sci_tech Авиация и космонавтика 2006 12

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 22.05.2011 FBD-BEF8F2-8E33-A941-C9BF-E6FA-1A02-E4AD21 1.1 Авиация и космонавтика 2006 12 2006

Авиация и космонавтика 2006 12

708-й гвардейский Керченский Краснознаменный военно-транспортный авиационный полк

Согласно Директиве заместителя наркома обороны СССР от 21 сентября 1942 года на базе 1-й авиационной эскадрильи отдельного авиационного транспортного полка особого назначения (ОТАП ОН) ВВС Красной Армии 7 октября 1942 г. был сформирован 2-й транспортный авиационный полк в составе двух эскадрилий (на трехэскадрильный состав полк был переведен 1 февраля 1943 г.). Вновь сформированный полк вошел в состав 2-ой авиадивизии особого назначения (2-я АДОН). Приказами командира 2-й АДОН назначены временно исполняющими обязанности: командира 2-го ТАП ОН – майор Лысенко Константин Иосифович; начальника штаба 2-го ТАП ОН – подполковник Борсук Федор Семенович.

В состав Действующей Армии 2-й ТАП включен приказом НКО от 18 октября 1942 г.

На вооружении полка состояли самолеты Ли-2 и С-47. Они эксплуатировались в полку до 1963 г.

С октября 1942 года и до окончания Великой Отечественной войны 2-й ТАП выполнял оперативные задания ВВС Красной Армии по перебазированию летного и технического состава штабов и технического имущества маршевых полков, по доставке срочных грузов в интересах Управления технического снабжения ВВС Красной Армии в Воздушные армии (1-ю, 2-ю, 3-ю, 4-ю, 5-ю, 6-ю, 8-ю, 10-ю, 14-ю, 15-ю, 16-ю и 18-ю). Летчики полка оказывали помощь населению блокированного Ленинграда, доставляли в город продовольствие, вывозили больных, раненых, а также возили вооружение и дефицитные материалы. Экипажи полка неоднократно летали на партизанские аэродромы, в частности, совершали посадки в расположении партизанского соединения С.А. Ковпака.

Летчики 2-й эскадрильи 2-го ТАП ОН после боевого вылета. 1942 г.

Руководящий состав 2-го ТАП ОН. 1943 г. В первом ряду в центре командир полка подполковник Зотов Н.А.

Вручение боевого знамени 2-му ТАП ОН. 1943 г.

Погрузка продуктов для осажденного Ленинграда

В апреле 1943 года экипаж капитана Дудкина, доставляя партизанам боеприпасы, был обстрелян зенитной артиллерией, а затем атакован ночными истребителями противника. Командир самолета маневром вывел самолет из зоны обстрела, а стрелок – старшина Василенко – двумя пулеметными очередями сбил вражеский истребитель. Экипаж успешно выполнил боевое задание.

17 октября 1943 г. самолет лейтенанта Федорова, доставляя груз к линии фронта, был атакован и подожжен истребителем противника. Экипаж произвел вынужденную посадку, ликвидировал пожар на самолете, а затем успешно выполнил боевое задание.

Экипаж капитана Могильного, приземлившись в непосредственной близости от линии фронта, прямо с самолета заправлял топливом наши танки, которые сразу шли в бой.

26 апреля 1944г. экипаж летчика Шупаковского выполнял задание по доставке боеприпасов партизанам. Посадочная площадка находилась под обстрелом противника. При выполнении посадки был убит командир экипажа. Второй пилот Шевцов произвел посадку, обеспечил выгрузку боеприпасов и взлетел под непрерывным обстрелом. В довершении всего на обратном маршруте у самолета отказал поврежденный мотор, но Шевцов сумел приземлиться на своей территории.

За годы Великой Отечественной войны экипажи 2-го ТАП произвели 27806 боевых вылетов. Общий налет полка составил 39474 часа. Перевезено 47415 человек, в том числе 125 генералов, 22233 офицера, 9796 сержантов и рядовых. Доставлено 8452 тонны грузов. Общая протяженность маршрутов составила 8090617 км. Свыше 200 солдат и офицеров полка были награждены орденами и медалями.

До февраля 1943 г. полк базировался в Монино, с февраля 1943 г. по июнь 1944 г. – в Чкаловской, затем – снова в Монино. В феврале 1945 г. полк перебазировался на аэродром Медвежьи Озера.

В 1945-1949 гг. 2-й транспортный авиационный полк выполнял:

– правительственные задания в интересах ЦК ВКП (б), Совета Министров СССР, министерства иностранных дел, министерства государственной безопасности, министерства кинематографии;

– оперативные задания Генерального штаба, Главного штаба ВВС, Управления технического снабжения по доставке пассажиров, технического имущества, различных грузов военным округам Московскому, Ленинградскому, Прибалтийскому, Прикарпатскому; Воздушным армиям – 4-й, 14-й и 16-й, а также советским войскам в Германии.

За четыре года экипажи 2-го ТАП выполнили 7239 самолето-вылетов, налетав 18177 часов, было перевезено 20596 человек и 1811 тонн грузов. Длина маршрутов составила 4 287 249 км.

С февраля 1947 г. полк базировался на Центральном аэродроме им. Фрунзе в Москве.

В 1948 г. одна эскадрилья полка освоила двухмоторные транспортно-пассажирские самолеты Ил-12. «Илы» оставались на вооружении полка всего четыре года: в 1952 г. 14 самолетов Ил-12 переданы из полка в другие части, взамен полк получил 16 самолетов С-47 и 9 самолетов Ли-2.

С 7 по 24 октября 1948 г. восемь экипажей полка по заданию Совета Министров СССР оказывали помощь населению Ашхабада, пострадавшему от катастрофического землетрясения. Было выполнено 70 самолето-вылетов с налетом 225 часов 38 мин., из них 10 полетов ночью; перевезено: 91 медработник, 350 человек населения города, 8 тонн медицинского имущества и 23 тонны различных грузов.

Командир 2-го ТАП ОН майор Городилов Я.С. ставит боевую задачу. 1943 г.

Командир эскадрильи 2-го ТАП ОН майор Плеханов и командир корабля старший лейтенант Бондарев у самолета Ли-2. Монино. 1943 г.

В 1948-1949 годах экипажи полка выполняли особо важное Правительственное задание по освоению полетов в Арктике. Здесь летали самолеты Ил-12. В первой «командировке», со 2 апреля по 14 мая 1948 г., принимали участие экипажи майора Севастьянова, старших лейтенантов Шаца и Красикова. 6 мая 1948 г. экипаж майора Севастьянова И.Г. на самолете Ил-12 достиг Северного полюса.

Всего в Арктике выполнен 61 полет с налетом 251 час 42 мин., из них 127 часов – в СМУ. Перевезено 194 человека, 24 тонны груза, протяженность маршрутов составила 66467 км.

Восемь Ил-12 полка выполняли задания по освоению Арктики в мае-июне 1949 г. Работа экипажей Ил-12 была высоко оценена Правительством: Указом Президиума ВС СССР от 6 декабря 1949 г. за выполнение специального задания Правительства СССР по освоению Арктики заместителю командира 1-й авиационной эскадрильи майору Севастьянову Ивану Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза, еще 31 человек, в том числе командиры экипажей капитаны Жилин и Харагезов, старшие лейтенанты Глинский, Красиков, Шац, Шичко и лейтенант Турин, награждены орденами и медалями.

В апреле, июне – июле, октябре – ноябре месяцах 1949 года полк вел разведку погоды по обеспечению первомайского и ноябрьского парадов и воздушного парада в честь дня авиации. Выполнено 359 самолето-вылетов с налетом 715 час 50 мин.

Экипажи летали за границу едва ли не с момента формирования полка. Естественно, что в годы войны «заграница» представляла собой глубокий тыл врага, а в первые послевоенные годы полеты выполнились в интересах советских войск, находившихся на сопредельных территориях.

В 1949 г. полк впервые по-настоящему вышел на международную арену: в июне экипажи старших лейтенантов Савенкова и Глинского выполнили три задания по обеспечению работы последней Парижской сессии Совета Министров иностранных дел СССР, США, Великобритании, Франции и Китая (выполнено 7 полетов с налетом 39 часов). В том же году экипаж капитана Иванова выполнял задания военно-медицинского управления на территории Китая (22 полета с общим налетом 66 ч 14 мин). Экипаж капитана Верейкина летал в Чехословакию по заданиям министерства Госбезопасности и торгпредства СССР.

Десантирование людей и грузов не относилось к числу приоритетных для 2-го ТАП ОН задач, тем не менее в 1949 г. экипаж капитана Жилкина обеспечил сборы начальствующего состава парашютно-десантной службы ВВС.

2 февраля 1949 г. 2-й ТАП ОН директивой штаба Московского военного округа был переименован в 708-й авиационный транспортный полк особого назначения.

Война окончилась, но работа авиаторов всегда связана с риском. Как это ни печально, но аварии, летные происшествия и катастрофы неизбежны. Первая в послевоенные годы в полку катастрофа случилась в 1951 г., когда при заходе на посадку в сложных метеоусловиях разбился С-47 из 2-й эскадрильи. Молодой пилот лейтенант Лучин неправильно рассчитал заход на посадку, а инструктор – заместитель командира 2-й АДОН полковник Смирнов – вовремя не вмешался в управление. Все находившиеся на борту погибли.

В 1957 г. началось освоение новой техники – самолетов Ил-14. Первым переучился руководящий состав полка, в августе – 1-я эскадрилья, в сентябре – 2-я. К концу года на Ил-14 переучились 33 экипажа. Некоторое количество самолетов Ли-2 и Си-47 сохранилось даже после поступления Ил-14.

В начале 1959 г. полк перебазировался на Главный аэродром страны – «Шереметьевский».

Конец 50-х – начало 60-х годов отмечен печально знаменитыми реформами Хрущева. Под жернова тех реформ попал один из самых элитных полков ВВС – 708-й ТАП ОН. Полк лишился престижной «прибавки» «Особого Назначения» в наименовании, став обычным полком военно-транс- портной авиации. Место дислокации в июне 1960 г. изменилось с престижного Шереметьева на азербайджанский Кировобад. Фактически на 100 % обновился личный состав полка.

Можно даже говорить о том, что полк был сформирован заново на новом месте. Личный состав набирался из числа летных и технических экипажей 188-й бомбардировочной авиадивизии (всего в полк собрали представителей 26 авиационных частей фронтовой бомбардировочной авиации), а командиром был назначен бывший командир 650-го бомбардировочного авиаполка полковник П.Д. Панасов.

16 августа 1960 г. 708-й ТАП ОН официально переименовали в «708-й военно-транспортный авиационный полк (708-й ВТАП)». Пилотам бомбардировщиков, попавшим в 708-й ВТАП, еще повезло – они продолжали летать, в то время как многие их коллеги пересели с самолета на трактор или на самосвал, то есть стали механизаторами и шоферами…

Полк на параде в г.Кировобаде

Для экипажей Ил-28 освоение нового для них транспортного Ил-14 особых трудностей не составило, тем не менее на новую матчасть пришлось переучиваться «настоящим образом». До конца 1960 г. на Ил-14 переучились 27 экипажей, летавших ранее на бомбардировщиках Ил-28. Еще 18 экипажей освоили Ли-2.

Практически сразу после освоения Ил-14 полк приступил к выполнению поставленных перед ним задач, в том числе и «особого назначения». Так, с апреля по октябрь 1961 г. шесть экипажей, возглавляемые заместителем командира полка подполковником А. А.Калугиным, перегнали в Индию 24 самолета Ил-14, где передали их представителям индийских ВВС.

В 1961 г. полк впервые обеспечивал учения 104-й воздушно-десантной дивизии. С этой дивизией полк будет связан многие годы, да и приоритетной задачей части теперь стали полеты на десантирование. Не раз и не два авиаторы помогут десантникам, а десантники авиаторам.

60-е годы – разгар Холодной войны, а Кавказ не самый простой для пилотирования географический регион. «Осуществляя полеты в сложных климатических, географических и метеорологических условиях, экипажи успешно справились с заданиями, проявив большую выносливость, летное мастерство, высокую воинскую дисциплину и бдительность». «Проводя индивидуально-воспитательную работу с рядовым, сержантским и офицерским составом, командиры, начальники, политработники, секретари и члены партийных и комсомольских бюро авиаэскадрилий воспитывали их в духе высокой коммунистической морали, здорового быта, прививали личному составу смелость, отвагу, честность, правдивость, принципиальность, а также чувство жгучей ненависти к американо-английским империалистам – злейшим врагам Советского народа, готовящим мировую войну».

С 21 сентября по 17 октября 1961 г. экипажи майора Чивкунова, капитана Любарского и старшего лейтенанта Лесина выполняли задания ГШ ВВС на территории Польши, ГДР и Чехословакии по обеспечению мероприятий, проводимых штабом Главнокомандующего вооруженных сил стран-участниц Варшавского договора. Было перевезено 173 военнослужащих и 12 т груза.

Как известно, после окончания Второй мировой войны разгорелась борьба угнетаемых народов за освобождение от колониального гнета, в результате чего в мире образовалось немало «горячих точек», которые и точками-то называть неудобно. В Индокитае разгорелась самая настоящая война.

СССР поддерживал антиколониальное движение по всем линиям: политической, экономической, военной. 708-й ВТАП принимал участие в оказании военно-технической помощи. В случае Лаоса правильнее говорить скорее о гражданской войне. По одну сторону баррикад здесь находилось «законное» правительство, поддерживаемое США, по другую – Национальный фронт освобождения Лаоса Патет Лао. Однако все было далеко не так просто, «картинка» представляла собой больше паззлы, чем «черно- белую фотографию». 1959 год завершился успешным наступлением, предпринятым подразделениями правительственных войск против Патет Лао. Наибольшую активность в ходе наступления правительственных войск проявлял 2-й парашютно-десантный батальон капитана Конг Ле. 9 августа 1960 г.,

после нескольких месяцев затяжных боев, Конг Ле решил взять ситуацию в свои руки. Пока большинство правительственных сановников находились в Луанг-Прабанге на похоронах короля, 2-й парашютно-десантный батальон занял столицу Лаоса Вьентян. Затем Конг Ле объявил о намерении образовать нейтральное правительство, открытое как для участия роялистов, так и коммунистов из Патет Лао. К столице Лаоса начали стягиваться отряды Патет Лао. Снабжение этих отрядов осуществлялось по воздушному мосту из Северного Вьетнама военно-транспортными самолетами с советскими экипажами.

Понятно, что полеты осуществлялись в обстановке секретности, хотя для Запада не составляло тайны кто возил оружие отрядам Патет Лао. После ряда сражений, в которых чаши весов колебалась в обе стороны, в мае 1962 г. отряды Патет Лао нанесли решительное поражение правительственным войскам. Президент США Дж. Ф. Кеннеди направил в Таиланд 5000 солдат в рамках программы оказания помощи Королевскому правительству. К июню боевые столкновения прекратились, было сформировано второе коалиционное правительство из роялистов, нейтралистов и коммунистов Патет Лао.

США пошли на уступки новому составу правительства Лаоса и вывели из страны своих военных советников и группу помощи к 6 октября 1962 г. Именно события 1962 г. позволили в дальнейшем наладить знаменитую тропу Хо Ши Мина из Северного Вьетнама в Южный. Большей частью тропа проходила по территории Лаоса. Как ни странно, но вклад советской военно-транспортной авиации в создание Тропы весьма значителен…

В 1962 г. 20 экипажей полка на самолетах Ли-2 и Ил-14 во главе с командиром полка гв. полковником П.Д. Панасовым выполняли с территории ДРВ перевозки и выброску грузов на аэродромы и посадочные площадки Лаоса. За 10 месяцев было выполнено 3879 боевых вылетов (1349 на самолетах Ил-14 и 2530 на самолетах Ли-2) с налетом 9480 часов. Перевезено 15834 человека и 2327 т грузов. Сброшено на парашютах 286 т грузов. Посадки и сброс грузов выполнялись на площадки Конь Донг Тюм, Вань Тьян, Луанг Пробанг, Нам Та, Вам Нам Бак, Муонг Сай, Фонг Сам, На Мо, Муонг Хай, Нга Насонг, Ти Том, Фу Сонг, Ванг Виенг.

Летный состав полка в Лаосе

Перед отправкой в Лаос, г. Кировобад

В ходе боевых вылетов самолеты майора Чивкунова, капитанов Большакова, Лесина, Будовского, Надеждина, Бондарева были обстреляны зенитной артиллерией мятежников и получили пробоины, самолет капитана Карпова подвергся атаке истребителя мятежников. Четверка Ил-14, ведомая майором Агафоновым, 8 февраля при выброске грузов на площадку На Мо была атакована парой самолетов АТ-6. В Историческом формуляре полка указано, что самолет принадлежал ВВС США, на самом деле самолет принадлежал ВВС Лаоса, а пилотировал его, скорее всего, летчик-доброволец из Таиланда. В результате обстрела из пулеметов и пуска неуправляемых ракет Ил-14 майора Агафонова получил повреждения (позже в самолете насчитали 36 пробоин), находившийся на борту начальник связи эскадрильи капитан A.M. Давыдов был тяжело ранен. Благодаря мужеству и высокому летному мастерству экипаж выполнил задание и благополучно произвел посадку на запасном аэродроме в Дьен Бьен Фу. Указом Президиума ВС СССР от 22.08.1962 г. майор Агафонов награжден орденом Красного Знамени, члены экипажа – орденами Красной Звезды,

После выполнения задания весь личный состав группы награжден правительством ДРВ медалью «Дружба».

В марте 1963 года в полку началась теоретическая подготовка к освоению турбовинтового самолета Ан-8, а в середине мая начались полеты на новой машине.

К 1 августа (установленный командованием срок) полк в основном закончил переучивание – к полетам на Ан-8 было подготовлено 27 экипажей, а к концу года переучились все 32 экипажа; к десантированию парашютным способом войск и грузов днем и ночью в ПМУ было подготовлено 27 экипажей. С 1 августа полк приступил к полетам на Ан-8 по курсу боевой подготовки. Помимо обеспечения учений подразделений 104-й вдд, полк стал работать с подразделениями спецназа.

За время двухлетней эксплуатации Ан-8 в полку произошли две катастрофы: одна из-за ошибки экипажа, вторая по причине конструктивно-производственного дефекта. Экипажи капитанов В.И.Путина и Сидорова погибли. 13 апреля 1964 г. разбился Ан-8 командира корабля капитана В.И. Путина. При выполнении снижения с высоты 5100 до высоты 1500 м для прохода над аэродромом Кировобад самолет столкнулся с одной из вершин Главного кавказского хребта.

Самолеты Ан-8 особой популярностью в войсках не пользовались и на вооружение в массовом количестве не поступали. «Рабочей лошадкой» ВТА стал Ан-12, первый по-настоящему массовый советский военно-транспортный самолет.

Освоение Ан-12 началось в апреле 1965 г. с теоретической подготовки, а с 24 мая начались полеты по подготовке инструкторских экипажей и всего летного состава полка. К 1 сентября 1965 года (установленный командованием срок) было подготовлено 32 экипажа – 100 %.

Со 2 сентября полк приступил к посамолетах Ли-2 и Ил-14 во главе с командиром полка гв. полковником П.Д. Панасовым выполняли с территории ДРВ перевозки и выброску грузов на аэродромы и посадочные площадки Лаоса. За 10 месяцев было выполнено 3879 боевых вылетов (1349 на самолетах Ил-14 и 2530 на самолетах Ли-2) с налетом 9480 часов. Перевезено 15834 человека и 2327 т грузов. Сброшено на парашютах 286 т грузов. Посадки и сброс грузов выполнялись на площадки Конь Донг Тюм, Вань Тьян, Луанг Пробанг, Нам Та, Вам Нам Бак, Муонг Сай, Фонг Сам, На Мо, Муонг Хай, Нга Насонг, Ти Том, Фу Сонг, Ванг Виенг.

Подготовка к десантированию. 1967 г.

На учениях "Щит-72" взлетает самолет 708-го полка. Витебск.

Проверкой уровня подготовки экипажей Ан-12 стало участие полка в показном учении «Северский Донец», проведенном в 1966 году. На учениях с самолетов Ан-12 десантировано парашютным способом 17 358 человек, 40 единиц боевой техники, 128 ящиков с боеприпасами. Более 20 лет полк успешно выполнял различные задачи на самолетах АН-12 без летных происшествий по вине летного состава.

С 25 июля по 5 сентября 1968 года полк принимал участие в чешских событиях, получивших название учения «Дунай». В ходе «учений» 25 полковых Ан-12 доставили с аэродрома Рось на аэродром Брно личный состав ВДВ (772 человека), 19 единиц боевой техники, 24 автомобиля, 60 т грузов. Затем полк выполнял перевозки в интересах войск из Советского Союза в Чехословакию.

В 1969 г. полк принимал активное участие в известной операции «Сено» – 18 самолетов Ан-12 с аэродромов Чимкент и Ташкент десантировали беспарашютным способом сено отарам мелкого рогатого скота, дислоцированным на территории Туркестанского военного округа. Выполнено 692 самолето-вылета, благодаря которым овцы, имевшие счастье обитать на территории округа, получили 3000 т сена. Остался вопрос – то сено получилось часом не дороже баранины и каракуля?

В 1979 г. личный состав полка освоил практическое бомбометание с самолетов Ан-12 при помощи ленточных транспортеров ТГ-12МВ. Первыми (и, вероятно, последними) Ан-12 в качестве бомбовоза применили индусы. В ходе индо-пакистанской войны 1971 г. самолеты Ан-12 ВВС Индии использовались в качестве ночных бомбардировщиков. Импровизированные бомбовозы брали на борт до 16 т бомб, которые сбрасывались через кормовой люк фюзеляжа посредством ленточных транспортеров.

Опыт индо-пакистанского вооруженного конфликта оказался востребован в советских ВВС, таким образом Ан-12 стал полноценным наследником Ли-2, который применялся и в качестве транспортного, и как бомбардировщик. Другое дело, что в боевой обстановке советские Ан-12 в роли бомбовозов не выступали никогда.

В 1979 – 1986 гг. экипажи полка выполняли боевые задания по перевозке войск, боевой техники и средств материального снабжения в Афганистан с советских аэродромов (Мары, Фергана, Ташкент). С 7 февраля по 28 апреля 1980 г. 25 экипажей полка летали в Афганистан с аэродромов Мары-2 и Фергана. С 20 января по 20 июля 1985 г. в Баграме базировалась одна эскадрилья полка (восемь Ан-12) – экипажи майоров Ладнова В.Г. и Жукова В.П., капитанов Кострыкина В.А., Ле- щенко Н.Н., Сабурова И.Б., Хомутовского А.Б. и Чижмака В.Д.

Перевозки выполнялись по всему Афганистану. Об объемах перевозок дают представлеиие следующие цифры: только за первую половину 1985 г. из Ташкента в ДРА было выполнено 4859 полетов, перевезено 14 858 т грузов и 54 765 человек! С 21 сентября 1985 г. по 12 октября 1985 г. экипажи майора Ю.К. Черепушкина и В.В. Безменова выполнили 108 полетов с аэродрома Кабул, перевезли 691 т груза и 1308 человек. Первую половину 1986 г. большая часть полка постоянно базировалась в Ташкенте.

Подготовка к десантированию боевой техники

Экипаж подполковника Храмцова среди афганских военных. Кабул.

29 ноября 1986 г. экипаж капитана Хомутовского А.Б., выполняя на самолете Ан-12 перелет из Кабула в Дже- лалабад с грузом НАР С-24, был обстрелян душманами. В результате прямого попадания зенитной ракеты самолет взорвался, экипаж погиб. Указом Президиума ВС СССР за мужество и героизм, проявленные при выполнении боевых задач, командир корабля капитан Хомутовский А.Б. награжден орденом Красного Знамени (посмертно). Члены экипажа лейтенант Вологжанинов А.С., старшие лейтенанты Кухта Ю.А., Григоров Д.Н., Андре- енко С.И., прапорщики Мамедов Ш.М. и Черкасов В.Н. награждены орденами Красной Звезды (посмертно).

«Второе пришествие» в Афганистан состоялось в 1990 г., когда гражданские пилоты отказались летать на афганские аэродромы после случаев обстрела транспортных самолетов Аэрофлота талибами.

В 1990-1991 годах экипажи полка в составе двух групп по пять самолетов с аэродрома Ташкент выполнили 325 рейсов в Афганистан по программе «Воздушный мост». В одном из перелетов над афганской территорией самолет майора Н.Кашина получил пулевые пробоины, но задание успешно выполнил. Отмечались случаи пуска по самолетам полка ПЗРК «Стингер», но, к счастью, ракеты уводили за собой отстреливаемые с самолетов И К ловушки.

Полеты в Афганистан выполнялись и в 2002 г. В 2003 г. в Афганистан из Чкаловской выполнялись перевозки людей и грузов российской дипломатической миссии. Полеты в Афганистан считались и считаются самыми сложными, причем вовсе не из-за вероятных обстрелов, а из-за практически нулевого навигационного обеспечения посадок в Кабуле.

