sci_tech Авиация и космонавтика 2006 03

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение.

ru
chahlik Librusek Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.6 14.06.2011 FBD-35D3EB-79E7-8D47-7198-8E4D-A21B-1BDCE1 1.0 Авиация и космонавтика 2006 03 2006

Авиация и космонавтика 2006 03

На обложке и вкладке фото Михаила Никольского

76-я отдельная гвардейская Ленинградская краснознаменная военно- транспортная эскадрилья

76-я эскадрилья ведет свою родословную от 8-го и 600-го полков ВТА. 8-й полк в составе двух эскадрилий был сформирован на основании Директивы ГШ ВВС от 21 января 1968 г. на аэродроме Сеща в Брянской области на базе 566-го ВТАП. Формирование полка началось в мое из личного состава частей ВТА, выпускников военных училищ и офицеров, призванных из запаса на два года (пилоты Министерства Гражданской Авиации). Командиром полка был назначен подполковник В.П. Смирнов.

На вооружение полка поступили самолеты Ан-12 постройки Воронежского авиационного завода 2-й – 4-й производственных серий. Это были уже не новые машины, переданные из частей ВТА и ВВС, дислоцированных в Кривом Роге, Арцызе, Иваново, Запорожье и Чкаловской.

Первыми 29 июля 1968 г. полк получил Ан-12 №№ 04 и 081 из 566-го ВТАП. Первую летную смену на аэродроме Сеща личный состав провел 3 сентября 1969 г., летало три Ан-12. К 1 января 1969 г. формирование 1-й и 2-й эскадрилий было завершено, полк формировался согласно штату с постоянным некомплектом 3-й эскадрильи. На вооружении состояло 17 самолетов Ан-12 при 18 экипажах. Уже в мае 1969 г. полк принимал участие в учениях «Восток».

В 1971 г. в полку сформировали 3-ю эскадрилью, частично из личного состава и техники 229-го ВТАП (три самолета) и 566-го ВТАП (шесть самолетов). 229-й полк был расформирован, а 566-й перевооружался «Антеями».

Первое полковое учение совместно с ВДВ прошло летом 1971 г. В том же 1971 г. полк стал выполнять и мирные задачи: осуществлялись перевозки людей и грузов в помощь пострадавшим от землетрясения на Камчатке.

В период с 10 мая по 23 октября 1972 г. в связи с ремонтом полосы на аэродроме Сеща, полк базировался в Джанкое. В этот период отрабатывались воздушные стрельбы из кормовых стрелковых установок самолетов Ан- 12 по воздушной цели (буксируемому конусу) над акваторией Черного моря, по наземным целям – на полигоне под Бобруйском.

Ан-12

23 октября 1972 г. при перелете из Сещи в Клоково (Тула) в воздухе произошло столкновение самолета Ан- 12БП с Ан-12П из 374-го ВТАП. Самолеты шли на попутно-пересекающих- ся курсах. Погибло 27 человек.

С 13 по 22 октября 1973 г. 25 экипажей полка выполняли задания по доставке вооружения в Египет и Сирию. Полеты выполнялись по маршрутам Сеща – аэродромы загрузки на Украине – Будапешт – Каир и Дамаск.

В июле 1974 г. началось теоретическое освоение самолета Ан-22 «Антей». Первая группа летного и наземного состава проходила обучение на Ташкентском АПО им. В.П. Чкалова. Штурманы готовились на базе НПО «Ленинец» в Ленинграде. К концу года допуск на перевозки грузов на Ан-22 днем получили шесть экипажей, днем и ночью – четыре экипажа.

Весной 1975 г. в Сеще были проведены первые полеты «Антея», временно переданного и 566-го полка. В 1975 г. 1 -я эскадрилья на самолетах Ан-22 готовилась к боевым действиям по десантированию войск и боевой техники днем и ночью, к перевозкам на максимальную дальность днем и ночью с посадкой по установленному минимуму погоды.

С 16 по 24 июля 1975 г. полк перебазировался на новое место дислокации – аэродром Мигалово (г. Калинин). Количество «Антеев» было доведено до штатного. На 1 декабря 1975 г. в полку имелось 25 экипажей, из них десантирование днем освоили 16 экипажей, днем и ночью – десять экипажей, десантированием днем и ночью с предельно малых высот – девять экипажей.

В январе 1976 г, экипаж майора В.В. Маркова перегнал «крайний» Ан-22 (№ 836, 0708) полка с заводского аэродрома Ташкента в Мигалово. В 1976 г. полк официально достиг состояния боеготовности. Перевооружение полка самыми тяжелыми на тот момент в мире военно-транспортными самолетами поставило вопрос о совершенствовании инфраструктуры нового места базирования – аэродрома Мигалово. Пока велась реконструкция полосы, рулежных дорожек, самолетных стоянок, полк с 6 мая по 4 ноября 1977 г. базировался в Сеще.

Осенью 1975 г. на Ан-22 № 348 был выполнен первый в полку перелет по международной воздушной трассе по маршруту Мигалово – Лерн (ГДР). Перевозилась авиатехника.

В 1976 г. отрабатывались полеты с грунтовых аэродромов и десантирование с малых высот. Для полетов с грунта использовался расположенный недалеко от Калинина аэродром Ключково Дальней Авиации. Со временем здесь была создана инфраструктура, обеспечивавшая не только базирование, но и полевой ремонт «Антеев». С распадом Союза аэродром прекратил свое существование и сегодня «Антеи» с грунта больше не летают.

В 1978 г. все 25 экипажей полка были готовы выполнять десантирование днем и ночью с предельно малых высот. Исправность самолетного парка составляла 96 %.

1 декабря 1978 г. в авиагарнизоне Мигалово в торжественной обстановке был открыт памятник самолету Ан- 22. Памятник представляет собой водруженную на стелу модель самолета Ан-22 № 10978. В этот же день в гарнизонном Доме офицеров состоялось торжественное собрание, посвященное 10-летию полка. На собрании присутствовали летчик-испытатель «Антея» Герой Советского Союза Ю. Курлин и заместитель Генерального конструктора ОКБ П. Балабуев, представители ТАПО им. Чкалова.

С 13 по 16 марта 1978 г. полк в составе всей 12-й втад (32 самолета Ан-22) участвовал в десантировании посадочным способом 137-го пдп 16-й вдд с Дягилева на аэродром Степь. Переброска десанта на Восток осуществлялась как предупредительная мера, призванная ослабить давление Китая на Вьетнам – далеко на Востоке разгорелся пограничный конфликт между двумя социалистическими державами. Было перевезено 1211 человек, 1250 т грузов и военной техники.

В 1979 г. за рубеж (в Эфиопию, ДРА, Сирию, Ливию, Вьетнам) было перевезено 1316 т грузов, в том числе 79 единиц техники. В декабре 1979 г. полк составом 17 Ан-22 с аэродромов Бы- хов, Энгельс, Чебеньки осуществлял доставку боевой техники и личного состава ВДВ в ДРА на аэродромы Баграм, Кабул, Кандагар. Летало 17 Ан-22.

6 июня 1980 г. в районе аэродрома Внуково потерпел катастрофу Ан- 22 № 0601.

В 1986 г. полк переведен на новый штат, доукомлектование «Антеями» произведено за счет техники 566-го ВТАП, который начинал освоение «Русланов».

Самолетный парк полка:

1986 г. 1987 г.

Ан-22 24 29

Ан-12 3 3

С 30 октября по 13 ноября 1984 г. экипажи 8-го ВТАП в составе дивизии перевозили в Эфиопию с аэродрома Джамбул вертолеты Ми-8, предназначенные для оказания гуманитарной помощи в районах, пострадавших от засухи.

В 1986 г. экипажи полка принимали участие в доставке оборудования и спец. материалов (свинец) на аэродромы Борисполь и Чернигов для ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. В частности из Челябинска были доставлены радиоуправляемые трактора.

Именной самолет Ан-22 "Василий Семененко". Тверь. Июль 2005 г.

Под крылом Тверь. Курс на Мигалово Февраль 2006 г.

Ветеран полка гв. подполковник А. В. Николайчик

В 1988 г. экипажи полка принимали участие в перевозках грузов для пострадавших от землетрясения в Армении. «Антеи» перевозили в том числе и автокраны, крайне необходимые для разборки завалов.

В соответствии с решением Правительства СССР с 1988 г. ВТА начала выполнять перевозки народно-хозяйственных грузов в интересах предприятий и организаций.

В 1992 г. было выполнено более 100 «коммерческих» рейсов, чистая прибыль составила примерно 1 млн. рублей, в 1993 г. – уже более 5 млн. рублей.

В 1994 было подготовлено 10 молодых экипажей. Подготовка экипажей, особенно командиров, «Антеев» вообще является непростой задачей. Традиционная для тяжелых кораблей схема «с правого кресла на левое» тут не работает. Раньше на «левую чашку» брали только командиров отрядов с Ил-76 и Ан-12, имевших 1-й класс. Получалась парадоксальная ситуация: лейтенант после училища приходил на правое кресло и мог «просидеть» в нем до самой пенсии. Правый пилот не имел возможность освоить управление самолетом в полном объеме, причем главная трудность была связана с управлением «Антеем» на рулении. Штурвальчик управления носовой опорой шасси расположен слева от левого летчика и не сдублирован. Управлять самолетом на земле с правого кресла невозможно, исправить ошибку – тоже, а рулить «трехэтажным домиком» весьма не просто. В начале 80-х годов в Иваново проводили эксперимент по переучиванию правых пилотов Ан-22 на командиров кораблей. Успеха и развития эксперимент не получил. Командиров продолжали «вербовать» в полках, летавших на Ил-76 и Ан-12. В советские времена летать на «Антеях» было не только престижно, но и выгодно по чисто финансовым причинам, поэтому особых проблем с набором командиров Ан-22 не существовало. В настоящее время ситуация изменилась. Не от хорошей жизни пришлось вспомнить ивановский эксперимент. В настоящее время полеты с левого кресла успешно осваивает майор А.А. Кокорев, ранее летавший на Ан-22 вторым пилотом.

В 1995 г. выполнено 20 летных смен, в 1996 г. – 37 (суммарный налет 1205 ч), в 1997 г. – 17, в 1998 г. – 18. Плюс постоянные командировки. Порой экипаж смутно представляет куда забросит его очевидный вроде бы маршрут. Возможности самолета стараются использовать по полной, но «генеральный» груз далеко не всегда занимает весь объем кабины или тянет но максимальную полезную массу. Добирают «попутным» грузом. Летчик-испытатель Марк Лазаревич Галлай как-то заметил, что дорогу на континенты в полной мере ощущают лишь моряки и летчики. Действительно, Владивосток – это совсем рядом с Анадырем… Или Анадырь рядом с Владивостоком, а по пути – Энгельс, Тикси, Воркута, вся география России. Из навигации известно, что кратчайшим расстоянием между двумя точками, лежащими на поверхности планеты Земля, является дуга Большого круга, ортодромия. В случае «антеевских» командировок дуга приобретает крайне причудливую форму.

В 90-е годы в полку произошло две катастрофы. 1 1 ноября 1992 г. в районе аэродрома Мигалово разбился Ан- 22 № 0610. 19 января 1994 г. в районе аэродрома Мигалово потерпел катастрофу Ан-22 № 0408. В первом случае причиной послужил перегруз, во втором причина не установлена – возможно обледенение крыла. Оба самолета упали на взлете, в окрестностях Мигалова.

В 1996 г. выполнялись перевозки миротворцев в Боснию. Шесть Ан-22 доставили на Балканы 162,4 т грузов и 55 человек.

16 июня 1998 г. приказом Командующего ВВС 8-й военно-транспортный авиационный полк и 600-й гвардейский Ленинградский Краснознаменный военно-транспортный авиационный полк были переформированы в 8-й гвардейский Ленинградский Краснознаменный военно-транспортный авиационный полк. 600-й полк был сформирован в ноябре 1941 г. изначально как транспортный, на вооружение поступили самолеты Ще-2. В годы войны полк действовал на Центральном, Западном, 1-м и 2-м Белорусских фронтах, перевозил людей и грузы к партизанам. На вооружении полка в годы войны также состояли самолеты СБ, Як-6, У-2 и грузовые планеры А-7. В мае 1945 г. полк перевооружили самолетами Ли-2, в 1949 г. – самолетами Ил-12.

"Попугай". Тверь. Лето 2005 г.

Автомат постановки помех

В 1945 – 1955 гг. полк именовался «600-й авиационный транспортный полк особого назначения» и находился в непосредственном подчинении командования ВВС, в 1955 г. включен в состав ВТА. С 1963 г. но вооружении полка состояли самолеты Ан-12, с 1981 г. – Ил-76. Полк базировался в Литве на аэродроме Кедайняй. После развала Союза был перебазирован в 1992 г. на Урал, в Шадринск, и в 1995 г. расформирован.

«Антеевский» полк являлся в некотором смысле наследником еще одного полка. Долгие годы аэродром Миголово был «родным домом» 274-го истребитель- но-бомбардировочного авиаполка, вооруженного Су-17. Этот полк принимал самое активное участие в афганской войне, а в конце 80-х годов являлся одним из самых подготовленных в отечественных ВВС. В силу ряда причин полк был расформирован. До сих пор многие считают расформирование полка не иначе как «вредительством»: пилоты с огромным боевым опытом, способные выполнять любые задания в любых условиях, новые самолеты…

До сих пор в Мигалово вспоминают «прощальный парад» полка. По внезапно поступившему приказу полк продемонстрировал вывод из-под ракетного удара. В течение буквально двадцати минут в воздух поднялись все Су-17. Самолеты взлетали на встречных курсах с минимальными интервалами. Говорят кого-то из московских генералов, наблюдавших за взлетом по тревоге, хватил инфаркт.

После расформирования полка несколько летчиков волей судьбы оказались в 8-м военно-транспортном авиаполку. С истребителей-бомбардиров- щиков пересели на транспортники, да на какие! До настоящего времени на «Антеях» продолжает службу единственный ветеран 274-го полка – майор Александр Леонидович Седов, «летающий» заместитель командира по воспитательной работе.

В 1999 г. с 13 по 17 марта проходило КШУ 61-й ВА ВГК (ВТА) «Воздушный мост 99». Поверка проводилась с вылетом в зону ожидания по сигналу «Ракетное нападение» и показало, что полк способен выполнить боевую задачу. 1 5 марта экипажами гв. подполковника И.А. Дворовенко, гв. майора А.В. Семененко, гв. майора Сагайдачного и гв. майора А.А. Морозова впервые на практике был перебазирован по воздуху на полигон Ашулук ЗРК С- 300.

Во исполнение Директивы 1-го заместителя министра обороны РФ от 30 ноября 2000 г., ГШ ВВС от 8 декабря 2000 г. и штаба 61-й ВА ВГК (ВТА) от 4 января 2001 г. в целях совершенствования организационной структуры 8-й гв. ВТАП переформирован в 76-ю отдельную гвардейскую Ленинградскую Краснознаменную эскадрилью.

Несмотря на трудности и огромный объем работ с июля до конца 2000 г. новым составом части было выполнено 26 полетных заданий, из них 5 по международным воздушным линиям. С января 2001 г. и до конца 2005 г. – 196 полетных заданий. Самолеты летали в Индию, Афганистан, Сирию, Ливию, Алжир, Югославию, Иран, Эфиопию, Эритрею, Йемен, КНДР, Бангладеш, Буркина-Фасо. Согласно директиве ГШ ВС РФ от 12.02.05 г. штат эскадрильи был расширен до 12 летных экипажей.

Дальнейшая судьба эскадрильи непосредственно связана с судьбой «Антеев». К сожалению, особой ясности в отношении Ан-22 не наблюдается. Самолет крайне востребован и армией, и народным хозяйством. «Руслан» не стал заменой «Антею». Во многих случаях использовать Ан-22 гораздо выгоднее, чем Ан-124. Не всегда удается забить самолет «попутным грузом» под завязку, тогда везут воздух, но час полета «Антея» дешевле часа полета «Руслана». Перевозить авиационную технику, как показала практика, удобнее «Антеем».

Еще во времена СССР рассматривался вопрос о возобновлении серийного выпуска Ан-22 в Ташкенте, но завод уже перешел на Ил-76 и вопрос сняли с повестки дня. Понятно, что сегодня никто не станет строить Ан-22 заново, но в «железном ряду» базы хранения стоят самолеты в количестве, достаточном для преобразования эскадрильи обратно в полк. Пока же с трудом поддается поддерживать в летном состоянии несколько самолетов, которые физически не в состоянии выполнить все заявки на перевозки, как военные, так и коммерческие. При этом с эскадрильи никто не снимал задачи десантирования. Последний раз с Ан-22 десант бросали в конце 90-х годов, но полеты по курсу боевого применения на тактическое де- аснтирования выполняются регулярно. Главной проблемой остается ресурс, точнее его несогласованное продление. Так ресурс по планеру антоновское КБ продлевает календарно, а ресурс на многие агрегаты продлевается по фактической наработке. Получается, что по причине отсутствия того или иного агрегата стоящий на аэродроме самолет выбирает ресурс… Логичной выглядит постановка вопроса о комплексной модернизации самолета (приборное оборудование кабины, по крайней мере, сильно отдает «каменным веком» реактивной авиации). Приемники GPS, тем не менее, на самолетах имеются, в карманах штурманов. Увы, в настоящее время в нашей авиации, и не только в авиации, в модернизации нуждается очень много техники. Вопрос приоритетов – вопрос большой политики, решаемый не без участия промышленного лобби. У Ан- 22 по понятным причинам такого лобби нет. Вместе с тем востребованность «Антея» не оспаривается, а во всем мире помимо самолетов из Мигалово летает только один «Антей» – собственность КБ Антонова. Говорят, будто бы он один «кормит» всю фирму. Может, имеет смысл довести до уровня XXI века по БРЭО хотя бы два-три корабля? Не столь большие деньги в масштабах страны. Кстати, американцы не стали модернизировать реактивный С-141, аналог Ил-76, но сделали новый турбовинтовой C-130J, который примерно занимает нишу между Ан-12 и Ан- 22.

Командир эскадрильи гв. полковник В.В.Сдобников

Сегодня в эскадрилье имеется один именной самолет – «Василий Семененко», почетное наименование присвоено в 2000 г. Однако широкие массы любителей авиации неизменно интригует другая машина – камуфлированный Ан-22 RA-9309, в просторечии именуемый «Попугаем». С окраской данной машины связана интересная легенда. Якобы сей «Антей» окрасили .специально для съемок фильма о Джеймсе Бонде. Может быть. Но более достоверной выглядит более «приземленная» версия. Под влиянием уроков Афганистана стали изучать различные способы снижения заметности авиационной техники кок в воздухе, так и на земле. Одной из специализированных фирм в 80-е годы была разработана краска, вроде бы обладавшая радио- поглогщающими свойствами. В порядке эксперимента такой краской камуфлировали лидерный самолет 5-й производственной серии, нынешний RA-9309, заодно на обтекателях основных опор шасси были смонтированы автоматы постановки помех, а в законцовках стабилизатора – киноаппараты. Испытания не выявили сколько-нибудь существенного снижения эпр в результате использования 3 тонны чудо- краски. «Как светил во весь экран – так и светит». То ли краска не та, то ли самолет великоват. Другие «Антеи» окрашивать не стали, а «Попугай» остался … попугаем. В настоящее время RA-9309 – один из немногих летающих «Антеев».

КОМАНДИРЫ ПОЛКА И ЭСКАДРИЛЬИ

год вступления в должность

подполковник В.П. Смирнов 1968

подполковник И.А. Некраха 1972

подполковник Б.П. Кулыгин 1973

подполковник К.В. Власинкевич 1976

полковник В.И. Семененко 1979

подполковник Ю.А. Григорьев 1985

подполковник А.Г. Пономарев 1987

полковник В.П. Громов 1993

полковник Ю.В. Шуваев 1995

полковник С.А. Стрельник 2000

полковник В.В. Борисенко 2001

полковник В.В. Сдобников 2004

Владимир РИГМАНТ

Долгая дорога к Ту-160

Продолжение. Начало в АиК N°Ne 3,4,7.10-12/2005 г., 1,2/2006 г.

Эскизный проект Ту-160

Концепция и вытекающие из нее тактико-техничекие требования к будущему стратегическому сверхзвуковому бомбардировщику-ракетоносцу определили его облик (схему и компоновку), а их дальнейшая реализация проводилась на основе имеющегося научно-технического задела и практического опыта проектирования тяжелых самолетов в туполевском ОКБ. Можно смело сказать, что общая идеология Ту-160 сложилась из трех совершенно разных самолетов: Ту-95, Ту- 22М и Ту-144. От каждого из них он взял соответствующие свойства, которые в результате и определили облик самолета и всей этой новой ударной стратегической авиационной системы:

– крыло большого удлинения на минимальных углах стреловидности, как на Ту-95, что обеспечило высокое значение аэродинамического качества на дозвуке и соответственно большую дальность полета на этих режимах;

– использование на тяжелом самолете изменяемой в полете стреловидности крыла, впервые внедренное на дальнем Ту-22М, что обеспечило требуемую многорежимность боевого применения;

– интегрированная центральная часть фюзеляжа и подкрыльевые многорежимные воздухозаборники, апробированные на Ту-144, стали основой создания высокоэффективной многорежимной силовой установки и совершенной конструктивно-силовой схемы;

– в системах оборудования и вооружения были использованы (как базовые) многие агрегаты и целые комплексы, отработанные на Ту-22МЗ и Ту- 95МС.

Опираясь на предыдущие свои разработки, в ОКБ проводили кардинальную переработку исходных систем для достижения максимальной эффективности при применении на Ту-160, с учетом всех новейших достижений, которые появились с момента создания предыдущих туполевских машин. Новации касались как материалов и технологий, так и применения новых агрегатов и систем. Программа создания самолета включала дальнейшее улучшение характеристик теплостойкости конструкционных материалов, освоение и производство высококачественных крупногабаритных заготовок и полуфабрикатов, создание новейшего технологического оборудования для механосборки, формования и сварки.

При разработке Ту-160 проводились поиски ряда новых решений по оптимизации конструктивно-силовой схемы самолета, снижению и улучшению экономичности многорежимных ТРДЦФ, выбранных для силовой установки.

Реализация высокого уровня весовых характеристик, с учетом установки на самолете узлов поворота консолей крыла, была достигнута за счет оптимизации конструктивно-силовой схемы самолета, внедрения новых полуфабрикатов и высокопрочных конструкционных материалов.

Для выбора окончательной компоновочной схемы самолета Ту-160 наиболее детально были проработаны три основных варианта компоновки самолета:

– "интегральная" (с горизонтальным размещением двух спарок двигателей и лобовыми воздухозаборниками по типу Ту-22МЗ, с каналами, проходящими через кессон и центроплан);

– "вертикальная" (с вертикальным расположением двигателей в спарке и подкрыльевыми воздухозаборниками с вертикальным клином);

– "горизонтальная" (мотогондолы с горизонтально расположенными подкрыльевыми короткими воздухозаборниками).

После детального анализа и сравнительной оценки вариантов с постройкой натурных и масштабных макетов и моделей А.А.Туполевым был принят к дальнейшей проработке третий вариант, в котором сочетались четкость и простота конструктивно-силовой схемы самолета и возможность гарантированного обеспечения объемов для размещения требуемого количества топлива. Именно в этой схеме, с учетом применения крыла изменяемой стреловидности, оптимизации элементов силовой установки за счет разработки коротких подкрыльевых многорежимных воздухозаборников и применения экономичных на основном дозвуковом режиме двигателей типа НК-32, можно было реализовать оптимальное сочетание характеристик многорежимного стратегического самолета в требуемом широком диапазоне скоростей полета.

После выбора компоновочной схемы самолета, силы конструкторского бюро сконцентрировались на отработке конкретных элементов самолета и комплекса.

26 июня 1974 года вышло Постановление Совета Министров СССР, согласно которому ОКБ А.Н.Туполева поручалась разработка стратегического многоцелевого бомбордировщико- рокетоносца Ту-160 с четырьмя двигателями НК-32. Очередное "уточняющее" Постановление правительства вышло 19 декабря 1975 года. Этими Постановлениями задавались основные тактико-технические характеристики самолета.

Модель трехдвигательного самолета "160"

Модель самолета "160" с вертикальным расположением двигателей и вертикальным клином торможения воздушного потока в гондолах

Модель самолета "160" с вертикальным расположением двигателей и горизонтальным клином торможения воздушного потока в гондолах

Практическая дальность полета с боевой нагрузкой 9000 кг (т.е. с двумя крылатыми ракетами Х-45) но дозвуковом крейсерском режиме полета должна была составлять 14000-16000 км, дальность полета по комбинированному профилю, включая участок пути в 2000 км на малой высоте (50- 200 м) или при полете на сверхзвуковой скорости – 12000-13000 км, максимальная скорость на высоте задавалась в 2300-2500 км/ч, а максимальная скорость при полете на малой высоте – 1000 км/ч. Практический потолок по заданию должен был составлять не менее 18000-20000 м, нормальный вес боевой нагрузки – 9000 кг, максимальный – 40000 кг. Предполагалось, что ракетное вооружение должно было применяться в следующих вариантах:

– 2 ракеты Х-45М;

– 24 ракеты Х-15 или 10-12 ракет Х-15М;

– 10-12 ракет Х-55.

Бомбардировочное вооружение должно было обеспечивать применение обычных и ядерных свободнопа- дающих бомб, корректируемых авиабомб с лазерной и телевизионной системами наведения.

Как уже отмечалось, общее руководство и координацию работ по созданию Ту-160 осуществлял Генеральный конструктор А.А.Туполев. Непосредственно руководил темой главный конструктор В.И.Близнюк. Комплекс бортового радиоэлектронного оборудования разрабатывался под руководством заместителя главного конструктора Л.Н.Базенкова.

Создание Ту-160 потребовало решения комплекса проблем, связанных со следующим этапом технического перевооружения отечественной авиационной промышленности, разработкой и освоением новых конструкционных материалов, созданием уникального технологического и станочного оборудования. Учитывая сложность и масштабность задач, этой работой руководили непосредственно министры авиационной промышленности того периода последовательно П.В.Дементьев, В.А.Казаков, а после них И.С. Силаев. Ход работ по программе координировался заместителями министра И.С.Силаевым, А.В.Болботом и В.Т.Ивановым. А.В.Болбот возглавлял координационный совет по Ту-160, Г.Б.Строганов – центральную комиссию по технологическому обеспечению серийного производства. Ю.А.Затейкин и Ю.А. Бардин координировали разработку БРЭО. Повседневную помощь и поддержку оказывал начальник главного управления МАП по тяжелым самолетам В.Т.Иванов.

Большой вклад в создание Ту-160 вложили ученые и инженеры многих институтов промышленности, и в первую очередь ЦАГИ, ЛИИ, НИИАС, ВИАМ, НИАТ, многих предприятий отрасли. Их руководители Г.П.Свищев, К.К.Васильченко, Е.А.Федосов, Р.Е.Шалин, И.С.Селезнев, С.П.Крюков, К.К.Филипов и др. смогли сформулировать и решить основные проблемы по своей тематике.

Большинство из сложнейших инженерно-проектных задач на начальном этапе создания Ту-160 было решено коллективами ведущих специалистов ОКБ: Г.А.Черемухина (в те годы руководитель подразделения аэродинамики), В.И.Корнеева, А.Л.Пухова (ныне главного конструктора по теме СПС и Ту-22МЗ), В.И.Рулина, Е.И.Шехтермана, И.С.Калыгина (ныне главный конструктор Ту-334), В.Т.Климова, Е.И.Холопова, В.В.Бабакова, А.С.Семенова и З.А.Приоровой.

Разрез одного из компоновочных вариантов Ту-160

Два варианта хвостовой части Ту-160

Решением проблем по обеспечению прочности и оптимизации конструктивно-силовой схемы Ту-160 руководил В.В.Сулеменков, который один из первых разобрался в сложных вопросах сочетания нагрузок на дозвуковых и сверхзвуковых скоростях для самолетов нового поколения, что открывало дорогу к значительному повышению ресурсов и сроков службы. Под его руководством ведущие прочнисты ОКБ И.Б.Гинко, В.П.Шунаев, В.А.Игнатуш- кин, И.К. Куликов и возглавляемые ими коллективы обеспечили надежное обоснование нагрузок, выполнение прочностных расчетов, создание методик расчетов на прочность для конструкторов всех направлений. Этот коллектив совместно со специалистами ЦАГИ и Сиб НИИА провел огромную работу по программе прочностных и ресурсных испытаний конструктивных образцов натурных агрегатов и пол- норозмерного планера самолета для оценки и подтверждения ресурса самолета (Ту-160 №№02 и 304).

Учитывая сложность и необычность силовой схемы самолета, типовым статическим испытаниям самолета предшествовала большая программа испытаний образцов, узлов и элементов конструкции, в их числе была конструктивно подобная модель самолето в 1/3 натуральной величины (работы по проектированию ее и стенда для ее испытаний велись под руководством Д.И.Гапеева).

