sci_philosophy В Коштоев В Информационные системы и феномен жизни ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:25:52 2007 1.0

Коштоев В В

Информационные системы и феномен жизни

Коштоев В.В.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И ФЕНОМЕН ЖИЗНИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В последнее время в самых различных областях знания широко используются системные средства познанияб начиная с философского принципа системностиб общенаучного системного подхода, вариантов общей теории систем - ОТС, и кончая системным анализом. Принципы системного подхода с успехом применяются в математике, медицине, геологии, биологии, философии и т.д. Наряду с системным подходом в последнее время получил широкое распространение также и информационный подход, как особый подход к научному познанию действительности. Формирование этого подхода означает, что понятие информации стало одним из фундаментальных понятий науки, причем, как считает большинство исследователей, самым тесным образом связываемым с живой материей.

Уже неоднократно делались попытки системного подхода к изучению Живого, т.е. к решению проблемы феномена живой материи. эта глобальная проблема, как известно, включает в себя ряд также нерешенных до сих пор фундаментальных проблем, таких как возникновение жизни, эволюция живого, природа мышления и т.д. В завершении этого неполного списка проблем нужно добавить еще одну, быть может, самую главную - проблему феномена человека, места его в объективном мире, смысла и цели его существования. Испокон веков, как только человек осознал себя, человечество пытается решить эту проблему. Очевидно, что невозможно рассматривать проблему феномена человека без, хотя бы беглого, обсуждения основных специфических функций его психики.

Как отмечает Э.Фромм в своей работе "Психоанализ и религия", самосознание, разум и воображение нарушили "гармонию" животного существования человека. Их появление превратило человека в аномалию, в каприз "универсума", и что человек никогда не освободится от дихотомии своего существования. Человек всегда будет стремиться объяснить себе самого себя и смысл своего существования. эта проблема всегда будет иметь наивысший приоритет в познавательной деятельности человечества.

Традиционно считается, что эти вопросы входят в компетенцию философии и религии, т.к. одним из основных методологических принципов точных наук в настоящее время является принцип "естественности", детерминированности всех процессов, протекающих во Вселенной. Принцип, который, в существующей сегодня его трактовке, полностью исключает телеологичность, т.е. саму постановку вопросов типа "зачем", "для чего", "с какой целью" и т.д. Иначе говоря, сегодня наука считает, что в природе не может быть цели.

В отличие от методов других научных дисциплин, системный подход допускает постановку такого типа вопросов, тем более при изучении информационных систем. Информационные процессы всегда выполняются для чего-то и с какой-то целью. Поэтому в рамках системного и информационного подходов можно попытаться в какой-то мере выяснить сущность такого типа вопросов применительно к живой материи, к человеку, если, конечно, считать, что любой живой организм можно рассматривать как информационную систему. Понятно, что никакой подход не позволяет в настоящее время найти конкретные, исчерпывающие, ответы на все эти вопросы, но используя системные и информационные средства познания, можно попытаться хотя бы более четко сформулировать возможные альтернативные решения и уточнить направления и методы перспективных теоретических и экспериментальных исследований, которые позволили бы в будущем, если не полностью, то хотя бы частично решить проблему феномена Жизни. Но надо иметь в виду, что не исключена возможность того, что в рамках научного подхода, т.е. на формализованом уровне, эта проблема в принципе не поддается решению.

Методологические принципы системного подхода используют крайне общие понятия, вплоть до фундаментальных категорий философии. Это обстоятельство определило насыщенность текста данной работы такими понятиями, большинсто из которых, к сожалению, в настоящее время не имеют общепринятых адекватных определений. В частности, к таким фундаментальным понятиям, используемым в данной работе, относятся: система, информация, развитие, поведение, сложность и т.д. Отсутствие адекватных, общепринятых определений этих понятий в первую очередь означает, что сущность их пока недостаточно изучена, т.е. пока отсутствуют соответствующие адекватные формализованные знания. Поэтому в процессе изложения материала одно и то же понятие из этой группы будет многократно рассматриваться с целью постепенного приближения к наиболее приемлемым, с точки зрения автора, определениям этих понятий. Естественно, подбор приведенных в работе определений этих понятий, трактовка и акцентирование отдельных положений этих определений, отражают субъективную точку зрения автора. Конечно, все обобщения и новые определения по своей сути, как обычно, также субъективны.

Очевидно, что до того, как подойти к проблеме феномена человека, для "начала" надо попытаться понять суть такого феномена как жизнь вообще, понять ее место в Бытие, понять сущность живых систем.

В данной работе не ставилась цель исследовать детально все свойства информационных и живых систем, а делается попытка только выявить в самом общем виде их специфические, характерные свойства или качества, на основании чего попытаться дать наиболее адекватные (с точки зрения автора) определения этим понятиям, понять природу отношения живых систем к неживой материи, а отсюда хоть в какой-то степени попытаться осознать их место в Бытие.

В работе делается попытка еще раз показать (с точки зрения автора, более убедительно), что живые системы, т.е. все живое, являются естественными информационными системами, и что живая материя, как и неживая первична, изначальна, т.к. никакие известные физические процессы развития не могут привести от неживых систем к информационным, т.е. живым.

Приводятся суждения о том, что основным, существенным качеством живых систем, как естественных информационных систем, является их имманентная системная способность (качество) к информационным, т.е. целенаправленным, взаимодействиям, которые в принципе отличаются от любых других видов взаимодействий: физических, химических и т.д. Этим и только этим живые системы принципиально отличаются от неживых систем. Поэтому естественные информационные (живые) системы, т.е. системы способные к реализации информационных процессов, могут иметь любую физическую природу своих структур, при условии, что эти системы будут термодинамически неравновесные, а следовательно динамичные и открытые.

Из предпосылки о первичности живой материи однозначно вытекает, что человечество не может занимать абсолютно верхний уровень иерархии живых систем. В то же время есть все основания считать, что информационная система некоторого уровня иерархии в принципе не может адекватно осознать на формализованном уровне информационную систему (ее тезаурус суть информационной системы) более высокого уровня иерархии, если подразумевать, что с ростом уровня иерархии увеличивается сложность информационных систем.

Показано, что есть все основания считать основным фактором эволюционного процесса, по крайней мере живых организмов Биосферы Земли, только причины, имеющие информационную природу. Это следует из того, что Биосфера также является информационной системой. Поэтому, по всей вероятности, эволюционный процесс живых систем, как любой информационный процесс, - целенаправлен, т.е. имеет некоторую цель.

В связи с тем, что в Бытие существуют информационные, т.е. целенаправленные, процессы вполне обоснованно (даже необходимо) при познании окружающего мира, точнее живой материи, использовать методы телеологии наряду с методами точных наук. По Этому поводу Ф.Бруке образно заметил, что "...телеология - Это леди, без которой ни один биолог не может жить, но стыдится показываться на людях."

Ортодоксальные богословы и философы идеалисты объясняют религию, исХодя из представления о наличии в мире объективно сверхъестественного начала и сверхъестественныХ явлений, подразумевая под "сверхъестественностью", нечто не подчиняющееся законам материального мира, точнее выпадающего из цепи причинных связей, имея в виду под такими причинно-следственными связями только физические, химические и биологические, а не информационные. Если же считать, что "сверхъестественные" явления есть проявление некоторых информационных процессов, то они оказываются вполне "естественными", но имеющими информационную причинность.

В итоге обсуждения проблемы феномена жизни и, в частности, обсуждения специфических функций человеческой психики, автор приходит к достаточно очевидному выводу о значимости такой функции человеческой психики, как вера, а значит и такой формы общественного сознания как религия. Поэтому данная работа может восприниматься как очередная апологетическая попытка "вычислить" правомочность религиозного мировоззрения. Но автор не стремился доказать "истинность" какого-то варианта из существующих религий, хотя бы потому, что религиозные основы, как и любые формы веры - недоказуемы в принципе: в них верят или не верят. В конце концов религиозная вера имеет такое же право на существование, если не большее, как и вера научная. Тот факт, что любая наука существенно основывается на вере в некоторые основополагающие, недоказуемые принципы, по всей вероятности, не требует специального доказательства.

Таким образом, с точки зрения автора, вся сумма современных знаний с большой степенью достоверности разрешает утверждать, что все живое - это в первую очередь - информационные системы, а эти системы - первичны, изначальны, как и неживая материя. Если исходить только из этих двух основополагающих предпосылок, то весь ход дальнейших рассуждений в итоге однозначно приводит к выводу, что для человека принципиально значима такая функция его психики, как вера; в частности, вера в существование абсолютного, значимого смысла его жизни, адекватный образ которого не может быть сформирован формализовано-логическим сознанием, а отсюда вытекает значимость такого типа общественного сознания, как религия, поэтому представляется целесообразным развитие на современном уровне принципов теологии.

Результаты анализа сущности информационных систем, проведенного в данной работе, вынуждают признать существование в Бытие объектов, явлений принципиально непознаваемых на уровне формализованного сознания, как индивидуального, так и общечеловеческого, т.е. с позиций традиционной науки. Что-то каким-то образом "чувствуется" на уровне подсознания, чему-то приходится, а может быть даже необходимо верить. Тем самым формализованное сознание, подсознание, чувства и вера являются равноправными и взаимо дополняющими функциями психики человека в процессе познания окружающего мира, а стремление к такому познанию отличает человека от остальных, известных нам, живых систем. Даже может быть сознание играет меньшую роль в процессе такого познания.

Признание возможности "объективного" существования в Бытие естественных информационных процессов, представляется более перспективным чем отрицание их существования, как с позиций онтологии, так и гносеологии.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что в дальнейшем во всей работе будет идти речь о естестаенных информационных системах и процессах реализуемых ими.

АННОТАЦИЯ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И ФЕНОМЕН ЖИЗНИ

Коштоев В.В.

В книге с позиций системного и информационного подходов анализируется ряд проблем, связанных с феноменом живой материи. В результате проведенного анализа автор приходит, в частности, к следующим выводам:

- все живое - это в первую очередь информационные системы;

- эволюционный процесс живого на Земле является целенаправленным, т.е. информационным процессом;

- природа отображения окружающего мира любой информационной системой однозначно обуславливает субъективность основ любых знаний;

- наиболее специфическое свойство психики человека - самосознание, находится в самой тесной взаимосвязи с проблемой цели, смысла жизни человеческого индивида;

- смысл жизни человека не поддается пониманию на уровне формализовано-логического сознания;

- эта проблема до настоящего времени наиболее адекватно решается с позиций религиозного мировоззрения.

Глава 1. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ

Перед тем, как приступить к обсуждению понятия информационной системы рассмотрим, что понимается под системой вообще и какие основные качества свойствены такой сущности как система.

Как известно, каждый реальный материальный объект имеет определенную внутреннюю организацию: упорядоченность в пространстве и (или) во времени, т.е. структуру. Поэтому в современном понимании материя - есть единство вещества или поля, энергии и организации.

Бесконечная совокупность предметов и явлений н аходится в самых разнообразных отношениях, связях, друг с другом. Связь - есть общее выражение зависимости между явлениями, отражение взаимообусловленности их существования и развития [1]. Связи могут быть внутренние, внешние, непосредственные и опосредственные, функциональные и генетические, закономерные и случайные и т.д. Любая форма связи имеет свое определенное основание, т.е. существенную объективную причину или причинность, которая обеспечивает образование и существование связи. Обычно выделяют причины материальные, энергетические и информационные. Причины первых двух видов условно объединим в один вид: физичекий или силовой. Закономерные причины будем считать однозначными, т.е. функциональными. Тогда физические причины в зависимости от способа их проявления можно подразделить на функциональные, стохастические (вероятностные, случайные) и функционально-стохастические. Последний тип физических причин означает, что причина состоит из двух компонент: одна из которых проявляется как функциональная, а другая - как стохастическая. Тип, вид, причинности - определяет тип соответствухщей связи, отношения и взаимодействия.

Любые изменения реального объекта вызываются определенными причинами и обуславливают некоторые следствия. Следовательно, связи, вызывающие некоторые изменения реального объекта, являтся причинно-следственными или детерминированными и обязательно предполагают определенную последовательность во времени развития этого изменения (взаимодействия). Детерминизм, используемый в точных науках, в его современном понимании противостоит любым формам телеологии - учению об особом целевом виде причинности. Поэтому и разделяют причинности силовые, т.е. физические и информационные, которые характеризуются (выделяются) своей целевой сущностью.

В дальнейшем будут рассматриваться в основном связи (отношения) двух типов (видов): физические (силовые) - Ф-связи, и информационные - И-связи. Ф-связи - это связи, причинность которых всегда можно описать известными законами физики и химии, т.е. в основе Ф-связей лежат физические причины. В И-связях, естественно, также осуществляется перенос энергии и вещества, но кроме этого считается, что в этих связях переносится еще нечто, что называется информацией, сущность которой и будет обсуждаться в следующих разделах. Но по всей вероятности, более правильно определить И-связи, как связи, в основе которых лежит хотя бы одна информационная причина.

Физическая система - ФС, это система, в которой реализуются только Ф-связи, а информационная система - ИС, это система, в которой имеется хотя бы одна И-связь.

Из приведенных определений видно, что оба типа связи: Ф-связи и И-связи, могут отражать причинно-следственные отношения, т.е. являются каузальными. Иначе говоря, можно считать, что все-таки существуют Ф-каузальность и И-каузальность или информационная детерминированность.

Теперь перейдем непосредственно к рассмотрению понятия системы. В настоящее время не существует еще общепринятого определения понятия системы. Перед тем как привести очередное определение этого понятия, рассмотрим основные свойства, которыми должен обладать объект, чтобы его можно Было считать системой. Согласно [2] существует по меньшей мере четыре таких свойства.

1-ое свойство /целостность и членимость/.

Система - это прежде всего целостная совокупность элементов, т.е. с одной стороны это целостное образование, а с другой - в ее составе отчетливо могут быть выделены целостные объекты - элеметы.

Элемент системы - это объект, выполняющий определенные функции в системе, который в условиях данной задачи не подлежит расчленению на части. Элементами системы могут быть не только вещественные объекты, но также свойства и состояния, связи и отношения, фазы, этапы, циклы и уровни функционирования и развития [3].

2-ое свойство /связи/.

Связь как атрибут системы можно определить как физический канал, по которому обеспечивается обмен между элементами системы, а также между системой и окружающей ее средой, веществом, энергией и информацией, т.е. осуществляется то или иное взаимодействие.

С системных позиций значение имеют не любые, а лишь существенные, системообразующие связи (отношения), которые с закономерной необходимостью определяют интегративные свойства системы.

Системообразующие связи характеризуют такие взаимодействия между элементами системы, которые предполагают их одновременность существования. В этом заключается принципиальное отличие системных отношений от причинно-следственных. В отличие от причинно-следственных связей, системообразующие связи при статичном рассмотрении системы проявляются не как "детерминация прошлым, а как детерминация настоящим, как синхронная детерминация". Поэтому системообразующие связи выделяют в отдельный тип или вид.

3-е свойство /организация/.

Это свойство характеризуется наличием определенной упорядоченности, организации, что проявляется в снижении энтропии (степени неопределенности) системы - H(S), по сравнению с энтропией системообразующих факторов - H(F), определяющих возможность создания системы.

4-ое свойство /интегративные качества/.

Системе присущи интегративные (системные) качества, т.е. свойства, которые не свойствены ни одному из ее элеменов в отдельности, но зависят от их свойств.

Учитывая перечисленные свойства, которыми должен обладать объект, чтобы его можно было считать системой, и считая их необходимыми и достаточными, в качестве наиболее общего определения понятия системы можно принять следующее утверждение:

Система - это внутренне организованная, на основе того или иного принципа, гетерогенная целостность, элементы которой находятся в отношениях (связях) между собой таким образом, что возникает, как минимум, одно новое интегративное качество, не свойственное ни одному из элементов этой целостности.

Согласно общей теории систем - ОТС, любой объект есть объект-система! Выделение системы из среды - это акт достаточно произвольный в том смысле, что мир состоит из бесконечного множества иерархических систем и выбор критерия ограничения каждой системы зависит от произвольно выбранного системообразующего фактора или системных качеств. Систему нельзя в достаточной степени понять, не исследовав некоторое ее "окружение", которое вместе с рассматриваемой системой образует некую метасистему, выделенную по тому или иному критерию (критериям) [4].

В связи с тем, что любой объект есть объект-система, в общем случае каждый элемент системы также является системой, а с позиции рассматриваемой системы - некоторой подсистемой, которая в свою очередь, состоит из своих элементов и т.д. Поэтому в ОТС вводятся понятия членимости и вложенности систем. Любая система имеет не менее двух уровней членения: старший или нулевой - это сама рассматриваемая система, и младший или первый - элементы выделенной системы.

Очевидно, что Ф-системы могут существовать как некоторые целостные образования тогда и только тогда, когда мощность (сила) существенных системообразующих связей между элементами этих систем больше, чем мощность (сила) связей этих же элементов с окружающей средой. Отсюда следует, что мощность системообразующих связей элементов i-го (младшего) уровня членения системы всегда больше мощности таких же связей (i-1)-го (старшего) уровня ее членения.

Еще одной характеристикой системы является ее структура, т.е. устойчивая упорядоченность в пространстве и во времени ее элементов и внутрисистемных связей. Системы, как правило, обладают различными структурами. Порядок вхождения элементов в подсистемы и объединение подсистем в целостную систему образуют структуру членения системы. Структуры систем могут быть редуцирующие и деградирующие, стабильные и нестабильные (лабильные). По временному признаку выделяются экстенсивные структуры, в которых с течением времени происходит рост числа элементов; и интенсивные, в которых происходит рост числа связей и их мощности при неизменном составе элементов.

В общем случае каждый элемент системы обладает системообразующими свойствами, свойствами нейтральными по отношению к системе, а также системоразрушающими свойствами. Последние свойства при вхождении элемента в состав системы обычно подавляются, однако такое подавление, как правило, не бывает полным. Эти свойства элементов и определяют дисфункции элементов, т.е. функции, негативно влияющие на функционирование системы, в которую они входят. Наличие определенных системообразующих факторов - СОФ, обуславливает возникновение системы. Причем, в каждой системе помимо ведущих СОФ основного уровня, как правило, играют роль и СОФ "нижнего" уровня членения. Причины, которые обуславливают возникновение системообразующих свойств элемента системы и подавляющие его системоразрушающие свойства, в общем случае, могут быть как внутренними, так и внешними по отношению к элементу.

К системоразрушающим факторам - СРФ, прежде всего относятся: внешние воздействия, развитие дисфункций элементов, возрастание энтропии. Здесь следует отметить, что значение H(S)=0 свидетельствует о вырождении системы, т.е. о полной ее "заорганизованности". Абсолютная определенность другая сторона "энтропийной смерти". Существование системы требует определенного разнообразия, подвижности в пространстве и изменчивости во времени.

Как само понятие системы относительно в какой-то степени, так и относительно понятие элемента системы. Как отмечалось выше, членение системы в общем случае не имеет предела, поскольку и элемент может рассматриваться как система (подсистема). Элемент системы является лишь условно неделимой частью системы. Условность состоит в том, что хотя элемент в общем случае и делим, но в рамках рассматриваемой системы дальшнейшее его деление приведет к потере необходимых системозначащих свойств элемента. Следует учитывать и то, что по разным элементам системы число уровней членимости может быть различным.

Из множества свойств каждого элемента системы некоторые свойства обуславливают системообразующие связи между этим элементом и другими элементами рассматриваемой системы. Другие свойства могут определять "внешние" связи данного элемента с окружающей средой, т.е. с элементами, которые не принадлежат данной системе. В общем случае некоторая часть обоих типов этих свойств может быть свойственна рассматриваемому элементу независимо от того входит он в систему или нет. Назовем эти свойства условно локальными или индивидуальными свойствами элемента - ЛСЭ. Другая часть этих свойств возникает как системное качество, т.е. это системные свойства элемента - ССЭ, которые утрачиваются элементом при "изъятии" его из системы. Часть "внешних" связей, как ЛСЭ, так и ССЭ, некоторого элемента системы могут быть системообразующими для другой системы. Это обстоятельство делает существенно неопределенным и понятие структуры системы. Поэтому более однозначным представляется следующее определение этого понятия: структура системы - это устойчивая упорядоченность во времени и в пространстве некоторых существенных системообразующих факторов, качеств (связей) данной системы. Главное, что присутствует в любом определении структуры - это наличие некоторого множества элементов, т.е. гетерогенность, наличие связей между элементами и определенная инвариантность во времени.

Поскольку структура - это только некоторая характеристика системы, необходимо четко указать какие свойства и признаки системы в данном случае принимаются структурными, а какие - нет. Этот выбор зависит от целей исследования системы. Следовательно, для одной и той же системы можно построить различные структуры и между системой и ее структурой отсутствует однозначное соответствие.

Формирование, выделение, структуры является частью решения общей задачи исследования, идентификации системы, причем такой, которая не определяет заранее систему в целом, а лишь выявляет ее конфигурацию (в общем случае с какой-то степенью приближения).

В тесной связи с проблемой выделения структуры изучаемой системы находится проблема определения границ системы, т.к. не всегда ясно, как отделить изучаемую систему от ее окружения. Для такого отделения, в частности, мжно использовать в качестве соответствующего критерия характер системных связей или (и) мощность этих связей.

В ОТС вводится понятие рода [3]. Каждый объект обладает бесконечным множеством качеств. Если одно качество - Р (или группа качеств) из этого множества является общим для некоторой совокупности объектов, то эти объекты образуют множество данного рода. Аналогично, когда все элементы системы обладают одним и тем же качеством - Р, то такая система будет системой объектов одного и того же рода. Причем в общем случае эта система может бладать тем же родовым признаком Р, но может и не обладать. Родовое качество Р элементов системы может быть системообразующим качеством, а может и не быть таковым. Родовое качество, тем более группа таких качеств, в общем случае, может ограничить иерархию систем как сверху, так и снизу.

Одной из самых важных характеристик системы является ее сложность. Понятие сложности почти не поддается формализации и оценка сложности системы обычно производится существенно субъективно. Среди основных факторов, определяющих сложность системы обычно выделяют: число элементов, связей, разнообразие элементов и связей, число уровней иерархии систем. А.Н.Колмогоровым предложено оценивать сложность системы по объему оптимально-минимизированной программы (в битах), которая полностью описывает систему, т.е. ее структуру и функции. В этом определении, по всей вероятности, надо уточнить, что подразумевается под понятиями "полностью" и "оптимально минимизированной программой". Да и вообще структура и функции системы какого уровня членения имеются в виду: всех или только нулевого?

Если система рассматривается только как целостная совокупность, т.е. изучаются только ее системные качества, то при оценке ее сложности достаточно учесть число ее элементов нулевого уровня членения, число системообразующих и системных связей и количество способов реализации каждой из этих связей. Если же система рассматривается как некоторая объект-система, во всем многообразии своих отношений с окружающей средой, то ситуация резко усложняется. При попытке учитывать системные связи рассматриваемой системы и все ее элементы, все связи всех нижних уровней иерархии (членения), ни о какой количественной оценке сложности системы не может быть и речи, если только не ограничиваться иерархией систем одного и того же рода. При оценке сложности по таким же параметрам с ограничением глубины членения объект-системы, элементы нижнего уровня членения могут оказаться сложнее верхнего уровня, т.е. элемент системы при такой оценке может оказаться сложнее самой системы, в которую он входит. В то же время по всей вероятности ясно, что все связи всех нижних уровней иерархии прямо, а большей частью косвенно (опосредственно), обуславливают все системные связи рассматриваемого уровня членения.

В любом случае пока можно принять утверждение, что всегда выполняется условие:

Si > S(i + 1),

где Si - некоторая усредненная сложность рассматриваемого уровня членения.

К со;алени. приходится все-таки согласиться, что четкого определения понятия слжности пока невозможно сделать. В то же время, как это будет показано в дальнейшем, корректная процедура сопоставления уровней сложности информационных систем имеет очень важное и принципиальное значение. Поэтому при рассмотрении информационных систем будет сделана еще одна попытка дать определение понятия сложности для частного случая информационных систем.

Как видим, даже определение статических характеристик систем, достаточно сложная проблема. Еще сложнее проблемы, связанные с генезисом и эволюцией систем.

Глава 2. ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ

При попытке сформулировать строго формализованное определение понятия информационной системы - ИС, выявляется, что в настоящее время отсутствует общепринятое, исчерпывающее определение понятия информации. Существует множество определений этого понятия, а также достаточно много разных концепций этого феномена. Но можно выделить две основные концепции сущности информации. Первая основная концепция - это трактовка информации как неотЪемлемого внутреннего свойства каждого материального объекта, т.е. как атрибута всей материи (атрибутивная концепция). Согласно В.М.Глушкову, "информация в самом общем ее понимании представляет собою меру неоднородности распределения материи и энергии в пространстве и во времени, меру изменений, которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы...". По утверждению А.Д.Урсула [5] "Природа информации заключается в отраженном разнообразии, а количество информации выражает количество разнообразия. Движение этого разнообразия (увеличение или уменьшение) представляет собой информационный процесс". В последнем определении информации имеется определенный отход от атрибутивной концепции, т.к. в него введено понятие отражение, являющееся уже определенным, специфическим процессом. Что касается определения информационного процесса, то А.Д.Урсул под такими процессами явно подразумевает только процессы обработки информации, т.е. фактически только один частный случай информационных процессов. Понятие информационного процесса безусловно намного шире и оно будет рассматриваться чуть позже.

Атрибутивная концепция нередко встречает возражения и критику. Прежде всего потому, что подобным образом можно определить и другие понятия, например, такие как "структура", "организация", "негэнтропия", "упорядоченность" [6].

Во второй, основной концепции главным, определяющим свойством информации принимается органическая, неразрывная взаимосвязь понятия информации с управлением, функционированием самоорганизующихся и самоуправляемых систем (функциональная, функционально-кибернетическая концепция). Сторонники этой концепции исходят из того, что информация не существует в неживой природе как таковая, сама по себе. Тем самым информация трактуется не как атрибут всей материи, а как функциональное свойство особого класса высокоорганизованных систем. Согласно этому взгляду, информация возникла вместе с жизнью [6]. С позиций этой концепции и выделяется информационная форма причинности как особого вида детерминации, характерного именно для самоуправляемых систем. Информационная причинность не сводится ни к одному из известных ранее видов детерминации, качественно отличается от любого из них, если исходить из того, что "...информационный процесс представляет собой целенаправленное воздействие функциональной формы организации предметов или явлений, или их систем на другие предметы и явления (системы). Этот процесс не сводится к материальному и энергетическому воздействиям как таковым, хотя он тесно связан с ними" [7].

С позиций функциональной концепции в [8] приводится следующее определение информации: "Информация есть такое воспроизведение одной системой структуры другой, при котором она функционально выделяется и включается отражающей системой в процессы управления, жизнедеятельности и практики". Представляется полностью обоснованым утверждение Э.П.Семенюка [6], что в целом аргументы в пользу функциональной концепции информации гораздо более убедительны, чем доводы ее противников. Он отмечает, что акцетирование функционального характера информации, т.е. ее неразрывной связи с процессами самоорганизации и управления, позволяет четко выделить качественную специфику информации, последовательно отличая ее от любого другого феномена действительности. И далее: "По нашему мнению, в неживой природе как таковой, самой по себе, информации нет: она возникает лишь там, где есть не только источник, но и приемник информационных сигналов, т.е. объект с достаточно высоким уровнем организации, возникает в результате их взаимодействия". Согласно Н.Винеру информация - это некое содержание (сведения), полученное из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему наших чувств. Он также отмечал, что информация есть информация, а не материя и не энергия, тем самым принципиально противопоставляя информационные процессы физическим. Наконец, в [6] приведено еще одно определение информации: информация - это отличная от вещественно-энергетических факторов сторона отражения, воспринимаемая материальными системами со степенью организации, достаточно высокой для ее хранения, переработки и дальнейшего использования в целях управления, и выражающаяся в упорядоченных сведениях о степени вероятности того или иного события из возможного разнообразия событий определенного вида.

Однако необходимо иметь в виду, что достаточно широко распространено и другое понимание информации, а именно, как негэнтропии, меры упорядоченности, организации, внутренней структуры объекта, т.е. информация понимается здесь как имманентное свойство объкта или явления самого по себе, взятого вне отношения, взаимодействия с другими объектами и явлениями. более полный обзор различных концепций в определении понятия информации выходит за рамки данной работы. Этому вопросу посвящена обширная литература. Здесь же попытаемся прийти к определению понятия информации после детального анализа специфических качеств, которыми должна обладать система, для того чтобы быть информационной.

Перед детальным рассмотрением понятия информационной системы полезно будет напомнить структуру и общий принцип работы автоматической системы управления или регулирования - АСУ, которая является простейшей и наглядной моделью информационной системы. В явном или же неявном виде в состав АСУ входят все компоненты, характерные для информационных систем.

В обязательном порядке в состав АСУ должны входить: устройство (датчик, детектор), воспринимающее контролируемое внешнее воздействие (некоторый сигнал) - x(t), и исполнительный орган, предназначенный для ликвидации отклонения регулируемой, управляемой величины (параметра) - y(t), от заданного значения или от заданного закона ее изменения. Причем, подразумевается, что всегда имеет место некоторая зависимость: y(t) = f{x(t)}. В явном или неявном виде в состав АСУ также должны входить: элемент, выполняющий процедуру сравнения внешнего воздействия или регулируемого параметра с их эталонными значениями, и, в той или иной форме, сами эталоны. Под влиянием x(t) в АСУ происходят различные количественные и качественные изменения, в результате чего y(t) может приобрести некоторое значение, отличное от заданного или требуемого. В этом случае регулирующие функции АСУ влияют на y(t) посредством регулирующего воздействия z(t) (выходной сигнал регулятора) так, чтобы рассогласование {y(t) - y0(t)} стало бы возможно минимальным. Здесь y0 - эталонное, номинальное значение регулируемого параметра y(t). Функциональная зависимость z(t) = f{y(t) - y0(t)} в общем случае может быть достаточно сложной.

Ясно, что для функционирования АСУ необходим источник энергии. Это если регулируется только некоторый качественный параметр, например температура. Если же регулировке подлежит и структура объекта, то в общем случае необходим и двусторонний (между объектом и окружающей средой) обмен веществом. Таким образом, любая АСУ должна быть открытой и динамичной системой. В ее состав одновременно должны входить такие элементы как датчик, исполнительный орган, некий эталон или эталоны и элемент выполняющий алгоритм процедуры сравнения. Исключение любого из перечисленных элементов, точнее функций этих элементов, приводит к деградации АСУ, а оставшиеся элементы можно считать, что "вырождаются", т.к. их функции становятся бессмысленными, точнее - они не могут проявиться.

Теперь перейдем к рассмотрению понятия информационной системы. Для этого приведем еще одно определение информации. Согласно [2], информация - есть то, что извлекается из образа в процессе его "осознания" и соотнесения с отображаемым объектом. Общая схема процесса отображения (по [2]) представляется следующим образом. Допустим, что имеется отображаемый объект Х (объект-система) и информационная отображающая система Y (субъект-система), включающая в себя подсистему - W, выполняющую непосредственно процесс отображения и в которой получен некоторый образ (модель) Х1 = F(X) оригинала Х. Для того, чтобы извлечь информацию об объекте Х, содержащуюся в Х1, необходимо сопоставить полученное впечатление с ранее накопленным, выяснить в чем сходство и в чем отличие образа данного объекта от образов иных объектов, которые наблюдались в прошлом. Это предполагает в составе системы Y специальной под системы анализа и решения - Z, находящейся в тесном взаимодействии с отображающей подсистемой W. В состав подсистемы Z должна входить и память, в которой могли бы накапливаться впечатления как непосредственные (чувственные), так и вторичные, образующиеся в процессе сопоставления и анализа текущего образа.

Формирование идеального прообраза объекта Х, т.е. преобразование

Х' = f(X1) и есть процесс получения субъективной информации в ее общем виде. Как считают авторы [2], ни воздействие, ни оригинал не содержат никакой информации. Объективно содержит информацию лишь отображение объект-системы, сформированное в субъект-системе.

Уточним несколько ситуацию, в которой рассматривается само понятие информации, т.е. уточним структуру и специфические функции ИС. В общем случае в состав ИС должен входить ряд специфических, обладающих соответствующими функциональными возможностями, элементов (подсистем), а именно:

1. Рецептор (рецепторы) - подсистема, воспринимающая сигналы от окружающей среды.

2. Память - ЗУ, где накапливаются предшествующие впечатления (или образы) и фиксируются текущие впечатления.

3. Подсистема анализа и решения - ПО, т.е. подсистема обработки зафиксированной в ЗУ информации, со своей локальной памятью - ЗУО, в которой размещена программа функционирования подсистемы ПО.

4. Эффектор (эффекторы) - подсистема, непосредственно реализующая информационные процессы, которые свойствены данной ИС.

В зависимости от типа ИС сложность и конкретная конфигурация этих подсистем может быть различной. В простейших ИС какие-то подсистемы могут быть не выделены четко как элементы системы, но в ИС обязательно должны выполняться (непосредственно или же косвенно) все функции, свойственные перечисленным подсистемам. Отсутствие хотя бы одной из этих функций делает бессмысленным наличие остальных. Следовательно, или они все есть одновременно и мы имеем случай ИС, или же их нет и - система физическая.

Воздействие внешней среды на систему, воспринимаемое рецептором, называется сигналом (раздражителем). В общем случае сигнал может иметь различную физическую природу, но он всегда материален. Сигнал - это некоторым образом модулированное то или иное качество (параметр) некоторого материального носителя, которое воспринимается данным рецептором. Здесь под понятием модуляции подразумевается изменение соответствующим образом во времени и (или) в пространстве количественных характеристик рассматриваемого параметра (или параметров) носителя. Для поступления в ИС информации извне наличие сигнала и соответствующего рецептора, т.е. подсистемы, реагирующей на этот сигнал, необходимое, но не достаточное условие. Если в результате физического воздействия внешней среды на рецепторы ИС в ЗУ отображающей ИС (субъект-системы) в результате взаимодействия ЗУ и ПО из полученных впечатлений сформируется образ отображаемого объекта, то только в этом случае это воздействие внешней среды можно считать сигналом, несущим соответствующую информацию. Таким образом, отметим, что для формирования образа отображаемого объекта, т.е. для получения информации о нем, необходимо, чтобы в ЗУ отображающей ИС существовали ранее сформированные образы, а в ЗУО - адекватная программа взаимодействия ПО с ЗУ.

Следовательно, тогда и только тогда, когда сигнал, рецептор, ЗУ и ПО образуют отображающую динамическую систему, может сформироваться образ отображаемого объекта и возникнуть системное качество субъект-системы информация.

Как видим, ИС характеризуется специфическим системным качеством, которое заключается в ее способности воспринимать информацию, благодаря тому, что в ее состав включена информация определенного объема и содержания. Отсюда следует, что для того, чтобы такая реальность как информация проявила себя, необходимо наличие опять же информации, но другой. Иначе говоря, информация проявляет себя только при взаимодействии с другой информацией. Это обстоятельство лаконично охарактеризовал К.Ф. фон Вайцзекер посредством двух взаимно дополняющих тезисов:

- информацией является лишь то, что понимается;

- информацией является лишь то, что производит информацию.

С позиций атрибутивной концепции считается, что сама по себе упорядоченность некоторого материального объекта, в данном случае -"носителя" (информации), содержит в себе определенную информацию или является ею. В дальнейшем, при изложении материала, для упрощения ситуации, также будем использовать иногда понятие информации в таком контексте. Но всегда надо иметь в виду, что сама по себе любая упорядоченность, организация не является информацией. Организация может проявить себя в качестве информации только при "информационном" взаимодействии материальных объектов. Поскольку информация проявляет себя только в процессах, то можно утверждать, что информация есть характеристика, качество этих специфических процессов, а не той или иной структуры. Одна и та же структура или сигнал в одном случае могут нести информацию, а в другом - нет.

Различают два способа обеспечения устойчивости систем: энергетический и негэнтропийный. Первый способ развития обеспечивает отбор и сохранение систем, обладающих большей энергией внутренних связей. Второй способ развития сохраняет те системы, которые обладают наибольшим многообразием способов поведения в ответ на разнообразные внешние воздействия, т.е. наибольшим запасом информации - негэнтропии, возрастающим в процессе развития системы. Как уже отмечалось, для формирования ФС необходимо, чтобы мощность (сила) физических системообразующих связей - СОС, была бы больше мощности физических системоразрушающих связей - СРС, или взаимодействий. При выполнении такого условия может сформироваться стабильная, статическая ФС, которая характеризуется минимумом свободной энергии и максимумом энтропии.

В том случае, когда мощность СРС соизмерима или больше по сравнению с мощностью СОС, система оказывается нестабильной, и без дополнительных, стабилизирующих некоторых факторов, будет со временем разрушена. Единственным возможным стабилизирующим фактором в таком случае может быть только наличие в системе соответствующих управляющих процессов (т.е. наличие подсистем, реализующих эти процессы), которые фиксировали бы или СРС или (и) результат его воздействия на систему и осуществляли бы соответствующие компенсирующие, адаптирующие, действия. Но для того, чтобы управлять некоторым объектом (процессом) нужно знать текущие его параметры, знать оптимальные, нужные значения этих параметров, знать способ (способы), алгоритм, приближения текущих значений этих параметров к их оптимальным значениям. Иначе говоря, для реализации управляющих функций, система должна принимать информацию, иметь ее и уметь ее обрабатывать, т.е. система должна быть информационной. Способность к саморегулированию - свойство, противодействующее возрастанию энтропии, т.е. поступление и переработка внешней информации - есть способ борьбы с ростом энтропии.

Надо обратить внимание на то, что для эффективного выполнения функций саморегулирования в ИС, мощность СОС должна быть соизмерима с мощностью СРС (имеется в виду в основном физические связи). Иначе говоря, ИС, с физической точки зрения, должна быть неравновесной. Только в этом случае возможна энергетически эффективная реализация ее адаптирующих функций под воздействием информационных сигналов. При "жесткой" стабильности системы ее информационные качества оказываются бессмысленными. Следовательно, следующим специфическим, необходимым качеством ИС является ее термодинамическая неравновесность. Можно считать, что в основе информационных связей лежат процессы автоматического управления, обеспечивающие стабильность ИС в условиях ее термодинамической неравновесности.

Адаптация предполагает способность системы менять свои структуру и функции, качества, в зависимости от изменения влияния внешней среды. Но суть этой способности заключается в том, что меняются не любые параметры системы, а некоторые, не отражающие ее сущность, специфичность. Адаптирующие изменения всегда происходят как раз для строгого сохранения главного ядра существенных качеств системы. В данном случае можно утверждать, что адаптирующие изменения происходят, в основном, с целью сохранения системы как информационной, для того чтобы она могла реализовать свое некоторое назначение. Сохранение просто информационных свойств по сути ничего не дает, т.к. в результате такой "адаптации" может возникнуть "другая" информационная система, т.е. исходная так и не сохранится, иначе говоря, в этом случае теряется смысл в самих способностях к адаптации. Можно, конечно предположить, что цель этой адаптации является только сохранение системы, как некоторого физического объекта. Но и это предположение по существу тоже ничего нового не дает, т.к. в процессе адаптации, как мы уже видели, в общем случае изменяются структура и некоторые функции этого объекта, т.е. по сути он тоже меняется. Тогда нужно выявить существенные его функции, качества, которые необходимо сохранить в процессе этой адаптации, но сразу же возникает вопрос: "существенные" - с каких позиций? То есть опять приходим к понятию назначения системы.

Вся информация, содержащаяся в ИС, включая программы функционирования подсистемы ПО, исходные образы, впечатления и т.д. обычно называется тезаурусом.

Максимальное значение, которое может иметь тезаурус ИС, в основном определяется объемом ЗУ и ЗУО системы. Каждой связи, функции, свойственной системе, соответствует определенная часть тезауруса. С другой стороны, из определения тезауруса следует, что одна его часть, локализованная в ЗУ, является своего рода "банком впечатлений и образов", т.е. "банком данных", а другая, обусловленная ЗУО, представляет собой совокупность программ обработки, анализа впечатлений и образов, а также принятия решений, т.е. является своеобразным "банком знаний". Из приведенного определения тезауруса очевидно, что сложность тезауруса в основном определяется сложностью алгоритмов, зафиксированных в "банке знаний", но которые конечно не могут реализовываться без соответствующей информации, размещаемой в "банке данных".

Если первую часть тезауруса обозначить как ТО, а вторую - ТП, то тезаурус ИС: ТС = ТО+ТП. С другой стороны: ТС , ТФ 1 + ТФ2 +...+ ТФj +..., где ТФj - часть тезауруса системы, ответственная за реализацию j-ой функции, связи системы.

Таким образом, тезаурус - есть некое специфическое системное качество ИС, которое имеет соответствующие количественные характеристики и определяет, в основном, уровень сложности ИС. Можно утверждать, что сущность ИС определяется ее тезаурусом. И что для любой иерархической совокупности ИС всегда выполняется условие:

ТСi > ТС(i+1).

Если информационная система на нулевом уровне ее членения состоит из Т информационных элементов (подсистем), каждый из которых обладает тезаурусом ТЭi (i = 1, 2,....., N), то тезаурус рассматриваемой системы всегда меньше суммы тезаурусов ее элементов, т.е. всегда выполняется неравенство:

ТС ( ТЭ1 + ТЭ2 +...+ТЭi +...+ ТЭN ).