«Второе пришествие в Индокитай» экипажей 708-го ВТАП состоялось раньше. В 1982 г. 1-я эскадрилья полка была подготовлена для выполнения специальных заданий Советского Правительства во Вьетнаме. С 29 июня 1982 г. по 24 июня 1983 г. отряд на самолетах Ан-12 работал в Социалистической Республике Вьетнам. Командиром отряда был назначен заместитель командира 708-го ВТАП по летной подготовке подполковник А.К. Коор.

Основным аэродромом базирования являлась бывшая американская база Тан Сон Нат, расположенная недалеко от Хо Ши Мина (бывший Сайгон). В Тан Сон Нате базировались три Ан-12, ТЭЧ и 75 человек личного состава. Самолеты полка также базировались в Дананге – два Ан-12 и 27 человек. Выполнялись полеты в Ханой и обратно с грузами торгово-бытового назначения, советскими специалистами и личным составом Вьетнамской Народной армии.

Подготовка к полетам машин 963-го уап. Март 1963 г.

У Су-7Б летная группа летчика-инструктора ВТ. Пугачева – курсанты Максимов, Дьяченко, Афанасьев.

Из Дананга Ан-12-е летали в Лаос, перевозили боеприпасы, строительные материалы, технику для народной армии Лаоса. Во Вьетнаме экипажи полка работали «вахтовым» методом, срок командировки – один год. Так, с 18 июня 1983 г. по 19 июня 1984 г. во Вьетнаме находилось пять экипажей и три самолета Ан-12.

В 1982-1984 годах эскадрилья полка на самолетах Ан-12, базируясь в городе Хошимине (ДРВ), перевозила специальные грузы, техническое имущество, строительное оборудование, а также боеприпасы, запчасти для боевой техники и средства связи для народной армии Лаоса. Отряд окончательно вернулся из Вьетнама в 1987 г.

Как известно, новейшая боевая техника поступала в части Советской Армии, направленные на выполнение боевых задач на Европейском ТВД, поэтому «закавказский» полк с освоением турбореактивных Ил-76 подзадержался.

Осенью 1986 года в Иваново началась теоретическая подготовка летного состава полка к освоению военно-транспортного самолета третьего поколения ИЛ-76МД. Первой переучивалась 1-я эскадрилья, с 21 октября по 26 декабря. Личный состав 2-й эскадрильи переучивался в Иваново с 25 февраля по 30 апреля, 3-й эскадрильи – с 10 июля по 1 1 сентября. 31 января 1987 года в полк поступили два самолета № 713 и №714. В торжественной обстановке первый самолет № 713 был вручен экипажу майора Попова С.В. 13 февраля 1987 года экипажи первой эскадрильи начали полеты на новом самолете, 1 июня – экипажи второй эскадрильи, а в октябре – экипажи третьей эскадрильи. Полк получил 22 самолета Ил-76МД, в другие части передано 39 самолетов Ан- 12.

В 1988 году освоение Ил-76МД было успешно завершено. Зачетный полет в составе эскадрильи ночью выполнен: 1 втаэ – 15 марта; 2 втаэ – 29 марта; 3 втаэ – 5 апреля 1988 г. Перевооружение с Ан-12 на Ил-76МД полк завершил в 1988 г.

Середина 80-х годов отмечена целой серией промышленных и природных катастроф, самыми крупными из которых стали Чернобыль и землетрясение в Армении. В мае 1986г. полк выполнял задачи по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, перевезя 10 052 человек и 321 т груза.

С декабря 1988 по апрель 1989г. полк участвовал в ликвидации последствий сильнейшего землетрясения в Армении. Выполнено 444 полета, перевезено 5220 человек и 1770 т грузов. За помощь в ликвидации последствий землетрясения 24 человека были награждены орденом «Красной Звезды», 18 человек – орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, орденом Почета – шесть человек, медалью «За боевые заслуги» – 13 человек.

В 1988 г. начались полеты в «горячие точки» тогда еще Советского Союза. Впрочем, полк и сам по себе дислоцировался в «горячей точке». Кировабад стал Гянджой. Практически весь 1988 г. экипажи полка летали в Нагорный Карабах, «туда» перевозили личный состав и боевую технику внутренних войск, «обратным ходом» – беженцев. В 1989 г. было выполнено более 250 полетов в Узбекистан, где разгорелся межнациональный конфликт в Ферганской долине между узбеками и турками-месхитинцами. В Подмосковье из Ферганы было вывезено более 10 000 беженцев.

Летчик-инструктор 1-го класса капитан Сергей Мамцев проводит розыгрыш полета на сложный пилотаж (а на деле – просто вместе с курсантами позирует для этого живописного снимка). 963-й уап, Таганрог, 1979 год

Январь 1990 г. – армяно-азербайджанский конфликт. Только личного состава внутренних войск было перевезено 14 870 человек…

Полк сам оказался в самом центре армяно-азербайджанского конфликта. Давление на личный состав шло с обеих сторон. А после развала Союза возросло давление и изнутри. Большинство прапорщиков традиционно набирается из местных жителей. В полку служило немало офицеров-азербайджанцев. Сразу после объявления Азербайджана независимым государством командный состав полка получил «лестные» предложения продолжить службу на старом месте, но в новой стране с повышением в званиях и должностях. К чести офицеров полка, на выгодные предложения не поддался никто.

В Баку существовало твердое намерение «приватизировать» ценную в плане будущей коммерческой выгоды часть. В отличие, скажем, от Киева, сумевшего удержать дислоцированные на территории Украины авиационные полки, политическая обстановка того времени в Азербайджане не отличалась стабильностью. Политические маневры позволили вывести полк в Россию со всем «движимым» и частью недвижимого имущества авиабазы.

Эвакуация началась еще до памятной многим «Беловежской пущи» с вывоза в Россию семей военнослужащих. Самолеты забивались людьми и имуществом «под завязку» – оставался только узенький проход. Эвакуировали 215 семей, 459 человек.

Вывод полка проходил в апреле-мае 1992 г. Аэродром Гянджа в период перебазирования полка находился в кольце оцепления частей 104-й воздушно- десантной дивизии. Открытых попыток помешать выводу не предпринималось, но саботаж имел место быть: у самолетов «вдруг» спускали пневматики колес шасси, ломались блоки радиооборудования. Личный состав азербайджанской национальности к новому месту службы не стремился… Всего в ходе перебазирования из Гянджи в Таганрог было выполнено 230 рейсов, перевезено 2800 т грузов.

Поначалу не существовало ясности с новым местом базирования. Рассматривался аэродром Шадринск на Урале, но в конечном итоге полк перелетел в Таганрог, как выяснилось, из огня да в полымя. Если в Гяндже 708-й полк стоял непосредственно в «горячей точке», то Таганрог стал самым близким к Северному Кавказу аэродром базирования военно-транспортной авиации в России. Чаще 708-го ВТАП на Северный Кавказ в ВТА не летал никто.

Аэродром Таганрог – старая и неплохо оснащенная авиабаза. Здесь базировался 963-й инструкторский авиационный полк истребителей-бомбарди- ровщиков – учебный полк Ейского авиационного училища летчиков, есть авиаремонтный завод.

963-й учебный авиационный полк был сформирован после войны на базе 6-й отдельной морской авиационной эскадрильи при Ейском авиационном училище летчиков. В Таганроге полк базировался с 1960 г., тогда на вооружении полка состояли истребители МиГ-17. В 1961 г. на базе полка стали готовить пилотов истребителей-бомбардировщиков, а в 1962 г. полк получил первые самолеты Су-7Б. Освоение «самолета-ракеты» инструкторским составом шло без провозных полетов – спарок не было. Курсантов выпускали на Су-7Б после «провозных» на спарке МиГ-21У.

Самолеты МиГ-21 и Су-7Б в пилотировании, мягко говоря, несколько отличались. Первая группа курсантов завершила обучение на Су-7Б в 1964 г. Первые спарки Су-7УБ полк получил только в 1966 г. За освоение истребителя-бомбардировщика Су-7 инструкторским составом и качественную подготовку курсантов 963-й УАП первым среди учебных авиационных полков советских ВВС награжден орденом Красного Знамени. Случай – беспрецедентный: орден Красного Знамени вручался только воинским частям, имевшим Боевое Знамя. Учебные полки Боевого Знамени не имели.

Президиум Верховного Совета СССР Указом от 14 марта 1968 г. постановил вручить полку Боевое Знамя, а согласно Директиве ГШ ВВС полк стал именоваться «963-й учебный авиационный Краснознаменный полк ЕВВА- УЛ им. В.М. Комарова». С 1981 г. полк вел подготовку курсантов на истребителе-бомбардировщике Су-17. То время местные жители вспоминают с ужасом, а ветераны с восхищением и с ностальгией. Полк летал шесть дней в неделю почти круглосуточно. Аэродром расположен практически в городской черте Таганрога. Можно представить «радость» мирных поселян от постоянного рева авиационных двигателей. Говорят, были письма в Москву с просьбой убрать грохочущий аэродром куда подальше, сегодня подобных писем не пишут – причина отпала…

Су-7Б B.C. Михайлова

На территории авиаремонтного завода

963-й УАП был расформирован в ноябре 1994 г., его Боевое Знамя передано 16-му Краснознаменному штурмовому авиационному полку. Инструкторам 963-го УАП благодарно немало пилотов, имена которых, что называется, «на слуху». Курсантами в Таганроге летали летчики-испытатели С.Г. Близнюк, В.Г. Пугачев, Н.Ф. Садовников, В.Ю. Аверьянов, Л.Д. Лобас, С.Н. Мельников, М.О. Толбоев, командир первого палубного авиаполка Т.А. Апакидзе, летчики-космонавты В.А. Джанибеков, Ю.И. Онуфриенко, Г.И Падалко. Курсантом начинал в Таганроге свою карьеру нынешний Главнокомандующий ВВС авиации B.C. Михайлов.

В 1974 г. в возрасте 31 года полковник Михайлов стал самым молодым командиром авиаполка советских ВВС. 963-м полком будущий главком командовал до 1977 г. Стараниями командира в тот период на проходной авиагарнизона был установлен Су-7Б с бортовым номером «77». Сегодня о былой славе 963-го полка в Таганроге напоминает тот самый Су-7Б на проходной, да стенды в скромном, но очень «представительном» авиационном музее, расположенном на территории части.

Организация авиационного музея также не обошлась без Михайлова, который в то время в звании генерал- лейтенанта занимал должность командующего 4-й воздушной армией и … высшего политического руководства страны.

В начале 90-х годов самолетов резали немеренно. Одна из баз разделки находилась на Таганрогском АРЗ. Когда 708-й полк перебазировался в Таганрог, стоянки АРЗ представляли собой живописное зрелище – порядка трех сотен истребителей и истребителей-бомбардировщиков ожидали печальной участи. Разделка велась, естественно, под присмотром американцев. Как ни странно, американцам удалось сделать в Таганроге и доброе дело: по настоянию «наблюдателей», для них, была построена баня. О присутствии американцев постепенно забыли, но баня функционирует исправно! Из той «разделочной партии» в музей попали два Су-17 (боевой и спарка), МиГ-25БМ, а также МиГ-23МЛД, сохранивший «афганскую живопись» на воздухозаборниках.

Расположенный в Таганроге 325-й авиаремонтный завод ведет свою историю от 14-х передвижных ремонтных мастерских, сформированных в 1941 г. В Таганроге завод находится с 1948 г. В 50-е – 60-е г.г. завод ремонтировал легкие фронтовые истребители МиГ-15 и МиГ-17, штурмовики Ил-10, легкие самолеты Як-12 и Як-18. С 1968 г. 325-й авиаремонтный завод специализируется на ремонте самолетов военно-транспортной авиации. Ан-1 2 ремонтируют здесь до сих пор.

За без малого сорок лет на заводе прошли капитальный ремонт более 1100 самолетов Ан-12, и эта цифра еще далеко не окончательная. В 1991 г. АРЗ освоил капитальный ремонт самолетов Ил-76. Сегодня головным по капремонту 76-х стал АРЗ в Старой Руссе, в Таганроге отремонтировали всего пять Илов. Однако завод осуществляет ремонт бортового оборудование самолета Ил-76 – очень кстати для 708-го ВТАП.

За штурмонским столиком Сергей Самойленко – заместитель командира 2-й аэ по воспитательной работе, штурман корабля

Командир полка ставит задачу экипажу. Аэр. Воздвиженка, "Мобильность-2004"

Погрузка боевой техники во время учений "Мобильность-2004"

Помимо Ан-12 завод выполняет капитальный ремонт самолетов Ан-72 и J1-410. Многие летчики и инженеры 708-го полка после окончания воинской службы продолжают служить небу на 325-м АРЗ.

В силу ряда причин получилось так, что 708-й полк де-факто прибыл в «чистое поле», а не на обустроенную базу. Хороший аэродром с развитой инфраструктурой, но – учебный. Поначалу Илы стояли прямо на грунте, личный состав с семьями жил в палатках, а то и прямо в самолетах.

Хозяйственно-бытовые проблемы осложнялись серьезными потерями в людях. Азербайджанцы остались в Азербайджане, уехала в поисках лучшей доли на Украину и в Белоруссию часть украинцев и белорусов, да и россияне частью искали счастья в других местах. Тем не менее первые полеты с нового места базирования экипажи полка выполнили уже через несколько дней после официального завершения перебазирования. Самолеты вытаскивали с грунта на бетонку тягачами.

В 1994 и 1999 годах полк выполнял перевозки войск и боевой техники в район вооруженного конфликта в Чечне, в 1 996 г. – в Таджикистан, Молдавию, Абхазию.

Полеты в Чечню стали едва ли не рутинными. Непосредственно в Грозном садились только самолеты 708-го ВТАП. В «Первую чеченскую» из Грозного в Подмосковье были вывезены бойцы отряда «Русь». Во время событий в Беслане Ил из Таганрога оперативно доставил спецназ из Грозного в Буденовск.

Экипажи полка выполняли перевозки миротворческих сил в Югославию. Памятный бросок российского десанта на Приштину вызвал в 1999 г. немалый переполох по обе стороны Атлантики. Аэродром Приштина был захвачен «десантурой», но группировку десанта требовалось наращивать… или не наращивать. Восемь Ил-76 по тревоге перелетели из Таганрога в Дягилево под Рязань, где простояли почти две недели в ожидании команды на погрузку десанта для отправки в Косово. Команда так и не поступила. В Приштину Илы 708-го полка все-таки попали – в марте 2003 г. выполнялись перевозки российских десантников из Приштины на аэродром Мигалово.

Слева – ветеран полка подполковник В.В.Храмцев

Ил-76 708-го полка ВТ А садится на аэродром Кубинка

На аэродроме Украинка

Плакат с автографами "Стрижей"

Директивой Генерального Штаба от 7 апреля 1995 г. 708-й отдельный военно-транспортный авиационный полк и 192-й гвардейский Керченский Краснознаменный военно-транспортный авиационный полк были переформированы в 708-й отдельный гвардейский Керченский Краснознаменный военно-транспортный авиационный полк с передачей Боевого Знамени, почетных " наименований и ордена 192-го ВТАП.

192-й ВТАП был сформирован в марте-апреле 1942 г. на аэродроме Чкаловский как 102-й транспортный авиаполк 1-й транспортной авиадивизии. На вооружение поступили самолеты Ли-2. С июля 1942 г. полк именовался 102-м авиационным полком дальнего действия, выполняя как транспортные задания, так и полеты на бомбометание. В сентябре 1943 г. полк был награжден орденом Красного Знамени, в мае 1944 г. получил почетное наименование «Керченский», в ноябре 1944 г. преобразован в 32-й гвардейский. В 1946 г. в связи с передачей полка в военно-транспортную авиацию был изменен номер – с 32-го на 192-й. На вооружении полка состояли самолеты Ил-12, Ил-14, Ан-8, Ан-12, Ил-76. На момент расформирования 192-й гвардейский ВТАП базировался в Забайкалье, в Укурее.

В 1998 г. полк вошел в состав 3-й военно-транспортной авиационной дивизии. 1 сентября 2001 г. 708-й ВТАП выведен из боевого состава 3-й ВТАД и передан в непосредственное подчинение командования 61-й ВА ВГК (ВТА).

Командир полка полковник Кочергин В. Г.

Именной самолет полка "Таганрог"

В 2001 г. полк по итогам конкурса на лучшую воинскую часть по созданию и обеспечению безопасных условий военной службы занял 2-е место в вооруженных силах России и 1-е место в ВВС и был награжден грамотой МО РФ.

Многочисленные командировки не отменяли выполнения заданий по курсу боевой подготовки ВТА и ВДВ. После длительного перерыва личный состав восстановился на полеты в боевых порядках и начал принимать участие в учениях ВДВ. Экипаж майора Ромашкина в сентябре 2003 г. впервые в полку десантировал парашютным способом боевые машины десанта БМД-3. В июне 2004 года полк в составе двух групп по 4 самолета участвовал в учениях «Мобильность-2004». В ходе учений выполнили задачу по переброске личного состава и техники войск на Дальневосточное стратегическое направление. Было перевезено

340 человек личного состава, три десантных бронетранспортера, четыре боевых машины пехоты, два автомобиля ГАЗ-66, два автомобиля «Урал» и пять КАМАЗов. Полеты выполнялись по маршруту Таганрог – Кольцово – Белая – Воздвиженка – Красный Ручей – Украинка.

Не прерывается деятельность полка на международной арене. В этом плане достаточно напряженной выдалась осень 2004 г. В сентябре экипаж одного из самых опытных пилотов 708- го ВТАП майора Храмцова (в настоящее время подполковник, заместитель командира полка по безопасности полетов) сопровождал в Китай и обратно МиГ-29 авиационной группы высшего пилотажа «Стрижи». Тот полет положил начало дружеским отношениям между пилотами 708-го полка и летчиками «Стрижей».

В октябре экипаж подполковника Кизилова выполнял перевозки в рамках обеспечения визита Президента РФ В.В. Путина в Бразилию. «Под президента» экипажи полка начали летать чуть раньше, обеспечив поездку Путина в Мурманск в феврале 2002 г. «Штатно» визиты и поездки Президента обеспечивают экипажи тверского 196-го полка, так что привлечение к выполнению таких заданий таганрогцев является признанием летного мастерства экипажей и своего рода знаком особого доверия.

Немало командиров 708-го полка достигли высоких командных должностей: генерал-полковник Вячеслав Васильевич Ефанов в 1986 – 1997 г.г. командовал 61-й воздушной армией (ВТА), генерал-майор Алексей Константинович Одинцев в настоящее время является начальником штаба 61-й ВА, генерал-майор Виктор Тимофеевич Качалкин в настоящее время является 1-м заместителем командующего 61-й ВА, генерал-майор Виктор Егорович Ерофеев до 2005 г. командовал 12-й военно-транспортной авиационной дивизией. В 708-м полку проходили службу ставшие позднее Героями России Е.А. Зеленов (в должности заместителя командира полка) и А.Ж Зеленко (в должности командира корабля).

Именной самолет полка:

76740 «Таганрог» – почетное наименование присвоено в 2002 г.

Герой Советского Союза

Севостьянов Иван Григорьевич

Командиры полка

В разные годы полком командовали: год вступления в должность

полковник Панасов П.Д 1960

полковник Чемерисов Ю.Я. 1968

полковник Ефанов В.В. 1973

полковник Монахов B.C. 1975

полковник Белов В.В. 1979

полковник Табаков Н.И. 1983

полковник Одинцев А.К. 1989

полковник Ерофеев В.Е. 1991

полковник Осиков В.Ф. 1995

полковник Качалкин В.Т. 1997

полковник Бурлаченко А.А. 2000

полковник Кочергин В.Г. 2004

фото Дмитрия Пичугина

На вкладке фото Сергея Кривчикова

К 90-летию морской авиации России

Анатолий АРТЕМЬЕВ

Крылья над морем (хроники морской авиации) Часть 6

Ожоги холодной войны.

Бывшие военные союзники СССР – США и Великобритания – после окончания Второй мировой войны довольно быстро снова привели себя в состояние потенциальных противников. Наступил длительный период противостояния, получивший название «холодная война». Началом её принято считать известное выступление У. Черчилля в Фултоне в 1946 г. Однако это не исключает наличия более глубоких причин для разногласий по основным вопросам послевоенной политики, которые существовали и раньше.

Необъявленная война протекала в различных формах. Велась широкомасштабная разведывательная деятельность США с частым нарушением сухопутных, морских и воздушных границ СССР, запускались разведывательные аэростаты, создавались опасные ситуации в воздухе.

Вначале экипажи сблизившихся самолётов обменивались приветственными жестами, впоследствии их заменил показ кукишей и прочие понятные, но отнюдь не дружественные жесты.

Начало 1950-х годов совпало с обострением необъявленной войны. На всём протяжении границ СССР эпизодически возникали конфликты, гибли люди.

К некоторым инцидентам морская авиация имела прямое отношение, и если оценивать объективно, то далеко не всю её деятельность можно расценивать как однозначно положительную. Вот несколько эпизодов.

8 апреля 1950 г. самолёт-разведчик ВМС США типа PB4Y "Прайвайтер" авиаэскадрильи VP-6 с авиабазы Висбаден (ФРГ) нарушил воздушное пространство СССР в районе ВМБ Лиепая.

Звено самолётов-истребителей Ла-11 30-го иап ВВС 4-го ВМФ (ведущий старший лейтенант Б.П. Донкин), поднятое по тревоге, перехватило самолёт-нарушитель. По докладу ведущего он установленным порядком передал самолёту нарушителю сигнал о принудительной посадке. Так как реакции на эту команду не последовало, то по самолёту-нарушителю открыли огонь. Американцы ответили тем же, но истребителям повезло больше, самолёт PB4Y они сбили, и он упал в море. Экипаж из десяти человек погиб.

При этом лётчики самолётов Ла-11 утверждали, что атаковали самолёт В-29.

Указом Президиума Верховного совета СССР старшие лейтенанты Б.П. Донкин и А.С. Герасимов, лейтенанты Е.Т. Сатаев и И.И. Тезяев были награждены орденами Красного Знамени.

Но потери несли не только империалисты.

4 сентября 1950 г. в 12 ч 44 мин в восьми километрах южнее острова Хайондау (Жёлтое море) палубный истребитель F-4 "Корсар" эскадрильи F53, поднятый с авианосца CV-45 "Вэлли Фордж", сбил ничего не подозревавший самолёт А-20 "Бостон" 36 мтап 589 мтад ВВС 5-го ВМФ, вылетевший с аэродрома Тученцзы (район Порт- Артура). Экипаж в составе старшего лейтенанта К. Карполя, лейтенанта Г. Мишина и сержанта Макогонова погиб. Непосредственный виновник их гибели – пилот ВМС США Р.Д.Е. Даунс.

Столь явная агрессивность американцев, по-видимому, до некоторой степени может объясняться следующими обстоятельствами. 25 июня 1950 г. началась война в Корее (руководство КНДР именовало её "Отечественной освободительной войной корейского народа"). Уже на третий день авиация и ВМС США начали наносить удары по аэродромам и промышленным объектам КНДР, войскам на поле боя. Через десять дней приступила к боевым действиям 8-я американская армия, прибывшая из Японии. Но в результате нескольких операций американо-южнокорейская группировка оказалась прижатой к морю в районе Пусана. В этой обстановке американцы начали подготовку к десантной операции, названной Инчхонской.

Для обеспечения высадки десанта привлекался 7-й флот США и корабли других союзных стран. В период подготовки к этой операции и произошёл инцидент у острова Хайондау. Безусловно, тактическая внезапность высадки имела немаловажное значение. Поэтому не исключено, что для наблюдения за советской РЛС, расположенной на названном выше острове, прибыл эсминец ВМС США. Когда командир радиолокационного поста доложил о подходе к острову эсминца, самолёт-разведчик "Бостон" в сопровождении пары истребителей направили в этот район для уточнения обстановки.

На подходе к острову самолёт-разведчик атаковали американские истребители, а истребители сопровождения благоразумно уклонились от боя, исход которого в этом случае сомнений не вызывал. Ссылки американских лётчиков, что экипаж самолёта-разведчика действовал агрессивно, не соответствуют действительности.

Командир группы истребителей ВМС США Даунc доложил на авианосец, что видит двухмоторный бомбардировщик с красными звёздами на крыльях, и тем не менее получил приказание сбить его. В пользу того, что экипаж нашего самолёта не оказывал противодействия самолётам США, свидетельствуют следующие обстоятельства. Вести оборонительный огонь на самолёте "Бостон" мог только стрелок-радист, а он в это время передавал на аэродром вылета донесение об обнаружении эсминца. Передача прервалось буквально на середине – смерть настигла стрелка-радиста на его боевом посту во время работы на ключе.