Разработку чертежей планера вели бригады О.Н.Головина, В.М.Баринова, Н.Т.Козлова, А.С.Прыткова, С.И.Петрова, В.Г.Резвова, И.С.Лебедева, Д.И.Гапеева, Ю.Л.Лапонова. Общее руководство разработкой конструкции осуществлял И.Ф.Незваль (руководивший до этого как главный конструктор разработкой и развитием таких известных самолетов ОКБ, как ТБ-7 и Ту-128).

Проектирование шасси выполнялось под руководством талантливого инженера и руководителя Я.А.Лившица, которому принадлежит авторство шасси легендарного Ту-1 6. Активную помощь ему оказывали М.Т.Иванов и В.Н.Волков. Следует отметить, что разработанные ими оригинальные конструктивные решения позволили обеспечить выполнение целого ряда разноречивых условий как на Ту-144, так и на Ту- 160. Все это потребовало серьезной отработки на стендах и при летных испытаниях.

Разработку силовой установки выполнял коллектив моторного подразделения ОКБ под руководством В.М.Буля. Огромный вклад в разработку этого важнейшего для самолета комплекса внесли ведущие специалисты ОКБ В.В.Малышев, Е.Р.Губарь, Н.Н.Фурае- ва, В.А. Леонов, В.М.Дмитриев (ныне главный конструктор самолетов Ту-324 и Ту-414). В этом же подразделении работал, внося свой вклад в создание Ту-160, молодой инженер-конструктор И.С.Шевчук, ныне Президент-Генеральный конструктор ОАО "Туполев". В тесном взаимодействии с коллективом ОКБ Н.Д.Кузнецова, который лично внес огромный творческий вклад в создание уникального двигателя НК-32, в решение сложных задач его стыковки с самолетными системами, была успешно и в сравнительно короткие сроки решена задача создания силовой установки, которая по весовым и тяговым характеристикам не имела себе равных в мире. Удалось при создании Ту-160 избежать многих подводных камней, которые постоянно сопровождали разработчиков и самолета, и двигателя при создании Ту-144, а ведь НК-32 создавался на базе линии развития двигателей НК-144, НК- 144А, НК-144-22, НК-22 и НК-25.

В качестве двигателей для силовой установки первоначально были выбраны НК-25, однотипные с теми, что предназначались для Ту-22МЗ. По тяговым характеристикам двигатель в основном удовлетворял разработчиков бомбардировщика, но удельные расходы топлива необходимо было снижать, иначе не удавалось получить межконтинентальную дальность даже при самой идеальной аэродинамике.

В это время КБ Генерального конструктора Н.Д.Кузнецова приступило к проектированию нового трехвального двухконтурного турбореактивного двигателя НК-32, который создавался как развитие двигателей ряда: НК-144, НК- 144А, НК-144-22, НК-22 и НК-25. ТРДДФ НК-32 при той же взлетной форсажной тяге 25000 кгс и бесфорсажной тяге 13000 кгс, что и НК-25 должен был иметь удельный расход топлива на дозвуковом режиме 0,72- 0,73 кг/кгс-ч и на сверхзвуковом – 1,7 кг/кгс-ч, причем в его конструкции планировалось использовать многие основные узлы, идентичные НК-25. Это давало возможность "туполевским мотористам" благодаря большому накопленному опыту избежать многих проблем, постоянно возникавших при проектировании силовой установки сверхзвукового пассажирского лайнера Ту-144.

В отличие от Ту-144, процесс проектирования двигателя, мотогондол, воздухозаборников и выбор места размещения их на самолете Ту-160 рассматривался конструкторами и двигателистами взаимосвязанно, что позволило уйти от многих недостатков, присущих силовой установке неудавшегося СПС. "Мясищевцы" в своем проекте М-18 остановились на компоновке двигателей и мотогондол, близкой к компоновке силовой установки американского В-1. Несмотря на это, на ММЗ "Опыт" решили все-таки провести цикл работ по поиску более оптимального варианта.

Модель самолета "160" с расположением спарок двигателей у фюзеляжа

Компонуя двигатели для нового самолета, конструкторы начали со схемы, принятой на Ту-144 (четыре двигателя в едином пакете под задней частью центроплана, что позволяло использовать возникающие под крылом косые скачки уплотнения для увеличения аэродинамического качества сверхзвукового полета). Однако такая схема приводила к чрезмерным потерям полного давления в длинных воздушных каналах, а индивидуальное регулирование воздухозаборников в некоторых случаях вызывало их негативное взаимовлияние.

Невысокой оказалась и надежность "плотной связки" двигателей. При аварии или пожаре одного из них могли быть выведены из строя и остальные. Совместно с ЦАГИ на 14 моделях было проведено большое количество продувок различных вариантов компоновок силовой установки. Был даже построен натурный макет воздухозаборника с двумя каналами, огибавшими балку центроплана сверху и снизу. Такое решение обеспечивало достижение лучших аэродинамических параметров и наибольшее снижение замет- ности, но технологические трудности и сомнения в уровне боевой живучести не позволили реализовать этот вариант. В результате поиска, как уже говорилось ранее, был выбран вариант попарного размещения двигателей в горизонтальной плоскости под интегральным центропланом в двухмерных, многорежимных подкрыльевых воздухозаборниках с вертикальным клином регулирования воздушного потока (аналогичные воздухозаборники прошли всестороннюю летную проверку на Ту-144). Одной из главных причин разноса их по бокам в две отдельные гондолы стала необходимость освобождения места для грузоотсека, по праву занявшего положение вблизи центра масс.

Разработкой систем управления, механизации и гидрооборудования руководил начальник подразделения А.С.Кочегин. Разработку схем систем управления, идеологии автоматического и штурвального управления обеспечивали ведущие специалисты В.М.Разумихин, В.И.Гониодский и М.И.Лейтес со своими коллегами. Следует отметить, что Ту-160 стал первым советским серийным тяжелым самолетом, на котором применили эпектродистанционную систему управления (ЭДСУ) и передачи информации на приводы органов управления с использованием не штурвала, а обычной "истребительной" ручки. Применение ЭДСУ позволяло реализовать "электронную устойчивость" с полетной центровкой, близкой к нейтральной, в результате чего возрастала дальность полета, улучшалась управляемость и снижались нагрузки на экипаж в сложных ситуациях.

Серьезные исследования в области вооружения и вся практическая работа по внедрению современных методов, средств и агрегатов бортового вооружения были проведены под руководством Д.А.Горского ведущими специалистами ОКБ в этой области И.И.Третьяковым, В.С.Демченко, А.С.Смирновым и их коллективами.

Идеология применения и выбор состава бортового радиоэлектронного оборудования была реализована под руководством Л.Н.Базенкова. Конкретными работами по системам БРЭО и специального оборудования руководили начальник подразделения Ю.Н.Каштанов, ведущие специалисты И.А.Рапопорт, В.А.Вишневский и многие другие. Работа шла в тесном контакте с ведущими ОКБ страны в области авионики и радиоэлектронной техники.

По просьбе Генерального конструктора А.А.Туполева сборка и комплексирование бортовой аппаратуры осуществлялись на базе ГосНИИАС – Государственного НИИ авиационных систем.

На этот головной институт, определявший в целом облик всего авиационного ударного комплекса, выпала огромная доля ответственности. ГосНИИАС еще с 1969 года занимался выработкой технической концепции разрабатываемого на конкурсной основе стратегического межконтинентального самолета (CMC), анализом основных параметров и оценкой эффективности различных вариантов проектов CMC, разработанных ОКБ конкурсантами. При этом параллельно подразделениями института проводилось обоснование состава вооружения и бортового оборудования. Работы выполнялись Б.П.Топоровым, О.С.Коротиным, Г.К.Колосовым, А.М.Жеребиным, Ю.А. Волковым и другими сотрудниками. После того, как конкурсная комиссия приняла решение о дальнейшем продолжении работ в ОКБ А.Н.Туполева, институт начал заниматься вопросами определения технического облика самолета и его боевой эффективности.

Еще на самом начальном этапе работ ГосНИИАС отстаивал позицию перехода на мультиплексные каналы связи в структуре бортового комплекса и установки на борт самолета новейшего оборудования. Следствием этого стало появление в структуре комплекса такой отдельной составляющей, как СУРО (системы управления ракетным оружием), которая позволяла "перекачивать" с борта самолета на ракету большое количество информации. Была также доказана необходимость создания наземной системы подготовки полетной информации. Всю работу ГосНИИАС вел в тесном сотрудничестве с подразделениями предприятий- разработчиков, которые возглавляли Л.Н.Базенков (на ММЗ "Опыт"), а также О.Н.Некрасов и В.Ф. Худов (в МИЭА).

С 1972 года началось научно-техническое сопровождение институтом разработки аванпроекта самолета, а в августе 1974 года начальник института академик Е.А.Федосов, предвосхитив предстоящий большой объем работ по дальней авиации, создал своим приказом на базе нескольких подразделений и лабораторий новое отделение №14 (его начальником был назначен В.И.Червин), которое занималось непосредственной разработкой стратегических авиационных ударных систем.

Благодаря тому, что работы по стратегическим ударным авиационным системам возглавил лично Федосов, из небольшого коллектива, в котором первоначально числилось около 60 человек, отделение N 14 превратилось в крупнейшее научное подразделение института численностью в 290 человек с самой большой лабораторной базой. Работа по самолету Ту-160 была для отделения главной. К этому времени отделение переселилось в новый корпус, специально построенный под работу над этой темой. Началось освоение новых лабораторных залов и нового оборудования, работы часто велись в три смены.

Модель самолета Ту-160

Сотрудникам отделения № 14 ГосНИИАС впервые пришлось решать проблемы точного согласования осей инерциальных навигационных систем самолета-носителя и крылатой ракеты, трансляции цифровой карты местности вдоль выбранных маршрутов с борта самолета на борт ракеты, подготовки бортовой автоматики ракеты к пуску, управления разгрузкой ракет на внешних и внутренних подвесках и, совместно с отделением N 5 института, вопросы создания алгоритмов корреляционно-экстремальной системы автономного наведения ракет, отработки результатов летных испытаний и многие другие.

Предложения по созданию достаточно простых и дешевых крылатых ракет с большой дальностью полета были сформулированы (причем задолго до начала работ по стратегически крылатым ракетам в США!) в результате проведения соответствующего НИР в отделении №5 института, которым руководил К.А.Сарычев (ответственным исполнителем НИР еще до образования отделения №14 был В.И. Червин). Однако они не нашли поддержки у руководства Министерства обороны. Серьезные исследования в институте начались лишь после появления соответствующих сообщений из США и выполнялись в режиме высочайшего напряжения в кратчайшие сроки.

В 70-е годы значительную остроту приобрели вопросы повышения выживаемости комплексов ударной авиации в условиях непрерывного совершенствования систем ПВО вероятного противника. В связи с возникновением этих проблем в ГосНИИАС был образован специальный сектор во главе с О.С.Коротиным, занимавшийся вопросами эффективности и облика бортовых комплексов обороны (БКО). Этим коллективом были проведены работы по оценке эффективности и обоснованию рационального состава комплекса обороны для разрабатываемого самолета Ту-160.

Следует отметить, что впоследствии, в 1981 году, для исследований и отработки бортового радиоэлектронного оборудования Ту-160 в ГосНИИАС была построена самая большая барокамера (размерами 40,0x18,0x9,8 м). Высокое качество наземной отработки электронных систем самолета ускорило в дальнейшем переход к летным испытаниям.

На Ту-160 были реализованы современные методы диагностики как в полете, так и при проведении наземных технических работ. Большую работу по внедрению относительно новых систем регистрации, в том числе боевого документирования, выполнил коллектив под руководством В.А.Саблева.

С использованием опыта разработок и результатов испытаний Ту-144, были централизованно решены вопросы тепловой защиты. Коллективы В.А. Андреева (ныне главный конструктор по самолетам на альтернативных видах топлива) и Г.Т.Кувшиновой обеспечили необходимые расчеты и исходные данные для основных рабочих зон по режимам и условиям полетов.

Высотное оборудование проектировалось в подразделении С.В. Дроздова. Ведущие специалисты Л.Д.Дубровин, В.Н.Фадеев, А.В.Бабочкин, Г.А.Стерлин, В.С.Зоншайн, В.Г.Дудик, имевшие большой опыт создания СКВ для самолетов Ту-22, Ту-22М и Ту-144, использовали его для создания эффективной системы охлаждения и наддува оборудования, а также для создания системы нормальной жизнедеятельности экипажа.

При проектировании систем Ту-160 получили дальнейшее развитие программно-математические методы проектирования и изготовления деталей. Внедрение новых методов в практику проводилось под руководством И.Л.Миндрула, Б.П.Белоглазова, И.П.Сандры- кина, А.С. Маркова.

В значительной степени совершенство и изящество форм Ту-160 связано с тем, что впервые в практике ОКБ внешняя поверхность самолета была описана математически. По программам были изготовлены рубильники стапелей, шаблоны, большое количество деталей и узлов как производственной оснастки, так и для самолета.

Практически одновременно с проектированием самолета были начаты работы по созданию мощной лабораторной базы для опережающей отработки агрегатов и функциональных систем самолета в целом. Всего было построено 112 стендов и установок, которые позволили решить многочисленные задачи совершенствования конструкции самолета и сокращения времени на доводку и летные испытания. В их числе: стенд узла поворота консолей крыла, натурный стенд управления, стенд аварийного покидания на ракетной дорожке, стенд электроснабжения, комплексный стенд полунатурного моделирования КПМ-1600, комплекс стендов топливной системы, стенд воздухозаборника, летающая лаборатория для отработки двигателя НК-32 (Ту-142ЛЛ на базе первой машины Ту- 142М (ВПМК)), стенд шасси, стенд грузовых отсеков и многие другие. Организацией работ по стендам руководили А.В.Мещеряков и В.П.Воронков.

Как бы подытоживая всю ту работу, которую провело ОКБ совместно с другими организациями и предприятиями страны в ходе проектирования Ту-160, в МАП был представлен доклад следующего содержания, в котором отмечались и успехи, и еще стоящие проблемы перед создателями Ту-160:

"1. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров от 19.12.75 г. Министерству авиационной промышленности и другим оборонным Министерствам задано создать стратегический многорежимный ракетоносец Ту-160. Самолет должен быть способен летать на большой сверхзвуковой скорости, на большой дозвуковой скорости у земли и длительно (до 20 часов) на больших высотах. Поэтому мы были вынуждены принять изменяемую в полете геометрию крыла.

2. Для решения такой грандиозной проблемы, как создание Ту -160, совместно был проведен с ЦАГИ, ЦИАМ, НИАТ и НИИ других министерств крупный комплекс научно-исследовательских работ, потребовавший принципиально новых подходов и обьемов исследований. Например, в ходе аэродинамических исследований было продуто 70 вариантов моделей (2200 трубо-часов). Полученное аэродинамическое качество превосходит то, что было получено на В-1 как на дозвуке, так и на сверхзвуке.

Прочностной аналог Ту-160 в масштабе 1:3

3. Для того, чтобы обеспечить требуемую весовую отдачу, что очень трудно для самолета такого гигантского размера с изменяемой геометрией крыла, мы приняли интегральную конструкцию передней части крыла + фюзеляж. Это единый агрегат, что дает уменьшение омываемых поверхностей, снижение сопротивления, повышение аэродинамического качества и уменьшение площади конструктивных поверхностей, то есть снижение веса конструкции.

По поворотной части крыла, для того чтобы получить минимальный вес и хорошие флаттерные характеристики на больших скоростях, мы приняли новую бесстрингерную конструкцию и новую технологию – шесть нервюр без стрингеров. Габариты листа из сверхчистого алюминия – 20 м. Передняя и задняя часть – сотовой и композитной конструкции. Используются большие титановые элементы.

Центроплан, на который приходятся очень большие нагрузки от узла поворота (до 3000 т по щеке), выполнен путем электронно-лучевой сварки. Сращивание – с минимальным количеством болтов. Используется новый метод создания конструкций: определяется напряженное состояние агрегата и под это напряжение наращивается материал. Для того, чтобы обеспечить такую технологию, МАП совместно с институтом им.Патона создали автоматические сварочные камеры и камеры для вакуумного отжига.

Очень большая конструктивная проблема – это конструкция грузовых люков. Для размещения 12-24 изделий грузовые люки имеют объем 86 м2 , это в три раза больше, чем у В-52 или Ту-95МС. И такой объем, такая "квартира" должна быть открыта на сверхзвуке и быть прочной для воздействия пульсирующих и тепловых нагрузок. Для решения этой проблемы разработана жесткая сотово-композитная конструкция.

Оперение – сотово-монолитной конструкции. Всего на самолете будет 500 м2 композитно-сотовых конструкций.

4. Для обеспечения необходимых прочностных характеристик этой принципиально новой конструкции уже проведен и запланирован большой комплекс работ по прочности. Изготовлены 12000 образцов для прочностных испытаний, вес некоторых из них достигает 150 кг. Для прочностных исследований изготовлена динамически подобная модель (М 1:12,5) и прочностной аналог Ту-160 (М 1:3). В производстве находится второй экземпляр опытного самолета (планер) для статических испытаний, планируется построить планер для испытаний на выносливость.

5. Большие работы проведены по снижению ЭПР.

6. Лично В.А.Казаковым (Министр авиационной промышленности) проведена большая работа по комплекси- рованию увязки взаимодействия всей аппаратуры и двигателей. Этому способствовала комплексная группа научно-технического сопровождения промышленности – МО. По оборудованию проведена значительная работа в МАП, МРП, МПСС, МОП и МЭП….

Для самолета Ту-160 ПСМ задано создать двигатели с взлетной тягой 25 т, Сг=0,72-0,73 кг/кгс ч, с электронной системой регулирования, с очень высокими весовыми и другими техническими данными. Мощность четырех двигателей свыше полумиллиона лошадиных сил. По двигателям Кузнецовым и другими организациями проведена большая работа. Однако еще очень много надо сделать по получению требуемых ресурса, удельных расходов топлива и по устойчивой работе двигателя при реальных неравномерностях потока в полете на входе в двигатель…

8. Большое внимание уделяется отладке конструкций и оборудования на стендах. Для обеспечения всей программы работ создается 60 стендов и 7 летающих лабораторий…

9. Для обеспечения новой технологии необходимы новые станки и оборудование. Минавиапром разработал ряд новых станков, идет разработка новых станков в Минстанкопроме…

10. Сегодня продвижение в МАП по созданию Ту-160 таково, что мы держим проблему в руках, машина получается по ТТТ, и мы поняли грандиозность и масштабность проблемы…"

Работа по новому стратегическому авиационному ударному комплексу была в тот период времени самой приоритетной для МАП, по ней постоянно проводились совещания у министра и даже выделялись специальные премии. Все понимали, что успех стратегического комплекса на базе самолета Ту-160 зависит от усилий многих предприятий. Забегая вперед, следует отметить, что в итоге все работы по комплексу, включавшему самолет-носитель Ту-160, прицельно-навигационный комплекс, крылатую ракету Х-55, были закончены в установленные сроки.

На всех этапах создания Ту-160 активные консультации и практическую помощь оказывали представители Заказчика – как Главного штаба ВВС, так и структур Дальней авиации. Командующий Дальней авиации на этапе проектирования Ту-160 В.В.Решетников и все те, кто сменил его на этом посту, командиры дивизий, технические специалисты ВВС всех уровней заинтересованно решали практические вопросы на всех этапах создания самолета. В частности, именно В.В. Решетников помог отстоять "ручку управления", заменившую привычный штурвал на Ту-160, применение которой в сочетании с характеристиками электродистанционной системы управления позволило обеспечить легкое и точное управление машиной.

Что же представлял собой по конструктивно-компоновочной схеме новый "туполевский" стратегический ракетоносец?

Вопросы, связанные с общей аэродинамической компоновкой самолета, решались в неразрывной связи с конструктивными и технологическими проблемами. Несмотря на отказ от прямого развития схемы Ту-144, некоторые использованные на нем конструктивно-технологические решения нашли применение и на Ту-160. К их числу относятся элементы интегральной аэродинамической компоновки, объединившей фюзеляж и наплывную часть крыла в единый агрегат. Такая компоновка решила три важные задачи сразу: обеспечила высокое весовое совершенство, улучшила несущие свойства и позволила, благодаря большим внутренним объемам, разместить значительное количество боевой нагрузки и топлива. В итоге при близких к Ту-95 габаритах, взлетный вес Ту-160 оказался на 50% больше.

Общую схему крыла разрабатываемое "изделие" унаследовало от Ту-22М. Поворотные части крыла, узлы поворота и привода по своей схеме и техническим решениям в общем повторяли решения, принятые для Ту-22М, однако значительное увеличение размеров и нагрузок на них потребовало существенных доработок конструкции и увеличения мощности приводов. В частности, конструкция основных силовых элементов втрое более тяжелой машины отличалась следующим…

Пятилонжеронные консоли нового бомбардировщика, собранные из семи монолитных панелей (четырех снизу и трех сверху), навешивались на шарнирные узлы мощной центропланной балки, вокруг которой и "собирался" весь самолет. Центральная титановая балка воспринимала все основные нагрузки, а вокруг нее группировались остальные элементы планера. Для изготовления столь большого конструктивного элемента, как титановая балка, был разработан технологический процесс электронно-лучевой сварки в нейтральной среде, который и до настоящего времени относится к уникальным технологиям.

Разработать крыло изменяемой стреловидности и узлы его поворота для столь тяжелого самолета оказалось весьма сложной задачей. Его применение на стратегическом бомбардировщике требовало качественных изменений технологии производства. Для этой цели была сформирована специальная Государственная программа новых технологий в металлургии, которую координировал Министр авиапромышленности П.В.Дементьев.

Для упрощения схемно-конструктив- ной завязки крыла и центральной части планера была разработана оригинальная конструкция, позволяющая образовывать хорошее сочетание агрегатов и рационально необходимую аэродинамическую схему при различных положениях крыла. Основным элементом этого решения стали так называемые "гребни" – отклоняемые корневые части закрылков, синхронно отслеживающие поворот консолей от "крейсерской" до максимальной стреловидности.

"Гребни" создавали плавные переходные зоны между агрегатами при изменении стреловидности крыла.

При выборе схемы хвостового оперения рассматривались варианты с цельноповоротным стабилизатором, расположенным на вершине киля и киль с нормальным рулем поворота, а также среднее расположение стабилизатора с разделением руля поворота на две секции.

В окончательном варианте приняли оригинальную схему с двухсекционным килем, состоявшим из нижней неподвижной части, к которой крепился цельноповоротный стабилизатор, и верхней подвижной части киля. Подобное решение позволило в условиях ограниченных объемов разместить мощные рулевые электрогидроусилители и шарнирные приводы отклоняемых плоскостей хвостового оперения.

Как уже упоминалось выше, совместно с ГосНИИАС и другими организациями "вооруженцы" ММЗ "Опыт" вели поиск наиболее эффективной системы ракетного вооружения. Исходя из неопределенности геополитической и военной ситуации в будущем, вопрос о системе вооружения самолета Ту-160 предполагалось решать с учетом его многофункциональности. Планировалось вооружать самолет сверхдальними, дальними и средней дальности ракетами, управляемым и неуправляемым оружием ближнего действия. Предполагалось также иметь ракетную огневую оборону. Приоритет отдавался оружию, обеспечивающему поражение любых, в том числе слабоконтрастных целей, без входа в зону ПВО вероятного противника и размещаемому только во внутренних отсеках самолета.

Бортовой комплекс оборудования должен был обеспечивать навигацию и применение широкой номенклатуры бортового вооружения.

Первоначально в качестве основного ракетного вооружения Ту-160 предполагалось применение двух ракет большой дальности Х-45 (по одной в каждом из двух грузоотсеков) либо 24 ракет малой дальности Х-15 (по шесть на каждой из четырех револьверных установок). Эти варианты вооружения и определили габариты грузоотсеков, причем главную роль сыграли большие размеры крылатой ракеты Х-45 (ее длина составляла 10,8 м, высота в конфигурации со сложенными крыльями – 1,92 м, стартовый вес достигал 4500 кг, расчетная дальность полета составляла 1000 км). Объем каждого из двух грузоотсеков получался примерно таким же, как объем гру- зоотсека Ту-95.

Помимо сверхзвуковых маловысотных ракет предлагалось создать для самолетов подобного класса дозвуковые маловысотные крылатые ракеты с корреляционной системой навигации по рельефу местности.

В процессе эскизного проектирования самолета возможность применения ракет Х-45, как уже было сказано, отошла на второй план. Разработчики оружия и Заказчик отдали предпочтение (теперь уже вслед за США) новому оружию – дозвуковым крылатым ракетам большой дальности полета.

"Вооруженцы" ММЗ "Опыт" совместно с коллегами из МКБ "Радуга" подготовили технические предложения по крылатой ракете в нормальном и стратегическом вариантах с обычной и ядерной боевыми частями для поражения слабоконтрастных наземных и морских целей. На начальном этапе руководством МАП и ВВС было принято решение стратегическим вариантом ракеты не заниматься. Это положение сохранялось до 1976 года, когда стало ясно, что США усиленно разрабатывают ракету такого же назначения (ALCM-B), и работы по Х-55 продолжились. Ракета имела большую, чем Х-15, длину, что потребовало создания новой револьверной пусковой установки.

Достаточно долго решался вопрос со схемой расположения грузоотсеков в фюзеляже. На раннем этапе в качестве варианта рассматривалось расположение двух грузоотсеков в центральной части фюзеляжа рядом, что давало минимальный разброс центровок при сбросе боевых грузов, но одновременно увеличивало мидель фюзеляжа и добавляло сложностей с проектированием оптимальных мотогондол. В дальнейшем от "спаренных" грузоотсеков отказались и расположили их друг за другом.

По системе обороны самолета Заказчик первоначально традиционно настаивал на оснащении бомбардировщика кормовой стрелково-пушечной установкой с шестиствольной пушкой ГШ-6-30 калибра 30 мм, однако разработчикам удалось убедить военных отказаться от этого требования и за счет экономии веса и свободных внутренних объемов усилить бортовую систему постановки радиоэлектронных помех. Кроме того, для организации коллективной системы радиоэлектронного противодействия на базе бомбардировщика-ракетоносца Ту-160 предлагалось создать перехватчик-постановщик помех Ту-160ПП.

Возвращаясь к общему виду самолета, следует отметить, что снижению аэродинамического сопротивления способствовало большое удлинение фюзеляжа и плавные обводы его носовой части с сильно скошенными лобовыми стеклами. Здесь следует упомянуть, что на начальном этапе проектирования прорабатывалась установка отклоняемого носового обтекателя по типу установленных на самолетах Ту-144 и Т-4 ("100"), но затем от такой конструкции отказались. Изящная форма Ту- 160 в целом была достигнута прежде всего за счет рациональной конструктивной компоновки. Так, например, для уменьшения миделя фюзеляжа отсек передней стойки шасси разместили за кабиной экипажа, а не под ней (как на В-1), основные стойки при уборке шасси укорачивались.

Ту-160 предполагалось строить с широким использованием современных материалов: 38% конструкции выполнялось из титановых сплавов, 58% – из алюминиевых, 15% – из высококачественных стальных сплавов и 3% из композиционных материалов.

Летающая лаборатория Ту-142ЛЛ с двигателем НК-32

Сборка первого Ту-160 на заводе "Опыт"

В 1976-1977 годах были подготовлены эскизный проект и полноразмерный макет самолета, которые в 1977 году были с замечаниями приняты и утверждены Заказчиком. Насколько тяжело проходила защита эскизного проекта Ту-160, видно из нижеприведенных воспоминаний генерал-полковника авиации В.В.Решетникова, который, как уже упоминалось, командовал в 70-е годы советской Дальней авиацией.

"В овальном золе КБ Туполева Алексей Андреевич, весь собранный и чуть торжественный, представлял аванпроект нового бомбардировщика, нареченного Ту-160.

Минуту-другую мы молча всматривались в расчетные данные таблиц и графиков, рассматривали изображения технологических членений, мысленно соединяя их в единый облик корабля. В новых, непривычных очертаниях был он строг и суров, хотя имел некое портретное сходство с американским В-1…

В докладах, казалось, снималась всякая возможность возникновения вопросов, но они горохом посыпались и на генерального, и на его помощников. Чувствовалось и виделось – в расчетах все на пределе. Но поползет неизбежно и крупно. Что тогда?

Где окажется сверхзвуковая скорость? На каких рубежах оборвется дальность? А зашатается аэродинамическое качество, не станет ли изменяемая геометрия крыла весовой обузой?

Вопросы громоздились, цепляясь друг за другом, порождая новые, а ответы на них приходили не сразу.

Я со своей "командой", переросшей в макетную, а затем и в госкомиссию по созданию Ту-160, помногу и часто работал в КБ. Почти каждое утро уточнялась весовая сводка: проклятый вес сначала единицами, а потом, объединяясь в десятки тонн, полз, как температура у обреченного больного, а смежники, во всяком случае большинство из них, создавшие бортовую "начинку" и системы вооружения, не стыдясь и не каясь, вправляли в самолетные объемы свой фирменный отяжелевший конгломерат вчерашнего дня. И нет преград им, поскольку нет и конкурентов.

