sci_tech Владимир Евгеньевич Ильин Михаил Арсеньевич Левин Бомбардировщики. Том I

В книге содержится подробная информация о самолетах бомбардировочной авиации, созданных с конца 1940-х до 1990-х годов. Освещена история создания самолетов, дано описание конструкций, основных бортовых систем, вооружения. Содержатся сведения о боевом применении бомбардировщиков. Книга предназначена как для специалистов, так и для широкого круга любителей авиации.

ru
Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6 07.06.2011 FBD-3F23A9-8F0B-DB45-72A0-2095-6DAE-0CAC31 1.1

Владимир Евгеньевич Ильин, Михаил Арсеньевич Левин

Бомбардировщики. Том I

Современная авиация

В книге содержится подробная информация о самолетах бомбардировочной авиации, созданных с конца 1940-х до 1990-х годов. Освещена история создания самолетов, дано описание конструкций, основных бортовых систем, вооружения. Содержатся сведения о боевом применении бомбардировщиков.

Книга предназначена как для специалистов, так и для широкого круга любителей авиации.

Научно-популярное издание

Ильин Владимир Евгеньевич Левин Михаил Арсеньевич

БОМБАРДИРОВЩИКИ Том I

Слайды С.А. Скрынников Фотографы В.ПУсков, Б.Я.Краснощекин Художник обложки С.И. Семенов

Главный редактор серии В.Н. Рыбаков Технический редактор О.Г. Копченова Корректор О.И. Иванова

В.Е. Ильин, М.А. Левин, 1996 © «Виктория», 1996 «АСТ», 1996

ВВЕДЕНИЕ

Шок ядерных взрывов над Хиросимой и Нагасаки, ставших заключительным аккордом второй мировой войны, привел в действие мощные усилия стран мира по овладению ядерным секретом. Одновременно цвет конструкторских сил был брошен на создание средств доставки нового сверхоружия, которое практически позволяло воплотить предсказания итальянского генерала Джулио Дуэ, предрекавшего воздушной мощи главную роль в будущих войнах. Появление в эти же годы реактивных двигателей и стреловидных крыльев привело к коренному изменению облика бомбардировщиков, ставших вначале единственными носителями атомного оружия. Благоразумие политиков не допустило боевого применения ядерных боеприпасов в многочисленных военных конфликтах после второй мировой войны – оно осталось средством сдерживания. Некоторые бомбардировщики сошли со сцены, так и не приняв участия в боевых действиях. До конца 1950-х годов дальние бомбардировщики (в США: Конвэр В-36, Боинг В-47 и В-52, в России: Ту-95 и Ту-16 ОКБ А.Н.Туполева, ЗМ ОКБ В.М.Мясищева) были основным оружием ядерного удара. С появлением баллистических ракет «бомбовозы», передав частично задачу ядерного сдерживания баллистическим ракетам и став ракетоносцами, играют все возрастающую роль в конфликтах с применением обычного оружия. Новые усовершенствованные высокоточные боеприпасы создают предпосылки для реализации в будущем доктрины Дуэ и при неядерном оружии.

Уже эта упрощенная схема эволюции послевоенных бомбардировщиков говорит о том, что их создание и применение представляют собой одну из интереснейших страниц истории авиации. Издательство «Хобби-книга», выпуская книгу о послевоенных бомбардировщиках второй в серии «Авиация мира», сохранило тот же стиль и характер изложения материала, что и в первом выпуске – по современным истребителям. Но в связи с уникальностью и малой известностью для российского читателя многих машин, включенных в данный выпуск, расширены их описание и, в наибольшей степени, история создания и применения. Бомбардировщики – особенно стратегические, это национальные программы, контролируемые, как правило, высшим руководством, и их история неотделима от большой политики. В книге предпринята попытка проследить эту связь, осветить исторический фон, на котором развивалась бомбардировочная авиация.

Книга выпускается в двух томах, первый из которых посвящен американской и французской авиации, второй – российской и британской. В виде исключения английская «Канберра» дана в первом томе, поскольку она послужила основой для американского бомбардировщика В-57. Включены все стратегические бомбардировщики и подавляющая часть фронтовых бомбардировщиков. Истребители-бомбардировщики, штурмовики и учебно-боевые самолеты сюда не вошли – им будет посвящен отдельный выпуск серии.

Любой современный боевой самолет – это авиационный комплекс, насыщенный бортовым оборудованием и взаимодействующий с многочисленными наземными службами. Понятие авиационного комплекса распространилось среди всех типов боевых летательных машин в 70-е годы, но зародилось оно раньше – в 50-х годах при создании первых сверхзвуковых бомбардировщиков. Бомбардировщики и сейчас остаются сложнейшими в авиации системами. Для точной, быстрой и надежной доставки мощной боевой нагрузки на большую дальность и выживания в полете требуется скоростной многорежимный грузоподъемный носитель с экономичными двигателями и связанными воедино совершенным обзорноприцельным оборудованием, пилотажно-навигационным комплексом, системой управления вооружением и системой радиоэлектронной борьбы. Преодолеть технические проблемы и создать такую машину под силу лишь крупным коллективам разработчиков, обладающих высокой квалификацией, опытом и незаурядным мастерством, в сотрудничестве с мощными научно-исследовательскими центрами, располагающими уникальной экспериментальной базой и производственными предприятиями. Для этого требуются значительные средства и ресурсы. Неудивительно, что уже в первые послевоенные годы позволить себе стратегические бомбардировщики могли лишь три страны – СССР, США и Великобритания. В дальнейшем из этой «тройки» выбыла Великобритания, а в настоящее время складывается опасность того, что американцы останутся монополистами.

Развитие бомбардировочной авиации в послевоенные годы не было столь динамичным, как истребительной. На бомбардировщиках, как правило, применяли технические усовершенствования, уже отработанные на истребителях. Реактивный двигатель, стреловидное крыло, крыло изменяемой стреловидности, бустерные и электродистанционные системы управления, новые конструкционные материалы (титан, композиты), радиопоглощающие материалы – все это пришло от других военных самолетов. Основной заслугой конструкторов-бомбардировщиков было преодоление закона квадрата-куба и перенесение новшеств на тяжелые машины с обеспечением высокой весовой отдачи самолетов. Например, сложнейшими были задачи разработки стреловидного крыла большого удлинения и шасси для первых межконтинентальных самолетов (В-36, В-52, Ту-95, ЗМ), крыла изменяемой стреловидности для маловысотных машин. Специфичными для бомбардировщиков были высокоточные обзорно-прицельно-навигационные системы, совершенствование которых во многом обуславливало возможности самолетов.

Межконтинентальная дальность полета и мощная боевая нагрузка были достигнуты уже в начале 1950-х годов. В дальнейшем развитие бомбардировщиков определялось стремлением максимально повысить вероятность прорыва ПВО вероятного противника. Для этого вначале перешли от высотных дозвуковых машин (В-47, В-52, Ту-16, Ту-95, ЗМ) к высотным сверхзвуковым (В-58, Ту- 22, «Мираж»IV), затем к маловысотным с возможностью сверхзвукового полета (F/FB-111, Ту- 22М, Су-24, В-1, Ту-160) и, наконец, пришло время малозаметных дозвуковых машин (F-117, В-2). Развитие военных доктрин и концепций, ход конструкторской мысли подробно изложены в описании перечисленных бомбардировщиков. Во введении же мы позволим себе подробнее остановиться на событиях, предшествовавших второй мировой войне, что поможет читателям более полно представить себе место послевоенных бомбардировщиков в истории авиации.

В 1849 г. австрийские войска, осаждавшие Венецию, впервые использовали воздушные шары для бомбардировки города с воздуха. В ноябре 1911 г. в ходе итало-турецкой войны в Триполитании (ныне Ливия) лейтенант итальянской армии Гавотти сбросил с самолета Румплер «Таубе» четыре 4,5-фунтовые бомбы (переделанные испанские ручные гранаты) на турецкие войска, расположенные в Айнзаре. Это положило начало использованию авиации для нанесения бомбовых ударов.

Бомбардировщики, применявшиеся в первой мировой войне наряду с дирижаблями, не вызвали вначале коренного перелома в ведении военных действий. Они лишь усилили второе измерение боя – возможность действовать через линию соприкосновения воюющих сторон, которую принесло еще несколько веков назад артиллерийское оружие. Но уже в 1921 г. в своей книге «Господство в воздухе» упоминавшийся Дуэ изложил достаточно стройную и проработанную концепцию ведущей роли авиации в будущих войнах. Господство в воздухе Дуэ предполагал достичь не широким использованием истребительной авиации, как это признано в наши дни, а массированными ударами бомбардировщиков, которые должны были прежде всего нейтрализовать аэродромы противника, а затем парализовать работу его военно-промышленных центров и подавить волю населения к продолжению войны. Возможности истребительной авиации и наземной ПВО Дуэ оценивал крайне низко.

Выдвинутые в книге Дуэ идеи не являлись всецело его собственным творением. Проблемы боевого применения авиации и ее влияние на ход и способы ведения войны обсуждались во всех странах задолго до того, как были созданы самолеты, пригодные к практическому использованию. Авиация имела своих горячих сторонников, чрезмерно преувеличивавших ее возможности, и противников, не веривших в ее военное значение. Неоднократно высказывалось мнение о том, что самолет явится могущественным средством и боевые действия наземных войск в условиях широкого применения авиации станут вообще невозможными. Например, в 1877 г. полковник П.Богуславский писал по поводу самолета А.Ф.Можайского: «Представьте только, какую панику, какой ужас способна навести на неприятеля одна такая летучка, вооруженная адскими снадобьями динамита и нитроглицерина, и какое губительное расстройство может она произвести на его сборных пунктах и сообщениях». За год до окончания первой мировой войны англичанин

Х.Тренчард, впоследствии маршал авиации, писал в одном из докладов: «… размаху будущего самостоятельного использования ее (воздушной мощи – Авт.) в военных целях нет абсолютно никаких пределов. И, может быть, близок день, когда воздушные операции, наносящие урон противнику и ведущие к уничтожению промышленных центров и городов в широком масштабе, станут основным видом боевых действий, по отношению к которым более старые виды наземных и морских операций могут оказаться подчиненными и имеющими второстепенное значение». Помимо Англии, подобные идеи, развитые Дуэ, получили распространение в США, где первым их ярым пропагандистом стал генерал У.Митчелл, в октябре 1918 г. руководивший самой крупной бомбардировочной операцией первой мировой войны (во время действий на реке Маас и в районе Аргоннской возвышенности 353 самолета союзников в течение суток сбросили на противника 69 т бомб).

Итальянский генерал был проницателен и предвидел необходимость бронирования боевых самолетов, использования цельнометаллических конструкций, нагнетателей и герметичных кабин. Но он, а затем и его сторонники, переоценил результативность стратегических воздушных ударов и вторая мировая война опровергла почти все его основные выводы. Несмотря на массированные бомбардировки германских городов англо-американской авиацией, военное производство в Германии росло почти до самого конца войны, а моральный дух германских войск не был сломлен. По мнению военных специалистов, даже атомная бомбардировка не стала решающим фактором японской капитуляции (хотя ее и ускорила, наряду со вступлением СССР в войну с Японией) – сопротивление японцев к тому времени было уже практически сломлено. Взгляды Дуэ могли бы подтвердиться в случае войны на уничтожение и массового применения ядерного или химического оружия, чего, к счастью, не произошло.

Иногда утверждают, что в годы второй мировой войны один из военных объектов был взят – впервые в мире – с помощью только мощных воздушных бомбовых ударов. Речь идет об итальянском острове Пантеллерия, который был захвачен в июне 1943 г. в преддверии высадки союзников в Сицилии. Операция производилась по настоянию генерала Эйзенхауэра, который принял решение превратить этот небольшой остров, лежавший между Сицилией и Северной Африкой, в мощный опорный пункт на пути вторжения в Италию. За 11 дней первой половины июня 1943г. на остров площадью около 50 кв.км было сброшено свыше 6000 т бомб. В истории войн это одна из самых массированных бомбардировок. За час до начала запланированной десантной операции гарнизон острова выбросил белый флаг. Однако по более достоверным сообщениям, сдача острова объясняется слабым сопротивлением гарнизона, в основном состоявшего из частей итальянской милиции. Из 45 береговых батарей лишь две вышли из строя в результате непрерывных налетов, потери гарнизона, укрывавшегося в расщелинах скал, были минимальными. Воздушная бомбардировка имела как бы символическое значение. Обрушив на небольшой клочок вулканической породы смертоносную лавину огня, союзники демонстрировали свое подавляющее превосходство в силе.

Чрезмерная вера в действенность авиации была распространена и в Германии. Доктор Клейст, сотрудник германского министерства иностранных дел, незадолго до начала второй мировой войны (2 мая 1939 г.) дал знаменательную оценку: «Германское командование убеждено в своей победе (в европейской войне – Авт.), решающий момент которой будет за нашей авиацией. По расчетам германских военных специалистов, все английские порты могут быть разрушены в течение шести часов. Опустошающее действие германской авиации до сего времени было продемонстрировано лишь один раз: в испанской гражданской войне под Герникой. Успех был потрясающий. Город сравнялся с землей. В этом свете покорение Франции и Англии представляется не слишком трудным делом. Америка со своим вмешательством не поспеет вовремя, а Советский Союз окажется нейтральным». Как мы знаем, в действительности «битва за Англию» окончилась не в пользу немцев.

Время, вызвав появление атомной бомбы, спасло Дуэ от забвения. Уход от третьей мировой войны и акцент на локальные неядерные конфликты возродили скептическое отношение к его доктрине. Лишь достижения последних лет в области высокоточного оружия вернули интерес к концепции победы в войне преимущественно благодаря воздушной мощи. Но эта концепция будет, вероятно, воплощена лишь в будущем. Война в зоне Персидского залива в 1991 г., которую иногда приводят в качестве примера осуществления идей Дуэ в наши дни, на самом деле служит примером обратного. Воздушная армада, состоявшая более чем из 2000 боевых летательных аппаратов многонациональных сил, в течение 38 из 43 дней конфликта наносила удары по целям в Ираке и Кувейте. В публикациях по свежим следам событий американцы приводили впечатляющие цифры о нанесенном Ираку ущербе. Но, как обычно бывает в таких случаях, их успехи оказались сильно преувеличенными, а Ирак смог достаточно быстро восстановить свой военно-промышленный потенциал.

Из крупных стран доктрина Дуэ не прижилась в России и Японии. Для японской авиации, звездный час которой пришелся на довоенное время, это объясняется просто: США – основной противник Японии – находились за пределами досягаемости сухопутных бомбардировщиков того времени, поэтому основной упор был сделан на палубную авиацию. Россия же дает пример парадокса. С одной стороны, она является родиной первого в мире тяжелого бомбардировщика – знаменитого четырехдвигательного «Ильи Муромца», из нескольких самолетов этого типа в 1915 г. была сформирована первая в мире тяжелобомбардировочная эскадра. В межвоенный период и годы войны серийно строились первоклассные для своего времени тяжелый бомбардировщик ТБ-3, средние бомбардировщики СБ и Ил-4, выпускался малой серией тяжелый Пе-8. После второй мировой войны ОКБ А.Н.Туполева, В.М.Мясищева, С.В.Ильюшина, П.О.Сухого создали целую гамму средних и тяжелых бомбардировщиков, составивших гордость отечественного самолетостроения и впервые собранных в книге, которую читатель держит в руках. С другой стороны, доктрина Дуэ никогда формально не признавалась в нашей стране. Начиная с комбрига А.Н.Лапчинского, одна из первых работ которого под названием «Тактика авиации» была издана в 1926 г., российские военные теоретики выступали против отведения воздушному флоту самостоятельной, решающей роли в войне, полагали, что победа достигается объединенными усилиями всех родов войск. Поэтому основной задачей ВВС считалось обеспечение сухопутных войск во всех видах их боевой деятельности. Недаром Россия стала родоначальницей воздушно-десантных операций.

Время показало, что взгляды российских специалистов ближе к действительности, если говорить о войне без применения оружия массового уничтожения. В то же время некоторые здравые и очевидные идеи, высказывавшиеся Дуэ (о массированном применении авиации, ударах по аэродромам и т.д.), распространились на практике и в России. Парадоксальное же полное неприятие доктрины итальянского генерала в теоретическом плане объясняется, вероятно, идеологическими причинами. Концепция Дуэ, наступательная по духу, считалась буржуазной теорией, несоответствующей миролюбивому характеру советской политики. Как говорил председатель Совета министров А.Н. Косыгин на переговорах с американским президентом Л. Джонсоном, «оборона моральна, нападение аморально!». Хотя очевидно, что нападение служит лучшей защитой и некоторые положения итальянского генерала вполне вписываются в любую чисто оборонительную доктрину, все, что могло дать повод к обвинению СССР в агрессивности, затушевывалось, а иногда и не развивалось в достаточной мере. По этой причине, например, в советской авиации недостаточно интенсивно внедрялись системы дозаправки самолетов топливом в полете, которые в США давно стали штатным оборудованием не только стратегических, но и фронтовых машин. А если говорить о военно-промышленном комплексе вообще, то занижались масштабы военных усилий страны, доводилась до абсурда секретность (до 1988 г. советские военные летательные аппараты не демонстрировались на мировых авиакосмических выставках, нельзя было упоминать о новых разработках и т.д.), а из-за отсутствия свободного обсуждения военных вопросов допускались немаловажные просчеты.

Оборонительная направленность советской военной доктрины проявлялась и в максимальной сдержанности Советского Союза в боевом применении бомбардировочной авиации в послевоенных конфликтах. Если американцы широко использовали свои бомбардировщики в Корее (Боинг В-29, Дуглас В-26, Норт Америкен В-45), Юго-Восточной Азии (Боинг В-52, Дженерал Дайнэмикс F-111), в Персидском заливе (В-52, F-111, Локхид F-117), то из советских ударных самолетов в Корее самыми массовыми были «бомбардировщик» По-2 (легкий учебно-тренировочный самолет довоенной разработки, переделанный для ночных, в основном, беспокоящих налетов) и штурмовик Ил-10, а во Вьетнаме СССР ограничился лишь несколькими боевыми вылетами Ил-28. Наиболее интенсивным было, наверное, применение Ту-16, Ту-22/22М и Су-24 в Афганистане, да и то это были эпизодические операции, несравнимые по масштабу с американскими. Подсчитано, например, что «коврами» бомб, сброшенных с американских самолетов, было покрыто 26% территории Южного Вьетнама. Специалисты-экологи полагают, что по масштабам разрушений и долговременным экологическим последствиям такое бомбометание фактически сравнимо с оружием массового поражения. Российские же бомбардировщики с наибольшим размахом, пожалуй, участвовали в боевых действиях в составе зарубежных ВВС: например, Египет и Ливия использовали поставленные им соответственно Ту-16 и Ту-22 для ударов в ходе войны с Израилем 1973 г. и во время операций в Чаде.

В отличие от Запада, иногда переоценивавшего авиацию, в практике построения российских ВВС не раз допускались крупные ошибки, связанные с недооценкой авиации. К началу Великой Отечественной войны не было развернуто массовое производство современных бомбардировщиков для замены устаревших ТБ-3. Не были правильно оценены начальные уроки второй мировой войны. На совещании высшего командного состава Красной Армии в 1940-1941 гг. разгорелась дискуссия по оценке ударов немецкой авиации по аэродромам противника. Молодой (не разменявший еще и третий десяток) генерал Г.П. Кравченко, один из первых в стране дважды Героев Советского Союза (в том числе за участие в боевых действиях на Халхин-Голе), утверждал: «Основным является воздушный бой. Я не верю тем данным, которые мы имеем в печати и которые говорят о большом количестве потерь самолетов на аэродромах (от ударов немецкой авиации – Авт.). Это, безусловно, неправильно». Его поддержали и другие. Нарком обороны К.Е. Ворошилов заявил, подытоживая обсуждение, что у нас «твердо установленных взглядов на использование… авиации и авиадесантов нет».

В годы войны все внимание в нашей стране уделялось фронтовой авиации и в первые послевоенные годы стратегические бомбардировщики приходилось создавать практически с нуля. Начало было положено, как известно, копированием американского В-29 и его производством, после оснащения отечественным оборудованием, под обозначением Ту-4. Но уже через несколько лет были созданы полностью оригинальные ЗМ и Ту-95, ставшие достойным ответом на американский В-52. В немалой мере успехи российских самолетостроителей были вызваны духом патриотического порыва, стремлением парировать угрозу со стороны США, открыто объявивших о планах широкого использования атомного оружия в потенциальных конфликтах. В передаче Л.Л. Кербера, Сталин в разговоре с А.Н.Туполевым так отозвался о стратегическом бомбардировщике Ту-95: «Эта ваша работа приобщила вас к самой высокой политике». Атмосфера холодной войны наложила отпечаток и на программы создания других видов вооружений. И.В. Курчатов, организатор работ по советской атомной бомбе, полушутливо говорил: «Я этого Эйзика (т.е. Д.Эйзенхауэра, президента США – Авт.) на обе лопатки положу». Ф.А.Кузьминский, директор НИИДАР (НИИ дальней радиосвязи) и главный конструктор созданной позднее РЛС загоризонтной радиолокации, любил повторять в духе Курчатова: «Мы наденем наручники на американский империализм».

На страницах этой книги говорится об ошибках в построении российской послевоенной бомбардировочной авиации. Крупнейшая из них – недооценка роли стратегической авиации и прекращение работ по стратегическим бомбардировщикам в начале 1960-х годов. Впрочем, скептическое отношение к бомбардировщикам и самолетам вообще в это время было распространено и в других странах. Например, один из известных западных сторонников ракетного оружия писал в 1957 г.: «При современных темпах разработки управляемого реактивного оружия пилотируемые военные самолеты ожидает неминуемое вырождение. Вероятно, те самолеты, которые мы видим сейчас в небе, отойдут вскоре в область предания. Их заменят реактивные управляемые снаряды, простыми носителями которых эти самолеты, по сути дела, являются уже сейчас». Подобные прогнозы не оправдались и бомбардировщики по-прежнему занимают важнейшее место в вооруженных силах.

В истории войны на море широкую известность получила «битва за Атлантику», в которой англо-американские силы в конечном итоге защитили вначале от германских надводных кораблей, а затем и подлодок «дорогу жизни» – трансатлантическое снабжение по морю Англии и своих сил в Европе. Наибольший вклад в победу над немецкими кораблями внесли морские силы союзников – авиация тогда не обладала достаточной дальностью полета и огневой мощью, хотя и добилась замечательных успехов. Гордостью англичан является воздушная операция в ноябре 1944г., когда группа бомбардировщиков «Ланкастер», каждый из которых нес бомбу «толлбой» калибром 5440 кг, потопила германский линкор «Тирпиц» в одном из фиордов Норвегии. Крупные корабли были и на счету авиации Германии и Японии. В декабре 1941г. японские сухопутные бомбардировщики Мицубиси G3M2 и G4M1 потопили английские линкоры «Рипалс» (Repulse) и «Принц Уэльский» (Prince of Wales) (Черчилль писал в воспоминаниях: «За всю войну я не получал более тяжелого удара»). В сентябре 1943 г. немецкими бомбардировщиками Дорнье-217К с помощью управляемых планирующих бомб потоплен итальянский линкор «Рома».

Применение авиации на море началось еще в годы первой мировой войны. Например, в августе 1918 г. английский бомбардировщик DH-4 потопил в Северном море германскую подводную лодку. Через три года, 21 июля 1921 г., произошел известный в истории авиации США случай, когда во время учений американские бомбардировщики потопили близ берегов Виргинии один из самых тяжелых германских линкоров «Остфрисланд» (Ostfriesland, водоизмещение 22 тыс.т), полученный в 1919 г. в счет репараций. Эта атака должна была разрешить спор авиаторов во главе с У.Митчеллом и моряков, которые утверждали, что ни один бомбардировщик не сможет потопить корабль класса линкора. Министр ВМС заявил, что во время атаки он будет спокойно стоять на мостике и уверен, что останется целым и невредимым. Однако, по одному из вариантов описания этого события, семи бомб калибра 450 кг, сброшенных с бомбардировщиков Мартин МВ-2, оказалось достаточно, чтобы линкор перевернулся и затонул. Это привело к тому, что до второй мировой войны в США наибольшее внимание уделялось применению бомбардировщиков против морских целей преобладавший в то время изоляционизм предполагал, что интересы США лежат только в пределах Западного полушария, для надежной защиты которого необходимо иметь мощные противокорабельные силы.

В России развитию морской авиации также уделялось большое внимание. Уже во время авиационных недель, проходивших в Петербурге и Москве в мае-июне 1911 г., проводились состязания на меткость метания спортивных снарядов в нарисованный на поле аэродрома корабль. В ноябре 1914 г. российские морские летчики на гидросамолетах нанесли первый бомбовый удар по кораблям, совершив вылет против немецких крейсеров «Бреслау» и «Гебен» в Черном море. Правда, серьезного ущерба корабли, по- видимому, не понесли. В мае 1928 г., на заседании РВС СССР, начальник штаба РККА М.Н.Тухачевский говорил о том, что «бомбовозная авиация… представляет колоссальную опасность для современных флотов». Накануне Великой Отечественной войны из 2900 самолетов, находившихся на вооружении ВВС ВМФ, около четверти составляли бомбардировщики и торпедоносцы. Именно морским авиаторам в ночь на 8 августа 1941 г. была доверена честь знаменитой первой бомбардировки Берлина советской авиацией. Налет совершили 15 самолетов ДБ-ЗТ из состава 1-го минно-торпедного полка под командованием полковника Е.Н. Преображенского (впоследствии командующий авиацией ВМФ).

Всего на счету морских летчиков за годы войны 1015 потопленных кораблей и судов.

После второй мировой задачи поражения морских целей на американские сухопутные бомбардировщики практически не возлагались. Лишь в последние годы несколько стратегических В-52 модифицированы для противокорабельных операций, причем вооружены они всего одним типом противокорабельной ракеты средней дальности. Объясняется это широким распространением в США авианосцев. Палубная авиация, действуя совместно с приданными авианосным группам кораблями, является не только сильнейшим противокорабельным оружием, но и представляет весомую угрозу для противника в целом.

Отсутствие у России полноценных авианосцев и необходимость борьбы с американскими авианосцами обусловила основное отличие российской послевоенной дальнебомбардировочной авиации – значительная ее часть (до 40% парка) принадлежит ВМФ и предназначена для действий прежде всего по крупным морским целям с использованием широкого спектра управляемых ракет, в том числе большой дальности. Создание Советским Союзом мощной морской авиации явилось также одним из следствий «битвы за Атлантику»: в случае достаточно длительной войны в Европе все западноевропейские страны в еще большей степени, чем ранее, попадают в зависимость от американского снабжения, прежде всего морским транспортом.

Несмотря на крупнейшие достижения отечественных конструкторов в создании дальних бомбардировщиков, тяжелобомбардировочная авиация остается в нашей стране на протяжении многих лет весьма малочисленным компонентом стратегической ядерной триады. Например, по состоянию на 1991 г., когда заключалось соглашение СНВ-1, в СССР имелось 162 стратегических бомбардировщика, за которыми числилось 855 ядерных зарядов, что составляло 8,3% от общего числа (10271) ядерных зарядов СССР (в сравнении с 64,4% ядерных зарядов на МБР и 27,3% – на БРПЛ). В американских стратегических силах тяжелым бомбардировщикам всегда отводилась существенно большая роль: в том же 1991 г. у США было 574 тяжелых бомбардировщика с 2353 ядерными боезарядами (22,3%), т.е. авиация имела примерно такую же значимость, как и МБР (23,2% всех боезарядов), хотя и уступала БРПЛ (54,5% боезарядов). Однако положение может измениться в случае реализации договора СНВ-2, заключенного Россией и США в конце 1992 г. и предусматривающего радикальную перестройку структуры российской стратегической ядерной триады по образцу американской с соответствующим повышением роли тяжелых бомбардировщиков (к 2003 г. предел для тяжелых бомбардировщиков составит 750- 1250 ядерных зарядов при общем потолке в 3000-3500). Это привлекает особое внимание к Ту-160, который в ближайшие годы может стать основным стратегическим бомбардировщиком России.

Американская стратегическая авиация на протяжении многих лет несла постоянное боевое дежурство на аэродромах в состоянии готовности к взлету с ядерным оружием на борту. В 1960-х годах в течение нескольких лет с использованием около 10 В-52, также с атомными бомбами, было организовано круглосуточное дежурство в воздухе. Основной маршрут полета бомбардировщиков, базировавшихся на территории США, пролегал через Арктику. Однако использовались и зарубежные передовые базы («трамплины агрессии», как их называли у нас) в Англии, Северной Африке, Испании и Японии – особенно широко в 1950-х – 1960-х годах, когда на вооружении стояли самолеты Боинг В-47 и Конвэр В-58, не обладавшие достаточно большой дальностью полета. На английских базах до начала 1990-х годов были развернуты Дженерал Дайнэмикс F-111, которые в настоящее время заменены на истребители-бомбардировщики Макдоннелл-Дуглас F-15E.

Дальняя авиация Союза также несла боевое дежурство. Во времена наиболее острого противостояния, в ответ на развертывание в Европе крылатых ракет наземного базирования, она начала дежурить и у берегов США. Но на борту наших самолетов при дежурстве не было ядерного оружия.

Россия и США знали времена сотрудничества. До второй мировой войны многие советские специалисты посетили США, было налажено производство по лицензии ряда самолетов, например, Ли-2 (Дуглас DC-3) и «Каталина». В годы второй мировой войны США оказали большую помощь Советскому Союзу, поставляя истребители и бомбардировщики по лендлизу. СССР содействовал американцам в организации челночных рейсов бомбардировщиков, осуществлявших налеты на Германию. По иронии судьбы, попытка представить дело так, что Советский Союз отказался сотрудничать в организации челночных рейсов, послужила одной из исходных причин недоверия, возникшего между СССР и США в послевоенное время. По крайней мере, по утверждению бывшего американского президента Р. Рейгана, все началось с того, что СССР до конца войны не разрешил американским самолетам, совершавшим бомбовые налеты на Германию, садиться на территории СССР, из-за чего гибли многие американские летчики. Это не соответствует действительности – авторы хорошо знакомы с одним из советских авиационных специалистов, которые в годы войны организовали эксплуатацию американских бомбардировщиков Боинг B-17G, а также истребителей сопровождения Норт Америкен Р-51 «Мустанг» и Локхид Р-38 «Лайтнинг» на аэродромах в Полтаве, Миргороде и Пирятине. В период с 2 июня по 19 сентября 1944 г. в челночных операциях участвовали 1030 американских боевых самолетов, совершивших 2207 боевых вылетов и сбросивших 1995 т бомб.

Сейчас активное противостояние закончилось. В июле 1988 г. советские военные руководители во главе с маршалом С.Ф.Ахромеевым посетили американскую авиабазу Элсуорт и осмотрели бомбардировщики В-1 и В-52. В августе этого же года министр обороны США Ф.Карлуччи стал первым из западных специалистов, кто смог взглянуть на Ту-160 на авиабазе Кубинка. Он провел почти 15 мин на борту самолета. Американцы прекратили постоянное боевое дежурство своих дальних бомбардировщиков в сентябре 1991 г. Предполагается, что в дальнейшем стратегические бомбардировщики будут использоваться, в основном, в локальных конфликтах для неядерных ударов по особоважным целям, а также по массовым скоплениям сил противника, оснащенных обычным вооружением. Большая дальность полета делает их особо ценными для сил быстрого реагирования. Важная роль отводится американским бомбардировщикам в новой концепции «победа-сдерживание-победа», предусматривающей возможность победы США в одновременно ведущихся двух локальных войнах.

Поменялись акценты и в задачах дальней авиации России. Теперь упор также делается на участие в силах быстрого реагирования, а кроме того, на традиционную миссию – воздушную разведку в открытом океане, в частности, контроль передвижения крупных авианосных группировок. В то же время с распадом СССР российская стратегическая авиация утеряла ясную доктрину в связи с тем, что во внешней политике России и национальных российских интересах отсутствует четкое обоснование для применения таких бомбардировщиков. Распространилось мнение, что у нас нет потенциального противника, а с США и НАТО установились доброжелательные, партнерские отношения. Но как справедливо замечает генерал-полковник Ю.В. Вотинцев, бывший командующий войсками ПРО и ПКО войск ПВО страны, «надежные партнерские отношения могут быть только с равными по силе. Со слабым говорят языком диктата, навязывают свою волю». Для России наступило время выбора, как говорили древние, «или быть сильным, или дружить с сильными». Хочется верить, что Россия останется великой державой, которой будет нужна великая авиация. К воздушному флоту вполне применимы слова Петра Первого, сказанные им в отношении флота морского: «Все наши дела испровергнутся, ежели флот истратится».

При подготовке книги труд авторов распределился следующим образом. Первый том полностью (введение, разделы по самолетам В-36, В-47, В-52, В-57, В-58, ХВ-70, В-1, В-2, F-111, FB-111, F-117, «Канберра» и «Мираж»1У) написан М.А.Левиным; во втором томе разделы по самолетам ЗМ, Ил-28, Т-4, «Вулкан», «Виктор», «Вэлиент», М-50, Су-34 – В.Е.Ильиным; разделы по самолетам Ту-4, «80», «85» – В.Г. Ригмантом; раздел по самолету Су-24 – М.А. Левиным; разделы по самолетам Ту-16, Ту-22/22М, Ту- 95 – совместно В.Е.Ильиным и В.Г.Ригмантом; раздел по Ту-160 – В.Е.Ильиным с участием остальных соавторов.

Иллюстрации для первого тома подобраны М.А.Левиным. Второй том иллюстрирован авторскими фотоснимками российских самолетов, выполненными С.А.Скрынниковым, и фотографиями зарубежных самолетов, подобранными В.Е. Ильиным.

Авторы обязаны многим коллегам за помощь при подготовке книги. Прежде всего они выражают глубокую признательность Е.Б.Скворцову, начальнику сектора ЦАГИ, одному из ведущих российских специалистов в области бомбардировочной авиации, который взял на себя большой труд по редактированию книги. Его замечания, советы и дополнения (в частности, по бомбардировщику В-1) были очень полезны и оказали авторам большую помощь.

Авторы благодарны С.И.Батаеву – начальнику бригады ОКБ им.П.О.Сухого, В.И.Близнюку – главному конструктору ОКБ им.А.Н.Туполева, М.Л.Каморскому – главному конструктору ОКБ им.А.Н.Туполева. Эти руководители или активные участники разработки отечественных самолетов, описание которых дано в книге, высказали много ценных замечаний, предоставили важные дополнительные материалы и информацию. Большое содействие оказали Ю.А.Егоров – ведущий конструктор ОКБ им.С.В.Ильюшина и В.Г.Яковлев – начальник отделения ОКБ им.П.О.Сухого.

Эта книга не была бы написана без содействия Е.И.Ружицкого – начальника ОНТИ ЦАГИ и В.В.Беляева – начальника отдела ОНТИ ЦАГИ, давших разрешение на использование архивов ОНТИ и оказавших поддержку в выполнении работы. Им авторы очень обязан. С В.В.Беляевым, а также В.А.Бакурским, Н.О.Валуевым и А.Ю.Аксеновым – истинными энтузиастами авиации – на протяжении многих лет обсуждались самолеты, описание которых дано в книге. Авторы ценят их помощь.

Особую признательность авторы хотели бы выразить сотрудникам ГосНИЦ ЦАГИ О.Н.Ершовой и В.И.Авраловой за большую помощь в подборе иллюстраций и нужной литературы, О.Ю.Черепе- ниной, Е.А.Магалевой, Г.Е.Дань- шиной, О.Л.Казачковой, Г.Е.Калашниковой, Л.И.Кулагиной, Л.А.Родионовой и Н.Н.Соколовой за готовность всегда оказать содействие в поиске литературы.

И, наконец, the last but not the least, эта книга не состоялась бы без больших усилий издательства «Хобби-книга» и, прежде всего, его директора В.Н.Рыбакова, которому авторы глубоко благодарны. Авторы надеются, что читатели проявят интерес к содержанию книги, но в любом случае уверены, что, благодаря прекрасному оформлению, свойственному всем изданиям «Хобби-книга», «Бомбардировщики» с удовольствием возьмет в руки любой книголюб.

М.А.Левин, Апрель, 1994г.

This book is a review of the world's post-World War II bombers. It provides a complete reference source to about 30 bomber types developed since 1945. Many of them continue service with the air forces of the world. The aircraft are described in fascinating detail and superbly illustrated.

The emphasis is on the Russian bombers and the book presents wealth of information about Russian design bureaux' bombing planes. The reader is given exclusive details of what lies beneath the skins of the world's most potent Tupolev Tu-160 bomber, considered some years ago politically controversial Tu-22M, highly successfull Tu-16. Included are the recently revealed details of Sukhoi T-4 (100) Mach 3 program.

The uniqueness of this book is that it represents the first attempt to gather between the covers of a single volume all the relevant data, both technical and historical, on the mentioned and other aircraft including Tu-95, Myasishchev 3M/M-4, Ilyushin 11-28. Many hitherto unpublished or lessknown facts appear on the pages of the book.

This fact-filled volume also provides an indispensable store of information about important Western bombers including Boeing B-47 and B-52, Convair B-36 and B-58, Northrop B-2, Lockheed F-117, English Electric Canberra, Dassault Mirage IV and other aircraft.

The present volume seeks to provide what is virtually a firmly structured encyclopedia of postwar bombers. The format used follows a uniform pattern on each bomber and gives information on the historical background, airframe features, powerplant, systems, avionics, weapons, performance and combat employment (if the aircraft described have seen combat). The types of aircraft appear alphabetically by country of origin and manufacturers.

This magnificent, most informative volume contains more than 600 dramatic photographs, helping to make it invaluable to all who have an interest in military aviation, whether professionally or simply as an enthusiast and student of aircraft development. Through its precise and detailed information this authoritative book seems likely to be a guide to the postwar bombing planes for all the air-minded people.

ABOUT THE AUTHORS

The authors are avid aviation enthusiasts, specialising in the analysis of the aviation, aircraft weapons and avionics information. In 1994 they published Modern Fighters, the first book in Hobby Publishing House aviation series.

At the time of writing the book Michael A.Levin was employed at the Russian Central Aerohydrody- namic Institute's (TsAGI) State Research amp; Development Centre. He was the head of the Military Aviation Group of the TsAGI's Scientific/Technical Information Depar

tment and Military Aviation Editor of the TsAGI's «Technical Information» bimonthly bulletin and «Aviation and Missile Technology» weekly bulletin. He holds a Candidate of science degree from the Institute of Science and Technology History (of the Russian Academy of Sciences). Now he is a project manager for the computer financial and accounting systems.

Vladimir E.Ilyin served as the TsAGI's leading analyzer of the military aircraft information. Now he is the head of the Military Aviation Group of the TsAGI's Scientific/ Technical Information Department and Military Aviation Editor of the «Technical Information» and «Aviation and Missile Technology» bulletins. He is also Aircraft Combat Employment Editor of the monthly «Krylya Rodiny», the largest circulation Russian aviation journal.

Vladimir G.Rigmant was a developer of avionics for a long time and now serves as the Head of the Tupolev design bureau's museum.

He is an authoritative analyzer of Tupolev's bombers and other combat planes. He regularly contributes to aviation journals and published several books including that on the Tu-160 and Tu-22/22M bombers and on the MiG-15 and MiG-9 fighters.

Sergei A.Skrynnikov served as a correspondent of the monthly «Aviatsya i Kosmonavtika», Russian Air Force journal, and is the leading Russian photographer specialising in aviation. Now he is Chief Editor of the «Vestnik Vozdus- chnogo Flota». He regularly contributes to the well-known aviation journals such as «Flight International», «Aviation Week amp; Space Technology», «Air International» etc, and in 1992 «Aviation Week amp; Space Technology» included Skrynnikov in the list of ten leading aerophotographers of the world. He published «Red Warrior», «Su-27», «Tu-160» and other photoalbums.

США. БОИНГ. В-47 «СТРАТОДЖЕТ». Средний бомбардировщик и разведчик

Первый американский реактивный бомбардировщик со стреловидным крылом Боинг В-47

Летом 1993 г. были обнародованы результаты работы Международной комиссии под эгидой ИКАО и Государственной комиссии России по расследованию инцидента в ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 г., когда советским перехватчиком Су-15 над Сахалином был сбит пассажирский самолет Боинг 747 южнокорейской авиакомпании KAL. Основные выводы обеих комиссий совпадают: южнокорейская и советская стороны должны поделить между собой ответственность за происшедшее. Экипаж Боинга сделал ряд фатальных ошибок. Отклонившись сразу после взлета от маршрута, летчики на протяжении почти всего полета не корректировали взятый курс, хотя по плану должны были сделать это несколько раз. Советской стороной пассажирский лайнер был принят за американский разведчик RC-135, летевший вблизи (в 75 милях) от южнокорейского самолета. Шансы спутать эти два четырехдвигательных самолета нормальной аэродинамической схемы, двигатели которых размещены на пилонах под крылом, были не реальны в условиях ночи, когда летчик видел только силуэт машины.

В схожести конфигураций RC-135 и Боинга 747 нет ничего удивительного: RC-135 также создан на фирме Боинг. Однако нормальная аэродинамическая схема с пилонным крыльевым расположением двигателей стала традиционной не только для фирмы Боинг. Даже специалисту сегодня бывает трудно отличить по внешнему виду от боинговских машин (в числе последних Боинг 757 и 767) дозвуковые транспортные самолеты других фирм (Эрбас Индастри А300/310/320/340, Ил-86 и Ил-96 ОКБ им.С.В.Ильюшина, Ту-204 ОКБ им.А.Н.Туполева). Они различаются лишь числом двигателей, размерами и сравнительно небольшими конструктивными особенностями (типа концевых крыльевых поверхностей), что зачастую бывает недостаточно для визуального опознавания с большой дальности при плохой видимости. Следование боинговской схеме отнюдь не является простым подражанием. Законы аэродинамики и проектирования одинаковы для всех конструкторов, и крупные преимущества данной схемы (получение аэродинамически чистого крыла одновременно с его разгрузкой в полете и противофлаттерным эффектом вынесенных вперед на пилонах двигателей, упрощение обслуживания двигателей и т.д.) в любом случае обусловили бы ее широкое распространение. Заслуга фирмы Боинг в том, что она дала такой схеме «путевку в жизнь», применив ее на самолете-топливозаправщике КС-135 (первый полет опытного самолета 367-80 в июле 1954 г.) и его производных – пассажирском Боинг 707, военно-транспортном С-135, воздушном командном пункте ЕС-135 и пресловутом разведчике RC-135.

Схемы вариантов самолета В-47

Пассажирский лайнер Боинг 747

Эта компоновка известна довольно давно. Например, в июне 1931г. в Центральном КБ завода им.В.Р.Менжинского под руководством Д.П.Григоровича создали опытный четырехдвигательный тяжелый поршневой бомбардировщик ТБ-5, отличавшийся установкой двигателей под крылом на стойках-пилонах. Но в серию ТБ-5 не пошел и впервые новаторская для своего времени схема была растиражирована фирмой Боинг на самолете В-47 – первом в США реактивном бомбардировщике со стреловидным крылом. Эта машина несмотря на массовое производство простояла на вооружении сравнительно недолго, не принимала участия в военных конфликтах и давно стала достоянием истории. Время высветило ее главное историческое значение: она стала на много лет вперед «законодателем моды» для гражданского транспортного дозвукового самолетостроения. В-47 послужил и прообразом для американского стратегического бомбардировщика В-52, хотя здесь ни другие зарубежные, ни российские самолетостроители не пошли американским путем, поскольку в отличие от гражданских машин концепции военных самолетов в значительно большей мере определяются национальными задачами. Недавно открытые страницы отечественной истории заставляют вспомнить В-47 и в другом качестве: созданный на его основе разведчик RB-47 неоднократно нарушал границы Советского Союза.

Предысторию В-47 начинают обычно с осени 1943 г. и связывают ее именно с разведывательным назначением, в котором В- 47 прежде всего известен в нашей стране. Выпущенными в это время требованиями ВВС армии США (USAAF) предусматривалось создание скоростного фоторазведчика, способного после переоборудования применяться и в качестве среднего бомбардировщика. Сформулированное ТТЗ позволило начать первые в США работы по созданию многодвигательной реактивной машины. Фирма Боинг представила в январе 1944 г. на конкурс проект самолета «изделие 424», отличавшегося от своего предшественника – бомбардировщика В-29 «Сверхкрепость» – в основном, установкой четырех ТРД с осевым компрессором Дженерал Электрик TG-180 (максимальная тяга 17,8 кН, 1815 кгс), расположенных в спаренных «скоростных» гондолах непосредственно (без пилонов) под крылом.

Программа разведчика оказалась «бумажной», и серьезные работы развернулись лишь в апреле 1944 г., когда ВВС армии США объявили о следующем конкурсе – на создание среднего полностью реактивного бомбардировщика, обладающего максимальной скоростью 805 км/ч, боевым радиусом действия 1610 км и практическим потолком 12200 м. В декабре 1944 г. свои предложения помимо Боинга представили фирмы Конвэр, Мартин и Норт Америкен, а в марте 1945 г. все участники конкурса получили контракты на создание макетов машин. Причем ВВС рекомендовали фирмам Конвэр и Норт Америкен использовать на их машинах по четыре двигателя Дженерал Электрик J35, а Боингу и Мартину – по шесть двигателей такого же типа. В дальнейшем было принято решение построить и испытать все четыре машины. США и до войны практиковали доведение конкурса до постройки нескольких опытных образцов, однако столь большого числа опытных машин разных типов никогда не строилось. Это объясняется, в основном, желанием поддержать самолетостроительные фирмы в условиях послевоенной конверсии и спада объемов военного производства, хотя в определении масштабов программы сыграл свою роль и начавшийся переход к «холодной войне», ознаменованный в марте 1946 г. известной фултонов- ской речью У.Черчилля.

Фирма Норт Америкен опередила конкурентов, подняв свой В-45 «Торнадо» в воздух 17 марта 1947 г. Эта машина стала первым американским четырехдвигательным реактивным бомбардировщиком (ранее в мае 1946 г. был создан экспериментальный бомбардировщик Дуглас ХВ-43 с двумя ТРД J35, а до того – в 1945 г. – также экспериментальный Дуглас ХВ-42А со смешанной силовой установкой из двух поршневых двигателей и двух вспомогательных ТРД). В-45 строился небольшой серией (142 самолета). Последующие две конкурирующие машины Конвэр ХВ-46 (2 апреля 1947 г.) и Мартин ХВ-48 (22 июня 1947 г.) остались только в опытных экземплярах. Боинговс- кий аутсайдер В-47, опытный образец которого ХВ-47 совершил первый полет последним (17 декабря 1947 г. летчики Р.Роббинс и С.Ослер (Robert Robbins, Scott Osier), оказался тем не менее самой удачной машиной и был запущен в большую серию. Победе фирмы Боинг способствовали ее большой опыт в создании бомбардировщиков (В-17, В-29) и собственные масштабные исследования. В-47 имел наибольшую размерность: расчетная максимальная взлетная масса составила 56,7 т, тогда как у ХВ-48 она была равна 46,5 т, у ХВ-46 – 41,3 т, у В-45 – 37,5 т (у предсерийной машины В-47В максимально допустимая полетная масса достигла 91,6 т, а у В-47Е возросла еще более). Но главное было в другом.

Перехватчик Су-15

Разведчик Боинг RC-135X «Koбpa Ай»

Пассажирский лайнер Ту-204

Решающую роль в успехе Боинга сыграло быстрое заимствование результатов немецких аэродинамических исследований и, прежде всего, применение стреловидного крыла. Представляя в декабре 1944 г. проект бомбардировщика 432, Боинг, как и ее конкуренты, остановилась на хорошо известном прямом крыле. В последующие несколько месяцев было опубликовано несколько работ крупного американского аэродинамика Р. Джонса (Robert Т. Jones) из NACA с обоснованием преимуществ стреловидного крыла. Однако эти работы носили теоретический характер и для получения необходимых экспериментальных данных Боинг в апреле 1945 г., незадолго до капитуляции Германии, включила трех своих специалистов в состав научно-технической группы, образованной армией США для посещения немецких авиационных центров. Изучив немецкие материалы по стреловидному крылу, один из ведущих боинговских инженеров Джордж Шайрер (George Schairer) незамедлительно информировал конструкторскую группу о результатах своей поездки и выступил в поддержку перехода к такому крылу. В соответствии с его рекомендациями Боинг в сентябре 1945 г. представила проект 448, в котором впервые использовала стреловидное крыло (35° по линии четвертей хорд). Боинговские конкуренты на столь радикальное по тому времени изменение своих проектов так и не решились.

Пассажирский лайнер Ил-86

Пассажирский лайнер Эрбас Индастри А320

Второе крупное слагаемое успеха Боинга – удачный выбор схемы установки двигателей был ее собственной заслугой (хотя, как отмечалось выше, фирма и здесь не была первой). Еще при изучении разведчика по проекту 424 фирма, проведя испытания в аэродинамической трубе, отказалась от дальнейшего использования принятой было для этого самолета компоновки с пакетным размещением реактивных двигателей из-за чрезмерного, по ее мнению, снижения аэродинамического качества загроможденного двигателями крыла.

Разведчик-бомбардировщик Норт Америкен RB-45C «Торнадо»

Схема бомбардировщика В-45С

В первоначальном проекте бомбардировщика 432 предпочтение было отдано расположению четырех двигателей в верхней центральной части фюзеляжа с установкой боковых маловыступающих воздухозаборников (аналогично тому, как это сделала фирма Дуглас на экспериментальном ХВ-43). На шестидвигательном (в соответствии с пожеланиями заказчика) бомбардировщике по проекту 448 со стреловидным крылом внутренняя компоновка двигателей была сохранена: четыре двигателя размещались, по-прежнему, в центральной части фюзеляжа, но имели общий большой лобовой воздухозаборник, еще два двигателя располагались в хвосте с подводом к ним воздуха через боковые утопленные воздухозаборники. Однако характеристики таких заборников оказались совершенно неудовлетворительными, а внутреннее размещение двигателей оставляло мало свободных объемов в фюзеляже. Перепробовав в общей сложности около 50 различных компоновок двигателей, Боинг пришла в октябре 1945 г. к окончательному проекту 450-1-1 с подкрыльевой пилонной схемой. Ставшая ныне классической, эта схема имеет и крупные недостатки (например, близкое расположение двигателей к земле повышает опасность попадания в них посторонних предметов с ВПП), однако ее преимущества во многих случаях перевешивают. Конкуренты Боинга на такую компоновку двигателей так и не вышли, применив на своих бомбардировщиках пакетную схему.

Заказ на предсерийную модель В-47А был выдан фирме 3 сентября 1948 г., и первая предсерийная машина поднялась впервые в воздух 25 июня 1950 г. К этому времени всего было заказано менее 100 самолетов, однако начавшаяся война в Корее стимулировала быстрый рост объемов производства, которое было налажено на трех заводах: фирмы Боинг в Уичито (шт.Канзас), а также фирмы Локхид в Маркалте (шт.Джорджия) и фирмы Дуглас в Талсе (шт.Оклахома). Это один из немногих послевоенных случаев сборки авиационной конструкции, разработанной одной американской фирмой, на заводах других американских же фирм. Такая ситуация сложилась в связи с загрузкой Боинга параллельным производством бомбардировщиков В-52 и заправщиков КС-97. Первый серийный вариант В-47В впервые взлетел 26 апреля 1951 г. и поступил в строевую часть (база Макдилл, шт.Флорида) стратегического авиационного командования (САК) ВВС США 23 октября 1951 г. Серийное производство В-47 завершилось в 1957 г.

Экспериментальный бомбардировщик Дуглас YB-43 с двумя ТРД

Схема самолета ХВ-43

Всего выпущено 2042 самолета В-47. В это число входят две опытные (ХВ-47) и десять предсерийных (В-47А) машин. Предсерийные самолеты в строй не поступали и использовались для различных испытаний фирмой Боинг и ВВС США. Наиболее объемным было серийное производство бомбардировщиков. Их построено 1740 в двух модификациях: 399 в начальном варианте В-47В и 1341 в самом массовом варианте В-47Е (первый полет 30 января 1953 г.). Разведчиков изготовлено меньше – 290, но в трех вариантах: 240 RB-47E (первый полет 3 июля 1953 г.), 35 RB-47H (июнь 1955 г.) и 15 RB-47K (февраль 1956 г.). Варианты самолета В-47 различаются в основном типом двигателей, оборудованием и вооружением.

Развитие В-47 шло в основном по пути повышения массы самолета, а также тяги двигателей для улучшения взлетно-посадочных характеристик и скорости самолета. Предпринимались усилия и по одновременному увеличению дальности полета. Две наиболее крупные такие попытки связаны с вариантами YB-47C (первоначальное обозначение ХВ-56) и XB-47D, изучавшимися с 1950 г., но так и не вышедшими из стадии экспериментов. На YB-47C предполагалось установить четыре значительно более мощных (по сравнению с начальными вариантами J47) двигателя. Взлетная масса YB-47C увеличена с 86180 кг (у В-47В) до 113400 кг, в основном, за счет дополнительного топлива. С двумя подкрыльевыми баками В-47С имеет расчетную дальность полета 9600 км. Однако начатое было переоборудование в этот вариант одного из В-47В так и не завершилось – предпочтение отдали наращиванию тяги исходного двигателя J47. Одновременно прекратилась работа по разведчику RB-47C (RB-56A) с аналогичной силовой установкой.

Экспериментальный бомбардировщик Дуглас ХВ-42А со смешанной силовой установкой из двух поршневых двигателей и двух вспомогательных ТРД

Схема самолета ХВ-42

XB-47D отличается использованием двух ТВД вместо четырех внутренних ТРД J47. В этот вариант модифицировали два самолета В-47В, но летные испытания, начавшиеся 26 августа 1955 г., не дали значительного улучшения характеристик дальности по сравнению с обычными «Стратоджета- ми», и переоборудование других самолетов не предпринималось.

В процессе эксплуатации значительная часть построенных машин была модифицирована в множество других вариантов. В-47В переоборудовались в бомбардировщики B-47B-II (с конца 1954 г. в течение полутора лет модифицированы около 200 машин), близкие по характеристикам к В-47Е, в ракетоносцы DB-47B (предполагавшиеся носители ракет GAM- -63 «Раскл»), разведчики RB/' YRB-47B, учебно-тренировочные ТВ-47В и разведчики погоды WB-47B. Другие «вариации на тему В-47В» включают экспериментальные YB-47F и KB-47G для исследования системы дозаправки топливом в воздухе по методу шланг-конус, помимо уже упомянутых экспериментальных машин YB-47C и XB-47D.

Многие самолеты В -47Е были переоборудованы в варианты: YDB-47E/DB-47E – предполагавшийся носитель ракет Белл GAM-63 «Раскл», ЕВ-47Е – самолет РЭБ, ЕВ-47Е(ТТ) – самолет разведки советских экспериментальных пусков ракет, JB-47E и NB-47E – летающие лаборатории, ЕТВ-47Е – тренировочный самолет для подготовки операторов электронной аппаратуры, WB-47E – разведчик погоды, YB-47J – для испытаний бомбардировочно-навигационной системы МА-2 самолета В-52 и EB-47L – самолет-ретранслятор (в этот вариант в 1963 г. было модифицировано 35 В-47Е, однако использовался он недолго).

Бомбардировщик Конвэр ХВ-46

Схема самолета ХВ-46

Некоторые RB-47E модифицированы в летающие лаборатории JRB-47E и беспилотные мишени JQB/QB-47E, использовавшиеся при испытаниях зенитных ракет (например, Боинг IM-99 «Бомарк»). Три RB-47H переоборудованы в вариант ERB-47H, отличающийся уменьшенной численностью экипажа (пять человек вместо шести) и остававшийся в строю по меньшей мере до лета 1967 г.

В-47 считается первым американским высокоэффективным реактивным бомбардировщиком и его освоение заняло почти полтора года в связи с необходимой переоценкой военной доктрины и отработкой тактики его применения. Первое бомбардировочное авиакрыло достигло боеготовности в начале 1953 г. Выпуск самолета на трех сборочных линиях привел к быстрому комплектованию строевых частей: в декабре 1953 г. на вооружении находилось 329 бомбардировщиков В-47, уже через год – 795 машин, к концу 1955 г. – более 1000, а в декабре 1956 г. – 1306. Было сформировано 28 бомбардировочных авиакрыльев, каждое из которых насчитывало 45 строевых самолетов (три эскадрильи по 15 машин) плюс резервные машины (обычно до пяти) и (в 1953-1955 гг.) пять стратегических разведывательных авиакрыльев.

С лета 1953 г. по меньшей мере одно бомбардировочное авиакрыло «Стратоджетов» постоянно находилось в Англии. Используя английские базы (Фэрфорд, Аппер Хейфорд, Гринэм-Коммон, Лейкенхит) экипажи авиакрыльев проходили здесь обучение на ротационной основе: тур одного крыла длился обычно три месяца. Тренировки включали имитацию атак «целей», расположенных в Англии и континентальной Европе. Авиакрылья бомбардировщиков эпизодически дислоцировались на базах в Марокко (Сиди-Слиман, Бен-Герир) и в районе Тихого океана (Кадена в Японии и Андерсен на острове Гуам). Проводившаяся подготовка основывалась на концепции аэродромов подскока: для нанесения ядерного удара по противнику бомбардировщик стартует с территории США, перелетает на одну из баз, расположенных вне США, где дозаправляется топливом и берет на борт вооружение, после чего отправляется непосредственно по боевому маршруту.

Бомбардировщик Мартин ХВ-48

Схема самолета ХВ-48

Однако в середине 1950-х годов американцы пришли к выводу, что скорее всего уже на начальном этапе ядерной войны свою готовность к поддержке активных действий сохранит лишь небольшое число зарубежных аэродромов подскока. Поэтому с лета 1954 г. в учениях под общим кодовым названием «Пост-Страйк Экзерсайзис» (Post Strike Exercises – проработка действий после удара) стали отрабатываться операции, в ходе которых полет с авиабазы на американском континенте до цели проходит без промежуточных посадок, но после выполнения боевой задачи бомбардировщик садится на один из ближайших аэродромов союзника. Большие группы «Стратоджетов», взлетая со своих основных авиабаз, совершали «налеты» на западноевропейские города (например, Рим и Париж), после чего выполняли посадку на аэродромы в Англии и Северной Африке.

Для дальнейшего увеличения возможностей сил «ядерного устрашения» было решено ввести постоянное дежурство В-47 на аэродроме с ядерным оружием на борту в состоянии 15-минутной готовности к взлету. К первым таким опытам на территории США приступили в ноябре 1956 г., а на зарубежной базе (Сиди-Слиман в Марокко) – в июне 1957 г. После этого, начиная с 1 октября 1957 г., постоянное дежурство организовали на ряде баз американского континента (в том числе на базе Элмендорф на Аляске) и за рубежом. Вначале для постоянного дежурства выделялась одна треть от числа боеготовых самолетов, но в марте 1961 г. по решению президента Кеннеди численность выделенных для этого сил снизили в два раза. Для улучшения условий дежурства в сентябре 1958 г. – мае 1959 г. авиакрылья были реорганизованы с образованием в составе каждого крыла четвертой бомбардировочной эскадрильи (без увеличения общей численности самолетов крыла), но в январе 1962 г. восстановили старую структуру.

Выкатка первого опытного самолета Боинг ХВ-47

Опытный ХВ-47 в полете

В ноябре-декабре 1956 г. с использованием В-5 7 были проведены беспрецедентные учения: в течение двух недель более 1000 самолетов совершили с дозаправками в воздухе беспосадочные перелеты средней протяженностью 12800 км. Возможно, это была политическая демонстрация, связанная с происходившими в это время венгерскими событиями и с повышением международной напряженности из-за англо-франко-израильской агрессии против Египта. Максимальная продолжительность непрерывного пребывания В-47 в воздухе была достигнута 27 ноября 1959 г., когда один из самолетов совершил беспосадочный полет длительностью 80 ч 36 м на расстояние около 63000 км, многократно дозаправившись в воздухе. В ходе перелета испытывались новые кресла, позволяющие экипажу отдыхать в полете. Однако это был рекордный полет, на практике и при достаточно удобных креслах большое число дозаправок в воздухе, необходимое в силу малой дальности В-47, существенно увеличивало продолжительность полета и утомляемость экипажей. Кроме того, беспосадочные перелеты с континентальных американских баз для ударов по потенциальным целям «с ходу» не обеспечивали быстрой реакции на считавшийся американцами реальным первый ядерный удар со стороны Советского Союза. Поэтому особое внимание уделялось организации постоянного «ядерного» дежурства В-47 на передовых базах вне континентальной части США в рамках операции «Рефлекс Экшн» (Reflex Action – ответное действие).

Эволюция схемы самолета В-47 (сверху вниз): проект 424, проект 432, проект 450-1-1

Первый предсерийный бомбардировщик Боинг В-47 А

Первый серийный В-47В отличался от предсерийных машин оборонительной стрелковой установкой и системой дозаправки в воздухе

После Марокко, в начале 1958 г. дежурство В-47 ввели в Англии (в результате, практиковавшаяся ранее ротация авиакрыльев, в полном составе была прекращена), летом этого же года – на авиабазе Андерсен на Гуаме (операция «Эр Мейл», Air Mail – воздушная почта), а в дальнейшем – в Мороне и Торрехоне в Испании. В Англии максимальное число аэродромов с дежурными В-47 достигало семи (Брайз-Нортон, Брантингторп, Челвестон, Фэрфорд, Гринэм-Коммон, Милден-холл и Аппер-Хейфорд) и даже в 1963г., когда «Стратоджеты» уже снимались с вооружения,

68 самолетов продолжали нести дежурство на четырех аэродромах. Продолжительность тура выделенных для дежурства машин составляла обычно три недели. Из них собственно на дежурстве экипажи находились в течение первой и третьей недели тура, вторая неделя отводилась для промежуточного отдыха. Во время операции «Рефлекс Экшн» полеты не совершались, хотя для контроля готовности к взлету регулярно производились запуски двигателей и выруливания на исполнительный старт ВПП. Свертывание дежурства бомбардировщиков В-47 началось в 1964 г. в связи с их снятием с вооружения и завершилось 31 марта 1965 г. – «Стратоджет» передал эстафету «Стратофортрессу». Как мы знаем, начатое самолетами В-47 дежурство стратегических бомбардировщиков было полностью прекращено лишь в 1991 г. после распада СССР.

Бомбардировщик В-47Е

Модель четырехдвигательного самолета Боинг ХВ-56 (YB-47C)

Экспериментальный самолет XB-47D с двумя ТВД Райт YT-49-W-1 вместо четырех внутренних ТРД

Разведчик погоды RB-47К

Схема бомбардировщика Ту-16

Стратепгческие разведывательные авиакрылья так же, как и бомбардировщики на начальном этапе, периодически совершали туры на зарубежные базы. Кроме того, широко использовалась постоянная дислокация отдельных подразделений авиакрыльев на зарубежных базах, приближенных к местам операций. Вначале все пять разведывательных авиакрыльев были укомплектованы самолетами RB-47Е. Но фоторазведчик RB-47E, хотя и самый массовый, не имел большого успеха и находился в строю непродолжительное время. С октября 1957 г. по лето 1958 г. все RB-47E были сняты с вооружения в связи с появлением у ЦРУ более совершенного фоторазведчика Локхид U-2. В дальнейшем самолеты RB-47E использовались, в основном, в качестве тренировочных для подготовки экипажей. Значительно дольше (более 10 лет, начиная с середины 1950-х годов) применялся самолет электронной разведки RB-47H, который советские истребители встречали в воздухе чаще всего и который предназначался главным образом для обнаружения и определения местоположения наземных радиолокаторов стран Варшавского договора.

Разведчик погоды RB-47K находился на вооружении до 1963 г. и использовался для получения информации о погоде на маршрутах, которыми должны были следовать американские стратегические бомбардировщики в случае войны. В частности, в течение нескольких лет RB-47K совершали ежедневные полеты над Аляской. Вспомогательные задачи RB-47K включали контроль выпадения радиоактивных осадков при испытаниях ядерного оружия и фоторазведку. RB-47K были заменены самолетами WB-47E.

Единственное оставшееся с конца 1958 г. на вооружении 55-е стратегическое разведывательное авиакрыло приобрело достаточно большую известность. Оно приписано к авиабазе Форбс (шт.Канзас), но действует на постоянной основе отдельными группами самолетов с аэродромов различных регионов мира (Брайз- Нортон и Аппер Хейфорд в Англии, Йокоте в Японии, Эйельсон на Аляске, Инсирлик в Турции, Туле в Гренландии). Эпизодически использовались и другие аэродромы (Кларк на Филиппинах, Бодо в Норвегии, Торрехон в Испании и Бьенхоа во Вьетнаме). В составе авиакрыла находились вначале разведчики RB-47E, а с конца 1955 г. – две эскадрильи с RB-47H, ERB-47H и ЕВ-47Е(ТТ) и одна эскадрилья с RB-47К. Ранее это авиакрыло было укомплектовано самолетами RB-50, а в 1967 г. – после вывода из эксплуатации RB-47 – переоснащено самолетами RC-135, которые, как известно, до сих пор совершают облеты российских границ.

Максимальное число бомбардировщиков В-47 находилось в строю в 1958 г., после этого они постепенно стали сниматься с вооружения.

Топливозаправщик «Виктор», модифицированный из бомбардировщика

«Вулкан» В.2, применявшийся в англо-аргентинском конфликте. На подкрыльных пилонах подвешены ракеты «Мартель»

Тонкое стреловидное крыло большого удлинения – основная конструктивная особенность самолета В-47

B-6D – китайский вариант бомбардировщика Ту-16

Этот процесс увязывал ся с принятием на вооружение сверхзвуковых бомбардировщиков В-58, дальних дозвуковых бомбардировщиков В-52 и баллистических ракет «Минитмен», «Титан» и «Поларис». Он был приостановлен на некоторое время лишь в 1961 г., во время Берлинского кризиса. К 1965 г. в составе САК было лишь 225 самолетов, а последний из бомбардировщиков был снят с вооружения в 1966 г. Таким образом, бомбардировщик В-47 находился в строю лишь 15 лет. Почти сразу же за ним последовали «в отставку» и оставшиеся разведчики, только некоторое число разведчиков погоды WB-47 использовалось до конца 1960-х годов. Значительная часть (около 1000) снятых с вооружения самолетов была поставлена на консервацию и хранилась достаточно долгое время.

В-47 – первый средний реактивный бомбардировщик со стреловидным крылом и высокой дозвуковой скоростью полета, но судьба его оказалась сравнительно скоротечной. Российский аналог Ту-16, созданный несколькими годами позднее и строившийся такой же масштабной серией, «дожил» до нашего времени. Из английских аналогов V-серии самолет Хэндли Пейдж «Виктор» также используется до сих пор (хотя и в виде топливозаправщика), Авро «Вулкан» снят с вооружения только в самом начале 1980-х годов и лишь Виккерс «Вэлиент» быстро сошел со сцены.

Опытный ХВ-47 взлетает с ускорителями

Эти самолеты, несмотря на различные компоновочные решения (особенно «революционным» был облик «Вулкана», выполненного по схеме «летающее крыло»), обладают в целом достаточно близкими характеристиками, отличаясь лишь различными акцентами. Так, «Вулкан» и «Виктор», благодаря своей большой массе (в последних вариантах), имеют более высокие нагрузки и дальность полета, кроме того их характерная черта – значительная высотность (почти до 20 км у последней модификации «Вулкана»). Ту-16, при наименьшей размерности среди этих средних бомбардировщиков, по бомбовой нагрузке близок к В-47, хотя его дальность несколько ниже (из-за меньшего относительного запаса топлива). В то же время Ту-16 – единственный среди них двухдвигательный (все английские машины четырехдвигательные). Высокие скоростные характеристики Ту-16 достигнуты установкой на нем самых мощных для своего времени двигателей АМ-3, а также применением правила площадей – впервые на бомбардировщиках. Американцы не пришли к правилу площадей ни на В-47, ни на В-52, использовав его в первый раз лишь на сверхзвуковом В-58. Отметим, что при высоких летных характеристиках Ту-16 обладает самым мощным оборонительным вооружением среди рассматриваемых средних дозвуковых бомбардировщиков (на английских самолетах оборонительное вооружение вообще не предусмотрено), а его наступательное вооружение – самое разнообразное за счет широкого использования управляемых ракет. Для В-47, как говорилось выше, ракета «Раскл» так и не была доведена, а из английских машин на «Викторе» и «Вулкане» устанавливалась ракета лишь одного типа – «Блю Стил».

Ту-16, по сравнению с В-47, имеет значительно меньшую удельную нагрузку на крыло, что позволило отказаться на нем от применения стартовых ускорителей и достичь большей высотности. «Стратоджет» стал первым самолетом, на котором американцы столкнулись с режимом полета, отличающимся крайне малым диапазоном между минимально допустимой (по срыву) и максимально допустимой (по числу М полета) скоростями. Этот режим встречается у высотных самолетов и стал, например, в дальнейшем «бичом» для летчиков разведчика U-2.

Летающая лаборатория CL-52, модифицированная из В-47В для испытаний двигателя Оренда «Ирокез»

Испытания подкрыльных топливных баков на В-47В

Два В-47В, модифицированные в заправщик КВ-47G и дозаправляемый самолет YB-47F, использовались для исследований метода шланг-конус

У В-47 есть и другие недостатки. Например, велосипедное шасси повышало чувствительность самолета к боковому ветру (на В-52 эта проблема была решена разворотом тележек шасси) и требовало высокой четкости пилотирования при посадке, в том числе, точного в пределах 2° выдерживания угла наклона траектории. Один из крупных английских конструкторов в середине 1950-х годов говорил о В-47: «У него недостаточно эффективное управление на большой скорости, он строг в пилотировании на посадке и никогда не прошел бы приемо- сдаточные испытания в Воском- Дауне (английский испытательный институт – Авт.)».

Продолжая сравнение В-47 с другими бомбардировщиками, отметим, что долголетие Ту-16 и широкий спектр разработанного для него вооружения объясняются тем, что эта машина удачно вписалась в оборонительную концепцию СССР, обеспечивая сдерживание потенциального агрессора на всех рубежах страны угрозой ответного удара на большую глубину (включая всю Западную Европу и авианосные группировки на значительном удалении от побережья). В то же время США, не имеющие серьезных потенциальных противников у своих границ, но претендующие на глобальную военную роль, нуждаются прежде всего в межконтинентальных бомбардировщиках. В-47, не обладавший межконтинентальной дальностью, требовал или значительного числа дозаправок в воздухе, или рассредоточенного базирования вне территории США. В результате этот самолет, в целом представляющий собой крупное достижение авиационной техники, с появлением В-52 оказался «не у дел». Его историческая роль свелась, таким образом, к отработке новой конструктивной компоновки, накоплению опыта проектирования и эксплуатации самолетов со стреловидным крылом и заполнению бреши до выхода на арену межконтинентальных бомбардировщиков .

В качестве стандартной для В-47 была принята схема дозаправки от телескопической штанги

КОНСТРУКЦИЯ.

В-47 представляет собой цельнометаллический моноплан нормальной аэродинамической схемы с высокорасположенным стреловидным крылом, шестью ТРД и шасси велосипедной схемы. Крыло кессонной конструкции с двумя лонжеронами (на 14 и 50% хорд), состоит из центроплана и отъемных консольных частей. Панели обшивки по размаху состоят из трех листов переменного сечения с мощными стрингерами также переменного сечения. Толщина обшивки у корня – 15,9 мм, у концов – 4,8 мм. Угол стреловидности крыла по линии четвертей хорд равен 36,6°, относительная толщина профиля в корневом сечении по потоку составляет 12% (около 14% в сечении, перпендикулярном линии четвертей хорд), угол поперечного V крыла – 2° (из-за изгиба консолей в полете угол поперечного V концевых частей достигает +1°). Удлинение крыла 9,4. Сравнительно тонкое крыло малой хорды и большого удлинения отличается высокой упругостью и прогибается в полете на величину до пяти с лишним метров на концах, что усложнило задачу обеспечения его аэроупругой устойчивости.

Концевые элероны снабжены триммерами. Механизация каждого полукрыла состоит из двухсекционных закрылков Фаулера с максимальным углом отклонения около 30°, хорда закрылков у корня равна 33 %, а у концов – 25% хорды крыла. Внешние секции закрылков представляют собой зависающие элероны, они используются для поперечного управления совместно с обычными элеронами, возвращаясь в нейтральное положение при отклонении соответствующего обычного элерона вверх. На концах крыла имеются два ряда турбулизаторов, предназначенных для повышения эффективности элеронов.

В связи с повышением взлетной массы на B-47B-II, В-47Е и последующих модификациях конструкция и шасси усилены для повышения усталостного ресурса самолета. Однако эти меры оказались недостаточными и дополнительное усиление конструкции по программе «Милк Боттл» (Milk Bottle) было предпринято в 1958 г. в ходе эксплуатации В-47Е. Модификации подверглись узел крепления крыла к фюзеляжу и передние крыльевые лонжероны, в корневой части крыла установлены силовые накладки. Модифицированные самолеты получили обозначение B-47E-II. Кроме того, было принято решение отказаться от бомбометания с малых высот, которое одно время отрабатывалось, но, как выяснилось, стало основной причиной усталостных поломок конструкции В-47.

Фюзеляж имеет в центральной части овальное сечение, которое переходит в круглое в носовой и хвостовой секциях. RB-47E отличается удлиненной носовой частью. Экипаж бомбардировщиков, состоящий из трех человек, размещается в тандемных кабинах: в самом носу находится рабочее место штурмана-бомбардира, сзади него – последовательно расположенные кабины первого и второго летчика, закрытые общим фонарем. На своем последующем бомбардировщике В-52 фирма Боинг отказалась от тандемного расположения кресел экипажа в пользу более удобного рядного. На штурмана – бомбардира возложены также обязанности радиста, оператора РЛС и системы РЭБ, второй летчик выполняет также функции стрелка и радиста. Кабины герметические: на высоте 10500 м давление в гермоотсеке соответствует атмосферному давлению на высоте 2500 м. Экипаж разведчиков увеличен до пяти- шести человек за счет операторов разведывательного оборудования.

Дозаправка В-47 в полете

Кабины летного экипажа оборудованы катапультируемыми креслами. Лишь В -47В строились без катапультируемых кресел, но позднее, будучи уже в строю, они были все же оснащены катапультами. Летчики катапультируются вверх, штурман-бомбардир – вниз. При аварийном покидании самолета на малой высоте летчикам рекомендовалось накренять самолет, чтобы повысить шансы на выживание штурмана-бомбардира. На ХВ-47 и В-47А используется фюзеляж с остекленным носом. Начиная с В-47В, остекление носовой части фюзеляжа ликвидировано, оставлены лишь четыре небольших окна слева и два справа. Число окон в дальнейшем было еще более уменьшено.

Хвостовое оперение состоит из стреловидных киля с рулем направления и переставного стабилизатора с рулем высоты. Угол стреловидности горизонтального оперения по линии четвертей хорд равен 35°, вертикального оперения по передней кромке – 41°. Киль двухлонжеронной конструкции с концевым обтекателем из стеклотекстолита, руль направления с внутренней аэродинамической компенсацией и триммером. На ХВ-47 и В-47А используется киль со скошенной законцовкой. Начиная с В-47В, скос законцовки ликвидирован. Горизонтальное оперение по конструкции подобно вертикальному.

Шасси велосипедного типа с двухколесными передней и задней основными опорами, убирающимися в фюзеляж вперед. Передняя стойка управляемая. Колеса снабжены тормозами барабанного типа с автоматами торможения и пневматиками с давлением около 1,2 МПа (12 кгс/см2 ). Под крылом установлены дополнительные одноколесные опоры с ориентирующимися колесами, которые убираются в гондолы средних двигателей. Колея шасси 13,51 м. В-47 не оборудован тормозными щитками или интерцепторами и, чтобы ускорить снижение при заходе на посадку, используется более ранний выпуск шасси.

Носовая часть бомбардировщика В-47Е

Самолет снабжен двумя тормозными парашютами, расположенными снизу хвостовой части фюзеляжа: один парашют диаметром 4,8 м применяется при заходе на посадку, второй диаметром 9,7 м – после приземления.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА.

В-47 оснащен шестью ТРД на подкрыльных пилонах – по два двигателя в спаренных гондолах на внутренних пилонах и по одному на внешних пилонах. Спаренные гондолы применены и на другом американском бомбардировщике того времени Конвэр В-36 (в варианте с дополнительными ТРД), в дальнейшем они получили применение на В-52. Основной недостаток спаренной компоновки в том, что она приводит к реальной опасности выхода из строя обоих двигателей при отказе одного из них: даже при установке мощной перегородки между двигателями возможно засасывание исправным двигателем оборвавшейся лопатки компрессора другого двигателя. Вероятно, это послужило причиной отмеченного в ВВС США любопытного психологического аспекта: если один из двигателей пары отказывает по неизвестной причине, летчик склонен задрос- селировать и второй, исправный двигатель.

На обеих опытных машинах вначале были установлены ТРД Дженерал Электрик J35-GE-2 (6x17,7 кН, 6x1800 кгс). Впоследствии одна из них переоснащена двигателями Дженерал Электрик J47-GE-3 (первый полет с новыми двигателями 7 октября 1949 г.) тягой по 22,2 кН (2270 кгс). На всех последующих самолетах (за исключением нескольких летающих лабораторий) установлены различные варианты ТРД J47 с последовательным возрастанием тяги: на В-47А и первых 87 В-47В – J47-GE-11 (23,1 кН, 2360 кгс), на большей части В-47В – J47-GE-23 (26,3 кН, 2680 кгс), на В-47Е, RB-47E, RB-47H и RB-47K – J47-GE-25 (26,6кН, 2710кгс) или J47-GE- 25А с впрыском водоспиртовой смеси (32,0 кН, 3265 кгс). В процессе эксплуатации около половины самолетов В-47В (включая почти все первые машины с двигателями J47-GE-11) были переоснащены двигателями J47-GE- 25/25А и получили обозначение B-47B-II.

Двигатель J47-GE-25А имеет взлетную тягу без впрыска воды 26,6 кН (2710 кгс, в течение 5 мин), максимальную продолжительную (30 мин) тягу 25,2 кН (2570 кгс), номинальную тягу 23,7 кН (2415 кгс). В повседневной эксплуатации впрыска воды избегали, так как это приводило к износу обшивки у задней кромки крыла и в области закрылков.

Несмотря на шестидвигательную силовую установку, суммарная тяга (особенно при двигателях первых вариантов) была недостаточна. Летчики отмечали, что температура окружающего воздуха и высота аэродрома над уровнем моря значительно влияют на длину разбега В-47, и жаловались, что при попутном ветре, встречном уклоне ВПП или мокрой ВПП самолет может и не взлететь с обычной ВПП, например, при взлетной массе 77 т, температуре около 25° и высоте аэродрома 900 м. Поэтому опытные и предсерийные машины, а также серийные В-47В, первые В-47Е и все разведчики RB-47E снабжены 18 стартовыми ракетными твердотопливными ускорителями 14AS1000 (18x4,5 кН, 18x454 кгс, продолжительность работы 14 с), расположенными в нишах по бокам хвостовой части фюзеляжа. На большей части В-47Е предусмотрено размещение сбрасываемой пакетной установки, включающей до 33 ускорителей 14AS1000 или (реже) до 19 ускорителей 15KS1000 с такой же тягой, но с продолжительностью работы 15 с. На практике ускорители, если и использовали на взлете, то обычно в количестве 20…30 штук (14AS1000), но применялись они редко – это считалось дорогой и крайней мерой.

На экспериментальном YB- 47С предполагалось попарно в подкрыльных гондолах установить четыре значительно более мощных двигателя: вначале планировались ТРД Аллисон J35-А- 23 (4x40,1 кН, 4x4090 кгс), затем Аллисон YJ71-A-5 (4x44,9 кН, 4x4575 кгс). Экспериментальный XB47D отличается использованием двух ТВД Райт YT49-W-1 (по 7241 кВт, 9845 э.л.с.) – по одному под каждой консолью крыла вместо спаренных ТРД J47. Внешние одиночные ТРД были сохранены и самолет имел, таким образом, смешанную силовую установку из ТРД/ТВД. Как отмечалось выше, работы по YB-47C и XB-47D не имели продолжения.

Разведчик RB-47E в заводском испытательном полете

Один из В-47В использовался в 1956 г. канадской фирмой Ка- надэр в качестве летающей лаборатории CL-52 для изучения ТРД Оренда «Ирокез» (89,0 кН, 9070 кгс), предназначавшегося для так и не пошедшего в серию истребителя Авро Кэнада CF-105 «Эрроу». Двигатель «Ирокез» установлен с правого борта в хвостовой части фюзеляжа самолета CL-52, ставшего, таким образом, семидвигательным.

Сравнительно тонкое крыло малой хорды не позволило установить крыльевые топливные баки и основные топливные баки размещены в центральной (перед и за крылом) и хвостовой частях фюзеляжа. Уменьшение размеров бомбоотсека на серийных бомбардировщиках (В-47В и В-47Е)по сравнению с опытными и предсерийными позволило увеличить запас топлива установкой еще одного топливного бака в хвостовой части прежнего бомбоотсека. Кроме того, на серийных бомбардировщиках могут использоваться два подкрыльных подвесных бака, установленных между внутренними и внешними пилонами двигателей. Относительный запас топлива достигает большой величины – 59% от взлетной массы, что давало повод называть В-47 «летающим баком».

В 1952 г. проводились испытания по дозаправке в полете самолета YB-47F и истребителя F-84G «Тандерджет» (оборудованных носовыми штангами-топливоприемниками) методом шланг -конус от заправщика KB-47G (со шланговым агрегатом в отсеке вооружения), но САК все же предпочло боинговскую систему дозаправки с телескопической топливопередающей штангой. Приемный штуцер для дозаправки от телескопической штанги располагается на В-47 в носовой части фюзеляжа и несколько смещен вправо (при виде из кабины).

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ.

Система управления самолетом необратимая бустерная с тросовой проводкой, механизмы загрузки управления с коррекцией по величине скоростного напора. Аэродинамическая компенсация рулей обеспечивает ручное управление при отказе бустерной системы. В канале руля направления установлен демпфер рыскания. Предусмотрен автомат продольной балансировки самолета при управлении закрылками.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ.

На В-47В установлены навигационно-бомбардировочная РЛС К-4А (снизу носовой части фюзеляжа), оптический бомбоприцел (в самом носу самолета), станция предупреждения о радиолокационном облучении AN/APS-54, аппаратура РЭБ AN/APT-5A, устройства выброса дипольных отражателей AN/ALE-1, система опознавания государственной принадлежности AN/APX-6 и командная УКВ-радиостанция AN/ARC-27. Бомбардировщик В-47Е оснащен в основном таким же электронным оборудованием.

Навигационно-бомбардировочная система В-47 не давала высокой точности самолетовождения по сравнению, например, со сверхзвуковым В-58. Если на В-47 требуется коррекция места самолета каждые 30…40 мин, то самолет В-58 мог пересечь Атлантический океан без единого уточнения местоположения. Это объясняется как высокой точностью информации о курсе, так и значительно более точными данными о скорости.

На разведчиках основное целевое оборудование располагается вместо вооружения в бомбоотсеке. На RB/YRB-47B в бомбоотсеке установлено восемь фотокамер, на RB-47E – 11 аэрофотоаппаратов (в том числе строенная панорамная аэрофотоустановка, щелевой плановый АФА, основной плановый АФА, АФА для перспективной съемки вперед и другие), управление которыми осуществляется штурманом-фотографом. RB-47E позволяет за один вылет производить аэрофотосъемку полосы длиной 3200 км. Один из наиболее крупных недостатков RB-47E в том, что диафрагма фотоаппаратов должна устанавливаться до вылета самолета, в результате чего на качество фотографирования значительное влияние оказывают погодные условия.

На предсерийном В-47А использовался длинный бомбоотсек из-за больших размеров ядерных бомб того времени

Самолет электронной разведки RB-47H оснащен мощной РЛС в носу и различной аппаратурой с антеннами в многочисленных выступающих обтекателях. Установленные датчики используются для опознавания, определения местоположения и классификации ра- диоизлучающих станций, а также регистрации обнаруженных сигналов с целью их последующего анализа. В отличие от предыдущих вариантов, RB-47H обычно имел экипаж из шести человек, включающий помимо двух летчиков и штурмана также трех операторов в капсуле, расположенной в бывшем бомбоотсеке.

На самолете РЭБ ЕВ-47Е в бомбоотсеке располагается капсула, в которой находятся два оператора и аппаратура РЭБ. ЕВ-47Е (ТТ) дополнительно оснащен внешними антеннами и контейнерами с РЛС бокового обзора.

ВООРУЖЕНИЕ.

Бомбоотсек размещен в центральной части фюзеляжа под крылом. На ХВ-47 и В-47 А используются длинные бомбоотсеки, рассчитанные на первые американские ядерные бомбы, отличавшиеся большими размерами. Начиная с В-47В размеры бомбоотсека уменьшены в расчете на применение до двух новых свободнопадающих бомб Mk28 (B281N, мощность БЧ 1,5 Мт, масса бомбы 1060 кг), отличающихся меньшими габаритами. Высвободившиеся дополнительные объемы позволили повысить внутренний запас топлива. Самолет может нести и неядерные бомбы калибра 227 кг (до 28), 454 кг (до 18), 907 кг (до шести) и 1814 кг. Возможна подвеска одной бомбы калибра 4536 кг или 5443 кг.

Предпринималась попытка вооружить В-47 управляемыми ракетами Белл GAM-63 (МХ-776) «Раскл», разработка которых велась с 1946 г. Опытные стрельбы начались в 1952 г. на модифицированном самолете Конвэр В-36Н. В 1955 г. ВВС США переориентировались на использование в качестве носителей этой ракеты бомбардировщиков В-47. «Раскл» испытывалась на экспериментальном самолете YDB-47E, где она устанавливалась на боковом фюзеляжном пилоне с правого борта. В 1955-1956 гг. с модифицированных В-47 и В-36 выпущено около 40 опытных ракет. В зарубежной печати того времени сообщалось о планах принятия этих ракет на вооружение и даже о том, что они уже приняты на вооружение. Однако в дальнейшем все же отдали предпочтение самолету В-52 с ракетами «Хаунд Дог» и программа ракеты GAM-63 была прекращена 9 сентября 1958 г.