Урны с прахом членов экипажа сбитого самолёта американцы через советских представителей в 1956 г. передали для захоронения на Родине. Офицеры 36-го мтап доставили их из Владивостока семьям погибших. Подобный жест "доброй воли" для последних большим утешением не являлся, но, с другой стороны, не пришлось доказывать, что погибшие являются изменниками Родины, а их родственники-пособниками.

Событие, правда, не имевшее прямого отношения к морской авиации, имело место 8 октября 1950 г., когда пара самолётов F-80 "Шутинг Стар" обстреляла стоянку самолётов Р-39 и Р-63 821 -го иап 54-й воздушной армии ВВС СА на аэродроме Сухая речка (Приморский Край).

Девять самолётов, размещавшихся на стоянке в линию, были подожжены и сгорели.

Принимая во внимание, что они поступили в своё время по ленд-лизу и подлежали возврату, потеря была небольшой, но сам факт разбойного нападения нуждался в соответствующей оценке. Этого не случилось. Советская печать, которая открывала рот только после разрешительного пинка по определённому месту сверху, дружно промолчала.

Однако по линии командования инцидент незамеченным не прошёл, и посыпались грозные приказы и указания. Те, кого решили признать виновными, получили наказания, высоких начальников слегка пожурили, а командира злополучного полка сняли с должности и назначили с понижением.

Командование ВВС ВМС также не осталось безучастным и разработало соответствующий план мероприятий. В авиацию флотов поступили указания восстановить и привести в порядок полуразрушенные и заброшенные со времени окончания войны укрытия и убежища для личного состава, а также построить новые там, где их нет, рассредоточить самолёты на аэродромах, разместить в капонирах, обеспечить маскировку, развернуть на аэродромах средства ПВО.

После этого в течение нескольких десятков лет постоянно поступали указания, что и как следует делать с постоянной критикой "скученного" базирования самолётов. О том, что рассредоточенное базирование существенно затрудняет подготовку и контроль технического состояния ЛA, принимая во внимание те хилые средства обеспечения, которыми располагали части, не очень задумывались.

По некоторым данным командование ВМС США сделало своим лётчикам строгое внушение по поводу нанесения удара по аэродрому Сухая речка. Произошёл обмен мнениями по этому инциденту по дипломатическим каналам.

Тем не менее авиация ВМС США продолжала периодические разведывательные полёты в непосредственной близости к государственной границе СССР, нередко нарушая её.

6 ноября 1951 г. пЬра истребителей Ла-11, пилотируемых лётчиками 88 иап 5-го ВМФ старшими лейтенантами М. К. Щукиным и И. Я. Лукашёвым, поднятая по тревоге с аэродрома Николаевка, перехватила и в 10 ч 30 мин (время Хабаровское) в точке 33 км юго- восточнее мыса Овсянкина (Японское море) сбила патрульный самолёт P-2Y эскадрильи PV-6 ВМС США.

В этот период ширина территориальных вод СССР составляла 10 миль (18,5 км). Последующие двое суток американские самолёты, невзирая на территориальные воды и приграничные районы, производили полёты над Южным Приморьем, разыскивая членов экипажа. Все полёты частей самолётов ВВС ТОФ в этот период по указанию сверху не производились, истребители на перехват американских самолётов не поднимались.

Но части и соединения ВВС 5-го флота перевели в полную боевую готовность. Экипажи находились в дежурстве в непосредственной близости к самолётам, подготовленным к боевому вылету. На самолёты Ил-4 и А-20 подвесили торпеды, на самолёты Пе-2 по две бомбы ФАБ-250 и две ФАБ- 100.

Сообщение ТАСС, опубликованное в некоторых газетах, информировало общественность об инциденте в такой форме: "самолёт-нарушитель удалился в сторону моря". Фраза была иезуитской, позволявшая любое толкование в стиле небезызвестного прокурора Вышинского.

Известие о том, что лётчиками сбит самолёт, обычно расползалось постепенно, начиная с гарнизона, где базировалась данная часть. О том, что имело место какое-то событие, на аэродроме догадались сразу – уже по самолётам было заметно, что велась стрельба из пушек. Однако лётчики о случившемся помалкивали. Впрочем, о том, что сбит самолёт США на аэродроме Николаевка, стало известно уже в этот день.

Через некоторое время в газетах появилось сообщение о награждении И.Я. Лукашёва и М.К. Щукина государственными (в то время их называли правительственными) наградами – орденами Красного Знамени.

На западных морских театрах обстановка в эти годы была не столь напряжённой, но столь же непредсказуемой и взрывоопасной.

13 мая 1952 г. при невыясненных обстоятельствах пропал самолёт DC-3 шведских ВВС, выполнявший учебный, а возможно, разведывательный полёт над Балтийским морем. Шведские корабли, суда и самолёты приступили к его поиску.

15 мая того же года в период 6 ч 06 мин – 6 ч 15 мин пара самолётов МиГ-15, поднятая по тревоге с аэродрома Кагул (остров Эзель), где базировался истребительный полк ВВС 8-го ВМФ, перехватила и обстреляла самолёт PBN-1 шведских ВВС, выполнявший поиск пропавшего самолёта.

В советской ноте, направленной по этому поводу, утверждалось, что самолёт PBN-1 находился на расстоянии четырех миль (7, 2 км) от нашего побережья в районе северо-восточнее о. Ристна (Хиума) и более того, обстрелял приближавшихся к нему истребителей.

Шведская сторона категорически отрицала факт нарушения государственной границы. Шведы также утверждали, что самолёт PBN-1 не мог обстрелять истребители по причине отсутствия на его борту пулеметов.

Случай со сбитой летающей лодкой вдохновил отечественных кинематографистов на создание одного из малохудожественных фильмов под названием «Звёзды на крыльях». На ведущие роли пригласили известных в те годы украинских артистов Тимошенко и Березина (Тарапунька и Штепсель). Сценарий оригинальностью не отличался и был прямолинеен, как палка от приличной метлы. Содержание фильма можно изложить несколькими фразами: лётчик-истребитель на самолёте МиГ-15 обнаружил самолёт-нарушитель (конечно, это был PBN-1), который попытался уйти в облака, и лихо его сбивает. При этом даже непосвященный зритель мог заметить отсутствие прицела на истребителе. Имелось и множество других нелепостей. Их, по-видимому, консультант фильма генерал-лейтенант авиации Н.А. Наумов просто не заметил. Натурные съёмки фильма производились в Ейске на базе училища морской авиации, а отсутствие прицела вполне объяснимо – на учебных самолётах их не устанавливали.

И всё ж лучше, чтобы подобные эпизоды, пусть и не очень убедительно, разыгрывались в фильмах, а не в реальной обстановке. Но жизненные коллизии оказались значительно жёстче. Меньше чем через месяц произошёл очередной инцидент, на этот раз на Дальнем Востоке.

13 июня 1952 г. с аэродрома Унаши, расположенного в долине реки Сучан, была поднята по тревоге дежурная пара самолётов МиГ-15 ВВС 5-го ВМФ. Её навели на самолёт-нарушитель RB-29 из состава 91 эскадрильи стратегической разведки ВВС США. В 17 ч 18 мин самолёт-нарушитель был сбит над Японским морем в 14-15 км южнее мыса Овсянкина (Японское море). Экипаж самолёта погиб.

В этот период лётный состав ВВС СА уже принимал участие в защите наиболее важных объектов на территории сев. Кореи. Степень участия морской авиации в решении задач ПВО наземных объектов и воздушного пространства своего не в меру воинственного соседа оказалась существенно скромнее.

С начала сентября 1952 г. и до января – февраля следующего года в боевых действиях приняла участие группа лётного состава 578-го иап ВВС 5-го ВМФ под командованием майора Доброва. Она находилась в оперативном подчинении командира 133- й иад ПВО и для полётов использовала её самолёты. Морские лётчики решали ограниченный круг задач по деблокированию аэродромов. Результаты их деятельности не особенно впечатляли: сбито четыре и повреждено два F-86 "Сейбр". В то же время собственные потери составили 10 МиГ-15 и четыре погибших лётчика. Победы в воздушных боях одержали Ободников, Андрющенко, Кокора, Червоный.

18 ноября 1952 г. группа палубных истребителей F9F-2 "Пантера" эскадрильи VF-718 с авианосца CV-37 "Принстон" ВМС США атаковала ракетами группу наших самолётов МиГ-15 (718 иап ВВС 5-го ВМФ), выполнявших тренировочный полёт над Японским морем. Результаты атаки оказались трагическими: два самолёта были сбиты, а их лётчики старшие лейтенанты Беляков и Вандалов погибли. Лётчик третьего самолёта лейтенант Пахомкин успел передать, что остановилась турбина. По-видимому, лётчик пытался запустить двигатель. Попытка не удалась, самолёт упал в море на траверзе мыса Льва, лётчик погиб.

Ил-12 в прицеле "Сейбра"

Бомбардировщик Боинг В-50

Возможно, потерь можно было избежать при условии контроля за воздушной обстановкой и своевременном оповещении лётчиков о грозящей опасности.

Наши самолёты были сбиты американскими лётчиками – лейтенантами И.Д. Мидлтоном и Е.Р. Уильямсом.

С февраля 1953 г. в боевых действиях в Корее приняла участие группа лётного состава 78-го иап ВВС 5-го ВМФ. Она поступила в оперативное подчинение командира 216-й иад ПВО и использовала для полётов её самолёты. Результаты деятельности этой группы оказались не столь скромными, как в предшествующем году. В воздушных боях лётчикам удалось сбить 12 самолётов (один F-84, остальные – F-86) и повредить шесть, свои потери – девять самолётов и три лётчика. По две победы одержали лётчики Семёнов и Куцыгин.

Приведенные данные свидетельствуют, что боевой счёт оказался не в пользу лётчиков морской авиации.

Период с февраля 1953 г. и до окончания войны оказался особенно сложным. К этому времени американские специалисты, проанализировав опыт боевой деятельности своей авиации, приняли конкретные меры, направленные на резкое повышение качества обучения лётного состава, увеличили количество истребителей более современных модификаций, таких как F-86E и F-86F.

Наше командование, во всяком случае морской авиации, серьёзного значения подготовке лётного состава не уделяло, и группа комплектовалась лётчиками, налёт которых на самолётах МиГ-15 составлял 30-50 ч, что совершенно недостаточно для овладения им. Кроме того, и это отмечали даже американцы, прицелы, установленные на их самолётах, были несравненно совершеннее в сравнении с авиационным синхронным прицелом АСП-3Н самолёта МиГ-15.

Когда этот прицел появился в частях вместе с самолётами Ла-11, лётчики испытывали существенные затруднения с его использованием по воздушным целям, даже не выполняющим маневр. Отмечалось также, что наши лётчики открывали огонь по целям с больших дистанций порядка 500-600 м и больше, что никак не способствовало его высокой эффективности.

Создавалось впечатление, что командование авиации ВМС было в стороне от этих событий и плохо представляло, что происходит в небе над Кореей, и не имело представления о том, какая информация доводится до частей. Именно такой вывод можно сделать по результатам проверки некоторых частей и соединений ВВС 5-го ВМФ группой офицеров штаба ВВС ВМС под руководством главного штурмана авиации ВМС генерал-майора авиации П.И. Хохлова.

В процессе проверки он задавал лётному составу малоквалифицированные вопросы о положительных сторонах и недостатках отечественных и американских истребителей, тактике воздушного боя, о которых последние не имели ни малейшего понятия, впрочем, как и он сам.

Война в Корее закончилась перемирием, подписанным в Паньмыньчжоне. Оно вступило в силу с 22 ч 27 июля 1953 г., а до этого американцы спланировали и осуществили массовое вторжение самолётов в воздушное пространство Китая. По заявлению китайского руководства, в этом провокационном акте принимали участие 53 группы (всего 324 самолёта), следовавшие различными маршрутами. Об одной из групп давалась следующая информация: "Четыре военных самолёта F-86 вторглись на китайскую территорию через район Линьцзян в 11 ч 19 мин и затем взяли курс на юг в 11 ч 22 мин".

Траектория этой группы случайно или преднамеренно пересеклась с маршрутом полёта безобидного военно- транспортного самолёта Ил-12 593-го отрап 5-го ВМФ, взлетевшего с некоторой задержкой относительно заявки с аэродрома Тученцзы (полуостров Ляодунь, Китай).

Это был один из новых по тем временам транспортных самолётов, в полку их было всего лишь два. Экипажу поставили задачу доставить на аэродром Южная Угловая (близ Владивостока) трёх офицеров-медиков 27-й лаборатории авиационной медицины ВВС 5-го ВМФ и двенадцать офицеров и сержантов, следовавших в отпуск и командировки.

Маршрут полёта самолёта Ил-12 пролегал над территорией Китая, на значительном удалении от границы с Северной Кореей, и лишь после промежуточного пункта маршрута (г. Гирин) поворачивал на Восток. Метеорологические условия благоприятствовали, и имелись все основания предполагать, что полёт завершится благополучно. Однако, как уже отмечалось, на пути самолёта оказалась группа из четырёх F-86, принадлежавших 335-й эскадрилье 4-го истребительного авиакрыла ВВС США. Ведущим был капитан Р. С. Парр, его ведомым старший лейтенант Э. Скаффи.

Из доклада, который Парр впоследствии представил своему командованию, следовало, что выполняя полёт на самолёте с бортовым номером 959, в 12 ч 30 мин (по местному времени) он обнаружил самолёт противника. После двух заходов, разглядев на крыльях "большие красные звёзды", определил, что это самолёт Ил-12. На третьем заходе он открыл огонь: двигатель самолёта загорелся, и самолёт взорвался. Безусловно, доклад его подчинённого не отличался: "Мы обнаружили самолёт противника, летящий над Сев. Кореей курсом на Восток. После двух опознавательных заходов мы убедились в том, что неопознанный самолёт является самолётом противника". Обращает внимание попытка сместить на юг место преступления, а три захода потребовались, чтобы получить разрешение на уничтожение самолёта. Воздушные пираты оказались едины и в другом – в советском самолёте они видели противника, хотя в состоянии войны наша страна и США не состояли.

Фактически самолёт Ил-12 был сбит в 1 2 ч 28 мин неподалёку от г. Хуадянь в 110 км от корейско-китайской границы, что и подтвердили местные жители.

Окончание войны в Корее не очень отразилось на уровне противостояния США и СССР, о чём свидетельствует следующий инцидент, имевший место 29 июля 1953 г.

Пара МиГ-17 из состава 88-го иап 5-го ВМФ, поднятая по тревоге с аэродрома Николаевка, в период 6 ч 44 мин – 7 ч 11 мин в точке 12 км южнее мыса Аскольд (Японское море) перехватила и сбила американский разведывательный самолёт RB-50.

В процессе атаки ведущий пары МиГ-17 старший лейтенант А.Д. Рыбаков сблизился с целью на дистанцию 100-150 м и с этой дистанции сбил самолёт. Ответным огнём стрелка самолёт Рыбакова был повреждён. Ведомый-лейтенант Ю.М. Яблоновский (впоследствии генерал-майор авиации, "Заслуженный лётчик СССР") счёл за лучшее к нарушителю не приближаться, израсходовал боезапас с дальности 2000-1500 м (это показала плёнка фотокинопулемёта) и никакого влияния на исход атаки не оказал. Американский самолёт упал в море. Из 17 членов экипажа остался в живых только один, подобранный пограничным катером.

В соответствии с принятым стереотипом ТАСС заявило: "самолёт-нарушитель скрылся в сторону моря". Американское правительство поставило вопрос о незамедлительном возврате уцелевших членов экипажа сбитого самолёта. Вразумительных и исчерпывающих объяснений посол США в СССР Ч. Болен так и не получил, что, впрочем, можно было ожидать. Без последствий остался и ответный материальный иск американского руководства.

Предположение, что американский самолёт был сбит в отместку за Ил-12, имеют основания, но не более того.

Через некоторое время в газетах появилось сообщение о награждении Рыбакова орденом Красного Знамени и Яблоновского орденом Красной Звезды.

8 мая 1954 г. в 9 ч 21 мин два самолёта RB-47, взлетевшие с аэродрома военно-воздушной базы Фэйрфорд в Великобритании пересекли государственную границу СССР в районе Кольского полуострова и более 30 мин производили полёт над территорией Советского Союза.

Естественно, хотя и с запозданием, нарушителей перехватила пара МиГ-17 1619-го иап ВВС СФ. Истребители обстреляли самолёты-нарушители с больших удалений без видимого успеха (впоследствии в зарубежных средствах массовой информации сообщалось о незначительных боевых повреждениях одного из самолётов). После этого на нарушителей воздушного пространства навели самолёт МиГ-17ПФ, пилотируемый заместителем командира эскадрильи 614-го иап ВВС СФ капитаном М. Китайчиком, считавшимся одним из лучших лётчиков-снайперов, но и это ничего не изменило.

Командный пункт вывел МиГ-1 7ПФ на цель, которая углубилась уже в воздушное пространство страны на 100 км. Атаки самолётов, начавшиеся над советской территорией (маршрут полёта самолётов RB-47: точка в море сев. о. Кильдин 280 км-3еленцы-30 км зап. Мурманска-Мончегорск-20 км сев. Кандалакши), закончились в районе озера Онкамойарви (Финляндия), и все они оказались безуспешными.

По случаю этого беспрецедентного по своей наглости нарушения и неэффективности сил и средств ПВО произвели "большую разборку". Для изучения обстановки "на месте" прибыла высокая комиссия, возглавляемая Министром обороны СССР, заместителем председателя Совмина СССР Н.А. Булганиным с крупными специалистами, преимущественно из "компетентных" органов. В частности, как Булганин, так и его сопровождение высказывало недоумение по поводу того, что лётчики после израсходования боеприпасов не нашли другого оружия для уничтожения врага (по их логике самолёты-нарушители следовало таранить, что представлялось не только бессмысленным, но и вряд ли возможным, так как самолёты-нарушители отстреливались). К этому следует добавить, что на перехват нарушителей перенацелили самолёты, отрабатывавшие воздушные стрельбы в зоне, а следовательно, с ограниченным боекомплектом.

После разборки последовали организационные выводы и некоторые кадровые перестановки. В частности отстранили от должности командующего авиацией СФ генерал-лейтенанта авиации И.И. Борзова и назначили его с понижением – начальником Центральных лётно-тактических курсов усовершенствования офицерского состава авиации ВМС в Риге. Капитана Китайчика вообще отстранили от лётной работы.

С момента инцидента прошло 43 г., когда в газетах вдруг появилась сенсационная статья ("Новая газета" №7 (427), 17-23 февраля 1997 г.). Её автор утверждал, что акция предпринималась по приказанию главнокомандующего стратегической авиацией США Куртиса Ли-Мея. Экипажи самолётов (в статье упоминается о трёх самолётах) имели задачей облёт ядерных стратегических баз на Кольском полуострове с тем, чтобы спровоцировать русских на ответные действия и создать прецедент для нанесения ядерного удара. Считается, что подобная мотивация имеет под собой реальную основу – ретивый американский вояка слыл ярым антикоммунистом и имел сокровенную мечту покончить с СССР. Если и дальше судить по публикациям, тем более подобных газет, то только сдержанность советской стороны помогла сохранить мир. Конечно, это вымысел досужих журналистов, для убедительности со ссылками на конкретных лиц. Более же реальной целью подобного полёта можно считать стремление американцев проверить эффективность ПВО, и они своей цели, похоже, достигли.

Не прошло и четырёх месяцев, как произошёл очередной инцидент.

4 сентября 1954 г. пара самолётов МиГ-17, поднятая по тревоге с аэродрома Центральная Угловая, в период 19 ч 10 мин – 19 ч 20 мин в точке южнее мыса Островной 35 км (Японское море) сбила самолёт VP-2 "Нептун" эскадрильи VP-19 ВМС США. Экипаж самолёта пропал без вести.

Холодное противостояние и атмосфера постоянной напряжённости приводила к трагическим ошибкам с человеческими жертвами. Летом 1954 г. РЛС системы ПВО зафиксировали, что в воздушном пространстве в районе Находки (Японское море) появилась посторонняя цель. Впоследствии она снизилась и, развернувшись, удалилась в международные воды, а операторы этот маневр прозевали. В это время с учебного бомбометания на полигоне в бухте Анна возвращалась группа самолётов Ту-14 46-го мтап ВВС 5-го ВМФ, и по заключению того же поста РЛС у замыкающего самолёта не работал радиолокационный ответчик "Я свой". .

"Умные головы" на земле, вместо того, чтобы запросить у КП ВВС 5-го ВМФ, сколько самолётов находится в воздухе в этом районе, в погоне за дешёвой славой, решили, что это пристроился самолёт-нарушитель и подняли в воздух пару МиГ-15 535-го иап 32-й иад с ведущим капитаном П. Бышевым. Бышев вышел на «самолёт-нарушитель», но, по-видимому, был подслеповат, знаки государственной принадлежности на хвостовом оперении и крыльях не разобрал и доложил, что перед ним самолёт "Канберра".

Не менее безответственные руководители дали команду сбить самолёт- нарушитель, которым оказался самолёт Ту-14 49-го мтап 25-й мтап ВВС 5- го ВМФ, пилотируемый лейтенантом Мужжавлевым.

Асы мирного небо

Несмотря на то, что РЛС первых бомбардировщиков не отличались высокими характеристиками, они, тем не менее, явились шагом вперёд и обеспечивали возможность прицеливания при бомбометании по радиолокацион- но-контрастным целям и, безусловно, использовались в целях навигации.

Самолёты МиГ-15 в сравнении с последними поршневыми истребителями имели преимущество в скорости и высоте полёта, но, как и прежде, могли применять оружие только по визуально видимым целям.

Прошло совсем немного времени, и в 1952 г. на смену МиГ-15бис начали поступать самолёты МиГ-17, также с двигателями ВК-1. Внешне самолёт отличался увеличенной стреловидностью крыла (в корневой части до 45 град.), на метр был удлинён фюзеляж, доработаны воздушные тормоза, внесены другие изменения.

Максимальная скорость полёта самолёта достигала 1152 км/ч, более чем на 1000 м в сравнении с МиГ-15 увеличился практический потолок.

Самолёт МиГ-17 выпускался во многих вариантах. Всепогодный истребитель-перехватчик МиГ-17ПФ с 1954 г. поставлялся в морскую авиацию. В состав оборудования перехватчика входил радиолокационный стрелковый прицел РП-1 "Изумруд", что позволяло использовать оружие в СМУ и в тёмное время суток. Прицел РП-1 имел более чем скромные характеристики, и обычно принято объяснять это тем, что он первый. Так дальность обнаружения самолёта Ил-28 с ЭПР порядка 20 кв. м в самых благоприятных условиях не превышала 7 км. Естественно, это полностью исключало возможность автономного поиска воздушных целей, и необходимость взаимодействия с пунктом управления истребительной авиации (ПУНИА) сомнений не вызывала.

МиГ-17 ВВС Тихоокеанского флота

Перехватчик МиГ-19

Наведение истребителей на воздушные цели производилось с использованием планшета наведения, а впоследствии и непосредственно с экрана наземной или корабельной РЛС. Наземные и корабельные станции того периода обладали существенным недостатком – высоту они определяли с большими ошибками. И только когда их дополнили специальными приставками, этот недостаток удалось устранить.

Для атаки воздушной цели самолёт МиГ-17ПФ следовало вывести относительно неё в заднюю полусферу не далее чем на 6-8 км и как можно точнее по высоте. Другими словами, самолёт следовало "ткнуть носом" в цель. Лётчик по меткам на экране РП-1 "верх", "низ" определял положение цели и сближался с ней. После перехода станции в режим автосопровождения лётчик "переносил взгляд" на отражатель прицела АСП-3НМ, куда проектировалась искусственная метка цели (с одним делением), показывающая направление на неё. Две метки в прицеле совмещались и, удерживая их в этом положении, производилось сближение. После устойчивого сопровождения цели в течение 1,5-2 с на дальности 800-1000 м открывался огонь.

Столь подробное описание приведено лишь для того, чтобы показать, насколько непросто было атаковать цель при отсутствии её визуальной видимости. К этому следует добавить и дополнительные затруднения: чтобы пилотировать самолёт и не потерять пространственную ориентировку на отражатель прицела АСП-3НМ выдавалась искусственная метка авиагоризонта в виде "птички". В светлое время суток на экране РП-1 трудно было что- либо рассмотреть, и его снабжали резиновым тубусом, что затрудняло наблюдение за приборами пилотажной группы, а следовательно, и за режимом полёта самолёта . И самые сообразительные лётчики (а такие почти все) по своему усмотрению выполнили "доработку" – в нижней части тубуса проделали вырез, чтобы видеть авиагоризонт и указатель скорости полёта на приборной доске.

Некоторые самолёты МиГ-17ПФ оснащались системой "Ястреб-СИВ", включавшей теплопеленгатор "Ястреб" (электронный оптико-механический прибор, преобразующий тепловое излучение цели в инфракрасном диапазоне в электрические импульсы, используемые для получения изображения на экране электронно-лучевой трубки), визир СИВ-52 и прицел АСП-4Н с радиодальномером СРД-1А. Тепловая головка устанавливалась вместо антенны РП-1. Дальность обнаружения самолёта Ил-28 в ночных условиях не превышала 4-7 км.