Скользя и балансируя, как над бездной, ЦАГИ спасал первоначальные расчеты, считал и пересчитывал аэродинамические характеристики, выдавая очередные рекомендации, но они под тяжестью нарастающего веса снова рушились."

Согласно эскизному проекту, расчетный взлетный вес Ту-160 составлял 260 т, а вес снаряженного самолета - 103 т, вес топлива – 148 т при нормальной боевой нагрузке 9 т.

Бомбардировщик по своим размерам получался несколько более крупным, чем его американский аналог Rockwell В-1 А.

Состав вооружения в дальнейшем был несколько изменен: как уже говорилось ранее, от применения ракет X- 45 отказались, оставив лишь авиационные варианты Х-55 на двух много- позиционных катапультных установках (МКУ) барабанного типа или Х-15 на четырех МКУ, а также варианты с подвесками различных бомб. В дальнейшем вообще ограничились лишь вариантом с двумя МКУ под 1 2 ракет типа Х-55.

В том же 1977 году КБ Н.Д.Кузнецова приступило к непосредственной разработке двигателя НК-32 (изделия "Р") для создаваемого самолета. Его летные испытания были начаты в 1980 году на летающей лаборатории Ту- 142М (испытываемый двигатель размещался в обтекаемой гондоле под грузоотсеком носителя).

Кок и было принято, первый (опытный самолет) изготавливался на опытном заводе ОКБ (ММЗ "Опыт") с привлечением всех филиалов. Затем был построен второй опытный самолет и натурный планер для статических прочностных испытаний. Изготовление опытного самолета позволило совместить отработку технологий сборки нового самолета и огромный комплекс работ по организации выпуска новых крупнегабаритных полуфабрикатов и заготовок из высокопрочных титановых и алюминиевых сплавов, технологически верно внедрить комплекс новейшего технологического оборудования, целенаправленно вводить на серийных заводах уже отработанную на опытном производстве технологию. Разработанные под руководством С.А.Вигдорчи- ка, Э.М.Румянцева, В.В.Садкова оптимальные технологические процессы, в том числе и для новых материалов, были успешно внедрены на серийных заводах. Одновременно осваивались и новые неметаллические материалы, внедрение которых координировал коллектив под руководством Б.А.Пеше- хонова и В.П.Ажажи.

Сборка Ту-160

Технология производства самолета, полностью апробированная в опытном производстве но ММЗ "Опыт", включала наиболее эффективные современные технологические процессы – такие, как сварка титана, механическая обработка крупногабаритных панелей и узлов, клейка трехслойных панелей и т.д.

В конструкции мотогондол были использованы сварные тонкостенные титановые и трехслойные алюминиевые панели. Воздухозаборники собраны, в основном, из клепаных панелей.

Большое внимание было уделено выбору и обеспечению производства оптимальных полуфабрикатов из алюминиевых и титановых высокопрочных сплавов. В качестве основных были приняты сплавы, прошедшие проверку на самолете Ту-144. В их числе теплостойкие алюминиевые сплавы, титановый сплав ОТ-4, а также новые, освоенные металлургической промышленностью высокопрочные сплавы с большой вязкостью разрушения.

В качестве полуфабрикатов из алюминиевых сплавов применены крупногабаритные ковано-катаные плиты и прессованные профили; крупногабаритные шестимиллиметровые листы для обшивок; крупногабаритные поковки и штамповки. Широко применялись титановые полуфабрикаты в виде плит, прессованных панелей, штамповок и поковок.

Для производства агрегатов самолета был создан и использован комплекс технологического оборудования,

включавший линии крупногабаритных металлообрабатывающих станков, обтяжных прессов, закалочных, сварочных и термообрабатывающих печей и установок, в числе которых целый ряд уникальных установок. Было освоено производство сварного центроплана совместно с узлами поворота.

В конструкции крыла широко применялись моноблочные кессоны, собранные из монолитных панелей и профилей, длиной 20 м. Фюзеляж собирался из крупногабаритных листов, профилей и штамповок с использованием специальной клепки. Агрегаты управления и механизация крыла (стабилизатор, киль, флапероны, закрылки и т.д.) выполнялись с широким использованием композиционных и металлических клееных панелей с сотовым заполнителем.

Огромный вклад в развитие программы самолета Ту-160 и производство первых опытных экземпляров внесли работники опытного завода (ММЗ "Опыт") под руководством В.И.Бородь- ко, А.В.Мещерякова, В.П. Николаева, Г.Ф.Волкова, М.А.Бормашенко, В.В.Антамохина, В.П.Фадеева.

Кроме непосредственно технических вопросов пришлось решать и проблемы транспортировки крупногабаритных агрегатов самолета. Планер для прочностных испытаний был перевезен из Казани в Москву по водному пути через канал Москва-Волга. Горизонтальное оперение доставлялось на наружной подвеске самолета Ту-95. Для доставки агрегатов и двигателей широко применялся грузовой Ил-76.

Первый летный образец (самолет 01) был перевезен из Москвы в Жуковский, где был окончательно собран, отработан и 18 августа 1981 года выкачен на летное поле для проведения аэродромных отработок. Наземные отработки и летные испытания были проведены под руководством начальника ЖЛИ и ДБ В.Т.Климова и его заместителя В.Г.Михайлова. Летно- конструкторские испытания вели летчики Б.И.Веремей, С.Г.Агапов, В.В.Павлов, В.Н.Матвеев, В.АДралин, штурманы М.М.Козел и А.В.Еременко при методическом и организационном обеспечении бригады ведущих инженеров под руководством А.К.Яшукова.

По принятой в ЖЛИ и ДБ методике испытаний, каждый самолет был закреплен за ведущим летчиком и ведущим инженером. На разных этпапах сложнейшие летные испытания обеспечивали начальник ЛИК М.В.Ульянов, ведущие инженеры Р.А.Енгулатов, A.П.Гусев, В.А. Наумов. Координацию работ по подготовке самолетов к полетам и оперативное управление по устранению возникавших дефектов обеспечивали ведущие инженеры ОКБ B.В.Бабаков, Е.Л.Корнилов, В.В. Терешин, Е.А.Алешин и другие. Большая работа по отработке НК-32 и обеспечению оперативных доработок по силовой установке выполнялась ведущим инженером ОКБ Ю.С.Горбатенко.

18 декабря 1981 года первый опытный самолет, пилотируемый экипажем под командованием летчика-испытателя Героя Советского Союза Б.И.Веремея (второй пилот С.Т.Агапов, штурманы М.М.Козел и А.В.Еременко), впервые поднялся в воздух с аэродрома ЛИИ МАП в городе Жуковском. Вскоре к первой опытной машине добавилась вторая летная 03, а затем и самолеты головной партии, построенные на КАПО им.С.П.Горбунова.

Постройка опытных и серийных машин была организована на основе широкой кооперации серийных заводов МАП. Крылья и мотоотсеки изготавливались на Воронежском авиационном заводе, оперение и воздухозаборники – на Иркутском авиационном заводе, шасси изготавливал Куйбышевский агрегатный завод, фюзеляж, центроплан и узлы поворотных консолей крыла – КАПО, где и производилась окончательная сборка Ту-160.

Особый вклад в развертывание и обеспечение серийного производства Ту-160, в ходе которых в кратчайшие сроки была выпущена головная партия, а затем развернулось полномасштабное серийное производство, внес коллектив КАПО во главе с Генеральным директором В.Е.Копыловым, главным инженером С.Г.Хисамутдиновым, заместителями главного инженера Н.Р.Ахтямовым, А.А.Хабибулиным, Г.Я. Фоминым и многими другими руководителями КАПО, проявившими в период освоения в серии Ту-160 лучшие качества инженеров и организаторов в этом сложнейшем процессе.

В государственных и совместных испытаниях участвовали два опытных и четыре серийных самолета. Комплексная программа наземных и летных испытаний обеспечила необходимый объем предварительных проверочно- доводочных отработок. Она включала, в частности, посадку в сверхзвуковой конфигурации, полет на сверхзвуковой скорости со снятыми крышками люков аварийного покидания, полеты на обесточенном самолете на резервной механической системе управления и т.д.

"Самолет 01" в конфигурации со сложенным крылом, видны крыльевые гребни, образованные при максимальной стреловидности крыла

Взлет "самолета 01" с аэродрома ЛИИ. Видны отклоненные вниз закрылки большого размаха

Первый опытный Ту-160 на аэродроме ЛИИ

В ходе летно-конструкторских испытаний было немало "острых" ситуаций, таких как нелокализованное разрушение двигателя с возникновением пожара, столкновение с птицами, посадка на бетонную полосу с невыпущенной и незафиксированной основной тележкой шасси, полет и посадка с полным отказом электроэнергетики, прерванные полеты в исключительно неблагоприятных условиях. Во всех случаях аварийные ситуации не перерастали в катастрофические.

В процессе летных испытаний из-за разрушения двигателя и пожара была потеряна одна машина (102), экипаж В.В.Павлова успешно катапультировался. При сложных наземных отработках трагически погиб талантливый инженер Ю.С.Горбатко, внесший большой вклад в постановку Ту-160 на крыло.

На следующих этапах к испытаниям подключились военные специалисты. Инженеры НИИ ВВС придирчиво рассмотрели результаты летно-конструкторских испытаний, выполненных летными экипажами МАП, и составили жесткую программу по завершению испытаний Ту-160, включая полеты на боевое применение. Летчики-испытатели ВВС М.И.Поздняков, В.С.Смирнов, Л.В.Козлов, Н.Ш. Сатаров, С.С.Попов, штурман B.C.Неретин и другие провели большое количество полетов на Ту- 160, подтвердив его высокие характеристики и соответствие их требованиям Заказчика. По результатам всего комплекса испытаний были проведены конструктивные мероприятия и внесены соответствующие уточнения в конструкцию Ту-160, регламенты и инструкции по эксплуатации.

На завершающем этапе испытаний экипажи МАП, совместно с летчиками-испытателями ВВС на Ту-160 №№ 03 и 304 установили несколько десятков мировых рекордов в различных классах классификации ФАИ.

(Продолжение следует)

Подготовка Ту-160 к первому полету

Первый пилот ТУ- 160

Борис Иванович Веремей

Когда материал о первых испытаниях самопета Ту-160 готовился к печати, исполнилось 70 лет со дня рождения Героя Советского Союза, Заслуженного летчика-испытателя СССР Бориса Ивановича Веремея – человека, отдавшего около 40 лет испытаниям и доводкам туполевских самолетов и навсегда вошедшего в историю отечественной авиации прежде всего как командир экипажа, впервые поднявшего в небо самый мощный ударный боевой самолет мира – многорежимный стратегический ракетоносец-бомбардировщик Ту-160.

Борис Иванович Веремей родился 25 декабря 1935 г. в поселке Меще- ронь Московской области в семье военнослужащего (отец – генерал-тан- кист, Герой Советского Союза и МНР И.Н.Веремей).

Еще учась в средней школе, Борис «заболел» небом. Тайком от родителей он поступил в Московский городской аэроклуб. Отец узнал об этом уже тогда, когда сын начал летать самостоятельно. Уже в аэроклубе в нем проявились те черты мастера летного дела, которые красной нитью пройдут через всю его летную карьеру.

Его первый летчик-инструктор по аэроклубу характеризовал Бориса «…дисциплинированным курсантом, требовательным к себе, культурным, выдержанным, общительным, аккуратным». В характеристике на молодого пилота были такие слова: «…В работе инициативен и исполнителен, летную программу усваивает легко. В воздухе чувствует себя спокойно, свободно. Летное дело любит. Летает с большим желанием, смело, уверенно, внимательно…»

Дальнейшая судьба сына боевого генерала, мечтавшего о небе и карьере офицера-защитника Родины (в те годы это звучало ГОРДО), складывалась, как и у многих его сверстников. Летное училище, погоны лейтенанта, нелегкая ответственная служба в ближних и дальних гарнизонах. В 1955 году Веремей оканчивает Армавирское военное училище летчиков, где некоторое время служит летчиком-инструктором. Затем перевод в Бакинский Округ ПВО, где он стал командиром авиационного звена, летая на реактивных дозвуковых и сверхзвуковых истребителях -перехватчиках типа МиГ- 17, МиГ-19 нескольких модификаций, а также на первых серийных, еще весьма капризных «двухмаховых» Су-9.

В 25 лет он – военный летчик 1-го класса. В это время ему довелось выполнять интернациональный долг в одной из стран, входивших в орбиту интересов СССР. Служба в ВВС явно складывалась удачно, а в перспективе – новые более высокие должности и звания. Но этого Веремею было явно мало. Он мечтал перейти на новые орбиты в своей летной профессии.

В это время Борис Иванович проходит строгую предварительную систему отбора в космонавты. И быть бы ему в отряде в «Звездном», да подвел большой рост. Кабины первых пилотируемых отечественных космических кораблей не рассчитывались на таких крупных мужчин. Не удалось перейти, как тогда говорили, на работу со спецтехникой. Тогда Веремей добивается (на шестом году службы) направления в Школу летчиков-испытателей МАП, которую он окончил в 1962 году.

После окончания ШЛИ МАП его направляют летчиком-испытателем на Казанский авиационный завод им.С.П.Горбунова (ныне КАПО им.С.П.Горбунова), где он дал путевку в небо более 50 серийным машинам, в основном – различным модификациям Ту-22 и морским самолетам-ракетоносцам Ту-16К-10. Он же провел испытания опытного самолета Ту-110, доработанного под летающую лабораторию.

Учитывая большой практический опыт роботы на туполевских серийных бомбардировщиках и ракетоносцах Ту- 22 и Ту-16, в 1965 году Бориса Ивановича приглашают летчиком-испытателем в Жуковскую летно-испытательную и доводочную базу ММЗ «Опыт» (ныне филиал ОАО «Туполев»), где он бессменно проработал до конца своих дней.

За годы своей летной карьеры Борис Иванович освоил и испытал около 50 типов дозвуковых и сверхзвуковых самолетов, среди которых туполевские гражданские Ту-104, Ту-124, Ту-134, Ту- 144, Ту-154; военные – Ту-22 и Ту-22М различных модификаций, летающие лаборатории Ту-95ЛЛ и Ту-142ЛЛ для испытаний опытных двигателей и др. Вершиной его летной и жизненной карьеры стали испытания и доводки самолета Ту-160 – законной гордости туполевского ОКБ, всей нашей авиационной промышленности и всей нашей страны.

Общий налет Бориса Ивановича составил 8000 часов, две трети из которых можно отнести к полетам на сверхзвуковых самолетах. За годы своей летной карьеры Веремею поручались одни из самых сложных и ответственных испытаний серийной и опытной авиационной техники. И он в самых сложных и опасных ситуациях не раз доказывал свое право называться летчиком-испытателем высочайшего класса.

Еще будучи заводским летчиком-испытателем в 1964 году, выполняя полет на серийном Ту-22, за 400 км до аэродрома посадки (аэродром Мачу- лищи), на высоте 10000 м и при скорости полета 1000 км/ч в техническом отсеке фюзеляжа самолета произошел взрыв баллона с жидким кислородом. Машину от взрыва с большой перегрузкой и креном более 50 градусов забросило на высоту более 12000 метров. В результате взрыва была разрушена значительная часть обшивки и часть силовых элементов фюзеляжа, вырвало контейнер с спасательной лодкой. Элементы конструкции самолета попали в воздухозаборники двигателей, что вызвало разрушение лопаток компрессора ТРДФ ВД- 7М и, как следствие, привело к сильной тряске и падению тяги двигателей на 70%. В дополнение большая часть пилотажно-навигационного оборудования вышла из строя. В этой ситуации Борис Иванович проявил все свое мастерство и выдержку, сумев произвести посадку на ближайшем военном аэродроме под Минском.

Видимо, этот случай стал одной из побудительных причин приглашения Веремея летчиком-испытателем в тупо- левское ОКБ, учитывая, что в тот период испытания и доводки Ту-22 были одной из основных забот руководства и всех сотрудников ОКБ.

С приходом в ОКБ А.Н.Туполева, Борис Иванович получает в свои руки испытания авиационно-ракетного комплекса Ту-22К. Им была дана оценка возможностей боевого применения комплекса на предельно-малых высотах над безориентирной местностью и морем. Он провел первый этап совместных государственных испытаний опытного комплекса Ту-22КП под ракету типа Х-22 с пассивной головкой самонаведения и самолетной экспериментальной РЛС «Курс-Н», с выполнением полетов на предельный радиус действия системы с поражением целей в ночных условиях на сверхзвуковой скорости. Им было выполнено 12 пусков опытных ракет. В ходе испытаний в 1966 году п'ервого опытного самолета Ту-22КП с внешним размещением антенного блока системы «Курс-Н», на предельных режимах полета, на высоте 11000 м при максимальной сверхзвуковой скорости полета произошло самопроизвольное выключение двух двигателей. Причиной стало возмущение потока на входе в воздухозаборники двигателей, вызванное пилоном антенного устройства станции «Курс- Н», размещенной в носовой части фюзеляжа по правому борту.

Из-за неправильной регулировки топливных насосов запуска двигателей, в воздухе двигатели удалось запустить лишь у земли на малой высоте. Опытная машина с опытной системой наведения ракет была спасена. В дальнейшем система наведения конструктивна была доработана, антенну «Курс- Н» спрятали под обшивку носового обтекателя бортовой РЛС. В таком виде система получила права гражданства на туполевских боевых самолетах.

Огромен вклад Бориса Ивановича в испытаниях и доводке многорежимного ракетоносца-бомбардировщика Ту-22М. Начиная с его первых модификаций, он непосредственно участвовал в работах над этим уникальным самолетом – первым в мире тяжелым самолетом с крылом изменяемой стреловидности. В качестве второго пилота он принимал участие в первом вылете первого опытного самолета Ту- 22М0 30 августа 1969 года.

В этом полете на посадке произошел несимметричный выпуск предкрылков на обеих плоскостях крыла. Только благодаря мужеству и хладнокровию всех членов экипажа удалось выполнить посадку и завершить этот первый полет опытного Ту-22М0, ставшего родоначальником семейства самолетов Ту-22М. Вторую опытную машину Ту-22М0 Веремей получил в свои руки в 1969 г. На этой машине он и его экипаж провели испытания по определению характеристик устойчивости и управляемости, испытания на прочность с расширением достигнутого диапазона высот и скоростей. На этом самолете впервые для Ту-22М был осуществлен выход на скорости, соответствующие значениям более 2М. В этом полете после снятия характеристик устойчивости и управляемости на высоте 13000 м из-за отказа системы наддува топливных баков произошло «складывание» фюзеляжных топливных баков. Несмотря на столь необычную коллизию, самолет благополучно приземлился на своем аэродроме. В том же году эту опытную машину Веремею пришлось сажать на аэродром ЛИИ МАП в условиях, ниже установленного метеоминиму (дождь, горизонтальная видимость менее 500 метров). Уйти на запасной аэродром не позволял слишком малый оставшийся запас топлива.

В следующем году при испытаниях первого опытного Ту-22М0 по программе выключения двигателя произошло самопроизвольное выключение второго двигателя. После перехода на аварийное питание экипажем были предприняты несколько попыток запуска двигателей на снижении с высоты 8000 м. Из-за дефекта в электросети самолета двигатели запустить не удалось. В дополнение на высоте 3000 м и вспомогательная силовая установка (ВСУ) не запустилась.

Командир и экипаж принимают решение садиться с выключенными двигателями, вариант весьма «острый» для такого самолета, как Ту-22М. К счастью, после пролета дальнего привода аэродрома, на высоте 500 м правый двигатель удалось запустить (это была 13 попытка запуска), экипаж выполнил посадку на своем аэродроме.

Вскоре Борис Иванович получает первый экземпляр самолета Ту-22М1 (вторая улучшенная модификация Ту- 22М). Самолет отличался от Ту-22М0 измененными обводами фюзеляжа, новым крылом и закрылками. На этой машине Веремей и его экипаж выполнил первый полет и провел полный объем испытаний новой автоматической системы управления АБСУ-145, провел испытания опытных двигателей НК-22 и системы ионизационного розжига форсажной камеры ТРДДФ, выполнил полеты на динамический потолок. В испытательном полете на этой машине при проверке двигателей НК- 22 с ионизационным розжигом форсажа, на динамическом потолке 17000 м при скорости, соответствующей М=0,9, в момент дачи РУД возник пом- паж двигателей. Двигатели были выключены, при этом один из двигателей вышел из строя. Исправный двигатель удалось запустить на высоте 8000 м. Посадку пришлось производить на запасной аэродром на одном двигателе в тумане, при высоте нижней кромки облаков 50 м и при видимости менее 500 м.

В следующем полете помпаж одного из двигателей возник на взлетном форсажном режиме, на второй половине разбега, на скорости отрыва, с оторванной от бетонки передней стойкой шасси. Двигатели были остановлены, и взлет был прекращен, машина была спасена. В испытательном полете по выбору законов системы штурвального управления на высоте 8000- 9000 м произошел отказ системы управления по продольному каналу, в результате машина с перегрузкой, близкой к отрицательной, резко перешла на снижение. Попытки экипажа превести Ту-22М1 в горизонтальный режим полета ни к чему не приводили, самолет «сыпался», не реагируя на отклонения штурвала, со знакопеременными перегрузками. Перед входом в облака был обнаружен отказ блока авиагоризонтов, что привело к отказу по системе управления.

Веремей отдал приказ штурману- оператору проверить канал питания гироскопов по цепи 36 В, 400 Гц и перейти на питание от резервного преобразователя, питающего гироскопию (эта операция должна была бы производиться автоматически по сигналу аппарата переключения преобразователей). После восстановления питания восстановилась нормальная работа системы управления.

В 1972 году на этой же машине при выполнении первого взлета в ходе полетов по программе доводочных работ новой системы управления в момент взятия колонки управления «на себя» на скорости отрыва самолета произошел отказ в продольном канале системы управления. Внешне отказ проявился в резком самопроизвольном отклонении упраляемого стабилизатора на максимальный угол до упора, что привело к отрыву Ту-22М1 с забросом самолета по углу атаки и перегрузке до критических значений. Произошло выключение демпферов по всем каналам управления рулевых агрегатов. Своевременное вмешательство летчика в управление самолетом предотвратило сваливание на крыло. Была набрана безопасная высота, и полет был благополучно завершен. После посадки дефект был найден и устранен и более не проявлялся.

Через несколько лет уже на одном из серийных Ту-22М1 в 1974 году при выполнении испытательного полета по программе прерванных и продолженных взлетов, после отрыва самолета с одним работающим двигателем (второй двигатель был выключен на разбеге согласно задания) при проверке одного из режимов полета была произведена вынужденная посадка вне аэродрома ЛИИ МАП. Из-за столкновения с препятствием по курсу взлета самолет разрушился и по большей части сгорел. Экипаж чудом остался жив.

В том полете Веремей был на правом кресле, а на месте командира корабля находился летчик-испытатель ГК НИИ ВВС, которому сдавался этот режим самолета. На взлете он слишком рано убрал закрылки, хотя перед этим полетом Веремей, идеально знавший «свою» машину, демонстрировал подобный взлет летчику ГК НИИ ВВС. Но в этом полете не в меру самоуверенный летчик-испытатель ВВС, несмотря на настойчивые предложения Бориса Ивановича «подвыпустить» закрылки и тем самым прекратить опасную потерю высоты, не внял голосу разума, пытаясь решить проблему путем разгона самолета за счет снижения.

Пренебрежение законами аэродинамики закончилось «приземлением» самолета на совхозный трактор, одиноко стоявший без «экипажа» в поле. От удара передняя часть самолета вместе с кабиной оторвалась и, пропахав борозду на поле, остановилась, сохранив экипаж в сохранности. Все что осталось позади, на месте столь экзотического приземления, взорвалось и сгорело.

Кстати, за четырнадцать лет до этого приблизительно так же повезло экипажу летчика-испытателя В.Ф.Ковалева – его горящий Ту-22А садился на вынужденную там же. При ударе о бруствер на берегу реки Пехорки кабина Ту-22 оторвалась и унеслась прочь от горевшего ясным пламенем и разрушавшегося самолета, спасая экипаж.

После чудесного спасения Борис Иванович, больше думая не о себе, а о будущей судьбе самолета, поспешил с визитом не к врачу, а с докладом к главному конструктору Дмитрию Сергеевичу Маркову. А ведь у него в результате той посадки, как оказалось впоследствии, было серьезное повреждение позвоночника. В таком состоянии он вытаскивал из обломков самолета свой экипаж, в том числе и летчика ГК НИИ ВВС, получившего перелом позвоночника.

В продолжении темы. Веремей, хотя он и не был в том полете командиром корабля, вместе с Марковым взяли на себя ответственность, опасаясь, что «военные с перепугу откажутся от машины». Ну а следы той злосчастной травмы врачи поймали только тогда, когда Борис Иванович серьезно заболел и ему сделали снимок позвоночника. Но было уже поздно. Похоже, именно та давняя травма стала тем спусковым крючком, которая свела в могилу этого нравственно и физически могучего человека.

Постепенно, благодаря усилиям Веремея и других летчиков-испытателей ОКБ, Ту-22М становился на крыло.

Учитывая опыт работ над Ту-22М0 и Ту-22М1, ОКБ выпускает модификацию Ту-22М2, которую запускают в большую серию (около 200 машин) и принимают ее на вооружение ВВС в 1976 году (первые модификации Ту- 22М0 и Ту-22М1 были выпущены в количестве по девять машин каждая и в строевые части ВВС и авиации ВМФ не попали). По программе испытаний Ту-22М2 Борис Иванович выполнил исследовательские полеты на прочность с выходом на сверхзвуковую скорость на средних высотах с целью расширения использования самолета по флаттеру хвостового оперения.

Тем временем в ОКБ начинались работы над наиболее совершенной модификацией Ту-22М – самолетом Ту- 22МЗ, в котором удалось практически полностью реализовать потенциал проекта Ту-22М. Веремею досталось вести испытания и доводки нового двигателя НК-25 для Ту-22МЗ. Работы шли на летающей лаборатории Ту-22МЕ, созданной на базе Ту-22М2. Экипаж Веремея сделал на этой машине первый вылет, провел доводочные и испытательные полеты с НК-25 на режимах, близких к режимам будущего Ту-22МЗ.

В ходе этих полетов также были «острые» моменты, в основном связанные с поведением нового двигателя, из которых Веремей выходил без потерь и с честью.

НК-25 были доведены и заняли свое место на Ту-22МЗ. Ту-22МЗ запустили в серию, и с начала 80-х годов этот самолет начал поступать в строевые части Дальней авиации и авиации ВМФ СССР.

Самолет продолжали совершенствовать: к середине 80-х годов появляется его версия с расширенным вариантом ракетного вооружения, Борис Иванович занимается и этой машиной. В 1989 году Ту-22МЗ принимается на вооружение ВВС. И в этом огромная заслуга многих летчиков-испытателей, в том числе и Б.И.Веремея, отдавших много сил этому самолету, составляющему значительную часть ударной мощи нашей Дальней авиации и авиации ВМФ.

Так уж распорядилась летная судьба, что Борис Иванович, в основном, занимался испытаниями боевых туполевских машин. Впрочем, и по гражданским машинам ОКБ он провел ряд ответственных испытаний. Например, он испытывал ближнемагистральный пассажирский самолет Ту-134 на режимах сваливания, вплоть до критических углов атаки. На сверхзвуковом пассажирском самолете Ту-144Д с бесфорсажными двигателями РД-36- 51А он провел испытания новых опытных силовых установок. Участвовал в перелете по маршруту Москва-Хаба- ровск-Москва. На самолете «101» (специально выделенный для установления мировых рекордов Ту-144Д) он участвовал в установлении четырнадцати мировых рекордов в классификации ФАИ для данного класса самолетов. После утверждения ФАИ этих рекордов, в 1983 году его удостаивают почетного звания «Мастер спорта международного класса».

Помимо испытаний опытных самолетов, Веремей, в ходе своей деятельности летчика-испытателя, провел большую и важную работу по обучению и выпуску летных экипажей для боевых и гражданских самолетов для частей ВВС и ВМФ, ГК НИИ ВВС и МГА, МАП.

Борису Ивановичу в его летной карьере везло. Из всех передряг, которые встречали его в небе, он всегда выходил с честью. Но было ли в этом везение? Может повести раз, другой, третий. Но если это система везений, то, видимо, сам человек делает все, чтобы ему везло. Значит, это мастер своего дела, способный в самых тяжелых ситуациях найти тот единственный правильный выход, который спасет его, людей и дело, которому он посвятил себя (в данном случае – самолет, который ему доверили). Начальник летной службы ЖЛИ и ДБ С.Т.Агапов в характеристике на своего заместителя Б.И.Веремея отмечал:

«…При выполнении испытательных полетов тов. Веремей Б.И. неоднократно попадал в исключительно сложную аварийную обстановку и, проявляя самообладание, мужество и высокое летное мастерство, неизменно добивался сохранения жизни экипажа и опытных сам олетов….

