ими данные космической разведки о подтянутых к границе иракских танковых и моторизованных частях и ракетах «земля-земля» в сочетании с разъяснениями и заверениями по части американских намерений склонили короля Фахда в пользу официальной просьбы к США направить свои вооруженные силы для обеспечения безопасности Саудовской Аравии. При этом саудовцы попросили не объявлять о направлении войск, пока передовые части фактически не прибудут на территорию страны. Был также подписан документ, по которому США обязывалась вывести свои войска из Саудовской Аравии по первому ее требованию.

Так был дан «зеленый свет» тому, что потом получит название операция «Щит пустыни».

Все это было пока тайной. Москву в нее посвятили всего за сутки до выступления Дж. Буша, в котором он объявил об отправке войск в Саудовскую Аравию.

Другие арабские страны Залива, чувствуя себя в положении почти столь же угрожаемом, что и Саудовская Аравия, единодушно поддержали приглашение американских вооруженных сил и тоже стали потом плацдармом для их развертывания.

* * *

На начальном этапе кризиса особенно бросалась в глаза проиракская позиция нескольких членов ЛАГ. Если Мавритания и Судан в этом плане политически не были активны (лишь проголосовали вместе с Ираком, вероятно, в знак признательности за его поддержку), то этого не скажешь об Иордании, ООП и Йемене.

Король Хусейн, выступая за то, чтобы возникшая проблема решалась по-семейному, в арабском кругу, видел такое арабское решение в том, что Багдад выведет свои войска из Кувейта, но в Кувейте у власти останется проиракское «временное правительство». Лидер ООП Ясир Арафат продвигал свой вариант арабского решения, которое должно было заключаться в следующем: Ирак выводит войска из Кувейта, получает от него солидную денежную сумму и острова Варба и Бубиян, а в Кувейте проводятся выборы, которые определят новую систему власти. Ни тот, ни другой вариант, таким образом, не предусматривал восстановления прежнего режима.

Как мы себе объясняли такое, мягко говоря, «нестандартное» поведение двух известных политических деятелей? Король Хусейн, которому в 1990 году было 54 года, к тому времени находился на троне уже 38 лет и по праву считался одним из самых опытных и осмотрительных политиков на всем Ближнем Востоке. За ним к тому же была устоявшаяся репутация западника. Откуда же такой явный крен в сторону Багдада?

Главную причину мы видели в сильной экономической привязке Иордании к Ираку. 80 процентов-95 процентов необходимой ей нефти она получала из Ирака, причем по фантастически низкой цене – иногда даже по 2 доллара за баррель. Плюс ежегодная безвозмездная субсидия от Багдада в 50 миллионов долларов; плюс около 800 миллионов долларов, которые ежегодно переводили своим семьям работавшие в Ираке жители Иордании (иорданцы и палестинцы); плюс доходы от красноморского порта Акаба, который в основном обслуживал грузопотоки в Ирак и из Ирака (через Акабу проходило 45 процентов иракского импорта). Так что повернись Багдад к Амману спиной, и Иордании грозили бы большие неприятности. Не мог не считаться король Хусейн и с той особенностью своей страны, что больше половины ее населения составляли палестинцы, симпатии которых к Багдаду были хорошо известны. А корень этих симпатий – надежда, что сильный в военном отношении Ирак поможет когда-нибудь вернуть отторгнутые Израилем земли. Наверное, было и что-то еще, что определяло особую лояльность короля Хусейна Багдаду, возможно, его личное отношение к Саддаму Хусейну, а может и что-то другое. Что касается Я. Арафата, то он скорее всего усматривал в усилении Ирака выгоду для палестинского дела, а в изменении политической системы Кувейта – возможность для проживающих там палестинцев резко изменить свой правовой и социальный статус и стать влиятельной политической силой (в Кувейте палестинцы составляли самую крупную иностранную общину, она насчитывала (по различным оценкам 300 – 400 тысяч человек). По сообщению «Вашингтон пост» от 7 августа, Ясир Арафат после вторжения направил Саддаму Хусейну поздравительную телеграмму по поводу кувейтских событий. Надо полагать, Арафат не сразу увидел, какую крупную ошибку он допустил, в том числе и обнимая перед телекамерами президента Ирака на следующий день после захвата Кувейта и проталкивая затем свой проиракский вариант разрешения кризиса. От Арафата отвернулись большинство арабских лидеров; палестинская община в Кувейте лишилась работы вследствие полного паралича экономической жизни в стране после оккупации, а сама ставка Арафата на Ирак (вследствие изоляции Багдада в мировом сообществе) все больше будет проявлять свою несостоятельность. Но пройдет несколько месяцев, прежде чем Я. Арафат начнет менять курс, причем будет стараться делать это незаметно и постепенно, в том числе беря в расчет настроения рядовых палестинцев, которые еще долго будут оставаться преимущественно проиракскими.

Особой позиции на протяжении всего кризиса придерживался и Йемен. Руководитель этой страны президент Салех посетил 4 августа Багдад, где был снят в обнимку с Саддамом Хусейном, причем иракское агентство новостей заявило, что йеменский президент «выразил одобрение» действий Ирака. Так ли это было на самом деле, трудно сказать. Позже йеменское руководство стало заявлять, что занимает в отношении конфликта нейтральную позицию, объясняя это стремлением сыграть роль посредника, но проиракские симпатии и антисаудовские настроения Саны ни для кого не составляли секрета.

Однако политическая погода в арабском мире в большой мере определялась тогда другими фигурами, в первую очередь Мубараком, Асадом, Фахдом.

Вместе с тем, если официальные круги и элиты большинства арабских стран сошлись на том, что Ирак грубо нарушил своими действиями международный правопорядок и правила межарабских отношений, то внутри самого арабского общества существовали (и частично существуют до сих пор) самые разные настроения. Симпатии «арабской улицы» в бедных странах скорее были на стороне Саддама Хусейна, благодаря прежде всего его популистским лозунгам перераспределения доходов от неравномерно размещенных нефтяных богатств. Эти симпатии даже усилились, а кое-где и стали доминировать, когда проблема перешла в плоскость прямого военного противостояния Ирака и Соединенных Штатов.

И все же по мере того, как кризис затягивался, международная изоляция Ирака росла. Ирак за его агрессию и другие действия на территории Кувейта осудили, помимо Совета Безопасности ООН и ЛАГ, Генеральная ассамблея ООН, Движение неприсоединения, Организация Исламская конференция, Организация американских государств, Западноевропейский Союз, Европейское сообщество и ряд других региональных и более широких международных организаций. Как показательный штрих приведу и такой факт: 8 сентября Олимпийский комитет Азии единогласно принял решение, запретившее Ираку участвовать в Азиатских играх, которые должны были проходить в Пекине осенью 1990 года. Не будет преувеличением сказать, что Багдад оказался на весь период кувейтского кризиса в положении почти тотальной международной изоляции, последствия которой он не смог полностью преодолеть даже много лет спустя.

Саддам Хусейн выражает Москве свое недовольство

5 августа было воскресным днем, но кувейтский кризис уравнял для нас выходные дни с рабочими. Именно в этот день посол Ирака в Москве вручил мне для передачи М.С. Горбачеву ответное послание Саддама Хусейна, подчеркнув, что в Багдаде внимательно следят за нашей позицией.

Иракский ответ ожидался с известной надеждой на то, что он разрядит обстановку, откроет путь к более или менее безболезненному выходу из кризиса, позволит избежать принятие Советом Безопасности принудительных мер против Ирака. Увы, нас постигло в этом смысле полное разочарование. Послание хотя и было пространным, но своей основной смысловой нагрузкой имело не преодоление кризиса, а критику советской позиции. Оно даже начиналось фразой: «Мы с большим удивлением восприняли позицию, которую заняло Советское правительство в отношении последних событий в Кувейте». Действия Москвы характеризовались как «поспешные» и не учитывающие характер сложившихся советско-иракских отношений.

Не обошлось и без прямых назиданий и даже весьма некуртуазных намеков на нашу – де некомпетентность. В арабских странах, говорилось в послании С. Хусейна, существуют особые положения и весьма специфические отношения. Там есть проблемы, которые – с учетом специфики ситуации и связей в нашем регионе – кажутся внешнему миру непонятными. А посему, говорилось Москве, мы надеемся, что вы не будете принимать поспешных решений и суждений против ваших друзей до того, как постараетесь понять реалии, в первую очередь с помощью диалога с верными друзьями. Москве напоминалось – путем прямой ссылки на ввод в свое время сирийских войск в Ливан – что на Ближнем Востоке есть ситуации, в отношении которых она не прибегала «к подобному методу действий с такой поспешностью». Сделан был и весьма прозрачный намек по поводу наших действий в Афганистане, в отношении которых Ирак при определении своего подхода учитывал, мол, отношения с Советским Союзом.

Что же касается существа вставшей проблемы, то предпринятое Ираком без обиняков было названо «естественным делом». Каждая страна в мире, утверждалось в послании, имеет право симпатизировать тем, кто предпринимает меры по изменению правительства, плетущего заговоры и осуществляющего враждебные акции против данной страны. И вновь упрек Москве: мы ожидали от такого дружественного правительства, как Советское, что оно будет по крайней мере стремиться к выяснению причин, побудивших Ирак оказать помощь свободному временному правительству Кувейта. (Замечу в скобках, что само по себе использование в президентском послании заведомо ложной версии по поводу упомянутого «правительства» и «помощи» ему достойно сожаления как совершенно неуместное в переписке такого уровня).

Понятно, что полученное послание президента Ирака не могло ни изменить позиции СССР в отношении иракского вторжения в Кувейт, ни психологически повлиять в благоприятном для Багдада духе на восприятие советским руководством этого события. Не несло в себе для нас ничего нового и упоминание в послании о начинающемся 5 августа отводе иракских войск, так как официальное объявление об этом, сопровожденное к тому же оговорками, было сделано Багдадом двумя днями раньше. На мой вопрос, в какой хотя бы срок предполагается осуществить отвод, посол не ответил, сославшись на отсутствие у него информации.

Заверив, что послание президента Ирака будет сразу же передано по назначению, я, в свою очередь, подчеркнул необходимость выполнения Ираком резолюции 660 Совета Безопасности в полном ее объеме (послание Саддама Хусейна не оставляло сомнений в том, что ни о каком восстановлении независимости и суверенитета Кувейта в Багдаде не помышляют).

Между тем мы хорошо знали обстановку в Совете Безопасности, видели, как нарастает в мире возмущение вызовом, который Багдад открыто бросил мировому сообществу, ООН, ее Совету Безопасности, отказываясь выполнить требование восстановить в Кувейте статус-кво. Это возмущение материализовывалось прежде всего в виде желания придать разрозненным экономическим санкциям, которые страны устанавливали в отношении агрессора по собственной инициативе и в произвольном объеме, характер достаточно широких и всеобщих по применению, иными словами, обязательных для всех государств мира. Согласно Уставу ООН, эту меру может вводить только Совет Безопасности. До кувейтского кризиса она применялась им лишь дважды.

Понимая, что предотвратить такое решение может только ясно выраженная готовность Багдада выполнить требования резолюции 660, и сознавая, что времени в обрез, в Москве (точнее в МИДе СССР) было решено, не медля, направить Саддаму Хусейну новое послание. Оно было подготовлено очень оперативно, быстро согласовано с Михаилом Сергеевичем и отправлено в Багдад буквально через несколько часов после получения упоминавшегося выше послания иракского президента.

Полемизировать с президентом Ирака не входило в наши намерения, но и полностью оставить без реакции тон и направленность иракского обращения было бы тоже неверным. Поэтому во втором советском послании отмечалось, что иракское обращение получено и внимательно изучено, и подчеркивалось, что мы ценим дружбу и сотрудничество с Ираком, которое складывалось в течение не одного десятилетия, но что мы не могли не дать принципиальной оценки того, что произошло. Было также сказано, что мы отнюдь не являемся сторонниками поспешных решений, однако нельзя не видеть, что сам темп развития событий, начало которому было положено неожиданным вводом войск Ирака в Кувейт, диктует оперативное принятие соответствующих шагов, в том числе в Совете Безопасности, как того требует Устав ООН. Этим, собственно, и исчерпывалось то, что говорилось в нашем послании в порядке ответа на иракские претензии к Москве. Как видим, ограничились самым минимумом.

А далее указывалось, что теперь, после принятия Советом резолюции 660, нам не хотелось бы, чтобы дело дошло до введения против Ирака всеобъемлющих обязательных санкций. Мы в этом отнюдь не заинтересованы, ибо нетрудно представить, в каком положении в этом случае оказался бы Ирак. Между тем вопрос о санкциях может встать в порядок дня уже в самое ближайшее время. Поэтому как настоящие друзья мы настоятельно советуем иракскому руководству предпринять все возможное для эффективного выполнения его собственного решения о выводе войск из Кувейта, ибо только одно это может изменить обстановку. Констатировалось, что если Ираку потребовалось всего один-два дня, чтобы войти в Кувейт с боями, то ничто, конечно, не мешает не менее быстро вывести оттуда свои войска. Все это только бы приветствовали, а вопрос о санкциях отпал бы сам собой.

В заключение отмечалось, что Советский Союз не раз доказывал свою искренность в отношении Ирака, выступая на его стороне в трудных ситуациях, и что мы продолжаем дорожить накопленным позитивом, хотели бы его сохранить и развить. Выражалась надежда, что таково же отношение и иракской стороны.

К сожалению, иракское руководство не только не вняло советам Москвы, но даже не потрудилось ответить на второе послание президента СССР. Хуже того, в газете «Аль-Ирак» на следующий день появилась резко антисоветская статья. Поскольку в условиях Ирака, где многоголосица не допускается, подобная публикация была невозможна без санкции с самого верха, ее нельзя было расценить иначе как знак раздражения и как предупреждение в наш адрес. Сделать вид, что подобное отношение к себе мы будем воспринимать как должное и закрывать на это глаза, было бы неправильно. Вот почему 7 августа в «Известиях» было опубликовано мое интервью, где я, рассказывая о шагах Советского Союза в связи с кризисом и контактах с Ираком, упомянул и об этих досадных, не красящих Багдад фактах.

* * *

После нескольких дней заминки, так называемое «временное свободное правительство Кувейта» хотя бы отчасти перестало быть мифом: в Багдаде был объявлен его состав. Как и ожидалось, ни одного мало-мальски известного кувейтянина в нем не оказалось. Более того в общественном сознании утвердилась (с подачи законных кувейтских властей) версия о том, что «временное правительство» сплошь составлено из офицеров иракской армии. Так что в политико-пропагандистском плане предъявление миру «свободного правительства» только добавило Багдаду осложнений. Неудивительно, что через несколько дней оно уже станет перевернутой страницей истории.

Не произвела нужного впечатления и демонстрация по багдадскому телевидению кадров, показывающих погрузку в Кувейте танков на трейлеры для возвращения в Ирак. Возможно, какие-то части, действительно, были возвращены, зато оставшиеся активно перешли к окапыванию и другим фортификационным работам, что свидетельствовало об отсутствии у Багдада действительного намерения уходить из Кувейта. Сильное впечатление на внешний мир произвело и объявленное Багдадом решение направить в Кувейт «иракских добровольцев».

Принимая 6 августа иракского посла Г.Д. Хусейна, я сказал ему, что мы проинформировали членов Совета Безопасности о полученном послании президента Ирака на имя М.С. Горбачева и высказывались за то, чтобы не спешить с экономическими санкциями, дать время удостовериться, в чем состоит позиция Ирака относительно осуществления резолюции 660. Однако вынуждены констатировать, что иракская сторона не помогла нам в этих усилиях. У членов Совета Безопасности создается впечатление, что Ирак не спешит с выводом войск. Крайне отрицательную реакцию в Совет Безопасности вызвало решение относительно иракских добровольцев. Такая позиция Ирака провоцирует Совет Безопасности на следующий шаг.

В ответ мне было сказано, что вывод начат, но что руководство Ирака не брало на себя обязательств относительно временных рамок вывода войск. Что же касается установления блокады Ирака, то Совет Безопасности подталкивают к этому США, Израиль и сионистское лобби. Неужели американцы могут больше нас заботиться о наших братьях-кувейтянах? – вопрошал посол и утверждал, что президент С. Хусейн и иракский народ озабочены судьбой кувейтского народа больше, чем кто бы то ни было. Причина жесткого давления США, говорил посол, проста: американцы всегда были настроены негативно к Ираку из-за его твердой позиции по отношению к Израилю, а также из-за того, что Ирак превратился в мощную силу в восточной части арабского мира. Расстались мы на том, что посол доложит в Багдад о состоявшемся между нами разговоре.

Через несколько часов я встретился с ним вновь – на этот раз по его инициативе. Посол сообщил, что президент С. Хусейн просит принять в Москве в качестве своего личного представителя члена Совета революционного командования, заместителя премьер-министра Ирака С. Хаммади (зачем к нам приезжал Хаммади, я расскажу в следующий главе).

В этот же день я принял посла Кувейта Дуэйджа. По его данным, никаких изменений принципиального порядка в обстановке в Кувейте не произошло. Вывод иракских войск не осуществляется. Напротив, идет усиление физического присутствия Ирака в Кувейте. Все говорит о том, что иракские войска так просто не уйдут, что необходимо скоординировать действия всех членов мирового сообщества для оказания давления на Багдад. В связи с попыткой Багдада поставить у власти в Кувейте проиракское правительство посол настоятельно просил сделать заявление в поддержку законного политического руководства Кувейта. Эту просьбу я выполнил. На следующий день «Известия» сообщили: «Белоногов подтвердил, что в настоящий момент и речи нет о признании Москвой марионеточного «свободного кувейтского правительства»; «Мы по-прежнему признаем законным руководителем Кувейта эмира Джабера ас-Сабаха».

Глава II

КОНФРОНТАЦИЯ ОБРЕТАЕТ ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ

Экономические санкции и наши шаги в свете новой ситуации

Шестого августа Совет Безопасности 13 голосами при 2 воздержавшихся (Йемен и Куба) принял резолюцию 661, вводящую экономические санкции против Ирака. Проект резолюции был представлен десятью членами Совета. СССР не вошел в число его соавторов, так как у нас были определенные сомнения, как лучше действовать с точки зрения объема санкций: сразу ввести всеобъемлющие санкции или же идти по пути их постепенного наращивания, если Багдад будет продолжать уклоняться от выполнении резолюции 660. Второй путь нам казался тогда предпочтительным, но почти все остальные члены Совета считали иначе. Оглядываясь назад, я думаю, что их позиция была правильнее. Не только мы в Москве, но и в столицах ряда других стран завышали в своих оценках степень воздействия экономических санкций на Ирак, ожидали, что уже через 2-3 месяца Багдаду придется пересмотреть свое отношение к резолюции 660 и уйти из Кувейта. Этого не случилось. Даже тот объем санкций, который был введен 6 августа, оказался на это не способен, хотя резолюция была» кусачей». Она запретила любые формы экспортно-импортных операций с Ираком и Кувейтом, все финансовые связи с ними и морские транспортные перевозки (исключение делалось только для медицинских поставок и поставок продуктов питания в рамках гуманитарной помощи).

Для контроля за соблюдением всеми государствами режима санкций учреждался Комитет Совета Безопасности в составе всех его членов, которому поручалось рассматривать доклады о ходе осуществления данной резолюции и запрашивать необходимую ему информацию. Резолюция призвала все государства принять меры по защите активов законного правительства Кувейта и не признавать никакого режима, установленного оккупирующей державой.

Советский Союз голосовал за резолюцию, потому что поведение Багдада не давало нам другой альтернативы. Темп же развития событий, начало которых было положено вторжением в Кувейт, диктовал оперативное принятие соответствующих шагов, как того требует Устав ООН.

Была у вопроса о санкциях еще одна сторона, которая представлялась нам тогда чрезвычайно важной. В ней было как бы два аспекта. Во-первых, резолюция о санкциях закрепляла рассмотрение кувейтского кризиса в рамках Совета Безопасности – коллективного органа, где у нас были сильные позиции. И во-вторых, эта резолюция канализировала конфликт в русло мирного способа его разрешения. Экономические санкции – хоть и горькое лекарство, но все же мирное, притом длительного действия. Иными словами, санкции как инструмент воздействия требовали времени и, следовательно, давали надежду на мирный исход, если это время, конечно, не будет потрачено впустую. А мы надеялись, что в Багдаде все же возобладает здравый взгляд на перспективу.

И тем не менее, как подчеркивалось в заявлении представителя СССР на заседании Совета Безопасности, решение голосовать в поддержку резолюции о санкциях было для нас делом весьма не простым, более того, трудным, поскольку резолюция напрямую затрагивала весь комплекс наших взаимоотношений с Ираком, который складывался на протяжении многих лет. В том, что приходилось резать ткань сотрудничества, можно сказать, по живому, виновата была только иракская сторона, столь неосмотрительно вставшая на путь военной авантюры.

Введенные против Ирака санкции носили обязательный характер, и Советский Союз был обязан обеспечить в том, что касалось его связей с Ираком, их неукоснительное соблюдение. А поскольку эти связи осуществлялись целым рядом советских министерств и ведомств, то автоматически вставал вопрос о принятии правительством СССР соответствующего постановления о свертывании этих связей. Нужен был и координирующий правительственный центр, который взял бы на себя эту функцию и на практике претворил в жизнь требования резолюции 661.

К этому подсоединялась и другая задача, вытекающая как из резолюции 661, так и в целом из обстановки, складывающейся в Кувейте и в Ираке, – как быть с находящимися там тысячами советских граждан. Нам было ясно, что в порядок дня встает их эвакуация, если не всех, то многих, и в первую очередь из оккупированного Кувейта. Да и в Ираке в связи с прекращением с ним экономических связей дальнейшее пребывание специалистов-контрактников становилось бессмысленным или нецелесообразным. Осуществить переброску из Кувейта и Ирака тысяч людей – тоже задача непростая, требующая задействования многих ведомств и служб и значительных финансовых расходов. Все это и побудило МИД СССР войти к президенту СССР с предложением создать на правительственном уровне соответствующий центр. Предложение было поддержано, и такой центр был создан указом президента от 8 августа в форме Рабочей межведомственной группы во главе с заместителем Председателя Совета Министров СССР И.С. Белоусовым. В ней были представлены все надлежащие учреждения на уровне министров или их заместителей. От МИДа в группу вошли я и начальник Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки В.И. Колотуша.

Группа работала несколько месяцев, пока не исчерпала все свои задачи. Не обходилось без споров и межведомственных коллизий, но в конечном счете все решалось правильно и достаточно оперативно. По началу было много недопониманий – зачем, почему, по какому праву, да есть ли действительно угроза безопасности нашим людям, не лучше ли подождать и пр. и пр. Особенно трудно было с военными. Мне были понятны чувства людей, много вложивших в налаживание сотрудничества с Ираком и теперь вынужденных замораживать связи, решать, что делать с изготовленной для Ирака продукцией или присланной из Ирака на ремонт военной техникой, пересматривать планы работы предприятий, особенно оборонных, трудоустраивать людей, которые досрочно вернутся на родину. Надо отдать должное И.С. Белоусову, он действовал твердо, энергично и грамотно (этому способствовало и то, что в правительстве он отвечал за военно-промышленный комплекс и ему было удобнее, чем кому бы то ни было, решать некоторые деликатные вопросы с военными и ВПК). К счастью, он быстро проникся пониманием опасности, подстерегавшей наших людей в Ираке, и многое сделал, чтобы их вовремя оттуда вызволить.

Особо хочу сказать о работе эвакуационной подгруппы, на плечи которой легла масса конкретной повседневной организационной работы (засылка самолетов, встреча и размещение людей, финансовое обеспечение и т.д.). Обошлось без накладок, но трудностей было много, главным образом из-за задержек и всяких других препон, чинимых иракскими властями нормальному отъезду на родину советских граждан.

Первой важной вехой в работе межведомственной группы стала подготовка распоряжения Совета Министров СССР, которое вышло 16 августа за подписью главы правительства Н.И. Рыжкова. Распоряжение предписывало министерствам и ведомствам, имеющим отношение к торгово-экономическим и финансово-кредитным связям с Ираком и Кувейтом, принять надлежащие меры по выполнению положений резолюции 661 Совета Безопасности ООН и разработать конкретные мероприятия по сведению к минимуму потерь для страны в результате прекращения торгово-экономических и финансово-кредитных связей с Ираком и Кувейтом. Это распоряжение, создав необходимую нормативную базу, сильно облегчило всю дальнейшую деятельность межведомственной группы.

Добавлю, что еще до создания межведомственной группы сразу же после принятия Советом Безопасности резолюции 661, МИД СССР препроводил правительствам союзных республик СССР и всем министерствам и ведомствам, имеющим отношение к связям с Ираком и Кувейтом, текст этой резолюции и уведомил их о необходимости внести изменения во взаимоотношения с этими странами с целью приведения их в соответствие с требованиями Совета Безопасности. Так что замораживание всех форм нашего сотрудничества с Ираком и Кувейтом произошло без задержек.

В своем первом докладе в ООН относительно выполнения резолюции 661 Советский Союз сообщил, что

ѕ  им полностью прекращены поставки товаров по экспортно-импортным операциям, включая военные поставки, а также оборудования, материалов, запчастей и других грузов, необходимых для осуществления работ на инвестиционных объектах;

ѕ  прекращена любая другая коммерческая деятельность с Ираком и Кувейтом: поездки экономических делегаций, переговоры по подписанию новых контрактных документов, осуществление платежей, предоставление кредитов или другие переводы средств, прием на обучение в СССР специалистов и т.д.

ѕ  с даты принятия резолюции ни одно судно с товарами или другой продукцией для Ирака и Кувейта не вышло из портов СССР. Принимались меры к тому, чтобы направленные ранее Ираку грузы были возвращены обратно. Из района Персидского залива было возвращено судно с военной техникой для Ирака и Кувейта;

ѕ  приостановлены прием на ремонт и возвращение в Ирак отремонтированной военной техники;

ѕ  приостановлено командирование советских специалистов на объекты сотрудничества в Ираке.

В дальнейшем Советский Союз столь же скрупулезно продолжал соблюдать установленные санкции, периодически представляя соответствующую информацию Генеральному секретарю ООН.

* * *

Коротко остановлюсь еще на одном вопросе двусторонних советско-иракских отношений, который встал перед нами после захвата Кувейта. Это – как смотреть на действовавший между СССР и Ираком с 1972 года Договор о дружбе и сотрудничестве? На Смоленской площади считали, что его трогать не надо, несмотря на всю предосудительность действий Багдада. Мы исходили из того, что наши отношения с Ираком на этом не кончаются и что после преодоления кризиса договор еще может сыграть полезную роль. Эта линия и была выдержана, хотя не обошлось без критики в наш адрес. Например, 12 сентября Верховный Совет РСФСР призвал приостановить действие договора (в июне 1990 года Россия провозгласила свой суверенитет и претендовала на то, чтобы вести собственную внешнюю политику, независимую от центра). Кремль не пошел в этом вопросе на поводу у российских парламентариев. Но само по себе данное решение российских депутатов было показателем как настроя в советском обществе в связи с иракской агрессией, так и разгоравшейся борьбы за власть.

Американцы объясняются с нами,

а Саддам Хусейн – с американцами

7 августа посол США Дж. Мэтлок, попросив о срочной встрече, передал мне для Э.А. Шеварднадзе устное послание госсекретаря США, в котором сообщалось, что по просьбе правительства Саудовской Аравии США размещают в этой стране свои воздушные и сухопутные силы. Далее шли объяснения, чем это решение вызвано, и давались следующие важные заверения: «Мы не намерены, – было сказано в послании, – использовать эти силы ни для каких иных целей, кроме предотвращения иракской агрессии. Вы можете быть уверены, что наши вооруженные силы будут использованы для защиты Саудовской Аравии и что мы не явимся инициаторами каких-либо военных действий. Мы по-прежнему уверены, что лучший путь покончить с иракской агрессией лежит через невоенные средства».

Так в Москве узнали, что в развитии кувейтского кризиса обозначился новый разворот. Не скажу, что для меня это было неожиданностью. Как раз накануне на вопрос журналистов, как будут дальше развиваться события, я высказался таким образом (цитирую газету): «Белоногов заявил, что, к сожалению, нельзя исключать дальнейшую эскалацию конфликта. Например, вступление в военные действия США. Это произойдет, по его мнению, в двух случаях. Первое – если с американскими гражданами в Кувейте произойдет что-либо трагическое. И второе – если Ирак вторгнется в Саудовскую Аравию… Вашингтон не смирится с агрессией против своего самого надежного союзника на Ближнем Востоке. Конечно, американцы предпочли бы не доводить дело до открытого столкновения с Ираком, хотя бы по той причине, что пока они к этому не готовы. Находящихся в регионе американских сил явно недостаточно, чтобы успешно вести борьбу с миллионной армией, оснащенной современным оружием и закаленной восьмилетней войной с Ираном».1

Из сообщения Бейкера следовало, что теперь это слабое звено американцы решили усилить. На сколько и для чего, тут достаточной ясности не было. А пока Мэтлок просил меня как можно скорее известить Шеварднадзе о переданном послании, чтобы он узнал заранее, на какую тему с ним намерен говорить по телефону Бейкер. Действительно, в этот же вечер Бейкер разговаривал с министром и даже дважды. Первый разговор был трудный и, полагаю, неприятный для обоих. Со стороны министра иностранных дел СССР был сделан справедливый упрек, что США поступают вразрез с тем, о чем было условлено в Москве, – действуют односторонне с нарушением принципа взаимных консультаций. И к тому же поспешно, даже не ожидая, как Багдад отреагирует на только что принятую резолюцию об экономических санкциях. Бейкер выкручивался, упирал на то, что предпринимаемая американцами акция не нарушает норм международного права, что она-де вписывается в принятые резолюции, что цель операции – чисто оборонительная, рассчитанная оказать помощь близкому другу США, стране, которая не в состоянии отразить удары в случае нанесения их Ираком, что сами США не собираются нападать на Ирак, не станут применять силу, если только это не будет продиктовано интересами защиты жизни американских граждан в Кувейте.

Э.А. Шеварднадзе, отметив, что обстановка, безусловно, теперь будет накаляться и решить проблему политическими средствами станет сложнее, подчеркнул, что тем не менее наш подход – не делать ставку на силовые методы – остается неизменным; важно избегать эскалации противоборства и строго выдерживать линию на коллективные, согласованные действия в рамках ООН.

Во втором телефонном разговоре Бейкер сказал, что доложил президенту Бушу о состоявшейся беседе. Президент просил передать, что имеет в виду выступить с публичным заявлением и что он в нем непременно укажет, что размещение американских войск в Саудовской Аравии – это временная мера, носящая чрезвычайный характер, и что у США нет никаких намерений нападать на Ирак.

В объяснениях Бейкера был еще один момент: он сказал, что 6 августа американскому временному поверенному в делах Вилсону Саддам Хусейн заявил, что в Кувейте никакого возврата к прошлому быть не может, что у власти там останется нынешний режим. Это подтолкнуло, отметил Бейкер, принять окончательное решение относительно размещения войск в Саудовской Аравии.

Из того, что потом будет написано о содержании упомянутого разговора С. Хусейна с американским дипломатом, складывается впечатление, что в Багдаде на тот момент продолжали исходить из возможности убедить американцев согласиться с установлением в Кувейте проиракского режима и побудить сделать ставку на саддамовский Ирак как основного охранителя американских интересов в регионе.

Саддам Хусейн, беседуя с Джеймсом Вилсоном, придал разговору характер устного послания президенту США. Он говорил о неровно складывавшейся истории американо-иракских отношений и делал упор на стремление Багдада иметь с США не просто нормальные отношения, а тесные и основанные на взаимном уважении интересов друг друга. «Ирак преисполнен желания уважать законные международные интересы Соединенных Штатов на Ближнем Востоке», – заявил С. Хусейн.2 Говоря, что главный интерес США в регионе – это нефть, и напомнив, что одна треть иракской нефти шла в Америку, иракский лидер заверял, что американские нефтяные интересы лучше всего «будут обеспечиваться сильным националистическим и реалистичным режимом»3 (читай – Ираком). Нечто подобное говорилось в 1983 году тогдашнему госсекретарю Шульцу в желании убедить, что Ирак для США лучше, чем Саудовская Аравия, потому что сильнее. О Кувейте при Сабахах иракский лидер отзывался иронически, ясно давая понять, что происшедшие там перемены необратимы. Обосновывая предпринятые Ираком действия в отношении Кувейта, он в то же время отрицал, что давал кому-либо из арабских лидеров обещание не вторгаться в Кувейт. Но зато сделал специальный акцент на том, что пакт о ненападении с Саудовской Аравией будет свято соблюдаться. Сообщения о дислокации иракских войск вдоль границы с Саудовской Аравией С. Хусейн назвал фабрикацией с целью «дать предлог для вмешательства в дела региона и оправдать агрессию против Ирака».4 При этом он предостерегал США против вмешательства в дела государств Залива и в «братские отношения» между Ираком и Саудовской Аравией. «Добрые отношения между Ираком и Саудовской Аравией не только не причиняют никакого вреда Соединенным Штатам, но являются одним из факторов стабильности в регионе. Поэтому вмешательство в отношения между Ираком и Саудовской Аравией будет дестабилизировать регион и наносить ущерб интересам США».5

Не обошлось без предупреждений и даже угроз. С. Хусейн намекнул, что в случае заключения мира между Ираком и Ираном США окажутся в «трудном положении», а если начнется война, то США потерпят в ней поражение.

Приведу следующий пассаж из сообщения Вилсона, как оно приводится в книге Буша и Скоукрофта. Вилсон цитирует высказывания С. Хусейна:

«Если то, что президент Буш хочет, это сохранение американских интересов, как он сам их описывал, то эскалация напряженности и военная альтернатива противоречат этим интересам. Я скажу вам, как вы потерпите поражение. Вы – сверхдержава, и я знаю, что вы можете причинить нам ущерб, но сами вы потеряете весь регион. Вам никогда не поставить нас на колени. Вы можете разрушить часть нашей экономической и промышленной базы, но чем больший ущерб вы причините, тем больше себя и обремените. В такой ситуации мы не станем сидеть в регионе сложа руки… Передайте президенту Бушу, что ему надо смотреть на эмира Кувейта и их наследного принца как на историю… Мы никогда никому не отдадим Кувейт. Мы никогда и ни для кого не сделаем Кувейт легкой добычей, даже если весь мир будет против нас. Мы станем сражаться и сражаться… Мы знаем, что вы сверхдержава, способная нам сильно навредить, но мы никогда не капитулируем».6 Заканчивалось это послание, тем не менее, приветом американскому президенту.

С. Хусейн, передавая через Вилсона послание Бушу, стремился предотвратить появление в Саудовской Аравии американских войск. Бесспорно, это было главной целью приглашения президентом Ирака американского временного поверенного. Но демарш не сработал и не имел на то никаких шансов: Вашингтон уже взял курс на военную конфронтацию. Самоуверенность С. Хусейна могла лишь укрепить решимость Вашингтона преподать, если потребуется, предметный урок Багдаду и подтолкнуть к наращиванию для этого в зоне Залива соответствующих сил.

Аннексия Кувейта

Вторжение Ирака в Кувейт было, конечно, крупнейшей ошибкой, но все же ошибкой, корни которой лежали скорее всего в неправильной оценке характера и масштабов реакции, которую вызовет в мире этот шаг. Это была, можно сказать, ошибка в прогнозе, непростительная, но объяснимая. Но когда реакция уже ясно выявилась, причем в высшей степени неблагоприятная и даже опасная для Багдада, полным разрывом с логикой и здравым смыслом выглядит шаг, который Багдад предпринял 8 августа: он объявил о «всеобъемлющем и вечном» слиянии Кувейта с Ираком, то есть его аннексии. После Второй мировой войны еще ни одно суверенное государство не исчезало с политической карты в результате захвата и оккупации. Воплощенный в Уставе ООН мировой закон этого не допускает. И никого не могло ввести в заблуждение то, как эта аннексия была обставлена.

Как не без высокопарности сообщали иракские СМИ, «временное правительство» Кувейта «обратилось к своим иракским братьям – этим героям Кадиссии, благородным, щедрым, мужественным стражам восточных врат арабского отечества, предводительствуемым рыцарем арабской нации и лидером их марша, героическим вождем, фельдмаршалом Саддамом Хуссейном, одобрить возвращение сынов в свою семью – возвращение Кувейта в материнское лоно Великого Ирака».7 В тот же день Совет революционного командования Ирака принял решение о таком «одобрении». Кувейта как бы не стало. «Ветка вернулась к своему стволу». «Теперь мы один народ – одно государство, которое станет гордостью всех арабов», – восторженно цитировала иракская пресса высказывания Саддама Хусейна.8

Реакция мирового сообщества была быстрой и однозначной. Со своей стороны мы по поручению руководства оперативно подготовили текст заявления МИД СССР (оно датировано 9 августа и в тот же день было распространено), в котором с сожалением констатировалось, что надежды на быструю развязку кризиса не оправдались. Ирак не только не вывел свои войска из Кувейта, но и объявил о фактической аннексии этой страны. «Нам трудно и горько, – говорилось в заявлении – давать такую квалификацию действиям Ирака, страны, с которой нас связывают давние дружественные отношения. Мы хотели бы сохранить эту дружбу. Но в данной ситуации мы не можем занять позицию умолчания, а тем более кривить душой. Наш подход к этому принципиальному вопросу остается твердым – суверенитет, национальная независимость и территориальная целостность Государства Кувейт должны быть полностью восстановлены и ограждены».

Особенность данного заявления состояла в том, что помимо Багдада оно было адресовано также Вашингтону, так как в нем шла речь и о размещении американских вооруженных сил в Саудовской Аравии. «Тенденция к эскалации противоборства, нагнетанию страстей, – было сказано с заявлении, – к сожалению, продолжает быстро набирать силу. Такой оборот событий вызывает в Москве тревогу и озабоченность». Подчеркивая, сколь важно проявлять в подобных обстоятельствах благоразумие, осмотрительность, не допускать действий, могущих еще больше подлить масла в огонь, заявление напоминало, что «Советский Союз против ставки на силу, против односторонних решений. Опыт многих и многих лет убедительно доказывает, что наиболее верный, разумный образ действий в конфликтных ситуациях – это коллективные усилия, использование в полной мере механизмов ООН». Нетрудно догадаться, чем были вызваны эти строки.

Несколькими часами позже Совет Безопасности, собравшись по просьбе Кувейта, Бахрейна, Катара, ОАЭ, Омана и Саудовской Аравии, единогласно принял резолюцию 662, в которой, выразив глубокую тревогу заявлением Ирака об «объединении полностью и навсегда» с Кувейтом, постановил, что «аннексия Кувейта Ираком в какой бы то ни было форме и под каким бы то ни было предлогом юридически является незаконной и считается недействительной». Совет призвал все государства и международные организации «не признавать эту аннексию и воздерживаться от любых действий или контактов, которые могли бы быть истолкованы как косвенное признание аннексии». Совет потребовал, чтобы «Ирак отказался от своих действий, направленных на аннексию Кувейта».

В ответ члены Совета Безопасности услышали от представителя Ирака при ООН «Мое правительство вновь заявляет, что единство Ирака и Кувейта нерушимо». А 10 августа в своей очередной бравурной речи Саддам Хусейн объявил «священную войну» всем иностранным силам в Персидском заливе и призвал всех мусульман включиться в нее для «защиты исламских святынь в Мекке от американских и сионистских посягательств».

Арабский саммит и инициатива С. Хусейна

Объявленная Багдадом аннексия Кувейта поставила правительства арабских государств в такое положение, когда не осудить эту акцию было просто нельзя. Это произошло, разумеется, со своими особенностями в каждом конкретном случае, включая ООП и Иорданию. Арабский мир выступил в целом достаточно едино. Однако это не значит, что проиракские действия отдельных лидеров на этом прекратились. На словах осуждая аннексию, они продолжали поиски решения, которое устроило бы Багдад. Большинство арабских стран, не вошедших в антисаддамовскую коалицию, заняли позицию «двойного нет»: «нет» – аннексии Кувейта и «нет» – иностранному присутствию в зоне Залива (и западному, и арабскому).

Возникший политический раскол арабского мира резко ослабил его возможности влиять на обстановку в регионе. Если бы все руководители арабских государств оказали дружный энергичный нажим на Багдад, как знать, может быть это и помогло бы повернуть развитие событий в мирное русло.

Сожалея, что так не случилось и что раскол стал фактом жизни, Москва тем не менее вела активную работу со всеми арабскими странами, не обольщая себя при этом особо надеждами, но и не сбрасывая со счета роль арабского фактора, которую мы старались по возможности приподнять. Исходя из этого, МИД СССР, когда стало известно о созыве в Каире чрезвычайного арабского саммита, подготовил, а М.С. Горбачев утвердил послание на имя его председателя президента Египта Хосни Мубарака. Напомнив о том, что СССР в связи с вторжением войск Ирака в Кувейт с самого начала занял ясную и последовательную позицию, послание подчеркивало, что в ней нет ничего антииракского. Напротив, мы стремились помочь Ираку выйти с минимальным ущербом из положения, в котором он оказался. Выполнение резолюции 660 Совета Безопасности позволяло, на наш взгляд, сделать это без унижения достоинства Ирака. Приветствуя созыв экстренной встречи глав арабских государств и желая ей успеха, президент СССР выражал готовность сообща искать возможность погасить пожар в районе Персидского залива, восстановить мир и стабильность. При этом проводилась мысль, что очень важную роль здесь могли бы сыграть усилия арабских стран и что, может быть, это был бы даже самый предпочтительный путь. Выражалась надежда, что Лига арабских государств, накопившая немалый опыт в улаживании межарабских разногласий, активно возьмется за разблокирование возникшей конфликтной ситуации.

Двухдневный каирский саммит (9-10 августа) прошел бурно и напряженно, чему не в последнюю очередь способствовало поведение иракской делегации. Сам Саддам Хусейн на него не прибыл, хотя и был приглашен. Отсутствие на саммите главного руководителя Ирака изначально подорвало шансы на деловой поиск взаимоприемлемого решения, да и сама манера появления в Каире иракской делегации говорила о многом. Она прилетела в сопровождении сотни солдат в камуфляже с автоматами Калашникова, что в любом случае было излишне, так как солдат все равно разместили отдельно от делегации.

Несмотря на жесткую нажимную линию иракских представителей и активную работу в кулуарах им не удалось реализовать свою главную задачу – предотвратить принятие саммитом официального решения по существу вопроса о Кувейте. Более того, яростная непримиримость, которую иракцы продемонстрировали на саммите, способствовала определенной дальнейшей консолидации большинства руководителей арабских государств на антибагдадской основе в том, что касается будущности Кувейта как самостоятельного государства.

Саммит подтвердил ранее принятое решение Совета ЛАГ от 3 августа и декларацию Организации исламская конференция от 4 августа, подчеркнул обязательный характер резолюции 660 Совета Безопасности ООН, осудил агрессию против Кувейта, постановил не признавать его аннексию Ираком и ее последствий, подтвердил суверенитет и независимость Кувейта и высказался за восстановление его законного правительства. Принципиально новым моментом стало решение арабского саммита «положительно ответить на просьбу Саудовской Аравии и других арабских государств Залива направить арабские вооруженные силы для оказания поддержки их собственным силам по защите их территорий и региональной безопасности от любого внешнего вторжения».9 Саммит тем самым дал свое благословение на подключение арабских вооруженных сил к МНС. Отныне по ту сторону кувейтской границы иракским войскам станут противостоять не только «чужие» – вооруженные силы США и других стран Запада, но и арабские войска из стран, не относящихся в зоне Залива. Формирующимся многонациональным силам тем самым придавался имидж широкой международной коалиции, пользующейся политической поддержкой со стороны главной межарабской организации.

При утверждении эта резолюция, предложенная десятью делегациями, получила 12 голосов «за», против были Ирак и Ливия, воздержались Иордания, Йемен и Алжир, различные оговорки заявили Судан, Мавритания и ООП. Тунис в саммите не участвовал.

Разброс голосов на саммите служил, конечно, индикатором отсутствия единства в арабском мире. Но в то же время сам факт проведения саммита и характер его решений говорили о том, что арабский мир не намерен мириться с образом действий Багдада и взял курс на усиление своего давления на Ирак с тем, чтобы побудить его по-хорошему, без борьбы уйти из Кувейта.

Мы хотели, чтобы каирский саммит был воспринят в Багдаде как повод для переосмысления всей ситуации. Под этим углом зрения мы и подошли к публичной оценке итогов саммита. В заявлении МИД СССР от 11 августа было сказано: «Нельзя не приветствовать растущее понимание арабами своей роли и ответственности за судьбы мира и стабильности на Ближнем Востоке, за то, чтобы как можно скорее погасить возникший в Персидском заливе кризис, не дать ему разгореться в большой пожар, способный нанести огромный ущерб интересам арабских народов и делу международного мира и безопасности».10

31 августа Лига арабских государств ужесточила свою позицию в отношении Ирака, потребовав не только его ухода из Кувейта, но и выплаты им репараций за причиненный ущерб. Решение было принято 13 голосами из 21. В известной степени это был ответ тем арабским деятелям, которые предлагали, чтобы Багдаду за уход из Кувейта было еще и доплачено.

Однако судя по тому, что в политику Багдада корректив внесено не было, иракское руководство не отнеслось, как нужно бы было, к итогам и урокам арабского саммита. Зато борьба за арабское общественное мнение, за симпатии «арабской улицы» стала вестись еще энергичнее.

Именно с этих позиций, как мне представляется, следует отнестись к инициативе, объявленной Саддамом Хусейном 12 августа. Как указывалось в ней, она преследовала две цели: «способствовать установлению в регионе подлинного мира и восстановлению стабильности и разоблачить обман со стороны Соединенных Штатов Америки и их презренного союзника Израиля и изобличить их лакеев и совершенные ими преступления». Содержание самой инициативы было изложено в трех пунктах. В первом предлагалось в порядке давности событий осуществить сначала отвод войск Израиля с территорий Палестины, Сирии и Ливана, потом отвод сирийских войск из Ливана и, наконец, отвод иракских и иранских войск с удерживаемых участков территории друг друга. После всего этого давалось согласие перейти к вопросу о Кувейте, но «с должным учетом исторических прав Ирака на свою территорию и выбор народа Кувейта». Второй пункт инициативы предусматривал немедленный вывод американских войск и войск других участников «заговора» из Саудовской Аравии и замещение их войсками из арабских стран по совместному выбору Ирака и Саудовской Аравии, но при непременном неучастии в них Египта. Третий пункт требовал незамедлительное замораживание всех принятых против Ирака «мер бойкота и блокады».

Концовка инициативы выглядела так: «В любом случае, если Соединенные Штаты, их союзники и лакеи не ответят позитивно на нашу инициативу, мы противопоставим их порочным поползновениям силу, опираясь на достойных сынов арабской нации и великого иракского народа, и с божьей помощью одержим триумф, заставив пожалеть о содеянном силы зла, которые будут разбиты наголову и будут вынуждены уйти из региона, потерпев поражение и будучи разгромленными, проклинаемыми и униженными».11

На Западе инициатива Ирака была отвергнута, что называется, с порога, ее расценили как попытку «замотать» вопрос о Кувейте, выдвинув вперед трудно решаемые проблемы арабо-израильского урегулирования. Действительно, ни по содержанию, ни по форме инициатива и не была рассчитана на другой прием. Она адресовалась арабской аудитории как в самом Ираке, так и особенно вне его в расчете на эксплуатацию симпатий к палестинскому делу и антипатий к США, довольно широко распространенных в «третьем мире». Убедившись, что Вашингтон от политики заигрывания с Багдадом резко и решительно перешел в оппозицию к нему, в Ираке решили, что им ничего не остается как поднять повыше знамя антиамериканизма.

Некоторую политическую отдачу Багдад на этом, несомненно, получил, но не более того. ООП, понятно, горячо приветствовала иракскую инициативу, но в условиях, когда ее руководство сильно себя подвело, поддержав захват Кувейта, голос этой организации потерял на какое-то время свой авторитет.

Перед Москвой стоял вопрос: как реагировать. Отмалчиваться не хотелось и не получалось: от журналистов поступали вопросы, да и иракцы интересовались, как мы восприняли «историческую» инициативу их президента. В моем представлении она еще дальше загоняла Саддама Хусейна в угол своей нереалистичностью, ненужной бравадой и угрозами. Единственное, что было в ней полезного, так это напоминание о неурегулированности арабо-израильского конфликта. Поскольку Советский Союз вот уже несколько лет продвигал идею созыва широкой международной конференции по комплексному ближне-восточному урегулированию, это напоминание шло как бы нам «в струю», хотя по сути дела проблема Кувейта, выйдя на авансцену мировой политики и все более обостряясь, практически закрывала возможность переключиться сейчас на рассмотрение застарелой, болезненной, но все-таки менее угрожающей миру и безопасности арабо-израильской проблемы.

Публично Москва инициативу не критиковала и не хвалила. На вопросы журналистов Э.А. Шеварднадзе давал ответы типа: «Я думаю, что есть элементы, которые обращают на себя внимание… мы изучаем все детали, все блоки выступления президента Ирака… в нем есть элементы, которые заслуживают внимания».12 Но в беседах с иракцами давали инициативе вполне нелицеприятные оценки, подчеркивая опасность взятого Багдадом курса на затягивание конфликтной ситуации, а не на ее решение. Эти стороны инициативы были, в частности, предметом моей беседы с послом Ирака 16 августа, где я, говоря о слабых ее местах, прежде всего выделил содержавшийся в ней рецепт осуществлять отвод войск в порядке хронологии оккупации чужих территорий. Кроме того, поскольку в инициативе вновь делалась ссылка на «исторические права» Ирака на Кувейт, приходилось высказывать свою точку зрения на «весомость» таких ссылок. В упомянутой беседе с послом я подчеркивал, что мы не можем согласиться с аннексией Кувейта и вообще считаем крайне опасным опираться в современной политике на аргумент о прохождении линии границ в прежние времена. В качестве примера из собственной истории приводил Польшу и Финляндию, входившие до Первой мировой войны в состав Российской Империи. Их независимость никем, в том числе и Советским Союзом, не ставится под сомнение. И таких примеров много. Десятки современных государств возникли на развалинах бывших империй. Неправомерно пытаться убрать их с политической карты или ставить под сомнение принцип нерушимости сложившихся границ. Этот принцип является основополагающим, мы его защищали и будем защищать. А если он попирается нашими друзьями, то мы прямо говорим им о недопустимости этого.

В следующих разделах книги я еще вернусь к инициативе Ирака от 12 августа.

Вскоре после того, как Саддам Хусейн выступил со своей инициативой «глобального урегулирования», Вашингтон посетил король Иордании Хусейн. Предварительно он побывал в Багдаде. Иорданский монарх в ходе переговоров с Бушем пытался склонить его к поддержке иракской инициативы, но в этом, естественно, не преуспел. У Буша же в результате окрепло впечатление, что король Хусейн выступает в роли багдадского ходатая, и это заметно охладило в прошлом весьма теплые отношения между Белым домом и королем Иордании.

Многонациональные силы и мы

Пожалуй, ни одна акция Ирака на мировой арене еще не вызывала столь единодушного и безоговорочного отторжения, чем аннексия Кувейта. И ничто, как она, не способствовало больше созданию против Ирака не только широкой политической коалиции, но теперь также и военной. Воистину Багдад собственными руками ковал оружие против себя и своего народа.

В международно-правовом плане создание многонациональных сил (МНС) стало ответом на призыв Кувейта прийти ему на помощь в соответствии со статьей 51 Устава ООН в связи с совершенной против него агрессией. Поскольку территория самого Кувейта была оккупирована, сосредоточение МНС могло иметь место только в соседних или близлежащих странах. Ими стали прежде всего Саудовская Аравия, Бахрейн и ОАЭ. Дополнительной правовой базой явилось также приглашение иностранных войск Саудовской Аравией, оказавшейся в прямом соприкосновении с крупной иракской военной группировкой в Кувейте.

Мне представляется, что одна из серьезных ошибок Багдада состояла в том, что он вторгся в Кувейт силами, намного превосходящими тот уровень, который требовался для захвата страны. Во вторжении участвовала 120-тысячная армия, которой хватило бы 48 часов, чтобы захватить основные нефтепромыслы Саудовской Аравии, если бы такая задача была перед ней поставлена. Это не могло не встревожить Саудовскую Аравию, а также страны – потребители нефти. Нефтяной фактор был одним из сильнейших катализаторов создания МНС. Задачи освобождения Кувейта, защиты Саудовской Аравии и обеспечения нефтяных интересов фактически сразу же слились воедино.

Роль лидера в формировании МНС сыграли США. За ними оказались закрепленными и главные командные высоты в МНС (соруководителем операции была Саудовская Аравия). Участие государств в МНС было добровольным, хотя и не обходилось без использования Вашингтоном «средств поощрения» (списание долгов, новая финансовая помощь, поставки оружия и т.п.). Но главными инструментами были все же личная дипломатия Буша и многочисленные поездки за рубеж Бейкера. Подсчитано, что в августе – сентябре Буш провел 231 телефонный разговор с главами других государств по проблеме кувейтского кризиса. И результаты не замедлили сказаться. МНС сложились сравнительно быстро и на широкой международной основе, и (что было политически очень важно) со значительным арабским и другим мусульманским компонентом. Но на всех этапах, кроме самого первоначального, американские вооруженные силы были становым хребтом МНС, их главной несущей структурой.

Дж.Бейкер, сообщая в упомянутом выше телефонном разговоре с Э.А.Шеварднадзе о решении направить американские войска в Саудовскую Аравию, ясно дал понять, что США не имели бы ничего против появления в этой стране и советского воинского контингента. В дальнейшем американцы не раз возвращались к этому вопросу на различных уровнях, в том числе президентском (в различном контексте), например, о нашем участии в военно-морских МНС для контроля за судоходством в Персидском заливе и Красном море. На этот счет к нам обращался и Кувейт (он хотел, чтобы в морских МНС участвовали все постоянные члены СБ). СССР послал в Персидский залив средний противолодочный корабль и эсминец, но не для участия в МНС, а, как было официально объявлено, для поддержки в случае необходимости советских торговых судов. От участия в обеспечении морской блокады Ирака мы уклонились, хотя нас активно приглашали участвовать в координационных совещаниях.

С прямым зондажем насчет участия в сухопутных МНС обратилась к нам и Саудовская Аравия. Вопрос был, конечно, серьезный. К счастью, в Москве сложилось полное единство мнений: Советскому Союзу от принятия таких приглашений следует воздержаться. Позиция твердая и безоговорочная. В ней, хочу подчеркнуть, не было ни малейшего антикувейтского или антисаудовского подтекста. Мотивация была прежде всего внутреннего плана, продиктованная особенностями трудного периода, через который проходила тогда наша страна. О посылке войск за рубеж не могло быть и речи. Вдобавок, как уже отмечалось, Москва выступала за мирный путь преодоления кувейтского кризиса, через диалог с Багдадом, политическое и экономическое давление на него и, если потребуется, усиление такого давления, но не за меры военного характера.

Руководствуясь этим последним, СССР уклонился даже от экономически выгодных предложений участвовать своими торговыми судами в транспортировке войск и вооружений стран-участниц МНС в зону Персидского залива (об этом нас просили, в частности, американцы и сирийцы).

Вместе с тем в Москве справедливо считали, что военные аспекты конфликтных ситуаций должны оставаться предметом ведения Совета Безопасности ООН, как это предусмотрено статьей 51 Устава ООН, устанавливающей взаимосвязь между правом государств на индивидуальную и коллективную самооборону и прерогативами Совета Безопасности. Было важно обеспечить такой порядок, при котором исключалась бы возможность боевого задействования МНС без согласия Совета Безопасности. Эту принципиальную линию советская дипломатия проводила и отстаивала с большой последовательностью.

С тем, чтобы теснее подключить ооновский механизм к контролю за военно-политической обстановкой в зоне Персидского залива и подготовке квалифицированных рекомендаций Совету Безопасности, СССР активно продвигал идею ведения этой работы в рамках Военно-штабного комитета, предусмотренного статьей 47 Устава ООН. Этот орган, состоящий из начальников штабов 5 постоянных членов Совета Безопасности или их представителей, должен, согласно Уставу ООН, «давать советы и оказывать помощь Совету Безопасности по всем вопросам, относящимся к военным потребностям Совета Безопасности в деле поддержания международного мира и безопасности».

Однако «холодная война» обрекла этот орган на бездеятельность. Формально он существовал, но вся его «работа» заключалась в периодических встречах военных представителей «пятерки», на которых происходило избрание одного из них в порядке ротации в качестве председателя. И так продолжалось свыше 40 лет.

Во время ирако-иранской войны, когда возникли проблемы свободы судоходства в Персидском заливе, Москва предложила задействовать Военно-штабной комитет для определения возможных коллективных мер, но не получила поддержки. И вот теперь, как только началось формирование МНС, Советский Союз вновь поставил этот вопрос перед США и другими постоянными членами СБ. Это, понятно, шло не от нашей «воинственности», а от желания укрепить возможности Совета Безопасности действовать авторитетно и взвешенно, при чем не только в связи с кувейтской ситуацией. Возрождая ООН применительно к современным международным условиям и думая о будущем, необходимо было укреплять ее способность справляться с возникающими ситуациями военно-политического характера. Мы считали, что ирако-кувейтский кризис не окажется последним и что поэтому надо думать о том, как в будущем с позиций ООН подходить к подобным проблемам.

Э.А.Шеварднадзе поднял вопрос о ВШК перед Бейкером. Я также встречался с послами стран-постоянных членов Совета Безопасности, разъяснял наш подход, обращал их внимание, в частности, на то, что к работе ВШК можно подключать как непостоянных членов Совета Безопасности, так и другие государства на выборочной основе, поскольку это не противоречит Уставу. Тем самым был бы обеспечен демократический подход к использованию ВШК при сохранении лидирующей роли «пятерки». На этот раз нам удалось несколько сдвинуть камень с места. Состоялись консультации сначала с США (они проходили в Вашингтоне с заместителем госсекретаря Киммитом), потом с другими членами Совета Безопасности. Было проведено даже одно неофициальное заседание ВШК, на которое в Нью-Йорк летал заместитель начальника Генштаба вооруженных сил СССР. Но потом дело замерло (не по нашей вине, естественно). Но какое-то начало, пусть скромное, возрождению ВШК все же было положено.

Наши люди в Кувейте и Ираке. Проблема заложников

Нет нужды говорить, что за поведением Багдада мы следили с недоумением, досадой и тревогой, которые росли по мере того, как иракское руководство делало, по нашему убеждению, одну грубую ошибку за другой. Объявления о слиянии Кувейта с Ираком Багдаду показалось недостаточно, и там решили еще разделить сам Кувейт. В конце августа северная часть Кувейта была официальна передана в одну из существующих провинций Ирака, а остальная часть объявлена иракской провинцией номер 19. А чтобы о Кувейте как государстве вообще больше ничего не напоминало, его столица Эль-Кувейт была переименована в Кадхиму.

После аннексии Кувейта у меня появилось ощущение, что, если таким образом пойдет и дальше, то войны вряд ли удастся избежать. Это ощущение только укреплялось по мере того, как Багдад вновь и вновь разными способами демонстрировал свою решимость не уходить из Кувейта. Своих худших опасений по поводу перспектив, в том числе неизбежного разгрома Ирака, если дело дойдет до войны, я не скрывал ни от своих коллег в МИДе и вне его, ни от иракцев. Из разговоров с Э.А. Шеварднадзе у меня складывалось впечатление, что он в течение первых месяцев кризиса видел ситуацию в не столь мрачном свете, считая, что Саддам Хусейн как человек, мыслящий реальными категориями, в какой-то момент непременно перестанет тешить себя иллюзиями и блефовать. Эта вера в лучший исход нисколько не мешала министру в своих действиях во главу угла ставить именно энергичную борьбу за мирное разрешение кризиса.

А пока перед нами во весь рост как самая первоочередная встала проблема советских граждан в Кувейте. На 2 августа их там насчитывалось 883 человека, командированных по линии различных министерств и ведомств, в том числе 94 женщины и 67 детей. Их дальнейшее пребывание в оккупированном Кувейте становилось и бесцельным, и опасным. К тому же в городе стали быстро расти трудности с продовольствием и даже с питьевой водой, поскольку сразу же нарушилась вся система снабжения. 9 августа по предложению МИД СССР Межведомственной группой было принято решение о временном прекращении деятельности в Кувейте всех советских учреждений и полной эвакуации оттуда наших граждан. Иракской стороне было сообщено, что выезд в СССР дипперсонала посольства не означает согласия с решением Багдада о закрытии всех иностранных дипломатических представительств в Эль-Кувейте. Посольство Кувейта в Москве продолжает действовать, что означает, что Советский Союз по-прежнему поддерживает дипломатические отношения с Государством Кувейт. Это же я объяснил и кувейтскому послу Дуэйджу.

Первоначально эвакуацию из Кувейта предполагалось осуществить наиболее удобным для людей путем – морским или воздушным, организовав туда заход нашего корабля или спецрейсы Аэрофлота. Однако на наши неоднократные обращения иракцы неизменно отвечали отказом, ссылаясь на то, что аэропорт и морской порт Кувейта закрыты. Оставался только один путь эвакуации – автотранспортом через Ирак. А поскольку иракские власти закрыли воздушное пространство и самого Ирака для иностранных самолетов, в том числе и самолетов Аэрофлота, то ближайшей точкой, откуда можно было организовать вылет наших людей на родину, оказывалась столица Иордании Амман. А путь туда был не близкий: 725 километров от Эль-Кувейта до Багдада и 1285 километров от Багдада до Аммана, итого – свыше 2000 километров, притом по сильной жаре. Но выбора не было, надо было приступать готовиться к отъезду.

Так получилось, что во время захвата Кувейта нашего посла там не было, он находился в Москве. Учитывая сложность и ответственность операции по закрытию всех наших учреждений в Кувейте и обеспечению организованного отъезда граждан, было решено, что послу Э.Н.Звереву – опытному авторитетному дипломату, следует срочно вернуться в Кувейт. Он сразу же вылетел в Амман, через который только и можно было попасть к месту назначения. Но не тут-то было. Сколько мы ни обращались к Багдаду, сколько ни объясняли цель кратковременного возвращения Э.Н.Зверева в Кувейт, разрешения он так и не получил. Проведя две недели в Аммане и только там встретив своих товарищей по работе в Кувейте, он вместе с ними вернулся в Москву. Казалось бы небольшой штрих, но какой показательный с точки зрения отношения, которое в тот период превалировало в Багдаде к нашей стране.

Надо сказать, что несмотря на отсутствие посла работа по подготовке к закрытию наших учреждений в Кувейте прошла организованно. Все, что требовалось, было сделано. Большая работа была проведена также нашими посольствами в Багдаде и Аммане для обеспечения благополучного проезда советских граждан через границы, для организации их отдыха, питания и ночевок.

Эвакуация советских граждан из Кувейта была осуществлена четырьмя группами с 15 по 24 августа. Среди них были также 30 женщин и детей из числа постоянно проживавших в Кувейте советских граждан. Для выезда был использован весь имевшийся в наличии автотранспорт. Последняя группа эвакуированных была доставлена в Москву непосредственно из Багдада в связи с открытием, наконец, воздушного пространства Ирака для полетов, по поводу чего мы не раз обращались к иракским властям.

Вслед за эвакуацией советской колонии из Кувейта наступил черед наших граждан в Ираке. Еще 11 августа Межведомственная группа приняла решение о выезде в качестве первоочередников женщин и детей. Всего советская колония в Ираке насчитывала 7791 человека, в том числе 639 женщин и 274 ребенка. Но если в Кувейте почти все советские граждане жили в самой столице, то в Ираке ситуация была совсем другая (в Багдаде – 910 человек, в окрестностях столицы и на севере страны – 1081 человек, на юге – 5800 человек). Большой разброс по стране, конечно, затруднял связь с нашими людьми, да и всю другую работу по обеспечению их своевременного и организованного выезда. Но тем не менее первый этап – эвакуацию женщин и детей – удалось осуществить в сжатые сроки. Она была начата 27 августа и 31 августа практически завершена (всего тогда спецрейсами Аэрофлота в Москву было доставлено около 900 человек).

Но вот с мужской частью колонии получилось много сложнее. Причин было две. Первая – извечная надежда наших людей на авось: авось все как-нибудь уладится, и никуда уезжать будет не нужно. По-человечески понять такой настрой советского командировочного люда было легко: в те времена выезд на работу за рубеж был обставлен многими рогатками, а уж если выпал счастливый жребий, то возвращаться досрочно, естественно, не хотелось. Поэтому в коллективах наших специалистов, когда из Москвы к ним начали поступать соответствующие рекомендации, какое-то время ощущалось явное нежелание трогаться с места. А ведь речь шла не о десятках и даже не сотнях людей, а о тысячах. Их эвакуация в любом случае заняла бы немало времени, и его просто могло нехватить. Москва поэтому торопила. Наше посольство в Багдаде и генеральное консульство в Басре проделали большую работу по разъяснению истинного положения вещей, и она дала свои результаты. Сначала медленно, а потом быстрее и быстрее до сознания наших специалистов в Ираке стало доходить, что царящая среди иракцев эйфория по поводу присоединения Кувейта обманчива и грозит обернуться трагедией для всех находящихся на территории Ирака. В посольство посыпались заявления с просьбой об отправке на родину.

Другую трудность преодолеть оказалось много сложнее, так как она заключалась в нежелании иракских властей отпускать наших людей. Но сначала несколько слов об общем подходе Багдада к иностранным гражданам, оказавшимся на территории Ирака и Кувейта.

Нельзя исключать, что идея использовать иностранцев как инструмент давления на правительства стран, чьими гражданами они являются, изначально входила в число элементов политики Багдада по нейтрализации противодействия захвату Кувейта. Уже 4 августа в Ирак была депортирована первая группа иностранцев (35 английских военных советников, работавших в кувейтских войсках, и 10 моряков с американского танкера, оказавшегося в порту Кувейта). А 5 августа по радио Багдада было передано предостережение: те страны, которые прибегают к мерам наказывающего характера против временного правительства свободного Кувейта или братского Ирака, должны помнить о том, что в Кувейте у них есть свои интересы и свои граждане.

6 августа в Кувейте начались аресты и перемещение в Ирак других групп иностранцев, прежде всего американцев. В результате сотни граждан, включая женщин и детей, США, Англии, Франции, Германии, Италии, Бельгии, Голландии, скандинавских стран, Австралии, Японии и некоторых других были насильственно перемещены из Кувейта в Ирак и там интернированы. 9 августа Багдад добавил, что тысячам иностранцев, находящимся в Кувейте и Ираке не будет позволено их покинуть. Кампания по вылавливанию и задержанию граждан стран Запада (но не только их) приняла почти тотальный характер.

17 августа Совет Безопасности через своего председателя выразил обеспокоенность судьбой иностранцев в Ираке и Кувейте и обратился к Генеральному секретарю ООН с просьбой принять все необходимые меры для разрешения этой проблемы. Не прошло, однако, и нескольких часов, как Багдад устами спикера иракского парламента еще больше усугубил ситуацию. Из его слов следовало, что все граждане стран коалиции будут удерживаться в Ираке до тех пор, пока не исчезнет угроза военных действий против него, и что иностранцев разместят на иракских военных и других важных объектах или вблизи них, чтобы исключить таким образом возможность нанесения по этим объектам военных ударов. Иными словами, мирных людей превращали в «живой щит» ради удержания Кувейта как добычи.

Совет Безопасности не мог не отреагировать на это новое нарушение международного права. 18 августа он единогласно принял резолюцию 664, в которой потребовал, чтобы «Ирак разрешил и облегчил немедленное отбытие из Кувейта и Ирака граждан третьих стран», «предоставил немедленный и постоянный доступ консульских сотрудников к таким гражданам» и «не предпринимал никаких действий, ставящих под угрозу их невредимость, безопасность и здоровье». Заодно Совет Безопасности потребовал, чтобы правительство Ирака отменило свои распоряжения закрыть дипломатические и консульские представительства в Кувейте и лишить их персонал иммунитета.

Реакция руководства Ирака не заставила себя ждать. 19 августа по багдадскому радио было зачитано «открытое письмо» Саддама Хусейна родственникам задержанных иностранцев. В нем объявлялось, что задержанные будут оставаться в Кувейте и Ираке до тех пор, пока Запад не выведет свои войска из Залива и не даст обязательств не нападать. А пока задержанные лица – их Саддам Хусейн назвал «иностранными гостями» – будут прикрывать военные и иные объекты в Ираке и Кувейте.

А Совету Безопасности ООН Багдад словно в издевку предложил утвердить график отвода иностранных войск из Залива, подчеркнув, что отвод должен состояться в сроки, которые не должны превышать те, которые потребовались для ввода. При этом о судьбе Кувейта не упоминалось, зато было объявлено, что за укрывательство иностранцев, которым запрещен выезд из Ирака и Кувейта, виновные (независимо от гражданства) будут подвергаться смертной казни.

Одновременно было разрешено уехать гражданам некоторых западных стран, «не предпринявших в отношении Ирака недружественных мер» – австрийцам, шведам, швейцарцам, финнам. Багдад явно стремился не только сыграть на человеческих эмоциях, но и противопоставить одни страны Запада другим.

Несколько дней спустя по иракскому телевидению была показана встреча Саддама Хусейна с 15 задержанными англичанами, в том числе двумя детьми, которым президент Ирака через переводчика объяснял, какая почетная роль им отведена в качестве «хранителей и героев мира». Эти кадры сразу же обошли телеэкраны множества стран. Причем в фокусе всеобщего внимания оказалась сцена, когда С. Хусейн, поглаживая по головке семилетнего Стюарта Локвуда, поинтересовался, давали ли мальчику в тот день молоко. Неподдельный ужас, который был написан на лице ребенка, убедительнее всего передал состояние людей, которых лишили свободы.

Волна возмущения, прокатившаяся тогда по многим странам, побудила Багдад несколько подкорректировать линию в отношении заложников: вскоре женщинам и детям было позволено уехать.

Советских специалистов в Ираке не арестовывали, не перемещали, не подвергали притеснениям, но под разными предлогами не выдавали им выездных виз. Отток советских специалистов из Ирака поэтому происходил тонким ручейком, что вызывало в Москве серьезную обеспокоенность и немалое раздражение. Наших граждан никто не имел права задерживать против их воли, коль скоро они не совершили никаких нарушений местного закона; досрочное же завершение их миссии в Ираке было вызвано неправомерными действиями самого Багдада и возникшей вследствие этого угрозой для их жизни и безопасности. Если у Ирака имелись какие-то претензии, то в любом случае они должны были предъявляться не физическим лицам, а учреждениям и организациям СССР, подписавшим те или иные контракты, но и здесь налицо были форс-мажорные обстоятельства. Особенно беспокоило нас то, что подавляющая часть советских специалистов работала на юге Ирака, а многие – в непосредственной близости от границы с Кувейтом.

Вопрос об отъезде наших специалистов будет по вине иракской стороны решаться медленно и болезненно, создавая совершенно ненужную нервотрепку людям и обостряя советско-иракские отношения. По моему глубокому убеждению, Багдад потерял значительно больше, задерживая советских людей, чем выиграл от их труда, результаты которого в любом случае во многом окажутся сведенными на нет в ходе военных операций. Но к этому мы еще вернемся.

Зачем в Москву приезжал иракский зампремьера

А сейчас ход событий возвращает нас к экономическим санкциям. Их ведущей задачей было перекрыть каналы иракского нефтеэкспорта, лишив тем самым Багдад главного источника валютных поступлений. До этого нефть экспортировалась по трем нефтепроводам: один вел из Ирака в Турцию, где нефть перегружалась на танкеры, два других – в Саудовскую Аравию. Анкара, как только Совет Безопасности ввел санкции, перекрыла свой нефтепровод. Саудовская Аравия несколько задержалась с аналогичной мерой, опасаясь дать Ираку повод вторгнуться на свою территорию. И только когда американские войска на ней закрепились, остановила действие обоих нефтепроводов.

Теперь у Ирака оставался единственный способ транспортировки нефти танкерами через Персидский залив. И он решил попробовать им воспользоваться, хотя это прямо нарушало режим санкций. В середине августа пять иракских танкеров вышли с грузом в Залив. Пункты их назначения не были известны, но предполагалось, что первым портом захода может быть йеменский Аден. В любом случае автоматически вставал вопрос – какой может быть реакция. С одной стороны, резолюция 661, вводя санкции, обошла вопрос о принудительных мерах их реализации. Со стороны Совета Безопасности это не было упущением: он просто не хотел форсировать события и угрожать применением силы в надежде, что Багдад не станет намеренно нарушать санкции. Однако события стали развиваться по другому сценарию. Это не могло не обеспокоить членов Совета Безопасности, в том числе и нас. Поэтому вопрос о соблюдении санкций занял должное место на переговорах, которые прошли в Москве с прибывшим сюда членом Совета революционного командования, заместителем премьер-министра Ирака Саадуном Хаммади.

Хаммади был одним из основателей партии Баас в Ираке. Он защитил докторскую диссертацию по экономике сельского хозяйства в Висконсинском университете США, рано вошел в ближайшее окружение Саддама Хусейна, занимал различные посты в правительстве, в том числе одно время был министром иностранных дел. Учитывая его солидный опыт дипломата и экономиста, ему нередко поручали представлять интересы страны на различных форумах и переговорах. Вот и в Москву Хаммади прибыл, побывав до этого в ряде столиц, где пытался убедить собеседников в законности аннексии Кувейта и несправедливости подвергать Ирак за это санкциям.

К визиту Хаммади в Москве отнеслись серьезно, надеясь, что он поможет составить более точное представление об умонастроениях в Багдаде и, главное, поискать развязку кризиса, не допустить его эскалации. 20 августа у Э.А. Шеварднадзе состоялась трехчасовая беседа с Хаммади, на которой я присутствовал, что позволяет мне поделиться некоторыми впечатлениями о том, как она проходила и что дала. Шеварднадзе провел весь разговор в подчеркнуто уважительном тоне, отметив с самого начала, что мы всегда ценили отношения с Ираком, многое делали для их развития (приводились цифры, факты) и хотели бы продолжить этот курс, если отпадет возникшее на его пути препятствие – аннексия Кувейта. Министр не скрывал озабоченностей и откровенно высказывался по поводу осложнения обстановки и его первопричины – вооруженной агрессии против Кувейта, давшей основание для развертывания массированного иностранного военного присутствия в зоне Залива, что не соответствует национальным интересам СССР, как и то, что после вторжения в Кувейт арабо-израильский конфликт ушел в тень. Эдуард Амвросиевич высказывался в том плане, что учитывая тенденцию к обострению обстановки, надо спешить, так как то, что возможно сегодня, будет значительно труднее достичь завтра. При этом выражал уверенность, что пока еще можно выйти из кризиса без ущерба для престижа Ирака и его руководства. Так, если Ирак проявит готовность уйти из Кувейта, то отпадет и основание для нахождения в зоне Залива тех вооруженных сил, которых раньше там не было. Самое разумное решение, убеждал Шеварднадзе, это взаимный вывод войск. Ключ от такого решения в руках только Багдада.

Реакция Хаммади была разочаровывающей. Он полностью исключил возможность любых вариантов, если они будут затрагивать единство Кувейта и Ирака. Он пространно рассуждал на тему о том, что отношения Ирака с Кувейтом несопоставимы с отношениями между другими странами, так как Кувейт всегда, мол, был частью Ирака и последний никогда не признавал его независимости, а потому нельзя и говорить об агрессии, так как Ирак не переступал границы какого-либо иностранного государства. Эти рассуждения чередовались с обвинениями типа того, что «Кувейт с самого начала ирано-иракской войны плел заговоры», что «Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт вынашивали планы свержения правительства в Ираке», что «главное звено заговора – Саудовская Аравия» (последний тезис, впрочем, не мешал Хаммади утверждать, что у Ирака нет никаких агрессивных намерений в отношении Саудовской Аравии и что Багдад готов гарантировать ее безопасность). Хаммади пытался также обыгрывать контраст между экономическими трудностями Ирака и процветанием Кувейта. На это Шеварднадзе не без резона показывал на цифрах, насколько уровень жизни советских людей ниже уровня жизни в Германии и Японии, с которыми СССР воевал, но что это не может служить основанием для нашего нападения на эти более богатые страны. Хаммади неоднократно в разных контекстах выражал несогласие с линией СССР в Совете Безопасности, на что министр каждый раз объяснял, почему те или иные конкретные действия Ирака не оставляли Советскому Союзу другого выбора. Если Хаммади ставил своей целью добиться изменения подхода СССР к существу кувейтского кризиса, то он цели достичь не мог и не достиг.

Основная задача визита, как мне думается, состояла все же в том, чтобы побудить СССР встать на путь нарушения экономических санкций. Напомнив сам о сумме иракской задолженности Советскому Союзу, он выразил готовность ее покрыть за полтора года немедленными форсированными поставками иракской нефти (до 500 тысяч баррелей в день) и вообще начать самое тесное экономическое сотрудничество, в том числе в области нефтяной политики. При этом Хаммади утверждал, что уже большое число государств якобы вступило в контакт с Багдадом на предмет продолжения закупок иракской нефти, что выстроилась, мол, уже целая очередь таких желающих и СССР может-де опоздать, если промедлит. На вопрос Шеварднадзе, как по мысли иракской стороны, ее предложение по нефти укладывается в режим введенных Советом Безопасности санкций, ответ был лапидарен, но показателен: «А вот это уже ваша проблема». На это ему было твердо сказано: СССР голосовал за резолюцию по санкциям и будет ее неукоснительно соблюдать.

В этой связи с обеих сторон затрагивался вопрос о возможности принятия Советом Безопасности резолюции о мерах по обеспечению санкций. Хаммади старался склонить к тому, чтобы СССР ее блокировал. С советской же стороны ясно показывалось, что без изменения подхода Багдада к первопричине конфликта иллюзорно рассчитывать на изменение отношения в Совете Безопасности к санкциям. А выпуская в нарушение санкций свои танкеры в Персидский залив, иракская сторона лишь провоцирует принятие дополнительных мер.

Несколько раз по ходу разговора Э.А. Шеварднадзе возвращался к вопросу об иностранцах-заложниках в Ираке и Кувейте. «В политическом, в моральном плане вы многое потеряли в мировом общественном мнении», – убеждал министр. Размещение заложников на военных и других объектах практически ничего не даст, поскольку, если дело дойдет до войны, то действовать будут без оглядки. Шеварднадзе советовал кардинально изменить взгляд на заложников и снять проблему иностранцев как таковую, отчего Ирак только выиграет. В ответ говорилось, что иностранцев никто, мол, не притесняет, что президент С. Хусейн распорядился расселить их в лучших домах, что им предоставляются услуги, которых нет для иракцев и т.п.

Хаммади держался уверенно. Некоторые его высказывания свидетельствовали о продолжающейся в Багдаде эйфории и явной переоценке собственных возможностей. Вот некоторые характерные фразы, которые я тогда записал в своем блокноте: «экономическая блокада успеха иметь не будет»; «не решит исход дела и удар США, а в сухопутной войне США потерпят поражение»; «если обстановка взорвется, карта региона будет перекроена»; «большинство арабских народов стоит на стороне Ирака, а решения арабских совещаний ничего не значат»; «в арабских странах – против американского присутствия, и это приведет к падению проамериканских режимов». По Хаммади получалось, что дела у Багдада обстоят блестяще, а вот Москве стоило бы задуматься. Хаммади, признав, что для них было неожиданным то, что произошло в наших двусторонних отношениях из-за Кувейта, с оттенком снисходительности заявлял, что ситуацию «еще можно поправить», что «у СССР все еще существует возможность занять другую позицию», что есть надежда «сохранить наши двусторонние отношения», но «дело теперь за вами», – так подытожил Хаммади со своей стороны состоявшийся разговор. В нем затрагивались и другие темы, но о главном я рассказал.

Мне показалось, что Э.А. Шеварднадзе вел беседу даже как-то слишком деликатно, как бы не замечая некоторые несуразности и бестактные высказывания гостя. Заканчивая разговор, министр подчеркнул, что ситуация сложная, чреватая самыми непредсказуемыми последствиями, что надо активно искать мирную развязку. Выражал готовность к дальнейшим контактам. Сказал, что мы направляем в Багдад и в столицы других арабских стран посла по особым поручениям М.Д. Сытенко, готовы посылать и людей другого уровня, равно как и принимать в Москве иракских представителей.

Затем у Хаммади состоялась беседа с заместителем председателя Совета министров И.С. Белоусовым, где речь в основном шла об экономических делах. Введение санкций заморозило многие формы сотрудничества, и для обеих сторон было важно установить взаимопонимание относительно того, на какой стадии выполнения того или иного конкретного проекта это произошло и что из этого следует для каждой из сторон. Значительное место в беседе заняли вопросы отъезда из Ирака наших специалистов в виду обострения обстановки.

Венчал пребывание Хаммади в Москве его прием председателем Совета министров СССР Н.И. Рыжковым, в котором участвовал И.С. Белоусов. Устами главы советского правительства вновь была изложена принципиальная позиция СССР в вопросе об аннексии Кувейта, подтверждено намерение СССР строго соблюдать режим санкций, выражена надежда на выполнение Ираком резолюции Совета Безопасности, что откроет путь для дальнейшего взаимовыгодного экономического сотрудничества между СССР и Ираком. Н.И. Рыжков поднял также вопрос о находящихся в Ираке гражданах СССР и других государств, необходимости строгого соблюдения их законных прав, прежде всего на свободный выезд в соответствии с общепризнанными нормами международного права и без всякой дискриминации.

21 августа по инициативе иракской стороны состоялась еще одна беседа С. Хаммади с Э.А. Шеварднадзе. Она была непродолжительной. Хаммади начал с того, что Ирак будет гибко относиться к вопросам освобождения задержанных иностранцев, соотнося свою гибкость с гибкостью, которая будет проявляться по отношению к Ираку соответствующими правительствами (иначе говоря, Хаммади подтвердил избирательность подхода к заложникам и, следовательно, намерение продолжать использовать их как инструмент давления). На вопрос, в чем может заключаться гибкость, Хаммади ответил, что должен сначала вернуться в Багдад и обсудить это со своим руководством. На это Шеварднадзе отреагировал словами о том, что все народы очень чувствительны к проблеме заложников, призвал еще раз тщательно подумать об освобождении всех задержанных, настоятельно советовал Ираку не противопоставлять себя Совету Безопасности.

Второй (и последний) вопрос, который поднял Хаммади, – это готовящаяся в Совете Безопасности резолюция, дающая право – в целях укрепления режима санкций – останавливать и досматривать любые суда, следующие с грузом из Ирака и для Ирака. Хаммади настаивал, чтобы СССР не допустил ее принятия, говоря, что это была бы беспрецедентная мера, которая «приведет к войне, так как неизбежно вызовет военные столкновения». «Мы не из той породы, – объяснял он, – кто готов дать себя задушить, и будем делать все, что можем, для срыва резолюции о санкциях. Это решение потерпит крах, поскольку большинство государств уже вошли в контакт с Ираком и заявили, что будут покупать нашу нефть».

На эту смесь просьб и угроз Шеварднадзе отреагировал в том смысле, что независимо от того, будет ли принята Советом Безопасности упомянутая резолюция или нет, ясно, что иракские танкеры все равно будут остановлены силами коалиции. Ираку срочно надо определяться в главном, поскольку им до сих пор не выполнено ни одно положение резолюции 660, не сделано ни одного шага навстречу, а теперь еще дополнительно брошен вызов Совету посылкой танкеров. Советский Союз, подчеркнул министр, не заинтересован форсировать принятие резолюции, но позиция Ирака не дает выбора. Резолюцию можно оттянуть на день – два, но если Ирак срочно не определится в главном, ее одобрения избежать будет нельзя. Заключительные слова Хаммади, как я их себе записал, звучали так: «Резолюция загнала бы нас в угол и вынудила к самообороне. Просили бы не навязывать нам ничего».

23 августа посол Ирака в ответ на наше обращение по иностранцам сообщил И.С. Белоусову, что президент С. Хусейн дал согласие на выезд из страны всех иностранцев кроме граждан США, Великобритании и ФРГ. К сожалению, сказанное иракским послом оказалось дезинформацией не только относительно советских граждан, но и граждан других стран. Заложники и наши граждане еще на протяжении трех месяцев будут оставаться инструментом беззастенчивого шантажа и политического торга.

Морская блокада

Появление груженых нефтью иракских танкеров, как и следовало ожидать, было расценено в Вашингтоне и в других западных столицах как попытка прорвать торговое эмбарго, которую в любом случае требуется незамедлительно пресечь. Бейкер пишет в своих мемуарах, что его коллеги – министр обороны Чейни, председатель Объединенной группы начальников штабов генерал Пауэлл, советник президента по вопросам национальной безопасности Скоукрофт выступили за то, чтобы США самостоятельно взяли эту миссию на себя и силой остановили танкеры, а если предупредительные выстрелы будут проигнорированы, то действовать решительно вплоть до потопления. Бейкер возражал, доказывая, что подобная самодеятельность может плохо отразиться на обстановке в Совете Безопасности, особенно на отношениях с СССР и что поэтому надо сначала заручиться соответствующим мандатом Совета Безопасности. Бейкер считал, что упустить – один – два иракских танкера будет меньшим ущербом для дела, чем нарушить сотрудничество в Совете. В конечном счете эта точка зрения взяла в Вашингтоне верх, чему способствовала и довольно резкая критика в его адрес со стороны ряда членов СБ, в том числе даже такого лояльного союзника как Канада, настаивавших на соблюдении прерогатив Совета. Впервые с начала кризиса США оказались в Совете Безопасности почти в состоянии изоляции, что и повернуло ход событий в другое – в данном случае правильное – русло.

Однако время явно поджимало. 18 августа американский фрегат «Рейд» произвел шесть предупредительных выстрелов в Оманском заливе по танкеру «Ханакеин», но танкер не остановился, а предпринимать более крутые меры у капитана фрегата полномочий не было. То же самое произошло в Персидском заливе между американским военным кораблем «Брэдли» и танкером «Баба Гургур», только выстрелов было не шесть, а три.

Начиная с 13 августа, мне неоднократно приходилось встречаться с послом США Мэтлоком. Он мне вручал для передачи Э.А. Шеварднадзе послания Бейкера, я ему – ответные от нашего министра. Иногда обмены шли через наши посольства в Вашингтоне. Кроме того состоялось несколько телефонных разговоров непосредственно между министром и госсекретарем. Некоторые из них были довольно продолжительные. В центре этих контактов был вопрос о принятии Советом Безопасности резолюции, которая санкционировала бы перехваты и досмотры морских судов. Американцы торопились, мы сдерживали, в частности, настояли, чтобы к подготовке проекта резолюции по перехвату подключились Военно-штабной комитет и Комитет по санкциям, что позволило достигнуть ряд важных пониманий по механизму действия предполагаемой резолюции. Некоторые существенные заверения, особенно по части проявления сдержанности со стороны США, были даны лично Бейкером.

Пик контактов пришелся на 21 – 24 августа. Определенную роль здесь сыграл визит в Москву С. Хаммади. Объясняя 21 августа Мэтлоку, почему мы хотим отложить на несколько дней рассмотрение в Совете проекта резолюции, я ссылался на то, что мы только вчера в личном послании на имя госсекретаря информировали его о беседе с Хаммади; сегодня состоялась вторая беседа с ним, о чем госсекретарь также будет проинформирован. Мы считаем, что было бы правильным посмотреть, как отреагируют иракцы на то, что было им сказано советской стороной. Если же резолюция Совета Безопасности была бы уже сегодня принята, то она тем самым дала бы возможность Ираку пройти мимо того, что говорилось в Москве, сославшись на то, что новая резолюция изменила картину.

Замечу, что какие-то надежды, хотя и очень слабые, у нас все же были на позитивный отклик Багдада. Но никаких сигналов оттуда не поступало. И тогда было решено еще раз обратиться на высшем уровне непосредственно к Саддаму Хусейну. 24 августа ему было передано срочное послание М.С. Горбачева с просьбой дать на него ответ в течение 24 часов. Москва хотела использовать этот шанс, чтобы склонить президента Ирака согласиться с резолюцией 660, побудить его отойти от языка конфронтации. В послании М.С. Горбачева содержалось ясное указание на то, что в противном случае у нас не будет другого выхода, кроме как поддержать новую резолюцию Совета. Как говорилось в официальном сообщении, глава советского государства охарактеризовал возникшую ситуацию в зоне Персидского залива как чрезвычайную и особо опасную. В послании была подтверждена принципиальная позиция СССР относительно незаконности аннексии Кувейта, подчеркнута настоятельная необходимость того, чтобы иракское правительство безотлагательно встало на путь выполнения требований резолюций Совета Безопасности ООН, принятых в связи с захватом Кувейта Ираком и положением иностранных граждан ряда государств на территории Кувейта и Ирака. Уклонение от этих требований неизбежно будет побуждать Совет Безопасности к принятию соответствующих дополнительных мер. Сейчас именно от иракской стороны зависит, как поступит Совет Безопасности.

На этот раз ответа ждать не пришлось. В тот же день по поручению Э.А. Шеварднадзе я вручил Мэтлоку следующее послание министра (привожу его дословно, так как Бейкер опубликовал его в своих мемуарах):

«Джеймс,

Я обещал позвонить вам к 11.00 по московскому времени, но поскольку занят в Кремле, прибегаю к помощи господина Мэтлока для передачи моего послания.

От иракцев поступил ответ. Считаю, что комментировать его нет смысла. Поэтому мы решили дать инструкцию нашему представителю в Совете Безопасности вступить в контакт с послом Пикерингом и другими постпредами «пятерки». Как я уже говорил Вам, мы предложим некоторые поправки к проекту резолюции, не меняющие ее существа, но расширяющие диапазон средств, которые будут использоваться для целей контроля. Думаю, что сейчас наши представители могут начать консультации друг с другом и другими членами Совета Безопасности для того, чтобы вести дело к принятию резолюции.

Если у Вас возникнут какие-либо вопросы, то при необходимости буду готов завтра вступить с Вами в контакт.

С уважением,

Э.А. Шеварднадзе.»

Суть поправки, о которой говорилось в послании министра, состояла в том, чтобы использовать в резолюции вместо термина «сила» выражение «соразмерные конкретным обстоятельствам меры». Такая формула расширяла арсенал мирных средств для задержания и инспекции судов и, не исключая силовые приемы, не делала вместе с тем на них акцента. Поправка была поддержана остальными членами Совета Безопасности, и 25 августа Совет тринадцатью голосами при двух воздержавшихся (Йемен, Куба) принял резолюцию 665.

В резолюции указывалось, что Совет Безопасности серьезно встревожен тем, что Ирак продолжает отказываться выполнять ранее принятые резолюции, и, в частности, использованием правительством Ирака судов под иракским флагом для экспорта нефти. В этой связи Совет призвал «те государства – члены, сотрудничающие с правительством Кувейта, которые направляют в этот район морские силы, использовать такие соразмерные конкретным обстоятельствам меры, которые могут оказаться необходимыми, под контролем Совета Безопасности, чтобы останавливать все морские суда, проходящие в обоих направлениях, для досмотра и проверки их грузов и места назначения и обеспечения строгого осуществления по отношению к таким судам положений, изложенных в резолюции 661 (1990)». В резолюции содержалась просьба к заинтересованным государствам координировать в этих целях свои действия, используя, по мере необходимости, механизмы Военно-штабного комитета.

На следующий день после принятия этой резолюции в газетах появился комментарий к ней Э.А. Шеварднадзе. После пресс-конференции во «Внуково-2» это было первое развернутое изложение министром той многообразной работы, которая проводилась политическим руководством страны, советской дипломатией в связи с агрессией Ирака против Кувейта. В данном же случае выделю лишь некоторые моменты, которые связаны непосредственно с резолюцией 665.

Голосование Советского Союза за эту резолюцию, подчеркнул Шеварднадзе, отражает нашу крайнюю озабоченность положением, сложившимся в районе Персидского залива, и стремлением добиться скорейшей ликвидации чрезвычайно опасной угрозы международному миру и безопасности. В данной ситуации мы действовали и продолжаем действовать в соответствии с требованиями Устава ООН, последовательно отстаивая принцип коллективных усилий в рамках Совета Безопасности и разрешения возникшего кризиса политическими средствами. Мы полагаем, что этого можно добиться с помощью мер, обеспечивающих эффективность режима санкций, установленного по решению Совета Безопасности. Новая резолюция Совета как раз и преследует такую цель. Она закрепляет контроль Совета Безопасности над действиями по осуществлению санкций и предусматривает координирующую роль Военно-штабного комитета. Мы надеемся, что руководство Ирака сделает надлежащие выводы, предпримет шаги по деэскалации кризиса и начнет действовать в соответствии с положениями принятых резолюций. Это и наш добрый совет руководству Ирака. Ожидаем, что оно примет его во внимание. Мы хотели бы, чтобы в Ираке знали, что Советский Союз хочет лишь добра иракскому народу и готов и дальше содействовать мирному урегулированию кризиса. Одобренная Советом Безопасности резолюция – это акция, направленная на предотвращение более опасного развития событий.