Экспериментальный YDB-47Е с ракетой Белл «Раскл» на боковом фюзеляжном пилоне

Музейный МиГ-15 на стоянке

С В-47 осуществлялись также опытные пуски ракеты – ложной цели Макдоннел ADM-20 (GAM-72) «Куэйл», которая все же нашла применение только на бомбардировщике Боинг В-52 (начиная с 1960 г.).

Самолеты ХВ-47 и В-47А не имеют оборонительного вооружения. На В-47В для защиты с задней полусферы установлены два пулемета (12,7 мм, 2x600 патронов) в кормовой подвижной дистанционно управляемой стрелковой установке. Управление огнем осуществляется с помощью радиолокационной прицельной системы В-4-400 вторым летчиком, кресло которого может разворачиваться назад. На В-47Е оборонительное вооружение было заменено на две 20 – мм пушки М24А1 (т.е. такого же типа, что на Конвэр В-36 и Боинг B/RB-52B) с боезапасом 2x350 патронов и новой системой управления огнем – Дженерал Электрик А-5. Пушечное вооружение было установлено и на В-47В в процессе их модификации в вариант В-47В-II.

На RB-47E и RB-47H оборонительное вооружение такое же, как на В-47Е. Большая часть специализированного бомбардировочного оборудования на нем снята, хотя RB-47Е и сохранил возможность нанесения бомбовых ударов.

ХАРАКТЕРИСТИКИ B-47E-II.

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 35,36 м; длина самолета 32,64 м (RB-47H – 32,92 м); высота самолета 8,53 м; площадь крыла 132,7 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРД Дженерал Электрик J47-GE-25 (26,6 кН, 2710 кгс) или J47-GE-25A с впрыском водоспиртовой смеси (32,0 кН, 3265 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная полетная масса 100240; максимальная взлетная масса (при эксплуатационной перегрузке 2 ед) 90720 (RB-47H – 99790); расчетная масса (при перегрузке 3 ед) 56700; боевая масса при выполнении основной задачи 56640; максимальная посадочная масса 81650; масса пустого самолета 36630 (RB-47H – 37860); максимальная бомбовая нагрузка 9070; запас топлива: в фюзеляжных баках 55305 л, в подвесных баках 2x6415 л; запас водоспиртовой смеси 2270 л.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость при боевой массе на высоте 4970 м – 977 км/ч (у RB-47H максимальная скорость на высоте 4570 м – 969 км/ч); номинальная крейсерская скорость при максимальной взлетной массе на высоте 9145 м – 802 км/ч (RB-47H – 787 км/ч); скороподъемность у земли 12,34 м/с; время набора высоты: 6100 м – 10,5 мин, 9145 м – 20,7 мин; практический потолок 10090 м; взлетная дистанция (высота препятствия 15 м): без ускорителей 2865 м, с ускорителями 2316 м; боевой радиус действия с бомбовой нагрузкой 4,5 т – 3240 км; перегоночная дальность около 7540 км.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Бомбардировщики В-47 не принимали участия в боевых действиях. Они «не успели» на войну в Корее, которая завершилась в середине 1953 г., спустя несколько месяцев после того, как стало боеготовым первое бомбардировочное авиакрыло « Стратоджетов », и «опоздали» на войну во Вьетнаме, вспыхнувшую в 1964 г., когда начался вывод В-47 из строевых частей. Тем не менее «Стратоджет» был хорошо знаком советским летчикам в обличье разведчиков, часто залетавших в воздушное пространство Советского Союза.

МиГ-15 – один из наиболее известных в США российских самолетов. На фото запечатлен музейный МиГ-15 в американском небе

Выше говорилось, что RB-47E был достаточно быстро вытеснен самолетом U-2 и силам ПВО СССР приходилось иметь в основном дело с разведчиками RB-47H, ERB-47H и ЕВ-47Е(ТТ). Все же, хотя RB-47E и уступал более совершенному U-2, он был «трудным орешком» для советской ПВО первой половины 1950-х годов в силу недостаточно эффективного применения отечественной истребительной. авиации (по летно-техническим характеристикам имевшиеся на вооружении самолеты МиГ-15 вполне могли справиться с этой задачей) и недосягаемости по высоте огня зенитных артиллерийских систем. Сыграли свою роль частые, причем неудачные, реорганизации войск ПВО, в результате которых, по мнению некоторых российских военных историков, противовоздушная оборона страны в начале 1950-х годов «пришла в полный упадок». Например, в 1952 г. истребители ПВО смогли отреагировать только на небольшую часть нарушений воздушных границ (34 случая), сбили три и подбили еще три иностранных военных самолета, но потеряли при этом в воздушных боях свой самолет и летчика. Известен случай, происшедший 9 мая 1954 г., когда RB-47E вторгся в воздушное пространство СССР в районе Кольского полуострова более чем на 100 км. Поднятый на перехват МиГ-17 (летчик М.Китайчик – лучший снайпер ВВС Северного флота) не смог сбить нарушителя и тот безнаказанно покинул воздушное пространство СССР. Американские RB-47Е стали в дневное время пролетать не только у Ленинграда, Киева или Минска, но даже появлялись в небе Подмосковья. Один из подобных эпизодов произошел 29 апреля 1954 г., когда разведчики RB-47, стартовав с аэродромов Европы, вышли на рубеж Новгород-Смоленск- -Киев.

Такое положение дел вызвало тревогу у нового руководства, пришедшего к власти после смерти И.В.Сталина. Взаимопонимание с американцами найти было трудно. По свидетельству американского журналиста Г.Солсбери, посол США в Советском Союзе Дж.Кеннан, признанный американцами автором философии «холодной войны», увидев плакат, иллюстрирующий сбитие советским истребителем американского самолета-нарушителя, пришел в страшное возбуждение, заявил официальный протест и отказался присутствовать на параде, посвященном советской авиации. 27 мая 1954 г. вышло совместное с ЦК КПСС постановление правительства «О безнаказанных полетах иностранных самолетов над территорией СССР».

Принятые меры улучшили ситуацию. По свидетельству маршала авиации И.И.Пстыго, менее чем через год, 18 апреля 1955 г., МиГу-15бис, взлетевшему с аэродрома на Камчатке, удалось сбить RB-47E – нарушитель близ острова Беринга в районе поселка Никольское. Разведчик шел на высоте 10000 м со скоростью 850- 870 км/ч. На перехват взлетела пара истребителей МиГ- 15бис. Ведомый шел километрах в ста сзади и выполнял роль ретранслятора в радиообмене КП с ведущим (капитан Коротков). Ведущий шел выше облаков. После визуального обнаружения нарушителя, разогнав с небольшим углом снижения самолет до 1000 км/ч и более, он сблизился с нарушителем на выстрел и открыл огонь из всех стволов. Затем выпустил по нему вторую очередь. Боезапас пушки калибра 37 мм был израсходован весь, а у одной из двух пушек калибра 23 мм осталось лишь три снаряда. Выполняя задание, самолет едва не вышел за пределы возможностей по дальности полета: при посадке двигатель остановился на пробеге по земле из-за полного израсходования топлива. Разведчик скрылся в облаках и возвратившийся на аэродром российский летчик-истребитель вначале полагал, что ему не удалось сбить нарушителя, но после проявки ленты фотокинопулемета стало ясно, что «оранжевая пыль», которая «посыпалась» из RB-47 после открытия пушечного огня, была на самом деле пламенем горевшего самолета. Подтверждение того, что самолет был сбит, поступило от пограничников, а впоследствии были найдены и обломки RB-47, упавшего в море. Коротков был награжден орденом Красного Знамени.

Наиболее известный инцидент с RB-47H произошел 1 июля 1960 г. – ровно через два месяца после исторического сбития разведчика U-2 ракетой ЗРК С-75. В этот день самолет RB-47H из состава 55-го разведывательного авиакрыла ВВС США взлетел с английской авиабазы Брайз-Нортон для выполнения задачи по радиоэлектронной разведке над Баренцевым морем. После вторжения в воздушное пространство СССР он был перехвачен советскими истребителями. В 18 ч 03 мин, видя, что нарушитель не подчиняется командам и стремится уйти в сторону нейтральных вод, советский летчик капитан Василий Поляков открыл огонь по самолету и пресек разведывательный полет восточнее мыса Святой Нос. Спустя некоторое время советским траулером были подобраны в территориальных водах СССР капитаны Ф.Олмстед (Freeman B.OImstead, второй летчик) и Дж. Маккоун (John R.McKone, штурман). Позднее был найден труп первого летчика майора У.Палма (Willard Palm), погибли также и трое других членов американского экипажа: лейтенанты Д.Филипс (Dean B.Phillips) и О.Госфорт (Oscar L.Gosforth), а также капитан Е.Поза (Eugene E.Posa). Олмстед и Маккоун находились в тюремном заключении в течение шести месяцев в Москве, а затем 25 января 1961 г. переданы Соединенным Штатам («руководствуясь стремлением к улучшению отношений между СССР и США, Президиум Верховного Совета Союза ССР постановляет: освободить Маккоуна Джона Ричарда и Олмстеда Фримена Бруса от уголовной ответственности и передать их американским властям»). Ранее США было передано тело летчика Палма.

Встретившись с президентом США Дж.Кеннеди, сменившим Эйзенхауэра и вступившим в должность в январе 1961г., Н.С.Хрущев пошутил: «Вы знаете, что мы голосовали за Вас?» В ответ на недоуменный взгляд Кеннеди, Хрущев пояснил, что просьба Вашингтона о выдаче членов экипажа RB-47H прозвучала во время предвыборной кампании в США. Но советское руководство специально затянуло их возврат, опасаясь, что преждевременная передача будет на руку сопернику Кеннеди на выборах – Никсону, бывшему вице-президентом при Эйзенхауэре.

27 апреля 1965 г. во время полета по выполнению радиоэлектронной разведки близ берегов Кореи самолета RB-47 из состава 55-го стратегического разведывательного авиакрыла его атаковали два северовьетнамских МиГа. В результате ожесточенного боя два двигателя разведчика были полностью выведены из строя пушечным огнем, еще один двигатель получил повреждения. Были Т8КЖ6 сильно повреждены трубопроводы гидравлической системы и другие самолетные системы. Однако экипаж (подполковник Г.Маттисен, Hobert D.Mattisen, и второй летчик первый лейтенант Г.Дюбури, Henry E.Dubury), открыв стрельбу из двух кормовых пушек, сумел оторваться от преследователей и совершить посадку на авиабазе Йокоте в Японии. Из-за значительных повреждений самолет не подлежал восстановлению.

США. БОИНГ. В-52 «СТРАТОФОРТРЕСС». Стратегический бомбардировщик

Боинг В-52 долгое время олицетворял военную мощь США

3 марта 1992 г. с американской авиабазы Барксдейл (шт.Луизиана) взлетели два самолета В-52G, взявшие курс на Россию. Через 12 часов, пройдя Атлантический океан и дозаправившись топливом в воздухе над Англией от сопровождавшего их танкера КС-10А, они оказались в самом сердце России – над Рязанью. Так спустя 40 лет после своего создания стратегический бомбардировщик В-52 впервые совершил перелет, для осуществления которого он предназначался. Однако самолеты В-52, появившиеся в российском воздушном пространстве, не несли оружия и выполняли сугубо мирную миссию – это был дружественный визит на авиабазу Дягилеве, где в Центре боевого применения намечались торжества по случаю 50-летия дальней авиации России.

Вряд ли конструкторы фирмы Боинг, разрабатывавшие этот знаменитый тяжелый самолет, который долгое время олицетворял собой военную мощь США и считался своего рода символом Pax Americana (подобно тому, как за столетие до этого английские броненосцы воплощали Pax Britanniса), предполагали, что Россия – в то время их наиболее вероятный противник, с течением времени вновь, как и в только что закончившиеся годы второй мировой войны, превратится почти в потенциального союзника, а их «детище» будет встречено в российском небе столь гостеприимно. Впрочем, вполне вероятно, что прагматики-американцы на фирме Боинг и не задавались образом врага, а просто стремились получить очередной крупный заказ и с максимальной отдачей выполняли поставленную перед ними военным ведомством техническую задачу: создать тяжелый межконтинентальный бомбардировщик второго поколения для замены самолета Конвэр В-36 – первого американского стратегического боевого JIA с межконтинентальной дальностью полета, проектировавшегося для действий против фашистской Германии, а после окончания второй мировой войны перенацеленного на ядерные удары по Советскому Союзу.

Задание на проектирование нового бомбардировщика было опережающим: его составили в январе 1946 г., за несколько месяцев до начала летных испытаний самолета В-36 (август 1946 г.) и за два года до начала его серийного производства. Требовался самолет, имеющий радиус действия 8050 км с бомбовой нагрузкой 4,5 т при средней скорости полета 480 км/ч и способный развивать скорость до 724 км/ч на рабочей высоте 10,7 км. Фирма Боинг, сразу же приступившая к проектированию самолета, победила в конкурсе проектов и в июне 1946 г. получила контракт на дальнейшие работы.

Выбор Боинга был достаточно закономерным. Вся история этой фирмы, созданной в 1916 г., тесно связана с американскими ВВС. Свой первый военный самолет (учебно-тренировочный «модель ЕА») фирма Боинг построила в 1917 г. по заказу предшественника ВВС США – авиационного отдела корпуса связи американской армии. В 1920-х годах Боинг приобрела известность как главный поставщик самолетов-истребителей для корпуса ВВС армии США (МВ-3, Р-12, Р-26), а в 1930-е годы занялась проектированием тяжелых бомбардировщиков, которые должны были бороться прежде всего с морскими целями (согласно проводившейся в то время изоляционистской политике, США не намеревались вновь вмешиваться в войны на территории Европы и предполагали ограничиться только обороной Американского континента, в соответствии с доктриной Монро, и своих владений в Тихом океане). Созданный фирмой в 1935 г. самолет В-17 «Флайинг Фортресс» («Летающая крепость») и построенный практически одновременно российский ТБ-7 (АНТ-42, Пе-8, 1936 г.) стали первыми в мире бомбардировщиками, сочетавшими большую дальность полета с высокими скоростью и боевой нагрузкой, способными наносить мощные удары по целям с воздуха. В 1937 г. Боинг предприняла попытку создать еще более тяжелый бомбардировщик ХВ-15, но ее усилия увенчались успехом лишь в годы второй мировой войны: самолет В-29 «Суперфортресс» («Сверхкрепость»), вошедший в историю атомной бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 г., стал венцом работ фирмы Боинг в области поршневой тяжелобомбардировочной авиации. Как известно, копия этой машины производилась в СССР под обозначением Ту-4 и позволила значительно поднять уровень технологии производства в отечественной авиационной промышленности.

Схема бомбардировщика Боинг B-52G

Атомное оружие, созданное на исходе второй мировой войны, стало самым сильным сдерживающим фактором послевоенного времени. Однако, как писал американский военный аналитик Б.Броди, «решающим фактором являются не столько размеры запасов ядерного оружия, сколько способность доставки его к цели». До появления в конце 1950-х годов межконтинентальных баллистических ракет тяжелые бомбардировщики были единственным средством доставки этого оружия на большую дальность. Поэтому неудивительно, что СССР и США – две сверхдержавы послевоенного времени, направили все свои усилия на разработку стратегических бомбардировщиков – носителей ядерного оружия. В США приоритетность этих работ была подчеркнута созданием в марте 1946 г. стратегического авиационного командования в составе ВВС, которые с сентября 1947 г. выделились из состава армии в самостоятельный третий вид вооруженных сил США (ранее даже военные действия второй мировой войны не смогли заставить руководство вооруженных сил США пойти на этот шаг, несмотря на настойчивые требования представителей ВВС).

Модифицированный разведчик RB-36F, созданный на основе бомбардировщика Конвэр В-36

Рисунок бомбардировщика Пе-8 конструкции В.М.Петлякова

Поршневая авиация близилась к своему закату. Имевшиеся у США самолет В-29 и его модификации В-50 и В-54 (проект) не обладали достаточной грузоподъемностью, дальностью и скоростью полета. «Мастодонт» В-36 – последний из американских поршневых бомбардировщиков – по грузоподъемности и дальности отвечал требованиям начала атомного века, но к концу 1940-х годов он уже устарел морально (его разработка началась еще в 1941 г., когда американское руководство решило, что США должны быть способны бороться с Германией со своей территории в случае поражения Англии), и хотя он был снят с вооружения только в 1958 г., его скорость даже в последнем варианте B-36J (с использованием четырех ТРД в дополнение к шести поршневым двигателям) не обеспечивала необходимой безопасности от реактивных истребителей потенциального противника. Даже при беглом ознакомлении с программами новых американских бомбардировщиков второй половины 1940-х годов поражает их обилие, масштабность работ по поиску новых конструктивно-компоновочных решений, пригодных для наступающей эры реактивной авиации. Рассматривались как радикальные схемы (ХВ-53 с обратной стреловидностью крыла и «летающее крыло» YB-49), так и нормальные с различной компоновкой силовых установок. Огромную роль в формировании облика новых американских самолетов сыграли немецкие трофейные материалы, благодаря которым, в частности, было значительно ускорено внедрение стреловидных крыльев. В работах активно участвовали крупнейшие американские фирмы (Боинг, Норт Америкен, Конвэр, Мартин), стремившиеся найти свое место в период резкого послевоенного сокращения военных заказов.

Бомбардировщик Боинг ХВ-15 в сопровождении истребителя

Боинг В-17 «Летающая крепость»: цель поражена

Отработка новых компоновочных схем проводилась на средних бомбардировщиках, многие из которых пошли в серию. Создание же значительно более дорогостоящего межконтинентального бомбардировщика требовало обоснованного выбора его схемы еще на этапе проектирования. Вначале фирма Боинг предусматривала создание самолета с ТВД и на протяжении двух лет изучила более 30 вариантов стратегического бомбардировщика с различными взлетной массой и компоновкой крыла и двигателей. ТВД позволял достичь требовавшейся сравнительно небольшой скорости полета (вполне вероятно, что первоначальное техзадание составлялось военными в расчете на применение комбинированной силовой установки, как в случае с В-36). На первом этапе предполагалось использовать прямое крыло (модель 462 с шестью ТВД с одиночными винтами), затем был сделан выбор в пользу стреловидного крыла, а на последнем турбовинтовом проектном варианте (модель 464-35 с четырьмя ТВД) предполагалось применение соосных винтов. Известен также выдвинутый фирмой в 1949 г. проект среднего бомбардировщика ХВ-55 с четырьмя ТВД, приводящими соосные винты.

Однако к тому времени в процессе летных испытаний параллельно создававшегося фирмой Боинг среднего бомбардировщика В-47 хорошо зарекомендовала себя схема с умеренно стреловидным крылом большого удлинения и ТРД, расположенными в гондолах под крылом. Прислушиваясь к рекомендациям известного немецкого конструктора В.Фойгта, ставшего после второй мировой войны советником бомбардировочного отделения командования материально-технического обеспечения американских ВВС, военное руководство США также стало склоняться к использованию ТРД, обещавшему более высокие скоростные характеристики самолета (экспертом американских военных был и другой крупный немецкий специалист – аэродинамик Б.Гетерт, который позднее принял участие в оценке компоновки крыла самолета В-52). В результате схему самолета В-47 фирма решила использовать и на новом бомбардировщике, несколько пожертвовав дальностью полета для достижения более высокой скорости. Как известно, аналогичный выбор в пользу ТРД сделало на своем самолете ЗМ и российское ОКБ В.М.Мясищева, тогда как ОКБ А.Н.Туполева при проектировании Ту-95 остановилось на более экономичных ТВД с соосными винтами.

Схема ХВ-15

В октябре 1948 г. фирма Боинг представила окончательный вариант предварительного проекта бомбардировщика (модель 464-49) с восемью ТРД JT3 (позднее получившими обозначение J57), имеющего при взлетной массе 150 т и боевой нагрузке 4,5 т радиус действия 4930 км и максимальную скорость 910 км/ч. В марте 1949 г. с фирмой был заключен новый контракт, предусматривающий постройку двух опытных самолетов. Работы по программе были ускорены и объемы ее финансирования были повышены после начала летом 1950 г. войны в Корее. К 1951 г. в процессе проектирования взлетная масса самолета была повышена до 177 т для увеличения дальности полета.

Постройка первого опытного самолета ХВ-52, осуществлявшаяся в условиях строгой секретности, была завершена 29 ноября 1951 г., но из-за необходимости внесения в его конструкцию изменений первым 15 апреля 1952 г. приступил к летным испытаниям второй опытный самолет YB-52. Летные испытания самолета ХВ-52 начались 2 октября 1952 г. В ходе разработки самолета объем испытаний в АДТ составил около 6500 ч. ВВС США решили подстраховать себя на случай затруднений по программе В-52 и в марте 1951 г. привлекли фирму Конвэр к работам по стратегическому бомбардировщику YB-60, который по общей схеме (стреловидное крыло с восемью ТРД на подкрыльевых пилонах) был близок к В-52, но сохранял конструкцию фюзеляжа самолета В-36 и имел более толстое крыло. Летные испытания опытного YB-60 начались в апреле 1952 г., но успешный ход программы В-52 позволил отказаться от YB-60, и решение о серийном производстве В-52 было принято еще до первого полета его опытного образца.

Первый из трех предсерийных самолетов В-52А, предназначенных для эксплуатационных испытаний, совершил первый полет 5 августа 1954 г., поступление самолетов на вооружение началось передачей 29 июня 1955 г. первого самолета В-52В в учебно-тренировочное подразделение стратегического авиационного командования ВВС США и в июне 1956 г. первого самолета В-52С в боевое подразделение. Всего в 1952- 1962 гг. было построено 744 самолета, в число которых помимо двух опытных и трех предсерийных входили самолеты следующих вариантов:

Боинг ХВ-44- прототип бомбардировщика В-50

Разведчик Боинг RB-50B

В-52В (первый полет первого самолета 25 января 1955 г., построено 23 в 1955 г.),

разведчик RB-52B (27 в 1955 г.),

В-52С (9 марта 1956 г., 35 в 1956 г.),

B-52D (4 июня 1956 г., 170 в 1956- 1958 гг.),

В-52Е (3 октября 1957 г., 100 в 1957-1958 гг.),

B-52F (6 мая 1958 г., 89 в 1958 г.),

B-52G (26 октября 1958 г., 193 в 1958-1961 гг.),

В- 52Н (6 марта 1961 г., 102 в 1961-1962 гг.).

Несколько самолетов были переоборудованы в варианты GB- 52G, GB-52D и GB-52F для использования при наземной подготовке экипажей. Один из бомбардировщиков был переоборудован в вариант NB-52, использовавшийся в качестве носителя экспериментального гиперзвукового самолета Норт Америкен Х-15 (первое отделение от носителя осуществлено 8 июня 1959 г.). Модифицированные самолеты В-52 применялись также как носители аппаратов с несущим корпусом HL10/M2F3/X-24 (предшественников ВКС «Спейс Шаттл») и (с середины 1960-х годов по 1973 г.) беспилотного разведчика Локхид D-21, для обеспечения воздушного старта крылатой ракеты-носителя «Пегас» (первый пуск состоялся 5 апреля 1990 г.), в качестве летающих лабораторий при проведении различных исследований (например, для испытаний двигателей самолетов Боинг 747 и Локхид С-5).

Схема бомбардировщика Конвэр ХВ-53

Схема бомбардировщика Боинг ХВ-55

Первый опытный Боинг ХВ-52

Первая водородная бомба была сброшена с В-52 21 мая 1956 г. В последующие годы ряд рекордных полетов продемонстрировал высокие характеристики самолета: в ноябре 1956 г. были выполнены беспосадочные полеты вокруг североамериканского континента и через северный полюс дальностью 27000 км; 18 января 1957 г. три бомбардировщика В-52 совершили кругосветный полет, пролетев 39750 км за 45 ч 19 м при средней скорости около 850 км/ч; 11 января 1962 г. самолет установил рекорд дальности без дозаправки топливом в полете, преодолев 20168 км за 22 ч 9 м. Часть самолетов В-52 на протяжении многих лет несла постоянное боевое дежурство на аэродромах в состоянии готовности к взлету с ядерным оружием на борту. В 1960-х годах в течение нескольких лет с использованием около 10 самолетов В-52 было организовано круглосуточное дежурство в воздухе. К осени 1963 г. для уменьшения вероятности поражения самолетов В-52 на земле был завершен переход на рассредоточенное базирование 42 сформированных эскадрилий (по 15 самолетов в каждой) не менее чем на 36 аэродромах. К 1988 г. число авиабаз с бомбардировщиками В-52 уменьшилось до 12. К этому времени все самолеты налетали 6,6 млн.ч, в летных происшествиях был потерян 71 самолет. К началу 1990-х годов на постоянном боевом дежурстве находилось 40 стратегических бомбардировщиков В-52 и В-1. В сентябре 1991 г. в связи с изменением геополитической обстановки в результате распада СССР президент США Дж.Буш объявил об их снятии с дежурства в состоянии готовности к ядерному удару.

Схема бомбардировщика ЗМ/М4 ОКБ В.М.Мясищева

В-52 создавался как высотный бомбардировщик для атак с использованием свободнопадаю- щих ядерных бомб. В силу большой мощности ядерных зарядов высокая прицельность бомбометания не имела решающего значения, но В-52, как и советские стратегические бомбардировщики того же периода (ЗМ, Ту-95), был оснащен оптическим прицелом, что позволяло повысить точность бомбометания и, следовательно, с одной стороны, гарантировать более высокую вероятность поражения назначенных целей, а с другой – уменьшить непреднамеренный ущерб, наносимый гражданским объектам и населению. Тем не менее в 1960-х годах в ходе войны в Юго-Восточной Азии, где стратегический В-52 использовался в оперативно-тактических целях как носитель неядерных бомб, США, прибегнув к тактике «выжженной земли», применяли его в основном для коврового бомбометания, что вызвало резкую негативную оценку мирового сообщества. На последних вариантах самолета (B-52G и Н) оптические прицелы, по-видимому, вообще сняты, а сброс бомб осуществляется по данным навигационной системы и с помощью радиолокационного прицела. В результате и во время войны 1991 г. в зоне Персидского залива действия В-52 были ограничены ковровым бомбометанием по площадям.

Рабочая высота полета В-52 была на треть, а крейсерская скорость примерно вдвое выше, чем у поршневого В-29. Это существенно повышало выживаемость самолета в полете. В 1950-х годах в успешности высотной схемы применения самолета В-52, несущего ядерное оружие, руководство США убеждали достаточно смелые полеты высотных американских разведчиков в воздушном пространстве СССР, остававшихся во многих случаях безнаказанными из-за недостаточной высотности советских перехватчиков и отсутствия надежных зенитных ракет. В мае 1955 г. под гарантированную защиту была взята Москва: на вооружение Московского округа ПВО принимается первый отечественный ЗРК С-25 «Беркут» с диапазоном высот поражения целей 3-25 км, разработанный в КБ, носящем ныне название НПО «Алмаз». Но сокрушительный удар по концепции высотного бомбардировщика был нанесен 1 мая 1960 г. крупнейшим по тому времени успехом советских войск ПВО – уничтожением под Свердловском разведчика Локхид U-2, пилотировавшегося Г.Пауэрсом (самолет был уничтожен первой ракетой, она была выпущена боевым расчетом, руководимым майором Михаилом Ворониным).

Еще один U-2 был сбит 27 октября 1962 г. над Кубой во время карибского кризиса. В обоих случаях применялся зенитный ракетный комплекс С-75, также разработанный в НПО «Алмаз» и способный (в отличие от стационарного С-25) благодаря мобильности размещаться во всех зонах, подлежащих защите. По некоторым данным, боевое крещение комплекса произошло раньше – 7 октября 1959 г. Имеются свидетельства, что в тот день в районе столицы Китая тремя зенитными ракетами комплекса С-75 советского производства был уничтожен чанкайшистский скоростной разведчик RB-57D на высоте 20600 м (огонь вел китайский боевой расчет, но в подготовке техники и личного состава, выполнявшего стрельбу, участвовали советские военные инженеры). Можно отметить также случай применения комплекса 16 ноября 1959 г., когда огнем С-75 под Волгоградом на высоте 28000 м был сбит американский аэростат, запущенный в разведывательных целях. Характеристики ЗРК С-75, принятие которого на вооружение было санкционировано в ноябре 1957 г., позволяли ему бороться со всеми имевшимися в то время в мире аэродинамическими целями: дальность поражения целей составляла 34 км в варианте «Десна» и была доведена до 43 км в варианте «Волхов», диапазон высот поражения целей был равен 3… 22 км в исходном варианте «Двина», а затем расширен до 0,5…30 км («Десна») или 0,4…30 км («Волхов»), максимальная скорость поражаемых целей 2300 км/ч («Волхов»).

Схема бомбардировщика Ту-95 ОКБ А.Н.Туполева

Для повышения выживаемости самолета В-52 при прорыве ПВО на большой высоте он был снабжен ракетами-ложными целями ADM-20 «Куэйл» и вооружен УР Норт Америкен AGM-28 «Хаунд Дог», предназначенными для огневого подавления ЗРК с последующим поражением стратегических целей ядерными бомбами или для непосредственного уничтожения сильнозащищенных целей без захода в зону объектовой ПВО противника. Однако эффективность ЗРК С-75 по высотным целям вынудила американцев сделать в начале 1960-х годов вывод, что шансы на преодоление самолетом В-52 советских систем ПВО сохранит только значительное уменьшение дальности обнаружения бомбардировщика противником и, в результате, резкое сокращение располагаемого времени на пресечение его полета зенитными ракетами и истребителями-перехватчиками. Самый простой и эффективный из практически возможных способов достичь этого состоял в уходе на малые высоты полета (до 150 м), что потребовало усовершенствования оборудования самолета и внесения около 120 изменений для упрочнения конструкции (в частности, в 1972-1977 гг. по программе «Пейсер Планк» стоимостью 219 млн долл. были заменены крылья на 80 самолетах B-52D). Включение в профиль полета маловысотного участка значительно снизило дальность полета самолета (например, для варианта В-52Н с 16100 км без дозаправки в воздухе до 11700 км с одной дозаправкой при маловысотном участке 4450 км) вследствие повышения расхода топлива двигателями.

Однако и с упрочненной конструкцией В-52, конечно, не может считаться маловысотным самолетом. Несмотря на высокую (более 500 кг/м2 при массе 190 т) удельную нагрузку на крыло, большое удлинение крыла и сравнительно малая жесткость конструкции приводят к тому, что самолет сильно реагирует на порывы ветра: даже при умеренной атмосферной турбулентности полет со скоростью 600 км/ч на высоте 300 м может сопровождаться перегрузками в кабине от +4 до -2 от воздействия воздушных порывов. Поэтому при маловысотном полете в турбулентной атмосфере на массу самолета накладываются ограничения: от 113,4 т до 190,5 т (в зависимости от степени турбулентности) при скорости по прибору 500 км/ч. Тренировочные полеты в спокойной атмосфере проводятся на высотах до 120 м, но для снижения темпов расходования ресурса самолетов тренировочные маловысотные полеты вообще отменяются, если на маршруте прогнозируется умеренная турбулентность. Фактически же в боевых действиях (Вьетнам, Персидский залив) В-52 применялся только для высотного бомбометания.

В дальнейшем на В-52 была также установлена мощная бортовая система радиоэлектронной борьбы, в начале 1970-х годов вместо ракет «Хаунд Дог» в роли средства огневого подавления ЗРК были приняты ракеты SRAM, а в начале 1980-х годов на вооружении появились крылатые ракеты ALCM, значительно улучшившие возможность нанесения ударов без захода в зону ПВО противника. Однако такой способ атаки стал стандартным в 1990-х годах после достижения боеготовности стратегическими бомбардировщиками Рокуэлл В-1В, а в 1980-е годы типовое задание предусматривало использование КР для подавления ПВО противника с последующим прорывом для нанесения ядерного удара с применением СПБ или ракет SRAM.

Второй опытный Боинг YB-52

Первая официальная фотография бомбардировщика Конвэр YB-60. Она была опубликована перед первым полетом самолета, как «раскрывающая минимум информации для потенциального противника»

Парк одновременно находившихся на вооружении самолетов В-52 достиг максимума в начале 1960-х гг. и насчитывал значительно более 600 бомбардировщиков. В 1965-1984 гг. варианты с В-52В по B-52F были сняты с вооружения. К началу 1992 г. на вооружении ВВС США оставалось 254 самолета В-52 (159 B-52G и 95 В-52Н), из них 33 B-52G были на постоянной основе перенацелены на выполнение неядерных задач с применением обычных бомб и противокорабельных ракет «Гарпун».

В августе 1993 г. на авиабазе Дэвис-Монтан (шт .Аризона) началось уничтожение 350 самолетов В-52 в соответствии с Договором по.СНВ, подписанным ранее с СССР. Специальная «гильотина» разрезает каждый самолет на пять частей. В составе регулярных ВВС оставлены только 95 В-52Н.

Цена одного самолета составляла 8,7 млн. долларов по курсу 1962 г. С конца 1970-х по конец 1980-х гг на модернизацию самолетов В-52 было израсходовано 5 млрд долл. Средняя стоимость одного полета самолета В-52 в период войны во Вьетнаме составляла 41421 долл. (по оценке 1970 г.), в конце 1980-х годов – 37170 долл. (с учетом средней стоимости одного летного часа 5900 долл. и средней продолжительности тренировочного полета 6,3 ч). Средняя трудоемкость техобслуживания В-52 в 1993 г. составляла 33-41 чел-ч.

Экспериментальный гиперзвуковой самолет Норт Америкен Х-15

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет нормальной схемы с высокорасположенным крылом, восемью двигателями в спаренных гондолах и велосипедным шасси. Назначенный ресурс планера вариантов B-52D и F – 6000 ч, B-52G/H – 12500 ч; в дальнейшем он был продлен, например, некоторые самолеты В-52 G к середине 1992 г. имели налет около 17700 ч.

Крыло имеет угол установки 8° (при столь большом угле установки фюзеляж на взлете остается практически в горизонтальном положении), угол поперечного V равен -2° (в полете из-за изгиба вследствие упругости крыла угол поперечного V у концов становится положительным), угол стреловидности по передней кромке 37°. Относительная толщина профиля у корня/на концах примерно 13/10%. Крыло цельнометаллической конструкции кессонное с двумя балочными лонжеронами. Обшивка кессона крыла выполнена из механически обработанных панелей длиной около 24 м из алюминиевого сплава 7178ST. Верхние панели с монолитным подкреплением, нижние – с приклепанными стрингерами. Толщина панелей уменьшается по размаху (у корня 100 мм). Обшивка хвостовой части крыла состоит из слоистых панелей с металлическим сотовым заполнителем. На B-52G/H корневая часть крыла между внутренней парой двигателей и фюзеляжем усилена. Механизация крыла состоит из двухпозиционных одно- щелевых закрылков Фаулера площадью около 74 м2 с максимальным углом отклонения 50°. На вариантах самолета по B-52F включительно установлены элероны (на середине полуразмаха между секциями закрылков) и шестисекционные интерцепторы (сверху крыла перед закрылками), на B-52G/H элероны сняты. Отличительной чертой В-52G, модифицированного в носитель крылатых ракет (КР), являются наплывы перед корневой частью крыла, в которых расположено оборудование системы охлаждения БРЭО. Наплывы улучшают аэродинамические характеристики самолета и служат отличительным признаком носителя КР в соответствии с не- ратифицированным соглашением ОСВ-2.

Фюзеляж цельнометаллической конструкции типа полумонокок имеет овальное поперечное сечение с плоскими боковыми стенками. В передней части расположена герметическая двухпалубная кабина экипажа, состоящего из шести человек. Избыточное давление в кабине 52,0-59,8 кПа (0,53-0,61 кгс/см 2 ). Верхняя кабина невысока и не позволяет членам экипажа встать в полный рост. Вход экипажа в самолет осуществляется через люк со встроенным трапом снизу передней части фюзеляжа. Командир экипажа и второй летчик размещаются рядом (на опытных самолетах кресла располагались тандемом) на верхней палубе в креслах фирмы Вебер, катапультируемых вверх (безопасное покидание самолета обеспечивается на земле при минимальной скорости 167 км/ч), оператор системы РЭБ – также на верхней палубе в аналогичном кресле в правой задней части кабины, штурман и бомбардир – на нижней палубе спиной к направлению полета в креслах, катапультируемых вниз (минимальная безопасная высота покидания не ниже 76 м, желательная 150 м, при скоростях до нулевой).

Старт Х-15 с носителя NB-52

Схема экспериментального аппарата с несущим корпусом Мартин Мариетта Х-24А, стартовавшего с NB-52

На модификациях самолета по вариант B-52F включительно стрелок размещался в герметическом хвостовом отсеке; он мог по лазу через отсек вооружения перебраться в основную кабину, однако для этого было необходимо разгерметизировать кабину. Стрелок выполнял и функции наблюдателя, обеспечивая опознавание других самолетов в хвостовой полусфере, обнаруживая запущенные зенитные ракеты, течь топлива, возникновение пожара в двигателях и т.д. На В-52 G/H эти преимущества расположения стрелка в хвостовой кабине были потеряны: для повышения комфортабельности рабочих условий при маловысотном полете в турбулентной атмосфере стрелок переведен в основную кабину и размещается рядом с оператором системы РЭБ так же, как и оператор, спиной к направлению полета в кресле, катапультируемом вверх. Герметизация хвостового отсека была снята. Для снижения стоимости полетов с 1 октября 1991 г. стрелок в состав экипажа вообще, как правило, не включается. Фюзеляж B-52G/H усилен за счет установки новой перегородки между хвостовой и центральной секциями, новой обшивки хвостовой секции и модифицированной центральной секции.

Киль (угол стреловидности по передней кромке 40°) с рулем направления, стабилизатор (размах 16,95 м, угол стреловидности по передней кромке 42°, по линии 1/4 хорд 35°) переставной (управляется с помощью гидропривода в диапазоне +7°…-6°, на ранних модификациях стрелок должен был осуществлять аварийное ручное управление через редуктор с передаточным числом 200:1) с рулями высоты. Киль может складываться вправо для размещения самолета в ангаре.

Геометрические размеры различных вариантов самолета оставались неизменными за исключением уменьшения высоты киля и удлинения фюзеляжа на B-52G/H, по сравнению с предыдущими вариантами с соответствующим уменьшением высоты самолета с 14,64 м до 12,40 м и увеличением его длины с 47,58 до 49,05 м. Высота киля была уменьшена вследствие того, что эксплуатация предшествующих вариантов самолета показала эффективность примененной на В-52 системы парирования сноса при посадке за счет разворота стоек шасси, хотя при этом и была несколько увеличена опасность возникновения боковых колебании самолета типа «голланский шаг».

Двигатели для военно-транспортного самолета Локхид С-5 «Гэлекси» отрабатывались на В-52 – «летающей лаборатории»

При разработке Боинга 747 также использовалась летающая лаборатория на базе В-52

B-52G на авиабазе Гриффит

U-2R – последний вариант разведчика Локхид U-2

B-52G в высотном полете

На опытных В-52 кресла экипажа располагались тандемом и фонарь кабины имел «истребительный» вид

Нижняя поверхность планера большинства самолетов имела белую окраску для защиты от светового излучения при ядерном взрыве. У самолетов В-52F и D, начиная с войны во Вьетнаме, нижняя поверхность была окрашена в черный цвет для уменьшения вероятности визуального обнаружения.

Шасси велосипедной схемы с гидравлической системой уборки- выпуска состоит из четырех основных попарно разнесенных в продольном направлении двухколесных стоек и двух опорных подкрыльных стоек на концах крыла. Основные стойки убираются с поворотом колес почти на 90° в ниши, расположенные впереди и позади отсека вооружения, правая пара стоек убирается назад, левая – вперед. Передние стойки управляются на земле с помощью гид – росистемы с поворотом колес в пределах +20°…-20°. Все четыре стойки могут быть повернуты в полете или на земле синхронно на угол в пределах +20°. ..-20° для парирования сноса при посадке в условиях бокового ветра. Выпуск каждой основной стойки независимый, и самолет может осуществить аварийную посадку на три или в некоторых случаях на две (передняя и противоположная задняя) стойки. Размеры пневматиков 1420x410 мм, тормоза колес многодисковые с автоматами торможения. Подкрыльные стойки убираются в концевые части крыла. При посадке применяется ленточный тормозной парашют диаметром 13,4 м (максимальная скорость при выпуске 250 км/ч), размещаемый в хвостовой части фюзеляжа. Колея шасси 2,51 м, база 15,48 м.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА включает восемь двигателей, установленных в спаренных гондолах на подкрыльных пилонах и разделенных попарно вертикальными противопожарными перегородками, переходящими в длинные пилоны, изготовленные из нержавеющей стали и титанового сплава. Пилон крепится к узлам на кессоне крыла четырьмя болтами. Нижняя часть капота двигателя откидывается вниз на шарнирах, обеспечивая осмотр двигателей с земли. На всех вариантах самолета, за исключением В-52Н, используются различные модификации ТРД Пратт-Уитни J57 (является вариантом гражданского двигателя JT3C) с тягой от 38,7 кН (3945 кгс) у опытной модификации YJ57-P-3 до 49,8/61,2 кН (5080/ 6240 кгс) без/с впрыском водоме- таноловой смеси у последней серийной (J57-P-43WB). На В-52Н установлены ТРДД Пратт-Уитни TF33.

B-52G стал последним вариантом «Стратофортресса» с одноконтурными реактивными двигателями

Опытный ХВ-52 демонстрирует разворот стоек шасси для парирования сноса при боковом ветре

J57 – двухвальный ТРД с 9- ступенчатым компрессором НД и 7-ступенчатым компрессором ВД, трубчато-кольцевой камерой сгорания, одноступенчатой турбиной ВД и 2-ступенчатой турбиной НД. TF33 – ТРДД с 2-ступенчатым вентилятором, 7-ступенчатыми компрессорами НД и ВД, трубчато-кольцевой камерой сгорания, одноступенчатой турбиной ВД и 3-ступенчатой турбиной НД. J57-P-43WB (TF33) имеет длину 4,238 (3,450) м, максимальный диаметр 1,016 (1,346) м, массу сухого 1755 (1770) кг, расход воздуха 82 кг/с.

Каждый двигатель J57 снабжен седловидным маслобаком емкостью 32 л. Масляный радиатор размещен в центре воздухозаборника. Двигатели J57 снабжены системой впрыска водометаноловой смеси (для взлета при массе более 163300 кг) с приводом четырех насосов от воздушных турбин. Бак емкостью 4542 л с водометаноловой смесью установлен в фюзеляже перед крылом. Более мощные двигатели TF33 системы впрыска не имеют. Запуск первых двух двигателей осуществляется от наземной газотурбинной установки, остальных – от пневматической системы самолета. На дежурных самолетах все двигатели запускаются в течение 1-2 мин с помощью твердотопливных стартеров.

Топливо размещается в 12 баках: мягких баках фюзеляжа, баках кессона крыла (на ранних модификациях самолета по B-52F включительно мягкие баки, на B-52G/H – баки-отсеки) и двух подвесных баках, установленных между внешними парами двигателей и концами крыла и используемых также в качестве противоф- латтерных грузов (вначале использовались сбрасываемые баки емкостью по 3785 л или, начиная с В52С по 11355 л, на вариантах B-52G/H – несбрасываемые баки емкостью по 2650 л). Приемник системы дозаправки топливом в полете расположен сверху фюзеляжа за кабиной экипажа.

В-52Н последний серийный из семейства «Стратофортрессов», его дальность повышена применением двухконтурных двигателей

B-52G дозаправляется в полете от КС-135

B-52G после дозаправки в полете

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ .

Система управления с механической проводкой. Продольное и путевое управление безбустерное осуществляется рулями высоты и направления; поперечное управление на вариантах самолета по В-52F включительно – элеронами и интерцепторами (которые имеют гидропривод, применяются для управления креном в дополнение к элеронам при посадке, дозаправке в воздухе и маневрировании, а также в качестве воздушных тормозов), на вариантах B-52G/H – только интерцепторами. Имеется автопилот.

Носовая часть В-52Н с турелями оптоэлектронной обзорной системы

В-52 с ракетами Норт Америкен «Хаунд Дог»

Приборная доска в кабине В-52D

На B-52G/H в маловысотном полете работает система повышения устойчивости (SAS) типа ЕСР 1195, снижающая нагрузки на конструкцию в турбулентной атмосфере. Это одна из первых активных систем гашения аэроупругих колебаний, пришедших на смену старым пассивным методам, предусматривавшим усиление конструкции, применение весовых балансиров и введение ограничений на допустимые режимы полета (что утяжеляет конструкцию и ограничивает возможности JIA). Система ЕСР 1195 демпфирует изгибные колебания хвостовой части фюзеляжа самолета благодаря отклонению рулей направления и высоты по сигналам датчиков ускорений. Она была введена после того, как на прежде только высотном В-52 стали выполнять полеты на малых высотах. Конкретным «стимулом» к разработке и установке системы стала авария, происшедшая в полете близ Скалистых гор (шт.Колорадо), когда турбулентные нагрузки на вертикальное оперение превзошли расчетные и вертикальное оперение разрушилось.

Посадочный минимум для В-52 включает высоту нижней границы облаков 60 м и дальность видимости на ВПП 730 м. Максимально допустимая скорость бокового ветра при посадке с массой 131450 кг на сухую ВПП составляет 22 м/с, на мокрую ВПП – 12,5 м/с.

Вначале устанавливалась гидравлическая система с рабочим давлением 18,1 МПа (185 кгс/см2 ) с приводом 10 насосов от пневмосистемы, затем – система с давлением 20,7 МПа (211 кгс/см2 ), состоящая из шести независимых гидросистем с приводом шести насосов от двигателей и двух гидросистем с электроприводом насосов. Имеются также резервные гидронасосы с электроприводом. Гидравлическая система обслуживает интерцепторы, закрылки, механизм перестановки стабилизатора, створки бомбоотсека, механизм уборки и выпуска шасси, тормоза шасси и механизм его разворота, механизм поворота барабанной ПУ.

На самолетах по В-52Е имеется пневматическая система с отбором воздуха при давлении 1,4 МПа (14,5 кгс/см2 ) и температуре 400° С от компрессоров двигателей.

Старт ракеты Норт Америкен «Хаунд Дог» с самолета В-52

Первый бомбардировщик В-52Н с ракетами Дуглас «Скайболт» на пилонах

Ракета «Куэйл» в полете

Система кондиционирования питается воздухом от компрессоров двигателей, агрегаты системы смонтированы в корпусе передней части фюзеляжа. Кислородная система с газификаторами и баллонами емкостью по 8 л.

Система электроснабжения переменным током (400 Гц) питается от 4 генераторов мощностью по 40 кВ А с приводом от двигателей (на вариантах по В-52Е – с воздушно-турбинным приводом). В процессе модификации самолета установлен дополнительный источник постоянного тока, выпрямители, преобразователи и регуляторы, которые обеспечивают подачу стабилизированного постоянного тока для КР.

Имеется противообледенительная система, обслуживающая лобовое стекло, гондолы двигателей, ПВД. Крыло и оперение противообледенительной системы не имеют.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ.

Все варианты самолета В-52 оснащены аналоговыми навигационно-бомбардировочными системами. На первых вариантах использовались обзорная РЛС APS-23, дальномер, бомбардировочный оптический прицел. В дальнейшем от применения оптического прицела было, по-видимому, решено отказаться и высотное прицельное бомбометание невозможно, так как не учитывается высота полета, крен самолета, место подвески бомб (в бомбоотсеке или на внешних узлах) и т.д.

Ракета-ложная цель Макдоннелл-Дуглас «Куэйл» перед бомбардировщиком B-52G

B-52G готовится к взлету с вооружением из ракет SRAM на подкрыльевых пилонах

Последние варианты В-52G/H прошли в процессе эксплуатации ряд модификаций. В 1971-1977 гг. на всех В-52G/H была установлена оптикоэлектронная обзорная система AN/ASQ-151 (EVS-Electro-optical Viewing System), которая обеспечивает обход наземных препятствий в полете на малых высотах и оценку результатов атаки. В ее состав входят размещенные на двух поворотных турелях под носовой частью самолета ТВ камера для низких уровней освещенности Вестингауз AN/AVQ22 (на левой турели; диапазоны углов сканирования +45°…-45° по азимуту, 15° вверх и 45° вниз; возможно трехкратное увеличение изображения) и ИК система переднего обзора Хьюз AN/AAQ-6 (справа). Обе турели могут разворачиваться на 180° для хранения в нерабочем состоянии (чтобы снизить абразивное изнашивание оптики).

В-52 обладает одной из наиболее мощных среди самолетов ВВС США бортовых систем радиоэлектронной борьбы, включающих аппаратуру дезинформирующих и шумовых помех, а также ИК ловушки и дипольные отражатели. Самолеты B-52G/H оснащены следующим оборонительным радиоэлектронным оборудованием: системами РЭП Моторола AN/ ALQ-122 (SNOE – Smart Noise Operation Equipment) с высокой степенью автоматизации и Нортроп AN/ALQ-155(V) с регулированием мощности излучения для подавления наиболее опасных РЛС, усовершенствованными вариантами передатчиков помех в диапазоне X ITT Эвионикс AN/ ALQ-117 (на B-52G) и AN/ ALQ-172 (на В-52Н), цифровым приемником предупреждения о радиолокационном облучении Дальмо Виктор AN/ALR-46, импульсно-доплеровской РЛС защиты хвоста Вестингауз AN/ALQ-153, дополнительными передатчиками помех Нортроп AN/ALT-28 и ИК ловушками AN/ALE-20. Общая масса оборудования РЭБ достигла 2,7 т.

Вначале одним из основных элементов оборудования В-52 была астроинерциальная навигационная система, которая, в частности, использовалась для ввода данных перед пуском ракеты «Хаунд Дог». В 1981-1990 гг. на всех самолетах В-52G/H осуществлена установка комплекса наступательных радиоэлектронных систем OAS (Offensive Avionics System) с применением цифровой аппаратуры на твердотельных элементах. В состав комплекса OAS входят ДИСС Теледайн Рай- ан APN-218, высокоточная инерциальная навигационная система Ханиуэлл AN/ASN-131 (GEANS – Gimballed Electrostatic Airborne Inertial Navigation System), радиолокационный высотомер фирмы Ханиуэлл, курсовертикаль фирмы Лир Сиглер, аналоговая бомбарди- ровочно-навигационная система IBM/Рейтеон ASQ-38 с цифровым вычислителем, модернизированная РЛС картографирования и облета препятствий фирмы Норден, новые органы управления и индикаторы фирмы Сперри (обеспечено воспроизведение данных от 40 датчиков). Все В-52Н оснащаются системой РЭП ALQ-172(V2), 129 самолетов В-52G – системой ALQ-172(V1).

В-52Н с ракетами SRAM

Крылатая ракета ALCM фирмы Боинг в исходном варианте готовится к испытаниям по конкурсу, в котором участвовала также фирма Дженерал Дайнэмикс

B-52G взлетает с авиабазы Фэрфорд (Англия) с вооружением из 12 бомб М117 на каждом из двух подкрыльевых пилонов

B-52G с крылатыми ракетами ALCM

Информация от оптоэлектронной системы, бомбардировочно-навигационной системы и РЛС облета препятствий, а также пилотажная информация отображаются на ЭЛТ (с размерами экрана 25 см), установленных на рабочих местах командира экипажа, второго летчика и штурмана. На ЭЛТ, в частности, выдаются воздушная скорость, высота по радиовысотомеру и остающееся время (до сброса оружия). Система облета препятствий на самолете В-52 значительно уступает по своим возможностям системам аналогичного назначения на последующих стратегических бомбардировщиках и ударных самолетах А-6, F-111 и F-15E. Это директорная система, которая выдает на ЭЛТ дальность до наземных объектов, их азимут и изображение впереди лежащей местности с переключаемым летчиком масштабом дальности 4,8, 9,6 или 16 км. Имеются два режима отображения: рельефа местности и ее карты. Если впереди по курсу лежит возвышенность, на индикаторе высвечивается директорный сигнал, указывающий летчику на необходимость набора высоты.

Применение нового оборудования с установкой дополнительных обтекателей и антенн повысило аэродинамическое сопротивление самолета и максимальное крейсерское число М, составлявшее вначале 0,90 для последних вариантов самолета, было снижено до 0,84.

С 1994 г. намечалась замена ИК системы AN/AAQ-6 на ИК систему фирмы Лорал, отличающуюся применением мозаичной решетки из 640x480 ИК детекторов на основе силицида платины. Новая система работает в диапазоне 3-5 мк (в отличие от старой, работающей в диапазоне 8-12 мк), имеет два поля зрения (широкое для навигации и узкое для захвата цели) и устанавливается также на турели. Это должно быть первым использованием техники ИК датчиков на силициде платины в состоящей на вооружении военной системе.

На всех разведчиках RB-52B и самолетах В-52С в отсеке вооружения предусматривалась (но редко использовалась) установка двухместного герметического контейнера с разведывательным оборудованием, включавшим АФА и электронную аппаратуру, и радиооборудованием для связи с остальными членами экипажа.

ВООРУЖЕНИЕ.

Наступательное оружие устанавливается в отсеке вооружения (длина 8,5 м, ширина 1,8 м, объем 29,53 м 3 ) и на двух подкрыльных пилонах (между фюзеляжем и внутренними парами двигателей). В-52 является прежде всего носителем ядерного оружия. В начальный период его эксплуатации основным ядерным оружием были свободнопадающие бомбы Мк.5, 6, 15, 17, 36, 39, 41, 53 и 57, размещавшиеся в отсеке вооружения. В дальнейшем в состав вооружения были введены ядерные бомбы В28, 43, 61 и 83 (до восьми в отсеке вооружения). В настоящее время используются два последних типа бомб (В61 и В83), причем типовой нагрузкой являются четыре бомбы.

Ракеты «Хэв Нэп» под крылом бомбардировщика В-52

В-52 выполняет боевую задачу

В 1961-1976 гг. на вооружении самолетов В-52С, D, Е, F, G и Н находились УР Норт Америкен AGM-28 (GAM-77) «Хаунд Дог» с ядерной БЧ (с высотой пуска до практического потолка), предназначенные для поражения сильнозащищенных целей без захода в зону объектовой ПВО противника и для подавления средств ПВО противника с целью облегчить последующее поражение целей с помощью бомб; один самолет мог нести две УР AGM-28 (по одной на каждом подкрыльном пилоне). Стартовая масса ракеты AGM-28B 4600 кг, дальность пуска до 1250 км. ТРД Пратт-Уитни J52, установленные на ракетах AGM-28, обычно использовались в качестве бустерных дополнительно к основным двигателям самолета на взлете (запас топлива ракеты пополнялся в полете из баков самолета). Вследствие отбора топлива в баки ракет, а также из-за дополнительного аэродинамического сопротивления УР AGM-28 дальность бомбардировщика при их использовании уменьшалась на 17%. Предполагалось использовать также ракету AGM-48 (GAM-87) «Скайболт», разработка которой, однако, была прекращена.

В 1960-1978 гг. использовались ракеты-ложные цели (или, как у нас их тогда называли, диверсионные снаряды) Макдоннелл -Дуглас ADM-20 (GAM-72) «Куэйл», которые размещались в отсеке вооружения. Ракеты ADM-20 имели ЭПР, близкую к ЭПР самолета В-52, должны были запускаться при преодолении ПВО на большой высоте и осуществляли полет по запрограммированной траектории или по радиокомандам с носителя. Это было достаточно эффективное средство отвлечения зенитных ракет противника, но В-52 мог нести лишь до четырех таких ракет, которые при немалых массе (около 550 кг у каждой) и размерах существенно снижали располагаемую боевую нагрузку.

Истребитель МиГ-21 применялся во Вьетнаме для борьбы с бомбардировщиками В-52

Вертолет Ми-6А на службе Аэрофлота

Начиная с 1972 г., 281 самолет B-52G/H был модифицирован для установки УР малой дальности Боинг AGM-69A (SRAM – - Short-Range Attack Missile) с ядерной БЧ, которые предназначались прежде всего для подавления с высокой точностью средств ПВО противника, но могли быть использованы и для поражения cлабо- и среднезащищенных стратегических целей. Один самолет мог нести до 20 УР AGM-69A (восемь на барабанной пусковой установке в отсеке вооружения и по шесть на каждом из двух подкрыльных пилонов). В начале 1990-х годов ракеты SRAM были сняты с вооружения в связи с истечением сроков хранения.

В-52 на аэродроме в Джидде (Саудовская Аравия)

Первый успешный пуск КР ALCM (Air-Launched Cruise Missile) с самолета В-52 состоялся 5 марта 1976 г., а в 1981-1990 гг. 195 самолетов (99 B-52G и 96 В-52Н) были модифицированы для установки двенадцати (по шесть на каждом подкрыльном пилоне) КР Боинг AGM-86B с ядерной БЧ. В 1988-1993 гг. 96 самолетов В-52Н дополнительно модифицированы для размещения до восьми КР AGM-86B на унифицированной барабанной ПУ и, таким образом, один В-52Н может нести до 20 КР (что дает максимальную боевую нагрузку около 29 т). Начиная с 1990 г., построено 500 серийных усовершенствованных малозаметных КР Дженерал Дайнэмикс AGM-129 (ACM – Advanced Cruise Missile), которые может нести В-52Н (B-52G такой способностью не обладает). Масса подкрыльного пилона для КР около 2270 кг. После пуска КР пилоны могут быть сброшены.

Обычное оружие включает свободнопадающие бомбы (СПБ): Мк.82 (калибра 227 кг), М117 (340 кг), Мк.83 (454 кг) и Мк.84 (907 кг), планирующие бомбы GBU-15 и размещается в отсеке вооружения, а также (на вариантах В-52D, F, G и Н) на двух подкрыльных пилонах. В отсеке вооружения могут подвешиваться обычно до 27 бомб калибра 340 кг, а на внешних пилонах – до 24 бомбы калибра 340 кг, что дает общую боевую нагрузку 19,0 т с учетом фактической массы бомб. Типовая обычная боевая нагрузка включает 24 бомбы Мк.82/М117 или восемь бомб Мк.84, размещенных в отсеке вооружения. Во время войны во Вьетнаме самолеты В-52D были модифицированы по программе «Биг Белли» для увеличения нагрузки в отсеке вооружения до 42 бомб калибра 340 кг или до 84 бомб калибра 227 кг, что дает максимальную общую (внутреннюю и внешнюю) фактическую нагрузку 29,2 т. Точность маловысотного бомбометания зависит в значительной мере от мастерства экипажа и в тренировочных полетах достигает 9 м.

Носовая часть B-52G, совершившего 15 вылетов во время операции «Буря в пустыне» (каждому вылету соответствует «бомбочка», нарисованная на фюзеляже)

В конце 1980-х годов 69 из 167 остававшихся на вооружении самолетов B-52G были перенацелены на выполнение дальних операций с применением неядерного оружия и, начиная с 1988 г., оборудованы комплексной системой управления обычным оружием (ICSMS – Integrated Conventional Stores Management System), допускающей использование и ядерного оружия. Они могут выполнять морские операции с вооружением из противокорабельных УР Макдоннелл-Дуглас AGM-84 «Гарпун» (до 12 УР на внешней подвеске одного самолета) и мин. Для поражения наземных целей самолеты вооружены высокоточными УР Мартин-Мариетта AGM-142 «Хэв Нэп» с ТВ системой наведения (производимый в США вариант разработанной в Израиле ракеты «Попай»; масса БЧ УР «Хэв Нэп» 300 кг, дальность пуска 110 км) и КР AGM-86C с неядерной БЧ. Предполагалось также вооружить В-52G и противорадиолокационными УР Нортроп AGM-136 «Тэсит Рейнбоу» (на новой 30-зарядной вращающейся ПУ), однако разработка этой ракеты была прекращена в 1991 г.

Из 95 В-52Н, которые останутся на вооружении ВВС США в 1990-х годах, 47 самолетов будут переоборудованы для применения высокоточного обычного оружия, остальные будут нести ядерное оружие. Переоборудование В-52Н осуществляется с использованием компонентов от снимаемых с вооружения В-52G. Оно началось в 1993 г. и продлится в течение нескольких лет. Модификация первого В-52Н завершена в сентябре 1993 г., в 1994 г. предполагалось переоборудовать еще 10 самолетов. Планируемые модификации включают установку приемников спутниковой навигационной системы, помехозащищенной связной системы, универсального адаптера в бомбоотсеке и комплексной системы управления обычным оружием. Будут установлены подкрыльные держатели (снятые непосредственно с В-52 G), позволяющие подвешивать бомбы калибром до 907 кг. 18 самолетов будут модифицированы для подвески под крылом противокорабельных ракет AGM-84 «Гарпун» (до 12 ракет), а 10 самолетов смогут нести ракеты AGM-142 «Хэв Нэп» (до четырех). На 47 самолетах В-52Н с обычным оружием планируется также установка корректируемых бомб JDAM. В-52Н смогут также нести крылатые ракеты AGM-86, включая ракеты с неядерным снаряжением AGM-86C.

Стрелковое оборонительное вооружение расположено на хвостовой турели и включает на вариантах от В-52А по B-52G включительно четыре пулемета Браунинг МЗ (12,7 мм, 4x600 патронов; на B-52G – с радиолокационной системой управления огнем AN/ASG-15), на 33 самолетах B/RB-52B – две пушки М24А1 (20 мм) и на В-52Н – одну пушку М61А1 (20 мм, 1200 патронов) на турели Дженерал Электрик Т171 с радиолокационной дистанционной системой управления огнем AN/ASG-21.

Основные отличия вариантов бомбардировщика В-52 (по данным фирмы) ХАРАКТЕРИСТИКИ B-52G/H

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 56,39 м; длина самолета 49,05 м; высота самолета 12,40 м; площадь крыла 371,60 м2 ; угол стреловидности крыла по линии 1/4 хорд 35°.

ДВИГАТЕЛИ. На В-52Н: ТРДЦ Пратт-Уитни TF33-P-3 (8x75,6 кН, 8x7710 кгс); на B-52G: ТРД Пратг -Уитни J57-P-43WB (8x49,8/8x61,2 кН, 8x5080/8x6240 кгс без/с впрыском водометаноловой смеси).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная полетная масса (после дозаправки топливом в воздухе) 256735 кг (В-52Н); максимальная взлетная масса 229065 (В-52Н) или 221355 (B-52G); масса пустого снаряженного самолета (B-52G) с экипажем из 6 чел. – 83460; масса конструкции (B-52G) 37440; посадочная масса – (B-52G): предельная 147420, максимальная эксплуатационная 131540; максимальная боевая нагрузка в отсеке вооружения 22680 (В-52Н); запас топлива (вырабатываемого): во внутренних баках 135825 (174130 л), в подвесных баках 4135 (2x2650 л).

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость горизонтального полета на большой высоте 957 км/ч (М-0,9); крейсерское число М на большой высоте: максимальное 0,84 (приборная скорость 723 км/ч), нормальное 0,77 (истинная скорость 819 км/ч); максимальная скорость преодоления ПВО на малой высоте в спокойной атмосфере 652-676 км/ч (М=0,53-0,55); скороподъемность (B-52G): при восьми работающих двигателях 7,6…10,2 м/с, при шести работающих двигателях 2,5 м/с; практический потолок 16765 м (В-52Н) или 12190 м (B-52G); практическая дальность полета с максимальным запасом топлива: на большой высоте без дозаправки в воздухе 16090 км (В-52Н) или 12070 км (B-52G), по профилю большая-малая высота с маловысотным участком 4450 км и одной дозаправкой в воздухе 11700 км; длина разбега 2900 м; длина пробега при массе 122470 кг без тормозного парашюта (B-52G): на сухой ВПП 1433 м, на мокрой ВПП 2500 м; максимальная эксплуатационная перегрузка: при массе до 204115 кг +2,0, при массе 221355 кг +1,8; ЭПР примерно 100 м2 .

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Самолеты B-52D, F и G с 18 июня 1965 г. по 15 августа 1973 г. применялись в военных действиях в Юго-Восточной Азии для выполнения операций под общим кодовым наименованием «Арк Лайт» (Ark Light). Участвовавшие в операциях самолеты дислоцировались на авиабазах Андерсен (о.Гуам),

Утапао (Таиланд) и Кадена (о.Окинава), их число достигло максимума (около 210) в 1972 г. За все время боевых действий ими было выполнено около 125 тыс. вылетов (из них 55% для атаки целей на территории Южного Вьетнама, 27% – Лаоса, 12% – Кампучии и 6% – Северного Вьетнама), сброшено 2,39 млн.т бомб (т.е. 36% от общего тоннажа 6,57 млн т сброшенных бомб). Всего в операциях, по американским данным, было потеряно 29 самолетов В-52, из них 17 – от огня ПВО и 12 – по другим причинам.

Дорогостоящие управляемые ракеты «Хаунд Дог» в Индокитае не применялись, а дешевые обычные бомбы доставлялись самолетами В-52, в основном, методом коврового бомбометания. Масштабы массированной, без четкого выбора целей, бомбардировки по площадям, наносившей особо Ж0С- токий урон природной среде, были небывало высоки: по американским же данным, во время второй мировой войны 31% бомбардировок авиацией союзников производился по площадям, во время корейской войны – уже 74%, а в ходе войны в Индокитае эта цифра возросла до 85%. Выполнялась угроза командующего стратегической авиацией ВВС США генерала К.Лемея, заявившего в 1965 г.: «Они (северовьетнамцы – Авт.) должны спрятать свои клыки и прекратить агрессию или мы бомбежками вернем их в каменный век».

После удара трех В-52 оставалась полоса бомбовых воронок длиной 1500-2000 м и шириной 350-400 м. Подсчитано, что площадь воронок, образовавшихся в результате бомбардировок стран Юго-Восточной Азии, достигла 100 тыс.га, а общая площадь пострадавшей территории – 5 млн.га. «Коврами» бомб было покрыто 26% территории Южного Вьетнама. Специалисты-экологи полагают, что по масштабам разрушений и долговременным экологическим последствиям такое бомбометание фактически сравнимо с оружием массового поражения.

До апреля 1972 г. самолеты В-52 почти не применялись по целям на территории Северного Вьетнама из опасений больших потерь от достаточно мощной северовьетнамской ПВО. В последующем американцы пошли на организацию налетов и против Демократической республики Вьетнам, резко расширив участие в операциях бомбардировщиков В-52: если 1 апреля 1972 г. в этом регионе было 83 В-52 (из 725 боевых американских самолетов), то к середине июня их число возросло до 195 (из 1300 самолетов). В декабре 1972 г. была проведена одна из наиболее крупных воздушных операций под кодовым названием «Лайнбэкер»II против Ханоя, Хайфона и других северовьетнамских городов. Американцы бомбили мосты, дороги, переправы, склады, войска, дамбы, заводы, порты, аэродромы. Для этой цели использовалась вся имевшаяся у США в Юго-Восточной Азии авиация. Массированные бомбардировки начались 18 декабря и продолжались 12 дней, войдя в историю как «рождественские». За эти дни на города Северного Вьетнама было сброшено более 100 тыс.т бомб. Около 210 принимавших в операции участие самолетов В-52, эскортировавшихся истребителями F-4 «Фантом», выполнили не менее 729 вылетов для атаки 34 объектов на территории Северного Вьетнама и сбросили 13620 т бомб. В результате этих налетов, по американским данным, были уничтожены или повреждены 1600 сооружений, 500 участков железнодорожных путей, хранилища для нефтепродуктов общим объемом 11,36 млн л (это составило 1/4 всех запасов нефтепродуктов), 10 аэродромов и 80% электростанций Северного Вьетнама. По северовьетнамским подсчетам, за две недели было убито 1,5 тыс. мирных жителей. Американцы считают это очень низким процентом потерь среди гражданского населения, достигнутым благодаря принятым ими мерам (в частности, специальным маршрутам полета).

Вьетнамских данных о причиненном «рождественскими» бомбардировками материальном ущербе не опубликовано, и в том, что он был столь велик, как подают это американцы, можно усомниться. На первый взгляд сомнителен и военный успех операции в целом, так как через месяц после описываемых событий (27 января 1973 г.) в Париже было подписано соглашение о прекращении войны, предусматривающее полный вывод американских войск из Южного Вьетнама в течение 60 дней. Внешне это выглядит так, будто американцы решили «хлопнуть дверью» перед уходом из страны, где их многолетние военные усилия потерпели провал. Но при более близком ознакомлении с ситуацией видно, что США добились своей ближайшей политической цели, не «потеряв лицо» окончательно и заключив соглашение на минимально приемлемых для них условиях. Дело в том, что постепенный вывод своих войск из Вьетнама американцы начали намного раньше, с лета 1969 г., когда Р.Никсон вскоре после прихода к власти, под воздействием антивоенных настроений в стране, взял курс на «вьетнамизацию» войны. Однако он хотел предотвратить военный крах своего союзника – Южного Вьетнама – и провести отступление так, чтобы оно не превратилось в разгром. В то же время Северный Вьетнам, развивая свой военный успех, стал затягивать ведущиеся мирные переговоры, пытаясь добиться безоговорочной победы. По словам президента Никсона, осуществлением операции «Лайнбэкер»II он хотел вывести мирные переговоры из «тупика», в который их завели «несговорчивые» северовьетнамцы, и заставить Северный Вьетнам вновь сесть за стол переговоров.

Г.Киссинджер, помощник президента по национальной безопасности, предлагал провести интенсивные бомбардировки к югу от 20-й параллели и в южном Лаосе, но не бомбить густонаселенные районы. Генерал Хейг, в то время военный советник президента, высказывался за нанесение ударов с использованием самолетов В-52 к северу от 20-й параллели по той причине, что «только сильный шок сможет заставить Ханой вернуться к столу переговоров». Никсон последовал совету Хейга. Политическая цель была достигнута – Северный Вьетнам снял часть своих требований (например, запрещение полетов всех южновьетнамских самолетов или полное удаление из страны американских технических специалистов, что вело к невозможности ремонта и обслуживания ВВС Южного Вьетнама) и ускорил переговоры. Впрочем, в долгосрочном плане договор «не сработал» на американцев – он позволил северовьетнамским войскам остаться на Юге и воссоединение Вьетнама через два года произошло не мирными средствами, как это предусматривалось договором, а в результате военной победы Севера. США в это уже не вмешались, поскольку к тому времени конгресс наложил запрет на использование в Индокитае американских вооруженных сил, включая авиацию, а «уотергейтское» дело устранило со сцены решительного Никсона. Бывший президент, любящий красивую фразу, заявил позднее: «мы выиграли войну, но затем проиграли мир».

Испытательный пуск крылатой ракеты AGM-86 с самолета В-52

В ходе операции «Лайнбэкер»II авиация США понесла достаточно крупные потери. По американским данным, огнем ПВО было сбито 13 самолетов В-52, при атаках истребителями МиГ-21 – еще два В-52, т.е. число потерянных бомбардировщиков составило 2% от общего количества вылетов. Вьетнамское командование официально сообщило об уничтожении 34 В-52 со следующим распределением числа сбитых бомбардировщиков:

18 декабря – три самолета,

19 декабря – два,

20 декабря – четыре,

21 декабря – три,

22 декабря – три,

23 декабря – два,

24 декабря – один,

26 декабря – восемь,

27 декабря – пять,

28 декабря – два,

29 декабря – один.

Почти все самолеты были поражены расчетами зенитных ракетных войск, которым в эти дни ставилась задача в первую очередь сбивать В-52. Две машины, и по вьетнамским данным, сбиты истребителями МиГ-21. В советской военной энциклопедии (издание 1978 г.) говорится о 23 сбитых В-52.

Если принять за наиболее достоверные американские данные о потерях В-52 в ходе операции «Лайнбэкер»II, то они были меньше, чем прогнозировалось некоторыми американскими экспертами. Это объясняется тем, что, хотя рейды выполнялись на большой высоте (для повышения бомбовой нагрузки), они проходили под покровом ночи и под прикрытием самолетов-постановщиков помех и противорадиолокационных самолетов. Ставились облака пассивных помех с целью преждевременного подрыва зенитных ракет. Причем американцы имели численное превосходство в воздухе, надежно контролировали с помощью РЛС район боевых действий. Для эффективного применения в этих условиях истребителей МиГ-21 вьетнамское руководство по рекомендации советских военных советников приняло тактику одноразовых одиночных перехватов без ввязывания в затяжные маневренные бои с противником. Американцы разбомбили большинство аэродромов Северного Вьетнама и самолеты МиГ-21 могли взлетать лишь с рулежных дорожек и с грунтовых ВПП ограниченных размеров с использованием пороховых ускорителей СПРД-99. На пригодные взлетные площадки самолеты доставлялись вертолетами Ми-6 на внешней подвеске. МиГ-21 вылетали на перехват из положения дежурства на земле после поступления сигнала от организованной советскими специалистами системы дальнего радиолокационного оповещения, которая позволяла обнаруживать летевшие на большой высоте В-52 на удалении до 350 км. Чтобы не демаскировать себя, летчикам МиГ-21 не разрешалось в ходе атаки включать прицел РП-21 на излучение. Управление перехватом осуществлялось по командам с земли, цель обнаруживалась визуально (ночью – по бортовым аэронавигационным огням, которые экипажи В-52 оставляли включенными для выдерживания между самолетами в отряде заданных интервалов и дистанций). Обычно летчик МиГ-21 перед атакой занимал исходное положение далеко позади цели, затем, включив форсаж, сбросив топливные баки и разогнав самолет до максимально возможной скорости, скрытно сближался с целью, выполнял стремительную ракетную атаку и по кратчайшему пути уходил на свой аэродром. Первый американский бомбардировщик был уничтожен 27 декабря летчиком Фам Туаном, будущим космонавтом Вьетнама: две пущенные поочередно ракеты Р-3С попали в цель. Перехват, выполненный на следующий день другим вьетнамским летчиком, хотя и достиг своей цели, не был столь благополучен: в момент начала перехватчиком расчетного маневра экипаж В-52 неожиданно для атакующего выключил АНО и летчик-истребитель, потеряв ориентировку, врезался в В-52 (вскоре обломки истребителя и бомбардировщика были обнаружены на земле на близком расстоянии один от другого).

В ходе войны в зоне Персидского залива в 1991 г. для нанесения бомбовых ударов по Ираку использовались 70 самолетов B-52G, взлетавших с о.Диего- Гарсия в Индийском океане, аэродрома в Джидде (Саудовская Аравия), авиабаз Морон (Испания, близ Севильи) и Фэрфорд (Великобритания). Все задействованные самолеты В-52G выполнили 1624 вылета и сбросили 72 тыс. единиц оружия общей массой более 23315 т (т.е. четверть, а по другим данным около трети, от общей массы 94500 т всех обычных и управляемых бомб, сброшенных за время войны в Персидском заливе). По свидетельству американцев, В-52 был одним из самолетов, которые наиболее часто запрашивались сухопутными силами для подавления иракских наземных сил. Бомбометание осуществлялось с большой высоты по площадным целям на кувейтском театре боевых действий и по аэродромам, промышленным объектам, местам скопления войск и хранилищам на территории Ирака, причем до операции «Буря в пустыне» систематических тренировочных полетов на высотное бомбометание не проводилось, и недостаточно подготовленные экипажи допускали ошибки. Например, документальный кадр, сделанный со спутника, свидетельствует о том, что серия бомб, сброшенных с В-52 по одной из войсковых колонн на марше, легла на большом удалении от дороги, по которой двигалась колонна. Отмечались и технические проблемы: несброс бомб с подвески, отказы механизма открытия створок бомболюка. В то же время, по официальным данным, боеготовность задействованных B-52G превысила 81%, что на 2% выше боеготовности мирного времени.

Наиболее крупной и примечательной операцией бомбардировщиков В-52 в Персидском заливе было первое применение крылатых ракет AGM-86C, снаряженных БЧ обычного типа. На AG- М-86С, представляющих собой модификацию ракет AGM-86B с ядерной БЧ, были установлены фугасные и кассетные БЧ массой по 450 кг. Дальность полета AG- М-86С меньше, чем у ракеты с ядерной БЧ, однако точность наведения выше благодаря применению бортового приемника глобальной спутниковой навигационной системы. КР были применены в январе 1991 г. в первые часы операции «Буря в пустыне» с бомбардировщиков B-52G из состава 2-го бомбардировочного крыла (авиабаза Барксдейл, шт.Луизиана). Основная причина применения КР воздушного базирования была связана с тем, что самолеты многонациональных сил не могли совершать полеты через воздушное пространство Турции, а самолеты F-111 и F-117A, базировавшиеся в Саудовской Аравии, не могли углубляться на территорию Ирака, так как в этом случае они должны были осуществлять дозаправку над территорией Ирака. Бомбардировщики B-52G, не выходя из воздушного пространства Саудовской Аравии, осуществили пуск КР с подкрыльевых пилонов в 80 км от границы с Ираком. Удары ракетами AGM-86C наносились по восьми высокоприоритетным целям (центры связи, системы ПВО и аэродромы), расположенным в районе г.Мосул (северный Ирак). Всего было выпущено 35 КР с семи самолетов B-52G. Из них примерно 30 КР поразили намеченные цели, в работе бортового оборудования четырех ракет произошли отказы. Для выполнения этой операции эскадрилья самолетов В-52 совершила самый длительный в истории воздушных операций перелет с континентальной части США по маршруту протяженностью около 22500 км. Самолеты находились в воздухе 34 ч 20 м, были осуществлены четыре дозаправки топливом в полете.

В ходе боевых действий в зоне Персидского залива было потеряно два В-52. Один был сбит зенитным огнем, второй (2 февраля 1991 г.) – был поврежден и потерпел катастрофу над Индийским океаном при возвращении с задания.

В заключение отметим, что практика полетов самолетов В-52 с ядерными бомбами на борту делала их и в мирное время источником повышенной опасности. В двух случаях катастрофы были весьма реальны: в 1961 г. В-52 с двумя ядерными бомбами на борту упал близ Голдсборо (США), в 1966 г. еще один самолет с четырьмя атомными бомбами разбился после столкновения с заправщиком в районе города Паломарес (Испания).

ФРАНЦИЯ. ДАССО. «МИРАЖ»IV. Стратегический бомбардировщик

«Мираж»IV является развитием «Миража»1М, представляя собой практически увеличенную копию этого истребителя бесхвостой схемы с треугольным крылом

В отличие от российских, американских и английских стратегических бомбардировщиков легкий сверхзвуковой бомбардировщик «Мираж»IV, считающийся во Франции стратегическим самолетом, трудно отнести к крупным достижениям авиационной техники. Он является развитием «Миража»III, представляя собой (по планеру) практически увеличенную, в 1,5 раза по размерам и в два с лишним раза по массе, копию этого истребителя бесхвостой схемы с треугольным крылом. В силу малой размерности он обладает сравнительно невысокой боевой нагрузкой. Большая дальность полета достигается только с подвесными баками или при дозаправке топливом в воздухе, что ограничивает сверхзвуковой участок полета. Однако как первый французский носитель ядерного оружия «Мираж»IV имеет интересную политическую предысторию.

Военный разгром в течение шести недель 1940 г. и четыре года пребывания в положении оккупированного и марионеточного государства вычеркнули Францию из числа великих держав, внесших решающий вклад в победу над фашизмом, глубоко потрясли всю страну и задели национальную гордость французов. Бывший президент В.Жискар д'Эстен с обидой пишет, что в 1974 г. федеральный канцлер ФРГ Г.Шмидт произнес: «вы были на стороне победителей в войне» вместо того, чтобы сказать: «вы выиграли войну». Генерал де Голль и в конце своей жизни вспоминал плохое отношение к нему во вторую мировую войну союзников, которые никогда не обращались с ним как с равноценным партнером. Международные позиции Франции отнюдь не укрепила утрата колониальных владений в Индокитае в конце 1940-х – начале 1950-х годов в ходе процесса, аналогичного распаду Британской империи. Несмотря на то, что по сравнению с многими другими странами объем военных разрушений во Франции был невелик (уничтожено лишь 10% производственных мощностей), ее экономика долгое время находилась в расстройстве, и Франция была вынуждена согласиться на помощь по плану Маршалла (в рамках которого она в 1946-1955 гг. получила 4,4 млрд долл., т.е. примерно 1/10 всех инвестиций в промышленность Франции за эти годы), пойдя на определенную финансовую и политическую зависимость от США.

Схема самолета «Мираж»IVА

«Мираж»IVА на стоянке

В борьбе за восстановление прежнего международного влияния Франция к концу 1950-х годов вновь обрела сильные экономические позиции. Но для подтверждения ранга великой державы она поставила целью воссоздать и свое реальное военное могущество, в том числе вступить в число атомных держав, считая ядерное оружие решающим признаком суверенитета в ядерную эпоху. Час рождения французской атомной бомбы и носителя для нее – самолета «Мираж»IV – пробил после суэцкого кризиса 1956 г., во время которого США заняли нейтральную позицию и отказались поддержать англо-франко-израильскую агрессию против Египта перед лицом угрозы со стороны Советского Союза применить против агрессоров ракеты. Обосновывая «ядерное» решение, П.Мессмер, под руководством которого как министра обороны (1960-1969 гг.) оно выполнялось, говорил: «…нам угрожают и мы не можем в любом случае положиться на американцев».

Вначале французы предполагали разработать ядерное оружие совместно с ФРГ и Италией с распределением расходов в соотношении 45:45:10. Однако де Голль, вначале поддерживавший такое сотрудничество будучи в отставке, после прихода в 1958 г. к власти отказался от него. Как считают, де Голль полагал, что допуск немцев к атомному оружию нанес бы большой ущерб отношениям с Советским Союзом. Это мнение имеет под собой основание. Известно, например, что в апреле 1959 г. правительство СССР направило правительству ФРГ ноту с предостережением, что, допуская приготовления к атомной войне на своей территории и добиваясь оснащения бундесвера ядерным и ракетным оружием, федеральное правительство нарушает запрет на вооружение и милитаризацию Германии.

«Мираж»III в одном из своих последних вариантов «Мираж»VPA – в составе ВВС Пакистана

Первый опытный «Мираж»IVА-01

Тогдашний федеральный канцлер ФРГ К.Аденауэр говорил также, что для французов обладание атомной бомбой в известной мере пред- ставляет собой монополию по отношению к немцам, своего рода компенсацию за позор поражения в 1940 г. и в то же время гарантию того, что 1940 г. не повторится. Кроме того, по мнению Аденауэра, французы хотели продемонстрировать собственным атомным оружием свое равноправие по отношению к американцам и англичанам. Министр обороны ФРГ Ф.-Й.Штраус, беседуя в 1962 г. с президентом США Дж.Кеннеди, порекомендовал американцам не препятствовать французской и английской ядерной самостоятельности. По его словам, в этом случае США перестают нести монопольную ответственность за диалог с СССР по ядерному оружию и в критической ситуации могут заявить, что проблема атомного оружия и его применения зависит не только от них. США последовали совету Штрауса и даже более того, стараясь не преступать букву поправки сенатора Мак-Магона, запрещающей передачу ядерных сведений военного характера иностранным государствам, оказали техническое содействие Франции в создании ядерных сил.

Заметим, что суверенитет, которым Франция обладает на основе своего ядерного оружия, приобретен хоть и самостоятельно, но все же отчасти за счет других стран НАТО. Жискар д'Эстен вспоминает: «Отдавая приоритет развитию ядерного оружия, мы экономили на обычных вооруженных силах, особенно на сухопутной армии». В эмоциональном изложении Шмидта, это выглядело следующим образом: «…материальное положение их немыслимо. Немецкие граждане, которым приходится с ними сталкиваться, просто возмущены. Казармы содержатся из рук вон плохо. Всем очевидно, что денег у них нет. Кроме того, они используют старую технику, уже не годную для употребления». Такой перекос в финансировании французских вооруженных сил стал возможным за мощной стеной НАТО (из военной организации которого Франция, кстати, вышла в 1966г., когда над атоллом Муруроа в Тихом океане была сброшена первая французская атомная бомба) и благодаря раскрытому над Европой американскому «ядерному зонтику».

Испытывается второй опытный «Мираж»IVА-02

Самолет-топливозаправщик Боинг KC-135F ВВС Франции

В отличие от англичан, ограничившихся стратегическими бомбардировщиками (к началу 1980-х годов и они сняты с вооружения) и атомными ракетными подводными лодками, французы решили реализовать доктрину ядерного устрашения потенциального противника полностью, предусмотрев, по примеру США и России, ядерную триаду, включающую также и баллистические ракеты шахтного базирования. Первым компонентом триады стали стратегические ядерные силы воздушного базирования.

Перехватчик «Мираж»2000. В варианте 2000N он вооружен ракетой ASMP и может выполнять задачи по нанесению ядерного удара

В то же время для уменьшения расходов по своей ядерной программе руководство Франции не стало предпринимать разработки принципиально нового самолета- носителя ядерного оружия и выбрало уже существовавший проект «Миража»IV. Проект этот был предложен фирмой Дассо в 1955- 1956 гг. и предусматривал вначале создание тяжелого истребителя, как продолжение семейства легких «бесхвосток» «Мираж»I/II/III, последняя из которых («Мираж »III) впервые поднялась в воздух в ноябре 1956 г. и поступила в серийное производство в 1960 г. Вместо тяжелого истребителя «Мираж»IV стал легким бомбардировщиком, предназначенным для нанесения ядерных ударов: вначале с осуществлением сверхзвукового «броска» в зоне цели на большой высоте, а после модификации в 1967 г. – с преодолением ПВО на малой высоте.

Самолет ДРЛО Боинг Е-ЗС готовится к дозаправке в воздухе от танкера КС-135. Аналогичной системой дозаправки снабжен французский E-3F

Самолет «Мираж»F-1 с системой дозаправки топливом в полете

В дальнейшем фирма Дассо отказалась от использования схемы «бесхвостка» с треугольным крылом. Отказ от схемы статически устойчивого бесхвостого самолета был вызван такими ее недостатка ми, как недостаточно высокая маневренность и ухудшенные ВПХ. Однако разработка в 1970-х годах средств обеспечения искусственной устойчивости позволила использовать статически неустойчивые бесхвостые компоновки, ослабляющие эти недостатки, и в конце 1970-х годов фирма Дассо вернулась к схеме «бесхвостка» в проекте самолета «Мираж»2000, а в 1980-х годах перешла к схеме «утка» в проекте самолета «Рафаль».