Это существенное обстоятельство объясняется тем, что на любых уровнях членения глобальной иерархии ИС, как систем одного и того же рода, большая часть функций, связей, каждой объект-системы являются локальными и только меньшая часть - системообразующими и системными. Только в том случае, если все связи каждого элемента системы являются системными, это неравенство может превратиться в равенство. Но в этом случае элементы системы "вырождаются" и у системы исчезает структура, т.е. система также перестает быть системой. В самой сущности понятия системы заложена необходимость выполнения последнего неравенства.

В дальнейшем под понятием тезауруса будем понимать не только суммарный объем всей информации, содержащейся в ИС, но и всю "аппаратурную часть" ИС, которая реализует все процедуры обработки и хранения информации.

Основной информационной частью тезауруса каждой ИС должна быть модель, образ ее назначения, т.е. ЦЕЛЬ ее существования (образ "адекватного потребного будущего" по Бернштейну Н.А. [3]), и соответствующие альтернативные варианты ее достижения в зависимости от конкретного состояния ИС и окружающей среды. Процесс выбора способа достижения из этого альтернативного набора, является актом решения. Следовательно, акт решения предполагает наличие цели (или целей) и наоборот, наличие цели всегда предполагает необходимость акта решения. Цель заставляет ИС осуществлять совокупность действий, способствующих достижению этой цели. Комплекс действий, направленных на увеличение вероятности достижения этой цели, называется поведением. Следовательно, все ИС есть целеустремленные системы, т.е. управляющие, которые подчиняются принципам "объективной телеологии" [9], и при изучении которых не только правомочна, но и необходима постановка вопросов "для чего", "зачем", "с какой целью" и т.д. Вопросов - в принципе недопустимых в рамках методологических принципов точной науки.

Характер чисто вещественно-энергетических взаимодействий, т.е. характер Ф-связей, обусловлен вариационными принципами, из которых следуют законы сохранения, термодинамики и т.д. Информационные взаимодействия, т.е. И-связи, могут реализоваться только при наличиии цели. Все И-действия, т.е. определенное поведение, иницируется только при наличии отклонения текущего состояния ИС от целевого. Характер поведения или И-действия, в основном зависит от программы, реализующей процесс достижения цели. Эффективность И-взаимодействия оценивается по скорости достижения цели, точнее состояния, при котором отклонение от цели достигает возможного минимума, при меньших энергетических затратах. Но, по всей вероятности, наиболее эффективным нужно считать то И-взаимодействие, выполнение которого потребовало наименьших изменений характеристик ИС, при одновременном достижении поставленной цели. Основной или единственной целью любой ИС, в общем случае является обеспечение ее стабильности в условиях термодинамической неравновестности. Поэтому понятие цели системы можно определить как задачу достижения желаемого состояния системы [10]. Понятия цели, целеполагания и целенаправленности будут более подробно рассматриваться в следующих разделах.

Наиболее важные качества информации: как ценность и объем, также тяжело поддаются четкому определению. Как ценность, так и объем информации в большей степени, если не в основном, обусловлены поставленной субъект-системой целью. Эти качества, как и сама информация, как некоторая сущность, возникают (проявляют себя) только в процессе достижения системой некоторой поставленной ею цели. С позиций целеполагания эти качества допускают процедуру количественной оценки, но такая процедура редко бывает строго формализованной.

Теперь рассмотрим временные качества, характерные для ИС. Как известно, циклические, ритмические процессы встречаются в системах любого типа. Принято считать, что ритмичность, как проявление периодичности, выражает стабильность динамических процессов. Для ИС ритмические, циклические процессы являются одним из системообразующих условий. Это объясняется тем, что без таких процессов невозможно реализовать информационные функции: прием, передача, обработка информации и реализация поведения, т.е. действий, имеющих причинность информационного типа. В общем случае в каждой ИС может реализовываться определенное множество ритмических процессов, но только их принципиальная синхронизация обеспечивает само существование ИС, как динамической системы, находящейся в неустойчивом равновесии с окружающей средой. Из всей совокупности ритмических процессов, реализуемых в ИС, часть из них, или один такой процесс, используется в качестве временной шкалы, посредством прямой или косвенной регистрации, тем или иным способом, количества циклов данного ритмического процесса (или процессов). Следовательно, в ИС в определенной форме существует информация об относительном приращении времени, т.е. этим системам присуще имманентное "чувство" времени, способность ощущать направление времени.

Как отмечалось, для любого i-го уровня членения любого типа системы всегда выполняется условие:

Wi < W(i + 1) (2.1),

где Wi - некоторая усредненная мощность системных связей. Для ИС можно попробовать постулировать еще одно условие:

ti > t(i + 1) (2.2),

где t - некоторая усредненная длительность периода циклических процессов. Тогда условие (2.1) может выполняться не только за счет увеличения энергии связи, но и за счет уменьшения величины t.

С другой стороны известно, что при любой процедуре обработки информации с определенной вероятностью возникают те или иные ошибки, которые имеют тенденцию с течением времени накапливаться, что в итоге приводит к деградации управляющих, т.е. информационных функций системы, а значит и к разрушению самой системы. Точнее, накопление этих ошибок происходит по мере увеличения количества циклов "опорного" ритмического процесса системы. Поэтому можно предположить, что данное обстоятельство является одной из причин, обуславливающих некоторое типичное усредненное время жизни - Т информационной системы, по истечении которого данная система, как материальный объект, распадается. Для времени жизни ИС также можно попробовать постулировать, что в общем случае выполняется условие:

Ti > T(i + 1) (2.3)

Но с другой стороны по всей вероятности можно предположить, что

Ti = ki??ti (2.4)

где ki - некоторое усредненное количество циклов определенного типа ритмических процессов. Поэтому скорее всего условие (2.3) отражает общую тенденцию, но в частных случаях ряд факторов, свойственных конкретным ИС, могут сформировать такое значение ki, то это условие будет нарушено.

Следовательно, еще одним необходимым системообразующим условием для ИС является наличие синхронизированных циклических процессов, обеспечивающих, в частности, нужную последовательность информационныХ процессов в системе, и имманентное свойство (качество) ощущать направление времени.

Попробуем подвести некоторые итоги.

Детальный анализ всех способов проявления такой сущности как информация позволяет выделить два самых существенных момента.

1. Информация не может существовать в отрыве от некоторого материального носителя.

2. Информация может проявить себя только в результате функционирования некоторой информационной субъект-системы.

Основываясь на этих выводах, попробуем дать "очередное" определение понятия информации. Итак:

- упорядоченность в пространстве некоторых параметров двух взаимодействующих подсистем некоторой системы проявляет себя как информация тогда и только тогда, когда своеобразие и результат этого взаимодействия зависит от характера, специфичности этой упорядоченности.

Отсюда следует, что сама по себе организация, как некоторое качество объект-системы, не есть информация. Она может проявить себя как информация только в определенных, специфичеких процессах. Следовательно, можно утверждать, что только в процессе функционирования ИС, как специфической формы существования материи, выявляется (наблюдается) такой специфический атрибут (качество) материи, как информация. И наоборот, наличие в данной системе подсистем с этим качеством материи, позволяет реализоваться информационной системе, как специфической форме существования материи. В такой ситуации единственно приемлемым, и можно считать достаточно обоснованным, является следующее утверждение:

- специфическое качество - информация и специфическая форма существования - ИС, являются фундаментальными, изначальными, как и сама материя.

Это утверждение имеет чрезвычайно важное, принципиальное значение и влечет за собой очень важные следствия. Поэтому более развернутому и детальному обсуждению этого утверждения будет посвящен специальный раздел. Пока же будем считать, что это утверждение достаточно обоснованно. В частности из этого утверждения вытекает интересное и очень важное следствие, что ИС (естественная) может возникнуть только от другой ИС. Никакой процесс прогрессивной эволюции сам по себе, под влиянием только физических причин не может реализовать переход от ФС к ИС. С точки зрения такого перехода глобальные множества ФС и ИС - это принципиально неперекрывающиеся множества. Обратный переход от ИС к ФС, в процессе деградации ИС, возможен и реализуется. Переход от ФС к ИС возможен только под управлением другой ИС, т.к. только ИС может ввести в состав ФС информацию, необходимую для преобразования ФС в ИС.

Возникновение естественных ИС от ИС - это фактически процесс самовоспроизведения, т.е. размножения. Поэтому очередным существенным, специфическим качеством ИС должна являться способность самовоспроизведения, с генетической передачей основной, базовой программы (информации) функционирования. А это, как известно, - одно из основных качеств живой материи. Поэтому, уже на этом уровне анализа свойств ИС, становится очевидным, что ИС, конечно естественные, есть живые системы - ЖС, т.е. Жизнь.

В связи с тем, что генетическая передача информации, как и любая передача информации, всегда происходит с некоторой погрешностью, ИС в процессе самовоспроизведения, от поколения к поколению, т.е. в процессе филогенеза, изменяет свои параметры (качества), т.е. проявляет изменчивость, что в итоге приводит к способности ИС эволюционировать (наряду с другими возможными причинами эволюции, которые будут подробнее рассматриваться позже). В процессе эволюции ИС возникающие новые приспособления (новые функции управления), препятствующие деструктивным факторам, в частности, деструктивному воздействию внешней среды, сохраняются. Точнее, преимущественное развитие получают те ИС, которые при данной совокупности внутренних и внешних условий достигают максимального значения негэнтропии. В этом заключается 5-й закон энергоэнтропики [5]. К проблеме эволюции ИС мы еще вернемся несколько позже.

Теперь попробуем привести несколько другое (очередное) определение понятия ИС:

ИС - это самовоспроизводящаяся, открытая, динамичная, адаптирующаяся и эволюционирующая, термодинамически неравновесная система.

Если подвести итог проведенного анализа всех необходимых специфических свойств ИС можно еще раз подчеркнуть утверждение по поводу природы генезиса ИС. Система должна обладать одновременно чрезвычайно большим количеством специфических качеств (структурных, функциональных, программ реализующих функционирование системы, в частности процесс размножения и т.д.), чтобы быть информационной. Причем, все эти качества обладают значимостью только в совокупности! При исключении хотя бы одного из этих качеств, остальные не только теряют смысл, но и в основном, становятся системоразрушающими! Поэтому можно утверждать, что в принципе исключается любой вариант физического развития ФС с "постепенным" накоплением этих качеств. Следовательно, никакая совокупность случайных физических факторов в процессе развития ФС любой сложности не может преобразовать ее в ИС.

Из-за чрезвычайной важности приведенного определения ИС еще раз проанализируем содержащиеся в нем понятия.

ИС - термодинамически неравновесная система. будучи таковой она естественно может оставаться системой, только в том случае, если она способна адаптироваться, т.е. она должна обладать функциями автоматического управления некоторыми своими качествами, а для этого ей, как минимум, необходимы все атрибуты АСУ. Далее, для реализации функций управления ИС необходим приток извне энергии и двусторонний обмен веществом с окружающей средой. По всем этим причинам ИС должна быть динамичной и открытой. Но интересно отметить, как уже обращалось на это внимание, термодинамическая неравновесность вроде бы обуславливает необходимость адаптирующих функций, но в то же время эти функции эффективно реализуются только при термодинамической неравновесности системы. Что кого в итоге обуславливает? На этот вопрос пока ответить невозможно. Можно только утверждать, что эти качества жестко коррелированы.

Но как любая динамическая, открытая неравновесная система, ИС в принципе должна обладать конечным временем существования, хотя бы из-за того, что в процессе длительного автоматического управления, в обязательном порядке сопровождающимся процессами преобразования информации, происходит накопление ошибок, что приводит в итоге к деградации ИС.

Если исходить из факта, что естественные ИС все-таки существуют, то следовательно на смену распавшим, деградировавшим ИС приходят новые, "молодые" ИС. Откуда они берутся? Такая же программа адаптирующих функций в условиях неравновестности заново возникнуть не может, тем более в массовом порядке. Следовательно, смена поколений ИС может происходить только за счет самовоспроизведения.

И наконец, при генетической передаче информации всегда вкрадываются некоторые погрешности, которые, как один из факторов, могут служить причиной изменчивости ИС, а следовательно могут быть и причиной эволюции ИС. Но природа эволюционного процесса - очень сложный вопрос, и мы к нему еще вернемся и постараемся уточнить природу изменчивости и эволюции ИС.

Теперь попробуем взять любую компоненту из этого определения ИС и оценить ее целесообразность в отрыве от других остальных, и одновременно попробуем представить систему, обладающую всеми компонентами, кроме одной из них. Легко убедиться, что во всех вариантах можно прийти только к следующему принципиальному выводу: или они все есть, или же у системы нет ни одного из этих качеств и она не информационная.

В связи с изложенной выше точкой зрения на понятия информация и информационная система, возникает необходимость несколько уточнить определение понятия отражения.

Как известно, считается, что отражение, как фундаментальная категория и атрибут материи, есть всеобщее свойство материи, заключающееся в "воспроизведении" особенностей отражаемого объекта или процесса. Принято, что отражение присуще телам неживой природы (след, произведенный воздействием одного объекта на другой): простейшим организмам (раздражение): животным и человеку (психическое отражение): высшая, специфическая человеческая форма отражения - сознание, т.е. способность идеального воспроизведения действительности в мышлении, осознание Бытия, субъективный образ объективного Мира и т.д. Если такое определение понятия отражения сопоставить с приведенными выше определениями понятий ИС и информация, то становится ясно, что процесс "воспроизведения особенностей отражаемого объекта или процесса" в ФС (мертвая материя) и ИС (живая материя) происходит принципиально по-разному, подчиняется принципиально разным объективным законам. Это разные сущности Бытия, разные атрибуты материи. Поэтому процесс формирования образа (модели) в ИС корректнее было бы назвать отображением.

Конечно отображение предполагает наличие элементарных процессов раздражения, а они в свою очередь - более элементарных процессов отражения, т.е. в итоге отображение основывается на отражении, но не сводится к нему. Из принципиальной невозможности под влиянием физических причин перехода ФС к ИС, вытекает, что принципиально никакими физическими способами количественные изменения таких качеств, как отражение (и даже раздражение) не может привести к возникновению нового качества - отображения.

отражение - это результат физических воздействий, а отображение - результат информационного взаимодействия.

В настоящее время широко обсуждается проблема соотношения понятий информации и отражения. Некоторые авторы отождествляют эти понятия. Иногда термины "отражение", "отображение", "образ", "информация" понимаются как синонимы, используемые для обозначения одного и того же понятия. Очевидно, что такой подход к этой проблеме совершенно некорректен.

Другие исследователи этой проблемы стараются так или иначе подчеркнуть качественное различие между понятиями отражения и информации. Например, это различие понимают как различие между субстратным и функциональным взаимодействием: "отражение как всеобщее свойство материи представляет собой субстратное взаимодействие, а отражение как информация (т.е. отображение, К.В.) является взаимодействием функциональным" [11]. Обсуждение этой проблемы подробно приведено, в частности, в [6], где автор приходит к выводу, что информация есть сторона, аспект тех видов отражения, которые связаны с управлением.

Принято считать, что раздражимость - есть свойство живых объектов отвечать на воздействие внешней среды, изменением своего состояния или деятельности (поведения). Ощущение - это элементарный результат воздействия внешней среды непосредственно на органы чувств (анализаторы, рецепторы). Ощущения являются основой для формирования элементарных представлений. Восприятие, впечатление - это чувственный образ внешних структурных характеристик предметов и процессов материального мира, непосредственно воздействующих на органы чувств. Субстратом восприятия являются ощущения, образующие непрерывный комплекс в пространстве и времени или только во времени.

Из этих определений раздражимости, ощущения, восприятия видно, что эти качества характерны только для ИС. Предыдущие определения ИС были сформулированы с целью выявления существенных, специфических имманентных качеств ИС. Но для того, чтобы иметь возможность идентифицировать ИС на фоне множества ФС, только по некоторым "внешним" признакам (качествам), количество таких качеств должно быть сведено до минимума - в оптимальном варианте - до одного, позволяющего наиболее эффективно (и с большей достоверностью), в данных условиях, выполнить эту процедуру идентификации ИС. Вот для этой задачи может быть продуктивно и оправдано моноатрибутивное определение понятия ИС. Но нужно всегда иметь в виду, что для полной, окончательной идентификации ИС, необходимо использовать ее полиатрибутивное определение. Наиболее общим представляется следующее моноатрибутивное определение ИС:

ИС - это система, которая в ответ на воздействие внешней среды совершает действие (или совокупность действий), характер которого не объясняется (полностью или частично) всем множеством известных физических причин.

Отсюда следует, что

информация - это нефизическая причина любого движения материи

и

поведение - это совокупность действий, совершаемых системой и имеющих или чисто информационные причины, или же некоторую компоненту таких причин.

Во всех этих определениях имеется, на первый взгляд, один существенный недостаток, который заключается в том, что практически невозможно учесть полностью влияние всех физических причин, тем более еще неизвестных. Но это обстоятельство связано с фундаментальным принципом неполноты вообще любых знаний об объективном мире. Поэтому эта ситуация типична при любых исследованиях. Фактически человек по принципу, по которому здесь дано определение понятия поведения, осуществляет предварительное опознание, идентификацию (чисто по внешним признакам) живого организма. Совершенно неподвижный объект, или же объект, выполняющий самые простые "естественные" действия, воспринимается как неодушевленный. И наоборот, искусственный механизм, совершающий сложные, на первый взгляд "неестественные" действия - воспринимается как одушевленный объект.

Подчеркнем еще один очень важный вывод, который естественным образом вытекает из самой сути определения ИС и информации: информация принципиально инвариантна по отношению к физическим свойствам ее носителя! Если к тому же учесть, что информация является причиной информационных процессов или взаимодействий, то становится очевидным определенное сходство информации с энергией. Иначе говоря, как информация, так и энергия являются причинами соответствующих процессов, и выражают не свойство носителя самого по себе, а его способность совершать работу, т.е. отношение внешнее для носителя.

С проблемой выявления специфичности информационных процессов относительно всех других, т.е. физических процессов, связана интересная проблема определения объективной, существенной разницы между направленными и целенаправленными процессами. Подразумевается, что направленность может характеризовать физические процессы, а целенаправленность - только информационные.

В случае направленного процесса вся совокупность причинно-следственных взаимодействий, возникающих последовательно во времени в течение реализуемого процесса, в итоге приводит к определенному результату. Иначе говоря, здесь результат является следствием.

При целенаправленном процессе, "осознание" необходимого результата (цели) является толчком, инициатором возникновения этой причинно-следственной цепочки, т.е. самого процесса. Отсюда видно, что в данном случае, результат, точнее "осознанный или желаемый результат" - есть причина наблюдаемого процесса. Как отмечает В.И.Корогодин [12], в направленных процессах настоящее определяется прошедшим, а в целенаправленных - настоящее подчиняется будущему и те или иные события происходят не только "потому, что...", но также и "для того, чтобы...".

Таким образом, мы приходим к проблеме идентификации таких сущностей, как причина и следствие. Но известно, что если между ними нет четко осознаваемого временного интервала, такую идентификацию человеческое сознание осуществить не может в принципе. По исходному определению причина всегда должна предшествовать следствию. Это конечно необходимое, но не достаточное условие. Но если это условие не выполняется, то ни по каким другим критериям невозможно определить, где причина, а где следствие, т.е. понятие причинно-следственной связи в этом случае вырождается. Отсюда ясно, что для того, чтобы различить направленный и целенаправленный процессы, нужно выяснить что чему предшествовало:"результат" началу процесса, или начало процесса результату. Но вся сложность проблемы заключается в том, что в случае целенаправленного процесса "результат" предшествовал во времени началу процесса, не физически, а "информационно", т.е. закладывался в "программу", реализовавшую в последствии целенаправленный процесс, который уже привел к реализации "результата" физически.

Таким образом, получилось, что для определения понятия информационного (целенаправленного) процесса пришлось использовать понятие опять же информационное: "образ результата". Это обстоятельство еще раз подчеркивает всю сложность проблемы выявления информационных процессов, т.е. взаимодействий, на фоне физических. Но можно однозначно утверждать, что инициализация любого информационного процесса возможна только при наличии некоторой цели, т.е. информации о "желаемом" состоянии системы, точнее - при наличии информации об отклонении текущего состояния системы от этого "желаемого". Этот очень важный момент никогда нельзя упускать из виду. Информационный процесс "запускается" и поддерживается только благодаря существованию некоторой, специфической для данного процесса, информации!

Для корректной дискриминации информационных и физических процессов (явлений, взаимодействий) необходимо, чтобы выполнялся ряд условий. Если сопутствующие процессу физические факторы не поддаются контролю или процесс наблюдается один раз и только в стадии своего развития, то такую дискриминацию принципиально нельзя осуществить, даже если имеется возможность влиять на него некоторыми факторами, сознательно вводимыми субъект-системой.

Если алгоритм информационного взаимодействия (процесса) не осознается субъект-системой, то взаимодействие воспринимается как физическое, вызванное неизвестными физическими факторами. И наоборот, некоему физическому процессу можно ошибочно приписать реализацию некоторого алгоритма, особенно когда процесс наблюдается один раз или при недостаточно полной контролируемости факторов, которые являются причиной наблюдаемого процесса. Вполне возможна ситуация, когда один и тот же процесс одной субъект-системой будет восприниматься как информационный, а другой - как физический.

Проблема дискриминации целенаправленных и направленных процессов будет в дальнейшем обсуждаться еще раз.

Теперь вернемся к вопросу о понятии структуры системы. Как уже отмечалось, можно говорить о структуре системы только в пространстве некоторых параметров. Также отмечалось, что элемент, входящий в некоторую систему благодаря некоторым своим системообразующим связям, может иметь также и локальные или индивидуальные связи, нейтральные для данной системы, но системообразующие для другой. Иначе говоря, в общем случае, элемент может быть "составной частью" неограниченного количества систем. Даже больше, по одному из параметров (качеств) система может входить в другую систему в качестве подсистемы, а по другому параметру последняя система может быть подсистемой рассматриваемой системы! Следовательно, часть целого в одном пространстве может стать целым, а целое его частью - в другом пространстве! Отсюда может вытекать утверждение, что целое и часть - сугубо относительные понятия. Для придания какой-либо определенности в соотношении целого к его части, необходимо придать значимость некоторым параметрам, что может сделать только субъект-система, т.е. эта процедура также субъективная. Следовательно, даже такие понятия, как целое и часть являются субъективными понятиями.

Что касается ИС, т.е. ЖС, то ясно, что они по некоторым своим физическим параметрам могут принадлежать одной системе, а по информационным - совершенно другой, что чаще всего и реализуется.

Как известно, к настоящему времени достаточно хорошо разработаны математические, строго формализованные методы описания таких физических понятий как количество, плотность энергия, мощность, сила, работа и т.д. Поскольку информация является причиной специфических, информационных процессов, то, как уже отмечалось, безусловно между информацией и энергией должно существовать определенное сходство. Поэтому можно считать, что информация, как фундаментальная сущность, также обладает некоторыми, аналогичными в какой-то степени, характеристиками или свойствами .В частности, уже используются такие понятия как объем, ценность информации, а также такое информационное понятие как цель, которое является обязательной причиной любого информационного, следовательно целенаправленного, процесса. Широко используется понятие сложности алгоритмов информационных процессов и систем. Однако до строго формализованного понимания этих понятий пока еще очень далеко.

Для начала попытаемся дать какие-то предварительные определения этим понятиям, которые позволили бы вести дальнейшие рассуждения, а в будущем может быть разработать более четкие, максимально формализованные определения как самого понятия информации, так и всех возможных характеристик, свойств этой сущности.

Как известно, объем информации принято оценивать в битах. Есть разные попытки оценки сложности информационных систем. В частности, достаточно часто используется оценка предложенная А.Н.Колмогоровым, которая, как уже отмечалось, представляется не совсем адекватной, точнее недостаточно однозначной.

В связи с тем, что основным назначением любого информационного процесса является адаптация ИС совершающей его, то любые оценки соответствующей информации должны осуществляться с этих позиций, т.е. с точки зрения значимости или ценности, рассматриваемой информации для конкретной ИС.

Любому информационному процессу предшествуют процедуры выбора цели, т.е. определение системой своего целевого (потребного, желаемого) состояния - Сц, наиболее актуального из всех возможных состояний в данный момент времени, и определение своего текущего состояния - Ст. Естественно эти процедуры также представляют собой информационные процессы. Далее определяется величина отклонения Сц от Ст, т.е.

Д = Сц - Ст.

Вот информиация о Сц, Ст и Д в данный момент наиболее актуальна, т.е. значима, но не вообще, а для конкретной ИС, анализирующей в данный момент ситуацию. В случае когда осознанное (для простых ИС - зафиксированное) значение величины Д окажется больше некоторого порогового значения Дп, система начнет соответствующее информационное взаимодействие или процесс с целью максимального уменьшения величины Д до значений меньших Дп.

Объем информации о Сц, Ст и Д зависит от сложности ИС, многообразия возможных ее состояний. Объем и сложность информации, непосредственно лежащей в основе алгоритма реализующего информационный процесс, зависит уже от многообразия способов, при помощи которых ИС может уменьшить величину Д.

Если рассматривать характеристики информации с таких позиций, то по всей вероятности можно принять следующие утверждения:

- ценность, значимость информации - это характеристика или качество информации с точки зрения ИС, которая ее использует, т.е. сугубо субъективная характеристика:

- сложность - это скорее характеристика процесса или же соответствующего алгоритма, который инициализируется и реализуется на основе оцениваемой информации, или же характеристика информационной системы:

- объем - это характеристика вроде бы непосредственно относящаяся к информации как таковой, но его значение в большей степени, если не в основном, зависит от способов кодирования и фиксации информации в ИС.

Отсюда ясно, что все эти характеристики информации принципиально относительны и конкретные оценки их значений в основном зависят от оценивающей ИС. Как раз это обстоятельство и создает серьезную проблему строгой формализации этих понятий.

В настоящее время представляется актуальной разработка методов достаточно строгой формализации ("математизации") сугубо субъективных понятий, явлений и процессов, т.е. вообще знаний о таких сущностях, которые принципиально или совсем не проявляют тенденцию к любой инвариантности относительно отображающих процессов, что так характерно для знаний, относящихся к большим, сложным системам, каковыми, в частности, являются живые системы.

Учитывая специфику использования информации информационной системой, точнее ее тезаурусом, представляется вполне обоснованным выделить два существенно различных вида или типа информации, которые условно назовем "данными" и "знанием" по некоторой аналогии с банками данных и знаний экспертных систем. Тогда "данными" будет любая совокупность информации, которая накапливается в ЗУ тезауруса ИС и несет определенные сведения об отображаемых объектах. "Знания" - это информация, которая хранится и поступает в ЗУО подсистемы ПО тезауруса ИС и так или иначе определяет сложность, объем или вообще содержание алгоритмов функционирования той части тезауруса, которая была условно обозначена как ТП. Очевидно, что "данные" могут накапливаться в ИС не только в результате процесса отображения системой любого объекта, но и в итоге продуктивного воображения, если такая функция свойственна ИС. "Знания" могут поступать в тезаурус ИС только при ее взаимодействии с другой ИС, передающей ей эти "знания". Иначе говоря, можно предположить, что "знания", в отличие от "данных" не могут возникнуть в тезаурусе изолированной ИС, они могут только передаваться от ИС к ИС. Таким образом, "данные" могут увеличить "информативность" ИС, а "знания" могут увеличить сложность ИС, или же вообще изменить ее тезаурус.

Из всего вышеизложенного следует, что "знания" и "данные" существенно разные виды или типы информации. Причем, вполне возможно предположить, что для информации типа "знание" должен существовать своеобразный закон сохранения, согласно которому общий уровень сложности этого типа информации в Бытие является строго постоянной величиной, но в локальных, открытых областях этот уровень может изменяться.

Глава 3 ЖИЗНЬ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ

Как уже отмечалось, общепринятого определения живого, жизни в настоящее время также не существует. Например, в [13] живой организм определяется как открытая, саморегулируемая, самовоспроизводящаяся и развивающаяся гетерогенная система, важнейшим функциональным веществом которой являются биополимеры - белки и нуклеиновые кислоты. Организм, по [13],это система историческая, в том смысле, что он является результатом филогенетического эволюционного развития и сам проходит путь онтогенетического развития. Указывается, что "....живая система принципиально открытая и тем самым неравновесная".

А.А.Ляпунов предлагает такое определение жизни:"....жизнь можно охарактеризовать как высокоустойчивое состояние вещества, использующее для выработки сохраняющих реакций информацию, кодируемую состояниями отдельных молекул" [14]. В [12] отмечается, что Л.А.Блюменфельд называет живыми самовоспроизводящиеся системы, способные к созданию информации, прямо или косвенно влияющей на их самовоспроизведение.

Можно привести еще много других вариантов определения жизни, живого организма. Как отмечается в [14], существует два основных подхода к определению жизни - моноатрибутивный и полиатрибутивный. Существо первого подхода - в выделении из всего многообразия проявлений жизни главного, основного, в чем фокусируется жизнь в целом. Например, Ф.Энгельс и А.И.Опарин видели первооснову жизни в обмене веществ, а Э.С.Бауэр - в принципе "устойчивого неравновесия".

Представители второго подхода определяют жизнь путем перечисления всех скольконибудь важных, существенных ее проявлений (качеств). Э.А.Энгельгардт отмечает, что жизнь представляет собою совокупность некоторого числа начал, из которых каждое, взятое в отдельности недостаточно для того, чтобы обеспечить функционирование живой системы, а при отсутствии хотя бы одного из них система разрушается [15]. Принцип необходимости и достаточности всех перечисляемых свойств (качеств), характеризующих жизнь и является основой полиатрибутивного подхода. Типичное полиатрибутивное определение живого организма было приведено в начале этого раздела.

Некоторые сторонники моноатрибутивного подхода в принципе не отвергают полностью адекватность полиатрибутивногоб но обосновывают правомочность моноатрибутивного подхода, исходя из предположения, что во всякой целостной системе есть определенная основа, исходный пункт, из которого берут начало все другие ее функции, проявления ее активности [16]. Иначе говоря, в таких рассуждениях сознательно или подсознательно предполагается: во-первых, наличие определенных приоритетов у этого множества существенных, специфических качеств живого; во-вторых, принципиальная возможность постепенного, последовательного во времени, накопления этих качеств. Но в настоящее время наука не располагает никакими объективными данными для построения таких рассуждений. Поэтому, умозрительное предположение о каких-то приоритетных шкалах для качеств, характеризующих (в совокупности!) жизнь, и представление механизма последовательного во времени накопления этих качеств - все это сугубо субъективные рассуждения, ни в какой мере не отражающие объективную реальность. Основная цель таких рассуждений - "предугадать", "вообразить", не имея на это никаких объективных, научных данных, процесс развития неживой материи в живую. Конечно такие рассуждения оправданы, если они ведутся для выработки определенного комплекса рабочих гипотез, необходимых для организации процесса научных исследований проблемы генезиса живой материи, т.е. для выявления некоторого множества объективных данных, необходимых для определения одного, объективно реализуемого (или реализованного) варианта генезиса живого, из множества существующих в настоящее время гипотетических альтернативных вариантов, имеющих пока абсолютно равные права. Но в этом случае всегда необходимо подчеркивать, что все эти умозаключения являются только рабочими гипотезами.

Эта ситуация - типичный случай замены знаний верой. В этом вроде и нет ничего предосудительного, т.к. вряд ли нужно доказывать, что в любых знаниях, в любой науке, содержится, в той или иной мере, компонента веры. Познание окружающего мира в принципе невозможно без этой компоненты, как раз из-за самого процесса познания, из-за того, что в каждый данный момент не все познано (и вряд ли будет познано). Ведь даже при самом оптимистическом подходе (не очень обоснованном) мы всегда асимптотически приближаемся к абсолютной сути вещей, к Истине, не имея шанса когданибудь ее достигнуть. Н.Н.Моисеев (Наука и религия, 2, 1989, стр. 2) отмечает, что в любой науке есть обязательно некая аксиоматика, система выводов (по всей вероятности, точнее говорить о системе исходных предположений, К.В.), которым ученый просто верит. Верят гипотезам, которые не противоречат человеческому текущему опыту, но не доказуемы пока. В частности, верят в правильность научной методики познания, в асимптотическое приближение к познаваемой сущности - все это в итоге вера. Однако при построении любых рассуждений надо всегда четко отделять, подчеркивать, где рассуждения основываются на знаниях, а где на вере.

Безусловно проблема сущности живого самым тесным образом связана с проблемой генезиса живой материи, жизни во Вселенной. Проблема генезиса живого интересовала человечество с древнейших времен. С тех же времен все философские и религиозные учения пытались объяснить сущность этого феномена. Причем в каждом из этих учений такое объяснение преподносилось и преподносится как абсолютная истина. Это обстоятельство можно объяснить тем, что из всех любых других проблем познания, эта проблема затрагивает, наиболее глубоко лежащие в подсознании, чувства человека.

Делались и делаются многочисленные попытки решить эту проблему и в современной науке. Но пока, что все эти попытки остаются попытками. В рамках данной работы невозможно привести, хотя бы в какой-то степени, исчерпывающий обзор всех этих попыток. Вкратце отметим только суть некоторых типичных идей гипотез о генезисе живого. Так например, Линей признавал одноактное творение организмов Богом; Кювье был сторонником повторяющихся актов творения все более совершенныХ форм жизни; С.Аррениус предложил гипотезу о занесении спор жизни на Землю из Космоса (теория панспермии), тем самым решая проблему только для Земли; К.Бэр был автором концепции о извечном параллельном существовании живой и неживой материи. Согласно Тейяр де Шардену для объяснения возможности происхождения всего сущего, включая живую материю, из единной субстанции необходимо допустить, что атомы, электроны, элементарные частицы должны иметь фундамент имманентности, "искру духа", т.е. некую "внутреннюю духовную энергию", которую он называл, в отличие от обычной физической (в его трактовке - "тангенциальной"), "радиальной" энергией. Именно радиальная энергия обуславливает развитие материи, глобальную прогрессивную эволюцию материи. Развитие в мире, по его мнению, имеет строгую направленность, которая обусловлена тем, что за материальными (физическими) причинами существует глубинное, целевое начало. В такой интерпретации, "радиальная энергия" очень похожа на информационную причинность прогрессивной эволюции. К.С.Тринчер ([17]) считает, что термодинамический принцип существования живой материи является независимым принципом, указывающим на самостоятельность функции живой материи и на невозможность возникновения живой материи из известной нам неживой материи. Он предполагает вариант возникновения на некоторой фазе развития Вселенной из некоторой проматерии отдельно живой и неживой материй.

В.И.Вернадский утверждал, что возникновение живой материи нельзя рассматривать как процесс синтеза отдельного первого живого организма. Возникновение жизни могло произойти только в результате возникновения биосферы, т.е. одномоментного возникновения всей совокупности первичных живых организмов в адекватных условиях их существования. Таким образом, можно считать, что В.И.Вернадский практически полностью исключил возможность возникновения живой материи из неживой. Он в [18] прямо указывает, что считает невозможным самопроизвольное зарождение живых организмов из косных естественных тел (имеется в виду неживая материя) в условиях современных и существовавших в течение всего геологического прошлого Земли. Он отмечает, что "....существование резкой непроходимой граицы между живой и неживой материей есть не философская или научная гипотеза или теория, а это есть эмпирическое обобщение из бесчисленного множества точно установленных логических и эмпирических фактов."

Советский философ Э.В.Ильенков (Наука и религия, 8, 1988, стр.5) выдвигал гипотезу, что материя "постоянно обладает мышлением, постоянно мыслит самое себя". Это не значит, что каждая частица материи обладает этим свойством. Он считает, что во Вселенной всегда где-то есть живые системы - ЖС. Причем, в каждый данный момент времени где-то ЖС в стадии зарождения, в другом месте в стадии развития, максимального развития, спада, распада и т.д. Говоря о другом месте, он имеет в виду - как в пространстве, так и во времени. Он цитирует Ф.Энгельса, который утверждал, что материя в своем вечном круговороте движется согласно законам и на известной ступени должна - то в одном месте, то в другом - производить в органическом существе мыслящий дух.

Э.В.Ильенков постулирует, что - материя не может существовать без мышления, - мышление - есть высший продукт всеобщего развития, есть высшая ступень организации взаимодействия, предел усложнения этой организации. Но в то же время он отмечает, что формы, более высокоорганизованные, чем мыслящий мозг, не только не известны науке, но что философия принципиально не может допустить даже в качестве возможного, ибо это допущение делает невозможной саму философию. Если допустить, что возможны формы движения (организации) материи, которые относились бы к мыслящему мозгу как биологическое к химическому, то это значило бы признание такой сферы деятельности, которая принципиально непознаваема для мышления. Но если учесть, что для субъект-системы объект-ИС более высокого уровня иерархии - непознаваема, по-крайней мере адекватно, и что мало оснований размещать человечество на самом высоком уровне иеархии, то к нашему глубокому сожалению приходится считать, что, скоее всего, так оно и есть.

Пока считается, что нет научной теории, которая могла бы адекватно объяснить феномен живой материи. В то же время вся сумма знаний, накопленных человечеством в настоящее время, позволяет с достаточной обоснованностью в качестве наиболее адекватной рабочей гипотезы принять следующее утверждение:

естественные ИС и есть Живая материя, т.е. Живые системы - ЖС, а Живая материя - есть информационные системы.

Система понятий, которая использовалась для полиатрибутивного определения ИС почти полностью тождественна с аналогичной системой понятий для живой материи. Что касается упомянутого в [13] утверждения, что "важнейшими функциональными веществами живого организма являются белки и нуклеиновые кислоты", то это просто подтверждение частного опытного факта (к сожалению пока единственного), что в условиях Земли, эти вещества обеспечивают необходимую термодинамическую неравновесность живых систем. В других условиях, можно предположить, что такими функциональными веществами могут быть и другие вещества. Ряд исследователей не исключают возможность, что в других мирах жизнь может возникнуть и функционировать на другой основе, с другим химическим обменом. Поэтому предлагается дать чисто функциональное определение жизни, не связывая сущность живого с каким-то определенным материальным субстратом. По П.К.Анохину живые системы - это антиэнтропийные негэнтропийные системы, и по данному, наиболее фундаментальному своему признаку не только не сводимы к системам неживой природы, но диаметрально противоположны им. Он считает, что все теоретические построения, игнорирующие это центральное положение, не могут привести к созданию логических средств, обладающих удовлетворительной эвристической силой. В [19] жизнь определяется как обмен веществом, энергией и информацией, осуществляемый открытой системой (организмом). Здесь же отмечается, что в последнее время витализм пережил своего рода обновление и вернулся в биологию в виде кибервитализма (Новак, 1975 г), использующего такие научные понятия как система и информация.

К настоящему времени уже многие авторы в той или иной форме высказывали мысль, что естественные ИС - есть живые организмы во всем их многообразии: от простейших безъядерных клеток (прокариотов), вирусов до Человека и человеческого сообщества, а также биосферы!

Искусственные ИС, т.е. ИС, созданные естественными ИС (не посредством размножения!), фактически являются некоторыми моделями живого, выполненные с определенной степенью приближения. Поэтому искусственные ИС могут не обладать всей совокупностью необходимых качеств, определяющих естественные ИС.

Как уже отмечалось, для естественных ИС, а следовательно и для ЖС, характерна термодинамическая неравновесность, точнее это качество является для них одним из важнейших. Интересно отметить еще одно существенное отличие ЖС от ФС. Обычно, если не очень часто, у ФС (имеются в виду в основном макро-объекты) мощность внутренних связей намного больше мощности ее связей с окружающей средой. Разница часто такая, что при изучении ФС внешними связями можно пренебречь или учесть большинство из них, допустив тем самым возможность рассматривать ФС как изолированную, что и делается обычно в научной практике. Такой подход при изучении ЖС практически невозможен. Во-первых, из-за их принципиальной физической неравновесности, что вызывает их чрезмерную чувствительность к физическим параметрам окружающей среды. Во-вторых, вся известная совокупность ЖС, т.е. все живые организмы, составляющие в своем множестве наблюдаемую биосферу, чрезвычайно взаимосвязаны и взаимообуславливают существование друг друга. Биосфера четко проявляет себя как некая Мета-ЖС в рамках Земли, а каждый организм, входящий в ее состав, является живой подсистемой с развитыми связями с другими такими же подсистемами этой Мета-ЖС. Общеизвестен и тот факт, что любой живой организм очень чувствителен к геологическим, метеорологическим и астрофизическим воздействиям. Можно утверждать, что любые ЖС (ИС), по каким-то неизвестным, изначально заложенным причинам, более "открыты" влиянию Космоса, в самом широком смысле понимания этого термина, чем любая ФС.

Теперь вернемся опять к проблеме генезиса ИС или ЖС, как частному случаю проблемы развития сложных систем. Как уже отмечалось, ИС или ЖС отличаются от множества ФС наличием определенного количества - N, специфических, системообразующих качеств (параметров). Причем совокупность этих качеств значима, т.е. является системообразующим фактором СОФ, тогда и только тогда, когда эти качества реализуются все одновременно! Исключение любого качества из этой совокупности приводит к уничтожению СОФ, следовательно и ИС или ЖС, т.е. или существует вся совокупность, или же ее нет. В таком случае можно считать, что существование любых N - 1 качеств из этой совокупности бессмысленно или же, что существование всех качеств этой совокупности взаимообусловленно.