Надо сказать, что несмотря на резкое осуждение Саддамом Хусейном данной резолюции и его заявление, что он « гарантирует США бесконечные ряды трупов» в случае возникновения войны, в действительности после принятия этой резолюции Багдад больше не предпринимал попыток прорвать нефтяное эмбарго с помощью своих танкеров. Но зато была попытка сделать это чужими руками. 1 сентября С. Хусейн объявил, что Ирак готов бесплатно давать нефть развивающимся странам, если они направят в Персидский залив свои танкеры. Отклика этот призыв не нашел. И вообще злостных попыток доставить морским путем запрещенные товары или другим образом нарушить эмбарго было выявлено немного. Блокада оказалась достаточно плотной и эффективной. В ней участвовали военно-морские суда более двух десятков государств. Серьезных инцидентов на море , связанных с контролем за грузопотоками в этой части мира, не возникло. Постепенно сокращалась и контрабанда через сухопутные границы Ирака благодаря мерам, предпринимаемым соседями Ирака – Ираном, Турцией и Сирией. Иордания также объявила, что будет соблюдать санкции, но ее граница с Ираком осталась все же более проникаемой. К сожалению, экономические санкции не смогли подвести руководство Ирака к единственно правильному решению – добровольно уйти из Кувейта, но в одном отношении они свою роль все же сыграли – отодвинули на несколько месяцев военное решение.

Переговоры с посланцами Саудовской Аравии, Египта и Йемена

В августе месяце в Москве помимо переговоров с С. Хаммади состоялось еще несколько важных контактов с представителями арабских государств. Первый из них был 22 августа со спецпредставителем Саудовской Аравии принцем Бандером ибн Султаном. Сначала с ним беседовал я, потом мы прошли с ним к Э.А. Шеварднадзе. Некоторых моментов своего разговора с ним я уже касался в первой главе, поэтому их здесь опускаю; напомню лишь, что Бандер излагал с саудовского угла предысторию кувейтского кризиса и первую реакцию короля Фахда на вторжение в Кувейт, его попытки связаться с президентом Ирака для прояснения ситуации. Когда на второй день после вторжения, наконец, состоялся телефонный разговор с Саддамом Хусейном, мало что давший для понимания иракских намерений, было условлено, что в Эр-Рияд прилетит вице-президент Ирака С. Ибрагим. Последний привез иракскую версию событий, но никаких обязательств в отношении Кувейта. Некоторое время спустя, рассказывал Бандер, С. Хусейн пообещал нам вывести оттуда войска, но не сделал этого, заверял, что не будет перемещать войска в сторону нашей границы, и буквально сразу сконцентрировал четыре своих дивизии. Нас пугала картина, признавался Бандер, когда мы видели, что по ту сторону границы – в Ираке и Кувейте насчитывается миллион солдат, пять тысяч танков и почти тысяча самолетов. И парадокс истории состоял в том, что мы сами финансировали создание этого военного монстра. Мы чувствовали себя так, как-будто находимся в Европе 1930-х годов и стоим лицом к лицу с Германией. Надо было либо учиться у истории, либо повторять ее. Король Фахд был вынужден выбрать первый вариант и обратиться за помощью, ибо на карту было поставлено наше выживание. Теперь на территории Саудовской Аравии размещены помимо американских вооруженные силы Египта, Сирии, Марокко, Пакистана, Бангладеш, на подходе англичане. Мы считаем, что решить проблему можно и нужно мирными средствами, для чего должно быть обеспечено эффективное соблюдение экономических санкций. Мир должен продемонстрировать Саддаму Хусейну, что он находится в полной изоляции и не может рассчитывать на чьи-либо симпатии. Тут особая роль принадлежит Советскому Союзу.

Чувствовалось, что опытный дипломат принц Бандер умело выстраивает свой рассказ, чтобы подвести к главной цели своего появления в Москве. И, действительно, далее последовали слова о том, что по поручению своего правительства он обращается к правительству СССР с просьбой направить в Саудовскую Аравию контингент своих войск. Это может быть чисто символическое формирование, разъяснял он. Но важен сам факт участия. Это будет серьезным сигналом для Саддама Хусейна. Он должен будет понять, что не сможет диктовать свои условия миру. Ваши войска будут находиться на саудовской территории по приглашению нашего правительства и могут быть выведены сразу же по завершении своей миссии. Бандер упомянул, что несколько дней назад он беседовал с Дж. Бушем, а вчера с М.Тэтчер, и оба они едины во мнении, что Советский Союз может сыграть достойную его роль (мне не пришлось реагировать на это заявление, так как дали знать, что министр нас ждет).

У Э.А. Шеварднадзе принц Бандер, воздав хвалу М.С. Горбачеву, новому политическому мышлению и роли СССР как сверхдержавы и очень сжато изложив подход Саудовской Аравии к возникшей ситуации, довольно быстро «взял быка за рога», перейдя к тому, как важно сейчас и именно Советскому Союзу дать Багдаду правильный сигнал с тем, чтобы он ушел из Кувейта. Король просил, говорил принц, официально передать президенту СССР, что он приветствовал бы присутствие советских войск в Саудовской Аравии. Тут хватило бы и батальона, важно дать понять руководству Ирака, что нельзя играть с огнем.

Э.А. Шеварднадзе не сразу дал ответ на поставленный вопрос, а сначала широкими мазками нарисовал общую картину нашего видения ситуации, оттенив противоправность захвата Кувейта и сделав упор на центральную роль Совета Безопасности в исправлении положения и важности действовать и впредь через институты ООН и строго в рамках ее Устава, тем более что Устав дает для этого широкие возможности. На данной же стадии первоочередная задача – обеспечить строгое выполнение режима санкций. Перейдя к военному аспекту, министр сказал, что мы не радуемся размещению американских войск в Саудовской Аравии, но считаем его законным. Не думаю, продолжал он, что нам надо принимать решение о размещении своих войск в вашей стране. В практическом плане в этом нет нужды: там есть вооруженные силы самой Саудовской Аравии, войска США, других западных и арабских государств. Сейчас там больше войск, чем нужно для отпора агрессии, и наше участие не добавит много к безопасности самой Саудовской Аравии. С другой стороны, у нас есть свои трудности: мы взяли, объяснял министр, обязательство не направлять свои войска за пределы границ СССР, заявили об этом на весь мир. У нас горький опыт – Венгрия, Чехословакия, Афганистан. И даже, если бы государственное руководство СССР предложило вновь направить войска за рубеж, не думаю, что такая акция получит поддержку советского народа. Иракцам же мы ясно сказали, что будем действовать в духе принятых Советом Безопасности резолюций. Наше отношение к аннексии Кувейта они знают. Кроме того, нам надо сохранить канал связи с Багдадом, который еще очень может пригодиться.

Бандер попробовал сделать еще один заход насчет направления советских войск – на этот раз через призму советско-саудовских отношений. Отметив, что помощь в момент, когда на карту поставлено выживание страны, неоценима, он заявил, что наши двусторонние отношения могут развиваться очень быстро и даже превзойти отношения СССР с Ираком.

Отвечая, Э.А. Шеварднадзе заверил, что нас волнует судьба Кувейта, что мы не будем защищать агрессора, что, если потребуется пойдем на следующие резолюции Совета Безопасности, но все должно делаться последовательно и строго в рамках Устава. Что же касается советско-саудовских отношений, то в них есть один вопрос – ваша позиция в афганских делах. Но в принципе мы за нормализацию отношений.

Бандер, заметив, что и у СССР, и у Саудовской Аравии есть «трудные союзники», выразил уверенность, что и по афганской проблеме можно выйти на достойное для всех решение, но требуется еще поработать. В заключение, сославшись на поручение короля, он просил передать М.С. Горбачеву о готовности Саудовской Аравии к установлению с СССР дипломатических отношений в полном объеме. Весь вопрос только в том – когда?

На это было сказано, что его решение мы оставляем на усмотрение саудовской стороны. Сразу замечу, что вопрос об обмене посольствами был решен в ходе визита в Москву министра иностранных дел Саудовской Аравии, который состоялся 17 сентября. Так что переговоры с принцем Бандером в любом случае были полезны, даже если он покидал Москву с невыполненным поручением добиться участия СССР в МНС.

* * *

Следующим интересным гостем Москвы был министр иностранных дел Египта Исмат Абдель Магид. Мы с ним были хорошо знакомы еще со времен моей работы послом СССР в Каире, а потом ежегодно виделись в Нью-Йорке на сессиях Генеральной ассамблеи. Он производил приятное впечатление: был умен, интеллигентен, выдержан, отлично разбирался в хитросплетениях межарабских отношений (недаром его вскоре сделают генеральным секретарем ЛАГ). Беседа с ним Э.А.Шеварднадзе, в которой я участвовал, была целиком посвящена ирако-кувейтским делам. Поскольку это была их первая встреча с момента захвата Кувейта, она началась с общего обзора обстановки. Многое из того, что рассказывал тогда Магид о происхождении кризиса и сопутствующих событиях, читателю уже известно, поэтому ограничусь лишь несколькими штрихами, дополняющими картину. Так, Магид считал, что вторжение не было результатом спонтанного решения, а готовилось заранее, причем не обошлось без намеренной дезинформации (заверения, дававшиеся Мубараку в Багдаде о ненападении на Кувейт). По словам Магида, тогда в Багдаде было условлено даже о трех этапах ирако-кувейтских переговоров: в Джидде, Багдаде и Эль-Кувейте. Встреча в Джидде, оказавшаяся первой и последней, была ускорена по настоянию иракцев. Несмотря на акт агрессии, Иордания и Йемен пытались 2 августа оттянуть заседание Совета ЛАГ. Тогда же состоялась встреча Магида с Хаммади, из которой стало ясно, что Багдад занял бескомпромиссную позицию. Это и предопределило характер решения Совета ЛАГ и министерской исламской конференции. Президент Мубарак как председатель чрезвычайного арабского саммита сделал все, чтобы обеспечить участие в нем Саддама Хусейна, обратился к нему с личным посланием, но тот отказался. Магид дал очень высокую оценку позиции Советского Союза, отметив широкую степень совпадения наших подходов к кризису.

Э.А.Шеварднадзе, со своей стороны, говорил о том, насколько непросто нам далась эта позиция, учитывая характер советско-иракских отношений и объем завязанных на Ирак экономических интересов СССР, и что конкретно было сделано Советским Союзом, чтобы побудить Багдад встать на путь выполнения решений Совета Безопасности. С сожалением констатировал, что Ирак своими действиями все сильнее осложняет обстановку, как если бы хотел, чтобы весь мир восстал против него.

Учитывая активное участие Египта в МНС и его роль в Лиге арабских государств, Шеварднадзе в разговоре с Магидом последовательно развивал две линии. Первая – возможности политико-дипломатической работы с Ираком далеко еще не исчерпаны, экономические санкции еще достаточно не подействовали, поэтому не надо спешить с силовыми акциями. Все должно делаться только по мандату ООН. И если когда-либо понадобятся военные действия, то они должны осуществляться только на базе решения Совета Безопасности. Пока же у Совета есть резервы политического и экономического плана. Можно, например, провести заседание Совета на уровне министров или устроить его выездную сессию в регион.

Вторая линия рассуждений советского министра – необходимость более активной работы самих арабов с Багдадом, в том числе через возможности ЛАГ. Не надо сбрасывать со счета возможность арабского решения. Его надо продолжать настойчиво искать. СССР поддерживает активные контакты с арабскими странами и будет их наращивать.

Замечу, что Эдуард Амвросиевич был серьезно обеспокоен происходящим обоюдным наращиванием военных приготовлений в зоне Залива, эскалацией воинственной риторики, раздумывал над тем, нельзя ли все-таки приспособить к делу упоминавшуюся выше инициативу Саддама Хусейна, перестроив в ней все в обратном порядке, то есть не отодвигать проблему Кувейта на последнее место, а начать именно с нее и уже к ней подверстывать другие проблемы БВУ или что-то в таком духе. Поэтому в беседе с Магидом, предупредив, что его дальнейшие рассуждения следует понимать лишь как мысли вслух, а не как предложения или советы, Шеварднадзе высказался так (привожу конспективно, как записал тогда у себя в блокноте):

«Есть резолюция Совета Безопасности, действуют санкции и блокада, есть способы следить за выполнением резолюции, пусть заработает ВШК – а, с другой стороны, нельзя ли выдвинуть серьезную программу урегулирования всей ближневосточной проблемы? У Саддама Хусейна есть похожая мысль. Было бы хорошо, если бы такую программу выдвинули арабские страны, а мы и европейцы ее поддержали. Речь не идет об ослаблении давления на Ирак, его можно даже усилить, но надо и посмотреть на события шире. Министр иностранных дел Франции Дюма говорил недавно о реанимации идеи международной конференции. Можно подумать об ее этапах. Может быть начать консультации по глобальному урегулированию, но не отодвигать проблему Кувейта на второй план. Такая постановка вопроса помогла бы Саддаму Хусейну «спасти лицо», если дело в этом. Подумайте».

Магид этот зондирующий ход сразу же решительно отвел, заявив: «Мы не согласны с палестинцами в вопросе об Ираке, но палестинская проблема продолжает быть предметом наших забот. Однако не надо увязывать палестинскую проблему с кувейтской. Саддам Хусейн хочет оттянуть решение о Кувейте, на что и нацелена предлагаемая им увязка двух вопросов».

Шеварднадзе, почувствовав настрой Магида, не стал дальше развивать палестинскую тему. Подытоживая разговор, он подчеркнул, что восстановление статус-кво в Кувейте является первоочередной задачей. В то же время нельзя не видеть, что Саддам Хусейн пытается нажить капитал на чувствах простых людей, выдвигая на первый план палестинскую проблему. К тому же обстановка развивается на фоне массированного иностранного военного присутствия, что также требуется учитывать при оценке того, как может формироваться общественное арабское мнение.

На этом беседа министров прервалась, так как им обоим пора было ехать к М.С. Горбачеву. Там, как мне сказал министр, ничего принципиально отличного от того, что было в МИДе, не появилось, но что Горбачев провел разговор очень энергично, добиваясь, чтобы арабы сами активнее включались в поиск мирной развязки. Это, кстати, видно из опубликованного в советских СМИ сообщения о встрече, которое было задумано как сигнал всем арабским столицам и, прежде всего, Багдаду (к тому же это была первая встреча президента СССР с представителем одного из ведущих арабских государств после оккупации Кувейта).

«Обмен мнениями, – говорилось в сообщении, – был подчинен двум темам: необходимости сильнее включить арабский фактор, от которого в огромной мере зависит, удастся ли предотвратить вооруженный взрыв во всем регионе с неисчислимыми тяжелейшими последствиями и для всего мира; перспективам урегулирования ближневосточной проблемы в целом. Кувейтский кризис, созданный на этот раз по вине арабского государства, отодвинул ее, в том числе палестинский вопрос, на задний план. Обстоятельства таковы, говорил М.С. Горбачев, что арабы должны продемонстрировать свою способность к быстрой консолидации, к принятию совместных решений в своих собственных интересах и в интересах всего мира… Отсчет времени ускоряется, и нужна большая динамика в использовании всех рациональных каналов и связей для мирной и справедливой ликвидации кризиса. Политические средства не исчерпаны. Но необходимо приложить максимум усилий, чтобы реализовать эту возможность, предотвратить вооруженный взрыв. Резолюции СБ ООН будут строго выполняться. И Ирак должен сделать правильные выводы из той солидарности, которую международное сообщество выразило в этих резолюциях, не усугублять положение, а искать и со своей стороны выход из тупика».13

* * *

В августе Москва приняла еще одного важного гостя – министра иностранных дел Йемена Абдель Карима аль – Арьяни. Йемен входил в состав Совета Безопасности, представляя в нем в единственном лице арабский регион, что уже само по себе было достаточной причиной для того, чтобы к пожеланию Арьяни посетить СССР отнестись с должным вниманием и интересом. Кроме того, Арьяни представлял новое государство – Йеменскую республику, в которую несколькими месяцами раньше объединились Северный и Южный Йемен. В предыдущие годы с обоими этими странами у СССР сложилась довольно широкая система отношений, включавшая экономическое и военное сотрудничество. И теперь надо было совместно определиться, как заключенные ранее соглашения будут действовать после объединения. Важно было также получше разобраться в специфике йеменской позиции, учитывая, в частности, непростые отношения Йемена с Саудовской Аравией.

Переговоры между Э.А. Шеварднадзе и Арьяни прошли успешно в том смысле, что с йеменской стороны сразу же была высказана заинтересованность сохранить в качестве действующих все соглашения и протоколы, которые ранее были подписаны нами с любой из объединившихся частей Йемена. В том числе протокол о межмидовских консультациях с НДРЙ. Это вполне соответствовало и нашей позиции. Обе стороны подтвердили курс на дальнейшее развитие советско-йеменских отношений.

Более сложная картина выявилась при сопоставлении позиций по кувейтскому кризису. Арьяни заявил, что Йемен не знал о готовившемся вторжении Ирака в Кувейт, не осуществлял военного сотрудничества с Ираком, не поддерживает оккупацию Кувейта и будет строго выполнять предписанные Советом Безопасности экономические санкции. Вместе с тем в Сане не хотят занимать «резких позиций», поскольку это исключило бы возможность вести с Ираком переговоры, а они необходимы, если стремиться к мирному решению. В инициативе Саддама Хусейна от 12 августа Арьяни видел следующие, как он выразился, «бреши»: войска с оккупированных территорий должны отводиться не по принципу давности, а одновременно; в зоне Персидского залива вместо нынешних МНС должны временно разместиться войска ООН, как и на других оккупированных территориях; из Кувейта иракские войска должны выводиться, но «с учетом законных требований Ирака». Йемен выступает за мирное арабское решение проблемы Кувейта, но «оно невозможно без территориальных уступок, финансовой компенсации Ираку и изменения государственного строя Кувейта». У Ирака, заявил йеменец, есть совершенно законные территориальные и финансовые претензии (он потерял в войне против Ирана 500 тысяч человек, а с него требуют долги, Кувейт должен помочь восстановлению Ирака).

Арабское решение, по мнению Арьяни, неизбежно будет отличаться от международного, то есть ооновского, и будет расходиться с международным правом, но такое уже, мол, бывало, как, например, в Ливане. Однако время для арабского решения еще не настало. Путь же к нему лежит через договоренность группы арабских государств с Ираком, которая потом будет оформлена в ЛАГ. При этом возможность нахождения такого арабского решения, которое возвращало бы всю ситуацию к 1 августу, Арьяни определил как «чистую фантазию».

С другой стороны, в высказываниях Арьяни звучала явная тревога за безопасность самого Йемена. Йемен, говорил он, не будет стороной в возможной военной борьбе, но не уверен, что силы, выступающие против Ирака, оставят его вне поля боя. Если США и их союзники пойдут на войну, то с Йеменом поступят как с государством, которому не доверяют. Вероятность этого значительна, опасался министр, подчеркивая, что со стороны Йемена соседям ничто не угрожает. Географически Йемен поставлен в такое положение, что должен по-особому относиться к событиям, – обосновывал Арьяни позицию своего правительства, утверждая, что применительно к конфликту она ближе к позиции Туниса, чем Иордании, которая, в свою очередь, ближе к иракской.

Э.А.Шеварднадзе, подробно излагая и объясняя, в чем состоит и чем определяется подход СССР к кувейтскому кризису и на какой основе он может быть урегулирован, основной упор сделал на абсолютной неотложности поиска самими арабами мирного выхода из кризиса, на том, что им нужно находить между собой общий язык, не уходить от контактов, думать об арабском варианте решения, активней действовать на уровне министров. Вопрос стоит так: или урегулирование, или война, предупреждал министр. Москва, со своей стороны, отклоняет пожелание направить на аравийский полуостров хотя бы символические советские войска, но не исключено, что на каком-то этапе в Совете Безопасности может встать вопрос о задействовании вооруженных сил под эгидой ООН. И это будет в том числе война одних арабов с другими. Поэтому надо действовать сейчас, не терять времени. Иракцы крупно бы выиграли, если бы определились в принципиальном плане насчет своего ухода из Кувейта. Затягивать решение этого вопроса не в интересах арабов.

Все это говорилось советским министром в том числе и с расчетом на то, что между Саной и Багдадом существовали довольно близкие отношения и что йеменцы в любом случае проинформируют последний о визите в Москву. Арьяни высказал пожелание, чтобы Йемен оставался в качестве «нейтрального посредника», что, думаю, надо было понимать в том смысле, что Сана хотела бы продолжать дистанцироваться от обеих сторон межарабского противостояния и по мере возможностей избегать занимать самой в нем четкие позиции.

С Йеменом мы продолжали, по понятным причинам, тесно контактироваться в Нью-Йорке, Москве и Сане. В ноябре мне самому довелось побывать в йеменской столице.

О некоторых аспектах нашей повседневной работы

Кувейтский кризис, метеором ворвавшись в международную жизнь и прямо или косвенно затронув интересы всего мирового сообщества, вызвал резкий скачок дипломатической активности как по каналам двусторонних связей между государствами, так и по линии международных организаций. Наша страна оказалась очень близко к эпицентру событий не только в географическом смысле (от Кавказа Ирак отделяют всего несколько сот километров), но и политически (в силу наших отношений с Ираком и США как главными антагонистами в этом конфликте и роли и ответственности СССР как постоянного члена Совета Безопасности). Эти и другие обстоятельства объективно обусловили необходимость для Москвы с начала и до конца кризиса занимать по отношению к нему самую активную позицию. У нее было много составляющих и целый веер направлений работы. Она велась не только МИДом, но и другими ведомствами, и, конечно, президентом. Но я буду говорить о том, что мне ближе – о МИДе.

Приоритетными и самыми трудоемкими направлениями были иракское и американское. На иракском у нас было две задачи – убедить Багдад уйти из Кувейта и вызволить из Ирака наших людей. Понятно, что если бы удалось решить первую задачу, то отпала бы вторая. Но так как перспективы первой были не ясны и становились все более шаткими, то и острота второй росла по мере затягивания кризиса. С иракцами работа велась постоянно, прежде всего через иракское посольство в Москве и советское в Багдаде, через послания М.С. Горбачева и через прием в Москве и направление в Багдад эмиссаров.

На американском направлении главная задача состояла в том, чтобы исключить военное решение (но тут все упиралось в Багдад) или по крайней мере его максимально оттянуть в надежде, что в Багдаде одумаются, и выиграть время для эвакуации советских граждан из Ирака. Поскольку Багдад своими действиями ставил Совет Безопасности перед необходимостью реагировать и принимать все новые и новые резолюции, тесный контакт и сотрудничество между СССР и США были не только насущной потребностью, но и отвечали интересам каждой из сторон. Мы настойчиво добивались, чтобы решение всех принципиальных вопросов, связанных с кризисом, происходило в рамках Совета Безопасности, а не было отдано на откуп Вашингтону или антииракскому альянсу как таковому. Контакты с США были постоянными и осуществлялись через диппредставительства в Москве, Вашингтоне и Нью-Йорке, а также непосредственно между руководителями внешнеполитических ведомств по телефону, путем обмена посланиями и личных встреч.

На повседневной основе велась работа со всеми арабскими странами независимо от того, какую позицию они занимали по отношению к кризису. Главная цель – стимулировать активный поиск самими арабами мирного выхода из кризиса и их коллективный политический нажим на Багдад. Москва поддерживала идею решения проблемы в арабских рамках, хотя и не очень верила в такую возможность. Первоочередное внимание уделялось работе с Египтом, Сирией, Саудовской Аравией, ООП, Йеменом. Москва с готовностью принимала многочисленных арабских визитеров, чей возросший интерес к позиции СССР и сотрудничеству с ним отвечал и нашей линии на усиление влияния Советского Союза в арабском мире и особенно в той его части, которая долгое время оставалась для нас закрытой – Аравийском полуострове. Кувейт как жертва агрессии неизменно получал от нас полную политическую поддержку.

Особое место в период кризиса заняла работа с Ираном, Турцией и Израилем. От их позиции во многом зависел сам ход кризиса, его характер и масштабы. Важно было не допустить втягивание в него этих стран, удержать кризис в максимально узких географических рамках, не дать привнести в конфликт религиозную мотивацию. Если с Ираном и Турцией работа шла достаточно интенсивно, то и Израилем ввиду отсутствия с ним дипотношений, политические контакты носили эпизодический характер. Однако наличие других учреждений позволяло все же в случае необходимости срочно доводить нужную информацию и оценки до израильского руководства.

Кувейтский кризис был «дежурным блюдом» в наших контактах с индустриально-развитыми странами. Практически все из них, включая далекую Японию, проявляли к нему живейший интерес и либо сами вошли в состав коалиции, либо оказывали МНС финансовую поддержку. Особо плотно приходилось работать с Францией и Великобританией как постоянными членами СБ. С Францией дела шли лучше. Она, как и СССР, выступала за скрупулезное соблюдение прерогатив Совета Безопасности, чего нельзя сказать о Великобритании. Имелись и другие отличия, сближавшие Францию с нами. Хотя в целом она никогда не отходила далеко от американской линии. Значительное внимание с нашей стороны уделялось Германии, а также Италии как стране-председателю Европейского сообщества, учитывая, что в рамках ЕС все время шли дискуссии по поводу кувейтского кризиса и методов его решения.

Серьезное значение для Москвы имело взаимопонимание с Пекином. Как и Советский Союз, Китай сразу же прекратил поставки оружия Ираку. Совпадение или близость позиций наших стран облегчали обеим положение в Совете Безопасности и в большой «пятерке». На протяжении всего кризиса Москва и Пекин держали руку на пульсе друг друга и по большей части действовали единообразно.

В целом работа по кризису велась с очень широким кругом государств и всеми международными объединениями, способными оказывать влияние на его течение, – Движением неприсоединения, Организацией исламская конференция, Лигой арабских государств и другими. Генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр регулярно получал от Москвы информацию о наиболее значимых наших переговорах с иракцами и оценки текущего момента. Через свои диппредставительства, а также в Москве мы старались разъяснять позицию нашего государства и выяснять точку зрения партнеров. Это предполагало систематическую и добротную информационную подпитку наших посольств и других учреждений, анализ и обобщение поступающих из них материалов. Очень большая доля этой работы легла на плечи наших сотрудников из Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки, выступавшего внутри МИДа в качестве головного подразделения во всем, что было связано с кувейтским кризисом. Многие вопросы готовились совместно с Управлением международных организаций, Управлением информации, Управлением США и Канады, Управлением стран Среднего Востока и другими территориальными и функциональными подразделениями МИДа. Не помню, чтобы при этом возникали противоречия или трения. Мидовский аппарат действовал слаженно и четко. За этим следил и сам министр, и руководитель его секретариата И.С. Иванов (будущий министр иностранных дел России).

В Москве у меня редкий день обходился без встреч с представителями дипкорпуса, чаще всего это были послы Ирака, Кувейта, США, Великобритании, Франции, Китая, Ирана, Турции. Отнюдь нередкими гостями были также послы Германии, Италии, Индии, Югославии (эта страна председательствовала в Движении неприсоединения), практически всех арабских государств и стран, входивших в Совет Безопасности. Регулярно проводились брифинги для групп послов, подбиравшихся по тому или иному признаку (европейские, африканские и т.д.). Просьб о приеме порой бывало так много, что я не мог удовлетворить все заявки. Тогда, особенно если дело было срочное, послов принимали другие заместители министра иностранных дел СССР; чаще всего это приходилось делать Владимиру Федоровичу Петровскому. Ему это было тем более с руки, ибо он курировал участие СССР в ООН и других международных организациях и был в курсе всех событий, развертывавшихся вокруг кувейтского кризиса в Совете Безопасности и на сессии Генеральной ассамблеи ООН. Многие контакты замыкались на руководство Управления стран Ближнего Востока и стран Северной Африки (УБВСА), прежде всего на его начальника Василия Ивановича Колотушу, его первого заместителя Анатолия Ивановича Филева, других заместителей начальника и руководителей отделов. Работы хватало всем.

Но в первую очередь кувейтским кризисом очень много приходилось заниматься самому Эдуарду Амвросиевичу. Основной груз работы тащил именно он. Мы же по мере сил и возможностей ему помогали. Министр часто брал решения на себя, что очень упрощало и ускоряло дело, но по наиболее крупным, принципиальным вопросам, как и положено, направлял предложения и соображения министерства президенту СССР либо обговаривал их с ним по телефону. Готовились такие материалы, как правило, в УБВСА, реже силами нескольких подразделений МИДа. Затем они обсуждались, корректировались с моим участием, после чего представлялись министру. Если вопрос требовал межведомственных согласований, то чаще это делалось на моем уровне. Последнее слово оставалось, естественно, за министром или президентом.

Если предстояли переговоры с кем либо из министров иностранных дел или других высокопоставленных гостей, то готовили соответствующие памятки, проекты совместных заявлений, сообщений для печати и т.д. Поскольку М.С.Горбачеву и Э.А.Шеварднадзе затрагивать кувейтский кризис с визитерами приходилось все чаще, то скоро все базовые элементы как нашей позиции, так и обстановки вокруг кризиса оказались у них, как говорится, на кончиках пальцев. Это сильно облегчало наше положение, поскольку уже не требовалось готовить каждый раз объемистые материалы от «а» до «я». Достаточно было выделять лишь появившиеся новые моменты или интересные обстоятельства, указать на специфику политики конкретного государства, сообщить сведения о тех, с кем предстоит вести переговоры.

Хорошее рабочее взаимодействие с аппаратом президента СССР (в данном случае теми, через кого проходили бумаги по кувейтскому кризису, а это были А.Черняев и В.Гусенков) помогало быстрому решению вопросов. В своих мемуарах А.С.Черняев упоминает, что находился со мной в повседневном контакте. Это чаще всего так и было. Особенно на заключительной стадии кризиса, когда особенно возросло значение быстрого взаимообмена информацией о происходящем, но бывали и сбои, когда Кремль по каким-то причинам действовал сам по себе, ставя МИД об этом в известность постфактум, либо вовсе не информируя.

С Э.А.Шеварднадзе мне работалось легко. Если он доверял, то предпочитал не стеснять свободу действий подчиненных, а, напротив, хотел, чтобы его заместители самостоятельно и быстро решали вопросы в пределах своей компетенции, но и не забывали по наиболее существенным своевременно ставить его в известность, а принципиальные вещи – согласовывать. Не будучи по своей природе ни мелочным, ни придирчивым и не дергая по пустякам, он был вместе с тем весьма требовательным руководителем во всем, что касалось точности и достоверности, учета всех обстоятельств и оперативности при подготовке документов и своевременного и инициативного упреждения событий и реагирования на них. Мне казалось, что у него самого шел непрерывный активный мыслительный процесс поиска различных вариантов действий и решений. В те полгода кувейтского кризиса, когда МИД возглавлялся Э.А.Шеварднадзе, редкий день обходился без встречи с ним или его звонка, или даже нескольких телефонных разговоров, когда он высказывал те или иные соображения, связанные с кризисом (а разных аспектов у кризиса было много, так что в темах недостатка не было). Эдуард Амвросиевич, как правило, не придавал своей мысли форму указания; чаще интересовался мнением, причем к аргументам был восприимчив и не раздражался, если ему приходилось выслушивать в ответ сомнения или даже несогласие, но если мысль встречала поддержку, то можно было услышать и упрек: ну что же вы сами мне это до сих пор не предложили?! Так он стимулировал работу своих сотрудников.

Шеварднадзе, как правило, не проводил многолюдных и долгих совещаний. Они бы и не соответствовали его деловому стилю и крайне напряженному графику работы. Предпочтение отдавалось коротким обсуждениям совершенно конкретных вопросов, на которые приглашались те, кто владел материалом, мог дать толковый совет или кому предстояло выполнять то или иное поручение, Эдуард Амвросиевич избегал, насколько это возможно, спонтанных решений и как думающий человек не был чужд колебаний, когда предстояло определять позицию по особо важному вопросу. Взвешивая «за» и «против», прикидывая разные варианты, он размышлял сам и привлекал к этому процессу сотрудников аппарата. Советовался и на стороне. При всем этом у него был свой взгляд на вещи, определявшийся его убеждениями и принципами, и способность действовать решительно, твердо и быстро.

Неоднократно тема кувейтского кризиса фигурировала на так называемых «понедельничных» совещаниях – своего рода планерках, которые министр проводил раз в неделю с участием своих заместителей, помощников министра С.П.Тарасенко и Т.Г.Степанова и руководителя своего секретариата И.С.Иванова. На них обсуждались как текущие, так и перспективные вопросы, ход подготовки к визитам и переговорам, решались организационные дела. Обстановка на этих совещаниях была демократичная. Каждый мог выдвинуть на коллективное обсуждение любой волновавший его вопрос.

В мемуарах Бейкера я с удивлением прочел о том, что Шеварднадзе «месяцами сражался» с арабистами своего министерства и даже «находился под их неимоверным давлением».14 Вот уж чушь несусветная! Во-первых, такого не могло быть просто в силу непререкаемых властных полномочий министра (времена были хоть перестроечные, но советские, а МИД всегда отличала высочайшая исполнительская дисциплина; да и натура у Шеварднадзе была не та, чтобы сносить давление с чьей бы то ни было стороны). Во-вторых, Эдуард Амвросиевич пользовался и как политик, и как руководитель, и как человек большим авторитетом у сотрудников МИД СССР, и наши арабисты не были здесь исключением. И в-третьих, между Шеварднадзе, мною как его заместителем, отвечавшим за арабское направление, и сотрудниками Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки МИДа, где трудились арабисты, не было расхождений в том, какая у Советского Союза должна быть политика по отношению к кувейтскому кризису и Багдаду как его виновнику. Так что сражаться министру в подведомственном ему учреждении было и не с кем и не за чем. У Шеварднадзе были оппоненты в Москве, но не в МИДе.

Бейкер гуртом зачисляет мидовских арабистов в ряды «консерваторов», называет их то «патронами» Саддама Хусейна, то его «апологетами», то его «друзьями», то теми, кто «симпатизирует» иракскому президенту.15 В действительности мидовские арабисты не были ни первыми, ни вторыми, ни третьими. Напротив, у мидовцев было весьма критическое отношение и к самому Саддаму Хусейну, и к его режиму (уж я-то это знаю), но при этом ни Шеварднадзе, ни его сотрудники никогда не ставили знак равенства между Ираком как страной и Саддамом Хусейном, между иракским народом и стоящим над ним режимом, который – и мы это хорошо знали – запятнал себя многими неблаговидными делами. МИД СССР при этом не мог не учитывать и не отстаивать национальные интересы своей страны на Ближнем и Среднем Востоке. А поскольку они не были никогда тождественны интересам США в этом регионе, то была и разница в подходах Советского Союза и Соединенных Штатов к тем или иным аспектам кувейтского кризиса, особенно к путям его преодоления. Москва вела свою линию, которая не устраивала Вашингтон в той мере, как это ему хотелось. Самостоятельность Москвы в ближневосточных делах, необходимость для Вашингтона с этим считаться, искать взаимоприемлемые решения – вот что вызывало головную боль у госсекретаря США. Отсюда, надо полагать и выплеснутое госсекретарем раздражение по поводу мидовских арабистов. Думаю, им «досталось» еще и потому, что Бейкер без всяких к тому оснований отнес к их числу Е.М.Примакова, назвав его в своих мемуарах «ведущим мидовским арабистом».16 У госсекретаря свои счеты с Евгением Максимовичем, которые он сводит задним числом на страницах своей книги, но это уже совсем другая история. А пока Э.А.Шеварднадзе не ушел в отставку с поста министра, Е.М.Примаков прямого отношения к МИДу не имел и, если влиял на политику Кремля в кувейтском кризисе (а это было), то только благодаря своим отношениям с М.С.Горбачевым, а не через МИД. Последнее не значит, что Евгений Максимович не поддерживал личных отношений с отдельными мидовскими работниками, но на служебных делах это не сказывалось.

Насколько я могу судить, на начальной стадии кувейтского кризиса у Шеварднадзе не возникало проблем с Горбачевым по поводу того, как вести дела. У А.С.Черняева в дневнике под датой 21 августа есть такие строки: «У меня были опасения, что М.С. поостережется круто осудить Хусейна, но я, к счастью, ошибся. К тому же Шеварднадзе действовал строго в духе нового мышления. Правда, все, начиная с согласия на встречу с Бейкером в Москве и на совместное заявление с ним, согласовывал с Горбачевым по телефону».17

Сам Горбачев, в отличие от большинства мировых лидеров, долго держал паузу. Публично он впервые высказался лишь спустя две недели после агрессии, но вполне определенно. Вот фрагмент из его выступления в Одесском военном округе 17 августа: «По существу у нас, как и у большинства государств, собственно, и не было выбора. Применение силы для перекройки государственных границ, да еще с целью аннексии суверенной страны чревато цепной реакцией, опасной для всего мирового сообщества. Для нас реагировать как-то иначе неприемлемо еще и потому, что агрессия совершена с помощью и нашего оружия, которое мы соглашались продавать Ираку только для поддержки обороноспособности, а не для захвата чужих территорий и целых государств. Проявлено вероломство, бесцеремонно попрано международное право, Устав Организации Объединенных Наций».18

Первые признаки неполной состыковки подходов президента и министра к тому, как преодолевать кризис, проявились в сентябре. Об этом дальше.

Глава III

ХЕЛЬСИНКСКИЙ САММИТ И ДРУГИЕ ПЕРЕГОВОРЫ СЕНТЯБРЯ

Первые слушания в Верховном Совете СССР: неожиданный резонанс

Для сотрудников МИД каждодневная работа с представителями зарубежных государств – дело привычное. Однако в горбачевский период вместе с гласностью, свободой прессы, резко активизировавшейся общественной жизнью добавилось весьма существенное направление, требовавшее от мидовского руководства все большего внимания – работа с депутатским корпусом. Ушли в прошлое времена, когда Верховный Совет СССР заседал всего несколько раз в году, когда не было ни парламентских слушаний, ни подковыристых депутатских запросов, ни критики внешней политики с парламентской трибуны или в депутатских заявлениях для прессы и телевидения. Теперь ситуация была совершенно другой.

Не удивительно, что в этих условиях развертывавшийся кувейтский кризис не мог не вызывать у депутатов живого интереса, тем более что и отечественная пресса его подстегивала, освещая и интерпретируя события с самых разных политических позиций. Если «Известия», «Труд», «Комсомольская правда», «Новое время» писали о кризисе, как правило, взвешенно, то «Советская Россия» и «Литературная Россия» заняли, можно сказать, стопроцентно проиракскую позицию. Где-то близко к ним нередко стояла и «Красная звезда». Вот и получалось так, что с жалобами на «тенденциозность» советских СМИ в МИД приходил то иракский посол, то кувейтский, а был случай, когда в один и тот же день ко мне явились оба. Приходилось объяснять, что МИД и правительство тут ни при чем, что прессой они не руководят, что времена в этом плане изменились и послам надо исходить из новых реалий.

Следует добавить, что в 1990 году в СССР уже вовсю шел политический накат на Горбачева как по линии внутренней, так и внешней политики и что в начавшейся внутрипартийной грызне шли в ход самые разные приемы. Все это отражалось на поведении депутатского корпуса, где порой и инициировались политические интриги. Так что внешней политике при М.С. Горбачеве тоже перепадало немало шишек. Не стала в этом смысле исключением и линия СССР в кувейтском кризисе. Особенно активничали по этой части два народных депутата полковники – Алкнис и Петрушенко.

Впервые официально кувейтский кризис стал предметом обсуждения в Верховном Совете СССР в конце августа, когда его Комитет по международным делам решил заслушать МИД по этому вопросу. Выступить было поручено мне.

На заседании, состоявшемся 30 августа, помимо членов упомянутого комитета присутствовало и много членов других комитетов Верховного Совета и комиссий его палат, и в помещении, я бы сказал, яблоку негде было упасть. Дело было, конечно, не во мне, а в теме. Я выступал минут 30, и еще больше времени заняли ответы на вопросы. Думаю, депутатов подкупило то, что я говорил без бумажки, не обходил острых углов и, как бы рассуждая вслух, побуждал и их следить за ходом мысли, убеждая в безальтернативности курса, который в создавшихся условиях проводило советское правительство. Были острые вопросы, в основном от военных, в частности генерала армии В.Н. Лобова (их, похоже, больше всего волновало появление американских войск к югу от наших границ, но и положение Ирака было тоже отнюдь не безразлично).

Принятым Комитетом решением я остался доволен. В нем говорилось: «Участники заседания подчеркнули, что позиция СССР с самого начала была высоко моральной и получила полную поддержку советской общественности. Депутаты решительно высказались за политическое урегулирование кризиса и настоятельную необходимость предотвращения военного конфликта, выразили серьезную озабоченность усилением военного присутствия, прежде всего США, в регионе. Члены Комитета рекомендовали правительству СССР рассмотреть вопрос о целесообразности отзыва советских специалистов из Ирака». Последнее положение было очень кстати, так как со стороны ряда ведомств еще ощущалось глухое сопротивление сокращению числа своих представителей в Ираке, хотя тучи там явно продолжали сгущаться. Словом, я мог считать, что мое первое появление перед депутатами сошло удачно.

Совершенно неожиданно оно имело небезынтересные последствия. Слушания по идее были закрытыми, и поэтому обмен мнениями был вполне откровенным и вещи назывались своими именами. Оказалось, однако, что среди присутствовавших находился корреспондент ТАСС, который в тот же вечер выпустил в свет свой отчет, привлекший к себе повышенное внимание многих зарубежных СМИ, в том числе американских. И уже на следующее утро (31 августа) в «Нью-Йорк таймс» появилась статья под заголовком «Советы высказывают свою первую критику американского присутствия в Заливе». В ней говорилось, что после первых двух недель спокойного наблюдения за развертыванием войск США в Саудовской Аравии Москва бросает ему резкий вызов, ставя вопрос, не нацелено ли оно на то, чтобы обзавестись там постоянным плацдармом. «Г-н Белоногов, – сообщала газета, – являющийся одним из основных архитекторов сотрудничества Москвы с Западом в усилиях обратить вспять состоявшийся захват Ираком Кувейта, заявил, что Советский Союз никогда не одобрял развертывание американских войск в Саудовской Аравии». «По сообщению ТАСС, г-н Белоногов заявил: «Наращивание американских войск не может нас радовать ни в краткосрочном плане, так как обстановка становится более взрывоопасной, ни в долгосрочном, поскольку нет гарантий того, что Соединенные Штаты покинут Саудовскую Аравию по окончании кризиса». Вся статья была построена вокруг этих высказываний, а также ссылки на приведенные в тассовском сообщении слова генерала Лобова на тех же слушаниях о том, что сосредоточение десятков тысяч военнослужащих США в зоне Залива меняет общий баланс вооруженных сил и возможно отражает намерения Вашингтона создать военную группировку на южном фланге СССР. Автор статьи расценивал эти наши высказывания как стремление Кремля дистанцироваться от американской политики в регионе.

2, 3 и 4 августа «Нью-Йорк таймс» продолжала публиковать статьи со ссылками на эти же самые высказывания, подчеркивая, что администрации США надо отнестись к ним самым серьезным образом и срочно заняться исправлением ситуации, учитывая критически важное значение для США и судьбы всей антииракской коалиции надежного взаимодействия с Москвой. Сходные материалы с теми же цитатами опубликовали «Вашингтон пост» и ряд других американских изданий.

Я нисколько не жалею, что произошло именно так, потому что эти публикации появились одни до, другие одновременно, а некоторые сразу после объявления о предстоявшей встрече М.С. Горбачева и Джорджа Буша в Хельсинки и создали фон, на котором шла подготовка Белого дома к саммиту. Забегая вперед, скажу, что Буш на этой встрече, не дожидаясь вопросов президента СССР, одним из основных тезисов излагаемой им позиции сделал заверение нас в том, что вооруженные силы США будут полностью выведены из зоны Залива сразу же после преодоления кризиса. И в целом линия президента США в Хельсинки была прежде всего подчинена задаче отлаживания взаимопонимания с советским руководством по ключевым аспектам кризиса и всемерной демонстрации для внешнего мира совпадения или близости позиций по ним СССР и США, что, конечно, способствовало обеспечению саммиту несомненного успеха. Так что есть известные основания полагать, что слушания в Верховном Совете СССР пришлись как нельзя более кстати, хотя совсем не были рассчитаны на иностранную аудиторию.

Тарик Азиз в Кремле и на Смоленской площади

В августе 1990 года ни с одной другой страной у Москвы не было столь интенсивных контактов по вопросам кувейтского кризиса, как с Соединенными Штатами. Однако они почти целиком велись на уровне дипломатических ведомств, и в американском Белом доме, видимо, почувствовали, что отсутствие живого обмена мнениями с президентом СССР – тем более на фоне активных разговоров Буша с основными лидерами Запада и арабского мира – требует скорейшего исправления. Позже Дж. Буш напишет: «Было много причин увидеться с Горбачевым. Прежде всего это усилило бы наш сигнал Саддаму, что Соединенные Штаты и Советский Союз стоят вместе как скала в оппозиции к вторжению. В этом плане уже встреча сама по себе являла бы крупный шаг вперед… Я также считал важным демонстративно признать, что у Советов есть свои серьезные интересы в Заливе. Они были очень чувствительны к вопросу о потенциальном использовании силы, что делало еще более настоятельным, чтобы разговор с Горбачевым состоялся раньше, а не позже. Меня беспокоило, что может произойти какой-нибудь инцидент, который напряжет наши отношения до того, как у меня будет возможность поговорить с Горбачевым лицом к лицу».1

В конце августа в одном из телефонных разговоров с Э.А. Шеварднадзе Бейкер пробросил идею проведения короткой советско-американской встречи на высшем уровне, которая преимущественно была бы посвящена ситуации в Персидском заливе, а 30 августа в советское посольство в Вашингтоне поступило письмо Джорджа Буша М.С. Горбачеву с предложением провести такую встречу в Хельсинки или Женеве.

Колебаний принимать или не принимать предложение у советской стороны не было, тем более что кувейтский кризис длился уже месяц, а никакой мирной развязки не просматривалось. О встрече, назначенной на 9 сентября в Хельсинки, было объявлено 2 сентября. Это сразу же стало сенсацией, хотя Буш на специально устроенной пресс-конференции постарался несколько охладить ожидания, указывая, что нынешняя позиция Багдада исключает возможность дипломатического прорыва к урегулированию конфликта. Показательно, что один из первых вопросов, заданных журналистами президенту, звучал так: «Г-н президент, мотивируется ли саммит озабоченностью тем, что Советы либо не понимают, либо не согласны с действиями США в зоне Залива, особенно с военным развертыванием, и выразили определенные сомнения?»2 Буш, естественно, не стал тогда в этом признаваться, а, напротив, отмечал широкую степень согласия между США и СССР, подчеркнув вместе с тем наличие ряда вопросов, по которым взаимные консультации были бы полезны.

Перед Москвой сразу же встал вопрос – с чем ехать, и в этой связи возникла потребность получить свежую и возможно более авторитетную информацию о намерениях Багдада. Состаявшаяся недавно поездка туда посла по особым поручениям М.Д. Сытенко в качестве советского спецпредставителя ничего фактически не дала. В Багдаде, где его принял Тарик Азиз, Сытенко выслушал пространную лекцию на тему «исторических прав» Ирака на Кувейт и многочисленные упреки по поводу позиции, которую СССР занял в вопросе об аннексии Кувейта. Ни малейших признаков сдвига Багдада в сторону реализма обнаружить не удалось. Напротив, если судить по нараставшей воинственной публичной риторике, там «закусили удила» и ни о каком добровольном выполнении требований Совета Безопасности не помышляли.

Но не была ли все-таки эта бравада напускной? В преддверии встречи в Хельсинки это было необходимо выяснить. Поэтому и возникла мысль предложить Саддаму Хусейну срочно направить для консультаций в Москву свое доверенное лицо. И такое предложение было направлено. Но еще до того, как наше посольство в Багдаде его передало, Багдад сам обратился с просьбой принять в Москве заместителя премьер-министра, министра иностранных дел Ирака Тарика Азиза. Это было сочтено за добрый знак. Согласие, разумеется, было немедленно дано. Таковы были наши мотивы. Со своей стороны американская пресса дружно расценила новость о визите Азиза в Москву как попытку вбить клин между СССР и США.

И вот я в «Шереметьево 1» встречаю Т. Азиза (по правилам протокола это была моя обязанность встречать и провожать такого ранга гостей из стран, отношения с которыми я курировал). Иракского мининдел я знал еще по Нью-Йорку, не раз там с ним разговаривал. Т. Азизу было за 50, в должности министра иностранных дел он находился с 1983 года, до этого был министром информации. А вообще по профессии он был журналистом. С С. Хусейном сблизился, когда редактировал газету партии Баас, считался одним из идеологов иракского баасизма. Невысокий, плотный с густыми зачесанными назад седыми волосами, в очках и вечной сигарой во рту, неторопливый в движениях, он держался с подчеркнутой уверенностью даже в ситуации, когда Ираку сильно доставалось в войне с Ираном, а ему как министру приходилось действовать в ООН явно не с позиции силы. О нем писали, что за его внешней рафинированностью скрывается человек на редкость жесткий, нисколько по этой части не выбивающийся из числа тех, кто составлял ближайшее окружение Саддама Хусейна.

Пока мы ехали с ним в машине на Воробьевы горы, где Азизу предстояло поселиться в одном из гостевых особняков, разговор шел преимущественно о его предстоящей встрече с М.С. Горбачевым. Я советовал ему быть предельно откровенным и главное внимание уделить реалистичным вариантам преодоления кризиса. Условились также, что из Кремля мы потом переберемся на Смоленскую площадь, где поговорим о вещах, которые окажутся за рамками его беседы с президентом. Азиз также пожелал перед отлетом из Москвы встретиться с прессой, что я обещал ему устроить, тем более что его визит в Москву не носил закрытого характера.

5 сентября М.С. Горбачев принял Т. Азиза в своем рабочем кабинете в Кремле. С советской стороны на ней были член Президентского совета А.Н. Яковлев, помощник президента А.С. Черняев, я и переводчик. С иракской – посол в Москве Хусейн и начальник департамента международных организаций МИД Р. Кейси (Э.А. Шеварднадзе в Москве в эти дни не было, чем и объяснялось мое участие в беседе у президента; по принятому у нас протоколу обычно это функция министра).

М.С. Горбачев провел весь разговор четко, целенаправленно и очень органично сочетая доброжелательность к иракскому народу и заботу о будущем советско-иракских отношений с твердостью в отношении неприемлемости аннексии Кувейта и обеспокоенностью линией Багдада. Уже в самом начале беседы он определил ее цель – узнать, появились ли какие-либо новые моменты в позиции Ирака, которые облегчили бы поиск политического урегулирования кризиса. При этом было совершенно ясно сказано, что если Ирак будет конструктивно участвовать в таком поиске, то исход будет один, если нет, то дело примет совсем другой оборот. Между тем конфликт несет в себе большую опасность. Горбачев сказал, что в Хельсинки он будет выступать против военного варианта решения, однако, чтобы такой вариант не возник, нужны конструктивные, реалистичные шаги с иракской стороны.

Однако то, что мы услышали от Т. Азиза звучало обескураживающе: буквально ни одного проблеска реализма и конструктивности. Если отбросить комплиментарную часть и заверения в дружбе и симпатиях к Советскому Союзу, то изложенная им позиция выглядела так (передаю ее суть, используя записанные тогда фразы из монолога Азиза):

ѕ  Все в Ираке считали и считают Кувейт составной частью иракской территории, и от этого факта никуда не уйти. Все без исключения правители Ирака поступили бы с Кувейтом так же, как и мы, если бы у них были соответствующие возможности и силы.

ѕ  Акция против Кувейта была предпринята потому, что США и союзные им арабские режимы сделали серьезную ставку на крушение Ирака.

ѕ  Политический курс Ирака будет продолжать базироваться на инициативе от 12 августа.

ѕ  Ни руководство, ни народ Ирака не боятся конфронтации с США. В Ираке вполне уверены в своих силах. Мы не новички в осуществлении руководства страной и в делах международной политики. Мы смотрим вперед, не испытывая пессимизма. Мы уверены, что конфронтация с США в конечном итоге принесет нам успех. Американцы заблуждаются, когда ведут разговоры о возможности проведения так называемой «хирургической операции» против Ирака. Если они решатся на что-либо подобное, то в результате получат долгий и весьма горький для себя конфликт, который может все перевернуть с ног на голову в этом районе земного шара.

ѕ  Потенциал ненависти и гнева в Ираке и во всем арабском мире по отношению к США, их произраильской политике достиг критической точки. Все арабы готовы к этой конфронтации. Она может привести к широкомасштабному столкновению по всем линиям. Однако такая перспектива не пугает. Мы – революционеры.

ѕ  Мы огорчены тем, как советское руководство реагировало на события в зоне Персидского залива. Мы не расчитываем, что СССР будет защищать Ирак – мы способны сделать это сами. Но мы хотим, чтобы СССР не сводил всю совокупность острых проблем к одному единственном вопросу – кувейтскому и противодействовал американскому экстремизму в военной области. Иракские позиции укрепились бы, если бы СССР поддержал инициативу Саддама Хусейна от 12 августа.

М.С.Горбачев не оставил без комментариев несколько высказываний иракца, но сделал это аккуратно и дозированно, видимо, не желая обострять разговор:

(О Ближнем Востоке) – СССР давно и настойчиво ищет путь к решению важнейших проблем Ближнего Востока, прежде всего палестинской, и арабо-израильского конфликта в целом, сложных переплетений ливанского кризиса. Однако выход до сих пор не найден. Теперь, после содеянного Ираком, задача многократно осложнилась. Найти решение проблем региона стало еще труднее.

(О военном присутствии США) – По сути дела вы дали очень сильные аргументы американцам для наращивания военного присутствия в районе Ближнего Востока и Персидского залива. Просто так американские войска оттуда не уйдут. Объявление же Кувейта провинцией Ирака дает дополнительный повод для закрепления американского военного присутствия.

(О переговорах) – После всего происшедшего нереально вести речь о переговорах, не проявляя готовности вывести иракские войска из Кувейта. Если бы Ирак смог сформулировать соответствующие предложения, тогда можно было бы говорить и о замене войск США на межарабские или международные силы. Когда же вы утверждаете, что Кувейт – это часть иракской территории, то исчезает сам предмет переговоров. И учтите, в дальнейшем ситуация для вас будет ухудшаться. То, что можно сделать сегодня, завтра может оказаться труднодостижимым, и платить придется гораздо дороже.

Заключая беседу, президент СССР констатировал, что не может сказать, что удовлетворен всем, что услышал, и что было бы предпочтительнее, если бы с иракской стороны появились новые подходы. Расстались на выражении обоюдной готовности к продолжению контактов.

Не скажу, что когда мы с Тариком Азизом сели в машину, чтобы отправиться в МИД, у меня было хорошее настроение. Было очевидно, что Саддам Хусейн, отправляя своего министра в Москву, не вооружил его ничем, кроме, пожалуй, наказа припугнуть готовностью Багдада к военному варианту, на что Азиз и напирал, рисуя при этом явно розоватую картинку расстановки сил в арабском мире и в целом перспектив военной конфронтации. Оставалось, однако, неясным, была ли это с иракской стороны только дезинформация в расчете на то, что мы донесем ее до американцев, либо в какой-то мере они думали так на самом деле. Последнее было, понятно, намного опаснее, и я решил, что по прибытии в МИД непременно выскажу Азизу наши оценки.

Но мне даже не пришлось искать, как зайти на эту деликатную тему, – Азиз сам стал разворачивать ее заново, как только покончил с протокольными любезностями. Он начал с Каирского саммита, где, по его словам, Ираку противостояли лишь Саудовская Аравия, Египет, Сирия и малые государства Персидского залива. В то же время Ирак поддержали Иордания, Палестина, Йемен, Судан, Ливия, Алжир, Мавритания и, заочно, Тунис, причем позиция, занятая правительствами этой группы государств, пользуется поддержкой широких масс народа. Сейчас и правые, и левые, и исламские силы заняли ясную позицию в поддержку борьбы Ирака. Встает вопрос, сможет ли король Саудовской Аравии и дальше предоставлять территорию своего государства в распоряжение американцев и в то же время оставаться попечителем мусульманских святынь, принимать в Саудии паломников-мусульман? Сможет ли египетский режим и дальше занимать нынешнюю позицию?

Братья-мусульмане в Египте, – продолжал Азиз, – солидная сила. В течение первой недели после начала кризиса они приняли негативное для нас заявление. Вчера появилось новое заявление с иным содержанием. Многие стали пересматривать свою позицию в нашу пользу. Таким образом, позиции тех, кто противостоит нам сейчас, в будущем ослабнут, в то время как позиции той группы стран, которые нас поддерживают, наоборот, укрепятся. Таковы настроения среди арабов. Десятилетиями в арабских странах копился гнев против США, Израиля и тех арабских правительств, которые сотрудничали с ними. Американцы высадились в регионе, действуя как бы по сценарию одного из известных фильмов про Рэмбо. Они рассчитывали, что легко проделают то, что Киссинджер назвал «хирургической операцией». Но жизнь – это не кино. У нас есть миллионная армия, пять тысяч танков, сотни самолетов, ракеты. Мы имеем большой опыт ведения войны. Если американцы нанесут удар с воздуха, наши танки не будут ждать и ответят ударом по их сухопутным силам. Если завяжется борьба не на жизнь, а на смерть, мы пойдем бить американцев и их союзников. Эта битва будет продолжаться месяцы. Америка понесет такие потери, которых она еще не знала (далее шли рассуждения Азиза о малом весе в глазах арабов кувейтской проблемы по сравнению с палестинской или проблемой Иерусалима, пренебрежительные характеристики государств Залива, утверждения, что Ирак еще никогда не был так сплочен, как сейчас).

Я надеюсь, что читатель не посетует, если я дословно приведу сказанное мною министру иностранных дел Ирака. Думаю, это небезынтересно, например, даже с точки зрения наших тогдашних оценок ситуации и меры нашей откровенности с иракцами. А сказал я следующее.

Вопрос об арабском единстве для нас не абстракция, а нечто, имеющее существенное значение для нашей политики и интересов. Для Вас не секрет, что СССР всегда призывал к тому, чтобы арабские государства выступали с единых позиций. У нас с арабским миром больше объединяющих, чем разъединяющих моментов. Мы с сожалением вынуждены констатировать, что события последних месяцев внесли глубокий раскол среди арабов. Мы принимаем к сведению изложенное Вами относительно положения в регионе. Наше восприятие этого положения в чем-то совпадает, а в чем-то отлично от вашего.

Во-первых, у нас создалось впечатление, что в вопросе об аннексии Ираком Кувейта весь арабский мир выступает против Ирака. Действительно, к династии Сабахов отношение в арабских странах и различных слоях арабского общества разное. Но я не знаю ни одного арабского государства, которое заявило бы, что применение Ираком силы против Кувейта справедливо. Даже Иордания, Ливия, Йемен и другие перечисленные Вами страны заняли позицию осуждения этого шага.

Во-вторых, по каким направлениям идет раскол в арабском мире? На наш взгляд, у арабских государств различные подходы к вопросу о направлении своих войск на Аравийский полуостров. Другой глубокий раскол идет по линии отношения к присутствию иностранных, в частности американских, войск в регионе. Причем расстановка сил по этим двум вопросам различна. Таким образом в нашем восприятии положение в арабском мире более сложно, чем я уловил в Вашем изложении. Вместе с тем мы готовы согласиться с Вашим тезисом о том, что массированное присутствие американских войск вызывает все большую негативную реакцию в арабских странах. Мы это учитываем. Думаю, что это учитывают и американцы. В этой связи я не склонен полагать, чтобы правительство США было расположено долго ждать. Вот почему товарищ Горбачев обратил Ваше внимание на важность фактора времени. То, что возможно сейчас, будет невозможно завтра.

Я не хотел бы комментировать то, что Вы говорили относительно внутреннего положения в Ираке. В словах товарища Горбачева я увидел серьезную заботу о том, в каком тяжелом положении может оказаться дружественный нам иракский народ. Совершенно очевидно, что в отсутствие политического урегулирования положение в Ираке будет становиться все более сложным. Как это скажется на настроениях широких народных масс, Вам виднее. Но мы не стали бы сбрасывать со счетов вероятность того, что ухудшение жизни будет вызывать отнюдь не прилив энтузиазма и любви к правительству.

Вы вернулись к примеру, который привел Президент СССР относительно положения, в котором оказался Египет в 1967 году. Тогда нам пришлось спасать Египет. Положение его было отчаянным. Лишь тогда, когда нам удалось достигнуть договоренности с США, было остановлено наступление Израиля. Насер совершил крупную ошибку. Заставив уйти войска ООН, он по существу открыл путь израильскому нападению.

Мы знаем, что Ирак – крупное государство с развитой военной структурой и сильной армией. У вас богатый опыт, обретенный в восьмилетней войне против Ирана. Это – весьма существенные обстоятельства, которые принимаются в расчет в генеральных штабах западных стран. Но в 1967 году Египет и Сирия потерпели поражение лишь от одного Израиля. С тех пор Израиль не стоял на месте. В военном отношении он сейчас не тот, что в 1967 году. Думать, что можно с успехом противостоять США, Англии, Франции, Израилю и другим странам, – это, извините за откровенность, переоценка своих возможностей.

Я не вижу, на чью помощь вы могли бы рассчитывать. Возможно, вы получили конфиденциальные заверения от некоторых арабских государств. Но то, что мы знаем, подводит нас к мысли о том, что никто из арабов вам помогать не будет. Я не говорю о демонстрациях. Они будут, но реального воздействия на ход войны они не окажут. У нас идет прямой товарищеский разговор. Мне представляется, что мужество не в том, чтобы говорить: мы никого не боимся, а в том, чтобы взглянуть в глаза реальной действительности. А она не радостна.

Сегодня на беседе в Кремле речь шла о трех альтернативах. Первая – это военное решение, которое мы не приемлем, потому что оно будет сопряжено с большими жертвами и, по нашим оценкам, будет не в пользу Ирака. Вторая альтернатива – продолжение реальной экономической блокады Ирака. И время здесь тоже не ждет. Учитывая нынешнюю позицию Ирака, который отвергает резолюции СБ ООН, прежде всего 660-ую, перед Советом Безопасности не будет иного выбора, кроме как ужесточить ранее введенные санкции. Мы не хотели бы идти по этому пути. Однако существует железная логика поведения, которая будет подталкивать СБ ООН к принятию новых резолюций. Их можно будет оттягивать, добиваться ослабления, как мы это делали в отношении резолюции 665. Однако, с моей точки зрения, их принятие будет неизбежным.

Вот почему сегодня мы делаем особенный упор на третий путь – путь политического решения. Все предложения, которые до сих пор исходили от Каддафи, Арафата, президента Туниса, имели в своей основе одно и то же: Ирак уходит из Кувейта, а США должны уйти с Аравийского полуострова. У каждого из этих лидеров свои нюансы в подходах, но они касаются частностей, а не главного. Во всех предложениях просматривается нежелание их авторов стать свидетелями эскалации конфликта, нарастания военной опасности. Ключи к развязке находятся в Багдаде. Вот почему нам сегодня так хотелось услышать от Вас нечто, что позволило бы нам опереться на этот новый элемент иракской позиции и повернуть развитие событий из русла вооруженной конфронтации в русло политического решения.

Тарик Азиз, однако, упорно гнул свою линию, доказывая, что военный конфликт непременно закончится поражением США и их союзников. Он, в частности, говорил так:

«Мы не досадуем на то, что Вы прямо нам сказали о том, что мы, по Вашему мнению, переоцениваем свои возможности. Не беспокойтесь, мы уже проверили себя. Неверно сравнивать нас с Египтом. Конечно, египтяне наши братья, но они отличаются от нас. Египтянин 8 часов в сутки спит, 2 работает, а остальные 14 развлекается. Иракцы не таковы. Мы, может быть, даже излишне серьезны. Мы любим работать. Когда я возвращаюсь домой в 10-11 вечера, я считаю, что в этот день работы у меня было мало. В 1967 году египтяне и себя, и нас, и вас втянули в крайне неудобное положение. У них сильные глотки, но когда началась война, они не воевали. Мы же, если война начнется у нас, будем сражаться. Безусловно, нам противостоят великие державы. Но мы им будем стоить очень дорого. Они должны учитывать это. Может быть, кувейтский шейх им так дорог, что они готовы отдать за него десятки тысяч жертв?

Я уже говорил президенту Горбачеву, что, если противостоящие нам стороны полагают, будто они быстро нанесут сокрушительный удар, и уже на второй день с начала сражения мы завопим, прося прекращения огня у Совета Безопасности, они ошибаются. Мы будем продолжать сражаться, и, может быть, им самим придется обращаться в Совет Безопасности с такой просьбой. А мы тогда посмотрим, стоит ли соглашаться… Арабский регион в целом ныне подобен паровому котлу. Если американцы нанесут удар по Ираку, котел взорвется. Кипящая вода зальет все пространство от Ирака до Магриба, а ее брызги обожгут американцев. Может быть, это и к лучшему. По крайней мере мы избавимся от империалистов».

Видя, что дискуссия о перспективах войны вряд ли даст что-то новое и полезное, я ограничился лишь краткой репликой, сказав, что только будущее может показать, какой оборот примут события. Ясно одно, что военный вариант нежелателен. Мы знаем боевые качества иракского народа, но с нашей точки зрения, соотношение сил в военном плане складывается не в вашу пользу.

И, наконец, еще один фрагмент нашего разговора; теперь – по поводу Совета Безопасности. Вот как выглядел диалог:

Т. Азиз. Я уже просил президента СССР о том, чтобы вы оказали нам большую, чем раньше, помощь в Совете Безопасности.

А. Белоногов. Чтобы мы смогли помочь вам, вы должны помочь нам. Если позиция Ирака будет по-прежнему состоять в категорическом отрицании возможности вывода войск из Кувейта, то места для политического маневра практически не будет. Мы считаем для себя неприемлемым поглощение Ираком Кувейта. Мы не можем выступать против своих собственных принципов. Есть определенная граница, до которой мы идем в Совете Безопасности. Хотите нам помочь, снабдите аргументами, которые сегодня так ждал от Вас Президент СССР накануне своей встречи с Дж. Бушем.

Т. Азиз. Почему вы намерены идти дальше, чем уже пошли в Совете Безопасности?

А. Белоногов. Мировое сообщество не примирится с аннексией Кувейта. Это ясно всем. Давайте думать о том, как разрядить обстановку.

Т. Азиз. Но резолюции приняты. Зачем нужны новые резолюции СБ ООН, на возможность принятия которых Вы намекнули?

А. Белоногов. Совет Безопасности не может сидеть и бездействовать, когда не выполняются его резолюции. Вы – опытный дипломат и знаете, как поступают в таких случаях. Вот почему мы хотим увидеть в позиции Ирака какие-либо признаки, дающие возможность для политического маневра. Ведь каждое решение, о котором вы объявляете, вплоть до провозглашения Кувейта 19-ой провинцией Ирака, вызывает усиление конфронтации. Разрядить обстановку может только политическое решение на почве вывода иракских войск из Кувейта, а американских с Аравийского полуострова. Такова наша оценка.

Мы беседовали с Азизом более двух часов. К сожалению, и на Смоленской площади, как до этого в Кремле, он не сказал ничего, на что можно было бы опереться в Хельсинки как на доказательство готовности иракского руководства хоть к какой-то гибкости и возможности повернуть ситуацию в сторону политического решения. Позиция Багдада, как ее излагал нам Азиз, напротив, означала другую дорогу – к военному столкновению. Худшего «подарка» к встрече в Хельсинки трудно было придумать. Единственный позитив состоял в полученных мною заверениях Азиза, что он возьмет под свой личный контроль весь комплекс вопросов, связанных с отъездом из Ирака советских специалистов. Но и здесь не обошлось с его стороны без оговорок по поводу того, что отъезд советских специалистов до истечения сроков контрактов не вызывает, мол, энтузиазма у руководителей соответствующих министерств и ведомств Ирака. Вместе с тем, он утверждал, что иракское руководство не принимало никаких решений относительно удержания советских специалистов в стране.

На следующее утро (это уже было 6 сентября) я привез Тарика Азиза в Пресс-центр МИДа на Крымском валу. Журналистов собралось много. Азиз ограничился кратким вступительным словом, а затем ответил на вопросы. Высказывался он аккуратно, ни на йоту не отступая от известных публичных позиций Багдада, но и воздерживаясь от полемики. Говоря о состоявшихся в Кремле и МИДе беседах, он заявил, что несмотря на имеющиеся у СССР и Ирака расхождения в подходах «удалось на основе давних дружественных традиций провести искренний и сердечный обмен по всем затронутым в ходе встреч вопросам». Что же, можно считать и так, хотя, по правде сказать, на сердце скребли кошки: ведь как хотелось свернуть с дороги конфронтации, привезти в Хельсинки хоть что-то обнадеживающее относительно намерений Багдада! Не получилось…

Прямо из Пресс-центра мы отправились в аэропорт, где и распрощались. В следующий раз я увиделся с Азизом только в ноябре при обстоятельствах, намного более драматичных, о возможности наступления которых мы так старательно его предупреждали.

С чем ехать в Хельсинки?

Каждый раз, когда крупное внешнеполитическое мероприятие возникает неожиданно, подготовка к нему неизбежно принимает авральный характер. Вот и теперь в МИДе спешно составлялись памятки, справки и другие материалы к Хельсинки. Но поскольку встречи на высшем уровне давно уже перестали быть редкостью, то и подготовка к ним стала делом достаточно привычным, и беспокоиться, что она не будет завершена в срок, пусть даже очень сжатый, не приходилось. Тем более, что костяк мидовских работников состоял из профессионалов самого высокого класса. Проблема была в другом: как выстроить несущую конструкцию переговоров, чтобы по возможности избежать перспективы военного решения, проплыв для этого между Сциллой ооновских резолюций и Харибдой отказа Багдада их выполнить. В конечном счете такая конструкция была создана, хотя, надо признать, она была весьма условной, ибо базировалась на двух предпосылках, реальность которых оставалась под вопросом: во-первых, готовности С.Хусейна в конечном счете все же уйти из Кувейта и, во-вторых, согласия американцев поддержать для этого идею созыва ближневосточной конференции. Выход на мирную развязку виделся в подверстывании к проблеме Кувейта других вопросов ближневосточного урегулирования, что предусматривалось в инициативе С. Хусейна от 12 августа, но, разумеется, в совершенно ином порядке очередности – сначала Кувейт, а затем все остальное.

Достаточно детально проработанные планы проведения конференции по БВУ были публично выдвинуты Советским Союзом еще за несколько лет до кувейтского кризиса, но не реализовывались из-за оппозиции со стороны Израиля и США. Теперь после трех лет интифады, которая уже основательно измотала и палестинцев, и израильтян, логично было бы перейти к диалогу в удобных формах в рамках упомянутой конференции.

Вновь продвигать идею конференции Москва стала еще в 20-х числах августа 1990 года, когда о саммите в Хельсинки еще и не было слышно. Из европейских стран наиболее близкие нам позиции по БВУ занимала Франция. Поэтому когда ее министр иностранных дел Ролан Дюма посетил 25 августа Москву, то в опубликованное по этому случаю советско-французское заявление было включено следующее положение: «По убеждению сторон, данный кризис еще раз доказывает насущную необходимость активизации усилий по достижению скорейшего урегулирования других конфликтых ситуаций на Ближнем Востоке, особенно палестинской проблемы».3

Выступая 4 сентября во Владивостоке на международной конференции «АТР: диалог, мир, сотрудничество», Э.А. Шеварднадзе заявил уже определеннее: «Проанализировав еще раз ситуацию, мы вновь пришли к выводу: необходимо форсированно вести дело к созыву международной конференции по Ближнему Востоку, не откладывая на будущее заботы о всеобъемлющем урегулировании». При этом министр добавил: «Думается, если бы Израиль заявил о своем согласии на созыв такой конференции, то это могло бы позитивно повлиять и на общую ситуацию на Ближнем Востоке и на решение кризиса в районе Персидского залива. Со своей стороны Советский Союз не оставил бы без ответа подобный шаг Израиля и по-новому взглянул на советско-израильские отношения».

7 сентября, когда американский посол Мэтлок пришел ко мне проинформироваться об итогах визита Т.Азиза, я, изложив ему существо состоявшихся переговоров, специально перевел разговор на упомянутое выступление министра. Сказал, что сейчас самое время «дать зеленый свет» конференции, наметить поворот в пользу принятия конкретных решений. Это будет крупный политический шаг, который даст сигнал арабам, что в вопросах арабо-израильского конфликта намечаются какие-то перспективы. Это будет также помогать, говорил я послу, отрывать арабов от антиизраильских концепций, на которых сейчас активно спекулирует Багдад.

Другой аргумент, который мы стали также выдвигать перед американцами в преддверии Хельсинки, – это своевременность жеста в сторону арабов, включая палестинцев, в связи с ростом антиамериканских настроений в регионе. Исторически такие настроения стали следствием произраильского курса Вашингтона и уже не одно десятилетие играли заметную роль в общественно-политической жизни арабского мира. Появление и быстрое наращивание американских войск в районе Залива дало этим настроениям сильный толчок. Они не очень проявлялись там, где арабы почувствовали на себе иракскую угрозу, но зато в других арабских странах цвели все более пышным цветом. Багдад делал на арабский антиамериканизм одну из своих основных ставок.

Мы считали, что в Вашингтоне не могут об этом не задумываться. Поэтому полагали, что наша мысль о политическом жесте в сторону арабов не упадет на полностью неподготовленную почву. Другое дело, согласятся ли американцы, чтобы этот жест имел хотя бы косвенную связь с инициативой С. Хусейна, даже если эта инициатива окажется по существу вывернутой на изнанку. Ответ мог дать только прямой разговор на эту тему в Хельсинки. Учитывалось и то, что администрация Буша после прихода к власти сама пыталась сдвинуть с мертвой точки процесс арабо-израильского урегулирования, но потерпела неудачу, и, следовательно, в принципе понимала необходимость решения этой застарелой и болезненной проблемы.

МИД представил президенту СССР свои материалы к переговорам с Бушем. Но как М.С.Горбачев решил ими распорядиться, мы не знали. Наверное, тут сказалось отсутствие в Москве Э.А.Шеварднадзе. Он вернулся из поездки на Дальний Восток лишь незадолго до отлета делегации в Хельсинки. Во всяком случае ни я, ни, насколько я знаю, мидовские арабисты на совещания в Кремль, если таковые проводились, не приглашались.

Советско-американский саммит

М.С. Горбачев и сопровождавшие его лица, среди которых был и я, прибыли в Хельсинки самолетами 8 сентября. Дж. Буш появился в столице Финляндии несколькими часами раньше, чтобы успеть приспособиться к разнице во времени. Вечером в советском посольстве Михаил Сергеевич провел совещание делегации, на котором состоялся своего рода «обзор горизонтов» перед встречей с американским президентом. Говорил больше сам Горбачев, настрой у него, чувствовалось, был боевой. С Бушем он встречался уже не раз, личные отношения между ними сложились неплохо, да и в целом советско-американские отношения переживали подъем. Поэтому питать опасения за судьбу данного саммита президенту не приходилось тем более, что по отношению к иракской агрессии и в Москве, и в Вашингтоне испытывали где-то сходные чувства. А вот удастся ли на саммите, помимо подачи Хусейну сильного совместного сигнала с требованием выполнить решение Совета Безопасности, еще и бросить ему «спасательный круг» в виде ближневосточной конференции, было неясно. Ждать, впрочем, оставалось недолго.

Советско-американская встреча началась утром 9 августа в официальной резиденции президента Финляндии. Она проходила так. Сначала состоялась длительная беседа президентов СССР и США в присутствии только помощников (с советской стороны только А.С. Черняев, с американской – Б. Скоукрофт) и переводчиков. Параллельно шла встреча Э.А. Шеварднадзе с Джеймсом Бейкером. Остальные, в том числе маршал Советского Союза С.Ф. Ахромеев, Е.М. Примаков и другие находились в кулуарах и занимались кто чем, но в основном ждали. Я периодически подключался к работе над итоговым документом, составление которого было поручено С.П. Тарасенко и Дэннису Россу. Она шла не без обычных в таких случаях трудностей из-за необходимости соблюсти баланс интересов. Нам было важно, чтобы совместное заявление, будучи достаточно строгим по сути и стилю, в то же время не содержало прямой угрозы применения силы и делало главный упор на мирное разрешение конфликта. Во-вторых, нужно было добиться включения в заявление положений, касающихся более широкого ближневосточного урегулирования. В-третьих, надо было внести в заявление положения, которые открывали бы дверь для доставки в Ирак продовольствия (Тарик Азиз настоятельно об этом просил во время разговора в МИДе, да и сам по себе это был важный гуманитарный аспект проблемы антииракских санкций).

По завершении этих двух параллельных переговоров, которые кончились почти одновременно, был устроен перерыв, во время которого президент Финляндии Мауно Койвисто дал ланч для обеих делегаций. Вскоре после него Горбачев и Буш провели второй раунд переговоров, но уже в расширенном составе. По длительности он был несколько короче первого. На нем президенты дали оценку своим утренним переговорам, заслушали сообщения Бейкера и Шеварднадзе, рассмотрели и утвердили проект итогового документа, после чего перешли к другим вопросам (положению в СССР, некоторым аспектам двустороннего сотрудничества, европейским и разоруженческим делам). В общей сложности переговоры президентов длились около семи часов. Завершился саммит совместной пресс-конференцией президентов в большом зале комплекса, где за несколько лет до этого проходило первое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Журналистов собралось там видимо – невидимо. Присутствовали и обе делегации. О событиях этого дня я буду рассказывать в том порядке, в каком они раскрывались передо мной. О конкретном содержании утренней беседы президентов, проходившей в очень узком составе, мне довелось познакомиться только в Москве, когда мы получили запись переговоров. Поэтому начать придется фактически с того, что венчало саммит – итогового заявления и пресс-конференции.

Тональность совместного заявления получилась хотя и суровой (как никак оккупация Кувейта длилась уже больше месяца), но не угрожающей в смысле бряцания оружием. Основную смысловую нагрузку здесь несли следующие положения:

ѕ  Мы едины в убеждении, что с агрессией Ирака мириться нельзя. Никакой мирный международный порядок невозможен, если более крупные по величине государства смогут поглощать своих менее крупных соседей.

ѕ  Мы еще раз обращаемся с призывом к правительству Ирака безоговорочно уйти из Кувейта, дать возможность восстановить законное правительство Кувейта и освободить всех заложников, удерживаемых сейчас в Ираке и Кувейте.

ѕ  Единственно приемлемым является осуществление в полном объеме резолюций Совета Безопасности ООН.

ѕ  Мы предпочитаем мирное урегулирование кризиса. В то же время мы полны решимости добиваться прекращения агрессии, и если предпринимаемые сейчас шаги не приведут к этому, мы готовы рассмотреть возможность дополнительных шагов в соответствии с Уставом ООН.

ѕ  Мы должны продемонстрировать самым убедительным образом, что агрессия не может приносить выгод и не принесет их.

Кроме того, в заявлении было два заслуживающих внимание момента. Первый касался разрешения ввозить в Ирак по гуманитарным соображениям продовольствие, второй – общего положения на Ближнем Востоке. Хотя нам и не удалось применительно к последнему продавить те формулировки, какие хотелось бы видеть, достигнутое тоже было своего рода прорывом. В заявлении было сказано: «Как только будут достигнуты цели, поставленные в упомянутых резолюциях Совета Безопасности ООН, президенты дадут указания министрам взаимодействовать со странами в регионе и вне его в деле создания региональных структур безопасности и выработки мер по содействию миру и стабильности. Необходимо активно работать по урегулированию всех остальных конфликтов на Ближнем Востоке и в Персидском заливе. Обе стороны будут консультироваться друг с другом и выдвигать меры, направленные на достижение этих более широких целей в соответствующее время».4

Добавлю, что в частном порядке американцы все же были вынуждены дать нам заверение, что под упомянутыми «мерами» понимается именно конференция. Советско-американское коспонсорство ближневосточного урегулирования, которое развернулось в 1991 году и в последующий период, имеет своей стартовой базой именно эти приведенные выше взаимные обязательства СССР и США. В них же зафиксирована и последовательность действий – сначала Кувейт, потом обращение к другим конфликтым ситуациям Ближнего Востока.

На пресс-конференции оба президента в равной мере отдавали должное значению советско-американского взаимодействия в мировых делах, в том числе применительно к кувейтскому кризису и проблемам Ближнего Востока в целом. Буш, отрицая возможность какой-либо увязки между ними, высказался в том смысле, что при определенных обстоятельствах рассмотрение возможности созыва конференции по БВУ было бы приемлемо. М.С. Горбачев, оговорившись, что раскрывает «секрет» переговоров, поведал, что Дж. Буш отказался от прежней линии США, исходившей из того, что Советскому Союзу на Ближнем Востоке «делать нечего». Отныне взят курс на сотрудничество обеих стран в этом регионе. Оба президента подтвердили достигнутое между ними понимание, что американские войска будут выведены из зоны Залива, как только будут выполнены резолюции Совета Безопасности по Кувейту. И Горбачев, и Буш старательно подчеркивали необходимость решить проблему Кувейта мирным путем и призывали Саддама Хусейна проявить благоразумие. Оба столь же старательно уходили от настойчивых вопросов журналистов, будет ли в конечном счете применена против Ирака сила оружия. Словом, президенты всячески демонстрировали высокую степень согласия между собой, что и было одной из главных целей Хельсинского саммита.

В Москву мы вернулись в тот же вечер. Настроение у всех было хорошее, даже приподнятое. О саммите судили по итоговому документу и пресс-конференции. Понимали, что не все, что хотели, получилось, но в целом результат выглядел как вполне успешный. А теперь о том, что происходило за закрытыми дверями переговоров.

Первым по предложению Горбачева высказался Буш. Его изложение было почти всецело подчинено задаче, которую Буш определял в своей книге так: «Главная цель хельсинских переговоров – постараться, чтобы Горбачев понял, что нам придется прибегнуть к силе, если переговоры и санкции не сработают. Мне было нужно убедить его, что лучший путь к созданию нового мирового порядка при советско-американском сотрудничестве против агрессии состоит в поддержке сильного ответа (Ираку – АБ), что будет иметь значение для судьбы всеобщего мира… Я хотел иметь жесткое совместное заявление по данному вопросу, которое послало бы мощный сигнал Багдаду».5

Тезисно американская позиция выглядела следующим образом:

ѕ  нельзя допустить, чтобы Багдад извлек выгоду из своей агрессии;

ѕ  США выработали стратегию по достижению целей, поставленных ООН – добиться ухода Ирака из Кувейта и восстановления кувейтского руководства, – и считают, что у этой стратегии хорошие шансы на успех;

ѕ  в качестве средства достижения этой задачи предпочтение отдается санкциям;

ѕ  США не хотят эскалации конфликта и применения военной силы;

ѕ  но если С. Хусейн не уйдет из Кувейта, США и страны коалиции прибегнут к силе; сохранение существующего положения неприемлемо, одна из причин этому – осуществление Багдадом демонтажа Кувейта;

ѕ  если С. Хусейн не откажется от использования заложников в качестве «щита», то это может стать основанием для проведения судебного процесса типа Нюрнбергского;

ѕ  у США нет планов обращаться к СССР с просьбой о направлении своих войск в зону Залива, но если бы Москва приняла такое решение, то США приветствовали бы его; была выражена надежда, что если страны коалиции будут вынуждены прибегнуть к силе, то Москва отнесется к этому с пониманием;

ѕ  США не стремятся к тому, чтобы их войска остались в зоне Залива на постоянной основе, и, если С. Хусейн сохранит власть, то любые механизмы, выработанные для того, чтобы гарантировать от повторения агрессии и от возможного применения ядерного оружия, будут не американскими, а международными.

Далее президент США заявил, что на протяжении многих лет политика США заключалась в том, что Советский Союз не должен играть какой либо роли на Ближнем Востоке. Прежняя концепция, уверял президент, сейчас изменилась, и США исходят из того, что будут вместе с СССР прилагать усилия для урегулирования не только кувейтской проблемы, но и остальных проблем Ближнего Востока.

Последнее, о чем Дж. Буш говорил в своей презентации, состояло в подчеркивании значения взаимопонимания и взаимодействия двух сверхдержав. Он заявил, что проявляемое двумя сверхдержавами единство в подходе к кризису в Персидском заливе означает очень многое с точки зрения всей дальнейшей перспективы советско-американских отношений. Мы, сказал президент, должны жить по-новому и по-новому строить свои отношения.

М.С. Горбачев все это выслушал, ни разу не прервав и не задав ни одного вопроса. В свою очередь, оттолкнувшись от последнего тезиса Буша о важности советско-американского единства и поддержав его, он вполне обоснованно не преминул отметить как досадный сбой то, что Вашингтон принял решение о направлении своих войск в регион, не проконсультировавшись заранее с Москвой. Буш признал справедливость замечания и заверил, что США не имеют в виду действовать за нашей спиной.

После этого президент СССР перешел к изложению своего видения обстановки. Он начал с того, что США, разместив войска в Саудовской Аравии, уже решили свою главную стратегическую задачу – обезопасили мировую экономику, гарантировав бесперебойность поставок нефти из зоны Залива. По Горбачеву, это означало, что дальнейшего наращивания войск коалиции там уже не требуется, и, следовательно, как бы сам собой снимался и вопрос об использовании силы для восстановления независимости Кувейта. Эту задачу, доказывал Горбачев, должно и можно решить мирным путем через наращивание экономического давления на Багдад и переговоры.

Чтобы отвратить Буша от мысли о допустимости военного решения, президент СССР развернул перед ним целую систему аргументов, призванных показать всю меру опасности войны и ее последствий в этом жизненно важном и очень своеобразном регионе. Михаил Сергеевич нарисовал картину прямо-таки апокалиптическую. Он предсказывал неминуемую гибель десятков тысяч американских солдат, резкий рост антиамериканских настроений и даже разворот арабского мира против Америки, крушение некоторых арабских режимов (в частности, в такой ключевой стране, как Египет), разрушение нефтепромыслов во всем регионе, трещины в антииракской коалиции, в том числе дистанцирование от США Западной Европы, подрыв единства в Совете Безопасности ООН и, наконец, материальные потери в триллионы долларов. Для убедительности президент ссылался на мнение неназванных им советских ученых – арабистов и данные некоего ситуационного анализа.

Должен сказать, что ничего похожего в переданных президенту мидовских материалах не было, и, читая потом запись переговоров, я удивлялся тому, что Михаил Сергеевич прибег в серьезном разговоре к подобным «страшилкам», очень напоминавшим утверждения тогдашней иракской пропаганды. А.С. Черняев, рассказывая в своих мемуарах о беседе президентов в Хельсинки, заключает, что «в оценке ситуации Буш оказался больше прав» и что «события развивались все-таки в соответствии с американским прогнозом».6 Не могу с этим не согласиться. Удивил меня и еще один «аргумент» Горбачева: он утверждал, что использование против Ирака силы будет выглядеть как агрессия и что прибегнуть к силе можно только в том случае, если Ирак нападет еще на какую-нибудь страну. Здесь Михаил Сергеевич явно конфликтовал с международным правом, да и просто с логикой, как если бы для привлечения к ответственности за убийство, их надо совершить непременно два, а не одно.

Впрочем, нарисованная М.С. Горбачевым картина была лишь «заставкой» (благой по целям, но не весьма удачной по исполнению) к конструктивной части того багажа, с которым он прибыл в Хельсинки. Отметив, что мы без колебаний осудили иракскую агрессию, будем строго выполнять резолюции ООН и что нельзя допустить, чтобы агрессия принесла выигрыш агрессору, он вместе с тем подчеркнул, сославшись на мнение тех, кто лично знает Саддама Хусейна, что последнего нельзя загонять в угол, так как это ничего не даст, а надо искать такой вариант, который позволит ему хотя бы частично «спасти лицо»; такова-де неприятная в нравственном отношении реальность, но иной, мол, не дано.

Если суммировать долгий разговор, в ходе которого Михаил Сергеевич излагал соображения о том, как выходить из кризиса, то схема действий выглядела так:

ѕ  Достигается согласие о созыве ближневосточной конференции и ее формате, среди участников которой будут все постоянные члены Совета Безопасности и заинтересованные стороны. Этим кладется начало процессу урегулирования. Его первый этап посвящается Кувейту, последующие – другим проблемам БВУ. Далее следует комплекс взаимосвязанных шагов:

ѕ  Ирак объявляет о готовности освободить задержанных иностранных граждан и вывести свои войска из Кувейта, а США и другие участники коалиции делают заявление в Совете Безопасности, что не нанесут удара по Ираку.

ѕ  Выводимые из Кувейта иракские войска заменяются межарабскими под флагом и контролем ООН (их состав подлежал бы согласованию). США в свою очередь начинают сокращать американское военное присутствие в Саудовской Аравии. Их также заменяли бы межарабские войска под эгидой ООН.

ѕ  Совет Безопасности принимает решение о приостановке действия резолюции об эмбарго против Ирака. По завершении вывода иракских войск из Кувейта соответствующие резолюции ООН были бы отменены.

ѕ  Законное правительство Кувейта и правительство Ирака садятся за стол переговоров, чтобы обсудить будущие отношения между странами, включая финансовые и экономические проблемы.

ѕ  Конференция рассматривает вопрос о создании системы безопасности, которая была бы гарантирована пятью постоянными членами Совета Безопасности. Окончательно американские войска покинут регион после того, как будут обеспечены международные гарантии.

Реакция Буша на эту схему была более чем прохладной, если не сказать явно негативной. Он задал много уточняющих вопросов. Главное, что не устраивало американского президента, – это смещение, по его мнению, фокуса ситуации через подвязывание израильско-палестинской проблемы, что было бы слишком очевидной уступкой Багдаду, тогда как агрессия никоим образом не должна вознаграждаться. Склоняясь к мысли, что С.Хусейн не согласится на восстановление династии Сабахов в Кувейте и предлагаемая Горбачевым схема все равно не сработает, Буш не хотел даже в этом случае ассоциировать себя с идеей ближневосточной конференции, как демонстрацией готовности идти навстречу С. Хусейну, заявляя, что если из агрессии будет извлечена хоть какая-то выгода, то через несколько лет придется вновь столкнуться с такой же проблемой. Михаил Сергеевич, называя войну безумием и высказываясь за инициативный поиск мирного политического выхода из кризиса, настойчиво убеждал Буша дать все-таки Саддаму во избежание худшего какой-нибудь «пряник» (у Буша в его книге говорится о «морковке» для Саддама – так был переведен смысл предложения Горбачева в соответствии с известной английской идеомой). Президент США столь же решительно отводил все новые и новые доводы Горбачева в пользу «пряника». В конечном счете, почувствовав, что Буша убедить не удастся, Горбачев сказал, что не настаивает, чтобы уже здесь в Хельсинки СССР и США совместно выступили с конкретным планом урегулирования. Он предложил Бушу подумать над высказанными идеями, «погонять варианты». Буша это устроило. Сказав, что надо будет серьезно взвесить услышанные соображения, он заметил, что в любом случае план урегулирования должен исходить ни от двух сверхдержав, а, скорее, от ООН. Горбачев на это заявил, что не важно, кто, что и когда предложил, а важен результат; нужно, чтобы начались поиски решения и, в конце концов, достигнуто согласие относительно приемлемого подхода.

Вот на этой ноте и завершилось обсуждение кувейтского кризиса на утренней встрече президентов. Брент Скоукрофт пишет, что он ее покидал с плохим предчувствием. Позицию Горбачева он расценил как подготовленную «проиракской бюрократией» и предвещавшую перспективу разворота Москвы в сторону сепаратного замирения с Ираком. В пользу этого вывода, по его мнению, свидетельствовали высказывания президента СССР за «спасение лица» Саддама Хусейна, ненападение на Ирак и увязывание кувейтского кризиса с арабо-израильским конфликтом. Такие же впечатления, по словам Скоукрофта, сложились и у самого Буша. Американцы исходили поэтому из того, что послеобеденное заседание сложится непросто.