… Пользуется заслуженным деловым авторитетом коллектива, скромный и отзывчивый товарищ…»

Экипаж самолета "70-01" после выполнения испытательного полета. Второй справа – Б.И. Веремей, с ним второй пилот – Шеповал, штурманы М.М.Козел и А.В.Еременко

Наверное, самой важной вехой в летной жизни Бориса Ивановича стали работы по созданию, испытаниям и доводкам Ту-160.

В ходе проектирования будущего Ту- 160 и Генеральный конструктор Алексей Андреевич Туполев, и Главный конструктор Ту-160 Валентин Иванович Близнюк постоянно подключали к решению многих важных проблем летчи- ков-испытателей ОКБ, в том числе и Б.И.Веремея, внимательно прислушиваясь к их мнению в части вопросов, касавшихся их компетенции, – людей, которым через несколько лет предстояло поднимать, испытывать и доводить первые экземпляры Ту-160.

Главный конструктор самолета В.И.Близнюк твердо считает исключительно важной ту роль, которую в создании Ту-160 сыграл Б.И. Веремей и его экипаж.

До настоящего времени не кончаются споры, почему именно Веремею доверили поднять столь ответственную для ОКБ и для всей нашей страны машину в первый полет. В распоряжении руководства ОКБ было целое созвездие великолепных летчиков-испытате- лей экстра класса, выбирать было из кого. Достаточно сказать, что вторым летчиком в первом полете у Веремея был выдающийся летчик-испытатель Сергей Тимофеевич Агапов. Сам Веремей считал, что выбор пал на него из-за того, что экипаж подбирали на перспективу. Ведь Ту-160 – машина конструктивно и технологически передовая, вобравшая многое лучшее, что было но предыдущих боевых машинах ОКБ, которые прошли через его руки. В частности, по системе управления было много общего с Ту-22М, на котором он очень много летал. Но главным, по его мнению, в подобном выборе было то, что и его еще в 1965 году на фирму «Ту» взяли с расчетом именно на перспективу.

И вот эта «перспектива», в наиболее ярком своем проявлении, стала реальностью в виде первого опытного Ту-160, застывшего на стоянке ЖЛИ и ДБ и готового к первому знакомству с подмосковным небом.

Подьему опытного самолета в первый полет предшествовало тщательная подготовка летного экипажа на стендах, оборудованных ручкой управления (на Ту-160 впервые в практике отечественного тяжелого самолетостроенитя отказались от штурвала), отработка различных полетных ситуаций на различных стендах, а также изучение самолета, его систем и оборудования на предприятиях, участвовавших в создании Ту-160, его систем и агрегатов.

18 декабря 1981 года первый опытный Ту-160, пилотируемый экипажем под командованием Б.И.Веремея (второй пилот – С.Т.Агапов, штурманы – М.М.Козел и А.В.Еременко), впервые поднялся в воздух с взлетной полосы аэродрома ЛИИ МАП в г.Жуковском. Вот что Борис Иванович впоследствии вспоминал о первом и последующих полетах первой опытной Ту-160:

« Все шло к тому, что на крыло ракетоносец встанет 19 декабря, в день рождения Леонида Ильича Брежнева. Генсек, как ивестно, серьезно занимался развитием Вооруженных Сил, и первоначально решили преподнести ему подарок, поднять в тот день новый ракетоносец. Однако специальной установки поставить Ту -160 на крыло 19 декабря не было, и старт состоялся на день раньше. 27 минут полета борта «00» я помню до сих пор: взлет, набор высоты 2000 м, уход на удаление 150-220 км в зону, во вращение и посадка – крещение «стошестидесято- го» состоялось.

Полет тщательно проанализировали, наши замечания, проверили но сходимость на стенде. Впервые в истории КБ для доводки самолета и проверки работоспособности его систем применили гидромеханический стенд, что используют ведущие авиафирмы мира. Для испытания было создано специальное подразделение, которым руководил ведущий инженер Анатолий Яшу- ков. Мы совершили примерно 20 полетов. На 13-м поменялись местами с Сергеем Агаповым, он сел слева, я – справа, с тем чтобы у него была своя оценка управления самолетом.

Машина вела себя предсказуемо, в первом полете она повторила результат, полученный на стендовых испытаниях. По предлжению летчиков сразу были введены изменения в систему управления, она была электродистанционной по исполнению и позволяла это сделать…»

В целом испытания Ту-160 прошли, учитывая сложность и новизну систем и всего комплекса, на редкость гладко, хотя «дежурных» летных происшествий хватало.

В одном из испытательных полетов пришлось садиться с невыпущенной передней стойкой шасси. Великолепное пилотирование и огромный опыт Веремея позволили сохранить машину. В результате ювелирной посадки был незначительно поврежден лишь обтекатель бортовой РЛС. Вскоре после незначительного ремонта машина снова летала по программе испытаний. В знак признания высшего профессионализма Веремей получил специально сделанную по заказу Генерального конструктора А.А.Туполева единственную именную медаль «За мастерство».

Несколько лет шли испытания и доводки опытных и первых серийных Ту- 160, производство которых развернулось на серийном заводе в Казани. Настало время вводить новый «стратег» в боевой строй Дальней авиации.

Начиная с весны 1987 года это стало реальностью. Б.И.Веремей в этом важном процессе сыграл одну из ключевых ролей. При его непосредственном активном участии первыми освоили Ту-160 зам.командующего Дальней авиации по боевой подготовке Л.В.Козлов и командующий П.С.Дейнекин, а также многие другие летчики-«дальники», в чьи руки попадали новые серийные Ту-160. Всего в ходе летных испытаний, подготовки летного состава МАП и ВВС на Ту-160 Борис Иванович налетал свыше 2000 часов, выполнив более 600 полетов.

В государственных и совместных испытаниях участвовали два опытных и четыре серийных самолета. Комплексная программа наземных и летных испытаний обспечила необходимый объем предварительных проверочнодоводочных отработок и включала в себя проверку самолета в нестандартных ситуациях: полеты на больших углах атаки, проверка в полетах на предельных режимах по условиям прочности самолета, оценка поведения самолета при имитации отказа двигателей, посадка с крылом в положении максимальной стреловидности (проверка случая заклинения в системе поворота консолей крыла), полет на сверхзвуковой скорости со снятыми крышками люков аварийного покидания самолета, полеты на обесточенном самолете на резервной механической системе управления, проверка и выработка методик при типовых ошибках летчика (например, посадки с высоким выравниванием) и т.д. Эти сложнейшие испытания Борис Иванович и его коллеги летчики-испытатели С.Т.Агапов, В.В.Павлов, В.Н.Матвеев, В.А.- Дралин, штурманы-испытатели М.М.Козел, А.В.Еременко и др. провели с высочайшим уровнем профессионализма, тем самым обеспечив проведение дальнейших испытаний военными летчиками-испытателями ВВС.

Совместно с летчиками-испытателями на завершающем этапе испытаний были выполнены полеты на установление мировых рекордов в классификации ФАИ для данного класса самолетов. Всего было установлено 44 мировых рекорда.

О личных и деловых качествах Бориса Ивановича хорошо сказал В.Т.Климов – бывший начальник ЖЛИ и ДБ, впоследствии руководивший туполевской фирмой в первой половине 90-х годов:

«У Бориса Ивановича Веремея не было плохих людей. Своей добротой, доверием он открывал многим людям возможность совершенствоваться в летном испытательном деле. В России много людей, особенно среди военных, кому он давал путевку в жизнь, кто вспоминает его как абсолютно непререкаемого авторитета. В какую бы военную часть мы ни приезжали, все видели в нем Мастера».

Борис Иванович относился к современной плеяде летчиков-испытателей- инженеров. Он обладал глубоким аналитическим умом, который сочетался с глубокими знаниями, высокой профессиональной требовательностью к себе. Он тщательно готовился к летным испытаниям. Это касалось не только специальной, технической, стендовой подготовки, тщательного изучения систем самолета, проработки полетного задания, но также поддержания собственной физической формы.

Многие, кто с ним общались, вспоминают его контактность, в независимости от ранга и положения собеседников, в то же время не переходящую границ фамильярности. Борис Иванович обладал талантом достойного и интеллигентного общения с людьми, будь это министр, генеральный или главный конструктор, или простой механик самолета.

Такого человека – огромного, могучего, добродушного, любившего незлобливо пошутить, всегда спокойного и уровновешенного, даже в самых «острых» ситуациях, нельзя было не уважать. Он способен был быть остроумным в самой сложной обстановке – даже на краю жизни и смерти. Это спокойствие не могло не передаваться людям, членам его экипажей, с которыми ему приходилось не раз попадать в различные «переплеты».

Герой России В.Н.Матвеев вспоминал: «Борис Иванович Веремей – это человек… отчаянный! У него была богатая жизнь и немало ЧП, после которых говорили о его везении… На Ту- 22М мы с ним однажды начали разгон от Саратова «на точку» – Жуковский. На высоте 14-15 км на сверхзвуковой скорости необходимо было выполнить некоторые перегрузки для проверки масляной системы. Вдруг «хлопнул» один двигатель – помпаж! Машина стала снижаться, и где-то на высоте около 12 км встал второй двигатель. Мы посыпались… Борис Иванович сосредоточился, пыхтит, крутит штурвал. А я сижу справа и занимаюсь движками – пытаюсь их запустить. Машина то перевернется на спину, то влево накренится, то вправо. В конце концов один двигатель «пошел», удалось его запустить. На высоте 150 м начали «царапаться» на одном запустившемся движке. Сели на базе в Жуковском. Что хотел бы подчеркнуть: никто из ребят с таким командиром не выходил за пределы дозволенного, вели себя как молодцы, других слов нет…»

Под занавес своей летной карьеры, в свои 65 лет, Борис Иванович в 1999-2000 годах провел комплекс приемо-сдаточных испытаний очередного серийного самолета Ту-160 (№802), а затем перегнал его на аэродром в 121 ТБАП в Энгельс.

Название книги «красного» графа Игнатьева «50 лет в строю» в полной мере отражает жизнь Бориса Ивановича. В этой жизни испытания ждали его не только в небе, но и на земле. Летчик не мог позволить себе заболеть и за свое здоровье боролся всю жизнь с собой и с врачами. Вся его жизнь была испытанием и на земле, и в воздухе. Испытывались самолеты, испытывался летчик. Из его товарищей по группе Школы летчиков-испытателей живым остался на сегодня только один выпускник. Остальные погибли либо при испытаниях самолетов, либо умерли сравнительно молодыми. Даже их изначально крепкие организмы не выдерживали физичеких и психологических нагрузок, которые обрушивались на летчиков-испытателей, посвятивших себя этой нелегкой и опасной профессии.

В ОАО «Туполев» с благодарностью и теплым чувством вспоминают Бориса Ивановича как члена коллектива туполевцев, летчика-испытателя, сделавшего очень много для создания самолетов этой всемирно известной авиационной фирмы. Человека, посвятившего всего себя без остатка профессии летчика. Честного и благородного человека, любившего жизнь и людей, его окружавших.

Учитывая большой вклад Б.И.Веремея в создание самолета Ту-160, Военный совет 37 ВА ВГК (СН) и руководство ОАО «Туполев» приняли решение о присвоении одному из серийных самолетов Ту-160, находящемуся в эксплуатации в ЖЛИ и ДБ, имя «Борис Веремей». Подобная традиция вот уже несколько лет практикуется в Дальней авиации. Практически все самолеты Ту-160, находящиеся в эксплуатации в 37 ВА ВГК (СН), стали именными. Славное имя туполевского летчика-испытателя получил самолет Ту-160 № 401, выпущенный на КАПО им. С.П.Горбунова 22 марта 1988 года. На этом самолете Борис Иванович выполнил большое количество полетов по самым различным программам совершенствования и дальнейшего развития комплекса Ту-160. В приказе Президента-Главного конструктора ОАО «Туполев» в частности говорится:

«…В связи с 30-летием начала работ по созданию самого мощного в мире стратегического ударного авиационного комплекса Ту-160 и 70-летием со дня рождения Бориса Ивановича Веремея,

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Присвоить самолету Ту-160 №401 имя Заслуженного летчика-испытателя, Героя Советского Союза Бориса Ивановича Веремея, командира экипажа, поднявшего в воздух 18 декабря 1981 года опытный самолет Ту-160, осуществившего основной комплекс летных испытаний и обеспечившего ввод самолетов Ту-160 в строй.

2. На самолете Ту-160 №401 нанести надпись «Борис Веремей», а также изображение медали «Золотая Звезда» и символичного изображения «Белого лебедя» по утвержденному эскизу……

Заслуги Бориса Ивановича перед Родиной в разное время были оценены рядом высоких правительственных наград. За мужество и героизм, проявленные при испытаниях и освоении новой авиацион ной техники, он стал кавалером орденов Ленина, Красной Звезды, Октябрьской революции, «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, кроме орденов он был награжден многими медалями. Ему было присвоено звание «Заслуженного летчика-испытателя СССР», «Героя Советского Союза» (это звание было присвоено в 1984 году за испытания Ту-160). В 1986 году ему присвоили звание «Почетный авиастроитель СССР».

Скончался Борис Иванович 6 февраля 2002 года, похоронен на Троекуровском кладбище г.Москвы.

Василий АЛЕКСЕЕНКО

Под небом войны. Часть 2

Некоторые вопросы инженерно-авиационной службы Советских ВВС в годы Великой Отечественной войны

Обслуживание двигателя на бомбардировщике В-25

В предвоенные годы, кок известно, получили широкое распространение высказывания военных теоретиков о том, что будущая война – это война моторов. Жизнь это подтвердила. Особенно наглядно война показала роль авиамоторов в развитии отечественной авиации.

Наше авиамоторостроение традиционно отставало от его состояния в передовых капиталистических странах. На всех наших самолетах, начиная с первых дореволюционных, устанавливались иностранные авиамоторы. А накануне Великой Отечественной войны из четырех основных авиамоторостроительных заводов только на одном из них (№24) выпускались моторы отечественной конструкции (М-34, АМ-35, АМ-37, 35А, 38), а на остальных трех заводах (№№ 19, 26, 29) – лицензионные моторы, по которым была закуплена техническая помощь в США и Франции. На заводе № 19 – американские «Райт-Циклон» – М-25, 62, 63, 82…, на заводе №26 – французские «Испано-Сюиза» – М-100, 103, 105П и т. д., на заводе №29 – французский «Гном-Рон» – М-85, 87, 88. Все эти моторы у нас подвергались модификации: возрастала их мощность и высотность, что с улучшением аэродинамики повышало боевые качества самолетов. Однако ощущалось отставание отечественного моторостроения.

Если у нас постройка образцов новых самолетов началась за 1,5-2 года до нападения Германии на нашу страну, то немецкие ВВС начали это на 5-6 лет раньше, и их самолеты прошли все виды испытаний, включая испытания в боевых условиях от Испании и кончая завоеваниями стран Западной Европы.

К вторжению в Советский Союз самолеты люфтваффе были достаточно доведены, и была отработана тактика их боевого применения.

Наши же новые типы самолетов к началу войны находились в стадии испытаний и доводок и к боевым действиям не были готовы, в основном, по причине недостаточной надежности работы их моторов.

Так, бронированный штурмовик БШ-2 (Ил-2) проектировался сначала под мотор АМ-34ФРН (1938 г.), мощность которого оказалась недостаточной. Потом проект дорабатывался и самолет строился под АМ-35 (1939 г.), затем, вследствие недоведенности этого мотора, было решено на самолет устанавливать более мощный и высотный АМ-35А (конец 1940 г.). Однако и он для «летающего танка» был также не пригодным. И только в начале 1941 г. Ил-2 был запущен в серийное производство с более мощным со значительно меньшей высотностью АМ-38 (модификация АМ-35А), который еще находился на стендовых испытаниях. Государственные испытания одного из первых серийных Ил-2 в НИИ ВВС КА с началом войны даже не были закончены.

Выходили из строя моторы на опытном истребителе И-301 конструкторов В .П. Горбунова, С. А. Лавочкина и М. И. Гудкова: один при заводских и один при государственных испытаниях. На дополнительных заводских летных испытаниях в начале 1941 г. в полете отказал мотор, самолет был разбит и ремонту не подлежал. Опытный экземпляр самолета госиспытаний так и не закончил. Только за день до начала войны были завершены госиспытания в НИИ ВВС серийного ЛаГГ-3, на котором выявлено большое количество существенных дефектов, хотя самолет был запущен в серию в ноябре 1940 г.

Опытный истребитель И-200 (МиГ-1, МиГ-3), спроектированный Н. Н. Поликарповым под мотор АМ-37, был построен А. И. Микояном и М. И. Гуревичем с АМ-35А. При заводских испытаниях 3-х экземпляров И-200 было заменено 7 вышедших из строя моторов. В процессе госиспытаний снимался мотор для замены нагнетателя, а при заводских – в марте 1941 г. произошла катастрофа МиГ-3. Наиболее вероятной ее причиной считали разрушение нагнетателя. Самолет был запущен в серию в мае 1940 г., когда проходили заводские испытания еще опытные экземпляры.

Двигатель АМ-35А

Двигатель М-88 на бомбардировщике Ил-4

Авария опытного истребителя И-301

Опытный фронтовой бомбардировщик ФБ (103, Ту-2) конструктора А. Н. Туполева, проектировался под авиамотор М-120. Мотор к намеченному сроку не был изготовлен. Самолет проходил госиспытания в первой половине 1941 г. с мотором АМ-37, в серийное производство запущен с М-82А накануне войны (решение от июня 1941 г.).

В аналогичном положении находились и другие боевые самолеты (ДБ- 240 (Ер-2), ТБ-7 (Пе-8), Пе-2).

Опыт испытаний самолетов в НИИ ВВС накануне войны показал, что 80% времени уходило на доводку винто-моторных групп (ВМГ), что увеличивало сроки испытаний и задерживало внедрение их в серию. В 1940 г. в Комитете Обороны 6 раз ставился вопрос о нашей авиамоторостроительной промышленности.

В результате недоведенности моторов задерживалась поставка их самолетостроительным заводам, срывался план выпуска самолетов.

Так, вместо намеченного на 1940 г. выпуска одним из авиазаводов 100 истребителей И-26 (Як-1) отправили в строевую часть всего 16 самолетов.

На заводе, выпускающем моторы М- 105, выявили серьезные дефекты: разрушение коренных подшипников, поломки шестерен редуктора, прогар клапанов выпуска, трещины блоков (эти моторы кроме Як устанавливались на ЛаГГ-3, Пе-2 и первые серии Ер-2).

На М-88 наблюдались разрушение нагнетателя, ступенчатый износ цилиндров, прогар поршней и другие дефекты. Эти моторы устанавливались на ДБ- 3Ф (Ил-4), Су-2, И-180 (опыт. экз.).

Следует подчеркнуть, что самолеты нового типа запускались в серийное производство до проведения стендовых испытаний двигателей (кроме М- 105) и ни один из них не выдержал специальные летные испытания.

Неблагополучное положение с моторами привело к тому, что до войны мы не смогли провести войсковые испытания новых самолетов. Для этого не смогли обеспечить их нужного количества. Лишь 11 Як-1 проходили войсковые испытания, налетав 392 часа. Только накануне войны (20.6.41 г.) принято решение, в целях скорейшего овладения строевыми частями ВВС боевым применением и организацией правильной эксплуатации, до 1 августа 1941 г. закончить испытания эксплуатационные и на боевое применение как днем, так и ночью всех новых типов боевых самолетов.

На основании их результатов предполагалось к указанному сроку разработать и разослать строевым частям инструкции по технике пилотирования как днем, так и ночью на всех высотах до практического потолка и их эксплуатации. К сожалению, провести эти крайне важные испытания не удалось, началась война.

Отрицательно сказалось на сроки испытаний и доводку новых типов самолетов неполное выполнение обязательств со стороны авиапромышленности по отношению к ВВС. Объем испытаний и сроки их проведения для ВВС были определены Постановлением СНК и ЦК ВКП (б) от 8 апреля 1940 г. Этим Постановлением промышленность обязывалась предъявлять на госиспытания доведенные до надежного летного состояния образцы самолетов с замеренными основными летно-техническими данными. В действительности же ряд опытных самолетов в 1940-1941 гг. предъявлялся на государственные испытания в НИИ ВВС в недоведенном и не полностью испытанном состоянии.

Так И-26 передали с недоведенными по температурному режиму ВМГ, вооружением и шасси и с недостаточной прочностью носка крыла. Самолет заводом не был испытан на пикирование, штопор и работу вооружения. Госиспытания самолет не выдержал и был возвращен на доработки.

И-301 поступил в НИИ ВВС будучи не испытан на пикирование, штопор и отстрел оружия (на нем вообще не было установлено оружие). На самолете не была доведена ВМГ по температуре масла. Самолет госиспытания не выдержал и был возвращен заводу.

Пе-2 заводские испытания не проходил. В процессе испытаний производились его доработки.

Як-4 приняли на госиспытания также без проведения заводских испытаний. На нем не были доведены маслосистема, система уборки шасси. Самолет имел недостаточную продольную устойчивость. Подготовка к полету в зимних условиях занимала 2-3 часа. В дальнейшем его сняли с серийного производства.

С доводкой ВМГ опытных образцов новых самолетов и неполнота их испытаний приводили к тому, что серийные самолеты, построенные по таким образцам, поступали в строевые части ВВС с целым рядом ограничений, снижающими их боевые качества и большим количеством конструктивно- производственных и эксплуатационных дефектов. [26 ]

Это усложняло серийное производство, вызывало большие объемы непредвиденных материальных и трудовых затрат, так как весь период до начала войны на самолетах непрерывно выявлялись все новые и новые дефекты, требующие доработки, исчисляемые тысячами чертежей и их изменений, аннулирование ранее изготовленных заделов, деталей, узлов, шаблонов, некоторой оснастки…

Основной первопричиной такого состояния новой боевой авиатехники накануне войны, как уже отмечалось, было отставание отечественного авиамоторостроения, являвшегося наиболее наукоемкой и технологически сложной отраслью машиностроения, требующей высокопрочных и жаростойких сталей и сплавов и также высокоточного металлообрабатывающего станочного парка.

Отставание нашей экономики от передовых капиталистических стран, как отмечалось руководством СССР в начале 1931 г., было на 50-100 лет, и мы его полностью не смогли преодолеть, несмотря на высокие темпы индустриализации страны в период первых пятилеток.

Мы вступили в войну с недоведенной и малочисленной новой боевой авиационной техникой.

ВВС пяти приграничных Западных военных округов имели 73 бомбардировщика Пе-2, 304 истребителя МиГ-3, Як-1 и ЛоГГ-3, что составило 5,5% от общего количества боевых самолетов этих округов – 6781 единиц (летчиков было на 774 человека больше, чем самолетов). В целом в ВВС КА было 706 новых самолетов, из них 407 МиГ- 3, 142 Як-1, 29 ЛаГГ-3 и 128 Пе-2 самолетов и ни одного Ил-2.[ 27 ]

К началу войны получено на новую матчасть:

летчиков на МиГ-3 – 686 человек,

на Як-1 – 156,

на ЛаГГ-3 – 90,

на Пе-2 – 369 и

на Ил-2 – 60 человек;

технического состава на 578 истребителей – 1443,

на Пе-2 – 574 и

на Ил-2 – 102 человека.

Переучивание руководящего летного и технического состава в строевых частях проводили бригады НИИ ВВС совместно со специалистами управления эксплуатации ВВС, а значительная часть технического состава – на заводах авиапромышленности.[ 28]

В первый период войны сложилась очень тяжелая обстановка с ремонтом и вводом в строй неисправной матчасти. Советская авиация несла большие потери. А количество выявляемых дефектов самолетов и моторов в боевых условиях значительно возрастало, особенно за счет повреждения в бою. Для их ремонта в строевых частях и в реморганах ВВС, как отмечалось ранее, запчастей, материалов, моторов, винтов и других агрегатов практически не было. Процент неисправной матчасти достиг угрожающих значений. В связи С этим в конце марта 1942 г. состоялось заседание Военного Совета ВВС КА, на котором рассматривался вопрос о ходе и состоянии ремонта самолетов и моторов в ВВС.[ 29]

Ремонт ЛаГГ-3, севшего на вынужденную посадку

В постановлении Совета отмечалось объективное состояние самолето-моторного парка ВВС и указывались основные причины (о них говорилось выше). В завершающей части постановления отмечалось: «Если не будут приняты решительные меры по ремонту самолетов и главным образом моторов – это приведет самолето-моторный парк к катастрофическому положению».

По поручению Совета Главным инженером ВВС (генерал-лейтенантом авиации Петровым И. Ф.) был направлен доклад на имя И. В. Сталина о состоянии самолето-моторного парка ВВС на 25 марта 1942 г.

Всего в ВВС имелось 19700 самолетов, из них на фронтах и ПВО страны – 6100; в тыловых округах, ЗАП-ах и марш, полках (без школ) – 3400; на Дальнем Востоке – 3500; в летных и технических школах – 6700.

В самолетном парке насчитывалось 30 типов различных самолетов, в том числе: Як-1, Як-7, МиГ-3, ЛаГГ-3, Ил-2, Пе-2, Пе-3, ТБ-7 – 3600 (18,3%); ДБ-3, Су-2, СБ, И-16, И-153, И-15бис – 6700 (34%); Томагаук, Харрикейн, Аэрокобра – 600 (3,2%); ТБ-3, Р-5, Р-10, УСБ, УТН-4, УТ-1, УТ-2, У-2 и др. – 8800 (44,5%).

Из новых типов на фронтах, в ЗАПах и маршевых полках находилось 2920, на Дальнем Востоке – 130, в тыловых округах – 230, в школах – 320.

Всего по ВВС было неисправных 4610 самолетов, что составляло 23,4% самолетного парка. Всеми видами ремонта восстанавливались в месяц в среднем 5000-5500 самолетов и 2500-3000 моторов. Одновременно с этим поступало в ремонт в месяц до 5500-6000 самолетов и 3500-4000 моторов.

В результате исправные 4500 самолетов и 7500-8000 моторов переходили из месяца в месяц и, по существу, в боевых действиях не участвовали.

По неполным данным в действующих частях ВВС за период ноябрь 1941 г. – январь 1942 г. было учтено 3240 летных происшествий и отказов матчасти. При этом они происходили по причинам:

– дефектов монтажа и производственных недоделок – 1604 случая (49,5%);

– неправильной эксплуатации матчасти техническим составом – 607 (18,7%);

– неправильной эксплуатации матчасти летным составом – 531 (16,4%);

– недоброкачественного ремонта, повреждений, связанных с боевой работой и невыясненным причинам – 498 (15,4%).

Точность данных проверялась спецпереписью.

В докладе Главного инженера ВВС отмечалось, что большое количество неисправных самолетов и моторов, а также летных происшествий связано с отсутствием системы и организации инженерно-авиационной службы в ВВС; не было руководства со стороны инженерного состава по эксплуатации самолетов летным составом в воздухе; не полностью использовались возможности ремонтной сети из-за недостатка запчастей, многотипность самолетов и отсутствие в системе НКАП организации, обеспечивающей запчастями самолетов, снятых с производства; неудовлетворительные знания инженерно-техническим и летным составом эксплуатации матчасти, недостаток инструкций, наставлений и технических описаний как в количественном, так и в качественном отношениях; резкое ухудшение качества продукции серийных авиазаводов, сильно сокращена программа сдаточных полетов и почти полностью были прекращены испытания самолетов головных серий; отсутствовал правильный анализ и определение истинных причин летных происшествий; недостаток в учебных и тренировочных самолетах.

В дальнейшем по всем вопросам, затронутым в постановлении Военного совета ВВС и письме Главного инженера, были приняты решительные меры, в том числе издано много постановлений ГКО, а начиная с 4-го квартала 1942 г., устанавливались ежеквартальные задания авиапромышленности на поставку для ВВС запчастей, различных материалов, инструмента, авиамоторов, колес, воздушных винтов и других агрегатов, групкомплектов к самолетам и моторам и т. д.

С апреля 1943 г. стали поступать учебно-тренировочные самолеты Як-7В, УИл-2, УПе-2, а с октября 1943 г. – Ула-5. положение дел с матчастью в ВВС улучшилось.

В части испытаний и доводки новых типов самолетов в период войны, на мой взгляд, необходимо остановиться на самолетах-истребителях. Первые месяцы войны показали, что МиГ-3, ЛаГГ-3 и даже Як-1, Як-7, на которых не был увеличен по сравнению с опытными образцами запас топлива, стали уступать по летно-тактическим данным Bf 109F (на высоте 3000 м у Bf 109F максимальная горизонтальная скорость была больше на 36-69 км/ч и он имел лучшую скороподъемность) .[ 31]

Как известно в октябре 1941 г. серийный выпуск МиГ-3 прекратили. Самолеты были перетяжелены, в основном, увеличением запаса горючего (по приказу НКАП), а их моторы АМ-35А установленный 100-часовой ресурс не вырабатывали (в среднем нарабатывали 60-70 часов), а после 1-й перечистки выходили из строя через 1 – 15 часов. Кроме того, моторы имели ряд серьезных конструктивных и эксплуатационных дефектов. [32]

После установки на ЛаГГ-3, Як-1 и Як-7 форсированных моторов М- 105ПФ летные данные самолетов практически сравнялись с Bf 109F. Их серийный выпуск авиазаводами начался с июня 1942 г. [33]

Однако в воздушных боях под Сталинградом у немцев появились новые модифицированные истребители Bf 109G-2, F-4 с более мощными и высотными моторами (G-2, кроме того, с усиленным стрелково-пушечным вооружением). Эти истребители имели значительное превосходство над Як-1, Як- 7, ЛаГГ-3 с моторами М-105ПФ и поступившими на вооружение ВВС Ла-5 с М-82 как по максимальной горизонтальной скорости, так и по вертикальному маневру.