Известно, что любое развитие систем может быть непрерывным или прерывным. Непрерывность в развитии системы выражается качественной определенностью системы, т.е. при таком развитии совокупность специфических для данной системы качеств остается неизменной. Изменяются только количественные характеристики, всех или некоторых качеств этой совокупности. Прерывное развитие подразумевает переход системы в новое качество, т.е. изменение состава упомянутой совокупности системообразующих качеств. Иначе говоря, возникает новая система. При прерывном развитии проявляется (так принято считать) диалектический закон перехода количества в качество. Причем подразумевается, что этот закон не имеет ограничений: количественные изменения любого качества или совокупности качеств в итоге может привести к появлению любого другого нового качества. Абсолютность этого закона представляется достаточно спорным и требует в дальнейшем определенных уточнений. Здесь только поставим под сомнение этот закон.

В зависимости от природы причин, вызвавших процесс развития системы, любое развитие может быть:

- целенаправленным,

- функциональным (однозначным),

- случайным,

- или же комбинацией этих типов.

В свою очередь, все перечисленные типы причин могут быть внутренними или внешними по отношению к развивающейся системе.

Целенаправленное развитие предполагает: во-первых, наличие определенной цели; во-вторых, "автора" этой цели и программы, реализующей процесс достижения поставленной цели. Следовательно, причины такого типа развития - информационные. Ясно, что целенаправленное развитие в принципе допускает получение одновременно любого количества новых качеств. Возможность такого развития ("естественного") ФС в ИС наука пока исключает. Скорее категория цели в естественных процессах полность. исключается методическими принципами точных наук. Поэтому было бы точнее сказать, что закономерности целенаправленного развития, как и вообще любого целенаправленного действия, не входят пока в компентенцию точных наук.

Функционально-физическое развитие подразумевает наличие строго однозначных, закономерных причинно-следственных отношений. Поэтому такое развитие в принципе предполагает последовательное во времени накопление всех необходимых качеств. Интервал времени, необходимый для каждого одиночного акта такого накопления, можно предположить сколь угодно малым (его значение зависит от предполагаемой скорости такого развития), но никогда не будет равным нулю. По этой причине и в этом случае, как и при версии вероятностного поэтапного развития, возникает неразрешимая проблема времени, необходимого для полного накопления всех специфических качеств известных ЖС, т.е. для функционального развития ФС в ЖС. Главное же заключается в том, что наука пока не знает таких функционально-физических процессов, которые могли бы привести к массовому развитию ФС в ЖС одного и того же рода (типа)! Более того, вся совокупность известных законов природы (имеются в виду законы физических процессов) запрещает возникновение ИС от ФС. Следовательно, остается только один вариант вероятностного развития ФС в ИС или ЖС, в основе которого лежат случайные (вероятностные) причинно-следственные отношения. Но все мыслимо возможные оценки вероятности случайного возникновения ЖС (ИС) от ФС, т.е. случайного одновременного возникновения упомянутых специфических качеств, показывают, что вероятность такого события фактически равна нулю! Естественно, с учетом конечности времени существования Вселенной. Это даже без учета необходимости в массовом развитии ФС в ЖС одного и того же рода. Такие оценки производились неоднократно разными исследователями.

Осуществимость вероятностного варианта (да и функционально-физического) постепенного развития ФС в ЖС можно допустить тогда и только тогда, когда будет объективно выявлено все множество промежуточных вариантов от ФС до ИС, каждый из которых отличается от предыдущего в цепи эволюционного развития на одно (или по крайней мере на достаточно незначительное количество) дополнительное качество. Но, во-первых, пока нет и намека на объективную регистрацию хотя бы одного такого промежуточного варианта; во-вторых, нет и теоретического обоснования сущности, природы таких промежуточных вариантов систем.

Следовательно, пока не решен вопрос вероятностного и физического вариантов развития ФС в ЖС или ИС, если он вообще может быть решен, наибольшее право на существование имеют две альтернативы: вариант целенаправленного развития и вариант изначального, параллельного существования ФС и ИС, т.е. живой и неживой материи.

Проблема выбора одного из этих вариантов тесно связана с проблемой объяснения сущности, природы эволюции ИС или ЖС. Поэтому такой выбор попытаемся осуществить после обсуждения некоторых положений эволюционного процесса.

В настоящее время науке известны представители самого нижнего уровня глобальной иерархии ИС, на котором происходит смена рода систем, иначе говоря, известен своего рода "квант" информационных систем, которым является живая клетка. Клетке свойственны все те качества, которыми должна одновременно обладать система, для того чтобы быть информационной. Любая компонента клетки (органела), взятая в отдельности, уже не обладает всеми этими качествами. Поражает не столько количество всех функций, выполняемых в совокупности клеткой в течение ее митотического цикла, сколько сложность и распараллеленность реализуемых этими функциями алгоритмов. Поражает тот факт, что предельно простая ИС, каковой является живая клетка, "сразу" обладает таким уровнем сложности, и что науке неизвестны более простые естественные ИС.

Если попытаться оценить сложность клетки, используя для этого критерий А.Н.Колмогорова, то для самых простых одноклеточных организмов, в результате проведенных многократных оценок, получаются буквально астрономические цифры. Так например, согласно оценкам Н.Реймерса [20], порядок сложности для простейшего вида оногеоценоза и его окружающей среды лежит в интервале 1050 - 1060 бит. Он отмечает, что "обсчитать" сложность порядка 1060 бит с помощью 1010 ЭВМ, обладающих вычислительной скоростью 1010 бит/сек, возможно приблизительно за 3?1032 лет, в то время как Земля, как твердое тело, существует только 5?109 лет. Правда встречаются оценки объема информационного содержания одноклеточных организмов, по которым значения получаются существенно меньшими, но все равно очень большими абсолютно: порядка 1011 - 1012 бит. Такой разброс в результатах оценки сложности объясняется тем, что в настоящее время невозможно четко формализовано описать все функции даже простейших организмов.

Все рассуждения о том, что на каких-то ранних этапах эволюции ЖС существовали более простые представители некой "протожизни" вряд ли хоть в какой-то степени обоснованы. Для таких рассуждений в настоящее время нет никаких достоверных экспериментальных и убедительных теоретических данных. В то же время в биосфере наблюдается достаточно широкий спектр представителей ЖС, начиная от безъядерных простейших клеток, кончая человеком. Если считать, что все известные представители ЖС являются результатом некоторого эволюционного процесса, который развивался от каких-то простейших "прото-ЖС" (начиная от неизвестных физических систем) до человека, то возникает вполне естественный вопрос: почему наблюдаются практически все представители ЖС (по уровню сложности), начиная от этапа эволюции, на котором уже существовали клетки, и неизвестны представители более ранних этапов? В этой ситуации утверждение, что они не выжили до нашего времени крайне неубедительны. Ведь в итоге почти все известные представители ЖС любого уровня сложности, нашли для своего существования соответствующие экологические ниши. А те, которые вымерли, по причинам совершенно не понятным для науки, оставили какие-то следы о своем существовании. По всей вероятности, если "прото-ЖС" существовали бы, то или для них нашлись бы соответствующие экологические ниши, или же сохранились бы какие-нибудь следы их существования. Но так как протожизнь неизвестна. то или ее не было на Земле вообще, или же ее физическая природа была (а может быть и есть) совершенно другой, а не белково-нуклеиновой.

По всей вероятности, для прояснения в какой-то степени проблемы генезиса ЖС, необходимо постараться выявить принципиальную или фундаментальную разницу, если она существует, между информационными (целенаправленными) и физическими (направленными) процессами, или же между информационными и физическими системами.

Напомним, что есть все основания рассматривать информацию не как некоторое качество материальных объектов, а как качество специфических процессов (явлений, взаимодействий), принципиально несводимых к физическим процессам. Проблема дискриминации этих процессов уже предварительно рассматривалась в предыдущих разделах, где отмечалось, что решение этой проблемы усложняется еще тем, что, как это сейчас представляется, понятия информационных и физических процессов по своей природе могут быть сугубо относительными.

Вариационные принципы, на которых основывается точная наука, полностью исключает возможность стабильного существования термодинамически неравновесных систем. Если по каким-то причинам система становится такой, то она неизбежно со временем или распадается на стабильные системы, или же под действием физических факторов возвращается из нестабильного, неравновесного или "возбужденного" состояния в стабильное. Эти принципы не допускают возможность возникновения у системы каких-либо новых качеств, которые позволили бы ей "продлить" свое неравновесное состояние. Принципы наименьшего действия исключают возможность противодействия дестабилизирующим, разрущающим факторам за счет любого усложнения системы, а тем более такого существенного, как "превращение" системы в информационную, когда есть более "экономные" варианты. Чтобы допустить возможность такого рода противодействия разрушающим систему факторам надо в корне пересмотреть сами принципы наименьшего действия, которые во всех остальных случаях пока "работают" достаточно хорошо.

Надо учесть еще один из самых важных основополагающих принципов науки, без которого наука в современном ее виде просто не может существовать. Этот принцип утверждает, что в рамках научного познания приемлемы только те "новации", которые требуют самого минимального пересмотра уже известных науке законов и положений, что позволяет сохранить "преемственность" в процессе изучения окружающего мира. С другой стороны, новые исходные предположения или гипотезы по своей сути должны быть таковыми, чтобы расширяли фронт возможных исследований, а не сужали его, т.е. были бы гносеологически более перспективными или продуктивными. В науке сформулировано некое методологическое правило или принцип "Бритвы Оккамы", из которого следует, что при решении той или иной научной прблемы не следует прибегать к принципиально новым идеям, до тех пор пока не исчерпаны все возможности, основанные на уже существующем знании. Но каким образом можно достаточно строго определить наступление того критического момента, когда попытки традиционных объяснений действительно полностью исчерпаны? Безусловно, такого метода нет и, принимая в этом вопросе определенное решение, исследователь может расчитывать только на свою интуицию, т.е. на свои неформализованные знания.

Из всего сказанного очевидно, что гипотеза о изначальном существовании ИС, которые по своей природе принципиально не сводятся к ФС, но основываются на них, более перспективна, если не корректна, чем любое другое альтернативное предположение. Но это утверждение является важным, но недоказуемым постулатом. К тому же нужно учесть, что существует по крайней мере два очень важных обстоятельства, которые в какой-то степени ставят под сомнение правомочность всех предыдущих безальтернативных рассуждений о том, что только информационные процессы могут препятствовать распаду любых неравновесных систем, скорее, что стабильность термодинамически неравновесных систем, может быть обеспечена только при помощи адаптирующих, т.е. информационных процессов.

Во-первых, надо учесть, что сама идентификация таких неравновесных систем, т.е. систем, имеющих тенденцию, по тем или иным причинам, к распаду, или переходу из "возбужденного", неравновесного состояния в стационарное, достаточно проблематичная процедура. Сам процесс такого перехода системы из одного состояния в другое может иметь такое характерное время (период "распада"), что динамика этого процесса просто не будет восприниматься соответствующей субъект-системой, т.е. нестабильная объект-система будет восприниматься стабильной, даже статической. Иначе говоря, понятие стабильности и нестабильности тоже достаточно относительны, даже субъективны. Поэтому может быть все живое, как некая Мета-ЖС, не является стабильной системой, а находится в стадии распада и деградации. Причем, может быть она распадается таким образом, что в процессе этого распада многократно, но локально, возникает, существует некоторое время, а потом распадается некоторое множество ЖС, находящихся на нижних уровнях иерархии этой Мета-ЖС. Тогда безусловно ни одна из этих ЖС не может адекватно, а то и в принципе, зафиксировать, осознать процесс распада этой Мета-ЖС из-за чрезмерной разницы в их характерном времени.

Во-вторых, науке известны явления, динамические образования или структуры, которые благодаря именно специфике своей динамики, имеющей чисто физическую причинность, могут обладать достаточно длительным временем существования и восприниматься стабильными, хотя эти образования находятся в термодинамической неравновесности с окружащей средой, в обычном понимании этого понятия. В частности, к таким образованиям относят различные, так называемые, автоколебательные циклические процессы. В этом случае мы имеем неравновесность, динамику, открытую систему, что необходимо для поступления энергии из окружающей среды, и относительно "длительное" время существования. В то же время сущность явления полность. объясняется известными физическими законами, без необходимости привлечения каких-то специфических информационных причин.

Таким образом, приходим к выводу, что нам известны по крайней мере два типа неравновесных, динамических, открытых, но относительно стабильных систем, один тип из которых достигает стабильности благодаря определенным, соответствующим физическим закономерностямж другой же - сохраняет свою стабильность посредством управляющих, информационных процессов, в основе которых лежит какая-то компонента причинности, ни каким образом не сводимая к физической, но конечно с позиций современного уровня знаний. Точно также, воспроизводимость систем, их структур, может реализоваться благодаря чисто физическим закономерностям (в частности, кристаллические структуры), а также при помощи генетического механизма, т.е. соответствующих информационных процессов.

Следовательно, получается, что практически все свойства, перечисленные в полиатрибутивном определении информационных и живых систем, как наиболее специфические для них, могут встречаться в отдельности, а также в той или иной совокупности и у систем, заведомо известных как физические.

Таким образом, в одном случае факторы, сохраняющие какое-то время неравновесные системы, обладающие всеми этими свойствами, воспринимаются нами как совокупность некоторых физических закономерностей (факторы физической стабильности - ФФС), а в другом - как совокупность специфических управляющих, т.е. информационных процессов (информационные факторы стабильности - ИФС). Поэтому, можно считать, что проблема идентификации ИС, т.е. ЖС, на фоне множества физиических систем, свелась к проблеме корректной дискриминации этих факторов. Чем же принципиально отличаются ИФС от ФФС ?

Безусловно ФФС являются совокупностью определенных физических свойств как самой рассматриваемой системы, так и окружающей ее среды. Скорее ФФС явлются системным качеством системы этих свойств. Что касается ИФС, то казалось бы можно представить, что эти факторы являются системным качеством системы только некоторых внутренних свойств рассматриваемой неравновесной системы. Но вряд ли мы имеем право на такое предположение, т.к. программа любого управляющего процесса учитывает, а следовательно, включает в эту систему свойств и свойства окружающей среды.

Следовательно, нужно попробовать подобрать другой критерий для эффективной дискриминации управляющих, т.е. целенаправленных процессов и направленных, т.е. имеющих в своей основе чисто физические причины. Как отмечалось ранее, наблюдая субъект-систему со стороны, извне, очень трудно подобрать такие абсолютные критерии. Нужно каким-нибудь способом зафиксировать или осознать наличие в субъект-системе образа предполагаемого результата до реализации процесса, который представляется управляющим, т.е. информационным. И если впоследствии по окончании этого процесса, реальный результат совпадет с заданной точностью с ранее осознанным его образом, то тогда можно утверждать, что процесс был информационным, т.е. управляющим или же, что наблюдалось некое поведение. Таким образом, идентифицировать любой управляющий процесс, по всей вероятности, можно только в том случае, если субъект-система имеет возможность тем или иным способом осознать закодированный текст алгоритма этого процесса, некоторым образом содержащегося в объект-системе, до его реализации. Иначе говоря, только в том случае, если субъект-система воспринимает неокторую часть объект-системы в качестве программы будущего информационного процесса, а в дальнейшем убеждается, что такой процесс реализуется по такой программе. Только тогда можно однозначно утверждать, что наблюдаемый процесс был информационным, а следовательно, объект-система является информационной. Отсюда следует, что для адекватной идентификации любой ИС в качестве таковой необходимо, чтобы выполнялись следующие условия:

- субъект-система должна понимать алгоритм информационного процесса, который может реализовать объект-система;

- до реализации информационного процесса субъект-система должна иметь возможность "ознакомиться" с его программой (алгоритмом);

- наблюдаемый впоследствии процесс должен с заданной точностью соответствовать этой, предварительно осознанной программе.

Как представляется перечисленные условия являются необходимыми и достаточными для корректной идентификации любых информационных процессов, а следовательно, для адекватной дискриминации ИФС и ФФС, а также ИС и ФС. Но отсюда же следует, что субъект-система не может идентифицировать любую объект-ИС в качестве информационной. ИС, алгоритмы информационных процессов которых не осознаются субъект-системой, будут восприниматься как ФС, подчиняющиеся неизвестной совокупности физических закономерностей. В этом случае, если по каким-нибудь причинам невозможно реализовать упомянутые условия, то любая объект-система может быть воспринята как в качестве ФС, так и в качестве ИС - все будет зависеть от позиции, занимаемой соответствующей субъект-системой. Но в то же время очевидно, что перечисленные условия, необходимые в совокупности для корректной идентификации ИС, все-таки достаточно часто реализуются.

Таким образом, в одном случае реакция противодействия дестабилизирующим факторам у неравновесной системы формируется только в момент действия этих факторов, а в другом - программа такой реакции заблаговременно сформирована и содержится в такой системе, а при возникновении дестабилизирующих факторов, эта программа реализуется в виде соответствующей реакции противодействия. Иначе говоря, неравновесные, относительно стабильные физические системы "импровизируют" свою реакцию противодействия дестабилизирующим факторам, а информационные имеют заблаговременно полный "сценарий" такого противодействия.

В первом случае (в случае ФФС) соответствующие текущие физические параметры обуславливают в своей совокупности реакцию противодействия текущим дестабилизирующим систему факторам, т.е. сам "сценарий" этой реакции никак не зафиксирован в объект-системе, а домысливается субъект-системой; а во втором случае (в случае ИФС) при помощи соответствующих физических параметров в объект-системе записан кодированный текст детальной программы реакции на будущую совокупность дестабилизирующих факторов, т.е. объект-система заранее "знает" как она будет реагировать на те или иные дестабилизирующие факторы. И эта программа осознается субъект-системой до реализации самой этой реакции объект-системы, конечно с неизбежной компонентой субъективизма. В этом, по всей вероятности и заключается "незначительная", но принципиальная, даже фундаментальная, разница между ФФС и ИФС. В случае ФФС программа "сценария" реакции объект-системы домысливается субъект-системой , т.е. "создается" ею самой, и не содержится в объект-системе; а в случае ИФС - эта программа реально существует в объект-системе и только осознается субъект-системой.

Подчеркнем, что в обоих случаях под понятием программы имеется в виду план, схема четкой последовательности элементарных "действий", которые в своей разворачивающейся во времени последовательности, образуют процесс, т.е. динамическое явление, воспринимаемое как реакция объект-системы на дестабилизирующие факторы, т.е. речь идет всегда о схеме динамического явления.

По всей вероятности, из всего сказанного достаточно хорошо вырисовывается принципиальная, фундаментальная разница между ФФС и ИФС, а следовательно, между ФС и ИС. Поэтому представляется достаточно правомочным постулировать существование этой фундаментальной разницы между ФС и ЖС т.е. ИС, тем более, что принятие такого постулата не противоречит всем накопленным человечеством знаниям. А отсюда неизбежно следует утверждение (или очередной постулат), что ФС и ЖС являются фундаментальными, изначальными формами существования материи и, что, по всей вероятности, невозможен переход от любых ФС к ИС или ЖС в результате любого чисто физического развития.

Таким образом, еще раз подчеркнем, что можно с достаточной уверенностью постулировать, что основным, если не единственным, специфическим качеством или свойством ЖС является их имманентная способность к информационным взаимодействиям, иначе говоря ЖС являются естественными ИС. И этим качеством ЖС принципиально отличаются от ФС. Но не достаточно принять такое утверждение. Нужно также четко сформулировать критерии однозначной идентификации ЖС на фоне многочисленных ФС. А эта процедура, как уже отмечалось, сводится к корректной дискриминации целенаправленных или информационных процессов - ИП или ЦП, и направленных или физических - НП или ФП. Следовательно, надо попытаться решить проблему такой дискриминации. Иначе говоря, нужно сформулировать такое определение этих процессов, которое и позволило бы осуществить такую дискриминацию. Очевидно, что это определение должно быть сформулировано таким образом, чтобы обеспечивалась четкая инвариантность, если конечно это возможно. Любая относительность не позволит однозначно дискриминировать ЦП и НП, а следовательно ЖС и ФС.

Уже отмечалось, что НП - это такие процессы, которые обусловлены всей совокупностью качеств системы (включая структурные !) и окружающей среды в момент реализации НП объект-системой. Причем, качеств, как наблюдаемых, так и не наблюдаемых субъект-системой. А причины, лежащие в основе любых НП, имеют только физическую природу. Иначе говоря, характер наблюдаемого НП полностью описывается или может быть описан физическими закономерностями. Здесь надо подчеркнуть одно очень важное обстоятельство: процедура дискриминации ЦП и НП по своей сути в обязательном порядке подразумевает наличие некой субъект-системы, которая и осуществляет эту дискриминацию. Без такой системы бессмысленно говорить об этой процедуре.

Как уже отмечалось, ЦП - это такой процесс, сценарий которого заблаговременно так или иначе зафиксирован в объект-системе, т.е. алгоритм этого процесса каким-то образом закодирован структурно в некотором пространстве качеств, характерных или присущих объект-системе. Но для реализации этого алгоритма в виде ЦП объект-система помимо памяти, где фиксируется этот алгоритм, должна обладать соответствующим исполнительным механизмом и рецепторной системой (подсистемой), контролирующей те или иные качества окружающей среды и самой объект-системы.

Ясно, что для адекватной идентификации ЦП субъект-система должна понять закодированный алгоритм процесса. В противном случае ЦП будет восприниматься как НП, обусловленный физическими причинами.

С другой стороны некоторая совокупность качеств объект-системы, в том числе и структурных, может достаточно однозначно предопределить ее реакцию на те или иные изменения в окружающей среде, т.е. быть воспринята как закодированный алгоритм будущего ЦП, а физические связи объект-системы воспринять в качестве механизма, реализующего этот алгоритм. В такой ситуации неизбежна субъективность в оценках природы наблюдаемого процесса.

Интуитивно вроде бы ощущается принципиальная разница между ЦП и НП, но как только предпринимается попытка сформировать соответствующее формализованное понятие НП и ЦП сразу же выявляется, что невозможно выделить отличительные, специфические качества ЦП для их однозначной, инвариантной дискриминации от НП. По все вероятности, это происходит потому, что упускается какая-то сущность (или сущности), которую надо включить на формализованном уровне в системы, формирующие понятия ЦП и НП. Сущности или качества может быть известные, а может быть и нет.

Если не решить проблему адекватного определения понятий ЦП и НП, то все рассуждения о сущности ИС, ЖС, их соотношении к ФС становятся если не бессмысленными, то по крайней мере очень неубедительными. Ведь для того, чтобы все эти рассуждения приобрели бы хоть какую-нибудь значимость, надо четко, однозначно на формализованном уровне представить о чем идет речь, т.е. что такое информация, ЦП и ИС.

Анализ попыток дать адекватное определение таким понятиям как информация, ИС и ИП показывают, что, по всей вероятности, изначально надо попытаться дать удачное определение ИП, а уже после этого можно будет информацию определить как причину, лежащую в основе ИП, а ИС - как систему, способную реализовать ИП. В таком варианте проблема адекватного определения всех перечисленных выше понятий сводится к адекватному определению сущности ИП. Утверждение, что в основе любого ИП лежит хоть одна причина, не имеющая физической пророды, правильна с позиций понимания природы ИП, но мало что дает с точки зрения возможности однозначной идентификации наблюдаемого процесса в качестве информационного. Ведь любая принципиально нефизическая причина в итоге так или иначе проявляет себя как некоторое физическое явление уже хотя бы потому, что любая информация должна быть зафиксирована на каком-нибудь физическом (материальном) носителе, и сам ИП в итоге реализуется всегда как некоторое физическое явление, т.е. приобретает вид ФП, т.е. НП.

В настоящее время можно однозначно считать, что проблема сущности генезиса живых систем наукой не решена даже приблизительно. Правда выявлен достаточно большой комплекс специфических качеств, которые присущи только живым системам. Но в то же время нет строгого обоснования, что этот комплекс не только необходим, но и достаточен. Можно считать, что выявлены только некоторые системные качества ЖС, но пока нет четкого понимания природы взаимообусловленности между этими качествами (связями) и, что самое главное, - абсолютно не известен системообразующий фактор или факторы. По всей вероятности последнее обстоятельство и позволяет сделать вывод, что не все системные качества ЖС выявлены. Эта ситуация и допускает практически полный произвол в умозрительных процедурах выявления наиболее специфических системных качеств ЖС. В то же время, в любом случае можно однозначно утверждать, что любой ЖС имманентно свойствены управляющие функции, в основе которых всегда лежат информационные процессы (взаимодействия), поэтому достаточно обоснованным представляется утверждение, что в качестве наиболее специфического системного свойства ЖС можно принять именно эту их способность к информационным взаимодействиям. Отсюда однозначно следует следующее моноатрибутивное определение живых систем:

Живые системы - это информационные системы.

И принять, что наиболее значимым, специфическим системным качеством живых систем (организмов), является их имманентная способность реализовывать информационные процессы. Этим качеством они принципиально отличаются от неживой материи.

Использование информационного подхода при изучении живой материи многими исследователями представляется чрезвычайно перспективным. Например, А.А.Ляпунов отмечал, что информационный подход позволяет ставить новые конкретные вопросы перед науками о живой природе, в частности вопрос о еще не открытых элементах структуры организма, которые могли бы быть материальными носителями биологической информации в определенных случаях. Информационный подход делает возможным такой способ рассмотрения биологического объекта, при котором его субстратная природа вообще не будет играть какой-либо существенной роли. В любом случае такой подход представляется более перспективным, т.к. позволяет выявить новые, сугубо информационные качества ЖС, которые пока не попадают в поле зрения науки о живом. В.А.Заренков в [19] совершенно правильно отмечает, что изучая некую сущность с использованием методов определенной науки нельзя выявить в изучаемом объекте некие качества не входящие в компентенцию данной науки. Например, нельзя отыскать в организме что-либо не относящееся к физхимии, пока для его изучения используются только методы физической химии.

Глава 4. ПРОБЛЕМА ЭВОЛЮЦИИ ЖИВЫХ СИСТЕМ

Ситуация с определениями понятий эволюция и развитие также не очень однозначна. Разные авторы по-разному трактуют сущность этих процессов.

Понятие развития в [1] определяется как необратимое, определенно направленное и закономерное изменение материальных и идеальных объектов, приводящее к возникновению у них нового качества. Свойство закономерности развития указывает на то, что в основе развития лежат не случайные события, а события, проистекающие из самой сути объекта и из типа его взаимодействия с окружающей средой. Направленность развития означает, что в процессе развития постепенно накапливаются однокачественные изменения, определяемые типом взаимодействия данного объекта с окружающей средой и его внутренними противоречиями. Совокупность однокачественных изменений и определяет направленность изменения объекта.

Согласно [27] эволюция, развитие - это прежде всего создание новых структур, переход от одних квазистационарных состояний к другим, которые могут быть не очень близкими к исходным. Это определение, по всей вероятности, надо несколько уточнить и указать, что, во-первых, речь идет о системах; во-вторых, что имеется в виду создание (возникновение) вообще новых системных качеств - не только структурных, но и функциональных.

В настоящее время различают классический и бифуркационный механизм эволюции физических систем. Первый характеризуется медленным накоплением небольших изменений. Второй обеспечивает быстрые, практически скачкообразные изменения сразу многих качеств развивающихся систем. Считается, что в эволюционном процессе бифуркационного типа присутствует также и "наследственность": каждое новое состояние определяется предшествующим и характером внешних воздействий. Запуск "катастрофы", т.е. бифуркационного процесса, осуществляется случайными внешними воздействиями. В науке имеются большие, но пока не реализованные, надежды с позиций бифуркационных процессов обосновать эволюционное развитие ФС в ЖС.

Принято различать два основных способа развития, эволюции систем. Первый способ обеспечивает отбор и сохранение систем, обладающих только большей энергией внутренних связей, т.е. этот способ развития характерен для ФС. Второй способ развития - сохраняет те системы, которые обладают наибольшим многообразием способов поведения в ответ на разнообразные внешние воздействия, т.е. сохраняются системы с наибольшим запасом информации - негэнтропии, возрастающим в процессе развития. Очевидно, что второй способ развития характерен только для ИС [24].

Выделение этих двух способов развития систем, а скорее, можно сказать - их противопоставление, еще раз подчеркивает фундаментальную разницу между ФС и ИС.

Большинство исследователей, занятых проблемой генезиса живого, в настоящее время сходятся во мнении, что вероятность одномоментного преобразования ФС в ЖС по физическим, в основном стохастическим причинам, исчезающи мала. Чтобы получить разумные значения этой вероятности нужно или вкорне пересмотреть основополагающие принципы теории вероятности, или же допустить возможность развития ФС в известные ЖС с поэтапным, постепенным накоплением всех качеств, определяющих известные ЖС. Первый вариант отпадает, т.к. существующая теория вероятности во всех остальных случаях пока "работает" хорошо. Что касается второго варианта, то здесь возникает, уже неоднократно упомянутая, проблема промежуточных форм, т.е. следов некой "протожизни". Все попытки экспериментально, искусственно воспроизвести процесс развития ФС в ЖС также были неудачны.

Для того чтобы представить поэтапный процесс развития ФС в ЖС нужно выделить из всей совокупности качеств, определяющих ЖС, некоторое одно качество. Описать процесс стохастического развития ФС, в результате которого она приобретет это качество. Потом взять другое качество и т.д. Но даже если значение вероятности такой стохастической "однофакторной" эволюции ФС окажется в разумных пределах, вероятность реализации всей цепи такого "по-шагового "преобразования ФС в ЖС, как правильно отмеченно в [30], все равно окажется исчезающи мала. Но главное не это. Нужно обосновать эффективность такого однофакторного процесса развития ФС, причем не единичного, а массового. Так например, есть версия, что процесс "генетической" матричной передачи структуры предшествовал живой материи. Эта версия основывается на результатах исследований последних лет, которые показали возможность синтеза полимеров на минеральных поверхностях. Наблюдался синтез полипептидов на глинах и полинуклеотидов на базальтах. В минералах может реализоваться 3-5-ти буквенный неперекрывающийся код. Прослежено воспроизводство до тридцати "поколений" слоев глины при матричном синтезе самих глин. Отсюда возникло предположение, что эти минеральные матрицы могли послужить основой для первых предклеточных систем. Далее предполагается, что матричное копирование полимеров на минералах могло привести к образованию коротких цепей нуклеиновых кислот, которые якобы способны размножаться и вне связи с живым организмом (клеткой). Дальнейшее развитие привело эти цепи к РНК, а затем к ДНК, которая в силу своей устойчивости к повреждениям, оказалась наиболее надежной для выполнения функций передачи наследственности. Потом уже развитие привело к возникновению "полноценной" клетки.

Вот типичный ход рассуждений, в которых упускается главное: матричное копирование минералов и полимеров на минералах - это копирование структур статических систем, причем типа ФС, а не копирование информации о структуре и функциях динамичеких систем, т.е. не копирование информационных систем! В приведенных рассуждениях также неясно какие причины должны лежать в основе процессов развития коротких нуклеиновых цепей в РНК, РНК в ДНК и т.д. И пока нет самой жизни, что будет записывавться в ДНК? Конечно никакого экспериментального подтверждения эта версия генезиса ЖС пока не имеет.

Рассмотрим другой вариант такой "однофакторной" теории развития ФС в ЖС. По этой теории выделяются два качества ЖС как "самых" специфичных [30]. Первое качество - это способность однозначно (с точностью мутационных процессов) воспроизводить информацию, записанную на молекулярном уровне о структуре (по всей вероятности, и о функциях, К.В.) живого. Второе качество - это киральная чистота, т.е. в живой материи полностью нарушена зеркальная симметрия. В неживой природе все известные процессы препятствуют этому. Поэтому, еще В.И.Вернадский киральную чистоту считал важнейшим признаком жизни [18] (важнейшим, но не единственным, К.В.). В [30] отмечается, что в рамках теории "бифуркаций", "катастроф" можно получить эффект "скачкообразного" возникновения кирально чистой структуры из первоначальной смеси оптических антиподов. Отсюда В.И.Гольданский (см. предисловие к [30]) делает вывод, что доказана возможность возникновения живого из неживой материи в результате некоторого "биологического Большого взрыва" (по аналогии с "Большим взрывом", давшим, как считается, начало нашей Вселенной), который произошел на каком-то этапе развития Вселенной и привел к зарождению жизни, но не во всей Вселенной и не во всех возможных Солнечных системах и даже не во всей Солнечной системе, а только на Земле.

Но здесь опять упускается тот момент, что киральная чистота - это только одно из качеств, средств, может и основных, которое используется в ЖС в процессе ее функционирования, в частности при генетической передаче информации. А вот в результате какой бифуркации, катастрофы могла одновременно во множестве возникнуть информация (однотипная) онтогенеза клетки и быть зафиксированной, в частности, в ДНК? Не ясно. Ясно только то, что вероятность такой "катастрофы" также исчезающи мала. Или опять речь идет о некой примитивной "протожизни"; тогда какой, и где ее следы? Насколько известно, даже возможность получения просто кирально чистой структуры по этой теории экспериментально также пока не подтверждено.

Так приблизительно обстоит дело со всеми теориями поэтапного развития ФС в ЖС по стохастической причине.

Главными факторами эволюции ЖС по Ч.Дарвину являются изменчивость, наследственность и естественный отбор. Изменчивость создает то многообразие форм живых систем, откуда механизм отбора выделяет системы, которые будут реализованы природой. Изменчивость подразумевает наличие в любом процессе развития стохастической составляющей [27]. Считается, что главным организационным принципом эволюции является - усложнение, дифференциация форм движения материи, в частности живой материи. Таким образом, при объяснении сущности эволюционного процесса постулируется: во-первых, вероятностная природа изменчивости (механизм случайных мутаций); во-вторых, прогрессивный характер эволюции. Последнее положение нашло отражение в 5-м законе энергоэнтропики о преимущественном развитии. Согласно этому закону в каждом классе материальных систем преимущественное развитие получают те системы, которые при данной совокупности внутренних и внешних условий достигают максимального значения негэнтропии или максимальной энергетической эффективности [24].

Для начала обратим внимание на первый постулат (аксиому) о вероятностной природе изменчивости. Если речь идет только о некоторой компоненте, стохастической составляющей, то следовательно помимо этой составляющей существует другая - имеющая природу или функционально-физическую, или же информационную, т.е. целенаправленную. Тогда не ясно; во-первых, какую природу все же имеет эта вторая составляющая; во-вторых, в каком количественном соотношении находятся эти две составляющие (компоненты). В любом случае ввод второй составляющей неизвестной природы делает неопределенным само понятие изменчивости и всю природу эволюционного процесса. Если же считать, что изменчивость имеет чисто вероятностную природу, то сразу же возникает проблема количественной оценки вероятности одноактового возникновения совокупности некоторых новых качеств. Проблема эта обсуждалась в предыдущем разделе. Что касается возможного процесса постепенного накопления новых качеств, происходящего в результате чисто вероятностных причин, с приемлемым значением вероятности, то и здесь возникает проблема промежуточных форм.

Выделим из всего многообразия известных ЖС такие характерные классы ЖС как: безъядерные клетки (прокариоты), клетки с оформленными клеточными ядрами (эвкариоты), многоклеточные организмы, организмы обладающие только психической способностью отображения, организмы обладающие сознанием и организмы обладающие, помимо сознания, еще способностью к рефлексии. Ясно, что переход от одного класса ЖС к другому подразумевает появление чрезвычайно большого количества новых качеств. Тогда здесь вероятность одноактового появления всей совокупности этих новых качеств, в результате одной, случайной мутации, также равна нулю! Поэтому для того, чтобы принять чисто вероятностную природу изменчивости, необходимо объективно выявить цепочку всех промежуточных вариантов ЖС между этими классами и научно объяснить сущность этих промежуточных форм. Такая же ситуация наблюдается, в основном, и при попытке объяснить появление новых отдельных органов, т.е. новых структурных и функциональных качеств, внутри каждого из упомянутых классов ЖС, в результате эволюционного процесса, имеющего чисто вероятностную природу.

В настоящее время накоплено очень много научных фактов, каждый из которых в отдельности, и тем более вся их совокупность, с достаточной убедительностью показывают, что с классической теорией эволюции ЖС и с классической генетикой дело обстоит крайне неблагополучно. Приведем в качестве примера несколько таких фактов.

1. В последнее время были открыты, так называемые, мобильные дис-пергированные гены - МДГ, которые могут по неизвестным причинам перемещаться, менять свое место в пределах одной хромосомы, и от одной хромосомы к другой хромосоме. В результате таких перемещений могут создаться гены, а порой и рождаться новые признаки организма. Более того, МДГ могут в виде "плазмидов" выйти из под контроля клетки, переносить гены или группы генов от одних видов живых организмов к другим, иногда самым далеким. Главное наблюдаются синхронные взрывы генов (это явление называют "модой на мутацию"), которые проявляют себя в том, что иногда вдруг некоторая мутация начинает сильно проявлять себя в удаленных популяциях. Ясно, что в такой ситуации говорить о чисто стохастической природе мутаций не приходится. В науке пока нет версий, объясняющих приро-ду причин, провоцирующих эти мутационные "взрывы".

2. В настоящее время пришли к выводу, что о монополии ДНК и клеточных ядер в передаче наследственности, по всей вероятности, не может быть и речи. Вся клеточная структура - сама, во взаимодействии с ДНК ответственна за онтогенез и видообразование. Иначе говоря, синтез белка регулируется на клеточном уровне и один и тот же ген может стать основой для синтеза разных белков.

3. Выявлены большие участки ДНК, которые не участвуют в синтезе белков клетки. Одни считают, что на этих "неработающих" участках записана информация, регулирующая определенные функции клетки; другие считают, что эти участки или остатки предыдущей эволюции, или же возможной будущей! Интересно отметить, что у рептилий этих неработающих участков по некоторым данным в пять раз больше, чем у млекопитающих. У дрозофилы 85 процентов ДНК находится в "резерве"! Косвенным подтверждением идеи, что "неработающие" участки ДНК - это остатки предыдущей эволюции и возможной будущей, можно считать известную параллель зародышевых превращений с существующей иерархией живых организмов, т.к. это явление можно трактовать не только как подтверждение эволюционных процессов, что индивидуальное развитие в процессе онтогенеза повторяет в сокращенном варианте историю эволюции вида в процессе филогенеза, но воспринимать и как быструю "прокрутку" уже пройденного участка полного сценария развития вида.

4. Признано, что видообразование на Земле идет полосами: длительные стационарные периоды сменяются резкими, относительно короткими промежутками времени, когда во множестве возникают новые виды. Это уже не гипотеза, не гипотетическое построение, а реальная история развития живого мира (биосферы) Земли. Ритмичность таких "биосферных катастроф" имеет период приблизительно 30-32 миллиона лет.

5. До настоящего времени при помощи селекции (искусственного отбора) не смогли получить ни один новый вид хоть какого-нибудь живого организма, даже микробов! Уже одно это обстоятельство позволяет сделать вывод, что теория происхождение видов по Дарвину недостаточно адекватна, а может быть и в принципе неверна.

6. Экспериментально было зафиксировано, что одноклеточная инфузория тетрахимена в течение 10 минут "знакомства" с новым химическим веществом, введенным в раствор, где пребывали эти инфузории, создавала у себя соответствующие рецепторы, реагирующие на это вещество. И этот новый рецептор начинал передаваться по наследству приблизительно до 500 поколений, хотя потом их содержали в растворе без этого вещества. Объяснить это явление случайным механизмом или отбором совершенно невозможно, т.к. концентрация этого вещества в растворе была такова, что за эти 10 минут большинство инфузорий могло встретиться только с одной молекулой и один раз.

Таких фактов, ставящих под самое серьезное сомнение адекватность дарвинизма, накоплено очень много. Поэтому можно считать почти достоверным, что вариант чисто вероятностной причины эволюции живого на Земле полностью отпадает. Но в настоящее время большинство научных исследователей, по крайней мере "бывших советских", считает, что наиболее объективной и единственно правильной является теория эволюции живых организмов, основанная на учении о происхождении видов Ч.Дарвина.

Наиболее распространенными, альтернативными по отношению к дарвинизму, теориями, являются различные версии учения о наследовании приобретенных качеств, свойств, основоположником которого был Ж.Б.Ламарк. Сторонники ламаркизма считают, что приобретенные в процессе онтогенеза новые адаптирующие способности, или часть этих способностей, могут быть переданы генетически, обуславливая тем самым характер эволюционного процесса. Дарвинизм категорически отвергает адекватность любого варианта ламаркизма. В [31] утверждается, "...что пока мы не только не знаем, но, исходя из ныне известных данных..., и вообразить не можем способ, с помощью которого информация могла бы попасть в нуклеиновые кислоты извне". Но такая категорическая точка зрения не очень-то согласуется с новейшими данными о существовании и функциях МДГ, плазмидов и выявленной в последнее время возможности участия всего организма в процессах онтогенеза и видообразования. По всей вероятности последние достижения в области генетики уже не позволяют придерживаться такой категорической точки зрения. Скорее всего определенная часть наследственных изменений обусловлена причинностью, природу которой объясняет теория происхождения видов Ч.Дарвина, т.е. имеет стохастическую природу. Другая часть эволюционных изменений может происходить под влиянием самого организма, т.е. вызываться причинами, которые объясняет теория ламаркизма. Однако, даже все эти причины в совокупности не могут пока полностью объяснить закономерности эволюционного процесса.

Уже давно многие исследователи в области генетики и эволюции живых организмов в той или иной форме отмечали наличие некоторой компоненты причинной основы эволюции, не имеющей стохастическую природу, но мало кто акцентировал это положение и тем более пытался дать адекватное объяснение природы, сущности этой компоненты. Все внимание традиционно сосредотачивалось на стохастической компоненте. В качестве примера более или менее четкой формулировки неадекватности дарвинизма можно привести следующие высказывания.

