sci_tech Авиационный сборник 1993 01

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek , Fiction Book Investigator, Fiction Book Designer, FictionBook Editor Release 2.6 07.06.2011 FBD-4582A0-43BF-2F46-6BA2-73AB-C8D6-E7B17C 1.0 Авиационный сборник 1993 01 1993

Авиационный сборник 1993 01

АВИАЦИОННЫЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1990 г. №1(4) 1993 г.

Уважаемые читатели!

В 1990 г труппа энтузиастов основала первый полностью независимый авиационный журнала "Ас". После выхода трех номеров выпуск журнала приостановился, в основном по причине отсутствия достаточного финансирования. Больше года редакционная коллегия напряженно создавала задел, необходимый для регулярного издания, и пыталась создать систему распространения, позволяющую угнаться за гиперинфляцией. Этим номером возобновлен выпуск "старейшего" независимого авиационного журнала в России.

Значение "Аса" в том, что он создал конкуренцию среди авиационных изданий. Это почувствовали даже монополисты 80-х – "Крылья Родины" сравните номера 1990 и 1993 гг. Вслед за "Acoм" появилось еще несколько независимых изданий – "Аэромузей', "Самолет", "Аэрохобби" и ряд других. Пока в поведении всех этих изданий доминирует линия, направленная на полное обособление. Однако в будущем наиболее сильные издания либо объединяться, либо поглотят слабых.

Редакция журнала "АС" приносит извинения всем, кому мы не смогли отправить ранее вышедшие номера – тираж их был ограничен. Мы готовы в качестве компенсации тем, кто прислал деньги, выслать книги "Камикадзе", "Самолет Пе-2" и альбом "Самолеты сталинских соколов". Условия Вы можете узнать в редакции. Количество получаемых нами писем велико, и для получения ответа из редакции вкладывайте в письма конверт с обратным адресом.

Журнал "Ас" ищет спонсоров для издания книг "Ленд-лиз и советская авиация"', "Воздушная война на Халхин-Голе" и переиздания книг"Камикадзе'' и "Самолет Пе- 2".

АЛЕКСАНДР ВЫБОРНОВ

..Земля, терявшаяся в пыльной дымке, была близка, и летчик сосредоточился на управлении. Несколько минут полета эа линией фронта, и шестерка должна выйти на цель. Машина ведущего круто набрала высоту и вошла в пике. Повторив его маневр, Александр Выборнов увидел впереди технику противника. Прицелившись, нажал боевую кнопку – на земле появились первые разрывы. Надежда на внезапность оправдалась – ответного огня не было. Сделав еще два захода, самолеты без потерь ушли на базу…

Это не эпизод из дней Отечественной войны, когда неопытный еще летчик во всем следовал примеру ведущего. Место действия – Египет, лето 1967 г. Генерал-майор Выборнов вылетел на штурмовку танковой группировки израильтян на Синае, чтобы в случае чего, подстраховать египетских коллег. В другой группе Су-7 тоже шел советский летчик.

Выборнов Александр Иванович (родился 17 сентября 1921 г.) – Герой Советского Союза, совершил 190 боевых вылетов, в 42 воздушных боях сбил лично 20 самолетов (по официальным данным).

Боевая карьера Александра Выборнова началась на четверть века раньше. В октябре 1942 г. сержантом он совершил свои первые боевые вылеты на Калининском фронте. После окончания в 1940 г. Чугуевской школы летчиков его оставили инструктором. С началом войны в училище сформировали 726-й иап, отобрав туда лучших летчиков. Александр в их число не попал. Лишь когда потребовалось пополнение, вспомнили и о нем. Особых достижений, летая на И-16: молодой пилот не имел, хотя за 30 боевых вылетов был награжден медалью "За боевые заслуги". Числился за ним и один сбитый. Но главным приобретением этого периода был опыт, тем более, что мастеров воздушного боя в полку хватало. Особенно выделялся Арсений Ворожейкин, имевший на счету 6 японских самолетов, сбитых на Халхин- Голе. К концу войны с 52 победами он выйдет на шестое место среди советских асов. А в то время Ворожейкин все чаще брал ведомым Александра. Видимо, прикрытие было надежным, если этот боевой союз просуществовал до 1944 г., когда оба летчика уже командовали эскадрильями.

9 марта 1943 г. летчики полка без сожаления сдали на аэродроме Коробово И-16 и отправились в Чкаловскую переучиваться на Як 7Б. 2 июня тридцать два самолета 728- го иап сели в Бутурлиновке под Курском, а 5 июля началась битва на Курской дуге. В воздухе встречались порой до 50 самолетов с каждой стороны, и эти схватки стали временем быстрого взлета Александра Выборнова. 13 июля им был сбит Ю-87. на следующий день он отправил на землю еще два самолета.

В ожесточенных боях полк быстро таял. Через месяц в строю осталось лишь 8 машин, но ставшему, наконец, младшим лейтенантом Выборнову сопутствовал успех. Его фамилия неизменно присутствовала в списках групп, выполнявших наиболее сложные задачи. В августе в районе Богодухова под Харьковом, будучи уже командиром звена, он вышел на поиск корректировщика ФВ-189. Вторую пару вел А.Тверяков. Далее приводим отрывок из воспоминаний А.И. Выборнова.

"Рамы" в воздухе не было, но на высоте 2500-3000 м под прикрытием истребителей шли три девятки Ю-88 и несколько выше две девятки Хе-111. Курс – на нашу территорию… Нам удалось подойти к бомбардировщикам сзади. Расстояние 200-300 м. Их стрелки уже открыли огонь. Стреляем и мы, но безуспешно. Зашли во вторую атаку и опять неудачно. Тверяков парой атаковал Хе-111, тот задымил, но продолжал идти в строю. И тут загорелся Як Тверякова. Летчик скользит в одну сторону, в другую, сбивает пламя, но, потеряв ориентировку, ведет машину вглубь немецкой территории и вскоре садится в поле на фюзеляж. Самолет дымился, кабина осталась закрытой – видимо Тверяков тяжело ранен. Я передал: "Прикройте, сажусь в поле. На пробеге самолет дважды зарывался носом. Подрулил и, не выключая мотор, бросился к Сашиному Яку. Летчик в крови, с обожженным лицом, сидит в кабине. Сдвинул фонарь, помог Тверякову выбраться. Разбив фанеру гаргрота своей машины,посадил Сашу в фюзеляж. Отрулил к лесу, дал полный газ, отпустил тормоза и взлете".

Этот подвиг сделал имя Выборнова известным во 2-й воздушной армии, а 11 сентября он записал на личный счет десятую победу, что по нормам того времени давало право на звание Героя Советского Союза. В этот день в паре с Михаилом Сачковым они сбили по Ю-87. За этот бой летчиков наградили орденами Красного Знамени.

В одном из боев под Киевом самолет Александра был подбит, и летчик оставил машину. Приземлился неудачно, но вскоре опять вошел в строй. К концу 1943 г., имея 21 победу. Выборнов стал командиром 2-й эскадрильи. Окончив в начале 1944 г. в Липецке курсы помощников командиров полков по воздушно-стрелковой подготовке, недолго занимал эту должность. С уходом из полка Ворожейкина в мае 1944 г. Выборнов принял командование его 3-й эскадрильей.

А.Ворожейкин пользовался в полку исключительным авторитетом. При формировании групп и организации боя он далеко не всегда считался и с мнением командира полка В.С.Василяки. Поэтому Выборнову. уже ставшему комэском, приходилось порой летать в сборных группах, подобранных Ворожейкиным. Это не радовало, но безусловное лидерство будущего Дважды Героя никогда не ставилось под сомнение.

В 1944 г. Выборнов добавил к своему счету 6 немецких машин. Среди них – разведчик Ю-88. который был найден и сбит по командам с радиостанции наведения. За это летчик был отмечен званием "Мастер радиосвязи".

А.И.Выбарнов у своего самолета

Последние в ту войну боевые вылеты старший лейтенант Выборнов сделал в районе Праги. 27 июня 1945 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза (как отмечено в наградном листе, за 20 лично сбитых самолетов противника). В летной книжке, которая велась ежедневно, записано 28 личных побед. Среди них: Ме-109 -10. ФВ-190 – 5. Ю-87 – 10. Ю-88 – 2. неопознанный -1.

После войны полк недолгое время оставался в Чехословакии, а затем перебазировался в ,>ым на аэродром Кача. Майор Выборнов стал заместителем командира полка, а в 1947 г. поступил в Военно-воздушную академию в Монино. Окончив ее в год смерти Сталина, был назначен в Польшу командиром истребительного, а затем разведывательного полка (две эскадрильи МиГ-15 и одна Як-25). Пятилетнее пребывание за рубежом закончилось в должности заместителя командира дивизии. С 1958 г. Выборнов командовал истребительными дивизиями в Карелии. В 1965 г. его назначили начальником боевой подготовки истребительной авиации ПВО страны.

В июне 1967 г. армия Обьединенной Арабской Республики потерпела поражение в "шестидневной" войне с Израилем. Авиация египтян была практически уничтожена. Советское руководство рассматривало варианты срочной военной помощи арабам. Один из них предусматривал размещение на Ближнем Востоке крупной группировки советских войск, в том числе и авиации в составе 5 полков ПВО и 7 – ВВС. Для определения возможности осуществления этого плана в Египет направили группу военных высокого ранга, которые в дальнейшем должны были командовать соответствующими направлениями. Возглавил группу генерал-полковник П.Н.Лащенко. Предполагаемым командующим авиацией ехал генерал-майор Выборнов. В Египте уже работали советские советники, а после "шестидневной" войны начались массированные поставки техники, призванные восполнить потери. Постоянно бывая на аэродромах, общаясь с командирами египетских полков и бригад, Выбор- нов не уклонялся от учебных и боевых полетов. Он имел к тому времени звание "Заслуженный военный летчик" и свободно пилотировал состоявшие на вооружении у "подопечных" МиГ-15, МиГ-17 и Су-7. Показать, что советский летчик чего-то не умеет, он, естественно, не мог и долг свой понимал вполне однозначно. За неполные три месяца Выборнов совершил 12-15 боевых вылетов. На каждый из них, если при этом пересекалась линия фронта, требовалось разрешение министра обороны. Иногда из Москвы приходила шифровка "Разрешить", а иногда – "Признать нецелесообразным".

Осложняли жизнь малосерьезное отношение египтян к секретности и удручающая эффективность израильской разведки. Связь была проводная и о готовящейся операции противник, как правило, узнавал заранее. Приехав как-то перед полетом на аэродром, Выборнов стал свидетелем штурмовки его израильскими "Миражами". В капонирах стояли МиГ-21 и лишь в двух центральных и двух боковых – закрытые чехлами макеты. В одном крыле ангара – исправные Су-7, в другом – разукомплектованные. Атаками с пикирования были сожжены все МиГи и разрушен ангар. В макеты и неисправные истребители-бомбардировщики не попал ни один снаряд.

Информацию о важных заданиях, выполнявшихся в интересах советского Генштаба. Выборнов получал в посольстве. Наряду с несколькими другими пилотами он сделал на МиГ-25 два разведывательных полета над Израилем. Операция продумывалась до мелочей. Один из двух МиГ-25, базировавшихся в Южном Йемене, перегонялся на аэродром в Египет, где дозаправлялся и немедленно вылетал на задание. Набрав высоту 25-30 тысяч м и разогнавшись, он проходил по заданному маршруту (не минуя и Тель-Авив). Атаковать израильтянам не удавалось. Приземлялся уже на другом аэродроме, откуда пленки тут же на самолете отправлялись в Союз, а перегонщик возвращался на МиГ-25 в Йемен.

В конце концов признали накладным посылать советские войска в Египет. Ограничились тем. что во всех частях появились наши советники. Они сыграли серьезную роль в усилении египетской армии. Среди них были и советские асы времен Великой Отечественной войны, такие как Герои Советского Союза В.Н.Голубев и Г.У.Дольников. А генерал Выборнов, после трех месяцев в Египте, вернулся к своим делам в штабе ПВО. Его боевая работа на Ближнем Востоке была отмечена орденом Красного Знамени.

Вручение самолета Як-9Д № 38 А . И. Выборнову 2 сентября 1944 г.

А . И. Выборнов в кабине своего самолета

В 1968 г. Выборнов был назначен генерал-инспектором при министре обороны и продолжал летать. В 1980 г., когда врачи списали его с летной работы, он не стал задерживаться на наземных должностях и ушел в запас. Сейчас продолжает работать в одном из ВУЗов Москвы.

Генерал-лейтенант авиации А.И. Выборнов награжден орденом Ленина, 4 – Красного Знамени, Александра Невского, 3 – Отечественной войны 1-й степени. 2 – Красной Звезды и "За службу Родине в Вооруженных Силах" 3-й степени.

САМОЛЕТЫ А.И. ВЫБОРНОВА.

С октября 1942 по март 1943 г. летал на И-16 различных типов. Среди них были пушечные и машины последних модификаций, вооруженные крупнокалиберными пулеметами БС. Некоторые имели балки для подвески PC. В июле 1943 г. он начал воевать на Як-7Б. но эти машины недолго удержались в 728-м иап. Во всяком случае, в конце октября – начале ноября в ходе боев за Киев полк уже имел Як-9. Именно на этих машинах 6 ноября 1943 г. по предложению Героя Советского Союза Игоря Кустова носы до крыла были выкрашены в красный цвет. Несколько удачных боев, проведенных на них. создали летчикам известность. Но через некоторое время на красноносые" пересела молодежь, схватки обострились, и потери стали расти. Чтобы не привлекать внимания, капоты перекрасили. Иногда красным оставляли кок винта. "Красноносыми" самолеты оставались не больше месяца.

В начале февраля 1944 г., после двухмесячного перерыва. полк возвратился на фронт на Як-9Д. Полк выполнял в основном задачи сопровождения, и поэтому получил несколько тяжеловатые для воздушного боя, но имевшие больший радиус действия машины. К такому же типу относился и самолет, приобретенный для Выборнова на деньги, собранные школьниками Каширского района Московской области. На истребитель для земляка они перечислили 72000 рублей. Як-9Д перегнали на аэродром полка в Польше 2 сентября 1944 г. вместе с несколькими другими. Во второй половине дня состоялся митинг и торжественное вручение именного самолета хозяину. Командир полка передал ему формуляр машины. Александр попросил разрешения облетать подарок и. основательно проверив его в воздухе, получил 5 суток гауптвахты за чересчур лихой пилотаж. Жизнь этого самолета была недолгой. Осенью 1944 г. западнее Сандомира мотор был поврежден зениткой, из системы охлаждения вытекла вода, и пришлось садиться с остановившемся двигателем. В довершение всего не вышла стойка шасси. В результате посадки на одно колесо было снесено крыло, и самолет списали. В дальнейшем дарственная надпись то возобновлялась. то закрашивалась на других самолетах Выборнова.