Опасения, однако, не оправдались. «Утренний Горбачев, защищавший своего иракского клиента, исчез без всякого следа», – утверждает Скоукрофт и делает такое умозаключение: «Ретроспективно мне кажется возможным считать, что Горбачев действовал, исходя из двух вариантов. Если бы ему удалось повести нас за собой формулой, вознаграждавшей Саддама, он выглядел бы героем и дома, и в Ираке. Коль скоро это не удалось, он по крайней мере продемонстрировал своим арабистам, что добросовестно за это боролся. Затем он перешел к своему следующему по выгодности выбору – подписать заявление и выступить на совместной пресс-конференции, демонстрируя, как две сверхдержавы решают мировые дела. Отказаться от этого и кончить встречу разногласиями означало бы не достигнуть ни одной из своих целей».7

Я привел эти высказывания вовсе не в знак согласия с ними (тут явные передержки и упрощения), а как показатель того, как избранная М.С. Горбачевым манера презентации советской позиции была воспринята его партнерами по переговорам. В дальнейшем это наложило определенный отпечаток на отношение Вашингтона к другим акциям президента СССР в связи с кризисом в Персидском заливе.

На послеобеденной встрече президентов, которая, как я уже говорил, проходила в расширенном составе, М.С. Горбачев назвал кувейтский кризис первым тяжелым испытанием советско-американских отношений после «холодной войны», подчеркнул важность того, что СССР и США сотрудничают сами и сплотили мировое сообщество на принципиальных позициях противодействия агрессии, что является очень большим достижением, особенно на фоне 1967 года, когда СССР и США по существу оказались на грани войны. Состоявшуюся беседу с Дж. Бушем Горбачев назвал содержательной и плодотворной. Буш со своей стороны расценил утреннее заседание как «очень хорошее» и подчеркнул, что со всей серьезностью отнесся к пожеланию президента СССР, чтобы трудная ситуация в Персидском заливе была разрешена мирными средствами. Это констатация, полагаю, должна была искренне порадовать Михаила Сергеевича, приложившего много стараний, чтобы уберечь иракский народ от уже нависавшей над ним угрозы военного возмездия.

Утверждение проекта итогового заявления прошло легко. Михаил Сергеевич ограничился лишь несколькими незначительными исправлениями. Американцы их приняли без возражений. На этом рассмотрение кувейтского кризиса было завершено, и обе стороны перешли к обсуждению других вопросов.

Интерес к хельсинкскому саммиту был огромен. Совместное заявление и пресс-конференция М.С. Горбачева и Дж. Буша имели широкий и, как правило, положительный резонанс (но не в Ираке). В целом мировая общественность справедливо увидела в итогах саммита демонстрацию солидарности двух сверхдержав в том, что касается необходимости восстановить независимость Кувейта, хотя американская пресса много писала и о расхождениях между Москвой и Вашингтоном по поводу использования силы. Вот характерные заголовки газет за 10 сентября 1990 года: «Плечом к плечу, но военный аспект все еще препятствие» («Вашингтон пост»), «Мы едины, но до определенного предела» («Ю Эс Эй Тудэй»), «Советский Союз: политику нельзя купить» («Ньюсдэй»).

Послесловие к саммиту

По возвращении в Москву и изучении относящихся к переговорам материалов мы сразу же занялись работой по закреплению итогов саммита. Послам СССР в арабских странах и странах, проявляющих особый интерес к ситуации в Персидском заливе, пошло поручение проинформировать соответствующие правительства о результатах и наших оценках этого неординарного международного события. Пошло такое поручение и нашему послу в Багдаде. Со своей стороны я провел на эту тему беседу с послом Ирака. В ней я выделил следующие моменты. В первую очередь, говорил я послу, нашу озабоченность вызывает продолжающаяся концентрация вооруженных сил в Персидском заливе и опасность перерастания этого процесса в вооруженный конфликт, к чему Советский Союз абсолютно не стремится. Поэтому во главу угла переговоров с Дж. Бушем мы поставили вопрос о методах реализации резолюции 660 СБ ООН, которых, как известно, два: политический и военный. Следовательно, самым важным результатом встречи – и это видно из совместного заявления – можно считать то, что возобладало принципиальное понимание предпочтительности мирного урегулирования кризиса. Подобная констатация открывает возможности для дальнейшего поиска приемлемого политического решения.

Во-вторых, достигнуто взаимопонимание о том, что после разблокирования кризисной ситуации американские войска уйдут из района Персидского залива. Это, как мы понимаем, имеет важное значение для стран региона, включая Ирак, да и для СССР, который также не заинтересован в постоянном американском военном присутствии в этом регионе.

В-третьих, стороны договорились сообща приступить к разрешению других ближневосточных конфликтов сразу же, как только будет урегулирован кризис в Персидском заливе. Это, по нашему мнению, отвечает и позиции иракского руководства в свете инициативы С. Хусейна от 12 августа. Поэтому нам бы хотелось, чтобы Багдад всесторонне и серьезно изучил результаты встречи в Хельсинки и не спешил с выражением своей официальной реакции, особенно негативной. По нашему убеждению, если Ирак отвергнет советско-американское заявление, это сыграет на руку тем кругам США, которые выступают за силовое решение проблемы.

Сразу же после Хельсинки в связи с запросами народных депутатов М.С. Горбачев поручил Э.А. Шеварднадзе доложить Верховному Совету СССР о развитии кризиса в зоне Персидского залива, действиях Советского Союза в этой ситуации и итогах встречи в Хельсинки. Выступление министра, состоявшееся 11 сентября, было обстоятельным, четким и информативным. Таким оно и было задумано, учитывая, что это было первое изложение в парламенте руководителем МИДа кризисной ситуации с момента ее возникновения. Поскольку оно было опубликовано, коснусь лишь пары моментов. О встрече в Хельсинки министр сказал, что на ней были расхождения во взглядах и оценках, были и кое в чем остаются, но в главном – и это принципиально важно – Советский Союз и США пришли к единому выводу: с агрессией Ирака мириться нельзя, СССР и США будут занимать общую позицию против этой агрессии, Ирак должнен безоговорочно уйти из Кувейта, дать возможность восстановить там законное правительство и освободить всех заложников. Министр также особо выделил достижение согласия СССР и США в отношении предпочтительности мирного урегулирования кризиса.

Говоря о взаимоотношениях с Ираком, Э.А. Шеварднадзе не затушевывал возникшие трудности с эвакуацией советских специалистов: им задерживается выдача иракских выездных виз, были проблемы с обеспечением продовольствием. Мы должным образом реагировали на это, сказал министр, добивались решения данных вопросов. Нами получены заверения в том, что иракская сторона не будет чинить препятствий отъезду желающих советских граждан, и мы будем настаивать на том, чтобы реальные действия иракских властей соответствовали их обещаниям (используя парламентскую трибуну для постановки вопроса об эвакуации советских граждан из Ирака, мы хотели тем самым дать Багдаду сигнал о серьезности, с которой Москва относится к этой проблеме, к судьбам наших людей в Ираке).

Речь министра, его ответы на вопросы депутатов были в целом хорошо восприняты парламентариями. Верховный Совет СССР специальным постановлением выразил поддержку позиции советского государственного руководства перед лицом агрессии Ирака против Кувейта и одобрил хельсинкское совместное заявление СССР и США. Он также одобрил меры по эвакуации граждан СССР из зоны конфликта.

В свою очередь М.С. Горбачев на заседании Политбюро ЦК КПСС проинформировал коллег по партийному руководству о ситуации вокруг кувейтского кризиса и итогах советско-американского саммита. Я присутствовал на этом заседании. Мне показалось, что Михаил Сергеевич, делясь своими впечатлениями от разговора с Бушем, довольно своеобразно его интерпретировал, сказав, что Буш «был растерян» и «приехал ни с чем», но что «к концу переговоров ситуация трансформировалась» (цитирую по своей записи). Как раз Буш, как видно из того, что он излагал Горбачеву, имел четкое видение перспективы, вплоть до ограничений, которые будут потом наложены на Ирак для гарантии от повторения агрессии. Другое дело, что сценарий Буша, как предполагавший применение силы в случае, если Багдад не уйдет из Кувейта, не мог вызывать к себе сочувствия президента СССР, что было вполне естественно. И было очень важно, на мой взгляд, что в Хельсинки на американского президента был оказан сильный нажим в пользу терпения и сдержанности, что, безусловно, сыграло свою роль в оттягивании военной развязки. К большому сожалению, Багдад не использовал этот резерв времени для принятия правильного решения. Я уже не говорю о значении проделанной в Хельсинки работы со стороны советской делегации в пользу перехода к урегулированию арабо-израильского конфликта после преодоления кувейтского кризиса.

И Советский Союз, и Соединенные Штаты имели основания считать саммит в Хельсинки успехом. Москва – прежде всего потому, что в совместном заявлении со всей определенностью было заявлено: «Мы предпочитаем мирное урегулирование кризиса и будем занимать единую позицию против агрессии Ирака». Вашингтон – потому, что там же было еще добавлено, что если предпринимаемые шаги не приведут к прекращению агрессии, «мы готовы рассмотреть возможность дополнительных шагов в соответствии с Уставом ООН». Какие это могли быть шаги, заявление не поясняло, но у американской стороны было на этот счет вполне четкое представление. «Даже если Горбачев, – писал годы спустя Буш, – был еще не готов рассматривать военную акцию, он оставил дверь открытой. Мы получили сильное совместное заявление, какое я хотел и которое декларировало, что статус-кво, признающее иракскую агрессию, неприемлемо».8

Результаты хельсинского саммита были предметом многих разговоров, которые в последующие дни велись в Москве и из Москвы с государственными деятелями различных государств. В Москву в это время съехались госсекретарь США, министры иностранных дел Великобритании, Франции, ФРГ и ГДР. Хотя главной темой обсуждения между ними был германский вопрос, ситуация в Персидском заливе также заняла по необходимости видное место. В эти же дни состоялись отдельные встречи М.С. Горбачева с Дж. Бейкером, министром иностранных дел Великобритании Дугласом Хэрдом, министром иностранных дел Италии Де Микелисом, телефонный разговор с президентом Франции Миттераном. И среди тем, поднимавшихся с советской стороны, непременно фигурировала идея запуска процесса ближневосточного урегулирования, как только удастся разрешить кувейтский кризис. Важно было по горячим следам заручиться поддержкой этой идеи со стороны наиболее влиятельных европейских государств, что в общем и было сделано.

Лечу в Тегеран

В дипломатии, как и других сферах политики, нельзя жить только сегодняшним днем, не стараться заглянуть в будущее. Вот и в иракских делах в связи с кувейтским кризисом нам требовалось смотреть вперед. Определить же перспективы было нельзя, не зная, как будет вести себя крупнейший сосед Ирака – Иран, как в Тегеране сформулируют для себя задачи на иракском направлении в свете так неожиданно возникшего кувейтского кризиса. И 17 сентября я вылетел в Тегеран.

Собственно говоря, миссия у меня была более сложная. Требовалось еще обстоятельно обсудить с иранцами афганскую проблему (что я и сделал, но в данной книге этого не касаюсь), а также сгладить шероховатости, которые у нас возникли в двусторонних отношениях с Ираном. В целом эти отношения были на подъеме, чему способствовал состоявшийся год назад успешный визит в Москву президента Ирана Хашеми – Рафсанджани, но с планировавшимся визитом министра иностранных дел Али Акбара Велаяти вышла осечка. В Тегеране очень ревниво относились к протокольной стороне. Ссылаясь на то, что президент СССР нередко принимает посещающих Москву министров иностранных дел, иранцы сделали встречу с президентом непременным условием визита своего министра, а встреча из-за занятости М.С.Горбачева все не получалась, и визит несколько раз уже откладывался. Компромиссное предложение Э.А.Шеварднадзе провести назревшие переговоры с А.А.Велаяти на пол-пути в Астрахани было иранцами отклонено. И вот теперь мне надо было договориться о встрече министров в Нью-Йорке в ходе сессии Генеральной ассамблеи ООН. В беседе с Велаяти я этот вопрос утряс. Думаю, что и сам мой приезд в Тегеран был расценен как жест внимания.

А.А.Велаяти, по основной профессии детский врач, войдя в политику и возглавив МИД, очень быстро зарекомендовал себя тонким аналитиком, а также умелым и упорным защитником иранских интересов. Мне доводилось бывать в его обществе в Нью-Йорке, что, должно быть, помогло сломать ледок начала нашей беседы в Тегеране, когда речь шла о его отложенном визите в Москву, и перейти к живому заинтересованному обсуждению иракского и афганского вопросов. До этого у меня состоялось их подробное рассмотрение с заместителями Велаяти – Махмудом Ваэзи (по Кувейту и Ираку) и с Боруджерди (по Афганистану).

Выше я уже говорил о тяжелейшей ирако-иранской войне 1980 – 1988 годов. Она завершилась прекращением огня, вслед за которым наступил период, который лучше всего характеризовался словами «ни мира, ни войны». Обе стороны продолжали держать друг против друга крупные вооруженные силы. И так было в течение двух лет, но вот в 1990 году Багдад, готовясь разделаться с Кувейтом и желая обезопасить себя с иранского угла, вступил с Тегераном в переговоры о мире. Саддам Хусейн заявил о готовности вывести иракские войска с тех участков иранской территории, где они еще находились, освободить иранских военнопленных и вернуться к ирано-иракскому соглашению 1975 года относительно границы между двумя странами. Для иракского руководства это был, бесспорно, трудный шаг: ведь фактически признавалось, что кровавая восьмилетняя война с Ираном, стоившая Ираку полмиллиона человеческих жертв, велась зря; все возвращалось в прежнее состояние, то есть к Алжирскому соглашению 1975 года, установившему границу по тальвегу Шатт – аль – Араба.

Когда иракская инициатива стала достоянием гласности, перед нами встал вопрос, как к ней отнестись. Я выступил за то, чтобы публично приветствовать этот шаг. Эдуард Амвросиевич со мной согласился, и 15 августа было опубликовано заявление представителя МИД СССР, где говорилось, что «независимо от того, как объясняется это решение, главное, по мнению советской стороны, состоит в том, что если инициатива будет реализована, то тем самым будет положен конец серьезному источнику напряженности в районе Персидского залива, который и без того перенасыщен конфликтами. Открываются перспективы выполнения такого важного документа Совета Безопасности ООН, каким является резолюция 598. Советский Союз, как известно, последовательно прилагал большие усилия к тому, чтобы преодолеть ирано-иракский конфликт… В Советском Союзе надеются, что с достижением ирано-иракского урегулирования возникнут предпосылки для продвижения в сторону установления стабильности в зоне Персидского залива».9

И вот месяц спустя я обсуждаю в Тегеране ирано-иракские отношения и их перспективы. Из слов собеседников следовало, что работа по мирному урегулированию с Ираком началась 3 – 4 месяца назад и что в результате обмена посланиями между президентами и контактов в Женеве между спецпредставителями двух стран переговорный процесс достиг вполне обнадеживающей фазы, когда совершенно неожиданно для Тегерана Ирак вторгся в Кувейт. Иран первым из государств Залива отреагировал на это событие заявлением, в котором осудил агрессию и потребовал вывода иракских войск из Кувейта. Вместе с тем в Тегеране решили не прерывать переговоров по урегулированию, понимая, как я полагаю, что теперь Ираку просто некуда деваться и он станет еще податливее. Итог оказался вполне положительным для Ирана.

Иранцы мне заявили, что они отделяют нормализацию своих двусторонних отношений с Ираком от кувейтского кризиса и что они прямо сказали иракцам, что нормализация не приведет к смягчению позиции Ирана в отношении агрессии против Кувейта. На мое замечание, что оккупация Кувейта и его присоединение к Ираку – это крупная стратегическая ошибка Багдада, иранцы ответили сходной оценкой, отметив, что Багдад не рассчитывал на столь единодушную реакцию мирового сообщества, надеялся придать конфликту внутриарабский «семейный» характер и с помощью политических маневров удержать захваченное. Вторая серьезная ошибка, считали иранцы, состояла в том, что, столкнувшись с решительным противодействием, Багдад не смягчил позицию, а, напротив, пошел на эскалацию кризиса. По словам собеседников, посетившие Тегеран представители Иордании, ООП, Алжира и Йемена в один голос убеждали их выступить в поддержку Ирака, на что им давался ответ, что с Ираком будут поддерживаться нормальные отношения, но в игру, обреченную на провал, Тегеран вступать не будет. Иранцы заверяли, что введенные Советом Безопасности санкции против Ирака они будут безоговорочно и строго соблюдать. Мне также интересно было узнать, что посетившим Тегеран министрам иностранных дел Кувейта, ОАЭ и Омана, которые добивались того, чтобы Иран пошел дальше соблюдения санкций, было сказано, что Иран не намерен материально ввязываться в конфликт.

Иранцы считали, что серьезно рассчитывать на арабскую инициативу нельзя, что Ирак просто пытается выиграть время, дать кризисной ситуации состариться, довести ее до состояния, в котором уже многие годы находится арабо-израильский конфликт. Выяснилось, что посетивший Тегеран Тарик Азиз держал себя так же, как и в Москве, то есть не проявил ни малейших признаков гибкости, и это иранцев беспокоит, так как перерастания конфронтации в стадию вооруженной борьбы они не хотят. Наращивание военного присутствия США в зоне Залива их сильно тревожило, и они винили в этом неразумную политику Багдада.

Как и мы, иранцы считали, что ключ к преодолению конфликта – в руках Багдада, причем, если он сам примет решение об уходе из Кувейта, то может выйти из кризиса без потерь. Если же время будет упущено и главное решение будет приниматься другими, то последствия для Ирака будут тяжелыми.

Здесь мы подошли к одному из главных моментов нашей беседы. Я услышал от иранцев, что ни свержения режима Саддама Хусейна, ни изменения политической географии Ирака в Тегеране в этой ситуации не хотят. Более того, для Ирана это было бы неприемлемо. Одновременно я почувствовал настороженность по поводу того, не вынашивает ли Турция каких-либо планов по расчленению Ирака. Со своей стороны я сказал, что мы хотим, чтобы после завершения кризиса наши отношения с Ираком были полностью восстановлены, что в СССР осуждают действия Саддама Хусейна, требуют ухода из Кувейта, но не стремятся к изменению режима в Ираке. Мы не признаем никаких насильственных изменений в политической географии региона, в том числе в части, касающейся территории Ирака. Территориальная целостность Ирака должна быть сохранена.

Любопытным был еще такой момент. Когда я сказал, что чем дольше затягивается конфликт, тем труднее Саддаму Хусейну будет отступать, Велаяти внес такое уточнение: знание психологии и характера Саддама Хусейна говорит о том, что бывают ситуации, когда в своих действиях он доходит до какой-то критической точки, а потом неожиданно для всех способен сделать поворот на 180 градусов. Не исключено, что такой поворот может произойти и на этот раз, когда он почувствует, что внешнее давление на него становится невыносимым.

Понимая, что в сложившихся условиях Багдад может внимательнее обычного прислушиваться к Тегерану, я по ходу бесед выделял как бы курсивом некоторые мысли. Например, говоря, что в Хельсинки мы выиграли время для мирного решения, я подчеркивал, что это не более чем отсрочка, поскольку Буш не может и не станет долго держать американские войска в зоне Залива. Он должен их либо выводить, либо пускать в ход. А чтобы вывести, нужно наладить мирный процесс, чему препятствует жесткая, вызывающая позиция Багдада.

Я говорил, что размышляя над вариантами политического решения, мы исходим из того, что главной предпосылкой должно быть согласие Багдада на уход из Кувейта и освобождение заложников. В этом случае США и их союзники могли бы отказаться от идеи военного удара по Ираку. За этим могли бы последовать соответствующие шаги США и Совета Безопасности. Другими словами, в беседах с иранцами я проигрывал примерно тот же сценарий, который неделей раньше был детально изложен М.С.Горбачевым президенту США. Иранцы реагировали вполне позитивно. Все упиралось, однако, в позицию Багдада, что и я, и мои иранские собеседники отлично сознавали.

Условились, что между Москвой и Тегераном должен быть постоянный контакт, что будем обмениваться информацией и консультироваться тем более, что по многим аспектам ситуации в Заливе, как выяснилось, у нас одинаковые или близкие позиции.

В Тегеране у меня состоялась еще встреча с министром экономики и финансов Ирана М.Нурбахшем, которая была посвящена исключительно двусторонним советско-иранским отношениям. Все мои беседы проходили с участием нашего посла в Иране В.В. Гудева и сопровождавшего меня начальника Управления стран Среднего Востока МИД СССР Ю.К.Алексеева. Первый был по своей подготовке и предыдущему опыту работы арабистом, второй – специалистом по Среднему Востоку. Такое сочетание в данной ситуации и для тематики моих разговоров было как нельзя более удачным.

Когда курирующий заместитель министра попадает в страну «своего» региона, возникает понятное желание хоть чуть-чуть с ней познакомиться, получить какую-то сумму личных впечатлений. К сожалению, время очень поджимало, и мне пришлось улететь в тот раз из Тегерана, почти ничего так и не увидев. Утешала надежда, что, может быть, мне еще доведется там побывать. Действительно, за период кувейтского кризиса я прилетал в Иран еще дважды.

Мои беседы с представителями Туниса, Ливии, Израиля и ООП

В сентябре в Москву продолжали прибывать представители различных арабских государств для обмена мнениями по кувейтскому кризису. Некоторые из них приезжали для разъяснения предложений соответствующих арабских лидеров о путях его урегулирования. Мы приветствовали арабские инициативы, даже если в деталях не во всем с ними были согласны, поскольку все они без исключения исходили из мирного решения проблемы, во-вторых, ясно давали понять Багдаду, что ему надо уходить из Кувейта и, в-третьих, предполагали отвод американских и других западных войск из зоны Залива.

6 сентября я принял специального представителя президента Тунисской республики, государственного министра и генерального секретаря партии Демократическое конституционное объединение Абдеррахима Зуари. Его цель состояла в том, чтобы изложить и пояснить нам тунисский план выхода из кризиса. Этот план включал все три вышеупомянутых элемента, но в нем были и свои особенности. Так, предлагалось, чтобы после вывода из Кувейта иракских войск там под эгидой ООН и контролем межарабских сил состоялись свободные парламентские выборы и новый парламент сам бы решил, принимает он или отклоняет объединение с Ираком, и определил бы статус правящей династии Кувейта. План также исходил из того, что новое кувейтское правительство должно будет договориться об аннулировании долгов Ирака Кувейту, выплате Ираку компенсации за ущерб от эксплуатации приграничных нефтяных месторождений и о линии прохождения границы с Ираком (подразумевалась передача Ираку островов Варба и Бубиян). Не трудно увидеть, что тунисский план имел достаточно выраженный крен в сторону Багдада, а в некоторых моментах даже шел вразрез с резолюциями СБ. Как выяснилось, этот план был передан Саддаму Хусейну специальным эмиссаром президента Туниса министром юстиции Нафати, но встречен прохладно. Реакция иракского лидера, по оценке тунисцев, не была обнадеживающей. Никаких ангажементов со стороны С.Хусейна они не получили. Со своей стороны, я подробно рассказал А.Зуари о том, что предпринималось Советским Союзом для поиска мирной развязки, подчеркивал значение продолжения активной работы арабов с Багдадом.

* * *

На следующий день (7 сентября) я обсуждал эту же тему со специальным представителем руководства Ливии Дж. Фирджани. Он приехал с планом своего лидера Муаммара Каддафи, который предусматривал замену иракских войск в Кувейте войсками ООН и замену американских и других западных войск на Аравийском полуострове войсками арабских и других исламских стран. Чтобы склонить Багдад к выводу войск, план предлагал передать Ираку остров Бубиян и кувейтскую часть нефтяного поля Румейлы. План также содержал пункт, сформулированный как «выплата долгов и компенсаций всем арабским сторонам, пострадавшим в результате возникших проблем», под которым можно было понимать все, что угодно. Был и пункт о Кувейте, где говорилось, что внутренние дела Кувейта определяются самим кувейтским народом (звучало это как аксиома, но в той исторической конкретике пункт вполне определенно прочитывался как завуалированный призыв к переменам).

План Каддафи имел еще ту особенность, что был единственным, содержавшим специальное положение по нефтедобыче. Каддафи предлагал, чтобы была выработана единая арабская нефтяная политика, обязательная для всех арабских нефтедобывающих стран. При этом предусматривалось, что если какое-либо из арабских государств отойдет от этой политики, то против него будут применены «законные меры сдерживания» (мне не доводилось слышать, чтобы какое-либо нефтедобывающее арабское государство поддержало эту идею).

Одно время ходила версия, будто С.Хусейн одобрительно отнесся к ливийскому плану, но потом стало ясно, что это совсем не так. И ливийский план, как и другие арабские прожекты, повис в воздухе. К тому же, по мере того, как Багдад все сильнее антагонизировал мировое сообщество своими действиями и в самом Кувейте, и в связи с ним, становилось все очевиднее, что ни о каких призах Ираку в виде территориальных уступок или финасовых вливаний речи быть не может. Наоборот, все активнее стали вестись разговоры об ответственности Багдада за агрессию, о реституциях и компесациях за причиненный Ираком ущерб. Со своей стороны, в беседе с ливийским спецпредставителем, как и накануне в разговоре со спецпредставителем Туниса, я делал акцент на том, что нужно искать такие политические решения, которые обеспечивали бы выполнение требований Совета Безопасности как аккомулирующих волю мирового сообщества, позволили бы остановить разрастание кризиса, начать его деэскалацию.

* * *

В сентябре мне довелось участвовать в подготовке визита в Москву министра иностранных дел Саудовской Аравии принца Сауда аль-Фейсала, но сам визит я пропустил из-за поездки в Тегеран. Фейсал провел обстоятельные переговоры с Э.А.Шеварднадзе и был принят М.С.Горбачевым. Главный результат визита – решение о полной нормализации советско-саудовских отношений и обмене дипломатическими представительствами на уровне посольств (дипотношения были прерваны еще в 1938 году). Сама жизнь требовала поддержания регулярных контактов между нашими странами, тем более в условиях острокризисной ситуации. Принц Фейсал заявил, что приветствовал бы участие советского контингента в составе МНС, подчеркивал значение роли СССР на Ближнем Востоке. Переговоры показали, что в наших отношениях с Саудовской Аравией открыта новая, притом многообещающая глава.

* * *

Перед поездкой в Тегеран я принял группу руководящих работников МИД Израиля, в которую входили заместитель генерального директора МИД И.Гаврин, заместитель генерального секретаря МИД Э.Бен-Цур и глава центра политических исследований МИД Д.Афек (до этого с ними состоялся обстоятельный разговор в Управлении стран Ближнего Востока и Северной Африки МИД). Цель их появления в Москве состояла в подготовке встречи министров иностранных дел СССР и Израиля в ходе открывавшейся 45-ой сессии Генеральной ассамблеи ООН. Ровно четыре года тому назад в сентябре 1986 года на мою же долю выпало организовывать самую первую встречу Э.А.Шеварднадзе с его израильским визави Шимоном Пересом. Было это в Нью-Йорке и тоже во время сессии Генеральной ассамблеи. Оттуда и берет отсчет постепенное выправление советско-израильских отношений.

С тех пор многое изменилось, в том числе были широко открыты двери для эмиграции советских евреев в Израиль, развернулись многообразные контакты, в Москве и Тель-Авиве открылись секции по защите интересов, рос товарооборот. Было ясно, что не за горами восстановление полнокровных дипломатических отношений. Но требовалось еще расчистить кое-какие завалы, над чем обе стороны настойчиво работали. Это и было основной темой разговоров в Москве с прибывшими израильскими дипломатами, а также такие «извечные» темы наших контактов и консультаций, как ослабление арабо-израильской конфронтации и ближневосточное урегулирование. К этому теперь добавилась и тема кувейтского кризиса.

Мы понимали, что в Израиле не могут не быть довольны тем, что один из их наиболее сильных и опасных противников – режим Саддама Хусейна нападением на Кувейт сместил фокус внимания с арабо-израильского конфликта на Персидский залив и при этом сам оказался в весьма затруднительном положении. И Москва, и Вашингтон не хотели, чтобы Израиль себя как-либо проявлял в этой непростой ситуации. Об этом разговор шел еще во «Внуково – 2». И в целом Тель-Авив пока довольно спокойно относился к пропагандистской линии Багдада, старавшегося с помощью угроз в адрес Израиля и утверждений типа «МНС – плод сионистского заговора» обострить арабо-израильский конфликт. К сожалению, действия Тель-Авива на оккупированных арабских территориях, возникавшие там время от времени кровавые столкновения осложняли обстановку. И мы не могли на это не реагировать как в Совете Безопасности ООН, так и в ходе своих прямых контактов с представителями Израиля. Шла речь о всем этом комплексе и на этот раз. В целом, как мне представляется, разговор был полезен и своевременен.

* * *

Почти сразу после возвращения из Тегерана мне пришлось вновь окунуться в ближневосточную тематику – на этот раз с палестинцами. В Москву на очередное заседание советско-палестинского комитета по Ближнему Востоку приехали члены Исполкома ООП Абу Мазен (Махмуд Аббас) и Ясир абд Раббо. Советскую часть этого комитета представляли руководящие работники УБВСА МИД. Финальная часть разговора состоялась у меня.

Выше уже говорилось о том, что на начальной стадии кувейтского кризиса руководство ООП заняло откровенно пробагдадскую позицию. Ее рецидивы давали о себе знать еще довольно долго. Например, в своем обращении к советскому руководству в конце августа Ясир Арафат предлагал Москве поддержать следующий вариант урегулирования: за основу компромисса по проблеме Кувейта взять пример таифских договоренностей по Ливану, которые, в частности, предусматривали особые интересы Сирии в Ливане. Арафат полагал, что арабы способны дать согласие на признание особых интересов Ирака в Кувейте, в том числе на контроль за островами Бубиян, Варба и другими спорными территориями. Иракские войска в Кувейте предлагалось заменить межарабскими силами, но с включением в них иракского воинского контингента, а систему государственного устройства Кувейта решить путем проведения всеобщего референдума (заметим, что всеобщий референдум – это не референдум только граждан Кувейта, а в целом взрослого населения страны, где подавляющее большинство составляли, как известно, иностранцы). Понятно, что предложения Арафата имели мало общего с требованиями Совета Безопасности ООН, за которые СССР голосовал, и поддержать их Москва не могла.

С тех пор прошел месяц. С чем же прибыли палестинцы в Москву? Разговор сразу начался с кувейтского кризиса. С палестинской стороны его в основном вел Абу Мазен. Он изобразил дело так, что средства массовой информации ряда арабских и западных государств приложили много усилий для того, чтобы затуманить и извратить позицию ООП, представить ее чуть-ли не как стопроцентную поддержку иракского вторжения в Кувейт, хотя позиция ООП, по Абу Мазену, не такова: ООП решительно против оккупации Кувейта и за вывод иракских войск из этой страны. Палестинцы отвергают тезиз об «исторических правах» Ирака на Кувейт. Более того, считают, что палестинский народ находится в схожей с кувейтянами ситуации, поскольку у обоих территории оказались под иностранной оккупацией. Абу Мазен утверждал, что палестинское руководство с самого начала всеми средствами стремилось оказать влияние на Багдад с тем, чтобы побудить его к более гибкой позиции, следствием чего и стала известная инициатива С. Хусейна от 12 августа. При этом ООП не принимает заложенный в этой инициативе принцип осуществления всех резолюций Совета Безопасности в той последовательности, в какой они принимались.

По словам Абу Мазена, в конфиденциальных контактах с иракцами они не скрывают этой своей позиции, но что если они ее заявят открыто, то это, мол, помешает их дальнейшим усилиям по поиску «арабского решения». Палестинцы сосредоточили сейчас свои усилия на двух направлениях: активизации поиска решений «в арабских рамках» и нахождении формулы эффективной увязки урегулирования кризиса в Персидском заливе с остальными конфликтными ситуациями на Ближнем Востоке. Стремясь динамизировать работу по поиску «арабского решения», ООП обратилась к королю Марокко Хасану II с предложением создать из глав арабских государств комитет, который вступил бы в переговоры с Ираком и в который вошли бы представители обеих наметившихся в арабском мире тенденций – как проиракской, так и антииракской. Альтернативой этому, по мнению Абу Мазена, может быть только война, что неприемлемо, так как в этом случае опустошению подвергнется не только Ирак, но и Саудовская Аравия, Сирия, Иордания и, может быть, Израиль, и в целом мы окажемся свидетелями более серьезных последствий даже в сравнении со Второй мировой войной.

В своих комментариях я коснулся всех основных моментов высказываний палестинских гостей, но начал с того, что Ирак своими действиями дает, к сожалению, не просто повод, а все основания для того, чтобы Совет Безопасности принимал против него дополнительные меры. Мы считаем, что путем комбинирования политических и экономических усилий можно продолжать наращивать давление на Багдад и что этого будет достаточно для выполнения резолюций СБ и мирного урегулирования. В случае же войны Ирак обречен на жестокое поражение, так как выстоять против сложившейся мощной коалиции практически невозможно. Отметив, что конфликт будет разрушительным, я тем не менее счел необходимым подчеркнуть, что никаким аналогом Второй мировой войны по своим последствиям он не будет, а останется чисто региональным, причем ни одно арабское государство на помощь Ираку не придет.

Я поддержал намерения ООП сохранять каналы связи с Багдадом и сказал, что наша позиция в связи с возможностью создания под председательством Марокко комитета для переговоров с Багдадом будет позитивной. Вместе с тем, учитывая, какое содержание Ясир Арафат вкладывал еще недавно в понятие «арабского решения» по Кувейту, я счел оправданным подчеркнуть, что в основе решения проблемы Кувейта должно быть выполнение соответствующих резолюций Совета Безопасности и ни что иное. Агрессор не должен и не сможет получить никакого приза. Это вопрос принципа, и здесь компромиссы не возможны. Другое дело, как будут решаться спорные проблемы Ирака с Кувейтом после восстановления суверенитета этого государства. Такие вопросы могут быть урегулированы через Международный суд, арбитраж или другими законными путями. Однако сначала иракские войска должны безоговорочно уйти из Кувейта, а суверенитет Кувейта восстановлен. Сужает ли это простор для арабской инициативы? Да, конечно. Однако ничто меньшее, чем то, что сформулировано в резолюциях СБ, не может стать основой урегулирования.

Абу Мазен сказал на это, что ООП поддерживает международную законность, понимает необходимость вернуть ситуацию к прежнему состоянию и то, что в основе урегулирования должно быть выполнение резолюций СБ. Вопрос в том, стоит ли им, палестинцам, объявлять о таком подходе. Я ушел от прямого однозначного ответа, сказав, что каждый должен сам определять, на чьей стороне ему быть в ходе кризиса, что мы с пониманием относимся к изложенной им аргументации тем более, что и нам самим решение по данному вопросу далось нелегко, так как у СССР были особые отношения с Ираком. Что же касается восприятия позиции ООП по Кувейту, то я подтвердил, что с самого начала конфликта в Персидском заливе в международном общественном мнении позиция ООП на сто процентов ассоциировалась с действиями Багдада. Так ее расценили в США, Западной Европе, во многих арабских столицах. Это нас весьма беспокоит, так как подобное восприятие может помешать в дальнейшем справедливому урегулированию палестинской проблемы. Палестинцы теряют поддержку в Западной Европе, занятая ими позиция поощраяет негативизм в политике Израиля и США. «Как ваша позиция воспринимается в арабском мире, вы знаете лучше меня, – говорил я гостям, – к каким практическим подходам в отношении ООП это ведет, вам тоже известно. Разумеется, я не хочу, чтобы вы восприняли мои слова как призыв к тому, чтобы публично заявить о той позиции в отношении иракской агрессии, которую вы сегодня нам изложили. Это ваше суверенное дело. Никто не вправе вмешиваться в это. Я просто поделился нашими впечатлениями о том, как воспринимается палестинская позиция со стороны».

Весь наш дальнейший довольно долгий разговор с Абу Мазеном и Абд Раббо касался вопросов БВУ, положения дел в Палестинском движении сопротивления и других связанных с этим проблем, но это – уже другая материя. В том же, что касается кувейтского кризиса, налицо были значительные подвижки (по крайней мере в умонастроениях палестинского руководства). А отсюда пролегала уже и дорога к трансформации публичной позиции, что в конце концов и случилось.

Э.А. Шеварднадзе в Нью-Йорке

Значительная часть событий, связанных с кувейтским кризисом, происходила в сентябре в Нью-Йорке. Сентябрь 1990 года примечателен, в частности, тем, что на этот месяц пришлось председательствование Советского Союза в Совете Безопасности. Сразу же вспомнилось, что первый раз председательствовать в Совете Безопасности мне лично довелось тоже в сентябре (это было в 1986 году). И вот теперь сменивший меня в качестве постпреда СССР при ООН Юлий Михайлович Воронцов заступил тоже впервые на пост председателя СБ.

В сентябре Совет Безопасности, в повестке дня которого продолжал доминировать кувейтский кризис, принял в связи с ним четыре резолюции. Первая (резолюция 666 от 13 сентября), одобренная 13 голосами против 2 (Куба, Йемен), касалась расширения полномочий Комитета по санкциям в вопросах доставки в Кувейт и Ирак продовольственной гуманитарной помощи (этот вопрос, как помнит читатель, фигурировал в Хельсинки, и решение Совета Безопасности в известной мере стало следствием советско-американского саммита). Вторая резолюция (резолюция 667 от 17 сентября) стала ответом на вторжение иракских солдат в резиденции послов Франции и Канады в Кувейте и произведенные там задержания граждан этих и других стран. Она была принята единогласно. Третья резолюция, тоже принятая единогласно (резолюция 669 от 24 сентября), возложила на Комитет по санкциям изучение просьб о помощи, поступающих от стран, пострадавших от эмбарго.

И, наконец, резолюция 670 от 25 сентября, принятая 14 голосами при одном воздержавшемся (Куба), распространила эмбарго на грузовое воздушное сообщение с Ираком и Кувейтом за исключением случаев перевозки туда гуманитарной помощи с разрешения Комитета по санкциям. Резолюция, основным инициатором которой был Миттеран, установила процедуру строгого досмотра любых воздушных судов, имеющих в качестве пунктов назначения Ирак и Кувейт или следующих оттуда. Резолюция закрывала тем самым возможность использования самолетов для нарушения экономических санкций. Кроме того в ней делалось предупреждение правительству Ирака, что продолжающееся невыполнение им положений предыдущих резолюций СБ может привести к дальнейшим действиям Совета в соответствии с главой VII Устава ООН, чреватым серьезными последствиями. Чтобы еще лучше дать понять Багдаду значение этого сигнала, заседание Совета Безопасности было проведено не как обычно, а на уровне министров иностранных дел. Председательствовал Э.А.Шеварднадзе. В заседании помимо него участвовали еще 12 министров (лишь Куба и Кот д'Ивуар были представлены на более низком уровне).

Выступая в Совете Безопасности, Э.А.Шеварднадзе заявил, что принятая резолюция – «дальнейший неизбежный и логический шаг перед лицом упорного отказа Ирака выполнять решения Совета Безопасности. Это – закономерная реакция на его продолжающийся вызов международному сообществу». Напомнив, что «с самого начала кризиса Советский Союз сделал главный акцент в своей политике на коллективных усилиях, основанных на полном использовании прав и возможностей ООН, на необходимости разрешения кризиса невоенными, политико-дипломатическими методами», министр выразил убеждение, что «в фокусе совместных усилий должна быть деэскалация кризиса, его политическая развязка». Это, однако, подчеркнул Э.А. Шеварднадзе, «не умаляет нашей решимости добиться прекращения агрессии, и если предпринимаемые сейчас шаги не приведут к этому, то мы будем готовы рассмотреть возможность дополнительных шагов в соответствии с Уставом ООН, чтобы показать, что агрессия не может приносить выгод и не принесет их».10 Со сходными по сути и тональности заявлениями выступили в Совете Безопасности и другие министры.

Ежегодная сессия Генеральной ассамблеи ООН – это всемирный политический форум, на котором благодаря участию в нем глав государств, правительств и министров иностранных дел, открываются широкие возможности для выяснения настроений мирового сообщества. Это выявляется и через официальные речи с трибуны Генеральной ассамблеи, и беседы в кулуарах, и коллективные встречи. Среди последних я бы выделил значение проведенной 26 сентября встречи Э.А. Шеварднадзе с министрами иностранных дел стран-членов Европейских сообществ, итогом которой стало совместное заявление СССР и ЕС. В нем стороны зафиксировали свою единую позицию по вопросу о кризисе в Персидском заливе, а также в отношении усилий, которые будут ими предприняты в целях урегулирования других конфликтов в регионе, таких, как арабо-израильский, палестинская проблема и ситуация в Ливане. Выраженная в заявлении готовность европейских государств подключиться к работе над этими последними стало вторым после Хельсинки значительным успехом советской дипломатии по возвращению на политическую авансцену проблематики БВУ. По вопросу же о кризисе в Персидском заливе участники встречи заявили, что время не работает на агрессора и лишь усиливает решимость международного сообщества отразить агрессию и полностью восстановить суверенитет Кувейта.

В этом же ключе и последовательности (кувейтский кризис, БВУ) выдержан и совместный документ министров иностранных дел «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности, принятый по итогами их встречи с Генеральным секретарем ООН Хавье Пересом де Куэльяром. Министры «потребовали, чтобы Ирак во исполнение воли международного сообщества безоговорочно и незамедлительно убрался из Кувейта, восстановив таким образом полный суверенитет Кувейта под властью его законного правительства, освободил всех заложников, находящихся в Ираке и Кувейте, предоставил всем желающим иностранным гражданам возможность покинуть Ирак или Кувейт и уважал иммунитет дипломатического персонала и неприкосновенность дипломатических представительств в Кувейте».11 Отметив важное значение заседания СБ на уровне министров, они выразили готовность принимать участие в таких заседаниях по мере необходимости (пройдет два месяца, и они вновь соберутся для этой цели).

Внушительную серию двустороних встреч Э.А.Шеварднадзе провел в Нью-Йорке со своими коллегами из стран Ближнего и Среднего Востока, Африки и Азии, в том числе министрами иностранных дел Египта, Сирии, Саудовской Аравии (дважды), Иордании (и еще совместно с Бейкером с наследным принцем Иордании Хасаном), Йемена, Омана, Марокко, Алжира, Турции, Ирана, Индии, Пакистана, руководителем политдепартамента ООП. Встреча с министром иностранных дел Израиля Давидом Леви завершилась договоренностью о преобразовании секций по защите интересов в генеральные консульства (соответственно в Москве и Тель-Авиве), а с министром иностранных дел Бахрейна – об установлении дипломатических отношений и обмене посольствами. Кроме того, ситуация в Персидском заливе обсуждалась с министрами иностранных дел Канады, Австралии, с президентами Кипра и Венесуэлы, а также на двусторонних встречах с рядом министров иностранных дел европейских государств. Всего у Шеварднадзе состоялось около 60 двусторонних переговоров, давших обширный материал для объективной оценки обстановки, складывающейся в связи с кризисом в Заливе.

Общеполитическая дискуссия на самой 45-ой сессии Генассамблеи в значительной степени тоже сфокусировалась на кувейтском кризисе как наиболее остром и опасном. Степень резкости критики в адрес Багдада, конечно, несколько варьировалась от выступления к выступлению, но сама оценка совершенной Ираком агрессии была почти единодушной. Речь Э.А.Шеварднадзе была выдержана в достаточно жестких тонах. Она и должна была быть такой, чтобы ни у кого, особенно в Багдаде, не возникало сомнений в принципиальности и твердости позиции СССР по отношению к агрессии, совершенной государством, с котором у Советского Союза были до этого особые отношения. «С этой трибуны мы еще раз хотели бы обратиться к руководству Ирака, – говорил Шеварднадзе. Обратиться по праву старых друзей. Обратиться по праву страны, которая нашла в себе мужество осудить свои неправильные действия против некоторых государств в прошлом. Мы призываем его одуматься и подчиниться требованиям не только права, но и здравого смысла, проявить ответственность и гуманность прежде всего в отношении иракского народа. Мы уверены, что он жаждет мира, спокойствия, добрых отношений со своими соседями».12

Увещевая Багдад, протягивая ему, образно говоря, оливковую ветвь, министр иностранных дел СССР вместе с тем счел необходимым напомнить, что ООН наделена правом подавления актов агрессии и что Совет Безопасности имеет мандат идти так далеко, как того потребуют интересы всеобщего мира, и что на этот счет есть достаточно прочное единство в самом Совете Безопасности, есть воля и высокая степень согласия в мировом сообществе. «Разумеется, до этого – подчеркиваю до этого, – говорил Шеварднадзе, – должны быть использованы все политические, мирные, невоенные формы воздействия на агрессора».13 Предупреждение, я бы сказал более чем ясное: не захотите уйти из Кувейта по-доброму, Совет Безопасности будет вынужден в конце концов принудить к этому силой. Позиция – совершенно логичная, честная и открытая, в правовом и моральном смысле – безупречная.

Между тем Багдад своими действиями только усугублял обстановку. Ее нагнетание происходило из-за заложников, из-за осады ряда посольств в Кувейте, которым к тому же отключили воду и электричество, из-за репрессий в отношении кувейтян, из-за продолжающегося разграбления страны и так далее. В сентябре перечень такого рода деяний стал еще длиннее. 14 сентября Ирак объявил все кувейтские авуары за рубежом, а также все средства правящей в Кувейте семьи Сабахов своей собственностью; 19 сентября принял решение конфисковать всю собственность и финансовые активы, принадлежащие правительствам стран, которые заморозили кувейтские авуары в своих банках; 24 сентября Саддам Хусейн заявил, что его войска нанесут удар по нефтяным комплексам стран региона и по Израилю, если Ирак начнет «задыхаться» от последствий эмбарго; в зачитанном по иракскому радио 1 октября обращении Саддама Хусейна вновь было сказано, что ни о каком возврате к положению, существовавшему до 2 августа, не может быть и речи; параллельно быстрыми темпами шло наращивание в Кувейте и в южных районах Ирака войск и вооружений, а тон иракских СМИ становился все более непримиримым и все более воинственным.

Этот политический фон, естественно, не мог не отражаться на атмосфере прений на сессии Генеральной ассамблеи, прошедших в целом в духе неприятия политики Багдада и ее заслуженно резкого осуждения.

Глава IV

ЗИГЗАГИ КРЕМЛЕВСКОЙ ПОЛИТИКИ

Московские сюрпризы для Э.А. Шеварднадзе. Миссия Е.М. Примакова

В Москву Эдуард Амвросиевич вернулся усталым, но в целом довольным тем, как прошла работа в Нью-Йорке. В течение четырех предыдущих лет мне приходилось видеть министра «в деле» во время сессий Генассамблеи ООН, бывать вместе с ним на многих его беседах и потому знал, сколько нервной энергии уходит на каждую встречу, на непрерывное переключение с одного вопроса на другой, какая ответственность кроется за каждой высказанной оценкой, предложением или согласием с предложением партнера. На этот же раз у Шеварднадзе за короткое время состоялось в Нью-Йорке много больше бесед и контактов, чем в ходе предыдущих сессий. Этого требовала обстановка и, прежде всего, кувейтский кризис.

В Москве, однако, его нью-йркская деятельность встретила разноречивый прием. Вслед за иракской прессой, обрушившейся на Шеварднадзе за его активную и жесткую линию, против нее ополчились и наши правые, особенно деятели из депутатской группы «Союз», которые чем дальше, тем больше проявляли недовольство политическим курсом правительства в целом, и в вопросе о кувейтском кризисе в частности. Теперь они взяли под настоящий обстрел речь министра на Генассамблее как за ее общую направленность, так и особенно за тот ее раздел, где министр призывал наполнить, наконец, конкретным содержанием статьи Устава ООН, посвященные методам воздействия Совета Безопасности на кризисные ситуации и полномочиям Военно-штабного комитета СБ. Высказывания министра интерпретировались нашими правыми в том духе, что он чуть ли не дал обязательство направить советские войска сражаться в составе МНС против Ирака, что было, конечно, весьма далеким от истины. Объясняться по этому поводу в Верховном Совете СССР министру тем не менее пришлось. И хотя общий итог дискуссии был для Э.А.Шеварднадзе положительным, неприятный осадок от безосновательных обвинений и несправедливых нападок у него не мог не остаться.

Но, по моим наблюдениям, еще острее Эдуард Амвросиевич воспринял совершенно неожиданный ход М.С.Горбачева – решение направить в Багдад для встречи с С. Хусейном в качестве своего личного представителя Е.М.Примакова. Подоплека этого решения мне доподлинно не известна. Состоялось оно на последних днях пребывания Шеварднадзе в Нью-Йорке, что уже само по себе выглядело странным: ну что, казалось бы, мешало подождать его возвращения в Москву. Сразу же оговорюсь, президент СССР по закону обладал весьма широкими полномочиями в сфере внешней политики и имел полное право направить по своему усмотрению в качестве личного эмиссара за рубеж кого угодно, куда угодно и когда угодно. Суть здесь в моральной стороне дела, в этике служебных отношений.

Горбачев не мог не знать, что Шеварднадзе и Примаков по-разному подходят к тому, как должна проводиться в жизнь политическая линия СССР в отношении кувейтского кризиса. Если в стратегическом плане расхождений вроде бы не было: все как-будто были едины насчет неприемлемости действий Багдада и крайней нежелательности военного решения, то относительно методов реализации поставленной ООН задачи были существенные различия. Министр был за то, чтобы добиваться выполнения резолюции 660 Совета Безопасности через последовательную демонстрацию Багдаду несостоятельности его расчетов на противоречия и трещины в коалиции, на отсутствие у «пятерки» постоянных членов СБ должной решимости добиться поставленной цели, на возможность закрепить в той или иной форме за собой результаты агрессии. Это предполагало, что отсутствие приемлемой альтернативы полному и безоговорочному уходу из Кувейта должно убедительно доказываться Багдаду прежде всего Советским Союзом как страной, имевшей с Ираком до агрессии более близкие отношения, чем другие члены СБ.

Е.М.Примаков, напротив, считал, что единственный способ побудить С. Хусейна мирно уйти из Кувейта – это дать ему отступное, пусть даже за счет самого Кувейта. Он объяснял такой подход личными особенностями иракского руководителя, для которого главное – возможность спасти «свое лицо». Горбачев, убеждая в Хельсинки Буша дать Саддаму Хусейну «пряник», прямо ссылался на мнение Е.М. Примакова. Евгений Максимович не был одинок в подобных оценках ситуации. Сходные в принципе взгляды высказывали в то время иорданский король Хусейн, Ясир Арафат и некоторые другие политики. Так что у Эдуарда Амвросиевича были резоны с настороженностью отнестись к решению президента направить к Саддаму Хусейну именно Е.М.Примакова (особенно на фоне того, в каком ключе проходило обсуждение кувейтского кризиса в Нью-Йорке, в том числе с Бушем 2 октября). А 3 октября, едва разминувшись с возвращавшимся в Москву Шеварднадзе, Примаков отправился в свою поездку, причем на пути в Багдад встретился в Аммане с королем Хусейном и Арафатом, обещавшими оказать всяческую помощь в выполнении Е.М.Примаковым его миссии.

Что касается меня, то я воспринял известие о поездке Евгения Максимовича скорее с энтузиазмом, хотя и меня удивила и даже покоробила скрытность, с которой эта поездка готовилась (я узнал о ней только в связи с тем, что два мидовских сотрудника оказались в списке лиц, сопровождавших Е.М. Примакова). Энтузиазм же определялся тем, что миссия Примакова давала какой-то шанс решить проблему, которую я определял для себя как самую приоритетную – вытащить советских граждан из Ирака. Занимаясь на каждодневной основе вопросами эвакуации наших специалистов и видя, как иракские власти умышленно тормозят этот процесс, игнорируя все наши протесты, я надеялся, что появление в Багдаде человека, лично знакомого с «главным иракцем», поможет делу. К тому же вместе с Примаковым туда направлялись заместитель председателя Совмина СССР Белоусов и заместитель министра внешних экономических связей Мордвинов – люди, можно сказать, кровно заинтересованные в безопасности командированных в Ирак специалистов и их скорейшем благополучном возвращении на родину.

В феврале – марте 1991 года в четырех номерах «Правды» были опубликованы очерки Е.М.Примакова «Война, которой могло не быть»,1 где Евгений Максимович рассказал о своих контактах с иракскими руководителями в Багдаде и потом в Москве. Поэтому отсылаю читателя к этим очень интересным и поучительным материалам. Здесь же буду касаться миссий Е.М.Примакова лишь постольку, поскольку они затрагивали вопросы, которыми я занимался по долгу службы.

Мои надежды, что Примаков и Белоусов смогут решить вопрос об эвакуации советских специалистов оправдались лишь отчасти: с большим трудом им удалось добиться согласия на отъезд в течение месяца полутора тысяч наших граждан. Полностью это проблему далеко не решало, но начало, казалось, было положено (забегая вперед, скажу, что несмотря на эту договоренность, эвакуация советских специалистов шла с большим скрипом, и нам пришлось и в октябре, и в ноябре не раз поднимать эту проблему перед иракскими властями).

Еще сложнее обстояло дело со вторым аспектом миссии – убедить Саддама Хусейна вывести войска из Кувейта. Примаков и Белоусов изложили ему все возможные аргументы, включая и главную оценку – в случае отказа ему не миновать военного удара МНС. Дискуссия была трудной и непродуктивной. С.Хусейн и Т.Азиз читали нашим товарищам лекции об «исторических правах» Ирака на Кувейт и выражали крайнюю неудовлетворенность занятой Москвой позицией. Тем не менее Евгений Максимович пришел к выводу, что обозначились предпосылки повернуть дело к политическому урегулированию, поскольку перед самым отлетом делегации в Москву, уже в аэропорте, Тарик Азиз сообщил, что С. Хусейн просит передать ему советские письменные предложения по возможному «пакетному» решению кувейтского кризиса (надо полагать, Евгений Максимович высказывал ему какие-то идеи на этот счет, иначе откуда могла бы появиться сама идея о советском «пакете»).

Как пишет Е.М.Примаков, вернувшись в Москву, он 7 октября доложил итоги поездки М.С. Горбачеву и получил указание подготовить предложения, касающиеся продолжения миссии. При этом Горбачев имел в виду, что интересующий С. Хусейна «пакет» надо сначала проговорить с президентами США, Франции, Египта, Сирии и королем Саудовской Аравии и только затем встретиться с руководителем Ирака.

Где-то вскоре после этого Э.А.Шеварднадзе передал мне датированную восьмым октября записку Примакова на имя Горбачева. К записке был приложен подготовленный Евгением Максимовичем примерный «пакет» предложений по урегулированию кувейтского кризиса. Министр поручил проработать вместе с Управлением стран Ближнего Востока и Северной Африки эти материалы и представить ему наши соображения.

Должен сказать, что сама просьба С. Хусейна, чтобы СССР передал ему в письменной форме свой «пакет» предложений, настораживала, поскольку к этому времени уже достаточно четко выявилась линия Багдада на расслоение коалиции. Поэтому идея предварительно проговорить возможные предложения или соображения с ведущими участниками коалиции была абсолютно правильной. Советскому Союзу нельзя было выступать сепаратно, как бы это ни хотелось Багдаду. Но необходимость действовать согласованно, коллективно создавала и соответственные ограничители: не имело смысла предлагать вещи заведомо неприемлемые для США, других партнеров по Совету Безопасности и ведущих арабских стран. С этой точки зрения «пакет» Евгения Максимовича вызывал вопросы, и не только у меня. Подготовленное мидовскими арабистами заключение не оставляло сомнений в том, что с таким «пакетом» выходить на контакты не стоит.

Отмечая, что «пакет» имеет ряд общих моментов со схемой, которая предлагалась советской стороной в Хельсинки, мы обращали внимание министра на то, что выдвижение вновь на передний план проблемы арабо-израильского урегулирования, пусть даже и без жесткой увязки по срокам с решением кувейтского кризиса, но в одном «пакете» с ним, сразу столкнет нас с американцами. Они не готовы ни к сочленению этих вопросов, ни тем более к таким предлагавшимся в «пакете» шагам, как возобновление американцами их прерванного диалога с ООП и обязательство США оказать влияние на Израиль. Подобную постановку вопроса, писали мы, воспримут в Вашингтоне как подыгрывание С.Хусейну и отход от договоренностей, зафиксированных в совместном советско-американском заявлении в Хельсинки.

Во-вторых, мы отмечали нежелательность ассоциировать СССР с поддержкой иракских претензий к Кувейту, особенно в территориальном вопросе (в «пакете» предусматривалось, что Ирак в предварительном порядке получит заверения от руководства Кувейта, скрепленные гарантиями Саудовской Аравии, о благоприятном для него рассмотрении вопросов, которые были темой переговоров с кувейтской делегацией в Джидде до начала вторжения 2 августа). Этот элемент «пакета» негативно повлиял бы на отношения СССР с широким кругом государств как на Западе, так и в арабском мире, так как воспринимался бы как готовность поощрить агрессора (добавлю, что это было бы совершенно неприемлемо не только Вашингтону или Лондону, но и Тегерану, не говоря уже о самом Кувейте).

Оба эти момента, подытоживали мы, вряд ли приблизят мирное урегулирование кризиса, но могут осложнить реализацию этой задачи: в США их могут воспринять как показатель ненадежности СССР как партнера, что способно лишь подтолкнуть Буша форсировать ставку на военное решение, а С. Хусейн поймет дело так, что в «пятерке» возник разлад и потому торопиться с урегулировнием не надо.

Я не знаю, как поступил министр с нашим заключением, в частности, уходило ли оно куда-нибудь из МИДа (передав его министру, я сразу же улетел по его заданию в Турцию). Но мне достоверно известно, что самому президенту СССР министр официально письменно сообщил, что старался обнаружить в «пакете» Е.М.Примакова элементы реалистического подхода, но не смог.

Тем не менее Горбачев дал добро на поездку Примакова по западным столицам. Она началась 16 октября и завершилась 20-го. Евгений Максимович посетил Рим, Париж, Вашингтон и Лондон. Мне не известно, какой точно мандат дал ему Горбачев, но судя по тому, что пишет в мемуарах Бейкер, Примаков прибыл в Вашингтон с тем самым «пакетом», о котором речь шла выше. Бейкер, в частности, отмечает, что в качестве средств, которые помогли бы Саддаму Хусейну «спасти лицо», Евгений Максимович предлагал созыв ближневосточной конференции и передачу Ираку кувейтских островов и Румейлы. Результат был очевиден заранее: твердое американское «нет». Бейкер пишет, что президент Буш, завершая беседу с Е.М.Примаковым, заметил, что он не имеет ничего против его новой поездки в Багдад «в поисках мира», но – подчеркнул он – «скажите Саддаму, что здесь вы встретили абсолютно каменную стену».2

Сам Буш о встрече с Е.М. Примаковым написал так: «Примаков изложил предложение, детализировавшее то, что коалиция была бы готова сделать после ухода Саддама из Кувейта. Я направил сообщение Горбачеву с мнением, что это нарушило бы основные принципы, которые мы изложили в Хельсинки. Вместо того, чтобы настаивать на безоговорочном уходе Саддама, этот подход предлагает ему существенные средства для «спасения лица», которые он непременно представит как «вознаграждение». Беседа с Примаковым усилила мой пессимизм насчет возможности найти любое решение кризиса, меньшее, чем использование силы».3

Таким образом, эффект от командировки Е.М.Примакова оказался именно тот, какой мы и прогнозировали в своей докладной записке министру. Но была и другая сторона дела, весьма неприятная лично для Шеварднадзе. Объективно получилось так, что в сентябре – начале октября он обсуждал с членами Совета Безопасности, другими министрами, а также с Бушем кувейтский кризис в одном ключе и договаривался с ними об одной линии поведения, а всего спустя пару недель Горбачев направил своего личного представителя в Вашингтон и другие столицы Запада с весьма отличными от всего этого идеями. Выходило, что президент СССР фактически дезавуирует своего министра иностранных дел. Право у него на это, конечно, было (не уверен, было ли намерение), но поступать так в любом случае не стоило ни с точки зрения дела, ни с точки зрения этики.

Была ли нужда помогать Саддаму Хусейну «спасать лицо»

Хочу высказать свое отношение к активно дебатировавшейся в то время теме «спасения лица» иракского руководителя. Некоторые считали, что Саддам Хусейн не может позволить себе уйти из Кувейта, не получив ничего взамен. Иначе он, мол, «потеряет лицо», а этого он не может допустить ни при каких обстоятельствах – восточная ментальность, престиж и т.д. Кстати, иногда и сам Саддам Хусейн делал такого рода пробросы в разговорах с иностранцами.

Вовсе не отрицая, что для любого уважающего себя политика, тем более главы государства, вопросы личного достоинства и имиджа имеют очень важное значение и что на Востоке по этой части есть свои особенности, я тем не менее считал и считаю, что проблема «спасения лица» в случае с Саддамом Хусейном самодовлеющей как раз и не была. Не была именно в силу его качеств как человека исключительно волевого, решительного, властного, привыкшего не считаться ни с кем и ни с чем и поступать, как угодно только ему самому, и пользующегося к тому же – и это, пожалуй, даже главное – безграничной личной властью у себя в стране.

Если заглянуть в прошлое С. Хусейна, посмотреть, как он поступал в трудных для себя обстоятельствах, нельзя не придти к выводу, что по крайней мере в нескольких серьезных случаях он действовал без всякой оглядки на то, теряет он свое лицо или нет. И определяющим для него была сила складывающихся обстоятельств, а, точнее, проблема выживания баасистского режима и его собственной личной власти.

Об одном таком случае он сам рассказывал американскому послу Эйприл Гласпи за несколько дней до вторжения в Кувейт. Он вспоминал ситуацию 1975 года, когда, отвечая в качестве вице-президента за курдскую проблему, оказался в положении, грозившем ему потерей всего: восставшие курды, опираясь на поддержку Тегерана, одерживали победу за победой. По его собственному признанию, вопрос стоял так: или потерять всю страну, или официально отдать иранцам половину реки Шатт – аль – Араб. Внешне второй вариант смотрелся как склонение головы перед Ираном, который явочным порядком уже установил контроль над прилежащей к нему половиной реки (до этого граница проходила по иранскому берегу, а вся река принадлежала Ираку). Саддам Хусейн предпочел расстаться с частью территории, но получить взамен отказ Тегерана от помощи курдам. Результатом стали поражение курдов и единоличная власть С. Хусейна у себя в стране – теперь уже в качестве главы государства. Этот эпизод С. Хусейн подавал в беседе с послом как пример умения жертвовать меньшим ради большего.

Другой случай: когда после вторжения в Иран С. Хусейн увидел, что противник не только оправился, но и способен выдавить иракские войска из пределов Ирана, он объявил 20 июня 1982 года об одностороннем прекращении огня и выводе иракских войск с захваченных территорий, предложив одновременно Ирану объединиться против Израиля. Решение – явно неординарное. Правда, иранцы не приняли этого «дара» и продолжили войну, поставив целью не только разгромить Ирак, но и сбросить режим Саддама Хусейна.

Третий случай: в ходе этой же войны, когда СССР прекратил поставки оружия и боеприпасов Ираку как ее инициатору, чьи войска углубились на территорию Ирана, С. Хусейн тут же обратился с просьбой о помощи оружием и людьми к президенту Египта Анвару Садату, хотя до этого буквально смешивал последнего с грязью за сепаратный мир с Израилем (именно в Багдаде на арабском саммите в марте 1979 года Египет был исключен из ЛАГ). Спешно проделанный Багдадом разворот на 180 градусов был, конечно, унизителен, но война с Ираном не оставляла тогда другого выбора.

Четвертый случай: возвращение Багдада к Алжирскому соглашению 1975 года с Ираном, текст которого Саддам Хусейн демонстративно порвал перед телекамерами в начале войны с этой страной в 1980 году. Все жертвы, которые иракский народ понес в войне, мгновенно стали перевернутой страницей, как только Багдаду потребовалось обезопасить себя с востока ради агрессии на юге. Вопрос о «спасении лица» тут даже не возникал. Не было ни малейшей оглядки на то, как это будет кем-то воспринято в Ираке или вне его, хотя краеугольный камень иракской политики, согласно многочисленным заявлением С. Хусейна, заключался в течение многих лет именно в том, что Ирак никогда не вернется к довоенным границам с Ираном.

Были и другие, более мелкие эпизоды, когда С.Хусейн отступал от ранее принятого решения, если того требовали обстоятельства. Так что жесткость, воля и упрямство в этом человеке вполне уживались с прагматизмом, если угроза нависала над ним самим.

Я никогда не встречался с Саддамом Хусейном, но много слышал и читал о нем, и почерпнутое убеждает меня в правильности характеристики, данной ему самим Е.М.Примаковым, который об основных свойствах его натуры отозвался так: «жесткость, нередко перерастающая в жестокость, воля, граничащая со своевольным упрямством, готовность напролом, любой ценой идти к цели» и все это в сочетании «с опасной непредсказумостью».4 Вот только выводы по части «спасения лица» С.Хусейна мы делали, похоже, разные.

Я считал и уверен, что не ошибался, что ситуация в самом Ираке была такова, что какое бы решение С. Хусейн ни надумал принять в отношении Кувейта, оно было бы принято как должное, даже без всяких объяснений со стороны лидера (мы сами хорошо знаем, как это бывало в нашей стране в период культа личности). А если бы президенту Ирака потребовалось пропагандистски красиво обставить уход из Кувейта, то и за этим дело бы не стало (Кувейт «наказан», другим странам Залива «преподан урок», арабские страны получили «достойный пример», как действовать для защиты своих интересов, цены на нефть подняты, всему миру и, прежде всего, Америке продемонстрированы сила и возможности Ирака и т.д. и т.п.). Ведь потом даже небывалый разгром Ирака был подан багдадской пропагандистской машиной как великая иракская победа.

Поэтому уйти из Кувейта С.Хусейну было совсем нетрудно. Трудно было захотеть так поступить. В этом и была проблема. А разговоры о «спасении лица» вполне устраивали Багдад, так как оставляли вопрос о Кувейте в подвешенном состоянии. Стратегия же С.Хусейна была нацелена на максимальное затягивание конфликта в твердом убеждении, что время работает на Ирак, что именно время – главный враг коалиции, которая непременно расколется под воздействием различных обстоятельств. Показательно, что с какими бы планами мирного урегулирования ни приезжали к Саддаму Хусейну те или иные арабские руководители и их эмиссары, какие бы подарки ради «спасения его лица» ни сулили, ни один план не получил поддержки Багдада. И не получил как раз потому, что каждый имел в своей основе презумпцию ухода Ирака из Кувейта.

Вот и нам, я считал, не стоило заниматься «спасением лица» иракского руководителя. Не было у него такой проблемы. Да и в нравственном плане это нас никак не украшало.

Продолжение миссии Е.М. Примакова

Возвратясь в Москву из поездки по четырем западным столицам, Евгений Максимович доложил президенту ее итоги и получил указание вылететь в Каир, Дамаск, Эр-Рияд и Багдад. В столицах Египта, Сирии и Саудовской Аравии, – писал Е.М. Примаков в «Правде», – президент поручил ему дополнительно обсудить возможности по активизации «арабского фактора», чтобы заставить Ирак вывести войска без применения военной силы, но и без его «вознаграждения» (!). Президент рекомендовал обрисовать на встрече с Саддамом Хусейном полную картину той ситуации, с которой придется столкнуться в случае отказа следовать требованиям мирового сообщества. Поручалось также вернуться к вопросу об эвакуации советских специалистов из Ирака.5

26 октября Е.М. Примаков находился в Египте, когда возможность его визита в Багдад чуть-было не оказалась под вопросом, так как иракское руководство решило пошантажировать Москву, пытаясь воспрепятствовать принятию Советом Безопасности новой резолюции. Что это была за резолюция, и вокруг чего разгорелся сыр-бор?

Во второй половине октября в Совете Безопасности ООН началась работа над очередной резолюцией по Ираку. Как и все предыдущие, она должна была стать ответом на ситуацию, которую создал и усугублял своими действиями Багдад. Оккупация Кувейта длилась уже почти три месяца, и за это время многие проблемы сильно обострились – обеспечение продовольствием и питьевой водой населения Кувейта; судьба заложников и других граждан третьих стран; положение в Кувейте иностранных дипломатов; умножавшиеся факты грубых нарушений прав человека в Кувейте и возведенное в систему разграбление страны. В порядок дня встал вопрос об ответственности Ирака по международному праву за ущерб, убытки и вред, причиненные Кувейту и третьим государствам, а также их гражданам и корпорациям в результате вторжения и незаконной оккупации Кувейта. Советский Союз, разумеется, участвовал наряду с другими членами Совета Безопасности в подготовке проекта резолюции, посвященной всей совокупности этих вопросов.

Заложники, граждане третьих стран, дипломаты уже были предметом предыдущих резолюций СБ. Их Багдад игнорировал, и появление еще одной резолюции на эти же темы вряд ли бы его сильно могло обеспокоить. Но вот вопрос о компенсациях и реституциях поднимался впервые, грозя Багдаду на будущее очень внушительными суммами выплат. И в Багдаде встрепенулись.

26 октября посол Ирака в Москве Г.Д. Хусейн пришел в МИД с протестом против участия представителя СССР в Совете Безопасности Ю.М.Воронцова в подготовке проекта резолюции, при этом послом делался упор на абсолютную неприемлемость для Ирака всякой постановки вопроса о компенсациях и реституциях. Принимавший посла начальник Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки В.И.Колотуша отвел этот протест, подчеркнув, что не видит никакого противоречия между нашим стремлением к политическому решению кризиса в Заливе и участием в выработке резолюции, осуждающей разграбление Кувейта и требующей соответствующей компенсации. В свою очередь, Колотуша привлек внимание посла к проблеме выезда советских специалистов, отметив, что трудности, постоянно возникающие в этом плане, создают у специалистов, их родных и близких в Союзе и в целом в кругах советской общественности убеждение, что наши люди в Ираке по существу стали заложниками, как и граждане западных стран. Соответственно растет поток писем и телеграмм президенту СССР, в правительство, в МИД с требованиями предпринять самые энергичные меры к возвращению советских специалистов на родину. Наш дипломат предупредил посла, что иракская сторона, видимо, не в полной мере осознает все последствия этого фактора.

Параллельно демаршу в Москве Тарик Азиз, вызвав нашего посла в Ираке В.В.Посувалюка, заявил ему, что в условиях, когда Советский Союз «проталкивает» – де резолюцию, вряд ли может быть плодотворным приезд в Багдад представителя президента СССР. Мы проинформировали Евгения Максимовича о таком развороте и в ответ получили его просьбу дать нашему представителю в Совете Безопасности указание попытаться отложить на пару дней принятие резолюции. Москва так и поступила. Ю.М.Воронцов это поручение выполнил, хотя ситуация, надо признать, была пикантная: Совет уже начал рассматривать резолюцию на официальном заседании, причем наш представитель высказался на нем в поддержку резолюции. Тем не менее председатель Совета (в октябре им был англичанин) пошел навстречу пожеланию Воронцова прервать заседание, чтобы дождаться возможных положительных новостей из Багдада. В свою очередь Евгений Максимович, связавшись по телефону с Тариком Азизом, поставил условие: либо его визит в Багдад состоится, как было согласовано, либо его не будет. Багдад попятился.

Примаков провел тур интенсивных переговоров с Саддамом Хусейном и Тариком Азизом. По вопросу о наших специалистах удалось достигнуть определенного прогресса: было получено согласие на отъезд в течение ноября одной тысячи человек и заверение, что прежних препятствий чиниться не будет, то есть общее количество отъезжающих составит за октябрь – ноябрь две с половиной тысячи. В вопросе об уходе Ирака из Кувейта сдвига не обозначилось, если не считать того, что лекций на тему «исторических прав» Ирака на Кувейт на этот раз выслушивать не пришлось.

С учетом того, что миссия Примакова в этой части результата не дала, Совет Безопасности 29 октября возобновил свою работу и 13 голосами при 2-х воздержавшихся (Йемен, Куба) утвердил резолюцию 674, о которой говорилось выше.

Из Багдада Евгений Максимович проследовал в Саудовскую Аравию, где провел встречи с руководителями этой страны и Кувейта. Если не ошибаюсь, один из сигналов о желании Багдада вступить в контакт с Эр-Риядом передавался тогда через Е.М.Примакова, но был саудовцами проигнорирован.

Багдадом был предпринят тогда же еще один маневр, о котором мир впервые узнал от министра иностранных дел Йемена Арьяни. Он поведал журналистам, что ему звонил Тарик Азиз, сказавший, что визит Примакова в Багдад «прошел не столь негативно, как об этом сообщают», и что Ирак использовал встречу для выражения своего мнения по поводу «недостатков» позиции Советского Союза. Азиз также информировал йеменца, что через Примакова передана иракская инициатива, адресованная Горбачеву и Миттерану и содержащая предложение освободить всех заложников, если президенты СССР и Франции датут публичное обязательство по части невоенного решения конфликта.6

Помню, что я с интересом читал запись беседы между М.С.Горбачевым и Франсуа Миттераном, состоявшейся в Париже 28 октября. Там эти лидеры с подачи Михаила Сергеевича действительно обсуждали такое предложение (иракцы даже передали свой проект советско-французского обращения к президенту Ирака). При этом в высказываниях советского руководителя была заметна довольно большая амплитуда колебания от тезиса – если мы ничего Саддаму не дадим, то он пойдет на крайности – до признания того, что тот пытается выиграть время и старается расколоть единство «пятерки». Ссылаясь на впечатления Примакова, Горбачев убеждал Миттерана, что Саддам Хусейн уже не тот, что был 2-3 недели назад, что начали вырисовываться шансы политического урегулирования, правда, пока еще весьма расплывчатые. Был готов Михаил Сергеевич и к тому, чтобы совместно с Миттераном перередактировать иракский проект.

Миттеран, однако, отнесся к данному предложению иракцев более чем сдержанно – уж слишком был очевиден их замысел противопоставить СССР и Францию Соединенным Штатам и Англии. Миттеран сказал тогда Горбачеву, что между французской и американской позициями могут быть различия в тоне, стиле, конкретике, но что по существу вопроса разногласий с американцами нет. Это и поставило точку в разговоре по поводу иракской инициативы.

Горбачев рассказал Миттерану, что накануне получил письма по поводу миссии Е.М.Примакова от Буша и Тэтчер (от последней особенно жесткое), и в этой связи высказался за то, чтобы на совместной с Миттераном пресс-конференции во главу угла поставить приверженность коллективно принятым решениям Совета Безопасности и даже посетовал, что журналисты будут осаждать его вопросами по поездке Е.М.Примакова. Миттеран поддержал мысль, что пресс-конференцию надо построить именно под таким углом.

На ней президент СССР заявил, что миссия Е.М.Примакова – «это не какая-то самостоятельная ветвь процесса. Больше того – не противоположная, а органичная часть наших общих усилий. Таких визитов, таких встреч, таких бесед, – говорил Горбачев, – идет много. Предпринимаются они с разных сторон – одни открыто и известны прессе, другие в закрытом порядке». При этом показательно подчеркивание Горбачевым того, что «все это не значит, что мы меняем свою позицию», что «если президент Хусейн рассчитывает, что ему удастся расколоть, разъединить, найти трещину в позиции постоянных членов Совета Безопасности ООН, то это заблуждение». «Мы не можем допустить, не должны дать никакого повода Ираку, режиму президенту Хусейна думать и надеяться на какой-то разлад между теми, кто принимал эти резолюции, на ослабление позиций». «Мы считаем действия мирового сообщества оправданными. И должны сделать все, чтобы это единство было сохранено, добиваться, чтобы требования мирового сообщества выполнялись».7

В Париже, как и в некоторых других случаях, было как бы два Горбачева: один, ищущий в беседе с президентом Франции компромисса с Саддамом Хусейном, и другой – публичный политик, говорящий с трибуны то, что должен был говорить руководитель великой державы, связанный официальной позицией и определенными договоренностями и взятыми международными обязательствами. В принципе дуализм в политике (давайте назовем это таким термином) – вещь нежелательная и, как правило, вредная. Каждое уважающее себя государство должно в лице своего высшего руководства говорить одним языком и вести одну политику, если хочет, чтобы его хорошо понимали, с ним считались и ему доверяли, и при этом вести последовательную линию, не вилять. В советской же прессе тогда открыто писали, что в вопросе о кувейтском кризисе у Москвы две разные политики – политика Шеварднадзе и политика Примакова. Еще больше спекуляций по этому поводу было за рубежом.

То, что корабль советской внешней политики шел не по прямой, а зигзагом, было видно невооруженным глазом. И дело тут было в капитане корабля – М.С.Горбачеве, который перекладывал руль то в одну, то в другую сторону, в зависимости от разных обстоятельств – и внешнеполитических, и внутриполитических, и просто конъюнктуры в Кремле, где, как и в каждой цитадели власти, шла постоянная подковерная борьба за влияние на президента. Сказывалось и то, что лично Михаил Сергеевич был сильнее, чем другие лидеры «пятерки», нацелен на поиск мирной развязки и в процессе поиска или под влиянием советов со стороны окружения выкатывался порой из общего строя, вел этот поиск на грани фола и даже за этой гранью, но каждый раз возвращался в общую колонну «пятерки», когда предстояло совместно принимать ответственное решение или когда его очередная попытка сделать что-то самому давала осечку.

У А.С.Черняева есть следующая дневниковая запись, датированная 31 октября 1990 года: «По Персидскому заливу… Некоторые обороты речи у Горбачева на пресс-конференции вызвали в Мадриде и Париже суматоху, мол, не исключает ли он совсем военный путь? Я – то знаю, что не исключает. И когда сегодня Арбатов спросил, как ему реагировать на запросы знакомых ему послов Кувейта, Египта, Саудовской Аравии, я сказал ему: «Давай понять, что мы никогда не пожертвуем альянсом с Соединенными Штатами в этом деле».8

Поскольку Москва все время оставалась в фокусе внимания, известные метания президента СССР мгновенно засекались и вызывали законные вопросы и у арабов, и у западников. Мы в МИДе понимали, что это вредит интересам и престижу страны и по мере возможности старались, чтобы политика Советского Союза в отношении кризиса оставалась принципиальной, четкой и понятной. Основную тяжесть этого бремени нес, конечно, сам министр.

А в это время в самом Кувейте

Между тем обстановка в зоне Залива продолжала разогреваться. С обеих сторон шло наращивание вооруженных сил и вооружений. На момент хельсинкской встречи число участников МНС достигло 23 государств, и было очевидно, что это не предел. В Ираке шел призыв резервистов, создавались новые воинские части, втрое выросла группировка в самом Кувейте. Багдадское телевидение и радио на все лады честило американцев, саудовцев, египтян, других участников коалиции. Одновременно народ призывали потуже затянуть пояса и готовиться к войне. Иракцам непрестанно внушали мысль, что победа Ираку гарантирована. Тон задавало само руководство страны в лице президента и Совета революционного командования.

Захват Кувейта и последующие военные приготовления тяжело отразились на судьбах сотен тысяч людей. Только за август – сентябрь Иордании пришлось принять около 600 тысяч беженцев из Ирака и Кувейта. Амман стал главными воротами, через которые шел отток иностранцев, в основном граждан стран «третьего мира», которые лишились в Ираке и Кувейте работы и средств к существованию. С каждой неделей ухудшалось продовольственное положение иностранных граждан, которых чем дальше, тем больше стали подвергать всякого рода дискриминационным ограничениям. Многие десятки тысяч беженцев пытались найти себе пристанище в Иране и Турции. Всего за первые пару месяцев кризиса Кувейт и Ирак покинули около одного миллиона человек. С другой стороны, в категории заложников продолжали оставаться граждане стран-участниц МНС.

Из самого Кувейта поступала самая мрачная информация о происходившем фактическом разорении этой страны. В основном ее источниками были остававшиеся там дипломаты некоторых западных государств и беженцы. Но у нас составились и некоторые собственные представления после того, как в первых числах сентября двум сотрудникам Генконсульства СССР в Басре удалось побывать в Кувейте, чтобы ознакомиться с состоянием оставленного там на попечении иракских властей советского посольства. Вот что они зафиксировали в своем отчете.

Столица Эль-Кувейт производит впечатление покинутости и заброшенности. В домах почти не видно признаков жизни. Местных жителей на улицах практически нет, изредка встречаются группы по два – три человека, но в основном это филиппинцы, индусы, бангладешцы. Улицы города давно не убирались. Повсюду кучи мусора, некоторые из них горят или дымятся. Ветер гоняет обрывки бумаг и пакеты. Машин в городе почти нет, а те, что есть, – иракские. Деловая жизнь города парализована. Все учреждения закрыты. Большинство гостиниц не работает. Торговли по существу нет, не охранявшиеся магазины разграблены. Супермаркет «Султан-центр» практически пуст. Лишь в одном углу покупатели разбирали остатки чего-то напоминающего чечевицу. Городской овощной рынок также в запустении.

А вот путевые впечатления наших товарищей. Автострада Басра-Эль-Кувейт очень оживлена. В Кувейт машины идут в основном порожняком, кроме армейских грузовиков. Обратно – загружены до предела всякой всячиной, в том числе стройматериалами – трубами, лесом, металлоконструкциями, силовым кабелем, бухтами проволоки и т.д. На трейлерах – легковые автомобили. Из виденного сам собой напрашивался вывод о масштабном вывозе из Кувейта в Ирак различного имущества.

Естественно возникал вопрос: для чего разрушать нормальную жизнь на территории, которую Багдад даже официально именовал 19-ой провинцией Ирака? Не означало ли это, что в Багдаде исходят из того, что Кувейт удержать не удастся и просто забирали оттуда все, что поддавалось перемещению? С другой стороны, в иракском руководстве, казалось, не могли не понимать, что потом за все это придется расплачиваться. Так зачем же взваливать на иракский народ дополнительное материальное бремя, одновременно роняя престиж страны, и так уже сильно подорванный агрессией против малой соседней страны? Рационального ответа мы не находили, а то, что как бы лежало на поверхности, выглядело непривлекательно, хотя, возможно, и было сермяжной правдой – создать у простых иракцев стимул постараться удержать захваченное (не только то, что в Кувейте, но и то, что уже здесь, в Ираке, в том числе на полках магазинов; по наблюдению наших людей, после захвата Кувейта, в магазинах и на самом деле появилось очень много товаров, которых раньше либо не было, либо стоили до этого значительно дороже).

Заложники как инструмент политики Багдада

Сделав граждан стран-участниц МНС заложниками, Багдад беззастенчиво на этом спекулировал. Родные и друзья задержанных, понятно, теребили свои правительства, парламенты, общественные организации, требуя, чтобы они что-то предпринимали для вызволения заложников, в том числе пытались договориться с властями Ирака. Багдад же, стараясь ослабить и расслоить коалицию действовал избирательно и дозированно, возлагая вину за случившееся на правительства соответствующих стран и, напротив, поощрая оппозиционные силы, общественные круги и отдельных политических деятелей, отпуская по их ходатайствам те или иные группы заложников. Чтобы как-то противодействовать политическим спекуляциям на заложниках, министры иностранных дел ЕС 3 ноября даже выступили с совместной рекомендацией о том, чтобы политические деятели не предпринимали в индивидуальном порядке поездок в Багдад, но это не дало большого эффекта.

На ноябрь пришелся пик активности такого рода визитеров. 6 ноября с бывшим премьер-министром Японии Накасоне Багдад отпустил 106 заложников, в большинстве своем японцев. 9 ноября бывший социалдемократический канцлер ФРГ Вилли Брандт вывез с собой около двухсот заложников – немцев. С бывшим консервативным премьер-министром Великобритании Эдвардом Хитом (ярым врагом М.Тэтчер) уехало около 40 англичан. Еще раньше 47 американских заложников вернулись домой с бывшим претендентом на пост президента США от демократической партии Джесси Джексоном. С теми же в основном целями совершили в разное время паломничество в Багдад лейбористский член парламента Великобритании Тони Бенн, бывший чемпион мира по боксу Мухаммед Али, правый французский политический деятель Жан-Мари Ле Пен, бывший губернатор Техаса Джон Коннэли, бывший генеральный прокурор США Рамсей Кларк. Такие визиты широко использовались иракской пропагандой для того, чтобы демонстрировать населению страны, будто Ирак вовсе не находится в политической изоляции, а как магнит притягивает к себе различные известные фигуры из стран Запада.

Политической демонстрацией стало и решение иракского парламента от 1 ноября выпустить всех болгарских граждан на том основании, что Болгария, в отличие от ряда других стран Восточной Европы, ни в какой форме, даже в символической, не участвовала в МНС.

Особое значение Багдад придавал отслоению Франции от «пятерки» постоянных членов СБ, рассчитывая на использование своих прежних привилегированных отношений с этой страной.

Франция была единственным государством Запада, где довелось побывать Саддаму Хусейну. Это случилось в 1975 году, после чего франко-иракские связи стали бурно развиваться и даже распространились на ядерную сферу, не говоря уже о том, что в некоторые годы Ирак закупал оружия во Франции больше, чем в СССР. Хотя особые отношения Франции с Ираком были в значительной мере плодом голлистской политики, социалист Миттеран не был чужд склонности следовать линии своих предшественников, а его министр обороны Жан Пьер Шевенман был одним из учредителей Общества франко-иракской дружбы. Выступая в конце августа 1990 года на страницах французской газеты «Фигаро», Тарик Азиз настойчиво советовал французам вспомнить, какой была политика де Голля, Помпиду, Жискар д'Эстена и вести себя отлично от США и Англии. Желая дать Парижу стимул к этому, Багдад в ноябре сразу освободил всех французских заложников числом более 300 человек. По сведениям из арабских источников, переговоры на эту тему предварительно провел с Тариком Азизом бывший министр иностранных дел Франции Клод Шейссон.

Напротив, стараясь затруднить нам позицию на предстоявших в ноябре советско-американских переговорах, Багдад специально приостановил отъезд на родину советских специалистов, которых на то время оставалось в Ираке еще около пяти с половиной тысяч человек. 12 ноября В.И.Колотуша был вынужден (в который уже раз!) вновь ставить перед иракским послом вопрос о совершенно неудовлетворительном положении с выездом советских граждан из Ирака, подчеркивать, что проблема приобретает все более острый характер, поскольку иракская сторона не выполняет даже договоренностей, достигнутых во время последних переговоров Е.М.Примакова с С.Хусейном. Посол был предупрежден, что подобная позиция иракских властей может иметь далеко идущие последствия для советско-иракских отношений, поскольку она никак не вписывается в нормы цивилизованных отношений между государствами.

Затрону еще один аспект этой проблемы. Он связан с работавшими в Ираке советскими военными специалистами. В момент захвата Кувейта их было около двухсот человек. Я лично считал, что в свете совершенной Ираком агрессии и занятой в отношении нее Советским Союзом принципиальной позиции, в том числе немедленного прекращения советских военных поставок в Ирак, дальнейшее пребывание там советских военных потеряло политическую и моральную основу. Но когда я высказался в таком плане в Межведомственной группе, начальник Генерального штаба вооруженных сил СССР генерал армии М.А.Моисеев возразил весьма эмоционально. Судя по всему, он считал вполне нормальным сохранение такой формы военного сотрудничества с Ираком. Министры иностранных дел и обороны СССР между собой этот вопрос тоже не смогли решить, а президент по каким-то своим соображениям занял уклончивую позицию. Между тем на Западе и в некоторых арабских странах Москву стали подвергать все более нелицеприятной критике за ее непоследовательность. И хотя Министерство обороны СССР публично заявляло, что работающие по контрактам в Ираке советские военнослужащие вовсе не военные советники в собственном смысле этого слова, то есть не работают в иракских штабах или непосредственно в воинских подразделениях, а являются техническими специалистами, помогающими иракцам овладевать советской техникой, налаживать ее ремонтную базу, вести профилактические работы и т.п., суть от этого мало менялась – СССР через своих военных специалистов помогал укреплению военного потенциала страны, совершившей агрессию, причем в основном именно с помощью советского оружия.

В Хельсинки Буш поставил перед Горбачевым эту проблему. Последний повторил изложенные выше аргументы Минобороны, добавив, что число наших военных в Ираке постепенно сокращается. Буш нажимать не стал, и вопрос завис, что продолжало создавать почву для неблагоприятных высказываний в адрес советской политики и у нас, и за рубежом. Кстати, Верховный Совет РСФСР еще в первой половине сентября потребовал от Кремля вывода всех советских военных специалистов из Ирака.

Но вот М.А. Моисеев в начале октября оказался с рабочим визитом в США. Судя по газетному отчету о его встрече с редакторами газеты «Нью-Йорк таймс», генерал в начале визита продолжал держать «активную оборону», когда речь заходила о продолжающемся советском военном присутствии в Ираке.9 Видимо, однако, руководитель нашего Генштаба все-таки почувствовал на себе всю неловкость ситуации. Во всяком случае в конце визита на пресс-конференции в Вашингтоне он заявил, что СССР непременно выведет всех своих военных специалистов так скоро, как это только окажется возможным.10

Но момент уже был упущен. К этому времени иракские власти стали отказываться отпускать даже тех наших военных, у кого истекли контракты. И лишь Е.М.Примакову в конце октября, во время его второго посещения Багдада удалось с немалым трудом добиться возвращения 34 наших военнослужащих. Остальных продолжали удерживать в Ираке.

Мои переговоры в Турции

Как для Ирака, так и для тех, кто в кувейтском кризисе ему противостоял, существенное значение имела позиция его северного соседа – Турции. В годы ирако-иранской войны Анкара искусно балансировала между двумя сражавшимися соседями и активно с обоими торговала. В эти годы она удвоила пропускную способность нефтепровода, по которому иракская нефть перекачивалась из района Киркука к Средиземному морю, что приносило Турции хорошую прибыль. К 1990 году ежегодный объем турецкого экспорта в Ирак достиг 750 миллионов долларов, ежедневно турецко-иракскую границу пересекало до 5 тысяч грузовых машин, в Ираке активно работали строительные и транспортные турецкие фирмы.

Показательно, что первым государством, которое Бейкер посетил после принятия Советом Безопасности резолюции о санкциях против Ирака, стала Турция. Но еще до его появления в Анкаре президент Тургут Озал распорядился перекрыть нефтепровод, сразу сократив экспортные возможности Ирака примерно на 1/3. Турецкие потери от введенных против Ирака санкций Озал оценил в 2.5 млрд долларов в год. Госсекретарю США пришлось многое пообещать, чтобы закрепить Анкару на позициях строгого соблюдения санкций и предоставить американским ВВС дополнительные возможности по использованию базы Инжирлик на юге Турции (Турции были обещаны истребители «Фантом», которые из-за возражений Греции Вашингтон долго отказывался ей поставлять; дано согласие на перепродажу турецких самолетов «F-16» Египту, обещаны поддержка вступления Турции в ЕС и увеличение займов по линии Всемирного банка до 1.5 млрд долл. в год).

В дальнейшем Анкара, уклонившись от формального подключения к МНС, оказала этим силам действенную поддержку, сконцентрировав на границе с Ираком собственную солидную военную группировку, включая танки, что побудило Багдад, в свою очередь, держать все время на севере несколько дивизий (всего Турция оттянула на себя около 100 тысяч иракских солдат).

Советско-турецкие отношения в то время переживали период заметного подъема, прежде всего на базе взаимного экономического тяготения наших стран друг к другу. Турция, в течение многих лет считавшаяся «больным человеком Европы», после ухода в 1983 году от власти в этой стране военных быстро вошла в стадию экономического подъема благодаря реформам Т.Озала (сначала премьер-министра, а потом президента). Стала существенно нарастать экономическая составляющая советско-турецких отношений, а за ней и политическая.

Как заместитель министра я отвечал и за наши отношения с Турцией. Приглашение посетить Анкару для политических консультаций было получено еще в августе, но выбраться туда я смог только в октябре. В столицу Турции я прилетел вместе со своим старшим помощником Сергеем Александровичем Карповым, человеком исключительной добросовестности и организованности, которому в период кувейтского кризиса пришлось делить со мной все прелести долгих рабочих дней и многообразных забот. Нашего посла в Турции Альберта Сергеевича Чернышева я знал уже много лет. Он долго был помощником А.А.Громыко и его основным спичрайтером, но по образованию – тюркологом. Так что быть послом в Турции ему, как говорится, сам бог велел.