Аварийная посадка Ла-5ФН

Истребитель Ла-5ФН

Истребители люфтваффе располагали большим преимуществом в выборе наивыгоднейшей позиции для атаки, они меньшей группой сковывали численно превосходящую группу наших истребителей. Летный состав строевых частей, вооруженных Як-1 и Як-7 считал, что для успешного исхода воздушного боя под Сталинградом на каждый немецкий истребитель необходимо иметь два «Яка».

На наших истребителях было выявлено много различных недоработок и дефектов, особенно по ВМГ на самолетах Ла-5. [34] Для исправления такого положения приняли меры по дальнейшему совершенствованию наших истребителей: повышению их летно-так- тических и эксплуатационных данных путем аэродинамических улучшений по рекомендациям ЦАГИ, уменьшения полетной массы и устранения дефектов.

На Ла-5, кроме того, устанавливались форсированные моторы М-82Ф, а с марта 1943 г. был запущен в серию Ла-5 с М-82ФНВ с непосредственным впрыском топлива. Принимались меры по увеличению выпуска истребителей. В августе 1942 г. на авиазаводе в Улан-Удэ (Завод № 99) было организовано производство Ла-5. В октябре 1942 г. прекратился выпуск Ту-2, и вместо него запущен в серию Як-9, а на заводе №381 вместо Ил-2 запущен в серию Ла-5. [35]

Количественно парк истребительной авиации ВВС возрос. К сожалению, летные данные истребителей еще уступали немецким. К тому же на некоторых из них появились опасные для полетов дефекты. Так, например, в конце 1943 г. – начале 1944 г. в летных школах произошло 10 катастроф Ла-5 за четыре месяца. При пилотаже или «воздушном бое» Ла-5 произвольно входил в пикирование. В полете наблюдались срыв обшивки, обрыв хвостовой части фюзеляжа и другие разрушения силовых элементов самолета. Был зафиксирован случай начала разрушения Ла-5 в воздухе в Действующей Армии, хотя летчику удалось посадить самолет. [36]

В 1943 г. были приняты кардинальные меры по совершенствованию истребителей. Были созданы Як-3 с меньшими габаритами крыла и полетной массой с форсированным мотором М- 105ПФ-2, Як-9У с более мощным мотором М-107А, Ла-5 – эталон 1944 г. (Ла-7) с мотором М-82ФН, но со значительным улучшением аэродинамики и меньшей полетной массой. Эти машины были запущены в серийное производство и начали выпускаться в апреле 1944 г.

Наша истребительная авиация, наконец, получила самолеты, которые по своим летно-тактическим данным на боевых высотах имели превосходство над немецкими истребителями, но на 5300-5500 м и выше все же уступали им. [37]

Однако в процессе их испытаний и внедрения в серийное производство создалась ситуация, подобная предвоенной.

На Ла-5 – эталоне 1944 г. (Ла-7) в НИИ ВВС было произведено всего 9 полетов. Испытания прекратили из-за аварии в воздухе мотора и разрушения костыля. За время испытаний были определены только максимальные горизонтальные скорости и скороподъемность до 2-й границы высотности. Оружие (три пушки) не испытывались. Самолет был рекомендован в запуску в серию с устранением выявленных дефектов и стал выпускаться с обычным, как на Ла-5 вооружением (2 пушки).

На заводских же испытаниях произведено лишь 6 полетов [38]; а войсковые испытания Ла-7 проходили позже в боевых условиях на фронте.

На Як-9У с ВК-107А в НИИ ВВС был снят мотор по просьбе А. С. Яковлева ввиду недостаточной высотности маслосистемы и повышенных температур воды. Второй мотор сняли из-за аварии в воздухе – разрушения коренных подшипников (после наработки 9 часов при ресурсе 100 часов). Моторы сильно выбрасывали масло через суппорт нагнетателя, из суфлера и переднего уплотнения носка вала редуктора. Расход масла за 30-35 минут полета достигал 30 кг. При наборе высоты выше 6000 м давление масла падало ниже минимального допустимого. Температурный режим ВМТ не был обеспечен.

В заключении по испытаниям отмечалось, что Як-9У является лучшим из известных отечественных и иностранных истребителей, но, отмечалось, что «Большое количество серьезных дефектов, особенно по ВМГ, не допускает его нормальную эксплуатацию во всем диапазоне высот. Для быстрейшей доводки и ввода в строй самолета считалось необходимым срочное проведение его войсковых и эксплуатационных испытаний в ЗАПах и на заводах НКАП» (Об этом везде умалчивалось).

Самолет был запущен в серию до заводских и госиспытаний. На заводских испытаниях на Як-9У произведено 8 полетов, получена максимальная скорость такая же, как и при госиспытаниях 700 км/ч. На контрольных испытаниях серийного Як-9У летные данные определялись согласно приказу НКАП на заниженных режимах работы мотора ВК-107А с увеличенным открытием заслонок водо-масло радиаторов (для сохранения допустимого температурного режима мотора). При этом скорость была заметно снижена. (Стала такой же, как и на Як-3 ВК-105ПФ-2). [39]

Як-3 прошел госиспытания, в результате которых было принято решение о его запуске в серийное производство. Однако на войсковых испытаниях, проведенных в Действующей Армии, выявилось большое количество конструктивно-производственных и эксплуатационных дефектов. Там произошло 5 катастроф и 3 аварии самолетов Як-3 из-за разрушения крыльев (недостаточная прочность приклейки обшивки к каркасу крыла). После 20-25 часов налета обнаружили массовый дефект – отставание обшивки. Ремонтировались самолеты по бюллетеню Гл. конструктора (без согласования с ВВС). Всего было отремонтировано 652 самолета. В части НКАП направил 690 человек рабочих с материалами. Участвовали в этой работе инженерно-технический состав реморганов и частей ВВС.[40]

Следует заметить, что Як-3 производства основного завода №292 (Саратов) контрольные испытания в НИИ ВВС в августе 1944 г. не выдержал. По результатам испытаний была дана неудовлетворительная оценка. В то же время Як-3 от завода принимались и отправлялись на фронт.

В сентябре 1944 г. одним из полков ЗИАК РВГК было перегнано на фронт 40 Як-3. На одном самолете в том же месяце произошло разрушение фанерного покрытия левого крыла в районе купола ниши шасси при выводе из пикирования (летчик погиб). На другом – в октябре 1944 г. при выводе из пикирования разрушилась сперва верхняя обшивка левого крыла в том же месте, а затем оборвалась оставшаяся часть верхней и нижняя обшивка с последующим разрушением лонжеронов крыла. Самолет с одним правым крылом вошел в штопор, летчика выбросило из кабины. К счастью, он остался жив.

На всех Як-3 этого полка производились усиления куполов шасси и нервюр в районе куполов. Ремонт самолетов закончился лишь в декабре 1944 г. В апреле 1945 г., надо полагать, с большим опозданием в НИИ ВВС проходил контрольные испытания Як-3 завода №292, на котором проверялось, в частности, усиление прочности крыла в районе куполов ниш шасси (были увеличены вдвое площади склейки средних частей нервюр с верхней обшивкой, усилена купольная часть носка крыла, носки нервюр, лонжероны куполов и т. д.). При испытаниях каких-либо нарушений прочности в этих местах обнаружено не было. Однако выявилось отставание обшивки в нижней части конца фюзеляжа и на киле. Кроме того отмечалось много других дефектов, в результате чего самолет испытания прошел неудовлетворительно. [41]

Сложное положение складывалось и с самолетом Як-9У с двигателем ВК- 107А. После запуска его в серию, мотор ВК-107А специальные 50-ти часовые летные испытания на Як-9У в НИИ ВВС в августе-сентябре 1944 г. не прошел, в основном, из-за прорыва газов через верхнее уплотнение гильз цилиндров. А при проведении летных испытаний в НИИ ВВС Як-3, Як-9У, Пе-2И с ВК-107А по состоянию на 15.9.44 г. сняли 15 моторов из-за разрушения коренных подшипников, прорыва газов через верхнее уплотнение, тряски на 2-й скорости нагнетателя и другими дефектами (при наработке моторов от 9 ч 45 мин до 37 ч 40 мин).

При войсковых испытаниях Як-9У в боевых условиях в октябре 1944 г. – январе 1945 г. в период незначительной боевой нагрузки и малой наработки моторов ВК-107А в среднем 7 ч не позволило оценить их надежность на полный ресурс. Но и в этих условиях выявилось дымление моторов через 10-20 часов работы вследствие выработки гильз цилиндров и износа поршневых колец, заедание лопаток Поликовского, частые прогары прокладок в выхлопных коллекторах, обгорание коллекторов наружных свечей и др. дефекты. Полеты на большие высоты не производились.

Контрольные испытания в НИИ ВВС в декабре 1944 г. – феврале 1945 г. серийный Як-9У с Вк-107А прошел неудовлетворительно. [42] Однако на фронт они отправлялись.

Трудная обстановка была и с серийным производством Ла-7. Контрольные испытания серийного Ла-7 в НИИ ВВС в августе и сентябре 1944 г. прошли неудовлетворительно вследствие недобора скорости, высокой температуры в кабине летчика (до +55°С) и необеспеченности нормальных температурных режимов мотора на наборе высоты. Впоследствии при испытаниях Ла-7 в НИИ ВВС из заключений исключили оценку результатов испытаний, так как они не учитывались при решении вопроса о приемке самолетов.

На войсковых испытаниях в действующем авиаполку на фронте в сентябре-октябре 1944 г. небоевые потери самолетов Ла-7 составляли 50% от всех потерь. Причем, все небоевые потери происходили из-за отказа моторов. В заключении по результатам испытаний отмечалось, что мотор ALLI- 82ФН работал ненадежно из-за большого количества дефектов. Основными из них были: ступенчатая выработка гильз цилиндров; большой расход масла; усадка анероидов регулятора смеси и другие. Кроме того, в отчете по результатам испытаний указывалось о недостаточной мощности огня стрелкового оружия (2 пушки калибром 20 мм, только с февраля начали устанавливаться 3 пушки калибром 20 мм), высокой температуре воздуха в кабине летчика и плохой ее вентиляции, затрудняющие работу летчика.

В связи с появившимися в строевых частях случаями угорания летчиков в полетах на самолетах Ла-5 и Ла-7 по приказу Командующего ВВС КА в октябре 1944 г. в НИИ ВВС прошли исследования самолетов на определение температурных режимов кабин летчиков. При этом отмечалось, что основным фактором, обуславливающим ухудшение самочувствия летчика и понижающим его работоспособность при полетах на Ла-5 и Ла-7, являлась недопустимо высокая температура воздуха в кабине (около +50°С).

В дальнейших испытаниях Ла-7, кроме того, выявили, что в кабину летчика проникают выхлопные газы от мотора, в результате чего в зоне дыхания летчика создавалась концентрация вредных смесей, превышающая норму в 4 раза. [43]

Ла-7 непрерывно отправлялись фронту со значительным количеством неустраненных дефектов. В результате создавались большие трудности не только в частях ВВС, но и в авиапромышленности, от которой во всех постановлениях ГКО требовалось внедрение в серийное производство последних модификаций истребителей без снижения ранее достигнутого уровня производства. Параллельно с устаревшими самолетами выпускались их новые недоиспытанные и недоведенные модификации. Это не могло не сказаться на качестве выпускаемых самолетов.

А в строевых частях к концу войны с каждым месяцем выявлялись все новые и новые дефекты. Происходило как бы наслоение вновь выявленных дефектов на ранее уже известные, но еще не устраненные. Поэтому во фронтовой авиации по состоянию на 1 мая 1945 г. возросло количество неисправных самолетов до 17,85%. [44] (Напомним, что по постановлению ГКО от 3.2.43 г., неисправных самолетов должно быть не более 10-15%).

Возвращаясь к предвоенному периоду, представляется целесообразным отметить, что кроме отставания отечественного авиамоторостроения, сдерживающего создание и производство новых типов самолетов, советская авиация значительно отставала от немецкой в области радиоспецоборудо- вания самолетов и средств земного обеспечения самолетовождения. В августе 1939 г., исходя из опыта боев на Халхин-Голе, руководством наших ВВС ставился вопрос о необходимости ускорения намеченного строительства новых заводов радиопромышленности и создании института для отработки аппаратуры авиационно-технической связи и радионавигации.

В 1940 г. в результате испытаний в НИИ ВВС немецких Bf 109Е, Ju 88, Do- 215 отмечалось, что все они оборудованы надежно работающими радиостанциями, радиополукомпасами. Еще в мирное время ВВС Германии располагали развитой сетью аэродромных радиостанций, радиомаяками, радиопеленгаторами, светомаяками и аэродромами, оборудованными для ночных полетов и аппаратурой слепой посадки. Такая сеть в дальнейшем была налажена и на оккупированной территории СССР. [45]

Мы же этого не имели. План развития техники спецоборудования самолетов ВВС на 1940-1943 гг. не мог быть выполнен. Производство изделий радио- и спецоборудования, различных средств земного обеспечения самолетовождения было достаточно наукоемким и технологически сложным. Оно находилось только в стадии становления. Даже радиостанции устанавливались лишь на одном из 15 наших истребителей. [46] А в начальном периоде войны из-за больших помех радиоприему, создаваемых системой зажигания мотора и другими источниками, летчики радиосвязью пользоваться не могли.

Число боевых вылетов до потери самолета

Отсутствие на самолетах радиоспецоборудования и средств земного обеспечения самолетовождения не только ограничивало тактические и боевые возможности нашей авиации, особенно истребителей (снижало маневрирование и сосредоточение сил в нужных направлениях, усложняло управление авиацией, ведение групповых воздушных боев, связь с наземными войсками и т. д.), но и крайне затрудняло летному составу восстанавливать ориентировку, избегать вынужденных посадок, влекущих за собой аварии и катастрофы.

Кроме того, затруднялась работа службы технической эксплуатации. Не было возможности получать своевременно информацию о неполадках матчасти в воздухе, возникавших экстремальных ситуаций в работе экипажей, мест вынужденных посадок и т. д.

Можно привести пример, на мой взгляд оказавший положительное влияние радиосвязи и другого радиооборудования самолетов и средств ЗОС на снижение доли боевых потерь нашей авиации, приходящейся на невозврат самолетов с боевых заданий (как бы «пропавшие без вести»).

Как известно в период войны в общие боевые потери входили следующие виды потерь: «не вернулось с боевых заданий», «сбито в воздушном бою», «сбито огнем зенитной артиллерии» и «уничтожено на аэродромах».

Так, в конце войны, за 4 месяца 1945 г. по сравнению с первыми 3-мя месяцами 1942 г. процент боевых потерь самолетов вида «не вернулось с боевых заданий» по отношению ко всем боевым потерям снизился в 4,3 раза (в начале 1942 г. был 86,5%, в середине 1943 г. – 72,3% и в конце 1945 г. – 20,1%). Это явилось вследствие оснащения в период войны самолетов радиосвязью, применением с конца 1943 г. специальных установок радиооборудования самолетов типа «Редут» и «Пигматит» (РУС-2). [47] Немалую роль в этом сыграла и инже- нерно-авиационная служба Советских ВВС.

В заключение приведу довольно обобщенный, как мне представляется, показатель оценки достигнутых результатов в период войны – рост боевой живучести самолетов Советских ВВС (количество боевых самолето-вылетов, приходящихся на боевую потерю одного самолета).

Повышение боевой живучести самолетов, несмотря на все трудности, были достигнуты, в основном, благодаря росту самолетного парка и улучшения летно-тактических данных самолетов, также совершенствованию боевого мастерства летного и руководящего состава ВВС, в том числе и тяжелого труда личного состава инженерно-авиационной службы.

Нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что в течение многих лет, начиная с довоенного периода (после гибели В. П. Чкалова), со стороны ВВС предпринимались попытки по созданию Положений, регламентирующих взаимоотношения между авиапромышленностью и ВВС. Положениями предусматривалось установить четкий круг их обязанности и ответственности на всех этапах постройки новых самолетов от разработки ТТТ до решения вопроса о снятии самолета с серии. [49]

Однако этот вопрос так и не был решен.

Литература и документы

1. ЦАМО, ф. 35, on. 11337, д.40, л. 172;

2. Там же, on. 11250, д. 26, л. 21;

3. Там же, on. 11337, д. 40, лл. 173, 174;

4. Там же, д. 1, лл. 170, 172, 175, 176, 179, 180, 181, 183-187;

5. Там же, д. 9, лл. 13-15, 17, 18, 21, 22;

6. Там же, д. 40, лл. 185, 186;

7. Там же, д. 1, лл. 191, 196,Ю 198- 202;

8. Там же, д. 40, л. 186;

9. Там же, ф. НИИ ВВС, оп. 485690, д. 10, лл. 2, 9, 11; ф. 35, on. 11339, д. 5, л. 4; ф. ННИ ВВС, оп. 485690, д. 270, лл.2, 15, 17, 21; д. 126, лл. 2, 28; оп. 485 716, д. 105, лл. 4-40; д. 256, лл. 1-12; оп. 485690, д. 194, лл. 1, 2. 4-14; д. 204, лл. 2-14;

10. Там же, on. 11250, д. 122, л. 79; оп. 11258, д. 290, л. 29; д. 460, лл. 45-48;

11. Там же, on. 11280, д. 208, л. 109;

12. Там же, on. 11321, д. 95, л. 28;

13. Там же, л. 29;

14. Там же, л. 30;

15. Там же, д. 93, л. 20;

16. Там же, д. 95, лл. 13, 39;

17. РГАЭ (Российский Госуд. Арх. Экон.), ф. 8044, on. 1, ед. хр. 488, л. 47; ЦАМО, ф. 35, оп. 485623, д. 108, лл. 1-5;

18. ЦАМО, ф. 35, оп. 485623, д. 51, л. 5; д. 116;

19. РГВА (Российский Госуд. Воен. Арх.), ф. 24708, ед. хр. 76, л. 10; оп. 9, ед. хр. 585 и 298; РГАЭ, ф. 8328, on. 1, ед. хр. 1433, л. 3; ЦАМО, ф. 35, оп. 485598, д. 35, л. 12;

20. РГВА, ф. 24708, оп. 8, ед. хр. 892, л. 7; ф. 29, ед. хр. 26, л. 37; ЦАМО, ф. 35, оп. 485623, д. 141, л. 1; РГАЭ, ф. 8044, on. 1, ед. хр. 539, л. 61;

21. РГВА, ф. 24708, on. 12, ед. хр. 72, лл. 87, 110;

22. РГАЭ, ф. 8328, on. 1, ед. хр. 1375, л. 2; ф. 8044, on. 1, ед. хр. 402, л. 244; РГВА, ф. 24708, on. 1, ед. хр. 416, л. 10; ед. хр. 401, л. 5;

23. ЦАМО, ф. 35, on. 11287, д. 655, л. 161;

24. А. Т. Степанец «Истребители Як периода Великой Отечественной войны» М. Машиностроение, 1992, с. 43

25. LWIO, ф. 35, оп. 485596, д. 2, лл. 1, 2;

26 . Там же, ф. НИИ ВВС, оп. 485598,д. 2, лл. 75, 76, 78;

27 . Там же, ф. 35, on. 11321, д. 93, л. 1;

28 . Там же, д. 95, л. 4; ф. НИИ ВВС, оп. 502855, д.97;

29 . Там же, ф. 35, on. 11250, д. 34, лл. 1 – 3; оп. 11337, д. 5, лл. 75-82;

30 . Там же, 11337, д. 5, лл. 36, 75, 76, 78-81;

31 . Там же, ф. НИИ ВВС, оп. 485655, д. 226, л. 7; оп. 485716, д. 106;

32 . Там же, ф. 35, on. 11307, д. 127, лл. 124-135;

33 . Там же, ф. НИИ ВВС, оп. 485655, д. 106;

34 . Там же, д. 59, лл. 3~54; д. 264, лл. 5, 6, 12-14;

35 . Там же, ф. 35, on. 11250, д. 62, лл. 6- 8, 246; РГАЭ, on. 1, ед. хр. 7965, лл. 25, 67, 100; ед. хр. 799, л. 53; ед. хр. 803, л. 79; ед. хр. 811, лл. 43-49;

36 . ЦАМО, ф. НИИ ВВС, оп. 485716, д. 613, л. 20;

37 . Там же, оп. 485690, д. д. 194, 204; оп. 485747, д. 159; РГАЭ, ф. 8164, оп.1, ед. хр. 216; ЦАМО, ф. НИИ ВВС, оп. 485716, д. 577; оп. 485747, д. 133;

38 . Там же, оп. 485716, д. 340, л. л. 4, 6, 18, 20; д. 311, л. л. 2-6;

39 . Там же, д. 335а, д. 189; д. 378, л. 7;

40 . Там же, ф. 35, on. 112287, д. 3637, л. л. 86,87; оп. 485690, д. 277; оп. 485716, д. 222; РГАЭ, ф. 8044, ед. хр. 971, л. 159;

41 . ЦАМО, ф. НИИ ВВС, оп. 485747, д. 126; ф. 265 ИАД, оп. 50603, д. 12, л. л. 196, 235; ф. 402ИАП, оп. 273303, д. 1, л. 53;

42 . Там же, ф. НИИ ВВС, оп. 485715, д. 62; оп. 485754, д. 45; оп. 485747, д. 133;

43 . Там же, оп. 485716, д. д. 105, 273, 320; оп. 485747, д. 127, л. л. 2, 3, 11;

44 . Там же, ф. 35, on. 11258, д. 460, л. 90;

45 . РГВА, ф. 24708, оп. 9, ед. хр. 239, л. л. 25, 30; ЦАМО, ф. 35, on. 11280, д. 47, л. л. 102, 103;

46 . РГВА, ф. 29, оп. 76, ед. хр. 766, л. л. 1-26; ЦАМО, ф. 35, on. 11250, д. 122, л. 92;

47 . ЦАМО, ф. 35, on. 11337, д. 5, л. 78; оп. 11285, д. 1220, л. л. 47, 63, 83, 101; д. 122, л. 94;

48 . Там же, оп. 11250, д. 122, л. 82; оп. 11337, д. 12, л. 246; on. 11285, д. 1220, л. л. 11, 55, 71, 91, 107;

49 . РГВА, ф. 24708, ед. хр. 831, л. л. 20- 39, 46-190.

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ, Михаил НИКОЛЬСКИЙ

Супермарин "Спитфайр"

(Продолжение. Начало в№№1-4, 7-8, №-12/2005 г., 1,2/2006 г.)

Американцы на «Спитфайрах»

«Спитфайр» заслуженно стал символом британских ВВС периода Второй мировой войны. Однако на «Спитах» воевали представители многих наций, в том числе и американцы.

С началом Второй мировой войны в 1939 г. США оказались в весьма интересном положении. Правящие круги продолжали проводить политику нейтралитета. На мировой арене в те годы Штаты во многом оставались «вещью в себе» – Вашингтон отнюдь не стремился распространить демократию по всему шару и громить Германию. Между тем основную массу населения страны в те далекие времена еще составляли англосаксы, которые не могли не сочувствовать своей исторической Родине.

С первых дней войны многие американские военные летчики выразили желание сражаться с тевтонами в Европе плечом к плечу с англичанами и французами. Некий полковник Чарльз Суини, американец с канадской «пропиской», получивший звание полковника в составе французского Иностранного Легниона, обьявил набор добровольцев во французские ВВС.

Инициативу Суини поддержал не только Париж, но и Лондон. Полковник получил от британского правительства право вербовать пилотов в RAF. В мае 1940 г. Суини отправил за океан группу из 32 американских летчиков. Они направлялись во Францию, но до ее капитуляции попасть на фронт не успели. Впрочем, добровольцев с распростертыми объятиями приняли британские ВВС.

Между тем инициативу Суини поддержали и по другую сторону океана. В Канаде, служивший в годы Первой мировой войны в Британском авиационном корпусе Клейтон Найт, объявил набор американских пилотов для военной службы. Странно? Ничуть. Ведь Канада, как известно, была членом Британского содружества наций. Значит, может воевать на стороне Британии. Найтом был создан Комитет Клейтона Найта, разместивший в прессе многочисленные объявления о наборе добровольцев. Ответом стало 50 000 поданных в короткий срок заявлений! Из 50 000 члены Комитета отобрали 6000 летчиков для службы в ВВС Канады и Великобритании. Характерно, что никого не стимулировали длинным долларом или фунтом. Зарплату обещали, но не большую чем в Штатах.

Из заокеанских добровольцев в Британии начали формировать эскадрильи, которые получили наименование «эскадрильи Орлов». Первой в Чарч-Фентон формировалась 71-я «орлиная» эскадрилья. Личный состав – американцы, командный состав – офицеры RAF. Поначалу на вооружение орлов поступили истребители Брюстер «Буффало» Mk I. Эти неказистые самолеты изначально рассматривались только как переходный тип перед получением «Харрикейнов» Mk I. Первые боевые вылеты летчики эскадрильи провели 5 февраля 1941 г., летая звеньями на патрулирование воздушного пространства.

В апреле эскадрилья получила «Харрикейны» Mk II, а в августе 1941 г. – первый «Спитфайр». Это была машина модификации Mk II. Именно «Спитфайры» ассоциируются с американскими летчиками-добровольцами в составе RAF.

Через два месяца на «Спитфайры» Mk II/IIA перевооружили 121-ю эскадрилью (вторую американскую эскадрилью, сформированную весной 1941 г.)

В августе 1941 г. была сформирована третья и последняя американская эскадрилья в составе британских ВВС – 133-я. Первоначально 133-я эскадрилья, равно как первые две, получила «Харрикейны», но уже в октябре «Харрикейны» сменили «Спитфайры» Mk НА, а в январе 1942 г. на вооружение поступили «пятерки» – «Спитфайры» Mk V.

Тем временем в США число желающих носить униформу RAF стремительно росло. Такие настроения вызвали тревогу в высших командных кругах вооруженных сил. Командующий Авиационным корпусом армии США генерал-майор Арнольд распорядился восстановить контроль над всеми американскими военными, по тем или иным причинам оказавшимися в рядах иностранных армий. Понятно, что речь шла прежде всего об «орлах». Впрочем, как раз Арнольд занимал достаточно мягкую, но довольно странную позицию. Он считал, что можно разрешить добровольцам воевать в составе RAF и в форме RAF, но вот подчиняться они должны командующему авиационным корпусом армии США. Арнольд также настаивал на вооружении американских добровольческих подразделений в составе британских ВВС исключительно американскими самолетами.

Первый потерянный ВВС США "Спитфайр" подполковника Альберта Кларка, сбитого 26 июля 1942 г. во время стажировки в 412-й эскадрильи

"Спитфайр" V, сфотографированный буквально за день до того, как британская 121-я эскадрилья стала америанской 4-й истребительной группой в сентябре 1942 г.

29 сентября 1942 г. Официальный подьем американского флага вновь сформированной 4-й истребительной авиагруппы

Дебаты разгорелись нешуточные. Точку в них поставил Перл-Харбор, после которого США оказались в состоянии войны как с Японией, так и с Германией. Политика нейтралитета осталась в истории.

В свою очередь, в Британии относительно американских летчиков также существовали разные мнения. В массе своей добровольцев всячески поддерживали и приветствовали. Однако… «Они всегда оставались дикарями, и если они солдаты, то солдаты удачи», – так публично заявил один британский генерал летом 1941 г., прямо адресуясь к личному составу «орлиных» эскадрилий.

Что делать с орлами не совсем ясно представляли по обе стороны. После Перл-Харбора было решено развернуть на Британских островах 8-ю воздушную армию авиационного корпуса армии США. В нее планировалось включить и «орлиные» эскадрильи.

Впрочем, пилотам было не до политических пересудов. Они воевали отчаянно и умело. Пилот 71-й эскадрильи Уильям Р. Данн одержал пятую победу в воздушном бою и стал первым американским асом Второй мировой войны. В ноябре асами стали еще двое «орлов». Многие американские летчики, заслужившие на войне почет и славу, начинали воевать на «Спитфайрах» в составе RAF: Дон Блэксли (15 побед) завершил войну командиром 4-й истребительной группы. Один из самых известных пилотов «Мустангов» Дон Джентил свои три первые победы одержал на «Спитфайре»

19 августа 1942 г. над Дьеппом.

Успехи американцев признало и оценило командование британских ВВС. В конце августа 1942 г. 133-я эскадрилья в числе первых трех получила новейшие «Спитфайры» Mk.IX. Первый вылет на новых самолетах долго переносился со дня на день по причине плохой погоды. «Орлам» предстоял полет на эскортирование «Крепостей» из 8-й воздушной армии.