Як-9Д №38. изображенный на вкладке, был вооружен 37-мм пушкой. Истребитель имел стандартный камуфляж: на верхних плоскостях – сочетание пятен темно-серого (АМТ-12) и серо-голубого (АМТ-11) цвета, снизу – голубой (АМТ-7). Надпись "А.И.Выборнову от каширских школьников белого цвета, выполнена на заводе. Бортовой номер - белый. Красные звезды с бело-красной окантовкой на фюзеляже, киле и снизу на крыле. Через несколько дней пребывания самолета в полку с помощью красной краски более светлого тона им был придан вид обьемных. Двадцать звездочек побед нанесен в полку сразу после перегонки самолета. Кок первоначально светло-серый, затем, вероятно, красный. На правом борту надписи и звездочек не было.

С конца 1944 г. Выборнов часто летал на одном из шести Як-3, принадлежавших управлению дивизией (затем их получил и 728-й иап).

В 50-70-е гг. Выборнов освоил все типы самолетов, которыми были вооружены его полки и дивизии, а став генерал-инспектором, летал практически на всех советских истребителях и истребителях бомбардировщиках. В летной книжке А.И. Выборнова записаны все МиГи с индексами от 15 до 27, Су-7Б, Су-9. Су-11. Су-15. Су-17. Летал в составе экипажа на Ил-28. Ту-16. Ту-95, Ту-128.

Василий Вахяамов

Як-9Д командира 3-й эскадрильи ст.лейтенанта А И Выборнова. 728 иап 256 иад 2ВА. Польша, осень 1944 г. Вид самолета слева и частично сверху реконструирован по фотографиям, остальные проекции по воспоминаниям с использованием стандартной схемы камуфляжа

На МиГ-21, изображенном на схеме. Выборнов сделал несколько полетов в начале 1970-х гг. Истребитель принадлежал гвардейскому истребительному авиаполку в Кубинке. Знак на носу обозначает отличный технический экипаж, имеет красный цвет. Номер "37" – красный с черной окантовкой. Конус воздухозаборника – зеленый. Звезды на киле и крыльях – с обеих сторон.

Редакция выражает благодарность Герою Советского Союза генерал-лейтенанту авиации А. И. Выборнову, поделившемуся воспоминаниями,фотографиями и документами из личного архива.

"ВОСЕМЬДЕСЯТ ВОСЬМОЙ" ПРОТИВ СССР

Дмитрий Xазанов

Юнкере Ju 88A-J на аэродроме НИИ ВВС

Рано утром 22 июня 1941 г. эскадры немецких бомбардировщиков нанесли первый мощный удар по советской территории. Ровно половина из 32-х бомбардировочных авиагрупп, входивших в 1-й, 2-й и 4-й воздушные флоты, сосредоточенные для нападения, была вооружена самолетами Юнкере Ju 88. Эти двухмоторные машины с небольшой высоты сбрасывали множество мелких осколочных бомб на советские аэродромы, поражая стоящие рядами краснозвездные самолеты. Один бомбардировщик мог нести два контейнера (по 360 2-кг бомб в каждом). Это был первый случай массового применения кассетного оружия. Результаты налета превзошли все ожидания гитлеровских стратегов – советская авиация, застигнутая врасплох, понесла тяжелейшие потери,

К этому времени Ju 88 уже был неплохо знаком нашим специалистам. Впервые его показали советской авиационной делегации в ноябре 1939 г. Тогда этот самолет являлся новейшим бомбардировщиком "люфтваффе", только-только прошедшим войсковые испытания.

Задуманный в 1934 г. как многоцелевой боевой самолет. он впервые поднялся в воздух 8 конце 1936 г. и затем около двух лет доводился до серийного производства.

Это был первый настоящий" бомбардировщик гитлеровских ВВС – все более ранние машины (Юнкере Ju 86. Хейнкель Не 111 и др.) проектировались как самолеты двойного назначения (военного и гражданского). На одной из промежуточных стадий скоростной бомбардировщик превратился в пикировщик – первый в мире двухмоторный самолет подобного типа. Немецким конструкторам удалось успешно совместить высокую скорость, значительную дальность и большую бомбовую нагрузку.

По своим боевым возможностям новый "юнкере" превосходил советский СБ. английский "Бленхейм", французский Блох MB 130.

Весной 1939 г. на Ju 88 поставили два мировых рекорда скорости (с нагрузкой 1000 и 2000 кг), а в конце сентября новую машину опробовали в бою при налете на базу английского флота в Скапа-Флоу.

Нашим специалистам немцы показали завод в Бернбурге, где строили Ju 88. Машину продемонстрировали на земле и в воздухе над заводским аэродромом. Более того, входивший в состав делегации летчик и конструктор В.Шевченко поднялся на нем в воздух.

В программу полета входило и крутое пикирование с выходом на малой высоте. Это была новость – до сих пор как пикировщики применялись только одномоторные машины. Самолет произвел большое впечатление и неудивительно, что при первой же возможности у немцев были куплены три экземпляра.

В мае 1940 г. один из них – Ju 88А-1 (N 5023) испытывался в НИИ ВВС (ведущим инженером испытаний был Стрижев- ский, летали пилот Дудкин и штурман Акопян). В отчете говорилось, что "хотя в технике пилотирования "юнкере" труднее, чем отечественные СБ и ДБ-3, но все же он не требует очень высокой квалификации пилота".

Самолет продемонстрировал хорошую устойчивость относительно всех осей, а компоновка бомбардировщика характеризовалась передним диапазоном центровок, что увеличило статическую устойчивость и расход рулей на всех режимах и повысило живучесть при повреждении оперения. Отличный обзор у пилота, особенно при заходе на цель, был особенно важен для бомбометания с пикирования.

Знакомство с немецким бомбардировщиком сыграло большую роль в судьбе нашего Пе-2. Именно под впечатлением от Ju 88 высотный истребитель "100" решили переделать в пикировщик. Многие особенности Пе-2 были аналогичны "юнкерсу" – характерные тормозные решетки, прицельная разметка на остеклении. А один из купленных Ju 88А-1 использовался у нас как летающий стенд для отработки агрегатов Пе-2.

В июле 1940 г. капитан Ковальчук испытывал на нем различные варианты автомата вывода из пикирования. Но над нашей землей летали не только "юнкерсы" с красными звездами. Среди разведчиков так называемой "команды Ровеля", фотографировавших наши приграничные районы, были и немногочисленные Ju 88В-0, отличавшиеся увеличенной кабиной яйцевидной формы (введенной затем на Ju 188) и мощными звездообразными моторами BMW 801 MA вместо Jumo 211В на Ju 88А.

К 22 июня 1941 г. в составе семи бомбардировочных эскадр числилось уже 523 Ju 88, 430 из них (82%) были исправны. Такого высокого показателя боевой готовности не было ни до этого, ни после.

Основным бомбардировщиком "люфтваффе" в то время был Ju 88А-5. От изученного в НИИ ВВС А-1 он отличался новым крылом увеличенного размаха; полотняную обшивку элеронов заменили металлической. Другие изменения были связаны с уже накопившимся опытом боевого применения на Западе.

Количество оборонительных пулеметов увеличили до 4- 5 и ввели как металлическую, так и прозрачную броню. Поскольку заранее подобные меры не предусматривались, то дополнительные пулеметы имели малые углы обстрела, а импровизированные бронедетали мешали работе членов экипажа. Эскадра KG 51 перед нападением на Советский Союз первой получила усовершенствованную модификацию Ju 88А-4 с более мощными моторами Jumo 211F. Но именно эта эскадра понесла наибольшие потери в первый день гитлеровского вторжения, лишившись не менее 15 экипажей!

Юнкере Ju 88А-1 с выпущенными тормозными решетками

С начала войны "восемьдесят восьмые" выполняли роль дальнобойной артиллерии, тесно взаимодействуя с наступающими войсками, прежде всего бронетанковыми корпусами. Работая на небольших высотах, самые тяжелые потери "юнкерсы" понесли от огня с земли. Действующая в Прибалтике эскадра KG 77 уже к 5 августа 1941 г. лишилась трети своего состава. По показаниям попавшего в плен капитана фон Винчевски из KG 51, его отряд за это же время лишился 5 машин из 9. Ефрейтор К.Кюнер из этой же эскадры признал, что ее III группа практически прекратила свое существование.

А Ju 88 отличался в общем-то неплохой боевой живучестью. Этому свойству машины конструкторы в свое время уделили чрезвычайно большое внимание. Были дублированы бензо- и масломагистрали и проводка управления, применены хорошо протектированные крупные бензобаки. Дополнительные приспособления позволяли управлять "юнкерсом" не только пилоту и даже оставлять на короткое время самолет без управления.

Временами Ju 88 показывал прямо-таки удивительные примеры живучести. 19 сентября 1941 г. два МиГ-3 из 787-го иап ПВО безуспешно расстреляли по Ju 88 весь боезапас. Тогда младший лейтенант Б.Пирожков пошел на таран и отрубил "юнкерсу" правый стабилизатор и руль поворота, но немец продолжал держаться в воздухе. Напарник Пирожкова. младшии лейтенант А Довгий. вторично таранил самолет противника, и он. наконец, упал под Тулой…

Война выявила уязвимые места Ju 88. Моторы жидкостного охлаждения и особенно их радиаторы, бензонасосы и расширительные водяные бачки легко поражались Недостаточно защищен оказался и экипаж. Майор фон Коссарт. специалист по боевому применению, учитывая все это. предложил изменить тактику: заходы на цель производить на высотах 4000 5000 м. затем круто пикировать и уходить на бреющем полете. И 16 и И 153. составлявшим тогда основу нашей истребительной авиации, было трудно перехватывать быстро снижающиеся юнкерсы".

Еще сложнее было бороться с юнкерсами разведчиками. Ju 88D отличался от модели А отсутствием тормозных решеток и бомбодержателей, но имел дополнительный бензобак и два три фотоаппарата. Не менее двухсот таких машин с первых дней воины действовали над советским тылом Перелетая фронт на высоте 50004>500 м. они почти не встречали противодействия не только из за недостаточной скорости и скороподъемности советских истребителеи. но и по причине несовершенства тогдашней системы оповещения.

После изменения тактики потери "юнкерсов" несколько сократились, но боеспособность соединений продолжала падать. Серьезную опасность представляли поломки и аварии, неизбежные при работе с полевых аэродромов. Не хватало запасных частей. Особенно досаждало плохое качество горючего и масла, что приводило к быстрому износу моторов.

По-прежнему "восемьдесят восьмые" действовали на острие главных ударов вермахта. Каждый Ju 88 обычно нес до 28 бомб по 50 кг и 2 4 бомбы по 250 кг и сбрасывал их с высокой точностью. Изредка применялись бомбы и более крупного калибра. Так. 28 июня шестерка "юнкерсов'' из эскадры KG 3 сбросила 1800 кг бомбы на непокоренную Брестскую.крепость. До этого Ju 87 безуспешно бросали там фугаски по 500 кг. но мощн ые крепостные стены держались.

В начале воины самое крупное соединение Ju 88 (270 машин) действовало в Прибалтике в составе 1-го воздушного флота. В него входила и группа береговой авиации Ku.FI.Gr.806. Она активно препятствовала эвакуации Балтийского флота из Либавы. Правда ни один боевой корабль не был потоплен пикировщиками, хотя потери судов на переходе были огромны в основном за счет мин. Это привело командование воздушного флота к мысли создать свою торпедоносную авиацию. 806 ю группу переименовали в отдельную бомбардировочную и вывели с Восточного фронта.

Еще одну часть – III группу эскадры KG 4 пришлось перевооружить на устаревшие Не 111 – процесс противоположный тому, что происходил ранее. Уже на "хейнкелях" ее летчики впервые бомбили Москву в ночь на 22 июля 1941 г. Среди самолетов, участвовавших в этом налете. Ju 88 было немного, но среди них появились машины модификации А- 6. имевшие устройства для уничтожения аэростатных заграждений.

Вскоре "люфтваффе" отказались от противоаэростатных самолетов, да и от самих массированных налетов – слишком сильной оказалась ПВО в столице. Кроме того, бомбардировщиков остро не хватало для поддержки "последнего решающего наступления" вермахта, начавшегося в начале октября. К этому времени потери в бомбардировочных группах превысили их первоначальную численность. Экипажи были крайне утомлены предыдущими непрерывными боями и частыми перебросками с одного участка фронта на другой. Это заставило немецкое командование временно вывести значительную часть авиации с Восточно го фронта. Среди убывших в Западную Европу и Италию значилось большинство авиагрупп, вооруженных Ju 88. Отсутствие у немцев оперативных резервов не позволило даже отчасти возместить эту убыль Активность действии авиации упала; прежде всего это относилось к бомбардировщикам.

Трудности эксплуатации привели к падению процента боеспособных "юнкерсов" – не более половины их теперь могло подняться в воздух. Зимой 1941-42 гг. соединения бомбардировщиков выполняли роль "пожарной команды", пытаясь задержать разворачивающееся советское контрнаступление. Так, эскадру KQ 51 перебрасывали то в Донбасс в помощь частям 1-ой танковой армии, то в Феодосию для противостояния высадке десанта, то под Севастополь…

Новый всплеск активности "люфтваффе" начался в конце весны 1942 г. Директива фашистского руководства определила на лето основным участком боев на Востоке юг, где действовал значительно усиленный 4-й воздушный флот. В частности, из Сицилии возвратили эскадру KG 77. Вместе с KG 51 и KG 76, целиком вооруженными "восемьдесят восьмыми", эта эскадра сражалась под Керчью, Харьковом, Севастополем. К этому времени произошло полное перевооружение на модификацию Ju 88А-4. Внешне она отличалась от А-5 лишь расширением задней части кабины. Это позволило вести огонь одновременно из обоих задних пулеметов. Кроме того расширился сектор обстрела, а новые пулеметы с ленточным питанием имели большую практическую скорострельность.

Многие внутренние изменения модели А-4 не бросались в глаза. Прежде всего упростилась работа пилота. Количество приборов сократили, а автоматика больше помогала в работе летчику. Усиленная конструкция и увеличенные размеры основных колес шасси позволили поднять грузоподъемность на 500 кг. Теперь максимальный взлетный вес ограничивался 14 т (ранее 12,5 т). Кроме того, пилоты научились пикировать без выпуска тормозных щитков и выходить в горизонтальный полет без сброса бомб, что ранее категорически запрещалось. На фронте этим часто пользовались, желая побыстрее проскочить зону сильного зенитного огня. Испытания показали, что плоскости Ju 88А- 4 лишь слегка деформировались, чем на фронте пренебрегали. Одной из важных особенностей самолета, повысившей его ценность как пикировщика, стало дополнение прицела BZA приставкой, автоматически учитывающей скорость, высоту и поправку на ветер.