Требования к самолету-носителю ядерного оружия были выпущены в 1956 г., контракт на его разработку заключен в апреле 1957 г., первый полет опытного «Миража» состоялся 17 июня 1959 г., первой серийной машины – 7 декабря 1963 г. Поступление на вооружение ВВС Франции первой эскадрильи из 12 машин – октябрь 1964 г., окончание серийного производства – 1967 г. Всего построено 66 самолетов, включая один опытный, три предсерийных и 62 серийных «Мираж»IVA. Цена одного самолета около 40 млн фр.

«Мираж»IVР с ракетой ASMP

Вначале самолет «Мираж»IV считался промежуточным бомбардировщиком. Предполагалось заменить его впоследствии вновь разработанным бомбардировщиком с увеличенными втрое размерами. Но от создания нового бомбардировщика было решено отказаться из-за его высокой стоимости, а также в связи с успешным созданием и принятием на вооружение в 1971 г. других компонентов ядерной триады Франции: первых ПЛАРБ типа «Редутабль» (с ракетами типа М-1) и шахтных баллистических ракет средней дальности S-2.

Также не осуществлены предлагавшиеся глубокие модификации самолета. Например, по проекту «Минерва», предусматривавшему оснащение самолета новыми двигателями с увеличенной до 88 кН (9 тс) тягой для уменьшения взлетной дистанции на 25% и повышения дальности полета на 15%. Не реализованы планы вооружения самолета свободнопадающей бомбой мощностью, увеличенной до 200- 300 кт, и планирующей бомбой мощностью 50 кт с дальностью полета более 285 км.

В 1977 г. 12 бомбардировщиков модифицированы в стратегические разведчики для использования на больших высотах (16700-18200 м) при числе полета М›2 и на малых высотах (90-180 м) при скорости полета 880-1200 км/ч. В 1981 г. началась программа работ по модификации 18 самолетов «Мираж »IVA в вариант «Мираж»IVP, вооруженный ядерной ракетой ASMP. Первая эскадрилья самолетов «Мираж »IVP достигла боевой готовности в мае 1986 г., последний из 18 самолётов был поставлен в декабре 1987 г. Перед принятием самолета «Мираж »IVP на вооружение проводились испытания по оценке воздействия электромагнитного излучения на его системы и вооружение, по определению ЭПР самолета, испытания средств противомолниевой защиты.

К середине 1993 г. на вооружении ВВС Франции оставалось 15 самолетов «Мираж»IVP, помимо которых в составе стратегических сил имелось 45 самолетов «Мираж»20001М, обладающих несколько меньшей дальностью полета, но также вооруженных ракетами ASMP и оснащенных, в отличие от «Миража»IV, системой следования рельефу местности. Предполагается, что «Миражи»IV будут полностью заменены самолетами «Мираж»2000 в 1996-1997 гг. ASMP находится также на вооружении палубных самолетов «Супер Этандар».

Палубный истребитель-бомбардировщик Дассо «Супер Этандар» с ракетой ASMP

К концу 1990-х годов (когда устареют нынешние ракеты S-3D шахтного базирования) Франция все же (из-за бюджетных ограничений) встанет перед необходимостью отказаться от одного из компонентов существующей стратегической ядерной триады. Французские ПЛАРБ будут сохранены на вооружении в любом случае. Из двух остальных компонентов – стратегической авиации и шахтных МБР S-3D – в строю, как полагает высшее военное руководство, следует оставить авиацию, поскольку авиационные ракеты «обладают явным преимуществом в отношении диверсификации целей, гибкости применения и точности стрельбы» и с большей вероятностью могут преодолевать ПВО противника, чем баллистические ракеты. Необходимость в подавлении жизненно важных центров потенциального противника «говорит в пользу применения более точного оружия, мощность ядерной БЧ которого может регулироваться в зависимости от задачи».

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет цельнометаллический, выполнен по схеме «бесхвостка» и имеет среднерасположенное трехлонжеронное треугольное в плане крыло с относительной толщиной у корня/на концах 3,8/3,2% и запилом по передней кромке. Имеются двухсекционные элевоны. На верхней и нижней поверхностях крыла установлены воздушные тормоза. Средства механизации и противообледенительная система крыла отсутствуют. Панели обшивки изготовлены с применением механического фрезерования, нервюры и некоторые другие элементы конструкции – с применением химического фрезерования.

Фюзеляж полумонококовой конструкции, выполнен в соответствии с правилом площадей. Киль стреловидный двухлонжеронной конструкции с отсеком для тормозного парашюта – в корневой части. Ресурс планера оценивался примерно в 7500 ч за исключением лонжеронов крыла, которые предполагалось заменить для продления срока службы самолета. Двухместная кабина экипажа оборудована катапультируемыми креслами Мартин-Бейкер Мк.ВМ4, расположенными тандемом. Фонарь над креслом летчика и обтекатель над креслом штурмана-оператора откидываются назад-вверх.

Шасси фирмы Месье состоит из двух основных стоек с четырехколесными тележками и передней двухколесной стойки. Передняя стойка убирается назад, основные стойки убираются вперед в фюзеляж. Давление в пневматиках основных колес 1,2 МПа (12 кгс/см 2 ), передних колес – 0,8 МПа (8 кгс/см 2 ).

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. ТРДФ SNECMA «Атар»9К имеет девятиступенчатый компрессор со степенью повышения давления 7,2, кольцевую камеру сгорания и двухступенчатую турбину. Реактивное сопло всережимное, регулируемое. Воздухозаборники двигателей боковые, полукруглые, с подвижными полуконусами и впускными створками. Диаметр двигателя 1,02 м, длина 5,94 м, масса 1485 кг, расход воздуха 72 кг/с, удельный расход топлива на форсажном режиме 2,15 кг/кгс-ч, на максимальном бесфорсажном режиме 1,04 кг/ кгс-ч. Система регулирования гидромеханическая. Регуляторы частоты вращения двигателя и температуры газов в сопле объединены с регуляторами расхода топлива и положения створок реактивного сопла.

Внутренний запас топлива размещается в баках-отсеках, расположенных в крыле между лонжеронами, в киле и в центральной части фюзеляжа между кабиной и отсеком двигателей. Под крылом могут устанавливаться два подвесных топливных бака емкостью по 2500 л. Для перегоночных полетов предусмотрена возможность установки под фюзеляжем вместо бомбы дополнительно третьего подвесного топливного бака. Имеется система перекачки топлива, обеспечивающая перекрестное питание двигателей.

Экспериментальный самолет Дассо «Рафаль»А, послуживший прототипом боевой машины «Рафаль»ШМ

Предусмотрена система заправки топливом в полете от самолета Боинг C-135F. В 1960-х годах бомбардировщики «Мираж»IV были единственными французскими самолетами, способными дозаправляться в воздухе, в дальнейшем системами дозаправки в полете были оборудованы истребители-бомбардировщики ВВС Франции «Ягуар», «Мираж»Г-1С200, «Мираж»2000 и самолеты ДРЛО E-3F.

Под консолями крыла для обеспечения короткого взлета могут устанавливаться 12 стартовых ракетных ускорителей.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Система управления дублированная бустерная с электрогидравлическими приводами и автоматами загрузки. Продольное и поперечное управление осуществляются с помощью элевонов, путевое управление – с помощью руля направления. Автопилот включен только в канал управления элевонами. В канале путевого управления имеется демпфер рыскания и система предотвращения бокового сноса, связанная с указателем поперечных перегрузок.

Гидравлическая система состоит из двух независимых систем с двумя гидронасосами производительностью по 140 л/мин. Она обеспечивает привод поверхностей управления, конусов воздухозаборников двигателей, шасси, воздушных тормозов, колесных тормозов, системы управления передней стойкой шасси, системой выпуска тормозного парашюта и т.д. Имеется аварийная подсистема со своим гидронасосом, которая в случае отказа основной системы обеспечивает выпуск и фиксацию шасси.

Электрическая система переменного тока включает два генератора мощностью по 20 кВ А. Один генератор обеспечивает питание топливных насосов и трансформаторов-выпрямителей, второй – питание навигационного и радиолокационного оборудования и системы вооружения. Система постоянного тока включает трансформаторы-выпрямители и аккумуляторную батарею. В случае отказа одного из генераторов от сети отключаются второстепенные потребители и обеспечивается питание основных потребителей. На самолете «Мираж »IVP старая электропроводка (33 км проводов, 1200 соединений) была заменена новой, аналогичной электропроводке самолетов «Мираж»2000 и «Мираж» F-1CR.

Система кондиционирования кабины экипажа и отсеков радиоэлектронного оборудования фирмы SEMCA с отбором воздуха от двигателей.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Самолет «Мираж» IVA оснащен доплеровской навигационно-бомбардировочной системой с многофункциональной РЛС «Сирано»П и оптическим прицелом. Имеется оборудование РЭБ, автопилот SFENA и контейнер с фотокамерами OMERA. Самолет «Мираж»1УР оснащен новой навигационно-бомбардировочной системой, включающей РЛС ARCANA фирмы Томсон- CSF, предназначенную для коррекции навигационной системы и картографирования местности, инерциальную навигационную систему ULISS 54 фирмы SAGEM, цифровую мультиплексную шину данных «Дижибюс», разработанную фирмой ESD, систему посадки по приборам и радиовысотомер AHV-12, выдающий информацию о высоте до 21300 м. Помимо имеющихся на самолете « Мираж »IVA средств РЭБ предусмотрена станция предупреждения о радиолокационном облучении Томсон-CSF SERVAL, контейнер с системой РЭП Томсон-CSF TMV 015 BAREM (подвешивается на внешнем пилоне под левой консолью крыла) и два контейнера Филипс BOZ-lOO с дипольными отражателями и ИК ложными целями (под правой консолью крыла). Система SERVAL выдает летчику визуальный и звуковой сигналы тревоги в случае, когда самолет облучается бортовой или наземной РЛС противника. На индикаторе указывается направление на источник излучения, опознавание осуществляется путем сравнения полученного сигнала с сигналами угрозы, заложенными в памяти ЭВМ. Рабочий диапазон частот системы SERVAL составляет 2-18 ГГц.

Разведывательный вариант оснащен контейнером СТ52 с тремя фотокамерами (OMERA 35) для съемок с малых высот, одной панорамной фотокамерой и двумя фотокамерами (OMERA 36) для съемок с больших высот. Контейнер устанавливается под фюзеляжем вместо ядерного оружия. Самолет предполагалось оборудовать также ИК датчиком «Супер Циклоп».

Для осуществления стратегической разведки на самолете «Мираж »IVP может быть установлен контейнер с разведывательной аппаратурой, при этом ракета ASMP вместе с пилоном снимается.

ВООРУЖЕНИЕ. Самолет «Мираж »IVA вначале был вооружен свободнопадающей ядерной бомбой AN.11, затем AN.22 (60-70 кт), снабженной тормозным парашютом для безопасного сброса на малых высотах. Впервые ядерная бомба была сброшена с самолета «Мираж ›› IVА в июле 1966 г. над атоллом Муруроа в Тихом океане.

Самолет «Мираж »IVP вооружен ракетой ASMP класса воздух- поверхность средней дальности с термоядерной БЧ (около 150 кт), представляющей собой аналог американской ракеты SRAM и российской XI5 и предназначенной для поражения сильнозащищенных целей (авиабаз, командных пунктов). Особенностью самолета является отсутствие отсека вооружения: на самолете «Мираж »IVA бомба подвешивается в полуутопленном положении в углублении снизу фюзеляжа, на « Мираж»IVP ракета подвешивается на подфюзеляжном пилоне. Первые испытания ракеты ASMP были проведены в 1983 г. на модифицированном самолете «Мираж» IVA. Этой ракетой вооружены также самолеты «Супер Этандар» и «Мираж »2000N, предполагается ее использовать и на новейшем истребителе «Рафаль».

ХАРАКТЕРИСТИКИ «МИРАЖА»IVA

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 11,85 м; длина самолета 23,49 м; высота самолета 5,40 м; площадь крыла 78,00 м2; угол стреловидности крыла по передней кромке 60°.

ДВИГАТЕЛИ. ТРДФ SNECMA «Атар»9К (форсированная/нефорсированная тяга 2x68,7/2x46,1 кН, 2x7000/2x4700 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: взлетная масса: максимальная 33475, нормальная 31600; масса пустого самолета 14500; запас топлива: во внутренних баках 14000 л, в подвесных баках (2x2500 л) 5000 л.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость: на высоте 13125 м – 2340 км/ч, у земли 1225 км/ч; практический потолок 20000 м; время набора высоты 11000 м без подвесной нагрузки 4,25 мин; радиус действия при сверхзвуковом полете к цели и обратном полете со скоростью 960 км/ч на высоте 13125 м – 1240 км; максимальная дальность с подвесными баками 4000 км; посадочная скорость 260 км/ч; длина разбега при максимальной взлётной массе 1700 м; длина пробега при максимальной посадочной массе (с тормозным парашютом) 700 м.

США. ДЖЕНЕРАЛ ДАЙНЭМИКС. F-111. Фронтовой бомбардировщик

F-111- первый в мире серийный боевой самолет с крылом изменяемой стреловидности, двухконтурными турбореактивными двигателями и автоматической системой следования рельефу местности. Ему предрекали революционную роль, подобную той, которую сыграли первые реактивные самолеты. Чрезмерным надеждам не суждено было оправдаться, самолет рождался в муках, но в конечном итоге был доведен и оказал значительное воздействие на развитие авиации. Отработанная на нем схема изменения стреловидности применена впоследствии на ряде западных и российских самолетов, ТРДД стал основной силовой установкой боевых летательных машин, а автоматика следования рельефу местности – неотъемлемая часть наилучших авиационных ударных комплексов нашего времени.

F-111 создан на поворотном этапе развития авиации. Совершенство боевых самолетов долгое время измерялось максимальной скоростью полета. Однако к концу 1950-х годов этот ясный и однозначный критерий перестал быть путеводной звездой для авиаконструкторов. Реактивные двигатели и стреловидные крылья, стремительно продвинувшие авиацию за «два Маха», подвели обычные конструкции из легких сплавов к тепловому барьеру, и на повестку дня встал вопрос: в каком направлении развивать боевую авиацию дальше? Логичным казалось дальнейшее повышение скорости полета, хотя это и требовало перехода к новым, неосвоенным пока конструкционным материалам. Отражением таких взглядов в России стали работы по бомбардировщику Т-4 ОКБ П.О.Сухого и истребителю МиГ-25, в США – по бомбардировщику Норт Америкен В-70 и истребителю Локхид F-12. Но успехи в создании ракетного оружия показывали, что пилотируемые самолеты не смогут «угнаться» за ракетами и для выживания в конкурентной борьбе с ракетами необходимо развивать другие качества самолетов.

Неоспоримым преимуществом самолета являются его возможности как носителя широкого спектра оружия, в том числе и управляемого ракетного. Многоразовость, грузоподъемность, мобильность, дальность, способность К длительному патрулированию, возможность доразведки и поражения целей с заранее неизвестными или неточно заданными координатами – вот лишь немногие отличительные характеристики самолета-носителя, определяющие гибкость его применения в отличие от ракетного оружия. К началу 1960-х годов из этого набора параметров, пожалуй, наиболее критической была недостаточная мобильность базирования авиации. Взлетно-посадочные характеристики приносились в жертву культивировавшемуся ранее росту максимальной скорости и грузоподъемности. Все время повышавшаяся удельная нагрузка на крыло, ухудшение несущих свойств крыла и уменьшение эффективности его механизации из-за повышения стреловидности значительно увеличили взлетные и посадочные скорости, потребные длины ВПП. Прежде всего это касается Запада, который при проектировании даже реактивных истребителей ориентировался на длинные ВПП с бетонным покрытием. Российские самолеты, как правило, по традиции создавались в расчете на грунтовое базирование, но и их ВПХ существенно ухудшились.

Попытки улучшить ВПХ привели к более широкому, чем ранее, применению в 1950-е годы выдвижных и щелевых закрылков, сложной механизации, внедрению систем управления пограничным слоем. Но эти меры не позволяли радикально решить проблему базирования, острота которой дополнительно возросла из-за смены на рубеже 1950-х- 1960-х годов господствующей военно-политической доктрины: от «массированного возмездия» перешли к стратегии «гибкого реагирования», предусматривавшей дозированное применение вооруженных сил в зависимости от масштаба конфликта. Требовалась, следовательно, большая неприхотливость авиации, способность ее быстрой переброски и эксплуатации с передовых аэродромов. Возросшая точность средств поражения и, следовательно, уязвимость аэродромов, которые в случае войны становятся первоочередными целями, очень остро ставила проблему эксплуатации самолетов с уцелевших участков поврежденных взлетнопосадочных полос или с малоподготовленных площадок.

Фронтовые бомбардировщики F-111F взлетают с авиабазы Лейкенхит (Англия)

Схема самолета F-111А

Решение этой проблемы виделось в двух направлениях. Первый путь – использование вертикальной тяги двигателей. При большой тяговооруженности самолета можно, управляя вектором тяги, взлетать и садиться вертикально. Работы в этом направлении привели в конечном итоге к созданию двух строевых самолетов" вертикального взлета и посадки – российского Як-38 и английского «Харриер». Но это дозвуковые машины. Для сверхзвуковых аппаратов подобный путь улучшения базирования в 1960-х годах оказался неприемлем – большие размеры силовой установки с поворотными соплами давали чрезмерное лобовое сопротивление, вертикальный взлет и посадка «съедали» львиную часть топлива. Задача создания сверхзвукового СВВП была решена лишь спустя четверть века – сделали это в нашей стране (Як-141). В начале же 1960-х годов были предприняты попытки применить малоразмерные дополнительные подъемные двигатели и создать сверхзвуковой самолет не вертикального, а короткого взлета и посадки. Однако и эти усилия не имели успеха, поскольку «подъемники» не улучшали маневренные характеристики самолета, а его весовую отдачу значительно ухудшали. В результате конструкторы стали на второй путь – использование крыла изменяемой стреловидности. С таким крылом в 1960-х годах были созданы два фронтовых бомбардировщика – американский F-111 и российский Су-24, программы которых начинались с изучения машин с подъемными двигателями.

Начало истории F-111 относится к 27 марта 1958 г., когда ВВС СП1А выпустили требования (GOR 169 – General Operational Requirements) к всепогодному истребителю вертикального/короткого взлета и посадки с максимальной скоростью, более чем в два раза превышавшей скорость звука (система оружия WS 649С). Выяснив после годичных исследований, что задача создания сверхзвукового СВВП явно не соответствовала существовавшему уровню техники, американские ВВС отменили нереальное задание, а еще через год сформулировали другие ТТТ. В предварительном виде (SDR 17-System Development Requirement, система оружия WS 324А) они были выпущены 5 февраля 1960 г., в детальном (SOR 183 – Specific Operational Requirements) – 14 июля 1960 г. Это техническое задание отличалось отказом от вертикального взлета и посадки, вместо которых требовались укороченный взлет и посадка с длиной разбега и пробега менее 915 м на грунтовых ВПП. Включено было также новое и весьма сложное требование – радиус действия около 1300 км на малых высотах, включая сверхзвуковой бросок (М=1,2) протяженностью 640 км на предельно малой высоте. Маловысотный полет должен был обеспечить радиолокационную маскировку самолета и успешный прорыв ПВО. Родилось это требование из успехов российских конструкторов-ракетчиков, создавших высотный зенитный ракетный комплекс С-75, эффективность которого была подтверждена сбитнем разведчика U-2 под Свердловском 1 мая 1960 г. – за два месяца до выпуска американцами детальных ТТТ к будущему F-111.

«Трехмаховый» истребитель-перехватчик МиГ-25ПМ

Схема экспериментального «трехмахового» истребителя-перехватчика Локхид YF-12A

В число других требований к новому всепогодному двухместному самолету входили максимальное число М=2,5, высота полета более 18300 м, перегоночная дальность 6120 км без дозаправки топливом в полете и боевая нагрузка 7,3-14,1 т. Самолет предназначался для атак наземных целей с применением обычного и ядерного оружия. Он был назван «истребителем» и должен был обладать также способностью завоевания превосходства в воздухе, но фактически представлял собой истребитель-бомбардировщик, предназначенный прежде всего для изоляции района боевых действий и замены в этой роли самолетов Рипаблик F-105 с середины 1960-х годов. В декабре 1960 г. будущий самолет получил название TFX (Tactical Fighter Experimental – экспериментальный тактический истребитель).

Противоречивые требования к самолету могли быть удовлетворены только применением крыла изменяемой стреловидности (КИС). В полностью развернутом положении КИС уменьшает скорости взлета и посадки и сокращает длину разбега и пробега. При максимальном угле стреловидности позволяет совершить скоростной бросок у земли или развить максимальную скорость на большой высоте. В промежуточных положениях КИС обеспечивает быстрый разгон, большую дальность полета по маршруту и длительное барражирование в зоне. Таким образом обеспечивается многорежимность самолета.

Российский самолет вертикального взлета и посадки Як-38

Английский вертикально взлетающий самолет «Харриер» GR5

Опытный палубный вертикально взлетающий истребитель Як-141

В технике нередко бывает, когда изобретение не сразу находит себе применение и годами ждет своего часа. В полной мере это относится к крылу изменяемой стреловидности. Зародилось оно в прошлом веке, когда еще не было самого понятия стреловидности и речь шла о повороте крыла в своей плоскости. Идея такого поворота была выдвинута в поисках наилучших средств управления самолетом и приоритет здесь, по-видимому, принадлежит французу Ф.д'Эстерно. В самом начале нашего века другой французский изобретатель Дюфур предложил использовать поворотное в своей плоскости крыло для повышения максимальной скорости полета – аэродинамическое сопротивление самолета в полете предполагалось снизить благодаря уменьшению угла установки крыла и кривизны профиля при отклонении консолей крыла назад. Но прошло много лет, прежде чем в 1935 г. немецкий ученый А.Буземан впервые указал на преимущества стреловидности крыла при сверхзвуковых скоростях полета, а немецкий конструктор А.Липпиш предложил поворачивать крыло в своей плоскости с целью изменения в ходе полета именно стреловидности – для увеличения максимальной скорости полета при сохранении хороших взлетно- -посад очных характеристик.

Истребитель-бомбардировщик Рипаблик F-105D «Тандерчиф»

Экспериментальный самолет Белл Х-5 с крылом изменяемой стреловидности

Схема самолета Х-5

В 1951 г. КИС было впервые испытано в США на экспериментальном реактивном самолете Белл Х-5. Однако на этом самолете консоли крыла поворачивались целиком, что требовало одновременно продольного перемещения крыла (для компенсации смещения аэродинамического фокуса при изменении стреловидности). Лишь к концу 1950-х годов, после того, как американцы провели испытания еще одного экспериментального самолета – Грумман XF-10F, а англичане выполнили исследования по проекту «Суоллоу», в США была изобретена схема КИС с так называемыми «значительно разнесенными шарнирами поворота». В новой схеме консоли крыла поворачивались не целиком – корневые части оставались неподвижными и играли роль дестабилизаторов, устраняя необходимость в продольном смещении крыла. Именно эта схема оказалась практически работоспособной и была реализована на ряде западных и российских самолетов. Но первой серийной машиной с КИС стал, как уже говорилось, F-111. Причем ВВС США, выдвигая противоречивые требования к новому самолету, собственно, закладывали применение уже известной им новой схемы КИС в полном соответствии с Марксом, писавшим, что новые задачи, как правило, рождаются тогда, когда готовы средства для их решения. Или выражаясь языком рыночной экономики наших дней: спрос формируется предложением.

Большие надежды возлагались и на применение двухконтурного ТРД, который благодаря своей экономичности должен был существенно повысить крейсерскую дальность полета.

Смена в США администрации еще более усложнила требования к самолету. Р.Макнамара, пришедший к руководству министерством обороны в составе команды Дж.Кеннеди, был ярым приверженцем критерия «стоимость-эффективность» и считал, что в целях уменьшения военных расходов необходимо сократить до минимума число типов вновь разрабатываемых самолетов. 16 февраля 1961 г. Макнамара рекомендовал ВВС изучить возможность выполнения самолетом TFX непосредственной авиационной поддержки наземных войск в интересах армии и решения задачи ПВО флота в интересах ВМС (вместо программы дозвукового перехватчика Дуглас F6D «Миссайлир» и начавшейся следом за ней программы истребителя FADS). Требование непосредственной авиационной поддержки для армии было впоследствии снято, но указание о необходимости использования самолета также в ВМС было повторено в июне 1961 г. и 8 сентября 1961 г., было принято решение о создании нового самолета в вариантах для ВВС и ВМС под пересмотренные объединенные требования SOR 183. Это первый в США случай проектирования самолета с самого начала в вариантах наземного и корабельного базирования. Взлетная масса варианта для ВВС должна была составить около 27,2 т (примерно на 9,1 т меньше, чем предполагалось ранее), варианта для ВМС – около 25,0 т.

Схема механизма изменения стреловидности крыла на самолете X-5. Предусмотрено одновременное продольное перемещение крыла для компенсации смещения аэродинамического фокуса

Схема самолета по проекту «Суоллоу» («Ласточка»)

Один из первых F-111А в полете со сложенным крылом

29 сентября 1961 г. 10 фирмам (Боинг, Чанс-Воут, Дуглас, Дженерал Дайнэмикс, Грумман, Локхид, Макдоннелл-Дуглас, Норт Америкен, Нортроп и Рипаблик) было направлено ТЗ, в феврале 1962 г. фирмы Боинг и Дженерал Дайнэмикс, представившие проекты самолетов с КИС и ТРДЦ Пратт -Уитни TF30, получили контракты на проведение дополнительных проектных исследований самолета (получившего в декабре 1961 г. обозначения F-111A в варианте для ВВС и F-111B в варианте для ВМС). 24 ноября 1962 г. после рассмотрения четвертого варианта предложений от каждой фирмы было объявлено о выборе проекта фирмы Дженерал Дайнэмикс. Важную роль при выборе сыграла большая (более 80% в сравнении с 60%) общность конструкции модификаций F-111А и F-111B по проекту фирмы Дженерал Дайнэмикс. Фирма Дженерал Дайнэмикс затратила более 2 млн чел-ч на подготовку предложений по проекту, в том числе провела испытания в АДТ объемом около 5000 ч. 21 декабря 1962 г. с фирмой Дженерал Дайнэмикс был заключен контракт на постройку 23 опытных самолетов (18 F-111A и 5 F-111B), а в ноябре 1963 г. фирма Дженерал Дайнэмикс выдала субконтракт на разработку и производство самолетов F-111B фирме Грумман.

Опытный самолет F-111B для ВМС США

Истребитель Грумман F-14 «Томкэт» взлетает с палубы авианосца

Су-24М выруливает на старт на российской авиабазе в Польше

Первый полет первого опытного самолета F-111A состоялся 21 декабря 1964 г. (ему предшествовали испытания в АДТ общим объемом около 21000 ч), F-111B – 18 мая 1965 г. Первый серийный самолет F-111А совершил первый полет 12 февраля 1967 г., начало поступления на вооружение – октябрь 1967 г. Первая эскадрилья самолетов достигла боеготовности в марте 1968 г., а первое авиакрыло – в июле 1971 г. По планам 1965г. ВВС и ВМС США предусматривали закупку 1350 самолетов F-111А и 350 самолетов F-111B. Но в июле 1968 г. работы по F-111В были прекращены в связи с его чрезмерной взлетной массой (31300 кг у первого опытного самолета и 34020 кг у первого серийного вместо расчетных 25000 кг) и неудовлетворительными характеристиками. Объем производства самолетов F-111А был значительно уменьшен в связи с возникшими техническими проблемами: недостаточное согласование характеристик воздухозаборников и двигателей, осложнения в ходе прочностных испытаний и т.д. Большую роль сыграл и существенный рост массы самолета и стоимости его программы.

В качестве примера расскажем подробнее о прочностных проблемах. Первой из них стала недостаточная усталостная долговечность тяги управления цельноповоротным стабилизатором. В разделе по боевому применению F-111 подробнее рассказано, что этот недостаток бь!л обнаружен в начале 1968 г. и стал причиной потери как минимум двух машин.

Западноевропейский истребитель-бомбардировщик Панавиа «Торнадо»

Предполетная подготовка самолета F-111D

В августе этого же года выявилась значительно более серьезная проблема: усталостное растрескивание балки, несущей шарниры поворота крыла, близ одного из болтовых отверстий. Это стало полной неожиданностью для разработчиков, поскольку, стремясь уменьшить риск, в качестве материала для балки они приняли хорошо известный и давно использовавшийся материал – высокопрочную сталь D6AC. Фирме пришлось пойти на дорогостоящую операцию – на всех построенных к тому времени машинах крылья были отстыкованы, балка центроплана вскрыта и усилена накладками, что увеличило ее массу почти на 230 кг. До упрочнения крыла перегрузка самолетов в полете была ограничена величиной 3,5 ед. «Консервативный» выбор стали для изготовления этой балки позволил, кстати, фирме Дженерал Дайнэмикс набрать дополнительные очки в конкуренции с Боингом, который предполагал выполнить балку из титанового сплава – менее апробированного в то время в авиации по сравнению со сталью. Время титана наступило позже, при проектировании последующих самолетов с крылом изменяемой стреловидности: в США бомбардировщика Рокуэл В-1 и истребителя Грумман F-14, в Западной Европе – истребителя-бомбардировщика Панавиа «Торнадо». Широко используется титан и в российском Су-24 – аналоге F-111.

F-111G, модифицированный из FB-111A, перед дозаправкой топливом в полете

RF-111C на стоянке

Через год, 22 декабря 1969 г., последовал новый удар – выполняя горку на малой высоте для выхода из учебной атаки, один из F-111А, балка на котором уже была упрочнена, потерял целиком левую поворотную консоль крыла. Экипаж погиб. Причиной катастрофы оказалась большая раковина в проушине шарнирного крепления поворотной консоли к балке. Этот дефект не был обнаружен магнитным и ультразвуковым неразрушающим контролем. Вновь были предприняты дорогостоящие меры: каждый из 340 построенных или строившихся к тому времени самолетов еще раз прошел неразрушающий контроль и, кроме того, подвергся на стенде максимальным эксплуатационным нагрузкам (перегрузки +7,33 и -2,4 при стреловидности крыла 56°). При этом конструкцию двух самолетов пришлось упрочнить. Подобной операции не подвергался ранее ни один из американских самолетов и F-111 в этом отношении уникален.

EF-111А – один из основных американских самолетов подавления средств ПВО

Экспериментальный самолет TACT/F-111 со сверхкритическим крылом

Один из поучительных примеров, встретившихся в программе F-111, связан с эргономическими проблемами компоновки рабочего места летчика. При выборе направления перемещения ручки управления стреловидностью крыла столкнулись два мнения. Одни специалисты говорили, что летчик мысленно представляет себе форму крыла в плане и направление перемещения ручки должно совпадать с направлением движения консолей крыла – то есть при перемещении ручки вперед консоли отклоняются вперед. Другие считали, что эта ручка, как и рычаг управления двигателем, ассоциируется у летчика со скоростью полета, и ее перемещение вперед должно соответствовать росту скорости и, следовательно, отклонению консолей крыла назад.

Вначале возобладала вторая точка зрения. Но спор был решен катастрофой опытного самолета F-111А, происшедшей 19 января 1967 г. При заходе на посадку экипаж обратил внимание на чрезмерную скорость снижения самолета. Быстро выяснилось, что консоли крыла были установлены под углом 26°, тогда как рычаг управления двигателем занимает положение, соответствующее стреловидности 16°. Командир экипажа мгновенно отреагировал перемещением рукоятки управления стреловидностью крыла. Но, забыв в спешке установленное правило перемещения, вместо того, чтобы отклонить ручку назад, он рефлекторно толкнул ее вперед. Самолет просел и ударился о землю в момент, когда крыло имело уже угол стреловидности 50°. До ВПП самолет не долетел около 2 км, но экипаж сумел благополучно погасить скорость до полной остановки самолета (посадка осуществлялась на дно высохшего озера на авиабазе Эдварде). Второй летчик, целый и невредимый, быстро выпрыгнул из кабины, обежал нос самолета и попытался помочь вылезти находящемуся в шоке командиру. В этот момент возник пожар и второй летчик получил смертельные ожоги. Командиру удалось уцелеть. После этого была принята схема управления, при которой направление перемещения ручки совпадает с направлением движения консолей крыла.

EF-111A с выпущенным тормозным щитком

Истребитель-бомбардировщик Макдоннелл-Дуглас F-15E

Несмотря на создание усовершенствованных модификаций самолета, которое позволило частично решить технические проблемы, всего в 1964-1976 гг. было построено лишь 562 самолета F-111 в следующих вариантах:

F-111A – построено 159 самолетов в 1964-1969 гг., включая 17 опытных, один разведчик RF-111A и два YF-111A, построенные первоначально для Великобритании под обозначением F-111K и использовавшиеся ВВС США для НИОКР после аннулирования Великобританией заказа на 50 самолетов F-111К. Снят с вооружения.

F-111B – 7, включая 5 опытных и 2 серийных, в 1965- 1968 гг., F-111C – 24 в 1968- 1973 гг.

F-111D – первый полет первого серийного 15 мая 1970 г., поставлено 96 в июне 1970 г. – феврале 1973 г. Снят с вооружения в декабре 1992 г.).

F-111E – первый полет первого серийного 20 августа 1969 г., построено 94 в 1969-1971 гг.

F-111F – поставлено 106 в 1971 г. – ноябре 1976 г.

FB-111A – 76 в 1968- 1971 гг. Снят с вооружения.

Из этого числа тактическому авиационному командованию ВВС США было поставлено 455 самолетов в вариантах F-111A/D/E/F, имеющих идентичные геометрические характеристики и отличающихся составом БРЭО, конструкцией воздухозаборников и модификацией установленных двигателей. Например, второй серийный вариант – F-111Е – отличается от F-111A большими размерами воздухозаборников двигателей (в расчете на улучшенный двигатель TF30-P-100, который оказался готовым для установки только на F-111F). На варианте F-111D была установлена новая авионика (прицельно-навигационная система Мк.2, ИЛС). Как считалось, F-111D превосходил другие варианты F-111 и единственным среди них мог достаточно эффективно вести воздушный бой, но из-за недоведенности авионики возможности машины не были полностью реализованы, и с середины 1980-х годов он использовался в роли учебно-тренировочного самолета. Планы создания разведчика RF-111D не были осуществлены.

Один из недостатков первых вариантов двигателя TF30, используемого на F-111, состоял в малой тяге. Двигатель TF30-P-100, установленный на F-111F, значительно улучшил характеристики самолета: тяговооруженность машины увеличилась с 0,41 у F-111А до 0,50 у F-111F.

Бомбардировщики FB-111А (описание приводится отдельно) с крылом увеличенного размаха, более мощными двигателями и усиленным шасси поставлены стратегическому авиационному командованию ВВС США. В 1990 г. 29 оставшихся самолетов FB-111А были модифицированы в тактический вариант F-111G и переданы тактическому авиационному командованию. Однако они использовались в основном для тренировочных полетов и в середине 1993 г. были сняты с вооружения. Ударные самолеты F-111С, идентичные по размерам самолету FB-111А, были поставлены ВВС Австралии, которые планируют также закупить 15 самолетов F-111G, состоявших ранее на вооружении ВВС США. В результате парк австралийских F-111 сможет эксплуатироваться до 2020 г.

Заходящий на посадку F-111 демонстрирует мощную механизацию крыла

Механизация крыла работает и на взлете (F-111A без поворотных наплывов крыла)

В 1981-1985 гг. 42 самолета F-111A были модифицированы в самолеты РЭБ EF-111A «Рейвен». Один из F-111 был модифицирован вначале в экспериментальный TACT/F-111 (первый полет в ноябре 1973 г.), который имел сверхкритическое крыло и использовался для исследований по программе техники околозвукового самолета TACT (Transonic Aircraft Technology), а затем в экспериментальный AFTI/F-111 (первый полет 18 октября 1985 г., испытания завершены в марте 1989 г. после налета около 145 ч), который имел адаптивное крыло и использовался для исследований в рамках комплексной программы изучения техники перспективного истребителя AFTI (Advanced Fighter Technology Integration). Четыре австралийских F-111C модифицированы в разведчики RF-111С.

Общая стоимость НИОКР, испытаний и производства самолетов F-111 составила 7,9 млрд долл. Цена одного оборудованного F-111A – 8,2 (11,8 с учетом НИ- ОКР и модификаций) млн долл., F-111D 8,5 (12,8) млн долл., F-111F – 10,9 (13,7) млн долл., FB-111A – 12,5 млн долл.

Фонарь кабины F-111

Приборная доска в кабине EF-111A

F-111F после тренировочного полета. Хорошо видны стабилизатор и эжекторные сопла двигателей

Воздухозаборники F-111 расположены под корневыми частями крыла

К середине 1993 г. ВВС США свели все свои самолеты F-111E, F-111F и EF-111A «Рейвн» в одно 27-е «супер авиакрыло» в составе пяти эскадрилий самолетов F-111 на авиабазе Кэннон (шт.Нью-Мексико). Все остальные варианты самолета F-111 сняты с вооружения. Это авиакрыло – одно из десяти авиакрыльев восьмой воздушной армии в составе боевого авиационного командования. Штаб-квартира армии находится на авиабазе Барксдейл (шт.Луизиана). Задачи армии состоят в осуществлении устрашения неядерными и ядерными средствами. На ее вооружении находится большинство тяжелых бомбардировщиков США, а также все самолеты F-111. К началу 1994 г. на вооружении ВВС США остались около 150 самолетов F-111. В составе 27-го авиакрыла находятся (без учета резервов) 16 самолетов F-111Е (используются для тренировки), 64 F-111F (боевые самолеты) и 25 EF-111A (самолеты РЭБ).

С начала 1970-х годов самолет F-111 прошел несколько модификаций. Вариант F-111F – единственный F-111 с системой «Пейв Тэк». 82 самолета F-111F проходят дальнейшую модификацию по программе «Пейсер Страйк», которая началась в 1989 г. (первоначально планировалось также модернизировать по этой программе и самолеты F-111D, но в 1990г. от этого отказались). Первый модернизированный самолет F-111F поставлен в конце 1993 г., программа завершится в 1998 г. Авионика самолетов F-111F, модернизированных по программе «Пейсер Страйк», будет на 80% аналогична авионике самолетов F-111E и EF-111A, которые были модернизированы ранее по программе AMP. В 1996-2003 ф.гг. будет модернизировано оборудование самолетов EF-111A.

Из-за многочисленных проблем, встретившихся в ходе разработки F-111, он подвергался резкой критике в американской печати. Как-то его даже назвали «глупость Макнамары››. Действительно, первоначальная попытка сделать этот самолет многоцелевым истребителем для ВВС и ВМС не удалась. Однако после излечения «детских болезней» он стал эффективным всепогодным фронтовым бомбардировщиком. По способности совершать полет на малых высотах для нанесения ударов по целям в глубине оперативной обороны противника он и сейчас не имеет равных в американской фронтовой авиации, превосходя в этом отношении пришедший ему на смену истребитель-бомбардировщик F-15Е.

Нос МиГ-27M с оптико-электронной системой «Кайра»

EF-111A отличается обтекателем на конце киля

Локхид ЕС-130Е «Райвит Райдер» – самолет «психологической» борьбы. Является развитием самолета радиоэлектронного подавления ЕС-130 Н «Компас Кол»

ВВС США планируют продолжить эксплуатацию самолетов F-111F до 2010 г. и далее. Для этого предполагается модифицировать лонжерон крыла (чтобы уменьшить опасность трещинообразования) и обтекатель механизма поворота консоли крыла (для предотвращения коррозии), а также установить систему контроля работы двигателей. Австралийские самолеты F/RF-111С ТшСЖб предполагается модернизировать, начиная с 1995 г.

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет нормальной схемы с высокорасположенным крылом изменяемой стреловидности (КИС) и двумя двигателями в хвостовой части фюзеляжа. Планер выполнен с широким применением алюминиевого сплава 2024-Т851, используются также сталь D6AC, сталь 4330 и титановые сплавы (около 700 кг). Обшивка кессонов крыла и киля состоит из монолитных механически обработанных панелей из алюминиевого сплава, остальная обшивка (кроме носового обтекателя и законцовок стабилизатора) – из трехслойных панелей толщиной около 22 мм из алюминиевых сплавов 5052 и 5056 с сотовым заполнителем. Носки и хвостовые части крыла и киля, а также предкрылки, закрылки и интерцепторы имеют конструкцию с алюминиевым сотовым заполнителем. Расчетный ресурс планера 6000 ч, в дальнейшем был установлен ресурс 10000 ч.

Опытный самолет ADVCAP – последний вариант самолета ЕА-6В «Праулер»

Опытный F-111A во время испытаний по сбросу бомб Мк82 калибра 227 кг (1966 г.)

Крыло пятилонжеронное с модифицированным профилем NACA 64А210.68 у шарнира поворота и NACA 64А209.80 на концах. Длина САХ 2,76 м; при стреловидности крыла 16° угол поперечного V равен 1°, угол установки 1° у корня и -'З 0 на концах, удлинение крыла 7,56. Подвижные части крыла (ПЧК) соединены с неподвижными частями (НЧК) шарнирами, расположенными на концах стальной (D6AC) коробчатой балки длиной 4,3 м. Балка, в основном, сварная, с болтовым креплением верхней панели. Диаметр осей шарниров 215 мм. ПЧК приводятся двумя винтовыми домкратами от двух гидродвигателей мощностью по 73,6 кВт (100 л.с.). Максимальное усилие домкратов 2256 кН (230 тс), продолжительность изменения угла стреловидности от минимального до максимального около 20 с. Команда на изменение стреловидности крыла подается ручкой на левой стороне кабины. Механизация крыла включает расположенные по всему размаху ПЧК двухпозиционные предкрылки (угол отклонения около 40°) и двухщелевые восьмисекционные закрылки Фаулера, обеспечивающие максимальный коэффициент подъемной силы крыла около 3. Закрылки отклоняются на угол до 37° при углах стреловидности крыла не более 26°. НЧК снабжены поворотными наплывами, отклоняющимися при взлете и посадке для беспрепятственного отклонения внутренних секций предкрылков и улучшения их обтекания. На верхней поверхности ПЧК установлены интерцепторы (общая площадь 3,6 м 2 ), служащие для поперечного управления, а также в качестве воздушных тормозов/гасителей подъемной силы.

Фюзеляж типа полумонокок с малым шагом шпангоутов. Его основным силовым элементом служит килевая Т-образная балка, к которой подвешены двигатели. В стенке и полке балки размещено топливо. Кабина экипажа двухместная с расположенными рядом креслами летчика и оператора системы вооружения. Панели остекления фонаря, расположенные над креслами экипажа, открываются вверх-вбок, поворачиваясь относительно шарнира на центральной раме. На первых 11 самолетах F111A были установлены катапультируемые кресла, на последующих самолетах используется спасательная капсула, разработанная фирмой Макдоннелл-Дуглас, обеспечивающая аварийное покидание самолета на стоянке и отделяемая от планера линейным кумулятивным зарядом и ракетным двигателем с тягой 178 кН (18145 кгс). Диаметр купола парашюта капсулы 21 м.

Носовая часть фюзеляжа самолета F-111В отклонялась с уменьшением его длины с 20,4 до 18,9 м для облегчения его размещения на авианосце.

Стабилизатор (общая площадь 13,1 м2 ) цельноповоротный, дифференциальный, расположен в одной плоскости с крылом. При максимальном угле стреловидности крыла щель между его задней кромкой и передней кромкой стабилизатора равна 25 см. Киль (10м2 ) с рулем направления, отклоняющимся в диапазоне ±30° на взлетнопосадочных режимах и в диапазоне ±7,1° в крейсерском полете. Под фюзеляжем расположены два длинных узких фальшкиля общей площадью около 2,5 м2 .

F-111D с бомбами Мк83

EF-111A не несет боевых подвесок

Шасси трехопорное с одноколесными основными и двухколесной передней стойками. Носовая стойка убирается вперед, основные стойки убираются в отсек между каналами воздухозаборников двигателей. С целью обеспечить посадку без выравнивания на грунтовые аэродромы для основного шасси выбраны колеса большого диаметра (размеры шин 1194x457 мм) с бескамерными пневматиками низкого давления (0,78 МПа, 8 кгс/см 2 ). На носовой стойке установлены бескамерные пневматики с размерами 559x168 мм и давлением 0,44 МПа (4,5 кгс/см 2 ). Колесные тормоза дисковые, имеется автомат торможения. Створка ниши основных стоек шасси (площадь 1,82 м 2 ) используется в качестве воздушного тормоза при угле отклонения 40°. База шасси 7,44 м, колея 3,19 м.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. Опытные самолеты и первые 30 серийных F-111А были оснащены двигателями TF30-P-1 с форсированной/нефорсированной тягой 82,3/47,8 кН (8390/4875 кгс). На последующих самолетах F-111А (начиная с 1967 г.), а также F-111C и Е устанавливались двигатели TF30-Р-3 с такими же тяговыми характеристиками. На F-111D используются TF30-P-9 (91,8/55,3 кН, 9360/5640 кгс), на F-111F – TF30-P-100 (111,7/ 66,7 кН, 11385/6800 кгс). TF30 – двухвальный ТРДДФ со смешением потоков, имеет нерегулируемый ВНА, 3-ступенчатый вентилятор, 6-ступенчатый компрессор низкого давления (НД) и 7-ступенчатый компрессор высокого давления (БД), 3-ступенчатую турбину НД и 1-ступенчатую турбину БД. Камера сгорания трубчато-кольцевая, форсажная камера, регулируемая с пятью ступенями изменения тяги. Сопло эжекторное всережимное. Характеристики варианта TF30-P-100: степень двухконтурности 0,73, полная степень повышения давления 22, расход воздуха 118 кг/с, длина двигателя 6,14 м, диаметр 1,24 м, масса 1807 кг.

F-111F с двумя бомбами GBU-15 под крылом и контейнером AXQ-14 с аппаратурой передачи данных под передней частью фюзеляжа

F-111 С с ракетами AGM-84A «Гарпун»

Воздухозаборники двигателей боковые четвертькруговые с подвижными центральными чет вертьконусами, внешнего сжатия; расположены под НЧК для использования спрямляющего влияния крыла на больших углах атаки. Каналы воздухозаборников сравнительно короткие и на первых опытных самолетах отмечалась неустойчивая работа компрессора из-за неравномерности потока на входе в компрессор. Воздухозаборники F-111А были модифицированы (применены центральное тело в виде двойного конуса с изменяемым от 8,5° до 26° углом раствора, турбулизаторы потока, новая система отвода пограничного слоя), но согласование воздухозаборника с двигателем оставалось неудовлетворительным и максимальная скорость была ограничена величиной примерно 2230 км/ч (М=2,1). Лишь начиная со второго серийного варианта (F-111E) после дальнейшей модификации воздухозаборников (изменение их геометрии, использование впускных створок) были сняты установленные ранее ограничения по углу атаки и максимальной скорости. Управление воздухозаборника ми осуществляется автоматически в зависимости от числа М.

Топливо размещается в баках-отсеках в консолях крыла, в средней части фюзеляжа между кабиной и крылом, в хвостовой части фюзеляжа над отсеком двигателей и баке-отсеке в киле. Общая емкость внутренних топливных баков на F-111А, D и Е – 19052 л, на F-111F – 19021 л. На пилонах под крылом возможна подвеска сбрасываемых баков емкостью по 1700 л или 2270 л. ПТБ наиболее широко использовались на FB-111А, из самолетов F-111 подвесные баки в последние годы применялись лишь на вариантах F-111E и F и только на внешних поворотных пилонах. F-111G, как тренировочные самолеты, ПТБ не несли. В боевых условиях ПТБ должны, как правило, использоваться при нанесении ядерных ударов. Сверху фюзеляжа за кабиной расположен приемник системы заправки топливом в полете.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ.Система управления полетом (СУП) необратимая бустерная с самонастраивающейся системой повышения устойчивости по трем осям с трехкратным резервированием. По программе «Пейсер Страйк» в 1993-1998 рг. 82 американских самолета F-111F оборудуются цифровой СУП, имеющей среднюю наработку на отказ 1750 ч (в сравнении с fjfe»» Ючу существующей аналоговой системы), позднее аналогичную модификацию должны пройти и австралийские самолеты. Продольное управление осуществляется симметричным отклонением консолей стабилизатора, для поперечного управления при углах стреловидности крыла до 45° применяются интерцепторы, свыше 45° – дифференциальный стабилизатор.

Гидравлическая система состоит из двух автономных систем с двумя гидронасосами на каждом двигателе с рабочим давлением 20,7 МПа (211 кгс/см2 ). Первая система предназначена для обслуживания гидродвигателей изменения стреловидности крыла и приводов СУП, вторая – для привода шасси, закрылков, интерцепторов, воздухозаборников и аварийного генератора. Привод предкрылков электрический.

Самолет F-111F из состава 48-го авиакрыла, дислоцировавшегося на авиабазе Лейкенхит

Система электроснабжения переменным током с двумя (по одному на каждом двигателе) бесщеточными генераторами мощностью по 60 кВ А (115/200 В, 400 Гц), постоянным током – с двумя трансформаторами-выпрямителями (28 В). Имеются аварийный генератор мощностью 10 кВ А и аккумуляторная батарея емкостью 11 А ч. На EF-111A мощность основных генераторов повышена до 90 кВ А.

Система жизнеобеспечения экипажа позволяет работать без высотных костюмов; давление в кабине на всех высотах полета соответствует высоте 2400 м.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. На F-111A и С установлена аналоговая прицельно-навигационная система Мк.1, включающая многорежимную РЛС Дженерал Электрик AN/APQ-113 (работающую в диапазоне частот J и служащую для управления огнем и навигации) с оптическим прицелом ASQ23, РЛС следования рельефу местности Тексас Инструменте AN/APQ-110, ИНС AJQ-20A. В автоматической системе следования рельефу местности (на высоте 60 м и более) сигналы о дальности до впереди-лежащих препятствий, полученные от РЛС, подаются на автопилот, который управляет самолетом по тангажу и крену без вмешательства летчика.

Средства РЭБ включают автомат разбрасывания дипольных отражателей и ИК ловушек ALE-28, приемник предупреждения о радиолокационном облучении APS-109, встроенный передатчик шумовых/дезориентирующих помех Сандерс ALQ-94. На F-111E используются улучшенные система Мк.1 и средства РЭБ.

F-111D снабжен полностью переработанной цифровой при- цельнонавигационной системой Мк.2 на твердотельных элементах, состоящей из РЛС Аутонетикс APQ-130 (вместо APQ-113), РЛС Сперри APQ-128 (вместо APQ-110), инерциальной навига ционной системы AJN-16. Установлена комплексная система индикации Норден AN/AVA-9 с индикатором вертикальной обстановки, индикатором информации от датчиков и двумя (для каждого из членов экипажа) ИЛС. Вследствие большой сложности и малой надежности системы Мк.2 на F-111F установлена упрощенная аналоговая система Мк.2В, включающая РЛС Дженерал Электрик AN/ APQ-144 или ее усовершенствованные варианты AN/APQ-161 и AN/APQ-169 (вместо APQ-130), РЛС AN/APQ-146 или ее усовершенствованный вариант AN/APQ -171 (вместо APQ-128); используется также приемник предупреждения о радиолокационном облучении Дальмо Виктор ALR-62 и станция помех ALQ-137 (вместо ALQ-94).

С 1978 г. самолеты F-111F были оснащены тепловизионно- лазерной системой AN/AVQ-26 «Пейв Тэк» (Pave Tack), включающей ИК систему переднего обзора AAQ-9 и лазерный дальномер-целеуказатель AVQ-25, которые расположены на общей стабилизированной платформе. «Пейв Тэк» является развитием системы AN/AVQ-23 «Пейв Спайк» и размещается в выдвижном контейнере в бомбоотсеке (вместо вооружения). Длина контейнера 4,14 м, диаметр 0,5 м, масса 540 кг. Отличительная особенность системы состоит в большой подвижности (190° по тангажу и 270° по крену) турели, на которой установлены ИК приемник и лазерный дальномер-целеуказатель. Это позволяет сопровождать цель с помощью ИК системы и удерживать луч лазера на цели даже при осуществлении самолетом сложных маневров или после пролета самолета над целью. Таким образом, созданы максимально благоприятные условия для применения оружия с лазерным наведением и бомб с тормозными устройствами. Отметим, что в российском аналоге того же поколения – оптико-электронной системе «Кайра», применяемой на Су-24 и МиГ-27 – оптическая головка может вращаться в более ограниченном секторе (130° по тангажу). Даже в прицельном контейнере американской системы нового поколения LANTERN, применяемой на самолетах F-15E и F-16, подвижность датчиков по тангажу несколько меньше (160°), чем в «Пейв Тэк». Данные системы «Пейв Тэк» отображаются на ТВ индикаторе с размером экрана 152 мм.

F-111D выруливают для ночного вылета

На F-111F возможна подвеска контейнеров с оборудованием РЭБ AN/ALQ-131(V) и QRC-80-01(V)-4. Такие контейнеры могут располагаться на задних фюзеляжных узлах, но при установке на этих узлах контейнеров AXQ-14 (со станциями передачи данных для применения бомб GBU-15 с телевизи- онно-командным наведением) аппаратура РЭБ подвешивается под передней частью отсека вооружения, что исключает применение системы «Пейв Тэк».

В американских ВВС самолет EF-111A является одним из основных (наряду с ЕС-130Н «Компас Кол») авиационных средств радиоэлектронного подавления объектов ПВО. Он оборудован многофункциональной системой активных радиопомех Итон AN/ ALQ-99Е, используемой также на самолете ЕА-6В «Праулер». Отличительной чертой EF-111А служит обтекатель на конце киля, имеющий массу 168 кг и вмещающий электронную аппаратуру массой 264 кг, в том числе обнаружительный ИК приемник AN/ ALR-23. Самолет EF-111A осуществляет прикрытие ударных самолетов из зоны барражирования над своей территорией или находясь в их боевых порядках.

БРЭО самолетов F-111A, Е и EF-111 было модернизировано начиная с 1986г. по программе AMP (A vionics Modernization Program) для повышения надежности навига- ционно-бомбардировочной системы. По программе «Пейсер Страйк» предусматривается ус- . тановка цифровой системы, в том числе ИНС с кольцевыми лазерными гироскопами, терминала спутниковой навигационной системы GPS, новой комплексной системы индикации, нового программного обеспечения вычислителя.

ВООРУЖЕНИЕ F-111 размещается в бомбоотсеке длиной 5 м и на подкрыльевых пилонах. Для бомбоотсека было разработано три типа взаимозаменяемых подвесных установок. Исходная установка с обычными створками используется для подвески ядерных (до двух В43, В57 или В61) или обычных бомб, или топливных баков, или контейнеров с аппаратурой РЭБ, или (на самолете RF-111C) разведывательного оборудования. На некоторых самолетах (в основном F-111А и D) применялась вторая установка, в правой части которой размещена пушка М61А1 «Вулкан» (20 мм) с небывало большим боезапасом: 2084 патронов. Однако, начиная примерно с 1980г. пушка на этой установке демонтирована, пушечная амбразура заделана и пушечная секция используется для крепления обычного бомбодержателя. Третья установка не содержит оружия и используется на самолетах F-111F для размещения контейнера с системой «Пейв Тэк».

F-111 проектировался с возможностью установки восьми подкрыльевых пилонов – по четыре под каждой консолью крыла. Из восьми пилонов четыре – по два внутренних под каждой консолью – являются поворотными и располагаются по потоку при изменении стреловидности крыла, а еще четыре – по два внешних – сбрасываемые неповоротные. Внешние неповоротные пилоны рассчитывались на применение только при развернутом крыле – при угле стреловидности до 26° – и сбрасывались вместе с нагрузкой до начала полета с большой скоростью, т.е. предполагали подвеску прежде всего топливных баков. Были проведены испытательные полеты с различной нагрузкой (в частности, бомбовой) на всех восьми пилонах. Однако на американских F-111 неповоротные пилоны не «прижились» в реальной эксплуатации и практически использовались лишь четыре внутренних поворотных пилона. Неповоротные же пилоны фактически нашли применение только на FB-111А для подвески топливных баков, причем применялись только два таких пилона.

Самолеты F-111E с авиабазы Аплер Хейфорд и EF-111A в строю с заправщиком КС-135Е перед дозаправкой в воздухе

Задача самолетов F-111 – атака целей в оперативно-тактической глубине обороны противника, что требует, как правило, максимальной дальности. Поэтому обычно на пилонах устанавливается до четырех боеприпасов с малым сопротивлением (по одному боеприпасу на каждом пилоне), таких как ядерные бомбы, неуправляемые или корректируемые обычные бомбы Мк84 калибром 907 кг, Мк83 калибром 340 кг, Ml 18 калибром 1350 кг, SUU-64, SUU-65, GBU-10, GBU-12, GBU-24, GBU-28. Эти боеприпасы обычно не смешиваются, хотя бывают случаи установки бомб Мк84 и GBU-10 на внутренних пилонах с бомбами GBU-24 на внешних пилонах. Для тренировочных полетов и в 1990-х годах иногда все еще используются варианты «Пей- вуэй»1 бомб GBU-10/12, хотя в боевых условиях применяются бомбы «Пейвуэй»II. На бомбах GBU- 10/24 в качестве БЧ используются бомбы Мк84 и бомбы с проникающей БЧ BLU-109. Самолет несет две бомбы GBU-15 или AGM-130 всегда на внешних поворотных пилонах. Эти бомбы могут наводиться только с самолетов F-111F, несущих контейнер AXQ-14.

Бомбы малого калибра подвешиваются на многозамковых держателях BRU-3, причем в последние годы они почти всегда уста навливаются на внешних пилонах, а внутренние пилоны остаются без боеприпасов. Хотя каждый держатель BRU-3 может нести шесть бомб, довольно часто на них подвешиваются по четыре бомбы. Боеприпасы, обычно подвешиваемые на держателях BRU, включают: SUU-30H, Мк20, Мк82, М117А1, бомбовые кассеты CBU-58 и бетонобойные бомбы BLU-107 («Дюрандаль»).

Проектная максимальная боевая нагрузка самолета F-111 составляла 14228 кг с учетом держателей. Однако практическая максимальная боевая нагрузка на внешних узлах равна 6310 кг (24 бомбы Мк82), а с учетом установки двух бомб калибром 907 кг в бомбоотсеке общая практическая боевая нагрузка немногим превышает 8 т.

Для самообороны на F-111 возможна подвеска ракет класса воздух-воздух AIM-9 «Сайдуиндер», но обычно установка высокоточных боеприпасов, за исключением бомб GBU-12, исключает использование внешних узлов для подвески ракет AIM-9. Самолет EF-111A не несет боевых подвесок. Австралийские самолеты F-111С могут нести противокорабельные ракеты «Гарпун».

ХАРАКТЕРИСТИКИ

F-111F (в скобках приведены отличающиеся данные для других вариантов самолета)

РАЗМЕРЫ. Размах крыла максимальный/минимальный 19,20/ 9,74 м2 ; длина самолета 22,40 м (EF-111A – 23,16 м); высота самолета 5,22 м (EF-111A – 6,10 м); угол стреловидности по передней кромке минимальный/максимальный 16°/72,5°; площадь крыла при угле стреловидности: 16° – 48,77 м2 , 72,5° – 61,07 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. На F-111F: ТРДДФ Пратт-Уитни TF30-P-100 (статическая тяга форсированная/ нефорсированная 2x111,7/2x66,7 кН, 2x11385/2x6800 кгс). На F-111A и Е, EF-111A: ТРДДФ TF30-P-3 (2x82,3/2x47,8 кН, 2x8390/2x4875 кгс). На F-111D: ТРДДФ TF30-P-9 (2x91,8/2x55,3 кН, 2x9360/2x5640 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная взлетная масса 45360 (F-111A и Е – 41415, EF-111A – 40346 кг); нормальная взлетная масса (EF-111A) 31752; масса пустого снаряженного самолета 21537 (F-111A и Е – 20943, EF-111A – 25072; F-111D – 21151); практическая максимальная боевая нагрузка на внешних узлах 5990 (16 бомб Мк117) или 6310 (24 бомбы Мк82) ; максимальный запас топлива во внутренних баках 14738.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость без подвесок: на высоте 10975 м – 2655 км/ч или М=2,5 (EF-111A – 2272 км/ч), в режиме следования рельефу местности на малой высоте около 1126 км/ч или МО,91; крейсерская скорость на большой высоте 919 км/ч; средняя скорость патрулирования в зоне (EF-111A) 940 км/ч; скороподъемность у земли (EF-111A) 16,8 м/с; практический потолок 18290 м (EF- 111А 13715 м); боевой радиус действия по профилю большая- малая-большая высота: с боевой нагрузкой 5450 кг без дозаправки топливом в воздухе 1000- 1050 км, с двумя подвесными баками и бомбами по 907 кг – 1480 км; боевой радиус на большой высоте (EF-111A) 1495 км; перегоночная дальность с ПТБ 5435 км; продолжительность полета без дозаправки в воздухе (EF-111A) более 4 ч; взлетная дистанция (высота препятствия 15 м) – более 950 м (F-111A, С, D и Е – 1065-1220 м); посадочная дистанция 915 м.

Высота полета к цели составляет обычно 300 м и ниже, в зоне цели самолет снижается до высоты менее 90 м и обычно летит на этой высоте со скоростью около 890 км/ч, которая повышается до предельного значения лишь в случае необходимости.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Самолеты F-111, дислоцированные в Англии на авиабазах Лейкенхит и Аппер-Хейфорд, долгое время были основной ударной силой ВВС США в Европе. Но в Европе роль самолетов F-111 свелась фактически к устрашению, а в начале 1990-х годов они были оттуда выведены: в 1992 г. 48-е истребительное авиакрыло на авиабазе Лейкенхит было переукомплектовано самолетами F-15E (две эскадрильи) вместо ранее состоявших на вооружении F-111F (четыре эскадрильи), в начале 1994 г. было расформировано 20-е истребительное авиакрыло на базе Аппер-Хейфорд, а базировавшиеся там F-111E переведены на территорию США.

В военных действиях F-111 применялись, в основном, в Юго- Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Первая попытка боевого использования F-111А была предпринята в марте-апреле 1968 г. в рамках операции «Комбат Лан- сер» (Combat Lancer). Со стороны американцев это было достаточно самонадеянным шагом. К тому времени первые серийные машины, сошедшие со сборочной линии годом ранее, находились на вооружении лишь несколько месяцев (с октября 1967 г.). Завершились летно-конструкторские испытания самолета, а войсковые испытания только начинались. Однако возобладало стремление как можно скорее оценить самолет в реальных боевых условиях, и 17 марта 1968 г. на авиабазе Тахли в северном Таиланде приземлились шесть F-111A. К концу месяца было совершено 55 вылетов по целям в Северном Вьетнаме, но с боевых заданий не вернулись две машины (28 и 30 марта), а еще через месяц (22 апреля) была потеряна третья. Больше американцы испытывать судьбу не стали. Потеряв на протяжении месяца половину из шести участвовавших в операциях самолетов, они приостановили «боевую оценку». Самолеты еще некоторое время оставались на базе Тахли в ожидании возобновления операций, но активно не использовались и были возвращены в США в ноябре 1968 г.

В операции «Комбат Лансер» самолет F-111A применялся практически полностью автономно, как это и предусматривалось разработанной для него тактикой. Даже перелет в Таиланд выполнялся с использованием только бортовой инерциальной навигационной системы и без дозаправки топливом, хотя и с промежуточными посадками – для тактического самолета в то время это было крупным достижением. В боевых вылетах сохранялся режим радиомолчания. Поэтому точные причины потерь двух первых самолетов, исчезнувших вместе со своими экипажами без следа, так и остались неизвестными. Экипажу третьего погибшего самолета удалось катапультироваться, а обломки этой машины были найдены. Расследование обстоятельств ее гибели совпало с разбором условий потери управляемости еще одного F-111A, разбившегося в мае на базе Неллис в США. В обоих случаях причиной происшествий стало усталостное разрушение сварной тяги управления цельноповоротным стабилизатором. Американцы полагают, что и первые два самолета в Юго-Восточной Азии не были сбиты огнем ПВО, а разбились по этой же причине, хотя в числе других возможных причин называют плохую установку пушки М61 и ошибку летчика. По вьетнамским данным, по крайней мере один F-111A был сбит огнем зенитной артиллерии.

Второй раз самолеты F-111A были развернуты на той же базе Тахли в последние месяцы войны во Вьетнаме – в сентябре 1972 г. – феврале 1973 г. Боевые операции оказались более успешными: было выполнено более 4000 вылетов и потеряно лишь шесть (по другим источникам, семь) из 52 участвовавших самолетов. Самолет продемонстрировал высокую надежность в полевых условиях: коэффициент отмены вылетов на задание составил всего 0,85%, каждый экипаж совершил в среднем 45-53 вылета, многие самолеты выполнили за эти полгода по 100 вылетов. Последний боевой вылет состоялся 15 августа 1973 г.

Популярна история о том, как после прибытия на авиабазу Тахли одного из летчиков самолета F-111A спросили: «Ребята, у вас бомбы «умные» (жаргонное название корректируемых боеприпасов)?» Летчик гордо ответил: «Нет, но у нас «умные» самолеты». В Юго-Восточной Азии F-111A, действительно, были новейшими самолетами: все остальные как американские, так и вьетнамские машины – разработки 1950-х годов. Коренное отличие F-111A – способность следовать рельефу местности и точно выходить на цель, что позволяло «вслепую», с первого захода «класть» прямо на цель обычные некорректируемые боеприпасы. Конечно, применение управляемых боеприпасов еще более повысило бы эффективность самолетов, но F-111 предназначался для рейдов ночью или в плохую погоду (был период муссонов), когда управляемые боеприпасы того времени не могли применяться из- за отсутствия надежных оптико- электронных систем обнаружения целей и наведения. Самолет обычно нес 12-16 бомб или разовых бомбовых кассет калибром 227 и 340 кг. Применялись и бомбы калибром 907 кг.

В 1970-х годах около 60 двухместных F-105F были модифицированы в вариант F-105G «Уайлд Уизл» и применялись во Вьетнаме для выполнения противорадиолокационных задач

F-111A действовали по целям в Северном Вьетнаме (где была самая сильная ПВО) и Лаосе и вновь, как и в 1968 г., летали автономно – без прикрытия из самолетов РЭБ ЕВ-66 и ЕА-6 и противорадиолокационных самолетов F-105 «Уайлд Уизл», без наведения от самолетов ЕС-121 и дозаправки в воздухе от КС-135 (чего требовали истребители-бомбардировщики F-4 «Фантом», для замены которых F-111 прибыли). Более 98% всех боевых вылетов проходило на малой высоте (60- 75 м при числе М=0,9), на режиме следования рельефу местности. Американские летчики называли такой полет «лыжными гонками».

Автоматика F-111 впервые брала на себя почти все функции – летчик и штурман планировали операцию на земле, затем вводили координаты цели и пунктов поворота маршрута в бортовую ЭВМ, а в полете экипажу, в основном, оставалось лишь контролировать приборы и санкционировать сброс оружия (не видя, впрочем, саму цель). При отказе системы следования рельефу местности срабатывал автомат, дававший команду на выполнение самолетом «горки» с перегрузкой 2,43 ед. для увода машины на безопасную высоту. Все же, несмотря на автоматику, рабочая загрузка экипажа была высока – иногда не хватало времени даже на то, чтобы, как того требовала инструкция, сообщить по радио на командный пункт о проходе точки поворота маршрута. Не мал был и эмоционально психологический стресс. В клубе летчиков висел плакат, напоминавший, что эффективность ЗРК в среднем не превышала 15%, зенитной артиллерии – 5%, в то время как «эффективность земли» равнялась 100%. Катастроф по вине системы следования рельефу местности не было. Все семь потерянных самолетов, как полагают американцы, были сбиты вьетнамским зенитным огнем, хотя точную причину- поражение зенитными ракетами (вероятно, комплекса С-125) – установили только для двух машин.

Северовьетнамская ПВО не была в состоянии эффективно бороться с маловысотными целями, поскольку на ее вооружении состояли в основном зенитные ракетные комплексы С-75, предназначенные для борьбы с высотными целями, и зенитная артиллерия. Но и для маловысотных ракетных комплексов С-125, также появившихся у вьетнамцев к 1972 г. и применявшихся совместно с радиолокатором обнаружения П-15, самолет F-111 был трудной целью, поскольку нижняя граница уверенного поражения целей у комплекса С-125 составляла 200 м. По явно преувеличенному мнению некоторых американских летчиков, северовьетнамские средства ПВО зачастую не были в состоянии вовремя обнаружить F-111, и первым сигналом о налете этих самолетов были разрывы сброшенных с них бомб. Ближе к истине свидетельства других летчиков о том, что даже в маловысотных рейдах редкостью были случаи, когда- в кабине самолета не загоралась сигнализация предупреждения о радиолокационном облучении. Но обнаружить самолет – это далеко не все, уверенное же сопровождение самолета, огибающего рельеф местности, и наведение на него ракет было затруднено.

Штурмовик Воут А-7 «Корсар» также широко применялся во Вьетнаме

В то же время вьетнамские ЗРК были результативны против самолетов на средних и больших высотах. Особенно ярко это проявилось в декабре 1972г. в ходе операции «Лайнбэкер»II, когда американцы потеряли 15 стратегических бомбардировщиков В-52, в том числе 13 – от огня наземной ПВО. Применение ЗРК было масштабным. За три дня, с 18 по 20 декабря, американцы насчитали около 600 пусков зенитных ракет вьетнамцами, в том числе около 80-120 ракет каждой ночью. На самом деле, как сообщают вьетнамцы, число пусков было значительно меньше: за весь декабрь 1972 г. выпущено 352 ракеты, сбивших 59 американских самолетов (максимум в 1972 г. был достигнут в апреле, когда было выпущено 445 зенитных ракет, сбито 63 самолета). Тем не менее, зенитные ракетные комплексы представляли столь большую угрозу, что США, помимо специализированных противорадиолокационных самолетов F105G «Уайлд Уизл», вооруженных ракетами «Шрайк», бросили на их подавление и самолеты F-111. По американским данным, эффективность F-111 оказалась очень высокой: уже в ночь на 21 декабря число пущенных зенитных ракет снизилось до 28, в ночь на 22 декабря – до 18, а затем были ночи, когда не отмечалось ни одного пуска зенитных ракет. Вьетнамские источники говорят о том, что 2123 декабря число пущенных ракет действительно снизилось, но с 26 декабря оно вновь возросло с тем, чтобы впоследствии резко упасть. Статистика такова:

18 декабря пущены 69 ракет, сбиты семь самолетов (в том числе три В-52, один F-111A);

19 декабря – по числу пущенных ракет нет данных, сбито шесть самолетов (два В-52 и четыре машины ВМС);

20 декабря – 45 ракет, 13 самолетов (четыре В-52);

21 декабря – 21 ракета, 10 самолетов (три В-52, три F-111A, один А-7, один А-6, один F-4, один RF-5C);

22 декабря – 10 ракет, четыре самолета (три В-52, один F-111A);

23 декабря – 20 ракет, два самолета (два В-52);

24 декабря – число ракет (?), сбиты три самолета (один В-52);

26 декабря – 60 ракет, девять самолетов (восемь В-52);

27 декабря – 33 ракеты, четыре самолета (четыре В-52, еще один В-52 сбит истребителем МиГ-21);

28 декабря – 15 ракет, четыре самолета (один В-52, еще один В-52 сбит истребителем МиГ-21);

29 декабря – шесть ракет, четыре самолета (один В-52).

Из этих цифр видно, в частности, что вьетнамские данные говорят о пяти сбитых F-111А, т.е. один-два самолета (из шести- семи признанных американцами потерь) разбились из-за отказов бортовых систем.

15 апреля 1986 г. в налете (под кодовым наименованием «Эльдорадо Каньон») на резиденцию ливийского лидера М.Каддафи в Триполи принимали участие 13 самолетов F-111F и три самолета EF-111A, базировавшиеся в Англии в Лейкенхите. Один из самолетов был потерян.

F-111 широко применялся в январе-феврале 1991 г. во время операции «Буря в пустыне» для нанесения ударов по иракским стратегическим и тактическим целям. 66 самолетов F-11 IF были развернуты в Саудовской Аравии на базе Таиф. Отсюда же некоторое время летали и несколько самолетов EF-111A. Кроме того, 22 самолета F-111E и пять EF-111A действовали с авиабазы Инсирлик в Турции. F-111F, базировавшиеся в Саудовской Аравии, наносили удары по особо важным военно-промышленным объектам, включая химические, биологические и ядерные центры, аэродромы, бункеры и средства ПВО.

Два истребителя-бомбардировщика Макдоннелл-Дуглас F-15Е в сопровождении двух истребителей F-16 и одного F-15 во время операции «Буря в пустыне» (1991 г.)

Война в Персидском заливе стала символом масштабного применения высокоточного оружия, которое несли прежде всего самолеты нового поколения F-117 и F-15E. В корне другим, по сравнению с Вьетнамом, было и использование F-111. Вместо вьетнамской комбинации «умный борт-тупая бомба» F-111 широко применялся в Персидском заливе по схеме «умный борт-умная бомба» – стандартной для F-117 и F-15E. Связано это прежде всего с оснащением самолета F-111F оптикоэлектронной системой «Пейв Тэк» и аппаратурой командного наведения бомб с ТВ системами. Кроме того, полет в режиме огибания рельефа местности практически бесполезен в условиях равнинной местности, а значительная часть иракских средств ПВО-была быстро подавлена и достаточно высокую боеспособность сохранили только ствольные зенитные комплексы, оказавшиеся самыми живучими. В результате к началу третьего дня воздушных операций командование многонациональных сил коалиции предписало, чтобы все полеты ударных самолетов при входе в зону боевых действий, бомбометании и выходе из зоны действий происходили на средней высоте (3000…4500 м). Это позволяло ударным самолетам находиться вне досягаемости иракской зенитной артиллерии, хотя и снижало точность бомбометания обычными неуправляемыми бомбами.

F-111 выполнили более 4000 вылетов при коэффициенте боеготовности более 85% (на 8% больше, чем в мирных условиях). Наряду с истребителями-бомбардировщиками F-15Е они использовались для точных ударов по нефтенасосным станциям, сбрасывавшим нефть в Персидский залив. Самолеты этих двух типов сбросили 71 бомбу GBU-15 на нефтенасосные станции, КП и радиолокационные комплексы иракских сил.

Одним из наиболее известных воздушных ударов в этой войне стал налет двух самолетов F-111F на бункер, расположенный на авиабазе Аль Таджи близ Багдада. Он был совершен 27 февраля 1991 г. в последние часы войны. Каждый из самолетов нес по од

ной корректируемой бомбе GBU-28, калибром 2130 кг с проникающей БЧ на левом внешнем пилоне и по одной бомбе Мк84 (для балласта) на правом внешнем пилоне GBU-28, разработанная в рекордный срок (за 37 дней), предназначалась для поражения иракских командных центров с большим заглублением (более 30 м) и бетонированной защитой (с толщиной стенок 1,8 м). Одна из сброшенных бомб в цель не попала, вторая поразила цель прямым попаданием.

Успешным считается и применение самолетов F-111 против иракских бронетанковых сил. По первоначальным сообщениям, самолеты F-111F, совершив 1200 вылетов, уничтожили более 1500 иракских бронированных боевых машин. По более поздним американским данным, достижения F-111F были более скромными – поражено примерно 1000 бронированных машин, что тем не менее представляет собой значительно лучший результат, чем, например, у истребителя F-16. К числу любопытных эпизодов войны относится случай, когда один из самолетов EF-111А «сбил» преследующий его иракский истребитель, летчик которого в ходе маневрирования не справился с управлением и врезался в землю (официально это «сбитие» не засчитано), в то же время другой EF-111A был потерян в бою.

Все же к статистике» результативности F-111F, как и других самолетов, следует отнестись с большой осторожностью. Американцы потом сами признали, что самым большим недостатком в области разведки в Персидском заливе стала неточность в оценке нанесенного противнику ущерба. В частности, значительно (на 100-135% в отношении подразделений иракской республиканской гвардии) было преувеличено число иракских танков, уничтоженных авиацией.

США. ДЖЕНЕРАЛ ДАЙНЭМИКС. FB-111A. Стратегический бомбардировщик

FB-111A из состава стратегического авиационного командования ВВС США с четырьмя подвесными баками

10 декабря 1965 г. министр обороны США объявил о планах постройки 263 самолетов FB-111A на основе истребителя-бомбардировщика F-111A для замены стратегических бомбардировщиков Боинг В-52С, D и F и Конвэр В-58А. Самолет FB-111A должен был стать «временным» бомбардировщиком до поступления на вооружение нового, стратегического бомбардировщика, исследовавшегося по программе AMSA (Advanced Manned Strategic Aircraft, впоследствии Рокуэлл В-1). Однако через три года (28 ноября 1968 г.) в связи с крупными проблемами, встретившимися по программе исходного F-111А, и его неудачным первым опытом применения во Вьетнаме число планируемых к постройке самолетов FB-111A было уменьшено до 126, а еще через четыре месяца (20 марта 1969 г.) – до 76. Первый из двух опытных самолетов FB-111A (переоборудованный из опытного самолета F-111А) совершил первый полет 30 июля 1967 г., первый серийный- 13 июля 1968 г. Поставки в учебно-тренировочные части стратегического авиационного командования (САК) ВВС США начались 8 октября 1969 г. Производство 76 серийных самолетов завершено в июне 1971 г. Цена одного оборудованного самолета по курсу 1973 г. составляла 12,5 млн долл.

После того, как в 1977 г. была отменена программа бомбардировщика Рокуэлл В-1 А, на основе FB-111A был разработан проект самолета FB-111H, предложенного опять в роли промежуточного стратегического бомбардировщика. Но вместо него был выбран самолет В-1В и работы по FB-111H были прекращены.

В 1990 г. 29 самолетов FB-111A были модифицированы в вариант F-111G и переданы из состава САК в состав тактического авиационного командования на авиабазу Кэннон, а остальные 30 оставшихся самолетов состояли на вооружении до 10 июля 1991 г., когда укомплектованное ими 380-е бомбардировочное крыло было расформировано. Самолеты F-111G также сняты с вооружения в 1993 г.

FB-111А в демонстрационной окраске

FB-111А отличается от тактического самолета F-111 крылом увеличенного размаха (аналогичным крылу палубного варианта F-111B), усиленной конструкцией планера и шасси, модифицированными двигателями и БРЭО. На первом опытном FB-111A были установлены двигатели Пратт- Уитни TF30-P-1, на первом серийном FB-111A – временно Пратт-Уитни TF30-P-3, на последующих самолетах используются ТРДДФ TF30-P-7, имеющие степень двухконтурности 1,05, степень повышения давления 17,5, диаметр 1,275 м, массу 1869 кг. Емкость топливных баков составляет 21243 л (с учетом баков в бомбоотсеке). На внешних узлах могут быть подвешены до четырех сбрасываемых баков по 2270 л.

Схема самолета FB-111A

Используется навигационно- бомбардировочная система Мк.2В, включающая РЛС управления огнем AN/APQ-114, РЛС следования (на высоте до 90 м) рельефу местности AN/APQ-134, доплеров- скую РЛС AN/APQ-185, астрокомпас ASQ-119, ИНС AJN-16, радиовысотомер ANP-167. Установлена бортовая ЭВМ CP-2. С 1980 г. установлены приемник предупреждения о радиолокационном облучении AN/ALE-62 и система РЭБ AN/ALQ-137, система защиты от сваливания SIS (Stall Inhibitor System). С 1983 г. БРЭО самолетов FB-111A было модифицировано по программе AMP (Avionics Modernization Program) для увеличения его надежности (СНО навигационно-бомбар- дировочной системы была увеличена с 4 Ч до 40 Ч).

Самолет F-111G отличался новыми системой управления обычным оружием и системой РЭБ, ДМВ радиостанцией помехозащи- щенной связи. Размах крыла F-111G уменьшен и соответствует размаху крыла тактических самолетов F-111.

Стратегический FB-111A мог нести шесть (две в отсеке вооружения и четыре на подкрыльных поворотных пилонах) ядерных бомб В43, В57 или В61 или шесть управляемых ракет AGM-69A (SRAM) с ядерной БЧ. Обычное оружие могло включать до 24 бомб М117А калибром 340 кг или до 24 бомбовых кассет CBU-52B/B. Одним из вариантов боевой нагрузки самолета F-111G должны были стать четыре УР AGM-131A (SRAM 2), но разработка этой ракеты была отменена, а сам F-111G использовался, в основном, в роли тренировочного самолета.

ХАРАКТЕРИСТИКИ FB-111А

РАЗМЕРЫ. Размах крыла максимальный/минимальный 21,34/ 10,34 м; длина самолета 23,04 м; высота самолета 5,22 м; площадь крыла 51,10 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРДДФ Пратт- Уитни TF30-P-7 (форсированная/ нефорсированная тяга 2x90,55/ 2x55,62 кН, 2x9230/2x5670 кгс; удельный расход топлива на форсированном режиме 3,013 кг/кгс-ч.

МАССЫ И НАГРУЗКИ*), кг: максимальная взлетная масса 52000; масса пустого самолета 21760; боевая нагрузка: максимальная около 10000, нормальная 4000; внутренний запас топлива 14515.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ*. Максимальная скорость: на большой высоте около 2335 км/ч (М=2,2), на малой высоте около 1150 км/ч; практический потолок 15240 м; взлетная дистанция 2255 м; практическая дальность полета (без дозаправки и подвесных баков) с нормальной боевой нагрузкой 4000 км, с максимальной боевой нагрузкой 1100 км.

*) Специалисты ЦАГИ считают, что опубликованные фирмой Дженерал Дайнэмикс данные по нагрузкам и дальности полета самолета FB-111A явно завышены. Здесь приводятся массовые и дальностные характеристики по результатам оценки ЦАГИ.

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. ИНГЛИШ ЭЛЕКТРИК. «КАНБЕРРА». Фронтовой бомбардировщик и разведчик

Бомбардировщик «Канберра» в маловысотном полете

Англия по праву гордится тремя самыми крупными достижениями своей авиационной промышленности периода второй мировой войны: истребителем «Спитфайр» и бомбардировщиками «Ланкастер» и «Москито». Последний из этих самолетов занимает особое место в истории авиации. Если «Спитфайр» и «Ланкастер» представляют собой удачные конструктивные воплощения самолетов уже апробированных типов, то Де Хэвилленд «Москито» – это самолет новой концепции. Впервые была выдвинута и реализована идея легкого высотного бомбардировщика, оборонительным «оружием» которого была только высокая скорость, позволявшая уйти от современных ему перехватчиков. По степени новизны концепции «Москито» можно поставить в один ряд с российскими штурмовиками Ил-2 и германскими «Штуками». Бомбардировщики «Москито» успешно применялись для дневных рейдов, нанося точные удары по малоразмерным германским целям. При этом они несли наименьшие потери по сравнению с другими самолетами бомбардировочного командования Великобритании, которые и при мощном стрелково-пушечном оборонительном вооружении фактически отваживались совершать только ночные налеты. «Москито» широко использовались также в качестве самолетов наведения (с радиотехнической системой «Гобой»), истребителей и разведчиков, заслужив славу «мастера на все руки». Развитие концепции «Москито» после второй мировой войны и привело к созданию одного из самых известных самолетов мира, первого английского реактивного бомбардировщика «Канберра».

Схема разведчика «Канберра» PR.Mk9

Истребители «Спитфайр» в строю

Послевоенное положение Англии в какой-то степени сравнимо с ситуацией в Советском Союзе периода «поздней перестройки». В 1947-1948 гг. была предоставлена независимость «жемчужине английской короны» – Индии, а также Пакистану, Цейлону, Бирме, Палестине. Распад Британской империи и превращение ее из мировой державы в рядовую европейскую тяжело ударили по экономике страны и психологии нации. Все это усугублялось разрушениями и последствиями военного времени: в общей сложности война стоила Англии четверти ее национального богатства. Зная все это, нельзя не поражаться масштабам предпринятых усилий и успехам, достигнутым английской авиапромышленностью в конце 1940-х и первой половине 1950-х годов. Пожалуй, только Россия, понесшая самые тяжелые потери в минувшей войне, с большей самоотверженностью и энергией создавала принципиально новую по тому времени реактивную авиацию. История распорядилась так, что российские и английские самолеты стали воздушными противниками.

«Канберра», продолжающая традиции «Москито», стала одним из общепризнанных достижений Англии в области реактивной бомбардировочной авиации наряду с «Вулканом» и другими («Виктор», «Вэлиент») стратегическими самолетами так называемой V- серии. Соединение реактивного двигателя (а Англия была одним из пионеров его создания) с уже отработанной концепцией скоростного бомбардировщика, не имеющего оборонительного вооружения, позволило достаточно быстро довести машину и обеспечило ее успех на мировом рынке, в том числе производство в США по лицензии в варианте В-5 7 (это крупный успех – за исключением «Харриера», ни один другой зарубежный реактивный боевой самолет в США не строился). В нача ле своей «карьеры» «Канберра» многими считалась промежуточным самолетом, заполняющим брешь до поступления на вооружение стратегических бомбардировщиков V-серии, однако, как бы в подтверждение пословицы «нет ничего постояннее временного», ей была суждена долгая жизнь. Простота и надежность конструкции, большие внутренние объемы обусловили ее много целевое применение. «Канберра» широко экспортировалась и применялась в ряде военных конфликтов. Она и сейчас находится в строю, в то время как почти все самолеты V-серии давно сошли со сцены. К началу 1993 г. в Англии оставалось более 40 фоторазведчиков, самолетов РЭБ и других машин вспомогательного назначения, в Индии – более 45 ударных самолетов, разведчиков и учебно- тренировочных самолетов, в Перу – более 20 бомбардировщиков, единичные самолеты сохранились в строю в Чили.

Бомбардировщик Де Хэвилленд «Москито» MklV

Истребитель-бомбардировщик «Москито» MkXVIII (первоначальное название «Це-це») с пушкой калибра 57 мм. Он отличился почти сразу же после поступления на вооружение, потопив немецкую подводную лодку (25 марта 1944 г.)