М.Д.Франк-Каменецкий в [32] обращает внимание на следующее об-стоятельство. Теория дарвинизма основана на изменчивости и отборе. Изменчивость предполагает стохастическую мутацию кода ДНК. Мутация может быть только "точечной", т.е. привести к изменению только одного аминокислотного остатка в одном из белков целого организма. Мутации очень редки и одновременное изменение двух аминокислотных остатков в одном белке совершенно невероятно. Тогда "точечная" мутация может быть только или нейтральной, или же вредной для организма и естественный отбор уничтожит этот организм. Таким образом, механизм "точечных" мутаций не согласуется с эволюционной теорией дарвинизма. Открытие МДГ и плазмид усугубили этот конфликт. Если считать, что изменчивость у организмов обусловлена перегруппировкой готовых генов, которая может быть вызвана плазмидами и МДГ, то дарвиновская теория происхождения видов превращается в теорию происхождения генов, "...которые возникли когда-то однажды, раз и навсегда, а эволюция только тасует их как колоду карт". Тогда остается без ответа главный вопрос - откуда все-таки взялись сами эти гены? Далее, в этой же работе отмечается, что "...оказывается организм в ходе развития вырабатывает свой, совершенно уникальный набор генов". Иначе говоря, организм каким-то образом меняет свою генетическую программу. Главное совершенно не ясно является эта способность имманентной или нет.

Здесь также интересно привести мнение Д.И.Блохинцева, который обсуждая проблемы природы эволюции, заметил, что "...полезное приспособление становится полезным, лишь достигая определенной степени совершенства". "Недоделанное" приспособление не только не дает никакого преимущества организму, но и вредно ему. Поэтому, оставаясь на точке зрения современной теории эволюции, мы должны признать возможность, что в результате игры случая возникает сразу весьма совершенный механизм. И этот новый механизм должен передаться по наследству особям следующего поколения, т.е. он должен быть записан в генах, записан в ДНК. Вероятность такого события исчезающи мала. Поэтому Д.И.Блохинцев считает, что "... в генетической программе, записанной в ДНК, должны происходить время от времени целесообразные, направленные к определенной цели, изменения (изменения целого блока программы развития организма), которые впоследствии укрепляются в процессе естественного отбора или, напротив, оказываются неудачными и отвергаются в практике жизни". И, что такие "блочные" изменения программы развития организма записаны в ДНК, т.е. эта программа периодически самомодифицируется.

Таким образом, можно считать, что вся совокупность современных научных знаний практически полностью исключает возможность принятия чисто вероятностной природы причин изменчивости. Следовательно, более адекватным, если не единственно правильным, является предположение как минимум о двух составляющих причинности эволюции и развития ЖС в процессе их онтогенеза и филогенеза.

Стохастическая составляющая характерна для любых процессов развития. Тем более, стохастический фактор всегда присутствует при размножении, т.е. при генетической передаче информации. Нестохастическая компонета может иметь физическую природу в процессах развития ФС. Что касается развития ЖС, то как уже отмечалось, науке не известны физические причины, которые могли бы обуславливать развитие ЖС и тем более одноактное возникновение совокупности большего количества взаимообусловленных специфических новых качеств. Никакие физические явления не могут играть роль этой нестохастической компоненты причин эволюции живого на Земле, тем более если эта компонента основная. В крайнем случае физические явления могут быть условием, "запускающим" некоторые основные причины эволюционного процесса. Поэтому остается только сделать вывод, что нестохастическая компонета может иметь только информационную природу, и что эта компонента является основной! Она определяет стратегическое направление эволюционного процесса!

Следовательно, есть достаточное основание предположить, что два типа причин: стохастический и информационный, как основной, - в итоге и определяют характер эволюции ЖС, ее целенаправленность. Однако попытка объяснить таким образом природу эволюции ЖС порождает серьезные проблемы, а именно: - источника этой информации, т.е. генезиса этой программы эволюции, - способа ее передачи живым организмам, - цели эволюции ЖС, по крайней мере на Земле.

Если допустить гипотезу об изначальном параллельном существовании живой и неживой материи,то такая "программа" эволюции живого на Земле могла или существовать изначально, или же быть выработанной другими (внеземными) ЖС на некотором этапе развития Вселенной. Иначе говоря, эта гипотеза обосновывает идею глобальной панспермии. В этом случае эта "программа", назовем ее Глобальной программой эволюции - ГПЭ, могла бы обеспечить также и локальную эволюцию ФС в ЖС на Земле. Если предположить существование ГПЭ, то решение многих проблем, с которыми сталкивается наука при изучении любого вида развития, любого типа систем, можно было бы отчасти, если не в основном, свести к изучению структуры, алогритма (логики) соответствующих фрагментов ГПЭ.

На первый взгляд такой подход вроде бы по существу ничего не меняет: проблемы все-таки остаются и их надо решать. Но такой подход позволяет использовать другие методологические принципыб другие средства познания объективного мира. И если в настоящее время пока не существуют такие адекватные средства и методические принципы, то после уточнения природы этих проблем, намного облегчается задача разработки таких необходимых средств и принципов. В частности, при изучении объективных процессов и явлений, такой подход обосновывает использование, помимо известных законов физических взаимодействий, также и законы логических отношений, принципов объективной телеологии и т.д. Возникает возможность выхода из так называемой "допроблемной" ситуации [33], когда "мы не знаем, что не знаем", и перехода к ситуации, когда "мы знаем, что чего-то не знаем".

Когда неизвестен носитель информации и другие параметры, необходимые для информационного взаимодействия И-систем, идентифицировать информационный процесс можно только по косвенным данным. В частности, при помощи выделения элементов поведения на фоне физических взаимодействий. Вот резкие изменения качеств организмов, появление новых классов, органов и т.д., все эти, необъяснимые с точки зрения известных физических и биологических законов, но удивительно целесообразные новации, которые наблюдаются в эволюции ЖС на Земле, могут считаться признаком некоторого целенаправленного поведения, результатом информационного процесса. Как правильно отмеченно в [53] "...отсутствие знания о носителе информации, неумение выделить физический процесс, выступающий в роли носителя информации, не может служить достаточным основанием для отрицания самого факта передачи информации". Следовательно, в первую очередь надо сосредоточить внимание на поиске носителя сигналов, управляющих процессом эволюции, и соответствующих рецепторов у организмов. Надо выявить физическую природу этого носителя, выявить какие его параметры используются для модуляции, принципы модуляции, кодирования информации и т.д.

Если принять гипотезу о существовании ГПЭ, то нужно будет принять гипотезу и о существовании некой глобальной ИС, Мета-ИС, как системы, которая реализует ГПЭ, реализует эволюцию ЖС, по крайней мере наблюдаемую на Земле.

Таким образом, получается, что адекватное обоснование информационной природы, основной компоненты причинности эволюционного процесса на Земле, возможно только при условии принятия гипотезы о изначальном параллельном существовании ФС и ЖС, как фундаментальных форм материи. Ситуация с этой гипотезой обстоит следующим образом.

Отсутствие следов "протожизни", переходных форм от ФС к ЖС, вроде бы увеличивает "шансы" этой гипотезы. Это обстоятельство, на первый взгляд, можно принять за своего рода "опытное" подтверждение этой гипотезы. Но тут необходимо учесть, что из самых общих методологических принципов науки "наблюдение" некоторого явления (объекта) делает достоверным факт его существования, а "ненаблюдение", само по себе не делает вероятность его существования равным нулю. Только наблюдение других явлений, существование которых адекватно обосновывает невозможность существования ненаблюдаемого, может эту вероятность сделать практически равной нулю. Иначе говоря, в первом случае мы сознательно или случайно из бесконечного числа условий выделили такие, при которых явление было реализовано. Во втором случае мы никогда не можем утверждать, что преребрали все возможные варианты сочетаний условий, для того чтобы выявить нужное нам явление. Следовательно, для подтверждения этой гипотезы нужны другие экспериментальные факты. Это во-первых.

Во-вторых, эта гипотеза плохо "стыкуется" с общими положениями теории развития и эволюции Вселенной. Согласно этой теории с момента "Большого взрыва", давшего начало нашей Вселенной, материя "начала" свое развитие с самых простых, известных для нас форм существования и уже потом, по мере "остывания" Вселенной, шло усложнение этих форм. При таком сценарии развития событий ни о каком одновременном возникновении живой и неживой материи не может быть и речи, т.к. ясно, что сложность ЖС, по крайней мере известных для нас, намного больше сложности элементарных частиц и других "простейших" форм неживой материи. Поэтому, чтобы согласовать эту гипотезу с принятой теорией развития Вселенной, надо ввести некоторые дополнительные условия, предположения или варианты возможного, одновременного генезиса ФС и ЖС.

Гипотезу о изначальном, параллельном существовании ФС и ЖС можно согласовать с существующей теорией развития Вселенной, если эту теорию "несколько модифицировать" и принять, что в момент "Большого взрыва" возникли сразу достаточно сложные формы материи, наряду с простыми, и тем самым с самого "начала" могли существовать ФС и ЖС. Но можно предположить и другой, более "фантастический" вариант. Допустить, что до "Большого взрыва" было "НЕЧТО" с максимальной организацией, а после возникновения Вселенной идет глобальный процесс уменьшения организованности, который сопровождается локальными процессами (может быть циклическими) возрастания организации материи, т.е. прогрессивной (с нашей точки зрения) эволюцией ЖС.

Главное, специфическое качество ИС, а следовательно и ЖС, заключается в итоге в способности передавать, принимать и обрабатывать информацию, т.е. то что они информационные системы, качество, обуславливающее их стабильность при термодинамической неравновесности. И.И.Шмальгаузен писал, что если в неорганической среде происходит круговорот вещества и энергии, то в мире живых существ наблюдается еще и круговорот информации [36]. Если учесть это обстоятельство, то можно предположить с достаточной степенью достоверности, что известные нам ЖС - это частный, а может быть даже исключительный, случай структурной (физической) реализации таких систем. И что совокупность материальных форм иной физической природы также может сформировать ЖС. В известных ЖС такими основными элементами их структур (на самом нижнем уровне иерархии ЖС - клетках) являются полимеры: белки, нуклеиновые кислоты и т.д. В настоящее время в науке считается (можно сказать - постулируется), что это единственный возможный вариант основных, базовых, элементов ЖС. Элементы с меньшими размерами не могли бы обеспечить структурную стабильность (устойчивость) ЖС, а с большими размерами - необходимую гибкость и мобильностью это утверждение, по всей вероятности, основано на рассуждениях "от обратного". Такой метод часто используется в научных умозаключениях. С онтологической точки зрения отказ от такого утверждения представляется более перспективным.

Следовательно, очень интересно и перспективно исследовать проблему: какие формы существования материи, кроме известных для нас, могут быть оптимальными элементами самого нижнего уровня иерархии ЖС, уровня, когда происходит "смена" рода системной иерархии? Причем надо учитывать, что при смене физической природы этих элементов, естественно, происходит и смена характера (законов) функционирования ЖС с сохранением неизменной основной функции ЖС - информационной. Насколько известно, фундаментальные законы природы не запрещают возникновение и существование во Вселенной ЖС на разной физической основе.

Возможность существования таких форм ЖС, отличных от известных нам, иногда обсуждается в литературе, но чаще всего в качестве "смелых" фантастических гипотез. Так например, Б.Соломин выдвигает гипотезу, что звезды, в частности Солнце, вполне могут быть ИС, а следовательно и ЖС, и что Солнце могло бы быть "материнской" системой для ЖС Земли. По этой гипотезе живые системы на разной физической основе распространяются во Вселенной пока вся среда не станет максимально организованной, после чего происходит информационный коллапс, т.е. стягивание организованной среды, исчерпавшей ресурсы вещества и энергии, в "горячую точку", а из этого состояния материя после очередного "Большого взрыва", начинает новую длительную стадию эволюции. В таком варианте, информация, т.е.ЖС никогда не пропадает, а имеет место бесконечный циклический процесс преобразования форм, физической основы ЖС. Естественно, в этой гипотезе отсутствует объяснение многих существенных деталей, но что самое главное нет упоминания о цели, тогда как известно, что информационные процессы могут быть только целенаправленными!

Академик В.П.Казначеев [40] отмечает, что есть предположение, что "...на каких-то этапах возникновения жизни на Земле встретились разные формы некой космической жизни: белково-нуклеиновая и, скажем, полевая. Не только встретились, но и "бракосочетались" - и мы с вами не что иное как продукт той давней космической встречи". Он подчеркивает, что живое вещество, а также вещество разумное, может иметь столь же разнообразные формы, как и косное (т.е. неживая материя, К.В.). В.П.Казначеев придерживается также той точки зрения, что генетический аппарат клетки не влияет на ее содержание, он строит ячейки памяти, еще не заполненные информацией, которая вводится в них от каких-то внешних источников, в частности, может быть от других клеток.

Подведем предварительные итоги обсуждения проблемы генезиса ЖС. В настоящее время можно считать, что существует две основные гипотезы, определяющие выбор стратегического направления поиска решения этой проблемы:

1. ЖС возникли в процессе прогрессивной эволюции ФС с постепенным накоплением всей совокупности качеств, характерных для ЖС. Причем природа причинности этого эволюционного процесса пока совершенно неизвестна.

2. В Бытие ЖС и ФС существовали изначально, параллельно, как фундаментальные формы материи.

Более достоверной представляется вторая гипотеза, но неправомочность первой также имеет конечный уровень достоверности. Отсюда следует необходимость дальнейших разработок в обоих направлениях. Но, как уже отмечалось, при разработке второго направления обосновано использование методологических принципов таких наук как кибернетика, информатика, математическая логика и т.д.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что ввод информационной компоненты в причинную основу процесса развития, эволюции, снимающий многие существенные проблемы первого варианта гипотезы, снижает достоверность этого варианта и в итоге приводит ко второму варианту решения проблемы генезиса живого. А из этого варианта однозначно следует достоверность идеи возникновения жизни на Земле в результате "глобальной направленной панспермии", которая имеет многих сторонников, в том числе такого крупного специалиста в области генетики, как Ф.Криг.

Здесь надо отметить, что подтверждение этой идеи можно и нужно искать с помощью прямых экспериментов. Но идею глобальной панспермии можно в какой-то степени подтвердить и косвенно, если найти простейшие организмы (споры, клетки и т.д.) с ДНК, имеющей аномально большую длину и с соответственно большим объемом потенциально возможной передачи информации. Конечно при условии, если только правильно положение, что генетическая информация записывается только в ДНК.

Если ЖС все-таки возникли в результате развития ФС, развития имеющего чисто стохастическую природу (хотя, как уже отмечалось, вероятность такого события практически равна нулю, а о функциональной компоненте пока нет основания говорить), то резко возрастает вероятность (становится почти достоверным) того, что ЖС характерны только для Земли и, что Человеческое сообщество (может быть и биосфера) - есть абсолютно наивысший и единственный во Вселенной уровень иерархии ЖС. Если же верна гипотеза о изначальном параллельном существовании живой и неживой материи, а тем более гипотеза о ГПЭ и Мета-ИС, то существование ЖС в других астрономических системах становится практически достоверным, а человек, как ЖС определенного уровня иерархии, по всей вероятности, может занять достаточно низкий уровень.

Теперь рассмотрим проблему эволюции ЖС несколько в другом аспекте.

Приспосабливаемость вида (популяции) ЖС обеспечивается эволюционным развитием в процессе филогенеза, а приспосабливаемость ЖС, как индивида, в течение онтогенеза, обеспечивается ее адаптирующими свойствами. С ростом сложности ЖС (ИС), с увеличением ее тезауруса, увеличивается количество способов ее поведения в ответ на разнообразные внешние воздействия, т.е. увеличивается ее стабильность во времени или длительность характерного времени жизни. Количество способов поведения ЖС определяется не только заданным, исходным числом соответствующих функциональных свойств ЖС, но и числом вырабатываемых ею новых адекватных способов поведения. Это свойство ЖС и определяет ее адаптирующие способности. Новые способы поведения - это новые функциональные свойства ЖС. Поэтому свойство адаптации предполагает возможность изменения с необходимой скоростью соответствующих элементов и связей ЖС. Если сопоставить определения понятий эволюции и адаптации, то можно предположить определенную иерархическую взаимосвязь между ними:

- эволюционные процессы ЖС нижнего уровня членения связаны определенным образом (обусловлены или обуславливают) с адаптирующими способностями ЖС более высокого уровня членения, т.е. эволюция элементов (подсистем) обеспечивает адаптирующие свойства ЖС, или обусловлена этими свойствами.

Адаптация может происходить благодаря рефлексным реакциям или сознательному поведению, но в любом случае адаптация - это результат информационного процесса. По всей вероятности, с большим основанием можно принять, что эволюционный процесс некоторого уровня членения (сложности) ЖС, обусловлен адаптирующими, т.е. информационными процессами в ЖС более высокого уровня членения, т.е. в ЖС большей сложности. Тогда, и таким образом, можно обосновать информационную природу основной компоненты эволюционного процесса. Хотя надо подчеркнуть, что в общем случае, трудно однозначно определить: подсистемы в своем эволюционном развитии формируют развивающуюся систему, или же адаптирующие процессы онтогенеза системы направляют филогенез подсистем. Это вопрос - фундаментальный!

В связи с тем, что с ростом уровня иерархии, растет тезаурус ЖС, а следовательно их стабильность, и эволюционные свойства предположительно переходят в адаптирующие, то можно принять, что для ЖС каждого i-того уровня членения, характерно определенное типичное время жизни - Т, и должны выполняться условия:

ti > t(i+1) и Ti > T(i+1).

Таким образом, вся совокупность знаний в области эволюции живых организмов на Земле позволяет сделать следующие, как представляется достаточно обоснованные, выводы.

Стратегическое направление эволюции обусловлено некоторой информационной причинностью, что придает эволюции характер целенаправленного поведения, с неизвестной пока ЦЕЛЬЮ. Помимо этой причины, существует еще стохастическая причина, ответственная за "мелкие, относительно незначительные" детали эволюционного процесса.

Полная "программа" эволюционного процесса - ГПЭ, из-за своего объема, по всей вероятности, не может быть записана в генетический аппарат, живого организма. В него может быть размещена, или только "программа" онтогенеза ЖС, или же еще некоторые "фрагменты" ГПЭ, важные для данного вида организмов. Здесь, в частности, возможны варианты:

1. Соответствующий фрагмент ГПЭ актуализируется некоторыми внешними сигналами.

2. Совокупность этих фрагментов всех ЖС биосферы в процессе их непрерывного взаимодействия, обуславливает реализацию некоторого общего для биосферы Земли самомодифицирующегося Мета-фрагмента ГПЭ.

Интересно рассмотреть одно обстоятельство. Любой наблюдаемый эволюционный процесс развития любой системы можно рассматривать (как это обычно и принято), как процесс возникновения, по тем или иным причинам, новых, несуществовавших системных качеств у этой системы. Но эволюцию можно также рассматривать и как процесс "развертки" некоторого "технологического процесса" созидания некоторой, неизвестной для нас сущности. В этом случае возникшие, в результате этого процесса, качества "не новые", были заложены в программу этого "технологического процесса".

Находясь "внутри" эволюционного процесса, будучи звеном этой эволюционной цепи превращений, никаким способом нельзя адекватно, основываясь на формализованных знаниях, сознательно, выявить истинность одной из этих двух альтернатив. Для этого, как минимум, надо оказаться "над" или "вне" этого эволюционного процесса.

Глава 5. К ПРОБЛЕМЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЙ ИНФОРМАЦИЯ, ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА И ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

Как отмечалось в предыдущих главах, естественные информационные системы (ИС) - это живые системы (ЖС). Наиболее (если не единственной) отличительной чертой живых систем является их способность реализовывать различного рода информационные процессы, т.е. быть информационными системами. Это обстоятельство уже можно считать общепринятым и оно подчеркивает принципиальную разницу между ИС и физическими системами (ФС). А вот строгих формализованных критериев, по которым можно было бы во всех случаях адекватно различить ИС от ФС, пока нет, не выявлены или не сформулированы. Поэтому еще раз обсудим (с неизбежными некоторыми повторами) проблему определения таких понятий как

- информация,

- информационная система,

- информационная связь или взаимодействие (ИСВ),

- информационный процесс (ИП).

Многочисленные попытки дать строго формализованное и полное определение понятия информации пока не имели успеха. В настоящее время понятие информации причисляют к группе таких фундаментальных научных понятий, точнее - категорий, как материя, время, пространство и т.д., т.е. к таким понятиям, которые не "расчленяются" на более "элементарные". Для таких понятий невозможно на современном уровне знаний построение строго формализованного определения, включающего в себя более "простые" основополагающие определения. Вместо таких определений суть этих понятий, т.е., что понимается под этими понятиями (какие сущности они отражают), разъясняется (объясняется) достаточно в общем виде ("расплывчато"), далеким от "реального" формализованного определения. Поэтому эти понятия и принято считать "фундаментальными". Как уже отмечалось, принципиальная неполнота знаний на каждом этапе развития научных знаний - научного познания окружающего мира вообще, предопределила известный принцип построения любой научной теории, как специфической формы формализованного осознания окружающего мира ("объективного" Бытия), когда в основу соответствующей теории вводится ряд (по возможности минимального количества) таких фундаментальных понятий и аксиом, каждое из которых не возможно определить строго формализовано.

Понятие информации причисляют и к другой группе также достаточно фундаментальных понятий, таких как масса, энергия, система, структура и т.д. В любом случае информация понимается как некая фундаментальная сущность, которая находится в тесной взаимосвязи со всеми другими фундаментальными сущностями, но не сводится ни к одной из них. Отсутствие строго формализованного определения понятия информации не позволяет дать такие же определения для понятий ИС, ИП, ИСВ. В то же время имеет принципиальное значение максимально формализовано (если это возможно) и максимально объективно сформулировать критерии, по которым можно было бы идентифицировать ИС (т.е. ЖС) на фоне многочисленных физических систем. Эта проблема важна не только с точки зрения гносеологии. Не поняв суть и смысл живых систем вообще, их место и значение в Бытие, невозможно адекватно понять смысл и суть существования самого Человека.

Начнем с того, что приведем достаточно аморфное, не строгое, но распространенное определение, скорее объяснение, смысла информации.

Информация - это сведения о тех или иных явлениях, объектах, сущностях, точнее - сведения об определенных свойствах или параметрах этих сущностей и зависимостях между этими свойствами или параметрами.

В этом определении определяющее понятие "сведения" фактически повторяет определяемое понятие "информация". Поэтому такое определение нельзя считать строго формализованным и корректным, т.к. в данном случае мы имеем дело со "скрытой" тавтологией. Как известно, определением называют логическую процедуру, раскрывающую содержание некоторого понятия. Как известно, разработка определения ("реального" типа) любого понятия фактически сводится к формированию некоторой логической системы, в которую в качестве элементов системы включается определенная группа других понятий, для которых уже сформированы адекватные определения. В качестве системообразующего фактора выявляется, скорее подчеркивается, определенная взаимосвязь между этими элементами. Сформированное в результате всего этого определение является системным качеством этой системы. Очевидно, что формирование некоторого определения, т.е. подбор элементов ситемы, формирование системообразующего фактора, выполняется в процессе (обычно многоэтапном) осознания некоторой сущности, которую должно отражать определяемое понятие.

Можно сказать, что определение - это некоторая логическая (информационная) модель осознаваемой сущности. Эта процедура осознания, как и любая другая информационная процедура всегда выполняется с какой-то целью (для чего-то). Меняется цель - меняется система, т.е. определение одного и того же понятия. Следовательно меняется логическая модель осознаваемой сущности.

В частности, соответствующее определение может формироваться с целью адекватной идентификации некоторой сущности (объекта, явления, процесса и т.д.) некоторой субъект-ИС. Но эта идентификация осуществляется также с определенной целью, актуальной для данной субъект-ИС (точнее - для данного сознания). К тому же формирование определения как любое логическое построение, любой процесс осознания, происходит в условиях принципиальной неполноты знаний, которая у разных субъект-ИС разная. По всему этому любое определение любого понятия в той или иной степени (если не абсолютно) относительно, т.е. субъективно.

Попытаемся сперва дать макимально адекватное определение ИП, а уже после этого, наверное, можно будет информацию определить как причину, лежащую в основе ИП, а ИС - как систему способную реализовать ИП. В таком варианте проблема адекватного определения всех перечисленных выше понятий вроде бы сведется к проблеме адекватного определения сущности ИП. Но перечисленные понятия так тесно взаимосвязаны, что любая попытка определения сущности каждого из них обычно невозможна без привлечения в процедуру определения всех остальных. Возникает ситуация когда для формирования адекватного определения некоторого понятия привлекаются понятия для которых к этому моменту нет еще удовлетворительного определения. Очевидно, что в этом случае невозможно ожидать формирования корректного определения.

Обычно информационными процессами принято считать процессы восприятия или генерации информации, ее запоминание, переработка, преобразование и передача. Но все эти процессы в итоге реализуются в виде совокупности тех или иных физических процессов (ФП). Поэтому под ИП можно подразумевать, кроме перечисленных процессов, также любой другой процесс внешне имеющий чисто физическую природу, но в основе которого лежат не физические причины, а информационные. Активация и характер протекания ФП обусловлены только физическими факторами известными или неизвестными, факторами как самой объект-системы, так и окружающей ее среды. Если же из всех этих факторов хоть один является не физическим, а представляет собой некоторую информацию, т.е. некоторые сведения, то тогда мы имеем дело с ИП. Причем, эту информацию объект-система может получить как извне, так и сформировать внутри себя.

Таким образом, информационная связь или связи, присущие той или иной информационной системе, могут активизировать определенный ИП или процессы, в основе которых лежит некоторая информация в качестве активизирующей причины или причин. Очевидно, что информация как некая сущность так или иначе имеет материальную природу (форму). В частности, принято считать, что специфика структуры пространства некоторых параметров некоторого материального объекта может выступать в качестве информации, но только в том случае, если она воспринимается, или осознается таковой некоторой субъект-ИС. Иначе говоря, информация проявляет себя как некая сущность только в информационных процессах, и в то же время является причиной этих процессов.

Однако иногда разделяют понятия абстрактной информации и информации, имеющей конкретную материальную форму. Информацию, воплощенную и зафиксированную в некоторой материальной форме, в этом случае считают сообщением. Физическое средство передачи сообщения называется сигналом. Или иначе: сигнал - это процесс изменения во времени, или в пространстве, физического параметра некоторого объекта, служащий для отображения, регистрации и передачи сообщения, т.е. информации.

Статическая или динамическая, т.е. изменяющаяся во времени, некоторая совокупность физических параметров (или один динамический физический параметр) в определенных условиях может выступать, т.е. восприниматься, в качестве информации (сообщения, или же сигнала, несущего информацию).

ФП, т.е. процесс, имеющий чисто физические причины или причину, в принципе можно описать в виде некоторой строгой функциональной зависимости от этих причин, если конечно известны все причины и известны все физические законы ответственные за рассматриваемый процесс. В противном случае процесс описывается как некоторое вероятностное или стохастическое явление. В любом случае при описании ФП используют только известные физические закономерности.

Как уже отмечалось, любой ИП внешне развивается в виде некоторого ФП, т.е. имеет материальную форму и подчиняется в деталях физическим закономерностям. Но его активизация и основная канва развития обусловлены некоторыми информационными причинами и информационными "закономерностями", которые принято называть алгоритмом. Что касается неизбежных сопутствующих физических причин и закономерностей, то они или способствуют реализации заданного алгоритма, или же препятствуют ему.

Таким образом, можно считать, что алгоритм - это информационная модель реализуемого ИП, причем формирование этой модели предшествует активизации и протеканию самого ИП, т.е. алгоритм заблаговременно формируется неким способом в объект-системе, которая, при необходимости, по нему реализует нужный ИП. Но в общем случае в процессе реализации ИП его алгоритм может уточняться и видоизменяться информационной системой, которая реализует рассматриваемый ИП.

Любой ИП можно расчленить на некоторые относительно "элементарные" действия ("элементарные" процессы), последовательное во времени выполнение которых в итоге и реализует с той или иной точностью заданную модель ИП. В любом алгоритме в явной или неявной форме закладывается конечный результат, который необходимо получить реализуя ИП, информационной моделью которого и является данный алгоритм. Иначе говоря, определяется цель, для достижения которой выполняется ИП. Поэтому любые ИП в отличие от ФП являются целенаправленными, в то время, как ФП являются направленными процессами. Целенаправленность задается алгоритмом, лежащим в информационной основе ИП, а направленность ФП обусловлена всей совокупностью физических факторов, в среде которых развивается ФП.

В связи с тем что любой ИП внешне реализуется в виде ФП или определенной совокупности ФП, то в общем случае возникает достаточно сложная проблема определения природы наблюдаемого процесса: наблюдается ИП или ФП. Иначе говоря, проблема адекватной идентификации ИП с неизвестным алгоритмом на фоне возможных многочисленных ФП.

Процедура такой идентификации по своей сути в обязательном порядке подразумевает наличие некоторой субъект-ИС, которая и определяет природу процесса, реализуемого наблюдаемой объект-системой. Без идентифицирующей субъект-ИС бессмысленно говорить о процедуре такой идентификации.

Сам факт, что характер наблюдаемого процесса нельзя объяснить известными физическими факторами и закономерностями не может быть основанием для утверждения, что наблюдается ИП, т.к. на процесс могут влиять физические закономерности неизвестные субъект-ИС. Известно, что при формировании некоторого утверждения (понятия, вывода) незнание каких-то исходных предпосылок не может быть основанием для того, чтобы считать это утверждение адекватным. Таким основанием может быть только знание всех этих предпосылок, или даже иллюзия знаний. Но нужно учесть что само понятие знания всегда достаточно (если не в принципе) относительно и его истинность оценивается с позиций общего уровня знаний, которым обладает субъект-ИС к моменту формулировки этого утверждения. Это положение истинно не только для "теоретических" знаний, но и для знаний, приобретенных эмпирически, в результате практики, "эксперимента", т.к. всегда осознается, даже замечается, то, к чему готова субъект-ИС, в результате всего предыдущего ее опыта. Познающий всегда находится одновременно в трех познавательных ситуациях:

- когда знает, что нечто знает;

- когда знает, что нечто не знает;

- когда не знает, что нечто не знает.

Даже в случае наблюдения заведомо информационного процесса субъект-ИС должна еще понять реализуемый алгоритм. В противном случае наблюдаемый ИП может восприниматься как некий ФП, обусловленный неизвестными физическими причинами и закономерностями.

Процедура осознания алгоритма ИП, реализуемого некой объект-системой, может выполняться в процессе выполнения ИП, или же до его реализации, если известно где в объект-ИС зафиксирован исследуемый алгоритм, точнее программа, по которой будет выполняться или выполняется анализируемый ИП. В последнем случае можно ожидать наиболее адекватную идентификацию ИП, но только в том случае, если будет преодолен ряд других достаточно сложных проблем. В этом случае нужно выявить и осознать, в частности:

- носитель информации, на котором записана программа реализации ИП;

- используемые методы и принципы представления информации;

- способы ее считывания и записи;

- природу или характеристики сигналов, при помощи которых передается информация в пределах объект-ИС;

- способ преобразования фрагментов программы в соответствующие элменты физического действия, из совокупности которых и будет состоять реализуемый ИП;

- наконец, как уже отмечалось, надо понять сам алгоритм и осознать цель, с которой он будет выполняться.

Дело усложняется еще тем, что не исключены случаи когда некоторая совокупность чисто физических, особенно структурных, качеств объект-системы, достаточно однозначно предопределяющая ее реакцию на те или иные изменения в окружающей среде, может восприниматься как закодировавнный алгоритм будущего ИП, а физические связи объект-системы понимаются как механизм реализации этого алгоритма. В такой ситуации неизбежна ошибка в оценках природы наблюдаемого процесса.

Можно существенно уменьшить вероятность такой ошибки, а в некоторых случаях может быть и полностью ее исключить, если исходить из следующих рассуждений. Если некоторая совокупность чисто физических факторов одновременно, полностью и непосредственно определяет характер реакции системы на воздействие окружающей среды, то наблюдаемый процесс физический. Если же отдельные группы этих факторов, в том числе структурных, ответствены за отдельные, последовательно во времени выполняемые этапы (фрагменты) наблюдаемого процесса и между этими факторами и сопоставляемыми этапами не проявляется прямая, непосредственная физическая функциональная зависимость, то наблюдаемый процесс информационный, а рассматриваемые физические факторы - материальная форма записи программы реализации этого процесса. Однако надо учесть, что используемые в этих двух ситуациях критерии одновременности и последовательности, в общем случае, могут быть относительны и даже недостаточны. К тому же в любом случае остается проблема осознания реализуемого алгоритма и поставленной цели.

Надо учесть еще одно очень важное обстоятельство. Любой сигнал, как известно, является тем или иным физическим процессом, также как любая информация фиксируется (запоминается) в виде некоторой структуры в пространстве некоторых физических параметров. Поэтому сигнал, как фактор несущий некоторое сообщение, и некоторая структура, как материальная форма фиксирования программы некоторого алгоритма ИП, могут восприниматься таковыми только в том случае, если субъект-ИС это понимает, иначе все они будут восприниматься как чисто физичекие, а не как информационные факторы, т.е. объект-ИС будет восприниматься как некая ФС.

Любая объект-ИС материальна, поэтому на нее всегда воздействуют те или иные физические факторы. Например, она может перемещаться в пространстве под действием физических сил, но в то же время в общем случае она может также перемещаться (если система на это способна) с какой-то ей известной целью и специфичеким для нее способом. Поэтому, когда наблюдается перемещение в пространстве некоторой объект-системы, то может возникнуть ситуация когда нужно определить природу этого перемещения, т.е. наблюдается ФП или ИП? Очевидно, что при адекватной идентификации последнего случая наблюдаемая система может считаться информационной. Но если не будет понятна цель или способ премещения, то система воспринимается как физическая и будут выявляться физические факторы, которые обуславливают характер наблюдаемого перемещения.

Даже из такого простого примера видно, что в общем случае понять природу наблюдаемого процесса (наблюдается ИП или ФП ?), а следовательно и природу наблюдаемой системы, достаточно сложная задача. Результат осознания этой природы может быть ошибочным и существенно зависит от знаний субъект-ИС.

Таким образом, приведенный ход рассуждений не позволил избавиться от существенного субъективизма при формировании определений, перечисленных в начале понятий. Пока приходится согласиться с тем, что если некоторый процесс нельзя воспринять как чисто физический, используя все знания о возможных физических факторах и законах, то или нужно сосредоточить усилия в поисках недостающих таких факторов и физических закономерностей, которые позволили бы объяснить наблюдаемый процесс как физический. Или же считать его информационным, который реализуется некой объект-ИС по непонятному алгоритму, и поэтому стараться понять этот алгоритм, точнее, понять всю совокупность информационных факторов, ответственных за наблюдаемый процесс. Причем надо учесть, что каждый из этих вариантов исследований может быть тупиковым, или же ошибочным, приводящим к искаженному восприятию наблюдаемого процесса или объект-системы.

Итак, пока приходится согласиться с таким определением ИП:

Информационный процесс - это процесс, характеристики (специфику) которого невозможно понять основываясь только на известных в настоящее время физических факторах и закономерностях, но для которого, оперируя известными информационными факторами, можно сформировать информационную модель, т.е. алгоритм, с обязательным выделением цели, с которой этот алгоритм исследуемого процесса реализуется.

Очевидно, что такое определение существенно, если не в принципе, относительно и поэтому субъективно. Может быть эта относительность принципиальна, т.к. процедура дискриминации информационных и физических факторов существенно зависит от уровня знаний субъект-ИС, без которой бессмысленно говорить о такой дискриминации, что и проявляется при попытках дать строго формализованные (с "претензией" на объективность) определения понятий информация, ИС, ИП, ИСВ. Если это так, то это обстоятельство надо всегда четко учитывать при исследованиях тех или иных систем и процессов, т.к. их природу можно оценить ошибочно и тем самым направить дальнейшие исследования в ошибочном направлении и, что самое главное, выбрать неправильную методику этих исследований. В одном случае надо сосредоточить усилия на выявление неизвестных физических факторов и функциональной зависимости между ними, которые позволили бы адекватно осознать наблюдаемый процесс. В другом случае надо понять информационные факторы (различные логические, математические и т.д. закономерности), которые в совокупности сформировали возможный алгоритм, по которому реализуется наблюдаемый процесс.

Вероятность допустить такого рода ошибку особенно велика, или даже неизбежна, если исследуется объект-ИС (и ИП, ею реализуемые), которая в иерархической структуре естественных ИС стоит выше субъект-ИС и поэтому сложнее ее, и с большой вероятностью, если не неизбежно, имеет другую материальную форму присущих ей информационных факторов, другие законы взаимосвязи между этими факторами. В частности другую материальную форму воплощения информации, другую материальную форму информационных сигналов, другие принципы формирования формализованных и неформализованных знаний. В этом случае отличить все эти факторы как информационные от возможных неизвестных физических факторов по всей вероятности невозможно. В настоящее время, насколько известно, пока не выработана соответствующая адекватная для этого методика.

Здесь, отвлекаясь несколько от обсуждаемой проблемы, отметим одно немаловажное обстоятельство. Сознанием, которое оперирует формализованными знаниями, сформированными и используемыми по некоторой, безусловно специфической для данной субъект-ИС, закономерности, очень трудно, если вообще возможно, адекватно осознать (понять) процессы, которые в своей основе имеют причины, являющиеся результатом формализованных знаний с другими закономерностями. Эти процессы воспринимаются как результат неформализованных знаний или даже как физические процессы. Иначе говоря, понятия формализованных и неформализованных знаний (и соответствующего мышления, восприятия или осознания) также относительны, субъективны.

В рассмотренной ситуации очень трудно, а в некоторых случаях вообще невозможно, используя современный уровень знаний, адекватно идентифицировать объект-ИС не только более сложную, но и любого уровня сложности. Что касается идентификации более сложных объект-ИС, то, как это отмечается в других главах, любая ИС вообще в принципе не может адекватно осознать более сложную ИС, даже ИС своего уровня сложности. Это объясняется тем, что сложность и объем информационного пространства (тезауруса), где в результате такого осознания должна сформироваться адекватная модель объект-ИС, исходя из самой постановки задачи, меньше объема и сложности этой модели. Подчеркнем, что имеется в виду чисто информационная сущность этих параметров, а не их конкретная форма материального воплощения.

Перечисленные параметры у субъект-ИС для адекватного решения этой задачи должны быть даже больше, т.е. субъект-ИС должна быть сложнее исследуемой объект-ИС. Поэтому и делается вывод, что любая ИС в принципе не может адекватно осознать более сложную ИС и с большой вероятностью вообще не воспримет ее как ИС. Конечно если более сложная объект-ИС каким-то образом не "подскажет" об этом. Но тогда становится непонятным: кто в этом случае "субъект", а кто "объект"? Да и сама такая "подсказка" скорее всего будет восприниматься не как информационный процесс, выполняемый какой-то объект-ИС, а как непонятный ФП ("природное явление"), развивающийся по неизвестным физическим закономерностям.

В любом случае об адекватной модели (достаточно полной) ИС, которая сложнее познающей субъект-ИС, не может быть и речи. Можно даже утверждать, что познавательный процесс вообще имеет строго "векторный" характер: адекватно познается только то, что менее сложно (с информационной точки зрения), по сравнению с познающей системой.

Все-таки относительность всех рассматриваемых понятий, по все вероятности, обусловлена относительностью понятия информации. По определению информация как сущность проявляет себя только в информационных процессах, т.е. когда ее кто-то познает и воспринимает как информацию и когда она являетя причиной некоторого другого ИП. Скорее всего в этом заключается интуитивное, казалось бы всем понятное, понимание сущности информации. Любые физические факторы (физические свойства) могут быть причиной ИП, реализуемым некой ИС, если эта система восприняла их в качестве информации, т.е. причиной реализуемого ею ИП. Причем, причиной, не явно непосредственной, а каким-то образом косвенной. Во всех других случаях, для других ИС эти факторы и свойства остаются физическими, т.е. могущими выполнять функции только физической причины определенного ФП.

В связи с тем, что любой ИП внешне реализуется как ФП или как некоторая совокупность таких процессов, то всю цепочку последовательных процедур: прием информации, ее запоминание, переработка, запуск и реализация соотвествующего ИП или процессов, по все вероятности, можно в принципе попытаться описать как последовательное выполнение неоторой совокупности ФС, не привлекая для этого никаких информационных понятий и оперируя только физическими факторами и закономерностям. Точно так же в принципе любую ИС можно попытаться осознать и описать, т.е. создать ее практически полную модель, во всех ее проявлениях, как ФС. Такие попытки могут быть успешными, если известные физические факторы и закономерности достаточны для такого описания. В этом случае скорее всего все зависит какой способ описания лаконичнее и нагляднее.

Это, казалось бы, парадоксальное обстоятельство можно объяснить по-разному, например:

- критерии, по которым можно однозначно различить информационные и физические факторы, объективно существуют, но пока не найдены;

- таких критериев в принципе нет, а используемые введены для "удобства" восприятия, осознания окружающей действительности, т.е. для формирования "удобной", по каким-то параметрам эффективной информационной модели этой действительности, в частности эффективной с позиций адекватного функционирования и самосохранения ИС, формирующей эту модель. Тогда модель воспринимаемой сущности можно вкорне изменить, если использовать совокупность других критериев. Все основывается на том, какие приоритеты, какая значимость присваиваются каким критериям. А приоритеты и значимость критериев, а тем более подбор самих критериев зависят от свойств субъект-ИС, системы воспринимающей или познающей окружающую среду, т.е. так или иначе взаимодействующей с ней, свойств, как чисто физических, так и, так называемых, информационных.