По точности бомбометания с пикирования двухмоторные Ju 88 практически не уступали одномоторным Ju 87. Особенность операций "юнкерсов" летом 1942 г.: широкий аэродромный маневр с массированным применением на ' узких участках фронта. В июне советские посты ВНОС зарегистрировали рекордное количество самолето-пролетов вражеской авиации – 63949. Немецкие самолеты работали все светлое время суток. Ненадолго на аэродромных узлах компактно собиралась вся эскадра, но советские летчики препятствовали этой тактике, нанося чувствительные удары по аэродромам, особенно ночью. Тогда немцы придумали тактическую новинку. Самолеты взлетали с разных аэродромов одновременно и летали на малой высоте, собираясь в большие группы.

При формировании таких групп, медленно летящие бомбардировщики были очень уязвимы, но, к сожалению, советские истребители еще не вели в это время охоту во вражеском тылу.

Фашисты в летних боях большое внимание уделили воздействию на упорно обороняющуюся советскую пехоту. Для этой цели использовали и новые модификации Ju 88. Так, в эскадре KG 51, наряду с заводской моделью А-13 с двумя подкрыльевыми батареями из 16 пулеметных стволов каждая и контейнерами с осколочными "лягушками" (2-кг противопехотные бомбы), применяли импровизированные переделки А-4 с установкой дополнительных пулеметов в окнах кабины.

Активны были в середине 1942 г. и "юнкерсы разведчики". Иногда им поручали выполнение стратегических задач. Так, в мае они демонстративно фотографировали оборонительные рубежи под Москвой, чтобы создать у советского командования представление, что именно на этом участке немцы готовятся к наступлению. Но чаще Ju 88 вели разведку прифронтовой зоны. Выполнять свою работу им стало значительно труднее, так как новые советские истребители уже имели необходимый запас скорости, и мощное пулеметно-пушечное вооружение. От перехвата разведчиков могла спасти хорошая летно-тактическая подготовка. И действительно, экипажи "юнкерсов" умели использовать солнце и облачность, вовремя переходили на бреющий полет.

Летом 1942 г. становилось все заметнее, что взоры германского командования привлекал Сталинград. Оно перебрасывало на это направление дополнительные силы; им противодействовала наша 8-я воздушная армия. В мае-июне советские истребители отгоняли от города только "юнкерсов" – разведчиков, месяц спустя – небольшие группы бомбардировщиков, а вечером 23 августа Ju 88 вместе с Не 111 участвовали в невероятном по силе и жестокости налете на Сталинград. Уцелевшие посты ВНОС зафиксировали тогда более 2000 самолето-пролетов. По свидетельству секретаря обкома ВКП(б) А.С.Чуянова, "зажигательные бомбы сыпались на город в неисчислимом количестве. За считанные секунды возникли сотни пожаров…".

Ju 88 действовали не только над сушей, но и над морем. На Крайнем Севере немецкая авиация должна была обеспечить защиту жизненно важных для Германии никелевых рудников и препятствовать прохождению арктических конвоев в СССР. Ударной силой "люфтваффе" там стала эскадра KG 30. Именно в ней, в сентябре 1939 г., Ju 88 проходил войсковые испытания.

Экипажи прекрасно овладели машиной, а сами "юнкерсы" были тщательно подготовлены для действий в Арктике. В частности защищались от обледенения носки крыла, стабилизатор, лопасти винтов, остекление кабины. В то же время имеющиеся у экипажей спасательные средства давали сбитым летчикам мало шансов выжить в ледяной воде. Конвой PQ-16 был первым, подвергшимся мощному удару авиации. Только 27 мая 1942 г. были потоплены 6 и серьезно повреждены еще 3 транспорта и один эсминец. Атаки осуществлялись на предельной дальности, вне зоны действия советских истребителей. Следующий конвой, PQ-17, был вообще разгромлен совместными ударами пикировщиков, торпедоносцев и подводных лодок.

И лишь PQ-18, прикрытие которого резко усилили, в частности за счет авианосца, сумел "постоять за себя", хотя против него действовало крупнейшее из сосредоточенных на Севере за время войны соединений. Из 337 самолетов Ju 88 составляли не менее 200. Они применялись не только как разведчики и пикировщики, но и как торпедоносцы. III группа эскадры KG 26 имела 24 машины, среди которых были и переоборудованные для подвески торпед А-4, и специальные А-17. Последние внешне отличались отсутствием подфюзеляжной гондолы.

Удар no PQ-18, несмотря на все усилия немцев, оказался неудачным; соединение лишилось 41 экипажа и вскоре было переброшено на Средиземное море. Немногие оставшиеся продолжали пиратствовать в Арктике. Часть машин оснастили дополнительной пушкой MG FF. Они представляли опасность не только для судов, но и для летающих лодок МБР-2, составлявших осенью 1942 г. примерно четверть всего авиапарка Северного флота.

Юнкере Ju 88А-4 из I/KG51 "Эдельвейс" перед вылетом на разведку (фото Crosse, ЦГАКФД)

Механики убирают колодки перед взлетом (фото Lysiak, ЦГАКФД)

Как это было и год назад, по мере приближения осенней распутицы активность "люфтваффе" на всех фронтах снижалась. Лишь под Сталинградом бои не затихали. С сентября по начало ноября 1942 г. соединения Ju 88 систематически разрушали город. Надо признать отличное взаимодействие авиации с наземными войсками, что было особенно важно в условиях уличных боев. "Юнкерсы" действовали с невероятным напряжением, совершая в отдельные дни до 5-6 вылетов на исправный самолет. При ударах по Сталинграду широко использовали посадочные площадки на окраинах и в самом городе. Дозаправку горючего при этом не производили, лишь подвешивали новые бомбы. Усиленное шасси и форсированные двигатели Jumo 211J позволяли Ju 88А-4 при ударе по ближним целям брать по 3000-3400 кг бомб. По мощности бомбового залпа каждый самолет реально был эквивалентен звену Ил-4 или пятерке Пе-2. Даже при максимальном полетном весе "юнкере" хорошо управлялся, но требовал для взлета очень большой полосы. Чтобы уменьшить длину разбега, стали применять взлетные ракеты, испытанные на Ju 88А-2.

Осенние напряженные бои под Сталинградом требовали постоянных свежих пополнений. Одним из последних резервов стала эскадра KG 1 "Гинденбург", переброшенная в начале октября. Эту эскадру, возглавляемую подполковником фон Ризеном, перед самым перебазированием полностью перевооружили последними моделями "восемьдесят восьмого". Тактика немецких бомбардировщиков к этому времени изменилась мало. Однако, этого нельзя сказать о противодействии советских истребителей. Молодые пилоты закалились в боях и хорошо освоили новые Як -1, Як-7Б и Ла-5.

Частыми стали неожиданные атаки из воздушных засад и с замаскированных площадок. Потери бомбардировщиков, в том числе и Ju 88, в октябре резко возросли. Не помогала ни активная защита пулеметным огнем, ни пассивная при помощи сбрасываемых на противника сеток или разбрызгивания маслянистых веществ. Но поиски таких средств не прекращались. Так, под стабилизатором стали делать небольшие углубления для размещения 2-кг бомб, получивших обозначение "ласточкино гнездо". Дистанционно управляемое устройство выбрасывало бомбу; в воздушном потоке крыльчатка ставила ее на боевой взвод. Взрыв обычно происходил на расстоянии 40-80 м от хвоста бомбардировщика. Но и к таким хитростям наши истребители приспособились.

Кроме больших потерь, на снижении активности "люфтваффе" сказались и плохое состояние аэродромов, и рост числа неисправных машин. Большинство авиагрупп и отрядов опять нуждались в отдыхе и пополнении. Вместо этого немецкое командование было вынуждено в октябре перебросить около четырехсот исправных самолетов в Северную Африку. В результате, когда советские войска перешли в контрнаступление, а вскоре и окружили войска 6-й армии под Сталинградом, оказать решительное противодействие "люфтваффе" не смогли. Из семи боеспособных в то время групп Ju 88 только две находились на Восточном фронте.

Острая необходимость заставила применять бомбардировщики в роли транспортных машин для снабжения окруженной группировки. Участвовали в этом и "юнкерсы" из эскадры KG 76. но без особого успеха: бомболюки Ju 88 были слишком малы и неудобны. Бомбардировщик Не 111 гораздо лучше зарекомендовал себя для подобной работы в трудных погодных условиях.

В начале 1943 г. Ju 88 уже стало трудно использовать как дневной бомбардировщик. Но и в ночных действиях этот самолет не получил широкого применения. Одна из причин – неудовлетворительный обзор. Как отметил английский испытатель Хартлей: "Поскольку обзор через одну стеклянную панель ограничен, то у пилота всегда создавалось впечатление, что он озирается через тюремную решетку".

Но весной 1943 г. Ju 88 еще отнюдь не отошел на второй план. По-прежнему вездесущи они были в разведывательных подразделениях. Против Советского Союза "юнкерсы" и ранее действовали в составе эскадрилий разведки Верховного Главнокомандования, дальнеразведывательных групп в интересах воздушных флотов и сухопутных войск, а также подразделений метеоразведки. Теперь к ним добавились и ночные разведывательные эскадрильи. На вооружении всех этих частей были Ju 88D, но в последнем случае вместо стандартных фотоаппаратов установили специальную камеру для съемки ночью. Применение двух сбрасываемых подвесных баков емкостью по 900 л позволяло экипажам по 12-14 часов находиться в воздухе.

Небольшое количество построенных фирмой "Юнкере истребителей Ju 88 до конца 1942 г. не использовалось на Востоке. Изменение этой ситуации было связано с попытками немцев создать противотанковый самолет для борьбы прежде всего с советскими Т-34. За основу взяли тяжелый истребитель Ju 88С, отличавшийся снятыми бомбодержателями. установкой дополнительных топливных баков в бомболюке и заменой остекленного носа металлическим. В нем и в подвесной гондоле монтировалось наступательное вооружение из трех 20-мм пушек и трех пулеметов.

Естественно, это оружие не представляло опасности для танков. Поэтому на основе Ju 88С летом 1942 г. создали модификацию, вооруженную шестью пусковыми трубами для реактивных снарядов (калибра 210 или 280 мм). Но вскоре испытания этого самолета (неофициально названного Ju 88N) прекратили, перейдя к специальному штурмовику Ju 88Р-1 с усиленной броней и 75-мм противотанковой пушкой ВК 75, смонтированной в контейнере под фюзеляжем. На испытательном полигоне в Рехлине он довольно успешно поражал трофейные Т-34, после чего несколько самолетов этого типа вместе с Ju 87G и Hs 129В свели в специальную экспериментальную группу под командованием О.Вейса. Впоследствии она стала 92-й отдельной эскадрильей и сражалась на Курской дуге летом 1943 г. Юнкерсы" оказались очень уязвимы для атак советских истребителей. и эта модификация распространения не получила. В дальнейшем, основным противотанковым самолетом у немцев стал Ju 87G.

В конце 1942 г. на Восточном фронте в составе бомбардировочных эскадр начали действовать четыре эскадрильи тяжелых истребителей Первоначально основным назначением Ju 88С была борьба с железнодорожными перевозками. Фашистское командование отмечало большую роль машин из 9(Z)/KG 3.14(Z)27 и 9(Z)/KG 55 в контрнаступлении под Харьковом в феврале 1943 г.

Базировавшаяся в Таганроге 4(Z)/KG 76 имела штурмовики-"ловушки", закамуфлированные под обычные бомбардировщики: поверх отсека с вооружением было нарисовано остекление. Командование "люфтваффе" отлично понимало, что бомбардировочные соединения "восемьдесят восьмых" не могут больше выполнять боевые задачи днем без тяжелых потерь. Однако, программа создания нового самолета Ju 288, несмотря на огромные возлагавшиеся на нее надежды провалилась. Затянулись работы и над запасным вариантом – более традиционным Ju 188. В то же время большое количество имевшихся Ju 88А обусловило Их дальнейшее широкое применение. Свыше двухсот "юнкерсов" в пяти группах участвовали в Курской битве. Особенность их применения здесь – сосредоточение всех ударов на поле боя. Совместно со штурмовиками и одномоторными пикировщиками Ju 88 старались всеми способами "протолкнуть" свои войска через нашу оборону. Теперь широкое распространение получила модификация А-14. Импровизированную установку пушки заменили стандартной, теперь ее ставили в нижней гондоле. Чуть безопаснее чувствовали себя экипажи за более мощной броней. Многие самолеты теперь не имели тормозных решеток. Относительно редко встречалась еще одна модификация – А-15. У нее сократили число огневых точек и экипаж, но увеличили размеры бомбоотсеков, которые теперь вмещали 12 бомб по 250 кг (до этого внутри подвешивались только бомбы по 50 кг). Бомбардировщики "люфтваффе" осуществляли широкий маневр по фронту, непрерывно меняли тактику, но достигнуть поставленных целей не смогли. Лишь 2-3 дня они господствовали в небе, после чего "Яковлевы" и "лавочкины" начали их уверенно перехватывать. Ju 88 оказался среди наименее защищенных машин противника, их потери непрерывно росли.

Интерьеры передней кабины Юнкерса Ju 88 с частично снятым оборудованием

Прицел в кабине летчика

Чтобы спасти бомбардировочную авиацию от полного перемалывания, в конце июля немцы перебросили большую ее часть в район р.Миус. Там группы "юнкерсов", численностью до сотни каждая, пытались ликвидировать намечавшийся прорыв войск Южного фронта. 30 и 31 июля 1943 г. было зафиксировано до 1800 самолето-пролетов фашистской авиации – почти как под Сталинградом. Вместе с немцами на р.Миус воевали и румыны, на Ju 88 действовала их 5-я бомбардировочная группа.

Передача "юнкерсов" союзникам Германии началась еще в конце 1942 г. Тогда румыны получили 50 машин модификаций А и D. Но самолет был непрост в освоении и первые бои выявили слабую подготовку румынских экипажей. Боевые и небоевые потери значительно превышали немецкие. Все три эскадрильи 5-й группы вскоре пришлось вывести на переформирование. Более удачно сражались на Ju 88 финны. Весной 1943 г. они купили 23 машины (еще один самолет разбился при передаче). А в августе того же года 44-я эскадрилья подполковника Б.Габриельсона уже мешала советским войскам наступать в районе Финского залива.

В конце 1943 – начале 1944 гг. стало ясно, что очередного кризиса бомбардировочная авиация немцев уже не переживет. В июле-августе 1944 г. количество отмеченных самолето-пролетов Ju 88 было в 7 раз меньше, чем год назад.

1 нижняя турель на ранних вариантах серии 2 нижняя турель на поздних вариантах серии 3 люк на ранних вариантах серии 4 бомбодержатели ЕТС-500 5 дополнительная стрелковая точка 6 тормозная решетка 7 посадочная фара (только слева) 8 винт 9 триммер (только на левом элероне) 10 указатель "солдатик" положения тормозной решетки

Для ударов по наступающим советским войскам привлекались в основном истребители-бомбардировщики и штурмовики. а бомбардировочные эскадры выводили с фронта и перевооружали. На Ju 88 продолжала действовать только 14-я эскадрилья эскадры KG 3.