Первая опытная «Канберра» (B.Mkl) перед первым полетом

Разработка «Канберры» велась под руководством известного английского конструктора У.Петтера и началась в ответ на техзадание В.3/45, выпущенное в 1945 г. Завязка реактивного «Москито» относится еще к 1944 г., когда Петтер работал на фирме Уэстленд. С его переходом в этом же году на фирму Инглиш Электрик предпринимаемые усилия приобрели больший размах. Масштабные работы развернулись после заключения в январе 1946 г. договора на постройку четырех опытных машин. Первую из них, получившую обозначение A.I (B.Mkl), летчик-испытатель Ролан Бомон оторвал от земли 13 мая 1949 г. В следующем году третий опытный самолет, поднявшись на высоту 15240 м, установил первый рекорд, а всего на «Канберре» было установлено 19 рекордов дальности и три – высоты полета. Четвертый опытный самолет, совершивший первый полет 23 апреля 1950 г., стал прототипом первого серийного варианта В.Мк2 и с успехом демонстрировался на авиационной выставке в Фарнборо в сентябре того же года. Работы по «Канберре» велись на фирме Инглиш Электрик практически одновременно с проектированием сверхзвукового истребителя «Лайтнинг» – одного из наиболее оригинальных самолетов в истории авиации.

«Канберра» стала одной из последних в мире машин в серии тактических реактивных бомбардировщиков, созданных в первые послевоенные годы. Энергично действовали американцы, которые испытали в то время в полете четыре самолета: Норт Америкен В-45 «Торнадо» (первый полет 17 марта 1947 г.), Конвэр ХВ-46 (2 апреля 1947 г.), Мартин ХВ-48 (22 июня 1947 г.) и Мартин ХВ-51 (28 октября 1949 г.). Из этих машин лишь одна (В-45) строилась небольшой серией, остальные не продвинулись далее стадии испытаний. Причем первые три из них, по сравнению с «Канберрой», имели примерно в два раза большую размерность (взлетная масса 35…50 т). Поэтому «Канберра» шла скорее по стопам российских машин Ил-22 (24 июля 1947 г.) и Ил-28 (8 июля 1948 г.). Аналогом Ил-28, который был запущен в серию, и принято обычно считать «Канберру», тем более, что эти самолеты сближают и похожие судьбы: масштабное производство, широкое распространение в мире, долгая жизнь и участие в военных конфликтах.

Первая опытная «Канберра» в полете. Она окрашена в голубой цвет. Остальные опытные образцы и первые серийные бомбардировщики имели черно-серую окраску, стандарную для бомбардировочного командования Англии

Схема бомбардировщика Ил-28 ОКБ С.В.Ильюшина, аналогом которого стала «Канберра»

Истребитель Инглиш Электрик «Лайтнинг»

Начальный заказ на серийные «Канберры» поступил еще за два месяца до полета первой опытной машины. К испытаниям первого серийного образца В.Мк2 приступили 8 октября 1950г., а спустя семь месяцев (25 мая 1951 г.) начались поставки серийных машин для ВВС Англии. К концу 1954 г. на вооружении бомбардировочного командования Англии было 24 боевых эскадрильи (20 в самой Англии, четыре – в ФРГ) в составе шести авиакрыльев, каждая эскадрилья была укомплектована 10 самолетами. Кроме того, имелось три вспомогательные эскадрильи (две для целеуказания и одна – испытательная) и четыре эскадрильи фоторазведчиков.

Профили вариантов самолета «Канберра»

Опытный бомбардировщик Мартин ХВ-48

Опытный бомбардировщик Конвэр ХВ-46 на старте

Появление «Канберры» знаменовало качественный скачок в вооружении бомбардировочного командования ВВС Англии. Прежде всего был получен выигрыш в скорости и высоте полета: если заменяемые поршневые самолеты Авро «Линкольн» и Боинг В-29, носивший в Англии название «Вашингтон», имели соответственно максимальную скорость менее 500 и менее 600 км/ч, а практический потолок примерно 7 и 11 км, то «Канберра»В.Мк2 обладала максимальной скоростью 724 км/ч и практическим потолком 13,7 км. В то же время дальность полета была несколько снижена – у «Канберры»В.Мк2 она составляла 2575 км при бомбовой нагрузке 2,7 т, тогда как «Линкольн» имел дальность около 2700 км с бомбовой нагрузкой 6,4 т, а В-29 – 5200 км с нагрузкой 4,5 т. Экипаж «Канберры» состоял из трех человек, в то время как на В-29 он достигал 10 человек.

После первых четырех опытных машин в Англии выпускались следующие варианты:

бомбардировочные -

В.Мк2 – первый полет серийного образца 8 октября 1950 г., построено 418 самолетов,

В.Мк5 – 15 июля 1952 г., построена одна машина,

В.Мкб – 26 января 1954 г., 99 самолетов,

В(1).Мк6 – 22 самолета, В(1).Мк8 – 23 июля 1954 г., 57 самолетов,

В(1).Мк12 – 16 самолетов, В(1).Мк58 – 71 самолет;

разведывательные -

PR.Mk3 – разведывательный вариант самолета В.Мк2. Первый полет 19 марта 1950 г., построено 36 самолетов, поступил в эксплуатацию в декабре 1952 г.,

PR.Mk7 – разведывательный вариант самолета В.Мкб. Первый полет 28 октября 1953 г., 74 самолета, поступил в эксплуатацию в мае 1954 г.,

PR.Mk9 – первый полет опытной машины 8 июля 1955 г., серийной – 27 июля 1958г. Построено 23 самолета, поступивших в строевые части в первой половине 1961 г.,

PR.Mk57 – 10 самолетов;

учебно-тренировочные -

Т.Мк4 – первый полет 6 июня 1952 г., построено 58 самолетов,

Т.Мк13 – построен один самолет.

Остальные модификации получены переоборудованием уже построенных самолетов. Существует большое число таких вариантов, из которых можно упомянуть Е.Мк15 – самолет РЭБ, Т.Мк17 и Т.Мк19 – тренировочные варианты, ТТ.Мк18 – буксировщик мишеней, В.Мкбб и Т.Мк67 для Индии и т.д.

«Канберра» В(1)Мк6 во время приемо-сдаточного полета

Всего в Великобритании построено 902 самолета, из них более 200 «Канберр» (многие после снятия с вооружения английских ВВС) поставлены 13 зарубежным странам (Венесуэла, Эквадор, Перу, Индия, Родезия – ныне Зимбабве, Новая Зеландия, Франция, Швеция, ФРГ, ЮАР, Эфиопия, Аргентина, Чили). Кроме того, в Австралии по лицензии из готовлено 56 бомбардировщиков В.Мк20 (промежуточный вариант между В.Мк2 и В.Мк.6) и учебно- тренировочных Т.Мк21, в США – 403 самолета В-57 (см. отдельное описание). Таким образом, общее число выпущенных машин семейства «Канберра» составило 1361 самолет.

Если европейские государства (Франция, Швеция, ФРГ) закупили всего по 2…6 самолетов в основном для проведения различных летных экспериментов, то в другие страны «Канберры» поступили в значительно больших количествах и предназначались прежде всего для боевого использования. Наиболее крупным зарубежным заказчиком стала Индия, получившая с конца 1950-х годов в общей сложности более 100 самолетов.

Несмотря на распад Британской империи, Англия еще длительное время сохраняла стремление к «глобальному» присутствию и пыталась быть готовой к защите своих национальных интересов в бывших колониях и доминионах. Для этого самолеты «Канберра» принимали активное участие в учениях за пределами метрополии, неоднократно совершали дальние перелеты для демонстрации возможности своего быстрого развертывания в различных регионах мира. Одним из первых был совершенный в октябре 1953 г. перелет самолетов PR.Mk3 из Лондона в Новую Зеландию за 23 ч 52 м, «Канберра» стала победителем проводившихся на этом маршруте воздушных гонок. Правда, возможности строевых машин не в полной мере соответствовали этому результату, так как самолет-победитель подвергся модификации и для него была организована специальная техническая поддержка.

Был предпринят также ряд демонстрационных перелетов, помимо «демонстрации флага», имевших целью маркетинг самолета. Первый такой тур выполнен в октябре 1952 г. – за семь недель эскадрилья самолетов посетила 10 стран Южной Америки и преодолела расстояние протяженностью 38600 км. «Канберра» стала звездой многочисленных воздушных праздников в Англии, многие из строевых эскадрилий образовали собственные пилотажные группы.

С самого начала проектирования «Канберры» предусматривалось создание среднеплана с аэродинамически чистыми обводами, фюзеляжем круглого сечения и прямым крылом. Вначале предполагалась установка одного турбореактивного двигателя большой тяги с воздухозаборниками в корневых частях крыла. В дальнейшем предпочтение было отдано двум двигателям AJ.65 «Эвон» с осевыми компрессорами, имевшим прибортовое расположение. Одно время изучалась установка стреловидного крыла, которое все же было отвергнуто. В конце 1946 г. в связи с проблемами, возникшими при разработке двигателя «Эвон», было решено второй опытный самолет (совершивший первый полет в ноябре 1949г.) снабдить двумя уже имевшимися ТРД Роллс-Ройс «Нин». Двигатель «Нин» имел существенно больший диаметр из-за центробежного компрессора и нарушал конструктивную схему крепления корня крыла к фюзеляжу. Это обусловило решение установить двигатели в гондолах на полуразмахе крыла, что стало причиной одного из серьезных недостатков самолета – значительной несимметричной тяги при отказе одного из двигателей.

Опытный образец разведчика «Канберра» PR.Mk3

Первый серийный разведчик «KaH6eppa»PR.Mk3. Он имел голубовато-серую окраску

Исходными требованиями предусматривалось только «слепое» бомбометание, но трудности с разработкой бортовой РЛС привели к формулированию нового техзадания В.5/47, в котором предусматривалось размещение оптического бомбардировочного прицела за прозрачным окном в носу фюзеляжа и увеличение численности экипажа с двух человек до трех – за счет включения бомбардира. Из-за использования оптического прицела точность бомбометания была невысокой (средняя ошибка достигала 275 м, т.е. была такой же, как и у поршневых бомбардировщиков). Другая система бомбометания «Джи Эйч» – «наследница» знаменитой радионавигационной системы «Джи», разработанной и применявшейся Англией на бомбардировщиках второй мировой войны – могла использоваться только в зонах, оборудованных наземными станциями, но и при ее применении были проблемы с точностью и надежностью аппаратуры. Предпринималась попытка разработать для «Канберры» более совершенную прицельную систему, обеспечивающую бомбометание по приборам. Такую систему предполагалось установить на варианте В.Мкб. Однако из-за близящегося поступления на вооружение бомбардировщиков V-серии, эти планы не были реализованы и в результате «Канберра» фактически так и осталась бомбардировщиком для визуального бомбометания, а основным способом повышения точности бомбометания с «Канберры» стало применение самолетов целеуказания (как это было и во второй мировой войне). Для выполнения этой роли предназначались две эскадрильи самолетов «Канберра», оборудованные сигнальными ракетами и указателями целей. Такая тактика использовалась во время войны в Египте в 1956 г., но в век реактивной авиации это было уже некоторым анахронизмом.

Отсутствие радиолокационного бомбардировочного прицела невыгодно отличает «Канберру» от Ил-28. Российский бомбардировщик, несмотря на несколько меньшую взлетную массу, помимо радиолокационного бомбоприцела, несет также и кормовую пушечную установку для защиты хвоста (концепция «Москито» не прижилась на русской почве), более удобно на нем размещен экипаж. В то же время «Канберра» в поздних вариантах обладает несколько лучшими скоростными и высотными характеристиками, а на части «Канберр» устанавливалось управляемое ракетное оружие, тогда как Ил-28, насколько известно автору, управляемыми ракетами не оснащался.

Учебно-тренировочный самолет «Канберра»Т.Мк4

«Канберра»Т.Мк4 в учебном полете

Характер применения бомбардировщиков «Канберра» изменился в 1958 г. после установки на них системы бомбометания с малых высот LABS. Новая тактика предполагала прорыв к дели на малой высоте и бомбометание с кабрирования, облегчавшего последующий уход от дели. Стандартные параметры этого приема, позволявшие опытному экипажу достичь средней точности бомбометания до 185 м, были следующими: в предварительно вычисленной точке самолет на скорости около 780 км/ч и высоте 75 м входил в «горку» с перегрузкой 3 ед и сбрасывал бомбу в наборе высоты с углом от 45 до 60°. После отделения от самолета бомба набирала высоту примерно 1700 м, после чего устремлялась к наземной цели, отстоящей от точки бросания примерно на 3400 м. Самолет поднимался на высоту более 2100 м с падением скорости до 315 км/ч, после чего приступал к маневру ухода от цели.

Самолеты изоляции поля боя были призваны действовать еще с более малых высот, поскольку идеальной для пуска НАР считалась высота около 20 м.

Варианты самолета «Канберра» отличаются друг от друга разными модификациями двигателей «Эвон», различным запасом топлива и оборудованием, а также вооружением. Наиболее значительно изменено вооружение самолетов серии В(1), предназначенных для изоляции поля боя при действиях ночью с малых высот. Эти самолеты были, в основ ном, развернуты англичанами на территории ФРГ в составе королевских ВВС в Германии (в отличие от остальных самолетов, бывших на вооружении бомбардировочного командования).

Первый из них – B(I).Mk6 – представлял собой модифицированный вариант бомбардировщика В.Мк6, тогда как B(I).Mk8 стал специализированным самолетом изоляции поля боя. В его задачи входила непосредственная авиационная поддержка наземных войск и бомбометание с малых высот. Самолеты B(I).Mk8 были заменены в 1972 г. на «Бакэниры». Для изоляции района боевых действий предназначались и самолеты В.Мк15 и 16, переоборудованные из В.Мк6.

«Канберра»Т.17 английских ВВС

Буксировщик мишеней «Канберра» ТТ.Мк18

Основными были бомбардировочные и разведывательные варианты, но практически с самого начала (август 1952 г.) стали использоваться калибровочные варианты (для калибровки станций наведения авиации), а в дальнейшем и варианты специального назначения. Одно время предполагалось на основе «Канберры»-бомбардировщика разработать истребитель, предназначенный для замены ночного истребителя Де Хэвилленд «Москито», еще в начале 1950-х годов находившегося на вооружении ВВС Англии. Однако эти планы так и не были реализованы.

Из разведчиков наиболее совершенным является вариант PR.Mk9, считавшийся в момент своего создания «английским ответом на американский Локхид U-2». Благодаря более мощным и высотным двигателям его практический потолок превышает 18 км, что практически обеспечивало в то время его неуязвимость в большинстве стран третьего мира.

Одним из недостатков «Канберры» была плохая эффективность системы охлаждения воздуха в кабине. Она рассчитывалась на эксплуатацию самолета в Европе, и при полетах в условиях жаркого климата истинным бичом экипажей был «парниковый эффект». При кратковременных перебросках самолетов в зоны тропического климата положение было еще терпимо. Важность этой проблемы по-настоящему проявилась при длительном использовании англичанами самолетов В.Мк15/16 на Кипре. На аэродроме Акротири делались попытки применять для охлаждения кабин наземные кондиционеры, но это почти не помогало, поскольку стоило закрыть входную дверь – и температура в кабине быстро «зашкаливала». В результате был установлен порядок, при котором, если самолет не поднялся в воздух в течение определенного времени, экипаж отстранялся в этот день от полетов.

Еще до суэцкого кризиса численность бомбардировщиков «Канберра» в составе бомбардировочного командования Великобритании пошла на убыль, в дальнейшем она стала сокращаться повышенными темпами в связи с принятием на вооружение стратегических бомбардировщиков V-се- рии и общим уменьшением парка самолетов бомбардировочного командования. К 1962 г. боевых «Канберр» в составе бомбардировочного командования практически не осталось, а дислоцированные в метрополии самолеты в составе трех эскадрилий продолжали использоваться лишь для вспомогательных задач, в число которых входили: калибровка наземных средств и разведка; буксировка мишеней; подготовка операторов бортовых РЛС для перехватчиков «Джевлин» (РЛС устанавливалась в носовой части учебно- -тренировочного T.Mkll); подготовка специалистов ПВО (операторов наземных командных пунктов, летчиков истребителей «Лайтнинг», расчетов ЗРК «Тайгер Кэт» и «Рапира»), в ходе которой «Канберры» играли роль неизлу- чающей цели; подготовка операторов средств РЭБ; радиоэлектронная разведка. Часть самолетов использовалась в роли летающих лабораторий для отработки различного оборудования и вооружения (например, ракет «Файрстрик», «Ред топ» и т.д.). В то же время в составе сил Великобритании вне метрополии «Канберра» еще долгое время оставалась в строю как боевой самолет, а в составе ВВС двух-трех других стран она, как отмечалось выше, и сейчас несет боевую службу.

«Канберра»В.62 ВВС Аргентины

Высотный разведчик «Канберра» PR.Mk9 – «английский ответ на американский Локхид U-2»

Фоторазведчики находились в составе самолетов первой линии бомбардировочного командования Великобритании до 1982 г. Они интенсивно использовались не только для тренировочных полетов в рамках поставленных перед ними задач тактической и стратегической разведки, но и для выполнения специальных задач – от картографической съемки стран британского Содружества наций до фотографирования, например, зоны бедствия танкера «Торри Каньон» или площадок для игры в гольф. По большей части они применялись за пределами Англии: в районах Средиземного моря, Персидского залива, странах Африки и т.д.

Практически все британские специализированные разведывательные эскадрильи «Канберр» были расформированы в 1982 г., но пять-шесть самолетов PR.Mk9 остались в эксплуатации и после частичной модернизации оборудования будут применяться по меньшей мере до конца 1990-х годов.

КОНСТРУКЦИЯ.

«Канберра» представляет собой цельнометаллический среднеплан нормальной схемы с прямым крылом и двумя крыльевыми ТРД.

Крыло двухлонжеронной конструкции с разъемами по бортам фюзеляжа. Основой крыла является жесткий на кручение и изгиб контур, включающий главный (балочный с полками из прессованных профилей переменного сечения) на 40% хорды и вспомогательный задний лонжероны. Центроплан (до двигательных гондол) прямоугольный, консоли имеют значительное сужение. , Отъемные консоли крепятся к центроплану в двух точках (с помощью узлов на основном и заднем лонжеронах). Зализы крыла с фюзеляжем и гондол двигателей с крылом отсутствуют. Удлинение крыла 4,3; профиль симметричный с относительной толщиной 12% у корня и 9% на концах, максимальная толщина профиля достигается на 40% хорды; корневая хорда 5,79 м, концевая хорда 2,34м; средняя аэродинамическая хорда 4,95 м; поперечное V центроплана равно 2°, консолей крыла – 4,3°; угол установки крыла 2°. Угол стреловидности консолей по передней кромке 13,9°, по задней – 19,9°.

Механизация крыла состоит из четырех секций простых щитков, расположенных на участке крыла между фюзеляжем и двигательными гондолами, а также между гондолами и элеронами. Элероны с внутренней аэродинамической компенсацией, щели между элеронами и крылом закрыты снизу и сверху шарнирными щитками. Правый элерон снабжен пружинным сервокомпенсатором, левый – управляемым триммером. На крыле примерно на половине хорды расположены аэродинамические тормоза оригинальной конструкции. Каждый тормоз состоит из 10… 12 «пальцев» (профилей швеллерного сечения), выдвигающихся вертикально из верхней и нижней поверхностей крыла. В выпущенном положении тормоза выступают из поверхности крыла на 305 мм.

Американский разведчик Локхид U-2 в своем наиболее совершенном варианте – U-2R

Компоновочная схема опытной «Канберры» B.Mkl

Носовая часть буксировщика мишеней «Канберра» ТТ.Мк18

Фюзеляж типа полумонокок круглого поперечного сечения, диаметр миделевого сечения 1,83 м.

Кабина герметическая с входом экипажа через боковую дверь. На первых трех опытных B.Mkl кабина двухместная с тандемным расположением катапультируемых кресел летчика (спереди) и ^штурмана, на последующих вариантах (за исключением B(I).Mk8) – трехместная. На переднем кресле бомбардировщиков расположен летчик, на двух рядом установленных задних – штурман и бомбардир. Однако фактическое рабочее место бомбардира в момент нанесения бомбового удара -« впереди кабины лежа ничком перед бомбардировочным прицелом. В состав экипажа разведчиков входят два летчика и штурман. На учебно-тренировочном Т.Мк4 катапультируемое кресло инструктора размещено рядом с креслом летчика-курсанта с установкой двойного управления. Входной люк не изменен, что усложняет вход экипажа в самолет. Вначале шарнирно закрепленное кресло инструктора наклоняется вперед, чтобы к своему рабочему месту пробрался штурман, а затем назад, чтобы пропустить курсанта, и лишь после этого запирается в нормальном положении.

Над креслами штурмана и бомбардира в фюзеляже бомбардировщика имеется аварийный люк. Давление (максимальное избыточное – 24,5 кПа, 0,25 кгс/см 2 ) в кабине регулируется автоматически, температуру в ней регулирует летчик. Наддув кабины происходит черрз воздухозаборник, расположенный в носке крыла справа от левого двигателя. Отделение штурмана и бомбардира оборудовано откидным столиком, полностью закрыто со всех сторон и освещается через окна в аварийном верхнем люке. При аварийном покидании самолета фонарь кабины летчика и крышки верхних люков отсека штурмана и бомбардира отделяются от самолета с помощью пиропатронов. Одновременно происходит разрыв тяги управления рулем высоты и штурвал отклоняется пружиной вперед, чтобы не мешать катапультированию. Естественно, спасение бомбардира находится под вопросом, если аварийная ситуация застает его не в катапультируемом кресле, а в лежачем положении перед прицелом (что наиболее вероятно в боевых условиях).

Истребитель Локхид F-104 – один из воздушных противников «Канберры» в индо-пакистанской войне. На фото показан самолет ВВС Италии

Учебно-тренировочный самолет «Канберра»Т.Мк4

На разведчике PR.Mk9 для улучшения обзора летчика установлен выступающий фонарь «истребительного» типа, смещенный клевому борту

На разведчике PR.Mk9 фонарь откидывается

Фонарь кабины летчика из двухслойного плексигласа, неоткрывающийся (за исключением PR.Mk9, где фонарь откидывается). На первых вариантах самолета фонарь имеет небольшую площадь остекления, на вариантах B(I).Mk8 и PR.Mk9 для улучшения обзора летчика применен значительно выступающий фонарь «истребительного» типа, несколько смещенный к левому борту. При этом на B(I).Mk8 за креслом летчика не оказалось пространства для других членов экипажа. Место бомбардира вообще ликвидировано, а его функции возложены на штурмана, который расположился на некатапультируемом сиденье справа впереди летчика рядом с входной дверью. Таким образом, на единственном варианте «Канберры», специально предназначенном для маловысотных действий, штурман-бомбардир в аварийной ситуации должен полагаться только на прыжок с парашютом под крыло самолета через входную дверь, до которой он дол- жен добраться из положения лежа при бомбометании. Отсутствие катапультируемых кресел у части или всех членов экипажа было в то время нормой для всех стратегических высотных бомбардировщиков. На фронтовом Ил-28 также покидал самолет с парашютом хвостовой стрелок. Но автору не известны случаи более сложной, чем на B(I).Mk8, схемы аварийного покидания, хотя это маловысотная скоростная машина.

Горизонтальное оперение (площадь 15,9 м2 , размах 8,35 м, корневая хорда 3,05 м, концевая хорда 1,22 м, угол поперечного V равен 10°) включает переставной стабилизатор с электроприводом (угол установки изменяется в полете в диапазоне 1,9°) и руль высоты с роговой компенсацией, снабженный также пружинным сервокомпенсатором на правой и триммером- на левой половине. Вертикальное оперение (площадь 6,62 м2 ) состоит из киля и руля направления с триммером. Установлен автомат отклонения (с помощью электропривода) руля направления при возникновении несимметричной тяги.

Шасси трехопорное с одноколесными основными и двухколесной носовой стойками. Основные стойки с масляно-пневматическими амортизаторами и тормозами колес (на B.Mkl пневматическими, в дальнейшем предполагалась установка гидравлических) убираются в крыло по направлению к фюзеляжу. Носовая управляемая стойка с маслянопружинным амортизатором убирается в, фюзеляж назад по полету. Используется автомат скольжения (начиная с В.Мкб). Колея шасси 4,80 м.

«Канберра»В.Мк15 с блоками НАР на базе Акротири (Кипр)

«Канберра»В.Мк16 на базе Акротири (Кипр)

Истребитель МиГ-29

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА.За исключением второго опытного самолета, снабженного двигателями Роллс-Ройс «Нин», на всех вариантах «Канберры» установлены различные модификации ТРД Роллс-Ройс «Эвон»: «Эвон»101 на В.Мк2, «Эвон» 109 («9boh»RA.7) на В.Мкб, «Эвон»206 на PR.Mk9. Двигатели крепятся впереди основного лонжерона на усиленных нервюрах. «Эвон» имеет 12-сту- пенчатый компрессор, двухступенчатую турбину. У RA.7 степень повышения давления 6,5, расход воздуха 54 кг/с.

Топливо размещено в фюзеляжных баках над бомбоотсеком и (начиная с варианта В.Мкб) в крыльевых баках-отсеках. Предусмотрена установка дополнительных баков на концах крыла и в бомбоотсеке. Разведчики оснащены дополнительным топливным баком.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ.Система управления полетом с жесткой проводкой к рулям высоты и направления, а также элеронам. Имеется автопилот.

Гидравлическая система включает насосы с приводом от двигателей и обслуживает приводы посадочных щитков, створок бомболюка, механизма уборки шасси.

Система электроснабжения постоянного тока (28 В) с генераторами, имеющими привод от двигателей.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Установлены оптический бомбардировочный прицел Т.2, Т.З или Т. 4 и разностно-дальномерная на- вигационно-бомбардировочная система «Джи-Эйч» (Gee-H) для бомбометания с помощью радиомаяков (использующихся для определения собственного местоположения и последующего вычисления точки сброса бомб). Начиная с марта 1958 г. бомбардировщики «Канберра» были переоборудованы с установкой системы бомбометания с малых высот LABS (Low Altitude Bombing System).

Бомбардировщик «Канберра» В.Мкб

Фоторазведчик PR.Mk3 предназначался для предварительной (до нанесения воздушного удара) и контрольной (после удара) стратегической разведки со средних и больших высот и был оборудован широкоформатными АФА F.52 и F.49. В связи с совершенствованием системы ПВО Советского Союза, начиная с 1956 г. разведчики, дислоцированные в Германии, стали отрабатывать аэросъемку с малых высот. Для этого на самолетах PR.Mk7 были установлены новые фотоаппараты F.95, а начиная с 1959 г. – F.97. На PR.9 используется фоторазведывательная аппаратура «Система 3», которая устанавливается на центральном узле под фюзеляжем и включает камеру с большим фокусным расстоянием. Фоторазведчики не несут бомбового вооружения, вместо которого помимо АФА устанавливаются фотоосветительные патроны, выбрасывающиеся во время ночной аэрофотосъемки.

Некоторые разведчики были оснащены РЛС бокового обзора «Блю Шэдоу» и ДИСС «Грин Сатин». Для записи сигналов при проведении радиотехнической разведки на них вначале устанавливали регистратор с записью на магнитную проволоку, затем 14-дорожечный магнитофон, располагавшийся в отсеке вооружения.

ВООРУЖЕНИЕ. В центральной части фюзеляжа расположен отсек вооружения, рассчитанный на подвеску обычных бомб общей массой до 2725 кг (шесть бомб калибра 454 кг). Самолет может нести и ядерные бомбы с тротиловым эквивалентом 10- 1000 т. Длина бомбоотсека 6,8 м. Створки люка бомбоотсека при открывании убираются внутрь фюзеляжа, скользя на роликах по криволинейным направляющим.

На самолетах изоляции поля боя серии В(1) внутрифюзеляжная боевая нагрузка уменьшена до 1360 кг, так как в задней части бомбоотсека расположена закрытая выступающим обтекателем установка с четырьмя пушками Испано (20 мм, 4x525 патронов). Самолеты В(1) также дополнительно оснащены двумя пилонами под крылом, на каждом из которых могут подвешиваться бомбы калибра до 454 кг или блоки с 72 НАР калибром 51 мм.

На В.Мк15 и 16, модифицированных из бомбардировщиков В.Мкб также для изоляции района боевых действий, использовались только дополнительные подкрыльные пилоны. Причем с 1965 г. на этих машинах применялись УР класса воздух-поверхность Аэрос- пасьяль AS.30 с радиокомандной системой наведения и дальностью пуска до 11 км. Ракеты подвешивались по одной на каждом пилоне и предназначались для поражения особоважных целей. Во время учений достигалась точность попадания до 10 м.

ХАРАКТЕРИСТИКИ самолета «КАНБЕРРА»

РАЗМЕРЫ. Размах крыла: без концевых баков 19,49 м (PR.Mk9 – 20,68 м), с концевыми баками 19,96 м; длина самолета 19,96 м (PR.Mk9 – 20,32 м); высота самолета 4,78 м; площадь крыла 89,19 м2 (PR.Mk9 – 97,08 м2 ).

ДВИГАТЕЛИ. Роллс-Ройс «Эвон» в вариантах: «Эвон»109 (2x32,9 кН, 2x3355 кгс) на В.Мкб или «Эвон»206 (2x44,7 кН, 2x4560 кгс) на PR.Mk9.

МАССЫ И НАГРУЗКИ (для B(I).Mk6), кг: максимальная взлетная масса 25515; нормальная взлетная масса: без концевых крыльевых баков 23335, с конце выми баками 25215; максимальная бомбовая нагрузка вариантов В.Мк15 и 16 – около 3600 (с учетом подвесок).

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ (для B(I).Mk6). Максимальная скорость: у земли 834 км/ч, на высоте 10700 м – 933 км/ч; типовая крейсерская скорость на высоте 6100 м – 647 км/ч; скороподъемность у земли 17,3 м/с; практический потолок 14630 м (PR.Mk9 – 18300 м); максимальная дальность при выполнении задачи изоляции района боевых действий 1290 км; максимальная перегоночная дальность 5840 км.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Самолеты «Канберра» английских ВВС применялись в двух крупных военных конфликтах. Первый из них – война в бывшей Британской Малайе. Партизанское движение, развернувшееся в этой британской колонии в годы второй мировой войны, когда она была оккупирована японцами, было переориентировано на освободительную борьбу против англичан, вновь попытавшихся в 1945 г. установить колониальные порядки. Военные действия активизировались с объявлением Англией в июне 1948 г. чрезвычайного положения в Малайской Федерации и созданием в этой стране в 1949 г. Освободительной армии народов Малайи, руководимой коммунистической партией. Для подавления партизанского движения англичане использовали крупные вооруженные силы, в том числе ВВС для поддержки сухопутных войск и ВМС для блокады побережья полуострова Малакка.

Схема «Канберры» В(1).Мк6

«Канберры» вступили в эту войну в феврале 1955 г. с развертыванием эскадрильи бомбардировщиков В.Мк2 в Сингапуре. Начиная с этого времени, экипажи бомбардировщиков, сменяемые каждые пять месяцев, в рамках операции «Майлидж» (Mileage – «мили») до сентября 1956 г. и операции «Файрдог» (Firedog – «железная подставка для дров в камине») с марта 1958 г. по июль 1960 г., когда было отменено чрезвычайное положение, наносили бомбовые удары по предполагаемым лагерям партизан и местам скопления их войск. «Канберры» были временно выведены из Малайи в сентябре 1956 г. в связи с наращиванием Англией сил для нападения на Египет. Одним из наиболее успешных тактических приемов было бомбометание по площадям с целью вынудить партизан покинуть занимаемые ими позиции и загнать их в заранее организованную на земле засаду. Атаки с воздуха производились одиночными самолетами или звеньями самолетов, бомбометание осуществлялось по ориентирам или с помощью самолетов передового наведения «Остер». Для обеспечения боевых действий в Малайе применялись также разведчики «Канберра», полеты которых проходили под кодовым названием «Плэнтерс Панч» (Planters Punch – «удар плантатора»). В 1955-1956 гг. в Сингапуре обычно дислоцировались два разведчика, три летных экипажа и наземный обслуживающий персонал (сменявшиеся каждые два- три месяца). После перерыва, вызванного опять же войной с Египтом, в 1958 г. в Малайе возобновили полеты вначале разведчики Глостер «Метеор», а с марта 1960 г. также и «Канберры» PR.Mk7.

Англичане считают боевые действия в Малайе одной из немногих успешных противопартизанских военных кампаний. Сэр Роберт Томпсон, считающийся автором стратегии этих действий, в 1969 г. побывал во Вьетнаме, после чего высказал американскому руководству свои рекомендации относительно того, как добиться положительных результатов в войне в Юго-Восточной Азии. Его рекомендации, как известно, не помогли Г,ТТТ А Отечественные военные историки полагают, что и Англия не добилась полного успеха в Малайе, справедливо указывая на то, что в результате более чем 10-летнего повстанческого движения она была вынуждена пойти в 1957 г. на предоставление Малайской Федерации независимости, хотя и в рамках британского Содружества наций. Возможно, что исход боевых действий был бы иным в случае оказания повстанцам поддержки Советским Союзом, но военные связи Малайзии (в которую Малайя вошла в 1963 г.) с Россией налажены лишь в 1993 г., когда было объявлено о планах закупки этой страной истребителей МиГ-29.

Операция «Мушкетер», поводом для которой послужила национализация Египтом в июле 1956 г. Суэцкого канала, предполагала высадку воздушного и морского десантов для овладения зоной Суэцкого канала. Перед ВВС Англии и Франции – организаторами вторжения – стояла задача нейтрализации египетских ВВС, завоевания господства в воздухе и оказания поддержки десанту с воздуха. Для выполнения последней задачи были привлечены бомбардировщики «Канберра» и «Вэлиент», причем на «Канберру» возлагались особые надежды. С августа по октябрь 1956 г. для действий против Египта было сосредоточено 11 эскадрилий боевых самолетов этого типа. Полагая, что каждая эскадрилья имела штатный комплект по 10 самолетов, получаем численность парка в 110 «Канберр», т.е. примерно 1/6 от 650 самолетов наземного базирования, сосредоточенных против Египта (кроме того, на шести авианосцах имелось 290 палубных самолетов). Семь эскадрилий бомбардировщиков «Канберра» дислоцировались в Никосии (Кипр), четыре – на острове Мальта (Хальфар и Лука). Все эскадрильи, базировавшиеся на Мальте, были укомплектованы самолетами «Канберра»В.Мк6 с повышенной дальностью полета, тогда как на Кипре, в основном, были менее дальние «Канбер- ры»В.Мк2. Помимо бомбардировщиков на Кипре (Акротири) была дополнительно развернута эскадрилья разведчиков PR.Mk7. На все самолеты были в спешном порядке нанесены так называемые «полосы вторжения» (черные и желтые).

Самолет «Канберра» В.Мк8 ВВС Индии

Истребитель «Мираж»Ш действовал против «Канберры» в индо-пакистанском конфликте. На фото показан самолет ВВС Испании

Военные действия против Египта, как известно, начались в ночь на 29 октября 1956 г. на Синайском полуострове ударом Израиля, вошедшего в коалицию с Англией и Францией. Израильские войска, применив танки, авиацию и воздушные десанты, 1 ноября достигли подступов к Суэцкому каналу. 30 октября экипажам английских «Канберр» была поставлена первая задача – атаковать аэродром и казармы египетских войск в Каире. Однако эти налеты были отложены на 24 ч в ожидании ответа на 12-часовой ультиматум, предъявленный Великобританией И Францией египетскому правительству с требованием отвести войска на 10 миль от Суэцкого канала и передать его зону под их контроль. Бомбардировки с использованием бомб калибром 454 кг начались по приказу главнокомандующего силами коалиции, английского генерала Кейтли вечером 31 октября, после отказа Насера принять ультиматум и объявления в Египте всеобщей мобилизации. Воздушные налеты продолжались в течение пяти дней. «Канберры», в основном, бомбили различные цели со средних высот. Бомбометание осуществлялось с применением самолетов целеуказания, в роли которых применялась часть самолетов «Канберра». Был также совершен ряд налетов и с малых высот, наиболее известным из которых стал рейд на каирскую радиостанцию, «помеченную» двумя самолетами целеуказания и атакованную семью бомбардировщиками.

Утром 5 ноября англо-французские войска произвели высадку воздушных десантов в районе Порт-Сайда и Порт-Фуада, а затем, после высадки морского десанта, стали продвигаться на юг вдоль канала, готовясь к захвату Каира. Однако 7 ноября Англия и Франция прекратили боевые действия. За время боевых действий бомбардировщики «Канберра» выполнили 278 вылетов, кроме того значительное число вылетов (как до, так и в ходе войны) было осуществлено разведчиками. По английским данным, в ходе войны не был потерян ни один бомбардировщик «Канберра». Единственная потеря – разведчик PR.Mk7, сбитый истребителем Глостер «Метеор» NF.13 сирийских ВВС за день до прекращения огня – 6 ноября: из-за плохой погоды в зоне разведки «Канберра» для получения качественных фотоснимков была вынуждена снизиться с высоты 15000 м до 2400 м, где и стала добычей «Метеора» (штурман погиб, остальные два члена экипажа спаслись).

Результаты налетов были неоднозначными, но даже в английских кругах наиболее распространено мнение, что «Канберры» и «Вэлиенты» нанесли Египту небольшой ущерб. Ф-Й.Штраус, бывший в то время министром обороны ФРГ, говорил, что британцы «опозорились» на Суэцком канале. В беседе с британским послом в НАТО в декабре 1956 г. он утверждал: «В течение восьми дней вы боролись там за господство в воздухе, хотя не было ни одного вражеского самолета. Восемь дней вы вели бомбежку и ни в кого не попали, восемь дней вы высаживались на берег и так и не высадились… Если бы у вас были военные способности, вы должны были бы закончить операцию в Египте в течение трех дней». Такая явно неточная оценка связана с известным англо-германским соперничеством. На самом деле к вечеру 6 ноября Египет был в очень трудном положении. Если с Израилем он, хотя и уступая, вел ожесточенные бои, в том числе и в воздухе, то после вступления в боевые действия английских и французских сил сопротивление Египта было практически сломлено, и авиация коалиции завоевала практически полное господство в воздухе. Египтяне готовились к всеобщей партизанской войне. Главную роль сыграл решительный тон послания председателя Совета Министров СССР Н.А.Булганина английскому лидеру А.Идену в день высадки десанта («мы полны решимости применением силы сокрушить агрессоров и восстановить мир на Ближнем Востоке») с угрозой «использовать… ракетную технику». Французы, сразу же поставленные в известность об этом послании, незамедлительно попытались выяснить американскую реакцию. Ответ, полученный Парижем, был отрицательным: американцы, занявшие нейтральную позицию, не предоставляли в распоряжение англичан и французов свой защитный «ядерный зонтик». Это и заставило Англию и Францию прекратить боевые действия. Возможно, предпринимая нападение на Египет, руководство западных стран рассчитывало на благоприятные условия, складывавшиеся в связи с занятостью в это время Советского Союза венгерскими событиями. Но такие надежды, если они были, не осуществились.

«Канберра» В.Мк20, изготовленная в Австралии по лицензии

После войны с Египтом англичане более интенсивно стали использовать «Канберры» в интересах возглавляемого ими Содружества и зависимых стран. В июне 1961 г. самолеты изоляции поля боя серии В(1) из состава ВВС Великобритании в Германии были направлены в Кувейт, когда после предоставления независимости этому бывшему английскому протекторату Ирак впервые выдвинул к нему территориальные претензии. В этот раз до боевого применения «Канберр» дело не дошло. Но уже, начиная со следующего года на протяжении четырехлетнего периода «конфронтации» с Индонезией, эскадрилья ударных B.Mk15 (еще без ракет AS.30) из состава ВВС Великобритании на Дальнем Востоке, усиленная в 1965 г. самолетами серии В(1) из Германии, вела активные боевые действия против индонезийских сил, базируясь, в основном, на острове Лабуан близ Борнео (ныне Калимантан). Конфликт возник из-за непризнания Индонезией новообразованной в 1963 г. малазийской федерации в составе британского Содружества наций. Английские самолеты несли боевое дежурство в воздухе и оказывали поддержку наземным войскам. Интенсивно использовалась и дислоцированная там же эскадрилья разведчиков PR.Mk7.

Самолеты изоляции поля боя B.Mkl5 и 16 английских ВВС после суэцкого кризиса до начала 1969 г. были дислоцированы постоянно на Кипре (аэродром в Акротири) в соответствии с так называемым Багдадским пактом 1955 г., ставшим основой существовавшей до конца 1970-х годов Организации центрального договора – СЕНТО, контролировавшей ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке. В 1960-х годах они также перебрасывались в зоны различных конфликтов в районе Персидского залива и на Дальнем Востоке.

Вертикально взлетающий истребитель-бомбардировщик «Си Харриер» действовал против «Канберры» в англо-аргентинском конфликте

ВВС Англии использовали самолеты «Канберра»PR.9 в начале 1990-х годов для выполнения фоторазведывательных операций над Боснией. Совершались примерно два полета в неделю. Самолеты из состава 39-й эскадрильи вылетали из авиабазы Уайтон (Wyton) рано утром и возвращались вечером (с промежуточной посадкой).

После Англии наиболее масштабным было боевое использование индийских «Канберр». Индия применяла свои самолеты в ряде мелких конфликтов: например, в 1961 г. в Бельгийском Конго (ныне Заир) в рамках поддержки сил ООН, направленных туда для восстановления порядка, нарушенного столкновениями различных политических группировок после предоставления в 1960 г. этой стране независимости (с этим конфликтом связано имя Патриса Jlyмумбы, убитого в ходе борьбы за власть). Более широким было использование индийских «Канберр» в индо-пакистанских войнах 1965 г. и, особенно, 1971 г.

Война 1971 г., как известно, началась 21 ноября столкновением в Восточном Пакистане, а 3 декабря открылись военные действия и на западной границе Индии. В этом конфликте замысел Индии состоял в проведении, в основном, оборонительных мероприятий на западном фронте и в упоре на молниеносную компанию на востоке. В то же время наиболее масштабные действия воздушных сил развернулись на западном фронте, где боевые самолеты ВВС Индии совершили более 4000 вылетов, а ВВС Пакистана – около 2840. Воздушные операции здесь в основном предназначались для изоляции района боевых действий и главная задача индийских ВВС состояла в нарушении коммуникаций пакистанских вооруженных сил, выводе из строя пакистанских аэродромов, уничтожении складов ГСМ и боеприпасов, предотвращении концентрации пакистанских наземных сил с тем, чтобы обезопасить себя на западе от крупного пакистанского наступления и освободить руки для операций в Восточном Пакистане. На востоке самолеты индийских ВВС выполнили примерно в два раза меньше вылетов – около 2000 (плюс еще около 400 вылетов приходится на палубную авиацию), из них примерно 1200 для непосредственной поддержки наземных войск. Преобладание ударных задач связано с тем, что ВВС Индии добились господства в воздухе на обоих фронтах благодаря превосходству в численности самолетов и широкому использованию хорошо себя зарекомендовавших истребителей МиГ-21. По словам одного из индийских летчиков, он совершил на МиГ-21 18 вылетов на свободную охоту на западном фронте и не встретил ни одного пакистанского перехватчика.

«Канберры», которых, как отмечалось выше, у Индии было больше сотни, наряду с другими ударными самолетами ВВС Индии (Су-7 и «Хантер»), наносили удары с малых высот, в том числе ночью. Боевая нагрузка «Канберр» включала бомбы калибра до 1815 кг, оставшиеся от английских арсеналов периода второй мировой войны. Широко применялись и «Канберры»-разведчики. По утверждению пакистанских представителей, индийские «Канберры» и Су-7 во время ночных операций управлялись в Западном Пакистане по радиоканалу с. помощью самолета ДРЛО, предупреждавшего их о вылете пакистанских перехватчиков Дассо «Мираж»III, F-6 (МиГ-19) китайского производства, Норт Америкен F-86 «Сейбр» и Локхид F-104 «Старфайтер». В сообщениях по свежим следам событий говорилось, что это мог быть советский Ту-126 или модифицированная «Канберра». Подтверждения ни одной из этих гипотез автору в позднейших публикациях не встречалось.

Как заявляют представители Пакистана, в ходе 15-дневных военных действий с 3 по 17 декабря 1971 г. только на западном фронте было уничтожено шесть индийских «Канберр», причем четыре из них – огнем зенитной артиллерии и два – пакистанскими истребителями (F-104 и «Ми- раж»Ш), а всего, по данным Пакистана, сбито 10 «Канберр», что составляет почти 10% от общего заявленного Пакистаном числа (106) уничтоженных индийских самолетов и вертолетов. Индия вначале признала потерю только трех «Канберр» (двух на западном фронте – причем одной над Карачи – и одной на востоке) – это около 6% от общей численности (54 самолета и вертолета) понесенных ВВС Индии, по ее первоначальным данным, потерь. В дальнейшем Индия уточнила свои данные: индийские «Канберры» всего произвели 99 вылетов, было потеряно пять «Канберр», т.е. 7% от уточненных потерь ВВС (69 летательных аппаратов) или те же 6%, но от уточненного числа (83 летательных аппарата) общих индийских потерь, с учетом ВМС. Любопытно, что «Канберры» фактически использовались в этом конфликте и пакистанской стороной, только в американизированном варианте В-57, причем пакистанские потери были несколько выше (см. раздел по В-57).

ВВС Родезии, имевшие в 1959-1987 гг. на вооружении до 20 «Канберр», использовали их для борьбы с повстанцами, выступавшими против осужденного ООН режима белого меньшинства Я.Смита. Аналогичным образом применялись и самолеты ЮАР. Эскадрилья бомбардировщиков ВВС Австралии в 1967-1971 гг. была направлена в Южный Вьетнам, где они в течение четырех лет выполняли всепогодные операции по поддержке австралийских наземных сил, сбросив за это время почти 77 тыс.бомб и потеряв два самолета. В 1977 г. в период военных действий между Эфиопией и Сомали эфиопские вооруженные силы вели с помощью «Канберр» (наряду с самолетами Нортроп F-5) воздушную разведку. Разведывательные полеты эфиопских «Канберр» продолжались до декабря 1977 г., после чего их сменили более совершенные разведчики МиГ-21Р, пилотируемые кубинскими летчиками.

Экспорт вооружений всегда сопряжен с опасностью, что оружие собственной разработки может быть обращено против тебя же самого. История «Канберры» подтверждает этот риск. В англоаргентинском конфликте из-за Фолклендских (Мальвинских) островов в 1982 г. аргентинцы не преминули использовать свои самолеты (начиная с 1970 г. им было поставлено 10 бомбардировщиков В.Мк62 и два учебнотренировочных Т.Мк64) против англичан. Однако уже устаревшие машины успеха не имели, одна из них была сбита ракетой «Сайдуиндер» с истребителя «Си Харриер», еще одна – поражена корабельной зенитной ракетой.

Одна из малоизвестных глав истории «Канберры» связана с ее разведывательными полетами в 1950-е годы над территорией СССР. В этом «Канберра» (наряду с американскими самолетами Боинг RB-29, RB-50 и RB-47, Норт Америкен RB-45) стала продолжателем операций, начатых сразу после второй мировой войны поршневым английским разведчиком «Mockhto»PR.34 . Англичане использовали четыре «Канберры», входившие в состав эскадрильи радиотехнической разведки, базировавшейся в Уоттоне, но регулярно совершавшей полеты и с аэродромов других стран (Бодо и Андоя в Норвегии, Ларбрюк в ФРГ, Тегеран в Иране, Акротири на Кипре и т.д.). Особенно напряженным в то время был балтийский сектор. Именно через этот район вторгались в советское воздушное пространство разведчики «Канберра». Пользуясь отсутствием противодействующих им высотных средств ПВО, «Канберры» не раз пронизывали небо Прибалтики, Белоруссии, долетая даже до Подмосковья. Обычно полет совершался по профилю большая-малая-большая высота. На высоте порядка 11000 м над Балтийским морем, задолго до подхода к воздушному пространству СССР уточнялось местоположение самолета с помощью РЛС «Блю Шэдоу», а затем полет происходил в режиме радиомолчания с использованием для навигации лишь доплеровского измерителя скорости и сноса (который, впрочем, часто давал большую погрешность при спокойном море). Приближаясь с юга к острову Готланд, самолет снижался, чтобы у операторов советских РЛС создалось впечатление о намерении самолета совершить посадку в Швеции. Проскочив остров, летчик «Канберры» продолжал снижение до высоты 150 м и менее, «ныряя» ниже зоны обзора советских РЛС, и, пройдя еще некоторое время на север, поворачивал на восток, а затем брал курс на юг с набором высоты, направляясь к побережью СССР. Такая тактика была нацелена на то, чтобы раньше времени не «вспугнуть» советских операторов (которые могли выключить новейшие системы, представлявшие наибольший интерес для англичан) и получить полную картину советских радиолокационных средств ПВО по результатам анализа излучаемых ими сигналов.

США. КОНВЭР. В-36. Дальний стратегический бомбардировщик

Бомбардировщик В-36 на взлете

Изучавшие диалектику по К. Марксу, наверное, помнят одно из основных положений этого учения о взаимодействии форды и содержания: новое часто обтекается в консервативную старую форму, которая в конечном ;чете «сбрасывается» с возникновением новой формы, соответствуощей изменившемуся содержанию. Историки техники быстро взяли этот закон на вооружение, гем более, что примерам, его подтверждающим, «несть числа». В ах перечне первые автомобили, напоминающие по форме конные экипажи, пароходофрегаты, сочетавшие паровые двигатели с парусами, первые турбореактивные истребители, имевшие прямое крыло, и т.д. В этом ряду стоит и «мастодонт» В-36 – первый в мире бомбардировщик с межконтинентальной дальностью полета, ставший также последним бомбардировщиком с поршневыми двигателями. Созданный на пороге эры реактивной авиации и атомного оружия, по облику он принадлежит к поколению своих поршневых предшественников Боинг В-29 и «Ланкастер», но по глобальности поставленных задач, атомному вооружению, оснащенности дополнительными реактивными двигателями он претендовал на Важную роль в новом мире, сложившемся после второй мировой войны. Претензии эти в полной мере не осуществились. В-36 пробыл на вооружении ВВС США менее десяти лет и во второй половине 1950-х годов был сменен самолетом В-52, приведшим «форму в соответствие с содержанием».

Современный читатель, привыкший к тому, что в наше время многие самолеты эксплуатируются десятки лет, может назвать В-36 неудачником. Но по меркам поршневой авиации, сроки службы которой были значительно меньше нынешних, судьба этой машины была достаточно благополучной. Свидетельством тому служит редкое в мирное время повышение объемов производства в процессе постройки. Первоначально предполагалось изготовить лишь 100 самолетов, но в конечном итоге сборочная линия закрылась после выкатки 383-й машины. Хотя, истины ради, отметим, что увеличение серии было связано прежде всего с напряженной политической обстановкой в послевоенном мире и отсутствием самолету В-36 альтернативы. Технических же проблем с В-36, как мы увидим дальше, хватало. В то же время облик В-36 отличается гармоничностью пропорций, классической чистотой линий и самолет по праву считается выдающимся образцом не только инженерной мысли, но и технической эстетики.

Схема бомбардировщика В-36

Бомбардировщик Боинг В-17 «Летающая крепость»

Начало работ по В-36 знаменовало собой крупнейший поворот во внешней политике США. Преобладавший в 1930-х годах изоляционизм предполагал, что интересы США лежат, в основном, в пределах Западного полушария и что океанские пространства надежно защищают Америку от возможной агрессии. Вспыхнувшая в Европе вторая мировая война, катастрофическое падение Франции и труднейшее военное положение Англии заставили пересмотреть эту позицию. 30 декабря 1940 г. Ф.Рузвельт, только что избранный президентом США на третий срок, заявил в обращении по радио к своим соотечественникам: «…мы не можем избежать опасности, забравшись в кровать и натянув на голову одеял о… Ее ли Англия не выстоит, то все мы в Америке будем жить под дулом наведенного на нас пистолета…Мы должны стать великим арсеналом демократии». Вслед за этим последовали решительные меры: через 2,5 месяца был принят закон о ленд-лизе, еще через месяц – 11 апреля 1941 г. – Рузвельт телеграфировал Черчиллю о значительном расширении на восток так называемой зоны безопасности США в Атлантике. В тот же день корпус ВВС армии США (USA А С) направил фирмам Консолидейтед (впоследствии Конвэр) и Боинг техническое задание на предварительное проектирование межконтинентального бомбардировщика, способного достигать территории Германии.

Работы по сверхдальнему бомбардировщику дополняли разработанную еще в июне-сентябре 1940 г. крупнейшую программу производства вооружений и начавшееся в августе 1940 г. проектирование промежуточного бомбардировщика Боинг В-29 «Сверхкрепость», который по взлетной массе более чем вдвое превосходил новейший по тому времени тяжелый американский «бомбовоз» Боинг В-17 «Летающая крепость», но в свою очередь почти втрое уступал будущему В-36. Первоначальным импульсом к созданию новой матттины было желание подстраховаться на случай поражения Англии и утраты возможности базирования в Европе. Формирование в ПТТТ А в ходе второй мировой войны притязаний на глобальное лидерство поддержало программу самолета В-36 и после исчезновения угрозы вторжения Германии на территорию Англии. В итоге В-36 стал первым стратегическим символом США как великой мировой державы и военного лидера Запада. Однако обращен он был – парадокс истории – против недавнего союзника в борьбе с фашистской Германией.

Опытный бомбардировщик Конвэр ХВ-24 «Либерейтор»

Схема бомбардировщика В-24

Первоначальными требованиями ВВС, выпущенными в апреле 1941 г., предусматривалось создание бомбардировщика с максимальной скоростью 724 км/ч на высоте 7620 м, крейсерской скоростью 443 км/ч, практическим потолком 13700 м и дальностью полета 19310 км на высоте 7620 м. Таким образом, предполагалось совершить «большой скачок» по сравнению с В-17, имевшим в варианте В-17Е (1941 г.) максимальную скорость 510 км/ч, практический потолок 10700 м, максимальную дальность полета 5300 км и бомбовую нагрузку 1,8 т. Намечался значительный отрыв и от В-29, рассчитывавшегося на скорость 590 км/ч, дальность 9800 км и максимальную нагрузку более 7 т. Однако уже через четыре месяца, после консультаций с фирмами Конвэр и Боинг, а также Нортроп и Дуглас, присоединившимися к конкурсной программе, ВВС были вынуждены признать нереальность столь завышенного техзадания и в августе этого же года понизили потребную максимальную дальность до 16100 км с бомбовой нагрузкой 4,5 т (при боевом радиусе действия 6440 км с той же нагрузкой), а практический потолок до 12200 м при сохранении крейсерской скорости в диапазоне 390…480 км/ч.

К пересмотру требований американцев подтолкнуло и дальнейшее ухудшение военной обстановки в мире (нападение Гитлера на Советский Союз, ожесточенная «битва за Атлантику»), заставлявшее ускорить ход программы. Несмотря на сделанные военными уступки, новое задание по-прежнему представляло собой непростую задачу, решение которой по прошествии еще двух месяцев (в октябре 1941 г.) было доверено фирмам Конвэр и Нортроп, в ноябре 1941 г. получившим контракты на разработку и постройку по два опытных бомбардировщика: соответственно ХВ-36 и ХВ-35.

В проекте фирмы Нортроп предусматривалось использование радикально новой схемы «летающее крыло», приверженцем которой основатель фирмы Д.Нортроп стал еще в середине 1920-х годов. В результате появился поршневой В-35, совершивший первый полет 25 июня 1946 г. На его основе был создан реактивный В-49, поднявшийся впервые в воздух 21 октября 1947 г. Однако ВВС США отвергли эти машины, они не были доведены и в серию не пошли. Было построено всего два опытных ХВ-35 и 11 предсерийных YB-35, два предсерийных бомбардировщика YB-49 и один разведчик YRB-49. Схема «летающее крыло» возродилась в США лишь через 40 лет с созданием самолета Нортроп В-2.

В противоположность этому, бомбардировщик Конвэр В-36, выполненный по нормальной аэродинамической схеме, заключал в себе значительно меньший технический риск. Поэтому его программа считалась более приоритетной и в конечном итоге привела к успеху.

Конвэр, образованная в 1923 г., занялась бомбардировочной авиацией лишь во второй половине 1930-х годов, но ее дебют стал крупнейшим успехом, ибо широко известный В-24 «Либерейтор» (1939 г.) был построен серией более 19 тыс. машин и широко применялся в годы второй мировой войны. В 1942 г. спроектирован более тяжелый В-32 «Доминейтор», который уступил в конкурсе самолету В-29, но строился небольшой серией. Ранее фирмой была также разработана широко распространенная в мире летающая лодка PBY «Каталина» (1935 г.).

Бомбардировщик В-32 «Доминейтор» уступил в конкурсе самолету Боинг В-29 «Суперфортресс», но строился небольшой серией

Схема бомбардировщика В-32

Вызванный к жизни второй мировой войной, В-36 испытал на себе превратности ее хода. Крах плана молниеносной победы над СССР, поставивший Германию перед необходимостью затяжных военных усилий, ослабил срочность создания межконтинентального бомбардировщика. Новым толчком послужило нападение Японии на Перл-Харбор в декабре 1941г., превратившее США из невоюющего союзника в воюющего. Озабоченные прежде всего желанием достичь перелома в борьбе с Японией, США после битв в Коралловом море и у атолла Мидуэй (май-июнь 1942 г.) добились изменения в свою пользу соотношения морских сил на Тихом океане. Однако американцы стремились как можно раньше перенести войну на территорию самой Японии, если не высадкой десанта, то по крайней мере воздушными бомбардировками, которым уже подвергалась Германия. Первая такая попытка, как известно, была предпринята в апреле 1942 г. с использованием 16 бомбардировщиков Норт Америкен В-25 «Митчелл», взлетевших с авианосца «Хорнит» и совершивших налет на Токио. Но этот рейд имел только психологическое значение: В-25, создававшиеся для наземного базирования, хотя и сбросили бомбы на цель, не смогли вернуться на авианосец из-за недостаточного радиуса действия, и почти все самолеты были потеряны при попытке посадки на территории Китая. Подход авианосца к японским островам на более близкое расстояние был равносилен самоубийству.

Взоры американцев обратились к Китаю, которому они придавали несоразмерное значение. По свидетельству Черчилля, даже высшее руководство США приписывало Китаю почти такую же боевую мощь, как и Британской империи, а китайскую армию приравнивало к армии России. Американцы настаивали на том, чтобы операциями в Бирме как можно скорее вновь открыть путь снабжения Китая по суше, предполагая создать в Китае крупные авиационные базы, опираясь на которые американская авиация завоевала бы господство в воздухе над Японией и смогла бы осуществлять бомбардировки Японии. Однако безуспешность военных действий англичан в Бирме нарушила эти планы и, считая В-36 единственным реальным средством нанесения с дальних расстояний ударов по Японии, американское правительство в июле 1943 г., не дожидаясь начала летных испытаний бомбардировщика и в нарушение обычных процедур закупок военной техники, выдало заказ на его серийное производство. Контрактом предусматривалось приобретение 100 серийных самолетов с поставками в период с августа 1945 г. по октябрь 1946 г., тогда как первую опытную машину, согласно условиям 1941 г., требовалось поставить в мае 1944 г.

В 1944 г. произошел новый поворот в судьбе В-36 с резким снижением приоритетности его программы. В результате крупных успехов американцев на Тихом океане в октябре были захвачены Марианские острова, что позволило наносить удары по территории Японии с помощью средних бомбардировщиков Боинг В-29 и Конвэр В-32. В то же время радикальные сокращения вооруженных сил и вооружений по завершении второй мировой войны не коснулись В-36. Появление атомного оружия, требовавшего средств доставки с большой дальностью, и завязка новых узлов противоречий в мире гарантировали продолжение программы нового дальнего бомбардировщика.

Однако создание самолета, столь значительно превосходящего по размерности существующие машины, столкнулось с большими трудностями, связанными с разработкой двигателей, шасси и вооружения, выбора конструкционных материалов. Уже к 1944 г. было ясно, что серьезное отставание от графика не удастся преодолеть, и снижение приоритета, возможно, благотворно отразилось на программе, позволив без спешки решить возникшие проблемы. В дальнейшем сыграли свою роль недостаток квалифицированной рабочей силы и забастовки на фирме в октябре 1945 г. и феврале 1946 г. В результате первый опытный самолет ХВ-36 поднялся в воздух лишь 8 августа 1946 г. – с опозданием более чем на два года, по сравнению с первоначально планировавшейся датой. Испытания второй опытной машины YB-36 начались еще почти через полтора года – 4 декабря 1947 г. Однако за три месяца до этого (28 августа 1947 г.) произвела первый вылет первая серийная машина В-36А.

Результаты налета японской авиации на Перл-Харбор: горят «Западная Виргиния», «Теннеси» и «Аризона»

Реплика бомбардировщика В-25С, на котором генерал Дулитл возглавил в 1942 г. налет на Токио

Схема бомбардировщика В-25

В процессе проектирования В-36 его облик претерпел ряд крупных изменений. Фирма вначале представила проекты самолета в четырехдвигательной компоновке (по два тандемно расположенных двигателя – с тянущим и толкающим винтами – в каждой из двух крыльевых гондол) и шестидвигательной конфигурации (с толкающими винтами). Лишь через неделю после заключения контракта предпочтение было отдано шести двигателям. В процессе проектирования (в октябре 1943 г.) конструкторы отказались от двухкилевого вертикального оперения, примененного ранее и на В-24, в пользу однокилевого, что позволило снизить массу конструкции на 1745 кг и уменьшить лобовое сопротивление самолета. Первый опытный ХВ-36 отличался обводами кабины летчиков, вписанными в контуры фюзеляжа, но уже на В-36А кабина была сделана выступающей для улучшения обзора летчикам.

Серийное производство продолжалось по 14 августа 1954 г. и превысило первоначально намеченный объем в 100 машин. Всего построено 383 самолета В-36. Помимо двух опытных машин (ХВ-36 и YB-36) производились следующие бомбардировочные (В-36) и разведывательные (RB-36) варианты:

В-36А (построено 22 самолета),

В-36В (построено 73 самолета, первый полет 8 июля 1948 г.),

B-36D (22 самолета, 26 марта 1949 г.),

RB-36D (17, 18 декабря 1949 г.),

B-36F (34, ноябрь 1950 г.),

RB-36F (24, 1951 г.),

В-36Н (83, декабрь 1951 г.),

RB-36H (73),

B-36J (33, сентябрь 1953 г.).

Опытный самолет Конвэр ХВ-36

Полностью реактивный YB-60 не смог составить конкуренцию бомбардировщику Боинг В-52

Для повышения скорости полета Конвэр B-36D был оснащен подкрыльевыми пилонами с реактивными двигателями в дополнение к поршневым

Опытный YB-36 позднее модифицирован в вариант YB-36А, а затем – в строевой RB-36Е. Все В-36А за исключением первой машины, нагруженной до разрушения в ходе прочностных испытаний, также в 1950-1951 гг. переоборудованы в RB-36E (первый полет 7 июля 1950 г.). Из построенных 73 В-36В только 62 были поставлены ВВС в этом варианте, а остальные 11 машин перед поставкой модифицированы: четыре – в вариант В-36D, семь – в вариант RB-36D. В 1950-1952 гг. из 62 поставленных В-36В 59 самолетов были также переоборудованы в вариант B-36D. Таким образом, с учетом модификаций на вооружение ВВС США поступила 381 машина, включая 238 бомбардировщиков (3 В-36В, 85 B-36D, 34 B-36F, 83 В-36Н и 33 B-36J) и 143 разведчика (24 RB-36D, 22 RB-36E, 24 RB-36F и 73 RB-36H).

Иногда указывается, что было построено 385 В-36 – при этом в общую цифру включают два опытных YB-60, представляющих собой глубокую модификацию В-36 и имевших вначале обозначение YB-36G. Созданием восьмидвигательного полностью реактивного YB-60 фирма Конвэр предприняла безуспешную попытку составить конкуренцию бомбардировщику Боинг В-52. В полете испытывал- ся лишь один из двух построенных YB-60 (первый полет 18 апреля 1952 г.).

Самолет В-36 не имеет официального названия. Среди неофициальных наименований бомбардировщика иногда упоминается «Конкуэрор» («Завоеватель»). Но более известен он под названием «Пискипер» («Хранитель мира») или, среди военных, чаще под прозвищами «Элюминиум Овер- каст» («Затянутый в алюминий») и «Магнезиум Монстер» («Магниевый монстр»). В конкурсе, проведенном в 1949 г. фирмой Конвэр среди своих служащих на лучшее название для самолета, было огромное число вариаций на тему «гарантий мира, обеспечиваемых самолетом»: В-36 предлагали назвать «Писмейкер» («Миротворец»), «Писмастер» (Гарант мира»), «Писбайндер» («Сдерживающий войну») и «Писигл» («Орел мира»).

Варианты В-36 отличаются между собой, в основном, двигателями, составом вооружения и оборудования. В-36А, хотя и считаются серийными машинами, по оснащенности фактически соответствуют опытным образцам.

Схема самолета B-36D

Недаром первые 13 машин имели вначале обозначение YB-36A, которое было сменено на В-36А. Они снабжены такими же ПД (R- 4360-25), не имеют оборонительного вооружения и не приспособлены для доставки ядерного оружия. Поэтому В-36А, в основном, использовались для тренировок и переподготовки летного состава, в этом же заключена и причина их последующего переоборудования в разведчики после прихода на вооружение варианта В-36В, отличавшегося установкой более мощных ПД R-4360-41 и оборудованного для применения ядерных бомб. Переоборудование В-36А в RB-36E помимо размещения фотоаппаратуры включало и установку ряда систем, принятых для В-36В, в частности замену двигателей R-4360-25 на R-4360-41.

Оптимистические надежды на то, что тяжелый поршневой бомбардировщик сможет превысить в полете скорость 700 км/ч, как это предусматривалось в первом проекте ТЗ, не оправдались. Фактически у В-36А максимальная скорость была ниже, а у В-36В – ненамного выше, чем у В-29. В июле 1947 г. было решено изучить возможность форсирования поршневых двигателей установкой более мощных турбонагнетателей Дженерал Электрик СНМ-2 с переходом от толкающих винтов к тянущим. Намечалась постройка 34 самолетов В-36С в такой конфигурации и переоборудование 61 ранее заказанного самолета В36А/В. По расчету, это должно было поднять максимальную скорость самолета до 660 км/ч, а практический потолок – до 13750 м с обеспечением дальности полета 16100 км при нагрузке 4,5 т. Но не прошло и года, как американцы были вынуждены отказаться от этого проекта, встретившись с серьезными проблемами недостаточного охлаждения двигателей с турбонаддувом и, в результате, существенного недобора их мощности.

Появление в СССР к тому времени скоростных реактивных истребителей МиГ-15 все же настоятельно требовало повысить выживаемость В-36 увеличением скорости его полета. Выход был найден в применении комбинированной силовой установки: начиная с B-36D (1949 г.) в дополнение к поршневым установили турбореактивные двигатели J47-GE-19, которые использовались при взлете и скоростном полете. В результате, например, у RB-36E по сравнению с В-36А максимальная скорость возросла на 90 км/ч (с 555 км/ч на высоте 9630 м до 644 км/ч на высоте 11130 м). Установка дополнительных ТРД одновременно существенно улучшила взлетные характеристики самолета (так, у RB-36E, по сравнению с В-36А, типовая длина разбега на уровне моря снизилась с 1830 м до 1340 м, а скороподъемность у земли возросла с 2,6 м/с до 4,9 м/с).

B-36F и последующие варианты бомбардировщика были оснащены усовершенствованной модификацией ПД R-4360-53 с несколько повышенной мощностью и, в основном, отличались друг от друга оборудованием и компоновкой рабочих мест экипажа. Самой массовой моделью стала модификация В-36Н.

Установка дополнительных ТРД, имевших повышенный расход топлива, привела к существенному снижению дальности полета В-36. Например, боевой радиус действия опытного самолета YB-36D с ТРД J35 уменьшился до 5680 км, по сравнению с 6930 км у В-36В. У серийных B-36D и других модификаций, на которых использовались ТРД J47, дальность упала еще более. Для восстановления большой дальности на последней серийной бомбардировочной модификации B-36J установлены дополнительные топливные баки общей емкостью 10840 л в концевых частях консолей крыла. При этом шасси самолета было усилено, что позволило увеличить максимальную взлетную массу со 162 т почти до 186 т при неизменной боевой нагрузке.

Серийный B-36D в первом полете

В-36Н – самая массовая модель бомбардировщика В-36

Однако боевой радиус В-36 J удалось поднять лишь до 5500 км. Оставался последний резерв повышения дальности – снижение массы пустой машины. К 1954 г. со всех состоявших на вооружении самолетов была снята часть аппаратуры и оборудования, обеспечивавшего комфорт экипажа (обозначение самолетов получило при этом приставку – II, например, B-36D-II), а с февраля по декабрь 1954 г. имевшиеся бомбардировщики и разведчики были модифицированы в конфигурацию – III, сохранившую из оборонительного вооружения лишь две хвостовые пушки. Численность экипажа бомбардировщиков в конфигурации – III снижена с 15 до 13 чел., разведчиков – с 22 до 19 чел. Последние 14 самолетов B-36J с самого начала были построены в конфигурации B-36J-III.

В результате был увеличен не только радиус действия (с 5495 км у B-36J до 6420 км у B-36J-III), но и скорость полета (до 681 км/ч на высоте 14330 м), B-36F-III и В-36Н-Ш – это самые скоростные варианты В-36.

В 1950 г. предлагалась модернизация самолета с установкой крыла и оперения увеличенной стреловидности и турбовинтовых двигателей со сверхзвуковыми винтами. Намечалась установка шести ТВД Аллисон Т40 или Пратт-Уитни Т34 мощностью по 4100 кВт (5575 л.с.) или перспективных двигателей, находящихся в разработке. Ожидалось, что при оснащении самолета дополнительными ТРД J47 практический потолок увеличится до 16800 м, а максимальная скорость – до 880 км/ч на высоте 15000…16800 м при дальности полета 16000 км с бомбовой нагрузкой 4,5 т. Вариант со сверхзвуковыми винтами должен был, как и YB-60, составить конкуренцию разрабатывавшемуся полностью реактивному Боингу В-52. Однако исследования, проводившиеся в США фирмой КертиссРайт и NACA, показали, что сверхзвуковые винты, хотя и позволяют достичь числа М=1,1, требуют значительного времени для исследований и доводки, а их высокая шумность трудноустранима. Идея применения сверхзвуковых винтов возникала и в нашей стране: с таким проектом выступило ОКБ А.Н.Туполева, предложившее использовать их на варианте Ту-95. Кейс у нас, так и в США эта идея не была реализована.

В-36J-III из последней партии построенных самолетов В-36

Винты на Ту-95 и показанном здесь его варианте Ту-142 – дозвуковые. Идея сверхзвуковых винтов не была реализована

Несмотря на продолжительный для поршневых самолетов пятилетний срок разработки, В-36 поступил на вооружение ВВС США «сырым». Известно, что первый В-36А поступил в строевую часть стратегического авиационного командования (САК) на базе Карсу- элл в июне 1948 г., но автору не удалось найти в печати дату достижения первым подразделением самолетов полной боеготовности. По-видимому, этот процесс растянулся на несколько лет.

Длительное освоение В-36 связано с почти непрерывным устранением недочетов и доработкой бомбардировщиков на начальном этапе их эксплуатации. Возникали проблемы с шасси, оборонительным вооружением, системой смазки двигателей, выявилась недостаточная прочность герметических перегородок, что одно время заставило ограничить высоту полета величиной 7620 м. Техобслуживание бомбардировщиков требовало специального оборудования, которое не было вовремя создано и т.д. В результате, если к концу 1948 г. в строю находилось 35 В-36А и В-36В, то через год численность парка достигла лишь 36 машин, т.е. увеличилась только на одну машину. Новые трудности появились с поступлением в строй вариантов с дополнительными ТРД. Частые остановки и повторные запуски в полете приводили к довольно значительному снижению срока службы ТРД. Межремонтный ресурс каждого из вспомогательных ТРД J47 составлял в 1950 г. лишь 40 ч, тогда как на бомбардировщике Боинг В-47 те же двигатели J47, применяемые в качестве основной силовой установки, имели ресурс по 100 ч. Причем резервы повышения надежности J47 были небольшими: предполагалось довести его нормальный межремонтный ресурс до 150 ч, а при его использовании в качестве вспомогательной установки – до 55 ч. Это также повлияло на эксплуатационную статистику: к концу 1950 г. было построено около 100 бомбардировщиков, но в строю находилось лишь 38, из которых боеготовыми были лишь единицы. Перелом произошел в 1951 г., к концу которого на вооружение поступило 98 В-36, а еще через год парк бомбардировщиков составил 154 машины. Разведчики начали поступать на вооружение в июне 1950 г.

Недостаток подготовленных мест базирования в начале освоения В-36 послужил причиной известной катастрофы. Значительное число бомбардировщиков было сконцентрировано на одной площадке и в сентябре 1952 г. во время сильной бури более 70 самолетов получили значительные повреждения обрушившимися на них строительными конструкциями

В-36 во время одного из трансокеанских перелетов (1951 г.)

На конце крыла модифицированного самолета RB-36F мог подвешиваться разведчик RF-84, который на этом фото сопровождает свой носитель (проект «Том-Том»)

Скорее всего именно длительной доводкой и эксплуатационными трудностями можно объяснить неучастие В-36 в корейской войне 1950-1953 гг. В результате, как с энтузиазмом часто напоминают американские любители авиации, В-36 оправдал свое название «Миротворец» и в напряженные годы «холодной войны» ни разу не взлетел «в гневе».

Несмотря на трудности освоения В-36, новые бомбардировщики знаменовали собой крупный шаг в развитии ВВС США. Для демонстрации их возможностей американцы предприняли на В-36В два крупных перелета. Первый из них был выполнен в начале декабря 1948 г. с авиабазы Карсуэлл на Гавайи. Самолет преодолел без посадки 12875 км за 35ч 30 мин и имитировал бомбометание, сбросив учебные бомбы массой 4,5 т. Это, кстати, привело в замешательство руководство ПВО Гавайских островов, так как В-36 не был обнаружен на подлете и его «атака» вызвала ассоциации с еще свежим в памяти американцев внезапным налетом японцев на Перл-Харбор. Через три месяца (12 марта 1949 г.) был осуществлен перелет на дальность 15450 км. Он также проходил без промежуточных посадок и дозаправок, самолет находился в воздухе 43 ч 37 м. Эти перелеты широко освещались в американской печати, но эффект, произведенный В-36, был до некоторой степени ослаблен выполненными практически одновременно еще более дальними перелетами (хотя и с многократными дозаправками в воздухе) бомбардировщика Боинг В-50.

Экспериментальный истребитель Макдоннелл XF-85 «Гоблин», подвешивавшийся на бомбардировщике Боинг В-50

Схема истребителя XF-85

RB-36F в роли авиаматки – подхват в воздухе разведчика RF-84F на выпускаемой трапеции

Наибольшая численность парка САК из бомбардировщиков и разведчиков B/RB-36 была достигнута к концу 1954 г. В строю было 342 машины в составе шести бомбардировочных (209 В-36) и четырех разведывательных (133 RB-36) авиакрыльев. Бомбардировщики дислоцировались на авиабазах Карсуэлл (шт.Техас), Фэрчайлд (шт.Вашингтон), Уолкер (шт.Нью-Мексико), Биггс (шт.Техас), разведчики – на авиабазах Фэрфилд-Суисен (позднее переименована в Травис, шт.Калифорния), Рэпид-Сити (переименована в Элсуэрт, шт.Южная Дакота), Рейми (Пуэрто-Рико) и Фэрчайлд (шт. Вашингтон).

В августе 1954 г. 18 самолетов RB-36 были дислоцированы на английской базе Аппер Хейфорд и, возможно, совершили ряд разведывательных полетов в зоне Балтики вблизи границ Советского Союза. Однако этот пиковый для В-36 год стал также годом и начала его заката. Сначала это коснулось разведчиков RB-36. В июне 1954 г. САК, решив ограничиться начавшими поступать на вооружение более скоростными, хотя и менее дальними реактивными разведчиками Боинг RB-47, переориентировало самолеты RB-36, в основном, на выполнение бомбардировочных задач, сохранив, впрочем, за ними и ограниченные разведывательные возможности. А еще через два года дело дошло и до бомбардировщиков В-36, которым также пришел на смену полностью реактивный В-52. В 1956 г. сняли с вооружения три авиакрыла самолетов В-36 (остаток составил 247 самолетов), в 1957 г. – еще три (остаток 127 самолетов), в 1958 г. – два, а в феврале 1959 г. с В-36 распрощалось последнее авиакрыло. К началу 1990-х годов в музеях США оставалось четыре бомбардировщика.

Одна из примечательных страниц истории В-36 связана с попытками его использования в роли авиаматки. Эта идея была к тому времени давно известна. Можно вспомнить, например, отечественные опыты В.С.Вахмистрова с поршневыми составными самолетами (ТБ-1 с истребителями И-4, ТБ-3 с истребителями И-5, И-16, И-Z), японский высокоскоростной самолет-снаряд Иокосука MXY- 7 «Ока» для камикадзе, подвешивавшийся в полуутопленном положении под бомбардировщиками G4M, G8N или P1Y1. На рубеже 1940-1950 годов предпринимались неоднократные попытки использовать «связку» тяжелого носителя с реактивным истребителем. В нашей стране выполнены испытания МиГ-15бис «Бурлаки» с системой буксировки за бомбардировщиком Ту-4, в США – истребителя Макдоннелл XF-85 «Гоблин», подвешивавшегося на бомбардировщике Боинг В-50. Американские опыты с XF-85, проводившиеся в 1948 г., показали трудность реализации этой концепции, получившей в США название FICON (Fighter Conveyor – конвейер для истребителя), но в 1950 г. работы было все же решено продолжить применительно к В-36 и реактивному истребителю Рипаблик F-84 «Тандерджет».

После подхвата разведчик RF-84F располагался в полуутопленном положении под фюзеляжем самолета В-36

В-36 транспортирует планер бомбардировщика В-58 к месту прочностных испытаний

Вначале предполагалось подвешивать на концах крыла В-36 два самолета F-84E, выполняющих роль истребителей сопровождения. Как предусматривал исходный проект, взлет бомбардировщика осуществляется вместе с истребителями, после отцепки истребителей узлы их крепления к бомбардировщику сбрасываются,

а истребители по выполнении задания садятся на близлежащий аэродром. По зрелом размышлении у американцев возникли большие сомнения в работоспособности такого боевого комплекса в условиях активного противодействия ПВО противника, и было решено ограничиться применением авиаматки только в разведывательных целях (комбинация стратегический разведчик-носитель/ тактический разведчик, обладающая повышенной выживаемостью). В летных испытаниях, проходивших с середины 1952 г. по начало 1953 г. с использованием модифицированных RB-36F и RF-84F, дополнительно был реализован подхват разведчика RF-84F в воздухе после выполнения задания (проект «Том-Том»). Операция установления контакта RF-84F с крыльевым узлом носителя оказалась чрезвычайно опасной, а при полете самолетов «в связке» из-за сравнительной малой жесткости крыла возникали колебания разведчика в полете.

После того, как в одном из вылетов в результате колебаний произошел обрыв крыльевого узла крепления, ВВС отказались от такого способа крепления и отдали предпочтение подвеске тактического разведчика в полуутопленном положении под фюзеляжем носителя (т.е. как и в случае с XF-85). Отработав эту схему в 1952-1953 гг., ВВС США решили внедрить концепцию авиаматки в строевых частях и в 1955 г., проведя переоборудование имевшихся самолетов, приняли в эксплуатацию семь носителей GRB-36D-III и 23 подвесных разведчика RF-84K. Однако операция подхвата в воздухе, с которой высококвалифицированные летчики-испытатели справлялись достаточно успешно в опытных условиях, строевым летчикам в реальной эксплуатации давалась не так легко. В первый же день тренировок при попытке контакта с носителем было повреждено три из шести разведчиков RF-84K. Последующие тренировки не привели к улучшению ситуации и, признав концепцию «связки» опасной, военные в феврале 1956 г. ее окончательно отвергли.

NB-36H с ядерным реактором на борту

Еще один ракурс NB-36H, испытывавшегося в рамках программы разработки атомного бомбардировщика WS-125A

В-36 предлагался также в роли носителя сверхзвукового бомбардировщика. Однако сложность этой задачи заставила отказаться от таких попыток еще в 1951 г. (см.раздел по самолету Конвэр В-58). Тем не менее самолету В-36 пришлось однажды выступить в такой роли: для воздушной транспортировки планера бомбардировщика В-58 в центр статических прочностных испытаний. В 1952- 1953 гг. один из В-36Н был модифицирован и проходил испытания в роли топливозаправщика с системой шланг-конус. Эта идея также не продвинулась далее экспериментов.

Модифицированный бомбардировщик, получивший обозначение NB-36H, использовался в качестве летающей лаборатории еще в одном интересном проекте, связанном с исследованиями самолета с ядерной силовой установкой (ЯСУ). NB-36H имеет новую носовую часть и оснащен ядерным реактором, расположенным в хвостовой части фюзеляжа и не связанным с двигателями самолета. Предусмотрена мощная система биологической защиты с использованием свинцового экрана, контроль за работой реактора – с помощью ТВ установки. В период с 17 сентября 1955 г. по 28 марта 1957 г. самолет NB-36H выполнил 47 полетов с ядерным реактором на борту. Рассматривалась возможность создания на основе В-36 экспериментального самолета Х-6 с ЯСУ, но эта идея не была реализована.

Испытания NB-36H проводились в рамках масштабных работ по ЯСУ, начавшихся в США в 1951 г. по программе ANP (Aircraft Nuclear Propulsion – авиационная ЯСУ), курируемой совместно ВВС и комиссией по атомной энергии США. В 1954 г. ВВС США сформулировали техзадание на атомный бомбардировщик WS-125A, а в следующем году началась его конкурсная разработка двумя промышленными группами, в каждую из которых вошла авиастроительная и двигателестроительная фирмы: Конвэр/Дженерал Электрик и Локхид/Пратт-Уитни. Дженерал Электрик вела работы по ядерной установке так называемого прямого цикла, в котором ядерный реактор заменяет обычную камеру сгорания ТРД, т.е. воздух от компрессора нагревается, непосредственно проходя через реактор. Такая схема упрощает конструкцию двигателя, но создает повышенную радиационную опасность для окружающей среды и обслуживающего персонала, так как выходные газы и компоненты двигателя становятся радиоактивными. Ведущую роль в этих работах играли немцы Бруно Брукман и Герхард Нойман, бывшие ранее крупными специалистами на германской фирме BMW. Вначале исследовался ядерный вариант двигателя J47, но в конце концов была создана силовая установка Х-211 (J87) в составе двух новых мощных ТРДФ, обслуживаемых одним ядерным реактором. Суммарная форсированная тяга составила 243,5 кН (24830 кгс). Форсажные камеры работали на обычном химическом топливе.

В противоположность этому фирма Пратт-Уитни вела работы по силовой установке непрямого цикла. Вначале изучался ТРДД с водяным реактором и паровой турбиной, приводящей вентилятор диаметром 3,05 м. Воздух от вентилятора нагревался пропусканием через конденсатор паровой турбины, которому в свою очередь тепло передавалось от ядерного реактора. В 1953 г. стала изучаться более перспективная силовая установка с шестью ТРД J91 тягой по 111,2 кН (11340 кгс) и одним ядерным реактором на расплавленных солях, роль теплоносителя в котором играло циркулирующее топливо.

Носовая часть В-36А

Кабина летчиков на самолете B-36D

Идея смешанной реактивно-поршневой силовой установки была популярна в те годы. На снимке показан транспортный английский самолет Авро 691 «Ланкастер», снабженный двумя ПД Роллс-Ройс «Мерлин» и двумя ТРД Роллс-Ройс «Нин»

В конце 1956 г. ВВС США отменили программу бомбардировщика WS125A, придя к мнению о нежизненности его концепции, но продолжили работы по другому атомному боевому самолету – ракетоносцу CAMAL (Continuous airborne Alert Missile-launching Aircraft), предназначенному для непрерывного боевого дежурства в воздухе и способному осуществлять прорыв ПВО на малой высоте. Для этого проекта фирма Пратт-Уитни предложила силовую установку непрямого цикла с двумя-четырьмя ядерными реакторами на твердом топливе, двумя контурами теплопереноса и четырьмя модифицированными двигателями J58 (обычные J58 установлены на разведчике Лок- хид SR-71). Программа ракетоносца CAMAL тек жg была отменена в 1960г., все жв фирме Конвэр, которая ранее выиграла конкурс проектов по программе CAMAL, было поручено построить два экспериментальных дозвуковых самолета NX-2 – для летных испытаний ЯСУ соответственно фирм Дженерал Электрик и Пратт-Уитни. Летающая лаборатория NX-2 с взлетной массой 227 т должна была подняться в воздух в 1965 г., но в 1961 г. и ее разработка была прекращена. В конце 1950-х годов исследовался также вариант бомбардировщика Норт Америкен В-70 с ядерной силовой установкой.

Интересно отметить, что в СССР к изучению атомных летательных аппаратов (крылатых ракет и самолетов) приступили в самом начале 1950-х годов, практически одновременно с США. Работы же по созданию летающей атомной лаборатории (ЛАЛ) «Ласточка» на базе Ту-95 начались в декабре 1955 г. и толчком для этого послужила программа самолета NB-36H (о летных испытаниях NB-36H ВВС США публично объявили лишь в январе 1956 г. и, возможно, что И.В. Курчатов, по инициативе которого развернулись исследования ЛАЛ, получил опережающую информацию об этом по разведывательным каналам). «Ласточка» поднялась впервые в воздух летом 1961 г., но так же, как и в США, продолжения не имела. Проблемы создания атомного самолета (чрезмерная масса реактора и особенно биологической защиты, радиационная опасность, трудности динамичного регулирования ЯСУ и, наконец, возможность ядерной катастрофы при аварии или поражении самолета в боевых условиях) оказались непреодолимыми.