Консультации в МИД Турции заняли два дня (10, 11 октября). Моим основным партнером на них был первый заместитель министра иностранных дел Тугай Озчери, с которым мы как-то очень быстро нашли общий язык, благодаря чему и обсуждение вопросов шло легко и непринужденно. Больше половины времени заняло рассмотрение различных аспектов двусторонних отношений. С обоюдным удовлетворением мы констатировали углубляющееся политическое содержание отношений, активное расширение правовой инфраструктуры, значительный рост объема торгово-экономического сотрудничества и его многообразие. Обстоятельно обсудили все, что предстояло сделать еще в этих областях. В Анкаре я подписал Протокол о политических консультациях между СССР и Турцией, призванный поставить на регулярную основу обмен мнениями по актуальным проблемам двустороннего сотрудничества и международных отношений.

При обсуждении международной проблематики главное внимание было уделено кувейтскому кризису, предстоявшему саммиту СБСЕ в Париже и проблеме Кипра. По взаимной договоренности мы с Озчери поочереди открывали дискуссию по каждому новому пункту повестки дня. По кувейтскому кризису первому довелось высказываться мне. Я начал с изложения общего подхода, сказав, что если суммировать суть нашей позиции в связи с кризисом, то главными являются два положения: необходимо восстановить Кувейт как независимое государство и добиться этого мирными средствами. Мы делаем упор на втором элементе, поскольку существует очень серьезная опасность военной схватки. Соответственно, все принятые до сих пор резолюции мы рассматриваем как направленные на восстановление суверенитета Кувейта именно с помощью мер политического и экономического воздействия на Ирак и исходим из того, что требуется время, чтобы эти меры сработали. Что касается перспективы, то ясно, что кризис разрешим мирным путем только при условии, что Багдад сам проявит готовность вывести свои войска из Кувейта. Если он будет упорствовать, то рано или поздно Совет Безопасности окажется вынужденным сделать следующий логический шаг – пойти на санкционирование применения военной силы против Ирака. Мы не считаем, что эта мера уже назрела. Вместе с тем советская сторона честно и откровенно предупреждает – как публично, так и иными путями, доводя это до С. Хусейна, – что Совету Безопасности придется обратиться к силе. Мы прямо говорим С. Хусейну, что в случае военного конфликта его ждет разгром. Советуем ему одуматься, проявить гибкость. Мы, отмечал я, не сторонники того, чтобы разрешение конфликтной ситуации в зоне Залива брали в свои руки какое-либо одно государство или группа государств. Все решения на этот счет должен принимать только СБ ООН. И вновь подчеркнул, мы не хотим военного решения, мы против кровопролития.

Далее я рассказал о первой поездке Е.М.Примакова, о положении с советскими специалистами, о том, как нам видится общая расстановка сил в связи с кризисом, в том числе в арабском мире. Отметив как очевидность, что в Багдаде не расчитывали столкнуться со столь резкой международной реакцией на захват Кувейта, указал как на одну из безусловных ошибок Багдада неправильную оценку реакции со стороны СССР. В Багдаде не поняли, что посягательство на суверенную страну мы воспримем как удар по всему мировому порядку, как не поняли и той роли, которую мы отводим ООН, ее способности пресекать акты агрессии. Признал при этом, что для нас, действительно, было весьма непросто занять свою нынешнюю позицию в свете десятилетий сотрудничества с Ираком по самым различным направлениям и выгодности для нас экономических отношений с этой страной.

Общим выводом была констатация того, что нарочито жесткая позиция Багдада пока не дает возможности начать политический процесс, который выводил бы на решение проблемы, и что ситуация остается опасной и в значительной мере непредсказуемой. Все это лишь подчеркивает необходимость продолжать и наращивать коллективные усилия по соответствующему воздействию на режим С.Хусейна.

Т.Озчери, заявив, что он полностью присоединяется к нашим оценкам и вряд ли сможет добавить что либо существенное, тем не менее при изложении подхода Турции, который и на самом деле во многом совпал с нашим, поднял и некоторые другие вопросы. В целом турецкую позицию Озчери резюмировал так:

ѕ  акт агрессии Ирака и аннексии им Кувейта неприемлем;

ѕ  необходимо в полном объеме выполнить имеющиеся решения СБ ООН;

ѕ  необходимо создавать максимально благоприятные условия для того, чтобы эти решения СБ достигли целей;

ѕ  военные средства воздействия являются сугубо крайней мерой и они должны предприниматься строго в рамках Устава ООН;

ѕ  при крайней необходимости допустимо, чтобы СБ принял решение о военных санкциях.

Под последним пунктом Озчери имел в виду, хотя и высказывался весьма скупо, наказание Багдада за совершенную агрессию путем установления для него на будущее военных ограничений. С турецкой точки зрения, говорил Озчери, в контексте кризиса речь идет и о том, насколько после его разрешения уменьшится исходящая от Ирака военная угроза для стран региона. Суть этой угрозы – сверхвооруженность Ирака.

Было понятно, что Турция как сосед Ирака не хочет иметь у себя под боком страну с миллионной армией, ракетами, химическим оружием, а потенциально и ядерным. Чтобы не замыкать вопрос о военных ограничениях сугубо на Ирак, я ответил Озчери более широкой постановкой проблемы. Я сказал, что кризис ясно показал необходимость формирования в этом районе надежной системы региональной безопасности. При этом одним из важных элементов такой структуры является, наверное, вопрос о допустимых уровнях вооружений для стран региона. Напомнил в этой связи, что еще за год до кризиса с советской стороны был обозначен целый ряд проблем, требующих первоочередного внимания. Это было сделано в ходе поездки Э.А.Шеварднадзе по странам Ближнего Востока. В частности, мы считаем полезным создание для данного региона Центра по снижению военной опасности, и мы за то, чтобы ограничить здесь распространение новейших военных технологий, в том числе, разумеется, оружия массового поражения и ракетных вооружений. Сказал, что данный вопрос мог бы стать предметом специальных консультаций.

Турки дали понять, что не помышляют о разделе Ирака. Озчери заявил, что хотя после завершения конфликта в Персидском заливе арабский мир уже не будет прежним, но при этом речь не должна идти об изменении политико-географических реалий, о перекройке границ. Это было очень важное заявление, которое я был рад услышать. Ведь чем бы ни закончился кризис – мирной развязкой или применением силы, Ирак при всех условиях должен был сохранить свою целостность. Хорошо, что турки это сказали сами даже без каких либо наводящих вопросов. Потом не без иронии Озчери мне рассказал, что когда после захвата Кувейта к ним срочно прибыл спецпредставитель С. Хусейна, то и перед Анкарой в качестве главного аргумента выдвигался довод о том, что когда-то Кувейт был частью Оттоманской империи. Хорошо, что у нас нет территориальных амбиций, не то подобная логика могла бы сильно подвести Багдад, – с улыбкой сказал Озчери.

На данный момент турки стояли за то, чтобы дать еще какое-то время поработать экономическим санкциям, хотя и жаловались, что несут от них большие финансовые потери. Признавали, что их первоначальный прогноз – санкции уже через шесть недель заставят Багдад пересмотреть отношение к аннексии Кувейта – оказался чересчур оптимистичным. Никаких новых сроков они уже не называли, но было видно, что положение, как оно есть, их ни в каком плане не устраивает и долго таким, по их мнению, оставаться не должно. Вместе с тем не было заметно и воинственной агрессивности по отношению к Багдаду и лично Саддаму Хусейну. Удивлялись лишь, как он мог так грубо ошибиться в прогнозе реакции мирового сообщества, отмечали, что в течение многих лет тщательно выстраивали отношения конструктивного сотрудничества с Ираком, которые враз были перечеркнуты. Словом, в чем-то оказались в весьма сходной с нами ситуации, только, пожалуй, более острой и сложной (из-за общей границы с Ираком, курдской проблемы, подозрений насчет намерений Тегерана и базирования в Турции американской авиации).

В конце разговора по кризису я, как бы размышляя вслух, повторил то, что говорил раньше в Тегеране относительно возможного сценария мирной развязки: Багдад заявляет о готовности вывести войска из Кувейта, коалиция отвечает обещанием не нападать, Ирак начинает вывод, коалиция отвечает частичным сокращением МНС и т.д. Подчеркнул, что если не думать о перспективе мирного выхода из кризиса, то дела покатятся под гору. Призвал турецкую сторону включиться в такой поиск и по возможности оказывать на Багдад соответствующее воздействие, поскольку минимальным условием начала процесса политического урегулирования является хотя бы допущение руководством Ирака возможности ухода из Кувейта.

К сожалению, у турок, как и у нас, не было ясности, как в конечном счете поступит Саддам Хусейн. Условились, что будем держать друг друга в курсе событий и что это не последняя наша встреча.

Я был доволен не только деловой частью визита (кувейтский кризис был лишь его частью), но и тем, что удалось выкроить немного времени и хоть чуть-чуть познакомиться с городом. В Стамбуле мне бывать приходилось, а в Анкару я попал впервые. Новая столица во многом уступала прежней – древнему и величественному городу, но и в ней были свои достопримечательности, а стоявшая теплая солнечная осень добавила нашим коротким автомобильным вылазкам дополнительную прелесть. Посол Чернышев оказался к тому же не только гостеприимным хозяином (мы жили в посольстве), но и прекрасным гидом. Однако дела торопили, и 12 октября мы уже были в Москве.

Еще одна встреча с ливийским представителем

Вернувшись из Анкары, я вновь погрузился в круговорот своих повседневных обязанностей – решение различных вопросов, связанных с отношениями СССР с десятками государств, входящих в сферу моей ответственности, подготовку предложений руководству, встречи с послами, отслеживание ситуации в Совете Безопасности и т.д. Продолжились и «обзоры горизонтов» с арабскими и другими дипломатами по ирако-кувейтским делам. Обнадеживающего было мало. Предпринятый королем Марокко, королем Иордании и президентом Алжира зондаж отношения Багдада в поисках путей урегулирования конфликта ничего не дал. Они, подобно предпринимавшимся до этого миссиям добрых услуг, не получили согласия Багдада на то, чтобы в основе урегулирования лежал вывод иракских войск из Кувейта.

Ничего нового, к сожалению, не привез и прибывший в Москву заммининдел Ливии М.Х.Шаабан, с которым у меня состоялись обстоятельные консультации 16 октября. Я ему откровенно сказал, что у нас нет ясности, ведет ли С.Хусейн, принимая различных посланцев, политическую игру с нами и арабами, а на самом деле считает, что время работает на Багдад и мировое сообщество в конце концов примирится с оккупацией Кувейта, или же он все-таки начинает понимать, что дело приблизилось к опасной черте, угрожая его стране военным разгромом. Нам очень важно знать действительные намерения Багдада: если есть реальные подвижки, то в этом случае у нас расширяются возможности воздействовать на Вашингтон и удерживать его от применения силы. Однако из Багдада по-прежнему раздаются заявления прямо противоположного характера, причем последнее имело место только накануне.

Между тем, чем больше времени проходит с начала кризиса, – говорил я ливийцу, – тем потенциально опаснее становится обстановка. Мы исходим из того, что кризис должен быть преодолен мирным путем. Необходимо во что бы то ни стало избежать кровопролития, тем более что война непременно закончится поражением Ирака. А по многим причинам – политическим, экономическим и другим – мы не хотели бы такого финала. Однако время не ждет. Если не будут предприняты реальные шаги к мирному урегулированию, неминуема военная развязка. Приходится принимать в расчет, что стянутые в зону Персидского залива крупные военные силы обходятся дорого и их там не будут долго держать. Есть и другое обстоятельство: идет активное разграбление Кувейта, в нем наблюдается массовое нарушение прав человека. Я имею в виду не просто солдатское мародерство, что весьма распространено, а осуществляемую Багдадом политику демонтажа экономического потенциала Кувейта, когда оттуда вывозится все, что имеет экономическую значимость. Ситуация внутри Кувейта становится все тяжелее, и это тоже может создать условие для применения силы. Отсюда – необходимость активной работы с Багдадом тех стран, руководству которых там доверяют. Нам бы также хотелось, чтобы предстоящая встреча в Тунисе министров иностранных дел арабских государств способствовала сплочению арабских рядов и была использована для того, чтобы довести до сознания Багдада необходимость сделать выбор в пользу мирного урегулирования.

Вот, вкратце, какие мысли я старался внушить ливийскому представителю. Он не возражал против этих доводов и, критикуя Багдад (вторжение в Кувейт и тем более его аннексия были и для Триполи полнейшим сюрпризом), основной упор в разговоре делал на американском военном присутствии как самом негативном явлении, какое произошло в регионе. Говорили мы также о западных заложниках, задерживаемых советских специалистах, миссии Е.М.Примакова, действии экономических санкций и довольно много о БВУ.

Руководитель Ливии М.Каддафи пользовался у Багдада определенным политическим кредитом. Поэтому работе с ливийцами мы придавали существенное значение, стараясь настроить их на нужный лад. Этому и служили проведенные консультации с М.Шаабаном.

Глава V

ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ БАГДАДУ

Бейкер в Москве: к решающей резолюции Совета Безопасности

С 1-ого ноября председательствование в Совете Безопасности ООН переходило к США. В сочетании с тем, что в декабре председателем СБ становился Йемен, а потом наступала очередь Кубы, это было верным признаком, что Вашингтон постарается не откладывать в долгий ящик решение, которое уже какое-то время витало в воздухе – дополнить экономические санкции против Ирака угрозой применения силы. Собственно говоря, никогда и не скрывалось, что если Багдад не подчинится и не уйдет из Кувейта, то в конце концов его к этому придется вынудить силой.

Введенные в августе экономические санкции не оказались столь эффективным средством, как многие, включая нас, ожидали. Санкции, конечно, «кусались», но страдать от них приходилось больше иракским труженикам, а не вооруженным силам и уж тем паче не элите. Во всяком случае по поведению иракского руководства никак не чувствовалось, что ухудшающееся продовольственное и в целом социальное положение населения, другие следствия санкций способны в обозримое время подвигнуть его на уход из Кувейта. Как заявил сам Саддам Хусейн 29 октября в интервью «Си-Эн-Эн», у антииракских санкций не больше шансов на успех, чем с помощью аналогичных мер заставить США расстаться с Гавайями. Констатируя провал надежд быстро принудить Ирак уйти из Кувейта, иракский президент подчеркнул, что в отличае от инициаторов санкций, «мыслящих в своих расчетах категориями месяцев», иракское руководство мыслит «категориями лет». В интервью С. Хусейн подтвердил, что не имеет ни малейших намерений выводить войска из Кувейта.1

Между тем оккупации Кувейта пошел уже четвертый месяц. Время становилось все более серьезным фактором и для населения Кувейта, и для заложников, и для вооруженных сил коалиции.

Поэтому мы не восприняли как неожиданность то, что сразу после перехода председательствования в СБ к США госсекретарь Бейкер отправился в поездку по ключевым странам антииракской коалиции и членам Совета Безопасности. Согласие на прием его в Москве было дано без промедления, так как помимо кувейтского кризиса были и другие срочные вопросы, требовавшие обсуждения, – предстоявший в ноябре саммит СБСЕ, предполагавшееся подписание на нем договора об обычных вооруженных силах в Европе, проблема стратегических вооружений и Афганистан. Повестка дня вырисовывалась довольно обширная.

Госсекретарь США прибыл в Москву 7 ноября. Кувейтская тема обсуждалась с ним на следующий день в два этапа – сначала у Шеварднадзе в мидовском особняке, потом у Горбачева с участием Шеварднадзе в Ново-Огарево (был еще третий этап – опять в мидовском особняке, но на нем рассматривались в основном другие вопросы). Дискуссия по Кувейту была многочасовой и достаточно трудной для обеих сторон. Как и ожидалось, главным, с чем приехал Бейкер, была идея принять в Совете Безопасности резолюцию, которая санкционировала бы применение против Ирака силы.

Свою аргументацию Бейкер выстроил следующим образом:

ѕ  Для обеспечения авторитета и эффективного функционирования ООН исключительно важно сохранение единства США и СССР. Очень важно и другое: принятые Советом Безопасности резолюции должны быть выполнены. А стало быть, надо найти способ, который обеспечит их реализацию.

ѕ  Наилучшее средство достичь мирное урегулирование – дать совершенно определенно понять С. Хусейну, что он должен уйти из Кувейта, так как в противном случае находящиеся в зоне Залива многонациональные войска применят против него силу.

ѕ  У США и других участников коалиции, к которым Кувейт обратился с просьбой о помощи, есть законное право применить силу на основании статьи 51 Устава ООН без всякой дополнительной резолюции ООН. За это выступают Лондон и кое-кто еще, есть сторонники этого пути и в Вашингтоне. Но Буш и сам Бейкер предпочли бы действовать с санкции Совета Безопасности.

ѕ  Разные страны занимают разные позиции относительно того, сколько времени можно еще дать Ираку, прежде чем пойти на применение силы. Сами США – за то, чтобы дать максимум 7-8 недель. Кувейт, Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, Англия предпочли бы более ранние сроки.

ѕ  Предварительно предстоит нарастить силы МНС в Заливе. Президент Буш уже дал указание о переброске туда еще не менее 140 тысяч человек, о чем будет объявлено. Дополнительные количества войск направят и некоторые другие страны. Вместе с новой резолюцией СБ такое наращивание будет наиболее убедительным сигналом Багдаду. Убедительность только возрастет, если заседание СБ, на котором будет приниматься резолюция, пройдет на уровне министров.

ѕ  Экономическим санкциям, таким образом, будет дано более пяти месяцев на то, чтобы оказать свое воздействие. Поэтому никто не сможет сказать, что мы идем на применение военного варианта поспешно и преждевременно.

ѕ  Саддам Хусейн не тронется с места, если не убедится, что мировое сообщество настроено крайне серьезно и готово применить силу. Сейчас же он пытается выиграть время.

ѕ  Изложенный подход – единственная остающаяся надежда на мирное урегулирование.

Э.А.Шеварднадзе, отдав дань важности советско-американского взаимодействия, которое уже выдержало трудный экзамен на первом этапе кризиса, и, высказав согласие с необходимостью искать пути наращивания давления на Багдад, выразил сомнение, следует ли уже сейчас прибегать к аргументу силы, поскольку – это самый крайний способ обуздания агрессора. Вопросы, которые министр ставил перед госсекретарем, позволили прояснить ряд существенных моментов, касавшихся оценки ситуации и путей преодоления кризиса. Остановлюсь на некоторых из них.

Прежде всего был обсужден вопрос об экономических санкциях, так как Шеварднадзе считал, что если санкции будут работать эффективно, то у С. Хусейна обязательно возникнут колоссальные трудности. Его интересовало, не следует ли еще раз вернуться в Совете Безопасности к вопросу о санкциях, их возможном усилении и повышении эффективности. Бейкер, со своей стороны, считал, что в истории ООН еще не было столь действенных санкций, что чисто технически они эффективны на 95 процентов и жестко контролируются как со стороны ООН, так и США, и Европейского сообщества. В результате Ирак не продает нефть на международных рынках, не в состоянии осуществлять финансовые операции, ввозить запчасти, технику, промышленное оборудование, прекращен как импорт в Ирак, так и всякий экспорт из страны. Возможно, некоторое количество продовольствия проникает из Ирана, но поставки из Иордании прекращены. Однако у Ирака достаточно высок собственный уровень сельскохозяйственного производства. Кроме того, С.Хусейн готов обречь своих людей на любые лишения, ибо у него совсем иное представление о том, что может вынудить его отступить. Шеварднадзе, соглашаясь, что жестокость и диктаторские методы позволяют Багдаду держаться довольно долго, все же считал, что санкции создают большие проблемы для Ирака и их значение не следует недооценивать, что ресурсы у Ирака ограничены и что придет время, когда он будет вынужден перестать упрямствовать.

Отчасти в связи с санкциями, отчасти вне этой связи обсуждался поставленный Шеварднадзе общий вопрос, на кого работает время – на Багдад или на коалицию. Бейкер считал, что в нынешней ситуации время скорее работает на С. Хусейна, чем на мировое сообщество. Основной аргумент: С.Хусейн надеется, что продержится дольше, чем сохранится единство коалиции. Сейчас он пытается выиграть время и расколоть коалицию. Например, он видит, что Миттеран выступил в ООН с весьма двусмысленным заявлением, видит, что в Багдад ездят эмиссары, сам при этом торгует заложниками и рассчитывает, что международный консенсус в конце концов даст трещины. Бейкер также ссылался на мнение государств Залива, Египта и Сирии о том, что время сейчас работает именно на агрессора, который продолжает набирать очки в общественном мнении таких стран, как Иордания, Тунис, Алжир и Йемен. Багдад умело манипулирует арабским общественным мнением, и его возможности на этом направлении только расширятся, если все будут видеть, что коалиция бездействует и ни на что не может решиться. По Бейкеру, время будет работать на мировое сообщество, если, давая санкциям достаточно поработать, например, пять месяцев, С.Хусейну заранее будет также подан четкий сигнал относительно лимита на добровольный уход из Кувейта.

В этом же контексте был рассмотрен также вопрос об «окне возможностей» для потенциальной военной акции. По американским оценкам, «окно» – довольно узкое, так как в марте, апреле, мае военные действия уже невозможны. Поэтому если затянуть с принятием резолюции, то С. Хусейн будет знать, что никакая угроза не является серьезной, так как начнется сезон песчаных бурь, затем наступит рамадан, потом придет черед паломничества мусульман в Мекку. Следовательно, если хотеть подать убедительный сигнал, то делать это надо сейчас, поскольку следующее «окно» для военной акции появится не раньше августа – сентября будущего года. А для США важно вернуть войска домой как можно скорее.

Бейкер отмечал, что в самих США под влиянием борьбы демократов против республиканцев отмечается рост антивоенных настроений и что вообще взятый Белым домом курс действий таит в себе значительный риск для президента Буша. Республиканская администрация идет на него не с легким сердцем, понимая, что любая военная акция будет пользоваться поддержкой в США лишь ограниченное, довольно недолгое время, после чего станет непопулярной. Отсюда чрезвычайно серьезное отношение к планированию самой военной операции, которая по времени будет очень сжатой (конечно, не так, как было в случаях с Панамой и Гренадой, но и не произойдет повторение Вьетнама).

Дискутировался вопрос, как отреагирует С.Хусейн в случае принятия резолюции, санкционирующей применение силы. Шеварднадзе сомневался, что резолюция подействует. Бейкер полагал, что С.Хусейн, которому окружение не говорит всей правды, резолюцию поймет и, вполне возможно, предпримет до 1 января какие-то шаги, но не обязательно. Однако столкнуть его с нынешней позиции может только одно: если он будет знать, что сила будет применена. Бейкер допускал, что С. Хусейн отведет свои войска, но попытается удержать, например, один из островов и нефтяное месторождение. Это уже будет прогресс. Тогда надо будет определяться, как поступать дальше. Одним из вариантов действий могло бы быть восстановление у власти законного правительства Кувейта, сохранение в регионе войск и продолжение давления на Багдад. Возможен и путь переговоров. На уточняющий вопрос относительно территориальных претензий Багдада, госсекретарь ответил, что единственно приемлемый вариант, если мы не хотим повторять ошибок тридцатых годов, это полное осуществление резолюций ООН. Нельзя допустить, чтобы С.Хусейн оккупировал Кувейт, а потом отхватил себе кусок этой страны: это слишком напоминало бы историю с Судетской областью и Чехословакией.

Госсекретарь жестко высказался по поводу разговоров насчет того, чтобы дать С.Хусейну «спасти лицо». По его мнению, нет разницы между «спасти лицо» и «вознаградить агрессора». Не менее категоричен Бейкер был и по поводу того, что Багдад в последнее время «торгует» заложниками, использует в своих манипуляциях вышедших в тираж политиков типа Накасоне, Хита, Брандта, которые своими визитами в Ирак лишь оказывают С.Хусейну услугу, позволяя ему представать в глазах собственного народа в качестве эффективного лидера, на поклон к которому чуть-ли не каждый день кто-то приезжает. Однако это лишь оттеняет значение убедительной демонстрации Багдаду прочности международного консенсуса через резолюцию Совета Безопасности.

Несколько заходов Бейкер сделал насчет подключения СССР к военной операции, но получил твердый отказ.

В Москву Бейкер приехал без какого-либо текста проекта резолюции. Поэтому никакие формулировки не согласовывались и даже не обсуждались. Разговор носил принципиальный характер – быть резолюции или не быть. При этом Бейкер четко заявил, что если Совет Безопасности примет резолюцию, то США уже не смогут воспользоваться статьей 51 Устава до истечения установленного в резолюции срока и что сама резолюция не будет предусматривать автоматического применения силы (для нас это было очень важно, если учесть, что в Ираке все еще оставались тысячи советских граждан).

Мы просим вашей поддержки потому, – подчеркивал Бейкер, – что в этой ситуации мы и вы правы. Мы оба защищаем важнейший принцип, который совместно отстаивали во Второй мировой войне: нельзя допустить, чтобы агрессор добился успеха. Мы поймем вас, если вы не сможете присоединиться к военной акции, учитывая ваши внутренние проблемы, Афганистан и прочее. Но тогда мы просим вас не препятствовать нашим действиям, особенно с учетом того, что мы готовы выждать, дать время поработать санкциям.

Так ставился тогда на переговорах в Москве вопрос о резолюции. Шеварднадзе не дал Бейкеру конкретного ответа, отметив, что лично ему динамика позиции Совета Безопасности видится несколько по-другому, но что с американской стороны выдвинуты достаточно серьезные аргументы, что они будут обдуманы и что к вопросу о резолюции можно будет вернуться через 10 дней в Париже во время саммита СБСЕ.

Насколько я знаю, в Ново-Огарево Бейкер в концентрированном виде изложил президенту СССР, с чем и зачем он прибыл в Москву. Единственно новый момент, прозвучавший с его стороны, состоял в критике С. Хусейна за то, что сейчас он усиленно зазывает в Багдад некоторых членов конгресса США, обещая освободить какое-то число заложников. М.С. Горбачев, которому Шеварднадзе предварительно доложил итоги своего разговора с Бейкером, основной упор сделал на советско-американском единстве перед лицом вызова, который брошен мировому сообществу аннексией Кувейта, попытках Багдада расколоть, поссорить, столкнуть постоянных членов Совета Безопасности. Было дано заверение, что с советской стороны не будет сделано никаких сепаратных шагов. Отметив, что мы и раньше исходили из того, что военный вариант существует, президент подчеркнул, что мы не меняем в принципе наш подход, отдавая предпочтение политическому урегулированию, стремиться к которому надо до самого последнего момента. При этом само собой разумеется, что урегулирование должно восстановить справедливость и попранное международное право. Президент, высказавшись за использование потенциала Совета Безопасности, предложил подумать о двухэтапном подходе: сначала Совет Безопасности потребовал бы в ультимативной форме выполнения своих резолюций и назначил крайний срок, по истечении которого Совет вновь вернулся бы к рассмотрению ситуации. Если все останется без перемен, то в таком случае решение о применении любых мер, в том числе военных, будет понято всеми.

Бейкеру эта двухэтапная схема, откладывающая основное решение на потом, понравиться не могла. Он напомнил, что Багдад уже плюнул в лицо международному сообществу, когда отверг резолюцию с требованием немедленного ухода из Кувейта. И если сейчас ему просто дать срок и не сказать, что произойдет, если он не выполнит требование Совета Безопасности, то это будет шагом назад. Вместе с тем Бейкер сделал и небольшую подвижку, выразив готовность переговорить с Бушем относительно некоторого отдаления крайнего срока. В итоге была подтверждена договоренность вернуться к вопросу о резолюции в Париже.

Внимание журналистского корпуса к переговорам Бейкера в Москве было огромным. На Западе до этого много писали о ширившемся, как им казалось, расхождении подходов СССР и США к кризису в Заливе, подтверждения чему им виделись в зарубежных поездках Е.М.Примакова и некоторых публичных заявлениях М.С.Горбачева. Например, в Париже в конце октября президент СССР назвал применение силы против Ирака «неприемлемым», чем сразу же породил волну спекуляций. (Эту волну, кстати сказать, потом гасил сам Е.М.Примаков, сказавший журналистам во время торжественного приема в Кремле 7 ноября, что слова президента были неправильно восприняты, поскольку если Ирак не уйдет из Кувейта, то мы будем поставлены перед новой ситуацией).2

Шеварднадзе и Бейкер на вопросы журналистов отвечали осторожно, так как никакой официальной договоренности по резолюции еще не было. Все, тем не менее, обратили внимание на то, что Шеварднадзе, подчеркивая необходимость политического урегулирования, не исключил возможности обращения к силе. Это было воспринято как весьма многозначительный сигнал, чем он, безусловно, и был.

12 ноября В.И.Колотуша, принимая посла Ирака, который интересовался итогами визита Бейкера в Москву, прямо ему заявил, что жесткая вызывающая позиция Багдада дает американцам все больше веских аргументов в пользу применения военных средств против Ирака с целью заставить его уйти из Кувейта. Характерно, что с иракской стороны на это был повторен набор утверждений об «исторических правах» Ирака на Кувейт и о том, что присоединение Кувейта к Ираку имеет необратимый характер.

Из Москвы Бейкер проследовал в Лондон, потом в Париж для встречи с Миттераном, затем были его переговоры с министрами иностранных дел стран – членов Совета Безопасности – Канады, Эфиопии, Заира, Кот д'Ивуара и Румынии. С министром иностранных дел Китая он переговорил раньше в Каире.

Только годы спустя, читая книгу Буша и Скоукрофта, я узнал, что М.С.Горбачев, не встретив у Бейкера поддержки своей идеи двух резолюций, обращался по этому же вопросу с личным посланием к президенту США. Последний ответил большим набором аргументов против, что, надо понимать, убедило Михаила Сергеевича больше не возвращаться к этой теме.

Сразу же после отъезда Бейкера мы начали подготовку позиции к Парижу. Достаточно хорошо представляя себе мнение подавляющего большинства членов Совета Безопасности и ключевых арабских государств, мы понимали, что жесткая конфронтационная линия Багдада, его воинственность и угрозы, поведение в Кувейте и обращение с иностранцами уже настолько всех «достали», что не осталось ни правовых, ни политических, ни нравственных оснований возражать против предъявления ультиматума (тем более отсроченного действия). Сохранять ситуацию, напоминающую ту, которую И.С.Крылов описал в басне «Кот и повар», дальше было нельзя. При этом мы исходили также из того, что и для СССР, и для Ирака лучше, чтобы кувейтский кризис продолжал оставаться в сфере ответственности Совета Безопасности, а не оказался отданным всецело в руки тех, кто был готов действовать самостоятельно на основании статьи 51 Устава ООН о праве на индивидуальную и коллективную самооборону. Поэтому мыслительный поиск перед Парижем был направлен не на то, идти или не идти на принятие Советом новой резолюции, а как лучше заформулировать ее конкретные положения.

В ходе одного из обсуждений у Э.А. Шеварднадзе хорошую идею подсказал его первый заместитель Анатолий Гаврилович Ковалев: период между принятием резолюции Советом Безопасности и устанавливаемым ею крайним сроком назвать «паузой доброй воли». Это было бы жестом в сторону Багдада, актом приглашения, а не угрозы, хотя основной смысл резолюции от этого, понятно, не менялся. Возникло также предложение, что во время этой паузы Совет Безопасности не должен предпринимать никаких дополнительных мер против Багдада, если только последний сам их не сделает абсолютно неизбежными. Другое предложение к Парижу состояло в том, чтобы не упоминать в резолюции прямо о применении силы, ограничившись формулой «все необходимые средства». И, наконец, мы считали, что надо вести дело к тому, чтобы пауза доброй воли продлилась возможно дольше. Вся эта сумма предложений была доложена М.С.Горбачеву и, насколько мне известно, им одобрена.

Я отправляюсь на Ближний Восток

Во время разговора между Шеварднадзе и Бейкером 8 ноября, когда речь шла о работе со странами региона, госсекретарь упомянул, что его заместитель Келли сейчас совершает поездку по арабским странам. В этой связи Шеварднадзе заметил, что и с советской стороны предполагается направить в регион в ближайшее время заместителя министра иностранных дел. В тот же день Эдуард Амвросиевич поручил мне проработать график такой поездки при понимании, что ее надо уложить в десять дней. Прикинув разные варианты и учтя самолетное расписание, я пришел к выводу, что охватить за это время даже ключевые страны физически не удастся. Выход я видел в том, чтобы роль эмиссаров была поручена сразу двум заместителям министра, предложив в качестве своего возможного напарника Владимира Федоровича Петровского. Министр эту идею поддержал, а мы с Владимиром Федоровичем разделились так: он проведет переговоры в странах Магриба, а я – в Египте, Сирии и странах Аравийского полуострова. Оба мы для этой цели получили статус специальных представителей президента СССР, что, естественно, повышало возможности общения с первыми лицами государств, куда мы направлялись.

Целей общего плана было две: получить из первых рук оценку складывающейся обстановки и предпочтительного образа дальнейших действий по преодолению кризиса и, во-вторых, изложить руководителям арабских стран наше собственное представление об обстановке и ее перспективах. В более конкретном плане предполагалось прозондировать отношение к готовившейся новой резолюции СБ, возможностям «арабского фактора», к активизации которого продолжал призывать М.С. Горбачев, отношение к линии Багдада на увязку кувейтского кризиса с арабо-израильским урегулированием, к его попыткам придать кризису религиозную окраску (мусульмане против «неверных»), втянуть в конфликт Израиль, использовать заложников и т.д. Поговорить, действительно, было о чем. Нужно было, образно говоря, сверить часы, убедиться в том, что линия СССР – и стратегическая, и тактическая – строится правильно, в частности, достаточно учитывает превалирующее настроение в арабском мире. Важно было также постараться подправить (особенно в странах Залива как наиболее остро все воспринимающих) представление о позиции Советского Союза, которое несколько оказалось смазанным в результате действий самой же Москвы.

Дополню политический фон, на котором проходили наши с Петровским поездки по странам арабского мира, еще несколькими штрихами. Багдад продолжал держаться очень воинственно, причем тональность риторики стала заметно выше. 8 ноября – день, когда в Москве шли переговоры с Бейкером, правительственная иракская газета «Аль-Гумхурия» в редакционной статье заявила, что «мать всех сражений (так в Ираке именовали возможную войну с участниками коалиции – А.Б.) сегодня стала ближе». Газета угрожала, что Ирак, если станет объектом нападения, превратит весь Аравийский полуостров в пепел, пощадив лишь Мекку и Медину. «Пламя охватит все, оно будет везде и сожжет все в каждом направлении», предупреждал официоз.7 Посетивший Багдад 11-12 ноября министр иностранных дел Китая Цянь Цичэнь в ходе долгих разговоров с С. Хусейном и Т. Азизом не обнаружил никаких признаков готовности иракского руководства выполнить требования Совета Безопасности. Впечатление, что в Багдаде не готовы даже к поискам реального компромисса, только возросло, когда стала известна позиция Багдада в отношении сделанного 11 ноября королем Марокко Хасаном II предложения созвать в течение недели чрезвычайное арабское совещание в верхах для рассмотрения вопроса о кризисе в Заливе.

Первоначально была надежда, что в Багдаде захотят воспользоваться этой инициативой. К такой мысли подводило то, что в Марокко был спешно направлен первый заместитель премьер-министра Ирака Рамадан, а зампремьера Хаммади, переговорив с королем Иордании, вылетел затем в Ливию, Тунис и Алжир. Марокканская инициатива стала толчком и для других срочных межарабских контактов: президент Египта Мубарак отправился в Ливию, а оттуда в Дамаск; активно вела себя и саудовская дипломатия.

Однако очень скоро надежды рассыпались как карточный домик. Идею саммита подорвал в первую очередь сам Багдад, выдвинув совершенно невыполнимые условия своего в нем участия. Главными из них были: отмена решений предыдущего Каирского арабского саммита и согласие обсуждать проблему Кувейта лишь в контексте других проблем региона, в частности палестинской. Обо всем этом публично заявил Рамадан, заодно сделав грубые личные выпады в адрес президента Мубарака и короля Фахда.8

Реакция последних не заставила себя ждать. Находившийся с визитом в ОАЭ министр иностранных дел Саудовской Аравии Фейсал заявил, что любой арабский саммит будет пустой тратой времени без ясно сделанного Ираком заявления о готовности выполнить резолюции ЛАГ и ООН и уйти из Кувейта, а Хосни Мубарак и Хафез Асад совместно выразили разочарование занятой Багдадом позицией. Тем не менее мы с Петровским должным образом ставили в ходе своих консультаций в арабских столицах вопрос о путях и средствах преодоления раскола в рядах арабов и активизации их собственных усилий по мирному выходу из кризиса.

И еще один штрих: 14 ноября в Багдад прибыл министр иностранных дел Ирана А.А.Велаяти. Это был первый визит такого уровня с иранской стороны в Ирак за последние 10 лет, и, естественно, он не мог не привлечь к себе внимание, особенно в странах Залива, где мне предстояло вести переговоры о ситуации, в которой многое могло зависеть как раз от того, изменит или не изменит Тегеран свое негативное отношение к захвату Кувейта и любым территориальным подвижкам в пользу Ирака.

В Сане с президентом Салехом

Первым пунктом своего маршрута я сделал Йемен. Очередность посещения столиц в общем-то принципиального значения не имела. Но среди стран, где мне предстояло вести переговоры, Йемен занимал совершенно особые позиции, да к тому же являлся членом Совета Безопасности. Так что был известный смысл начать именно с него.

В Сану я и сопровождавшие меня по всему маршруту этой поездки мой старший помощник С.А. Карпов (о нем я уже упоминал) и заведующий отделом УБВСА Александр Владимирович Салтанов прибыли 14 ноября. Нашего тамошнего посла Вениамина Викторовича Попова я хорошо знал, поскольку в начале 80-х годов он работал у меня в отделе стран Ближнего Востока и Африки Управления по планированию внешнеполитических мероприятий. Йемен стал его первым посольским назначением. Но он уже провел здесь несколько лет и хорошо успел изучить обстановку. Его предупреждение, что разговор с президентом Йемена Салехом будет сложным, полностью оправдалось.

Али Абдалла Салех принял меня на следующий день в своей личной резиденции в присутствии министра иностранных дел Абдель Керим Арьяни, с которым мне уже приходилось встречаться раньше. Салеха же я видел впервые. Как и большинство жителей этой страны, он был невысок ростом, худощав, с традиционной щеточкой черных усов. В данном случае он был одет по европейски, хотя в повседневной жизни йеменцы, как я уже успел заметить, предпочитают национальную одежду, непременным атрибутом которой является носимый на поясе в ножнах широкий кривой кинжал. В то время Салеху было 48 лет, из которых последние 12 он стоял во главе Северного Йемена, а с мая 1990 года после объединения Северного и Южного Йеменов возглавил единое государство – Йеменскую Республику (страна распалась на две части 23 года назад). После объединения в Йемене стало проживать более половины всех арабов Аравийского полуострова.

Разговор, который начался с передачи мною приветов и добрых пожеланий от М.С. Горбачева (так было и во всех прочих столицах) растянулся на три часа. Был он откровенный, дружеский по тону, но обнаружил значительные расхождения в подходах, а заодно многочисленные претензии йеменской стороны к Москве. Беседа состояла из двух частей: сначала говорили о международных делах, потом о двусторонних советско-йеменских отношениях. В обоих случаях чувствовалась заметная обеспокоенность, если не сказать нервозность, президента по поводу того, как идут дела.

Применительно к международной обстановке йеменцев сильно тревожили две вещи: растущее иностранное, прежде всего американское, военное присутствие на Аравийском полуострове и в прилегающем водном пространстве и обострившиеся отношения Йемена с Саудовской Аравией. Американцы появились в таком количестве в регионе, считал президент, вовсе не ради Кувейта, а для того, чтобы «запугать всех» и установить свое прямое господство. Он допускал, что из региона американские сухопутные войска уже не уйдут и, соответственно, винил во всем саудовцев, по приглашению которых войска западных государств пришли в регион. При этом первопричину – захват Ираком Кувейта – Салех как-то оставлял в стороне. Он вроде бы соглашался, что вторгаться войсками в другую страну «нехорошо», и тут же удивлялся, почему советское руководство не хочет – де вникнуть в причины, которые «заставили» С. Хусейна на это пойти, зачем, мол, СССР поддержал принятие Советом Безопасности известных резолюций (сам Йемен из 10 принятых к тому времени резолюций Совета Безопасности по пяти воздержался). Он считал, что все можно решить очень просто, стоит только Советскому Союзу дать гарантию, что никакого военного удара по Ираку не будет и выступить с инициативой отдать Ираку острова Бубиян и Варба, а также нефтяное месторождение Румейла. Президент выражал убеждение, что «американцы хотят спалить» регион, называл это «терроризмом», выражал пожелание, чтобы советское руководство заново проанализировало всю ситуацию и пересмотрело свое отношение к происходящему. Резко критически президент был настроен к принятию Советом Безопасности новой резолюции.

В свете изложенного понятно, что хотя наша дискуссия с А.Салехом была долгой, но, как мне сдается, каждый все же остался при своем мнении. Разговор был тем не менее отнюдь не бесполезен: он позволил лучше понять образ мыслей йеменского руководителя, рельефнее представить себе, чем на деле является официально провозглашенный Йеменом нейтралитет по отношению к конфликту. Бесспорно, было и очень важное общее в наших позициях – это, прежде всего, понимание опасности сохранения существующей в районе кризисной ситуации, необходимости скорейшего выхода из нее мирным путем.

Судя по всему, Сану больше всего беспокоило, как бы Саудовская Аравия, воспользовавшись присутствием на своей территории большого числа дружественных войск, не попыталась решить в свою пользу давний пограничный спор с Йеменом, как бы коалиция заодно с Ираком не «наказала» бы и Йемен.

Обстановка в йеменско-саудовских отношениях была и впрямь напряженной. В Эр-Рияде не прошли мимо того, что на августовском арабском саммите Йемен оказался в лагере тех, кто отказался поддержать резолюцию о направлении арабских войск на защиту Саудовской Аравии. Еще острее там отреагировали на прошедшие в Йемене демонстрации против приглашения саудовцами иностранных войск. В ответ саудовские власти лишили проживающих в Саудовской Аравии примерно два миллиона йеменцев статуса особого благоприятствования и уравняли их со всеми остальными арабскими иммигрантами. На практике это означало, что отныне йеменец, чтобы иметь работу и право на проживание, должен был найти себе саудовского поручителя, что в создавшейся обстановке было непросто. В результате сотни тысяч йеменцев в короткие сроки были вынуждены покинуть Саудовскую Аравию и вернуться на родину. Президент Салех в разговоре со мной назвал цифру – 750 тысяч человек, что, конечно, очень существенно для страны с населением около 11 миллионов. Масса появившихся переселенцев сразу обострила безработицу и другие социальные проблемы Йемена, который был в то время на Аравийском полуострове не только самой населенной, но и самой бедной страной. Саудовское правительство к тому же прекратило и финансовую подпитку своего южного соседа. Вместе с тем, у меня сложилось впечатление, что йеменское руководство не собиралось корректировать свою внешнеполитическую линию. Последующие месяцы это подтвердили.

Остро прошло и обсуждение некоторых двусторонних вопросов. Президент Салех начал эту часть беседы с упрека, который заставил меня удивленно поднять брови. «Москва берет нас за горло»,– заявил президент. Оказалось, что под этим он имеет в виду желание наших соответствующих ведомств получить с Йемена его долги нам и перевести военное сотрудничество на новые финансовые рельсы, ибо по старым ехать дальше было уже нельзя из-за возникших у СССР собственных больших финансовых трудностей. Президент же хотел, чтобы все оставалось по-прежнему, то есть чтобы в советских военных академиях и училищах йеменцев продолжали обучать бесплатно, чтобы командируемые в Йемен специалисты получали прежнее сверхскромное вознаграждение, чтобы в Йемен были поставлены новые партии оружия и запчастей (опять же в кредит), а платежи по старым кредитам и по процентам были заморожены на ближайшие два – три года. Были у президента претензии и к нашим нефтяникам.

Конечно, у СССР были свои интересы в Йемене (заходы судов, авиабазирование и т.п.), за обеспечение которых предполагались определенные ответные услуги. Но общая ситуация и особенно финансовые возможности СССР быстро менялись, и не в лучшую сторону. К сожалению, наши зарубежные партнеры не всегда были готовы это учитывать, в чем в данном случае мне и пришлось убедиться. Впрочем, я выполнил свое обещание президенту Салеху и направил в Москву обстоятельное донесение по всем поставленным им вопросам двустороннего сотрудничества. Главным, конечно, оставалась обоюдная заинтересованность в сохранении и развитии различных форм и направлений взаимовыгодного советско-йеменского взаимодействия.

Если разговор с президентом Салехом меня не во всем удовлетворил, то несколько часов, что у меня выдались свободными для осмотра города, полностью изменили мое настроение: до того интересна и впечатляюща была эта пешая прогулка. ЮНЕСКО недаром объявила район старого города Саны культурным достоянием мирового значения. Это поистине уникальный памятник средневековой архитектуры – сохранившиеся до сих пор десятки пяти-семиэтажных жилых зданий из обожженного красного кирпича или даже желтого кирпича-сырца поражали искусством внешней архитектурной отделки (межэтажные фризы, другие приемы декора, разнообразие окон – то продолговатых, то квадратных, то арочных, то круглых, причем нередко с цветными стеклами). Как правило, окна были обведены белым, белым же выделены фризы, что делало здания очень нарядными. Впечатление ажурности усиливается многочисленными балкончиками, выступами, нишами. Часто можно встретить на наружних стенах мазаичные украшения. Однако, как и в средние века, в этих домах нет ни водопровода, ни канализации (все удобства во дворе). Во всяком случае так выглядели отреставрированные дома, в которых мне удалось побывать. Возможно, есть и иные, где от средневековья остались только внешние стены, а внутри все заменено.

По контрасту со старым городом новая застройка не впечатляла. Она бедновата и как-то безлика в отличие от современного архитектурного великолепия арабских стран Залива. Но там и совсем другие деньги – Йемен же пока страна очень скромного достатка.

В Каире с президентом Хосни Мубараком

15 ноября мы перелетели из Саны в Каир. С лета 1986 года, когда я был переведен с поста посла в Египте на работу в Нью-Йорк, мне не доводилось бывать в Каире, и я с нетерпением ждал новую встречу. Египетская столица – не только большой, но и очень динамично развивающийся город. По дороге из аэропорта сразу бросились в глаза и новые длинные эстакады, и новые высокие здания, внесшие перемены в панораму города. Успел сменить свое местоположение и египетский МИД, и уж особенно приятно мне было разместиться в новом многоэтажном жилом здании посольства на набережной Нила.

Когда я в 1986 году наносил прощальный визит президенту Хосни Мубараку, он сказал, что я уеду от него с хорошим подарком. Им оказался тот самый жилой дом, в свое время конфискованный у нас Анваром Садатом. Теперь президент Египта возвращал его законному владельцу – Советскому Союзу. Об этом, тогда еще недостроенном здании я не раз заводил разговор с президентом. Он обещал. То, что Хосни Мубарак человек слова, я знал и раньше по другим делам. Но было, конечно, очень приятно еще раз убедиться в том, что свои обещания президент не только помнит, но и выполняет.

Наш видный арабист Владимир Порфирьевич Поляков был назначен послом в Египет по второму разу, что довольно редко случается в дипломатической практике. И здесь тоже восторжествовала справедливость. В первый раз ему пришлось уехать оттуда досрочно из-за резкой смены политического курса А. Садатом. Назад он вернулся в августе 1990 года. Первые дни кувейтского кризиса мы несли мидовскую вахту вместе с ним как начальником УБВСА, и вот теперь вновь нам предстояло заниматься этим же вопросом.

Сначала у меня состоялась дружеская встреча с некоторыми моими добрыми знакомыми – египтянами, которую организовал известный предприниматель, много сделавший и продолжающий делать для развития экономических отношений с нашей страной, доктор Ибрагим Камель. Говорили и о делах. В частности, там мы обстоятельно обсудили кувейтский кризис с начальником политической канцелярии президента Усамой эль-Базом. На следующий день эта тема проговаривалась в ходе моего визита к министру иностранных дел Исмату Абдель Магиду и затем у президента Хосни Мубарака. Разговаривать в Каире было легко и не только потому, что мы с президентом были почти одного возраста и знали друг друга, но и в силу большой близости позиций СССР и Египта в отношении кризиса. Не требовалось никого ни в чем убеждать.

По отдельным ремаркам Х.Мубарака было заметно, что он считает себя обманутым Саддамом Хусейном и сильно задет его колкостями в собственный адрес, переживает, что после 2 августа свыше 270 тысяч египтян были вынуждены покинуть Ирак и Кувейт, где раньше честно трудились. Вместе с тем было столь же очевидно, что возникший в арабском мире раскол и тем более перспектива военного столкновения не вяжутся с представлениями президента о том, как полагалось бы вершить дела в регионе. Египет одним из первых откликнулся на призыв Кувейта и Саудовской Аравии о помощи, направив сначала полк спецназа, а потом механизированную дивизию, две артиллерийские бригады и танковую дивизию. Как и Москва, Каир отдавал предпочтение политическому решению и считал, что надо дать Багдаду еще какое-то время на размышление. В тот же день президент Мубарак и публично высказался за то, чтобы использование силы против Ирака было отложено на два-три месяца, в надежде, что за это время кризис рассосется. Египетское руководство положительно относилось к тому, чтобы Совет Безопасности уже теперь санкционировал применение силы, чтобы таким образом четко обозначить перед Багдадом альтернативу – или добровольный уход из Кувейта, или война с коалицией.

Мы сами, – отмечал Хосни Мубарак, – тоже находимся между двумя огнями: с одной стороны, не хотим войны и разгрома Ирака, не призываем к военному удару по нему, но с другой, не можем и примириться с оккупацией Кувейта. Иракские претензии могут рассматриваться за столом переговоров, но только после того, как произойдет полный вывод иракских войск из Кувейта в соответствии с резолюциями ООН. Чтобы прийти к мирному решению, Саддам Хусейн должен понять, что если он вовремя не уйдет, то удар неизбежен. Но у него не будет стимула уходить, если не будет четко обозначен крайний срок и не будет убедительной материальной угрозы такого удара. Путь к гибкости лежит только через давление и военное, и политическое. Поэтому СССР и другие члены Совета Безопасности, считал Мубарак, должны установить для Багдада определенный лимит времени на уход из Кувейта, а не пытаться выступать с новыми инициативами, которые лишь создают у С. Хусейна ложное впечатление о возможности сохранить захваченное. Добиваясь этого, он старается затянуть решение проблемы, старается найти бреши в коалиции, пытается торговаться. Тот, кто действительно хочет для данного конфликта мирного решения, подчеркивал Мубарак, не должен постоянно выдвигать мирные инициативы, не должен втягиваться в торговлю принципами, ибо Багдад все еще считает, что есть некий третий путь, на который он может выйти с помощью тактики затягивания и маневрирования.

По мнению президента, чем больше появляется инициатив, тем меньше ясности в позициях. Мубарак назвал ошибочной палестинскую инициативу, предусматривающую территориальные уступки в пользу Ирака. Напротив, надо твердо держаться в рамках принятых ООН решений.

Не импонировала египтянам и идея короля Марокко о созыве арабского саммита, поскольку раскол в арабском мире не позволит его провести конструктивно и убедительно. В целом, в Каире не считали, что арабский фактор способен в таких условиях сыграть существенную роль, и делали ставку на Совет Безопасности и коалицию.

Президент призывал СССР продолжать убеждать С. Хусейна в том, что у него нет выбора, а есть только один приемлемый вариант действий – уход из Кувейта. При этом Хосни Мубарак советовал не обращать внимания на критику позиции Москвы со стороны Багдада, который старается расшатать эту позицию, доказывая всем, что у СССР нет – де собстственной политики, что он якобы «плетется в хвосте у США» и т.д. В большинстве арабских стран хорошо понимают, подчеркивал президент, что это не так, но не следует и сбрасывать со счета воздействие иракской пропаганды на отдельные страны. В этом плане он советовал усилить наше внимание к разъяснению позиции СССР среди суданцев, тунисцев и палестинцев. Отметил он и наличие проиракских партий в Мавритании, Иордании, Йемене, подпитываемых иракскими субсидиями.

Во время бесед в Каире в общем плане затрагивались также вопросы будущей системы безопасности в регионе. С египетской стороны акценты делались на четырех моментах – непременном участии Египта в такой системе, уничтожении в регионе атомного, химического и бактериологического оружия, созыве конференции по БВУ и связи между безопасностью и экономическим развитием стран региона (применительно к последнему проскользнула мысль насчет необходимости помощи со стороны стран Залива бедным арабским странам). Вопросы двусторонних советско-египетских отношений в официальных беседах почти не обсуждались. Мы лишь констатировали с удовлетворением, что они развиваются по восходящей и что надо продолжать быть в тесном контакте и стараться действовать согласованно.

Как ни приятно было мне находиться в Египте, но в тот же вечер пришлось вылететь в Джидду, где в то время пребывал король Саудовской Аравии Фахд.

В Джидде с королем Фахдом

Джидда расположена на Красном море и является как бы второй столицей Саудовской Аравии, где король и его двор обычно проводят определенную часть года, так как в климатическом плане жизнь на побережье имеет свои преимущества перед Эр-Риядом. Но осень 1990 года имела еще и ту особенность, что в Эр-Рияде в связи с прибытием в Саудовскую Аравию большого числа иностранных войск заметно выросло присутствие иностранцев, и это обстоятельство также делало Джидду предпочтительным местом для пребывания королевской семьи, если принять во внимание консервативные традиции и обычаи страны.

В Джидду мы прилетели поздно вечером. Поскольку в Саудовской Аравии в то время еще не было никаких советских представительств, встречали нас только саудовские официальные лица. О богатствах страны, накопленных благодаря большим масштабам нефтедобычи, я был наслышан, но увиденное все же произвело на меня впечатление с первых же минут пребывания на саудовской земле. Зал приема высоких гостей аэропорта поражал размерами и благородным великолепием цветового подбора ценных пород камня, которым были выложены пол и стены, и сверканием свешивающихся откуда-то с большой высоты гигантских люстр. Впечатляла и сама церемония встречи, сопровождавшаяся предложением маленькой чашечки арабского кофе. Почему чашечка была именно такой, я понял, как только ее выпил – кофе был небывалой крепости. Но больше всего меня поразило, как эту чашечку наполняли: высокий красивый араб в белоснежном саудовском одеянии отставил куда-то далеко в сторону левую руку с чашечкой и буквально метнул в нее с полуметрового расстояния из красивого кувшина с длинным изогнутым носиком тонкую струйку кофе, не пролив ни капли и наполнив сразу всю чашечку до краев. Эту процедуру он проделал трижды по числу прибывших и каждый раз с одинаковым успехом (ни в одной арабской стране я такую изящную форму угощения кофе больше не встречал – везде было попроще).

В Джидде меня ожидал, однако, и сюрприз совсем иного сорта, заставивший основательно поволноваться. Ужин у нас был в самолете, поэтому, прибыв в отель, мы сразу же разошлись по своим номерам, так как на утро предстояли деловые встречи. Но после крепкого кофе сон не шел, и я включил свой транзисторный приемник, который обычно брал в командировки, – хотел послушать новости. Не знаю, на какую радиостанцию я напал (она вещала на английском языке), но услышанное буквально меня ошарашило. Речь шла об опубликованном в тот день в «Нью-Йорк таймс» интервью Е.М.Примакова, в котором он высказался против принятия Советом Безопасности резолюции, допускавшей применение против Ирака силы. Как следовало из обзора этой статьи, Евгений Максимович вместо этого предлагал предпринять еще одну попытку уговорить Саддама Хусейна покинуть Кувейт, заявляя, что это может получиться, если дать ему возможность «спасти лицо». Примаков предлагал, чтобы с этой целью «пятерка» постоянных членов Совета Безопасности и Лига арабских государств совместно направили в Багдад эмиссара с соответствующим набором стимулов. «Пакет», говорилось в обзоре, должен быть большим, включающим в себя высказывавшиеся до сих пор соображения по взаимосвязи кувейтского кризиса с общим ближневосточным урегулированием, включая решение палестинской проблемы, а также рецепты, которые предлагались в Лиге арабских государств по разрешению спорных вопросов между Ираком и Кувейтом. Если и это не устроит Саддама Хусейна, то тогда, по мнению Примакова, нужно будет принимать в Совете Безопасности резолюцию о применении силы и сразу же приступать к военной операции. Из передачи следовало, что все эти соображения Евгений Максимович только что высказал в Нью-Йорке и что, по его мнению, такого рода идеи будут выдвинуты на днях в Париже Горбачевым во время его встречи с Бушем.

Я слушал и не верил своим ушам. Еще два дня назад, когда я улетал из Москвы, вся диспозиция к Парижу выглядела совсем по-другому, да и прошедшие всего неделю назад переговоры с Бейкером в Москве не содержали ни малейшего намека на возможность подобного поворота в советском подходе. Главное, что меня смутило, это прямая ссылка на то, что такой будет наша позиция в Париже. Зная о близости Е.М.Примакова к президенту СССР, я не мог не отнестись со всей серьезностю к только что переданной новости. С Евгением Максимовичем мы не раз встречались, и я знал его как человека ответственного, осторожного, который не станет бросать слов на ветер. Между тем, уже утром мне предстояла встреча с королем Фахдом, на которой я должен был выступать в качестве спецпредставителя М.С. Горбачева. Какой же линии, спрашивал я себя, мне придерживаться в разговоре с королем-прежней или новой, если таковая на самом деле принята президентом СССР? Выход был один – надо было немедленно связываться с Москвой. Так я и поступил. К счастью, дозвонился довольно легко. В секретариате Э.А.Шеварднадзе за поздним временем никого кроме дежурного уже не было. Обрисовав ему ситуацию, просил срочно сориентировать, как все обстоит на самом деле. Дежурный нужной мне информацией не располагал, но обещал выяснить. Условились, что через час я вновь позвоню. Время я коротал с радиоприемником, но ничего интересного больше не услышал. Вновь набираю московский номер. И все сразу встает на свои места. Мне сообщили, что позиция у нас прежняя, что Е.М.Примаков находится в Нью-Йорке с частным визитом и высказывался, наверное, чисто в личном плане. Так для меня и осталось загадкой, упомянул ли Евгений Максимович о Париже, как говорится, всуе или за этим все же что-то стояло. На следующий день, прилетев в Дамаск, я узнал, что в другом, более позднем интервью американскому телевидению Е.М.Примаков подтвердил, что высказываемые им соображения о путях разрешения кувейтского кризиса носят личный характер, но шороху они все равно наделали порядочно.9 Вопросы о высказываниях Примакова задавались журналистами и американской администрации в Вашингтоне, и Бейкеру в Брюсселе, где он в тот день находился. Последний заявил, что не считает мнение Е.М.Примакова отражающим нынешнюю позицию президента СССР.

Но вернемся к пребыванию в Джидде. На утро у меня состоялись две встречи: одна с министром иностранных дел принцем Саудом Фейсалом и после нее с королем Фахдом. На этой второй встрече помимо министра иностранных дел было еще несколько человек, но говорил только король. Саудовская Аравия была абсолютной монархией в самом полном смысле этого понятия: ни парламента, ни политических партий в стране не было. Все вершилось именно королем или от его имени назначенными им лицами, в основном из числа членов королевской семьи.

Полагаю, что я стал одним из первых советских должностных лиц, которых принимал у себя король Фахд. Уже одно это придавало нашей встрече некую особость и, видимо, взаимный интерес. Во всяком случае у меня он присутствовал.

Король произвел на меня приятное впечатление. Уже тогда он был пожилым человеком, и, судя по всему, богатый жизненный и государственный опыт в сочетании с умом, образованностью и хорошим воспитанием помогали ему быть не только любезным хозяином, как того требуют арабские обычаи, но и весьма интересным собеседником. Говорил он свободно, проявляя знание не только общей международной ситуации, но и, как мне показалось, достаточно хорошо представляя себе особенности позиции Советского Союза в отношении кризиса в Заливе. Впрочем, и слушать он тоже умел, так что разговор складывался непринужденно.

Сначала он шел вокруг только что состоявшейся нормализации советско-саудовских отношений. Они не были до этого плохими. Их просто не было как таковых на протяжении нескольких десятков лет – ни политических, ни экономических, ни каких-либо еще. И вот теперь через несколько дней в Москву и Эр-Рияд должны были прибыть передовые группы, чтобы организовывать открытие посольств. Предстоял также визит в Москву саудовского министра иностранных дел. С удовлетворением говорили об этом, о наступивших переменах и открывающихся перспективах взаимовыгодного сотрудничества в различных областях, в том числе экономической. Король особо отметил, что испытывает высокое уважение и самые добрые чувства к Советскому Союзу и его политике, подчеркнул желание Саудовской Аравии развивать с нашей страной отношения дружбы. Кризис в Заливе очень рельефно выделил для его страны значение взаимопонимания и сотрудничества с СССР, ценность советской поддержки. Выражая признательность своей страны за позицию, которую СССР занял в отношении иракской агрессии, король просил передать эти его чувства советскому руководству, выражал надежду, что и в посткризисный период роль СССР в регионе будет столь же положительной и заметной.

Король деликатно обошел тему нашего неучастия в МНС, понимая, надо думать, нереальность добиться изменения позиции СССР в этом вопросе. Упор поэтому им делался на политической стороне дела. Мы констатировали единое понимание, что политическая работа по преодолению кризиса должна по-прежнему концентрироваться в Совете Безопасности ООН и продолжать строиться вокруг требования безотлагательного и безусловного прекращения агрессии и восстановления в полном объеме суверенитета Кувейта.

Король Фахд, а до него министр иностранных дел Фейсал с особой озабоченностью говорили о проводимой Ираком политике ассимиляции Кувейта и значении в этой связи фактора времени, поскольку затягивание кризиса, сохранение режима оккупации не только умножает страдания оставшегося в Кувейте населения и кувейтских беженцев (а в Саудовской Аравии их свыше 300 тысяч), но и позволяет продолжать Багдаду осуществлять демонтаж Кувейта как государства и общества по многим направлениям. И без слов было понятно, что дело не только в Кувейте и кувейтцах, но и в самой Саудовской Аравии, для которой фактор времени имел колоссальное значение. Король решился на очень трудный шаг, пригласив на территорию Саудовской Аравии войска немусульманских стран, и был теперь как хранитель главных мусульманских святынь зажат в тиски календаря обязательных религиозных мероприятий – рамадана и хаджа (рамадан в 1991 году начинался 17 марта, и, следовательно, для Саудовской Аравии было крайне важно покончить с кризисом непременно к этой дате). Были и другие обстоятельства, не позволяющие долго ждать. Саудовская Аравия взяла на себя все расходы по размещению, питанию, обслуживанию и иному обеспечению находящихся на ее территории иностранных войск (на момент нашего прибытия в Джидду их число превысило уже полмиллиона человек). Каждый день их пребывания в Саудовской Аравии обходился ей в очень крупную сумму, и даже такая богатая страна, как Саудовская Аравия, не могла долго нести эту ношу, не начав испытывать финансовые трудности. Поэтому внутренне я был готов к тому, что именно со стороны саудовского руководства следует ожидать настойчивой постановки вопроса о принятии Советом Безопасности резолюции, санкционирующей применение силы.

С саудовской стороны, действительно, были сделаны соответствующие высказывания. Нас настоятельно просили поддержать принятие Советом Безопасности такой резолюции. Я отвечал в том плане, что в Москве сейчас тщательно взвешивается такая идея и что одна из главных целей моей поездки в регион состоит именно в том, чтобы выяснить на месте мнение руководителей арабских стран, как следует дейстововать дальше. По мнению собеседников, опыт трех с половиной месяцев, прошедших с момента захвата Кувейта, и предпринятые иракскими войсками меры по укреплению обороны захваченной территории говорят только об одном: Багдад не намерен добровольно уйти из Кувейта. Вместе с тем с саудовской стороны признавалось, что некоторый резерв времени у коалиции еще есть, но небольшой, и что пора обозначить перед Ираком через Совет Безопасности четкую перспективу – или он уходит, или против него будет применена сила, и в этом случае огромный ущерб будет нанесен прежде всего Ираку.

Король Фахд ясно дал понять, что достижение удовлетворительного решения в арабских рамках практически невозможно, а потому попытки отдельных стран (имелось в виду Марокко) созвать общеарабский форум или даже минисаммит скорее будет работать на затягивание кризиса, чем на его преодоление. Весьма определенно в негативном плане с саудовской стороны говорилось о попытках увязать уход Ирака с различными уступками ему за счет Кувейта, как бы это ни называлось – «спасением лица», «вознаграждением» или же «премией». Это только играет на руку Саддаму Хусейну, ужесточает его позицию и может создать опасный прецедент для урегулирования других проблем региона.

В отношении посткризисного устройства разговор носил довольно общий характер. Было, однако, ясно, что сами саудовцы исходят из того, что американских и других западных иностранных войск на территории их страны после завершения кризиса не останется. Ядром стабильности в регионе они видели союз трех стран – Саудовской Аравии, Египта и Сирии и, естественно, Союз сотрудничества стран Залива. Взаимоотношения с Ираком виделись пока туманно, скорее всего из-за неясности, в каком состоянии выйдет из кризиса иракский баасистский режим. Эр-Рияду, понятно, хотелось бы, чтобы он лишился военных клыков и больше не мог угрожать соседям. При этом тщательно проводилось различие между Ираком как братской арабской страной и ее верхушкой, вставшей на путь военного авантюризма.

Такое же различие в Саудовской Аравии проводили между проблемой освобождения палестинских территорий (тут все как бы оставалось по старому) и отношением к руководству ООП, которое, как считали в Саудовской Аравии, проявило себя далеко не лучшим образом в вопросе об аннексии Кувейта. Саудовская сторона была также категорически против попыток Багдада связать кувейтский кризис с БВУ.

В целом, беседы в Джидде показали близость нашего и саудовского подходов с точки зрения неприемлемости агрессии и ее последствий, но чувствовалась и разница: мы продолжали делать упор на мирное урегулирование через политическое и экономическое давление; саудовцы же, отдавая дань его предпочтительности, исходили по сути из неизбежности силового решения и делали все от них зависящее, чтобы его как следует подготовить и материально, и политически. Тут давала себя знать прежде всего разница в положении: Саудовская Аравия после захвата Кувейта испытала шок прямой военной опасности для себя и выхода Ирака на позиции регионального доминирования. Для Москвы же вопрос в такой плоскости не стоял и имел другие измерения.

К сожалению, крайний недостаток времени заставил нас покинуть Джидду сразу по завершении беседы с королем. Надо было успеть на самолет, чтобы добраться до Дамаска, где на следующий день должна была состояться моя встреча с Хафезом Асадом.

В Дамаске с президентом Хафезом Асадом

Во второй половине дня 18 ноября мы уже были в Дамаске. Там нас встретил посол Александр Иванович Зотов (до этого я с ним не был знаком) и представители сирийского МИДа. Остаток дня и вечер мы провели в посольском комплексе за обсуждением разных вопросов – политических, кадровых, финансовых и прочих, которых всегда у послов накапливается много, и которые они стараются по мере возможности решить или продвинуть, пользуясь прибытием начальства.

Поскольку на следующий день встреча с президентом Асадом передвинулась на 6 часов вечера, появилась возможность познакомиться с Дамаском, который известен тем, что из всех городов мира, как утверждают, имеет самую долгую историю непрерывного человеческого обитания в нем (впервые упоминается за 25 веков до нашей эры). Кто им только ни владел: египтяне, евреи, ассирийцы, персы, греки, римляне, арабы, турки и даже французы (по мандату Лиги наций после Первой мировой войны), пока, наконец, Сирия не стала независимым государством в 1946 году.

Дамаск живописен благодаря холмам, на которых он раскинулся, бульварам и весьма своеобразной смеси старого и нового, арабского и европейского. Запомнилась обширная мечеть Омейядов, построенная на месте, где различные культовые сооружения сменяли друг друга последние три тысячи лет, иногда мирно сосуществуя. Именно этим объясняется, например, то, что внутри мечети прямо в молельном зале находится небольшой храм-усыпальница Иоанна Крестителя. А еще мне запомнились натянутые поперек некоторых улиц транспаранты с портретами Хафеза Асада – длинные во всю ширину улицы ряды совершенно одинаковых портретов. Подобного способа графической политической агитации мне еще видеть не приходилось.

К этому времени Хафез Асад стоял во главе государства уже 20 лет и заслуженно пользовался репутацией одного из самых осмотрительных и умелых арабских лидеров, твердо державшего в своих руках бразды правления. Был он известен и как очень упорный переговорщик, которого еще никому не удавалось политически переигрывать. В СССР считался одним из наиболее последовательных сторонников арабо-советского сотрудничества, за что в свою очередь его откровенно недолюбливали на Западе, особенно американцы, долго державшие Сирию в черном списке пособников международного тероризма и лишь в самое последнее время в связи с кризисом в Заливе начавшие активно обхаживать Дамаск.

Хафез Асад принял нас с А.И. Зотовом в своей резиденции, расположенной у вершины склона одного из холмов – современном, строго функциональном приземистом здании, лишенном всякого внешнего украшательства. Столь же простым и строгим было внутреннее убранство, огромный контраст в сравнении не только, скажем, с дворцом короля Фахда в Джидде, но и дворцовыми постройками в Каире, где обычно принимает гостей президент Мубарак.

Мы расположились в стоящих вдоль стены креслах светлой кожи с небольшим, тоже светлым квадратным столиком между нами. Напротив разместились наш посол и министр иностранных дел Сирии Фарук Шараа, с которым я уже раньше встречался, и сбоку – переводчики. Потом по публикуемым в газетах и журналах фотографиям Х. Асада с различными визитерами я убедился, что он всех принимал в одном и том же помещении и в тех же самых креслах. Может быть, в этом была какая-то своя символика, например, желание показать простоту, скромность, готовность власти довольствоваться малым.

Двухчасовая беседа прошла насыщенно, интересно и дала мне возможность убедиться, что сирийский руководитель филигранно владел дипломатической техникой. Я это понял на следующем примере. Мне было важно выяснить отношение Сирии к возможной резолюции СБ, устанавливающей для Ирака крайний срок на вывод войск. Х. Асад сказал мне, что этот вопрос уже ставил перед ним американец Келли, но он не сказал ему ни «да», ни «нет». В Дамаске и сейчас продолжают его изучать и пока не определились. За этим мало устраивающим меня сообщением последовала, однако, целая серия рассуждений президента о том, что при каких-то условиях такая резолюция может оказаться полезной, при таких-то не очень и т.д. В результате у меня сложилось вполне определенное впечатление, что Сирия, во-первых, за то, чтобы любые возможные шаги предпринимались только через Совет Безопасности, при максимальном сохранении его сплоченности, особенно среди «пятерки» его постоянных членов. Во-вторых, что Сирия на деле отнюдь не против резолюции СБ о крайнем сроке, но не хочет, чтобы кто-то мог определенно сослаться на ее позитивное отношение, ибо речь все же шла о возможности применения силы против арабской страны и, кроме того, со стороны коалиции, где ведущая роль принадлежала США, с которыми у Дамаска отношения были все еще натянутые (показательно, что направив в числе первых спецназ и бронетанковую дивизию в Саудовскую Аравию, Дамаск поставил их в подчинение не американскому, а саудовскому со-командующему. И лишь почти в самый последний момент дал добро на участие сирийских войск в операции по освобождению Кувейта и без права захода на иракскую территорию).

Глубокая вражда между президентами Сирии и Ирака, длившаяся уже не одно десятилетие, была хорошо известна. Поэтому жесткий подход Дамаска к захвату Ираком Кувейта воспринимался как нечто само собой разумеющееся. Его Хафез Асад продемонстрировал и на этот раз. Он твердо заявил, что всю полноту ответственности за случившееся и за его последствия несет Саддам Хусейн, что он оказывает скверную услугу арабской нации, что пора кончать с иракской агрессией, нарушением Багдадом международного права и арабских традиций, требуется строго выполнить резолюции Совета Безопасности и Лиги арабских государств, не допуская при этом никакого торга с Ираком, сделок с ним или его вознаграждения. Арабского решения проблемы быть не может. Йемен, Иордании и ООП, по мнению президента, фактически подыгрывают Саддаму Хусейну и, возможно, были в той или иной степени причастны к его замыслу. Раскол в арабских рядах сохраняется, тем самым подрывая действенность арабского фактора и возможности его использования для мирного урегулирования кризиса.

По оценке Х.Асада, Египет и Саудовская Аравия испытывают сходные с Сирией чувства в том, что касается поведения иракского руководителя. Они разделяются в полной мере и арабскими странами Залива. Те же арабские государства, что географически подальше от зоны конфликта, менее остро чувствуют ситуацию, высказывают иногда малоподходящие идеи. Я полагал, отметил президент, что Багдад ухватится за марокканское предложение об арабском совещании в верхах или, по крайней мере, промолчит, но он, напротив, обставил его такими своими условиями, что оно сразу стало непроходным.

Президент Асад не скрывал, что его беспокоит будущее, в частности, как скажется крупное поражение Ирака на расстановке сил на Ближнем Востоке, не приведет ли оно к усилению Израиля, не насытят ли его американцы еще больше своим оружием. Сирия была против военного присутствия Запада в регионе. В том, что американские сухопутные войска покинут Саудовскую Аравию, президент не сомневался, но что в целом американские позиции на Ближнем Востоке после конфликта станут более сильными, Хафез Асад также рассматривал как неизбежность, что его не радовало.

Президент считал совершенно неуместным увязывать кувейтский кризис с БВУ. Кувейт – не израильская территория, заметил он. Какой же тут может быть размен? Да и с какой стати вообще вводить Израиль во внутриарабское уравнение! Президент также не был сторонником того, чтобы сразу после освобождения Кувейта немедленно приступать к БВУ. Он полагал, что сначала арабам нужно привести в порядок свои ряды, нарушенный кувейтским кризисом, и только затем, уже с более прочных позиций переходить к БВУ. При этом он обратил внимание на то, что в средствах массовой информации, особенно американских, нередко ставят знак равенства между БВУ и палестинской проблемой, что как бы выводит за скобки другие важные аспекты урегулирования (он имел в виду, конечно, вопрос об освобождении Голанских высот, хотя прямо их и не называл). Замечание президента было совершенно уместным, так как наша пресса тоже порой грешила таким упрощением.

В ходе моей поездки по странам Ближнего Востока практически в беседе с каждым арабским руководителем возникал вопрос о положении в Советском Союзе. Чувствовалось, что арабов это волнует. Как никак на протяжении четырех десятков лет они имели возможность опираться на нас в борьбе за упрочение своей самостоятельности. Политическая и военная биполярность мира их очень устраивала. И теперь они с тревогой наблюдали за кризисными явлениями в советской экономике, внутренней нестабильностью, утратой Советским Союзом многих международных позиций. Затронул эту тему и президент Асад, задав мне ряд вопросов. Со своей стороны он подчеркнул, что в Сирии, как и в ряде других арабских стран продолжают видеть в СССР важный фактор поддержания безопасности в регионе, а потому хотят, чтобы СССР преодолел нынешние трудности, остался мощным и внутренне сплоченным государством.

Вот на этой дружественной ноте и завершился памятный мне разговор с Хафезом Асадом. А на утро мы вылетели непосредственно в зону Персидского залива – в Катар.

Но сначала о том, что происходило в это время в Париже. Мое пребывание в Сирии совпало со встречами в Париже между руководителями Советского Союза и Соединенных Штатов.

Советско-американские контакты в Париже

18 ноября в Париже Э.А. Шеварднадзе и Джеймс Бейкер согласовали в основном текст проекта резолюции Совета Безопасности. Бейкер принял «паузу доброй воли» и наше предложение заменить упоминание о силе выражением «все необходимые средства». После встречи министров открытым остался лишь вопрос о крайнем сроке. Советская сторона предлагала сделать им 31 января 1991 года, американцы держались за 1 января. (Окончательно этот вопрос был решен только в Нью-Йорке перед заседанием СБ, но уже в Париже, если верить Бушу, М.С.Горбачев дал согласие на середину января).3

19 ноября состоялась встреча М.С.Горбачева и Джорджа Буша, где произошла своего рода ратификация договоренностей, достигнутых накануне руководителями внешнеполитических ведомств, по формулировкам резолюции. Споров не было. Президент СССР, как и в Москве, когда принимал Бейкера, упор делал на мирном политическом решении, с предпочтительностью чего американский президент охотно соглашался. При этом оба, надо полагать, хорошо понимали, что дело так или иначе движется к развязке. «Проблема должна быть решена. Ее нельзя не решить, – говорилось в официальном сообщении о встрече президентов. Президенты считают, что все, что было предпринято до сих пор в рамках ООН, правильно, отвечает духу и букве резолюций Совета Безопасности. М.С.Горбачев и Дж. Буш провели – на основе имеющейся у них обоих информации – подробный анализ положения в Персидском заливе на данный момент, констатировали серьезную опасность для мирового сообщества и согласились в том, что необходимо вновь обсудить ситуацию в рамках ООН».4

В Париже М.С.Горбачев проговаривал ситуацию в Заливе также с Миттераном, Тэтчер, Колем, некоторыми другими руководителями. В интервью советскому и французскому телевидению 21 ноября президент СССР заявил: «Мы не можем допустить, чтобы такое грубое попрание международного права, независимости народов, свободы, когда целое государство подвергается агрессии, аннексируется, осталось безнаказанным. Это неприемлемо. Это мы подтвердили еще раз с президентом Бушем, как и со всеми другими участниками обмена мнениями по этим вопросам».5

Буш пишет, что по соображениям сугубо внутреннего порядка Горбачев просил его пока не разглашать достигнутые между ними договоренности по содержанию резолюции. Поэтому ни в официальном сообщении, ни на пресс-конференциях о ней ничего не было сказано. Это сразу же породило множество слухов о советско-американских разногласиях, холодной атмосфере встречи между Горбачевым и Бушем и т.п. На самом деле, по оценке Буша, это была самая теплая их встреча из всех состоявшихся как в личном плане, так и с точки зрения выявившегося единства подходов к обсуждавшимся вопросам.6

Из Парижа Бейкер отправился согласовывать проект резолюции Совета Безопасности с министрами иностранных дел Йемена, Колумбии и Малайзии – стран, еще не охваченных консультациями со стороны США как председателя СБ. А Э.А.Шеварднадзе вылетел в Китай, где в городе Урумчи у него состоялась встреча с министром иностранных дел КНР Цянь Цичэнем. Там тоже речь шла в значительной мере о предстоящем заседании СБ и путях преодоления кувейтского кризиса. Еще в Москве Шеварднадзе сказал Бейкеру, что, по его мнению, Китай скорее всего воздержится при голосовании резолюции. В Урумчи это впечатление укрепилось. Блокировать резолюцию Пекин в любом случае не собирался, но мог проголосовать и «за», если Вашингтон продемонстрирует готовность пойти достаточно далеко в снятии антикитайских ограничений, введенных в 1988 году после событий на площади Тяньаньмынь. Министры констатировали, что в позициях двух стран в отношении положения в районе Персидского залива имеется много общих моментов.

До принятия резолюции оставались считанные дни.

Мои переговоры в Катаре, ОАЭ и Бахрейне

Из арабских стран Залива помимо Саудовской Аравии я планировал посетить Катар и Объединенные Арабские Эмираты. Бахрейн добавился уже в ходе поездки по его инициативе и благодаря любезности правительства ОАЭ, предоставившего для этой цели свой самолет (кстати, это еще один из показателей резко возросшего интереса стран Залива к СССР, в котором – и это было одним из следствий кувейтского кризиса – как-то сразу увидели ценного партнера, с которым надо непременно иметь политические и иные отношения). Что касается Омана, то наносить визит в эту страну я не собирался, так как туда по иным делам в это же время отправился член Президентского совета академик Ю.А.Осипьян, которого мы попросили проговорить заодно и интересующие нас вопросы.

Все три страны Залива, которые я посетил, территориально находились близко друг от друга и имели между собой очень много общего и с точки зрения истории, и в плане их современного состояния. Все они получили независимость в 1971 году, когда Великобритания вынужденно сворачивала свое присутствие в Заливе; все стали по государственному строю абсолютными монархиями (без политических партий, парламентов, выборов и других привычных нам институтов современной демократии); благополучие каждой из этих стран зиждется на нефти (самой первой арабской страной, где была открыта нефть, стал в 1931 году Бахрейн, но промышленная эксплуатация нефтяных и газовых месторождений началась лишь в конце 40-х годов); каждая из стран сумела за четыре десятка лет поднять себя из вековой отсталости до весьма высокой степени экономического и социального развития. Если в еще совсем недалеком прошлом основным занятием населения было оазисное земледелие, разведение верблюдов, рыболовство и добыча жемчуга, то теперь это – урбанизированные страны с ультрасовременной архитектурой, развитой транспортной системой, мощными морскими терминалами и быстро развивающейся промышленностью – нефтехимической, алюминиевой, строительной, цементной, судостроительной и иной. И проблемы у них тоже примерно одного порядка – быстрый рост иммиграции (в ОАЭ иммигранты из Ирана, Индии, Пакистана, арабских стран составляют 80 процентов населения, в других странах – тоже значительно больше половины), нехватка питьевой воды (приходится опреснять морскую), большая зависимость от импорта продовольствия.

То, что я увидел в странах Залива, не могло не произвести впечатления, начиная со столицы Катара Дохи, куда мы прибыли 19 ноября. Примерно 75 процентов населения страны сконцентрировалось в столице, причем во всем городе не было зданий старше 15 лет. Все блистало чистотой, ухоженностью, новизной и разнообразием (типового строительства, как мне показалось, в странах Залива просто не существует). Это же примерно можно сказать и о столице Бахрейна Манаме, хотя там доход на душу населения был почти в два раза ниже, чем в Катаре (но и населения было побольше). Самый же высокий показатель дохода был в то время в ОАЭ – около 20 тысяч долларов США на человека.

Конечно, заезжий дипломат, как я, останавливаясь в отличных отелях, посещая дворцы правителей, местные МИДы и составляя впечатление о городе из окна автомобиля, видит только лицевую сторону жизни, а не ее изнанку. Но и лицевая сторона тоже способна сказать о многом. Нефтяные деньги, ведь, тоже можно тратить по-разному. Здесь их расходовали с размахом, но по-умному, то есть на дело и задумываясь о том времени, когда нефтяные ресурсы начнут мало-помалу иссякать.

Руководители стран Залива, с кем мне довелось встретиться и беседовать, показались мне людьми сведующими и вполне современными, несмотря на их традиционное аравийское одеяние и непременные и тоже традиционные головные уборы, в которых они оставались даже в помещениях.

Перечислю тех, кто меня принимал: в Дохе – эмир Катара шейх Халифа Бен Хамад Аль-Тани, наследный принц шейх Хамад Бен Халифа Аль-Тани, министр иностранных дел Мубарак Аль-Хатер; в ОАЭ – президент ОАЭ шейх Заид Бен Султан Аль-Нахайян, зам премьер-министра шейх Султан Бен Заид Аль-Нахайян, министр иностранных дел Рашед Абдалла, госминистр по иностранным делам шейх Хамдан Бен Заид Аль-Нахайян; в Бахрейне – и.о. главы государства наследный принц шейх Хамад Бен Иса Аль-Халифа и министр иностранных дел Мухаммед Бен Мубарак Аль-Халифа.

Больше всех мне, пожалуй, запомнился президент ОАЭ шейх Заид Аль-Нахайян и запомнился благодаря контрасту между внешностью и содержанием. Читатель, может быть, знает, что территория нынешних эмиратов в первой половине XIX века у европейцев именовалась Пиратским берегом. И вполне заслуженно, ибо морским пиратством там занимались профессионально (около 800 судов успешно промышляли морским разбоем), пока Англия не доказала к середине века, что владычица морей все-таки она, и не установила контроль над Пиратским берегом, получившим и новое название – Договорный берег. Так вот шейх Заид благодаря весьма впечатляющему орлиному профилю, косоглазию и поджарости, если не сказать костлявости, фигуры, и своей бедуинской одежде вполне убедительно и без всякого грима мог бы сниматься где-нибудь в Голливуде в роли какого-нибудь персонажа из арабской сказки «Али Баба и 40 разбойников». А вот как он начал разговор со мной (цитирую по своей записной книжке): «Я, как и, видимо, наши советские друзья удовлетворен характером двусторонних отношений, которые, уверен, будут успешно развиваться в духе взаимного уважения и равенства. Начинания Михаила Горбачева затрагивают судьбы миллионов людей. Они масштабны. И как всякие великие дела, эти начинания могут быть по достоинству сполна оценены историей лишь со временем. Мы намерены внести свой вклад в эти великие дела через сотрудничество с СССР. Я буду поощрать деловых людей эмиратов к развитию широких связей с Советским Союзом. Мы готовы разделять с СССР его горести и радости, участвовать в экономическом подъеме страны…».

У нас был долгий разговор, для которого некоторая выспренность его начала, вовсе не оказалась характерна. Беседа была сугубо деловой и конкретной, как и вся деятельность шейха Заида, который успешно продолжал править эмиратами и десять лет спустя, когда пишутся эти строки. Он, действительно, немало способствовал развитию связей с нашей страной, только мы, к сожалению, не всегда оказывались сами на высоте положения, особенно после развала Союза. Конкретными были разговоры и в других точках. В Бахрейне мы договорились об обмене посольствами, обсудили возможности начать военные поставки (речь шла о боевых машинах пехоты). Но главной темой был, понятно, кувейтский кризис. Все арабские страны Залива были настроены против каких-либо уговоров Саддама Хусейна, категорически были против любых ему уступок, выступали за жесткое следование резолюциям Совета Безопасности и за принятие финальной резолюции ультимативного характера. При этом не оставалось сомнений, что страны Залива ставку делали именно на войну, так как больше всего опасались остаться один на один с Ираком, если бы он сохранил в неприкосновенности в результате ухода из Кувейта всю свою военную силу. Они понимали, что мы по многим причинам стоим за другой выбор, поэтому со своей стороны упор делали на трагическое положение Кувейта, на невозможности бесконечно ждать, когда же экономические санкции заставят Ирак выполнить требования мирового сообщества. В странах Залива считали, что на санкции Багдад, учитывая характер политического режима, может не обращать внимания еще долгое время, продолжая параллельно «переваривать» Кувейт.

Беседы также показали, что страны Залива всерьез озабочены проблемой будущей безопасности в регионе. Кувейтский кризис катализировал размышления на этот счет, поскольку показал, что в существующих в данном районе условиях ничей суверенитет не может быть застрахован от посягательств. Словесные атаки Багдада против ОАЭ, его откровенная враждебность к существующим в малых странах Залива системам власти, требования по части перераспределения богатств убедили местные элиты, что в лице Ирака они имеют опаснейшего претендента на гегемонию в регионе, который не оставит их в покое, если кувейтская авантюра сойдет ему с рук. Поэтому все без исключения страны Залива направили свои воинские контингенты в Саудовскую Аравию и предоставили свои территории для базирования МНС (аэродромы, порты, складские помещения и т.д.). Бросился в глаза повышенный интерес стран Залива к ООН, особенно ее Совету Безопасности, который впервые за многие годы, по их оценке, демонстрирует свою эффективность перед лицом крупного международного кризиса. В свете этого мои собеседники твердо высказывались за то, чтобы любые дальнейшие шаги предпринимались через Совет Безопасности и в строгом соответствии с Уставом ООН. Полагали, что в этом случае можно будет надеяться на действенную помощь и поддержку со стороны ООН и в будущем, если в них возникнет вновь потребность у стран Залива.

Из отдельных высказываний собеседников можно было заключить: они исходят из того, что иностранные вооруженные силы в конечном счете уйдут и что основную ответственность за безопасность в регионе придется взять на себя самим его странам. Но в какие это может вылиться формы и выльется ли, ясности, по-моему, на этот счет ни у кого не было. Но значение нашего политического присутствия в регионе страны Залива, безусловно, уже почувствовали и поняли, что развитие отношений с СССР, чем они долго пренебрегали, в их же собственных интересах. Это обнадеживало.

О том, чего страны Залива больше всего в данный момент хотели от СССР, свидетельствует, на мой взгляд, характер освещения местными СМИ моей поездки. Привожу, как пример, выдержки из публикации газеты «Галф ньюз» за 23 ноября 1990 года, основанной на моей беседе с журналистами:

«На вопрос, каким образом можно мирно разрешить кризис в свете отказа Ирака выполнить резолюции, требующие его ухода из Кувейта, Белоногов заявил, что его страна верит в возможность урегулирования кризиса в Заливе с помощью дипломатических и других мирных средств…, «не исключая, однако, и военного пути». «Наша цель состоит в том, чтобы интенсифицировать усилия по мирному решению, прежде чем прибегать к иным средствам». «Есть несколько способов мирного решения, в том числе с помощью экономических санкций против Ирака», – сказал он. «Введенные экономические санкции, отметил Белоногов, уже начали «кусать» Ирак, но им требуется больше времени, чтобы заставить его уйти из Кувейта». «Советский Союз продолжает держать дверь открытой для диалога с иракским руководством». Белоногов отметил, что советские должностные лица, и в том числе президент Михаил Горбачев, обсуждали с американскими коллегами идею рассмотрения в Совете Безопасности ООН кризиса в Заливе и принятие им новой резолюции. Отвечая на вопрос, будет ли целью такого заседания рассмотрение военного решения, Белоногов сказал: «Я не имею в виду непременно военное решение… Но мы должны подать Ираку сильный сигнал, определив крайний срок для вывода его войск из Кувейта». Он не стал дальше развивать эту тему. «Мы, сказал он, должны так или иначе убедить Саддама Хусейна и иракский народ в необходимости уйти». На вопрос о том, какую позицию его страна займет, если мирным путем не удастся убедить Ирак уйти из Кувейта, Белоногов ответил, что Устав ООН содержит на этот случай необходимые положения, добавив, что Совет Безопасности примет соответствующее решение. Говоря об итогах своей поездки по региону и переговорах с его официальными лицами, он подчеркнул, что «решимость стран региона восстановить суверенитет Кувейта очень сильна».

Десять дней, отпущенные мне министром на поездку в регион, пролетели очень быстро, тем более, что командировка оказалась очень насыщенной и интересной как в политическом, так и просто в познавательном плане. Одно дело судить о ситуации только по реляциям послов, заявлениям государственных и политических деятелей, справкам и другим подобным материалам, и совсем другое, если есть возможность их наложить на то, что видел собственными глазами, что слышал в ходе личных бесед и когда конкретно представляешь себе те или иные политические фигуры, с кем довелось познакомиться.

По возвращении в Москву мы с В.Ф.Петровским обобщили впечатления от бесед с руководителями арабских стран и изложили их в записке М.С.Горбачеву. Доложились и устно своему министру. Мы также встретились в пресс-центре МИД с советскими журналистами и рассказали им о своих поездках. Последнее сделали порознь, так как по приезде мне сразу же пришлось с головой погрузиться в иракские дела. Они же помешали мне провести консультации в Тегеране, куда вместо меня вылетал В.Ф.Петровский.

Бесплодные дискуссии с Тариком Азизом

Еще когда шла подготовка к Парижу, было решено пригласить в Москву Тарика Азиза, чтобы перед заседанием Совета Безопасности еще раз на авторитетном уровне прозондировать позицию иракского руководства. Он прибыл 25 ноября. Первые же минуты разговора с ним после того, как я его встретил в аэропорту, показали, что, как обычно, мининдел Ирака – воплощение спокойной уверенности. Этот настрой не изменил ему и во время состоявшихся на следующий день переговоров сначала у Шеварднадзе, а потом у Горбачева (в первых участвовал я, во вторых – Шеварднадзе).

Открывая встречу, Эдуард Амвросиевич выделил следующие моменты:

ѕ  Встреча происходит в очень ответственное время, когда предстоят крупные решения, от которых многое будет зависеть, в первую очередь, для Ирака. Кризис в Персидском заливе стал проблемой номер один для всех. Обстановка для Ирака ухудшается и становится очень опасной.

ѕ  Принято решение созвать Совет Безопасности. Большинство склоняется к тому, чтобы принять еще одну резолюцию – на этот раз завершающую и последнюю. В ней будет даваться санкция на применение против Ирака силы, если он не выполнит предыдущие резолюции.

ѕ  Есть два варианта: или принудительные военные действия будут применяться на основании упомянутой резолюции СБ, или США и другие участники МНС будут действовать по своему усмотрению на основании статьи 51 Устава. Мы считаем предпочтительным первый вариант.

ѕ  СССР поддержит резолюцию. Уклонение Багдада от выполнения резолюций, за которые мы голосовали, не дает альтернативы, но мы можем влиять на конкретные ее формулировки.