В 1944 г. приоритет выпуска германская авиапромышленность отдала истребителям. Среди них были и Ju 88С и G (дальнейшее развитие варианта ночного истребителя). Они использовались в основном в ПВО Рейха, но встречались и на Востоке. Летом 1944 г. группа I/NJG 200 в Прибалтике и I/NJG 100 на центральном участке имели несколько "юнкерсов'". Последняя серьезно потрепала советскую авиацию дальнего действия во время Белорусской операции. Особенностями действий ночных истребителей на Востоке были почти полная автономность и базирование вблизи железнодорожных узлов. Вскоре после высадки союзников во Франции, немецкая система ПВО рухнула. Ночные "юнкерсы" Перебрасывали на Восток, где из них формировали ночные штурмовые группы, учитывая хорошую подготовку и опыт экипажей. Остатки тяжелых истребителей Восточного фронта свели в эскадру ZG 1. Летом и осенью 1944 г. она действовала в Румынии, пытаясь защитить нефтеносные районы от ударов советских войск.

Лучше всего Ju 88 сохранились в разведывательных подразделениях. Кроме уже известной модели D, появилась и принципиально новая модификация Т. Конструкторы фирмы "Юнкерс" на этот раз сделали акцент на максимальное повышение скорости, считая, что это лучшая защита от советских истребителей. У новых машин появились более мощные и живучие двигатели, была облагорожена аэродинамика, сокращено оборонительное вооружение и облегчено бронирование. Аналогичная бомбардировочная модификация S нашла применение главным образом на Западном фронте. Ju 86 с моторами BMW 801G развивал максимальную скорость 568 км/ч на высоте 6200 м. При достижении 7900 м она уменьшалась до 551 км/ч. но использование закиси азота для форсирования мощности позволяло достичь скорости 595 км/ч при "чрезвычайном" режиме работы. Естественно, перехватить и сбить высотного разведчика было нелегко даже днем. Но это удалось 8 марта 1945 г. летчикам В.Рыбину и А.Федотову из 11-го и 102-го гв.иап. вооруженных "Спитфайрами" IX. имевшими отличные высотные характеристики.

Установка на Ju 88 еще более мощных моторов Jumo 213 повысила скорость разведчика до 640 км/ч на 8540 м. Изучение одного из таких сбитых самолетов показало, что у них не только высокие летные данные, но и совершенное навигационное оборудование.

Длинноволновая радиостанция имела приставку для самопеленгации, а коротковолновая – автоматическую настройку. В оборудование входил автоответчик "свой-чужой". Поскольку самолет предназначался для действий над морем, то он имел радиовысотомер и локатор для обнаружения кораблей противника. Эти машины совместно с торпедоносцами Ju 88А-17 до конца войны действовали в Арктике против союзных конвоев, но единственным их существенным успехом было потопление фрегата Генри Бэкон" 23 февраля 1945 г.

В конце войны Ju 88 нашли применение в составных самолетах ("мистелях"). Непилотируемые "юнкерсы" заправляли горючим и начиняли взрывчаткой; управлялись они с расположенного сверху истребителя (обычно Bf 109 или FW 190). Над целью "самолет-бомба" отделялся и устремлялся в последнее пике. На Восточном фронте отмечались многочисленные случаи применения "мистелей", особенно при бомбардировках мостов через Вислу и Одер в марте-апреле 1945 г., но без особых успехов

Подводя итоги, можно сказать, что Ju 88 оказался самым массовым двухмоторным самолетом в истории Второй мировой войны и в истории авиации вообще – их построили ровно 15 тысяч. Одна из причин такой массовости состояла в том. что он оказался очень полезной машиной. Без малого четыре года на Востоке их применяли как бомбардировщики, разведчики, штурмовики, ночные истребители, торпедоносцы…

Перед ночным вылетом (фото Boeder, ЦГАКФД)

КРЫЛЬЯ ЛИТВЫ

Марат Хайрулин

История литовской авиации отсчитывается с 30 января 1919 г., когда в Литве сформировали первое авиационное подразделение, состоявшее из двух офицеров, одного военного чиновника и девяти добровольцев. 5 февраля красные летчики "подарили" литовцам первый самолет. Двухместный разведчик совершил вынужденную посадку на литовской территории близ Езнаса из-за нехватки бензина. Экипаж с места посадки скрылся, а самолет доставили в Каунас для ремонта. Это был. так называемый, "полуторастоечный" "Сопвич", каких немало было в Красной Армии. Партию таких машин закупило в Англии в 1917 г. русское правительство. кое-что захватили на фронтах гражданской войны, да и в самой России за 1917-23 гг. было построено более 100 машин этого типа.С формальной точки зрения этот Sopwith 1 1/2 "Strutter" являлся первым литовским военным самолетом, хотя на самом деле он без движения пролежал в каунасском ангаре до 1921 г.. когда его. наконец, отремонтировали.

Первыми самолетами, реально использовавшимися литовской авиацией, стали восемь новеньких немецких разведчиков LVG C.VI, доставленных в Каунас 27 февраля 1919 г. Поскольку литовцев, владевших квалификацией пилотов и авиамехаников, практически не было, на службу пригласили немцев. 12 марта пополненное немецким и литовским личным составом подразделение превратили в отдельную часть. Тогда же. в марте, начались первые полеты, проводилась разведка позиций советских войск в районах Кедайняя, Паневежиса и Даугавпилса.

Всего в литовской авиации было более 100 немецких аэропланов, которые попали туда тремя путями. Первый – в качестве трофеев, взятых при отступлении немецких частей. Второй – Антанта приказала Германии в качестве контрибуции передать Литве три десятка машин. И последний путь – неофициальный. По Версальскому договору Германия должна была уничтожить свои самолеты, и их нелегально покупала Литва.

Среди них были и истребители и легкие бомбардировщики и разведчики типов Albatros B.II, C.Ib, C.III, С XV. J.II, D.III, D.V; DWF C.V; Halberstadt CL.II, CL.IV, C.IV, C.V; LVG C.VI, C.V; Fokker D.VII; Rumpler C.I; Friedrichshafen G.IIIa. Для новых самолетов понадобились и новые летчики, которых начала готовить авиашкола прямо при части. Всего до 18 декабря 1919 г. она выпустила 34 литовских авиатора.

Вскоре Литва получила еще два самолета, причем не совсем обычным путем. В октябре 1919 г. совершил вынужденную посадку у деревни Обеляй(под Рокишкисом) Junkers F13, летевший через территорию Литвы (без оповещения литовцев) из Москвы в Германию. Среди пассажиров были бывший военный министр Турции Анвар-паша и его адъютант Кемаль-паша (будущий президент Ататюрк). Представители Антанты настояли на том. чтобы турок задержали, но литовцы обошлись с ними достаточно корректно, поместив их в гостиницу в Каунасе. Немцы пытались вернуть обратно свой "юнкере". Цельнометаллический моноплан F13 тогда был новинкой (в Литву попал третий серийный экземпляр – "Annelise") и многие детали его конструкции считались секретными. В обмен за него предлагали эскадрилью истребителей Fokker D.VII, но литовцы не согласились. Однако, самолет вскоре разбили – он угодил в несколько аварий подряд (постарались немецкие механики), а туркам устроили побег. 28 октября немецкий пилот Г.Роттер. совершавший учебный полет на самолете LVG C.VI с литовским курсантом, сымитировал поломку мотора и сел в условленном месте, где его уже ждали. Вооружив турок, Роттер вместе с ними отогнал от самолета курсанта и охрану, а затем взлетел и доставил интернированных в Тильзит. После этой истории всех немецких наемников из литовской авиации изгнали. Впоследствии Роттер стал летчиком советско-германской авиакомпании "Дерулюфт" и иногда совершал посадки в Каунасе. но из самолета почему-то никогда не выходил.

Вторая машина попала в точно такую же ситуацию. 10 марта 1920 г. под Каунасом совершил вынужденную посадку немецкий двухмоторный бомбардировщик Friedrichshafen G.IVa. На нем возвращался из Смоленска в Германию швейцарский коммунист Ф.Платтен, известный тем, что во время покушения на Ленина в 1918 г. прикрыл его от пуль. На G.IVa из Германии доставили в Москву подарок "красных фронтовиков" – груз медикаментов. Платтен отсидел три месяца в литовской тюрьме, а самолет конфисковали.

Первым опознавательным знаком только что созданной авиации был красный ромб с желто-зелено-красной окантовкой. В центре ромба изображался скачущий рыцарь – символ Литвы. Ромбы наносились на фюзеляж, крылья и руль поворота, полностью закрывая немецкие кресты.

С этими знаками литовские летчики вступили в свой первый бой. Литовские ВВС, красиво называвшиеся "Воздушным флотом" (Ого Laivynas), приняли участие в 1920 г. в вооруженном конфликте с Польшей. Армия генерала Желиговского вторглась в Литву, захватив Виленскую область с городом Вильнюсом (Вильно). Боевые действия продолжались до 9 октября. Литовские самолеты вели разведку и нанесли несколько бомбовых ударов. Одной из самых крупных операций "Воздушного флота" была бомбежка польских эшелонов. Эскадрилье флота приказали уничтожить захваченный поляками литовский бронепоезд "Гедиминас". Состав уничтожить не удалось (он прятался в тоннеле), зато обнаружили скопление польских эшелонов и удачно отбомбились. Один из литовских самолетов во время операции был сбит.

Отремонтированный самолет Платтена "Friedrichshafen G.IVA, лето 1921г.

Самолет Ататюрка "Annelise", октябрь 1919 г.

AIbairos СXV N8, 1927 г.

Dobi-II, 1923 г.

В конце 1920 г. опознавательные знаки изменили. На самолетах появился белый шестиконечный крест на красном гербовом щите. А в апреле 1921 г. утвердили их упрощенный вариант: такой же крест, но без щита и с черной окантовкой. Последние сохранились в Литве до самого конца ее независимого существования.

В 20-х гг. авиапарк литовских ВВС. именовавшихся уже "Военной авиацией" (Каго aviacija), пополнился новой техникой, заменившей уже устаревшие немецкие машины. Летом 1921 г. делегация американских литовцев подарила два английских истребителя Martinside F.4. В мае 1922 г. в Италии купили десять разведчиков SVA-10. В июне 1925 г. чехи продали Литве восемь истребителей Letov S-20L. Эти машины считались ненадежными, на них разбились четыре пилота.

Вообще, надо сказать, что квалификация литовских пилотов была достаточно высокой. Для всех летчиков была обязательна программа обучения высшему пилотажу, а за аварии увольняли со службы.

В 1928 г. прибыла большая партия итальянских машин: 20 разведчиков Ansaldo А-120 и 15 истребителей FIAT CR-20. Они стали основой литовской авиации в 30-е гг. В начале 20- х гг. появились и самолеты оригинальных конструкций, построенные на литовской земле. Они созданы двумя талантливыми конструкторами – Ю.Добкявичюсом и А.Густайтисом.

Юргис Добкявичюс родился в 1900 г. в Петербурге. Его отец в то время работал ассистентом у профессора Менделеева. Добкявичюс учился в Петроградском политехническом институте, затем на механическом отделении Бакинской летной школы. Он стал одним из первых, закончивших каунасскую авиашколу. Во время конфликта с Польшей лейтенант Добкявичюс совершил 24 боевых вылета. Первым среди литовских авиаторов он выполнил "мертвую петлю".

Первый свой самолет Добкявичюс построил вместе с механиками своей эскадрильи. Dobi-I был одноместной авиеткой с крылом трапециевидной формы. В 1922 г. она прошла испытания и продемонстрировала довольно высокую скорость для своего мотора Haacke в 30 л.с. -175 км/час. На нем конструктор полетел в Петроград к друзьям, но из-за неполадок был вынужден прекратить перелет.

В следующем году Добкявичюс спроектировал новую машину – двухместный высокоплан Dobi-II с немецким мотором Benz в 200 л.с. Самолет имел фюзеляж-монокок овального сечения и узкое прямое крыло размахом 14 м. По назначению Dobi-II был разведчиком и мог развивать скорость до 250 км/час. В 1925 г. Добкявичюс, закончивший в Париже Высшую школу аэронавтики, создал свою третью и последнюю конструкцию-истребитель Dobi-lll. Самолет-моноплан также как и его предшественники имел фюзеляж- монокок овального сечения. Длинные крылья, обладавшие небольшой стреловидностью, придавали ему сходство с планером. В конце 1925 г. Добкявичюс потерпел аварию на Dobi-I и сломал при этом ногу. А 8 июня 1926 г.. не долечившись. он решил продемонстрировать Dobi-III оценочной комиссии. Во время приземления самолет задел крылом за дерево и на глазах у наблюдателей превратился в груду обломков. Конструктор был смертельно ранен и через шесть часов скончался…

Если самолеты Добкявичюса так и остались экспериментальными, то машины другого литовского авиаконструктора, Антанаса Густайтиса строились серийно и состояли на вооружении литовских ВВС. Густайтис родился в 1898 г.,- учился в Петроградском институте инженеров путей сообщения, затем был призван в армию и направлен в Константиновское артиллерийское училище. В 1919 г. он вернулся в Литву и, так же как и Добкявичюс, кончил авиашколу и участвовал в конфликте с Польшей.

А-120 из 3-й эскадрильи и S-20L из 1-й эскадрильи, 1929 г.,.

Прототип АНБО-Ш N33 первого серийног самолета литовской конструкции, 1929 г.

АНБО-41 N895 из 29-й корпусной разведэскадрильи на аэродроме в лесу Пивония близ Укмсрге, 1941 г.

Свой первый самолет, небольшой спортивный моноплан ANBO-I с мотором Anzani в 30 л.с., Густайтис построил, будучи командиром учебной эскадрильи. Летом 1925 г. его творение впервые поднялось в небо. Это единственный самолет литовской конструкции, сохранившийся до наших дней.

Есть две версии расшифровки обозначения ANBO. По одной оно составлено из первых букв фразы "Antanas Nori Buti Ore", т.е. "Антанас хочет быть в воздухе". По другой оно состоит из элементов имен Густайтиса и его жены: ANtanas и ВгОпе. В 1925 г. Густайтис, учившийся тогда в Высшей школе аэронавтики в Париже, сконструировал вторую машину -ANBO-II, самолет первоначального обучения, двухместный высокоплан. Его собирали в Каунасских авиамастерских по чертежам, присланным из Парижа. Свой первый полет он совершил в 1927 г. После нескольких лет использования в военной авиации ANBO-II передали в каунасский аэроклуб, где он и разбился в 1934 г.

Густайтис в 1929 г. получил звание майора и его назначили начальником Каунасских авиамастерских, которые при нем превратились в крошечный авиазавод, выпустивший до 1940 г. в общей сложности 66 самолетов ANBO различных типов. Помимо самолетов Густайтиса там построили до 1930 г. несколько Fokker D.VII и LVG C.VI, которые и сохранились до 1940 г. в авиашколе и в строевых частях.

В том же 1929 г. взлетел новый тренировочный самолет (тоже двухместный высокоплан) ANBO-III (номер 33) с двигателем Walter NZ-120. На серийных машинах устанавливали двигатели различных типов: Walter "Mars"l, A.S."Mongoose" и A.S."Genet Major". Этот первый серийный литовский самолет применялся как переходный к машинам боевого типа, а также в качестве связного.