Другая модификация самолёта МиГ- 17ПФУ имела более совершенное вооружение – "Комплекс К-5", включавший радиолокационную станцию "Изумруд-2" (РП-1-4) и управляемые реактивные снаряды РС-1У. Метод наведения снарядов – по радиолучу, командный. На самолёт подвешивалось до четырёх ракет по 74,5 кг каждая (боевая часть – 9,2 кг). Дальность обнаружения самолётов типа Ил-28 оставляла желать лучшего и находилась в пределах 6-7 км, переход на автосопровождение осуществлялся с приближением на 3 – 3,5 км.

"Комплекс К-5" приняли на вооружение приказом Министра обороны СССР от 11 июня 1956 г., и в морскую авиацию он поступил в следующем году.

Включение в состав бортового оборудования самолётов истребителей радиолокационных прицелов позволило придать им новые качества, и одновременно с этим повысились требования к уровню подготовки лётного состава. Управлять самолётом, а также заниматься в полёте регулировками прицела, чтобы достичь определённой эффективности, требовало значительного мастерства.

Некоторые нарушения воздушного пространства оставались безнаказанными, поскольку не было условий для прицельного применения оружия. Учитывая эти обстоятельства, 28 мая 1954 г. Министр обороны СССР издал указ о подготовке лётчиков-асов, т.е. специалистов с высочайшим уровнем профессиональной подготовки, способных применять оружие в любых условиях.

В приказе определена и количественная сторона – по восемь лётчиков в каждой истребительной авиационной дивизии. Конечно, в данном случае использование термина "ас" неправомерно. Как известно, он появился с подачи журналистов в период Первой мировой войны. Так титуловали лётчиков, одержавших более 5 побед в воздушных боях. Смысл приказа между тем двойных толкований не вызывал – нужны лётчики-перехватчики высокого класса.

Командующий ВВС ВМС генерал- полковник авиации Е.П. Преображенский счёл необходимым внести уточнения в части использования оружия в СМУ и ночью, а также потребовал увеличить количество лётчиков – мастеров воздушного боя и снайперской стрельбы. Хорошо зная "исполнительность" некоторых командиров, которые не преминули бы поставить телегу впереди лошади, в директиве содержалось и напоминание-предупреждение в довольно завуалированной, но, тем не менее, понятной форме для тех, кому предназначалось: "погоня за количественными показателями в ряде случаев приводила к искажению фактических показателей". В переводе на общепонятный язык – очковтирательству. Прецедентов подобного рода всегда хватало, например, в ВВС ЧФ лётчиков, не подготовленных к полётам в облаках и выполнивших несколько полётов на МиГ-15 УТИ (с инструктором!) в закрытой кабине, считали подготовленными к боевым действиям в СМУ!

В организационно-методических указаниях по боевой подготовке авиации ВМФ на 1955 г. (а такие документы, утверждаемые главкомом ВМФ, разрабатывались систематически) записали: "Лётчики должны готовиться из числа наиболее одарённых и инициативных. Их техника пилотирования должна быть безукоризненной. Подготовка каждого из них должна персонально учитываться во всех штабах до ВВС флота."

Перехватчик Як-25М

Приведенная выдержка, как можно понять из текста, относилась к мастерам воздушного боя, а не ко всем лётчикам.

А тем временем в части морской авиации поступали новые, более совершенные самолёты.

В 1955 г. 62-й иап авиации ЧФ приступил к переучиванию на МиГ-19. Это был первый отечественный сверхзвуковой истребитель. По аэродинамической схеме это среднеплан со стреловидным крылом (угол стреловидности 55 град.) и двумя ТРД типа РД-9Б по 3250 кгс тяги каждый с форсажными камерами, установленными в фюзеляже и общим воздухозаборником.

Скорость полёта МиГ-19 достигала 1450 км/ч, дальность, традиционно для отечественных истребителей невысокая – 1390 км, потолок – 17 000 м. Вооружение – три пушки калибром 30 мм и два блока НУРС.

Самолёт запустили в серию в соответствии с постановлением Совмина СССР от 4 февраля 1954 г. Он производился в восьми различных модификациях.

Переучивание на МиГ-19 выполнялось по программе из 12 – 16 полётов с общим налётом 4,5 – 5ч. Самолёты с двойным управлением не строились.

Переучивание затруднялось из-за чрезвычайной прожорливости двигателей. Полной заправки топливом хватало на 30-40 мин полёта в зону или на три полёта по кругу.

Самолёт МиГ-19 отличала высокая отказность и сложные по технике выполнения взлёт и посадка (большой угол атаки на посадке).

Более интересным, хотя и не сверхзвуковым, был Як-25М – первый отечественный двухместный всепогодный истребитель, поступивший в серийное производство в 1954 г. Силовая установка самолёта состояла из двух ТРД типа АМ-5 тягой по 2 600 кгс каждый. Размещение двигателей под крылом освободило место для установки в носовой части фюзеляжа антенны радиолокационной станции РП-6, появилась возможность увеличить заправку топливом.

Скорость полёта Як-25М была относительно "небольшой" и составляла 1090 км/ч, потолок был порядка 13 000 м, дальность полёта достигала 3 000 км. Полётный вес – 9 220 кг. Вооружение – две пушки калибра 37 мм.

Экипаж самолёта состоял из двух человек – лётчика и лётчика-оператора, размещавшихся один за другим. Необходимость последнего объясняется наличием на самолёте довольно совершенной для периода его разработки РЛС типа РП-6, обеспечивавшей обнаружение воздушных целей (типа Ил-28) на дальностях до 30 км. К сожалению, уровень автоматизации станции оставлял желать лучшего, что и привело к необходимости включить в состав экипажа оператора. На самолёте, принимая во внимание значительную продолжительность полёта, устанавливался автомат курса.

Самолёт имел шасси велосипедного типа с поддерживающими стойками на законцовках консолей.

В пилотировании самолёт сложности не представлял, вывозная программа не превышала трёх-четырёх полётов, и лишь посадка с боковым ветром из-за особенностей схемы шасси вызывала затруднения.

С апреля 1956 г. самолёты Як-25М находились на вооружении 324-го иап 107-й иад авиации СФ и одного полка авиации БФ. В 1958 г. самолёты Як-25М были переданы в ВВС СА.

Начало и середина 50-х гг. ознаменовались также усиленным использованием разведывательными службами США дрейфующих аэростатов с целью получения информации разведывательного характера в результате их пролёта над территорией СССР с маршрутным фотографированием. Полёт таких аэростатов осуществлялся с использованием струйных течений, скорость которых может достигать сотен километров в час, а направление зависит от высоты, времени года, суток и других факторов.

Для уничтожения "пузырей", как их именовали лётчики, поднимались самолёты-истребители, но иногда высота полёта аэростатов превосходила потолок истребителей. В связи с этим приходилось насколько можно снижать полётный вес самолётов, в том числе и за счёт заправки топливом. Потолок облегчённого МиГ-1 7 достигал, например, 17 000 м, МиГ-19 – 19 000 м. Кроме того, провели специальные исследования, чтобы выработать рекомендации лётчикам по методике учёта понижения траектории при стрельбе на кабрировании, а тем более на больших высотах. И задача перехвата и уничтожения дрейфующих аэростатов стала решаться довольно успешно. В 1956 г. первый аэростат сбил старший лейтенант Н.И. Сорокин. Контейнер, к сожалению, упал в море.

Если подготовка лётчиков-снайперов не представляла особого секрета, не требовала строительства каких- либо сложных аэродромных сооружений, то несколько иные подходы обозначились при подготовке экипажей самолётов-носителей ядерного оружия.

В книге "Морская мощь государства", написанной Научно-техническим комитетом ВМС, есть такие строки "…в начале 1954 г. Советская Армия и Военно-Морской флот располагали ядерным оружием различной мощности, в том числе водородными бомбами, и приступили к практическому изучению этого оружия, способов боевых действий в условиях его применения". Не совсем ясно, что имелось в виду, поскольку создание БР с ядерной БЧ для размещения на ПЛ началось в 1955 г., и только в феврале 1959 г. ракетный комплекс Д-1 с ракетой Р-11ФМ, разработанной на базе армейской Р-11ФМ, поступил на вооружение. Первый пуск БР с ядерным зарядом, обозначенным аббревиатурой "РДС-4", которую иногда расшифровывали – "русские делают сами", был выполнен в 17 ч 32 мин 16 сентября того же года.

В морскую авиацию столь грозное оружие поступило несколько раньше в виде ядерных бомб, для применения которых начиная с 1954 г. началось формирование авиационных эскадрилий "спецназ" на самолётах Ил-28.

Любовь к бесконечным "спец", начиная от спецпропусков и спецпайков, проявилась и в этом названии. Для комплектования эскадрилий "спецназа" отбирался лётный состав с пяти-восьмилетним опытом работы и уровнем подготовки на Ил-28 не ниже второго класса. Впоследствии лётный состав этих эскадрилий быстро повысил свою классность и так же как, и лётчики-перехватчики на МиГ-17, оказался в числе первых, удостоенных государственных наград за освоение новой техники и сложных видов полёта.

Однако уровень подготовки лётного состава не считался единственным критерием для зачисления в подобные эскадрильи. Существовала также и мандатная комиссия из представителей командования, партийно-комсомольских организаций, политорганов и комитета госбезопасности. В её задачу входило выявление степени преданности отбираемых делу коммунистической партии и оценка морально-психологических качеств кандидатов.

Один из методов проверки анкетных данных состоял в переписывании по нескольку раз автобиографических данных и сведений о ближайших и даже отдалённых родственниках для последующего сравнения и выявления неточностей. Требования, особенно со стороны представителей КГБ, доходили до абсурда, когда они настаивали на том, чтобы в анкетах приводились не только даты смерти родственников, но и места захоронения, вплоть до указания кладбищ и номеров могил.

После идеологического фильтра следовали напоминания о секретности и подписка о неразглашении всего, что им будет сообщено. А сообщалось им, как показало дальнейшее, или ничего, или почти ничего, но на отобранных оформили допуск к так называемой "особой папке", которую они никогда в глаза не видели и смутно представляли, что это значит. Зато звучало солидно и внушительно.

После завершения всех формальностей начинались теоретические занятия, вели которые в основном специалисты инженерно-авиационной службы.

Программой предусматривалось изучения основ устройства ядерного оружия (на уровне учебника по элементарной физике), в деталях изучалось система бомбардировочного вооружения самолёта, цепи тактического и аварийного сбрасывания, устройство замков и держателей. Столь подробно подобную систему лётный состав, ввиду абсолютно бесполезности получаемой информации, никогда не изучал, и это было совершенно пустой тратой времени.

Значительное внимание уделялось знакомству с предохранительными устройствами бомбы. Основное время уделялось изучению инструкции экипажу самолёта-носителя, особенно по действиям в особых случаях (отказ техники, вынужденная посадка с изделием на другом аэродроме, действия при вынужденном покидании самолёта и др.). Безусловно, изучалась и последовательность действий экипажа при подготовке и применении оружия.

Никаких записей и конспектов обучаемым вести не разрешалось, инструкции заучивались на память слово в слово, и никаких отступлений от текста не допускалось. В этот период ядерное оружие еще не имело кодоблокировочных устройств, впрочем, и с "настоящими" бомбами полёты не производились – их заменяли весогабаритные имитаторы.

В качестве самолётов-носителей использовались Ил-28, по внешним признакам не имеющие отличий от серийных самолётов-бомбардировщиков. Однако отличия, возможно и не совсем существенные, имелись. К примеру, кабины экипажа этих самолётов снабжались дополнительными шторками, а для поддержания температуры в грузоотсеке в пределах 18-25 градусов в них устанавливались два электрообогревателя, включаемые в полёте.

Высокий уровень лётной подготовки экипажей эскадрилий "спецназ" достигался иногда за счёт некоторого ухудшения качества и замедления темпов подготовки остального лётного состава частей, так как первым отдавалось предпочтение при планировании лётных смен и не допускались перерывы в полётах.

Полёты по специальным программам выполнялись с большой интенсивностью, часто вопреки соображениям здравого смысла. Плановые таблицы полётов составлялись по четырём вариантам (в зависимости от метеорологических условий), и предусматривались дневные полёты с 10 до 14 ч. После этого экипажи отдыхали и летали во вторую смену с 24 до 6-8 утра. И так без выходных и праздников три – четыре дня в неделю.

Экипажи самолётов-носителей кроме высокой точности ударов отличало умение наносить их с первого захода, точно по времени, которое иногда задавалось в воздухе. Даже в самом обычном полёте бомбометания экипажи выполняли на двух-трёх полигонах, как правило, с предельных высот, вплоть до практического потолка.

Экипажи "спецназ" во многом занимали лидирующие позиции. Так, при бомбометании с высот 11 800-12 ООО м пришлось столкнуться с некоторыми сюрпризами. На этих высотах, вследствие неодинаковых коэффициентов теплового расширения материалов планера самолёта и проводки управления из стальных тросов, натяжение последних уменьшалось. Это приводило к тому, что автопилот АП-5 начинал раскачивать самолёт и регулировкам не поддавался. В этих условиях экипажу приходилось отказываться от автоматики и осуществлять наводку на боевом курсе дедовским способом при ручном управлении самолётом. Попытка применения для бомбометаний на полигонах с высот, близких к практическому потолку, бомб старого образца закончилась полнейшей неудачей, так как после отделения от самолёта они не стабилизировались, а кувыркались и даже при безупречном прицеливании трудно было рассчитывать на высокую точность. Вдобавок ко всему некоторые бомбы из-за старости не взрывались, а разламывались, создавая очаги пожаров. Положение изменилось, когда для бомбометания стали применять бомбы нового образца с баллистическим кольцом. Но прежде чем удалось убедить в этом руководство, пришлось немало потрудиться.

Ещё до поступления в авиацию ядерных бомб разрабатывались основы их применения. Взгляды на тактику применения претерпевали неоднократные изменения в зависимости от множества совершенно различных обстоятельств как объективного, так и субъективного характера. В одно время возобладало мнение, что самолёты-носители, не оборудованные, кстати, средствами радиоэлектронного противодействия, должны действовать одиночно, рассчитывая голько на собственные силы. Но после сообщений об отработке на манёврах НАТО в 1952-1953 годах приёмов нанесения ударов носителями, следующими в общих боевых порядках возобладали подобные же взгляды, которые отражались и в официальных документах. Некоторые положения поражали своей наивностью. Так, в одном журнале излагалась следующая последовательность применения сил: после ядерного удара по вражеским кораблям через 3-5 мин их следовало атаковать торпедами.

В последующие годы возобладала идея нанесения комбинированных ударов: сначала крылатыми ракетами КС, запускаемыми с носителей Ту-4КС, а затем, "используя занятость комплексов ПВО", с минимальным временным интервалом нанести ядерные удары самолётами Ил-28.

Учитывая сложность построения совместных боевых порядков из самолётов Ил-28 и Ту-4КС, имевших существенную разницу в скоростях полёта и различные радиусы действий, подобные теории носили чисто умозрительный характер.

Эскадрильи самолётов "спецназ" прекратили существование в начале 1960-х годов, уступив место самолётам-носителям Ту-16А.

Следует отметить известный факт, проливающий свет на некоторые недостатки в развитии взглядов на боевое применение морской авиации и выработку принципов и тактики её использования. Многие вопросы разрабатывались в академиях, особенно Военно-Морской, весьма далёкой от понимания возможностей авиации, а тем более в части использования новых средств, данными о которых преподавательский состав не располагал. Поэтому подходы к тактике были упрощенными, схематичными. И даже тот узкий круг учёных и специалистов, который занимался, например, ядерным оружием, в тот период не имел чёткого представления о последствиях, связанных с его использованием. Возможно, это было и к лучшему.

Обеспечение испытаний ядерного оружия

До 1954 г. все испытания ядерного оружия проводили на Семипалатинском полигоне, что трудно сочеталось с логикой и здравым смыслом, и только 31 июля на островах Новая Земля сформировали второй испытательный полигон, посчитав, что он в большей мере отвечает требованиям безопасности (ближайший крупный населённый пункт Амдерма находился на расстоянии 280 км от полигона, Архангельск – более чем на 1000 км).

Поселок испытателей на Новой Земле

В течение длительного времени, а иногда всей жизни, участники, обеспечивающие ядерные испытания, хранили так называемые государственные тайны, представляющие собой не более чем секреты полишинеля. Наиболее вероятно, что повышенная секретность имела целью скрыть от общественности те безобразия, которые творили учёные и военные. Участников испытаний обманывали, и до настоящего времени или умалчивают, или скрывают правду о риске, которому они подвергались. Многие из них так и ушли в иной мир, затаив обиду.

Вспоминает В. Журков – член совета организации, которая раньше именовалась "Всесоюзный комитет подразделений особого риска"

"Это было в 1955 г. Служил я в звании лейтенанта в авиации БФ. И вот нашу эскадрилью в обстановке секретности перебрасывают в Североморск. Конечным пунктом назначения, как мы узнали, была Новая Земля. Многие догадывались, что это значит, и всеми правдами и неправдами старались уйти в сторону. Замполиту было известно больше – он и исчез вовремя. Сменились и многие другие руководители. А командиром полка стал майор.

На Новой Земле нам была поставлена задача "отгонять" американские самолёты, которые появлялись в районе испытаний ядерного оружия для взятия проб воздуха. Прибыли мы туда на три месяца, а пробыли три года. Сколько было взрывов – не могу сказать. Рвали на расстоянии 200-230 км от нас. Сначала хоть предупреждали, а потом мы только наблюдали за облаком.

Как-то академик Зельдович вызвал подполковника Злобина и сказал: "Надо пройти через облако". Тот ещё спросил, не сгорит ли в нём. "Нет, – говорит, – даём гарантию, что не сгоришь ". И лётчик прошёл прямо через эпицентр. Когда сел, дали ему триста рублей и "осчастливили"недельным отпуском в Архангельск. Куда он пропал потом – не знаю.

А замены нам всё не было. Тяжело было без элементарных человеческих условий жизни, без жён (за три года развелись процентов 70). Писали письма на имя Хрущёва, Жукова, но куда они девались – не знаем. В конце концов, провели партийное собрание, на котором поставили вопрос о направлении в ЦК закрытого письма. Только тогда из Москвы приехал член Военного совета. Кто служил здесь три года, говорит, будет ещё служить, как медный котелок. Один из лётчиков спросил его тогда: "А жён отдавать вам будем?". На вопрос. "Кто хочет демобилизоваться?" – встали все офицеры полка. Лишь после этого мы стали ждать замены".

А вот воспоминания старшего лейтенанта Фатеева В.П. В этот период он занимал должность правого лётчика на самолёте Ил-12 (этот самолёт раньше числился в составе транспортного полка авиации ТОФ, второй самолёт Ил-12, как уже говорилось выше, был сбит американскими истребителями 27 июля 1953 г.).

"На авиационном заводе № 30 ВМФ на самолёт дополнительно установили несколько кислородных баллонов с подводкой питания на каждое рабочее место. На другом заводе смонтировали заборники для проб воздуха и радиолокационные устройства. В конце августа 1955 г. мы перелетели на аэродром Рогачёво (Новая Земля). В следующем месяце произвели восемь вылетов на разведку погоды для обеспечения полётов самолётов- истребителей и облёта района предстоящих испытаний.

Особенно запомнилось 21 сентября 1955 г. В этот день наш самолёт и два Ли-2, пилотируемые капитанами Моисеевым Е. и Накоряковым С.Н., получили задание отследить след облака ядерного взрыва и произвести фотографирование. За двадцать минут до взрыва самолёты заняли заданные исходные районы. В момент взрыва мы выполняли полёт на высоте 500 м, причём наш самолёт даже не тряхнуло, а Ли-2, которые находились дальше от точки взрыва, но на высоте 3000 м тряхнуло основательно.

Через 20 мин после взрыва наш экипаж, надев кислородные маски, на высотах 1000-3000 м выполнил четыре прохода через облако ядерного взрыва по командам находившегося у нас на борту научного сотрудника.

После посадки мы отключились от бортовой кислородной системы и перешли на питание от парашютных кислородных приборов типа КП-27. Персональные приборы дозиметрического контроля показывали, что каждый из нас получил облучение по 12-14 рентген.

На следующий день четыре человека экипажа производили консервацию двигателя. Однако проявилось незнание технологии. Оказалось, что предварительно следовало дать поработать двигателю на чистом бензине Б-76, чтобы очистить цилиндры от нагара свинца. Эти операции выполнял повторно бортмеханик, что и завершилось его заболеванием ".

Для обеспечения испытаний в соответствии с директивой Главного штаба ВМФ от 25 октября 1957 г. был сформирован 918-й отдельный испытательный авиационный полк специального назначения с подчинением начальнику 12-й авиационной группы ВВС СФ. Командиром авиационного полка назначили подполковника А.К. Филенюка. Несколько странным был состав полка: эскадрилья самолётов Ил-28; эскадрилья самолётов МиГ-17, МиГ-19, Ан-2, Як-12 и вертолетов Ми-4; третья эскадрилья состояла из самолётов Ил-14 и Ли-2. Всего в штате полка числилось 22 экипажа, место базирования – аэродром Ягодник.

Первыми к полётам по спецзаданиям приступили подполковники Филенюк А.К., Татьянин И. Г., майор Симжаков Н.В.

В 1958 г. полк налетал 2278 ч, в том числе 1212 ч на полигоны Поной и Новая Земля.

Через два года полк переформировали в две отдельные испытательных эскадрильи: 271-ю и 273-ю. Командиром 271-й эскадрильи назначили майора Гусева А.И. Она состояла из шести авиационных звеньев: два Як-25, три Ил-28, шесть Ли-2, три Ми-4, три Ан-2. Место базирования – аэродром Ягодник. Вторую эскадрилью перебазировали на аэродром Красноводск (в тот период Туркменская ССР).

Приказом главкома ВМФ от 17 июня 1962 г. 271-ю отдельную авиационную эскадрилью переформировали в 365-й отдельный испытательный авиационный полк. Его командиром опять назначили теперь уже подполковника Гусева А.И. Аэродром базирования пос. Лахта (Катунино). В августе полк состоял из трёх эскадрилий. В 1965 г. в него поступили самолёты Ил-18, в 1966 г. прибыли Ми-6. В середине ноября 1977 г. последовала новая реорганизация. Первая эскадрилья состояла из самолётов Ил-18, Ан-26, Ил-14; вторая и третья эскадрильи – из вертолётов Ми-8.

(Продолжение следует)

Воздушно-орбитальная система «СПИРАЛЬ» Часть 3

Лукашевич В.П. Труфакин В.А. Микоян С.А.

Продолжение. Начало в № 10,11/2006 г.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ОДНОМЕСТНЫЙ ПИЛОТИРУЕМЫЙ ОРБИТАЛЬНЫЙ САМОЛЕТ («50»)

Наиболее проработанным в аванпроекте «Спираль» был экспериментальный пилотируемый орбитальный самолет – ЭПОС, выводимый в космос ракетой-носителем «Союз».

Лозино-Лозинский обоснованно полагал, что если ЭПОС начнет летать в космос, то программе боевых орбитальный самолетов быть, независимо от судьбы и темпов разработки ГСР и ракетного ускорителя.

Проектно-конструкторскую документацию по орбитальному самолету выпустили специалисты ОКБ А.И.Микояна под руководством Я.И.Селецкого:

– В.Ф.Павлов, В.П.Завгородный – ферменная конструкция фюзеляжа и теплозащитный экран;

– Н.Н.Веревкин – «горячая» конструкция крыла;

– З.Е.Берсудский – теплопрочностные расчеты;

– Ю.В.Бакшт – четырехстоечное лыжное шасси.

ЭПОС предназначался для натурной отработки аэродинамической компоновки, конструкции и всех бортовых систем, которые в дальнейшем будут применены в боевых самолетах, а также средств и методик, обеспечивающих боевое применение. ЭПОС уже фактически являлся опытным образцом боевого самолета, имея отсек для размещения телеметрической и контрольнозаписывающей аппаратуры объемом 2 м3 , он леггко модифицировался в дневной фоторазведчик путем замены оборудования, предназначенного для летно-конструкторских испытаний, на спецоборудование для фоторазведки.