Первоначальной датой определили 7 сентября, но полет состоялся лишь 26-го. Командира эскадрильи Кэрролла МакКолпина, опытнейшего аса с девятью победами в небе Европы, в тот день отозвали в Лондон. Поэтому эскадрилью возглавил флайт-лейтенант RAF Бритилл. Возможно, смена ведущего накануне боевого вылета сыграла роковую роль…

Франция оказалась закрытой облаками. Бритилл вывел эскадрилью в точку рандеву, но бомбардировщиков не обнаружил. Новенькие «девятки» покрутились, впустую сжигая горючее, после чего взяли курс домой. И тут произошло непредвиденное…

Ведущий не учел сильный ветер. Считая, что группа находится уже над южной Англией, командир отдал приказ пробивать облачность. Эскадрилья выскочила из облаков прямо на немецкие зенитки – под крыльями «Спит- файров» простиралась пока еще Северная Франция. В довершение ко всем бедам сверху свалилась группа Fw-190. За несколько минут зенитчики и «фоккеры» сбили 12 «Спитфайров».

Новых «девяток» англичане 133-й эскадрильи не предоставили, потери восполнили «пятерками».

В сентябре 1942 г. все три эскадрильи были переданы из состава RAF в 8-ю воздушную армию и сведены в 4-ю истребительную группу. Формальная церемония передачи 71-й, 121 -й и 133-й эскадрилий из RAF в 8-ю воздушную армию США состоялась 29 сентября. На церемонии присутствовало командование британских ВВС во главе с маршалом Шолто Дугласом и командующий 8-й воздушной армией генерал-майор Карл Спаатс. Личный состав эскадрилий «орлов» получил памятные медальоны о службе в RAF. Маршал Дуглас выступил с речью:

"… официальный счет эскадрилий 73,5 победы. Половинкой является «Дорнье», сбитый совместно с британским пилотом – это символ англо-американской кооперации! Рекордный победный счет -41 победа – у 71-й эскадрильи, но я надеюсь, что две другие эскадрильи не остановятся на достигнутом.

До свидания и спасибо вам, Орлы из 71-й, 121-й и 133-й эскадрилий. Счастливой охоты в составе 8-й воздушной армии ВВС Армии США."

Личный состав впервые выстроился у своих «Спитфайров», одетым в американскую военную форму, но на мундирах летчиков сверкали «крылышки» RAF. Символику британских ВВС пилотам-добровольцам разрешили оставить на новой форме, но не на левой стороне мундиров, как принято в RAF, а на правой. А вот победы, одержанные в составе RAF, американским летчикам американское командование официально не зачло. Так, первый американский ас Второй мировой войны Уильям Дан (пять побед в составе 71-й эскадрильи RAF) официально имел на своем счету всего одну победу, одержанную уже в составе USAAF.

Авария "Спитфайра" во время тренировочного полета. Типичная картина: после "Аэрокобры" с носовым колесом осваивать неустойчивый на взлете-посадке "Спит" американцам было трудно

На «Спитфайры» нанесли американские опознавательные знаки, но сохранили буквенную кодировку, принятую в британских ВВС.

Эскадрильи получили новые номера – соответственно 334, 335 и 336. Они составили 4-ю истребительную группу, командиром которой стал полковник Эдвард У. Андерсон. Группа вошла в состав 8-й воздушной армии, хотя по-прежнему в оперативном отношении американские «Спитфайры» подчинялись штабу Истребительного командования RAF.

В силу малой дальности и продолжительности полета «пятерки», состоявшие на вооружении 4-й группы, мало подходили для операций над Континентом. Американцы выполняли рутинные полеты на патрулирование воздушного пространство Ла-Манша и прикрытие с воздуха морских конвоев. Воздушные бои и даже простые встречи в воздухе с самолетами противника выдавались редко. Одним из самых «продуктивных» дней стало 22 января 1943 г., когда янки на «Спитфайрах» сбили два истребителя люфтваффе.

В феврале личный состав 334-й эскадрильи начал осваивать «Тандерболты». История Орлов на «Спитфайрах» завершилась, впрочем, самих пилотов уже никто не именовал орлами.

Закончилась история орлов, но началась другая история про американцев на «Спитфайрах». Собственно, эта история началась еще раньше…

В июле 1942 г. к боевой работе приступили две американские истребительные группы, имевшие на вооружении «Спитфайры» Mk V.

31-я и 52-я группы входили в состав 8-й воздушной армии ВВС США. Решение вооружить американские группы британскими самолетами принималось непросто, тут снова оказалась замешанной большая политика.

По соглашению, заключенному между США и Великобританией, вскоре после вступления Штатов в войну с Германией, в Европе предусматривалось развернуть две американские воздушные армии: 8-ю на Британских островах и 12-ю для операций в Северной Африке, вторжение в которую было намечено на ноябрь 1942 г.

В январе 1942 г. в США началась подготовка пилотов для перелета через Атлантику. Англичане настаивали на ускоренной переброске истребителей, крайне необходимых для прикрытия действовавшей в Северной Африке 8-й британской армии, причем, выражая обоснованные сомнения в качестве подготовки не имевших боевого опыта летчиков-янки, предлагали организовать дополнительные тренировки по методикам RAF в Великобритании. Кроме того, английская сторона крайне отрицательно отнеслась к намерению вооружить американские эскадрильи истребителями Р-39 «Аэрокобра» и Р-38 «Лайтнинг». В RAF считали эти самолеты абсолютно непригодными для ведения воздушных боев над Европой и Африкой.

В апреле 1942 г. маршал авиации сэр Чарлз Портал официально предложил генералу Арнольду вооружить американские эскадрильи британскими истребителями. Чины из Пентагона предложили Арнольду согласиться с британским предложением: «…вооружив наши эскадрильи «Спитфайрами», мы сможем выделить дополнительное количество самолетов американского производства для Среднего Востока, Индии и России».

Выдвигались и другие аргументы в пользу «Спитфайров»: нет необходимости в опасных перегоночных полетах через Атлантику. Будет упрощено снабжение и эксплуатация самолетов, так как американские подразделения все равно почти полностью будут зависеть по части снабжения от «аборигенов». Также выражалась надежда, что американские летчики смогут быстро переучиться на «Спитфайры» и высоко оценят летные характеристики этого самолета.

Впрочем, все аргументы «за» разбивались о твердокаменную позицию генерала Арнольда: летчики авиационного корпуса Армии США должны летать только на американских самолетах!

23 апреля 1942 г. командующий окончательно определил группы, подлежащие отправке в Великобританию: 31-я и 1-я. На вооружении 31-й группы состояли «аэрокобры», 1-й – «лайтнинги». 14 мая в список была добавлена вооруженная «кобрами» 52-я группа.

В мае началась интенсивная подготовка личного состава к перелету через Атлантику. Подготовка сопровождалась массой летных происшествий с «кобрами», из-за чего в июне американцам пришлось-таки принять британское предложение – согласиться с принятием на вооружение «Спитфайров».

В июне-июле личный состав 31-й и 52-й групп прибыл в Британию на транспортных судах. Американские летчики немедленно приступили к тренировочным полетам, в которых сразу же столкнулись с трудностями.

Во-первых – «знаменитая» британская погода: «Туман, сэр!»

Во-вторых – непривычная «подстилающая поверхность» из мелких, по американским масштабам, фермерских наделов, затрудняющая навигацию.

В-третьих – переход с истребителя, имеющего шасси с носововой опорой («Аэрокобра»), на «устаревший» истребитель с хвостовой опорой оказался очень непрост. Вдобавок «Кобра» тормозилась на пробеге педалями, а у «Спитфайра» тормоз находился на ручке управления. Естественно, что некоторые летчики продолжали тормозить педалями… А еще узкая колея шасси «Спитфайра»…

Тем не менее американцы успешно и в короткий срок освоили новую для себя технику. Уже 26 июля летчики 31-й группы выполнили первый боевой вылет на «Спитфайрах» Mk.V на патрулирование Ла-Манша.

В начале августа эскадрильи группы перебазировались на передовые аэродромы: 307-я – в Биггин-Хилл, 308-я

– в Кенли и 309-я – в Вестхэмптон. 31-ю группу отобрали для участия в печально известном рейде на Дьепп. По-настоящему боевое крещение группа приняла 19 августа в районе Дьеппа. В тот день американцы впервые провели воздушные бои с самолетами люфтваффе и открыли победный счет

– лейтенант Сэм Юнкин из 309-й эскадрильи сбил Fw-190, еще один германский самолет сбил лейтенант Джон Уайт. Увы, счет был не в пользу янки – 31-я группа потеряла в воздушных боях четыре «Спитфайра». Всего над Дьеппом группа потеряла семь самолетов.

Над Ла-Маншем патрулирует американский ас Фрэнк Хилл

"Спитфайр" из состава 31-й истребительной труппы, участвовавшей в рейде на Дьепп

В кабине "пятерки" майор Хоррисон Тинт из 309-й эскадрильи 31-й группы

Капитан Дон Вильяме – доброволец четырех ВВС (финских, норвежских, британских, американских)!

Харрисон Тинт первую победу одержал на "Спитфайре", хотя прославился кок ос корейской войны

"Спитфайр" V Тrор из состава 52-й истребительной группы над Северной Африкой

Личный состав 52-я группы проходил переподготовку в Северной Ирландии до конца августа. В начале сентября пилоты 2-й и 4-й эскадрилий приступили к выполнению боевых заданий над Северной Францией, действуя с аэродромов Биггин-Хилл и Кенли.

По-настоящему развернуться над Европой летчики обеих групп не успели, так как было принято решение, в связи с подготовкой операции «Торч» (высадка в Африке), передать все истребительные группы 8-й воздушной армии в 12-ю армию. Взамен 8-я армия получала «Орлов» из RAF. Летчиков 31-й и 52-й групп вновь погрузили на транспорты и отправили в Гибралтар.

Здесь по «обратному ленд-лизу» американцы получили уже полетавшие в составе RAF «пятерки» в тропическом варианте, с фильтрами, которые съедали порядка 20 км/ч скорости. Нельзя сказать, что такая «новинка» сильно обрадовала американских пилотов.

Перед летчиками 31-й и 52-й групп поставили задачу прикрывать 8 ноября 1942 г. высадку десанта в Мерс- эль-Кебире. Кроме того, одной эскадрилье 52-й группы поручили сопровождать В-1 7 с командующим 12-й воздушной армией генералом Джеймсом Дуллитлом.

Уже в первый день операции «Торч» Дуллитл планировал прибыть на один из французских аэродромов в районе Орана.

Но операция началась не так, как предполагали штабы союзников. Господство в воздухе палубным британским и американским истребителям завоевать не удалось – в бой вступили французские истребители. Эскадрильям 31-й группы запланировали посадку на французском аэродроме Ла-Сенья под Ораном, но все летное поле оказалось изрыто воронками от бомб и снарядов.

Полковник Джон Хаукинс повел свои «Спитфайры» на соседний аэродром Тафарой. Здесь на полосе также наблюдались воронки, однако лететь куда-нибудь еще не предполагалось возможным из-за нехватки горючего.

"Спитфайры" взлетают с пустынного аэродрома

"Спитфайр" VC над Средиземным морем

"Спитфайр" V из состава 308-й эскадрильи в Тунисе. Март 1943 г.

«Спитфайры» пошли на посадку. В этот момент открыла огонь французская артиллерия. Пушкари попаданий не добились, но навалившаяся четверка «девуатинов» сбила один «Спитфайр». Завязался воздушный бой между еще не успевшими приземлиться пятью «Спитами» и французскими истребителями. По одному D.520 сбили майор Тинг, лейтенант Пэйн и 1-й лейтенант Кенорси, все – из 309-й эскадрильи. Позже Харрисон Тинг прославился в Корее, став одним из самых удачливых пилотов «Сейбра». Во время Корейской войны полковник Кинг командовал 4-м истребительным авиакрылом. На «Спитфайрах» Тинг одержал пять своих первых побед.

12 «Спитфайров» 2-й эскадрильи 52-й группы успешно отконвоировали самолет Дуллитла в Тафрой в условиях сильной облачности, правда, несколько пилотов потеряли ориентировку и сели где ни попадя. Позже все успешно перелетели на теперь уже бывшую французскую базу.

Днем 9 ноября активизировались сухопутные войска французов. В направлении Орана разведка союзников засекла движение колонны бронетехники Иностранного легиона. Немедленно для нанесения ударов по колонне были подняты три эскадрильи 31 -й группы и две из 52-й группы. Им пришлось работать в качестве штурмовиков. Авиация остановила продвижение легионеров и заставила замолчать французскую артиллерию в окрестностях аэродромов Тафарой и Ла-Сенья.

На следующий день «Спитфайры» опять штурмовали французские войска, а 11 числа Эйзенхауэр договорился с французами о прекращении огня в Морокко и Алжире. Однако вскоре ареной боевых действий стал Тунис, куда откатились остатки итальянских войск и германского корпуса «Африка».

Люфтваффе были связаны британскими ВВС на востоке Туниса и совершили всего несколько рейдов в район Орана.

Поначалу американцам не удавалось померяться силами с «экспертами» люфтваффе. Гитлер с маниакальным упорством пытался удержать кусок Африки. Как ответ на усиление группировки союзников в Африке, немцы также стали перебрасывать на этот театр военных действий подкрепления. В Тунис были направлены I и III./JG-53, в середине ноября обе группы приняли участие в боевых действиях. Затем прибыли II./JG-52 и вооруженная FW 190А II./JG-2.

Американские «Спитфайры» в ноябре-декабре часто летали с дополнительными топливными баками, а эскадрильи базировались на различных полевых площадках, постепенно смещаясь на восток Алжира. Летчики 309-й эскадрильи 31-й группы в январе прикрывали с воздуха историческую встречу Черчилля и Рузвельта в Касабланке.

Большую часть зимы стояла плохая погода, сильно затруднявшая действия авиации. Ожесточенная воздушная война развернулась лишь в районе порта Бон, через который планировалось осуществлять снабжение американских войск. Немцы отчаянно обороняли Бон, и здесь активно действовала авиация люфтваффе. В числе других истребителей союзников немцам здесь противостояли «Спитфайры» 2-й эскадрильи. В январе в район Бона перебросили еще и 4-ю эскадрилью.

"Пятерка" из 52-й группы, сбитая итальянцами 16 февраля 1943 г.

"Спитфайр" из 307-й эскадрильи, сбитый своими же во время высадки в Салерно

"Пятерки" из 52-й группы использовались в качестве пикировщиков для ударов с Сицилии по целям но Корсике

Первые в Северной Африке победы на счет 52-й группы записали капитаны Джеймс Коворд и Хорольд Уэр- рен, оба из 2-й эскадрильи, сбившие 30 ноября по одному Bf. 109. Далее победный счет группы стал неуклонно расти, хотя и не такими темпами, как, скажем, у эскадрилий ВВС РККА или германских штоффелей, хотя нередко приходится читать о накале воздушных боев над Африкой, дескать там было круче, чем на Восточном фронте.

Победы в воздушных боях – не самый объективный, но все же критерий. Судите сами: капитан Арнольд Уинсон из 2-й эскадрильи отличился 2, 3 и 4- го декабря, суммарный счет – 2,3 победы (одна победа одержана на троих); капитан Норманн МакДоналд в декабре сбил три германских самолета, второй лейтенант Джон дер Людов 25 декабря сбил один самолет противника; 2 января 1943 г. по одной победе одержали капитаны Джеймс Пик и Арнольд Винсон, первый лейтенант Джон Поуп. Все пилоты – из 2-й эскадрильи. То есть за месяц напряженных воздушных боев летчики эскадрильи сбили порядка десятка самолетов противника. Для сравнения: в боях над излучиной Дона и Кантемировкой летчики 5-го гвардейского ИАП с 16 декабря 1942 г. по 16 января 1943 г. сбили 45 самолетов противника. А ведь советский авиационный полк того периода фактически был близок по штату американской авиационной эскадрильи.

Справедливости ради стоит отметить, что американцы также умели хорошо воевать – командир 4-й эскадрильи майор Роберт Левин 8 января 1943 г. одержал сразу три победы в воздушном бою. И все же, не стоит равнять Алжир – Тунис и Сталинград.

Из-за плохой погоды 31-я группа смогла перелететь в Тунис лишь в феврале 1943 г. Зато группа стала базироваться в непосредственной близости от линии фронта. Основной задачей пилотов «спитфайров» стало эскортирование «аэрокобр», которые применялись для штурмовки наземных войск.

Первый боевой вылет пилоты группы выполнили 10 февраля 1943 г. Боевой счет в Тунисе был открыт 15 февраля, когда первый лейтенант Джерри Коллинзуорс из 307-й эскадрильи сбил Fw-190. Всего на «Спитах» Коллинзуорс одержал в воздушных боях шесть побед.

В тот же день по одной победе одержали Кенуорси, Тинг и Кэллендер. А 16 февраля германские войска перешли в наступление. Весь день на аэродроме слышался гул орудий. В 2 часа ночи 17 февраля командир 31-й группы полковник Фред Дин получил приказ об эвакуации. Наземный персонал покинул аэродром на грузовиках. Самолеты улетели с первыми лучами рассвета, но шесть неисправных «Спитфайров» пришлось уничтожить. Наступление германских войск было остановлено у Кассеринского прохода 18 февраля частями армии США.

Между тем война в воздухе не прекращалась. 22 февраля отличился капитан Фрэнк Хилл, сбивший Ju-87, первую победу Хилл одержал еще над Дьеппом 19 августа 1942 г. Всего Хилл сбил на «Спитфайрах» семь самолетов противника – лучший результат в 31-й группе.

Удачным днем для летчиков группы стало 21 марта – 4,5 победы, две из них одержал первый лейтенант Мау- риц Лангберг из 307-й эскадрильи. 23 марта 1943 г. стало черным днем для люфтваффе: погиб один из лучших летчиков-истребителей Рейха Йоахим Мюнхеберг. В бою со «Спитфайрами» ВВС США Мюнхеберг сбил свой 135 самолет, после чего его самолет столкнулся в лобовой атаке со «Спитом» капитана Теодора Суитлэнда. Погибли оба летчика.

3 апреля 1943 г. – «Big Day» 2-й эскадрильи 52-й группы: 12 сбитых самолетов противника, по большей части «лаптежников». По две победы в тот день одержали штаб-сержант Джеймс Батлер, капитан Джодж Уильяме, первый лейтенант Джером Симпсон и первый лейтенант Джон Поуп, а капитан МакДоналд сбил сразу три Ju-87. 9 апреля свою первую победу одержал первый лейтенант Фред Охр (фамилия его пишется иногда Ohr, иногда Oh) из 2-й эскадрильи, всего до конца войны он сбил шесть самолетов противника (один на «Спитфайре», остальные на «Мустанге») и стал единственным американским асом корейцем по национальности.

С апреля 1943 г. 31-я истребительная группа стало получать "девятки"

Командир 31-й группы подполковник Фрэнк Хилл после высадки но Сицилии

Учебная "пятерка" из состава 15-й разведэскодрильи в Тунисе

К апрелю львиная доля снабжения группировки стран оси в Тунисе осуществлялась по воздуху. Через Средиземноморье по воздуху перемещались буквально караваны транспортных Ju- 52/3m, встречались даже гигантские шестимоторные Ме-323.

Командование союзников решило перерезать воздушную тропу. С 5 апреля авиация союзников начала проводить операцию «Флэкс». У пилотов она получила известность как «killng spree» – убойная вечеринка.

5 апреля и 10 апреля истребители союзников сбили 48 германских самолетов, главным образом транспортных, 11 апреля – 31 самолет, 18 апреля – 76! Всего над Средиземноморьем в рамках операции «Флэкс» было сбито порядка 400 транспортных самолетов люфтваффе, плюс толика итальянских и германских истребителей эскорта. Увы, пилотам американских «Спитфай- ров» поучаствовать в «вечеринке» практически не довелось, хотя все основания для такого участия у них имелись. Но к этому времени в обеих группах полным ходом шла замена «пятерок» на «Спитфайры» Mk.VIII и Mk.lX, обладавших достаточной дальностью полета для охоты над морем. Летчиков, первыми из «сухопутных» американских истребителей появившимися над Африкой, лишили заслуженной, как они считали, охоты. И все же: 20 апреля 1943 г. из Северной Африки на Сицилию перелетели самолеты II./JG- 51, на маршруте Bf 109 перехватили «Спитфайры» и сбили два немецких истребителя. В этот же день в бою над линией фронта в Тунисе со «Спитфай- рами» ВВС США погиб гауптман Вольфганг Тонне, но прежде он записал на свой счет 121-ю и 122-ю победу (в Северной Африке Тонне сбил 21 самолет). То были последние победы американских «Спитфайров» в небе Африки. 13 мая бои в Северной Африке завершились.

С февраля по май летчики 31-й группы выполнили 5301 боевой вылет, сбили 51 самолет противника достоверно, повредили 58, еще 13 побед засчитаны как вероятные. Собственные потери группы за отчетный период составили 29 «Спитфайров».

В конце мая 52-ю группу передали в Береговое командование Средиземноморского ТВД, находившееся в ведении RAF. Американские «Спитфайры» вновь оказались в составе британских ВВС. Летчики выполняли рутинные полеты на эскортирование морских конвоев и патрулирование.

31-я группа приняла участия в боях за остров Пантеллирия, продолжавшихся с 14 мая по 11 июня 1943 г. 9 июня отличились пилоты 308-й эскадрильи, сбившие восемь самолетов противника. По две победы записали на свой счет в тот день капитан Томас Флеминг и первый лейтенант Вальтер Оверенд. 10 июня на счет 31-й группы было занесено 12 побед в воздушных боях. 30 июня группа перебазировалась на остров Гоцо, что лежит чуть севернее Мальты – началась подготовка к высадке на Сицилию.

От Гоцо до Сицилии по прямой всего 100 км. Эскадрильи с ходу включились в боевую работу. 11 июля летчиками 31-й группы было сбито семь вражеских самолетов. На вооружении группы состояли в тот период «Спитфайры» трех модификаций – Mk.V, Mk.VIII и Mk.lX, лишь 308-я эскадрилья в августе была полностью перевооружена «Спитфайрами» Mk.VIII, в том числе и высотными вариантами HF.Mk.VIII. Нередко одни и те же летчики летали в один день на самолетах разных моделей. Так, капитан Карл Плэйн из 309-й эскадрильи утром 11 июля на «пятерке» повредил Do.217, а днем сбил Fw-190 уже но «восьмерке». 8 августа первую из своих шести побед на «Спитфайре» Mk.VIII одержал второй лейтенант Ричард Хард из 308-й эскадрильи.

Пилоты в ожидании сигнала "на взлет"

Некоторые "Спитфайры" сохранялись в американских частях до конца войны, как эта "восьмерка" с укороченным крылом из 308-й эскадрильи

Лучший американский ас на "Спитфайрах" Сильван Фелд из состава 4-й эскадрильи, имевший 9 побед

Американские "пятерки" снятые с вооружения

Сражение за Сицилию длилось недолго, 2 августа 31-я группа уже базировалась в Термини, всего в десятке километров от «континентальной» Италии. Капитан Ройал Бейкер из 308-й эскадрильи на «восьмерке» 11 августа сбил Fw-190. Позже Бейкер одержит на «Спитфайрах» еще две победы, «половинку» на «Тандерболте» и 13 побед на «Сейбре» в Корее. В 1968 – 1969 г. полковник Бэйкер выполнил 140 боевых вылетов во Вьетнаме. Генерал- лейтенант Бэйкер завершил свою военную карьеру в 1975 г.

В течение месяца после 11 августа пилоты «Спитфайров» вообще не одерживали побед в воздушных боях. Затем – «размочили», но бои велись редко, а победы бывали эпизодическими и единичными. Лишь 7 декабря пять пилотов 309-й эскадрильи сбили шесть самолетов люфтваффе.

Активность авиации с обеих сторон возросло в ходе высадки десанта у Анцио. Над Анцио 28 января отличился лейтенант Фрэнк Хэбирл из 307-й эскадрильи, одержавший три победы в один день. 22 февраля два самолета противника сбил второй лейтенант Лейланд Моланд из 308-й эскадрильи, на «Спитах» Молланд сбил четыре самолета противника и еще шесть на «Мустангах». В середине марта 1944 г. 31-я группа получила взамен «Спитфайров» первые «Мустанги».

Группа в тот период базировалась в Кастель-Волтурно, Италия. Последний боевой вылет на «Спитфайрах» летчики 31-й группы выполнили 29 марта 1944 г., а 16 апреля 52 истребителя 31-й группы эскортировали «летающие крепости» в налете на Плоешти. Все 52 истребителя были «мустангами», «Спитфайры» остались в истории. В июле «мустанги» 31-й группы принимали участие в знаменитых челночных рейдах, совершая посадки в Пирятине на Украине .

На Сицилию в конце июля – начале августа 1943 г. перебросили и 52-ю группу, но она теперь занималась не воздушными боями, а ударами по наземным целям. «Спитфайры» показали себя хорошими пикирующими бомбардировщиками. С ноября группа базировалась на Корсике. Первый боевой вылет на бомбежку Италии был выполнен с Корсики 28 декабря. Полеты на бомбардировки продолжались вплоть до перевооружения группы «Мустангами». В воздушные бои летчики группы вступали теперь эпизодически. Один такой бой имел место 23 января 1944 г. «Спитфайры» с подвешенными бомбами на встречном курсе сошлись с двухмоторными бомбардировщиками люфтваффе. Бомбы со «Спитфайров» немедленно полетели в море, после чего истребители устремились в атаку. В коротком воздушном бою по два бомбардировщика сбили второй лейтенант Майк Инсинияс и первый лейтенант Джеймс Бикфорд из 2-й эскадрильи, еще два пилота «Спитфайров» одержали по одной победе. Так же как и 31-я группа, в марте 1944 г. 52- я группа получила на вооружение «Мустанги».

"Спитфайры" 31-й труппы "встречают" первые поступившие в группу "Мустанги". 10 марта 1944 г.

"Спитфайр" в составе американского флота

Официально на «Спитфайрах» летчики 52-й истребительной группы примерно за 18 месяцев одержали в воздушных боях 164,3 победы, летчики Sift истребительной группы – 192 победы.

Завершить рассказ об американских «Спитфайрах» стоит цитатой из статьи историка Пола Людвига, опубликованной в двух номерах журнала «International Air Power Review»: «Большинство историков ВВС США практически игнорируют использование «Спитфайров» в годы Второй мировой войны, не смотря на их интенсивное использование на протяжении большего периода войны и огромный вклад в войну на тех ТВД, где они использовались».

Лучшие асы «Спитфайров» USAAF на Средиземноморье

– первый лейтенант Сильван Фильд, 4-я эскадрилья – 9 побед (сбит на Р- 47D зенитками над Францией 13 августа 1944 г.);

– подполковник Фрэнк Хилл, командир 31-й истребительной группы – 7 побед;

– лейтенант Дж. Д. Коллинсуорт, 307-я эскадрилья – 6 побед (ранен над Сицилией, после ранения не воевал);

– майор Вирджил Филдз, командир 307-й эскадрильи (с октября 1943 г.) – 6 побед (погиб над Анцио 6 февраля 1944 г.);

– первый лейтенант Ричард Хард, 308-я эскадрилья – 6 побед;

– майор Харрисон Тинг, командир 309-й эскадрильи, позже – 31 – 5 побед.

«Спитфайры» в ВМС США

Силы вторжения в Нормандию поддерживал артиллерийским огнем американский флот. Для корректировки артогня использовались самолеты корабельного базирования. На линкорах и тяжелых крейсерах ВМС США были «прописаны» гидросамолеты Кертисс «Сигал» и Воут «Кингфишер», имевшие небольшие скорости полета и, как следствие, уязвимые от атак истребителей противника. В преддверии высадки в Нормандии было решено заменить штатные корректировщики на тяжелых кораблях ВМС США, привлекаемых к участию в операции, чем-нибудь более скоростным и маневренным, например – «Спитфайрами». Самолеты временно «списали» на берег, а их экипажи начали переучиваться на «Спитфайры» Mk.V.

Специально для переучивания сформировали эскадрилью VCS-7, которая дислоцировалась на авиабазе RAF в Миддл-Уаллоп. В день «Д» летчики VCS- 7 выполняли боевые задания парами, всего они произвели 34 боевых вылета. Один «Спитфайр» был сбит, но летчик спасся. Полеты на корректировку артогня выполнялись с береговых аэродромов в течение четырех дней, 26 июня эскадрилью расформировали. Летчики вернулись к своим гидросамолетам и на свои корабли.

(Продолжение следует)

А. Пашков

Из истории собственных наименований воздушных судов России Часть II. (1918- конец 1920 гг.)

Политический кризис в стране и последовавшая за ним длительная братоубийственная Гражданская война наложили свой отпечаток на художественное оформление боевых машин авиационных отрядов противоборствующих сторон. Несмотря на определенную аполитичность красных авиаторов (в этот период на самолетах больше превалировала различного рода эмблематика), отдельные аппараты порой превращались в настоящие летающие агитационные плакаты. В Красной армии можно было встретить самолеты, украшенными надписями, например, «Красные орлы всех стран слетайтесь» или «Первомайский труд». В то же время в белой авиации такими художествами практически не пользовались. Были лишь единичные случаи, когда авиаторы помещали на фюзеляжах своих самолетов женские имена. Так, на Северном фронте морской летчик лейтенант Яко- вицкий летал с надписью «Nelli». Позднее этот самолет стал трофеем красных частей.