Было построено еще восемь машин.причем у последних четырех (номера 44.45.47,48) фюзеляж был длиннее на метр и они имели руль поворота как у Ansaldo А-120. До этого литовские летчики обучались на устаревших немецких машинах времен первой мировой. Поэтому Густайтис, используя опыт, полученный при проектировании ANBO-III взялся за разработку нового самолета первоначального обучения ANBO- V. Его прототип с двигателем Walter "Vega I" взлетел в 1930 г. На другие четыре машины устанавливали A.S."Genet Major", Walter "Vega" I и "Venus" I. Летчики положительно оценили ANBO-V, прославившийся легкостью в управлении.

Самой знаменитой конструкцией Густайтиса стал разведчик-бомбардировщик ANBO-IV, который он начал разрабатывать в 1929 г. Первый полет опытный образец этой машины (номер 52) с американским двигателем "Wasp.С" в 450 л.с. совершил 14 июля 1932 года. Испытания прошли успешно и "четверку" запустили в серию. 13 серийных машин(номера первой серии 57-63. второй – 64-69) оснащались английскими двигателями Bristol "Pegasus" модификаций IIL2 и IIM2 с двухлопастными деревянным винтами. Вооружение составляли два синхронных пулемета Vickers калибра 7,92 мм в передней части фюзеляжа и спаренные Vickers на турели у наблюдателя. ANBO-IV мог поднять до 144 кг бомб и развивал скорость до 305 км/час.

Летом 1934 г. три ANBO-IV (номера 61-63) во главе с Густайтисом, уже полковником и командующим литовских ВВС, совершили перелет по Европе по маршруту Каунас- Стокгольм-Копенгаген-Амстердам-Брюссель-Лондон-Париж- Марсель-Рим-Удине-Вена-Прага-Будапешт-Бухарест-Киев- Москва-Великие Луки-Каунас, преодолев более 10000 км.

Двухместный высокоплан ANBO-41 – дальнейшее развитие удачной конструкции ANBO-IV. Прототип ANBO-41 (номер 70) впервые поднялся в воздух 21 мая 1935 г. с "Pegasus" II (позже на нем установили "Pegasus" XI). На 19 серийных машин устанавливали Bristol "Pegasus" XI с трехлопастными деревянными винтами, спроектированными самим Густайтисом. Максимальная скорость ANBO-41 составляла уже 360 км/час. К этому самолету проявили интерес англичане, рассматривавшие возможность его производства по лицензии.

После ANBO-IV Густайтис опять занялся учебно-тренировочными самолетами. В 1933 г. совершил свой первый полет ANBO-VI(HOMep 53) с двигателем Curtiss "Challenger R- 600". С тем же двигателем выпустили еще три машины (номера 54-56) и они использовались в авиашколе.

Прототип ANBO-51 (номер 80) взлетел в 1936 г. Десять серийных машин (номера 81-84,785-789.765) с двигателем A.S."Genet Major" IV также применялись в авиашколе.

5 сентября 1939 г. совершил свой первый полет легкий бомбардировщик ANBO-VIII – последняя конструкция Густайтиса. Это был двухместный моноплан с низкорасположенным крылом и с неубирающимися шасси в обтекателях. У него было по два пулемета в крыле и один у стрелка. С английским Bristol "Pegasus" XVIII он развивал скорость до 411 км/час. Дальнейшая судьба его неизвестна.

"Liiuanica II" на авиационном празднике в Карасе летом 1937 г.

С 1927 г. начал функционировать Литовский аэроклуб в Каунасе. Четыре самолета, которые базировались в Кауна се. имел также и Литовский Союз Стрелков. Знак – белый шестиконечный крест на красном гербовом щите.

Однако, самолетов.выпускавшихся маломощными мастерскими в Каунасе, разумеется не хватало для оснащения литовских ВВС. Поэтому приобретались машины и за границей. В 1934 г. во Франции предполагалось купить 14 истребителей Dewoitine D-372, но литовцы их забраковали. D- 372 в 1936 г. получило испанское республиканское правительство, остро нуждавшееся в самолетах в связи с началом гражданской войны. Взамен Литве предложили партию более современных истребителей D-501L. Первые семь из них прибыли в ноябре 1936. а еще семь – следующим летом. В октябре-ноябре 1937 г. из Англии доставили морем 14 истребителей Gloster "Gladiator" I. Только 3 июня 1938 г. собранные машины впервые оторвались от земли. Чуть раньше, в апреле 1937 г., Литва получила два двухмоторных английских биплана DH-89M "Dragon Rapide" и один Avro 626. Еще два Avro прибыли в 1939 г. Их использовали как буксировщики мишеней.

Для замены устаревших "ФИАТов" планировали закупить во Франции 14 самолетов MS 406, но после начала второй мировой французское правительство реквизировало уже готовые машины и переоборудовало их по стандартам своих ВВС. В сентябре 1939 г. из разгромленной Польши перелетел в Литву легкий бомбардировщик PZL P.46/II "Sum". Интернированы были и два немецких самолета, нарушивших границу Литвы – истребитель Messerschmitt Bf109C и разведчик Henschel Hs126B-1. О их дальнейшей судьбе ничего неизвестно. В 1938 г. в Литве организовали первую внутреннюю авиалинию Каунас-Паланга, на которой летали два английских самолета Percival Q-6L, носившие имена -Дарюс" и Тиренас" в честь двух литовских пилотов, совершивших трансатлантический перелет в июле 1933 г. на самолете "Литуаника". 17 июля их самолет потерпел катастрофу над территорией Германии. Вторую попытку пересечь Атлантику предпринял Ф.Вайткус на "Литуанике" II. Преодолев 5100 км. он потерпел аварию на побережье Ирландии. Машину отвезли в Каунас и там отремонтировали. Эта L-5B "Vega" служила потом в военной авиации.

15 июня 1940 г. части Красной Армии перешли границу Литвы. В августе того же года самостоятельная Литовская республика перестала существовать. Литовские ВВС расформировали. Большую часть военных самолетов сочли непригодными для дальнейшего использования из-за устарелости и отсутствия взаимозаменяемости с техникой ВВС РККА. Лишь 13 самолетов (в основном литовского производства) вошли в разведывательную эскадрилью (известную также как "Tautine eskadrile"). приданную 29-му территориальному стрелковому корпусу Красной Армии, сформированному на базе частей бывших литовских вооруженных сил. В эскадрилье, которой командовал майор Ю.Ковас. служило около 50 летчиков. Среди самолетов были 9 ANBO- 41 из 4-й шяуляйской эскадрильи, три ANBO-51 из авиашколы и один "Gladiator" из 5-й истребительной. Остальные машины были законсервированы, сданы на слом или использованы в качестве мишеней. Бывшего командующего ВВС Густайтиса объявили немецким шпионом и расстреляли в октябре 1941 г.

Аэроклубовские самолеты и планеры свезли в Аукштагерис под Вильнюсом. Там в 1941 г. большую часть их захватили немцы.

Пассажирские Q-6L попали в Прибалтийское территориальное управление ГВФ и вместе с двумя латвийскими DH- 89М. двумя эстонскими Ju52/3m. одним PN-3 и польской "Super Electra" (бывшая SP-BPN авиакомпонии ЮТ перелетевшая в Эстонию) базировались в Риге. Они летали на линиях Рига Великие Луки-Москва. Великие Луки-Витебск. Последнее, что о них известно – то. что один 0-6L в июне 1941 г. подломал шасси на одном из подмосковных аэродромов

Разведэскадрилья 29-го корпуса была полностью уничтожена в первые дни войны. 23 июня 1941 г. эскадрилья из Укмерге перелетела в Пабраде. Там самолеты подверглись налету немецких бомбардировщиков, и было повреждено 2 самолета ANB0-41. Три ANBO-51 и три ANBO-41 полетели в Сесикай недалеко от Укмерге. Экипажи попали в плен, а машины несколько лет ржавели, и их постепенно разобрали местные жители. Три ANBO-41 продолжили путь в сторону Гомеля. Два из них сбил в неразберихе советский расчет ПВО (в одном самолете летел Ковас), а один вернулся обратно в Пабраде.

ANBO IV/41 1 двигатель Pegasus IIL 2 выхлопной коллектор 3 воздухозаборник карбюратора 4 маслорадиатор 5 кольцо Тауненда 6 винт ANBO IV 7 медная окантовка передней кромки 8 подножка 9 пулемет Vikkers Е 10 кольцевой прицел 11 подножка, закрытая подпружиненным щитком 12 проушина для подьема хвостовой части 13 крышка патронного ящика 14 хвостовая опора 15 накладка между килем и рулем направления 16 руль направления 17 АНО 18 трос управления рулем направления 19 руль высоты 20 трос управления рулем высоты 21 элерон 22 тяга элерона 23 закрылок 24 узел навески щитка 25 узел навески элерона 26 заливная горловина бензобака 27 приборная доска 28 педали управления 29 сиденье пилота 30 откидное сиденье наблюдателя 31 турель Scurff 32 пулемет Lewis 33 генератор 34 зеркало 35 обтекатель тросовой проводки управления 36 трубки Вентури 37 ПВД 38 капот ANBO IV 39 капот ANBO 41 (цилиндры мотора не показаны) 40 рама крепления капота 41 турель ANBO 41 42 бомбодержатель 43 27-кг бомба

Letov S.20L (N 55) 5-я эскадрилья, г.Каунас, 1934 г.

Fiat CR.20 (N 30), на котором 27 апреля 1936 г. разбился К.Сметона, племянник президента Литвы

Gloster Gladiator I <N G-709) на аэродроме в г.Шауляй, конец июня 1941 г.

Dewoitine 501L (N 601) 1-я эскадрилья г.Каунас, аима 1937-36 гг.

LVG C.6 (N 9092/18). один из 3-й первых самолетов участвовавших в боях ма польском фронте в марте 1919 г.

ANBO-III 2-й серии (N 45) военная авиашкола г.Каунас, июнь 1940 г.

ANBO- VI(N 53) военная авиашкола г.Каунас, июнь 1940 г.

ANBO-51 (N 81) военная авиашкола г.Каунас, июнь 1940 г., позднее вошел в состав 29-й корпусной разведэскадрильи РККА

ANBO-IV 1-й серии (N 63),на котором подполковник АХустайтис и капитан И.Намикас прилетели в Москву 16 июня 1934 г. во время перелета по европейским столицам

ANBO-41 (N 895) 29-й корпусной разведэскадрильи РККА, аэродром в лесу Пивония близ г.Укмерге, июнь 1941 г.

ANBO-41 (N 899) 29-й корпусной разведэскадрильи РККА, захваченный и использовавшийся немцами, лето 1941 г.

Летчики, которые не попали в плен разошлись по домам, другие даже не успели попасть в свою часть после начала войны. После войны практически все летчики отсидели по 6-10 лет в сталинских лагерях.

Остальные бывшие литовские самолеты тоже были уничтожены или захвачены немцами. Например, почти все "Гладиаторы" сгорели на летном поле в Шяуляе вместе с советскими самолетами.

Так печально окончила свое существование литовская авиация…

Автор статьи приносит благодарность ветеранам литовской авиации АЛавайтису, А.Микутису, А.Косткусу, П.Урбиетису, а также сотруднику Литовского Технического Музея Гламошке за предоставленные материалы и фотографии.

АВИАЦИЯ ЛИТВЫ НА 15 ИЮНЯ 1940 г.

I . KARO AVIACIJA (ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ)

II. ORO LINIJOS (АВИАЛИНИЯ)

III. SAULIU SAJUNGOS AVIACIJA (АВИАЦИЯ СОЮЗА СТРЕЛКОВ)

IV. LIETUVOS AEROKLUBAS (АЭРОКЛУБ)

V.ИНТЕРНИРОВАННЫЕ САМОЛЕТЫ

Всего 134 самолета 30 типов

Составил М.Хайрулин

СОСТАВ И ДИСЛОКАЦИЯ ЧАСТЕЙ ЛИТОВСКОЙ ВОЕННОЙ АВИАЦИИ НА 15 ИЮНЯ 1940 ГОДА

Командующий KARO AVIACIJA бригадный генерал Антанас Густайтис

КАУНАС

ШЯУЛЯЙ

ПАНЕВЕЖИС

Военная авиация Литвы делилась на четыре группы :

I. zvalgybos (разведывательная) grupe (ген. Н.Таутвилас) : 2.6 и 8 эскадрильи

II. naikintuvu (истребительная) grupe (майор Й.Адомайтис) : 1.5 и 7 эскадрильи

III. bombonesiu (бомбардировочная) grupe (майор Й.Лиорентас) : 3 и 4 эскадрильи

IV. mokomoji (учебная) grupe (майор И.Шешплаукис): военная авиашкола.

Из 117 самолетов Военной авиации было 106 исправных и 11 неисправных машин.

Архивные данные предоставил А.Навайтис. составил М.Хайрулин

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ САМОЛЕТЫ

ЕМУ БЫ БЫТЬ РАКЕТОЙ …

Игорь Афанасьев/ Владимир Бобков

Авиация и космонавтика России понесли тяжелую утрату. 4 февраля 1992 г. на 87 году жизни скончался Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, лауреат Ленинской премии, инженер-полковник в отставке Павел Владимирович Цыбин.

П.В.Цыбин являлся выдающимся деятелем отечественной авиацонной и космической техники, другом и соратником С.П.Королева. Под руководством Цыбина в 1940-1946 гг. в СССР были созданы десантные планеры, принявшие участие в Великой Отечественной войне как средство доставки снаряжения партизанам.

В 1946-1954 гг. он разрабатывал летные модели экспериментальных аппаратов перспективных схем, ш частности, с крылом обратной стреловидности для полета на сверхзвуковых скоростях, а впоследствии участвовал в испытаниях первых образцов отечественных баллистических и крылатых ракет.

В 1955-1959 гг. П.В.Цыбин возглавлял опытное конструкторское бюро, в котором разрабатывал сверхзвуковой самолет-разведчик с крейсерской скоростью, почти в три раза превышающей скорость звука. Одновременно ш 1958 г. по договоренности с Главным конструктором С.П.Королевым им был выполнен проект возвращаемого с орбиты пилотируемого планирующего космического аппарата. Эти разработки П.В.Цыбина носили авангардный характер и опережали свое время.

В 1961 г. П.В.Цыбин перешел на работу в опытное конструкторское бюро С.П.Королева, где стал руководить созданием беспилотной модификации космического корабля "Восток', спутника связи "Молния" и космического корабля "Союз".

С 1974 г. он стал заместителем Главного конструктора, а затем научным консультантом по теме "Буран". В последние годы жизни П.В.Цыбин руководил научно-исследовательскими работами в области создания воздушно-космического самолета.

За боевые и трудовые заслуги П.В.Цыбин был награжден орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны, орденом Трудового Красного знамени и многими медалями.