ѕ  Мирное решение может быть найдено только в плоскости размена ухода Ирака из Кувейта на отвод войск США и других участников коалиции. Мы знаем, что последнее реально.

ѕ  Следует учитывать такое обстоятельство, как фактор времени: США и их союзники по коалиции не могут и не станут долго ждать.

ѕ  Нам известны военные возможности Ирака и противостоящих ему сил. Убеждены, что война станет для Ирака катастрофой.

ѕ  Мы кровно заинтересованы иметь в лице Ирака сильного партнера с высоким потенциалом. Возможность сохранения этого потенциала существует. Но для этого от Багдада требуется смелое решение – быстро и безоговорочно уйти из Кувейта, что в интересах самого Ирака и в общеарабских интересах. Считаем, что С. Хусейн должен проявить мудрость и ответственность в этот переломный момент.

Реакция Тарика Азиза выглядела так:

ѕ  До 2 августа Ираку угрожали Израиль, США, другие западные страны, особенно Англия. Действия Кувейта должны были привести к экономическому краху Ирака. Если бы не случились события 2 августа, сейчас Ирак находился бы в худшем положении.

ѕ  Мы претендовали на Кувейт 70 лет. У нас есть на него все права и доказательства этих прав. К тому же Кувейт вел против нас заговорщическую деятельность.

ѕ  Согласны, что ситуация опасна и затрагивает интересы многих. Тогда почему бы не работать над ней комплексно, как было предложено в инициативе С.Хусейна от 12 августа?! Мы не видим другого выхода, кроме комплексного урегулирования. Мы ожидаем от СССР, Китая, европейских стран работы над инициативой от 12 августа. Частичные решения для Ирака неприемлемы.

ѕ  Резолюции СБ несправедливы и угнетают Ирак. Они только подталкивают нас к упорству. Новой резолюции мы не боимся, как не боялись предыдущих.

ѕ  Саддам Хусейн полностью информирован о положении.

ѕ  Война будет разрушительная и страшная. Но, видимо, это наша судьба – воевать.

Дальнейшая дискуссия шла кругами. Шеварднадзе делал все, чтобы убедить собеседника скорректировать позицию, показывал всю искусственность делаемой Багдадом увязки кувейтской проблемы с палестинской, тупиковый характер такого подхода. А в ответ слышал от Азиза, что нет другого ключа к проблемам, кроме палестинского; что проблема не в Кувейте, а в том, что Израиль хочет уничтожить существующий в Ираке режим; что если США ударят по Ираку, то Ирак ударит по Израилю и так свяжет воедино все вопросы; что Ирак не испугали 10 резолюций СБ, не испугает и одиннадцатая; что к военной альтернативе Ирак готов и т.д.

Во время перерыва, который возник из-за того, что нашему министру звонил Горбачев, я отозвал Тарика Азиза в другой зал (переговоры проходили в мидовском особняке) и, усадив его на диван, попытался поговорить с ним с глазу на глаз, надеясь, что, может быть, в сугубо личном разговоре он хоть чуть-чуть поведет себя иначе, проявит хоть проблеск реализма и гибкости. Однако Азиз заговорил еще более воинственно, чем даже за столом официальных переговоров, к которому мы через какое-то время и вернулись.

С советской стороны остро и принципиально был поставлен вопрос о наших специалистах в Ираке. То, что происходит в Ираке с советскими гражданами, заявил Шеварднадзе, противоречит всем принципам, на которых до сих пор строились советско-иракские отношения. Идет самая настоящая торговля людьми. Иракская сторона устанавливает квоты на выезд из страны советских граждан, что недопустимо в принципе. Они – свободные люди, и каждый вправе уехать, если хочет, вправе прекратить контракт из-за возникших по вине Ирака форс-мажорных обстоятельств. Практикуемые Багдадом дискриминационные порядки в отношении граждан СССР унизительны для наших людей. За месяц из страны выпущено всего 360 человек. Самолеты, которые СССР направляет в Ирак за нашими гражданами, возвращаются пустыми. Люди же страдают и тут и там.

Азиз же утверждал, что каждый советский гражданин, у которого закончился контракт или нет работы, может-де уехать. В отношении же тех, у кого контракт не истек, надо договариваться.

Шеварднадзе категорически с этим не согласился и потребовал от Багдада снять проблему выезда советских граждан как таковую.

В Кремле Т.Азизу было сказано, что если Ирак действительно хочет урегулирования во всем регионе и стремится избежать самого худшего, то он должен уже сейчас открыто заявить и показать на деле, что он уходит из Кувейта, освободить заложников и вообще не препятствовать никому из иностранцев покинуть Ирак. В противном случае резолюция СБ ООН будет принята – и резолюция жесткая. М.С.Горбачев просил передать С. Хусейну настоятельный призыв еще и еще раз все взвесить, ибо судьба Ирака – в руках его руководства. Время же уходит.

Президент СССР решительно поставил также вопрос о том, чтобы всем советским специалистам была немедленно предоставлена возможность выехать домой.

К сожалению, и в Кремле зам премьер-министра Ирака и мининдел не сказал ничего нового как по существу кризисной ситуации в Заливе, так и по методам ее преодоления. В этом смысле визит в Москву Т. Азиза не оправдал надежд и никак не повлиял в положительную сторону на возможности советской дипломатии в связи с предстоявшим рассмотрением вопроса в Совете Безопасности. Но он и не был бесполезен, ибо дал возможность убедиться в том, что обсуждаемая акция СБ оправдана и по времени, и по существу, а во-вторых, позволил передать Багдаду все, что было нужно ему откровенно сказать в порядке дружеского совета и честного предупреждения. Я это тоже старался делать по дороге в аэропорт, когда провожал Тарика Азиза.

Мининдел Саудовской Аравии в Москве

А следующий день у нас был саудовский. В Москву прибыл министр иностранных дел Сауд аль-Фейсал и министр финансов Саудовской Аравии Мохаммед Абальхель. Последним занимались наши экономические ведомства, а с первым состоялась теплая дружеская беседа в мидовском особняке. Двусторонние отношения развивались быстро и хорошо и потому в разговоре много места не заняли. Почти все время поглотило обсуждение кризиса в Заливе, и тут каждому из министров было что рассказать друг другу. Э.А.Шеварднадзе поделился своими тяжелыми, как он их охарактеризовал, впечатлениями от беседы с Тариком Азизом. На данном этапе, по оценке советского министра, в Багдаде еще не почувствовали, какие будут последствия для Ирака, для региона, если дело дойдет до применения силы. Мы считали своим моральным долгом перед голосованием в ООН сказать иракцам о нашей позиции, еще раз поднять вопрос о заложниках, о наших гражданах, подтвердить неотвратимость возвращения в Кувейт законного правительства. Дальше эту тему министр не развивал, хорошо зная отношение саудовского руководства к Багдаду.

Сауд аль-Фейсал сказал, что имея раньше, как и СССР, хорошие отношения с Ираком, они восприняли агрессию как предательство и теперь действуют, исходя из принципа, что до ухода Ирака из Кувейта не может быть места переговорам с Багдадом. Сами же иракцы ведут две линии: во-первых, настаивают на прямых переговорах с Саудовской Аравией, обещая быть очень «щедрыми» (это передавалось через марокканцев, палестинцев и оманцев), и во-вторых, хотят прямых переговоров с США (при этом, с их точки зрения, не имеют значения ни резолюции Совета Безопасности, ни позиции других государств). На переговорах с Саудовской Аравией они хотели бы поделить регион. Признавая, что у Саудовской Аравии есть свои проблемы, Эр-Рияд, по словам министра, стремится к конструктивному сотрудничеству со всеми государствами региона и хотел бы выйти из кризиса на здоровых началах через укрепление принципов открытости, права и справедливости. Резолюции СБ, разумеется, должны быть выполнены, так как оставление положения без изменений приведет к еще более тяжким последствиям. Поэтому надо принять ясную резолюцию, дающую Ираку последний шанс решить дело миром.

Зная, что Э.А.Шеварднадзе недавно встречался с министром иностранных дел Китая, аль-Фейсал попросил прояснить ему позицию КНР в отношении новой резолюции СБ, что и было сделано. В свою очередь, саудовский министр поделился впечатлениями от своей беседы с мининдел Китая. Министры сопоставили также свои оценки вероятной позиции в СБ Кубы и Йемена, занимавших до этого в ряде случаев особые позиции. Было констатировано, что визит Бейкера в Сану целей не достиг.

По просьбе Шеварднадзе, аль-Фейсал изложил саудовскую версию причин нынешней напряженности в саудовско-йеменских отношениях, а также, как они строились в прошлом. В свою очередь, выполняя пожелания йеменского руководства, я также затронул в том ключе, как они просили, некоторые аспекты этих отношений. И с советской и с саудовской стороны выражалась надежда на перспективу стабильности в регионе. Аль-Фейсал, сославшись на короля Фахда, сказал, что в Саудовской Аравии положительно отнеслись бы к возрастанию роли СССР в регионе, чему будет способствовать развитие двусторонних саудовско-советских отношений и, в частности, предстоящее открытие посольств.

В тот же день аль-Фейсал и министр финансов Саудовской Аравии встретились с М.С. Горбачевым. В официальном сообщении об их встрече, в которой участвовал Э.А. Шеварднадзе, подчеркивалось, что принятие новой резолюции Совета Безопасности призвано содействовать справедливому разрешению кризиса. Но мое внимание больше привлекло включение в это сообщение следующих строк: «Проявленные иракским руководством амбиции при том военном потенциале, которым обладает Ирак, опасны не только для стран региона. Они противоречат всем позитивным тенденциям в мире, усилиям, направленным на сокращение ядерного оружия, на разоружение, на достижение всеобщей безопасности и мирного порядка».10 Показательно, что тема опасности созданной и наращиваемой Ираком военной машины не возникала на ранних стадиях кризиса (я имею в виду советские заявления). Ее появление теперь подтверждало глубокую ошибочность курса Багдада на затягивание кризиса и демонстративное пренебрежение к требованиям Совета Безопасности. Как мы теперь знаем, последствия этого курса Ирак не может преодолеть в течение вот уже многих лет.

Совет Безопасности устанавливает крайний срок

В конце ноября центр кризисной политико-дипломатической активности переместился в Нью-Йорк, куда стали прибывать министры иностранных дел стран – членов Совета Безопасности. Вылетел туда и Э.А.Шеварднадзе. Но еще до того, как министры заняли места за подковообразным столом в зале заседаний Совета Безопасности, там накануне прошло обычное заседание Совета, на котором единодушно 15 голосами была принята одиннадцатая по счету резолюция по кувейтскому кризису. В ней Совет Безопасности осудил попытки Ирака изменить демографический состав населения Кувейта и уничтожить записи актов гражданского состояния, которые вело законное правительство страны.

В этот же день в здании Представительства СССР при ООН в ходе двухчасовой встречи между Э.А.Шеварднадзе и Джеймсом Бейкером были согласованы последние детали, связанные с текстом резолюции по «паузе доброй воли» и «применению всех необходимых средств», если пауза не оправдает надежд. Датой окончания паузы было определено 15 января 1991 года.

Заседание Совета Безопасности на уровне министров состоялось вовторой половине дня 29 ноября. Пожалуй, редкое заседание Совета проходило при столь большом скоплении дипломатов, журналистов, публики. Как никак минуло 40 лет с тех пор, когда Совет предпринимал нечто подобное – давал санкцию на использование силы в военных целях (тогда это было в связи с событиями в Корее). И вот теперь Багдаду предоставлялись полтора месяца – точнее, 47 дней – в качестве «паузы доброй воли» для того, чтобы принять правильное решение. Им могло быть только прекращение режима оккупации Кувейта и вывод из него иракских войск. В противном случае, как указывалось в резолюции, государства – члены ООН, сотрудничающие с правительством Кувейта, уполномочиваются «использовать все необходимые средства, с тем, чтобы поддержать и исполнить резолюции 660 (1990) Совета Безопасности и все последующие соответствующие резолюции и восстановить мир и безопасность в этом районе».

На заседании, помимо представителей Кувейта и Ирака, выступили все 15 членов Совета Безопасности, 13 из которых были представлены министрами (кроме Кот д'Ивуара и Йемена), а также Генеральный секретарь ООН. Резолюция, получившая порядковый номер 678, была одобрена 12-ю голосами против 2-х (Йемен, Куба) и одном воздержавшемся (Китай). Итог, как и ожидалось, был внушительный, тем более что воздержание Китая, как хорошо было известно, определялось обстоятельствами, никак не связанными с проблемами Персидского залива.

Лейтмотивом всех без исключения выступлений членов СБ была предпочтительность мирного политического урегулирования на базе добровольного ухода Ирака из Кувейта (фразеология, нюансировка, конечно, отличались, но суть оставалась именно эта). Как заявил на заседании Э.А.Шеварднадзе, «с сегодняшнего дня пущены в ход часы, отсчитывающие дни «паузы доброй воли»… И «паузу доброй воли» мы хотим начать с призыва к руководству Ирака, президенту Саддаму Хусейну стать выше соображений престижа, проявить мудрость и дальновидность и выше всего поставить интересы страны, судьбу своего народа, судьбу мира и стабильности на нашей планете».

Вместе с тем, как рефрен к этому мирному посылу, в речах почти всех министров звучало и предупреждение. В выступлении Шеварднадзе это было сделано, возможно, мягче, чем во многих других, но тоже вполне определенно: «Никто из членов Совета не желает и не стремится к тому, чтобы произошла трагедия, но никому и не надо обманываться насчет выраженной здесь коллективной воли международного сообщества, его решимости и готовности действовать… Тот, кто нарушил мир, должен знать, что против него действительно и неумолимо будут применены, как говорится в резолюции, «все необходимые меры».

В ответах министра иностранных дел СССР на многочисленные вопросы журналистов в Нью-Йорке и потом в Москве красной нитью проходили тезисы о том, что резолюция – это не намеренный шаг к войне, а последняя возможность ее предотвратить, что «пауза доброй воли» отодвигает войну, дает возможность Ираку в более спокойной обстановке принять верное решение, сделав выбор в пользу невоенного разрешения кризиса, начать выполнять резолюции Совета Безопасности и тем самым загасить тлеющий фитиль, остановить механизм «взрывного устройства». «Никто, – подчеркивал министр, – не может упрекнуть нас в нечестности или непоследовательности. На всех этапах развития кризисной ситуации в Персидском заливе мы проводили единую линию и в Совете Безопасности, и в беседах с арабскими руководителями, и в контактах с Багдадом».11

На состоявшейся вечером 29 ноября в Нью-Йорке встрече министров иностранных дел пяти постоянных членов Совета Безопасности Э.А.Шеварднадзе подчеркивал, что мы не хотим применения силы и что надо сделать все, чтобы избежать военного решения. Он выражал убеждение, что предотвратить войну можно, если будем едины, едины в высказываниях, контактах и практических делах, будем использовать все политические и дипломатические средства, посылать четкие сигналы и одинаковые импульсы, работать с единой платформы на основе принятой резолюции. Кстати, и Бейкер высказался на том совещании в том смысле, что принятая резолюция дает возможность решить проблему мирным путем и что сам он не считает такую надежду наивной, полагая, что резолюция должна сделать президента Ирака более податливым, хотя он и не получает вознаграждения за агрессию. Как он сказал, вытекающая из выполнения резолюции «гарантия неуничтожения – формула интересная». В «пятерке» также шел разговор о том, что на определенном этапе Генеральному секретарю ООН следовало бы посетить Багдад для личной встречи с С. Хусейном, но ни о какой конкретной дате не договаривались.

Учитывая значение принятой Советом Безопасности резолюции 678, МИД СССР выступил по этому случаю со специальным заявлением, где охарактеризовал ее как последнее предупреждение Ираку и одновременно как реальный шанс для предотвращения самого худшего варианта развития событий – военного взрыва. «В Советском Союзе убеждены, – говорилось в заявлении, – что слово сейчас за Ираком. Только от иракского руководства зависит быть или не быть миру в Персидском заливе. Оно должно трезво оценить твердый и решительный настрой мирового сообщества в пользу восстановления международной законности и безопасности в этом районе, проявить здравый смысл и благоразумие. В Багдаде должны осознать, что дальнейшие проволочки с выполнением резолюций СБ ООН недопустимы, поскольку несут серьезную угрозу, прежде всего самому Ираку, его народу».12

Завершение эпопеи с заложниками

4 декабря представитель Совета революционного командования Ирака заявил о принятом этим Советом решении разрешить с 5 декабря 1990 года всем советским специалистам, которые того пожелают, выехать из Ирака. 6 декабря сходное решение было принято в отношении всех других иностранных граждан, включая заложников (или «гостей», как их предпочитали называть в Ираке).

Стоит ли говорить, с какой радостью и облегчением было встречено это известие. МИД СССР выступил по такому случаю со специальным заявлением, чтобы во всех уголках страны люди узнали, что советских граждан больше не будут насильно удерживать в Ираке, и перестали волноваться за судьбы своих родных и близких. Что побудило руководителей Ирака сделать крутой разворот в вопросе об иностранцах? Судя по тому, как действовал Багдад в предшествующий период, вряд ли стоит связывать эту перемену с человеколюбием и гуманностью. Скорее, с осознанием изменившейся обстановки. Ответ следует искать в том, что было официально заявлено в зале заседаний Совета Безопасности 29 ноября при принятии резолюции 678. В выступлении министра иностранных дел СССР говорилось: «Особо предупреждаем его (иракское руководство – АБ) о личной ответственности за судьбу иностранцев в Ираке. Покушение на их жизнь будет рассматриваться как преступление против человечества со всеми вытекающими отсюда последствиями» (а последствия, на которые прозрачно намекал министр, были хорошо известны – скамья подсудимых по типу Нюрнбергского и Токийского трибуналов).

Говоря о том, что во время «паузы доброй воли» СССР не намерен предлагать или поддерживать какие-либо действия Совета Безопасности по расширению масштаба или характера санкций, министр специально оговорил, что данное обязательство принимается без ущерба для любых прав правительства Советского Союза по Уставу ООН на случай, если правительство Ирака допустит нанесение какого-либо вреда иностранным гражданам, удерживаемым против их воли. И, наконец, по взаимной договоренности в выступлениях в Совете Безопасности руководителей внешнеполитических ведомств СССР, США, Англии и Франции фигурировала примерно одинаковая формулировка, напоминавшая о пункте 13 резолюции 670 СБ, согласно которому на отдельных лиц возлагается персональная ответственность за серьезные нарушения Четвертой Женевской конвенции.

И уж чтобы все стало окончательно ясно, Э.А. Шеварднадзе заявил тогда же в интервью: «Пусть все знают: для защиты наших граждан мы не остановимся перед применением любых средств, какие сочтем необходимыми. И давно пора, на мой взгляд, кончать с бездействием в ситуациях, когда жизнь, достоинство, судьба человека становятся разменной монетой в безнравственных политических играх».13

Поскольку только в Багдаде знали, будут или не будут выведены войска из Кувейта к концу «паузы доброй воли», там легко представили себе, какие последствия, причем сугубо персонального порядка, могут наступить для руководителей страны, если жертвами военных действий станут насильно удержанные в Ираке иностранцы. Представили и осознали, что заложники и прочие удерживаемые иностранцы из инструмента давления, из карты, которая разыгрывалась в течение нескольких месяцев, превратились в источник большой личной опасности для высших иракских руководителей. Это, полагаю, и было главным, что решило дело.

Применительно к удерживаемым в Ираке советским людям было и еще одно важное обстоятельство. Жесткое заявление Э.А.Шеварднадзе в Нью-Йорке по поводу наших граждан было воспринято в Ираке как показатель готовности СССР в случае чего направить в зону Залива свои вооруженные силы. Во всяком случае 2 декабря МИД Ирака даже обвинил Москву в желании использовать нахождение в Ираке советских граждан (а их там оставалось еще 3315 человек) в качестве предлога для советского военного вмешательства. В свою очередь представитель СРК, объявляя 4 декабря о решении их выпустить, отметил, что это делается для предотвращения «искажений и двусмысленностей» и в надежде на улучшение отношений с Советским Союзом.

Сказанное выше о значении шагов, предпринятых в Совете Безопасности и в связи с ним, отнюдь не умаляет роли, которую сыграла в деле вызволения наших граждан из Ирака настойчивость в этом вопросе М.С.Горбачева, Е.М.Примакова, И.С. Белоусова, работников МИД СССР и советского посольства в Багдаде. К моменту, о котором идет речь, численность нашей колонии в Ираке сократилась более чем в два раза. Однако роль Э.А.Шеварднадзе я все же выделил бы особо.

Удерживавшиеся в Ираке граждане западных стран получили возможность покинуть страну сразу же, как только 6 декабря было объявлено соответствующее решение СРК. В частности, последние из таких американцев вылетели из Багдада уже 13 декабря. Отъезд же советских граждан решением СРК было обставлено условием о том, что правительство СССР должно взять на себя ответственность за досрочное прекращение их контрактов. В чем конкретно должна была выражаться эта «ответственность», сказано не было. Стало очевидно, что потребуются специальные переговоры. Кстати, и у советских учреждений были к иракской стороне вопросы в связи с прекращением работы наших специалистов – по консервации строившихся с нашей помощью объектов, хранению поставленного оборудования и т.д. Был у нас и интерес к тому, чтобы после преодоления кризиса возобновить с Ираком экономическое сотрудничество.

Для решения всей этой суммы вопросов, но прежде всего для обеспечения беспрепятственного отъезда советских граждан, в Багдад во второй половине декабря была направлена авторитетная делегация во главе с заместителем председателя Совета министров СССР И.С. Белоусовым. Переговоры длились 10 дней. Одним из их итогов стал Рабочий протокол по вопросам торгового, экономического и технического сотрудничества, который с советской стороны подписал заместитель министра внешних экономических связей СССР В.Ф. Мордвинов. К протоколу был приложен график отъезда советских специалистов с 23 декабря 1990 года по 10 января 1991 года. Так что наши люди покидали Ирак самыми последними из числа тех, кто работал там по контрактам.

Фактически последняя группа советских специалистов в количестве 82 человек вылетела из Багдада в Москву 9 января. В общей сложности из Кувейта и Ирака было вывезено около восьми с половиной тысяч советских граждан. В этой связи хочется по доброму вспомнить и тех, кто занимался многообразными организационными хлопотами. В МИДе эту работу возглавлял заместитель начальника Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки М.С.Цвигун, очень ответственно отнесшийся к возложенной на него миссии.

Так завершилась эпопея с насильно удерживавшимися в Ираке иностранцами – история, стоившая тысячам людей нервов и здоровья, породившая сильные трения между большой группой государств и Ираком и сильно уронившая престиж иракского руководства.

Глава VI

«ПАУЗА ДОБРОЙ ВОЛИ»

Обещающее начало, проигнорированное Багдадом

«Пауза доброй воли» началась с сенсации. На следующий день после принятия Советом Безопасности резолюции 678 президент Буш на срочно созванной пресс-конференции объявил, что в целях мирного урегулирования кризиса он готов лично принять в Вашингтоне Тарика Азиза и, в свою очередь, направить, в Багдад Бейкера для переговоров с Саддамом Хусейном. Это был эффектный политический ход, который независимо от мотивов, которыми он был вызван, открывал дверь для прямого американо-иракского диалога. То, что инициатива исходила от США, психологически облегчало для Багдада ответную позитивную реакцию, ибо никто не мог в этом случае заподозрить его в слабости. Такой поворот должен был импонировать и эго самого Саддама Хусейна, если бы для него «спасение лица» на самом деле стояло на первом месте.

С нашей точки зрения инициатива Буша вполне укладывалась в рамки согласованной внутри «пятерки» линии на активную работу с Багдадом в период «паузы доброй воли». Соответственно, в опубликованном заявлении МИД СССР говорилось, что «в Советском Союзе приветствуют эту инициативу» и что «диалог между США и Ираком имел бы важное значение для нахождения практических подступов к разблокированию чрезвычайно опасной ситуации в Персидском заливе». «Решение Совета Безопасности, указывалось в заявлении, определяет временное пространство, в рамках которого возможен и необходим поиск политической, мирной развязки конфликта. И надо сделать так, чтобы этот шанс не был упущен, чтобы переломить ситуацию в сторону невоенного выбора».1

Реакция Багдада на резолюцию 678, к сожалению, не отличалась в лучшую сторону от реакции на предыдущие решения Совета Безопасности. С. Хусейн с ходу объявил, что «не намерен склониться перед несправедливостью». «Если война разразится, – говорилось в его телевизионном заявлении, – мы будем сражаться так, что арабы и мусульмане преисполнятся гордостью».2 30 ноября Совет революционного командования Ирака официально отверг резолюцию 678, объявив ее «незаконной» и «не имеющей юридической силы». «Аль-Таура» писала 2 декабря: «Великий Ирак под водительством Саддама Хусейна и благодаря тому, как он блестяще справляется с конфликтом, сохранит гордость и твердость, бросая вызов сборищу злодеев и тиранов». Под последним имелся в виду то ли Совет Безопасности, то ли антииракская коалиция в целом, то ли то и другое.

Но не по этим словесным эскападам, к которым в мире стали уже привыкать, хотелось судить об истинных намерениях иракского руководства. Ждали, что предпримет Багдад в ответ на предложение президента США. Оно предусматривало следующую схему действий – на неделе, начинающейся 10 декабря, в Вашингтоне примут Т. Азиза, а потом Бейкер «в подходящее для обеих сторон время» отправится в Багдад. Думаю, что такая последовательность выстраивалась исходя из предположения, что от переговоров с министром иностранных дел Ирака многого ждать не приходилось (об этом свидетельствовал опыт его двух визитов в Москву, да и Цянь Цичэнь во время упомянутой встречи «пятерки» 29 ноября, отталкиваясь от собственного опыта, предупреждал, что говорить с Т.Азизом бесполезно, так как серьезного обсуждения не получается, а переговоры надо вести напрямую с Саддамом Хусейном). Поэтому главные надежды, если таковые имелись, возлагались на поездку Бейкера в Багдад.

Однако все оказалось не так просто. Началось с того, что Багдад попробовал превратить двусторонние переговоры в трехсторонние за счет подключения к ним палестинцев, но, натолкнувшись на категорический отказ Вашингтона, отступил и согласился на то, чтобы они были чисто ирако-американскими. Потом возник спор вокруг тематики переговоров. Багдад хотел, чтобы обсуждение шло на базе иракской инициативы от 12 августа, что заведомо не подходило американцам. Однако окончательно шансы на переговоры были торпедированы невозможностью договориться по датам. Позиция Багдада в этой части однозначно прочитывалась как желание их максимально оттянуть: Бейкера соглашались принять только 12 января, то есть всего за три дня до истечения установленного Советом Безопасности срока «паузы доброй воли». Американцы предложили иракцам на выбор 15 различных более ранних дат, включая даже день Рождества (последняя дата – 3 января). Но Багдад встал намертво, мотивируя это тем, что в Ираке только сам президент решает, кого и когда ему принимать, и что для госсекретаря США у него найдется свободное время только 12 января.

14 декабря Дж. Буш объявил, что ввиду отсутствия договоренности о сроках визита Бейкера в Багдад откладывается и приезд Азиза. При этом президент выразил удивление тем, что находя по первому уведомлению время для приема Джона Коннели, Мухаммеда Али или Эдварда Хита, президент Ирака не может уделить час или два государственному секретарю США в течение всего периода между 20 декабря и 3 января. В ответ на следующий день С. Хусейн вообще отменил поездку Азиза, заявив, что если США хотят обсуждать только резолюции Совета Безопасности, то и ехать не за чем.

Все это говорило о том, что Багдад собирается проигнорировать резолюцию 678 точно так же, как он проигнорировал все предыдущие требования СБ уйти из Кувейта.

Я не исключаю, что инициатива Буша была расценена в Багдаде как доказательство того, что угроза военной акции со стороны США является блефом, что американская администрация сама ищет выход из ситуации, созданной военным присутствием США в зоне Залива. Так считать было, конечно, полнейшим заблуждением. Белый дом, Пентагон, Совет национальной безопасности США давно взяли курс на нанесение Ираку военного поражения. Единственное, что могло бы остановить реализацию планов, – это добровольный уход Ирака из Кувейта. Но и в этом случае, разумеется, Багдаду пришлось бы нести материальную ответственность за причиненный ущерб (это прямо вытекало из решения Совета Безопасности) и подвергнуться военным ограничениям. Ничто меньшее после всего, что произошло, не могло устроить Вашингтон, тем более арабские государства Залива. Вместе с тем Буш как политик, собиравшийся баллотироваться на второй президентский срок, не стал бы подвергать себя риску быть обвиненным в напрасной гибели американских солдат, если бы Багдад заявил о готовности мирно уйти из Кувейта. Руководство Ирака совершало очередной грубый просчет, истолковывая действия Буша как признак его колебаний и слабости.

В действительности инициатива Буша была ориентирована даже не столько на Ирак, сколько на американское общественное мнение. В первую очередь, она была призвана нейтрализовать оппозицию курсу республиканской администрации в конгрессе США, обе палаты которого в то время находились в руках демократической партии. Исходя из своих партийных интересов, демократы в сенате и палате представителей все сильнее критиковали Буша по различным поводам, в том числе и в связи с кувейтским кризисом. Демонстрируя готовность к переговорам с Саддамом Хусейном, Буш давал ответ тем критикам, кто упрекал его в чрезмерной жесткости, расточительности и ангажированности на военное решение. Если бы Саддам Хусейн хотел выручить Буша, он не мог бы действовать лучше. Его подчеркнутое высокомерие и пренебрежение по отношению к официальному Вашингтону выбивало почву из-под ног противников Буша, подогревало антисаддамовские настроения в США.

Двинув американские вооруженные силы в зону Залива, Буш опирался на свои полномочия президента и верховного главнокомандующего. Теперь, когда война стояла почти у порога, ему хотелось получить на нее санкцию законодательной власти. Эта санкция не была для него абсолютно необходимой, поскольку за всю историю США президенты около 200 раз применяли вооруженную силу, но из них лишь в пяти случаях с формальным объявлением войны. Однако, одна степень политического риска возникает, если Белый дом действует только сам по себе, и совсем другая, значительно меньшая, когда он опирается на поддержку Капитолия и в целом общественного мнения страны. Инициатива Буша была в своей основе, если пользоваться современной терминологией, типичной пиаровской операцией, причем очень успешной. И этот успех ей был обеспечен именно Багдадом. Политический рейтинг Буша уверенно пошел вверх.

В Москве были очень разочарованы и обеспокоены тем, что Багдад действовал так иррационально, упуская возможность завязать диалог со своим главным оппонентом. Для нас «пауза доброй воли» была заполнена не только решением вопросов выезда советских специалистов из Ирака, но и различного рода мероприятиями, нацеленными, как и раньше, на то, чтобы побудить Ирак мирно уйти из Кувейта.

Должен сказать, что получив от американцев в Хельсинки обязательство заняться арабо-израильским конфликтом, как только будет разрешен кувейтский кризис, советская дипломатия упорно держала эту тему на плаву, периодически возвращаясь к ней как в контактах с США, так и арабами, и западноевропейцами. Особенно это было присуще политической повестке дня самого Шеварднадзе, хотя американцев это заметно раздражало. Соглашаясь с необходимостью ближневосточного урегулирования, они высказывались в том смысле, что до окончания кувейтского кризиса любая активность на этом направлении будто бы станет восприниматься как уступка Саддаму Хусейну. В свою очередь советская сторона этот тезис последовательно отводила, доказывая политическую целесообразность серьезного обнадеживающего сигнала не только арабским верхам, но и арабским народным массам, за влияние на которые в то время шла активная борьба между противниками и сторонниками Саддама Хусейна.

В конце ноября во время встречи в Нью-Йорке Бейкер был вынужден пообещать Шеварднадзе, что на следующей их встрече в Хьюстоне можно будет сделать соответствующее совместное заявление. Но в Хьюстоне, где 10-12 декабря министры обсуждали широкий круг вопросов, Бейкер, несмотря на все давление на него со стороны Шеварднадзе, ушел от выполнения этого обещания. Не удалось договориться и о том, чтобы Совет Безопасности принял резолюцию по БВУ, продемонстрировав тем самым равный подход к урегулированию как кувейтского кризиса, так и палестинского и иных аспектов арабо-израильского конфликта. Госсекретарь давал лишь твердые заверения безотлагательно заняться арабо-израильскими делами сразу же после освобождения Кувейта (это обещание Бейкер выполнил). Думаю, что настойчивость министра иностранных дел напрасной не была.

Возвращаясь из США, Э.А. Шеварднадзе нанес визит в Турцию, куда его уже давно звали. Сверить лишний раз часы с нашим южным соседом, который к тому же граничит с Ираком, было в любом случае полезно. Я был доволен, что министру удалось посетить Анкару, поскольку сам в октябре заверял турок, что это будет сделано при первой же возможности. К сожалению, сорвалась планировавшаяся встреча Эдуарда Амвросиевича там же с Ясиром Арафатом (последнего турецкие власти попросту не пустили на свою территорию в знак недовольства позицией ООП в вопросе о Кувейте).

В Москву министр вернулся незадолго до открытия Четвертого съезда народных депутатов СССР, обещавшего быть бурным, так как внутренняя обстановка в стране к тому времени сильно накалилась. Но настоящей сенсацией стал второй день работы съезда – 20 декабря 1990 года.

Отставка Э.А. Шеварднадзе

19 декабря мне пришлось сильно задержаться на работе – готовили речь министра на завтрашнем заседании съезда, в которой, в связи с запросами депутатов, Эдуарду Амвросиевичу предстояло рассказать, что сделано в области внешней политики руководством страны и МИДом, как формируются внешние условия для развития страны. В таком выступлении нельзя было обойти проблемы Персидского залива, Ближнего Востока, Афганистана. В подготовке соответствующих разделов я и участвовал.

На следующее утро я лишь мельком и совершенно случайно видел министра, когда он шел в пальто по коридору в направлении лифта какой-то весь отрешенный и, как мне показалось, очень усталый. «На съезд, Эдуард Амвросиевич?» – спросил я. Он кивнул. «Ни пуха, ни пера», – исполнил я традиционное напутствие и получил столь же традиционный для таких случаев ответ. Я понимал, что на съезде его опять будут пытаться клевать и всецело ему сочувствовал. Но я и представить себе не мог, с каким уже принятым тяжелым, выстраданным решением он туда направлялся.

Эдуард Амвросиевич выступил на съезде совсем не с тем материалом, что готовил ему накануне мидовский аппарат. А с совершенно другой речью – коротким, но полным внутренней боли протестом против того, что творилось тогда в политической элите страны, которая, разбившись на несколько фракций, все глубже втягивалась во внутренние распри. При этом главным объектом атак все больше становился сам Горбачев и те, кто были его основной опорой в перестроечном процессе. Многие, пуская стрелы в Шеварднадзе, метили в Горбачева, хотя и у самого Эдуарда Амвросиевича хватало ярых противников и скрытых недоброжелателей. Выступая на съезде, Шеварднадзе назвал это настоящей травлей и был недалек от истины. Чаша его терпения переполнилась, и с трибуны съезда он заявил, что уходит в отставку. По-моему, это был первый случай в советской истории, когда член правительства такого ранга решился на публичный поступок протестного порядка.

Думаю, что отставки бы не случилось, если бы М.С. Горбачев хоть раз дал достойную отповедь наскокам на внешнюю политику правительства, поскольку в конечном счете это была его президентская внешняя политика, а не только политика МИДа. Но он предпочитал лавировать, держаться как бы «над схваткой» и в результате потерял сильную и, как теперь говорят, «знаковую» фигуру – политического тяжеловеса, способного по крайней мере говорить на равных с руководителями союзных республик, что тогда имело первостепенное значение. Кто знает, сохрани Горбачев Шеварднадзе в своей команде, и ново-огаревский процесс переговоров с республиканскими лидерами мог бы пойти получше, а там, глядишь, и до путча дело бы не дошло. Против Шеварднадзе интриговали прежде всего те из окружения Горбачева, кто через несколько месяцев организовал ГКЧП. Он им мешал.

Решение уйти в отставку Эдуард Амвросиевич принял в кругу семьи. Из мидовцев он посвятил в него только своих личных помощников Т.Г.Степанова и С.П.Тарасенко. Для всех заместителей министра, как, впрочем, и для Горбачева, это стало полнейшим сюрпризом. Я искренне жалел, что наша дипломатическая служба теряла своего руководителя, который за неполные шесть лет пребывания на посту министра завоевал у подавляющего большинства мидовцев чувства уважения и симпатии.

В вышедшей в США книге воспоминаний посла Мэтлока я встретил такие строки, относящиеся к моей встрече с ним у него в резиденции в тот самый день – 20 декабря: «Один из заместителей Шеварднадзе Александр Белоногов приехал на ланч, и мы атаковали его вопросами. Он утверждал, что не имел понятия об отставке министра, пока сам не узнал о ней из его речи. Я спросил, считает ли он, что Шеварднадзе можно уговорить пересмотреть решение. «Нет, насколько я его знаю», – был ответ. «Он не захочет, чтобы на него смотрели, как на способного к трюкачеству. Здесь затронута его честь». Конечно, каждому, кто действительно знал Шеварднадзе, этот вопрос показался бы глупым».3

«Шеварднадзе,– пишет Мэтлок,– достиг замечательного успеха в обеспечении внешнеполитических задач перестройки, но Горбачев находился теперь в очевидном отступлении на домашнем фронте. Я полагаю, что знал Шеварднадзе достаточно хорошо, чтобы сознавать, что он не из тех, кто сбегает. Совершенно очевидно, что он был чувствителен к критике, но он, конечно, отбивался бы, если бы была надежда победить. Он должно быть чувствовал, что Горбачев был готов принести его в жертву консерваторам, которые собирались вместе, чтобы совершить переворот».4 Приведя конкретные примеры из сферы советской внешней политики, когда президент СССР подставлял своего министра иностранных дел, Мэтлок не упоминает кувейтский кризис. Знаю, однако, что и это направление привносило временами свою дозу горечи из-за интриг, рождавшихся в кремлевских коридорах. Заявление Э.А. Шеварднадзе об отставке вызвало у народных депутатов СССР неоднородную реакцию: кое-кто радостно потирал руки, но большинство депутатов, видимо, все же осознало, что уход министра не должен создавать впечатление, что Москва меняет курс или не знает, что делать. 29 декабря съезд принял специальное постановление, одобряющее «политическую линию и практические шаги советского государственного руководства и правительства СССР в связи с кризисом в зоне Персидского залива, меры по обеспечению безопасности и возвращения из Ирака на родину советских граждан». «Съезд,– говорилось в постановлении,– подтверждает поддержку соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН, принятых после вторжения Ирака в Кувейт, и особенно подчеркивает приверженность поиску в полном соответсвии с этими резолюциями мирного разрешения кризиса». «Съезд,– продолжаю я цитировать постановление,– обращается к руководству и народу Ирака с настоятельным призывом проявить чувство высокой ответственности за судьбы родины и международного мира, выполнить основанные на нормах цивилизованного общежития и законности требования мирового сообщества. Иракские войска должны уйти из Кувейта, а независимость этой страны и ее суверенитет должны быть восстановлены».

Таким образом, постановление высшего органа государственной власти СССР все ставило как должно на свои места, нейтрализуя в какой-то мере очень негативную реакцию в мире на отставку Э.А.Шеварднадзе. Радовались ей разве что в Багдаде, да еще кое-где.

На следующий день, 30 декабря, я официально вручил текст постановления съезда послу Ирака для передачи его в Багдад, подчеркнув, что его принятие высшим органом власти страны показывает важность, которую СССР придает проблеме урегулирования кризиса в Персидском заливе. В международных делах, говорил я, для нас сейчас нет более острой проблемы. Постановление отражает мысли и чувства советских людей в отношении сложившейся ситуации, является мандатом для наших дальнейших действий на этом направлении. В заключение выразил надежду, что «пауза доброй воли», предоставленная Ираку в соответствии с резолюцией 678, будет использована так, как это предполагалось Советом Безопасности, и что новый год будет годом мира, а не войны.

Мы продолжаем подталкивать США и Ирак к диалогу

Несмотря на то, что Багдад и Вашингтон так и не смогли договориться о поездках руководителей своих внешнеполитических ведомств для встреч с президентами США и Ирака, Москва не прекращала, однако, усилий по организации прямых американо-иракских контактов и действовала в этих целях одновременно и на иракском, и на американском направлении. Одна из задач делегации И.С. Белоусова состояла именно в том, чтобы подтолкнуть Багдад к гибкости и проявить интерес к переговорам с США, в возможность которых мы продолжали верить. Белоусов эту тему поднимал в беседе с Саддамом Хусейном, а находившийся в составе его делегации В.И. Колотуша обстоятельно говорил о том же с Тариком Азизом, убеждая, что занятая Багдадом позиция наносит ущерб его же собственным жизненным интересам.

2 января 1991 года наш посол в Багдаде В.В. Посувалюк имел продолжительный разговор с Саддамом Хусейном. Посол, отталкиваясь от постановления съезда, подчеркивал, что долг иракского руководства – проявить мудрость и мужество с тем, чтобы не дать разгореться вооруженному конфликту, использовать оставшееся до 15 января время для продуктивного диалога с США.

С.Хусейн, приветствуя решение руководства съезда направить в Ирак группу народных депутатов СССР, однако, упорно гнул свою линию. Вновь не обошлось без лекций об «исторических правах» на Кувейт. Заявляя, что в Ираке хотят сотрудничать с США как великой державой номер один и что до событий 2 августа одна треть иракской нефти шла в Америку, вину за все происшедшее С.Хусейн возлагал тем не менее на Вашингтон и Кувейт, из-за политики которых Багдад и был-де вынужден прибегнуть к силе оружия. Если же нам навяжут войну, говорил президент, то мы будем бороться до конца. Нас не пугает мощь Америки, хотя и понимаем, что людские и материальные потери будут огромными. И даже если американцы разрушат весь Ирак, мы будем продолжать борьбу, так как наш успех уже заложен в том, что борьба будет идти на территории Ирака.

Думал ли на самом деле так иракский руководитель или хотел остеречь через нас Вашингтон, можно только гадать. Посувалюк же, действуя в соответствии с имевшимися инструкциями, старался убедить С.Хусейна в настоятельной необходимости искать мирную развязку и ни в коем случае не ввязываться в военную схватку.

В этом же направлении провела в Багдаде работу группа народных депутатов СССР, встретившаяся с С.Хусейном. Усилия предпринимались и по многим другим линиям, в том числе через наши посольства в арабских, европейских и других странах. Принимая 3 января члена Исполкома ООП Абу Мазена, я просил его, чтобы влияние ООП и лично ее лидера Я. Арафата было максимально использовано в эти немногие остающиеся до окончания «паузы» дни для того, чтобы убедить Багдад принять нужное решение, так как, если там не справятся со своими амбициями, то обрекут свой народ на войну и, значит, на бедствия и страдания. Время же между тем сжималось, как шагреневая кожа.

Наша ли аргументация, излагавшаяся в Москве, Багдаде и Вашингтоне, подействовала, сходные ли шаги других государств или какие-то иные соображения и расчеты сыграли свою роль, – а они, безусловно, были у обеих сторон – но во всяком случае, когда 3 января Джордж Буш предложил, чтобы Бейкер и Азиз встретились на нейтральной почве в Женеве между 7 и 9 января, Саддам Хусейн дал на это согласие. Встреча была назначена на 9-ое.

МИД СССР приветствовал такое развитие. «С проведением прямого американо-иракского разговора, – говорилось в заявлении МИД СССР, – закономерно связываются надежды на разблокирование острокризисной ситуации в зоне Персидского залива на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН. Пауза доброй воли должна завершиться победой здравого смысла, принести уверенность и восстановление в зоне Персидского залива справедливости и стабильности».5

8 января послом СССР в Багдаде было передано еще одно обращение М.С. Горбачева к Саддаму Хусейну в связи с американо-иракской встречей, в котором в самой энергичной форме делался призыв не упустить этот шанс.

Женевская встреча Бейкер – Азиз

Шестичасовой разговор Бейкера и Азиза, однако, ничего не дал. Первыми разнесли миру эту нерадостную весть журналисты на основе того, что им сказали участники переговоров на своих раздельных пресс-конференциях. Поздно вечером в тот же день госсекретарь США проинформировал Шеварднадзе по телефону, а на следующий день – 10 января – в более подробном послании (после заявления о своей отставке Э.А. Шеварднадзе еще некоторое время продолжал функционировать в качестве министра, ожидая назначение себе преемника).

Как явствовало из этих сообщений, смысл того, что Бейкер сказал Азизу от имени президента Буша был простым: Ирак должен либо подчиниться воле межданародного сообщества и мирно уйти из Кувейта, либо его заставят это сделать силой. На этот счет не должно быть ни иллюзий, ни недопониманий. С американской стороны при этом подчеркивалось, что предпочтение твердо отдается мирному решению, подтверждалось, что США не нападут на Ирак, если он выполнит резолюции СБ ООН, что американские войска после этого уйдут из зоны Залива и что США поддерживают призыв, содержащийся в резолюции 660 к Ираку и Кувейту урегулировать свои разногласия мирным путем, но что это может иметь место только после вывода иракских войск. Исключая возможность прямой увязки ухода иракских войск из Кувейта с урегулированием арабо-израильского конфликта, госсекретарь подтвердил Азизу готовность заняться проблематикой БВУ сразу после ухода Ирака из Кувейта.

Бейкер, заявляя, что путь к миру все еще открыт и что выбор за Багдадом, одновременно старался довести до сознания собеседника катастрофические последствия для Ирака военного варианта решения, изложив возможности развернутых против Ирака многонациональных сил. При этом иракская сторона была предупреждена, что никакой патовой ситуации не возникнет: если война начнется, то она будет доведена до быстрого и решительного конца. Азиз также был предупрежден о тяжелых последствиях в случае любого применения Ираком химического или биологического оружия, терактов или уничтожения нефтяных сооружений.

Из сообщений следовало, что с иракской стороны не было проявлено никаких признаков готовности выполнить резолюции СБ. Азиз отказался принять письмо Джорджа Буша Саддаму Хусейну, расценив стиль письма как неприемлемый. Азиз заявил, что в действиях Ирака не было просчетов, что Ирак ожидает военных действий против него с самого начала, то есть со 2 августа, что иракское руководство полностью осознает, какие силы развернуты против Ирака и насколько эффективно оружие, которое будет применяться, но что оно уверено в том, что Ирак выйдет из войны победителем. Азиз также заявил, что в случае начала войны в нее будут вовлечены все страны региона, включая Израиль.

Так или примерно так выглядел по американской версии «сухой остаток» женевской встречи. Много времени на ней ушло на побочные темы: Азиз доказывал, что действия Ирака против Кувейта носили «оборонительный» характер; что резолюции 660 и 678 СБ недействительны, так как при принятии первой Ирак был, мол, представлен не постпредом, а лишь его заместителем, а вторая – поскольку ей не имеется-де прецедентов; что резолюции ЛАГ не имеют законной силы, так как не были приняты единогласно; что С.Хусейн никому – ни королю Фахду, ни президенту Мубараку, ни королю Хусейну, ни американскому послу – не давал заверений в том, что не предпримет военной акции против Кувейта; что в докладе «Международной амнистии» о жестокостях Ирака в Кувейте многое, якобы, преувеличено; что действия Ирака в Заливе предоставляют уникальный шанс для палестинского руководства и т.д. В конце встречи Бейкер уведомил о том, что 12 января США отзывают своих последних пять сотрудников из посольства в Багдаде, и напомнил, что Ираку хватило всего двух дней, чтобы ввести в Кувейт огромную группировку войск, которую теперь ему следовало бы вывести в обратном направлении. До истечения «паузы доброй воли» оставалось на момент разговора еще шесть дней.

Иракская сторона тоже проинформировала Москву о результатах женевской встречи, но акцентировка была иной (именно расстановка акцентов, а не суть). В беседе со мной посол Ирака Г.Д.Хусейн сказал, что Бейкер в ультимативной форме потребовал от Ирака выполнение всех 12 резолюций СБ ООН. Однако, несмотря на угрозы начать против Ирака военные действия, госсекретарю было заявлено, что Ирак не изменит свою позицию, что Багдад не спасует перед американскими угрозами и в случае войны будет готов наносить удары по американским интересам по всему миру. Посол вновь говорил об окончательности присоединения Кувейта к Ираку, а упомянув о согласии Багдада рассматривать вопрос о Кувейте только в рамках комплексного ближневосточного урегулирования, подчеркнул, что кувейтская проблема в этом случае должна решаться только в арабских рамках без какого бы то ни было вмешательства иностранных государств и, конечно, с учетом «исторических прав» Ирака на эту «провинцию».

Думаю, что читателю будет небезынтересно познакомиться с основным содержанием письма Буша Саддаму Хусейну, которое Тарик Азиз отказался принять от Бейкера. В нем говорилось:

«Мы стоим сейчас на грани войны между Ираком и миром. Это война, которая началась вашим вторжением в Кувейт; это война, которая может быть закончена только полным и безоговорочным выполнением Ираком резолюции 678 Совета Безопасности ООН…

Мы предпочитаем мирный исход. Однако, ничто меньшее, чем полное выполнение резолюции 678 Совета Безопасности ООН, не является приемлемым. Не будет никакого вознаграждения агрессии. Не будет и никаких переговоров. Принцип не может быть предметом компромисса. Однако, через полное выполнение Ирак сможет воссоединиться с международным сообществом. В более краткосрочном плане Ирак и иракский военный истэблишмент избегут разрушения. Но если вы не уйдете из Кувейта полностью и безоговорочно, вы потеряете больше, чем Кувейт. Вопрос стоит не о будущем Кувейта – он будет освобожден и его правительство восстановлено – а скорее, о будущем Ирака. Выбор делать вам…

Ирак уже ощущает воздействие санкций, установленных Организацией Объединенных Наций. Если случится война, то произойдет значительно большая трагедия для вас и вашей страны. Позвольте мне также отметить, что Соединенные Штаты не потерпят применение химического или биологического оружия или разрушение нефтяных промыслов и сооружений Кувейта. Американский народ потребует самого сильного, какой только возможен, ответа. Кроме того, вы будете нести непосредственную ответственность за террористические действия против любого члена коалиции. Вы, партия Баас, и ваша страна заплатят страшную цену, если вы отдадите приказ о такого рода безрассудных действиях.

Я пишу это письмо не для того, чтобы угрожать, а чтобы проинформировать. Я делаю это без чувства удовлетворения, поскольку народ Соединенных Штатов не находится в ссоре с народом Ирака. Г-н Президент, резолюция 678 Совета Безопасности ООН устанавливает период до 15 января этого года в качестве «паузы доброй воли» с тем, чтобы данный кризис мог закончиться без дальнейшего насилия. Будет ли эта пауза использована так, как задумано, или просто станет прелюдией к дальнейшему насилию, зависит от вас и только от вас. Я надеюсь, что вы тщательно взвесите свой выбор и выберете мудро, поскольку от этого зависит многое».6

В Москве искренне сожалели, что иракские руководители в очередной раз упустили отличный случай кончить дело миром и с достоинством уйти из Кувейта. Самоуверенность и заносчивость вновь сослужили им скверную службу.

Последние попытки предотвратить войну

11 января по инициативе М.С.Горбачева состоялся его телефонный разговор с Дж.Бушем, о чем было объявлено в прессе. Обычно МИД получал запись таких разговоров, что было совершенно необходимо для нормальной работы, но в данном случае система дала сбой. Возможно, сказалось и то, что после ухода Шеварднадзе в отставку решение текущих практических вопросов, связанных с Персидским заливом, заметно сместилось в Кремль, где ближайшими советниками у президента по этим делам были Е.М.Примаков и А.С.Черняев. К кому из них Горбачев прислушивался больше, не знаю. О чем в разговоре Горбачева с Бушем шла речь, мне стало известно лишь позже из публикации Е.М. Примакова «Война, которой могло не быть». Оказалось, что Горбачев тогда выражал готовность еще раз направить своего представителя в Багдад с предлагавшимся уже ранее так называемым «невидимым пакетом». А.С. Черняев в своем дневнике называет его «планом Примакова». Зная позицию США, не приходится удивляться, что наш посол в Вашингтоне А.А. Бесмертных, через которого в Белый дом по поручению Горбачева передавались детали «пакета», услышал следующее: США не возражают против поездки в Багдад советского представителя, но лишь для того, чтобы еще раз сказать С. Хусейну «уходи из Кувейта».7 В Кремле сочли (и правильно), что ничего путного из такой поездки не получится. Ведь все, что было нужно сказать с нашей стороны Багдаду, было уже сказано на разных уровнях, включая президентский, причем не раз. Не уверен, что вообще Кремлю стоило реанимировать упомянутый «невидимый пакет». Кроме настороженности у участников МНС он ничего вызвать не мог.

* * *

Шанс свернуть в последний момент с дороги к катастрофе все еще сохранялся. Его предоставлял визит в Багдад для встречи с Саддамом Хусейном Генерального секретаря ООН, возможность которого проговаривалась в «пятерке» еще в конце ноября. 9 января в телефонном разговоре Э.А.Шеварднадзе с Дж.Бейкером была достигнута договоренность еще раз попытаться предотвратить военную развязку, оказав всемерное содействие миссии Переса де Куэльяра в Багдад. 11 января о ней было официально объявлено в ООН. В тот же день МИД СССР выступил с заявлением. «Мы обращаемся ко всем сторонам, – говорилось в нем, – и особенно к Ираку с призывом осознать всю серьезность момента, проявить жизненно необходимое в такой ситуации чувство ответственности за судьбу региона, за судьбу своих народов». МИД подчеркивал: «должны быть предприняты самые энергичные политико-дипломатические усилия с тем, чтобы отвести район Персидского залива от пропасти военного конфликта, который будет иметь самые разрушительные последствия для живущих здесь народов, и в первую очередь иракского».8

У Переса де Куэльяра был обширный опыт отношений с иракцами, особенно в последние тяжелые для Багдада шесть лет ирако-иранской войны. Тогда усилия Генерального секретаря ООН по ее прекращению Багдад ценил. Однако предпринятая Генсеком 30 августа 1990 года попытка склонить Ирак к уходу из Кувейта была решительно отклонена. Встреча Куэльяра с Азизом проходила в Аммане. Там Азиз соглашался лишь на то, чтобы отпустить заложников, но не иначе как в обмен на обязательство не применять против Ирака силу. Вопрос же о Кувейте при этом вовсе выводился за скобки как якобы уже окончательно решенный. И вот теперь Генеральному секретарю ООН предстояло встретиться с С. Хусейном ради еще одного, теперь уже действительно последнего усилия избежать войны. Два с половиной часа длилась его беседа с президентом Ирака и три часа с Тариком Азизом. В ночь с 13 на 14 января он улетел из Багдада, не добившись ничего. По возвращении в Нью-Йорк Куэльяр сказал репортерам, что С. Хусейн не проявил ни малейшего желания уходить из Кувейта и что иракские власти не предложили ничего, что можно было бы рассматривать как шаг в сторону мира.9

Вечером 14 января Генеральный секретарь подробно доложил Совету Безопасности о своих безрезультатных разговорах в Багдаде. С иракской стороны своего рода послесловием к визиту в Багдад Генсекретаря ООН стало принятие 14 января парламентом страны решения отстаивать принадлежность Кувейта к Ираку всеми средствами, включая военные.

И тем не менее Перес де Куэльяр уже под самый занавес мирной паузы – вечером 15 января обратился к Саддаму Хусейну с настоятельным и, как о нем сказал тогдашний заместитель Генсека ООН по делам Совета Безопасности В.С. Сафрончук, «драматическим призывом» выполнить требования СБ. Действительно, обращение было составлено эмоционально, что вполне оправдывалось обстоятельствами. Смысловое же содержание обращения включало в себя следующее. Призвав президента Ирака «немедленно начать вывод войск из Кувейта», Куэльяр заверял, что «в случае начала этого процесса не будет совершено нападение ни на Ирак, ни на его вооруженные силы». Сам он выражал готовность инициировать направление наблюдателей ООН и, при необходимости, войск ООН для предотвращения инцидентов, поставить в Совете Безопасности вопрос о «пересмотре решений относительно санкций против Ирака», содействовать процессу вывода иностранных войск из региона и, наконец, сославшись на полученные им заверения правительств, обещал, что по разрешении настоящего кризиса «будут предприняты все усилия, чтобы заняться на всеобъемлющей основе арабо-израильским конфликтом, в том числе палестинским вопросом».10

Принципиально важным было также то, что это обращение Генсекретаря ООН было поддеражано всеми постоянными членами Совета Безопасности. Так что содержавшиеся в нем гарантии имели под собой значительно большую основу, чем просто личный и служебный авторитет самого Переса де Куэльяра. Однако Ирак проигнорировал и этот призыв, и эти вполне почетные для себя условия.

По мнению В.С.Сафрончука, Ирак относился к миротворческим усилиям Генерального секретаря ООН без должного внимания и уважения. Через несколько дней после начала военных действий Багдад направил Куэльяру письмо, составленное в незаслуженно обидных выражениях, а потом поступил и того хуже – опубликовал в иорданских газетах стенограмму разговора между Куэльяром и С. Хусейном, хотя разговор был сугубо конфиденциальный.11 Попросту говоря, Багдаду захотелось хоть как-то «насолить» Генсеку ООН. Но разве Перес де Куэльяр был виноват в том, что на Ирак обрушились бомбы и ракеты? Он как раз старался (в рамках своих возможностей, естественно), чтобы этого не случилось. Выбор сделал Багдад.

Полагаю, не требуется доказывать, что визит Куэльяра в Багдад и его последующее обращение предоставляли иракскому руководству уникальный шанс красиво выйти из-под уже нависшего удара. Как-никак призыв к Багдаду обращал даже не руководитель конкретного государства, а высшее должностное лицо главной всемирной организации, причем делал это и в Багдаде, и в Нью-Йорке. По любым, даже самым требовательным меркам этого было бы вполне достаточно, чтобы доходчиво объяснить народу Ирака, почему его войска покидают Кувейт. Но руководство Ирака считало по-другому.

В самые последние дни «паузы доброй воли» предпринимались и другие попытки решить дело миром. С весьма далеко идущей инициативой, встретившей даже прямую критику со стороны американцев и англичан, выступили французы, но и те вынуждены были признать, что Багдад остался к ней глух. Нулевой результат дали разговоры в Багдаде экспрезидента Никарагуа Даниэля Ортеги, а также премьер-министров Йемена и Ливии. Был проигнорирован и призыв к Багдаду Хафеза Асада.

Складывалось впечатление, что в Багдаде даже к концу «паузы доброй воли» продолжали считать, что антииракская коалиция не решится на военные действия, хотя, казалось бы, налицо были все признаки надвигавшейся войны. 12 января американские дипломаты, спустив предварительно флаг со здания посольства, покинули Багдад. Закрыли свои посольства в Багдаде и многие другие страны. К 15 января из 70 дипломатических представительств в Багдаде продолжали функционировать лишь единицы, причем в резко сокращенном составе (посольства СССР, Кубы, Югославии, некоторых арабских и африканских стран). Выводы напрашивались сами собой, но это никак не влияло на позицию иракского руководства. Она оставалась той, как ее определил Саддам Хусейн в речи перед активистами партии Баас 9 января: «Наши вооруженные силы и великий иракский народ готовы к решительной схватке, которая приведет к поражению сил агрессоров и неверных… Победа безоговорочно будет нашей… Мы не из тех, кто поддается давлению… Вы увидите, в какую западню попадут Соединенные Штаты. Если американцы только ввяжутся, мы заставим их плавать в собственной крови».12

Трудно судить, в какой мере эта бравада была напускной, а в какой выражала действительные ожидания иракских руководителей. Так или иначе свой выбор они сделали.

* * *

«Пауза доброй воли» истекла 15 января. На следующий день я докладывал ситуацию Верховному Совету СССР. Подробно рассказал обо всем, что предпринималось правительством СССР, ООН, а также другими государствами для нахождения мирного решения, и как все эти усилия разбивались о стену пренебрежения со стороны Багдада к советам друзей и требованиям мирового сообщества. Я не скрывал, что военная акция грядет. Депутаты уже довольно хорошо разбирались в обстановке, так как кризис в Персидском заливе был уже давно в центре всеобщего внимания и неоднократно фигурировал в повестке дня заседаний Верховного Совета. Последний раз это имело место всего лишь 12 января, когда я тоже должен был выступать в Верховном Совете на эту тему, но депутаты удовлетворились тогда сообщением председателя Комитета по международным делам А.С. Дзасохова.

У меня не сохранилось текста моего выступления 16 января в Верховном Совете. Поэтому воспроизвожу целиком то, что о нем было сказано в информации ТАСС:

«Смысл советской позиции по поводу конфликта в Персидском заливе – «побудить иракское руководство проявить мудрость и миролюбие, хотя бы минимальную гибкость в вопросе о Кувейте, отказаться от линии, ведущей к катастрофе». Об этом заявил заместитель министра иностранных дел СССР Александр Белоногов, выступая сегодня на заседании Верховного Совета СССР с информацией о положении в Заливе.

Дипломат отметил, что «ситуация в Персидском заливе по-прежнему определяется прежде всего тем, намерен или нет Ирак вывести свои войска из Кувейта, в этом – ключ к решению проблемы». Вместе с тем он считает, что «политическая развязка кувейтского кризиса по-прежнему блокируется предельно жесткой позицией Ирака».

Из поступившей в МИД СССР информции, в том числе о встречах с Саддамом Хусейном, продолжал Александр Белоногов, «складывается впечатление, что иракское руководство до конца не верит в действительный настрой администрации США, других участников коалиции прибегнуть к силе». В Багдаде, по-видимому, до сих пор считают, что все заявления руководителей США на этот счет не выходят за рамки психологической войны, попыток запугать Ирак, оказать на него давление. «Мы уверены, что это опасное заблуждение», – подчеркнул Белоногов.

Дипломат заявил, что советская сторона делает все для того, чтобы «предельно четко довести до сознания иракского руководства реалии обстановки, советская сторона предельно честна, откровенна и конструктивна в контактах с иракцами». «Саддаму Хусейну сказано, что у нас нет сомнений относительно полной боеготовности америкаецев, которые могут в любой момент после 15 января принять решение о применении силы», – сообщил он. А это, указал дипломат, «будет означать катастрофу в первую очередь для Ирака, иракского народа».

Советской руководство, отметил Александр Белоногов, просило Саддама Хусейна «не упускать шансы сохранить в регионе мир, прямо говорило, что если иракские войска будут выводиться из Кувейта, то на Ирак никто не нападет, ему будет гарантирована безопасность, он сможет сохранить свой экономический и иной потенциал, что после ухода из Кувейта откроется дорога к запуску механизма ближневосточного урегулирования». «Эта позиция советского руководства четко доведена до сведения руководства Ирака», – заявил Александр Белоногов».

Верховный Совет СССР, постановив принять к сведению мою информацию, призвал все вовлеченные в конфликт стороны продолжать поиски политического решения проблемы и поддержал в связи с этим «инициативу Генерального секретаря ООН от 15 января 1991 года, направленную на предотвращение войны в районе Персидского залива и предусматривающую, что после разрешения нынешнего кризиса будут предприняты все усилия для всеобъемлющего урегулирования арабо-израильского конфликта, включая палестинскую проблему».13 Электронные СМИ разнесли этот призыв советского парламента, который, я допускаю, оказался последним обращением к Багдаду перед тем, как настал черед оружия.

* * *

А в зоне Залива друг другу противостояли внушительные силы. К завершению «паузы доброй воли» антииракская коалиция насчитывала 28 государств, к концу войны – 37. В нее входили северо-американские, европейские, арабские, африканские, латино-американские, тихо-океанские и страны из различных регионов Азии, причем не только мусульманские. Степень и характер их участия в МНС были, понятно, очень различны. Более чем на две трети многонациональные силы состояли из военнослужащих США (в общей сложности, включая морские силы их было свыше полумиллиона человек), совокупный вклад остальных участников коалиции – 205 тысяч человек (Великобритания – 43 тысячи, Франция – 16 тысяч, Египет – 40 тысяч, Сирия – 15 тысяч, Кувейт – 7 тысяч, остальные страны Залива – 10 тысяч, Марокко – 1.3 тысячи человек и т.д.).14 Канада участвовала 3 военными кораблями и 1 эскадрильей; Аргентина – 2 кораблями; Чехословакия – частями химической защиты; Швеция – полевым госпиталем; Венгрия, Филиппины, Сьерра-Леоне и Сингапур – военно-медицинским персоналом. Участниками МНС в различных формах (в основном боевыми подразделениями, самолетами и кораблями) были также Австралия, Новая Зеландия, Италия, Испания, Бельгия, Голландия, Дания, Греция, Норвегия, Пакистан, Южная Корея, Бангладеш, Сенегал, Нигер, Польша, Румыния. В финансовом обеспечении МНС весомо участвовали Япония и Германия (каждая дала по несколько миллиардов долларов). В зоне Персидского залива коалиция сконцентрировала до 180 боевых кораблей, включая 6 американских авианосных соединений, около 1800 самолетов, 3000 танков и 2800 орудий.

Им противостояли вооруженные силы Ирака, включавшие в себя регулярные войска (750 тысяч человек), резервистов (480 тысяч человек), так называемую народную армию, насчитывавшую, как утверждалось, до 5 миллионов человек, а также 5.5 тысяч танков, 3.5 тысячи орудий, около 600 самолетов и вертолетов, несколько сотен ракет различных типов. Иракская группировка в Кувейте и прилегающих южных районах Ирака насчитывала до 500 тысяч человек, 4 тысячи танков и 2.7 тысячи орудий.

«Мать всех сражений», – как с подачи руководства страны иракская пропаганда заранее окрестила будущее военное столкновение, и на самом деле обещало быть нешуточным.

Глава VII

«БУРЯ В ПУСТЫНЕ» БЕРЕТ СТАРТ

МИД получает нового министра

16 января 1991 года МИД СССР обрел нового руководителя. Им стал Александр Александрович Бессмертных, бывший до этого послом в США, а еще раньше первым заместителем министра иностранных дел. Выбор был удачен в том смысле, что у мидовского руля вставал высокопрофессиональный дипломат, обладавший к тому же солидным опытом административной работы, отлично знающий мидовскую машину и людей, американист по своей основной специализации, человек, который и сам знал хорошо США и которого там знали, причем в позитивном плане, что по тогдашним сложным для СССР временам тоже было существенно.

М.С. Горбачев представил нам нового министра в тот же день на заседании коллегии. При этом президентом были сказаны все подобающие добрые слова в адрес присутствовавшего на этой церемонии Э.А. Шеварднадзе.

С А.А. Бессмертных я был давно и неплохо знаком, поскольку в свое время около полутора десятков лет занимался Соединенными Штатами в центральном аппарате МИДа, а потом и работал в США. Поэтому взаимной притирки нам не требовалось, к тому же круг вопросов, которым я теперь занимался, ему тоже был хорошо известен и по работе в Вашингтоне, и раньше в МИДе. Поначалу Александр Александрович, естественно, был весьма осторожен, но освоившись со своим новым положением, стал действовать смелее, хотя той самостоятельности и того влияния и авторитета, которые были у Шеварднадзе, обрести ему было не суждено (на посту министра он пробыл всего несколько месяцев). Кроме того с уходом Шеварднадзе заметно выросло влияние Е.М. Примакова, который в вопросах ближневосточной политики стал играть очень крупную роль, иногда, как мне казалось, даже ведущую, с чем Бессмертных приходилось считаться, особенно в первый период его министерской деятельности.

А попал он, как говорится, «с корабля на бал»: не прошло и нескольких часов его пребывания на посту министра, как кувейтский кризис перешел в свою военную стадию – МНС начали операцию «Буря в пустыне».

Ночной переполох в Кремле. Первая реакция Москвы

С 16 на 17 января, где-то около половины третьего ночи меня разбудил телефон. Звонили из секретариата министра. «Скоро начнется, Александр Михайлович, – услышал я в телефонной трубке, – машина за вами уже пошла». Пояснений не требовалось. И без них было ясно, что именно должно было начаться – война.

На Смоленской площади, как и в Кремле, не знали точного времени начала операции, но я и мои коллеги исходили из того, что коалиция тянуть с ней не станет. Как уже не раз говорили американцы, «окно» для военных действий было довольно узким. Поэтому отнестись к их началу как неожиданности оснований не было. И все же первое ощущение было не из приятных.

В МИД я прибыл где-то вскоре после трех часов, но министра не застал. Мне сказали, что его вызвал в Кремль Горбачев. Это меня удивило, так как в послесталинское время ночные совещания были редкостью. От помощников министра я лишь узнал, что ему звонил Бейкер, сообщивший о скором начале операции. В самом этом факте ничего чрезвычайного, что требовало бы срочно совещаться, не было: все знали, что боевые действия вот-вот начнутся. Так может быть Бейкер проинформировал о чем-то вовсе неожиданном? Интуиция подсказывала, что коль скоро совещание собрано, то надо ждать заданий, и дал команду подтягивать в МИД коллег-ближневосточников. И не напрасно – задания, действительно, поступили, и не одно. Но о них позже. А сначала о том, как развивались события этой ночи.

Буш пишет, что его очень заботило, как бы не произошло утечки информации о времени начала операции, так как это усиливало бы угрозу для жизни летчиков, которые будут задействованы в первые часы операции, когда силы иракских ПВО будут еще в относительном порядке. Поэтому в Вашингтоне был разработан специальный график оповещения участников коалиции с учетом степени и времени их задействования в операции, а также некоторых других государств, в том числе и СССР. В книге Буша и Скоукрофта об этом сказано так: «Одни, как например Мубарак, будут оповещены в сам час «Икс»; другие, как Миттеран, Малруни, Озал и Хаук, услышат чуть раньше – за час или полчаса до начала. Джон Мейджор, чьи королевские воздушные силы будут действовать в первые часы вместе с нашими собственными воздушными силами, получит извещение за 12 часов. Мы решили, что Бейкер проинформирует Бандера и Бессмертных, а Чейни позвонит в Израиль Моше Аренсу за один час до начала».1 Было также решено, что лидеров американского конгресса проинформируют в районе часа «Икс», а население страны – два часа спустя после начала операции.

Час «Икс» был выбран и согласован заранее с высшим командованием операцией. Он был назначен на 7 часов вечера по вашингтонскому времени 16 января, что соответствовало 3 часам по полуночи 17 января для театра военных действий.

В своих мемуарах Бейкер так описывает события: «В 6 часов 11 минут вечера по вашингтонскому времени (в Москве, соответственно, 2 часа 11 минут ночи – А.Б.) я разбудил Александра Бессмертных в его московской квартире и сообщил, что наступление на Ирак начнется «очень скоро». Бессмертных стал настаивать, чтобы я назвал ему более точное время того, что он назвал катаклизмом. Я сказал, что наступление начнется в пределах часа. Бессмертных попросил отсрочки, так как Горбачев захочет обратиться к Саддаму с последним призывом. Я же как раз по этой причине и не стал заранее предупреждать Советы о начале бомбардировок. «Слишком поздно для этого, Саша, – сказал я, – мы уже за чертой». Бессмертных перезвонил мне через 27 минут. Горбачев просил президента в качестве личного одолжения отложить войну по крайней мере на 24 часа. «Это личная просьба президента Советского Союза», – подчеркнул он. Я ответил, что события уже обогнали эту просьбу. «Мы сейчас у часа «Икс» и отозвать операцию такого масштаба нельзя».2

Когда через несколько часов мне стало известно о попытке М.С. Горбачева остановить начало операции, я сильно удивился. Ведь все давно было решено и не единожды проговорено: не захочет Багдад воспользоваться отсрочкой в виде «паузы доброй воли», то будет применена сила. Багдад не захотел. Поэтому шансов на успех у попытки Горбачева заведомо не было ни малейших. Зная А.А. Бессмертных как умного, очень четкого и дисциплинированного человека, я решил, что по собственной инициативе, без заранее полученных инструкций он не стал бы просить об отсрочке и ссылаться при этом на то, что президент СССР захочет обратиться к Багдаду. Но если советской стороне от Бейкера из первого разговора стало известно, что до начала операции остаются не дни, не часы, а всего минуты, повторять просьбу и притом от лица президента было совсем уж ни к чему. Уверен, что Александр Александрович это прекрасно сознавал, но, видимо, взял «под козырек» (понять это можно: министром он стал всего несколько часов назад, и ему было не до пререканий). В итоге Москва получила «от ворот поворот», укрепив заодно у ведущих участников коалиции сомнения по части своей надежности как партнера. Затея тем более выглядела странной, что Москва не располагала никакими данными, позволявшими питать даже самые слабые надежды на возможность изменения позиции иракского руководства. Последующие события это только подтвердили. В лишней же галочке по части миротворческих усилий М.С. Горбачев, только что ставший тогда лауреатом Нобелевской премии мира, и вовсе не нуждался: никто из политиков мирового уровня не направил непосредственно Саддаму Хусейну и через его приближенных столько посланий с добрыми советами, увещеваниями и предупреждениями, сколько Михаил Сергеевич. Его совесть в этом смысле была абсолютно чиста.

В импульсивных непродуманных действиях советского руководства в ту ночь был еще один элемент, который, сложись обстоятельства иначе, мог бы иметь весьма неприятные последствия. Его предал огласке сам Михаил Сергеевич. Выступая 17 января с заявлением по центральному телевидению, он сказал: «Получив примерно за час до начала военных действий от государственного секретаря Соединенных Штатов Америки Бейкера сообщение о принятом решении, я немедленно обратился к президенту Бушу с предложением предпринять дополнительные шаги – через прямой контакт с Саддамом Хусейном, – чтобы добиться безотлагательного объявления им о выводе войск из Кувейта. Одновременно я дал указание нашему послу в Багдаде связаться с президентом Ирака, сообщить ему о моем обращении к Джорджу Бушу, подчеркнул необходимость в интересах самого иракского народа, в интересах мира в регионе, заявить о готовности уйти из Кувейта».3 Вот эта ссылка на одновременность действий президента СССР на американском и иракском направлениях сразу же породила в умах журналистов (и, наверное, не только у них) вопрос, а не хотел ли выдать и не выдал ли Горбачев Саддаму Хусейну время начала операции, не предупредил ли его. Это было самое первое, о чем стали спрашивать, когда вечером 17 января мы вдвоем с пресс-секретарем президента В.Н. Игнатенко по поручению руководства встретились с представителями советских и иностранных СМИ в пресс-центре МИД СССР. Игнатенко еще раз огласил упомянутое заявление М.С. Горбачева, а комментировать и отвечать на вопросы досталось мне. Сначала вопрос о поручении послу СССР в Багдаде задал египтянин, потом эстафету подхватил корреспондент «Вашингтон пост», затем корреспондент «Нью-Йорк таймс» и, наконец, корреспондент лондонской «Таймс». Под разными углами, но по сути спрашивали об одном и том же, не раскрыл ли Горбачев военный секрет, не поставил ли тем самым под угрозу жизни американских и других союзных летчиков. Хорошо, что удалось отвести эти подозрения, показав, что телефонная связь с Багдадом уже к тому времени не работала, а депеша с поручением Горбачева поступила в советское посольство в Багдаде значительно позже начала бомбардировок, а исполнена лишь днем, не то мог возникнуть политический скандал.

Пресса все равно об этом писала, но уже в другом ключе. «Нью-Йорк таймс», например, сообщала 17 января: «Будучи спрошенным, пытался ли советский руководитель предупредить Хусейна, что самолеты уже в пути, заместитель министра иностранных дел Александр Белоногов заявил: «Мы не имели морального права расскрывать кому-либо информацию, которую мы получили в доверительном порядке от американской стороны». Вопрос был закрыт, но, в американском Белом доме наверняка сделали вывод, что и на будущее русским надо при уведомлении оставлять минимальный зазор времени либо просто информировать постфактум.

В ночном совещании у М.С. Горбачева участвовали, насколько я знаю, вице-президент Янаев, министры иностранных дел и обороны, председатель КГБ, Е.М. Примаков. Помощник президента А.С. Черняяев пишет, что когда он по звонку Е.М. Примакова прибыл в Кремль, там также находились члены политбюро и секретари ЦК.

Мы же скоро получили задание срочно готовить серию личных обращений президента СССР к руководителям Великобритании, Франции, Китая, Германии, Италии, Индии, Югославии, большинства арабских государств и некоторых других стран. Основной упор в них надо было сделать на скорейшем прекращении военных действий и совместный и параллельный нажим на Багдад, чтобы он выразил готовность уйти из Кувейта. С этой работой мы справились быстро и, кажется, неплохо. Указания о передаче устных посланий М.С. Горбачева советские послы начали исполнять в тот же день.

Возвращаюсь к телевизионному выступлению М.С. Горбачева 17 января. Оно было кратким и, за исключением упомянутого выше пассажа, дельным и четким. В нем он, в частности, выразил глубокое сожаление, что не удалось избежать военного столкновения, и констатировал, что трагический оборот был спровоцирован отказом руководства Ирака выполнить требование мирового сообщества. Президент подчеркнул, что со своей стороны мы сделали все мыслимое для урегулирования конфликта мирными средствами, и заверил, что руководство страны будет принимать все меры для скорейшего прекращения войны и восстановления мира, взаимодействуя с другими странами и с ООН. Заявление президента СССР было в тот же день полностью поддержано Президиумом Верховного Совета СССР, на заседании которого с сообщением выступил А.А. Бессмертных.

Комментируя на упоминавшейся выше пресс-конференции заявление М.С. Горбачева, я обращал внимание журналистов на последовательные настойчивые усилия, которые прилагались Советским Союзом, начиная со 2 августа, для справедливого и мирного урегулирования кризиса. Отвечая на вопрос Агентства Синьхуа, какой исход из нынешней ситуации мы считаем наиболее желательным, я говорил, что «самым желательным мы считаем скорейшее прекращение военных действий. Война есть война, и она сопряжена с людскими потерями, со многими трагедиями. Надо как можно скорее свернуть боевые действия. Вот почему мы полагаем, что не только СССР, но и другие государства, прежде всего арабские страны, должны еще раз призвать руководство Ирака одуматься и пойти навстречу справедливому требованию международного сообщества».4

На вопрос газеты «Файнэншл таймс», должно ли прекращение военных действий произойти после того, как Ирак уйдет из Кувейта, или после заявления Ирака о согласии на немедленный и безоговорочный вывод своих войск, я ответил так: «Решать, когда следует прекратить боевые действия, очевидно, надо тем, кто эти операции осуществляет, но, с нашей точки зрения, если руководство Ирака сейчас или через несколько часов заявило бы о том, что оно выполнит в кратчайшие сроки требования, содержащиеся в резолюции СБ, то, как представляется, это уже было бы достаточным основанием для того, чтобы прекратить боевые операции».5

Особое значение в эти и последующие дни имел вопрос о географических рамках конфликта. На пресс-конференции я говорил о необходимости его локализовать с тем, чтобы вспыхнувшая война не перекинулась на другие страны. «В этой связи хотелось бы с удовлетворением отметить, – говорил я, – что сегодня турецкий премьер-министр подтвердил, что Турция не откроет второй фронт против Ирака и не примет участия в военном конфликте, если сама не подвергнется нападению. Хотелось бы выразить надежду, что ничто не спровоцирует Турцию на участие в военном конфликте. В этой же связи следует подчеркнуть сдержанную, разумную позицию Ирана, который, как это уже неоднократно подчеркивалось иранскими государственными деятелями, не примет участия в военном конфликте, если он вспыхнет. Об аналогичной позиции нас недавно поставил в известность Йемен. Особо хотелось бы выделить и позицию Израиля. Всем понятно, что если Израиль окажется втянутым в военный конфликт, то это может придать войне несколько иное качество. Вот почему, как нам представляется, мы не можем не приветствовать позицию, которую занимает Израиль в связи со вспыхнувшим конфликтом, – позицию неучастия в нем. Думаю, что средства массовой информации сделают большое дело во имя мира и спасения человеческих жизней, если в свою очередь будут доносить до сознания миллионов и миллионов людей необходимость проявить выдержку и разум в этой критической ситуации».6

Реакция в мире на начало военных действий против Ирака была вполне предсказуемой, ибо военный вариант в сложившихся обстоятельствах не был ни для кого сюрпризом. В обращении к американскому народу Дж. Буш возложил вину за конфликт исключительно на С. Хусейна, проведя при этом четкую разницу между «багдадским диктатором» и иракским народом и заверив, что второго Вьетнама не будет. Сходные по духу заявления сделали и другие участники МНС. В Совете Безопасности представитель США проинформировал коллег о начатых МНС усилиях по выполнению резолюции 678. С протестом выступил только кубинец, представитель Йемена ограничился выражением сожаления.

В арабском обществе реакция варьировалась от явного удовлетворения тем, что Саддам Хусейн наконец-то получит по заслугам, до горечи и возмущения. В ряде стран прошли антиамериканские демонстрации, но в целом реакция была довольно пассивной. Пожалуй, наиболее характерной была позиция руководителя Ливии Каддафи. Он не осудил действия МНС, но сделал упор на то, что они не должны выходить за границы Кувейта.

В свою очередь Саддам Хусейн 17 января в радиовыступлении обрушился на «дьявола Буша», «преступный сионизм» и иные «силы зла», обещая разгромить «агрессоров» и освободить Иерусалим, Голанские высоты и Ливан. На следующий день он призвал всех мусульман мира к террористическим акциям против стран – участниц МНС.

* * *

Ракетные и бомбовые удары по Ираку побудили Москву радикально сократить численность советского персонала в этой стране. На 16 января там оставалось на строго добровольной основе около 70 человек. Это были сотрудники некоторых наших представительств и небольшое число людей, обеспечивающих надзор на отдельных крупных объектах сотрудничества. Но и их было решено срочно эвакуировать. Вывоз осуществлялся автотранспортом через соседние страны. После 24 января в Ираке осталось только 13 советских граждан. Это были сотрудники посольства (все мужчины) во главе с послом В.В. Посувалюком. В течение всей войны они оставались именно в этом составе. К счастью, никто из них не погиб и не был ранен, но хватить лиха им пришлось с избытком. Свой долг они выполнили с честью и по заслугам были потом удостоены боевых наград. На заключительном этапе войны наше посольство в Багдаде оставалось единственным связующим звеном между иракским руководством и внешним миром. Так как телефоны в городе не работали, то все сообщения приходилось передавать только лично, с риском для жизни отправляясь под бомбежками туда, где на тот или иной момент находилось иракское руководство. Чаще всего это приходилось делать самому послу. Трудно переоценить роль, которую в тех условиях сыграли наши товарищи в Багдаде, остававшиеся единственными глазами и ушами Москвы в воюющем Ираке. Откликаясь на просьбы различных государств, сотрудники посольства СССР в Багдаде выполняли различные поручения, передававшиеся им из Москвы по розыску в Ираке граждан иностранных государств, по тем или иным причинам оставшихся там, и за судьбу которых беспокоились их родные и близкие.

В самом посольстве не было помещений, где можно было бы укрыться во время налетов. Единственной и весьма условной защитой нашим людям служило самодельное убежище – вкопанный в землю отрезок металлической трубы двухметрового диаметра. Там и укрывались наши люди, хотя труба могла защитить разве что от падавших сверху осколков зенитных снарядов. Трудности были многочисленны. Электроэнергию, например, давал только посольский движок. Но топлива было мало, и поэтому электричество подавалось только на обслуживание шифровальной комнаты и еще в несколько точек. Жить было и холодно и голодновато, но люди держались стойко. Настоящей душой всей посольской команды был сам Виктор Викторович Посувалюк, человек многих талантов. Через несколько лет он возглавил арабское направление в качестве заместителя министра иностранных дел России. К сожалению, тяжелая болезнь рано оборвала его жизнь.

Провокационные удары по Израилю

На вторые сутки С. Хусейн сделал то, о чем предупреждал уже несколько месяцев – ударил ракетами по Израилю. В этот день по Тель-Авиву и Хайфе было выпущено 7 ракет, на следующий – еще 4. Это была очень опасная провокация, способная в случае успеха натворить массу бед. Соответственно к ней готовились, вели профилактическую работу и с израильтянами, и с арабами. Особое внимание в этом плане уделялось Израилю, ибо от его реакции в первую голову зависело развитие событий. Основная работа здесь ложилась, естественно, на плечи американцев. Но и для них это было непросто.

Принято считать, что американо-израильский альянс – это что-то вроде монолита или механизма, где все выверено, отлажено и работает с точностью лучших швейцарских часов. В действительности это не так или, по крайней мере, не совсем так. В период же, о котором идет речь, отношения между правительством Ицхака Шамира и администрацией Буша были отнюдь не безоблачны. В Израиле даже считали, что в силу ряда специфических обстоятельств и Буш, и Бейкер больше тяготеют к арабской, нежели израильской точке зрения, и отношения с арабами имеют для них более весомое значение. И определенные основания так считать у Шамира и его министров были. Они даже не скрывали своего раздражения тем, что Бейкер с момента, как стал госсекретарем, ни разу не побывал в Израиле, хотя в соседних арабских странах его видели частенько, особенно после начала кувейтского кризиса. Не сложилось личных отношений и у Буша с Шамиром. В Израиле негодовали, что при Буше, в отличие от прошлого, США не заветировали в Совете Безопасности несколько резолюций с осуждением Израиля за насилие над палестинскими арабами. Не все шло гладко и в сфере военного сотрудничества, в частности, Израиль долго отказывался принять противоракетные комплексы «Пэтриот», которые Вашингтон соглашался предоставить только на условиях их обслуживания американцами.

Заранее направленные Бушем в Израиль в качестве его спецпредставителей первый заместитель госсекретаря Иглбергер и замминистра обороны Вулфовец не смогли решить главную поставленную перед ними задачу – получить от Шамира четкое заверение, что Израиль воздержится от ответного удара в случае иракского ракетного нападения. В свою очередь министр обороны Израиля Моше Аренс требовал, чтобы американцы предоставили израильским ВВС пароль «свой-чужой», чтобы избежать в небе Ирака инцидентов с самолетами МНС, если Израилю все-таки придется воевать. Не пошли США и на альтернативный вариант, предлагавшийся Израилем, – согласовать воздушный коридор над Иорданией, которым в случае нужды можно было бы пользоваться израильской авиации. Были и другие разногласия. Так что к критической точке – моменту, когда Ирак начал обстрел израильской территории ракетами «Скад», – Израиль и участники коалиции подошли без всякой договоренности о том, как поведет себя в этой ситуации Израиль.

Мы в Москве исходили из того, что Израиль должен оставаться вне конфликта, что бы ни происходило. Чем мы руководствовались? Во-первых, тем, что интересы СССР как страны, близко расположенной к очагу конфликта, состоят в максимальном сужении его географических рамок. Вступление же Израиля в войну было чревато последующим втягиванием в него других государств. Во-вторых, тяжелейший удар наносился бы по перспективам арабо-израильского урегулирования, заняться которым мы твердо хотели сразу после освобождения Кувейта. В-третьих, Ирак, в поражении которого и без того сомневаться не приходилось, подвергся бы еще большим разрушеням. В-четвертых по счету, но не по значению, для Москвы не была безразлична судьба наших эмигрантов в Израиле и переживания их родных и близких в Советском Союзе. Вот почему наша реакция последовала незамедлительно.

18 января я выступил от лица МИД со следующим заявлением на специально организованном брифинге для советских и иностранных СМИ:

«В ночь на 18 января Ирак нанес ракетные удары по пригородам Тель-Авива, Хайфы и некоторым другим населенным пунктам Израиля.

Совершенно очевидно, что целью этой акции является попытка трансформировать проблему Кувейта в общерегиональное противоборство, разжечь военный пожар на всем Ближнем Востоке.

СССР не раз твердо и недвусмысленно выступал против такого развития событий, в том числе и в контактах с иракским руководством. Мы убеждены в том, что нельзя решать одну проблему, создавая другую, что было бы опасно в первую очередь для народов самого этого региона, если один конфликт перерастет в другой – еще более масштабный и сложный.

В этот критический момент мы вновь призываем руководство Ирака проявить чувство реализма, осознать, что его действия, начиная с вторжения в Кувейт, оборачиваются лишь жертвами и разрушениями для иракского народа, новыми бедами для всего региона. Этого не могут не понимать лидеры арабских государств, несущие ответственность за благополучие своих народов. Мы надеемся, что арабы не поддадутся эмоциям и не позволят вовлечь себя в планы разжигания новой вспышки военной конфронтации с Израилем.

В Советском Союзе рассчитывают также на то, что, в свою очередь, и правительство Израиля проявит необходимую сдержанность и не встанет на путь, который приведет к еще большему обострению обстановки на Ближнем Востоке.

Советский Союз вновь твердо высказывается за урегулирование кувейтского кризиса на базе известных резолюций Совета Безопасности ООН и скорейшее разблокирование других конфликтных ситуаций на Ближнем Востоке. Его народы должны наконец обрести мир и спокойную жизнь».7

Далее, обращаясь к журналистам, я сообщил, что сегодня, как и вчера, советское руководство, М.С.Горбачев продолжали много и активно заниматься опасным кризисом, возникшим на Ближнем Востоке. В связи с новыми аспектами в его развитии сегодня президент СССР направил личные послания главам государств и правительств арабских стран, в которых подчеркивается опасность момента и акцентируется внимание руководителей арабских государств на попытках манипулировать обостренными чувствами арабов, намерении толкнуть их на разжигание арабо-израильского противоборства. В обращении президента СССР к главам арабских государств содержится призыв проявить мудрость, взвешенный и ответственный подход. Я рассказал, что президент СССР направил свои личные послания и руководителям государств – постоянных членов СБ, а также ряда других государств по этому же вопросу и что 18 декабря в МИД СССР был приглашен израильский генеральный консул, которому был передан текст обращения к руководству Израиля. В нем высказывается призыв к правительству этой страны проявить максимальную осмотрительность и выдержку, не поддаваться на провокации.

Я говорил журналистам, что мы призываем руководство Израиля проявить выдержку и сдержанность, потому что его явно провоцируют, чтобы придать совершенно другой характер конфликту, который возник в результате агрессии Ирака против Кувейта. Мы убеждены, что интересы Израиля, интересы его народа органично связаны с миром для этой страны. Поэтому поддаваться на провокации, позволить себя втянуть в военный конфликт – это значит подыграть тому, кто совершил агрессию против Кувейта. Это было бы ошибкой, и такое понимание ситуации мы и излагаем в контактах с Израилем.

Я не скрывал, что угроза реальна. Если бы у нас не было опасений по поводу возможностей разрастания конфликта, видимо, нам не потребовалось бы и предпринимать какие-либо усилия, с тем чтобы этого не случилось. Именно потому, что нельзя сбрасывать со счетов возможность разрастания конфликта, мы и действуем сейчас столь активно по всем каналам, в том числе используя самый мощный рычаг, который у нас есть, – непосредственные обращения президента СССР к руководителям государств, которые могут сказать весомое слово, с тем чтобы разум, сдержанность, чувство ответственности восторжествовали и потенциальная угроза разрастания конфликта не стала фактом.

* * *

Правительство Шамира сразу же оказалось под сильнейшем давлением общественного мнения страны и особенно со стороны военных, требовавших ответить ударом на удар. На протяжении нескольких десятилетий Израиль неизменно так и поступал, приучив всех соседей к неизбежности акций возмездия со стороны Израиля в случае любых нападений на него. И вот теперь, когда иракские ракеты рвались на израильской территории, Израиль медлил с ответом. Медлил, потому что давление на правительство внутри страны уравновешивалось не менее сильным давлением извне со стороны тех, кто не хотел допустить втягивание Израиля в эту войну.

У США были на то свои веские причины, прежде всего связанные с опасениями за судьбу коалиции. Вашингтон, хотя предварительно и заручился заверениями арабских участников МНС в том, что их позиция не изменится, если Израиль окажется втянутым Ираком в военные действия, понимал, что это были заверения лишь правительств, а арабская «улица» могла повести себя иначе.

По поручению Буша Бейкер в эти дни неоднократно разговаривал по телефону с Шамиром, министром обороны Мошем Аренсом, министром иностранных дел Давидом Леви, убеждал и обещал, что американская авиация денно и нощно будет продолжать искать и уничтожать иракские ракетные установки и вот-вот с ними покончит. 20 января в Израиле вновь появился Лоуренс Иглбергер с самыми широкими полномочиями от президента. На ряд уступок в сфере военного сотрудничества он пошел, но не в ключевом вопросе – пароле «свой – чужой». Доставленные в Израиль противоракеты «Пэтриот» тоже оказали определенное психологическое воздействие. В конечном счете, Шамир все же сумел преодолеть давление своих генералов и политиков. Бейкер считает, что главную роль здесь сыграли два фактора – понимание, что военный разгром Ирака силами МНС будет самым лучшим призом Израилю за проявленную выдержку, и второе – отсутствие в распоряжении израильских ВВС пароля «свой – чужой», который использовался авиацией МНС в воздушном пространстве Ирака. Всего по Израилю было выпущено около 40 иракских ракет, жертвами которых стало примерно 100 человек. Будь эти ракеты точнее, жертв могло бы оказаться много больше. И тогда кто знает, как в конечном счете поступило бы правительство Шамира.