ЭПОС был оборудован комбинированной двигательной установкой, включающей в себя:

– ЖРД орбитального маневрирования тягой 1500 кгс для выполнения маневра по изменению плоскости орбиты и выдачи тормозного импульса для схода с орбиты. Топливная система двигателя состояла из двух баков – горючего и окислителя. Рабочее давление в вытеснительной системе подачи компонентов топлива в ЖРД создавалось сжатым гелием;

– два аварийных ЖРД (для выдачи дублирующего тормозного импульса) с тягой в пустоте по 16 кгс каждый, работающих от топливной системы основного ЖРД. В случае наличия остатков топлива в баках после выдачи тормозного импульса летчик должен был слить топливо за борт с использованием вытеснительной системы на сжатом гелии;

– блок ЖРД для газодинамического управления (ГДУ) ориентацией самолета на орбите и спуске (ЖРД своей работой «помогают» управляющим аэродинамическим поверхностям до скорости М=3), состоящий из 6 двигателей грубой ориентации с тягой по 16 кгс каждый и 10 двигателей точной стабилизации с тягой 1 кгс каждый. Блок управляющих двигателей имел автономную вытеснительную топливную систему, состоящую из 2-х баков. При отказе ЖРД точной стабилизации их дублируют двигатели грубой ориентации;

– ТРД со стендовой тягой 2000 кг для полета на дозвуке и посадки. Этот двигатель являлся развитием подъемного двигателя 36- 35, выпускавшегося в ОКБ-36 для корабельных истребителей вертикального взлета Як-38. Он был выбран из-за малого удельного веса, равного 0,04 кг/кг тяги вместо 0,2, который имеют лучшие маршевые ТРД, и малого удельного расхода топлива. Топливо для двигателя – керосин. Топливная система состоит из двух баков с наддувом гелием. В основании киля расположен регулируемый воздухозаборник ковшового типа. Створка воздухозаборника открывается только перед запуском ТРД. Система управления ТРД обеспечивает диапазон плавного регулирования тяги от «малого газа» до «максимала».

Оборудование самолета состоит из следующих основных систем:

– источников электроэнергии;

– системы навигации и управления;

– системы жизнеобеспечения летчика;

– системы аварийного спасения летчика в случае катапультирования (именно так написано в аванпроекте, хотя мы понимаем, что катапультирование – это и есть аварийное спасение летчика);

– системы термостатирования отсеков оборудования и кабины;

– системы радиосвязи с коротковолновой КВ и ультракоротковолновой ДЦВ радиостанциями и внешними ан- тенно-фидерными устройствами;

– радиотелеметрической системы измерений с магнитными накопителями, обеспечивающей регистрацию на борту самолета 350 параметров;

– электрической трехпозиционной системы управления крыльями;

– системы индикации всех необходимых параметров для летчика на приборной доске и пультах кабины, включающей: указатель аварийного момента торможения (УАМТ), указатель скорости, индикатор пространственного положения (ИПП), дублер авиагоризонта ДА-200, указатель угловых скоростей, указатель высоты, навигационный индикатор, указатель перегрузок, счетчик дальности, часы и индикацию времени, указатель исполнения программ, блок введения программ, указатель положения шасси и крыльев, сигнализаторы контроля системы жизнедеятельности, вольт-амперметр, прибор контроля ТРД, комплексное табло сигнализаторов состояния бортовых систем, приборы включения и выключения ЖРД и двигателей газодинамической системы управления, прибор контроля ЖРД и двигателей газодинамической системы управления, пульт управления аварийным сливом топлива ЖРД.

Система индикации, средств контроля и управления обеспечивает возможность выполнения летчиком основных задач по управлению орбитальным самолетом и его бортовыми системами на всех этапах полета:

– проведение астро- и радиокоррекции навигационной системы;

– осуществление ручной ориентации и стабилизации самолета в орбитальном полете;

– контроль работы всех систем;

– управление по директорным приборам на этапе привода и посадки.

Размерности ЭПОСа

Корпус

Длина, мм 8000

Размах по заднему торцумм 4000

Радиус носка корпуса, мм 1500

Площадь плановой проекции, м2 24,00

Мидель корпуса, 3,70

Площадь дна, 2,80

Стреловидность носовой части, г род 74,33

Положение центра тяжести в % к длине 58

Крыло

Площадь поворотных консолей, м 2 2,33

Удлинение 1,91

Сужение 3,11

Стреловидность по передней кромке, град 55

Площадь элевонов, M2 1,84

Киль

Площадь, м2 1,70

Удлинение 2,06

Сужение 2,38

Стреловидность по передней кромке, град 60

Площадь руля направления, м2 . 0,44

Щитки

Площадь, M2 1,785

Выбранный интерьер кабины орбитального самолета позволяет рационально использовать объем и форму кабины и реализовать функционально оправданную компоновку кабины, снижающую утомляемость летчика и обеспечивающую удобную стыковку средств индикации с различными системами орбитального самолета. Входящие в состав системы индикаторы обеспечивают летчика информацией в достаточном объеме и виде, удобном для восприятия. Ряд индикаторов выполняет совмещенные функции на различных этапах полета, что уменьшает их общее потребное количество.

Для аварийного спасения пилота на любом участке полета в конструкции ОС предусматривалась отделяемая кабина-капсула фарообразной формы, имеющая собственные пороховые двигатели для отстрела от самолета на всех этапах его движения от старта до посадки. Капсула со всеми средствами спасения и жизнеобеспечения летчика разработана ОКБ-918 по техническому заданию ОКБ-155. Процесс катапультирования капсулы осуществляется в направлении «вперед-вверх», что позволяет спасать пилота не только во время полета на ГСР, но и на участке выведения с помощью РН «Союз». Для этого на ракете применен специально спрофилированный головной обтекатель с открытым проемом для выхода капсулы. В процессе катапультирования капсулы сначала на самолете распахиваются в разные стороны верхние панели обшивки перед кабиной, освобождая выходной проем. Затем кабина начинает движение за счет механического толкателя по рельсовым направляющим (длиной 30 см), являющимися частью силовой фермы самолета, для исключения соударений, потом створки сбрасываются, после чего включаются пороховые двигатели, осуществляющие увод капсулы от самолета.

Капсула снабжена управляющими двигателями для входа в плотные слои атмосферы, радиомаяком, аккумулятором и аварийным блоком навигации, который позволяет проводить грубую навигацию на орбите. После выдачи тормозного импульса отработавшие пороховые двигатели вместе с блоком навигации отделяются от капсулы перед входом в плотные слои атмосферы. Приземление осуществляется с помощью парашюта со скоростью 8 м/с, поглощение энергии на этой скорости при ударе о земную поверхность производится за счет остаточной деформации специальной конструкции угла капсулы, заполненного сминаемыми сотами.

Перегрузки, действующие на летчика, лежат в пределах физиологических норм. Система жизнеобеспечения создает нормальные условия для работы летчика и состоит из скафандра и системы терморегулирования кабины. Скафандр обеспечивает регенерацию, очистку и осушку воздуха, кислородную подпитку и отвод излишков тепла. Система терморегулирования кабины обеспечивает нормальные внутренние температурные условия.

Рокета-носитель «Союз» с орбитальным самолетом ЭПОС

Размещение орбительного самолета ЭПОС в обтекателе ракеты-носителя «Союз»

При загерметизированной кабине и открытом шлеме скафандра нормальные жизненные условия для летчика создаются совместной работой системы скафандра и системы терморегулирования кабины.

В случае разгерметизации кабины минимально необходимые жизненные условия для летчика создает система скафандра. В этом случае выполнение полетного задания должно быть прекращено после завершения текущего витка. Обзор из кабины обеспечивается двумя теплостойкими двойными стеклами площадью по 24 дм 2 . Стекла обеспечивают видимость при спуске и посадке до угла атаки 18 градусов включительно, что подтверждено макетными испытаниями. Вес отделяемой полностью снаряженной кабины с оборудованием, системой жизнеобеспечения, системой спасения кабины и пилотом 930 кг, вес капсулы-кабины при автономном приземлении 705 кг.

В целом, благодаря выбранным характеристикам отделяемой кабины и схеме размещения ее на самолете, составе и функциях ее подсистем, устройство отделяемой кабины получилось относительно простым, что является необходимым условием обеспечения высокой надежности. В заключении ЛИИ им. М.Громова по аванпроекту особо отмечались следующие достоинства системы аварийного спасения:

– постоянная готовность к работе;

– обеспечение необходимых условий жизнедеятельности пилота в сложных условиях на месте приземления;

– исключение необходимости установки фонаря кабины орбитального самолета как отдельного конструктивного агрегата.

Система навигации, автоматического и ручного управления орбитального самолета позволяет осуществлять все необходимые в полете операции:

– строить и удерживать точную ориентацию аппарата на орбите, необходимую при выполнении целевых задач, осуществлении маневра по изменению плоскости орбиты и при выдаче тормозного импульса для спуска с орбиты;

– управление траекторией самолета при спуске в атмосфере и при заходе на посадку (выведение самолета на направление посадочной полосы);

– ручную посадку на заданный аэродром в ночных и сложных метеоусловиях.

Система навигации и автоматического управления (СНАУ) состоит из автономной астроинерциальной системы навигации, из бортовой цифровой вычислительной машины (БЦВМ), ЖРД газодинамического управления, астрокорректора, оптического визира и радиовертикали-высотомера.

Единая БЦВМ предназначена для сбора и обработки исходной информации, поступающей от бортовых и наземных средств и определения данных, необходимых для систем автоматического и ручного (директорного) управления. Отметим, что при проектировании ОС впервые в практике отечественной авиации создавалась интегрированная система навигации и управления, причем в варианте орбитального самолета-разведчика интеграция охватывала и целевое оборудование.

Облегчая работу летчика, СНАУ не заменяет его, оставляя пилоту принятие решения о необходимости выполнения маневра по изменению плоскости орбиты для повторного прохода над целью, выполнение боевой задачи и последующей посадки, а также контроль за работой автоматики. При необходимости летчик может дублировать своими действиями автоматику, что существенно повышает надежность выполнения задания. Без летчика невозможно реализовать основного преимущества пилотируемого орбитального самолета – оперативности действий.

Алгоритм управления СНАУ на участке схода с орбиты основан на методе пространственного управления траекторией при снижении в атмосфере посредством изменения угла крена при неизменном (балансировочном) угле атаки. К моменту написания аванпроекта «Спирали» такой алгоритм управления на участке спуска в атмосфере уже был предложен для спускаемых аппаратов космических кораблей «Союз» и американских «Аполлонов», имевших малое аэродинамическое качество (К<1), но для крылатых космических кораблей он был предложен впервые. Этот алгоритм, позволяющий получить требуемые из условий нагрева, прочности и устойчивости траектории и осуществить боковое маневрирование в заданных пределах, оказался настолько удачным, что впоследствии он был принят в качестве штатного для всех крылатых спускаемых аппаратов и космических кораблей (БОР-4, БОР-5, «Буран» и «Спейс Шаттл»).

При проектировании СНАУ для «Спирали» впервые были сформулированы принципы построения радиотехнической микроволновой системы посадки. В ОКБ Микояна и в Московском институте электромеханики и автоматики были созданы первые полунатурные стенды для отработки СНАУ на дозвуковых участках полета орбитального самолета. Предельные значения разбросов точек вывода к моменту коррекции бортовой СНАУ не превышают 80-100 км. Алгоритм управления в горизонтальной плоскости основан на принципе вывода орбитального самолета в район посадки с вектором скорости, направленным вдоль ВПП, что достигается выбором точек переключения крена, определяемых по текущим параметрам движения для угла крена, заданного контуром управления в вертикальной плоскости.

Для гарантированного вывода самолета на посадочную полосу заданного аэродрома в сложных метеоусловиях предусматривается радиокоррекция фактических координат самолета после выхода его из плазмы на высоте 50-55 км (М=1 1 -12) с помощью бортовой аппаратуры, использующей информацию штатных аэродромных радиомаяков и перспективных (напомним, речь идет о 1966 г.) радиотехнических средств. Это позволяет летчику и автоматической системе управления полностью компенсировать инструментальные ошибки системы навигации до подхода к аэродрому и вывести самолет на направление посадочной полосы с динамическими ошибками не более 4-6 км на дальности 35-40 км от аэродрома и осуществить заход на посадку с работающим ТРД по курсоглиссадной зоне радиомаяка.

Для управления траекторией самолета при спуске помимо основной автоматической системы управления предусматривалась резервная упрощенная ручная система управления по директорным сигналам.

Стыковка ЭПОСА с ракетой-носителем прорабатывалась совместно с ОКБ-1 MOM и его Куйбышевским филиалом. Был произведен расчет динамики вывода самолета на орбиту и определены выводимый вес самолета (6800 кг) и возможная высота орбиты (до 150 км). При этом для уменьшения возмущающих аэродинамических моментов, действующих на ракету, самолет при выводе на орбиту должен был быть оснащен коническим обтекателем, сбрасываемым после отделения первой ступени ракеты. В этом случае никаких существенных доработок по прочности и системе управления ракетой не требуется. Доработке подле жат только стартовые и подъемные устройства с созданием наземных контрольно-проверочных и обслуживающих орбитальный самолет устройств.

В первых полетах ЭПОС должен был проверить принципиальную осуществимость газодинамического маневра по изменению плоскости орбиты. Этот маневр должен был стать штатным элементом программы полета боевых орбитальных самолетов в ударном и разведывательном вариантах для обеспечения возможности повторного прохода над целью. Располагаемое количество топлива для выполнения маневра составляло 2000 кг из-за ограничения веса самолета, выводимого на орбиту. Его хватало на 7 минут работы маршевого ЖРД и поворот плоскости орбиты только на 8 градусов. Тем не менее успех этой операции на ЭПОСе давал бы уверенность в повороте плоскости орбиты на боевых ОС на большие (требуемые) углы.

Первый испытательный орбитальный полет должен был выглядеть следующим образом. Сначала, после проверки бортовых систем ЭПОСА в Монтажно-испытательном корпусе на площадке №2 Байконура, производится заправка ЭПОСА высококипящими компонентами топлива, затем осуществляется стыковка с РН «Союз».

Консоли крыла складываются в стартовое положение («шалашиком на спине»), и после накатки головного обтекателя ракета с космическим аппаратом общей высотой около 37 м (из которых 10 м приходится на находящиеся под обтекателем ЭПОС и силовую ферму крепления к РН) вывозится на старт, где проводятся заключительные операции (комплексные проверки, заправка РН, посадка пилота-космонавта в аппарат, предстартовая готовность и т.д.), знакомые нам по пускам других «Союзов».

Запуск происходит ранним утром (с 6.00 до 9.00 ДМВ) (ДМВ – декретное московское время) в течение двух-трех часового стартового окна для обеспечения посадки на выбранные аэродромы на территории СССР в светлое время суток.

После старта на активном участке полета РН на обтекатель воздействует максимальный скоростной напор 3600 кг/м2 , летчик-космонавт испытывает максимальную перегрузку 4,4 д. Ракета выводит ЭПОС весом 7 т на низкую рабочую орбиту высотой 130 км, наклонением 51 градус и периодом обращения около полутора часов. Затем аппарат сбрасывает 200-килограммовую соединительную ферму и начинает получасовые проверки бортовых систем, во время которых наземный ЦУП анализирует поступающую с борта телеметрическую информацию, после чего начинается подготовка маневра по повороту плоскости орбиты – проверяются двигатели ориентации (ГДУ), ЭПОС стабилизируется для выдачи импульса. В начале второго вит

ка, в зоне слежения наземных командных пунктов включается маршевый ЖРД, и через 7 минут, «облегчившись» почти на 2 т, аппарат выходит на новую орбиту наклонением 58 градусов 45 минут. На втором витке продолжаются испытания бортовых систем, т.е. идет выполнение программы полета по «мирному освоению космоса», затем начинается подготовка к посадке.

Консоли крыла занимают положение для входа в атмосферу (угол поперечного V – 60 градусов), ЭПОС ориентируется двигателями вперед, и над Индийским океаном (примерно на расстоянии около 14000 км до аэродрома посадки) включением аварийных ЖРД (с целью их проверки) выдается тормозной импульс для схода с орбиты. Пилот-космонавт производит слив остатков топлива за борт и ориентирует аппарат под требуемым углом атаки для входа в атмосферу со скоростью М=25.

Гиперзвуковое маневрирование в атмосфере при используемом среднем качестве 0,9 (при угле атаки 45 градусов) может обеспечить зону посадок ±1 100 км в любую сторону от плоскости орбиты за счет совершения бокового маневра и до 4000 км в плоскости орбиты. (Максимальное аэродинамическое качество, которым обладает ЭПОС на гиперзвуке, равно К=1,5 при скорости М=6. В последующих полетах конструкторы надеялись повысить среднее качество ближе к максимальному значению за счет некоторого снижения угла атаки на гиперзвуковом участке (и соответственно, увеличения температуры нагрева ТЗЭ) для увеличения располагаемой величины бокового маневра до ±1480 км и до 6000 км по дальности в плоскости орбиты).

Прохождение участка максимальных тепловых потоков осуществляется с использованием изменения угла крена в пределах от 0 градусов до 60 градусов, что обеспечивает необходимую продольную и боковую дальность и вывод в заданный район посадки. Маневрирование по крену существенно упрощает схему управления и снижает до минимума затраты топлива на газодинамическое управление при спуске. Максимальные перегрузки, испытываемые летчиком на участке спуска, не превышают -1,4 g по оси X (в направлении «грудь-спина») и +1,4 g по оси Y («голова-ноги»). После снижения скорости до М=10 происходит программное раскладывание консолей до 45 градусов.

Следующая окончательная раскладка консолей в максимальное положение (угол поперечного V – 30 градусов) происходит на скорости М=2,5. На расстоянии 60 км до аэродрома запускается ТРД, развивающий тягу 1000 кгс на скорости М=0,35, и с высоты 2000 м начинается участок планирования, на котором самолет осуществляет предпосадочное маневрирование со скоростью около 400 км/час, снижаясь с вертикальной скоростью 18 м/сек по траектории с углом наклона 12 градусов.

С высоты 500 м производится заход на посадку. Выпускаемое шасси уменьшает аэродинамическое качество с 4,5 до 4. При посадочном весе 4,5 т самолет выдерживает посадочный угол 14 градусов, касаясь посадочной полосы на скорости 225-250 км/час. Длина пробега еще раскаленного аппарата по грунтовой полосе составляет 1000-1700 м. В конце полосы самолет уже ждут на почтительном расстоянии (все-таки остатки токсичного топлива!) встречающие, да и самолет только что вернулся из плазменной печи, нужно дать ему время остыть… А может быть, посадочная команда, одетая в костюмы химической защиты, быстро разворачивает наземные средства охлаждения корпуса и вентиляции внутренних отсеков? В любом случае это заканчивается выходом устало улыбающегося летчика-космонавта (а ведь никто из отряда наших космонавтов так и не стал по-настоящему летчиком-космонавтом, реализовав оба этих термина в одном полете…

Немногочисленные счастливцы, слетавшие в космос на американском шаттле, были там только пассажирами…), поздравлениями и объятиями на N-ском аэродроме в западной части СССР…

Этого не было. Но это могло бы быть! Такой полет мог реально состояться в начале 1970-х годов!

Много позднее, уже в наши дни, когда отшумели все эмоции по поводу закрытия программы ВОС «Спираль», один из конструкторов в беседе с автором сказал: «С ГСР это был еще, конечно, вопрос, а вот с орбитальным кораблем – ЭПОСом – вопросов нет, его реально можно было построить, и он бы сейчас летал…» Добавим от себя – только, наверное, все-таки с иной теплозащитой.

БОЕВЫЕ ПИЛОТИРУЕМЫЕ ОРБИТАЛЬНЫЕ САМОЛЕТЫ

На базе экспериментального орбитального самолета планировалось создать следующие варианты боевого пилотируемого орбитального самолета:

– разведчика для дневной фото- и постоянной всепогодной радиолокационной разведки;

– ударного самолета с ракетой «Космос-Земля» для уничтожения авианосных соединений противника и малоподвижных площадных целей;

– инспектора-перехватчика космических целей.

Из всех вариантов конструкторы наибольшее внимание уделяли варианту дневного фоторазведчика. Это связано с первоочередными потребностями военного заказчика системы, с одной стороны, и с более легкой модификацией детально проработанного ЭПОСа в фоторазведчик, с другой.

Остальные варианты требовали доработки конструкторской документации по мере уточнения методов боевого применения и дальнейшего продвижения смежных работ по оборудованию и бортовым системам. В результате проектирования было определено, что боевой орбитальный самолет при одинаковой с экспериментальным самолетом геометрии может иметь закабин- ный отсек для размещения спецоборудования объемом 2 м3 , что полностью удовлетворяет варианты разведчика и перехватчика.

В ударном варианте для размещения ракеты «Космос-Земля» объема закабинного отсека явно не хватало, и дополнительный объем 2 м3 решили получить за счет уменьшения запаса топлива. Ударный самолет и радиолокационный разведчик имеют разворачиваемые на орбите внешние антенны, которые сбрасываются перед сходом с орбиты. Отличительной чертой боевых вариантов является возможность выполнения маневра по изменению плоскости орбиты для повторного прохода над одной и той же точкой земной поверхности при выполнении боевого задания.

ДНЕВНОЙ ФОТОРАЗВЕДЧИК предназначался для детальной оперативной разведки малогабаритных наземных и подвижных морских предварительно заданных целей. Качественное преимущество орбитального самолета-разведчика как средства дальней разведки и целеуказания морских объектов заключалось в его способности эффективно действовать за пределами досягаемости авиационных разведывательных комплексов, подвергаясь существенно меньшему воздействию со стороны противника. Космический фоторазведчик выгодно отличается от обычных самолетов-разведчиков, имеющих ограниченные радиусы действия и применяемых в условиях наличия эффективной вражеской системы ПВО. Способность орбитального фоторазведчика изменять маневром плоскость орбиты на 1 7 градусов создает возможность двукратного прохождения над любой целью, расположенной севернее 10 градусов широты в восточном полушарии и севернее 20 градусов широты в западном полушарии, что повышает вероятность получения информации о цели и ее достоверность.

Логика работы фотоаппаратуры предполагалась следующая. Поиск цели и визуальные наблюдения за земной поверхностью ведутся летчиком через оптический визир, расположенный в кабине, при этом кратность увеличения визира может плавно изменяться от 3 до 50. Визир оснащен управляемым отражающим зеркалом для отслеживания цели с дистанции до 300 км. Совмещение плоскости оптической оси фотоаппарата и визира с целью ведет летчик вручную. Съемка производится автоматически при совпадении оси визира с целью. Один снимок охватывает размер площади на местности 20x20 км. Дистанция фотографирования вдоль трассы – до 100 км. За один виток летчик должен успеть сфотографировать 3-4 цели.

Вариант фоторазведчика оснащен станциями КВ и УКВ диапазонов для передачи информации на землю. При необходимости повторного прохода над целью по команде летчика СНАУ обеспечивает автоматическое выполнение маневра. Уже на самых начальных стадиях проектирования разработчиками проводились работы по дальнейшему совершенствованию целевых бортовых систем фоторазведчика: для повышения надежности предусматривалась разработка дублированной системы ручного выполнения маневра летчиком по директорным приборам; предусматривалась возможность замены фотоаппарата детальной разведки на фотоаппарат обзорной разведки, велась разработка аппаратуры системы обработки и дешифровки пленки на борту с телевизионной передачей на Землю наиболее важных участков съемки.

РАДИОЛОКАЦИОННЫЙ РАЗВЕДЧИК предполагался как дальнейшее развитие фоторазведчика. Отличительной чертой радиолокационного разведчика являлось наличие внешней разворачиваемой одноразовой антенны размером 12x1,5 м. Предполагаемая разрешающая способность приэтом должна была быть достаточной при разведке авианосных морских соединений и крупных наземных объектов, при ширине полосы обзора по наземным объектам – 25 км, при разведке над морем до 200 км.

Старт "Союза"

До сих пор мы рассматривали прикладные, уже ставшие «традиционными» области использования околоземного космического пространства в военных целях. Но замыслы разработчиков ВОС «Спираль» простирались гораздо дальше, поэтому мы ниже переходим к описанию вариантов боевого самолета, предназначенных для ведения активных боевых действий в космосе и из космоса по надводным и наземным целям. В самом деле, обнаружение и сопровождение авианосных ударных групп противника в «особый» период ведется с целью их последующего уничтожения в случае начала боевых действий. Но если мы можем засечь их из космоса, вне зоны действия корабельной ПВО, так почему же не попытаться их из космоса и уничтожить?

Для этого (поражения подвижных морских целей) и предназначался УДАРНЫЙ САМОЛЕТ с ракетой класса «Космос-Земля» на борту. Предполагалось, что пуск ракеты будет производиться из-за горизонта при наличии целеуказания от другого орбитального самолета-разведчика или спутника. Уточненные координаты цели определяются локатором и средствами навигации орбитального самолета. Наведение ракеты по радиоканалу на начальных участках полета позволяло проводить коррекцию с повышением точности наведения ракеты на цель. Ракета со стартовой массой 1700 кг обеспечивала поражение морской цели (типа авианосец), движущейся со скоростью до 32 морских узлов, с вероятностью 0,9 (круговое вероятное отклонение боеголовки 250 м).