Начиная с 1955 г. в ОКБ-256 Государственного комитета авиационной техники при Совете Министров СССР под руководством Главного конструктора П.В.Цыбина проводилась разработка проекта пилотируемого сверхзвукового дальнего бомбардировщика PC.

Отличительными особенностями проекта было применение воздушного старта с самолета-носителя Ту-95Н с последующим разгоном до крейсерской скорости 3000 км/ч с помощью двух спаренных ускорителей с ЖРД и крейсерский полет с помощью двух прямоточных воздушно-реактивных двигателей (ПВРД). Расчетная суммарная дальность полета самолета PC могла составить 12500-13500 км. Эскизный проект по самолету PC был выпущен 31 января 1956 г.

В те годы в ОКБ С.М.Лавочкина и В.Н.Челомея разрабатывались беспилотные крылатые летательные аппараты "Буря" и "Буран", также имеющие межконтинентальныую дальность полета, достигаемую с использованием маршевого ПВРД с разгоном до крейсерской скорости, соответствующей числу М=3 при вертикальном старте с земли с помощью ускорителей с ЖРД.

Успехи в создании межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 конструкции С.П.Королева, первый пуск которой состоялся 15 мая 1957г., а полет на расчетную дальность 21 августа 1957 г., привели к тому, что в СССР работы по крылатым летательным аппаратам с межконтинентальной дальностью были прекращены.

Одновременно с работами по самолету PC ОКБ-256 вышло с предложением о создании сверхзвукового стратегического реактивного самолета-разведчика для проведения оперативной разведки на возможном театре военных действий и в тылу вероятного противника.

31 августа 1956 г. вышло постановление правительства, а 15 января 1957 г. ВС сформулировал тактико-технические требования на самолет-разведчик, получивший обозначение: РСР.

Согласно этим требованиям. РСР должен был стать первым в мире самолетом со сверхзвуковой крейсерской скоростью полета способным проводить разведку на удалении 1700 км от аэродрома базирования в любое время суток. Максимальная скорость самолета должна была достигать почти тройной скорости звука при высоте над целью 25.5 км. Эскизный проёкт. выпущенный 26 июня 1957 г., подтвердил реальность выполнения этих требований. РСР мог набрать высоту 20 км в течении 15 минут с момента взлета.

Скорость звука самолет проходил на высоте 8.5 км через 4 минуты после взлета. На высоте 10.7 км при скорости 420 м/с проводился сброс подвесных топливных баков, а после набора высоты РСР выполнял длительный полет с большой сверхзвуковой скоростью.

Максимальная высота полета самолета планировалась 26.7 км при скорости до 2800 км/ч (М=2.65), а дальность полета на высотах более 20 км при несколько меньшей скорости достигала 3760 км. Снижение самолета для захода на посадку могло начаться за 500 км до аэродрома. Длина разбега РСР составляла 1300 м при скорости отрыва с выпущенными закрылками 330 км/ч, угле атаки до 9° и взлетной тяге двигателей 9.5 тс. а длина пробега -1200 м при посадочной скорости 245 км/час.

Во время полета РСР должен был соблюдать режим радио- и радиолокационного молчания. Уже в то время обращалось внимание на обеспечение малого радиолокационного отражения от самолета за счет выбора соответствующей формы аппарата и применения радиопоглощающих покрытий для обшивки.

НМ-1 на испытаниях

Предусматривалось также выполнение кратковременного маневра с перегрузкой до 2,5 единиц с целью уклонения от ракет (горка с динамическим потолком 42 км) и применение средств создания активных и пассивных помех в радиодиапазоне.

Согласно эскизному проекту, аэродинамическая схема РСР имела ряд уникальных особенностей: крыло малого (1,67) удлинения со стреловидностью 58° по передней кромке имело сверхзвуковой аэродинамический профиль, образованный двумя трапециями с острыми передними и задними кромками (относительная толщина профиля составляла всего 2,5%); двигатели в обтекаемых мотогондолах были закреплены на концах крыла, что в сочетании с очень тонким фюзеляжем большого (18,6) удлинения обеспечивало самолету РСР достаточно высокое аэродинамическое качестве, равное 5,3 при угле атаки 5° и скорости полета, соответствующей числу М-2,65 на высотах 20-22 км.

Предусматривалась автоматическая перекачка топлива из подвесных топливных баков в задние баки и определенный порядок их выработки, при этом обеспечивалось оптимальное положение центра масс: на взлете 25%, на маршевом участке 45% и на посадке 26,4% средней аэродинамической хорды крыла, равной 8,08 м. Крыло имело элероны и закрылки, площадь которых составляла соответственно 4% и 7,7% площади крыла с подфюзеляжной частью.

Цельноповоротный вертикальный киль с относительной толщиной 3,5% имел угол отклонения +/-18°. Цельноповоротные плоскости горизонтального оперения имели тот же аэродинамический профиль, что и крыло, с относительной толщиной 3,5% и диапазон углов отклонения от 10° до -25°. Органы управления самолета РСР имели гидроусилители, жесткие тяги, валы и механизмы загрузки.

Подвесные топливные баки диаметром по 0,65 м и длиной по 11,4 м вмещали 4,4 т топлива. Конструкция крыла самолета РСР имела обшивку, выполненную из алюминиевого сплава Д-16Т, пять лонжеронов и набор нервюр. Масса квадратного метра конструкции консолей крыла составляла 30 кг. Для увеличения жесткости крыла на кручение при работе элеронов часть обшивки крыла выполнялась из алюминиево-бериллиевого сплава. Из этого же сплава выполнялась конструкция элеронов и цельноповоротных плоскостей оперения.

Фюзеляж самолета состоял из восьми отсеков: носового кока, приборного отсека, отсека кабины с двойной оболочкой и теплоизоляцией, переднего несущего топливного бака, средней части, хвостового двухсекционного несущего топливного бака, рулевого отсека и кормового топливного бака.

Летчик самолета РСР, одетый в скафандр, размещался в гермокабине, давление воздуха в которой у Земли равнялось 780 мм рт.ст., а на максимальной высоте – 460 мм рт.ст. Температура в кабине при температуре наружного воздуха -60°С не должна была превосходить 30°С. На борту имелась автономная система кондиционирования воздуха в скафандре. В полете скафандр летчика вентилировался от основной системы вентиляции. При выходе ее из строя аварийная система наддува осуществляла вентиляцию скафандра в течении 15 минут. При разгерметизации гермокабины давление в скафандре "соответствовало давлению на высоте не более 11,5 км. Кислородное питание летчика подавалось независимо от герметичности кабины. Было предусмотрено катапультирование летчика при необходимости.

В фюзеляже размещались также один расходный топливный бак, турбоагрегат и вставной бак с пропаном, используемым в основном для целей охлаждения приборов и оборудования в сочетании с теплоизоляцией. Топливные баки самолета выполнялись из алюминиевого сплава Д-20. Температура обшивки планера РСР при достижении скорости соответствующей числу М=2,65 могла достичь 220°С, однако к этому времени масса самолета уменьшалась с 21 до 16 тонн, а скоростной напор с 3500 кг/кв.м до 2100 кг/кв.м и, таким образом, расчетные нагрузки на конструкцию снижались пропорционально падению ее прочности от нагрева. Таким образом, удалось сохранить для всей конструкции самолета использование алюминиевых сплавов, не переходя к титановым сплавам и стали. Остаточные деформации за счет ползучести материала обшивки планера не имели места, т.к. штатная перегрузка в полете не превышала 1,2д, а количество циклов нагружения было мало.

По проекту предполагалось оснастить самолет РСР двухконтурными турбореактивными двигателями Д-21 разработки ОКБ-19 П АСоловьева с диаметром 1,23 м, которые были расчитаны на взлетную тягу 4,5-5 тс при удельном расходе топлива 2,6 кг/кгсч и номинальную тягу 2,2 тс на крейсерском режиме при скорости полета, соответствующей числу М 2,5 на высоте 20 км при удельном расходе топлива 2,05 кг/кгс ч. Масса каждого двигателя должна была составлять 900 кг. ресурс не менее 100 ч.

Самолет РСР должен был иметь шасси велосипедного типа, состоящее из передней и задней опор со сдвоенными колесами, двух поддвигательных опор с колесами и хвостовой опоры-костыля. Предусматривалось наличие и тормозного парашюта. Самолет РСР мог совершить взлет и посадку на аэродромы II класса.

Точность самолетовождения при полете по маршруту с использованием радиолокационных ориентиров через 500 км могла быть не хуже +/-10 км, а при выходе в район цели с использованием комплекса автоматических систем, включающего в себя астроинерциальную систему в сочетании с гировертикалью, курсовой системой, единым пилотажно- навигационным прибором, радиолокационным визиром и автопилотом – до 3-5 км.

Специальное разведывательное и оборонительное оборудование самолета РСР должно было состоять из: радиолокационного прицела с фотоприставкой и станции радиоразведки и установленных в носовом коке, способных производить разведку промышленных центров с расстояния 250 км и обнаруживать радиолокационные станции на расстояниях составляющих 125% от дальности их действия: фотоаппаратуры, расположенной за передним топливным баком, которая включала два фотоаппарата с фокусным расстоянием 1000 мм и два фотоаппарата с фокусным расстоянием 200 мм или фотоаппарат с фокусным расстоянием 1800 мм и два фотоаппарата с фокусным расстоянием 200 мм: оптического прицела для контроля; станции предупреждения об радиолокационном облучении самолета; оборудования создания активных и пассивных помех радиолокационным станциям.

Для отработки конструкции и бортовых систем самолета РСР на заводе в городе Подберезье Московской области был изготовлен пилотируемый самолет-аналог НМ-1 (натурная модель), оснащенный двумя турбореактивными двигателями АМ-5 с суммарной тягой 4 тс. Самолет НМ-1 имел центровку 25,5%САХ (достигалась балансировочным грузом в носу) и отличался более короткими крылом и фюзеляжем, состоящим из трех частей – носовой, центральной и хвостовой. В фюзеляже имелись два топливных бака и бак для гидросмеси; в хвостовой части размещался тормозной парашют. Крыло самолета НМ-1 в отличие от крыла самолета РСР по рекомендации ЦАГИ было дополнено небольшими аэродинамическими поверхностями ("ластами") с внешней стороны мотогондол. По конструкции шасси НМ-1 и РСР также несколько отличались друг от друга. У самолета НМ- 1 оно имело основную опору в виде лыжи в центральной части фюзеляжа, две подгондольные опоры, хвостовое колесо и взлетную тележку с двумя колесами, крепящуюся к лыже.

РСР ЭСКИЗНЫЙ ПРОЕКТ

Массовые сводки самолета РСР

Конструкция планера 4,05т

Двигательная установка 2,2т

Оборудование 1,85т

Подвесные баки 0,4т

Экипаж 0,1т

Резерв 0,4т

Топливо (керосин+пропан) 12,0 т

Взлетная масса самолета 21т

Посадочная масса 9,2т.

План первого полета самолета НМ-1 предусматривал взлет с тележкой, ее сброс, набор высоты 1500-1200 м и скорости 500 км/ч, полет по коробочке, расчет на посадку и посадку на лыжу. Общая продолжительность полета должна была составить 15 минут.

7 апреля 1959 г. в 10.55 летчик-испытатель Ахмет-Хан Султан начал разбег. Отрыв самолета НМ-1 от Земли имел тройной характер. Первый раз отрыв произошел через 26 секунд после начала разбега при скорости 285 км/ч. Второй отрыв произошел при скорости 305 км/ч. Третий отрыв был выполнен на 30 секунде при скорости 325 км/ч. Летчик-испытатель не совсем четко выполнял рекомендации по взлету, а именно производил взлет на большей скорости (вместо 220 км/ч) и меньшем угле атаки (вместо 9-10°). Сброс тележки был выполнен на 44 секунде с высоты 40 м при скорости 400 км/ч. При ударе об землю тележка разбилась. В дальнейшем сброс тележки стал производиться с высоты, большей 150 м и с парашютом. По замерам с сопровождающего самолета Як-25 самолет НМ-1 достиг скорости 500 км/ч и высоты 1500 м.

В полете летчик-испытатель ощущал слабые покачивания самолета НМ-1 по крену, которые легко парировались элеронами. На высоте 200 м летчик убрал газ и начал планировать со скоростью от 380 до 275 км/ч. Вертикальная скорость снижения на высоте 35 м при скорости 360 км/ч была – 5 м/с, а на высоте 1 метр при скорости 285 км/ч снизилась до -0,5 м/с.

В момент касания Земли скорость была 275 км/ч. Посадка была выполнена также на большей скорости (на 90 км/час) и при меньшем угле атаки. Через 4 секунды после касания был выпущен тормозной парашют. Во время пробега через 9,5 секунд при скорости 186 км/час воспламенилась подошва лыжи, однако в конце пробега огонь исчез. Из-за большой скорости посадки длина пробега составила 1180 м (вместо 740 м). При посадке отмечались ударные перегрузки (от 0,6 до 1,95 единиц). Время первого полета составило 12 минут.

Вскоре были выполнены следующие полеты (3 и 9 июня 1959 г.). По результатам первых полетов было выявлено, что самолет устойчиво выдерживает направление взлета; органы управления эффективны, начиная со скорости 60 км/ч; при разбеге и пробеге при скорости 100-200 км/ч есть тряска; взлет затруднен из-за большого усилия на ручке; имеются покачивания по крену в полете; самолет обладает хорошей летучестью при посадке; по управлению, выполнению взлета. построению расчета на посадку и выполнению посадки самолет НМ-1 проще, чем самолеты типа Су и МиГ.

Всего на самолете НМ-1 было выполнено 32 полета. По результатам летных испытаний НМ-1 в проект самолета- разведчика РСР были внесены коррективы, направленные на улучшение управляемости и увеличение надежности самолета. Эти изменения привели к тому, что по внешнему виду самолет, получивший на рабочих чертежах обозначение Р-020, достаточно сильно отличался от эскизного проекта. Так, разработчики резко (почти в два раза) уменьшили площадь горизонтального хвостового оперения; длину хвостового обтекателя с баком и тормозным парашютом также несколько уменьшили. Основной и единственной управляющей поверхностью крыла стали элероны стриммерами. При сохранении общей конфигурации, геометрические размеры самолета Р-020 также изменились: он стал несколько длиннее прототипа. В передней части носового конуса появилась штанга ПВД. Носовая часть с антенной РЛС имела характерную диэлектрическую радиопрозрачную панель в нижней части носового обтекателя. Объективы фотоаппаратов для аэрофотосъемки во время полета закрывались большой плоской шторкой, которая при работе этих оптических приборов сдвигалась назад по направлению полета. Применение новой основной опоры шасси (вместо двухколесной опора стала четырехколесной и получила лыжу между спаренными колесами, ограничивающую проседание пневматиков при посадке) привело к отказу от использования колесных подгондольных опор. Так как новая основная опора в сочетании с двухколесной носовой обеспечивала необходимую устойчивость самолета при разбеге и пробеге, для предохранения от касаний мотогондолами полосы проектанты пошли на применение дополнительных (поддерживающих) лыж-костылей, которые вместе с гидравлическим механизмом их уборки и выпуска размещались в нижней части мотогондол характерной формы. С учетом рекомендаций ЦАГИ для увеличения аэродинамического качества самолета Р-020 разработчики сначала хотели применить концевые "ласты" за мотогондолами, но затем от них отказались. хотя на чертежах остались рудиментарные пластины, которые заметного влияния на аэродинамику самолета не оказывали.