В арабском мире реакция на иракские обстрелы Израиля была, если говорить об официальных кругах, преимущественно сдержанно-выжидательной, хотя, наверное, и не без тайного чувства удовлетворения. Но в глазах многих рядовых арабов политические акции С. Хусейна с каждой выпущенной по Израилю ракетой росли как на дрожжах. Особенно радовались палестинские беженцы. Хуже было то, что публично эту радость разделяли некоторые палестинские лидеры, что могло потом аукнуться при попытках сдвинуть с мертвой точки процесс ближневосточного урегулирования.

Вот почему, принимая в Москве 24 января членов Исполкома ООП Абу Мазена и Абд Раббо, я специально затронул эту тему. Я говорил, что если Израиль окажется втянутым в войну, поддастся на провокации Ирака, то это будет иметь крайне негативные последствия. Опасность такая есть, и мы поэтому продолжаем дипломатические усилия, чтобы предотвратить втягивание Израиля в конфликт. При этом учитываем не только фактор соотношения сил в регионе, но и резко негативную реакцию в мире на иракские обстрелы Израиля. Возможно, в арабской среде на этот счет одна реакция, но в остальных странах акции против Израиля рассматриваются как агрессия.

В тот раз взаимопонимания с собеседниками установить не удалось: мне отвечали, что ООП не поддерживает оккупацию Кувейта, но что палестинцы – вместе с Ираком в его противостоянии Соединенным Штатам и Израилю. Вот так велика была тогда сила инерции, порожденная у палестинцев многолетним удержанием Израилем оккупированных арабских территорий.

Горбачев пытается остановить войну

Операция «Буря в пустыне» была спланирована как состоящая из двух этапов – воздушного и затем наземного, если первого окажется недостаточно, чтобы заставить Багдад вывести войска из Кувейта. Воздушный этап тоже имел свои фазы. Первая преследовала цель вывести из строя систему связи и управления иракскими войсками и подавить систему ПВО с тем, чтобы обеспечить авиации союзников полную свободу и безопасность действий в воздушном пространстве Ирака и Кувейта. Потом объектами ударов должны были стать другие иракские военные объекты – штабы, воинские части, укрепления, склады, а также средства коммуникаций, включая мосты и дороги. Затем наступала очередь разного рода объектов жизнеобеспечения – электростанций, водоочистных сооружений, различных промышленных предприятий, причем не только военного назначения, а также различные правительственные здания. Программа была составлена обширная, рассчитаная на то, чтобы не только разрушить военную машину Ирака, но и основательно подорвать экономический потенциал страны.

Удары по объектам наносились с помощью крылатых ракет и бомбардировочной авиации как наземного базирования, так и авианосного. Основную тяжесть воздушной войны несли американцы, но в ней участвовали также ВВС Великобритании, Франции и ряда других стран. Были масштабно задействованы самые совершенные орудия войны, что не замедлило сказаться на результатах. Уже в первые часы войны основные иракские средства ПВО и связи были выведены из строя. А дальше все пошло как по маслу. В небе Ирака авиация союзников делала, что хотела, обходясь почти без потерь.

М.С. Горбачев, наблюдая, как масштабно и, по-видимому, разрушительно разворачивается операция «Буря в пустыне», не стал ждать и уже на вторые сутки предпринял попытку ее остановить. В середине дня 18 января он поручил нашему послу в Багдаде связаться с Саддамом Хусейном и задать ему вопрос: если в продолжающейся военной операции будет сделана пауза, то сможет ли он заявить о том, что уйдет из Кувейта? Если бы последовал ответ «да», то открывалась бы возможность ставить перед США и другими участниками операции вопрос о такой паузе.

Не дожидаясь ответа, Горбачев в тот же день в телефонном разговоре рассказал Бушу о своем новом обращении к Багдаду. При этом он развернул целую систему доводов, доказывая, что стратегические цели военной операции, мол, достигнуты и на этом можно было бы поставить точку. Горбачев говорил, что налицо политическое поражение Ирака, его военному и индустриальному потенциалу нанесен огромный, вряд ли поправимый ущерб, что агрессор наказан, ему преподан урок, что его амбиции диктовать свою волю в регионе теперь не имеют материальной основы, он ослаблен и обессилен на годы вперед. Соответственно, советовал Горбачев, пришло время подумать, в чем смысл продолжения военной акции, новых жертв. Надо вовремя остановиться, не упустить момент, ибо позже выходить из ситуации будет-де гораздо труднее.

Разумеется, в Кремле тогда никто и представить себе не мог, что воздушную войну против Ирака США запланировали вести не несколько дней, а несколько недель, причем без всяких пауз (о том, что никаких перерывов не будет до полного разгрома Ирака, Бейкер, как потом выяснилось, предупредил Азиза еще в Женеве). Поэтому, какую бы аргументацию Михаил Сергеевич ни приводил в том разговоре, впечатление на Буша она произвести не могла.

Президент США вел разговор очень корректно, но сквозь вежливость явственно проступала твердость с примесью то ли удивления, то ли легкой иронии по поводу суждений Горбачева. Суть же высказываний президента США сводилась к следующему: нет оснований считать, что С. Хусейн согласится с предложением Горбачева; неверно, что тот военный потенциал, который позволял Ираку действовать в регионе с позиций силы, более не существует, – значительная его часть осталась в целости, что позволяет ему и далее угрожать соседям; следовательно, нельзя идти на компромиссы, когда Саддам сохранил еще значительную часть своего военного потенциала; нельзя давать ему надежды на то, что какое-то его слово, обещание вести переговоры удовлетворит коалицию; тем более это несвоевременно сейчас, когда он ведет обстрел Израиля, так как в противном случае он будет выглядеть победителем – дескать, я ударил по Израилю, и война тут же прекратилась. Поэтому мы должны не сворачивать с пути, пока не станет абсолютно ясно, что задача выполнена, то есть пока С. Хусейн не уйдет из Кувейта, причем в одностороннем порядке, без уступок и умиротворения.

Короче, по всем пунктам Горбачев напоролся на отказ. Отмечая это, я вовсе не хочу, чтобы создалось впечатление, будто этот разговор был напрасен, хотя он явно опережал события. Во-первых, он дал возможность Горбачеву четче представить себе настрой американского руководства и, соответственно, не питать иллюзий и не делать лишних телодвижений, что для политика существенно, а для престижа страны не безразлично. Во-вторых, Буш убедился в том, что несмотря на прогрессирующее ослабление и осложнение позиций Горбачева внутри страны из-за событий в Прибалтике и других обстоятельств, Кремль не собирается быть пассивным в связи с военными действиями против Ирака и что это требуется учитывать. А в-третьих (и это, наверное, главное), по ходу разговора от президента США было получено очень важное заверение, касающееся будущности Ирака как государства. Буш заявил, что не хочет, чтобы на месте Ирака оказался вакуум, чтобы эта страна стала столь слабой и бессильной, что станет дестабилизирующим фактором и, в силу этого, возможным объектом агрессии со стороны соседей. Из этого вытекала некая условная граница, за которую США не собирались заходить в процессе разрушения военного и промышленного потенциала Ирака. Весь вопрос заключался в том, где эта граница пролегает и, следовательно, как далеко США хотят успеть зайти, прежде чем Багдад их остановит своим согласием выполнить резолюции Совета Безопасности. Все, как и раньше, упиралось в позицию С. Хусейна.

В свою очередь А.А.Бессмертных, беседуя 18 января с послом США Мэтлоком, призывал Вашингтон не усугублять ситуацию, не унижать Саддама Хусейна и не загонять его в угол.

21 января был получен негативный и даже резкий ответ Багдада на инициативу М.С.Горбачева от 18 числа относительно паузы в военных действиях. Как ни прискорбно, получалось, что в этой части Буш прогнозировал лучше, чем президент СССР. Как я отметил, беседуя 26 января с палестинскими представителями, своим вызывающим ответом на упомянутое обращение президента СССР С.Хусейн фактически связал ему руки. Кстати, с такой же идеей паузы и с таким же результатом после нас к Ираку обращались югославы в качестве председателя Движения неприсоединения. Так что дело тут было не в личности обращавшихся и не в «обидах» Багдада на Москву, а в неготовности иракского руководства вернуть Кувейт. В сущности оно само блокировало мирные инициативы, неизвестно на что надеясь и даже умышленно обостряя ситуацию: 22 января иракцы взорвали и подожгли крупные резервуары с нефтью в Кувейте, а также выпустили большие объемы нефти в Персидский залив из кувейтских нефтехранилищ, а 28 января президент Ирака в телеинтервью пригрозил применить против Саудовской Аравии, где размещались основные силы МНС, и против Израиля химическое и бактериологическое оружие.

Ответом на это стал рост числа участников МНС, увеличение их финансовой поддержки, выдворение иракских дипломатов из ряда стран, усиление требований, чтобы Ирак на будущее был лишен наиболее опасных видов оружия.

«Кризисная группа»

Надо полагать, что после перехода кризиса в военную фазу М.С.Горбачев острее ощутил потребность в большей мере базировать свои шаги на коллективном опыте и знаниях. Возможно какую-то роль сыграла и предыдущая советская практика, когда в острых ситуациях для более предметной и всесторонней проработки вопросов при Политбюро или внутри его создавались временные рабочие органы (комиссия по Афганистану, комиссия по Польше и т.п.). Так и теперь возникла президентская Комиссия по Персидскому заливу (между собой мы ее называли «кризисной группой»). В нее вошли министры иностранных дел, обороны, внутренних дел, председатель КГБ, помощники президента А.С. Черняев и В.Н. Игнатенко, член Президентского совета Е.М. Примаков и я. Иногда на заседаниях появлялся руководитель аппарата президента В.И. Болдин. Как правило, заседание вел сам президент, и это сильно облегчало дело, так как на месте сразу же принимались необходимые решения. Если он по какой-то причине отсутствовал, то председательствование переходило к А.А. Бессмертных, и в этом случае на мою долю падала подготовка докладной записки Горбачеву с изложением сформировавшихся в комиссии предложений и мнений (записка шла за подписью министра). Протоколов не велось. Последний раз я такую записку составил 28 февраля 1991 года.

Собирались в Кремле в примыкавшей к кабинету президента Ореховой комнате за круглым столом. Поначалу министр обороны маршал Советского Союза Д.Т. Язов приходил с картой региона с нанесенной на нее обстановкой и, расстелив карту на столе, объяснял собравшимся, что происходит на земле, в воздухе и на море, где и какие вооруженные силы дислоцированы, откуда и куда наносятся воздушные удары, какими средствами, по каким целям, с какой интенсивностью и, примерно, с какими результатами. Докладывал всегда очень толково и четко. Правильными оказывались и его прогнозы. Через какое-то время, поскольку ситуация кардинально не менялась (если не считать растущих масштабов разрушений), то нужда в карте отпала. Потом она опять появилась в связи с началом сухопутной операции.

Обычно после разбора военной обстановки наступал черед обсуждения политических и дипломатических аспектов. Высказывались и ценные мысли, и просто дельные, и не совсем дельные, вернее, благонамеренные, но нереализуемые. Что-то из соображений принималось, что-то «уходило в воздух». Обстановка всегда была демократичной, чему способствовала заинтересованность президента в том, чтобы дискуссия была свободной и продуктивной. Сам он в ней тоже принимал всегда очень живое участие и вопросами к присутствующим, и собственными суждениями, и, наконец, подведением итогов. По внешнеполитическим вопросам, помимо мидовцев, чаще и больше других высказывались Е.М. Примаков и В.А. Крючков. Нередко случалось так, что обсуждение ситуации в зоне Залива перетекало в обмен мнениями по другим волновавшим участников вопросам – Прибалтике, Афганистану, другим аспектам нашей внешней и внутренней политики.

Комиссия собиралась примерно раз в неделю, иногда чаще. Но, конечно, этого было недостаточно, чтобы держать президента постоянно в курсе событий. Поэтому, вскоре после начала военных действий МИД, проявив инициативу, стал каждый вечер составлять для президента сводку наиболее важных сведений о ситуации в зоне конфликта и соответствующих шагах иностранных государств. Берясь за это дело, мы и не подозревали, что им придется заниматься изо дня в день в течение шести недель. Проект готовили мидовские арабисты. Чаще всего это приходилось делать старшему советнику УБВСА Петру Владимировичу Стегнию, который через некоторое время стал нашим послом в Кувейте, и заведующему отделом этого Управления Николаю Васильевичу Картузову (через несколько лет он станет нашим послом в Багдаде). Подготовленный материал поступал ко мне, от меня к министру, и затем фельдсвязью направлялся в Кремль. На практике это означало, что рабочий день у всех, кто был задействован в этой цепочке, заметно удлиннялся. Думаю, что моим коллегам ежедневная работа над сводками потом порядком поднадоела, да и простой она не была, так как надо было не только излагать сами факты, но и давать им оценку. Обстановка же была весьма многозначной.

Мои очередные контакты с представителями ООП и Йемена

Ведя широким фронтом работу с иностранными государствами в целях скорейшего преодоления конфликта, мы особое внимание продолжали уделять палестинцам и Йемену: первым, с учетом их близости к Багдаду и в связи с последующим переходом к БВУ, второму – как члену СБ, имеющему к тому же тесные связи с Ираком. Во второй половине января у меня состоялись контакты и с теми, и с другими.

17 января я принял доктора Зухди Терзи, в течение 15 лет руководившего миссией ООП при ООН, а теперь личного советника Арафата. На правах старого знакомого – а мы хорошо сотрудничали с Терзи в Нью-Йорке – я постарался в очень неформальной беседе убедить его в неизбежности поражения Ирака, если Багдад будет упорствовать в отказе покинуть Кувейт. К сожалению, Терзи, отражая, очевидно, позицию руководства ООП, видел в территориальных уступках за счет Кувейта единственную спасительную формулу. Но это был первый день войны, и многие арабы были еще в плену иллюзий, порождаемых уверенной воинственностью Багдада.

24 января прошли очередные политические консультации с членами Исполкома ООП Абу Мазеном и Абд Раббо. В основном они были посвящены арабо-израильским делам, но важное место занял и кувейтский кризис. Я говорил о глубоком разочаровании и сожалении по поводу того, что наши усилия предотвратить войну, как и усилия многих других сторон, не увенчались успехом. Она вполне могла быть предотвращена, если бы не упрямство иракского руководства, пренебрегшего интересами собственного народа и арабов в целом.

В эти дни, – говорил я,– иракский народ переживает тяжелые испытания. Наша цель – не допустить разрастания масштабов войны, добиться ее скорейшего прекращения, помочь Ираку и его народу избежать новых жертв и дальнейших разрушений. Поэтому мы крайне отрицательно относимся к призывам Багдада развернуть священную войну («джихад»), его попыткам представить военный конфликт как войну за освобождение святых мест ислама в Саудовской Аравии, сирийский Голанских высот, Иерусалима, оккупированных палестинских земель. Он хочет придать кувейтскому кризису характер традиционной арабо-израильской конфронтации, втянуть в нее как можно больше государств. Пожар и так достаточно велик и опасен, чтобы еще дальше его раздувать. Между тем возможность прекратить военные действия есть. Требуется лишь заявление о готовности уйти из Кувейта. Это даст хорошее политическое и моральное основание, чтобы настаивать перед участниками МНС на приостановке боевых действий. Нам понятны чувства простых арабов в связи с потерями и жертвами в Ираке. Мы не хотим ослабления Ирака. Прекрасно понимаем, какими последствиями может обернуться для всего ближневосточного региона продолжение войны.

Я подробно проинформировал палестинских представителей о предпринимавшихся Советским Союзом шагах с целью предотвращения и прекращения войны. Рассказал и о реакции на них Багдада. Счел я также уместным, учитывая откровенный характер разговора, остановить внимание собеседников на одном беспокоющем нас аспекте ситуации. Багдад, – сказал я, – призывает всех арабов и мусульман к нанесению ударов по объектам участников антииракской коалиции во всех уголках земли. Недавние террористические акты, происшедшие в ряде стран, уже породили однозначно негативную реакцию. Надеемся, что руководство ООП проявит дальновидный и взвешенный подход к этому вопросу. Проиракская позиция ООП заметно подорвала завоеванный ею в прошлом авторитет, в частности, в Западное Европе. Участие или даже причастность палестинцев к террористическим акциям в связи с кувейтским кризисом может породить весьма опасные последствия с точки зрения перспективы участия ООП в процессе ближневосточного урегулирования (сделать такое предупреждение было не лишним, если учесть наличие внутри ООП разных фракций, в том числе и лево-радикальной, отдельные члены которой своими опрометчивыми действиями могли поставить под угрозу интересы всего движения).

Палестинские представители, со своей стороны, утверждали, что в Багдаде якобы знают, что ООП с самого начала не поддерживала оккупацию Кувейта Ираком, но что палестинцы вместе с Ираком в его противостоянии Соединенным Штатам и Израилю. Мы – за уход Ирака из Кувейта, – говорил Абу Мазен, – но против того, чтобы Ирак был уничтожен ради того, чтобы заставить его оттуда уйти. Действия МНС он квалифицировал как агрессию против Ирака, которая именно, якобы, так и воспринята широкими арабскими массами. Абу Мазен в равной степени возлагал ответственность за конфликт на Багдад и Вашингтон, утверждал, что во многом виновно отсутствие у последнего должной гибкости. Он считал, что С.Хусейн не сделает заявление об уходе из Кувейта в сложившихся условиях до приостановки военных действий, что требуется вариант, при котором не было бы ни победителей, ни побежденных, поскольку только такой подход может встретить понимание в Багдаде. ООП, по его словам, работает над тем, чтобы содействовать выработке соответствующих предложений. В этой связи он сетовал, что во Франции и Италии такие их идеи не встретили позитивной реакции. Палестинцы отметили, что с началом войны руководство ООП утратило прямую связь с Багдадом и что это затрудняет им работу в пользу политического решения.

Поскольку представители ООП интересовались шансами на успех обращения пяти стран Магриба к Совету Безопасности с призывом добиваться приостановки военных действий, я ответил, что такие шансы крайне незначительны. Позиция США и Великобритании определенна и бескомпромиссна: любая остановка в военных действиях, считают они, будет в пользу С.Хусейна. Кроме того и французский президент отверг всякую возможность выдвижения в настоящий момент какой-либо мирной инициативы по Кувейту. Поэтому любое предложение о прекращении военных действий без заявления С. Хусейна об уходе из Кувейта столкнется в Совете Безопасности с «тройным вето». А своим ответом на наш зондаж по поводу паузы С.Хусейн связал руки и нам.

Я призывал палестинцев к тому, чтобы в центр своих усилий они все же ставили задачу убедить С. Хусейна заявить о готовности уйти из Кувейта, поскольку это единственный реальный путь к прекращению военных действий. Ставка же Багдада на затягивание войны будет лишь ухудшать положение Ирака.

Мы считали, что нам надо продолжать регулярно и кропотливо работать с палестинцами с тем, чтобы они не наделали еще больше ошибок и не осложнили бы этим перспективы БВУ, о переходе к которому сразу после разрешения кувейтского кризиса мы вновь стали очень настойчиво ставить вопрос перед американцами.

* * *

«Буря в пустыне» открыла новую главу в кувейтском кризисе. В свете развития ситуации потребовались и новые личные контакты с американцами. В этом плане нам виделись два ключевых момента. Во-первых, требовалась ясность в отношении условий, при которых возникала возможность остановки военных действий. Это было нужно и для дальнейшей работы с иракцами, и для иных наших контактов. Во-вторых, дополнительную актуальность (с учетом реакции арабских масс, в том числе палестинцев, на американские бомбардировки Ирака) приобретал вопрос о перспективах арабо-израильского урегулирования. Как я уже говорил выше, американцы обещали Э.А. Шеварднадзе выступить еще в ноябре на эту тему с совместным с нами заявлением, но слово не сдержали. Военная фаза требовала, как нам казалось, большей на этот счет определенности, чем было сказано по данному поводу в Хельсинки еще на заре конфликта. Нам представлялось, что американцы должны теперь это чувствовать.

Вот с этими задачами (наряду с некоторыми другими) и отправился А.А.Бессмертных в Вашингтон. Свою миссию он выполнил весьма успешно. Во всяком случае, в мемуарах Бейкера единственное место, где он признает, что не был на высоте, это его рассказ о переговорах с Бессмертных и их совместном итоговом заявлении. Белый дом даже пытался спустить дело на тормозах, упирая на то, что это заявление было выпущено без согласования с аппаратом президента, но, как говорится, слово не воробей. Заявление руководителей дипломатических служб СССР и США было широко опубликовано в Америке, Европе, арабском мире и активно нами использовалось в политических и дипломатических контактах. Я, например, это сделал при первой же возможности, когда принимал 31 января государственного министра по иностранным делам Йемена Абдель Азиза Абдо ад-Дали.

* * *

Мы знали, что за неделю до начала войны Багдад посетил премьер-министр Йемена Х.А.аль-Аттас. Он передал С. Хусейну предложения президента А.А.Салеха по мирному урегулированию кризиса, где главным было то, что Ираку надо все же объявить о готовности уйти из Кувейта. Это не встретило позитивного отклика. И вот три недели спустя у меня идет разговор с ад-Дали. Излагая ему нашу позицию, я выразил озабоченность тем, что события в зоне Залива развиваются по самому худшему варианту, и убежденность, что президент Ирака совершает очень большую, может быть, трагическую ошибку. Уже сейчас очевидно, что позиция иракского руководства приводит к очень серьезным многоплановым потерям для самого иракского государства, негативно отражается на потенциальных возможностях всей арабской нации. Война принимает все более ожесточенный характер. В этих обстоятельствах мы видим перед собой задачу по крайней мере не допустить эскалации военных действий ни по вертикали, ни по горизонтали. Географическое расширение зоны войны, втягивание в конфликт многих государств делало бы задачу прекращения военных действий еще более трудновыполнимой. Вот почему мы выступаем за нейтралитет Ирана, Турции, за то, чтобы Израиль не позволил втянуть себя в войну. Очень также важно, что сирийцы, хотя и направили воинский контингент в Саудовскую Аравию, но на своих границах с Ираком не осуществляют никаких военных мероприятий.

Рассказав о предпринятых Советским Союзом попытках остановить войну и что этому помешало, я констатировал, что главным препятствием к ее прекращению остается Багдад. Так, на днях посол СССР в Багдаде имел встречу в МИД Ирака, в ходе которой ему было заявлено, что Ирак намерен продолжать воевать и отрицательно относится к усилиям арабских стран Магриба в Совете Безопасности ООН, направленным на приостановку военных действий. Мы же убеждены, что такая позиция не отвечает действительным интересам иракского народа, так как война может кончиться только разгромом Ирака. В такой ситуации актом высшего мужества со стороны С. Хусейна было бы дать знак, что Ирак готов вывести войска из Кувейта.

Я отметил, что Генеральный секретарь ООН, хотя и получил жесткое и даже оскорбительное послание от ТАзиза, сейчас вновь выступает с предложением своих услуг, чтобы перевести конфликт в русло мирного решения. Все ждут сигнала, но его Багдад никак не решится подать.

Я рассказал йеменскому министру, что накануне (30 января), А.А.Бессмертных вернулся из Вашингтона, где у него были обстоятельные беседы с президентом США и госсекретарем относительно конфликта в Заливе. Усилия советской стороны в контактах с американцами были нацелены на то, чтобы не допустить эскалации войны и вывести американскую администрацию на принятие идеи о том, что пауза в боевых действиях возможна и целесообразна, если со стороны Багдада поступит хотя бы малейший сигнал о готовности вывести войска из Кувейта. В результате было принято совместное заявление по Персидскому заливу. Мы удовлетворены содержанием этого документа, поскольку в нем удалось зафиксировать ряд важных положений. Во-первых, американцы заявили, что их целью не является разрушение Ирака, и впервые на официальном уровне приняли идею прекратить военные действия, как только Багдад сигнализирует о готовности вывести войска из Кувейта. Известно, что до последнего времени Вашингтон отвергал возможность любой паузы в войне.

Во-вторых, в документ удалось включить положение, касающееся общего урегулирования на Ближнем Востоке. Это, по нашему мнению, весьма существенно как шаг на пути решения ближневосточной проблемы, в том числе палестинской, и в то же время как раскрытие дополнительной возмоности выхода из нынешнего кризиса в Заливе. Если С. Хусейну нужна формула, которая позволяла бы ему «спасти лицо», то она содержится в данном документе, ибо в нем присутствуют обе темы – война в Персидском заливе, с одной стороны, и ближневосточное урегулирование и палестинская проблема, с другой. В заявлении говорится о полнокровном мирном процессе на Ближнем Востоке и прямо упоминается о мире между Израилем и арабами. Мы рассматриваем принятие данного советско-американского заявления по Ближнему Востоку (фактически первого развернутого совместного документа с 1976 года) как бесспорное достижение. Хотелось бы надеяться, что в Багдаде не поспешат отвергнуть содержащиеся в нем идеи.

У йеменского министра не было свежей информации о настроениях в Багдаде. Он выразил согласие с тем, что у Ирака, безусловно, было немало возможностей объявить о готовности уйти из Кувейта, но что дело тут, по-видимому, в психологии иракского руководителя. А. ад-Дали подчеркивал, важность интенсивных многосторонних усилий с тем, чтобы добиться приостановки боевых действий.

Багдад, однако, проигнорировал советско-американское заявление.

Снова в Тегеране

5 февраля я вылетел в Тегеран. После начала военной фазы между нами еще не было обстоятельных консультаций, а вопросы поднакопились. Учитывалось и то, что теперь в глазах Багдада Иран – единственная страна, через которую Ирак имел возможность физического выхода во внешний мир. В этой связи мнение Тегерана, по идее, приобретало для Ирака особый вес. Надо было обменяться информацией, сопоставить оценки. На это ушел весь следующий день – по отдельности состоялись беседы с министром иностранных дел А.А. Велаяти и его заместителем М. Ваэзи. Без труда договорились о визите Велаяти в Москву, обсудили некоторые вопросы двусторонних отношений, подробно проговорили афганскую тему, но доминировала проблема Ирака.

По мнению Тегерана, иракцы полагали, что военные действия против них все же не начнутся, и просчитались. Ирак, – говорил Велаяти, – пока не прислушался ни к иранским, ни к советским рекомендациям и предупреждениям. В этом упорстве иракцев много странного. Ведь то, что сейчас происходит, можно было предвидеть заранее. Наивно было предполагать, что сотни тысяч американских солдат прибывают в регион на рыбалку. Если же исходить из того, что в Багдаде предвидели нынешний ход событий, то его позиция абсолютно неразумна. Она равносильна самоубийству, не говоря уже о губительных последствиях для всего региона.

Позицию Ирана мои собеседники определяли как активный нейтралитет, активный – в смысле его направленности на недопущение затягивания войны и ее скорейшее прекращение. На это нацелены их собственные контакты с Багдадом, а также работа по дипканалам с арабскими, западноевропейскими и другими странами.

Мне было важно выяснить, зачем и с какими настроениями недавно побывал в Тегеране Саадун Хаммади и что ему говорилось с иранской стороны. Интерес к этому подогревался массированным перебазированием иракской авиации в Иран. Мы видели, что вооруженные силы Ирака не препятствовали перелетам, и, следовательно, речь шла о подготовленной операции, осуществленной не вопреки воле иракского руководства, а по его распоряжению. В 20-х числах января в Иран перелетело порядка 80 самолетов, среди которых были и самые тогда современные «МИГ-29» и более ранние модели «МИГов», бомбардировщики и другие типы самолетов, в том числе гражданские. В общей сложности в Иран в январе – феврале перебазировалось 135 самолетов.8

Из полученных разъяснений следовало, что перелет десятков военных и гражданских самолетов в Иран произошел без предварительного согласия иранской стороны и что одна из целей визита Хаммади состояла именно в том, чтобы объясниться по этому поводу с Тегераном. Хаммади уверял, что посадка иракских самолетов в Иране была вызвана экстренной необходимостью, связанной с угрозой их уничтожения многонациональными силами, что Иран – сейчас самое безопасное место для сохранения иракских самолетов. Мне было сказано, что не изменяя политике нейтралитета, иранские власти приняли решение согласиться оставить самолеты в Иране до окончания войны. Это касается и их экипажей.

Другие вопросы, которые ставил Хаммади, касались транспортировки в Ирак разнообразной помощи через иранскую территорию, на что было сказано, что Иран, исходя из гуманных соображений, готов оказать иракскому населению помощь продовольствием и медикаментами по линии Красного Полумесяца Ирана, но она не должна идти на затягивание войны. Просьба Хаммади о том, чтобы через Иран в Ирак могли прибывать добровольцы из мусульманских стран (а в ряде государств шла их запись) удовлетворена не была.

По словам собеседников, иранская сторона вновь и вновь возвращала Хаммади к мысли о том, что Ирак должен прекратить самоубийственное упрямство и уйти из Кувейта. В ответ Хаммади утверждал, что Иран не знает истинных возможностей Багдада и находится под воздействием тенденциозной западной пропаганды, Ирак, дескать, абсолютно уверен в победе и что в ближайшие дни в войне наступит крупный перелом в пользу Ирака. Как говорили мне иранцы, они сделали вывод, что в Багдаде все еще убеждены в необходимости продолжать военные действия. По-видимому, иракские лидеры все еще верят в то, что в ходе сухопутных боев удастся уничтожить 10-15 тысяч солдат противника и что это способно-де вызвать бегство МНС из региона или, по крайней мере, качественно изменить обстановку. Но все эти расчеты наивны: без воздушной поддержки, которой они уже практически лишились, иракские войска не способны нанести существенные потери силам антииракской коалиции. Что же касается помощи Ираку со стороны других мусульманских стран, то здесь иракцы делают ставку на невозможное, и об этом им было откровенно сказано иранской стороной.

По личному мнению Ваэзи, момент, когда иракцы будут готовы избрать политический путь, может наступить лишь в результате наземных боев, когда иракцы поймут, что у них нет другого выхода (жизнь показала, что Ваэзи был прав: иракцы дотянули-таки до крайней черты).

Не получилось у Багдада состыковки с Тегераном и по другим важным направлениям текущих усилий иракского руководства. В беседе с Хаммади президент Ирана А. Хашеми-Рафсанджани сказал, что хотя Ирак и пытается втянуть Израиль в войну, израильтяне действуют выдержанно и умно – не дают вовлечь себя в конфликт. Удары по Израилю только укрепляют его престиж, что не в интересах ни Ирака, ни региона, ни мусульман. Иранский президент подчеркнул, что использование Багдадом палестинской проблемы в конфликте – заведомо проигрышная игра, ведущая к подрыву целей палестинцев, а стремление Багдада перевести войну в русло противостояния между исламом и христианством – весьма опасная затея, от которой не будет пользы никому. На заявление Хаммади о том, что по вопросу прекращения огня Ирану следует апеллировать не к Ираку, а к США, ему было сказано, что без ухода из Кувейта эти их претензии вряд ли встретят понимание в мире. Скорейший уход из Кувейта стал также сутью послания президента Ирана С. Хусейну, переданного через Хаммади.

Со своей стороны я подчеркивал, что позиция СССР по проблемам, связанным с иракской агрессией против Кувейта, осталась неизменной. То, что Э.А. Шеварднадзе ушел в отставку и новым министром назначен А.А. Бессмертных, не меняет существа нашего подхода к данному вопросу; наши позиции по-прежнему основываются на том, что мы голосовали за все соответствующие резолюции СБ. Положить конец кризису может только безоговорочный вывод иракских войск из Кувейта. Вина за начало военных действий лежит на Багдаде, которому была предоставлена возможность их избежать. Мы неоднократно обращались к иракскому руководству и давали ему советы на этот счет, но к ним не пожелали прислушаться. Мы видим свою задачу в том, чтобы не допустить разрастания масштабов конфликта и скорее положить ему конец. Общественное мнение Советского Союза все сильнее реагирует на разворот событий в регионе, продолжающееся там кровопролитие, увеличивающееся день ото дня число человеческих жертв, в том числе среди мирного населения. В Вашингтоне наш министр рельефно обозначил озабоченность советской стороны интенсификацией военных действий, настойчиво внушал американцам, что главная задача должна сводиться именно к освобождению Кувейта, а не нанесению ущерба Ираку. Нынешняя ситуация невольно вызывает ассоциацию с поединком боксеров разных весовых категорий и разных возможностей. Американцы не спешат с завязыванием ближнего боя, и эта тактика приносит им явные выгоды. Их цель заключается в уничтожении военного и промышленного потенциала Ирака, и они к ней неуклонно приближаются. Между тем мы не хотели бы, чтобы Ирак оказался побежденным и разрушенным и чтобы, таким образом, была заложена основа для последующей жажды реванша. Мы хотим, чтобы Ирак ушел от нависшего поражения, избежал ненужных жертв, занял потом достойное место в регионе и продолжал существовать в тех границах, которые он имел до 2 августа 1990 года.

Я проинформировал иранских коллег об основных итогах переговоров А.А. Бессмертных в Вашингтоне, значении принятого совместного документа по Персидскому заливу и БВУ, других наших последних контактах, в том числе попытках убедить Багдад выполнить требования Совета Безопасности.

Отвечая на вопрос о возможности ведения наземных боевых действий союзников на территории Ирака, я сказал, что операция по освобождению Кувейта может затронуть и иракскую территорию. Однако в своем анализе мы исходим из того, что многонациональные силы не готовы к широкомасштабным операциям на территории Ирака (этот вопрос был навеян сообщением Хаммади о том, что в Ираке идет вооружение народа на случай партизанской войны).

Выяснилось, что иранцы жестко предупредили С.Хаммади о недопустимости использования химического оружия, подчеркнув, что в этом случае Ирак окончательно противопоставил бы себя всему мировому сообществу. В свою очередь Велаяти интересовался моим мнением, могут ли американцы пойти на его применение в порядке ответа. Я выразил сильное сомнение: с военной точки зрения это большой пользы не принесло бы, а политические, международные издержки были бы значительными. Американцы заботятся о своих интересах в исламских, в том числе арабских государствах, которые не простили бы им использование химоружия против иракских мусульман.

Обсудили и ряд других военных и политических аспектов как текущей ситуации, так и в плане перспективы. В них также выявилось широкое совпадение интересов и, соответственно, точек зрения. С обеих сторон подтверждалась необходимость продолжать держать открытой дверь для диалога с Багдадом.

Как и в предыдущий раз, разговор в Тегеране получился деловым и откровенным. Дальше мой путь лежал в Анкару.

И опять в Анкаре

В Анкаре, если отвлечься от специфики сугубо двусторонних советско-турецких отношений, передо мной стояли примерно те же задачи, что и в Тегеране – уточнить дальнейшие турецкие намерения и объяснить наш подход к набравшей уже очень большие обороты воздушной кампании против Ирака. Официально Турция считала себя неучастницей конфликта, но предоставила свои авиабазы в распоряжение МНС, с которых американские самолеты, а возможно и не только американские, наносили удары по Ираку. Кроме того, по просьбе Анкары на турецкую территорию были переброшены 42 самолета из состава «мобильных сил» НАТО в Европе. Как мне объяснял еще в Москве посол Турции Волкан Вурал, этот отряд германских, итальянских и бельгийский ВВС имел сугубо оборонительные задачи, существо которых состояло в «символической демонстрации сдерживания и солидарности» Североатлантического союза с Турцией, нападение Ирака на которую было бы, дескать, равнозначно агрессии против НАТО в целом. Вдобавок турки подтянули к границе с Ираком значительные вооруженные силы (в Тегеране считали, что это примерно две трети всех вооруженных сил страны, и опасались, что Турция может вторгнуться в Ирак для захвата нефтепромыслов в районе Мосула и Киркука, на которые она вроде бы зарилась). Так что поговорить мне было о чем, хотя все эти вопросы относились к весьма деликатной сфере.

Однако мне даже не пришлось «наводить» моих турецких собеседников на эти темы. Они подняли их сами, возлагая вину за появление таких спекуляций прежде всего на собственную прессу, «подогреваемую определенными официальными заявлениями», а также на Тегеран.

8-9 февраля у меня состоялись два раунда консультаций с первым заместителем министра иностранных дел Т. Озчери (сам министр был в Тегеране) и обстоятельная беседа с премьер-министром Турции Й. Акбулутом.

И у премьера, и в МИДе было твердо сказано, что если на Турцию не будет совершено нападение со стороны Ирака, она ни в каких военных действиях принимать участие не будет. Озчери рекомендовал не обращать внимание на строющиеся прессой догадки о том, когда будет открыт «второй фронт», когда турецкие войска начнут военные операции против Ирака, что будет с районами Киркук и Мосул, с другими бывшими османскими землями и т.д. Заявил, что подозрения Тегерана насчет сосредоточения двух третей турецких вооруженных сил у иракской границы не соответствуют действительности (но и не привел своих данных). Подчеркнул, что у Турции нет никакого интереса втягивать в конфликт НАТО, а прибывшие из Германии, Бельгии и Италии эскадрильи обеспечивают лишь «соответствующее сдерживание» Ирака.

Озчери заявил, что как человек, который непосредственно участвовал в выработке политики Турции применительно к кризису, он заверяет, что изложенные им мне в октябре принципы по-прежнему сохраняются, они не изменились и продолжают находиться в основе турецкой политики в данном вопросе. Он еще раз подтвердил, что Турция остается сторонницей того, чтобы Ирак как народ и как государство сохранил целостность в границах, которые существовали на 1 августа 1990 года.

Предоставление турецких аэродромов для налетов на Ирак было объяснено так: турецкое правительство приняло решение о том, чтобы внести свой вклад в дело реализации резолюции СБ ООН 678 для прекращения оккупации и аннексии Кувейта и восстановления тех условий, которые существовали на 1 августа 1990 года (в этом смысле позиция Турции юридически была вполне корректна, так как в резолюции 678 содержалась просьба ко всем государствам оказывать надлежащую поддержку действиям, предпринимаемым для выполнения резолюции 660).

Вместе с тем я почувствовал, что в Анкаре испытывают беспокойство по поводу того, на какой стадии военного противоборства произойдет его прекращение, не возникнет ли в результате разрушения ныне действующих в Ираке структур, в первую очередь иракской армии, вакуум власти, и не попытается ли воспользоваться этой ситуацией кто-либо из соседей Ирака, и какие силы в таком случае этому будут противостоять. Во всяком случае именно так высказывался, как бы размышляя вслух, в разговоре со мной премьер-министр. Показательно, что и беседу он начал с расспросов о том, какие впечатления я вынес из поездки в Тегеран. И Анкара, и Тегеран явно подозревали друг друга в намерении воспользоваться неизбежным и приближающимся военным крахом Ирака.

Заметил я и следующее: в Анкаре начали рассуждать о будущих военных ограничениях для Ирака. Если С. Хусейн удержится у власти, – говорил премьер, – то встанет вопрос о надежной системе безопасности, самым серьезным образом учитывающей имеющиеся в регионе вооружения, включая те, которые останутся в распоряжении иракского руководства. Более развернуто высказывался Озчери. Он говорил, что нынешнее иракское руководство представляет собой угрозу миру, безопасности и стабильности в регионе, что нельзя игнорировать экспансионистские устремления Саддама Хусейна, дважды развязавшего войну на протяжении последних десяти лет, что, как показали события, у Ирака имеется очень серьезный военный потенциал, включающий в себя не только обычные, но и неконвенциональные виды вооружений, а также разработки в области ядерного оружия. Озчери в этой связи упомянул недавнее заявление президента Франции Миттерана, который заметил, что через два-три года было бы гораздо сложнее подавить военное сопротивление Ирака. По мнению Озчери, разрушив военный потенциал Ирака, мировое сообщество обезопасит себя на будущее. Останется ли Саддам Хусейн после войны или нет, в любом случае надо осуществить мероприятия в плане обеспечения безопасности и стабильности в этом районе. Ясности в том, как такое положение достичь, у турок еще не было. Но мысль уже работала, что и пришлось взять на заметку.

Со своей стороны, излагая подход Советского Союза, я отмечал, что спекуляции, которые иногда появляются в западной прессе и в прессе некоторых арабских стран относительно того, что политика СССР в отношении Персидского залива претерпевает изменения, не имеют под собой почвы. Мы продолжаем твердо стоять на тех позициях, что резолюции Совета Безопасности должны быть выполнены и Кувейт должен стать независимым государством. Другое дело, что возникают некоторые новые моменты в объективной обстановке. У нас, например, немалое беспокойство вызывают масштабы разрушений, которым подвергается Ирак. Конечно, нельзя освободить Кувейт из-под иракской оккупации, не подорвав систему жизнеобеспечения иракских воруженных сил. Но уже сейчас мы не можем не задумываться о масштабах разрушений невоенных объектов. И, понятно, не можем быть безразличными к гибели гражданского населения. Может быть, у членов коалиции начали истощаться запасы оружия точного наведения или есть какие-то соображения военного и психологического плана, но все больше и больше имеют место удары просто по площадям, особенно с помощью бомбардировщиков Б-52. Если такие масштабы этих операций сохранятся, то, думаю, мы скоро будем свидетелями сильной антиамериканской волны. Советское общественное мнение, особенно в наших южных республиках, стало проявлять по этому поводу нарастающее беспокойство, что, видимо, будет находить отражение в средствах массовой информации, а, может быть, и в официальном порядке.

Я обратил внимание турецких коллег на такой аспект этой проблемы, как удары с воздуха по ядерным, биологическим и химическим объетам Ирака. Для нас, у кого южные границы пролегают в трехстах километрах от Ирака, это вопрос достаточно серьезный. Соответствующие советские службы внимательно следят за радиационной и биологической обстановкой. Мы получаем в Москве ежедневные сводки. Пока мы не зарегистрировали ни одного отклонения от нормы, но нет гарантий, что удары по этим объектам окончены. Здесь возможны всякие неприятные неожиданности. В этой связи я просил турецкую сторону в случае появления каких-либо признаков опасности сразу же поставить нас в известность, что и было обещано. По ряду позиций наши точки зрения совпадали полностью (попытки Ирака втянуть в войну Израиль, стремление придать ей характер конфронтации между мусульманами и немусульманами, недопустимость использования оружия массового поражения, сохранение политической географии региона, признание того, что окончание войны зависит только от Багдада).

Я интересовался содержанием заявленной, но нераскрытой инициативы президента Турции Т.Озала относительно «ближневосточной конференции». Выяснилось, что ее концепция еще не выкристаллизовалась. Но было тем не менее сказано, что речь не пойдет о создании военных пактов или других военных организационных структур типа СЕНТО. Скорее, это должно быть некое подобие СБСЕ, хотя сами турки понимают, что европейская модель может не сработать на Ближнем Востоке в силу специфики обстановки, характера и нравов проживающих здесь народов. Но очень, мол, хотелось бы начать процесс разоружения и обеспечения контроля за вооружениями в этом районе, в том числе, с учетом израильского фактора. В то же время ясно, что основой обеспечения стабильности и доверия между соседними странами является экономическая база и экономическая взаимозависимость. Поэтому как вариант рассматривается идея «ближневосточного экономического сообщества», над чем Тургут Озал сейчас тоже размышляет.

В целом я покидал Анкару с чувством удовлетворения, получив, как мне казалось (и это подтвердило дальнейшее развитие событий), достаточно твердые заверения в отсутствии у Турции намерений ввязаться под занавес в военный конфликт ради территориальных приобретений за счет Ирака. В свою очередь я делился с турками своими впечатлениями от бесед на ту же тему в Тегеране, чем, может быть, как-то способствовал устранению между ними взаимных подозрений и, следовательно, уменьшению возможности впасть в ошибку, которая могла бы дорого обойтись иракскому народу.

Глава VIII

ОБРЕЧЕННЫЕ СТАРАНИЯ МОСКВЫ

Два подхода

Пока я находился на Среднем Востоке, в Москве произошло одно важное событие. Оно случилось не вдруг, а постепенно вызревало под воздействием ряда обстоятельств, общим знаменателем которых было растущее в СССР раздражение характером воздушной войны против Ирака. Точнее, серьезным разрушением гражданских объектов этой страны, что имело мало общего с официальной целью кампании – освобождением Кувейта. Война вообще не была нашим выбором. Но когда истек срок «паузы доброй воли», а руководство Ирака продолжало вести себя с высокомерной заносчивостью, начало войны все же воспринималось скорее как неизбежное зло, которое Багдад сам на себя и накликал. Но дни шли, и мало-помалу становилось ясно, что объектом ударов была не только военная машина Ирака, а страна как таковая, ее промышленная и иная инфраструктура. Все это сопровождалось жертвами среди мирного населения.

М.С.Горбачев как политик должен был прислушиваться к настроениям общества, но в данном случае ему не приходилось подстраиваться под них, он сам был их носителем и движителем. Это было видно и по его поведению на заседаниях Комиссии по Персидскому заливу, где критический настрой в отношении действий США был весьма и весьма заметен и разделялся практически всеми.

9 февраля М.С. Горбачев на заседании комиссии (я был в этот день в Анкаре) объявил о решении выступить с заявлением по поводу перехлеста, допускаемого коалицией в воздушной войне, и направить Е.М.Примакова в Багдад в качестве своего личного представителя для встречи с С. Хусейном.

Заявление было сделано в тот же день. Написано оно толково, кратко, объективно по смыслу и тону, в нем не было ничего лишнего и не упущено ничего важного. Двумя главными адресатами заявления были Вашингтон и Багдад. Первому было сказано, что характер военных действий создает угрозу превышения мандата, который определен резолюциями СБ; второму в лице президента Ирака обращен настоятельный призыв еще раз взвесить все, что поставлено на карту для его страны, и проявить реализм, который позволил бы выйти на путь надежного и справедливого мирного урегулирования.

Заявление президента СССР сразу же вызвало огромный поток комментариев и у нас, и у арабов, и на Западе. Они были разного плана – и весьма одобрительные и резко критические. Последние особенно были характерны для американской печати. Она упрекала Москву за умышленное дистанцирование от Вашингтона, объясняя это либо разного рода корыстными внешнеполитическими расчетами Кремля, либо желанием Горбачева ублаготворить правую оппозицию в самом СССР, советские военные круги и мусульманское население страны. Администрация США не подливала поначалу масло в огонь. Бейкер, которого наше посольство в Вашингтоне заранее проинформировало об этом шаге, даже заявил, что США не возражают против поездки Примакова в Багдад. Но подлинное отношение американского руководства было иным. «Мы опасались, – сказано в книге Буша и Скоукрофта, – что Советы усиливают свои попытки остановить войну до того, как Ирак подчинится резолюциям ООН. Шеварднадзе ушел, и не осталось контрбаланса против давления на Горбачева правых, требовавших вмешаться и спасти старого клиента; возможность выхода Москвы из коалиции все еще существовала. Предложение, которое Примаков передал Саддаму, мало чем отличалось от того, что проталкивал Горбачев два дня спустя после начала бомбардировок: Саддам объявил бы, что уйдет из Кувейта, а коалиция затем могла бы согласиться на прекращение огня».1

Настороженность там вызвало и то, что выбор президента пал именно на Е.М.Примакова. С точки зрения общения с Саддамом Хусейном он был, бесспорно, наилучшей кандидатурой для этой сложной миссии. И, напротив, далеко в тех условиях не лучшей, если смотреть на то, как эта миссия будет восприниматься администрацией Буша и членами коалиции. Виной тому был сложившийся «имидж» Е.М.Примакова как друга и сторонника Саддама Хусейна и как политика, якобы, «старающегося всеми правдами и неправдами вытащить его из капкана, который тот сам себе расставил своей кувейтской авантюрой. Публичное заявление Е.М.Примакова в Нью-Йорке в ноябре 1990 года против резолюции о применении силы только укрепило такую репутацию. Рассыпанные по страницам мемуаров Буша, Бейкера и Скоукрофта нелестные замечания по поводу деятельности Евгения Максимовича в период операций «Щит пустыни» и «Буря в пустыне» – лучшая тому иллюстрация (действительное отношение Е.М. Примакова к С. Хусейну и его режиму намного сложнее, но речь сейчас не о симпатиях и взглядах нашего известного политика и ученого, а о позиции американцев в связи с развернутой Москвой работой по прекращению воздушной и предотвращению наземной операции, в чем Евгений Максимович и на самом деле играл очень видную роль).

Один рабочий день замминистра

Раздражение западников по поводу действий Горбачева я хорошо почувствовал уже в первый день по возвращении из Анкары. Этот день – 12 февраля – выдался у меня довольно напряженным. Помимо накопившихся и текущих дел пришлось провести несколько встреч с иностранцами. Первым я принял посла США Джона Мэтлока. Заинтересованность во встрече была обоюдной. В связи с поездкой Е.М. Примакова в Багдад необходимо было условиться с американцами о пути и графике его следования, чтобы, не дай бог, его в дороге не накрыли ракетой, бомбой или пулеметной очередью (от ирано-иракской границы в Багдад и потом обратно ему предстояло добираться машиной). Я передал Мэтлоку соответствующие данные и получил заверение, что необходимые предосторожности будут приняты. В ответ на расспросы о задачах нашего эмиссара я объяснил, что цель визита – постараться убедить С. Хусейна в необходимости выполнить резолюции СБ и, как минимум, посмотреть, нет ли какого-либо зазора между публичными заявлениями иракского руководителя и его истинной позицией, позволяющего нащупать возможности для перевода конфликта на мирные рельсы.

Затем состоялся разговор по поводу заявления М.С. Горбачева. Сразу стало видно, что в Америке им раздражены. Мэтлок напирал на то, что американские солдаты ради освобождения Кувейта рискуют жизнями, что США взяли на себя основное бремя войны, и это делается ради общих с нами целей, и потому американская общественность вправе ожидать от СССР сочувствия и моральной поддержки. Посол утверждал, что США не стремятся к бессмысленному уничтожению экономики Ирака, а ограничиваются строго необходимым, при этом им приходится учитывать, что военные объекты иракцы нередко маскируют под гражданские.

В свою очередь я пояснял Мэтлоку, что у нас есть озабоченности относительно характера военных действий и масштабов разрушений в Ираке, что четко выражено в заявлении Горбачева. Мы с пониманием относимся к тому, что трудно добиться освобождения Кувейта, не прервав нити жизнеобеспечения развернутой там иракской группировки. Мы также сознаем, что «чистой» войны не бывает, что жертвы и разрушения неизбежны. Однако мы за то, чтобы правильно определять и оценивать, что имеет значение для достижения военных целей, а что превышает необходимые пределы. Например, необходимо ли для освобождения Кувейта уничтожение мостов в Багдаде, электростанций, складов продовольствия и т.п. Такого рода вопросами задаются в наших парламентских кругах, среди советской общественности, и правительство СССР не может не прислушиваться к высказываемым мнениям. Президент СССР не сказал, что выданный резолюциями СБ ООН мандат уже превышен. Иначе следовало бы требовать заседания Совета Безопасности и приостановки боевых действий. Но выступая с заявлением 9 февраля, президент СССР подал предупредительный сигнал о необходимости строго держать под контролем ситуацию и не допускать превышения полномочий.

И, наконец, третьей темой нашего разговора с послом США стала моя поездка в Иран и Турцию. Мэтлок просил поделиться впечатлениями, что я и сделал, выбирая, в первую, очередь те вопросы, над которыми было бы полезно поработать самим американцам, коль скоро они заявляют себя сторонниками сохранения территориальной целостности Ирака.

Следующим моим визитером был посол Великобритании Р. Бретвейт. Его тоже интересовала миссия Е.М.Примакова, зачем, мол, она понадобилась, если мы сохранили свое посольство в Багдаде. Пришлось сказать, что нашим дипломатам там не так-то просто прямо выходить на С.Хусейна, а в нынешней ситуации это критически важно. В основном повторил ему то же, что говорил Мэтлоку, лишь отвечая на вопрос посла, добавил, что посещение других стран Е.М.Примаковым не планируется.

В аналогичном ключе было проговорено и заявление М.С.Горбачева с упором на то, что если МНС не скорректируют свои оперативные планы ударов по объектам в Ираке, констатация их выхода за рамки мандата ООН может стать неизбежной. Посол убеждал этого не делать, заверял, что действия МНС продуманы и выверены с чисто военной точки зрения и не преследуют цель разрушения Ирака. Как и до него американец, Бретвейт подчеркивал, что выраженные в заявлении Горбачева опасения по поводу применения оружия массового уничтожения преувеличены в части, касающейся МНС, – у последних нет планов использования ОМУ, даже если Ирак сам прибегнет к химоружию (за Израиль же поручиться нельзя, если химоружие будет использовано против него).

В остальном беседа крутилась вокруг позиции Ирана. Посла интересовали укрывшиеся в Иране иракские самолеты, подход Тегерана к территориальным и нефтяным претензиям Ирака к Кувейту, степень давления на правительство Ирана местных фундаменталистов. Особый интерес Бретвейт проявил к иранским взглядам на перспективы режима С. Хусейна. Сказал послу, что рассуждения иранцев сводились к тому, что Хусейн и его окружение достаточно плохи, но они по крайней мере являются известными величинами. Кроме того, на сегодняшний день Хусейну внутри страны фактически нет политической альтернативы, поскольку оппозиция была физически уничтожена. Остаются два варианта – смена Хусейна из числа той же самой команды, в чем иранцы не видят смысла, либо представителями иракской эмиграции, к которой Иран относится подозрительно. Отсюда общее предпочтение Тегерана тому, чтобы у власти в Ираке пока остался С.Хусейн (мне показалось, что такая интерпретация иранской позиции не очень пришлась послу по вкусу). Сказал также, что Тегеран рассчитывал сыграть роль посредника, но ответ, который С. Хаммади привез из Багдада (он вторично побывал в Тегеране уже после моего отъезда оттуда), опрокинул эти надежды.

Очередным моим собеседником в тот день стал директор департамента Северной Африки и Ближнего Востока МИД Франции Патрик Леклер. Мы провели с ним довольно широкий обзор, причем время поделилось примерно поровну между кризисом в Заливе и проблемами БВУ. Нашли, что в подавляющем большинстве случаев наши оценки совпадали или были близки. Леклер не пытался, в отличие от американца и англичанина, защищать характер и масштабы воздушной войны против Ирака, подчеркивал, что французы участвуют лишь в атаках на военные объекты в Кувейте и иракской приграничной полосе до Басры, в основном против частей Республиканской гвардии. Нашли мы обший язык и в том, что в посткризисный период необходимо не только сохранить, но и повысить роль ООН и Совета Безопасности в решении проблем данного региона (тут СССР близок к Франции и Китаю, но расходится с США и Англией, которые проявляют известную сдержанность в отношении роли ООН).

Оба с сожалением признали, что захват Кувейта, проиракская позиция ООП, а потом ракетные удары по Израилю привели к тому, что общественное мнение в Израиле дало резкий крен вправо, активизировались крайние силы, призывающие к изгнанию палестинцев с их земель. Представитель этих сил введен в состав израильского кабинета. Теперь израильтян будет гораздо труднее убедить сесть за стол переговоров с палестинцами, чем это было до войны. Показательна в этом плане нервозная реакция Израиля на последнее советско-американское заявление Бессмертных – Бейкер, на выраженное в нем намерение вплотную приступить к рассмотрению арабо-израильского конфликта после урегулирования кризиса в Персидском заливе. Но оба также отметили, что политическая температура в Израиле – величина переменная, а в истории ООП было много зигзагов, что лишь оттеняет необходимость не впадать в пессимизм и продолжать серьезную работу со всеми сторонами арабо-израильского конфликта.

Но на этом мой переговорный день не закончился. Вновь пришлось принимать Мэтлока, на этот раз по его просьбе. Он пришел с обращением к нам по поводу намечаемого на 13 февраля заседания Совета Безопасности, посвященного обсуждению войны в Персидском заливе. Его проведения требовали Йемен и Куба, а также группа стран арабского Магриба. Американцы долго сопротивлялись и теперь хотели, чтобы заседание, коль скоро его нельзя избежать, было закрытым. Соответственно, госдеп просил МИД СССР дать указание советскому представителю в Совете высказаться в пользу закрытого характера заседания.

Сказал послу, что мы не видим особой разницы в том, будет ли заседание открытым для публики или закрытым, но мы не будем возражать против закрытого заседания, как об этом просит американская сторона. Подчеркнул, что в Советском Союзе хорошо понимают необходимость провести заседание так, чтобы оно не послужило сигналом о появлении трещин в согласованном подходе мирового сообщества к принципиальным вопросам урегулирования кризиса. Разумеется, советский представитель примет участие в дискуссии, если она будет, и изложит позицию СССР относительно происходящего в Персидском заливе.

Е.М. Примаков в Багдаде

Самым важным событием следующего дня стали, безусловно, переговоры Е.М. Примакова в Багдаде с Саддамом Хусейном. Как и в прошлый раз в ноябре, они шли сложно. Не обошлось и без упреков в адрес Советского Союза, но впервые появились все-таки некоторые обнадеживающие признаки в виде разного рода вопросов со стороны руководителя Ирака относительно условий, на которых может мыслиться уход Ирака из Кувейта. Всему этому предшествовала четко обрисованная Е.М. Примаковым картина того, что ждет Ирак в случае отказа уйти из Кувейта (широкомасштабная наземная операция МНС, которая уже на пороге, и неизбежный разгром иракских войск) и рекомендация президента СССР: заявить о выводе войск из Кувейта, определив одновременно наикратчайшие сроки такого вывода, причем вывод должен быть полным и безусловным. Было также подчеркнуто, что время не терпит и что уже на данной стадии следовало бы высказаться позитивно о безоговорочном выводе войск и прекратить удары по мирному населению Израиля.

Президент Ирака предпочел, однако, взять тайм-аут. Он не сказал ничего определенного, ограничившись передачей через Тарика Азиза послания, в котором говорилось, что иракское руководство серьезно изучает идеи, изложенные представителем СССР, и даст ответ в ближайшее время. Азиз уточнил, что скоро сам прибудет в Москву. Стало ясно, что в Багдаде подумывают о начале через нас диалога с коалицией. Но будет ли он продуктивен и успеет ли дать результат, ответ на это могло дать только последующее развитие событий. Мир же, естественно, был в высшей степени заинтрегован. Пошла волна спекуляций. Где-то радовались и надеялись, где-то насторожились: не ускользнет ли Саддам Хусейн из-под нависшего над ним поражения.

Очень показательны в этом смысле воспоминания Скоукрофта. «Меня все время беспокоило, – пишет генерал, – что он (Саддам Хусейна – А.Б.) выступит с предложением, которое будет трудно отклонить, которое временно приостановит военные действия и позволит ему в основном сохранить свои вооруженные силы, даже если он частично или полностью уйдет из Кувейта. Если мы остановим сражение, его будет очень трудно возобновить, если такие его предложения окажутся просто обманом и не будут выполняться».2

В основном под этим углом зрения Скоукрофт воспринимал и действия Горбачева. «Я считал, что попытки Горбачева посредничать направлены главным образом на то, чтобы спасти часть влияния и подкрепить свои продолжавшие слабеть позиции дома. Он боролся за свое политическое выживание, и ему был нужен крупный успех в сфере внешней политики, чтобы поправить репутацию. Наши усилия его сдержать предпринимались скорее с сожалением, чем гневом, и мы очень старались говорить «нет» как можно мягче, чтобы не создавать ему трудностей. Это была дилемма. Горбачев сделал много, чтобы помочь нам организовать международный ответ Ираку и изолировать своего бывшего клиента, и мы испытывали чрезвычайную симпатию к нему и его тяжелому положению. И тем не менее, мы не могли позволить ему вмешиваться в нашу дипломатию в Заливе и наши операции в критический момент».3

«Мою озабоченность, – читаем мы у Буша, – вызывало то, что он (Саддам Хусейн – А.Б.) мог уйти из Кувейта до того, как мы перемололи бы его бронетехнику и тяжелое вооружение. И это подчеркивало необходимость начать наземную кампанию и завершить дело – и лучше скорее, чем позже».4

В свете этого понятно, как могли отнестись в Вашингтоне к полученной от М.С.Горбачева информации о результатах миссии Е.М.Примакова в Багдад и просьбе президента СССР остановить бомбежки и не переходить к наземной операции, пока в Москве будут вестись переговоры с Азизом.

Мининдел Кувейта в Москве

14 февраля в Москве был вновь арабский день – принимали заместителя премьер-министра, министра иностранных дел Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха. Это был первый визит в нашу столицу высокого представителя Кувейта после оккупации страны. Переговоры о нем шли давно, но что-то все время вклинивалось и мешало, и вот, наконец, появилась возможность провести прямой разговор не в Нью-Йорке в связи с министерскими заседаниями Совета Безопасности и Генеральной ассамблеи, а в Москве. Сначала была встреча в МИДе, в которой я участвовал, а потом в Кремле у М.С. Горбачева, куда гостя сопровождал министр. Поэтому ограничусь тем, чему был свидетелем, тем более что в Кремле принципиально новых моментов не было.

Сабах аль-Ахмед начал с того, что дал очень высокую оценку позиции Советского Союза, роли, которую он сыграл в принятии Советом Безопасности важных для Кувейта решений, выразил надежду, что СССР будет и впредь оставаться на этих принципиальных позициях. Он подчеркнул, что кувейтяне будут рады прекращению огня, но не за счет Кувейта и не до вывода из Кувейта войск захватчиков. Он предупредил, что нельзя полагаться на обещания Багдада. С болью говорил о разграблении, которому подвергся Кувейт, о преднамеренном поджоге иракцами 50 нефтяных скважин и умышленно спущенной в воды Залива нефти, что причинило и причиняет Кувейту огромный ущерб.

А.А. Бессмертных заверил, что от советско-американского заявления мы не отойдем ни на шаг. Инструкция Е.М. Примакову состояла в том, чтобы убедить иракское руководство полностью выполнить резолюции СБ. Было сказано, что речь может идти только об одном: заявлении об уходе и безотлагательном начале отвода войск в условиях прекращения огня. Впервые иракский президент не отклонил идею вывода войск. Попросил время для раздумий и предложил прислать к нам своего представителя. Исход московских переговоров предсказать нельзя. Но даже если есть малейший шанс выйти на развязку, ведущую к прекращению иракской агрессии, им надо воспользоваться. Но мы не позволим иракцам вести какую-либо игру или умышленно затягивать время. Мы будем держать кувейтскую сторону в курсе событий.

Далее А.А. Бессмертных говорил о том, что пора заняться разработкой системы безопасности для региона и что сейчас мы заняты поиском надлежащих подходов. Со своей стороны кувейтский министр сообщил о готовящейся встрече в Каире представителей стран Залива, Египта, Сирии и, возможно, некоторых других арабских стран, например, Марокко, где речь пойдет именно о системе безопасности для региона. Нельзя при этом забыть об Иране и Турции, но исходить инициатива должна изнутри арабского дома. Есть договоренность создать комиссию во главе с султаном Омана. Продумывается возможность участия ООН, например, могут на начальном этапе потребоваться войска ООН. В чистом же виде иностранное военное присутствие не желательно. Бессмертных поддержал мысль, что присутствие иностранных войск не принесло бы пользу региону. Сабах аль-Ахмед высказался за то, чтобы Советский Союз в подходящей форме участвовал в региональном балансе сил, выразил мнение, что отношения между СССР и странами Залива – это источник силы как для первого, так и для вторых. Он также выразил заинтересованность в том, чтобы советские организации приняли участие в восстановлении Кувейта.

Словом, разговор между министрами прошел хорошо. Иного оборота, к слову сказать, никто и не ожидал. Потом мининдел Кувейта заявил журналистам, что он полностью удовлетворен позицией Москвы.

Багдадские парадоксы

15 февраля Совет революционного командования Ирака выступил с развернутым политическим заявлением по сложившейся ситуации. В известном смысле это должен был быть ответ иракского руководства на идеи, которые по поручению президента СССР Е.М. Примаков излагал во время поездки в Багдад. В Москве с нетерпением ждали этой реакции, надеясь, что она будет конструктивной и позволит уже в самые ближайшие дни остановить войну. Однако не тут-то было. В переводе на русский язык заявление заняло более семи страниц машинописного текста, из которых первые пять заняла не прикрытая дипломатическими фразами риторика по поводу «гнусных планов сионизма и американского империализма и не менее гнусных замыслов их пособников и марионеток из числа коррумпированных правителей региона, идущих наперекор воле Аллаха». События 2 августа подавались как «национальное исламское восстание против заговора и его участников», а коалиция как «союз вероломных, злобных, коварных сил, союз безбожников, направленный против цитадели веры и принципов, против источника свободы, веры и справедливости (то есть Ирака – А.Б.)», военные действия МНС были расценены как «грязная и трусливая война», как «агрессия» против Ирака, в которой он уже победил, «потому что он стоек, смел, верит в Аллаха, горд и силен духом».

Вариации на эти темы и заняли первые пять страниц. Даже при том понимании, что это был лишь гарнир к главному блюду – финальной части заявления, нельзя было не видеть, что для участников МНС, от которых, собственно говоря, и зависело, когда и чем закончить войну, такой гарнир делал мало привлекательным все блюдо. Не удивительно, что руководители ведущих стран Запада и многие арабские лидеры мгновенно и категорически отвергли заявление СРК. Это сделали Буш, Мейджор, Миттеран, Коль, Малруни, министры иностранных дел Египта, Сирии, Саудовской Аравии, Кувейта и ряда других стран. Тем самым отбрасывалось и скромное рациональное зерно, которое в этом заявлении все же было.

В финальной его части впервые было сказано о готовности Ирака «иметь дело с резолюцией Совета Безопасности 660 с целью достижения почетного и приемлемого урегулирования, включая вывод, причем первый шаг, который Ирак обязуется сделать в вопросе о выводе, должен быть увязан со следующими условиями». Самым примечательным тут было то, что впервые Багдад решился употребить слово «вывод», хотя тут же постарался и «смазать» весь эффект этого хода, обставив его доброй дюжиной «условий». Они излагались в заявлении на полутора страницах и начинались окончательным и всеобъемлющим прекращением огня, а далее шли отмена всех других резолюций СБ, вывод в месячный срок всех сил МНС из региона, восстановление за счет МНС всех разрушений в Ираке, аннулирование иракских долгов, пересмотр политической структуры Кувейта, «полное сохранение всех исторических, территориальных и морских прав Ирака во всеобъемлющем их объеме», уход Израиля со всех оккупированных территорий и т.д. и т.п.

Конечно, можно было понять, что иракскому руководству не хотелось в одночасье развертывать позицию на 180 градусов. Однако в заявлении СРК сказался явный и даже нарочитый перебор по части «условий», как если бы авторы заявления специально задались целью сделать его принципиально неприемлемым для коалиции. Во всяком случае заявление сильно подрывало возможности СССР оказывать на Вашингтон и другие столицы сдерживающее влияние, настаивать на переводе конфликта в мирное русло. Для серьезного разговора с американцами требовалась реалистичная и конструктивная база, которой в заявлении почти что и не было.

Москва, однако, не стала примыкать к хору критиков и устами Бессмертных и Игнатенко дала заявлению сдержанную, но положительную оценку как свидетельству о некотором сдвиге в подходе Багдада к резолюции 660. Надежды теперь возлагались на обещанный Саддамом Хусейном приезд в Москву его личного представителя.

М.С. Горбачев берет инициативу на себя

Поздним вечером 17 февраля А.А. Бессмертных и я встречали во «Внуково-2» самолет, который советское правительство специально посылало в Иран за представителями С. Хусейна. Прилет подзадержался, так как в Тегеране Азиз провел полуторачасовую встречу с только что побывавшим в Москве А.А. Велаяти. Вместе с Тариком Азизом и теми, кто его обычно сопровождал – замминистром С. Фейсалом и директором департамента Р. Кейси, прибыл также Саадун Хаммади. Из Москвы его путь лежал дальше в Пекин, а Азизу предстояло на следующий же день совершить обратный путь в Багдад через Иран.

Бессмертных простился с гостями в аэропорте, а я поехал с ними в особняк на Воробьевы горы, где им предстояло провести ночь.

Боевые действия длились уже 32 дня, причем авиация МНС «утюжила» Ирак, как хотела. Однако, прибывшая в Москву иракская делегация держалась подчеркнуто невозмутимо. По дороге я попытался все же настроить их на предельно конкретный реалистичный разговор, который нам хотелось провести с ними в Москве. Однако реплика Азиза, что он с Хаммади прибыл сюда для того, чтобы не столько говорить, сколько слушать, насторожила. Если они и впрямь прибыли совсем «пустыми», имея в качестве позиции только заявление СРК, то это грозило как минимум потерей темпа, а времени – мы это чувствовали – было в обрез.

Было заполночь, когда, связавшись с А.А.Бессмертных по телефону, я поделился с ним своими первыми, не очень радостными впечатлениями от разговора с иракскими посланцами.

На следующее утро переговоры прошли в два тура: сначала в МИДе, потом в Кремле. В обоих участвовал Е.М. Примаков, что было логично. В МИДе разговор с Азизом и Хаммади вел Бессмертных, с иракской – высказывался только Азиз. Он начал с критики «упорствующих в агрессии» против Ирака и тех, кто занял отрицательную позицию в отношении заявления СРК от 15 февраля. Злобность и коварство «агрессоров» он иллюстрировал их ударами по Багдаду, когда там находился Е.М. Примаков, подчеркивая одновременно, что иракцы не из тех, кто сдается. Мы огласили заявление, говорил Азиз, руководствуясь серьезными мотивами. Это не просто тактический ход. Мы увидели, что в последние дни у противника «спутались карты», а друзья не представляли точно нашей позиции. Мы решили внести ясность. Теперь она есть (какая это была «ясность», читатель уже видел). Вслед за этим, не сказав по существу ничего нового, Азиз послал мяч на нашу половину поля, заявив, что он и Хаммади здесь для обсуждения путей достижения достойного решения, и спросил, как мы его себе представляем.

Бессмертных, напомнив, что мы были всегда с иракцами откровенны в отношении захвата Кувейта (с чего все и началось), предупреждали их и были первыми, кто поднял голос против масштаба ударов по Ираку, отметил, что мы не сомневаемся в решимости иракского народа защищаться, но речь сейчас не об этом, а о том, насколько здравый смысл позволяет продолжать идти этим путем. И дважды задал вопрос: обдумали ли в Багдаде формулу, которую им передавал Примаков – четкое безоговорочное заявление о готовности вывести войска и указание конкретного сжатого срока.

Но Азиз ушел от ответа, сославшись на мандат, который ему-де дан. И сам поставил вопрос: что теперь намерен делать Советский Союз в свете продолжающейся эскалации военных действий? Ему на это было сказано, что если Ирак назовет сроки вывода, то мы возьмем на себя попытку обеспечить, чтобы вывод войск происходил в гарантированных условиях. Если мирный вариант теперь стал стратегическим выбором Ирака, то давайте здесь в Москве определим конкретные шаги для достижения этой цели.

Азиз опять сослался на ограниченность своего мандата и перевел разговор в ту плоскость, что мирный процесс состоит, мол, не из одного элемента, а из целой серии, и поскольку положение в регионе сложное и «продолжение агрессии» не позволяет углубляться в детали мирного процесса; сначала надо прекратить бомбардировки, а потом уже можно будет вести переговоры, консультации и т.д. Разговор кончился на фразе Азиза о том, что войну надо прекращать, но что вообще иракцы готовы сражаться сто лет, пусть даже камнями и палками.

Так что конструктивного разговора в МИДе не получилось. Единственное, что удалось-таки выдавить из Азиза, это признание, что выдвинутые в заявлении СРК «условия» ухода из Кувейта, не столько условия в подлинном значении этого слова, сколько программа действий. Это было важное признание, но в остальном получалось, что переговоры Азиз вести был не готов, а в лучшем случае мог выполнить роль передаточной инстанции. Соответственно выстроилась и линия поведения советской стороны на переговорах в Кремле.

Михаил Сергеевич провел разговор энергично, напористо, щадя самолюбие собеседников, но и поправляя, если их очень уж заносило, а, главное, конкретно сформулировал сумму шагов, которую иракской стороне надо, не мешкая, предпринять, пока можно избежать лавинообразного нарастания событий.

Азиз, отвечая на прямой вопрос президента СССР, с чем они к нам приехали, дал такой ответ: чтобы выяснить, что намерен в предстоящий период предпринять Советский Союз, какие советы мы хотели бы дать, и как нам видятся возможности достижения почетного мира в регионе. При этом Азиз подчеркнул, что Ирак ни под каким видом не пойдет на капитуляцию и что первым шагом к развертыванию мирного процесса должно стать прекращение военных действий («агрессии против Ирака»). Заявление СРК было преподано как средство облегчить участие СССР в процессе достижения мира и заручиться максимально широкой поддержкой на мировой арене. Хаммади добавил, что мир должен быть достойным и почетным. С таким расчетом, мол, и составлено заявление СРК, где все положения сбалансированы, справедливы и отвечают интересам всех стран региона.

Горбачев, аккуратно отметив, что заявление СРК – это шаг в сторону политического урегулирования, подчеркнул, что сейчас очень важно знать, какими будут последующие действия Ирака, не останется ли его позиция внутренне противоречивой, не ограничится ли он повторением своих прежних деклараций, не является ли широкий круг вопросов, о которых идет речь в заявлении СРК, предварительным условием для урегулирования кувейтского кризиса или это лишь напоминание о том, что существуют и другие проблемы (пытаться же решить разом все региональные проблемы просто не реально). По поводу «почетного мира» М.С. Горбачев очень уместно напомнил о «похабном» Брестском мире с Германией, который был заключен, хотя Троцкий и исходил из того, что наша революция скорее погибнет, чем согласится на тяжелые немецкие условия. Президент СССР призывал трезво и реалистично оценивать угрозу, с которой в данном случае сталкивается Ирак, когда надо спасать народ и страну.

Азиз же твердил, что заложенные в заявлении СРК идеи и требования вполне законны и должны быть основой для переговоров с оппонентами, причин же для капитуляции у Ирака-де нет. А положить конец военным действиям может, мол, Советский Союз как постоянный член СБ. Хаммади тоже храбрился, утверждал, что если соотношение потерь в ходе наземных сражений будет один к одному или два иракца за одного американца, то и тогда победа будет на иракской стороне. Мы не согласны на мир любой ценой, он должен быть действительно всеобъемлющим, – подчеркивал он. Иначе у нас не будет другого выбора кроме продолжения военных действий. Пришлось советскому президенту сказать в связи с выбором, который предложил Хаммади, что любой ответственный здравомыслящий руководитель должен ориентироваться на мирное политическое решение, если хочет оставаться в ладах со своей совестью.

Видя, что собеседники зашорены имеющимися у них инструкциями и делового разговора не получается, М.С. Горбачев выдвинул перед ними следующий план из четырех пунктов:

ѕ  Ирак должен четко подтвердить готовность вывести войска из Кувейта;

ѕ  вывод войск мог бы начаться на следующий день после прекращения огня, которое необходимо для практического осуществления такого вывода;

ѕ  должно быть ясно определено, какой срок понадобится для вывода войск;

ѕ  при этом Ирак вправе потребовать для себя гарантий безопасности в ходе осуществления вывода войск из Кувейта.

Горбачев подчеркнул, что если бы Ирак выступил с таким планом в развитие заявления СРК, то это открыло бы путь к созыву Совета Безопасности, где могло бы быть всесторонне проанализирована создавшаяся ситуация. Примаков в этом контексте указал на значение фактора времени, которого терять нельзя.

Так родился так называемый «план Горбачева», простой и конкретный, который в случае оперативного его принятия Багдадом и предложения с его стороны максимально сжатого и потому приемлемого срока вывода войск из Кувейта имел бы определенные шансы перевести конфликт в русло политического урегулирования (сходные идеи выдвигались МИДом перед Горбачевым при Шеварднадзе еще до начала военной операции). Но уточняющие вопросы, которые стали задавать иракские представители, и их некоторые высказывания показали, что подводных камней может оказаться в этом русле немало (сразу же были поставлены вопросы о прекращении действия других резолюций СБ, «исторических правах» Ирака на суше и на море и ирако-кувейтских разногласиях, присутствии иностранных войск, БВУ). Не менее показательно, что о возможных сроках вывода войск иракские представители даже не заикнулись, хотя это была ключевая проблема (видимо, они просто не имели полномочий эту тему затрагивать).

М.С. Горбачев вполне резонно заметил, что, к сожалению, многое, против чего мы предостерегали, произошло. Эти события имели часто драматический характер, оставили горький осадок. Если бы наши советы были вовремя услышаны, многого можно было бы избежать. Хорошо, однако, что советско-иракские контакты продолжаются.

Не имея ничего сказать со своей стороны, Тарик Азиз заверил, что состоявшаяся беседа будет тщательно проанализирована иракским руководством, и они незамедлительно дадут нам ответы по существу поставленных вопросов.

По дороге в аэропорт Азиз держался значительно более общительно, чем при встрече. У меня сложилось впечатление, что он был доволен тем, что увозит из Москвы нечто конкретное и что ему будет о чем доложить своему президенту. Жаль, что он сам не привез в Москву что-то подобное. Ведь никаких революционных новаций в плане Горбачева не было. Все его содержание прямо вытекало из обстановки.

Как встретила Америка «план Горбачева»

Пока я провожал Азиза во «Внуково-2», Виталий Игнатенко провел встречу с журналистами в пресс-центре МИДа, где сказал, что М.С. Горбачев выдвинул конкретный план действий по урегулированию конфликта в зоне Персидского залива политическими средствами, но не стал его раскрывать, отметив лишь, что через несколько часов о нем будут знать президент Буш и руководители ряда других государств. Игнатенко добавил, что предложенные меры были «с интересом и пониманием встречены иракской стороной».

Собственно, ничего секретного в «плане Горбачева» не было, но в Кремле было сочтено целесообразным не предавать его гласности, и руководителям стран коалиции он был препровожден как документ доверительного характера. Соответственно там не стали публично его комментировать, что только подогрело к нему интерес СМИ. В результате появилась масса домыслов, причем, как правило, они не несли в себе позитивного начала с точки зрения воздействия на западную публику. Большинство запущенных версий сходилось на том, что в обмен на уход Ирака из Кувейта Горбачев, якобы, обещал неприкосновенность политического режима в Ираке, личную безопасность С. Хусейну, отмену экономических санкций, отказ от репараций и арабо-израильское урегулирование. Ничего подобного, как уже знает читатель, «план Горбачева» не содержал. Но спираль критики в адрес Москвы за то, что она, не участвуя в войне, будто бы пытается «нагреть на ней руки», выставляя себя миротворцем и заодно спасая своего «клиента», начала быстро раскручиваться. Это линия еще больше усилилась после того, как Буш, подтвердив журналистам факт получения им послания советского президента, сказал, что «план Горбачева далеко не покрывает всего, что нужно» (но и не стал вслух говорить, чего же в нем не хватает). Аналогичную позицию по отношению к плану заняли Париж и Лондон. Известную благосклонность проявили лишь, пожалуй, Рим и Каир. В западных же СМИ началась волна гаданий по поводу того, какие важные для коалиции вещи могут отсутствовать в «плане Горбачева».

Так или иначе подспудный смысл разворачивавшейся в те дни кампании состоял в том, чтобы внушить западной и арабской публике ощущение, будто Москва хочет лишить коалицию заслуженной победы со всеми вытекающими отсюда последствиями для безопасности региона на будущее. Чтобы не быть голословным, приведу выдержки из того, что писали 19-20 февраля ведущие органы печати США – газеты «Уолл-стрит джорнел», «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост» (выдержки не из авторских статей, а из редакционных, выражающих мнение газет как таковых). Первая из перечисленных газет в статье «Советские игры в Заливе» заявила, что «если Советы сумеют обойти США и их союзников, то цена этому может быть очень высока… Если Саддам сейчас вывел бы войска, то он потерял бы Кувейт, но скорее всего сохранил бы власть и контроль над сильно потрепанной, но все еще большой и хорошо вооруженной армией. Такое развитие событий стало бы тяжелым ударом по надеждам Запада принести региону стабильность… Советский «план мира» свидетельствует о том, что достижение победы и полный разгром военной мощи Саддама приобретают срочность».5 К этому на следующий день «Уолл – стрит джорнел» добавила: «У Советов нет права устанавливать условия урегулирования или определять конкретные цели войны. Право решать эти вопросы завоевано союзниками, которые сражаются в этом регионе».

«Вашингтон пост» в статье «Горбачевский мирный план», утверждая, что этот шаг «ставит Соединенные Штаты в непростое положение», заявила, что «военное сражение усилило собственную внутреннюю логику войны, которая требует если не физического устранения Саддама Хусейна от власти, то по крайней мере его политической и военной миниатюризации… Поэтому так неприятно видеть, как г-н Горбачев формирует дипломатический процесс, который, как сообщают, обеспечивает сохранение иракского лидера у власти… Более того он (Горбачев – А.Б.) делает это таким манером, который позволяет ему самому и его стране снимать пенки с политических преимуществ военной кампании, которая организована и возглавляется Соединенными Штатами, несущими к тому же на своих плечах непропорционально большую военную ношу».6

И даже «Нью-Йорк таймс», симпатизировавшая больше демократам, чем республиканцам и не раз подвергавшая критике действия Буша, также выступила против «плана Горбачева» на том основании, что «для мира нужно больше, чем прекращение огня и вывод войск, – требуется продолжающееся международное сдерживание все еще опасного Ирака, особенно, если Саддам Хусейн удержится у власти. Разумный курс состоит в том, чтобы сохранять военное давление, пока не будет достигнуто такое урегулирование». «Ирак, – подчеркивала газета, – должен будет отказаться от всех территориальных притязаний к Кувейту и другим соседям. Он должен принять жесткие ограничения на приобретение в будущем оружия и согласиться с инспекциями на месте оставшихся запасов оружия массового уничтожения… Требуется постоянная военная договоренность на предмет сдерживания Ирака в его международно признанных границах».7

Так ставили ведущие американские СМИ в феврале 1991 года вопрос о том, как следует, мол, решать судьбу Ирака, фактически отражая, как показали события, уже сложившуюся на сей счет точку зрения самой администрации США. Отсюда и их отношение к тому, что американская пресса окрестила «Горбачевским гамбитом в Заливе», как затее, с Западом заранее не согласованной, ненужной и преследующей, якобы, сомнительные цели. «Слишком мало и слишком поздно» – так оценивала «Вашингтон пост» «план Горбачева» в статье своего ведущего обозревателя.8 В свете этого понятно, какая непростая обстановка складывалась в то время между Москвой и Вашингтоном по вопросам Ирака.

К слову сказать, и советские СМИ – телевидение и пресса – не оставались в долгу и резко усилили в тот период критику в американский адрес. Без обиняков говорили и некоторые официальные лица. Например, не могла не задеть американцев реплика А.А. Бессмертных, когда, реагируя на слова Буша о недостаточности плана Горбачева, он заявил журналистам (цитирую по «Вашингтон пост» и «Нью-Йорк таймс»): «план адресован иракскому руководству, так что он (Буш) отвергает то, что ему не принадлежит».9 Не обошли вниманием американцы и интервью Е.М. Примакова советскому телевидению, в котором он, говоря о военных действиях против Ирака, заявил (цитирую «Вашингтон пост»): «Убийство надо остановить. Я не говорю, что война раньше была оправдана, но ее продолжение не может быть оправдано ни с какой точки зрения. Гибнет народ.»10 В свою очередь Виталий Игнатенко утверждал, что наземная операция союзников не послужит никакой полезной цели. Так что, как видим, разница подходов Москвы и Вашингтона к дальнейшему образу действий в связи с иракской агрессией против Кувейта обозначилась в тот момент очень четко.

Судьба «плана Горбачева» зависела по большому счету как от Багдада, так и от Вашингтона (в этом смысле реплика Бессмертных не была корректной). Сама же американская администрация, получив послание от М.С. Горбачева с изложением итогов состоявшихся переговоров с Т. Азизом, думала не о том, как прекратить войну, а как не допустить, чтобы «план Горбачева» помешал ее продолжению. Скоукрофт так описывает озабоченности и действия в те дни руководства США:

«Советы с нараставшим отчаянием искали способ избежать наземной войны. Мы, особенно Бейкер и президент, не хотели, чтобы они покинули нас, но и ничто не могло отвратить нас от нашей цели. Проблема заключалась в том, как вежливо сообщить Советам, что мы не можем принять их план. Мы обсуждали, как реагировать. Если Саддам уйдет, сохранив большую часть своих войск, это не будет для нас настоящей победой. В связи с планом были и другие вопросы: отсутствие упоминания о восстановлении королевской семьи или выполнении других резолюций, например, о репарациях. Мы обсуждали идею о том, чтобы дать иракцам 96 часов на полный вывод войск из Кувейта, что, как мы считали, соответствует требованию «незамедлительности». Это означало бы, что они должны уйти на север немедленно и оставить оружие. Но большого энтузиазма такая пропозиция не вызвала, поскольку за ней трудно было бы обеспечить мониторинг, не говоря уже о мерах принуждения. В конечном счете мы направили Горбачеву промежуточный ответ, выражая ему признательность и сообщая, что военные действия не прекращаются и что мы рады были получить информацию о его плане.

Рано утром на следующий день (19 февраля) президент вновь читал и перечитывал послание Горбачева и принял решение не менять курс. Мы вновь собрались в Овальном кабинете, чтобы обсудить более формальный ответ. Мы решили, что объявим четыре критерия, выходящих за пределы резолюций ООН, которым иракцы должны будут подчиниться, чтобы доказать свою добросовестность: не будет прекращения огня до полного вывода войск; никаких новых запусков ракет «Скад»; неприменение химического оружия и немедленный обмен военнопленными. Президент в письме Горбачеву обрисовал наши возражения и наши условия и поблагодарил за его усилия».11

Вслед за этим Вашингтон проинформировал основных участников коалиции, как он отреагировал на «план Горбачева». Занимался этим сам Буш. Он пишет, что потом наступило «нервное затишье»: он ждал реакции Москвы и Багдада.

В свою очередь с не меньшим, а, пожалуй, куда большим нетерпением в Москве ждали новостей от Багдада. Последний же чего-то тянул.

Между тем, учитывая, что С. Хаммади из Москвы вылетел в Пекин, мы оперативно проинформировали китайское руководство о содержании своих рекомендаций Ираку в форме послания М.С. Горбачева премьеру Госсовета КНР Ли Пэну. 21 февраля, когда я принимал замминистра иностранных дел Китая Ян Фучана, он сказал мне, что в разговоре с Хаммади Ли Пэн настоятельно советовал иракскому руководству принять выдвинутую М.С. Горбачевым мирную инициативу.

И уж коль скоро я упомянул о своей встрече с китайским коллегой, добавлю о ней несколько слов. Я высказал сожаление, что в свое время иракское руководство не воспользовалось советами СССР и Китая в рамках «паузы доброй воли» и ввязалось в вооруженный конфликт с МНС. Это была стратегическая ошибка Багдада. Мы проинформировали Саддама Хусейна о риске, которому он подвергает свою страну и народ. Ираку грозит полный разгром, если Багдад не использует шанс на прекращение войны. В Советском Союзе считают абсолютно необходимым исключить опасность дезинтеграции Ирака. И здесь важна позиция его соседей. В этом отношении между Ираном, Турцией и Сирией имеется взаимная подозрительность. Мы стремимся создать атмосферу доверия в данном «треугольнике» и, таким образом, обеспечить целостность Ирака. Я специально акцентировал в беседе этот аспект, поскольку Ян Фучан из Москвы направлялся в Иран. Наш разговор показал очень большую степень близости позиций СССР и Китая.

«Ох, нелегкая это работа…»

(о последнем раунде переговоров с Т. Азизом и контактах с Вашингтоном)

21 февраля по багдадскому радио выступил с сорокаминутной речью Саддам Хусейн, создавший впечатление, что в Багдаде махнули рукой на переговоры. Тон речи был воинствующий. Конфликт вновь подавался как столкновение благородных сил ислама с черными силами неверных. «Нет иной дороги кроме той, которую мы избрали. Мы избрали путь борьбы и будем стоять на этом пути… Мы продолжим борьбу. Мы добьемся победы. Они (Буш, Фахд – А.Б.) хотели избежать сухопутных боев. Намеревались убивать гражданское население бомбардировками с воздуха. Они боятся вступать в единоборство с нами на земле. Многие не знают действительной мощи нашей армии… Они хотят, чтобы мы капитулировали. Однако они будут разочарованы. Ирак велик! Слава арабской нации! Позор тем, у кого нет стыда!». Весьма непонятно прозвучала вкрапленная в текст речи С. Хусейна клятва продолжать борьбу «независимо от характера политических усилий, которые мы прилагаем и формулу и направления которых Тарик Азиз везет в Москву».

Восток, конечно, «дело тонкое». Может быть поэтому, знакомясь с переводом речи С. Хусейна, я испытывал очень смешанные чувства по поводу того, какие вести привезет нам Тарик Азиз. А в том, что эта речь подействует на американцев, как красная тряпка на быка, добавив им желания продемонстрировать на земле то, что они уже доказали в воздухе, я не сомневался.

Пока в Багдаде, не очень торопясь, разрабатывали диспозицию к следующему раунду переговоров Азиза в Москве и метали в коалицию словесные стрелы, американцы, продолжая воздушную операцию, завершали последние приготовления к наземной. Как потом стало известно, 20 и 21 февраля на совещаниях у Буша было решено предъявить Багдаду ультиматум. Последовала серия срочных телефонных переговоров Вашингтона с ведущими участниками МНС, и 22 февраля вопрос об ультиматуме между ними был согласован. Хотя Москву об этом держали в неведении, ощущение того, что воздушная война себя фактически уже исчерпала и вот-вот перейдет в наземную, было. И это только подстегивало нетерпение, с которым в Москве ожидали возвращение Азиза.

За ним, как и в прошлый раз, был послан в Иран самолет. Вылетел он оттуда лишь вечером 21 февраля. Мне предстояло встретить Азиза и прямиком, даже нигде не размещая, привезти в Кремль.

И вот я во «Внуково-2» хожу уже не один десяток минут по пустому просторному помещению зала для высоких гостей. Идет двенадцатый час ночи, а самолета все нет. Из приемной М.С. Горбачева уже поступило несколько звонков с подтверждениями, что президент ждет и не уедет из Кремля, пока не переговорит с Азизом. И вот, наконец, сообщение, что самолет садится. У трапа встречаю Тарика Азиза и его обычную свиту. Он не скрывает удивления, что ему надо с места в карьер мчаться на переговоры. Невольно кажется, что они там в Багдаде живут в каком-то ином измерении и большом отрыве от всего окружающего. По поведению Азиза никак не чувствуется, что мир буквально «стоит на ушах», ожидая, что с часу на час может начаться наземная операция. Он, как обычно, невозмутим и с неизменной сигарой во рту. В машине интересуется, кто с нашей стороны будет участвовать в переговорах. Сообщаю. Стараюсь внушить, что договариваться надо очень быстро, иначе все будет впустую. Упоминаю, что журналисты уже собрались в пресс-центре и будут ждать обещанную информацию. Если ее не дать вовремя, то тоже можно роковым образом опоздать.

По ночной Москве очень быстро домчались до Кремля. Примерно в десять минут первого ввел Азиза в кабинет президента СССР. Там помимо него были Е.М. Примаков, А.С. Черняев и В.Н. Игнатенко. Беседу как всегда переводил заведующий отделом УБВСА С.В. Кирпиченко. Разместились на обычном для таких случаев месте – за овальном столом справа от входа в кабинет президента.

После небольшой словесной протокольной разминки – сразу же вопрос Горбачева: «С чем Вы к нам приехали на этот раз?» Ответ Азиза, если отбросить торжественную витиеватость по поводу значения его миссии и важности состоявшегося «основополагающего решения СРК», сводился к следующему:

ѕ  Ирак готов полностью вывести войска из Кувейта в течение срока, о котором надо договориться;

ѕ  для этого должен быть прекращен огонь и остановлены военные действия, после чего незамедлительно начнется отвод;

ѕ  одновременно с прекращением огня должны быть отменены все резолюции Совета Безопасности и все вытекающие из них последствия;

ѕ  все изложенные выше положения должны быть отражены в новой резолюции СБ, на осуществление которой Ирак сразу же даст согласие.