Таким образом, получается, что разделение процессов и систем на физические и информационные во многом, если не в принципе, зависит от "точки зрения" субъект-ИС, от того к чему она готова в момент такого разделения, от уровня ее знаний вообще, может быть скорее от характера (специфики) этих знаний и от цели, которая преследуется процедурой этого разделения, т.к. цель формирует во многом, если не в основном, любой алгоритм познания, в том числе алгоритм рассматриваемой процедуры разделения. К тому же выбор упомянутой "точки зрения", во всех процедурах познания чего-то, сознательно или подсознательно происходит с общепринятой позиции сформулировать (сформировать) результат осознания любой сущности максимально "лаконично", используя для этого минимальную совокупность исходных понятий и логичеких средств построения соответствующего вывода, хотя понятно, что эта лаконичность сама по себе не может быть критерием объективности. Таким критерием не может быть и кажущаяся "практическая ценность" выбранной формы утверждения, т.к. эта ценность для разных субъект-ИС может быть разной.

Относительность разделения процессов на информационные и физические можно подчеркнуть и следующим обстоятельством. Если для каждого ФП можно в принципе сформировать логическую (математическую) модель, т.е. алгоритм, то точно также каждому алгоритму, т.е. строго формализованной логической процедуре, можно сопоставить соответствующую полностью адекватную физическую модель, т.е. ФП.

Все предыдущие рассуждения могут создать впечатление, что утверждается полная относительность критериев разделения процессов и систем на физические и информационные. Но на самом деле только обсуждается проблема поиска по возможности "объективных" таких критериев. Казалось бы напрашивается вывод, что они в принципе относительны, что в принципе нет разницы между информационными и физическими системами и процессами. Но поиск таких объективных критериев стимулируется одним очень существенным обстоятельством: современный уровень знаний не позволяет объяснить корректно природу (характер, специфику) эволюционного процесса, который из многочисленных наблюдаемых, осознаваемых физических систем привел бы к "созданию" систем, которые воспринимаются как информационные и поэтому по каким-то, с нашей точки зрения, существенным параметрам, качествам, принципиально отличаются от физических.

Здесь, в свою очередь, надо еще раз вспомнить, что незнание чего-то, в частности природы этого эволюционного процесса, не может быть аргументом для каких-нибудь выводов. Да и само понятие "существенности" упомянутых критериев по всей вероятности абсолютно относительно.

Можно попробовать еще раз в качестве "исходного" понятия использовать понятие ИС, т.е. сперва определить понятие ИС, не используя в этом определении понятия информации и ИП. Так, например.

Естественные ИС (т.е. ЖС) - это системы, которые обладают специфическим качеством (свойством), заключающимся в способности реализовать процесс формирования с определенной точностью своей физической копии, т.е. процесс размножения. Этот процесс всегда выполняется под управлением специфического структурного образования в пространстве некоторых параметров ИС, в котором тем или иным образом зафиксирован алгоритм этого процесса.

Все процессы, реализуемые ИС и выполняемые под управлением структурных образований ИС, в которых зафиксирован алгоритмы этих процессов, являются информационными. Наиболее сложным информационным процессом для ИС данного уровня сложности, по всей вероятности, является процесс размножения.

Причинами, определяющими в основном характер (специфику) ИП является информация, т.е. некоторые сведения, которые содержатся в определенных структурных образованиях ИС или же получаемые ею при помощи сигналов, имеющих определенную физическую природу и поступающих или извне, или же формируемые внутри ИС.

Для того, чтобы рельефнее представить сущность ИС попробуем все соответствующие рассуждения, которые уже приводились ранее, повторить в виде последовательности, по возможности регулярной, сжатых взаимосвязанных формулировок и предположений.

1. ИС коренным образом отличаются от любого вида ФС тем, что сохраняют свою относительную стабильность в условиях принципиальной термодинамической неравновесности, благодаря свойственным этим системам специфическим взаимодействиям (процессам), называемыми информационными, которые позволяют им адаптироваться к условиям внешней среды.

2. Информационные процессы, характерные для ИС, в обязательном порядке обладают, по крайней мере, одной причиной, природа которой никаким образом не может быть объяснена с позиций современных знаний физических законов и которую принято называть информационной.

3. Следовательно, в информационных процессах, помимо обмена энергией и материей (веществом), происходит еще обмен некоторой фундаментальной сущностью, которая и является информацией.

4. Только информация, информационная причинность, может инициализировать и поддерживать информационный процесс. Информация проявляет себя при специфических, информационных процессах и, в то же время, является причиной таких процессов.

5. Для приема и любой переработки информации система предварительно должна обладать информацией определенного объема и сложности.

6. Такая сущность как информация может проявить себя только при взаимодействии с опять же информацией, но не любой, а вполне определенной, соответствующей ей некторым образом.

7. Любая информация переносится и фиксируется посредством модуляции некоторых качеств в соответствующем пространстве и (или) во времени определенного материального носителя.

8. Содержание исходной информации позволяет субъект-системе воспринимать информацию только определенного, соответствующего рода или содержания.

9. Информация как причина информационных процессов, обнаруживает сходство с энергией, которая как известно выражает не свойство носителя самого по себе, а его способность совершать работу, т.е. отношение внешнее для носителя.

10. Можно утверждать, что принятие такой аналогии между информацией и энергией достаточно правомочно.

11. Тогда неизбежно по аналогии с законом сохранения энергии, кстати и со многими другими законами сохранения, без которых не может обойтись наука, нужно, по всей вероятности, принять своеобразный закон преемственности информации. Как энергия может только изменять свой вид, но не может возникнуть из ничего, точнее в результате качественного изменения некоторых других сущностей, характеризующих материю (вещество), также и информация не может возникнуть не из информации, т.е. в результате физических процессов.

12. Но пока нужно принять, что в отличие от энергии, информация может пропасть в случае распада, по тем или иным причинам, информационной системы, которая содержала эту информацию. В дальнейшем может быть придется отказаться от этого предположения.

13. Так же как количество энергии в некотором замкнутом объеме пространства не может увеличиться само по себе, а для этого нужны внешние источники энергии, содержащие ее в большем количестве, так и сложность тезауруса ИС, т.е. алгоритмов, которые он может реализовать, может увеличиваться только под воздействием другой, заведомо более сложной ИС.

14. Только поступление информации типа "знание" может усложнить ИС, но только в том случае, когда ИС - источник изначально сложнее ИС - приемника.

15. Пока не будут разработаны строго формализованные методы описания перехода некоторых физических параметров, качеств в информацию по чисто физическим причинам, аналогичные формализованным описаниям перехода одного вида энергии в другой, информацию необходимо рассматривать как фундаментальную сущность, не сводимую к другим сущностям, так же как энергия не сводится ни к одной другой сущности.

16. Полиатрибутивные определения информации и информационных систем, содержащие жестко взаимообусловленные понятия, сами по себе практически полностью исключают возможность принятия предположения о возникновении ИС из ФС в результате направленного (физического) эволюционного процесса любого рода. Если учесть к тому же все, что было изложено в предыдущих главах, то можно однозначно утверждать, что информационные системы, информация являются фундаментальными сущностями, изначально существовавшими в Бытие, так же как и другие виды, формы и способы существования материи.

17. Следовательно, в Бытие всегда существовали ИС, а значит и ЖС, поскольку основным специфическим качеством ЖС, по всей вероятности, нужно принять их способность к информационным взаимодействиям. Иначе говоря, естественные ИС и есть живые системы.

18. Поэтому в принципе возможны ЖС, которые имеют совершенно другую физическую природу своей структуры.

19. В любом случае, в настоящее время такой подход к ИС, а следовательно ЖС, более продуктивен как с позиций гносеологии, так и онтологии.

Глава 6. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРОЦЕССОВ ВОСПРИЯТИЯ И ОТОБРАЖЕНИЯ

Как уже отмечалось, одной из основных, специфических функций ИС, а следовательно и ЖС, является отображение, восприятие окружающей ее среды. Начиная с некоторого уровня сложности ЖС (в основном имеется в виду уровень человеческого сознания), в результате этого процесса в соответствующих подсистемах субъект-системы формируется некий образ (модель) отображаемого объекта или явления. Основой, субстратом, любого восприятия являются ощущения, образующие непрерывный комплекс в пространстве и (или) во времени. Ощущения, в свою очередь, есть отображение элементарных свойств (качеств) объективной реальности, возникающие в результате воздействия соответствующих сигналов на рецепторы или непосредственно на нервные центры субъект-системы. Ощущение - исходный пункт познания объективного мира. В общем случае у ИС может быть несколько групп (видов) ощущений. Каждая группа ощущений обладает совокупностью непрерывно переходящих друг в друга качеств, несравнимых с качествами других групп. Специфическая модальность группы ощущений определяется специфическими характеристиками, качествами (параметрами) соответствующих рецепторов (анализаторов, датчиков). В частности, рецепторы могут быть зрительными, слуховыми, вкусовыми и т.д.

Каждый познаваемый объект - есть некая система качеств в принципе с бесконечной членимостью. А образ (модель) объект-системы можно представить как некую систему качеств с конечным числом возможных членений. Систему качеств, состоящую на каждом уровне членения из элементов, в качестве которых могут быть элементарные ощущения, элементарные понятия, представления и понятия разной степени обобщения. Системообразующие связи между элементами этой системы обладают разной "мощностью", величина которой отражает уровень "достоверности" и "повторяемости во времени" данной связи. С увеличением мощности связи, при равных прочих условиях, увеличивается ее приоритет. Мощность связи существенно зависит от целеполагающих установок субъект-системы в момент процесса отображения. Слабые связи могут быть уничтожены или изменены подсистемой анализа и решения (ПО) субъект-системы.

Но образ - есть результат процесса восприятия, т.е. приема и преобразования информации, а этот процесс, как уже отмечалось, невозможен без определенного множества исходных образов, т.е. образов ранее воспринятых или созданных продуктивным воображением. Последние образы определяются как представления. Воображение можно определить как способность создавать новые чувственные или мыслительные образы на основе преобразования уже имеющихся, в частности полученных от действительности, впечатлений. Принято считать, что воображение свойственно только человеческому сознанию.

Следовательно, ЖС генетически, наряду с программой функционирования подсистемы ПО, передается некоторое множество элементарных ощущений, представлений и понятий. В зависимости от уровня сложности ЖС, это множество может образовывать или конечное количество исходных (генетически переданных), жестко фиксированных образов, или же количество этих образов, как и сами образы, могут изменяться в некоторых пределах под управлением программы функционирования ПО, которая, в свою очередь, у высокоразвитых ЖС, может в какой-то степени модифицироваться.

Комплекс воспринятых элементарных ощущений, впечатлений и понятий формируется в образ объекта в процессе сопоставления этого комплекса с ранее накопленными образами и образами, которые ЖС может "вообразить". В этом процессе заключается суть восприятия, отображаемого объекта. Иначе говоря, статическое или динамическое множество исходных образов можно представить как некоторое информационное пространство, а образ воспринимаемого объекта, как его "проекцию" на это пространство. Сопоставление идет в направлении от наиболее общих структур, к более детальным. В начале сопоставляется некоторое минимальное число элементов, имеющих в данный момент максимальный приоритет для субъект-системы, а потом поэтапно добавляются элементы с меньшими приоритетами. Такое наращивание сопоставляемых элементов идет до некоторого порогового уровня, при достижении которого, совокупность совпавших элементов и образует систему впечатлений, которая и является образом отображаемого объекта. Если количество совпавших элементов не достигло этого порогового уровня, то объект не "узнается" субъект-системой. Приоритет сопоставляемых элементов, как и "пороговое значение", не являются фиксированными, а меняются в зависимости от текущей цели субъект-системы.

Как уже отмечалось, на любом этапе познавательного процесса определенное количество образов, отношений, формируется не в результате самого процесса отображения, а в итоге переработки в тезаурусе субъект-системы ранее сформированных образов, которая выполняется по заложенной в тезаурус программе, способной в каких-то пределах модифицироваться. Эти исходные образы и отношения воспринимаются субъект-системой как определенные предположения. При фиксации (наверное уместнее сказать: при соответствующей "настройке" субъекта) объектов, с определенной точностью соответствующих этим предположениям, эти образы переходят в категорию знания (формализованного или неформализованного). Предположения, для которых ожидается "опытное" подтверждение, называются гипотезами, а для которых не предполагается или не ожидается такого подтверждения, называются верой. Поэтому можно несколько упрощенно считать, что в тезаурусе существуют "образы-знания", "образы-гипотезы" и "образы-вера". Очевидно, что в процессе познания образы могут переходить из одной группы в другую.

Любой объект в принципе обладает бесконечным множеством качеств, а модель или образ объекта, сформированный субъект-системой - это принципиально конечное множество качеств, значимых, приоритетных для отображающей системы, которое является некоторым регулярным подмножеством исходного отображаемого множества. Очевидно, что модель никогда не может быть тождествена познаваемому объекту, а субъект не может оценить степень приближения. Выделение упомянутого подмножества происходит всегда на основании приоритетных оценок субъекта. Причем существенность выделяемого качества определяется не сутью объекта, а зависит от целевых установок субъекта.

Но с другой стороны, интуитивно чувствуется (понимается), что "объективная" сущность объекта может быть такой, что для формирования его "адекватного" образа, т.е. образа, в котором будут отражены все его специфические существенные качества, понадобится такой объем отображаемого подмножества элементов, который окажется намного больше отображающего "пространства". В этом случае сформируется принципиально ложная модель. Казалось бы можно получить некоторый "обобщенный" образ такого объекта, используя отображаемое подмножество меньшего объема. Но известно, что процедура обобщения есть выявление минимального числа самых специфических, имеющих наибольший приоритет, качеств, совокупность которых наиболее адекватно отражает суть (сущность) отображаемого объекта. Отсюда следует, что, во-первых, вся процедура обобщения делается с позиций субъекта; во-вторых, для этой процедуры, чтобы она была корректной, надо исходить из уже отображенного подмножества, которое содержит максимальное количество специфических качеств отображаемого объекта. Следовательно, если тезаурус субъект-системы не достаточен для сформирования такого адекватного подмножества, то не может сформироваться и адекватный обобщенный образ объекта. Процедуру обобщения в какой-то степени можно сравнить с известной процедурой свертки (сжатия) информации. Но для того, чтобы свертку осуществить корректно, без потери существенной информации, исходный объем информации должен быть достаточно полным и четко известны критерии, по которым оценивается упомянутая существенность.

Субъект-система с малым тезаурусом может воспринять обобщенный образ объекта, если этот образ ей будет передан от ЖС, имеющей необходимый объем тезауруса. Но в этом случае субъект-система эту информацию может воспринять только на веру, так как осознать (детально проанализировать) этот обобщенный образ она все равно не сможет. Да и человек в процессе воспитания и обучения таким образом воспринимает обобщенные образы большинства сущностей, объектов, явлений и понятий. Если бы ему приходилось все эти образы формировать самому, то никакого прогресса в развитии знаний об объективном мире не могло бы происходить, не возможно было бы специализировать, дифференцировать познавательную и любую другую деятельность человека.

Для того чтобы субъект-система (СИС) адекватно восприняла некоторый объект, явление необходимо, чтобы одновременно выполнялась группа условий.

Во-первых, природа сигналов, несущих информацию о существенных качествах объекта, должна соответствовать характеристикам, параметрам определенных рецепторов СИС. Или же должны быть известны характеристики этих сигналов и известны способы их регистрации и соответствующего преобразования.

Во-вторых, СИС должна быть готова принять информацию об объекте, т.е. эта информация должна быть актуальной для субъект-системы и иметь максимальный приоритет по отношению к другой, поступающей в данный момент, информации. В противном случае информационные сигналы, поступающие от объекта, будут восприняты как информационный шум.

В-третьих, СИС в процессе восприятия объекта должна суметь сформировать "эталонный" образ, а для этого она должна иметь в своем тезаурусе комплекс соответствующих исходных образов. Иначе совокупность полученных об объекте впечатлений будет или восприниматься как информационный шум, или же будет сформирован ложный образ объекта, ложность которого не будет осознаваться субъект-системой.

Накопленный достаточно большой объем знаний в области информатики позволяет с достаточной обоснованностью утверждать, что ИС с определенным уровнем сложности не может в принципе адекватно осознать "нечто", имеющее такую же и тем более большую сложность. Причем, это можно утверждать даже если полностью отвлечься от самого принципа функционирования ИС, главное, чтобы эта система была информационной.

Как уже отмечалось, сущность ИС определяется ее тезаурусом. Поэтому, для того чтобы ИС могла бы адекватно воспринять ИС-объект (ОИС), необходимо, чтобы СИС могла сформировать адекватный образ тезауруса ОИС, а для этого, естественно, должна обладать большим и более сложным тезаурусом. Если обозначить тезаурус ОИС через t0, а тезаурус СИС - через tc , то истинность образа t0 возрастает по мере роста отношения:

?t = tc/t0.

Причем, при некоторых значениях ??t 1, ОИС вообще не будет восприниматься субъект-системой как информационная, т.е. как система, обладающая некоторым тезаурусом.

С другой стороны очевидно, что ИС i-того уровня членения сложнее ИС (i +1)-го уровня, некоторой Мета-ИС. Отсюда следует, что познаваемость ИС имеет строгую направленность:

информационная система в принципе может адекватно познать только те ИС, как информационные, которые расположены на более "низких" уровнях иерархии (членения).

Таким образом, ИС не может адекватно познать другую ИС своего и более высокого уровня иерархии, а может познать или некоторый фрагмент познаваемого тезауруса, или же сформировать "поверхностный", упрощенный его образ, получить в некоторых общих чертах модель познаваемого тезаурусаю С увеличением разницы в уровнях иерархии, уменьшается размер познаваемого фрагмента, или увеличивается "упрощенность" модели всего познаваемого тезауруса. Здесь можно провести аналогию с потерей четкости с уменьшением разрешающей способности регистратора визуальной информации. В результате такой потери вместо качественного изображения может получиться смазанное пятно.

На познаваемость ИС субъект-системами, которые находятся на более низких уровнях иерархии, накладывает определенные ограничения и величина временных циклов, характерных для каждого уровня иерархии. Формирование образа любого объекта (или явления) происходит в результате многократной "регистрации" субъект-системой необходимого множества соответствующих сигналов, поэтому познаваемость всегда требует воспроизводимости познаваемого объекта или явления. К тому же, это требование является одним из основных принципов методологии точных наук. Поэтому достоверными считаются данные о воспроизводимых явлениях. Согласно традициям статистической обработки данных, все нерегулярные (редкие) отклонения от математического ожидания, как правило, относят к грубым ошибкам эксперимента и их исключают из статистической обработки. Из-за существенной разницы в значениях характерного времени, для разных уровней иерархии ИС, вполне реальные, но весьма редкие (с точки зрения ИС нижнего уровня иерархии) явления могут восприниматься как "невоспроизводимые", или даже не будет восприниматься динамика такого явления. В то же время, как уже отмечалось, идентификацию ИС, как информационной системы, можно осуществить только "наблюдая" ее поведение. Здесь надо также учесть, что при наблюдении поведения некоторой ИС, определенная "невоспроизводимость" может быть обусловлена и самой природой поведения, как явления имеющего информационную причинность. В то же время познать ИС - это значит познать ее цель (цели) и способы, при помощи которых она их достигает, т.е. познать множество способов поведения, на которые способна познаваемая ИС.

Адекватная познаваемость ИС методами точных наук затруднена также из-за того, что, как уже отмечалось, ИС практически невозможно рассматривать как изолированную систему или учесть все внешние факторы, существенно воздействующие на ИС, из-за чрезвычайной, характерной "открытости" ИС. Поэтому, с точки зрения методики точных наук, при изучении ИС сплошь и рядом наблюдаются "невоспроизводимые", "случайные" явления, которые и воспринимаются как недостоверные.

Из всего вышеизложенного следует, что адекватная познаваемость Мета-ИС и ГПЭ в полном их объеме полностью исключена!

Для описанного в данном разделе возможного механизма процесса отображения безусловно характерна большая общность, но уровень знаний в этой области не позволяет с достаточной обоснованностью детализировать описание этого процесса. Последние достижения в области информатики, кибернетики и других наук, которые занимаются вопросами восприятия и переработки информации в ИС, в частности человеком, с достаточной степенью достоверности выявили, что помимо формализованных знаний, контролируемых сознанием человека, и которые составляют незначительную часть всех знаний индивида, существует намного больший объем неформализуемых знаний, обрабатываемых подсознанием человека, природа и закономерности функционирования которого в настоящее время совершенно неизвестны. По некоторым оценкам [6] на уровне подсознания перерабатывается в секунду 109 бит информации, в то время как на сознательном - только 102 бит. По данным нейрофизиологии не более 15% всех действий человека управляются сознанием, остальное же приходится на подсознательную и бессознательную сферу.

Поток информации от органов чувств (рецепторов) в подсознание предположительно может быть во много тысячи раз превышать поток в область сознания. Их разница, а также часть неформализованных знаний, переданных генетически, и дает величину неосознаваемой информации, которая никак не регистрируется сознанием. Генетически передается не только некая потенция к отображению и мышлению, но и определенный (если не больший) объем неформализуемых знаний подсознания. Так называемое внечувственное восприятие можно объяснить как поток неосознаваемой информации, получаемой подсознанием, в том числе, может быть, и с помощью пока неизвестных рецепторов.

Считается, что в области сознания может формироваться лишь постановка задачи, а процедура исследования, поиск метода решения задачи и само решение выполняются в подсознании. И уже потом готовые решения выдаются в область сознания. Польский математик Тарский отмечает, что сперва каким-то образом "понимают" правильность теоремы, а потом "соображают" как доказать ее "истинность"; что вообще понятие истинности логически (т.е. на уровне сознания) не выразимо: истина не определяется логически, ее нельзя "вычислить".

В случае тезауруса человеческого индивида, помимо сознания и подсознания, есть смысл ввести понятие надсознаия, отдельной "части" тезауруса, т.е. психики человеческого индивида как системы (подсистемы), ответственной за способность человека к рефлексии или самосознанию, т.е. за способность осознавать свое сознание, чем человек и отличается от остального животного мира. По всей вероятности, только и только этим качеством человек принципиально ("качественно") отличается от животного. По крайней мере это качество необходимое условие, но, конечно, недостаточное.

Такое членение психики человека как информационной системы на три основные подсистемы: сознание, подсознание и надсознание или самосознание, - находится в примерной аналогии с выделением трех ипостасей в единном "Я" по З.Фрейду: ОНО (неосознанные элементы психики), ЭГО (осознанные элементы психики) и СУПЕРЭГО (моральные, этические нормы личности).

Принято считать, что сознание - это "высшая человеческая способность, связанная с речью, функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отображении действительности" [1]. Под сознанием определенно понимается формализованное мышление. Поэтому эта способность связывается с речью. Речь есть знаковая основа, алфавит процесса формализации информации, а грамматические правила и законы логики можно считать за алгоритм этой процедуры формализации. Посредством речи (любой формы: устной, письменной, произносимой про себя и т.д.) происходит переход от восприятий и представлений к понятиям, протекает процесс оперирования этими понятиями. Все это так, но не зная совершенно сущности неформализованной способности отображения, по всей вероятности, нет никакого основания утверждать, что сознание - есть "высшая" способность отображения.

Наконец, надо еще обратить внимание на одно очень интересное обстоятельство. С одной стороны, самосознание, сознание и подсознание являются взаимно дополняющими частями тезауруса, т.е. психики индивида, а с другой - находятся в определенном противоречии друг с другом. В частности известно, что по мере развития сознания и при активном его функционировании наблюдается определенное подавление функций подсознания. Для максимальной активизации деятельности подсознания надо уметь ослаблять функции сознания, если не "отключать" его полностью на какое-то время.

Интересно, что наука до сих пор не только не знает как человек мыслит, но оказывается не знает и чем он мыслит. Традиционно считается, что мышление, память, самые простые реакции все эти функции являются результатом деятельности нейронных клеток мозга, число которых по приблизительным оценкам доходит до 1011. Между тем, нейроны не самые многочисленные из клеток, составляющих мозг. Есть в нем такие, число которых приблизительно на порядок больше - это, так называемые, клетки глии. В основном считалось, что глиальные клетки поддерживают и скрепляют нервную ткань мозга. Правда почти четверть века тому назад американский нейрофизиолог Р.Галабос предположил, что как раз глиальные клетки выполняют основную роль в высших функциях мозга, но эта гипотеза не получила тогда популярности. Но уже где-то к началу семидесятых годов начала смутно вырисовываться ответственность этих клеток за память, обучаемость и за переработку информации, и все же до сих пор ситуация с глиальными клетками не прояснилась. Получается, что наука пока не знает какую роль в переработке информации играет девять десятых мозга!

Приходится согласиться, что в настоящее время однозначно можно только отметить парадоксальную ситуацию: человечество в течение буквально тысячилетий в основном "занято обработкой информации", а в последние десятилетия наблюдается "бум" наук, изучающих информацию и информационные процессы, но до сих пор человечество не знает строго формализованно как эта обработка происходит в тезаурусе человека, чем он мыслит и что в итоге обрабатывается.

Те сложности, с которыми сталкивается наука при изучении человеческого мозга, отчасти, если не в основном, объясняются тем, что это как раз типичный случай попытки субъект-системы познать информационную систему, сложность которой буквально тождествена сложности самой познающей системы: тезаурус пытается познать самого себя!

Из всего вышеизложенного следует, что когда речь идет о непознаваемости Мета-ИС и ГПЭ, имеется в виду непознаваемость сознанием, т.к. познаваемость в современном понимании есть процесс приобретения формализуемых знаний сознанием. Но это утверждение не исключает возможность приобретения подсозанием неизвестными пока способами адекватных обобщенных неформализуемых знаний о Мета-ИС и ГПЭ или более детальных, также неформализуемых знаний, об их некоторых фрагментах.

Безусловно, приведенное выше описание механизма формирования образа объекта в тезаурусе субъект-системы, очень поверхностно и не аргументировано. Более детальное описание этого механизма выходит за рамки данной работы, а для более аргументированного описания у науки, к сожалению, пока нет достаточно объективной информации, даже для описания формализованного процесса отображения, который как раз специфичен для научной методологии. Но то, что известно позволяет с достаточной достоверностью утверждать следующее.

Во-первых, тезаурус субъект-ИС некоторого уровня сложности принципиально неспособен получить адекватный образ более сложного объекта, в частности более сложного тезауруса объект-ИС. Это положение уже отмечалось ранее.

Во-вторых, принципиально невозможно в образе объекта отделить субъективное от объективного.

Надежда на возможность адекватного выполнения этой процедуры с использованием общечеловеческих знаний, совершенно необоснованна. Общечеловеческие знания, как знания любой субъект-ИС, также субъективны. Но конечно, на другом уровне иерархии. Как видим, мы и здесь имеем дело с иерархической системой. Надо всегда не упускать из виду, что речь идет о субъективизме любой СИС, а не отдельного индивида или некоторой группы людей.

Если действительный механизм отображения хоть в какой-то степени соответствует описанному, то вполне допустима, если не обоснованна, следующая последовательность рассуждений.

На уровне современных знаний мы можем только утверждать, что в Бытие, независимо от отображающей системы, в частности нашего сознания (индивидуального и общественного), существует Нечто, что с позиций СИС, есть бесконечное множество некоторых качеств, конечно при условии бесконечности самого Бытия (Мира), а не нашей "локальной" Вселенной. Более непонятный вариант конечного Бытия рассматривать не будем. Нужно согласиться, что утверждение о "независимости" этого Нечто, тоже достаточно условно, но все-таки, для упрощения ситуации будем считать, что это Нечто - независимо, т.е. абсолютно объективно. Далее, также достаточно произвольно, примем, что это Нечто есть некоторая система, в нашем понимании этого понятия, и поэтому обладает всеми атрибутами, свойственными системам, в частности - состоит из бесконечного числа элементов (подсистем) или частей.

Уже на этом этапе рассуждений приняты два произвольных утверждения: Нечто абсолютно объективно и обладает структурой. Но без этих утверждений были бы невозможны дальнейшие рассуждения.

В процессе отображения (отображения любого типа: пассивного или активного) эти элементы, части, выступают в роли определенных качеств, одна часть которых для СИС значима, т.е. так или иначе фиксируется субъект-системой, а другая - незначима, воспринимается системой как информационный шум, или же вообще не воспринимается. Значимость, специфичность качества устанавливается субъект-системой, а не присуща имманентно этим качествам объекта, т.е. эти понятия в принципе субъективны.

Определенное регулярное, конечное множество этих значимых качеств может быть осознано субъект-системой как некоторый объект или явление. Причем, множество, как некоторая конечная совокупность элементов (в данном случае - качеств), не объективно существующее, а сформированное в отображающей системе. Следовательно, отсюда вытекает, что мы судим о существовании объекта, на основании субъективной информации о нем. Но, благодаря принятому выше утверждению об объективности Нечто как системы (но только из-за этого!), это не значит, что объект, точнее комплекс выделенных качеств, не существует. Сама процедура выделения объекта из этого Нечто по своей сущности субъективна.

Таким же образом, в зависимости от методики познания, от выбранного метода выделения конечного количества объектов и явлений, со взаимными связями, также выделенными субъект-системой, мы познаем "объективную реальность". эта реальность "объективна", она существует, но она в то же время - результат нашего субъективного подхода, метода познания Бытия. Изменив исходную методику, мы будем наблюдать другие "объективные" сущности Бытия. Они все объективны, но в то же время их "нет" - это выделение из бесконечного множества является результатом нашего субъективного подхода к Бытию. В такой ситуации даже бессмысленно ставить вопрос: а что есть на самом деле? Есть Нечто, что поворачивается к нам той стороной, из бесконечного множества своих сторон, какую мы выбираем! Но в пределах выбранной стороны, можно предположить, что действуют определенные законы, которые не зависят от нашего сознания, т.к. выделялись качества, со своими взаимосвязями, объективно существующие. Процесс же выделения был принципиально субъективным. На этом обстоятельстве остановимся несколько подробнее.

Во-первых, необходимо четко различать индивидуальную субъективность, свойственную каждому человеческому индивиду, и субективность общественного сознания, характерную для знаний, накопленных в течение всего развития человеческой цивилизации. Если отвлечься от субъективности, вызванной теми или иными явными или неявными, но неизбежными погрешностями регистрации и обработки информации, то субъективность любого процесса отображения реальности обусловлена основными, "базовыми" принципами (или методами), лежащими в основе этих процессов. Что называть основными принципами сейчас конкретно трудно сформулировать, но интуитивно чувствуется, что такая основа существует. В выборе этих основ у человечества или есть определенная (или полная?) свобода, или же эти основы заложены в его тезаурусе генетически, т.е. выбор основ осуществлен заранее. Большей частью, если не в основном, этот выбор основ принципов отображения обусловлен, по всей вероятности, физической природой отображающей ИС. Но после того, как выбраны эти основные принципы отображения, по мере удаления последующих способов, закономерностей от основных, степень свободы выбора уменьшается и, начиная с какого-то уровня, совершенно исчезает. С этого уровня не допускаются никакие альтернативные варианты формирования деталей образов реальных сущностей. Любые отклонения этих деталей от соответствующих характеристик объективной реальности являются ошибочными. Но нельзя исключить и такой крайний (буквально "фантастический") вариант, что сущность всего процесса отображения, начиная с его основ и кончая мельчайшими частностями, заложена в тезаурус любой ИС, в том числе человеческого индивида, извне и извне осуществляется непрерывное управление этими процессами.

Базовые основы процессов отображения фактически формируют "метрику", структуру отображающего пространства тезауруса ИС, которая, в свою очередь, обуславливает характер конкретной "проекции", т.е. образа, модели отображаемой сущности. Под этими базовыми основами, по всей вероятности, нужно понимать следующие основные факторы:

- "элементарные", базовые качества, регистрируемые рецепторами ИС;

- совокупность критериев, по которым осуществляется отбор значимых качеств;

- совокупность правил или закономерностей (в том числе и логических, т.е. формализованного сознания), на основе которых формируется образ тех или иных связей между отображаемыми качествами.

Очевидно, что сущность двух последних совокупностей факторов абсолютно невозможно обосновать логически, т.е. формализованным сознанием. Они нам даны изначально и они определяют характер отображаемых образов. Очевидно также, что все перечисленные факторы и возможное множество других неосознаваемых факторов формируют основные принципы неформализованной обработки информации в тезаурусе ИС, которые, в свою очередь, по всей вероятности, формируют характер деятельности формализованного сознания.

Описанная выше закономерность формирования образа объекта из некоторого Нечто объясняет возможность сочетания реальных достижений "конкретых, частных" знаний, благодаря которым возможен технологический прогресс человечества, с невозможностью объективного познания сути, фундаментальных закономерностей Бытия. Но одновременно отсюда вытекает принципиальная возможность существования бесконечного числа возможных вариантов этого "технологического прогресса". Поэтому можно считать вполне допустимым предположение, что прогресс науки, путь ее развития, путь развития вообще всех форм познания Бытия, есть как бы "извилистая тропинка" на бескрайнем поле непознанных, но в то же время вполне реальных, вариантов этого Бытия. Иначе говоря, мы при любом процессе отображения реального Бытия наблюдаем (воспринимаем) некоторую "дхарму", из которой выделяем нечто, понятное для нас, выделяем то, к чему мы подготовлены изначально и всем предыдущим опытом - большего мы виделить и понять не можем! А.Л.Зельманов отмечал, что мы являемся свидетелями процессов (скорее сущностей, К.В.) определенного типа потому, что процессы другого типа протекают для других свидетелей. Т.Шибутин в [37] заметил "...что люди обычно называют "реальностью" есть рабочая ориентация, относительно которой существует высокая степень согласия", - и далее: "Мир организован с точки зрения предположений, которые делают люди о различных объектах и классах объектов, причем эта организация скорее всего навязывается чувственным данным, чем отвлекается от них". Существует даже такая предельно крайняя точка зрения, согласно которой "...исследователи находят в природе то, что хотят найти".

По всему этому на любом уровне развития науки суммарные знания о Бытие всегда будут представлять собой только конечный срез (из бесконечного множества возможных срезов) бесконечного разнообразия Бытия, обусловленный всей совокупностью принятых на веру (или заложенных изначально генетически?) определенных исходных предпосылок, на которых основывается весь фундамент науки. А это означает, что научные картины и конкретные формы технологического процесса разных космических цивилизаций могут не только не совпадать, но даже и не пересекаться. Характер этих исходных предпосылок, если они не заложены генетически, зависит в основном от внешних условий и физической основы ЖС, определяющих, в свою очередь, характер информационных взаимодействий. Но не исключено, что определенную роль играет и фактор случайности.

Конечно все предыдущие рассуждения в какой-то степени правомочны, только в том случае, если Бытию действительно свойствено бесконечное разнообразие. Если же нет, то количество возможных вариантов реализаций цивилизаций ЖС естественно уменьшается и в пределе может свестись к одному единственно возможному варианту. Но надо согласиться, что имманентно человеку более близка версия Бытия с бесконечным разнообразием, чем Бытия в чем-то ограниченным.

Субъективность образов, моделей отображаемых сущностей вытекает также из основополагающих принципов системного подхода. Поскольку с позиций ОТС любой объект, а точнее любая сущность, есть система, то ее образ, сформированный субъект-системой, существенно, если не в основном, зависит от выбранного уровня членения и выбранных, в качестве элементов структуры, ее параметров или свойств. Отсюда следует, что образ отображаемой сущности, который осознается как сама сущность, на самом деле является проявлением "объективно" присущей ей некоторой "ипостаси" из бесконечного числа возможных. Конечно если пренебречь неизбежной индивидуальной и коллективной погрешностью процесса отображения. В такой ситуации утверждать, что образ в какой-то степени объективно соответствует отображаемой сущности совершенно бессмысленно. Более того, бессмысленно утверждать, что объективно существует "нечто", с определенной точностью соответствующее сформированному образу. Это "нечто" проявляет себя, скорее формируется в некий образ, только в результате процесса отображения. Осознанная сущность является результатом процесса отображения, т.е. является "продуктом" определенного взаимодействия субъект-системы с отображаемым объектом.

Конечно, все что было сказано выше об отношении субъективного к объективному тоже, в свою очередь, некоторое субъективное суждение, но с достаточной степенью достоверности можно утверждать, что с позиций онтологии такая точка зрения более "продуктивна", чем альтернативная, с позиций которой считается, что процесс накопления "объективных" знаний реализуется в единственно возможном, объективно правильном, направлении.

В настоящее время выделяют два типа науки, как формы общественного сознания:

- наука, в компентенцию которой входят исследования некоторых, но многочисленных "частных" сущностей: объектов, явлений, закономерностей ("сущее" по М.Хайдеггеру), на основе которых и развивается "технологический" прогресс человечества;

- наука, которая занимается исследованием и изучением фундаментальных сущностей Бытия.

Назовем науки первого типа "точными", а второго - онтологией (онтологические науки).

По традиции точные науки имеют дело с "простыми" системами, т.е. с такими, которые можно рассматривать как изолированные, или же для которых можно учесть все основные, значащие, факторы, влияющие на эти системы, а также позволяющие процесс их изучения свести к последовательному изучению подсистем, входящих в эти системы. Это обстоятельство очень важное и принципиальное! Факторы, влияющие на изучаемую систему, но которые невозможно учесть, являются источником "шумов". Иначе говоря, при наличии таких факторов, связи отображаемой системы превращаются для отображающей системы из функциональных в корреляционные. По мере увеличения количества неучтенных факторов - возрастает вклад стохастической компоненты и в предельном случае связь становится чисто вероятностной. В точных науках всегда выполняется процедура "линеаризации" связи, т.е. принимается определенная направленность этой связи, устанавливается однозначность причины и следствия. И наконец, в точных науках предполагается, что процесс исследования не изменяет, по крайней мере неконтролируемо, сущности познаваемого объекта. Это предположение можно считать частным случаем проявления принципа линеаризации.

В случае сложных, больших, систем абсолютно все перечисленные выше допущения, предположения, не срабатывют. Это обстоятельство уже достаточно хорошо известно в науке. С количественной оценкой нелинейных явлений точная наука пока не может справиться. Без процедуры линеаризации явления, связи невозможно использовать методику исследований точных наук. Следовательно, изучение сложных, больших систем не может входить в компентенцию точных наук пока не будут принципиально изменены соответствующим образом основополагающие принципы методологии этих наук. Онтология, а также все науки, изучающие живые системы, имеют дело с принципиально большими системами. Системами, принципиально нелинейными, предельно открытыми, и изучение которых принципиально нельзя свести к изучению их подсистем.

Ясно, что эти два типа науки изучают, познают, сущности, находящиеся на разных уровнях иерархии Бытия, как некоторой иерархической системы глобального множества сушностей. Это очень важное обстоятельство!

Априорно считается, что сущности, находящиеся на разных уровнях этой иерархии, подчиняются одинаковым основополагающим, "базовым", закономерностям, а при их изучении можно использовать одну и ту же методологию, один и тот же принцип формализации. Поэтому разработанные методики познания точных наук практически без всяких изменений распространяют на онтологию и науки изучающие живые системы. В частности, современная онтология по этой традиции основывается на трех фундаментальных презумпциях (В.Н.Тростников):

- редукционизм, т.е. низшие формы более реальны, а высшие сводятся к ним;

- эволюционизм, т.е. сложные формы создаются под действием объективных законов (без цели) из простых, низших форм;

- рационализм, т.е. можно познать все на уровне формализованных знаний (сознанием).

На каком-то раннем этапе развития общественного сознания человечества может быть использование одних и тех же принципов познания во всех науках было единственно возможным и даже эффективным, но не с точки зрения адекватного познания Бытия, а с позиций развития самой научной онтологии. Но в настоящее время этот, явно ошибочный подход, уже тормозит развитие онтологии и науки о живом. Ошибочный - уже потому, что не учитывается такой важный и принципиальный момент, что эти два типа науки исследуют, познают, сущности, находящиеся на разных уровнях иерархии Бытия. Это утверждение, в частности, подтверждается наблюдаемым сочетанием невероятно большого прогресса "технологических" знаний человечества с практически полным отсутствием существенного прогресса в философии, онтологии, чуть ли не со времен Древней Греции и Рима, а также с очень медленным продвижением в изучении живых систем. В частности, если детально разобраться, то не очень трудно установить, что все основополагающие знания в области логики, философии, этики и т.д. были осознаны и сформулированы на самой заре человеческой цивилизации и дошли до настоящего времени без существенных изменений. Но надо не упускать из виду и другой альтернативный вариант объяснения этого обстоятельства. Вполне возможно, что все эти основополагающие знания о Бытие мало прогрессируют, если вообще прогрессируют, потому что они изначально заложены в тезаурусе человека и передаются генетически от поколения к поколению! Может точнее было бы сказать, что генетически передаются не сами эти знания, а некая "матрица", которая направляет определенным образом формирование этих знаний в процессе обучения.

Проблемы прогресса онтологии и наук о живом безусловно объясняются также и тем, что сложность, познаваемых этими науками, сущностей соизмерима, а то и намного больше, сложности познающего их тезауруса.