Количество топлива для маневра на орбите у ударного самолета было меньше на величину веса ракеты с таким расчетом, чтобы суммарный стартовый вес оставался в пределах 8800 кг. Поэтому ударный самолет мог повернуть плоскость орбиты на небольшой угол, что позволяло повторно пролететь над целью, находящейся только в высоких широтах. Орбитальный самолет в ударном варианте сочетал в себе положительные свойства глобальной (орбитальной) ракеты и обычного самолета. Он, как обычный самолет, мог осуществлять прицельный пуск ракеты, обеспечивая тем самым возможность поражения подвижных (морских) объектов, а также малоразмерных объектов с более высокой точностью по сравнению с глобальной и баллистическими ракетами, и в то же время он, как и глобальная ракета, осуществлял полет на сравнительно малой высоте, с большей скоростью, чем скорость баллистической ракеты, и мог поражать цели при любой дальности и с любых возможных направлений.

Выскажем еще одно соображение по поводу ударного варианта орбитального самолета. Ударный самолет по сути являлся пилотируемой «глобальной» ракетой. Глобальная ракета, кроме обычных возможностей для поражения целей по баллистическим траекториям, позволяет поражать цель путем торможения головной части в заданный момент времени полета ракеты по круговой орбите ИСЗ.

Теоретической базой для начала работ по глобальным ракетам в СССР в 1961 г. и планов их боевого применения послужили следующие соображения. Головные части баллистических ракет дальнего действия (МБР) длительное время считались неуязвимыми для средств противоракетной обороны (ПРО) противника. Однако вскоре были разработаны системы, которые, используя сам принцип баллистического полета ракеты (известный закон движения, максимальная высота траектории более 1000 км), давали возможность раннего обнаружения (в первые минуты полета, за 30-40 минут до подрыва БЧ) и точного прогнозирования траектории полета ядерной боевой части (БЧ), указывали координаты намеченной цели, обеспечивали достаточное время для обнаружения БЧ и позволяли вести эффективную борьбу с ними.

Известные способы защиты БЧ (ложные цели, увод корпуса ракеты и др.) в большинстве своем до конца не решают задачу прорыва БЧ к цели. Особенно это было актуально для советских ракет, летящих на США через Северный полюс, т.к. США создали эшелонированную систему обнаружения летящих баллистических ракет NORAD с северного, «ракетоопасного» направления, закрывающую весь североамериканский континент. Как показали исследования, радикальным решением, существенно снижающим эффективность средств ПРО противника в борьбе с БЧ, могло стать создание глобальных ракет, т.е. обеспечение движения ракет не по баллистическим, а по низким орбитальным (глобальным) траекториям ИСЗ при высоте орбиты порядка 150 км с последующим выводом БЧ на цель путем ее торможения в заданной точке траектории ИСЗ, каким и являлась БЧ. Защита БЧ обеспечивалась за счет того, что на низких высотах полета дальность обнаружения БЧ средствами ПРО противника уменьшалась до 500-600 км против 4000-8000 км для баллистических траекторий, а располагаемое время для поражения БЧ сокращалось до 2 мин вместо 12-15 мин.

Компоновка фоторазведчика

Другим важным фактором защиты БЧ являлась способность глобальной ракеты атаковать ядерной БЧ с низкой околоземной орбиты наземную цель с любого незащищенного, например с южного, направления. Возможность стрельбы глобальными ракетами в прямом и противоположном направлениях по отношению к цели требовала от противника создания круговых средств ПРО.

В разработке и постановке глобальных ракет на боевое дежурство есть и юридический аспект – дело в том, что после первых испытательных американских и советских ядерных взрывов в околоземном пространстве в 1963 г. был принят международный договор о неразмещении ядерного оружия в космосе. Но если в полете боевая часть не замыкает свой первый виток вокруг Земли, то юридически она не выходит на орбиту и тем самым договор не нарушается. Незамкнутая орбита БЧ удовлетворяет ситуации, когда «и овцы целы» (видимость «мирного освоения космоса»), «и волки сыты» (остается возможность проведения ЛКИ глобальных ракет в мирное время, соблюдая международные соглашения). Разумеется, в военных условиях количество витков на орбите ИСЗ ядерной БЧ глобальной ракеты определялось бы уже не юридическими ограничениями, а военной целесообразностью.

После развала СССР в отечественной печати стал искажаться смысл и целесообразность создания глобальных ракет. Серьезный анализ (а откуда ему было взяться в условиях тотальной секретности?) подменяется поверхностными выводами. Например, в последнее время часто высказывается мысль, что занимаясь разработкой глобальных ракет, СССР, не считаясь ни с какими затратами, «свихнувшись на ракетной гонке», создавал безумно дорогую, но совершенно неэффективную систему. Вот что пишет А.Железняков в своей книге «Взлетая, падала ракета…»:

«…Был еще один отрицательный фактор, который, в конце концов, остановил работы над ударными космическими системами в США. Это их высокая стоимость. Когда американские политики подсчитали, что система обойдется в десятки раз дороже аналогичной по возможностям системы баллистических ракет, за океаном об этой идее просто-напросто забыли. Иначе обстояло дело в СССР. В конце 1950-х – начале 1960-х годов ракетное оружие было в фаворе у советского руководства, поэтому зеленый свет получала практически любая ракетно-космическая программа, какой бы дорогой, а часто абсурдной она ни была. Так было и в этом случае».

Ответим сразу – нет, не любая дорогая ракетно-космическая программа, даже необходимая для обороноспособности страны, принималась к исполнению. Достаточно вспомнить ответ Н.С.Хрущева на предложение В.Челомея разместить РН УР-500 («Протон») с моноблочной термоядерной БЧ в шахте с автоматической револьверной или линейной перезарядкой шестью (!) ракетами: «Или ваша шахта, или коммунизм!»

Другими словами, не на любую программу легко выделялись деньги. Возвращаясь к глобальным ракетам, отметим, что дело, конечно, было не в стоимости программы – при сравнительной оценке сложных технических (в т.ч. военных) систем определяющим является критерий «стоимость-эффективность». Ну и, конечно, методика определения этого критерия. Другими словами, всегда является предпочтительней та система оружия, которая при одинаковых затратах (стоимости) нанесет противнику больший ущерб либо при одинаковом наносимом ущербе будет стоить дешевле. И вот здесь материалы аванпроекта «Спирали» неопровержимо показывают эффективность глобальных ракет и ударного варианта орбитального самолета (естественно, в том виде, в той обстановке и в то время) по сравнению с обычными межконтинентальными баллистическими ракетами.

Логика рассуждений разработчиков «Спирали» была следующей. Основным средством нанесения удара по стратегическим объектам противника являются межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), способные донести боевой заряд до любой точки земной поверхности; массированное применение каких-либо других средств для решения стратегических задач нецелесообразно. Как правило, гарантированное уничтожение цели характеризуется определенной (заданной) вероятностью ее поражения ракетой (величиной ущерба).

Но с развитием системы ПРО противника будет увеличиваться эффективность перехвата одиночной ракеты, поэтому для нанесения цели ущерба «не ниже заданного» (неизменности числа ракет, успешно преодолевших ПРО) будет расти общее число запускаемых ракет (потребного наряда МБР).

Очевидно, что применение баллистических ракет по одиночным малоразмерным подвижным и высокопрочным целям с ростом эффективности ПРО становится нецелесообразным. Наиболее результативный способ снижения эффективности объектовой ПРО противника является уменьшение промежутка времени с момента обнаружения подлетающей БЧ до поражения цели. Проще всего это сделать за счет применения орбитальных аппаратов, летящих на высотах 100-150 км, в этом случае системе ПРО может просто не хватить времени на перехват атакующей БЧ из-за малой дальности обнаружения.

В самом деле, максимальное возможное время слежения наземной радиолокационной станцией при движении цели на постоянной высоте от линии горизонта до зенита не превышает 2,5-3 мин при высоте полета цели 100-150 км, как и для обычных самолетов, летящих на высоте 40-50 м. Анализ показывает, что вероятность перехвата одиночной баллистической ракеты реальной системой ПРО противника, вооруженной ракетами «Найк- Зевс» 1960-х годов, составляет величину, близкую к 0,5-0,87.

В этих же условиях, вследствие уменьшения располагаемого времени, вероятность перехвата глобальной ракеты, имеющей такую же высоту полета, как и орбитальный самолет, не превышает величину 0,05-0,3. Нетрудно видеть, что для гарантированного уничтожения цели (вероятность выполнения задания 0,9), защищенной ПРО на основе зенитных ракет «Найк- Зевс», необходимо было около 12 МБР или 4 глобальные ракеты. Другими словами, при близкой стоимости МБР и глобальной ракеты стоимость уничтожения цели с помощью последней будет в 3 раза дешевле! Даже если глобальная ракета будет в два раза дороже МБР, то мы все равно будем иметь 30 %-ую экономию средств!

Но, в отличие от глобальных ракет, пилотируемый орбитальный самолет, располагая бортовыми средствами информации о действиях противника, может выполнить противоперехватный маневр, выпустить ложные цели и включить активные радиолокационные помехи в оптимальные моменты времени. Указанная особенность орбитального самолета может привести к дальнейшему снижению эффективности ПРО противника даже по сравнению с перехватом глобальных ракет.

Отсюда разработчики «Спирали» делали вывод: ударный орбитальный самолет может оказаться очень эффективным средством поражения целей на поверхности Земли. Более того, его эффективность по сравнению с баллистическими ракетами будет возрастать по мере развития системы ПРО.

С позиций сегодняшнего дня можно заключить, что дальнейший ход развития противостояния глобальных (орбитальных) ракет СССР и систем ПРО США подтвердил правоту конструкторов «Спирали». В 1972 году между СССР и США был подписан договор по ограничению систем ПРО. Согласно условиям договора, сторонам запрещалось создание (испытания) и развертывание систем ПРО территории страны и разрешалось развертывание только по одному комплексу ПРО для защиты одного любого объекта (на выбор) каждой из сторон.

СССР в первой половине 1970-х годов защитил противоракетной обороной Москву, а США развернули объектовую систему ПРО вокруг базы МБР «Гранд Форкс».

25 августа 1969 года на Байконуре заступил на боевое дежурство (официальное принятие на вооружение 19 ноября 1969 г.) единственный ракетный полк с комплексом орбитальной ракеты «Р-36-Орб» (зарубежное обозначение SS-9 Mod 3/Scarp). 18 ракет (8К69) шахтного базирования, оснащенных боеголовками системы «частично-орбитального бомбометания», простояли на боевом дежурстве до 1983 года, когда они были уничтожены в соответствии с положениями советско- американского договора об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2).

После распада СССР и коренного изменения геополитической обстановки в мире США в 2001 году в одностороннем порядке вышли из договора по ПРО и в августе 2004 года начали развертывание на Аляске новых комплексов ПРО территории страны от атаки одиночных МБР. У России остались доставшиеся в наследство от СССР московский комплекс объектовой ПРО и сильно поредевшая (пять из восьми дальних радиолокационных станций на «ракетоопасных» направлениях осталась на территории стран СНГ и Балтии) система оповещения о ракетном нападении и обветшавшая космическая спутниковая группировка разведывательных спутников.

Что дальше? В США полным ходом ведутся работы по созданию космических ударных систем (выполняющих в том числе и функции космического эшелона ПРО), а Россия может себе позволить (в ответ на американский выход из договора по ПРО) выйти из договора СНВ-2, продлевая ресурс стоящих на вооружении тяжелых ракет «Воевода» (РС-20В, по классификации НАТО – SS-18 Satan), построенных в 1980-е годы на производственном объединении «Южмаш» и несущих до 10 боеголовок индивидуального наведения; да ограниченные работы по совершенствованию советских мобильных МБР «Тополь» (SS-25) и шахтных «Тополь-М» (SS-27) и разработку новых зенитных ракетных комплексов С-400 «Триумф», способных выполнять функцию объектовых средств ПРО.

Ударных космических средств в России не предвидится – слабость экономики и, как следствие, смена военной доктрины сделали свое дело… Хочется заметить, что авторы не являются апологетами военного противостояния России и США, а только обращают внимание читателя на нарушение краеугольного баланса стратегических сил. Согласитесь, что в наше неспокойное время жить в условиях паритета все- таки как-то спокойнее…

(Продолжение следует)

Виктор Марковский Игорь Приходченко

Истребитель- бомбардировщик Су-7

Продолжение. Начало в № 4-11/2006 г.

Су-7 Б раннего выпуска (17 серия, 7 машина) в экспозиции музея ВВС в Монино

Вступая в строй (Начало освоения Су-7 и Су-7Б)

В начале 1959 года первые серийные Су-7 поступили в ЦБП и ППС фронтовой авиации ВВС СССР, занимавшийся отработкой тактики боевых действий авиации и методическими вопросами, связанными с освоением новой техники и обучением личного состава, и расположенный в Воронеже (в 1960 году Центр перебазировался в Липецк).

Весной того же года их получил 523-й Оршанский Краснознаменный орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского истребительный авиационный полк (иап), базировавшийся на аэродроме Воздвиженка недалеко от города Уссурийска Приморского края. Заслуженный полк прошел всю войну, а с мая по декабрь 1951 года на истребителях МиГ-15бис воевал в Корее.

По мере освоения новых машин, чему в немалой степени способствовала близость завода-изготовителя, позволявшая быстро решать возникающие вопросы, на базе полка с 6 октября 1959 года начались войсковые испытания фронтового истребителя Су-7.

"Семерки" существенно отличались от привычных МиГов, а отсутствие учебных машин и большой букет "детских болезней" еще очень сырого и недоведенного самолета потребовал огромных усилий от всех участников испытаний, по сути, являвшихся проверкой машины на "профпригодность".

Особенно досаждал помпаж двигателя и воздухозаборника, плохая приемистость АЛ-7Ф-1 и его небольшой ресурс в 25-50 часов (а реально и того меньше). В связи с этим, а также дефицитностью ТРДФ, на Су-7 руление с включенным двигателем не допускалось – на взлетную полосу самолет выкатывали тягачом и только там запускали двигатель, а после посадки самолет сруливал с ВПП и двигатель быстро выключали. На стоянку Су-7 возвращался также на буксире.

Кроме ресурса двигателей, Су-7 имел множество ограничений режимов полета, которые по мере испытаний не уменьшались, а, наоборот, увеличивались, грозя превратить фронтовой истребитель в маломаневренную машину, пригодную разве что для "полета по прямой".

Плотная компоновка и технологические лючки небольших размеров сильно затрудняли техническое обслуживание, а для доступа к ряду агрегатов порой приходилось снимать несколько других. Даже контровка многочисленных разъемов требовала известной ловкости, часто граничащей с изобретательностью.

Техники с иронией называли Су-7 "самолетом, самым безопасным в обслуживании зимой", с долей правды указывая, что в лючок можно засунуть руку с инструментом, только если снять перчатки, а поскольку в мороз металл примерзал к телу, то потерять что-либо или оставить в самолете было невозможно – инструмент крепко прихватывало к руке.

Тогда же и родилось известное изречение «Конструктор Сухой, самолет сырой, а техник мокрый». И дело заключалось не только в сложности самолета и его обслуживания, а также недостаточной квалификации техсостава – на этапе освоения производства нередко и заводские рабочие после бесплодных попыток затянуть недоступный болт или стык трубопровода откровенно халтурили, в результате чего случались поломки, аварии и катастрофы.

Один из первых серийных истребителей Су-7 служил наглядным пособием в Военно- воздушной инженерной орденов Ленина и Октябрьской Революции, Краснознаменной академии имени профессора Н.Е. Жуковского. Под самолетом лежат блок У Б-16-57 НАРС С-21 и авиабомба ФАБ-500 М-46

На заслуженном отдыхе. Истребитель Су-7 с блоками ОРО-57К Ейского ВВА УЛ.

Истребитель-бомбардировщик Су-7Б

Серьезной проблемой стал перегрев и оплавление проводов в электрожгутах в районе двигателя, что потребовало от заводских бригад провести на самолетах перекладку большей части проводки в районе ТРДФ с обеспечением лучшей термозащиты и перепайку многих разъемов.

Несмотря на трудности, испытания продолжались и были официально завершены 16 мая 1960 года с целым "букетом" замечаний и претензий, которые требовалось устранить. Только после этого истребители Су-7 могли считаться боеспособными. Кроме того, по мнению летчиков, как фронтовой истребитель Су-7 был все же тяжеловат и недостаточно маневрен, а ограничения, наложенные на двигатель, его малая надежность и ресурс вкупе с большим расходом топлива ставили под сомнение перспективы новой машины.

В результате самолет в качесте истребителя так и не был принят на вооружение, получив статус переходной машины.

Вторым полком, получившим истребители Су-7, стал 821-й иап, базировавшийся на аэродроме Хвалынка возле города Спасск-Дальний Приморского края. Как и полк из Воздвиженки, он участвовал в войне в Корее и летал на МиГ-15бис, часть из которых продолжала эксплуатироваться и после получения Су-7.

Тем временем для подготовки летчиков "семерок" было выбрано Ейское ордена Ленина высшее военное авиационное училище летчиков (ВВАУЛ), ведущее свою историю от офицерской школы морской авиации, образованной 28 июля 1915 года в Петрограде.

Обычно, стремясь поскорее перевооружить воинские части, в них сдавали практически все выпускаемые промышленностью самолеты и тем приходилось осваивать их своими силами, а училища получали новую технику "по остаточному принципу", бывало, через несколько лет после ее появления в строю. Очевидно, что такая методика переучивания строевых летчиков в стиле "само пойдет" не отличалась эффективностью. К счастью для Су-7, его появление сопровождалось более рациональным подходом. Новизна новой машины потребовала того, что в строевые полки ВВС и училище самолеты стали поступать практически одновременно.

Су-7 "без буквы" в 963-й учебный авиационный полк (уап) Ейского ВВАУЛ в Таганроге стали поступать в конце 1959 года прямо с завода в Комсомольске-на-Амуре. Инструкторы училища зимой 1960 года с помощью за- водчан и испытателей прошли программу переподготовки на новый самолет, и уже с весны начались первые полеты.

До 1961 года в полку продолжали готовить инструкторов и нарабатывать методику обучения курсантов, учитывая то, что двухместные "спарки" отсутствуют и на новом типе курсантам придется сразу же вылетать самостоятельно.

Один из первых Су-7 Б, переданных для обучения курсантов Ейского ВВА УЛ

Тренаж в кабине Су-7Б. На самолетах последних серий устанавливалось катапультируемое кресло КС-3. Ейское ВВАУЛ, Таганрог, 1964 год

Летчик-инструктор наставляет курсантов перед полетами по программе Госэкзаменов. Курсант по центру экипирован в защитный шлем ЗШ-ЗМ, спасжилет АСЖ-58 и противоперегрузочный костюм ППК-1. Таганрог, 1966 год

В 1962 году в училище на Су-7 уже начали готовить первую группу из 20 курсантов 4-го курса. Перед полетами на "семерке" их вывозили на УТИ МиГ-15 на повышенных скоростях по кругу и по глиссаде без выпуска шасси и механизации, стараясь сымитировать большую посадочную скорость Су-7, после чего выпускали в самостоятельный полет на новой машине. Позднее, кроме УТИ МиГ-15, в учебном процессе задействовали и две "спарки" МиГ-21У, режимы полета, а особенно посадки которых были более схожи с Су-7. На "двадцать первом" курсанты выполняли по два полета и уже потом вылетали на "семерке".

В этих условиях треножная подготовка была очень жесткой – когда инструктор перед вылетом проводил опрос по технике пилотирования и матчасти в кабине самолета, секундная заминка при ответе приводила к отстранению курсанта от полетов.

С появлением в 1965 году "спарок" методика обучения стала более "щадящей": после курса первоначальной летной подготовки на Л-29 курсанты выполняли 28-35 вывозных полетов с инструктором на Су-7У и переходили на боевой самолет. Впрочем, контраст был более чем ощутимым: как вспоминал один из выпускников училища, "после Л-29 первый вылет но Су-7 был натуральным быстрым ужасом, на этом чудище отрыв от полосы наступал при 360-380 км/ч, а мы-то на "элке" по маршруту летали на истинной скорости в 360 км/чГ.

Непростым оказывался переход на сверхзвуковую технику и для строевых летчиков – в основной массе те "пересаживались" на Су-7 с МиГ-17 (достаточно сказать, что взлетная скорость у того не превышала 220-230 км/ч, а в воздухе он устойчиво держался вплоть до 200 км/ч – вдвое меньше минимальной полетной скорости Су- 7, из-за чего летчикам рекомендовалось "поскорее забыть" о прежних навыках).

Для оказания помощи строевым летчикам и укрепления доверия к Су-7 были организованы демонстрационные полеты испытателей в частях ВВС, раскрывавшие возможности машины. Настоящие представления устраивал комэск ГК НИИ ВВС Ю. Рогачев, в опытных руках которого Су-7 выполнял безукоризненный пилотаж на малой высоте.

Выполняя всевозможные "кувырки" и приемы боевого маневрирования, летчик по радио через громкоговорители сопровождал полет комментарием о режимах, скорости, высоте, перегрузке и особенностях поведения самолета.

В связи с быстрым завершением серийного производства истребителей Су-7 и переходом завода на выпуск Су-7Б, часть машин, не попавших в полки, поступила в распоряжение промышленности для проведения различных испытаний, а после 1965 года Су-7 стали снимать с эксплуатации и в ВВС, постепенно передавая в учебные заведения в качестве наглядных пособий.

Первым строевым полком ВВС, получившим новейшие истребители-бомбардировщики Су-7Б, стал 642-й Гвардейский Краснознаменный Братислав- ский отдельный авиационный полк истребителей-бомбардировщиков (апиб) 1* 48-й ВА Одесского военного округа (ОдВО), базировавшийся на аэродроме вблизи города Вознесенск Николаевской области (именовавшийся также Мартыновкой по расположенному рядом с аэродромом поселком Мартыновское).

Полк под командованием п-ка А.И. Фукалова до этого эксплуатировал МиГ-15бис и с момента своего формирования 1 ноября 1940 года, являлся "ударным". В июне 1960 года первые серийные Су-7Б прибыли в часть, а уже с 5 января 1961 года на базе части начались войсковые испытания самолета, успешно завершившиеся в октябре. Еще ранее, не дожидаясь их окончания, 24 января 1961 года Су-7Б был принят на вооружение. Позднее на базе полка была проведена первая общевойсковая конференция по обмену опытом освоения и боевого применения Су-7Б, на которой присутствовал и П.О. Сухой.

1* Наименования полков ИБА даны по состоянию на конец 70-х годов. Следует отметить, что 11 ноября 1976 года Приказом ГШ ВВС прошло переименование частей и соединений ИБА: сохранив прежние номера и подчиненность, истребительно-бомбардировочные авиационные полки и дивизии (ибап и ибад) сменили наименования на авиационные полки и дивизии истребителей-бомбардировщиков (апиб и адиб).

" От Москвы до самых до окраин…" (Части советской авиации на Су-7Б)

По мере серийного выпуска Су-7Б и его модификаций увеличивалось и количество полков ИБА, на вооружение которых поступили новые истребители-бомбардировщики Сухого.

В начале 1961 года Су-7Б начали поступать в 274-й апиб Московского военного округа (МВО), базировавшийся в Кубинке, летчики которого уже 9 июля 1961 года продемонстрировали публике свои "семерки" во время воздушного парада в Тушино. Позднее часть была передислоцирована на аэродром Мигалово возле Калинина, а в 1967 году полк получил новые Су- 7БКЛ.

Осенью 1977 года в связи с переходом на Су-17МЗ самолеты были переданы новоиспеченному 321-у отдельному апиб 15-й ВА Прибалтийского военного округа (ПрибВО), сформированному на аэродроме Сууркюль (Эмари). "Новый" полк имел на вооружении С/-7БКЛ, Су-7У и один Су-7БМК и летал на "семерках" до переучивания на Су-24 в 1983 году.

Летчики 274-го апиб на фоне своих Су-7БКЛ. Самолет с бортовым номером №42 поднят на подъемники для замены колес основных стоек шасси

Этот известный снимок олицетворения мощи ВВС сделан в начале 70-х годов на аэродроме Вознесенск на юге Украины

В 523-й Оршанский Краснознаменный орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского апиб Су-7Б начали поступать в конце 1961 года, а в 1965 году на смену им и все еще остававшимся в полку "чистым" Су-7 с завода стали приходить Су-7БКЛ, остававшиеся на вооружении части до 1971 года, когда их сменили первые Су-17. Кроме этого полка, в составе 1-й Краснознаменной ВА Дальневосточного военного округа (ДВО) на "семерках" летал 229-й апиб в Бирофельде, сформированный в 1982 году на новом аэродроме недалеко от Биробиджана.

Строительство в короткие сроки на болотистой местности аэродрома рядом с китайской границей и формирование на нем "ударного" полка было определенной демонстрацией силы перед беспокойным соседом. Командиром части был назначен п.п-к Заборовский.

С августа по ноябрь 1982 года полк принимал самолеты, ранее состоявшие на вооружении 306-го апиб, находившегося в белорусских Бобровичах. Из- за ограниченного запаса заправляемого топлива отрезки между аэродромами взлета и посадки не должны были превышать 1000 км, учитывая расход, затрачиваемый на сбор группы после взлета и при построении захода на посадку.