Тут же стало ясно, что иракцы привесили к горбачевской формуле отмену резолюций СБ – вещь, на мой взгляд, абсолютно неприемлемую для Запада и Кувейта, так как это снимало бы с Ирака всякую ответственность за все причиненные разрушения и вред и выводили бы его из-под возможной системы военных ограничений. Горбачев в ходе предыдущей встречи с Азизом как-то легко отнесся к постановке последним вопроса об отмене резолюций, отметив лишь, что они не могут быть аннулированны, так как это выглядело бы как признание их незаконности, и что речь может идти лишь о прекращении действия резолюций. Теперь, после всех наших контактов с Вашингтоном он, я полагаю, понимал имевшиеся на этот счет лимиты, потому что сразу же попытался отделить вопрос о резолюциях от всего прочего. Он заявил, что этот вопрос нельзя увязывать с двумя первыми пунктами, так как в этом случае он будет расценен теми, кто хочет перейти к наземным операциям, в качестве выдвигаемого Ираком предварительного условия. Вопрос о прекращении действия резолюций СБ может ставиться только на следующем этапе, то есть после отвода войск. Е.М. Примаков также высказался за то, чтобы не акцентировать сейчас внимание на резолюциях и за то, чтобы решение интересующих Ирак проблем искать в общеарабских рамках на последующих этапах урегулирования кризиса.

Азиз, однако, уперся, и сколько ему ни доказывали всю пагубность попытки выдвигать на первый план вопрос об отмене резолюций, не сдвинулся со своей позиции, а потом и вовсе ударился в риторику, ставя вопрос так: или отмена резолюций или война до конца. Все иракцы, все 18 миллионов, – заявил он, – будут сражаться, как могут; когда не останется оружия, прибегнем к террористическим методам. США – это не какая-то непобедимая сила. Все помнят, как два иранца заставили переполошиться весь мир, взорвав в Ливане казарму с американскими солдатами.

Видя бесполезность дальнейшей дискуссии по данному вопросу и желая спасти сами переговоры, Михаил Сергеевич резко сменил тему, перейдя к сроку вывода войск. У Азиза был весьма ошарашенный вид, когда он услышал от Горбачева, что американцы настаивают на выводе войск за четыре дня. «Совершенно невозможно», «нет, это тоже не реально» – такими словами начинались ответы Азиза на предлагавшиеся ему Горбачевым другие, но тоже сжатые сроки. При этом он ссылался на то, что входили-то иракцы в Кувейт несколькими дивизиями, а теперь там полмиллиона солдат, масса вооружения и техники, склады боеприпасов и продовольствия. Мы не можем это все бросить и уйти без оружия, как хотят некоторые , – говорил он, называя, в свою очередь, сроки, начав с трехмесячного.

Необходимо понимать, – убеждал Азиза Примаков, что американцы ведут отсчет времени со 2 августа. Они не могут больше ждать. Их войска приведены в состояние боевой готовности. Они либо должны нанести удар, либо отменить эту готовность. Если заявить о сроках, которые вы предлагаете, – подчеркивал Горбачев, – то это будет расценено как умышленная затяжка либо как предварительные условия, вследствие чего весь план будет отвергнут. Минимальный срок, на который в ту ночь соглашался Азиз – шесть недель, что было, понятно, совершенно неприемлемо для МНС (с нашей стороны назывались неделя, потом десять дней).

Видя, что и по срокам не удается договориться, Горбачев предложил оставить этот вопрос пока в стороне и ввиду срочности заняться сообщением для печати, которое мы могли бы незамедлительно опубликовать от имени советской стороны, иначе будет упущено столь дорогое время. При этом Горбачев не скрывал, что у американцев счет уже идет, по-видимому, не на дни, а на часы, и потому он сразу же свяжется с Бушем, чтобы ввести его в курс того, как идут в Москве переговоры с Азизом. Обсуждение существа вопросов было условлено продолжить утром.

В основу сообщения для печати М.С. Горбачев предложил положить семь пунктов, подготовленных, как он отметил, Е.М. Примаковым (я заранее этого документа не видел и в мидовском аппарате он не прорабатывался). Выслушав эти пункты, Азиз сразу же сказал, что они подходят (возможно, он и не ожидал, что советская сторона будет готова так далеко пойти в них навстречу иракским требованиям).

Признаться, я сам слушал своего президента, когда он знакомил Азиза с текстом сообщения, тоже с немалым удивлением, так как было совершенно очевидно, что по крайней мере два из семи пунктов – четвертый и пятый (они касались судьбы резолюций ООН) абсолютно неприемлемы коалиции и могут стать лишь предлогом для того, чтобы проигнорировать московские переговоры как таковые. Почему Михаил Сергеевич, старавшийся до этого, как мне казалось, отделить вопрос о резолюциях от вопроса о выводе иракских войск из Кувейта, сделать их предметом последующего рассмотрения, вдруг перешел на другую, судя по документу, заранее заготовленную позицию, так и осталось для меня загадкой. Так или иначе встреча на этом завершилась.

Было примерно половина третьего ночи, когда я вместе с Т. Азизом покинул президентский кабинет (мне еще предстояло проводить Азиза в гостевой особняк на Воробьевых горах). А В.Н. Игнатенко помчался в пресс-центр, где томились в ожидании новостей около 700 журналистов. Там он огласил упомянутое сообщение. Оно не длинное, и я воспроизвожу его целиком, чтобы читателю был понятнее дальнейший ход событий:

«Ответ на советские предложения является позитивным. После их основательного обсуждения и сопоставления точек зрения мы пришли к выводу и считаем возможным найти развязку конфликта в Персидском заливе на следующих путях. Вырисовываются следующие подходы, которые включают следующие позиции:

1.  Ирак заявляет о полном и безоговорочном выводе войск из Кувейта;

2.  Вывод войск начинается на следующий день после прекращения военных действий;

3.  Вывод войск будет осуществляться в фиксированные сроки;

4.  Имеется в виду, что после вывода двух третей всех вооруженных сил из Кувейта будут прекращены действия экономических санкций, предусмотренных ООН;

5.  После окончания вывода войск из Кувейта тем самым будут исчерпаны причины, по которым были приняты резолюции Совета Безопасности, и поэтому эти резолюции прекратят свое действие;

6.  Сразу после прекращения огня происходит освобождение всех военнопленных;

7.  За отводом войск наблюдают страны, не участвующие в конфликте, по поручению Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

И последнее. Работа по уточнению конкретных формулировок и деталей продолжается. Окончательные результаты этой работы будут сообщены сегодня, 22 февраля, государствам – членам Совета Безопасности и Генеральному секретарю Органиции Объединенных Наций. Вот это то, что удалось сделать сегодня.»

Это сообщение часть журналистов встретила аплодисментами, но и недовольные им не были в накладе, так как налицо была сенсация, которая наверняка вызовет – и вызвала – широкий резонанс в мире. Все бросились готовить репортажи.

В это же самое время между президентами СССР и США шел телефонный разговор (он занял несколько более получаса), в ходе которого М.С. Горбачев информировал Дж. Буша о только что закончившейся беседе с Тариком Азизом.

В Вашингтоне было еще начало вечера, и как только электронные СМИ известили о новостях с советско-иракских переговоров, в Белый дом посыпались просьбы прокомментировать это событие. Пресс-секретарь президента М. Фитцуотер не замедлил это сделать, но ограничился на тот момент минимумом. Он сказал, что Дж. Буш в ходе только что состоявшегося разговора с президентом СССР поблагодарил его «за интенсивные и полезные усилия, но выразил серьезные опасения по поводу нескольких пунктов плана».12 Было сказано также, что президент США будет консультироваться по поводу советских предложений с коллегами по коалиции. Суть «опасений» не раскрывалась, но обозревателям и без того было понятно, чем не устраивали американскую администрацию дипломатия Москвы и обнародованные семь пунктов как с точки зрения того, что в них было, так и того, что в них отсутствовало. Общее восприятие усилий Москвы и их направленности оставалось крайне скептическим.

В первой половине дня 22 февраля в особняке МИД были продолжены советско-иракские переговоры. С нашей стороны в них участвовали А.А.Бессмертных (он только что вернулся в Москву), Е.М.Примаков и я. Предстояло досогласовывать то, что не удалось сделать во время ночной встречи в Кремле. Бессмертных сразу предоставил слово Примакову как свидетелю ночного телефонного разговора президентов СССР и США. Евгений Максимович информировал Т.Азиза, что после того, как тот покинул Кремль, у М.С.Горбачева состоялся очень тяжелый разговор с Бушем. На последнего сильное негативное впечатление произвело состоявшееся накануне выступление С.Хусейна (о нем я уже говорил выше) и поджоги иракцами нефтепромыслов в Кувейте. Отсюда – жесткость и решительность настроя президента США и связанная с этим необходимость для находящихся здесь быстро завершить работу с тем, чтобы сегодня же объявить (это должна сделать иракская сторона) о ее согласии с планом. Иначе вряд ли можно будет удержать США от перехода к наземной операции.

Затем начались долгие и, прямо скажу, нудные споры относительно трех конкретных вещей. Начали с резолюций СБ и экономических санкций. Мы уговаривали Азиза исключить из оглашенного ночью плана пункт о том, что после вывода двух третей всех вооруженных сил из Кувейта будет прекращено действие ооновских экономических санкций. Основной аргумент с нашей стороны – со ссылкой на трактовку пункта американцами – то, что здесь как бы закладывается возможность неполного вывода войск.

А.А. Бессмертных также предупредил Азиза, что мы не можем гарантировать принятие Советом Безопасности решения об отмене действия резолюций, но будем этого добиваться. В любом случае сначала должен состояться полный вывод иракских войск, что будет означать выполнение Ираком требований резолюции 660. А это, в свою очередь, откроет дверь для последующей постановки вопроса о действии других резолюций Совета. С большим скрипом Азиз согласился исключить четвертый пункт, но категорически настаивал на автоматизме прекращения действия всех резолюций после ухода из Кувейта последнего иракского солдата. В конечном счете пятый пункт остался по смыслу в прежней редакции, которая наверняка не могла устроить коалицию.

По срокам вывода войск, после многих споров перередактировали соответствующий пункт плана таким образом, что из города Эль-Кувейт иракские войска должны быть выведены за 4 дня, а в целом из страны в течение 21 дня.

Почти час заняла дискуссия о сроке освобождения военнопленных. Мы настаивали на 24 часах после прекращения огня. В конце концов компромис был достигнут на трех сутках.

Затем Азиз вдруг заявил, что у него нет полномочий на те подвижки, которые мы только что согласовали, и предложил, чтобы вместе с ним в Багдад отправился Е.М. Примаков. Это было решительно отклонено. Бессмертных сказал, что если согласиться с такой процедурой, то половина людей скажет, что московские переговоры потерпели провал, а другая – что Ирак ведет политическую игру, умышленно затягивает переговоры и доверять ему поэтому ни в чем нельзя.

Поскольку выяснилось, что иракское посольство в Москве лишилось связи с Багдадом из-за вызванных бомбардировками разрушений, предложили Азизу воспользоваться нашей связью, чтобы доложиться в Багдад. На том и порешили. Азиз отправился к себе в посольство писать донесение Саддаму Хусейну. Там оно было зашифровано и в таком виде доставлено к нам в МИД, откуда оно было передано в советское посольство в Багдаде, которое и доставило его по назначению. Аналогичным образом должен был передаваться и ответ Азизу.

* * *

В ожидании реакции Багдада мы публично ничего не могли сказать жаждавшим известий журналистам, о чем, конечно, сильно жалели. Но и времени даром Москва не теряла: очень оперативно, буквально за несколько часов подготовили и отправили от имени М.С. Горбачева целую серию посланий относительно предварительных итогов советско-иракских переговоров. Во-первых, всем главам государств или правительств стран – членов Совета Безопасности, во-вторых, руководителям ряда ведущих европейских и арабских государств и, наконец, Генеральному секретарю ООН. В этих посланиях излагались и комментировались пункты плана или схемы, позволяющей, по нашему мнению, прекратить военные действия и добиться выполнения целей, поставленных в первой резолюции Совета Безопасности в связи с кувейтским кризисом. Подчеркивалось, что достигнутый результат является оптимальным, и высказывалось предложение рассмотреть выработанную схему действий на заседании Совета Безопасности, чтобы поставить таким образом дело на правильные юридические и политические рельсы. Сообщалось, что представителю СССР при ООН дается поручение просить о срочном созыве с этой целью Совета Безопасности, и высказывалась надежда на понимание и поддержку этой нашей позиции. Разумеется, и самому нашему представителю при ООН Ю.М.Воронцову обстоятельно была прописана вся создавшаяся ситуация.

* * *

Активная натура М.С.Горбачева не могла удовлетвориться просто посланиями. Справедливо видя в личной дипломатии на высшем уровне один из наиболее эффективных рычагов реализации внешнеполитических целей, он часто прибегал к телефонным разговорам с руководителями других государств. Не изменил он этой своей манере и в этот день. Вечером он позвонил Бушу, чтобы лично ознакомить его с теми подвижками, которые нам удалось днем выдавить из Азиза, и которые тот направил на одобрение в Багдад. Это был второй разговор президентов всего за одни сутки. Не исключаю, что это был и самый долгий их телефонный разговор. Бейкер пишет, что он длился 1 час 40 минут.

По каким-то причинам мне не довелось познакомится с записью телефонных разговоров М.С. Горбачева тех дней. Поэтому о содержании данного разговора могу судить, к сожалению, в большей мере по иностранным источникам, в данном случае по мемуарам Буша и Бейкера, которому Буш по причине занятости сначала поручил принять звонок Михаила Сергеевича (позже он сам подключился к беседе). Вот соответствующий отрывок из воспоминаний госсекретаря:

«Хочу рассказать вам о моих срочных встречах с иракскими представителями», – начал Горбачев. «Они не дали формального согласия на предложения, но Азиз считает, что Саддам Хусейн их примет». Ирак соглашается теперь на безоговорочный и немедленный вывод войск, начиная со следующего дня после прекращения огня, и завершит его за три недели. Военнопленные будут обменены в течение трех дней после прекращения огня. И как только отвод в соответствии с резолюцией 660 будет завершен, все остальные резолюции перестанут действовать. Как о своей очень большой уступке Горбачев поведал мне о том, что он отказался от отдававшегося им предпочтения увязать кувейтский кризис с ближневосточным мирным процессом.

Я указал, что предусматриваемый Горбачевым вывод войск не является ни немедленным, ни безоговорочным. Более того, его план предоставил бы Ираку полный иммунитет от различных санкций, репараций и ответственностей, введенных другими резолюциями Совета Безопасности как следствие вторжения в Кувейт. Воздушная война наконец подвела Саддама к осознанию реальности. А теперь он хочет, чтобы его освободили от последствий неспровоцированной агрессии. Я сказал Горбачеву, что не берусь говорить за президента, но уверен, что он сочтет такие условия неприемлемыми.

Горбачеву это не понравилось… «Я сотрудничал с вами и старался сыграть роль, которая позволила бы сохранить жизни вашим военнослужащим и иракским. Наша цель найти жесткое, но практичное решение. Они не могут уйти за одну неделю». «В Кувейт они вошли за два дня», – ответил я».13

Во время этого телефонного разговора Бейкер зачитал Горбачеву текст заявления, которым Буш собирался предварить ультиматум, предназначенный для предъявления Саддаму Хусейну от имени коалиции. По словам Бейкера, когда в разговор включился Буш, Горбачев повторил ему свои главные тезисы. Процитирую теперь, что написал о разговоре в своей книге Буш:

«Должен ли я понимать так, что достигнутая нами вчера (с иракцами – А.Б.) договоренность неприемлема? – спросил Михаил. Я сказал, что это так. Он утверждал, что ситуация изменилась. Он вновь разговаривал с иракцами, и они согласились вывести войска из Кувейта немедленно и безоговорочно, начиная со следующего дня после прекращения огня. Они уйдут за три недели, после чего резолюции ООН прекратят действия. Я считал, что в этом нет ни немедленности, ни безоговорочности. У иракцев оставалось полно времени продолжить разрушение Кувейта. Это вряд ли признак добросовестности.

Горбачев резко реагировал на отклонение нами его предложения. «Каковы же приоритеты?» – спросил он, причем в голосе явно чувствовалось поднявшееся раздражение. «Мы стремимся найти политическое решение или продолжать военные действия с кульминацией в виде наземных операций?!» Он намекнул, что мы намеренно выдвигаем невозможные требования по части вывода, чтобы сохранить открытой возможность для дальнейших военных действий…

Я спросил, принял ли Саддам предложенные ему пункты. Михаил сказал, что они все еще ожидают ответ. Я поблагодарил его за усилия, но сказал, что продолжаю не доверять Саддаму и что иракские запросы не совместимы с целями коалиции. «Саддам просто пытается «спасти лицо» и укрепиться», – сказал я. «Он будет использовать затишье, чтобы разрушать Кувейт. Пусть ваши разведчики покажут вам снимки того, что иракцы творят с нефтяными скважинами».

Я напомнил Михаилу о зверствах. «Я не изменил взглядов на ценность человеческой жизни», – сказал я. «Мне страшно посылать в сражение молодых мужчин и женщин. И я знаю, что то, что я попрошу, поставит вас в трудное положение. Я пойму, если скажете просто: «Джордж, я этого не могу». Я хочу, чтобы вы со всей ясностью показали Азизу – это не только США, но вся остальная коалиция и что мы должны реализовать свое предложение (имеется в виду ультиматум – А.Б.) сейчас. Он не ответил на ваше. Мы ждали и ждали. Мы были терпеливы. Ответ нам нужен сейчас. Поставлены крайние сроки, и после того, что он сделал с Кувейтом, отступить мы не можем. Наше предложение крайне серьезно. Моя просьба состоит в том, чтобы вы поддержали нашу позицию после того, как вы старались выйти на более разумную, с вашей точки зрения, но с которой по причинам, какие я привел, мы сейчас не можем согласиться. Если вы не можете поддержать, то мы бы приветствовали, если вы не станете ей противодействовать».14

Бейкер пишет, что президента Буша особенно покоробило то, что Горбачев фактически одобрительно относился к тому, чтобы Саддам был бы освобожден от требований всех остальных резолюций ООН. Когда Горбачев попросил его предоставить еще несколько дней на переговоры, у президента не возникло желания проявить щедрость. «Этот человек (Саддам) способен на что угодно», – пожаловался президент. «Они подожгли нефтепромыслы. Мы не можем с этим согласиться». Горбачев быстро отступил: «Нет, – сказал он, – я вовсе его не защищаю». Завершив разговор и кладя телефонную трубку, президент сказал просто: «Все это полностью неприемлемо».

Не прошло и часа, как президент поручил своему пресс-секретарю Марлину Фитцуотеру опубликовать ультиматум в качестве последнего усилия получить от Ирака согласие подчиниться воле международного сообщества.15

В МИДе я узнал об ультиматуме из сообщения «Си-Эн-Эн» где-то в районе 7 – 8 вечера. Сначала было передано краткое заявление по этому поводу самого президента США, служившее как бы вводной частью к самому ультиматуму, который был затем оглашен Фитцуотером.

Таким образом, в Вашингтоне даже не стали дожидаться реакции Саддама Хусейна на итоги московских переговоров. А если учесть, что вопрос о предъявлении ультиматума Буш обсуждал со своими советниками 20 и 21 февраля, то получается, что по вопросу об ультиматуме в Вашингтоне в принципе определились еще до того, как Азиз вернулся в Москву.

Вместе с тем, президент США не счел возможным просто пройти мимо инициативы Горбачева и, предъявляя ультиматум, упомянул о ней. Полагаю, что есть смысл привести здесь заявление Буша, с которым он выступил перед полуднем в пятницу 22 февраля, его основное содержание выглядело так:

«Соединенные Штаты и их союзники по коалиции обязались осуществить резолюции Организации Объединенных Наций, требующие от Саддама Хусейна незамедлительно и безоговорочно уйти из Кувейта. Ввиду советской инициативы, которой мы искренне отдаем должное, мы хотим в это утро изложить конкретные критерии выполнения Саддамом Хусейном решения Объединенных Наций.

Только за последние 24 часа мы узнали о вызывающем, бескомпромиссном обращении Саддама Хусейна, вслед за которым менее чем через 10 часов – о заявлении в Москве, которое, по крайней мере внешне, выглядит более разумным (имеется ввиду ночная пресс-конференция В.Н. Игнатенко – А.Б.). Я говорю «выглядит», поскольку заявление, пообещав безоговорочный иракский вывод из Кувейта, на деле выдвигает ряд условий, а понятно, что никакие условия не будут приемлемы для международной коалиции и не будут соответствовать требованию резолюции Совета Безопасности ООН 660 относительно незамедлительного и безоговорочного отвода.

И что еще более важно и более срочно, мы узнали этим утром, что Саддам начал осуществление в Кувейте тактики выжженной земли, рассчитывая, возможно, что уж теперь-то его заставят уйти. Он умышленно поджигает и разрушает нефтяные скважины, нефтехранилища, морские терминалы и другие сооружения этой небольшой страны. Практически они разрушают всю нефтепроизводящую систему Кувейта. И вот в тот самый момент, когда в Москве проходила пресс-конференция…, Саддам Хусейн запускал ракеты «Скад».

После изучения московского заявления и обсуждения его с моими старшими советниками вчера вечером и сегодня утром и после обстоятельных консультаций с нашими партнерами по коалиции я решил, что пришло время публично объявить, что конкретно требуется от Ирака, чтобы избежать наземной войны. Самое важное состоит в том, что коалиция дает Саддаму Хусейну до полудня в субботу сделать то, что он обязан сделать – начать незамедлительный и безоговорочный вывод войск из Кувейта. Мы должны услышать публичное и определенное принятие им этого требования».16

Приведу также текст ультиматума, названного «Критерии вывода войск», так как это даст возможность получить представление о том, как ставили те или иные вопросы США и их союзники и где и в чем не произошло стыковки с позициями, которые вырабатывались на московских переговорах.

«Прежде всего Ирак должен начать широкомасштабный вывод войск из Кувейта к полудню 23 февраля по нью-йоркскому времени. Ирак должен закончить вывод войск из Кувейта за одну неделю. Поскольку Ираку хватило нескольких часов для захвата и оккупации Кувейта, более длительный срок, чем недельный, не отвечал бы требованию резолюции 660 относительно незамедлительности. В течение первых 48 часов Ирак должен вывести все свои войска из города Эль-Кувейт и позволить возвращение туда законного правительства Кувейта. Он должен уйти со всех оборудованных позиций вдоль саудовско-кувейтской и саудовско-иракской границ, с островов Бубиян и Варба и из кувейтской части Румейлы. В течение той же недели Ирак обязан вернуть все свои войска на позиции, которые они занимали 1 августа, как того требует резолюция 660.

В сотрудничестве с Международным Красным Крестом Ирак должен освободить всех военнопленных и граждан третьих стран, удерживаемых против их воли, а также возвратить останки убитых и умерших военнослужащих. Эта акция должна начаться немедленно с началом вывода войск и завершиться в течение 48 часов.

Ирак должен удалить все взрывные устройства и мины – ловушки, в том числе на Кувейтских нефтяных сооружениях, и выделить иракских военных офицеров связи для работы с кувейтскими и иными союзными силами над операционными деталями, связанными с выводом иракских войск, в том числе предоставить все сведения о расположении и характере сухопутных и морских мин. Ирак должен прекратить обстрелы воздушных целей, полеты самолетов над Ираком и Кувейтом, кроме полетов транспортной авиации для вывоза войск из Кувейта, и предоставить союзной авиации исключительное право использования и контроля воздушного пространства Кувейта.

Он должен прекратить любые насильственные действия в отношении граждан Кувейта и разрушение их собственности и выпустить на свободу всех задержанных кувейтян.

Соединенные Штаты и их партнеры по коалиции повторяют, что их войска не станут атаковать отступающие иракские части и в дальнейшем будут проявлять сдержанность до тех пор, пока вывод войск проводится в соответствии с изложенным выше и пока не происходит нападений на другие страны. Любое нарушение этих условий приведет к незамедлительному и резкому ответу со стороны сил коалиции в соответствии с резолюцией 678 Совета Безопасности ООН».17

Понятно, что ультиматум союзников спутал Москве все карты. Шансы на урегулирование политическими средствами оказывались сведенными практически на нет, ибо трудно было надеяться (в том числе и в свете поведения Азиза в Москве) на то, что Багдад подчинится требованиям союзников. Но отказываться от курса на урегулирование Москва не собиралась.

* * *

Ответ из Багдада пришел лишь в ночь с 22 на 23 февраля, ответ, как и ожидалось, положительный. Это давало возможность обнародовать то, что по конфиденциальным каналам через обращения президента СССР к главам многих государств и правительств уже было доведено до сведения тех, от кого зависело развитие событий. Поскольку ультиматум коалиции был оглашен, это тем более делало политически важным, чтобы Азиз в Москве публично от имени иракского руководства огласил мирный вариант выхода из кризиса.

Поэтому утром 23 февраля мы вновь собрались в МИДе в том же составе, что и накануне: Тарик Азиз с коллегами, А.А. Бессмертных, Е.М. Примаков и я. Бессмертных, выразив удовлетворение тем, что согласованный план получил одобрение иракского руководства, сразу же высказался за встречу Азиза с прессой. Тот, не сказав ни «да», ни «нет», попросил ознакомить его с последними советскими контактами. Бессмертных рассказал о двух вещах. Во-первых, о состоявшемся по нашей инициативе его утреннем разговоре с Бейкером, в ходе которого советский министр подчеркивал нелогичность предъявления ультиматума после того, как Ирак дал согласие вывести войска из Кувейта, и отстаивал идею созыва Совета Безопасности для рассмотрения ситуации в свете этого определяющего обстоятельства. Он отметил, что США стоят на своем варианте действий, делая теперь также особый упор на осуществляемом Ираком экологическом терроризме на территории Кувейта. Предложение о созыве заседания Совета Безопасности им не нравится, так как там может разгореться дискуссия вокруг той схемы действий, которая выработана на переговорах в Москве. Ощущение таково, – сказал Бессмертных, – что если сегодня Ирак не начнет отвод войск (срок ультиматума истекал вечером по московскому времени), то МНС приступят к наземной операции. Во-вторых, министр рассказал о серии обращений М.С. Горбачева к руководителям государств и Генеральному секретарю ООН. Получены пока только два ответа: англичане сомневаются в полезности созыва заседания СБ, Генсек ООН, напротив, эту идею поддерживает.

Дальнейший разговор, кстати не очень долгий, касался исключительно выступления Азиза перед прессой. На этом встреча завершилась, после чего я с Азизом отправился в пресс-центр МИДа, где уже гудел журналистский улей. Выступление Азиза было кратким. Он сообщил присутствовашим, что накануне вечером Совет революционного командования Ирака заявил, что Ирак поддерживает советскую инициативу и что высоко ценит усилия Советского Союза по достижению мирного урегулирования в сложившейся обстановке. Мы особо благодарны за усилия в этом направлении президента СССР и его правительства, – подчеркнул Азиз. Далее он огласил все шесть пунктов плана, назвав его почему-то советским, хотя, будь он советским, он выглядел бы по-другому. В данном случае, однако, для нас, как и для всех, кто хотел избежать дальнейших военных действий, важным было четкое заявление Азиза о том, что «правительство Ирака полностью одобряет и полностью поддерживает этот план». Он также отметил, что «решение руководства Ирака незамедлительно и безусловно вывести свои войска из Кувейта можно рассматривать как ответ президенту США».

Азиз спешил, и прямо из пресс-центра мы отправились во «Внуково-2», откуда он и вылетел в Иран. В машине Азиз был мрачен и неразговорчив. Еще бы, всего через несколько часов истекал срок ультиматума. У порога стояла наземная война, грозившая Ираку крупным и, может быть, фатальным поражением. Надо думать, он это понимал, но накрепко связав свою судьбу с Саддамом Хусейном, играл только по его правилам. А мне было тяжело сознавать, что огромная работа шла насмарку, и очень досадно, что Багдад, имея столько возможностей выйти из им же созданного кризиса без ощутимых потерь, поступал так безрассудно.

Телефонный марафон президента СССР

А в Кремле тем временем начался небывалый телефонный марафон М.С. Горбачева. Я не был тому свидетелем и, не мудрствуя лукаво, просто перечислю с кем 23 февраля, пытаясь повернуть ход событий в мирное русло, разговаривал Михаил Сергеевич. Это были премьер-министр Великобритании Мейджор, президент Франции Миттеран, премьер-министр Италии Андреотти, президент Египта Мубарак, президент Сирии Асад, канцлер Германии Коль, премьер-министр Японии Кайфу, президент Ирана Хашеми-Рафсанджани и, конечно, президент США Буш. У каждого разговора была своя специфика, но лейтмотив с советской стороны был один – руководство Ирака своим согласием на принятие резолюции 660 о незамедлительном и безусловном выводе войск из Кувейта создало качественно новую обстановку, которая открывает возможность нахождения мирного решения проблемы в рамках Совета Безопасности, и этой возможностью международное сообщество должно воспользоваться и предотвратить наращивание числа человеческих жертв и разрушений. Горбачев считал, что Совет Безопасности может за пару дней преодолеть расхождения между тем, что согласовано с иракцами в Москве, и требованиями коалиции. Позиция, конечно, достойная всяческого уважения, но, увы, не имевшая шансов на успех, ибо шла вразрез с уже сформировавшимся настроем участников коалиции продиктовать Багдаду свою волю, а не вести с ним торг. Наивно было рассчитывать, что коалиция откажется от ультиматума, коль скоро она его уже предъявила, тем более в условиях уже начавшейся по вине Багдада экологической катастрофы в Кувейте. Спасение от наземной операции заключалось только в выполнении Багдадом условий ультиматума, но он не захотел или не нашел в себе внутренней силы выбрать этот путь.

Телефонный разговор Горбачева с Бушем состоялся за 45 минут до истечения срока ультиматума. Нельзя не удивиться контрасту, чем в этот момент занимались президенты двух сверхдержав. Президент СССР предпринимал последние усилия предотвратить новую фазу войны, а президент США играл в это время в Кемп Дэвиде в волейбол. Скоукрофт, слушавший разговор президентов по параллельному аппарату в Белом доме, отразил его следующими строками: «Горбачев был явно в отчаянии, ни одно из его предложений не сработало, и это был его последний шанс. Он старался всячески и в конце уже просто умолял об отсрочке, чтобы дать ему еще одну возможность призвать Саддама одуматься. Президент (Буш – А.Б.) был с ним терпелив, дружественен, но непреклонен».18

Присутствовавший при этом телефонном марафоне президента его помощник А.С. Черняев пишет, что Горбачев «доказывал, спорил, убеждал, предостерегал, проговаривал все варианты, все возможные последствия… Всех он пытался убедить, ссылаясь на последний приезд в Москву Азиза,… что Хусейн «уйдет», деваться ему некуда. И не надо жертв и разрушений, которые принесет «битва в пустыне». И никто ему, даже те, с кем он на «ты», не сказал: «Не суетись, Михаил! Еще две недели назад все решено»… М.С. – видно было – чувствовал, что с ним неискренни, водят его за нос, но все-таки верил, что «сработают новые критерии», что человеческое возьмет верх над «испытанными методами достижения цели».19

Ничего не дал и разговор Бессмертных с Бейкером. На состоявшемся 23 февраля по настоянию СССР заседании Совета Безопасности представитель СССР проинформировал членов Совета о проделанной работе в целях мирного урегулирования конфликта и открывшихся возможностях, но поддержки не получил.

За 10 минут до выступления Буша с обращением к нации относительно начала наземной операции (она уже час, как шла) Бейкер известил своего советского коллегу о переходе конфликта в новую фазу. В отличие от всех предыдущих этот разговор длился всего одну минуту. О чем действительно было говорить?! Все и так было ясно.

Глава IX

ФИНАЛ АВАНТЮРЫ

Наземная фаза «Бури в пустыне»

Наземная операция началась на рассвете 24 февраля. В этот же день было обнародовано заявление советского правительства, в котором выражалось сожаление, что был упущен реальнейший шанс на мирный исход конфликта, на достижение целей, определенных резолюциями СБ ООН, без дальнейших человеческих жертв и материальных разрушений. Однако, говорилось в заявлении, сработал инстинкт военного решения. Чтобы этот инстинкт не завел слишком далеко, Москва высказалась за то, чтобы Совет Безопасности незамедлительно занялся рассмотрением сложившейся ситуации. Совет собирался, его председатель проводил консультации, но дело стояло, так как три из пяти постоянных членов Совета были одновременно ведущими участниками антииракской коалиции, добавившей к воздушной войне против Ирака теперь и наземную.

Не буду вдаваться в военную сторону вопроса. Ограничусь тем, что наземная фаза «Бури в пустыне» была отменно спланирована, отлично организована и очень эффективно осуществлена несмотря на то, что она проводилась войсками большого числа государств и что эти войска обучались по различным уставам, имели далеко неодинаковый уровень подготовки и оснащения, а личный состав войск говорил на нескольких десятках различных языков.

Операцией руководили два сокомандующих – американский генерал Норман Шварцкопф и саудовский генерал Халед Ибн Султан. В подчинении первого находились войска США и ряда европейских государств, второго – в основном войска арабских и других мусульманских стран. При формальном равенстве положения сокомандующих ведущая роль принадлежала Шварцкопфу, в распоряжении которого была основная ударная боевая сила. Как видно из воспоминаний, опубликованных обоими генералами, в их личных взаимоотношениях не все было гладко (видимо, давала себя знать известная американская бесцеремонность и напористость), но, судя по результатам, со своей задачей оба справились хорошо, никаких серьезных накладок в ходе операции не случилось.

Свои нюансы в планировании и проведении операции вносила и политика. Правительства арабских государств – участников МНС не хотели, чтобы их войска вступали на территорию Ирака. Поэтому их использование ограничивалось только территорией непосредственно Кувейта. Отсюда и распределение командных ролей: генерал Халед сосредоточился на кувейтском театре военных действий, где и предстояло воевать арабам; у Шварцкопфа же были более широкие задачи, поскольку его войска, особенно авиация, были задействованы на всех направлениях удара. Приходилось учитывать и другие факторы. Например, сирийская танковая дивизия имела на вооружении танки «Т-62». Поскольку аналогичные были и у иракцев, сирийцев поставили во второй эшелон, чтобы в ходе наступательных боев не произошло путаницы. Думаю, что в двадцатом веке не было ни одного сражения, в котором одновременно участвовали бы войска столь большого числа государств, как это было в ходе наземной операции по освобождению Кувейта.

Через четыре часа после ее начала с эмоциональным обращением к иракским вооруженным силам выступил Саддам Хусейн, призвавший «не давать пощады» врагу. В переданном по багдадскому радио первом военном коммюнике говорилось, что «наступление противника полностью провалилось» и что его солдаты «плавают в крови». В другом коммюнике, переданном через 15 часов после начала наземной операции, было сказано, что «силы агрессии не смогли достичь ни одной из своих объявленных целей. Они понесли большие потери в результате тяжелых ударов защитников права и веры».1

На самом деле картина была совершенно обратной. Наступление союзников развивалось стремительно, неудержимо и почти без потерь. Деморализованные неделями бесконечных бомбежек, испытывая полнейшую незащищенность от ударов с воздуха и чувство обреченности, иракские войска в Кувейте не выдержали ударов наступающих танковых частей коалиции и американской морской пехоты. Оборона была прорвана, началось беспорядочное отступление, перешедшее вскоре фактически в бегство. Контратаки были редкими и безуспешными. Спасая свои жизни, иракские солдаты сдавались в плен тысячами.

Одновременно генерал Шварцкопф, скрытно до этого перегруппировавший свои основные силы на левый фланг, нанес мощный боковой удар и начал быстрое продвижение вглубь Ирака по дуге в направлении Басры, создавая угрозу окружения всех иракских войск, находившихся в Кувейте и приграничной к нему зоне. Возникал огромный «котел», заставляя иракских штабистов, наверное, вспомнить о Сталинграде. Чтобы не попасть в окружение, некоторые иракские части, в том числе и Республиканской гвардии, были вынуждены спешно сниматься с занимаемых позиций и отступать. Обстановка складывалась явно не так, как рассчитывало руководство Ирака. Весь ход событий военной кампании разительно контрастировал с картинами, которые тот же Тарик Азиз рисовал нам в Москве во время своих визитов, начиная с сентябрьского. «Матерь всех сражений», которая, как уверяла багдадская пропаганда, должна была закончиться неизбежной победой Ирака над «силами зла», все больше приобретала противоположный смысл. Об этом невольно думалось, когда в своем кабинете на седьмом этаже мидовского здания я наблюдал по телевизору репортажи «Си-Эн-Эн» о ходе наземной операции.

Скорее прекратить огонь

Для дипломатической инициативы, как правило, нужна какая-то стартовая площадка в виде события, политического импульса или чего-то в этом духе. Через двое суток после начала наземных боев такая стартовая площадка появилась.

26 февраля по поручению руководства я собрал пресс-конфиренцию, на которой заявил:

«Хочу довести до вашего сведения, что сегодня ночью в Посольство СССР в Багдаде прибыл министр иностранных дел Ирака Т. Азиз, который передал нам послание С. Хусейна. В послании сообщалось о решении иракского руководства немедленно вывести все свои войска из Кувейта в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 660. В послании С. Хусейна указывалось, что приказ об отводе войск отдан и вывод их уже начался. Подчеркивалось, что срок осуществления вывода будет очень коротким. (Чтобы читателю было понятнее дальнейшее, добавлю, что С. Хусейн в этом послании настоятельно просил Горбачева добиться через Совет Безопасности немедленного прекращения огня. Но прямо говорить журналистам об этой просьбе я счел не вполне уместным и потому продолжал так). Мы исходим из того, что этот новый шаг руководства Ирака удовлетворит все стороны. Хочу сообщить вам, что сразу же, как только в Москве стало известно о получении послания Саддама Хусейна, мы официально уведомили США о том, что Ирак начал выполнять резолюцию Совета Безопасности ООН 660. Одновременно мы дали указание представителю СССР при ООН предложить срочно созвать Совет Безопасности с тем, чтобы он незамедлительно решил вопрос о прекращении огня. Мы считаем, что все происходящее представляет очень важный момент в развитие ситуации и что разум и совесть подсказывают, что им надо надлежащим образом воспользоваться с тем, чтобы положить конец кровопролитию. Для этого созданы все необходимые условия.»

Естественно, посыпались вопросы. Первый касался сроков, насколько они будут сжаты. Я дал такой ответ: «Бесспорно одно: прекращение огня создаст необходимые условия для того, чтобы сроки были минимальными. Понятно, что одно дело осуществлять отвод войск в условиях, когда продолжаются военные действия, когда идут бомбардировки, артналеты, ракетные удары. Это все, естественно, дезорганизует нормальный процесс отвода. Другая ситуация наступит, если будет объявлено о прекращении огня на земле, в воздухе, на море. Разумеется, все это максимально ускорило бы реализацию той задачи, которую с самого начала поставило перед собой мировое сообщество – добиться освобождения и восстановления Кувейта как независимого суверенного государства».

Поскольку в некоторых вопросах звучало утверждение, что иракское заявление неполностью отвечает резолюциям СБ, мне пришлось прокомментировать эти заходы. Я сказал: «Что касается заявлений о том, что в позиции, которую объявил Ирак, есть какие-то изъяны, то, думаю, при желании можно найти много причин, а тем более предлогов для того, чтобы оставаться глухим к призывам, которые раздаются во многих арабских странах относительно необходимости как можно скорее прекратить огонь. Мы исходим из того, что сейчас позиция стала предельно ясной, никаких условий Ирак не выдвигает, он готов, как официально заявляется Багдадом, в максимально сжатые сроки осуществить вывод своих войск из Кувейта. Мы в этом смысле не видим каких-либо изъянов позиции, которые давали бы основания оттягивать прекращение огня».

Корреспондент английской «Дейли экспресс» поинтересовался, почему Советский Союз выступает сейчас как бы в роли представителя Ирака. На это я среагировал так: «Мы выступаем с нормальных, общечеловеческих, гуманитарных позиций. Каждый час военных действий уносит все больше и больше человеческих жизней. Через какое-то время можно будет подвести итоги операции, и тогда станет ясно, сколько их поглотил огонь войны, сколько погибло военнослужащих, сколько погибло гражданских лиц. Для нас очевидно, что во всеобщих интересах – прекратить военные действия, если весомых реальных причин для их продолжения уже больше нет».

Канадский журналист, отметив, что военным в ходе наземной битвы удалось достичь за два дня то, чего дипломатии не удалось в течение многих месяцев, не без ехидства спросил: не оправдывает ли это инстинкт военного решения. Ответил ему так: «Мы убеждены, что усилия, которые предпринимал Советский Союз с самого начала, когда после 2 августа возникла ситуация, усилия, которые наше руководство предпринимало после того, как 17 января начались военные операции, а также усилия, которые предпринимались им после начала наземных операций, были абсолютно оправданы – морально и политически. Мы стремились как можно скорее принести мир на земли Кувейта и Ирака, разумеется, при условии выполнения резолюций Совета Безопасности. Военные методы разрешения конфликтов, разумеется, очень и очень радикальны. Они могут порой резко ускорять ход событий. Вопрос, однако, упирается в то, какую цену при этом приходится платить за тот или иной успех. А цена высока, потому что она выражается в человеческих жизнях. В этом смысле мы всегда главный упор делаем на тех возможностях, которые открывают дипломатия, политическая работа. И, как вы знаете, советское руководство, президент СССР М.С. Горбачев действительно очень много делают для того, чтобы приблизить час восстановления независимости и суверенитета Кувейта».

Непростой в той ситуации вопрос подкинул мне венгерский журналист, спросивший, не считает ли советское руководство важным разоружить иракскую армию, как это произошло с Германией после Второй мировой войны. Мой ответ был таким: «В настоящее время очень трудно судить о том, в каком состоянии находятся вооруженные силы Ирака. Но если вчитаться в резолюции Совета Безопасности, изучить мандат, который в них сформулирован, вы не найдете там никаких положений, которые касались бы каких-либо ограничений в отношении Ирака. Этим на данном этапе нам всем и нужно руководствоваться. Бесспорно, что Советский Союз – это ни для кого не секрет – выступает за то, чтобы Ирак в послекризисный период занял достойное место в регионе. На наш взгляд, если занять такую позицию, когда к Ираку, к иракскому народу стали бы относиться как к изгою, то это было бы серьезным просчетом, потому что это порождало бы как раз те настроения, которые бы и стали питательной почвой для всякого рода реваншистских настроений. Мы хотим видеть Ирак сильным, миролюбивым и процветающим государством. Точно так же, как мы хотим, чтобы миролюбивыми, процветающими и сильными были и его соседи».

Было много и других вопросов и, соответственно, моих ответов, но завершая пресс-конференцию, я еще раз выразил надежду на то, что будет проявлен предельно ответственный подход со стороны участников многонациональных сил, и прежде всего со стороны тех, кто представлен в этих многонациональных силах наиболее крупными воинскими контингентами, для того чтобы принять единственное правильное в нынешних условиях решение – решение о завершении военных действий.2

В Багдаде тянут до последнего… и капитулируют

В этот и последующие дни мне пришлось много заниматься Советом Безопасности, куда в значительной мере сместилась политическая работа по прекращению войны. На состоявшемся по нашей инициативе в ночь с 25 на 26 февраля официальном закрытом заседании Совета Безопасности Ю.М. Воронцов проинформировал членов Совета о существе обращения С. Хусейна к президенту СССР и предложил принять решение о прекращении огня. Но необходимой поддержки предложение не получило. Рассмотрение вопроса было поэтому продолжено на неофициальном заседании, где окончательно стало ясно, что обращение С. Хусейна к советской стороне считается недостаточным – нужно прямое обращение к Совету Безопасности, причем требуется официальное согласие Ирака со всеми 12 резолюциями Совета, а не только первой из них. Так считали не только США, Англия и Франция, но и большинство членов Совета, а также ведущие арабские участники МНС.

Как уже бывало в прошлом, обстановку в Совете Безопасности и на этот раз подпортила сама иракская сторона. Ее представитель при ООН Анбари упорно продолжал отказывать Кувейту в статусе суверенного государства, настаивая, что это всего лишь «географическое понятие». А говоря о позиции правительства Ирака в отношении урегулирования конфликта, он не шел дальше известных шести пунктов, оглашенных Азизом в Москве, хотя с тех пор военные события уже ликвидировали по сути их основу – добровольный вывод иракских войск из Кувейта.

Но дело было даже не столько в отстававшей от жизни позиции иракского представителя при ООН, хотя и она основательно выбивала почву из-под наших стараний в Совете Безопасности прекратить огонь. Главным препятствием явилось выступление 26 февраля по багдадскому радио самого Саддама Хусейна. Джордж Буш назвал это заявление «возмутительным». Приведу для ясности лишь один пассаж из речи арабского лидера: «О доблестные иракские мужчины, о славные иракские женщины! Кувейт есть часть вашей страны, отторгнутая от нее в прошлом. Обстоятельства сегодня повелели так, что Кувейт останется в том состоянии, в каком он останется после вывода наших сражающихся сил из него… Иракцы будут помнить и не забудут, что 8 августа 1990 года Кувейт стал частью Ирака законно, конституционно и фактически… Каждый должен помнить, что ворота Константинополя открылись перед штурмующими мусульманами не с первой попытки…»3

Как видит читатель, там не было и намека на отказ Багдада от притязаний на Кувейт. По существу утверждалось обратное: дайте, мол, только срок, и Кувейт снова будет иракским, как когда-то христианский Константинополь пал в конце концов под ударами турок. Это заявление и общий задиристый тон речи – там ситуация подавалась как победная для Ирака, а иракцы призывались праздновать победу над коалицией из тридцати государств, дали президенту США повод заявить, что коалиция будет продолжать осуществлять военные действия с прежней интенсивностью.

Поскольку обстановка в Совете Безопасности вокруг прекращения огня складывалась тупиковая, Москва через посла СССР в Багдаде честно проинформировала о ней иракское руководство. Но нужных решений оно опять не приняло. Там предпочли пойти лишь на частичную подвижку. В ночь с 26 на 27 февраля Азиз и Хаммади попросили наше посольство передать иракскому постпреду при ООН письмо Азиза на имя Генерального секретаря ООН и председателя Совета Безопасности (им в феврале был представитель Зимбабве), где говорилось, что полный вывод иракских войск из Кувейта будет завершен в течение нескольких часов и что Ирак согласен наряду с резолюцией 660 выполнить еще две резолюции СБ – 662 и 674, но при условии принятия Советом резолюции о немедленном прекращении огня и признания утратившими силу свои резолюции 661, 665 и 670. Одновременно поступило обращение Саддама Хусейна к президенту СССР с просьбой предпринять самые энергичные меры для прекращения огня. При этом отмечалось, что решение об упомянутом признании Ираком резолюций Совета Безопасности принято, в том числе, и в «знак уважения к Советскому Союзу», его усилиям по восстановлению мира. Такая констатация, конечно, была приятным контрастом по сравнению с полугодом критики со стороны Багдада линии Советского Союза в кувейтском кризисе. К сожалению, конъюнктурность этого реверанса не вызывала сомнений.

Откликаясь на просьбу Багдада, его обращение к Генсекретарю ООН и председателю СБ было передано адресатам через постпреда Ирака со всей возможной быстротой, но, как и следовало ожидать, это новое обращение эффекта не возымело. Попытка Багдада торговаться с Советом, ставить ему условия была решительно отклонена. Председатель Совета вновь попросил СССР сообщить Багдаду, что требуется безоговорочное признание им всех без исключения 12 резолюций СБ. Это мы и сделали, испытывая понятную досаду по поводу того, что каждый час промедления увеличивает масштабы поражения Ирака. На третьи сутки после начала операции уже нельзя было больше говорить об оганизованном сопротивлении иракских вооруженных сил. Оно рухнуло по всему фронту. МНС стали полным хозяином положения, причем американские войска уже заняли примерно 15 процентов иракской территории.

Видимо уяснив, что деваться некуда, что война проиграна и что продолжение союзниками наступательных операций может привести иракский режим к полному краху, Багдад подчинился требованиям Совета Безопасности. Вечером 27 февраля постпред Ирака Анбари передал председателю Совета Безопасности новое письмо Т. Азиза. В нем было сказано: «Имею честь официально информировать Вас, что правительство Ирака согласно полностью выполнить резолюцию Совета Безопасности ООН 660 и все последующие резолюции Совета». Министр просил информировать об этом членов СБ и распространить письмо в качестве официального документа Совета Безопасности.4

В Москве была ночь (с 27 на 28 февраля), когда Дж. Бейкер позвонил А.А.Бессмерных и сообщил, что с учетом согласия Ирака выполнить все резолюции Совета Безопасности и состоявшегося освобождения Кувейта многонациональные силы прекращают с 8 часов утра по иракскому времени военные действия против Ирака.

Через некоторое время после звонка Бейкера президент Буш из своего Овального кабинета в Белом доме обратился к американскому народу с сообщением о достигнутом успехе. Отдавая должное вооруженным силам США, президент вместе с тем подчеркнул, что ни одна страна не может рассматривать эту победу только как свою собственную, что это и победа Кувейта, и всех партнеров по коалиции, и Объединенных Наций, и человечества в целом. Теперь от Ирака зависит, – заявил Буш, – станет ли приостановка военных действий постоянным прекращением огня. Для этого Ирак должен:

ѕ  немедленно освободить всех военнопленных и граждан третьих стран и передать тела погибших;

ѕ  освободить всех задержанных кувейтян;

ѕ  сообщить кувейтским властям размещение и характер наземных и морских мин;

ѕ  полностью соблюдать все соответствующие резолюции ООН, в том числе отменить августовское решение об аннексии Кувейта и признать обязанность Ирака выплатить компенсацию за потери, ущерб и повреждения, причиненные его агрессией;

ѕ  выделить своих военачальников для решения совместно с военным руководством МНС конкретных вопросов прекращения огня; при этом Ирак предупреждается, что в случае открытия им огня по союзным военным или запуска ракет против любой страны союзные войска будут свободны возобновить военные действия.

Буш напомнил, что всегда высказывался в том смысле, что конфликт возник не с народом Ирака, а с его руководством, в первую голову с Саддамом Хусейном. Так остается и теперь. Коалиция прибегла к войне как к крайнему средству и надеется, что придет время, когда Ираком будут руководить люди, готовые жить в мире с соседями. Буш высказался за то, чтобы Совет Безопасности ООН занялся подготовкой урегулирования с Ираком. Сохранение вопроса в рамках Совета Безопасности отвечало и нашей линии.

Примерно через три часа после выступления Буша багдадское радио передало сообщение, извещавшее о том, что Ирак «одержал победу» и что президент США «был вынужден пойти на прекращение огня», в связи с чем иракским войскам отдан приказ прекратить боевые действия.

Почему Буш остановил наступление

Почему все-таки президент Буш отдал приказ о прекращении огня, хотя наступательные действия союзников развивались очень успешно? Потом, год или два спустя в адрес Буша будет немало критики со стороны некоторых американских кругов, зачем-де он не использовал тогда благоприятную ситуацию и «не разделался» полностью с Саддамом Хусейном. Его упрекали в половинчатости, непоследовательности, нерешительности и прочих «слабостях». И до сих пор, каждый раз, когда Багдад, пытаясь высвободиться из-под контроля ООН, начинает действовать вразрез со своими международными обязательствами, недовольство тогдашней позицией Буша проявляется вновь и вновь.

А была ли у президента США в феврале 1991 года возможность действовать иначе? Если и была, то довольно все-таки ограниченная, разве что позволить генералу Шварцкопфу вести военные действия несколько лишних суток, как первоначально и планировалось. В действительности, после освобождения Кувейта и официальных обязательств Ирака выполнить все 12 резолюций Совета Безопасности у Буша не было альтернативы, кроме как объявить о прекращении огня. Остановимся на этом чуть подробнее. Рассмотрим обстановку под несколькими углами.

Начнем с военного. Коалиция одержала убедительную победу, но это не значит, что вооруженные силы Ирака были уничтожены или даже полностью разгромлены. В Кувейте были сосредоточены к тому же не сильнейшие, а, пожалуй, менее подготовленные части иракской армии. Их как бы заранее отдавали на заклание, ожидая изнурительных затяжных кровопролитных боев за Кувейт. Наиболее боеспособные части были расположены к северу от Кувейта или вообще оттянуты ближе к Багдаду и меньше пострадали от войны. Особенно это касается элитной Республиканской гвардии. В распоряжении Багдада оставалось еще свыше 20 боеспособных дивизий. Поэтому продление войны было чревато ростом американских потерь, поскольку в самом Ираке, в отличае от Кувейта, действовали именно войска США. Кроме того, до сих пор основные военные операции в Ираке развертывались на открытых пустынных пространствах, где абсолютное господство США в воздухе создавало для американских сухопутных войск громадное преимущество перед иракскими частями. В городах же это преимущество почти полностью исчезало. Американское командование отлично понимало, с каким количеством потерь для него были бы сопряжены городские бои. Поэтому-то вступление войск МНС в иракские города вообще не планировалось. Не были МНС ориентированы и на сколько-нибудь масштабную и длительную оккупацию иракской территории. Они не располагали для этого ни надлежащим оккупационным аппаратом, ни крупными людскими ресурсами для радикального расширения зоны контроля. Вдобавок в тылу американских войск оказались отдельные вполне боеспособные иракские части, что и доказала танковая дивизия «Хаммурапи», когда попыталась с боями вырваться из окружения. Думается, именно эти соображения и побудили Шварцкопфа согласиться с Белым домом, когда оттуда последовал зондаж на предмет досрочного сворачивания операции «Буря в пустыне».

Теперь обратимся к правовому и политическому углам. Достижение официальных целей кампании – освобождение Кувейта – исчерпало мандат, который пришедшие на помощь Кувейту государства получили от ООН на основании резолюции СБ 687. Дальнейших правовых оснований для вооруженных действий против Ирака у МНС не осталось. И с этим Вашингтон (при всем его потребительском цинизме отношения к ООН) не мог не считаться тем более, что Совету Безопасности предстояло продолжать заниматься кризисом в Персидском заливе.

Американцы столкнулись и с трудностями политического порядка. Их ближайшие арабские союзники – Саудовская Аравия и Египет, которые были наиболее последовательными сторонниками перехода к наземной операции, после достигнутого успеха первыми же начали требовать и ее прекращения. Американцы поняли, что возникнет риск развала коалиции, если к арабам не прислушаться. Не могли в Вашингтоне не учитывать и такой фактор, как рост антиамериканских настроений в арабском мире в связи с теми разрушениями, которым Ирак был подвергнут в ходе воздушной войны. Затягивание наземной операции грозило и в этом плане отрицательными для США последствиями, тем более на фоне, когда войска арабских стран не вышли за пределы Кувейта.

И, наконец, значение советского фактора. Позиция Москвы Вашингтон раздражала, но не считаться с нею полностью там тоже не могли. Сошлюсь в этой связи на Дж. Бейкера. Он так пишет о тех днях: «Советы яростно боролись за сворачивание наземной войны. А теперь появились и настоящие опасения, что они могут расколоть коалицию, призвав Совет Безопасности остановить продолжающееся смертоубийство».5 Так что наши усилия не были напрасными.

Внутриполитические соображения тоже подсказывали Бушу целесообразность поскорее «вернуть американских парней домой», не делать из них оккупантов, не заставлять их сидеть в 40-градусной жаре. Всякая затяжка была чревата дополнительными потерями людей, ослаблением того политического эффекта, которого США и лично Буш уже достигли в борьбе за освобождение Кувейта и обуздание Ирака.

Выше я упомянул смену настроений в Саудовской Аравии. Она была вызвана прежде всего опасениями, что чрезмерное ослабление Ирака может привести к его дезинтеграции и в результате появлению на границе с Саудовской Аравией самостоятельного шиитского государства, ориентирующегося на иранский фундаментализм. Поэтому при всей специфике отношения Эр-Рияда к режиму Саддама Хусейна там опасались последствий его падения. Его хотели «поставить на место», ввести над ним меры международного контроля, но не сокрушить. Учитывался при этом и израильский фактор. Опасения по части «ливанизации» Ирака были и у самого Вашингтона.

Хочу добавить несколько слов об отношении к Саддаму Хусейну и его режиму. В правящих кругах ведущих стран Запада у него не было поклонников. И Буш, и английский премьер-министр Мейджор не раз даже публично заявляли, что случись что с С. Хусейном, слез по нему никто лить не станет. Но и специальной цели добиться тем или иным способом его физического устранения, думаю, ни в Вашингтоне, ни в Лондоне не ставили.

Полагаю, что неоднократные заявления С. Хусейна насчет того, что война есть плод некоего заговора лично против него, безосновательны. Ведь когда иракские шииты на юге и иракские курды на севере вскоре после прекращения огня подняли восстание против Саддама Хусейна, американские войска спокойно наблюдали за тем, как Республиканская гвардия танками и вертолетами расправлялась с восставшими, причем кроваво и беспощадно. А ведь если бы руководство США захотело, американским ВВС хватило бы дня, чтобы с самого же начала остановить расправу. Но это не вписывалось в геополитику Вашингтона. В тех условиях для целостности Ирака С. Хусейн и его режим были объективно нужны. Из этого союзники и исходили.

В принципе США, конечно, были бы не против, чтобы С. Хусейн исчез с политической арены и в Ираке вместо баасистской власти установилась власть военных. После того, как основные силы восставших на севере и юге Ирака были разгромлены и угроза распада Ирака потеряла остроту, Буш фактически призвал иракских военных избавиться от С. Хусейна, но те на это не пошли. Однако коалиция не считала, что она остается от этого так уж сильно внакладе, ибо сам факт сохранения в Ираке режима, который за десять лет развязал два крупных военных конфликта, давал основание – во избежание новых попыток экспансии – установить над Ираком меры особого контроля. Так что Саддам Хусейн в этом смысле в чем-то даже устраивал коалицию. Показательно также, что когда президент Ирана Хашеми-Рафсанджани публично призвал иракцев сбросить режим С. Хусейна, то никакой поддержки со стороны коалиции этот шаг Тегерана не встретил. Скорее, наоборот, насторожил. Предпринятые же Соединенными Штатами и некоторыми другими странами меры по сдерживанию репрессивных действий Багдада против курдов и шиитов осуществлялись уже практически «под занавес» восстаний и преследовали не столько политические, сколько гуманитарные цели по требованию общественности самих же западных стран.

В первые дни после войны

В Москве объявление о прекращении военных действий было встречено с большим облегчением. А.А. Бессмертных на пресс-конференции 28 февраля назвал его крупным и важным событием, чем оно, безусловно, и являлось. Он заявил, что мы приветствуем освобождение Кувейта, восстановление его независимости, суверенитета и территориальной целостности, возвращение в страну его законного правительства. Впервые международное сообщество, – отметил министр, – проявило свою единую волю перед лицом захвата одного государства другим. Завершение военного конфликта является результатом коллективных усилий всех государств, которые приняли участие в поиске урегулирования и которые сочли возможным объединиться для того, чтобы предотвратить появление в будущем конфликтов подобного рода, захвата одних стран другими. В создании этого исторического прецедента приняли участие многие государства, в том числе Советский Союз, который последовательно проводил линию на политическое решение. Каждая страна, участвовавшая в этом движении, по мнению министра, может претендовать на успех своей политики и одновременно ни одна из них не должна утверждать, что именно она этот успех обеспечила. Коснулся министр и советско-иракских отношений. Он отметил, что они в течение кризиса претерпели изменения. От отношений близкой дружбы и сотрудничества в самых разных областях они перешли в довольно своеобразные отношения, когда Советский Союз выступил на стороне сил, которые стремились к тому, чтобы Ирак вывел свои войска из Кувейта. Однако наши отношения с Ираком, как было подчеркнуто, будут развиваться и дальше. Начнется новая эпоха. Все мы извлекли из этого конфликта серьезный урок, который будет учитываться, и не только в плане международных усилий, но и конкретных связей с конкретными государствами зоны Персидского залива.

Круг задач, который предстояло решать, очерчивался советской стороной следующим образом:

ѕ  полностью исключить возобновление каких-либо военных действий в зоне конфликта;

ѕ  начать в Совете Безопасности глубокое рассмотрение вопросов окончательного политического урегулирования ирако-кувейтского конфликта;

ѕ  начать разработку и согласование посткризисного устройства в регионе, имея в виду создание системы безопасности, которая гарантировала бы недопущение в этом регионе военных столкновений на будущее;

ѕ  заняться вместе с арабскими государствами, Израилем, со всеми сторонами в конфликте урегулированием ближневосточной проблемы, являющейся первоисточником нестабильности в регионе, отсутствия доверия и гонки вооружений.

28 февраля состоялось последнее на моей памяти заседание президентской Комиссии по Персидскому заливу. Горбачева на ней по какой-то причине не было. Речь шла о развитии событий и наших текущих задачах: подготовке к предстоящему приезду в Москву Дж. Бейкера и как это использовать для активного продвижения наших идей и планов, касающихся урегулирования в регионе, о возвращении советского посольства в Кувейт; о подготовке некоторых политических шагов в отношениях с арабскими странами и некоторых других вопросах.

Кувейтский кризис подходил, таким образом, к концу. В общей сложности он длился почти семь месяцев, из которых первые пять с половиной ушли на уговоры Багдада, а следующие полтора – на то, чтобы заставить его силой сделать то, что он обязан был предпринять с самого начала – уйти из Кувейта. Наземная фаза «Бури в пустыне» продолжалась ровно 100 часов. Она была рассчитана на пару суток больше, но они не потребовались.

На следующий день (это была пятница, 1 марта) я пригласил в МИД посла Кувейта А.Ю. Дуэйджа. Он весь лучился от радости и не скрывал своих эмоций. Впервые за семь месяцев мы встретились в моем кабинете не для сугубо деловой беседы, не для обмена информацией о событиях то печальных, то более приятных, а чтобы поздравить друг друга с долгожданным и успешным завершением тягостной эпопеи, начавшейся 2 августа.

Но и на этот раз не обошлось без официальной части. По поручению президента СССР я просил передать эмиру Кувейта и кувейтскому народу наши поздравления в связи с освобождением страны и восстановлением ее суверенитета, территориальной целостности и независимости. Мы понимаем, – сказал я, – какие чувства испытывает сегодня народ Кувейта – радость по поводу освобождения родины и одновременно глубокую горечь при виде причиненных разрушений. Впереди большая работа по восстановлению страны, залечиванию ран, нанесенных агрессией. Однако мы уверены, что правительство и народ Кувейта успешно справятся с нелегкими задачами, опираясь в том числе на сочувствие и поддержку международного сообщества, которые так ярко проявились в тяжелые дни оккупации.

Я передал также личные поздравления и приветствия министра иностранных дел СССР его кувейтскому коллеге и напомнил, что во время его визита в страну М.С. Горбачев пригласил эмира посетить Советский Союз с официальным визитом. Теперь, когда Кувейт вновь свободен, пора переводить этот вопрос в практическую плоскость. По поручению советского руководства я изложил послу некоторые конкретные соображения на этот счет.

Дуэйдж, сославшись на состоявшийся у него накануне телефонный разговор с наследным принцем, премьер-министром Кувейта, выразил большую благодарность Советскому Союзу за участие в усилиях по освобождению страны. Мы хорошо понимаем, – сказал он, – что если бы не благородная позиция Советского Союза, который ясно выступил в поддержку всех 12 резолюций СБ по Кувейту, наша страна не была бы освобождена в столь короткий срок. Посол отметил, что он и другие сотрудники посольства глубого тронуты чувствами симпатии и солидарности с кувейтским народом, которые они постоянно ощущали со стороны советских людей. Особую благодарность он высказал в адрес руководства МИД и сотрудников Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки – и последнее мне было приятно слышать, поскольку мы оба знали, как много нашим арабистам пришлось потрудиться в течение семимесячной несменяемой вахты.

Радость посла, как и всех кувейтян, конечно, омрачалась тяжелыми разрушениями, нанесенными их стране. В воздухе стоял удушающей запах горящей нефти: иракцы подожгли около 800 нефтяных скважин, на тущение которых потребовалось несколько месяцев. Небо над страной еще долго оставалось даже днем темным от дыма и копоти. В столице не было электричества. Систему водоснабжения иракцы тоже разрушили перед своим уходом. Восстанавливать надо было практически все. Предстояла гигантская работа по возрождению страны.

На пути к окончательному политическому урегулированию кризиса

2 марта Совет Безопасности одиннадцатью голосами при одном против (Куба) и трех воздержавшихся (Китай, Индия, Йемен) принял резолюцию 686. Она была целиком посвящена новой ситуации, возникшей после прекращения огня, и нацелена на его закрепление и подготовку условий для окончательного политического урегулирования. Как убедится читатель, у Советского Союза не было оснований сомневаться в необходимости и полезности этой резолюции. Консультации по ее содержанию мы вели и в Нью-Йорке, и в Москве (А.А. Бессмертных по этому поводу беседовал с Мэтлоком и по телефону с Бейкером). В этой резолюции Совет официально принял к сведению три следующих обстоятельства:

ѕ  письма министра иностранных дел Ирака, в которых подтверждается согласие Ирака полностью выполнить все 12 резолюций СБ и немедленно освободить военнопленных;

ѕ  приостановление наступательных боевых операций силами Кувейта и государств-членов, сотрудничающих с Кувейтом в соответствии с резолюцией 678 (так на языке ООН именовались МНС);

ѕ  намерение упомянутых государств как можно скорее прекратить свое военное присутствие в Ираке.

Совет потребовал, чтобы Ирак в порядке выполнения ранее принятых резолюций СБ

ѕ  немедленно аннулировал свои действия, направленные на аннексию Кувейта (имелись в виду принятые Ираком на этот счет законы и другие установления);

ѕ  признал в принципе свою ответственность в соответствии с международным правом за любые убытки, ущерб или повреждения, причиненные Кувейту или третьим государствам, а также их гражданам и корпорациям в результате вторжения и незаконной оккупации Кувейта Ираком;

ѕ  немедленно освободил всех граждан Кувейта и третьих стран, удерживаемых Ираком, и возвратил останки умерших;

ѕ  немедленно начал возвращение Ираком всей кувейтской собственности.

В резолюции Совета также содержались требования к Ираку организационно-военного порядка, а именно, чтобы он

ѕ  назначил военных начальников для встречи с командующими МНС с целью урегулирования военных аспектов прекращения военных действий;

ѕ  обеспечил немедленно доступ ко всем военнопленным, их освобождение и возвращение останков погибших;

ѕ  представил всю информацию и содействие в выявлении иракских мин и других взрывчатых устройств.

И, наконец, Совет Безопасности обратился ко всем государствам-членам ООН и международным организациям с просьбой оказать содействие в восстановлении Кувейта.

Надо сказать, что в эти первые мирные дни Советский Союз, помимо участия в подготовке этой резолюции, обеспечивал связь между Багдадом и ООН, а также способствовал организации контактов на месте в Ираке между командованием МНС и иракским руководством. В дальнейшем нужда в таком содействии отпала, но на первом этапе оно было крайне нужным.

Т.Азиз официально подтвердил принятие Ираком резолюции 686.

3 марта генерал Норман Шварцкопф и его саудовский сокомандующий генерал-лейтенант Халед Ибн Султан разместились в центре стола, установленого под тентом на занятой союзниками иракской авиабазе Сафван вблизи границы с Кувейтом. Напротив сели замначальника генштаба вооруженных сил Ирака генерал-лейтенант Султан Хашим Ахмад и командир третьего корпуса генерал-лейтенант Салах Абуд Махмуд. Они подписали документ, излагавший уловия прекращения огня и порядок дальнейшего взаимодействия. Так был официально положен конец 42 дням воздушной и наземной операций, принесших одной стороне (коалиции) триумф, другой (Ираку) – поражение. Правда, иракская пропаганда так не считала, утверждая, что, напротив, победа осталась за Ираком. Последствия этой «победы» иракскому народу предстояло расхлебывать еще многие годы.

5 марта по багдадскому радио было объявлено, что Ирак согласился признать недействительной аннексацию Кувейта и вернуть ему трофейное имущество, включая золото, валюту, авиалайнеры, сокровища кувейтского музея и другие вывезенные ценности. Так было продолжено выполнение Багдадом требований ООН, в том числе изложенных в резолюции 686.

Меня в этот день в Москве не было, я находился в Вене, где встретился с министром иностранных дел Австрии А. Моком. С января 1991 года Австрия стала членом, а в марте председателем Совета Безопасности, где предстояло разработать и принять очень ответственный документ относительно окончательного политического урегулирования кризиса в Заливе. Так что интерес к обмену мнениями по текущей ситуации и ее перспективам был взаимным. Разговор получился полезным. Главное, у нас было единое понимание в отношении сохранения центральной роли Совета Безопасности в решении всех кардинальных аспектов режима, который предстояло выработать в отношении Ирака и контроля за обеспечением его соблюдения.

Бейкер в Москве: курс на БВУ

По возвращении в Москву я с головой окунулся в подготовку к визиту Бейкера: соответствующих памяток для президента и министра, а также отдельного документа, который М.С. Горбачев должен был передать Бейкеру с изложением взглядов советской стороны на возможную систему региональной безопасности в зоне Персидского залива. Работа над таким документом у нас в МИДе началась еще пару месяцев назад, но, как всегда бывает, в последнюю неделю все равно пришлось авторам немало потрудиться, чтобы довести ранее сделанные заготовки до нужной кондиции.

Бейкер в это время совершал турне по Ближнему Востоку. Он побывал в Кувейте, Саудовской Аравии, Египте, Израиле и Сирии. В Москве переговоры с ним прошли 15 марта, как обычно, в два этапа – сначала беседовали министры, потом Бейкера принял президент. Тем для обмена мнениями было много, но в центре внимания на этот раз оказались проблемы арабо-израильского конфликта. История советско-американского взаимодействия в этой сфере насчитывала не один десяток лет. Бывало всякое – и хорошее, и плохое, а чего больше, сразу и не скажешь.

Бейкер однажды уже пробовал сдвинуть с мертвой точки проблему БВУ, но неудачно. Выдвинутый им в декабре 1989 года план (так называемые «пять пунктов Бейкера») вызвал в апреле 1990 года острейшую дискуссию в коалиционном правительстве Израиля, которая привела к его развалу. После сформирования Шамиром нового правительства в июне 1990 года Израиль официально отклонил бейкеровские пять пунктов, и американская инициатива заглохла. Прервался и диалог США с ООП, проходивший с декабря 1988 года в Тунисе. Поводом к разрыву послужила террористическая акция, организованная Палестинским фронтом освобождения в мае 1990 года у побережья Израиля. Несмотря на этот негативный опыт, в Вашингтоне с подачи того же Бейкера все же решили, что в результате триумфа операции «Буря в пустыне» престиж США в регионе настолько вырос, что есть смысл попробовать на волне успеха вновь попытаться взяться за БВУ. К этому их подталкивала и хельсинкская договоренность с СССР, и все более настоятельные наши призывы объединить усилия, чтобы сообща заняться ближневосточным урегулированием и ее сердцевиной – палестинской проблемой. Общее направление, в котором шли мысли американцев, было нам известно: о нем шла речь в Вашингтоне, когда там был с визитом А.А. Бессмертных в феврале 1991 года. Имелся в виду «двухколейный подход» к налаживанию мирного процесса на Ближнем Востоке. Его-то и проговаривал Бейкер в ходе своей нынешней поездки.

«Двухколейность» не противоречила нашему видению организационной стороны дела. Запустить движение по одному из этих двух треков – израильско-палестинскому мы и сами старались, оказывая содействие налаживанию такого диалога в 1989 году и в течение первой половины 1990 года, но тогда диалог не состоялся из-за неуступчивой позиции Шамира. Сложнее было со вторым треком – международной конференцией. Классическая позиция СССР состояла в отстаивании ооновской эгиды для такой конференции и особой роли «пятерки» постоянных членов СБ. Но это уже многие годы категорически отвергалось Израилем, который, как нас убеждали, был «сыт по горло» многочисленными резолюциями Генассамблеи и Совета Безопасности, содержавшими, надо сказать, отнюдь не беспочвенную критику политики Тель-Авива на оккупированных арабских территориях (правда, были и «перехлесты»: я имею ввиду прежде всего резолюцию Генассамблеи, приравнявшую сионизм к расизму). Так или иначе, ооновская эгида вызывала у израильтян устойчивую аллергию, и этот барьер надо было как-то устранять.

В Москве также хорошо понимали, что линия ООП в связи с кувейтским кризисом ослабила международные позиции этой организации и не могла способствовать изменению известного негативного подхода Израиля к участию ее представителей в палестино-израильском диалоге. Но другой руководящей силы у палестинцев не было. Кроме того, как-то не верилось, что после фиаско с аннексией Кувейта Ясир Арафат будет продолжать идти прежним курсом, а не попытается подправить свою репутацию. В любом случае мы не видели альтернативы поддержке ООП как непременного участника БВУ, хотя и сознавали, что именно проблема формирования палестинской делегации станет одной из основных трудностей на пути налаживания мирного процесса.

Переговоры с Бейкером по БВУ прошли в целом конструктивно. Его предложение заменить ооновскую эгиду конференции как непроходной вариант на американо-советское коспонсорство нас устраивало. Конечно, это предполагало восстановление между СССР и Израилем дипломатических отношений, но к этому мы внутренне вот уже несколько лет были готовы и ждали только подходящего момента, чтобы «разменять» эту подвижку на что-то политически стоящее, например, согласие Израиля на участие в мирной конференции.

Лично у меня такое понимание впервые возникло в разговоре с Э.А. Шеварднадзе в Нью-Йорке в сентябре 1986 года в связи с его первой встречей с израильским министром иностранных дел Шимоном Пересом, которую я организовывал вместе с тогдашним постпредом при ООН и будущим премьер-министром Израиля Б. Нетанияху. Шеварднадзе считал, что разрыв дипотношений с Израилем в 1967 году был ошибкой, которую давно надо было исправить. Но все время этому что-то мешало – то внешние обстоятельства, то внутренние, а в последнее время – острая реакция арабов на массовую эмиграцию советских евреев в Израиль и поселение некоторых из них на оккупированной территории. В свою очередь и правительство Израиля не способствовало созданию подходящей атмосферы, отказываясь дать гарантии не размещать более эмигрантов из СССР на оккупированных землях. К тому же ситуацию то и дело обостряли стычки между израильтянами и палестинцами. Так и не успел Эдуард Амвросиевич осуществить задуманное. Это произошло только осенью 1991 года незадолго до открытия Мадридской конференции по БВУ. А пока Бессмертных заверил Бейкера, что проблема восстановления дипотношений с Израилем не станет препятствием для будущего нашего коспонсорства.

Госсекретарь, оценивая состоявшиеся у него контакты с Израилем и арабами и шансы на начало мирного процесса, не проявлял чрезмерного оптимизма, но и серьезность его настроя продолжать действовать динамично и настойчиво была очевидна.

Теперь о системе безопасности. Если схематично и тезисно изобразить наш подход к созданию системы безопасности в зоне Залива, то картина будет выглядеть примерно так:

ѕ  Ключевая роль в определении параметров посткризисного устройства должна принадлежать государствам региона, так как только они могут определить, где лежит тот баланс их прав и интересов, который на длительную перспективу позволит обеспечить широкое политическое и иное сотрудничество между ними.

ѕ  Посткризисное урегулирование не должно быть направлено против кого бы то ни было, как и не должна идти речь о создании замкнутых, отгородившихся друг от друга блоковых группировок.

ѕ  В фундамент будущих договоренностей важно заложить основопологающие принципы международного права, в частности такие, как невмешательство во внутренние дела, неприменение силы, урегулирование споров мирными средствами, признание права всех государств региона на суверенитет и территориальную целостность в рамках международно признанных существующих границ.

ѕ  Оптимальным вариантом было бы многостороннее комплексное соглашение или двусторонние соглашения, отвечающие положениям главы VIII Устава ООН и подкреплявшиеся соответствующими международными гарантиями со стороны Совета Безопасности, его пяти постоянных членов.

ѕ  ООН и Совет Безопасности могут сыграть важную роль в становлении системы региональной безопасности, в частности, в выработке международных гарантий нерушимости границ между государствами Залива.

ѕ  Уроки кувейтского кризиса требуют осуществления последовательных шагов по ограничению гонки вооружений в регионе. При этом наиболее остро стоит вопрос о том, чтобы поставить эффективный заслон на пути распространения ядерного, химического и других видов оружия массового уничтожения. Необходимо серьезно рассмотреть вопрос о сбалансированном сокращении поставок в регион оружия, в первую очередь его наступательных видов, особенно ракет и ракетной технологии. Для этого потребуются коллективные договоренности, в том числе о контрольных механизмах.

ѕ  Надо использовать опыт других регионов по осуществлению мер доверия, таких как объявление о военных маневрах, приглашение наблюдателей, создание демилитаризованных зон и зон с пониженной концентрацией вооружений.

ѕ  Иностранное военное присутствие не должно превышать уровней на 1 августа 1990 года.

Был и еще ряд соображений, но изложенного выше, думаю, достаточно, чтобы дать представление об общем направлении наших мыслей. Цель состояла в том, чтобы после вывода из зоны Залива многонациональных сил в регионе постепенно создалась система, которая надежно гарантировала бы живущим здесь народам неповторение трагических событий последнего десятилетия. А этого можно было добиться только путем гармонизации отношений между государствами зоны Залива, устранения из них факторов, порождающих недоверие, конфронтационность и противоборство.

Кстати, американские представления на этот же счет в значительной мере перекликались тогда с нашими. Об этом, например, свидетельствуют выступление Дж.Бейкера в конгрессе 6 февраля 1991 года и выступление там же Дж.Буша 6 марта. Поэтому и на переговорах Бейкера в Москве эта тематика не вызвала споров. М.С.Горбачев, как и планировалось, передал госсекретарю наши соответствующие соображения. Они были также переданы через наши посольства странам региона, некоторым другим государствам, которых это могло особенно интересовать, распространены в ООН.6

В Москве в целом положительно отнеслись к состоявшейся чуть ранее в Дамаске встрече министров иностранных дел восьми арабских стран (Сирии, Египта и шести стран Залива), где стоял вопрос о системе безопасности в регионе. В Дамаске была принята соответствующая декларация. К сожалению, страны региона в силу разных причин дальше провозглашения намерений так и не пошли.

В своих мемуарах Бейкер отмечает, что, как показали его встречи с руководителями арабских стран Залива, большинство из них продолжали уповать на американские военный зонтик и потому не были сторонниками полного вывода из региона американских вооруженных сил. Некоторые военные сооружения, в частности склады оружия, так и остались в пользовании американцев. Но в целом, надо признать, Вашингтон выполнил обещание не задерживать надолго свои войска в регионе. После того, как Совет Безопасности принял решение о том, как должно выглядеть окончательное урегулирование конфликта, и наблюдатели ООН разместились вдоль ирако-кувейтской границы, войска США довольно оперативно покинули регион. На родину отбывало в среднем по шесть тысяч американских военнослужащих в день. Вывезена была обратно и основная часть военной техники.

«Мать всех резолюций», или расплата за содеянное

В течение всего марта в Нью-Йорке шла напряженная работа по подготовке резолюции, которая подвела бы под конфликтом окончательную черту. Пожалуй, ни одна резолюция Совета Безопасности не потребовала стольких усилий, как эта, где должны были быть определены условия отношений Ирака с остальным миром на годы вперед.

Сначала проект резолюции согласовывался в рамках «пятерки» постоянных членов СБ, причем первоначальный американский проект подвергся ряду серьезных изменений. Очень активную роль в подготовке резолюции сыграл и Советский Союз. Мы добивались того, чтобы резолюция не наделяла страны-участницы МНС и, прежде всего, США правом на односторонние действия. Во-вторых, мы добивались, чтобы условия, которые придется соблюдать в течение какого-то времени Ираку, могли периодически подвергаться пересмотру. Мы имели в виду, что по мере выполнения Ираком условий этой резолюции, предусмотренный в нем режим ограничений и мер контроля будет прогрессивно смягчаться. Не были мы сторонниками и чрезмерно жестких ограничений, добиваясь, чтобы они не выходили за рамки разумной достаточности.

Потом к подготовке проекта резолюции подключились остальные члены Совета. На этом этапе также споров хватало. Некоторые так и не удалось разрешить ко всеобщему удовлетворению, что несколько сказалось на результатах голосования. Например Эквадор, имевший территориальные споры со своими соседями, так и остался не согласен с тем, чтобы Совет Безопасности утвердил своим решением прохождение ирако-кувейтской границы, считая, что это не дело Совета. Но в целом в Совете Безопасности удалось все же в конечном счете выйти на весьма высокую степень согласия.

Принятие резолюции, получившей порядковый номер 687, состоялось 3 апреля. Уже одно то, что заседание Совета длилось почти пять часов, говорит о том, сколь большой интерес был проявлен тогда к содержанию этой резолюции. За резолюцию было подано 12 голосов, против 1 (Куба), два члена СБ воздержались (Йемен и Эквадор). В практике Совета еще не было резолюций такого размера (почти четыре тысячи слов) и такой сложности (двадцать шесть параграфов преамбулы и тридцать четыре пункта постановляющей части). Ооновские острословы назвали ее «матерью всех резолюций» – по аналогии с саддамовской «матерью всех сражений».

Не хотелось бы утомлять читателя изложением этой резолюции, но некоторые моменты все же придется выделить. Во-первых, она не отменила предыдущие тринадцать резолюций, а, напротив, оставила их в силе за изъятиями, вытекающими из самой резолюции 687, сохранив таким образом в руках СБ широкий инструментарий контроля и давления на Ирак в качестве меры наказания за агрессию и неуважение к Совету и предотвращения возможности чего-то подобного с его стороны в будущем. Во-вторых, она учредила несколько международных органов и дала большой объем поручений Генеральному секретарю ООН, в том числе создала:

ѕ  Миссию ООН по наблюдению в Ираке и Кувейте для контроля за демилитаризованной зоной вдоль всей границы между Ираком и Кувейтом (ширина зоны – 15 километров: 10 километров вглубь иракской территории и 5 километров вглубь кувейтской);

ѕ  Спецкомиссию ООН для наблюдения за уничтожением, демонтажем и обезвреживанием химического и биологического оружия Ирака, возможностей их производства, возможностей производства ядерного оружия, а также любых баллистических ракет с дальностью действия свыше 150 километров;

ѕ  Комиссию ООН по демаркации ирако-кувейтской границы, как она была определена 4 октября 1963 года ирако-кувейтским соглашением;

ѕ  Комиссию ООН по компенсации – для руководства компенсационным фондом, из которого должны выплачиваться компенсации за весь вред, причиненный иракской агрессией Кувейту, другим странам, их юридическим и физическим лицам.

Резолюция 687 сохранила систему экономических санкций, облегчив, правда, процедуру получения от Комитета СБ по санкциям разрешений на экспорт в Ирак товаров гражданского назначения, но жестко продолжая контролировать нефтяной экспорт Ирака и полностью сохранив запрет на поставки в Ирак оружия.

Ряд положений резолюции касался возвращения Кувейту похищенной собственности, освобождения кувейтян и других иностранцев, запрещения Ираку совершать и поддерживать террористические акты, требовал от него предоставления разного рода сведений и сотрудничества с существующими и создаваемыми в соответствии с резолюцией международными органами.

Совет постановил сохранить вопрос в своей повестке дня и периодически к нему возвращаться для оценки ситуации, в том числе прогресса в реализации требований, который Ирак должен был добросовестно выполнять.

Слов нет: с Ираком обошлись тогда сурово, но справедливо. Багдад сам, можно сказать «напросился» своим поведением и противоправными действиями на ограничения и меры контроля. Веди он себя иначе, и отношение к нему было бы другим. Вдобавок, урок преподавался не только ему, но и любому потенциальному агрессору, как это и было отмечено в выступлении в Совете Безопасности представителя СССР.

Резолюция предусматривала, что официально прекращение огня вступит в силу после получения Генсекретарем и Советом Безопасности формального извещения от Ирака о принятии им данной резолюции, то есть обязательстве ее выполнять. Как пишет тогдашний заместитель Генсека ООН В.С. Сафрончук, Генеральному секретарю понадобилось несколько дней на то, чтобы буквально «выбить» из Багдада согласие на резолюцию.7

Резолюция 687 была встречена в Ираке волной яростной критики. ООН и Совет Безопасности обвинялись во всех смертных грехах, за будто бы необъективность и несправедливость по отношению к Ираку. Но как ни ругай ООН, а подчиняться ей все же приходилось. Американские войска находились в Ираке на тех позициях, на каких их застало прекращение огня, и были готовы возобновить военные действия, если бы Багдаду вздумалось отклонить резолюцию. И Багдад поступил так, как от него требовали. Сначала соответствующее решение было принято Советом революционного командования, а потом затверждено иракским парламентом. Как отметил его спикер Саади Мехди Салех, представляя решение СРК, члены этого Совета, «объявляя резолюцию несправедливой, нашли, что нет иного выбора, кроме как принять ее, дабы сорвать американо-сионистский заговор».8

6 апреля министр иностранных дел Ирака направил письмо председателю Совета Безопасности ООН, письмо весьма примечательного свойства. Оно было довольно пространным и практически целиком посвящено утверждениям, будто резолюция 687 со всех точек зрения плоха. Но главным в письме была все же самая последняя очень короткая фраза, гласившая, что у Ирака «нет выбора, кроме как принять эту резолюцию».9

Несколько дней ушло на то, чтобы члены Совета Безопасности, проанализировав текст упомянутого письма и сопоставив его с полученным 10 апреля текстом решения иракского парламента, пришли в конечном счете к выводу, что не стоит ломать копья из-за содержавшихся в них критики и упреков в адрес Совета. Проведя внутри Совета необходимые консультации, его председатель Поль Нотрдам (в апреле председательствовала Бельгия) в ответном письме квалифицировал полученную от Ирака нотификацию как не подлежащее взятию назад или пересмотру и не сопровождающееся никакими условиями принятие Ираком резолюции 687. От имени членов Совета он приветствовал это событие как первый позитивный шаг к полному осуществлению данной резолюции.10

Письмо председателя Совета Безопасности означало, что с этого момента прекращение огня становится окончательным. Так была поставлена точка в вооруженном конфликте, начало которому положил захват Ираком Кувейта восемь месяцев назад.

Начинался новый этап, полный надежд и тревог. Первые были связаны, естественно, с наступившим миром. Вторые были следствием дефицита доверия к тому, что в Багдаде смогут правильно осмыслить случившееся и не станут пытаться переиграть уже сыгранную и закономерно проигранную партию.

Мне остается дополнить свой рассказ о финальном этапе кризиса буквально парой моментов о наших диппредставительствах в Кувейте и Ираке.

Сразу после освобождения Кувейта я обратился к послу Дуэйджу с просьбой выяснить, сохранилось ли здание нашего посольства. Через несколько дней он сообщил, что здание цело, но его состояние оставляет желать лучшего. Он также рекомендовал временно воздержаться от возвращения в Кувейт советских дипломатов ввиду пока крайнего неблагополучия в столице (ни электричества, ни воды, плюс сплошная гарь). Мы выждали месяц с небольшим, прежде чем направить в Эль-Кувейт передовую группу. Обстановка, которую они там застали, все еще была тяжелой. Даже в солнечный полдень небо оставалось темно-серым, сумеречным от копоти и дыма. Внутри посольского здания мало что сохранилось от обстановки и оборудования – почти все было разграблено. Надо сказать, что наиболее ценные предметы наши товарищи перед эвакуацией вывезли и складировали в подвальном помещении строившегося нового посольского комплекса и замуровали вход в это помещение, но и оно оказалось вскрытым, а вещи украденными. Не тронули только картины (надо полагать, их не взяли просто потому, что ни выставить их, ни продать было нельзя, ибо русские пейзажи слишком бы бросались в глаза).

Вскоре в Кувейт вернулся и наш посол. Первоначально посольство возобновило свою деятельность в старом помещении, приведя его в относительный порядок. Начались и работы по завершению строительства нового здания. Большая помощь в этом нам была оказана правительством Кувейта. С переездом посольства туда как бы закрылась и глава, связанная для наших товарищей с нелегким испытанием недавнего прошлого.

Здание нашего посольства в Багдаде не пострадало. Как я говорил, все благополучно кончилось и для тринадцати советских дипломатов, остававшихся в Багдаде во время войны. Постепенно посольство стало пополняться возвращавшимися в Ирак сотрудниками. Вернулись и семьи. Но целый ряд представительств, которые раньше наша страна имела в Ираке, так и не возобновили свою деятельность ввиду специфики новых условий. Среди них и наше генеральное консульство в Басре. В связи с установленными для Ирака ограничениями объем наших экономических отношений с этой страной остается весьма скромным, хотя и у России, и у Ирака имеется серьезный интерес к расширению масштабов взаимовыгодного сотрудничества.

Глава X

ПОЧЕМУ ТАК ПРОИЗОШЛО: РАСЧЕТЫ И ПРОСЧЕТЫ

И во время кризиса, и еще долго после него меня не оставлял вопрос: как могло случиться, что иракское руководство решилось на захват Кувейта, как оно так грубо просчиталось в оценке реакции и арабов, и Запада, и Советского Союза, почему с таким упрямством, игнорируя, казалось бы, очевидные вещи, упорствовало до последнего, поставив собственную страну на грань катастрофы. Полной ясности нет и сейчас, десять лет спустя, когда пишутся эти строки. Багдад крепко хранит свои тайны, стараясь показать, что ему не в чем раскаиваться. Не опубликованы даже официальные данные о понесенных Ираком потерях, человеческих и материальных. И, судя по всему, так будет продолжаться до тех пор, пока у государственного руля там будет оставаться та же самая группа лиц, которая довела страну до поражения. Что произойдет после, покажет время. Наверное, и в некоторых других столицах есть свои секреты, связанные с возникновением и развитием кризиса, тем более, что по части интриг Ближний Восток всегда был довольно злачным местом.

И тем не менее, общая картина генезиса кризиса с тех пор стала много яснее. Всплыли некоторые небезынтересные факты, документы, опубликованы мемуары ряда ведущих политических фигур того времени. По мере возможности я старался быть в курсе того, что появлялось. И теперь хочу изложить на базе всего, чем располагаю, свое представление о случившемся.

Большая игра Багдада, или зачем было вторгаться в Кувейт

Ответ на вопрос, зачем было захватывать Кувейт, полагаю, лежит в двух плоскостях: геополитической (или стратегической) и более приземленной – финансовой. Что касается первой, то Саддам Хусейн никогда не скрывал, что считает иракцев цветом арабской нации, ее костяком и основной силой, отводя соответственно и Ираку некую особую лидирующую роль в арабском мире, разделение которого на два десятка государств считал следствием колониализма и явлением, которое нужно преодолевать. Отсюда установка на то, чтобы добиться для Ирака доминирующего положения в регионе, что признавалось бы как соседними странами, так и Западом. Главное средство выхода на такие позиции виделось в наращивании военной мощи Ирака, обладании ядерным оружием как инструментом устрашения и сдерживания и другими эффективными видами оружия, в том числе массового поражения. Багдад тайно осуществлял соответствующие военные программы, одновременно поставив себе задачей добиться радикального усиления своих позиций в зоне Персидского залива как критически важной для энергетического благополучия Запада и сулящей тому, кто там господствует, огромные доходы и рычаги влияния. Поскольку война против Ирана не только ничего в этом смысле не дала, но обернулась огромными издержками, Багдад срочно сменил направление своей внешней экспансии. Ее следующим объектом был избран богатый, но слабый в военном отношении Кувейт, с дальнейшим прицелом на ОАЭ и в перспективе, возможно, на Саудовскую Аравию.

Когда возник этот замысел, сказать трудно. Но то, что нападение на Кувейт не было импровизацией и что к нему заранее тщательно готовились, не вызывает сомнений.

Острая нехватка у Багдада денег, требовавшихся для выплаты долгов и финансирования объектов военного и иного строительства, лишь побудила Багдад форсировать события. Выжди он несколько лет, и многое могло обернуться по-другому, если бы в арсенале Ирака оказалось ядерное оружие.

Бейкер считает, что фактором, побудившим Саддама Хусейна поторопиться, стало быстро протекавшее превращение биполярного мира в однополярный. По мнению эксгоссекретаря, в Багдаде исходили из предположения, что с установлением однополярного мира у Ирака резко упадут шансы выйти в Заливе на доминирующие позиции. Не исключаю, что и такое соображение могло иметь место, когда в Багдаде прикидывали варианты действий, но скорее, все-таки, выбор момента для операции определялся более прозаическим обстоятельством – нужны были деньги, причем быстро и большие, так как страна стояла на грани банкротства после пирровой победы над Ираном.