Можно считать, что принципиальная субъективность любого образа (модели), любых индивидуальных знаний, вытекает, в частности, из предположения, что основные знания у человека неформализованы, и за них ответственно его подсознание. Субъективность знаний индивида тесно связана с таким интересным понятием буддийской культуры, как - дхарма. По Ю.Шрейдеру [34], Л.Э.Мелль определяет понятие дхармы, как текст, порождающий при его чтении новые тексты, причем всегда сугубо субъективные. Иначе говоря, дхарма - формирует некоторую субъективную модель (образ), которую субъект ставит в определенное соответствие с воспринимаемой дхармой. Следовательно, дхарму можно считать источником определенной совокупности сигналов, семантика которых воспринимается каждым отдельным субъектом по-своему, что находит отражение в формировании у субъекта упомянутой выше субъективной информационной модели наблюдаемой дхармы. Доля субъективности растет с уменьшением "общекультурного, одинакового для всех смысла". Здесь надо уточнить, что фактически речь идет о доли индивидуальной субъективности, которая противопоставляется общечеловеческой субъективности. Л.Э.Мелль утверждает, что формирование только этой субъективной (индивидуальной, К.В.) "части" модели обусловлено творческим актом ("поступком") сознания (точнее - тезауруса, К.В.). Для формирования "объективной, общепринятой" части модели не требуется ни сознания, ни творчества. Ю.Шрейдер отмечает, что "...так как акт осознания принципиально невоспроизводим и непредсказуем (ибо он всегда личный и всегда в первый раз), он не может быть описан теоретически. Мало того, он не может быть описан вообще".

Принципиальную субъективность наших знаний, как индивидуальных, так и общечеловеческих, в последнее время пытаются учитывать, в какой-то мере, и в "точных" науках. Так например, в работе [35] предлагается ввести понятие модели вместо закона при изучении "диффузных" систем (име.тся в виду сложные, большие системы, К.В.). Отмечается, что понятие модели отличается от понятия гипотезы. Наличие нескольких гипотез всегда рассматривается, как некоторое временное явление - предполагается, что рано или поздно из нескольких конкурирующих гипотез удасться выбрать одну. Модели же не всегда нужно считать конкурирующими друг с другом. Различные исследователи могут предлагать существенно различные модели для описания одной и той же сложной (диффузной) системы, и здесь нельзя указать простого и четкого критерия для их дискриминации. Выбор одной из множества моделей будет основываться на существенно субъективных критериях. Иногда сама постановка задачи о строгой проверке модели, по утверждению автора, теряет смысл.

В этой же работе отмечается, что все большее развитие получает так называемый необейесовский подход к проверке гипотез, который характеризуется стремлением включить интуитивную вероятность в обоснование математической статистики. Интуитивную вероятность иногда называют также субъективной, или персональной, вероятностью, т.е. имеется в виду некоторая мера персональной уверенности исследователя. Как в научной, так и в повседневной деятельности человек всегда оценивает субъективные вероятности различных событий. Это, в частности, вызванно и тем, что человеку все время приходиться принимать решения при принципиальной неполноте знаний, основываясь на догадках и интуиции.

Как уже отмечалось, с позиций описанного механизма процесса отображения, следует, что СИС не может адекватно воспринять сущность (объект, явление), если в ее тезаурусе нет подходящего образа (модели), с определенной степенью приближения, "похожего" на отображаемую сущность. С увеличением уровня "рассхождения" - увеличивается степень неадекватности образа, а после некоторого порогового значения - сущность вообще не воспринимается, а вся информация о ней для СИС является просто "шумом". Еще раз подчеркнем, что описанный механизм отображения относится к сознанию, т.е. формализованному мышлению. Что и как происходит в подсознании в настоящее время даже приблизительно предположить невозможно. Следовательно, для того чтобы СИС адекватно осознала некоторую, "новую" для нее сущность необходимо подготовить ее тезаурус к этому акту. Иначе говоря, нужно, исходя из уже имеющихся в ее тезаурусе исходных образов, постепенно и последовательно, "ознакамливать" СИС с сущностями так, чтобы "новизна" этих сущностей лежала в допустимых для ее тезауруса пределах. Чересчур "новая" сущность не может быть осознана системой.

Теперь, что касается исходных образов. Ясно, что здесь без подсознания не обойтись. Большая часть этих образов безусловно находится в подсознании. Причем часть из них передается СИС генетически, а другая формируется в процессе ее онтогенеза. О количественном соотношении этих частей мы пока ничего, даже приблизительно, сказать не можем. Ясно только, что генетически передаются те образы, те знания, которые крайне необходимы для существования СИС, как "организма", в частности, знания о некоторых адекватных поведенческих актах, связанных с физиологией, размножением и т.д. Причем таких поведенческих актов, которые остаются адекватными в течение длительного периода филогенеза СИС, как вида. Знания, которые ответственны за действия, поступки СИС, т.е. ЖС, в ответ на быстро меняющиеся, по своему характеру, воздействия внешней среды, передаются в процессе воспитания, обучения ЖС, для лучшей ее адаптации в изменившихся условиях существования. Эти знания в основном (но только в основном) социальные, а также и все знания, приобретенные общественным сознанием (общечеловеческие знания). Но есть предположение, что часть социальных знаний также передается генеически на уровне подсознания.

Так например, К.Г.Юнг считает, что за порогом сознания, т.е. в подсознании, лежат вечные некие праформы Они хранятся в подсознании и передаются по наследству. Бессознательные процессы автономны, они выходят на поверхность в особых состояниях - трансах, видениях, в образах, создаваемых поэтами и художниками. К.Г.Юнг разграничивает комплексы личного бессознательного и архетипы коллективного бессознательного. Он считает что коллективное бессознательное - слой психики более глубокий нежели личное бессознательное. Этот слой существовал задолго до появления сознания и продолжает преследовать свои "собственные" цели, несмотря на развитие сознания. Коллективное бессознательное есть результат родовой жизни, и служит фундаментом духовной жизни индивида.

Архетипы есть прообразы, праформы поведения и мышления. Это система установок и реакций, которая незаметно определяет жизнь человека. К.Г.Юнг сравнивает архетипы с системой осей кристалла, которые формируют кристалл в растворе, выступая как поле, распределяющее частицы вещества в пространстве. Будучи "непредставимым" архетип в чистом виде не входит в сознание. Подвергнутый сознательной переработке, он превращается в "архетипический образ", который ближе всего к архетипу в сновидениях, галлюцинациях, мистических видениях. Он рассматривает несколько уровней архетипов. Наиболее глубокий уровень наделяет жизнь индивида смыслом, это своего рода имманентное божество, адекватно говорить о котором можно только на языке религиозной символики. Вместе с развитием сознания эта символика все в большей степени превращается в догматы религии или категории философии. Догматы уже не переживаются, не осознаются формально-логическим мышлением, т.е. сознанием, а в них просто верят. Надо отметить, что К.Г. Юнгом была разработана методика экспериментального "тестирования", при помощи которой он смог выявить некоторую часть "содержания" архетипов отдельных индивидов.

Когда речь идет о архетипах или других знаниях, хранящихся в неформализованном виде в подсознании, всегда надо иметь в виду, что по всей вероятности, генетически передается или некая "потенция" определенной части этих знаний, или же некоторая их часть передается в таком виде, который требует определенной процедуры их "инициализации" в процессе соответствующего воспитания и обучения индивида. Причем очень важным обстоятельством является тот безусловный факт, что эта "инициализация" срабатывает для разных знаний подсознания - на разных, но строго определенных, этапах онтогенеза индивида. В основном - это самые ранние этапы.

Нужно обратить внимание на то, чтоб в отличие от формализованных знаний, для передачи приобретенных некоторым образом неформализованных знаний в процессе воспитания и обучения очень важна преемственность. Эти знания могут передаваться только от индивида к индивиду непосредственно. Если они в итоге передаются в этих процессах, то чаще всего неизвестно как для обоих сторон. Поэтому, если по какой-то причине эта преемственность будет нарушена, то вместе с источником неформализованных знаний, пропадут и они сами. Это обстоятельство вроде давно и достаточно хорошо известно, но в последнее время часто упускается из виду, из-за чрезмерной "увлечености" формализованными знаниями. Такая преемственность очень важна в творчестве любого типа, в самом воспитании, в религиозной деятельности, да и вообще в искусстве человеческого общения, т.е. во всем, где неформализованные знания имеют определяющее значение.

Наконец, хотелось бы обратить внимание на то, что субъективность природы человеческих знаний делает относительными даже такие понятия как случайность и закономерность, хаос и порядок (упорядоченность, структура). Например, если в одном отображающем пространстве имеется некоторое множество случайных величин, а в другом - регулярное множество функционально взаимосвязанных величин, то в принципе никогда нельзя исключить возможность существования такого отображающего пространства, в котором первое множество станет регулярным, а второе превратиться в множество случайных величин! Тем более очевидна субъективность процедуры выделения из некоторого "хаоса" определенного "порядка" или структуры. То что одной субъект-системой воспринимается как некая структура, другой системой вполне может быть воспринято полным хаосом. Но если согласиться с этими умозаключениями, то надо признать, что в этом случае теряют "четкие контуры" и такие понятия как энтропия и негэнтропия.

Ясно, что при полном и абсолютном "релятивизме" принципиально невозможен процесс познания в современном его понимании. Поэтому необходимо задаться определенной совокупностью исходных предположений, приняв на веру их абсолютную истинность, и с позиций этих предположений уже развивать в дальнейшем сам процесс познания. Но тут возникает вопрос (достаточно фундаментальный!): имеет ли человек или человечество в этой процедуре задания исходных предположений полную "свободу", или же некая "матрица" таких предположений закладывается в его тезаурус генетически?

Вряд ли сегодня можно найти ответы на эти вопросы. Но изучение этой проблемы имеет очень большое значение как с позиций онтологии, так и гносеологии.

Как уже отмечалось, весь процесс отображения в целом однозначно обусловлен характером целеполаганий субъект-системы. Некоторые аспекты процедуры познания, особенно связанные с целеполаганием системы, будут рассмотрены в следующих разделах.

Глава 7. СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИНДИВИДА

Из всех известных нам живых систем наиболее сложной системой является очевидно человеческий индивид. Его тезаурус, т.е. его психика, обладает рядом специфических качеств или функций, часть которых свойствена всем высшим живым организмам, а другая только человеческому индивиду. Обсуждение этих специфических функций психики, как особых способов обработки информации, начнем с беглого обзора наиболее загадочных, совершенно не поддающихся формализованному осознанию, функциий развитых представителей животного мира и человека, каковыми являются чувства или эмоции, т.е. способность реагировать эмоционально. Эта тема тем более неисчерпаема и в рамках данной работы рассматривать и обсуждать ее более или менее детально совершенно бессмысленно. Но, в то же время нельзя не упомянуть хотя бы вкратце, буквально в двух, трех словах, об этих свойствах психики человеческого индивида.

Известно какое значение для человека имеет именно эмоциональная реакция на то или иное событие, явление. Эмоции, особенно сильный эмоциональный настрой, чаще всего имеют подавляющее преимущество перед любыми осознанными формализованными знаниями. Эмоции имеют сильное влияние не только на деятельность психики, но и на физиологию, на весь организм индивида в целом. Но, с другой стороны, и деятельность сознания, самосознания, а также, скорее всего, подсознания (вернее результат деятельности подсознания), в свою очередь может быть причиной определенной эмоциональной реакции.

Так что же такое эмоции? То ли своеобразное проявление процессов переработки информации на подсознательном уровне, или же это совершенно другое свойство психики индивида, отличное не только от сознания, но и от подсознания. Некоторые считают эмоции самым "глубинным разделом" психики, но вряд ли они являются самым "древним" ее свойством. Ведь способность эмоционального реагирования увеличивается по мере усложнения тезауруса живого организма и максимально развита у человека. этому феномену посвящено бесчисленное множество трудов еще с древних времен. Благодаря ему сформировался такой специфический вид общественного сознания, как искусство. Есть специальные науки и разделы философии, изучающие эмоциональную деятельность психики человека. Но природа и генезис чувств, эмоций до сих пор совершенно непонятны.

В настоящее время, по всей вероятности, достаточно обоснованно можно считать, что в результате обработки неформализуемой информации, в общем случае неконтролируемой сознанием и самосознанием индивида, в тезаурусе может сформироваться опосредственная информация двух принципиально разных типов: в виде тех или иных понятий, поддающихся впоследствии формализованной обработке сознанием или самосознанием; или же результат такой неформализованной обработки осознается как некоторое чувство, проявление определенной эмоциональной реакции индивида. Результат, полученный в такой форме, принципиально не поддается формализованному определению. Мы можем в лучшем случае, с той или иной степенью четкости, осознать возникшее чувство, но часто не можем дать исчерпывающего объяснения почему мы испытываем те или иные чувства, также как не можем дать четкого определения этим чувствам. Поэтому представляется вполне обоснованным выделить два разных типа функций психики индивида, ответственных за неформализованную обработку информации: подсознание, отвественное за неформализуемую обработку информации, но формирующее понятия, которые сознание и самосознание могут использовать при формализованной обработке информации, и некий эмоциональный центр, обуславливающий возникновение тех или иных чувств и эмоций.

Иначе говоря, если рассматривать психику человека, как некую информационную систему, то в ней можно, в частности, выделить подсистему, осуществляющую обработку неформализуемой (с точки зрения сознания) информации, и которую, в свою очередь, можно представить состоящей из двух подсистем. Одна подсистема: подсознание, которая функционирует, взаимодействуя самым тесным образом с сознанием, активно учавствуя на разных этапах выполнения алгоритмов, реализуемых сознанием. Образно говоря, подсознание выполняет некоторые "подпрограммы", используемые в алгоритмах сознания, причем в этих подпрограммах обрабатывается неформализуемая информация. Другая подсистема, условно названная эмоциональным центром, реализует независимые от сознания алгоритмы обработки неформализуемой информации, результат выполнения которых, в лучшем случае, воспринимается сознанием как некоторое чувство, которое может влиять на ход деятельности сознания, но никаким образом не может "вписаться" в структуру алгоритма формализованной обработки информации.

Как только человек появляется на свет, еще совершенно не осознавая окружающий Мир, себя, он уже способен реагировать эмоционально. Это единственный способ проявления младенцем своего отношения к окружающему миру. И в старости, когда начинают постепенно отмирать разные функции психики, начиная с сознания, способность реагировать эмоционально или сохраняется до самой смерти индивида, или же атрофируется в самую последнюю очередь. Уже только это обстоятельство говорит о чрезвычайной важности эмоций для человека.

Радость, грусть, гнев, страх, горе, удивление, любовь,... Сколько вариантов проявления чувств и сколько возможных оттенков. Казалось бы эмоциональная реакция, в основном, нужна для общения, т.е. для реализации социальных связей, но эмоции также, если не в большей степени, нужны самому индивиду, проявляющему их. Язык эмоций, в отличие от вербального, практически универсален: он понятен, в основном, не только всем людям, невзирая на языковые барьеры, но и животным. Как уже неоднократно отмечалось, по всей вероятности, индивиду, как и любой ИС, генетически передается информационная матрица: структура исходных понятий и алгоритмов, которая формирует своего рода "метрику" информационного "пространства" отображения и, тем самым, предопределяет характер образов, формируемых в тезаурусе в процессах отображения окружающего мира и продуктивного воображения. Эта структура, скорее всего, представляет собой некоторое нечеткое множество и поэтому может в какой-то степени видоизменяться, но контуры основного его "ядра", переданного генетически и сформированного окончательно в процессе обучения на ранних этапах онтогенеза, остаются неизменными до конца жизни человека.

Психика человека приспособлена функционировать в условиях непрерывного поступления извне различных информационных сигналов. хорошо известно, что если каким-нибудь способом полностью прервать поступление этих сигналов, то происходит самое серьезное нарушение деятельности психики. Пока человек живет его тезаурус должен непрерывно перерабатывать информацию, поступающую извне. Он буквально нуждается в непрерывном информационном потоке, в непрерывных процессах осознания, формирования "смысловых" образов и особенно в непрерывном эмоциональном реагировании. Можно утверждать, что эмоции каким-то образом управляют деятельностью всей психики человека. Эмоциональный фон является своего рода организующим полем, которое и направляет определенным образом функционирование всей психики человека, всего его тезауруса. Как отмечает Э.Фромм, "Мысль может быть пустой оболочкой, всего лишь мнением, которое высказывается, поскольку представляет собой мыслительный штамп, легко принимаемый и легко отбрасываемый в зависимости от мнения сообщества. С другой стороны, мысль может быть выражением человеческих чувств и подлинных убеждений, в этом случае в ее основании вся личность в целом, мысль имеет эмоциональную матрицу. Человеческое действие по-настоящему определяется лишь такого рода мыслями...Иначе говоря, человеческая реальность лежит за системами мышления в области подсознания, даже на уровне архетипов". К.Д.Ушинский писал: "Ничто ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши не выражают так ясно и верно нас самих и наше отношение к миру, как наши чувствования, в них слышен характер не отдельной мысли и отдельного решения, а всего содержания души нашей и ее строя".

Даже функционирование формализованного сознания происходит более эффективно, когда сопровождается теми или иными эмоциями, особенно положительными. Считают, что без развитой сильной способности удивляться, которая возможна только при развитой способности вообще к эмоциональной реакции, невозможны любые формы творческого мышления. Не может быть талантливым индивид с ущербными, недоразвитыми эмоциями. И наоборот, эмоциональная личность всегда внутренне, потенциально талантлива, даже если талант, по тем или иным причинам, внешне не проявился. Скорее всего, в данном случае эмоциональность является необходимым, но не достаточным условием. Для того, чтобы талант проявил себя нужны еще и другие факторы, в частности знания, трудолюбие, благоприятное сочетание внешних обстоятельств и т.д., но без необходимого условия талант невозможен. По всей вероятности, только обостренные эмоциональные способности позволяют человеку "уловить" каким-то образом возникшие в тезаурусе (скорее всего в подсознании) новые "знания" и вывести их на уровень сознания. Американский психолог Л.С.Кьюби утверждает, что "творческая личность это такая, которая некоторым, сегодня еще случайным образом (для нашего понимания,К.В.) сохраняет способность использовать свои подсознательные функции более свободно, чем другие люди...".

Любые органы чувств, т.е. рецепторы могут передавать индивиду не только "смысловую" информацию, но еще и такую, которая, минуя сознание, непосредственно воздействует на ту часть психики, которая ответственна за его эмоциональные функции, т.е. на эмоциональный центр. Скорее всего можно предположить, что сам этот центр производит определенную селекцию и выделяет из поступающей информации ту часть, которая и воздействует на него, оставляя "смысловую" для сознания и подсознания. Человечество создало особбый вид искусства: музыку, которая непосредственно воздействует на эмоциональный центр психики человека и практически совершенно не несет "смысловой" информации для сознания. Некоторые индивиды обладают способностью воспринимать и визуальную информацию чисто эмоционально, "не замечая" смысловой компоненты.

Человек эмоционально реагирует практически мгновенно и, чаще всего, безошибочно для себя. Если же он попытается эту реакцию проверить формально-логическим сознанием, то такая проверка займет у него очень много времени и, в основном, получается ошибочной из-за обилия разных информационных частностей, среди которых очень трудно выделить сознанием значимые и второстепенные. В то же время эмоциональный центр такую дискриминацию делает каким-то образом безошибочно и мгновенно. Трудно даже понять какого типа информацию больше перерабатывает непрерывно тезаурус индивида: смысловую или эмоциональную. Человек непрерывно реагирует на ту или иную воспринимаемую информацию.

Что-то воспринимается красивым. Можно ли гармонию разложить на формулы? Вряд ли. Красота, чувство красивого это эмоциональная реакция, следовательно не является прерогативой сознания. Сознание, скорее самосознание, может только фиксировать результат эмоциональной реакции, а не управлять ею или понять алгоритмы функционирования эмоционального центра. Почему в природе столько красивого, т.е. вызывающего соответствующие положительные реакции? Подавляющее большинство живых организмов красиво. Все это буйство красок в природе красиво и нигде нет и намека на безвкусицу. В то время как, пытаясь создать нечто красивое, конечно в основном с помощью сознания, человек часто создает безвкусицу. Только особым образом талантливые люди, умеющие, минуя свое сознание, прислушаться к своему эмоциональному центру, могут создать нечто красивое и оно тогда красиво для всех людей без исключения. Почему же в природе нет безвкусицы? Значит все естественное неким образом "созвучно" нашему эмоциональному центру, упомянутой информационной матрице, и поэтому воспринимается красивым, вызывает самые положительные эмоции и, тем самым, благоприятно действует на нашу психику, на весь наш организм. Этим объясняется имманентная тяга человека к Природе и благоприятное ее влияние на всего человека в целом, и особенно на его психику. То, что близко, созвучно самой глубинной сущности человека всегда вызывает у него самые положительные эмоции, а чуждое только отрицательные. И эта реакция совершенно не зависит от знаний на уровне сознания. Чем ближе, "родственнее" (родство душ) для нас человек, тем сильнее чувство любви к нему, невзирая на любые "сознательные" знания. Более того, хорошо известно, что сильное чувство любви или подавляет все нежелательные знания, или же даже искажает их. И все для того, чтобы сохранить это чувство. Из всех положительных эмоций чувство любви самое необходимое для человека. У него всегда существует мощное имманентное стремление любить и быть любимым. Без такой двусторонней эмоциональной связи происходит притупление деятельности его эмоционального центра, или же вызываются отрицательные эмоции, что в обоих случаях негативно действует на всю психику человека, включая деятельность сознания. Это обстоятельство объясняется тем, что человек является социальным существом, что социальность, как и самосознание является наиболее специфическим качеством человека. Поэтому в нем заложена доминантная интенция существовать ради кого-то и быть нужным кому-то. Особенно когда глубинная информационная матрица психики этого кого-то максимально "созвучна" с его матрицей. Имманентное стремление к "служению" (по Э.Фромму), т.е. интенция быть полезным другому, существовать ради другого, присущее психике человека, является проявлением определенных доминантных свойств подсознания, а скорее всего эмоционального центра психики. Свойств, стремящихся сформировать на эмоциональном уровне смысл существования индивида. Любовь и есть осознание на уровне чувств этого стремления к "служению", осознание объекта, образ которого и сформировал это стремление. Но интенция к "служению" более "универсальное" свойство психики, чем чувство любви, возникающее между людьми. Поэтому человеку свойствено стремление к "служению" не только кому-то, но и чему-то, т.е. существовать ради чего-то, также созвучного с "базовой" матрицей его психики. Такими объектами могут быть религиозные символы, определенные идеи, образы, информация о которых может поступать в тезаурус индивида извне, или же формироваться внутри него. В.Франкл в [22] отмечает, что "...человеческое бытие всегда ориентировано вовне на нечто, что не является им самим, на что-то или на кого-то: на смысл, который необходимо осуществить, или на другого человека, к которому мы тянемся с любовью. В служении делу или любви к другому человек осуществляет сам себя. Чем больше он отдает себя делу, чем больше он отдает себя своему партнеру, тем в большей степени он является человеком и тем в большей степени он становится самим собой. Таким образом, он, по сути, может реализовать себя лишь в той мере, в какой он забывает про себя, не обращает на себя внимание".

Значимость чувства любви, имманентного стремления к "служению", для психики человека учитывается всеми мировыми религиями, которые всеобъемлющую форму этого чувства ставят в основу того идеала, к которому должен непрерывно стремиться каждый индивид в процессе реализации своего жизненного пути.

Все положительные эмоции, особенно жизнерадостность, любовь оказывают буквально исцеляющее воздействие на человека, повышают его жизненный тонус. Отрицательные эмоции убивают его. Психика человека защищает, стремится сохранить все возникшие положительные эмоции, как крайне необходимые для человека факторы. Направляет подсознательно всю деятельность человека на поиск факторов, которые могут вызвать и поддержать положительные эмоции. И в то же время, всегда активно старается убрать причины, которые могут вызвать или вызывают отрицательные эмоции, буквально старается "не видеть" их. Эмоции обладают свойством "подпитывать" самих себя, т.е. усиливать соответствующую реакцию эмоционального центра. Без эмоций функции этого центра начинают затухать и, в итоге, могут полностью деградировать. Эмоции значимы для всего живого, особенно для высокоразвитых живых организмов. Эмоциональное восприятие для человека имеет подавляющий приоритет над любыми формализованными знаниями.

Что значит обсуждать проблему сущности эмоций? Это фактически попытка изложить в формализованном виде субъективное понимание неформализованных знаний, сущностей. В такой ситуации конечно говорить о какой-то адекватности такого обсуждения не приходится. Это равносильно попытке пересказать словами суть понимания музыкального произведения. О чувствах можно говорить только посредством чувств. Чувства, эмоции, как и любая неформализуемая информация, воспринимаются только в том случае, если подсознание, эмоциональный центр психики индивида настроены соответствующим образом на восприятие этих чувств, этой информации, аналогично тому, как камертон отзывается только на звук определенной частоты. Но обсуждать эту проблему все-таки необходимо. Поэтому, не надеясь на полную адекватность, все-таки нужно в форме формализованных рассуждений (может быть многократных) попытаться передать понимание этого феномена.

Когда речь идет об отдельных частях тезауруса, в частности психики человека, по всей вероятности надо иметь в виду, что это скорее не отдельные "части", а в какой-то степени отдельные функции, комплексы соответствующих алгоритмов, реализуемых психикой, которые мы воспринимаем как самосознание, сознание, подсознание, инстинкты, эмоции. Вряд ли этим функциям можно поставить в соответствие какие-то четко выделенные в пространстве структурные части, элементы тезауруса, как некоторой информационной системы. Используя для упрощения термин "часть", надо всегда иметь в виду, что речь идет о соответствующем комплексе алгоритмов, который и реализует функции, характерные для этой "части". Иначе говоря речь идет о "части", элементе структуры тезауруса в информационном пространстве, включая алгоритмы обработки, содержащиеся в нем. В то же время, как уже было принято, под тезаурусом понимается не только вся совокупность информации, содержащейся в нем, но и все физические носители этой информации.

Как уже отмечалось, основной функцией самосознания является осознание всех остальных функций тезауруса, модернизация, изменение алгоритмов функционирования сознания, а в очень редких (может быть пока) случаях и других "частей" тезауруса. Последнее обстоятельство является очень интересным, но практически необъяснимым пока явлением. Известно, что отдельные личности обладают способностью усилием самосознания, по всей вероятности, минуя сознание, воздействовать на подсознание и бессосзнательные функции психики таким образом, что могут достаточно эффективно управлять и нужным образом активизировать определенные их функции, а, тем самым, вызывать яркие галлюцинации, управлять деятельностью внутренних органов, вызывать даже физиологические и частично анатомические изменения своего организма. По всей вероятности и такие феномены, как гипноз, "чтение" чужых мыслей, феноменальная память, способность "мгновенного" счета и т.д. все это способность неформализовано управлять функциями своего подсознания и подсознания партнера или партнеров.

В итоге проведенного, самого беглого, анализа функций тезауруса человеческого индивида можно, по всей вероятности, прийти к следующему выводу. То, что принято называть формализованным сознанием и, отчасти, самосознанием являются те процедуры обработки информации, которые выполняются в тезаурусе строго последовательным образом. Неформализованные процессы обработки информации, характерные для подсознания и эмоционального центра, явно выполняются непоследовательно, каким-то "распараллеленным" образом, а скорее всего вообще неизвестным пока для науки способом.

Теперь уточним понятия формализованных и неформализованных процессов обработки информации и знаний, являющихся результатом этих процессов.

Формализованные знания это такие знания, которые могут быть в принципе переданы от одного индивида к другому посредством устной речи или письменно и, как предельный вид формализации, в виде математических формул или текстов программ для ЭВМ.

Формализованная обработка информации всегда может быть осознанна в виде достаточно строгой последовательности логических рассуждений или представлена в виде четкого алгоритма.

Неформализованная, интуитивная обработка информации не поддается такому осознанию, в крайнем случае, на уровне формально-логического мышления можно только "уловить", осознать результат такой обработки.

Неформализованная информация это такая информация, которую субъект непонятным для себя образом использует в своей деятельности, но не может "членораздельно", сознательно описать ее любыми доступными на сегодня человеку способами.

М.Г.Ярошевский (по [38]) считает, что есть определенная аналогия между физическим принципом дополнительности и отношением между формализуемыми (объективно отчуждаемыми от субъекта) и неформализуемыми, интимно-личностными, неотчуждаемыми от субъекта компонентами мышления, т.е. обработки информации. Как отмечает Г.Р.Громов [38], "процесс формализации знаний, как правило, сводится к тому, чтобы попытаться из всего многообразия сведений в избранной области человеческой деятельности выделить небольшую, но логически определяющую достаточно многое зону доступного математическим методам формализуемого ядра". И далее: "В задачах относительно простых для данной предметной области (знаний, К.В.) формальная логика "прокладывает" трассу решения, для наиболее сложных обосновывает пройденный путь". Г.Р.Громов достаточно обоснованно считает, что в любой предметной области знаний (по всей вероятности достаточно формализуемой, К.В.) устно можно передать компетентному субъекту не более 10 - 20% от общего объема знаний, пользуясь естественно языковыми текстами, письменно можно передать уже не более 1%, а на строго формализованном языке: математические формулы, языки программирования и т.д., еще на несколько порядков меньше. К этому надо еще добавить, что есть и такие области знаний, в которых соответствующая информация вообще не формализуется ни в каком виде.

Г.Р.Громов предлагает рассматривать структуру накопленных человечеством знаний в виде быстро сужающейся по высоте пирамиды, едва различимая верхушка которой и является всеми формализуемыми знаниями человечества, а в основании этой "пирамиды знаний" лежит самый значительный по общему объему слой интуитивно накопленных (а также заложенных генетически, К.В.) принципиально неотчуждаемых традиционными методами формализации неформализованных знаний.

Таким образом, информация, которой в основном оперирует тезаурус человека, является принципиально неформализуемой и алгоритмы обработки информации, реализуемые тезаурусом, также, большей частью, неформализуемы для сознания. Часть неформализованной информации после последовательных попыток формализации, с использованием "подпрограмм" подсознания, в итоге может быть в какой-то степени формализована, но основная часть неформализованной информации безусловно не поддается формализации и она, в лучшем случае, может обрабатываться на уровне подсознания или же эмоциональным центром. Поэтому человек должен уметь активно и широко использовать свои имманентные способности неформализованной обработки информации, эффективно "запускать", инициализировать эти способности сознанием и самосознанием, а также уметь четко фиксировать, на их уровне, результаты неформализованной обработки. Человек не осознает подавляющую часть информации, которую он использует в процессе своей жизнедеятельности, и способы ее обработки в своем тезаурусе.

К наиболее специфическим функциям или качествам психики человеческого индивида относятся такие, тесно взаимосвязанные функции, как самосознание, продуктивное воображение, вера, воля, свобода воли, речь о которых пойдет, в основном, в следующих разделах. Здесь же начнем предварительное обсуждение такого качества, как вера, которое, наряду с самосознанием, является наиболее специфическим качеством тезауруса человеческого индивида, делающим его принципиально отличным от всех других известных нам живых, т.е. информационных систем.

Под понятием веры подразумевается способность психики индивида воспринимать образ некой сущности, выработанный продуктивным воображением, как реально существующий в Бытие, но пока, или в принципе, не воспринимаемый, отображаемый на практике. Отсюда ясна тесная взаимосвязь и взаимообусловленность веры и продуктивного воображения, которые в совокупности являются факторами, обуславливающими формирование сугубо субъективных образов в тезаурусе индивида. Вера может проявить себя как на формализованном, сознательном уровне, так и на неформализованном, подсознательном. Вера, способность верить, как известно, широко используется в процессах почти любого типа обработки информации, реализуемых тезаурусом индивида. Сущность способности верить, значимость ее для индивида, будут многократно обсуждаться под разными ракурсами, т.к. без веры нельзя реализовать продуктивное воображение, а без них невозможно самосознание, без которого не может быть человеческого индивида. Вся методология научного познания окружающего мира неизбежно основывается на вере в определенные исходные предпосылки, правомочность которых принципиально недоказуема. С позиций этой же методологии признаются существующими только те объекты и явления, т.е. сущности, которые так или иначе познаваемы: непосредственно или косвенно. Более того, эти сущности должны быть многократно фиксируемы или воспроизводимы. Кроме веры в исходные предпосылки элемент веры в науке принципиально не допускается.

В то же время, круг познанных сущностей непрерывно расширяется, т.е. в него включаются ранее не познанные сущности. Как же они осознаются? Здесь, по всей вероятности, возможны два основных варианта. Новая сущность может быть зафиксирована случайно, что является достаточно типичным явлением. Но существование некой новой непознанной сущности может также приниматься вначале на веру, а потом уже тем или иным научным способом доказывается ее существование, если конечно она существует. Скорее всего результат такого доказательства не столько зависит от "существования" этой сущности, сколько от выбранного или используемого способа ее поиска. Следовательно, на каком-то начальном этапе научного познания используется элемент веры. Если все-таки на некотором этапе познания допускается элемент веры, а "этап" веры в исходные предпосылки сам по себе достаточно продолжителен, то для того, чтобы быть в этом вопросе до конца последовательным, нужно признать, что есть множество сущностей, вера в существование которых оправдана и неизбежна в течение очень длительного, даже бесконечно длительного, времени. К этому обстоятельству нужно быть подготовленным психологически.

В то же время понятно, что если допустить на равных правах веру с точными знаниями (экспериментально многократно зафиксированными знаниями, допускающими количественные оценки) от науки (имеются в виду точные науки), в современном ее виде, ничего не останется. Следовательно, надо знать в каких областях познания можно допустить элемент веры, а в каких нет. Точнее, нужно признать, что существуют разные виды (или формы познания):научные, не допускающие элемент веры и основанные на строго формализованном принципе обработки информации; а также другие виды познания, которые широко используют элемент веры и, в основном, основываются на неформализованной обработке информации. Эти виды познания нельзя противопоставлять. Они безусловно взаимно дополняют друг друга.

Нужно признать, что есть множество сущностей, образы которых человек может сформировать только и только на уровне веры. Поэтому, нужно уметь верить, уметь развить в себе веру необходимой доминантности. Потенция к такой вере в человеке заложена генетически, а вот развить ее до нужного уровня необходимо в процессе воспитания индивида некоторым неформализованным способом.

Вера, неформализованные знания, все это в настоящее время чрезвычайно трудно воспринимаемые на уровне формализованного сознания понятия. Развитое в современной форме формализованное сознание или мышление препятствует проявлению заложенных в психике человека способностей верить и не позволяет должным образом осознать неизбежную необходимость оперировать принципиально неформализованными знаниями.

Из всего сказанного следует, что необходимо таким образом формировать, воспитывать психику человека, чтобы обеспечивалось бы адекватное и бескомпромиссное функционирование всех свойств, качеств психики человека. И весь этот комплекс отображающих свойств психики, методов обработки информации, должен адекватным образом основываться, базироваться на сильной, мощной вере в существование высшего, значимого смысла, "сверхсмысла" жизни человека, сущность которого будет подробнее обсуждаться в следующих разделах.

Глава 8. ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

Как уже отмечалось, любой информационный процесс, т.е. процесс, имеющий информационную причинность, является целенаправленным. Только некоторая цель, которая и является основной причиной информационного процесса, может инициализировать и поддерживать такой процесс, в частности, поведение или любое "элементарное" действие ИС, т.е. ЖС. При реализации практически любого информационного процесса, осуществляется последовательное достижение некоторого множества "промежуточных" целей, совершаемое в итоге для достижения определенной, конечной для данного информационного процесса, цели. Очевидно, что каждое, самое "элементарное" действие, на которое способна ЖС, совершается для достижения строго конкретного результата или цели. Но, в зависимости от состава очередной совокупности этих элементарных действий, реализуется то или иное более сложное действие или поведение, в результате которого достигается определенный результат или же определенная цель, находящаяся на более высоком уровне иерархии. Таким образом можно проследить и другие более высокие уровни иерархии целей или результатов, которые в принципе может достичь та или иная ЖС, совершая необходимое сложное действие или поведение, которое в итоге сводится к определенной последовательности "элементарных" действий.

Ранее уже высказывалось предположение, что вся совокупность действий, поведений, совершаемых любой ЖС в течение ее онтогенеза, выполняется, в основном, для достижения главной или же единственной цели, которая в общем случае является обеспечением ее стабильности в условиях термодинамической неравновестности. Отсюда ясно, что для каждой ЖС характерна своя индивидуальная иерархическая система целей ИСЦ, а также соответствующая ей иерархическая система поведений (действий, поступков) - ИСП. Причем, в основном, система целей обуславливает параметры системы поведений.

Для достаточно сложных ЖС наличие цели всегда предполагает акт решения, т.е. реализацию процесса выбора способа достижения цели из набора альтернативных вариантов этих способов. Очевидно, что в общем случае на каждом уровне ИСЦ существует определенное множество целей этого уровня и адекватность выбранной из этого множества цели всегда может быть оценена только с позиций эффективности достижения ранее выбранной цели более высокого уровня иерархии, выбор которой, в свою очередь, оценивается с позиций достижения уже выбранной цели еще более высокого уровня иерархии и т.д. Оценка выбранной цели каждого уровня осуществляется с позиций эффективности достижения выбранной цели не только следующего уровня иерархии, но и всех обозримых более высоких уровней. Выбранная таким образом цель имеет наибольший приоритет относительно всех других целей данного уровня иерархии.

Следовательно, выбор способа достижения цели, находящейся на некотором i-том уровне ИСЦ, есть процесс последовательного выбора наиболее приоритетных целей на всех уровнях ИСЦ, лежащих ниже i-того, начиная с (i+1)-го до самого нижнего. Иначе говоря, процедура выбора всегда начинается с цели, находящейся на самом верхнем уровне ИСЦ, так или иначе осознаваемом информационной системой. это очень важное положение, которое никогда нельзя упускать из виду.

Еще раз рассмотрим процедуру выбора цели. Из множества целей данного уровня иерархии выбирается, та единственная цель, при достижении которой создаются наиболее адекватные условия для достижения наиболее приоритетной цели следующего уровня ИСЦ. эта выбранная цель и будет иметь в данном случае наибольший приоритет на текущем уровне ИСЦ. Из этого механизма определения приоритетности цели на любых уровнях ИСЦ однозначно вытекает, что приоритеты целей увеличиваются с ростом уровня иерархии, на котором они находятся, а также, что приоритеты всегда устанавливаются, начиная с самого верхнего уровня ИСЦ. Только при таких условиях возможна корректная оценка целей и выбор соответствующего действия или поведения. Здесь и далее в тексте под понятием "самого верхнего уровня ИСЦ" всегда подразумевается самый верхний уровень, осознаваемый субъектом, или как-то иначе зафиксированный в его тезаурусе, а не верхний абсолютно.

Таким образом, можно считать очевидным, что для совершения действия (поступка) ЖС должна осуществить выбор цели из множества целей рассматриваемого ею в данный момент уровня иерархии. Для такого выбора ЖС должна иметь возможность оценить эффективность выбора текущей цели. Но некоторую цель можно оценить только относительно эффективности достижения другой цели, находящейся на более высоком уровне иерархии. Другого способа корректной оценки цели не существует, а без оценки цели ЖС не может осуществить ее выбор и, следовательно, совершить определенное действие или поступок, или же эффективно реализовать свое поведение. Иначе говоря, должна существовать некоторая шкала приоритетов (ценностей) целей, которую невозможно реализовать на каждом уровне иерархии без более высокого уровня. Кроме этого условия, для адекватного функционирования ЖС как системы, необходимо, чтобы эта шкала приоритетов целей была стабильна в процессе онтогенеза ЖС, а для ЖС как вида ее стабильность должна обеспечиваться в течение всего филогенеза данного вида ЖС.

Очевидно, что самый нижний уровень иерархии целей определяется характером самых элементарных действий, на которые способна ЖС, как информационная система. Что касается самого верхнего уровня иерархии, то здесь такой определенности не существует. Для ЖС, расположенных на нижних уровнях иерархии, т.е. не обладающих сознанием, этот уровень, как и вся иерархия целей со своими приоритетами, в основном закладывается генетически, что и реализуется по всей вероятности. У ЖС, обладающих сознанием, а тем более самосознанием, т.е., в частности, у человека, определенная часть этой иерархической системы целей со своими приоритетными шкалами ценностей, формируется в процессе воспитания, формирования личности. В этом случае приоритетность целей, находящихся на самом высоком уровне иерархии, осознаваемом индивидом, должна закладываться в его тезаурус на уровне веры. Не существует принципиально другой возможности "сознательно присвоить" приоритеты этим целям, т.к. "нет"(т.е. не осознается) более высокого уровня иерархии, без которого, как мы видели, невозможно осуществить оценку целей, а следовательно и их выбор. Поэтому, можно считать, что постановка вопроса: "для чего", необходима для поиска более "высшей" цели, позволяющей адекватно выбрать цель на текущем уровне иерархии целей.

Нельзя также исключить возможность, что абсолютные приоритеты некоторых наивысших целей все-таки закладываются в тезаурус, точнее в подсознание индивида и передаются из поколения в поколение генетически. Но здесь однозначно утверждать ничего нельзя, т.к. для этого пока нет никаких объективных фактов. Есть только некоторое "интуитивное" чувство, что приоритетность каких-то "высших" целей, как и сами эти цели, все-таки закладываются (в виде некоторой "потенции") в подсознание индивида генетически, т.е. они свойствены имманентно человеку. Конечно здесь имеются в виду не те цели, которые обуславливают поведение и любые действия, поступки индивида, направленные на сохранение его, как живого организма. эти цели безусловно передаются генетически, как и у любого животного, живого организма.