КОНСТРУКЦИЯ.

В-36 выполнен по нормальной аэродинамической схеме и представляет собой цельнометаллический моноплан с высокорасположенным крылом небольшой стреловидности, шестью ПД с толкающими винтами и (начиная с варианта B-36D) четырьмя дополнительными ТРД. В конструкции широко применены магниевые сплавы (10% массы планера).

Схема с толкающими винтами выбрана, в основном, для использования преимуществ очень популярного в те годы ламинарного профиля, несмотря на крупные недостатки такой компоновки. К ним относятся вибрации винтов и задней кромки крыла, возникающие вследствие работы винтов в спутной струе крыла; уменьшение безопасности от флаттера в связи со смещением двигателей к хвостовой части крыла; повышенная длина (с большими потерями) воздухозаборников; недостаточное охлаждение двигателей при работе на земле из-за отсутствия струй от винтов. Эти проблемы были решены и, хотя «впадина малого сопротивления» на характеристике ламинарного профиля на практике не была использована в полной мере, аэродинамически чистое крыло обладало весьма малым лобовым сопротивлением. Любопытно, что крыло сделано стреловидным из соображений центровки самолета, но это привело и к некоторому увеличению критического числа М – эффекту, который «не закладывался», так как о благоприятном влиянии стреловидности конструкторам фирмы Конвэр в то время не было известно.

Воздухозаборники турбореактивных двигателей J47 на самолете B-36D закрывались створками при рулении по земле и в крейсерском полете при работе только поршневых двигателей

Крыло кессонной конструкции с двумя балочными лонжеронами (на 12% и 43% хорд), состоит из центроплана и отъемных консолей. Профиль крыла NACA 63/420/422 с относительной толщиной 22% у корня и NACA 65/318/517 с относительной толщиной 17% на концах, удлинение 11,1; угол стреловидности по передней кромке 15,1°, по задней 3°; длина корневой хорды 10,2 м, концевой 2,54 м; угол установки крыла 3°, угол поперечного V равен 2°. Установлены элероны с триммерами и пружинными сервокомпенсаторами. Однощелевые закрылки (по три секции на каждой консоли) общей площадью 48,2 м2 занимают 42% размаха крыла и имеют электрический привод.

Фюзеляж ферменно-балочной конструкции, большого удлинения, с круглым поперечным сечением, диаметр 3,8 м. В герметических носовой и хвостовой частях (перед и за бомбоотсеком) размещаются кабины экипажа. На первом опытном ХВ-36 передняя кабина вписана в контуры фюзеляжа, на В-36А и последующих вариантах она выполнена выступающей для улучшения обзора. Численность и состав экипажа, а также компоновка их рабочих мест неоднократно менялись, однако до 1954 г. типовой экипаж бомбардировщика насчитывал 15 чел. и включал до трех летчиков, четырех штурманов-бомбардиров, двух бортинженеров, двух радистов и четырех стрелков. Два летчика размещены рядом на верхней палубе, за ними (лицом против полета) – два бортинженера, далее на средней палубе – радист, в носовой части на нижней палубе – штурманы- бомбардиры. В задней кабине помещаются два стрелка и члены экипажа из сменного состава. Кабины экипажа сообщаются между собой герметическим туннелем из магниевого сплава диаметром 0,64 м и длиной 25,9 м, проходящим слева по борту ниже крыла и оборудованным четырехколесной транспортной тележкой. Общий объем герметических отсеков на самолете составляет 111,1 м 3 .

Разведчики имеют более многочисленный экипаж, достигающий 22 чел. В состав экипажа разведчиков помимо двух летчиков, бортинженера и стрелков входят штурман-аэрофотосъемщик, штурман-оператор РЛС, метеонаблюдатель, три оператора аппаратуры РЭП и техник-фотограф. В 1954г. при модификации самолетов в конфигурацию III численность экипажа бомбардировщика снижена до 13 чел., разведчика – до 19 чел. Вход в самолет осуществляется через люк в нише передней опоры шасси с помощью убирающейся лестницы.

Вертикальное (площадь 50,4 м2 ) и горизонтальное (размах 22,4 м, площадь 90,9 м2 ) оперение кессонной конструкции. Рули направления и высоты однолонжеронной конструкции с полотняной обшивкой снабжены пружинными триммерами и имеют осевую компенсацию.

Шасси трехопорное с носовой опорой, убирающееся. Для облегчения обслуживания самолета его первоначально предполагалось оснастить одноколесными стойками (с колесами диаметром 2,79 м), которые и были установлены на обоих опытных образцах. Однако большая одноколесная нагрузка ограничивала базирование бомбардировщика лишь небольшим числом аэродромов, имевших достаточно прочные покрытия. Поэтому в середине 1945 г. было принято решение о переходе на серийных самолетах к основным стойкам с четырехколесными тележками и к двухколесной носовой стойке, что позволило эксплуатировать В-36 со всех аэродромов, пригодных для более легкого В-29. Многоколесным шасси были переоборудованы и опытные самолеты. Основные опоры убираются в крыло по направлению к фюзеляжу, передние – вперед в фюзеляж. Колея шасси 14,0 м, база 18,0 м.

В конце 1950 г. на опытном ХВ-36 проходило летные испытания экспериментальное гусеничное шасси, установка которого повысила массу самолета на 2,3 т и позволила снизить удельное давление на ВПП с 1,1 МПа (11 кгс/см2 ) (при колесном шасси) до 0,4 МПа (4 кгс/см2). Эти работы развивали исследования, проводившиеся ранее на легких и средних бомбардировщиках и средних транспортных самолетах, но не имели продолжения.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА.На всех вариантах самолета установлены шесть ПД Пратт-Уитни R-4360 (воздушного охлаждения со звездообразным расположением 28 цилиндров) в различных модификациях. На опытных образцах ХВ-36 и YB-36, а также самолетах В-36А используется модификация R-4360-25 (6x2237 кВт, 6x3042 л.с.). В-36В и RB-36E оснащены R-4360-41 с впрыском воды (6x2610 кВт, 6x3549 л.с.), B-36F и последующие варианты бомбардировщика – модификацией R-4360-53 с еще более высокой мощностью. Двигатели приводят трехлопастные толкающие флюгерные реверсивные воздушные винты изменяемого шага Кертисс Электрик диаметром 5,8 м. Каждый двигатель снабжен двумя турбонагнетателями, которые работают параллельно; один из них может отключаться на крейсерском режиме. Воздухозаборники нагнетателей расположены в носке крыла.

Разведчик RB-36D

Начиная с B-36D на всех вариантах самолета установлены дополнительно турбореактивные двигатели. На первом самолете B-36D (иногда обозначаемом YB-36D, как опытная машина) были использованы четыре ТРД Аллисон J35, на всех остальных – четыре ТРД Дженерал Электрик J47-GE-19. ТРД установлены в спаренных гондолах на внешних подкрыльных пилонах, т.е. аналогично схеме, примененной ранее на самолете Боинг В-47 и позднее – на В-52. Гондолы на В-36 взаимозаменяемы с гондолами самолета В-47. Воздухозаборники реактивных двигателей J47 на земле и в крейсерском полете на поршневой «тяге» закрывались створками. В первом случае створки предохраняли двигатели от попадания посторонних предметов, во втором – существенно снижали аэродинамическое сопротивление.

На вариантах по В-36Н включительно топливо размещается в шести крыльевых баках-отсеках кессона крыла общей емкостью 79935 л. На B36J емкость крыльевых баков доведена до 90775 л за счет установки в концевых частях консолей крыла двух дополнительных баков по 5420 л. Кроме того, в бомбоотсеке возможна установка еще двух (а по некоторым данным, четырех) баков емкостью по 11355 л, что повышает общий запас топлива до 113485 л (136200 л при четырех баках в бомбоотсеке). Системы дозаправки топливом в воздухе нет. Емкость масляных баков более 4540 л.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ.Система управления самолетом безбустерная с тросовой проводкой (общей длиной 2400 м).

На самолете установлена мощная система электроснабжения, от которой питается около 300 электромоторов. Почти все сервомеханизмы самолета (за исключением привода шасси и тормозов) приводятся в действие от бортовой электросети. Основная – система переменного тока (400 Гц, 208/115 В), постоянный ток применен только в системе вооружения. Источниками энергии служат четыре генератора по 40 кВт с приводом постоянной частоты вращения от двигателей.

Гидравлическая система с рабочим давлением 21 МПа (210 кгс/см2 ) обслуживает механизмы уборки и выпуска шасси, включения колесных тормозов. В состав гидросистемы входят два насоса с электроприводом.

Используется тепловая противообледенительная система крыла, оперения, лопастей винтов и воздухозаборников двигателей.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ.

Навигационно-бомбардировочный комплекс самолета В-36 включает РЛС (AN/APQ-24 на В-36В) и астронавигационную систему. На В-36Н и J используется улучшенная бомбардировочная система «Блю Сквэр», основные компоненты которой были размещены в герметическом отсеке, что позволяло устранять во время полета сбои в работе системы. Используются также радионавигационная система LORAN, аппаратура инструментальной посадки, автоматический радиокомпас, приемники VOR, передатчики помех, УКВ -радиостанции.

Стандартный комплект оборудования разведчика RB-36D состоит не менее чем из 14 фотокамер общей массой 1500 кг, включая гигантскую камеру с фокусным расстоянием 1220 мм. Вся эта аппаратура размещается в передней секции отсека вооружения. Во второй секции установлены до 80 фотографических бомб, в третьем отсеке обычно расположен дополнительный топливный бак емкостью 11355 л, в четвертом отсеке – электронная аппаратура. Варианты RB-36F и RB-36H несут комплекс разведывательного оборудования с аналогичными возможностями. RB-36E оснащен 23 фотокамерами во внутренних отсеках, в основном типа К-17С, К-22А, К-38 и К-40, EL тэкж6 фотографическими бомбами. Установленное оборудование позволяет днем и ночью вести съемку и осуществлять оценку результатов бомбометания.

ВООРУЖЕНИЕ. Наступательное оружие размещается в бомбоотсеке, разделенном на четыре секции и имеющем общий объем 348 м3 . На первых В-36 бомбоотсеки имели створки, сдвигающиеся вверх при открытии, начиная с B-36D створки имеют шарнирную навеску.

Опытные самолеты и В-36А не приспособлены для доставки ядерного оружия. Наступательное вооружение установлено начиная с В-36В и включает атомные бомбы Mkl7, Mklll, MklV, Mk5, Mk6, B18, B24, B36 и B39. Наибольшая боевая нагрузка самолета достигается при оснащении его двумя бомбами Мк17 – первыми американскими термоядерными авиационными устройствами, отличающимися огромной массой (19050 кг) – но при этом накладываются ограничения на взлетную массу самолета.

Разведчик RB-36F

Самолет может нести и обычные бомбы в следующих вариантах за грузки: 12 бомб калибра 1814 кг, 22 бомб Мк84 калибра 907 кг, 72 Мк83 – 454 кг, 129 Мк82 – 227 кг.

В 1952-1955 гг. с модифицированного самолета В-36Н, получившего обозначение DB-36H, проводились испытательные пуски крылатых ракет Белл GAM-63 «Раекл» (стартовая масса 8,3 т, дальность пуска 120-160 км). Испытания было довольно успешными и одно время предполагалось переоборудовать еще 11 В-36 для подвески «Расклов», но после модификации всего трех самолетов ВВС переориентировались на использование в качестве носителей этой ракеты бомбардировщиков В-47, а в 1958 г. разработка GAM-63 была вообще прекращена.

Разработка оборонительной системы оружия для В-36 осуществлялась фирмой Дженерал Электрик и проходила с задержкой: к ее полномасштабным испытаниям приступили только летом 1949 г., т.е. через год после того, как первая серийная модификация бомбардировщика (В-36А) стала поступать на вооружение. Таким образом, опытные самолеты и В-36А не имеют оборонительного вооружения – оно установлено начиная с варианта В-36В. Причем испытания системы проходили негладко и она была доработана лишь в начале 1950-х годов.

Оборонительный боевой комплекс бомбардировщиков и разведчиков идентичен и состоит из 16 пушек М24А1 (20 мм), имеющих дистанционное управление и размещенных парами на восьми турелях.

Носовая и кормовая турели – не- убирающиеся, тогда как шесть остальных (расположенных попарно сверху фюзеляжа за кабиной летчиков, сверху хвостовой части фюзеляжа перед килем и снизу хвостовой части фюзеляжа) – убирающиеся и закрываются в убранном положении сдвижными створками для минимизации лобового сопротивления самолета. Боекомплект – 2x400 патронов у носовой турели, 2x600 патронов у остальных турелей. Кормовая установка снабжена пушечным радиолокационным прицелом: AN/APG-3 на самолете В-36В, AN/APG-41A на В-36Н.

С февраля по декабрь 1954 г. для снижения массы имевшихся в строю бомбардировщиков и разведчиков подавляющая часть оборонительного вооружения была с них снята – оставлена лишь кормовая установка с двумя пушками (конфигурация – III).

В 1950 г. изучалась возможность вооружения В-36 управляемыми ракетами класса воздух- воздух взамен пушек. Ракеты – Хьюз МХ-904 (GAR-1 «Фалькон», масса 54 кг, дальность пуска 8 км) с полуактивной радиолокационной ГСН – предполагалось разместить в шести пусковых установках: одна в носовой части фюзеляжа, две – сверху, две – по бортам и одна – в хвостовой части. Каждая ПУ имеет две направляющие для УР. Однако к началу серийного производства ракет GAR-1 в 1954г. судьба В-36 уже была решена и попыток установки ракет не предпринималось.

ХАРАКТЕРИСТИКИ B-36J

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 70,10 м; длина самолета 49,40 м; высота самолета 14,26 м; площадь крыла 443,33 м 2 .

ДВИГАТЕЛИ. ПД Пратт-Уитни R-4360-53 (6x2835 кВт, 6x3855 л.с. с впрыском воды) плюс ТРД Дженерал Электрик J47-GE-19 (4x23,1 кН, 4x2360 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная взлетная масса 185970 (у B36J-III – такая же); боевая масса 120700; масса пустого самолета 77580 (B-36J-III – 75370); фактическая максимальная боевая нагрузка: при взлетной массе до максимальной (185970 кг) – около 32200 (72 обычных бомбы Мк83), с ограниченной до 162160 кг взлетной массой – 38100 (две ядерные бомбы Мк17 по 19050 кг); типовая боевая нагрузка 4540; полный запас топлива 113485 л (с двумя баками в бомбоотсеке)

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на высоте 11100 м – 662 км/ч; максимальная типовая скорость на высоте 7620 м – 630 км/ч; крейсерская скорость 367 км/ч; скороподъемность у земли: при максимальной массе и нормальном режиме двигателей 3,7 м/с, при боевой массе и максимальном режиме двигателей 9,8 м/с; взлетная дистанция (высота препятствия 15 м) 2080 м; практический потолок 12160 м; боевая высота полета 8350 м; боевой радиус с нагрузкой 4,5 т – 5495 км (B-36J-III – 6420 км).

США. КОНВЭР. В-58 «ХАСТЛЕР». Средний стратегический бомбардировщик

Средний стратегический бомбардировщик Конвэр В-58

Преодоление звукового барьера стало крупнейшим достижением в авиации, историю которой с тех пор принято делить на до- и сверхзвуковой периоды. Большой вклад в освоение реактивной техники, которая позволила осуществить этот «прорыв», внесли, как известно, Россия, Великобритания и Германия, создавшие ряд дозвуковых реактивных самолетов (БИ-1, «Метеор», Не-176 и др.). Однако плодами начальных работ удалось раньше всех воспользоваться американцам: в октябре 1947 г. на экспериментальном самолете Белл X-1 (летчик Ч.Егер) впервые была превышена скорость звука в горизонтальном полете. В дальнейшем вперед удалось вырваться Советскому Союзу, создавшему в апреле 1952 г. первый в мире серийный сверхзвуковой самолет МиГ-19. Масштабные работы по испытаниям X-1, а позднее и других (Дуглас D-558-II, Белл X-2) экспериментальных самолетов позволили американцам уже в мае 1953г. также разработать серийный сверхзвуковой истребитель Норт Америкен F-100 «Супер Сейбр». Таким образом, первыми из боевых самолетов сверхзвуковые скорости освоили истребители. Причинами этого были сравнительно малая масса истребителей (не требовавшая двигателей большой тяги), небольшая дальность полета (достигавшаяся и с «прожорливыми» первыми реактивными двигателями), малое время полета на сверхзвуке (не «съедавшее» значительно дальность). С бомбардировочной авиацией дело обстояло сложнее.

Россия, Великобритания и США создали в первые послевоенные годы дозвуковые реактивные бомбардировщики (Ту-16, ЗМ, Ту-95, «Вулкан», «Вэлиант», В-47, В-52). Причем наиболее мощные усилия были предприняты в США, которые к тому же находились в выгодных условиях: им удалось получить в свое распоряжение самые полные результаты широко

масштабных германских исследований по реактивной авиации и привлечь к работам значительное число немецких специалистов, участвовавших в этих исследованиях. Задача перехода к сверхзвуку и в бомбардировочной авиации была очевидной, так как те же германские трофейные материалы и собственный анализ позволяли сделать вполне оправдавшийся, как мы видели, прогноз, что уже в недалеком будущем появятся сверхзвуковые истребители и зенитные ракеты, которые поставят под угрозу эффективность дозвуковых бомбардировщиков. Но технические проблемы создания сверхзвуковых бомбардировщиков оказались намного сложнее. Необходимость крейсерской сверхзвуковой скорости при сохранении больших дальности и боевой нагрузки требовала повышения термической прочности конструкции, увеличения аэродинамического качества самолета и тяги двигателей, уменьшения расхода или повышения запаса топлива. Понадобились углубленные исследования.

Схема самолета В-58А

Экспериментальный Белл Х-1 – первый самолет, превысивший скорость звука

Формирование облика первого сверхзвукового бомбардировщика представляет собой одну из наиболее интересных страниц истории авиации и мы позволим себе остановиться на этом подробней. В США серьезное изучение сверхзвуковых бомбардировщиков началось в 1949 г. Но дальними подступами к этим работам можно считать начавшиеся в октябре 1946 г. «Обобщенные исследования бомбардировщиков» {GEBO I – Generalized Bomber Study), призванные определить тенденции развития конструкций «бомбовозов» и выявить воздействие компоновочно-конструктивных параметров (тип двигателей – турбореактивные или турбовинтовые, их размерность и число; стреловидность, удлинение, относительная толщина и площадь крыла и т.д.) на скорость, дальность полета и взлетную массу перспективных самолетов. Основной контракт был заключен с фирмой Конвэр, которая по опыту проектирования бомбардировщиков приближалась к Боингу.

Одним из наиболее крупных достижений фирмы Конвэр предшествующих лет был первый межконтинентальный бомбардировщик В-36, который в последних своих модификациях оснащен реактивными двигателями в дополнение к поршневым. Конвэр активно включилась в программы чисто реактивных дозвуковых бомбардировщиков, создав ХВ-46 с четырьмя двигателями, расположенными на прямом крыле в сдвоенных гондолах (1947 г.), разработав (под влиянием немецких исследований) проект ХВ-53 с крылом обратной стреловидности (1948 г.) и построив YB-60 – вариант самолета В-36 с восемью ТРД на подкрыльевых пилонах (1951 г.). В 1940-1950 годах фирмой были разработаны также ряд пассажирских самолетов и первая американская МБР «Атлас» (1958 г.), работы по которой начались в 1946 г. параллельно с программой GEBO I.

Конвэр провела исследования GEBO I с необычной для американской авиации того времени обстоятельностью: было изучено около 10 тыс. различных конфигураций. Эти работы, которые своим размахом фактически задали «тон» и всех последующих стратегических проектов США, завершились к марту 1949 г. выпуском шести отчетов, касающихся самолетов с ТВД, с ТРД при прямом и с ТРД при стреловидном (35°) крыле в вариантах с боевой нагрузкой 9,1 т и 22,7 т. В числе исследовавшихся были и экзотические проекты, например, аппарат с бомбовой нагрузкой 22,7 т, взлетной массой 454…544 т и дальностью до 32 тыс. км, представлявший собой «связку» из трех соединенных концами крыльев бомбардировщиков типа В-36. Однако на этом этапе детальных проработок сверхзвуковых самолетов еще не велось и фактически исследования достигли лишь уровня уже создававшегося В-52.

К началу 1949 г. успех в создании среднего бомбардировщика В-47 и развернувшиеся работы по дальнему тяжелому В-52 выдвинули на первый план среди перспективных работ задачу создания среднего сверхзвукового бомбардировщика, тем более что к тому времени сверхзвуковые скорости были уже достаточно изучены. В пользу этого выступал ряд военных руководителей. Более осторожное высшее руководство ВВС, хотя и аннулировало ряд программ других дозвуковых машин (например, в январе 1949 г. была отменена программа ХВ-55), все же 15 июня 1949 г. решило в рамках новых «обобщенных исследований бомбардировщиков» (GEBO II), на которые была выделена немалая по тем временам сумма – 109,4 тыс долл., продолжить изучение дозвуковых машин (рассматривался бомбардировщик с радиусом действия 1930…4025 км, боевой нагрузкой 4,5 т, крейсерской скоростью более 834км/ч, рабочей высотой полета более 10700 м и взлетной дистанцией менее 1830 м). Однако в апреле 1950 г. под давлени ем промышленных кругов и новаторски настроенных военных программа GEBO II была официально переориентирована на изучение сверхзвуковых самолетов. Пересмотренными требованиями программы GEBO II предусматривался составной бомбардировочный комплекс (на базе носителя В-36), способный атаковать цели на удалении 5650-7250 км от базы с достижением числа М=0,9…1,5 на участке протяженностью 800- 3200 км в зоне цели.

МиГ-19- первый в мире серийный сверхзвуковой истребитель

Бомбардировщик Конвэр ХВ-46

Рисунок «связки» из трех бомбардировщиков В-36 по проекту в рамках исследований GEBO I

Еще весной 1949 г. военными вместе с авиационными фирмами были выделены основные концепции сверхзвуковых ударных аппаратов: комбинация из тяжелого дозвукового носителя и сверхзвукового отделяемого ударного аппарата; средний бомбардировщик с системой дозаправки топливом в воздухе; беспилотный аппарат; традиционный средний бомбардировщик с высокими скоростными характеристиками. Большинство технических исследований того периода не подтверждали возможность создания дальнего бомбардировщика традиционной конфигурации, способного совершать длительный полет на сверхзвуке без дозаправки в воздухе. Так, по проекту 484-40 5В фирмы Боинг самолет при взлетной массе 90,7 т должен был с бомбовой нагрузкой 2,7 т (максимальная 6,0 т) иметь радиус действия 3220 км при крейсерском числе М=0,9 и броске с М=1,3 лишь на участке длиной 345 км. А этот проект («консервативной», как и почти все изучавшиеся Боингом конфигурации, нормальной аэродинамической схемы с крылом стреловидностью 47° и удлинением 3,5) был признан ВВС в конце 1950г. лучшим из боинговских. Система дозаправки в полете еще не была к тому времени достаточно отработана. Поэтому естественным образом интерес ВВС США сфокусировался на многоступенчатых пилотируемых аппаратах, которые изучались в рамках объединения двух концепций.

В первой концепции реализовался ракетный принцип «стриптиза» на пути к цели, с отделением в полете ставших ненужными компонентов конструкции. При этом пилотируемый возвращаемый модуль, имевший минимальное оборудование, фактически становился своего рода капсулой, предназначенной прежде всего для спасения экипажа после выполнения задания (проект такого бомбардировщика, способного выполнить на сверхзвуке весь боевой вылет, прорабатывался фирмой Дуглас). Вторая концепция многоступенчатого аппарата предусматривала использование двух пилотируемых компонентов: отделяемого сверхзвукового бомбардировщика и тяжелого дозвукового носителя. Идея «авиаматки» с отделяемыми истребителями была к тому времени давно известна (подробнее см.раздел по самолету Конвэр В-36). Такой подход выглядел достаточно реалистичным и для стратегического ударного комплекса. Он обещал более высокую степень многоразовости (хотя и за счет уменьшения доли сверхзвукового полета) тем более, что подходящий дозвуковой носитель (В-36) уже имелся и стоимость разработки комплекса благодаря этому значительно снижалась. В рамках этой концепции фирма Дуглас предложила в 1949 г. создать бомбардировочную модификацию своего экспериментального сверхзвукового турбореактивного Х-3 (его разработка была начата четырьмя годами ранее), который с бомбой на внешней подвеске должен был сам подвешиваться под тяжелым носителем.

Однако наибольшее внимание ВВС США привлекло совмещение ракетного принципа с идеей «авиаматки», позволявшее объединить положительные качества обеих концепций. Именно такой подход попыталась реализовать фирма Конвэр, которая в январе 1950 г. представила отчет по четырехдви- гательному носимому ударному аппарату с треугольным крылом, соединявшемуся с носителем типа В-36 на выпускаемой трапеции и имевшему, в свою очередь, возвращаемый пилотируемый компонент и сбрасываемый контейнер. При стартовой массе 45,4 т бомбардировщик-«паразит» должен был развивать максимальное число М=1,6 при крейсерском М=1,3.

Трубная модель самолета Боинг 484

Один из проектов составного комплекса на базе бомбардировщика В-36

Ударный аппарат, соединяемый с носителем В-36 с помощью выпускаемой трапеции

Трубная модель самолета Конвэр МХ-1626

Модель самолета Боинг МХ-1712

Собственно, для дальнейшего изучения этого проекта ВВС и сформулировали в апреле 1950г. отмечавшиеся выше требования по второму этапу программы GEBO II, к концу которой Конвэр исследовала огромное число конфигураций бомбардировщиков, базирующихся на носителях или имеющих отделяемые компоненты. Одним из наиболее проработанных проектов конца 1950г. предусматривался следующий порядок вылета. Носитель В-36 с бомбардировщиком на борту преодолевает расстояние около 3200 км в направлении цели, после чего пя- тидвигательный бомбардировщик- «паразит» отделяется, а носитель возвращается на базу. «Принявший эстафету» бомбардировщик летит с крейсерским числом М=1,3 на дальность еще около 3200 км. В зоне цели бомбардировщик совершает бросок с максимальным числом М=1,5, сбрасывает контейнер с атомной бомбой и один из пяти двигателей, а затем ложится на обратный курс с крейсерским числом М=1,3. Преодолев на пути «домой» первые 3200 км, экипаж бомбардировщика сбрасывает еще два турбореактивных двигателя и оставшиеся 3200 км летит с числом М=0,9.

Более детальный анализ все же показал, что составной комплекс окажется не таким уж и дешевым (например, требовалась установка независимых навигационных систем и на носителе, и на «паразите»), его дальность полета может быть снижена маневрированием бомбардировщика для встречи с носителем в воздухе, причем при полете в связке составной комплекс будет уязвим для атаки противника. В конце 1950 г. Конвэр модифицировала проект, предусмотрев взлет носителя с подвешенным в полуутопленном положении бомбардировщиком. Однако это не решало всех проблем. На основе GEBO II фирмой к 1951 г. был все же представлен еще один проект носимого аппарата (МХ-871) с массой, увеличенной до 48,5 т и способностью сверхзвукового полета на дальность 2800 км. Но отказ от составного комплекса был уже фактически предрешен.

В начале 1951 г. ВВС США организовали предварительный конкурс проектов. Принявшие в нем участие фирмы Дуглас (с двухдви- гательным МХ-2091 с взлетной массой 61,2 т и максимальным числом М=0,95) и Мартин (с двух- двигательным МХ-2092, 72,6 т, М=0,95) оказались явными аутсайдерами. Единственными реальными кандидатами на дальнейшие работы стали Конвэр МХ-1626 с двумя двигателями в гондолах на треугольном крыле и отделяемым однодвигательным контейнером (использование носителя В-36 уже не предусматривалось) и Боинг МХ-1712 с четырьмя двигателями в гондолах под стреловидным крылом.

В декабре 1951 г. ВВС выпустили уточненные требования к стратегической высотной бомбардировочной системе SAB-51 с боевой нагрузкой 4,5 т и радиусом действия 4260 км при базировании на передовых аэродромах без дозаправки в воздухе и 7410 км при межконтинентальном перелете с одной попутной дозаправкой. Предусматривался бросок с М=2Д на участке протяженностью 370 км на высоте 16760 м. В соответствии с этим ТГЗ в феврале 1952г. был организован окончательный конкурс между Конвэром и Боингом, дополненный требованием выполнения новым самолетом и разведывательных задач (SAR-51). В октябре 1952 г. проекту Конвэр МХ-1964 с максимальным числом М=2,1 было отдано предпочтение в сравнении с проектом Боинг MX-1965 (ХВ-59), а в феврале 1953 г. фирме был выдан начальный контракт на работы по самолету, получившему обозначение В-58.

Макет самолета по проекту Конвэр МХ-1964 (конец 1952 г.)

Экспериментальный самолет с треугольным крылом Конвэр XF-92A

Новизна стоявшей задачи обусловила редкую в авиации ситуацию (повторившуюся в США почти через 35 лет при разработке истребителя ATF): ВВС одобрили лишь общий подход фирмы, но не конкретный проект. На протяжении всего начального периода программы В-58 его разработка сопровождалась многочисленными изменениями как поставленных задач, так и внешней конфигурации и бортовых систем самолета. Прошел почти год после победы фирмы Конвэр в конкурсе, прежде чем в сентябре 1953 г. были детально сформулированы твердые требования к самолету, и еще год, когда к августу 1954 г. проект окончательно заморозили, и началось рабочее проектирование опытного самолета.

Трансформация проекта фирмы Конвэр на пути от подвесного «паразита» до автономного бомбардировщика В-58, отличающегося отсутствием внутрифюзеляжного бомбового отсека, была весьма значительна. Неизменной оставалась лишь схема «бесхвостка» с треугольным крылом, которую фирма выбрала в 1946 г. еще при проектировании перехватчика XF-92 по рекомендации А.Лип- пиша («законодателя» такой конфигурации, перебравшегося после войны из Германии в США) и в дальнейшем использовала в проектах перехватчиков F-102 «Дельта Дэггер» (1953 г.) и F-106 «Дельта Дарт» (1956 г.), а также первого и единственного в мире экспериментального сверхзвукового гидросамолета-истребителя «Си Дарт» (1953 г.). Приверженность фирмы такой схеме связана с ее существенным преимуществом: небольшими потерями аэродинамического качества самолета из-за прироста балансировочного сопротивления в полете с большой сверхзвуковой скоростью.

Основным направлением развития проекта бомбардировщика было повышение доли возвращаемых компонентов. В предложении от января 1950 г. многоразовым был лишь однодвигательный пилотируемый компонент, а в сбрасываемом контейнере помимо бомбы находились РЛС, три двигателя и топливо (посадочная масса бомбардировщика – 8,1 т – была менее 20% от его массы при старте с носителя, составлявшей 45,4 т). В конце 1950 г., при увеличении общего числа двигателей носимого бомбардировщика до пяти, два двигателя располагались на возвращаемом компоненте (в крыльевых гондолах), один в сбрасываемом контейнере, несущем также бомбу и аппаратуру, и еще два – в сбрасываемых гондолах под крылом. Однодвигательный отделяемый контейнер был предусмотрен и проектом МХ-1626 в 1951г., однако силовая установка имела всего три двигателя и дополнительных отделяемых двигателей не предусматривалось. В проекте МХ-1964, выигравшем конкурс, подвесной контейнер стал без двигательным, а силовая установка, вновь четырех- двигательная, полностью размещалась на крыле бомбардировщика.

Сначала предусматривалось интегральное сочленение сбрасываемого контейнера с фюзеляжем возвращаемого самолета: контейнер и фюзеляж, имевшие плоские горизонтальные сопрягаемые поверхности, образовывали единый корпус, который «расщеплялся» при отделении контейнера, представлявшем собой нижнюю часть корпуса. Причем контейнер занимал почти всю длину фюзеляжа и имел дополнительную сбрасываемую после взлета собственную носовую стойку шасси, что утяжеляло конструкцию и значительно ее усложняло. Кроме того, это требовало обязательного сброса контейнера перед посадкой. Лишь к сентябрю 1953 г. проработка проекта МХ-1964 привела к применению отдельного, подвешиваемого на пилоне, укороченного контейнера, имевшего форму тела вращения. Это стало возможным благодаря переносу РЛС из контейнера в фюзеляж самолета и установке носовой стойки шасси только на фюзеляже. Таким образом, в контейнере остались лишь боевая нагрузка и уменьшенный запас топлива.

Трубная модель самолета МХ-1964 с расположением внешних двигателей над крылом (март 1953 г.)

Опытный образец В-58 транспортируется в цех окончательной сборки. Чехол скрывает конфигурацию самолета от посторонних глаз

Опытный В-58: демонстрация перед первым полетом

Одной из наиболее трудоемких была проблема расположения двигателей. Для В-58 изучались вначале две основных конфигурации, первая из которых предусматривала установку двигателей в спаренных гондолах (как на боинговских В-47 и В-52) на двух пилонах под крылом, вторая – в отдельных гондолах: два внутренних двигателя под крылом и два внешних над крылом. Преимуществами спаренной установки двигателей были снижение массы конструкции примерно на 450 кг и улучшение доступа к двигателям при их монтаже и техобслуживании. Однако испытания летающей модели самолета показали, что лобовое сопротивление такой конфигурации на трансзвуковых скоростях почти в два раза превышало расчетное и фактически не позволяло развить сверхзвуковую скорость. Размещение же двигателей в отдельных гондолах соответствовало правилу площадей (которое было сформулировано летом 1952 г. сотрудником NACA Р.Уиткомбом, и сразу же было использовано фирмой Конвэр в проектах самолетов F-102 и В-58) и уменьшало лобовое сопротивление самолета, особенно в конфигурации с подвесным контейнером. Установка внешних двигателей над крылом была вызвана стремлением уменьшить интерференцию скачков уплотнения. Лишь к августу 1954 г., когда проект окончательно заморозили, была принята окончательная конфигурация с размещением всех двигателей в отдельных подкрыльных гондолах, т.е. использована схема, предложенная фирмой Боинг в проекте сверхзвукового бомбардировщика МХ-1712.

Топливо должно было размещаться во внутренних баках самолета и в подвесном контейнере. При переходе к укороченному контейнеру с уменьшенной емкостью топливного отсека были предусмотрены внешние баки на крыле, однако в окончательном проекте 1954 г., когда все двигатели были размещены раздельно под крылом, от внешних баков было решено отказаться и все топливо было размещено во внутренних баках самолета и подвесном контейнере.

В стремлении снизить до минимума массу бомбардировщика фирма в проекте от января 1950 г. предусматривала экипаж из двух человек, однако впоследствии была вынуждена все же увеличить его до трех человек. В предложении от января 1950 г. не предполагалось также оборонительного вооружения – высокая скорость сама по себе считалась достаточным средством защиты, но в проекте МХ-1964 хвостовая пушечная установка присутствовала с самого начала, на первом этапе – калибром 30 мм, затем 20 мм.

Разработка В-58, как и любо го новаторского проекта, была связана с большим техническим риском. Одна из главных трудностей состояла в отсутствии в то время достоверных методик расчета сверхзвуковых характеристик самолета, в связи с чем военные неоднократно высказывали сомнения в возможности реализации проекта на требуемом уровне, причем эти сомнения усугублялись проблемами с перехватчиком Конвэр F-102, фактические летные данные которого (до применения правила площадей) оказались ниже расчетных. С проведением к середине 1954 г. трубных испытаний крупномасштабных моделей ситуация еще более ухудшилась, так как уточненные расчетные характеристики самолета, и прежде всего дальность полета, не удовлетворяли военных. В результате программа вступила в полосу неопределенности. Ряд руководителей стратегического авиационного командования ВВС США, стремившихся главным образом к достижению межконтинентальной дальности без дозаправки топливом в полете, потеряли интерес к В-58, высказывались рекомендации переориентировать его на применение в составе тактического авиационного командования. В июне 1955 г. программа была преобразована в чисто экспериментальную, 13 уже заказанных самолетов предполагалось использовать для аэродинамических исследований продолжительного сверхзвукового полета и разработки систем для будущих боевых комплексов. Но среди военных было и много сторонников программы В-58, и это решение было быстро отменено – в августе этого же года было решено все-таки создать боевой самолет для САК.

Первый взлет опытного В-58

Все же до начала 1958 г. программа разработки В-58 находилась в «подвешенном» состоянии, конкурируя в отношении финансирования с программой бомбардировщика Норт Америкен В-70, начавшейся в 1954 г. Нестабильность программы и задержка с выбором командования, на вооружение которого самолет должен был поступить, нарушали график работ, не позволяли обеспечить оптимальный с экономической точки зрения порядок разработки и производства. Лишь в начале 1959 г. САК стало твердо поддерживать производство В-58, придя к выводу, что он существенно превосходит устаревший В-47.

Постройка первого опытного самолета, получившего официальное обозначение YB/RB-58, завершилась в августе 1956г., его первый полет состоялся 11 ноября 1956 г. (летчик-испытатель Б.Эриксон). Уже через полтора месяца (30 декабря 1956 г.) была превышена скорость звука, а еще через полгода (29 июня 1957 г.) самолет совершил первый полет со скоростью, в два раза превышающей скорость звука (М=2,03 на высоте около 13 км).

В июне 1959 г. намечалось построить 290 самолетов В-58, из которых предполагалось сформировать пять авиакрыльев, но к началу 1960 г. планировавшийся объем производства сокращен до 116 бомбардировщиков в составе двух авиакрыльев. Первый серийный самолет совершил первый полет в сентябре 1959 г., а завершилось серийное производство в октябре 1962 г. (за месяц до того, как ВВС США был передан последний бомбардировщик В-52, производившийся серийно с 1955 г.). В число 116 построенных В-58 входили 13 опытных YB-58, 17 предсерийных и 86 серийных В-58А. Таким образом, 30 машин были предназначены для летных испытаний и доводки – рекордное число для столь крупной и дорогой программы. Большинство из 17 предсерийных самолетов были, начиная с февраля 1960 г., модернизированы до уровня серийных и приняты на вооружение, в том числе восемь переоборудованы в учебно-тренировочные ТВ-58А (первый полет первого самолета 10 мая 1960 г.).

В-58 оказал значительное воздействие на развитие промышленности США. Во-первых, впервые в американской практике был опробован системный подход в руководстве программой. При этом фирма Конвэр выступила в качестве главного подрядчика, ответственного за руководство разработкой и интеграцию всех (за исключением двигателей) компонентов самолета и бомбардировщик проектировался как система оружия WS-102A. Кроме того, небывало высоким было участие промышленных фирм: если в 1955 г. в программе участвовали около 3000 субконтрактантов, то в начале 1961 г. их число достигло пика 4926 (в 44 штатах). Масштабы велики даже по мерке наших дней: например, по программе самолета Рокуэлл В-1В число поставщиков не превышало 4000. На разработку самолета было затрачено 9,34 млн.чел-ч.

Программа самолета В-58 была одной из самых масштабных в истории авиации США

Оборотной стороной масштабности предпринятых усилий была высокая общая стоимость программы, которая с учетом постройки 116 самолетов составила 3,2 млрд долл. в текущих ценах, т.е. 27,6 млн долл. на один самолет – громадную по тем временам сумму. В американской печати тех лет противники В-58 указывали, что В-58 стоит больше, чем если бы он был выполнен полностью из золота. Эти утверждения были недалеки от истины, т.к. при цене золота в то время примерно 35 долл. за тройскую унцию и массе пустого снаряженного самолета с контейнером 30150 кг цена «золотого» В-58 составила бы 33,9 млн долл. Для сравнения укажем, что в пересчете на курс 1967 г. фактическая цена одного В-58 с учетом всех расходов по программе составила 33,5 млн долл., в сравнении с 9 млн долл. для бомбардировщика В-52 и 3 млн долл. для В-47. Почти таким же был отрыв В-58 по эксплуатационным расходам: два авиакрыла В-58 по стоимости эксплуатации соответствовали шести авиакрыльям В-52.

В то же время по оценке САК, которое уже в конце 1950-х годов стало использовать экономические оценки боевой эффективности, расходы СССР на организацию защиты от бомбардировщиков В-58 должны были значительно превысить стоимость программы самолета. Такую оценку можно подвергнуть сомнению, т.к. непосредственным ответом советской ПВО на создание В-58, пожалуй, можно считать только ЗРК большой дальности С-200 «Ангара» разработки НПО «Алмаз», принятый на вооружение в 1967 г. и предназначенный для поражения стратегической авиации противника на больших дальностях и высотах до рубежа бомбометания (максимальная гарантированная дальность поражения цели класса стратегический бомбардировщик – 300 км, диапазон высот перехватываемых целей – 300-35000 м, максимальная скорость цели – 4300 км/ч). Дальний перехватчик Ту-128 (1961 г.) разрабатывался для борьбы прежде всего с В-52, а основным импульсом к созданию перехватчика МиГ-25П (1964 г.) было, скорее, появление стратегического «трехмахового» разведчика Локхид SR-71.

Первое строевое авиакрыло самолетов В-58 официально образовано 1 марта 1960 г. на базе Кар- суэлл (в августе 1964 г. это авиакрыло переведено на базу Литтл Рок), второе – сформировано на базе Банкер Хилл (в 1968 г. переименована в Гриссом). Каждое крыло имело в строю 40 самолетов, каждой из трех эскадрилий в составе крыла были приписаны 12 самолетов. Боеготовность обоих авиакрыльев, принадлежащих стратегическому авиационному командованию (САК), достигнута в августе 1962г., а в сентябре этого же года самолеты были поставлены на дежурство. В тренировочных целях В-58 периодически развертывались на передовых базах в Испании (Саратога), Англии, Японии (Окинава) и на острове Гуам. Интенсивность использования В-58 была достаточно высока: за все время эксплуатации парк бомбардировщиков налетал 225 тыс.ч.

Одна треть всех бомбардировщиков В-58 постоянно несла дежурство на аэродромах в состоянии 15-минутной готовности к взлету. Начиная с 1963 г. во время учений практиковались взлеты с минимальным интервалом: до 15…20 самолетов должны были подняться в воздух за 15 м. Это был один из наиболее трудных элементов летной эксплуатации – задымленность ВПП и опасность столкновения с соседними самолетами требовали высокой точности действий летчиков.

В 1959 г. прорабатывалась необычная идея, которая так и не была реализована. Предлагалось организовать экономичное круглосуточное дежурство В-58 в воздухе с использованием «стоячей волны» наблюдающегося в Калифорнии атмосферного явления, связанного с образованием почти вертикального стационарного течения воздуха со скоростью около 90 м/с. В-58 должен был «парить» в этой зоне при работе двигателей на режиме малого газа.

Эмблемы авиакрыльев В-58А

Реставрированный В-58А, победивший в свое время в конкурсе на приз Бендикса.

Модель самолета по проекту В-58В

Из-за узкого диапазона центровок самолет без контейнера мог опрокинуться на хвост

В 1961-1963 гг. на В-58 установлено 19 официально зарегистрированных мировых рекордов скорости и высоты полета, завоевано большое число призов. К наиболее выдающимся достижениям относятся рекорд скорости по замкнутому маршруту протяженностью 1073 км на приз Блерио – 2095,48 км/ч (10 мая 1961 г.), рекорд скорости по замкнутому маршруту протяженностью 1000 км с нагрузкой 2000 кг – 2067,57 км/ч (14 января 1961 г.), рекорд высоты полета с нагрузкой 5000 кг – 26018 м (14 сентября 1962 г.).

Из опубликованных данных следует, что максимальная достигавшаяся в полете скорость превышает 2300 км/ч (М=2,17) – таким образом, В-58 обладал большей скоростью, чем большинство перехватчиков того времени. В условиях нормальной эксплуатации максимальная скорость ограничивалась не тягой двигателей, а максимально допустимой температурой воздуха в воздухозаборниках и прочностью конструкции. Самая большая суммарная продолжительность пребывания на сверхзвуке в одном полете составила 5 ч (из общего времени 8 ч 35 м полета с пятью дозаправками в воздухе, состоявшегося 16 октября 1963 г.; в США этот рекорд был позднее перекрыт самолетом Локхид SR-71). Самый дальний – 17700 км – и одновременно длительный – 18 ч 10 м – полет совершен во время перелета В-58 с несколькими дозаправками со средней скоростью 998 км/ч (23 марта 1960 г.).

Самолет В-58 был первым сверхзвуковым бомбардировщиком и отличался большим числом нововведений (конструкция, двигатели, оборудование – все представляло скачок в технике). Его создание представляло собой попытку обратить вспять наблюдавшуюся в то время тенденцию к увеличению массы самолетов для выполнения требовавшегося задания. Небольшие размеры самолета обусловили его сравнительно невысокую ЭПР – от 1/10 до 1/30 ЭПР бомбардировщика В-52 в зависимости от ракурса.

Один из В-58А после снятия с вооружения (на авиабазе Дэвис-Монтан)

В-58А в экспозиции музея ВВС США на авиабазе Райт-Паттерсон

Модель, отражающая одну из конфигураций «Супер Хастлер»

На начальном этапе испытаний, когда характеристики В-58 еще не были полностью исследованы, его официальные оценки были достаточно оптимистичными. К июню 1959 г. возможности самолета характеризовались американскими экспертами следующими данными: при выполнении классической для САК ударной задачи самолет В-58А может поразить 87% целей на территории Советского Союза, В-58 три раза успешно имитировал преодоление ПВО США без использования бортовых средств РЭП. По оценке САК, сделанной в 1960 г., самолет В-58 мог поразить большинство крупных целей к западу от Урала с одной дозаправкой топливом в полете. Бортовые средства РЭП самолета В-58 могли парировать опасность его перехвата истребителями и зенитными ракетами, а самолеты В-52 и В-47, совместно с которыми предполагалось применение В-58, должны были обеспечить поддержку прорыва советской системы дальнего обнаружения и ПВО.

Несмотря на столь благоприятные оценки, бомбардировщику В-58 не суждена была долгая жизнь в отличие от его дозвукового «коллеги» В-52, который несет службу и в наши дни. Еще в конце 1950-х годов руководство ВВС США отдавало себе отчет в относительности подобных оценок и опасности их экстраполяции на будущее. Критика самолета возобновилась в начале 1960-х годов, значительно активизировалась во второй половине 1960-х годов и привела к снятию бомбардировщика вооружения к началу 1970-х. Ниже мы подробнее остановимся на недостатках В-58, обусловивших его преждевременный уход со сцены.

Один из основных недостатков заключается в ограниченной дальности полета несмотря на то, что во взлетной массе самолета, составляющей около 74 т, на топливо приходится почти 45 т (т.е. 60% – очень высокая доля). Без дозаправки в воздухе максимальное достижение на дозвуке было достаточно скромным – 7550 км (27 июня 1958 г., взлетная масса 73030 кг, общая продолжительность полета 8 ч 55 м, крейсерское число М=0,92…0,93 на всем маршруте). Это явно не удовлетворяло ТТЗ, которое, напомним, требовало радиуса действия 4260 км, причем со сверхзвуковым участком 370 км. В нормальной эксплуатации В-58 совершал полеты со сверхзвуковой скоростью на расстояние не более 560-800 км, поскольку сверхзвуковой расход топлива очень большой (22680…27200 кг/ч при М=2 в сравнении с 5000…5550 кг/ч при М=0,91), и можно полагать, что практическая дальность с таким сверхзвуковым участком была существенно меньше 7160 км – официальной практической дозвуковой дальности.

Летающая лаборатория для испытаний системы AN/ASG-18 и ракет AIM-47A

Истребитель F-14. Его основное оружие – ракеты «Феникс»

Модель сверхзвукового пассажирского самолета по проекту 58-9

Помимо небольшой дальности полета остро ощущались такие недостатки В-58, как малое количество оружия на борту (всего одна ядерная бомба в контейнере), неспособность самолета нести управляемые ракеты и неядерное оружие, в результате чего он не обладал достаточной гибкостью применения и не мог использоваться в ограниченных войнах. Если увеличение количества оружия не представило особых трудностей и было обеспечено впоследствии установкой дополнительных подкрыльных пилонов, то другие проблемы не поддавались простому решению и для их преодоления ВВС США практически сразу же после первых испытательных полетов стали изучать резервы повышения боевой эффективности В-58. В 1957- 1958 гг. изучался вариант В-58В (В58Ш) – с более мощными двигателями (J79-GE-9), увеличенными взлетной массой (до 84,1…84,4 т) и дальностью. В отличие от исходного В-58А новый вариант должен был обладать способностью доставки неядерного оружия и УР класса воздух-поверхность. Но В-58В (как и В-58А) все же уступал самолету B-52G в средствах РЭП и оборонительном вооружении. В июле 1959 г. САК отказалось от разработки В-58В отчасти из-за проблем с В-58А и нежелания отвлекать средства от программы самолета В-70. В 1958-1960 гг. прорабатывался вариант В-58С (BJ-58), который предполагалось оснастить четырьмя бесфорсажными двигателями Пратт-Уитни J-58 (с тягой выше, чем у форсированного J-79, установленного на В-58А). При взлетной массе около 91 т он должен был нести ракетное оружие, иметь крейсерское число М=2,5 на высоте 20700 м с возможностью кратковременного броска при числе М=3, максимальную дальность 9600 км без дозаправки и 13900 км с одной дозаправкой в полете. Некоторое время исследовалась применимость В-58С для дальнего перехвата воздушных целей.

В-58С, как и В-58В, был отвергнут из-за того, что он продолжал линию высотных бомбардировщиков. Главную озабоченность в США стало вызывать в это время совершенствование средств ПВО Советского Союза и, прежде всего, создание ЗРК С-75, способного поражать высотные скоростные аэродинамические цели. Еще до мая 1960 г., когда возможности этого комплекса были столь эффектно продемонстрированы в инциденте с разведчиком U-2, началось изучение характеристик В-58 в маловысотном полете, который позволил бы гарантировать безопасный прорыв самолетом зон ПВО. По результатам аналитических исследований конца 1958 г. утверждалось, что В-58 сможет осуществлять полет на высоте 60 м и ниже, а оборудование будет функционировать на высотах до 15 м. Скорость преодоления ПВО на малой высоте была определена в 1168 км/ч на участке протяженностью 2225 км. Испытания, проведенные в 1959г., показали несколько худшие, но все же достаточно высокие маловысотные характеристики. К июню этого года самолет совершал маловысотные броски с числом М=0,9, а в сентябре он пролетел 2260 км со средней скоростью около 1130 км/ч на средней высоте не более 150 м.

На этом фото В-58А отчетливо видно поджатие фюзеляжа в соответствии с правилом площадей и верхние крыльевые наплывы ниш шасси

Такой результат вполне объясним, т.к. в силу своей компоновки В-58 обладает хорошими качествами при полете в условиях турбулентной атмосферы. При относительно высокой (более 500 кг/м 2 ) удельной нагрузке на крыло в сочетании с малым удлинением крыла (пологий наклон кривой коэффициента подъемной силы по углу атаки), большой жесткости конструкции, благоприятном распределении масс, а также благоприятном соотношении фаз колебаний самолет сравнительно слабо реагирует на порывы ветра. Это подтверждалось и при полетах со сверхзвуковой скоростью на больших высотах в турбулентной атмосфере, связанной со струйными течениями. Наблюдавшиеся при этом нагрузки не превосходили допустимые.

Однако летчик не в состоянии длительное время пилотировать самолет на малой высоте над неровной местностью при ограниченной видимости. Для этого требуется автоматическая система следования рельефу местности. Уровень техники того времени не позволял объединить функции обзора и следования рельефу местности в одном радиолокаторе (в США это достигнуто лишь созданием импульсно-доплеровской РЛС Вестингауз AN/APQ-164 для В-1В). Требовалась дополнительная РЛС, которая при элементной базе тех лет не могла быть малогабаритной, а плотная компоновка В-58 не допускала размещения крупноразмерных систем. Предлагалось несколько решений (в том числе установка контейнерной РЛС следования рельефу местности в обтекателе на носке крыла В-58), но они не были доработаны. ТВ (для низких уровней освещенности) и ИК системы переднего обзора (аналогичные оптико-электронной системе AN/ASQ-151 EVS, установленной в начале 1970-х годов на B-52G/H) даже не рассматривались для В-58 из-за того, что они не могли служить основным датчиком для скоростного самолета.

Кабина летчика В-58А

Приборная доска в кабине летчика В-58А

Левый щиток управления в кабине летчика В-58А

Кабина штурмана-бомбардира В-58А

Кабина оператора оборонительной системы В-58А

Вместе с тем и уже разработанное для самолета оборудование явно не было рассчитано на большие перегрузки, характерные для полета в условиях турбулентности. Можно вспомнить, например, что опытные В-58 легко совершали бочки (в феврале 1958 г. были выполнены подряд три полные бочки при М=0,93 на высоте 7620 м), но на серийных самолетах выполнение этих фигур запрещалось из опасения вызвать повреждения навигационно-бомбардировочной системы (считается, что катастрофа В-58 на авиационной выставке в Ле Бурже в 1961 г. произошла из-за нарушения этого запрета: летчик не смог восстановить управляемость после выполнения бочки). Таким образом, трудности с системой следования рельефу местности и чувствительность бортового оборудования к перегрузкам в сочетании с дальнейшим снижением дальности самолета при переходе на малые высоты привели к тому, что возможность маловысотных операций на В-58 была признана ограниченной, а приспособление самолета к маловысотному полету – нецелесообразным.

САК не испытывало большой любви к В-58 и из-за значительных эксплуатационных трудностей. Строгость самолета в пилотировании проявилась еще во время его испытаний, но если в первые два года полетов серьезных происшествий удалось избежать, то за полтора последующих (с декабря 1958 г. по июнь 1960 г.) произошло восемь катастроф, в которых погибли 11 человек и несколько получили тяжелые травмы. Это и обусловило необходимость создания учебно-тренировочного варианта ТВ-58А. К январю 1964 г. разбились еще три самолета. Во второй половине 1960-х годов аварийность самолетов снизилась, но все же была достаточно высока и к моменту снятия В-58 с вооружения всего было потеряно около 20% построенных машин. Наибольший резонанс получили катастрофы, происшедшие в 1961 г. и 1965 г. на парижских авиасалонах.

Рисунок катапультируемого кресла, использовавшегося на первом этапе программы

Капсула летчика самолета В-58А

Схема спасательной капсулы летчика В-58

Спасательная капсула в положении перед катапультированием

Последовательность покидания В-58 в спасательной капсуле

Вследствие плотной компоновки, доступ к агрегатам при наземном обслуживании был затруднен, и В-58 слыл у техников-эксплуатационников «кошмарным» самолетом. Например, один из часто заменяемых элементов РЛС можно было извлечь лишь после подъема (с помощью лебедки) из кабины спасательной капсулы, для подключения питания и проверки работы РЛС после замены элемента капсулу нужно было водворить на место, а если РЛС все жб не заработала, то вся процедура повторялась вновь. Для замены поврежденной панели обшивки самолет приходилось помещать в стапель. Бортовая электроника требовала многочисленных специальных поверочных приборов (40 только для настройки навигаци- онно-бомбардировочной системы).

На земле при полностью заправленных внутренних топливных баках самолет имел допустимую центровку только с подвешенным баком-контейнером, а без контейнера – опрокидывался на хвост (что и случалось в эксплуатации). Поэтому перед снятием контейнера необходимо было отлить топливо из внутренних баков (если они были полностью заправлены), и наоборот, полная заправка внутренних баков не допускалась до подвески контейнера. При отсутствии контейнера, чтобы предотвратить опрокидывание самолета на хвост, к носу самолета (к узлу в нише носовой стойки шасси или переднему узлу крепления контейнера) крепился противовес массой 2,8 т.

На земле ось фюзеляжа В-58 составляет отрицательный угол с горизонтом

Из-за сложности эксплуатации В-58 требования к квалификации летного и наземного обслуживающего персонала были одними из самых высоких в ВВС США. Строевые летчики подбирались по личной рекомендации командира авиакрыла и должны были иметь налет на реактивных самолетах не менее 1000 ч, из них 500 ч в качестве командира экипажа многодвигательного реактивного самолета (В-47, В-52, КС-135). В процессе переподготовки на В-58 каждый летчик должен был пройти курс обучения на пилотажном тренажере объемом 30 ч и налетать 90 ч.

Кроме того, вследствие ограниченности пространства в кабинах экипажа (усугубленной введением спасательных капсул) действовали ограничения на рост и вес членов экипажа. Наземный персонал также подбирался из числа специалистов с очень высокой квалификацией.

С таким «букетом» недостатков дорогостоящий В-58, не имевший больших резервов дальнейшего совершенствования и «специализировавшийся» на нанесении ядерных ударов с больших высот при высокой дозвуковой или сверхзвуковой скорости, не имел больших шансов остаться в строю, когда время потребовало многорежимных машин с возможностью полета на малых высотах и многоцелевого применения. В 1965 г. в качестве промежуточного маловысотного бомбардировщика – прорыва было решено использовать самолет FB-111 на основе истребителя-бомбардировщика F-111, разработанного той же фирмой Конвэр (вошедшей к тому времени в концерн Дженерал Дайнэмикс). На смену самолету FB-111 предназначался Рокуэлл В-1. Снятие В-58 с вооружения началось в ноябре 1969 г. (через месяц после поставки САК первого самолета FB-111) и завершилось через два месяца – 16 января 1970 г. Вначале почти все (за исключением восьми, переданных в музеи) из 85 оставшихся В-58 были помещены на хранение в аризонской пустыне близ авиабазы Дэвис- Монтана, а в 1977- 1979 гг. они были разделаны на металлолом.

«Опередивший время» (по мнению некоторых летавших на нем летчиков) В-58 оставил заметный след в истории авиации. И не только благодаря внедренным радикальным новшествам, но и оригинальностью предложенных на его базе нереализованных проектов, обширностью проведенных с его помощью экспериментальных и исследовательских работ, некоторые из которых нашли завершение в других программах.

Одним из наиболее интересных был выдвинутый в 1957 г. проект, предусматривавший возврат к схеме составного бомбардировочного комплекса, однако на этот раз в роли «авиаматки» предполагалось использовать сам В-58, который должен был нести бомбардировщик «Супер Хастлер». В свою очередь «Супер Хастлер» в наиболее проработанном виде представлял собой гиперзвуковую двухступенчатую систему массой 20800 кг (из них 11300 кг приходилось на топливо), двухместный возвращаемый пилотируемый компонент которой, имевший один ПВРД и один ТРД, нес беспилотный крылатый аппарат, оснащенный двумя ПВРД и вооруженный ядерной бомбой. Дальность полета системы оценивалась в. 15900 км, причем «Супер Хастлер» развивал крейсерское число М=4…6. При размещении на В-58 разведывательного оборудования «Супер Хастлер» использовался в качестве подвесного топливного бака. На основе «Супер Хастлера» фирма Конвэр предложила в 1960 г. для ЦРУ проект уже автономного гиперзвукового разведчика «Кингфиш», который проиграл в конкурсе самолету Локхид SR-71.

Шасси самолета В-58

Истребитель F-4 «Фантом» также оснащен двигателями J79. Здесь показан самолет ВВС Греции

Работы по составным бомбардировочным системам проводились в это время и в СССР. Цель их – как и в США – состояла в увеличении дальности такого комплекса с сохранением продолжительного сверхзвукового полета. Известен проект дальнего сверхзвукового бомбардировщика PC ОКБ-256 П.В.Цыбина, прорабатывавшегося в 1955-1957 гг. Он должен был совершать воздушный старт с самолета-носителя Ту-95Н с последующим разгоном до крейсерской скорости 3000 км/ч с помощью двух спаренных ускорителей с ЖРД и крейсерский полет с использованием двух ПВРД. Расчетная общая дальность полета системы PC-носитель – 12500…13500 км, боевая нагрузка – термоядерная бомба. Аналогичные усилия предпринимались в ОКБ В.М.Мясищева. Советские работы, как и американские, не вышли из стадии исследований и были прекращены в связи с повышением надежности, точности и дальности авиационных стратегических ракет. В то же время составные комплексы другого назначения (например, перехвата) иногда обсуждаются и в наши дни.

В 1959-1960 гг. прошел испытания разведывательный вариант самолета В-58 с мощной контейнерной РЛС бокового обзора Хьюз AN/APQ69, не позволявшей в силу своей громоздкости (длина антенны более 15 м) выходить самолету на сверхзвук. В 1961- 1962 гг. на В-58 испытывался модифицированный контейнер МВ-1, в котором была установлена РЛС бокового обзора с синтезированной апертурой Гудьир AN/APS-73 (ХН-3), имевшая дальность действия 148 км и разрешающую способность 15,2 м. Вследствие малых размеров РЛС область режимов полета самолета не сузилась, но разрешающая способность РЛС была наибольшей на дозвуковых скоростях. По крайней мере, один раз система была применена для выполнения реальной задачи – самолет с РЛС произвел облет Кубы во время карибского кризиса 1962 г.

Один из В-58 использовался в 1960-1964 гг. в качестве летающей лаборатории для испытаний системы управления огнем Хьюз AN/ASG-18 и ракет AIM-47A (GAR-9), предназначавшихся вначале для «трехмахового» перехватчика F-108 «Рапира» по проекту фирмы Норт Америкен, а затем для самолета Локхид YF-12A.

Схема двигателя J79-GE-5

Регулируемый сверхзвуковой воздухозаборник двигателя самолета В-58

В-58А дозаправляется в полете от КС-135А

Как известно, YF-12А не пошел в серию, но работы по AIM-47A в конце концов привели к созданию ракеты AIM-54 «Феникс» – основному оружию американского палубного перехватчика Грумман F-14 «Томкэт».

Иногда упоминается о дальнем перехватчике В-58D с системой AN/ASG-18, шестью ракетами AIM-47A и двумя форсированными двигателями J58 (радиус действия более 1850 км), но официального проекта такого самолета не существовало, хотя на основе В-58 неоднократно предлагалось создать дальний перехватчик (1951 г., 1953 г., 1958 г.). Также официально не вводилось обозначение В-58Е (проекта тактического самолета с силовой установкой, как у B-58D), но фирма прорабатывала проекты фронтового бомбардировщика (1951 г., 1954 г.) и разведчика (1955 г., 1959 г.) для командования тактической авиации.

Интересная страница истории В-58 связана с изучением на его основе сверхзвукового пассажирского самолета (модель 58-9, 1960 г.), при взлетной массе 86 т, предназначенного для перевозки 52 пассажиров на дальность 4100… 4700 км с крейсерским числом М=2,4…2,5. Прорабатывались и другие проекты, причем в нашей стране мало кто знает, что непосредственным толчком к исследованиям СПС в США послужили данные американских разведывательных служб, полученные весной 1960 г. и свидетельствовавшие о начале работ по СПС в Советском Союзе. Один из опытных В-58 использовался также в исследованиях звукового удара, проводившихся NASA. По результатам обширных испытаний с привлечением не только В-58, но и других сверхзвуковых самолетов, сверхзвуковые полеты над сушей в США были разрешены лишь в нескольких узких корридорах.

В 1959 г. на одном из В-58А, переоборудованном в летающую лабораторию NB-58A, в подфюзеляжной гондоле проходил испытания двигатель Дженерал Электрик J93-GE-3, предназначенный для использования на бомбардировщике В-70 и перехватчике F-108 фирмы Норт Америкен.

Ручка управления самолетом В-58

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет выполнен по схеме «бесхвостка» со среднерасположенным треугольным крылом и четырьмя двигателями на подкрыльевых пилонах. Конструкция рассчитана на скоростной напор 6050 кгс/м 2 и аэродинамический нагрев обшивки до примерно 130°С. Максимальная эксплуатационная перегрузка равна двум при взлетной массе 73,9т и увеличивается линейно до трех с уменьшением взлетной массы до 45,4 т, при дальнейшем снижении массы она остается постоянной и равной трем. Ресурс конструкции по результатам усталостных испытаний составил 7000 ч.

Самолет изготовлен в основном из обычных алюминиевых сплавов типа 2024, но конструкция элементов и технология производства были новаторскими в авиации. Обшивка выполнена с беспрецедентно широким применением клееных слоистых панелей (90% по омываемой площади крыла и 80% – всего самолета) из дюралевых листов толщиной 0,25-1,0 мм с заполнителем. Размер панелей достигает 1,5x5,5 м. Слоистые панели обшивки крыла, обладающие небольшой кривизной, имеют стеклопластиковый (выбран из-за его теплоизолирующих свойств) или алюминиевый сотовый заполнитель, слоистые панели обшивки фюзеляжа подкреплены рифтованными внутренними листами. Для упрощения производственной оснастки и сборки все слоистые панели крыла имеют постоянную общую толщину 14,7 мм, а изменение толщины обшивки компенсируется изменением толщины заполнителя. На самолетах позднего выпуска некоторые панели с рифтами заменены на панели со стеклопластиковым сотовым заполнителем. Для приклеивания сотового заполнителя применен эпоксидно-фенольный клей «Эрбонд»422, для склеивания металла с металлом – резиново-феноловый клей «Металбонд»4021 («Пластилок»620). Клеевые соединения потребовали соблюдения жестких технологических требований (малые допуски, чистота склеиваемых поверхностей, организация ультразвукового контроля). Для крепления панелей к силовому набору используется титановый и стальной крепеж, минимальное количество которого позволило получить гладкую поверхность самолета. Участки, подверженные нагреву от выхлопных газов двигателей (элевоны и задняя часть обшивки гондол двигателей), имеют слоистую паяную конструкцию из нержавеющей стали с сотовым заполнителем из того же материала (допускается нагрев до +480°С). Несмотря на повышенную трудоемкость изготовления клееных и паяных конструкций, присущая им жесткость устранила проблему панельного флаттера, повысилась гладкость обшивки, упростился ремонт самолета и, самое главное, была достигнута более высокая, чем у всех современных американских бомбардировщиков, весовая отдача: относительная масса конструкции В-58 – 16,5%, B-36J -19,3%, B-52G – 16,9%, В-47Е – 17,6%.

Крыло многолонжеронное (шаг лонжеронов 280…380 мм) с расположением нервюр только в местах крепления элевонов, гондол двигателей и шасси. Корневая хорда крыла 16,54 м, САХ 11,02 м, удлинение 2,09; стреловидность 60° по передней кромке, 52° по линии 1/4 хорд и (-10°) по задней кромке; угол поперечного V равен (-2,2°); профиль у корня NACA 0003.46-64.069 с относительной толщиной 3%, на середине полуразмаха NACA 0004.08-63 с относительной толщиной 4%; крыло имеет выраженную коническую крутку в пределах первых 15% длины хорды; установочный угол +3°. Средства механизации крыла отсутствуют.

Фюзеляж типа полумонокок, большого удлинения, имеет овальное поперечное сечение и выполнен по правилу площадей. В носовой части фюзеляжа располагаются последовательно индивидуальные кабины трех членов экипажа: летчика, штурмана-бомбардира и оператора оборонительной системы (ООС), управляющего средствами РЭП и пушечной установкой и выполняющего также функции оператора дальней радиосвязи и бортинженера. Все кабины размещены в едином герметическом отсеке. Лобовое стекло клинообразное, сиденье летчика несколько смещено влево. Передний обзор из кабины при посадке (нормальный посадочный угол тангажа 12,5°) вызывал нарекания у летчиков (по отзывам некоторых из них, на высоте ниже 60 м ВПП из передней кабины не было видно, а посадка осуществлялась по приборам и с использованием боковых ориентиров), для обеспечения заднего обзора в кабине летчика установлено зеркало. При разработке самолета военные высказывали пожелания использовать рядное расположение кресел, но если на В-52 аналогичная их просьба была .удовлетворена, то на В-58 сравнительно малые размеры фюзеляжа (максимальная ширина 1,63 м) этого не позволили.

Первоначально самолеты оснащались катапультируемыми креслами разработки фирмы Конвэр. Однако в результате серьезных травм экипажа в ряде происшествий, в феврале 1958 г. для повышения его защиты было решено применить спасательную капсулу, которой были переоборудованы все В-58А, начиная с 1962 г. (ТВ-58А до конца своей эксплуатации остались с катапультируемыми креслами). Спасательная капсула разработки фирмы Стенли герметизирована, снабжена двумя ракетными двигателями, амортизаторами, кислородной системой и двумя надувными баллонами (для посадки на воду), имеет массу 297,5 кг (при катапультировании с летчиком массой 73,5 кг). Она обеспечивает безопасное покидание самолета в диапазоне от скорости 185 км/ч на земле до максимальной скорости на большой высоте. Катапультирование происходит с предварительным сбросом фонаря, установившаяся скорость снижения капсулы 7,6 м/с.

Носовая РЛС самолета В-58А

Индивидуальные кабины тандемного расположения с отдельными фонарями, откидывающимися вверх-назад – одна из отличительных особенностей В-58. Такая схема является развитием тандемных кабин ранее созданного трехместного бомбардировщика Боинг В-47 (с общим фонарем летчиков) и не нашла широкого использования в авиации. Аналогичная компоновка применена впоследствии на российском трехместном бомбардировщике Ту-22, который можно считать своего рода «ответом» на создание В-58, и двухместном дальнем перехватчике МиГ-31. В то же время на американском двухместном перехватчике F-14 установлены тандемные кабины с общим фонарем, а на четырехместном российском бомбардировщике Ту-22М кресла в кабинах расположены по два рядом. Недостаток тандемных кабин на В-58 состоял в том, что они исключали непосредственный визуальный и физический контакт между членами экипажа в полете (лаз между кабинами летчика и штурмана мог использоваться только на земле при техобслуживании). Связь между членами экипажа осуществлялась только с помощью СПУ, что требовало высокой координации их действий, особенно при появлении неисправностей и в скоростном полете. Кабины штурмана-бомбардира и ООС имели лишь по небольшому окну размерами 10x15 см с каждого борта, но, по свидетельству экипажей, клаустрофобии не возникало, так как «смотреть по сторонам было некогда». Рабочее пространство в кабинах экипажа было ограниченным, особенно после установки спасательных капсул: по словам одного из американских летчиков, если на самолете В-47 члены экипажа могли встать или вытянуть ноги, бомбардировщик В-52 Т8.КЖ6 обеспечивал некоторую свободу перемещения экипажа и его кратковременного отдыха, то на В-58 такой свободы движений не было, каждый член экипажа имел свой четкий круг обязанностей и на отдых в полете рассчитывать практически не мог.

На учебно-тренировочном ТВ-58А сиденье летчика-инструктора, занимавшего вторую кабину, смещено вправо для улучшения обзора на взлете и посадке. С этой же целью перегородка, отделяющая вторую кабину от первой, выполнена прозрачной, установлены дополнительные окна. Кабина инструктора оснащена полным комплектом органов управления.

На земле носовая часть фюзеляжа опущена так, что его ось составляет с горизонтом угол (-1,5°). Это сделано для улучшения взлета самолета при боковом ветре (подъемная сила крыла до отрыва носовой стойки от ВПП остается близка к нулевой, что позволяет избежать большого момента крена, характерного в этих условиях для треугольного крыла).

В обтекателе в нижней хвостовой части фюзеляжа размещен тормозной парашют с диаметром купола 8,5 м, выпускаемый при скорости не выше 340 км/ч. При проектировании самолета его предусматривалось применять только при прерванном взлете, но фактически он использовался и при посадке. Тормозные щитки отсутствуют и торможение в воздухе осуществляется выпуском шасси.

Невысокие ВПХ – традиционный недостаток схемы «бесхвостка». Коэффициент подъемной силы В-58 достигает максимального значения около 1,3 при угле атаки 35° и остается почти постоянным при дальнейшем увеличении угла атаки. Однако из условия некасания хвостовой частью фюзеляжа поверхности ВПП при взлете и посадке угол атаки ограничен величиной 17°, что (в сочетании с отсутствием механизации крыла, неэффективной на «бесхвостках») не позволяет получить коэффициент подъемной

В-58 в полете с подвесным контейнером МВ-1 силы более 0,65. Причем в полете из соображений безопасности угол атаки также ограничен 17°.

Модель В-58 с баллистической ракетой по одному из проектов 1960-х годов

Вертикальное оперение с одно- секционным рулем направления. Стреловидность киля 52° по передней кромке, его площадь 14,86 м2 , высота 4,42 м, корневая хорда 5,08 м. Его обшивка выполнена с применением слоистых панелей с алюминиевыми листами и сотовым заполнителем, законцовка из стеклопластика. Руль направления с сотовым алюминиевым заполнителем на всю толщину.

Шасси трехопорное, имеет стойки большой высоты, что вызвано размещением двигательных гондол под консолями крыла и контейнера под фюзеляжем. Высокое шасси обеспечивает тйкж6 большие углы атаки на взлете и посадке, необходимые для самолета схемы «бесхвостка». Основные опоры убираются вперед в корневую часть крыла с поворотом тележек на 90°. Из условия размещения основных опор в тонком крыле они снабжены двухосными восьмиколесными тележками с колесами малых размеров (559x196-305 мм). Несмотря на это, все-же потребовались дополнительные обтекатели ниш шасси, увеличивающие толщину крыла. На основных стойках установлены радиоотражающие панели для обеспечения посадки с использованием инструментальной системы ILS. Передняя опора – со спаренными колесами (таких же размеров), с электродистанционным управлением на земле в пределах 50° вправо и влево; она убирается, складываясь назад в нишу под кабиной летчика. Максимальная скорость уборки и выпуска шасси 563км/ч, минимальный радиус разворота самолета на земле 15,2 м. База шасси 12,4 м, колея 4,06 м.

На всех колесах применены бескамерные шины, рассчитанные минимум на 10 взлетов и посадок и имеющие предельную эксплуатационную скорость движения по земле 402 км/ч. Из-за высоких взлетной и посадочной скоростей самолета, а также высокой скорости вращения колес (из-за небольшого диаметра) на протяжении всего времени эксплуатации В-58 проблемой были постоянные разрывы пневматиков и перегревы дисковых тормозов. Шины имели небольшой запас прочности и при отказе одной из них в некоторых случаях рвались и другие (наступала «цепная реакция»). Для борьбы с этим после посадки использовались специальные аэродромные охлаждающие вентиляторы. Однако часто разрывы происходили на взлете и начальном наборе высоты (в одном из таких случаев при прерывании взлета произошла катастрофа с потерей самолета и гибелью двух членов экипажа). Поэтому с середины 1961 г. между каждой парой основных колес был установлен прочный аварийный диск-колесо из алюминиевого сплава, который воспринимал нагрузку при разрыве пневматиков. Чтобы предотвратить возможные пожары, для зарядки пневматиков применялся азот, давление которого достигало 1,65… 1,83 МПа (16,9…18,6 кгс/см 2 ).

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА.

Как отмечалось во введении, к размещению четырех двигателей на отдельных пилонах под крылом фирма Конвэр пришла не сразу. Такая компоновка была выбрана в соответствии с правилом площадей. Вектор тяги двигателей проходит ниже ЦМ самолета и двигатели создают момент на кабрирование, облегчающий отрыв самолета от ВПП на взлете.

Первые восемь самолетов В-58 (опытный и семь предсерийных) снабжены опытными двигателями Дженерал Электрик YJ79-GE-1 (форсированная / нефорсированная тяга 64,5/43,6 кН, 6580/4450 кгс, масса 1430 кг). На строевых В-58А и ТВ-58А установлены более мощные и надежные J79-GE-5A или -5В, имеющие одинаковые тяговые характеристики (двигателями J79-5 были переоснащены и первые восемь самолетов).

Двигатель J79, как и многое другое на В-58, – новаторский. Для своего времени это была одна из самых совершенных и мощных конструкций в мире. Впервые в одной силовой установке объединены такие нововведения, как ВНА и направляющие аппараты ступеней (первых шести) компрессора с поворотными лопатками, форсажная камера с регулируемой степенью форсирования и сверхзвуковое регулируемое сопло эжекторного типа. В силу удачной и надежной конструкции J79 нашел применение и на известных американских сверхзвуковых истребителях Макдоннелл-Дуглас F-4 «Фантом» и Локхид F-104 «Старфайтер». Перспективные параметры рабочего процесса, заложенные при проектировании, и постоянная модернизация сделали его массовым, общее число построенных двигателей J79 достигло почти 17000.

С использованием истребителя Макдоннелл-Дуглас F-15, показанного здесь в варианте обычного перехватчика, предпринималась попытка создать противоспутниковый комплекс

J79 – одновальный ТРДФ, имеющий 17-ступенчатый осевой компрессор, трехступенчатую турбину и трубчато-кольцевую камеру сгорания с 10 жаровыми трубами. Вариант J79-GE-5В имеет длину 5,14 м, диаметр 0,97 м, сухую массу 1650 кг, степень повышения давления 12,2, расход воздуха 74 кг/с. Запуск двигателей осуществляется с помощью наземного воздушного стартера. Воздухозаборники двухскачковые с автоматически регулируемым центральным конусом (с углом раствора 50°). Масса системы регулирования составляет 8,25 кг на один двигатель. Максимальная продолжительность непрерывной работы форсажной камеры (а, следовательно, и сверхзвукового полета) составляет 2 ч, в реальной эксплуатации из-за большого расхода топлива форсаж не включался более чем на 45 м.

Топливо (JP-4) содержится в четырех баках-отсеках, занимающих большую часть объемов крыла и фюзеляжа от передней кромки крыла до киля. Передний бак располагается в передней части крыла и фюзеляже, задний – в задней части крыла и фюзеляже, резервный бак – в фюзеляже над передним баком, а балансировочный – в хвостовой части фюзеляжа. Топливо размещается также в отсеках подфюзеляжного контейнера, который помимо боевой нагрузки вмещает более четверти всего запаса топлива.

Самолет оборудован системой дозаправки топливом в полете (от самолета КС-135) с помощью заправочной штанги: приемный штуцер располагается в носовой части фюзеляжа перед кабиной летчика. Среди летчиков В-58 пользовался репутацией самолета, сравнительно легко управляемого при дозаправке в воздухе.

В дозвуковом крейсерском полете нормальный запас статической продольной устойчивости составляет около 3% САХ, т.е. самолет совершает полет вблизи нейтральной точки, что позволяет уменьшить балансировочное сопротивление (в ходе испытаний выполнялись полеты и на режимах неустойчивости по тангажу). При переходе к сверхзвуковому полету запас продольной статической устойчивости возрастает еще примерно на 5%. Для снижения сверхзвуковой статической устойчивости (а, следовательно, уменьшения балансировочного сопротивления и повышения дальности полета) используется система управления центровкой с помощью перекачки топлива в балансировочный бак. При этом в полете сохраняется предельная задняя центровка, как и на земле, при полной заправке топливом (запас продольной устойчивости в сверхзвуковом полете все же выше, чем на дозвуке). Система перекачки топлива обычно работает автоматически, но может управляться и вручную летчиком.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Сверхзвуковая скорость полета обусловила применение бустерной системы управления самолетом (например, шарнирный момент элевона при максимальной скорости отклонения 20°/с может достигать 16500 кгм), которая выполнена по необратимой схеме, дублированной. Самолет имеет всего три поверхности управления: односекционные элевоны, занимающие заднюю кромку крыла между фюзеляжем и соплами наружных двигателей, и руль направления. Общая площадь элевонов составляет 16,52 м 2 (11,5% площади крыла), размах каждого элевона 4,6 м, корневая хорда около 2,1 м, углы отклонения элевонов 10° вниз и 23° вверх. Площадь руля направления 3,72 м 2 . Вместо штурвала, традиционного на тяжелых самолетах, применена обычная ручка управления (из дальних бомбардировщиков она была впервые использована на английском «Вулкане»). В продольном канале применен линейный пружинный загрузочный механизм.

Система управления полетом имеет три режима: взлетно-посадочный, ручной полетный и автоматический полетный. Автопилот обеспечивает автоматическое выдерживание заданных числа М, высоты полета и курса (в том числе по данным наземных маяков), допускает совмещенное ручное управление самолетом. Во всех трех каналах установлены демпферы, имеется система продольной балансировки самолета с автоматами балансировки и ограничения перегрузки. При взлете и посадке система продольной балансировки выключена (в результате летчик может отклонять элевоны по тангажу на полный ход) и включается летчиком после уборки шасси. Установлен автомат перекрестной связи между отклонением элевонов (по крену) и руля направления.

Неправильная регулировка автомата перекрестной связи послужила причиной известной катастрофы опытного самолета, происшедшей 7 ноября 1959 г. Во время этого полета летчик должен был оценить поведение В-58 в случае отказа одного внешнего двигателя при числе М=2 на большой высоте. При запланированном выключении летчиком крайнего правого двигателя самолет развернулся носом вправо на 4…5° и стал вправо крениться. Летчик переместил ручку влево для парирования крена, одновременно автомат перекрестной связи отклонил вправо руль направления (в отличие от большинства других самолетов у В-58 при перемещении ручки по крену скольжение развивается на полукрыло с опущенным элероном). Из-за большей, чем предполагалось, эффективности руля направления на этом режиме отклонение носа самолета вправо стало расти и по достижении угла скольжения около 13° фюзеляж разрушился в зоне кабины. Экипаж погиб. После этой катастрофы были изменены передаточные числа автомата перекрестной связи: при числе М до 1,7 на каждый 1° отклонения элерона вместо 2° стал приходиться 1° отклонения руля направления, при более высокой скорости руль направления вообще не отклонялся при управлении креном.

Пневматическая система с давлением 17-21 МПа (175-210 кгс/см2 ) обеспечивает аварийный выпуск шасси и аварийное торможение.

Система электроснабжения включает сеть переменного тока (115/200 В, 400 Гц) с тремя генераторами (40 кВ А), приводимыми от двигателей, и восемь трансформаторов-выпрямителей, питающих сеть постоянного тока (250 В, 150 В и 28 В) и переменного тока низкого напряжения (28 В). Используется одна шина обслуживания потребителей электроэнергии. Такой подход принят в целях снижения массы системы и занимаемого объема, однако приводит к повышенному риску: отказ на одном участке сети может привести к множественным отказам на других.

Охлаждение мощного бортового комплекса аппаратуры, насчитывающего «рекордное» число тепловыделяющих элементов (более 5000 электронных ламп и транзисторов), обеспечивается системой кондиционирования фирмы Гамильтон Стандарт, воздух в которую отбирается от компрессоров внутренних двигателей. Система кондиционирования обслуживает также кабины экипажа и подвесной контейнер, охлаждает отсеки шасси, предотвращает запотевание лобового стекла и защищает его от дождя, обеспечивает наддув топливных баков.

Используется световая сигнализация неисправностей, возникающих в полете. В середине 1960-х годов она была дополнена речевой (женским голосом) системой сигнализации о 20 аварийных ситуациях.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. На самолете установлена навигационно-бомбардировочная система Сперри AN/ASQ-42, считающаяся крупнейшим для своего времени достижением в развитии автоматического оборудования. Одно из основных требований к ней состояло в повышении точности навигации и бомбометания в связи с большой скоростью самолета и сбросом бомбы на расстоянии в три раза большем, чем с самолетов В-47 и В-52. Необходимая точность достигнута использованием автономной инерциальной и астронавигационной (с блоком астросопровождения KS-39, дает точную информацию по курсу) подсистем в сочетании с ДИСС AN/APN113, радиовысотомером и аналоговой ЭВМ массой 545 кг. Обеспечена навигация в полярных районах. Радиолокационная прицельная подсистема включает поисковую доплеровскую РЛС фирмы Рейтеон в носовой части фюзеляжа (рабочий диапазон Ки – 12,4… 18,0 ГГц), которая может использоваться и для навигации (коррекция текущих координат). Обеспечены девять режимов бомбометания, основной из которых – с использованием заранее заданной вынесенной точки прицеливания. Установлены также аппаратура AN/ARN-69 радионавигационной системы TACAN, навигационные приемники AN/ARN-50 систем VOR, ILS.

В состав связного оборудования фирмы Магнавокс входят КВ радиостанция AN/ARC-58, командные УКВ радиостанции AN/ARC-57 и AN/ARC-34, аварийная радиостанция AN/ARC-74, аппаратура опознавания государственной принадлежности AN/APX-47. Установлены радиолокационный маяк для встречи в воздухе AN/APN-135, радиолокационный маяк-ответчик AN/APN136.

Используются следующие средства РЭП: станция AN/ALR-12 для предупреждения о радиолокационном облучении (диапазон принимаемых частот 1,0…12,50 ГГц, четыре антенны для кругового обзора), обеспечивающая экипажу световую и звуковую сигнализацию и автоматически управляющая выбросом дипольных отражателей с помощью устройства AN/ALE-16 (10 упаковок расположены в верхних крыльевых обтекателях ниш основных стоек шасси); станция разведки и помех AN/ALQ-15; аппаратура AN/ALE-20 противодействия УР с ИК системами наведения.

В 1953 г., когда Конвэр получила контракт на создание В-58, предполагалось, что помимо контейнеров МА-1 и МВ-1, оснащенных оружием, самолет сможет нести два разведывательных контейнера: МС-1 для фоторазведки с малых и больших высот (в контейнере предполагалась установка до семи различных АФА общей массой около 450 кг и топлива) и MD-1 для электронной разведки. Разведывательные системы МС-1 и MD-1 были отменены в 1958 г. после израсходования 40 млн долл. из-за бюджетных ограничений и вследствие успешного выполнения задач высотной разведки самолетом Локхид U-2 (создан в 1955 г.), а электронной разведки – самолетами ERB-47H и других типов. Однако ВВС США не имели специализированных аппаратов для маловысотной скоростной разведки и в начале 1960-х годов ряд контейнеров MB-1С был модифицирован в вариант LA-1 с установкой (вместо БЧ) панорамного АФА Фэрчайлд КА-56А высокого разрешения для съемки с малых высот (150 м) на большой скорости. В декабре 1963г. возможность оснащения такими контейнерами получили 45 самолетов В-58, которые не часто использовались в роли разведчика, а лишь в особых ситуациях. Во введении описан также ряд экспериментальных разведывательных программ на базе самолета В-58.

Схемы контейнеров МВ-1 и LA-1

Схема двухкомпонентного контейнера TCP

Приборные доски летчика и оператора оборонительной системы с обычными электромеханическими индикаторами, в кабине штурмана-бомбардира установлен радиолокационный индикатор на ЭЛТ с круглым экраном.

На ТВ-58А почти все целевое оборудование и автопилот сняты.