С окончанием Гражданской войны агитационная направленность в ВВС РРКА не потеряла своей актуальности, а лишь видоизменилась и стала отражать насущные проблемы текущего дня. Для пропаганды физической культуры в стране, например, на одном из самолетов типа «У-1» был помещен большой плакат с воззванием: «Физическая культура пролетариата – средство оздоровления и воспитания бойцов за интересы своего …» [на представленной фотографии самолета окончание текста отсутствует]. Как видно руководство Военно-воздушных сил уделяло большое внимание вопросам физической подготовки советских летчиков, прибегая порой к такой необычной агитации.

Как и в годы Первой мировой войны отдельные красные летчики размещали на фюзеляжах боевых машинах индивидуальные лозунги. На этом фоне особо выделялся известный авиатор И.У. Павлов 1*, удостоенный за годы Гражданской войны трех орденов Красного Знамени. Выражая свою преданность партии большевиков, он поместил на своем самолете надпись: «За В.К.П.(б)». Ранее борт его машины украшал эмблема иной направленности, представленная в виде мертвой головы с лезвием кинжала в зубах, изображение которой дополняли грозные слова: «Гибель побежденным».

Самолет-плакат «Красный победитель»

Самолет-плакат У-1

Самолет «Бристоль Ф. 2Б» с мертвой головой И. У. Павлова. 1918 г.

Самолет И.У. Павлова «Фоккер Д.ХШ» с надписью «За В.К.П./б)»

В годы войны И.У. Павлову пришлось летать также на самолете, прежний хозяин которого назвал его «Vieux ami» (фр. яз., «Старый друг»). Именно эта надпись спасла красному летчику жизнь, когда он оказался в стане противника.

При неудачном обстреле бронепоезда белых самолет И.У. Павлова был подбит. При посадке возле железнодорожной линии его обнаружил белоказачий разъезд. Выдав себя за белого летчика, совершавшего полет на трофейном красном самолете, он сумел убедить казаков в достоверности своих слов. Доверчивые казаки помогли И.У. Павлову завести мотор. Когда самолет взлетел, красный летчик обстрелял своих спасителей из пулемета…2*

В 1920-е гг. началось бурное развитие советского авиастроения. Стали появляться летательные аппараты с различными экзотическими названиями типа: «Конек-Горбунок» (конструкции Василия Хиони, 1923 г.), «Буревестник» С-4 (конструкции Вячеслава Невдачина, 1927 г.), «Три друга» (конструкции С.Н. Горелова, А.А. Семенова и Л.И. Сутугина, 1926 г.) и др.

Так, самолет «Конек-Горбунок» являясь представителем легких бипланов, развивал в полете скорость до 120 км/час и достигал высоты 3200 м. Хорошая устойчивость в воздухе и маневренные характеристики дали возможность использовать его в народном хозяйстве. Всего было построено 30 аппаратов такого типа, которые открыли в СССР эру сельскохозяйственной авиации.

Параллельно с авиацией шло активное развитие советского планеризма. Большую помощь любителям планерного спорта оказывало руководство Главоздухофлота, принявшее решение в ноябре 1921 г. создать при научной редакции журнала «Вестник Воздушного Флота» специальный кружок планеристов, получивший название «Парящий полет». Благодаря огромному интересу к это-1 му виду спорта в ближайшие годы в стране появились безмоторные летательные аппараты с разнообразными названиями и оригинальными конструкциями.

В 1923 г. в стенах завода «Авиаработник» воздухоплаватель Н.Д. Анощенко сконструировал свой балансирный планер «Макака». В его постройке принял участие 17-летний А. Яковлев 3* , в будущем выдающийся советский авиаконструктор. Двумя года позднее слушатели Академии Воздушного флота B.C. Вахмистров и М.К. Тихонравов создают одноместный рекордный планер со звучным названием «Змей Горыныч». К сожалению, его первый же полет закончился катастрофой. Пилотирующий планер летчик А.А. Жабров получил тяжелую травму позвоночника.

Нашло свое развитие и тенденция увековечения имен известных в стране людей на фюзеляжах воздушных судов. Среди первых в советское время такой чести удостоился пионер отечественной авиации и планеризма Б.И. Россинский 4* . Так, уже в 1921 г. на крыльях самолета типа «Моран G» появилась надпись: «Дедушка Россинский». Это название («дедушка»5* ), по словам самого авиатора, он получил лично от самого В.И. Ленина, присутствовавшего 1 мая 1918 г. на первом в Советской России воздушном празднике, проходившем на Ходынке. Завороженный полетами Б. Российского, председатель Совета Народных Комиссаров по достоинству оценил высокое пилотажное мастерство летчика и наделил последнего «почетным титулом». Позднее с аналогичной надписью в конце 1920-х гг. летал самолет типа «АНТ- 3». Таким образом, Б. Россинский оказался одним из первых в отечественной практике летчиком, удостоившийся права еще при жизни такой высокой чести. Но в начале 1920-х гг. это было исключением из правил. В целом руководство ВВС РККА стремилось придерживаться принципа – посвящать названия самолетов уже ушедшим из жизни авиаторам или представителям других родов войск. Так, в составе военной авиации появился именной самолет-разведчик типа «Р-1» «Красногвардеец Иван Дубовой», а ряд планеров были названы в честь своих конструкторов: «Морлет Клементьев» (АВФ-11), «Красвоенлет Денисов» (АВФ-9), трагически погибших в авиационных катастрофах.

Самолет «Конек-Горбунок». 1923 г.

Планер «Макака», конструкции Н.Д. Анощенко. 1923 г.

Планер «Змей Горыныч» в полете. 1925 т.

Самолет Р-1 «Красногвардеец Иван Дубовой». 1926 г

«Дедушка Россинский». «Моран G». 1921 г.

В октябре 1927 г. начальник ВВС Московского военного округа И.У. Павлов обратился с ходатайством перед руководством ВВС РККА о присвоении двум самолетам 8-й разведывательной авиаэскадрильи «Красная Москва» имен авиаторов 1-й советской истребительной авиагруппы (А.И. Ефимова 6* и Г.С. Сапожникова 7* ), погибших в годы Гражданской войны.

Начальник ВВС РККА П.И. Баранов 8* поддержал эту инициативу и в свою очередь рапортом доложил по существу вопроса заместителю председателя Реввоенсовета СССР И.С. Уншлихту 9* .

Рапорт заместителю председателя РВС СССР от 7.12.1927 г.

«О присвоении двум самолетам частей ВВС Московского военного округа наименований: «имени военлета Ефимова и имени военлета Сапожникова»10*

1-я Советская Истребительная Группа т. Павлова в течение самых тяжелых боевых дней 8-й и 13-й Армий в 1919-1920 гг. потеряла двух своих лучших летчиков т.т. Ефимова и Сапожникова, которые своей беззаветной храбростью и преданностью делу Рабоче-Крастьянского Государства вписали лучшие страницы в историю Советской Авиации. За дело рабочих и крестьян т.т. Ефимов и Сапожников в тяжелые дни отдали все, вплоть до собственной жизни. Желая сохранить память об этих бойцах дней Гражданской войны в сердцах теперешнего состава ВВС РККА, ходатайствую о разрешении именовать два самолета 8-й разведывательной Авио-эскадрильи «Красная Москва» именами доблестно погибших товарищей.

Начальник ВВС РККА /Баранов/

Согласившись с доводами руководства ВВС, И.С. Уншлихт отдал соответствующее распоряжение начальнику управления устройства и службы войск Главного управления РККА об оформлении порядка присвоения имен геройски погибших летчиков конкретным самолетам разведывательной авиации в специальном приказании РВС СССР 11* . Позднее именные самолеты были включены в состав авиационной эскадрильи «Красная Москва».

Тем временем в ВВС установилась практика с присвоением почетного наименования авиационному подразделению помещать его на борту самолетов, входивших в состав указанного авиаформирования. Например, так поступили летчики отдельного авиационного отряда по испытанию морских самолетов НИИ ВВС РККА, разместив на своих машинах имя погибшего товарища М.А. Коровкина.

ПРИКАЗ

РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

№119

25 июля 1931 г. г. Москва

О присвоении отдельному авиационному отряду по испытанию морских самолетов Научно-испытательного института ВВС РККА наименования: «Отдельный авиационный отряд по испытанию морских самолетов инженер- летчика Коровкина»

Для увековечения памяти военного инженера-механика воздушного флота военно-морского летчика Коровкина Митрофана Андреевича, погибшего при выполнении специального служебного задания, присвоить отдельному авиационному отряду по испытанию морских самолетов Научно-испытатель- ного института ВВС РККА наименование:

«Отдельный авиационный отряд по испытанию морских самолетов имени инженера-летчика Коровкина».

Заместитель Народного Комиссара по Военным и Морским Делам Председателя РВС СССР

Тухачевский 13*

С окончанием Гражданской войны в СССР особое внимание было обращено строительству Воздушного Флота, который, по мнению военно-поли- тического руководства страны, играл важную роль в деле укрепления обороноспособности Советского государства. Для привлечения внимания советских людей, особенно молодежи, к проблемам развития авиации в марте 1923 г. были учреждены Общество друзей Воздушного Флота (ОДВФ) и Российское общество добровольного Воздушного Флота (Добролет). С их участием широко проводились различные агитационные мероприятия, включая Недели Воздушного Флота. Так, по призыву ОДВФ и Добролета только за десять месяцев 1923 г. было собрано 3 млн. рублей золотом для строительства самолетов, аэродромов, авиационных заводов. Свой посильный вклад внесла и семья Ульяновых. Только на строительство самолета «Правда» В. И. Ленин и Н.К. Крупская лично внесли 60 золотых рублей.

Не отставали от общественных организаций воинские части и учебные заведения Красной армии. Так, силами курсантов и преподавателей Серпуховской школы воздушной стрельбы и бомбометания была развернута широкая агитационная работа на предприятиях города в поддержку усиления Воздушного Флота. Это позволило за короткий срок собрать средства на постройку самолета «Серпуховской рабочий», позднее поступившего на вооружение ВВС РККА.

Зимой 1924 г. было завершено формирование отдельного разведывательного отряда «Ультиматум» (командир – B.C. Рутковский 14* ). Учитывая просьбу трудящихся, внесших деньги на строительство девяти самолетов, на каждой боевой машине был изображен своеобразный опознавательный знак в виде мощной рабочей руки, сжатой в кулак. Отряд вошел в состав ВВС Московского военного округа.

После кончины первого руководителя Советского государства Реввоенсовет СССР издал специальный приказ (№367 от 9 марта 1924 г.), в котором для увековечения памяти В.И. Ленина одному из лучших подразделений ВВС присваивалось его имя.

ПРИКАЗ

РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК 15*

№367

9 марта 1924 г. г. Москва

О присвоении 1 разведывательной авиационной эскадрилье имени Владимира Ильича Ленина

Первой разведывательной авиационной эскадрилье присвоить наименование «имени Владимира Ильича Ленина», почему эту эскадрилью впредь именовать:

«Первой разведывательной авиационной эскадрильей имени Владимира Ильича Ленина».

Заместитель Председателя Революционного Военного Совета

Э. Склянский 16*

С целью перевооружения эскадрильи на новую авиационную технику по всей стране начался сбор денег на ее строительство. В сжатые сроки были построены первые 19 самолетов, которые уже 1 июня 1924 г. делегаты XIII

съезда партии вручали летчикам эскадрильи на Центральном аэродроме (Ходынка, г. Москва). Каждый аппарат имел свое название, по которым можно было сделать вывод, что обеспечение авиационной техникой эскадрильи имени В.И. Ленина являлось общенародной заботой.

Наименования самолетов, поступивших на вооружение 1-й разведывательной авиационной эскадрильи:

«Земляк Ильича»

«Самарец – Ильичу»

«Комсомолец Сибири»

«Нижегородский рабочий»

«Московский коммунальник»

«Дзержинский» «Грозный»

«Красный северокавказец»

«Каратерин»

«Имени тов. Семашко» [от Нар- комздрава]

«Красный Воронеж – Ильичу»

«Сибирский рабочий»

«Красная сибирячка»

«Красный сормович»

«Продработник»

«Красное Черноморье»

«Донской рабочий»

«Красный владимировец»

«Кизлы Бухара»

По этому поводу в те дни газета «Правда» писала: «Отныне в составе Воздушного Флота имеется авиационный памятник великому вождю и учителю рабочих и крестьян в их борьбе с помещиками и капиталистами – Владимиру Ильичу Ленину».

В связи с тем, что в ходе проведенного сбора средств на самолеты для 1-й эскадрильи боевых машин было построено больше, чем предусмотрено ее штатом, принимается решение по созданию второй ленинской эскадрильи. Такой чести удостоилась 1-я Советская истребительная эскадрилья (г. Ленинград), на вооружение которой поступило 18 новых самолетов. Одновременно еще 6 самолетов, построенные на народные деньги, были включены в состав авиационного отряда «Ильич» (г. Харьков).

В марте 1925 г. 6-й отдельный разведывательный авиаотряд переименовывается в авиационный отряд «Красная Москва» .

ПРИКАЗ

РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК 17*

№288

14 марта 1925 г. г. Москва

О присвоении 6 отд. разведывательному авиаотряду наименования:

6-й отд. разведывательный авиаотряд «Красная Москва»

6 отдельному разведывательному авиаотряду присвоить наименование «Красная Москва» и впредь этот авиаотряд именовать:

«6 отдельный разведывательный авиаотряд Красная Москва»

Заместитель

Председателя РВС Уншлихт

На вооружение отдельного авиаотряда поступили именные самолеты:

«Красные Сокольники»,

«Л. Б. Красин»,

«Наркомвоенмор» (в память о М.В. Фрунзе 18* ),

«Товарищ Нетте», позднее – «Георгий Сапожников» и

«Александр Ефимов».

ПРИКАЗ

РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК 19*

№698

26 июня 1925 г. г. Москва

О присвоении 3 отдельной разведывательной авиационной эскадрилье наименования: «3 отдельная разведывательная имени т. Фрунзе авиационная эскадрилья»

3 отдельной разведывательной авиационной эскадрилье присваивается наименование «имени т. Фрунзе» и впредь эту эскадрилью именовать:

«3 отдельная разведывательная имени т. Фрунзе авиационная эскадрилья».

Врид заместителя Председателя Реввоенсовета СССР

А. Бубнов 20* .

Часть экипажей эскадрильи «Красная Москва» в том же году приняли участие в боевых действиях в Туркестане.

В 1920 гг. получила свое развитие шефская работа, которая не обошла стороной и Военно-воздушные силы. Многие трудовые коллективы взяли шефство над авиационными частями, оказывая им всемерную поддержку, в том числе и поставкой новой военной техники. Так, представители железнодорожного и водного транспорта Московского узла к началу работы III-го съезда Советов СССР (17 мая 1925 г.) подарили своей подшефной 2-й истребительной эскадрильи 11 самолетов, построенных на собранные ими средства. Вскоре приказом Реввоенсовета СССР № 719 от 3 июля 1925 г. эскадрилье было присвоено имя Ф.Э. Дзержинского 21*, являвшегося в то время народным комиссаром путей сообщения.

Именной самолет Юнкерс Ju – 21

Р-1 эскадрильи "Наш ответ Чемберлену". 1927 г.

Планер "Морлет Клементьев"

Самолет Р-1 «Красный Воронеж – Ильичу». 1924 г.

Сомолет-розведчик Р-3 (AHT-3) «Пролетарий». 1925 г.

ПРИКАЗ

РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК 22* №719

3 июля 1925 г. г. Москва

О присвоении 2 отдельной истребительной авиационной эскадрилье наименования: «2 отдельная истребительная имени т. Дзержинского авиационная эскадрилья»

2 отдельной истребительной авиационной эскадрилье присвоить наименование «имени т. Дзержинского» и впредь эту эскадрилью именовать:

«2 отдельная истребительная имени т. Дзержинского авиационная эскадрилья».

За Председателя Реввоенсовета СССР

А. Бубнов

9 июля 1929 г. Реввоенсовет СССР своим приказом №179 официально закрепил за 18-м авиационным отрядом ВВС РККА почетное наименование: «18 авиаотряд Коммунальный работник». Такого чести авиаотряд был удостоен благодаря шефству над ним со стороны ЦК Союза работников коммунального хозяйства, построивший и передавший в состав оного отряда именной самолет «Коммунальный работник» 23* .

Подписание между СССР и Германией Рапалльского договора создало правовую основу для экономического сотрудничества, в том числе и в области авиационной промышленности. Немецкая сторона предложила выделить значительные средства на развитие самолетостроения (включая и моторостроение) в Советском Союзе с условием временного использования ряда советских авиазаводов в интересах Рейхсвера. Несмотря на то, что это предложение практически нарушало запрет Версальского пакта (1919 г.), ограничившего деятельность военно-промышленного комплекса Германии, руководство СССР с ним согласилось. В соответствии с подписанным 26 ноября 1922 г. между немецкой фирмой «Юнкерс» и советским правительством договора №1, «Юнкерсу» предоставлялось право на производство в СССР самолетов и моторов, в т.ч. и для частей Красной армии'' 24*.

В середине 1920-х гг. на вооружение советских авиачастей стали поступать немецкие самолеты типа «Юнкерс» различной модификации: «Ju 20» (разведчики), «Ju 21», «Ju 21с» (истребители), «Юг-1» (бомбардировщики) и т.д. По установившейся в то время традиции многие из них вскоре стали именными. Некоторые «юнкерсы» приняли участие в организованных по инициативе специально созданной Комиссии по большим советским перелетам во главе с начальником штаба РККА С.С. Каменевым 25* сверхдальних перелетах на Дальний Восток. Идея такого евроазиатского «воздушного моста» возникла еще накануне Первой мировой войной с целью сблизить Европу и Азию по средствам воздушных сообщений. Предусматривалось осуществить перелет из г. Пекина в г. Париж по маршруту: Пекин – Урга – Иркутск – Омск – Казань – Москва – Варшава – Вена – Триест – Генуя – Авиньон – Дижон – Париж, с остановками в указанных городах. Старт планировался на 1 сентября 1912 г. с пекинского аэродрома и завершиться 1 ноября того же года в столице Франции. За это время участники перелета должны были преодолеть расстояние в 13 тыс. км 26* .

Первый перелет на Дальний Восток состоялся 10 июня 1925 г., в котором приняла участие группа самолетов разнотипных конструкций: «Р-1» (летчик М.М. Громов, Е.В. Родзевич), «Р-1» (летчик М.А. Волковойнов, бортмеханик В.П. Кузнецов), «Р- 2» (летчик А.Н. Екатов, бортмеханик Ф.П. Маликов), «Ю-13» «Правда» (летчик И.К. Поляков, бортмеханик В.В. Осипов), «АК-1» «Латышский стрелок» (летчик А.И. Томашевский, бортмеханик В.П. Камышев). За 52 летных часа был пройден маршрут длиной в 6476 км Москва – Пекин. Позднее два экипажа «Р-1» из г. Пекина взяли курс на г. Токио и 2 сентября 1925 г. успешно совершили посадку в столице Японии. Таким образом, впервые в истории мировой авиации Японское море было преодолено сухопутными типами самолетами. За этот подвиг все летчики и механики, участники перелета, были награждены орденами Красного Знамени, а пилоты также удостоились почетного звания «Заслуженный летчик» 27* .

Тем не менее, среди советских летчиков немецкие машины не пользовались особой популярностью. В определенной степени это соответствовало намерениям советского руководства ускорить переход на производство отечественной авиационной техники. В стране была развернута широкая агитация – оснащать ВВС РККА только советским вооружением. Для этой цели была привлечена широкая общественность с ее коммунистическим задором.

Именной самолет Ю-13 «Сибревком»

Самолет Р-1 «Безбожник»

Именной самолет общества ДОБРОЛЕТ «Ц.О. ВКП(б) «Правда». 1923 г.

Самолет германского производства «Фоккер» F.III RR1 "'Латышский стрелок", участвовавший в перелете по маршруту Москва – Пекин. 1925 г.

Так, вокруг сформированного в конце мая 1925 г. 3-й корпусного авиаотряда (г. Ивано- ве-Вознесенск), самолетный парк которого состоял исключительно из немецких машин «Ju 21», уже в следующем году развернулось движение о полном перевооружении его советскими самолетами.

Ивановская областная газета «Рабочий край» в те дни писала: « Члены Союза работников просвещения, объединенные Мышкинским сельским комитетом №1, отдают на постройку самолетов свой однодневный заработок из февральской зарплаты». Этот почин поддержали многие предприятия и учреждения области, а также другие города страны, вносившие свой посильный вклад в строительство самолетов.

Через год в авиаотряд стала поступать новые боевые машины, построенные на народные средства. При этом наименования на бортах самолетов говорили сами за себя: «Ивановский медработник», «Громовой», «Арсений», «Химик» (последние три самолета типа «Р-1» носили названия в память ивановских большевиков-подпольщиков), «За ленинизм!», «Дзержинец», «Ивановская ткачиха», «Ивановский текстильщик» и др.

Спустя некоторое время на стоянках отряда появились машины, на бортах которых было выведено: «Реввоенсовет СССР присвоил 3-му отдельному авиаотряду наименование лИмени Иваново-Вознесенских рабочих».

Похожая тенденция происходила и г. Москве, где 20-му авиационному отряду летом 1927 г. состоялась торжественная передача самолетов «Московский строитель» и «Московский металлист», построенных на собранные средства трудящихся столицы.

В дни празднования 10-й годовщины Октябрьской революции представители Осоавиахима и ВЦСПС преподнесли ВВС РККА хороший подарок – самолеты, построенные на средства фонда потребительских коопераций под девизом «Наш ответ Чемберлену». Выбранный девиз явился отражением политической обстановки, сложившейся в связи с разрывом по инициативе министра иностранных дел Великобритании О. Чемберлена дипломатических отношений с Советским Союзом. Среди первых такое название получил самолет АНТ-3, выполнявший перелет по маршруту Москва – Токио.

Позднее специальным приказом Реввоенсовета СССР именные самолеты были сосредоточены в 1 1 -й авиационной бригаде.

ПРИКАЗ

РЕВОЛЮЦИОННОГО ВОЕННОГО СОВЕТА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК 28*

№ 144

7 июня 1929 г. г. Москва

О присвоении 11 авиационной бригаде наименования: «11 авиабригада Потребкооперация».

В связи с сосредоточением в 11 авиационной бригаде всех военных самолетов, построенных на средство фонда потребительских коопераций «Наш ответ Чемберлену», присвоить означенной бригаде наименование:

«11 авиабригада Потребкооперация».

Народный Комиссар по Военным и Морским Делам и Председатель РВС СССР

Ворошилов

Не оставались в стороне и различные общественные организации. Так, в июне 1929 г. на аэродроме имени М.В. Фрунзе в торжественной обстановке представителям Военно-воздушных сил были вручены два самолета: «Безбожник» (Р-1) и «Кооперированный кустарь» от Союза обществ безбожников (атеистов) и от ячейки Осоавиахима Всекопромсоюза.

В то же время советские планеристы продолжали удивлять и поражать своими новыми разработками. В 1928 г. на суд многочисленным любителям безмоторной авиации были представлены одноместный планер рекордного типа «Буян» (конструкции А.Н. Шарапова и В.Н. Верзилова) и двухместный тренировочный планер «Кудеяр» (конструкции А.Н. Шарапова), построенные в г. Симферополе.

Следующее десятилетие стало по истине временем активного развития советской авиации и новых мировых рекордов в освоении воздушного пространства, выведя СССР в разряд мировых авиационных держав.

(Продолжение следует)

Планеры «Буян» и «Кудеяр». 1928 г.

ССЫЛКИ И СНОСКИ:

1* Павлов Иван Ульянович [26.11.1891 (по другим данным – 1893) – 11.4.1936] – советский военачальник. Окончил Высшие академические курсы. На военной службе с 1914 г. Проходил службу в составе 1 -й боевой авиационной группы (1917). В 1918 г. создал 1-ю советскую боевую авиационную группу. После войны заместитель инспектора, главный инспектор ВВС РККА. В 1924-1930 гг. начальник ВВС МВО.

2* Д.В. Митюрин. Красный «Авиадарм»./ Мир Авионики, 2003. №2. – С.65.

3* Яковлев Александр Сергеевич [19.3(1.4). 1906 – 1989] – советский авиаконструктор, дважды Герой Социалистического труда (1940, 1957), генерал-полковник-инженер (1946), академик Академии наук СССР (1976). В Красной армии с 1924 года. С 1927 г. слушатель Военно-воэдуш- ной инженерной академии им. Н.Е. Жуковского. В 1931 г. инженер на авиационном заводе, где сформировал КБ легкой авиации. С 1935 г. главный, а в 1956-1984 гг. – генеральный конструктор. В 1940-1946 гг. одновременно заместитель наркома авиационной промышленности. Под его руководством созданы более 100 типов серийных самолетов и их модификаций.

4* Россинский Борис Илиодорович [1884- 1977] – первый московский авиатор и один из первых российских авиалланеристов.

5* В этот период Б.И. Российскому было всего 34 года.

6* Ефимов Александр Иванович [? 28.06.1919] – красный военный летчик. В годы Гражданской войны воевол в составе 1 -й советской истребительной авиагруппы. Потерпел аварию при посадке в темное время суток (1919).

7* Сапожников Георгий Степанович [?- 6.09.192<у – красный военный летчик-ас. Окончил Самарское реальное училище, Севастопольскую школу летчиков (1915). 8 Военном Воздушном Флоте с 1914 г. В годы 1-й мировой войны участвовал в 37 воздушных боях, сбил 2 самолета противника. Проходил службу в составе 16-го корпусного авиаотряда (1915-1916), затем – 9-го авиаотряда (1916-1918). В годы Гражданской войны воевал в составе 1 -й советской истребительной авиагруппы. Один из самых результативных военных летчиков Красного Воздушного Флота. Трагически погиб при взлете самолето с аэродрома (1920).

8* Баранов Петр Ионович [ 10(22) 09.1892 – 5.9.1933] – советский военачальник. На военной службе с 1915 г. Окончил Черня- евские общеобразовательные курсы в Пе тербурге. За антиправительственную агитацию среди солдат осужден в 1916г. военно-полевым судом на 8 лет каторги. Освобожден в ходе Февральской революции (1917). В декабре 1917 г. становится председателем революционного комитета Румынского фронта. В апреле 1918 г. командующий Донецкой армией. В период 1919 – 1920 гг. проходил службу в должностях: члена РВС 8-й армии, Южной группы армий Восточного фронта, Туркестанского фронта, 1 – й и 14-й армий. Принимал непосредственное участие в подавлении Кронштадтского восста- н и я (1921). В 1921 – 1922 гг. – член РВС Туркестанского фронта и исполняющий обязанности командующего войсками Ферганской области, в 1923 г. начальник и комиссар броневых сил РККА.

С августа 1923 г. помощник начальника Главного управления Воздушного Флота по политчасти, с октября 1924 г, заместитель начальника, а с марта 1925 г. начальник ВВС РККА. При его активном участии осуществлялась перестройка ВВС в соответствии с военной реформой 1924-1925 гг., реализованы решения о мобилизации в ВВС командных кадров из других видов войск. В январе 1932 г. заместитель наркома тяжелой промышленности и начальник Главного управления авиационной промышленности. Погиб в авиационной катастрофе (1933).

9* Уншлихт Иосиф Станиславович [19(31).12.1879 – 29.07.1937] – советский государственный, партийный и военный деятель. С 1900 г. начол революционную деятельность. В Октябрьские дни 1917 г. член Петроградского ВРК. После Октябрьской революции член коллегии НКВД. В 1919 г. нарком по военным делам Литовско-Белорусской ССР. В апреле – декабре 1919 г. член Военного совета 16-й армии (до 9.6.1919 г. – Белорусско-литовская армия), с декабря 1919 по апрель 1921 г. – Западного фронта. В 1921 – 1923 гг. заместитель председателя ВЧК (ГПУ). В 1923 – 1925 гг. член РВС СССР и начальник снабжения РККА. В 1925 – 1930 гг. – заместитель председателя РВС СССР и зам. наркомвоенмора, одновременно с 1927 г. зам. председателя Осоавиахима СССР.

В 1930 – 1933 гг. зам. председателя ВСНХ, в 1933 – 1935 гг. начальник Главного управления Гражданского воздушного флота. Репрессирован в 1937 г.

10* РГВА. Ф.29, on.7, д.277, л.З.

11* Там же. Л.4.

12* Сборник приказов РВСР, РВС СССР и НКО о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР. 4.1. 1918 – 1937 гг. – М„ 1967. – С.296.