Количество уровней ИСЦ различно у разных ЖС и можно достаточно обоснованно считать, что с ростом уровня сложности ЖС количество этих уровней увеличивается, начиная с какого-то минимума. С усложнением ЖС, в общем случае, увеличивается и возможное количество целей на каждом уровне ИСЦ. Можно также предположить, что начиная с некоторого уровня, число целей на каждом уровне уменьшается с увеличением самого уровня и на самом верхнем уровне данной ИСЦ может быть даже только одна цель. Количество целей на каждом уровне ИСЦ и число этих уровней обуславливают многообразие поведения ЖС.

Исходя из всего вышеизложенного, можно попробовать более четко сформулировать понятие сложности информационной системы и принять, что

сложность ИС есть сумма всех целей ее ИСЦ с учетом "веса" уровней ИСЦ, т.е. сложность ИС равна двойной сумме (по i, j) слагаемых Ki и Цji, где Цji есть j-тая цель i-того уровня, а Кi есть некий "вес" целей i-того уровня. Причем,

Кi > K(i+1), а j = 1,2,...,Qi.

Наверное, по такому же принципу можно оценить и сложность любого алгоритма, а также программы, реализующей этот алгоритм (именно сложность, а не объем), т.е. считать, что

сложность алгоритма пропорциональна числу всех "ветвлений", содержащихся в алгоритме.

Уже отмечалась определенная аналогия между энергией и информацией. Точно также можно провести некотору. аналогию между потенциальной энергией (физической) и сложностью ИС. Тогда кинетической энергии будет соответствовать сложность той части тезауруса ИС, которая активизирована для достижения текущей цели, т.е. реализующая текущее поведение, действие ИС. Если принять правомочность такой аналогии, то по всей вероятности целесообразно ввести и такие понятия, как мощность сложности и плотность сложности.

Но как только мы ввели эти понятия, сразу проявляется очень интересное обстоятельство. Известно, что за всю многовековую "технологическую цивилизацию", несмотря на все созданные суперкомпьютеры, человечество не смогло создать ничего такого, чтобы по сложности могло сравниться хотя бы с насекомым, не говоря уже о более сложных живых организмах. А вот по такому параметру как "плотность сложности", любые человеческие творения не могут сравниться даже с клеткой!

Вот только по "мощности сложности" может быть и можно конкурировать, да и то в этом еще надо хорошо разобраться. Ведь известно, что скорость реализации алгоритма зависит не только от скорости выполнения "базовых" команд или процедур, но и от степени распараллеливания этого алгоритма. Каким-то образом, отдельные личности, так называемые "счетчики", умудряются же выполнять вычислительные процедуры быстрее любой, самой быстрой ЭВМ, хотя эти процедуры как раз самые "естественные" для ЭВМ.

Наконец, надо отметить, что такое определение понятий сложности, мощности сложности и плотности сложности допускает в какой-то степени количественную оценку этих качеств.

Теперь вернемся к проблеме целеполагания и напомним одно важное обстоятельство: поведение, информационное действие, и цель, ради достижения которой оно совершается, определенным образом взаимно обусловлены. Поэтому в ЖС "программно" может быть заложена не цель, которую надо достичь, совершая те или иные действия, поступки, а программа самого действия или поведения, выполнение которой и приведет к достижению необходимой цели.

В связи с тем, что в общем случае, любая ЖС есть иерархическая система одного и того же рода, до некоторого, самого нижнего уровня членения, где происходит смена рода системы (в известном для нас случае это уровень клетки), каждая ИСЦ любой ЖС, в свою очередь, входит в структуру иерархической системы некоторого множества ИСЦ. Причем, в этом случае можно говорить о приоритете ИСЦ в целом. Вследствие принципиальной гетерогенности ЖС, как и любой системы, приоритет ИСЦ ЖС более низкого уровня должен быть выше приоритета ИСЦ ЖС предыдущего уровня. Детальный анализ этой иерархии ИСЦ чрезвычано сложная и емкая проблема. Здесь есть смысл остановиться только на некоторых моментах этой проблемы.

Поведение, как информационный процесс, имеет естественно свой некоторый уровень сложности. Поэтому для адекватного осознания, отображения этого процесса, совершаемого некоторым ЖС-объектом, субъект-ЖС должна обладать соответствующим уровнем сложности тезауруса. В противном случае сущность поведения ЖС-объекта не будет осознана, а отсюда, не будет осознана и цель, которую стремится достичь ЖС-объект, реализуя наблюдаемое поведение. По всему этому можно считать, что ЖС некоторого уровня иерархии не могут адекватно осознать или даже в принципе понять поведение ЖС более высокого уровня иерархии.

В случае иерархической системы множества ИСЦ, о которой речь шла выше, вполне возможна ситуация (и по всей вероятности реализуется), когда цель (или цели) наиболее высокого уровня иерархии некоторой ИСЦ является, в свою очередь, целью одного из нижнего, если не самого нижнего, уровня ИСЦ предыдущего (более высокого) уровня иерархии ЖС. В дальнейшем все цели, которые могут быть так или иначе осознаны конкретной ЖС, будем считать принадлежащими ее ИСЦ. Очевидно, что если принять предположение о существовании иерархической системы множества ИСЦ, то после наболее "высшей" цели каждой ИСЦ, осознаваемой живой системой, которой принадлежит эта ИСЦ, должна существовать как минимум одна цель, находящаяся на более высоком уровне, которая одновременно принадлежит ИСЦ живой системы более высокого уровня и, поэтому, эта цель не может быть адекватно, а то и вообще, осознана данной ЖС. Назовем эту цель условно Мета-целью. Ясно, что Мета-цель должна ориентировать всю ИСЦ рассматриваемой ЖС и, в то же время, не может быть ею адекватно, а то и вообще, осознана на формализованном уровне, т.к. она принадлежит ИСЦ ЖС более высокого уровня иерархии.

Для ЖС, не обладающих сознанием, а точнее самосознанием, эта ситуация не создает проблем, т.к. такие ЖС получают "программы" своего поведения генетически и выполняют их инстиктивно. Человек же обладает имманентным стремлением "все" осознать, понять, а тем более понять смысл и значимость своего поведения и своих целей. А высшие цели, которые фактически формируют всю приоритетную шкалу ценностей всех его целеполаганий, т.е. его ИСЦ, из всего вышеизложенного, он понять принципиально не может. Следовательно, их существование и уровень их приоритетности он может воспринять только основываясь на вере. Без глубокой, сильной веры в наличие и значимости этих целей, веры, зафиксированной на уровне подсознания, шкала приоритетов всех нижних уровней его ИСЦ буквально вырождается и человек, как индивид, оказывается неспособным на реализацию адекватных поступков, поведений и вообще адекватной реализации всего процесса своего онтогенеза, и даже филогенеза.

Отсюда можно сделать вывод, что: человек должен верить в существование конечной, высшей цели (смысла) своего онтогенеза, своей жизни!

Что касается конкретного содержания этой веры, то она должна быть такой, чтобы в итоге сформировалась такая шкала приоритетов целей и способов их достижения, которая способствовала бы наиболее адекватному существованию самого человека как индивида, человечества как вида и существованию всей биосферы, органической частью которой является человек и все человечество.

Затронутые вопросы чрезвычайно важны, поэтому целесообразно еще раз их рассмотреть, но несколько с другой точки зрения.

Итак, мы знаем, что любая ЖС в процессе реализации совокупности поведений, действий, на которые она способна, всегда стремится достичь той или иной цели. Но человек, как ЖС, обладающая самосознанием, в отличие от других живых существ, осознает, что любые его действия совершаются целенаправленно. Как цели, так и различные действия, поступки, имеют очевидно разную значимость, разные приоритеты для ЖС. Вполне естественно, что сама жизнь индивида, как итоговая сумма всех его действий и поступков, есть некое "глобальное" действие или поведение, имеющее для индивида наибольший приоритет. Здесь направленность приоритетов однозначна! По всему этому вполне объяснимо и то чрезвычайно сильное чувство, или потребность, индивида с развитым самосознанием осознать цель этого "действия", т.е. цель, суть своей жизни. это чувство и самосознание жестко взаимосвязаны. Чем сильнее развито самосознание, тем сильнее потребность осознать цель своего существования. И наоборот, чем четче индивид осознает цель своей жизни, тем более развито его самосознание, т.к. оно существует (можно сказать, что дано человеку) именно для того, чтобы "контролировать" сознание, поступки, поведение, с позицй достижения адекватной целенаправленности всех жизненных процессов индивида, с позицй цели его существования.

Если тем или иным способом изъять у индивида знание, чувство жизненной цели, его самосознание в обязательном порядке начнет деградировать, и в итоге, если не пропадет совсем (т.е. если человек не превратится в животное), то его самосознание будет существовать в некотором чрезвычайно усеченном, "зачаточном", состоянии (как у младенца) или же, из-за возникшего "экзистенциального вакуума" (по В.Франклу), неизбежно наступают самые серьезные нарушения психики индивида. Если же у индивида изменить жизненное целеполагание, то естественно изменится и "программа" функционирования самосознания. Поэтому, очень важно в процессе воспитания индивида, когда формируется его личность, его самосознание, находящееся при его рождении в "зачаточном" состоянии (скорее можно сказать, что генетически передается только некоторая потенция самосознания), ввести в его сознание, подсознание (вообщем в тезаурус), "знание" цели, смысла его существования, тем самым способствовать эффективному развитию самосознания индивида, т.е. способствовать развитию его как адекватной личности.

Индивиду не достаточно "знать" основную цель своей жизни, находящуюся на самом осознаваемом верхнем уровне его ИСЦ, а также Мета-цель, ориентирующую его ИСЦ, ему нужно знать и наиболее приоритетные промежуточные цели, на всех уровнях его ИСЦ, достижение которых наибольшим образом способствует формированию нужной целенаправленности всей его жизни в условиях, когда основная цель его жизни, т.е. Мета-цель, по самой ее сути должна восприниматься, как недостижимая в пределах онтогенеза (жизни) индивида. Или же индивид должен знать способы выбора этих промежуточных целей. Поэтому в тезаурус индивида чаще всего закладывается не совокупность всех этих приоритетных промежуточных целей, а совокупность адекватных поступков, поведений, выполнение которых наилучшим образом способствует реализации истинной целенаправленности его жизни, можно сказать его "онтогенеза" как личности, а также способствует истинной целенаправленности "филогенеза" всего человечества, как живой системы более высокого порядка.

При анализе любых проблем, связанных с личностью человека, всегда необходимо учитывать, что человек, как личность, есть общественное существо, обладающее самосознанием. Исключение любого из этих качеств, приводит к вырождению понятия личности.

Надо еще раз подчеркнуть, что цель, целенаправленность жизни индивида, да и цель существования всего человечества в целом, а тем более направленность "прогрессивной" его эволюции это системные качества, той системы, в которую входит человечество и каждый индивид в отдельности, в качестве некоторой подсистемы, элемента. Исходя из положения, что ИС с тезаурусом данного уровня сложности не может адекватно понять тезаурус более сложной ИС, а система обычно всегда сложнее любой из подсистем, входящей в ее состав, вытекает, что человечество в принципе не может само "выработать" формализованные знания об истинной целенаправленности своего существования, а тем более сознательно "регулировать", направлять, свое развитие. Целенаправленность существования некоторой ИС, а следовательно и ЖС, может быть адекватно определена и задана только более сложной ИС.

Если истина считается категорией не логической, то значимость, ценность цели в итоге также нельзя полностью определить на основании формально-логического мышления. Эти категории также не логические. Это положение следует из утверждения, что цели, которые ориентируют или же должны ориентировать ИСЦ любой ЖС, находятся вне этих ИСЦ и являются сущностями, принадлежащими ЖС более высокого уровня иерархии и поэтому система, которой принадлежит ИСЦ, не может осознать их на формализованном уровне, а приоритетная шкала целей, как уже отмечалось, формируется только сверху вниз! Нужно согласиться с тем фактом, что при заданном уровне сложности тезауруса есть принципиальный предел осознаваемой сложности, характерный для данного тезауруса. И все сущности, сложность которых выше этого предела для ИС, с данным уровнем сложности тезауруса, непознаваемы. Но, по мере усложнения тезауруса субъект-системы, естественно этот порог будет повышаться.

Конечно можно предположить, что Мета-ЖС, тем или иным способом, передает определенную неформализованную информацию о необходимой целенаправленности функционирования всех ЖС, входящих в ее состав в качестве подсистем, т.к. она "заинтересована" в нормальном функционировании всех ее составляющих "частей". В частных случаях, может быть, так и происходит, но возводить это в общий принцип пока нет достаточных оснований. Дело в том, что здесь может работать и другой, альтернативный вариант. В системе могут оставаться те подсистемы, функционирование которых адекватно для этой системы, а подсистемы, которые не удовлетворяют этому условию просто выпадают, исключаются из нее.

С позиций целеполагания человека, а также проблемы познания сути Бытия, очень интересно направление в философии, которое называется экзистенциализмом, особенно в интерпретации М.Хайдеггера. Он считает, что предметом философии должно быть Бытие, в то время как предметом науки "сущее", подразумевая под последним понятием все относящееся к эмпирическому миру, от которого необходимо отличать само Бытие. Бытие же, по М.Хайдеггеру, постигается не опосредственно, т.е. через рассудочное, формализованное мышление, а лишь непосредственно, открываясь человеку через его личное существование, т.е. через экзистенцию способности существовать с ощущением предельного смысла человеческого бытия. Только обретая себя как экзистенцию, человек обретает и свою свободу. Эта свобода состоит в том, что человек не выступает как вещь, формирующаяся под влиянием естественной или социальной необходимости, а "выбирает" самого себя, формирует себя каждым свом действием и поступком. Тем самым свободный человек несет полную ответственность за все свершенное им, а не оправдывает себя "обстоятельствами". Чувство вины, по Н.А.Бердяеву, это чувство свободного человека. Как, кажется, сказанно в Библии: Мы одиноки в этом мире, и нет нам извинения, т.е. за все, что происходит с каждым из нас в отдельности, отвечаем только и только мы сами!

Экзистенция это центральное ядро человеческого "Я", благодаря которому оно выступает не просто как отдельный эмпирический индивид и не как "мыслящий разум", т.е. нечто общечеловеческое, а именно как конкретная неповторимая личность.

Хотелось бы здесь еще раз подчеркнуть, что по всей вероятности процесс "выбора самого себя" происходит конечно, в основном, на базе "потенций" индивида, заложенных генетическию Но "инициализацию" этих "потенций" в определенной степени обуславливают внешние факторы во время воспитания и обучения индивида на ранней стадии его онтогенеза. Иначе говоря, можно считать, что в результате формирования индивида как личности, реализуются некоторые его "потенции", а другие не реализуются, т.е. человек "выбирает" некоторый вариант своей возможной реализации из определенного множества вариантов, заложенных в него изначально, но только из этого множества. Но результат "выбора" все-таки обусловлен в определенной мере и внешними факторами. Иначе говоря, характер человека обусловлен внешними обстоятельствами жизненного пути человека, но после определенного этапа его онтогенеза сами обстоятельства создаются и изменяются в результате его поступков, так что поступки человека и обстоятельства, их обуславливающие, достаточно взаимосвязаны.

В течение всего своего жизненного пути человек буквально каждое мгновение осуществляет выбор цели, поведения, из их множества текущего уровня соответствующей иерархической системы. Выбор всегда подразумевает процедуру оценки, он возможен только при наличии свободы воли, благодаря самосознанию, и он всегда осознаваем. Поэтому считается, что свобода воли проявляется как свобода выбора в процессе принятия человеком решений о своих собственных поступках.

В основе выбора прежде всего лежит оценка вероятности достижения требуемой цели. Всегда выбирается тот вариант поведения, который увеличивает эту вероятность, при наименьших затратах сил. Но такой выбор нередко осуществляется вопреки насущным потребностям индивида и выполняется с позиций адекватного достижения цели, принадлежащей более высокому уровню ИСЦ индивида. Такой выбор невозможно осуществить, если индивид не обладает таким качеством как воля. Принятие волевого решения требует нередко, если не чаще всего, определенных, существенных психологических усилий. Поэтому только максимальная доминантность этих высших целей способна стимулировать такие волевые усилия, особенно когда они не только существенны по своей силе, но и должны быть длительными во времени. Из-за этого принято считать, что человек, благодаря самосознанию, обречен или осужден на свободу выбора. Человек всегда одинок в своем выборе! Помочь человеку может только он сам и никто другой. Никто не может заставить его измениться, принять решение, если он этого не хочет.

Человек, как Личность, реализующая себя, не может существовать без свободы выбора, но в то же время эта свобода неизбежно вызывает определенную нагрузку на психику индивида, которая под силу не каждому. Ф.М.Достоевский писал: "...спокойствие и даже смерть человеку дороже свободного выбора в познании добра и зла. Нет ничего обольстительнее для человека, как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее...".

Выбор всегда обусловлен внутренней структурой психики человека, но и она, в свою очередь, в какой-то степени формируется в результате всей цепи предыдущих выборов. Можно считать общепринятым, что вообще наши решения, влияя в той или иной степени на ход событий, тем самым делают нашу судьбу зависимой от нас самих. А выбор того или иного решения обусловлен нашей собственной природой, т.к. вытекает из внутренней структуры нашей личности. По этому поводу А.А.Ухтомский отмечал: "Совершая тот или иной поступок, мы становимся тем чем мы хотели бы быть, но это, в свою очередь, вызывает ответную реакцию других, которая также не может не определять нашу дальнейшую линию поведения. Таким образом, принимая решения и осуществляя их в актах нашего внешнего поведения, мы самоопределяемся, "уточняем" сами себя и, тем самым, определяем поведение других людей в отношении нас, провоцируя в них те или иные аспекты их собственной природы". Это обстоятельство он называл "законом возмездия".

Таким образом, совершая процедуру выбора текущей цели или поведения, индивид в какой-то степени формирует самого себя и свой жизненный путь (судьбу). Чаще всего это формирование происходит постепенно и достаточно медленно. Но изредка один единственный выбор может существенно изменить всю дальнейшую судьбу человека. Этот выбор, точнее выбранную цель или поступок, поведение можно представить как некоторую бифуркационную точку на жизненном пути человека. Как отмечает А.Моруа:"...во многих случаях наступает такой момент, причем лишь однажды, когда свободно принятое решение определяет вашу жизнь."то я называю "минутой, решающей судьбу". Почему только минутой? Потому что такова жизнь. Благоприятный случай повторяется редко".

Если генезис общественных знаний в области точных наук достаточно понятен и хорошо осознается, то этого совершенно нельзя сказать об общечеловеческих знаниях, связанных с проблемами Бытия, о таких сущностях как общечеловеческие ценности, идеалы и т.д. Происхождение и формирование этих неформализуемых "знаний" наукой пока не прослеживается. Например, как заметил М.Мамардашвили, никто не может эмпирически вывести происхождение совести. Как, когда она произошла. Он подчеркивает: "Я считаю что-то добром и могу определить добро, только потому, что оно во мне уже есть".И далее, "...человек никогда не назвал бы ничего "Богом", если бы в нем уже не действовала сила, которую вне себя он назвал Богом".

Поэтому и существует предположение, что понятия всех общечеловеческих ценностей и идеалов, каким-то образом введены в архетипы (по К.Г.Юнгу) человека и тем самым заложена возможность (подчеркнем еще раз, что заложена некая "потенция" этих возможностей и понятий) реализоваться каждой индивидуальности, исполниться в качестве Человека, Личности. Как считают некоторые философы, в частности тот же М.Мамардашвили, человеческое предназначение это исполниться в качестве Человека". Предназначение человека состоит в том, чтобы исполниться по образу и подобию Божьему. Образ и подобие Божье это символ, соотнесенно с которым человек исполняется в качестве Человека...человек не создан природой и эволюцией. Человек создается. Непрерывно снова и снова создается. Создается в истории, с участием его самого, его непосредственных усилий". Выполняя свой нравственный долг "исполниться Человеком", каждый преодолевает множество препятствий и, эволюционируя, сам влияет на развитие других.

Так или иначе, в процессе своего исторического развития, каждый индивид (и все человечество в целом), в итоге непрерывной цепи поступков, действий формирует самого себя. Каждое действие и каждый поступок совершается в результате выбора из некоторого множества альтернативных целеполаганий. Причем, этот выбор всегда происходит в условиях "дефицита" необходимой информации. В частности, при формализованном, логическом умозаключении на уровне сознания. Что касается принятия решения на уровне подсознания, то тут невозможно произвести оценку достаточности информации, имеющейся в подсознании. Интуитивно каждый индивид и общественное "сознание" чувствуют неизбежность этого "дефицита" и "субъективность" принятых решений. Поэтому путь исторического развития каждого индивида и всего человечества в целом можно представить в виде "узкой тропинки" на громадном поле неосуществленных возможностей, с неизбежной проблемой оценки правильности выбранного или реализованного пути. Без такой оценки человек, как ЖС, наделенная самосознанием, принципиально не может адекватно "функционировать", т.е. существовать. Человек имманентно стремится найти или осознать некую высшую, абсолютно значимую цель, которая позволила бы ему должным образом сориентировать весь его жизненный путь, цель, в правильности которой он был бы абсолютно убежден.

Уже было показано, что оценку выбора цели можно осуществить тогда и только тогда, когда от достижения выбранной цели зависит эффективность достижения последующей цели, находящейся на более высоком уровне ИСЦ. Точно так же, оценка каждого поведения, поступка, адекватна и необходима, если результат этого поведения, влечет за собой следующее поведение. Если же результат некоторого поведения конечен, т.е. это поведение "последнее", то его оценить в принципе невозможно! Вроде бы любое поведение, действие можно оценить с позиций эффективности достижения ожидаемого результата или поставленной цели. Но, очевидно, что наиболее полная, адекватная оценка поведения возможна только при одновременной оценке самого достигнутого результата или достигнутой цели, а такую оценку, как мы уже видели, невозможно осуществить без цели следующего уровня иерархии, т.е. без следующего действия или поведения. Наиболее важна оценка результата любого действия, но, конечно, важна и оценка способа его достижения. Оценка способа достижения это фактически оценка всех промежуточных результатов и целей, которые достигались в процессе реализации рассматриваемого действия или поведения. Очевидно, что в первую очередь нужно оценить ответ на вопрос для чего выполнялось действие, а потом уже оценивать ответ на вопрос каким образом выполнялось это действие. Из всего сказанного однозначно следует, что об оценке некоторого поведения, поступка или выбора цели, можно говорить тогда и только тогда, когда выполняются следующие условия: есть из чего выбирать; есть возможность выбора; есть стимул и смысл выбора, т.е. если реализуемое "поведение" не последнее.

Ясно, что для такой оценки, при одновременном выполнении всех перечисленных условий, индивид должен "видеть", "осознавать" всю свою ИСЦ. В то же время, как уже отмечалось, "самостоятельно" осознать и оценить Мета-цель, он принципиально не может. Поэтому, чтобы индивид мог бы вообще адекватно реализовать себя, свою жизнь, он должен иметь готовую оценку Мета-цели, т.е. фактически иметь готовую основу шкалы приоритетов, получаемую каким-то образом "извне", а не сформированную в сознании, иначе говоря, он должен верить этим оценкам, или же эта шкала приоритетов должна быть заложена в него генетически. Поскольку человек осознает, что правильность выбора этой внешней цели он не способен самостоятельно оценить на уровне сознания, то он стремится получить эту оценку реализованного им жизненного пути от "Того", кто, с точки зрения индивида, способен осознать и оценить эту целью Если жизнь индивида представить как некоторе единственное, глобальное (с позиций индивида) "поведение", а это "поведение" первое и последнее и после него ничего нет, то во всех вариантах, процедура оценки этого "поведения" теряет всякий смысл! Как писал И.Крывелев, "...духовность невозможна без вечности в запасе, и когда рушится картина мира, в которой было место бессмертию, человек начинает искать замену вере, ибо сознание его никогда не примирится со смертью. Замена может дать что угодно и хорошо, когда то будет вера в человечество, в гуманные основы Бытия...". Но к сожалению практика показала, что очень редко такая замена дает что-нибудь "гуманное".

Следовательно, необходимы еще условия для адекватной реализации человеком своего жизненного пути, а именно: абсолютная уверенность или вера в существование абсолютных приоритетов высших целей, недоступных его формали зованному сознанию; того, кто осознает эти абсолютные высшие цели; действенной (а не пассивной), но самой благожелательной, оценки "выполненного индивидом жизненого цикла".

Только абсолютная убежденность в существовании всех перечисленных выше условий создает тот "стержень", который позволяет адекватно реализоваться Человеку - Личности, на фоне всех многочисленных внеших и внутренних факторов, которые стремятся деформировать личность Человека. Другой вопрос, каким образом формируется эта убежденность: закладывается генетически (в виде некой "потенции") или является целиком результатом воспитания и обучения индивида. Но что все перечисленные условия являются необходимыми это можно считать практически достоверным фактом.

Известный специалист по вопросам психологии личности и психотерапии В.Франкл разработал теорию логотерапии, призванной помочь людям с неврозами, вызванными утерей или изначальным отсутствием так или иначе осознанного смысла их жизни. В.Франкл намечает возможные пути, посредством которых человек может сделать свою жизнь осмысленной и выделяет три группы соответствующих ценностей: творчество, переживания и отношения. По его трактовке приоритет принадлежит ценностям творчества, основным путем реализации которых является труд, причем труд как вклад в жизнь общества. Из числа ценностей переживания В.Франкл выделяет чувство любви. Под ценностями отношений он подразумевает то, что при любых обстоятельствах человек всегда свободен занять осмысленную позицию по отношению к ним и придать своему страданию глубокий жизненный смысл и тем самым сделать свою жизнь осмысленной. В.Франкл подчеркивает, что смысл не изобретается, не создается самим индивидом, смысл жизни нужно искать и находить. В этом ему помогает его совесть ("подсознательный Бог"). Совесть он определяет как смысловой "орган", как интуитивную способность отыскать единственный смысл, кроющийся в каждой жизненной ситуации. В.Франкл ввел понятие "сверхсмысла", с позиции которого каждая человеческая жизнь приобретает смысл. Под сверхсмыслом он подразумевает смысл Вселенной, Бытия, Истории. Как он отмечает этот смысл безусловно трансцендентен человеческому сознанию, поэтому никакой ответ на вопрос о сверхсмысле на формализованном уровне получить невозможно. В то же время он утверждает, что в жизни не существует ситуаций, которые были бы действительно лишены смысла, что всегда можно найти тот или иной смысл для своего существования.

По всей вероятности с последним утверждением нельзя полностью согласиться. Это скорее поиск некой иммитации смысла, призванной заменить истинный (существующий, но не познанный) смысл с целью психотерапии, но не более. Вряд ли такой "смысл" позволит до конца исцелить невроз, вызванный экзистенциальным вакуумом. Скорее всего под такими смыслами, которые можно всегда найти сознательно, имеются в виду некоторые осознанные цели, безусловно принадлежащие не самым верхним осознаваемым уровням ИСЦ индивида. А корректная оценка любых "промежуточных" целей, как уже отмечалось, невозможна без самых предельно высших целей, т.е. без "сверхсмысла", т.е. без Мета-цели. Что касается упомянутых выше трех групп ценностей, выделенных В.Франклом, то скорее всего, в норме каждый индивид должен иметь одновременно все виды соответствующих "смыслов", причем в обязательном порядке основанных на так или иначе осознаваемом "сверхсмысле"Ю Только в этом случае все эти ценности приобретают адекватный смысл. Если же смысл существования человека входит только в одну из этих групп ценностей и к тому же не основывется на "сверхсмысле", то скорее всего такую ситуацию можно рассматривать все-таки как паталогическую.

Очевидно, что из всех проблем, обсуждаемых в данной работе, проблема смысла человеческой жизни наиболее значима, поэтому в следующем разделе продолжим обсуждение проблемы целеполагания во взаимосвязи с таким специфическим качеством человека, как самосознание.

Глава 9. САМОСОЗНАНИЕ И ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

В предыдущих разделах были рассмотрены такие специфические понятия, как цель и целенаправленные процессы, неразрывно связанные с сущностью информационных систем. Было введено понятие иерархической системы целей, свойственной каждой ИС. В этом разделе будет продолжено обсуждение этих понятий, но, в основном, во взаимосвязи с самосознанием, наиболее специфическим качеством тезауруса, психики человеческого индивида, как представителя информационных, т.е. живых систем.

Принято считать, что самосознанием обладает только человек. Только этим специфическим качеством психики он отличается от представителей всего остального животного мира. Вроде бы вполне можно согласиться с этим утверждением. Что касается остальных качеств, функций или частей тезауруса, то они, в основном, характерны или присущи почти всем, относительно развитым, животным. Здесь только меняются их количественные характеристики. Однако, наверное стоило бы как-то исследовать психику высших приматов, дельфинов и других животных, с относительно мощным сознанием, для выявления у них хотя бы некоторых зачатков самосознания, если конечно они у них есть. Сложность таких исследований, по всей вероятности, состоит в том, что не совсем ясно как со стороны, без детального вербального диалога, исследователь может выяснить есть у них зачатки самосознания или нет.

У низших ЖС вся ИСЦ передается генетически и основная масса целей обуславливает инстинктивные действия, безусловные рефлексы этих ЖС. Малая часть целей, находящаяся на нижних (но не на самом нижнем) уровнях ИСЦ, может незначительно модифицироваться в процессе онтогенеза ЖС. Этой части целей соответствуют все рефлексные действия, на которые способна ЖС. Высшей целью каждой индивидуальной ИСЦ, определяющей все приоритеты остальных целей ИСЦ, у низших ЖС, а может быть и у всех представителей животного мира, является сохранение ЖС как организма и выполнение однократного акта или многократных актов размножения. Иначе говоря, у подавляющего большинства ЖС единственной целью существования, которая осознается человеком, является самосохранение для размножения. По крайней мере так человек понимает назначение всех ЖС, кроме своего назначения. Функцию размножения можно в какой-то степени рассматривать как интенцию сохранения вида. Тогда можно считать, что основным, передаваемым генетически, назначением любой ЖС является самосохранение ее как организма и сохранение вида, к которому эта ЖС принадлежит, иначе говоря, основное назнанчение ЖС - это самосохранение в широком смысле этого слова.

Поскольку принципы системного подхода делают маловероятным, что эта цель предельно высшая, то можно с достаточной вероятностью предположить, что ее достижение осуществляется с целью поддержания наблюдаемого эволюционного процесса живого, который, в свою очередь, реализуется с некоторой целью. Последняя цель уже принадлежит ИСЦ живой системы, находящейся на более высоком уровне иерархии, чем известные нам организмы, их популяции, виды и т.д.

У высших ЖС часть целей их ИСЦ обуславливает поступки, поведение, контролируемые такой функцией их тезауруса, т.е. психики, как сознание. Эта часть целей с их приоритетами способна в большей степени модифицироваться в течение онтогенеза ЖС, особенно на начальных его этапах, т.е. у этих ЖС четко проявляется способность к обучению и воспитанию. Но у всех этих ЖС, а тем более у ЖС, способных только к инстинктивным и рефлекторным действиям, в любом случае, в обязательном порядке сохраняется неизменной основная, высшая цель их индивидуальных ИСЦ: самосохранение с целью размножения. Животные, т.е. все представители ЖС, кроме человека, не выбирают высшие цели своей ИСЦ. Что касается низших целей, то их выбор осуществляется живыми системами в зависимости от конкретной ситуации, в которой они находятся и с позиций адекватного достижения фиксированных высших целей.

Следовательно, можно считать, что инстинкты и сознание у животных реализуют алгоритмы, предназначенные для достижения жестко фиксированных высших целей, в процессе достижения наиболее эффективных промежуточных целей из всего множества их ИСЦ, передаваемого им генетически. В отличие от высших целей, промежуточные цели составляют в этом множестве своего рода нечеткие подмножества и упомянутые алгоритмы могут, в определенной степени, модифицироваться в процессе обучения и воспитания, но без изменения конечной цели их реализации.

Другой отличительной чертой всех этих ЖС является то обстоятельство, что при любых информационных взаимодействиях, они не осознают сам процесс функционирования своего тезауруса, не осознают себя. Следовательно, реализуя с той или иной эффективностью комплекс поступков, действий и поведений, с целью самосохранения, они сами не осознают эти высшие цели своей ИСЦ. Эти цели сформировали их ИСЦ, "запустили" соответствующие алгоритмы функционирования их тезауруса, но, в то же время, эти цели не контролируются их тезаурусом.

По мере увеличения количества способов самосохранения, реализуемых различными действиями и поступками, управляемых инстинктами и сознанием, увеличивается "стабильность" ЖС и вероятность выполнения ее основного назначения. Каждому уровню сложности ЖС соответствует определенное множество способов реализации своего основного, строго неизменного назначения. Поскольку низшие ЖС не осознают выполняемые ими алгоритмы, можно считать, что выработка новых способов достижения целей их ИСЦ осуществляется в результате самомодификации алгоритмов, реализующих их инстинктивные и сознательные действия и поступки. По всей вероятности такая самомодификация для каждого уровня сложности ЖС имеет свои пределы.

Для того, чтобы ЖС была способна к большему разнообразию адаптирующих реакций, помимо способности самомодифицировать упомянутые выше алгоритмы сознания и подсознания, она должна иметь возможность воздействовать на сознание и подсознание извне, иначе говоря, ее тезаурус должен обладать соответствующей функцией, реализующей эту модификацию, независимо от сознания и подсознания. Очевидно, что для выполнения такой функции эта часть тезауруса должна осознавать сознание и, по возможности, подсознание, и все действия и поступки, реализуемые под их управлением. Для этого ЖС должна осознавать свою ИСЦ, т.е. она должна осознавать себя и, тем самым, неизбежно противопоставить себя всему окружающему Миру. Ясно, что эта часть тезауруса и является самосознанием или самоосознанием. Но как только у тезауруса появляется способность осознания своей ИСЦ, своего сознания, неизбежно проявляется проблема высшей, "конечной" цели ИСЦ, которая формирует всю ее структуру, все приоритетные шкалы ИСЦ.

ИСЦ человеческого индивида также содержит определенный комплекс целей, обуславливающих его инстинктивные, рефлексные действия и поступки, а также поведение, контролируемые сознанием. Но, благодаря самосознанию, человеческий индивид, в отличие от других представителей животного мира, как правило, всегда осознает все эти цели, т.е. в процессе обучения и воспитания образы этих целей формируются в его сознании и подсознании. Более того, ему генетически передается потенция, которая в процессе соответствующего обучения формируется в знание того, что достижение любой цели всегда совершается для последующего достижения другой более высшей цели. Индивид, так или иначе, осознает иерархическую структуру множества своих целей и их взаимообусловленность. Понятие цели для него всегда связано с наличием другой, более высшей цели, т.к. без такой цели он не может осуществить оценку текущей цели, а без оценки цель утрачивает для него свой смысл. Осознав существование некоторой цели своего онтогенеза, индивид осознал себя и, тем самым, противопоставил себя всему окружающему Миру, осознал неизбежность конца своего онтогенеза, т.е. свою смерть.

Можно считать, что человеческому индивиду генетически передается только некоторая потенция самосознания, которая в процессе его обучения и воспитания может реализоваться (а может и не реализоваться) в качестве самосознания, являющегося самой специфической чертой, качеством человека. Поскольку, благодаря самосознанию, индивид осознает себя, свое сознание, цели, формирующие все его действия, связанные с самосохранением и размножением, самосознание "запускает" или формирует, а также инициализирует соответствующие алгоритмы, реализуемые сознанием, для поиска или осознания более высших целей, т.е. для выяснения цели своего существования, а именно: для чего ему надо самосохраняться и размножаться. Индивиду генетически передается потенция непринятия конечности его ИСЦ. Для него любая цель, в обязательном порядке, находится в бесконечном ряду взаимообусловленных сверху вниз целей, а смысл его существования как раз и заключается в последовательном достижении (снизу вверх) этих целей.

Можно достаточно обоснованно считать, что основной, если не единственной, функцией самосознания является выбор высших целей, присваивания им определенных приоритетов и, тем самым, формирование всей шкалы приоритетов для всех целей индивидуальной ИСЦ, причем такой шкалы, которая может и не соответствовать текущим потребностям индивида. Иначе говоря, такую функцию самосознания можно представить как некий алгоритм, управляющий или модифицирующий алгоритм или алгоритмы, реализуемые всеми остальными частями психики: сознанием, подсознанием, инстинктами и т.д. Такая модификация этих алгоритмов со стороны самосознания естественно требует приложения определенных усилий, точнее волевых усилий. Поскольку индивид, благодаря самосознанию, способен в принципе осознавать цели своей ИСЦ, то ему свойственно стремление сформировать образы целей, которые как-то объясняют смысл его существования, т.е. образы целей, находящиеся вне его ИСЦ, но способные сориентировать ее. Реализовать это стремление ему позволяет развитая способность к "продуктивному" мышлению, или воображению.

Вообще развитое "продуктивное" воображение возможно только в том случае, если психика индивида обладает еще одним специфическим своством, а именно: способностью верить в существование тех сущностей, образы которых он самостоятельно сформировал в результате такого воображения. После некоторого уровня сложности ЖС функция веры нужна для предвидения возможных ситуаций, условий, пока не наблюдаемых субъект-системой, индивидом, но которые, с его точки зрения, можно встретить в будущем. Такое "опережающее" моделирование возможных ситуаций существенно повышает "выживаемость", стабильность ЖС, конечно при "удачном" предвидении. Может быть самосознание неоходимо как раз для того, чтобы контролировать и направлять функционирование психики с позиций адекватного достижения этого желаемого, выработанного "продуктивным" воображением, состояния. Тогда вера безусловно является одним из основных факторов, инициализирующих и поддерживающих управляющие алгоритмы, реализуемые самосознанием.

Поскольку самым специфическим свойством человека, отличающим его от всего остального животного мира, является самосознание, следовательно способность верить также является определяющим, специфическим свойством человека. По этому поводу немецкий ученый Ясперс отмечает, что "...индивид не может быть без веры, ибо он не только существо, руководимое инстинктом, не только вместилище разума. Вера органично вырастает из недр человеческого существа, определяя его в качестве чувствующего, влекомого к трансцендентности субъекта".

Таким образом, вырисовывается некая система взаимообусловленных понятий: самосознание, вера, воля, свобода воли. Попытаемся дать хотя бы предварительное определение этим понятиям, как функциям или качествам, наиболее специфическим для психики человеческого индивида.

Самосознание это функция психики, контролирующая и направляющая реализацию всех остальных функций психики с целью наиболее эффективного достижения некоторого осознаваемого в той или иной форме стратегического результата или цели.

Вера способность психики индивида воспринимать образ некой сущности, выработанный продуктивным воображением, как реально существующий в Бытие, но пока не воспринимаемый или отображаемый на практике.

Воля способность самосознания направлять функционирование всей психики, а следовательно и любое поведение индивида, таким образом, чтобы наиболее эффективно достичь некоторой стратегической доминантной цели, реальной или принятой на веру, невзирая на приоритеты текущих целей, а то и в ущерб текущему состоянию индивида.

Свобода воли способность индивида выбрать стратегическую, доминантную цель с последующей реализацией волевого усилия.

Теперь вернемся к рассмотрению понятий направленных и целенаправленных процессов, с учетом приведенных выше определений. Как уже отмечалось, причиной инициализации и поддержки направленных процессов могут быть любые физические факторы. Причины же, лежащие в основе целенаправленных процессов, т.е. информационных, имеют принципиально другую природу: хотя бы одна компонента этих причин должна быть информационной. Само название этих процессов говорит о том, что должна быть некая цель, для достижения которой и реализуется целенаправленный процесс.

Уточним ситуацию, в которой осознанная цель способна инициализировать целенаправленный процесс (взаимодействие), совершаемый некой ИС. Наличие цели необходимое, но не достаточное условие для реализации целенаправленного процесса. Необходимо также, чтобы количественные значения некоторых информационных факторов превышали определенные "пороговые" значения, характерные для данной ИС.

Во-первых, как уже отмечалось, ИС должна фиксировать или осознавать отклонение целевого, "потребного" состояния Сц, от текущего Ст, т.е. в ее тезаурусе должен быть сформирован образ этого отклонения: Д = Сц Ст, а также должно выполняться условие: Д > Дп, где Дп некоторое "пороговое" значение этого отклонения, характерное для данной ИС. Целенаправленный процесс выполняется для максимально возможной минимизации значения Д, т.е. для того, чтобы в результате его выполнения значение Д оказалось меньше Дп.

Во-вторых, ИС должна быть убеждена в реальности существования Сц, а следовательно и отклонения Д. Иначе говоря, ИС должна или непосредственно осознавать цель, или же верить в ее существование. Обозначим эту веру условно как ВСц. Если образ цели передается генетически или осознается непосредственно, то значение фактора ВСц максимально. Если же образ цели сформирован продуктивным воображением, то величина ВСц всегда меньше этого максимального значения.

В третьих, эта цель должна иметь в данный момент максимальный приоритет (ценность), по сравнению с другими, возможными для данной ИС, целями, т.е. должно выполняться условие: ПСц > ПЦi (i = 1, 2,..., n), где ПСц приоритет цели, инициирующей целенаправленный процесс и всегда ПСц ? 1, ПЦi - приоритеты остальных любых n целей.

В четвертых, ИС должна быть убеждена в том, что она способна достичь этого целевого состояния, т.е. или должна осознавать эту способность на основании своего предыдущего опыта или знания, переданного ей генетически, или же ИС должна верить в возможность ее достижения. Обозначим эту веру как ВДц. Если знание об этой возможности передается ИС генетически или же приобретено в результате предыдущего опыта, то значение ВДц максимально. Когда образ этой возможности формируется продуктивным воображением, то величина фактора ВДц всегда меньше этого максимального значения.