ВООРУЖЕНИЕ. В-58 предназначался для доставки ядерного оружия с большой высоты. Он не имеет внутреннего отсека вооружения и несет наступательное оружие на подвеске. Эволюция программы привела к тому, что в конце 1953 г. предполагалось использование боевых подвесных систем двух типов: так называемых баков-контейнеров МА-1 и МВ-1, каждый из которых содержал одновременно ядерную БЧ и топливо для двигателей самолета-носителя. В конфигурации разведчика самолет вместо боевых МА-1 и МВ-2 должен был нести баки-контейнеры МС-1 и MD1 с разведывательной аппаратурой. Однако намеченные планы не были полностью реализованы ни в отношении разведывательных контейнеров, о чем говорилось в разделе по целевому оборудованию, ни в отношении боевых подвесок.

Наиболее сложным в техническом отношении оказался так называемый бак – «управляемый бомбовый контейнер» МА-1С, представляющий собой крылатую ракету схемы «утка» массой 12295 кг, с расчетной дальностью пуска около 260 км и высотой полета после пуска до 32900 м. Она снабжена ЖРД Белл LR81-BA-1 (тяга 66,7 кН, 6800 кгс), инерциальной системой наведения, складывающимся нижним хвостовым вертикальным стабилизатором, выдвижным верхним хвостовым вертикальным стабилизатором и передним горизонтальным рулем. Ракета несет ядерную БЧ и запас топлива для двигателей самолета. Высота пуска составляет 10700…18300 м. После пуска ракета набирает высоту под углом 20°, затем планирует с углом 7° и пикирует на цель под углом 70°. МА-1С исследовалась, начиная с 1953 г. и была отменена в мае 1957 г. после израсходования на нее 66 млн долл.

Заметим, что аналогичная судьба постигла созданную в это же время более простую (без топливных баков для носителя и с радиокомандным или программным наведением) крылатую ракету Белл GAM-63 «Раскл», предназначавшуюся для средних бомбардировщиков В-47, но предлагавшуюся и для В-58. Первая американская массовая КР Норт Америкен AGM-28 (GAM-77) «Хаунд Дог», созданная в 1959 г. и долгое время состоявшая на вооружении В-52, также была предложена для В-58, наряду с более поздними проектами баллистических ракет фирм Мартин, Белл и Дуглас (например, Дуглас AGM-48 «Скайболт»), Все эти предложения всерьез не принимались из-за существенного уменьшения, в случае применения ракет, скорости (до дозвуковой) и дальности В-58, нуждавшегося в подвесном баке вследствие малого внутреннего запаса топлива. Проекты модернизированных самолетов В-58В и В-58С, которые должны были сочетать ракетное оружие с высокой дальностью, также не получили, как отмечалось выше, поддержки.

Единственная серьезная попытка использовать на В-58 баллистическую УР была связана с проектом создания на его основе первого противоспутникового комплекса – т.е. с задачей, которая не требовала большой дальности полета. Этот проект явился следствием запуска в СССР в 1957 г. первого ИСЗ, имевшего широкий резонанс во всем мире. Потенциальное военное значение спутников было очевидно, и уже в 1958-1959 гг. в США по программе «Хай Вирго» проработали противоспутниковый комплекс, включающий носитель В-58 и баллистическую ракету фирмы Локхид. Было выполнено четыре экспериментальных пуска противоспутниковых ракет, из которых два оказались полностью неудачными, и дальнейшие работы прекратились. В 1980-х годах, как известно, предпринималась аналогичная попытка с использованием истребителя F-15 и ракеты ASAT – она тоже не имела успеха.

В-58А с двухкомпонентным контейнером и четырьмя пилонами для термоядерных бомб Мк.43

Таким образом, управляемые ракеты на В-58 не «прижились», и бомбардировщик оснащался только свободнопадающим наступательным оружием. Первым на вооружение поступил так называемый «однокомпонентный» бак- контейнер MB-1С, испытания по сбросу которого с носителя В-58 состоялись в 1957 г. МВ-1С представляет собой оперенное осесимметричное тело длиной 17,4 м и диаметром около 1,5 м, крестообразный хвостовой стабилизатор придает контейнеру некоторое вращение в падении. Контейнер имеет два топливных отсека, между которыми располагается термоядерная БЧ W39Y1-1 регулируемой мощности. Масса пустого контейнера без БЧ – около 1135 кг, с БЧ – 3880 кг; масса контейнера, полностью заправленного топливом и снаряженного БЧ, 16370 кг.

Контейнер МВ-1 оставался на вооружении до вывода В-58 из состава ВВС США, однако он имел ряд недостатков, которые ограничили его использование, в основном, первыми годами эксплуатации серийных самолетов. На нем не удалось решить до конца проблему протечки топлива в отсек боевой нагрузки, в результате чего было повреждено несколько БЧ. При установке ядерных бомб Мк43 на подкрыльных пилонах, о чем сказано ниже, возникали трудности из-за того, что зазор между бомбами и оперением контейнера МВ-1 был сравнительно небольшим. Но главное – после выработки топлива контейнер, на три четверти пустой, был «балластом» для самолета, создавая вредное аэродинамическое сопротивление и представляя собой лишний груз, «съедающий» дальность полета.

Вынужденной, но эффективной мерой стало дальнейшее усложнение подвески за счет применения двухкомпонентного контейнера TCP (TwoComponent Pod), имеющего большой отдельный топливный бак BLU 2/В-2, сверху которого, в предусмотренной нише, конформно размещается меньший по размерам компонент BLU 2/В-1, содержащий ядерную бомбу W53 и снабженный трехкилевым хвостовым оперением (нижний киль убирающийся). Помимо БЧ в верхнем компоненте имеются два небольших топливных отсека. Топливный бак BLU 2/В-2, имеющий один вертикальный стабилизатор, может быть сброшен после выработки топлива в обоих компонентах, что облегчает самолет и уменьшает его лобовое сопротивление на маршруте полета к цели.

Верхний компонент сбрасывается при атаке и в свою очередь разделяется пополам в непосредственной близости от цели, так что цель поражается только носовой частью с БЧ.

Длина верхнего компонента 10,7 м, максимальный диаметр 1,07 м, масса с полным запасом топлива и бомбой Мк53 – 5430 кг, масса пустого компонента с бомбой Мк53 – примерно 3495 кг. Длина нижнего компонента 16,5 м, максимальный диаметр 1,5 м, полностью снаряженная масса 11800 кг, масса пустого компонента 860 кг. Из приведенных цифр видно, что контейнер TCP при несколько меньшей БЧ имеет, по сравнению с МВ-1, на 860 кг большую общую массу, однако запас топлива в нем меньше (за счет дополнительной массы агрегатов), что несколько снижает выигрыш в дальности полета.

Решение о разработке TCP было принято в феврале 1958 г., а испытания проведены в 1960- 1961 гг. После принятия TCP на вооружение ему отдавалось предпочтение (по сравнению с контейнером MB-1С) на В-58А. В то же время ТВ-58А редко нес контейнер TCP и совершал полеты, в основном, с обычным контейнером МВ-1 или только с верхним компонентом контейнера TCP.

Контейнеры обоих типов можно сбрасывать при любой скорости полета и на любой высоте при условии, что топливо из них, в основном, израсходовано. Отделение частей контейнера от самолета происходит под действием силы тяжести и аэродинамических сил. Из условия балансировки полностью заправленного топливом самолета контейнер имеет насколько возможно переднее расположение, создавая большой пикирующий момент. Сбрасывание полностью заправленного топливом контейнера запрещено, поскольку смещение ЦМ назад в этом случае приводит к статической неустойчивости самолета по тангажу. Кроме того, нарушаются и баллистические характеристики контейнера. Переднее расположение контейнера ухудшает путевую устойчивость самолета, что учитывалось при проектировании вертикального оперения.

Модель варианта В-58, предложенного для ВВС Австралии

Подвеска термоядерных бомб Мк43 на В-58

Контейнерная боевая нагрузка давала бомбардировщику возможность нанести ядерный удар только по одной цели. Для увеличения числа поражаемых целей все поступившие на вооружение самолеты в 1962-1964 гг. были модифицированы с установкой четырех пилонов под корневой частью крыла (между фюзеляжем и отсеками основных стоек шасси): по два тандема с каждого борта. На каждом пилоне могла подвешиваться одна термоядерная бомба Мк43 (меньшего калибра, чем в контейнере). Масса бомбы около 955 кг, длина 3,7 м, максимальный диаметр 0,46 м, мощность заряда до 0,9 Мт. Таким образом, всего В-58 мог нести до пяти ядерных бомб, в такой конфигурации он обычно и находился на боевом дежурстве. В то же время подвеска четырех бомб на пилонах значительно увеличивала лобовое сопротивление самолета (несмотря на установку вихрегенераторов в зоне между пилонами и фюзеляжем) и заметно (на 10%) уменьшала и так невысокую дальность самолета.

Фирма Конвэр несколько раз выступала с инициативой расширить возможности самолета В-58 за счет оснащения его и неядерным оружием. Выше говорилось, что в 1958 г. для ВВС США изучался вариант В-58В со способностью доставки неядерного оружия. В 1959-1960 гг. предпринималась попытка продать самолеты В-58 в упрощенном варианте ВВС Австралии. Этот вариант должен был нести неядерные бомбы на пилонах под центропланом. Однако лишь в апреле 1967 г. (в связи с переходом США к военно- политической стратегии «гибкого реагирования») была выполнена практическая оценка применимости В-58 в тактических операциях. Несколько самолетов модифицировали для подвески на пилонах обычных бомб вместо ядерных Мк43. Бомбы калибром до 1360 кг располагались на многозамковых держателях MER или тройных держателях TER. В испытаниях В-58 использовались в качестве ведущих самолетов для наведения истребителей-бомбардировщиков Рипаблик F-105D и Макдоннелл-Дуглас F-4C/D, а. также, в случае необходимости, и в качестве самостоятельных ударных машин. Ожидалось, что высокоэффективная навигационно-бомбардировочная система самолета В-58 позволит улучшить точность группового бомбометания. Почти все полеты производились на малой высоте при скорости до 1110 км/ч. Было выполнено около 75 вылетов, бомбометание с В-58 производилось почти исключительно визуально – система AN/ASQ-42 использовалась редко.

Испытания не имели продолжения, поскольку точность группового бомбометания повысилась ненамного (при сохранении таких недостатков полета в строю, как трудность поддержания визуального контакта между самолетами в сложных погодных условиях и увеличение уязвимости от огня ПВО), а выживаемость В-58 в маловысотном полете при активном противодействии ПВО противника была поставлена под сомнение (в одном из полетов В-58 был поврежден осколками разорвавшейся бомбы).

Компоновка стрелковой установки на В-58

Одно время планировалось оснащение В-58 химическим оружием. Разработка контейнера CW с БЧ такого типа была все же прекращена.

Оборона В-58А от нападения с передней полусферы не рассматривалась и было решено ограничиться оборонительным вооружением в задней полусфере. В 1953- 1954 гг. изучалось использование УР А-3 «Насти» с обратным стартом и поворотом на угол до 90° после пуска. Эта ракета исследовалась фирмой Норт Америкен в рамках проекта бомбардировщика МХ-1601. После отмены программы МХ-1601 было решено ограничиться на В-58А кормовой артиллерийской установкой (на ТВ-58А она не использовалась). Вначале предпочтение отдавалось пушке калибра 30 мм, затем для уменьшения массы и занимаемого объема выбрали установку с 20-мм пушкой Дженерал Электрик М61 «Вулкан» (Т-171ЕЗ), турель и систему управления огнем MD-7 для которой разработала фирма Эмерсон. В состав системы MD-7 входят РЛС диапазона Ки (сектор поиска ±50° по азимуту, +42…-48° по возвышению; дальность действия 230…6900 м), установленная в обтекателе в корневой части киля, и аналоговый вычислитель. Турельная пушечная установка (полная масса 840 кг с боекомплектом из 1200 патронов) имеет дистанционное управление, обеспечивает зону обстрела с углом конусности 60° и поражение целей на дальности до 1400 м. Это первая установка, обеспечивающая стрельбу назад при сверхзвуковой скорости носителя, т.е. в условиях, когда выпущенный снаряд движется в обратном направлении относительно окружающего воздуха (поскольку начальная скорость снаряда меньше скорости самолета).

ХАРАКТЕРИСТИКИ В-58А

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 17,32 м; длина самолета 29,51 м; высота самолета 9,12 м; площадь крыла 143,31 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРДФ Дженерал Электрик J79-GE-5B (максимальная форсированная/максимальная бесфорсажная тяга 4x69,4/4x44,5 кН, 4x7080/4x4540 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная полетная (после дозаправки в воздухе) масса 80235 (ТВ-58А – 71700); максимальная рулежная масса 74400 (ТВ-58А – 66700); взлетная масса: максимальная 73900, нормальная около 68000; боевая масса 45400; нормальная посадочная масса 28600; масса пустого снаряженного самолета: без контейнера 26270, с контейнером МВ-1С 30150; масса пустого самолета: без контейнера 25200 (ТВ-58А – 23770), с контейнером МВ-1С 29080; масса конструкции 12235; эксплуатационная боевая нагрузка: 3880 (контейнер МВ-1С с БЧ) или 3495 (верхняя часть контейнера TCP с БЧ) или 7690 (МВ-1С плюс четыре бомбы МЫЗ) или 7305 (TCP плюс четыре бомбы Мк43); полный запас топлива: с контейнером MB или LA – 44814 (57535 л), с контейнером TCP – 43967 (56448 л), в том числе во внутренних баках 32512 (41742 л), в контейнере MB или LA 12302 (15793 л), в контейнере TCP 11455 (14705 л).

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Непревышаемое число М=2,2 (приборная скорость 1223 км/ч); максимальная скорость: на высоте более 12190 м – 2126 км/ч (М=2), у земли более 1110 км/ч; нормальная крейсерская скорость более 973 км/ч (М=0,92); взлетная скорость около 400 км/ч; скорость захода на посадку 380-390 км/ч; время набора высоты 9150 м – 11,2 мин; практический потолок 19300 м; динамический потолок 25900 м; нормальная крейсерская высота 11700 м; высота полета в зоне цели 17050 м; нормальная дальность полета с боевой нагрузкой: на высоте 11000 м – 5000 км, у земли 2500 км; практическая дозвуковая дальность: без дозаправки в воздухе 7160 км, с одной дозаправкой 11910 км; длина разбега при взлетной массе 72600 кг – 2390 м; длина пробега: с тормозным парашютом при нормальной посадочной массе 800 м, без тормозного парашюта 2440…2750 м; максимальная допустимая скорость бокового ветра на взлете и посадке до 21 м/с (в зависимости от массы самолета).

США. ЛОКХИД-МАРТИН. F-117А «НАЙТХОК». Малозаметный тактический ударный самолет

F-117 – первый в мире специализированный малозаметный боевой самолет

Создание «невидимок» – одно из наиболее перспективных направлений развития военной авиации. Применение средств и методов уменьшения заметности, известных за рубежом под обобщающим названием «техника «стелс» (от stealth – скрытность), предусматривается практически во всех новых программах боевых самолетов. Естественно, степень использования техники «стелс» зависит от целевого назначения машины. Например, для истребителя главным остается требование победы в воздушном бою. Следовательно, конфигурацию истребителя определяет, прежде всего, высокая горизонтальная и вертикальная маневренность, снижение заметности занимает подчиненное положение. Для ударных же самолетов и разведчиков малая за- метность играет зачастую решающую роль и здесь масштабы реализации техники «стелс» могут быть значительно выше. Примером служит F-117 – первый в мире самолет, концепция боевого использования которого полностью основана на возможностях техники «стелс».

F-117, несмотря на свое «истребительное» обозначение (F от fighter – истребитель), которое было принято при его разработке, представляет собой специализированный тактический ударный самолет, предназначенный прежде всего для ночных высокоточных атак особо важных хорошо защищенных целей в ходе автономных одиночных вылетов. Он может также использоваться для тактической радиоэлектронной разведки районов, прикрытых средствами ПВО противника. Таким образом, по выполняемым задачам F-117 ближе всего к классическому истребителю- бомбардировщику или штурмовику. Однако по средствам решения задач F-117 радикально отличается от самолетов предыдущих поколений. Во-первых, обычное ракетно-бомбовое вооружение (большой массы) уступило на нем место высокоточному оружию. Во-вторых, выживаемость в зоне действия ПВО обеспечивается не столько бронированием и другими средствами повышения боевой живучести, сколько скрытностью полета, предотвращающей преждевременное обнаружение самолета.

F-117, впервые взлетевший в 1981 г., долгое время держался в тайне, поскольку на нем впервые применена новая малоотражающая форма и его основной секрет – внешние обводы. Сведения о самолете все же просачивались в печать, ему приписывались различные ошибочные обозначения (например, F-19), строились догадки о его облике. Поэтому громкой сенсацией стала состоявшаяся 10 ноября 1988 г. пресс-конференция, на которой было впервые официально объявлено о существовании этого самолета и распространена его единственная ретушированная фотография. Прошло еще полтора года, во время которых F-117 успел получить боевое крещение, прежде чем 21 апреля 1990 г. состоялась первая публичная демонстрация самолета.

Налет сенсационности не сразу позволил осознать тот факт, что F-117 родился отнюдь не на пустом месте и явился кульминацией длительных предшествующих исследований, хотя и отличается «революционными» новинками (многогранная форма корпуса и плоские сопла двигателей). Выяснилось также, что он занимает промежуточное положение – своеобразная форма корпуса не оптимальна, она была обусловлена техническими возможностями в момент проектирования самолета и на малозаметных самолетах следующих поколений (стратегическом бомбардировщике Нортроп В-2, истребителе Локхид F-22) не находит столь выраженного применения. Для оценки роли F-117 в исторической перспективе остановимся подробнее на малоизвестных предшествующих работах по снижению заметности самолетов.

Схема самолета F-117

F-117 в полете

Скрытность и внезапность действий давно уже стали основой успеха боевых операций и проблема уменьшения заметности (или контрастности, как говорили у нас раньше) самолетов возникла сразу же с началом военного применения авиации. Обнаружение самолетов возможно разными способами и, прежде всего, по электромагнитному излучению (собственному или отраженному в радиолокационном, ПК и видимом диапазонах) и издаваемому шуму. На первых порах наибольший интерес вызывало снижение визуальной контрастности, поскольку основным средством обнаружения было зрительное наблюдение невооруженным глазом и с помощью оптических приборов.

В мае 1912 г. П.фон Петроши (Petrocz von Petroczy, известен так- же работами по привязным вертолетам, в отечественной литературе по вертолетостроению именуется Петроцци), офицер летной школы в Винер Нойштадте (Австро-Венгрия), покрыл самолет Этрих «Таубе» обшивкой из прозрачного материала типа целлулоида под названием «эмаллит». Наземные наблюдатели отмечали, что во время летных испытаний самолет был практически невидим на высотах более 300 м, а на высоте 200 м можно было с трудом увидеть каркас машины и очертания двигателя, летчика и пассажиров. В результате точное прицеливание считалось почти невозможным. В середине 1913 г. на моноплане своей конструкции подобную попытку предпринял француз Моро (Moreau), а в конце этого же года на биплане «Фарман» – В.А.Лебедев (один из первых русских летчиков-спортсменов, организовавший впоследствии завод по выпуску самолетов «Лебедь»).

В годы первой мировой войны большие экспериментальные работы по самолетам с прозрачной обшивкой были выполнены в Германии (легкие самолеты «Таубе» А.Кнюбеля, Фоккер E.III, Альбатрос B.II, Ави- атик В.508/15, Румплер С.1, а также тяжелые по тому времени бомбардировщики Гота VGO.I и Линк-Гофман R.I 8/15). Некоторые из этих машин получили оценку в боевых действиях. Спустя два десятилетия, в 1935-1936 гг., на основе спортивного самолета АИР4 пытался построить невидимый самолет С.Г.Козлов, профессор Военно-воздушной академии им.Н.Е. Жуковского. Обшивка самолета была выполнена из родоида – органического стекла французского производства. Однако используемые материалы имели повышенную массу и невысокие эксплутационные свойства (плохая влагостойкость, быстрая потеря прозрачности и прочности).

Первая фотография самолета F-117, обнародованная 10 ноября 1988 г. на пресс-конференции

Опытный истребитель Локхид YF-22 не имеет столь выраженной многогранной формы фюзеляжа, как у F-117

Они не обладали высокой прочностью и не могли играть роль работающей обшивки, которая получила большое распространение. Кроме того, оставались заметными внутренние элементы и экипаж самолетов. Маскировочная окраска была более удобным и эффективным средством снижения визуальной заметности. Единственным достаточно широко используемым в наши дни конструктивным средством уменьшения визуальной контрастности, служит, пожалуй, лишь малобликующее остекление кабин вертолетов – плоские панели, ориентированные таким образом, чтобы не давать блики в направлении вероятного наблюдателя.

Сразу после первой мировой войны стали предприниматься попытки решить задачу обнаружения самолетов с помощью тепло- локации. Существование ИК лучей было обнаружено еще в 1800 г. британским астрономом У.Гершелем. Первое предложение по использованию теплового метода для обнаружения самолетов относится к 1918 г. Однако опыты в Колумбийском университете США не имели успеха, как и последующие американские попытки, выполненные в 1926 г. С конца 1920-х годов велись такие исследования и в Советском Союзе. В 1932- 1934 гг. ВЭИ создал экспериментальные теплообнаружители с автоматическим наведением на источник ИК излучения. Испытания, проводившиеся в разных условиях и по аппаратам различных типов, показали возможность обнаружения самолета по его тепловому излучению на дальности 10-12 км, но только ночью на фоне безоблачного неба. При поиске самолета в лунную ночь или в условиях облачности, теплообнаружитель сбивался на сопровождение Луны или облаков. При сплошной облачности обнаружение самолета, летящего в облаках или над облаками, оказывалось невозможным. В то же время теплоулавливатели оказались достаточно эффективным средством разведки и наблюдения надводной обстановки и в годы второй мировой войны теплообнаружение надводных кораблей противника широко использовалось на нашем флоте и в береговой обороне.

После второй мировой войны ИК-техника сделала гигантские шаги. С 1960-х годов получили распространение приборы ночного видения, с 1980-х годов – тепловизоры. Против самолетов и вертолетов используются зенитные ракеты и ракеты воздушного боя с ИК ГСН, в последние годы началось применение против воздушных целей оптикоэлектронных локаторов (одни из наиболее совершенных станций разработаны в НПО «Геофизика» и установлены на российских истребителях Су-27 и МиГ-29). До настоящего времени основным средством борьбы с оружием ИК наведения остаются ложные тепловые цели и ИК станции уводящих помех. Однако уже дают результаты исследования, проводимые с начала 1970-х годов, по снижению ИК излучения JIA за счет уменьшения видимых нагретых элементов двигателей, снижения температуры теплоизлучающих поверхностей, применения аэрозольных экранов. Созданы эффективные экранно-выхлопные устройства для вертолетных ГТД, самолетные двигатели с экранирующими и охлаждаемыми центральными телами в сопловом аппарате, аэро- золеобразующие устройства с экранирующим эффектом, двигатели с плоским соплом (F-117, В-2, F-22).

Ангары для самолетов F-117 на полигоне Тонопа

На МиГ-29 оптико-электронная станция расположена в носовой части перед фонарем кабины

Оптические средства обнаружения самолетов дают высокую точность определения угловых координат самолета, но работают только в условиях хорошей видимости, и имеют ограниченное поле зрения. Первые оптические приборы обладали и невысоким разрешением по дальности. На помощь оптическому пришел звуковой метод, который имел несколько более широкие возможности, позволяя обнаруживать самолет ночью и в плохих метеоусловиях. Мобильные звукоулавливатели впервые появились во время первой мировой войны и находились на вооружении ряда армий до конца 1950-х годов. В СССР они использовались с начала 1930-х годов в составе системы «Прожзвук», которой были вооружены прожекторные войска ПВО. В Англии в 1932-1934 гг. проводились также эксперименты с мощным береговым звуковым локатором, имеющим поле прослушивания 170° и состоящим из выполненного в виде дуги окружности акустического зеркала (высотой около Эми длиной примерно 90 м) и микрофонов, воспринимающих отраженные звуковые волны. Средняя дальность обнаружения самолетов достигала 28…32 км, максимальная (при идеальных метеоусловиях) – 48 км, точность измерения азимута – ±1,7°.

Велись исследования по уменьшению акустической заметности самолетов. Например, в июне 1932 г. в записке, адресованной начальнику Управления военных приборов Главного артиллерийского управления А.Г.Орлову, начальник штаба РККА М.Н.Тухачевский требовал «…подработать вопрос о глушении шума многомоторного самолета с учетом интерференции звуковых волн. Моторы можно настроить на такие тона, чтобы они взаимно друг друга глушили». В конце этого же месяца М.Н.Тухачевский издал директиву «О разработке вопросов глушения шума самолета при полете», в которой был утвержден состав комиссии из представителей наркомата обороны и видных ученых от ЦАГИ, МГУ, ВЭИ (Всесоюзный электротехнический институт) и других организаций.

Однако масштабных работ в этом направлении не проводилось, и в дальнейшем отмечались лишь эпизодические попытки снижения акустической заметности самолетов. Например, в годы второй мировой войны на некоторых вариантах самолета У-2 (ночном артиллерийском корректировщике У-2НАК и агитационном самолете У-2ГН «Голос неба») устанавливались глушители на выхлопных коллекторах двигателей. В 1968 г. во Вьетнаме по программе «Прайз Кру» (Prize Crew – призовой экипаж) прошли войсковые испытания два малошумных легких поршневых самолета воздушного наблюдения Локхид QT-2 (первый полет в июле 1967 г.), предназначенных для использования прежде всего ночью, в ходе противопартизанских действий. Утверждалось, что испытания прошли успешно. В ходе испытаний экспериментального «Q-Стар» (Q-Star), почти идентичного самолету QT-2, наземные наблюдатели отмечали, что его практически не было слышно при полете на высоте 240 м, а когда самолет летел на высоте 120 м, издаваемый им шум воспринимался на земле как «шелест листвы при легком ветре». Но разработанный через два года усовершенствованный малошумный самолет Y0-3A был построен небольшой серией (14 машин) и применялся во Вьетнаме лишь до мая 1972 г., после чего укомплектованное этими машинами подразделение было расформировано. QT-2 и YO-3A были созданы на основе планера Швайцер SGS 2-32 и имели цельнометаллическую конструкцию. Ма- лошумность достигалась установкой низкооборотных деревянных винтов и глушителей двигателей.

На Су-27 оптико-электронная станция скомпонована так же, как и на МиГ-29

Взлет F-117 на полигоне Тонопа

Отсутствие выраженного интереса к малой акустической заметности самолетов объясняется тем, что в системе ПВО звукоулавливатели большого распространения не получили (в отличие от артиллерии, где звукометрические станции применяются и в наше время для засечки орудий противника и корректирования огня своей артиллерии). Сравнительно невысокая скорость распространения звука и шумовые помехи приводят к большим ошибкам целеуказания, необходима «настройка» на двигатели опеределенных типов, дальность действия звукоулавливателей зависит от погоды и даже при благоприятных условиях слышимости она невелика (обычно до 20 км), что при высоких скоростях самолетов позволяет подать сигнал тревоги, но при этом почти не остается времени для организации обороны.

Один из малошумных самолетов Локхид YO-3A, применявшихся во Вьетнаме, использовался также более десятилетия в NASA для исследований шума

F-117 в тренировочном полете

Четыре F-117 в строю

Со времен второй мировой войны основным средством обнаружения самолетов стал радиолокатор, не имеющий себе равных до настоящего времени по дальности действия и всепогодности применения. Идея использования отражения радиоволн для обнаружения объектов была впервые изложена в 1904 г. в авторской заявке немецкого инженера Х.Хюльсмейера (Christian Ни Jsmeyei), по которой в 1905 г. был выдан патент на «Способ обнаружения металлических предметов по отраженным ими радиоволнам». Предложенное устройство содержало в себе основные функциональные элементы радиолокатора обнаружения. Хюльсмейер произвел и первые эксперименты с РЛС: 10 мая 1904 г. с помощью своего прибора он провел опыты по обнаружению барж, движущихся по Рейну. Согласно легенде, примитивный радиолокатор, названный «телемобилоскоп», испытывался на Северном море для обнаружения кораблей и был показан создателю германского военного флота адмиралу А.фон Тирпицу. Но предложения Хюльсмейера были на долгое время забыты – в тот период они не могли дать практических результатов из-за сравнительно низкого уровня развития радиотехники и отсутствия острой необходимости в такого рода аппаратуре.

К началу 1930-х годов положение сильно изменилось. Исследования и разработки в области радиотехники подготовили прочную научно-техническую базу радиолокации. Одновременно бурное развитие военной авиации резко повысило актуальность проблемы своевременного обнаружения самолетов, независимо от метеоусловий и времени суток. В результате возобновившихся работ радиолокация стала реальностью. Она возникла примерно в одно и то же время в различных странах – СССР, США, Англии, Германии, Франции, Японии. В СССР первые радиолокаторы дальнего обнаружения «Ревень» под обозначением РУС-1 и «Редут» под обозначением РУС-2 были приняты на вооружение соответственно в 1939 г. и 1940 г. В США первый радиолокатор обнаружения самолетов СХАМ был разработан и поступил на вооружение к началу 1941 г., в Англии – станция СН в начале 1937 г., в Германии – станция «Фрейя» в 1939 г. Поскольку работы по радиолокации велись с самого начала в военных целях, то характерным для них был режим строжайшей секретности, как и для разработки в дальнейшем малозаметных самолетов.

F-117A близ командно-диспетчерского пункта на полигоне Тонопа

Разведчик Локхид SR-71 «Блэкберд»

В годы второй мировой войны с применением корабельных радиолокационных станций орудийной наводки англичанами были потоплены немецкие линкоры «Бисмарк» (май 1941 г.) и «Шарнхорст» (декабрь 1943 г.). Самолетные радиолокаторы сыграли большую роль в противолодочной борьбе, в повышении точности самолетной навигации и бомбометания. Неоценимую помощь радиолокация оказала в защите крупных промышленных и населенных пунктов от налетов авиации. РЛС обеспечивали не только своевременное обнаружение приближающихся бомбардировщиков, но и высокую эффективность огня зенитной артиллерии. При использовании радиолокационных средств потери самолетов достигали 6% и были весьма чувствительными. Наземные РЛС сыграли большую роль в борьбе с крылатыми ракетами при защите Лондона. Рекордным был день 28 августа 1940 г., когда немцы выпустили 101 ракету, но лишь четыре из них упали на Лондон, а 97 были сбиты в полете. Налет японских самолетов на Перл-Харбор 7 декабря 1941 г. был заблаговременно обнаружен с помощью РЛС, но ее информации не было придано должного значения, в результате чего американский флот понес большие потери.

Почти одновременно с радиолокацией появились средства радиоэлектронного противодействия (РЭП), создающие искусственные помехи работе радиолокационных систем. Впервые активные радиопомехи немцы применили 12 февраля 1942 г. против английских РЛС при выводе своей эскадры из захваченного французского порта Брест. Англичане приняли работу немецких передатчиков за «атмосферные помехи, связанные со скверной погодой». Это позволило под покровом тумана немецким линкорам «Шарнхорст» и «Гнейзенау», тяжелому крейсеру «Принц Евгений» и десяти эсминцам беспрепятственно пройти через Ла-Манш в Северное море. На своих подводных лодках немцы установили в 1942 г. приемники предупреждения о радиолокационном облучении «Метокс» (а впоследствии, «Наксос» и «Тунис»), что позволяло заблаговременно обнаруживать приближение английских противолодочных самолетов, оборудованных РЛС, и своевременно скрываться под водой. Аналогичные приемники, настроенные на частоту бомбоприцелов, позволяли немцам наводить ночные истребители на бомбардировщики союзников. На немецких подводных лодках применялись и ложные радиолокационные цели «Афродита».

F-117 на международной выставке

Экспериментальный самолет XST фирмы Локхид по программе «Хэв Блю»

Англичане и американцы большее внимание (особенно на первом этапе второй мировой войны) уделяли постановке пассивных помех массовым выбросом дипольных отражателей (металлизированных бумажных лент). Первое боевое применение ДО состоялось в ночь с 23 на 24 июля 1943 г. при налете союзников на Гамбург и явилось для немцев неожиданностью. Управление немецкой зенитной артиллерией, оснащенной радиолокационными станциями орудийной наводки «Вюрцбург», было нарушено, и потери английских бомбардировщиков составили всего 1,6% (против 6% в обычном случае). На разработку средств защиты от дипольных помех в Германии были нацелены усилия свыше 4000 инженеров и ученых, установлена премия в размере 700 тыс .марок за лучшее решение проблемы. В результате была разработана приставка селекции движущихся целей (СДЦ) и создан самолетный радиолокатор SN-2, менее чувствительный к дипольным помехам.

К этому же времени относится и первое применение средств уменьшения собственной радиолокационной заметности военной техники. В 1944 г., пытаясь скрыть подводные лодки от радиолокационного обнаружения, немцы стали покрывать шнорхели (устройства для работы дизелей под водой) и перископы радиопоглощающими материалами (РПМ). По некоторым сообщениям, одним из первых самолетов, на котором предполагалось применить РПМ, стало «летающее крыло» Хортен Ho.IX (Гота Go.229) – реактивный двухдвигательный истребитель, разработанный в Германии в 1945 г. На серийном образце планировалось использовать фанерную обшивку, пропитанную специальным клеевым составом, содержащим древесный уголь и опилки. Центроплан должен был иметь сварную конструкцию из стальных труб, консоли крыла – деревянную конструкцию. Радиолокационная заметность машины предполагалась очень малой. Было срочно заказано 20 самолетов, производство которых включили в чрезвычайную оборонную программу Германии, однако катастрофа единственного опытного образца и близившийся финал фашистской Германии прервали эти работы.

В первые послевоенные годы радиолокационная техника не могла угнаться за бурными темпами совершенствования авиации. Освоение реактивных двигателей, резкий рост скоростей и высот полета отодвинули задачу снижения РЛ заметности самолетов на дальний план. Лишь к концу 1950-х годов с появлением ЗРК, оснащенных мощными РЛС и высотными зенитными ракетами, этот вопрос встал вновь. Первой крупной попыткой снижения ЭПР стала программа высотного сверхзвукового разведчика Локхид SR-71, разработанного под руководством выдающегося американского авиаконструктора К.Джонсона и дополнившего в арсенале ЦРУ известный дозвуковой самолет U-2 (созданный также Джонсоном).

Уменьшение ЭПР было основным требованием при разработке конфигурации и конструкции SR-71, выполненного по схеме «бесхвостка», оно также оказало влияние на состав авионики. Компоновка определялась, главным образом, аэродинамическими требованиями, но ее особенности (удлиненный боковой профиль фюзеляжа и гондол двигателей, плавное сопряжение крыла и боковых фюзеляжных наплывов с фюзеляжем, небольшие отклоненные внутрь кили) уменьшали одновременно и ЭПР самолета. Размеры вертикального оперения выбирались в основном из условия получения требуемой управляемости, а не устойчивости, которая обеспечивалась аналоговой системой (самолет обладает собственной неустойчивостью при больших числах М). Фирма также разработала радиопоглощающую шиповидную конструкцию с пластиковым сотовым заполнителем, которая использована при изготовлении боковых наплывов, носков крыла и элевонов исходного варианта самолета, имевшего обозначение А-12 (первый полет 26 апреля 1962 г.). Около 20% крыла (по площади) выполнено с применением такой конструкции, которая выдерживает нагрев до температуры 275°С. На SR-71 (первый полет 22 декабря 1964 г.), созданном впоследствии на основе А-12, радиопоглощаюхций материал сохранен в конструкции носков крыла и элевонов.

Натурный деревянный макет самолета F-117 (1979 г.)

Транспортировка первого F-117 осуществлялась в условиях секретности. Крылья отстыковали, самолет закрыли чехлом, а для искажения формы самолета на его носу была установлена деревянная рама

Опытный образец F-117 выкачен из ангара для первого полета

Первый образец F-117 в сборочном цехе

Разведчик SR-71 имеет иссиня-черную окраску с высокой теплоизлучательной способностью, что снижает температуру обшивки в крейсерском высотном полете. Краска, изготовленная на ферритовой основе, уменьшает также радиолокационную заметность самолета за счет более равномерного распределения интенсивности отражения электромагнитных волн. ЭПР самолетов A-12/SR-71 в момент их появления была существенно меньше ЭПР самолета U-2, а разработанный позднее ДПЛА D-21 (запускавшийся с SR-71 и бомбардировщика В-52) обладал еще меньшей заметностью. В дальнейшем и U-2 в варианте U-2R/TR-1 был покрыт черной ферритовой радиопоглощающей краской.

Первый самолет F-117. Отличается симметричным расположением штанг ПВД в носу

Модель самолета F-117 для измерения ЭПР

До публичного официального признания о существовании F-117 полеты этих самолетов происходили на полигоне Тонопа только ночью и ворота ангаров открывались не ранее чем через час после захода солнца

SR-71 и U-2 обычно относят к первому поколению малозаметных самолетов. Созданию F-117 – малозаметного самолета второго поколения – предшествовали длительные НИОКР по реализации теоретических методов снижения заметности, которые проводились по контрактам с ВВС США начиная с 1965 г. В 1972-1973 гг. прошли испытания малозаметных самолетов неметаллической конструкции. Это были небольшой четырехместный гражданский поршневой самолет Уиндекер «Игл» с максимальной скоростью 340 км/ч и построенный на его основе самолет YE-5А, имевшие обшивку из стеклопластика и внутреннюю конструкцию, выполненную с применением РПМ. Испытания были успешны и в 1973 г. ВВС США и управление перспективных исследований DARPA министерства обороны США приступили к секретным углубленным проектным исследованиям реактивного малозаметного самолета. Ведущим самолетостроительным фирмам было направлено ТЗ, на который ответили Боинг, Грумман, LTV, Макдоннелл-Дуглас и Нортроп. Локхид, не попавшая в число фирм, получивших ТЗ, тем не менее представила инициативное предложение, которое наряду с проектом фирмы Нортроп было выбрано в ноябре 1975 г. для дальнейших работ по самолету XST (experimental Stealth Technology – экспериментальная техника малой заметности).

Составленное ТЗ предъявляло жесткие требования прежде всего к радиолокационной ЭПР самолета. Применением только РПМ с небольшой модификацией конфигурации обойтись уже было нельзя, требовалось принципиально новое решение. Наиболее реальный выход заключался в масштабном применении малоотражающих форм. Если ранее обводы самолета определялись, в основном, аэродинамикой, то теперь аэродинамические характеристики должны были отступить на второй план, а главенствующее положение в выработке конфигурации следовало отдать схемам с малой отражательной способностью.

F-117 готовится к ночному полету

Все щели в зонах сочленения фонаря кабины и оптических окон имеют накладки с пилообразной кромкой, причем стороны «зубцов» ориентируются в направлении кромок основных поверхностей самолета

Фонарь кабины опытного F-117, переданного в музей на авиабазе Неллис. На окантовке фонаря нанесены имена летчиков-испытателей

Сильные отражатели электромагнитной энергии уже давно известны физике. Это так называемые зеркальные (блестящие) точки, рассеивающие энергию в сторону прихода волны, а также угловые стыки, действующие как уголковые отражатели, краевые и огибающие волны, возникающие на кромках и поверхностях самолета. Таким образом, малоотражающая конфигурация должна отличаться интегральной компоновкой с минимальными числом кромок и площадью поверхности, отсутствием выступающих элементов. Следовательно, необходимы плавное сопряжение крыла и фюзеляжа, внутреннее размещение двигателей и целевой нагрузки, исключение вертикальных плоских поверхностей (самых сильных бортовых отражателей, так как облучение самолета наземным радиолокатором происходит, как правило, под пологим углом), исключение или значительное уменьшение размеров килей и стабилизаторов, большой наклон килей (если они сохранены), предотвращение непосредственного радиолокационного облучения компрессоров двигателей (применение утопленных или маловыступающих воздухозаборников) и т.д. В наибольшей степени этим требованиям удовлетворяет схема «летающее крыло» с традиционно плавными обводами, которая помимо малоотражающей конфигурации дает большие внутренние объемы, необходимые для размещения двигателей и нагрузки в корпусе.

Выше отмечалось, что впервые РПМ намечалось объединить с малоотражающей внешней поверхностью сложной кривизны на «летающем крыле» Хортен Ho.IX в 1945 г. Малая ЭПР такой компоновки была подтверждена в конце 1940-х годов, когда в США в ходе нескольких полетов «летающего крыла» Нортроп YB-49 оценили вероятность его обнаружения береговым радиолокатором американской системы ПВО, расположенным южнее Сан-Франциско. Позднее англичане отмечали сложность радиолокационного сопровождения «летающего крыла» Авро «Вулкан». Можно было предположить, что эту схему и выберут американские разработчики самолета XST, тем более, что традиционный недостаток такой компоновки – недостаточная устойчивость – устранялся появившимися к тому времени эффективными автоматами искусственной устойчивости.

Однако на ЭПР летательного аппарата кроме геометрической формы и электромагнитных свойств его поверхности, влияют соотношение размеров JIA и длины волны облучающего радиолокатора, а также ракурс облучения. Это значительно затрудняет подбор оптимальной поверхности сложной кривизны для «летающего крыла». Ограниченные возможности математического моделирования ЭПР в 1970-х годах не позволяли решить подобную задачу. Было легче определить зависимость ЭПР от ракурса для плоских поверхностей, чем для поверхностей сложной кривизны. В результате фирмы Локхид и Нортроп в своих проектах самолета XST решили применить схему, близкую к «бесхвостке» с так называемой фасеточной (многогранной) формой корпуса. Такая конфигурация не избавляет от блестящих точек, но при определенной ориентации плоских поверхностей и кромок позволяет уменьшить число максимумов ЭПР и вывести их из сектора наиболее вероятного облучения.

Низ корпуса F-117 образован плоскими поверхностями

Для гашения высокой посадочной скорости на F-117 обычно используется тормозной парашют

Проекты XST обеих фирм близки. Оба самолета имеют крыло большой стреловидности по передней кромке, корпус фасеточной формы и двухкилевое оперение с наклоненными внутрь килями (для экранирования выходных сопел двигателей). Основное отличие заключается в расположении воздухозаборников: Нортроп предложила один надфюзеляжный воздухозаборник, размещенный сразу за кабиной летчика, Локхид – два боковых воздухозаборника.

На первом этапе конкурсной программы самолета XST были созданы натурные модели для оценки их ЭПР. Испытания моделей начались в апреле 1976 г., а в середине 1976 г. Локхид вышла победителем из состязания, получив контракт стоимостью 30 млн.долл. на постройку двух экспериментальных самолетов по программе «Хэв Блю» (Have Blue). По утверждению локхидовского инженера Алана Брауна, успеху его фирмы в значительной мере способствовало использование советской технической литературы и, прежде всего, теоретических работ П.Уфимцева, сотрудника Института радиотехники и электроники (ИРЭ) Российской Академии наук. Работа этого российского физика, опубликованная в 1962 г. под названием «Метод краевых волн в физической теории дифракции», была переведена на английский язык в 1971 г. и использована фирмой Локхид при разработке программы «Эхо Код», предназначенной для расчета ЭПР тел различной конфигурации. Это позволило на 30-40% сократить затраты на разработку самолетов XST, а позднее и F-117.

Первый экспериментальный XST поднялся впервые в воздух в декабре 1977г. (летчик-испытатель У.Парк, William C.Park). Это был небольшой одноместный дозвуковой самолет с двумя ТРД Дженерал Электрик CJ610 тягой по 11,1…12,5 кН (1135…1270 кгс). Взлетная масса составляла 5440 кг, размах крыла 6,86 м, стреловидность крыла 72,5° по передней кромке, длина самолета 11,58 м, высота 2,29 м. Несмотря на то, что оба самолета XST были потеряны в летных происшествиях (первый 4 мая 1978 г., второй в 1980 г.), они продемонстрировали возможность существенного снижения вероятности радиолокационного обнаружения самолетов, показали, что техника снижения заметности может быть положена в основу принципиально нового поколения военных ЛА различного назначения.

Заместитель министра обороны США по НИОКР У.Перри (William J.Perry) в полной мере оценил преимущества техники «стелс» еще на этапе испытаний моделей XST и решил развернуть широкую программу разработки малозаметных аппаратов. Для ускорения работ Перри организовал в середине 1977 г. секретный «Экспериментальный комитет» (Х-Сот), в состав которого вошли высшие военные руководители. Комитет был наделен большими полномочиями, что позволило избежать бюрократических проволочек и длительных процедур «демократического» обсуждения планов работ (Перри был председателем комитета и имел право единоличного решения всех вопросов).

Ha F-117 установлены двухконтурные турбореактивные двигатели Дженерал Электрик F404-GE-F1D2

Первым крупным проектом, который санкционировал комитет ХСот, стала разработка на основе XST серийного самолета F-117 по секретной программе «Сеньор Тренд» (Senior Trend). Второй проект предусматривал создание (также фирмой Локхид) малозаметной крылатой ракеты по программе «Сеньор Пром» (Senior Prom). Работы по КР были прекращены в конце 1981 г. (так как она не вмещалась в отсеки вооружения бомбардировщика В-1В), а затем вновь возобновлены и привели к разработке ракеты ACM (Advanced Cruise Missile) фирмы Дженерал. Дайнэмикс. Третьим проектом стала программа стратегического бомбардировщика Нортроп В-2.

В печати начала 1980-х годов самолет F-117, отрывочные сведения о котором все-таки проникали на страницы авиационных изданий, часто именовался малозаметным выживаемым всепогодным разведывательно/ударным самолетом CSIRS (Covert Survivable In-weather Reconnaissance/Strike). Контракт на его разработку МО США заключило с фирмой Локхид в ноябре 1978 г. В число гарантированных фирмой характеристик были включены дальность полета, точность бомбометания и величина ЭПР. Для уменьшения риска разработки самолета было принято решение об использовании на нем ряда систем от уже существующих самолетов, что позволило одобрить подготовку к серийному производству до завершения рабочего проектирования самолета.

F-117 во многом аналогичен экспериментальному XST, отличаясь от него прежде всего увеличенными размерами, крылом меньшей стреловидности и отклонением хвостовых килей наружу (кили, наклоненные внутрь, как выяснилось, экранируя выходные сопла двигателей от наблюдения сверху, в то же время отражают тепловой поток вниз).

Первый из пяти предсерийных F-117A поднялся впервые в воздух 18 июня 1981 г., первая серийная машина – 15 января 1982 г., поставки ВВС США начались в августе 1982 г., оперативная готовность первого подразделения самолетов F-117 была достигнута 26 октября 1983 г., последний серийный самолет был поставлен 12 июля 1990 г. Вначале предполагалось построить 100 серийных машин, но в дальнейшем их число было уменьшено до 59. В апреле 1990 г. в программе было занято 8000 чел. К лету 1990 г. степень боеготовности F-117 стала сравнима с боеготовностью самолетов F-16. Отделение перспективных проектов фирмы Локхид («Сканк Уоркс») и отделение авиационных систем ВВС США получили в 1989 г. приз Роберта Дж.Коллье «за разработку и развертывание малозаметного самолета F-117A, меняющего всю концепцию проектирования будущих военных самолетов и их боевого развертывания».

Цена одного самолета достигает 42,6 млн долл. (а с учетом расходов на НИОКР – 111,2 млн долл.). Общая стоимость программы самолета F-117 составляет 6,57 млрд долл. по курсу 1990 г., из них около 2 млрд долл. истрачено на НИОКР. В дальнейшем (начиная с 1992 г.) было израсходовано еще более 300 млн долл. на модернизацию оборудования 56 оставшихся самолетов.

Вначале полеты самолетов F-117 осуществлялись только в ночное время. Публичная демонстрация самолета в апреле 1990 г. была связана с началом его полетов в дневное время (когда уже все равно невозможно было скрыть его формы), а также политической причиной – стремлением продемонстрировать результаты этой секретной программы и доказать тем самым необходимость финансирования и других секретных программ.

Двигатели самолета F-117 созданы на основе двигателей истребителя Макдоннелл-Дуглас F/A-18 «Хорнит». На фото показан «Хорнит» из состава ВВС Австралии

Воздухозаборники имеют косой срез и на их входе установлены радиопогло- щающие решетки

Выходное устройство двигателя самолета F-117

Малая заметность позволяет самолету F-117 осуществлять полет над территорией, прикрытой средствами ПВО противника, на повышенной высоте. Это улучшает осведомленность летчика о тактической обстановке, облегчает поиск наземных целей на большой дальности и обеспечивает более отвесную траекторию бомб, что повышает точность бомбометания и увеличивает проникающую способность боеприпаса. Возможность полета не на предельно малой высоте повышает также эффективность лазерной подсветки цели для собственных управляемых бомб (при бомбометании с малых высот быстрое угловое перемещение самолета относительно цели, а также затенение цели складками местности делают лазерную подсветку для собственных бомб затруднительной). По свидетельству лиц, наблюдавших в 1990 г. полеты F-117 в зоне полигона, F-117A обычно осуществляет крейсерский полет на высоте 6100-7600 м, затем снижается до высоты 600-1525 м для повышения точности бомбометания. Бомбометание, как правило, производится с горизонтального полета, точность бомбометания составляет, по оценке, около 1 м. Возможности F-117 ограничены его малым радиусом действия, вызывающим необходимость частых дозаправок в воздухе.

К 1994 г. в летных происшествиях потеряны один предсерийный (20 апреля 1982 г.) и четыре серийных самолета (21 июня 1982 г., 11 июля 1986 г., 14 октября 1987 г. и август 1992 г.). Мы ставим слово «невидимка» в кавычки – это не случайно. Правильнее говорить не о «невидимости» самолетов типа «стелс», а лишь о создании новых, хотя и значительных, трудностей для систем обнаружения самолетов и, особенно, систем наведения противосамолетного оружия. Трудности эти преодолимы даже с использованием существующей техники и могут быть еще более эффективно решены в перспективе.

Основным методом обнаружения воздушных целей в ближайшем будущем останется радиолокация. Другие известные методы пока лишь дополняют радиолокацию, но не могут ее заменить. Возможны следующие направления совершенствования радиолокаторов в рамках противодействия малозаметным ЛA. Во-первых, развитие радиолокаторов метрового диапазона радиоволн, при использовании которого размеры самолета сравнимы с длиной волны, и его форма уже не играет значимой роли в обратном отражении, так как резонирует все тело. Радиопоглощающие покрытия для метрового диапазона значительно увеличивают массу самолета. В нашей стране традиционно уделялось большое внимание развитию радиолокаторов метрового диапазона радиоволн, и Россия имеет здесь приоритет. Высокими характеристиками обладает, например, РЛС дальнего обнаружения метрового диапазона 1Л13-3, изготовляемая Нижегородским телевизионным заводом. На основе работ Московского радиотехнического института им. Минца (РИАН) разработана опытная обзорная РЛС метрового диапазона, способная обнаруживать на большом расстоянии цели с ЭПР=1 м 2 .

Однако обойтись радиолокаторами только метрового диапазона нельзя, так как они Не во всех случаях удовлетворяют требованиям по точности (необходимой для наведения), помехозащищенности, массовогабаритным характеристикам (например, для бортовых систем). Поэтому продолжится и применение радиолокаторов дециметровых и сантиметровых волн. Здесь возможно использование сверхширокополосных сигналов, в том числе видеосигналов (без несущей частоты), многопозиционной радиолокации (разнесение передающих и приемных станций), увеличение потенциала РЛС (мощности излучения). Предлагаются также многопараметрические адаптивные радиолокационные системы (основанные на изменении в процессе работы РЛС трех параметров: ширины диаграммы направленности антенны, несущей частоты и поляризации излучаемого сигнала), голографи- ческие радиолокационные системы с получением объемного изображения объектов локации. Акцент должен быть сделан на комплексном использовании разных радиолокационных средств, объединяемых в системе обнаружения.

Вертикальные перегородки на выходе сопла двигателя самолета F-117

F-117 -вид сзади

К перспективным средствам снижения оптической заметности относятся покрытия с управляемыми оптическими характеристиками. Для снижения шумности военных ЛА может быть использован широкий задел, созданный для гражданских самолетов.

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет с низкорасположенным крылом, V-образным оперением и надкрыльными воздухозаборниками двигателей. Планер выполнен, в основном, из алюминиевых сплавов, используются также титановые сплавы, композиты и керамика (в сумме около 5%). Из композитов, в частности, выполнены створки отсека вооружения и шасси. Для снижения радиолокационной заметности применены малоотражающие формы с минимальным числом выступающих элементов и с внутренним размещением двигателей и вооружения, используются радиопоглощающие материалы, установлены пассивные оптикоэлектронные обзорно-прицельные системы и другие малоизлучающие системы. Применены также средства уменьшения ИК и акустической заметности самолета.

Широко используются фасеточные формы, которые обеспечивают основную долю (90%) снижения ЭПР. Прежде всего это относится к фюзеляжу, имеющему необычную пирамидальную конфигурацию. Обычно наземные поисковые РЛС облучают ЛА под углами, лежащими в пределах 30° вверх и вниз от горизонтальной плоскости, вследствие чего большинство поверхностей самолета F-117A наклонено под углом более 30° от вертикали для отражения радиолокационных лучей вверх и вниз от направления на облучающую РЛС. Проектировщики говорят и о своем стремлении обеспечить малую вероятность обнаружения F-117 с верхней полусферы самолетами ДРЛО, но это требование явно занимало подчиненное положение.

В горизонтальной плоскости направления отражения от поверхности корпуса самолета F-117A и мест нарушения непрерывности обшивки сконцентрированы в нескольких узких секторах, а не распределены сравнительно равномерно, как в случае обычных самолетов. «Провалы» в отражении между этими секторами трудно отличимы от фонового шума, а сами сектора узки и РЛС не может извлечь достаточной информации из отраженных сигналов для того, чтобы отличить самолет от нестационарных шумов. Кроме того, перемежающиеся отражения при чередовании секторов повышают порог фильтрации в автоматической системе фильтрации шума, что уменьшает чувствительность РЛС к слабым сигналам.

Ориентация основных секторов определяется положениями передней и задней кромок аэродинамических поверхностей самолета, которые являются сильными отражателями. Кромки выдерживаются прямыми для сужения сектора. Другие компоненты самолета сориентированы таким образом, чтобы отражение от них происходило в заданных секторах.

Ночная дозаправка F-117A в воздухе от танкера KC-135Q

F-117A дозаправляется в полете

Снижение отражающей способности самолета в зонах «провалов» сопровождается небольшим ее увеличением в основных секторах. Предусмотрено, чтобы ни один из секторов интенсивного отражения не был направлен непосредственно вперед. Все щели (по контуру смотровых люков и оптических окон, в зонах сочленения фонаря кабины и фюзеляжа и т.д.) имеют накладки с пилообразной кромкой, створки отсеков шасси, двигателей и вооружения также имеют пилообразные кромки, причем стороны «зубцов» ориентируются в направлении желаемого сектора.

Используются несколько типов радиопоглощающей «обмазки». Применяются композиционные материалы (КМ) и, в частности, РПМ Доу Кемикл «фибалой» (используемый, например, для изготовления некоторых панелей обшивки) и углепластик «филкоут» для армирования конструкции. Планер имеет покрытие из РПМ. На внешней поверхности самолета и внутренних металлических элементах нанесена ферромагнитная краска.

Открывающийся вверх фонарь кабины также имеет фасеточную форму и выполнен в виде цельной конструкции, пять панелей остекления имеют многослойное электропроводящее золотосодержащее покрытие для предотвращения PJI облучения внутрикабинного оборудования и снаряжения летчика (микрофона, шлема, очков ночного видения и т.д.; например, отражение лишь от шлема летчика может быть намного больше, чем от всего самолета). Фонарь откидывается назад-вверх.

В результате принятых мер ЭПР самолета F-117А при его облучении с фронтальных и хвостовых ракурсов снижена до 0,01 м2 , на других ракурсах она достигает 0,025 м2 . В то же время оптимизация формы планера из условия уменьшения PJI заметности значительно ухудшила аэродинамику самолета: аэродинамическое качество F-117A при заходе на посадку составляет 4, что немногим выше, чем у ВКС «Спейс Шаттл».

Крыло большой стреловидности, трапециевидное, со скошенными фасеточными законцовками, имеет двухлонжеронную конструкцию. Вихри, сходящие с передней кромки крыла и кромок корпуса, образуют несущую вихревую систему. Низ крыла образован двумя плоскими поверхностями, верх – тремя плоскими поверхностями: центральной (по всему размаху), а также наклоненными вниз передней и задней, аппроксимирующими контур профиля. Органы управления на крыле включают зависающие элевоны (по два на каждой консоли крыла), служащие для управления креном и тангажом.

Кабина одноместная с обзором только вперед. Летчик размещается на катапультируемом кресле Макдоннелл-Дуглас ACES И, обеспечивающем аварийное покидание самолета в полете и на стоянке. Используется система кондиционирования от самолета С-130. Сбоку фюзеляжа (сзади опознавательного знака) расположен съемный шестигранный выступ, а под фюзеляжем – небольшие цилиндрические выступы, которые являются радиоотражателями для РЛ сопровождения самолета во время учений. Ширина фюзеляжа самолета составляет примерно 5,3 м.

Цельноповоротные консоли V-образного хвостового оперения служат для управления только рысканием (для продольного управления не используются), имеют стреловидность около 65° и угол развала 85°. Они изготовлены из алюминиевого сплава с нанесением толстого слоя покрытия из РПМ. После того, как в 1985 г. в результате флаттера на одном из самолетов в полете разрушился киль (самолет совершил благополучную посадку), Локхид разработала новый киль, имеющий кессон из термопластичного графитопластика и корневую часть, выполненную из нержавеющей стали. К 1993 г. все самолеты переоснащены новыми килями, что позволило снять ограничение на скорость, наложенное по условиям безопасности от флаттера.

Шасси трехопорное с управляемой носовой опорой. Все стойки одноколесные, убираются вперед. Размеры пневматиков основных опор 812x223 мм, носовой – 558x167 мм. Тормоза колес дисковые, вначале со стальными дисками, которые были впоследствии заменены на углеродные. Имеется автомат торможения. Сверху хвостовой части фюзеляжа расположен отсек с тормозным парашютом. В хвостовой части самолета установлен тормозной крюк.

Снизу справа от ниши передней стойки шасси расположено окно для выдвижной ИК станции нижнего обзора

Кабина самолета F-117 с расположенным в центре приборной доски индикатором ИК системы

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. F404-GE-F1D2 представляет собой нефорсированный вариант ТРДДФ F404, установленного на истребителе F/A-18 и ряде других самолетов. Система управления двигателями полностью автоматическая, цифровая. Створки отсека двигателей имеют длину около 3,5 м. Каждый из двигателей закрыт кожухом, выполненным с применением полимеров и шиловидных поглощающих конструкций, предназначенных для уменьшения отражения PJI волн и снижения уровня шума самолета.

Прямоугольные воздухозаборники с косым срезом входа расположены по бокам фюзеляжа над крылом. На входе воздухозаборников для предотвращения PJI облучения компрессоров двигателей установлены решетки из радиопоглощающих КМ с размерами ячеек 25x16 мм, что близко к половине длины волны РЛС, работающей в сантиметровом диапазоне. Удельное электрическое сопротивление решеток оптимизировано для поглощения РЛ волн. Сопротивление увеличивается по толщине решетки, чтобы предотвратить чрезмерно резкое изменение сопротивления (которое увеличивает отражение) на границе раздела с воздухом, аналогично тому, как это делается в шиловидных поглотителях заглушённых камер. Решетки имеют тепловую противообледенительную систему.

Вход каждого воздухозаборника имеет размеры примерно 1,4x0,8 м в своей плоскости при площади 1,18 м2 и размеры 0,73x0,55 м при площади 0,40 м2 в сечении, перпендикулярном направлению полета. Переразмеренность воздухозаборника необходима для компенсации потерь, вызванных установкой решетки, и обеспечивает также забор дополнительного воздуха для внутреннего эжекторного сопла. Дополнительный воздух перепускается за турбину и охлаждает выходящие газы, что уменьшает ИК излучение, тепловые нагрузки стенок выходной трубы и уровень шума выходящей струи. Этому же служат и дополнительные впускные створки сверху воздухозаборников, имеющие площадь около 0,39 м2 каждая. Снизу основных воздухозаборников находятся воздухозаборники системы кондиционирования.

При создании F-117 фирма Локхид частично использовала оборудование самолета Р-3 «Орион». На фото показан один из последних вариантов семейства «Орионов» – самолет ДРЛО Р-3 AEW

Военно-транспортный самолет Локхид С-130Н-30 французских ВВС. Оборудование С-130 также использовано при разработке F-117

Отсек вооружения самолета F-117. На держателе подвешены практические бомбы BDU-33

За многолепестковыми диффузорами расположены смесительные камеры и широкие плоские сопла (с размерами 1,65x0,10 м на выходном срезе), имеющие удлиненные и отогнутые вверх (для предотвращения непосредственного наблюдения элементов двигателей в PJI и ИК диапазонах) нижние панели. Стенки сопла слоистой конструкции с сотовым заполнителем из алюминиевого сплава. Срез каждого сопла параллелен задней кромке противоположной консоли крыла. Для уменьшения ИК и PJI заметности в азимутальной плоскости каждое выходное устройство оборудовано 11 внутренними вертикальными перегородками. В то же время эти вертикальные перегородки так же, как дополнительные впускные створки, приводят к снижению КПД двигателя. Для уменьшения ИК излучения внутренняя поверхность нижних панелей сопел имеет облицовку из теплопоглощающих керамических плиток.

Установлены вспомогательная силовая установка и воздушный турбостартер.

Топливо размещается в двух фюзеляжных и четырех крыльевых баках. Для перегоночных полетов в отсеке вооружения может быть установлен подвесной топливный бак. Сверху фюзеляжа за кабиной имеется приемник системы дозаправки топливом в полете, который подсвечивается в ночном полете с помощью фары, размещенной в выступе сверху кабины летчика.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ.Система управления полетом электродистанционная цифровая с четырехканальной схемой резервирования, разработана фирмой GEC Астроникс на основе ЭДСУ самолета F-16A/B. Самолет неустойчив по тангажу и рысканию и поэтому используется сложная система обеспечения искусственной устойчивости. С 1991 г. по программе OCIP устанавливается автомат тяги. Система воздушных сигналов имеет четыре ПВД на штангах фасеточной формы в носовой части самолета. Датчики угла атаки убирающиеся.

F-117A с выпущенными держателями бомб

Испытания по сбросу с F-117 бомбы GBU-27

F-117 может нести одновременно бомбы двух различных типов (на переднем плане бомба GBU-27, на заднем – GBU-10)

Автопилот обеспечивает полет самолета по заранее запрограммированному маршруту в зону, позволяющую летчику установить визуальный контакт с целью при использовании ИК станций. Автомат тяги позволяет самолету выйти на рубеж применения оружия в точностью до нескольких секунд. Имеется система кондиционирования.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Для того, чтобы уменьшить риск и стоимость разработки самолета F-117A, в состав его электронного оборудования и системы управления вооружением вначале были широко включены существующие компоненты от других самолетов с минимальной модификацией. В дальнейшем они были заменены более современными образцами с образованием интегрированного высокоточного комплекса для выполнения ночных атак. Основополагающим было требование исключить любые источники излучений, которые могли бы облегчить обнаружение самолета и повысить уровень его демаскирующих признаков. При выполнении боевого задания (включая и этап дозаправки топливом в воздухе) используется режим радиомолчания с отключением связного оборудования, системы опознавания госпринадлежности и радиовысотомера. За исключением лазерного целеуказателя, который используется только кратковременно непосредственно при атаке цели, навигация, поиск цели и управление вооружением осуществляются с применением только пассивных систем.

На F-117 не установлена РЛС. Для навигации первоначально использовалась ИНС Ханиуэлл AN/ASN-131 SPN-GEANS (примененная ранее в составе комплекса OAS на бомбардировщике В-52) с программированием до 12 поворотных пунктов маршрута. Несмотря на большое (43 мин) время наземной подготовки системы к работе и ее выставки, навигационная ошибка составляет лишь 0,22 км/ч. В августе 1991 г. началась программа модернизации навигационного оборудования. Вначале вместо системы AN/ASN-131, не выпускающейся более серийно, предполагалась установка только новой ИНС Н-423/Е с кольцевыми лазерными гироскопами (навигационная ошибка 0,41 км/ч), однако по результатам войны 1991 г. в зоне Персидского залива было решено установить дополнительно аппаратуру спутниковой навигационной системы (одна из проблем состоит в разработке малозаметной антенны для спутниковой системы) и усовершенствованную вычислительную систему.

Главнокомандующий многонациональными силами в Персидском заливе генерал Н.Шварцкопф осматривает самолеты F-117 перед началом операции «Буря в пустыне»

F-117 на авиабазе в Саудовской Аравии

Применена также оптоэлектрон- ная система навигации, обнаружения и сопровождения целей, в состав которой входит ИК система Тексас Инструменте IRADS (Infra- Red Acquisition and Detection System) с двумя полями зрения: в верхней носовой части фюзеляжа непосредственно перед кабиной находится ИК станция переднего обзора (FLIR), в нижней носовой части справа от ниши передней стойки шасси – выдвижная ИК станция нижнего обзора (DLIR). Ниши, в которых установлены ИК станции, имеют сеточные проволочные покрытия для ослабления акустических нагрузок и уменьшения ЭПР. Оптические окна обеих ИК систем закрываются экранами с мелкой сеткой, непрозрачными для радиолокационного излучения с сохранением прозрачности для ИК излучения.

Система IRADS оказалась наиболее сложным в разработке электронным компонентом самолета F-117A. Она была создана на основе уже готовой однотурельной ИК системы фирмы Тексас Инструменте. Модификация в двух- турельную систему была вызвана требованиями малозаметности: необходимо было получить большую зону обзора без нарушения малозаметной фасеточной поверхности самолета. При доработке системы встретился ряд трудностей, в том числе проблемы качества и стабильности изображения, достижения требуемой скорости разворота датчиков, снижения уровня помех, выставки датчиков, передачи цели на сопровождение со станции переднего обзора на станцию нижнего обзора и т.д. Задача осложнялась субъективностью восприятия ИК изображений летчиками: то, что казалось одним летчикам удовлетворительным, было неприемлемым для других летчиков. Технические проблемы были разрешены лишь после образования «команды тигров» из лучших специалистов различных отделений фирмы Локхид, работавших под руководством главного ученого знаменитого ОКБ «Сканк Уоркс», и потребовали выполнения 100 испытательных полетов в течение года. Например, пришлось отказаться от электронной выставки обеих ИК станций в пользу механической системы, которая оказалась более надежной и обеспечивала передачу целей на сопровождение с одной станции на другую без опасности срыва: работоспособность системы сохраняется даже при бомбометании с кабрирования после выхода из пикирования (при котором происходит многократная передача цели на сопровождение с одной станции на другую) и при бомбометании с крутого кабрирования с малых высот с перегрузками до 4 ед.

Подготовка F-117 к боевому вылету с саудовской базы

С августа 1990 г. фирма Тексас Инструменте приступила к работам по усовершенствованной ИК системе поиска целей и целеуказания с мозаичными приемниками, к установке новой системы на построенных самолетах фирма планировала приступить в начале 1994 г.

Лазерный целеуказатель располагается на одной платформе с ИК системой нижнего обзора. Антенны радиосвязного оборудования и системы опознавания госпринадлежности убирающиеся. Установленное на самолете оборудование позволяет фиксировать местоположение и характеристики РЛС противника, а также осуществлять передачу полученной информации на другие самолеты с помощью лазерной системы скрытой связи.

Вначале на самолете использовалась распределенная вычислительная система с тремя ЭВМ Дел- ко M362F, примененными ранее на самолете F-16 и связанными дублированной шиной данных, соответствующей стандарту MI- L-STD-1553. Начиная с 1984г. M362F были заменены на ЭВМ IBM АР102, соответствующие стандарту MIL-STD-1750A и аналогичные используемым на ВКС «Спейс Шаттл». Программное обеспечение, подготовленное вначале на языке «Джовиал» J-3, было переведено на язык J-73. Управление БЦВМ осуществляется с панели, расположенной справа от летчика. Вычислительная система обслуживает индикаторы, автопилот, датчики и систему управления вооружением. В процессе модернизации самолета для сопряжения с системой управления вооружением возможно использование шины данных, соответствующей стандарту MEL-STD-1760, что позволит использовать на самолете новое высокоточное оружие, например, бомбовые кассеты JDAM.

Активные средства РЭБ отсутствуют.

Приборное оборудование кабины создано на основе оборудования самолета F/A-18 с использованием трех аналогичных многофункциональных индикаторов на ЭЛТ, ИЛС (типа AN/AVQ-28), РУДа и центральной ручки управления, индикаторов параметров двигателя и указателей расхода топлива. Применены также некоторые компоненты от предыдущих самолетов фирмы Локхид (SR-71, Р-3, С-130, L-1011 и F-104). Доминирующее положение в кабине занимает расположенный в центре приборной доски индикатор системы IRADS, на который выводится тепловизионное изображение пролетаемой местности от станций FLIR и DLIR. Информация от ИК станций может выводиться также на ИЛС. Компоновка и состав остального приборного оборудования подчинены задаче обеспечить концентрацию внимания летчика на выполнении боевой задачи.

С 1987 г. проводится программа модернизации OCIP (Offensive Combat Improvement Programme – программа повышения эффективности в наступательных боевых действиях), предусматривающая модификацию кабины самолетов с установкой двух многоцветных многофункциональных индикаторов фирмы Ханиуэлл на ЭЛТ с размерами экрана 125x125 мм, способных отображать штриховую и растровую информацию, в том числе движущуюся карту местности. Устанавливаются также передняя верхняя панель ввода данных, трехмерная система оптимизации режимов полета, цифровой индикатор тактической обстановки.

Истребитель-бомбардировщик Дженерал Дайнэмикс (Локхид) F-16C не смог выполнить боевую задачу, успешно осуществленную на F-117

По результатам войны в зоне Персидского залива планируется также увеличить быстродействие и емкость памяти бортовой системы планирования выполнения задания и модернизировать скрытную систему связи для координации действий при атаке.

ВООРУЖЕНИЕ.Предусмотрено внутреннее размещение оружия в двухсекционном отсеке длиной 4,70 м и шириной 1,75 м на балочных держателях, которые выдвигаются с помощью параллелограммного механизма из отсека для подвески боеприпаса. Отсек вооружения закрывается двумя створками, имеющими шарнирные узлы крепления вдоль оси симметрии самолета. Типовой комплект оружия составляют две бомбы GBU-10 или GBU-27 (с БЧ в виде бетонобойной бомбы BLU-109B) калибром 907 кг с лазерным наведением. Возможно применение противорадиолокационных ракет AGM-88 HARM (2), УР AGM-65 «Мейврик», ядерных бомб В-61 или В-83 (2) при дооборудовании самолета, варианта бомбы GBU-15 с тепловизионной системой наведения, контейнера BLU-9 с суббоеприпасами. Сброс бомб осуществляется непосредственно из отсека вооружения, ракеты с ГСН перед пуском выдвигаются на пилоне вниз. Конструкция пилона позволяет устанавливать на нем рельсовые направляющие для УР класса воздух-воздух AIM-9 «Сайдуиндер» (для борьбы с самолетами ДРЛО).

ХАРАКТЕРИСТИКИ F-117A

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 13,21 м; длина самолета 20,09 м; высота самолета 3,78 м; угол стреловидности крыла по передней кромке 67,5°; площадь крыла 105,9 м 2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРДЦ Дженерал Электрик F404-GE-F1D2 (2x48,0 кН, 2x4900 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная взлетная 23815; масса пустого самолета 13600; максимальная боевая нагрузка 2270; полный запас топлива 5500.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальное число М полета на большой высоте примерно 1; крейсерское число М полета 0,8-0,9; взлетная скорость при нормальной массе 306 км/ч; посадочная скорость 278 км/ч; радиус действия с боевой нагрузкой 2270 кг без дозаправки в воздухе 1060 км; максимальная эксплуатационная перегрузка 6.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Два самолета F-117A были впервые применены в боевых действиях 21 декабря 1989 г. в рамках операции «Джаст Коз» (Just Cause – справедливое дело) во время американской интервенции в Панаме. Каждый из самолетов сбросил по одной бомбе калибром 907 кг с лазерным наведением на казармы панамской национальной гвардии в Рио Хато, причем, как выяснилось позднее, с большим отклонением от целей из-за неблагоприятных погодных условий и ошибок летчиков. ПВО Панамы, разумеется, не представляло для американской авиации серьезной угрозы и единственной причиной участия F-117 в этой операции было стремление испытать его в деле.

Первые широкомасштабные операции с использованием F-117 развернулись во время войны с Ираком в январе – марте 1991 г. Ниже приведены данные из американских источников по эффективности F-117 в этом конфликте, но к ним следует отнестись с осторожностью. Как известно, в 1993 г. после спада волны эйфории от победы над Ираком, достаточно независимые эксперты доказали, что первые американские официальные оценки нанесенного Ираку ущерба были сильно раздуты. Впрочем, это относится прежде всего к самолетам других типов, эффективность F-117 и этими экспертами не ставится под сомнение.

Численность самолетов F-117A, развернутых в зоне Персидского залива (42 самолета), составила лишь 2,5% от общего числа ЛА, направленных в 1990 г. для участия в этой войне. Тем не менее в первые 24 часа войны согласно заданию они должны были поразить 31% от всех целей. В первый день конфликта было задействовало 36 самолетов F-117А, из которых 24 были использованы в темное время суток, а 12 – после 17 ч по местному времени. Большая часть ударов выполнялась одиночными самолетами и только три наземные цели были атакованы группами из двух самолетов (в этом случае ведомый с помощью ИК системы мог оценить результаты бомбометания ведущего и скорректировать свою атаку). За все время войны самолеты F-117A выполнили 1271 вылет и сбросили более 2000 т бомб с лазерным наведением. Результативность (относительное число боевых вылетов с поражением назначенных целей) составила 80- 95% (в ходе войны во Вьетнаме результативность составляла в среднем 33%, к началу 1990-х годов нормой для самолетов обычных типов является 50% ).

Возвращение F-117 в США после операции «Буря в пустыне» (1 апреля 1991 г.)

Генерал-лейтенант Ч.Горнер, командующий ВВС многонациональных сил в зоне Персидского залива, выступая позднее на заседании в конгрессе США, заявил, что малозаметные самолеты, такие как F-117А и В-2, будут незаменимы в будущих локальных чрезвычайных конфликтах, аналогичных войне в Персидском заливе. Центральным моментом выступления Горнера было сравнение двух рейдов против сильно защищенных иракских ядерных установок в Аль-Тувайте, к югу от Багдада. Первый рейд был выполнен днем, в нем участвовали 32 самолета F-16C с вооружением из обычных неуправляемых бомб и в сопровождении 16 эскортных истребителей F-15C, четырех самолетов РЭБ EF-111, восьми противорадиолокационных самолетов F-4G и 15 топливозаправщиков КС-135. Этой многочисленной авиационной группе (всего 75 самолетов) не удалось преодолеть плотную сеть иракской ПВО. Второй рейд был выполнен ночью восемью самолетами F-117A, каждый из которых был вооружен двумя бомбами GBU-27 (калибр 907 кг) с лазерным наведением, в сопровождении лишь двух топливозаправщиков. Во втором рейде были уничтожены три из четырех иракских ядерных реакторов. По мнению Горнера, такой же ущерб могли причинить зд один вылет два бомбардировщика В-2 без применения топливозаправщиков.

Об эффективности самолетов F-117А свидетельствует и их успешное применение для поражения стратегических мостов на территории Ирака, тогда как ранее было выполнено более 100 боевых вылетов самолетов F15, F-16 и F/A-18, которым не удалось вывести из строя ни один из 42 стратегических мостов. За четыре дня до начала наступления сухопутных сил союзников 17 самолетов F-117А в течение 27 м нанесли удар по нефтепроводам, по которым Ирак предполагал осуществить заполнение нефтью заградительных рвов на территории Кувейта: из 34 целей было поражено 32. При нанесении ударов самолетами F-117A, как правило, не использовались самолеты РЭБ, так как постановка помех могла привлечь внимание противника. В большинстве случаев при действиях самолетов F-117A ближайший самолет союзников находился от них на удалении не менее 160 км.

На счету F-117 и разрушение бомбоубежища в Багдаде (13 февраля), которое американскими разведслужбами было принято за командный пункт. В результате этой атаки погибло более 100 мирных жителей, что вызвало большой резонанс в мире.

По неподтвержденным американской стороной данным, один F-117A был сбит 20 января 1991 г. иракским ЗРК «Оса». После войны значительная часть самолетов F-117 осталась в зоне Персидского залива (в январе 1993 г. 20 машин дислоцировались в западной части Саудовской Аравии).

В ходе ударной операции по наземным целям на территории Ирака (командные пункты, ЗРК), состоявшейся 13 января 1993 г., самолеты F-117 оказались малоэффективными: шесть F-117A, принимавших участие в операции (в составе ударной воздушной группы из 38 самолетов), смогли поразить лишь две цели из шести назначенных. Из четырех случаев невыполнения задания в двух произошел срыв лазерного наведения бомб при их проходе в облаках, в третьем случае летчик не смог обнаружить цель, в четвертом – летчик неправильно определил поворотный пункт маршрута и поразил ошибочную цель. Это говорит о способности F-117 выполнять операции только в условиях хорошей видимости. Описываемый же рейд проходил ночью в плохих погодных условиях и из американских ударных самолетов, принимавших в нем участие, достаточно эффективным оказался лишь F-15Е (десять вылетевших F-15E поразили восемь целей из 10).

США. МАРТИН. В-57 «ИНТРУДЕР». Фронтовой бомбардировщик и разведчик

В-57В, основной вариант бомбардировщика Мартин В-57, мог нести разнообразную боевую нагрузку

Бомбардировщик В-57 занимает особое место в истории американской авиации. Авиационный прогресс «страны иммигрантов», как иногда называют США, в немалой степени обязан утечке мозгов из других стран. Свой талант отдали на благо Америки известные инженеры и ученые, такие как француз О.Шанют, венгр Т.Карман, австриец Р.Мизес, не говоря уже о германском интеллектуальном «вале», нахлынувшем в США после второй мировой войны, а также конструкторы, наиболее выдающиеся из которых – выходцы из России: И.И.Сикорский и А.П.Северский. Американцы заимствовали у других стран целые технологии, например, турбореактивных двигателей у англичан, треугольного крыла малого удлинения у немцев. Но иногда и этого оказывалось недостаточно. Тогда Америка шла на прямое копирование наиболее удачных зарубежных летательных аппаратов.

Первым из них стал поршневой Де Хэвилленд DH-4 (первый полет в августе 1916г.), который в стране происхождения построен в два раза меньшей серией (около 1450), чем по лицензии в США (около 3230). Этот знаменитый английский дневной бомбардировщик первой мировой войны, в виде своего дальнейшего развития – самолета DH-9, стал, кстати, той «шинелью», из которой во многом вышла и авиапромышленность Испании, Бельгии, Голландии, а также России, наладившей массовый выпуск разведчика Р-1 на основе DH-9. Ниже пойдет речь о самолете В-57, которому принадлежит другой приоритет в американской авиации: он стал первым воспроизведением зарубежной реактивной модели – фронтовой машины Инглиш Электрик «Канберра», так же, как и DH-4, английской разработки и также бомбардировщика. В дальнейшем по стопам фирмы Мартин, скопировавшей «Канберру», двинулась фирма Макдоннелл-Дуглас, повторившая под обозначением AV-8 для американских ВМС вертикально взлетающий «Харриер», а под обозначением Т-45 – учебно-тренировочный «Хоук» (оба самолета – опять же английские). В последние годы США налаживают сотрудничество с Израилем: производятся разработанные израильтянами ДПЛА IAI «Хантер», ракета Рафаэль «Попай».

Контракт на производство «Канберры» по лицензии был заключен в марте 1951 г., через месяц после того, как этот бомбардировщик, пилотируемый английским летчиком-испытателем Роланом Бомоном, продемонстрировал свои возможности перед американским руководством в рамках конкурса на новый тактический бомбардировщик для ВВС США. В разделе по самолету «Канберра» отмечается, что американцы за несколько лет до этого создали три бомбардировщика, примерно в два раза более тяжелые по сравнению с «Канберрой». Однако, как оказалось, это было не совсем то, что нужно и лишь один из них (Норт Америкен В-45 «Торнадо») был запущен в небольшую серию. Практически одновременно с «Канберрой» фирма Мартин создала по собственному проекту близкий по размерности ХВ-51 (первый полет 28 октября 1949 г.). Именно конкурс с ним «Канберра» и выиграла, но проигравшей фирме Мартин в виде «утешительного приза» была предоставлена возможность привести «Канберру» в соответствие с американскими практикой проектирования, технологией и нормами.

Схема самолета В-57 В

Самолет AV-8 – американское повторение английского вертикально-взлетающего «Харриера»

В качестве образцов были закуплены два самолета «Канбер- ра»В.Мк2, а через два года (20 июля 1953 г.) поднялся в воздух первый из восьми бомбардировщиков В-57А. За этим последовал разведчик RB-57A (построено 67 самолетов), который в марте 1954 г. первым начал поступать на вооружение. Однако основным вариантом стал бомбардировщик В-57В (построено 202), значительно доработанный и близкий по возможностям к английскому самолету изоляции поля боя «Канберpa»B(I)Mk.8. Модификация В-57В появилась в строевых частях также в 1954 г. и использовалась наиболее широко, заменив бомбардировщики Дуглас В-26 «Инвей- дер», в том числе в подразделениях, которые перебрасывались во Францию и Японию. Следующие варианты включали тренировочный самолет В-57С (первый полет – декабрь 1954 г., построено 38), буксировщик мишеней В-57Е (68 самолетов), а также стратегический высотный разведчик RB- 57D (на вооружении с апреля 1956 г., построено 20). Таким образом, всего было изготовлено 403 В-57.

Развитие В-57 отличалось все большим и большим отходом от первоначальной модели. В-57А весьма близок к своему прообразу – «Канберре», отличаясь от нее, в основном, установкой американских двигателей и оборудования, а также сравнительно небольшими конструктивными изменениями. В-57В имеет значительно измененную носовую часть с кабиной новой конструкции, стрелковое вооружение, а также переделанные створки бомбового отсека и оборудование, допускающее его всепогодное применение. Но наиболее глубокие модификации предприняты на RB-57D, отличающемся увеличенным крылом, новыми двигателями и обтекателями для различного целевого оборудования.

Бомбардировщики В-57В служили в регулярных ВВС США сравнительно недолго и к началу 1960-х годов большинство из них было передано в ВВС национальной гвардии. Однако в 1964 г. с началом боевых действий во Вьетнаме часть из них была вновь введена в состав действующих ВВС, а 16 В-57В в 1970 г. были переоборудованы в наиболее совершенный бомбардировочный вариант B-57G с установкой аппаратуры для автономных ночных действий. В начале 1972 г. бомбардировщики опять были отправлены в ВВС национальной гвардии.

Часть В-57В была модифицирована в вариант РЭБ ЕВ-57, 12 RB-57D переоборудованы фирмой Дженерал Дайнэмикс в «сверхвысотный» разведчик RB-57F (первый полет в середине 1966г.) с еще большим крылом, новой силовой установкой с дополнительными бустерными двигателями и многочисленными другими изменениями. В RB-57F были модифицированы и несколько В-57 других вариантов. ВВС США использовали RB-57F для полетов в различных районах мира, применялся он и в исследовательских программах NASA, в частности под обозначением WB-57F для исследований атмосферы. Имелись и другие варианты на основе RB-57D, включая самолеты радиоэлектронной разведки и летающие лаборатории. В-57 не был столь широко распространен в мире, как его прародительница «Канберра».

Учебно-тренировочный самолет Макдоннелл-Дуглас Т-45-модификация английского учебно-тренировочного «Хока»

Бомбардировщик Мартин ХВ-51

Схема самолета ХВ-51

США поставляли его лишь в две страны: Пакистан (25 В-57В/С в 1950-е годы) и Тайвань (В-57В и небольшое число RB-57D). В 1970 г. США, наложившие после индо-пакистанского конфликта 1965 г. эмбарго на поставки боевых самолетов Пакистану, разрешили «в виде исключения» продажу ему еще семи самолетов В-57, но эти поставки так и не состоялись.

КОНСТРУКЦИЯ.

В-57 представляет собой цельнометаллический моноплан нормальной аэродинамической схемы со среднерасположенным крылом. Основное конструктивное отличие почти всех самолетов В-57 от бомбардировочных вариантов «Канберры» заключается в использовании двухместной кабины экипажа с тандемным размещением кресел (как на первых трех опытных «Канберрах»В.Мк1 и «Канберрах»- разведчиках), на которых располагались летчик и штурман- второй летчик. Фонарь новой конструкции выступает из обводов фюзеляжа и обеспечивает улучшенный обзор. Катапультируемые кресла Макдоннелл-Дуглас ESCA -РАС IC-6. Из 20 построенных RB-57D в обычной двухместной компоновке были выполнены лишь шесть машин, остальные – одноместные.

Стратегический высотный разведчик RB-57D

Крыло RB-57F было значительно увеличено

Схема разведчика RB-57F

Крыло кессонной конструкции с уменьшенным, по сравнению с «Канберрой», числом нервюр и использованием слоистой обшивки с сотовым заполнителем. Конструкция фюзеляжа упрощена, изменена технология производства самолета. В хвостовой части фюзеляжа размещены дополнительные (помимо крыльевых) воздушные тормоза, позволяющие выполнять атаки наземных целей с пикирования при крутых углах.

Крыло RB-57D и, особенно, RB-57F имеет значительно увеличенную площадь для повышения высотности этих разведчиков. Увеличение размеров крыла было непростой задачей: прочность крыла RB-57D оказалась недостаточной и в 1963-1965 гг. парк этих машин был отстранен от полетов, но RB-57D стоял на вооружении довольно продолжительное время.

Первый В-57А (как, впрочем, и «Канберра») был подвержен низкочастотному бафтингу. Для повышения критической скорости бафтинга фирма Мартин герметизировала хвостовую часть фюзеляжа самолета.