Руководству Ирака, конечно, не хотелось признать, что причина резко ухудшегося экономического и финансового положения страны – результат его собственной деятельности. Куда проще и выгоднее обвинить во всем малые страны Персидского залива, чья политика будто бы направлена на «удушение» Ирака. Такой пропагандистский разворот давал одновременно возможность канализировать эмоции населения страны в том направлении, на котором теперь планировалось осуществлять экспансию.

Колебания цен на мировом нефтяном рынке происходят под воздействием многих факторов, в том числе, разумеется, и в результате переизбытка предложений на рынке. Превышение квот на добычу нефти, устанавливаемых ОПЕК, – не столь уж редкое явление, и трудно найти страну, которая в тот или иной момент не грешила бы в этом плане. Вполне возможно, что и Кувейт, и ОАЭ выходили в 1990 году за пределы установленных для них квот. Но, во-первых, это не значит, что падение мировых цен на нефть является следствием только уровня нефтедобычи в Кувейте и ОАЭ. Во-вторых, даже если бы это было и так, то это все равно не давало ни Ираку, ни какой-либо другой стране право на применение вооруженной силы. Для разрешения подобных коллизий есть другие способы. Для этого, в частности, существует и сама ОПЕК.

Кувейт стал объектом иракской экспансии именно в силу своего географического положения, так как в этом случае Ирак получал бы широкий выход в Персидский залив, а также по причине своего продвинутого финансово-экономического положения в регионе. Богатства Кувейта – нефтяные и денежные – несомненно играли роль магнита, притягивавшего к себе внимание тех, кто руководил Ираком. При одном из посещений Москвы Тарик Азиз сказал, что если бы не появление американских войск в Саудовской Аравии, развитие событий протекало бы в другом ключе и в ином темпе. Я склонен этому верить. Цель всегда состояла в полном поглощении Кувейта, но достичь ее мыслилось в несколько этапов. На первом, как и случилось, предполагалось лишь установление в Кувейте марионеточного режима. А поскольку у Саудовской Аравии и других арабских стран Залива не могло возникнуть поползновения собственными силами восстанавливать в Кувейте правление Сабахов (соотношение совокупных сухопутных сил государств Залива и иракских составляло один к семи), то ничто не мешало Багдаду действительно планировать вывод своих войск из захваченного Кувейта, оставив там лишь необходимый минимум или даже заменив его иракскими «добровольцами». Со временем, когда пыль бы улеглась и в мире свыклись с существованием в Кувейте проиракского режима, последний спокойно провел бы референдум о воссоединении Кувейта с Ираком и, поскольку такая процедура не противоречила бы международному праву, то и не возникло бы и оснований для протестов. Так, наверное, выглядела общая схема. Но она фактически сразу же провалилась, в том числе по вине самих же иракцев, действовавших предельно грубо, слишком большими силами и явно несоразмерно выдвинутой ими же версии о «помощи» некоему новому кувейтскому правительству. Столь же топорно сработала и иракская дипломатия в ООН.

Вызывающая манера поведения Багдада в ходе и сразу после захвата Кувейта не могла не наложить своего отпечатка на восприятие событий, но не более того. Суть отношения государств к действиям Багдада определялась все же соображениями иного, глубинного порядка, прежде всего тем, как эти действия затронули их собственные конкретные национальные интересы или принципы мироустройства, нарушение которых они сочли недопустимым.

Как нейтрализовать опасных соседей?

Трудно предположить, чтобы в иракском руководстве не задумывались над тем, как отреагируют другие страны на вооруженное вторжение в Кувейт и его оккупацию. Почему же это его не остановило, где и почему были допущены просчеты? Ведь акцию готовили не только в сугубо военном плане, но и в политико-дипломатическом и пропагандистском.

Сразу замечу: некоторые предпринятые Багдадом меры сработали. Готовясь к вторжению, там не могли, например, не подумать о соседях, в первую очередь тех, от кого можно было ожидать резкой реакции, вплоть до военной. Такой сюрприз мог, в частности, преподнести Израиль. Иракцы помнили, как воспользовавшись войной Ирака с Ираном, Израиль нанес внезапный бомбовый удар по строившемуся близ Багдада с помощью французов ядерному центру Озирак, отбросив реализацию ядерной программы Ирака на несколько лет назад. Поскольку с тех пор многое Ираком было наверстано, а, возможно, и превзойдено, логично было ожидать израильских контрмер, когда дело дойдет до Кувейта. Дабы отбить к ним охоту, С. Хусейн 2 апреля 1990 года в речи перед военной иракской элитой обрушился с особо резкими угрозами в адрес Израиля. Он пообещал уничтожить половину этой страны с помощью химического оружия, если она попробует совершить нападение на Ирак. Речи иракского руководителя была придана нарочито широкая огласка. Чтобы повысить действенность предупреждения, Багдад демонстративно развернул несколько ракетных установок в западной части страны, откуда ракеты могли бы достать любой город Израиля. Понятно, что израильтяне отнеслись к угрозе со всей серьезностью.

Не желая, однако, портить на этой почве отношений с ключевыми странами Запада, тем более в преддверии «разборки» с Кувейтом, Багдад сразу же предпринял следующий маневр. По просьбе С. Хусейна король Саудовской Аравии Фахд направил к нему в Багдад человека, пользующегося большим кредитом доверия на Западе – принца Бандера Ибн Султана, тогдашнего саудовского посла в Вашингтоне. Последнего иракский руководитель просил передать заверения Дж. Бушу и М. Тэтчер в том, что у него нет ни малейших намерений нападать на Израиль. Бандер это поручение выполнил (об этом он сам мне рассказывал в Москве).

Чтобы иметь свободу рук против Кувейта, Багдаду требовалось также обезопасить себя от Ирана. С ним с 1988 года действовало прекращение огня, но не было мирного договора, и обе стороны продолжали держать значительные вооруженные силы друг против друга. При этом некоторые иранские приграничные участки оставались в руках иракцев. Не выполнялись и договоренности об обмене пленными. Сохранять такую ситуацию было неразумно тем более, что доверие между Тегераном и Багдадом оставалось на нулевой отметке.

Пригрозив прилюдно в начале апреля кулаком Израилю, Багдад в том же месяце тайно протянул руку дружбы Тегерану. Там сильно удивились, получив личное послание Саддама Хусейна, адресованное президенту Ирана А. Хашеми-Рафсанджани. В нем, наряду с рассуждениями общего характера о стремлении к миру с Ираном, содержалось конкретное предложение провести ирако-иранскую встречу на высшем уровне. Иранское руководство, поразмыслив некоторое время и решив, что оно ничего не теряет, если продемонстрирует добрую волю, направило ответное послание, где высказало свои соображения относительно того, как должен развиваться переговорный процесс – начать с уровня экспертов, затем могла бы состояться встреча министров иностранных дел и уж потом только, если создадутся надлежащие предпосылки, встреча в верхах. В мае месяце от Саддама Хусейна в Тегеран пришло новое послание, открывшее путь к началу переговоров.

Обсуждая 30 мая 1990 года это развитие событий с послом Ирана в Москве Н. Хейрани-Нобари, я подтвердил нашу заинтересованность в том, чтобы отношения между Ираном и Ираком развивались по пути к миру, добрососедству и сотрудничеству. Эту линию Советский Союз последовательно проводил на протяжении всего ирано-иракского конфликта и в послевоенный период. Потом мы даже высказали готовность к тому, чтобы ирако-иранские контакты проходили на территории СССР, но предпочтение было отдано Женеве. К концу июля переговоры продвинулись уже настолько далеко, что перед Тегераном вырисовалась реальная перспектива получить от Багдада все, что требовалось – довоенные границы и возвращение домой нескольких десятков тысяч военнопленных иранцев. Захват Кувейта явился для правительства Ирана такой же неожиданностью, как и для остальных. Оно сразу же и довольно резко отреагировало протестом, но этим и ограничилось, как на то и расчитывал Багдад, затевая дипломатическую подготовку к аннексии Кувейта. Когда же Багдаду вскоре срочно потребовалось снять с линии прекращения огня с Ираном свои войска и перебросить их дальше на юг, последовало предложение от 15 августа заключить мир на устраивающих Тегеран условиях. Это и было реализовано.

Из соседей, с кем у Ирака были напряженные отношения, оставалась еще Сирия. Но ее силы и внимание были отвлечены в то время на Ливан, и к тому же неприязнь друг к другу иракского и сирийского баасистских режимов была настолько глубока, что никакие примирительные жесты со стороны Багдада не были бы приняты Дамаском, а попытки силового давления на последний также были обречены на провал. Поэтому на сирийском направлении Багдадом, насколько мне известно, ничего существенного не предпринималось в плане нейтрализации возможной реакции Хафеза Асада на предстоявшую операцию против Кувейта.

Багдад готовит почву среди арабов, и что из этого на поверку выходит

Весь докризисный период Багдад плотно работал с арабскими странами, стараясь создать надлежащую атмосферу вокруг малых стран Залива и доказывая обоснованность своих претензий к Кувейту и ОАЭ. Упор делался на то, что эти страны, якобы, «погрязли в эгоизме» и не проявляют заботы об общих арабских делах. По контрасту действия самого Ирака изображались как ставящие во главу угла именно общеарабские интересы. Этим целям служили, в том числе, и антиизраильские, а временами и антиамериканские высказывания иракского лидера. Эмиссары Багдада посетили тогда многие столицы арабского мира. В этих же целях использовались и общеарабские форумы, в том числе и созванный в Багдаде общеарабский саммит на тему об эмиграции евреев из СССР в Израиль. Предпринятая Ираком пропагандистская кампания имела известный успех. Но Багдад сильно ошибался, если предполагал, что арабский мир примет как должное его акцию против Кувейта. Здесь иракское руководство допустило сильный просчет. Прежде всего это касалось Саудовской Аравии и Египта.

Багдад делал ставку на внезапный молниеносный захват Кувейта и смену там власти. Предполагалось, что в обстановке смятения, растерянности и даже страха страны Залива предпочтут ради самосохранения пожертвовать Кувейтом, а остальные арабские страны, за отдельными исключениями, отреагируют вяло, не захотят серьезно ссориться с Ираком, будут стараться сохранить любой ценой «мир в арабском доме» и спустят в конце концов конфликт «на тормозах» в виде устраивающего Багдад «арабского решения». Поэтому-то из Багдада через короля Иордании Хусейна было уже 2 августа передано требование, чтобы арабы не вздумали критиковать действия Ирака, а воспользовались его согласием обсуждать дела тихо, по-семейному в поисках «арабского решения», но при понимании, что смена режима в Кувейте необратима. В руководстве Ирака скорее всего исходили из того, что у Саудовской Аравии, как в этом смысле ключевой, но и наиболее уязвимой страны (иракские войска как-никак уже двигались по Кувейту к ее границам) просто не найдется другого варианта действий, как смириться. В Багдаде, видимо, не допускали мысли, что славящееся консерватизмом государство, всегда отвергавшее возможность появления на его территории чужеземных войск, может посмотреть на этот вопрос по-новому.

Саудовское руководство, однако, поняло, какую опасность представляет для него самого исчезновение независимого Кувейта. «Никто в королевстве, – пишет племянник короля и сокомандующий войсками МНС Халед Ибн Султан, – не сомневался в одной простой вещи: после падения Кувейта Саудовская Аравия попадет под невыносимое давление со стороны Саддама Хусейна независимо от того, применит он против нее военную силу или нет. Уже после войны не раз цитировались слова Саддама Хусейна: «Наша огромная ошибка состояла в том, что мы не двинулись вперед, не вторглись в Саудовскую Аравию», которые ясно указывают на то, что эта мысль – пусть на заднем плане – всегда была у него в голове, и очень вероятно, что Саддам предполагал напасть на королевство на следующем этапе своей экспансии.1

Просчет относительно позиции Эр-Рияда привел к роковым последствиям для Ирака.

Неудачу потерпела и линия Багдада на то, чтобы перетянуть на свою сторону Египет или, по крайней мере, его нейтрализовать. Этой задаче придавалось очень серьезное значение. При всей раздробленности арабского мира Египет занимал в нем особое место уже в силу того, что в нем проживала примерно половина всех арабов, а Каир прочно пользовался положением главного культурного центра арабской нации. Хотя после заключения сепаратного мира с Израилем Египет оказался на какое-то время в политической изоляции, она не могла продолжаться долго, так как это не было в интересах самого арабского мира. Президент Мубарак в очень короткие сроки полностью восстановил положение своей страны среди арабских государств. Этому способствовала и его спокойная взвешенная политическая линия как внутри страны, так и в сфере внешней политики, одним из элементов которой было восстановление дружественных отношений с Советским Союзом.

Обхаживать Каир Саддам Хусейн начал примерно за год до вторжения в Кувейт. Но президент Мубарак оказался в этом смысле «крепким орешком». Он отклонил настойчивые попытки Ирака, Иордании и Йемена придать характер военного союза Совету арабского сотрудничества – организации этих четырех государств, создававшейся первоначально как сугубо экономическая. Президент Египта, как сообщала пресса, увидел в предлагаемом военном альянсе антисаудовскую нацеленность и после консультаций с королем Фахдом решительно отказался вводить в деятельность Совета военный и разведовательный компоненты. Уклонился Мубарак и от предложения партнеров по Совету в феврале 1990 года добиваться от стран Залива учреждения фонда помощи арабским государствам, не располагающим нефтяными богатствами. Инициаторы обещали Египту львиную долю субсидий фонда, установить которые предполагалось на уровне пяти миллиардов долларов в год. Хосни Мубарак не захотел связывать себе руки и входить в коллизию с нефтедобывающими странами Аравийского полуострова. После же захвата Кувейта он счел, что Египет просто пытались подкупить.

Тогда же было предано гласности, что за десять дней до вторжения Каир посетил возглавлявший иракскую разведку брат Саддама Хусейна с предложением сотрудничества по линии разведок (сначала двустороннего, а потом с подключением Иордании и Йемена), но получил отказ.

Замечу, что через некоторое время после начала кувейтского кризиса в арабских странах довольно широкое хождение получила версия о сговоре между Ираком, Иорданией и Йеменом на предмет раздела Саудовской Аравии, этапом к которому и стал захват Кувейта. «В обстановке, когда армии Саддама стояли у нашего порога, – вспоминает Халед Ибн Султан, – совсем не казались преувеличением предположения о том, что король Хусейн, скажем, мечтает вернуть себе Хиджаз, которым некогда правил его прадед; что президент Йемена Али Абдалла Салех не прочь отторгнуть у нас провинцию Асир; что палестинцы во множестве проживающие в Кувейте вообразили, что могут основать там нечто вроде временной родины под эгидой Саддама в ожидании освобождения Палестины от евреев. Знали ли эти лидеры о планах Саддама? Надеялись ли получить выгоду от этой агрессии? Или же так сильно зависели от него, что не могли осудить его? Мы до сих пор не знаем ответов на эти вопросы».2

И король Иордании Хусейн, и президент Йемена Салех категорически это отрицали, но проиракские симпатии обоих, очень заметно проявлявшиеся на протяжении всего кризиса, подпитывали эту версию и довольно долго держали ее на плаву. Мне самому не приходилось сталкиваться с доказательствами ее правоты или вести на эту тему разговоры. Но вот что интересно: сразу после захвата Кувейта Египет посетил иракский эмиссар, без обиняков предложивший за поддержку Багдада 20 миллиардов долларов из тех кувейтских капиталов, которые должны были достаться Ираку. Мубарак решительно отверг сделку и рассказал об этом случае президенту США Джорджу Бушу и премьер-министру Канады Брайану Малруни. Об этом можно прочесть в мемуарах Буша, где приводится также мнение Мубарака, считавшего, что у особой позиции Иордании и Йемена была финансовая подкладка.

Должен сказать, что ни Египет, ни Сирия, ни Саудовская Аравия, никогда не признававшие претензий Саддама Хусейна на общеарабское лидерство, не могли допустить сохранение Кувейта под властью Багдада, в том числе, и по той причине, что это значительно усиливало бы его позиции в арабском мире, а доминирование Ирака на арабской сцене не устраивало ни одного из ее ведущих действующих лиц. Поэтому первоначальная уверенность Багдада в том, что с арабского угла ему не придется ждать крупных неприятностей, была в корне ошибочной. Ни посулы, ни давление, ни игра на противопоставлении бедных арабов богатым не обеспечили Багдаду пассивности арабского мира перед лицом иракской агрессии. Проявленные же Багдадом высокомерие и нахрапистость по отношению к «братьям-арабам» лишь еще больше осложнили его положение. Не хотели ни малейшего усиления Ирака и его неарабские соседи – Иран и Турция.

Как зрел главный просчет, или история американо-иракского флирта

И все же главный, я бы сказал, фатальный промах, был допущен руководством Ирака на американском направлении. Почему и как это произошло, требует обстоятельного разговора, к которому я и перехожу.

Начать придется издалека. В 30-е годы двадцатого века, когда Ирак обрел свою независимость, весь регион, к которому он относился, оставался зоной преимущественно британских и, в меньшей степени, французских интересов. Американские компании тогда еще только начинали туда проникать. Но в годы Второй мировой войны и после нее этот процесс резко усилился, а с ним и желание Вашингтона нарастить в зоне Залива свои политические и военные позиции. В 1954 году Ирак начал получать американскую военную помощь, а в феврале 1955 года вступил в организованный США и Англией военный альянс – Багдадский пакт, членами которого стали также Турция, Иран и Пакистан (арабские страны тогда критиковали Багдад за это решение, справедливо увидев в нем не только антисоветскую, но и антиарабскую направленность).

Период подъема американо-иракских отношений длился недолго. В 1958 году группа иракских армейских офицеров свергла короля Фейсала. Новый лидер Ирака генерал Касем отказался от американской помощи, восстановил дипотношения с СССР и в 1959 году вывел Ирак из Багдадского пакта. Это был чувствительный удар по американским планам, и ЦРУ ответило на него серией покушений на Касема. Как утверждают некоторые исследователи, ссылаясь при этом на иорданского короля Хусейна, ЦРУ помогло первому (и тогда кратковременному) приходу к власти в Ираке в 1963 году партии Баас, обрушевшейся с репрессиями на иракских коммунистов.3 Но Соединенные Штаты тоже не оказались в выигрыше. Арабо-израильская война 1967 года имела своим результатом полный разрыв дипломатических отношений между Багдадом и Вашингтоном, а вторичный приход баасистов к власти в Ираке в 1968 году закрепил линию на взаимодействие и сотрудничество Ирака с Советским Союзом.

После этого между США и Ираком официальных дипломатических отношений не было в течение 17 лет. Это не значит, однако, что связи полностью отсутствовали. Они поддерживались разными способами, в том числе через учрежденные в 1972 году секции защиты интересов, созданные в Багдаде и Вашингтоне при посольствах Бельгии. Постепенно эти секции по числу дипломатов стали крупнее многих посольств, что отразило устойчивый взаимный интерес к развитию отношений, особенно экономических. До 1975 года около 85 процентов внешней торговли Ирака приходилось на СССР и другие страны Варшавского договора. Но с середины 70-х годов стали быстро расти иракские закупки в США гражданских товаров, которые в конечном счете превысили такие закупки в СССР. О темпах и объемах можно судить по следующим цифрам. В 1977 году американский экспорт в Ирак составил более 200 миллионов долларов, а двумя годами позже превысил 450 миллионов долларов. Быстро развивались и другие обмены. Так, в 1978 году в США обучалось около 700 иракских студентов, а в 1980 уже в три раза больше.

Поворотным событием в американо-иракских отношениях стало свержение в Иране в 1979 году шахского режима и приход там к власти имама Хомейни. США лишились своей главной военной опоры в регионе. Возникла новая геополитическая ситуация, в которой Багдад и Вашингтон почти сразу же увидели друг в друге нужного партнера. Сработал принцип: враг моего врага – мой друг. Враг же оказался общий – Хомейни. И Багдад, и Вашингтон равно были заинтересованы в свержении его режима или, по крайней мере, подрыве стабильности и влияния нового Ирана, предотвращении распространения иранской революции и его идеологического знамени – исламского фундаментализма за пределы иранских границ, в том числе, конечно, и в зону Залива, где он мог вызвать особо разрушительные последствия с точки зрения стратегических интересов США и Ирака. Сами по себе интересы этих стран в регионе во многом не совпадали, но источник опасности для них был один и тот же.

В глазах Вашингтона Саддам Хусейн был естественным противовесом Хомейни, и там не замедлили подать соответствующий сигнал. Збигнев Бжезинский, который у президента Картера занимал пост советника по вопросам национальной безопасности, 14 апреля 1980 года в своем получившем широкую известность телевизионном интервью заявил: «Мы не усматриваем фундаментальной несовместимости интересов у США и Ирака. Мы чувствуем, что Ирак хочет быть независимым, что он хочет видеть Персидский залив защищенным, и мы не считаем, что американо-иракские отношения должны оставаться замороженными в своем антагонизме».5

Ирак начал военные действия против Ирана 22 сентября 1980 года. Пятью годами позже, когда я был послом СССР в Египте, заместитель премьер-министра этой страны говорил мне, что египетскому правительству достоверно известно, что американская разведка подталкивала Багдад к войне, передавая ему сведения о неудовлетворительном состоянии иранских вооруженных сил и их неспособности оказать серьезное сопротивление. Я далек от мысли, будто Багдад мог действовать по чужой указке, но, преследуя собственные цели, он при этом прекрасно понимал, что Вашингтон не только не станет его останавливать, но, напротив, будет оказывать разнообразную поддержку. Как признавал сам Саддам Хусейн, решение восстановить дипломатические отношения с США им было принято еще до начала войны с Ираном, но задержано исполнением именно для того, чтобы избежать «неправильной интерпретации».6 С точки зрения «имиджа» так поступить было логично. Пауза была выдержана, и за ней последовало резкое наращивание американо-иракских отношений по многим линиям.

В марте 1982 года правительство США вычеркнуло Ирак из перечня государств, поддерживающих терроризм, и это сразу же открыло путь к предоставлению ему американских займов и кредитов под гарантии правительства США. В феврале 1983 года в Вашингтоне состоялась первая встреча руководителей внешнеполитических ведомств двух стран – Саадуна Хаммади и Джорджа Шульца. Как пишет в своей книге весьма осведомленная американская журналистка из «Нью-Йорк таймс» Элен Сциолино, в разговорах с госсекретарем США Хаммади делал упор на то, что Ирак может быть для США не менее надежным партнером, чем Саудовская Аравия. Признавая, что у последней есть и нефть, и деньги, он подчеркивал, что Ирак зато обладает силой и что в конечном счете именно сила будет важнее. Соединенные Штаты, сказал он, должны смотреть на отношения с Ираком как на «долгосрочные инвестиции».7

Для лоббирования своих интересов в США Багдад направил туда лучшие силы – опытных дипломатов Исмата Киттани и Низара Хамдуна. С первым из них мне потом пришлось иметь много дел как представителем Ирака при ООН. Второй стал послом Ирака в Вашингтоне. Официально дипломатические отношения между Ираком и США были восстановлены 1984 году.

Но еще до этого Ираку начали щедро отпускаться американские кредиты и займы. О том, как нарастал их ежегодный объем, говорят такие цифры: 1982 год – 300 миллионов долларов на закупки американских сельхозпродуктов; 1987 год – 567 миллионов долларов; 1990 год – 1045 миллионов долларов. К 1990 году Ирак стал самым крупным в мире потребителем американского риса, пятым по счету – американской пшеницы и девятым – во всем сельскохозяйственном экспорте Америки. Между 1983 и 1989 годом объем торговли между Ираком и США вырос в семь раз, составив в 1989 году 3.6 миллиарда долларов. За это время США закупили иракской нефти на 5.5 миллиарда долларов.8 С января по март 1990 года на долю Ирака приходилось 8 процентов американского нефтяного импорта.9 Важным индикатором новой политики Вашингтона стало его согласие поставлять в Ирак технологически «чувствительное» оборудование, а также товары двойного назначения. К 1990 году в США было выдано 486 лицензий на такое оборудование для Ирака на общую сумму 730 миллионов долларов.10 Кроме того, ждали решения еще несколько сот заявок.

До продажи американского оружия Ираку дело вроде бы не доходило, но еще в 1983 году Советом национальной безопасности была утверждена установка на то, что США будут поощрять другие страны поставлять Ираку оружие и оказывать иную поддержку в войне с Ираном, в том числе финансовую. Еще, пожалуй, более ярким показателем сдвига отношений между США и Ираком стало сотрудничество разведок двух стран. В мемуарах Джеймса Бейкера сказано, что такое сотрудничество осуществлялось в течение всей войны.11 Американцы снабжали Багдад, в частности, данными космической разведки, что позволяло иракцам более эффективно планировать и осуществлять военные операции.

Случались и осечки, но и американцы, и иракцы быстро принимали меры к минимизации ущерба. Так, вслед за «Ирангейтом» – скандалом, вызванным тайными поставками американского оружия Ирану, – администрация Рейгана демонстративно сделала ряд шагов в сторону Багдада, а последний, в свою очередь, мгновенно принес извинения и выплатил США в качестве компенсации 27 миллионов долларов, когда в 1987 году самолет иракских ВВС случайно попал ракетой в американский военный корабль «Старк», в результате чего погибли 37 человек. Со своей стороны, и США постарались поскорее замять этот инцидент, а ведь легко представить, что было бы, не будь тогда Вашингтон заинтересован в сотрудничестве с Багдадом.

Идя на сближение с ним, Вашингтон руководствовался не только антииранскими целями, но и стремлениями ослабить значение для Ирака отношений с СССР, добиться общей переориентации этой страны на Запад, превратить Ирак в устойчивый рынок для американской продукции. Вместе с тем в американских руководящих кругах не питали ни симпатий, ни доверия к иракскому баасистскому режиму, считая его диктаторским и одним из самых жестоких и репрессивных в мире.

В этом смысле подход Вашингтона к Багдаду был весьма циничен, как и к самой ирако-иранской войне. И Хомейни, и Саддам Хусейн рассматривались им как зло, только первый как большее по сравнению со вторым. Высший американский интерес применительно к этой войне, по словам Генри Киссинджера, состоял в том, «чтобы обе стороны ее проиграли».12 Ту же в принципе мысль, но иными словами, высказывал и руководитель ближневосточного отдела Совета национальной безопасности при президенте Рейгане Джоффри Кемп: «Мы вовсе не хотели, чтобы в войне победил Ирак. Мы хотели, чтобы он не потерпел поражение. Мы отнюдь не были наивными. Мы знали, что он собой представляет».13

После того, как война завершилась, Вашингтон не внес перемен в свою иракскую политику. Лишь год спустя после прекращения огня Белый дом (это было уже при президенте Буше) приступил к ее анализу. Итогом стала одобренная президентом 2 октября 1989 года директива по национальной безопасности номер 26, кодифицирующая американскую политику в Персидском заливе. Применительно к Ираку в ней делался вывод, что «нормальные отношения между Соединенными Штатами и Ираком будут отвечать нашим долгосрочным интересам и способствовать стабильности как в Заливе, так и на Ближнем Востоке».14 Дабы убедиться, пишет Джеймс Бейкер, что более дружественные отношения могут побудить Ирак умерить свое поведение в таких вопросах, как терроризм, права человека, химическое и биологическое оружие, мы были готовы расширить в отношении Багдада свои экономические и политические стимулы. В этой связи, продолжает он, цитируя текст директивы, мы согласились «предоставлять и расширять возможности американским фирмам участвовать в реконструкции иракской экономики».15

«У нас не было, – утверждает Бейкер, – иллюзий по части жестокости Саддама к собственному народу или способности быстро эскалировать напряженность с соседями. Мы тогда полностью сознавали возможность того, что любые «морковки», которые мы предложим, могут не дать нужного результата. На этот случай директива номер 26 предусматривала сокращение связей или отказ от них. Иракское руководство должно сознавать, говорилось в директиве, что любое незаконное использование химического и/или биологического оружия повлечет за собой экономические и политические санкции, к самой широкой поддержке которых мы призовем своих союзников и друзей».16

Бейкер при этом умалчивает, что директива серьезно ошиблась в определении вероятных источников опасности для региона и американских интересов в Заливе. Их по-прежнему видели в Москве и Тегеране. Соответственно в директиве говорилось: «Соединенные Штаты остаются решимыми защищать свои интересы в регионе (если потребуется и окажется подходящим с использованием вооруженных сил США) от Советского Союза или любой другой региональной державы с интересами, не совпадающими с нашими собственными».17 Что такой региональной державой окажется не Иран, а Ирак, в администрации Буша, как убедительно говорят многие авторы, даже не могли и думать: уж слишком, как казалось, заметный крен дала к этому времени в сторону Запада политика Багдада, да и сама страна после восьми лет тяжелейшей войны нуждалась, как считали в Америке, в мире и спокойствии, а не в упражнениях в силовых приемах. В Вашингтоне даже не считали нужным более обсуждать иракские дела на уровне Совета национальной безопасности. Почти вплоть до вторжения в Кувейт тема Ирака в Совете даже не возникала, американская политика на этом направлении была как бы на «автопилоте».

Став госсекретарем США, Джеймс Бейкер при первой же встрече в марте 1989 года с представителем Ирака (заместителем министра иностранных дел Н. Хамдуном) заверил его в приоритетности значения для США отношений с Ираком и выразил надежду на дальнейшее с ним сближение. Это же было главным мотивом беседы Бейкера в октябре 1989 года с министром иностранных дел Тариком Азизом.

Казалось бы, у Багдада не было видимых причин для беспокойства или неудовольствия. Однако с осени 1989 года и вплоть до вторжения в Кувейт с иракской стороны в контактах с США начала настойчиво звучать тема обид и претензий к американскому партнеру. Поводы были самые разные – дипломаты и спецслужбы США настраивают-де против Ирака другие арабские страны, в частности страны Залива, пугают их Ираком, американская пресса публикует нехорошие статьи, особенно по правам человека в Ираке, притеснениям курдского населения, дальнейшему накапливанию химоружия и т.д. Теперь, глядя с дистанции лет на тогдашнюю тактику Багдада, испытываешь ощущение, что она велась по принципу: нападение – лучшая защита, то есть заставить американцев оправдываться, виноватить в действительных и мнимых прегрешениях и тем самым затруднять адекватную реакцию на реальные шаги Багдада по усилению своей военной машины и иные мероприятия, которые в других условиях стали бы предметом американских демаршей, шума в прессе и т.п. Присутствовали, я не исключаю, и причины иного порядка: беспокойство, не утратит ли Вашингтон интерес к Багдаду после завершения войны с Ираном, силы которого война основательно подкосила, и (что было, конечно, много важнее) не возникнет ли у Запада соблазн попытаться перебросить из Восточной Европы на Ирак, режим которого никогда не ходил у Запада в фаворитах, эффект «падающего домино». И надо признать, что тактика активного нажима на Вашингтон срабатывала.

Вся первая половина 1990 года прошла для США под знаком «наведения мостов» с Багдадом и борьбы администрации Буша против попыток конгресса США попридержать темпы сближения с Ираком, тем более, что некоторые шаги иракского руководства вызывали в определенных сферах явное раздражение. Однако в январе 1990 года Дж. Буш подписал по рекомендации госдепартамента директиву, в которой определил, что расширение торговли с Ираком отвечает «национальным интересам» США. Администрация успешно отбила попытки конгресса срезать объем кредитов, и они были установлены на 1990 год, как и до этого, на уровне одного миллиарда долларов. С января началось выделение конкретных траншей, и вскоре Багдад подписал контракты на рекордные закупки в США сельхозпродукции.

В феврале состоялся полуторачасовой разговор Саддама Хусейна с посетившим Багдад помощником госсекретаря США по делам Ближнего Востока Джоном Келли, в результате которого в Вашингтоне выросла уверенность, что дела с Ираком движутся в правильном направлении. Саддам Хусейн заявил Келли, что ввиду упадка Советского Союза как мировой державы у Соединенных Штатов появляется возможность помочь стабилизации Ближнего Востока. В ответ Келли подчеркнул, что президент США верен «теплой и подлинной дружбе с Ираком во имя совместной выгоды».18

В апреле Саддам Хусейн принял двупартийную группу влиятельных американских сенаторов от зерновых штатов во главе с лидером республиканского сенатского меньшинства Робертом Доулом. Как пишет об этом визите Бейкер, сенаторы нашли, что Саддам Хусейн – «лидер, с которым Соединенные Штаты могут работать», и что их выводы в личных разговорах с президентом США и госсекретарем «звучали не менее оптимистично, чем их публичные высказывания».19 А в Багдаде Доул заверил С. Хусейна, что президент и правительство США стремятся к улучшению отношений с Ираком и что, если у Ирака и есть проблемы, то не с президентом и правительством, а с отдельными американскими журналистами, без которых и самому хозяину Белого дома жилось бы много спокойнее (С. Хусейн жаловался сенаторам на одну из передач «Голоса Америки»). Через некоторое время посол США в Багдаде передала официальные письменные извинения за содержание упомянутой радиопередачи, где Ирак фигурировал в числе стран с «полицейским режимом». В апреле же Джон Келли выступил в Комиссии по международным делам палаты представителей с жесткими возражениями против идеи подвергнуть Ирак экономическим и торговым санкциям за нарушения прав человека, использование химоружия против курдов и его накапливание. Идея была названа контрпродуктивной в плане национальных интересов США.

Нельзя сказать, что некоторые стороны политики Багдада не настораживали американскую администрацию. Как потом выяснилось, внутри госдепартамента шли споры по поводу правильности взятой линии, но всякий раз верх брали те, кто был против того, чтобы одернуть Багдад, четко провести перед ним границу, которая отделила бы допустимое от неприемлемого.

Такой политике Вашингтон оставался верен даже в июле, когда Багдад перешел к прямым угрозам в адрес Кувейта и ОАЭ и начал концентрировать войска на границе с Кувейтом. Как выше уже говорилось, руководство ОАЭ, реагируя на иракские угрозы, попросило Вашингтон срочно провести совместные военные учения. Несмотря на возражения госдеповских ближневосточников, не хотевших, как признает Бейкер, «раздражать» Саддама Хусейна, в конечном счете президент США 23 июля все же дал указание выделить для участия в учениях два самолета-заправщика, один транспортный самолет и шесть морских судов. Одновременно было сделано объявление (тут же, однако, опровергнутое) о том, что корабли американских ВМС в Персидском заливе приводятся в повышенную готовность.

Стараясь прояснить ситуацию, журналисты на следующий день в ходе брифинга в госдепартаменте задали вопрос, есть ли у США какие-либо обязательства по защите Кувейта. В ответ помощник госсекретаря по связям с прессой Маргарет Тутуайлер заявила: «У нас нет с Кувейтом никаких договоров по вопросам обороны, и ему не давалось никаких специальных обязательств по вопросам обороны или безопасности». А когда ее прямо спросили, придут ли Соединенные Штаты на помощь Кувейту в случае нападения на него, она ограничилась такими словами: «Мы остаемся также сильно привержены поддержке индивидуальной и коллективной самообороны наших друзей в Заливе, с кем нас соединяют глубокие и давние связи». Словом, как хочешь, так и понимай: с одной стороны, вроде бы подмигивание Багдаду (ни договорных, ни других обязательств у США защищать Кувейт нет), с другой – что-то похожее на подбадривающий кивок Кувейту (привержены, мол, поддержке друзей в Заливе).20

В этом контексте очень знаменательной явилась публикация тогда же газетой «Вашингтон пост» следующих откровений неназванного высокопоставленного американского военного (в США обычно под ним понимается председатель группы начальников штабов). Это лицо заявило, что если Ирак захватит небольшую часть кувейтской территории в качестве средства давления на Кувейт в ОПЕК, то Соединенные Штаты, вероятно, не станут прямо бросать вызов такому шагу, а вместе со всеми арабскими правительствами осудят его и будут побуждать Ирак отступить. «Мы не собираемся воевать, – заявило это лицо, – но вы увидите корабли и учения».21

О чем Саддам Хусейн беседовал с послом США перед вторжением

В этой ситуации Саддам Хусейн, которого такая двусмысленность позиции Вашингтона, наверное, и подбадривала, и настораживала, решил лично оказать на США дополнительный нажим. С этой целью 25 июля он пригласил к себе американского посла Эйприл Гласпи и провел с ней двухчасовую беседу, с самого начала предупредив, что все сказанное представляет собой его личное послание президенту Бушу. Существует дословная версия этого примечательного разговора, преданная гласности Багдадом 11 сентября 1990 года. Полгода спустя на слушаниях в Вашингтоне в сенатской Комиссии по иностранным делам, а потом в аналогичной комиссии палаты представителей Гласпи заявила, что в этой версии есть искажения и кое-что выпущено, но своего варианта американская сторона не привела (его просто не существует, так как Гласпи была у президента одна и записать сама дословно разговор не могла). Однако, как отмечала американская пресса, лица, знакомые с направленным Гласпи из Багдада 8-страничным отчетом о беседе с президентом Ирака, не усматривали тогда принципиальных расхождений между ним и упомянутой иракской записью.

В свои 48 лет Эйприл Кэтрин Гласпи была опытным профессиональным дипломатом с большим стажем. До того как стать послом в Ираке, она успела поработать в Аммане, Эль-Кувейте, Стокгольме, Бейруте, Каире, Лондоне, Нью-Йорке и Дамаске, а непосредственно перед назначением в Багдад возглавляла одно из ближневосточных подразделений госдепартамента. Она прекрасно владела арабским языком и считалась одним из лучших американских специалистов по Ближнему Востоку. И хотя на беседу к С. Хусейну ее пригласили неожиданно и она не имела возможности запросить из Вашингтона дополнительные инструкции, она хорошо знала позицию США и была в курсе всех последних публичных заявлений Вашингтона (некоторые из них она даже успела передать чуть раньше в иракский МИД). Тем показательнее будет ее реакция на высказывания иракского руководителя.

Если судить по иракской версии, Саддам Хусейн провел разговор энергично, жестко и наступательно. Он начал с экскурса в историю американо-иракских отношений, давая понять, что американцам и в прошлом доводилось допускать ошибки. Оттенив неблаговидность «Ирангейта», президент противопоставил ему огромные жертвы, которые понес Ирак в борьбе с иранским фундаментализмом, защищая не только себя, но и американских друзей из числа стран Залива, которых США сами, как считал президент, не смогли бы защитить, разве что с помощью ядерного оружия, ибо американское общество не может, в отличае от иракского, позволить себе терять по десять тысяч солдат всего в одном сражении. Дав таким образом понять, что Вашингтон в большом долгу перед Багдадом, он заявил, что хочет быть Америке другом, но далек от того, чтобы набиваться в друзья. С. Хусейн подчеркнул, что он уважает интересы США в Заливе, их право заботиться о своих друзьях, понимает значение для США беспрепятственного потока нефти из стран Залива. Напротив, некоторые круги в Вашингтоне (из них С. Хусейн подчеркнуто исключил лично Буша, Бейкера и Келли) настраивают страны Залива против Ирака, советуют им не оказывать Ираку финансовую помощь, раздувают дискуссию о том, кто, мол, придет в Ираке на смену Саддаму Хусейну, ведут антииракскую кампанию в прессе, причем тон в ней задают государственные СМИ Америки. «Неужели в этом награда Ираку за его роль в обеспечении стабильности региона и его защите от нашествия?» – так подытожил президент перечень своих претензий к правительству США.

Но это было еще не все. Далее он переходит к самым последним шагам Вашингтона – объявлению военных учений с ОАЭ и заявлению Татуайлер. В них, говорил С.Хусейн, сквозит «предубеждение против Ирака». «Соединенные Штаты нуждаются в лучшем понимании обстановки». Их шаги только поощряют Кувейт и ОАЭ, которые сбивают цену на нефть и лишают тем самым иракский народ возможности иметь достойный уровень жизни. У него же есть право процветать. Терпение Ирака подходит к концу. «Мы не агрессоры, но и не будем мириться с агрессией». С.Хусейн прямо приравнял поведение Кувейта и ОАЭ к войне против Ирака.

Развивая тему недовольства поведением Вашингтона в связи с осложнением отношений Ирака с Кувейтом и ОАЭ и возлагая всю вину за осложнения на этих последних, на их несговорчивость и «непомерную жадность», С. Хусейн счел нужным показать зубы и Вашингтону. Он прямо заявил послу: «Если вы используете давление, то и мы обратимся к давлению и силе. Мы знаем, что вы в состоянии нанести нам вред, хотя мы вам не угрожаем. Но мы тоже можем причинить вам вред. Каждый в состоянии это сделать в соответствии со своими возможностями и размером. Мы не можем преодолеть разделяющее нас с Соединенными Штатами расстояние, но индивидуально арабы в состоянии вас достать» (здесь явно проглядывается угроза терактов, а в предыдущем пассаже президент пообещал в случае использования против Ирака американских самолетов и ракет ответить тоже ракетами, даже если на сто американских будет выпущена только одна иракская).

Черту под этой частью своего заявления президент подвел словами о том, что Ирак не хочет войны, так как знает, что это такое. «Но, – подчеркнул он, – не толкайте нас к тому, чтобы увидеть в войне единственное решение, которое позволит нам жить гордо и обеспечить народу хороший уровень жизни». Решение, заявил президент, должно быть найдено «в арабских рамках и через прямые двусторонние отношения». «Мы не просим вас заниматься нашими проблемами».

Заметив, что еще никто не терял от хороших отношений с Ираком, С. Хусейн перешел затем к некоторым историческим параллелям, в частности, к своим прошлым дискуссиям с курдскими вождями, которые проиграли именно потому-де, что не прислушались к его предупреждениям и советам.

Как же сочла возможным и необходимым отреагировать на все услышанное посол Гласпи? Даже если учесть, что посол, разговаривая с главой государства, должна была в своих высказываниях быть корректной и этичной, то и при этих ограничителях ее ответ вызывает удивление своей сверхмягкостью. Что увидел в нем президент Ирака – предостережение, поощрение, безразличие или что-то еще, знает, конечно, только он. А сказано ему было следующее: «Я имею инструкцию президента, – заявила Гласпи, – добиваться улучшения отношений с Ираком… Президент Буш хочет улучшения и углубления отношений с Ираком, и он также хочет, чтобы Ирак внес свой вклад в мир и процветание на Ближнем Востоке. Президент Буш – умный человек. Он не собирается объявлять против Ирака экономическую войну… он дал указание правительству Соединенных Штатов отвергнуть предложение (конгресса – А.Б.) о введении торговых санкций… Многие американцы, те, кто живут в нефтедобывающих штатах, хотят, чтобы цены на нефть поднялись выше 25 долларов за баррель… Я восхищена вашими экстраординарными усилиями заново выстроить свою страну. Я знаю, что вы нуждаетесь в средствах. Мы понимаем это и считаем, что у вас должна быть возможность перестроить свою страну».

Как видим, здесь, что ни фраза, то выражение поддержки Ираку и понимание его трудностей. А далее посол перешла уже непосредственно к Кувейту и заявила так: «У нас (то есть у США – А.Б.) нет позиции по межарабским конфликтам подобно вашим пограничным разногласиям с Кувейтом. В конце 60-х годов я работала в американском посольстве в Кувейте. Наши инструкции в то время состояли в том, чтобы не высказывать никаких мнений по этому вопросу, и что он не имеет никакого отношения к Америке. Джеймс Бейкер поручил нашим официальным представителям делать акцент на данной инструкции. Мы надеемся, что вы сможете решить эту проблему, используя любые подходящие способы через Клиби или президента Мубарака. Мы надеемся лишь на то, что эти вопросы будут решены быстро… Моя оценка после 25 лет службы в вашем регионе состоит в том, что вы должны пользоваться сильной поддержкой со стороны своих арабских братьев. Я говорю о нефти. Вы, г-н президент, прошли в сражениях через ужасную и полную боли войну. А теперь, откровенно говоря, мы видим лишь, что вы стянули много войск на юг. В обычных условиях нам до этого не было бы никакого дела. Но когда это происходит в контексте того, что вы сказали… и когда мы рассматриваем иракскую точку зрения, состоящую в том, что принятые ОАЭ и Кувейтом меры в конечном счете приравниваются к военной агрессии против Ирака, то у меня возникают причины для беспокойства. По этому случаю я получила указание поинтересоваться у вас – в духе дружбы, а не конфронтации – вашими намерениями. Я просто констатирую озабоченность моего правительства». Вот и все, что было сказано с американской стороны по существу дела. Стоит лишь добавить, что по ходу беседы Гласпи извинялась за поведение американской прессы.

Концовка разговора со стороны президента Ирака была такой: он проинформировал Гласпи о предстоящих встречах представителей Ирака и Кувейта в Джидде и Багдаде, охарактеризовав первую как протокольную, а вторую как предназначенную для более глубокого обсуждения вопросов и назвав все это хорошей новостью. «Когда мы встретимся и увидим, что есть надежда, то ничего не случится, – сказал в заключение С. Хусейн. Но если мы не сможем найти решение, то для Ирака будет вполне естественным отвергнуть перспективу смерти, даже если мудрость и превыше всего» (из контекста видно, что в данном случае речь шла о смерти через экономическое удушение Ирака его противниками).22

Таково основное содержание беседы между президентом Ирака и послом США, состоявшейся за неделю до вторжения.

Помогал ли Вашингтон Багдаду просчитаться?

Намек и предупреждение американскому послу насчет возможности применения силы были более, чем прозрачные. Так, видимо, полагал сам Саддам Хусейн. Но так ли это восприняла посол США и через нее американское руководство? Была ли у посла США возможность тогда же резче обозначить негативное отношение к применению силы для решения ирако-кувейтских и ирако-эмиратских разногласий? Конечно, была, и потом ее будут обвинять в прессе, что она этого не сделала, даже услышав не слишком завуалированные угрозы С. Хусейна прибегнуть к терактам и ракетам против самих США. Но эта возможность не была послом использована, потому что Гласпи как раз хорошо знала суть политики Вашингтона – не отталкивать Ирак, а, напротив, перетягивать его на американскую сторону и поэтому «смотреть сквозь пальцы» на некоторые «излишества» в поведении Ирака и самого С. Хусейна. Показательно, что получив сообщение Гласпи о ее беседе с президентом Ирака, в Вашингтоне были вполне удовлетворены им. Во всяком случае ей не направили никаких указаний, которые в чем-то бы корректировали ее линию. Потом Гласпи скажет в интервью газете «Нью-Йорк таймс»: «Конечно, я не думала, как и никто не думал, что иракцы собираются захватить весь Кувейт. Каждый кувейтянин и саудовец, каждый аналитик на Западе также совершил тут ошибку. Это меня не извиняет. Но людей, которые теперь утверждают, что все было ясно, почему-то тогда не было слышно».23

Высказывание Гласпи интересно прежде всего косвенным признанием того, что Вашингтон действовал на основе предположения, что Ирак, если и решится на агрессию, то лишь малого масштаба, что вписывалось в целом в концепцию развития отношений с Ираком. Как писала «Нью-Йорк таймс» в сентябре 1990 года, ссылаясь на старших должностных лиц американской администрации, стратегия госдепартамента основывалась в том числе и на том, что «Вашингтон и большинство в арабском мире, вероятно, смогут примириться с ограниченным вторжением в Кувейт, в ходе которого иракские войска захватят кусочки кувейтской территории, чтобы добиться уступок».24

Это впечатление подтверждают последующие действия Вашингтона. Докладывая в столицу о встрече с С. Хусейном, Гласпи отметила, что иракский лидер заинтересован в улучшении отношений с США и нашла его манеру поведения «сердечной, разумной и даже теплой», а его акцент на том, что он хочет мирного решения, «безусловно искренним, так как иракцы устали от войны».25 Гласпи сообщала, что объявление о совместных учениях с Эмиратами оказало нужный эффект. Саддам обеспокоен по поводу американских намерений и горит желанием избежать антагонизации Соединенных Штатов. «Мы притянули к себе его внимание, и это хорошо», – сообщала посол. 26 Гласпи рекомендовала занять примирительную позицию. «Полагаю,– докладывала она,– что сейчас было бы оправданным ослабить публичную критику в адрес Ирака и посмотреть, как станут развиваться переговоры».27

Посол Гласпи сильно ошиблась и в оценке намерений С. Хусейна, и в своих рекомендациях. Однако Вашингтон им последовал. Уже в тот же день Джон Келли наложил вето на текст радиопередачи «Голоса Америки», где предполагалось особо сказать о заботе США о друзьях в Заливе. А 28 июля Гласпи вручила Тарику Азизу для передачи Саддаму Хусейну ответное послание Джорджа Буша. Оно составлялось в Совете национальной безопасности. В нем вновь отмечалось стремление США улучшать свои отношения с Ираком и подтверждалось отсутствие у него позиции по существу разногласий относительно прохождения границы между Ираком и Кувейтом. О концентрации иракских войск на границе не было сказано ни слова. «Мне было приятно узнать,– говорилось в послании Буша,– о договоренности между Ираком и Кувейтом начать переговоры в Джидде для нахождения мирного разрешения существующей между вами напряженности. Соединенные Штаты и Ирак оба имеют большую заинтересованность в поддержании мира и стабильности на Ближнем Востоке. Посему мы считаем, что трудности лучше всего разрешать мирными средствами, а не угрозами, сопрягаемыми с военной силой или конфликтом».28 Дж. Бейкер в своих мемуарах признает, что это послание не было достаточно твердым и что у С. Хусейна вполне могло сложиться впечатление, что США не так уж сильно обеспокоены ситуацией.

Такое впечатление могло лишь укрепиться после опубликавания в «Вашингтон пост» на основе брифинга в президентской администрации сообщения о том, что официальные лица в госдепартаменте, Белом доме и верхних эшелонах Пентагона настроены против втягивания в военные обязательства по защите Кувейта. Да и сам отъезд Гласпи в отпуск вполне мог восприниматься Багдадом как показатель отсутствия у США намерений действовать активно (посол не покидает страну, где он аккредитован, без санкции своего центра. Вторжение Ирака в Кувейт застало Гласпи в Лондоне. В Багдад она уже не возвращалась).

За день до вторжения, 31 июля, Джон Келли давал показания в подкомиссии по Ближнему Востоку Комиссии по международным делам палаты представителей. Там он появился, чтобы возражать от имени администрации Буша против попытки отменить правительственные гарантии на предоставляемые Ираку кредиты. В центре внимания оказался, однако, вопрос о мерах по защите Кувейта. Келли упорно твердил, что у США нет никаких обязательств приходить Кувейту на помощь, а на прямой вопрос, как поступят США в случае иракского вторжения в Кувейт, Келли, назвав вопрос гипотетическим, отказался что-либо говорить по его существу. 1 августа сообщения об этих слушаниях прошли по страницам мировой печати и в радиопередачах. И, конечно, подверглись тщательной оценке в Багдаде.

Полтора месяца спустя, когда в конгрессе США начали разбираться, «кто виноват», председатель Комиссии по международным делам палаты представителей Ли Гамильтон устроил Келли публичный разнос, заявив, в частности: «Вы оставили впечатление, что политика Соединенных Штатов состоит в том, чтобы не приходить на защиту Кувейта».29 Совершенно верная констатация.

В книге саудовского сокомандующего войсками МНС Халеда Ибн Султана есть один интересный фрагмент. Он утверждает, что ему достоверно известно, что Саддам Хусейн передал через Гласпи еще одно послание президенту США, где было сказано, как он пишет, примерно следующее: «Насколько Вам известно, я успешно противостоял Ирану, ведя с ним войну, однако, вместо вознаграждения англичане и кувейтцы загоняют меня в угол. Пожалуйста, возьмите в расчет, что моя репутация безупречна в том, что касается нефти. Я никогда не действовал безответственно в этом отношении и никогда так не буду действовать. Я хочу, чтобы наш диалог продолжался. Я именно тот человек, с которым Вам следует иметь дело в этом регионе».30

Если отталкиваться в анализе данной версии от приписываемого С.Хусейну желания продолжить диалог с президентом США, то логично предположить, что изложенное послание могло быть ответом на послание Джорджа Буша от 28 июля. Было бы даже странно, если, получив послание президента США, иракский руководитель, придававший американскому фактору первостепенное значение, никак бы не ответил на это личное обращение. Что же касается содержательной стороны иракского послания, то все его элементы фактически в той или иной форме уже присутствовали в беседе С. Хусейна с Гласпи, и не было бы ничего особенного в их концентрированном воспроизведении.

Впрочем, такого рода обращение к Бушу могло быть передано Тариком Азизом и через заместителя Гласпи Вилсона, оставшегося во главе посольства после отъезда Гласпи из Багдада. 2 августа Азиз принял временного поверенного США для объяснения мотивов иракского вторжения в Кувейт, причем принял его первым среди представителей государств – постоянных членов Совета Безопасности, что тоже было знаком особого внимания к США.

Я сознательно столь подробно остановился на перипетиях ирако-американских взаимоотношений, чтобы предоставить читателю достаточно материала для вынесения собственного суждения о том, как могло случиться, что Вашингтон и Багдад, активно проводившие политику взаимного флирта, враз 2 августа оказались по разные стороны баррикады, из партнеров мгновенно стали непримиримыми противниками. Иногда на страницах печати можно встретить рассуждения о том, не явилась ли война в Заливе результатом некоего хитроумного замысла или заговора. У режима Саддама Хусейна, конечно, хватало и хватает врагов и в Америке, и в Израиле, и в арабских странах. Но при всем желании у них не было возможности превратить Кувейт в ловушку для Багдада. Посадить себя в этот капкан мог только сам Саддам Хусейн.

«Корни просчетов Саддама находятся в США» – такой заголовок предпослала респектабельная американская газета «Крисчен сайенс монитор» материалу, где оценивала действия своего правительства, когда стало известно содержание американо-иракских контактов накануне кризиса. Газета нашла, что «крен Америки в сторону Ирака вполне мог породить у иракского диктатора веру в то, что вторжение в Кувейт сойдет ему с рук».31 «Нью-Йорк таймс» сказала еще определеннее: так произошло, «потому что политика Буша-Бейкера состояла в умиротворении диктатора, и ее с энтузиазмом осуществляла наш посол».32 «Наша иракская политика,– писала «Вашингтон пост»,– провалилась дважды: во-первых, неправильно интерпретируя намерения Саддама и, во-вторых, оказавшись не в состоянии сделать ясными заранее наши собственные намерения, что могло бы его остановить».33

Много критики было лично в адрес Бейкера вплоть до призывов уйти в отставку. Критиковали Вашингтон и в Европе. Вот что, например, писала лондонская «Файненшл таймс»: «История того, как США соскользнули к войне с Ираком, – это хроника ошибок в расчетах. Самую большую из них сделал, конечно, президент Саддам Хусейн, но история вполне может смотреть и на провал американской внешней политики в отношении Ирака в 80-е годы как на результат серьезнейшей ошибки в расчете… В течение десяти лет сменявшие друг друга администрации США… проводили в отношении Ирака политику, граничившую с умиротворением… Многие наблюдатели считают, что тот разговор (речь идет о беседе Гласпи с президентом Ирака – А.Б.) стал для г-на Саддама решающим сигналом насчет того, что США не дадут существенного ответа на иракское вторжение».34

Я тоже придерживаюсь того мнения, что в данном случае мы имеем дело с крупным обоюдным просчетом. В Вашингтоне не могли себе представить, что Багдад столь дерзко «потянет одеяло» на себя в Персидском заливе. А в Багдаде слишком переоценили то, насколько далеко успели зайти ирако-американские отношения, насколько большое место в своей геополитике Америка отводит Ираку, какую роль или функцию она готова признать за ним на Ближнем и Среднем Востоке. Если бы иракское руководство предвидело, как на самом деле отреагирует Вашингтон и весь Запад на захват Кувейта, оно, я полагаю, все-таки бы не решилось на акцию такого масштаба. А предвидеть это (несмотря на всю двусмысленность позиции Вашингтона) в Багдаде были обязаны. Я оставляю в стороне в данном случае нравственную и правовую стороны предпринятого Багдадом шага, концентрируя внимание лишь на его иррациональности с точки зрения непонимания того, что Запад и, в первую очередь, Вашингтон ни при каких условиях не мог позволить существующему иракскому режиму установить свой контроль дополнительно над 10 процентов мировых нефтяных запасов, создать угрозу для Саудовской Аравии, ОАЭ и других нефтедобывающих стран Персидского залива. Как писала 3 августа 1990 года «Нью-Йорк таймс», с захватом Кувейта запасы нефти под иракским контролем удвоились и достигли 195 миллиардов баррелей (второе место после Саудовской Аравии). Эта вроде бы азбучная истина была Багдадом проигнорирована. Почему и как такое могло произойти доподлинно знает лишь очень узкий круг лиц в Багдаде. Объяснение, лежащее как бы на поверхности, – соблазн был столь велик, а финансовое положение столь плачевно, что они затмили все опасения, – имеет, возможно, право на существование, но вряд ли достаточно. Часть истины кроется, надо полагать, и в психологическом портрете иракского руководителя, его воззрениях, привычках и т.д. Халед Ибн Султан пишет о Саддаме Хусейне: «Можно сказать, что его мечты и иллюзии питала некая опьяняющая смесь побудительных начал и неадекватного восприятия действительности… Он решил сам захватить то, что считал принадлежащим ему по праву, и поставить мир перед фактом. Саддам, видимо, полагал, что не встретит серьезного военного отпора со стороны арабов или Запада, а уже став хозяином Залива, решит свои финансовые проблемы, и Вашингтон будет вынужден признать его в новом качестве. Так, по крайней мере, я понимаю расчеты и просчеты Саддама Хусейна».35

Некоторые из тех, кто причастны к просчету, допущенному Вашингтоном, не избежали соблазна попытаться оправдаться. Гласпи, например, потом доказывала в конгрессе, что достаточно четко проводила в разговоре с Саддамом Хусейном мысль о недопустимости силового решения. Но на прямой вопрос председателя Комиссии по международным делам, сказала ли она президенту Ирака, что если его войска перейдут границу с Кувейтом, то случится война, ответила кратким «нет». Корень ошибки американка усмотрела в мыслительных способностях иракского президента, утверждая, что он просто не был в состоянии понять, что ему говорилось. На сей счет могут быть разные мнения, так что оставим это заключение на совести Гласпи.

Другое, напрямую причастное лицо к определению американской политики тех дней – помощник президента по вопросам национальной безопасности Брент Скоукрофт – в свою очередь, считает, что американская позиция как бы вообще здесь ни при чем. Он спрашивает: «Была бы политика «сдерживания», угрожавшая, например, противостоять применению Ираком силы, более эффективной?» И дает такой ответ: «Поскольку Саддама в дальнейшем не смогло побудить отойти от принятого курса присутствие полумиллиона войск, выставленных прямо против него, то вряд ли. Не все войны можно избежать, и эта, возможно, была одной из таких. Саддам в любом случае поступил бы так, как поступил».36 Не думаю, что такая линия рассуждений корректна. Ведь одно дело, когда жребий не брошен – вторжение еще не совершено, и совсем другое, когда оно уже стало фактом и, следовательно, влечет за собой вопрос о том, чтобы отступить. Это уже качественно иная ситуация, где в действие вступают многие факторы, которых в первом случае просто нет.

Так или иначе, американской стороне приходится констатировать провал своей политики в отношении Багдада. Тот же Скоукрофт признает: «Наш подход к предотвращению конфликта – предупреждать против воинственного поведения, давать понять, что не оставим своих друзей, но продолжать предлагать добрые отношения в обмен за хорошее поведение – потерпел провал».37 Смягчающее для Вашингтона обстоятельство Скоукрофт видит в позиции арабских друзей США, выступавших в период назревания кризиса против активного американского вмешательства и отдававшим предпочтение внутриарабской дипломатии.

Джордж Буш, со своей стороны, берет под защиту Гласпи, считая, судя по всему, ее действия вполне адекватными. Это и понятно, поскольку сам Буш не предполагал, что Ирак замышляет широкомасштабную агрессию. Он пишет: «Мне не верилось, что Саддам вторгнется. Какое-то время я думал или надеялся, что его действие направлено на то, чтобы посильнее надавить на Кувейт, заставить урегулировать споры и что, сделав это, он уйдет».38 «У нас не было ясности в отношении целей Саддама», говорится в книге Буша и Скоукрофта.39

Быстроту и резкость разворота Вашингтона – от политики «наведения мостов», заигрывания и умиротворения к жесткому противостоянию можно объяснить, во-первых, тем, что неожиданным захватом всего Кувейта Багдад радикально изменил для США ситуацию в неприемлемом для них направлении. Вторая причина, почему США переориетировались на конфронтацию с Ираком, состоит, как я полагаю, в том, что сразу отпали доводы, которые до этого побуждали Вашингтон закрывать или полузакрывать глаза на иракские программы обретения оружия массового уничтожения. Возникла удобная возможность разом покончить с этой быстронараставшей опасностью – возможность, созданная к тому же самим Багдадом. Отсюда берет исток разработка военной операции МНС как с самого начала ориентированной на нанесение Ираку крупного поражения. Отсюда же и установка, которую Буш изложил Горбачеву еще в Хельсинки, на введение для Ирака военных ограничений при окончательном урегулировании. Если вариант нанесения сильного удара по Ираку в течение какого-то времени еще оставался опцией и допускался мирный исход, то установка на военные ограничения для Ирака сохраняла силу при любом развитии событий, то есть и при мирном, и при военном варианте решения конфликта.

В логике действий администрации Буша здесь отказать нельзя. За что ее вполне обоснованно можно и должно критиковать, так это за то, что она не использовала, как надо, уникальное положение, в котором оказалась, когда Саддам Хусейн в беседе с Гласпи весьма прозрачно обрисовал свои возможные намерения. Такой доверительной беседы, таких откровений иракский руководитель не удостоил больше никого.

* * *

Сказанное о США и Ираке в принципе справедливо и для оценки отношений Ирака с другими ведущими индустриально развитыми странами. В Западной Европе, где разведка и служба политического анализа поставлены, как известно, неплохо, с Багдада давно уже не спускали глаз. К режиму С. Хусейна там не питали симпатий и доверия, но само положение Ирака как крупного и важного государства региона предполагало необходимость работы с его руководством. К этому подталкивали и конкретные экономические интересы, включая поставки оружия, промышленного оборудования, технологий и продовольствия. Устойчивый дрейф Багдада в сторону Запада казался многообещающим, а потому настораживающие моменты (усиленное перевооружение, стремление приобрести средства массового поражения и их доставки, заявка на общеарабское лидерство и т.п.) регистрировались, накапливались, но пока не становились определяющими в подходе. Особую активность на иракском направлении проявляли Франция и Германия.

В свою очередь Багдад тоже оказывал им повышенное внимание, прежде всего Франции, культивируя с ней особые связи, причем не без успеха. Например, министр обороны Франции Шевенман был одним из учредителей общества дружбы с Ираком и ярым поборником франко-иракского сближения. Миттеран расстался с ним лишь перед самым началом военных действий коалиции, поскольку дальше его уже просто нельзя было держать на этом посту ввиду его проиракской линии.

Вполне вероятно, что Багдад переоценил свое значение для западной Европы, как это он сделал применительно к США. И те же мотивы, что и американцев, побудили Западную Европу и Японию с самого начала занять жесткую позицию в отношении захвата Кувейта.

Московский азимут

А теперь о Советском Союзе. Хотя между СССР и Ираком существовали своего рода особые отношения, а положения Договора 1972 года о дружбе и сотрудничестве предусматривали процедуру консультаций, в Багдаде, надо думать, исходили из того, что заикнись они о своих планах в отношении Кувейта, и из Москвы раздастся четкое нет. И в этом предположении они были совершенно правы, поэтому свои планы Багдад держал от Москвы в полном секрете.

Решение принебречь контактами с Москвой могло иметь и дополнительную подоплеку. В Ираке, бесспорно, хорошо видели масштабы переживаемого Советским Союзом политического кризиса и экономической деградации. И, наверное, считали, что с советского фланга им не грозят сколько-нибудь серьезные неприятности как по причине нашей поглощенности внутренними делами, так и прямыми, прежде всего финансовыми, интересами в Ираке. Не сбрасывался, надо думать, и такой фактор, как присутствие в Ираке нескольких тысяч советских специалистов и солидный запас доброй воли, который исторически сложился в нашем обществе в отношении Ирака как страны, с которой в прежних кризисных ситуациях мы выступали с единых или близких позиций.

Рассуждать так основания, действительно, были. Но появились и такие новые очень важные обстоятельства, которые нельзя было игнорировать. Это качественные перемены в самом советском обществе, связанные с гласностью, демократизацией, пересмотром прежних взглядов на окружающий мир. Случись иракская агрессия против Кувейта на десять – пятнадцать лет раньше, кто знает, как отреагировала бы на нее Москва: «холодная война» во многом, хотя и не во всем, диктовала в прошлом свою логику поведения. Но в 1990 году обстановка в обществе была уже другой, менее идеологизированной, более в политическом плане плюралистичной. Появилось много нового и в самом подходе к явлениям международной жизни, в критериях, по которым они оценивались. Полагаю, что для иракского руководства эта сторона советской действительности была меньше знакома, поскольку практическое взаимодействие с Ираком происходило не столь уж в широком диапазоне международных дел. Уверен, что для Багдада острота советской реакции на захват Кувейта стала в значительной мере сюрпризом. Там скорее рассчитывали на нашу вынужденную пассивность. Благосклонного отношения вряд ли ожидали (в чем – в чем, а в наивности иракских руководителей не заподозришь), но и не предполагали той меры принципиальности в советской позиции, какая была проявлена. Это был еще один очень серьезный просчет Багдада, когда он взвешивал для себя шансы на успех.

От одной ошибки к другой на пути к катастрофе

Итак, допустив грубейшие просчеты в оценке обстановки и раскладе сил, Багдад поддался соблазну и вторгся в Кувейт. Реакция была незамедлительная и совершенно определенная. Казалось бы, ошибиться в ее смысле было нельзя. Однако со стороны Багдада последовала целая серия шагов, еще больше усугубивших его положение.

Начнем с того, что после захвата Кувейта ничто не мешало Багдаду выждать, осмотреться, проанализировать происходящее и уже только после этого, взвесив все «за» и «против», решать, как действовать дальше. Здравый смысл требовал серьезнейшим образом отнестись и к первому основополагающему решению Совета Безопасности, и уж тем более ко второму, введшему экономические санкции, и сделать вывод, что противостоять всему мировому сообществу – дело заведомо проигрышное. Возможностей у Багдада красиво обставить свое отступление от задуманного было на тот момент хоть отбавляй. Существовала даже перспектива кое-что для себя приобрести через последующие переговоры с правительством ас-Сабахов. Вместо этого Багдад сбросил с себя маску поборника «свободного» Кувейта и объявил о его аннексии, фактически отрезав (или во всяком случае сильно политически затруднив для себя) пути отхода. Шаг, удививший своим вызывающим характером, а также своей иррациональностью как по существу, так и в отношении выбора момента. Багдад не только сам устраивал себе западню, но и автоматически еще сильнее восстанавливал против себя окружающий мир, представ не просто стороной, пошедшей вопреки международному праву на применение силы, но и захватчиком чужого.

Помню, что меня очень удивляло спокойное безразличие, с которым в Багдаде относились к реакции в мире на его действия. Что это было – азарт игрока, пошедшего ва-банк, зашоренность видения, вера в непогрешимость собственного суждения, высокомерное пренебрежение к мнению других, неспособность признаться самим себе в совершаемой ошибке или причудливая смесь всех этих и других элементов? Содержание бесед с Тариком Азизом, с Саадуном Хаммади и разговоры с иракскими руководителями государственных деятелей других стран, о которых нам становилось известно, давали основания для любого из этих предположений. Так или иначе каждым новым своим шагом Багдад нагромождал одну ошибку на другую, все сильнее загоняя себя в угол. Чего стоило, скажем, взятие иностранных заложников и размещение их на военных объектах, вторжения в резиденции послов и осада посольств в Кувейте, разграбление страны, произвол и издевательства над кувейтянами, угрозы уничтожить все нефтепромыслы в зоне Залива, использовать химоружие и т.п. Эти действия сплачивали антииракскую коалицию, множили ее ряды, укрепляли впечатление, что образумить Багдад можно только силой.

Положим, что на самом первом этапе конфронтации, когда МНС еще только начинали дислоцироваться на Аравийском полуострове, в Багдаде могли думать, что все ограничится мерами по защите Саудовской Аравии, и не просчитывали дальше этого. Соответственно и вели себя, бросая Совету Безопасности один вызов за другим. Но когда Вашингтон объявил об увеличении американского контингента в зоне Залива еще на 200 тысяч человек, разве не стало яснее ясного, к чему идет дело? Да и мы это не раз втолковывали иракскому руководству и в Москве, и в Багдаде, прямо предупреждая о приближении войны и неминуемом разгроме Ирака. Почему же Багдад уперся?

Напрашивается несколько объяснений. Во-первых, не исключено, что в Багдаде расценивали военные приготовления США и их союзников преимущественно как акции устрашения, считали угрозу перехода МНС к военным действиям блефом. Иначе говоря, до какого-то момента, игнорируя все свидетельства об обратном, считали, что Буш не решится пустить в ход оружие из опасений неприемлемых потерь. Кое-кто из числа бывших министров обороны США и отставных генералов предрекали американские военные потери в 20-30 тысяч человек и даже больше. Со своей стороны Багдад, стараясь подпитывать такие опасения, стращал применением химического оружия, ракетными ударами, терактами и огромными материальными разрушениями в регионе.

Во-вторых, определенные выводы могли делаться в Багдаде из особенностей внутренней обстановки в самих США, где президенту-республиканцу противостоял конгресс, который контролировали демократы. К тому же в американских СМИ в то время можно было встретить немало критики в адрес республиканской администрации. Особенно острые дебаты шли вокруг возможного использования против Ирака силы. Разноголосица в прессе была значительной. Нередко вообще ставилось под сомнение, должны ли американские парни проливать кровь ради восстановления власти ас-Сабахов. Посольство Ирака в Вашингтоне, надо думать, исправно доносило в Багдад прежде всего такую информацию, порождая этим самым надежды и иллюзии. В Багдаде вполне могли уповать на то, что соображения межпартийного соперничества лишат Буша поддержки законодателей в вопросе о военной акции против Ирака, а идти на нее в одиночку Буш остережется.

В-третьих, в Багдаде могли делать ставку на непрочность коалиции, и сами старались ее расшатать, используя, в частности, проблему заложников. Слабым ее звеном считали Францию, наблюдая за публичными метаниями Миттерана и уповая на Шевенмана. Зигзаги Кремля тоже, конечно, не оставались незамеченными, как и проиракские выступления депутатов из группы «Союз» и некоторых других. Пытался Багдад затеять закулисный торг и с Саудовской Аравией. Делались также жесты в отношении некоторых других стран.

В-четвертых, расчет мог делаться на фактор времени, которое в определенном смысле и в самом деле работало на Багдад. С одной стороны, приближался период, неподходящий для войны из-за рамадана, хаджа и плохих погодных условий. С другой стороны, с каждым днем у коалиции множились финансовые и другие издержки, связанные с содержанием МНС в зоне Залива, на которые тратились миллиарды долларов. В Багдаде могли предположить, что если войну удастся оттянуть до февраля – марта, то ее может не случиться вообще.

Ни один из этих расчетов не оправдался. Буш получил, хотя и не без труда, поддержку конгресса; коалиция, хотя и не проявила себя монолитом, но устояла; французы в последний моменты отказались от фронды и даже с первых часов стали участвовать в воздушных ударах. Рухнула и ставка Багдада на то, чтобы втянуть Израиль в войну и таким способом придать ей новое качество. И, наконец, ни одно арабское государство, как мы и предупреждали Багдад, не пришло ему на помощь, а реакция «арабской улицы», вопреки уверениям Тарика Азиза, оказалась вполне умеренной.

Все эти провалы расчетов Багдада случились не сами собой. Каждый из них стал результатом больших целенаправленных усилий со стороны администрации Буша, других участников коалиции. Сыграло свою роль и общее состояние мирового общественного мнения, которое чем дальше, тем больше склонялось в пользу применения против Ирака силы.

Когда же воздушная война против Ирака стала фактом, грубейшей ошибкой Багдада было упорствование в отказе покинуть Кувейт. Возможно, руководство Ирака на самом деле питало иллюзии, что на суше у него пойдут дела лучше, чем в воздухе. Общеизвестно, что до того, как началась воздушная фаза, Багдад уверял, что война на земле будет долгой и сопровождаться для американцев крупными людскими потерями. Неизвестно, верили ли в это в Багдаде или это была только поза. Ведь воздушная фаза уже в первые недели фактически предрешила скоротечность и легкость для коалиции наземной операции. Если это в Багдаде не поняли, значит, таков был уровень высшего военного командования. Если, напротив, хорошо все понимали, то, спрашивается, зачем надо было тогда жертвовать десятками тысяч иракцев и ставить государство на грань выживания? Если верно второе, то мотивация скорее всего кроется в соображениях сугубо личного порядка, так как общественный интерес требовал принципиально другого подхода. Однако в странах, где власть сосредоточена в руках одного человека, нередко бывает так, что собственное эго лидера перевешивает все остальное. И просчеты там также не редки и велики именно потому, что все решает один человек. Как это бывает, мы знаем из нашей собственной истории. Так стоит ли удивляться, что действия Багдада с августа 1990 года по февраль 1991 года ознаменовались длинной чередой непростительных ошибок. В тех же случаях, когда Багдад под воздействием обстоятельств шел на некоторые подвижки, он делал это с большим опозданием и не в том объеме, как требовала обстановка.

Между тем все могло быть совершенно иначе, прислушайся Саддам Хусейн к советам Москвы. Остается только сожалеть, что случилось именно так, как случилось, и сочувствовать кувейтянам, иракцам и всем другим пострадавшим.

Некоторые итоги и уроки кувейтского кризиса

Кувейтский кризис явился серьезным потрясением для региона и одновременно испытанием способности мирового сообщества справиться с вызовом, который ему был брошен агрессией Ирака. То, что агрессия «не прошла» и Кувейт вновь стал независимым суверенным государством – безусловно, достижение принципиального порядка. Сложись иначе, получи Багдад выгоду от своих противоправных действий, это могло бы стать прологом для новых агрессивных акций не только Ирака, но и кого-то еще. Дурной пример заразителен, тем более в таких соблазнительных вещах, как территориальные приобретения и погоня за природными и другими богатствами. В данном же случае восстановление права и наказание агрессора – наглядное, убедительное предостережение всякому, кто попытался бы нарушить мир и безопасность соседа.

Также принципиально важно, что агрессии противостояли не отдельные государства, чьи интересы были нарушены или затронуты, а все мировое сообщество, от имени которого действовал Совет Безопасности ООН. На примере кувейтского кризиса Организация Объединенных Наций доказала, что при должном сотрудничестве постоянных членов СБ она вполне в состоянии, действуя строго в рамках Устава, эффективно справляться даже с таким трудным вызовом, как вооруженная агрессия, и тем самым выполнять свое главное предназначение – охранять мир и безопасность народов.

«Холодная война», обрекшая ООН на беспомощность перед лицом силовых приемов, к которым прибегали и США, и СССР, и Китай, и ряд других государств, основательно подорвала престиж этого главного международного института и веру в его возможности. Трудно переоценить значение того, что принятие принципиальных решений, как противостоять агрессии, принимались Советом Безопасности. То, что кувейтский кризис был разрешен так, как это предусматривалось решением Совета Безопасности в его резолюции 687, стало очень важным этапом в жизни этой всемирной организации и прецедентом на будущее (конечно, хотелось бы, чтобы подобные кризисы больше не возникали). И, напротив, отход от ооновских процедур, как это имело место в случае с натовскими бомбардировками Югославии, свидетельствует, что инстинкт действовать по праву силы все еще не исчез и иногда срабатывает. Но это, с другой стороны, лишь оттеняет моральное, политическое и правовое значение того, что было достигнуто мировым сообществом в процессе преодоления агрессии Ирака против Кувейта. Это был серьезный экзамен, который в тот раз «пятерка» постоянных членов Совета Безопасности и ООН как учреждение выдержали вполне достойно.

Цена кувейтского кризиса оказалась высокой – и в смысле потерянных человеческих жизней, и страданий миллионов людей, и материального ущерба в результате разрушений в Кувейте и Ираке, и стоимости самих военных операций по освобождению Кувейта и против Ирака, и усилий по обеспечению эмбарго, и потерь, которые понесли различные страны от антииракских экономических санкций. Нельзя не испытывать чувств горечи и досады от сознания, что ничего этого могло бы не быть, если бы Багдад не совершил агрессии или с самого начала добровольно сделал то, что ему все равно в конце концов пришлось сделать, но уже под принуждением. Именно упорный отказ Багдада выполнить справедливые требования ООН повлек за собой эту высокую цену и меру его собственной политической, правовой и материальной ответственности за агрессию и ее последствия. В общем ущербе мирового сообщества от кувейтского кризиса есть и доля, которая пришлась на нашу страну.

Жертва агрессии – Кувейт – в результате оккупации, разграбления, разрушений и, наконец, поджога нефтепромыслов и экологической катастрофы понесла огромные потери. Крупные расходы у Кувейта были также по компенсации затрат основных участников МНС. Трудностей было много, особенно по тушению горящих скважин и разлившейся нефти, и вообще по восстановлению экономики и инфраструктур. Но они были успешно преодолены, хотя и ценой больших расходов. Кувейт вновь обрел свое место среди основных нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих стран. Десять лет спустя в Кувейте внешне мало что напоминает о постигшей страну трагедии. Много труднее преодолеть резко обострившееся у кувейтян чувство недоверия к северному соседу и подозрений по поводу его намерений на будущее.

Сам Ирак понес в войне очень крупные потери, особенно на этапе ее воздушной фазы. В результате разрушения промышленных предприятий и инфраструктур экономика страны была отброшена далеко назад. И даже десять лет спустя уровень энергетики, водоснабжения и других инфраструктур Ирака составляет 30-40 процентов от довоенного, а загрузка промышленности – примерно 20 процентов. Население страдает от гигантской инфляции, низких доходов, трудностей с занятостью. Резко деградировали системы образования и здравоохранения. Детская смертность выросла в два раза, что уже говорит о многом. Социальное положение населения стало значительно тяжелее, чем было до нападения на Кувейт. Как всегда, за грехи и ошибки правителей расплачивается народ, в данном случае иракский.

Ситуация усугублена тем, что к прошлым ошибкам Багдада то и дело добавляются новые, из-за чего экономические санкции сохраняют свое действие значительно дольше, чем могло бы быть. Отношения Багдада с ООН оставляют желать лучшего, их то и дело лихорадит. Политическое положение Ирака на международной арене остается ущербным. Пропасть, пролегшая между Багдадом и правительствами ряда арабских стран, почти не сузилась. Короче, какой срез жизни ни возьми – экономический, социальный, дипломатический, – в каждом положение Ирака хуже, чем было до покушения на Кувейт.

В сущности Багдад своей политикой сам загнал иракский народ в некое подобие гетто. Страна оказалась в положении политической, экономической и иной изоляции со всеми вытекающими из этого последствиями, от которых прежде всего страдает она сама, ее народ. Иракское руководство винит в этом кого угодно, но только не себя, хотя действуй оно иначе, особенно по отношению к ООН, ее решениям и к Кувейту, окружающих сейчас Ирак барьеров давно уже могло не быть.

Могут сказать, что в существовании этих барьеров виноваты США и некоторые другие страны Запада. Да, Запад тут не без греха, особенно Вашингтон. Но и не следует преувеличивать всесилие Запада. Он не смог бы действовать с такой легкостью, если бы в этом ему не помогала политика Багдада. Логика конфронтации, которой Багдад продолжал следовать, облегчала Соединенным Штатам и некоторым другим участникам МНС противостоять усилиям тех, кто хотел бы покончить с санитарным кордоном. Некоторых соседей Ирака нынешнее его незавидное положение вполне устраивает, так как потенциальную опасность для себя они по-прежнему видят в Ираке, вернее в существующих в нем порядках. А в этом смысле там мало, что изменилось. Больно сознавать, что крупная арабская страна с трудолюбивым населением, наделенная огромными нефтянными богатствами и вполне могущая процветать, находится в столь глубоком упадке. В значительной степени это, конечно, расплата за две войны, развязанные против соседей. Но расплата не может длиться бесконечно, а экономические санкции быть постоянно действующими. Народ Ирака достоен лучшей участи.

Теперь о других следствиях кувейтского кризиса. Агрессия против Кувейта повлекла за собой цепь событий, результатом которых стало возрастание претензий США на ведущую роль в мировых делах. «Бурей в пустыне» американцы успешно преодолели вьетнамский синдром и убедились в своей способности эффективно вести войны нового типа, опираясь прежде всего на свое военно-техническое превосходство. В этом плане Багдад предоставил Вашингтону прекрасную возможность в течение целых шести недель отрабатывать эту новую модель войны, а заодно испытывать в боевых условиях самые современные виды оружия.

Выступив главным организатором МНС и добившись убедительной победы при совершенно ничтожных собственных потерях, США наглядно продемонстрировали свои возможности. Это – серьезный политический капитал, который работает на имидж Америки как дееспособного лидера и силы, с которой лучше не конфликтовать. Работает этот капитал в том числе на Ближнем и Среднем Востоке.

Агрессия Ирака заставила, если не все, то многие арабские государства по-новому взглянуть на проблемы обеспечения собственной безопасности. В этом смысле Багдад хорошо помог Вашингтону. В арабском мире, во всяком случае в некоторых его частях, заметно усилилась заинтересованность в американском военном зонтике. Особенно это коснулось стран Персидского залива.

Если смотреть на вопрос шире, то продемонстрированная Соединенными Штатами в небе Ирака новая модель войны стала толчком к переосмыслению в глобальном масштабе ряда прежних постулатов военного строительства и курсу на военные реформы и переоснащение вооруженных сил десятков стран. И выигрывают здесь те, у кого есть на это средства. В выигрыше оказались и соответствующие военные корпорации США – основные поставщики новейших вооружений.

Еще одним следствием агрессии Ирака стал глубокий раскол в арабском мире. Главный водораздел пролег между теми, кто ради самозащиты и отпора агрессии вошел в антииракскую коалицию и оперся на иностранную военную помощь, и теми, кто счел приглашение иностранных войск недопустимым или нежелательным. Источником разногласий было и остается отношение к иракскому режиму, его политическому курсу и устремлениям. Трещины в арабском мире оказались столь глубокими, что после Каирского саммита 1990 года на протяжении следующего десятилетия не было ни одной общеарабской встречи в верхах (лишь в октябре 2000 года удалось собрать такой саммит и то по вопросу, где у арабов всегда была высокая степень единства – по вопросу поддержки палестинцев в их противостоянии Израилю).

Какое значение кувейтский кризис и его последствия имели непосредственно для нашей страны? Ответить на этот вопрос однозначно нельзя. Сам кризис, конечно, явился ударом по интересам нашего государства в регионе: он заставил по-новому выстраивать линию отношений с Ираком, которым на протяжении многих лет у нас придавалось приоритетное значение; он нарастил в регионе позиции США, подорвав параллельно арабское единство, которое наша страна традиционно поддерживала. Не радует нас и возросшая после кризиса самоуверенность США. Уже за одно это мы не можем испытывать чувство признательности к его инициаторам. Они крупно подвели не только себя, но и нас.

Вместе с тем, для Москвы кризис стал испытанием на зрелость, на готовность не на словах, а на деле руководствоваться международным законом, а не идеологией, не поступаться требованиями морали. Полагаю, что тогдашнее руководство Советского Союза выдержало этот непростой экзамен. К чести Москвы, она не проявила колебаний, на чью сторону ей встать. На всех этапах кризиса она действовала в основном взвешенно и ответственно, при неизменной верности главной установке – неприятию агрессии. При этом Москва не повертывалась спиной к Ираку, а последовательно и настойчиво вела работу с Багдадом, стараясь добиться мирной развязки кризиса через выполнение им справедливых требований СБ ООН. Ради этого она сознательно не акцентировала внимания на допускавшихся с иракской стороны недружественных проявлениях в отношении СССР, не порвала с Багдадом связей и, не последовав примеру других стран, сохраняла свое посольство в Ираке на протяжении всей военной фазы конфликта. Если бы не Советский Союз, эта фаза началась бы раньше, длилась бы дольше и сопровождалась бы еще большими разрушениями в Ираке. Сдерживая США и открыто критикуя допускавшиеся перегибы в военных действиях, СССР оставался в политическом плане всегда на стороне жертвы иракской агрессии, на позициях гуманности и права.

Такая линия поведения работала на политический авторитет Москвы как самостоятельного, независимого фактора, последовательно выступающего за справедливость и законность. Несмотря на переживаемые тогда Советским Союзом серьезнейшие внутриполитические и финансовые трудности, он проявил себя в кувейтском кризисе весьма весомо, причем исключительно с помощью средств политики и дипломатии.

Советская дипломатия, действуя в связи с этим кризисом по целому вееру направлений, использовала ситуацию для активизации наших отношений со многими государствами. Наши политические позиции на Ближнем и Среднем Востоке в целом даже стали несколько крепче чем до кризиса, во всяком случае многие страны региона должным образом оценили значение для себя связей с СССР, а с Саудовской Аравией и Бахрейном были установлены полноценные дипломатические отношения. Кризис дал толчок и к развитию наших отношений с Израилем.

Разворот всеобщего интереса к региону предоставил Москве возможность резко нарастить кампанию за общую нормализацию в нем обстановки, в том числе за арабо-израильское урегулирование. Выдвигая в качестве первоочередной задачи разрешение кувейтского кризиса, Москва настояла на форсированном переходе после этого к БВУ, что привело к американо-советскому коспонсорству и началу самого процесса двусторонних и многосторонних переговоров. К сожалению, в дальнейшем функции России как коспонсора ослабли. Хотелось бы надеяться, что это временное явление. У России сохраняется значительный потенциал в данном регионе.

В целом можно сказать, что в политико-дипломатическом плане Москва не без успеха прошла тот непростой период, что позволило дополнительно высветить место Москвы как важного переговорного центра и в целом роль нашей страны как великой державы и постоянного члена Совета Безопасности.

Агрессия Ирака и введение против него экономических санкций привели к временному (и сильно затянувшемуся, но не по нашей вине) перерыву нормальных торгово-экономических отношений с Ираком. Замороженной оказалась и оплата Багдадом своей задолженности по предоставленным до кризиса кредитам. В этом плане наша страна не одинока, в аналогичном положении находятся и другие кридиторы. Со временем, надо надеяться, эти вопросы найдут свое решение. К сожалению, сохраняющиеся экономические санкции в значительной степени продолжают ограничивать и затруднять нормальное экономическое взаимодействие с Ираком. С российской стороны есть заинтересованность к возобновлению взаимовыгодного сотрудничества, существуют и конкретные проекты, но дело упирается в механизм санкций.

Кувейтский кризис породил для нас в экономической сфере не только минусы. Вызванный им резкий взлет цен на нефть принес нашей стране весьма солидные дополнительные финансовые поступления, существенно перекрывавшие тогда потери от свертывания связей с Ираком. В дальнейшем колебания цен на нефть уже не имели прямую связь с кризисом.

Как ни прискорбно сознавать, поражение Ирака в войне с МНС стало антирекламой советского оружия, хотя и совершенно незаслуженно. Во-первых, там столкнулось оружие разных поколений (новейшего советского оружия, кроме небольшого числа самолетов «МИГ-29», у Ирака не было); во-вторых, был серьезный разрыв в уровне мастерства владения оружием; и в-третьих, никакое оружие не может спасти, если сам метод ведения военной кампании, выбранная стратегия заранее обрекает на поражение.

Чтобы проиллюстрировать эту мысль, приведу мнение сокомандующего МНС генерала Халеда Ибн Султана, он пишет: «Саддам собирался воевать не спеша, по старинке, примерно так же, как с Ираном, когда сухопутные войска могли месяцами, если не годами, вести позиционные бои».40 «Иногда утверждают, что Ирак потерпел поражение потому, что принял советскую военную доктрину. Это не справедливо по отношению к русским. Советская военная доктрина имеет много общего с западной: там также делается упор на стремительность, силу удара и неожиданность; на сосредоточение максимума сил на самом слабом участке противника…; на координацию сил и на непрерывное ведение боевых действий в высоком темпе. Однако, ничего из перечисленного нельзя было отметить в действиях иракской армии. Если бы Ирак как следует усвоил и действительно применил на деле советскую стратегию, коалиции пришлось бы решать более сложную задачу».41

Потребовалось время, чтобы зарубежные импортеры оружия разобрались в истинных причинах военных неудач Багдада. В любом случае ущерб, нанесенный репутации нашего оружия, можно считать уже полностью преодоленным в связи с появлением на рынке совершенно новой российской военной техники – авиационной, бронетанковой и другой, имеющей нисколько не худшие, а в ряде случаев и превосходящие характеристики по сравнению с американскими и западно-европейскими аналогами.

Агрессия против Кувейта, совершенная в основном с использованием оружия советского производства, стала и сигналом по части того, как важно проявлять должную осмотрительность в поставках оружия, могущего быть использованным в наступательных целях. Это урок и нам, и другим поставщикам, тем более что у иракских руководителей нет монополии на ошибки в обращении с накопленным оружием. Это может случиться и с кем-то еще. Отсюда – важность надлежащего международного контроля за движением потоков на рынке вооружений и ограничений на торговлю наиболее опасными их видами и технологиями производства.

О последствиях и уроках кувейтского кризиса (политических, экономических, военных и других) можно писать и писать. У кризиса было много граней, и к тому же каждая страна, имевшая к нему причастность, почувствовала его по-своему, в зависимости от своих особенностей и положения как географического, так и иного. Но о наиболее существенном в моем понимании я, думаю, все же сказал. Остается лишь еще раз подчеркнуть, что кувейтский кризис дал ценнейший опыт международного сотрудничества, создал ряд прецедентов, в том числе в ооновской практике, которые могут послужить полезным ориентиром на будущее, если вдруг возникнет такая потребность. Они же одновременно – назидание и предостережение всем правительствам и всем народам.

Вместо эпилога

Я назвал свою книгу «Испытание», потому что она посвящена такому масштабному и острому кризису как кувейтский, который и на самом деле явился очень серьезным испытанием для государств, их правительств, политических элит, партий, а в некоторых случаях и населения, а также для таких международных институтов, как ООН и Лига арабских государств. Испытанием – прежде всего в нравственном, политическом и правовом плане с точки зрения их реакции на вызов, брошенный Багдадом самим основам международного порядка.

Была ли эта реакция соразмерна вызову? Всегда ли удавалось действовать оптимально в рамках разумной достаточности? Не были ли упущены какие-то возможности теми, кто выступил в защиту жертвы агрессии, за восстановление законности и порядка? Давало ли поведение иракского руководства им реальный выбор, существовала ли у них возможность действовать иначе, чем они действовали в той конкретной обстановке, учитывая ситуацию с самим Кувейтом, с заложниками и другие обстоятельства? Автор старался подробно рассказывать о переговорах, консультациях и других контактах, официальных заявлениях и конкретных действиях стран и Совета Безопасности, чтобы у читателя была возможность самому ответить на эти и другие вопросы. При этом основное внимание автор, естественно, уделял показу того, чем руководствовалась и как поступала Москва, особенно на иракском и американском направлениях.

Сам автор убежден, что хотя в этом большом деле и не обошлось без некоторых сбоев и отдельных не вполне удачных шагов, с советской стороны было сделано все возможное, чтобы убедить Багдад отказаться от безнадежной затеи удержать Кувейт. Кто виноват в том, что военная развязка все же стала в порядок дня? На этот вопрос, как надеется автор, каждый прочитавший эту книгу даст правильный ответ и без особого труда, если, конечно, будет стараться быть объективным и учитывать особенности обстановки 1990-1991 годов, в том числе того положения, в каком тогда находился Советский Союз, которому оставалось существовать считанные месяцы.

Знание истории, тем более знание неушедшего прошлого (а кувейтский кризис ввиду его многочисленных последствий и характера политики Багдада, с одной стороны, и Вашингтона с другой, все еще остается таким неушедшим прошлым) должно помогать правильно ориентироваться в особенностях дня сегодняшнего на Ближнем и Среднем Востоке. А страсти там, в том числе и связанные с кувейтским кризисом, до сих пор не улеглись. Угли еще тлеют, и, если не доглядеть, пожар того или иного масштаба может вспыхнуть вновь.

Из кувейтского кризиса должны быть извлечены все необходимые уроки. Это требуется в первую очередь тем, кто правит в Багдаде, но важно и для тех, кому так или иначе приходится иметь дело с этой страной, другими государствами региона, заниматься его проблемами.