Полностью разработанные рабочие чертежи были переданы для изготовления головной серии из пяти самолетов РСР (Р-020) на завод в г.Улан-Удэ. В это время ОКБ-256 по решению Н.С.Хрущева закрыли, работы по самолету РСР были переданы в ОКБ-23 В.М.Мясищева. Прорабатывалась возможность сборки самолета на заводе им.Хруничева в г.Москве, принадлежащем этому ОКБ. Затем, после того, как ОКБ-23 вошло в состав ОКБ-52 В.Н.Челомея, новый генеральный конструктор некоторое время оказывал поддержку П.В.Цыбину в работе над самолетом РСР, но потом из-за того, что работы вошли в противоречие с основной тематикой ОКБ. охладел к самолету-разведчику.

По воспоминаниям военпреда завода в Улан-Удэ В.Пажитного, головная серия самолетов РСР была практически изготовлена, однако поставка двигателей задерживалась, когда руководство завода получило распоряжение о прекращении работ по теме РСР и разрезке самолетов. Рабочие отказались выполнять эту работу, обосновывая свои требования тем. что в самолеты было вложено много их труда и они не смогут своими же руками уничтожать свою работу. Руководство "проявило гибкость": работы прекратились, самолеты были законсервированы и отправлены на дальнее хранение, а через три-четыре года их тихо и без огласки растащили на металлолом. Препарированная часть центральной секции фюзеляжа РСР и баки этого самолета, покрытые теплоизоляцией, долгое время валялись в демонстрационном зале МАИ.

Самолет – аналог НМ-1 1 фюзеляж 2 крыло 3 гондола двигателя 4 законцовки крыла 5 законцовки крыла, рекомендованные ЦАГИ 6 элерон 7 цельноповоротное горизонтальное оперение 8 хвостовой кок 9 киль 10 хвостовая опора 11 основная опора шасси 12 носовой обтекатель

НМ-1

АВИАЦИОННЫЙ МИР

"ХАРРИЕР" – ПТИЦА ИЗ "БЕЛОЙ КНИГИ"

Часть III. СуперХарриер

Андрей Аксенов, Николай Валуев, Виктор Беляев

Созданный совместными усилиями специалистов английских фирм Хоукер Сиддли (позднее вошедшей в состав аэрокосмического консорциума Бритиш Аэроспейс), Роллс-Ройс и американской фирмы Макдоннелл-Дуглас самолет AV-8A "Харриер" поступил на вооружение сначала ВВС Великобритании, а затем – корпуса морской пехоты США.

Вскоре после принятия самолетов на вооружение корпуса морской пехоты США был сделан анализ его боевых и эксплуатационных характеристик. Специалисты пришли к выводу, что боевая эффективность СВВП чрезвычайно низка. При вертикальном взлете с нагрузкой 1360 кг боевой радиус самолета составляет всего 92 км. Увеличение боевого радиуса до 500-700 км возможно только при взлете с разбегом длиной 270-305 м. Но при этом теряются все его преимущества как вертикально взлетающего – ведь такой самолет рассматривался как средство, способное подниматься с замаскированных площадок (например, в лесу) и после выполнения задания на них же возвращаться. Причем эти площадки можно было располагать в прифронтовой зоне. Но действительность оказалась не такой – слишком был велик у самолета расход топлива.

В связи с этим в 1972 г. был сделан вывод, что в существующем виде самолет AV-8A и, соответственно, его исходный вариант "Харриер" не смогут удовлетворить требования 1980-х годов. Поэтому в апреле-декабре 1973 г. специалисты США и Великобритании провели совместные исследования усовершенствованного СВВП с новым подъемномаршевым ТРДД "Пегас".

В конце 1973 г. правительства двух стран приняли решение о начале совместной разработки проекта самолета AV-16A "Супер Харриер". Ответственными за разработку планера были назначены фирмы Хоукер Сиддли и Макдоннелл-Дуглас. а за проектирование нового двигателя "Пегас" – фирмы Роллс-Ройс и Пратт-Уитни.

Для руководства программой была создана смешанная комиссия, которая выработала основные требования к самолету AV-16A. В них отмечалось, что это должен быть дозвуковой СВВП (хотя было оговорено, что может потребоваться в будущем и сверхзвуковой вариант), его боевые радиус и нагрузка должны в два раза превышать аналогичные данные самолета "Харриер".

В октябре 1973 г. корпус морской пехоты США заявил, что ему потребуется не менее 342 самолетов AV-16A "Супер Харриер" для замены в 1980-1990-х годах вертикально взлетающих самолетов AV^JA и штурмовиков Макдоннелл-Дуглас А-4 "Скайхоук". ВМС США со своей стороны планировали разместить самолеты AV-16A на легких многоцелевых авианесущих кораблях SCS (Sea Control Ship). Английские ВВС. в свою очередь, намечали в 1980-х годах заменить самолетами AV-16A истребители SEPECAT "Ягуар", а ВМС изучали возможность использования СВВП с авианесущих кораблей TDC.

По первоначальным оценкам, стоимость разработки СВВП "Супер Харриер" должна была составить около 500 млн. долларов, однако, в феврале 1974 г. оказалось, что потребуется не менее 700-800 млн.

Самолет AV-16A "Супер Харриер" представлял собой несколько увеличенный по размерам исходный самолет AV- 8А "Харриер". На самолете AV-16A предполагалось установить крыло с суперкритическим аэродинамическим профилем, параметры которого оптимизированы для крейсерских режимов полета, на взлетно-посадочных режимах такой профиль обычно работает хуже. Крыло имело увеличенный размах и большую площадь. В качестве силовой установки самолет AV-16A должен был иметь подъемно-маршевый ТРДД Роллс-Ройс "Пегас" 15 с взлетной тягой 11100 кг. то есть почти на 1400 кг больше, чем двигатель "Пегас" 11 на самолетах "Харриер". Двигатель "Пегас" 15 позволил бы увеличить взлетную массу самолета AV-16A при вертикальном взлете до 9750 кг (вместо 8700 кг у самолета AV-8A). а при взлете с коротким разбегом – до 12700 кг

Но намеченным планам осуществиться не удалось, так как в июне 1974 г. английское министерство обороны заявило, что оно по экономическим причинам отказывается от финансирования разработки самолета AV-16A "Супер Харриер". После этого фирма Макдоннелл-Дуглас пыталась сама продолжить работы, но ее хватило только до весны 1975 г.

Прототип YA V-8R влетает с трамплина

AV-8B командира эскадрильи УМА-231, июнь 1991 г.

Казалось, что судьба усовершенствованного СВВП Харриер" решена. Но тут вспомнили, что еще в мае 1973 г. ВМС США предложили разработать проект легкого СВВП в варианте штурмовика, который бы по своим данным превосходил бы самолет AV-8A. Фирма Макдоннелл-Дуглас решила продолжить прерванные работы, причем она поставила цель получить те же результаты, которые предполагали получить на самолете AV-16A. Новый самолет получил обозначение AV-8B и по первоначальным планам должен был после 1981 г. поступить на вооружение корпуса морской пехоты США.

Фирме разрешили построить два опытных самолета YAV-8B, но так как средств не хватало, да и время поджимало. то модифицировали два списанных СВВП AV-8A, установив на них крыло, ранее предназначавшееся для самолета AV-16A.

Переоборудование самолета AV-8A в опытный самолет YAV-8B заняло 53 дня. Первый полет состоялся 9 ноября 1978 г, и продолжался всего 7 мин. В феврале 1979 г. поднялся в воздух второй самолет, который в ноябре того же года разбился. Эта авария резко активизировала деятельность противников разработки самолета, которые еше до начала летных испытаний высказывали сомнения в отношении целесообразности создания СВВП и его летных характеристиках. в частности. Они считали, что разработка СВВП AV-8B невыгодна как с технической, так и с экономической точек зрения: мол затраты на создание различных СВВП в США превысили несколько сот миллионов долларов, а толку практически нет.

Поэтому в начале 1980 г. министерство обороны США вынуждено было решить – продолжать ли разработку самолета AV-8B или полностью прекратить. К этому времени на проектирование было затрачено 267 млн.долларов, а для завершения требовалось еще почти 700 млн. Почти год решали этот вопрос и все-таки в конце февраля 1981 г. было принято окончательное решение – "Харриеру" II быть!

Тут же начались переговоры между США и Великобританией, которая изъявила желание закупить 60 самолетов AV-8B для своих ВВС. Американский корпус морской пехоты запланировал приобрести 336 самолетов. В августе 1981 г. переговоры завершились подписанием договора, в котором были распределены обязанности сторон. Было решено организовать две сборочные линии: одну на заводе фирмы Макдоннелл-Дуглас в г.Сент-Луис, а другую – на заводе фирмы Бритиш Аэроспейс в г.Дансфолд.

В середине октября 1981 г. на заводе фирм ы Макдоннелл-Дуглас была завершена постройка первого предсерийного СВВП AV-8B "Харриер" II, первый полет которого состоялся 5 ноября 1981 г. Испытания четырех опытных СВВП продолжались до конца 1983 г. В январе 1984 г. первый самолет AV-8B "Харриер" II был передан корпусу морской пехоты. Начался новый этап в истории семейства СВВП "Харриер".

Конструктивно AV-8B "Харриер" II выполнен по схеме высокоплана с велосипедным шасси и одним подъемно- маршевым ТРДД с управляемым вектором тяги. От самолета AV-8A новый СВВП отличается рядом технических усовершенствований, направленных на улучшение его летно-такти- ческих характеристик. Наиболее существенное отличие заключается в использовании крыла, которое полностью выполнено из композиционных материалов (что сделано впервые на боевом самолете вообще) и имеющего суперкритический аэродинамический профиль. В целом, на самолете AV-8B "Харриер" II доля использования композиционных материалов достигает 26%. в результате чего удалось уменьшить массу конструкции, увеличив при этом запас топлива и боевую нагрузку. Композиционные материалы хороши и тем. что из них можно изготавливать монолитные детали, которые ранее собирались из нескольких элементов, т.е. появилась возможность существенно снизить число заклепочных и болтовых соединений. Как пример, можно привести носовую секцию фюзеляжа, которая полностью изготовлена из композитов. Если на самолете AV-8A. имеющего цельнометалическую конструкцию, для изготовления этой секции требовалось почти 240 деталей, то для самолета AV-8B нужно всего 88. число крепежных элементов снижено в 2.6 раза.

Самолет AV-8B имеет высокорасположенное крыло с умеренной стреловидностью. Размах крыла увеличен с 7.7 м до 9.24 м. соответственно возросла площадь. Суперкритический профиль, имеющий большую относительную толщину, позволил почти на 50% увеличить запас топлива в крыльевых баках-отсеках. Для повышения маневренности в воздушном бою установлены наплывы в корневой части крыла. На носке крыла имеется небольшие аэродинамические гребень и, а на верхней поверхности – 24 турбулизатора.

Самолет имеет цельноповоротный стабилизатор размахом 4,24 м. В отличие от предыдущих самолетов типа "Харриер" стабилизатор не имеет излома по передней кромке. Если в конструкции стабилизатора использованы композиты. то киль выполнен из алюминиевых сплавов.

Шасси у AV-8B велосипедного типа с двумя подкрыльевыми опорами. Для облегчения взлета с автомобильных дорог и с палубы авианесущих кораблей колея шасси по подкрыльевым опорам уменьшена по сравнению с AV-8A с 6.7 до 5.18 м. Передняя опора имеет одно колесо и убирается вперед, а основная со спаренными колесами – назад.

Самолет AV-8B "Харриер" II имеет один подъемно- маршевый ТРДД Роллс-Ройс "Пегас" 11-21Е (который в США имеет обозначение F402-RR-406) с отклоняемым вектором тяги. Этот двигатель отличается от предыдущих вариантов увеличенной взлетной тягой. С целью улучшения его характеристик (с точки зрения снижения потерь тяги при взлете) двигатель был модифицирован. В частности, передняя пара поворотных сопел прямоугольной удлиненной формы, форма губ воздухозаборников изменена с эллиптической на круглую, вместо одинарных створок перепуска воздуха использованы сдвоенные. Все это позволило получить прирост в тяге. Для уменьшения потерь тяги двигателя, вызываемых явлением рециркуляции потока горячих газов и повторным засасыванием их в воздухозаборник во время полета СВВП вблизи земли на режиме висения или при вертикальных взлетах и посадках, на самолете AV-8B использована система LID, состоящая из отклоняемого поперечного подфюзеляжного щитка и двух неподвижных продольных гребней, размещенных на подфюзеляжных обтекателях пушек. Поперечный щиток автоматически отклоняется и убирается одновременно с выпуском и уборкой шасси.

Момент запуска двигателя AV-8B

Система управления самолетом по своему принципу действия и конструктивному решению аналогична системе управления всех предыдущих самолетов семейства "Харриер".

Используемое на самолете AV-8B "Харриер" II современное радиоэлектронное оборудование дает возможность самолету выполнять широкий круг задач. При разработке кабины экипажа фирма Макдоннелл-Дуглас широко использовала опыт проектирования кабин самолетов F-15 и F/A-18. Приборы на самолете AV-8B сосредоточены впереди, как на истребителе F/A-18. Органы управления основных систем оружия, навигации, связи и опознавания размещаются на верхней панели, расположенной под коллиматорным индикатором на лобовом стекле (HUD). Ниже размещены обычные стрелочные пилотажные приборы, которые являются резервными для индикатора HUD. Слева на приборной доске размещен многофункциональный цветной дисплей. На него выводится навигационная информация, данные системы бомбометания ARBS, изображение от системы наведения ракеты "Мейверик", сигналы предупреждения о радиолокационном облучении и данные об управлении системой вооружения. На дисплей может выводится и другая необходимая информация. Справа на приборной доске находится цветной дисплей контроля работы силовой установки и количества топлива. Органы управления основными системами находятся на РУД и ручке управления, причем кабина спроектирована таким образом, что летчику не нужно убирать руки с РУД и ручки управления во время атаки наземной цели и в воздушном бою.

Самолет AV-8B "Харриер" II предназначен для ведения боевых действий при хорошей погоде днем и ночью и обладает достаточной маневренностью, чтобы уходить от истребителей ПВО. Основными задачами СВВП в корпусе морской пехоты США являются все типы атак с воздуха: бомбометание с горизонтального полета, с пикирования и на выводе из пикирования, доставка обычных и кассетных бомб, бомб с лазерным наведением, специальных бомб, а также управляемых ракет воздух-поверхность и НУР.