Балансировка В-57 осуществляется с помощью управляемого стабилизатора из-за недостаточности триммеров в условиях проявления сжимаемости воздуха.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА бомбардировщиков В-57 состоит из двух ТРД Райт J65 в различных модификациях. J65 строился по лицензии, приобретенной в 1950 г. у английской фирмы Армстронг- Сиддли, и почти точно воспроизводит исходный английский двигатель «Сапфир». На В-57А установлены J65-W-1 с тягой по 32,0 кН (3265 кгс, на В-57В – J65-W-5 с такой же тягой.

Разведчик RB-57D оснащен двумя двигателями J57 с тягой в классе 39 кН (4000 кгс) каждый. На крыле RB-57F за двумя основными ТРДД Пратт-Уитни TF33-P-11 (2x80,1 кН, 2x8165 кгс) дополнительно установлены два бустерных ТРД Пратт-Уитни J60-P-9 (2x14,7 кН, 2x1500 кгс), расположенных на подкрыльных пилонах.

Топливная система переделана в соответствии с требованием ВВС США. На концах крыла могут устанавливаться дополнительные топливные баки. На RB-57F/ WB-57F практически все огромное крыло занято топливными баками, емкость основного трехотсечного крыльевого бака в центроплане составляет 14620 л.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ.На В-57 все английское оборудование заменено американским. Изменены компоновка приборных досок, расположение штурвалов управления и т.д.. Тренировочный В-57С имеет двойное управление.

В-57В ВВС США над целью во Вьетнаме (декабрь 1967 г.)

В-57 В ВВС Пакистана

Гидравлическая система модифицирована в соответствии с американским стандартом и использует рабочее давление 20,7 МПа (210 кгс/см 2 ) (более высокое, чем у «Канберры»).

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. В носовой части бомбардировочных и разведывательных вариантов установлена РЛС, например, AN/APN-107 на разведчиках, оператором которой является штурман (-бомбардир). Дополнительное оборудование В-57G, обеспечивающее его использование ночью, включает ИК систему переднего обзора и низкоуровневую телевизионную систему.

Разведчики несут различное оборудование, которое может включать РЛС бокового обзора AN/APQ-56, датчики температуры, приборы для взятия проб воздуха и т.д. В нижней части фюзеляжа устанавливаются взаимозаменяемые платформы с различной разведывательной аппаратурой, включающей АФА и другие датчики.

В-57Е может нести до четырех мишеней, которые размещаются во внешних контейнерах.

ВООРУЖЕНИЕ.

На В-57В имеется восемь пулеметов (12,7 мм) или четыре пушки (20 мм), установленные неподвижно в крыле для стрельбы вперед. Бомбовая нагрузка в бомбоотсеке 2720 кг. На 16 подкрыльных точках могут подвешиваться НАР калибром 127 мм, баки с напалмом.

В конструкции бомбоотсека В-57А и В-57В вместо обычных двух створок применена одна вращающаяся панель бомбодержателя. При бомбометании панель поворачивается на 180° вокруг оси, расположенной в плоскости симметрии самолета.

ХАРАКТЕРИСТИКИ САМОЛЕТА В-57В

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 19,51 м (RB-57D – 32,31 м, RB- 57F – 37,19 м); длина самолета 19,96 м; высота самолета 4,85 м; площадь крыла 89,19 м 2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРД Райт J65-W-5 (2x32,0 кН, 2x3265 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: взлетная масса: максимальная 24950, нормальная 22500; масса пустого самолета 13600.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на высоте 12190 м – 937 км/ч; практический потолок около 15000 м; дальность полета 3700 км.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Наиболее масштабным было применение В-57 американских ВВС во время войны во Вьетнаме. Бомбардировщики В-57В, развернутые на протяжении пяти лет, начиная с 1964 г., в Бьенхоа (Южный Вьетнам), быстро завоевали хорошую репутацию благодаря своей надежности и гибкости боевого применения. Они участвовали, в основном, в групповых действиях, например, совместно с многоцелевыми истребителями Норт Америкен F-100. Особенно успешными считались операции В-57 по поддержке наземных войск. Часть самолетов была потеряна. В свою очередь, один из В-57 стал виновником памятной американцам катастрофы: в результате его случайного взрыва при рулежке по аэродрому с полной бомбовой нагрузкой было приведено в негодность десять других самолетов.

Опыт ночных ударных операций показал необходимость в специализированном самолете для автономных действий ночью по путям снабжения вьетнамских войск. В результате в .1969 г. 16 В-57В были возвращены в США и после установки оптикоэлек- тронной аппаратуры (с присвоением нового обозначения В-57G) дислоцированы в сентябре 1970 г. в Таиланде. Ночные действия эскадрильи В-57G американцами характеризуются как «очень успешные», но вряд ли это соответствует действительности, поскольку уже в начале 1972 г. немногочисленная группа В-57G была выведена из Юго-Восточной Азии и передана в состав ВВС национальной гвардии США. Вместо них американцы были вынуждены на заключительном этапе войны использовать для ночных ударов новейшие по тому времени самолеты Дженерал Дайнэмикс F-111.

В-57С ВВС Пакистана

Пакистан использовал свои В-57 в обеих войнах с Индией. Наиболее интенсивным было их применение во время конфликта 1971 г. К тому времени у ВВС Пакистана осталась на вооружении одна эскадрилья с 16 самолетами В-57. Во второй половине дня 3 декабря 1971 г., когда открылись масштабные боевые действия, пакистанские ВВС нанесли удар по 12 аэродромам на западной границе Индии, однако, не добились большого успеха. Это связано с тем, что при усилении напряженности на западной границе Индии в сентябре-октябре, Индия предприняла меры по защите своей авиации против возможных атак. Были задействованы передовые и запасные аэродромы, а ПВО аэродромов постоянного базирования была усилена дополнительными установками зенитной артиллерии и зенитных ракет. В первом пакистанском воздушном ударе помимо В-57 участвовали самолеты Норт Америкен F-86 «Сейбр» и Дассо «Мираж»Ш. Наибольший ущерб был нанесен индийскому аэродрому в Амритсаре, где был выведен из строя участок ВПП длиной около 300 м и поврежден радиолокатор, однако все аэродромы продолжали действовать, а на земле был потерян лишь один легкий индийский самолет. В то же время, по индийским данным, было сбито четыре пакистанских самолета, из них один В-57 под Агрой. Большинство атак наземных целей производилось с малой высоты и, за исключением одного самолета, сбитого зенитной ракетой, все остальные машины были поражены огнем зенитных пушек L70 (40 мм) шведского производства.

В дальнейшем пакистанские В-57 продолжали совершать ночные налеты на индийские аэродромы, пытаясь вывести из строя прежде всего взлетно-посадочные полосы. По индийским данным, всего в ходе 15-дневных военных действий с 3 по 17 декабря 1971 г. было уничтожено 10 пакистанских В-57 (из них один под Карачи на аэродроме, остальные сбиты в воздухе), т.е. почти 11% от 94 заявленных Индией уничтоженных пакистанских самолетов. Пакистанцы признали потерю лишь 4-5 самолетов В-57, т.е. 15-19% от 26 потерянных ими, по собственным данным, самолетов.

Тайваньские RB-57D широко использовались для разведывательных полетов над территорией КНР. По некоторым данным, именно с RB-57D (а не с разведчиком Локхид U-2, как принято обычно считать) связано боевое крещение советского ЗРК С-75. Имеются свидетельства, что 7 октября 1959 г. один из тайваньских RB-57D был уничтожен в районе столицы Китая на высоте 20600 м тремя зенитными ракетами, стартовавшими с пусковых установок С-75 советского производства. Огонь вел китайский боевой расчет. Но в подготовке техники и личного состава, выполнявшего стрельбу, участвовали советские военные инженеры.

Так же, как и «Канберры», самолеты RB-57 участвовали в полетах для разведки ПВО прибалтийской зоны Советского Союза. В 1950-е годы для этого использовались несколько RB-57А, оснащенных, в основном, фотоаппаратурой. Лишь одна из машин была оборудована РЛС AN/APN-107 в носовом обтекателе и РЛС бокового обзора AN/APQ-56 в фюзеляжном обтекателе. В 1959-1964 гг. шесть RB-57D совершали полеты вдоль границ СССР в рамках операции «Бордертаун» (Bordertown – «пограничный город»).

США. НОРТ АМЕРИКЕН. ХВ-70 «ВАЛЬКИРИЯ». Экспериментальный самолет

Экспериментальная «трехмаховая» «Валькирия» долгое время была символом прогресса в авиации

Вначале 1950-х годов на вооружение стратегической авиации США поступили средние дозвуковые бомбардировщики Боинг В-47, начались испытания тяжелого дозвукового Боинг В-52. Развивая линию высотных бомбардировщиков в направлении перехода к сверхзвуку, американцы одновременно вплотную приступили к разработке самолета Конвэр В-58. Параллельно развернулись масштабные работы по межконтинентальным крылатым (Норт Америкен «Навахо» и Нортроп «Снарк») и баллистической (Конвэр «Атлас») ракетам, на которые возлагались огромные надежды вплоть до полной замены ими пилотируемых самолетов. Командование стратегической авиации не проявляло особого энтузиазма в отношении В-58, основанного на технологии реактивных самолетов первого поколения. Обладая ограниченными дальностью полета и боевой нагрузкой, он не мог претендовать на роль сверхзвукового эквавалента тяжелой «стратокрепости» В-52. А полноценный сверхзвуковой преемник В-52 считался необходимым, поскольку перспективность межконтинентальных ракет еще предстояло доказать и грядущее долголетие В-52 никто не мог предвидеть.

Отправной точкой работ по новому самолету стало предложение командующего стратегической авиацией ВВС США генерала K.JIeмея, который в конце 1954 г. поднял вопрос о создании нового бомбардировщика, обладающего дальностью без дозаправки в полете не менее 11000 км и «максимально возможной скоростью». Этот самолет, пригодный для эксплуатации с существующих аэродромов, должен был заменить В-52 и состоять на вооружении ВВС в 1965-1975 гг. В октябре 1954 г. было выпущено ТЗ к системе оружия WS-110A и объявлен конкурс предварительных проектов стратегического бомбардировщика с крейсерским числом М=0,9 и максимально возможной скоростью на максимальной высоте при проникновении в воздушное пространство потенциального противника на расстояние 1600…1850 км. Поставки нового самолета намечались с 1963 г. В июле 1955 г. шесть фирм представили предварительные проекты, а 11 ноября этого же года Боинг и Норт Америкен получили заказы на проработку своих эскизных проектов, которые были готовы в апреле следующего года.

Самой трудной проблемой при проектировании WS-110A было одновременное достижение высокой сверхзвуковой скорости и межконтинентальной дальности полета. Для этого требуется получить высокое сверхзвуковое аэродинамическое качество – задача, не решенная полностью и в наши дни. В 1950-х годах трудности усугублялись малой экономичностью имевшихся двигателей, недостаточной изученностью аэродинамики сверхзвуковых скоростей, отсутствием высокопроизводительных ЭВМ для проведения расчетов. В результате оба спроектированных самолета WS-110A имели небывало высокую размерность. Проектом фирмы Норт Америкен предусматривалось создание бомбардировщика массой 340 т с треугольным крылом, к которому крепились дополнительные консоли с расположенными посередине огромными топливными баками. В районе цели консоли с баками, в которых размещалось по 86 т топлива, должны были сбрасываться с последующим разгоном самолета до М=2,3. Фактически это было «звено» из трех аппаратов. Эксплуатировать его с существующих аэродромов не представлялось возможным.

Схема самолета ХВ-70А «Валькирия»

Старт'межконтинентальной крылатой ракеты Нортроп SM-62A «Снарк»

Схема ракеты «Снарк»

Оба представленных проекта были отклонены в октябре 1956 г. и после переработки вновь представлены через девять месяцев – к июлю 1957 г. Проектировщики учли требование ВВС уменьшить взлетную массу. Но, главное, они существенно изменили свои проекты под вновь поставленную задачу обеспечить полностью сверхзвуковой полет. Требовалась дальность до 9600 км с крейсерским числом М=2 и возможностью броска с М=3 в районе цели. ВВС, формулируя новое ТЗ, опирались на рекомендации ученых из NACA (аналог российского ЦАГИ), которые по словам Х.Драйдена, тогдашнего директора NACA, добились к тому времени крупных успехов в изучении аэродинамики, прочности и силовых установок сверхзвуковых самолетов. Был учтен и опыт проектирования фирмой Рипаблик «трехмахового» истребителя перехватчика XF-103, разработка которого была прекращена в том же 1957 г.

Для уменьшения потребного запаса топлива и размерности самолета фирмы Боинг и Норт Америкен решили перейти к борово- дородному топливу, предложенному как горючее еще в 1929 г. в Советском Союзе Ю.В. Кондратюком. Предпочтение отдали пентаборану, хотя исследовались также диборан и декаборан. Пентаборан имеет меньшую плотность, по сравнению с керосином, и, соответственно, занимает больший объем, но, отличаясь высокой теплотой сгорания («высокой калорийностью», как у нас говорили в то время), позволяет снизить массу топлива дальнего самолета. По проекту фирмы Норт Америкен при уменьшенной почти до 200 т взлетной массе крейсерское число М повысилось с дозвукового до 1,52, максимальное число М – до 3, дальность полета 9600 км достигалась на крейсерской высоте 15000 м.

Норт Америкен применила ряд компоновочных мер, направленных на повышение сверхзвукового аэродинамического совершенства. Первым шагом стал традиционный способ – установка цельноповорот- ного переднего оперения, играющего роль дестабилизатора и уменьшающего балансировочное сопротивление самолета на сверхзвуке. Но этого оказалось недостаточно и Норт Америкен пошла на риск, использовав новое оригинальное техническое решение. Идея, которая лежала в основе концепции полностью сверхзвукового бомбардировщика, состояла в повышении подъемной силы за счет сжатия воздушного потока. Она была предварительно апробирована в ходе экспериментальных исследований NACA в 1955-1956 гг., а в проекте Норт Америкен воплощена размещением двигателей в единой подкрыльевой гондоле с применением плоского воздухозаборника, имеющего выдвинутый вперед неподвижный клин. Создаваемая при этом на сверхзвуке система косых скачков уплотнения приводила к образованию области повышенного давления под крылом.

Рисунок экспериментального «трехмахового» перехватчика Рипаблик XF-103, разработка которого была прекращена в 1957 г.

Межконтинентальная крылатая ракета Норт Америкен XSM-64 «Навахо»

Схема ракеты «Навахо»

Еще одним техническим новшеством стали отклоняемые вниз концевые части крыла. Главное их назначение – повышение путевой устойчивости самолета. Это позволило уменьшить размеры килей и способствовало росту аэродинамического качества самолета. Одновременно отклонение концов крыла приводило к перемещению аэродинамического фокуса самолета вперед (благодаря уменьшению эффективной площади крыла вблизи задней кромки) и дополнительному снижению балансировочного сопротивления в сверхзвуковом полете. Кроме того, отклонение концевых частей давало увеличение подъемной силы от сжатия потока, так как скачки уплотнения, создававшиеся клином воздухозаборника, отражались от отклоненных концов, что еще более повышало давление под крылом. Все это дополнительно увеличивало аэродинамическое совершенство самолета.

Проект фирмы Норт Америкен был признан перспективным, 23 декабря 1957 г. она была объявлена победителем конкурса проектов и получила контракт на разработку самолета, которому в феврале следующего года дали

обозначение В-70, а в июле – название «Валькирия». В выборе Норт Америкен сыграло, вероятно, свою роль и желание ВВС поддержать эту фирму, портфель заказов которой к тому времени оскудел (работы по ракете «Навахо» незадолго до этого прекратились, а производство истребителя F-100 «Супер Сейбр» близилось к завершению) и финансовое положение было не в пример хуже, чем у Боинга. Предусматривалась постройка 62 самолетов, из них 12 опытных и 50 строевых, для формирования первого авиакрыла. Первый полет опытного самолета намечался на январь 1962 г., первое авиакрыло планировалось сформировать к августу 1965 г.

Истребитель Норт Америкен F-100 «Супер Сейбр»

F-107A (первоначальное обозначение F-100B) – развитие истребителя F-100. Его разработка была прекращена в 1957 г.

Первое время программа самолета В-70 относилась к числу приоритетных. Однако это продолжалось недолго. Первый сбой был связан с бороводородным топливом. Оно оказалось очень дорогим, высокотоксичным и сложным в производстве. В то же время дальность полета при его использовании увеличивалась, как выяснилось, только на 10%. К весне 1959 г., когда завершилось изготовление макета самолета, по заказу ВВС был построен завод стоимостью 45 млн долл. для производства бороводородного топлива. Но он так и fie был пущен, поскольку в августе этого же года разработка бороводородного топлива и двигателя J95-GE-5, который на нем работал, была аннулирована. Месяцем позже прекратились работы по «трехмаховому» истребителю-перехватчику Норт Америкен F-108 «Рапира», двигатели которого также должны были работать на бороводородном топливе. В результате стоимость разработки В-70 увеличилась, так как часть исследований полета с М=3 предполагалась по программе самолета F-108.

К этому времени успешные запуски первой американской МБР «Атлас» подтвердили перспективность ракетного оружия и поставили под сомнение саму необходимость пилотируемых бомбардировщиков. Но, главное, появление в СССР первых дальних мобильных зенитных ракетных комплексов заставило сделать вывод, что по уязвимости сверхзвуковой В-70 будет ненамного лучше дозвукового В-52. Такое, все более распространявшееся мнение в дальнейшем подтвердилось, но в то время абсолютной уверенности в подобных прогнозах не было и программа самолета В-70 вступила в полосу неопределенности, продолжавшуюся почти пять лет.

Первым ударом стало прекращение в декабре 1959г. разработки В-70 как системы оружия. Новыми планами предусматривалась постройка одного экспериментального ХВ-70 без навигационно-бомбардировочной системы и системы вооружения. ВВС США все же не теряли надежды довести работы по бомбардировщику до серийного производства и в октябре 1960 г. добились восстановления программы разработки самолета, как системы оружия. Однако в апреле 1961 г., после прихода президента Кеннеди на смену Эйзенхауэру, программа была вновь сокращена до постройки трех экспериментальных машин, в том числе двух ХВ-70А без боевых систем и с экипажем из двух человек, а также одного ХВ-70В с навигационной системой, вооружением и экипажем из четырех человек.

Было предложено три пассажирских варианта бомбардировщика (от минимально модифицированного варианта до глубокой модифика – ции), проводились исследования варианта бомбардировщика В-70 с ядерной силовой установкой. В 1960 г. рассматривалась возможность применения самолета В-70 в качестве сохраняемой первой ступени космических J1A и, в частности, для ракетоплана «Дайна Сор», но этот проект был отклонен. В 1962 г. одно время изучалось создание разведчикабомбардировщика RS-70, однако решение было принято в пользу разработки стратегического разведчика Локхид SR-71, а программа ХВ-70 осталась без изменений. Наконец, в марте 1964 г. произошло последнее сокращение программы – до двух двухместных экспериментальных самолетов ХВ-70А без боевых систем. По словам Р.Макнамары, министра обороны в администрации Кеннеди, известного введением критерия «стоимость-эффективность» для оценки оружия: «Мы… пришли к заключению, что В-70 не сможет повысить мощь наступательного оружия настолько, чтобы оправдать его чрезвычайно высокую стоимость. Учитывая все повышающиеся характеристики ракет класса земля-воздух, а также скорость и высоту полета самолета В-70, он не будет иметь существенных преимуществ…, мы планируем завершить сокращенную программу разработки…, продемонстрировать техническую осуществимость конструкции самолета, а также некоторых основных систем, необходимых для полета с большой скоростью и на большой высоте».

Пуск первой межконтинентальной баллистической ракеты Конвэр SM-65 «Атлас»

Схема ракеты SM-65D «Атлас»

Выкатка ХВ-70 из ворот сборочного цеха

Несмотря на исследовательскую направленность работ по ХВ-70А, сохранялась вероятность дооборудования самолета в бомбардировщик в случае изменения обстановки, и в СССР испытания «Валькирии» с полным основанием рассматривались как реальная угроза. Автор книги помнит, что даже в 1966-1967 гг. на занятиях по военной подготовке в средней школе эта машина называлась не экспериментальной, а боевой (причем военрук, вдохновленный вниманием открывших рот юнцов, расписывал зловещей краской характеристики самолета и рисовал с леденящими душу подробностями апокалипсическую картину атомной бомбардировки Союза «Валькирией»).

Трудоемкость инженерно-технических работ по созданию самолета составила 14,5 млн чел.-ч, было израсходовано 1,3 млрд долл. Первому полету самолета предшествовали обширные испытания моделей в аэродинамических трубах, объем которых достиг 14 тыс.ч. Первый самолет ХВ-70 был построен в мае 1964 г. и впервые поднялся в воздух 21 сентября 1964 г. Расчетная скорость, соответствующая числу М=3, была достигнута в 17-м полете 14 октября 1965 г. Второй самолет совершил первый полет 17 июля 1965 г., но просуществовал он менее года: в 46-м полете 8 июня 1966 г. он разбился в результате столкновения с сопровождавшим его истребителем F-104.

Эта случайная трагедия, приведшая к потере многомиллионного самолета, получила широкий резонанс в американской печати. Она произошла в полете, организованном по заказу фирмы Дженерал Электрик для рекламной съемки самолетов, на которых установлены двигатели ее разработки. С фотосъемщика «Лир Джет» планировалось запечатлеть полет строем «клин» пяти самолетов – «Валькирия», Локхид F-104 «Старфайтер», Макдоннелл-Дуглас F-4B «Фантом», Нортроп F-5 «Фридом- файтер» и Т-38 «Талон». Дженерал Электрик просила включить в состав этой группы и бомбардировщик Конвэр В-58 «Хастлер», но ей отказали. Полет управлялся с командного пункта авиабазы Эдварде, поскольку радиооборудование «Лир Джета» и ХВ-70 было несовместимо. Съемки практически уже завершились, когда «Старфайтер», летевший справа от «Валькирии», ударился левым концевым крыльевым баком об отклоненную правую концевую часть ее крыла. Повредив свое левое полукрыло, «Старфайтер» резко наклонился влево и, перевернувшись, скользнул над хвостом «Валькирии», срезав часть ее правого киля и почти полностью снеся левый киль. Своим носом «Старфайтер» также ударил сверху по левой консоли «Валькирии». Сразу после этого «Старфайтер» взорвался, вероятно, из-за того, что топливо, хлынувшее из его разрушенного бака, мгновенно воспламенилось от выхлопных газов «Валькирии». Летчик погиб.

ХВ-70 в сопровождении самолета Нортроп Т-38

Экспериментальный гиперзвуковой самолет Норт Америкен Х-15

Технология, отработанная на «Валькирии», нашла применение в конструкции военно-транспортного самолета Локхид С-5

«Валькирия» продолжала лететь прямо еще 10-15 с, после чего накренилась вправо, опустила нос и вошла в интенсивное движение по рысканию. Часть ее левой консоли отлетела из-за чрезмерной перегрузки, а затем самолет попал в плоский штопор. Первый летчик благополучно спасся, получив небольшие травмы, второй летчик погиб.

45-летний Дж.Уокер (Joseph A. Walker), пилотировавший F-104, был старшим летчиком- испытателем NASA и считался одним из наиболее опытных американских пилотов. При общем налете около 5000 ч он совершил 25 полетов на экспериментальном гиперзвуковом самолете Норт Америкен Х-15, причем установил на нем рекорды скорости и высоты полета. Все же расследовавшая катастрофу комиссия склонилась к мнению, что вероятная причина столкновения – ошибка Уокера, поскольку бортовые системы самолетов работали нормально, атмосфера была спокойной, видимость хорошей, признаков внезапного заболевания у летчиков не обнаружено, а гипотезу, что соударение обусловлено подсосом истребителя вследствие завихрения воздушного потока между ним и «Валькирией», признали несостоятельной. Уокер, по-видимому, выдерживал дистанцию до ХВ-70, визуально контролируя расстояние от своего самолета до передней секции фюзеляжа ХВ-70. Если это так, то крыло «Валькирии» находилось вне поля зрения пилота. «Очевидно, что перемещение F-104 с безопасной дистанции в точку контакта происходило постепенно и не осознавалось летчиком… Наши выводы подтверждаются тем обстоятельством, что в момент соударения F-104 с опущенным концом крыла ХВ-70 голова летчика была ниже уровня продольной оси фюзеляжа ХВ-70 по меньшей мере на 3 м».

Второй летчик «Валькирии» К.Кросс (Carl S.Cross) также был опытным пилотом с общим налетом более 8500 ч, но на «Валькирии» он совершал первый вылет, который для него оказался и последним. Вероятная причина того, что он не смог катапультироваться – попадание ХВ-70 в плоский штопор. Дело в том, что закрытие створок капсулы и ее катапультирование происходили только после предварительного смещения кресла назад давлением сжатого газа. Центробежные силы, возникающие при вращении самолета в плоском штопоре, оказались на «Валькирии» весьма значительными (из-за большого выноса кабины экипажа относительно центра масс самолета) и воспрепятствовали перемещению кресла назад. Аварийная ручная система перемещения кресла также не могла преодолеть действия центробежных сил. Командиру экипажа Э.Уайту (Alvin S. White), шеф-пилоту фирмы Норт Америкен, повезло, так как он рванул рычаг катапультирования в момент кратковременного замедления вращения самолета.

Военно-транспортный самолет Локхид С-141 также создан с использованием технологии от ХВ-70

ХВ-70А взлетает для исследований в полете характеристик будущих сверхзвуковых пассажирских самолетов

Англо-французский сверхзвуковой пассажирский самолет «Конкорд»

Российский сверхзвуковой пассажирский самолет Ту-144 конструкции ОКБ им.А.Н.Туполева

Потеря второй «Валькирии» стала большим ударом для программы скоростных испытаний, так как этот образец самолета был оборудован автоматической системой управления воздухозаборником и летчики именно на нем предпочитали выходить на числа М›2,5. На втором самолете была выполнена оговоренная контрактом задача – продемонстрировать установившийся полет при М=3 продолжительностью не менее 30 м. Полет с М=3, проходивший 19 мая 1966 г. на высоте около 21 км, длился 32 м. Тем самым фирма заработала 275 тыс долл. – вознаграждение, предусмотренное контрактом с ВВС. Испытания оставшегося первого самолета продолжались еще два с половиной года: последний испытательный полет он совершил 17 декабря 1968 г., а 4 февраля 1969 г. был передан в музей ВВС. Налет обоих самолетов составил 249 ч 22 м в 128 полетах, из них более 42% (106 ч 48 м) на сверхзвуковых скоростях и более 20% (51ч 34 мин) при М›2.

Создание самолета ХВ-70 было крупным техническим достижением. Но хотя он и оставил глубокий след в авиации, его роль в основном свелась к освоению авиационной промышленностью новых технологических процессов производства конструкций из высокопрочных сталей и титана, которые были впоследствии применены на бомбардировщике Дженерал Дайнэмикс F-111, военно-транспортных самолетах Локхид С-5 и С-141, истребителе Макдоннелл-Дуглас F-4 и на других самолетах. В то же время компоновка ХВ-70 не стала образцом для последующих сверхзвуковых самолетов, хотя на нем и были предприняты масштабные исследования в рамках изучения сверхзвуковых пассажирских самолетов. Крупный недостаток пакетного размещения двигателей – увеличение массы конструкции из-за большой длины воздушных каналов. Поэтому, например, на англо-французском сверхзвуковом пассажирском самолете «Конкорд» было решено применить более короткие разнесенные гондолы двигателей, установленные под консолями крыла. На российском Ту-144 было применено промежуточное решение – отдельные гондолы, но со сравнительно небольшим разносом и размещением под фюзеляжем. Вообще говоря, установка двигателей под крылом разгружает крыло и таким образом облегчает конструкцию, но в то же время отказ одного двигателя и возникновение несимметрии тяги при сильном разносе двигателей может существенно усложнить пилотирование самолета и обеспечение его путевой устойчивости. Очевидно, конструкторы Ту-144 не пошли на большое разнесение двигателей в целях повышения безопасности полета, не будучи уверены в высокой надежности двигателей.

На ХВ-70 предполагали достичь сверхзвукового аэродинамического качества 8-8,5, дозвукового – около 12-13. Сравнительно высокое крейсерское качество «Конкорда» и Ту-144 – «бесхвосток» без переднего дестабилизатора, было получено благодаря усовершенствованию методов аэродинамического расчета, что позволило применить неплоское крыло оживальной формы в плане.

На Ту-144 реально достигнуто качество 8,1 при М=2, на перспективном сверхзвуковом пассажирском Ту-244, который также проектируется по схеме «бесхвостка», намечается получить качество 10 при М=2 и 15 при М=0,9. Кроме того, Ту-144 и «Конкорд» рассчитаны на меньшие скорости полета, по сравнению с ХВ-70, и выполнены, в основном, из обычных алюминиевых сплавов. США, как известно, так и не создали сверхзвукового пассажирского самолета.

Стратегический высотный «трехмаховый» разведчик Локхид SR-71

Поворотные концы крыла ХВ-70 существенно снижали безопасность полета: при их заклинивании в полностью отклоненном положении самолет не мог совершить безопасную посадку, и экипаж должен был катапультироваться.

В отличие от В-58, который одно время предлагалось модифицировать в маловысотный бомбардировщик, для «Валькирии» подобных предложений не было. Одна из причин этого – ее чрезмерная (на порядок выше, чем у «двухмахового» бомбардировщика В-58 и «трехмахового» разведчика SR-71) чувствительность к турбулентности атмосферы. «Валькирия» обладала таким недостатком несмотря на то, что удлинение крыла у нее было несколько меньше (1,75 в сравнении с 2,1 у В-58 и 1,9 у SR-71). Вызывалось это, главным образом, сравнительно малой жесткостью длинного фюзеляжа, хотя играла роль и малая удельная нагрузка на крыло (410 кг/м2 при максимальной фактической взлетной массе, тогда как у В-58 и SR-71 нагрузка достигала примерно 520 кг/м2 ).

ХВ-70 стал первой за рубежом крупной сверхзвуковой аэроупругой конструкцией. Его большие размеры, применение тонкого треугольного крыла и длинного гибкого фюзеляжа обусловили необходимость масштабных расчетов на аэроупругость. Эти расчеты выполнялись с применением новейшего по тому времени инструментария – цифровых и аналоговых ЭВМ, но все же не дали хороших характеристик самолета при полете в турбулентной атмосфере. Поэтому важной экспериментальной работой стали исследования на ХВ-70 системы GAS-DSAS, предназначенной для парирования нагрузок от воздушных порывов и подавления аэроупругих колебаний конструкции. Эта программа продолжила работы, проводившиеся на самолете Боинг В-52 (системы SAS и LAMS). Система GAS-DSAS предусматривала отклонение элевонов (по тангажу и крену), а также рулей направления по сигналам датчиков перегрузок. Исследования показали, что для уменьшения интенсивности изгибных колебаний фюзеляжа целесообразно использовать небольшие горизонтальные и вертикальные поверхности, расположенные по схеме «утка». В дальнейшем подобная система была применена на бомбардировщике В-1.

Летные исследования с участием NASA проводились также в области аэродинамики (флаттер панелей обшивки, сопротивление трения обшивки, донное сопротивление фюзеляжа и т.д.), конструкции (аэродинамический нагрев, полетные нагрузки) и эксплуатации (шум на местности).

Пилотажные характеристики самолета оценивались летчиками в целом как очень хорошие в полете и на малых, и на больших скоростях, особенно отмечалась легкость и мягкость посадки, как у пассажирских самолетов. Большое треугольное крыло создавало у земли воздушную подушку, увеличивавшую подъемную силу на 15%. В результате, вертикальная скорость в момент приземления составляла всего 0,3… 1,2 м/с.

В СССР с 1962 г. создавался аналог В-70. В результате конкурса проектов, в котором приняли участие ОКБ П.О.Сухого, А.Н.Туполева и А.С.Яковлева, в 1972 г. был разработан новаторский «трехмаховый» экспериментальный самолет Т-4 («сотка») конструкции П.О.Сухого, относившийся, правда, в отличие от «Валькирии», к категории средних бомбардировщиков (максимальная взлетная масса 135 т, а практическая дальность 4000 км, в сравнении с расчетными 244 т и 12000 км у В-70). Т-4 не строился серийно и его основное значение, как и ХВ-70, состоит в разработке новых технологий.

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет схемы «утка» с тонким треугольным крылом и двухкилевым вертикальным оперением. При М=3 температура обшивки могла достигать 330°С и в конструкции широко использовались нержавеющая сталь РН15-7Мо (68%), высокопрочная инструментальная сталь НИ (17%), титановые сплавы (9% по массе). Применены также нержавеющая сталь АМ-35 (4%) и сплав на никелевой основе Рене-41 (2%). Эти материалы сохраняют высокую прочность в расчетном диапазоне рабочих температур В-70, равном 230-330°С.

«Валькирия» выполнена по схеме «утка» с треугольным крылом большой площади

«Трехмаховый» экспериментальный самолет Т-4 («сотка») ОКБ им.П.О.Су- хого

Для В-70 были первоначально разработаны обычные листовые металлические обшивки, усиленные панели различной конструкции и слоистые панели. Исследования показали, что наилучшие характеристики для большей части планера имеют слоистые панели. В значительной мере это обусловливалось требованием хороших теплоизолирующих свойств. В противном случае, вследствие кинетического нагрева обшивки, температура топлива в баках-отсеках могла превысить 150°С предельно допускаемый уровень температуры топлива на входе в двигатель. В пользу слоистых конструкций говорили и их высокая жесткость (а, следовательно, сохранение гладкой поверхности и высокого аэродинамического качества на больших скоростях), устойчивость к акустической усталости (от колебаний воздушного давления в скоростном полете и шума двигателей) и относительно малая масса.

Слоистые панели выполнены из нержавеющей стали и имеют сотовый или гофрированный заполнитель. Из них изготовлены обшивка большей части крыла, нижней и верхней поверхности фюзеляжа, килей и другие компоненты. От склейки панелей отказались, так как клееные конструкции не работают при высоких температурах. Сотовый заполнитель припаивается к листам обшивки, а гофрированный заполнитель приваривается точечной сваркой. От инструментальных сталей, как материала для слоистых конструкций, отказались вследствие трудностей, связанных с необходимостью применения антикоррозийных покрытий, и проблем с их обработкой. Пришлось отказаться и от титана, как как лучшие из имевшихся титановых сплавов нельзя было одновременно подвергать пайке и термообработке, а листы из них нельзя было гнуть под углами, требуемыми для получения гофра.

Во время испытаний встретилась проблема отслоения верхних листов слоистых панелей обшивки в результате производственных дефектов и аэродинамического нагрева конструкции в полете. В нескольких летных происшествиях воздушный поток «отодрал» от самолета и унес значительные по размерам (например, 1,02x0,91 м и 0,20x0,97 м) вздувшиеся участки листов.

Значительная часть остальной конструкции, не образующей топливных баков-отсеков, выполнена из высокопрочных титановых сплавов. Из них изготовлены носовая секция фюзеляжа типа монокок длиной 18,6 м, переднее оперение, хвостовая часть фюзеляжа в зоне отсеков двигателей, лонжероны килей и часть внутренней конструкции поверхностей управления и крыла. Всего в конструкции В-70 используется около 5400 кг титана. Из стали НИ выполнены многие важные элементы конструкции, в том числе шасси и механизмы складывания крыла, главные лонжероны передней части фюзеляжа и центроплана над отсеками двигателей. Этот материал настолько прочен, что до В-70 он применялся, главным образом, для изготовления инструментов, а в самолетной конструкции использовался в небольшом количестве только на бомбардировщике A-3J. Всего в конструкции В-70 используется около 10400 кг стали НИ.

Крыло В-70 имеет удлинение 1,75, средняя аэродинамическая хорда 23,94 м. Длина хорды у корня 35,89 м, на концах 0,67 м, относительная толщина 2% на участке по размаху до 4,72 м и 2,5% на участке от 11,68 до 16,0 м. Угол поперечного V нулевой на самолете N1, положительный +5° на самолете N2.

«Валькирия» в крейсерской конфигурации (М=3) с отклоненными законцовками крыла

Носок крыла в корневой части имеет небольшую кривизну, на участке между фюзеляжем и шарнирами поворота концевых частей используется коническая крутка. Управление тангажом и креном осуществляется с помощью зависающих элевонов (по шесть секций на консоли крыла) общей площадью 36,74 м 2 , отклоняющихся на угол до 25° вниз и до 15° вверх, управление рысканием – с помощью рулей направления общей площадью 35,52 м 2 . Рули направления занимают большую часть килей (поэтому кили ХВ-70 иногда называются поворотными) и имеют наклонные оси шарниров поворота, предельные углы их отклонения составляют ±12° при выпущенном шасси и ±3° при убранном шасси.

Концевые части крыла (2x48,39 м 2 ) отклоняются вниз. При разработке самолета намечалось, что они будут фиксироваться в трех положениях: 0° при дозвуковой скорости, 25° (на самолете N1) и 30° (N2) при околозвуковых скоростях, 65° (N1) и 70° (N2) при сверхзвуковых скоростях. В реальных полетах отклонение концов крыла в среднее положение практиковалось раньше – на скорости 500 км/ч, почти сразу после уборки шасси. Это связано с тем, что неблагоприятный разворачивающий момент рыскания при отклонении элевонов по крену оказался значительно большим, чем предполагалось. В результате, например, попытки летчиков в условиях скольжения выправить крен действием одних элевонов приводили к еще большему кренению самолета и развитию скольжения. Для координации движения самолета требовалось противоположное отклонение рулей направления, а также повышение боковой устойчивости самолета, что и достигалось ранним отклонением концов крыла. При этом дополнительно уменьшался и разворачивающий момент (правда, с уменьшением управляющего момента крена), поскольку из работы выключались по две секции элевонов, расположенные на концевых частях крыла.

Фюзеляж типа полумонокок выполнен в соответствии с правилом площадей. Для улучшения обзора при заходе на посадку верхняя панель носовой части фюзеляжа перед лобовым стеклом опускается. Кабина экипажа, состоящего из двух человек, герметическая. На бомбардировщике численность экипажа предполагалось довести до четырех человек за счет включения в него помимо двух летчиков также штурмана- бомбардира и оператора оборонительной системы. В кабине поддерживается давление, соответствующее атмосферному на высоте 2400 м, что позволяет экипажу обходиться без высотных скафандров. Установлены катапультируемые кресла с двумя створками, образующими при закрытии индивидуальные герметические спасательные капсулы с автономной системой наддува и кислородной системой. Капсулы обеспечивают аварийное покидание самолета на высотах от уровня моря до 24000 м. Входная дверь расположена с левого борта впереди переднего оперения.

На этом снимке ХВ-70А, поставленного в ангар для регламентных работ, хорошо видна кабина с фюзеляжной опускающейся панелью перед лобовым стеклом (на снимке панель в поднятом положении)

Второй самолет ХВ-70А на пробеге с выпущенными тормозными парашютами

Переставное (диапазон углов отклонения 6°) переднее горизонтальное оперение (ПТО) площадью 24,64 м2 без подфюзеляжной части и стреловидностью по передней кромке 31,7° используется для продольной балансировки самолета и как дестабилизатор при М›1. Закрылки ПТО площадью 10,16 м2 отклоняются на угол до 25° совместно с элевонами при взлете и посадке. Отнесенные на большое расстояние от центра масс самолета, закрылки ПГО парируют момент тангажа, возникающий при взлетно-посадочном зависании элевонов, которое давало возможность эксплуатировать самолет с существовавших аэродромов. Одним из недостатков «Валькирии» был срыв потока с ПГО при М‹0,88 даже при отклонении расположенных на нем закрылков, что приводило к довольно сильной тряске самолета на малых скоростях. Тряска исчезала по мере роста скорости.

Шасси трехопорное с передней опорой. Двухколесная носовая стойка и основные стойки с четырехколесными тележками убираются назад, тележки при уборке поворачиваются на 90°. Все колеса и пневматики одинакового размера (диаметр пневматиков 1060 мм), рассчитаны на температуру нагрева 180°С. Отсеки шасси охлаждаются до температуры 120°С. Тормоза дисковые, установлены отдельно от колес (для повышения эффективности охлаждения). Применены автоматы торможения. Масса шасси превышает 5400 кг, что составляет примерно 2,5% от взлетной массы самолета. При посадке используются три тормозных парашюта с диаметром купола 8,5 м. База шасси 14,1 м, колея 7,1 м.

В ходе испытаний были случаи нераскрутки колес на посадке из-за несовершенства тормозной системы, которая блокировала колеса. В то же время шасси и тормоза сработали нормально, когда посадка была совершена при очень высокой массе самолета – 190,5 т. Ресурс основных тормозных колес составлял вначале 3-4 посадки, затем он был доведен до 5-10 посадок.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА.

Двигатели установлены по пакетной схеме в хвостовой части фюзеляжа. Диаметр двигателя 1,33 м, длина 6,02 м, масса 2360 кг. Общий плоский многоскачковый воздухозаборник смешанного сжатия размещен под фюзеляжем и имеет центральный клин, разделяющий воздухозаборник на два канала, каждый из которых подает воздух к трем двигателям. Регулирование воздухозаборника осуществляется с помощью трех подвижных перфорированных рамп с гидравлическим приводом. Сверху крыла, у его вершины расположены перепускные створки. На первом ХВ-70 была установлена ручная/полуавтоматическая система управления воздухозаборником, на втором – полностью автоматическая. Канал воздухозаборника высотой у входа 2,1 ми длиной около 24 м состоит из сверхзвукового и дозвукового диффузоров. Сопла двигателей сужающиеся-расширяющиеся, обеспечивают непрерывное регулирование тяги на форсированном режиме. По первоначальному проекту предполагалось применить обычную механическую проводку управления двигателями. В конечном итоге остановились на применении электронной системы управления, которая была ранее применена фирмой Норт Америкен на истребителе-перехватчике F-86D.

Бомбоотсек на ХВ-70 должен был располагаться между каналами воздухозаборника

Общий подфюзеляжный воздухозаборник на ХВ-70А разделяется на два канала, каждый из которых обслуживает три двигателя

Запуск двигателей на земле осуществляется с помощью аэродромной установки или автономно. В последнем случае один из двигателей запускается твердотопливным стартером и затем используется для привода гидродвигателя, от которого производится пуск остальных двигателей.

Силовая установка доставила немало хлопот испытателям. Так же, как и на «трехмаховом » разведчике SR-71, в полете неоднократно нарушалась расчетная работа воздухозаборника из-за образования выбитой ударной волны на входе. Особенно неблагоприятные последствия наступали при М=3: резко падала тяга, возникали грохот и тряска, самолет совершал непроизвольные движения по крену, тангажу и рысканию. Одной из крупных эксплуатационных проблем с двигателями были их частые повреждения посторонними предметами (заклепками, птицами, льдом из дренажных каналов; подсос предметов с ВПП в воздухозаборники на взлете не отмечался). Титановые лопатки, использованные в компрессоре YJ93, имели значительно большую повреждаемость по сравнению со стальными. Только за неполные первые два года испытаний потребовалось 25 раз снимать двигатели с самолета для ремонта по этой причине.

Стандартное топливо JP-4 нельзя было использовать из-за высокого давления паров и чрезмерного испарения. Более подходящим оказалось его производное – JP-6 с более низким давлением паров, повышенной термической стабильностью и меньшим осадкообразованием. Топливо размещается в 11 баках-отсеках (шесть в крыле и пять в хвостовой части фюзеляжа). В ходе постройки самолета встретились трудности с герметизацией топливных баков. На первом самолете один из баков не использовался из-за того, что так и не удалось добиться необходимой герметичности. Начало летных испытаний второй машины было сдвинуто на полгода, в основном, из-за дополнительных работ по уплотнению баков.

Заправка топливом самолета ХВ-70 длилась 1-1,5 ч из-за сложности процедуры, имевшей целью предотвратить самовоспламенение топлива на больших крейсерских высотах. Вначале топливо перекачивалось из заправщика во второй пустой заправщик, где продувалось сухим азотом под высоким давлением (для вытеснения кислорода), и лишь потом поступало в топливные баки, которые в полете также наддувались азотом.

На бомбардировщике предполагалось установить систему дозаправки топливом в воздухе.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ.

Система управления бустерная необратимая с дублированными гидравлическими приводами. Проводка управления элевонами и рулями направления тросовая, ПГО – жесткая. Возможно ручное управление рулями направления и ПТО. Установлена электронная резервированная система повышения устойчивости, обеспечивающая демпфирование колебаний крена, рыскания и тангажа.

Одним из крупных технических новшеств на самолете ХВ-70 было применение гидравлической системы с рабочим давлением 27,5 МПа (280 кгс/см2 ), способной работать при температуре от -54 до 230°С (кратковременно до 340° С). Гидросистема состоит из четырех независимых, одновременно работающих систем с питанием от 12 гидронасосов переменной подачи. Предназначена для привода органов управления, шасси, концевых частей крыла, аварийного генератора. Приводы поверхностей управления и концов крыла двухкамерные.

Электрическая система переменного тока (115/200 В, 400 Гц) с питанием через понижающие трансформаторы от двух основных генераторов мощностью по 60 кВ А (240/416 В, 440 Гц), приводимых от двигателей. Аварийный генератор мощностью 60 кВ А с приводом от гидродвигателя.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Разрабатывавшаяся вначале фирмой IBM навигационно-бомбардировочная система AN/ASQ-28 должна была обслуживаться штурманом-бомбардиром, сидящим непосредственно за вторым летчиком. В ее состав входят инерциальная навигационная система с гиростабилизированными платформами и астронавигационная система с блоком астросопровождения. Вычислитель позволял осуществлять полет по запрограммированному маршруту, непрерывно определял текущее местоположение самолета, время полета и расстояние до цели. Использовалась также радионавигационная система TACAN, система опознавания госпринадлежности, аппаратура для встречи бомбардировщика с самолетом-заправщиком и для посадки по приборам.

На бомбардировщике предполагалось применить доплеровский радиолокатор фирмы Дженерал Электрик с высокой разрешающей способностью. Экспериментальный образец РЛС прошел летные испытания.

Оборонительная система, разрабатывавшаяся фирмой Вестингауз, должна была включать радиолокационные и ИК станции помех. Рабочее место оператора оборонительной системы располагалось за креслом командира экипажа.

Предполагалось, что общая масса авионики на бомбардировщике В-70 достигнет 4,5 т.

ВООРУЖЕНИЕ. Бомбоотсек длиной 9,1 м располагается в нижней центральной части фюзеляжа между изогнутыми каналами воздухозаборника. В нем предполагалось размещать ядерные и обычные бомбы. В начале программы намечалось также в бомбоотсеке устанавливать баллистические ракеты, а под крылом подвешивать управляемые крылатые ракеты, т.е. планировалась схема, реализованная позднее на дозвуковом бомбардировщике В-52. Однако впоследствии от внешней подвески отказались. Программа баллистической ракеты Мартин WS-199B «Болд Орион», первоначально предназначавшейся для В-70, была отменена. Двухступенчатая баллистическая ракета AGM-48 «Скайболт», разработка которой началась в 1959 г. также с прицелом на внутреннее размещение в фюзеляже В-70, в конечном итоге при длине 11,6 м не умещалась в бомбоотсеке не только «Валькирии», но и В-52, для которого предназначалась прежде всего. Предлагалось использовать на «Валькирии» одноступенчатый вариант «Скайболта», но это предложение также не реализовали.

После того, как В-70 переклассифицировали в экспериментальную машину, в бомбоотсеке расположили аппаратуру системы управления воздухозаборником массой 2,0 т и аналого-цифровую записывающую аппаратуру массой 2,7 т, способную регистрировать до 1050 параметров.

ХАРАКТЕРИСТИКИ ХВ-70

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 32,00 м; длина самолета 57,61 м; высота самолета 9,14 м; площадь крыла 585,07 м2 ; угол стреловидности крыла: по передней кромке 65,57°, по линии 1/4 хорд 58 79°.

ДВИГАТЕЛИ. ТРД Дженерал Электрик YJ93-GE-3 (тяга форсированная/нефорсированная 6x137,9 кН/6х111,3 кН, 6x14060/ 6x11350 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: взлетная масса: максимальная расчетная при полном запасе топлива и целевой нагрузке – более 251500; типовая фактическая во время испытательных полетов – 236000…240000; нормальная посадочная масса около 143000; масса конструкции более 58000; полный запас топлива более 138000.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальное число М=3,08; расчетная максимальная скорость на большой высоте 3220 км/ч; взлетная скорость 350 км/ч; нормальная посадочная скорость около 335 км/ч; практический потолок более 21000 м; расчетная максимальная дальность 12000 км; радиус виража при М=3 не менее 160 км; время выполнения разворота на 180° с креном 20° – 13 м.

США. НОРТРОП-ГРУММАН. В-2. Стратегический бомбардировщик

Стратегический бомбардировщик Нортроп В-2 знаменовал собой возвращение американских конструкторов к схеме «летающее крыло»

Прошли годы с момента первой публичной демонстрации стратегического бомбардировщика В-2 в ноябре 1988 г., но у автора до сих пор свежо впечатление некоторой архаичности, которой пахнуло от увиденных впервые фотографий этого самолета. Как будто со страниц книг по истории авиации сошла одна из экзотических машин, которыми заполнен многотрудный путь поисков наилучшего облика самолета. Забытое «летающее крыло» вновь возродилось на очередном витке спирали прогресса в полном соответствии с законами исторической диалектики.

Читатель может возразить, что течение истории не претерпело столь уж значительного разрыва: английский бомбардировщик Авро «Вулкан», выполненный по этой схеме, отдал свой «прощальный поклон» лишь шестью годами ранее после англо-аргентинского конфликта из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. Автор хорошо знает и питает глубокую симпатию к «Вулкану», очарование облика которого производит неизгладимое впечатление, а конструктивное совершенство не вызывает сомнений. Все же в его восприятии, и «Вулкан» к началу 1980-х годов выглядел «белой вороной» среди остальной массы самолетов, имеющих нормальную аэродинамическую схему или схему «бесхвостка». Кроме того, «Вулкан», обладающий достаточно выраженным фюзеляжем и развитым килем, строго говоря, нельзя отнести к классическому «летающему крылу», у которого фюзеляж и оперение отсутствуют полностью, а все их функции берет на себя крыло. Последним же из классических предшественников В-2 был бомбардировщик YB-49, созданный в 1947 г.

Возрождение «летающего крыла» связано не столько с его традиционными конструктивно-аэродинамическими преимуществами (малое лобовое сопротивление, большие внутренние объемы и потенциально высокое весовое совершенство), которые двигали энтузиастами этой схемы в 1920- 1930-х годах, сколько с новой военно-политической обстановкой: требованием повысить вероятность прорыва ПВО потенциального противника в условиях резко улучшившихся средств радиолокационного обнаружения самолетов. Исчерпание всех остальных мер оставило только одну возможность – снижение заметности бомбардировщиков. О предыстории малой заметности подробно говорится в разделе по первому специализированному малозаметному самолету F-117. Здесь же отметим, что В-2 – малозаметный аппарат второго поколения – в отличие от F-117, стал первым самолетом, в котором мало- отражающие формы приближаются к идеалу, обеспечивая равномерное (изотропное) рассеяние радиолокационных волн.

Джек Нортроп, основатель фирмы, носящей его имя, вряд ли мог предвидеть такой поворот событий. Образовав в 1939 г. в возрасте 44 лет свою фирму, он отдал много сил в попытках довести до практического применения схему «летающее крыло», приверженцем которой был долгие годы. Начав с экспериментальных N-1M (первый полет 3 июля 1940 г.) и N-9M (27 декабря 1942 г.), он создал первое тяжелое «летающее крыло» – поршневой ХВ-35 (25 июня 1946 г.), а затем на его основе – реактивный YB-49 (21 октября 1947 г.). Бомбардировщик ХВ-35, почти не имевший выступающих из крыла частей, был ближе всего к конфигурации идеального «летающего крыла», по сравнению с ранее построенными самолетами такой схемы. Однако, несмотря на свои высокие характеристики, он уступил в конкурсе самолету Конвэр В-36, имевшему традиционную компоновку. Не имел также успеха бомбардировщик YB-49, хотя он и заслужил одобрительный отзыв президента Г.Трумэна. Побывав в 1949 г. на борту бомбардировщика, президент заявил, выбравшись из него: «Чертовски интересный самолет, может быть, мы закажем несколько таких машин». Все же YB-49 не смог противостоять конкуренции со стороны Боинга В-47. Среди причин этого были потенциально меньшая максимальная скорость классического «летающего крыла» (из-за высокой относительной толщины крыла) и его недостаточная динамическая устойчивость на больших высотах. На английском «Вулкане» эти недостатки «летающего крыла» были смягчены применением относительно тонкого крыла с небольшим удлинением и развитого вертикального оперения.

Схема самолета В-2

Экспериментальное «летающее крыло» Нортроп N-1M в последнем варианте (без отогнутых вниз законцовок крыла). В ходе создания самолета разработчиков консультировал крупный ученый Т.Карман.

Схема бомбардировщика Нортроп ХВ-35

Бомбардировщик Нортроп ХВ-35

Бомбардировщик Нортроп YB-49

Схема самолета YRB-49

Разведчик-бомбардировщик Нортроп YRB-49А в первом полете (4 мая 1950 г.)

Не пошли в серию и истребители особых схем конструкции Нортропа: «бесхвостка» ХР-56 (первый полет 6 сентября 1943 г.) и «летающее крыло» ХР-79 (1 сентября 1945г.). Не имела продолжения экспериментальная «бесхвостка» Х-4 «Бантам» (15 декабря 1948 г.). Нортроп покинул свою корпорацию в 1952 г., тяжело восприняв неудачу «летающих крыльев» и будучи убежден, что стал жертвой нечистоплотной конкуренции. По отзывам знавших его людей (наверное, немного пристрастных), это был не только «гениальный авиационный конструктор». Он отличался сердечностью, дружелюбием, вдумчивостью. О его дисциплинированности говорит следующий эпизод. Когда опытный ХВ-35 готовился к первому вылету, руководитель полетов распорядился не допускать на аэродром никого из служащих фирмы во избежание несчастных случаев из-за большого скопления народа. Нортроп, для которого этот полет означал осуществление 23-летней мечты, не посчитал возможным воспользоваться привилегией президента фирмы и главного конструктора и, как все остальные, остался за чертежной доской в КБ, не увидев, таким образом, своими глазами первый взлет ХВ-35.

Еще в 1940-х годах фирма создала две удачные конструкции самолетов нормальной аэродинамической схемы: ночной истребитель Р-61 «Блэк Уидоу» (первый полет в 1942 г., построена 691 машина) и один из первых реактивных истребителей F-89 «Скорпион» (1948 г., 1050 машин). Пытаясь оправиться от ситуации, близкой к банкротству, вызванной отказом министерства обороны США от бомбардировщика YB-49, фирма сделала самолеты нормальной схемы основным направлением своей деятельности. Пришедший на фирму в 1953 г. (из Рэнд Корпорейшн) 32-летний Т.Джонс, ставший впоследствии многолетним руководителем корпорации, разработал стратегию поставок истребителей в страны третьего мира, которая оправдала себя: параллельно с реактивным учебно-тренировочным самолетом Т-38 «Талон» (1959 г., 1187 машин) был создан аналог российского МиГа-21 – легкий истребитель F-5 « Фридомфайтер » / « Тайгер » (1959 г.), который стал своего рода «Фольксвагеном» зарубежной истребительной авиации и был поставлен на экспорт в количестве 2615 машин, что превышает экспорт других американских истребителей.

Истребитель Нортроп ХР-79В

Экспериментальный самолет схемы «бесхвостка» Нортроп Х-4 «Бантам»

Учебный Нортроп Т-38 использовался на полигоне Тонопа для тренировки летчиков малозаметных самолетов Локхид F-117

При новом руководстве, особенно в 1970-х годах, для повышения конкурентоспособности была ужесточена финансовая и кадровая политика – повышены капиталовложения в развитие производства, не поощрялось вступление сотрудников в профсоюзы («мы почти как японская фирма»). Фирма овладела и навыками жесткой конкуренции: «чопорный аристократ, …высокомерный… собеседник, не дающий возможности высказаться другим», Джонс признал себя виновным в предъявленном в 1974 г. обвинении во взносе 150 тыс.долл. в фонд предвыборной кампании по вторичному избранию Никсона на пост президента (в ходе расследования «уотергейтского» дела). Он также был замешан во взяточничестве в Саудовской Аравии.

Дух новаторства, заложенный основателем фирмы, сказался в создании в 1966-1970 гг. экспериментальных аппаратов с несущим корпусом HL-10, M2-F2 и M2-F3, а также в разработке в конце 1960-х годов «гибридного» крыла малой стреловидности с длинными корневыми наплывами, примененного на экспериментальном самолете YF-17 (1974 г.), на основе которого в сотрудничестве с Макдоннелл-Дуглас создан известный палубный истребитель F/A-18 «Хорнит» (1978 г.). Присущая фирме готовность к риску не всегда приводила к успеху. Окончилась крахом программа истребителя F-20 «Тайгершарк» (1982 г.), который должен был придти на смену самолету F-5. Истребитель YF-23 (1990 г.) – малозаметный самолет третьего поколения, созданный по программе ATF, уступил своему конкуренту Локхид F-22. Несмотря на эти неудачи, к началу 1980-х годов Нортроп выдвинулась в первый ряд американских авиастроительных предприятий. Произошло это благодаря участию фирмы в программе экспериментального малозаметного самолета XST и имевшемуся у нее заделу по схеме «летающее крыло», которая оказалась наиболее пригодной для дозвукового тяжелого малозаметного бомбардировщика.

Истребитель Нортроп F-5, использовавшийся в ВМС США в эскадрилье «агрессоров» для имитации МиГ-21

Палубный истребитель Макдоннелл-Дуглас F/A-18C «Хорнит»

Начавшиеся в СССР работы по созданию новых зенитно-ракетных систем С-300В (принята на вооружение в 1982 г.) и С-300П (середина 1980-х годов), а также успехи США в области средств и методов снижения заметности самолетов (техника «стелс») предопределили отказ в 1977 г. от серийного производства самолета Рокуэлл В-1 в исходном варианте В-1А. В 1977-1981 годах последовали широкие дискуссии о роли стратегических бомбардировщиков в боевых действиях и исследования по определению облика перспективного стратегического бомбардировщика. Секретный «Экспериментальный комитет» (ХСот), организованный в 1977 г. У.Перри (William J.Perry), заместителем министра обороны США по НИОКР, рекомендовал развернуть работы по малозаметному бомбардировщику. В поддержку такой программы выступил и министр обороны Г.Браун (Harold Brown), считавший, что она соответствует доктрине президента Картера – вести с СССР переговоры об ограничении вооружений, в то же время стремясь достигнуть качественного превосходство в оружии, которое не может считаться оружием первого удара (в отличие от МБР и БРПЛ).

Опытный истребитель Локхид YF-22

Опытный истребитель Нортроп F-20 «Тайгершарк»

Схема ударно-разведывательного самолета Т-4МС, по проекту ОКБ П.О.Сухого

В результате была начата программа нового малозаметного бомбардировщика ASPA (Advanced Strategic Penetrating Aircraft – усовершенствованный стратегический самолет преодоления ПВО), получившего впоследствии более широко известное название АТВ (Advanced Technology Bomber – усовершенствованный бомбардировщик). Предусматривалось создание бомбардировщика-носителя ядерного и обычного оружия с возможностью эксплуатации с основных и передовых баз, а также с аэродромов рассредоточения, с возможностью всепогодного круглосуточного применения и выполнения дальних автономных полетов. При боевой нагрузке 22700 кг требовалась дальность цолета более 9600 км. Самолет должен был обладать высокой вероятностью выживания при ударах противника и при полете в воздушном пространстве противника. Помимо высокоточных ударов по стационарным целям в глубоком тылу противника, требовалась возможность автономных атак мобильных целей или целей с неточно заданными координатами и разведки результатов ранее выполненных атак. Предусматривалась возможность применения самолета во время и после широкомасштабного или ограниченного обмена ядерными ударами, во время обычной войны, в кризисных ситуациях и для «устрашения» в мирное время. Подчеркивалась необходимость принятия экипажем решения непосредственно в зоне боевых действий.

Бомбардировщик схемы «бесхвостка» с лазерным оружием по проекту фирмы Рокуэлл

Проект бомбардировщика, рассчитанного на сверхзвуковую крейсерскую скорость, с поворотным одношарнирным крылом, укладывающимся вдоль фюзеляжа

В 1976 г., когда исследования стали однозначно указывать на преимущества «летающего крыла» в малозаметности, Джек Нортроп, не терявший надежды на реализацию своих идей, направил письмо NASA с просьбой еще раз оценить аэродинамику и конструктивные особенности самолетов этой схемы. Полученный ответ гласил: «… мы заново изучили данные трубных испытаний в NACA моделей самолетов В-35/YB-49. Наш анализ подтверждает давно уже высказанную Вами уверенность в прочностных и аэродинамических преимуществах такой схемы, а исследования, проведенные для нас фирмами-изготовителями тяжелых самолетов, еще более убеждают нас в справедливости подобной оценки». Забегая вперед, скажем, что незадолго до его кончины в феврале 1981 г. Нортропу была показана модель будущего бомбардировщика В-2. Очевидцы передают, что расчувствовавшийся и прослезившийся престарелый конструктор тихо произнес: «Теперь я знаю, зачем Господь даровал мне последние четверть века жизни».

Заметим, что традиционные преимущества «летающего крыла» возродили интерес к такой схеме и в нашей стране. В 1970 г. ОКБ П.О.Сухого вышло победителем конкурса аванпроектов ударно-разведывательных самолетов, предложив проект самолета Т-4МС («200»), выполненного с максимальной степенью интегральности. Практически это было «летающее крыло» с изменяемой стреловидностью внешних консолей. Однако проект не был реализован.

Содержащаяся в письме NASA ссылка на исследования тяжелых самолетов связана с выполненными под эгидой этой организации работами по транспортным самолетам с распределенной по размаху крыла нагрузкой. Ряд проектов бомбардировщиков по программе ASPA был выдвинут различными фирмами именно на основе этих работ. Боинг предложила несколько проектов с треугольным крылом, причем, вопреки своей традиционной консервативности, в одном из проектов предусмотрела оборонительные лазерные пушки. «Бесхвостку» с трапециевидным крылом по проекту фирмы Рокуэлл также намечалось оснастить лазерным оружием. Изучались и самолеты других схем. Например, один проект, рассчитанный на сверхзвуковую крейсерскую скорость, имел несущий корпус большого удлинения и поворотное крыло, развернутое на взлете и посадке, но укладывающееся вдоль фюзеляжа в полете по маршруту.

Первая публичная демонстрация бомбардировщика В-2 состоялась 22 ноября 1988 г.

Но с 1978 г. основная борьба, как и ранее в случае с экспериментальным малозаметным XST (предшественником боевого F-117), развернулась между фирмами Нортроп (в сотрудничестве с Боингом и LTV, программа «Сеньор Айс», Senior Ice) и Локхид (в сотрудничестве с Рокуэллом, «Сеньор Пег», Senior Peg). Проекты обоих предприятий были представлены к декабрю 1980 г. Локхидовский проект представлял собой значительно увеличенную модификацию «граненого» F-117, отличавшуюся более вытянутым боковым профилем.

Первый опытный В-2 выкачен из ворот сборочного цеха

Эксперты с самого начала оценили универсальность техники «стелс», возможность ее применения практически во всех крупных системах оружия будущего. В результате было распространено мнение о том, что нецелесообразно концентрировать все работы в этой области в руках одной фирмы. Это почти автоматически исключало Локхид – разработчика XST и F-117 – из работ по новому бомбардировщику. В дальнейшем от такой позиции американцы отошли, и Локхид получила контракт на создание F-22 (а еще ранее она создала опы- товый малозаметный корабль «Си Шэдоу»). Но в конце 1970-х годов Картер и Браун поддержали идею «распространения» малозаметности, поставив, как иногда считают, конструкторское бюро Нортроп, возглавляемое главным инженером Х.Маркаряном (Hal Markarian), практически вне конкуренции. Представляется все же, что основную роль в выборе нор- троповского проекта сыграли преимущества классического «летающего крыла» как в конструктивно-аэродинамическом плане, так и в отношении малозаметности.

20 октября 1981 г. с фирмой Нортроп был заключен контракт на громадную сумму – 7,3 млрд долл. – на разработку по программе «Сеньор CJ» самолета, имевшего фирменное обозначение N-14 и получившего от ВВС обозначение В-2. Одновременно было санкционировано производство 100 бомбардировщиков В-1 в усовершенствованном варианте В-1В. Такое решение позволило США ускорить модернизацию стратегической бомбардировочной авиации, благодаря скорейшему принятию на вооружение самолета В-1 (НИОКР по которому были уже в основном завершены) и дало время на тщательную проработку облика, проектирование и доводку самолета В-2. Осуществление работ по малозаметному бомбардировщику было официально признано 22 августа 1980 г. (в преддверии приближавшихся очередных президентских выборов) Брауном, заявившим, что США разрабатывают новую технологию, которая «значительно изменит сложившееся военное соотношение». Однако, кроме самого факта существования программы, все остальные сведения оставались секретными. В-2 был частично рассекречен лишь в апреле 1988 г., когда ВВС впервые опубликовали официальный рисунок самолета, а 22 ноября 1988 г. состоялась первая публичная демонстрация бомбардировщика.

Первый полет опытного В-2 состоялся 17 июля 1989 г. (командир экипажа Р.Коуч, Richard S. Couch). Уже к этому времени В-2 стал самым «испытанным» дозвуковым самолетом в авиации. Он прошел огромный объем испытаний в АДТ (24000 ч), доводочных испытаний конструкции и систем (16000 ч), испытаний вычислительных блоков (122000 ч), испытаний на надежность (42000 ч), моделирования на пилотажном стенде (6000 ч), приемочных (67000 ч) и квалификационных (291000 ч) испытаний. Натурный планер самолета для статических испытаний три раза подвергался расчетной разрушающей нагрузке, составляющей 150% максимальной прогнозируемой полетной, и разрушился в декабре 1992 г. при четвертом нагружении от нагрузки, в 1,6 раза превышающей максимальную эксплуатационную. Некоторые элементы конструкции прошли ресурсные испытания, соответствующие двум срокам службы. Объем летных испытаний шести опытных самолетов намечалось довести до 4000 ч, из которых около 900 ч отводится испытаниям на заметность. Доводочные и эксплуатационные испытания В-2 должны продлиться до 1997г.

В-2 готовится к первому полету

Бомбардировщик В-2 стал одной из первых «жертв» резкого изменения геополитической обстановки после распада СССР. Вначале предполагалось построить 133 бомбардировщика (132 строевых и один опытный, подлежавший списанию) по программе общей стоимостью 70,2 млрд долл., из которых около 22 млрд долл. приходится на НИОКР, испытания и оценку. Первые шесть самолетов – опытные (пять из них после окончания испытаний предполагается принять на вооружение), самолеты с №7 по №17 должны были представлять начальную серийную партию с малым темпом производства, остальные самолеты – серийные с нормальным темпом производства. Первые ассигнования на серийное производство были выделены в ноябре 1987 г. Но в результате преобразований в СССР министерство обороны США разработало новую политику в области закупок вооружений, предусматривающую отработку новых технологий (с постройкой ограниченного числа изделий – например, для формирования одной эскадрильи ЛA). Эта политика сразу же отразилась на программе самолета В-2. 26 апреля 1990 г. МО США объявило о сокращении программы производства до 75 самолетов с уменьшением общих расходов по программе до 61,1 млрд долл., а в конце 1991 г. МО США предложило завершить производство после постройки всего 21 самолета, из которых на вооружение должны поступить 20, при общей стоимости программы 44,4 млрд долл. Таким образом, при цене свыше 2 млрд долл. В-2 стал самым дорогостоящим самолетом в истории авиации. Из 20 имеющихся машин одновременно боеготовыми будут 15.

Самолеты В-2 строятся в трех сериях (Block). Первые 16 самолетов соответствуют по конфигурации серии 10. За ними следуют три самолета серии 20 и, наконец, два самолета серии 30. Производство завершится в 1998 г. В 1996 г. первые самолеты серии 10 будут модифицированы в конфигурацию серии 20, а в 1997-2000 гг. ВВС США планируют модернизировать все строевые самолеты в конфигурацию серии 30. Машины различных серий отличаются возможностями оборудования и составом вооружения.

Впрочем, с 1993 г. стала обсуждаться идея дополнительных закупок В-2. Это связано с отказом ВМС США от программы перспективного палубного бомбардировщика A/F-X и планами снятия с вооружения существующих палубных ударных самолетов Грумман А-6 в стремлении сохранить свою наиболее приоритетную программу – истребителя-бомбардировщика F/A-18E/F. В результате американская палубная авиация может остаться без самолета, способного выполнять всепогодные дальние ударные операции на малых высотах. В таком случае ВВС должны будут взять на себя повышенную ответственность за выполнение дальних ударных операций, для чего и потребуются дополнительные самолеты В-2.

Программа В-2 – одна из наиболее масштабных в истории американской авиации. В начале 1992 г. на фирме Нортроп по ней было занято 13400 чел. Участвуют 33 фирмы, основными субподрядчиками являются фирмы Боинг, LTV и Дженерал Электрик. В 1982-1990 гг. фирма Нортроп вложила в программу самолета В-2 почти 1,2 млрд долл., фирмы Боинг и LTV – примерно по 300 млн долл.

При разработке самолета использовалась система автоматизированного проектирования и подготовки производства с 400 терминалами, включающая базу данных по всем деталям самолета. Эта трехмерная база данных обеспечила подготовку производства без использования обычных бумажных чертежей, макетов и опытной оснастки и позволила получить в производстве высокую точность обводов самолета (например, погрешность выдерживания размаха крыла составляет 6,3 мм). Благодаря использованию базы данных проектные изменения вносятся в технологические процессы в пять раз быстрее, чем обычно. По утверждению фирмы Нортроп, она разработала и внедрила около 900 новых материалов и процессов. Благодаря автоматизации производства прогнозируемая трудоемкость изготовления самолета в расчете на 1 кг его массы будет примерно такой же, как у пассажирского самолета Боинг 757.

В-2 поднимается в воздух в первый раз

Требования ВВС предусматривали, чтобы самолеты, находящиеся на боевом дежурстве, имели коэффициент готовности к нанесению ядерного удара, равный 96%. Это обусловило большое внимание вопросам надежности, эксплуатационно-ремонтной технологичности (ЭРТ) и материально-технического обеспечения (МТО) самолетов В-2. Трудоемкость техобслуживания после налета парком самолетов В-2 100000 ч по требованиям ВВС должна составить 50 чел-ч в расчете на 1 ч полета, фирма Нортроп при проектировании самолета стремилась достичь лучшей трудоемкости – 44,7 чел-ч, а в октябре 1992 г. по результатам летных испытаний пяти опытных самолетов дала прогноз, что фактическая трудоемкость будет еще меньше – около 32 чел-ч на 1 ч полета. Высокий уровень технико-эксплуатационных характеристик самолета был достигнут использованием информационной системы по организации МТО LSMIS {Logistics Support Management Information System) с громадной базой данных (по 60 млн. внеплановых операций техобслуживания 1860 самолетов в период с 1979 г. по 1983 г.) и системы регистрации, анализа и устранения отказов FRACAS (Failure Reporting Analysis and Corrective Action System). Особое внимание было уделено обеспечению легкодоступности внутренних агрегатов и аппаратуры. Вице-президент фирмы Л.М.Израэлит самолично проверял удобство лазов для доступа в зоны, критические для обслуживания самолета.

Достаточно успешный ход испытаний бомбардировщика В-2 связан отчасти с усовершенствованным комплексом поддержки, который позволяет накапливать за каждый полет 10 Гбайт испытательных данных и отображать информацию в реальном времени на графических дисплеях в центрах управления полетом. В результате за первые шесть испытательных полетов самолета В-2 был получен больший объем информации, чем за все время испытаний истребителя F-16. Наземный комплекс поддержки испытаний самолета В-2 на авиабазе Эдвардс занимает площадь 481576 м 2 (48,2 га) и включает 42875 м 2 производственных площадей. Этот комплекс установил новый стандарт для летных испытаний в 1990-х годах.

Все же встретились и значительные трудности. Согласно требованиям конца 1970-х годов, первая эскадрилья В-2 должна была достичь боеготовности в 1987 г. Из-за многочисленных задержек эти сроки существенно сдвинулись. Одним из наиболее трудных стал 1983 г., когда ВВС США включили в ТЗ новое важное требование. Если ранее основным режимом был высотный полет, то теперь ставилась задача создать двухрежимный самолет, способный продолжительное время лететь и на малой высоте. Это потребовало усиления конструкции и перекомпоновки самолета. Задняя W-образная кромка крыла приобрела форму двойного W при уменьшении стреловидности передней кромки с 35 до 33°, надкрыльные воздухозаборники были смещены назад, а кабина экипажа – вперед. Изменение проекта привело к годичному отставанию от ранее намеченного графика и обошлось в 1 млрд долл.

Вначале предполагалось построить 132 строевых бомбардировщика В-2, но в дальнейшем программа производства была сокращена до 20 машин

Испытательный полет. На тросе за самолетом закреплен приемник воздушного давления

Первый опытный В-2 в испытательном полете

В-2 в высотном полете

На ход программы оказали влияние и проблемы с достижением требуемой заметности. В июле 1991 г. во время испытаний самолета В-2 на малозаметность был выявлен недостаточно низкий (по сравнению с ТЗ) уровень его радиолокационной ЭПР на некоторых ракурсах и частотах (из 272 точек замеров). Проблема была решена прежде всего пересмотром требований и понижением их уровня. Обосновывалось это тем, что на некоторых режимах величина ЭПР не играет более значимой роли, поскольку некоторые средства ПВО, прогнозировавшиеся в 1982 г., так и не появились. Правда, разработаны новые технологии средств ПВО, и в некоторых случаях условия применения самолета усложнились, по сравнению с предполагавшимися. Но на основе комплексной оценки выживаемости (с учетом опыта практического использования малозаметных самолетов в ходе войны 1991 г. в Персидском заливе) было решено, что в некоторых случаях не стоит требовать точного выполнения ТЗ, поскольку это не улучшит общую выживаемость самолета. В других случаях, расходы значительно превышают получаемые преимущества.

Все же некоторые модификации по улучшению ЭПР будут осуществлены. К концу 1992 г. фирма Нортроп завершила летные испытания (на летающей лаборатории NTA-3B, модифицированной из бомбардировщика Дуглас А-3) трех потенциальных усовершенствований. Был выбран наиболее дешевый подход, который заключается в улучшении покрытий поверхностей и кромок без внесения крупных изменений в конструкцию самолета. Предполагаемая модификация парка из 20 самолетов В-2 обойдется в пару сотен миллионов долларов и может быть реализована до конца 1990-х годов в пределах целевой стоимости программы самолета, составляющей 44,5 млрд долл.

Распределение работ по самолету В-2 меоду различными фирмами (Нортроп, Боинг, LTV, Дженерал Электрик, Хьюз)

Опытный В-2 в полете над пустыней в районе авиабазы Эдварде (шт.Калифорния)

При постройке опытных самолетов встретился ряд производственных трудностей, в частности, проблемы с организацией бездефектного образования крепежных отверстий в конструкции и трудности с герметизацией топливного бака в центроплане самолета. Фирме Нортроп и ее субконтрактантам не удалось вначале выйти на предусмотренный уровень трудоемкости работ. По данным 1990 г. плановая и фактическая трудоемкости изготовления первого самолета составили соответственно 819.408 и 1.505.744 чел-ч, третьего самолета – 406.998 и 789.713 чел-ч. Число вносимых в техническую документацию изменений также превысило предварительные оценки ВВС. В начале 1989 г. поступало около 2 тыс. технических изменений в месяц, а всего к этому времени было внесено более 20 тыс.изменений. На первых машинах не выдерживаются требования по эксплуатационной технологичности самолета. Средняя трудоемкость обслуживания в середине 1993 г. составляла 80 чел-ч на 1 ч полета, тогда как требованиями предусматривалась величина 65 чел-ч (для бомбардировщика В-52 трудоемкость составляла от 32,7 до 40,6 чел-ч. в 1993 г.).

В результате задержек организация боевого подразделения самолетов В-2 (509-е бомбардировочное авиакрыло на авиабазе Уайтмен, шт.Миссури) началась лишь в апреле 1993 г. Первый строевой В-2 поставлен на авиабазу 17 декабря 1993г., боеготовность авиакрыла должна быть достигнута в конце 1995г. Авиакрыло должно включать две эскадрильи по восемь строевых самолетов в каждой.

Четыре самолета из общего парка в 20 машин будут, как предполагается, поочередно находиться на обслуживании или модификации. Предполагается, что каждый строевой В-2 будет иметь годовой налет 200…400 ч в год (около 16…33 полетов в месяц). Но каждый летчик будет обычно совершать всего 2…4 тренировочных вылета в месяц. Для поддержания необходимых навыков экипаж будет дополнительно тренироваться на тренажерах системы оружия, совершая на них около Пяти «полетов» в месяц.

В-2 в сборочном цехе. Белая краска – грунтовка, на которую наносится радиопог- лощающее покрытие, поверх самолета проложены защитные маты

Первый строевой В-2 во время официальной церемонии, посвященной его поставке на авиабазу Уайтмен 1.7 декабря 1993 г.

В-2 – многоцелевой бомбардировщик, способный доставлять ядерное и обычное оружие и поражать мобильные (основная задача) и сильнозащшценные стационарные цели в условиях противодействия современных советских средств ПВО. По планам, составленным во второй половине 1980-х годов, намечалось использовать самолеты В-2 с середины 1990-х годов в роли бомбардировщиков прорыва ПВО (главным образом, с ядерным оружием на борту) вместо самолетов В-1В, которые предполагалось перенацелить на выполнение задач носителя КР без захода в зону ПВО, или обычного бомбардировщика. В начале 1989 г. предполагалось, что 55% от общего парка из 132 самолетов В-2 должны находиться на боевом дежурстве в мирное время (значительно больше, чем для В-52 и В-1В).

В дальнейшем, в связи с резким сокращением числа предполагаемых к постройке самолетов В-2, стали изучаться новые концепции применения этих малозаметных самолетов. Перед парком из 75 самолетов еще стояла задача нанесения ударов в условиях возможной полномасштабной ядерной войны с еще существовавшим к тому времени СССР. Парк из 20 самолетов уже назначен исходя из условий пониженной вероятности ядерного конфликта с республиками распавшегося Советского Союза, и в предположении, что самолет будет использоваться в основном для доставки неядерного оружия в соответствии с новой доктриной, которая разрабатывается ВВС США с начала 1992 г., и предусматривает совместное использование малозаметных и обычных самолетов. Предполагается, что малозаметные самолеты должны первыми наносить удары по объектам системы ПВО противника (например, РЛС, или другим особоважным целям), обеспечивая последующие беспрепятственные действия немалозаметной авиации. В число новых задач самолета В-2 входят также удары по массовым скоплениям сил противника, оснащенных обычным вооружением.

ВВС США не имеют намерения превратить В-2 в специализированный разведчик, но тем не менее одобрили проведение испытаний для демонстрации возможностей самолета по обнаружению целей и разведке в сочетании с несением оружия. С соответствующей аппаратурой В-2 смог бы осуществлять оценку нанесенного в боевых действиях ущерба, а также в реальном времени выполнять видовую разведку с помощью оптоэлектронных средств, разведку источников электромагнитных сигналов, разведку радиоэлектронных средств и разведку средств связи. В 1992 г. на летающей лаборатории «Гольфстрим» 2 начались испытания оптических и радиотехнических датчиков, предназначенных для самолета В-2. Разведывательное электронное оборудование может быть размещено в одном из отсе ков вооружения В-2, тогда как второй отсек может быть использован для размещения высокоточного оружия, например бомб JDAM. Таким образом, В-2 может стать автономной (не взаимодействующей с другими ЛA) системой оружия, способной длительное время находиться в воздухе без опасности обнаружения противником, разве- дывать, а при необходимости и поражать особо важные цели. Для уменьшения вероятности его обнаружения он должен совершать полет ночью или на большой высоте, он может быть развернут в зоне боевых действий, взлетев непосредственно с аэродрома на территории США. В отличие от спутников разведывательный малозаметный самолет более гибок в применении, он может непрерывно часами находиться над целью, тогда как спутники могут появляться над целью на короткое время с интервалом около 90 мин. Эта концепция согласуется также с интересом министерства обороны США к автоматизированному комплексному управлению боевыми действиями на поле боя, для обеспечения которого необходима передача в реальном времени высшему командованию информации о событиях в зоне боевых действий. Эта концепция была впервые апробирована в 1991 г. во время войны в зоне Персидского залива. Самолет В-2 мог бы обеспечивать информацию, необходимую для гибкого управления истребителями-бомбардировщиками или ударными малозаметными самолетами F-117. Основная проблема при создании разведывательной аппаратуры для В-2 – это разработка малозаметных антенн.

В-2 на взлете

Важная роль отводится самолету В-2 (наряду с Рокуэлл В-1) в исследуемой вооруженными силами США концепции «победа- сдерживание-победа», предусматривающей возможность победы США в одновременно ведущихся двух локальных войнах. Бомбардировщики будут основной силой для быстрого разгрома первого противника и затем послужат «критической мобильной силой, которая будет использоваться на обоих театрах военных действий». После ввода в действие основных сухопутных сил в первой войне, на этом ТВД останутся лишь несколько бомбардировщиков для усиления огневой мощи развернутых сил, в то время как остальные бомбардировщики будут переброшены в район второго конфликта. Исследования показали, что группа из трех В-2 может в течение секунд уничтожить полностью бронетанковую дивизию на марше. При использовании 20 самолетов, базирующихся недалеко от района цели, малозаметные бомбардировщики могут в течение долгого времени выводить из строя по одной бронетанковой дивизии в день.

ВВС США часто иллюстрируют эффективность В-2 также сравнением нарядов самолетов, необходимых для доставки 110 т обычных бомб в район Северной Африки (имеется в виду Ливия, которую США считают одним из главных организаторов государственного терроризма). Для выполнения этой задачи потребовались бы две авианосные группы с численностью личного состава 12 тыс.чел. или десять бомбардировщиков В-52Н с 32 топливозаправщиками, 14 вспомогательными самолетами и численностью экипажей 202 чел. или 30 бомбардировщиков FB-111 с 57 топливозаправщиками, 14 вспомогательными самолетами и численностью экипажей 302 чел. В то же время эту задачу смог бы выполнить наряд из шести В-2 с шестью топливозаправщиками и 36 членами экипажа.

В-2 относится к третьему поколению американских малозаметных самолетов. Первое поколение представляет самолет Локхид SR-71, второе – Локхид F-117, четвертое – Макдоннелл-Дуглас А-12 (АТА) (разработка которого была прекращена в 1991 г.), пятое – истребители Нортроп YF-23 и Локхид YF-22. В-2, как и F-117 – другой, принятый к настоящему времени на вооружение самолет – не является «невидимкой» и существуют системы, способные его обнаружить. О них сказано в разделе по самолету F-117. Здесь же отметим, что малая заметность самолета обеспечивает высокую вероятность его выживания в боевых условиях.

SR-71 во время показательного выступления (вихри пламени – результат мгновенного включения форсажа)

Компоновочная схема самолета В-2

КОНСТРУКЦИЯ.

В-2 выполнен по схеме «летающее крыло» и не имеет вертикального оперения. Планер самолета построен, в основном, из титановых и алюминиевых сплавов с широким применением КМ, прежде всего углепластиков с бисмалеимидной и полиимидной матрицами, обладающими повышенной теплостойкостью по сравнению с эпоксидными связующими. Основным несущим компонентом конструкции служит однолонжеронный титановый кессон, расположенный в передней центральной части корпуса и в примыкающих промежуточных секциях, к которым крепятся углепластиковые консоли крыла, не имеющие сужения. Фирма Боинг ответственна за изготовление консолей крыла и задней центральной части корпуса с отсеками вооружения, а также за производство топливной системы, шасси и аппаратуры системы вооружения; фирма Нортроп изготавливает передний центральный отсек корпуса с кабиной экипажа, фирма LTV – промежуточные секции корпуса с отсеками двигателей и шасси. Расчетный ресурс планера 10000 летных часов, срок службы 30 лет.

Толщина монолитных титановых панелей кессона достигает 23 мм. Ряд титановых элементов изготовлен с применением сверхпластического формования и диффузионной сварки. Некоторые титановые панели обшивки – самые длинномерные в американской авиации, например, изготавливаемые фирмой LTV панели промежуточных секций корпуса в зоне отсеков двигателей имеют размеры 0,31x3,66 м, в три раза большие по сравнению с ранее применявшимися. Консоли крыла длиной около 19,8 м беспрецедентно длинномерные композитные конструкции. Разработавшая их фирма Боинг – один из пионеров применения КМ в авиации – для подстраховки спроектировала для В-2 и алюминиевые консоли, однако композитные консоли доказали свою работоспособность (в ходе наземных прочностных испытаний натурный планер самолета разрушился при нагрузке, в 1,6 раза превышающей максимальную эксплуатационную) и эта предосторожность оказалась излишней. Из композитов выполнена и задняя центральная часть корпуса длиной около 15,2 м. Выкладка углепластиковых лент шириной 15,2 см производится, в основном, автоматически с отверждением при температуре около 180°С и давлении около 690 кПа (7,0 кгс/см 2 ) в автоклаве с вакуумным насосом.

Основной способ снижения радиолокационной заметности самолета – организация изотропного рассеяния падающих волн благодаря плавному сопряжению элементов конструкции и минимальному числу выступающих элементов. Требуемые характеристики рассеяния достигаются с помощью поверхностей с тщательно подобранной кривизной переменного радиуса. Щели на внешней поверхности заделаны, двигатели и вооружение имеют внутреннее размещение. Однако аэродинамика не позволяет полностью избавиться на самолете от кромок. На В-2, как и ранее на локхидовском F-117, имеющиеся кромки сориентированы определенным образом для уменьшения числа максимумов эффективной поверхности рассеяния (ЭПР) и их вывода из сектора наиболее вероятного облучения.