13* Тухачевский Михаил Николаевич [4(16).2.1893 – 11.6.1937] – советский военачальник, Маршал Советского Союза (1935). Окончил Александровское военное училище (1914), принимал активное участие в 1-й мировой войне. В период 1915 – 1917 гг. находился в плену. В годы Гражданской войны: представитель Военного отдела ВЦИК, комиссар обороны Московского района, командующий 1-й армией Восточного фронта, помощник командующего Южным фронтом, командующий армией Южного фронта, командующий Кавказским, затем Западным фронтами. Руководил операцией по подавлению Кронштадтского и Тамбовского восстаний в 1921 г. С 1921 г. возглавлял Военную академию РККА, с июля 1924 г. – заместитель начальника Штаба РККА, ноября 1925 г. по май 1928 г. – начальник Штаба РККА, принимал активное участие в проведении военной реформы 1924 – 1925 гг. С мая 1928 г. командовал войсками Ленинградского военного округа. С 1931 г. заместитель наркомвоенмора и председателя Реввоенсовета СССР, начальник вооружений РККА, с 1934 г. – заместитель наркома обороны, с 1936 г. заместитель наркома обороны и начальник управления боевой подготовки. В 1937 г. командующий войсками Приволжского военного округа. В этом же году по ложному обвинению был незаконно репрессирован. Реабилитирован (посмертно) в 1956 г.

Именные самолеты Гражданской войны

14* Рутковский В. С. [?-?]- российский и советский военачальник. В годы 1-й мировой войны в составе ВВФ действующей армии, подполковник (1917). Последовательно занимал должности: летчика 8-го корпусного авиаотряда, командира 18-го авиационного отряда, командира 10-го авиадивизиона. Начальник ВВС Московского военного округа (1918 – 1919). В 1924 г. командир отдельного разведывательного отряда «Ультиматум».

15* Сборник приказов РВСР, РВС СССР и НКО о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР. 4.1. 1918 – 1937 гг. – М„ 1967. – С. 172.

16* Склянский Ефраим Маркович [1892 – 1925] – советский государственный и военный деятель. Участник 1-й мировой войны. В Красной армии с 1918 г. Член Петроградского РВК, комиссар Главного штаба и Ставки ВГ. Член коллегии и заместитель наркомвоенмора, член Высшего военного совета. Заместитель Председателя РВС Республики (1918 – 1924), член Совета Труда и Обороны (1920 – 1921). С 1924 г. работал в ВСНХ. Погиб в заграничной служебной командировке (1925).

Позднее преобразован в авиаэскадрилью с одноименным названием.

17* Сборник приказов РВСР, РВС СССР и НКО о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР. 4.1. 1918 – 1937 гг. – М„ 1967. – С.212.

18* Фрунзе Михаил Васильевич [21.1 (2.2). 1885 – 31.10.1925] – советский государственный и военный деятель, военный теоретик. На военной службе с 1916 г. С 1904 г. учился в Петербургском политехническом университете, отчислен за революционную деятельность. С 1905 по 1917 гг. профессиональный революционер, неоднократно подвергался арестам и ссылкам. В 1917 г. начальник народной милиции Минска, член комитета Западного фронта, член исполкома Минского Совета. Во время Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде председатель ВРК г. Шуи. Весной- летом 1918 г. одновременно начальник комиссариата Иваново-Вознесенской губернии, затем военком Ярославского военного округа. С января 1919 г. командующий 4-й армией, в мое – июне – Туркестанской армией, с июля – войсками Восточного, а с августа – Туркестанского фронтов. В сентябре 1920 г. командующий войсками Южного фронта. В 1922 – 1924 гг. уполномоченный РВС Республики на Украине, командующий ВС Украины и Крыма (1920 – 1922), одновременно в ноябре 1921 г. – январе 1922 г. возглавлял украинскую дипломатическую делегоцию в Турцию при заключении договора о дружбе между ними. С февраля 1922 г. заместитель председателя СНК и заместитель председателя экономического совета Украины. С марта 1924 г. заместитель председателя РВС СССР и наркома по военным и морским делам, с апреля одновременно начальник Штаба РККА и начальник Военной академии РККА. С января 1925 г. председатель РВС СССР и нарком по военным и морским делам, с февраля также член Совета Труда и Обороны СССР.

19* Сборник приказов РВСР, РВС СССР и НКО о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР. 4.1. 1918 – 1937 гг. – М„ 1967. – С.226.

20* Бубнов Андрей Сергеевич [22.3(3.4). 1884 – 1.8.1938] – советский государственный и военный деятель, армейский комиссар 1-го ранга (1924). На военной службе в 1918 – 1929 гг. Учился в Московском сельскохозяйственном институте, исключен за революционную деятельность. В 1907 – 1917 гг. на профессиональной революционной работе. В октябре 1917 г. член Политбюро РСДРП(б) и Военно-рево- люционного партийного центра по руководству вооруженным восстанием в Петрограде. С декабря 1917 г. член коллегии Наркомпути, комиссар железной дороги Республики на Юге. В марте – апреле 1918 г. народный секретарь (нарком) хозяйственных дел УССР, в апреле-июле член Бюро по руководству повстанческой борьбой в тылу врага, в июле – сентябре председатель Всеукраинского центра РВК. В марте – апреле 1919 г. председатель Киевского губислолкома. Член РВС Украинского фронта (апрель – июнь 1919), 14-й армии (июнь – октябрь), Козловской ударной группы (октябрь – ноябрь), начальник политотдела Левобережной группы войск (ноябрь – декабрь). В августе 1919 г. – сентябре 1920 г. член Совета обороны УССР. Принимал активное участие в руководстве войсками на фронтах Гражданской войны в России (1917 – 1922). С 1921 г. член Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), в 1921-1922 гг. член РВС СКВО и 1-й Конной армии. В 1922 – 1923 гг. заведующий Агитпромом ЦК РКП(б). С января 1924 г. по сентябрь 1929 г. начальник Политуправления РККА, член РВС СССР, председатель комиссии по введению единоначалия в РККА и ВМФ. В 1929 – 1937 гг. норком просвещения РСФСР. Необоснованно репрессирован (1938). Реабилитирован (посмертно) в 1956 г.

21* Дзержинский Феликс Эдмундович [30.8(11.9). 1877 – 20.7.1926] – советский государственный и военный деятель. Профессиональный революционер. В октябре 1917 г. член Военно-революционного партийного центра по руководству вооруженным восстанием в Петрограде и Петроградского ВРК. С декабря 1917 г. председатель ВЧК по борьбе с контрреволюцией и саботажем. С августа 1918 г. председатель Особого отдело ВЧК, призванного пресекать подрывную деятельность в Красной армии. Руководя В4К, ас 1919 г. Наркоматом внутренних дел, одновременно выполнял ответственные задачи на фронтах. С сентября 1919 г. в составе комитета обороны Москвы, с мая по сентябрь 1920 г. начольник тыла Юго-Западного, затем член РВС Западного фронта. В 1920 – 1921 гг. возглавлял различные государственные комиссии. С апреля 1921 г. нарком путей сообщения, одновременно председатель В4К и нарком внутренних дел. С июля 1923 г. член Совета Труда и Обороны СССР. С сентября 1923 г. председатель коллегии Обьединенного государственного политического управления при СНК СССР (ОГПУ), а с февраля 1924 г. – и председатель Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ).

22* Сборник приказов РВСР, РВС СССР и НКО о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР. 4.1. 1918 – 1937 гг. – М„ 1967. – С.227.

23* Там же. С.276.

24* Д.А. Соболев. Д.Б. Хазонов. Немецкий след в отечественной авиации. – М.: РУСАВИА, 2000. – С.56.

25* Каменев Сергей Сергеевич [4(16).4.1881 – 25.8.1936] – советский военачальник, командарм 1-го ранга (1935). Окончил Александровское военное училище 11900) и Академию Генерального штаба (1907). Участник 1-й мировой войны: старший адьютант оперативного отдела 1-й армии, командир пехотного полка, начальник штаба стрелкового корпуса, полковник. В годы Гражданской войны: начальник штабо 15-го стрелкового корпуса, затем – 3-й А, военный руководитель Невельского района Западного участка завесы (1918), командующий войсками Восточного фронта (1918 – 1919, с перерывом в мае 1919). Главнокомандующий Вооруженными Силами Республики и чле» т РВСР (1919 – 1924). С марта 1925 г. начальник Штаба РККА, с ноября – главный инспектор, затем начальник Главного управления РККА. С моя 1927 г. заместитель наркома по военным и морским делам и заместитель председателя РВС СССР. С июня 1934 г. начальник Управления ПВО РККА. Скончался в 1936 г.

26* Русский инвалид, 19мая(1 июня) 1912. №108. – С.З.

27* В.К. Муравьев. Испытатели ВВС. М.: Воениздат, 1990. – С.73.

28* Сборник приказов РВСР, РВС СССР и НКО о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР. 4.1. 1918 – 1937 гг. – М„ 1967. – С.275.

Новости мировой авиации

ФРАНЦИЯ – РОССИЯ

Президент Франции наградил авиационный полк «Нормандия-Неман», сражавшийся в годы Второй мировой войны на территории нашей страны, – самой высокой боевой наградой французской республики – орденом «Почетного легиона».

РОССИЯ

Ту-160

Как заявил на ежегодной итоговой пресс-конференции Главнокомандующий Военно-воздушных сил РФ генерал армии Владимир Михайлов, ВВС России планируют в ближайшие годы обновить парк военно-транспортной авиации – на вооружение поступят новые самолеты легкого и среднего класса.

«Часть самолетного парка военно- транспортной авиации, состоящая из самолетов Ан-12 и Ан-26, морально устарела и в ближайший период выработает назначенные сроки службы», – заявил главком.

По его словам, для удовлетворения потребностей ВВС по перевооружению военно-транспортной авиации (ВТА) на новую авиационную технику планируется завершить разработку и начать закупки легких военно-транспортных самолетов с 2007 года, а средних – с 2008 года.

«С этой целью разрабатывается легкий военно-транспортный самолет нового поколения Ил-112В, который, по сравнению со своим предшественником Ан-26, будет обладать расширенными возможностями по перевозке и десантированию легких образцов вооружения и военной техники», – сказал В.Михайлов. По его словам, для замены самолетов Ан-12 ведутся проработки перспективного среднего во- енно-транспортного самолета, интерес к которому проявила Индия.

Главнокомандующий Военно-воздушными силами России заявил журналистам, что самолет Ан-70 нельзя рассматривать в качестве среднего военно-транспортного самолета. «Сегодня, думаю, все, в том числе и украинцы, поняли, что Ан-70 – не средний транспортный самолет. Он выскочил за границы параметров и попал в разряд тяжелых, где находится самолет Ил- 76». В качестве тяжелого военно-транс- портного самолета российско-украинский Ан-70 вряд ли будет нужен. «Тем более, что мы меняем на Ил-76 двигатели. Проходит испытания модернизированный самолет Ил-76МФ. Поэтому в этом классе нам ничего больше не нужно», – сказал В.Михайлов. По его словам, в качестве самолета, который должен заменить выслужившие сроки эксплуатации средние военно- транспортные самолеты Ан-12,рассматриваются два варианта. «Один – это разработка вместе с Индией самолета на базе Ил-214», – сказал Главком. По его словам, нельзя также сбрасывать со счетов практически разработанный, но замороженный в реализации проект самолета Ту-330. «Этот проект настолько продвинут, что при наличии незначительных средств он может быть реализован. Казанский завод к выпуску этих самолетов готов».

В период до 2015-2020 годов основу парка самолетов ВТА как по численности, так и по боевым возможностям примерно на 70% будут составлять самолеты Ил-76.

Главнокомандующий ВВС также заявил, что Военно-воздушные силы России продолжат модернизацию парка истребителей Су-27 и МиГ-29, находящихся на вооружении ВВС РФ.

Сочетание высоких летно-техничес- ких характеристик, не уступающих аналогичным характеристикам истребителей нового поколения, и возможность существенного, почти в два раза, повышения ресурсных возможностей делает модернизацию этих истребителей сравнимой по критерию «эффективность-стоимость» с разработкой новых самолетов», – заявил В.Михайлов. По его словам, в частности, на самолете МиГ-29 срок службы доведен уже до 40 лет, а ресурс – до 6 тыс. часов. По словам В.Михайлова, основными направлениями модернизации истребителей Су-27 и МиГ-29 являются обеспечение их многофункциональности и повышение эксплуатационных характеристик.

По оценке экспертов, тактико-технические характеристики истребителя Су-27 в модификации Су-27СМ соответствуют поколению «четыре плюс».

На самолете заменены двигатели, бортовое оборудование. Модифицированная бортовая РЛС позволяет применять телевизионные ракеты, а также осуществлять бомбометание в сложных метеоусловиях и ночью. Самолет Су- 27СМ оснащен новой системой разведки. Модернизированные Су-27 отличаются существенно возросшей боевой эффективностью. Разработанную ОКБ имени Сухого программу модернизации многофункциональных истребителей Су-27 в вариант Су-27СМ реализует Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение, которое входит в Авиационную холдинговую компанию «Сухой». Модернизации подлежит весь парк истребителей Су-27 ВВС России.

«В ближайшие годы основу ударной мощи фронтовой авиации российских ВВС составит самолет Су-34», – заявил Главком ВВС. «Самолет Су-34 явится достойной сменой всепогодного круглосуточного фронтового бомбардировщика Су-24. Его исключительной особенностью является возможность применения широкой номенклатуры вооружения, включая высокоточное. Способность применения практически всей номенклатуры управляемых ракет класса «воздух-воздух» свидетельствует о многофункциональности сомолета. Это свойство делает применение Су-34 менее зависимым от возможности привлечения истребителей для обеспечения их действий».

По словам Главкома, не исчерпал свой боевой потенциал и штурмовик Су-25. «Его новая модификация Су-39 будет обладать способностью высокоточного многоканального применения управляемого оружия». Включение в состав штурмовика Су-39 нового бортового радиоэлектронного оборудования и радиолокационных станций, а также размещение управляемых ракет класса «воздух-воздух» еще больше повысит его выживаемость в боевых условиях.

Главнокомандующий Военно-воздушными силами России генерал армии Владимир Михайлов сообщил, что разрабатываемый в Авиационной холдинговой компании «Сухой» самолет пятого поколения может подняться в воздух уже в 2006 году.

Один из первых модернизированных Су-27СМ

«Работы идут, они в графике… Что касается программы, ее конкретики, то в 2007 году должен подняться самолет пятого поколения, а может быть, и в конце 2006 года», – сказал В.Михайлов. По его словам, «планер самолета определен, продут (в аэродинамических трубах ЦАГИ), характеристики выверены».

В.Михайлов сообщил, что снизил на 0,15 максимальное число «М», заданное в тактико-технических характеристиках самолета. По его словам, анализ эксплуатации самолетов типа Су- 27 и МиГ-31 показывает, что эти самолеты хоть и способны летать на высоких скоростях, но редко на них выходят. «Зафиксировано всего лишь несколько полетов летчиков-испытателей на предельных скоростях. Это влечет сотни проблемных вопросов по усилению хвостового оперения и плохо сказывается на других характеристиках самолета», – отметил В.Михайлов.

По его словам, ВВС России закажут также более легкий самолет пятого поколения. «Параллельно мы будем делать более облегченный самолет, может быть, с одним двигателем», – сказал В.Михайлов. По его словам, не всегда целесообразно иметь в парке только тяжелые самолеты, которые способны, например, нести 12 ракет. «Трудно предположить, что все ракеты он (летчик) использует и собьет 12 самолетов противника. Пусть лучше будет 4 или даже 2 ракеты, но он их обе использует – этого будет достаточно».

По словам Главкома, стоимость и вес нового самолета меньше, что также имеет большое значение. В.Михайлов сообщил, что эскиз нового самолета пятого поколения в скором времени может быть обнародован.

Главнокомандующий ВВС России также заявил, что все зенитные ракетные полки постепенно будут перевооружены на новую ЗРС С-400. «Принятой в 2005 году на вооружение новой зенитной ракетной системой С-400 постепенно будут оснащены все 35 зенитных ракетных полков. Это значительно увеличит боеспособность нашей ПВО», – сказал В.Михайлов на пресс- конференции в Москве. По его словам, в настоящее время в Подмосковье идет переучивание зенитного ракетного полка на новую систему.

Главком выразил удовлетворение ходом боевой учебы в войсках ПВО в 2005 году. «В частности, боевые стрельбы в войсках ПВО в течение года были увеличены в несколько раз и прошли на самом высоком уровне», – подчеркнул В.Михайлов.

Главком ВВС отметил, что в ближайшее время решится вопрос о передаче части комплексов войсковой ПВО в состав ВВС и ПВО. «Это позволит значительно укрепить и усилить боеспособность ВВС и ПВО».

В состав войсковой ПВО входят комплексы С-300В, а также зенитные ракетные комплексы малой и средней дальности.

Первые ЗРС С-400 «Триумф», разработанные концерном ПВО «Алмаз- Антей», поступили на вооружение ВВС России в начале 2005 года. Систему планируется использовать совместно с Космическими войсками (во взаимодействии с системой А-135) для прикрытия крупных промышленных центров России, таких как Москва, Санкт-Петербург, а также Уральский промышленный район, уничтожая ракеты противника на подлете к этим объектам. В Минобороны также не исключают применения этих ЗРС для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами после разделения их головных частей (по данным из открытой печати, ЗРС С-400 «Триумф» способна уничтожать воздушные цели но высотах от 15 метров до стратосферы и на дальности более 250 километров).

Главнокомандующий Военно-воздушными силами России генерал армии Владимир Михайлов сообщил журналистам, что в России началась реализация единой системы разведки и контроля воздушного пространства. «Мы пять лет занимались этой программой, к концу октября все согласования прошли. С 2006 года началась ее реализация», – сказал В.Михайлов. Он сообщил, что в рамках программы единой системы разведки и контроля воздушного пространства установлена радиолокационная станция «Лира-Т» на Дальнем Востоке. По словам В.Михайлова, контролируемое средствами противовоздушной обороны ВВС России радиолокационное поле будет расширяться.

Он сообщил, что ВВС и ПВО России обладают одной станцией загоризонтной локации, расположенной на территории России. «Результаты ее работы – весьма приличные», – сказал В.Михайлов. Он сообщил, что станция находится в опытной эксплуатации, и таких станций будет установлено несколько.

«Это позволит видеть не только территорию России, но и далеко за ее пределами», – сказал В.Михайлов.

Командующий дальней авиацией ВВС России генерал-лейтенант Игорь Хворов заявил, что срок эксплуатации дальних бомбардировщиков Ту-22М3 продлен до 19 лет и в перспективе будет еще увеличен. «В конце 2005 года было принято решение о продлении срока службы бомбардировщиков Ту-22М3 до 19 лет, но мы только в начале пути», – сказал И. Хворов. По его словам, дальние бомбардировщики, которые являются наиболее многочисленными в парке дальней авиации ВВС России, служат десятки лет. В качестве примера он привел бомбардировщик Ту-16, который был списан только после 35 лет эксплуатации.

По его словам, дальние бомбардировщики Ту-22М3 являются основным носителем обычного оружия, они дешевле в эксплуатации. «Поэтому, конечно, мы его модернизируем и, прежде всего, прицельно-навигационный комплекс», – сказал командующий. По его словам, в ближайшее время Казанский авиационный завод передаст ВВС стратегический самолет Ту-160. Этот самолет представляет собой модернизированный вариант бомбардировщика. «Следующая машина будет имеет еще более глубокую модернизацию», – сказал И. Хворов. По его словам, самолеты Ту-160 модернизируются под использование новой крылатой ракеты повышенной дальности.

США

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПАРКА СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ МОДИФИКАЦИЙ САМОЛЕТА С-130 СИЛ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ ВВС США

АС-130

По состоянию но начало 2006 г. на вооружении Сил специальных операций ВВС США состояло 22 самолета огневой поддержки АС-130, более известных как «ганшипы», двух модификаций – АС-1 ЗОН "Spectre" (восемь самолетов) и AC-130U "Spooky" (14 самолетов). Все самолеты АС-1 ЗОН состоят на вооружении 16-й эскадрильи специальных операций. На вооружении 4-й эскадрильи специальных операций состоят самолеты AC-130U. Обе эскадрильи входят в 16-е авиакрыло специальных операций, которое базируется в Халбарт-Филд, штата Флорида. Первые самолеты АС-130 были использованы во время войны во Вьетнаме, но представители командования Специальных операций не считают концепцию «ганшипа» устаревшей, хотя отмечают, что с переходом к операциям со средних и больших высот артиллерийское вооружение самолетов потеряло свою значимость. Считается, что на вооружении необходимо иметь не менее 25 самолетов АС-130. В настоящее время фирма Боинг модернизирует четыре транспортных самолета С-130Н в АС-1 ЗОН. Эти самолеты будут вооружены одной гаубицей калибра 105 мм и двумя 30-мм автоматическими пушками каждый. В конце 2006 г. планируется вооружить все самолеты АС-130 220-кг корректируемыми авиабомбами «Вайпер Страйк» с лазерным наведением, после чего самолеты станет возможным использовать в качестве бомбардировщиков. В настоящее время боеприпасы «Вайпер Страйк» применяются только с легких самолетов, БПЛА и вертолетов. Изучается возможность вооружения самолетов АС-130 управляемым оружием с наведением по спутниковой навигационной системе GPS. Ведутся работы по модернизации конструкции с целью облегчения массы планера при сохранении его прочности и улучшении систем вентиляции и обогрева, так как кабина самолета АС-130 не герметизирована. В отдаленной перспективе не планируется замена парка самолетов АС-130 новыми модификациями, разработанными на базе самолета С-130J «Геркулес II».

AC-130Н

MC-130H

В рамках принятия на вооружение после 2025 г. самолета-ганшипа» нового поколения ведутся работы в рамках программы PSAS (Persistent Surface Attack System of System – продолжительная [во времени] система непосредственной авиационной поддержки). Гипотетический самолет-платформа для данной системы обозначается АС-Х, однако не исключается, что задачи самолетов-«ганшипов» будут возложены на БПЛА или даже аппараты космического базирования.

Основным назначением самолетов АС-130 является непосредственная авиационная поддержка наземных войск. Вооруженная разведка рассматривается как второстепенная задача. Самолеты достаточно широко применяются в операциях на территории Афганистана и Ирака, но официальные сообщения об их работе не публикуются. В средства массовой информации просачиваются лишь отдельные факты о боевом применении самолетов АС-130. Например, 23 февраля 2005 г. два АС-130 поразили позиции «инсургентов» в Афганистане артиллерийским огнем, после чего по обстрелянным из пушек целям был нанесен бомбовый удар истребителями-бомбардировщиками. В 90-е годы было потеряно два самолета АС-130Н. Один сбит ПВО Ирака 31 января 1991 г. в ходе операции «Буря в Пустыне», погибли все 14 членов экипажа. Второй потерян в Кении 14 марта 1994 г. в результате самопроизвольного взрыва в полете 105-мм снаряда к гаубице M102, погибло восемь из 14 членов экипажа.

САМОЛЕТЫ-ЗАПРАВЩИКИ

На вооружении Сил специальных операций состоят 23 самолета МС- 130Р "Combat Shadow", основным назначением которых является дозаправка в воздухе вертолетов Сил специальных операций, а также точечное десантирование людей и грузов ночью и в сложных метеоусловиях с малых и предельно малых высот. С конца 90-х годов ведутся работы по модернизации самолетов МС-130Р по программе SOFI (Special Operations Forces Improvements, модернизация Сил специальных операций), однако модернизация замедлилась из-за большой загрузки самолетов в Ираке и Афганистане. По программе SOFI самолеты оснащаются:

– очками ночного видения и приборным оборудованием кабин, совместимым с очками ночного видения;

– ИК системой обзора передней полусферы AN/AAQ-17;

– доработанным приемником предупреждения об электромагнитном облучении AN/ALR-69;

– устройством отстрела ИК ловушек и дипольных отражателей;

– системой предупреждения о пусках ракет.

ТРАНСПОРТНЫЕ САМОЛЕТЫ

В Силах специальных операций ВВС США не используется термин «военно-транспортный самолет», однако на вооружении состоят 36 самолетов МС- 130 "Combat Talon" (14 МС-130Е "Combat Talon I" и 22MC-130H "Combat Talon II"), предназначенных для доставки за линию фронта групп спецназа. Официально задачи самолетов данного типа определены следующим образом: «доставка, эвакуация и снабжение подразделений специального назначения на враждебной или запретной территории. Второстепенные задачи – психологические операции и дозаправка вертолетов в воздухе». Задачи самолетов МС-130Е/Н "Combat Talon" схожи с задачами самолетов МС-130Р "Combat Shadow", разница в приоритетах. Если для самолетов МС-130Р наиболее приоритетной считается дозаправка вертолетов в воздухе, то для самолетов МС-130Е/Н – десантирование и эвакуация людей и грузов. Самолеты МС- 130 Е рассчитаны на перевозку 53 солдат с полной выкладкой или десантирование 26 парашютистов, МС- 130Н – на перевозку 77 солдат или 52 парашютистов. Публичная информация о боевом применении самолетов МС-1 ЗОЕ/Н в Ираке т Афганистане практически отсутствует.

Авария МС-130Н в результате ночной посадки на поврежденную ВВП на севере Ирака

ЕС-130J "Commando Solo'

Один МС-130Н (серийный номер 85-0012) был потерян 29 декабря 2004 г. в результате неудачной посадки ночью на аэродром, расположенный в северной части Ирака. Самолет на пробеге попал на участок полосы, на котором не имелось бетонных плит. В результате были смяты носовая часть и днище фюзеляжа, обломана левая

плоскость крыла сразу за мотогондолой внутреннего двигателя, на правой плоскости начался пожар. Из находившихся на борту самолета членов экипажа и пассажиров никто не погиб, но несколько человек получили серьезные ранения. Самолет пришлось списать.

САМОЛЕТЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

Самолеты ЕС-130 "Commando Solo" состоят на вооружении 193-го авиакрыла специальных операций, авиакрыло формально входит в состав авиации Национальной гвардии штата Пенсильвания. Официально самолеты предназначены для организации радио- и ТВ вещания во всем диапазоне используемых частот «с целью донести правдивую информацию о событиях», однако эксперты полагают, что не менее важной задачей данных самолетов является подавление линий связи противника.

В настоящее время 193-е авиакрыло находится в состоянии перевооружения с самолетов ЕС-1 ЗОЕ на ЕС-130J "Commando Solo III". EC-130 стали единственными «Геркулесами» Сил специальных операций, которые заменяются платформами на основе самолета С-130 J «Геркулес II». Одной из причин, побудивших командование ВВС США произвести такую замену, является практически полная выработка ресурса по планеру самолетов ЕС- 130Е, все ЕС-130Е были заказаны промышленности еще в 1963 финансовом году.

ЛЕГКИЕ ТРАНСПОРТНЫЕ САМОЛЕТЫ ДЛЯ СИЛ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ ВВС США

Ан-26 и DC-3, используемые для специальных операций в Латинской Америке

В октябре 2005 г. в составе 16-го авиакрыла специальных операций была сформирована 319-я эскадрилья специальных операций с местом дислокации на авиабазе Халберт-Филд, шт. Флорида. Торжественная церемония проводилась 12 октября. На вооружение эскадрильи под обозначением U-28 поступило шесть легких транспортных самолетов Пилатус PC-12. Данный самолет выбран в силу хороших взлетно-посадочных харктеристик, которые позволяют ему выполнять взлеты и посадки на площадках, не доступных для основных транспортных самолетов Сил специальных операций МС-130. Самолет предназначен для снабжения и десантирования групп специального назначения «на театре военных действий». Стоимость эксплуатации самолета U-28 составляет примерно одну треть от стоимости эксплуатации самолета МС-130. Все шесть самолетов PC-12 закуплены у гражданских авиакомпаний, но до поступления но вооружение 319-й эскадрильи прошли модернизацию, включающую установку метео-РЛС, ИК систем ночного видения, связного и навигационного оборудования.

На вооружении 6-й эскадрильи специальных операций состоят, как минимум, один транспортный самолет Ан-26 и один С-47Т, которые используются в качестве учебно-тренировочных и для проведения боевых операций в Латинской Америке. Оба самолета имеют гражданскую регистрацию, так Ан-26 формально принадлежит авиакомпании SRX Tranccontinental Inc. of Aventura из Флориды. Ранее на вооружении эскадрильи состоял самолет Ан-32 с регистрационным номером N6505, проданный в октябре 2004 г. Молдавии. Строго говоря, эскадрилья не имеет собственных самолетов – воздушные суда фрахтуются по гражданским контрактам. Так, С-47Т зафрахтован у авиакомпании Blaser. Есть информация, что эскадрильей используются вертолеты (или вертолет) Ми-8.

АЭРОАРХИВ

Истребитель подземного базирования – вот первое, что приходит в голову при виде этих снимков.

На самом деле перед вами вариант доработки списанных истребителей МиГ-21 ВВС Финляндии, использующихся в качестве ложных целей.

Благодаря складывающемуся крылу и откидной штанге ПВД такие самолеты могли легко перевозиться по обычным дорогам.

Неожиданно появляясь то на одном, то на другом аэродроме, такие «летательные аппараты» должны были имитировать бурную летную деятельность истребительной авиации.

Фото Игоря Копылова

АВИАЦИЯ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ

Рисунок А.Жирнова