Все эти факторы или условия оказываются опять же жестко взаимосвязанными или взаимообусловленными. Исключение хотя бы одного из них делает бессмысленными все остальные. Иначе говоря, эти факторы в совокупности составляют систему, системным качеством которой и является причина, инициализирующая и поддерживающая целенаправленный процессс. Конечно, при перечислении необходимых факторов, не учитывался ряд также обязательных условий, не имеющих информационную природу, в частности энергетические и временные ресурсы ИС и т.д. Это системное качество можно представить как своего рода психическую энергию , благодаря которой и возможна реализация целенаправленного процесса. Очевидно, что для функционирования тезауруса, кроме соответствующего комплекса алгоритмов обработки информации и достаточно очевидных видов энергий, таких как физическая, химическая и биологическая, необходима также и эта психическая энергия.

Если согласиться с необходимостью и достаточностью перечисленных факторов, то можно утверждать, что при прочих равных условиях, интенсивность или мощность целенаправленного процесса - Мц, пропорциональна текущим значениям факторов Д, ВСц, ПСц и ВДц, т.е. что

Мц ? {ВДц?(ВСц?ПСц?(Сц - Ст))}

Все приведенные выше рассуждения о факторах, инициализирующих целенаправленные процессы, относились к ИС, т.е. к ЖС, обладающих самосознанием, т.е. к человеческому индивиду. В том случае, если ИС не обладает самосознанием, то естественно нет необходимости учитывать факторы ВСц и ВДц, т.к. их значения всегда максимальны и постояны, или же они просто отпадают из-за ненадобности.

Как было показано, величина психической энергии, которая определяет интенсивность соответствующих поведенческих актов, совершаемых индивидом, находится в определенной функциональной зависимости от осознаваемой индивидом "рельефности", "достоверности" образа отклонения текущего его состояния от целевого. Можно предположить, что максимально возможная величина этой психической энергии, которая может быть задействована для реализации того или иного поведения, поступка, зависит от некоторых внутренних факторов тезауруса, в основном заложенных генетически.

Самосознание, как некоторое специфическое качество человека, может иметь достаточно разнообразные формы или виды своей реализации. Самосознание может быть совершенно неразвитым, существовать в "зачаточном" состоянии, но может быть и предельно развитым и активизированным. Алгоритмы, реализуемые самосознанием могут быть "примитивными", простыми или же достаточно сложными. Самосознание может выполнять только функции осознания алгоритмов, реализуемых другими частями психики, но может и активно их модифицировать, изменять эти алгоритмы. Причем, алгоритмы такой модификации могут быть постоянными в течение всей жизни индивида или же, в свою очередь, в какой-то степени видоизменяться. Все это достаточно хорошо объясняет известное многообразие типов психики человека, а отсюда и многообразие вариантов реализации человеческой жизни. Одни, буквально не осознавая деятельности своего сознания, чисто "автоматически" реализуют свой жизненный цикл, мало отличаясь в этом от других представителей животного мира. Другие, с разной степенью активности, "наблюдают" процесс реализации своей жизни, не пытаясь активно влиять на этот процесс. Основная масса людей, так или иначе, старается таким образом модифицировать, изменять алгоритмы, реализуемые сознанием и подсознанием, чтобы с максимальной эффективностью достичь поставленной стратегической цели и, тем самым, определенным образом реализовать себя. Однако, в случае недостаточно развитого самосознания, да и вообще психики, интеллекта индивида, при "сознательном" выборе стратегической цели, ориентирующей его жизненный путь, в качестве такой цели чаще всего выбирается не достаточно адекватная, а то и вообще ложная цель. Нередко, выбрав правильную цель, человек оказывается неспособным выработать нужную стратегию для ее достижения. Наконец, есть личности, которые в течение большей части своей жизни периодически меняют или стараются менять направленность своего жизненного пути. Эти попытки могут принять суетливый характер, чаще всего из-за того, что индивид не имеет четкой, максимально доминантной высшей цели своего существования, имеющей максимальный приоритет по сравнению с другими возможными целями, или же не может выработать нужную стратегию достижения выбранной максимально приоритетной цели. В этом случае человеку не удается хоть как-то реализовать себя, раскрыть свои возможности. Причем, он неизбежно осознает это, что приводит к еще большему расстройству его психики, человек еще больше "мечется" в своих целеполаганиях, не имея возможности вырваться из этого порочного, замкнутого круга. Возможность четкого восприятия доминантной цели или смысла существования каждого человека для его психики в последнее время ясно осознается психологическими науками. Это проявилось в разработке специального направления психотерапии: логотерапии, использующей лечебный эффект от осознания пациентами значимых смыслов их человеческого существования.

Итак, было принято предположение, что для любой ЖС, в том числе и для человеческого индивида, как организма, основной, высшей целью, принадлежащей их индивидуальным ИСЦ, является самосохранение с целью размножения. Это основное осознаваемое назначение любой ЖС, как организма. Но является ли это назначение единственным ,а главное какова цель, смысл этого назначения? Иначе говоря, существует ли более высшая цель? Существует ли некая высшая иерархическая система целей, в которую ИСЦ любых ЖС, в том числе человеческих индивидов входят в качестве подсистем? И, наконец, имеет ли какое-нибудь назначение, цель или смысл существование всего живого, всей биосферы Земли, или же жизнь случайное, аномальное явление во Вселенной и поэтому обреченное на исчезновение? Не зная природу генезиса живых систем, трудно, если вообще возможно, хоть в какой-то степени найти ответы на эти многочисленные вопросы. Все известные представители живых систем, кроме человека, обходились и обходятся без ответов на эти вопросы. Эти вопросы поставлены человеком и только благодаря тому, что он, по какой-то причине, оказался наделен самосознанием.

Естественно человека в первую очередь волнует вопрос о смысле и цели его существования. Человек с развитым самосознанием не может воспринимать в качестве основной, высшей цели своего онтогенеза такие свои функции как самосохранение и размножение. Он неизбежно понимает, осознает их, как некоторое средство, необходимое для реализации определенного, но не осознаваемого на формализованном уровне, назначения. По этому поводу у Ф.М.Достоевского есть достаточно лаконичное и образное высказывание: "...тайна Бытия человеческого не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить".

Когда обсуждается проблема смысла, цели существования человеческого индивида, то всегда имеется в виду некая цель, которая принадлежит какой-то высшей иерархической системе Мета-ИСЦ, в которую ИСЦ любых ЖС, включая человека и все человечество, входит в качестве подсистем. Индивид, осознав, благодаря самосознанию, себя, свой онтогенез, а тем самым свою индивидуальную ИСЦ, стремиться сформировать образ этой Мета-цели, т.е. образ цели, принадлежащей следующему уровню иерархии, цели, находящейся за пределами его ИСЦ, которая должна ориентировать ее нужным образом.

Очевидно, что если нет Мета-цели, то для каждого индивида существует определенное множество способов адекватной реализации своего онтогенеза. Если же Мета-цель существует, то в этом случае адекватным будет уже другое множество способов этой реализации. Последнее множество может быть вложенным подмножеством первого, но не исключен вариант, когда эти множества только частично перекрываются. Так или иначе ясно, что проблема смысла существования человека, как и всего живого, возникла или скорее проявила себя, благодаря только такому специфическому качеству психики человека, как самосознание. Благодаря этому качеству человек получил возможность не только наиболее эффективно достигать те или инные цели своей индивидуальной ИСЦ, но и осознать эти цели, осознать целенаправленность всех процессов своего онтогенеза.

Природа самосознания не позволяет воспринять, скорее исключает возможность существования некоторого комплекса (системы) целенаправленных процессов, реализация которого, в итоге, была бы не целенаправленной, т.е. не имела бы определенной цели. Как уже отмечалось, иерархическая система целенаправленных процессов ИСП, реализующая в своей совокупности онтогенез индивида, находится в определенном соответствии с его индивидуальной ИСЦ. Очевидно, что снизу вложенность ИСП ограничена и на каком-то самом нижнем уровне членения происходит смена рода, т.е. процессы становятся направленными. Такое ограничение допустимо, т.к. любая ИС в процессе своего целенаправленного функционирования может должным образом оперировать необходимыми для нее направленными процессами.

Если согласиться с утверждением, что ИС принципиально, фундаментально отличаются от ФС и никаким образом не сводятся к ним (но основываются на них), то смена рода сверху совершенно не понятна. Не может иерархическая структура информационных систем входить в качестве элемента в неинформационную, физическую систему, а тем более не входить ни в какую систему, т.к. ограничение любой вложенности сверху представить совсем невозможно. Такое понимание природы ИС, а следовательно ЖС, лежит в самой основе самосознания. Поэтому, осознав некий верхний уровень иерархии целенаправленных процессов, самосознание неизбежно стремится сформировать образ цели следующего уровня для последующего его осознания или отображения на практике. Иначе говоря,

самосознание стремится сориентировать весь комплекс ИСП, а следовательно ИСЦ, индивидума на некоторую высшую цель, находящуюся вне этого комплекса, т.е. придать ему определенную целенаправленность, которая, в свою очередь, формирует всю структуру и приоритеты шкал этих систем.

Вырисовывается определенная взаимосвязь проблемы существования смысла, цели жизни индивида, т.е. проблемы существования Мета-цели, с проблемой генезиса и эволюции живой материи.

Если принять гипотезу, что ЖС являются изначальными фундаментальными формами материи, т.е. если в Бытие всегда существовали информационные, целенаправленные процессы, то жизнь человека, как некое "глобальное" поведение, также целенаправленна, иначе говоря, имеет некоторую цель (речь идет о Мета-цели). Если же допустить возможность эволюции ФС в ЖС, по чисто физическим причинам, т.е. нецеленаправленно, то в этом случае возможно представить две противоположные альтернативы: жизнь человека и существование человечества целенаправленны или же они не имеют никакой цели, никакого смысла, т.е. онтогенез каждого индивида и филогенез человечества являются направленными процессами.

Первый вариант возможен, если инициализация целенаправленного эволюционного процесса живых организмов на Земле осуществлена и реализуется некой Мета-ИС, которая была ранее сформирована по некоторым, неизвестным, может быть и физическим причинам. Тогда все рассуждения о значимости сути, цели жизни человека остаются в силе и имеют определенный смысл. Во втором случае, если принять гипотезу, что человек как и все живое, возник в процессе развития ФС в ЖС по сугубо физическим, в частности случайным, причинам, то рассуждать о сути и цели жизни человека совершенно бессмысленно. Тогда, с телеологических позиций нет никакой разницы между человеком, любым живым организмом, да и любым неодушевленным объектом. В связи с тем, что науке не только не известны, но ею и не допускаются никакие функциональные физические причины эволюции ФС в ЖС, то в этом случае возможен только один сценарий: в случайно возникшей цепочке случайно эволюционирующих живых организмов случайно возникло звено человечества, в котором случайно из небытия возникают отдельные индивиды для того, чтобы, "проев свою порцию пищи" и создав потомство, состоящее опять же из случайных индивидов, исчезнуть в том же небытие.

Многовато "случайностей" не правда ли? Если эта неприглядная, скорее мрачная, картина хоть в какой-то степени соответствует реальности, то никакие, сформированные формально-логическим мышлением, цели жизни человека не смогут "вытравить" из сознания, подсознания человека знание о бессмысленности и буквально мгновенности его жизни. Это знание подспудно всегда будет формировать соответствующим образом весь жизненный путь человека, отдаст его во власть животных инстинктов, проявление которых может быть каким-то образом закомуфлировано для сохранения каких-то социальных связей, или же может проявляться в своем "чистом" виде.

Как уже отмечалось, для животных возможная бессмысленность их существования не вызывает проблем, т.к. у них нет самосознания. животное живет, так или иначе выполняет свои функции, заложенные в него генетически и, выполнив их, завершает свой жизненный цикл. Животное не осознает свое существование, свое сознание и, следовательно, не осознает свою неизбежную смерть. Если же у жизни человека нет никакого предназначения, цели, кроме самосохранения и размножения (т.е. эти цели высшие и последние), то возникновение самосознания не только надо рассматривать как случайное явление, но и как паталогическое, вредное для психики человека. Осознав свое существование и неотвратимую смерть, человек неизбежно пытается понять смысл, цель своей жизни. Понять для чего он должен пройти через все радости, горести и трудности в своей мимолетной жизни и в итоге уйти в небытие, т.е. исчезнуть.

Можно допустить два основных, альтернативных варианта, объясняющих назначение самосознания с позиций осмысливания цели жизни человека: самосознание дано человеку для того, чтобы стремится познать Мета-цель, которая действительно существует, но не может быть осмыслена формализованным сознанием; самосознание стимулирует мифотворчество человека для формирования соотвествующих иллюзий о существовании адекватного смысла человеческой жизни, т.е. адекватной Мета-цели.

Если согласиться со вторым вариантом, то возникает вопрос: какой смысл в этих иллюзиях с позиций нормального развития животного мира? Естественный отбор, законы которого в этом случае (вариант случайного развития ФС в ЖС по чисто физическим причинам) работают безусловно, должен был давно изъять из животного мира организмы, у которых возникли такие аномалии в психике. А раз это не произошло, то есть достаточно оснований считать, что реализуется первый вариант, т.е. самосознание развилось (дано человеку) как раз для того, чтобы он стремился познать существующий смысл своей жизни и соответствующим образом сориентировал бы все процессы своего онтогенеза. Более того, рассуждая от обратного, можно считать, что факт сохранения ЖС с самосознанием в какой-то мере подтверждает существование в Бытие целенаправленных, информационных процессов. Отсюда можно почти однозначно утверждать, что онтогенез и филогенез человека являются целенаправленными процессами, т.е. жизнь человеческого индивида и существование человеческого сообщества имеют определенное назначение. Тогда проблема заключается не в том, что есть или нет Мета-цель, а в том какова сущность этой цели. Но, поскольку, по своей сути Мета-цель для индивида принципиально или предельно высшая и принадлежит уровню иерархии, находящемуся вне ИСЦ индивида, то самостоятельно сформировать формализованный образ этой цели индивид принципиально не может. Знание об этой цели могут быть переданы ему только извне и в неформализованном виде.

Принципиальная термодинамическая неравновесность ЖС предопределяет достаточно "узкий коридор" физических условий внешней среды, в пределах которого они могут нормально существовать и функционировать, причем каждому виду ЖС соответствует свой "коридор" этих условий. Чем сложнее ЖС, чем многообразнее способы ее поведения, тем шире "коридор", в котором она может существовать. Этот "коридор", фактически, является своего рода экологической нишей, характерной для данного вида ЖС.

Можно предположить, что целью эволюционного процесса ЖС является максимальное увеличение этой экологической ниши, т.е., образно выражаясь, эволюция ЖС стремится вывести их в Космос, сделать их космическими системами. Если согласиться с таким "сценарием" развития ЖС, то можно предположить, что в каждый данный момент времени в Бытие, в Космосе уже существуют такие "космические" ЖС, занимающие самые верхние уровни иерархии ЖС, которые и могли, в частности, быть инициаторами зарождения и эволюции ЖС на Земле. Тогда можно считать, что на Земле наблюдается зарождение, скорее развитие, такой очередной космической ЖС. В этом случае каждый конкретный организм, включая человека, является своего рода промежуточным "полуфабрикатом" в этом "технологическом" процессе создания, развития космической ЖС. Такой "сценарий" эволюции к сожалению не согласуется с максимальной значимостью жизни не только отдельного индивида, но и текущего человеческого сообщества и даже биосферы Земли.

Конечно, чисто умозрительно, на уровне сознания, можно представить и другие варианты предполагаемой целенаправленности жизни человека, но все они наверняка так или иначе будут неудовлетворительными для психики человека. Еще раз подчеркнем, что адекватное знание о смысле человеческой жизни принципиально неформализуемо, и в то же время абсолютно необходимо для нормального развития и функционирования психики каждого индивида, обладающего развитым самосознанием. Решение этой проблемы может быть сформировано только в виде глубокой веры в определенные идеалы, морально-этические нормы. Поэтому формирование таких знаний до настоящего времени лучше всего реализуются с позиций религиозного мировоззрения.

В принципе, формирование образа назначения, цели существования человека может быть осуществлено как формализованным сознанием самого индивида, так и быть полученным в процессе его воспитания и обучения от разных источников, ничего общего не имеющих с религией. В итоге, главным условием, при котором возможна адекватная реализация онтогенеза человека, как индивида, является предельная доминантность и стабильность сформированных наивысших для индивида целей или цели. Но сформированные таким образом цели чаще всего оказываются недостаточно адекватными с позиций социальных связей и даже могут входить в самое глубокое противоречие с ними. Следовательно, для личного благополучия индивид с развитым самосознанием должен в течение всей своей жизни стремиться к достижению какой-нибудь одной цели (или нескольких последовательных целей), значимость которой для него имеет наибольший приоритет и абсолютна, т.е. эта цель (или цели) должна быть предельно доминантна. Причем, настолько, чтобы он не осознавал сам факт формализованного формирования ее образа. Но для того, чтобы индивид к тому же был бы адекватной Личностью, с позиций социальных связей, эти цели должны быть не любые, а отвечать определенным требованиям, делающим их адекватными для реализации социальных связей.

Неадекватность образов высших целей (Мета-цели), выработанных формализованным мышлением, может не проявляться в процессе реализации онтонгенеза, но резко и неизбежно проявится в его конце, или же когда поставленная цель будет достигнута. Во всех этих случаях индивид остается без значимой высшей цели, что неизбежно чрезвычайно отрицательно отражается на его психике. Хорошо известно как мобилизуются все ресурсы психики человека в процессе достижения любой цели, хотя бы в какой-то степени значимой для него, и какой наступает спад с момента ее достижения после буквально мгновенного удовлетворения от сознания, что цель достигнута. Причем, величина этого спада может быть различной, вплоть до состояния глубокой депрессии и эта глубина тем больше, чем больше была значимость, доминантность цели при одновременной сложности и длительности процедуры ее достижения. Отсюда следует, что

высшая цель существования индивида, определяющая всю структуру его ИСЦ, должна быть обязательно максимально доминантной, строго постоянной в течение всего его онтогенеза и даже недосягаемой.

Только в этом случае индивид в какой-то степени гарантирован от психилогических катастроф. С исчезновением, по какой-то причине, хотя бы одного из этих условий неизбежно наступает состояние депрессии, чаще всего необратимое, которое приводит к самым тяжелым интеллектуальным и нравственным деформациям психики индивида. У.Н.Томпсон отмечал, что "люди не объекты, существующие как столы или стулья: они живут, и, если они обнаруживают, что их жизнь сводится к простейшему существованию столов и стульев, они совершают самоубийство". С ним соглашается и В.Франкл: "...жизнь либо имеет смысл и в таком случае этот смысл не зависит от ее продолжительности, либо она не имеет смысла и в таком случае было бы бесцельным продолжать ее".

Таким образом, благодаря самосознанию, человеческому индивиду присуща специфическая имманентная интенция (стремление) формирования доминантного образа некой Мета-цели, на которую он ориентирует процесс своего онтогенеза, свою жизнь, т.е. делает ее целенаправленной.

Если образ этой Мета-цели выработан формализованным мышлением, то естественно его оценка осуществляется сознанием самого индивида или его социального окружения. Как известно, человек, помимо самосознания, обладает еще одним специфическим качеством: социальностью, т.е. он является социальным существом. Поэтому, в норме, ему чрезвычайно важна оценка выбранной Мета-цели и выполненного им целенаправленного комплекса поведений, ориентированного на эту цель, окружающим его сообществом, а в пределе всем настоящим и будущим человечеством. Но, если образ Мета-цели передан индивиду извне и неформализованным способом, как цель, находящаяся принципиально вне его ИСЦ и принадлежащая более высокому уровню иерархии, то оценка реализации соответствующим образом сориентированного онтогенеза любым формализованным сознанием недостаточно адекватна для самосознания индивида, а то и вообще не воспринимается им. В этом случае такую оценку самосознание индивида стремится получить от "Того", кто может осознать не только все цели ИСЦ индивида, но и все цели, находящиеся на уровнях иерархии той системы, в которую входят в качестве подсистем ИСЦ всех человеческих индивидов и всего человечества в целом. Иначе говоря, самосознание индивида в этом случае приемлет оценку Мета-цели только от некой соответствующей Мета-ЖС.

Здесь надо отметить, что поскольку человечество не знает своего назначения, как не знает назначение жизни каждого индивида, входящего в его состав, то любой образ Мета-цели, выработанный формализованным сознанием (мышлением), с большей вероятностью, если не наверняка, будет неадекватным. Самосознание индивида так или иначе, на каком-то этапе онтогенеза индивида осознает, что этот образ сформирован сознанием, т.е. той частью психики, которой оно призвано управлять. Поэтому, самосознание должно четко осознавать, что информация об этом образе была получена извне от некой Мета-ЖС и в неформализованном виде. Только тогда самосознание воспримет этот образ как образ Мета-цели, наверняка находящейся вне ИСЦ индивида и принадлежащей системе более высокого уровня иерархии, и только в этом случае будет обеспечена должная доминантность этого образа и его обязательная стабильность в течение всего онтогенеза индивида.

Образ, сформированный сознанием, очевидно, всегда может быть изменен, по тем или иным причинам, тем же сознанием под влиянием инстинктивных, подсознательных импульсов, стремящихся всегда реализовать основное назначение ИСЦ индивида, как организма, т.е. самосохранение с целью размножения. Эти стимулы работают всегда, поэтому, для того, чтобы смочь, при необходимости, вопреки им сориентировать жизнедеятельность индивида на выбранную Мета-цель, самосознание должно быть достаточно развитым и всегда максимально активизированным.

Наконец, самосознание обуславливает мощную интенцию бессмертия, которая вызывает болезненное для психики индивида противоречие с четко осознаваемой конечностью его Земного онтогенеза. Эта интенция бессмертия вызвана также самой природой самосознания индивида. Оценку любой цели или поведения в принципе, как это уже отмечалось, можно осуществить только в том случае, если есть более высшая цель и если совершаемое или совершенное поведение не последнее и влечет за собой выполнение следующего поведения. Поскольку онтогенез индивида можно рассматривать как некое "глобальное" поведение (комплекс последовательно совершаемых поступков и поведений), то самосознание вырабатывает у психики индивида имманентное специфическое стремление быть уверенным, что это "поведение" не последнее, что по завершению онтогенеза некоторое внутреннее "Я" индивида будет существовать в той или иной форме. Самосознание человека не может осознать, представить свое бесследное исчезновение! Как отмечает В.Франкл, "...никто не может полностью осознать факт своей собственной смерти, что это в корне также непостижимо, как и тот факт, что нас не было до рождения". Поэтому, самосознание формирует мощную интенцию верить в бессмертие некой "души" индивида. Такое стремление может проявить себя по-разному.

Вера в бессмертие "души" может быть сильной, абсолютной и безусловно осознаваться всеми частями тезауруса. При слабо развитой вере, в течение почти всего онтогенеза, сознательно или подсознательно психика индивида своеобразно блокирует все мысли о неизбежной смерти. Но эта блокировка неизбежно ослабляется или совершенно исчезает к концу жизни индивида. В результате этой блокировки индивид или не думает о своей неизбежной смерти, или же осознает ее на уровне сознания как неизбежный факт, но не очень то касающийся его самого. По всей вероятности, это вызвано тем, что на знание о смерти, выработанное сознанием, все-таки накладывается подсознательная, но слабая вера в свое духовное бессмертие. Но к концу жизни, когда появляются и усиливаются разнообразные физические факторы, связанные с приближением смерти, это формализованное знание усиливается и, чаще всего, может практически полностью подавить эту слабую подсознательную веру в бессмертие, что неизбежно вызывает сильнейшую психическую травму именно в тот момент, когда человек больше всего нуждается в психологической поддержке.

Самосознание и (или) сознание могут выработать своеобразную имитацию достижения бессмертия, которая проявляется в виде стремления индивида оставить о себе как можно более четкую и по возможности длительную память в сознании людей. Но в норме человек неизбежно всегда так или иначе осознает, что это только имитация бессмертия. При развитом самосознании человек не может не стремиться к личному бессмертию. Это не животный инстинкт сохранения своей жизни, который присущ каждому живому организму, в том числе и человеку, это стремление именно к духовному бессмертию.

Итак, можно утверждать, что самосознание, как самое специфическое качество человека, неизбежно формирует мощную интенцию психики индивида

- ориентировать весь жизненный путь индивида, т.е. его ИСЦ, на некую значимую Мета-цель, находящуюся вне пределах ИСЦ индивида;

- получить оценку совершенного жизненного пути от "Осознающего" эту Мета-цель;

- в той или иной форме получить знание (веру) о бессмертии некоторого внутреннего "Я" индивида души, может быть самого самосознания.

Иначе говоря, благодаря самосознанию нормальное бесконфликтное функционирование психики человеческого индивида возможно только тогда, когда индивид четко осознает значимую целенаправленность своей жизни, существование действенной оценки совершенного жизненного пути и когда он абсолютно верит в свое духовное бессмертие. В то же время, весь комплекс этих знаний принципиально неформализуем, т.е. не может быть адекватно воспринят формализованным сознанием.

Теперь рассмотрим еще раз понятие "иерархия ЖС". Если живые системы первичны, то с большой вероятностью эти системы образуют во Вселенной "глобальную" иерархическую систему - ГЖС, т.е. некую Космическую Биосферу. Тогда согласно общей теории систем ЖС, расположенная на самом верхнем уровне иерархии, т.е. сама ГЖС в целом, как система, определяет суть и смысл функционирования ЖС, расположенных на всех ниже лежащх уровнях, как элементов ГЖС.

Попробуем дать подходящее определение понятию этой ГЖС. Под понятием ГЖС будем понимать сущность, которая представляет собой наиболее сложную ЖС, находящуюся изначально на самом верхнем уровне глобальной иерархии ЖС, и поэтому полностью осознающая суть всей Космической Биосферы и формирующая ее. Способная активно взаимодействовать со всеми ЖС этой Биосферы и формировать ЖС любого физического типа и уровня сложности, но только существенно ниже своего уровня сложности.

Итак, ГЖС - это вся глобальная иерархическая система ЖС Вселенной. Каждая ЖС является элементом этой системы, которая проявляет некоторые свои качества в этих элементах, т.к. формирует у них соответствующие системные связи, формирующие, в свою очередь, определенные системные качества ГЖС.

Отсюда следут, что в информационном плане понятие ГЖС по отношению к биосфере Земли, включая Человечество, в какой-то степени похоже на такое понятие, которе многие столетия человечество воспринимало в качестве понятия Бога. Но ГЖС мало что имеет общего с теми примитивными образами различных вариантов Богов, которые были сформированы с древнейших времен в мифах и легендах различных религий.

Очевидно, что осознать сущность такой ГЖС на уровне нашего формализованного сознания принципиально невозможно. Можно только верить в реальность такой сущности и тем самым верить в реальный смысл человеческой жизни. Но такая вера должна активизироваться и поддерживаться некоторой информацией, которая косвенно в какой-то степени подтерждала бы существование этой ГЖС

В принципе не исключен также вариант существования в рамках ГЖС некоторой "иерархии" Мета-ЖС, в состав одной из которых может входить в качестве подсистемы биосфера Земли и которая непосредственно определяет суть и смысл существования ЖС биосферы Земли, включая человечество и каждого человека в отдельности.

А может быть реално ничего этого нет: нет Космической Биосферы, нет ГЖС и разных там Мета-ЖС, а есть случайно сформированная биосфера Земли со всем человечеством. Нам не дано на уровне формализованного сознания узнать какой вариант реально реализован в Бытие. Поэтому надо верить в самый благоприаятнй для самосознания вариант.

Подведем некоторый итог всех рассуждений, прив еденных в этом разделе.

1. Без самосознания нет Человека, а есть живой организм с достаточно развитым в той или иной степени сознанием, т.е. есть "разумное животное".

2. Только развитое самосознание, со всеми упомянутыми функциями, качествами психики, обусловленными самосознанием (воля, вера и т.д.), делает индивида Человеком - Личностью.

3. Развитое самосознание неизбежно порождает проблему смысла, цели жизни человека, которую решить на уровне формально-логического мышления невозможно.

4. Эта проблема сама по себе создает чрезвычайно стрессовую ситуацию для психики индивида, причем мощность этого стресса пропорциональна развитости самосознания, т.е. тем мощнее, чем больше индивид приближается в своем развитии к Человеку. Эта стрессовая ситуация, помимо прочего, подавляет сознание человека и его индивидуальные способности.

5. Поэтому, для бесконфликтного развития самосознания индивида и его реализации в качестве Человека, Личности, необходимы адекватные способы решения этой проблемы.

6. С этих позиций все поиски смысла, цели жизни индивида по существу являются попытками решения сложной проблемы: как утвердить универсальный смысл, адекватный с точки зрения реализации социальных функций индивида, одновременно укрепив смысл индивидуального развития и личной жизни.

7. Решение этой проблемы принципиально неформализуемо и должно восприниматься каждым индивидом в форме глубокой, сильной веры в определенные, абсолютные, максимально приоритетные идеалы и морально-этические нормы. Поэтому до настоящего времени эта проблема наиболее адекватно решается с позиций религиозного мировоззрения.

8. Можно утверждать, что без религиозного общественного сознания человечеству не обойтись, если хотим сохранить и развить такую специфическую функцию психики человека как самосознание. Есть самосознание - нужна адекватная религия, нет самосознания - религия не нужна.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Приведем перечень основных исходных предпосылок, на которых был основан весь ход рассуждений, выполненных в упомянутой книге, а также попробуем сгруппировать в регулярную последовательность полученные и принятые основные выводы и утверждения.

В качестве самого исходного положения был использован тот абсолютно безусловный факт, что в настоящее время нет никаких корректных и убедительных научных данных, как экспериментальных, так и теоретических, адекватно объясняющих сущность и генезис живого (живых систем) и природу причинности эволюции живых организмов, а также убедительно подтверждающих возможность прогрессивного познания Бытия на формализованном уровне.

В то же время накопленные к настоящему времени научные данные достаточно убедительно, если не однозначно, позволяют считать, что все живые организмы - это, в первую очередь, информационные системы, что информационные процессы являются основным специфическим качеством живых систем. Поэтому вполне обосновано можно принять следующий постулат:

Постулат 1. Живые системы - это естественные информационные системы, т.е. основным специфическим качеством живых систем является их имманентная способность к информационным взаимодействиям.

Одновременно представляется достаточно правомочным утверждение, что в настоящее время нет никаких объективных данных, которые запрещали бы принять еще один постулат:

Постулат 2. Невозможен переход от любых физических систем к информационным в результате любого чисто физического развития.

Более того, все известные физические законы и модели эволюционных процессов больше подтверждают правомочность этого постулата, чем запрещают его принятие, но только с определенной степенью вероятности, а не безусловно.

Из этих двух постулатов вытекают два очень важных следствия.

Следствие 1. Живые системы - первичная и изначальная фундаментальная форма существования материи.

Следствие 2. Живые системы могут иметь любую физическую основу своей структуры при условии ее термодинамической неравновесности, т.е. ЖС могут иметь отличную от белково-нуклеиновой основу своей структуры.

Анализ природы наблюдаемых закономерностей эволюционных процессов ЖС позволяет также вполне обосновано принять очередной постулат:

Постулат 3. Основной компонентой причинности эволюционного процесса живых систем является информационная причинность, т.е. этот эволюционный процесс является целенаправленным.

Наконец, чрезвычайно важным является еще одно утверждение, правомочность которого кажется достаточно убедительной, но это утверждение может быть принято и в качестве четвертого постулата.

Постулат 4. Информационная система с определенным уровнем сложности ее тезауруса не может адекватно, или вообще, осознать тезаурус любой информационной системы, такой же сложности, а тем более сложнее.

Все рассмотренные выше постулаты в настоящее время конечно недоказуемы, но по принятой в науке традиции это и не требуется для исходных предпосылок. Главное, чтобы они не противоречили всем известным в настоящее время фактам. В принципе можно ограничиться только двумя первыми постулатами, которые фактически предопределяют все последующие рассуждения и выводы. Все остальные постулаты можно рассматривать как следствия. Отсюда ясна и очевидна чрезвычайная важность детального исследования утверждений, содержащихся в этих постулатах.

Теперь приведем регулярный перечень некоторых основных выводов и утверждений, которые основываются на всех перечисленных постулатах и вытекающих из них следствиях. Эти выводы были получены из самых общих соображений, строго придерживаясь системного и информационного подходов.

1. В Бытие с большой вероятностью изначально существует некая глобальная иерархическая система естественных информационных, следовательно, живых систем.

2. Мало вероятно, что человек занимает высшие уровни этой иерархической системы.

3. Человек не может адекватно познать информационные, т.е. живые системы, обладающие соизмеримой или большей сложностью, чем сложность тезауруса человека, т.е. познать ЖС, находящиеся на более высоком уровне иерархии.

4. В процессе осознания (познания) Бытия, окружающего Мира, помимо направленных физических процессов, явлений должны наблюдаться также целенаправленные процессы, имеющие информационную причинность, принципиально несводимую к любому виду физической причинности, как функциональной, так и стохастической.

5. Отклонение текущего состояния ЖС от целевого (потребного), имеющего в данный момент максимальный приоритет, является единственной причиной, инициализирующей соответствующий целенаправленный процесс (взаимодействие), совершаемый системой для максимальной минимизации значения этого отклонения.

6. Каждому индивиду (как и каждой ЖС) присуща своя иерархическая система целей - ИСЦ, определяющая всю совокупность его поведенческих актов, совершаемых индивидом в течение его онтогенеза.

7. Для достижения цели, находящейся на некотором уровне ИСЦ, необходимо последовательное достижение некоторых целей, расположенных на всех более низких уровнях, начиная с самого нижнего.

8. Приоритет целей растет по мере увеличения уровня ИСЦ, на котором они расположены.

9. Оценить цель некоторого уровня ИСЦ (выбрать наиболее приоритетную из всего множества целей этого уровня) можно тогда и только тогда, когда на этом уровне есть еще другие цели и когда существует цель более высокого уровня.

10. Шкала ценностей или приоритетов целей ИСЦ устанавливавется только сверху вниз, начиная с самого верхнего уровня ИСЦ.

11. Понятие цели вырождается, теряет смысл, без возможности осуществить ее оценку.

12. Ценность цели находящейся на самом верхнем уровне ИСЦ не может быть формализовано осознана индивидом самостоятельно, в частности потому, что нет более высокого уровня иерархии, точнее им не осознается на формализованном уровне такой уровень.

13. Поведение, как некоторая совокупность действий, совершаемых для достижения определенной цели, также может быть подвергнуто процедуре оценки.

14. Иерархической системе целей индивида соответствует определенная иерархическая система поведений.

15. Поведение может быть оценено тогда и только тогда, когда оно влечет за собой следующее поведение.

16. "Последнее" поведение принципиально не может быть подвергнуто процедуре формализованной оценки системой, которая реализует это поведение.

17. Об оценке некоторого поведения (или выбора цели) можно говорить тогда и только тогда, когда выполняются следующие взаимообусловленные условия:

- есть из чего выбирать;

- есть возможность выбора;

- есть стимул, смысл выбора, т.е. когда поведение не последнее.

18. Жизнь индивида есть некое "глобальное" поведение.

19. Человек принципиально отличается от всех других известных видов ЖС в основном следующими специфическими взимообусловленными качествами: самосознанием, способностью верить и социальностью.

20. Благодаря такому наиболее специфическому свойству человека, как самосознание, человек не может адекватно существовать без знания, в той или иной форме, о сути, смысле своей жизни.

21. Смысл, суть жизни человека есть высшая цель, назначение его существования, его онтогенеза и филогенеза. Поэтому самостоятельно, на уровне сознания, он не может не только адекватно оценить эту цель, но и формализованно осознать ее сущность.

22. Сущность и значимость цели, сути жизни человека может быть передана ему только извне и только на уровне веры.

23. Если онтогенез и филогенез человека является нецеленаправленным процессом, то самосознание, как специфическое свойство человека, является паталогическим, вредным качеством. Естественный отбор, законы которого в этом случае (вариант развития ФС в ЖС по чисто физическим причинам) работают безусловно, должен был давно изъять из животного мира организмы, у которых возникли такие аномалии в психике.

24. Факт существования человека, как ЖС, обладающей самосознанием, можно трактовать как косвенное подтверждение целенаправленности онтогенеза и филогенеза человека.

25. Поскольку способность верить имеет фундаментальное значение для человеческого индивида, как социального существа, наделенного самосознанием, большую значимость имеет и такой тип общественного сознания, как религия, т.к. до настоящего времени сущность и смысл существования человека наиболее адекватно для самосознания человека формулируется только с позиций религиозного мировоззрения.

Правомочность третьего вывода означает, что адекватное, а то и вообще, познание информационных систем имеет четкую направленность: от более высоких уровней иерархии к более низким. Поэтому, как только признается, что над уровнем иерархии, к которому принадлежит человечество, существует ЖС более высокого уровня, то сразу же ставится принципиальный предел для познания Бытия человеческим формализованным сознанием современного уровня развития. ЖС, сложнее Человека, принципиально непознаваема еще и потому, что мало вероятно, чтобы их физическая природа соответствовала бы физической природе известных для нас представителей ЖС. Тем более, что у этих ЖС неизбежно другая природа некоторых, а то и всех, компонент, включая временные параметры, формирующие их информационную сущность, а также наверняка другая логика реализации ими информационных процессов. В лучшем случае, гипотетически, человек может осознать ИС, т.е. ЖС, другой физической природы, которые намного проще его, но никак не ЖС, которые сложнее Человека. Конечно не исключена возможность, что более сложная ЖС может передать некоторую информацию, в том числе и о себе, человеческому сознанию или подсознанию.

ЛИТЕРАТУРА

А.Г.Спиркин. Основы философии, Из-во полит.лит. Москва, 1988.

В.И.Николаев, В.М.Брук. Системотехника: методы и приложения, Ленинград, 1985.

Система, симметрия, гармония. Под ред. В.С.Тюхтина, Ю.А.Урманцева, Мысль, Москва, 1988.

Г.М.Зараковский, В.В.Павлов. Закономерности функционирования эргатических систем, Радио и связь, Москва, 1987.

А.Д.Урсул. Природа информации, Политиздат, Москва, 1968.

Э.П.Семенюк. Информационный подход к познанию действительности, Наукова думка, Киев, 1988.

М.Лейпольт. К анализу сущности информации, Международный форум по информации и документации, т.3. N3, 1978.

А.М.Коршунов, В.В.Матвеев. Теория отражения и эвристическая роль знаков. Из-во Моск. ун-та, Москва, 1974.

Б.С.Флейшман. Системология, системотехника и инженерная экология. В книге Кибернетика и ноосфера, Наука, Москва, 1986.

В.А.Губанов, В.В.Захаров, А.Н.Коваленко. Введение в системный анализ. Из-во Ленингр.ун-та, Ленинград, 1988.

В.Д.Жирнов. Некоторые вопросы отражения и информации в биологиии медицине, Философские и социальные проблемы медицины. Медицина, Москва, 1966.

В.Н.Корогодин. Информация и феномен жизни, Пущино, 1991.

М.В.Волькенштейн. Биофизика, Наука, Москва, 1981.

А.А.Ляпунов. Биология и информация, Москва, 1984.

Цитата по [16] стр 25.

В.Г.Афанасьев. Мир живого. Из-во полит.лит. Москва, 1986.

К.С.Тринчер. Термодинамические загадки живой материи, В сб. Кибернетика ожидаемая и кибернетика неожиданная, Наука, Москва, 1968.

В.И.Вернадский. Философские мысли натуралиста, Наука, Москва, 1988.

В.А.Заренков. Теоретическая биология, Из-во Моск. ун-та, Москва, 1988.

Н.Реймерс. Наука и Жизнь, N7, 1988.

Ф.Ницше, Э.Фрейд, Э.Фромм, А.Камю, Ж.П.Сартр. Сумерки богов, Из-во пол.лит. Москва, 1990.

В.Франкл. Человек в поисках смысла, Прогресс, Москва, 1990.

Цитата по [4] стр 30.

Г.Н.Алексеев. Энергоэнтропика, Знание, Москва, 1983.

В.Н.Веселовский. О сущности жизни, Москва, 1971.

А.И.Опарин. Жизнь, ее природа, происхождение и развитие, Москва, 1960.

Н.Н.Моисеев. Природа, 1, 1984.

Филосовский словарь. Под ред. И.Т.Фролова, Из-во полит.лит. Москва, 1986.

Диалектика познания сложных систем. Под ред. В.С.Тюхтина, Мысль, Москва 1988.

Л.Л.Морозов. Поможет ли физика понять, как возникла жизнь, Природа, 12, 1984, стр 35.

П.Медавар, ДЖ.Медавар. Наука о живом, Мир, Москва, 1983.

М.Д.Франк-Каменецкий. Самая главная молекула, Наука, Москва, 1988.

Д.И.Дубровский. Критерии существования и проблема ситуации в науке, сб. Кибернетика живого, Биология и информация, Наука, Москва, 1984.

Ю.Шрейдер. Журнал Знание - сила, 11, 1988.

В.В.Налимов. Теория эксперимента, Наука, Москва, 1971.

И.И.Шмальгаузен. Кибернетические вопросы биологии, Наука, Новосибирск, 1968.

Т.Шибутин. Социальная психология, Москва, 1969.

Г.Р.Громов. Микропроцессорные средства и системы, N3, 1986.

Г.А.Голицин, В.М.Петров. Гармония и алгебра живого, Знание, Москва, 1990.

В.П.Казначеев, Е.А.Спирин. Космопланетарный феномен человека, Наука,

Новосибирск, 1991.