Форма В-2 в плане образована 12 прямыми линиями, что поз-

воляет сконцентрировать все отражения в горизонтальной плоскости в нескольких основных узких секторах. Используется «четырехлепестковая» схема: параллельные передние и задние кромки корпуса и кромки (в ряде случаев зигзагообразные) люков, створок ниш шасси и отсеков двигателей, а также обечаек воздухозаборников формируют Х-образно расположенные четыре основных сектора отражения (по два сектора с передней и задней полусфер). С боковых и фронтальных ракурсов самолет практически не имеет прямых линий и плоских поверхностей (в отличие от самолета F-117).

В-2 «невидим» не только в радиолокационном диапазоне, его трудно обнаружить и визуально

На концах крыла В-2 установлены расщепляющиеся щитки, выполняющие функцию рулей направления

Носок крыла имеет внутреннюю шиповидную радиопоглоща- ющую конструкцию с сотовым заполнителем, используются радиопоглощающие покрытия. Эти покрытия, а также применяющиеся КМ чувствительны к ультрафиолетовому излучению и требуют поддержания определенного тем- пературно-влажностного режима, что обусловило необходимость постройки для самолетов индивидуальных ангаров с системой кондиционирования воздуха. В то же время применяемые радиопогло- щающие покрытия не требуют от наземного обслуживающего персонала ношения специальной одежды и обуви. Это связано с их упругостью: образующиеся при надавливании тупыми предметами вмятины исчезают через несколько секунд и резиноподобный материал восстанавливает свою первоначальную форму. Чтобы поддержать малозаметность самолета, необходимо прежде всего сохранить гладкость контура его внешних обводов. Поэтому при изготовлении покрытий особое внимание направлено на то, чтобы не допустить образования постоянных царапин и вмятин. Если в процессе эксплуатации они все же появятся, то возможен ремонт поврежденных участков покрытия.

Передняя кромка корпуса острая, без изломов. Стреловидность передней кромки 33°. Задняя кромка имеет форму двойного W, внешняя точка излома находится примерно на полуразмахе. Крыло имеет сверхкритический профиль. На концах крыла установлены расщепляющиеся щитки – рули направления, в средних по размаху частях корпуса – по три секции элевонов, а по центру сзади – отклоняемая поверхность («бобровый хвост»), служащая для продольной балансировки самолета и являющаяся исполнительным органом активной системы ослабления воздействия воздушных порывов в высокоскоростном маловысотном полете. В качестве основных органов продольного и поперечного управления используются внешние элевоны, две внутренние секции элевонов с каждого борта задействуются только в малоскоростном полете. Расщепляющиеся щитки в полете обычно отклонены на 5° (за исключением скоростных режимов). Поверхности управления занимают 90% задней кромки, их относительная площадь составляет около 15% площади крыла. Аэродинамические поверхности управления имеют небольшое плечо относительно центра масс самолета, и дополнительные моменты продольного управления обеспечивают дефлекторы реактивных струй двигателей. Механизация передней кромки и закрылки отсутствуют.

Испытательное катапультирование манекена в кресле ACES II, которое используется на бомбардировщике В-2, а также на самолетах В-1В, F-117, F-15, F-16 иА-10

Экипаж состоит обычно из двух человек, размещающихся в герметической кабине на установленных рядом катапультируемых вверх креслах ACES II. Справа сидит командир экипажа, слева – второй летчик. Рабочее место каждого члена экипажа оснащено полным комплектом органов управления и каждый член экипажа может самостоятельно выполнить весь полет. Установлены две центральные ручки управления самолетом. При выполнении сложных задач предполагается использование третьего члена экипажа (оператора электронных систем), для которого предусмотрено резервное катапультируемое кресло, размещенное за местом первого летчика. Доступ в кабину экипажа осуществляется по складной лестнице через отсек передней стойки шасси. В отсеке шасси расположена нажимная кнопка запуска двигателей и включения основных бортовых систем, использующаяся при взлете по тревоге. Остекление кабины из четырех многослойных панелей обеспечивает обзор в горизонтальной плоскости 200°. Панели остекления имеют слой с фотореакционной способностью и становятся светонепроницаемыми при световом воздействии ядерного взрыва. Золотосодержащее покрытие остекления препятствует прохождению через него радиолокационного излучения. Летчики должны пилотировать самолет в противолазерных очках.

Шасси – трехопорное. Основные стойки с четырехколесными тележками установлены с внешней стороны отсеков двигателей и убираются вперед. Створки основных стоек трапециевидные, в открытом положении их нижние кромки расположены на расстоянии около 30 см от земли. Двухколесная управляемая носовая стойка убирается назад. Створки всех стоек имеют зигзагообразные кромки. Колея шасси 12,19 м.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. Четыре двигателя установлены попарно по обеим сторонам центральной части корпуса рядом с бомбоотсеками. Снизу корпуса по обоим бортам имеются по две створки, обеспечивающие доступ к двигателям. F118-GE-110 представляет собой нефорсированный ТРДД, разработанный на основе ТРДДФ F100-GE-100 (устанавливавшегося на истребителях F-16C/D). Коробка приводов агрегатов выносная.

Два воздухозаборника двигателей (по одному для каждой пары двигателей) надкрыльные с пилообразной передней кромкой, имеют по две внутренние вертикальные перегородки и S-образные изогнутые вниз каналы для предотвращения радиолокационного облучения компрессоров двигателей. Под воздухозаборниками двигателей расположены щели также с пилообразной кромкой для отвода пограничного слоя и забора дополнительного воздуха в систему охлаждения и подавления ИК излучения. Сверху воздухозаборников имеются прямоугольные створки перепуска воздуха, треугольные створки сбоку воздухозаборников закрывают выходные отверстия ВСУ.

На этом фото В-2 хорошо видны его шасси и заостренный носок

Передняя часть самолета с носовой стойкой шасси

Сверху воздухозаборников самолета В-2 имеются прямоугольные створки перепуска воздуха, треугольные створки сбоку воздухозаборников закрывают выходные отверстия ВСУ

Выхлопные газы выходят через плоские сопла над плоской поверхностью хвостовой части фюзеляжа

Для уменьшения радиолокационной заметности сопла двигателей выполнены плоскими (плоское сопло облегчает применение радиопоглощающих конструкций, экранирует форсажную камеру и само является более слабым отражателем, по сравнению с традиционным осесимметричным соплом).

Верхняя створка сопла подвижная, выходящие газы несколько отклоняются вверх, истекая над плоской поверхностью хвостовой части фюзеляжа. Перед выхлопом газы охлаждаются воздухом, отводимым через щель слива пограничного слоя перед воздухозаборниками двигателей, и смешиваются с аэрозолью (хлорфторсерная кислота), препятствующей образованию конденсационного следа в полете. Выходные трубы и хвостовая часть фюзеляжа были вначале облицованы углеродуглеродны- ми теплозащитными плитками, которые однако оказались подверженными растрескиванию от воздействия горячих газов и были заменены более жаропрочными металлическими панелями. Четыре подвижные поверхности, расположенные в V-образных вырезах задней кромки корпуса за выходными устройствами двигателей, служат для отклонения вектора тяги и предназначены для повышения эффективности управления тангажом.

Дозаправка самолета В-2 в воздухе

Носовая часть В-2. Для экипажа обеспечен обзор в диапазоне 200°, у передней кромки перед кабиной отверстия для приемников воздушного давления, прямоугольники сверху кабины – панели, сбрасываемые при катапультировании экипажа

Макет кабины В-2

Кабина моделирующего стенда В-2

Топливные баки размещаются в консолях крыла и хвостовых частях промежуточных секций корпуса. Сверху фюзеляжа за кабиной экипажа расположен приемник системы дозаправки топливом в полете от самолетов КС-135 и КС-10.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Система управления полетом электродистанционная цифровая квадруплексная с быстродействующими приводами (скорость отклонения элевонов до 100°/с) имеет четыре вычислителя и сохраняет работоспособность при двух отказах. При отказе программного обеспечения с основными законами управления происходит переход к пилотированию с использованием упрощенных законов. В продольном отношении В-2 статически неустойчив, и используется система улучшения устойчивости и управляемости (СУУ) с ограничителем угла атаки. Путевая устойчивость самолета почти нейтральна, но значительно повышается благодаря использованию СУУ с обратной связью по углу рыскания. В системе управления частично используются волоконнооптические линии.

Система воздушных сигналов малозаметная с 20 датчиками давления, которые закрыты невыступающими за обшивку круглыми пластинами и расположены над остеклением кабины (четыре датчика), у носка корпуса сверху (12) и снизу (четыре).

Создание надежной системы управления было одним из ключевых условий при разработке В-2 и позволило, в частности, преодолеть проблему динамической устойчивости «летающего крыла» на больших высотах (непроизвольные колебания рыскания), не поддававшуюся решению во времена самолетов ХВ-35 и YB-49.

Гидравлическая система с рабочим давлением 28 МПа (280 кгс/см2 ).

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. В комплекс бортового оборудования входит навигационная подсистема NSS (Navigation Sub-System), включающая инерциальный блок IMU (Inertial Measurement Unit) фирмы Кирфотт, связанный с астроинерциальным блоком АГО (Astro-Inertial Unit) фирмы Нортроп.

В-2 с раскрытыми створками внутренних отсеков вооружения

Тренажер для отработки операций по подвеске вооружения на В-2

Установлены две РЛС Хьюз APQ-181 с синтезированной апертурой и малой вероятностью перехвата сигналов, работающие в диапазоне Ки (12,5-18,0 ГГц). В каждой РЛС предусмотрен 21 режим работы, включающий картографирование местности, коррекцию навигационной системы и обеспечение полета в режиме следования рельефу местности. Режим синтезирования апертуры дает высокую разрешающую способность на дальности до 32 км и позволяет обнаруживать с большой точностью неподвижные и мобильные МБР. На РЛС самолетов первой серии ряд режимов отсутствует, в частности, нет режима следования рельефу местности. Частичная возможность следования рельефу местности будет обеспечена на машинах серии 20, РЛС этих самолетов будут иметь и несколько других новых режимов. Все режимы полностью будут реализованы на В-2 последней серии.

Каждый радиолокатор состоит из десяти модулей и имеет по две конформные антенные решетки. Две антенны одного локатора имеют общую массу 261 кг, расположены на нижней передней части крыла и отнесены на расстояние 2,4 м от продольной оси самолета. Сканирование электронное по обеим координатам, обеспечивается обзор вперед-вниз. В режиме синтезирования апертуры инерциальные датчики навигационной системы компенсируют движение антенн вместе с корпусом самолета по тангажу, крену и рысканию. Это движение антенн может иметь большой размах в полете на малых высотах из-за большой жесткости конструкции В-2. Идентичные модули обеих РЛС связаны друг с другом, при отказе модуля одной из РЛС его заменяет модуль другого радиолокатора. Масса обоих радиолокаторов 953 кг, они занимают объем 1,49 м 3 .

Фирма Нортроп предприняла работы по бортовой системе РЭБ ZSR-62, предназначенной для распознавания станций управления пусковыми установками мобильных МБР и для выборочной постановки помех радиолокаторам систем ПВО. Совместно с системой ZSR-62 предполагается использовать приемник предупреждения о радиолокационном облучении IBM AN/APR-50 (ZSR-63). Однако в ходе разработки системы ZSR-62 встретились трудности и на первых В-2 она не устанавливается. В то же время интеграция оборонительной и наступательной электронных систем самолета менее сложна на В-2, чем на В-1В, поскольку на В-2 отсутствуют мощные станции помех.

Приборное оборудование включает восемь многофункциональных цветных индикаторов на ЭЛТ – по четыре для каждого летчика. Индикаторы имеют Т- образную компоновку, три индикатора расположены в ряд, а четвертый – под средним из них. На индикаторах отображается пило- тажно-навигационная информация, а также информация от датчиков и о параметрах двигателей и систем. Рабочая загрузка экипажа снижена широкой автоматизацией приборного оборудования. Бортовой комплекс электронного оборудования использует архитектуру, соответствующую стандарту MIL-STD-1760, и имеет три основных режима: взлетный, боевой и посадочный. В боевом режиме соблюдается режим, близкий к радиомолчанию, с выключением всех систем, несущественных для доставки оружия.

Дальность полета В-2 с различной нагрузкой без дозаправки в полете

На самолетах серии 20 будет установлена спутниковая навигационная система, авионика и программное обеспечение будут улучшены. Самолеты серии 30 будут иметь окончательное программное обеспечение и спутниковую систему связи.

ВООРУЖЕНИЕ размещается на вращающихся пусковых установках фирмы Боинг в двух внутренних отсеках вооружения, располагающихся рядом в центральной части корпуса и закрывающихся двумя створками каждый. Во время сброса оружия заметность самолета увеличивается из-за открытых створок, что обусловило применение быстродействующих приводов открытия и закрытия створок.

При разработке самолета предполагалось, что он сможет нести до 16 ядерных УР Боинг AGM- 69А SRAM или AGM-131A SRAM II или КР AGM-129 (АСМ). После снятия с вооружения ракет SRAM и отмены в сентябре 1991 г. программы ракеты SRAM II основным ядерным оружием бомбардировщика должны стать свободнопадающие бомбы (до 20 В-61 общей массой 6360 кг или до 16 В-83 общей массой 17420 кг). Самолет планируется также использовать с неядерным оружием.

Боевая мощь бомбардировщика будет наращиваться постепенно. В-2 серии 10 вооружены ядерными бомбами В-83 и неядерными бомбами Мк84 калибром 907 кг. Самолеты серии 20 смогут нести также ядерные бомбы В-61, бомбовые кассеты трех типов (CBU-27, -89 и -97). Одно время намечалось вооружить их также малозаметными неядерными крылатыми ракетами Нортроп AGM-137 (TSSAM): каждый бомбардировщик должен был нести восемь ракет TSSAM (по четыре в каждом бомбоотсеке на барабанных ПУ). На самолетах серии 20 предполагается также применение боеприпасов с коррекцией от спутниковой навигационной системы GPS.

Одним из основных для В-2 может стать оружие для поражения площадных целей, включая кассетное оружие с управляемыми суббоеприпасами SFW, мины GATOR и боеприпасы СЕМ. Суббоеприпасы SFW позволят самолету В-2 наносить удары по крупным бронированным соединениям противника на марше. В дальнейшем предполагается применять бомбы GATS/GAM фирмы Нортроп с использованием коррекции от спутниковой навигационной системы. Самолеты серии 30 будут вооружены дополнительно высокоточными корректируемыми бомбами JDAM и JSOW, а также неуправляемыми бомбами Мк82 калибром 227 кг (до 80 бомб общей массой 19270 кг), Мк117 калибром 340 кг и минами Мк62.

ПУ фирмы Боинг имеет корпус из эпоксиграфитопластика размерами 6,7x0,9 м. Масса неснаряженной ПУ 733 кг, снаряженной – 1032 кг. ПУ может быть снаряжена бомбами или ракетами в 54 различных конфигурациях. Транспортировка снаряженных ПУ к самолету осуществляется на тележках.

Первая авиабомба была сброшена с самолета В-2 3 сентября 1992 г. Это была практическая бомба BDU-46, представляющая собой вариант с инертным снаряжением ядерной бомбы В-83. Сброс бомбы произведен с барабанной фюзеляжной установки с высоты 6900 м над пустыней Мохаве и ознаменовал начало испытаний по применению вооружения с этого бомбардировщика.

РАСЧЕТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ В-2.

РАЗМЕРЫ. Размах крыла 52,43 м; длина самолета 21,03 м; высота самолета 5,18 м; площадь несущей поверхности 477,52 м2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРДЦ Дженерал Электрик F118-GE-110 (4x84,5 кН, 4x8600 кгс).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: взлетная масса: максимальная 181440, нормальная 168420; масса конструкции 56700; максимальный запас топлива во внутренних баках 74845; максимальная расчетная нагрузка в отсеках вооружения 22700.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость на большой высоте 950-1010 км/ч; максимальное число М у земли 0,8; практический потолок 15240 м; дальность полета с одной дозаправкой в воздухе 18530 км; взлетная скорость 260 км/ч; потребная длина ВПП 2440 м; вероятная величина ЭПР с передней полусферы около 0,01 м2 .

США. РОКУЭЛ. В-1 «ЛАНСЕР». Стратегический бомбардировщик

Облик стратегического бомбардировщика В-1 производит большое впечатление, но он, видимо, не достигнет известности своего предшественника В-52

Сверхзвуковой бомбардировщик В-1, воплощающий в себе достижения американской авиационной науки и техники 1970-х и 1980-х годов, по-видимому, не достигнет известности своего знаменитого дозвукового предшественника Боинг В-52. Связано это отнюдь не с. порочностью иной концепции – многорежимного самолета, экономичного в дозвуковом крейсерском полете на большой высоте и способного с большой боевой нагрузкой и высокой скоростью преодолевать ПВО на больших и малых высотах. Такая же концепция воплощена в российском Ту-160 и, несмотря на «конкуренцию» со стороны появившихся в последние годы специализированных малозаметных ударных самолетов, будет, на наш взгляд, действенна еще многие годы. Недостатки В-1 скорее связаны с не очень удачной конструктивной реализацией заложенной концепции в процессе разработки самолета. Стремление конструкторов на начальном этапе проектирования максимально уплотнить компоновку самолета затруднило замену оружия и увеличение нагрузки, когда это потребовалось при пересмотре облика серийного образца. Сыграли свою роль и технические трудности с комплексом электронного оборудования, который так и не был доведен до первоначально требовавшегося уровня, все время «зашкаливали» расходы в связи со сложностью решаемых задач.

Схема самолета В-1А

Бомбардировщик Ту-160

Самолет Ту-95 в варианте Tу-142

В значительной мере проблемы с В-1 обусловлены внешними обстоятельствами, которые сопровождали его разработку, занявшую рекордный срок – 16 лет (от начала проектирования в 1970 г. опытных самолетов до поступления в 1986 г. серийных машин на вооружение). А с учетом того, что проектные исследования начались еще в 1961 г., продолжительность всей программы создания самолета достигла 25 лет. Это дало повод острякам интерпретировать официальное название программы AMSA (Advanced Manned Strategic Aircraft – усовершенствованный пилотируемый стратегический ЛА) как «наиболее исследованный самолет Америки» (America's Most Studied Aircraft).

Причины «долгостроя» кроются прежде всего в переменчивости политического климата, сложности и неоднозначности военно-политической обстановки в мире, складывавшейся со второй половины 1950-х годов. Причем ситуация в СССР и США была во многом аналогична. Появление первых межконтинентальных баллистических ракет (Р-7 в СССР в 1955 г. и «Атлас» в США в 1959 г.) резко охладило интерес военно-политического руководства к стратегическим бомбардировщикам, обладающим по сравнению с МБР большим временем доставки ядерного оружия к цели. Усовершенствова ние зенитных ракетных комплексов (С-75 в СССР, «Найк Геркулес» в США) означало крушение концепции чисто высотного бомбардировщика. В этих условиях и в нашей стране, и в США приоритет был отдан дальнейшему развитию МБР и БРПЛ, а созданные к тому времени проекты новых стратегических бомбардировщиков были закрыты: в 1959 г. прекращена разработка американской «трехмаховой» «Валькирии» как высотного бомбардировщика, в 1960 г. свернуты работы по самолетам М-50 и М-56 ОКБ В.М.Мясищева. Американцы также срезали объем серийного производства разработанного в 1956 г. среднего сверхзвукового бомбардировщика Конвэр В-58 «Хастлер» (к началу 1960 г. 290 первоначально планировавшихся к постройке самолетов были сокращены до 116, которые изготовлены в 1959-1962 гг. и сняты с вооружения в 1970 г.). Одновременно в США было объявлено (1961 г.) о переходе от военно-политической доктрины «массированного возмездия», цели которой (создание надежной стратегической триады) были достигнуты, к стратегии «гибкого реагирования», предусматривавшей дозированное применение вооруженных сил в зависимости от масштаба конфликта. В области авиации приоритеты были отданы тактическим силам.

. Бомбардировщик Ту-22М

Конфигурации, исследовавшиеся по программе AMSA, рядом с моделью самолета В-1

Здоровый консерватизм не позволил сразу же окончательно и бесповоротно отказаться от концепции полностью высотного стратегического бомбардировщика. В США принимается решение все же продолжить программу самолета Норт Америкен ХВ-70 «Валькирия», хотя и в исследовательских целях с постройкой лишь двух экспериментальных образцов. Разумеется, имелась в виду вероятность его дооборудования в бомбардировщик в случае изменения обстановки, и недаром в СССР испытания «Валькирии» рассматривались как реальная угроза. В Советском Союзе с 1962 г. создавался аналог В-70 – новаторский «трехмаховый» экспериментальный самолет Т-4 («сотка») конструкции П.О.Сухого, поднявшийся в воздух в 1972 г., но относившийся, в отличие от «Валькирии», к категории средних бомбардировщиков (макси мальная взлетная масса 135 т, практическая дальность 4000 км, в сравнении с расчетными 244 т и 12000 км у В-70).

В 1965 г. на вооружение ПВО СССР был принят сверхзвуковой перехватчик Ту-128 (рубеж перехвата 600-965 км), несколько позднее – ЗРК С-200 «Ангара» (дальность поражения цели до 300 км на высотах до 35 км), предназначенные для поражения стратегической авиации противника на больших дальностях и высотах до рубежа бомбометания. В то же время эффективных средств борьбы с маловысотными целями у СССР не было. Созданный также в 1960-х годах маловысотный ЗРК С-125 «Нева» имел дальность действия всего до 10 км при максимальной скорости поражаемых целей 1500 км/ч.

Трубная модель самолета В-1

Макет самолета В-1 в процессе постройки

Первый опытный В-1А во время официальной церемонии по случаю окончания его постройки

В этих условиях США окончательно пришли к выводу о необходимости основного упора на маловысотные скоростные самолеты. Начались работы по снижению высоты прорыва ПВО имевшимися стратегическими В-52, а в 1967 г. на основе истребителя-бомбардировщика F-111 разработан FB-111 с системой следования (на высоте до 90 м) рельефу местности, который, несмотря на весьма скромные дальность и нагрузку, имено вался стратегическим бомбардировщиком. Он был предназначен для использования с аэродромов передового базирования. В Советском Союзе не стали заниматься уменьшением высотности стратегического Ту-95, а вместо этого в 1971 г. создали новый ракетоносец Ту-22М, обладающий, по сравнению с FB-111, существенно более высокой взлетной массой (соответственно 124 и 53 т) и нагрузкой. FB-111 и Ту-22М – первые тяжелые самолеты с крылом изменяемой стреловидности, которое в 1960-х годах считалось радикальным техническим новшеством и стало впоследствии отличительной особенностью как стратегических Ту-160 и В-1, так и ряда тактических самолетов.

FB-111 рассматривался американцами как промежуточная машина, предназначенная для заполнения «бреши» до поступления на вооружение полноценного стратегического маловысотного бомбардировщика. К исследованиям нового самолета США приступили уже в 1961 г. Для формирования его облика по 1965 г. включительно была проведена серия исследовательских программ: SLAB (Subsonic Low Altitude Bomber – дозвуковой маловысотный бомбардировщик), ERSA (Extended Range Strategic Aircraft – стратегический самолет с повышенной дальностью полета), LAMP (Low Altitude Manned Penetrator – маловысотный пилотируемый JIA прорыва ПВО), AMP (Advanced Manned Penetrator – усовершенствованный пилотируемый ЛA прорыва ПВО) и AMPSS (Advanced Manned Penetrating Strategic System – усовершенствованная пилотируемая стратегическая система прорыва ПВО). Исследования подтвердили, что для успешного проникновения к сильнозашшценным объектам Советского Союза необходима высокая дозвуковая скорость на малой высоте, и показали, что для повышения гибкости применения самолета и уменьшения времени его пролета через слабозащищенные зоны, возможно, потребуется умеренная сверхзвуковая скорость на большой высоте.

Первый В-1 А с отклоненным назад крылом совершает разворот с набором высоты

Бомбардировщик В-25 «Митчелл»

Эти принципы были положены в основу начавшейся в 1965 г. новой программы исследований – уже упоминавшегося самолета AMSA. Неизвестно, сколько времени работы оставались бы еще в стадии НИР, но в 1969 г., наконец, завершилась проводившаяся в ВВС США с 1962 г. так называемая программа «Прогнозирование», которая положила конец дискуссии на тему, не устарели ли стратегические бомбардировщики. Были подтверждены однозначные и долгосрочные преимущества пилотируемых стратегических JIA, рекомендовано сохранение дальних бомбардировщиков в составе стратегической ядерной триады (наряду с МБР и БРПЛ), э. также использование в обычных конфликтах. Выводы ВВС находились в русле готовившейся тогда новой американской военной стратегии «реалистического устрашения», официально принятой в 1971 г. и имевшей в основе достижение превосходства в стратегических вооружениях и переговоры «с позиции силы». На формирование же военно-политическим руководством США новой стратегии, в свою очередь, несомненное влияние оказали ввод советских войск в Чехословакию (август 1968 г.), широкомасштабное применение бомбардировщиков В-52 в шедшей тогда войне в Юго-Восточной Азии, а. т amp;кжб приближение к концу 1960-х годов Советского Союза к паритету с США в области МБР и БРПЛ. Все эти факторы «работали» на стратегическую авиацию, показав ее необходимость для «демонстрации силы», применимость в неядерных войнах, и наконец, желательность ее укрепления для «подстраховки» на случай, если не удастся вырваться вперед в области баллистических ракет.

Истребитель Норт Америкен F-86 «Сейбр»

Истребитель МиГ-15 ОКБ им.А.И.Микояна – основной соперник самолета F-86

После окончания периода неопределенности события развивались динамично. В мае 1969 г. AMSA получил официальное обозначение В-1 и вслед за выработкой технического задания ВВС США выпустили в ноябре 1969 г. запрос предложений по программе разработки самолета. Технические предложения представили фирмы Боинг, Дженерал Дайнэмикс и Норт Америкен Рокуэлл (именовавшаяся просто Норт Америкен до объединения в 1967 г. с корпорацией Рокуэлл Стандарт), проводившие ранее исследования по программе AMSA, а 5 июня 1970 г. фирма Норт Америкен Рокуэлл, успевшая к тому времени сменить свое название на Рокуэлл Интернешнл, получила контракт на проектные работы, постройку и испытания опытных самолетов, первый из которых совершил первый полет 23 декабря 1974 г.

У Норт Америкен, образованной в 1928 г. и занявшейся производством самолетов в 1934 г., до В-1 было лишь два серийных бомбардировщика. Первый – двухмоторный средний В-25 «Митчелл», созданный в 1939 г. – поставлялся Советскому Союзу в немалом количестве по ленд-лизу и был хорошо освоен в советских ВВС. Второй – В-45 «Торнадо» (1947 г.) – стал первым американским четырехдвигательным реактивным бомбардировщиком. Основой же деятельности фирмы в области авиации были истребители, ряд из которых относится к крупным мировым достижениям. Не нуждается в представлении истребитель Р-51 «Мустанг», построенный серией 15,6 тыс. (из 42,7 тыс. самолетов, выпущенных фирмой за годы второй мировой войны, включая 9,8 тыс. бомбардировщиков «Митчелл»). В послевоенные годы Норт Америкен заслужила известность реактивными истребителями F-86 «Сейбр» и F-100 «Супер Сейбр» – достойными соперниками советских МиГов во многих локальных конфликтах. Созданию В-1 непосредственно предшествовали экспериментальный гиперзвуковой Х-15 (1959 г.), «трехмаховый» перехватчик F-108 «Рапира» (проект, конец 1950-х годов) и уже неоднократно упоминавшаяся «Валькирия» (1964 г.), опыт разработки которой, видимо, и привел фирму к успеху в конкурсе по В-1. Свою роль сыграли, возможно, также крупные работы фирмы по ракетно-космической технике (в частности, по крылатой ракете XSM-64 «Навахо» – аналогу советской «Бури», созданной в 1950-х годах под руководством С.Л.Лавочкина).

Второй В-1А на форсаже набирает скорость

Нижняя хвостовая часть В-1 с шелковинками для исследования обтекания

Модель самолета Боинг 747-200F-носителя крылатых ракет (до 70-90 КР)

Третий В-1 А над пустыней Мохаве на малой высоте (150 м)

Облик В-1, попавшего, как мы видим, в «надежные руки», определили следующие основные требования: высокая выживаемость парка бомбардировщиков в случае нанесения потенциальным противником первого удара, длительный дозвуковой крейсерский полет на большую дальность, глубокое проникновение в воздушное пространство противника. Для преодоления бомбардировщиком В-1 существующей и прогнозируемой ПВО противника были разработаны два расчетных профиля полета: основной – с большой дозвуковой скоростью полета у земли и альтернативный – со сверхзвуковой скоростью полета на большой высоте. В обоих случаях предусматривалась попутная дозаправка топливом и посадка на европейском аэродроме НАТО (в Турции или Италии). Самолет был оптимизирован для выполнения основного расчетного профиля, альтернативный – с начала проектирования рассматривался как дополнительный, повышающий гибкость применения в недостаточно определенных условиях будущего. В дальнейшем, в процессе развития проекта большинство изменений, которые вносились для ограничения его стоимости, были сделаны за счет способности длительного сверхзвукового полета.

Три опытных В-1А на стоянке

Сборка центральной части первого В-1 В

Завершающий этап сборки В-1 В

В-1 А на выставке в Фарнборо в 1982 г.

Таким образом, сверхзвуковой полет для концепции В-1 всегда был вторичным фактором, производным от избытка тяги двигателей. В этом коренное отличие американского В-1 от российского Ту-160, для которого сверхзвуковой полет является важнейшим свойством, позволяющим эффективно бороться с морскими подвижными целями.

На В-1 применено крыло изменяемой стреловидности (КИС), разработанное на основе базы данных NASA, которая использовалась ранее при создании самолета F-111. КИС стало считаться необходимым компонентом В-1 уже к 1967 г. на стадии программы AMSA. Собственно, тогда же определился и облик бомбардировщика: нормальная аэродинамическая схема с однокилевым хвостовым оперением и четырьмя двигателями. Проектом 1967 г. предусматривался несущий корпус с «пакетным» размещением двигателей в прибортовой кормовой части и попарно вертикальной установкой воздухозаборников, а высокорасположенное крыло в положении максимальной стреловидности (75°) образовывало единую несущую поверхность со стабилизатором (популярная тогда идея перехода к схеме «бесхвостка»). В 1968 г. фюзеляж уже приобрел более традиционные очертания, двигатели смещены в центральную часть (для уменьшения проблем с балансировкой самолета при сбросе боевой нагрузки), крыло в отклоненном назад положении отделено от стабилизатора. Конфигурация 1969 г. фактически отражала знакомую нам сегодня схему самолета В-1: крыло низкорасположенное, двигатели расположены попарно в подкрыльевых гондолах с горизонтальным размещением воздухозаборников, спереди установлены поверхности системы гашения колебаний фюзеляжа. Программа AMSA требовала, чтобы по характеристике «боевая нагрузка/дальность полета» новый самолет превосходил существующий В-52. Проектом 1967 г. намечалась расчетная взлетная масса около 107 т, явно не удовлетворяющая этому требованию, однако в 1968-1969 гг. она была повышена до 160 т и более.

Модифицированный В-1 А, использовавшийся по программе испытаний В-1В

Выкатка первого серийного В-1 В

Согласно ТЗ, бомбардировщик В-1 должен был обладать высокой точностью поражения военных и промышленных объектов как с относительно большого удаления, так и при непосредственном пролете над целью. Для этого его предполагалось вооружить управляемыми ракетами SRAM (вначале планировались 32 УР, затем 24 в трех отсеках вооружения), а также свободнопадающими ядерными и обычными бомбами. Планировалось использование и крылатых ракет AGM-86А (ALCM-A) с относительно малой дальностью полета.

Намечалось построить 244 самолета В-1 (включая четыре опытных) для замены самолетов В-52 к 1981 г., однако ход программы был прерван. 30 июня 1977 г. президент США Картер, вступивший в должность незадолго до этого, объявил о решении не санкционировать серийное производство самолетов В-1. В политическом плане такой шаг отражал тенденцию к разрядке международной напряженности, в поддержку которой выступали американцы (согласно опросу, проведенному службой Харриса в январе 1977 г., 42% американцев высказались против производства бомбардировщика В-1), и усилия по ратификации договора ОСВ-2.

В военном плане на официальном уровне это решение обосновывалось успехами в создании дальних крылатых ракет, которые делали возможным решение значительной части задач, возлагавшихся на бомбардировщики прорыва ПВО при планировании войны с применением ядерного оружия. Поражение заранее разведанных целей с запуском оружия без входа самолета-носителя в зону действия средств ПВО стало возможным благодаря созданию ракет ALCM-B вместо ALCM-A. Соответствующее увеличение дальности стрельбы (2400 км вместо 1600 км) осуществлено за счет большей массы и, следовательно, длины ракеты (более 6 м вместо 4,27 м), что породило проблему отсеков вооружения В-1 А, конструкция которого не была на это рассчитана.-

Еще одной важной причиной, как стало ясно позднее, был технологический «прорыв» в области самолетов с низким уровнем демаскирующих признаков: к середине 1976 г. были достигнуты первые успехи по секретной программе «Хэв Блю», начатой в 1973 г. и приведшей позднее к созданию малозаметного ударного самолета Локхид F-117. Очевидно, что техника «Стелс» имела огромный потенциал для стратегического бомбардировщика, представляя альтернативный и, возможно, более эффективный способ преодоления ПВО противника, а следовательно, ставя под вопрос всю концепцию В-1 как маловысотного самолета прорыва.

По конфигурации В-1 В практически не отличается от В-1 А

Схема самолета В-1 В

Первый серийный В-1 В выруливает на старт на авиабазе Эдварде

Тем не менее летные испытания опытных бомбардировщиков В-1 были продолжены по программе ВРЕ (Bomber Penetration Evaluation – оценка возможности преодоления ПВО бомбардировщиком), а фирма Рокуэлл предложила семейство вариантов самолета В-1 под названиями NTP (Near Term Penetrator – самолет ближайшего будущего для прорыва ПВО), SWL (Strategic Weapons Launcher – самолет-носитель стратегического оружия), СМСА (Cruise Missile Carrier Aircraft – самолет-носитель KP) и MRB (Multi Role Bomber – многоцелевой бомбардировщик). Эти проекты, предусматривавшие создание дозвукового более дешевого самолета с крылом фиксированной стреловидности 25°, не были одобрены для разработки.

Начальные исследования показали, что создание малозаметного стратегического бомбардировщика сопряжено со значительным техническим риском ввиду применения радикально новых компоновочных решений и конструкционных материалов. Для тщательной и всесторонней отработки техники «Стеле» требовался большой срок, который невозможно было определить достаточно точно. При таком положении вещей существовали два возможных пути: либо пойти на риск и, отказавшись от В-1, сконцентрировать все усилия на малозаметном самолете, либо в качестве промежуточной меры принять на вооружение В-1 или какой-либо другой из бомбардировщиков современной технологии, одновременно без спешки занимаясь доводкой перспективной малозаметной машины.

Официальная церемония (27 июля 1985 г.) по случаю передачи ВВС США первого строевого В-1 В (выступает министр ВВС В.Орр)

В-1 В из состава эскадрильи, базирующейся в Эллсуорте (шт.Южная Каролина)

Посадка второго серийного В-1 В на авиабазе Оффутт

В-1 В заруливает на стоянку после ночного тренировочного вылета

Схема членения конструкции В-1 В

Сложись аналогичная ситуация десятью годами позже, после распада СССР, вполне вероятно, что США пошли бы по первому пути. Возможно, что в администрации Картера до конца 1979 г. были какие-то колебания – ведь формально еще продолжалась разрядка. Однако после декабря 1979 г. – ввода советских войск в Афганистан – альтернативы фактически не существовало даже при Картере. Приход к власти в 1980 г. Рейгана, возглавившего «крестовый поход против империи зла» и принесшего с собой очередную военно- политическую доктрину – стратегию «прямого противоборства», принятую в 1981 г. (как мы видим, в США доктрины менялись с «железной» периодичностью раз в 10 лет), – поставил окончательную точку в этих событиях. Читатели помнят, наверное, «шутку» Рейгана, произнесенную им в августе 1984 г. во время проверки микрофона на радиостудии: «Сограждане-американцы! Рад сообщить вам, что я только что подписал указ, навсегда объявляющий Россию вне закона. Бомбардировка начнется через пять минут».

Формирование принципиальной позиции по перспективной малозаметной машине оставляло нерешенным лишь один сравнительно простой вопрос: каким должен быть промежуточный самолет. После дискуссий в декабре 1980 г. была сформулирована концепция боевого самолета с большой дальностью полета LRCA (Long Range Combat Aircraft). LRCA должен был представлять собой носитель УР SRAM и свободнопа- дающих бомб, а также дальних КР, обладать, как и В-1, способностью преодолевать ПВО противника, но с возможностью пуска ракет на значительном удалении от цели и, в некоторых случаях, без захода в зону ПВО противника. Предусматривалась также возможность выполнения самолетом LRCA операций с применением обычных бомб, морского патрулирования, постановки мин.

В-1 В с отклоненным назад крылом

В-1 В с крылом в переднем положении

Проект В-1 был модифицирован в соответствии с этой концепцией для увеличения дальности полета и боевой нагрузки, а также для уменьшения заметности при снижении максимальной скорости до малой сверхзвуковой. В качестве альтернативы самолету В-1 рассматривались модернизированные варианты бомбардировщиков В-52 и FB-111 (под обозначением FB-111H), а также широкофюзеляжный самолет-носитель КР на основе Боинга 747-200. По сравнению с ними В-1 – единственный самолет, обладавший требуемым сочетанием стратегической дальности полета с высокой начальной (или предбоевой) выживаемостью.

Упомянутый выше принцип триады стратегических ядерных сил США был разработан в начале 1960-х годов под руководством тогдашнего министра обороны Р.Макнамары как надежное средство гарантированного ответного удара. Поэтому для каждого элемента триады (МБР, БРПЛ и самолеты) были предусмотрены способы выживания в случае внезапного ракетно-ядерного нападения. В том числе изначально в требованиях к самолету В-1 были отражены условия, обеспечивающие его выживаемость на аэродромах базирования с бетонными ВПП. Среди них:

способность к рассредоточенному базированию, которая обеспечена использованием, во-первых, двигателей с форсажной камерой и крыла изменяемой стреловидности с высокими ВПХ и, во-вторых, топливозаправщиков, позволяющих выполнять взлет с неполной заправкой топливом и ограниченной массой;

возможность длительного автономного поддержания боеготовности рассредоточенных самолетов без наземного обслуживания, которая обеспечена центральной комплексной системой контроля CITS;

способностью к быстрому покиданию аэродрома по команде боевой тревоги с помощью системы ускоренного запуска двигателей (от наземных источников энергии или от ВСУ) и системы ускоренной выставки инерциальных навигационных приборов, а также благодаря высокой стартовой тяговооруженности и минимальному аэродинамическому сопротивлению крыла;

высокой стойкостью к воздействию поражающих факторов ядерного оружия (световой и электромагнитный импульс, радиация и ударная волца) всех систем самолета, а также защищенностью его экипажа.

Самолет В-1 обладает уникальными характеристиками начальной выживаемости, по отдельным показателям превосходя В-52 в 2-3 раза. Состязаться с В-1 в этом отношении был способен FB-111, который к тому же мог быть укрыт в прочном защитном ангаре, однако он не имел требуемой дальности полета. Таким образом, в качестве оружия ответного удара среди американских авиационных систем у В-1 не было равных.

В конструкции крыла В-1 В применены такие же уплотнения, что и на самолете Панавиа «Торнадо». На фото показан перехватчик «Торнадо»Р.З

К тому же выбором основных проектных решений (крыло изменяемой стреловидности и форсированные двигатели) в концепции В-1 удалось непротиворечиво согласовать требования к выживаемости на земле и при прорыве ПВО. Эти средства позволяют достичь как высоких взлетно-посадочных характеристик, так и большой дозвуковой скорости длительного полета у земли за пределами радиогоризонта. В отношении скорости у земли В-1 значительно опережал В-52 (до М=0,95 вместо М=0,55). Хотя самолет FB-111 имеет близкую к В-1 максимальную скорость полета у земли, его модификацию FB-111Н с увеличенной дальностью еще предстояло создать.

В-1 обладал также наиболее отработанной конструкцией: к моменту окончания 29 апреля 1981 г. летных испытаний четырех опытных бомбардировщиков их суммарный налет составил 1895,2 ч в 347 полетах (было достигнуто максимальное число М=2,1 на высоте 15240 м, наибольшая продолжительность полета составила 9 ч 40 м), объем испытаний 47 различных моделей в 17 различных АДТ достиг почти 28000 ч, планер самолета прошел усталостные испытания, эквивалентные трем расчетным ресурсам, испытания по применению оружия включали сброс около 45 учебных бомб В-61 и пуски двух УР SRAM. В связи с этим В-1 фактически был вне конкуренции и 2 октября 1981 г. президент США Рейган объявил о решении построить 100 самолетов в усовершенствованном варианте В-1В (ранее построенные опытные самолеты получили обозначение В-1А). Одновременно с фирмой Нортроп был заключен контракт на разработку малозаметного бомбардировщика АТВ, ставшего потом известным как В-2. Так В-1 стал в свою очередь, вслед за FB-111, промежуточным самолетом.

В-1В имеет практически такую же конфигурацию, что и В-1А. Отличия заключаются главным образом в значительном (на 36 т) увеличении максимальной взлетной массы и возможности размещения боевой нагрузки не только в бомбоотсеках, но и на внешней подвеске (к 1994 г. наружная подвеска не реализована), некотором уменьшении длины самолета, а также в применении усовершенствованного оборудования. Повышение массы самолета не привело к существенным конструктивным изменениям (усилены лишь шасси и колесные тормоза), поскольку фирма Рокуэлл прогнозировала, что 99% всех боевых задач будут выполняться при массе 159-177 т, как и у исходного В-1А. Задача прорыва ПВО на малой высоте, предъявляющая наиболее высокие требования к прочности конструкции, должна осуществляться с использованием оружия во внутренних отсеках.

Механизация крыла В-1 В

Носовая часть В-1 В

Уместно будет сказать, что происшедшее увеличение максимальной взлетной массы самолета В-1В практически не связано с пересмотром концепции и внесением конструктивных изменений. Как показывает анализ, основная причина этого состоит в том, что за время технической раз^ работки его предшественника – самолета В-1А – расчетные характеристики с момента заключения контракта ухудшились настолько, что он перестал выполнять требования ВВС США по основному профилю полета на дальность 11300 км. Инспекция проекта в 1973 г. показала, что вероятное увеличение массы пустого самолета составит 19%, а удельный расход топлива двигателей в дозвуковом полете увеличится на 5%.

Чтобы компенсировать неблагоприятное действие этих факторов, фирма была вынуждена использовать съемный топливный бак для размещения дополнительного топлива и увеличить максимальную полетную массу самолета после заправки в полете по основному профилю. Соответственно выросла и расчетная взлетная масса.

Однако и этого было бы недостаточно. Окончательному решению проблемы дальности полета способствовала модернизация парка топливозаправщиков КС-135А в варианты KC-135R/E, оснащенные более экономичными двух- контурными двигателями вместо установленных ранее одноконтурных ТРД. Это позволило увеличить удаление рубежа дозаправки и массу передаваемого топлива. ВВС США начали усовершенствование топливозаправщиков в 1981-1982 гг., т.е. одновременно с работами по В-1В.

Одним из основных направлений работ при создании В-1В стало обеспечение его малозаметности. Хотя достичь уровня специализированных самолетов (В-2, F-117) заведомо не представлялось возможным, все же по американским данным, предпринятые усилия увенчались успехом: удалось уменьшить эффективную поверхность рассеяния (ЭПР) с примерно 10 м 2 у В-1А до 1-3 м 2 у В-1В, что значительно меньше, чем у предыдущего бомбардировщика В-52 (до 100 м 2 ). По другим, более консервативным оценкам, ЭПР В-1 уменьшена лишь в четыре раза по сравнению с В-52, но и это может считаться полезным результатом. Снижение ЭПР достигнуто путем использования радиопоглощающих материалов (в конструкции передней и задней наклонных перегородок, неподвижных частей крыла, в зоне интерцепторов, закрылков, горизонтального оперения), изменения конструкции гондол двигателей и экранирования их вентиляторов, использования электромагнитных прокладок из витого провода в уплотнениях люков и конструкционных соединениях, наклона антенны РЛС вниз на угол 30°, металлизации остекления кабины. Однако пониженная заметность В-1В в сочетании с маловысотным полетом и применением комплекса РЭБ хотя и увеличивает выживаемость самолета при прорыве ПВО, в то же время, по оценке самих американцев, не гарантирует его неуязвимости от новых российских ЗРК. Например, в 1987 г. тогдашний начальник штаба ВВС США Л.Уэлч заявил: «Я надеюсь, что у нас не найдется экипажей настолько глупых, чтобы пытаться осуществить пролет над ЗРК SA-10» (российское обозначение: С-300 ПМУ).

В 1982 г. сообщалось, что Рокуэлл совместно с фирмой Локхид, известной своими работами по малозаметным аппаратам (самолет F-117), предполагает разработать специализированный малозаметный вариант В-1С («третьего поколения»), который должен составить конкуренцию бомбардировщику В-2. Однако эти планы не были реализованы так же, как и не имела продолжения идея создать вариант дальнего перехватчика с регулируемыми воздухозаборниками и максимальным числом М=2,2.

Первый полет модифицированного самолета В-1А, использовавшегося в качестве опытного по программе В-1В, состоялся 23 марта 1983 г. Несмотря на обширные ранее проведенные испытания самолетов В-1А, новая программа испытаний не обошлась без происшествий. 29 августа 1984 г. самолет В-1А N2 потерпел катастрофу из-за ошибки экипажа, допущенной при ручном управлении центровкой самолета: перевод консолей крыла с угла стреловидности 55° в положение минимальной стреловидности сопровождался ошибочной установкой переключателя на балансировочную перекачку топлива назад, что привело к кабрированию самолета с выходом на угол атаки 70° и сваливанию. Экипаж покинул самолет в спасательной капсуле, но из-за неисправности парашютной системы капсула ударилась о землю носовой частью, в результате чего погиб шеф-пилот фирмы (бывший также президентом общества летчиков-испытателей США), а двое других членов экипажа получили серьезные травмы.

На этом фото четвертого В-1 А отчетливо виден выраженный надфюзеляжный гаргрот

Первый серийный самолет В-1В впервые поднялся в воздух 18 октября 1984 г. Поставки стратегическому авиационному командованию ВВС США начались 27 июля 1985 г. и завершились 30 апреля 1988 г., начальная боеготовность первой эскадрильи достигнута в июле 1986 г. Бомбардировщики развернуты на авиабазах Дайес (шт.Техас), Элсуорт (шт. Южная Дакота), Гранд Форкс (нгг.Северная Дакота) и Макконнелл (шт.Канзас). Четыре самолета были потеряны в летных происшествиях, в 1993-1994 гг. предполагалось поставить на консервацию 13 из оставшихся 96 самолетов, чтобы их использовать в дальнейшем как резерв на случай потери эксплуатирующихся самолетов.

В программе самолета В-1В участвовали четыре подрядчика (Рокуэлл, Дженерал Электрик, Боинг и Итон), 50 основных субподрядчиков и более 3000 поставщиков. В 1986 г., когда был достигнут максимальный темп производства (четыре самолета в месяц), число занятых в программе превысило 50000 чел., включая 27000 чел. на заводах фирмы Рокуэлл. Для производства В-1В было разработано примерно 18000 рабочих чертежей, запасные части для каждого самолета включают не менее 460500 деталей.

4 июля и 17 сентября 1987 г. на самолете В-1 В были установлены 36 мировых рекордов скорости и дальности в полетах с нагрузкой 30000 кг по замкнутым маршрутам протяженностью в первом случае 2000 км при средней скорости 1078,2 км/ч, а во втором случае – 5000 км при средней скорости 1054,2 км/ч. В августе 1993 г. в рамках учения «Глобал Энтерпрайз» (Global Enterprise) два самолета В-1В совершили кругосветный перелет с одной промежуточной посадкой для тренировки экипажей в дальних перелетах. Это самый длительный полет самолета В-1В.

«Усы» в носу В-1 В служат для гашения упругих колебаний фюзеляжа в полете

Первый пуск УР AGM-69 SRAM с самолета В-1В был осуществлен 16 января 1987 г., однако ракеты SRAM так и не вошли в состав нагрузки В-1В, так как в дальнейшем они были сняты с вооружения в связи с истечением сроков хранения. Первая ракета AGM-86B запущена с В-1В 24 ноября 1987 г., но к 1993 г. эти КР и усовершенствованные КР AGM-129 еще не были введены в состав вооружения самолета.

Технические проблемы, о которых сказано ниже, а также неподготовленность самолетов для применения неядерного оружия стали причиной того, что В-1В не были использованы в ходе войны в Персидском заливе в начале 1991 г. В этом В-1В повторил судьбу первого межконтинентального бомбардировщика Конвэр В-36, который не принял участия в корейской войне 1950-1953 гг. из-за длительной доводки и эксплуатационных трудностей.

Ввод В-1В в эксплуатацию сопровождался рядом крупных проблем. Из-за неудовлетворительных характеристик системы управления полетом взлетная масса самолета вначале была ограничена величиной 145 т. В дальнейшем в связи с установкой систем предотвращения сваливания (SIS) и повышения устойчивости (SEF) ограничения были смягчены. В октябре 1986 г. максимально допустимая полетная масса составляла 187,3 т, а в сентябре 1987 г. во время рекордного полета взлетная масса достигла 199,6 т. В дальнейшем после доработки систем SIS и SEF фактическая максимальная взлетная масса превысила 200 т, хотя, повидимому, к 1994 г. она еще не была доведена до расчетного значения 216365 кг. Вследствие различных проблем (отказы двигателей, трещины в конструкции шасси, обледенение самолета) полеты парка самолетов В-1В запрещались к 1992 г. несколько раз.

Но наиболее крупным недостатком самолета считается неудовлетворительная работа оборонительной системы AN/ALQ-161. К осени 1992 г. на 13 самолетах система РЭБ вообще еще не была установлена, а на бомбардировщиках, оснащенных комплексом РЭБ, система предупреждения о радиолокационном облучении не была полностью работоспособна в условиях насыщенной (станциями противника) электромагнитной обстановки, что приводило к плохой осведомленности экипажа об обстановке. Самой серьезной проблемой этой системы является недостаточная стабильность ее характеристик, причем отдельные компоненты системы хорошо работали в лабораторных условиях, но в скомплексированном виде система оказалась неудачной.

Для решения проблем с оборонительной системой, которые поставили под угрозу выживаемость В-1В в боевых действиях, ВВС Г. ТТТ А в сентябре 1992 г. приняли решение провести трехэталную, рассчитанную на 10 лет программу усовершенствования парка самолетов В-1В. Прежде всего, предполагается улучшить систему предупреждения о PJI облучении, хотя, по некоторым оценкам, довести ее до уровня требований ТЗ все же не удастся. Намечается также повысить характеристики бортовых станций постановки помех при полете В-1В на средних и больших высотах (при проектировании станции оптимизировались для условий маловысотного полета). Программное обеспечение должно быть модифицировано для выделения приоритетных целей при обычном бомбометании, причем, как уже отмечалось выше, предполагается обеспечить применение с самолета высокоточного оружия. В целом, главная задача – сделать возможными длительные боевые действия с нанесением ударов в любом регионе мира при эксплуатации самолета как с территории США, так и с передовых баз.

Летчики В-1 В в полете – необычный ракурс

В 1990-х годах самолеты В-1В предполагается использовать, в основном, в роли бомбардировщиков прорыва ПВО вместо самолетов В-52, которые перенацеливаются на применение в качестве носителей КР для атак без захода в зону ПВО противника и на выполнение операций с применением обычного оружия. С поступлением на вооружение новых бомбардировщиков прорыва – В-2 – самолеты В-1В, в свою очередь, предполагалось перенацелить на выполнение задач носителя КР или обычного бомбардировщика, однако в связи с резким уменьшением числа заказанных самолетов В-2 и затягиванием сроков их поступления на вооружение В-1В будут, по-видимому, еще долгое время играть роль основных бомбардировщиков прорыва.

В то же время распад СССР привел к отмене круглосуточного дежурства стратегических бомбардировщиков с ядерным оружием и возрастанию потенциальной роли В-1В как носителей обычного оружия. По планам ВВС США часть самолетов В-1 и В-52 будет передана из регулярных ВВС в состав ВВС национальной гвардии и резерва ВВС. Переданные бомбардировщики с обычным вооружением должны использоваться в кризисных ситуациях. В дальнейшем часть бомбардировщиков В-1 В предполагается также передать американскому авиакрылу быстрого развертывания. Это авиакрыло будет способно выполнять масштабные и глубокие ночные операции по изоляции района боевых действий. В состав вооружения самолета будут введены разрабатываемые высокоточные корректируемые бомбы JDAM и JSOW (которые, как предполагается, обеспечат точность бомбометания с большой высоты не более 10 м). Ожидается, что В-1В с вооружением из этих бомб смогут использоваться на начальных этапах конфликта для борьбы с бронетанковыми силами противника, действуя совместно с самолетами радиолокационной разведки Е-8 JSTARS. Таким образом, несмотря на трудности ввода в эксплуатацию, В-1В должен найти свое место в американской авиации, причем не только в стратегических силах, где США (несмотря на все перипетии истории) тяжелым бомбардировщикам всегда отводили существенно большую роль, чем Россия, но и в составе сил оперативно-тактического назначения.

В то же время результативность В-1В с обычным оружием в начале 1990-х годов была не выше, чем у В-52. Во время проведенного осенью 1993 г. бомбардировочного состязания «Ганс- моук» (Gunsmoke), в ходе которого В-1В и В-52 соревновались друг с другом в первый раз, победу одержала группа самолетов В-52. Условиями состязания предполагался сброс бомб калибром 227 кг по одиночным целям. Бомбометание в этих условиях было затруднено из-за того, что навигационные системы самолетов обладают недостаточной точностью, а РЛС неспособны обнаруживать цели типа танков на «насыщенном» полигоне. По мнению летчиков, «сброс по одной бомбе за раз – не тот способ, на который рассчитаны эти бомбардировщики… это как выстрел наугад в темноту».

В-1В уступает своему российскому аналогу Ту-160 по ряду характеристик: максимальная грузоподъемность, дальность, максимальная скорость (более детальное сравнение этих самолетов приведено в разделе по Ту-160), но пилотажные качества обеих машин примерно одинаковы. Об этом свидетельствует Главком ВВС России П.С.Дейнекин, который в мае 1992 г. посетил США с визитом в ответ на визит в 1991 г. представителя вооруженных сил США в Россию. 11 мая Дейнекин совершил полет на бомбардировщике В-1В. Самолет взлетел с небольшой массой (около 150 т) и после дозаправки топливом в воздухе, состоявшейся через 4 м после взлета, направился в зону полигона (Невада) для отработки удара по тактической цели, представлявшей собой макет аэродрома. Полет к цели на дальность около 800 км происходил на высоте 90 м в автоматическом режиме следования рельефу местности с облетом сверху и обходом в горизонтальной плоскости наземных препятствий, высота которых достигала 1500 м. Самолет нанес тактический бомбовый удар по цели и выполнил противозенитный маневр, после чего управление самолетом было передано Дейнекину.

Приборная доска летчиков В-1 В

Заслуженный военный летчик Дейнекин до назначения на пост Главкома ВВС России был командующим дальней авиацией и хорошо знаком с тяжелыми бомбардировщиками. У него большой опыт пилотирования бомбардировщика Ту-22М, на котором он в 1976 г. совершал полеты на высотах до 45-50 м (100 м по прибору), он выполнил также несколько полетов на Ту-160 еще до принятия этого самолета на вооружение. Поэтому пилотирование самолета В-1В для него не составило проблемы. Он опробовал самолет на нескольких режимах и под конец снизился до высоты 65 м, а затем и 50 м. Американские летчики были «приятно удивлены» и эмоционально заявили, что «у нас генералы так не летают».

По мнению Дейнекина, высказанному в беседе с авторами книги, В-1В имеет примерно такие же характеристики управляемости, что и российский Ту-160, однако практические приемы управления В-1В и Ту-160 сильно отличаются из-за различной техники пилотирования, принятой в США и России. Например, при пилотировании российских тяжелых самолетов накладываются более сильные ограничения по перегрузке, при посадке самолет идет не по коробочке, а разворачивается «блинчиком». Американские же летчики летают смело по кренам, перегрузкам, диапазону высот и «пилотируют стратегический В-1В как фронтовой бомбардировщик». Например, сразу после взлета американский летчик заложил разворот с большим (до 60°) креном. После дозаправки в воздухе, происходившей на высоте 6000 м (эту высоту он набрал за 4 м благодаря высокой скороподъемности), вывод в автоматический режим следования рельефу местности на высоте 90 м был выполнен с крутым пикированием. Перед посадкой В-1В совершил полет по коробочке с крутыми разворотами (крен 30- 45°) и резко снизился («упал как утюг») для посадки. Из числа других достоинств американской машины Дейнекин отметил хорошую эргономику и высокое качество приборов в кабине В-1В (экран индикатора имеет приятный бутылочный цвет, авиагоризонт отслеживает малейшие крены).

Стоимость программы самолета В-1В была ограничена конгрессом США величиной 20,5 млрд долл. по курсу 1982 г. (28 млрд долл. по курсу 1988 г.), включая стоимость серийного производства 12,3 млрд долл. Цена одного самолета с учетом всех расходов по программе составляла 237,2 млн.долл. для первых 52 самолетов и 168,9 млн долл. – для остальных 48. Десятилетняя программа модернизации самолетов, о которой говорилось выше, обойдется еще в 1,9 млрд долл.

КОНСТРУКЦИЯ.

Самолет нормальной балансировочной схемы, имеет интегральную аэродинамическую компоновку, отличающуюся плавным сопряжением фюзеляжа и низко расположенного крыла изменяемой стреловидности, и снабжен четырьмя двигателями, расположенными попарно в гондолах под неподвижной частью крыла (НЧК). Интегральная компоновка обеспечивает увеличение внутренних объемов, уменьшение площади омываемой поверхности и ЭПР самолета. Конструкция безопасно повреждаемая, расчетный ресурс планера 13500 ч. Впервые в ходе крупной американской самолетостроительной программы требования к прочности были составлены с учетом механики разрушения. При описании допустимых условий эксплуатации В-1А указывалось, что, имея полетную массу 170 т, самолет может выполнять маневры с перегрузкой 2,5 ед. Максимально допустимый скоростной напор составляет 6500 кгс/м 2 , что при полете у земли соответствует числу М=0,96.

Испытания спасательной капсулы самолета В-1А

Первоначально предполагалось выполнить конструкцию на 40% (по массе) из титановых сплавов, но впоследствии их доля была уменьшена до 21%, а затем до 17,6% вследствие снижения максимального числа М полета. В соединениях четвертой части всех деталей из титана применяется диффузионная сварка. В конструкции В-1В используются также алюминиевые сплавы (доля 42,5%), сталь (7%), КМ (2,3%), стеклопластик и другие неметаллические материалы (30,6%). На В-1 В конструкция изменена на 20% по сравнению с В-1А, в частности, усилено шасси, применены РПМ и т.д.

Коробчатая поперечная балка центроплана длиной более 7,9 м и шириной 1,5 м, несущая шарниры поворота подвижных частей (ПЧК) крыла и воспринимающая нагрузки от основных стоек шасси, выполнена, в основном, (почти на 80%) из титанового сплава Ti-6AL-4V с применением диффузионной сварки, герметизирована и содержит встроенный топливный бак. С использованием этого же титанового сплава изготовлены механизм изменения стреловидности крыла (в частности, проушины из двойных фрезерованных пластин с монолитным подкреплением и оси шарниров поворота подвижных консолей крыла, имеющие диаметр 430 мм, массу примерно по 270 кг и опирающиеся на шаровые стальные подшипники). Винтовые приводы ПЧК, развивающие усилие до 4410 кН (450 тс), связаны валом синхронизации поворота консолей крыла и приводятся четырьмя гидромоторами, которые могут работать от любых двух из четырех гидросистем. Приводы изменения стреловидности закрыты передними выступающими корневыми обтекателями ПЧК, предотвращающими образование щелей при увеличении стреловидности подвижных консолей. Обшивка НЧК за шарнирами служит зализом, обеспечивающим плавное сопряжение хвостовой части крыла и гондол двигателей. Подвижные консоли имеют двухлонжеронные алюминиевые кессоны с фрезерованными лонжеронами и нервюрами, а также цельнофрезерованными монолитными нижней и верхней панелями обшивки, выполненными соответственно из сплавов 2219 и 2124. Толщина обшивки изменяется от 48,3 мм до 7,6 мм. Подвижная консоль имеет длину 16,76 м, максимальную хорду 2,29 м, масса полностью оборудованной консоли 6954 кг. На В-1А в зоне сочленения хвостовой части ПЧК и НЧК использовалось уплотнение в виде металлических пластин, на В-1В применены скользящие пластины с надувными уплотнениями типа разработанных для самолета «Торнадо». Законцовки крыла, зализы сочленения крыла с фюзеляжем и некоторые панели ПЧК выполнены из стеклопластика.

Катапультируемое кресло ACES

Остекление кабины экипажа

Минимальный угол стреловидности ПЧК по передней кромке 15 град, максимальный – 67,5°. При взлете угол стреловидности крыла равен 15°, в полете с дозвуковой крейсерской скоростью – 25°, со сверхзвуковой скоростью – 65°, в полете на малых высотах до сброса оружия – 50-55°.

Механизация каждой ПЧК включает расположенные по всему размаху консоли семисекционные предкрылки, отклоняющиеся при взлете и посадке на угол 20° со скоростью 2°/с, шестисекционные однощелевые закрылки с максимальным углом отклонения 40° при той же скорости отклонения (две внутренние секции запираются в убранном положении при угле стреловидности ПЧК более 20°), а также четырехсекционные интерцепторы (70°) перед внешними секциями закрылков, использующиеся для поперечного управления самолетом наряду с дифференциальным стабилизатором (внешние секции автоматически запираются при М›1) и в качестве воздушных тормозов.

Фюзеляж типа полумонокок состоит из пяти основных секций и выполнен, в основном, из алюминиевых сплавов 2025 и 7075 с часто расставленными (шаг около 250 мм) шпангоутами. В сильно- нагруженных и высокотемпературных зонах (гондолы двигателей, противопожарные перегородки, узлы крепления хвостового оперения, обшивка хвостовой части фюзеляжа и т.д.) используются титановые сплавы. Стальные и титановые лонжероны хвостовой части фюзеляжа длиной 8 и 14 м усилены эпоксидным боропластиком. В-1А имел гаргрот из эпоксидного боропластика, на В-1В гаргрот был снят. Обтекатель РЛС в носовой части – из полиамидного кварца, диэлектрические панели – из армированного стекло-пластика. Передняя и задняя перегородки, расположенные за радиопрозрачными обтекателями, имеют наклон вниз для уменьшения отражения радиолокационных волн. По бокам передней части фюзеляжа под кабиной экипажа расположены две поворотные (диапазон углов отклонения от +20 до -20°, скорость отклонения до 200°/с) аэродинамические поверхности (на В-1А из алюминиевого сплава, на В-1В с обшивкой из эпоксидного углепластика, алюминиевым сотовым заполнителем и титановыми носком и хвостовой частью) с отрицательным углом поперечного V, равным 30°, являющиеся исполнительными органами системы гашения упругих колебаний конструкции SMCS (Structural Mode Control System) в плоскости тангажа при полете в турбулентной атмосфере.

Полет В-1 В с установленными на остеклении экранами для защиты от светового воздействия ядерного взрыва

Экипаж состоит из четырех человек: командир и второй летчик размещены на рядом расположенных сиденьях, операторы оборонительного и наступательного БРЭО – за летчиками лицом по направлению полета также на сиденьях, расположенных рядом. На первых трех опытных самолетах В-1А кабина была отделяемой и представляла собой спасательную капсулу, разработанную на основе капсулы самолета F-111 и обеспечивающую покидание самолета в полете и в условиях, близких к нулевым скорости и высоте полета, на четвертом В-1А и всех В-1В оборудована катапультируемыми креслами ACES II фирмы Вебер, обеспечивающими покидание самолета на стоянке и в полете при скоростях по прибору до 1100 км/ч.

Имеются места для двух инструкторов (без катапультируемых кресел). На В-1В для защиты экипажа от светового воздействия ядерного взрыва установлены светонепроницаемые панели, в шести из которых имеются защитные иллюминаторы диаметром 140 мм, выполненные из материала PLZT с изменяемыми оптическими свойствами (прозрачный в нормальных условиях материал становится непрозрачным при пропускании электрического тока), уменьшающего интенсивность светового излучения до уровня 0,003% от исходного значения. Используются система кондиционирования и наддува с использованием воздуха, отбираемого от двигателей (избыточное давление в кабине соответствует высоте 2440 м над уровнем моря). На ряде самолетов установлена бортовая система генерации кислорода с молекулярным ситом фирмы Нормалэр Гарретт. Лобовое стекло рассчитано на выдерживание удара при столкновении с птицей массой 1,8 кг при скорости 1112 км/ч. Имеется электрическая ПОС и система предотвращения запотевания лобового стекла. На В-1В лобовое стекло имеет металлизированное покрытие для рассеяния падающих электромагнитных волн. Вход в кабину осуществляется через нижний люк за носовой стойкой шасси с помощью трапа с электроприводом уборки. В кабине имеются туалет и буфет.

Вход экипажа на борт В-1 А

Схема двигателя Дженерал Электрик F101-GE-102

Хвостовое оперение включает киль с трехсекционным рулем направления (максимальный угол отклонения от +25 до -25°) и среднерасположенный цельноповоротный дифференциальный стабилизатор размахом 13,67 м (+10°, -25° при управлении тан- гажом, от +20 до -20° при управлении креном совместно с интерцепторами). Нижняя секция руля направления является исполнительным органом системы SCMS для демпфирования упругих колебаний фюзеляжа в плоскости рыскания. Конструкция киля и стабилизатора кессонная, на В-1А – из алюминиевых сплавов, на В-1В – с титановыми сварными лонжеронами с синусоидальной стенкой. Каждая консоль стабилизатора отклоняется двумя тандемными гидроусилителями.

Шасси трехопорное с управляемой в пределах от +76 до -76° (360° при рулении не на собственной тяге) убирающейся вперед двухколесной носовой стойкой и убирающимися в фюзеляж основными стойками с четырехколесными тележками. Уборка и выпуск шасси осуществляются за 12 с. Убранные основные колеса располагаются в фюзеляже вертикально. Пневматики основных колес размерами 1168x40 – 6640 мм, 30-слойные с давлением 1,52- 1,90 МПа (15,5-19,3 кгс/см2 ), передних колес – 889x292-406 мм, 22-слойные с давлением 1,45 МПа (14,8 кгс/см2 ). Имеются масляноп- невматические амортизаторы, дисковые углеродные тормоза, автоматы торможения. Колея шасси 4,42 м, база 17,53 м.

Шасси В-1 В было усилено в связи с повышением взлетной массы самолета

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА. На опытных самолетах В-1А были установлены по четыре двигателя Дженерал Электрик F101-GE-100 с форсированной/нефорсированной тягой по 133,4/66,7 кН (13610/6800 кгс), наработавшие около 7600 ч в полетах. В-1В оснащен двигателями модификации F101-GE-102. Расположение двигателей вблизи ЦМ самолета повышает его устойчивость при маловысотном полете в условиях турбулентности. F-101 – двухвальный малодымный ТРДЦФ модульной конструкции со степенью двухконтурности около 2, расходом воздуха 160 кг/с, степенью повышения давления 26,5 имеет двухступенчатый вентилятор с регулируемым ВНА, девятиступенчатый компрессор с регулируемыми направляющими аппаратами трех первых ступеней, двухступенчатую турбину низкого давления и одноступенчатую турбину высокого давления, короткую кольцевую камеру сгорания, форсажную камеру со смешением потоков и регулируемое сужающееся-расширяющееся сопло. Требуемый межремонтный ресурс варианта F101-GE-102 составляет 3000 ч, двигатель оптимизирован для работы при полете с М=0,8 на малой высоте. Длина двигателя 4,60 м, диаметр 1,40 м, сухая масса 1996 кг (для модификации GE-100 – 1814 кг). Для автономного запуска двигателей используются две бортовые ВСУ мощностью по 294 кВт (400 л.с.), обеспечивающие также привод аварийного электрогенератора.

Воздухозаборники В-1А – регулируемые. Вначале предполагалось использование воздухозаборников смешанного сжатия, в 1972 г. было принято решение о применении воздухозаборников внешнего сжатия с уменьшением примерно вдвое числа подвижных элементов и экономией массы около 635 кг при некотором улучшении дозвуковых характеристик и уменьшении максимального числа М на большой высоте с 2,2 до 1,6. В-1В имеет нерегулируемые воздухозаборники со стабилизированными скачками уплотнения, а также с изогнутыми каналами и с перегородками, экранирующими вентиляторы для уменьшения ЭПР самолета.

Регулируемые воздухозаборники двигателей на В-1 А

Нерегулируемые воздухозаборники на В-1 В

РЛС бомбардировщика В-1 разработана на основе радиолокатора истребителя F-16. На фото показан F-16 норвежских вооруженных сил, вооруженный ракетами «Пингвин» и «Сайдуиндер»

Рабочие места операторов наступательного и оборонительного комплексов на В-1 В

Сдвоенный бомбоотсек на В-1 В

Внутренний запас топлива размещается в восьми баках-отсеках фюзеляжа и ПЧК. Возможна установка дополнительного бака с запасом топлива 8165 кг в сдвоенном (переднем и среднем) отсеке вооружения и подвесных баков под фюзеляжем. Имеется автоматическая система перекачки топлива, использующаяся для управления центровкой самолета с точностью до 0,25% САХ в зависимости от угла стреловидности ПЧК, положения закрылков и шасси, числа М, высоты полета, угла тангажа, скорости крена и запаса топлива в каждом баке; предусмотрено также ручное управление центровкой. Для наддува баков используется система нейтрального газа с азотом. Сверху носовой части фюзеляжа перед кабиной установлен приемник системы дозаправки топливом в воздухе от заправщиков КС-10 и КС-135.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ. Все бортовые системы имеют повышенную надежность, сохраняя работоспособность при отказе или обеспечивая отказобезопасность. Система управления полетом необратимая бустерная с четырехканальной схемой резервирования, обеспечивает полет в режиме следования рельефу местности. Включает вычислитель воздушных параметров, гиростабилизирующий блок, систему улучшения устойчивости и управляемости SCAS (Stability Control Augmentation System), в состав которой на В-1В входят подсистемы предотвращения сваливания SIS (Stall Inhibitor System) (начиная с десятого самолета) и повышения устойчивости SEF (Stability Enhancement Function) (начиная с 19-го самолета), а также систему SMCS. Основная проводка управления жесткая механическая; в качестве резервной в каналах руля направления и стабилизатора, а также для основного управления двумя секциями интерцепторов на каждом полукрыле используется электрическая проводка. Автопилот AFCS (Automatic Flight Control System) обеспечивает стабилизацию угла крена, угла наклона траектории полета, воздушной скорости, тяги и числа М. На В-1В в системе управления используются передаточные отношения с нелинейными законами изменения. Вместо штурвалов, обычных для тяжелых самолетов, установлены ручки управления самолетом, облегчающие катапультирование летчиков и улучшающие управляемость самолета.

Гидравлическая система, состоящая из четырех одновременно работающих независимых систем с рабочим давлением 27,6 МПа (280 кгс/см 2 ) и максимальной подачей 238,5 л/м в каждой системе, используется для привода подвижных консолей крыла, всех поверхностей управления и механизации крыла, шасси и створок отсека вооружения. При одном отказе самолет может выполнить задание, при двух – совершить безопасную посадку. Трубопроводы гидросистемы выполнены из сплава Ti-3A1-2,5V. Пневмосистема отсутствует.

Система электроснабжения трехфазным переменным током (230/400 В, 400 Гц) питается от трех генераторов мощностью по 115 кВ А, имеющих приводы постоянной скорости вращения от двигателей и подключенных к четырем основным шинам. Электрическая мультиплексная система EMUX (Electrical Multiplex System) с самоконтролем, включающая мини-ЭВМ и два двухжильных кабеля, обеспечивает управление электропитанием потребителей, обмен данными между системами БРЭО с помощью четырех магистралей, соответствующих стандарту MIL-STD-1553B, и контроль сигналов основных систем.

Подвеска ракет SRAM на одной из трех пусковых установок В-1 В

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ состоит из комплексов наступательного (КНО) и оборонительного (КОО) радиоэлектронного оборудования. КНО разработан фирмой Боинг, состоит на В-1В из 66 быстросъемных блоков общей массой 1308 кг с потребляемой мощностью до 20 кВт и включает многофункциональную импульсно-доплеровскую РЛС Вестингауз AN/APQ-164 (вместо РЛС переднего обзора Дженерал Электрик AN/APQ-144 и РЛС следования рельефу местности Тексас Инструменте AN/APQ-146 на В-1 А), ДИСС Теледайн Райан AN/APN-218, ИНС Сингер Кир- фотт SKN-2440, блоки управления БРЭО. РЛС APQ-164 разработана на основе РЛС AN/APG-66 самолета F-16, является первой американской авиационной бортовой РЛС, оборудованной ФАР с электронным сканированием, включает передатчик на ЛБВ, работает в диапазоне частот X и имеет режимы работы класса воздух-земля (картографирование с синтезированием апертуры, картографирование реальным лучом, автоматическое следование рельефу местности на высоте до 60 м, ручной обход наземных препятствий, коррекция ИНС по скорости, обнаружение и сопровождение наземных движущихся целей, измерение больших высот полета и работа с наземным маяком) и воздух-воздух (разведка погоды, работа с воздушным маяком и обеспечение встречи с самолетом-заправщиком). Масса РЛС 570 кг. Антенна имеет размеры 1118x559 мм, обычно расположена с наклоном 30° вниз для уменьшения радиолокационного отражения в передней полусфере, может отклоняться в три фиксированных положения (для обеспечения бокового обзора) и обладает секторами обзора при электронном сканировании от +60 до -60° по азимуту и углу места.

На В-1В планируется использовать маловысотную прицельно- навигационную систему LANTERN.

Основой КОО, разработанного фирмой Итон, является система РЭБ AN/ALQ-161, состоящая из 108 быстросъемных блоков общей массой около 2360 кг (без кабелей, индикаторов и органов управления), потребляющая мощность до 120 кВт и включающая аппаратуру радиотехнической разведки, систему предупреждения об атаке с задней полусферы фирмы Итон (вначале использовалась импульс- но-доплеровская РЛС Вестингауз AN/ALQ-153), средства создания шумовых и имитационных помех различным радиоэлектронным средствам (ГСН ракет класса поверхность-воздух, РЛС ЗРК, РЛС управления пуском ракет класса воздух-воздух, РЛС ДРЛО и РЛС перехвата воздушных целей при наведении с земли) и центральную ЭВМ, которая должна обеспечивать распознавание облучающих РЛС, оценку создаваемой ими угрозы и назначение приоритетов при их подавлении» Система ALQ-161 работает в полосе частот от менее 200 МГц до 40 ГГц (в исходном варианте в полосе примерно 0,5 – 10 ГГц). Помехи в высокочастотном участке диапазона создаются с помощью трех ФАР (по одной в носке каждой НЧК и одной в хвостовом обтекателе фюзеляжа) с электронным сканированием каждой в секторе 120° по азимуту (для обеспечения круговой зоны действия) и 90° по углу места. Сигналы низкой частоты излучаются с помощью квадрантных рупорных антенн, установленных рядом с высокочастотными. По программе испытаний самолета В-1А система ALQ-161 наработала более 400 ч в 95 полетах. Цена одной системы ALQ-161 составляет около 20 млн долл. (с учетом всех расходов на ее разработку и производство). Имеется большое число передатчиков активных помех фирмы Нортроп и одноразовых средств РЭБ (дипольных отражателей и ИК ложных целей).

В-1 В на стоянке

В середине 1986 г. в работе системы предупреждения об атаке с хвоста были выявлены серьезные недочеты и первые 22 самолета В-1В вначале не были ею оснащены, обнаружились и другие недостатки. К осени 1992 г., как отмечалось выше, на 13 самолетах система РЭБ так и не была еще установлена, а на бомбардировщиках, оснащенных комплексом РЭБ, система предупреждения о радиолокационном облучении не была полностью работоспособна.

На рабочих местах первого и второго летчиков установлены по одному индикатору на ЭЛТ и обычные механические индикаторы, ИЛС не имеется. Система отображения данных наступательной и оборонительной систем включает по три индикатора на ЭЛТ, из них по два графических, обеспечивающих представление информации о противнике, и по одному буквенно-цифровому. Установлена подсистема управления оружием. Предусмотрена также установка стандартной аппаратуры связи, опознавания госпринадлежности, инструментальной системы посадки, радиовысотомеров Ханиуэлл AN/APN-224. Общая масса БРЭО самолета В-1В превышает 4 т.

Имеется встроенная система контроля CITS (Central Integrated Test System), которая регистрирует в полете 19600 параметров, характеризующих работу БРЭО, системы управления полетом и двигателей для последующего диагностирования неисправностей и ремонта.

Вычислительное бортовое оборудование включает восемь 16-разрядных ЭВМ IBM AP-101F с быстродействием 1 млн опер./с, способных работать с архитектурой, соответствующей стандарту MIL-STD-1750А: шесть ЭВМ в составе КНО, одна – в составе системы CITS и одна в составе КОО. Используется программное обеспечение на языке «Джовиал»J3B.

ВООРУЖЕНИЕ. В-1А имел три одинаковых (по размерам и конструкции) фюзеляжных отсека вооружения длиной по 4,57 м и четыре пилона под фюзеляжем и проектировался для несения до 32 УР AGM-69 SRAM (по восемь на вращающихся пусковых установках в каждом отсеке и по два на каждом внешнем пилоне), а также свободнопадающих ядерных и обычных бомб; в середине 1970-х гг. стала предусматриваться возможность использования и КР AGM-86A (ALCM-A).

На В-1В передний и средний отсеки вооружения объединены в один сдвоенный отсек длиной 9,53 м с переставной перегородкой, установленной начиная с девятого самолета; задний отсек остался без изменения, предусмотрено шесть под- фюзеляжных узлов подвески. При проектировании В-1В во внутренних отсеках предполагалось размещение на барабанных пусковых установках следующего ядерного оружия: восемь крылатых ракет AGM-86B (ALCM-B) общей массой 11610 кг в сдвоенном отсеке или 24 УР AGM-69 SRAM (16 УР в сдвоенном отсеке и восемь в заднем) общей массой 24385 кг, или 12 бомб В-28 (11810 кг), или 24 бомбы В-61 (7630 кг), или 24 бомбы В-83 (26135 кг). На подфюзеляжных пилонах предусматривалась установка до 12 КР AGM-86B, или до 12 УР AGM-69 или подвеска ядерных и обычных бомб. В отсеках вооружения и на внешних пилонах планировалась также установка усовершенствованных КР Дженерал Дайнэмикс AGM-129. Однако ракеты SRAM к началу 1990-х годов были сняты с вооружения в связи с истечением сроков хранения, крылатые ракеты пока, по-видимому, не устанавливаются и ядерное вооружение фактически ограничивается бомбами В-61 и В-83. Причем внешняя подвеска пока также не используется.

Обычное оружие во внутренних отсеках по проекту может включать до 84 бомб Мк.82 калибра 227 кг общей массой 20235 кг или до 24 бомб Мк.84 (общая масса 21445 кг), или до 84 мин Мк.36 калибра 227 кг (21910 кг). Подвеска обычных бомб предусматривалась и на подфюзеляжных пилонах. По некоторым публикациям, типовая боевая нагрузка из обычного вооружения может в будущем достигать 128 бомб Мк.82 (84 в фюзеляже и 44 на внешних пилонах) общей массой 30835 кг. Однако к 1993 г. применение обычного оружия с В-1В не было полностью отработано (лишь в июле 1991г. опытный В-1 В был сертифицирован для сброса обычных бомб Мк82, в 1992-1993 гг. планировалось обеспечить возможность сброса бомб Мк84, а также управляемых бомб) и задачи с применением обычного оружия на В-1 В еще не возлагались. В дальнейшем в состав вооружения самолета могут быть введены противокорабельные ракеты AGM-84 «Гарпун», высокоточные корректируемые бомбы JDAM и JSOW и другое оружие.

Створки отсека вооружения на В-1А металлические, на В-1В – из композитов. На В-1В используются выдвижные интерцепторы для уменьшения акустических нагрузок при открытом отсеке вооружения.

Дальность полета В-1 В с различной нагрузкой

*) С дополнительным топливным баком в сдвоенном отсеке.

ХАРАКТЕРИСТИКИ В-1 В

РАЗМЕРЫ. Размах крыла в положении минимальной/максимальной стреловидности 41,67/ 23,84 м; длина самолета 44,81 м (В-1А – 46 м); высота самолета 10,62 м; площадь крыла по базовой трапеции при минимальной стреловидности 181,16 м 2 .

ДВИГАТЕЛИ. ТРДДФ Дженерал Электрик F101-GE-102 (4x136,9 кН, 4x13960 кгс с ф.к.; 4x64,9 кН, 4x6620 кгс без ф.к.). На В-1А были установлены ТРДДФ Дженерал Электрик F101-GE-100 (4x133,4 кН, 4x13600 кгс с ф.к.; 4x75,6 кН, 4x7700 кгс без ф.к.).

МАССЫ И НАГРУЗКИ, кг: максимальная взлетная масса 216365 (В-1А около 180000); масса снаряженного самолета 87090 (у В-1А масса пустого 73000); максимальный запас топлива во внутренних баках 88450 (В-1А – 86000); максимальная расчетная масса боевой нагрузки: на узлах внутренних отсеков 34020, на внешних узлах 26760.

ЛЕТНЫЕ ДАННЫЕ. Максимальная скорость полета на большой высоте 1328 км/ч (М=1,25) (у В-1А – 2300 км/ч, что соответствует числу М=2,2); максимальная скорость при преодолении ПВО в полете у земли 1160 км/ч (М=0,95) ; практический потолок 15240 м; максимальная дальность полета без дозаправки в воздухе 12000 км.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

МИХАИЛ АРСЕНЬЕВИЧ ЛЕВИН после окончания Московского авиационного института (МАИ) долгое время работал в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ), занимая должность начальника сектора Отделения научно- технической информации (ОНТИ). Был редактором разделов военных самолетов бюллетеней ЦАГИ «Техническая информация» и «Авиационная и ракетная техника». Защитил кандидатскую диссертацию по самолетам с изменяемой геометрией крыла при Институте истории естествознания и техники Российской академии наук (ИИЕТ РАН). Участвовал в подготовке энциклопедии «Авиация», организовывал подготовку компьютерного справочника «Кто есть кто в авиации СНГ» (для ИТАР-ТАСС), составил компьютерный англо-русский авиационный словарь (для системы LINGVO фирмы «Бит»), В настоящее время занимается компьютерными финансово-бухгалтерскими системами.

ВЛАДИМИР ЕВГЕНЬЕВИЧ ИЛЬИНучился в МАИ, окончил Московский государственный историко-архивный институт (МГИАИ). Работает в ОНТИ ЦАГИ, являясь ведущим экспертом по военным самолетам; в настоящее время – начальник сектора ОНТИ, редактор бюллетеней ЦАГИ «Техническая информация» и «Авиационная ракетная техника».Состоит также членом редколлегий журналов «Крылья Родины» и «Вестник воздушного флота», сотрудничает с агентством «Постфактум». Выпустил книгу «Истребитель-бомбардировщик МакдоннеллДуглас F-4 «Фантом», подготовил к изданию книгу по современной российской авиации (одобренную Главнокомандующим ВВС П.С.Дейнекиным) и книгу по боевой авиации мира для издательства «Карно».

ВЛАДИМИР ГЕОРГИЕВИЧ РИГМАНТ окончил Московский авиационный техникум, а затем Всесоюзный заочный политехнический институт (ВЗПИ), долгое время работал разработчиком электронной аппаратуры в авиационной промышленности. С 1986 года работает в ОКБ им.А.Н.Туполева, с 1994 года – директор музея АО «НТК им.А.Н.Туполева». Крупнейший знаток туполевских машин. Автор 58 публикаций, в том числе книг по самолетам Ту-160, Ту-22/22М, МиГ-15, Миг-9.

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ СКРЫННИКОВ после окончания Московского государственного университета (МГУ) и Всероссийского государственного института кинематографии (ВГИК) на протяжении многих лет был ведущим фотокорреспондентом журнала «Авиация и космонавтика». В 1992 г. назван журналом Aviation Week and Space Technology в числе 10 лучших аэрофотографов мира. В настоящее время – главный редактор журнала «Вестник воздушного флота». Автор ряда фотоальбомов («Red Warrior», «Su-27», «Ти-160» и т.д.), книги «Палубная авиация России» (совместно с Н.Валуевым).

Каждый из авторов опубликовал большое число статей в авиационных журналах.

Авторы давно сотрудничают друг с другом. М.А.Левин, В.Е.Ильин и С.А.Скрынников выпустили совместно в 1994 году книгу «Современные истребители», ставшую первой в авиационной серии издательства «Хобби-книга». В.Е.Ильин и М.А.Левин опубликовали в 1995 году первый обстоятельный справочник по российским и украинским послевоенным самолетам и вертолетам.

Ильин В.Е., Левин М.А.

Бомбардировщики. – М.: Виктория, ACT, 1996. – В пер., 272 с. с цв. ил.

В книге содержится подробная информация о самолетах бомбардировочной авиации, созданных с конца 1940-х до 1990-х годов. Освещена история создания самолетов, дано описание конструкций, основных бортовых систем, вооружения. Содержатся сведения о боевом применении бомбардировщиков.

Книга предназначена как для специалистов, так и для широкого круга любителей авиации.

Научно-популярное издание

Ильин Владимир Евгеньевич Левин Михаил Арсеньевич

БОМБАРДИРОВЩИКИ

Том I

Слайды С.А. Скрынников Фотографы В.Г.Усков, Б.Я.Краснощекин Художник обложки С.И. Семенов

Главный редактор серии В.Н. Рыбаков Технический редактор О.Г. Копченова Корректор О.И. Иванова