Самолет AV-8B имеет, как и все предыдущие самолеты типа "Харриер", два подфюзеляжных узла для подвески контейнеров с пушками. Для стрельбы по воздушным и наземным целям для AV-8B выбрана одна пятиствольная пушка Дженерал Электрик GAU-12/U калибром 25 мм; боезапас 300 снарядов. Сама пушка размещается в левом контейнере, а в правом – находится ее боезапас в многослойном ленточном магазине. Вес всей системы с боекомплектом 558 кг.

Между узлами для подвески контейнеров пушечной системы имеется еще один центральный узел для размещения нагрузки весом до 258 кг: это могут быть или бомбы, или контейнер с системой радиопротиводействия, или фоторазведывательная аппаратура.

Под крылом находятся шесть узлов подвески вооружения. Максимальная масса боевой нагрузки на подкрыльевых узлах и одном центральном подфюзеляжном узле равна 4173 кг. Типовая нагрузка СВВП AV-8B "Харриер" II на подкрыльевых узлах включает: две или четыре управляемые ракеты воздух-воздух AJM-9L "Сайдуиндер" или Матра "Мажик" или такое же количество управляемых ракет воздух-поверхность AGM-65E "Мейверик" или "Гарпун"; до 16 фугасных бомб калибром по 227 кг, до 12 кассетных бомб; до десяти бомб "Пейвэуй" с лазерной системой наведения; до восьми зажигательных бомб; до десяти контейнеров с НУР; до десяти контейнеров с дипольными отражателями или излучателями; два контейнера с пушками.

Самолет AV-8B "Харриер" II стал основой для создания различных вариантов, некоторые из которых уже находятся на вооружении, а для других – еще все впереди.

В начале 1983 г. был разработан двухместный учебно- тренировочный самолет ТАV-8B. который в отличие от исходного имеет фюзеляж, удлиненный для размещения второго кресла и увеличенные размеры оперения. Первый полет самолета TAV-8B состоялся 21 октября 1986 г.. а летом 1987 г. первый учебно-тренировочный СВВП был принят на вооружение корпуса морской пехоты США.

Осенью 1984 г. фирма Макдоннелл-Дуглас начала разработку варианта СВВП для использования в качестве ночного штурмовика по проекту "Чип Найт". Основным отличием этого варианта от исходного является использование системы теплового обзора в передней полусфере, дополнительного цветного дисплея на приборной доске и нашлемных очков ночного видения.

Первый полет ночного штурмовика AV-8B "Найт Аттэк" состоялся 26 июня 1987 г. На вооружение его приняли летом 1988 г. Первоначально он поставлялся с ТРДД "Пегас" 11-21. а в конце 1989 г. на самолеты стали ставить более мощный двигатель "Пегас" 11 -61 (взлетная тяга 11100 кгс). Однако не все предложенные варианты самолета AV-8B были реализованы сразу. Так. в 1980 г. фирма Макдоннелл-Дуглас сообщила о начале исследований палубного варианта самолета AV-8B, получившего обозначение AV-8B+. которые предполагалось использовать как с крупных боевых кораблей (авианосцев и линкоров), так и с кораблей меньшего водоизмещения. Было также изучено предложение о возможности базирования самолета на судах-контейнеровозах (концепция "Арапахо").

Самолет AV-8B+ предполагалось оснастить ТРДД "Пегас" 11F-35 тягой 10520 кгс. в результате чего возможно было увеличение взлетного веса при вертикальном взлете.

Вооружение самолета AV-8B+ должно было состоять (кроме подфюзеляжных пушек) из управляемых ракет воздух-воздух "Спэрроу", противокорабельных ракет "Гарпун", крылатых ракет типа "Томагавк" и противоподочных бомб.

Поначалу поддержки со стороны ВМС фирма не получила и в середине 1982 г. все работы по проекту AV-8B+ были прекращены. Однако спустя несколько лет работы возобновились при участии ВМС Италии и Испании.

Другое направление развития СВВП AV-8B было связано с созданием истребителя "Харриер" GR.5 для английских ВВС. Соглашение о постройке фирмой Бритиш Аэроспейс 60 самолетов было подписано в августе 1981 г. Первый полет самолета GR.5 состоялся 30 апреля 1985 г.

АV-8B из эскадрильи VMA -542 после возвращения из Саудовской Аравии, июнь 1991 г.

Первый вылет Харриера II PLUS (164129) 22 сентября 1992 г.

Самолет "Харриер" GR.5 предназначен для действий по наземным целям с малых высот и рассчитан на применение на европейском театре военных действий. Особенностью этого театра является насыщенность средствами ПВО, как стационарных, так и мобильных. Поэтому в конструкцию СВВП были внесены изменения.

В связи с тем, что самолет "Харриер" GR.5 должен летать на малых высотах, то существенно возрастает вероятность столкновения с птицами. Поэтому был проведен ряд мероприятий по повышению стойкости конструкции планера к ударам птиц: утолщено лобовое стекло, носовой обтекатель усилен, были также упрочнены конструкция носка крыла и передних кромок воздухозаборников.

Самолет "Харриер" GR.5 отличается от американского варианта AV-8B и составом вооружения. Вместо одной пушки GAU-12/U калибром 25 мм под фюзеляжем размещаются две пушки "Аден" калибром 25 мм с боезапасом по 200 снарядов. Пушка разработана на основе 30-мм пушки "Аден" и относится к одноствольным пушкам револьверного типа.

Незначительно модифицированы подкрыльевые обтекатели шасси с целью установки дополнительных пилонов для ракет воздух-воздух AIM-9L "Сайдуиндер". Это дополнение явилось прямым следствием анализа боевых действий СВВП "Харриер" GR.3 и "Си Харриер" во время англо-аргентинского конфликта в Южной Атлантике в 1982 г. Пилоны вынесены вперед, чтобы ракеты "Сайдуиндер" не оказывали какого-либо влияния на размещение бомб и подвесных топливных баков на других пилонах.

Первый самолет "Харриер" GR.5 был передан на вооружение в июле 1987 г. В декабре 1987 г. ВВС Англии объявили о планах принятия на вооружение самолета "Харриер" GR.5 в варианте ночного штурмовика; новый самолет получил обозначение "Харриер" GR.7. От исходного самолета новый вариант должен отличаться наличием радиоэлектронных систем, обеспечивающих ведение боевых действий ночью на малой высоте.

Если английские "Харриеры" и "Си Харриеры" приняли участие в боевых действиях в Южной Атлантике во время англо-аргентинского конфликта из-за Фолклендских островов в 1982 г., то американские AV-8B спустя почти десять лет, в начале 1991 г. были задействованы в войне против Ирака. Надо сказать, что они там не снискали особой славы, так как основная тяжесть боевых операций пришлась на палубные самолеты Р-14. А-6, ЕА-6, а также на истребители F-15, F-117 и др. Самолеты AV-8B "Харриер" II выполняли задачи по уничтожению иракских войск вблизи ирако-кувейтской границы и не удалялись слишком далеко вглубь территории Ирака.

В боях приняли участие эскадрильи VMA-311, VMA-542, VMA-213 и VMA-513(Det В), базировавшиеся на сухопутных аэродромах в Бахрейне и базе морской авиации в Саудовской Аравии, а также эскадрилья VMA-331 с борта десантного вертолетоносца "Нассау", курсировавшего в Персидском заливе злеко от границы с Кувейтом в Саудовской Аравии 0о.ли оборудованы передовые аэродромы, предназначенные для заправки топливом и перезарядки боекомплекта.

Интенсивность использования "Харриеров" II в войне в Персидском заливе была невысока – на начальном этапе ежедневно совершалось 20-30 вылетов, но за несколько дней до начала сухопутных операций число вылетов было доведено до 200 и более ежедневно. Против иракских войск "Харриеры" применяли контейнеры, ракеты "Мейверик". напалмовые баки и бомбы объемного действия (FAE). а также неупраляемые ракеты и кассетные бомбы "Рокай".

Точные данные о количественном составе самолетов AV-8B "Харриер" II. участвовавших в войне, не приводятся, но можно предположить, что их там было не мене- 60. Что касается потерь, то непосредственно в боях было потеряно пять самолетов (два летчика погибли, а трое – взято в плен) и еще два – в небоевых условиях (возможно из-за неполадок в двигателе или бортовом оборудовании). Причем, надо отметить, что действия СВВП в условиях пустыни требовали особого подхода к их эксплуатации и обслуживанию.

"Харриер MR.7 (3-я эскадрилья) и Торнадо"FJ (23-я эскадрилья) выполняют демонстрационный полет в Малайзии, сентябрь 1992 г.

Но и в обычных условиях с самолетом AV-8B и его английским собратом "Харриером" GR.5 не все было благополучно. Аварии и катастрофы преследовали их. начиная с опытных образцов. Среди летных происшествий случались и оригинальные.

Полдень 22 октября 1987 года… Испытательный аэродром фирмы Бритиш Аэроспейс в Дансфолде. Ведущий летчик-испытатель фирмы Т.Скотт. через руки которого прошли многие серийные "Харриеры". занял место в оч< г ном вертикально взлетающем истребителе "Харриер для выполнения последнего испытательного полета перед сдачей заказчику. Он должен был проверить работу кислородного оборудования.

После взлета с заводского аэродрома через 7 минут летчик сообщил, что полет проходит нормально, хотя он несколько отклонился от своего эшелона. В это время самолет находился на высоте 9150 м. Через 15 минут с земли попытались связаться с летчиком, но не получили ответа, хотя на экранах РЛС самолет продолжал лететь, не теряя высоты.

После неоднократных попыток связаться с летчиком было принято решение обратиться за помощью к экипажу американского военно-транспортного самолета Локхид С-5, который совершал полет в районе нахождения "Харриера". Экипаж транспортного самолета сблизился с истребителем и сообщил, что летчика в кабине нет, но кресло на месте. Оба самолета летели рядом на протяжении 650 км. После полной выработки топлива самолет "Харриер" GR.5 вошел в пикирование и упал Атлантический океан в 925 км к западу от побережья Ирландии.

Тело летчика-испытателя Т Скотта было обнаружено через сутки в 9 км от аэродрома в Боскомб Дауне. В ходе поисков были обнаружены несколько предметов оборудования и осколки фонаря. Расследование установило, что произошло самопроизвольное срабатывание ракетного двигателя ввода парашюта катапультируемого кресла.

Летом Т991 г., почти сразу после окончания боевых действий в Персидском заливе, на многих американских СВВП AV-8B были выявлены усталостные трещины в обшивке в зоне задних поворотных сопел ТРДД "Пегас". Затем такие же трещины были обнаружены на английских истребителях GR.5. В качестве временой меры было решено установить на те участки обшивки, на которых были замечены трещины, титановые накладки А в будущем предполагается модифицировать хвостовую секцию фюзеляжа за счет усиления обшивки и установки сдвоенных стрингеров.

Затем по невыясненным причинам стало полностью выходить из строя электрооборудование на самолетах GR 5 и GR.7, причем в ряде случаев это привело к тяжелым авариям. Интересно, что схема электрооборудования одинакова для самолетов AV-8B и GR.5, но на американских СВВП таких случаев не наблюдалось Отказы электросистемы вынудили англичан отказаться от закупки оставшихся 14 самолетов GR.7.

Тем не менее СВВП типа "Харриер" остаются единственными за рубежом самолетами такого типа. Полагают, что существующие модификации не последние в семействе: уже начаты работы по самолету "Харриер" III, у которого должно быть новое крыло и еще более мощный ТРДД "Пегас", пытаются создать сверхзвуковой вариант "Харриера". Очень своеобразно оценил семейство "Харриеров" капитан эскадрильи VMA-331 (она первая в корпусе морской пехоты США приняла на вооружение самолеты AV-8B) К.Кэч- мар: "Если самолет AV-8A был нашим "Остином Хили" 1*, то истребитель AV-8B – это уже "Бьюик", настоящая рабочая лошадка". А один из летчиков, когда его попросили охарактеризовать самолет AV-8B. ответил: 'Это самая великая вещь после изобретения "гамбургера" и "кока-колы"!

1* Остин Хили и Бьюик" можно соотнести как "полуторку и "КАМАЗ"

Характеристики СВВП Макдоннел-Дуглас AV-8B "Харриер" II

Длина самолета 14,12 м

Высота самолета 3,55 м

Размах крыла 9,24 м

Площадь крыла (без наплывов) 21,37 м

Размах стабилизатора 4.24 м

Площадь стабилизатора 4,51 м

Площадь наплывов LERX 0,81 м

Площадь вертикального оперения (без подфюзеляжного киля) 2.47 м

Площадь элеронов 1,15 м

Площадь закрылков 2,88 м

Площадь воздушного тормоза 0,42 м

Площадь поверхностей системы LID 0,75 м

Колея шасси 5,18 м

Экипаж 1 чел.

Подьемно-маршевый ТРДД с отклоняемым 1 вектором тяги Ролс-Ройс "Пегас" 11-21Е

Взлетная тяга 9875 кгс

Масса пустого снаряженного самолета 5861 кг

Максимальная взлетная масса:

при вертикальном взлете (Н=0, t ¦ 32°С) 8702 кг

при взлете с разбегом длиной 60 м 9610 кг

150 м 11127 кг

305 м (Н-0, t«32°C) 12860 кг

500 м 14060 кг

Масса топлива во внутренних баках 3002 кг

Максимальная масса боевой нагрузки

(без учета пушек и боезапаса к ним) 4173 кг

Максимальная посадочная масса:

при вертикальной посадке 8390 кг

при посадке с пробегом 11340 кг

Максимальная скорость:

на уровне моря 1093 км/ч

на высоте М«0,91

Максимальная скороподъемность 88,5 м/с

Практический потолок более 15000 м

Максимальная продолжительность полета

с запасом топлива во внутренних баках 2,5 ч

Боевой радиус:

при вертикальном взлете (нагрузка 1 т) 240 км

при взлете с разбегом длиной 305 м и взлетной массе 13040 кг (с нагрузкой 1815 кг) 1112 км

при взлете с разбегом длиной 305 м и взлетной массе 13040 кг (с нагрузкой 1000 кг) 1480 км

Перегоночная дальность без дозаправки топливом в полете с подвесными баками 4630 км

Диапазон перегрузок +7 • -3

AV-8B вид сверху

Harrier GR.5

AV-8B вид снизу

Harrier GR.5 командира 1-й эскадрильи RAF Иэна Хэрви. авиабаза Бардуфос. Норвегия март 1990 г.

AV-8B Night Attack штурмовой эскадрильи морской пехоты США VMA-214 авиабаза Юма, июнь 1991 г.

EAV-8B командира Escuadrilla 009 Хоакима Аркуза, авианосец Dedalo. 1991 г.

AV-8B штурмовой эскадрильи морской пехоты США VMA-542. Саудовская Аравия, февраль 1991 г.

AV-8B подполковника Джонса из штурмовой эскадрильи морской пехоты США VMA-231 совершившего Ь4 ооевых вылета в ходе операции "Буря в Пустыне"