Поскольку расстояние между Бобровичами и Бирофельдом превышало 7000 км, одна перегонка включала 10- 11 посадок. Всего за два с половиной месяца было выполнено четыре перелета по 10 бортов в каждом (самолеты сопровождали два Ан-12 с техсоставом и полным набором запасных частей), давшие в итоге порядка 420 посадок!

Полеты выполнялись на незнакомые аэродромы с различными превышениями, схемами построения захода на посадку, различной длиной и шириной ВПП, в погодных условиях от ПМУ до жесткого минимума.

На Су-7БМ полк летал до 1985 года, когда им на смену пришли Су-17М2, ранее принадлежавшие 806-му апиб из Луцка, а "спарки" в части продолжали эксплуатироваться вплоть до ее расформирования в 1989 году.

В соседней 23-й ВА Забайкальского военного округа (ЗабВО) Су-7Б был вооружен 6-й Краковско-Берлинский орденов Суворова и Кутузова апиб в Степи и 189-й Гвардейский Брестский ордена Суворова апиб, базировавшийся на аэродроме Борзя (Чиндант) и перешедший на новые истребители- бомбардировщики с МиГ-15бис.

В Северо-Кавказском военном округе (СКВО) "семерками" были вооружены два полка Ейского ордена Ленина ВВАУЛ имени дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР В.М. Комарова – уже упомянутый выше 963-й уап в Таганроге и 959-й уап в Ейске, а также 802-й уап Краснодарского ВАЛТУ, готовившего летчиков для дружественных стран.

После Су-7 полки Ейского училища стали получать Су-7Б и БМ, а позднее БКЛ и несколько Су-7БМК. С 1965 года поступили и первые "спарки" Су-7У, что значительно облегчило обучение курсантов. Кроме базовых аэродромов, на которых в основном летали старшекурсники, у каждого полка был и свой лагерный аэродром. Так, у Таганрогского полка это было Миллерово, а у Ейского – Буденновск.

С 1981 года 963.-й уап начал переучиваться на Су-17, а последние училищные "семерки" в 1985 году были отправлены для укрепления ВВС Афганистана в Шиндант, где и закончили свой путь.

34-я ВА Закавказского военного округа (ЗакВО) располагала одним полком "семерок" – 168-й Гвардейский Краснознаменный ордена Александра Невского отдельный апиб базировался на аэродроме Большие Шираки. Полк перешел на Су-7БМ и БКЛ с МиГ-17 и летал на них до 1978 года, после чего был перевооружен на Су- 17М2 и МЗ и в 1984 году вошел в состав 36-й адиб.

На Украине, кроме 642-го Гвардейского апиб 48-й (позднее 5-й) ВА ОдВО на аэродроме Вознесенск укомплектованного Су-7Б и БМ, "семерки" находились на вооружении четырех полков 17-й (позднее 14-й) ВА Прикарпатского военного округа (ПрикВО). В Овруче базировался 69-й апиб, переучившийся на Су-7Б с МиГ-17, а в Луцке – 806-й дважды Краснознаменный ордена Суворова апиб, одним из первых получивший Су-7Б в 1962 году.

Подготовка к полету Су-7 Б последних серий на одном из полевых аэродромов

Дислокация Су-7 на Дальнем Востоке и в Закавказье

314 -й апиб, сформированный на Су-7 Б в середине 70-х, базировался в Черлянах, а 947-й Севастопольский апиб – в Дубно, сменив в 1976 году свои МиГ-17 на Су-7БМ и Су-7БКЛ.

26-я ВА Белорусского военного округа (БВО) некоторое время имела в своем составе четыре авиационные части на Су-7Б. В Бобровичах базировались два полка – "старый" (так его называли в гарнизоне) 953-й Витебский орденов Суворова и Кутузова апиб имени Ленинского Комсомола Белоруссии, входивший в состав 1-й Гвардейской Сталинградской ордена Ленина дважды Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова адиб.

Полк был сформирован в 1942 году в городе Чапаевск как штурмовой на Ил-2. За участие в освобождении Витебска ему было присвоено почетное название "Витебский". Конец войны застал полк в Восточной Пруссии. В послевоенный период после МиГ-17 с конца 60-х годов до 1978 года первая и вторая эскадрильи полка летали на Су-7БКЛ, а третья на Су-7БМК. В 1978- 79 годах в связи с переучиванием на Су-24 "семерки" передали в Поставы, а полк стал 953-м бап.

"Новый" 306-й отдельный апиб был сформирован в Бобровичах в 1976 году. Летчики двух эскадрилий полка летали на МиГ-17 и одной на Су-7БМ, а с 1977 года весь полк пересел на Су-7БМ, которые эксплуатировали до 1982 года. После сдачи "семерок" в Бирофельд полк переучился на Су-24 и стал именоваться 306-м бап.

Еще одним "новым" полком стал сформированный в том же 1976 году в Поставах 305-й отдельный апиб, вскоре сменивший свои МиГ-17 на "семерки" и летавший на них до перехода на Су-24 в 1986 году (тем самым он стал последним боевым полком ВВС, эксплуатировавшим "семерки"). Кроме этого полка, в Поставах базировался и "старый" 940-й апиб 1-й Гвардейской адиб, сменивший в 1978 году МиГ-17 на Су-7 БКЛ (1-я и 2-я аэ) и БМК (3-я аэ). В начале 80-х годов часть переучилась на МиГ-27.

В 76 -й ВА Ленинградского военного округа (ЛВО) Су-7БМ состояли на вооружении 722-го отдельного апиб в Смуравьево. Полк эксплуатировал "семерки" до 1975 года, после чего практически одновременно с 642-м апиб получил новейшие МиГ-27.

Камуфлирование машин советстких ВВС началось в массовом порядке в начале 70-х годов после уроков ближневосточных войн. Под крылом этого Су-7БМК подвешен контейнер помеховой станции «Сирень»

Су-7Б 642-го Гзардейского Братиславского Краснознаменного апиб в арочном укрытии типа 2А/13

Подготовка к списанию девиации курсовой системы КСИ-7 на Су-7БКЛ из состава 1-й аэ 953-го апиб, Бобровичи, 1976 год

Для усиления ударной мощи Советских ВВС в Европе семь полков, имевших на вооружении "семерки", базировались на территории стран Варшавского Договора. На территории Польши в составе Северной группы войск (СГВ) 37-я (позднее 4-я) ВА располагала одним полком на Су-7Б – 3- й Краснознаменный апиб 149-й адиб базировался в Шпротаве и начал переучиваться на Су-7Б с МиГ-17 в марте 1961 года, а в августе того же года был переведен в соседнюю Кшиву. Полк участвовал в событиях в Чехословакии в 1968 году, когда, как записано в историческом формуляре полка, "…совместно с подразделениями и частями Войска Польского, Народной Армии Болгарии, Национальной Армии ГДР и Венгерской Народной Армии пришел на помощь чехословацкому народу отстоять свои революционные завоевания, обеспечить мир в Европе и во всем мире." В июне 1976 года часть начали перевооружать на истребители-бомбардировщики МиГ-27.

Полк на Су-7Б находился и на территории Венгрии, где в составе Южной группы войск (ЮГВ) на аэродроме Кунмандараш базировался один из старейших и титулованных полков Советских ВВС – 1-й Гвардейский Красногвардейский ордена Ленина, дважды Краснознаменный, ордена Кутузова отдельный апиб имени 50-летия СССР.

Свою историю он вел еще с марта 1918 года, когда на базе 1-го и 3-го авиадивизионов была сформирована 1-я истребительная эскадрилья. По окончании гражданской войны, с 1921 по ноябрь 1938 года, эскадрилья находилась под Ленинградом, а затем была переброшена на Дальний Восток, где с ноября 1938 года на ее базе был сформирован 29-й Краснознаменный иап с базированием на станции Поздеевка Амурской области. 15 июня 1941 года полк всем составом направили на Запад, весть о начале войны застала авиаторов в дороге. 13 июля полк убыл в район боевых действий, и уже 18 июля мл. лейтенант И.Л. Юхимович сбил первый самолет противника. 9 ноября "за отличные успехи в деле разгрома врага" полк был награжден орденом Ленина и стал 1-м Гвардейским, закончив войну на истребителях Як-3 в мае 1945 года на немецком аэродроме Риза. Согласно формуляру, за войну летчики полка провели 891 воздушный бой, сбив 347 самолетов противника. Свои потери составили 113 машин, 52 летчика и 3 техника.

С 1946 года полк находился на территории Венгрии, где с апреля по июль 1950 года личный состав переучился на реактивные МиГ-15. В сентябре 1955 года 1-й Гвардейский иап в составе 195-й иад 59-й ВА перешел в подчинение сформированного здесь Особого корпуса и с 23 октября по 10 ноября 1 956 года Участвовал в подавлении контрреволюционного мятежа в Венгрии". За это время летчиками полка было выполнено 242 боевых вылета. С декабря 1956 года полк подчинялся ЮГВ, а через три года в целях обеспечения отработки вопросов практического взаимодействия между сухопутными войсками и авиации 1-й Гвар- дейский иап переименован в 1-й Гвардейский истребительно-бомбордировочный авиационный полк и 25 декабря 1959 года перешел работать по новому штату".

В мае 1960 года полк вошел в состав 275-й иад ВВС ЮГВ, но уже через год стал отдельным. С июня 1961 года полк базировался на аэродроме Кунмандараш.

Первые Су-7Б прибыли в часть в конце 1961 года, а с 1965 года к ним прибавились и более совершенные Су- 7БМ. В 1968 году полк участвовал в событиях в Чехословакии, где "успешное выполнение спец. задания над г. Братиславой летным составом полка, базировавшегося на аэродроме Папа, способствовало успешному продвижению наших войск". 'Благодарный чехословацкий народ" в лице Презеден- та ЧССР Людвига Свободы отметил выполнение этого задания награждением ряда офицеров полка медалями "За укрепление дружбы по оружию". На чешском аэродроме Намешт 1-й Гвардейский находился до 22 октября 1968 года, после чего вновь передислоцировался в Кунмандараш. На тот период в составе полка было 27 Су-7Б и БМ, 4 "спарки" Су-7У, 12 МиГ-17Ф и 5 УТИ МиГ-15.

Дислокация Су-7 в Восточной Европе

Посадка Су-7В 963-го \лп. Закрылки на 25 градусов, тормозной парашют выпущен Лагерный аэродром Буденновск, 1979 год

"Спарка" Су-7 У из состава 963-го уап. Таганрог, 1981 год.

В начале 70-х годов полк состоял из двух эскадрилий на Су-7БМ и одной на МиГ-17Ф, которую называли "чапаевской", поскольку ее летный состав в основном был набран из "полугражданских" летчиков, прошедших обучение в учебных авиационных центрах (УАЦ) и призванных на службу в ВВС.

В 1975 году уже все эскадрильи летали на "семерках", а с сентября 1976 года на смену Су-7БМ полк стал получать современные Су-17М2, вскоре полностью переучившись на новый тип. Следует отметить, что часть стала единственной, которая последовательно эксплуатировала все три типа основных машин ИБА – Су-7Б, Су-17 и МиГ-27 (последний – с 1989 года)

Остальные пять полков на Су-7Б базировались в ГДР и входили в состав 24-й (позднее 16-й) ВА ВВС Группы советских войск в Германии (ГСВГ).

Массовое перевооружение полков с МиГ-17Ф и ПФ на Су-7Б началось с середины 60-х годов. В Лерце базировался 19-й Гвардейский апиб, а на аэродроме Пархим – 20-й Гвардейский Краснознаменный апиб, который осенью 1969 года был перебазирован в Темплин (Гросс-Долльн).

Полк эксплуатировал Су-7Б и БМ с 1965 года (одна эскадрилья летала на МиГ-17Ф), а в 1973-1974 годах был первым в ВВС перевооружен на новейшие Су-17М.

497-й апиб, на вооружении которого были Су-7Б и БМ, базировался в Гроссенхайне, а летчики 559-го Мо- зырского Краснознаменного ордена Б. Хмельницкого апиб из Финстервальде переучились на Су-7 Б в 1963 году и летали на них до перевооружения на МиГ-27 в 1976 году.

Еще один полк – 116-й Гвардейский Радомский Краснознаменный апиб, базировавшийся в Бранде, в отличие от других, получил новые машины только в середине 70-х годов. В основном это были Су-7Б, ранее состоявшие на вооружении полков в Финстервальде и Лерце, а также несколько Су-7БМ из Гроссенхайна. В то время эти полки перевооружали на новые типы, а 116-й Гвардейский апиб только начал переход на "семерки" с МиГ-17Ф. Как и в ряде других полков, одна из эскадрилий продолжала летать на МиГах.

(Продолжение следует)

Владимир ИЛЬИН

Судьба «Невидимки»

Окончание. Начало в "АиК" №11/2006 г.

ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ САМОЛЕТА F-117A ПЛАНЕР

Самолет F-117А выполнен по аэродинамической схеме «бесхвостка» с низкорасположенным стреловидным крылом, V-образным оперением и над- крыльевыми воздухозаборниками двигателей.

Планер изготовлен в основном из традиционных алюминиевых сплавов. Используются также титановые сплавы, композиты и керамика (в сумме около 5%). Из композитов, в частности, выполнены створки отсека вооружения и шасси.

Для снижения радиолокационной заметности применены малоотражающие формы с минимальным числом выступающих элементов и с внутренним размещением двигателей и вооружения, используются радиопоглоща- ющие материалы, установлены пассивные оптикоэлектронные обзорно-прицельные системы и другие малоизлучающие системы. Применены также средства уменьшения ИК и акустической заметности самолета.

В архитектуре самолета реализованы фасеточные (граненые) формы, которые обеспечивают основную долю (90%) снижения ЭПР. Прежде всего это относится к фюзеляжу, имеющему необычную пирамидальную конфигурацию.

Обычно наземные поисковые РЛС облучают ЛА под углами, лежащими в пределах 30 град вверх и вниз от горизонтальной плоскости, вследствие чего большинство поверхностей самолета F-117А наклонено под углом более 30 град от вертикали для отражения радиолокационных лучей вверх и вниз от направления на облучающую РЛС. Проектировщики говорят и о своем стремлении обеспечить малую вероятность обнаружения F-117А с верхней полусферы самолетами ДРЛО, но это требование явно занимало подчиненное положение.

В горизонтальной плоскости направления отражения от поверхности корпуса самолета F-117А и мест нарушения непрерывности обшивки сконцентрированы в нескольких узких секторах, а не распределены сравнительно равномерно, как в случае обычных самолетов. «Провалы» в отражении между этими секторами трудно отличимы от фонового шума, а сами сектора узки, и РЛС не может извлечь достаточной информации из отраженных сигналов для того, чтобы отличить самолет от нестационарных шумов. Кроме того, перемежающиеся отражения при чередовании секторов повышают порог фильтрации в автоматической системе фильтрации шума, что уменьшает чувствительность РЛС к слабым сигналам.

Ориентация основных секторов определяется положениями передней и задней кромок аэродинамических поверхностей самолета, которые являются сильными отражателями. Кромки выдерживаются прямыми для сужения сектора. Другие компоненты самолета сориентированы таким образом, чтобы отражение от них происходило в заданных секторах.

Вид спереди на F-117А . Хорошо видны углы наклона "фасеток" фюзеляжа

Вид на фонарь кабины "Найтхока"

Особенность планера F-117А – крыло большой стреловидности

Элевон "Нойтхока"

Снижение отражающей способности самолета в зонах «провалов» сопровождается небольшим ее увеличением в основных секторах. Предусмотрено, чтобы ни один из секторов интенсивного отражения не был направлен непосредственно вперед.

Все щели (по контуру смотровых люков и оптических окон, в зонах сочленения фонаря кабины и фюзеляжа и т.д.) имеют накладки с пилообразной кромкой, створки отсеков шасси, двигателей и вооружения также имеют пилообразные кромки, причем стороны «зубцов» ориентируются в направлении желаемого сектора.

Используются несколько типов радиопоглощающей «обмазки». Применяются композиционные материалы (КМ) и, в частности, РПМ Доу Кемикл «фибалой» (используемый, например, для изготовления некоторых панелей обшивки) и углепластик «филкоут» для армирования конструкции.

Планер имеет покрытие из РПМ. На внешней поверхности самолета и внутренних металлических элементах нанесена ферромагнитная краска.

Практически все грани «фасеточного» планера F-117A обклеены лентами шириной приблизительно 10 см, выполненными, очевидно, из радиопог- лощающего материала. Ряд участков обшивки (в частности, поворотные консоли хвостового оперения) имеют и более широкие листы обклейки. Поверх всех этих лент и листов, как и на остальную поверхность планера, нанесена матовая черная краска, обеспечивающая оптическую маскировку ночью (когда, в основном, и должны работать «Найтхоки»),

Открывающийся вверх фонарь кабины также имеет фасеточную форму и выполнен в виде цельной конструкции, пять панелей остекления имеют многослойное электропроводящее золотосодержащее покрытие для предотвращения РЛ облучения внутрикабин- ного оборудования и снаряжения летчика (микрофона, шлема, очков ночного видения и т.д.; например, отражение лишь от шлема летчика может быть намного больше, чем от всего самолета).

В результате принятых мер ЭПР самолета F-117A при его облучении с фронтальных и хвостовых ракурсов снижена до величины менее 1 м2 (вероятно, порядка 0,1 м2 ), на других ракурсах она достигает 1 м2 .

В то же время оптимизация формы планера из условия уменьшения РЛ заметности значительно ухудшила аэродинамику самолета: аэродинамическое качество F-117А при заходе на посадку составляет 4, что немногим выше, чем у ВКС «Спейс Шаттл».

Крыло большой стреловидности, трапециевидное, со скошенными фасеточными законцовками, имеет двухлонжеронную конструкцию. Вихри, сходящие с передней кромки крыла и кромок корпуса, образуют несущую вихревую систему.

Низ крыла образован двумя плоскими поверхностями, верх – тремя плоскими поверхностями: центральной (по всему размаху), а также наклоненными вниз передней и задней, аппроксимирующими контур профиля.

Органы управления на крыле включают зависающие элевоны (по два на каждой консоли крыла), служащие для управления по крену и тангажу.

Вид на цельноповоротное хвостовое оперение

Катапультируемое кресло ACES II

Основная и носовая (справа) стойки шасси

Кабина одноместная с обзором только вперед. Летчик размещается на катапультируемом кресле Макдоннелл- Дуглас ACES II, обеспечивающем аварийное покидание самолета в полете и на стоянке. Используется система кондиционирования от самолета С-130.

Сбоку фюзеляжа (сзади опознавательного знака) расположен съемный шестигранный выступ, а под фюзеляжем – небольшие цилиндрические выступы, которые являются радиоотражателями для радиолокационного сопровождения самолета во время учений.

Цельноповоротные консоли V-образного хвостового оперения служат для управления только рысканием (для продольного управления не используются), имеют стреловидность около 65 град и угол развала 85 град. Они изготовлены из алюминиевого сплава с нанесением толстого слоя покрытия из РПМ.

После того, как в 1985 г. в результате флаттера на одном из самолетов в полете разрушился киль (самолет совершил благополучную посадку), Локхид разработала новый киль, имеющий кессон из термопластичного графитопластика и корневую часть, выполненную из нержавеющей стали.

К 1993 г. все самолеты переоснащены новыми килями, что позволило снять ограничение на скорость, наложенное по условиям безопасности от флаттера.

Шасси трехопорное с управляемой носовой опорой. Все стойки одноколесные, убираются вперед. Размеры пневматиков основных опор 812x223 мм, носовой – 558x167 мм. Тормоза колес дисковые, вначале со стальными дисками, которые были впоследствии заменены на углеродные. Имеется автомат торможения. Сверху хвостовой части фюзеляжа расположен отсек с тормозным парашютом. В хвостовой части самолета установлен тормозной крюк.

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА

Самолет оснащен двумя двухконтурными турбореактивными двигателями Дженерал Электрик F404-GE-F1D2 (2x4900 кгс).

Двигатель является нефорсированным вариантом ТРДДФ F404, установленного на истребителе F/A-18 и ряде других самолетов. Система управления двигателями полностью автоматическая, цифровая. Створки отсека двигателей имеют длину около 3,5 м. Каждый из двигателей закрыт кожухом, выполненным с применением полимеров и шиповидных поглощающих конструкций, предназначенных для уменьшения отражения РЛ волн и снижения уровня шума самолета.

Прямоугольные воздухозаборники с косым срезом входа расположены по бокам фюзеляжа над крылом. На входе воздухозаборников для предотвращения РЛ облучения компрессоров двигателей установлены решетки из радиопоглощающих КМ с размерами ячеек 25x16 мм. Решетки имеют тепловую противообледенительную систему.

Вход каждого воздухозаборника имеет размеры примерно 1,4x0,8 м в своей плоскости при площади 1,18 м2 и размеры 0,73x0,55 м при площади 0,40 м2 в сечении, перпендикулярном направлению полета. Переразмеренность воздухозаборника необходима для компенсации потерь, вызванных установкой решетки, и обеспечивает также забор дополнительного воздуха для внутреннего эжекторного сопла. Дополнительный воздух перепускается за турбину и охлаждает выходящие газы, что уменьшает ИК излучение-, тепловые нагрузки стенок выходной трубы и уровень шума выходящей струи. Этому же служат и дополнительные впускные створки сверху воздухозаборников, имеющие площадь около 0,39 м2 каждая.

Двигатель Дженерал Электрик F404-GE-F1D2

Обслуживание двигателя в части

Вид на сопло двигателя

Снизу основных воздухозаборников находятся воздухозаборники системы кондиционирования.

За многолепестковыми диффузорами расположены смесительные камеры и широкие плоские сопла (с размерами 1,65x0,10 м на выходном срезе), имеющие удлиненные и отогнутые вверх (для предотвращения непосредственного наблюдения элементов двигателей в РЛ и ИК диапазонах) нижние панели.

Стенки сопла слоистой конструкции, с сотовым заполнителем из алюминиевого сплава. Срез каждого сопла параллелен задней кромке противоположной консоли крыла. Для уменьшения ИК и РЛ заметности в азимутальной плоскости каждое выходное устройство оборудовано 11 внутренними вертикальными перегородками. В то же время эти вертикальные перегородки так же, как дополнительные впускные створки, приводят к снижению КПД двигателя. Для уменьшения ИК-излучения внутренняя поверхность нижних панелей сопел имеет облицовку из теп- лопоглощающих керамических плиток.

Топливо размещается в двух фюзеляжных и четырех крыльевых баках. Для перегоночных полетов в отсеке вооружения может быть установлен подвесной топливный бак. Сверху фюзеляжа за кабиной имеется приемник системы дозаправки топливом в полете, который подсвечивается в ночном полете с помощью фары, размещенной в выступе сверху кабины летчика.

ОБЩЕСАМОЛЕТНЫЕ СИСТЕМЫ

Система управления полетом электродистанционная цифровая с четырех- канальной схемой резервирования, разработана фирмой GEC Астроникс на основе ЭДСУ самолета F-16A/B. Самолет неустойчив по тангажу и рысканию и поэтому используется сложная система обеспечения искусственной устойчивости. С 1991 г. по программе OCIP устанавливается автомат тяги. Система воздушных сигналов имеет четыре ПВД на штангах фасеточной формы в носовой части самолета. Датчики угла атаки убирающиеся.

Автопилот обеспечивает полет самолета по заранее запрограммированному маршруту в зону, позволяющую летчику установить визуальный контакт с целью при использовании ИК станций.

Автомат тяги позволяет самолету выйти на рубеж применения оружия с точностью до нескольких секунд.

ЦЕЛЕВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ.

Для того, чтобы уменьшить риск и стоимость разработки самолета F-117А, в состав его электронного оборудования и системы управления вооружением вначале были широко включены существующие компоненты от других самолетов с минимальной модификацией. В дальнейшем они были заменены более современными образцами с образованием интегрированного высокоточного комплекса для выполнения ночных атак.

Основополагающим было требование исключить любые источники излучений, которые могли бы облегчить обнаружение самолета и повысить уровень его демаскирующих признаков. При выполнении боевого задания (включая и этап дозаправки топливом в воздухе) используется режим радиомолчания с отключением связного оборудования, системы опознавания госпринадлежности и радиовысотомера. За исключением лазерного целеуказателя, который используется только кратковременно непосредственно при атаке цели, навигация, поиск цели и управление вооружением осуществляются с применением только пассивных систем.

Носовая часть с "шариком" FUR

FUR включает в себя три основных устройства: две камеры – широкоугольная и длиннофокусная и лазерный дальномер-указатель

"Шарик" системы 77 F3 FUR, устанавливаемый после 1991 г.

Ниша с "шариком" DLIR рядом с носовой стойкой шасси

На F-117 не установлена РЛС. Для навигации первоначально использовалась ИНС Ханиуэлл AN/ASN-131 SPN- GEANS (примененная ранее в составе комплекса OAS на бомбардировщике В-52) с программированием до 12 поворотных пунктов маршрута. Несмотря на большое (43 мин) время наземной подготовки системы к работе и ее выставки, навигационная ошибка составляет лишь 0,22 км/ч.

В августе 1991 г. началась программа модернизации навигационного оборудования. Вначале вместо системы AN/ASN-131, не выпускающейся более серийно, предполагалась установка только новой ИНС Н-423/Е с кольцевыми лазерными гироскопами (навигационная ошибка 0,41 км/ч), однако по результатам войны 1991 г. в зоне Персидского залива было решено установить дополнительно аппаратуру спутниковой навигационной системы (одна из проблем состоит в разработке малозаметной антенны для спутниковой системы) и усовершенствованную вычислительную систему.

Применена также оптоэлектронная система навигации, обнаружения и сопровождения целей, в состав которой входит И К система Тексас Инструменте IRADS (Infra-Red Acquisition and Detection System) с двумя полями зрения: в верхней носовой части фюзеляжа непосредственно перед кабиной находится ИК станция переднего обзора (FLIR), в нижней носовой части справа от ниши передней стойки шасси – выдвижная ИК станция нижнего обзора (DLIR). Ниши, в которых установлены ИК станции, имеют сеточные проволочные покрытия для ослабления акустических нагрузок и уменьшения ЭПР. Оптические окна обеих ИК систем закрываются экранами с мелкой сеткой, непрозрачными для радиолокационного излучения с сохранением прозрачности для ИК излучения.

Система IRADS оказалась наиболее сложным в разработке электронным компонентом самолета F-117A. Она была создана на основе уже готовой однотурельной ИК системы фирмы Тексас Инструменте. Модификация в двух- турельную систему была вызвана требованиями малозаметности: необходимо было получить большую зону обзора без нарушения малозаметной фасеточной поверхности самолета. При доработке системы встретился ряд трудностей, в том числе проблемы качества и стабильности изображения, достижения требуемой скорости разворота датчиков, снижения уровня помех, выставки датчиков, передачи цели на сопровождение со станции переднего обзора на станцию нижнего обзора и т.д.

Задача осложнялась субъективностью восприятия ИК изображений летчиками: то, что казалось одним летчикам удовлетворительным, было неприемлемым для других летчиков.

Технические проблемы были разрешены лишь после образования «команды тигров» из лучших специалистов различных отделений фирмы Локхид, и потребовали выполнения 100 испытательных полетов в течение года. Например, пришлось отказаться от электронной выставки обеих ИК станций в пользу механической системы, которая оказалась более надежной и обеспечивала передачу целей на сопровождение с одной станции на другую без опасности срыва: работоспособность системы сохраняется даже при бомбометании с кабрирования после выхода из пикирования (при котором происходит многократная передача цели на сопровождение с одной станции на другую) и при бомбометании с крутого кабрирования с малых высот с перегрузками до 4 ед.

Сброс бомбы GBU-28 во время учений "Комбат хаммер" в 2000 г.

С августа 1990 г. фирма Тексас Инструменте приступила к работам по усовершенствованной ИК системе поиска целей и целеуказания с мозаичными приемниками.

Лазерный целеуказатель располагается на одной платформе с ИК системой нижнего обзора. Антенны радиосвязного оборудования и системы опознавания госпринадлежности убирающиеся. Установленное на самолете оборудование позволяет фиксировать местоположение и характеристики РЛС противника, а также осуществлять передачу полученной информации на другие самолеты с помощью лазерной системы скрытой связи.

Активные средства РЭБ отсутствуют.

Приборное оборудование кабины создано на основе оборудования самолета F/A-18 с использованием трех аналогичных многофункциональных индикаторов на ЭЛТ, ИЛС, РУДа и центральной ручки управления, индикаторов параметров двигателя и указателей расхода топлива. Применены также некоторые компоненты от предыдущих самолетов фирмы Локхид (SR-71, Р-3, С-130, L-1011 и F-104).

Доминирующее положение в кабине занимает расположенный в центре приборной доски индикатор системы IRADS, на который выводится тепловизионное изображение пролетаемой местности от станций FLIR и DLIR. Информация от ИК станций может выводиться также на ИЛС. Компоновка и состав остального приборного оборудования подчинены задаче обеспечить концентрацию внимания летчика на выполнении боевой задачи.

ВООРУЖЕНИЕ

Предусмотрено внутреннее размещение оружия в двухсекционном отсеке длиной 4,70 м и шириной 1,75 м на балочных держателях, которые выдвигаются с помощью параллелограммно- го механизма из отсека для подвески боеприпаса.

Отсек вооружения закрывается двумя створками, имеющими шарнирные узлы крепления вдоль оси симметрии самолета. Типовой комплект оружия составляют две бомбы GBU-10 или GBU-27 (с БЧ в виде бетонобойной бомбы BLU-109B) калибром 907 кг с лазерным наведением.

Возможно применение противорадиолокационных ракет AGM-88 HARM (2), УР AGM-65 «Мейврик», ядерных бомб В-61 или В-83 (2, при дооборудовании самолета), варианта бомбы GBU-15 с тепловизионной системой наведения, контейнера BLU-9 с суббоеприпасами.

Сброс бомб осуществляется непосредственно из отсека вооружения, ракеты с ГСН перед пуском выдвигаются на пилоне вниз. Конструкция пилона позволяет устанавливать на нем рельсовые направляющие для УР класса воздух-воздух AIM-9 «Сайдуиндер» (для борьбы с самолетами ДРЛО).

ХАРАКТЕРИСТИКИ F-117A

Размах крыла, м 13,21

Длина самолета, м 20,09

Высота самолета, м 3,78

Угол стреловидности крыла по передней кромке,град 67,5

Площадь крыла, м2 105,90

Максимальная взлетная масса, кг 23815

Масса пустого самолета, кг . 13600

Максимальная боевая нагрузка, кг 2270

Полный запас топлива, кг 5500

Максимальная скорость, км/ч 1040

Взлетная скорость при нормальной взлетной массе, км/ч 306

Посадочная скорость, км/ч 278

Боевой радиус действия с максимальной нагрузкой без дозаправки в воздухе, км 1060

Максимальная эксплуатационная перегрузка 6

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Самолет F-117 создавался для решения «специальных» задач (в первую очередь – на начальных этапах вооруженного конфликта).

Американцы внимательно изучили опыт израильтян, сумевших мощными, хорошо рассчитанными ударами парализовать систему ПВО Египта в войне 1967 г., расчистив небо для своей авиации.

Был сделан вывод о необходимости иметь в составе вооруженных сил специального самолета – «прорывателя ПВО», способного в короткий срок парализовать врага, нанося удары по его «нервным узлам» (разумеется, прикрытым самыми мощными средствами обороны). Самолеты такого класса получили в США название «серебряная пуля» – как известно из преданий, только пулей, отлитой из серебра, можно убить вампира.

Основными целями «Найтхоков» в первые часы «большой» войны должны были стать штабы, центры связи, инфраструктура ПВО, склады спецбоеприпасов и средства их доставки. Впрочем, перед F-117 ставились и более экзотические задачи. В частности, в соответствии с секретным планом Downshift-02 самолеты этого типа должны были внезапно атаковать одну из дач генерального секретаря ЦК КПСС (очевидно, речь шла о даче в Форосе, находящейся в зоне досягаемости тактических ударных самолетов, базирующихся в Турции).

Впервые F-117А предполагалось использовать в «деле» для налета на резиденцию ливийского лидера Муамара Кадаффи в 1986 году. Планировалось, что несколько «стелсов» будут доставлены на авиабазу ВВС США Рота (Испания) с авиабазы Тонопаха на борту тяжелых военно-транспортных самолетов С-5. Проникнув в воздушное пространство Триполи, прикрытое весьма совершенными средствами ПВО (в том числе и зенитными ракетными комплексами типа С-200), несколько «стелсов» должны были нанести высокоточные удары корректируемыми авиабомбами по вилле Кадаффи.

Однако против этого плана, продвигаемого ВВС, заинтересованными в «проверке в деле» своего самого современного оружия, категорически выступил председатель объединенного комитета начальников штабов У. Кроу, заявивший, что техника «стелс» представляет слишком большую ценность, чтобы подвергать ее риску». В результате удар по Триполи 14 апреля 1986 г. был нанесен самолетами F-111.

F-117A из состава 37-го авиакрыла готовятся к перелету в Саудовскую Аравию во время операции "Щит пустыни"

Дозаправка F-117A на пути в Саудовскую Аравию

Потеряв две машины, американцы так и не достигли основной цели операции – физического устранения ливийского лидера.

Два самолета F-117А были впервые применены в боевых действиях 21 декабря 1989 г. в рамках операции «Джаст Коз» (Just Cause – справедливое дело) во время американской интервенции в Панаме.

Каждый из «стелсов» сбросил по одной бомбе калибром 907 кг с лазерным наведением на казармы панамской национальной гвардии в Рио Хато (где, как предполагалось, находился президент Панамы Норьега). Пресс- служба МО США сообщила, что «операция прошла успешно», бомбы с ювелирной точностью поразили заранее выбранные цели – участки местности, находящиеся от казарм на удалении, гарантирующем постройки от разрушений, но в то же время достаточно близко, чтобы вызвать панику у панамских солдат, находящихся в казармах.

Однако, как выяснилось позднее, намечалось все-таки попасть бомбами в строения, однако КАБ легли с большим отклонением от целей из-за неблагоприятных погодных условий и ошибок летчиков.

ПВО Панамы, разумеется, не представляло для американской авиации никакой угрозы, и единственной причиной участия F-117 в этой операции было стремление испытать его в деле, а также облегчить (создав благоприятный «пиар») прохождение через конгресс США финансирования другой программы малозаметного самолета – В-2А.

Первые широкомасштабные операции с использованием F-117 развернулись во время войны с Ираком в январе – марте 1991 г.

Численность самолетов F-117А, развернутых в зоне Персидского залива (42 единицы), составила лишь 2,5% от общего числа ЛА, направленных в 1 990 г. для участия в этой войне. Тем не менее в первые 24 часа войны согласно заданию они должны были поразить 31% от всех целей.

В первый день конфликта было задействовано 36 самолетов F-117А, из которых 24 были использованы в темное время суток, а 12 – после 17 часов по местному времени. Большая часть ударов выполнялась одиночными самолетами, и только три наземные цели были атакованы группами из двух самолетов (в этом случае ведомый с помощью ИК-системы мог оценить результаты бомбометания ведущего и скорректировать свою атаку).

За все время войны самолеты F-117А выполнили 1271 вылет и сбросили более 2000 т бомб с лазерным наведением.

Результативность (относительное число боевых вылетов с поражением назначенных целей) составила по официальным оценкам 80-95% (в ходе войны во Вьетнаме результативность составляла в среднем 33%, к началу 1990-х годов нормой для самолетов обычных типов считалось 50%).

Генерал-лейтенант Ч.Горнер, командующий ВВС многонациональных сил в зоне Персидского залива, выступая позднее на заседании в конгрессе США, заявил, что малозаметные самолеты, такие как F-117А и В-2, будут незаменимы в будущих локальных чрезвычайных конфликтах, аналогичных войне в Персидском заливе. Центральным моментом выступления Горнера было сравнение двух рейдов против сильно защищенных иракских ядерных установок в Аль-Тувайте, к югу от Багдада. Первый рейд был выполнен днем, в нем участвовали 32 самолета F-16C с вооружением из обычных неуправляемых бомб и в сопровождении 16 эскортных истребителей F-15C, четырех самолетов РЭБ EF-111, восьми противорадиолокационных самолетов F-4G и 15 топливозаправщиков КС- 135. Этой многочисленной авиационной группе (всего 75 самолетов) не удалось преодолеть плотную сеть иракской ПВО.

Подготовка F-117 к боевому вылету во время операции "Буря в пустыне"

Отметки о воздушных вылетах во время "Бури в пустыне" под кабиной "Стелса"

Посадка после боевого вылета

Второй рейд был выполнен ночью восемью самолетами F-117A, каждый из которых был вооружен двумя бомбами GBU-27 (калибр 907 кг) с лазерным наведением, в сопровождении лишь двух топливозаправщиков. Во втором рейде были уничтожены три из четырех намеченных целей. По мнению Горнера, такой же ущерб могли причинить за один вылет два бомбардировщика В-2 без применения топливозаправщиков.

Об эффективности самолетов F-117А свидетельствовало и их успешное применение для поражения стратегических мостов на территории Ирака, тогда как ранее было выполнено более 100 боевых вылетов самолетов F-15, F-16 и F/A-18, которым не удалось вывести из строя ни один из 42 стратегических мостов.

За четыре дня до начала наступления сухопутных сил союзников 17 самолетов F-117A в течение 27 минут нанесли удар по нефтепроводам, по которым Ирак предполагал осуществить заполнение нефтью заградительных рвов на территории Кувейта: из 34 целей было поражено 32.

При нанесении ударов самолетами F-117A, как правило, не использовались самолеты РЭБ, так как постановка помех могла привлечь внимание противника. В большинстве случаев при действиях самолетов F-117A ближайший самолет союзников находился от них на удалении не менее 160 км.

На счету F-117 и разрушение бомбоубежища в Багдаде (13 февраля), которое американскими разведслужбами, якобы, было принято за командный пункт. В результате этой атаки погибло более 100 мирных жителей, что вызвало большой резонанс в мире.

Впрочем, в дальнейшем появилась информация о том, что действия F-117А в Ираке были не столь эффективны, как это преподносила пресс-служба ВВС США. В частности, из нескольких КАБ, сброшенных на цель, попадала лишь одна (т.е. реальная результативность не превышала 30%). При стоимости одной авиабомбы типа «Пейвуэй»III, равной 175 000 долл., это делало применение высокоточного оружия весьма обременительным (в Персидском заливе на «умные» боеприпасы пришлось менее 8% всех авиационных боеприпасов, использованных союзниками, однако их стоимость составила 85% стоимости всех сброшенных на противника авиационных ракет и бомб).

В прессе появилась информация (впрочем, не подтвержденная официально) о том, что один F-117А был сбит 20 января 1991 г. иракским ПЗРК «Игла». Самолет, якобы, упал в пустыне на территории Саудовской Аравии.

В ходе «карательной» операции по наземным целям на территории Ирака (командные пункты, ЗРК), состоявшейся 13 января 1993 г., самолеты F-117 оказались малоэффективными: шесть F-117А, принимавших участие в операции (в составе ударной воздушной группы из 38 самолетов), смогли поразить лишь две цели из шести назначенных. Из четырех случаев невыполнения задания в двух произошел срыв лазерного наведения бомб при их проходе в облаках, в третьем случае летчик не смог обнаружить цель, в четвертом – пилот неправильно определил поворотный пункт маршрута и поразил ложную цель. Это говорит о способности F-117 выполнять операции только в условиях хорошей видимости. Описываемый же рейд проходил ночью в плохих погодных условиях, и из всех американских ударных самолетов, принимавших в нем участие, достаточно эффективным оказался лишь F-15E (десять вылетевших F-15E поразили восемь целей из 10).

F-117A широко использовались с первого дня войны на Балканах в марте-июне 1999 г. Они привлекались для ночных ударов по инфраструктуре югославской ПВО, а также по другим особо важным, хорошо прикрытым средствами ПВО стационарным объектам. При этом основным оружием были КАБ типа «Пейвуэй»II и «Пейвуэй»III с лазерным наведением.

Война на Балканах окончательно покончила и с мифом о неуязвимости «стелса». Настоящим шоком для Америки стало уничтожение на третьи сутки боевых действий (27 марта в 20.55) самолета F-117А (летчик – капитан Кен «Виз» Двили), сбитого в 32 км от Белграда, в районе деревни Будановцы.

Существуют различные версии уничтожения этого самолета: при помощи ЗРК «Куб» или С-125, югославским истребителем МиГ-29 или огнем ствольной зенитной артиллерии. Возможно, в поражении и «добивании» «стелса» участвовали различные средства сербов, поэтому решить, кому принадлежит основная заслуга в уничтожении F-117А, трудно.

8-я эскадрилья 49-го крыла у разуршенного во время "Бури в пустыне" ангара на кувейтской авиабазе Эль-Джабер

F-117 на авиабазе Авиано в Италии во время бомбежек Югославии

Обломки сбитого югославами F-117

По словам американского пилота, атака по его самолету была выполнена совершенно неожиданно, без срабатывания системы оповещения. При этом К.Двили «не помнит, как рванул кольцо катапульты». Семь часов спустя поисковая группа американских коммандос нашла летчика в укрытии, где он прятался от югославской полиции, и доставила на авиабазу Авиано (северная Италия).

В ходе операции по поиску К.Двили (летчика элитного подразделения ВВС и ценного «секретоносителя») были задействованы вертолеты поисково- спасательной службы НН-60 «Пэйв Хоук». Одна из этих машин с 12 членами экипажа и десанта на борту в 3.00 в районе г.Углевик была сбита сербскими средствами ПВО, при этом удалось спастись лишь двум членам экипажа, взятым в плен.

1 апреля на аэродроме Плесо (г.Загреб) около 3.00 совершил вынужденную посадку еще один F-117A, получивший боевые повреждения. Другой самолет этого типа, по неофициальным сообщениям, был потерян 5 апреля во время атаки телебашни «Црвени Кот» (летчик катапультировался и приземлился в районе деревни Ремете).

20 мая прошло сообщение, что над Косово МиГ-29 сбил еще один (вероятно, последний в ходе кампании) самолет противника, который классифицировали как F-117A. Всего, по данным МО Югославии, США потеряли три самолета F-117A. Еще одна машина этого типа получила боевые повреждения. В то же время американцы признают боевую потерю всего одного самолета.

Последним вооруженным конфликтом, в котором приняли участие «Найтхоуки», стала война в Персидском заливе 2003 года. Тактические самолеты ВВС США и союзников, представленные многофункциональными истребителями F-15E и F-16C/D, легкими бомбардировщиками F-117А и «Торнадо» GR.4, а также штурмовиками А-10А и «Харриер»GR.7, базировались на 30 аэродромах стран средневосточного региона. Для ударов по противнику они применяли корректируемые авиабомбы различных типов (в том числе и JDAM), а также разовые бомбовые кассеты, снаряженные противопехотными суббоеприпасами (это оружие, предназначенное для поражения больших площадей, вызывало особо большие жертвы среди мирного населения иракских городов).

Первый F-117 возвращается из первого боевого вылета во время операции против Ирака в 2003 г.

"Найтхок" над аравийской пустыней

F-117А возвращается с Ближнего Востока после операции "Эндьюренс фридом" На борту отметки о 16 боевых вылетах

В первые дни войны иракские системы РЭБ существенно снижали эффективность использования КАБ и крылатых ракет со спутниковыми системами коррекции. Однако, по утверждению представителей ВВС США, все имевшиеся у Ирака шесть станций радиоэлектронного противодействия навигационным ИСЗ удалось уничтожить за две ночи с привлечением самолетов Нортоп Грумман F-117А и Рокуэлл В-1 В. При этом одна из станций была подавлена при помощи оружия, использующего систему GPS.

Всего же за период активных боевых действий с 20 марта по 9 апреля 2003 года ВВС США применили, в общей сложности, приблизительно 15000 высокоточных боеприпасов (КАБ и УПАБ и УР) и лишь 7500 неуправляемых средств поражения.

Подводя итог рассказу о «Найтхоке», следует признать, что к моменту своего создания он являлся действительно грозным боевым средством, предназначенным для решения конкретных задач в конкретной обстановке. Американские авиастроители сумели создать его в кратчайшие сроки (именно тогда, когда он должен был понадобиться!), сохранив при этом высочайшую секретность при проведении работ. Действительно, в течение нескольких лет эта машина оставалась «невидимкой» для Советского Союза, Китая и других потенциальных противников США.

Однако как и любое узкоспециализированное изделие, F-117А быстро устарел после того, как изменились условия, для которых он создавался. Остались нереализованными и многочисленные проекты модернизации «Найтхока», создания на его базе новых модификаций для ВВС и ВМС США. Не были закуплены и дополнительные партии этих машин (хотя фирма Локхид упорно стремилась этого добиться), в то время как закупки более старых F-15, F-16 и F/A-18 продолжаются и поныне.

Как показало время, сама идея самолета, в конструкции которого «выпячивается» лишь одно качество (в данном случае – малая ЭПР) в ущерб другим, оказалась бесперспективной. Создав «стелс» третьего поколения – стратегический бомбардировщик Нортроп Мартин В-2 «Спирит», растиражированный всего в 20 экземплярах (серийное производство прекращено в 2000 г.), американцы взяли курс на разработку более гармоничных машин, (F-22, F-35) в которых требования малозаметности уже не являются доминирующими.

К настоящему времени (по состоянию на середину 2006 года) в составе ВВС США имелось 55 самолетов F-117. Велись работы по их модернизации Block II, направленые на вооружение самолетов КАБ со спутниковой коррекцией типа JDAM и WCMD. Испытания модернизированных самолетов начались в первой половине 2004 года, а достижение полной оперативной готовности F-117A Block II намечалось на конец 2006 года. Однако в начале 2006 года МО США, в рамках сокращения оборонного бюджета, было принято принципиальное решение отказаться от дальнейшего использования машин этого типа. В ближайшей перспективе «Найтхоки» начнут покидать строй ВВС США. На смену «Найтхоку» в ВВС США идет многофункциональный истребитель пятого поколения F-35A (JSF).

Новости мировой авиации США

Один из многих С-130 ~ пакистанский "караван-сарай" в рекламной окраске

Постройка 2300-го военно-транспортного самолета семейства Локхид Мартин С-130 «Геркулес»

4 октября 2006 г. фирма «Локхид Мартин» завершила постройку самолета-заправщика KC-130J, который стал 2300-м серийным самолетом в семействе военно-транспортных самолетов С-130 «Геркулес». Вице-президент фирмы Дэвид Хейнс (David Haines), являющийся руководителем программы разработки и производства самолетов С-130, заявил: «Эти самолеты являются «настоящей эпохой в истории авиации. Серийный выпуск самолетов С-130 начался более 50 лет тому назад (первый полет опытный самолет выполнил в августе 1954 г.) и с каждой новой модификацией их возможности возрастали. В настоящее время мы производим наиболее усовершенствованный вариант C-130J, способный выполнять широкий круг задач».

Всего фирма «Локхид Мартин» разработала более 70 вариантов самолета С-130 «Геркулес». Кроме военно-транспортных, рассчитанных на перевозку 92 – 128 десантников или грузов массой до 1 9.3 т, были созданы следующие модификации: самолеты-заправщики КС-130, самолеты для огневой поддержки наземных войск АС- 130 «Ганшип», самолеты РЭБ ЕС-130, самолёты специального назначения МС-130 и НС-130, самолеты-носители беспилотных летательных аппаратов DC-130 и др. Для гражданских заказчиков был разработан грузовой самолет L-100. Помимо военных задач самолеты С-130 широко выполняли и гражданские: гуманитарные операции и оказание помощи населению в районах стихийных бедствий, спасение спускаемых космических аппаратов, доставка различных грузов на научные станции в Антарктиде.

Экспериментальная летающая модель Х-48В

В октябре 2006 г. в летно-испытательном центре им. Драйдена на авиабазе Эдварде (шт. Калифорния) специалисты отделения «Фантом Уоркс» фирмы «Боинг», NASA и научно-исследовательской лаборатории ВВС США (AFRL) приступили к наземным испытаниям экспериментальной летающей модели Х-48В (см. рисунок), предназначенной для исследований перспективных транспортных самолетов, выполненных по концепции BWB (Blended Wing Body). Во время наземных испытаний будут выполняться рулежки на различных скоростях, проверяться работа двигателей, топливной системы, телеметрического оборудования, аккумуляторных батарей и программного обеспечения системы управления. Первый полет модели намечен на начало 2007 г. В ближайшее время на авиабазу Эдварде доставят вторую летающую модель.

Летающая модель Х-48В имеет крыло размахом 6.4 м и силовую установку, состоящую из трех малоразмерных ТРД тягой по 227 кгс. Конструкция модели изготовлена из композиционных материалов. Во время летных испытаний модели будут летать на скоростях не более 220 км/ч на высотах до 3050 м. Ограничения по скорости вызваны тем, что основные усилия направлены на исследования управляемости и устойчивости летательного аппарата типа BWB на малых скоростях и взлетно-посадочных режимах.

Аппарат Х-48В №1 летом 2006 г. завершил испытания в аэродинамической трубе в НИЦ им. Лэнгли, после чего был доставлен в центр им. Драйдена. В настоящее время в НИЦ им. Лэнгли заканчиваются испытания модели №2. Постройку экспериментальных летающих моделей осуществили в Крэнфилдском университете (Великобритания) по контракту с фирмой «Боинг». Первоначально модели не имели обозначения, но после того, как ВВС США проявили интерес к концепции BWB (возможность использования подобных летательных аппаратов в качестве военно-транспортных самолетов и самолетов-заправщиков) моделям присвоили обозначение Х-48В.

Музей авиации в Таганроге